Мартьянова Юлия Викторовна: другие произведения.

Даварт. Часть 1

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
Оценка: 8.00*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Он - глава фармацевтической фирмы, сын большого начальника. Она - молодой талантливый ученый,автор лекарственного препарата нового поколения. Казалось бы, что эти двое людей заинтересованы друг в друге, их союз может обогатить обоих и прославить. Но между ними стоит прошлое, трагедия разделившая жизнь на до и после.

   Пролог
  
   Артём не мог поверить своим глазам. Это она! Эта дрянь, из-за которой он чуть не погиб тринадцать лет назад. Именно из-за неё ему пришлось год пролежать в больнице и поставить крест на своей мечте. Ему даже пришлось измениться до неузнаваемости. Именно поэтому она так мило ему сейчас улыбается и не подозревает, что всем её планам и проектам скоро придёт конец. Ей сейчас не до этого. Она уставилась на него в немом изумлении, как только вошла. Артёму даже на мгновение показалось, что Инна его узнала. Но нет! Это всего лишь обычная реакция большинства женщин, которые сталкивались с ним в первый раз. Точнее сказать реакция не на него самого, а на то, что создали из него пластические хирурги.
  
   Сам Артём за столько лет привык к своей новой внешности. Это же надо было создать из него, вполне заурядного мальчишки, какого-то до безобразия идеального красавчика. У пластического хирурга, который создавал его новое лицо, видимо было своеобразное представление о том, как должен выглядеть нормальный мужчина. Но, как потом понял Артём, девушкам он такой красивый очень даже пришёлся по вкусу. Он первое время не знал, куда деваться от такого бешеного успеха. Будучи от природы замкнутым человеком, он просто страдал от такого внимания, не зная как правильно себя вести. Это сейчас он не испытывал никаких проблем, научившись находить во всём этом выгоду и даже удовольствие.
  
   Инна Андреевна Королёва. Значит, так теперь зовут Инку Дементьеву. Артёма нисколько не насторожило сочетание имени и отчества, когда он готовился к встрече. Ему было очень даже интересно познакомиться с женщиной, его ровесницей, имеющей степень кандидата химических наук, сумевшей осуществить его давнюю мечту.
  
   Фармацевтическая компания, которую недавно передал ему родной отец, потому что, как государственный чиновник, не мог владеть бизнесом, спонсировала научную работу Королёвой. Отец считал, что они получат огромную прибыль, если будут иметь право первыми внедрить препарат Королёвой под своей маркой и запустить в производство. Артём этим вопросом не занимался, у него были свои проекты, которые он курировал. Но теперь, когда фирма целиком перешла в его руки, он должен был разобраться и с этим направлением деятельности компании. Отец был уверен, что Артём с лёгкостью справиться, считая его талантливым химиком, которому по плечу любая задача. А тот, углубившись в этот вопрос, с удивлением понял, что Королёва каким-то образом пришла к тем же выводам, что и его дед. Осталось только до конца разобраться, имеет ли препарат такие свойства, как заявляет его создательница, безопасен ли он и можно ли на его основе создать что-то ещё.
  
   О возможности создания такого препарата Артём слышал ещё от своего деда, а потом и мама объяснила ему в общих чертах, как такое возможно. Дед даже в теории создал его, но записи пропали, как раз таки благодаря Инке. Артём смирился с их утратой, считая навсегда потерянными. Но оказалось, что Инна сумела использовать информацию в своих интересах, даже карьеру умудрилась сделать, занимаясь плагиатом. Но ничего! Артём выведет её на чистую воду. Он камня на камне не оставит от её карьеры. Она лишиться всего, чего так упорно добивалась.
  
  
   13 лет назад...
  
   Глава 1
  
   "Ещё девять месяцев мне гнить в этой дыре" - удручённо думал Артём, идя первого сентября в ненавистную школу, - "А потом я поступлю в институт в Москве и уеду отсюда навсегда".
  
   Город Сухов наводил на него смертельную тоску. Маленький уездный городишко, где не было ничего интересного: серые дома, грязные улицы, серые люди, которые ни к чему не стремятся. Казалось, что в этом городе с некоторых пор поселились безнадёга и безысходность, заставляя людей опускать голову, отнимаю у них надежду на лучшее, желание бороться и жить. Пьяные мужики, несчастные замученные женщины с пустыми глазами, одуревшая от безделья и вседозволенности молодёжь, вот основной контингент, населявший город. Со всем юношеским максимализмом и нетерпимостью Артём презирал их. Они с мамой оказались в этом городе год назад. К этому их вынудила необходимость бежать из Еревана от разъярённой толпы, которая вдруг возненавидела всех русских. Хорошо ещё, что им с мамой было куда вернуться. В этом городишке, откуда мама была родом, у неё осталась квартира от родителей. Самих их, увы, не так давно не стало. Во времена юности его матери Сухов процветал. Градообразующим предприятием города был химический завод. В советское время в лабораториях завода велись всевозможные исследования, проводились научные эксперименты. Дед Артёма заведовал всеми этими лабораториями. Именно он рассказывал Артёму, какая это замечательная и чудесная наука химия, показывал всякие занимательные опыты. На то момент Артём не мог оценить его таланта, одарённости и профессионализма. Дед для него был просто любимым добрым дедушкой, который умел рассказывать интересные истории и играл с ним шашки и шахматы.
  
   Мама тоже пошла по стопам отца, даже институт закончила с красным дипломом. Ей светило блестящее будущее. Но именно в аспирантуре с ней произошла история, в результате которой появился Артём. Он не знал своего отца, говорить о нём мама не любила. Артёму только удалось узнать, что на момент знакомства с мамой у него уже была семья, о чём он, конечно же, умолчал. Когда девушка оказалась беременной, мужчина заявил, что не готов на ней жениться и, что ребёнок ему сейчас совсем не нужен, предложил сделать аборт. Так что отца у Артёма не было. Когда мальчику было три года, мама вышла замуж за военного и уехала с мужем и сыном в Ереван. Этот брак продлился три года. Отчима Артём помнил, но как нечто размытое и чужое. Мама не уехала из Армении после разрыва с мужем. К тому времени у неё появилась интересная перспективная работа.
  Полностью разочаровавшись в мужчинах, она посвятила себя воспитанию сына и любимой работе. Артём подвергся неконтролируемой гиперопеке. Повод к этому был нешуточный. В Ереване врачи обнаружили у него порок сердца. Операции он не требовал. Был шанс, что никаких осложнений с возрастом не будет, что Артём спокойно проживёт с этим всю жизнь.
  
   Мама добилась того, чтобы Артёма пожизненно освободили от физкультуры. Она следила за тем, чтобы он правильно питался, соблюдал режим дня и ни в коем случае не подвергался излишним нагрузкам. Из всех занятий спортом максимум, что ему позволялось, была лечебная физкультура. С детства ему внушалось, что сила человека не в мускулах, а в интеллекте. Человек может добиться гораздо больших результатов, используя разум, чем, если бы он использовал физическую силу. Артём целиком и полностью разделял эту точку зрения. Он очень хорошо учился, его школьные успехи были грандиозны. Мама страшно им гордилась, как впрочем и дедушка с бабушкой, которых он видел только летом на каникулах. Однажды, когда Артёму было лет девять, дедушка взял его на свою работу. Мальчик был на столько впечатлён всеми этими колбочками с реактивами, тем, как смешав две прозрачные жидкости можно было получить ярко-жёлтую или розовую, что проникся любовью к химии навсегда. Она стала его любимым предметом в школе. Артём ездил на городские и даже республиканские олимпиады по химии.
  
   Единственным кружком, куда мама отдала его, был танцевальный. Нельзя сказать, чтобы Артём испытывал от этого какое-то особое удовольствие, но получалось у него неплохо. Мама была очень довольна его успехами, поэтому Артём и не думал возражать. Подумаешь, два раза в неделю сходить на занятия, зато мама счастлива. Ещё он ходил в музыкальную школу, как же без этого. Тем более учителя и здесь обнаружили у него огромный талант. Артём во всём был очень прилежным учеником. Он вообще старался маму не расстраивать. Ведь кроме неё у него в Армении никого не было. Мама была самым близким человеком с детства, и он её нежно любил.
  
   Как-то раз Артём нарушил её запреты и носился по двору с другими мальчишками. Когда мама это увидела, разнервничалась ужасно и утром повела сына к врачу. Ничего страшного с ним не случилось, но после этого между матерью и сыном состоялся серьёзный разговор. Глядя ему прямо в глаза без тени улыбки, она сказала: "Тёма, ты у меня уже взрослый и умный мальчик. Ты знаешь, что я тебя очень люблю. Поэтому, я думаю, ты поверишь мне, что я запрещаю тебе бегать по улице совсем не из вредности, а потому что очень переживаю за твоё здоровье. Если с тобой случиться что-нибудь страшное, я тоже не смогу жить". "Ты умрёшь?" - спросил Артём. "Да. Без тебя на этом свете мне делать нечего", - ответила мать. Артём после этого разговора проникся чувством ответственности не только за свою жизнь, но и за жизнь матери.
  
   Друзей у Артёма было немного. Кому из мальчишек интересно сидеть на месте и играть с ним в шахматы или другие спокойные игры? К тому же он был не самым открытым и общительным ребёнком. А то, что его интересы всегда выходили за грани того, что обычно интересует детей его возраста, делало его не то чтобы изгоем, но несколько непонятным для них. Ему было неинтересно с ними, им было неинтересно с ним. Но, тем не менее, два друга у него было: один в школе, другой во дворе. Одноклассники за спиной называли его ботаном, но не притесняли. Несмотря на свою неспортивность, трусом Артём не был. Этого было достаточно, чтобы дать отпор. Ведь не столько важно умение грамотно махать кулаками, как решительность и умение побороть в себе страх поражения. Так что в классе он чувствовал себя вполне комфортно.
  
   Всё шло хорошо, пока большая дружная страна вдруг не начала трещать по швам. Люди, которые дружили семьями, ходили друг к другу в гости, вместе работали, отмечали праздники, вдруг стали друг другу врагами. Межнациональная рознь вдруг подняла голову. Артём с матерью покинули Армению и оказались в Сухове. Это был уже не тот процветающий городок, который помнил Артём. Завод еле работал, ни о каких научных разработках и речи не было. Мама была очень довольна, что смогла устроиться работать в аптеку.
  
   Новая школа Артёму сразу не понравилась. Серое некрасивое здание, впрочем, как и всё в этом городе. В Ереване он учился в новой современной школе, там всегда было солнечно и тепло. Здесь же вечно шли дурацкие дожди, и было промозгло и холодно, что не прибавляло ему хорошего настроения, и было ещё одним минусом этого унылого места. Как в детстве ему тут могло нравиться оставалось, для Артёма загадкой. Но больше всего ему не понравились новые одноклассники. Шайка малолетних бандитов, которых не интересовало ничего, кроме тупых приколов над учителями, пива и сигарет. Конечно, было человека три нормальных, но и те старались не высовываться, терпя от быдла бесконечные насмешки и унижения. С Артёмом у них этот номер сразу не прошёл. Поначалу ему отвели роль зачуханого ботаника, которого можно заставить работать на них, чтобы он решал за них все контрольные, писал сочинения и доклады. Но ни того напали. Несколько раз его пытались проучить. Конечно, победителем из этих драк он не вышел, но нападавшие прониклись к нему невольным уважением, тем более, что он ни разу не пожаловался на них и не сдал учителям. Потом всё-таки негласный лидер всей школьной шпаны Вадим Магутнов подошёл к нему и решил договориться по-хорошему. Артём согласился давать им списывать контрольные и домашние, но только свой вариант. Он не собирался обрабатывать весь класс, решая всё за всех. Друзей здесь у него не появилось. Тупые терпели его, преследуя свою выгоду, а он их презирал. Те, с кем он общался, тоже в друзья не набивались, а он считал ниже своего достоинства кому-то навязываться. Это вечное одиночество угнетало даже его, не особенно нуждающегося в общении со сверстниками человека.
  
   "Ничего, как-нибудь я продержусь здесь до выпускного", - убеждал себя Артём, входя в класс.
  
   ***
  
   - Дементьева, сколько это может продолжаться? Я в том году вывела тебе тройку с грехом пополам, и только потому, что Галина Борисовна просто умоляла меня это сделать. В этом году я у неё на поводу не пойду. Ещё одна двойка по химии, и можешь готовиться к отчислению из школы, - выговаривала Инне Ирина Фёдоровна.
   - Меня из-за одной Вашей химии не отчислят, - нагло заявила Дементьева.
  
   Артём невольно стал свидетелем этого разговора. Он пришёл в кабинет химии, чтобы подготовить нужные реактивы к завтрашней лабораторке. За это Федора, как прозвали химичку ученики, разрешала Артёму торчать в школьной лаборатории, сколько его душе угодно. У них был договор, что Артём выполняет все обязанности лаборанта, должность которого по совместительству занимала она сама, а она сквозь пальцы смотрит на его опыты и разрешает пользоваться реактивами. Единственным условием было соблюдение пожарной безопасности. Артём это обещал. Мысль о том, что Артём Давыдов сотворит по незнанию какую-нибудь опасную глупость, ей даже в голову не приходила. Ирина Фёдоровна даже сама признавала, что познания Артёма в химии давно превышают её собственные.
  
   - А у тебя только с химией проблемы? - это был даже не вопрос, - Физика, алгебра, геометрия, астрономия. Мне продолжить? Думаю, меня поддержат. А твоя классная руководительница на этот раз не станет за тебя заступаться. Помнишь, что ты ей в том году обещала? Где твоё старание, твои усилия, чтобы исправить положение дел? Где твоё участие в жизни школы?
   Дементьева молчала.
   - Инна, что с тобой случилось? - сменила тон Ирина Фёдоровна, - Ты же умная способная девочка. Как хорошо училась раньше. Чего тебе мешает подтянуться хотя бы на тройку? Ты хочешь вылететь из школы с волчьим билетом? Куда ты пойдёшь работать без среднего образования? Подумай над этим.
  
   Учительница встала и отправилась в лабораторию, давая Инне понять, что разговор окончен. Та понуро направилась к выходу из кабинета. Тут она и заметила Артёма.
   - Чего уставился? - зло спросила она.
   Артём давно привык к недружелюбному отношению одноклассников, поэтому не был шокирован её грубостью. Он умел защищаться от этого.
   - Просто ждал, когда вы закончите свою милую беседу. А ты что подумала? - ехидно спросил он.
   Дементьева ещё раз зыркнула на него злыми глазами, но не ответила.
  
   "Дура, но красивая", - подумал Артём. Для него было потрясением узнать, что Дементьева когда-то хорошо училась. Он вообще привык считать, что все красивые девчонки, за редким исключением, полные дуры. Ни о чём, кроме тряпок, косметики и женихов, говорить не могут. Дементьеву в классе побаивались, старались не то чтобы не задевать, а даже пресмыкались перед ней. Магутнов её тоже не обижал. Дело в том, что Инка была девушкой Щепы - грозы всего города. Это отморозок заканчивал ПТУ, где его тоже все боялись. Для Щепы и его дружков ничего не стоило избить или искалечить кого-нибудь, поговаривали даже, что и убийства на его совести тоже были. Инку Дементьеву Щепа любил какой-то сумасшедшей любовью. Он задаривал её подарками, ревновал ко всем. Любой, кто не так на неё посмотрел, имел дело с Щепой. Артём всё это слышал, но никогда не придавал значения этим сплетням. Они его не касались. "Жизнь насекомых", - презрительно думал он. Артём с Инной практически не общался. О чём с ней можно разговаривать? Даже контрольных она у него не списывала, потому что сидела на другом варианте.
  
   - Артём, ты уже пришёл? - прервала поток его мыслей Ирина Фёдоровна, - Иди в лабораторию, я всё там открыла.
  
   Глава 2
  
   Инна пришла домой. Как хорошо, что родителей дома нет. Они сегодня оба на работе. Хотя бы до девяти вечера будет спокойно. Никто не будет орать и ругаться. Как же она устала от их бесконечных разборок. Это длилось уже полтора года, и конца этим скандалам видно не было.
  
   Федора была права, раньше ещё до десятого класса Инна училась хорошо. Учителя её любили, и теперь в основном благодаря этому она пока держалась на плаву. Тогда она принимала участие во всевозможных творческих конкурсах, любила заниматься организацией каких-нибудь весёлых мероприятий. Но скоро её прежние заслуги забудутся. Как так получилось, что всего за один год она превратилась в двоечницу? Впрочем, ответ лежал на поверхности. Она просто перестала учиться.
  
   Всё началось с того, что дома стало невозможно находиться, особенно когда мать и отец были там вместе. Инна старалась сбежать на улицу во время их ссор. Она устала от криков, от гнетущей атмосферы, что царила теперь дома. Так было не всегда. Проблемы пришли, когда в стране начались необратимые перемены. Былая стабильность приказала долго жить. Люди впадали в панику оставаясь без работы, без средств к существованию и возможности прокормить семью. Завод больше не мог обеспечить нужное количество рабочих мест, производство сократилось во много раз. Кто мог, начали уезжать из города в поисках лучшей жизни. Но большинству населения деваться было некуда. Родители Инны могли бы уехать в другой город поближе к Москве, но папа не хотел покидать обжитые места. К тому же жить с матерью жены ему не хотелось. Мама же настаивала, потому как доходы семьи резко упали. Она так не привыкла и требовала от мужа как-то изменить ситуацию, найти возможность дополнительного заработка или уехать к её матери. Начались скандалы. Инна очень переживала, ведь раньше родители жили мирно. Дело закончилось тем, что отец ушёл к другой женщине. Для Инны, любимой папиной дочки, это стало ударом. Но никому не было дела до её переживаний. Мать сделала всё, чтобы отцу жизнь мёдом не казалась. Если он приходил к дочери, то его на порог не пускали, а заваливали упрёками и оскорблениями. Инне тоже доставалось. Мать срывалась на неё при малейшей промашке. Но она очень старалась не расстраивать маму, хорошо училась, наводила дома порядок, даже ужин готовила, когда мама поздно заканчивала работать. Но её успехи и старание мама воспринимала, как должное, вся погрузившись в свои переживания. У них в квартире чуть ли не каждый день стали собираться какие-то тётеньки, которые дружно ругали отца и давали маме советы, как наказать его посильнее.
  
   Чувства Инны к отцу были неоднозначны. Она продолжала его любить, скучала по нему. Ей было его жалко, когда мама не давала им видеться, и обзывала его по-всякому. Но с другой стороны, она считала его виноватым во всём, из-за него мама стала такая нервная и взвинченная. Но ни этого она не могла ему простить. Папа ведь ушёл к чужой тётке не только от мамы, но и от неё. Получается, что эта чужая ему дороже, чем дочь? Именно в этом убеждала её мама. Уже тогда, когда мама заседала дома со своими приятельницами, разрабатывая план мести отцу, Инна начала сбегать из дома на улицу, лишь бы не слышать в сотый раз историю о том, как отец их бросил и какой он подлец.
  
   Но это были ещё цветочки, ягодки пошли, когда отец вернулся назад. Мать его не выгнала, но прощать не собиралась. Она продолжала закатывать истерики, изводить отца упрёками и подозрениями. Инна находилась между двух огней. Спасение она уже по привычке искала на улице. В компании сверстников не было гнетущей атмосферы, тут её понимали, разделяли взгляды на жизнь, здесь было весело и интересно. К этому времени её уже стали интересовать мальчишки. Она чувствовала себя важной и интересной, когда они смотрели на неё с восхищением, старались понравиться, слушали её рассуждения.
  
   Именно тогда она и познакомилась с Мишкой Щепкиным, Щепой, как прозвали его приятели. Он был старше Инны на два года. Очень красивый парень: шатен, высокий, черноглазый. Все девчонки в их компании в тайне мечтали стать его избранницей. Кроме внешнего великолепия их привлекало то, что Мишка был в их компании самым главным. Он никого не боялся, никто был ему не указ. Девчонок такое поведение впечатляло. Так что Инна была невероятно горда, когда Щепа предложил ей стать его девушкой. Ей тогда было всего пятнадцать лет. Она чувствовала себя возлюбленной Робин Гуда. Именно таким она видела Мишку - благородный разбойник, борющийся с зажравшимися торгашами. Он делал ей дорогие подарки, именно с ним она впервые побывала и в ресторане, и в ночном клубе. Её не интересовало, откуда он берёт на всё это деньги, она вообще над этим не задумывалась. Инна просто наслаждалась своим положением "первой леди". Девчонки ей завидовали, ребята смотрели в рот и боялись слово поперёк сказать, никто не смел её обидеть. При всё при этом, интимных отношений у них с Мишкой не было. Он как-то сказал ей: "Когда тебе будет восемнадцать лет, ты станешь моей женой. Я хочу, чтобы моя невеста до свадьбы оставалась девушкой. Ты будешь только моей". Это тогда казалось Инне верхом порядочности и говорило о его благородстве и серьёзных намерениях. Мишка относился к ней очень бережно и трепетно, как к самой большой драгоценности. Учёба была заброшена. Ведь будущий муж говорил, что ей не придётся работать, что он ни за что не отпустит её учиться в Москву. Да и кому сейчас нужно это высшее образование?
  
   Примерно такие доводы приводила Инна матери, когда та спохватывалась и начинала её ругать за плохую успеваемость.
   - Мама, да кому сейчас это нужно?! - говорила она, - Вот у тебя есть образование, а ты сидишь на работе за три копейки. А тётя Марина без всякого образования имеет собственную палатку и живёт припеваючи.
   - Но учиться то всё равно нужно. Чем ты собираешься заниматься после школы? Дворником работать?
   - Я вообще работать не буду, пусть муж работает.
   - Муж сегодня есть, завтра нет. Уйдёт к другой бабе, а ты с детьми останешься на бобах, ведь сама то ничего не умеешь.
   - От меня муж не уйдёт, - самоуверенно заявила Инна, - Ну а если такое случиться, на рынке буду торговать.
   Эти споры заканчивались ничем.
  
   Эйфория закончилась, когда Инна поняла, каким образом Мишка добывает деньги на красивую жизнь. Она случайно стала свидетельницей того, как он буквально выбивал их у владельца палатки возле рынка. И хоть Щепа убеждал её потом, что этот торгаш вор и мерзавец, Инна не могла забыть его зверской жестокости. Разве мог её благородный разбойник проделывать такие страшные вещи? Полнейшее разочарование пришло, когда Инне стало известно, что Мишка не хранит ей верность. С ней он не позволял себе ничего лишнего, но, как оказалось, это лишнее он получал от других. Оправдывал он себя тем, что как мужчине ему просто необходим секс. Эти девки ему совершенно безразличны, любит то он только Инну. Её такое положение дел не устраивало, и она решила порвать отношения с Щепой. Но не тут то было. Он преследовал её, уговаривал, угрожал. Инна начала встречаться с другим мальчиком, чтобы показать Мишке, что её решение окончательно. Ярость отвергнутого жениха была страшна. Парень оказался в больнице.
  
   - Ну что, Инн? Поняла, что ждёт твоих новых кавалеров? - спрашивал он её, - Ты моя! Если ещё раз увижу тебя с кем-то, то убью обоих.
   - Да пошёл ты! - сама Инна его не боялась, считая, что он любит её и ничего не сделает.
   - Я не шучу!
   - Ты этим надеешься вынудить меня продолжать с тобой встречаться? Да я лучше ни с кем не буду гулять, только бы тебя не видеть. За это ты, надеюсь, не станешь меня убивать.
   - Не стану. Но тогда мне незачем заботиться о твоей невинности. Я обещал тебе, что стану твоим первым мужчиной, так оно и будет. Только всё это случиться намного раньше, чем я планировал.
   - Ни за что!
   - Да кто тебя спрашивать будет? Всё случится тогда, когда я этого пожелаю. Так что ты очень хорошенько подумай.
  
   Инна испугалась, но до конца не верила, что Мишка способен на такое.
  Через три дня ей пришлось поверить, что Щепкин не остановиться ни перед чем, ради достижения своих целей. Её подкараулили дружки Щепы, когда она шла из школы, и затащили в подвал, где обычно собиралась их компания. Инна оказалась запертой в тёмном помещении без окон, с ужасом ожидая своей участи. Когда дверь, наконец, открылась, она находилась в полуобморочном состоянии от страха. Мишка вошёл и включил свет.
   - Не надо, Миш! Умоляю тебя! - она готова была ползать у него в ногах, лишь бы он не осуществил свою угрозу.
   - Инночка, ну не надо так плакать. Я же ничего плохого тебе не сделал, - он обнял её и начал гладить по спине, - Ты же моя любимая девочка. У нас всё будет хорошо. Ведь так?
   Его голос звучал мягко, но Инну это нисколько не обманывало. Она осознавала, что этот человек в любой момент может превратиться в зверя.
   - Да. Всё хорошо, - повторила она сквозь слёзы.
   - Ты же любишь меня как раньше?
   - Да.
   - Ну вот и хорошо. Чтобы ты так не расстраивалась, я принёс тебе подарок, - он достал из кармана коробочку, - Это тебе. Открывай смелее. В знак моей любви и нашего примирения я дарю тебе эти серьги.
  
   Инна дрожащими руками открыла коробочку, в которой лежали очень красивые и дорогие серёжки. Никакой радости от этого подарка она не испытывала, скорее отчаяние и ужас. Дороговизна подношения свидетельствовала о серьёзности намерений Щепы относительно неё. Инна поняла, что он никуда и никогда её не отпустит, она привязана к нему крепко накрепко. За неё уже всё решено и ничего от её мнения и желания не зависит.
  
   Её встречи с Мишкой продолжались, как и раньше. Он вёл себя, как будто ничего не произошло, а Инна полностью подчинилась ему. У неё оставалась надежда, что одержимость Щепы именно ей когда-нибудь сойдёт на нет. Она теперь старалась одеваться как можно скромнее, не подкрашивалась. Но Щепа быстро раскусил её уловки.
  
   - Ты почему стала одеваться как шишига? - напустился он на неё.
   - Мне так нравится, - равнодушно ответила Инна.
   - А мне нет. Ты что решила таким образом от меня отделаться? Ничего не выйдет! Я своё получу в любом случае. Без этих страшных тряпок ты гораздо аппетитнее. Не надо меня провоцировать на то, чтобы мне захотелось стащить их с тебя. Ты не боишься, что мне захочется увидеть твою красоту тогда, когда ты совсем не будешь к этому готова? Да и другим показать, какая красивая и сладкая у меня девочка?
  
   Инна прекрасно поняла эти намёки-угрозы. Пока она делает то, что он хочет, ей ничего не грозит. Кроме страха и ненависти она ничего к Щепе не испытывала. Он был ей отвратителен. Но показать свои истинные чувства ему она не могла. Выхода из создавшейся ситуации девушка не видела. В стране, где всем заправляли бандиты найти на них управу, казалось, невозможно. Поэтому Инна погрузилась в апатию. Учиться было незачем, в школе было скучно и неинтересно. Её жизнь предрешена, и ничего уже не измениться.
  
   "Что с тобой случилось?" - мысленно передразнила она химичку, - "Тебе бы мои проблемы". И этот ещё вундеркинд их местный, стоит и слушает, какая она тупица. Одна издевательская ухмылочка чего стоит. "А ты что подумала?" - спрашивает гад. "Чего я могу про тебя подумать? Кто в здравом уме осмелиться иметь на меня виды?" - с раздражением думала Инна, - "Все обделались". Правда, этот ботаник Давыдов был не от мира сего. Он мог и не знать, чьей девушкой она является. Он пришёл к ним год назад. Ничего особенного: белобрысый, тощий, долговязый мальчишка, каких сотни. Зато отличник. Их шайка-лейка уже потирала ручки, что нашёлся новый объект для насмешек, злых розыгрышей и издевательств, который ещё и за всё это будет за них учиться. Но ничего не вышло. Давыдова оказалось не так легко запугать, "опускать" (новое модное слово) он себя никак не давал. Даже избиения не помогли. Инна бы даже восхитилась такой силой характера, если бы этот Артём не бесил её своим высокомерием. Он смотрел на них, как на дебилов, ни с кем не дружил, даже с такими же ботанами, как он сам. Правда, с ними Давыдов хотя бы разговаривал нормально. Остальных же, видимо, считал недостойными своего высочайшего внимания. От гнева одноклассников его спасало только то, что Магутнов списывал у него контрольные, а все остальные, кто хотел, домашнюю работу. Инна к нему не обращалась даже за этим.
  
   Мысли опять вернулись к школьным проблемам. Школу всё-таки закончить было необходимо. Как же ей продержаться ещё год? Инна вполне могла подтянуться по гуманитарным предметам, но разобраться с напрочь запущенными геометрией, физикой и химией ей было не под силу. Да и честно говоря, совсем не хотелось прилагать к этому усилий. Как бы проскочить ещё год дуриком?
  
   Глава 3
  
   - Чего такая невесёлая? Случилось что? - спрашивал Щепа, когда они вечером сидели в кафе.
   - Из школы меня хотят выгнать, - ответила Инна.
   - Нашла из-за чего переживать.
   - А тебя не смущает, что твоя жена будет безграмотной дурой, которая даже школу не сумела закончить?
   - Жена должна сидеть дома и заниматься детьми.
   - И что я детям потом скажу? Что меня из школы за двойки выгнали?
   - Ты предлагаешь мне припугнуть кого-то из учителей?
   - Не надо! - Инна не смогла скрыть страха.
   - Ладно, ладно, я пошутил. Я поговорю с Могилой, придумаем, что можно с этим сделать.
  
   То, что Щепа придумал вместе с Магутновым, Инна узнала через день. Мишка ждал её возле школы, а Могила, как в миру звали Вадика, уже вертелся возле него.
   - Веди его сюда. Я сам с ним поговорю, - скомандовал Щепа.
   Инна пока не понимала, чего они задумали, и с интересом следила за тем, как разворачиваются события. Через пять минут она опять увидела Магутнова, но он уже был не один. Рядом с ним шёл Артём Давыдов.
   - Знаешь, кто я? - тоном господина вселенной спросил Мишка у него.
   - Понятия не имею, - со своей обычной ухмылочкой ответил Давыдов.
   - Я - Щепа, - гордо представился Мишка.
   - А-а-а. Понятно, - равнодушно протянул Артём, - И зачем я тебе понадобился?
   Мишка несколько опешил от такой наглости. Он ожидал, что несчастный ботаник падёт ниц от страха, но тот всё так же спокойно смотрел ему в глаза, как будто Мишкин авторитет и слава нисколько его не пугали.
   - Ты должен сделать так, чтобы Инна перестала получать двойки и закончила школу без всяких проблем. Как ты этого добьёшься, меня не интересует. Это твои проблемы.
   - А ты уверен, что такое вообще реально? - спросил Давыдов, окинув Инну презрительно-скептическим взглядом, - Задача, по-моему, невыполнимая.
   - Ты вроде как отказываешься? Тогда хорошо подумай о последствиях, - начал угрожать Мишка.
   - Каких? Изобьёте меня всей своей шайкой?
   - А ты типа борзый, не боишься?
   - Ну почему же? Боюсь, - выдержав паузу, ответил Давыдов, хотя тон ответа не соответствовал содержанию.
   - Ну так что? Я слышал, у тебя мама в аптеке трудится. Может мне к ней наведаться, таблеточек от плохого настроения попросить?
   Инна сразу заметила, как напрягся Артём. На лице промелькнуло растерянное выражение. Теперь он и вправду испугался.
   - Я согласен, - ответил он, но глаз так и не опустил.
   - Ну вот и хорошо. Договорились, - радостно улыбнулся Щепа, а затем обратился к Инне, - Ну, ты довольна, душа моя? Видишь, как легко я могу решить все твои проблемы.
   Инна согласно кивнула и вымученно улыбнулась. Взглянуть на Давыдова, она не решилась. Итак было понятно, что он ненавидит её сейчас всеми фибрами души. Она чувствовала его взгляд всё время, пока они не скрылись за поворотом.
  
   ***
  
   На следующий день Давыдов принёс ей персонально листочки с домашним заданием. Он попросил у классной руководительницы, чтобы им разрешили сидеть вместе. Удивлению одноклассников, которые были не в курсе разговора Давыдова с Щепой, не было предела. На ближайшей контрольной Артём сделал и её и свой вариант. Инне оставалось только переписать всё в свою тетрадь. Всё это он проделывал молча с нескрываемым ледяным презрением. Инна понимала его неприязнь. Ей ли было не знать, как отвратительно выполнять навязанные тебе правила игры. Инне было неловко перед Артёмом за Мишкины угрозы в адрес его матери. Она чувствовала себя причастной к этому подлому шантажу. Но иногда его высокомерие выводило из себя.
  
   - Дементьева, прошу тебя, выучи этот несчастный стишок, - говорил Давыдов, тоном взрослого человека, который смертельно устал втолковывать прописные истины, глупому ребёнку, - Ты же умненькая девочка.
   - Да пошёл ты! - разозлилась Инна.
   - Я бы с радостью. Но мне совсем не хочется, чтобы моей матери угрожали какие-то отморозки, чтобы с ней случилось что-нибудь из-за чьей-то тупости и лени. Я могу дать тебе списать всё, что угодно, сделать за тебя контрольную, но вложить в твою голову какую-то информацию без твоего участия я не в состоянии.
  
   Инна признавала справедливость его слов. Он был прав, но почему обязательно разговаривать с ней, как с умственно отсталой? Ведь можно обо всём договориться по-хорошему.
  
   Один раз Давыдов заявился в школу с температурой, совершенно больной. И это только для того, чтобы передать ей домашнюю работу и отсидеть с ней контрольную по физике.
   - Ты меня заразишь! - сказала Инна.
   - Для меня это был бы выход. Я со спокойной душой буду сидеть на больничном, и смогу быть уверенным, что ты не наполучаешь без меня двоек, - с обычным сарказмом ответил ей Артём.
  
   Но ему не повезло. Инна так и не заболела, зато ему самому пришлось отсидеть дома полторы недели. Как Инна не старалась, чувствуя на себе ответственность за жизнь и здоровье Артёма и его матери, но двойку по геометрии она схватила. Она думала Давыдов её убьёт за это, когда он вышел с больничного.
  
   - Господи! Ну неужели нельзя было неделю продержаться? На учёбу мозгов не хватает, зато как втянуть меня в это дерьмо, она додумалась. Как тебе такое в голову то пришло? Из-за твоей непробиваемой тупости может пострадать совсем невиновный в этом человек! Ты хоть это можешь понять своей хорошенькой головкой?
   - Хватит на меня орать! Я не собираюсь жаловаться на тебя Щепе, если ты этого так боишься. Мы перепишем эту контрольную по геометрии.
   - Мы? Кто это меня туда пустит? И потом, я что должен сидеть в школе два урока физ-ры и ждать тебя? Это чтобы потом ещё урок дежурить под дверью в надежде, что мне удастся тебе что-то подсказать?
   И опять он был прав. Но тон, которым он всё это говорил, заставил Инну выйти из себя. Он кто такой? Никто в школе не смел с ней так разговаривать. Надо поставить его на место.
   - Артём, я давно хотела тебя спросить, - елейным голоском начала она, - А почему ты никогда не ходишь на физкультуру?
   - А что, там тоже проблемы? - ехидно спросил он.
   - Да нет. Мне просто интересно. Ты такой умный, такой одарённый, а на физ-ру таланта не хватает? Чем-то Бог тебя всё-таки обделил. Всё-таки где-то и ты недоделанный.
   - Не знаю, не знаю, - он изобразил глубокую степень задумчивости, - В процессе создания себя я не участвовал, так что ничего об этом сказать не могу. Но ты только представь степень моего прогресса, если я недоделанный, пользуюсь таким спросом у вас, доделанных для физкультуры. Я страшно горд такой честью. Какие суперлюди удостоили меня своим высоким вниманием! Они занимаются физкультурой!
   Последняя фраза была сказана с запредельным сарказмом.
   - Высокомерный урод! - бросила Инна, чувствуя, что он выиграл это словесный поединок, как обычно осыпав её завуалированными оскорблениями и насмешками, - Ты всех ненавидишь и презираешь! Ведёшь себя как будто ты аристократ голубых кровей, а мы тут все чернь. А есть то невоспитанный хам! Думаешь, что если ты отличник, то у тебя есть право считать себя лучше других?
   - Я всего лишь не считаю, что кто-то лучше меня. Улавливаешь разницу? Я отношусь к вам не хуже, чем вы ко мне. Я знаю, чего вы тут ждали. Думали, что я обязан тут кланяться вам и пресмыкаться, почему-то решили, что у вас есть право унижать меня, избивать. За что? Только потому, что я не желаю жить как вы, потому что у меня другие цели и интересы? Да за что я должен уважать тебя или твоего Щепу? За то, что вы объединились в банду и угрожаете мне расправой? Да, я вынужден подчиняться вашим требованиям и свою часть работы я выполняю, но как-то выказывать своё раболепие перед тобой не собираюсь.
   - Да нужен ты мне! А тебе, Ваше Сиятельство, не кажется, что для вашего наивысшего сословия так разговаривать с девушкой неприлично?
   - Так это с девушками своего сословия. К черни это не относиться, - высокомерно заявил Давыдов.
   Инна окончательно вышла из себя и отвесила ему пощёчину.
   - Может ещё и сдачу мне сдашь? Ведь вам, господам голубых кровей, чернавок бить можно, - с вызовом спросила она.
   Давыдов молчал, потирая щёку. Инна не стала дожидаться, когда он найдёт, что ответить, и гордо удалилась из класса.
  
   ***
  
   Артём понимал, что получил поделом. Он перегнул палку. Чего его понесло говорить ей о каких-то аристократах. Чего он хотел ей доказать? Мама бы со стыда сгорела, если бы услышала, как её сын разговаривает с девушкой. Его, конечно, задело, что Инна назвала его недоделанным. Комплексы по поводу своей оторванности от спорта Артём так и не сумел изжить. Плюс ко всему он так и не смирился с мыслью, что какой-то тупой ублюдок вынуждает его плясать под свою дудку. А эта девушка с таким ангельским личиком, с такими невинными васильковыми глазками преспокойно слушала, как Щепа угрожает ему и его матери. Как он после этого должен к ней относиться? Наверняка она ничем не лучше этого отморозка Щепы, раз он её парень. Должно же их что-то объединять. Чего доброго, нажалуется теперь на него. Не люди, а циничные, бездушные уроды, которые не гнушаются ничем, лишь бы добиться своих целей. Никаких этических норм для них просто не существует. Так почему он должен соблюдать эти нормы, общаясь с ними. Такие воспримут это как слабость.
  
   "И всё-таки меня занесло", - подумал Артём, - "Ещё немного, и я перестану от них отличаться". Все эти мысли бродили в голове, пока он убирал опавшие листья с детской площадки. Денег их маленькой семье катастрофически не хватало, мама начала подрабатывать дворником. Артёму было её жалко. Он видел, каких усилий ей, специалисту с высшим образованием, занимающей в советское время должность начальника лаборатории, стоило перешагнуть через себя и взять в руки метлу. К тому же это было тяжело и чисто физически. Мама была категорически против помощи Артёма. "Ты что! Тебе нельзя! Такие физические нагрузки могут спровоцировать ухудшение твоего состояния", - возмущённо говорила она, когда сын предложил ей делать эту работу вместе, - "Ты должен готовиться к поступлению. От этого зависит твоё будущее". Чтобы не пугать мать, Артём тайком убирал её участок, пока она была на работе. Опыта в этом деле у мамы не было, поэтому она не осознавала, что её участок практически чистый, благодаря еще чьим-то усилиям.
  
   - Ой, кого я вижу?! - Артём вздрогнул, услышав знакомый голос, - Ваше Сиятельство, Вы ли это? Как же так? Что заставило Вас заниматься таким неподобающим Вашему высокому рангу делом?
   - Кто сказал, что это дело какое-то там неподобающее? - спокойным голосом спросил Артём.
   - Убирать мусор - работа для плебеев, - с издёвкой ответила Инна.
   - "Нет ничего позорного в том, чтобы убирать грязь, стыдно жить в грязи" - сказал один из великих русских генералов. По-моему, гораздо позорнее отбирать у людей честно заработанные деньги и жить на них припеваючи.
   - Я ни у кого ничего не отбираю, - начала защищаться Инна.
   - А я про тебя ничего и не сказал. Я просто рассуждаю вслух.
   - Так ты сам с собой разговариваешь?
   - Нам недоделанным такое простительно, - пожал плечами Артём и отвернулся, давая ей понять, что беседа окончена.
  
   ***
  
   - Дементьева, пошли со мной в библиотеку доклад твой по географии писать. Поскольку я назначен ответственным за твою успеваемость, нам нужно написать его хорошо. Я, конечно, могу это сделать за тебя, но тогда ты не успеешь переписать его к завтрашнему дню, а уж тем более выучить, - говорил Давыдов в своей обычной снисходительно-презрительной манере.
   - Хорошо, пошли, - согласилась Инна, - Только ответь мне на один вопрос. Ты только меня так ненавидишь и презираешь?
   - Ненавижу? Это ты загнула. Нет, таких сильных чувств я к тебе не испытываю. Мне просто не нравиться, что я столько времени вынужден уделять твоей персоне.
   - С ненавистью всё понятно. А что же с Вашим барским презрением?
   - Ну если ты так настаиваешь, то пожалуйста. Я презираю ограниченных, тупых и бессовестных людей. За что я должен тебя уважать? За то что ты ни к чему не стремишься и ничего не хочешь? Какая у тебя мечта? Выйти замуж за этого бандита Щепу? И это всё? Или его я должен уважать? Или всех этих великовозрастных дебилов, которые не понимают, зачем они вообще в школу ходят? Все их интересы находятся в области, где найти выпить, и кого бы избить. Живёте все одним днём, как мухи. А чего дальше будет, мозгов не хватает продумать.
   - Не все же такие умные, как ты. Нам Московские институты не светят. Какие тут у нас перспективы? Какие высокие цели здесь можно перед собой ставить?
   - Всегда можно найти, к чему стремиться. Считать в семнадцать лет, что жизнь кончена, просто глупость и слабость. А в твоём случае ещё и лень. Живёшь, как будто спишь. Ты же хорошо училась раньше. Неужели любовь к Щепе так затмила разум, что ты ни о чём другом и не помышляешь?
   Инну почему-то так задели его слова, почему-то так захотелось доказать ему, что он не прав, что он не самый умный и ничего не понимает в людях и жизни. К тому же очень хотелось, наконец, хоть кому-то рассказать о своей беде.
   - Много ты понимаешь! - с горечью сказала она, - При чём тут мои мечты? Как будто я могу выбирать! Да я лучше бы старой девой осталась, чем стала бы женой Щепы. Я боюсь его, как огня.
   - Он вынуждает тебя быть его девушкой? - изумился Артём.
   - Да. Я пробовала разорвать с ним отношения, но ничего не вышло. Щепа решил, что я буду его женой, и всё тут. Пока я не сопротивляюсь, мне ничего не угрожает.
   - Он тоже угрожает тебе расправой над тобой и твоими близкими?
   - Я - девушка, мне не обязательно угрожать убийством. Есть и другие способы воздействия на меня, - уклончиво ответила Инна.
   Но Давыдов понял её.
   - Вот ублюдок! - со злостью сказал он, - Но тогда тебе тем более нужно хорошо учиться. Ты сможешь поступить в институт и сбежать отсюда. В Москве он тебя не найдёт. Это здесь его все бояться, а там в Москве он никто.
   - А родители мои? Он выпытает у них, где меня искать. Да и поздно уже трепыхаться. Мне бы хоть год этот закончить, да аттестат получить, какой там институт, - обречённо ответила Инна.
   - Не надо ставить на себе крест. Поговори с родителями, расскажи им всё. Я уверен, что они не пожалеют ничего, лишь бы их дочь избежала такой участи. А с учёбой я тебе помогу.
   - Зачем тебе это, Тём? - спросила Инна, не веря ещё, что в конце туннеля забрезжил свет.
   - Не знаю, - смутился он, - Логического объяснения этому нет. Наверное, всему виной моя недоделанность.
   - Извини меня, что я тогда это сказала. Просто я на тебя разозлилась за то, как ты меня распекал.
   - Да ничего, я знаю, что иногда меня заносит. Ты тоже извини. Просто физкультура для меня больная тема.
   - Почему, если не секрет?
   - У меня врождённый порок сердца. Так что спорт - тема для меня закрытая.
   - Я не знала.
   - Ну так что ты решила? - спросил Артём, явно не желая больше разговаривать о своём здоровье.
   - Спасибо, конечно, тебе за участие, но ничего не выйдет.
   - Почему?
   - Чтобы реально подтянуть меня по учёбе, тебе нужно уделять мне очень много времени. Щепа сразу насторожится, да ещё и приревнует. Тогда ни тебе, ни мне несдобровать.
   - Надо просто придумать безобидный повод для наших встреч.
   - Просто придумать, - грустно усмехнулась Инна, - Совсем не просто.
   - Дай мне время до завтра, и я что-нибудь придумаю. Сейчас же мы займёмся твоим докладом, а то у меня важное дело через два часа намечается.
   - Надо же! Какое?
   - Листья убирать, - с вызовом ответил Артём.
   - Ну тогда давай поторопимся, - ответила Инна, насмехаться над ним никакого желания не было.
  
   ***
  
   "Какое мне до неё дело? Зачем я вообще ввязался в это?" - спрашивал себя Артём. Девочку жалко стало? Себя бы и маму пожалел. Но как можно бросить человека в беде, к тому же девушку? Как говорит мама, люди должны помогать друг другу, именно это отличает их от диких животных. Когда человек утрачивает способность сочувствовать, сопереживать, забывает долг, честь и совесть, он перестаёт быть человеком, превращаясь в высокоорганизованное животное, которое поступает крайне рационально, но исключительно в своих интересах. "Закон джунглей гласит: каждый сам за себя", - всплыли в памяти слова из мультфильма про Маугли.
  
   Но не только высокие материи заставили Артёма прийти на помощь Дементьевой. За всё время, что он жил в этом городе, впервые кто-то из сверстников разговаривал с ним по-человечески, для Инны почему-то было важно его мнение о ней, раз она пошла на откровенность после его нападок. Все в классе норовили его использовать: кто-то, чтобы облегчить себе жизнь с уроками, кто-то, чтобы самоутвердиться за его счёт, сам по себе он был никому из них не нужен. Инна, конечно, тоже его использовала, но она и сама была заложницей обстоятельств. Но при всём при этом она не превратилась в зомби, лишённого совести и разума. Если ей не помочь, то эта беспросветная серость, окружающая эту девушку, и давление Щепы, её сломают.
  
   "Рыцарь в сияющих доспехах", - усмехнулся про себя Артём, - "Может она завтра передумает спасаться, а я тут уже целую теорию подвёл под это дело". Но вечером план спасения Дементьевой уже созрел.
  
   ***
  
   - Ты должна убедить Щепу, что ты надумала продолжить образование, - начал излагать свой план Артём.
   - Он не отпустит меня никуда из города.
   - У нас и в городе есть, где учиться. В педучилище, например. Это как раз то, что нам нужно. Скажи ему, что для женщины очень полезно иметь педагогическое образование, чтобы своих детей правильно воспитывать. Но чтобы поступить в это заведение, нужно сдать экзамены. А к ним необходимо усиленно готовиться. Вот как раз этим мы и будем с тобой заниматься с той лишь разницей, что нашей целью станет не Суховское педучилище, а какой-нибудь ВУЗ в Москве.
   - Ты думаешь, у меня получиться? - с надеждой спросила Инна.
   - Всё зависит от тебя. Если не будешь лениться и не сдашься при первых же трудностях, то должно получиться. Как говориться, терпение и труд всё перетрут.
   - А как же родители мои?
   - Давай сначала решим вопрос с учёбой. Там видно будет. Потом ведь и с Щепой всякое может случиться за столько времени. У бандитов ведь жизнь неспокойная: могут посадить, а то и прибить, - совершенно бесстрастно констатировал Артём.
   Инну его слова нисколько не покоробили. Втайне она даже мечтала о таком исходе событий.
  
   В тот же вечер она решила поговорить с Мишкой. Она позвонила ему и назначила встречу.
   - С ума сойти! Моя любовь изъявила желание со мной увидеться. Сама! Когда такое было? Не иначе, как мои услуги понадобились, - говорил он, как только пришёл.
   - Миш, у меня к тебе серьёзный разговор. Это касается нашего будущего.
   - Очень интересно.
   - Я решила, что мне нужно поступить в наше педучилище, - выпалила она, - Там же учат воспитывать детей. Думаю, мне это очень пригодиться, когда у нас с тобой дети появятся.
   - Ты моего разрешения спрашиваешь? - Щепа не мог скрыть самодовольства, - Что же, я не против.
   - Там мне придётся сдавать экзамены, а я полный ноль, ты же знаешь.
   - Я должен как-то поспособствовать?
   - Нет. Я скажу Давыдову, что ты велишь ему заниматься со мной ещё больше, чтобы я смогла поступить. Он не посмеет отказать.
   - Давыдов? Это ботан тот что ли? Помню, помню. Пусть занимается. Только смотри там у меня, а то обоих прибью.
   - Да ты что, Миш! Нашёл к кому ревновать! Этот заморыш меня как мужчина не интересует, - с презрительной усмешкой заявила Инна.
   - Ладно. Поверю тебе, - милостиво согласился Мишка.
  
   Глава 4
  
   Артём не ожидал, что дело пойдёт так быстро. Он даже проникся уважением к Дементьевой. Она, действительно, была очень способной и, если хотела, могла подолгу заниматься, прикладывая все усилия, чтобы до конца выяснить все непонятные для себя моменты. И всё же до конца четверти Инна не успела закрыть все свои двойки.
   - Ничего не выйдет, - обречённо, чуть не плача, говорила она, глядя на Артёма несчастными глазами.
   - Не расстраивайся так, я что-нибудь придумаю, - успокаивал он её.
  Он сам не знал, почему для него было так важно вселить в неё уверенность, почему хотелось помочь ей одержать победу над обстоятельствами, почему было так необходимо вырвать её из лап Щепы.
   - Пошли к Галине, попросим её за тебя похлопотать, - предложил Артём.
   - Она не станет этого делать. В том году она просила за меня, а я её подставила.
   - Согласится. Галина - хорошая тётка. И потом, я за тебя поручусь.
   Они пошли искать свою классную руководительницу. Галина Борисовна заполняла журнал и была в кабинете одна. Артём постучал в дверь.
   - Можно, Галина Борисовна?
   - Входи Артём. Чего ты хотел?
   Вместо ответа Артём пропустил вперёд Инну.
   - Дементьева? Ну, заходите оба. Инна ты тоже хочешь со мной о чём-то поговорить?
   Инна стушевалась, она не знала, как начать разговор.
   - Галина Борисовна, - начал за неё Артём, - У Инны по физике и геометрии выходят двойки за четверть. Мы просим Вас поговорить с Валентиной Степановной и Надеждой Петровной, чтобы они дали ей возможность исправить оценки.
   - А потом Дементьева опять расслабится и будет бить баклуши до следующих четвертных оценок.
   - Я обещаю, что в следующей четверти Инна получит твёрдые четвёрки по этим предметам, - заявил Артём.
   Галина уставилась на него с изумлением, видимо не понимая, чего это вдруг он вступился за Дементьеву. Но потом она заулыбалась, сделав свои выводы о причинах столь нетипичного для него поведения.
   - Хорошо. Я поговорю с учителями, но предупреждаю, что делаю это в последний раз и небескорыстно. За все мои старания, Инна, будешь отвечать за проведение Новогоднего бала.
   - Галина Борисовна, - вмешался Артём, - Это непосильная задача для неё одной. Инне ведь придётся целыми днями учёбой заниматься, когда ещё ей с этим балом возиться.
   - Ты поможешь.
   - Я? Ну ладно, - озадаченно протянул Артём, - Но давайте ещё Гусеву и Фадеева привлечём к этому, они Вам не откажут.
   - Посмотрим, - неопределённо ответила Галина, - Инна может быть свободна, а ты, Давыдов, пошли со мной.
   - Зачем?
   - Твоя пламенная речь в защиту Дементьевой убедила меня. Думаю, что Валентина Степановна и Надежда Петровна тоже будут под впечатлением, - хитро улыбнувшись, ответила Галина Борисовна.
  
   - Она подумала, что ты в меня влюбился, - говорила Инна, когда они шли в сторону дома.
   - Пусть себе думает, - равнодушно пожал плечами Артём, - Слушай, через неделю каникулы. Чтобы исполнить то, что я наобещал учителям, нам придётся их отменить и заниматься целыми днями. Только вот где?
   - Приходи ко мне. Щепе я всё объясню. И я не думаю, что наши занятия будут длиться целый день. У меня Щепа, у тебя тоже твои важные дела. Но я обещаю, что буду очень стараться и во всём тебя слушаться.
  
   ***
  
   - Тём, подожди меня тут, - Инна провела его в зал, - Я сейчас быстренько приведу себя в порядок. Мне, конечно, очень стыдно, что я проспала, но зато я решила эту задачу по геометрии, которую ты велел сделать во что бы то ни стало. До ночи сидела с ней! Сейчас покажу.
  
   Она ушла к себе и начала лихорадочно приводить себя и комнату в порядок. Инне было неудобно заставлять его ждать, да и ехидных замечаний по поводу своей расхлябанности слушать не хотелось. Артём с ней не церемонился, если надо, был достаточно строг, не давая ни единого шанса её лени, трусости и пораженческим настроениям. Стоило только дать слабину, как она получала от него колкое ироничное замечание. Инна начинала закипать, и ей сразу же хотелось доказать ему, что он не прав, что она не "сонное царство в отдельно взятом человеке" или "что утечка мозгов постигает некоторых девочек во время сна". Почему было так важно изменить его мнение о себе, Инна не могла себе объяснить. Но зато ей ужасно нравилось, когда Давыдов её хвалил. Она точно знала, что он делает это искренне и что она на самом деле заслужила его восхищение. Он не пытался принизить её достижений, но и не превозносил до небес. Все его оценки её трудов всегда были справедливы. Инна это признавала, хотя иногда и обижалась.
  
   "Лунная соната Бетховена" - пронеслось у неё в голове, - "Откуда? Моё пианино!" Она бросилась в зал и застала там Артёма, сидящего за инструментом.
   - Ты умеешь играть на фортепьяно? - удивилась она.
   - Я на всём умею играть, - беспечно ответил он и улыбнулся.
   - А я так и не научилась. Мама так мечтала, чтобы её дочь умела играть на пианино. А ещё чего-нибудь сыграй.
   Артём загадочно улыбнулся, и его пальцы заскользили по клавишам. С удивлением Инна узнала мелодию знаменитого хита группы "Европа".
   - Ух ты! Я думала, ты только классической музыкой увлекаешься, - сказала она.
   - Ты мыслишь стереотипами. Если отличник, то обязательно занудный ботаник, слушающий Баха, - саркастически ответил Артём, - Я соглашусь, что в каждом стереотипе есть процентов шестьдесят правды. Но в целом люди и мир гораздо многогранней. Иначе всё было бы очень просто. Вот я, например, считал, что все красивые девушки безнадёжно глупы. Но, глядя на тебя, ещё раз убедился, что подобное клише работает далеко не всегда.
   - Это комплимент? - кокетливо спросила Инна.
   - Нет, это констатация факта, - спокойно ответил Артём, - Ну, так что? Пошли смотреть твою суперзадачу.
   - Сыграй ещё что-нибудь! - запросила Инна.
  
   Час прошёл незаметно. Артём играл ей мелодии из известных кинофильмов, песни, которые она просила. Давно Инна не проводила время так беззаботно и весело.
   - Инн, всё хватит. Нам пора заниматься, - строго сказал Артём.
   - Ты прав, - вздохнула она.
  
   После занятий они обычно пили чай. Инне нравилось сидеть с ним за столом, неспешно пить горячий чай с вареньем и разговаривать о том о сём. Она каждый раз поражалась его широкому кругозору, тому, каким интересным собеседником он был. Однажды он признался ей, что мечтает стать химиком, как и его дед.
   - Странная мечта в наше время. Да и как можно любить химию? Тоска зелёная.
   - Ты серьёзно?! Это же так интересно! Сколько всего можно создать и изобрести при помощи химии.
   - Что, например?
   - Ну, какие-нибудь новые материалы с невиданными свойствами или, например, лекарство от рака. Вот изобрету что-нибудь эдакое, и получу Нобелевскую премию.
   - Ну, ты загнул! - засмеялась Инна.
   - Но это же мечта! А мечта просто обязана быть высокой, - улыбаясь, ответил Артём, ничуть не обидевшись, - А ты кем хочешь стать? А то мы в институт собрались с тобой поступать, а в какой не знаем.
   - Хоть бы куда, лишь бы уехать отсюда, - ответила Инна, став сразу серьёзной.
   - Вот выйдем с каникул, и я покажу тебе, что может химия, - с энтузиазмом заявил Артём, стараясь отвлечь Инну от грустных мыслей.
  
   С Щепой Инне приходилось встречаться почти каждый вечер. После общения с Артёмом Мишка казался ей ограниченным, наглым, зарвавшимся придурком. Всё тяжелее было делать вид, что она рада его обществу, его поцелуи были отвратительны. Она старалась сдерживать своё отвращение, чтобы Мишка ничего не заподозрил. Артём показал ей, что существует другой мир, другая реальность, где есть место мечтам, высоким целям и настоящим человеческим ценностям. Все эти дурацкие понты, выяснения, кто круче и сильнее, соревнования, кто больше выпил и во скольких драках участвовал, казались теперь ей жалкими и смешными.
  
   ***
  
   - Инн, пойдём в столовую, - предложил Артём, - А то после уроков придётся пойти со мной в лабораторию химией позаниматься, проголодаемся.
   - Иди без меня, - высокомерно ответила Инна, всем своим видом демонстрируя, что она в шоке от такой наглости.
  
   Так себя повести её заставил настороженный взгляд Магутнова, который итак не спускал с них глаз. Инна испугалась, что он наговорит Щепе всяких гадостей про них с Давыдовым, а тот поверит. Артём её хитрости, явно, не понял. Он растерялся лишь на мгновение от её ответа и тона, затем на лице появилась сардоническая усмешка.
   - Действительно, что это я? - сказал он.
   Инна поняла, что он обиделся. Улучив момент, когда Магутнов не мог их видеть, она окликнула Артёма.
   - Тём, подожди!
   Тот остановился.
   - Чем обязан такой чести?
   - Я не хотела тебя обижать...
   - Но просто тебе стыдно перед одноклассниками, что ты находишься в столь дружеских отношениях с чокнутым ботаником, - закончил он за неё фразу, - Вдруг неправильно поймут.
   - Вот именно, что неправильно поймут! Магутнов итак следит за нами во все глаза. Если Щепа вдруг приревнует меня, тебе не сносить головы. И всем моим планам о спасении придёт конец.
   - Я не подумал об этом, - смягчился Артём.
   - Давай вести себя, как раньше. Ты делаешь вид, что с трудом меня переносишь, а я, что просто использую твои способности. Щепа должен думать, что я терплю твоё общество только по необходимости, что между нами не то, что дружбы, но даже симпатии возникнуть не может.
   - Хорошо. Но только не обижайся потом, если я перестараюсь, выказывая своё презрение.
   Тем же вечером Щепа устроил ей допрос.
   - Не слишком ли много времени ты проводишь с этим сморчком?
   - Ты думаешь, мне это удовольствие доставляет? - возмущённо спросила Инна, - Он странный, противный и придурочный, но объяснять умеет лучше учителей. Так что приходиться терпеть его общество.
   - А почему ты вдруг пересела к нему в школе?
   - Да это же очевидно! Списывать так удобней. Ты думаешь, что Давыдов как девушкой мной интересуется? Да ему такие мысли даже в голову не приходят! Его вообще ничего не интересует кроме учёбы. Он меня с трудом переносит и считает идиоткой.
   - Он что, так и сказал тебе? - начал заводиться Мишка, - Он позволяет себе так с тобой разговаривать?
   - Нет. Ты что? Он бы не осмелился оскорблять меня напрямую, - поспешила заверить Инна, - Да меня не волнует, как он ко мне относится. Меня даже забавляет, как он изо всех сил старается казаться умным и важным. Если будет нужно, я сама смогу поставить его на место.
   Щепу её ответ успокоил.
  
   ***
  
   - Присаживайтесь на зрительские места, - с загадочной улыбкой пригласил Артём, - Готовьтесь увидеть невероятное шоу.
   Инна улыбалась ему в ответ и с интересом разглядывала обстановку.
   - Вот как, значит, выглядит твоя колдовская пещера изнутри.
   - Моя пещера чудесна. Для школы здесь даже очень неплохо. Сказывается влияние головного предприятия города. Видимо, руководство завода хотело воспитать себе достойную смену.
   - Наверное, - весело ответила Инна.
   - Нам понадобится пластиковая бутылка из-под Кока-колы и волшебные вещества.
   Инна с интересом следила за его действиями. Артём наполнил бутылку прозрачной жидкостью и поджёг. Внутри бутылки горело пламя, но сама бутылка при этом не плавилась.
   - Как красиво! - восхитилась Инна.
   Артём счастливо улыбнулся. Как же он был рад её восторгу.
   - А сейчас мы устроим салют, - торжественно объявил он.
   - А это не опасно?
   - Конечно, нет. Ведь наш салют будет внутри колбы. Когда я скажу, выключишь свет.
   Артём взял колбу и налил в неё немного серной кислоты, а затем спирта. Осталось добавить небольшое количество кристаллов марганцовки.
   - Выключай, - скомандовал он.
   Инна захлопала в ладоши, увидев световые вспышки, сопровождающиеся характерными хлопками.
   - Тёмка, ты волшебник! - воскликнула она, - А ещё?
   Артём был страшно горд и доволен собой, что это был не последний опыт, который он приготовил для этого представления. Сейчас он готов был сделать, что угодно, лишь бы она продолжала смотреть на него с таким восторгом и восхищением.
   - Знаешь, что это такое? - спросил он у Инны.
   - Медный купорос, я полагаю.
   - Правильно. Вот тебе чистый листок бумаги. Вот тебе кисточка. Напиши ей что-нибудь на листочке медным купоросом. Мне не показывай. Отдашь, когда надпись высохнет.
   - Чего написать?
   - Что угодно. Я пока вытяжку включу.
   Он забрал у Инны листок через несколько минут.
   - Сейчас я прочитаю, что ты там написала.
   - Так ведь надпись высохла и ничего не видно.
   Артём улыбнулся Инне снисходительно.
   - Ты забыла, что перед тобой настоящий волшебник, для которого всё тайное становится явным, - сказал он сказочно-зловещим голосом, положив листочек на ёмкость с аммиаком, и почти сразу прочитал, - Артём - гений!
   Он был счастлив, но старался не выказывать своей детской радости и гордости.
   - Я польщён, - он картинно раскланялся, - Ну, а сейчас, уважаемая публика, гвоздь программы! Видите этот красный кленовый листок?
   - Видим.
   - Сейчас произойдёт удивительное превращение.
   Он немного подержал листок над ёмкостью с эфиром, и листок стал зелёным.
   - Круто!
   - Это ещё не всё, - он достал три цветка гвоздики красного, белого и розового цвета, - Эти цветы мне бы хотелось подарить присутствующим здесь дамам. Но, извините, не могу. Точнее, я это сделаю немного позже. Сейчас цветы понадобятся мне самому.
   Восторгу Инны не было предела, когда цветы под действием паров эфира поменяли свой цвет: красный стал бордовым, белый - жёлтым, розовый - фиолетовым.
   - Ну как? Мне удалось тебе доказать, что химия - это очень интересно? - спросил Артём весьма довольный собой.
   - Ещё как удалось! А меня научишь так делать?
   - Обязательно. Это совсем легко. Ерунда, конечно, но ведь прикольно! Практической пользы от этого нет. Вот если бы удалось изобрести что-нибудь по-настоящему полезное.
   - Здесь? - скептически спросила Инна.
   - А что? Вот мой дедушка, который всю жизнь здесь жил, придумал формулу лекарства нового поколения, при помощи которого можно бы было лечить много разных болезней.
   - И что стало с его изобретением?
   - В наше время, когда никому ничего не надо, если это не приносит моментальной прибыли, оно так и осталось теорией. Ведь чтобы внедрить новое лекарство, его надо создать в специальных условиях, опробовать, провести эксперименты. На это надо много денег и времени. Да и не успел дед заняться этим, у него инфаркт случился. Куда он дел свои записи по этой разработке, мы с мамой не знаем. Мама думает, что он куда-то их спрятал.
   - Жаль, если они совсем пропали.
   - Да уж. Но, возможно, со временем мы их отыщем или случайно наткнёмся. Я, тогда сделаю всё, чтобы изобретение деда начало работать.
  
   Похоже, представление, которое Артём устроил для Инны, имело успех. Она стала проявлять к химии повышенный интерес и проводила в лаборатории столько времени, сколько и Артём. Мало-помалу, Инна начала разбираться во всех этих формулах, цепочках и кольцах.
  
   Глава 5
  
   В школе Инна и Артём старались держаться отчуждённо, чтобы никто не заметил их дружбы.
   - Этот чурбан бесчувственный даже не пытается к тебе клеиться? - спрашивала Светка Редькина, одноклассница и подруга Инны по компании.
   - Да ты что? Я его раздражаю, он меня терпеть не может. Просто Давыдову деваться некуда, его Щепа запугал.
   - Ой, да ладно! Ты что, даже такого ботаника очаровать не в состоянии? Он за счастье должен считать, что ты сидишь рядом с ним.
   - Давыдов - это не человек, а калькулятор.
   - Да признайся уже, что твои чары не всесильны. Каким бы ботаном он не был, парнем то он всё равно остаётся. Ты, наверное, не в его вкусе, - с издевательской усмешкой сказала Светка, желая поддеть.
  
   Редькина всегда завидовала Инне, главным образом из-за Щепы. Отношения между девушками были вроде бы как дружеские, но Светка постоянно стремилась доказать своё превосходство и всеми доступными способами принизить успехи Инны, чтобы та не слишком много о себе думала. Инна же в свою очередь старалась не поддаваться и переиграть заклятую подругу.
  
   - Да если я захочу, Давыдов будет бегать за мной, как собачка, - выпалила она.
   - Ну-ну, - насмешливо, выражая огромное сомнение, сказала на это Редькина.
   Инна готова была откусить себе язык. Нельзя выходить за рамки, которые они с Тёмкой для себя установили в школе. Они ненавидят друг друга, больше ничего быть не может. Но потом её осенила идея. Вечером она капризно жаловалась Щепе на Светку.
   - Она думает, что я не слишком хороша для этого чокнутого гения! Как же мне хочется утереть ей нос.
   - Так в чём же дело?
   - А ты не обидишься, если я начну ему глазки строить? - кокетливо спросила Инна.
   - Этот шнурок мне не соперник. И, если уж тебе так нужны поклонники, можешь с ним поиграть.
   - Сделаю вид, что мы можем подружиться. А то, он несчастный, даже и помыслить не смеет, что я снизойду до него, - начала Инна разрабатывать план, за одно проверяя, насколько можно далеко зайти, как Мишка на это отреагирует.
   - Коварная ты девочка у меня, - довольно усмехнулся Мишка.
   Таким образом, Инна выторговала себе разрешение общаться с Артёмом, когда вздумается, и не делать вид, что он ей отвратителен. Щепа не заподозрит её в измене.
  
   - Тём, у меня магнитофон сломался, - говорила она на следующий день в школе, невинно хлопая глазами, - Ты бы не мог прийти ко мне и посмотреть?
   Артём, хоть и удивился, но дал своё согласие. О причине смены тактики Инна поведала ему позже. Конечно, содержание разговора она передавать не стала, но объяснила, что Щепа разрешил ей общаться с Артёмом сколько нужно.
   - Я в его глазах неконкурентоспособен, - догадался Артём.
   - Что-то вроде того, - уклончиво ответила Инна, - Но мы же друзья, и нам это на руку.
  
   ***
  
   - Уже декабрь! Скоро четверть закончится, - сказала Инна.
   - Ну и что. У тебя же всё в порядке, бояться нечего. Вот в следующей четверти тебе придётся постараться. Надо к поступлению готовиться. Кстати, ты выбрала, куда будешь поступать?
   - Тём, а можно я с тобой?
   - Можно, конечно, - удивился он, - Боишься провалиться без меня?
   - Да. И вообще без тебя боюсь.
   - Я прямо в собственных глазах поднялся! Прекрасная дама разглядела во мне рыцаря, - засмеялся Артём, - Хотя, скорее, талисман.
   Инна тоже засмеялась.
   - Так, рыцарь-талисман, ты лучше подумай, как нам быть с Новогодним балом.
   - Да чего там думать? Аппаратуру я налажу. Все будут радостно скакать на дискотеке, - отмахнулся Артём.
   - Галина сказала, что на этот раз так легко не отделаемся. У нас же новая директриса, а она хочет видеть настоящий бал-карнавал.
   - Это нереально.
   - Надо брать с собой Гусеву и Фадеева и идти к Галине.
  
   Марина Гусева и её вечный оруженосец Саша Фадеев всегда держались вместе. Маринка была второй после Давыдова по успеваемости в классе. Отношение к ней и к Сашке было примерно таким же, как и к Артёму. Только она была своя отличница, а он чужой. Поэтому Гусева и Фадеев тоже были обособленной парочкой, дружить с которыми было неприемлемо, чтобы не прослыть ботанами. Но сейчас Инне было можно всё, лишь бы школу хорошо закончить. Никто не усомниться в крутизне девушки самого Щепы.
   - Ну, Галина Борисовна, - уговаривала Инна, - Мы никак не сможем заставить прийти всех в карнавальных костюмах и танцевать бальные танцы. Глупость какая-то!
   - Чего плохого в карнавальных костюмах? Это же так интересно! Сами себя лишаете удовольствия. Потом и вспомнить нечего будет.
   - Галина Борисовна, давайте смотреть на вещи здраво, - заговорил Артём, тоном человека, разговаривающего с ребёнком, - Костюмы принесут лишь единицы. А вот маски можно заставить принести всех, объявив их наличие пропуском на дискотеку.
   - Правильно, - поддержала Марина, - А чтобы порадовать директрису, устроим перед дискотекой торжественную часть.
   - И что там будет в этой торжественной части?
   - Пусть каждый класс готовит по два номера, а то никакой дискотеки, - сказала Инна, - Мы одни что ли отдуваться должны?
   - Ну, хорошо, - согласилась Галина, - И что же будет делать наш класс?
   - Артём пусть на пианино сыграет, быстро нашлась Инна и, не обращая внимания на его укоризненный взгляд, продолжила, - Знаете, как у него здорово получается?! Всем понравится. Только он будет играть не занудную классику, а всем известные популярные мелодии.
   - Артём! Ты меня удивляешь! - воскликнула Галина Борисовна, - Правильно говорят, талантливый человек талантлив во всём.
   - Он у нас такой! - гордо заявила Инна.
   Галина понимающе улыбнулась, видимо решив, что Давыдову удалось таки завоевать девушку. Инна даже смутилась.
   - А второй номер?
   - Придумаем что-нибудь. Время ещё есть, - неуверенно ответила Марина.
  
   ***
  
   - Галина наседает и заставляет вальс танцевать, - жаловалась Инне Марина, - Как будто кто-то умеет это делать! Ты вот умеешь?
   - Нет, конечно! Она с ума что ли сошла?! Ладно мы с тобой, а партнёров то где брать?
   - Будем с тобой как две дурочки танцевать друг с другом, - обречённо сказала Марина, - Зато в следующий раз после такого зрелища никому больше в голову не придёт устраивать дурацкий бал.
   - Выйдем такие две неуклюжие коровы и будем друг другу на ноги наступать, - начала смеяться Инна.
  
   Раньше она не общалась с Мариной, слишком разные были интересы. Гусева казалась ей серой мышью, ничем неинтересной занудой. Училась она, конечно, не так блестяще, как Давыдов, но тоже была почти отличницей. В их среде только одно это было чёрной меткой. Теперь же Инна заметила в этой девушке и ум, и доброту и чувство юмора. Фадеев ходил за ней как хвост с первого класса, так что трудно было сказать, какие между ними отношения. Инна не спрашивала, ведь тогда бы и ей пришлось объяснять, что связывает её с Артёмом. А этого лучше никому не знать. За эти месяцы он стал ей настоящим другом, с которым можно было быть самой собой, который не предаст ради своей выгоды и всегда придёт на помощь. Рядом с ним она отогрелась, снова могла беззаботно веселиться, мечтать. Он помогал ей совершенно бескорыстно. Он даже влюблён в неё не был. Инну это нисколько не задевало, она была рада их дружбе.
  
   Девчонки и Сашка Фадеев были в актовом зале. Инна с Мариной пытались что-то изобразить под мелодию вальса, Фадеев уныло сидел в углу. Вошёл Артём и с удивлением уставился на них.
   - И чего это вы делаете? - спросил он.
   - Вальс танцуем, - со смехом ответили девчонки.
   - Это не вальс, а ужас какой-то, - в обычной своей прямолинейной манере высказался Давыдов.
   - Ужас не ужас, уж как умеем, - развела руками Инна, - Галина требует, чтобы вальс обязательно был, и мы ей это устроим. Ну ка, Маринка, раз, два, три, порхать, порхать, порхать.
   - Так, бабочки, придётся вам показать, как это делается, - со вздохом сказал Артём, изображая, что просто убит их дремучестью.
   Он подошёл к Инне и пригласил её.
   - Сашка, включай, - скомандовал он.
   Зазвучала музыка, и Инна не заметила, как оказалась вовлечённой в водоворот танца и волшебной лёгкой мелодии.
   - Не думай о ногах, просто подчиняйся музыке и мне, - услышала она спокойный голос Артёма.
   - Тёмка, ты и правда гений! Есть что-то такое, чего ты не умеешь? - весело спросила Инна.
   - Много чего, - улыбнулся Артём, - Играть в футбол, например, или на коньках кататься.
   - Это ты просто не пробовал.
   - Не болтай, а то дыхания не хватит, - строго сказал он.
  
   Они продолжали кружить по залу. Инна вдруг поймала его взгляд и уже не смогла оторвать глаз. Почему она раньше не замечала, какие необыкновенные у него глаза? Какого-то очень редкого бирюзового цвета. А ресницы, как у девочки, длинные, густые с загнутыми кончиками. Артём вдруг смутился от такого её пристального внимания. Инна спохватилась и отвела взгляд. Тут и музыка закончилась.
  
   - Артём! Вот кто у нас будет вальс танцевать. Этот номер тоже твой, - обрадовалась Марина, - У вас с Инночкой так хорошо получается. Вы просто идеально смотритесь.
   - Я и на пианино играть и танцевать должен? - возмутился Артём.
   - Ну, не вредничай! Чего тебе стоит? - начали хором уговаривать девчонки.
   - Действительно. Мне терять нечего, - саркастически ответил Артём, - Я и так для всех тут чокнутый ботаник. Одной странностью больше, одной меньше. А ты, Инночка, за свою репутацию оторвы не боишься?
   - В женщине должна быть загадка. Вот я всех и удивлю этим вальсом. Пусть голову поломают, какая я на самом деле.
  
   ***
  
   Декабрь пролетел незаметно. Он был заполнен вальсом, уроками, занятиями в лаборатории. Не хотелось признаваться самому себе, но Артём был впервые так счастлив за всё время, что он жил в Сухове. Столько времени рядом с ней! Слышать её голос и смех, видеть её глаза полные восхищения и радости - вот оно настоящее счастье! Когда это с ним случилось? Ведь он даже не помышлял о таком. Инна заполнила его жизнь мгновенно, стоило ему только пустить её туда. С ней было весело, она понимала его с полуслова, от неё не нужно было защищаться. Она не испытывала никакого благоговения перед его интеллектом, но и не пыталась принизить из зависти или комплекса неполноценности. Она радовалась его достижениям искренне, не обижалась на его резкость и иронию, и даже на колючие замечания, всё переводя в шутку. У него появился настоящий друг, и Артём наслаждался её обществом, непринуждённым общением. Он гордился тем, что она доверяет ему. С Инной ему было легко. За несколько месяцев они сблизились так, как будто знали друг друга всю жизнь. Когда Артёма одолевало романтическое настроение, он думал, что они, видимо, встречались в прошлой жизни, раз так хорошо друг друга понимают.
  
   Наверное, всё-таки это случилось, когда он показывал ей, как надо танцевать вальс. Инна смотрела на него с таким восторгом, а он просто тонул в её глазах, мечтая, чтобы этот танец никогда не закончился. Ему так хотелось держать её руку в своей и не отпускать никогда.
  
   "Только бы она не узнала!" - с ужасом думал Артём. Ведь тогда их дружбе придёт конец. "Зачем ей такой, как я? Она видит во мне только друга. Даже Щепе очевидно, что как парень я не могу быть интересен такой девушке", - убеждал себя Артём. Никогда раньше его не занимала собственная внешность, а сейчас, глядя на себя в зеркало, он только сокрушённо вздыхал. Ну кому такой может нравиться? Длинное, тощее блёклое существо с длинным носом, с какими-то непонятными глазами. Хорошо хоть обошлось без очков и без прыщей, а то бы образ полоумного ботаника был окончательно завершённым. Он всеми силами гнал от себя глупую надежду на то, что Инна хоть когда-нибудь обратит на него внимание. И всё же сердце замирало, когда он видел, как она утром входит в класс.
  
   Мысли о том, что ей приходится терпеть Щепу почти каждый вечер, что этот ублюдок прикасается к к её нежному личику, целует её, обнимает, заставляли сходить с ума. "Успокойся, мальчик! Сердечко твоё больное не выдержит", - издевался он над собой, - "Привыкай. Ты по жизни обречён наблюдать, как она будет встречаться с другими парнями. Потом она выйдет замуж, а ты будешь дружить с её мужем и станешь крёстным их детей. А как же? Ты же лучший друг". Артём всегда с пренебрежением относился к влюблённым. Они казались ему идиотами. Никакой логики в этом странном чувстве. Такое ощущение, что человек теряет разум. Артём самонадеянно считал, что с ним то уж точно никогда не случиться такой глупости. Но оказалось, что эта напасть не зависит от желания человека. И что теперь с этим делать? Чаще всего эта обречённая любовь приводила его в отчаяние. Но случались моменты, когда он чувствовал себя самым счастливым человеком на земле, стоило только Инне улыбнуться его шутке или восхищённо сказать: "Тёмка - ты гений!" Даже его имя в её устах звучало как-то по-особому.
  
   Сегодня вечером они танцуют в последний раз. Было до боли жаль, что у него больше не будет законного повода обнимать её, прижимать к себе, кружа в вальсе.
  
   Инна ждала его у них в классе. Артём чуть не задохнулся от восторга, увидев её в платье, которое они с мамой перешили из свадебного специально для этого вечера. Густые русые волосы были уложены в красивую причёску, закреплённую сверкающей заколкой. Синие глаза были немного подкрашены, что ещё больше подчёркивало их глубину и делало взгляд загадочным и манящим. Настоящая сказочная принцесса!
   - Тёмка, какой ты красивый! - похвалила его Инна, но потом озабоченно добавила, - Я так боюсь.
   - Не стоит волноваться. Ты просто супер! Прямо принцесса! Все будут смотреть только на тебя, а совсем не на то, как мы танцуем, - ответил Артём, скрывая за весёлостью свои истинные чувства, - Ну, я пошёл. Я же сначала пианистом работаю, а только потом танцором.
   - Хочу послушать, как ты будешь играть.
   - Пошли. Только жаль, что все заранее увидят твоё бальное платье.
   - Я кофту сверху одену и постараюсь встать где-нибудь в сторонке.
   Артём не ожидал, что его так хорошо примут, даже отпускать не захотят, требуя ещё что-нибудь сыграть. Инна радовалась его успеху, как ребёнок.
   - Тёмка, я же говорила, что ты - гений! - в сотый раз повторяла она.
   - Ты уже это говорила, но я всё равно польщён, - отшучивался он.
   Они пошли посмотреть на выступление других.
   - Вы через одного, - напомнила Марина.
  
   ***
  
   Инна очень нервничала.
   - Успокойся, всё будет хорошо, - подбадривал Артём, - Не думай о ногах, о зрителях, просто смотри на меня и слушай музыку.
  
   Зазвучали первые аккорды вальса из кинофильма "Мой ласковый и нежный зверь". Артём вывел её на середину зала, и они закружились в танце под эту волшебную мелодию. Инна постаралась сделать так, как велел Артём. И волнение ушло, когда она растворилась в его глазах. Он уверенно вёл её в танце, не отпуская её взгляда ни на секунду. Они вдвоём как будто бы попали в другое измерение, где не было всех этих зрителей, одноклассников, учителей. Они словно очутились в великолепном зале огромного дворца среди благородных блистательных пар девятнадцатого века. Это ощущение не покидало их, пока звучала прекрасная мелодия. И даже, когда вальс закончился, они ещё какое-то время так и стояли, не размыкая рук и глядя друг другу в глаза. К реальности их вернули громкие аплодисменты. Но и за этот краткий миг тишины Инна успела заметить, как смотрел на неё Артём. Это был взгляд не просто друга, а отчаянно влюблённого мужчины. Женское чутьё сразу это определило. И пусть это длилось лишь мгновение, но душа девушки возликовала, а сердце пустилось вскачь. "Попался! Тёмка мой попался!" - радовалась она, готовая запрыгать от счастья.
  
   - Артём, а меня научишь так танцевать, - услышала Инна голос Редькиной, которая смотрела на Давыдова с кокетливой улыбкой.
   Он улыбнулся в ответ, но, видимо растерялся от такого интереса к себе. Ведь обычно девчонки делали вид, что его не существует.
   - Можно, конечно, - ответил смущённо он.
  
   Как же Инна разозлилась! Не столько на него, сколько на Светку. "Это моё!" - чуть не закричала она. Как эта дура смеет лезть к её Давыдову? Он только её... Кто? Друг? Тогда она должна радоваться его успехам у противоположного пола. Ему это так нужно. Артём был вполне уверен в себе во всех других сферах жизни, но только не в общении со сверстниками, а уж тем более с противоположным полом. Инна быстро поняла, что за своей надменностью и независимостью, он прячет боль от того, что его не принимают таким, какой он есть, считают странным. Он просто вынужден быть в одиночестве от того, что к нему сразу возникло предвзятое отношение, что никто даже не дал себе труд узнать, что он представляет из себя на самом деле. Куда легче нацепить на него ярлык чокнутого ботаника, с которым кроме учёбы поговорить не о чем. Лезть к ним и чего-то им доказывать или переубеждать он считал ниже своего достоинства.
  
   - Инн, я домой пошёл, - сказал Артём, когда официальная часть закончилась.
   - Почему?
   - Я не хожу на дискотеки.
   - Очень зря. Сегодня ты будешь пользоваться бешеной популярностью, - Инна не сумела скрыть ревности, - У тебя теперь столько поклонниц появилось. Особенно Редькина очаровалась.
   - А ты ревнуешь что ли? - в шутку спросил он.
   - Светка всё сделает, чтобы на моём месте оказаться. Это у неё хобби такое - мой заместитель.
   - Ты мне это рассказываешь, чтобы я на свой счёт не обольщался? - весело спросил Артём.
   - Не стоит принижать своих достоинств, - Инне вдруг стало обидно за него, - Ты самый лучший человек, которого я знаю.
   Это признание смутило его.
   - Всё. Я не слушаю твои отговорки, - строго сказала Инна, почему-то испытав прилив нежности и огромное желание обнять его, - Мы идём на дискотеку, и на сегодня ты только мой партнёр. Пусть эти курицы умрут от зависти.
   - Боюсь, ничего не выйдет. Твой ревнивый неандерталец может неправильно всё истолковать.
   - Ой, какой ты у нас благоразумный, - поддела Инна, - Признайся уж, что хочешь осчастливить как можно больше девчонок.
   - Прямо таки осчастливить, - усмехнулся Артём.
  
   Вопреки его ожиданиям, желающих потанцевать именно с ним было предостаточно. Девчонки не стеснялись сами его приглашать. Этот их вальс пробудил в девчонках давно забытые чистые и светлые мечты, с которыми рождается каждая девочка. Несмотря на серую действительность, душа ещё продолжала тянуться к чему-то прекрасному, эфемерному, сказочному, пока вера в возможность этого совсем не угасла. Девчонки, наконец, разглядели Артёма. Теперь он казался им интересным и загадочным, человеком, владеющим возможностью подарить им нечто высокое и настоящее. "Вот интересно, о чём он с ними разговаривает?" - задавалась вопросом Инна, следя за тем, как Артём танцует с одной из одноклассниц, - "Потеряет теперь голову от такого успеха, а про меня и думать забудет". Но похоже того, чего она боялась, не произошло. На следующий медленный танец Артём пригласил её. Это, конечно, был не вальс, но даже в этом примитивном танце Инна ощущала себя одним целым с ним.
   - Скоро, наверное, дискотека закончится. Я провожу тебя? - спросил Артём, - Твой Щепа не должен усмотреть в этом угрозу своей собственности. Не одной же тебе идти. Скажешь, что сама меня попросила.
   - Так и сделаем, - обрадовалась Инна.
  
   Она уже предвкушала, как они вдвоём пойдут домой, как будут болтать о чём-нибудь весёлом. Инна надеялась, что ей удастся найти ещё одно подтверждение своей догадки, что Артём тайно влюблён в неё. А вдруг показалось! Хотелось как-то заставить его проявить свои чувства, хотелось, чтобы он снова посмотрел на неё, как после их вальса. Но её мечтам не суждено было сбыться.
  
   - Щепа велел тебя проводить, - сказал ей Магутнов.
   Артём слышал это, но стоял и ждал её решения. Инна не решилась возражать, боясь навлечь неприятности на себя и на Артёма.
   - Вадик, подожди минутку. Мне надо с Давыдовым поговорить.
   С этими словами она отправилась в сторону раздевалки, Артёму ничего не оставалось делать, как следовать за ней.
   - Тём, завтра мы не учимся. Ты будешь со мной завтра заниматься?
   - Боюсь, не получится.
   - Ты чем-то занят?
   - У меня завтра День Рождения, - ответил он.
   - Да?! Что же ты молчал? Будешь праздновать?
   - Да какой там праздник? - с досадой ответил Артём, - Вечером с мамой чаю с тортом попьём. Вот и всё.
   - Ты никого не приглашаешь?
   - Кого мне приглашать? Кто ко мне пойдёт? - он постарался спрятать горечь за усмешкой.
   Инне стало так его жалко.
   - Я приду, - выпалила она, - Если, конечно, пригласишь.
   - Конечно, приглашаю. Но ведь ты не сможешь. У тебя же вечером встреча с Щепой. А днём я не могу, мне нужно успеть снег почистить пока мама на работе.
   - Щепа переживёт этот вечер без меня. Я что-нибудь придумаю, чтобы от него отделаться. Чего тебе подарить?
   - Да ничего не нужно! Просто приходи.
   - Если хочешь, пригласи ещё Маринку и Фадеева. Они тоже придут.
   - Ладно.
  
   Артём не мог скрыть своей радости. Инна нашла в этом ещё одно подтверждения в пользу своей догадки. Артём выглядел счастливым и, казалось, готов пригласить к себе кого угодно, лишь бы она пришла. Эта мысль скрасила Инне дорогу в обществе Магутнова.
  
   Глава 6
  
   Наверное, этот день Рождения был самым лучшим в его жизни. Как давно к нему никто не приходил. Марина и Саша с удовольствием приняли его приглашение. С их стороны это не было одолжением, сделанным из вежливости или из жалости. Но счастливым его делало не это, а то, что Инна всё-таки пришла. Она принесла ему в подарок коробку конфет и какую-то парфюмерию. Но всё это не имело никакого значения. Главное, что она была здесь. Мама ради такого случая наготовила разных вкусностей. Артём был в некоторой растерянности. Он не знал, чем же занять гостей. У него ведь даже магнитофона не имелось. Всё, что у них было, пришлось оставить в Армении. А здесь денег хватало только на самое необходимое. Но Инна помогла ему, предложив сыграть для них на старом мамином пианино. Ребята предлагали ту или иную мелодию, а Артём подхватывал её. Было весело. Потом они играли в слова пару на пару. Нужно было, чтобы партнёр угадал слово, которое ты написал. При этом задающий слово не должен был употреблять однокоренных слов или подсказывать. На всё отводилась минута. Они не заметили, как быстро пробежало время.
  
   Сашка с Маринкой пошли домой, а Артём отправился провожать Инну.
   - Тём, когда мы теперь встретимся?
   - Уже соскучилась по учёбе?
   - Нет. Но ведь кроме хочу и не хочу есть слово "надо". Мне же нужно к институту готовиться. И потом, долг платежом красен. Я тоже хочу научить тебя кое-чему на этих каникулах.
   - Очень интересно. Чему же?
   - Кататься на коньках.
   - Ты уверена, что мне это нужно? - с сомнением спросил Артём.
   - Боишься?
   - Я буду выглядеть, как идиот. Такой взрослый дядя не умеющий стоять на льду. Ну разве что на всех четырёх конечностях.
   - Когда это тебя интересовало чужое мнение? И потом, ты же у нас талантливый. У тебя получится.
   - Ну ладно, уговорила, - сдался Артём, - Ну и когда же начнётся моё обучение?
   - Давай первого числа. Гусеву с Фадеевым возьмём.
   - Чтобы как можно больше народу видело мой позор?
   - Они нужны для подстраховки.
   - Моей или твоей?
   - Для нас обоих. Завтра новый год. Первого числа, наверное, проспим до обеда. Так что давай в час дня встретимся на катке.
   - Я бы лучше к восьми утра пришёл, - удручённо признался Артём, - Пока народу нет, и никто меня не увидит.
   - Так каток закрыт так рано.
   - Ладно уж, - вздохнул Артём, - Буду бороться с комплексом отличника.
   - Тебе иногда полезно почувствовать себя самым обычным парнем. Не всё же тебе гением быть.
  
   Когда Артём вернулся домой, то обнаружил, что Инна забыла у него шарф. Как приятно было держать в руках вещь, принадлежавшую ей, которая хранила её тепло и тонкий запах духов.
   - Тёмка, да ты ни как влюбился, - застала его врасплох мама.
   - В кого? - он изобразил полное непонимание.
   - Да ладно, не притворяйся. Я же тебя насквозь вижу, - мама улыбнулась и потрепала его по голове, - Хорошая девочка, красивенькая.
   - Даже слишком, - горько усмехнулся Артём.
   - Ты ей тоже нравишься, я заметила.
   - Мы же друзья, - не меняя тона, ответил Артём, - Как друг, нравлюсь, конечно.
   - Я не это имела в виду, и ты меня понял.
   - Тебе показалось. Чем я могу ей нравиться? Куда уж мне.
   - Глупый какой! Женщины ведь любят мужчин совсем не за красоту. Главное, чтобы человек был стоящий, чтобы мужчина мужчиной был. И ты у меня очень даже симпатичный.
   - У тебя то понятно я лучше всех, - улыбаясь, ответил Артём, - Ладно, мам. Давай спать.
  
   Он сделал вид, что устал и отправился в кровать. Заснуть у него не получалось. Не может быть, чтобы мама была права. Она просто перепутала дружеское отношение и благодарность с любовью. И всё же так хотелось верить, что Инна смотрит на него как на молодого человека, что он, и правда, ей нравится. Как жаль, что завтра он её не увидит. С кем она будет встречать Новый год? Ответ на этот вопрос приводил в отчаяние. "Когда-нибудь я смогу защитить её от всех! И никакой Щепа с его проклятой шайкой не сможет ей угрожать и заставлять делать то, что она не хочет", - поклялся себе Артём.
  
   ***
  
   Инна проснулась первого января в самом приподнятом настроении. "Сегодня я, наконец, с Тёмкой увижусь!" - пела душа. Праздник, слава Богу, прошёл. Теперь дня два-три Щепа точно не объявится, будет продолжать отмечать. Инне до тошноты не хотелось встречать Новый год в компании самопровозглашённого жениха. Она даже готова была терпеть бесконечную перепалку родителей дома, лишь бы не видеть Мишку. Но отказаться встречать с ним Новый год было опасно. Ещё в измене заподозрит. Каких усилий ей стоило терпеть его поцелуи. Знали бы все её завистницы, как она ненавидит героя их грёз. Ненавидит его красивую наглую рожу, его ухмылку, его понты, его глупые присказки, его голос. Её раздражало в нём буквально всё: манера общения, смех, даже как он ест, как пьёт. Её единственным желанием под бой курантов было никогда больше не видеть Щепу. Инне повезло, что Щепа достаточно быстро опьянел и завалился спать. Это позволило потихоньку улизнуть домой. Даже перспектива одной идти ночью до дома не казалась такой страшной. Лишь бы подальше от этого чудовища.
  
   Артём ждал её возле входа на каток.
   - Ну, пошли, мой будущий конькобежец, - бодро позвала его Инна.
   - Не терпится посмотреть, как я растянусь на льду?
   - Не ной. Тебе понравится, вот увидишь.
  
   Подошли Гусева и Фадеев. Артём картинно вздохнул и с обречённым видом вступил на лёд. Конечно, в первый раз ему было не просто. Но его бесстрашие и стремление добиваться совершенства во всём делали своё дело. К концу катания у него начало получаться ездить.
   - Ну вот. А ты ныл, что не получится, - удовлетворённо говорила Инна, - Ну, признайся, здорово же.
   - У меня сейчас ноги отвалятся, а так, в целом, прикольно. Но сегодня я поквитаюсь с тобой за все мои мучения. Скоро мы засядем за задачи, и вот тогда-то я и отыграюсь, - злорадно ответил Артём.
   - Кровожадный ты тип, Давыдов.
  
   Так продолжалось все каникулы. Они приходили на каток, где Артём уже вполне сносно катался, а потом занимались учёбой. Подтверждений тому, что он влюбился в неё, Инна находила массу. Она часто ловила на себе его взгляд, который он, впрочем, сразу отводил, если понимал, что Инна заметила его интерес. Он перестал отпускать колкие замечания по поводу её неудач в решении задач, старался быть рядом, как можно дольше, находил какие-то предлоги, чтобы задержать её возле себя, а когда она уходила, не мог спрятать своего огорчения. И при этом он, наивный, думал, что Инна ничего не замечает. Ведь он так старался спрятать свои чувства.
  
   Сама Инна с каждым днём очаровывалась Артёмом всё больше и больше. Его упорство в освоении коньков было достойно уважения. Как теперь понимала Инна, если Артём не боялся, что его неправильно поймут, обсмеют или воспримут в штыки, то мог позволить себе снять маску безразличия и презрения. Тогда он становился убийственно обаятельным человеком, с потрясающим чувством юмора. Без необходимости защищаться и прятаться в раковину он был очень милым, добрым и отзывчивым. Он помог Сашке Фадееву починить старый магнитофон, а для Маринки раздобыл целую кучу редких книг, которые нужны были ей, для подготовки к институту. С ними Артём был сам собой, не пытаясь спрятать свои мысли и эмоции. Но, несмотря на всё это, Инна совершенно точно понимала, что он ни за что не решиться признаться ей в любви. Сколько бы она не старалась дать ему понять, что он не будет отвергнут, Артём так ни на что и не решился. "Ах ты трус несчастный!" - ругала его Инна про себя, но даже эта его нерешительность и неуверенность умиляла её.
  
   С Щепой за каникулы она встречалась только два раза, чему была несказанно рада. Всё труднее было скрывать своё отвращение. Какой же он отвратительный со своей бессменной сигаретой в зубах, которую он не вынимал изо рта даже во время разговора. Как омерзительно несёт от него перегаром. Со времени их знакомства Щепа заматерел, стал ещё наглее и грубее. Он считал, что именно такое поведение делает его настоящим мужиком. Быдло несчастное!
  
   Артём против него был просто мальчиком. Но мужчиной он был в гораздо большей степени, чем этот мужлан, мнящий себя мачо. Инна явственно видела и понимала разницу. Мужчина - это не тот, кто возвышает себя за счёт унижения других, не тот, кого боится вся округа, не тот, кто не гнушается ничем, чтобы добиться своего, не тот, кто плюёт на чувства и желания близких ему людей, лишь бы получилось, как он хочет. И уж точно не тот, кто спит со всеми подряд и может выпить ящик водки. Мужчина - это человек, способный прийти на помощь девушке, попавшей в беду, не спрашивая причины, не обговаривая условий и не требуя ничего взамен. Это человек, который несёт полную ответственность за себя, свои действия, за свои слова и за своих близких. На него можно положиться в любом деле, он не прогибается под чужое мнение из трусости или потому, что так проще, и способен упрямо идти к поставленной цели. Тёмка как раз и был таким. Он чувствовала свою ответственность за мать, а теперь и за Инну. Он никогда не бросит её одну на полпути, потому что устал, потому что наигрался в благородство, без разговоров взвалит на себя ещё и её проблемы. И то, что он боялся признаться ей в любви, говорила только о том, что он не чувствует себя от всего этого супергероем и не ждёт, что в благодарность за его помощь, Инна обязана ответить ему взаимностью. Инна же была ужасно благодарна ему за то, что он показал ей, что такие люди вообще существуют, что существует другая жизнь, а не та грязь и серость, в которой она погрязла. Рядом с Артёмом мир опять заиграл яркими красками, заискрился мечтами и начал снова петь гимн надежде и любви.
  
   ***
  
   На улице валил снег. Последний день каникул, а погода для катания на коньках совсем не подходящая. Но Инна была уверена, что Тёмка всё равно придёт и будет её ждать. Она взяла коньки и отправилась на каток. Может, покататься и не получится, но зато они встретятся.
  
   Она не ошиблась. Артём ждал её у входа на каток.
   - Народу почему-то совсем нет, - озадаченно сказал он.
   - Ты разве не заметил, что на улице метель? - спросила Инна с улыбкой, - Погода то нелётная. Что же ты такой умный, а очевидных вещей не понимаешь?
   - Я зиму то вижу второй раз в жизни, - начал оправдываться Артём, - Так что мне совсем не очевидно то, что очевидно тебе.
   - Вывернулся, нашёл оправдание. Как же нам теперь быть?
   - Катание на сегодня отменяется? - разочарованно протянул Артём.
   - Не знаю. Если прокат работает, то можем немного покататься, - ответила Инна.
  
   Тётка, что выдавала Артёму коньки, смотрела на них, как на сумасшедших. На катке они были совсем одни. Артём уже мог кататься самостоятельно, и Инна, оставив его одного, покатилась в противоположную сторону. Нога попала в ямку, и девушка с визгом растянулась на льду. Какое-то время она лежала, приходя в себя от удара об лёд.
   - Инн, что с тобой? - услышала она испуганный голос Артёма, который оказался рядом с ней через несколько секунд.
   - Шлёпнулась. Вроде всё нормально, ничего не сломала. Только ударилась сильно, всем прикладом, - пожаловалась Инна.
   Артём помог ей подняться и, бережно придерживая, спросил:
   - Ну, ты как? Идти можешь?
   Инна ничего не отвечала, заворожено глядя в полные сочувствия и заботы глаза.
   - Какие же глаза у тебя красивые, - вырвалось у неё.
   Он непонимающе уставился на неё.
   - Дурень какой-то! - посетовала Инна и поцеловала его.
   Артём был явно потрясён таким поворотом событий.
   - Ты... Ты... Зачем? - только и сумел выговорить он.
   - Люблю я тебя, - просто сказала Инна и улыбнулась, - И ты меня любишь, хотя сам ни за что в этом не признаешься.
   Он продолжал поражённо молчать, но глаза выдавали всё, что творилось в его душе. В них было и недоверие, и страх, что она решила так подшутить над ним, и надежда на то, что её слова всё-таки правда, и ликование.
   - Ты? Меня? - неуверенно переспросил он.
   - Кого же ещё? Здесь, кроме тебя никого нет, - его реакция её веселила, - Ты бы хоть поцеловал меня для приличия.
   Артём исполнил её просьбу. Это было всего лишь прикосновение губ нежное и несмелое, но Инна готова была летать от счастья. Артём так ничего и не сказал, а смотрел на неё, не решаясь даже пошевелиться.
   - Тёмка, ты чего, язык проглотил? А где ответное признание? - возмущённо спросила Инна.
   - Я очень тебя люблю, - охрипшим от волнения голосом произнёс он, так и не отпуская её взгляд, - Я даже мечтать о таком боялся. Ущипни меня, чтобы я мог поверить, что это не сон.
   - Не сон, - Инна ещё раз его поцеловала, - Теперь ты меня.
   - Я не умею, - смутился он, - Ну, по-настоящему.
   - Ничего страшного. Ты у меня талантливый, научишься.
   С этими словами она обняла его за шею и снова поцеловала, вложив в поцелуй всю нежность, которая переполняла её. И он сдался, совсем забыв о том, что никогда раньше этого не делал, о своём страхе показаться ей маленьким неопытным мальчиком и опасениях, что ей его поцелуи покажутся детскими и неуклюжими.
   - Ну, что я говорила?! - сказала Инна, - Талантище!
   Артём счастливо улыбнулся и уже сам поцеловал её.
  
   И мела метель, и дул холодный ветер, и играла музыка, и двое влюблённых летали где-то высоко в облаках, не замечая вокруг ничего. Они находились сейчас в своём мире, где царит вечное лето, где природа ласкова и прекрасна, где птицы поют песни о любви и счастье, на другой планете, которая появилась только для них, только благодаря им.
  
   Глава 7
  
   "Она меня любит!" - Артём просыпался и засыпал с этой мыслью. Он был просто непередаваемо счастлив. Но временами его начинал терзать страх, что Инна передумает, разочаруется в нём, разлюбит. Как тогда он будет жить? Он же теперь не сможет без неё! Но она каждый день улыбалась ему, сжимала его руку под партой, чтобы никто не видел. В школе они изо всех сил скрывали свою любовь. Их внеклассные занятия были почти заброшены. Им уделялось минимум времени, отведённого для этого. Да и где было взять это время, когда не было ничего важнее и желаннее поцелуев, объятий, нежных слов и ласковых подшучиваний.
  
   Артём пришёл в школу раньше её. Инна не разрешала заходить за ней по утрам, поэтому они шли в школу по одному. Он сидел в классе и ждал, когда она придёт. И вот она пришла, такая красивая, нежная, грациозная. Каждый раз в момент её появления сердце пропускало один удар. Она чуть заметно улыбнулась ему, села на своё место и погладила по руке.
  
   - У меня хорошая новость, - шёпотом сказала Инна.
   - Какая?
   Она взяла листок бумаги и написала:
   "Щепу вчера в милицию забрали".
   "За что?" - подписал ниже Артём.
   "Пока не знаю. Но пятнадцать суток его точно продержат, а если повезёт, то и на долго упекут".
   "Можно теперь пожить спокойно? Опасность миновала".
   "Не совсем. Магутнову поручено охранять меня до лучших времён".
   "Лучше бы эти времена не наступили. А Магутнова мы в два счёта вокруг пальца обведём".
  
   Наконец-то ему больше не надо сходить с ума, представляя, как его Иннусик встречается с этим отморозком, бояться за неё, не имея возможности помочь ей, избавить её от общества этого неандертальца. Артём реально понимал, что против Щепы и его прихвостней у него нет шансов. Они просто его убьют. Инне от этого лучше не станет. Хотя, если бы это помогло, он бы жизнь за неё отдал. Но в данной ситуации нужно было потерпеть, не поддаваться эмоциям и подождать момента, когда они смогут осуществить свой план. Они сбегут отсюда, вырвутся из этой дыры и всегда будут вместе. Им больше не надо будет прятаться. Он будет учиться так, что его сразу возьмут на хорошую работу, и заработает столько денег, что никто не посмеет угрожать ему, Инне и маме. Никогда больше он не даст их в обиду.
  
   - А если я не поступлю? - спрашивала у него Инна, - Как же тогда нам быть?
   - Тогда я тоже не поступлю, - уверенно отвечал ей на это Артём.
   - Из-за меня?
   - Я тебя тут одну не оставлю. Мы либо поступим оба, либо будем готовиться к поступлению через год.
   - Ты ради меня готов отложить на год исполнение своей мечты? - с благоговением спросила Инна.
   - Я всё за тебя отдам, сделаю что угодно, лишь бы ты была со мной.
   - Милый ты мой! Я так тебя люблю,- растрогалась Инна, - Теперь-то ты понимаешь Маргариту?
   - Наверное, теперь понял бы. Надо прочитать ещё раз. Когда год назад я читал "Мастер и Маргарита", мне понравилась только сатирическая часть, связанная с Воландом и его компанией. Любовь Мастера и Маргариты меня не тронула. Я посчитал, что всё это выдумки, не бывает такой любви. Как можно любить кого-то больше, чем себя, пожертвовать всем ради любви. И даже если допустить, что такое случается, то мне определённо не хочется кого-то так любить. Это страшно, глупо и совсем нелогично.
   - Ты рассуждаешь, как компьютер.
   - Это я раньше так рассуждал. Теперь-то я понимаю, что был не прав, - признал Артём, - Я не ожидал, что любовь может приносить столько радости. Ради этого можно и рискнуть своим душевным спокойствием и равновесием, хоть это и не поддаётся никаким разумным объяснениям. Нелогичность твоей любви делает меня счастливым.
   - Ну уж не настолько моя любовь нелогична, как ты думаешь. Ты у меня настоящий мужчина, умный и красивый.
   - С ума сойти! Твоя любовь не только нелогична, но ещё и слепа, - засмеялся Артём.
   - Ничего не слепа! - Инна обиженно надула губки, - Ты мой самый любимый гений.
   - Люблю тебя, - ответил на это Артём и, обхватив руками её голову, нежно поцеловал.
  
   ***
  
   Две недели без постоянного страха перед Щепой промчались незаметно, как пролетает всё хорошее. Инна шла из школы с Могилой, в душе проклиная его за навязчивость.
   - Дементьева, можешь плясать. Сегодня Щепу выпускают, - сообщил он.
   - Хорошо, - отозвалась Инна, так и не сумев изобразить радость.
  
   В душе всё похолодело от разочарования и страха. Опять видеть его ненавистную рожу и бесконечно терпеть мерзкие прикосновения. Ну почему его не упекли надолго? Но она то привычная, выдержит. А Тёмке теперь как с этим мириться? Господи, как бы глупостей каких-нибудь не натворил.
  
   Вечером она отправилась на ненавистную встречу. Мишка пригласил её в самое дорогое кафе в их городе.
   - У меня возникли проблемы, - поделился он с ней, - Возможно, мы не сможем часто видеться.
   Инне едва удалось скрыть свою радость.
   - Что случилось? - спросила она, лишь бы не пришлось изображать, как она расстроена.
   - Это мужские дела, - высокомерно заявил Мишка, - Тебя это не касается. Но ты смотри не забывай, что ты только моя. Если узнаю, что у тебя кто-то появился, убью его у тебя на глазах.
   Инна вздрогнула.
   - Чего испугалась? Будешь хорошей девочкой, ничего страшного не случится. Или ты уже задумала наставить мне рога?
   - Что ты?! - Инна приложила все свои актёрские способности, чтобы он ничего не заподозрил, - Мои планы не изменились. Я закончу школу, поступлю в педучилище и выйду за тебя замуж.
   - Смотри у меня, - для порядка пригрозил Мишка, но, похоже, поверил ей, - Могила за тобой присмотрит. Если что нужно, обращайся к нему.
  
   Страх за Артёма начал терзать её с новой силой. Зачем она всё это затеяла? Не надо было говорить с Тёмкой о любви, не надо было вынуждать его признаваться в своих чувствах. Это разговор и объяснения надо было отложить до того момента, когда они оказались бы в Москве.
  
   - Зря я всё это затеяла! - раздосадовано сказала она Артёму, когда они сидели в лаборатории.
   - Что затеяла? - не понял он.
   - Сказала тебе, что люблю тебя. Нельзя было этого делать. Я слишком поторопилась.
   Он замер и побледнел. В глазах застыла такая боль, что Инне показалось, что она ощутила её физически. Но он достаточно быстро справился с собой и придал лицу непроницаемое выражение.
   - Понимаю, - сказал он после минутного молчания, - Ты поторопилась назвать любовью благодарность, которую ко мне испытываешь.
   Он старался, чтобы голос звучал ровно, и она не подумала, что он обиделся. Но Инну не обмануло его деланное спокойствие.
   - Да ты неправильно понял! - поспешила заверить она, не в силах видеть его страданий, и обняла его, - Я очень тебя люблю. Просто не стоило говорить тебе об этом так рано. Пусть бы всё было как было. А теперь...
   - Что теперь?
   - Ты не понимаешь? Я подвергаю тебя смертельной опасности. Мучаю и тебя, и себя. Пока мы были друзьями, встречи с Щепой переживались легче. Знал бы ты, чего мне стоит терпеть его после твоих поцелуев!
   - Если бы ты только могла представить, чего мне стоит позволять тебе встречаться с этим ублюдком. Я просто схожу с ума от страха и ревности, и ощущаю себя ничтожеством, которое не может защитить любимую девушку. В такие моменты, мне кажется, я готов его убить.
   - Ты что?! Не надо так. Осталось совсем немножечко потерпеть, и мы сбежим отсюда.
   - Очень трудно в данной ситуации мыслить логически. Я хочу, чтобы ты была только моей, чтобы весь мир об этом знал. Мне хочется умереть, когда я знаю, что ты с Щепой.
   - Знал бы ты, как мне самой этого хочется, когда я с ним.
  
   Но что они могли поделать? Все их страдания и переживания с лихвой окупала радость тайных встреч. Магутнов им был не помеха. У него были свои проблемы, свои отношения, чтобы так уж рьяно следить за невестой своего главаря. Инне и Артёму достаточно было не афишировать своих отношений. Щепа опять исчез к огромной радости влюблённых. Поговаривали, что у него проблемы не только с милицией, но и с такими же криминальными элементами, как и он сам. Он где-то прятался, даже, говорили, уехал из города.
  
   У Инны с Артёмом наступили золотые деньки. Как же хорошо было вместе! За такое короткое время они вдруг стали друг другу родными, самыми близкими и важными людьми. Счастьем было просто быть рядом, держаться за руки, смотреть друг другу в глаза.
   - Как мне повезло, что ты оказался в нашем городе, - говорила Инна, - Страшно подумать, что мы могли никогда не встретиться.
   - А я, дурак, ещё проклинал этот город, когда приехал. Если бы я только знал, что тебя здесь встречу, то расцеловал бы всех жителей.
   - Всех? - засмеялась Инна, - И даже Редькину?
   - Ой, ну хватит уже! Я же тебе говорил, что не знаю, как она оказалась тогда в лаборатории. Я её туда не приглашал.
   - Врёшь ты всё. Это ты только строишь из себя скромного мальчика, помешанного на химии, а на самом деле используешь лабораторию для свиданий с девушками. Готовишь тут колдовское зелье, чтобы они влюблялись в тебя навеки, - продолжала подшучивать Инна.
   - Да кому я нужен?! Сама говорила, что Редькина спит и видит, как бы оказаться на твоём месте везде и во всём, - оправдывался Артём.
   - Если в следующий раз у тебя в "тайной" комнате окажется ещё кто-нибудь, тебе не поздоровиться. Даже твои чистые невинные глазки тебе на этот раз не помогут, - грозно заявила Инна.
  
   Это сейчас тот инцидент со Светкой казался смешным и служил темой для шуток. А тогда Инне было совсем не смешно. Она готова была вцепиться нахалке в волосы. Тёмка - это только её гений, и это только их "тайная" комната. Как эта дрянь посмела всё осквернить здесь своим присутствием?!
   - Артём, у тебя новая ученица? - спросила она тогда с вызовом.
   - Нет, - ответил он, растерявшись.
   - Светик, ты поучиться надумала? - ехидно спросила Инна, - По-моему, пустая затея. И потом, Артём только со мной занимается, он не может тратить время ещё и на тебя.
   - Я хотела посмотреть, чем ты тут занимаешься, Тём, - ласково сказала Светка, игнорируя Инну, - Это же, наверное, очень интересно. И помнится, ты обещал научить меня вальс танцевать.
   - Когда-нибудь потом. Извини, Свет, мне надо с Дементьевой физикой заниматься. К сожалению времени ни на что больше нет.
   - Даже на то, чтобы с девушками встречаться? - Светка кокетливо улыбнулась.
   "Где тут колба поувесистей?" - подумала в конец разозлённая Инна, - "Разбить бы её о твою тупую башку".
   - Ты не слышала, он занят, - ответила она за Артёма, сверля Редькину недобрым взглядом, - Моя успеваемость требует от Давыдова много усилий и не оставляет ему времени больше ни на что.
   Редькина ничего не оставалось, как уйти.
  
   - Тёмочка, ты случайно не знаешь, каким образом здесь оказалась Светочка? - начала свой допрос Инна.
   - Не знаю. Может, Федора её пустила?
   - Федора значит. А ничего, что её сегодня в школе нет?
   - Может, я не закрыл лабораторию? - растерянно предположил Артём.
   - Именно сегодня? Почему-то раньше с тобой такого никогда не случалось. Может быть, ты тут не только со мной встречаешься? Может, у тебя тут дело на поток поставлено? - распалялась Инна.
   - На какой ещё поток? Инн, ты чего?
   - Сама невинность! Никогда бы не подумала, что ты такой двуличный. Сразу с двумя девушками крутишь романы.
   Он, наконец, понял в чём дело, заулыбался, подошёл к ней и обнял.
   - Инка, ты, оказывается, ревнивая.
   - Ты мой! Мне судьба сделала такой подарок, я не собираюсь делить его с кем-то. Я не могу тебя потерять. Никогда раньше таких чувств не испытывала, - призналась Инна.
   - А Щепа?
   - Не напоминай мне о нём. Настроение портится. Щепу я никогда не ревновала. Он мне нравился поначалу, пока маленькая и глупая была. Ты - совсем другое. Ближе и роднее тебя и нет никого. Ты часть меня, ты - моя половинка.
   - А ты моя. Мама говорила, что когда встретишь по-настоящему своё, на чужое уже смотреть не захочется. Ей, правда, не повезло. А мне повезло, да ещё как! Так что нет причины меня ревновать, - с нежностью сказал Артём и поцеловал любимую.
   - А если это "твоё" взаимностью не отвечает? - вернулась Инна к этому разговору.
   - Значит не твоё, - ответил Артём, - Просто очень похоже, но чужое.
   - Как всё сложно.
   - Если бы было просто, то все люди на свете были бы счастливы.
   - Вот бы здорово было!
   - Я читал где-то, что любовь - это когда находишь своё второе "я" в другом человеке.
   - Очень правильная мысль. Наверное, по этому противоположности притягиваются.
   - Иди сюда, противоположность, - Артём снова притянул её к себе и принялся целовать.
  
   ***
  
   Инна не собиралась праздновать день рождения. Хотелось только, чтобы Артём пришёл. Шумных компаний с пьянками и гулянками она наелась на всю жизнь. Да и друзей то там настоящих у неё не было. Так, приятели и приятельницы по компании, которые были готовы перегрызть ей горло, лишь бы оказаться рядом с Щепой. Не нужны они ей! Раздался звонок в дверь. Инна обрадовалась и побежала открывать. Улыбка сошла с её лица. Магутнов.
   - Чего, не меня ждала? Не смог он прийти. Вот тебе букет от него и подарок.
   - Спасибо. Проходи, - на этот раз Инне не надо было притворяться, что она счастлива, Могила решит, что она расстроилась из-за того, что Щепа сам не пришёл.
   - Нет. Я пойду. Давай вечером в наш подвал приходи, там и отметим.
   - Я не смогу. Простыла, плохо себя чувствую.
   - Что-то ты нас совсем забыла, - упрекнул её Магутнов.
   - Учёба проклятая не даёт продохнуть, - вздохнула Инна, изображая досаду.
   Могила ушёл.
  
   - Господи, что же к тебе ходит всякая шваль, Инн, - посетовала мама, - Что у тебя с ними общего? Ладно, хоть учиться снова начала и по ночам теперь дома. Щепкина твоего, говорят, милиция ищет. Как хорошо, что он от тебя отстал.
   - Если бы, - проворчала Инна, - Вот веник и подарок от него.
   - Чего там? - заинтересовалась мать, увидев коробочку.
   - Понятия не имею. Сама посмотри, - равнодушно пожала плечами Инна, отдавая маме подарок.
   - С ума сойти! - воскликнула мать, открыв коробочку, - откуда у этого Щепкина столько денег?
   - Мам, тебе не всё равно?
  
   Их разговор прервал следующий звонок в дверь. Инна бросилась открывать.
   - Привет, Тёмка! - обрадовалась она.
   - Привет. С днём рождения, Инночка, - он с застенчивой улыбкой протянул ей букет тюльпанов и плюшевого медведя.
   - Ух ты! Какой миленький Мишка. И мои любимые цветы! Как ты узнал, что я их обожаю?
   - Я же твоё второе "я", - сказал он и собрался поцеловать.
   Но тут Артём заметил вышедшую в коридор маму и смутился.
   - Здравствуйте, - поприветствовал он её.
   - Здравствуй, Артём, - улыбнулась мама, - Проходи.
  
   Инна с удивлением смотрела на мать. Её как будто подменили. Инна уже привыкла видеть её недовольной, рассерженной или несчастной. Она не ожидала, что мать так обрадует приход Тёмки. Вышел отец, поздоровался и тоже заулыбался. Вскоре все отправились на кухню пить чай с тортом. И если со сверстниками Артёму было общаться непросто, то со взрослыми он легко находил общий язык. Родители были им просто очарованы и в коем-то веке забыли о своей конфронтации. Инна гордилась Артёмом, ей было очень приятно, что родители так хорошо его встретили.
  
   - Какой мальчик хороший! - сказала мама, когда Артём ушёл, - Не то, что твои эти.
   - И умный, - добавил отец, - Сразу видно. Он даже разговаривает по-другому, чем нынешняя молодёжь.
   - Тёмка - он талантище! - гордо заявила Инна.
   - А ты влюблена в него, - с понимающей улыбкой констатировала мама.
   - Он меня тоже любит, - ответила Инна.
   - То-то я гляжу, наша дочь за ум взялась. Такому парню надо соответствовать. Я за тебя очень рада, - сказала мама, - Хоть кто-то в этой семье счастлив, хоть у кого-то всё хорошо.
  
   Отец сразу ушёл в комнату, поняв, что это камень в его огород. Инна тоже пошла к себе. Они с Тёмкой никогда не будут так ссориться. У них всё будет, как в сказке, хоть скептики и утверждают, что любовь скоротечна. Но Инна была уверена, что так случается только с теми, кто не встретил свою половинку. А ей повезло, она встретила. И её любовь никогда не умрёт и выдержит все испытания.
  
   Глава 8
  
   Апрель полностью вступил в свои права. Солнце ласкало землю своими тёплыми лучами, пробуждая природу от зимнего сна. Повсюду звенели ручьи. Лес начал оживать и просыпаться. В воздухе разливался пряный запах весны. Казалось, что это начало новой жизни, светлой и красивой, в которой будет только солнце и счастье.
  
   Инна и Артём возвращались с прогулки из леса. В лесу снег ещё и не думал таять в отличии от улиц города, где кругом стояла вода. Можно бы было пойти в парк, но там возрастала вероятность наткнуться на друзей Щепы. Для шашлыков на природе ещё было рановато, поэтому вряд ли кто-то из этих отморозков пойдёт утром в лес. Они вообще никого не встретили во время прогулки. Так что обниматься и целоваться можно было сколько угодно.
  
   Щепа так и не появлялся к огромной радости влюблённых. Может быть, он так и не появится до того времени, как они уедут в Москву. Эти надежды делали их неосторожными. Да и скрывать свои чувства с каждым днём становилось всё сложнее. Хотелось быть вместе везде и всюду, очень трудно было удержаться от поцелуев украдкой, когда казалось, что их никто не видит. Вот только два дня назад Инне показалось, что кто-то за ними наблюдает, когда Артём поцеловал её возле кабинета химии. В школе уже и не было никого, ведь уроки давно закончились, а они просидели в лаборатории достаточно долго. И, тем не менее, Инна почувствовала на себе чей-то взгляд и испугалась. Надо быть поосторожнее. Ведь осталось потерпеть совсем немножко.
  
   - Ты представляешь всю ценность этой находки? - возбуждённо говорил Артём, - Теперь мы с тобой просто обязаны довести всё до конца.
   - Мы? Это ты у нас станешь великим учёным. А я буду женой гения, которая лишь в состоянии понять, о чём он говорит и разделяет его интересы.
   - Мне, конечно, нравится ход твоих мыслей, но ты будешь не только слушать мои измышления и разделять их, но и станешь моей правой рукой. Мы прославимся вдвоём, как Пьер и Мария Кюри.
   - Артём и Инна Давыдовы. Класс!
   - Дело за малым. Осталось только разобраться в записях моего деда. А это совсем не просто. Мало того, что нам с тобой знаний пока не хватает, так ещё и почерк его расшифровать целая история.
   - Приноси эти его записи ко мне. Может у меня лучше получится его почерк разобрать. И, как ты говоришь, один ум хорошо, а два лучше.
   - Это точно. Я приду к тебе в два часа. До пяти вполне можем с этим посидеть. Посмотрим, как дело пойдёт. А вечером я занят. Мне мамин двор сегодня убирать, пока она на работе.
   - Мама сегодня допоздна?
   - До одиннадцати ночи. Хорошо ещё, что аптека рядом с домом. Ой, ещё и на ужин чего-нибудь сделать надо. Я и забыл.
   - Ещё и хозяйственный. Запишем в блокнотик в колонку положительных качеств, - пошутила Инна.
   - Любопытно, что в колонке отрицательных, - с усмешкой спросил Артём.
   - Пока пусто, - засмеялась Инна, - Тёмка, ты просто клад!
   - Только ты да мама так думают, - он улыбнулся, - Но если честно, не такой уж я и подарок судьбы. Просто любовь заставляет человека быть лучше, чем он есть.
   - Если ты сдержишь своё обещание любить меня всю жизнь и даже после, то тебе придётся всегда оставаться лучше, чем ты есть, - резонно заметила Инна.
   - Логично. Значит, я в свой блокнотик могу добавить запись "Умеет делать логические выводы".
   - Ах так! Значит там не записано, что я самая умная девушка на свете, раз выбрала тебя, - возмущённо спросила Инна.
   - Записано, записано, - засмеялся Артём, - Но это никак не свидетельствует о наличии логики. Но зато там тридцать три раза записано "самая красивая", тридцать два "самая нежная", тридцать один "самая добрая" и сто восемьдесят "самая любимая".
   - Когда ты всё это успел написать?
   - Каждый день упражняюсь.
   Так они незаметно дошли до дома Инны.
  
   В два часа дня Артём снова пришёл к ней с легендарной тетрадью своего деда. Это была скорее амбарная книга, нежели тетрадь. Почерк был действительно неразборчивым и мелким, многие слова имели сокращения или вообще не были дописаны. За три часа они освоили всего полтора листа.
   - Оставляй её у меня. Я попробую расшифровать ещё полстраницы. Завтра тебе будет легче разобраться с формулами, если хотя бы текст станет понятен, - предложила Инна.
   - Если тебе не лень, то дерзай, - ответил Артём.
  
   Он ушёл, а Инна продолжила работу. В начале девятого позвонили в дверь. Инна удивилась. Родители сегодня должны прийти через часа полтора, у них в девять только смена заканчивается. Может быть, Тёмка чего-то забыл. Эта мысль обрадовала и она, не глядя, открыла дверь. Душа ушла в пятки. На пороге стоял Щепа.
   - Что, не ждала? - криво усмехнулся он.
   - Нет. Ты куда-то пропал, - справившись с собой, ответила Инна.
   - Что же невеста не встречает своего жениха? Где радость, где поцелуи, где слова, что ждала и скучала?
   Инна молчала, понимая, что происходит что-то неладное. Мишка в бешенстве. Что могло так его разозлить? Неужели он узнал про Артёма? Вроде не должен был. Тогда что? Тысяча вопросов теснилась в голове.
   - Выходи. Поговорить надо. Жду тебя возле подъезда, - процедил Щепа сквозь зубы.
  
   У Инны от ужаса даже руки тряслись. Но не подчиниться она не могла. Будет только хуже. Она постаралась успокоиться. Надо было эффектно одеться и накраситься, чтобы Мишка смягчился, глядя на неё. А если еще и радость изобразить, то он, глядишь, и успокоится.
   - Хороша! Ничего не скажешь, - встретил он её, - Цветёшь, как майская роза. Только, говорят, что к моей розе подобрался какой-то козёл. Что скажешь, Инночка?
   - Я не понимаю, о чём ты, - ответила Инна как можно спокойнее.
  
   Мишка ударил её по лицу неожиданно. Всё это происходило на глазах с десятка членов его шайки. Инна не заплакала, лишь поражённо глядела на Мишку. Раньше он себе такого не позволял. Она поймала на себе победоносный взгляд Редькиной. Ужас начал охватывать от осознания того, что им всё известно про Артёма, что эта завистливая стерва выследила их и сдала Щепе. Светка рассчитывала занять место Инны, когда Щепа с ней разделается. Судьба самой Инны или Артёма её не волновала.
  
   - Ты помнишь, чего я тебе обещал? Зови сюда этого обнаглевшего щенка. Он ответит за то, что посмел прикоснуться к моей невесте.
   - Миш, да с чего ты взял, что ко мне кто-то притронулся? Про кого ты хоть говоришь? - Инна решила отпираться до последнего.
   - Не прикидывайся! Я про твоего ботаника говорю.
   - Это чьи-то выдумки. Миш, ну ты же видел его. Что может у меня быть с этим жалким субъектом? Я занятия с ним с трудом переношу, только по необходимости. Ты же сам мне его приставил. Вспомни.
   - То, что ты его не перевариваешь, не помешало тебе целоваться с ним.
   - Это клевета! Просто кто-то очень хочет нас с тобой поссорить.
   - Клевета? Что же, сейчас мы это выясним. Звони ему, пусть приходит в наш двор.
   - Зачем?
   - Очную ставку будем проводить. Звони. Если он не придёт сейчас, я найду способ его поймать и тогда расправлюсь с ним без суда и следствия.
   Инна лихорадочно искала выход. Она должна спасти Тёмку, чего бы ей это не стоило. Это она втянула его в эту историю, а теперь ей необходимо вывести его из под удара любой ценой. Как же ей не хотелось, чтобы он приходил, чтобы разговаривал с Щепой, но, похоже, этого было не избежать.
   - Хорошо. Я докажу тебе, что он мне безразличен, как и я ему.
   Они нашли таксофон. Инна набрала номер Артёма.
   - Мне срочно нужно тебя видеть, - сказала она приказным тоном в надежде, что он заподозрит неладное и ей удастся предупредить его.
   - Я приду, - ответил Артём.
   - Приходи во двор тринадцатого дома за магазином.
   Если Артём что-то понял или удивился, то Инна этого не поняла.
   - Хорошо, - только и ответил он.
   Ну почему он не начал выспрашивать её, зачем ей это понадобилось? Так бы она хоть об опасности его смогла предупредить.
  
   Через пять минут Инна заметила знакомую худощавую фигуру. Сердце сжалось от страха за него. Он пока их не видел, на улице уже стемнело. Артём просто торопился к ней на встречу, ведь не просто же так он ей вдруг понадобился. Он немного замедлил ход, когда увидел поджидающую его компанию, но не остановился. Он смотрел на Инну, пытаясь понять, что происходит и как ему себя вести.
  
   - Зачем ты меня звала? - спросил он ничего не выражающим голосом, так что нельзя было заметить в нём ни страха, ни возмущения, ни растерянности.
   - Уроки учить, - с издевательской улыбкой ответила Инна, а затем обратилась к Щепе, - Миш, ну посмотри на него! Неужели ты веришь, что я польстилась на этого заморыша?
   Артём никак не прокомментировал её высказывание, только на лице появилась ироничная усмешка.
   - А ты что скажешь, заморыш? - со всем презрением спросил у него Щепа.
   - Действительно, кто может на меня польститься? - саркастически ответил он, не выказывая при этом никакого страха или волнения, - Я готовлю Инну к поступлению в педучилище.
   - Ну и как успехи у моей невесты?
   - Успехи очевидны. Я думаю, тебе об этом уже доложили.
   - Мне доложили не только об этом. Ну и как, щенок, понравилось целоваться с моей девочкой?
   - Твоя девочка и я, жалкий заморыш, - не меняя тона, произнёс Артём, - Дураку понятно, что это невозможно.
   - Я сама видела! - подала голос Светка, понимая, что победа над соперницей ускользает из рук, - Я видела как они обжимаются в школе.
   - Враньё! - заявила Инна.
   - Я тоже видел, - вдруг пришёл к Редькиной на помощь один из прихвостней по кличке Загреба, который давно положил глаз на Светку.
   - Да ты любые её слова подтвердишь, - накинулась на него Инна.
   - Загреба никогда не врёт, - заявил Щепа, - Я ему верю, как самому себе.
   Инна поняла, что тактику придётся менять. После слов Загребы Мишка не верит им.
   - А-а-а! Припоминаю! Было такое один раз, но и то ради смеха. Миш, ты же помнишь, как я тебе рассказывала, что мы с Редькиной поспорили, что этот ботаник будет бегать за мной, как собачка. Ты же сам разрешил мне поиграть с ним в любовь. Он никак не хотел сдаваться, вот я его и поцеловала.
   - Ну и как? Он повёлся? - заинтересованно спросил Мишка, - Ты повёлся, урод?
   - Любой бы повёлся, когда такая девушка пускает в ход тяжёлую артиллерию, - равнодушно пожал плечами Артём.
   - Значит, этот щенок просто жертва твоих чар? - засмеялся Щепа, - Теперь всю свою жалкую и никчёмную жизнь будет лелеять воспоминания об поцелуе такой королевы. Ладно, придурок, я сегодня добрый. Иди отсюда и больше к Инке не приближайся.
   Инне очень хотелось облегчённо выдохнуть, но она изображала презрение.
   - А ты спроси у своей Инночки, чем это она занимается каждый день с Давыдовым в лаборатории? - Редькина не собиралась сдаваться, - Чего это она так рьяно за учёбу взялась. А этот урод ходит к ней каждый день, я сама видела.
   - Я просто хотела выиграть наш спор. Это было нелегко. Думаешь, так просто раскрутить этот калькулятор на любовь?
   - А ты там не заигралась, девочка? - Мишка начал снова закипать, видимо, по-своему истолковав её ответ.
  
   Инна так надеялась, что Артём ушёл, как только Щепа отпустил его. Но также понимала, что её надежды тщетны. Артём по-прежнему был здесь, он ни за что не оставит её одну в такой опасной ситуации. Нужно было заставить его уйти, чтобы он бросил её без сожаления. Они боролись, но проиграли. Им никогда теперь не быть вместе. Тёмка должен остаться живым и здоровым, пусть для этого нужно будет разбить ему сердце. Так будет даже лучше. Он не будет искать с ней встреч, не будет пытаться вырвать её из лап Щепы. Принятие этого страшного решения сделало её невероятно спокойной.
  
   - Да ты что, Миш? Не было между мной и этим заморышем ничего такого! Мы просто к экзаменам готовились. А чтобы он клюнул, наплела этому придурку, что мечтаю от тебя сбежать. А он, как рыцарь в сияющих доспехах, предложил взять меня с собой в Москву, - цинично выдавала Инна, - Я сделала вид, что согласилась. Ведь мужчинам так нравится чувствовать себя спасителями прекрасных дам. Это была лишь часть игры.
   Инна видела, как обескуражен Артём её признаниями. Но сейчас главным было добиться, чтобы Мишка не видел в нём соперника, а лишь жертву её интриг, игрушку, не стоящую внимания. Пусть и Артём в это поверит. Это спасёт его в дальнейшем.
   - Ты хотел умыкнуть мою невесту? - удивлению подобной наглостью не было предела, - Инн, ты не возражаешь, если я ему врежу? Он ведь больше тебе не нужен.
   Щепа испытующе уставился на неё. Инна ясно осознала, что, если сейчас заступится за Тёмку, то подпишет ему смертный приговор. Щепа до конца так ей и не поверил и всё ещё проверял её.
   - Делай с ним, что хочешь. Мне без разницы, - равнодушно махнула она рукой, - Он мне больше неинтересен. И давай уже поскорее, я замёрзла и мне домой надо.
  
   Инна бросила взгляд на Артёма. Его лицо не выражало никаких эмоций, но глаза стали ледяными. Щепа подошёл к нему и изо всей силы ударил в лицо. Артём упал, из носа брызнула кровь. Инна еле сдержала крик ужаса и подавила в себе импульсивное желание броситься к нему. Дальше всё произошло совсем не так, как она ожидала. Артём поднялся и бросился на обидчика с бешеной яростью. Вся шайка на секунду оторопела от такой наглости, но потом разом накинулась на Артёма и начала его избивать. Они били его остервенело, не разбирая куда. Инна перестала что-либо соображать от ужаса и завизжала. И здравый смысл, и страх за себя отступили на второй план, всё затмила настоятельная потребность, во что бы то ни стало защитить любимого человека. Не помня себя, она кинулась в самую гущу, пытаясь пробраться к Артёму, чтобы спасти его. Когда ей это, наконец, удалось, он был уже без сознания. Она не чувствовала пинков, которые ей доставались, а лишь старалась закрыть его от ударов.
   - Тёмка! Тёмочка! - кричала она, - Пожалуйста, не надо! Помогите! Ради Бога, помогите хоть кто-нибудь!
   Среди этой свалки и ужаса ей каким-то образом удалось заметить, как в руке у Щепы блеснуло лезвие ножа.
   - Нет! - истошно закричала она, закрывая Артёма своим телом.
   Сквозь пелену кошмара она услышала вой милицейской сирены. Не успев даже осознать, что спасение близко, Инна ощутила взрыв боли. Но даже это не заставило её отвлечься от Артёма.
   - Тёмка! Тёмочка мой! Только не умирай! Помогите!
   Последним чётким воспоминанием было лицо милиционера и его возглас полный ужаса:
   - Господи! Срочно скорую!
  
   Глава 9
  
   - Таня! Таня! Тебя к телефону! Из милиции! - услышала Татьяна Львовна голос своей напарницы.
   - Из милиции? - удивилась она и взяла трубку, - Я Вас слушаю.
   - Татьяна Львовна Давыдова?
   - Да.
   - С Вашим сыном произошло несчастье. Он в больнице.
   - Что с ним? - не помня себя от ужаса, закричала она в трубку.
   - Его страшно избили.
   - Он... Он... - она не могла задать этот вопрос, язык не слушался.
   - Он жив, - поняли на том конце провода ей невысказанный вопрос, - Но очень сильно пострадал. В больнице Вам всё скажут.
  
   Татьяна Львовна бросилась в больницу. Но там к сыну её не пустили.
   - Он в реанимации, Вам туда нельзя.
   - Что с ним? Как он?
   - Состояние тяжёлое. Его жизнь была бы вне опасности, не будь у него изначальных проблем с сердцем.
   - Вы его спасёте? - она смотрела на врача, как на Бога.
   - Мы делаем всё возможное в данных условиях. Но сами понимаете, у нас здесь не центр имени Бакулева. Нужны более точные исследования. У мальчика очень пострадало лицо, повезло, что глаза целы остались. Кроме того раздроблена правая рука, сломаны рёбра, сотрясение мозга, множественные ушибы и раны. Но повторяю, самое опасное - нестабильная работа сердца.
   Татьяна Львовна заплакала:
   - Бедный мой мальчик. За что же его так?
   - Я знаю, что сейчас Вам не до этого, но Артёму нужны лекарства, которых у нас в больнице нет. Это стоит недёшево, но Вам лучше поторопиться и найти возможность их приобрести.
   - Я понимаю.
   Доктор написал название и ещё раз напомнил о срочности.
  
   Татьяна Львовна шла домой решительно. План действий уже сложился в голове. Сейчас главное не впадать в панику и не поддаваться отчаянию. Всё получится! Она спасёт своего Тёмку, чего бы ей это не стоило, потому что без него её жизнь станет бессмысленной и беспросветной. Без него она умрёт, пусть даже её тело будет продолжать жить. И её гордость - совсем небольшая цена за жизнь сына. Она нашла визитку с телефоном. "Кораблёв Дмитрий Алексеевич", - было написано на ней. Отец Артёма. За год до того, как в Армении начались волнения и гонения по национальному признаку, Татьяна Львовна встретилась с ним. Предприятие, где она работала, было одним из основных в отрасли, что курировал Дмитрий, работая в министерстве.
  
   - Таня, рад снова тебя видеть. Честно скажу, неожиданная встреча, - были его первые слова
   - Не могу сказать того же самого о себе, - ответила она.
   - Понимаю, - помолчав, сказал он, - Как ты здесь оказалась?
   - Мой бывший муж - военный. Нас сюда отправили в своё время. А ты сделал блестящую карьеру, как и мечтал. Поздравляю. Ты не прогадал. Как семья? Как жена, как сын?
   - Спасибо за поздравления. А насчёт семьи... Хотелось бы сказать, что всё прекрасно. Но увы.
   - Что так? - с сарказмом спросила она.
   - У меня проблемы с сыном. Мало того, что он полный раздолбай, так, похоже, наркотиками начал баловаться.
   - Сочувствую, - ответила она тоном, в котором на самом деле не было никакого сострадания, скорее злорадство.
   - А у тебя как дела? - перевёл разговор на другую тему Кораблёв, - Муж, дети?
   - У меня есть только сын. Он замечательный, самый лучший. Я горжусь им!
   - Сколько ему лет? Как зовут?
   - Зовут Артём. Ему тринадцать лет. Он блестяще учится, умеет играть почти что на всех музыкальных инструментах и занимается танцами.
   - Почему танцами? - удивился Дмитрий.
   - Мне так захотелось, - с вызовом ответила Татьяна, не желая вдаваться в подробности о болезни сына.
   Пусть этот предатель умрёт от зависти, пусть до конца жизни жалеет, что отказался от неё и их прекрасного сына.
   - Артём - мой сын? Ведь так? - спросил Дмитрий.
   - Он мой сын! Ты отказался от него задолго до его рождения.
   - Я знаю, что виноват перед тобой, - начал он, - Я очень обидел тебя, и оправданий мне нет. Но разреши мне хотя бы увидеть его.
   - Нет. Зачем тебе это? Любопытство? А ты о сыне подумал? Что он почувствует, когда ты вдруг появишься? Ты же не собираешься поддерживать с ним отношения. Я не позволю тебе ещё раз его бросить.
   - Но ведь можно не сообщать ему, кто я такой, - настаивал Дмитрий.
   - Это слишком очевидно, - горько усмехнулась она.
   - Так он на меня похож?
   - Какая тебе разница? - зло спросила она.
   - Тань, твоя ненависть ко мне справедлива. Я не буду больше тебя нервировать и на чём-то настаивать. Но если вдруг тебе или Артёму понадобится моя помощь, всегда можешь обращаться. Вот моя визитка. Ты всегда можешь позвонить по этому телефону, соединят без разговоров. Я занимаю достаточно высокую должность и много чего могу. Всегда буду рад помочь. И прости меня, если сможешь.
   - Бог простит, - ответила она холодно, но визитку себе оставила.
  
   И вот сейчас настал тот момент, когда она ей воспользуется. Пусть папаша постарается ради сына. Татьяна Львовна набрала номер.
   - Да, - ответил ей знакомый голос, - Я слушаю Вас.
   - Это Таня.
   - Здравствуй. Что-то случилось? - понял Дмитрий сразу.
   - Да. Артём в больнице, ему нужна помощь.
   - Господи! Что с ним, - он испугался.
   - Его сильно избили. Но не это самое страшное, - её голос задрожал, - Я тогда тебе не сказала. У нашего сына врождённый порок сердца. И после того, что с ним случилось, это дало о себе знать. Артём в тяжёлом состоянии.
   Она заплакала.
   - Дим, мы никогда у тебя ничего не просили. Но сейчас я умоляю тебя, спаси моего мальчика! Пусть его заберут в Москву. Там хорошие врачи, современная аппаратура и лекарства.
   - Таня! Слышишь меня? Я всё сделаю. Не плачь! Я приеду сегодня же, - он говорил уверенно, чтобы она успокоилась, - Я кладу трубку. Мне нужно всё тут организовать. Всё будет хорошо.
  
   В одиннадцать часов ночи из Москвы прибыл реанимобиль. Дежурный врачи был очень удивлён, так как никто не вызывал такую машину. На все свои вопросы о документах и полномочиях он получил толстый конверт с деньгами от мужчины, приехавшего вместе с московскими врачами. Понятно, что распространятся об этом случае желания у него не возникло. Той же ночью Артём был доставлен в Москву в институт имени Бакулева.
  
   ***
  
   - Тёмка! Что с ним? - был первый вопрос Инны, когда она пришла в себя.
   - Лежи, лежи, - ответила ей медсестра, - Только оклемалась, а уже про какого-то Тёмку спрашивает.
   - Что со мной?
   - Тебя ножом пырнули. Хорошо хоть ничего важного не задели. Просто много крови потеряла.
   - Я тут долго?
   - Два дня. С раной твоей вроде бы всё в порядке. Осталось только сил набраться.
   - А молодой человек, с которым меня привезли? Где он?
   - Не знаю ничего. В тот день, когда тебя привезли, не моя смена была. Тебя сегодня в общую палату переведут скорее всего. Родителей пустят, попросишь их узнать.
   - Ну, пожалуйста, узнайте, что с ним! - взмолилась Инна, - Зовут Артём Давыдов.
   - Ладно, поспрашиваю.
  
   Инну, и правда, решили перевести в общую палату. Медсестра, которую она просила узнать про Тёмку, пришла к ней после врачебного обхода.
   - Ничего непонятно, - сказала она, - В приёмный покой поступал, а ни в одном отделении нет такого. Может быть, его домой отпустили?
  
   Как только это стало возможно, к ней в палату пришли родители. Мама плакала, обнимала её, говорила, как она счастлива, что дочь осталась жива.
   - Как ты себя чувствуешь? - спросил отец.
   - Бок болит, и сил нет, - ответила Инна, - Но вы не переживайте. Врач сказал, что ничего важного не задето, а слабость от потери крови. Всё наладится.
   - Я тебя тут принесла, - начала мама выкладывать пакеты с едой.
   - Мам, что с Артёмом?
   - С Артёмом? - удивилась мать, - Я не знаю.
   - Мамочка, я прошу тебя. Узнай. Мы же вместе были, когда на нас напали.
   - Ты видела, кто это был?
   - Это Щепкин.
   - О, Господи! - испугалась мать, - За что он так с тобой?
   - Долго рассказывать. Узнай, что с Тёмкой, потом поговорим.
  
   ***
  
   "Боже мой! Как я ей это скажу?" - думала Зоя Павловна, идя в палату дочери, - "Артём умер!" Добиться информации от медперсонала было непросто. В больнице, как и везде сейчас царил бардак. Никто ничего не знал. Зоя Павловна выяснила, что Артёма забрали в травматологию, но потом срочно повезли на кардиограмму. Зоя Павловна побежала в кардиологию. Туда её не пустили и сказали, что у них такого пациента нет. Зоя Павловна совсем было отчаялась хоть что-то узнать, но тут встретила знакомую. Она рассказала ей о несчастье с дочерью.
   - С ней мальчик был Артём Давыдов. Никак не могу выяснить, что с ним случилось.
   - Подожди здесь. Сейчас попробую узнать.
   Знакомая вернулась через полчаса.
   - Нечем мне тебя утешить, Зой. У мальчика этого сердце было больное. Не спасли его.
  
   Зоя Павловна брела по коридору больницы. Бедная её девочка! Как ей об этом сказать? И как жалко Артёма. Такой хороший парень был. Инна с ним прямо преобразилась, за ум взялась, перестала болтаться непонятно где и непонятно с кем, выглядела довольной и счастливой. Как будто в неё кто-то новую жизнь вдохнул. И куда только девались безразличие и апатия? Зоя Павловна не могла нарадоваться. Вот она любовь, что делает! Может и об землю ударить со страшной силой, так что больше и летать никогда не захочется, а может и из болота вытащить и заставить парить в небесах. С Инной произошло как раз второе. Как Зоя Павловна была рада, что увлечение дочери этим бандитом Щепкиным сошло на нет. Красивый ублюдок запудрил голову маленькой дурочке. Слава Богу, она вовремя поняла, что гораздо ценнее внешней красоты красота душевная. Этот умненький мальчик Артём сумел показать ей это и забрал её сердце. Инна даже с родителями стала снова нормально разговаривать, а не отмахиваться от них или отвечать с раздражением. Она опять превратилась в ту девочку, которой была: ласковой, доброй и нежной. И что теперь? Как сказать дочери, что её любимого мальчика больше нет? Что с ней будет, ведь она сама ещё не поправилась? Но и скрывать правду не имело смысла.
  
   - Ну что? - спросила Инна, как только мать вошла в палату, глядя на неё полными надежды глазами, - Как Артём?
   - Инна, - начала мать, усаживаясь к ней на кровать, - Артём... Его больше нет.
   Секунду дочь смотрела на неё непонимающими глазами.
   - Нет! Не может этого быть! - сказала она вполне уверенно.
   - Инночка, девочка моя... - у Зои Павловны задрожал голос.
   - Нет! Это неправда! - говорила Инна, но, похоже, горькая правда начала доходить до неё, потому что голос перешёл в крик, - Тёмка мой! Где он? Я хочу к нему! Я должна его увидеть!
   Она зарыдала и начала вставать с кровати.
   - Инночка, не надо так! Тебе нельзя вставать, - пыталась уговорить её Зоя Павловна, укладывая на место, - Что же теперь поделаешь?
   - Это неправда! Тёмка, он не мог умереть! - Инна откинула руки матери, - Пустите меня к нему!
   Откуда только силы взялись, но она почти встала с кровати. Но на её крики прибежала медсестра, которая помогла Зое Павловне уложить Инну обратно в постель, не смотря на её крики и протесты. Ей сделали успокоительный укол и вскоре она заснула.
   - Идите домой, - сочувственно сказала медсестра, - Она проспит всю ночь, мы за ней присмотрим. Бедная девочка.
  
   На следующий день Зоя Павловна, придя к дочери, подумала, что она спит. Она тихо лежала, и мать подошла поправить одеяло. Но, оказалось, что Инна не спит. Она просто лежала, а из глаз текли слёзы.
   - Инн, ну не надо так. Тебе нужно выздоравливать, - сказала сочувственно Зоя Павловна.
   - Я не хочу.
   - Зачем ты так говоришь? Мы с папой любим тебя. Ты должна жить. У тебя столько всего ещё впереди. Ты же в институт мечтала поступить.
   - Это Тёмка мечтал, а я с ним.
   - И ты должна это сделать. Для него. В память о нём.
   - Это я во всём виновата. Это из-за меня он погиб, - снова зарыдала Инна.
   Мать на этот раз не пыталась её успокоить. Пусть плачет. Так легче пережить горе. Когда поток слёз иссяк, Зоя Павловна спросила:
   - Инн, что же всё-таки произошло?
  
   Инна ответила не сразу, мать даже подумала, что не услышит ответа. Но потом дочь нашла в себе силы поговорить с матерью. И та с нарастающим ужасом слушала её рассказ. В каком же страхе и в каком аду жила её девочка! Чувство вины переполняло. Как же она такое допустила? Как могла ничего не замечать, погрузившись в свои дрязги с мужем. Этот Щепкин - чудовище, на которое столько лет никто не мог найти управы. Девочке пришлось самой себя защищать, как она умела. Обратиться за помощью к родителям ей даже в голову не пришло. Как же, должно быть, они были от неё далеки, что она перестала рассматривать их как защиту, поддержку и опору. Она доверилась только Артёму, единственному человеку, который захотел протянуть ей руку помощи.
  
   Зоя Павловна шла от дочери, погрузившись в свои невесёлые думы.
   - А про вашу девочку спрашивали, - улыбнувшись, сказала дежурная медсестра, - Очень красивый молодой человек.
   - Не пускайте его ни под каким предлогом, - взмолилась Зоя Павловна.
   Как же она испугалась! Чего нужно этому мерзавцу от Инны? Он пришёл угрожать ей, или собирается добить? Почему он до сих пор на свободе? Ему и убийство Артёма с рук сошло?
  
   На следующий день к Инне пришли из милиции.
   - Ваши обвинения в адрес Михаила Щепкина может кто-то подтвердить?
   - Нет. Я не знаю, - неуверенно ответила Инна.
   - Спасибо. Будем разбираться, - ничего не выражающим голосом сказал следователь, поднимаясь, чтобы уйти.
   - Вы его посадите? - спросила Зоя Павловна у него уже в коридоре.
   - Мы будем разбираться. Его нападение на Вашу дочь ещё нужно доказать, - ответил следователь, стараясь не смотреть в глаза.
   - Но ведь он же мальчика убил! Неужели этого недостаточно, чтобы посадить этого выродка?
   - Мы не располагаем сведениями о том, что Щепкин кого-то убил.
   - Но он же может убить и Инну!
   - Это только Ваши предположения.
  
   Следователь ушёл, а Зоя Павловна с ужасом поняла, что Щепкину и это сойдёт с рук. Проклятый бандит! Кто-то защищает его, раз даже убийство Артёма никто не собирается расследовать. Формально мальчик умер из-за проблем с сердцем. Никто не будет докапываться до причин. Зоя Павловна взяла отпуск и проводила у постели дочери целый день. Как только стало возможно, они с мужем перевезли её в город, где жила мать Зои Павловны. Зоя Павловна тоже осталась там. Муж остался в Сухове заниматься делами с квартирой. Семья решила навсегда уехать из Сухова. Они не верили, что Щепкин понесёт наказание, и очень боялись, что он что-нибудь сделает с Инной. Зоя Павловна вздохнула спокойно только тогда, когда муж продал квартиру и переехал жить к ним.
  
   Глава 10
  
   Артём с интересом разглядывал обстановку. Где это он? Он понимал, что находится в больнице, но поверить не мог, что в их захолустье могут быть палаты с такой аппаратурой.
  
   - Ну вот. Уже пришёл в себя, - обрадовано сказала, подошедшая медсестра.
   - Где я? - задал Артём, мучивший его вопрос.
   - Ты находишься в центре сердечно-сосудистой хирургии имени Бакулева. Тебе сделали операцию на сердце. Теперь всё будет хорошо. Сейчас я твоего доктора позову.
  
   Через пять минут в палату вошёл невысокий приятный мужчина и с улыбкой сказал:
   - Здравствуй, Артём. Ну, давая знакомиться. Меня зовут Александр Николаевич. Я твой лечащий врач.
   - Здравствуйте. Как я тут оказался? - спросил Артём.
   - Тебя из Сухова привезли сюда, потому что была нужна срочная операция.
   - Только поэтому? - с сомнением спросил Артём, - Странно.
   - Считай, что тебе повезло. И благодари Бога, что тебя вовремя привезли. Операция прошла успешно. Теперь будем поправляться.
   - Так я теперь здоров?
   - Ну, Артём, я бы не стал так торопиться с выводами. Осложнений после операции возникнуть не должно, но ты же очень сильно пострадал после того, что с тобой случилось. Тебе предстоит ещё много чего.
   - Чего, например?
   - А ты молодец! Не ноешь, в панику не впадаешь. Мужественный молодой человек. Уважаю таких, - похвалил доктор, - Знаешь что? Давай пока разберёмся с сердечными проблемами, а потом будем решать другие вопросы.
   - Что, всё так плохо? - спросил Артём, стараясь не поддаваться панике.
   - Ничего непоправимого нет, - успокоил доктор, - Но от тебя потребуется много сил, времени и всё твоё мужество. Ну и деньги ещё будут нужны.
   - Много денег?
   - По этому поводу не волнуйся. Всё решаемо.
   - Где мама?
   - Скоро увидишь её. Она тут почти поселилась. Думаю, что вам можно завтра немного повидаться.
  
   Доктор ушёл. Артём принялся изучать себя. "Рука в гипсе", - понял он, - "И вся голова замотана. Господи, что у меня там такое?!" Бедная мама! Наверное, с ума сходит. Для Артёма так и осталось загадкой, почему его, обычного мальчика из захолустного городишки, привезли в Москву. Почему такая честь? Конечно, за деньги сейчас можно всё, но ведь у них денег точно нет. Бесполезно ломать голову над этим вопросом, надо отложить его до завтра. Врач сказал, что нужно разобраться с сердечными проблемами. Артём горько усмехнулся и сразу же буквально задохнулся от боли. Даже это привычное движение губами принесло зверскую боль. Боже, что с его лицом? Он стал конченым уродом? От него теперь люди шарахаться начнут.
  
   "Делай с ним, что хочешь. Мне без разницы", - всплыли в памяти слова, сказанные с презрительным безразличием. Инна. Неужели это сказала она? Его Иннусик не могла такого сказать! Это была не она, а какая-то чужая девушка, он такой не знал. Сердце не могло смириться с таким перевоплощением. Но разум ставил перед неоспоримым фактом: "Она обвела тебя вокруг пальца. Она посмеялась над тобой! Она никогда тебя не любила". Ей нужно было всего лишь ещё одно доказательство собственной неотразимости. И только. Зачем? Да просто так, от скуки, чтобы разнообразить свою бессмысленную серую жизнь. Она затеяла эту игру ради смеха и острых ощущений. Влезла к нему в душу, чтобы польстить своему самолюбию лишний раз и подразнить Щепу. Ничего не дрогнуло у неё в душе, когда эти ублюдки убивали его у неё на глазах. Что с них взять? Это не люди, а зомби! Ни души, ни сердца, ни мозгов. И она такая же, даже хуже. Эти малолетние бандиты - просто дебилы, которые на задумываются над тем, что делают и зачем, живут примитивными инстинктами: жрут, пьют, дерутся, чтобы ощутить себя силой. А Инка продумал целый план, чтобы в качестве трофея за своё коварство забрать его сердце. Какая изощрённая жестокость! А он, как идиот, купился на её просьбы о помощи, точнее он сам предложил ей помощь, приняв за чистую монету её слова и беззащитность. Да и разве был у него шанс устоять против её ласковых слов и поцелуев? Придурок! Возомнил, что его полюбила такая жар-птица. За что это вдруг? Кому он нужен, недоделанный ботаник.
  
   Когда он увидел её в окружении Щепы и его компании, то решил, что Инне угрожает опасность. Она говорила все эти обидные слова, но Артём думал, что она это делает только затем, чтобы выкрутиться, и поэтому подыграл ей. Наверное, она сама испугалась своего жениха. Благодаря их игре, Артёма почти отпустили. Он не верил, что она оскорбляла его серьёзно, считая, что Инна просто хочет вывести его из-под удара. Как же он ошибался! Ей было всё равно, что с ним будет. Он сыграл свою роль и был ей уже не нужен. Уйдёт - хорошо, ничего лишнего не взболтнёт, не уйдёт - тем хуже для него. Он даже словам о споре с Редькиной не придал особого значения. Инна просто пытается выйти из сложившейся опасной ситуации без потерь. Он ужасно боялся за неё, никакая сила и доводы разума не могли заставить его уйти и бросить её там одну дальше разбираться с Щепой. Идиот! Она бы выкрутилась. Глаза у него открылись только тогда, когда Инка с лёгкостью выдала Щепе их план побега в Москву. Оказывается, всё это время она говорила правду о том, как презирает его, каким жалким и нелепым дураком она его считает. Она рассказала обо всём Щепе и его дружкам, чтобы лишний раз всем показать, на что готов был этот глупый ботаник, потерявший голову от любви к ней. Даже Щепа развеселился, забыв о своей ревности. Артём понимал, что сделал глупость, накинувшись на Щепу. Но на тот момент он ничего не соображал от боли как физической, так и душевной, подчиняясь какому-то древнему инстинкту, во что бы то ни стало отстоять свою честь и достоинство. Что с ним будет потом, не имело никакого значения. Страха не было, только слепая неконтролируемая ярость. Последнее, что он помнил, это ужасная боль во всём теле, истошный женский визг. "Мама. Мамочка моя", - вспыхнула тогда последняя мысль, и всё погасло.
  
   Потом он периодически приходил в себя, так как смутно помнил какую-то беготню вокруг, как его куда-то везли, но разум на этом не сосредотачивался. Всё затмевала ужасная боль, которой не было конца. Теперь он каким-то образом оказался здесь. Завтра придёт мама, и хотя бы что-то прояснится.
  
   ***
  
   - Ну поешь еще, - уговаривала мать, - Тебе нужны силы.
   - Мам, если я буду столько есть, то вскоре умру от ожирения, - пытался отбиваться Артём.
   - Мальчик прав, - сказал вошедший в палату Александр Николаевич, - Не хочет есть, не надо.
  
   С тех пор, как Артём пришёл в себя, прошла неделя. Он уже знал, что ему предстоит. Мама заверила его, что все проблемы с деньгами будут решены, но не говорила каким образом. "Какая тебе разница? Ты должен поправляться. Придёт время, узнаешь", - уклончиво отвечала она.
   - Артём, я собираюсь отправить тебя в реабилитационный центр.
   - Больных пугать? - спросил Артём с недобрым смешком.
   - Чтобы перестать кого-то пугать, ты должен как можно быстрее восстановиться после операции, - ответил на его выпад Александр Николаевич,- Три недели ты будешь здесь. За это время и твоё лицо немного заживёт.
  
   За три недели ничего особенного не произошло. Но Артём заметил, что между мамой и его доктором возникла симпатия. Артёма это ничуть не раздражало. Пусть мама отвлечётся от своего страха за него. Александр Николаевич ему нравился. Может быть, у них с мамой что-нибудь получится. Про свои несчастья Артём старался не думать. Терзать себя упрёками, ругать за глупость и доверчивость было бессмысленно. Надо было представить, что того, что с ним произошло, просто не было: не было Инны, не было её притворства, не было его глупой слепой любви к ней. Ему надо сосредоточиться на выздоровлении. Получалось это далеко не всегда. Непрошеные мысли лезли в голову, то возвращая его в счастливые времена, когда они были вместе и строили планы на будущее, её признание в любви, её поцелуи, то кидая его в тот ужасный вечер, когда она говорила все эти гадкие слова и смеялась над ним. Он учился ненавидеть её, приводя себе тысячи доводов в пользу этого. И к выписке он почти достиг совершенства в этом деле.
  
   - Ну, вроде бы всё собрала, - мама ещё раз окинула взглядом палату, которую он покидал, чтобы ехать на реабилитацию, - Артём, я должна познакомить тебя с одним человеком. Это он помог нам с тобой.
   - Конечно. Мне бы хотелось его поблагодарить, - ответил Артём.
   - У тебя будет такая возможность, - сказала мама, почему-то отведя взгляд.
   Она вышла из палаты и вскоре вернулась, но уже не одна. Следом за ней вошёл высокий мужчина.
   - Здравствуй, Артём, - произнёс он.
   - Здравствуйте, - ответил Артём, сверля мужчину взглядом, - Вы мой отец?
   - Да, - просто ответил тот.
   Артём разглядывал человека, на которого был так похож, не зная, как должен себя с ним вести, не определив для себя, что он чувствует к нему. Да ничего! Что он мог почувствовать к совершенно чужому человеку?
   - Спасибо за помощь, - даже не улыбнувшись, прохладно поблагодарил Артём.
   - Пожалуйста, - ответил отец.
  
   Он тоже вёл себя совсем не так, как ожидал Артём. Этот человек не собирался каяться перед ним за то, что столько лет не интересовался жизнью сына, не пытался объясниться, не просил прощения. Артём был ему признателен за это, потому как в обратном случае просто не знал бы, как на это реагировать. Он что, должен принять его сразу как ни в чём не бывало только потому, что он помог ему попасть в эту больницу и оплачивает всё его лечение? Это невозможно. Даже то, что он спас Артёму жизнь, не делает его автоматически близким и родным человеком. У Артёма не было желания выяснять, где его отец пропадал столько лет и почему столько лет не проявлял никакого интереса к жизни сына. Зачем? Разве его объяснения что-то изменят? Отец сейчас полезен ему, хочет помочь. Пусть помогает. Глупо отказываться от его участия только для того, чтобы выказать свою обиду. Раз мама принимает от него помощь, то Артём тем более не собирается от неё отказываться.
  
   - Я понимаю, что совсем чужой тебе, - продолжил отец, - И не собираюсь тебе надоедать. Для тебя сейчас очень важно поправиться и войти в норму. Но я прошу разрешения иногда навещать тебя. Мне бы хотелось познакомиться с тобой поближе. Возможно, у нас получится подружиться со временем.
   - Я ничего не имею против, - ответил Артём.
  
   Отец наведывался к нему каждую неделю. Из его рассказов Артём узнал, что он занимает высокий пост в министерстве здравоохранения и имеет достаточно крупный фармацевтический бизнес. Это было главным в жизни отца, то чем он жил и дышал. Особенно это проявилось после того, как его сын умер от передозировки наркотиков. Отец считал в этом виноватыми и себя, и свою жену. Он был слишком занят карьерой и бизнесом, времени на семью почти не оставалось. Жена была занята собой, светским развлечениями, а мальчик большую часть времени был предоставлен всевозможным нянькам и педагогам всех мастей. Когда родители поняли, в какую беду попал их сын, было уже поздно. Отец пытался вытащить его из этой клоаки, но ничего не вышло.
  
   - Ты, наверное, думаешь, что стал мне вдруг нужен, потому что Эдик умер? Что же, это отчасти так. Я многого добился в жизни, много чего видел, достиг всего, к чему стремился, у меня есть всё, что я хочу. Только последнее время всё это перестало приносить радость. Меня стали мучить вопросы: "Что дальше? Зачем мне всё это? Зачем дальше работать?" Радость от всех моих достижений куда-то ушла. Работать ради самих денег уже неинтересно. Новая машина, новый дом, новая любовница? Опять же, что дальше? Какая разница. Ради чего все эти перемены? И тут у меня вдруг появляется взрослый сын. Это же очень интересно. Жизнь заиграла новыми красками.
   - А как Вы узнали обо мне? Как нашли нас с мамой?
   - Во-первых, Артём, ты не возражаешь, если мы с тобой перейдём на "ты"? - предложил отец, - Ну а узнал я о тебе случайно.
   Он рассказал, как было дело, как потом Татьяна Львовна нашла его, чтобы он помог спасти Артёма.
   - Я знаю о твоих успехах в учёбе. Я даже горжусь тобой, хотя понимаю, что не имею на это никакого права. Вот что я хочу тебе предложить. До конца этого года и часть следующего ты будешь заниматься исключительно своим здоровьем. А потом вполне сможешь поступить в институт. Мне бы хотелось, чтобы твоё образование было как-то связано с фармацевтикой.
   - Я всегда хотел заниматься химией, - ответил Артём, - Но совсем не собирался заниматься бизнесом, связанным с ней.
   - Не понимаю.
   - Мне бы хотелось заниматься именно наукой, создать что-то полезное, совершить открытие века. Хотя тебе, наверное, это кажется смешным и глупым, - смутился Артём.
   - Не кажется. Но в наше время наука находится в глубоком кризисе, учёным платят копейки, новые разработки не финансируются.
   - Ну и что. За границей учёные ценятся.
   - Давай пока отложим этот разговор, - сказал отец, - Сейчас тебе надо думать о выздоровлении. Что врачи говорят?
  
   Артём понял, что он не сдался, просто сейчас не хочет настаивать. Поэтому и задал вопрос о здоровье, хотя давно в курсе того, что говорят врачи. Артём неожиданно для себя понял, что рад встречам с ним. Отец ему нравился. Очень умный, образованный человек, который знал много интересного, иногда переворачивая все представления Артёма по тому или иному вопросу. Дружба между ними росла и крепла. Как-то отец спросил его, за что его так избили. Но при всей симпатии и доверии Артём не захотел посвящать его в подробности, никому не хотелось говорить о своей глупой слепой любви к Инне. Он сказал, что на него напали местные хулиганы.
  
   - Если бы я знал, кто это, то сгноил бы их в тюрьме, - жёстко сказал отец.
   - А это совсем не секрет, - ответил Артём.
   Он не чувствовал никаких угрызений совести, сдавая Щепу со всеми потрохами. Этот ублюдок должен сидеть в тюрьме. А то, что так и будет, Артём теперь не сомневался. Зло должно быть наказано. Это справедливо. А Инна пусть погорюет и ищет себе нового отморозка.
  
   Следующим этапом лечения была серия пластических операций. Когда Артём увидел в зеркале окончательный результат, то просто застыл от смеси ужаса и восторга. "Господи! Кто это?!" - была первая мысль, - "Это же не я! Меня тут совсем нет!". Из зеркала на него смотрел совершенно чужой человек.
   - Тёмка! Неужели это ты? - мама заплакала, увидев его в первый раз.
   - Тебе не нравится?
   - Нравится! Ты само совершенство. Просто ты больше не похож на того мальчика, которого я вырастила, которого любила столько лет. Но ты не переживай. Я привыкну. Мне ведь всё равно, как ты выглядишь. Я люблю тебя любым. Главное, что ты это ты.
  
   Первое время Артём вздрагивал, находя в зеркале незнакомца. Он подолгу изучал своё новое лицо. Нос теперь был тонким и аристократическим, рот имел идеальную форму, даже овал лица изменился. Единственное, что было прежним - это глаза. Хотя со временем, более объективно оценивая результаты своего преображения, Артём начал находить некоторое сходство с собой прежним. Он достаточно быстро привык к своему новому облику.
  
   Гораздо печальнее всё было с изуродованной рукой. Сколько сил пришлось приложить, чтобы суметь держать в ней хотя бы ложку. Врач, который занимался с ним, не обнадёжил. Полноценно работать его правая рука не сможет уже никогда.
  Каждый раз, страдая от боли после пластических операций или от исступлённых тренировок своей искалеченной руки, он вспоминал виновницу всех своих бед. Как же он её ненавидел! Говорят, что существует закон бумеранга, что зло всегда возвращается к тем, кто его творит и заставляет их страдать. Он очень надеялся, что Инка получит по заслугам, что сама жизнь накажет её за содеянное.
  
   ***
  
   - Тём, отец звонил. Сказал, придёт к тебе через час, - сообщила мама, - Ну ты тут обедай, а я пошла, а то и так уже опаздываю.
   - Иди уже, - улыбнулся ей Артём, - Александру Николаевичу привет.
  
   Мама за последнее время, казалось, помолодела. Артём не помнил её такой беззаботной, весёлой и счастливой. Виной такому преображению был её роман с Александром Николаевичем. Тот был вдовцом, а дети его уже были взрослыми и жили отдельно. Так что, если всё и дальше так пойдёт, у Артёма в скором времени появится отчим. Он был бы только рад этому. Наконец-то маме посчастливилось встретить хорошего человека. Артём был ему очень благодарен не только за удачную операцию, но и за то, что ему удалось убедить маму, что её сын не нуждается в гиперопеке и неусыпном контроле.
  
   - Таня! Ну как же так? Ты образованная женщина, всю жизнь не давала мальчику заниматься спортом! - возмущался Александр Николаевич.
   - У него сердце больное! А вдруг с ним что-нибудь случиться?
   - Не настолько у него всё было страшно. В разумных пределах физическая нагрузка всегда полезна. Так что, Тёмка, предлагаю походить тебе со мной в спортзал и в бассейн.
   - А это не слишком? - начала возражать мама.
   - Не слишком. Я буду сам с ним ходить и контролировать нагрузку. Да и перестань уже переживать. На данный момент он здоров.
  
   Артём был просто счастлив. Неужели теперь он может как все нормальные люди без опаски бегать, прыгать, играть в спортивные игры, плавать?! Как ему всё это нравилось! Теперь можно попрощаться со своими комплексами, что он несчастный задохлик, что все смотрят на него со смесью жалости и презрения. И никто больше не будет называть его недоделанным.
  
   С отцом он тоже много общался. Тот сумел завоевать его уважение и подружиться с сыном. Артём даже осмелился задать ему вопрос, почему он бросил их с матерью.
   - Оправдывать себя я не буду, это бессмысленно. Можно придумать себе тысячу оправданий, привести множество логических доводов в пользу своего решения, но от этого плохое хорошим не станет. Я поступил подло, даже чудовищно. Это неоспоримо. Могу только рассказать, как всё было. Когда я познакомился с твоей матерью, то уже был женат, у меня подрастал сын. Со мной произошло то, чего я никак не ожидал. Я влюбился, причём с первого взгляда, и совсем потерял голову. Понимаешь, что это такое?
   - Понимаю, - горько усмехнулся Артём.
   - Я ведь женился только потому, что это было нужно мне для дальнейшей карьеры. Я считал это правильным. Ведь я такой разумный, прагматичный, разве может меня постигнуть такое глупое чувство, как любовь? Я, как и ты, хотел стать великим учёным и покорить весь мир. Ради этого можно было пожертвовать многим. Цель оправдывает средства. Отец моей жены был известным человеком в научных кругах. С его протекцией я смог добиться многого. Если сейчас всем правят деньги, то в то время всем правили связи. Да и жена моя была очень красивой девушкой, как женщина она мне нравилась. Так что не могу сказать, что посчитал такой уж жертвой то, что потерял свободу и стал её мужем. Всё шло хорошо. Моя карьера стремительно шла в гору. Отношения с женой были достаточно ровными, но со временем я понял, что мы с ней совершенно разные люди и никогда не сможем стать по-настоящему близкими. Интересы у нас тоже были разными. Меня это, в общем-то, не угнетало. Работа - вот что было смыслом жизни. И вот вдруг я увидел Таню, когда она с другими студентами пришла в мою лабораторию. Сердце, казалось, остановилось. Вот она - девушка мечты: красивая, чистая, умная. Она задавала вопросы, и меня поразила то, насколько она владеет информацией. На меня она особого внимания не обратила. Её интересовала только моя работа и не более. Я из кожи вон лез, лишь бы она меня заметила и пришла ещё раз. Таня вполне серьёзно заинтересовалась работой новой установки, которую мы внедряли, поэтому приходила в мою лабораторию ещё несколько раз. Тут уж я постарался впечатлить её своими познаниями. О чём я думал в тот момент? Уж точно не о своей семье. В общем, мне удалось привлечь её внимание. Постепенно её чувства ко мне переросли в нечто большее, чем уважение и симпатия. Наверное, я никогда в жизни ни до, ни после не был так счастлив. Она ничего не знала о моей семье, иначе бы сразу меня бросила. Конечно, жена вскоре поняла, что у меня появилась другая женщина. Я не знал, что мне делать. Мой тесть, узнав о моём романе, пригрозил, что если я брошу семью и не прекращу обманывать его дочь, то моей карьере придёт конец. "Я не то что помогать тебе перестану, я тебя уничтожу", - заявил он. У меня на тот момент всё было готово к защите диссертации, светил высокий пост. Я просто не смог отказаться от этого. Я подумал, что любовь рано или поздно пройдёт, а я никогда себе не прощу, что упустил такой шанс добиться всего того, к чему столько лет стремился. Мне пришлось отказаться от Тани и тебя. Тяжёлый и страшный выбор. Как же мне было стыдно говорить ей, что она мне больше не нужна и что лучше ей сделать аборт. Я очень рад, что она меня тогда не послушала, что от нашей любви получился такой замечательный парень.
   - Ты жалеешь сейчас, что так поступил? - спросил Артём.
   - Сложный вопрос. Я не обольщаюсь на свой счёт и понимаю, что не добился бы и сотой доли того, что сейчас имею, если бы не принёс в жертву своим амбициям любовь к Тане. Но, возможно, я был бы счастлив и без всего этого рядом с любимой женщиной и сыном. Я видел бы, как ты растёшь, и Эдик, возможно, вырос бы не таким слабовольным и избалованным эгоистом и был бы жив.
  
   Приход отца оторвал Артёма от воспоминаний об этом разговоре.
   - Привет, сын.
   - Привет. Проходи пап. Обедать будешь?
   - Спасибо, нет. Тём, мне нужно серьёзно с тобой поговорить. Речь пойдёт об учебе. Ты решил, куда хочешь поступать?
   - Да. Я хочу поступать в МГУ на химфак или в МФТИ на факультет молекулярной химии и биологии.
   - Как я понимаю, ты не оставил своей мечты стать великим учёным?
   - Не оставил.
   - Тём, послушай меня. Я совсем не против, я тебя понимаю. Но сейчас куда-то пробиться в науке очень сложно, даже если я буду тебя двигать. И потом, ты отдаёшь себе отчёт, что не сможешь полноценно работать ни в одной лаборатории? Как ты себе представляешь манипуляции с колбами, пробирками, реактивами с твоей искалеченной рукой? Сейчас ты не в состоянии самых простейших опытов проделать.
  
   Артём подавленно молчал, понимая беспощадную справедливость слов отца. Он и сам об этом думал, но сейчас у него не осталось никаких иллюзий. Как же было обидно отказываться от своей мечты! Хотелось заплакать, но, конечно же, в присутствии отца он не мог себе такого позволить. Артём отвернулся от отца и уставился в окно, стараясь справиться с собой.
   - Ну, не расстраивайся так, - отец подошёл и похлопал его по плечу, - Ты выучишься на фармацевта. Я передам тебе свой бизнес, ты заработаешь кучу денег, купишь себе лабораторию, аппаратуру, наймёшь лаборантов. Ты будешь работать головой, а они станут твоими руками.
   - Куча денег? - помолчав, ответил Артём, - Что же, звучит заманчиво.
   - Вот и молодец. Только знаешь что? Не знаю, как и сказать. Артём, у меня к тебе просьба или даже предложение. Наверное, с моей стороны это большая наглость, но я бы хотел, чтобы ты носил мою фамилию.
   - Зачем?
   - Поверь мне, так для тебя будет лучше. А мне просто хочется, чтобы все знали, что у меня есть такой замечательный сын. Хотелось бы, наконец, испытать такое чувство как отцовская гордость, - усмехнулся отец, стараясь спрятать своё волнение.
   - Я не могу так сразу принять такое решение, - ответил Артём, - Столько перемен свалилось на мою голову. Новое лицо, новые возможности, новая цель, а теперь ещё и новая фамилия. И, не обижайся, но без согласия мамы я не стану менять фамилию. Я не хочу сделать ей больно.
   - Понимаю. Я не тороплю тебя с этим. А к институту начинай готовиться. Да и выпускные экзамены тебе придётся сдавать. Может, стоит нанять репетиторов?
   - Не надо. Я справлюсь. Но, если можно, хотелось бы раздобыть примерные задания и вопросы, на которые отвечали абитуриенты в прошлом году.
  
   И он, действительно справился. Началась совсем другая жизнь. Всё в ней было по-другому. Фамилию отца он всё-таки взял, мама не возражала. И это чудесным образом действовало на окружающих. Отношение к сыну большого государственного чиновника разительно отличалось от отношения к мальчику с периферии без денег и связей. В институте отнеслись с пониманием даже к тому, что он не делал лабораторных работ своими руками. Но зато он точно мог описать, что и как делалось и предугадать дальнейшее развитие того или иного эксперимента. Учёба вообще давалась ему легко, и вопреки его ожиданиям, ему было очень интересно. В институте у него появилось много друзей. Это были умные, талантливые ребята из самых обычных семей. Мажоры ему были неинтересны. Он хоть и мог теперь вписаться в общество золотой молодёжи ВУЗа, совсем к этому не стремился. Сказывалась разница в воспитании, интересах, в привычках, в восприятии самой жизни. Его по началу тоже принимали за мажора. "Даже лабы сам не делает. Барин", - услышал как-то Артём. Но со временем ему удалось завоевать уважение однокурсников. Они перестали смотреть на него, как на избалованного сынка непростого папочки, а оценили его трудолюбие, талант, и то, что положение его отца не делало его высокомерным ублюдком, который думает, что ему все кругом обязаны, а он имеет право вести себя, как ему вздумается.
  
   Отношения с девушками тоже вышли на другой уровень. Теперь на него смотрели с интересом и восхищением, а не сквозь него, как это было раньше. Одних привлекала его новая внешность, других то, что он сын самого Кораблёва. У Артёма к этому было сложное отношение, особенно поначалу. Конечно, столько внимания от девушек ему льстило, это было приятно. Но напрягала необходимость бесконечно находиться в их обществе и о чём-то с ними говорить. Артём от природы был замкнутым, мало с кем общаясь вообще, не то чтобы с представительницами прекрасного пола. А тут столько общения, столько суеты вокруг его персоны. Случай с Инной отбил у него всякую охоту пускать девушек в свою душу. Это было слишком опасно и могло плохо закончиться. Со временем он научился с ними общаться, пользоваться своими преимуществами, понял, как использовать их для своих целей и на чём можно играть. Ему понравилось чувствовать себя любимцем слабой половины человечества. Кому бы не понравилось? Он одержал множество побед не любовном фронте, сполна получил свою порцию женского внимания и удовольствий с этим связанных. Но потом это калейдоскоп беспорядочных, ни к чему не обязывающих связей ему просто наскучил. Всё это время его не оставляло чувство, что это женское обожание лично к нему не имеет никакого отношения. Девушек привлекала его маска, которую он носил не по своей воле, его перспективность, то, что он сможет им дать в случае замужества. Никто из них не знал его по-настоящему, никто не попытался заглянуть поглубже, а может быть он сам никого не подпустил к себе настолько близко. Артём научился быть приятным для окружающих человеком. Отец считал, что это крайне важно в бизнесе. Гораздо лучше, когда люди помогают тебе по доброй воле, потому что ты им симпатичен, чем когда ты принуждаешь их это делать. Конечно, на одном личном обаянии далеко не уедешь, но когда оно добавляется к другим деловым качествам, то это очень облегчает жизнь.
  
   - Если хочешь нравиться людям, - говорил ему отец, - Причём всем, а не только девушкам, то в общении с ними нужно оставаться самим собой.
   - Чтобы меня сожрали? - цинично усмехнулся Артём.
   - В каждом человеке уживаются две личности светлая и тёмная, - сказал отец, никак не прореагировав на его выпад, - В общении с людьми надо строго держаться середины. Но только именно середины внутри себя, а не изображать из себя того, кем ты не являешься. Люди чувствуют фальшь на подсознательном уровне. В результате ты остаёшься самим собой, просто не показываешь свою тёмную сторону и не разрешаешь никому чужому прикасаться к своей светлой.
   - Всегда держаться равновесия, наверное, так же сложно, как и притворяться.
   - Его не всегда надо держать. Твою тёмную сторону хорошо должны знать враги, а светлую всегда можно показывать дома, тем, кого ты любишь.
   - Кого я люблю? А если при этом меня не любят? В таком случае этот человек сможет уничтожить мою светлую сторону, если захочет. Так что лучше никого к ней не подпускать, - пришёл к выводу Артём.
   - Ничего не получится.
   - Почему?
   - Потому что если светлую сторону никому не показывать и никого к ней не подпускать, она совсем погибнет. И без неё это уже будешь не ты, а робот, который, конечно, не страдает ни от чего, но и счастливым никогда и ни от чего себя не чувствует.
  
   Ну что же. Если так, то Артём был не один. В конце концов, мама всегда была рядом, с ней ему не нужно было притворяться. Она вышла замуж за Александра Николаевича и была вполне счастлива. С отчимом у Артёма сложились очень хорошие отношения, как и с родным отцом. Так что теперь у него было даже три родных человека, с которыми можно было быть самим собой.
  
   Ну и конечно друзья. В институте он не чувствовал себя белой вороной и помнил слова отца, что не стоит сразу надевать на себя маску и прятаться в раковину. Поэтому отношения с одногруппниками сложились без особого труда, даже несмотря на их первоначальное предвзятое отношение. Для Артёма годы учёбы стали золотым временем. Конечно, жизнь не состояла только из лекций, семинаров и лабораторок. Молодые ребята могли и покуролесить, и ввязаться в какие-нибудь авантюры, да и девушки опять же их очень интересовали. Артём и не вспоминал свою жизнь в Сухове. Только сталкиваясь с проблемами, связанными с его искалеченной рукой, которая не могла выполнять нужную работу, он вспоминал Инну недобрым словом.
  
  
Оценка: 8.00*4  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"