Мартьянова Юлия Викторовна: другие произведения.

Даварт. Часть 2

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
Оценка: 8.50*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Мстящий всегда уверен, что наказывает злодея. Но всегда ли злодей так уж виноват? Может быть стоит выслушать и его версию? Сумеют ли Артём и Инна услышать и понять друг друга, а главное, простить? Ведь искреннее прощение - великая вещь, именно через него можно получить своё счастье.

  Глава 1
  
   Инна была крайне раздосадована, что на встречу с ней приехал не сам Кораблёв, а его сын. Этих сынков богатых родителей Инна перевидала множество. И, как правило, поговорка, что на детях великих людей природа отдыхает, вполне себя оправдывала. Ну, скажите на милость, чего может понимать мажор в науке, даже если папа купил ему какую-то учёную степень? Скорее всего, ей предстоит столкнуться с избалованным, напыщенным субъектом, полным осознания собственной значимости и уверенности, что он центр мирозданья. И не дай Бог поколебать в нём эту уверенность. Месть будет страшна. Она не раз с таким уже сталкивалась. Эти идиоты мнят себя великими учёными и бизнесменами и очень болезненно относятся к тому, что кто-то в этом сомневается. Ей очень повезёт, если этот сынок хотя бы умеет себя вести. Так что придётся выбирать слова, быть очень осторожной, чтобы не дай Бог не задеть раздутое до невероятных размеров эго.
  
   Ничего, она справится! Ей не впервой. Надо только убедить этого папенькиного сынка, что её работа может принести им прибыль. Вряд ли его интересует что-то ещё. Осталось совсем немного, и цель, к которой она идёт столько лет, будет достигнута. Тёмка там на небе, должен быть, счастлив, что она воплотила в жизнь изобретение его деда. Это стоило всех её усилий и жертв.
  
   Инна после больницы успела сдать выпускные экзамены, но только в чужой школе и в чужом городе. Но чтобы в том же году поступать в институт и речи не могло быть. Но зато у неё был целый год, чтобы подготовиться к поступлению. Она приложила к этому все силы. Она должна сделать так, как хотел Артём, она не могла его подвести. Инна поклялась себе во что бы то ни стало разобраться в записях его деда и сделает так, чтобы они дошли до нужных людей и принесли пользу. Первое время тоска по Артёму затмевала всё, руки опускались, и ничего не хотелось. Чувство вины терзало душу. Но Инна считала себя не в праве всё бросить и сдаться. Она должна дойти до конца в память о своём Тёмочке. Она загружала себя учёбой настолько, насколько это было возможно. Родители удивлялись такой одержимости. В конечном итоге это принесло свои плоды. На удивление своим близким она поступила в МФТИ на факультет молекулярной химии и биологии. Учиться было нелегко, но она справлялась. Это было главным. Личная жизнь была даже не на втором месте. Ребят в ВУЗе вполне хватало, но сердце молчало. Да и некогда было влюбляться, встречаться, нужно было двигаться к намеченной цели.
  Только на третьем курсе у неё случился роман. Мальчик был совсем не простой, с крутыми родителями, но достаточно одарённым и добрым. Единственное чего ему не хватало, это прилежания и целеустремлённости. Он влюбился в Инну и начал её осаждать. Ради того, чтобы произвести на неё впечатление даже за ум взялся. Как ещё ему было завоевать девушку, помешанную на учёбе? Его родители были совсем не против их отношений. Инна им понравилась, а её благотворное влияние на их оболтуса вызывало благодарность и уважение. И поэтому, родители Жорика совсем не были против, когда они поженились после института. Инна осознавала, что не испытывает к мужу особо сильных чувств, но она не могла его бросить, раз взяла под своё крыло. Кроме этого одним из доводов в пользу замужества было то, что его отец мог помочь ей осуществить её главную задачу. Он имел нужные связи и мог свести её с нужными людьми. К тому времени Инна уже разобралась в записях Давыдова-старшего. Оставалось только начать разработку препарата, найти нужную лабораторию, людей, которые поверят в неё, а дальше дело пойдёт. Муж Инны тоже занимался наукой, к которой Инна пробудила у него жгучий интерес. Между собой они жили очень дружно. Жорик её любил, а Инну такое положение дел вполне устраивало. Он ей нравился, они были друзьями, единомышленниками, увлечёнными одним общим делом. Детей заводить они не торопились. Это может подождать, ведь в жизни есть множество других интересных занятий, чем возня с малышами. Дети будут когда-нибудь потом.
  
   После аспирантуры свёкр свёл её с нужными людьми. Работа захватила её полностью. Результаты превзошли все её самые смелые ожидания. Всё шло замечательно, Инна готовилась к защите диссертации. Но тут Жорику предложили работать в США по контракту. Для него это было очень интересно и перспективно. Инна не могла запретить ему этого, потому что понимала, как это важно для мужа. Но и ей никак нельзя было сейчас уезжать. В конце концов Жорик уехал один. Может быть, она была не права, когда не бросила всё и не поехала вслед за мужем, как советовала мама. Это сохранило бы семью. Нельзя оставлять молодого мужчину одного на столь длительный срок. Семья распалась. Но Инне удалось сохранить хорошие отношения и с Жориком, и с его родителями. Так что свёкр продолжал ей помогать.
  
   И вот теперь цель так близка. Осталось только убедить сына Кораблёва, что её разработка стоит его драгоценного внимания. Конечно, с её стороны всё это было плагиатом, но Инна не чувствовала себя виноватой. Ведь Артём хотел, чтобы изобретение его деда дошло до людей. Она назвала свой препарат в честь Артёма. Пусть хоть так отразиться вклад его семьи в это дело. Но надо было ещё постараться убедить Кораблёва младшего оставить препарату название "ДАВАРТ".
  
   ***
  
   Последнее время Инна часто вспоминала Артёма, занимаясь своей работой, которая имела к нему непосредственное отношение. Видимо поэтому, в первое мгновение, когда она увидела сына Кораблёва, он показался ей до боли знакомым. Он стоял к ним вполоборота. Это сумасшествие, но сердце чуть не остановилось. "Тёмка!" - пронеслось в голове. Она даже застыла как вкопанная в дверях. Но мужчина повернулся к ней лицом и наваждение исчезло. Он, слава Богу, не заметил её ступора. Его реакция удивила. Он уставился на Инну, как на приведение. Инна даже улыбнулась ему, чтобы он перестал смотреть на неё, как на невиданное ранее существо. Он тоже улыбнулся ей в ответ, но улыбка его была самодовольной. Инна подавила сразу поднявшуюся неприязнь. Надо признать, что основания для самодовольства у него были. Невероятно красивый мужчина, наверное, привык, что женщины смотрят на него с восхищением и обожанием. Для Инны это обстоятельство было ещё одним минусом этого субъекта. От красивых мужчин Инна старалась держаться подальше. Ей вполне хватило Щепы, чтобы понять, насколько обманчива внешность, и как её обладатели умело используют этот козырь в своих целях. Они считают себя лучше других и думают, что им простительно то, что всем остальным делать недопустимо. А уж поражения на любовном фронте заставляют таких превращаться в чудовище. Как же так! Я такой замечательный, а меня не любят! Покарать строптивых любыми способами! Да, тяжко ей сейчас придётся.
  
   - Здравствуйте, - поприветствовала их этот образец внешнего совершенства, заставив Инну вздрогнуть, - Меня зовут Кораблёв Артём Дмитриевич. Я новый генеральный директор компании "Стэлс".
   Голос его тоже показался Инне похожим на голос Тёмки. И зовут его также. Инна одёрнула себя: "Сумасшедшая! Хочешь найти его в каждом встречном мужике. Моего Артёма давно нет".
   - Здравствуйте. Я Инна Королёва, автор препарата. Под моим руководством велась вся работа по его созданию.
   - Очень приятно познакомиться, - ответил Кораблёв, сверля её холодным, даже враждебным взглядом, - Я просто сражён. Такая красивая женщина и кандидат наук. Невероятное сочетание.
   - Ну, почему же? - улыбнулась Инна - Вы шовинист или считаете женщин менее способными, чем мужчины?
   - Совсем нет. Я уверен, что женщины способны на многое. В некоторых вопросах мужчинам до них ещё расти и расти, - ответил он, но таким тоном, что его слова не прозвучали как комплимент или признание её правоты, а скорее как намёк на что-то грязное и нехорошее, - Ну, как бы то ни было, я готов внимательно посмотреть презентацию вашего ноу-хау.
   - Да, конечно. Через пять минут мы будем готовы, - Инна была рада, что Кораблёв сменил тему, и ей не пришлось отвечать ей на эти его слова с каким-то непонятным подтекстом.
  
   Инна представляла проект сама. Как ни странно, Кораблёв внимательно её слушал. По заданным им после презентации вопросам она поняла, что он достаточно хорошо изучил данную тему, понимает, о чём спрашивает и чётко видит сильные и слабые стороны нового препарата.
   - Мне всё нравится, - подвёл он итог, - Есть, конечно, над чем поработать, но это уже мелочи. У меня к Вам два вопроса.
   - Я слушаю.
   - Откуда такое странное название "ДАВАРТ"?
   - Это имеет какое-то значение? - Инна постаралась избежать объяснений по этому поводу, так как не собиралась выслушивать его насмешки по поводу своей романтической глупости.
   - Просто любопытно.
   - Скажем, случайное сочетание звуков, которое мне понравилось. Могу я позволить себе такое чудачество? -ответила она с вызовом, но не дождавшись его ответа, спросила, - А второй вопрос?
   - Есть ли у Вас что-то, что может подтвердить Ваше авторство?
   - Зачем это? - удивилась Инна.
   - А вдруг ваша разработка - плагиат? Может быть, Вы украли её у какого-нибудь наивного простака, очарованного Вашими прелестями.
   - Вы хотите меня в воровстве обвинить? - Инна не смогла скрыть возмущения.
   - Нет. Я просто стараюсь обезопасить компанию от скандалов и судов. Не хотелось бы, чтобы нас обвинили в присвоении чужой интеллектуальной собственности, - жёстко ответил Кораблёв.
   - Я ничего ни у кого не воровала. А доказательств тому у меня предостаточно. Вы можете прийти к нам в лабораторию, и я покажу Вам все исходные материалы, с чего всё начиналось.
   - Очень интересно, как это в такой хорошенькой головке созрела столь прогрессивная идея? Может Вас кто-то натолкнул на такую мысль, а Вы её просто талантливо исполнили? Не было такого? - он разговаривал с ней, как с идиоткой.
   - Ваше недоверие замешано только на основании того, что я женщина? - разозлилась Инна, забыв о своей установке не ссориться с сынком влиятельного папаши, - С чего Вы взяли, что у Вас есть право обвинять меня в чём-то? Кто Вам его дал? Как вообще Вы смеете подозревать меня в каких-то грязных играх? Или Вас так задевают чужие достижения? Вы сами то чего в жизни добились? Похоже, что похвастаться Вам нечем, вот Вас и бесят чужие успехи!
   - Прямо таки и нечем? - издевательски протянул он, - Только вот судьба Вашего препарата, да и Ваша сейчас зависит от меня.
   - Только потому что Вы сын Кораблёва. Чего Вы стоите без своего отца? Мажор, которому палец о палец не пришлось ударить, чтобы достичь своего высокого положения. У Вас при рождении уже было блестящее обеспеченно будущее, которое лежало на блюдечке с голубой каёмочкой, только ручку протяни.
   - Зато мне не пришлось совершать низких и гнусных поступков, чтобы иметь то, что я имею, - парировал он.
   - А с чего Вы взяли, что мне пришлось их совершать? А сейчас чего Вы делаете? Бессовестно упиваетесь властью, думая, что я никуда от Вас не денусь. Вот тут-то Вы просчитались. Я не намерена терпеть Ваши намёки и оскорбления. Есть и другие компании, которые заинтересуются моей разработкой.
   Инна отвернулась от него и направилась к двери.
   - Не стоит так нервничать, - услышала она очередную издевательскую насмешку, - Для такого крупного учёного Вы слишком темпераментны.
   - Мне безразлично Ваше мнение о моей персоне, - бросила ему Инна и вышла из кабинета.
  
   Как же она была зла! Да как этот хлыщ смеет над ней издеваться?! С ней никто так не разговаривал, хотя она общалась с очень талантливыми и образованными людьми, настоящими светилами науки и акулами бизнеса. Он ещё пожалеет об этом! Напыщенный гусак! Без него обойдёмся!
   - Зря ты так с ним, Инна Андреевна - сказал ей Иван, её ассистент и правая рука.
   - Он мне в открытую хамил! Я что должна была это терпеть? - возмутилась Инна.
   - Ну, ты тоже с ним не была любезна.
   - Он первый начал.
   - Странно, вообще-то, что он так себя повёл. Я слышал, что Артём Кораблёв очень талантливый и умный человек, что он отлично разбирается во всём, что касается фармацевтики. Отец не зря ему бизнес передал. И потом ты совершенно несправедливо обозвала его мажором.
   - А кто же он? Даже если он и не дурак, и хороший специалист, он остаётся сынком высокопоставленного папаши.
   - Так то оно так. Только Артём незаконный сын Дмитрия Алексеевича. О его существовании и не знал никто, пока у Кораблёва-старшего сын не погиб от передозы. Только тогда и появился Артём. Говорят, что до этого он жил вполне обычной жизнью где-то на периферии.
   - Ну не знаю. Может быть, он женщин в науке терпеть не может? - предположила Инна, - Считает, что место женщины на кухне, или ему нравятся исключительно красивые дурочки. Кстати, он женат?
   - Был женат на дочери компаньона своего отца. Но года два назад они разошлись. Говорят, что Артём, якобы, уезжал на год в Новосибирск, бизнес там поднимать, а она с ним не поехала.
   - Наверное, достал он её своим высокомерием, - с ехидством сказала Инна, - От хороших не уходят. И богатый, и образованный, и красивый, а жена с ним жить не захотела. Видать тараканы то в голове не маленькие бегают.
   - Да кто ж его знает. Бог с ним. Ты лучше подумай, что нам дальше делать, если "Стэлс" отказывается нас финансировать, - перевёл разговор Иван на более интересную для себя тему.
   - Ничего, прорвёмся, - бодро ответила Инна.
   - Это конечно. Вопрос только в том, когда мы сможем возобновить работу? Когда мы ещё найдём компанию, которая согласится ждать, давать деньги на дальнейшие исследования и усовершенствования препарата. Сколько времени это займёт?
   Инна понимала, что опасения Ивана справедливы. Но что теперь поделаешь, раз ей не удалось наладить контакт с новым владельцем "Стэлса". Сколько работы псу под хвост из-за этого грубияна и зазнайки!
  
   Глава 2
  
   - Тёмыч, ты с ума сошёл? - возмущённо спрашивал Костик Логинов, расхаживая по его кабинету, - Это же сенсация! Наша компания будет иметь бешеную прибыль, если мы первые выпустим этот препарат. Зачем надо было ей так хамить? Что с тобой случилось, раз ты повёл себя как идиот?
   - Это я ещё сдерживался, - со злостью ответил Артём, - Эта стерва заслуживает ещё не такого обращения. Я её очень хорошо знаю.
   - Ну и что! Какое нам дело до её морального облика? Главное, что её работа принесёт нам кучу денег! О дальнейших перспективах я и не говорю.
   - Это не её разработка. Чистейшей воды плагиат. Я точно это знаю.
   - Откуда такая уверенность? - с недоверием спросил Костик.
  
   Артём колебался. Никогда он не рассказывал друзьям о своей жизни в Сухове. С Костиком он дружил с института, поэтому тот ничего не знал о трагедии, произошедшей с ним, в результате которой ему пришлось измениться до неузнаваемости и стать фактически инвалидом. Костик знал его уже обновлённым Артёмом Кораблёвым.
   - Это давняя история, про которую я не люблю вспоминать. Она случилась со мной в прошлой жизни, до того как я стал Кораблёвым.
   - Ты носил другую фамилию, как я понимаю, - догадался Костик.
   - Да, но не только. Ты удивишься, но я и выглядел по-другому.
   И Артём рассказал Костику всю историю, что случилась с ним тринадцать лет назад.
   - Да-а-а! - протянул Костик, вздохнув, - Бывают же такие твари. Но что мы можем сделать? Она позиционирует себя, как автор проекта. Мы не сможем этого опровергнуть.
   - Мне нужны записи моего деда, - жёстко заявил Артём, мысли его были где-то далеко, - Мы отнимем у неё первенство.
   - Как?
   - У нас с тобой есть очень полезный институтский друг Владик Лабутин. Он заведует лабораторией, которая вполне может составить конкуренцию лаборатории нашей "подруги". Мы знаем о препарате "ДАВАРТ" всё, его создательница выложила перед нами все карты. Ничего не стоит получить его в условиях лаборатории Лабутина. Нам останется только устранить его незначительные недостатки и немного доработать. Деньги на это я выделю. Мы сумеем выпустить первую партию препарата раньше, чем она найдёт новых спонсоров для своих исследований. А если она станет обвинять нас в плагиате, то при помощи записей моего деда, я докажу, что она врёт.
   - Ты не можешь быть уверенным в том, что она долго будет искать спонсоров. Я слышал, что у неё имеются хорошие связи. Нам стоит поводить её за нос, пообещать, что мы будем с ней работать. Тогда ей и в голову не придёт ещё кого-то искать.
   - Самое сложное в этом деле, найти записи деда. Кто знает, где она их прячет?
   - Надо втереться к ней в доверие или подкупить кого-то из её окружения.
   - Не так всё просто. Надо сначала узнать, кого можно подкупить. Если мы ошибёмся, то не видать нам первоисточника, как своих ушей. Шанс на успех есть только в случае, если она не будет знать о наших планах.
   - Слушай, Тёмыч, у меня идея! Ты же у нас красавец-мужчина! Что если тебе подкатить к ней, поиграть с девушкой в любовь? Кроме того ты перспективный жених. Просто не мужчина, а мечта, - последняя фраза была произнесена с придыханием.
   - Чья мечта? - усмехнулся Артём, - Уж не твоя ли? Может у тебя тайная страсть ко мне?
   - Не льсти себе! В этом плане Инна Андреевна мне гораздо больше интересна.
   - Может тебе стоит за ней приударить? - не без ехидства спросил Артём.
   - Где уж мне с тобой тягаться? - картинно вздохнул Костик, - И не забывай, я женат.
   - Но она то об этом не знает.
   - Зато, если моя Анжелка прознает о моих потугах произвести впечатление на эту стервочку, мне придёт конец. Но если ты не боишься лишиться лучшего друга, то я готов пожертвовать ради дела честью, совестью, а если понадобится, то и жизнью, - продолжал придуриваться Костик, строя из себя героя.
   - Да ладно уж, герой-любовник. Остынь. Я ещё пожить хочу. Боюсь, что следом за тобой Анжелка расправиться и со мной за подстрекательство.
  
   Брак Костика был бесконечной темой для шуток. Артём окрестил их шумной итальянской семьёй. Страстей внутри этой семьи было столько, что хватило бы на целый мыльный сериал. Ссоры всегда были бешеными с битьём посуды и угрозами развода, но настолько же бешеными были и примирения. Этот брак спасала только не менее бешеная любовь. Вызывать специально Анжелкину ревность Костик никогда не решался, благоразумно боясь последствий. "Она меня покалечит! А потом бросит одного помирать с голоду", - говорил он, когда приходилось задерживаться на работе. Артёма они забавляли. Сам он никогда не смог бы так жить.
  
   Его брак с Олесей продержался три года. Их познакомил отец. Артёму девушка понравилась: красивая, обаятельная, очень лёгкая в общении. Она училась в одном из престижных ВУЗов на юриста. Он тоже произвёл на неё неизгладимое впечатление, судя по тому, как она начала его обрабатывать, ненавязчиво приглашая то на вечеринку, то куда-нибудь отдохнуть, то на какую-нибудь выставку, или в театр. Но при этом она не вешалась ему на шею, не навязывалась в любовницы, вела себя достаточно скромно, не претендуя ни на что, кроме дружеских отношений. Со временем их дружба переросла в роман. Артём к тому времени уже пресытился пустыми ни к чему не обязывающими связями. Это было уже неинтересно. Поэтому его вполне устраивали отношения с Олесей. Рядом с ним постоянно была одна и та же девушка, с которой было легко и весело, которая на него не давила и ничего не требовала. Любовницей она тоже была замечательной. Поэтому, когда Олеся сообщила ему, что беременна, Артём, не раздумывая, сделал ей предложение. Они поженились. Впоследствии, выяснилось, что беременность была ложной. А может, Олеська выдумала её, чтобы вынудить Артёма сделать, наконец, решительный шаг. Он не был на неё за это в обиде. Действительно, сколько можно было с этим тянуть? Да и зачем? Чего ему ещё надо? Настоящей любви? Смешно. На данном этапе вполне достаточно влечения друг к другу, уважения, общих интересов, а любовь потом придёт, если они всего этого не утратят. Детей они так и не родили. Олеся считала, что ей рано, что она ещё молода и хочет пожить для себя, понаслаждаться жизнью. Артём тоже особо то и не настаивал. У него была интересная работа, которая заполняла его жизнь, друзья, спорт, к которому он прикипел всей душой, и красавица-жена. Что ещё надо для счастья? Конечно, его немного раздражало стремление жены таскать его по всяким вечеринкам, модным тусовкам и демонстрировать, как декоративную собачку. Она диктовала ему, как он должен выглядеть, как себя там вести. "Ну, Тём, ну чего тебе стоит одеть эту рубашку?" - канючила она, когда он не соглашался с её выбором, - "Ты у меня такой красивый, надо же это подчёркивать. Пусть все завидуют, какой у меня муж". Артём всеми способами старался избегать этих выходов в свет. Ему всё это было неинтересно. Он не мог понять, зачем ей нужна эта жизнь напоказ, эта глупая ярмарка тщеславия, где все строят из себя друзей, но плетут интриги, пытаются друг друга переплюнуть во всём. В семье по этому поводу стали возникать мелкие локальные конфликты, что приводило к некоторому охлаждению отношений. Но с другой стороны, где их нет? В каждой семье случаются разногласия. Первый крупный скандал случился после того, как Артём не захотел покупать загородный дом, который приглянулся Олесе. Он честно не понимал, зачем им нужна эта бестолковая громадина. Зачем вообще им нужен дом за городом, когда они живут вдвоём? Его вполне устраивала их квартира. Неужели им двоим тесно в трёх просторных комнатах? Артём с детства привык обходиться малым. Ему приходилось бывать в этих новомодных замках. Как там можно жить? Зачем столько комнат? Зачем нужно каждый вечер часами стоять в пробках, пытаясь выехать из Москвы, а потом каждое утро вставать ни свет, ни заря и по тем же пробкам ехать в Москву. Олеся не смогла дать внятного ответа ни на один его вопрос. Просто иметь загородный дом в кругу её друзей было престижно. Артёма же вопросы престижа совершенно не волновали, за что он был обвинён в жадности и в том, что не любит свою жену. В конце концов, они помирились, и Артёму пришлось пообещать, что у них будет загородный дом, но только тогда, когда появятся дети.
  
   Отказ Олеси ехать с ним в Новосибирск Артём воспринял спокойно. Зато она страшно злилась, что он уезжает от неё к чёрту на куличики непонятно зачем. Почему ему в Москве не работается? Для Артёма эта работа была очень важна, но что-то объяснить жене было невозможно. Она была страшно далека от всего этого. Проект в Новосибирске был целиком его идеей, его детищем, он должен был сам довести его до ума. Потом в Новосибирске у него появлялась возможность поработать в большой современной лаборатории именно в том направлении, которое было ему интересно. Перед поездкой в Новосибирск Артём съездил в Сухов. Его целью было вернуть записи деда. Он лелеял мечту заняться ими вплотную, пока будет в Новосибирске. Но увы. Он не смог их найти. Инна и её родители давно уехали из города, их след был потерян. Артём испытал горькое разочарование. Теперь ему никогда не вернуть записей деда. Но даже самому себе он не хотел признаться, что ждал встречи с Инной. Не из романтических побуждений, а для того, чтобы предстать перед ней во всей красе и блеске своего успеха, чтобы увидеть в её глазах восхищение и горькое сожаление, что она когда-то пренебрегла им. Как ему хотелось, чтобы она жалела об этом до конца жизни. Но, к его досаде, триумфального появления не получилось.
  
   - Ты так и не передумал ехать в провинцию? - спросила Олеся, когда он вернулся.
   - Нет. Я говорил тебе, что поеду туда в любом случае, - жёстко ответил Артём.
   - Я не поеду с тобой!
   - Как хочешь, - пожал он плечами, - Я буду приезжать тебе, как только смогу.
   - Нет, ты не понимаешь! Я не собираюсь жить тут целый год, как монахиня, довольствуясь редкими встречами с тобой.
   - Воля Ваша, - он саркастически улыбнулся, - Может, нам сразу развестись?
   - Ах, вот ты как заговорил! Семейная жизнь тебе наскучила! Захотелось по бабам походить? Так вот для чего ты в свой Новосибирск едешь!
   - По-моему, это тебе захотелось сменить обстановку, так сказать, - не меняя тона, ответил Артём.
   - Значит так, Тём. Либо ты остаёшься в Москве, либо я от тебя ухожу, - выдвинула ультиматум жена.
   - Прошла любовь, завяли помидоры? А тебе не кажется, что долг жены следовать за мужем? Тем более что ты совершенно свободна. Ты не работаешь, не учишься, детей не воспитываешь. Что тебе мешает поехать со мной?
   - А тебе что мешает остаться дома?
   - Олесь, это моя работа, - устало ответил Артём, пытаясь ещё уладить дело миром, - Я не могу её бросить. Или ты предлагаешь мне вообще не работать, а болтаться с тобой по модным тусовкам? Мои желания, интересы и стремления в расчёт не принимаются. Для тебя они не имеют никакого значения. Я должен ими пожертвовать, чтобы ты имела возможность общаться с подружками и развлекаться так, как тебе нравиться? Тебе не кажется, что это махровый эгоизм, это, в конце концов, несправедливо?
   - Ты просто зануда! И ты меня совсем не любишь! - раскапризничалась Олеся, не находя больше никаких аргументов в свою пользу.
   - Почему-то раньше я не казался тебе занудой. И, по-моему, это ты не любишь никого кроме себя, - ответил Артём.
  
   Это спор ни к чему не привёл. Все остались при своём мнении. Артём уехал. Жена, разобидевшись, что перспектива её потерять мужа не остановила, подала на развод. А может быть, думала, что он испугается и прибежит к ней. Как же плохо она его знала, если так. Свою досаду Олеська выливала бурно. Сколько нового Артём узнал про себя из её звонков, смс-сообщений и электронной почты. Следующим этапом было то, что она пустилась во все тяжкие. Нельзя сказать, что подобное поведение жены оставило его равнодушным, но рвать на себе волосы из-за её измен он не собирался. Потом Олеська, конечно, одумалась, даже приехала к нему. Но было уже поздно. Точка невозврата была пройдена. Он не испытывал больше никаких тёплых чувств к женщине, которая с такой лёгкостью разрушила их брак только потому, что он не согласился исполнять ей капризы. Как он мог когда-то находить её умной, было для него теперь загадкой. С чего он вообще взял, что она его любила? Они как были чужими людьми, у которых не было ничего общего, кроме постели, так ими и остались. Они развелись, но бывшая периодически донимала его, так и не смирившись, что он смог ускользнуть от неё и ни разу не признался, что жалеет об этом.
  
   Так что Артём был совершенно свободен, и вполне мог приняться за осуществление плана, предложенного Костиком. Начинать надо уже завтра. Только бы не сорваться снова и не наговорить Инне гадостей. Надо постараться наладить отношения. Он должен влезть в её жизнь, чтобы получить то, что ему нужно. То, что он может её разрушить, не имеет никакого значения. Это даже принесло бы ему моральное удовлетворение. Потом он расскажет, за что так поступил с ней и как он её презирает. А сейчас надо унять свою жажду мести и быть мальчиком-зайчиком.
  
   Глава 3
  
   Артём вошёл в лабораторию. Да! Нечего сказать. Всё помещение лаборатории было оборудовано по последнему слову техники. Артём с интересом изучал обстановку, не замечая, как смолкли голоса людей.
   - Лена, подойди ко мне. Я никак не разберусь в твоих записях, - услышал он голос Инны.
  
   Она его не видела, а он тут же её заметил. "Хороша!" -невольно восхитился он. Инна и раньше была красивой девочкой, но с годами её красота стала совершенно убийственной. Нетрудно было понять, как легко она могла заставить любого мужчину исполнять все её желания и прихоти. И эта лаборатория, и нужные связи, и продвижение её разработки были результатом не только её титанического труда и дара убеждения, но и умения пользоваться своими женскими чарами. Даже в халате она выглядела как аристократка голубых кровей.
  
   - Лена! - повторила Инна, не поднимая головы от лабораторного журнала, - Ты где там?
   - Здравствуйте, Инна Андреевна, - вместо Лены отозвался Артём.
   Она вздрогнула и, наконец, оторвавшись от записей, уставилась на него.
   - А Вы что тут делаете? - возмущённо спросила Инна, оправившись от удивления.
   - Вы же сами приглашали меня сюда посмотреть, как Вы работаете, - ответил Артём, миролюбиво улыбаясь.
   - Извините, но после нашего разговора у меня пропала всякая охота что-то Вам показывать, - ядовито заявила она.
   - Я предлагаю заключить мир. Вы ведь тоже не остались в долгу, отбрили меня по первое число. Никто из мужчин не решался мне в глаза такое сказать. Восхищён Вашей смелостью. А на мои провокационные вопросы обижаться не стоит. Я всего лишь защищаю интересы компании. В таких неприятных ситуациях человек проявляет себя и невольно выдаёт то, что хотел бы скрыть. Я это сделал намеренно. Надеюсь, Вы простите мне этот небольшой розыгрыш.
   - То есть Вы предлагаете мне забыть Ваше хамство и сделать вид, что вчерашнего разговора не было?
   - Мне тоже придётся сделать вид, что я не слышал Ваших слов о том, какое я несостоятельное ничтожество, - парировал Артём.
   - Чего Вы хотите, - она немного сбавила тон, что говорило о том, что она принимает его предложение о мире.
   - Продолжать сотрудничество. Это выгодно нам, выгодно Вам. Вы, конечно, можете отказаться работать с нашей компанией из личной неприязни ко мне. Но не думаю, что это будет правильным решением. В стране не так много компаний, способных финансировать Ваши исследования и обеспечить выпуск хотя бы первоначальной партии препарата.
   - Это так. Но как же нам быть с Вашими опасениями по поводу того, что я воровка интеллектуальной собственности? - с вызовом спросила Инна.
   - Вы же обещали предоставить доказательства обратного, - напомнил Артём, не реагируя на её враждебность.
   - Ну, хорошо, - ответила Инна, немного помолчав, как будто сделала ему великое одолжение.
   - Рад, что мы пришли к взаимопониманию, - улыбнулся Артём, - Ну, а сейчас, если нетрудно, я бы попросил Вас провести для меня экскурсию по Вашему царству.
   - Если Вы согласны подождать полчаса, то я Вам всё здесь покажу. Мне необходимо закончить кое-какие дела, которые я не могу отложить.
   - Я подожду, - согласился Артём.
  
   Пока он ждал Инну, не уставал восхищаться её лабораторией. Класс! Надо признать, она многого добилась, проделала гигантскую работу. Персонал был подобран очень грамотно. Артём изучил послужной список каждого ещё у себя в офисе. Но как они слаженно работают, увидел только сейчас. Авторитет Инны здесь был непререкаем. Кто бы мог подумать, что она сумеет достичь таких высот. А ведь это именно он пробудил в ней интерес к химии. Он даже не ожидал, что для неё это будет так серьёзно, что именно ей суждено осуществить его мечту. Она отняла её у него и сама воплотила в жизнь. Держалась Инна уверенно и с увлечением рассказывала о своих экспериментах, показывала установки, говорила о достижениях.
  
   - Спасибо, Инна Андреевна за познавательную экскурсию. Если Вы не против, я намерен прийти сюда завтра, и мы начнём подробно рассматривать каждый этап разработки препарата.
   - Вы надеетесь управиться за один день? - не удержалась Инна от ехидного вопроса.
   - Я не настолько самонадеян, - спокойно ответил Артём, - Я буду работать с Вами столько, сколько понадобиться.
  
   Она согласно кивнула ему с видом королевы. Артём был доволен собой. Теперь у него будет время изучить обстановку, узнать, где тут могут храниться документы, присмотреться к сотрудникам повнимательнее, чтобы понять, можно ли кого-то из них заставить работать на себя. За время, что он будет изображать интерес и делать вид, что изучает возможности препарата, его товарищ Влад Лабутин в своей лаборатории сумеет воссоздать всё, чего уже добилась Королёва.
  
   Артём быстро понял, что никакого интереса, как мужчина, он у Инны не вызывает. Стиль её общения с ним сводился к деловой вежливости. Ничего больше, ни симпатии, ни заинтересованных взглядов, ни тем более флирта. Враждебности она тоже не выказывала. Это почему-то его задевало, причём совсем не из-за того, что мешало осуществлению его плана. Только раз ему удалось вывести её из этого вечного равновесия. Инна как раз собиралась открыть в компьютере папки с самыми первыми записями по "ДАВАРТу". Артём был крайне изумлён, увидев, что все папки названы Артём1, Артём2, Артём3 и так далее.
   - Артём?! - не удержался он от вопроса.
   - Да, - она немного смутилась, но потом с вызовом добавила, - Не обольщайтесь, с Вами это никак не связано.
   - Ну, вот! А я так надеялся, - усмехнулся Артём, - Ну, раз это не в мою честь, то тогда в чью же?
   - У меня в юности был друг, которого звали так же, как Вас.
   - Друг? Понятно, - он не удержался от сарказма.
   - Что Вам понятно? Если я сказала друг, значит, так оно и есть, - взвилась она, - Хотя Вы, возможно, придаёте этому слово какое-то другое значение.
   - Почему Вы так реагируете? Я не сказал ровным счётом ничего обидного, - Артём изобразил полное непонимание, ссориться с ней было бы глупо.
  
   Инна бросила на него гневный взгляд, но ничего не ответила. Крыть ей было нечем. Интересно, она всегда выбирает в друзья его тёзок. Похоже, это имя для неё служит талисманом и приносит неплохие дивиденды. Друг, значит. Интересно, а его она кем считает? Лох, которого она надула! Эти мысли подняли боевой дух. Вся симпатия к ней как к женщине, как к высококлассному специалисту, которая невольно возникла, утонула в океане ненависти.
  
   ***
  
   Было уже поздно. Инна задержалась в лаборатории. Все сотрудники ушли, только Кораблёв сидел с ней до последнего. Но сейчас и он ушёл, сказав, что будет ждать её внизу, чтобы подвезти до дома. Своей машины у Инны не было, она категорически не умела водить. Вот обделил её Бог этим талантом. Так что предложение Кораблёва подвезти её было очень кстати. Единственное неудобство заключалось в том, что его присутствие заставляло целый день быть в напряжении и действовало на нервы. Он держался с ней подчёркнуто вежливо, даже дружелюбно, но Инна интуитивно чувствовала какую-то опасность. Возможно, дело было в угрозе её душевному равновесию. Её просто пугало действие его мужского обаяния и притяжение, которому она ни за что не хотела поддаваться. От таких красивых мужиков надо держаться подальше. Она даже старалась не смотреть на него во время разговора, чтобы он ничего там себе не возомнил. А то подумает, что она ему щедрые авансы раздаёт, и решит за ней приударить. Ей сейчас этого было совсем не нужно. Кораблёв, конечно, очень хороший специалист. Она даже не ожидала. И всё же лучше бы его здесь не было. Он вносил сумятицу в её мысли, да и в её жизнь.
  
   Инна шла по коридору НИИ, где располагалась её лаборатория, когда услышала звуки музыки. Кто-то играл на древнем пианино, находящимся в не менее древнем актовом зале, мелодию знаменитого хита группы "Европа". Сердце замерло на мгновение, и Инна, не осознавая, что делает, бросилась в актовый зал. Она влетела туда и уставилась на человека, задумчиво перебирающего клавиши пианино. Кораблёв!
   - Вы умеете играть на пианино? - зачем-то спросила Инна.
   Она так до конца и не пришла в себя, но разочарование уже начало разъедать душу. Как глупо было ожидать здесь увидеть давно погибшего человека.
   - Я на всём умею играть, - его беспечный ответ опять заставил Инну вздрогнуть, - Точнее сказать, умел.
   - Почему? - растерянно спросила Инна, имея в виду последнее замечание.
   - У меня искалечена правая рука, если Вы ещё не заметили. Так что я могу совершать ей только какие-то простые действия, - при этом объяснении в голосе его почему-то зазвенел металл.
   Кораблёв продемонстрировал ей руку. Инна действительно не заметила его увечья раньше. Его нежелание хоть что-то делать в лаборатории самому она списывала на барскую спесь. Теперь она заметила, что вся его рука покрыта шрамами.
   - Что с Вами случилось? Вы попали в катастрофу? - сочувственно спросила Инна.
   - Да, - ответил он с какой-то горькой полуулыбкой, - Мне ещё повезло, что жив остался.
   - На машине разбились?
   - Да.
  
   Инна поняла, что он не хочет говорить на эту тему. Более того, она почувствовала, как мужчина внутренне принял боевую стойку, чтобы в случае её назойливости дать отпор. Видимо, было в разговоре на эту тему что-то очень болезненное и крайне неприятное для него. Инна благоразумно не стала продолжать свои расспросы. Ей почему-то стало так его жалко. Но после этого случая, ей стало легче с ним общаться. Оказывается, у этого совершенства были свои слабости, комплексы, свои скелеты в шкафу, какие-то вещи, причиняющие боль. Он больше не казался ей сверхчеловеком или зажравшимся мажором, который страшно далёк от обычных людей. Эти люди ввиду своей блестящей жизни в отсутствии бытовых проблем даже не подозревают, что у других людей не всё так легко и просто. Им непонятно, почему другие прозябают где-то там внизу, чем они могут быть недовольны, ведь жизнь прекрасна и легка. Это даёт повод презирать всех остальных и считать себя на ступеньку выше. Теперь ей стало понятно, что Кораблёв такой же как все уязвимый, что как и все люди может страдать и испытывать неловкость. Инна как-то спросила у него, почему он сам не займётся изобретением какого-нибудь ноу-хау, почему он не пошёл учиться в какой-нибудь ВУЗ, где готовят будущих светил науки.
  
   - Во-первых, я не смог бы там учиться. Какая химия с моей рукой, - ответил он, - Во-вторых, отец хотел, чтобы я продолжил семейное дело.
   - Вы жалеете об этом?
   - Сожаления бессмысленны. Мне нравиться то, чем я занимаюсь. Но если у меня появится время и возможность, я придумаю что-нибудь невероятное. Сейчас же не обязательно всё делать своими руками, да и нанять людей я в состоянии.
   - Жаль, что такой талант пропадает зря, - сказала на это Инна.
   - Ну почему же пропадает? Просто работает в другом направлении.
   С каждым днём Инна проникалась к Кораблёву всё большим уважением. Но за рамки рабочих их отношения не выходили.
  
   ***
  
   За столько времени дело так и не сдвинулось с мёртвой точки. Артём понимал, что должен что-то сделать, чтобы Дементьева-Королёва, наконец, обратила на него внимания, как на мужчину. Видимо, его внешности, интеллекта и кругозора было недостаточно. Надо же, какие мы стали требовательные! Правда, один раз ему показалось, что в ней что-то дрогнуло. Он ждал её и от скуки зашёл в актовый зал, где оказалось пианино. Как же давно он ни на чём не играл! Проклятое увечье отняло у него и эту радость. Ему стало любопытно, не разучился ли он играть совсем. Как оказалось, нет. Но это было совсем не то. Можно, конечно, было бы переучиться играть левой рукой. Но зачем? Да и времени на такие глупости не было. Он еле удержался от того, чтобы не рассказать ей, отчего его рука не работает как надо, от того, чтобы бросить ей в лицо обвинения и увидеть её реакцию. Может в ней совесть хоть немного проснётся? Но он удержался от этого идиотского поступка, приняв версию автокатастрофы. Зачем ему её угрызения совести понадобились? Не нужно этого. У него есть конкретная цель, а это всё лирика.
  
   А вот к достижению этой цели, он не приблизился ни на шаг. Единственным полезным открытием было осознание того, что записи деда не могут храниться в лаборатории. Так что ему просто необходимо попасть к ней домой всеми правдами и неправдами. Как это сделать? Ответ напрашивался сам собой. Он ловил себя на мысли, что совсем не против такого развития событий. Это будоражило нервы и заставляло играть кровь. Кто бы отказался от возможности затащить в постель такую женщину? Он же не строил на её счет каких-то далеко идущих планов, у него не было к ней чувств и иллюзий с ними связанных. Это будет лишь одним из пунктов его мести. Должна же она расплатиться с ним за то, что у него забрала.
  
   И тут такая удача! В старом задрипанном НИИ, где стоящей была только лаборатория Королёвой, праздновали Новый год со всем размахом. У Артёма созрел план. Всё мероприятие проходило в актовом зале. Контингент был, мягко говоря, очень возрастной, если не считать сотрудников Королёвой, лаборантов и младшего научного состава. Но Артёму на это было наплевать. Он не развлекаться сюда пришёл. Он ждал момента, когда начнутся танцы. Когда все немного устали, Артём подошёл к человеку, заведующему музыкальным центром, и попросил поставить вальс из кинофильма "Мой ласковый и нежный зверь". Тот удивился, но просьбу выполнить обещал. Если и это не заставит Инку обратить на него внимания, он не знал, что тут ещё можно придумать.
  
   ***
  
   Инна удивлённо застыла, услышав звуки своего любимого вальса. Когда-то давно, в прошлой жизни она танцевала под эту музыку и была невероятно счастлива. Народ сначала растерялся, но потом несколько пар начали неуклюже кружиться по залу. Инне так захотелось потанцевать, но ведь никто не умел по-настоящему танцевать вальс.
   - Можно Вас пригласить? - услышала она знакомый голос, который на тот момент показался ей голосом из прошлого.
   - Можно.
   И они закружились в танце. Инна не спускала с Кораблёва удивлённых глаз. Он тоже умел танцевать вальс, как когда-то её Артём! Она вдруг наткнулась на его взгляд. "Глаза! Глаза, как у Тёмки! Точно такие же!" - мелькнула мысль. Она тонула в них, они затягивали её, как магнит, пробуждая забытые чувства и эмоции. Они опять парили где-то вне времени, в волшебной вселенной, где есть место только избранным, встретившим родную душу. Когда музыка закончилась, Инна какое-то время так и стояла, продолжая сжимать его руку и глядя ему в глаза. Обратно на грешную землю совсем не хотелось.
   - Спасибо за танец, - Слова Кораблёва вернули её к действительности.
   - Вам спасибо. Не ожидала, что смогу найти тут достойного партнёра, - ответила Инна, - Где Вы этому научились?
   - Мама настояла. А Вы?
   - Меня мой друг научил, - улыбнулась Инна.
   - Друг? - он почему-то напрягся.
   - Да. И звали его, как и Вас, Артём.
   Кораблёв застыл на несколько мгновений, даже растерялся.
   - У Вас всех друзей-мужчин Артёмами зовут? - спросил, наконец, он.
   - Нет. Так звали только одного. Я ему многим обязана.
   - Чем? - вопрос был задан с непонятным изумлением.
   - Артём Дмитриевич, Артём. Можно я буду Вас так называть?
   - Да.
   - Это всё слишком личное. Поэтому Вы не обижайтесь, но я не буду отвечать на Ваш вопрос.
  
   Кораблёв промолчал и проводил её на место. Он не выглядел обиженным её отказом объяснять ему что-то, скорее был потрясён. В течение вечера она ловила на себе его взгляд. Он приглашал её танцевать, но больше ни о чём таком не спрашивал. Инна же не знала, как себя с ним вести. Ей хотелось, чтобы он не отпускал её от себя, но в то же время хотелось сбежать от него, от его взглядов, от тех эмоций, что он в ней разбудил. Что с ней происходит? Она же терпеть не может рафинированных красавчиков. Ей всегда удавалось не подпадать под их обаяние и видеть насквозь и чёрную душонку, и маленькое пустое сердечко, и не самый впечатляющий интеллект. А тут вдруг её разум молчал. Зато сердце сладко замирало при каждом его взгляде. Может быть, пригласить его к себе? Они же уже взрослые люди. Женщина вполне может пригласить к себе приглянувшегося ей мужчину. Ничего особенного и постыдного в этом нет. Но что будет дальше? Просто приятная во всех отношениях ночь? Нет, совсем не этого она от него ждала. Душа жаждала чего-то высокого и красивого, не поддаваясь ни доводам разума, ни страху, ни сложившимся стереотипам, опыт тоже был тут бессилен. Она почувствовала того, кто сможет утолить её эту жажду и потянулась к нему.
  
   ***
  
   - Инна, можно я буду Вас так называть? - спросил Артём, приглашая её на очередной медленный танец, - Вы не против, если я подвезу Вас до дома?
   - Вы поведёте машину, несмотря на то, что выпили? - удивилась она.
   - Уверяю Вас, я абсолютно трезв. Я же знаю, что приехал сюда на машине, поэтому ничего не пил.
   - Тогда ничего не имею против.
  
   Артём был рад, что всё так удачно складывается. Возможно, уже сегодня он попадёт к ней домой и даже получит часть долга. Раздражала только собственная одержимость именно этой стороной дела. То, что он наконец-то приблизился к главной цели, отошло на второй план. Он гнал это от себя, но её слова о том, что она считает другом того прошлого Артёма и многим ему обязана, поколебали его уверенность в правильности того, что он делает. Почему она это говорит? Видимо, став взрослой, Инна осознала всю чудовищность своего поступка. И она действительно во многом обязана ему своей карьерой. Наверное, теперь она пересмотрела свои взгляды на жизнь, и о нём у неё остались тёплые воспоминания. Зато у него их не было, она даже этого ему не оставила. Сейчас, став взрослым и уверенным в себе мужчиной, Артём безошибочно определил, что сумел покорить Инну. Только оставался вопрос, насколько далеко она готова зайти? Он боялся, что не сумеет сдержать своего нетерпения и испортит дело.
  
   Всю дорогу до её дома Артём старался быть милым и развлекал её рассказом об одной из своих поездок в Индию. Она смеялась, совсем расслабившись и потеряв бдительность.
   - Ну, спасибо, что подвезли, Артём, - поблагодарила Инна, собираясь выходить из машины.
   - И это всё? - вырвалось у него.
   Он был настолько разочарован, что не сумел сдержать эмоций.
   - Что всё?
   Артём понял, что должен сейчас отступить. Лёгкого секса не получилось. Придётся побегать за добычей, проявляя ловкость и изобретательность, но тем ценнее будет победа.
   - Хотелось бы получить дружеский поцелуй, - улыбнулся невинно он.
   - Всего-то?
   - Вру, конечно, - сказал он со вздохом, - Но понимаю, что пока могу претендовать только на это.
   Она усмехнулась его признанию, и совершенно неожиданно поцеловала его в губы.
   - Так по-дружески? - спросила она.
   - Пожалуй, - вымолвил Артём, продолжая глядеть ей в глаза и совершенно теряя нить разговора.
  
   Его рука нежно легла ей на затылок, и он притянул её к себе. Артём вернул ей поцелуй, вложив в него весь свой опыт и еле сдерживаемую страсть, чтобы она уже наверняка потеряла голову. Своего он добился, по-прежнему ощущая себя хозяином положения.
   - Тёмка! Тёмка мой! - с восторгом выдохнула она, видимо, не осознавая чего говорит.
   Что с ним случилось после этого, Артём объяснить не мог. Но что-то внутри него сработало, отключив голову напрочь. Его просто смело волной страсти, черпающей свои силы где-то в глубине его воспоминаний. Её слова затронули какие-то тайные струны его души, заставляя забыть себя самого. Почему это всё вдруг прекратилось, он так и не понял. Артём не успел прийти в себя, как она выскочила из машины и бросилась в подъезд.
  
   Какое оглушительное разочарование! Почему она сбежала? Она ведь звала его! Его прошлого! "Тёмка мой", - так она называла его тогда, ещё в прошлой жизни. Артём был потрясён всем этим: её реакцией на свой поцелуй, свей реакцией на её слова, своим неконтролируемым откликом. Наверное, она просто испугалась. Его или себя? Что-то пошло не так, как он запланировал. Он допустил в своих расчётах какую-то очень серьёзную ошибку, упустил что-то очень важное. До завтра надо понять в чём дело, проанализировать ситуацию, понять, что мешает ему осуществить задуманное.
  
   ***
  
   - Тёмка, сынок, с Днём Рождения тебя! - разбудил его звонок матери.
   - Спасибо, мам. Я тебя тоже поздравляю с моим днём рождения, - ответил Артём, проснувшись окончательно, - Приходите с Александром Николаевичем в наш любимый ресторан. Папа придёт, Костик с Анжелой, Никитос с Машей и ещё человека три моих ребят.
   - Конечно, придём.
  
   Череда праздников, которая начиналась каждый год в его день рождения, стартовала. Угораздило же его родиться под Новый год! Но все его мысли были совсем не о торжестве в честь его тридцатилетия, а том, что произошло вчера вечером. Господи! Как подросток после первого поцелуя распереживался! Чего такого случилось? Подумаешь! Ну, позволил себе немного лишнего, ну взыграла кровь, что уж тут такого особенного? Всё это вполне нормально в его возрасте. Если уж на то пошло, это она повела себя более чем странно. По закону жанра, она должна была пригласить его к себе, ведь очевидно, что она была готова сдаться на милость победителя. Досада на то, что она этого так и не сделала, мучила его до самого вечера. Да, что-то с ним определённо не так. Одичал без женской ласки. Пора податься к кому-нибудь из своих подружек, не страдающих всякими странностями и заморочками, чтобы так бурно не реагировать на поцелуи. А то он последнее время так увлёкся своей операцией по захвату дедовых записей, что как-то совсем забыл про эту сторону жизни. Хотя чего уж тут врать самому себе, его интересовала только Инна с тех пор, как она снова появилась в его жизни, и только её он хотел заполучить себе в постель. Другие ему были не нужны.
  
   Вечером поздравить его пришли все близкие ему люди. Артём на время отвлёкся от терзавших его мыслей.
   - Привет, - услышал он в трубке телефона, который схватил, даже не взглянув, кто звонит, - С Днём Рождения.
   Бывшая решила испортить настроение.
   - Спасибо, - равнодушно поблагодарил он, не желая продлевать разговор.
   - Как дела?
   - Хорошо.
   - Ну, чего не спрашиваешь, как мои дела? Хотя бы ради приличия!
   - Ты же знаешь, что я невоспитанный зануда, - с сарказмом ответил он, повторив одно из её обзывательств, - Но ради приличия, раз ты так настаиваешь, поинтересуюсь. Как же твои дела?
   - Лучше всех!
   - Рад за тебя, - ответил он безразлично.
   Хотелось уже закончить этот бессмысленный разговор, пока Олеська не наговорила ему каких-нибудь гадостей, желая спровоцировать на какие-то эмоции.
   - Какие у тебя планы на праздники? - вдруг спросила она.
   Это было что-то новенькое. Чего она там придумала? Обычно все их разговоры после развода заканчивались её упрёками, обвинениями и оскорблениями. Артём в таких случаях просто клал трубку, ему не нужны были её истерики. С чего бы это она сменила тактику?
   - Ничего определённого, - осторожно ответил он.
   - Может, вспомним молодость? Махнём на горных лыжах покатаемся. Мы же можем сохранить дружеские отношения?
   - Считай, что мы их сохранили, - устало ответил Артём, не зная, как закончить этот пустой разговор, - А насчёт лыж, думаю, не получится. Я не располагаю таким количеством свободного времени даже в праздники. Спасибо, что поздравила, Олесь. У меня тут гости, так что поговорим как-нибудь в следующий раз.
   Слава Богу, отделался!
   - Олеся звонила? - спросила мама.
   - Она.
   - Может, помиритесь? - с надеждой спросила мать, - Плохо тебе одному.
   - Мам, я уже говорил тебе, что между мной и Олесей всё кончено, и возврата не будет. И с чего ты взяла, что мне плохо?
   - Ну, не сердись, сынок. Мне так хочется, чтобы у тебя всё хорошо было, чтобы семья была, чтобы дети появились. Мне уже внуков понянчить хочется.
   - Мама, обещаю, что как только покончу с одним очень важным делом, сразу займусь своей личной жизнью, - поспешил Артём успокоить мать, чтобы она от него отстала.
   - С каким ещё делом? Эти твои дела бесконечны! - в отчаянии воскликнула мать.
   - Мам, я нашёл записи деда.
   - Здорово! Как же тебе это удалось?
   - Найти то нашёл, а забрать у вора пока не получается, - вмешался в разговор Костик, - Вот как раздобудет эту семейную реликвию, так его и женим. Беру это на себя. Так что, Татьяна Львовна, не переживайте. Дело в надёжных руках.
   - А это не опасно? - испугалась мама.
   - Нет. Не переживай. Я верну записи во что бы то ни стало.
   - Да и вора наказать необходимо, - добавил Костик, - Это мы тоже до конца доведём.
   - Всё равно мне страшно, - призналась Татьяна Львовна, - Наказать как? В тюрьму посадить?
   - Нет. Просто человеку придётся попрощаться с карьерой, - успокоил Костик, - Не бойтесь. В данном случае Артёму ничего не угрожает.
   Мать успокоилась и заулыбалась.
   - Ну, хорошо. Ловлю на слове. Как только записи окажутся у тебя, сынок, ты будешь обязан представить мне свою невесту.
   - Мама! - укоризненно воскликнул Артём, но спорить не стал.
  
   ***
  
   "Как красиво!" - восхищалась Инна, глядя в окно электрички, - "Так и хочется сойти прямо здесь, чтобы очутиться в сказочном новогоднем лесу, где вполне можно повстречать Деда Мороза". Она возвращалась в Москву от родителей. Зимние каникулы подходили к середине. Инне нравилось приезжать домой, но ненадолго. Мама непременно начинала донимать её разговорами о том, что к тридцати годам женщине пора бы иметь мужа и детей. Инна начинала злиться и чувствовать себя неполноценной, поэтому когда давление матери становилось невыносимым, она сбегала в Москву. Она понимала, что мать желает ей добра, переживает за дочь. Мама искренне не понимала, как может быть женщина счастлива какими-то научными разработками и карьерой, боялась, что Инна упустит своё время и останется совсем одна. Сами родители жили дружно с тех пор, как уехали из Сухова. Несчастье, произошедшее с Инной, сплотило семью. Они поняли, что надо держаться вместе, чтобы не случилось, что ближе, чем родные люди никого не существует. В результате примирения родителей у Инны появился брат Максим, которого она обожала.
  
   Вопреки уверенности мамы в обратном, Инна совсем не страдала от одиночества. Работа заменяла ей всё, доставляя радость и удовлетворение. Но эти долгие праздники выбивали её из колеи. Зачем нужно столько выходных? Придётся как-то себя развлекать. Можно сходить в театр, на каток, в аквапарк, а там и на работу выходить уже скоро. Признаваться себе не хотелось, но в этот раз на работу её тянуло не только жажда научной деятельности. Её нетерпение было связано с Кораблёвым. Она и ждала и боялась встречи с ним. Как смотреть ему в глаза после всего, что она устроила? Практически сама напросилась на поцелуй, после которого потеряла голову на столько, что была готова на всё прямо в его машине, а потом вдруг трусливо сбежала, осознав, кто перед ней на самом деле. Вот он удивился! Теперь, наверное, считает её чокнутой истеричной особой, которая ведёт себя, как семнадцатилетняя девочка. Можно бы было свалить свою неадекватную реакцию на то, что мужчины в её жизни уже долгое время не было. Но зачем самой себе врать? Дело было совсем не в этом. Как это ни странно, и сколько бы она не убеждала себя в обратном, но Кораблёв казался ей похожим на Артёма Давыдова, единственного человека, которого она по-настоящему любила. Именно поэтому её неудержимо влекло к нему. Конечно, Кораблёв был настоящим красавцем, её Тёмке вовек бы таким не стать. И всё же было в них что-то общее: глаза, в которых она тонула, голос, разворот плеч, повадки. Кораблёв даже голову склонял так же, когда о чём-то задумывался. Иногда она представляла, каким бы стал Тёмка, если бы его не убили. Воображение рисовало умного, успешного, немного ироничного мужчину. Он бы добился всего, к чему стремился, а она просто бы любила его и делала счастливым. Глупо увлекаться человеком, основываясь только на внешнем сходстве, но сопротивляться влечению не получалось. Артём Давыдов был её сказкой, в которую она никого не пускала, никого не посвящала, боясь чужого непонимания, скепсиса и насмешек. Всегда можно сказать, что она его придумала, что он стал бы обычным среднестатистическим мужчиной, зацикленном на себе и своих желаниях, потерявшим все свои светлые идеалы. Людям может показаться смешным, что она в её возрасте витает в облаках и придаётся мечтам о вечной любви. Поэтому пускать кого-то в свой мир, она не решалась. Любовь к Тёмке была самым нежным и чистым, что было в её душе. Она не могла позволить испачкать её чужим цинизмом и прикоснуться к ней рукам грязной реальности.
  Кораблёв же был вполне реальным человеком. Она его и не знала толком. Возможно, этот их страстный поцелуй в машине ничего для него не значит. Он и не вспомнит о нём по возвращению с каникул. Эта мысль почему-то задевала. А ведь это единственный правильный выход из сложившейся ситуации, вести себя так, как будто бы ничего не было.
  
   На следующий день Инна отправилась на каток. Народу было полно. Она пришла одна, потому что никого из её подруг сейчас в городе не было. Инна любила кататься на коньках, чувствуя себя при этом совсем молоденькой девочкой. Ей нравилась скорость, нравилось делать какие-то простейшие элементы фигурного катания, которым она научилась ещё в детстве. Инна не успела среагировать, когда в неё кто-то врезался. Она упала.
  
   - Ой! - услышала она детский возглас, - Извините меня. Я не смотрела, куда еду.
   - Да ничего, - улыбнулась Инна девочке, - Я тоже был не слишком внимательна. Ты сама то как?
   - Вы не ушиблись? - услышала Инна до боли знакомый голос и подняла глаза на мужчину.
   - Дядя Тёмыч, это я в тётеньку врезалась, - виновато сообщила девочка.
   - Что же ты так неаккуратно, Алён? Надо смотреть, куда едешь, - мягко укорил её Кораблёв.
   Во время разговора он смотрел на девочку, а Инну сразу не узнал.
   - Ничего страшного, - подала она голос, поднимаясь на ноги.
   Артём уставился на неё в немом изумлении, но вскоре справился с собой.
   - Инна Андреевна! Надо же, как тесен мир! - весело сказал он, - Это Алёнка, моя крестница. Её родители ушли в кафе немного передохнуть, поручив мне за ней присматривать. Похоже, я плохо справляюсь со своими обязанностями.
   - Только маме не говори, - начала уговаривать девочка.
   - Конечно не скажу! Я что, похож на самоубийцу? Она мне голову оторвёт, - пообещал Артём, - Инна, Вы одна здесь?
   - Одна. Все мои знакомые предпочитают проводить каникулы за городом. Честно говоря, совсем не ожидала кого-то здесь встретить.
   - Это твоя подружка, дядя Тём? - вмешалась в разговор девочка.
   - Коллега по работе.
   - Как папа?
   - Ну почти.
   - А можно я тоже стану Вашей знакомой? - спросила Алёнка, - Вас Инна зовут?
   - Правильно. И, конечно, можно.
   - Тётя Инна, а научите меня ездить задом наперёд, - попросила девочка, - Я видела, Вы умеете.
   - Это как? - заинтересовался Артём.
   - Ты меня так не учил. Наверное, сам не умеешь, - с подозрением сказала девочка.
   - Где уж мне. Я лёд в первый раз увидел, когда школу заканчивал. Чему успел научиться, тому и тебя научил. Надеюсь, что ты у нас станешь чемпионкой мира по фигурному катанию. Не меньше, - пошутил Артём.
   - Конечно, научу, - сказала Инна, у которой поднялось настроение, глядя на Кораблёва, мило беседующего с ребёнком, - С чего бы нам начать?
   - Возьмите и меня в ученики, - улыбнулся Артём, - Мне тоже хочется научиться загадочному катанию задом наперёд.
   - Ну не оставлять же Вас без дела, - улыбнулась Инна, - Присоединяйтесь.
   Полчаса они все вместе учились новым шагам. Инна давно так не веселилась. Время пробежало незаметно. Их упражнения прервал приход родителей девочки.
   - Никита, - представился приятный молодой мужчина, - А Вас я знаю. Вы Инна Королёва. У нас в компании Вас все, наверное, знают.
   - Это мой папа! - вставила Алёнка.
   - Очень приятно, - ответила им обоим Инна.
   - А это Мария - моя супруга и Алёнкина мама, - представил Никита жену.
   Инна приветливо улыбнулась молодой женщине.
   - Здравствуйте. Очень приятно. У Вас очаровательная дочка. Меня зовут Инна. Мы с Артёмом работаем сейчас вместе над одним проектом.
   Та улыбнулась в ответ.
   - Надо же, где встретились.
   - Это я её нашла! - похвасталась Алёнка.
   - Точнее с ног сбила, - уточнил Артём.
   - Дядя Тёмыч! Ты же обещал не говорить! - укорила его крестница.
   - Ох, Алёнка! Привыкай. Эти мужчины сначала наобещают, а потом "забыл" говорят, - пошутила Мария.
   Ещё какое-то время Инна учила Алёнку ездить задом наперёд, но у той пока не очень получалось.
   - Ну вот! Уже домой пора, а я так и не научилась, - расстроилась девочка.
   - А давай мы попросим Инну завтра с нами пойти на каток, - предложил Артём.
   - Давай! Тётя Инна, пожалуйста, приходи! - запросила Алёнка.
   У Инны душа запела.
   - Обязательно, - ответила она.
   Жизнь сразу заиграла новыми красками, приобрела новый смысл. Завтра она его увидит снова! Он сам назначил её встречу!
  
   Оставшиеся пять дней каникул Инна встречалась с Артёмом на катке каждый день. Он всегда приводил с собой свою крестницу. Её же родители катались с ними всего два раза. Инне очень нравилось проводить время с Артёмом и его друзьями. Алёнка была совершенно очаровательным ребёнком. Артёма она воспринимала не как какой-то авторитет, а скорее как старшего товарища, а он был с ней нежен и терпелив. Инна невольно представляла его в роли отца. Она как раз присела отдохнуть и наблюдала, как Артём и Алёнка играют в салки, когда к ней подсела Мария.
   - Тёмке пора бы уже своих детей иметь, - заметила она, - Вполне уже созрел для этого.
   - А он женат? - спросила Инна, делая вид, что совершенно не в курсе его личной жизни.
   - Сейчас нет. Уже как года два.
   - И детей нет?
   - Олеська, его бывшая жена, считала, что ещё слишком молода, чтобы иметь детей. Тёмка не настаивал.
   - Почему они разошлись? - вполне законный женский вопрос и любопытство.
   - Потому что Олеська, извините меня, но просто дура. Такого мужика отхватила и не сумела удержать. Тем более ничего особенного от неё не требовалось. Тёмка ведь хороший парень, ответственный и серьёзный, без заморочек и непомерных требований. Мы учились все вместе в одной группе, так что я знаю, о чём говорю. Она столько сил приложила, чтобы его завоевать. Носилась за ним, встречи подстраивала, притворялась примерной девочкой, чтобы ему понравиться. А он не то чтобы повёлся на всё это, он просто позволил ей себя завоевать. Он ведь очень умный человек и против его воли крутить им невозможно. Потом она его женила на себе, придумав, что беременна. Но и на этот обман он не обратил внимания. Я думаю, что к тому времени Артём нагулялся досыта, и ему уже хотелось какой-то стабильности, чтобы рядом был близкий человек, простого человеческого тепла.
   - И что же случилось?
   - Олеська - избалованная дочка высокопоставленного богатого папаши. Она привыкла ходить по всяким модным тусовкам, общаться с определённым кругом лиц, развлекаться. Пока Артём мог ей обеспечивать всё это, не мешал, помогал поддерживать имидж удачливой молодой богатой женщины, всё было хорошо. Он у неё был вроде как одним из атрибутов её успешности. Молодой, богатый, красивый муж, который готов исполнить любой каприз на зависть всем подругам. А тут вдруг Тёмка решил поехать на год в Новосибирск. Нужно ему это было по работе. Вот тут то и начались проблемы. Она с ним ехать не желала, но и его не отпускала. Она была страшно далека от его работы, да и вообще не знала, что это такое - работа. Она выдвинула ультиматум. Либо Новосибирск, либо я. Большей глупости сделать было нельзя. За три года так и не понять, что за человек её муж! Он, конечно же, не остался. Олеська от злости пустилась во все тяжкие, выливая на голову мужу столько помоев, что тот больше знать её не захотел. Она, конечно, одумалась потом, пыталась вернуть его, но это уже было бесполезно. Как говорится, не надо было быть дурой.
   - Он не смог её простить?
   - Я бы сказала, он просто разочаровался в ней и остыл совсем. И так то их брак был её инициативой.
   - Тебе она не нравилась?
   - Честно говоря, нет. Нас с Никитой и Алёнкой она только терпела, но при случае давала понять, что мы не её круга, а гораздо ниже по положению. Правда при Тёмке она старалась быть дружелюбной, не позволяла себе ехидных высказываний, понимая, что муж не даст в обиду своих друзей. Артём ведь тоже сынок непростого папаши, но никогда этого на показ не выставляет. У него все друзья обычные ребята, которые учились с ним в одном институте.
   - Я слышала, - осторожно начала Инна, - Что Артём не рос рядом со своим отцом. Может быть, поэтому он ведёт себя не как обычный мажор.
   - Да, это так. Но он никогда не рассказывал о своём детстве. Я знаю только, что до распада Союза он жил на юге в одной из бывших союзных республик, а потом они с матерью сбежали оттуда.
  
   Инну поразило такое совпадение. Даже детство Кораблёва было похоже на детсво Тёмки Давыдова. Может это знак судьбы? С каждым днём она всё больше подпадала под его обаяние. О том поцелуе в машине они не разговаривали. Артём подвозил её до дома, попыток повторить поцелуй не было.
  
   На работе всё шло по-старому. Только теперь Кораблёв стал периодически приглашать её куда-нибудь. Инна не знала, как к этому относиться. Он ухаживает за ней или они просто друзья? Если честно, то она ждала от него более решительных действий.
  
   Глава 4.
  
   "Чего она тут забыла?" - не мог понять Артём, ожидая Инну у здания, над входом в которое красовалась надпись "Станция юных техников". Неужели в наше время подобное существует? Может, это здание под старой вывеской на самом деле салон красоты или другое заведение, которое женщины любят посещать.
  
   - Заждался?
   Артём не заметил, как Инна подошла к машине.
   - Я вообще начал сомневаться, что правильно приехал. Может, я адрес перепутал.
   - Всё ты правильно приехал. Тебя название заведения смутило?
  
   Они уже давно перешли на "ты". Артём предложил это, когда они встречались на катке. Так было проще общаться. За какой-то месяц они сильно сблизились. Он ловил себя на мысли, что ждёт встреч с Инной совсем не из-за своего плана. Она держалась с ним очень дружелюбно, была мила и естественна. Он мог сколько угодно напоминать себе, что она умеет очень хорошо притворяться, но радости от встреч это нисколько не умаляло. Пора было продвигаться дальше. Но он почему-то медлил. Артёма начали посещать предательские мысли, что может лучше всё бросить и бежать пока не поздно. Зря он всё это затеял. Может быть, стоит ей во всём признаться, а дальше будь, что будет? Желание наказать её поубавилось. Ему станет легче, если он разрушит её карьеру? Или рука его в норму придёт от этого? Разве ему больше заняться нечем, как преследовать девочку из прошлого? В конце концов, она сожалеет о том, что сделала тогда, помнит его до сих пор.
  
   - Название, и правда, смутило, - признался Артём, - А что там на самом деле?
   - Там на самом деле "Станция юных техников", - с лукавой улыбкой ответила Инна.
   - И чего ты там делала? - удивлённо спросил он.
   - Там есть кружок "Юный химик". Я там раз в неделю веду занятия на пару со своей подругой по институту.
   - Надо же! Зачем тебе это? Не ради же подработки?
   - Конечно, нет! Здесь гроши платят. Просто мне очень нравится общаться с целеустремлёнными талантливыми детьми. Вдруг благодаря мне, в науке появиться ещё один Менделеев.
   - Так ты у нам альтруист.
   - Не совсем. Я в неоплатном долгу перед человечеством. Да и потом, детям всегда нужен шанс, нужно чтобы кто-то направил, протянул руку помощи. Ведь здесь все кружки бесплатные, так что любой ребёнок может позволить себе приходить сюда. Было бы желание. Ведь у всех разные обстоятельства и возможности. Родителям приходиться нелегко. Часто на детей ни сил, ни времени не остаётся после битвы за материальные блага. Многим детям внимания не хватает.
   - Неожиданная грань твоей личности. Тебя так волнуют интересы и судьбы чужих детей?
   - Я же в юности тоже была оторвой, да ещё какой. Родители тогда трудный период отношений переживали, не до меня им было. Я, поначалу, бежала на улицу от их скандалов, а там компания нехорошая. В общем, запуталась я тогда в конец и выхода из этого не видела. Не знаю, что бы со мной стало, если бы у меня не появился друг, который вытащил меня из этого болота. Кстати, интерес и любовь к химии именно он мне привил.
   - Это тот же друг, что танцевать тебя научил? - спросил Артём, стараясь ничем не выдать ту бурю чувств, что сейчас бушевала у него внутри.
   - Да, это он. Артём Давыдов. Ты спрашивал, почему мой препарат так странно называется. Так вот, это в его честь. Три первые буквы фамилии и имени.
   Артём чуть аварию не устроил после этого признания. В душе царила полная сумятица.
   - Что с ним стало? - спросил он, до боли в пальцах сжимая руль.
   - Он погиб, - ответила Инна, вмиг перестав улыбаться.
   - Погиб?! - Артём испытал новое потрясение, - Как погиб?
   - Его убили отморозки из той моей компании, - она замолчала, окончательно поникнув, но потом добавила, - Извини, я не хочу про это рассказывать. Это самое страшное, что мне пришлось пережить.
   Артём молчал, не в силах прокомментировать её слова.
   - Артём был очень умным молодым человеком. Я думаю, что если бы он не погиб, то непременно стал бы великим учёным и принёс человечеству много пользы. Поэтому своими занятиями с детьми я хоть отчасти компенсирую такую потерю, в которой есть и моя вина.
  
   Она замолчала, погрузившись в свои невесёлые воспоминания. Артём не стремился прервать это молчание. Так она думает, что он погиб тогда! И живёт с постоянным чувством вины. Такого исхода своих легкомысленных игр Инна явно не ожидала. Одно дело ради смеха разбить мальчику сердце, и совсем другое иметь на совести его смерть. Он бросил взгляд на Инну, чтобы понять, что она чувствует сейчас. Она не ощущала его взгляда, находясь во власти своих внутренних демонов. Ему почему-то стало её так жалко, что он не удержался и погладил её по руке. Она вздрогнула и посмотрела на него глазами, полными боли.
   - Не надо так. Это было давно, - сказал Артём.
   - Я очень его любила, - сказала Инна, и голос её задрожал, но потом, справившись с эмоциями, добавила с вымученной улыбкой, - Ну вот, мы почти приехали. Мы, кажется, в театр сегодня собирались. Мне осталось только переодеться соответственно случаю.
  
   Они подъехали к её дому.
   - Артём, я быстро переоденусь, - постаралась успокоить его Инна, выходя из машины.
   - Угу, - скептически произнёс он, - Знаем мы эти ваши "быстро". Женщины в таких случаях понимают это слово как-то по-своему.
   - Если боишься умереть тут от скуки и злости, то пошли ко мне. Я буду приводить себя в порядок, а ты чаю попьёшь и посмотришь телевизор.
   - Сначала речь шла только о том, что ты быстро переоденешься, а теперь твои намерения изменились. "Приводить себя в порядок" - звучит ещё более устрашающе для мужской психики, - усмехнулся Артём, - Принять твоё предложение - единственный выход.
  
   Они поднялись в её квартиру. Точнее это была квартира её бывшего мужа, который тот великодушно оставил Инне.
   - Проходи, - пригласила она, - Я пока на кухню пойду. Тебе чай или кофе?
   - Ничего не нужно. Занимайся собой.
  
   Он прошёл в комнату и включил телевизор, но сосредоточиться на том, что там показывали, даже не пытался. За полчаса, что они ехали до её дома, он узнал слишком много фактов, которые его потрясли, но последнее признание поставило в тупик. Она его любила! Да как такое вообще возможно? Как это может состыковаться с тем, что она сделала тогда? Он ещё мог понять угрызения совести по поводу его мнимой смерти, её благодарность за то, что помог выбрать правильный путь в жизни. Но любовь?! С чего она это взяла? Инна совсем не была похожа на экзальтированную дамочку, страдающую психическими расстройствами, чтобы придумывать себе приключения и чувства, которых никогда не было, а потом свято в них верить. Она вполне адекватный, прагматичный человек, достаточно сильный духом, чтобы прятаться от действительности за своими иллюзиями. Чтобы что-то понять, надо было начать этот разговор заново, на что Артём решиться не мог. Момент был упущен, да и это дало бы ей право задавать вопросы ему. А вот отвечать на них ему совсем не хотелось. Правды он сказать не мог, врать тоже казалось отвратительным. Он совершенно запутался в своих чувствах к ней. Одно ему было понятно, что прекратить с ней отношения сейчас, он не в состоянии, даже если это было бы самым лучшим решением.
  
   Артём огляделся по сторонам. Ему понравилась её квартира: и уютно, и в то же время функционально. Нет всяких непонятных ему безделушек. Этим всем он был сыт по горло после своего неудачного брака. Олеся просто обожала всякие дорогостоящие вазочки, игрушечки, керамические фигурки. Не дай Бог задеть что-то из её коллекции или хотя бы переставить местами, потом проблем и упрёков в толстокожести, отсутствии вкуса и непонимание высоких материй не оберёшься. Его взгляд наткнулся на фотографии. На одной из них он узнал родителей Инны с каким-то мальчиком. Кто этот ребёнок? Её сын? Это предположение неприятно кольнуло. Глупо. Он же знает, что она была замужем. Интересно, почему она сама не воспитывает сына? Есть дела поважнее? Он никогда не понимал таких женщин. Артём перевёл взгляд на другую фотографию. На ней Инна была запечатлена на пляже. Она счастливо улыбалась. Это был крупный план, и все прелести закрывало парео. Артём невольно залюбовался. Какая же она всё-таки красивая!
  
   - Артём, ждать осталось совсем чуть-чуть, - весело сообщила Инна, заставив его вздрогнуть от неожиданности.
   Он посмотрел в её сторону и замер от восхищения. Ей осталось только переодеться. Но даже в банном халате она выглядела как богиня с Олимпа. Он так и смотрел на неё не в силах что-то ответить.
   - Ну, ты не надумал чаю попить? - спросила Инна.
   - Нет. Кто этот мальчик? - вдруг вырвалось у Артёма.
   - Максимка. Мой родной брат, - улыбнулась она, - А это мои родители с ним.
   Артём испытал неимоверное облегчение от её слов.
   - Ну раз ты не хочешь чаю, я пошла собираться дальше, - сказала Инна и отправилась в спальню.
  
   Объяснить себе, что произошло дальше, Артём впоследствии не мог. То, что она ушла, вызвало такой протест, что разум так и не успел отдать предостерегающие команды. Ничего не соображая, он бросился следом за ней.
   - Артём?! - удивлённо воскликнула Инна, ничего не понимая.
   Он в два шага преодолел расстояние, разделяющее их, и принялся жадно целовать её. Она опешила от такого натиска, но потом ответила, повергая его в ещё большее безумие. Её нежность была беспредельна. Он слышал, как она повторяет его имя. Она звала его прежнего, он это чувствовал. Его теперешнее великолепие и успешность не имели для неё никакого значения. Понимание этого заставляло чувствовать себя самым счастливым человеком на земле и вызывало непреодолимое желание подарить ей что-то равнозначное. Никогда раньше с ним такого не происходило. Он умел дарить женщинам наслаждение, но никогда прежде ему не хотелось отдать часть своей души, лишь бы она была так же счастлива. И, похоже, ему это удалось. Придя в себя после всего случившегося, Артём увидел счастливые глаза и смущённую улыбку своей богини.
   - Мы, кажется, в театр опоздали, - сказала она.
   - Оно того стоило, - ответил Артём.
   - Да, - отозвалась она, - Я даже и не знала, что так бывает.
   - Как? - он вдруг почувствовал себя совершенно беззащитным, ожидая её вердикта.
   - Я не знаю, как это обозначить словами. И вообще, ты меня смущаешь, - кокетливо сказала она.
   - Чем же это? - он притянул её к себе и поцеловал, - Этим? Или этим? А может быть, вот этим?
   Поцелуи сменились смелыми ласками, и они снова оказались в самой круговерти страсти.
  
   ***
  
   Инна проснулась рано от ощущения чего-то непривычного. Очень тепло, даже жарко и что-то тяжёлое лежит на талии. Потом она вспомнила, что произошло вчера вечером. Она провела ночь с мужчиной! И не просто с мужчиной, а с любимым мужчиной. Она наконец-то влюбилась! Впервые после смерти Тёмки. И каким же это было счастьем! В какой же момент это произошло? На катке? Или ещё раньше, когда они танцевали вальс? Также как и в Тёмку. Как не странно, предательницей она себя не чувствовала. Артём Кораблёв и был для неё её Тёмкой, но только взрослым. Как же это всё глупо и восхитительно! Она чуть не проболталась ему, что только сейчас к тридцати годам поняла, какое огромное наслаждение можно испытывать от отношений с мужчиной. Раньше она на полном серьёзе считала, что удовольствие от плотской любви слишком преувеличено. Приятно, конечно, при определённом настрое, но не более того. Но этой ночью она полностью поменяла своё мнение. Вот бы удивился Артём, что женщина её возраста впервые сделала такое открытие. Она посмотрела на него. Он спал, ни о чём не подозревая. До невозможности красивый человек, и даже шрамы на теле его нисколько не портили. Досталось ему, видимо, в той аварии, где он покалечил свою руку. Вон какой шрам на груди. Она провела по нему пальцем, Артём забеспокоился. Инна быстро убрала руку. Но спать уже не хотелось. Взгляд упал на его руку. Её опять захлестнула волна нежности. Она взяла его руку в свои и поднесла к губам. Он открыл глаза, спросонья улыбнулся, прижал её к себе поближе и опять заснул. Она счастливо вздохнула, пристраиваясь поудобнее. Как же это её угораздило в него влюбиться? У него, наверное, таких как она сотни. Женщины всегда будут стараться привлечь его внимание. Страшно любить такого мужчину. Что она будет делать, когда его интерес к ней иссякнет? Она совершенно не ожидала, что события начнут разворачиваться так быстро. Ничего не предвещало. Что на него вдруг нашло? До этого он всегда вёл себя с ней, как друг, если не считать того поцелуя в машине. О любви даже речи не было. Правда, и вчера об этом не было сказано ни слова.
  
   Инна так и не успела снова заснуть, когда зазвонил телефон Артёма. Он проснулся и взял трубку. В процессе разговора он встал с кровати и отошёл к окну. По его тону и тому, как напряглась спина, Инна сделала вывод, что разговор ему не слишком приятен.
   - Да. Я понял. Буду через час, - закончил разговор Артём.
   Инна так и осталась в кровати, выжидательно глядя на него.
   - Меня срочно вызывают на работу, - объяснил Артём, - Если успеешь быстро собраться, то могу подвезти тебя.
   - Я сама доберусь. У тебя и так времени мало.
   - Ну, как хочешь. Я тогда побежал, мне ведь домой надо успеть попасть.
  
   Он быстро ушёл, даже не позавтракав. Они ни о чём не договаривались. Инна не знала, что будет вечером, придёт ли он к ней, пригласит ли к себе или будет делать вид, что ничего не произошло. Но даже все эти опасения не могли затмить её радости. Инна прибыла на работу в самом приподнятом настроении. Работать не получалось. Иван - её правая рука, с подозрением поглядывал на неё. Он давно был к ней неравнодушен, даже одно время ухаживал, но Инна не воспринимала его всерьёз. Он хороший парень, вполне симпатичный, умный, но сердце не откликалось на его зов. Инна жалела его, но помочь ничем не могла. Иван не оставлял надежды и попыток её завоевать. Поэтому появление конкурента в лице Кораблёва вызывало у него злость. Артём перестал быть ему симпатичен, как только начал оказывать Инне знаки внимания. Сейчас Ванька как будто почувствовал, что соперник своего добился, и ходил мрачнее тучи. Инна не обижалась на его раздражительность, находясь в эйфории от произошедших с ней перемен.
  
   Артём позвонил только в конце рабочего дня.
   - Инн, я заеду за тобой в полседьмого. Как ты на это смотришь?
   - Заезжай, - ответила она, даже не сообразив уточнить, куда они поедут.
  Разве это имеет какое-то значение? Главное - с ним!
   - Инна, я хочу с тобой поговорить, - вывел её из состояния радостного возбуждения Иван.
   - Говори, - улыбнулась она.
   - Не здесь. Пойдём в курилку.
   - Ты же знаешь, я не курю.
   - Зато там сейчас никого нет.
   Инна согласилась.
   - И что же за тайну ты хочешь мне поведать? - спросила она, когда оказалась вместе с Иваном в курилке.
   - Инн, я прошу тебя, не связывайся с Кораблёвым, - начал он.
   - Вот тебе на! Кто убеждал меня, что для нас это самый лучший вариант, что он хороший специалист, что только с ним и стоит работать? - Инна сделала вид, что не понимает о чём речь.
   - Я не о работе. Он обхаживает тебя. Я прекрасно вижу, что он хочет затащить тебя в постель.
   - Ну и что в этом страшного? Мы взрослые свободные люди.
   - Он добьётся своего, попользуется, а потом выкинет. Знаешь у него сколько таких?
   - Вань, а тебе не кажется, что моя постель - это не твоё дело? - холодно спросила Инна.
   - Ты же уже влюбилась в него, как кошка! Думаешь, я не вижу! Да он сожрёт тебя и не подавиться! Какие же вы бабы дуры! Увидели красивую морду, широкие плечи, поняли, что деньги есть, и всё, готовы на что угодно!
   - Ты то чего так распереживался? - разозлилась Инна, - По-моему, мужчины выбирая себе даму сердца, руководствуются примерно теми же критериями, разве что вместо денег требуется умение готовить или что-то такое же глупое.
   - Я люблю тебя! Я не хочу, чтобы это избалованный мажор разбил тебе сердце.
   - Вань, хватит! Я же никогда не обнадёживала тебя. Ты же знаешь, что между нами ничего не может быть, и Кораблёв здесь совсем ни при чём.
   - Я тебе докажу, что он тот ещё поддонок! - Ванька перешёл на крик, - Моя сестра училась с ним в одном институте. Так там о его подвигах легенды ходили!
   - Ну и что. Кто из вас по молодости не пользуется любой подвернувшейся возможностью?
   - Заступаешься за него уже?! Да открой ты глаза! Он растопчет тебя! Вспомнишь ещё мои слова.
   - А тебе так этого хочется!
   - Нет! Мне просто тебя жалко! Ты мне ещё благодарна будешь, что я пытался тебя удержать.
   - Вань, давай прекратим эту глупую ссору, - примирительно предложила Инна, - Возможно, ты прав, и я ещё сто раз пожалею о том, что тебя не послушала. Но это моя жизнь, мои чувства, мои ошибки. Не вмешивайся, прошу тебя. Не обижайся. Сам знаешь, сердцу не прикажешь.
   - Хорошо, - смирился он, - Но если понадобиться помощь, всегда можешь обращаться. Я тебя не брошу, даже если ты сама добровольно падаешь в пропасть.
   - Спасибо.
  
   Когда они с Иваном вернулись, Артём уже ждал её в лаборатории. Мужчины обменялись неприязненными взглядами, но ничего друг другу не сказали.
   - Мы же договаривались, что ты будешь готова к полседьмому, - упрекнул её Артём.
   - Женщинам простительно немного опаздывать, - улыбнулась Инна.
   Артём ничего на это не ответил, лишь недовольно скривил губы.
   - Ну неужели моё пятиминутное опоздание кажется тебе таким возмутительным, что ты так надулся? - спросила Инна уже в машине.
   - Где ты с ним была? - вдруг выпалил он.
   - В курилке.
   - Ты куришь? - он удивлённо приподнял бровь.
   - Нет.
   - Чем же тогда ещё можно заниматься в курилке? - в вопросе прозвучал сарказм.
   - Мы разговаривали. И это что, допрос?
   - Хочешь сказать, что я не имею права тебя о чём-то спрашивать?
   - Артём, ну что за дурацкие придирки? Мне разве нельзя ни с кем разговаривать?
   - Ладно, извини. Я лезу не в свои дела, - вдруг успокоился он.
   - Тём, куда мы едем? - решила она сменить тему.
   - Ко мне в гости. Думаю, что пришла пора нанести ответный визит.
   - А как же я утром... - она смутилась, понимая, что выдала все свои чаяния о сегодняшнем вечере.
   Может, он не собирался проводить с ней ночь. Он то пока ничего такого ей не предлагал, а она уже выдала себя с головой.
   - Не переживай по этому поводу, - улыбнулся он, поняв, что уже получил согласие, - Что-нибудь придумаем.
  
   ***
  
   - Артём Дмитриевич, Вам звонят из "Эдельвейса".
   - Соедините, я поговорю.
   Закончив разговор с партнёрами, Артём снова погрузился в свои мысли. Завтра Влад Лабутин приступит к испытанию препарата "ДАВАРТ". Причём он попробует осуществить одну из идей Артёма по его усовершенствованию. С Инной же они работали в несколько другом направлении. Вчера прямо от неё он поехал к Лабутину, который с утра сообщил ему, что препарат в его лаборатории получен.
   - Тёмыч, ты не передумал? Зачем тебе усовершенствовать чужое изобретение? Ведь то, что мы сумели получить препарат Королёвой у себя, ничего не значит. Весь научный мир знает её как автора. Выдать "ДАВАРТ" за своё не получиться.
   - Я знаю.
   - И потом, дальнейшая работа требует финансовых вливаний. Тебе не жалко деньги на ветер выкидывать.
   - Почему на ветер? Моя компания собирается заниматься выпуском препарата. Я провожу всего лишь дополнительные исследования.
   - Но почему тогда ты делаешь это втайне от автора? Гораздо разумнее проводить все эксперименты в тандеме с Королёвой.
   - Влад, ты правда хочешь знать ответы на свои вопросы? - спросил Артём, тоном давая понять, что тому лучше бы унять своё любопытство.
   - В принципе мне всё равно. Нам тут твои деньги тоже не помешают.
   - Значит договорились. Ты продолжаешь испытания и информируешь меня о всех значимых изменениях и просчётах.
  
   Влад больше ни о чём не спрашивал. Меньше знаешь, крепче спишь. Наверное, заподозрил Артёма в чёрных делишках. Так оно и было, когда он всё это начинал. Если бы всё осталось в силе, Артём рассказал бы ему, зачем он всё это затеял. Но сейчас дело повернулось так, что он сам не знал, зачем продолжает эти исследования втайне от Инны. То, что произошло с ним предыдущим вечером, вносило полную сумятицу не только в его планы, но и в его представления о добре и зле. Вчерашнее признание Инны выбило почву из-под всех его стройных умозаключений о том, что произошло тринадцать лет назад. Зачем вообще она поведала ему, человеку, которого она знает несколько месяцев, свои переживания по этому поводу? Она же точно не догадывается, кто он есть на самом деле. Его тянуло к ней как магнитом. Он вообще не ожидал от себя такого дикого поступка, что сотворил вчера вечером. Чтобы до такой степени не владеть собой! Да с ним даже в студенческие годы такого не случалось. Набросился на женщину, как маньяк. Обвинить её в том, что она сама это спровоцировала, он не мог. Это у него произошло какое-то помутнение рассудка. И то, что он к ней испытал, было для него откровением. Такого полного растворения в другом человеке он не испытывал никогда. Ни разу в жизни страсть не ослепляла его настолько, чтобы рассудок перестал подавать сигналы до начала процесса. Хорошо Инна правильно на это отреагировала. При воспоминании об её отклике его до сих пор в жар кидает.
  Но ведь это всего лишь секс. Да, фантастический, да, великолепный, но всего лишь секс. Что их сейчас ещё связывает? Он обманывает её, она ничего о нём не знает. То, что было давно, то прошло. Они оба стали другими. Может быть, между ними скоро всё закончиться. Зачем тогда ей знать, что он тот самый Артём Давыдов? Если же всё зайдёт далеко, то разоблачения ему не избежать. Чем тогда он сможет объяснить, что скрывал от неё правду? Удивить хотел? Идиотское объяснение. Даже в постель к ней залез, чтобы она удивилась ещё больше. И кто он после этого? Душевнобольной! Разумным объяснением может быть только правда. Ему придётся признаться, что он хотел отомстить ей за то, что по её вине он стал калекой, рассказать, что он специально втёрся к ней в доверие, изобразил чувства и собирался сломать ей жизнь и карьеру. И тут почему-то его планы поменялись. С чего бы это? Только потому, что она заявила, что любила его, он сразу растаял? Артём усмехнулся. Он признал и даже не заметил, что не собирается больше ей мстить. Зачем тогда ему Лабутин? Вопрос вопросов.
  
   Глава 5
  
   - Инн, я хочу пригласить тебя в гости, - сказал Артём за ужином.
   - Прямо сейчас? - удивилась Инна.
   - Нет. Да и не к себе домой. Дело в том, что у моего отца скоро юбилей. Это будет грандиозное событие с кучей гостей.
   - Я не против, - Инна старалась скрыть своё ликование, - А когда это будет?
   - Через две недели.
  
   Инна была так рада, что дело, наконец, сдвинулось с мёртвой точки. Они уже целый месяц проводили вместе каждую ночь, то у него, то у неё. Инна была непередаваемо счастлива. Единственное, что терзало - это страх, что всё может закончиться так же внезапно, как и началось. Ничего не говорило о том, что Артём собирается переводить их отношения на другой уровень. Он не говорил о любви, не предлагал жить вместе, не представлял своим родным. Да, ночью она чувствовала себя самой любимой и желанной, но днём сомнения возвращались вновь. Можно было себя утешать только тем, что месяц это совсем не срок для серьёзных отношений, всё ещё впереди. Но вся беда заключалась в том, что она за этот месяц полюбила этого мужчину так, что жизни без него не мыслила. И вот теперь он представит её своему отцу!
  
   В день юбилея Инна сделала всё, чтобы не ударить в грязь лицом. Без ложной скромности она могла сказать, что выглядит восхитительно.
   - Богиня! - подтвердил её восторги Артём, приехавший за ней, - Все умрут от зависти, что меня сопровождает такая великолепная девушка.
   - Спасибо. Тём, застегни мне цепочку и браслет.
   Он выполнил её просьбу и поцеловал в затылок, отчего по телу прошла дрожь. Её реакция не укрылась от Артёма. Он повернул её к себе лицом и поцеловал уже в губы. В его глазах уже разгорался огонь страсти. Инна поняла, что если они сейчас не остановятся, то все её старания с причёской и макияжем пойдут насмарку.
   - Артём, мы не должны опаздывать, - мягко отстраняясь от него, напомнила она.
   - И что мне теперь делать весь вечер? Находиться рядом с такой королевой и не сметь к ней прикоснуться! Это просто издевательство над моей психикой!
   - Ничего. Потерпишь. Зато ночью обещаю тебе райское наслаждение, - сладким голосом подразнила она его.
   - Вот зачем ты сейчас это сказала? - с усмешкой укорил её Артём.
   - Чтобы ты на банкете на других девушек не заглядывался, а думал о конфетке, которая ждёт тебя по возвращению домой.
   - Хитрая какая!
   - Просто мудрая, - гордо ответила Инна.
   - Я тоже не дурак, поэтому, принимая во внимание логичность твоих действий, прибегну к такому же способу.
   С этими словами он снова поймал Инну в объятия и начал целовать, а его руки бесстыже блуждали по её телу. И совсем скоро она забыла и о банкете, и о своей причёске, и о встрече с его отцом. Важнее его рук, его губ, ощущения его тела рядом ничего не существовало.
   - Это чтобы и ты не вздумала даже помышлять о других мужчинах, - сказал он, возвращая её на грешную землю.
   - Ах, ты... Паршивец! - накинулась на него Инна, - Убила бы!
   - Не надо. Я тебе ещё пригожусь, - засмеялся он, поймав её руки.
   - Очень смешно! - надулась Инна, - Не пойду с тобой никуда!
   - Ты серьёзно так думаешь?
   - Не хочу с тобой разговаривать.
   - Можешь не разговаривать, - ответил он, подхватив её на руки, - А на банкет я иду с тобой.
   - Пусти меня!
   - Ни за что.
   - Я сама пойду.
  
   Так, в шутку препираясь, они дошли до машины, и всю дрогу продолжали подшучивать друг над другом. Инна даже забыла о волнении по поводу предстоящей встречи. Она, конечно, уже была знакома с отцом Артёма, но не близко. Ей было интересно, как он представит её отцу. Встретили их хорошо. Артёму удалось так и не обозначить её статус перед отцом.
   - Это Инна Королёва, но, как я понимаю, вы уже знакомы, - представил он её.
   - Да, конечно! - заулыбался Дмитрий Алексеевич, - Такую женщину забыть невозможно. Неотразима, как всегда! Вам и бальное платье, и халат лабораторный к лицу.
   - Спасибо за комплимент, Дмитрий Алексеевич. Вы очень любезны, - ответила она.
  
   Инна не ожидала такого интереса к собственной персоне со стороны присутствующих на этом мероприятии, хотя он был вполне закономерен. Все приглашённые на юбилей имели то или иное отношение к работе Кораблёва, все варились в одном котле. Для них Инна была известной личностью, загадочной и интригующей. Её то и дело приглашали танцевать или побеседовать, потому что только малая часть присутствующих поняла, что она здесь в качестве спутницы сына виновника торжества, а не как самостоятельная гостья. Увлекшись общением с коллегами, она не сразу поняла, что Артём явно не в восторге от её успеха. Он ничего не говорил ей, но Инна ловила на себе его гневный взгляд, который не предвещал ничего хорошего. Её и радовала такая его реакция, и пугала. С одной стороны это свидетельствовало о том, что он испытывает к ней какие-то чувства. Но с другой стороны, она не знала, во что может вылиться его гнев и недовольство. Больше всего её пугало, что он сейчас решит отплатить ей той же монетой и начнёт вести себя, как будто он пришёл один и совершенно свободен. Вон уже и претендентки начали кружить вокруг него. Она больше не могла думать о его ревности, от собственной не знала куда деваться. Её ревность была замешана совсем не на чувстве собственности, а на животном страхе его потерять.
  
   Её внимание отвлекли вновь прибывшие гости. Это был представительный мужчина в годах и очень красивая молодая шатенка. Дмитрий Алексеевич тепло поприветствовал их, но гости почему-то замерли. Инна услышала шёпот, пробежавший по залу: "Жена, жена". Чья жена? Дмитрия Алексеевича? Она получила ответ на свой вопрос, увидев, как девушка смело направилась прямо к Артёму. Не было похоже, чтобы он обрадовался встрече. Его жена! Инна даже как дышать забыла, наблюдая за тем, как себя поведёт Артём. Вдруг он до сих пор её любит, и про Инну сейчас и думать забудет, стоит той только поманить.
  
   Всех пригласили за стол. Инна оказалась рядом с Артёмом. Она сразу поняла, что он страшно зол, хотя и старается это скрыть за маской ледяного спокойствия. Инна совсем пала духом. Это приход бывшей жены заставляет его испытывать столько эмоций. А та сидит довольная с видом королевы.
   - Пойдём потанцуем, - предложил Артём, - А то за весь вечер мне так и не удалось к тебе пробиться.
   - Ты тоже не страдаешь от невнимания противоположного пола, - в тон ему ответила Инна.
   - Так если моей спутницы никогда нет рядом, я вроде как свободен.
   - Дурацкий какой-то разговор, - сказала Инна, - Если тебе нужно, чтобы я от тебя не отходила, так и скажи. Зачем молча злиться и обижаться?
   - Я хочу, чтобы ты была рядом со мной, - отчеканил он, - Так понятно?
   - Хорошо.
  
   Больше Инна не решалась его злить, она не флиртовала с другими мужчинами, не вела долгих бесед, даже не танцевала ни с кем. Артём тоже от неё не отходил, так что все жаждущие её внимания быстро поняли с кем она на этом вечере и благоразумно отступили. Артём пригласил её на медленный танец. Инна успокоилась и никак не ждала новых неприятностей. Она вздрогнула, услышав совсем рядом мелодичный женский голос.
   - Извините, девушка. Можно пригласить Вашего партнёра?
   Перед ней предстала бывшая жена Артёма. Инна растерялась.
   - Мне очень нужно с ним поговорить, - продолжила молодая женщина.
   - Олесь, тебе не кажется, что ты нарушаешь правила этикета? - раздражённо спросил Артём.
   - Я не нарушаю каких-либо правил приличия. Мне просто необходимо обсудить нечто важное со своим мужем. Кстати, девушка, извините, не знаю как Вас там, Вы в курсе, что я его жена?
   - Бывшая жена, - уточнил Артём.
   - Мне надо с тобой поговорить, - Олеся была настроена решительно, даже нотки угрозы появились в голосе, - И я сделаю это во что бы то ни стало. Я смотрю, ты даже девушек выбираешь похожих на меня.
   Эта подковырка была адресована Инне, чтобы указать ей место, и чтобы она не мнила себя кем-то особенным в жизни Артёма. На них начали с любопытством поглядывать, потому что Олеся говорила довольно громко. Было понятно, что она готова устроить скандал, если не получит желаемого.
   - Хорошо. Как только танец закончится, мы поговорим, - выдержав паузу, нехотя согласился Артём.
  
   Его не было около десяти минут, но и этого Инне хватило, чтобы окончательно пасть духом. Остаток вечера она не запомнила, потому что все силы прикладывала к тому, чтобы никто не заметил, как у неё земля из-под ног уходит от страха и тоски. Домой их отвёз водитель отца. Всю дорогу Инна подавленно молчала, а Артём был погружён в какие-то свои думы. Они приехали домой к Инне. Он поднялся с ней в квартиру и начал разуваться.
  
   - А ты что же, у меня останешься? - с преувеличенным удивлением спросила Инна.
   - Ты против? - он растерялся.
   - Дело не во мне. Я просто не понимаю. Если ты всю ночь собираешься придаваться терзаниям по поводу своей бывшей жены, то зачем тебе нужно моё общество? - с вызовом ответила она.
   - Об Олеське что ли? - непонимающе спросил он.
   - Или я вроде как заменитель, утешительный приз?
   - Господи! Да я про неё и не вспомнил после этого разговора, на который она меня вынудила.
   - Бедненький! Вынудили его!
   - Она бы скандал там устроила, если бы я не согласился слушать её бред.
   - С чего бы это она так себя ведёт? Ты, наверное, развестись то развёлся, а далеко от себя не отпускаешь, тешишь её надеждой. Пусть будет на всякий случай. Чем больше баб, тем лучше. А может быть, между Вами до сих пор страсти кипят, вот она и бесится?
   - Да зачем мне это? Страстей давно никаких нет. А насчёт количества. Инн, я уже вышел из того возраста, когда этот показатель имеет какое-то значение. Все эти легенды о моей чрезвычайно бурной личной жизни всего лишь легенды. Люди просто любят всё подгонять под определённые клише. Так проще жить и систематизировать информацию.
   - Ты хочешь убедить меня, что ведёшь праведный образ жизни, и женщины не охотятся за тобой, как за крупной желанной добычей? - с сарказмом спросила Инна.
   - Тебе как никому сейчас известно всё про мой образ жизни. Что же касается женщин, то я делю их на две категории, как цинично это не звучит. Первые шарахаются от меня, заведомо вынося мне приговор и ставя клеймо непригодного для серьёзных отношений мужчины, основываясь только на моей внешности и своих стереотипах. Вторые - это те кому я интересен до невозможности. Про первых говорить нечего, а вторые тоже подразделяются на подвиды. Первые - охотницы за деньгами. Им глубоко наплевать на то, как я выгляжу, какой у меня характер, образование, происхождение. Они готовы терпеть что угодно, лишь бы я давал им деньги. Вторые - милые дурочки, которые очарованы моей внешностью и видят во мне принца. И, наконец, третьи - охотницы за престижными женихами. Вот к ним то я и отношу свою бывшую жену. Она не нуждалась в моих деньгах, я был нужен ей как приз, как доказательство её привлекательности, женской хитрости и ловкости. Ей нравилось ходить со мной на приёмы и вечеринки, где она могла продемонстрировать свой трофей подружкам, чувствовать себя замужней респектабельной дамой. Мои чувства, интересы, желания и мечты в расчёт не брались. Я был хорошим и любимым только пока соглашался играть по её правилам. Но как только я посмел не подчиниться её требованиям и перестал вписываться в её картинку счастливой жизни, она со мной развелась. Так что, как видишь, выбор у меня невелик. Нормальных женщин, подходящих мне по возрасту, разделяющих мои взгляды хотя бы на семейную жизнь, не так уж и много.
   - Тогда чего она от тебя хочет?
   - Я по-прежнему лакомый кусок. Ей интересно завоевать меня ещё раз. Я могу только догадываться о её дальнейших планах. Мы должны либо триумфально воссоединиться, либо она прилюдно вытрет об меня ноги. В любом случае все должны увидеть, что она своего добилась, что бывший муж опять у её ног.
   - Ты любишь её? - спросила Инна.
   - Нет, - не задумываясь, ответил он.
   - Она сказала, что ты выбираешь девушек похожих на неё.
   - Знала бы ты... - с горькой иронией произнёс он, - Ты, наверное, слышала, что все люди предпочитают тот или иной тип внешности. Ничего удивительного в этом нет.
   - Артём, ты всегда всё раскладываешь по полочкам в своей голове? Всегда анализируешь события, которые с тобой происходят? Неужели ты никогда ни в кого не влюблялся просто так, не взвесив все "за" и "против", не пытаясь докопаться до причины, почему с тобой это произошло? - не выдержала Инна.
   - Ну почему же? - ответ был полон яда, - Один раз по молодости я влип, как идиот. Я обожал её, готов был сделать ради неё всё, что угодно. Я безоглядно верил, что и она меня любит. А она лишь развлекалась. Разочарование было жестоким. Мои заблуждения едва не стоили мне жизни. И я наврал тебе. Моя искалеченная рука не следствие аварии на дороге, а результат моей доверчивости, глупости и её вероломства. Это урок я усвоил навсегда.
  
   Инна смотрела на разъярённого мужчину и давилась слезами. Ей было так жалко того мальчика, которого так ранило предательство, который, наверное, невероятно страдал и придумал себе целую систему сканирования людей, чтобы случайно не подпустить к своей душе тех, кто может сделать ей больно. Она взяла его искалеченную кисть в свои руки, поднесла к губам и поцеловала. Артём опешил от этой ласки. Вся его злость куда-то испарилась.
   - Инн... Инн... Я... - он не мог подобрать слов.
   - Я никогда не причиню тебе боль, клянусь, - сказала она, заворожённо глядя в его глаза.
   Он ничего так и не ответил, потому что она подарила ему самый нежный поцелуй, желая убедить в своей любви, утешить, успокоить. Вспышка страсти была ослепительной. На смену ей пришла нежность. Инна так любила его. Ей хотелось, чтобы рядом с ней он чувствовал себя счастливым, забыл все свои страхи, предубеждения, понял, что от неё ему не надо защищаться, что никогда она не сделает ему ничего плохого, а наоборот защитит от всех невзгод. Всё, что она не решалась сказать ему вслух, она сказал своим поцелуями, безбрежными ласками, безграничной нежностью. Они заснули под утро совершенно обессиленные и опустошённые. Поэтому для неё как гром среди ясного неба прозвучало утром:
   - Я сегодня уезжаю в Новосибирск.
   - Почему? - только и смогла вымолвить Инна.
   - По работе.
   - На долго?
   - Не знаю. На неделю или на две.
   Всё. Больше никаких объяснений, никаких долгих прощаний и обещаний звонить. Он даже в глаза ей не смотрел и выглядел чужим и отрешённым.
   - Я поеду сначала за машиной, а потом домой, - только и сказал он, уходя.
  
   Как только закрылась дверь, Инна упала на диван и разразилась рыданиями. Почему он ушёл? Ведь всё было так замечательно! Можно было успокаивать себя тем, что Артём не рвал с ней отношений, не сказал, что между ними всё кончено. Но Инна чувствовала, что именно сейчас решается судьба их отношений, судьба её любви, её счастья. От неё теперь ничего не зависело. Она чувствовала себя висящей над пропастью на волоске, который может оборваться в любой момент.
  
   ***
  
   Артём летел домой, сгорая от нетерпения. Наконец-то он увидит её! Он обязательно должен успеть к Инне, ведь у неё сегодня день рождения. Теперь он знал, как ему поступить дальше.
  
   Артём сбежал от неё в Новосибирск, сбежал от тех неконтролируемых чувств, что она в нём вызывала. Он не хотел этой привязанности, зависимости от кого бы то ни было, не хотел снова стать уязвимым, не хотел кому-то отдавать власть над своим сердцем. Тем более ей. Столько лет у него это получалось. Как же случилось, что он вновь попался в её сети? Когда он осознал, что с ним твориться, первым желанием было бежать от всего этого, вырваться из этого сладкого плена, пока не поздно. Всего лишь за один вечер он испытал такой диапазон эмоций, сколько за десять с лишним лет не испытывал. Сначала он готов был забыть о юбилее отца, только бы остаться с ней, потом сходил с ума от ревности, которая по накалу не уступала его страсти к Инне. Его страшно бесили эти престарелые хлыщи от науки, которые по его мнению позволяли себе слишком много вольностей: то слишком прижимали её к себе во время танца, то не там держали свои руки, то перебарщивали с комплиментами. А она любезничала с ними и, казалось, наслаждалась всем этим. Артём с огромным трудом подавил в себе желание взять её за руку и увезти домой, чтобы там напомнить ей, чья она женщина. Если бы Олеська не влезла, то он так бы и не понял, что хоть что-то значит для неё. Она его ревновала! Его восторг по этому поводу был постыдно глуп. Но ведь он давно уже усвоил, что чувства логике не поддаются. Он чуть не рассказал ей всю правду о себе, опять же поддавшись эмоциям. В тот момент он её ненавидел, как много лет назад. Но она умудрилась изменить ситуацию в корне своей нежностью, состраданием и любовью. Именно в тот момент он понял, что Инна любит его. От этого открытия буквально "снесло крышу".
  
   И он сбежал от неё, чтобы убедить самого себя, что он не попался, не влюбился, как мальчик, что всё это наваждение. Но в первую же ночь в Новосибирске он не смог нормально заснуть, потому что её рядом не было. Не её тела, а именно её. Без неё было пусто, холодно и одиноко. Работать не получалось. Он продержался всего три дня, сопротивляясь очевидному, не звонил ей, испытывая свою выдержку и волю. Но потом его просто прорвало. Он названивал ей по нескольку раз в день. Вдруг она забыла его, вдруг решила порвать отношения, вдруг к ней уже кто-то подбивает клинья, пока его там нет? Хотя бы Иван этот её. Ревность снова подняла голову. Промаявшись в Новосибирске неделю, он полетел назад. Её день рождения! Он помнил эту дату всегда. Сначала он планировал просто поздравить её по телефону, чтобы она ничего там себе не возомнила. Но теперь не имело значения, что она может подумать. Он решил воспользоваться случаем и устроить ей праздник. Она должна узнать о его чувствах. Какой смысл их скрывать, если он никогда не отпустит её, чтобы там не случилось в прошлом? Без неё его жизнь превращалась в серые унылые будни, где единственной отдушиной была работа. Артём решил рассказать ей правду о себе не сейчас, а когда исследования по препарату "ДАВАРТ" будут завершены, а Инна получит все права на него, как автор. Тогда он сумеет ей объяснить, почему скрывал от неё правду о себе. Возможно, ему не придётся открывать ей весь свой коварный план, он изложит ей более мягкую версию. Она не должна заподозрить его в неискренности, в желании покуситься на её изобретение. Когда она получит все права на препарат, ей будет легче поверить ему.
  
   - Инн, привет. Ты дома? - позвонил он с аэропорта, - Я приеду через час. Только дождись меня, пожалуйста.
   Первым делом он купил огромный букет тюльпанов. Она любит эти цветы, обрадуется им и простит ему его трусливое бегство от себя самого. И он не ошибся.
   - С днём рождения тебя! - поздравил он с порога, вручая букет.
   - Спасибо, - Инна счастливо улыбнулась и уткнулась носом в цветы, - Мои любимые!
   - Я знаю, - сказал Артём.
   - Знаешь? - она недоверчиво улыбнулась, - Тём, я так рада, что ты вернулся. Я очень соскучилась.
   Это безыскусное признание вызвало в нём невероятную бурю чувств. Она ждала его! Она скучала по нему! Она любит его! Она даже нисколько не обиделась на его дурацкое бегство.
   - Я тоже соскучился. Даже не думал, что можно соскучиться по кому-то до такой степени, - сказал Артём, обнимая её и с нежностью глядя в глаза, - Инночка моя! Родная.
   Он принялся целовать её, вознамериваясь передать все свои чувства. Но её ответ заставил разум замолчать. Он так долго не держал её в своих объятиях, так долго не делился с ней нежностью, что всё, что происходило дальше, было продиктовано настоятельной потребностью ощутить её близость и любовь.
  
   ***
  
   - Инн, давно хотел тебя спросить. Откуда у тебя этот шрам? Не похоже на след после операции, - Артём провёл пальцем по рубцу.
   - Это след от удара ножом, - ответила Инна, повергнув его в шок.
   - Как ножом?
   - Меня чуть не зарезали в тот день, когда погиб Артём Давыдов.
   - Как так получилось?
   - Я хотела его спасти, - её голос прозвучал глухо, - Это из-за меня он погиб.
   - Расскажи мне, - только и сумел вымолвить Артём.
   Его чувства сейчас нельзя было передать словами. Интуиция подсказывала, что именно сейчас решиться вся его дальнейшая судьба.
  
   - Это долго рассказывать... Я боюсь, что у меня получится не слишком складно. Ведь я никогда и никому об этом не рассказывала. Но ты, наверное, должен знать обо мне всё до конца.
   С чего всё началось? Пожалуй, с того момента, когда к нам в школу пришёл новый мальчик. Ничего особенного в этом событии не было бы, не будь он невероятно умным и способным. Учителя были в восторге, что в нашей школе в задрипанном городишке появился такой вундеркинд. Надо сказать, школа у нас была самая что ни на есть обычная, поэтому контингент в ней был, мягко говоря, разношёрстный. Одноклассники мои тоже обрадовались приходу ещё одного ботаника и уже потирали ручки, что появился новый клиент, которого можно запугать и заставить работать на себя. Но новенький удивил, потому что ни в какую не соглашался плясать под их дудку. Ни запугивания, ни избиения не помогли. Это вызывало уважение даже у нашей школьной шпаны. Я тоже впечатлилась, но меня этот вундеркинд гораздо больше раздражал, нежели вызывал уважение. Всему виной было его непомерное высокомерие. Он разговаривал с нами со всеми издевательски-снисходительно, как с умственно отсталыми, правда, всегда удерживаясь от прямых оскорблений. И всегда с ироничной ухмылкой. Хотя на тот момент он не занимал моих мыслей, мне было не до него. Я оказалась в то время в очень сложной ситуации. Я уже говорила тебе, что попала в дурную компанию и забросила учёбу. Самым страшным было то, что главарь этой шайки малолетних бандитов Щепа избрал меня своей невестой и будущей женой. Моё согласие ему не требовалось. Я поначалу пыталась бороться, но для меня всё это плохо заканчивалось. То мой новый кавалер оказался в больнице, то Щепа пригрозил изнасиловать меня и отдать на потеху дружкам. Один раз он чуть не осуществил свою угрозу. Я так испугалась, что больше не решилась ему перечить. Выхода из этого тупика я не видела. В то время бандиты казались всесильными, найти на них управу было невозможно. Щепе сходили с рук страшные вещи. Что ему будет за изнасилование какой-то девчонки? Я совсем пала духом и сдалась. Мне казалось, что никто и ничто не спасёт меня от Щепы. Но, как ни странно, статус его невесты оберегал меня от его же посягательств. Он вбил себе в голову, что его невеста должна быть девственницей. Я знаю, что большой грех желать человеку смерти, но я желала, надеялась, что его где-нибудь прибьют или хотя бы посадят. Но с него всё было как с гуся вода.
  
   Между тем в школе я уже скатилась до того, что меня отчислить собирались. Я не видела смысла в учёбе, раз моя незавидная участь уже предрешена. Щепа всё равно никуда меня не отпустит учиться. Я должна всегда находиться при нём. Но закончить школу было необходимо, это я понимала. Даже Щепе это было очевидно. Он пообещал мне решить проблему. Что он придумал, я узнала на следующий день. Он решил заставить нашего отличника работать над этим вопросом. Тот был явно не в восторге. Я готова была сквозь землю провалиться, когда Щепа добился от него согласия, начав угрожать расправой над его матерью. Артём, ты наверное уже понял, что это был он, я думаю, ненавидел меня за это и был прав. Скрывать своё негативное ко мне отношение он даже не пытался. Несмотря на чувство вины, меня это злило. Никто не осмеливался мне так хамить. Так что между нами довольно часто случались стычки. Один раз он сильно меня задел за живое, и я выдала ему всю историю с Щепой, чтобы только он понял, что всё не так просто, а я не такая безмозглая дура, в которые он меня записал. Знаешь сколько лет я потом проклинала себя за это? Нельзя было вмешивать его во всю эту грязь. Но мне тогда было почему-то очень важно, чтобы он меня понял, мне хотелось хоть с кем-то поделиться, и я не выдержала. И как это ни странно, но этот мальчик, который казался мне высокомерным занудой, зацикленном на собственной персоне, пожалел меня и протянул руку помощи. Я точно знаю, что никто из моих тогдашних знакомых на это не решился бы. А он придумал целый план! Он добровольно вызвался не только подтянуть меня по учёбе, но и подготовить к поступлению в институт, чтобы я смогла уехать из горда в Москву. Щепе же я наврала, что хочу поступить в педучилище, которое было у нас в городе, чтобы потом детей правильно воспитывать. Тот, несмотря на свою дикую ревность, заниматься с Артёмом мне разрешил. Как потом смехом сказал Тёмка, Щепа не считал его способным конкурировать с собою. Он и правда был обычным мальчишкой своего возраста: худой, нескладный, ничего особенного. Мы стали друзьями. Меня потрясло то, что он даже не был в меня влюблён, а помогал просто так, чтобы помочь. В классе мы старались делать вид, что друг друга едва переносим. Но потом моя приятельница в кавычках подкинула нечаянно мне идею. Она начала насмехаться на до мной, что я не в состоянии даже ботаника закадрить. Я этого не отрицала, чтобы Щепа измены не заподозрил. Я даже подосадовала перед ней по этому поводу, но, чтобы последнее слово за мной осталось, сказала, что если захочу, он будет за мной бегать. И тут меня осенило. Я пожаловалась на подстрекательницу Щепе и попросила у него дать мне возможность этот спор выиграть. Это давало мне право общаться с Артёмом сколько мне вздумается, конечно, если это не будет мешать встречам с самим Щепой. Щепа поколебался, но разрешил. Конечно, я совсем не собиралась крутить роман с Тёмкой. Он был моим лучшим другом, нас обоих это устраивало. Да и какие романы, мне нужно было серьёзно заниматься учёбой. Именно тогда он привил мне любовь к химии. Никогда раньше мне не приходилось общаться с такими одарёнными, умными и всесторонне развитыми людьми. Это производило сильное впечатление. Мне Артём казался существом из другого мира, который на несколько порядков выше того, в котором жила я. И по какой-то странной прихоти судьбы он предоставил мне шанс попасть в этот мир. Моё восхищение им незаметно переросло в любовь. Я думаю, что мы поняли, что влюбились друг в друга в один и тот же день. Мы танцевали вальс под чудесную мелодию, и я вдруг утонула в его глазах, а спасаться уже не захотела. Не знаю, что почувствовал Тёмка, но с этого момента я поняла, что и он ко мне неравнодушен. Как же я влюбилась в него! Для меня он был самым лучшим, самым умным, самым красивым и самым благородным. Мне так хотелось, чтобы он был рядом со мной всегда, что я сделала очередную глупость. Тёмка не решался сказать мне о своих чувствах, а мне так необходимо было услышать, что он тоже меня любит, чтобы быть уверенной в этом до конца. И я первая призналась ему в любви. Конечно же, он ответил мне взаимностью. Мы были так счастливы, друг без друга и дня прожить не могли. Если бы не встречи с Щепой, на которые я была вынуждена приходить, наше счастье было бы полным. Уже тогда я корила себя за то, что так форсировала события. Надо было дождаться, когда бы мы оба оказались в Москве. Наша любовь была смертельно опасной, хотя на тот момент мы не осознавали этого до конца.
   У Артёма был дед, очень талантливый химик, который обогнал своё время лет на пятьдесят. Он умер, незадолго до того, как Артём попал в наш город. Тёмка мечтал воплотить в жизнь изобретения своего дедушки, чтобы они не пропали, а могли принести пользу людям. Он как раз нашёл записи деда, и мы начали в них разбираться, когда разразилась катастрофа. Щепе стало известно о нашем романе. Он даже ударил меня, но я отрицала всё. Он мне не верил, и велел вызвать Тёмку. Я не могла ослушаться, потому что Щепа пообещал, что в таком случае поймает его и убьёт без суда и следствия. А так у меня хоть шанс был его выгородить. Артём пришёл на эти разборки, предупредить его у меня не получилось. Но он быстро сориентировался, и нам почти удалось убедить Щепу в его невиновности. Но тут у обвинительницы нашлись союзники. Я сделала всё, чтобы выставить Тёмку полным дураком, которого я просто использовала для развлечения, лишь бы Щепа оставил его в покое. Я почти добилась своего, но Щепа страшно на меня разозлился. Артём, которого на тот момент Щепа уже отпустил, никак не уходил. Я знала, что он так и не уйдёт, пока я не окажусь в безопасности. А мне было необходимо, чтобы он ушёл! Наш план провалился. Мне было не спастись от Щепы, но Артём должен был быть спасён. Любой ценой. Я за какое-то мгновение приняла решение. Пусть я разобью ему сердце, пусть он ненавидит меня всю жизнь, пусть я больше никогда не смогу даже подойти к нему, но только бы он остался жив и здоров. Я выдала Щепе наш план побега в Москву, сказав, что забавы ради мне было интересно, на что пойдёт этот ботаник ради меня. Наконец-то хоть что-то мне удалось. Тёмка поверил. Для него это было лучшим выходом, он бы не стал больше искать со мной встреч и пытаться спасти от Щепы. Щепа же решил устроить мне последнее испытание, спросив, не возражаю ли я, что он изобьёт Артёма. Я хорошо изучила повадки этого ублюдка и поняла, что он испытывает меня. Если я сейчас заступлюсь за Тёмку, то это в его глазах будет означать, что я вру. Моё же безразличие к его судьбе будет расценено как равнодушие к самому Тёмке. И я со всем цинизмом заявила, что мне всё равно, что будет с несчастным ботаником. Щепа, конечно, врезал ему, но на этом дело бы и закончилось, раз уж этот щенок ему не соперник. Да и разница в весовых категория была ощутимой. Но всё пошло совсем не так. Тёмка вдруг накинулся на Щепу. Страшно представить, как ему было больно, раз он совершил такой глупый поступок, заведомо обречённый на поражение. Вся шайка, как по команде накинулась на него. Я просто обезумела от ужаса и завизжала. Мне бы попытаться утихомирить Щепу, придумать что-нибудь, чтобы остановить это убийство. Но я была вне себя от страха и кинулась в эту толпу спасать своего Тёмку. В какой-то момент мне даже удалось закрыть его собой. Не знаю как, но я заметила в руках Щепы нож. Он хотел зарезать Артёма! Моей главной задачей было это предотвратить. Я даже сразу и не поняла, что он пырнул меня ножом. Тёмка был без сознания, и я звала на помощь, звала его, только бы он не умер. Спасла нас милиция, если можно так сказать.
  Я пришла в себя только в больнице. Первым делом я отправила маму узнать, что с Тёмкой. Я никак не ожидала, что мама принесёт мне такие известия. Артём не выжил. Это был самый страшный день в моей жизни. Мне жить не хотелось. Из-за меня погиб самый лучший человек на всём белом свете! Как я буду без него жить? Меня спасло только то, что у меня появилась цель осуществить его мечту. Артём хотел, чтобы я поступила в институт, чтобы изобретение его деда заработало на благо человечеству. Так что ты был прав, когда обвинил меня в плагиате. "ДАВАРТ" не моя идея, но я не чувствую себя похитительницей. Я сделала это для Артёма, и этим хоть частично искупила свою вину.
   - Да ни в чём ты не виновата, - охрипшим от волнения голосом сказала Артём.
   - Виновата, - не согласилась Инна, - Знаешь, что мучило меня долгое время? Ведь Тёмка умер, так и не узнав, что я не обманывала и не предавала его. Он так и не понял, что я любила его настолько, что готова была даже отказаться от него, лишь бы спасти.
   Она замолчала, стараясь справиться с подступившими слезами. С Артёмом творилось то же самое, поэтому он не мог сказать ей утешительных слов, в горле стоял ком.
   - Ты первый мужчина, которого после всего случившегося я смогла полюбить, - сказала, наконец, Инна, - Может, со стороны это покажется глупым. Трудно поверить, что за несколько месяцев можно полюбить человека на всю жизнь, но со мной такое случилось. А ты... Помнишь, ты рассказывал мне, что делишь женщин на две категории? Так вот я отношусь к той первой, которую ты рассматривать не стал. Я не люблю красивых мужчин, отношусь к ним с огромным предубеждением в силу моего жизненного опыта. Не обижайся и, прошу тебя, пойми меня правильно, но ты запал мне в душу совсем не благодаря своей внешности. Ты просто очень похож на моего Тёмку.
   - Чем? - сумел выдавить из себя Артём.
   - Глаза, голос, да почти всё. Можешь относиться к этому как к сумасшествию, но для меня ты и он один и тот же человек только в разном возрасте.
   - Инночка моя! Я так тебя люблю! Ты невероятная, - Артём начал покрывать её лицо поцелуями.
  
   Он хотел отдать ей сейчас всю нежность, которая переполняла его до краёв. Душа ликовала. Хотелось смеяться и плакать от счастья. Последний чёрный шар в их отношениях лопнул, оставив вместо себя яркую радугу из любви, радости и надежды. Ему хотелось подарить ей весь мир, сделать самой счастливой на земле. Она достойна самого лучшего. Он сделает всё, чтобы она никогда больше не плакала. Он будет любить её так, что она навсегда забудет все горести, что ей довелось пережить. Она любила его и нищим нескладным мальчишкой с наполеоновскими планами, и взрослым красивым успешным мужчиной. Она сама не поняла, что разгадала его тайну в два счёта. Разве можно обмануть родную любящую душу, которая всегда найдёт свою половинку назло всем глубокомысленным умозаключениям, горькому опыту и предрассудкам.
   - Я клянусь, что сделаю тебя самой счастливой! Ты моя навсегда! Ты создана для меня! - шептал он ей, утопая в океане её нежности и сгорая в огне собственной страсти.
   - Я знаю. Ты мой единственный.
  
   ***
  
   На следующий день Артём отправился к Лабутину. Он изучил все результаты работы Влада, и они вместе продумали дальнейшее направление работы. Он уже понял, как помочь Инне добиться идеальных результатов, и как ускорить процесс. Когда он поделился с ней своей идеей, она бросилась ему на шею.
   - Тёмка! Ты мой любимый гений, - заявила она, целуя его.
   - Конечно, твой, - радостно подтвердил он, возвращая поцелуй,- Ты забыла, Пьер и Мария Кюри?
   Инна удивлённо уставилась на него.
   - Как ты узнал? Я тебе этого не рассказывала.
   - Рассказывала, только это было в прошлой жизни.
  
   Он не дал ей возможность углубиться в эту тему, сделав всё, чтобы мысли о чём-либо покинули её голову. Правда и сам оказался в неудобной ситуации, когда в лабораторию с обеда вернулась одна из сотрудниц.
  
   - Мы же на работе! - спохватилась Инна,- Какой позор! Я серьёзная женщина, кандидат наук, а ты меня так компрометируешь. Ведём себя, как подростки!
   - Ты меня не убьёшь, если я скажу избитую фразу, что когда ты сердишься, то становишься ещё красивее?
   - Кто вчера ночью мне клялся, что краше меня никого и быть не может? А теперь, значит, что в гневе я тебе больше нравлюсь. Ты врал мне что ли?
   - Ничего я не врал! - начал отбиваться Артём, - Ты самая любимая, самая красивая, самая умная невеста гения.
   - Невеста?
   - Слушай, Иннусик, давай на следующей неделе махнём в Прагу. Ты как раз успеешь проверить мои предположения до конца недели. Доработать их твои сотрудники и без тебя смогут. Поехали на недельку, а? - начал уговаривать он.
   - Почему в Прагу?
   - Поехали, - не отвечал он на её вопрос, продолжая уговаривать, - Обещаю, что тебе понравится.
   - Заинтриговал ты меня. Вид у тебя такой загадочный.
   - Поехали.
   - Не надо делать такие глаза, я и так согласна. Иди работай, Артём Дмитриевич, а то не успеешь ничего сделать до конца недели и мне не дашь.
   - Люблю тебя, - улыбаясь, сказал он и чмокнул её в губы, - Это чтобы работалось хорошо.
   И ушёл.
  
   Глава 6
  
   Инна ехала домой с работы. Это был первый рабочий день после отпуска проведённого в Праге с Артёмом. Наконец-то дело жизни подходило к концу. Работа над препаратом почти завершена. Осталось совсем чуть-чуть. Если бы не Артём, она бы, наверное, ещё долго мыкалась в поисках правильно решения. Да если бы не он, она бы так и продолжала жить, как заведённая кукла, выполняющая определённую программу.
  
   После её дня рождения их отношения вошли в новую фазу. Счастье было безмерным. Не нужно было скрывать свои чувства из страха, что их могут больно задеть. Она и не знала, что в её возрасте можно быть такой беспечной, можно не просчитывать свои шаги на десяток вперёд, можно кому-то довериться настолько, полностью обнажив душу. Наконец-то в её жизни появился человек, за которого можно спрятаться от всех бед и проблем, который готов взять на себя их решение, для которого важно, чтобы ей было хорошо, тепло и уютно.
  
   Эта поездка в Прагу стала для неё настоящей сказкой. Инне раньше не приходилось бывать в этом городе. Артём же был там уже два раза, поэтому мог сам с лёгкостью провести экскурсию и по городу, и по собору Святого Вита. Люди оглядывались им вслед и улыбались. Инна и сама чувствовала себя героиней с картинки глянцевого журнала. Они - молодая, счастливая, успешная, красивая пара, в которой двое с обожанием смотрят друг на друга. Ещё полгода назад, видя такие картинки в журналах, она не могла сдержать циничной улыбки. Ну не верила она в существование глянцевого рая. А тут вдруг сама в нём очутилась, и ощущение нереальности совсем не мучило.
  
   Самым замечательным и главным местом стал для неё Карлов мост. Всё началось с того, что в тот день, когда они прогуливались по этому историческому месту, к ним подошёл художник, которых там было столько же, сколько в Москве на Арбате. Он вызвался написать их совместный портрет совершенно бесплатно. Он считал, что такие "солнечные" люди принесут ему удачу. Они согласились. Потом они нашли статую Святого Яна Непомуцкого. Считается, что если дотронуться до её основания, то сбудется самое заветное желание.
  
   - Знаешь, что я загадал? - спросил Артём, обнимая её сзади, когда они смотрели с моста на воду.
   - И что?
   - Чтобы ты стала моей женой.
   - А тебе не кажется, что ты обратился немного не по адресу? - засмеялась Инна, - По-моему, есть более простой способ осуществить твоё желание.
   - По адресу обращаться ещё время не пришло, - загадочно заявил Артём, - А вот поддержкой высших сил заручиться никогда не помешает.
   - Похоже, у меня теперь нет выбора, предусмотрительный ты мой, - Инна поцеловала его.
   - Инн, пообещай мне. Чтобы не случилось, чтобы не произошло в дальнейшем, всегда помни, что я люблю тебя, любил и буду любить, - он был совершенно серьёзен, говоря это, и ждал её ответа, напряжённо глядя в глаза.
   - Обещаю, - торжественно ответила она.
  
   Спать тем вечером они легли рано. Стояла глубокая ночь, когда Инна была разбужена нежными поцелуями и ласками. Она совсем не было против, возвращая ему то же самое. Но оказалось, что Артём разбудил её совсем не для этого.
   - Иннусик, вставай!
   - Вставать?
   - Да. Одевайся и пошли гулять.
   - Ночью?! Куда?
   - Так надо. Вставай, засоня. Ты должна уже более менее выспаться. Мы же рано легли.
   - Ты часом не вампир?
   - Может быть и вампир. Вставай, нас ждут великие вампирские дела.
   - Не понимаю тогда, почему мы приехали в Прагу, а не в Трансильванию.
   - Вот и узнаешь заодно.
  
   Они, не спеша, шли по ночному городу, держась за руки.
   - Так жутко и в то же время восхитительно, - шёпотом сказала Инна.
   - Да. Как будто находишься в каком-то заколдованном королевстве, - ответил ей Артём, - Ну, вот мы и пришли.
   - Карлов мост?!
   - Это конечный пункт прогулки. Давай дойдём до середины.
   - Давай.
   Они дошли до самого центра моста и подошли к перилам.
   - Теперь всё, как надо, - удовлетворённо сказал Артём, несколько поколебался, но потом всё-таки заговорил, - Инн, я привёл тебя сюда, чтобы на этом самом месте, в это время, в этом сказочном ночном королевстве ты решила мою судьбу. Только от тебя зависит, как она сложится дальше. В твоей власти сделать меня самым счастливым или самым несчастным человеком на земле. Я прошу тебя стать моей женой.
   - Тёмка мой! - душу переполняла такая радость, нежность и умиление от того, что при всей своей успешности и великолепии он с таким волнением ждёт её ответа, - Конечно же, я счастлива быть твоей женой!
   Он подхватил её на руки и закружил.
   - Любимая моя! Как же я счастлив! Вот видишь, Святой Ян помог мне, а ты смеялась надо мной и не верила.
   - Я верила. Просто думаю, что ты бы вполне смог обойтись и без его помощи.
   Они поцеловались.
   - Ой, я совсем забыл! Вот. Это тебе, - Артём протянул ей коробочку, - Если не подойдёт, то ювелир обещал быстро подогнать по размеру.
   - Господи! Тём, ты с ума сошёл?!
   - Не нравится? - смутился он, - Я совсем не разбираюсь в таких вещах.
   - Да ты что?! Очень нравится! Только я то как раз разбираюсь и представляю, сколько это кольцо может стоить.
   - Ах, это, - облегчённо вздохнул он, - Семейная реликвия должна быть красивой и дорогой. Ведь с неё начинается наша семья.
   - Я люблю тебя мой прекрасный гений. И ты тоже должен пообещать мне, что всегда будешь помнить, что я люблю, любила и буду любить тебя всегда.
   - Клянусь. Давай вместе кинем монетку в воды Влтавы, чтобы через год сюда вернуться и отметить здесь годовщину свадьбы, - предложил Артём, - Только ты и я.
   - А если с нами будет кто-то третий? - с игривой улыбкой спросила Инна.
   - Кто?
   - Вот ведь недогадливый! Где то он умный, а очевидных житейских вещей просчитать не может, - укорила Инна.
   - Ребёнок! - догадался он, - Ну, тогда я буду даже очень "за".
  
   Инна ехала в метро и улыбалась самой себе, вспоминая этот разговор и предшествующие ему события. Она чувствовала себя совсем девчонкой. Какое легкомыслие! Замуж собралась, а родителей с женихом даже не познакомила. Артём тоже хорош! Инна, конечно, была знакома с его отцом, но маму даже не видела.
  
   - Тём, я думаю, что пора тебе с моими родителями познакомиться, - сказала она вечером, - А то мы как герои анекдота, собрались пожениться, а с родителями только после свадьбы знакомиться будем.
   - Поехали к ним в ближайший выходной. Должен же я у них твоей руки попросить.
   - Они сума сойдут! - воскликнула Инна, - В первый раз тебя видят, а уже должны дочь за тебя отдать.
   - Предлагаешь потянуть время, чтобы они привыкли ко мне? - усмехнулся Артём.
   - Ну уж нет! Такого мужика зацепила, надо брать тёпленьким, - засмеялась она, - Пока не передумал.
   - Глупышка.
   - Не ври. Я чертовски умна!
   - Чертовски умная глупышка.
   - Ладно, зато ты у нас гений.
   - Это даже не обсуждается, - самодовольно заявил Артём, целуя её, чтобы Инна забыла о своих колючих замечаниях.
   А как же? Ведь последнее слово должно за ним остаться.
  
   ***
  
   К родителям Инны они съездили. Она давно поняла, что если Артём того захочет, то может очаровать кого угодно. И родители, и брат пали жертвами его обаяния. Теперь была очередь Артёма знакомить её со своей мамой. Но он почему-то медлил. Это вселяло в Инну какие-то неясные опасения. Артём отговаривался тем, что его мама уехала отдыхать на целый месяц в какой-то санаторий. Инна старалась не переживать из-за этого, не брать в голову. В конце концов, Артём обожал её, носил на руках и ни от кого не скрывал, что она его невеста.
  
   Иван на работе ходил мрачнее тучи, но молчал. Поэтому Инну очень удивил его телефонный звонок.
   - Привет, Вань. Что-то случилось?
   - Случилось. Мы можем где-нибудь встретиться.
   - Это срочно? Никак до завтра не подождёт? А то я немного простыла, и мне хочется отлежаться. Я ведь именно поэтому сегодня день взяла.
   - Это очень важно. Я могу к тебе сам прийти.
   - Не стоит. Давай встретимся в кафе, недалеко от моего дома. Помнишь, где день рождения мой в том году отмечали?
   - Хорошо.
  
   Через час Инна сидела за столиком кафе напротив Ивана.
   - Речь пойдёт о твоём Кораблёве.
   Инна вздрогнула от этих слов, произнесённых с ненавистью, но быстро взяла себя в руки, утешаясь тем, что Ваня просто пытается опорочить соперника.
   - А что с ним не так? - спокойно спросила она.
   - Он ведёт нечестную игру. Он тебя использует.
   - Я уже это слышала, ты повторяешься.
   - Я не про твою личную жизнь. Знаешь лабораторию, где Владик Лабутин заведующий?
   - Да, конечно. Одна из немногих лабораторий в Москве, равноценная нашей. Да и Влада я знаю.
   - Твой Кораблёв учился с Лабутиным в одной группе. То есть они очень хорошо знакомы. Так вот, твой жених платит Владику за то, что тот ведёт испытания нашего препарата. Кроме того Лабутин работает над его усовершенствованием и, насколько мне известно, совсем в другом направлении, чем мы. А наш Артём Дмитриевич часто туда наведывается. Именно он принимает решение, в каком направлении им дальше двигаться.
   - Чушь какая-то! Зачем ему это? Да и откуда у тебя такие сведения?
   - Ты же понимаешь, что круг специалистов, работающих в нашей сфере, достаточно узок. У меня есть знакомые, работающие у Лабутина. Зачем это всё Кораблеву, надо ещё разобраться.
   - Даже если у них что-то получиться, и они нас опередят, что им это даст? Отнять у меня авторство они не смогут.
   - Это так. Но тогда объясни, зачем Кораблёв скрывает от тебя свою работу над препаратом? Куда легче бы было это делать вместе с тобой. Зачем эти тайны? Подумай над этим. Я ему не доверяю.
  
   Иван ушёл, оставив Инну с кучей вопросов и ощущением надвигающейся катастрофы. Ждать Артёма до вечера сил не было. Время близилось к обеду, а он собирался днём заехать к себе, чтобы забрать какие-то вещи. Инна решила поймать его там. Выяснять отношения у него на работе или по телефону не очень хотелось. Это очень серьёзный разговор. Она должна видеть его глаза, когда будет с ним разговаривать. Инна приехала раньше, чем планировала. Но ничего, она подождёт его в квартире. Ключи от его дома у неё были. Она очень удивилась тому, что дверь оказалась запертой изнутри. "Значит, он уже тут", - подумала Инна и позвонила. Вскоре послышались шаги. Дверь отворилась. Инна застыла в немом изумлении.
   - Здравствуйте, - улыбнулась ей женщина, открывшая дверь.
   - Татьяна Львовна?! Вы?
   - Да. Мы знакомы?
   - Я Инна Дементьева. Помните? Мы с Вашим сыном учились в одном классе в Сухове.
   Что здесь делает мать Тёмки Давыдова? Откуда она знает Артёма? Множество вопросов крутилось у неё в голове.
   - А-а-а! Инночка! Так ты к Артёму пришла? А он на работе. Сказал, что приедет, но не смог.
   - А Вы как тут оказались? - спросила Инна.
   - Так у меня же ключи есть от квартиры сына. Он дал мне их на всякий случай, - ответила ничего не подозревающая женщина.
   Инна спрашивала совсем не о том, как Татьяна Львовна попала в квартиру, но её ответ объяснил всё.
   - Понятно, - зачем-то сказала Инна, не в силах осмыслить свалившуюся так неожиданно правду.
   - Надо же как судьба повернулась! Вы снова встретились. Как же вы нашли то друг друга в Москве?
   - На работе случайно встретились.
   - Это Артём, конечно, тебя узнал. Ведь тогда в школе он был так в тебя влюблён. А ты, наверное, не могла поверить, что это он, - радостно щебетала Татьяна Львовна, - Тёмка очень сильно изменился после пластической операции. Его ведь тогда так изуродовали, что пришлось парню новое лицо создавать.
  
   Инна была просто оглушена всей этой информацией. Случившееся не укладывалось в голове. Неужели это не сон? Артём Давыдов и Артём Кораблёв - один и тот же человек. Почему ей сказали, что Тёмка умер? Как могло такое случиться? Почему он скрыл от неё, кто он есть на самом деле? Татьяна Львовна как будто не замечала состояния Инны, продолжала:
   - Артём обещал заняться своей личной жизнью после того, как записи моего отца окажутся у него. Но, как говориться, человек предполагает, а Бог располагает. Его отец говорил мне, что у нашего сына новая девушка появилась, но я и подумать не могла, что ею окажешься ты.
   - Записи вашего отца? - переспросила Инна, чувствуя, как сердце разлетается на тысячи осколков.
   - Ой, я слишком много говорю, наверное. Мой отец много лет назад изобрёл лекарство нового поколения. Но записи были утеряны. И вот Артём сказал мне, что нашёл того человека, который украл эти записи. Он хотел забрать их у вора во что бы то ни стало и доказать, что тот построил свою карьеру на плагиате. Только после того, как зло будет выведено на чистую воду и наказано, он обещал заняться устройством личной жизни. Уж не знаю, насколько успешно продвигаются у него там дела, но, похоже, что личную жизнь он уже наладил.
   - Дела у него продвигаются даже лучше, чем он думает, - выдавила Инна, - Я пойду, Татьяна Львовна. Артём на обед не придёт, а мне надо успеть ещё многое сделать.
   - Жаль, что ты так скоро уходишь. Мне было бы так интересно с тобой поговорить. Может, всё-таки чайку попьёшь?
   - Нет, спасибо. Как-нибудь в другой раз.
  
   Инна поражалась самой себе. Как ей удалось так спокойно разговаривать с его матерью? Когда она вышла на улицу её всю трясло. Но она не плакала. Душа, видимо, спасаясь от горя, заковала себя в броню ледяного спокойствия и затихла. Зато разум лихорадочно работал, сопоставлял факты и воспоминания. И вскоре чёткая картина произошедшего была нарисована. Инна заехала домой, пробыла там недолго, после чего отправилась в офис к Артёму.
  
   ***
  
   В секретарской было пусто. Так что Инне не пришлось просить аудиенции. Она отправилась прямо в кабинет Кораблёва.
   - Инка! - удивился он, но потом заулыбался, - Каким судьбами? Так соскучилась, что сама ко мне приехала?
   Он направился к ней, собираясь обнять.
   - Я приехала не поэтому, - ответила Инна, отстраняясь от него.
   Видимо, он понял, что что-то случилось и не делал больше попыток обнять, а вопросительно смотрел на неё.
   - Я здесь для того, чтобы сообщить тебе, что ты победил.
   - Победил? - он непонимающе смотрел на неё.
   - Мне известно, зачем ты всё это затеял Артём Давыдов. Чего уставился? Я знаю, кто ты есть на самом деле и зачем разыграл передо мной эту комедию. Тебе записи деда нужны? Или ты решил просто раздавить меня?
   - Инн, я... Я могу всё объяснить.
   - Если они были тебе так нужны, мог бы спросить их у меня. Боялся, что не отдам? Решил действовать наверняка? Ты хотел разрушить мою карьеру, мою жизнь, а потом с чувством выполненного долга выкинуть меня на свалку, как отработанный материал.
   - Нет, Инн.
   - Ты не собирался этого делать? Не ври. Я помню, с какой ненавистью ты рассказывал мне о той девушке, из-за которой твоя рука искалечена. Я просто не поняла, что это ты обо мне говорил.
   - Да. Вначале мои планы были именно такими, как ты говоришь. Но потом я отказался от них.
   - Да что ты говоришь! А как же Лабутин с вашими тайными исследованиями? Я вполне могу понять, что ты ненавидел меня на момент нашей встречи, что затеял эту игру со мной ради записей этих. Но почему ты так и не признался мне, кто ты есть на самом деле, когда понял, что произошло тогда? Я была с тобой предельно откровенна, думала, что ты любишь меня. Но ты предпочёл разыгрывать комедию дальше, хоть и обрадовался услышанному. Как же! Ваше самолюбие больше не страдает. Но правда правдой, любовь любовью, а денежки то врозь. План, как отнять у меня авторство, нужно было до конца довести. Ведь тогда ни деньгами, ни славой делиться не придётся.
   - Инн, о каких деньгах ты говоришь? - он попытался обнять её, - Я люблю тебя.
   - Хватит врать! И не смей меня трогать! Никак из роли влюблённого не выйдешь? Успокойся, твой спектакль подошёл к концу. Забирай свои вожделенные записи, - она швырнула ему тетрадь, - Твой план удался на славу. Я понимаю, что ты пережил по моей вине, но думаю, что теперь мы квиты. Из-за меня ты остался покалеченным, зато меня просто уничтожил.
   - Инн, прости меня. Мне жаль, что ты так об этом узнала. Но поверь мне...
   - Знаешь, я столько лет жила и боролась ради того, чтобы осуществить твою мечту. В моей жизни случилась прекрасная сказка с настоящим принцем. Да, у неё был ужасный трагический конец. Но то, что она была, давало мне силы не только для того, чтобы работать, как проклятая, но и для того, чтобы оставаться человеком в циничном мире науки, которая верит только в то, что можно доказать и потрогать. А я верила, что в мире существует добро, благородство, честность, дружба и любовь, потому что мне посчастливилось встретить их в реальной жизни. Но ты отнял у меня даже мою сказку. Лучше бы мне никогда не знать тебя, каким ты стал.
   - Хочешь сказать, что сожалеешь, что я тогда остался жив?
   - Я хочу сказать, что не желаю тебя больше знать! Мой Тёмка не мог стать таким чёрствым, циничным сухарём, который кроме собственной выгоды не видит ничего.
   - Инн, ну не надо! - он опять её обнял, - Помнишь, ты же обещала, что ни при каких обстоятельствах не забудешь, что я люблю тебя и всегда буду любить.
   - Ах, да! Забери это, - она сняла с пальца кольцо, - Оно больше ничего для меня не значит. Я не знаю того человека, который мне его подарил.
   - Инн...- начал уговаривать он.
   - Артём Дмитриевич, вот и наши гости, - радостно сообщила секретарша, пропуская вперёд делегацию из шести человек.
  
   Артём растерялся от неожиданности, и Инна выскользнула из его рук. Как он повёл себя дальше, она не знала. Инна куда-то бежала, глотая слёзы, и, наконец, найдя укромный уголок, расплакалась. Господи! Зачем теперь жить? Куда теперь идти? Она столько времени посвятила идее осуществить мечту того мальчика, каким был когда-то Артём, так привыкла жить этим, что теперь, лишившись цели, просто потеряла ориентир. Всё её усилия не имели значения для человека, которому они были посвящены. Инна не помнила, как добралась домой. Мама права. Что у неё есть? Она одинокая тридцатилетняя баба, у которой нет ни детей, ни мужа, ни даже собственного жилья. Квартира принадлежала Жорику. Ей было ничего не нужно, всю себя она посвятила работе, только этим и жила. И для чего? Чтобы герой её грёз растоптал её, присвоив все плоды её труда, как должное?
  
   Он звонил ей без конца, присылал смс-ки, пока она не отключила телефон. Чего ему ещё надо? Решил добить? Зачем? Её и так уже нет. Он сломал её. Он пришёл и начал звонить в дверь. Инна отключила и звонок. Никого не хотелось видеть. Ну почему нельзя лечь и умереть по собственному желанию?
  
   На следующий день Инна позвонила на работу и сказала, что уходит на больничный. Для этого пришлось снова включить мобильный телефон. Смс-ки от Артёма с просьбой поговорить с ним, заверениями в любви посыпались как из рога изобилия. Он издевается? Инна занесла его телефон в чёрный список. Этот день прошёл в полубредовом состоянии, где обида и злость сменялись слезами и сожалениями, с короткими перерывами на сон. Сил подумать о том, как жить дальше пока не было.
  
   ***
  
   Артём не находил себе места. Ему просто необходимо поговорить с Инной. Только как? Она не отвечает на его звонки, не открывает ему дверь. Он проклинал так не вовремя появившихся французских партнёров. Если бы они не явились так некстати, то он никуда бы не отпустил Инну и заставил себя выслушать. Она успела сбежать за то короткое время, что он поздоровался с гостями и попросил немного его подождать. Куда она могла спрятаться, он так и не понял. Артём спустился до нижнего этажа, но её уже след простыл. Он вернулся к себе, провести злосчастные переговоры было необходимо. Пришлось отложить свои личные дела на вечер. Как ему удалось отвечать что-то вразумительное на вопросы французских коллег, он и сам не знал. Наверное, помогло давно выработанное умение концентрироваться только на необходимых в данный момент вещах. Как только это стало возможным, он поехал к Инне домой. Но она не открыла ему. Пришлось возвращаться к себе ни с чем. Может быть завтра она немного успокоится и согласиться хотя бы поговорить с ним.
  
   Бессонная ночь вымотала его. Его мучил страх за неё, угрызения совести, злость на самого себя. Бедная его любимая девочка! У него сердце кровью обливалась, когда он представлял, что она чувствует. Что же он за идиот то такой?! Так обидеть женщину, без которой жизни не мыслишь, это особый талант нужен! Недаром говорят, что такие умники, как он, которым знания легко даются, полные дураки по жизни. Горе от ума. То женился на самовлюблённой дуре, то решил поиграть в Джеймса Бонда, и заигрался так, что вовремя выложить карты на стол просто не сообразил. Ведь чувствовал, что надо всё рассказать, после того как Инна изливала ему душу. Но как же! Он же уже раньше решил, что сделает это только после того, как она получит все права на "ДАВАРТ". Это же так разумно, так логично и правильно! Любой нормальный человек на его месте сразу бы признался во всём. Но он то разве нормальный? У него свои умные планы, которые простым смертным не понять! С чего он взял, что она обрадуется его признанию больше, когда все проблемы с препаратом будут улажены? Чем больше он тянул с правдой, тем труднее Инне было её принять. Неужели это неясно? Это очевидно любому человеку, кроме него, чокнутого ботаника. Каким был недоделанным, таким и остался.
  
   Конечно, это самобичевание ему ничем не помогло. Следующий день не принёс ему никаких перемен. К нему на работу приехал отец.
   - Да что с тобой, Тём?! Я тебя уже третий раз спрашиваю, кто приезжал на переговоры?
   - А? Извини, пап. Кордье, Лорель Бишоп, Анджей и Гиём, не помню, как их там.
   - Что случилось, Тём? - озабоченно спросил отец, - Ты сам не свой.
   - Инна не хочет меня больше видеть.
   - Бывает, - усмехнулся отец.
   - Я ужасно виноват. Она не даёт мне возможности хоть как то объясниться.
   - Видать, здорово ты провинился. Не хочешь рассказать, что случилось?
   - Это долго объяснять. Вся эта история тянется из той другой моей жизни, когда я ещё был Давыдовым, а не Кораблёвым, - ответил Артём.
   - Ничего, мне торопиться некуда.
  
   Никогда между отцом и сыном не обсуждались подобные темы. Артём не посвящал его в свою личную жизнь и уж тем более не говорил с ним о чувствах. Ему казалось, что такие темы отцу не интересны. Совсем другое дело работа, успехи Артёма и его достижения. Он знал, что отец им ужасно гордиться. Ему было приятно завоевать уважение и восхищение отца. На том их отношения и стояли. Но сейчас Артём понял, что отец, хоть и старается не показывать вида, но очень хочет быть ближе к сыну, чтобы тот пустил его на свою личную территорию. Артём рассказал ему всю историю с Инной, впрочем, особенно не вдаваясь в подробности.
  
   - А домашний телефон у неё есть? - вдруг спросил отец.
   - Есть, только я номера не знаю.
   - Так узнай! И хорошенько продумай, что сказать. У тебя есть всего полминуты, пока она трубку не бросит. За эти полминуты ты должен убедить её увидеться с тобой.
   - Легко сказать. Как?
   - Скажи, что заболел, например.
   - А это идея! - обрадовался Артём, - Я уже знаю, что скажу.
  
   ***
  
   "Перестал звонить", - с горькой усмешкой подумала Инна, - "Видимо, решил свои проблемки с совестью". Плакать сил уже не было. Полное опустошение. За окном вечерело. Звонок. Странный какой-то! Откуда? Инна не сразу поняла, что звонит домашний телефон. Она им почти не пользовалась. Зачем он нужен, когда у всех мобильные телефоны? К тому же аппарат был антикварный. Бывший муж любил такие вещи. Кто это может звонить? Она мало кому давала номер этого телефона.
   - Алло, - взяла она трубку.
   - Инн, приезжай. Мне плохо. У меня сердце болит.
   - Сердце?! - испугалась она, - Срочно вызывай скорую!
   - Приезжай. Пока ты не приедешь, я никого вызывать не буду.
   - Ты совсем идиот?! Вызывай срочно... - закричала Инна, пытаясь вправить мозги этому кретину, но он положил трубку.
  
   Всё было забыто. Дальше ей двигало одно единственное чувство - животный страх за него. Инна начала быстро одеваться. Где же кроссовки, чёрт бы их подрал?! Ну что он творит? Разве можно так шутить с сердцем? Причём оно у него и так больное. С горем пополам она оделась и побежала к метро. Так будет быстрее, такси может в пробке застрять. Она звонила ему на сотовый, но он не отвечал. Только бы с ним ничего не случилось! Только бы успеть приехать. "Может, он врёт всё", - успокаивала себя Инна, - "Просто хочет, чтобы я приехала и выслушала его". "А вдруг ему правда плохо?!" - эта мысль сводила с ума, наполняя всё её существо ужасом.
  
   Инна издалека заметила стоящую у подъезда машину скорой помощи и побежала. В душе поднималась паника. Она не успела. Когда Инна подбежала к подъезду, машина отъехала. Она остановилась в растерянности. Что делать? Инна бросилась в подъезд. Консьержка сидела на обычном месте, только почему-то без света.
   - Скорая к кому приезжала? - задыхаясь от бега, спросила Инна.
   - Ой, девушка! Я не так давно тут работаю, так что пока всех жильцов не запомнила. По-моему они с седьмого этажа его спускали. Мужчина молодой лет тридцать или около того. Что за молодёжь пошла? Такой молодой, а сердце ни к чёрту, - запричитала консьержка.
   Инна не стала её слушать, а бросилась к лифту.
   - Девушка! Вы к кому? И куда вы? Лифт не работает, у нас свет отключили. Неужели вы не заметили? Вон врачи со скорой обплевались все, что больного по ступенькам тащить пришлось. Говорят, мол, у мужика жизнь на минуты идёт, а тут лифт встал, не успеем довезти. У нас здесь народ непростой живёт, богатый. Забрали его всё равно. Нас бы простых смертных и не подумали бы сами нести.
  Инна бросилась вверх по ступенькам на седьмой этаж. В душе ещё теплилась надежда, что это мог быть кто-то другой, не её Артём. Инна добежала до двери и навалилась на неё, собираясь стучать. Но дверь открылась, и Инна чуть не упала. Темнота и тишина.
   - Артём! Артём! Тёмка!
   Никто ей не отвечал. "Сотрудники скорой помощи и не могли закрыть дверь!" - мелькнула страшная догадка. "Счёт идет на минуты, не успеем довезти", - всплыли в памяти слова консьержки.
   - Господи, нет! Пожалуйста, нет! - зарыдала Инна.
   Она ничего не понимала от ужаса и горя. Она опять его потеряла! Она готова была отдать всё, лишь бы он жил, ходил с ней по одной земле, дышал одним воздухом. Пусть бы он делал, всё что хотел, любил, кого хотел, что угодно, только бы он был! Как теперь ей жить? Зачем?
  
   ***
  
   "Вот чёрт!" - в сердцах подумал Артём, - "Свет вырубили в самый неподходящий момент!" Он тут так старался создать романтическую обстановку. Её любимые тюльпаны занимали все вазы и более менее подходящие для этого ёмкости. Он планировал привести её в полную цветов комнату. Она должна его простить, иначе он её из своей квартиры не выпустит. Она выслушает его и простит. Если для этого потребуется неделя, значит так тому и быть. Только жаль, что за столько времени тюльпаны завянут. Конечно, с его стороны было жестоко заставлять её волноваться о его здоровье. Но зато это вынудит её приехать и перестать страдать. Она может и не поверить ему, но всё равно приедет, чтобы убедиться, что с ним всё в порядке. Он в этом даже не сомневался. Она любит его, не смотря ни на что. И надо такому случиться, свет отключили! Артём посмотрел на часы. Минут двадцать у него есть. Он успеет сбегать в ближайший супермаркет и купить свечи. Так даже романтичней получиться. Он с горем пополам обулся и оделся в тёмном коридоре. Закрывать дверь не стал, некогда было возиться с ключами. Да и кто в их элитном доме позарится на чужую квартиру. Лифт, понятное дело, не работает. Артём спускался по ступенькам, когда наткнулся на кучу народа. Было темно, и он так и не понял, что там происходит, да и времени и желания вникать не было. Инна уже скоро придёт. Вот будет казус, если она его дома не застанет. Ещё уйдёт чего доброго. Артём прибавил ходу. Благо магазин был совсем рядом.
  Он поднимался по лестнице и улыбался. Собственно говоря, зачем он попёрся за свечами? Чем это ему темнота помешала? Так даже лучше. А цветы до утра простоят, ничего с ними не будет. Ну уж теперь купил, сориентируемся по ситуации.
  
   Он ещё не успел подняться на свою площадку, как услышал душераздирающий плач. Кто-то рыдал так горько и отчаянно, что его весёлое настроение сменилось страхом. Он преодолел ступеньки в три прыжка. Дверь в его квартиру была приоткрыта и плач, оказывается, раздавался именно оттуда. Артём, не помня себя от ужаса, бросился в квартиру. Звук шёл из кухни.
  
   Он даже не сразу заметил фигурку, скрючившуюся на полу. Он не видел, но сразу понял, кто это.
   - Инна! Инна! Ты чего? Что случилось? - он опустился на колени, стараясь поднять её, - Говори!
   Рыдания сразу же смолкли.
   - Тёмка! Ты живой! Живой! - она принялась осыпать его поцелуями, - Родной мой! Любимый! Слава Богу! Где ты был?
   - За свечами ходил, - растерянно ответил он, - Почему ты так плачешь?
   - Консьержка сказала, что тебя увезли на скорой, - она опять начала всхлипывать.
   - Меня?
   - Там у подъезда машина скорой помощи стояла, но пока я добежала, она уехала. Консьержка сказала, мужчина с седьмого этажа, с сердцем плохо, боятся, что не довезут.
   - И ты подумала, что это я! Господи! Инн, прости меня! - он начал целовать её, - Прости, что я такой идиот. Я ведь наврал тебе. С моим сердцем всё в порядке. Точнее, оно, конечно, болит, но только от того, что тебя нет рядом, и что ты так расстроилась из-за всего случившегося. Так что даже можно сказать, что это не совсем обман.
   - Ты наврал?! Да ты знаешь, что я пережила сейчас?! - разозлилась Инна, - Улыбается он ещё! Мне звонит человек, у которого больное сердце и сообщает, что ему плохо! А потом молчит, телефон не берёт! Ты, нормальный вообще? Да как так можно над людьми издеваться?!
   - Я не думал, что так тебя напугаю. Я совсем забыл, что ты не знаешь, что с моим сердцем давно всё в порядке. Мне ещё тогда после драки этой с Щепой и компанией операцию сделали. Собственно поэтому я в Москве и оказался.
   - Ну ты и...
   - Придурок, - опередил её Артём, - Ну, почему все мои благие намерения оборачиваются против меня? Я ума не приложу! Хотел поскорее закончить нашу ссору и увидеть тебя и напугал любимую женщину до полусмерти. Хотел дождаться, когда она получит все лавры за свою работу, а потом уж открыть правду о себе, чтобы она не заподозрила меня в меркантильности, и опять провал. А ты говорила, что я гений. Придётся тебя разочаровать, никакой я ни гений. Я обычный среднестатистический придурок.
   - Ну уж прямо таки и придурок? - усмехнулась она, - Зачем тогда ты вёл тайные исследования у Лабутина?
   - Твой препарат - это основа. Просто мне было интересно попробовать пойти по другому пути работы. Но в любом случае, эти результаты тоже бы принадлежали тебе. Мне они сами по себе без надобности.
   - А записи деда?
   - Обещай, что выслушаешь меня до конца, а не сбежишь и не хлопнешь дверью. Я всё честно тебе расскажу.
   - Как будто у меня есть выбор.
  
   И Артём поведал ей, как собирался отомстить, как вопреки всему влюбился в неё заново, и как был безмерно счастлив, узнав, что она его не предавала тогда, что любила его всю жизнь, что любит и сейчас и совсем не за его искусственную красоту, не за его деньги и перспективы, а за то что он, это он.
  
   Свет неожиданно дали.
   - Ну, вот, - раздосадовано сказал Артём, - Испортили романтическую обстановку. Хотя, я же забыл! У меня для тебя сюрприз.
   - Сюрприз?
   - Да. Закрой глаза и дай мне руку. Только не подглядывай.
   Он провёл её в комнату, где стояли тюльпаны.
   - Открывай! - скомандовал Артём.
   - Вот это да! - восхищённо прошептала Инна, - Тёмка! Я тебя обожаю! Ты лучше всех на свете!
   Она обняла и поцеловала его.
   - Ты же ведь нисколько не сомневался, что я приду, - с нежностью сказала она, - И всё-таки ты мой любимый гений.
   - Да ты прямо повысила мою самооценку, - улыбнулся он, - Я снова расту в собственных глазах.
   - Видишь, какая я полезная.
   - Да не то слово! - он подхватил её на руки, - Я тоже очень хочу быть тебе полезным. И прямо сейчас.
   - Какое нетривиальное предложение! - засмеялась Инна, - Никто, кроме тебя, не додумался бы затащить женщину в постель под таким предлогом.
   - Я же чокнутый гений, - усмехнулся он, - У меня там в голове всё по-другому устроено. Но это только там. Всё остальное же функционирует как у любого нормального мужчины. А нормальный мужчина во мне просто вопит, что я ужасно соскучился. Так что моей гениальной голове придётся сейчас отдохнуть от трудов праведных.
  
   Инна засмеялась. От её смеха на душе было светло-светло. Хотелось обнять весь мир и прокричать ему, как он счастлив. Он поцеловал её. Это стало первым шагом к полёту на ту волшебную планету, где они могли существовать только вдвоём, растворяться друг в друге, распадаться на миллионы звёзд, возрождаться друг для друга и находить друг в друге своё отражение.
  
  
   Эпилог
  
   - У меня самая красивая, самая умная, самая любимая жена на свете, - убеждённо говорил Артём.
   - Ума не приложу, почему тебе так повезло, - изобразила недоумение Инна, - Ну разве что потому, что ты изобрёл уже три новых суперлекарства.
   - О! Да ты уже мне и заслуги свои приписываешь! Настоящая жена! Как удачно я женился!
   - Кто бы спорил.
   - Ещё бы. Я всего то пару идей предложил, а всю работу провела моя прекрасная невеста.
   - Пьер и Мария Кюри, - напомнила Инна.
   - Только в новой жизни. Переродились и встретились уже в другом времени, чтобы вновь осчастливить мир.
   - Ах, ты мой романтичный гений, - Инна обняла его за шею, - Твои идеи, видимо, были подарком к свадьбе.
   - Что-то вроде того.
  
   Они стояли на огромном балконе ресторана, где играли свадьбу. Инна устала от шума и людей и попросила мужа выйти с ней подышать свежим воздухом.
   - У меня тоже для тебя подарок, - загадочно заявила она.
   - Какой же?
   - Попробуй, угадай.
   - Ну, хоть подскажи.
   - Мы договорились об этом подарке ещё в Праге.
   - Ты обещала выйти за меня замуж, - озадаченно произнёс Артём.
   - Вспоминай.
   - Мы хотели вернуться туда через год.
   - Да, хотели.
   И вдруг он понял.
   - Инка! Мы беременны?
   - Угадал, - счастливо засмеялась она.
   - Здорово! У нас обязательно будет дочка, похожая на тебя.
   - Нет. Сначала у нас родится сынок, похожий на тебя, - возразила Инна.
   - Ты забыла, что я человек в маске?
   - Мой сынок будет похож на тебя без маски, - уверенно заявила Инна, - Я буду считать его самым красивым и лучшим на земле и придираться ко всем девочкам, на которых он будет обращать внимания.
   - Бедный парень! - засмеялся Артём, - Мама заранее всех невест намеревается распугать.
  
   Вышедшие на балкон гости с умилением смотрели на целующихся молодожёнов, которые светились от счастья и были где-то далеко от всех, в своём мире. Этот мир доступен только избранным, нашедшим настоящую любовь, свою родную душу в этой странной вселенной, в которой есть место всему: и добру, и злу, и любви, и ненависти, и верности, и предательству, и множеству других полярных вещей. И невозможно предугадать, кого из людей выберет тот, кто управляет этим хаосом, в счастливчики и подарит им чудо под названием любовь. Ни красота, ни доброта, ни блестящий ум, никакие достоинства не гарантируют этой избранности. И если уж люди получаю такой дар, то обязаны беречь и приумножать его, чтобы человечество никогда не лишилось его окончательно, чтобы надежда и вера в счастье всегда жила.
  
  
   КОНЕЦ
Оценка: 8.50*4  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"