Мартьянова Юлия Викторовна: другие произведения.

Дом для принцессы. Часть 1

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Что в этом мире самое ценное? Наверное то, чего за деньги не купишь. Одна из самых больших ценностей - это дружба. А что если противопоставить её ценности не меньше, такой, как любовь? Если такое случается, то это огромное испытание для человеческой души, и пройти его достойно сможет далеко не каждый.

  ПРОЛОГ
  
   - Ай! - вскрикнула Даша, пытаясь привстать, - Как больно!
   Она не удержалась и заплакала. Вокруг неё столпились одноклассники. Ребятам стало совсем не до игр, они испугались, им было жалко упавшую одноклассницу. У них отменили урок математики к всеобщей радости. У учительницы что-то там случилось, и она попросила посидеть их тихо в классе. Но кому же охота сидеть в школе в тёплые майские денёчки? Уж точно не четырнадцатилетним подросткам. Класс у них был дружным, и все ребята мелкими группами потихоньку улизнули на улицу. В самом школьном дворе оставаться было опасно, могли заметить, а вот в соседнем - в самый раз. Мальчишки сразу начали играть в салки, для них это пока оставалось любимым развлечением. Девочки, немного поважничав для солидности, тоже были вовлечены в игру. Было весело, пока Даша Воронцова не упала и не разбила ногу.
   - Чего встали, как стадо баранов? - грозно спросила Таня Базанова, Дашина лучшая подруга, - Сбегайте кто-нибудь за медсестрой.
   - Да нет её уже, она только до двенадцати бывает, - ответил Денис Сорокин.
   - Тогда сбегай за Лариской, - уже к нему обратилась Таня, - Она наша класснуха, она за нас отвечает. Пусть чего-нибудь придумает.
  
   Денис побежал за классной руководительницей. Перечить Таньке, мало кто решался. Уже сейчас она была самой популярной девочкой в классе, и диктовала моду на всё. Таня была дочкой большого начальника от местной власти. К тому же считалась первой красавицей класса. Так что комплексов у девочки не было совсем. Никому не хотелось попасть к ней в немилость и оказаться объектом злых насмешек и колких замечаний. С Дашей они жили в одном дворе, дружили с пелёнок, вместе ходили в цирковую студию. Дашу восхищала Танькина смелость, напористость и боевой задор, её совсем не тяготило покровительство, которое та ей оказывала. Тане, видимо, нравилась ведущая роль в их дуэте, то что подруга с лёгкостью подстраивалась под любое её настроение.
  
   - Ты не шевелись, - говорила Таня, - Сейчас Лариска прибежит, поорёт немного, но точно поможет.
   - Как же я теперь выступать буду? - плакала Даша.
   "Соболев! Егор! Егор сюда идёт!" - оживлённо загудели одноклассники. Через минуту перед Дашей присел сам Егор Соболев - сын Ларисы Анатольевны, их классной.
   - Ну, и чего там у вас стряслось? - строго спросил он.
   - Вон, Дашка упала, ногу разбила, а может и сломала, - ответил Сорокин.
   - Показывай, что там у тебя, - обратился Егор к Даше.
   Он осторожно начал щупать её ногу.
   - Так больно?
   - Нет.
   - Пошевели пальцами.
   Он просил что-то ещё сделать, и Даша выполняла его просьбы, едва дыша от смущения. Сам объект её тайной детской влюблённости касался её ноги и участливо заглядывал в глаза.
   - Ничего страшного у тебя нет, - вынес он вердикт, - Сильный ушиб и ссадина большая. Надо холод приложить и рану обработать.
   - Медсестры нет, она уже ушла, - заверещали ребята.
   - Тогда в травмпункт. Это в двух шагах. Вставай, я тебя провожу.
   Даша как по команде вскочила и собралась идти. Ей даже удалось сделать несколько шагов.
   - Нет, так дело не пойдёт. Так мы час до травмпункта добираться будем, - сказал Егор и подхватил на руки совсем парализованную от смущения девочку, - А вы все быстро в класс! Если ещё что-нибудь случиться за это время, всем башку поотрываю. Ты первый на очереди.
   - А чего я то? - начал возмущаться Сорокин.
   - Потому что.
  
   Спорить с ним никто не решился, даже Танька помалкивала. Егор учился в одиннадцатом классе, и был личностью легендарной в их школе. Ребята предпочитали с ним дружить, а девчонки обожали. Он водил дружбу со всей местной шпаной. Когда-то несколько лет назад он был одним из самых отпетых хулиганов. Управу на мальчишку не мог найти никто. Даша это знала от старших девчонок. Как говорили, что Егор, до этого подававший большие надежды, превратился в двоечника и хулигана по причине появления в его семье отчима. Лариса Анатольевна так переживала, что даже попала в больницу. Только после этого Егор успокоился, и за каких-то полгода сумел наверстать всё упущенное и закончить девятый класс почти на отлично. Именно поэтому учителя считали его феноменом. Парни периодически обращались к нему за защитой или хотя бы за тем, чтобы помог уладить конфликт с его старыми знакомыми. Девчонки видели в нём героя, ещё бы - он смелый и сильный, уверенный в себе. К тому же этот молодой человек обладал яркой внешностью. Светлые густые волосы странным образом сочетались с тёмными, красиво очерченными бровями. Но самым замечательным были его глаза: большие, тёмно-карие, глубокие, как омуты. Даша помнила, как в школе они изучали историю древнего Рима. Там люди делились на патрициев, то есть родовую аристократию, и плебеев - простолюдинов. Так вот Соболев, как ей казалось, выглядел так, как должен выглядеть патриций: правильные черты лица, тонкий нос, благородный профиль. Надо сказать, что девушкам он отвечал взаимность, только их невероятно печалило, что сразу всем.
  
   Для Даши и Тани он стал первой детской безнадёжной любовью. Ни на какую взаимность они не рассчитывали и, поэтому, их нисколько не смущало, что они влюблены в одного и того же человека. Им нравилось смотреть на него, говорить о нём, придумывать про него смешные истории и оценивать его очередную избранницу. Особенно волнительно было позвонить ему из таксофона на домашний номер и побеседовать, изображая из себя его ровесницу. Так его разыграть получалось нечасто, потому что трубку брала, как правило, Лариса Анатольевна. Разговаривать с ней девочки боялись. А вдруг узнает по голосу! Когда же им всё-таки удавалось застать дома предмет своего обожания, они переживали целую бурю эмоций. Говорила с ним Таня, а Даша слушала и подсказывала подруге ответы. К чести молодого человека, надо сказать, что он ни разу им не нагрубил. Болтать с ним было интересно и весело. Один раз они даже договорились с ним о встрече, но, понятное дело, не пришли. Точнее, прийти то они пришли, но прятались за соседним домом, чтобы увидеть, как Егор явился на свидание, подождал какое-то время и ушёл. Как ни странно, он не обиделся на них, а точнее на загадочную незнакомку, которой они представлялись. Когда они позвонили ему снова, то он только пожурил воображаемую девушку за невыполнение обещаний.
  
   Сейчас Даша была рада, что это не она с ним разговаривала. Ещё не хватало, чтобы он разгадал их с Танькой секрет.
   - Молодой человек, проходите с девочкой, - пригласили их к травматологу.
   Егор снова поднял её на руки и внёс в кабинет.
   - Что всё так плохо? - спросил доктор, - Или девочке нравится на руках кататься?
   Даша окончательно смутилась.
   - Она сильно ушиблась, - ответил за неё Егор, - Ей больно ходить.
   Врач осмотрел Дашину ногу и сказа то же самое, что Егор ещё на месте. Рану обработали. Егор всё это время не отходил от своей подопечной, утешал, уговаривал, даже на коленку дул, когда её обрабатывали.
   - Ты далеко живёшь? - спросил он, когда их отпустили.
   Даша назвала адрес, и Егор к её удивлению и смущению, отправился её провожать.
   - Ну вот, идёшь уже более менее нормально, - сказал он, - Поболит ещё недельку другую и пройдёт.
   - А как же выступление? - вырвалось у Даши.
   - Выступление? Где?
   Даше хотелось сквозь землю провалиться. Теперь придётся ему признаваться, что она ходит в цирковой кружок, а он посчитает её совсем глупой малявкой.
   - В цирке, - выдавила она.
   - В цирке?! - со смехом переспросил он, видимо, поняв её слова буквально, и посчитав её совсем чокнутой.
   Даша поторопилась уточнить.
   - Я хожу в цирковую студию. Через полторы недели у нас концерт. У меня там сольный номер. Я подведу всех, если не смогу выступить.
   - Может, ты за неделю поправишься, у всех по-разному травмы проходят, - попытался успокоить её Егор.
   На этом разговор и закончился, потому что они пришли к Дашиному дому.
   - Спасибо, - поблагодарила она.
   - Да ладно, - отмахнулся Егор, - Не за что. Поправляйся. Я в школе скажу, что ты не придёшь по уважительной причине. Ты - Воронцова?
   Даша кивнула.
   - Пока, - попрощался молодой человек.
   - Пока.
  
   Когда через несколько дней Даша столкнулась с Егором в школе, тот её сразу вспомнил и даже спросил, как её нога. Даша промямлила, что всё нормально, но больше ничего из себя выдавить не сумела. Смущение превратило её в полную дуру. Больше Егор с ней не заговаривал, видимо, решив, что девочка откровенно туповата, так что лучше не афишировать знакомство с этой ненормальной.
  
   - Ну ты и лохушка! - ругала её Таня, - Неужели нельзя было поболтать с ним о чём-нибудь? Сейчас бы тебе все наши девки завидовали.
   - Чему? Думаешь, он мне встречаться бы предложил? - скептически ответила Даша, - Нужна ему такая малявка.
   - Да, Бог с тобой! Конечно, не предложил бы! Куда тебе?! Но иметь такого друга, даже просто знакомого - само по себе круто.
  
   Действительно, куда ей до него? Малявка, да ещё и некрасивая совсем, тощая, низкорослая. Соболев в жизни на такое не позарится. У него и без неё девиц хватает. Она испытывал огромную благодарность к нему за своевременную помощь, когда всё-таки смогла выступить со своим сольным номером. Она не допустила не единой ошибки. Ей аплодировали даже больше, чем Таньке с её обручами.
  
   ***
  
   Надо же! Это же та девочка из маминого класса, которую он в травмпункт водил. Неужели за неделю всё действительно прошло, раз у неё получается проделывать такие пируэты? Она кружилась в воздухе на толстых лентах, делая там различные упражнения. Завораживающее и красивое зрелище. Егор поначалу и не узнал её. Он вообще случайно попал на генеральную репетицию юных циркачей. Егор пришёл в Дом Культуры встречать свою новую подружку, которая занималась здесь спортивными танцами. От нечего делать молодой человек заглянул в зрительный зал, потому что оттуда раздавалась музыка. Он потрясённо замер, наблюдая за выступлением юной гимнастки. Егор не узнал в ней Дашу, даже после того, как руководительница спросила у девочки про ногу. Только когда она прошла мимо него, увлечённо что-то обсуждая с другой девчонкой, Егор понял, что это его знакомая пострадавшая. Она его не заметила, занятая разговором. Вскоре его девушка освободилась, и они пошли гулять. Вечер пролетел быстро. Девушка была весёлой, обаятельной, без каких-либо заморочек и загадок. Егор быстро понял, что ничего не стоит завоевать эту крепость и совсем скоро его ждёт сладкая награда за труды.
  
   И только перед сном он почему-то вспомнил ту маленькую циркачку. Она вызывала невольное уважение и восхищение. Настоящий боец! Конечно, он не рассматривал её, как девушку. Это всего лишь ребёнок, подросток, но как же грациозны и отточены были её движения. Казалось, она жила в той музыке, которая звучала во время её выступления, и находилась в каком-то своём мире. Такого мастерства можно добиться, только имея талант и бесконечно тренируясь. Как хорошо, что её травма оказалась несерьёзной.
  
   В тот раз Егор случайно оказался в кабинете географии, закреплённом за его матерью и её классом. В этот день её в школе не было, и она поручила сыну забрать из кабинета какой-то атлас. Егор как раз собирался уходить, когда в кабинет влетел мальчик с испуганными глазами. Пришлось идти им на помощь. Конечно, он мог пойти к директору и переложить решение проблемы на его плечи. Но тем самым он сдаст с потрохами мамину коллегу, у которой стряслось что-то серьёзное, раз она в такой спешке покинула класс. Директор школы была очень строгой, за такое и премии могла лишить. Егор знал все эти дела внутри учительского коллектива от мамы, не хотелось подставлять кого-то, чтобы маме было за него неудобно. Не стоило лишний раз её расстраивать. Он и так довёл её до инфаркта, уйдя с головой в свою войну с отчимом. Егор до сих пор себе этого не простил. Слава Богу, что после того случая отношения в семье потихоньку наладились. Теперь он и новый муж мамы дружно старались убедить её оставить свою работу, в которой никак нельзя было обойтись без эмоциональных потрясений. Но мама ни в какую не соглашалась, ссылаясь на то, что не может оставить свой класс, но обещала подумать, когда её дети закончат школу. Хорошо, что ребята её любили и не травили, как некоторых других учителей. Если бы даже такое случилось, то он быстренько бы всех построил. Только из-за матери Егор ввязался в эту канитель с Дашей Воронцовой. Он быстро понял, что перелома и вывиха нет. Его родной отец был военным врачом. Он обожал свою работу, мог говорить о ней часами. Сыну с малолетства прививались знания о первой медицинской помощи, объяснялось, что, зачем и как делать. Егор очень любил отца, считая его самым лучшим, самым благородным, самым умным человеком на земле. Всё, что исходило от отца, принималось им, как непреложная истина, без возражений. Это не было страхом перед грозным родителем, давлеющим над ребёнком, это было огромным уважением. Отец погиб в командировке в горячую точку шесть лет назад. Страшное было время для них с матерью. Вспоминать об этом было больно до сих пор. То, чему отец успел научить его, крепко засело в памяти. Наверное, папа мог бы гордиться им за правильно поставленный диагноз.
  
   Девочка Даша его явно стеснялась, но Егор не обращал на это внимания. Глупенькая! Он же взрослый, а она ребёнок. Чего стесняться? Он так и не понял, почему она не захотела с ним разговаривать уже после в школе, когда он спросил её о самочувствии. Девочка покраснела и отвела глаза, выдавив из себя буквально пару слов. Больше Егор к ней не подходил. Ей по каким-то причинам неприятно с ним общаться. Так зачем навязываться? Наверное, он служил ей напоминанием о том неприятном инциденте.
  
   В последние дни учёбы он часто сталкивался с Дашей в школе. Её реакция на эти случайные встречи ставила его в тупик и заставляла самого испытывать какую-то неловкость. Не привык он к такой реакции на свою персону. Эта девочка сбивала его с толку. Обычно он вызывал симпатию у людей, особенно у девушек. Егор считал, что такому вниманию со стороны слабого пола обязан училке по литературе. Антонина Фёдоровна на уроке у более старшего класса, чем был тогда Егор, не долго думая, привела в пример именно его, отвечая на вопрос одной из учениц: "Что значит, породистое лицо?" Егор тогда долго недоумевал, почему его так пристально разглядываю старшеклассницы. Эту загадку ему помог разгадать одноклассник, у которого сестра как раз училась в том старшем классе. Оказывается Тоська, как они звали между собой учителя литературы, произвела его в Печорина из "Героя нашего времени". Егор готов был залезть под парту, когда уже их класс изучал это произведение Лермонтова. Тоська и здесь преспокойно заявила, что Соболев - классический пример человека с "породистой" внешностью. Мама потом смеялась над его горем, убеждала, что Антонина Фёдоровна сделала ему комплимент. Хорошенький комплимент! Немудрено, что после такой рекламы интерес к нему не угасал. Даже во время его крестового похода против отчима, когда он безбожно прогуливал школу и вёл себя, как ублюдок, ничего не менялось. Для Егора до сих пор было загадкой, почему девочкам нравятся такие моральные уроды, которого он так старательно из себя изображал. Хотя, возможно, он им и был где-то в самом худшем проявлении своей личности. Ведь в каждом человеке есть разные грани собственного "Я", которые всю жизнь ведут между собой борьбу. Егор не был уверен, что смог бы прийти в себя, если бы не шок, вызванный болезнью матери. Как же он тогда за неё испугался. Ведь у него совсем никого не останется, если она умрёт. Хорошо ещё, что отчим оказался добрым и мудрым человеком, который ради жены простил ему все его грехи. Им удалось поговорить и понять друг друга. Дядя Рома был архитектором, у него была своя строительная фирма. Неожиданно для себя Егор заинтересовался архитектурой. Общаясь с отчимом, он понял, что это целая наука с кучей правил, но в тоже время это огромное поле деятельности для творчества. Это увлечение, в конце концов, заставило его пересмотреть свои планы на будущее. До этого он собирался пойти по стопам отца. Такой выбор нервировал маму, но она не пыталась его переубедить. Новые планы сына её очень обрадовали. Поступить в архитектурный ВУЗ было очень сложно, и даже подготовительные курсы, которые он посещал весь этот год, ничего не гарантировали. Оставалось уповать на удачу и свои способности.
  
   На последнем звонке, когда провожать их выстроилась вся школа, Егор вдруг поймал взгляд этой Даши из маминого класса и зачем-то подмигнул ей. Девочка покраснела и поспешила отвести глаза. Аттракцион - почувствуй себя идиотом! Только подумай, как это выглядит со стороны, он взрослый парень заигрывает с ребёнком, с девочкой с косичками, а та не знает, куда деться от стыда. Он с ума сошёл? Зачем ему это надо вообще было? Нечего больше на неё смотреть. Не знают они друг друга и точка. Стоило только принять такое решение, как глаза, будто нарочно, натыкались на неё. Ну что за ерунда?!
   - Соболев, ты готов? - отвлекла его от размышлений о собственной странности классный руководитель, - Первоклашка уже ждёт.
   - А чего я то? - начал возмущаться Егор, - Серёга Чижов согласился таскать ребёнка.
   - Соболев, мы с тобой обо всём уже договорились! Хватит тут свои правила устанавливать. Девочку понесёшь ты. Хватит пользоваться безотказностью Чижова. Имей советь и человеческое сострадание. Ты сравни себя и Чижова. Или ты хочешь, чтобы Серёжа уронил ребёнка посередине пути и испортил всю торжественную церемонию?
   Егор обречённо вздохнул, досадуя, что его план с Чижовым провалился. Ладно, ему не привыкать быть в центре внимания всей школы. Три минуты позора, и он - свободный человек.
  
  
   Часть 1
  
   Глава 1.
  
   - Да не хочу я туда идти! - отбивалась Даша от уговоров подруги.
   - Ну что ты за синий чулок то такой?! - не сдавалась Таня - Это же так прикольно! Забыла уже, наверное, когда у кого-нибудь в гостях была. Никуда не хочешь! Если так пойдёт, придётся другую подругу себе искать.
   - Ну и ищи, - обиделась Даша.
   - Ну, Воронцова, ну я тебя умоляю, - сменила тактику Таня, - Там столько ребят будет. В коем-то веке вечеринка без предков, Максу целую дачу в распоряжение отдали. А без тебя меня отец не пустит.
   - Я не могу пойти с ночёвкой.
   - Да почему?! Бабка твоя как раз уехала и не узнает никогда, что ты дома не ночевала.
   - Я обещала бабушке...
   - Ой, обещала она! Подумаешь! Примерная девочка! Тебя же никто не заставляет там напиваться и с парнями сексом заниматься. Просто посидим, потанцуем, повеселимся. Или ты боишься, что тебя изнасилую? - со смехом предположила Таня, - Все же только и мечтают чпокнуть Воронцову против её воли. Кругом маньяки. Скажи, это тебе Макс таким извращенцем кажется.
   - Никто мне никем не кажется.
  
   Максим - Танькин двоюродный брат был старше её на два года, и праздник устраивался в честь его восемнадцатилетия. Он казался Даше вполне себе приличным молодым человеком, но ни она, ни Таня не знали практически никого из его компании. Хотя у Тани там был свой интерес. Одного из гостей она знала и положила на него глаз. Поэтому ей так приспичило попасть на день рождения своего кузена. Даша давно бы уступила ей, но её страшно смущала ночёвка в чужом доме. Бабушка никогда бы её не отпустила. Она растила Дашу с семи лет. Её родители погибли молодыми. Они увлекались альпинизмом, и на одном из восхождений случилось несчастье. Таня считала бабушкины строгости просто драконовскими. Даша не соглашалась, считая, что бабушкины запреты не выходят за пределы разумного. С бабушкой они ссорились редко, Даша берегла её, старалась не расстраивать.
  
   - Ну ладно, не будем мы там ночевать, - сдалась Таня, - Это и правда не слишком удобно. Вызовем такси и уедем, когда захотим. Ну, соглашайся уже! Ну, пожалуйста! Не лишай несчастную подружечку праздника.
   Вот разве можно отказать этой интриганке? Ручки сложены, как при молитве, глаза умоляющие, полные надежды. Даша, действительно, давно нигде не была. В этом году она собиралась поступать, и ни куда-нибудь, а в медицинский. Трудная задача, если учесть, что у них с бабушкой не было денег ни на курсы, ни на платную учёбу. Так что море времени и сил посвящалось подготовке к вступительным экзаменам.
   - Там, наверное, богатенькие соберутся, а мне даже одеть нечего на такое мероприятие, - предприняла Даша последнюю попытку отказаться.
   - Это не проблема. Я тебе дам чего-нибудь своё. Никто и не узнает, что ты у нас бедная сиротка.
   Даша давно привыкла к слишком уж прямым шуткам подруги. Тактичность никогда не была Танькиной сильной стороной.
   - К тому же я беру тебя в качестве группы поддержки. Твоя задача - оттенять мою неотразимость, а не отбивать кавалеров у приглашённых девиц. А то сожрут они тебя и не подавятся.
   Даша только усмехнулась. Нашла отбивальщицу, тоже мне. Похоже, её роль рядом с Танькой сводилась к роли декорации, на фоне которой Танька всегда казалась принцессой. Даша на свой счёт никогда не обольщалась. Заурядная, вполне себе обычная девочка, каких сотни, ничего особенного. У неё даже парня до сих пор не было, да что там парня, поклонников даже на горизонте не появлялось.
   - Ну, хорошо, хорошо, - сдалась она, - Схожу я с тобой на эту вечеринку, но только обещай не бросать меня и уехать домой не слишком поздно.
   - Обещаю, моя правильная зануда, - обняла её Таня, - Ты даже не представляешь, как меня выручила. Теперь Куприянов точно мой! Я уведу его у этой кикиморы Лосевой. Не долго ей его девушкой оставаться.
   Танька переключилась на свой план по захвату приглянувшегося ей парня.
  
   ***
  
   Даша совсем не ожидала, что дача окажется двухэтажным особняком. Конечно, она знала, что отец Максима директор мебельной фабрики, но таких хором за городом даже представить не могла.
  
   Поначалу всё было вполне пристойно. Её, по крайней мере, никто не обижал. "Просто не замечают", - подумала Даша, - "На Танькином фоне я становлюсь невидимой". В данной ситуации это её нисколько не угнетало. Она уступила подруге, но удовольствия от общения с незнакомыми людьми в чужом доме совсем не испытывала. Даша надеялась отсидеться в сторонке, пока Танька обхаживает свою очередную жертву. Интересно было наблюдать за этой любовной баталией. Таня, как всегда, была неподражаема. Её сопернице оставалось только кидать разъярённые взгляды. Даше стало даже жалко эту девушку. Таня просто развлекалась, собирая новые жертвы для удовлетворения своего эго, а у этой девушки может быть любовь. Но такие мелочи Базанову никогда не волновали. Спортивный азарт, с которым она завоёвывала очередного парня, затмевал все доводы рассудка и соображения морали. На Дашины мягкие упрёки она только разводила руками, говоря, что это сильнее её. Чувства брошенных ею парней тоже в расчёт не брались. "Подумаешь, кто-нибудь утешит", - говорила она, - "И нечего его жалеть. Он же не пожалел свою предыдущую девушку, когда ко мне переметнулся". Что же, она была права по-своему. Надо сказать, что пока ещё Таню не постигло ни одно поражение.
  
   Даша начала нервничать, когда Таня исчезла со своим Куприяновым и не появлялась уже целый час. Моральный облик подруги её занимал мало, она знала, что у Таньки давно уже всё было. Она переживала, что пора было ехать домой. Праздник подходил к логическому завершению, да и откровенно пьяные парни что-то уж слишком развеселились. Их начало тянуть на подвиги, начали звучать неприличные шутки и хохот. Стало как-то совсем неуютно, даже страшно. Даша решила потихоньку уйти из зала, где проходила вечеринка и подождать подругу внизу, подальше от шумной распоясавшейся компании.
  
   - Ты чего тут спряталась, малышка? - окликнул её один из молодых людей, спустившийся зачем-то вниз.
   - Я устала, - ответила Даша ровным голосом, поняв, что парень изрядно набрался и может быть опасен.
   - Устала? Так пойдём отдохнём. В комнате, где я буду ночевать очень удобная кровать, - он глупо засмеялся, обрадованный таким своим решением её проблем.
   - Нет.
   - Чего нет? Пошли, - он потащил Дашу за руку.
   - Я никуда не пойду! - она попыталась выдернуть руку.
   - Не хочешь в кровать? - удивлённо спросил парень.
   - Не хочу.
   - Тогда пошли в ванную. Знаешь, какая там ванна? Мы там вдвоём поместимся, - он опять её потянул за руку.
   - Я не хочу с тобой никуда идти! Мне нужно домой.
   - Да хватит тут девочку из себя корчить! - разозлился молодой человек, - Девочки дома с мамой сидят, а не шляются по ночам с мужиками. Раз припёрлась, значит хотела поразвлечься по-взрослому! Или я тебе не нравлюсь, что ты нос воротишь?
   - Нет.
   - Ах, нет! - взбесился парень, - Ну а ты мне нравишься, этого достаточно.
   Он схватил Дашу за талию и потащил. Она бешено сопротивлялась.
   - Ах ты, шлюха! Пойдёшь со мной, я сказал!
   - Отпусти! - Даша не помнила себя от ужаса, вырываясь из всех сил.
   - Опусти девочку, - услышала Даша приказ.
   Хватка мучителя ослабла, девушка вырвалась и бросилась к спасителю.
   - А если не отпущу, то чо? - заорал разъярённый неудачей несостоявшийся насильник.
   - Тогда тюрьма, причём по самой неприглядной статье, - ответил тот, чьи руки прижимали Дашу к себе, причём говорил он совершенно спокойно, как взрослые говорят с разбушевавшимися детьми, - Тебе это надо? Неужели тебя мама не учила, что девочек обижать нехорошо? Не хочет, найди другую. Какие проблемы?
   - Я эту хочу!
   - Ну, тогда только один выход.
   - Какой?
   - Могу дать в глаз, вообще всякое желание пропадёт. Больно, конечно, зато не посадят.
   Пьяный почувствовал угрозу, исходящую от оппонента, и, видимо, оценив свои шансы на победу, предпочёл ретироваться, огрызаясь в ответ:
   - Да пошёл ты. Себе забирай эту ненормальную, раз так хочется.
   - Спасибо! - от души поблагодарила Даша своего спасителя, наконец, подняв на него глаза.
   Она испытала шок, поняв, кто перед ней. Соболев! Она сразу его узнала, хотя несколько лет не видела. Как он тут оказался? Даша была очень рада его видеть. Теперь ей точно ничего не угрожает.
   - Пожалуйста. Пошли, я отвезу тебя домой, - ни капли дружелюбия в его голосе, а скорее пренебрежение, - Если ты, конечно, не ждёшь продолжения этого захватывающего приключения, но с более подходящим персонажем.
   Понятно, что он про неё подумал. Мол, сама виновата, нажила приключений на свою голову. Что тут возразишь? Она, молча, последовала за своим спасителем. Какая разница, что он про неё думает, главное, что Соболев отвезёт её домой. Даше даже в голову не приходило, что он может причинить ей какой-то вред.
  
   Глава 2.
  
   Егор посмотрел на притихшую девушку. Они ехали уже минут десять, а она так и не проронила ни слова. Напугана? Или стыдно? Ну да ничего. Может хотя бы задумается, стоит ли ездить по ночам на дачу с пьяными ребятами. Мелкая же совсем!
   - Замёрзла? - спросил он, видя, как девушка обнимает себя за плечи.
   - Да.
   Он включил обогрев, и в машине вскоре стало тепло.
   - Ты вещи что ли там оставила?
   - Нет, я не собиралась так поздно возвращаться, поэтому пришла так.
   - Что же задержало? Или ты собиралась там ночевать?
   - Не собиралась я ночевать! - возмутилась девушка такому предположению, - Моя подруга с парнем куда-то пропала, а я не могла без неё уехать.
   Егор более пристально посмотрел на собеседницу. Господи! Лет шестнадцать всего. Понесли же её черти, маленькую дурочку, в логово волков.
   - Чего ты вообще забыла на этой даче? Как тебя только родители отпустили? Небось ищут тебя уже с собаками.
   - Не ищут. А на дачу меня подруга уговорила поехать. Я не думала, что всё так получится.
   Ну, что тут скажешь? Святая наивность. Откуда только берутся такие дурочки? Ругать её бессмысленно, да и не хотелось.
   - Как тебя зовут? - сменил тему Егор.
   - Даша.
   - Очень приятно. Егор.
   - Я знаю.
   - Знаешь меня? - удивился он.
   - Да. Твоя мама - наш классный руководитель.
   - А, тогда понятно, - улыбнулся Егор.
   - Получается, что ты меня второй раз спасаешь, - оживилась девушка.
   - Да?
   - Я тогда ногой сильно ударилась, а ты меня в травмпункт на руках носил.
   - Ты?! - удивлению Егора не было предела, - Извини, не узнал. Даша Воронцова, правильно?
   - Да.
   - А ты герой. Я видел, как ты после этой травмы выступала. Это было круто. Неужели нога полностью прошла за неделю?
   - Болела немного, - девушка почему-то смутилась.
   - Ну, раз мы знакомы, то я помню, где ты живёшь. Мы почти приехали. Возьми мою куртку и накинь на плечи, а то холодно будет, когда из машины выйдешь.
  Девушка послушалась, и Егор пошёл провожать её. Он поднялся с ней на третий этаж.
   - Спасибо, - ещё раз поблагодарила Даша, отдавая ему куртку.
   - Не стоит благодарности. Звони. Сдам тебя родителям с рук на руки. Постарайся больше не попадать в подобные истории.
   - Некому меня сдавать. Бабушка уехала.
   - Бабушка?
   - Да. Я живу с бабушкой. Родителей нет, они погибли.
   - Извини, я не хотел...
  
   Из неловкого положения его спасла собака, залаявшая за дверью. Наверное, почуяла хозяйку. Девушка открыла дверь, и пёс бросился к ней, прыгая и стараясь лизнуть в лицо.
   - Персик! Ну, хватит скакать! - отбивалась Даша от неконтролируемой любви своего питомца, - Ты же мне платье испортишь. Всё, всё! Поцеловал уже. Успокойся. Сейчас гулять пойдём, только дай переодеться.
   Собака как будто её поняла и осталась ждать в подъезде, обратив, наконец, внимание на гостя.
   - Ну, иди сюда, - позвал Егор пса, присаживаясь на корточки, - Персик, Персик.
   Собака его обнюхала и завиляла хвостом. Симпатичный пёсик, но беспородный.
  
   Егора удивила скорость, с которой Даша переоделась. Она явно не ожидала его здесь застать. Он понял это по удивлённому выражению лица, когда она его увидела. Но от комментариев девушка воздержалась. Егор не знал, как себя вести. Вроде бы надо уходить, ведь он свою миссию выполнил, но и оставить её одну ночью гулять с собакой, тоже было нехорошо.
   - Так тебе семнадцать лет, раз ты подопечная моей мамы? - предположил Егор, чтобы хоть о чём-то разговаривать во время этой прогулки.
   - Да.
   - Значит, в этом году школу заканчиваешь. И куда поступать хочешь?
   - В мед.
   - Я тоже в детстве мечтал стать врачом, но поступил в архитектурный.
   - Почему?
   - Так жизнь сложилась. Детские мечты редко сбываются. Мой отец был врачом, и я хотел во всём походить на него. Может быть, я бы так и пошёл по его стопам, если бы он не погиб. Мне бы в голову не пришло выбирать для себя какую-то другую стезю. Но уже в старших классах я увлёкся архитектурой.
   - Я слышала, как трудно поступить в архитектурный ВУЗ. Тут кроме желания и увлечения нужен талант.
   - Какой? - развеселился Егор.
   - Ну, рисовать, чертить, не знаю, - девушка смутилась.
   - Чтобы медиком быть тоже талант нужен. Видимо, его у меня не было, раз я так легко переключился на другое. А рисую я, и правда, хорошо, - он усмехнулся, чтобы его заявление не выглядело, как хвастовство, - Я же художку закончил в детстве. А ты в свой цирк ходишь ещё?
   - Да.
   - Молодец. Но, если поступишь в институт, придётся про цирк забыть. Времени не будет.
   - Понимаю.
   Дальше разговор прервался, потому что Персик увязался за какой-то собакой, и пришлось срочно призывать его к порядку.
   - Почему Персик? - поинтересовался Егор, когда Даша собралась уводить питомца домой.
   - Это уменьшительно ласкательно. На самом же деле нашего пса зовут Персиваль.
   - Ах, так он у нас благородных кровей! Сэр Персиваль.
   - Ещё какой сэр, - засмеялась Даша, а потом обратилась к собаке, - Ну, что Ваше Сиятельство, пошли домой?
   Персик завилял хвостом.
   - Спасибо, что составил компанию, - поблагодарила Даша.
   - И вам с Персиком спасибо.
  
   Девушка улыбнулась и ушла вместе с собакой в подъезд. Почему-то от этого стало грустно. Было такое ощущение, что его вдруг выбросило из приятного сна в грубую реальность, где было холодно и темно. Странно, что до этого момента Егор совсем не замечал эти неприятные мелочи. "Только малолеток мне не хватало!" - мысленно обругал он себя, - "Да ещё маминых подопечных. Чего с ней делать то?" Он решил отправиться обратно, на дачу к Максу. Собственно говоря, он совсем не случайно там оказался. Егор был одним из приглашённых. Дачи родителей соседствовали, и Егор с Максом дружили с детства. Разница в возрасте была небольшой и не имела значения. И, хотя в последнее время ребята виделись редко в силу занятости, не принять приглашения Егор не мог. Он честно предупредил, что опоздает, потому что учёба по субботам в этом семестре длилась до самого вечера.
  Когда он прибыл, торжественная часть явно закончилась. Ребята находились в таком состоянии, когда тянет на подвиги, море кажется по колено, а горы по плечу, хочется всего и сразу. Это могло вылиться как в весёлое приключение, про которое потом будет смешно вспоминать, так и в большие неприятности. Егор поздравил именинника, но вспомнил, что забыл закрыть машину и решил спуститься к ней. Тогда-то он и заметил безобразную сцену на первом этаже. Если бы девушка так отчаянно не сопротивлялась, он бы не подумал вмешиваться. Девицы, попадающие на такие мероприятия, прекрасно понимают, чем всё это заканчивается, собственно за тем и идут. Но насилие - это уже слишком. Зачем? Не хочет эта, найди другую, посговорчивей, более пьяную, наконец. Какие проблемы? Девушка оказалась настолько перепуганной, что Егор быстро понял, что она в первый раз попала на такое мероприятие. И как только такого котёнка угораздило влезть в компанию подвыпивших отпрысков местной элиты? Что же там за подружка, раз бросила её и ушла развлекаться? Нашла кого с собой взять.
  
   Безобразие на даче, наверное, сейчас в полном разгаре. И Егор выкинул все мысли о маленькой глупой девчонке, сосредоточившись на том, чтобы успеть получить свой кусок удовольствий на этом празднике жизни. Он устал за сегодняшний день, и организм требовал разрядки. К тому же две недели полного воздержания давали о себе знать. Ему срочно нужна была девушка для весёлой во всех отношениях ночи, которая бы не ждала от него ничего лишнего, вроде чувств и заверений в любви. Ему хватило этого с его последней девушкой, с которой он расстался как раз две недели назад. Он просто устал от этих изматывающих отношений. Ну, скажите, зачем вносить в них какую-то драму, требовать каких-то запредельных знаков внимания, объяснений в любви, как будто он какой-то дурацкий герой мыльных сериалов? Ему эта игра в любовь до смерти надоела. Всё всегда по одному и тому же сценарию: походы в рестораны, тусовки, подарки, да причём такие, чтобы все подружки от зависти лопнули, а потом капризы, обиды, желание подмять его под себя. И он должен играть в эту дурацкую игру. Столько усилий ради банального секса. Зачем? В наше время это легко получить без особого труда. Правда, девушка в его последнем случае была не готова к расставанию, считая, что он просто обязан терпеть от неё все капризы, скандалы и выкрутасы. Она закатила ему мелодраматическую истерику при расставании, уверяя, что теперь станет заинькой-паинькой. И самое смешное, что все его романы заканчивались примерно так же. Наверное, с ним что-то не так, раз он умудряется находить себе однотипных истеричек, влюблённых в себя до безобразия, мнящих себя такими подарками судьбы, что мужчина должен просто распластаться у их ног в знак благодарности и восхищения, безропотно выполнять любую блажь. Не на того напали. С него хватит! Пора сделать перерыв.
  
   Глава 3.
  
   Егор сам удивился той радости, которую испытал, снова увидев Дашу. Он даже не понял, каким образом оказался у её дома. Видимо, ноги сами принесли. Как ещё это можно объяснить? Мама всучила ему своего пекинеса и отправила гулять, сославшись на невероятную занятость. Егор, посопротивлявшись для порядку, ведь собаку отчим специально матери подарил, чтобы та гуляла каждый день не зависимо от её желания, отправился на прогулку. Он не торопился подходить к Даше. Девушка его не видела, и он просто стоял и смотрел на неё. Она была естественно грациозна и в жизни, видимо, поэтому её выступление тогда, так его заворожило. Было в её движениях и жестах что-то невероятно женственное. Ему нравилось просто смотреть на неё. Всё испортил чёртов пекинес, начав тявкать и тянуть Егора куда-то в сторону.
  - Тед, заглохни! - прикрикнул на собаку молодой человек, но та продолжала вопить, - Ну и гад же ты.
   Даша повернулась к ним, среагировав на шум. Пришлось обнаружить своё присутствие. Тут и Персик его заметил и потянул хозяйку к знакомому человеку, который ему явно пришёлся по душе.
   - Привет, - первым поздоровался Егор, - Мы с тобой друзья по несчастью?
  Он кивнул на своего пса.
   - Привет, - девушка улыбнулась, - Ой, какой хорошенький! Ну, какое же это несчастье? Счастье, самое настоящее.
   Все эти восторги предназначались конечно же Теду.
   - Хорошенькое счастье, особенно, когда тявкает не по делу, - проворчал Егор.
   - Зато он тебя любит.
   - Меня?! Маму он любит, а я у него в качестве прислуги приходящей состою.
   - Как его зовут?
   - Теодор, остальные его имена, символизирующие всю его богатую родословную, не помню. Особенно приближённым он милостиво разрешает называть себя Тедом или Тедди.
   - Тебе разрешает?
   - Когда ему это удобно. Иногда он делает вид, что вообще не понимает, к кому я обращаюсь. А как сэр Персиваль? Всегда помнит своё имя?
   - Похоже, он тоже прибегает к подобным приёмам, что и Тед, - засмеялась Даша.
  
   На душе стало светло от её смеха, и Егор принялся развлекать девушку, на ходу придумывая мечты Теодора о мировом господстве. Даша включилась в эту игру, утверждая, что его пекинес нашёл бы в лице Персика конкурента. С ней было легко и весело говорить эти смешные глупости. Не было нужды изображать из себя мачо, а девушка не пыталась с ним кокетничать, казаться умной, взрослой и циничной. В её компании Егор перестал воспринимать прогулку с маминым псом, как нудную повинность. Время пробежало незаметно. Пора было прощаться.
   - Привет, Соболь, - неожиданное приветствие вернуло с небес на землю.
   - Здорово, - он подал руку помятому парню, под глазом которого красовался синяк.
  
   Камыш, а точнее Вовка Камышин, представитель местных отбросов общества, который застрял в подростковом возрасте, для Егора не представлял никакой опасности. Знакомый из его прошлой жизни на дне. Камыш хоть и выглядел устрашающе, но был мирным алкашом, не способным на серьёзное нападение. В свои двадцать пять он научился пить, курить, материться так, что уши вяли даже у таких же как он сам, подворовывать то, что плохо лежит. Куда двигаться дальше этот человек решительно не знал, достигнув, видимо, возможного для себя пика эволюции. Таких индивидов среди бывших приятелей Егора было предостаточно. Даша всего этого не знала и была крайне напугана.
  
   - Дай закурить, - попросил Камыш, - А то я...
   Дальше пошла трудно переводимая нецензурная брань.
   - Так, Камыш, завязывай выражаться. Не видишь, я с дамой?
   Тот, наконец, обратил внимание на Дашу.
   - Ой, пардон, - шутовски поклонился он, - Ну, так угости сигареткой.
   Егор извлёк из кармана куртки пачку сигарет и протянул Камышу. Тот рассыпался в благодарностях, правда, на свой лад. Разговаривать на обычном человеческом языке ему стоило неимоверных умственных усилий, так что он предпочёл удалиться.
   - Испугалась? - спросил Егор у Даши.
   - Я думала, он драться полезет.
   - Если бы и полез, то со мной, а не с тобой. Ты бы успела убежать.
   - Как убежать? А ты?
   - Думаешь, я бы с ним не справился? - было обидно, что она считает его слабаком, так хотелось быть в её глазах героем.
   - А вдруг бы он дружков позвал? Может, они в кустах сидели и ждали удобного момента, чтобы напасть.
   - Может быть. И чего бы ты сделала?
   - Я... Я... Заорала бы, что убивают, - наконец, нашлась девушка.
   - Все бы испугались и попрятались по домам. Лучше кричать: "Боже мой, труп, труп! А-а-а, здесь мертвец!" Вот тогда бы народ прибежал. Любопытно же посмотреть, что за трупешник и узнать заодно, что случилось.
   - Учту на будущее, - улыбнулась Даша.
   - Камыш, вообще-то, товарищ безобидный. Он либо пьян и счастлив, либо с бодуна, и совсем несчастлив, потому что душа требует продолжения банкета, а тельце вовсю сопротивляется.
   - Кто знает, на что потянет такого отморозка, когда он несчастлив.
   - Да он не отморозок, просто алкаш. И вообще среди них настоящих отморозков не больше, чем среди тех, кого принято считать нормальными. Есть, конечно, конченные моральные уроды, а есть просто потерявшиеся в жизни вечные дети, слабые и глупые. Среди всех слоёв общества встречаются и те, и другие. Просто в этой среде всё более наглядно.
   - Почему всё-таки люди скатываются в такую пропасть?
   - У всех свои причины. Камыш, например, из неблагополучной семьи. Что он видел в жизни? Для него это болото - норма. Согласись, нелегко вырваться из этой ямы, если никто не поможет, если у тебя нет никаких особых дарований типа необыкновенных способностей к учёбе, талантов, или хотя бы чисто житейского ума. Попадают в эту среду просто заброшенные пацаны, которые дома пришлись не ко двору, мешают взрослым жить или не оправдали ожиданий, за что их там бесконечно гнобят. Ну, есть просто дураки или слабовольные испорченные идиоты, которые пойдут за кем угодно, кто сильнее.
   - Как ты можешь с такими общаться?
   Этот ханжеский вопрос, вмиг сделавший Дашу похожей на всех тех глупых самовлюблённых куриц, с которыми он обычно общался, разозлил.
   - Как со всеми другими людьми, - с вызовом ответил он, - Или ты думаешь, что они не люди?
   - Я не это имела в виду, - девушка сразу смутилась, - Мне просто стало любопытно, как ты нашёл с ними общий язык. Ты же совершенно из другой среды туда попал.
   - Всё про меня знаешь? - саркастически усмехнулся Егор, смутив девушку ещё больше.
   - Извини, Егор, я домой пойду. Нам с Персиком пора, - начала она отделываться от него.
   - Да чего там искать то, дно оно всех принимает, - не обратил он внимание на её попытки закончить разговор, - А дальше всё просто. Твоё положение в таком обществе зависит от физической силы и смелости, способности идти на риск. Ну и, понятное дело, не надо быть идиотом. Голова на плечах ещё никому и нигде не помешала.
   Даша молчала.
   - Да, ладно, не дуйся. Я не хотел тебя обижать. Просто неправильно понял твой вопрос. Столько раз слышал его именно в том контексте, о котором подумал. Терпеть не могу снобов, которые мнят себя лучше всех. А достижение то их только в том, что удалось родиться в нормальной семье. Неизвестно, кем бы они стали, помести их с малолетства в такую неблагоприятную среду.
   - Я не дуюсь. Но мне действительно пора домой. Пока.
  
   Егор был рад, что они расстались, выяснив все неудобные вопросы до конца. Странно, ни с кем из своих пассий, он не был так откровенен, никому не открывал своих мыслей по этому поводу. Да и кому они были интересны? От него ждали совсем другого, и он, как робот, действовал по одной и той же схеме, говорил одни и те же фразы, играл в одну и ту же игру, доведя свою партию до совершенства. Он прекрасно знал, чего хочет услышать от него девушка, о чём ей хочется говорить с ним, что она скажет, и как себя поведёт. Любой отход от обычного сценария вызывал море удивления или бурю негодования. Даша была другой, с ней можно было просто общаться, не следуя никаким стереотипным схемам. Девочка - друг. Это было необычно и интересно.
  
   ***
  
   Следующим вечером они снова встретились. Даша была рада, что он всё-таки пришёл, несмотря на их неоднозначный разговор. Она просто опешила от его наезда, когда он начал защищать своих старых знакомых. В целом она не могла с ним не согласиться. Просто его эмоциональная реакция была для неё неожиданностью, и она растерялась. Меньше всего хотелось с ним спорить или вызвать его неприязнь. Это любопытство сыграло с ней злую шутку, заставило забыть об осторожности и сдержанности.
  
   - Привет, - поздоровалась Даша, - Здравствуй, Теодор.
   - Нет, ну что за дискриминация?! Посмотрите, какой ему почёт! Чуть ли не реверанс и по имени отчеству, а я просто "Привет, как тебя там?" - шутя возмутился Егор, - Здравствуй, Дарья Воронцова, привет, Персик.
   - Не обижайся, сейчас исправлюсь. Здравствуй, Соболев Егор.
   - Слышишь, Тед? Меня к тебе приравняли, так что не задирай свой куцый нос, - обратился молодой человек к собаке, - И не делай вил, что меня не существует.
  
   Всё Дашино волнение испарилось само собой. Она и не подозревала, что с ним так легко общаться. Смешно вспомнить, как когда-то она считала Егора чуть ли не полубогом, который непременно покарает её за то, что она дерзнула заговорить с ним, как с равным. Обычный парень, просто красивый и очень обаятельный. Вот интересно, что он про неё думает? Почему он вообще приходит гулять к ней во двор? Даша даже боялась предположить. А что если... Если она ему... Нет! Не может этого быть! Просто случайные встречи, а она готова напридумывать себе Бог знает что.
  
   Но случайности не могли повторяться всю неделю. Каждый раз, когда Даша выходило из подъезда, её сердце замирало, а потом пускалось вскачь, когда она видела встречающего её у подъезда Соболева с его пекинесом. Уже после, ложась спать, она прокручивала в голове каждую встречу, стараясь вспомнить все до мелочей. Важно было, что он говорил, как смотрел, как улыбался, над чем смеялся. И сердце сладко замирало от непрошеных надежд. Глупо было на что-то надеяться в её случае. Егор ведь не сделал и не сказал ничего такого, чтобы говорило о каких-то нежных чувствах с его стороны. С уверенностью можно было только утверждать, что ему приятно её общество. Но как бы то ни было, она ждала их встреч, как самого важного в жизни.
  
   - Воронцова, ты чего не звонишь? - объявилась Танька, - Обиделась что ли? Все каникулы молчишь.
   - А ты что же пропала? Бросила меня на даче этой дурацкой. Стыдно стало?
   - Я не бросила! Я просто с Куприяновым там в любовь играла. Можешь, кстати, меня поздравить. Он мой! Знаешь, какой классненький?!
   - У тебя все поначалу классные.
   - Конечно. Зачем бы мне не классные, сама подумай? Ну и рассказывай, куда это ты с дачи пропала. Говорят, тебя какой-то перец на машине домой повёз.
   - А ты и успокоилась! Даже не позвонила, чтобы узнать, жива ли я! Может, меня по дороге в лес завезли и убили, - упрекала Даша подругу.
   - Ну не убили же. Твоя бабка давно бы всех на уши подняла, если бы с тобой что-то стряслось. Хватит придумывать несуществующие опасности, рассказывай давай, кто тебя подвозил.
   - А вот и не скажу.
   - Ну, Даш, не вредничай. Хотя небось и рассказывать то нечего! Какой-нибудь папашка за своим чадом приехал и заодно тебя сиротинку до города подбросил.
   - Никакой не папашка, - обиделась Даша, - А молодой человек, очень даже симпатичный.
   - Ух ты! Кто бы это мог быть? Я его случайно не знаю? Как зовут? Или опиши хотя бы.
   - Случайно знаешь, даже без моих описаний. Зовут Егор, фамилия Соболев. Помнишь такого?
   - С ума сойти! Наша с тобой первая любовь. И как он тебе сейчас? Только не говори, что с годами подурнел, не разочаровывай меня.
   - Не буду. Какой был на последнем звонке, такой и остался.
   - Ну и как всё было?
   - Он посчитал меня маленькой дурочкой, которая не знала, что попала в логово разврата. Даже до квартиры проводил.
   Рассказывать про прогулку с собакой Даша не стала. Танька начнёт выпытывать про её чувства, а ей не хотелось бы обсуждать их даже с подругой. Всё было так хрупко, так туманно, она сама ещё не понимала их. Нарваться на Танькины насмешки по поводу своей наивности и романтичности совсем не хотелось.
   - Ты вечером чего делаешь? - спросила подруга.
   - Ничего. С собакой гулять пойду.
   - Ладно, так и быть. Приду с тобой и твоей псиной гулять. Расскажу тебе, как я Куприянова охмурила, - милостиво сообщила Таня.
   - Приходи, -ответила Даша.
   Настроение упало мгновенно. Что с ней происходит?! Это же Танька Базанова, её лучшая подруга! Даша почувствовала себя предательницей. Но ничего не могла с собой поделать. Ей совсем не хотелось видеть подругу.
  
   Таня встретила Дашу возле подъезда. Егора видно не было. Даша не могла понять рада она этому и расстроена. Подруга сразу начала делиться с ней подробностями победы над очередным парнем. Даша слушала в пол-уха, она ждала и боялась появления Егора. Через пять минут сердце привычно замерло, когда она заметила его с Теодором, спешащего к ней на встречу.
   - Привет, - поздоровался он с девушками.
  
   С Персиком при Таньке, видимо, поздороваться постеснялся. Он был несколько удивлён появлением третьего лица в их компании, но быстро с собой справился. Танька же очень обрадовалась приходу кавалера и сразу взяла его в оборот. А тот и рад, думать забыл про Дашу, отвечая на Танькины ужимки и подковырки. Похоже, ему это всё очень нравилось. Как же вдруг стало больно дышать от понимания этого. Хотелось заплакать и одновременно толкнуть лучшую подругу так, чтобы она свалилась в лужу. Всё как всегда. Рядом с такой красавицей, как Базанова, Даша становилась невидимкой и ничего не могла с этим поделать. Она не слышала, о чём они говорят, поглощённая захлестнувшими её чувствами.
   - Ну, до свидания, девчонки, - попрощался Егор, - Завтра на том же месте в тот же час?
   - Обязательно, - кокетливо ответила Таня.
   "А мне встреч не назначал", - пронеслось у Даше в голове.
   - Ты заметила, как он на меня смотрел? - возбуждённо спросила Танька, как только молодой человек отошёл от них на достаточное расстояние и не мог их услышать.
   - Как? - выдавила из себя Даша, изо всех сил стараясь казаться равнодушной.
   - Он запал! Голову даю на отсечение!
   - На что запал?
   - Конечно же на меня, дурёха! Не на тебя же.
   - Я и не претендую, - Даша ценой неимоверных усилий изображала безразличие.
   - Классненький! Не зря мы с тобой столько времени его любили.
   - Тебе все классненькие. А как же Куприянов?
   - Одно другому не мешает. Буду теперь Соболева охмурять. Завтра надо быть во все оружия.
   - Зачем он тебе? Ведь и его бросишь.
   - Да тебе то что? Жалко Соболева?! - спросила Танька тоном, как будто не могла поверить в такую глупость, - Этого бабника? Подумаешь, обломается разок. Ему полезно будет.
   - Тань, я замёрзла, и голова у меня болит. Я домой пойду.
   - Это у тебя от корпения над учебниками. Девушке твоего возраста надо больше гулять и, желательно, не одной. Воронцова, ты когда себе парня заведёшь?
   - Отстань, - отмахнулась Даша, еле сдерживаясь, чтобы не наговорить резких слов от обиды.
   - Похоже, я наступила на больную мозоль. Ладно, ладно, не злись. Ухожу, ухожу, ухожу, - продолжала веселиться Танька, не замечая, что происходит на душе у подруги.
  
   - Дашуль, что-то случилось? - спросила бабушка, как только увидела внучку.
   - Ничего.
   - Ну я же вижу.
   Даша ничего не ответила, просто бросилась в свою комнату и расплакалась.
   - Тебя кто-то обидел? - с тревогой спросила бабушка, входя к ней в комнату.
   - Ба, ну почему одним всё, а другим ничего? - спросила она сквозь слёзы.
   - Что значит "всё"?
   - Почему одни красивые, богатые, всем нравятся, а другие нищие, некрасивые и никому не нужны?
   - Прям уж так и никому? Разве счастье в богатстве, красоте или в том, чтобы нравится всем? Любят ведь совсем не за это.
   - А за что? За душу, да? Да кто захочет ковыряться и искать какую-то душу, если оболочка нисколько не привлекает.
   - Ты влюбилась, малышка? - бабушка её обняла.
   - Нет!
   - Ну, нет, так нет. А любят всё-таки душу душой. Красота просто манит, ей увлекаются и хотят обладать. И потом, это абстрактное понятие. У каждого свои предпочтения. Есть яркая красота, на которую слетаются все, а есть такая, которую может увидеть далеко не каждый, к ней присмотреться нужно.
   - Кто будет ко мне присматриваться? Кругом полно симпатичных девчонок.
   - Кто сказал, что ты несимпатичная? Милая, хорошенькая девочка. И заметит тебя только настоящий ценитель, которому важна не только яркая обложка. Только особенный человек сможет оценить те богатства, которые сможет получить, потрудившись прочитать и понять всю глубину светлой души.
   - А если такого никогда не найдётся?
   - Не может этого быть! - бабушка снова её обняла, - Просто немножко подожди. Настоящих людей, которым интересно нечто большее, чем обладание яркой игрушкой, не так уж и много. Тебе обязательно такой встретится.
   Эти слова принесли новый поток слёз. Это уже были слёзы разочарования, потому что тот, который был нужен ей, оказался совсем не тем, о ком говорила бабушка.
  
   ***
  
   "Опять с этой", - с досадой подумал Егор. Зачем она опять притащила эту подружку? Ей было так скучно с ним, что она вызвала на подмогу эту не умолкающую куклу? Такая мысль была совсем обидной. Хотя какое право он имел обижаться? Даша ведь просто случайная знакомая, с которой он вместе выгуливает собаку. Да он и видов то на неё никаких не имеет! Только вот даже самому себе Егор не мог объяснить, зачем он каждый вечер лишает мать прогулки, забирает Теда и бежит в этот двор. Эта его дружба со школьницей была чем-то необъяснимым. Видимо, он страдает синдромом спасителя, никак от спасённой не отвяжется. Обычная девчонка, хорошая, скромная, миленькая, но чем-то она его притягивала. Эта её подружка была ей полной противоположностью: красивая, бойкая, знающая себе цену, уверенная, что весь мир вращается вокруг неё. Ничего интересного, таких он изучил вдоль и поперёк. Егор даже не сомневался, что именно Таня притащила Дашу на ту злополучную вечеринку к Максу на дачу. Девица сразу начала строить глазки и кокетничать. Он по привычке включился в эту игру, правила которой знал, как свои пять пальцев. Даже усилий не требовалось, всё шло по накатанной. Он не сразу обратил внимания, что Даша ушла в тень и не принимает никакого участия в их разговоре. Почему? Разве это не она привела подружку? И сколько бы он не пытался вовлечь её в разговор, она предпочитала отделываться односложными ответами. В результате Егор понял, что не получил от того вечера никаких положительных эмоций. Его опять вынудили говорить заученные фразы, вести себя сообразно обстоятельствам. Егор чувствовал себя обманутым.
   И сегодня, похоже, его ждёт вечер разговоров ни о чём.
  
   ***
  
   Таня не понимала, что происходит. Соболев не клевал. Ну никак! Даже намёка не было, что он хоть сколько то ей заинтересовался. Пресыщенный гад! Никогда ещё ни один парень не продержался так долго против её чар. Таня не сомневалась бы в успехе, просто приложила бы больше усилий, чем обычно, если бы ни одно "но". Она сначала не могла в это поверить, но потом поняла, что причина такой стойкости кроется ни в ком-нибудь, а в Воронцовой. Иначе как ещё объяснить, что Соболев всё время пытается втянуть её в разговор, смотрит на неё, ожидая реакции на свои слова и шутки. Та, правда, дурёха ничего не замечает. Ей даже в голову не приходит, что она может быть интересна такому парню, как Егор Соболев. Он слишком хорош для неё. И как с этим бороться? Надо отделаться бы от Воронцовой, но тогда Соболев тоже исчезнет. С ума сойти! В голове не укладывалось, что кто-то может предпочесть ей Дашку. В душе зарождалось зло на соперницу. Это же надо, потерпеть поражение от такой серой мыши. Ну уж нет! Она ещё повоюет. Надо убедить Дашку, что Соболев от неё, Тани, без ума. Тогда, сколько бы он не старался обратить на себя внимание Воронцовой, ему ничего не перепадёт. Дашка против лучшей подруги никогда не пойдёт, чего бы он ей не предложил. Да и не пара они! Какое будущее ждёт такие отношения? Это же настоящий мезальянс! Соболев в конце концов только разобьёт сердце бедной сиротки. За эту мысль Таня и зацепилась. Она спасёт подругу от разочарования. Ведь той и так досталось в этой жизни. Если до этого у неё и были какие-то маленькие сомнения и угрызения совести, то после находки благородных мотивов своих поступков, они напрочь исчезли.
  
   - Дашка, он мне позвонил вчера вечером! - радостно сообщила Таня подруге утром в школе.
   - Кто?
   - Соболев. Представляешь?
   - И чего хотел?
   - Ну, ты чего такая тугодумка?! Встречаться предложил.
   - Когда?
   - Понятия не имею. Я не согласилась, поэтому время и место мы не обсуждали.
   - И почему ты не согласилась?
   Таня ждала такого вопроса, и ответ на него был уже заготовлен.
   - Потому что всё слишком просто для него будет. Пусть постарается завоевать, пострадает, побегает.
   - А если не станет?
   - Станет, куда он денется, - самоуверенно заявила Таня, - Это же Соболев! Это же ни какой-нибудь сопливый неуверенный в себе мальчик, чтобы сдаться при первых трудностях. Наоборот, они его только раззадорят. Не стоит, как перезрелая груша сразу падать в руки желающего.
   Она опять чувствовала себя на коне, преподнося подруге свою точку зрения, как единственно возможную. Всегда приятно, когда тебе в рот смотрят и почитают самой знающей.
   - А как же Куприянов твой?
   - Как-нибудь, - Таня махнула рукой.
  
   Но вечер поставил под удар, как её планы, так и авторитет в глазах подруги. Соболев не пришёл.
   - Ну и где же твой пылкий поклонник? - с ироничной усмешкой спросила Воронцова, - Решил обойти неприступную крепость стороной?
   - Обиделся. Характер показывает, - нашлась Таня, - Ну а если, и правда, сдался, то он слабак. А мне слабак не нужен.
   - Тебе видней.
  
   Она злорадствует! Это открытие потрясло Таню до глубины души. Дашка - её тень, которая всегда ей в рот смотрела, соглашалась с любыми её суждениями, смеет ей не верить! Ну, Соболев - гад ползучий, из-за него она может потерять старую подружку, удобную, как разношенные тапочки. "Попляшет он у меня", - злилась Таня, придумывая Егору страшные кары. Как же бесит, что он до сих пор не бегает за ней, как собачка. Ничего, она подождёт, а уж потом отыграется за такое пренебрежение. Не родился ещё такой, которого бы она не в состоянии была завоевать.
  
   Глава 4.
  
   Егор снова наблюдал за ней. И опять она его не видела. Даша остановилась у витрины с молочными продуктами. Он себя не узнавал. Столько радости от встречи со школьницей, с которой его ничего не связывает, и которой нет до него никакого дела. Он не видел её уже две недели. Ему до смерти надоело общаться с её подружкой. Чего он к ним привязался? Им вдвоём очень хорошо. Даша, похоже, вообще тяготилась его обществом. От этого он почувствовал себя преданным и обманутым и решил прекратить эти встречи. Делать ему что ли больше нечего?! Он даже про девиц забыл с этими малолетками, как и о прелестях жизни с девицами связанными. Но даже эти две недели, проведённые с большой пользой для тела, не принесли желаемого лёгкого расположения духа. Чего-то не хватало. В душе поселилась какая-то непонятная пустота.
  
   И стоило просто увидеть Дашу, как жизнь снова заиграла красками и пустота исчезла. Вот чем она его приворожила? На ум пришла старая песня: " Я гляжу ей в след, ничего в ней нет, а я всё гляжу, глаз не отвожу". Даша взяла что-то с витрины и медленно направилась в другой отдел. Решение догнать её было спонтанным. В коем-то веке она без своей вездесущей подружки.
  
   - Привет, Даш, - поздоровался Егор.
   - Привет, - девушка была немного удивлена встречей и почему-то насторожена.
   - Давно не виделись. Как там сэр Персиваль? Не соскучился по своему другу Теду? - выбрал Егор самую безобидную тему.
   - Скучает. Но что же поделаешь, раз друг не приходит.
   - Я был очень занят. Курсовая на носу.
  
   Ну не рассказывать же, что он обиделся на её невнимание и решил оставить их с подружкой в покое. Но решение своё изменил, стоило только увидеть её. Ему вдруг необходимо стала её тёплая, обаятельная улыбка, нужен был её восхищённый взгляд. Рядом с ней он чувствовал себя настоящим мужчиной, положительным героем, а не дурацким мачо, которого в нём предпочитали видеть другие. И для этого совсем не нужно было притворяться, изображать из себя кого-то, нужно было просто быть самим собой. Она не играла с ним, не пыталась подвергнуть сомнению его слова, умалить достоинства и вытащить на свет божий недостатки, чтобы тыкнуть в них лицом, не заставляла что-то доказывать.
  
   Даша чему-то улыбнулась и спросила:
   - И как курсовая? Поддаётся?
   - Почти готова, - ответил Егор, а потом спохватился, - Даш, давай свою корзину, тяжёлая же.
   Потом он вызвался проводить девушку до дома.
   - Ну, вы как? Гуляете сегодня вечером? - спросил Егор на прощание.
   - Да.
   - Передай господину Персику, что его сиятельство Теодор Великий почтит его вечером своим визитом.
   - Персику? - почему-то в этом вопросе ему послышался сарказм.
   - Ну, хорошо, извините пожалуйста, сэру Персивалю, - поправился он.
  
   Егор был очень разочарован, когда увидел, что Даша опять не одна. Но как оказалось, это было ещё полбеды. Спустя минут десять к ним присоединился какой-то их одноклассник. Всё внимание Даши досталось этому парнишке, они даже старались держаться подальше от Егора и Тани, которая заливалась соловьём весь вечер. Единственное, что он узнал полезного, так это то, что у девчонок через две недели выступление. И как бы он не был зол и раздосадован, это событие он не пропустит. Очень хотелось увидеть Дашу, танцующую в воздухе, играючи проделывающую опасные трюки, превратившуюся в саму мелодию.
  
   Правда, через несколько дней он пересмотрел своё решение. Поводом к этому стало то, что он увидел Дашу возле школы с этим парнем, что иногда гулял с ними с собакой. Егор ждал мать, сидя в машине, а Даша с парнем выходили из школы. Они что-то обсуждали и она смеялась. Такого адского чувства он не испытывал давно. И он прекрасно осознавал, что это такое. Ревность. Чувство, которого он боялся, потому что совсем не умел его контролировать. А когда ревность выходит из-под контроля, последствия могут самыми катастрофическими. Это надо убить в зародыше. Эта школьница не имеет к нему никакого отношения. Они просто знакомые. У девочки первая любовь с ровесником развивается, а он собирается туда лезть. Совсем что ли больной? Ревность то откуда? Она ему ничего не должна. Хватит за ней ходить! Он просто смешон, жалок и нелеп со своими притязаниями на школьницу.
  
   Гулять с ними он больше не ходил, но на выступление всё-таки пошёл, даже цветы купил. Ему понравилось представление, но он ждал Дашиного номера. Таня тоже выступала, у неё был свой номер с обручами. Зрителям она очень понравилась: яркая, сильная, зажигательная. Аплодисменты были бурными и продолжительными. Егор весь превратился в зрение, когда на сцене появилась Даша. Заиграла музыка и весь зал затих, заворожено наблюдая за хрупкой девочкой, проделывающей в воздухе невероятные вещи. Но это был не просто опасный номер, это было настоящее волшебство, красота и грация. Несколько секунд после окончания её выступления зал потрясённо молчал, а потом, как будто вышел из транса и разразился громом аплодисментов и криками "Браво!" Егор опомнился и бросился к сцене. Даша выглядела очень довольной, принимая цветы и аплодисменты. Но, увидев Егора, она даже перестала улыбаться. На её лице было такое удивление, что он смутился и замедлил ход. И тут девушка улыбнулась именно ему такой счастливой улыбкой, что сердце расплавилось в одно мгновение.
   - Спасибо, - поблагодарила она его за цветы.
   - У меня нет слов! Это было... невероятно! - он не знал, как выразить свой восторг.
   Больше в этот день они не увиделись. Зрители разошлись, а артисты остались что-то праздновать. Егор потоптался немного возле входа в Дом Культуры и ушёл ни с чем.
  
   ***
  
   - Какая же ты у меня молодец! - похвалила бабушка, когда они обсуждали сегодняшнее представление, - Лучше всех выступила.
   - Спасибо. Я старалась.
   - Весь зал был в восторге. А что это за молодой человек, который тебе такие шикарные цветы подарил? Мне показалось, ты его знаешь.
   - Знаю. Это сын Ларисы Анатольевны.
   - И всё? - не поверила бабушка.
   - Не всё. Танькин воздыхатель ещё, - помрачнела Даша.
   - Что-то я не заметила, чтобы он по Таньке вздыхал. Тогда бы он ей цветы подарил.
   - У них просто сложные отношения. Не решился, наверное, к ней подойти, вот и подарил мне. Не пропадать же добру, - ответила Даша, стараясь изо всех сил не дать надежде поднять голову.
   - Это из-за него ты тогда плакала? - вдруг проявила невероятную проницательность бабушка.
   - Ну, ба! Не хочу про это говорить, - ответила Даша, но, похоже, та всё поняла по пылающим щекам внучки.
   - А с чего ты взяла, что он Танькин воздыхатель?
   - Она сказала, что он предлагал ей встречаться. А она пока не соглашается, чтобы довести его до нужной кондиции.
   - Похоже, до нужной кондиции он так и не дойдёт, - усмехнулась бабушка.
   - Не знаю. Танька не сдаётся. Сказала, что это он ей назло цветы мне подарил.
   - А ты всегда веришь всему, что она говорит?
   - Верю обычно, хотя Егор не похож на безнадёжно влюблённого. Вижу только, как Танька сама вокруг него вьётся. Может быть, он на людях своих чувств не показывает?
   - Значит, Егор. А где же Таня с ним познакомилась? Насколько я понимаю, он вас постарше, следовательно, уже не школьник.
   Даша рассказала, что они вместе выгуливают собак. Про приключение на даче она умолчала.
   - Так он, прежде всего твой друг, а уж потом её воздыхатель. Дашунь, а ты не допускаешь мысли, что Таня обманывает тебя, что ничего он ей не предлагал?
   - Зачем ей мне врать? Я для неё не конкурент.
   - Не знаю. Женская дружба - вещь неоднозначная. Иногда такие сюрпризы подкидывает, что диву даёшься. Всё может быть гладенько, пока жениха делить не приходится. Порой зависть и ревность к чужому счастью и удаче заставляет вылезти на свет самое гадкое, что есть в человеке. Егор - парень видный, да к тому же из обеспеченной семьи, насколько я знаю. Может твоя Танька сама в него влюбилась, и убеждает тебя в том, что это он за ней бегает, лишь бы ты на него никаких видов не имела.
   - Да ну тебя, ба! Санта-Барбара какая-то. Танька всё-таки моя подруга. Да и делить нам нечего. Я ей не соперница в любом случае. Зачем бороться со мной столь нечистыми методами? Я не представляю для неё угрозы, даже если ты и права на счёт её чувств к Егору.
   - Недооцениваешь ты себя.
   Даша ничего не ответила. С одной стороны не хотелось плохо думать про свою подругу, но с другой так хотелось, чтобы все её слова про то, как Егор бегает за ней оказались всего лишь её выдумкой.
  
   Следующим вечером Даша очень ждала появления Егора, чтобы найти подтверждение своим надеждам, но он не пришёл. Танька старалась делать вид, что ей безразлично его отсутствие, но, явно, переигрывала. Наверное, сожалеет, что сразу не согласилась встречаться с Соболевым, а теперь поезд ушёл. Впервые её обрадовала неудача подруги, хотя было стыдно за себя.
  
   Егор появился только через неделю, и то в воскресенье. Он объяснил это тем, что скоро сессия, а ему надо сдать миллион чертежей. И хотя Танька опять делала всё, чтобы оказаться в центре внимания, Даша чувствовала, что он здесь ради неё. И никакой голос разума и осторожность не смогли подавить этой уверенности. Егор, конечно, разговаривал с Таней, но, как правило, отвечал на её вопросы. Сам он обращался именно к Даше, делая всё, чтобы она не выпадала из разговора.
  
   А потом уже у самих девчонок жизнь начала бить ключом: последний звонок, экзамены, консультации. Среди всей этой круговерти Танька всё-таки сообщила Даше, что ей снова звонил Соболев и предлагал встречаться, на что она обещала подумать. Но Даша уже не так верила подруге. Просто гордость не позволяет ей признаться, что её попытки прибрать к рукам Соболева закончились поражением. Это известие, конечно, больно кольнуло. Но это не мешало Даше вспоминать её последнюю встречу с Егором, его букет цветов, его восхищение, когда он его дарил. Эти воспоминания согревали душу. Она придавалась им в любой свободный от уроков момент. И чем дальше, тем больше её мысли занимал Егор, а на учёбу она отвлекалась только, когда получалось это сделать. Диагноз себе поставить было несложно. Она влюбилась. А может эта влюблённость всегда в ней жила и никуда не уходила, притаившись на три года. Она дождалась, когда девочка вырастет, чтобы неожиданно расцвести с новой силой теперь, когда всё может сбыться.
  
   Глава 5.
  
   - Сынок, быстрее! - торопила мама, - У меня выпускной срывается, а ты тут топчешься на месте!
   - Да иду я, иду, не нервничай, - ответил Егор, - Мне шнур поправить надо, а то не дай Бог наступлю на него и свалюсь вместе с этой колонкой.
  
   Маме повезло, что Егор рано вернулся с института, а то бы она тут одна с ума сходила. У них что-то случилось с музыкой. Приглашённый диджей в последний момент отказался приезжать. Егору пришлось в срочном порядке решать проблему. Он обратился к одному из своих старых знакомых, которому удалось вылезти из беспризорной клоаки. Парень увлёкся музыкой, проводил дискотеки в самом престижном ночном клубе города. Его и в Москву приглашали время от времени. Егору он согласился помочь только по старой дружбе. С Егора потребовалось только помочь загрузить и разгрузить аппаратуру. Сам-то он был доволен, что так всё вышло. Он сегодня отлично сдал самый трудный из экзаменов, и сейчас ему очень хотелось увидеть одну школьницу, точнее выпускницу. Если бы не этот казус с музыкой, его бы никто не пустил в школу. Так что у него теперь есть шанс увидеть свою малышку во всей красе, при полном параде.
  
   С аппаратурой они успели вовремя. Как раз завершалась торжественная часть. Егор со своим приятелем сразу же принялись устанавливать и налаживать аппаратуру. Мама ушла говорить свою напутственную речь выпускникам. Егору это было на руку. Пока она не вернулась, нужно потихоньку спрятаться где-нибудь в зале, а то мама его быстренько на улицу выпроводит. В школе во время выпускного посторонних быть не должно, только выпускники, их родители и учителя. Егор под благовидным предлогом оставил диджея, и оказался в актовом зале среди выпускников. Ну и где она? Ему никак не удавалось отыскать Дашу среди этой пёстрой толпы. Всё как всегда: парни в костюмах и при галстуках, и девчонки разодетые в пух и прах с немыслимыми причёсками на головах. Он заметил в толпе Таню, значит и Даша где-то рядом. Танин наряд вызвал саркастическую усмешку. Женщина-вамп не дать, не взять, прямо как в американских фильмах про жизнь миллионеров. Но все эти мысли вылетели из головы, когда он увидел ту, которую искал. Даша стояла одна. Она слушала речь его мамы и улыбалась. Какая же она была красивая в этот момент в своём простеньком платьице с распущенными по плечам русыми волосами, которые были завиты в локоны. Она выделялась среди этой пёстрой толпы, как лебедь, попавший в царство павлинов и пингвинов. Такая нежная, чистая, юная, как сама весна.
  
   - Ну, а сейчас по традиции - школьный вальс! - объявила директриса.
   Мальчишки начали приглашать девчонок, не зря же их полгода муштровали, заставляя танцевать вальс. Егор опомнился, когда увидел, как Даша уверенно пошла по направлению к стульям, будучи уверенной, что её никто не пригласит. Эти сопляки совсем что ли идиоты? Нет, один всё-таки идёт за Дашей. Ах, это его старый знакомый собачник! Ну уж нет! Егор ринулся к Даше и успел опередить конкурента на несколько секунд.
   - Можно Вас пригласить?
   Она опешила от неожиданности. Несколько секунд девушка просто молча смотрела на него во все глаза.
   - Егор, как ты тут оказался? - наконец, спросила она.
   - Пришёл с тобой потанцевать. Ты согласна?
  
   Даша сделала шаг к нему и подала руку. Они закружились в танце. Егор смотрел в её огромные синие глаза и не мог отвести взгляда. Да он пропал! Никогда в жизни с ним такого не случалось. Он сейчас действительно понимал, что значит тонуть в глазах. Раньше подобные поэтические выражения вызывали только кривую циничную усмешку. Он вообще не придавал значения глазам девушек, с которыми встречался, даже цвет его мало интересовал. Он обращал внимания совсем на другое. И все прежние девушки вызывали у него совсем иные эмоции: восхищение, желание завоевать, победить, страсть, наконец. Но никогда он не чувствовал к ним нежности, желания просто находиться рядом, ощущать тепло рук, видеть эту немного растерянную улыбку и восторг в глазах. Он даже не понял, что танец закончился, продолжая обнимать свою партнёршу и смотреть ей в глаза. К реальности его вернула мама.
   - Егор! Ты с ума сошёл? Ты чего тут делаешь? Ну ка, уходи давай! Мне сейчас Лидия Петровна голову из-за тебя оторвёт. Я, конечно, всё понимаю, девочки у нас красивые, устоять трудно. Но сегодня праздник не у тебя, а вон у тех мальчиков в праздничных костюмчиках.
   Мама начала его буквально толкать к выходу, так что перекинуться с Дашей парой слов не получилось.
   - Мам, ну хватит! - шутя, сопротивлялся Егор, - Я же не могу твоим школьникам Сержика на растерзание оставить. Мало ли ему помощь моя понадобиться. Это же я его уговорил приехать к вам, значит, я за него отвечаю. Я обещал быть на подхвате.
   - Ну хорошо. Будь на подхвате. Но не надо болтаться среди выпускников. На, возьми ключи от моего кабинета и сиди там тихо. Если что понадобиться твоему другу, я тебя позову.
   - Я сам буду к Сержику периодически заглядывать, а то вдруг ты не сориентируешься вовремя.
   - Егор, Егор, - укоризненно покачала головой мама, - Дурочку то из меня не делай. Предупреждаю, девочек моих не обижать.
   - А мальчиков можно? - спросил он с такой надеждой, как будто мечтал об этом всю жизнь.
   - Никого нельзя.
   - Тоска зелёная! - Егор изобразил разочарование, - А я то так надеялся тут развернуться.
   - Сиди уж, горе луковое, - мать потрепала его по голове.
   - Не горе я никакое! Я очень, очень, ну просто очень хороший мальчик. Вон даже маме работать помогаю.
   - Ладно, ладно, уговорил. Хороший мальчик. Но только прошу тебя, сынок, не высовывайся отсюда не по делу.
   - Только ты меня навещай, а то мне скучно будет.
   - Всенепременно.
  
   И чего тут делать? Зачем он остался? Вероятность встречи с Дашей, торча в кабинете, была мизерной. Но ведь она была! Именно эта надежда не давала уйти. От нечего делать Егор взял карандаш и лист бумаги и начал рисовать. И через какое-то время Дашин портрет в карандаше был готов.
  
   - Ну, ты как тут? - он вздрогнул от неожиданности, когда мама зашла в кабинет.
   За своим занятием он выпал из реальности.
   - Скучаю. Как там Серж? Жив ещё?
   - Жив, жив, не съели твоего приятеля.
   - Ну, можно, я до него хоть дойду?
   - Ну сходи.
   Егор постарался незаметно засунуть свой рисунок в стол. Совсем не хотелось, чтобы мама была в курсе его чувств и увлечений. Он не увидел, что как только за ним закрылась дверь, мама извлекла из парты листок, понимающе улыбнулась и положила на место.
  
   ***
  
   Похоже, для неё праздник закончился. У туфельки сломалась застёжка, и ремешок теперь некрасиво болтался, мешая танцевать. Наверное, и рассвет с одноклассниками встретить не получится. Куда она пойдёт в сломанной обуви? Даша вышла из актового зала и спустилась на этаж вниз. Странно, дверь их класса приоткрыта. Может, стоит пойти туда, немного отдохнуть от суеты? Даша застыла в дверях, встретившись взглядом с удивлёнными карими глазами, без которых выпускной потерял для неё всякую прелесть.
   - Привет, - улыбнулся ей Егор и встал.
   - Что ты здесь делаешь? - удивилась Даша, - Я думала, тебя Лариса Анатольевна выставила давно из школы.
   - Это не так то просто сделать, даже маме. Я плакал, истерил, потом умолял и клялся мыть посуду целый год без выходных, лишь бы мне разрешили посидеть в родной школе.
   - И зачем тебе это?
   - Ну... Ностальгия, знаешь ли, - усмехнулся он, - А если серьёзно, то я жду, когда у вас дискотека закончится.
   - Почему?
   - Долго объяснять, - хотел отмахнуться Егор, но потом всё-таки решил ответить на её вопрос, - В общем, у вас тут возникли проблемы с приглашённым диджеем в самый последний момент. А Серж мой старый друг, и я уговорил его выручить мою маму.
   - Твой друг?! - Даша не удержалась от удивлённого восклицания, уж слишком разными были эти молодые люди.
   - Да. Между прочим, из той жизни, что и Камыш. Только Сержик - молодец, сумел найти себя.
   - Да, он классный, - подтвердила Даша, улыбнувшись.
   Совсем не обрадовала собеседника такая оценка, вызвала неприятную усмешку.
   - А ты чего не танцуешь под музыку классного диджея? - спросил он прохладно.
   - У меня застёжка на туфельке сломалась, - вздохнула Даша.
   - Покажи.
   Она сняла туфельку и протянула Егору.
   - Не так страшен чёрт, как его малюют. Мне бы в мастерскую попасть, - произнёс он, мыслями находясь, видимо, в этой мастерской, - Подожди меня здесь, я сейчас.
  
   Даша осталась ждать его. Даже не верилось, что всё это происходит с ней наяву. Егор Соболев, человек, в которого она влюблена с детства, не надеясь даже на взаимность, оказался каким-то чудом на их выпускном и пригласил её на вальс. Он выбрал её из всех других девушек! А теперь они встретились в пустом классе, и он сам вызвался ей помочь. Голова шла кругом от предчувствия чего-то грандиозного, важного и судьбоносного.
  
   Егора не было полчаса.
   - Ну вот, Ваша обувь в полном порядке. Прошу, - он протянул ей туфельку, предварительно сделав рукой в воздухе пируэт.
   Это выглядело комично. Даша улыбнулась, чего он собственно и добивался, изображая из себя принца. Даша приняла туфельку, сделав что-то наподобие реверанса, подхватив игру.
   - Благодарю, - чопорно сказала она, - Вы очень любезны.
   - И это всё? - разочарованно протянул Егор.
   - А что бы Вы хотели?
   - Поцелуй прекрасной дамы, - выдал Егор, - Всего один. Я же, в конце концов, Ваш герой.
   - Герою, и правда, поцелуй полагается, - Дашу эта ситуация начала смущать.
   Как же быть, чтобы не показаться дурочкой? Она подошла и поцеловала Егора в щёку.
   - В губы! - возмутился он.
  
   Вот ведь влипла! Но что делать, пришлось исполнить его просьбу. Даша быстро прикоснулась губами к его губам, намереваясь сбежать побыстрее после этого. Кто бы её еще отпустил? Руки молодого человека обняли её за талию, он больше не улыбался, просто смотрел ей прямо в глаза, видимо, стараясь найти в них какой-то ответ. Даша смотрела на него, как загипнотизированная, не в силах отвести взгляд. Она так ничего и не сделала, когда его лицо начало медленно приближаться. Её первый в жизни поцелуй потряс до глубины души. Самый любимый и желанный человек, которого в своих мечтах она и представляла, подарил ей его. Каким же нежным и сладким был этот поцелуй! Когда он закончился, девушка неосознанно потянулась к молодому человеку, обнимая его за шею, желая продлить это волшебство. Он ответил ей тут же, но характер поцелуев сменился, они стали более жаркими, смелыми и требовательными, нежность из них исчезла. Но это уже не имело значения. Даша не хотела и не могла прервать всё это. Её неудержимо затягивало в другую реальность. Это поцелуй пробудил в ней что-то скрытое, потаённое, то, что было под запретом воспитания и морали, привитой с детства. Она как будто лишилась слуха и зрения, пытаясь ощутить мир по-новому.
  
   Хорошо, что Лариса Анатольевна была сегодня на каблуках. Через пелену, которой окутала их внезапно появившаяся страсть, они смогли услышать стук каблуков, который приближался к кабинету.
   - Егор, - начала она звать сына из коридора.
   - Да, мам. Иду, - отозвался он и в считанные секунды оказался у двери в кабинет, спасая Дашу от глаз матери. "Подожди меня" - сказал он одними губами, выключил свет и выскользнул за дверь.
   - Ты чего выскочил оттуда, как ужаленный? - услышала Даша вопрос Ларисы Анатольевны.
   - Да ты напугала. Как закричишь. Я уж подумал, не случилось ли чего, - он говорил это весело и легко, отвлекая мать от каких-либо подозрений.
  
   Надо сказать, что не зря он так старался увести отсюда свою мать. Дашин внешний вид не оставил бы у Ларисы Анатольевны никаких сомнений, чем они тут занимались. Да она же почти голая по пояс! Когда он только успел всё это с ней сделать? А она позволила! Что он теперь подумает про неё?! Но, несмотря на стыд, сердце трепетало от счастья. Он целовал её! Её целовал Соболев! Значит, он действительно к ней неравнодушен. Она ему нравится! Она заставила его потерять голову! Так. Он сейчас вернётся. Надо срочно привести себя в порядок. Руки тряслись от волнения и противоречивых эмоций, в которых смешалось всё: и восторг, и ужас от произошедшего. Она едва успела придать себе мало мальски приличны вид, когда в класс завалились одноклассники.
   - О, Воронцова! Ты чего, домой что ли собралась? Переодеваешься гулять?
   - Пока нет, - ответила растерянно Даша.
   - А чего ты тогда тут делаешь? Дискотека ещё не закончилась. Да и столы пока не убрали.
   Даша не стала ничего объяснять и поспешила уйти.
   - Воронцова, стой! - Даша обернулась на Танькин голос, - Чего случилось?
   - Ничего.
   - Да мне то хоть не ври! Я знаю тебя, как облупленную. Ты сама не своя. Колись, чего ты делала в кабинете? Тебя кто-то обидел?
   - Нет.
   - Чего нет? Посмотри на себя! Вся растрёпанная. Говори, что случилось? - настаивала Танька.
   - У меня застёжка у туфельки сломалась. Я пришла сюда сама не знаю зачем, устала, наверное. А тут Егор...
   - Соболев?
   - Да. Он мне застёжку отремонтировал.
   - И поэтому ты в таком виде оказалась?
   - В каком? - испугалась Даша.
   - В каком?! Да у тебя даже лифчик почти расстегнут! Ты дура что ли совсем? - ярилась Таня.
   - Я... Я... не знаю, как это получилось, - растерянно залепетала Даша, сгорая от стыда.
   - Не знает она! Он тебя как шлюху использует, а ты и рада! Готова на всё! И даже в школе!
   - Не говори так!
   - Чего, думаешь, он влюбился что ли в тебя? Да как бы не так. Ему просто секса захотелось, а тут ты подвернулась.
   - Откуда ты знаешь?
   Танька стала врагом. Она хотела забрать у неё то волшебство, которое с ней случилось, вывалять его в грязи, сделать чем-то мерзким. Всё было не так, как говорит Танька! Они просто... просто... Трудно было подобрать слова к тому, что произошло у них с Егором.
   - Думаешь, он прямо ни с того ни с сего страстью к тебе воспылал? - продолжала глумиться над ней подруга, - Да ты знаешь, что до тебя он ко мне подкатывал? Тоже хотел меня на секс раскрутить. Но я не такая наивная дурочка, как ты. Вот он и носился по школе, искал, кому бы себя пристроить. А тут ты подвернулась.
   - Нет! - как же не хотелось с небес на землю, да причём в самую грязь, - Он не мог так со мной поступить.
   - Господи, ну что же ты дурочка то у меня такая?! - обняла её Танька, видимо, заметив, что Даша готова разрыдаться, - Это же мужик, а не мальчик-колокольчик. Когда им надо, они готовы, что угодно сказать и сделать, лишь бы своего добиться. Им всё равно с кем, всё равно, какими средствами, лишь бы женщина согласилась. С чего ты взяла, что Соболев другой, какой-то особенный? Разве он ухаживал за тобой, говорил о любви, старался сделать что-то для тебя? Нет? Сразу накинулся, соблазнить решил гад! Влюблённые парни себя так не ведут. Так у вас было или обошлось?
   - Ничего не было, - плача, ответила Даша, с ужасом осознавая правоту подруги, - Я домой пойду. Не хочу гулять, и здесь не хочу быть.
   - Ещё чего? Из-за него уходить?! Лишать себя выпускного из-за какого-то козла, у которого гон начался! Выше голову, ведь он обломался! Как будто его и не было.
   Даша не нашла, чего возразить, и уступила. Но никакого удовольствия ни от праздника, ни от прогулки не получила. На душе было так тяжело, что кроме как плакать, ничего не хотелось. Как только стало возможно, она ушла домой.
  
   ***
  
   Егор умом понимал, что в мамином кабинете его уже никто не ждёт, но всё-таки пошёл туда. Так и есть, Даша, конечно же, ушла. Слишком много времени прошло. Эйфория от произошедшего между ними уже прошла, и Егор начал понимать, что позволил себе слишком много. Чего сейчас творилось в голове у невинной девчонки, нетрудно представить. Она, наверное, напугана, смущена и не знает, как это всё понимать. Никогда бы не подумал, что способен на такую глупость. Как вообще его угораздило накинуться на несовершеннолетнюю девочку? Маньяк прямо какой-то! Разве этого она ждала от первого поцелуя? Очень сомнительно. Всему виной стал её такой неожиданный отклик. Она сама захотела продлить этот поцелуй, а он воспринял это, как руководство к действию, как приглашение, как разрешение. Разум сразу помахал ему ручкой, и всё происходило на уровне инстинктов. Если бы она хоть как-то попыталась остановить его, он бы подчинился. Но Даша была совсем неопытна в таких делах, и, наверное, просто растерялась. Егор не мог поручиться, что не натворил бы ещё больших глупостей, не появись вовремя мама. Впервые ему было стыдно за такое обращение с девушкой. Даша была совсем не такой девицей, с какими он привык иметь дело. Обычно его действия воспринимались как должное, от него именно этого и ждали, затевая любовную игру. Мужчина не должен бояться брать инициативу в свои руки и заявлять о своих правах, особенно когда дама совсем не против. Но с Дашей всё должно было быть совсем по-другому. Он это чувствовал. В ней было что-то такое, что вызывало уважение, нежность и желание защитить, какая-то непостижимая чистота. Ей нужен был принц, а он обошёлся с ней, как безмозглый простолюдин, который не думает ни о чём, кроме удовлетворения своих животных потребностей. Нужно срочно с ней встретиться, а там видно будет, как загладить свою оплошность, объяснить, что он неправильно себя повёл, что не хотел её обидеть или оскорбить. И всё же в глубине души он был счастлив. Такая её реакция не могла не радовать. Неужели на земле найдётся мужчина, которого бы огорчило то, что у него получилось соблазнить понравившуюся девушку?
  
   Но следующим вечером увидеться не удалось. Даша с собакой не гуляла. Может быть, она заболела? Егору пришлось обаять девчонку из Дашиного двора, которую он часто видел раньше, когда приходил сюда с Тедом. Ребёнок был крайне смущён его внезапным вниманием, но Егору удалось таки выяснить, что Даша гуляла с Персиком раньше, чем обычно. Следующим вечером он пришёл раньше. Это помогло выяснить пренеприятнейший факт - Даша не хочет его видеть. Она буквально пряталась от него. И что с этим делать? Никогда в жизни он с таким не сталкивался. С одной стороны, Егор понимал, что напугал и смутил девушку, и ей не слишком хочется выяснять с ним отношения, но с другой стороны, поговорить им необходимо. Нельзя оставлять её с мыслями, что он просто хотел воспользоваться её неопытностью, или, что в случившемся есть какая-то её вина. Пришлось дойти до того, чтобы узнать Дашин телефон у мамы. Егор еле отбился от её любопытства, а её понимающая довольная улыбка просто выводила из себя. И какого же было его разочарование, когда Даша отказалась даже подойти к телефону, когда он позвонил. Её бабушка после недолгих переговоров у телефона, смущённо сообщила, что Даши нет дома. Понятно было, что женщина говорит неправду и ей неловко. Такое пренебрежение разозлило его в конец. Подумаешь, звезда какая! Чего она там о себе возомнила? Злодея и подлеца из него создала в своём девичьем воображении? Ну и пусть, что хочет там думает. Он в жизни не бегал за девчонками, не унижался, и сейчас не будет.
  
   Но вся эта ситуация не давала покоя всю следующую неделю, тянула за душу. Настроение от этого постоянно было на нуле, и даже успешно сданная сессия не обрадовала. И вот когда он немного успокоился, оно ушло в минус. Егор случайно столкнулся с Таней. Девушка была с ним приветлива, как обычно кокетничала, намекала на более тесные взаимоотношения. Егор даже подумал, что та ничего не знает про них с Дашей. Но он жестоко ошибся.
   - Ты чего так с Дашкой то? - со смехом спросила Таня, - Зачем девочку до смерти напугал?
   - Напугал? - растерянно переспросил Егор.
   - Ты же понимаешь, что девочка мужиков только на картинке видела. А тут ты со своими взрослыми заигрываниями. Она думает, что ты её изнасиловать хотел.
   - Чего?!
   - Вот тебе и чего. Еле переубедить удалось. Ты уж не трогай её больше, а то до нервного срыва доведёшь ребёнка. Вообще не понимаю, Соболев, как тебя угораздило то? Нашёл, кого на интим раскручивать. Не мог найти кого-нибудь покрасивее и посговорчивей?
   - Это кого же? Тебя что ли? - поддел Егор, стараясь уйти от обсуждения того, что у них произошло с Дашей.
   - А что? Не подхожу? - с вызовом, но вроде бы как в шутку, спросила Таня.
   - Ну почему же? Ты же мужиков не только на картинке видела, значит, и что им нужно уже знаешь. Так что заходи в свободное время. Вечер в приятной компании никому не помешает, - ответил Егор, давая девушке понять, что рассматривает её, как вариант на один вечер.
  
   Он намеренно делал такие оскорбительные намёки. Она его раздражала хотя бы тем, что так пренебрежительно отзывалась о Даше, хотя считалась её лучшей подругой. Злило его и то, что она в курсе его личной жизни, что своим презрением и насмешками она осквернила то, что произошло у него с Дашей. На Дашу он тоже злился за то, что всё рассказала постороннему человеку, что думает про него такие гадости. И злился на себя, что во всё это ввязался, что так сглупил. Но самым противным было разочарование от того, что всё светлое и хорошее, что зародилось в его душе, вдруг превратилось в грязь, от которой теперь вряд ли отмоешься. Не может у него ничего быть с Дашей Воронцовой. Не надо им больше встречаться. Забыть всё, как страшный сон.
  
   Только вот не получалось забыть. Наверное потому, что не были эти воспоминания страшным сном. И даже лёгкий летний роман на практике не помог. Зато сама практика отвлекала от глупых переживаний. Фирма отчима получила заказ в соседнем городе. Практику Егор проходил у отчима. Тот подошёл к вопросу вполне серьёзно и дал пасынку настоящую работу. Егор даже не думал отлынивать или возражать. Интересно же попробовать свои силы на практике. Это занимало его гораздо больше, чем все романы вместе взятые.
   В начале августа он уехал отдыхать с однокурсниками. И, казалось, его отпустило это чувство потери, вины и ощущения вывалянности в грязи.
  
   Глава 6.
  
   Казалось, что жизнь кончена, что всё летит под откос. Она не поступила! Как дальше жить и что делать Даша не знала. Как же обидно было провалиться на самом последнем экзамене. И ладно бы хоть она не знала предмета, не готовилась, если бы её не завалили специально, задав под конец такой вопрос, на который обычный выпускник школы никогда бы не ответил. Ну почему мир так жесток и несправедлив? Она брела домой с электрички, едва сдерживая слёзы.
  
   - Ты идиотка?! - возглас заставил Дашу вынырнуть из своего горя, - Куда под машину лезешь? Жить надоело?
   - Извините.
   Мужчина продолжал ругаться дальше, но Даша его уже не слышала, вмиг забыв об инциденте и погрузившись в свои переживания. В реальность её втянула чья-то рука, когда она собиралась перейти улицу, по которой мчались машины.
   - Ты чего делаешь?! Жизнь решила самоубийством покончить? - это гневный вопрос заставил обратить внимание на спасителя.
   - Нет, я... Ничего я не хотела! - зло ответила она, поняв, кто перед ней.
   - У тебя что-то случилось?
   - Тебе то что?
   - А чего так грубо? Я между прочим тебе сейчас жизнь спас, - укорил Егор.
   - Опять благодарности потребуешь? - в вопрос была вложена вся неприязнь к этому человеку.
   Собеседник тоже разозлился. Он окинул её презрительным взглядом, криво усмехнулся и ответил:
   - Спасибо, не надо. Обойдусь как-нибудь. Одного раза хватило сполна. От такой благодарности век не отмоешься.
   Так её ещё никто не унижал. Он ведь напрямую ей сейчас сказал, что считает её отвратительной, жалкой, грязной шлюхой. Не помня себя от обиды, Даша влепила ему пощёчину. Егор перехватил её руку и, еле сдерживая ярость, спросил:
   - Ты и на этот раз будешь трезвонить всему миру, что я тебя хотел изнасиловать?
   - Причём тут изнасилование? - удивление от такого поворота беседы затмило все другие чувства.
   - Ну как же. Мне твоя подружка поведала, кем ты меня считаешь, и почему даже разговаривать не хочешь. Идиотизм какой-то! Не думал, что ты такая волшебная на всю голову.
   - Сам ты волшебный! Ты думаешь, я не знаю, почему ты ко мне полез со своими поцелуями? Бесплатного секса захотелось? Танька тебя обломала, и ты решил мной воспользоваться за неимением лучшего. Конечно, в школе то не разгуляешься! На безрыбье и рак - рыба. Ненавижу тебя! - голос дрожал от обиды, злости и не пролитых слёз.
   - Какая ещё Танька? Ты о чём говоришь? - он по-прежнему злился, никак не желая чувствовать себя виноватым.
   - Ты думаешь, я не в курсе, что ты за ней бегал, названивал, предлагал встречаться? Иначе, зачем ещё ты с нами гулял? И на выпускной к нам пришёл, чтобы с ней встретиться. Но ничего у тебя с ней не вышло, вот ты и переключился на меня.
   - Бред какой-то! Ты сама это придумала или кто помог?
   - Отстань от меня! У меня и без тебя проблем хватает! Разбирайся со своей Танькой сам, а меня больше не втягивай в это. Да катитесь вы оба! - она больше ничего не могла сказать от душивших её слёз, и практически бегом бросилась от Егора. Но тот догнал её в пять секунд.
   - Даш, прости. Я ничего не понимаю, - он поймал её за талию и повернул к себе, - Ой, ну ты чего? Плакать то зачем? Не было у меня никаких встреч с твоей Танькой, я и не звонил ей ни разу. Откуда вообще такие сведения?
   - Ты врёшь!
   - Зачем мне врать? Ты из-за этого плачешь?
   - Нет. Я экзамены не сдала в институт. Я не поступила и не знаю, что теперь делать, - вспомнила Даша изначальную причину своих слёз, ей совсем не хотелось, чтобы он понял, что её истерика связана с ним.
   - Да подумаешь! Нашла из-за чего так расстраиваться! - Егор обнял её, - Ты же чуть два раза под машину не попала. Я как тебя увидел, сразу понял, что с тобой что-то неладное твориться, даже пошёл за тобой и не зря. Ещё бы чуть-чуть и тебя бы сбили. Дурёха маленькая! Разве так можно?
   - Что мне теперь делать? В дворники идти? И всё потому, что какой-то козёл решил меня завалить, - плакала Даша у него на груди, рассказывая обо всех страхах и обидах.
   - На следующий год поступишь. А этого козла пусть сегодня же проберёт острый понос, и не будет ему ни конца ни края.
   - Так он же умрёт от обезвоживания, - сказала Даша, продолжая всхлипывать.
   - Тебе его жалко что ли? Ну ладно, пусть это с ним случается каждый экзамен, чтобы он и думать забыл, как портить жизнь студентам и абитуриентам. Согласна?
   - Да, - Даша уже улыбалась.
   - Представь себе картину. Сидит этот сморчок на экзаменах, ручонки потирает в предвкушении, что кому-нибудь сегодня жизнь испортит, ощущает себя богом, вершителем судеб, упивается своей мелкой властишкой. Он даже жертву себе наметил. И тут вдруг резкая боль в животе. "Только не это!" - с ужасом думает этот упырь, - "В прошлый раз мне пришлось сбежать от женщины мечты и весь вечер сидеть в туалете". Козёл бледнеет, краснеет, в животе слышится грозное урчание взбунтовавшихся внутренностей, - Егор говорил это с таким чувством и азартом, что Даша живо представила всё это, - И он на полусогнутых бежит в туалет, боясь вздохнуть, чтобы не оконфузиться прямо в коридоре, влетает в уборную, а там все кабинки заняты. Он даже не заметил, что попал в женский туалет.
   - И вдруг из одной кабинки выходит женщина мечты, - включилась в игру Даша.
   - Но он её не замечает, фактически отталкивает и врывается в заветный кабинет. Ну а дальше, он становится звездой всей женской половины института.
   - Почему?
   - Потому что таких трелей и запахов женская уборная не знала со времён постройки здания института.
   Даша засмеялась.
   - Ну вот видишь. Бываю у людей проблемы и посерьёзнее твоих, - с улыбкой резюмировал Егор, - Давай, я тебя до дома провожу, а то ты слишком рассеянная сегодня.
   - Бабушка расстроится, - опять загрустила Даша.
   - С этим ничего не поделаешь. Хочешь, мы ей тоже расскажем о злоключениях этого козла?
   - Не надо. Она женщина серьёзная.
   - Ругать тебя будет?
   - Не будет.
   - Даш, давай сегодня вечером в кино сходим, - предложил Егор, - Развеешься. Какой смысл весь вечер убиваться по поводу этой неудачи и от того, что какой-то злобный козёл облажался и не пропустил учиться будущее светило медицины.
   - Действительно, - развеселилась Даша, - В кино, так в кино.
  
   Бабушка была удивлена Дашиным хорошим настроением при данных обстоятельствах.
   - Ты куда-то собираешься? - спросила она.
   - В кино.
   - Одна?
   - Нет. Меня пригласили.
   - Молодой человек? - заулыбалась бабушка.
   - Да, - ответила ей Даша и тоже улыбнулась.
   - Теперь понятно, почему ты так спокойно отнеслась к тому, что не поступила. Я его знаю?
   - Соболев Егор.
   - Ах, вот оно что. Тогда всё понятно.
  
   ***
  
   "Чего-то долго её нет" - начал беспокоиться Егор, - "Может, опять кто-нибудь навешал лапши на доверчивые ушки?" Теперь ему хотя бы было всё более менее понятно. И всё же стоило объясниться с девушкой. Для него было важно, чтобы она не считала произошедшее между ними чем-то грязным, пустым и ничего не значащим для него.
  
   Удивительно, но Даша пришла минута в минуту, нарушая все глупые женские правила, которые у него вызывали смех и в то же время раздражение. Как же не заставить мужчину подождать, понервничать, не оценит ведь. Он воспринимал эти уловки, как неизбежное зло во имя будущих удовольствий. Он был рад, что она не прибегла к этим банальностям, не разочаровала.
  
   Им повезло, что шла комедия. Весь обратный путь они поддерживали лёгкую беседу, настроение было хорошим.
   - Ты пойдёшь с Персиком гулять? - спросил Егор, когда они подошли к Дашиному дому.
   - Да, как раз уже пора.
   - Я с вами погуляю, ты не против?
   - Нет, конечно.
   Девушка явно обрадовалась его предложению, как впрочем и Персик, облобызавший Егора при встрече. После приступа радости пёс занялся своими обычными делами.
   - Даш, я хотел тебе сказать, - решился, наконец, Егор, - Что в тот раз на выпускном... Это не было тем, что ты подумала. Я не думал, что так получится, не ожидал от себя такого. Я не должен был допустить такого поворота событий. Но... Ты мне очень нравишься. В тот день ты была такой красивой и нежной, что я просто потерял голову, от того, что ты оказалась так близко. Понимаю, что это меня не оправдывает. Не знаю, что ещё сказать. Со мной такого никогда не случалось.
   - И со мной, - смущённо ответила Даша.
   - Я не имел ввиду ничего плохого, клянусь. Ты просто неправильно всё поняла. Я не настолько плох, чтобы опуститься до насилия.
   - Насилия? - удивлённо спросила Даша, - Мне даже в голову не приходило так рассматривать твои действия.
   Ну теперь то всё окончательно прояснилось. Кто-то решил принять активное участие в его судьбе и почувствовать себя Богом. И этот кто-то очень пожалеет об этом.
   - Похоже, твоя любимая подружка решила поучаствовать в твоей и моей жизни. Мне была предложена версия, что ты считаешь меня насильником, а тебе, как я понимаю, что ты - утешительный приз после неудачи с ней, - резюмировал Егор с сарказмом.
   - Я ничего такого ей не говорила! Я бы и не рассказала, просто Таня сама как-то догадалась, что между нами произошло. Я не сумела этого скрыть. Зачем она мне наврала?
   - Хочешь, мы у неё вместе спросим? Пусть попробует врать мне в глаза, - мстительно предложил Егор.
   - Не надо, я тебе верю.
  
   Она, и правда, поверила. Егор прочитал это в её глазах. Маленькая, наивная, доверчивая, чистая девчонка, которой и в голову не пришло потребовать доказательств или хотя бы усомниться в его словах. Неудивительно, что она и подружке этой своей поверила безоговорочно. Беда честных и порядочных людей в том, что они ждут честности и порядочности от других, не подозревая, что в ответ могут получить подлость и ложь.
   - Не повезло тебе с подругой. Я бы на твоём месте вообще прекратил бы общение с таким человеком.
   - Но мы ведь всю жизнь дружим. Как она могла? Зачем?
   - Вот я и предлагаю всё выяснить сразу. Только хотелось бы присутствовать при этом объяснении, чтобы на меня опять всех собак не повесили. Считаю, что таких вершителей судеб надо сразу ставить на место. Для всех лучше будет, даже для них самих.
   - Как ты хочешь ставить её на место?
   - Правдой в лицо. Пусть ей стыдно будет, пусть повыкручивается. Зло должно быть наказано и выведено на чистую воду.
   - Без суда и следствия?
   - Суд и следствие даёт возможность увильнуть от наказания.
   - Скорый ты на расправу, - укорила Даша.
   - Есть такое, - усмехнулся Егор, - Но в данном случае твоей подружке ничего не угрожает кроме потери доверия с твоей стороны.
   - А ты?
   - А я что? Я к ней никакого отношения не имею. И то, как я к ней отношусь, что думаю про неё, не должно её волновать. Я просто хочу, чтобы она знала, что я в курсе её грязных игр и так просто больше не позволю собой манипулировать.
   - Я подумаю, - уклонилась девушка от прямого ответа.
  
   Егор не стал на неё давить. Он пока ей никто, чтобы диктовать свою волю. Понятно, что Даше не хочется верить в то, что подруга поступает с ней подло. Люди имеют склонность приписывать близким благородные мотивы совсем неблагородных поступков, или считать, что те совершили гадость по простоте душевной, по глупости. Сам он решил, во что бы то ни стало устроить их совместную встречу с этой не в меру ретивой девицей. Ему не было её жалко, оправдания не интересовали. Егор не собирался спускать кому-то с рук попытки им манипулировать и портить жизнь. Подобных вещей он никому не прощал. Узнать телефон Тани было делом техники. Он позвонил Максу и выяснил телефон его двоюродной сестрицы. Егор позвонил ей и назначил встречу. Таня обрадовалась его звонку, решив, что он её на свидание приглашает. Осталось только Дашу пригласить на их встречу. Он же не обещал Тане, что это будет свидание, а всего лишь сказал, что надо встретиться и поговорить.
  
   ***
  
   Странное место для свидания он выбрал. Торговый центр. Они что-то будут покупать? Но вскоре ситуация прояснилась. Они шли не в торговые павильоны, а в кафе. Ну, если Егору хочется посидеть в кафе, то она не против, хотя погода на улице была замечательная. Душа ушла в пятки, когда за одним из столиков она увидела Базанову. Егор, не отпуская Дашиной руки, направился туда, где сидела Таня. Та, заметив Егора, обрадовалась, но когда увидела Дашу, идущую за ним, аж побледнела.
   - Привет, - поздоровался с ней Егор, - Ты не против, если мы к тебе присоединимся?
   - Нет. Привет, Даш, - Таня, явно, нервничала.
   - Так, девушки, давайте сначала закажем что-нибудь, а потом спокойно пообщаемся, - как ни в чём не бывало предложил Егор, - Кофе, сок, мороженное или что-то поосновательней?
   Он издевается?! Даша уже ничего не хотела, как и её соседка. Зачем он устроил эту дурацкую встречу? Интересно, он всегда делает то, что втемяшилось ему в голову?
   - Ну так что? - спросил Егор.
   - Сок, - хором ответили девушки.
  
   Чего он там заказывал, Даша не слышала. Она смотрела на подругу, испытывая смесь негодования, обиды, но вместе с тем жалости и какого-то дурацкого стыда. Раз Танька так реагирует, значит, ей есть, чего стыдиться и бояться, значит, она и правда виновата. Как же Даше не хотелось этого разговора. Она терпеть не могла выяснять отношения, да и не умела. Хотелось сбежать и оставить их наедине, пусть без неё мечут друг в друга ядовитые стрелы и ломают острые копья, выясняя кто прав, кто виноват. Егор, казалось, совсем не нервничал, уплетая свой заказ. Девушки же едва притронулись к соку.
  
   - Я думаю, вы обе догадываетесь, о чём пойдёт речь. Хотелось бы получить объяснения, почему меня обвиняют в домогательствах, которых не было? Что-то я не помню, чтобы кому-то названивал, предлагал встречаться, даже бегал по школе в поисках интима и, о ужас, был отвергнут. Что скажешь, Тань?
   - Я... Я признаю, что всего этого не было, - твердо заявила Танька, достаточно быстро взяв себя в руки.
   - Зачем тогда ты мне всё это рассказывала? - обиженно спросила Даша.
   - Хотела тебя от него спасти, - ответила Таня, с вызовом глядя на Егора.
   - Надо же, какой я злодей, - издевательски протянул Егор, - Спасайся, кто может. И чем же это я так провинился?
   - Ты же не будешь отрицать, что количество девиц, прошедших через тебя не поддаётся подсчёту. Из этого следует, что тебе ничего не стоит разбить сердце ещё одной. Ты даже этого не заметишь. Меня бы это не волновало, если бы ты не выбрал жертвой мою лучшую подругу. Я хотела оградить её от ненужных страданий.
   - И ты решила лечь, так сказать, грудью на амбразуру, предлагая свои услуги в качестве отвлекающего манёвра, - не верил ей Егор.
   - Не надо со мной так разговаривать, - предостерегающе заявила Таня, собрав всё своё достоинство, - Я ничего тебе не предлагала, а всего лишь отвлекала внимание. Ты думаешь, я сразу не поняла, на кого ты глаз положил?
   Даше всей душой хотелось верить подруге. Она устала от этого допроса.
   - Предположим, что твоя забота о благополучии подруги - правда, - похоже, молодой человек и не думал заканчивать эту малоприятную процедуру, - А тебе не кажется, что ты слишком много на себя берёшь? С чего ты взяла, что так хорошо меня знаешь? По сплетням? Ты уверена, что все они основаны на реальных событиях? Если бы я верил всем сплетням о тебе, то даже за один столик бы не сел. Слышала поговорку о том, что благими намерениями дорога в ад выстлана? Откуда ты знаешь, а вдруг мы полюбим друг друга и поженимся.
   - Да, конечно, - не поверила Танька.
   - Что же я полюбить, что ли не могу, как все люди? Откуда такая уверенность? Даже если я тебе так не нравлюсь, не стоит исподтишка говорить про меня всякие гадости и выдумывать грехи.
   - Да поймите вы! Ничего личного. Я хотела, как лучше. Мне мою Дашку жалко. Ты прав, я, действительно, не настолько хорошо тебя знаю, чтобы доверять. Сплетни, конечно, не самый надёжный источник информации, но ведь не на пустом месте они возникли. Хотя признаю, что перестаралась.
   Таня извиняюще улыбнулась.
   - Давайте забудем этот инцидент. Я обещаю больше не вмешиваться в ваши такие серьёзные отношения. А вдруг и правда поженитесь, - усмехнулась она, - И вы не будете считать меня врагом.
   - Я не считаю тебя врагом, - ответила на это Даша.
   - А ты? - вопрос был адресован Егору.
   - Я? Я не враждую с девушками, - ответил он, улыбнувшись.
   Даша была уверена, что он остался при своём мнении, несмотря на кажущееся дружелюбие. Откуда пришло это понимание, она сама не знала. Даша даже отважилась поговорить с ним об этом.
   - Ты не прости её?
   - Ну, как тебе сказать? Не простил - неправильное слово. Я составил об этом человеке определённое мнение, и оно не поменялось и не поменяется. Я же Скорпион, я очень редко меняю своё отношение к людям в лучшую сторону, и вообще у меня ужасный характер, - попытался перевести всё в шутку Егор.
   - И какое же у тебя мнение о Тане? - не поддалась Даша.
   - Она твоя подруга, ты её любишь, как я понимаю. Поэтому оставлю своё мнение при себе. Тебе лишь могу посоветовать, не верить всему, что она говорит так безоговорочно, как ты делала это раньше.
   - Но ведь она всего лишь хотела меня защитить, - Даша ещё не теряла надежду примирить близких ей людей.
   - Это она так сейчас говорит. Всего лишь её слова, - не согласился Егор, и быстро сменил тему, предложив пойти в парк.
   Больше про Таньку они не разговаривали. Даша понимала, что Егор вполне может оказаться прав, что его предостережения вполне обоснованы. Но исключить Таньку из своей жизни, где она присутствовала почти всегда, было выше её сил. У неё не так много близких людей, чтобы легко ими разбрасываться. А ошибки все совершают.
  
   ***
  
   Таня провожала их взглядом. Столько противоречивых чувств вызывала у неё эта пара. Чего она точно не ощущала, так это радости за подругу. Тане очень хотелось, чтобы она оказалась права в том, что Соболев быстро наиграется с такой невинной дурочкой, как Дашка. А та прибежит к ней, к Тане, сопли на кулак наматывать. Не может быть, чтобы Соболев всерьёз запал на эту серую мышь. У него такие девушки были, которым Воронцова в подмётки не годиться, и ни одна его по-настоящему не зацепила. Наверно, мужику захотелось разнообразия, вот и всё. На девочек-припевочек потянуло. Такое объяснение Тане понравилось. Так, с этим козлом всё понятно.
  
   А эта то дурочка куда лезет? Как она вообще могла выйти из под контроля? Обычно Воронцова принимала на веру всё, что Таня говорила. Дашка признавала, что у подруги гораздо больше опыта в амурных делах, она более успешная, продвинутая, модная. Тане нравилось оказывать ей покровительство, чувствуя себя при этом важной и умудрённой опытом. Всегда приятно быть для кого-то непререкаемым авторитетом. Они, конечно, принадлежали к разным слоям общества. Но с равными себе Таня чувствовала бесконечную необходимость доказывать свою исключительность, никто не спешил признавать её лучшей. С Дашкой этого было не нужно, она заранее была согласна, что Таня превосходит её во всём. Разве что училась Воронцова хорошо, а Таня так себе. Но это была такая мелочь. Папа пристроит её учиться куда-нибудь. За деньги, с любыми оценками возьмут в институт. А вот Дашке очень трудно будет поступить в свой медицинский. И уж точно вовеки ей не стать такой же красивой, как Таня. Красота для женщины гораздо важнее, чем что бы то ни было. И надо же! Нашёлся идиот, который предпочёл ей Воронцову! Подумать только, Дашку ей! По отношению к Егору Таню раздирали противоречивые чувства. Она сейчас ненавидела его за это унижение, за эту разборку, которую он устроил, за то, что отбивает у неё Дашку, что не оставил от её авторитета в глазах подруги камня на камне. И в то же время ей страшно хотелось оказаться сейчас на Дашкином месте, чтобы именно её он держал за руку, чтобы на её стороне был, её защищал. Наверное, её раззадоривало, что Соболев так и не сдался на её милость. А так хотелось бы сейчас видеть его распластанным у своих ног, умоляющим о любви. Ох, она бы его помучила! Сначала бы давала надежду, а потом отбирала, переключаясь на другого, чтобы Соболев выл под окнами, как раненный вурдалак, и чтобы эта самодовольная ухмылка никогда больше не появлялась на его идеально красивой морде. Но это только мечты. А вот Дашкиного разочарования придётся ждать недолго. Ничего, будет знать, как не слушать мудрую подругу.
  
   Таня сама не знала, почему последние завоевания перестали радовать и приносить удовольствие. Одно и то же, пустота какая-то, неинтересно. Глупые мальчишки, готовые ей пятки целовать. Зачем ей нужны эти слабаки? А вот в Соболева она могла бы влюбиться. Какой бы захватывающей была тогда жизнь. Но сначала бы она заставила его пройти все круги ада, и только потом бы смилостивилась. Если бы только это было возможно...
  
   Глава 7.
  
   Выходной выдался на редкость удачным. Было солнечно и тепло. Лес был сказочно красив в это осеннее время. Егор пригласил Дашу поехать вместе с его друзьями за грибами в лес. Если она и удивилась такому предложению, то вида не подала. Их было две пары. Друга Егора Андрея Зайцева Даша знала со школы, хотя он её не помнил, а с его девушкой Леной они быстро поладили.
  
   - Я должна вам признаться, что на поиски грибов иду чуть ли не первый раз в жизни, - весело сообщила Даша, - Так что всю ответственность на себя пусть Егор берёт, раз не побоялся меня взять с собой.
   - Ой, напугала! Беру ответственность. Я люблю за грибами ходить, здесь бывал много раз. Так что не бойся, не заблудимся и поганок не наберём.
   - И в свою норку утащим всю добычу, - подхватила Лена, - Будем запасы на зиму делать. Всё в дом, всё в дом.
   - Соболь, он такой, - подтвердил Андрей.
   - Я не жадный, я домовитый, - отреагировал Егор на их намёки, - У меня не норка, а дупло. Там лучше хранить запасы. А вот заяц всё сразу съедает, что найдёт, да Андрюх? Так что, Лен, ты там не зевай, а то оставит тебя на зиму без припасов. Ему то чего, он крой деревьев может питаться, а вот ты пропадёшь.
   - Ну вот, чуть что, сразу заяц, - возмутился Андрей, - А он, между прочим, вообще никого не трогал. Соболище хитрое! У сильного всегда бессильный виноват. Давайте, давайте. С вашей лёгкой руки бедный заяц скоро в хищника превратится.
  
   Вскоре шуткам друг над другом пришёл конец. Ребята разделились на пары и отправились в разные стороны. "Ну, не толпой же грибы искать" - сказал Егор, и его послушались, как главного и самого опытного в их поисковом отряде.
   Егор то и дело находил грибы, а Даша послушно шла за ним.
   - Ты же не найдёшь так ничего, - предупредил молодой человек.
   - Очень жаль.
   - Я, конечно, с тобой поделюсь, раз уж ты меня развлекаешь всю дорогу, просто жаль, что ты не прочувствуешь грибоманского счастья.
   - И чем же я тебя развлекаю? Своим полным невежеством в микологии?
   - В чём? Что означает этот заумный термин?
   - Наука о грибах называется микологией.
   - Вот оно что. Ну, великий миколог, тебе повезло. Сейчас у тебя появилась счастливая возможность применить свои научные знания на практике. Видишь пенёк? А на нём серенькие грибочки?
   - Да.
   - Это опята. Садись и собирай. Только такие, - Егор сорвал гриб и показал ей, - Никаких других не собирай. А я тут рядом похожу, поищу чего-нибудь ещё.
   - А я не потеряюсь? - забеспокоилась Даша.
   - Ну что ты? Я совсем рядом буду. Если что, крикнешь, я сразу приду.
  Девушка послушно начала собирать опята. Егор постоял ещё немного, посмотрел на неё и улыбнулся. Она почувствовала его взгляд и подняла глаза.
   - Чего? - смущённо улыбнулась Даша.
   - Красивая ты в таком деревенском прикиде.
   - Издеваешься?
   - Нет, комплимент делаю.
  
   Он не стал больше смущать её и отправился на поиски новых месторождений грибов. Но мысли его всё возвращались и возвращались к девушке, оставшейся на полянке. Они уже месяц встречаются, а между ними даже поцелуев не было. Ещё полгода назад Егор ни за что бы не поверил, что на такое способен. По крайней мере для него это был экстра неординарный случай. Так выходило не потому, что он вдруг стал святым. Смешно, но он просто не решался на какие-то дальнейшие шаги, помня их с Дашей первый поцелуй. Он не боялся, что не сумеет с собой справиться, но очень не хотелось, чтобы она заподозрила, что он обхаживает её, чтобы завершить начатое. Это может её напугать. Девушка должна быть готова к чему-то большему, чем дружба, не стоит её торопить. Связался с несовершеннолетней девочкой, придётся терпеть. Объяснить себе, почему он это терпит, а не бросит всё, Егор не пытался. Эта девочка почему-то была ему нужна. Ему нравилось гулять с ней, что-то рассказывать, смешить её, водить её в какие-то новые для неё места. При этом он чувствовал себя самым лучшим из мужчин, оставаясь самим собой, а не изображая из себя чего-то. А она рядом с ним раскрывалась, и, когда отбрасывала своё смущение и неуверенность, становилась очень интересным и чутким собеседником. Даже маме нравилась Даша.
  
   - А Даша Воронцова поступила в мед? - внезапно спросила мама недели две назад.
   - Нет, - автоматически ответил Егор, - Химию не сдала.
   - Так значит, я не ошиблась. Ты с ней встречаешься, - победоносно заявила мама, выведав у него всё, что хотела.
   Ничего не оставалось делать, как дать утвердительный ответ.
   - Хорошая девочка. Из моего класса она мне всех больше нравилась. Есть в ней какая-то, внутренняя интеллигентность, врождённое благородство. Не мужское, когда с шашкой наголо за правду и справедливость, а женское. К таким девушкам грязь не липнет.
   - А женское в чём заключается?
   - Попробую объяснить, - мать задумалась ненадолго, а потом продолжила, - Душевная чистота, доброта, тактичность, готовность помочь просто, чтобы помочь, нежелание ставить других в неудобное положение. Нет в ней ни грамма этого базарного, склочного, подлого, чем женщины сейчас почти все заражены, стараясь перещеголять друг друга. Жаль, что трудно ей придётся в нашем жестоком мире, если не найдётся человек, который сможет её защитить от жизненной грязи.
  
   Егор ничего не ответил, но понял, кого мать видит защитником своей любимой ученицы. Надо же! Обычно его пассии ей не нравились. Егор даже начал подозревать, что это обычная материнская ревность. Мол, никто не достоин её любимого и неповторимого сыночка. Но, как оказалось, дело совсем не в этом. Даша действительно была другой, сильно отличалась от его прежних увлечений.
  Егор вернулся на поляну через двадцать минут, а Дашина корзина уже была наполнена.
   - Ну ты даёшь! - удивился он, - Дай ка посмотреть.
   - Вот, - девушка с гордостью предъявила плоды своего труда.
   - И что это? Я же сказал, только опята собирать!
   - Я и собирала.
   - Ну неужели ты не замечаешь разницы между опёнком и поганкой? - спросил Егор, начав смеяться, - Значит про микологию она знает, а поганку от съедобного гриба отличить не может. Теоретик Теоретикович!
   - Очень смешно, - надулась Даша.
   - Миколог ты мой, - Егор не удержался и обнял её, - Ну не расстраивайся. Смотри, как мы зато друг друга дополняем. Ты умными терминами запросто оперируешь, а я только собирать умею. Ты у нас - большой босс, а я - клерк от науки, младший научный сотрудник.
   Даша пыталась ещё подуться, но не смогла.
   - Да, ладно тебе! Ведь хочется улыбнуться, гордость то так и распирает от собственной значимости в науке, - продолжал веселиться Егор.
  
   И девушка сдалась. Её светлая улыбка отозвалась где-то в сердце. Он и сам не понял, как решился на поцелуй. Она ответила не сразу, но всё-таки ответила! Не оттолкнула его, снова поверила. Душу заполнило ликование и нежность. Усилием воли он заставил себя оторваться от неё. Почему-то нестерпимо хотелось брякнуть, что он любит её. Но Егор удержался от этого. Глупо говорить сейчас такие слова, они так мало ещё встречаются. Раньше он говорил их бездумно, кому ни попадя, они ничего для него не значили. С Дашей такого не будет. Поэтому он сказал всего лишь:
   - Давно хотел это сделать.
   - Давно?
   - А ты думала, что мне будет достаточно одного единственного поцелуя, подаренного ещё летом?
   - Нет, - Даша смутилась.
   - Вот видишь, я вполне себе цивилизованный и не кидаюсь на девушек при каждом удобном случае. Больше не боишься меня?
   - А я тебя и не боялась, - удивилась Даша, - И не боюсь.
   - Не боишься? Тогда, думаю, можно повторить.
  
   Он не стал дожидаться ответа и принялся за осуществление своего намерения. Почему её отклик так быстро лишал его разума? Обычно ему удавалось держать ситуацию под контролем гораздо дольше. Чтобы начать так сходить с ума ему требовалось гораздо больше, чем просто поцелуй. Пришлось снова наступить на горло собственной песне, прервать и этот поцелуй. С Дашей всё должно быть правильно и красиво. Она достойна большего, чем примитивное кувыркание в постели после второго в своей жизни поцелуя. Беда была в том, что именно он сам был слабым звеном, которое могло помешать сделать всё, как он задумал. Интересно, сколько он сумеет продержаться?
  
   ***
  
   Странные у них какие-то отношения. Встречаются, целуются, вместе гуляют, но ни слова о чувствах сказано не было. Даша ожидала признания ещё там в лесу, а он всё перевёл в шутку. "Хорошего понемножку" - вот и всё, что он сказал. Нет, Даша, конечно, понимала, что она ему нравится, Егор же сам ей об этом сказал, но это было как-то мелко что ли. Да мало ли кто ему ещё нравится, таких может быть сотни. Но в то же время, если бы он заговорил про любовь, вряд ли бы она поверила. Неужели Егор Соболев вот так взял и полюбил её? А она сама? Она что к нему испытывает? Он ей просто нравится? Да, конечно! Хватит уж себя обманывать. Влюбилась в него, как дурочка, или всегда была влюблена. Даша совсем запуталась в этих противоречиях.
  
   Ей удалось устроиться уборщицей в детском отделении больницы. И это было большой удачей. Трудно найти работу, не имея ни специальности, ни образования, ни опыта работы. И вот именно сейчас она остро почувствовала социальную разницу между собой - уборщицей, и Егором - студентом одного из престижнейших ВУЗов страны, которого ждало светлое будущее и хорошие перспективы. Помогли это осознать коллеги по работе. Егор в тот день рано вернулся с учёбы и заехал за Дашей на работу. Женский коллектив с удивлением взирал, как их скромную замарашку встречает красивый, хорошо одетый молодой человек, да ещё и на дорогой машине. На следующий день ей устроили допрос:
   - Это кто тебя встречал вчера? - спрашивала одна из женщин.
   - Друг.
   - В смысле - это твой парень?
   - Мы просто встречаемся.
   - Просто?! Ну ты даёшь! - не поверила та.
   - Везёт же некоторым, - подхватила другая, - И чего он в тебе нашёл? Ведь ничего особенного, а посмотри, какого принца отхватила.
   - Ой, да не смеши! Отхватила! - со злой усмешкой ответила собеседница, - Сейчас своё получит, и поминай, как звали. Дашка, не будь дурой, подольше его за нос поводи. Без подарков дорогих не сдавайся. Хоть не так обидно будет, когда бросит.
   - Ленка, ты зачем девочке такие вещи говоришь? У неё, небось, любовь чистая и огромная.
   Они беседовали, как будто Даши рядом не было. Их сарказм и насмешки отдавались болью в душе.
   - У неё то может и любовь, - продолжали глумиться собеседницы, - А вот то, что у него, по-другому называется. Это только в сказках принцы в золушек влюбляются, а в жизни они используют их по прямому назначению. С принцессами ведь не так всё легко и просто. С теми не забалуешь, да и требований вагон. А тут всё простенько и без затей.
   - Дашка, ты чего приуныла? Правда что ли губы раскатала?
   Даша ничего не ответила.
   - Да ты не обижайся. Лучше сейчас правду жизни от нас услышишь, чем потом последствия расхлёбывать будешь. Эти козлы и с пузом бросят, не задумываясь, ещё вид сделают, что не знаком с тобой. Они за людей то нас не считают. Такие на уборщицах не женятся.
  
   В каком же унылом настроении она ушла с работы. Может, правы они в своих прогнозах? Почему Егор выбрал именно её? Привлекает её наивность? Неужели он настолько плох, что ради новых ощущений, с холодным расчётом загоняет её в ловушку из обмана и фальшивых чувств? Может быть, стоит бежать от него, пока не стало слишком поздно? Поэтому вечером, когда они вместе гуляли с собаками, Даша чувствовала себя подавленной.
   - Ты чего такая невесёлая? - спросил Егор, - Случилось что?
   - Ничего.
   - Даш, ну я же вижу. Рассказывай, я должен знать про тебя всё.
   - Зачем?
   - Чего зачем?
   - Зачем тебе всё про меня знать?
   - Ты же моя девушка, - ответил он, как будто удивлялся, что она не понимает очевидного и задаёт глупые вопросы.
   - Да? А можно задать вопрос?
   - Можно.
   - Почему именно я?
   - В смысле?
   - Ну, почему вдруг ты стал со мной встречаться? Ведь ты не страдаешь отсутствием выбора. Вокруг полно красивых, интересных девушек, гораздо более подходящих тебе.
   - Можно поподробнее, что значит "более подходящих тебе"?
   - Более перспективных, эффектных, с хорошими связями, с которыми не стыдно в обществе показаться.
   - А с тобой, значит, стыдно? - с сарказмом спросил Егор.
   - Как ты смотришь на то, что я уборщица, а ты студент крутого ВУЗа, перед которым открыты огромные перспективы.
   - Ты же не всегда будешь уборщицей. Ты станешь врачом, это во-первых. Во-вторых, не преувеличивай. Если тебя послушать, я прямо сын олигарха, который живёт в какой-то другой реальности. У моего отчима всего лишь строительная фирма, а мама - учительница в обычной школе. Вообще, не понимаю, про какое такое высшее общество ты мне толкуешь. Какие-то превратные у тебя представления о моей жизни. Ну, а что касается вопроса, почему я с тобой встречаюсь... Ты поверишь, если я скажу, что люблю тебя?
   Даша не знала, что ответить. Не хотелось показаться наивной дурочкой, но и сказать ему, что она не верит, тоже не могла. Унизительно бы как-то было встречаться, целоваться и совсем ни на что не рассчитывать, точно понимая, что никаких чувств молодой человек к ней не испытывает. Зачем тогда ей всё это нужно?
   - Хотелось бы верить, - осторожно ответила она.
   - И почему столько скептицизма? Что заставляет тебя сомневаться в моих словах? Есть что-то, что говорит тебе об обратном? Может, я что-то не так делаю, обижаю чем, не подозревая об этом? - всё это говорилось с некоторой долей сарказма.
   - Да не в этом дело.
   - А в чём? Кто-то опять чего-то напел? Таня твоя опять проявилась?
   - Таня тут совсем не причём.
   - И я теперь, видимо, должен подвиг совершить, чтобы убедить тебя в истинности своих чувств, - он начал злиться, наверное, так и не поверив ей на счёт Тани.
   - Сначала хотя бы сказать о них без дурацких вопросов и насмешек, - тоже разозлилась Даша.
   Егор вмиг перестал улыбаться, молча глядя на Дашу, а она в эти мгновения просто умирала от ужаса.
   - Ну, хорошо, - наконец произнёс он, - Я люблю тебя, Даш. Не знаю за что, не знаю почему, несмотря на все выдуманные тобой препятствия. Просто люблю и всё.
   Теперь наступила его очередь ожидать ответа, потому что Даша просто глупо улыбалась, не в силах сказать что-то вразумительное.
   - Вижу, тебя это радует, - не выдержал Егор затянувшегося молчания, - Это уже хорошо. Но хотелось, чтобы ты хоть что-то ответила.
   - И я тебя люблю, несмотря на все свои страхи.
   - Даже страхи? - он обнял её и улыбнулся, - Не надо делать из меня монстра. Ну неужели я не могу полюбить девушку, как все остальные ребята? Вроде бы ничем существенным я от них не отличаюсь.
   - У тебя было столько девушек.
   - Да ладно! Ты то откуда знаешь? Не так уж и много, как ты воображаешь.
   - И всем ты говорил, что любишь, - проигнорировала Даша его попытку успокоить себя.
   - Во-первых, далеко не всем, во-вторых, тогда я придавал этим словам несколько другое значение. И вообще, не обязательно что-то говорить, достаточно намёков, подарков, подтверждения того, что девушка сама себе навыдумывала, или хотя бы не отрицания. Только ты у меня такая неординарная: вместо цветов и подарков слов требуешь. Очень непрактично с твоей стороны.
   - Я ненормальная?
   - Ты - лучшая.
   Поцелуй нежный и трепетный растворил все последние сомнения, все страхи, оставляя только счастье, тепло, нежность и светлую радость.
  
   Глава 8.
  
   Он успевал к вечерней прогулке. Даша как раз должна сейчас Персика выгуливать. Схватив у мамы Теодора, Егор побежал в Дашин двор. Тед был возмущён до глубины души таким обращением. Он не понимал, почему его на улице не спускают с рук.
   - Ничего, не ори! Сейчас дойдём, там и сделаешь свои дела, - строго сказал Егор псу.
   Он уже почти был на месте, когда поставил собаку на землю. Но моментально забыл про Теда и его нужды, как только увидел Дашу, мило беседующую со своим бывшим одноклассником, который ещё весной надоедал ему вместе с Таней. Парень что-то ей там увлечённо рассказывал, а она смеялась. Егора это почему-то просто взбесило. Это его девушка! И никому, кроме него она не должна так улыбаться, ни на кого не должна так смотреть. Как за ним будет поспевать собака, а уж тем более её планы, молодого человека не интересовали, когда он чуть ли не бегом направился к этой сладкой парочке.
   - Ой, привет! - обрадовалась ему Даша, не замечая его воинственного настроения.
   Эта её искренняя радость смягчила его настрой, но только по отношению к ней. Весь боевой пыл был направлен на несчастного парня.
   - Привет. Я смотрю, у нас тут старые приятели объявились? Ну, рассказывай, как жизнь молодая, - обратился Егор к молодому человеку, - А то нам тут вдвоём скучно каждый вечер гулять.
   Он демонстративно взял Дашу за руку, чтобы соперник сразу понял, что ему тут ничего не светит. Следующие двадцать минут Егор просто издевался над парнем, выставляя его недоумком и слабаком, и тот постарался побыстрее уйти. Вот и правильно, именно этого Егор и добивался. Нечего к чужим девушкам подкатывать.
  
   - Это было отвратительно! - заявила Даша, как только её друг ушёл, - Не думала, что ты такой.
   - Какой?
   - Жестокий. Зачем было надо так его унижать? Чего он тебе сделал? Ты всегда себя так ведёшь с теми, кто послабей?
   - А ты думала, что я рыцарь в сияющих доспехах? - его разозлило, что она в открытую встала на сторону его противника, - Сражаюсь за правду с ветряными мельницами?
   - Я не понимаю, зачем было надо всё это устраивать. Прицепился к человеку без всякого повода, только чтобы продемонстрировать какой ты крутой. Глупо и примитивно.
   Егор понял, что она страшно разочарована. Истинной причины его выходки она так и не увидела. А без этого в её глазах он повёл себя как тупой мужлан, который просто самоутверждается за счёт избиения младенцев.
   - Я домой, - сказала Даша.
   - Даш, ну прости, - Егор схватил её за руку, - Не злись. Не хотел я его унижать. Просто я - ревнивый идиот.
   Нелёгкое для него признание.
   - Ревнуешь меня к Дане?! - в вопросе было столько изумления, что Егор растерялся.
   - Ты на него так смотрела, так улыбалась, как будто он тебе кусок счастья подарил, - начал оправдываться он.
   - Скажешь тоже, - развеселилась Даша, - Не думала, что ты будешь меня ревновать.
   - Буду, буду. Я жуткий собственник. Ты моя, и если кто-то попробует это оспорить, то очень пожалеет. Моя ревность, вышедшая из-под контроля - зверь страшный и непредсказуемый.
   - Это в теории или на практике как-то проявлялось?
   - К сожалению, на практике.
   - Очень интересно. Хотелось бы посмотреть на девушку, которая вызвала в тебе столько эмоций, - в голосе Даши послышались ревнивые нотки.
   - Девушку? Да совсем это не девушка.
   - А кто же?
   - Мама. Я же говорил тебе, что никого из девушек до тебя не любил. А мама - это другое дело.
   - Бедная Лариса Анатольевна.
   - Да уж. Чуть в могилу мать не свёл со своей ревностью.
   - Расскажешь?
   - Стыдно. Не люблю я про это вспоминать. Но расскажу. От тебя у меня секретов быть не должно. Будешь, зато заранее знать, какой подарок судьбы тебе достался.
  
   ***
  
   Всё началось с того, что в жизни мамы появился дядя Рома. Какой-то чужой мужик! Я вообще не понимал, зачем он ей нужен. У неё же есть я, в конце концов. Я считал, что она предала память отца, что я теперь ей тоже не нужен. Я прямо возненавидел отчима за то, что он отобрал у меня маму. И чего она только в нём нашла? Я не понимал. Разве такой обычный, ничем непримечательный человечишко мог сравниться с моим папой?! Мне он казался ничтожеством, скопищем всех смешных пороков, над которыми можно язвить до бесконечности. Он мне, пацану, отпор как следует не мог дать. Я считал его слабаком, не достойным моей матери. Понятное дело, что дядя Рома не был от меня такого "крутого" в восторге. Мать металась между двух огней. Когда она всё-таки вышла замуж за дядю Рому, хотя я был категорически против этого, я решил забить на школу, на учёбу, на образование. Мне хотелось наказать её, сделать ей также больно. Мама всегда пеклась о моём образовании. И я до всего этого очень хорошо учился, она мной гордилась. И то, что я заброшу учёбу, будет для неё ударом. Ей станет нестерпимо стыдно за меня, когда я начну хамит учителям, срывать уроки, водить дружбу с местной шпаной и участвовать в сомнительных мероприятиях. Я даже курить тогда начал, чтобы ещё больше ей досадить.
  
   Мои приключения закончились детской комнатой милиции. После этого дома меня ждал большой разнос. Мама решила закрутить гайки, все поблажки с её стороны с этого момента прекращались. Я был в бешенстве, и таких гадостей ей наговорил в ответ, что дядя Рома меня чуть не ударил. Я заявил на это, что он мне никто, ноль без палочки, что я его ненавижу, что уйду из дома, лишь бы его не видеть. Я даже пригрозил подкараулить его с моими друзьями и убить. Мама рыдала, а я сбежал на улицу, горя праведным негодованием.
  
   Я был как раз во дворе, когда к нашему подъезду подкатила скорая помощь. Сначала я этому значения не придал, пока не заметил отчима возле этой скорой. Я побежал к нему, не в силах даже осознать, что произошло. Но ощущение надвигающейся катастрофы накрыло меня с головой. Наверное, он мой взгляд почувствовал и обернулся. С какой же ненавистью он на меня смотрел, я его впервые испугался. "Добился своего, гадёныш?" - сказал он мне, - "Если Лариса умрёт, я тебя придушу". Машина скорой помощи уехала, а я стоял, как громом поражённый. Моя мама может умереть! И это я во всём виноват. Мне в жизни не было так страшно. Страх за жизнь близких - это, наверное, самый большой страх вообще. Я прибежал в больницу, всеми правдами и неправдами пытался прорваться к маме, хоть что-то узнать. Меня, конечно же, не пустили, я проболтался там до ночи.
  Когда я вернулся домой, света в квартире не было. Я подумал, что отчим ещё не пришёл. А он, оказывается, сидел в зале с телефоном в руках. Я боялся заговорить с ним, спросить о маме. Вдруг он скажет мне самое страшное. А он смотрел на меня и молчал. Свет мы так и не включили.
  
   - Я не могу её потерять, - вдруг заговорил он, - Я всю жизнь её ждал, всю жизнь любил. Ещё со школы. А она выбрала твоего отца. Я не стал им мешать, да и шансов у меня не было. Саша, твой отец, был хорошим человеком, он любил Ларису, а она отвечала ему взаимностью. Они были красивой парой, счастливой. А моя жизнь так и не сложилась. Женился по залёту, развёлся, жена увезла дочь в Штаты к новому мужу. Когда Саши не стало, у меня появился шанс. Ты не думай, я не желал ему смерти ни в коем случае. Но раз уж так получилось... Знал бы ты, как я был счастлив с ней эти два года, несмотря на все твои старания. Просыпался утром и Бога благодарил, что она со мной рядом. И вот теперь я снова могу её потерять.
   Слово "могу" вернуло меня к жизни, и я, заикаясь, спросил:
   - Мама жива?
   - Я надеюсь, - ответил отчим.
  
   Я еле дошёл до своей комнаты, ноги подкашивались от облегчения. Я закрыл дверь и разревелся, как маленький. Тяжесть собственной вины была так очевидна, так давила на меня, что мне жить не хотелось. Я не слышал, как дядя Рома вошёл в мою комнату.
   - Ну, чего ты ревёшь? - он неуклюже похлопал меня по плечу.
   - Это я во всём виноват. Мама может умереть из-за меня, - выдал я ему свои душевные терзания.
   - Оба мы виноваты. Я даже больше. Ты - мальчишка, а я взрослый человек, который ввязался в схватку с ребёнком. Врага себе нашёл какого. Егор, давай договоримся так, когда Лариса поправится, мы больше не скажем друг другу ни одного плохого слова. Мы с тобой - её семья, мы оба ей нужны, понимаешь?
   - Мама поправится? - спросил я с надеждой, ободренный его планами на дальнейшую жизнь.
   - Она должна поправиться. Как же мы без неё?
   Заснуть той ночью нам так и не удалось, а утром мы полетели в больницу. В общем, всё обошлось.
  
   Можно сказать, что сейчас наши отношения с отчимом - нечто среднее между дружескими и родственными. Не могу сказать, что люблю дядю Рому, как отца, но как близкого человека, наверное, всё-таки люблю. Да и у него, считай, нет других детей, кроме меня. С дочерью своей он не общается.
  
   ***
  
   - Хорошо, что всё хорошо закончилось, - сказала Даша, выслушав эту историю, - Получается, что своей ревностью ты чуть не уничтожил сам объект ревности, а даже не виновника.
   - Типа того. Так что сегодня у меня даже прогресс наметился.
   - Да что ты говоришь? - Даша не смогла скрыть улыбку, поражаясь, как ему удаётся всё повернуть так, что он ещё и молодец.
   - Вот смотри. Тебя не обижал, а обижал виновника. И то так слабенько, по мелочи.
   - Так и ситуация выеденного яйца не стоила.
   - Нет, ну вы на неё посмотрите! Вместо того, чтобы поддержать положительную тенденцию, она пытается все мои достижения свести к нулю! - притворно возмутился Егор, - А если серьёзно, то я очень стараюсь не выпускать эту заразу наружу. Честно, я в первый раз прокололся после случая с мамой. Извини.
   - А я даже рада, что так получилось.
   - Нравится видеть меня дураком?
   - Да при чём тут дурак? Любишь меня, значит, раз так реагируешь, - она чмокнула его в губы.
   - А тебя всё сомнения мучают?
   - Ну так, - неопределённо ответила Даша.
   - А так? - Егор поцеловал её, - Остались? А так?
   Ответов ему не требовалось. Их обуревали совсем другие чувства и желания.
  
   ***
  
   Даша ужасно нервничала. В первый раз она была приглашена к Егору в гости. У него был день рождения. С друзьями он собирался отмечать его в выходной, а с близкими именно в этот день дома. Кроме мамы и отчима, должна была прийти крёстная Егора. Как же неловко было предстать перед Ларисой Анатольевной в качестве девушки её сына. Как она к этому отнесётся?
  
   - Ты чего такая трусиха? - удивлялся Егор, - Ты же уже знакома с моей мамой. Скажу тебе по секрету, ты - единственная, которую она одобрила, из всех моих девушек. Слышала бы ты, какие она тебе дифирамбы пела.
   - Это, конечно, вселяет уверенность, но...
   - Не выдумывай "но". Всё будет нормально.
  
   Встреча с бывшей классной руководительницей была очень тёплой. Та, действительно, была очень рада её видеть. Дашу окружили вниманием со всех сторон. Ей очень понравился отчим Егора. Такой приятный, располагающий к себе мужчина. Конечно, он не был таким красавцем, как отец Егора, чей портрет она увидела в зале. Егор, оказывается, на него похож. Ещё Даша заметила, как нежен Егор с матерью и уважителен к отчиму. Разве заподозришь, что эту семью когда-то раздирали такие жуткие противоречия? Похоже, что такие мысли пришли в голову не только ей. Даша нечаянно подслушала разговор Ларисы Анатольевны с крёстной её сына.
  
   - Как твои мужики между собой хорошо ладят. Кто бы мог подумать? И Егор то уже прямо настоящий мужчина. Быстро мальчик вырос. Разве скажешь, что когда-то он чуть жизнь себе не сломал из упрямства?
   - Да не из упрямства, а из ревности. Он всегда был любящим сыном. Просто тогда всё так совпало: и Саша погиб, и переходный возраст, а потом ещё и Рома появился у меня. Егор ведь, когда Саши не стало, сразу решил, что он вместо папы теперь, что он должен стать главным мужчиной в доме. Он меня очень поддерживал, помогал во всём, даже старался мужскую работу по дому сам делать. А тут Рома мало того, что место любимого отца занял, так и его самого сместил с должности моего главного опекуна. А мужчины так легко пальму первенства не уступают, если они мужчины. Противостояние было неизбежно, зная моего сына. Конечно, он как ребёнок не мог просчитать и предугадать последствий, не сумел вовремя остановиться, но я не могу сказать, что его не понимаю. Он просто увидел в Роме соперника и боролся с ним всеми доступными ему на тот момент методами. Никогда бы не хотелось пережить подобное, но для моего сына это стало уроком. Всё-таки любовь ко мне заставила его пересмотреть свои приоритеты, понять, что семья это не полигон для военных действий во имя своего эго, а место, где надо понимать и слышать не только себя, но и других, где надо принимать близких такими, какие они есть, иначе семьи можно просто лишиться. И ещё я рада, что Егор - человек, испытывающий сильные эмоции. Если он любит, то любит до конца, если ненавидит, то тоже на полную катушку. Нет в нём ничего наполовину. А то был бы такой, как Перов, живёт, как будто спит, никто ему не нужен, ничего не интересно. Разве это жизнь?
   Слушать дальше чужие разговоры было неприлично. Даша поторопилась вернуться в комнату, где её ждал Егор.
  
   ***
  
   День рождения с друзьями Егор отмечал на даче. На этот раз он не захотел устраивать мальчишник с кучей народа, а пригласил только самых близких друзей. Кроме них с Дашей должны были прийти ещё три пары: Андрей с Леной, Ярик - его институтский друг со своей девушкой и Кирилл - его двоюродный брат. Тот тоже сказал, что придёт не один, но с его девушкой Егор знаком не был. Какого же было его удивление, что этой девушкой оказалась Таня Базанова. С момента их разговора он видел её пару раз. Даша, насколько он знал, общалась со своей подругой, но тоже не так уж часто. У каждой началась новая жизнь, времени на встречи особо не было. Егор совсем не был расстроен этим обстоятельством. Появление Тани на его празднике не особо огорчило. Ведь она с его братом теперь, и ей, наверное, больше нет дела до них с Дашей. И всё действительно шло хорошо, пока Кирюха, будь он неладен, не завёл разговор с Дашей о поступлении в институт.
  
   - Говорят, что в Москве поступить в мед нереально, - говорил он, узнав о Дашкиных планах, - Своих тащат, династии одни кругом. Ты бы лучше попробовала не в столице, а где-нибудь ещё поступить, в Питере например. Я вот тоже в Питер собираюсь поступать. Поехали вместе со мной.
   - Я тоже уже об этом думала, - неожиданно заявила Даша, - Только вот от дома слишком далеко.
   - Эй, Кира! Ты чего там моей девушке предлагаешь? - возмутился Егор как бы в шутку, - Подбиваешь её куда-то от меня уехать.
   - Ой, сорри! Про тебя то я совсем не подумал, - извинился Кирилл тоже в шутку.
  
   Только этого ему ещё не хватало! И чего делать, если Дашка соберётся уезжать в Питер или любой другой далёкий город? Он за ней поехать не сможет, ему учиться надо, да и работать он планировал у отчима в будущем. Захотелось курить. Егор делал это очень редко. С дурацкой привычкой, приобретённой в годы своего бродяжничества по злачным местам, он почти справился. Но когда он начинал нервничать, она напоминала о себе.
  
   Он как раз возвращался в дом, когда услышал поражённый Танин возглас:
   - И ты чего даже на ночь с ним не останешься тут?
   Егор застыл в дверях.
   - Нет, у меня же бабушка. Да и неприлично это.
   - Не прилично! Сразу видно, что тебя бабка воспитывает. Кому нужны твои приличия, только жить мешают. Или стой! Ты хочешь сказать, что у тебя с Соболевым ничего не было до сих пор? - Таня не могла в это поверить, судя по тону вопроса, - С ума сойти! Воронцова, колись, ты зачем над мужиком так издеваешься?
   - Ничего я не издеваюсь.
   - Святая наивность! Да ты представляешь, чего ему стоит только целоваться с тобой, а главного блюда не получать?
   - Но я то как-то обхожусь.
   - Да с тобой то всё понятно. Ты девушка, к тому же не знаешь, что это такое. А Соболев твой, небось, спит и видит. Как ещё не сбежал. И долго ты его так мурыжить собираешься? Смотри, как бы не увели. Любовь любовью, а кушать хочется всегда. Ну ты понимаешь, о чём я. Мой тебе совет - не затягивай с постелью.
  
   Даша ничего на это не ответила. Таня сбила его с толку. Почему она вдруг выступила на его стороне? Может, он всё-таки ошибся в ней, и она действительно желает им добра. Базанова ведь была права на его счёт, ему трудно приходилось. Но и торопить Дашу он не собирался. Он мог, конечно, затащить её в постель, но хотелось, чтобы она сама к этому пришла, не чувствовала себя обманутой или вынужденной идти на уступки. Может быть, слова подруги сдвинут дело с мёртвой точки. Даша хотя бы задумается над этим вопросом.
  
   ***
  
   Таня ничего не могла поделать с растущей неприязнью к подруге. Такая деловая вся стала, уверенная, расцвела прямо рядом с Соболевым. Конечно, кто бы не расцвёл от внимания такого мужчины. Надо же, как он с ней миндальничает, даже в постель ещё не затащил. Наверное, поэтому они до сих пор вместе. Как только мальчик своё получит, так и бросит её. Именно поэтому она подталкивала Дашку к более скорому развитию событий. Таня понимала, что Соболев вряд ли переключится на неё после расставания с Дашкой. Но их шоколадно-мармеладное счастье просто бесило. Хотелось посмотреть, как Воронцовой будет больно, когда он её бросит. Хотелось, чтобы Соболев как и прежде был в свободном полёте и не принадлежал какой-то серой мыши, тем более Воронцовой. Таня бы сейчас душу продала, лишь бы оказаться на Дашкином месте. Кирилл - хороший мальчик, подходящий, но Таня не испытывала к нему ровным счётом ничего. И теперь сомнений не осталось почему. Её сердцем завладел Егор Соболев. Она влюбилась в него. Каждый раз ей было и сладко, и больно видеть его. И то, что он достался такой овце, как Дашка, казалось несправедливым. Почему он с ней? Что за странный парадокс? Таня с лёгкостью могла получить любого мужчину или парня, стоило только этого захотеть. Но ей был нужен именно этот, совершенно равнодушный к её чарам, зато почему-то млеющий от постной Воронцовой. Таня поразилась, как за один вечер все дружеские чувства, последние доводы совести, соображения порядочности, были смыты волной ненависти к более удачливой сопернице. Бывшая подруга встала на её пути. Как же Таня ненавидела её сейчас, наблюдая за тем, как Егор что-то говорит ей тихо и улыбается, заглядывая в глаза.
  
   Глава 9.
  
   Новый год, чтобы не обижать никого из родных, встречали с друзьями. Даша получила от Деда Мороза столько подарков, сколько не получила ни в один Новый год. И пусть это были всего лишь милые безделушки, но ей было приятно, что её личный зимний волшебник потратил на это уйму времени и фантазии. Каждая из подаренных вещиц символизировала что-то значимое для них двоих.
  
   Рождество договорились отпраздновать всей компанией на даче у Егора. Седьмого января он и Даша поехали туда с утра. Надо было подготовить всё к приезду гостей, всё-таки в доме никто не жил зимой. По крайней мере там должно быть тепло и чисто. Убираться вместе и хлопотать по хозяйству было весело. Вот только погода была не слишком подходящей для шашлыков. На улице шёл дождь, было промозгло и серо. Когда до прибытия гостей оставался час, позвонил Кирилл и сообщил, что отец не даёт ему машину, потому что слишком скользко стало на дороге. Так что они с Таней не приедут. На почве этого у них произошла ссора, так что даже предложение Егора приехать и забрать их, не спасло ситуацию. У Андрея с Леной что-то тоже не получилось.
   - Ну, вот! Мы тут всё приготовили, так старались, а они не приедут, - расстроилась Даша.
   - Хорошо хоть шашлыки не на всех купили. Пошли хоть своё мясо пожарим, не пропадать же добру.
  
   Даша замёрзла, пока Егор жарил шашлык. Всё это время она была с ним на улице. Он весь вымок, потому что единственный целлофановый плащ был на ней.
   - Ты чего дрожишь? Замёрзла? - Егор обнял её, - Сейчас я тебя согрею.
   - Да ты же мокрый весь! Я от тебя ещё больше замёрзну.
   - Я пойду переоденусь, а ты садись поближе к камину. Согреешься.
   Вернулся он быстро.
   - Прикид, конечно, бомжацкий, но зато тепло и сухо, - сказал Егор, когда вернулся, - Я плед принёс. Давай расстелем его у камина, разложим еду и устроим пикник.
   - Давай, - согласилась Даша.
   - А ты всё дрожишь? - удивился Егор.
   - Ноги замёрзли и никак не согреются.
   - Да они же мокрые у тебя! Ты чего не чувствуешь что ли? Даже следы на полу мокрые остаются. Сейчас принесу тебе сухие носки.
   Кроме носок он принёс бутылку водки.
   - А это зачем? - запротестовала Даша, - Я не буду это пить. Не верю я ни в какой лечебный эффект от питья спиртного.
   - А в растирание спиртом веришь? Давай сюда свои ледышки, будем согревать их наружно. Когда я был маленьким, мама так всегда делала, когда я приходил сырой и холодный, чтобы не заболел.
   Даша опомниться не успела, как Егор деловито стянул с неё носок и приступил к растиранию.
   - Кошмар! И чего ты столько времени там стояла, если ноги так замёрзли?
   - Я с тобой.
   - Я, конечно, польщён, что ради моего общества ты готова рискнуть здоровьем, - улыбнулся он, - Но ведь жалко же тебя дурёху.
   - Сам ты дурёха! - возмутилась Даша, - Всё отстань. Отдай мою ногу.
   - Отдаю. Одевай тёплый носок быстро, а то эффекта не будет, а я другой ногой займусь.
   Даша опомниться не успела, как он ловко завладел другой ногой и начал растирать и её.
   - Ай, больно! Поосторожнее нельзя? - заверещала Даша.
   - Больно? Ну прости, прости. Я не хотел. Это всё от усердия, - улыбнулся Егор, - Где больно?
   - Тут.
   И он быстро поцеловал то место, на которое она показала.
   - Теперь не больно? - продолжал веселиться молодой человек, изображая преувеличенную тревогу.
   - Нет, - Даша почему-то смутилась.
  
   Вмиг ситуация стала выглядеть для неё по-другому. Его прикосновения стали чувствоваться как-то по-особенному, вызывая странные новые ощущения, как будто каждая клеточка её тела трепетала от восторга и ожидания чего-то грандиозного. И мужчина это сразу почувствовал. Он перестал улыбаться, а просто смотрел на неё и молчал. Да и не нужны были слова. Она всё прочитала в его глазах: и вопрос, и ожидание, и настороженность. Егор так же молча посадил её себе на колени, продолжая гипнотизировать ставшими совсем чёрными глазами. Но больше он ничего не делал. На подсознательном уровне она поняла, что мужчина предоставляет ей свободу выбора. Если она сейчас заговорит, или отвернётся, он примет это. Он давал ей возможность принять решение, оставить ли им всё как было, или стать ещё ближе. Но только этот выбор нужно сделать прямо сейчас, дальше у неё не будет такой привилегии. Ну и пусть! Не нужна ей эта привилегия! Даша сама потянулась к нему и поцеловала. Реакция мужчины не заставила себя долго ждать. И это были совсем не те нежные поцелуи, которыми они обменивались раньше. Это было совсем другое, ураган, заставляющий откликаться каждую частичку её тела и души, а разум, стыд и все сдерживающие факторы просто исчезли, были сметены этой безумной силой. Такое с ней уже было, тогда на выпускном. Даша и тогда не сумела противостоять этому, а сейчас даже не пыталась. Как она не поняла сразу, что это её мужчина?! Ещё и ругала себя. Страх и разум заставили её долго прятаться от этого факта. Сейчас же, когда всё встало на свои места, она чувствовала себя самой счастливой женщиной во Вселенной.
  
   Глава 10.
  
   - Какой красивый кулон! - Таня разглядывала цепочку, - С камушком каким-то.
   - Егор сказал, что это топаз. Это его камень. Он приносит ему удачу и счастье.
   - А почему он тебе его подарил на твой день рождения?
   - Говорит, что когда я рядом, удача и счастье при нём. А без меня их всё равно не будет. Так что я - ходячий талисман, - не удержалась Даша, ведь так хотелось с кем-нибудь поделиться своим счастьем.
   - Надо же, какой романтик, - усмехнулась Таня, - Прямо идеальный герой-любовник. Вы, наверное, не ссоритесь никогда.
   - Ссоримся.
   - Да неужели? Из-за чего можно ссориться с героем-любовником?
   - Помнишь, разговор с Кириллом про поступление в институт в другом городе?
   - Припоминаю.
   - Я всё-таки думаю об этом. Так у меня шансов больше поступить. Егору это не нравится.
   - А ты не боишься его так надолго оставлять, если поступишь?
   - Я про это не думала. Я просто не хочу от него уезжать.
   - И ты готова отказаться от своей мечты стать врачом ради него? - поражённо спросила Таня, как будто не верила, что подруга настолько глупа, - Ты что, собираешься всю жизнь полы мыть? Даже Соболев не стоит таких жертв. Если любит, то должен тебя понять. А если нет, то и пусть катится.
   - Не отпустит он меня по-хорошему, - вздохнула Даша.
   - Эгоист какой! Хочет, чтобы всё по его и для него было.
   - Да не в этом дело. Он считает, что без него вокруг меня обязательно будет крутиться куча мужиков.
   - Соболев ревнивый, оказывается! - Таньку почему-то это рассмешило.
   - Утверждает, что да. Правда, я на себе этого ещё не испытала.
  
   Базанова усмехнулась. И было в этой усмешке какое-то презрение, даже превосходство. Даша поняла это как: "Где уж тебе, кому ты нужна то? Чего там ревновать?" Обидно, но ведь действительно толпы поклонников за ней не ходили, ревновать её было не к кому. Иногда её саму начинали одолевать сомнения, и она спрашивала у Егора, за что, собственно говоря, он её любит.
   - Да ни за что! Так просто, - обычно отвечал он.
   - Что, совсем не за что? - обиженно спрашивала Даша.
   - Глупышка! Любят не за что-то, а вопреки всему.
   - Чему всему?
   - Недостаткам, например.
   - И вопреки каким же недостаткам ты меня любишь? Их много?
   - Не много, но есть, - скорбно заявил Егор, стараясь перевести разговор в шутку.
   - И какие? - продолжала вредничать Даша, потому что в глубине души надеялась, что в глазах любимого она идеал, как и он для неё.
   - Всего два: неуверенность в моей любви и желание уехать от меня в какой-то там Питер, - весело ответил Егор.
   - Ой, да ну тебя! Я то думала услышать, что у меня нос большой или волосы не того цвета.
   - Нос? Ну ка дай ка посмотрю. Может я что-то упустил? - засмеялся он, - Да нет. Носик вполне себе симпатичный. А вот про цвет волос мне бы и в голову не пришло. Какая разница то? Слушай, может тебя мой не устраивает? Женщины - странный народ, чего-то там себе красят, перекрашивают, как будто от этого что-то меняется.
   - Это всё, чтобы вам нравится. А вы даже не можете ответить, за что любите.
   - А вы можете? Ты меня за что?
   - За всё.
   - Очень хорошо. Я даже рад такому расплывчатому ответу.
   - Почему?
   - Тебе бы хотелось услышать, что тебя любят за какие-то положительные качества? А остальные твои проявления не любят. То есть любят только половину тебя, а не всего целиком.
   - Не хотелось бы, - признала Даша, - Вот почему всё так непросто? Почему идеально не бывает?
   - Потому что идеальных людей нет.
   - Если подумать, то взаимная любовь - это же настоящее чудо.
   - Может быть. Но не такое уж редкое, поэтому чудом не считается.
   - Вот интересно, почему из миллиардов людей человек выбирает кого-то одного? Почему именно этого? И как так получается, что именно этот выбранный отвечает взаимностью? Если представить себе, сколько людей проходит через нашу жизнь, то вероятность взаимной любви мизерна. Но люди как-то встречаются, выделяют из этой вереницы того, кто ответит на их чувства.
   - Это ещё не любовь, то что ты описываешь. Это влюблённость. Очень часто на этом всё и заканчивается.
   - Слова опытного бойца любовного фронта, - торжественно резюмировала Даша, - Признавайся, сколько раз ты влюблялся.
   - Не помню, - хитро улыбнулся Егор, - Но люблю то я только тебя.
   После таких признаний ничего не оставалось делать, как только подарить любимому самый нежный поцелуй и ответное признание.
  
  
   ***
  
   Майские праздники это, конечно, хорошо, но они приближали тот момент, когда Даша вплотную займётся свои поступлением в институт. Егору совершенно не нравилась идея о попытке сделать это не только в Москве. Надо было что-то делать с этой проблемой, откладывать разговор в долгий ящик уже возможности не было. Время намёков и мягких упрёков миновало, нужно было ставить вопрос ребром. Она не должна никуда уезжать. Пусть поступает в Москве. Не выйдет, тогда будем думать. Может, стоит попробовать что-то другое. Да он тут с ума сойдёт, переживая, что она делает там в другом городе, как она, с кем она. А вдруг рядом окажется какой-нибудь парень, который увлечёт её настолько, что она про Егора забудет. Ведь она совсем девчонка, у неё же никого до него не было. Вдруг захочется попробовать чего-то нового, хотя бы из любопытства? Такая перспектива приводила в бешенство, заставляя просыпаться самую низменную часть его натуры. В нём оживал неандерталец, который руководствовался только инстинктами: "Моё! Брать нельзя! Всех убью!" Успокаивало только, что он безоговорочно верил в её любовь. Ни разу Даша не дала повода усомниться в своей преданности и порядочности. Он даже кокетничающей с кем-то из парней никогда её не видел.
  На первое мая Егор с Дашей, Кирилл с Таней и Андрей с Леной пошли в лес на шашлыки.
  
   - Кирилл то мой в Питер уезжает. Собрался там учиться, - пожаловалась Таня, - Найдёт себе там другую.
   - А ты здесь другого, - ответил Кирилл.
   - А ты, Даш, решила, где поступать будешь? - обратилась Таня к подруге.
   - Я, конечно, в Москве обязательно попробую. Но и в Питере документы подам, - осторожно ответила Даша, покосившись на Егора.
   - И ты её отпустишь? - спросила Таня у Егора тоном, как будто её очень удивил бы такой поворот событий.
   Сказать прямо "не отпущу" - значит вызвать ссору. Выяснять отношения на глазах у всей компании не хотелось. Но и сказать, что отпустит, лишь бы она была счастлива, то есть откровенно врать, тоже не хотелось.
   - У Дашки всё с Москвой получится, - уверенно заявил Егор.
  
   Но когда он провожал Дашу домой, этот вопрос неминуемо всплыл.
   - Этот месяц дорабатываю и увольняюсь, - говорила Даша, - Буду готовиться к экзаменам.
   - Что ты будешь делать, если не поступишь опять?
   - Куда-нибудь да поступлю. Я слышала, что в Санкт-Петербурге конкурс поменьше, да и не на столько всё коррумпировано.
   - А как же я?
   - Егор, не шантажируй меня.
   - Что значит, не шантажируй? Я что, как телёнок должен безропотно смотреть, как моя девушка собирается куда-то от меня уехать? Фактически бросить меня, - начал заводиться он.
   - Ты думаешь, что мне хочется уезжать? Но что мне остаётся, если я опять не поступлю в Москве? Мне что, ещё год ждать? А потом мы поженимся, дети пойдут, будет не до учёбы.
   - Другие как-то же учатся при таких же обстоятельствах.
   - Как? Заочно? Ты же знаешь, что врачей заочно не учат. Или ты предлагаешь подкорректировать мои мечты так, как тебе удобно?
   - Надо же какой я плохой! Мне одному, чтобы удобно было. А тебе самой это совсем не нужно, - с сарказмом ответил Егор, - Зачем жить в одном городе и проводить столько времени с человеком, которого ты якобы любишь? Будем видеться раз в полгода, и достаточно. Зачем чаще? Непонятно. Да, Даш?
   - Егор, ну чего ты добиваешься? Хочешь, чтобы я сидела при тебе необразованной курицей? Или мне нужно стать инженером, юристом или кем-то там ещё?
   - Да, ладно. Не парься. Кто я такой, чтобы стоять на пути к твоей супермечте? Для тебя есть вещи более важные и нужные, чем моя персона. Подобная целеустремлённость просто восхищает, - за его сарказмом пряталась горечь.
   Он знал, что не прав, но ничего не мог с собой поделать. То, что он никак не может повлиять на её решение, заставляло чувствовать себя беспомощным и ненужным. Отвратительное состояние - понимать, что твоя дальнейшая жизнь зависит от решения другого человека, что ты не хозяин положения. Егор не привык к такому и злился на Дашу, за то что именно она поставила его в такое положение.
   - А давай, ты всё тут бросишь, и поедешь за мной, - предложила Даша с вызовом, - Поступишь там куда-нибудь, и расставаться не придётся.
   - Ерунда какая-то. Я уже поступил, куда мне надо и скоро даже закончу учёбу. Это разные вещи. И вообще, не узнаю тебя. Почему ты так со мной разговариваешь?
   Надо же! Его нежная маленькая девочка показывает зубки! Может, он её совсем не знает? Она просто всё это время притворялась и была такой, какой он хотел её видеть.
   - Потому что ты на меня давишь. Это нечестно и эгоистично.
   - Так я теперь ещё и эгоист, потому что не хочу, чтобы ты от меня уезжала? Просто скопище пороков. Как же тебе со мной не повезло бедняжке. Знаешь что? Может, нам закончить наши отношения сейчас? Тебе не придётся терпеть мой эгоизм, найдёшь кого-то более альтруистичного. Я, знаешь ли, не готов проверять чувства расстоянием. Уж извини.
   Она поменялась в лице от такого предложения, но спокойно ответила:
   - Как хочешь.
   После чего развернулась и ушла.
  
   Егор был настолько зол, что ему и в голову не пришло остановить её. Вот, оказывается, как всё просто! Никаких особых переживаний с её стороны он не заметил. Он слишком много хочет, мешает исполнению её мечты, не желает её отпускать. А у неё нет потребности видеть его каждый день. Она этого не понимает. А раз так, о какой любви можно тогда говорить? Он не собирался себя обманывать, придумывать любовь, которой нет. Он никогда не будет настолько жалким, чтобы закрывать глаза на очевидное. Егор всегда презирал людей, которые прячутся за своими выдумками, придумываю немыслимые оправдания себе и своим близким, боясь посмотреть правде в глаза. Это малодушно и глупо. Его горькая правда состояла в том, что он переоценил любовь своей девушки. Наверное, они по-разному понимали значение этого слова.
  
   - Егор, что с тобой происходит, - спросила мама через неделю.
   - Ничего.
   - Но я же вижу. Ты сам не свой. Злой, угрюмый, молчишь всё время.
   - Ой, мам, не выдумывай, - отмахнулся он, - Всё нормально.
   - Ты с Дашей поссорился? - мать не вняла его тону, которым он давал ей понять, что разговор окончен.
   - Мам!
   - Ладно, ладно. Я не лезу. Но ты уж не затягивай с примирением. Ты просто невыносим, да и девочка, наверное, очень переживает.
   - Да ничего она не переживает! Она к экзаменам готовится.
   - Опять в медицинский?
   - Куда же ещё! У неё, видишь ли, мечта. Она в Питер собралась ехать, там, видишь ли, легче поступить, - злился он.
   - А ты против, - понимающе улыбнулась мама.
   - Нет, ну что ты! Я только за! Пусть себе едет, куда хочет за своей дурацкой мечтой! А я так, где-то с боку-припёку, когда понадоблюсь, - выдал Егор все свои обиды.
   - Ну, сынок, а ты бы как поступил на её месте?
   - Я не могу быть на её месте, я - мужчина.
   - Ну и что?
   - Для мужчины важно состояться в карьере, он должен семью содержать. Для женщины главное дом и дети.
   - Почему ты думаешь, что женщине не хочется и неважно состояться в любимом деле?
   - Её любимым делом должна быть семья!
   - Ишь ты домостороевец какой! Ты же знал, что Даша будет поступать снова, что она не сдастся так просто. Она умная, способная девочка, а ты хочешь её домом ограничить. Тогда тебе совсем другая девушка нужна, которая мечтает быть при тебе домохозяйкой. А требовать, чтобы человек ради тебя отказался от своих планов на жизнь, эгоизм чистой воды.
   - И ты туда же! Всё, хватит. Я понял, какой я нехороший. Но хоть убейте, ничего не собираюсь с этим делать, - не уступал он.
   - Егор, Егор, - укоризненно покачала головой мать, - Знаешь ты кто со своими пещерными представлениями о месте женщины в этом мире? Мужикотавр.
   - Ну, спасибо.
   Мама потрепала его по голове, от чего он быстро уклонился, показывая, что обижен и не собирается принимать её ласку.
  
   Поостыв немного, он признал, что его аргументы просто смешны и попахивают средневековьем. Действительно, мужикотавр. Но найти в себе такую щедрость, чтобы отпустить Дашу с миром в другой город, он никак не мог.
  
   ***
  
   Никакая учёба не шла в голову. Настроение всю неделю было хуже некуда. Она даже спать нормально не могла. Эмоции скакали от возмущения его несправедливостью до раскаяния, что слишком уж жёстко изложила свои доводы. Ведь он не просто так злиться, а не хочет расставания, и сделать ничего не может, чтобы это предотвратить.
  
   - Ну, я бы удивилась, если бы твой Егор отпустил тебя без боя, - сказала бабушка, когда Даша со слезами рассказала ей об их ссоре.
   - Я думала, он меня поймёт, а он расстаться предложил.
   - Ты бы ведь тоже расстроилась, если бы он заявил, что уедет на долгое время в другой город. Реагировала бы по-другому, конечно, но уж точно не была бы в восторге. Он же мужчина, так что вполне ожидаемая реакция, если он тебя любит.
   Даша заявила, что если любит, то должен понимать её и уважать её желания.
   - Это сказочный вариант. Не хочу тебя огорчать ещё больше, но вряд ли вы останетесь вместе, если ты уедешь. Пять лет врозь ни одним отношениям на пользу не пойдут, тем более в таком юном возрасте. Слишком долго. Может быть, он прав, и вам лучше сейчас расстаться, чем мучить другу друга ещё какое-то время.
   - Нет! Я так не могу, - выдала Даша себя с головой.
   - Любишь его, - констатировала бабушка очевидную истину, - Ох, Дашка. Даже не знаю, что и посоветовать. Мне, конечно, очень хочется, чтобы ты поступила и стала врачом. Это важно заниматься любимым делом. Когда работа доставляет удовольствие - это счастье. Но жертвовать ради этого любовью, не знаю, стоит ли. Для женщины семья и любимый мужчина имеют огромное значение. Чем бы ты ни пожертвовала при таком выборе, пожалеешь в любом случае. Хотя, что я говорю? На моём месте правильно говорить, что учёба - самое важное, а мужиков этих ещё вагон у тебя будет.
   - Таких не будет. Ба, мне без него так плохо.
   - Даш, ну не расстраивайся. Может, удастся в Москве поступить. Мне бы в сто раз спокойнее было.
   - А если не получится?
   - Тогда и будем думать, что дальше.
  
   Но Егор не спешил появляться. Неделю про него ничего не было слышно. Это заставляло всё глубже и глубже погружаться в пучину отчаяния. Мысли и предположения были настолько безрадостными, что хотелось лечь и умереть. Он твёрдо решил расстаться с ней. Душа срывалась куда-то вниз, только стоило в мыслях появиться этому страшному слову "расстаться". В моменты слабости её посещали предательские мысли, что она зря затеяла эту ссору, надо было согласиться. Как же отчаянно она скучала по нему. Сердце замирало от каждого шороха в подъезде. Даша так ждала, что Егор придёт, что не выдержит этой разлуки. Но, казалось, он выкинул её из жизни и забыл.
  
   В коридоре раздался телефонный звонок. Даша по привычке замерла, но не пошла брать трубку. Она устала разочаровываться, да и при бабушке старалась держать лицо, чтобы та не подумала, что у неё совсем нет гордости. И вот долгожданное:
   - Дашунь, тебя к телефону.
   - Кто?
   - Егор.
   Чего ей стоило не бросится к телефону, а не торопясь подняться с кровати и подойти взять трубку.
   - Да.
   - Привет.
   - Привет.
   - Даш, ты бы не могла выйти на улицу через часок? - спросил Егор, - Пожалуйста.
   - Могу, - ответила она, из всех сил стараясь не выдать своей радости и облегчения.
   - Тогда я буду ждать тебя возле подъезда.
   - Договорились.
  
   "Мог бы и зайти за мной", - подумала Даша. А вдруг он собирается поставить окончательную точку? Скажет ей примерно то же самое, что бабушка говорила. Душа в пятки ушла от такого предположения. Так, без паники. Надо привести себя в порядок за этот час. Что бы ни собирался сказать ей Егор, она не будет выглядеть жалкой и убитой. Она не выходила на улицу, пока не увидела под окнами его машину. Не хватало ещё стоять возле подъезда и ждать его.
  
   Егор встретил её с букетом цветов.
   - Это тебе.
   - Спасибо.
   - Давай прогуляемся немного.
   Даша согласилась, и они медленно пошли вдоль двора.
   - Даш, прости меня. Я вёл себя, как придурок, - наконец, сказал Егор, - Мне, конечно, трудно принять, что ты скоро от меня уедешь, но находиться с тобой в ссоре из-за этого ещё труднее.
   - Я тоже повела себя не совсем правильно. Мне надо было сказать тебе, как я не хочу никуда от тебя уезжать, как для меня это тяжело, вместо того, чтобы отстаивать свои права. Я обещаю, что буду очень стараться поступить в Москве. Но если у меня этого не получится, не обижайся.
   - Не обижусь, - Егор обнял её и улыбнулся, - А ты не обижайся, что я такой мужикотавр.
   - Кто?! - Даша засмеялась.
   - Мама меня так называет, когда я включаю ослиное упрямство, завидную тупость и неконтролируемый эгоизм.
   - И часто ты бываешь мужикотавром?
   - Можешь вздохнуть с облегчением, не часто. Чтобы он проявился, надо ну очень, очень, очень сильно меня расстроить. И вообще, хватит заострять внимание на моих неприглядных сторонах. Я не так плох, как может показаться. Всё-таки одним важным достоинством я точно обладаю: я очень тебя люблю.
   - Я тебя тоже.
   Они принялись целоваться, но вскоре поняли, что им обоим уже этого мало.
   - Поехали на дачу, - предложил Егор, - Сил моих больше нет вести себя прилично. Мужикотавр во мне требует жертву, а то опять возьмёт верх над сознанием.
   - Какой же страшный зверь в тебе живёт.
   - И не говори. Только ты в состоянии его утихомирить.
  
   Хорошо, что дача была так близко от города. Как она их выручала всё это время. Где ещё можно было побыть вдвоём, если по будням они могли встречаться только вечером, а в выходные и у родителей выходные? И каким необыкновенно сладким было это примирение.
  
   Глава 11.
  
   - Дашка, я реально крутой пацан! - говорил Егор по телефону.
   - Да ну, - она изобразила недоверие.
   - Да! Да! Да! Я сдал сессию! Я свободен, слово птица в небесах. Я свободен, я забыл, что значит страх, - пропел он слова знаменитой песни "Арии".
   Даша засмеялась:
   - Да ты и правда крут.
   - Да я просто герой! Слушай, бросай свои учебники, поехали на дачу, отметим это дело.
   - Поехали. Как будем отмечать?
   - Маленькая что ли? - тоном змея-искусителя спросил Егор, - Мужикотавра задабривать.
   - Ах вот оно что!
   - Беда с ним просто. Ты обязана меня спасти, - он начал изображать голосом, как будто его кто-то душит, - Только ты можешь мне помочь.
   - Егор, не сдавайся. Час продержишься? - включилась в игру Даша.
   - Шансов мало, но я постараюсь, - тем же придушенным голосом ответил он, - Не задерживайся, а то застанешь только мою оболочку. Всё, Дашка, не могу больше говорить, зверь пошёл в наступление. Если что, не поминай лихом.
  
   Егору нравилось слышать её смех, нравилось, что она понимала его и не играла с ним в дурацкие игры с примитивными правилами, которые девушки черпают из глянцевых журналов. Ему нравилось дарить ей подарки. Она не уставала удивлять его, радуясь букету черёмухи, гораздо больше, чем дорогим духам. Он вспомнил, как Даша была счастлива, когда он принёс ей этот букет. "Ты для меня их нарвал сам! Не покупные! Сам!" - повторяла она. А он ещё сомневался, стоит ли ей дарить такие незатейливые цветы. Одна из его бывших пассий как-то сказала, что черёмуха и сирень - это возможность отличиться для самых жадных мужчин, которым на цветы денег жалко. А он сам любил черёмуху с её пряным горьковатым ароматом и пенными гроздьями цветов. В глубине души он чувствовал, что Даша разделит с ним эту любовь, что ей и в голову не придёт заподозрить его в жадности. Мысль о том, что она может скоро уехать, Егор загнал подальше, чтобы не отравлять себе жизнь. Надо жить сегодняшним днём и получать от него максимум удовольствий.
  
   Сегодня он свой максимум удовольствий получил и теперь разглядывал спящую рядом с ним девушку. Какая же она нежная, милая, родная. Хотелось подарить ей весь мир, наговорить кучу комплиментов и зацеловать так, чтобы она себя не помнила. "Нет, ну так нельзя", - одёрнул себя Егор, - "Дашке надо поспать, она же полночи со своей химией сидела". Он встал и потихоньку вышел. У него созрел план. Он придумал, чем обрадовать любимую. Недалеко за дачным посёлком была земляничная поляна. Вот она удивится такому подарку.
  
   Егор набрал целую кружку. Пусть лопает, сил набирается. А то зачахла совсем над своими учебниками. Когда он вернулся, Даша ещё спала. Он походил по дому, даже поел, но она так и не проснулась. Всё, его терпение лопнуло. Он уже соскучился тут один. Егор присел возле кровати на колени и поцеловал девушку несколько раз. Она заулыбалась и открыла глаза.
  
   - Просыпайся, спящая красавица, - сказал он и снова поцеловал.
   - Чего-то я заснула.
   - И чего это? Вот удивительно.
   - Ничего удивительного. Борьба с мужикотавром забирает много сил.
   - А борьба с химией и биологией ещё больше, да ещё и спать по ночам не даёт. Бедная ты моя, - посочувствовал Егор, - А у меня для тебя сюрприз.
   - Какой?
   - Вот, - он показал ей на кружку земляники, - Это тебе для восстановления сил. Они тебе ещё понадобятся. Ешь.
   - А ты?
   - Это тебе.
   - Спасибо, - она была очень благодарна.
   Егор с умилением смотрел, как Даша ест ягоды.
   - Как же вкусно! Может, всё-таки тоже будешь? А то я ему тут одна.
   - Ешь, ешь. Мне нравится, что тебе вкусно.
   - Всё, - через какое-то время сообщила Даша и начала вставать.
   - Ты куда это собралась?
   - Руки мыть. Они же все липкие.
   - Ну ка покажи.
   Она протянула ладонь, которую он тут же поцеловал. Потом пришёл черед пальчиков. Ему нравилось смотреть, как темнеют её глаза, чувствовать, как учащается пульс, слышать её дыхание. Она его! Она принадлежит ему и душой, и телом, как и он ей. Больше мыслей не осталось. Любовь выпустила на волю страсть.
  
   ***
  
   - Бабушка, у меня к тебе разговор, - начала Даша, стараясь не показать, как нервничает, - Или даже просьба.
   - О чём же?
   - Мы с Егором и с ребятами хотим съездить на море на недельку. Ты меня отпустишь?
   - А с ребятами - это с кем?
   - Таня Базанова, Кирилл - двоюродный брат Егора, и ещё одна пара, но ты их не знаешь.
   - Все по парам?
   - Но мы жить от парней отдельно будем, - убеждала Даша бабушку, хотя сама себе не верила.
   - Не хочу тебя отпускать. Боюсь за тебя.
   - Ну, ба... Ну, я и так нигде не была. Скоро опять с поступлением биться, потом учёба. Ничего со мной не случиться.
   - На это же деньги надо.
   - Егор сказал, что я могу не переживать на счёт денег.
   - Нет уж. Ты ему кто? Любовница или содержанка? Я тебе денег дам. Если не шиковать, то вполне хватит.
   - То есть отпускаешь? - обрадовалась Даша.
   - Ты уже совершеннолетняя. Как я могу тебя не отпустить? Надеюсь, что ты достаточно благоразумная, чтобы не наделать глупостей.
   - Не наделаю. Спасибо! - она бросилась обнимать бабушку, - Ты лучшая бабушка в мире! Я тебя обожаю.
   - Я тебя тоже очень люблю.
  
   ***
  
   - Да отстань ты от них! - говорила Лена Андрею, - Не видишь, им не до волейбола?
   - Всё никак не навлюбляются, - проворчал Андрей, - Доигрывать кто за них будет?
  
   Таня с ненавистью посмотрела на сладкую парочку, которая была так поглощена друг другом, что так и не услышала Андрюхиных стенаний, сказанных специально громко, чтобы вернуть их к реальности. Они держались за руки, о чём-то говорили и улыбались друг другу. Как же бесила Таню Воронцова! За год из серой забитой зубрилки превратилась в уверенную в себе красотку. Конечно, с Таней ей было не тягаться, но Дашка стала гораздо интереснее, чем год назад. Ножом по сердцу ударил тот факт, что между этими двоими давно уже были близкие отношения, а они всё ещё вместе. Танин прогноз не сбылся. Воронцова даже не рассказала, когда между ними это случилось, не посчитала нужным поделиться. Такого Таня не ожидала. Она надеялась поехидничать над несчастным Соболевым, которого не подпускают к телу. Но оказывается, эта тихоня не такая уж невинная овца. Насколько эти двое довольны друг другом, было видно невооружённым глазом. Они же с Кириллом только ругались. Таня испытывала бесконечное раздражение от того, что вынуждена проводить ночи совсем не с тем человеком, с которым хотелось, что герой её грёз без ума от другой, которая вообще не должна быть с ним рядом. Чем Воронцова его взяла, чем заслужила? Ну почему такие классные красивые парни всегда выбирают себе невзрачных постных куриц? Почему такая жизненная несправедливость? Ну да ничего. Скоро она уедет в свой Питер. Не станет Соболев её ждать. Не дадут такому экземпляру остаться в одиночестве. Вот здесь то у Тани и появится шанс.
  
   Играть в волейбол они всё-таки пошли. Голубков разлучили, они оказались в разных командах. Противно было смотреть, как Соболев понёсся к этой овце, когда она ударила палец, принимая мяч. Уж сюсюкался с ней, как будто там открытый перелом, не меньше. А потом их ещё и целоваться разобрало. Таню это взбесило окончательно, и она кинула мяч прямо Соболеву в спину, чтобы прекратить это безобразие. Удалось.
  
   - Эй, вы чего?! - обернулся Егор, - Совсем кто-то обнаглел?
   - Это вы обнаглели, - сказала Таня, - Играть давай. А то учинили тут разврат.
   - Разврата не было. Наговариваешь.
   - Хватит отлынивать, - пришёл на поддержку Кирилл, - Играем. Устроили тут отдых незапланированный. Скоро солнце сядет.
   - Так Дашка не может играть, - ответил Егор.
   - Ну ты то можешь. Дашка переходит в болельщики, а ты иди доигрывать. Мы с Андрюхой против тебя с девчонками и одни справимся.
   - Размечтались! - Лену возмутила такая самоуверенность, - Не говори "Гоп", пока не перепрыгнешь.
   И она оказалась права.
   - Дашка, если бы ты нас не покинула, мы бы их точно сделали, - говорили потом ребята.
   - Даже не сомневаюсь. Мы ещё возьмём над ними реванш.
  
   "А уж какой я над тобой реванш возьму, тебе и не снилось", - с ненавистью подумала Таня. А пока ей только оставалось скрежетать зубами, наблюдая, как соперница уходит в обнимку с предметом её тайной страсти в комнату, которую они занимали.
  
   ***
  
   - Я поступила! Слава Богу! - радовалась Даша.
   - Умница. Поздравляю, - ответил на это Егор.
   Он не мог разделить её радость в полной мере. Всё-таки им придётся расстаться на долгое время. Чтобы поступить в Москве Даше не хватило одного балла. Сколько слёз было ей пролито по этому поводу. А здесь получилось.
   - Ты не рад. Я понимаю, но...
   - Я рад за тебя, - прервал он её, - Ты молодец. Я даже восхищён, потому что понимаю насколько тяжело поступить на бюджет без всякой посторонней помощи. Меня расстраивает лишь неизбежность разлуки.
   - Да, это всё портит. Но мы ведь будем звонить друг другу, даже письма можем писать, - Даша хотела развеселить его.
   - Письма? - горько усмехнулся Егор, - Ты серьёзно думаешь, что они способны заменить каждодневное общение? И не умею я их писать.
   - Не знаю, что сказать, - сказала Даша, признавая своё поражение в попытке найти хоть какие-то утешительные моменты, - Разве что, что я тебя очень люблю и не разлюблю ни за что и никогда.
   - Никогда? - Егор обнял её и улыбнулся, - Уверена?
   - Да! И ещё раз да.
  
   Он поцеловал её. Какой смысл сейчас говорить ей о своих сомнениях или о том, что он не хочет её никуда отпускать? Это ведь ничего не изменит. Он не вправе запретить ей ехать учиться. Он не настолько узколобый, чтобы не понимать, зачем женщине образование. Она же всю жизнь мечтала быть врачом. Разве честно вынуждать её отказаться от этой цели во имя себя? Да и не простит она ему потом своих жертв. Преступление делать из журавля домашнюю курицу.
  
   Две полные любви, страсти и нежности недели пролетели быстро. Они почти не расставались, не пуская к себе никого. Все друзья и родные ушли на второй план. Никто был не нужен, хотелось напиться друг другом, надышаться, чтобы хватило на долгие месяцы разлуки.
   - У меня для тебя подарок на прощание, - сказал Егор.
   Это был последний день перед неминуемой разлукой.
   - Не говори так! - почему-то испугалась Даша.
   - Как? - не понял Егор.
   - "На прощание". Это звучит страшно и обречённо.
   - Хорошо, хорошо. Это просто подарок.
   Он достал сотовый телефон.
   - Это тебе.
   - Ты с ума сошёл? Это же дорогая вещь!
   - Ну и что. Зато мы сможем с тобой разговаривать каждый день. Это я даже себе больше подарок сделала, чем тебе.
   - Ошибаешься, - Даша обняла его за шею и поцеловала, - Я смогу слышать тебя каждый день! Я даже мечтать о таком не могла.
   - Люблю тебя, - ответил Егор и вернул поцелуй.
  
   И разве имело значение, что он истратил на эти недавно появившиеся мобильные телефоны почти все деньги, что заработал, проходя практику у отчима на фирме. Главное, что эти новомодные средства связи помогут им быть ближе в эту долгую осень, которую они проведут в разных городах.
  Весь оставшийся день до позднего вечера они изучали возможности и свойства телефонов, чередуя это с занятиями любовью и нежными разговорами. Благо, родители Егора уехали на отдых за границу, так что квартира была в полном распоряжении влюблённых.
  
   Глава 13.
  
   Даша не успела познакомиться с этим великолепным, загадочным и благородным городом, как учёба накрыла её с головой, забирая все силы и время. Единственной отдушиной были разговоры с Егором. Он звонил ей каждый вечер. И пусть это были обычные, будничные разговоры, в которых не было тех слов любви, которыми он одаривал её, когда они были вдвоём, но Даша была счастлива просто слышать его голос, знать о том, что с ним происходит, чем он живёт, о чём думает, делить с ним его проблемы и победы. Она быстро поняла, что по телефону не так легко говорить о чувствах. Не видя глаз любимого человека, его улыбки, не чувствуя прикосновений, объясняться в любви было трудно. Слова казались какими-то банальными и пафосными.
  
   У соседки по комнате была примерно такая же история, только мобильного телефона не было. Так что Вика ей даже завидовала. Более старшие соседки по кухне над ними подсмеивались, говоря, что девочки пока ещё от дома не отлепились. Ещё полгода и тоска по родителям, по старым друзьям, по старой любви, которая совсем скоро сойдёт на нет, уйдёт, и они будут чувствовать себя в Питере, как дома. Именно этот город станет им родным, потому что именно здесь появятся новые друзья, новая любовь, здесь начнётся взрослая жизнь. Даша не спорила, но была уверена, что её любовь никогда на нет не сойдёт, что она обязательно вернётся в родной город к своему Егору, они поженятся и будут жить долго и счастливо.
  
   Подтверждение своим чаяниям она получила, когда он приехал к ней на один день. Каким же это было счастьем. Правда, вся запланированная Дашей культурная программа сорвалась, стоило им только оказаться в номере гостиницы. Они даже толком так ни о чём и не поговорили. Но зато она услышала столько слов любви, сколько за всю историю их телефонных переговоров не было сказано, и, наверное, столько же вернула их ему. Той ночью она не вернулась в общежитие. Не хотелось упускать ни одной минуты, которую они могли провести вместе. Даша едва не заплакала на вокзале, когда Егор уезжал. Так не хотелось расставаться, сердце разрывалось.
  
   - Ты где была? - спрашивала её Вика, когда она вернулась в общежитие, - Я уж не знала, что и думать. Хоть в милицию иди! А то мало ли что. Мы должны друг за другом присматривать, потому что совсем одни в этом городе. Ведь никто больше не спохватится, если что.
   - Извини, что не предупредила. Ты права, конечно.
   - Ну, давай, рассказывай, где ты была всю ночь?
   - Мой парень приезжал, - пришлось признаться Даше.
   - Да ты что?! Прямо сюда?
   - Нет. Мы на вокзале встретились.
   - Тогда всё понятно. Вопрос, где и с кем провела ночь, снят с повестки дня. Но возникает другой. Ну и как? Круто?
   Даша смутилась. Не привыкла она с кем-то обсуждать такие интимные вещи.
   - Ой, ну вы посмотрите на неё! Скромница ты моя! Аж покраснела. Да ладно, не говори, я и так по тебе вижу, что было улётно. Слушай, у тебя его фотка есть?
   - Есть.
   - Хоть бы показала, раз рассказывать ничего не хочешь.
   Пришлось уступить.
   - Вау! И это твоё?! Шутишь?
   - Почему шучу? - растерялась Даша.
   - Да это же эталонный образец! На таких можно только любоваться, как на произведение искусства, а вот влюбляться нельзя никак.
   - Это почему же?
   - Слишком сложно удержать, а потерять очень больно. Ведь желающих отнять будет предостаточно. Трудно потом согласиться на что-то более простенькое, когда ты держала в руках мечту. Хотя, конечно, если к такому великолепию не прилагается внушительный список пороков.
   - Каких ещё пороков?
   - Ну, если он не полный придурок, алкаш, жмот и кобель.
   - Никакой он не придурок, и уж тем более не всё остальное, - обиделась Даша, - И вообще, зачем ты мне говоришь все эти гадости?
   - Ой, Дашунь, прости. Я не хотела тебя обидеть. Понимаю, тебе и так нелегко осознавать, что он там один без тебя, а тут я ещё масло в огонь подливаю. Просто очень красивый парень. Да любит он тебя, любит! Вон даже приехал к тебе. Всё у вас хорошо будет. Это я просто завидую.
   - Не завидуй. У тебя тоже всё хорошо будет, - ответила Даша.
   - Сомневаюсь я что-то. Ни одного письма мне не написал. Я с телеграфа звонила ему на домашний, так он мне ничего стоящего не сказал.
   - Может быть, не мог при родителях сказать, - начала Даша подыскивать оправдания кавалеру подруги, - Может быть постеснялся по телефону говорить про любовь.
   - Чего же раньше то не стеснялся, - вздохнула Вика.
  
   Этот разговор с соседкой заставил серьёзно задуматься. Даша почему-то никогда всерьёз не рассматривала такую возможность, что её любимого может увести другая. Нет, теоретически она понимала, что такое может случиться, но такой опасности не ощущала. Она ведь никогда не задумывалась, сколько вокруг него девушек, не предполагала, что они могут решиться на активные действия, чтобы получить такого замечательного парня. Наверное, такая недальновидность была следствием того, что сама она не была способна на военные действия ради захвата понравившегося молодого человека. Где то глубоко в её сознании сидела убеждённость, что так поступать должен только мужчина. Но ведь не все такие, как она. Сейчас время диктует совсем иные правила, чем это было всегда. Появилось много решительных девчонок, которые готовы взять в свои руки все мужские функции. А Егор вдруг поддастся, устав ждать Дашу.
  
   Но он продолжал звонить каждый день, говорил, что очень скучает. Егор обещал приехать в ноябре на свой день рождения, как раз когда будет праздник народного единства.
  
   ***
  
   Егор был счастлив, но в то же время его терзало лёгкое чувство вины. Как только Дашка его терпит? Он не удосужился озвучить ей своё контрпредложение, оставил без внимания её подарок ко дню рождения, и опять нарушил все её планы о том, как они будут отмечать его именины. Всему виной была его неконтролируемая ненасытная страсть. Он так соскучился, что просто не мог думать ни о чём другом, когда они оказались в номере вдвоём. Дашка сделала для него пирожные, упаковала их красиво, принесла с собой на вокзал, когда его встречала. В номере она выложила их на тарелку и предложила ему попробовать. А он, неблагодарный, даже на них не взглянул. Желание было настолько сильным, что затмило все другие чувства. Хорошо, что Даша не оттолкнула его, не обиделась, а сразу ответила. Егор ещё раз убедился, что нашёл свою идеальную половину, которая чувствует его, которой не надо ничего объяснять, потому что они просто отражаются друг в друге. Но, если он и дальше будет продолжать в том же духе, то Дашка начнёт подозревать, что он приезжает к ней исключительно ради секса. Он посмотрел на спящую рядом с ним девушку. Господи! Надо же так влипнуть! Разве он думал, что с ним когда-нибудь случиться нечто подобное? Что вся жизнь сойдётся клином на одной маленькой девчонке? Он бы посмеялся над тем, кто бы сказал ему, что он будет, как и все, говорить все эти банальности и глупости, и считать при этом, что произносит какие-то волшебные, никому неведомые слова, отражающие только его доселе никем не испытываемые чувства. Он любовался ею спящей. На это раз не страсть, а нежность заставила провести его рукой по её волосам, потом по щеке и по плечу. Даша начала просыпаться, потянулась по-кошачьи грациозно, открыла глаза и улыбнулась ему.
   - Привет.
   - С добрым утром, - ответил Егор и поцеловал её, - Поднимайся. Я тут решил, что пора твой подарок пробовать. А то вчера так руки и не дошли.
   - Они, наверное, растаяли, - огорчённо сказала Даша, глядя на упаковку с пирожными.
   - Наверное. Так что, есть их буду я. Мало ли что. Пожертвуем самым малоценным членом экипажа. Ну зачем тебе растаявшие пирожные, в самом деле? - с этим словами он начал уминать свой подарок, - Ой, Дашунь, совсем растаяли, так что не надо мне помогать.
   - Эй, не жадничай! Дай хоть попробовать, чего у меня получилось. Мне же интересно.
   - Интересно ей. Сама, небось, в процессе приготовления налопалась, - не сдавался он, - Очень вкусно.
   - Ну, Егор! - смеясь, уговаривала Даша, - Ну совсем немножко.
   - Немножко? - строго уточнил он, - Ну, так и быть.
   Даша откусила кусок от пирожного.
   - Эй, ты полпирожного проглотила за раз! Мой подарок! - начал сокрушаться он.
   - Соболев, какой же ты жмот!
   - Нет, я хороший. Просто вкусно очень.
  
   И опять серьёзный разговор был отложен на неопределённое время. Где-то к полудню они всё-таки выбрались на улицу. Погода была отвратительная, но они твёрдо решили посмотреть на Медного всадника. Егору хотелось увидеть Александровскую колонну, про которую он читал, что это самый высокий монолит в мире. Интересное сооружение с профессиональной точки зрения. И колонна впечатлила его гораздо больше, чем знаменитый памятник Петру. Значит, так тому и быть.
   - Даш, я понимаю, что сейчас не самое подходящее время, да и обстановка совсем не та, но что делать. Думаю, ты меня простишь. Дашенька, выходи за меня замуж.
   Она, явно, не ожидала такого поворота событий, и потрясённо смотрела на него.
   - Замуж? - переспросила она.
   - Я понимаю, что рано, что тебе учиться надо. Но я так больше не могу.
   - Ты хочешь, чтобы я вышла за тебя замуж и бросила учёбу?
   - Нет, я не такой самодур. Но ведь есть же какие-то способы перевестись в Москву? Я готов даже найти деньги на твою учёбу там, если понадобиться.
   - Где ты их найдёшь?
   - У отчима займу. А потом, мне ведь только этот год осталось доучиться. А там я работать буду.
   - И когда же ты планируешь свадьбу?
   - Летом, если, конечно, не свихнусь за оставшиеся полгода.
   - Почему ты должен свихнуться?
   - От отсутствия женской ласки столь длительное время, - усмехнулся он, - Ты не замечаешь, что со мной твориться? Я тебе ещё ненормальным не кажусь?
   - Не кажешься. Я тебя очень люблю. Ты самый лучший. И я согласна.
   Можно выдохнуть. Она согласилась! Даже условий не обговаривала, не торговалась. Согласилась ради него самого! Счастье от этого осветило ненастный Питер солнечным светом, и, не обращая внимания на хмурых прохожих, они целовались возле удивительной и величественной Александровской колонны.
  
   Уже ночью Даша призналась:
   - А знаешь, я бы ведь и так согласилась.
   - Как так? - не понял Егор.
   - Даже если бы ты сказал: "Бросай свою учёбу и выходи за меня замуж".
   - Правда?! Вот я лох! Ещё не поздно всё переиграть, - смеясь, сказал он.
   - Нет уж. Мужчина должен держать слово.
   - Трудно быть мужчиной, - картинно вздохнул Егор, - Но и плюсы имеются.
   - Какие же?
   - Награда. Она всегда ждёт своего героя. И сейчас я её получу.
  
   Расставание в этот раз не было таким тяжёлым. Его скрашивала надежда на скорую встречу, ведь впереди новогодние праздники и каникулы, и перспектива на светлое будущее, в котором они будут вместе.
  
   Глава 14.
  
   Предложение ей сделал! Да это же в голове не укладывается! Соболев серьёзно собрался жениться на этой посредственности. Душа просто готова была взорваться от ненависти и боли. Таня поняла, что слишком уж всё далеко зашло у них, когда узнала, что Соболев уехал в Питер на свой день рождения. И это вместо того, чтобы устроить вечеринку или мальчишник на худой конец. Она сама позвонила Воронцовой, чтобы разузнать подробности. И эта поганка забила последний гвоздь в крышку гроба, в котором Тане пришлось похоронить все свои смелые мечты, надежды и нежные чувства. Дашка была настолько счастлива, что Таня даже не сразу поняла из её сумбурного рассказа, что Егор сделал ей предложение. Что-то разорвалось в её душе, когда она всё-таки поняла, что случилось. Он никогда с ней не будет!
  Таня очень старалась избавиться от этой трудной измучившей её любви. Она меняла кавалеров, как перчатки, не находя ничего стоящего. Они не помогали забыть его, казались глупыми, мелкими и ничтожными. Чего им удавалось, так это скрасить ночь. На большее их не хватало. Она не хотела их. Никого. Ей был нужен только один мужчина. А он собрался жениться на другой.
  
   Про Кирилла она и думать забыла. Они мирно расстались после поездки на юг, договорившись оставаться друзьями. Не то, чтобы Тане была нужна его дружба, но он всё-таки двоюродный брат Егора, вдруг пригодится. После приступа отчаяния и уныния, Таня поняла, что не оставит это дело просто так. Она обязана побороться за героя своих грёз и жарких снов. Воронцова ничего не получит. Не достойна эта серая дура такого мужика! Не её поля ягода.
  
   От этих мыслей Таню отвлёк звонок очередного поклонника. Их стало ещё больше с тех пор, как её отец стал мэром. Ещё бы. Она теперь самая завидная невеста горда. Все это знают. Только одному идиоту до сих пор непонятна его выгода. Вцепился в свою овцу недоделанную. Придурок! Зла не хватает. Только всё зло таяло, стоило только увидеть его хоть мельком. Таня видела его редко. Не так то легко найти предлог для встречи с парнем своей подруги, не вызвав подозрений, и не боясь показаться навязчивой. Таня понимала, что Соболева просто так не взять. Он не очаруется внешней красотой, иначе бы это давно случилось. Так же не помогут обычные женские хитрости. Он не мальчик-колокольчик, который легко потеряет голову только от того, что ему подарили внимание и благосклонность. Чего ему стоит раскусить её игру? Он ей в этом деле может дать фору в сто очков. Для неё всё это мероприятие по захвату объекта своей страсти может закончиться унижением, его презрением, даже ненавистью с его стороны. Нет, об этом рано пока думать. Нужно во что бы то ни стало разлучить его с Воронцовой. Надо сделать так, чтобы Егор возненавидел её. Только вот как это сделать, если учесть, что она не имеет к нему доступа, да и Дашка вне сферы её влияния?
  
   Видимо, какие-то силы помогают тем, кто очень хочет добиться своего. Всё началось с того, что за Таней заехал отец, чтобы забрать из института. Хотя и так все знали, чья она дочь, но ей было приятно лишний раз напомнить об этом. Всё-таки чертовски приятно быть объектом зависти всех здешних девиц. Таня чувствовала себя принцессой, когда садилась в отцовский джип, а водитель услужливо открыл перед ней дверь.
   - Танюш, мне только что позвонили, и мои планы несколько поменялись, - сказал ей отец, как только они обменялись поцелуями и приветствиями, - Я должен заехать в одно место. Только после этого мы поедем домой.
   - Это куда ещё? - капризно спросила Таня.
   - Помнишь, мои мытарства с новым торговым центром? Так вот, проект готов. Даже более того, сегодня я могу увидеть макет. На комиссию он будет представлен уже на следующей неделе. Мне обязательно нужно посмотреть его до комиссии.
  
   Таня на мгновение замерла, почувствовав, что вот-вот поймает судьбу за хвост. Она знала про злоключения отца с этим торговым центром, но всё это было не важно. Окончательный проект делала фирма, принадлежащая отчиму Егора - Роману Тимофееву. А вдруг Соболев там. Такое вполне может быть. Она слышала от общих знакомых, что Егор проводит там очень много времени, решив, видимо, стать взрослым и заняться карьерой. Он ведь последний год учится, готовит себе почву для плодотворной работы.
   - Пап, а давай я с тобой пойду. Ты столько про это центр рассказывал, что мне тоже любопытно стало посмотреть, - предложила Таня.
   - Хорошо, - ответил отец удивлённо.
  
   В этот день, казалось, Фортуна взяла её под своё покровительство. И первым, кого Таня встретила в офисе фирмы, был Егор.
   - Привет, - поздоровалась она и улыбнулась.
   - Привет, - он был удивлён, - Какими судьбами?
   - Я с папой. Он меня из института забрал, а тут звонок. Он про этот проект дома все уши прожужжал, вот мне и стало любопытно.
   - Ясно. Ну, пойдём, провожу тебя до кабинета Романа Владимировича. Я как раз туда иду.
  
   Макет торгового центра Таню совершенно не интересовал. Да она на него и не смотрела. Её вниманием завладел Егор, который принимал участие в обсуждении. При этом он несколько не тушевался перед её отцом. Если бы Таня уже не была в него влюблена, то именно сейчас точно бы влюбилась. Такой молодой, а уже видно, что настоящий мужчина, сильный, умный и смелый, а не щенок какой-то.
  
   - Роман Владимирович, поздравляю, - сказал отец, - Прекрасный проект. И даже то, что мне поначалу показалось недостатками, твоему молодому сотруднику удалось превратить в достоинства в моих глазах. Где ты находишь такие талантливые молодые кадры? Хоть бы подсказал. Как зовут молодого человека?
   - Это Егор Соболев, мой приёмный сын, - с гордостью представил Егора отчим, - Он ещё учится в институте, но уже знает все дела фирмы. Скоро моя фирма пополнится ещё одним талантливым сотрудником, который в отличии от меня, владеет новыми профессиональными программами. Я как-то не очень люблю с компьютером работать. Мне по старинке творить как-то привычнее. Но признаю, что компьютер существенно упрощает жизнь и экономит время.
   - Творить и мне легче вручную, - улыбнулся Егор, - К тому же мне нравится чертить. Но детали прорабатывать, конечно, с компьютером удобнее.
   - Как может нравится чертить? - отец изобразил удивление, - Никогда не любил. Каторга для меня была в институте это черчение. Вот и дочь моя вся в меня в этом вопросе пошла. Те же проблемы. Таня, про тебя говорю.
   - Про меня? - Таня заулыбалась, делая вид, что не слышала о чём речь.
   - Хочу представить вам мою дочь Татьяну.
   Все начали улыбаться, говорить ей комплименты, представляться.
   - Как мы удачно наших детей познакомили, - сказал отец отчиму Егора.
   - Мы до этого были знакомы, - скромно ответила Таня.
   - Надо же! Но тем лучше. Егор, тогда, надеюсь, ты не откажешь мне в просьбе?
   - Что за просьба? - спросил тот, стараясь не выказать удивления.
   - Пустяковая. Я попросил бы тебя помочь моей дочери разобраться с таким сложным предметом, как начертательная геометрия. Она считает, что понять это невозможно, а мне и возразить нечего, потому что я и сам там никогда не блистал. Может, такому симпатичному молодому человеку удастся её переубедить.
   Таня праздновала победу. Отказать её отцу было нелегко. И не только из-за его высокой должности, его личному обаянию противостоять было трудно. Она не поняла, как Егор отнёсся к этому предложению. За его вежливой улыбкой нельзя было разглядеть эмоций.
   - Хорошо, я постараюсь, - ответил он, продолжая улыбаться, - Мы с Таней договоримся о встрече. Я дам ей мой телефон, а она пусть подумает, когда это будет удобно. Я тоже пока учусь, так что и мне надо прикинуть, когда у меня будет свободное время.
  
   Их оставили в покое и начали обсуждать какие-то свои дела.
   - Вот мой телефон, - Егор протянул ей листок с номером, - Звони, когда надумаешь позаниматься.
   Особого энтузиазма он не выказывал, но и недовольства не проявлял.
   - Егор, если это неудобно, не стоит обращать внимание на просьбу отца, - начала Таня, прекрасно понимая, что в данной ситуации молодой человек не откажется от навязанной ему роли.
   - Всё нормально. Нам только нужно подстроиться под твою и мою учёбу. Времени до сессии совсем немного осталось. Нам придётся очень постараться, чтобы успеть разобраться со всем упущенным.
   - Я на всё согласная, - обречённо вздохнула Таня, изобразив полное уныние и покорность.
   Егор только улыбнулся ей в ответ.
  
   - Откуда ты знаешь этого парня, пасынка Тимофеева? - спросил отец после в машине.
   - Он с Дашкой Воронцовой встречается.
   - Так она же в Питер уехала, ты говорила.
   - Ну и что. Это им не мешает, - ответила Таня равнодушно, хотя ей крайне неприятно было даже думать об этом.
   - Жаль. Хороший парень, перспективный. Далеко пойдёт, если захочет и если помочь.
   - Да, он классный. Такой же, как ты.
   - Как я? Эй, да ты, малышка, к нему неравнодушна! - отец потрепал её по щеке.
   - Зато он равнодушен, - обиженно сказала Таня.
   - Да как такое может быть?! Ты же у меня красавица, принцесса!
   - Некоторые предпочитают заурядных зануд.
   - Да ладно, не кисни! Куда он денется? Смотри, какой шикарный шанс всё изменить я тебе организовал.
   - Это точно. Даже неудобно стало. Но спасибо тебе. Грех таким шансом не воспользоваться.
   - Узнаю мою девочку. Вся в меня. Никогда не сдаётся и всегда побеждает.
  
   Отец очень её любил и страшно гордился. И шанс он организовал действительно шикарный. Оставалось только грамотно разыграть свою карту. Затащить Соболева в постель было бы можно, но вряд ли что-то изменило бы. Такой манёвр позволил бы всего лишь утереть нос выскочке Воронцовой, но не получить Соболева в своё распоряжение. Нужно во что бы то ни стало разбить эту сладкую парочку. И пока она не придумает, как это сделать, Егору звонить бессмысленно.
  
   За помощью пришлось обратиться к маме. Вот кто умел плести интриги да так виртуозно, что все любовницы отца, в конце концов, оставались раздавленными и переставали представлять для неё опасность. Мать, кажется, получала удовольствия от этих баталий. Наградой для неё было то, что мужчина которого она любила, которому помогла сделать блестящую карьеру, который обеспечивал ей положение первой леди города и материальный достаток, всегда оставался с ней.
  Таня не хотела рассказывать ей, против кого играет. Несмотря на сильный характер и даже безжалостность, у матери были свои принципы. В данном случае она бы не поддержала дочь. Таня наплела ей историю, как один очень замечательный мальчик из их группы влюбился в совершенно неподходящую хабалку.
   - Мам, вот что бы ты сделала, чтобы мальчик понял, что она ему совсем не пара, чтобы сразу её бросил без суда и следствия?
   - Это смотря какой парень. Есть такие, об которых можно ноги вытирать, они всё стерпят.
   - Да нет, он нормальный. Просто верит ей и никого не слушает.
   - Нужно доказательство её подлости, причём неопровержимое. Ну, например, фотографию с другим мужчиной. Причём такую, на которой видно, что между этой девушкой и мужчиной что-то происходит интимное.
   - Секс что ли?
   - Ну, я не знаю. Хотя бы поцелуй. Если эта девушка так плоха и такая шлюха, как ты говоришь, то это возможно сделать. Только стоит ли лезть в чужие отношения? Тебя ведь это никак не касается. Иногда такие вещи очень печально заканчиваются. Причём для всех принимавших участие. Сто раз подумай, стоит ли в это ввязываться.
   - Кто бы говорил, - вырвалось у Тани.
   - Когда на кону стоит что-то очень важное для тебя, то стоит рискнуть, можно пойти на многое. А лезть в жизнь людей только от скуки не стоит. Можешь считать это глупостью, но жизнь подобных подлостей не прощает и рано или поздно предъявляет свой счёт.
   - Да ладно, мам. Это я так, чисто теоретически. Не бери в голову, - закончила разговор Таня.
  
   Таня пала духом. Какие доказательства измены тут можно найти, если никакой измены и в помине быть не может? Да и живут они с Дашкой в разных городах, каким образом Таня может получить от неё хоть какие-то фотографии? Вот если бы ей самой в Питер поехать, да там с Воронцовой погулять хорошенько. Но сейчас это невозможно, сессия на носу, да и Егора она упустит. Скоро проблема с начерталкой отпадёт сама собой. Тут ей вспомнился Кирилл, который тоже учился в Питере. Они расстались сразу после юга, но решили остаться друзьями. Ну и чем ей Кирилл поможет? Надо с его сестрой пообщаться, она в том же институте, что и Таня учиться только старше на два курса. Хоть телефон его взять, если у него, конечно, он есть. Там видно будет. Вдруг пригодиться. Может он с Дашкой там в Питере общается, может, знает чего.
  
   Но разговор с Кириллом ничего не дал. С Воронцовой тот не виделся с лета.
   - А ты фотки с юга не делал? - поинтересовалась она, чтобы как-то оправдать свой звонок, - Хотелось бы себе взять несколько.
   - Да чего их делать то сейчас? У меня в компьютере они дома остались. Попроси Ирку мою тебе на почту скинуть.
   - Я не умею с этим всем обращаться, - призналась Таня.
   - Ну, тогда не знаю. Жди, когда приеду.
  
   Захотелось получить всё-таки эти фотографии. Пришлось не только обратиться к Ире, сестре Кирилла, но и озадачить собственного старшего брата, чтобы он организовала ей электронную почту. Ира скинула ей не только фотографии с отдыха, но и вообще всё, что было у Кирилла. Он увлекался фотографией, поэтому снимков было великое множество. Кроме летних фотографий, которые Таня рассматривала со смесью радости и боли, вспоминая приятные моменты, веселье, и снова переживая невозможность быть с любимым человеком. Ей нравилось рассматривать снимки, где был Егор. Вот он улыбается в камеру, вот они с ребятами только что из воды вылезли после грандиозного заплыва, вот все в кафе пошли, а тут он с этой курицей обнимается. Надо признать, фигура у неё классная. Хоть в чём-то повезло бедной овечке.
  
   Дальше шли снимки достопримечательностей Санкт-Петербурга. А затем и вовсе фотки со студенческих пирушек. Всё-таки есть свои прелести в том, что живёшь от родителей отдельно, да ещё и так далеко. Делай, что хочешь, и слова никто не скажет. Вот Кирюшка, похоже, отрывается по полной программе. Девахи на фотках тоже не отстают. Вон одна из них чем-то даже на Воронцову похожа. И одета почти так же, как Дашка любит. Только ведёт себя девица совсем по-другому. На следующих снимках заинтересовавшая Таню девушка целовалась с одним из парней, и то что между этими двумя дальше произошло не оставляло никаких сомнений, уж больно неприлично молодой человек её держал. Вот если бы... И тут Таню осенило! Есть же сейчас такие программы, которые позволяют редактировать фотографии, как хочешь. Таня видела, как её брат делал кому-то из своих друзей что-то типа коллажа. Так может Воронцову поместить на фотографию вместо этой девицы. Тем более, что поменять надо только лицо. А потом это творение подсунуть Соболеву как бы случайно. Тот никогда Воронцовой не простит измены. Она сама рассказывала, что Егор жуткий собственник. Не тот человек, чтобы терпеть свинское отношение к собственной персоне, с самомнением там всё слишком хорошо, чтобы позволить кому-то вытирать об себя ноги.
  
   Уговорить брата помочь, ей было крайне сложным делом. Он не хотел участвовать во "всей этой бабской ерунде". Ему Таня тоже не открыла истинной причины своей просьбы. Пришлось прибегнуть к шантажу, угрожая рассказать родителям, что братец пьяный гонял по городу в свой день рождения. Тому не хотелось проблем с отцом, тем более, что на днях ему купят новую машину, поэтому, чертыхаясь и ноя, он выполнил просьбу сестры. Пришлось взять с него обещание, что про её маленькую тайну родители тоже ничего не узнают.
  
   ***
  
   Егора тяготила эта вменённая ему обязанность. Делать ему больше нечего, как Базанову по начерталке подтягивать. Не слишком то у него это получалось. Все их занятия сводились к тому, что он сам делал за неё не сданные ею чертежи. Либо он был таким плохим преподавателем, либо она такой бестолковой, но Егор видел, что знаний в её голове ничуть не прибавилось. Зато его очень радушно принимали. У Тани была очень приятная мама, да и сама Базанова просто искрилась обаянием, дружелюбием и юмором. Егор испытывал к этой девушке смешанные чувства: с одной стороны она была лучшей подругой Даши, приятной собеседницей, симпатичным вполне человеком, а с другой стороны, он не забыл того случая, когда Таня пыталась их поссорить с Дашей. Может быть, она правда руководствовалась благородными побуждениями тогда, но Егор никогда не забывал обид. Не самая лучшая черта, но уж такой, какой есть. Не то чтобы он не мог простить её, но было у него какое-то предубеждение против Тани.
  
   Сегодня Таня была дома одна.
   - Привет. Проходи. Чай будешь?
   - Нет, спасибо.
   - Зануда ты, Соболев. Всё время экономишь. Ладно, иду начерталкой заниматься. А так хотелось попить чайку.
   - Раз хочется, то я не возражаю. Пей, я подожду, - ответил Егор, ведь при данном раскладе он не мог ей сказать что-то другое.
   - Нет, ну зачем я буду тебя задерживать? После занятий попьём.
  
   Час они корпели над задачами. И о чудо! Базанова начала хоть что-то понимать. Дело сдвинулось с мёртвой точки. Ещё немного и она научится сама справляться хоть с простыми заданиями.
   - Ты сегодня молодец, - похвалил Егор, - Такой прогресс. Сделай без меня вот эти три задачи, а я проверю. Если справишься, то дальше всё пойдёт, как по маслу. Тут главное основы понять, а всё остальное само пойдёт.
   - Слушай, ты давно с Кирюхой не общался?
   - Давно. Как с отдыха вернулись.
   - Да? А мы тут списались по электронке. Он мне фотки свои прислал. Хочешь посмотреть?
   Егор подавил раздражение. Кирилл - его двоюродный брат, и хотя бы из вежливости он должен проявить интерес. Конечно, можно было сказать, что у него эти фотографии тоже есть в почте, но врать без особой нужды не хотелось. Не любил он это дело.
   - Давай, - согласился он.
   - Я пока чай нам заварю, а ты смотри.
  
   Таня зашла в свою почту, открыла файл с фотографиями и предоставила Егору возможность самому их перелистывать и разглядывать. Он без особого интереса быстро перелистывал фотографии. Вдруг глаз зацепил из этой вереницы снимков знакомый силуэт. На фотографии с одной из студенческих пирушек на заднем плане он заметил девушку очень похожую на Дашу. На следующем снимке девушка целовалась с парнем, причём сразу было понятно, что молодые люди скоро окажутся в одной постели. В душе всё похолодело. Он переключился на следующее фото. На него смотрела его Даша и улыбалась, а парень обнимал её с видом собственника. Не может этого быть! Егор отказывался верить в такое вероломство. Его Дашка с другим! Он ещё раз просмотрел все фотографии с той вечеринки, пытаясь найти хоть что-то, что бы убедило его, что та девушка просто очень похожа на Дашу, а он ошибся. Но очевидное отрицать очень трудно. Ему казалось, что он перестал дышать. В душе со страшной скоростью начала образовываться болезненная чёрная дыра. Почему? За что? Как она могла так с ним поступить? Это же его девочка, в которой он души не чаял, его принцесса, его женщина, та единственная, которую он полюбил по-настоящему, которой отдал своё сердце, даже не подозревая, что она когда-нибудь так легко его растопчет. Она его предала!
  
   - Егор, пошли чай пить, - вопрос Тани выдернул его из омута отчаяния.
   - Извини, Тань. Я забыл, во времени потерялся, но мне срочно нужно уладить кое-какие дела с курсовой. Я должен пойти в офис к отчиму и кое-что там забрать, - он вымученно улыбнулся, надеясь, что ему удалось изобразить сожаление.
   - Конечно, конечно, - не стала его останавливать Таня, - Когда в следующий раз придёшь?
   - Не знаю. Созвонимся. А ты сама смотрела эти фотографии? - он не знал, зачем вообще задал этот вопрос.
   - Честно говоря, я невнимательно пролистала. Больно уж их много. Мне интересно было только наши с отдыха посмотреть и виды Северной столицы. Кирюха всё же хороший фотограф.
   - Да. Ладно, пока. Я пошёл.
  
   В этот вечер Егор узнал, как душа человека за несколько часов может полностью поменять свою полярность: из светлой, спокойной, искрящейся радуги, превратиться в чёрный, бушующий, страшный, ядовитый океан, готовый растерзать всё на своём пути. И это перевоплощение оказалось чертовски болезненным процессом. От этой боли его не спасало ничего. Ему не становилось легче ни на мгновение. Пустота внутри высасывала все силы, всё желание жить. Пьянки с друзьями, незнакомые девицы со всеми их прелестями не притупляли осознания случившейся с ним катастрофы.
  
   - Егор, что происходит? У тебя госэкзамены скоро, а ты совсем не готовишься. Занимаешься непонятно чем, - выговаривала ему мама.
   - Всё нормально, мам. Не парься, - отмахивался он.
   - Что нормального? Ты как с цепи сорвался. То ночевать не приходишь, то пьяный появляешься. Ты что, впал в подростковый возраст? Резко поглупел?
   - Не льсти мне. Я не резко поглупел. Я всегда был безнадёжно тупым. Хочешь, я тебя ещё больше разочарую? Я ещё и курю.
   - Ты же бросил давно.
   - Ну и что? Опять начал. Делов то.
   - Да что происходит?! Скоро Даша приедет, а ты превращаешься в животное. Надеюсь, что с её приездом всё встанет на свои места.
   - С её приездом? Скоро Даша займёт своё место, мы её туда поставим с превеликим удовольствием, - с ненавистью ответил он.
   - Вы поссорились? - спросила мать, - Поэтому ты так с ума сходишь?
   Последний вопрос вывел его из себя.
   - Значит так. Давай договоримся. Ты никогда не лезешь в мою личную жизнь. Я не обязан отчитываться пред тобой. Это моё личное дело, куда я хожу, где и с кем сплю и по какому поводу пью. Это понятно? - бушевал он.
   Егора не волновало сейчас, что он безобразно груб с матерью, что она не заслуживает такого отношения, ничего такого уж обидного она не сказала ему. Но он был настолько переполнен негативом, что оказалось достаточно только одного намёка, маленького камушка, чтобы его ядовитый океан начал выливаться наружу, не щадя тех, кто его случайно задел.
   - Понятно, - ответила мама и ушла.
  
   Правильно сделала. Спасла их обоих от грандиозного скандала. Егору в данный момент хотелось убить кого-нибудь, причинить хоть кому-то такую же боль, как причинили ему, сделать кого-то настолько же несчастным. Такое с ним случалось уже, когда он посчитал, что больше не нужен матери, что она предала память отца. Только в этот раз всё было гораздо хуже. Тогда он в глубине душе осознавал, что неправ, что он не теряет любовь матери, а просто вынужден делить её с чужим несимпатичным ему человеком. А теперь его предали по-настоящему, и он прав в своём гневе и в своей ненависти. Как он мог так ошибаться? Как идиот, столько времени хранить ей верность! Ну, как же! Его Дашенька же ангел, нежный и наивный, любит его, верит ему, разве можно было обмануть её доверие? Да он даже и не помышлял об этом! А взамен получить вот это?! Ей придётся жестоко пожалеть, чтобы навсегда запомнила.
  
   Егор не звонил ей неделю, хотя до случившегося делал это каждый вечер. Всегда ей сам звонил, чтобы она деньги не тратила. Понятно теперь куда она их тратила, созванивалась со своими питерскими бой-фрэндами. Даша начала ему звонить сама. Егор сбросил вызов и занёс номер в чёрный список. Он не хотел её слышать, не хотел ничего говорить. И вот теперь настал момент, когда он понял, как ей отомстит. Он сам ей позвонил.
   - Привет, - слова давались легко, только прежней теплоты изобразить не удавалось.
   - Привет! Ты где был? Почему не звонил и не отвечал? Я тут с ума схожу! У тебя всё хорошо?
   - Всё нормально, телефон просто сломался. Только починили.
   - Ну, Слава Богу. А то я тут о чём только не подумала, - в трубке звучал её счастливый голос.
   - Ты скоро приедешь?
   - Через недели две или три. Если сессию без проблем сдам, то после числа пятнадцатого приеду на каникулы.
   - У меня сессия тоже сразу после Нового года. А потом госы после каникул. Ты не переживай, если я не позвоню когда. Учёба вздохнуть не даёт, не успеваю ничего, еле живой домой прихожу.
  
   Он хладнокровно врал. Пусть думает, что всё по-старому. Противно было изображать из себя влюблённого дурака, поэтому в последующем он сделал всё, чтобы звонить как можно реже, но не вызывать у неё подозрений.
  
   В тот же день он позвонил Тане, оповестив, что придёт заниматься с ней начерталкой. Та была явно рада его звонку, и они договорились о времени. Ну что же, всё идёт по плану. Он лишит эту предательницу не только своей глупой любви, что её, наверное, не сильно опечалит, но и лучшей подруги. Сегодня он использует всё своё обаяние, всё своё умение, чтобы Базанова упала к нему в руки, как перезрелая груша. Постоянного бой-фрэнда у неё нет, так что проблем с обманутым женихом не предвидятся. Дашка рассказывала, что когда-то в детстве они обе были в него влюблены. Так что шансы получить желаемое у него высокие.
  
   Кто бы мог подумать, что ненависть может оказаться спасением, что поможет мобилизовать все силы и упорядочить жизнь, заставив задаться целью и следовать определённым планам. Первым делом Егор взялся за учёбу. Ещё не хватало из-за этой дряни пустить псу под хвост годы учёбы, будущую карьеру и разочаровать родных. Он не стал извиняться перед матерью за свою грубость, считая, что она успокоится тем, что его учёба больше не страдает, и будущее выведено из-под удара. И потом, он чувствовал вину только за свой тон, но не за сказанные слова. В этом он считал себя правым.
  
   С Таней всё прошло без сучка и задоринки. Девушка была очарована и, казалось, готова на всё. Но Егор для начала пригласил её в кино. Ну не сразу же её в постель тащить. До приезда Даши он планировал поиграть в любовь с её подружкой, и после него тоже немного, чтобы уж они не спелись снова на почве ненависти к нему. Таню ему жалко не было. Какая же всё-таки гадина. Он не ошибся тогда в ней. С такой лёгкостью приняла его ухаживания, как будто не знала, что он парень её лучшей подруги. Хотя чему тут удивляться? Скажи мне кто твой друг, а я скажу, кто ты.
  
   Новый год они встречали в одной компании. Именно тогда всё и случилось между ними. "Быстренько на всё согласилась", - цинично усмехался Егор про себя. Мысль о том, что Даша ничем от неё не отличается, настроения не прибавила. Ревность продолжала жалить его, заставляя ещё больше ожесточаться. Самым трудным было продолжать общаться с Дашей по телефону. Как же противно и больно было слушать её лживые восторги по поводу его успехов, выслушивать её рассказы об учёбе. Слова о любви и о том, что она соскучилась, вонзались ножом в сердце, поэтому Егор старался закончить разговор до того, как начнутся эти лживые излияния. Сама она, видимо, не замечала, что он за это время не сказал ей ни слова о любви. Наверное, эти слова ничего для неё не значили. Его принцесса оказалась пустышкой. С чего он взял, что она какая-то особенная? Придумал себе идеал и наделил девчонку его качествами, а потом поверил в свою же фантазию. Он бы понял, если бы она честно призналась, что полюбила другого, что её детская влюблённость в него прошла. Ему бы и так было непросто пережить такой поворот судьбы, потому что для него это чувство к Даше было глубоким и сильным. Простить ей он не мог именно обмана, подлой, тихой измены и лживых заверений в любви после этого. Очень скоро он проучит её, заставит заплатить по счетам.
  
   ***
  
   - Даш, извини, но я очень занят. Никак не могу сейчас оторваться от курсовой. Приходи ко мне сама, - услышала Даша в трубке телефона, - Прости, что не смог тебя встретить. Просто зашиваюсь.
   - Да ничего страшного. Понимаю, бывает. Я приеду через час.
   - Давай через два. Я как раз тут закончу с чертежами, и уже тогда нам ничего не помешает.
  
   Даша согласилась, стараясь не обращать внимания на тревогу и обиду. Странно как-то всё. Совсем не такой встречи она ожидала. Она думала, Егор бросится её встречать. Но он не приехал на вокзал в Москву, и даже не ждал её на перроне в родном городе. Даша гнала от себя обиду, придумывая ему оправдания. Егор ведь на последнем курсе. Для него сейчас крайне важно сдать сессию как можно лучше, ведь впереди ещё госэкзамены и диплом. Тут даже в какой-то мере и личной жизнью можно пожертвовать. Ведь от полученных оценок зависит дальнейшая профессиональная судьба. Он просто очень занят учёбой. Именно поэтому их телефонные разговоры стали до обидного короткими, а ей ещё казалось, что и прохладными. Егор совсем не затрагивал в них тему любви. Уже в Питере её начала одолевать эта тревога. Но Даша уговаривала себя не паниковать, понять, что любимый занят очень важным делом. Ведь он же понял её стремление получить профессию врача, хотя ему трудно было смириться с тем, что ей придётся жить в другом городе. А она как маленькая разобиделась, что он так занят сессией и не сумел её встретить.
  
   Подходя к его дому, Даша уже убедила себя в глупости своих страхов. Сейчас они, наконец, увидятся! И всё будет хорошо. Она окажется в таких родных и желанных объятиях, снова ощутит вкус его поцелуев и утонет в чёрных омутах его глаз. Как же она соскучилась! Вот и его дверь. Даша нажала на звонок. За дверью послышались шаги. Ещё секунда, и она увидела своего любимого.
   - Привет, - радостно сказала она, когда Егор приоткрыл дверь, но высунул лишь голову.
   - Привет. Заходи быстрее. А то я прям из душа, одеться не успел.
   Даша вошла. Но вместо ожидаемых объятий оказалась одна в прихожей. Егор отошёл вглубь коридора. Одежды на нём не было, но вокруг бёдер было обернуто полотенце.
   - Очень рад, что ты, наконец, приехала, - произнёс он с какой-то непонятной усмешкой, - Извини, не успел управиться вовремя.
   - Ничего, - растерянно ответила Даша, подумав, что ему неудобно за свой внешний вид.
   - Егор, а где полотенце? Ты что, забрал его? - услышала Даша женский голос из ванной.
  
   Голос был ей очень хорошо знаком, но она не успела его идентифицировать, потому что обладательница знакомого голоса вышла из ванной и босыми ногами прошлёпала к ним в прихожую. Таня была совершенно голая, так что никаких сомнений по поводу того, что здесь происходило, быть у Даши не могло. Она стояла не в силах поверить своим глазам, не в состоянии не то, чтобы говорить или двигаться, даже дышать. Она переводила взгляд с Егора на Таню и обратно, не видя на их лицах ни стыда, ни сожаления, ни раскаяния. В глаза любимого она видела только презрение и насмешку, а лучшая подруга смотрела на неё с такой ненавистью, с таким превосходством и гордостью, как будто одержала победу в решающей битве с главным своим врагом.
  
   - Ну, что молчишь? Удивлена? Ну, Дашенька, нельзя же быть наивной до такой степени. Неужели ты думала, что я тут живу монахом и жду, когда же ты соизволишь уделить мне минутку своего драгоценного времени? Пора уже столкнуться с реальностью, а не витать в облаках. Тем более, что я никогда не поверю, что ты хранила мне верность все эти полгода и не позволяла себе лёгких интрижек время от времени. Это вполне нормально, я даже не в обиде. Не могла такая жаркая штучка, как ты, не скрашивать разлуку случайными связями, - издевательски говорил Егор, смотря на неё, как на навозную муху.
   - А она жаркая штучка? - вступила в разговор Таня, - Надо же! Правду говорят, что в тихом омуте черти водятся.
   - Ещё какие черти, - зло усмехнулся Егор, - Ну, что Дашунь, раз уж ты тут, может, присоединишься к нам?
   После такого грязного предложения Даша очнулась. Сказать хоть что-нибудь она так и не смогла, зато у неё хватило сил оторвать от них глаза и бросится бежать.
   - Да куда же ты? - услышала она насмешливый голос Егора, - Такое интересное предложение отвергаешь. Сама своего счастья не знаешь. Как бы мы тут сейчас зажгли.
  
   Она не помнила, как добежала до дома.
   - Ты чего так быстро вернулась? - удивилась бабушка, - Вы же в кино собирались.
   Даша не могла вымолвить ни слова. Бабушка начала расплываться от заполнявших глаза слёз.
   - Господи! Что случилось? - испугалась бабушка, - Не молчи!
   - Он... Он... Не любит, - только и смогла выговорить Даша.
  
   И эта, наконец, осознанная ей правда заставила прорваться лавину слёз. Она кричала от боли, раздирающей её душу, будучи не в состоянии остановить эту истерику. Бабушка в ужасе суетилась возле неё, пыталась утешить, даже успокоительные предлагала. Даша согласилась их принять только, чтобы успокоить бабушку. Она не верила, что лекарства могут ей помочь. Но к ночи ей кое-как удалось заснуть тревожным липким сном. Проснулась она совершенно разбитой. Хоть и говорят, что утро вечера мудренее, но для неё ничего не изменилось. Посмотреть на ситуацию другими глазами так и не получилось. Егор не любит её и никогда не любил. Все эти полгода он развлекался с другими девушками, стоило ей только уехать. Хотя с чего она взяла, что у него не было параллельных романов, когда она была с ним в городе? Что ему стоило соблазнить ещё пару-тройку дурочек и ходить к ним по очереди? Даже Базанова, избалованная мужским вниманием, не устояла, не посмотрела на то, что это жених её лучшей подруги. Что уж говорить о таких простушках, как она? Интересно, он всех своих пассий замуж зовёт? Или это только ей такая честь была оказана, как самой смешной из всех купившихся дурочек? Как она могла так ошибаться? Какой же порочной и грязной душой надо обладать, чтобы устроить вчерашнюю сцену? Он ведь специально это сделал, чтобы унизить, растоптать её. И самое страшное, он от всего этого получал удовольствие. Даша видела его глаза, в них не было ни капли раскаяния, а какое-то злое торжество, презрение и ненависть. Бабушке она, в конце концов, рассказала о случившемся. Та была потрясена подобной жестокостью. Как вообще можно было пойти на такую мерзость? Ради развлечения, ради подпитки своего воспалённого эго, буквально уничтожать души наивных девчонок, которые ничего плохого ему не сделали, а совершили лишь одну ошибку - поверили в его любовь.
  
   - Ничего. Вот увидишь, жизнь его ещё накажет. Причём воздаст в десятикратном размере, - с ненавистью говорила бабушка, - Это поганец еще пожалеет, что вообще на свет родился.
   Дашу пока мало волновало будущее возмездие, которым жизнь наградит человека, которого она когда-то так любила. Даже на ненависть к нему сил не было. Её сковала пустота, а душу опутало безразличие.
  
   Глава 15.
  
   Короткий триумф по поводу торжества справедливости быстро прошёл, сменяясь осознанием окончательного краха. Она получила по заслугам, ровно той же монетой, что одарила его. Неожиданно, унизительно и очень больно. Несмотря на всю свою ненависть, он по-прежнему чувствовал эту девушку, и то, что ей было больно он даже не усомнился. Самое дурацкое, что ему не стало легче от разыгранного перед нею спектакля. Это был конец всего того, что между ними было. Бесповоротно. Даши Воронцовой в его жизни больше не будет. Он только теперь это осознал. Он наказал её, отомстил за предательство, достиг цели, но теперь совершенно не понимал, что делать дальше с этой страшной пустотой в душе.
  
   - Девочка расстроилась, не захотела компанию нам составить, - вырвал его из оцепенения голос Тани, - Ну да ладно, мы и без неё хорошо справимся.
   Она обняла Егора со спины, а её руки начали развязывать полотенце. Какой же отвратительной она показалась ему в этот момент.
   - Уходи, - сказал Егор, брезгливо отталкивая её руки.
   - Почему? - растерялась Таня.
   - Я не хочу тебя больше видеть, - зло заявил он.
   - Из-за Воронцовой? Да? - в её голосе, полном ненависти к бывшей подруге, послышались визгливые нотки.
   - Думай, что хочешь, - отмахнулся от неё Егор.
   - Сволочь! Ты просто воспользовался мной! Думаешь, я не знаю, что она тебе рога наставила?
   - Знаешь? Вот и замечательно, значит, в объяснениях не нуждаешься. Удивляюсь тогда твоей глупости. Неужели в этой ситуации ты рассчитывала на что-то другое?
   - Да! Рассчитывала! Я люблю тебя! Я думала, что разочарование в ней заставит тебя обратить внимание на более достойную девушку. А ты просто воспользовался мной!
   - Ну, извини. Так вышло. И хватит тут истерить, одевайся и уходи. Не хочу больше знать ни тебя, ни твою подружку.
  
   Таня заплакала, и рыдала всё время, что одевалась. Егора не трогали её слёзы, ему даже доставляло удовольствие унижать её своим безразличием. Слишком много о себе думает эта звезда. Какой же дурой надо быть, чтобы думать, что он вдруг влюбится в неё такую замечательную. Чем она лучше своей подружки, которую предала? Такая же. Ведь она даже не пожалела её, вела себя жестоко и бессовестно. Правду говорят, скажи мне, кто твой друг, и я скажу, кто ты. Две подлые лицемерки. Стоят одна другой. Так и надо обоим.
  
   Отмечал он свою пиррову победу с размахом, да так расстарался, что утро встретил в чужой квартире с неизвестной ему девицей. Господи, где он это подцепил?! Собственный выбор просто ужаснул. Она его, наверное, в плен взяла в бессознательном состоянии. Надо выбираться отсюда поскорее.
  
   Совсем не слететь с катушек помогала необходимость заниматься учёбой. Но на каникулах он планировал оторваться по полной программе, тем более, что родители подарили ему путёвку в тёплые края. Хотят, чтобы мальчик как следует отдохнул и развеялся после тяжёлой сессии, и был готов к новым испытаниям. Вот и чудесненько. Он вернётся с отдыха и начнёт новую жизнь. Со старой покончено, он поставил на ней жирную точку.
  
   Но всё оказалось не так просто, как он ожидал. После его возвращения с отдыха прошло несколько дней, когда к нему заявилась Базанова.
   - Чего хотела? - спросил Егор с порога, не скрывая, что совсем не рад визиту девушки.
   - Поговорить, - с вызовом ответила та.
   - Ещё осталось, что сказать? - он вопросительно приподнял бровь, тем самым выражая крайнюю степень недоверия такому предположению.
   - Представь себе.
   - Ну, заходи тогда, так и быть.
   - Ты один?
   - А у тебя на меня планы? - с издёвкой поинтересовался Егор, - Хочешь уединённости?
   - Хватит ёрничать. Я всего лишь хочу поговорить с тобой без свидетелей.
   - Я тебя слушаю. Мы здесь одни.
   - Я беременна.
   - От меня? - спросил он тем же издевательским тоном.
   - От тебя, - ответила Таня, смело глядя ему в глаза.
   - Уверена?
   - Соболев, перестань! Ты слышишь, о чём я говорю? К чему эти дурацкие вопросы?
   - Хорошо. Задам не дурацкий. И чего? Ты пришла ко мне за тем, чтобы я помог уладить эту проблему? Тебе деньги нужны на аборт? Или ты замуж за меня хочешь?
   - Хватит тут скотину из себя изображать! Ты сделал мне ребёнка! Это твой ребёнок, понимаешь? Ты отвечаешь за это также, как и я. Ребёнок не виноват, что ты вслепую использовал его мать, для своих мерзких планов. Как и не виноват в том, что его мать оказалась наивной влюблённой дурой и позволила собой манипулировать. Ты мужчина, вот и решай, что нам с этим делать. Ты заварил всю эту кашу, тебе и расхлёбывать.
  
   Егор молчал. Да уж, такого исхода своего крестового похода он никак не ожидал. И это действительно его вина. Что теперь с этим делать? Как порядочный человек, он просто обязан жениться. Конечно, можно плюнуть на все эти соображения порядочности, оставив девушку саму разбираться со своими проблемами. И чувствовать себя подлецом до конца жизни. Можно было бы просто признать ребёнка и платить алименты, но мать ему никогда этого не простит. Она считала, что дети не должны страдать от ошибок своих родителей. Сотворили ребёнка, так несите за него ответственность в полной мере, обеспечьте семью, воспитание и образование. А в поисках счастья можно всю жизнь бегать, плодя попутно новых детей. Да и потом, Таня же не просто девочка с улицы. Её папа не оставит такое оскорбление без последствий. Трудно представить на что может пойти разъярённый отец, чью девочку обманули и обидели. Так что выхода у него особо не оставалось.
  
   - Ты согласишься выйти за меня замуж после всего того, что я тебе наговорил? - спросил Егор.
   - Соглашусь.
   - Ну, вот и хорошо. Когда лучше прийти к твоим родителям и сделать официальное предложение?
  
   ***
  
   Таня шла по улице и готова была прыгать от радости. Она добилась своего! Никуда теперь Соболев не денется. И наплевать, что она его обманула. Успеет она ещё забеременеть, тем более, что Егор теперь не будет предохраняться от нежелательной беременности партнёрши. Она всегда получала от жизни всё, что хотела. И даже такой крепкий орешек, как Соболев, всё-таки раскололся. Таню не смущало, что он не влюблён в неё. Стерпится, слюбится, как говорят. Главное, что теперь он её весь целиком, именно с ней он будет делить свою жизнь, свою постель, приносить ей заработанные деньги, любить её детей. Все сдохнут от зависти, как у них всё будет замечательно. Да и папа одобрит её выбор. Егор ему нравился. Достойная партия, не мезальянс какой-то. И хоть он ещё не осознал, но и она для Егора тоже выгодная партия. Он очень скоро оценит перспективы, которые откроются для фирмы его отчима, а потом и для него. И сколько бы Соболев не изображал из себя козла, он им не был. Иначе бы он сейчас послал её куда подальше, предоставив самой расхлёбывать свои проблемы. Что ему мешало открестится от их отношений, сделать вид, что ничего между ними не было. Он просто ещё не оправился от шоковой терапии с Воронцовой, которую Таня ему устроила, вот и злится на весь белый свет.
  
   Конечно, Таня очень переживала, когда он её прогнал. Никто и никогда с ней так не обращался. Хам, сволочь и гад! Но ведь любимый же гад. Все другие, которые сами падали к её ногам были не нужны. Слабаки. Не интересно. И Соболев падёт, куда он денется. Вот тогда-то она его помучает.
  
   Идея взять его "на пузо" пришла через несколько дней после их бесславного расставания. В тот день они ходили с мамой по магазинам, когда встретили давнюю мамину приятельницу. Та именно так и женила на себе своего мужа, который на тот момент уже был человеком не бедным. Но мужчина переживший развод не очень то хотел снова связывать себя узами брака, его вполне устраивали встречи на нейтральной территории. Так что женщине пришлось рискнуть и сообщить мужчине о мнимой беременности. Тот пометался, пометался и женился, причём так и не понял, что его обманули, потому что мамина приятельница тут же забеременела на самом деле. И надо сказать, очень хороший брак получился, между прочим. Так что Таня ничуть не сомневалась, что и у неё с Егором всё сложится замечательно. Он оценит её по достоинству, они будут красивой парой, дополняющей друг друга. Он с ней многого добьётся. Для мужчин ведь карьера гораздо важнее, чем какие-то там любовные переживания. Да и вряд ли после неудачи с Воронцовой, Егор так уж жаждет большой и чистой любви.
  
   Посвящать мать, а тем более отца в свою аферу, Таня, конечно, не стала. Оставалось надеяться, что Егор сообразит не сообщать об истинной причине своего предложения. Поэтому в назначенный день она нервничала. Совсем не хотелось, чтобы отец узнал, что она не маленькая невинная малышка, как он до сих пор думает, и что молодой человек женится на ней не от большой любви, а по нужде. Но все её страхи оказались напрасными. Егор, видимо, пришёл к тем же выводам на счёт ей отца, и ни слова о вымышленной беременности им сказано не было.
  
   - Неожиданно, - улыбнулся отец, когда предложение было озвучено.
   - Почему? - Егор держался молодцом, не выказывая волнения или страха.
   Таня испытывала гордость за своего жениха. Мало кто не робел перед её отцом и не начинал заискивать. Она затаила дыхание, переживая, как Егор будет объяснять скоропалительность такого важного решения.
   - Вы встречаетесь всего месяца два и уже поняли, что созданы друг для друга? - с некоторым сарказмом спросил отец.
   - Мне кажется, что не нужно много времени, чтобы это понять, - ответил Егор, - Таня со мной согласна, раз приняла моё предложение. Нам осталось получить Ваше благословение.
   - А ты молодец! Люблю решительных, - отец снова заулыбался и похлопал Егора по плечу, - Ну, раз моя дочь приняла твоё предложение, значит, и я ничего не имею против.
  
   После, когда Таня пошла его провожать, она сказала:
   - Спасибо, что не рассказал отцу о ребёнке.
   - Я что, похож на идиота? Зачем разочаровывать родителей? Своим я тоже ничего говорить о причинах своей женитьбы не собираюсь.
  
   Отец никак не мог понять, почему дочь настаивает на свадьбе через месяц. Куда она торопится? Таня придумала отговорку, что ей непременно хочется выйти замуж именно в тот день, когда поженились её родители. Это как раз через месяц. К тому же дата как раз выпадает на субботу. И отец сдался. Мама не возражала, но с подозрением поглядывала на дочь. Егору, похоже, вообще было всё равно, когда будет проходить его свадьба. Он заметил только, что так есть шанс, что родители не догадаются о причине их брака. Всё шло, как по маслу. Таня ликовала.
  
   ***
  
   Парадокс. Он расстался с девушкой, на которой летом собирался жениться и решил, что теперь это событие случиться когда-то очень нескоро. А оказалось, что жениться он ещё раньше, чем планировал изначально. Мать будет в шоке.
  
   - Как жениться? Почему через месяц?
   - Какая разница когда?
   - Извини, конечно, но можно хотя бы узнать на ком? Или это посчитается наглым вмешательством в твою личную жизнь? - возмущённо спросила мама.
   - На Тане Базановой. Как видишь, ты с ней давно знакома. Так что упрекать меня, что я приведу в дом совершенно незнакомого тебе человека, у тебя причины нет.
   - Почему вдруг Таня? Совсем недавно была Даша.
   - Мам, ты думаешь, что я сейчас пущусь в объяснения? Это моя жизнь, и я сам как-нибудь решу, на ком мне стоит жениться. У тебя есть какие-то серьёзные возражения, или ты для порядка возмущаешься?
   - Я не возмущаюсь. Я просто ничего не понимаю. Ты - мой ребёнок, и я хочу быть уверенной, что у тебя всё хорошо, что ты счастлив.
   - А у меня всё хорошо, - заявил он, продолжая злиться, - С чего ты взяла, что я несчастлив?
   - Не выглядишь ты счастливым.
   - Мам, я не ребёнок, чтобы бурно проявлять свою радость и со всеми ей делиться. Всё нормально. Не переживай. Я взрослый мальчик и знаю, что делаю.
   - Надеюсь на это, - обиженно ответила мать.
  
   Зря он так с ней. Надо бы быть помягче. Понятно, что она обескуражена его скорой женитьбой, что переживает за него, а его недомолвки только усугубляют ситуацию. Но его вывело из равновесия напоминание о Даше. До сих пор эта тема была крайне болезненной. Он старался вычеркнуть её из памяти, прогнать из сердца все чувства к ней, даже ненависть. Он сделала для этого разрушительного чувства всё, что мог. Оно получило свою жертву, и должно было заснуть. Но видимо засыпать оно не хотело, поэтому малейший толчок пробуждал ненависть снова, чтобы она опять и опять мучила его, а совсем не ту, на которую была направлена.
  
   ***
  
   - Дашка, да что с тобой? Говори! - трясла её за плечи Вика, - Что ещё случилось?
   - Он женился на ней, - вымолвила Даша.
  
   Её бил озноб, но слёз не было. Эта новость оказалась страшным потрясением, хотя казалось, что ничего уже не сможет задеть её. Она еле справилась с собой за каникулы, и то ради бабушки. Та даже не хотела отпускать её, очень переживала. Но Даша уехала, успокаивая бабушку, что в Петербурге ей будет легче забыть предателя. Но здесь в общаге она наплакалась вволю, не стараясь держать себя в руках, потому что в лице Вики нашла понимающую аудиторию. У той произошло примерно тоже самое, только не так грязно и унизительно. Вдвоём на пару легче было переживать крах первой любви. Девчонки поддерживали друг друга, как могли, подбадривали, ругали и придумывали козни бывшим возлюбленным, высмеивали их, а с ними и новых подружек, убеждали друг друга, что им повезло вовремя увидеть, что с ними рядом были обычные пустые подлецы. Всё равно было очень тяжело принять произошедшее, осознать, как ошиблась в человеке, простить себя за то, что позволила так себя обманывать, перестать чувствовать себя конченной дурой, об которую вытерли ноги. Самым дурацким было то, что несмотря ни на что, она скучала по нему. Даша так привыкла доверять этому человеку все свои тайны, делиться всякими житейскими мелочами, строить планы, в которых он всегда играл главную роль, что теперь лишившись всего этого, оказалась в каком-то вакууме. Она, как заведённая кукла, ходила учиться, делала домашние дела, даже на экскурсии ездила, чтобы развеяться и отвлечься. Но её не оставляло ощущение, что это какая-то искусственная, ненастоящая жизнь, в которой нет главного, нет смысла, нет цели. Даша существовала по принципу: день прошёл и ладно. Ночь не приносила облегчения. Ей снился Егор, то любящий и ласковый, то злой, чужой, насмехающийся над ней. И даже во сне она искала ему оправдания, и была счастлива, когда это у неё получалось. Но пробуждение ставило всё на свои места. Не могло быть оправдания такой жестокости. Как бы хотелось сейчас увлечься кем-нибудь другим, даже без всякой взаимности. Но и этого у неё не выходило.
  
   А теперь он женился на Таньке. Так быстро. Причина была очевидна и отвратительна. Просто нашёл выгодную партию. Не могла у них возникнуть никакая любовь! Такие люди в принципе не способны на высокие и светлые чувства, разве что на животную страсть. Всё, стоп! Про это лучше не думать. Нельзя. Забыть его, как страшный сон. Когда-нибудь у неё это получится. Даша верила в это.
  
   Глава 16.
  
   Егор шёл домой пешком. Давно он не ходил по городу, всё время на машине. Но сегодня приключилась неприятность, в него въехал какой-то чайник, не сумевший припарковаться на стоянке. Сколько времени пришлось убить на эту дурацкую аварию. В конечном итоге машина оказалась в сервисе, а он пешком отправился домой через весь город. Правда, он ещё не очень привык называть домом место своего нового проживания.
  
   На свадьбу тесть подарил им настоящий дом, чтобы молодая семья могла спокойно обустраивать своё гнёздышко вдали от вездесущих глаз родственников, которым очень трудно удержаться от вмешательства в дела молодых. Прямо как в мыльных операх - молодая красивая жена, красивый дом, ухоженный садик, вымощенные дорожки и цветочки везде. Не хватает только бегающих по саду карапузов. Но скоро и это упущение будет исправлено. Он бы покривил душой, если бы сказал, что ему всё это не нравится. Что плохого то? Всё для его удобства, здесь ему всегда рады, его обожают. И ничего, что это обожание иногда утомляло, но в целом было приятно. После шикарной свадьбы они улетели в свадебное путешествие в Доминикану. Не на долго, конечно, учиться обоим было нужно. Молодая жена не давала ему скучать весь медовый месяц. Егор признавал, что любовницей она была великолепной. Опыт, как говориться, не пропьёшь. Но у него не было иллюзий на счёт своих чувств к жене. Он её не любил. Хотя, возможно, у них всё впереди. Если у них всё будет, как сейчас, то они вполне могут быть счастливы. Правда, трудно было судить о том, как у них сейчас. Не считая свадебного путешествия, вместе они были только ночью. Они оба учились, Егор был занят своим дипломом. Времени на общение особо и не было. Кто знает, как всё обернётся, когда это время вдруг появится. Пока семейная жизнь была в новинку, это было даже увлекательно. Егор надеялся, что и дальше жизнь будет казаться ему такой же.
  
   - Привет! - этот возглас отвлёк от мыслей о собственном браке, - Идёт, никого не замечает! Или зазнался так, что уже родственников игнорируешь?
   Перед ним стоял Кирилл и улыбался во все тридцать два зуба.
   - Привет, - спокойно ответил Егор, не выказывая ответной радости, - Давно не виделись.
   - Да уж. У тебя, говорят, большие перемены в жизни? Жаль, не пришлось на свадьбе твоей погулять. Сам понимаешь, слишком далеко, учёба, не вырвешься.
   - Да не оправдывайся, - усмехнулся Егор, - Я тебя и не приглашал.
   Это было правдой. Он не простил Кирилла за то, что при его участии Даша сделала из него дурака. Скорее даже не этого, потому что глупо винить кого-то в поступке другого человека, а то, что тот знал обо всём, но ничего ему не сказал.
   - А чего так? - Кирилл обиделся, но в то же время был растерян, не понимая, чем вызвал такое отношение.
   - А ты не догадываешься?
   - Нет, - продолжал гнуть свою линию Кирилл, - В чём дело то?
   - Да пошёл ты, - разозлился Егор, считая, что братец издевается над ним.
   - Егор, - примирительно обратился к нему Кирилл, ставя ударение на первую букву его имени, как это было в детстве, - Говори давай! Знаю я тебя. Будешь молчать и дуться, ждать, что я сам догадаюсь, в чём виноват. Извини, но я не настолько догадливый. Объясни мне, дураку, что происходит?
   - Недогадливый, значит. Я, конечно, могу понять, что ты приглашаешь мою девушку к себе на вечеринки в общагу. Как никак вы из одного города, даже друзья. Но молча смотреть и умиляться, как она там путается с твоими новыми друзьями, это конечно, очень по-дружески, я бы сказал по-братски. Ты молчал то от того, что меня жалко было, или прикольно было наблюдать, как она из меня идиота делает? Хотя, скорее всего, просто фиолетово.
   - Уф-ф-ф, ничего не понимаю, - Кирилл провёл пятернёй по голове, выдавая своё волнение, - Я клянусь, что ни разу с Дашкой в Питере не встречался. А уж тем более не знал о каких-то её новых мужиках.
   - Да чего ты врёшь? Я видел тебя с ней своими глазами!
   - Меня с ней?! Ещё лучше. Да не мог ты ничего видеть, потому что ничего не было! Кто тебе такую ерунду сказал?
   - Я же говорю, что видел, как она у тебя в гостях была. Ты фотографии Таньке присылала, на которых есть и ты, и Дашка со своим новым мужиком. Сволочь же ты. Так врать уметь ещё надо.
   - Я не посылал никаких фотографий Таньке. И Дашку не видел ни разу после нашей поездки на юг, - настаивал Кирилл.
   - Пошли.
   - Куда?
   - Ко мне домой.
   - Очная ставка? - усмехнулся Кирилл, - Пошли.
  
   Тани дома не было, она уехала с матерью на дачу и ещё не вернулась.
   - Ничего себе! - восхитился Кирилл, оглядывая его новое жилище.
   Егор оставил без внимания его восхищение и потащил в комнату, где стоял компьютер жены. Она им практически не пользовалась, зато Егор давно знал там все ходы и выходы. Таня была полным профаном в том, что касалось компьютеров. Необходимый минимум, чтобы учиться или развлекаться. Все проблемы решал либо брат, либо муж. Как он и предполагал, фотографии не были удалены, найти их оказалось несложно.
   - Это что? - он ткнул пальцем в монитор, глядя на Кирилла с видом прокурора.
   - Понятия не имею. Это, действительно, мои фотки. Но Дашки на них не было.
   - Ну надо же! Сама появилась! - Егор изобразил удивление.
   - Не сама. Это же фотошоп! Ты присмотрись получше. Ты же сам работаешь в таких программах, наверняка. Неужели не видишь, что Дашкино изображение наложено на эту фотографию? Это подделка, причём не слишком хорошего качества.
   - Как подделка? - не мог поверить Егор.
   - Не веришь мне? Могу показать тебе те же фотки, но без фотошопа. Они здесь в компьютере есть, я своим скидывал. Пошли, покажу.
   - Не надо, - Егор был просто в нокауте от свалившейся правды.
   - Это фотки с ноябрьских праздников. А насколько я знаю, ты в это время сам был в Питере, но ко мне даже не заехал.
   - Не заехал, - тупо повторил Егор, не вникая уже, впрочем, в то, что говорил брат.
   Они посидели молча. Кирилл, явно, чувствовал себя неловко рядом с ним, не зная, что ещё ему можно сказать и как себя вести, а Егору было не до него.
   - Ну, я пойду что ли?
   - Да, иди. Увидимся ещё.
   - Пока.
  
   Осознание всей чудовищности ситуации обрушилось на него разом. Его надули, как последнего идиота! А он сразу поверил в самое худшее. Наказал Дашку ни за что. Он мог представить, что она почувствовала, когда застала его с Таней. Примерно тоже самое, что и он, когда решил, что она ему изменяет. И это он по доброй воле протащил через ад девушку, которую любил. Что с ней сейчас? Как она пережила всё это? Его маленькая, доверчивая, чистая девочка, которую он клялся любить и защищать от всех жизненных невзгод, никому не давать в обиду. Что он с ней сделал? Своей жестокой выходкой он мог просто сломать её. Его провели, как дурака, а дальше он сам подключился, довершив до конца чужой безжалостный план. Танька! Да как она посмела? Зачем? А он то, глупец, ещё себя виноватым чувствовал перед ней, за то, что втянул в свои планы мести. Оказывается, это его втянули в чужие планы. Так он добыча? Неужели ради его персоны Таня всё это затеяла? Чтобы получить его в собственность? Ничем не погнушалась, через всё перешагнула. И он ещё теперь женат на этой гадине! Ну уж нет! Жить с ней он не собирался. Противно находиться рядом с таким человеком. Пусть теперь хлебнёт той каши, что заварил. Больше он не позволит этой стерве собой манипулировать. Ничего она от него не получит.
  
   Егор почти собрал сумку с вещами, когда жена вернулась домой.
   - Ты чего делаешь? - удивлённо спросила она, входя в комнату.
   - Я ухожу.
   - Куда?
   - От тебя.
   - Что случилось? - она была потрясена.
   - Что? - Егор был настолько зол, что совершенно не собирался с ней миндальничать, - А я просто только сегодня узнал, на какой стерве женился.
   - Да что на тебя нашло?!
   - Кирилла, моего брата двоюродного, помнишь? Встретился с ним тут случайно, поговорили. Дальше продолжать? Или ты итак всё поняла?
   - Чего я должна понять? - Таня продолжала изображать недоумение, чем ещё больше его взбесила.
   - Какой же мерзкой тварью нужно быть, чтобы подделать фотографии и подсунуть их мне для просмотра! Какой извращённый ум надо иметь, чтобы до такого додуматься? И для чего? Чтобы всё было так, как хочешь ты? Захотела новую игрушечку, получила любой ценой. Ведь это же Таня Базанова - королева города! Ей всё дозволено.
   - Это не игра! Я просто любила тебя и сейчас люблю. Ты мне нужен был, как воздух! - она схватила его за локоть, но он вырвал руку, а Таня не удержалась на ногах и упала на кровать, - Егор, ну прости! Мы же теперь муж и жена.
   - Какая ты мне жена? Да тебе до меня дела нет! Придумала, что я тебе нужен и кинулась в бой. А то как же, кто-то да не свалился замертво у твоих ног! Чего я там чувствую, чего хочу, тебе же не важно совершенно. Я для тебя как декоративная собачка, или нет, ювелирное украшение. Какие чувства и планы на жизнь могут быть у дорогой безделушки? Да, Танюш? Её жизнь полностью принадлежит тебе, только ты можешь решить выкинуть её, положить в шкафчик или таскать с собой всё время.
   - Егор, перестань! Ты же знаешь, что я не считаю тебя вещью, - она собралась заплакать.
   - А Дашка?! Вы же дружили всю жизнь.
   - Да плевать мне на эту идиотку! - мгновенно вскипела Таня, - Я не могла тебя ей отдать. Да кто она такая?! Чего ты вообще нашёл в такой серой мыши? Ты бы и года с ней не прожил, умер бы со скуки.
   - А с тобой умру от отвращения! Так что я пошёл, а то меня сейчас вырвет, - он схватил сумку и направился к двери.
   - Егор, что ты делаешь?! Я же жду твоего ребёнка! - закричала Таня, бросившись за ним, - Ты не можешь вот так меня бросить!
   - Да плевать мне на твоего ребёнка, - с ненавистью заявил он, - Поняла? Убил бы тебя, если бы ты мужиком была. Ненавижу таких подлых и лживых гадин.
   - Не уходи! - она вцепилась в его куртку, рыдая и совсем не соображая, что несёт, - Я не могу без тебя! Не бросай меня! Ты мой!
   - Отцепись. Ты мне не нужна. Мне всё равно, как ты будешь, - сказал он с издевательской усмешкой , вырвал куртку из рук жены и ушёл.
  
   За дверью раздались горькие рыдания, но в его душе не шевельнулось ничего, не нашлось ни капли сочувствия. Его мысли занимал вопрос, как теперь всё рассказать Даше. Она должна знать. Нужно только выяснить точный адрес общежития и номер комнаты. Ведь он там ни разу не был, все их встречи происходили в гостиницах. Он пробовал звонить ей, но её номер не отвечал.
  
   Родители были в шоке от его возвращения, но приставать с вопросами не решалась даже мама. На следующий день Егор отправился к Дашиной бабушке. Честно говоря, было стыдно и страшно. Хорошо будет, если она ему вообще дверь откроет.
   - Чего тебе? - недружелюбно спросила та, приоткрыв дверь.
   - Мария Владимировна, я понимаю, что Вы обо мне думаете. Но мне очень нужно поговорить с Дашей.
   - Её здесь нет.
   - Я знаю. Но не могли бы Вы дать мне адрес общежития и номер комнаты.
   - Нет. О чём ты собрался разговаривать? Ты и так ей всё сказал в вашу последнюю встречу.
   - То, что я хочу сказать, очень важно.
   - Уходи. Хватит. Я не дам тебе трепать ей нервы. Тебе мало того, что ты ей в душу плюнул? Что-то тебя не волновало, как девочка пережила твоё гнусное предательство. А теперь, видишь ли, поговорить он решил.
   - Я понимаю, но...
   - Ты - женатый мужчина. Чего тебе может быть надо от чужой девушки? Жена надоела? Решил поискать острых ощущений на стороне? Так иди, резвись. Но не за счёт моей девочки.
   Мария Владимировна захлопнула дверь у него перед носом. Понятно, что здесь он ничего не узнает. Глупо было рассчитывать, но попытаться стоило. Ну да ничего. Он узнает адрес. В конце концов, к институту подъедет, там всё выяснит. Даша должна знать правду. К выходным сделают машину, и он поедет в Питер.
  
   ***
  
   Когда истерика по поводу ухода мужа сошла на нет, Таня начала лихорадочно искать варианты спасения своего брака. Она не отпустит его! Это её муж. Не для того она приложила столько усилий, чтобы он бросил её через три месяца совместной жизни. Её никто никогда не бросал, и Соболев первым не станет. Проклятый Кирилл! Надо же было им встретится. Егор его видеть не хотел, кто бы мог подумать, что он вообще решится обсуждать с братцем Воронцову. С тех пор, как он устроил для Дашки этот цирк с Таниным участием, они про неё больше не говорили. Гордость заставляла Соболева проявлять полное равнодушие к бывшей возлюбленной и её судьбе. А тут на тебе! Не удержался. Конечно, Таня допускала мысль, что когда-нибудь Егору станет известно об её роли во всей этой истории, но не ожидала, что это случится так скоро. Он ещё не успел её полюбить. А ведь она так старалась, всё для него делала, заполняла собой всё его свободное время, чтобы он и думать забыл о Воронцовой. Тане хотелось стать для него незаменимой, необходимой, нужной. Она надеялась, что если муж и узнает об её проделках, то для него это не будет уже иметь значения. Они вместе бы посмеялись над её изобретательностью, а возможно Егор и поблагодарил бы её за то, что так глупо не ввязался в совершенно ненужный ему брак. Но всё получилось совсем не так, как она планировала. Самым дурацким было то, что она так и не забеременела до сих пор. Ребёнок бы заставил его смириться и вернуться. Таня в это верила. Что же теперь делать? Придётся всё рассказать матери. Она поможет разрешить проблему.
  
   - Танька! Ну ты и дурочка! Зачем тебе всё это было надо? - не могла понять мать.
   - Я его люблю. И не собираюсь отдавать какой-то Воронцовой!
   - Но ведь он тебя не любит! Мужчина в браке обязательно должен любить. Понимаешь? А он мало того, что не любит тебя, так ещё скорее всего Дашку продолжает любить. Зачем он нужен тогда?
   - Да мне всё равно! Это мой муж и он должен быть со мной! - взвилась Таня, потому что её вывели из себя слова матери о любви Егора к Воронцовой.
   - Ты не забывай, что он женился на тебе только из-за твоей выдуманной беременности. Никогда не думала, что моя дочь будет так унижаться перед мужчиной. Не буду я тебе в этом помогать! Спасибо потом скажешь. Бессмысленно бегать за мужиком, который тебя не хочет.
   - Не будешь?! А я жить без него не буду! Я утоплюсь! Никогда меня больше не увидишь! - рыдала Таня, - Я папе позвоню, скажу, что из-за тебя я покончу с собой!
   - Дура эгоистичная! Не любишь ты никого, кроме себя! Вбила себе в голову какую-то блажь. Избаловал тебя отец. Говорила ему, что не кончится добром, что девка ни в чём отказа не знает. Чем я могу тебе помочь? А? Ты даже не беременна, чтобы шантажировать его ребёнком. Да и то далеко не все мужики, тем более молодые, покупаются на ребёнка.
   - Мам, ну придумай что-нибудь, - Таня умоляюще смотрела на неё, - Я так его люблю, мне никто больше не нужен.
   - Любишь за то, что он тебя не любит, - горько усмехнулась мать, - Бегал бы за тобой, внимания бы не обратила.
   - Что мне делать? Мам, давай обманем его, что у меня выкидыш произошёл. Так он не узнает, что не было никакого ребёнка, и виноватым себя почувствует. Сразу прибежит.
   - Не прибежит. Не любит он тебя. Разве что вздохнёт с облегчением, что теперь вас ничего не связывает, и он свободен.
   - От чего он свободен то? От жены, которая с него пылинки сдувает, от шикарного дома и перспективного будущего? Он же не идиот. Побесится немного, подумает, и не захочет всё это терять. К хорошему люди быстро привыкают. А мой мнимый выкидыш будет поводом для примирения.
   - А если не выйдет ничего? Что дальше?
   - Тогда и подумаю. Я прошу тебя только помочь мне устроить потерю несуществующего ребёнка. Ведь даже если бы Егор не ушёл, тебе бы пришлось этим заниматься.
  
   Мать в конце концов сдалась, хоть и считала всё это мероприятие унизительным и бесполезным, сказала что делает это, чтобы не слушать всю жизнь упрёков дочери, что по её вине разрушился её брак. Тане было безразлично её мнение, главное, что ей удалось заручиться поддержкой матери. Отцу было решено ничего не рассказывать. Таня держала его в качестве последнего аргумента, если Егор так и не вернётся к ней после истории с выкидышем. С Воронцовой он не будет никогда, любой ценой.
  
   Когда Таня была устроена в гинекологию, как женщина, потерявшая ребёнка, мать позвонила Егору. Она сделала вид, что ничего не знает об их ссоре. Тот поинтересовался самочувствием жены и спросил, не нужна ли его помощь. Поняв, что жизни жены ничего не угрожает, он, видимо, успокоился. За два дня он таки не навестил её, даже не позвонил ни разу.
  
   - Да где он шляется?! - возмущался отец, - Что это такое?! Жена в больнице, потеряла ребёнка, а он даже навестить не соизволит!
   - Мы поссорились перед этим, - призналась Таня.
   - Это из-за него ты ребёнка потеряла? - рассвирепел отец, - Что этот гад с тобой сделал? Он ударил тебя?
   - Нет! Ты что, пап?!
   Убийство мужа отцом совсем в её планы не входило.
   - Из-за простой ссоры любящий мужчина не бросит жену в такой ситуации. Он должен тут под окнами сутками стоять и переживать за тебя, а он носу не кажет. Что такого могло случиться, что он так быстро охладел к тебе?
   - Пап, я очень виновата перед ним. А он не хочет меня прощать, - её голос задрожал от сдерживаемых слёз, - А я... Я так по нему скучаю. Я хочу, чтобы он всегда был со мной. Я не хочу без него жить.
   Она разрыдалась.
   - Малышка моя бедненькая! - кинулся к ней отец, - Не надо так плакать. Всё будет хорошо. Он придёт, никуда не денется. Обещаю, что пока он тебе нужен, он будет с тобой.
   Какой же замечательный у неё папочка! Всё ради неё сделает, стоит только слезу пустить. Теперь Таня была спокойна. Даже Соболев не сможет противиться её отцу.
  
   ***
  
   Егор взирал на ворвавшегося к нему в кабинет тестя. В принципе, он ожидал чего-то подобного, даже подготовился к сложному разговору.
   - Что происходит? Объясни! - начал тот с порога, - Твоя жена в больнице третьи сутки, а ты даже навестить её не соизволил.
   - Не вижу смысла. Сказать мне ей нечего. Помочь ей ничем не могу. Жить вместе мы всё равно больше не будем.
   - Да что ты говоришь?! Что за детский сад? То он женится через месяц после знакомства, то бросает девчонку почти что сразу после свадьбы. Что-то ты заигрался, мальчик.
   - Я заигрался? Это дочь Ваша заигралась. Ради своих капризов готова на всё.
   - Ну и что? Таня - красивая женщина, привыкла получать желаемое, может и покапризничать. Подумаешь! Егор, ты же умный парень. Брак - это всегда непросто, разные моменты приходится переживать. Сколько их ещё будет. Или ты ожидал безоблачных отношений, без проблем, ссор и капризов? Так не бывает! Ты же мужчина, а она маленькая девчонка. Ей можно простить иногда и глупость, и слабость, и взбалмошность.
   - Но не наглое враньё.
   - Я не знаю, что между Вами произошло, но Таня любит тебя. За это можно многое простить.
   Трудно доказывать что-то человеку, который не в курсе произошедшего. Правду рассказывать бессмысленно. Да и не собирался он оправдываться, ябедничать, как маленький мальчик, обвиняя во всём жену.
   - Между мной и Таней всё кончено, - безапелляционно заявил Егор.
   - Ну, тогда и с вашим семейным бизнесом всё будет кончено, - выдал тесть, - Можешь не сомневаться, я найду способ отобрать у Вас все заказы и пустить по миру. Ещё и в долгах до конца жизни будете сидеть.
   - При чём тут мой отчим?
   - Жалко папочку? Он очень расстроится, если я похороню его детище. А мне дочь свою жалко, которая рыдает в больнице, потому что её муж бросил после того, как она ребенка потеряла. Она так радовалась этому браку, ребёночка ждала, а ты убиваешь её своим равнодушием.
   - Зачем я Вам нужен? Я не люблю её. Мы и поженились то только из-за ребёнка, - Егор выдал эту правду от злости, не находя выхода из создавшейся западни.
   - Ах, ты сволочь! Обманул девчонку, а потом одолжение сделал? Плевать мне на твои "люблю", "не люблю". Будешь с ней, пока она тебя сама не выгонит! Понятно? И только попробуй не сделать её счастливой! - взбесился тесть, - Я уничтожу тебя вместе со всей семейкой. Подумай о маме. Её так потрясла твоя женитьба, что она после свадьбы успела в больнице полежать. Представь теперь, как потрясёт её твой развод и последующий крах сытой стабильной жизни и твоего светлого будущего.
   Егор молчал, прекрасно понимаю, что мэру ничего не стоит осуществить свои угрозы.
   - Подумай хорошенько. Только представь, как ты и твои родители полетят вниз, станут обычными нищими людишками с кучей долгов, как пошатнётся здоровье твоей мамы, как она будет часами напролёт просиживать в городской поликлинике, а потом годами ждать очереди на операцию на сердце. Даже квартирку придётся вам продать, чтобы с кредиторами расплатиться.
   - Я подумал. Но не слишком ли многого Вы от меня хотите, - Егор уже полностью владел собой, - Вы вынуждаете меня жить с Вашей дочерью. Не понимаю этого, но раз это необходимо для спокойствия моих близких, то я соглашусь. Но не требуйте от меня невозможного. Счастливым этот брак не будет. Будьте реалистом, хотя лично для Вас при встрече мы сможем изображать счастье.
   - Не надо строить из себя жертву. Чтобы сегодня же навестил Таню. Хватит из брака балаган устраивать. Как маленький, "люблю", "не люблю". Семья - это навсегда. Так что оставь свою дурь здесь.
   - Слушаюсь и повинуюсь, - Егор отвесил шутовской поклон.
  
   Самообладание покинуло его, как только за тестем закрылась дверь. Он метался по кабинету в бессильной ярости. Его опять принуждаю выполнять чужую волю, только на этот раз не хитростью, а силой. Угрозы тестя не были пустым звуком. В стране сейчас очередной кризис. Фирма отчима процветала сейчас только благодаря тесному сотрудничеству с мэрией. Именно они получили заказ на проектирование и постройку нового торгово-развлекательного центра. Под этот заказ отчим взял в банке большой кредит. Конечно, они его отдадут, но только если получат деньги за свою работу, если фирма и дальше будет приносить хорошую прибыль. Если же они сейчас лишатся заказов, потеряют клиентов, если мэр постарается пустить под откос репутацию фирмы, то они разоряться, а кредиты повиснут на отчиме. Никто не рискнёт помочь им, раз они впали в немилость у местных властей, а то и утопят с радостью, чтобы занять их место.
  
   К жене он отправился вечером, немного успокоившись и приняв неизбежное. Его впустили к ней в VIP-палату. Егор приготовился увидеть торжествующую улыбку на её лице, потому что она добилась своего, но вместо этого его встретила несчастная девочка с заплаканными глазами беспрестанно просящая у него прощения.
   - Я знаю, я ужасно поступила, - плакала она, - И видишь, как меня Бог наказал? Мой малыш, он...
   Она опять зарыдала.
   - Мне очень жаль, - сказал Егор, обнимая, чтобы утешить, и он не покривил душой.
   В тот момент ему действительно стало её жалко, такую потерянную, раскаявшуюся. И он не решился просить её дать ему развод по доброй воле, как планировал. Не стоит сейчас об этом говорить, она и так раздавлена свалившимся на неё горем.
  
   Не смог он этого сделать и тогда, когда Таню выписали, и она приехала домой. Она казалась беспомощной, слабой и потерянной. Они снова жили в их доме. Когда Егор уезжал на работу, к жене приходила её мать, чтобы за ней присмотреть и помочь. Вечером он старался вести себя с ней как добрый сосед, они больше не обсуждали ни свои отношения, ни потерю ребёнка. И всё-таки, когда Тане стало лучше, Егор решился начать трудный разговор. Точнее, она сама начала:
   - Егор, прости меня.
   Он в это время уже лежал в постели.
   - Хорошо, - ответил сдержанно Егор.
   - Спасибо тебе.
   - Не за что.
   - Ты вернул меня к жизни после случившегося. Я не знаю, чтобы со мной было, если бы ты не пришёл. Нам надо как-то жить дальше. Мы могли бы...
   - Тань, отпусти меня, - он вскочи с кровати, присел перед ней на корточки и взял её руки в свои.
   - Куда?
   - Просто отпусти.
   - К Вронцовой твоей?! - взвилась Таня, вырвав руки.
   - У меня складывается впечатление, что я нужен тебе только, чтобы ей не достался, - вспылил Егор.
   - Это всё из-за неё! Как я её ненавижу! Почему мы не можем жить нормально? Почему эта тварь всё время присутствует в нашей жизни? - его кроткая виноватая жена снова превратилась в шипящую от ярости Мегеру.
   - Не надо так нервничать, - с презрением бросил Егор, вставая перед ней в полный рост, он понял, что дальнейшие уговоры бесполезны, - Тебе вредно. Твоя декоративная собачка всегда будет рядом, не переживай. Стоит только свистнуть.
   - Егор, - она сменила тон на умоляющий, желая уладить дело миром.
   - Я спать, - сказал он, не желая слушать её уговоров, лёг и отвернулся.
  
   Жалость кончилась, зато вернулось презрение и отвращение. Он будет создавать только видимость брака столько, сколько она это выдержит. Но в реальности этого брака существовать не будет. Она сама от него откажется. Кому нужен муж, который не выполняет своих супружеских обязанностей? Однако осуществить задуманное было не так то просто. Всё-таки он был всего лишь обычным земным мужчиной и противостоять натиску жены и зову инстинктов получалось далеко не всегда. Пришлось мириться с мыслью, что он не всесилен, несовершенен, а в чём-то и слабоволен. Утешить свою гордость можно было только тем, что всё, что было между ними, происходило исключительно по инициативе жены.
  
   Свои нужды он преспокойно справлял с другими женщинами, не чувствуя при этом никаких угрызений совести. Он из духа противоречия не собирался хранить верность этой упрямой шантажистке. Таня страшно ревновала его, но и поймать не могла. Пусть думает, что хочет, это её проблемы. В конце концов, чем больше он проводит времени с другими женщинами, тем легче ему противостоять натиску "любимой жёнушки". Эта война его даже забавляла, придавала жизни какой-то вкус и смысл. Не получит она его никогда, чтобы не делала.
  
   Глава 18.
  
   - Ну всё, два часа свободы, - счастливо вздохнула Вика, - Пошли в кафе зайдём, хоть попить себе купим.
   - Пойдём, - согласилась Даша, - Жарко. Надеюсь, в кафе кондиционеры работают.
   - Одна пить хочет, другая охлаждаться, а я покушал бы, - сказал Денис.
   - Ах ты, мой троглодит, - засмеялась Вика, - Куда не придёт, в любую погоду, всегда есть хочет. Куда только влезает?
   - Большой, большой секрет, - ответил Денис, гладя себя по животу.
  
   Даша улыбалась, глядя на эту сладкую парочку. Вика и Денис встречались уже два года, роман их был сейчас в самом разгаре. Все трое учились в одной группе. Сначала Вика не замечала молодого человека. Ничего особенного: невысокий, худенький мальчик, учился, как все, душой компании не был. Позапрошлым летом им троим пришлось проходить практику вместе в одной из городских больниц. Вот здесь то у Дениса и получилось произвести на Вику неизгладимое впечатление. Он покорил ей своей добротой, отзывчивостью, трудолюбием, умением прийти на помощь и не теряться в сложных ситуациях. При этом он был оптимистом и не унывал никогда. Даша была рада за него, когда Вика ответила ему взаимностью. Такой замечательный человек обязательно должен быть счастлив в личной жизни, его обязательно должны любить, иначе она бы совсем разуверилась в людях и высшей справедливости. Для Даши Денис стал настоящим другом, часть его всеобъемлющей заботы перепадала и ей.
  
   Этим летом они проходили практику в приюте для детей-инвалидов, которым требовалась медицинская помощь. Именно с подачи Дениса и благодаря его кипучей энергии и энтузиазму для детей была организована поездка в Андерсенград в Сосновом Бору. Сейчас детьми занимались работники парка, а сопровождающие имели возможность отдохнуть. Их задачей было только доставить детей до места. У самих же студентов на следующий день намечалось здесь что-то вроде конференции.
  
   Сидеть без дела в кафе Даше надоело, да и замёрзла она что-то под кондиционером.
   - Я пойду прогуляюсь, - сказала ребятам.
   - Только далеко не уходи.
   - Ладно, ладно, раз уж вы так за меня переживаете.
   - Знаем мы тебя. Любишь ты у нас заблудиться в трёх соснах, - поддела её Вика.
   - Жестоко с твоей стороны каждый раз напоминать человеку, что в вопросах ориентирования на местности он полный кретин, - изображая вселенскую обиду, ответила Даша.
   - Я же любя. Ладно, мы тоже сейчас подтянемся. Как только Дениска доест свою пиццу, так пойдём за тобой следом.
   - А чего, кроме пиццы ничего не будет? - разочарованно протянул Денис.
   - Обжора! И какая несчастная согласиться стать твоей женой? Сочувствую ей заранее, - отозвалась на это Вика.
  
   Даша направилась к выходу. Пусть влюбляются себе. Как же повезло Вике, что она полюбила такого хорошего человека. Даше же не удавалось даже увлечься кем-нибудь. И это за два с лишним года после её так неудачно закончившейся первой любви. Конечно, толп поклонников за ней не ходило, но и сказать, что она была обделена мужским вниманием, тоже было нельзя. То ли она боялась новых отношений, то ли ребята, которые ей их предлагали, не привлекали её. Но так или иначе, она оставалась одна. В этом был существенный плюс, ничто не отвлекало от учёбы. Про Егора она старалась не вспоминать ни хорошего, ни плохого. Для неё он умер. Хотя вернее, его и не существовало никогда. Был человек, которого он из себя изображал, а она хотела в нём видеть. Зачем вспоминать о своих глупых заблуждениях и детских мечтах? Прошлое должно оставаться в прошлом. Другого выхода нет. Иначе оно всегда будет омрачать ей жизнь, не давая найти в ней что-то новое и быть счастливой.
  
   Даша остановилось у статуи Русалочки, вспомнив романтичную и грустную историю любви, придуманную Андерсеном. Хорошо всё-таки кто-то придумал создать это сказочный детский город. Мир не без добрых людей. Надо же насколько разные люди населяют этот мир. Одни открывают такие парки, поддерживают их, заботятся об обездоленных детях, стариках, стараются сделать мир лучше и добрее. А другие обворовываю смертельно больных людей, мучают животных, разрушают и оскверняют объекты культуры. Вся история человечества - это противостояние добра и зла.
  
   - Здравствуй, Даш, - она вздрогнула, услышав это голос, враз выкинув из головы все философские мысли об устройстве мира.
   Он стоял и смотрел на неё, ожидая её реакции. По-прежнему ошеломительно красивый мужчина. На лице не тени улыбки, глаза настороженны.
   - Привет, - наконец ответила она.
   - Ты как тут оказалась?
   Она хотела бы спросить то же самое, но удержалась. Какая разница? Ей неинтересно ничего знать про этого человека.
   - Работаю, - ответила Даша, не желая вдаваться в объяснения.
   - Работаешь? - удивлённо переспросил он.
   - Да. Всё?
   - Что всё?
   - Выяснил, что хотел?
   - Нет.
   - А я считаю, что дань вежливости отдала. До свидания.
   - Даш, нам надо поговорить, - он схватил её за руку.
   - Не думаю, что это хорошая идея, - ответила она, вырывая руку.
   - Ты институт бросила? - спросил Егор, не обращая внимания на её враждебность.
   - Почему ты так решил? - Даша даже растерялась от такого бредового предположения.
   - Ты сказала, что здесь работаешь, вот я и подумал...
   - Я на практике. Мы привезли детей-инвалидов на представление, а сейчас ждём их.
   - Практика, понятно.
   - Дашка, еле нашёл тебя! - К ним приближался Денис, - Опять успела заблудиться?
   - Не успела. Ты как раз вовремя, чтобы спасти меня, - с улыбкой ответила она.
   Денис с любопытством посмотрел на Егора. Наверное, он видел, что Даша с ним разговаривала, и ждал, что она представит их друг другу.
   - Нам пора, - Даша подхватила Дениса под руку, потому что совершенно не собиралась знакомить его с Соболевым, которому, впрочем, пожелала, - Приятного вечера. До свидания.
   Тот не собирался плясать под её дудку и, игнорируя все правила приличия враждебно спросил:
   - Это кто?
   - Это мой жених. Познакомьтесь, Это Денис - мой будущий муж, а это Егор - муж моей бывшей подруги, - выдала Даша, удивляясь своей способности выдумывать ложь на ходу.
   - Нам надо поговорить, - настойчиво сказал Егор, как будто не слышал её слов.
   - Как-нибудь в другой раз. Пошли, Дэн, нам давно пора забирать детей.
   Она не стала дожидаться ответа Егора и потащила ничего не понимающего Дениса за собой. Слава Богу, тот не сопротивлялся, не возражал и не пытался выяснить причины её неадекватного поведения.
   - И что это было? - спросил он, когда они почти дошли до кафе.
   - Извини, - Даша залилась краской.
   - Вика тебе этого никогда не простит, - пошутил он, стараясь разрядить обстановку.
   - Она... Она поймёт. Я объясню ей, почему так себя повела.
   - Да я не про это! Не простит того, что ты подвергла мою жизнь смертельной опасности.
   - Какой опасности? - не поняла Даша.
   - Ты что не заметила, что этот эталонный образец человеческого самца, готов был меня растерзать после твоих заявлений? Я, конечно, не трус, но против такой махины у меня даже шансов не было. Разные весовые категории, знаешь ли.
   - Прости, - выдавила из себя Даша.
   - Ну ка, поподробнее с этого места, - потребовала подошедшая к ним Вика, - Кто там чуть не убил моего мальчика?
   - Егор.
   - Егор? Твой бывший козёл?
   - Да.
   - Надо же! Чего он тут забыл?
   - Вот это я влип! - подал голос Денис, - Это воинственное совершенное существо теперь жаждет моей крови.
   - Я этому существу сама всю кровь выпью, - воинственно заявила Вика.
   - Надеюсь, мы его больше не увидим, - сказала Даша.
  
   Им действительно было пора забирать своих подопечных. Даша невольно озиралась по сторонам. Её трясло от пережитого. Только бы Соболев не вздумал её преследовать. Чего ему надо? Что он может ей сказать? Поиздеваться лишний раз? И в то же время её терзала дурацкая досада на то, что он так быстро сдался.
  
   ***
  
   Она всё равно его выслушает! И плевать он хотел на всяких там женихов. Думает, что так легко от него отделаться? Он должен сказать ей правду, хочет она того или нет. На вопрос "Зачем?", он даже не пытался себе ответить. Дашка должна знать правду и всё тут! Сама судьба предоставила ему шанс объясниться с ней, и он им воспользуется.
  
   Егор приехал в этот Андерсенград на экскурсию. Это можно было даже назвать деловой поездкой. Мэрия города надумала облагородить местный парк. Один из высокопоставленных чиновников прошлым летом приезжал с внуком в Сосновый Бор и побывал в этом детском парке. Так что Егору предстояло всё здесь изучить, проникнуться духом этого места и спроектировать нечто подобное, но с учётом предоставляемых городом площадей и условий. Новая для него работа. Он всё-таки архитектор, а не ландшафтный дизайнер. Но желание клиента - закон, как говориться. Должен же кто-то этим заниматься. Конечно, можно было бы никуда не ездить. С появлением всемирной паутины информацию можно получить, не вылезая из-за стола. Но если есть возможность улизнуть из дома под благовидным предлогом, да ещё и любовницу с собой прихватить, то грех этим не воспользоваться. Целых три дня беззаботной жизни и удовольствий. Девица, с которой он приехал, правда, поднадоела уже своей тупостью, но он надеялся ближайшей ночью компенсировать доставленные себе неудобства. Всё-таки одно дело - тайные встречи с определённой целью, и совсем другое - проводить вместе целый день. В этом плане его даже жена так не раздражала. Таню он так и не простил. В их отношениях ничего не поменялось. Она не отпускала его, а он выжидал, когда ей всё это надоест. Слава Богу, детей у них так и не появилось. Таня упрекала в этом его, обвиняя, что не может забеременеть после выкидыша, который случился из-за него. Это утверждение кидалось ему при каждой ссоре, но он никакой вины за собой не ощущал. Он не хотел никаких детей с ней, она получила то, что заслуживает. Его удивляла невероятная упёртость жены. Неужели она до сих пор надеется, что их брак когда-нибудь станет счастливым? Сам он пока не мог закончить этот фарс, не поставив под удар интересы своей семьи и свою карьеру. И если честно, его даже устраивало такое положение дел. Не было причины нарушать привычный и вполне удобный ход жизни. Егор пока не помышлял о новом браке. Все его мысли занимала работа, всё остальное могло подождать. Наверное, он слишком молод, чтобы хотеть нормальную семью, детей, ради самой семьи, а не потому что любит женщину и хочет быть с ней вместе. Такое было только с Дашей. Чувство вины перед ней оставалось, но не терзало его так, как это было первое время после того, как он понял, как подло жена обвела его вокруг пальца. Тогда он долго не оставлял идею, что должен всё объяснить Даше. От бурной деятельности по претворению этой идеи в жизнь его удерживало то, что эта правда ничего не изменит. Он будет вынужден оставаться мужем женщины, которая всё это устроила. Ему нечего предложить Даше. Егор просто не имел права всё бросить и оставить дядю Рому расхлёбывать последствия своих ошибок.
  
   Егор был очень рад узнать, что Даша и её коллеги поселились в той же гостинице, что и он. Номер комнаты, где она поселилась, было выяснить делом техники. Надо же! Она там даже одна ночует. Судьба сегодня благосклонна к нему, значит, он всё правильно делает. Какой жених то у неё правильный, аж до безобразия. Оставляет одну ночевать, праведник хренов. Дашка умудрилась найти себе полную противоположность Егору, как внешне, так и внутренне. Ничего не скажешь, произвёл на девушку "неизгладимое" впечатление. Теперь её привлекают только те, кто ничем на него не похож.
  
   Все мысли о мотивах поступков Даши вылетели у него из головы, когда он увидел всю компанию, двигающуюся по коридору. Егор с удивлением наблюдал, как Дашин жених не пошёл её провожать, а свернул в комнату следом за другой девушкой. Та даже не возмутилась, с улыбкой попрощалась с ними и пошла к себе. Егор быстро пошёл ей на встречу.
   - Нам надо поговорить, - заявил он, когда Даша его заметила.
   - О чём? Мне совсем неинтересно, что происходит в твоей жизни, хотя мы давно не виделись.
   - А мне интересно, что происходит в твоей, - с вызовом ответил он.
   - Ничем не могу помочь. Чего тебе от меня надо?
   - Я же сказал, просто поговорить. Я зайду? Не в коридоре же нам разговаривать.
   - Нет, - она попыталась проскользнуть в дверь, оставив его за порогом.
   Егор не дал ей этого сделать. Понятное дело, что силы были настолько неравны, что он без труда очутился в её номере.
   - Уходи! Я тебя не приглашала.
   - Да? Ну извини, я этого не понял.
   - Соболев! Оставь меня в покое. Если ты не уберёшься сейчас же, я закричу.
   - Начинай.
   Она не решилась, а лишь смотрела на него злыми обиженными глазами.
   - Какой злой воробей, - усмехнулся Егор, несколько не задетый таким приёмом.
   - Так. Проваливай! - разозлилась она в конец и начала толкать его к выходу, - Давай, давай.
   - Птичка ещё и дерётся! - засмеялся он, - Придётся её усмирить.
  
   Он обнял её, при этом удерживая её руки и не давая шевелиться. Она пыталась вырваться, ругалась, награждая его всеми нелицеприятными эпитетами, которые знала. Егор молча ждал, когда поток возмущения иссякнет. Он смотрел на неё, и в душе разливалась нежность, которую он давно не выпускал на свет божий, спрятав так глубоко за ненадобностью, что и забыл о её существовании. Его малышка показывает характер. Грозный воробышек. До конца борется за свою честь и достоинство. Как же больно, что в нём она видит только врага. А он таял, не желая выпускать её из своих объятий, чего бы она там не говорила. Словесный поток наконец иссяк, и Даша смотрела на него злющими глазами.
   - Всё? Навоевалась?
   - Чего тебе надо от меня?
   - Люблю я тебя, - ничего не соображая, заявил он, потому что это была единственная правда, которую он мог сейчас осознавать.
  
   Он совсем не собирался говорить ей эти слова, ведь не за этим пришёл. Как же быстро похороненные им когда-то чувства воскресли вновь, сметая на своём пути всё. Ничего уже не имело значения. Счастьем было просто держать её в объятиях, находиться рядом, слышать, видеть её. Именно эта женщина была нужна ему, чтобы наконец-то вздохнуть полной грудью и жить по-настоящему. Сопротивляться искушению поцеловать её, Егор был не в силах. Наверное, она была против, но он уже ничего этого не замечал. В её присутствии он всегда очень быстро терял контроль над своими действиями. За прошедшие в разлуке годы так ничего и не изменилось. Видимо, они были задуманы Вселенной как две половины чего-то целого. Потому что, не взирая ни на какие обстоятельства и намерения, их души и тела стремились друг к другу неудержимо, каждый вздох, каждое прикосновение, каждое слово имело свой особый смысл, понятный только им двоим.
  
   Из состояния абсолютного счастья его вывели её рыдания. Он даже не понял сначала, почему она плачет. Ведь они вдвоём, всё так хорошо. Постепенно реальность всё-таки добралась до его сознания.
   - Даш, не надо так, - уговаривал он, прижимая её к себе, - Ничего же страшного не случилось.
   - Уходи! Я не хочу тебя видеть, - она отталкивала его, - Зачем ты только опять появился?
   - Даш, ну послушай меня. Я, правда, пришёл, чтобы поговорить. Если ты меня выслушаешь, то поймёшь, что нет повода так меня презирать и казнить себя, за то, что сейчас произошло.
   Она ничего не ответила, продолжая тихо плакать, разрывая ему сердце своим отчаянием. Егор начал говорить, не дожидаясь её согласия.
   - Наша последняя встреча. Ты же поняла, что я специально подстроил эту гадкую сцену. Прекрасно понимаю, что ты обо мне думаешь после этого, как и могу представить твои чувства на тот момент. Потому что мне самому довелось испытать то же самое чуть раньше, где-то за месяц до твоего приезда. Ты же помнишь, что на тот момент я вынужден был ходить к Базановой подтягивать её по начерталке. Так вот Танька как бы случайно подсунула мне фотографии, где ты обнимаешься и целуешься с другим парнем.
   - С каким другим? - растерянно, ничего не понимая, спросила Даша.
   - Это был фотошоп. Только я выяснил это уже после того, как женился на ней. На тот же момент я принял всё это за чистую монету. Ты же знаешь меня. Моя дурацкая ревность опять сыграла со мной злую шутку. Нет у меня оправданий тому, что я наделал потом. Такое мог придумать только воспалённый от ревности и обиды мозг. Ну а дальше мне пришлось поплатиться за эту свою идиотскую месть. Таня оказалась беременной. Мне пришлось жениться. Ребёнка она потом потеряла. Это случилось после нашей ссоры с ней, когда я понял, какую роль она сыграла в моей жизни.
   - Зачем она это сделала?
   - Я не знаю. Может быть, от зависти к тебе, или из прихоти. Сама она утверждает, что всё это от большой любви ко мне, но я в это не верю. Какая это любовь? Болезнь какая-то, жажда обладания. Я нужен ей как статусная вещь, как доказательство, что она имеет всё, что хочет.
   - Почему ты только сейчас решил мне рассказать об этом? Или это очередное враньё?
   - Зачем мне врать? Теперь-то? А рассказать тебе я хотел сразу, как только узнал, и, наверное, сделал бы это, если бы застал тебя дома. Я даже ехать к тебе собирался, но у жены случился выкидыш.
   - Ты её пожалел.
   - Нет. Я не на столько благороден, - невесело усмехнулся Егор, - Всё гораздо прозаичнее. Я не Иисус Христос, чтобы всем всё прощать. Просто мой тесть недвусмысленно дал мне понять, что уничтожит моего отчима и его фирму, пустит нас по миру, если я посмею бросить его дочь.
   - И ты испугался? - в её голосе послышался сарказм.
   - Да! Представь себе. Не за себя. Я наломал дров, а родители отдуваться должны? Не мог я так подставить дядю Рому. Ты просто не представляешь глубину пропасти, в которую он попал бы по моей вине.
   - Сейчас что-то изменилось?
   - Не настолько, чтобы я мог делать, что захочу, если ты про дела фирмы. Но теперь я понял одну важную вещь.
   - Какую?
   - Что врал себе всё это время. Думал, что забыл тебя, что у меня всё нормально. Оказывается, что всё для меня по-прежнему. Ты же тоже любишь меня, не смотря ни на что.
   - Егор, не надо.
   - Даш, ну прости ты меня! - он не мог допустить, чтобы она отдалилась от него сейчас, её "не надо" больно резануло по сердцу, - Я и так получил за свою глупость по полной программе. Живу одной работой, домой вечером идти не хочу, жену свою видеть не могу, а изменить что-то не имею права. Ну, пожалей меня! Не отталкивай. Если ты меня не простишь, то я не знаю во что превращусь. То, что между нами было, даёт мне силы оставаться человеком, а не циничным зомби с пустой душой. Прошу тебя, не гони меня. Я ведь всё равно не смогу уйти.
  
   Она, молча, смотрела на него, не делая попыток освободиться. Егор не хотел её слов, боялся их. Он принялся целовать её, только чтобы она сейчас не опомнилась, не сказал, что ему не на что надеяться. Он что-то говорил ей между поцелуями, сердце плавилось от нежности, заставляя, выворачивать душу наизнанку, и говорить самые сокровенные слова. Потом в свои права вошла страсть и не отпускала их до тех пор, пока они не уснули.
  
   ***
  
   Даша проснулась от звонка мобильного телефона. Она протянула руку и взяла его, спросонья нажав на кнопку ответа.
   - Егор! - требовательно произнёс женский голос, - Егор, ты меня слышишь?
   Этот голос заставил сразу же проснуться. Даша уставилась на чужой телефон. На экране высветилось слово "жена".
   - Перезвони мне, я тебя не слышу, - сказали в трубке и отключились.
  
   Надо было ей ответить. Хорошая бы шутка получилась. Пусть знает, как тут любимый муж время проводит. Жалости к жестокой сопернице Даша не испытывала. Где же Егор? Ушёл? События вчерашнего вечера всплыли в памяти, накрыв с головой потоком неконтролируемых эмоций. Как она до такого докатилась? С какой лёгкость он добился своего. Какой стыд! Она безвольная жалкая амёба, которая подчиняется воле мужчины, когда-то вытершему об неё ноги. К тому же он ещё и женат. Какая грязь! И его последующие признания не являются оправданием этому. Даже если всё, что он сказал, правда, его признания прозвучали гораздо позже, чем она, как последняя дура и ничтожество, позволила ему делать с ней, всё, что ему заблагорассудится. И ничего его слова не меняют. Он же дал понять, что не в состоянии повлиять на ситуацию, которая сложилась в его семье. Надо бежать от него как можно скорее и как можно дальше! Даша верила тому, что он рассказал. Ему действительно не за чем было врать после того, как он получил от неё всё, чего хотел. Как же Танька сумела провести их обоих? Почему ещё тогда она не послушалась Егора и доверяла ей свои тайны? Ведь именно она рассказала Таньке о его ревности, на которой та впоследствии и сыграла. Они оба пострадали от Дашиной доверчивости. Ничего теперь не исправишь. Они никогда теперь не смогут быть вместе. Вчерашние его слова о любви были продиктованы ситуацией, сожалением о прошлом. Он очень скоро поймёт, что между ними ничего не может быть. Хочет того Егор, или нет, но у него есть жена, есть обязательства, есть работа, есть родители. Эта вспышка страсти между ними ничего не меняет. Он не сможет вырваться из всего этого, даже если очень захочет. А захочет ли? Может быть, он и ушёл, поняв, что эта ночь не принесла им ничего, кроме нового витка сожалений и новой боли. А она тоже ничего не может ему предложить. Она не бросит свою учёбу только для того, чтобы стать его любовницей. На большее рассчитывать не приходится при данных обстоятельствах.
  
   Даша быстро привела себя в порядок, взяла телефон Егора и отнесла его на ресепшн, попросив вернуть его хозяину. Наверное, правильно бы было цивилизованно попрощаться, но она не решилась увидится с ним ещё раз. Даша совсем не была уверена, что сможет достойно пережить это расставание. Она оставила Егору записку:
  
   "Егор, извини, что не могу сказать тебе всё это лично. Не нужно нам больше видеться. Я верю тебе и не держу на тебя зла. Но начать всё по-новому у нас с тобой не получится. У тебя своя жизнь, свои обязательства, свои цели, а у меня своя. Я не могу и не хочу ей жертвовать и что-то менять. Думаю, и ты пришёл к тем же выводам. Прощай. Не ищи меня. Я надеюсь, что ты сумеешь преодолеть все преграды и будешь счастлив. Надеюсь, что и мне это удастся".
  
   И всё-таки она увидела его снова. Даша как раз собиралась вернуться в себе в номер, чтобы собрать вещи, когда увидела в фойе следующую сцену.
   - Ты зачем меня сюда притащил? - возмущённо кричала красивая брюнетка.
   Егор стоял к Даше спиной и не видел её.
   - Я притащил? Ты сама рвалась сюда, как будто этот парк самое интересное для тебя место в мире.
   - Где ты шлялся всю ночь?
   - Тебе то что? Думаешь, я обязан перед тобой отчитываться? Ты мне кто? Жена?
   - Сволочь! - темпераментная девица кинулась на него с кулаками, - Ненавижу тебя!
   - Ну вот и выяснили отношения, - издевательски произнёс Егор, удерживая девицу за руки, - А то всё люблю, да люблю. Я, конечно, таких глубоких и ярких чувств к тебе не испытываю, но рад, что мы всё сейчас выяснили.
   - Я еду домой!
   - Как скажешь. Денег на дорогу дать?
   - Чтоб ты сдох, Соболев! - прошипела на прощание девица и хлопнула дверью.
   - Эй, дай я зайду, это же всё-таки и мой номер тоже. Я только возьму деньги, - сказал Егор двери, но поскольку там никто не откликнулся, добавил, - Между прочим, у меня там есть подарок для тебя.
  
   Это, видимо, изменило отношение девицы к своему любовнику. Дверь всё-таки открылась. Эта пошлая сцена решила для Даши всё. Она не собиралась становиться одной из его многочисленных баб, которых он и в грош не ставит. "Ты мне кто? Жена?" - разум подкинул услышанную реплику. Может быть, она и безвольное существо, но не до такой степени, чтобы ждать очереди среди его пассий. Вряд ли он поменяет свои привычки от любви к ней. Только бы успеть собрать вещи пока он не надумал заявиться.
  
   Через десять минут Даша стояла в прихожей Викиного с Денисом номера.
   - Ты чего так рано? - удивилась подруга.
   - Вик, прикроешь меня? Мне срочно надо уехать.
   - Что случилось? - испугалась Вика.
   - Не важно. Мне очень надо. Потом расскажу. Пожалуйста.
   - Это из-за него?
   - Не спрашивай. Я не могу сейчас это обсуждать. Мне нельзя с ним видеться.
   - Ладно, ладно. Не нервничай так, - Вика погладила её по плечу, видя, что подруга готова разреветься, - Дэн тебя прикроет, ведь он ответственный за поездку.
   Даша буквально бегом бежала на электричку. Только бы с ним не столкнуться. Она не может позволить себе передумать, если не хочет остаться полной душевной развалиной.
  
   ***
  
   Егор вошёл в холл гостиницы с букетом цветов. Он надеялся, что Даша ещё спит. Ей будет приятно проснуться и увидеть цветы. Он пока не задумывался, что будет дальше. Не хотелось омрачать этой светлой радости. Она его простила! Она рядом с ним! Жизнь наконец-то обрела полноту. Он как-нибудь справится со всем остальным. Все не решаемые ранее проблемы, теперь таковыми не казались.
  
   - Молодой человек! - окликнула его администратор, у которой вчера, пустив в ход всё своё обаяние, он выведал номер, в котором поселилась Даша, - Вам просили передать.
   - Мне? - удивился Егор.
   - Если я не ошибаюсь, конечно. Вы Соболев Егор Александрович?
   - Я.
   - Значит, это вам. Телефон и письмо.
   Егор положил цветы на стойку и развернул послание.
   - Вот чёрт! - выругался он, поняв, что произошло.
  
   Он схватил букет и бросился наверх. Но дверь ему никто не открыл. "Её там уже нет", - понял он. Вполне логично предположить, что Даша сразу же ушла из номера, раз не хочет с ним больше встречаться. Она просто испугалась. Глупышка! Ему обязательно нужно поговорить с ней, убедить, что теперь всё будет хорошо, что он всё устроит. Куда бы она могла пойти? Жених! Егор бросился к номеру, который занимал этот странный парень и не менее странная девушка, которые почему-то ночевали вдвоём. Даша вполне может оказаться у них. В любом случае они знают, где её можно найти. Егор решительно по стучал в дверь.
  
   - Ой, - девушка явно ожидала увидеть кого-то другого, поэтому открыла дверь будучи в легкомысленной пижамке.
   - Мне нужна Даша Воронцова, - начал Егор с порога, не обращая внимания на растерянный вид девушки.
   - Её тут нет.
   - Тогда подскажите, где её можно найти?
   - Не подскажу, - ответила девушка с вызовом, придя в себя.
   - Почему так категорично?
   - Я знаю, кто ты, - с ненавистью ответила собеседница, - Оставь её в покое.
   - Мне не нужны советы странной девицы, которая ночует с чужим женихом, - разозлился Егор, - Я найду её и без твоей помощи.
   - Зайди, - скомандовала девушка, - Разговор есть.
   Егор вошёл в номер.
   - Во-первых, я не сплю с женихом подруги, - сказала она.
   - Вообще-то меня это мало волнует.
   - Он мой брат. Во-вторых, хотелось бы понять, зачем ты опять лезешь в её жизнь? Чтобы сломать? Ты садист? Или настолько собственное эго затмевает разум, что ты периодически ходишь по своим бывшим и проверяешь, не утратил ли ты для них свою значимость?
   - Не собираюсь я ломать ей жизнь.
   - Тогда оставь её в покое. Не может быть ничего хорошего в том, что женатый мужик домогается внимания незамужней девушки. Или ты разведёшься с женой и женишься на Дашке? Так порядочные люди сначала разводятся, а потом уж начинают новую жену себе искать. У девчонки только жизнь налаживаться начала, хорошего человека встретила, который её по-настоящему любит и замуж зовёт. И тут ты появился, герой-любовник хренов. Отстань от неё! Тебе ведь нечего ей предложить кроме дешёвой интрижки. Если в тебе осталось хоть что-то от человека, которым она тебя считала когда-то, езжай в свою Москву и не трогай её.
   Егору нечего было возразить. Он понял, что здесь не выведает ничего и направился к выходу.
   - Цветы свои забери, - крикнула ему Дашкина подруга и будущая родственница.
   - Оставь себе, - ответил он и, не оборачиваясь, и вышел.
  
   На него как будто ушат холодной воды вылили. Она всё-таки правда замуж собралась за этого замухрышку, которого он видел с ней в Андерсенграде. Наверное, он хороший человек и любит Дашу. А Егор так некстати влез со своей правдой. И эта ночь всего лишь слабость с её стороны, уступка прошлым чувствам. Она просто не устояла под его натиском. Между ними всегда существовало сильное притяжение, которое сводило их с ума. Они не долюбили в силу обстоятельств, а сейчас для неё всё пришло к логическому завершению. Даша не захотела менять ради него свою жизнь. И она права, наверное. Ему действительно нечего ей предложить. До того, как у него получиться разобраться с долгами фирмы, может пройти не один год. Даша не тот человек, который будет счастлив, довольствуясь тайными встречами. Ей предлагают нормальную семью с любящим мужчиной, которого она со временем полюбит, наверное. В то, что любит сейчас, он не верил. Если бы любила, то между ними ничего бы не произошло этой ночью. Так какая же женщина откажется от счастливого брака ради эфемерной надежды, что любовник когда-нибудь сможет сделать её женой. Ведь он добился того, чего хотел изначально. Она простила его, она знает всё, что случилось тогда. В его планах не было вмешиваться в ход её жизни. Никак он не мог предугадать такого взрыва чувств со своей стороны, поверив, что не способен уже кого-то так любить. Никогда раньше Егор не понимал, как можно без борьбы отказаться от любимого человека и пожелать ему счастья с другим. Ему казалось, это чем-то запредельным, тем, чего в реальной жизни не бывает. И вот сейчас он сам принял такое же решение. Не можешь сделать женщину счастливой, отойди и не мешай другому. Пусть она будет счастлива, она достойна этого, как никто другой.
  
   - Ты почему мне не перезвонил, - позвонила жена.
   - Не хотел, - ответил Егор, прекрасно понимая, что провоцирует скандал.
   Хотелось отыграться на ней за боль от принятого решения, тем более она вполне этого заслуживала.
   - Козёл! - полетело в ответ.
   - Рад за тебя.
   - Чего?
   - Говорю, что рад за тебя. Ты, никак, замену мне нашла, раз я стал рогатым представителем фауны.
   - Да пошёл ты!
   Таня бросила трубку.
   Как бы он сейчас хотел, чтобы его предположения оказались правдой. Упрямая дура! Когда же он ей, наконец, надоест? Как же он ненавидел эту стерву, испоганившую ему жизнь.
  
   По возвращении Егор ждал грандиозного скандала и был к нему морально готов. Но жена удивила, встретила его приветливо и в полном боевом оперении. Тело прикрывал легкомысленный халатик, целью которого было не скрыть, а продемонстрировать новое кружевное бельишко. Егор нарочно делал вид, что ничего не замечает. Поужинав, он заявил, что устал и лёг спать.
   - Егор, ну почему ты так со мной? - не выдержала Таня.
   - Чего не так?
   - Ну почему у нас всё, ни как у людей? Чего тебе не хватает? Я делаю для тебя всё буквально, ты же ни шагу мне на встречу. У тебя другая баба?
   - Отстань от меня со своими бабами, - отмахнулся он, - Что же касается нашей жизни, то насильно мил не будешь. Не знаю, почему тебе не донесли в детстве эту истину.
   - Не любишь меня, да? - взвилась Таня, - Ну и проваливай! Никто не держит! Только не плачь потом, что остался с голой задницей. Здесь твоего ничего нет!
   - Да знаю, знаю, - издевательски усмехнулся он, - Мне тут ничего и не нужно. Я в состоянии себя обеспечить.
   - Да что ты говоришь? Надо же какой самостоятельный! Я тебе быстро устрою, что на хлеб хватать не будет. Приползёшь и будешь на коленях стоять, умолять, чтобы я тебя обратно взяла.
   - Боже мой, ну и перспективка. Гораздо разумнее с моей стороны никуда не уползать. Ну, ладно, ты тут помечтай, нарисуй в своём бескрайнем воображении моё ползанье, а я пока посплю. Извини, устал.
  
   Егор демонстративно отвернулся, никак не реагируя на проклятия жены. О чём с ней говорить или спорить? К благоразумию взывать бессмысленно. Пусть орёт, зато ночь он спокойно проведёт. Егор заснул с мыслями о том, как сделать так, чтобы она его выгнала. Может ему бухать по чёрному начать? Чем можно пронять ещё эту упрямую дуру? Удовольствие она что ли находит извращённое в собственном унижении? Видимо, так оно и было, потому что ночью, не смотря на то, что он чуть ли не в лицо ей сказал, что не любит её, она умудрилась раскрутить его на секс, пока он спросонья понял, где находится. Как же он бесился после этого, от самого себя было противно.
  
   Всё случившееся заставило его ещё более интенсивно искать выход из западни, в которую он попал. Пусть не так быстро, как хотелось бы, но он добьётся свободы и независимости. Нужно построить работу так, чтобы фирма перестала целиком и полностью зависеть от городских заказов. Конечно, кредиты пока будут висеть, но нужно сделать так, чтобы как можно меньше залазить в новые. У него получится, рано или поздно.
  
   ***
  
   - И что ты собираешься делать? - осторожно спросила Вика.
   - Ничего. Ребёнок родится, когда придёт срок. Другого выхода не вижу, - уверенно ответила Даша.
   - Аборт не хочешь делать.
   - Нет.
   - А может, стоит сообщить твоему Егору, что он скоро станет папашей? Пусть хоть финансово тебе поможет.
   - Нет.
   - Что за глупость?! - начала возмущаться Вика, - Ты хоть представляешь, сколько денег надо на ребёнка? Да и лишать малыша отца, упиваясь собственной гордостью, нечестно по отношению к нему.
   - Из гордости? - усмехнулась Даша, - Гордость совсем здесь ни при чём. Скорее инстинкт самосохранения.
   - Почему ты его так боишься?
   - Потому что он в состоянии разрушить меня, мою жизнь, мои планы, моё самоуважение, наконец! Понимаешь? Не из вредности, нет! Он просто не даст мне жить спокойно, если будет знать про ребёнка. Ты думаешь, что он будет мне приносить денежку и спокойно уходить? Это не тот человек! А я не смогу его прогнать. Это всё плохо кончится. А ребёнок должен расти в тепле и покое. Я не хочу, чтобы наши сложные отношения, все эти эмоциональные встряски отразились на нём. Я знаю Егора, как саму себя. Он будет добиваться своего любой ценой, не пожалеет даже себя, если будет считать, что правильно делает.
   - Монстр какой-то.
   - Он не монстр. Пойми ты, это не со зла. Егор - это человек, который никогда не сдаётся до конца. Рано или поздно он добьётся своего. И будет он делать только то, что сам считает правильным в данной ситуации. Моё мнение не будет иметь особого значения.
   - Ты всё ещё любишь его?
   - Да. Но это ничего не меняет. Жизнь распорядилась так, что нам лучше больше не сталкиваться.
   - Знаешь, Денис так меня ругал, что я вмешалась в ваши с Егором дела, наврала ему с три короба. Дэн считает, что нельзя лезть в чужую любовь, даже если ты думаешь, что так будет лучше. Можно только высказать своё мнение и то не всегда. Говорят же, что благими намерениями дорога в ад выстлана.
   - Ты всё правильно сделала. Я тебе благодарна за то, что ты за меня заступилась. Так будет лучше для всех, - успокоила подругу Даша, - Даже не переживай.
  
   Она бы никогда не призналась Вике, как ждала, что Егор всё-таки плюнет на всё и приедет, и никуда её от себя больше не отпустит. Это было за гранью разумного, неправильно, глупо, но душа рвалась к человеку, который забрал её сердце с собой, вопреки всем доводам рассудка. Хорошо, что эти бредовые мечты так и остались мечтами. Егор не пытался её искать. Он, наверное, понял, что ничего им не вернуть уже, время ушло, он слишком привык к той жизни, которой жил. К тому же у него слишком много своих проблем. И сообщать ему о ребёнке было жестоко и опасно. Он ничего не сможет сделать, а только разрушит свою жизнь и жизнь близких ему людей. В конце концов ничего страшного не произошло. Она почти доучилась. Скоро у неё родиться ребёночек. У неё появится маленький родной человечек от любимого мужчины. И пусть он не узнает об этом, но они всегда будут связаны этим ребёнком.
  
  
  
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"