Мартьянова Юлия Викторовна: другие произведения.

Дом для принцессы. Часть 2

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Любовь или ненависть. Что окажется сильнее? А может быть страх перемен и потерь победит стремление быть счастливыми?Ведь человек во многом сам предопределяет свою судьбу именно выбором.

  Глава 1.
  
   - Мама, я хочу в игровую комнату, - капризничала дочь.
   - Полин, мы обязательно туда пойдём, но попозже. Нам надо ещё курточку тебе купить.
   - А я хочу юбочку.
   - Хорошо, юбочку мы тоже померим, - нашла компромиссный вариант Даша.
  
   Она понимала, что девочка уже устала. Ей надоело ходить по павильонам торгового центра, где, как она знала, есть гораздо более интересные вещи, чем магазины. Но что делать, если дочери срочно понадобилась куртка, потому что та, что у них была, порвалась на прогулке. Дашу спасало то, что наряжаться маленькая модница очень любила. Но всему есть предел. Даша пообещала себе, что это последний магазин, в который они зайдут сегодня с Полинкой. Потом девочка получит обещанное вознаграждение за своё терпение, а мама погуляет часок по центру одна. После они поедят мороженого в кафе и отправятся домой.
  
   Дочери исполнилось уже четыре с половиной года. Даша обожала её, это её радость и гордость. Полинка казалась матери самой замечательной девочкой на свете: и умница, и красавица, и за себя постоять умеет в отличии от мамы, но при этом добрая и отзывчивая. Больше всего поражала Дашу невероятная коммуникабельность. В этом она тоже была полным антиподом матери. Наверное, это качество девочка унаследовала от отца.
  
   Егора Даша не видела с той самой встречи в Сосновом Бору, хотя они и жили теперь в одном городе. Дочь была очень на него похожа: те же светлые густые локоны, тонкие черты лица, идеально очерченные брови, большие карие глаза. Бабушка утверждала, что рот и носик Дашины, но сама она решительно этого не видела. В народе существует поверье, что если женщина очень любит отца своего ребёнка, то у неё родятся дети очень похожие на него. Глядя на свою дочь, Даша готова была согласиться с народной молвой, несмотря на то, что основы генетики были вбиты в её голову ещё со школы. Подобные утверждения считаются антинаучной чушью. Как может врач поддаваться глупым людским мифам? Стыдно. Сейчас она работала в роддоме детским врачом. Ей очень нравилось, даже несмотря на то, что она так и не научилась не пропускать через себя каждый случай человеческого горя. Слава Богу, что сталкиваться с этим приходилось не часто. Медицина давно научилась хорошо справляться с детской смертностью при родах. Очень тяжело было видеть деток-отказников. Хотелось приголубить каждого, сделать для них всё возможное, ведь им так трудно придётся в этой жизни без любящей мамы. И всё же работа приносила гораздо больше позитивных моментов, чем огорчений. Ведь она работала в таком месте, где люди появляются на свет, а это радостное и светлое событие. Работала Даша уже два с лишним года, и ни разу не пожалела о выбранной профессии. Полинке исполнилось чуть больше полутора лет, когда бабушка осталась на пенсии, чтобы Даша могла завершить образование, ведь врачу мало получить диплом. Тяжеловато им пришлось с деньгами первое время, но Даша не жаловалась. Бабушка ни разу не упрекнула её, что она родила ребёнка без мужа. Даша не рассказывала ей о встрече с Егором, а та, видимо, боялась спросить, понимая, как нелегко её внучке во всей этой ситуации. Она поняла, кто отец Полины, когда Даша её зарегистрировала.
  
   - Какое отчество ты ей дала? - спросила бабушка.
   - Полина Егоровна.
   - Как?! - потрясённо уставилась на неё бабушка, - Почему?
   - Это её настоящее отчество, - спокойно ответила Даша.
   - Он знает? - ей не надо было объяснять, кто такой Егор.
   - Нет. Я не хочу, чтобы он знал. Ба, давай договоримся. Мы никогда и ни с кем не обсуждаем эту тему. Не надо его проклинать и ненавидеть. Он не так уж и виноват. Просто так жизнь сложилась.
   - Всё ещё любишь его? Извини, но не понимаю.
   Пришлось рассказать всё, что поведал ей Егор, озвучить причины, по которым Даша не хотела говорить ему о ребёнке. Больше этот вопрос не поднимался никогда.
  
   Куртку они купили, и Даша со спокойной душой вела дочь в игровую комнату.
   - Даша! - она замерла, услышав голос, который бы не перепутала ни с каким другим.
   Она обернулась и сразу его увидела. Егор быстро шёл к ним через холл. Он ничуть не изменился с их последней встречи, разве что повзрослел. И он явно был очень рад её видеть.
   - Привет, - поздоровалась Даша.
   - Привет. Не ожидал тебя здесь встретить. Ты к бабушке в гости приехала?
   - Нет. Я здесь живу.
   - Здесь? - он почему-то растерялся.
   - Мам, я хочу играть, - подала голос Полина.
   Мужчина сразу переключил внимание на девочку.
   - И кто это у нас тут играть хочет? - спросил он, улыбнувшись ребёнку.
   - Я - Полина, а тебя как зовут?
   - Егор, - он присел перед девочкой на корточки.
   - Ты красивый, - выдала та неожиданно.
   - Правда? - он продолжал улыбаться, - Ты тоже. И сколько же тебе годиков, красавица?
   - Четыре с половиной. А мама мне подарила котёнка вчера, - поделилась Полинка своей главной радостью.
   - Надо же! Настоящего котёнка?!
   - Нет, игрушечного. Но он тоже мяукает и качает головой.
   - Полин, ты же в игровую комнату хотела, - напомнила Даша, разволновавшись от такого близкого общения дочери с родным отцом.
   Если он ещё не понял этого, то, что ему стоит сложить два плюс два на досуге, и понять, что это его дочь.
   - Скажи дяде Егору "до свидания" и иди играй. А то нам скоро уже домой идти надо будет.
   - А мороженое? - выдала дочь их дальнейшие планы.
   - Как наиграешься, пойдём за мороженым.
   Полина быстро попрощалась с новым знакомым и убежала играть. Всё время, что Даша общалась с девушкой, которая следила за детьми в игровой, она чувствовала на себе взгляд Егора.
   - Посидим в кафе? - предложил он, сверля её тяжёлым взглядом, - Думаю, нам есть, что обсудить.
   Даша не стала сопротивляться. Бесполезно. Он всё понял, и лучше уладить дело миром.
   - Полина - моя дочь, - констатировал Егор, как только они сели за стол.
   - Быстро догадался, - не стала возражать Даша.
   - Издеваешься? Я не слепой. Моя копия. Ну и ответь мне, почему ты не соизволила сообщить, что у меня растёт дочь? - он старался выглядеть спокойным, но Даша не обманывалась на его счёт.
   Егор был страшно зол и обижен.
   - Так лучше для всех.
   - Лучше?! Хотя понимаю, - презрительно усмехнулся он, - Как твой муж относится к тому, что воспитывает чужого ребёнка? Или ты его тоже в известность об этом не поставила?
   - Я не замужем.
   Это сбило его с толку, и боевой пыл поубавился.
   - Почему не сказала? - уже более миролюбиво спросил Егор.
   - Это что-то бы изменило?
   - Конечно!
   - И каким же образом? Ты бы сломал жизнь всем, включая самого себя, стараясь поступить правильно. Что бы ты мог нам дать? Редкие встречи украдкой? Необходимость вечно прятаться от твоей жены? Как будто мы с дочерью нечто постыдное в твоей жизни. Я не хотела вмешивать ребёнка во всё это, обрекать её на бесконечное враньё. Лучше никакого отца, чем такой, имя которого надо скрывать.
   - Ты сгущаешь краски, я бы такого не допустил.
   - Егор, это разговор не имеет смысла. Ты спросил, я ответила. Можешь сколько угодно упрекать меня за моё решение, это ничего не изменит. Я считаю, что поступила правильно.
   - Неправильно. Но ты права, мои слова прошлого не исправят. Расскажи мне про неё.
   - Ну что рассказать? - улыбнулась Даша, - Она самая лучшая девочка в мире. Наверное, унаследовала от нас всё самое хорошее. Полинка в свои четыре года уже знает все буквы...
   На эту тему Даша могла говорить сколько угодно, лишь бы кто-нибудь слушал. И Егор слушал, задавал вопросы, смеялся над проделками и детскими высказываниями. Время пролетело в один миг.
   - Ой, пора её забирать, - спохватилась Даша.
   - Иди, я сейчас подойду, - ничего не объясняя, он сорвался с места.
   Долго ждать его не пришлось. Полинка только вышла из игровой комнаты, а он уже пришёл с большой красивой куклой.
   - Это тебе, - он вручил подарок дочери.
   - Спасибо! - обрадовалась девочка, - Мама, смотри какая она красивая!
  
   Потом они вместе ели мороженое в кафе. Егор разговаривал в основном с Полиной, даже сообщил ей, что строил этот торговый центр. Девочка впечатлилась, даже когда узнала, что строил не один. Через час общения Егор полностью очаровал малышку. Идиллию разрушил телефонный звонок.
   - Да, - ответил он, благодушное выражение лица сменилось раздражением, - Я буду. Обещал, значит приеду.
   Ему что-то сказали.
   - Хорошо, - ответил он и нажал на отбой.
  
   - Мне, к сожалению, нужно уйти, - сказал Егор - Но мы ещё увидимся. Пока, пока.
   Даша смотрела ему вслед, испытывая самые противоречивые чувства. Сердце щемило от сожаления, что он уходит, а разум твердил, что она ещё легко отделалась, что им вообще лучше спрятаться от него подальше. Если он захочет, то всё пойдёт как раз так, как Даша боялась. Ему ничего не стоило завоевать симпатию дочери, а о своих силах сопротивляться ему она давно была невысокого мнения. Любовь к нему делала её слабой. Надо придумать, как пресечь всё это на корню.
  
   ***
  
   Егор застал их во дворе. Даша стояла и смотрела, как дочь катается с горки. Вот Полинка съехала и побежала к матери. Та раскинула руки и поймала её. Сколько любви и нежности было в их объятиях. Страшно захотелось присоединиться, обнять их обоих. Его девчонки! Теперь их две. Он точно уже и не мог сказать, в кого из них влюблён больше. Как же ему повезло, что он встретил их два дня назад. Так и не узнал бы никогда, что у него растёт дочь, а любимая женщина живёт совсем рядом. Казалось, сердце остановилось, когда он увидел её в торговом центре. Какая же всё-таки красивая женщина. Даша принадлежала к той редкой породе женщин, которые расцветают в полную силу не в юности, а став взрослыми, и остаются красавицами до самой старости. Было больно и обидно, что она не сказала ему про дочь. А мысль, что она повесила его ребёнка на чужого мужчину, так вообще привела в ярость. Неужели в её глазах он настолько плох, что его лишили отцовских прав? Её мотивы были ему понятны, но она ошибалась. Он бы что-нибудь придумал. Обрадовало то, что она не замужем. Что же, прошлого, действительно, не исправишь, но ведь у них есть будущее.
  
   За последние пять лет Егор сделал всё, чтобы их фирма перестала так сильно зависеть от городских заказов. Пришлось очень много работать, освоить новые направления. Клиентская база за это время увеличилась в несколько раз. В профессиональных кругах ему тоже удалось добиться признания, не смотря на молодой возраст. Всё равно, конечно, львиную долю их доходов, составляли крупные заказы от города, потерять их было критично, но не смертельно. Если всё продумать, правильно разыграть свои козыри, и, конечно, если удача от них не отвернётся, то вполне будет возможно удержать фирму на плаву, если они впадут в немилость.
  Отношения с женой были всё такими же напряжёнными. Никто не хотел сдаваться и идти на уступки. Егор старался бывать дома, как можно меньше времени, а Таня пыталась его всё больше контролировать. В одном они были солидарны: видимость брака сохраняли, Егор, чтобы не гневить тестя, Таня - чтобы всем казаться счастливой, успешной женщиной, которой можно только позавидовать. Егор удивлялся тому, что его жена при такой жизни так и не завела себе любовника. При всём своём к ней равнодушии и неприязни, он бы не был в восторге от этого. Хоть и глупо, но мужикотавры не дремлют. Но зато у него появился бы повод развестись. Детей они, Слава Богу, так и не родили. Таня обвиняла в этом его, упрекала невниманием, выкидышем, который случился по его вине. Егор давно уже перестал реагировать на эти упрёки, он и не чувствовал своей вины. Она прошла обследование по этому поводу, у неё выявились какие-то неполадки, жена начала лечиться. Очень даже хорошо, это пригодится ей в будущем, но уже с другим мужчиной. Он больше не собирался длить это представление. Конечно, лучше бы было полгодика подождать, но раз уж так всё сложилось, он займётся разводом сейчас.
  
   - Привет, Полинка, - поздоровался Егор с дочерью.
   - Привет! - обрадовалась она.
   - Смотри, что я тебе принёс.
   Девочка подбежала к нему, и он вручил ей книжку. Она взяла и начала перелистывать.
   - Какие красивые картинки! Я хочу нарисовать такую принцессу, - загорелась дочь.
   - Вот придём домой, и сразу начнёшь, - сказала ей Даша.
   - Любишь рисовать принцесс? - спросил Егор.
   - Да. Больше всего. Ещё мне нравится рисовать собачек, котиков и лошадок. Я хорошо рисую. Меня Ирина Николаевна всегда хвалит, - похвасталась девочка.
   - Я тоже хорошо рисую.
   - Наверное, ты мой папа, - вдруг завила Полина, и, увидев его растерянное выражения лица, решила объяснить свою догадку, - Мама говорит, что я хорошо рисую, потому что я в папу уродилась.
   Егор перевёл взгляд на смутившуюся Дашу.
   - А как твоего папу зовут?
   - Не знаю, - просто ответила девочка.
   - А фамилия у тебя какая?
   - Воронцова.
   - Значит, Воронцова Полина. А отчество? - он особо не рассчитывал на ответ, просто ему нравилось смотреть на реакцию Даши.
   - Полина Егоровна, - тем не менее, чётко ответила дочь, - А у тебя какое отчество?
   - Александрович.
   На этом интерес дочери к данному вопросу иссяк, и она углубилась в рассматривание картинок.
  
   Егор благодарно улыбнулся Даше.
   - Спасибо. Осталось только фамилию поменять.
   - Ничего мы менять не будем, - твёрдо ответила Даша.
   - Я же не говорю, что прямо сейчас. Я разведусь, мы поженимся, и я официально признаю или удочерю Полинку. Не знаю, как это правильно называется.
   - Ты опять всё за всех решил? Моё мнение по данному вопросу не учитывается.
   - Какое мнение? Ты любишь меня. И не надо мне врать, что это не так. Как ни хотела от меня дочь скрыть, а отчество ей по мне оставила. Да и Полинка про меня, как я понял, часто слышит.
   - Да, люблю, - не стала отрицать Даша, - Но это ничего не меняет. Не надо нас втягивать в свою войну с Базановыми. Я не хочу иметь никакого отношения к этой части твоей жизни. Мне не нужен чужой муж. Я знаю Таньку. Она просто так не сдастся. Представь только, что она сделает со мной и с Полиной, если поймёт, что именно из-за нас ты хочешь с ней развестись.
   - Я никому не дам причинить вам вред.
   - Не дашь? - она саркастически усмехнулась, - Как? Ты можешь гарантировать, что я не лишусь работы или, что нашу девочку не начнут травить в садике? Я не хочу иметь никакого отношения к твоему разводу. Ни мне, ни тем более дочери эта грязь не нужна.
   Егор, может, и понимал её, но такой холодный приём его очень обидел.
   - Понятно. Действительно, зачем тебе моя грязь? Сам как-нибудь выплыву. Вот чистеньким стану, тогда, глядишь и сгожусь. А можно мне такому грязному с дочерью общаться? А то, боюсь, что когда я достигну нужной степени стерильности, она вырастет.
   - Извини, но я против.
   - Боишься, запачкаю?
   - Боюсь твою жену.
   Егор не нашёл, что ответить. Убеждать Дашу, что Таня ничего не сделает или не узнает про них, было бесполезно. Он не мог этого гарантировать. И она права. Он должен самостоятельно выбраться из этого болота. А потом они начнут всё с чистого листа.
  
   В тот же вечер Егор объявил жене о своём решении.
   - Чего это вдруг? - ядовито спросила она, не веря, что это серьёзно.
   - Странный вопрос. Ты же не думала, что так будет продолжаться вечно?
   - И чего тебя не устраивает? Как сыр в масле катаешься: делаешь всё, что хочешь, ничем за это не платишь. Да о такой жизни многие и мечтать не смеют. Чего стряслось то? Баба новая появилась? Воспылал к ней любовью? Так это пройдёт скоро. Не стоит новая интрижка беззаботного сытого существования. Или бабы тебе за так перестали свои услуги оказывать? Условия начали ставить?
   - С чего ты взяла, что я лишусь безбедного существования? - спросил Егор, проигнорировав все издёвки на счёт женщин.
   - Ничего не получишь после развода.
   - Да и не надо. Надеюсь, машину свою могу себе забрать. У тебя своя есть. Или мы из принципа обе продадим, а деньги поделим? - начал ехидничать Егор.
   - Не забывай, кто тебя работой обеспечивает, - применила Таня свой любимый аргумент,- Думаешь, много наработаешь без блатных заказов?
   - А мне много и не надо.
   - Это только так кажется. Думаешь, что кому-то нужен будешь нищим? У тебя уже проблемы с этим.
   - А ты то чего так за меня переживаешь? Тебе нищий не нужен, как я понимаю. Уж как-нибудь найду себе кого-нибудь, кому и нищим сгожусь. Другие же как-то находят. Чем я хуже? Справлюсь уж как-нибудь, - Егор вступил в привычную для их жизни перепалку, где каждый пытался уколоть другого побольней.
   - Ну, кто она?
   - Ещё не знаю.
   - Хватит придурка из себя изображать! Объясни мне, с чего такие перемены?
   - Честно? Ты мне на-до-е-ла, - произнёс он по слогам, приблизив лицо, чтобы лучше поняла.
   - Я надоела? Зажрался? Ненавижу тебя! Скотина! - взбесилась жена, бросаясь на него с кулаками.
   - А тебе не надоело? - Егор привычным жестом перехватил её руки, - Ты красивая, молодая, богатая женщина. Зачем ты всё это терпишь? Ты мазохистка? Тебе нравится, чтобы об тебя ноги вытирали?
   - Я просто тебя люблю.
   - Опять двадцать пять! Да никого ты не любишь! Это одержимость какая-то. Вдруг игрушка твоя кому-то ещё достанется!
   - Ты и так гуляешь! Думаешь, я не знаю?
   - И чего? Не противно? Смирись, твой пудель отбился от рук, а поводок ты потеряла. Учись проигрывать достойно. Не всё в этом мире подчиняется твоим хотелкам.
   - Ты пожалеешь! Ты ещё приползёшь! - снова разъярилась жена.
   - Сколько раз я уже это слышал. Дай мне для начала спокойно уползти, и проверяй свою теорию сколько влезет.
  
   Она что-то кричала ещё, угрожала, обзывала, но он больше не слушал, сосредоточившись на том, чтобы ничего не забыть. Егор намеревался никогда в жизни больше не переступать порог этого дома. Жалости к жене он не чувствовал. Он ничего ей не обещал, о своих чувствах никогда не врал, не скрывал, что уйдёт при первом же удобном случае. Это её проблемы, что она столько лет надеялась переломить ситуацию, терпела его не самое приятное общество, хотя он очень старался, чтобы оно ей опостылело.
  
   Сказать, что его родители были в шоке, это значит, ничего не сказать. Мама пыталась выяснить, что происходит, но Егор пока не был готов посвящать её в это. Он сообщил лишь, что разводится, и что это окончательно и бесповоротно. От него отстали. Егор не думал, что мать очень расстроилась по этому поводу. Наверняка она подозревала, что сын несчастлив в этом браке. Более того, её сильно тревожило отсутствие внуков. Ведь она же ещё не знает, что у неё уже есть внучка. Ничего. Пройдёт немного времени, и мама будет прыгать от радости, когда он их познакомит.
  
   Тесть заявился к ним домой вечером следующего дня. Был выходной. Мать ушла к подруге, отчим тоже отправился куда-то по делам.
   - Что происходит? - задал он вопрос.
   - Мы с Таней разводимся, - спокойно ответил Егор.
   - Причина?
   - Причина банальна. Не сошлись характерами, - он не сумел скрыть саркастической усмешки по поводу того, что собеседнику как никому известно, что их брак держался только на шантаже.
   - Баба появилась? Так ничего страшного. Гуляй потихоньку, как все. Зачем семью разрушать?
   - Какую семью? Не было её! Обычная сделка. Я не понимаю, зачем Вы пришли. Зачем Вам то нужно, чтобы я сидел при Вашей дочери, как цепной пёс?
   - Мне ты даром не нужен. Вот чем ты её взял, поганец? Вокруг столько достойных мужчин, ей только пальцем поманить стоит. Нет, ей тебя подавай, смазливого ублюдка.
   - Вы у меня спрашиваете, почему Вашей дочери нравятся такие ублюдки, как я? Видимо её привлекают только те, кому она даром не нужна.
   - Значит так, щенок! - взбесился тесть от таких нелицеприятных слов в адрес его дочери, - Раз ты решил развестись с моей дочерью, то ты мне никто. И не надейся на других клиентов, которыми ты оброс последнее время. Стоит только мне дать понять, что ты мне чужой, они все от тебя сбегут. Ваша фирма пойдём ко дну быстрее, чем этот развод состоится. Твой дядя Рома очень в тебе разочаруется. Так что время тебе до завтра, чтобы помириться с женой и вымолить у неё прощение.
  
   Егор ничего на это не ответил. Какой смысл продолжать этот разговор? Ну что же, он знал, на что идёт, решив разорвать отношения с Базановыми. Главное, что теперь у него были варианты спасения их фирмы. Он вздрогнул от неожиданности, когда дверь открылась, и к нему в комнату вошёл отчим.
   - Извини, Егор. Я нечаянно услышал ваш разговор.
   - Ты был дома? Я думал, никого нет. Я всё объясню. Ситуация не так плачевна, как он обрисовал. У меня есть план... - начал оправдываться Егор.
   - Да погоди ты со своим планом! Я хотел тебе сказать, да Бог с ней, с фирмой. Не стоит она того, чтобы всю жизнь мучиться рядом с нелюбимой женщиной. И я не буду разочарован. Ты не обязан приносить себя в жертву моей фирме. Делай, как считаешь нужным.
   - Прости меня, дядя Ром. Я тебя подвёл. Подвёл всех людей, что у нас работают. По дурости я совершил большую ошибку и расплачиваюсь за неё много лет. Сейчас у меня появился шанс всё исправить, и я не могу им не воспользоваться.
   - Конечно, не можешь. А про то, что людей подвёл, даже не думай. Наша фирма всего лишь удобное место работы для них, которое они с лёгкостью поменяют. Про твои жертвы никто из них не вспомнит, если им предложат более большую зарплату или какие-то другие заманчивые перспективы будут светить. Это нормально. Обычные товарно-денежные отношения. Ты ничем им не обязан, как и они тебе.
   - А ты? Разве тебе не обидно потерять фирму из-за меня?
   - Ты же мне, как сын. И я прежде всего хочу, чтобы ты был счастлив. Мне по большому счёту уже ничего и не надо. У меня всё есть, всё что я хотел, я заработал. Жаль, конечно, своё детище, но ведь риск прогореть был всегда. А ты, я уверен, всегда найдёшь себе хорошую работу, если уж твой план спасения не удастся. Таланта и трудолюбия тебе не занимать.
   - Спасибо, - Егору захотелось обнять этого человека, который заменил ему отца.
   - Пожалуйста. А теперь твой план.
  
   Глава 2.
  
   Даша уже сомневалась, что Егор вообще когда-нибудь придёт к ней и дочери. Он не появлялся уже два месяца. Только раз ей показалось, что он приходил в их двор. Ну что же поделаешь? Не придёт, значит не надо. Она всё правильно сделала, оградила себя и дочь от ненужных волнений, сложностей, а ему дала время на раздумья. Пусть хорошо подумает, стоит ли устраивать переворот в своей такой отлаженной и удобной жизни ради них. Если Егор не пойдёт на это, то очень даже хорошо, что Полинка не успела к нему привязаться. Да и сама она не будет тешить себя ненужными надеждами. Хотя, зачем врать самой себе? Эти надежды появились вопреки её воле. Сколько бы Даша не гнала их от себя, они заставляли душу трепетать и томиться в ожидании. Чего она ждала, сама не знала. Ну, допустим, придёт он. Что дальше? Она что, сразу к нему в объятия кинется? Ему это надо? Кто знает, какие у него планы. Даже если он предложит жить вместе, нет никаких гарантий, что у них что-то получится. Как можно начать жить с чужим фактически человеком, да ещё и ребёнка в это втягивать? За столько лет они оба изменились. Даша совершенно не знает, каким он стал человеком, что можно от него ожидать, каким стало его отношение к семье, какой он вообще видит семью. Возможно, их взгляды по этому вопросу сильно отличаются. Она, конечно, понимала, что его брак с Базановой не был счастливым. Танька просто дура, если рассчитывала сломать его и подмять под себя. Но всё же таскать в командировки любовниц, как она наблюдала пять лет назад, будет далеко не каждый. В любом случае это характеризует его не с лучшей стороны. Оправдания ему Даша в душе, конечно, находила. Егор мог делать всё это просто из вредности, в знак неповиновения. Таньке удалось связать его по рукам и ногам, но кто сказал, что он не будет использовать любую возможность, чтобы иметь свободу там, где может. Даша была рада злоключениям бывшей подруги. Хлебнула стерва сполна краденого счастья. Всю степень её подлости она поняла, когда та приходила к ним в больницу. Они чуть не столкнулись, когда Даша по делам зашла в отделение гинекологии. Таня её не заметила только потому, что стояла и орала на одну из медсестёр. В выражениях она не стеснялась и угроз не жалела. Девушка молчала, не решаясь перечить, но когда Базанова удалилась, прооравшись, расплакалась.
  
   - Гадина! Думает, что если у неё папаша - мэр, то ей всё можно? Строит из себя! А сама то, чтобы мужа своего женить на себе беременной прикидывалась.
   - Да ты что? - не верила утешающая, - Зачем ей это?
   - Влюбилась, наверное. Я его видела как-то по местному телевидению. Такой красивый, да к тому же бизнесмен там какой-то.
   - А ты то откуда знаешь про беременность её?
   - Мать моя как раз дежурила, когда эту гадину привезли. Всем было сказано, что у девочки выкидыш случился, но никого к ней не пускали. Зато моей матери удалось подслушать разговор заведующей и мамаши этой змеи. Так вот, не было там никакого ребёнка, да и быть не могло. Не зря она который год от бесплодия лечится, проблемы у неё какие-то серьёзные там.
  
   Даша даже не удивилась. После фокуса с фотографиями это была детская шалость. Зачем Таньке было нужно всё это, Даша так и не могла понять. Столько парней искало её благосклонности, а ей понадобился жених подруги, который не проявлял к ней особого интереса. Ради какой-то блажи она пошла на предательство, обман, даже на унижения. Уму непостижимо, до чего же человека может довести потакание своим прихотям. Егора, которого провели, как глупого котёнка, можно только пожалеть. Даша представляла, как его взбесило открытие, что его хладнокровно водили за нос. И понятное дело, что он Таньке этого не простил и не оставил безнаказанным. Такой уродливый брак не мог не наложить отпечатка на них обоих. Танька вон истерит, срывается на ком не попадя, неизвестно, во что превратился Егор от такой жизни.
  
   Прошёл ещё месяц, и он явился. Как ни в чём ни бывало пришёл к ним во двор, когда Даша гуляла с Полинкой. Дочь его сразу узнала и очень обрадовалась. Егор и на этот раз принёс девочке подарок - большого плюшевого зайца, который пел песенки из советских мультиков.
   - Я сделал всё, что ты хотела, - объяснил он своё появление, - Я развёлся, с женой не живу уже три месяца. Она про вас ничего не знает. Вы остались ни при чём, в разрыве наших с ней отношений не виноваты. Теперь мне можно видеть дочь?
   - Можно, - ответила Даша, почему-то ощутив себя главной злодейкой, инициирующей его развод, шантажируя мужчину общением с ребёнком.
   - И ещё. Я хочу, чтобы она знала, что я её отец, - твёрдо заявил Егор.
   - Так сразу?
   - А какой смысл скрывать это от ребёнка? Я не думаю, что она будет против или расстроится.
   - И как ты ей об этом скажешь? Как объяснишь, почему тебя не было раньше с нами?
   - Полинка находится в таком возрасте, когда такие вопросы не слишком актуальны. А ты прекрасно знаешь, почему меня не было. По-моему, моей вины в этом нет, - похоже, мужчина собрался обороняться от её нападок.
   - Я не собираюсь тебя обвинять в чём-то, - меньше всего сейчас Даша хотела ссоры, - Хорошо. Если ты считаешь, что знаешь, как правильно преподнести ребёнку такую новость, то я не буду тебе мешать.
   - Тогда я приглашаю вас в кафе-мороженое. Надеюсь, Полинке сейчас можно мороженое есть?
   - Можно.
  
   Девочку долго уговаривать не пришлось. Егор умел очаровать любую представительницу прекрасного пола. Уже через час общения дочь была от него в полном восторге.
   - Полин, как ты смотришь на то, если я буду твоим папой? - спросил Егор как бы между прочим, когда девочка уже наговорилась и рассказала ему все свои детские новости.
   - Ты?! - удивлённо переспросила она, посмотрев так, как будто он спросил какую-то глупость, - Ты же и так мой папа.
   Такая убеждённость заставила Дашу потерять дар речи. Егор гораздо быстрее оправился от потрясения.
   - Откуда ты знаешь? - спросил он.
   - Ты красивый, добрый и хорошо рисуешь, - озвучила Полинка свои доводы, - Я спрашивала у бабушки, как зовут моего папу. Она сказала, что его зовут Егор. Значит, ты мой папа.
   - Умница ты моя! - в этих словах смешались и нежность, и гордость, - Иди ко мне.
   Полинка с радостью залезла к нему на руки, и Егор её обнял и поцеловал.
   - Знаешь, я тебя очень-очень люблю, - сообщил растрогавшийся от объятий и ответных поцелуев дочери, мужчина.
   - А я тебя тоже сильно- пресильно. Ты такой хороший!
  
   Дальше эти двое о чём-то говорили, смеялись, а Даша не знала, как себя вести рядом с ними. С одной стороны, она была рада за дочь, что та так легко приняла отца, что они теперь есть друг у друга, но с другой, было как-то обидно, что Егору любовь дочери стоила пары игрушек и часа плотного общения. Мама, которая посвятила ей всю себя, не спала ночей, вмиг была отодвинута на второй план. Глупо ревновать дочь к отцу, но было так непривычно делить её безоговорочную любовь с кем-то ещё. Да и вся ситуация была для Даши тревожной, куча "а вдруг" теснилась в голове. Что дальше? Как Егор поведёт себя с ней? А вдруг он скоро наиграется в папу?
  
   Егор проводил их до самого дома.
   - Пап, а ты теперь с нами будешь жить? - спросила Полинка.
   - Обязательно, но не сегодня.
   Даша напряглась.
   - Почему? - удивилась девочка.
   - Как бы тебе объяснить?
   - Ты не любишь мою маму? - серьёзно спросила дочь, глядя ему в глаза.
   - С чего ты это взяла? - растерялся Егор.
   - У Алины папа ушёл жить к другой тёте, потому что разлюбил маму. Он приходит к Алине по выходным. Она сама мне рассказывала.
   - Нет, у нас совсем другая история. Я очень люблю маму. Просто мне нужно доделать кое-какие дела.
   - Ты пойдёшь на работу?
   - Да. А потом к бабушке.
   - К моей бабе Маше?
   - Ой, Полин, совсем ты меня запутала! - засмеялся Егор, - Между прочим, у тебя есть ещё одна бабушка.
   - Какая?
   - Бабушка Лариса. Она моя мама. Скоро я тебя с ней познакомлю.
   - А она добрая?
   - Очень добрая, и сразу полюбит тебя, стоит только вам познакомится. И даже дедушка у тебя есть.
   - Ух ты! У Вари тоже есть дедушка. Он добрый и весёлый. А теперь и у меня будет! А можно сегодня к новой бабушке?
   - Сегодня уже поздно, и тебе пора спать. Но как только я смогу, мы поедем к бабушке с дедушкой.
   - А когда ты будешь с нами жить? - вернулась Полинка к главному вопросу.
   - Знаешь дочь, это зависит от одного человека, а не от меня. Я и так сделал всё, что мог, - ответил Егор, с хитрой улыбкой посмотрев на Дашу.
   - Тогда скажи этому человеку, чтобы он быстрее тебя пустил, - попросила девочка.
   - Уже говорил.
  
   Шантажист! Ребёнка на свою сторону привлёк. Осталось только объявить Полинке, что этот нехороший человек - мама. И если Даша будет долго сопротивляться, то Егор вполне может это сделать. Если этот человек решил чего-то добиться, то он не будет слишком заботиться о выборе средств, главное - достигнуть цели. Надо бы с ним поговорить с глазу на глаз. И поэтому, когда он позвонил ей тем же вечером, Даша приняла его предложение встретиться вдвоём.
  Полина сразу же рассказала бабушке о встрече с отцом. Та давно перестала злиться на Егора, её такой поворот событий даже обрадовал.
   - Ну и что думаешь делать?
   - Я просто боюсь. Всё слишком быстро. Егор прёт напролом, не даёт мне подумать, осмотреться.
   - Чего ты боишься? Ты же его любишь, Полинка его приняла.
   - А он меня любит? Мы столько лет не виделись, стали чужими. Получится ли у нас жить вместе, никто не знает. Мне страшно, что он так стремится с нами жить только для того, чтобы справедливость восторжествовала, чтобы самому себе доказать, что он одержал победу над обстоятельствами. Сделал так, как планировал изначально. А я не хочу видеть его разочарования, когда он поймёт, что его победа не стоила потраченных сил и жертв, что любовь ко мне жила только в его воспоминаниях.
   - Это, конечно, твоя жизнь. Но тебе всё-таки стоит рискнуть и дать вам обоим шанс. Страх лишает человека воли. Можно всю жизнь пробояться чувств, боли, возможных потерь, а потом осознать, что прожил пустую жизнь, в которой никого и ничего не было.
   - Разве я могу не дать ему шанс? - обречённо улыбнулась Даша, - Это не в моих силах. Мне бы просто хотелось иметь побольше времени, чтобы понять, как правильно себя с ним вести, а он уже закусил удила.
   - Он - мужчина, Даш. Он действует, как мужчина. Он знает, чего хочет, уверен, что всё делает правильно. Видимые для него причины, мешающие вам быть вместе, он устранил. Он никогда не поймёт твоих метаний, потому что по-другому видит ситуацию. Странно бы было, если бы Егор начал сомневаться, нужна ты ему или нет, раздумывать на тему "а стоит ли?". Честно говоря, я была бы разочарована.
   - Я так боюсь ошибиться второй раз, - призналась Даша.
   - Ты не ошибалась и в первый. Так уж сложилось. Никто не может гарантировать, что сложится всё хорошо. Но если не пытаться быть счастливым, то это "хорошо" не наступит никогда.
  
   ***
  
   - Это тебе, - Егор протянул Даше букет цветов.
   - Спасибо, - поблагодарила она, - Очень красивые.
   - Что будем заказывать?
   Ничего незначащий разговор о меню сменился молчанием. Оба понимали, что разговор предстоит нелёгкий, и не решались начать. Ну что же. Он мужчина, ему и карты в руки, тем более, что он готовился к этому.
   - Даш, выходи за меня замуж, - ошарашил он её, сразу выдав главную цель беседы, чтобы потом не возникло никаких разночтений.
   - Замуж? - переспросила она, - Ну ты совсем... Ты издеваешься?
   - Нет. А что такого издевательского в моём предложении? Ты хотела каких-то других отношений?
   - А ничего, что мы пять лет ничего друг о друге не знали? Свалился как снег на голову, и сразу замуж зовёшь.
   - А чего тянуть? Я тебя люблю, ты меня любишь, у нас есть общий ребёнок. Что нам мешает?
   - Как всё просто, - усмехнулась саркастически Даша.
   - Да не просто! - разозлился Егор, - С чего ты взяла, что мне просто? Я сделал всё, как ты хотела. Чего ещё надо? Что теперь не так?
   - Ну, пойми. Мы - чужие люди. Вот просто так начать жить вместе я не могу. Я не знаю, каким ты стала, ты тоже не можешь утверждать, что я совершенно не изменилась.
   - Я, конечно, понимаю, что здорово отличился в своё время. Твои сомнения вполне обоснованы. Меня же никакие страхи не мучают. Я не верю, что люди как то уж очень сильно меняются. Взгляды меняются, случается, но соотношение чёрного и белого в человеке - величина постоянная.
   - Чёрное и белое все для себя по-разному понимают. Не дави на меня, Егор. Дай мне время. Так будет лучше для всех. К дочери можешь приходить, когда захочешь. Это от наших отношений никак не будет зависеть.
   Он помолчал какое-то время, но потом улыбнулся и ответил:
   - Жаль, конечно, что моё предложение не было принято на ура, но и отворот поворот тоже не получил. В моём положении это тоже неплохо. Но обещать тебе не давить на тебя, не буду. У меня этого просто не получится. Могу только пообещать, что этим вечером смогу удержаться. Предлагаю просто приятно провести этот вечер, и, как ты хотела, познакомимся друг с другом получше.
  
   Егор не смог удержаться от последнего ехидного замечания. Он не очень понимал, зачем она тянет время. Неужели правда думает, что он за пять лет превратился в монстра? Или её занимают бытовые мелочи? Чего бы она там себе не придумала, они всё равно скоро будут жить вместе, даже раньше, чем она думает. Егор не видел причины с этим тянуть. Эти женщины вечно всё усложняют. Если бы она только знала, как тяжело ему дался этот развод, сколько угроз и гадостей он выслушал. Но самым страшным было наблюдать, как от тебя отворачиваются вчерашние друзья, как избегают общения, как клиенты в спешке разрывают контракты, как вся работа идёт насмарку. Бедствие оказалось более глобальным, чем он ожидал.
  
   Базановы не шутили, обещая испортить ему жизнь. Единственным спасение был выход на Москву. Но для того, чтобы работать там, необходимо было участвовать в престижных серьёзных конкурсах и там побеждать. Каких сил и трудов ему стоило всё это организовать, сколько бессонных ночей он провёл, знали, наверное, только родители. Плюс ко всему этому параллельно с такой сложной работой не менее сложный развод. И всё таки он победил! Его проект был признан самым надёжным, но вместе с тем креативным и неординарным. Это было главной наградой за все его мучения, ибо после развода он не получил ничего, кроме своей машины. Впрочем, Егор больше ни на что не претендовал, лишь бы ноги унести из этого ада. И как только все эти дела были завершены, он ринулся в новый бой. И здесь он проигрывать тоже не собирался. У него на руках главный козырь - Дашка его любит. А раз любит, то никуда не денется. Вопрос времени.
  
   - Ты чего так поздно? - спросила мама, когда Егор пришёл домой, - Опять на работе проблемы?
   - Нет, мам, с личной жизнью, - ответил он, улыбаясь.
   - Не заметно. Уж больно довольная физиономия.
   - Сейчас и у тебя будет такая же. Сядь. У меня сногсшибательная новость для тебя.
   - Да что ты говоришь? - она заинтересовалась, но особо не поверила.
   - Мама, только не нервничай. У тебя есть внучка.
   - Как? Внучка?! Егор! - мать была в шоке, как он и ожидал.
   - Ей почти пять лет. Зовут Полина. Она просто вылитая я, только девочка, - гордо поведал Егор.
   - Но как же так? Почему ты только сейчас об этом говоришь? Ты пять лет скрывал от меня дочь?
   - Ну не пять лет, а несколько месяцев. До этого я и сам не знал, что она у меня есть.
   - Ну, ты даёшь, сынок. А кто её мать? Ты нас с ней познакомишь?
   - Даша.
   - Даша Воронцова? Но вы ведь расстались давно, гораздо больше, чем пять лет назад.
   - Долго объяснять, - отмахнулся Егор от дальнейших расспросов, - В общем так. Скоро я познакомлю тебя с моей дочерью. Обещаю, ты будешь в восторге.
   - А Даша? Вы с ней как? - мать запнулась, подбирая слова, чтобы как можно деликатнее выведать то, что ей хотелось, не рискуя нарваться на раздражение взрослого сына, - Нормально общаетесь?
   - Нормально.
   - Вы вместе? - кажется, мама сама испугалась своей смелости.
   Егор, обычно, очень ревностно охранял границы своей частной жизни. Подобное любопытство его раздражало. Но сегодня у него было замечательное настроение, и он улыбнулся и ответил:
   - Будем вместе и очень скоро. Ты не переживай, мам. Всё теперь будет хорошо.
  
   Глава 3.
  
   Дочь освоилась на удивление быстро. Егор диву давался, как легко она нашла общий язык с новоиспечёнными бабушкой и дедушкой. Хотя мама рассказывала, что он сам в детстве такой же был. Болтал без умолку и нисколько не стеснялся взрослых. "Куда только всё девалось?" - обычно сокрушалась мама, упрекая его в нежелании обсуждать какие-то события его жизни. Дочка пошла в него этой чертой характера. А возможно ребёнок так ведёт себя, если уверен, что взрослые его любят, выслушают и зря не обидят, если ему не дают понять, что он глуп, мал и его мнение не имеет права на существование. Егор в детстве уж точно не чувствовал себя отстранённым от принятия решений в семье, непонятым и не выслушанным. Наверное, его дочь тоже этим не страдала. Он так и не пришёл к выводу, что же влияет на характер больше наследственность или воспитание, когда дочь обратилась к нему с неожиданной просьбой.
   - Пап, а покажи свои рисунки.
   Егор растерялся.
   - Но их здесь нет.
   - Нет? - разочаровалась Полина, - А где же они.
   - На работе.
   - Есть, есть, - выручила его мама, - Только папа их рисовал очень давно, когда сам ещё мальчиком был.
   Мама достала откуда-то папку с его детскими рисунками, которые сохранила на память. Приятно было вспомнить детские годы, всем вместе смотреть рисунки, но самым приятным были восторги дочери. Её восхищённый взгляд заставлял чувствовать себя героем.
   - Пап, а ты можешь красивую-прекрасивую принцессу нарисовать? - спросила девочка.
   - Думаю, что да.
   - Нарисуй.
   - Хорошо. Но ты в это время тоже что-нибудь для меня нарисуешь.
   Через полчаса работы были готовы.
   - Это тебе, - дочь вручила ему свой рисунок.
   - Какая птичка красивая, - похвалил Егор.
   - Это снегирь. Я зимой такую видела. Сначала я хотела тебе принцессу нарисовать, но ты же мальчик. Мальчики не любят рисунки с принцессами.
   - Это маленькие мальчики не любят, а я уже большой.
   - Тогда в следующий раз я подарю тебе рисунок с принцессой.
   - Я буду очень рад.
   - А теперь ты покажи свою принцессу, - вспомнила Полина.
   - Пожалуйста. Вот моя принцесса, - представил Егор свой рисунок.
   - Это же... Это же мама! - удивилась до глубины души девочка.
   - Ну конечно. Мама и есть настоящая принцесса.
   - А почему тогда она не надевает платья, как у принцессы?
   - Это ты у неё спроси. Может быть, она скромничает. Но мы то с тобой знаем её секрет.
   - Секрет? - шёпотом переспросила дочь, - Нельзя никому говорить?
   - Можно только маме и бабушке Маше.
   - А бабушке Ларисе и дедушке?
   - Им не надо.
   - Тогда я им просто рисунок покажу.
   Егор ничего не успел предпринять, потому что не ожидал, что Полина соберётся его рисунок бабушке показывать. Ну вот! Теперь мама будет в курсе его ухаживаний за Дашей.
   - Бабушка, смотри! Папа мне принцессу нарисовал.
   - Какая красивая. Молодец твой папа, - отозвалась бабушка, - Кого-то мне эта принцесса напоминает?
   - Это моя мама! - с гордостью заявила Полина.
   - Твоя мама принцесса?
   - Да. Так папа сказал, - девочка быстро забыла о просьбе отца никому не раскрывать секрет.
   - Папе то лучше знать, - усмехнулась мать, придя с внучкой в его комнату и весело глядя на сына.
   Егор промолчал, стараясь не выказывать никаких эмоций. Он даже сам себе объяснить не мог, почему скрывает от матери всё, что касается отношений с женщинами. Полина поставила его сейчас в неловкое положение, а мама рада этому, как маленькая.
   - Ты бы Дашу к нам в гости пригласил, - предложила мама.
   - Приглашу, - сдержанно ответил Егор.
   - А меня? - вставила Полина.
   - И тебя, конечно, - успокоила её бабушка, - Скоро каникулы, я перееду на лето на дачу. Если мама отпустит, сможешь там со мной пожить.
   Какая хороша идея! Так он сможет и Дашу на дачу затащить. Да ещё и с ночёвкой! Дача - это для них памятное место. Конечно, хотелось бы, чтобы мама при этом не присутствовала, но там уж как карта ляжет.
  
   ***
  
   Дочь была в восторге от новых родственников, рассказала, что бабушка приглашала её летом на даче пожить. Было так непривычно делить с кем-то обязанности по воспитанию ребёнка, рассчитывать на чью-то помощь и участие. Для Полинки было бы очень хорошо провести время за городом. Ларисе Анатольевне Даша доверяла. Но в то же время она не представляла себе жизни отдельно от дочери. Ещё Дашу очень смущала встреча с матерью Егора. Можно только догадываться, что она про неё думает.
  
   Собственный портрет в исполнении Егора Дашу, безусловно, впечатлил, как и утверждение, что она настоящая принцесса. Глупо было покупаться на такие очевидные приёмы обольщения, но душа от этого всего пела. Он заходил к ним каждый вечер, хоть ненадолго. Полинка очень ждала его визитов и каждый раз радовалась приходу отца. Даша догадывалась, что у него много работы. Хронический недосып был заметен невооружённым глазом. Один раз Егор даже заснул у них дома, пока ждал, когда дочь поужинает. Чего стоило Даше уговорить девочку не беспокоить папу и дать поспать. Ей вдруг стало его жалко. Когда Егор проснулся, то был даже смущён.
   - Ну вот, пришёл с дочкой поиграть и вырубился, - вздыхал он.
   - Ты вымотался совсем.
   - Работы много, - признался он, - Мне, чтобы фирма выжила, пришлось развернуть работу в Москве. Мотаюсь туда сюда. Скоро станет полегче, всё налаживается потихоньку.
   - Здесь тебе работать не дают, - поняла Даша.
   - Продолжаю расплачиваться за собственный идиотизм, - усмехнулся он, - Но нет худа без добра. Если мы выйдем на Московский рынок, то это уже совсем другие деньги будут.
   - А если нет?
   - Даш, я в любом случае без работы не останусь, не переживай. Ну не буду бизнесменом называться, только и всего. Или это понижает мои шансы?
   - Твои шансы от этого вообще никак не зависят.
   - А от чего зависят?
  
   Ну как ему объяснить, что она просто никак не решится окунуться в эту любовь, боясь там утонуть. Она в прошлый раз еле выбралась. Инстинкт самосохранения подсказывал, что лучше всё оставить так, как есть, отсидеться в болоте. Пусть серо и уныло, зато безопасно. Только вот сердце не желало ему подчиняться, как и разуму, который твердил, что нужно подождать, присмотреться.
   - Мы договорились, что ты не будешь на меня давить,- ответила Даша.
   - Мы? Я такого не обещал. И потом, я всего лишь задал вопрос, - его не так-то легко было сбить с толку.
   - Я должна быть уверена в твоих чувствах и намерениях.
   - По-моему, намерения мои абсолютно прозрачны, я их тебе уже озвучил.
   - А вдруг ты ошибаешься? Может, ты по инерции довершаешь то, что тебе не дали сделать девять лет назад. Ты уверен, что тебе нужна именно я, что мы не разочаруем друг друга через месяц?
   - Считаешь, что я тупой баран, который бьётся головой о стену, не слишком представляя, на кой ему сдалась эта стена? - в его голосе появился сарказм.
   - Егор, не переворачивай мои слова. Мне не хочется с тобой ссориться.
   - Мне тоже. Ты завтра до скольких работаешь?
   - До пяти.
   - Я тебя встречу, и потом мы все вместе пойдём в кино.
  
   Возмущало, что он не спрашивает её согласия, он просто ставил её перед фактом, перед своими планами и решениями, которые принял единолично. Подразумевалось, что она обязана подчиниться. В тот раз очень хотелось сказать, что у неё другие планы, сбить с него эту самоуверенность. Но Даша удержалась, чтобы не ссориться. Егор и так недоволен, что она держит его на расстоянии, не понимает почему. У мужчин всё просто: есть цель, есть препятствия к её достижению, которые надо устранить. А все эти страхи и душевные терзания - просто пустяки, никому ненужная лирика. И злит его то, что он больше препятствий не видит, и считает, что она просто измывается над ним, прикрываясь страхами. Поэтому она старалась не конфликтовать с ним, не усугублять ситуацию ещё больше.
  
   ***
  
   Ах, вот оно что! Теперь понятно, почему она его динамит. У неё тут ещё один ухажёр имеется! Стоит с ним разговаривает, довольная, весёлая, не то, что с Егором, вечно как натянутая струна. Давно он не испытывал ревности, думал, что покончил с этой гадостью навсегда. Но это было до появления Даши в его жизни. А теперь эта зараза вновь поднимала голову. Усилием воли Егор заставил себя сидеть в машине и не вмешиваться в милую беседу своей любимой с непонятным мужчиной. Слава Богу, это продолжалось не долго. Даша заметила, наконец, что Егор её ждёт, распрощалась с собеседником и пошла к машине.
  
   - Привет, - улыбнулась она, садясь рядом с ним.
   - Привет, - ответил он не слишком дружелюбно.
   - Такая погода хорошая! - она явно была в приподнятом настроении.
   - Погода как погода. Просто у тебя настроение хорошее.
   - А у тебя плохое?
   - Нормальное, - Егор решил воздержаться от претензий, они были глупы, необоснованны и смехотворны.
   - Поехали скорее в садик. Полинку забирать пора.
  
   В саду пришлось выдержать неуёмное любопытство воспитателей. Егор это раздражало, и настроение окончательно испортилось. От безрадостных мыслей отвлёк только мультфильм, на который они ходили.
   - Ты какой-то расстроенный сегодня, - заметила Даша, когда они прощались, - Что-то случилось на работе? Или ты устал?
   - Тебе, правда, интересно? - спросил он с вызовом.
   - Нет. Я из вежливости спросила, - съязвила она в ответ, - Ладно. До встречи.
   Она обиделась и выпроваживает его. Вот кретин! Она ведь так и не поняла, почему он вредничает, считает его обычным самодуром.
   - С кем ты беседовала, когда выходила с работы? - не выдержал Егор.
   Ну не мог он уйти со своими подозрениями, надо было всё выяснить, пока ревность не начала сама подкидывать ему варианты ответов на этот вопрос.
   - С коллегой по работе, - ответила Даша.
   - И много у тебя таких коллег, с которыми ты так откровенно кокетничаешь?
   - Я? Кокетничаю? - удивлённо переспросила она , но потом понимающе улыбнулась, - Егор, Егор, вижу, что в чём-то ты остался таким же, как и был.
   Она ещё и радуется!
   - Я во всём остался прежним, и другим не стану, - проворчал он обиженно, - Жаль, что ты этого не понимаешь.
   - Ты много понимаешь, - поддразнила Даша, - Можно подумать.
  
   В коридоре они были одни. Дочь уже благополучно спала, бабушка смотрела телевизор у себя в комнате. И Егор решился сделать то, о чём мечтал со дня их встречи в торговом центре. Он поймал Дашу в объятия и поцеловал. Она сначала растерялась от неожиданности, но потом ответила. Его реакция была вполне предсказуемой, он быстро перестал соображать. Тело рвалось в бой, не встретив никакого сопротивления со стороны любимой. Он опомнился, когда услышал стон, сорвавшийся с губ Даши. Надо срочно прекратить то, что между ними происходит. Не хватало ещё попасться Дашиной бабушки, как неразумные подростки, и сгореть от стыда. К тому же он слишком торопит события. Даша неправильно всё воспримет и только отдалиться от него. Она не доверяет ему настолько, чтобы снова стать по-настоящему близкими людьми, не стоит принуждать её к этому. Скольких усилий ему стоило последовать принятому решению. Даша в этом деле была ему не помощницей. Он оторвался от неё, заглянул в затуманенные страстью глаза и сказал:
   - Всё что мне надо понимать, я понимаю, особенно сейчас.
  
   Он ушёл, оставив её осознать и принять очевидное. Пусть смириться с мыслью, что никуда ей от него не деться. Сколько бы она не строила глазки другим мужчинам, он её настоящая половинка, притяжение к которой ни ей, ни ему никогда не преодолеть.
  
   ***
  
   Даша ужасно нервничала. Это приглашение на дачу к родителям Егора, которое он вынудил её принять, взяв в союзники Полинку, портило ей настроение всю неделю. А если Лариса Анатольевна всё-таки спросит, как так получилось, что она родила свою дочку от женатого мужчины? Что ответить на это? Раскрывать душу, говорить о любви к её сыну, рассказывать, как всё произошло и почему, совсем не хотелось. Но совершенно точно Даша понимала, что не сумеет поставить на место Ларису Анатольевну, если та проявит любопытство.
  
   - Ну чего ты так психуешь? - спросил Егор, - Ты же знаешь мою маму, как и знаешь, что она не монстр, и что к тебе хорошо относится.
   - Это она раньше ко мне хорошо относилась.
   - Не думаю, что что-то изменилось.
   - А как она к Базановой относилась?
   - Как бы это сказать? В целом нормально, но это скорее из вежливости, а не из симпатии. Мама поддерживала с ней ровные отношения, потому что она - моя жена. Таньке хватало ума при маме изображать из себя паиньку и не пытаться противопоставлять себя ей.
   - Твоя мама знает, почему ты женился на Тане?
   - Не знаю. Я с ней никогда не обсуждал этот вопрос.
  
   Молодец какой! Не обсуждал он! Значит, Лариса Анатольевна ничего не знает. Можно представить, сколько версий того, что происходит, сейчас вертится у неё в голове. И скорее всего во всех этих версиях её Егор выступает невинной жертвой. Вот только кого она выбрала на роль главной злодейки - это ещё вопрос.
  Все страхи улеглись примерно через час после того, как они приехали на дачу. Никто никакой враждебности не выказывал. Более того Даша видела, что ей здесь рады. Полинка была полностью счастлива, получая всё внимание взрослых.
  
   - Егор, нам нужно поставить здесь качели, - озадачила сына Лариса Анатольевна, - А мы с Романом купим бассейн. А то девочке же надо где-то играть и развлекаться всё лето.
   - Я уже думал об этом. У меня есть предложение освободить дальнюю террасу от хлама и сделать там игровую комнату.
   Ну почему все уже считают решённым делом, что Полинка останется тут на лето? Дашу никто даже не спросил о согласии. От всего этого возникало чувство, что Егор опять провёл её и сделал так, как ему надо.
   - Даш, я в июле буду в отпуске. Ты не против, если Полина с нами тут поживёт? - наконец-то про неё вспомнили.
   Ну и что она могла сказать? Упереться из духа противоречия?
   - Я не против, - ответила Даша, - Но иногда я буду забирать её с собой. Мы с бабушкой тоже будем по ней скучать.
   - И ты, и бабушка можете приезжать сюда, когда захотите, - предложила Лариса Анатольевна.
   - Спасибо.
  
   Хорошо, что всё это произойдёт только через три недели, а не прямо сейчас. За это время Даша свыкнется с мыслью, что дочка будет проводить лето не с ней, а с новоиспечённой бабушкой. В конце концов, Даша всегда может приехать к своей девочке, ведь посёлок совсем недалеко от города.
  
   Даше нравилось смотреть, как её дочь играет с отцом и дедом, как вертится вокруг бабушки, а та балует её. Наверное, самое приятное зрелище на свете - это видеть своего ребёнка счастливым. После обеда мужчины и Полина отправились на речку. Даша не пошла с ними, потому что было неудобно оставлять Ларису Анатольевну одну убирать со стола и мыть посуду.
  
   - Спасибо, что приехала, - поблагодарила её та, когда они занимались посудой, - Я очень рада.
   - И Вам спасибо, что так принимаете нас с Полиной.
   - Как же иначе? Полина - моя внучка, а ты её мама. Я всегда буду Вам рада, вне зависимости от того, как сложатся ваши отношения с моим сыном.
   Даша не знала, что ответить на это, поэтому только кивнула.
   - Даш, я понимаю, что лезу не в своё дело, но думаю, что ты, как мать, поймёшь меня. Егор - мой единственный сын. Мне очень важно знать, что происходит в его жизни и почему. Из него же слова не вытянешь! А мои догадки - это только догадки. Иногда они настолько неутешительны, что я теряюсь. Порой мне кажется, что я совершенно не знаю и не понимаю человека, которого вырастила, и которого, несмотря ни на что, люблю больше жизни.
   - Зачем Вы так? Не надо так переживать. У Вас хороший сын, даже несмотря на все его ошибки. Я понимаю, что вся ситуация выглядит неоднозначно, но Егор не так уж и виноват, как может показаться.
   - Можно задать тебе несколько вопросов?
   - Можно. Чего бы Вы хотели узнать?
   Даша ждала вопросов про Полину, она даже примерно знала, что будет отвечать. Но Лариса Анатольевна удивила её.
   - Почему Вы расстались тогда? Я знаю, что произошло что-то ужасное. Егор ничего не рассказал, но вёл себя так, как будто в него дьявол вселился. Мы за него испугались. Потом он вдруг женился на Тане. Вот что я должна думать в данной ситуации?
   - Долгая история и некрасивая. И я, и Егор оказались просто пешками в игре избалованной городской принцессы.
   - Ты Таню имеешь в виду?
   - Да. Базанова решила, что она лучше подходит Вашему сыну, чем такая обычная девочка, как я.
   И Даша рассказала всё, что знала сама.
   - Ужасно, - отозвалась Лариса Анатольевна, выслушав её, - Из самолюбия сломала жизнь всем, в том числе и себе самой. Неужели она не понимала, что рано или поздно правда выплывет наружу? Глупо было надеяться, что Егор простит её когда-нибудь. Она слишком плохо его знала на тот момент.
   - Наверное, надеялась, что если узнает, то нескоро. А там уже дети, общие интересы, любовь возможно.
   - Любовь? Если её изначально не было? Это у женщин так бывает, а у мужчин чаще наоборот. Как говорят, что женщина любит, когда привыкнет, а мужчина, пока не привык.
   - Печальная перспектива, - усмехнулась Даша.
   - Не бери в голову, это всё не про настоящие чувства, - отмахнулась Лариса Анатольевна, и продолжила обсуждать Базанову, - Может и не хорошо так говорить, но не зря ей Бог детей не дал от Егора родить. Как бы всем сейчас тяжело было.
   Даша ничего на это не ответила. Они немного помолчали.
   - А ты давно уже знаешь всю эту историю, - спросила осторожно Лариса Анатольевна.
   Было понятно, что ей очень хочется узнать про Полинку, но на прямую она спросить не решалась. Обсуждать этот вопрос не хотелось, поэтому Даша кратко пояснила, что было дальше:
   - Мы случайно встретились в Сосновом Бору три года спустя. Я там проходила практику, а Егор был в командировке. На тот момент он уже понял, как его жена обвела нас вокруг пальца. Но эта правда ничего не меняла. Мы бы не смогли быть вместе, а только бы мучили друг друга. Я уехала в Питер без объяснений. Егор искал меня, но моя подруга сказала ему, что я собираюсь замуж, а он не стал мешать.
   - Что думаешь дальше делать?
   - Не знаю пока, - насторожилась Даша, опасаясь, что Лариса Анатольевна начнёт на неё давить, взывать к материнскому долгу и говорить, что ради дочери они должны сойтись.
   - Не стану ничего тебе советовать, - удивила собеседница, - Скажу только, что Егор тебя любит. Возможно, с ним непросто, он способен задушить своей любовью. Но ты не рассчитывай, что он даст тебе какую-то свободу выбора. Он не сдастся ни при каких обстоятельствах и не оставит тебя в покое, какой бы выбор ты не сделала. Так что тебе будет крайне сложно построить отношения с кем-то ещё.
   - Да всё я это понимаю, - с досадой ответила Даша.
   - Ну и хорошо. Я всегда знала, что ты умная девочка, - улыбнулась Лариса Анатольевна.
   Она, видимо, уяснила для себя всё, что хотела и успокоилась. Похоже, всем было очевидно, что у Даши просто нет шансов противостоять такому мужчине, как Егор. А если учесть, что она его до сих пор любит, единственное, что она может выиграть, это отсрочку.
  
   Глава 4.
  
   - Егор, привет. У меня к тебе просьба, - взволнованный голос Даши звенел в телефонной трубке, - Ты не мог бы забрать Полинку из садика. Бабушке нездоровится сегодня что-то, а я до восьми вечера задержусь.
   - Хорошо, конечно, заберу. А что с Марией Владимировной?
   - Давление высокое. Она лекарства приняла, вроде бы ей уже получше. Но я буду звонить ей, контролировать.
   - Не волнуйся. Полинку через час надо забирать? - спросил Егор.
  
   Он был так рад, что Даша позвонила именно ему в поисках помощи, что ему дочь доверили. Повод, правда, был нерадостный, но Егор надеялся, что всё обойдётся. И не важно, что у него самого было полно работы, и он планировал остаться поработать до позднего вечера. Уж как-нибудь он придумает, чем занять ребёнка у себя в кабинете. Жалко мама была занята своими выпускниками, девочке, конечно, было бы лучше дома с бабушкой, чем с отцом на его работе. Но что поделаешь?
  
   Полинка ему обрадовалась. А он, видя её искренний восторг, вдруг со всей ясностью понял, что в его жизнь пришла ещё одна огромная любовь, появился ещё один человек, за которого он жизнь готов отдать. И эта любовь не похожа ни на одну, которые он уже испытывал. Это просто чистая нежность и желание защитить от всех бед. И то, что это маленькая невинная девочка отвечает ему полной взаимностью, безоглядно доверяет, заставляло сердце таять.
  
   В офисе никто, конечно, не отважился спросить, откуда вдруг у него появилась дочка. Полинка охотно со всеми общалась, отвечала на вопросы и приветствия, но опять же и у неё никто не отваживался что-то спросить. В своём кабинете Егор выдал ей бумагу, карандаши и всякие по его мнению интересные для ребёнка чертёжные инструменты. Пока девочка рассматривала их, пробовала пользоваться, Егор делал свои дела, периодически отвлекаясь на её вопросы.
  
   - Пап, а почему ты на работе рисуешь такие непонятные рисунки?
   - Это не рисунки. Это чертежи.
   - И что ты такое нарисовал, - не понимала девочка.
   - Часть здания, - ответил Егор, но в дальнейшие объяснения вдаваться не стал, потому что ребёнок их не поймёт в силу возраста, и переключил её внимание на другое, - Полин, давай нарисуем замок для принцессы. Ты свой, а я свой. Посмотрим, у кого лучше получится.
   - Давай! - загорелась дочь.
   Егор быстро справился с этой задачей и переключился на работу. Удивительно, но Полина долго просидела над своим рисунком, полностью погрузившись в творческий процесс.
   - Папа, я всё! - гордо заявила она минут через сорок.
   - Я тоже. Показывай.
   - Ты первый!
   - Ну, хорошо, - Егор продемонстрировал свой эскиз, который он набросал, не вкладывая туда ни грамма души, только чтобы поддержать игру.
   - Как красиво! - восхитилась дочь, - Только жаль, что в нём никто не живёт.
   - Почему? - удивлённо спросил Егор.
   - Он чужой, - ответила девочка.
   Надо же! Она почувствовала, что это чисто механический рисунок, всё поняла, несмотря на точность линий и соблюдение пропорций. Егор был поражён.
   - А теперь твой давай смотреть.
   - Вот!
   - Здорово! Ну ты и молодец! Такая маленькая девочка и такая большая молодец! - ему даже не пришлось изображать восторг, он на самом деде его испытывал.
   Конечно, это всего лишь детский рисунок, но определённо рисовал его талантливый ребёнок. И в нарисованном Полинкой замке была душа. Даже ему было понятно, что принцесса в этом замке точно живёт, и что она там счастлива.
   - Пап, нарисуй мне опять принцессу, - попросила Полина, - Только возле моего замка.
   Он согласился и нарисовал принцессу очень похожую на саму девочку.
   - Это я принцесса?! - обрадовалась та.
   - Маленькая принцесса Полина.
   - А мама где? Нарисуй маму-принцессу.
   Егор с удовольствием выполнил и эту просьбу.
   - Ух ты! И мама со мной! - радовалась дочь.
   - Ещё чего нарисуем? - давно Егор не получал столько удовольствия от таких бессмысленных ни к чему не обязывающих занятий.
   - Принца.
   Егор нарисовал маленького мальчика с короной.
   - Это же ребёночек! А надо папу.
   Ничего не оставалось, как нарисовать персонажа, похожего на самого себя. Не мог же он назначить папой своей дочери какого-то чужого дядю, и уж тем более мужем мамы-принцессы.
   - Папа тоже принц, только взрослый, - констатировала Полина, - У тебя есть дворец?
   - К сожалению, нет.
   - Злой дракон его сжёг?
   - Скажем так, не дал построить, - усмехнулся Егор, - Да и зачем он мне был нужен без моих принцесс?
   - А теперь ты его построишь?
   - Конечно.
   - А давай у нас там будет жить пёс Тризор.
   - Именно Тризор?
   - Да. И киска Муська. А ещё рыбки и птички.
   - Ладно, ладно, - засмеялся Егор, целуя дочь в макушку, - Только ты будешь мне помогать. Я рисую Тризора, а ты кошку Муську.
  
   ***
  
   Даша несколько минут стояла перед открытой дверью в кабинет Егора и просто смотрела на них. Оба выглядели абсолютно счастливыми, склоняясь над каким-то листком бумаги. Они что-то оживлённо обсуждали, а потом Полинка засмеялась, а Егор поцеловал её и обнял.
   - Мама! - заметила её дочь, - Мы тут с папой рисуем наш замок.
   - Да?!
   - Иди смотри. Папа сказал, что он такой нам построит. Это я, это ты, а это папа-принц. А вот это малыш-принц, мой братик, - девочка взахлёб представляла ей персонажей.
   - А ещё у нас птички будут жить в саду, только мы с папой не успели их нарисовать. Тебе нравится?
   - Очень.
  
   Как ей может это не нравится? Они нарисовали её персональный рай и спрашивают, нравится ли он ей! Если бы она ещё не боялась получить ключи от этого рая, было бы совсем замечательно. А этот змей-искуситель смотрит на неё хитрющими глазами и улыбается. В любви, как на войне, все средства хороши. Разве она не знала, что этот человек живёт именно под таким девизом?
  
   - Даш, у мамы послезавтра день рождения. Приходите с Полинкой к нам в гости, - сказал Егор, когда вёз их домой.
   - Ты от её имени меня приглашаешь, или это твоя личная инициатива?
   - Мама будет только "за".
   - С чего ты это взял? Ты всегда за всех всё решаешь?
   - Это риторический вопрос?
   - Ты невозможен!
   - Это я невозможен? По-моему, это ты выдумываешь какие-то несуществующие препятствия всему, чего бы я не предложил.
   - Почему не существующие? Вот с какими глазами я туда приду? В качестве кого? Ты только что развёлся, и тут я с Полинкой появляюсь. Представляешь, как твоей матери будет неудобно перед гостями? И за кого меня все примут?
   - Да не будет никаких гостей! Посидим просто в тесном семейном кругу.
   - Я подумаю, стоит ли принимать ТВОЁ приглашение на чужой день рождения, - ответила Даша, не желая сдаваться, - Но могу обещать, что Полина точно там будет.
   Кривая усмешка дала ей понять, что он злится. Говорить ей он больше ничего не стал, попрощался с дочерью и уехал.
  
   На следующий день Лариса Анатольевна сама позвонила и пригласила их на свой день рождения. Даша так и не поняла, сделала ли она это по своей воле, или её сын на этом настоял. Но отказаться было неудобно, да и повода не было.
  День рождения действительно прошёл в тесном семейно кругу. Всё было мило и просто. Даша чувствовала себя почти как дома.
   - Даш, завтра суббота, мы с утра на дачу поедем. Мне бы хотелось взять Полинку с собой, если ты не возражаешь.
   - Я не против.
   - Только тогда ей придётся остаться у нас на ночь.
   - Мама! Я хочу у бабушки остаться, - обрадовалась девочка.
   - Ну, хорошо. Только слушайся, - согласилась Даша.
   Причины отказать не было. Только было непонятно, что ей то делать одной все выходные.
   - Я тебя провожу, - вызвался Егор.
  
   И опять она не нашла, что возразить. Он весь вечер был само очарование. Просто лучший сын и папа на планете Земля! Такая душка. Но Дашу ему не провести, она то знала каким он может быть ласковым и обаятельным, а потом вдруг больно ужалить, если ему покажется, что его задели.
  
   Вечер был тёплым, и они решили пойти пешком, хотя было уже довольно поздно. Даша задержалась, давая инструкции новоиспечённой бабушке и наставляя дочь. С Егором она должна была прислать кое-какие вещи для Полины. Они шли, беседуя ни о чём, но оба понимали, что серьёзный разговор неизбежен. Неизвестно, как бы дальше стали разворачиваться события, и о чём бы они договорились, если бы они добрались до дома без приключений. Но приключения их настигли где-то на полпути.
  
   - Эй, закурить не найдётся? - к ним приближалась группа молодых мужчин, внешний вид которых не предвещал ничего хорошего.
   Даша даже испугаться не успела, как была задвинута Егором за спину.
   - Беги без оглядки, если что, - тихо сказал Егор, а громко уже ответил подходившим, - Нет, ребят. Бросил давно.
   - Тогда денег дай, - нагло заявили те.
   - Вот незадача. Денег с собой не взял, - Егор изобразил сожаление.
   - Ты, придурок! Бабло гони! Давай по-хорошему, а то мы сейчас тебя и бабу твою обыскивать начнём.
   - Беги, - скомандовал Егор, но Даша с места не сдвинулась.
   Ну не могла она его оставить в опасности. Это было выше её сил.
   - Отстаньте от нас, - она выскочила из-за спины Егор и встала между ним и угрожающими, - Нет у нас денег!
   - Заткни свою бабу, - обратился к Егору один из нападавших, и Даша разглядела, как что-то блеснуло в его руке.
   Она страшно испугалась и закричала:
   - Пожар! Пожар! Помогите!
   - Ты достала, - нападавший двинулся к ней.
   - Валет, ты что ли? - вдруг спросил Егор.
   Один из хулиганов удивлённо замер и уставился на Егора.
   - Я. А ты... Ты - Соболь! Извини, друг, не признал. Надо же какой стал! В люди выбился, - в голосе говорящего сквозило уважение, - Так, Бредя, отвали от него. Это же кореш мой. В одной песочнице сидели, а потом такие дела по малолетке проворачивали.
  
   Они начали говорить о чём-то. Даша не понимала их. Это был какой-то особый язык, состоящий из смеси тюремного сленга и матерных слов. Но смысл, что этот Валет рад видеть Егора, и что опасность миновала, она уловила.
  
   Когда они продолжили путь, Егор светился как лампочка. Надо же как рад встрече с отмороженным на всю голову другом детства. Он проводил Дашу до самой двери и, не спрашивая разрешения, вошёл за ней следом.
   - Я сейчас Полинке вещи соберу быстро, - Даша чувствовала себя неловко, - А ты пока такси вызови. Не стоит ходить одному так поздно.
   - Это конечно. Куда же я без охраны? - он улыбался во все тридцать два зуба, - Или ты меня назад проводишь?
   - Я?
   - Ну да. С тобой не страшно. Выскочила меня защищать, как тигрица своего детёныша. Ушлёпки явно такого не ожидали. Смелые ребята оказались, я бы на их месте сразу в штаны наложил, - продолжал насмехаться Егор.
   - Знаешь что?! - разозлилась Даша, - Я же не знала, что ты до сих пор дружишь со всей швалью этого города.
   - Почему ты не убежала? - он поймал её в свои объятия, веселье в глазах сменилось нежностью.
   - Не могла тебя одного оставить, - ничего кроме правды на ум не приходило, глядя в эти бархатные глаза.
   - Не могла. И после этого ещё думаешь, что сможешь жить без меня, не зная, не влип ли я куда-нибудь снова? Кто же меня спасёт кроме тебя? Я ведь без тебя пропаду.
   Эти слова можно было воспринимать как шутку, но Даша знала, что он говорит совсем не про этот конкретный случай. Она молчала, заворожено глядя на него.
   - Даш, ну сколько можно противиться тому, что неизбежно произойдёт? - он по-своему истолковал её молчание, - Ты же любишь меня, я тебя тоже люблю. Я же теперь тебя никуда не отпущу, и ты это прекрасно знаешь.
   - Знаю, - как эхо повторила она, не замечая, как сама тянется к нему за поцелуем.
  
   Находиться так близко от него и не прикасаться, не желать ощутить его тепло и нежность, было выше её сил. И он сразу всё понял и начал покрывать её лицо лёгкими нежными поцелуями, шепча слова любви и благодарности. Страсть вырвалась из под контроля быстро, как это всегда случалось между ними. Не гореть рядом с этим мужчиной она не могла. Егор всегда все свои чувства доводил до края, будь то любовь, будь то ревность, или страсть. И не попасть с ним на этот край было невозможно.
  
   ***
  
   - Мам, давай в эти выходные Вы с дядей Ромой съездите на концерт, - предложил Егор.
   - Ничего не выйдет, - мать изо всех сил старалась скрыть улыбку.
   - Ну что же поделаешь, - вздохнул Егор, - Не получится, так не получится.
   - У меня выпускной в субботу, так что ни о каком концерте речи быть не может, - мама откровенно над ним потешалась.
  
   Егор хотел было остаться невозмутимым, как он обычно это делал, когда мать пыталась раскрутить его на эмоции, чтобы хоть что-то выведать у него о его личных делах. Но, оценив всю комичность ситуации, улыбнулся ей в ответ.
   - Ты только Дашке не говори про свои выпускные, - предупредил он.
   - Как скажете, мой генерал, - мама выпрямилась по стойке смирно, - Есть хранить молчание!
   - Вольно. Всегда знал, что могу на Вас рассчитывать, - поддержал Егор её игру.
   - Сынок, я всегда на твоей стороне. Обращайся, прикрою, если что.
   - С таким союзником мне бояться нечего.
  
   И почему он так старательно скрывал от неё всё, что происходило в его жизни? Наверное, ему хотелось в её глазах всегда оставаться мужчиной, способным решать свои проблемы, не прося ни у кого помощи, знающим, что делает, чтобы она всегда могла на него положиться, видела в нём опору, а не маленького мальчика, который загружает маму бесконечной заботой о нём. Нелегко ей с ним таким. Он теперь только начал это понимать. Трудно ведь не держать руку на пульсе дорогих тебе людей. Ему самому просто необходимо было знать, что делают, что чувствуют, что думают, чем живут его Даша и Полина. И очень трудно было давать им хоть какую-то свободу, ослабить контроль. Как же должно быть мать любит его, раз всё-таки давала ему свободу выбора, возможность набить свои шишки, сделать свои выводы, вопреки этому вечному страху за родного ребёнка, своим переживаниям. Она проявила титаническое терпение, не вмешиваясь туда, куда он добровольно её не пускал.
  
   - Мам, ты лучшая у меня, - Егор обнял её и поцеловал в щёку.
   - Я тоже тебя очень люблю, - ответила она, - Только бы у тебя всё было хорошо. Это было бы высшей наградой для меня.
   - Всё будет хорошо. Не переживай за меня, - и он вдруг решился на небывалую откровенность, - Я всегда её любил, как только встретил. И она меня любит. Мы обязательно будем вместе.
   - Я знаю. И я не переживаю за тебя, я за тебя болею. Удачи тебе, сынок.
   - Спасибо.
  
   Дашу он привёз на дачу в пятницу вечером. Хорошо, что она не спросила, почему Полинка с ним приехала, а не осталась с бабушкой на даче. Наверное, подумала, что та увязалась за отцом её встречать.
   - А где все? - удивилась Даша.
   - Мама с дядей Ромой уехали и не приедут в эти выходные.
   - Почему?
   - У мамы выпускной завтра.
   - И зачем ты мне врал?
   - Я не врал! - возмутился Егор, - А всего лишь не сказал про мамины планы. Я и сам о них только сегодня утром узнал, когда ездил к дяде Роме по делам. И потом, разве нам втроём скучно будет?
   - Не будет! - ответила за неё дочь, - Папка, пойдём купаться?
   - Конечно. И маму с собой возьмём. Посмотрим, не разучилась ли она плавать.
   - Смотри сам не разучись! - изобразила обиду Даша.
   - Вот и посмотрим.
  
   ***
  
   Купание действительно получилось весёлым. Полинка оказалась бесстрашной девчонкой. Она бултыхалась в воде и совсем не испугалась, когда Егор подбрасывал её вверх, а она падала в воду. Даша тоже была вовлечена в их возню. Ему хотелось, чтобы она тоже получила от всего этого удовольствие, чтобы они все вместе были счастливы, чтобы были в этой радости одним целым.
  
   После такого вечернего приключения дочка быстро захотела спать, но признавать этот факт не желала. Даша ушла укладывать её. Она долго не выходила, и Егор забеспокоился, не заснула ли она вместе с Полинкой. У него были совсем другие планы на это вечер. Поэтому он несколько раз заглянул к ним, чтобы разведать обстановку.
  
   - Всё? - спросил он, когда Даша, наконец, вышла из комнаты.
   - Всё. Она бы ещё раньше заснула, если бы не некоторые нерадивые папаши, которые по нескольку раз открывают дверь и заглядывают в спальню, пробуждая в ребёнке кучу вопросов, - сердито отчитала его Даша.
   - Ну, извини. Я совсем про это не подумал, потому что очень по тебе соскучился, - он заключил её в кольцо своих рук.
   - Терпение никогда не было твоей сильной стороной, - поддела его Даша.
   - Ты несправедлива. Сегодня я и так проявил чудеса терпеливости, если учесть, что всю неделю нас связывала только дружба, - ответил он, прижимая её к себе всё сильнее и зарываясь лицом в волосы.
   - Ты имеешь что-то против дружбы?
   - Нет, но только если ей не подменяют любовь.
   - Смотря, что называть любовью.
  
   Егору совсем не хотелось вести сложные дискуссии. Он знал, что между ними существовала любовь во всех её проявлениях. Зачем это обсуждать? Он принялся целовать свою не в меру разговорчивую любимую женщину. Неужели она не понимает, что сейчас он просто не способен её услышать? Хотя, наверное, и правда ничего уже не понимает. Эта радостная мысль была последней, перед тем, как разум уступил свои права чувствам.
  
   Утром он специально встал пораньше и отправился за земляникой. Пусть Даша вспомнит один из счастливейших моментов их юности, пусть знает, что он всё помнит, что она также дорога ему и любима, как и много лет назад. Только бы ягоды созрели. Когда Егор вернулся, Даша и Полинка уже встали.
  
   - Папа! - первая его увидела дочь, - Где ты был?
   - В лес ходил. Я вам тут сюрприз приготовил.
   - Какой? - Полинка аж запрыгала от нетерпения.
   - Вот. Понюхай, как пахнет, - предложил Егор.
   - Вкусно! Это ягодки!
   - Земляника.
   Он посмотрел на Дашу и сразу понял, что добился того, чего хотел. Она вспомнило то утро, когда он собирал землянику для неё, как они были влюблены друг в друга, и как были счастливы вдвоём.
   - Ты для меня её нарвал? - спросила дочь.
   - Для тебя и для мамы. Эти ягоды я собираю только для самых любимых девочек, - он опять посмотрел на Дашу.
   Она улыбалась. Именно в этот момент он понял, что победил. Она больше не сопротивляется ему, сдалась безоговорочно. Так хотелось остаться с ней наедине прямо сейчас, сказать ей самые нежные слова, не боясь быть глупым, банальным и слабым, выразить свою благодарность за то, что она дала ему шанс, поверила и простила его, за то, что осталась такой, какой была, несмотря ни на что.
   - Вкусная какая! - воскликнула Полина, возвращая их к действительности, - Мам, попробуй!
   Даша подошла к ним, и Егор насыпал ей ягод в протянутую ладонь.
   - Ещё? - спросил он, когда она всё съела.
   - А ты?
   - Это для вас, - заявил он, красноречиво глядя на её перепачканную в ягодах ладонь.
   Она смутилась. Его женщина! Она думает о том же, о чём он и краснеет от того, что их желания на данный момент совпадают. Но родительский долг превыше всего. Поэтому, позавтракав, они отправились на речку.
  
   ***
  
   - Это тебе, - Егор протянул ей букет белых цветов.
   - Спасибо. А что это?
   - Калина. Извини, твоей любимой черёмухи уже нет.
   - Эти тоже красивые. Когда ты их сорвал?
   - Это не важно. Я ведь не просто так лазил к соседям на участок за этими цветами.
   - Ты их украл?! - Даша не могла поверить.
   - Где же я их здесь ещё бы взял? Но у меня для этого есть веские основания и очень важный повод. Если меня спросят о причинах такого неблаговидного поступка, то я всё объясню, и меня простят. Чего не сделаешь ради такого дела.
   - И что за дело.
   - Предложение любимой женщине. Даш, выходи за меня замуж.
   - Так быстро?
   - Мы и так слишком долго ждали, даже ребёнка успели родить.
   - Неожиданно, конечно. Но я согласна, несмотря на все сложности и проблемы, которые возникнут. Да, определённо, я готова рискнуть.
   - Люблю тебя, - он обнял и поцеловал её.
   - И я тебя, хотя ты и бываешь иногда совершенно несносным.
   - Да, ладно тебе! Вполне я сносный, даже местами замечательный.
   - Не спорю. Но до чего же командовать любишь. Узурпатор!
   - А ты хочешь взять бразды правления в свои руки? - принял он вызов.
   - Требую хотя бы демократии.
   - Демократии? Что же, я подумаю. Мы будем с тобой усиленно работать надо мной, и, возможно, со временем, нам удастся сделать из узурпатора хотя бы либерала. Но я тоже могу выдвигать условия.
   - Какие?
   - Полная преданность. И я буду не я, а просто ангел с крылышками. Ты будешь мной довольна.
   - Да не выйдет из тебя ангела! - засмеялась Даша.
   - Это почему?
   - Врёшь, цветы воруешь, ну и ещё по ряду причин.
   - Да? Думаешь, в ангелы не возьмут? - Егор изобразил разочарование, - Тогда придётся тебе любить меня обычным человеком.
   - Куда ж деваться, - обречённо вздохнула Даша.
  
   Воскресенье выдалось сумбурным, и все планы пришлось резко менять.
   - Ну, наконец-то я тебе дозвонилась! - услышала Даша в трубке голос Вики, своей институтской подруги, - Спишь что ли так долго?
   - Я тоже рада тебя слышать, - ответила Даша, проигнорировав вопрос.
   - Ты ещё больше обрадуешься, когда я к тебе через час приеду.
   - Через час?! Ну ты как всегда! Хоть бы вчера предупредила, - Даша знала, что подруга не обидится, потому что не заметить Дашиного ликования по её голосу было невозможно.
   - Да я пыталась. Просто кто-то трубку никогда не берёт. Мы и не собирались заезжать, просто так вышло, что близко оказались от тебя.
   - Мы?
   - Да. Всей семьёй.
   - Здорово! Наконец-то я всех вас увижу, а с некоторыми даже познакомлюсь.
   Они ещё немного поболтали, после чего Даша развила бурную деятельность.
  
   - Ко мне подруга из Питера приезжает, - сообщила она Егору, - Мне срочно надо домой.
   - Это та?
   Даша поняла, про кого он спрашивает.
   - Да. Мы уже года четыре не виделись. Я так рада!
   Похоже, Егор её восторгов не разделял, но от комментариев воздержался. Они быстро собрались и поехали. Полинка тоже не возражала, ведь её ждало новое приключение. Гости - это всегда интересно для ребёнка.
   - Егор, мы встретим их на вокзале? - спросила Даша.
   - Встретим, - сдержанно ответил он.
   - Если тебе не хочется или неприятно, то я не заставляю тебя присутствовать при нашей встрече. Это ненадолго, они завтра уедут.
   - Хочешь от меня отделаться?
   - Нет. С чего ты взял? Ты мне ничем не мешаешь, - удивилась Даша такому его предположению.
   Он не ответил, лишь криво усмехнулся.
  
   Почему он так себя повёл, Даша поняла, только когда Вика с Денисом сошли на перрон. Она же совсем упустила из виду с этой суматохой, что Егор считает Дениса её бывшим женихом. Надо было ему всё объяснить до встречи. А теперь мало того, что сами гости были удивлены и смущены присутствием Егора, так ещё и он явно разозлился, решив, что она над ним издевается. Пусть он ничего пока не сказал, но Даша сразу почувствовала, как изменилось его настроение. Надо было спасать положение.
   - Познакомьтесь. Это Вика - моя подруга, а это Денис - её муж, - протараторила Даша, - А это, наверное, Павлик?
   Малыш застеснялся и спрятался за мать. Егор даже растерялся, потому что для него Денис всё это время был братом Вики.
   - Егор, - представился он сам, справившись с замешательством, и протянул руку Денису, - Странно, а я думал, что вы брат и сестра.
   Не мог промолчать дипломатично!
   - Это была вынужденная мера. Ложь во спасение, - заступилась за друзей Даша, - Это я попросила, сказать тебе именно так.
   - Вижу, моя ложь тебя не спасла, - весело прокомментировала Вика, разрядив обстановку.
   - Я такое стихийное бедствие, что от меня не спасёшься, - ответил Егор ей в тон, и все засмеялись.
  
   Как же было хорошо встретиться со старыми друзьями. Даша с Викой не могли наговориться. Полинка играла с Павликом, временно усыновив его. Мужчины тоже быстро нашли общий язык.
   - Почему ты мне не рассказала, что приедет Денис, и что он не был твоим женихом? - спросил Егор, когда гости уехали, - Решила мне встряску устроить?
   - Раньше не было повода обсуждать тот случай. А вчера я совсем забыла, что ты считаешь Дениса моим несостоявшимся мужем. Представляю, что ты подумал, когда его увидел.
   - Не представляешь, и лучше тебе этого не знать. Я и так был не в восторге от приезда сестры твоего псевдожениха. Мне не хотелось, чтобы ты вспоминала о нём, говорила о нём. А тут он собственной персоной заявился. А у тебя с ним действительно ничего не было? - вдруг с подозрением спросил он.
   - Нет, конечно. Денис никогда никого кроме Вики не видел. Мы просто хорошие друзья.
   - Это хорошо, - просветлел Егор, - Никогда бы не хотел быть знакомым с кем-то из твоих бывших.
   - Каких ещё бывших?!
   - Ну ты же понимаешь, про что я говорю. Сомневаюсь, что сумею адекватно себя вести при встрече с кем-то из них. Ты же помнишь про мужикотавра? Он бы проснулся и натворил дел.
   - Он всё ещё так же силён?
   - Рядом с тобой он всегда свою силу подпитывает. Я даже думать боюсь о других мужчинах, что были в твоей жизни кроме меня. Можешь не говорить мне, что я глупый собственник, что не имею права выступать по этому поводу. Я сам всё знаю. Но я ревную тебя даже к твоему прошлому, в котором меня не было.
   - Да не было никакого прошлого, так что пусть твой мужикотавр спит спокойно, - выпалила Даша.
   - Как? - он был потрясён.
   - Так получилось, - смутилась она, - Сначала смотреть ни на кого не хотелось, потом как-то не сложилось, потом опять ты появился, Полинка родилась, а там уж не до отношений, ребёнок маленький, работа.
  
   Признаваться в отсутствии интимной жизни женщине её возраста в наше время, это как расписаться в том, что ты никому ненужная неудачница. Даша уже пожалела, что сказала об этом. Стало его жалко, и она поспешила выставить себя дурочкой, лишь бы он так не переживал. Но все страхи и терзания были забыты, когда она увидела, как просияло его лицо и какой нежностью наполнились глаза.
   - Неужели так бывает? Дашка, ты невероятная! И ты только моя! - он принялся целовать её, - Обещаю, компенсировать тебе все прожитые без любви годы. Ты никогда об этом не пожалеешь.
   - Я и не жалею. Не о чем жалеть.
   - Зато мне есть о чём. Столько лет ковырялся в какой-то грязи, ещё бы немного совсем бы человеческое обличье потерял. Пустота какая-то.
   - Ты - мужчина, - вздохнула Даша, - У вас всё по-другому. Зато ты многого добился в профессии.
   - Не хочу сейчас про это говорить. Я люблю тебя, - он опять поцеловал её, - Обещаю, что никогда больше в моей жизни не будет грязи и пустоты. Ну, по крайней мере, пока ты со мной. Ты делаешь меня лучше, чем я есть.
   - Мама! Дай мне конфетку, - ворвался в их мир голос дочери.
   - Нет, Полин. Сначала обедай, а потом только получишь сладости, - переключилась на неё Даша.
  
   Завтра бабушка вернётся от родственников, а они пока даже не решили, где будут жить. Вряд ли Егор захочет жить у Дашиной бабушки или у своих родителей вместе с ними. Придётся снимать квартиру. В этом случае придётся менять весь уклад жизни. И бабушку жалко, ей будет без них одиноко. Сколько проблем свалилось на голову разом, и все их надо было решать. Но Даша была счастлива. Главное - они теперь вместе, а всё остальное разрешимо.
  
   Глава 6.
  
   Таня не могла оторвать взгляд от той, которую ненавидела всеми фибрами души, и того, которого любила до безумия. Они её не видели, полностью поглощённые общением друг с другом. Таня присела за столик неподалёку от них. Воронцова оказалась к ней спиной, и лица её Тане видно не было. Зато Егор оказался перед ней, как на ладони. Он улыбался своей собеседнице так тепло, смотрел с таким обожанием, какого Таня не получила за все годы, что прожила в браке, даже если сложить все его положительные эмоции вместе взятые. В душе нарастало желание во что бы то ни стало разрушить эту идиллию. Эта мерзкая гадина увела у неё мужа и сидит радуется жизни! Это из-за этого ничтожества Егор развёлся с Таней, даже несмотря на все последовавшие потери и репрессии. А эта шлюха даже не побоялась родить ребёнка женатому мужику! Таня видела их не так давно с девочкой лет пяти. Никаких сомнений быть не могло, что это дочь Соболева. В тот момент она даже забыла как дышать, увидев эту семейную идиллию. Наверное, Таня бы так и задохнулась от этой невыносимой боли, если бы не пришедшая на помощь ярость. Она было бросилась к ним, имея одно желание, растерзать обидчицу на месте, но не успела. Они сели в машину и уехали, прежде чем Таня сумела до них добраться. Её трясло от бессильной ярости, которая так и не нашла выхода. Так эта змея тихим сапом переиграла её! Влезла, как крыса, в их семью, а потом привязала Егора ребёнком, которого никак не могла ему родить законная жена. Интересно, сколько же времени они уже путаются? Как она могла этого не замечать? И Воронцова, гадюка, все эти года выжидала, когда Егор достигнет такого положения и возможностей, чтобы суметь удержать фирму отчима на плаву без помощи, а даже вопреки вмешательству Таниного отца. Тане хотелось убить мерзавку, когда она представляла, как они вместе с Соболевым разрабатывали свой план бегства от неё, как, должно быть, смеялись над ней. Хотя вряд ли эта овца способна что-то разрабатывать. Малахольная амёба, небось, сидела и ждала, когда Соболев сам всех победит. Странно, что Таня ни разу не столкнулась с ней за эти годы. Она вообще считала, что Воронцова живёт в Санкт-Петербурге. А она, оказывается, тут тихо сидит в любовницах у её мужа.
  
   Они поднялись из-за стола и отправились к выходу из кафе. При этом Егор взял Воронцову за руку, продолжая что-то ей говорить. Та в ответ улыбалась и цвела, как майская роза. Именно этот невинный жест запустил пружину Таниного гнева. Егор никогда не брал Таню за руку, даже под руку себя брать не давал, если этого не требовало мероприятие, которое они посещали, и где было надо изображать из себя счастливую семейную пару. Проклятая серая мышь! Чем она только его взяла?! Надо было во что бы то ни стало разрушить, разбить эту парочку, испортить им вечер, чтобы Егор не улыбался так этой поганке, не держал её так нежно за руку. Таня, не раздумывая, ринулась к ним.
  
   - Боже мой! А я то думала, ради чего мой благоверный в бега подался? И стоило? Из-за этого?! - она показала пальцем на Воронцову с такой брезгливостью, как будто перед ней был слизняк или паук, - Даже обидно. Ладно бы какая моделька, а то обыкновенная глупая курица. Надо же насколько ты, Соболев, непритязателен. Даже слишком.
   Воронцова была в ужасе, даже побелела вся.
   - Прекрати это цирк, - зло сквозь зубы процедил бывший муж, достаточно быстро справившись с растерянностью.
   - Я прекрати?! Ты его устроил, а я прекращать должна? Ты где её нашёл то такую?
   - Пойдём, Даш. Пусть она одна тут истерит, - Егор потянул спутницу к выходу.
   - А ты, гадина, чего же вся позеленела? Страшно? - Таню совсем не волновали зрители, - А с чужим мужем путаться не страшно?
   - Ты забыла? Я уже не твой муж, - со злой усмешкой спросил Егор.
   Сам факт, что он защищает Воронцову, не давая той хоть что-то промяукать в ответ, распалял ещё больше. Эта овца никогда не умела достойно отвечать на оскорбления. Таня бы сейчас её уделала так, что этой твари в городе будет стыдно показываться, если бы Соболев не лез.
   - Давно ли? А эта шлюха сколько лет уже у тебя в услужении? Уж точно не меньше пяти.
   - Заткнись, - прошипел бывший муж, выходя из себя.
   Он бы ударил её, если бы не целое кафе народу.
   - А то что? - нагло спросила Таня, зля его ещё больше, - Что ещё ты мне можешь сделать? Ты мне никто. Я - свободная женщина, делаю, что хочу, говорю, что хочу. Я даже знаю, чем она тебя держит. Видела вашу ублюдочную доченьку.
   - Не смей трогать моего ребёнка, - надо же, у Воронцовой голос прорезался.
   - Какая молодец, подсуетилась, родила. А теперь, когда мужик зарабатывать научился, решила его ребёнком привязать?
   - Не суди всех по себе. Хотя непонятно, почему тебя так бесят твои же приёмы в исполнении других? - неожиданно осмелела Воронцова.
   - Я не рожала ублюдков в отличие от тебя.
   - В отличие от меня ты и беременной никогда не была, - с торжествующим видом заявила Воронцова, - Надо же, сама воплощённая добродетель! И совсем не курица, а такая светская львица, а женила на себе парня почти насильно, шантажируя ребёнком, которого не было.
   - Что? - Егор был потрясён.
   - Она врёт! - завопила Таня.
   - Не вру. Думала, никто не узнает, как твоя мама устроила тебя в больницу, где ты изображала из себя безутешную страдалицу перед мужем и отцом?
   - Ну ты и..., - Егор не находил слов, но презрение и ненависть, с которыми он смотрел на неё, выражали его отношение лучше всяких слов.
   - Не верь ей! Она всё выдумала, чтобы ты не вздумал ко мне вернуться, - защищалась Таня.
   Но Соболев не верил.
   - Ты когда-нибудь задумывалась, ради чего прилагаешь столько усилий? - спросил он, сверля её взглядом полным отвращения, - Отцепись от нас. Оставь меня в покое. Забудь, что когда-то я был в твоей жизни. Я, по крайней мере, точно сделаю всё, чтобы забыть то, что связано с тобой. И знай, что годы, проведённые с тобой, были самой отвратительной частью моей жизни. Я не хочу тебя знать, не хочу, чтобы такие гадкие, лживые и подлые людишки, как ты, имели ко мне хоть какое-то отношение.
   - Будь ты проклят! - нечеловеческая боль раздирающая душу, требовала выхода, поэтому Таня не понимала, что кричит, что на неё смотрят десятки любопытных глаз, - И шлюха твоя, и дочка твоя ублюдочная. Ненавижу вас! Вы ещё пожалеете? А ты, Воронцова! Чтоб ты сдохла!
  
   Они ушли, ничего не ответив. Таня заплакала. Она не заметила, как оказалась сидящей на полу, как к ней подбежали официанты и охранник.
   - Девушка, Вам плохо? - спрашивали они её.
   Ей протягивали платок, совали бокал со спиртным и предлагали выпить, но она продолжала безутешно рыдать.
   - Если Вы не успокоитесь, мы вызовем скорую, - предупредили её.
   - Нет.
   Она всё-таки выпила то, что ей предлагали. Спиртное обожгло горло, но привело в чувство.
   - Мама, забери меня, - смогла позвонить Таня.
   - Ты где? Что случилось? - испугалась мать.
   - В "Вальтере". Егор..., - она опять заплакала, но мать всё поняла.
   - Сейчас приеду.
  
   Таня не знала сколько времени прошло, пока мать ехала за ней. Всё это время она тихо плакала за столиком, куда её посадили официанты, смекнувшие, кто закатил сцену в их кафе. Мать явилась, как королева, не выказав никакого смущения за состояние дочери. Как будто ничего не произошло, а мнение прислуги её не волновало. Она и в дороге с Таней не разговаривала.
   - Он был с Воронцовой, - сама заговорила Таня.
   - И что? - строго спросила мама.
   - Он любит её.
   - Это делает ему честь.
   - Мама! - возмущённо воскликнула Таня.
   - Я тебя предупреждала. Не надо было его держать. Он выбрал Дашку, надо было смириться. Но как же, ты, как медведь, полезла в его жизнь, пёрла напролом! И чего хорошего вышло? Похоже, твой Егор относится к той редкой породе мужчин, которые действительно способны любить, а не только увлекаться или искать комфорт. И очень жаль, что объектом этой любви стала не ты.
   - Любит он, как же! Эта дура ему ребёнка родила, вот он и с ней! Девочке уже лет пять.
   - Надо же! - удивилась мать, - Наш пострел везде поспел. Мой тебе настоятельный совет. Забудь его. Пусть живёт, как может. Ты ещё молодая совсем, красивая. Найдёшь ты себе нового мужа, который с тебя пылинки сдувать будет.
   - Не нужен мне другой!
   - А ты Соболеву своему не нужна! Как ты не понимаешь?! Всё! Его нет больше. Начни новую жизнь, - разозлилась мать, - Хоть раз послушай, что тебе говорят. Проигрывать достойно тоже надо уметь.
  
   Таня не стала ей возражать. Зачем этот спор? Она и так прекрасно знала, что скажет мама. Но она не собиралась проигрывать. Пусть Соболев ей теперь не светит, но и эта гадина его не получит.
  
   ***
  
   - Ты мне так совсем ребёнка избалуешь! - возмущалась Даша, но Егор понимал, что на самом деле она нисколько не сердится.
   - Не "мне", а "нам". Я же обещал ей привезти на дачу самокат. Должен же я держать слово, дабы не стать дурным примером, - возразил он, улыбаясь.
   - А куклу, кукольный дом, посудку ты тоже обещал привезти? Она тебя без подарков скоро воспринимать не будет. Сам потом будешь обижаться.
   - Ну, не ругайся. Мне просто нравится ей всё это покупать. Отрабатываю все пропущенные праздники в её жизни. И потом, на даче ведь совсем игрушек нет для девочки. Кто как не я должен исправить ситуацию.
   - Ладно, не буду вмешиваться в ваши высокие отношения, но потом не жалуйся, - предупредила Даша, но улыбки скрыть не смогла.
   - Не бойся, не буду. Я же мальчик, а мальчики не жалуются, - весело ответил Егор.
  
   Как же он был счастлив. С ней было так легко, как будто и не расставались никогда и живут вместе уже много лет, знают друг друга до мелочей и давно научились подстраиваться и обходить острые углы. И при этом им не было скучно друг с другом. Егору нравилось её смешить, восхищать, умилять. Он как будто сам переживал все её эмоции, они отражались в нём, как в зеркале. Всё шло замечательно. Работа начала приносить дивиденды. Если так пойдёт, их фирма скоро обрастёт новой клиентской базой. Им уже поступило несколько больших заказов. Это было гораздо больше, чем он изначально рассчитывал. Да и старые клиенты, которые разорвали с ними отношения под давлением бывшего тестя, стали потихоньку возвращаться. Егора не слишком интересовала местная политика, но он подозревал, что они это делают неспроста. Злорадства по этому поводу он не испытывал. Если бы не их конфликт из-за Тани, то Егор вполне бы хорошо относился к мэру. Он был хорошим руководителем и много сделал для города, а не тупо набивал себе карманы.
   Что же касается его дочери... Егор не знал, как бы сам повёл себя в подобной ситуации. Ведь в глазах бывшего тестя, его дочь была невинной жертвой наглого ублюдка, который воспользовался её невинной любовью, совратил, а потом хотел сбежать, разбив девочке сердце. Разве Егор дал бы кому-нибудь безнаказанно обидеть свою маленькую куколку? Он бы просто уничтожил негодяя. Да уж! Он усмехнулся своим собственным эмоциям. Похоже, из него получится ужасный тесть, будущему зятю можно только посочувствовать. Вся надежда на Дашку, которая сможет сдерживать натиск мужикотавра.
  
   ***
  
   Почему она с ними постоянно сталкивается? Судьба над ней просто издевается! В Тане всё вскипело: и ненависть, и злость, и обида, когда она увидела их выходящими из магазина. Оба выглядели такими довольными, как будто в лотерею выиграли. Егор, похоже, скупил весь детский магазин. Возникло непреодолимое желание стереть эти блаженные улыбки с их лиц, хотелось уничтожить ту, которая всю жизнь ей мешала, из-за которой муж так и не полюбил её. Но нет, надо держать себя в руках, так глупо действовать нельзя. Надо придумать что-то, чтобы Соболев сам её опять бросил. Ведь удалось же это один раз, удастся и другой. Теперь то Тане как никому известны его слабые стороны, на которых можно сыграть.
  
   Где работает Воронцова, Таня знала. Это было совсем не сложно вычислить, зная её профессию. Больница в городе была одна. Сначала Таня хотела сделать всё, чтобы соперницу уволили с волчьим билетом. Это бы, конечно, сделало ей больно, но Таню к цели не приблизило бы. Глупо думать, что уход с работы как-то повлияете на её отношения с Соболевым. Зная этого домостроевца, он в глубине души наоборот будет счастлив, что его женщина будет сидеть при нём дома и заниматься детьми. Стоп! Надо сделать так, чтобы эта овца дома бывала как можно реже. Нужно ей ночные дежурства организовать. Егор будет в бешенстве от такой перемены. Конечно, бросить то он Воронцову из-за этого не бросит, но периодически будет истерить, что жена дома не ночует. Это внесёт разлад в их идиллию, а там и до подозрений недалеко. Нужно только немножечко подтолкнуть его в правильном направлении, покапать на мозги. Если удастся в Соболеве пробудить ревность, то он быстро в дурака превратиться, который ничего не видит и ничего не слышит. Таня не сомневалась, что сможет всё устроить, как ей надо. В небольшом городе связи решают всё, а если и деньги подключить, то обязательно своего добьёшься.
  
   ***
  
   - Я из-за тебя на работу сейчас опоздаю! - шутливо отбивалась Даша, когда Егор подхватил её на руки и понёс назад в спальню, - Что же ты ненасытный то такой?
   - Главное, что ты всегда готова меня насытить, - нагло заявил он и принялся её целовать.
   Ответить ему что-то колкое просто не вышло. Даша всегда таяла в его объятиях, как снежинка в огне, так что заявления его беспочвенными не были.
  
   - Вот объясни мне. Как такое может быть, чтобы такая страстная девушка, как ты, столько лет обходилась без мужчины? - спросил её Егор на днях.
   Даша знала, что эта тема когда-нибудь всплывёт. Он не то, чтобы ей не верил, но, видимо, ему периодически нужны были подтверждения, что она принадлежит и принадлежала только ему, что так было всегда, так есть и так будет. И в этом вопросе с этим мужчиной надо было быть очень осторожной.
   - Эта девушка может быть такой только в твоём обществе, - ответила она, - Другие мужчины не пробуждают в ней таких страстей. Самое большее, что мне удавалось к ним испытывать - это уважение и симпатию.
   - Ну неужели ты даже ни с кем не встречалась? Не пробовала наладить свою личную жизнь? Ведь до нашей встречи в Сосновом Бору, ты меня, должно быть, ненавидела.
   - Мне долгое время не хотелось ни на кого смотреть. Ну а потом, как-то не складывалось, да и учёба много времени отнимала. Ты же знаешь, я не слишком люблю компании, круг моих знакомых ограничивался теми, с кем я училась и соседями по общаге. Потом снова ты, потом Полина появилась. С маленьким ребёнком совсем не до романов. А насчёт ненависти к тебе... Я не знаю, наверное, её не было. Мне было так больно, что я старалась вообще не думать о тебе, ни хорошего, ни плохого. Как будто тебя вообще не было никогда.
  
   Тогда на этом разговор и окончился. Егор переключился на своё чувство вины, и его подозрения были забыты. Даша надеялась, что прошлое перестанет встревать в их отношения. Если не похоронить все взаимные упрёки, обиды, претензии, подозрения, то жизнь быстро превратится в ад. Тогда не стоит и начинать жить вместе.
  
   Дашу совсем не обрадовало, когда ей сообщили, что переводят работать по графику. Ничего особенного при её профессии в этом не было. До встречи с Егором она даже мечтала об этом. Но теперь новый распорядок жизни её удручал.
   - Что за ерунда?! - злился Егор, когда она сообщила ему об этих переменах, - Почему вдруг кому-то приспичило, чтобы ты по ночам работала?
   - Но для больницы это нормальная практика. Я с самого начала знала, что рано или поздно у меня будет такой график.
   - А нельзя попросить, чтобы всё осталось, как было? У тебя ребёнок маленький и ты официально пока мать-одиночка.
   - Можно. Но понимаешь, это для меня шаг назад. Сейчас я всего лишь на подхвате, за всё отвечает более опытный специалист. А тут мне доверяют самостоятельные дежурства, я буду сама принимать решения и отвечать за них. Если я откажусь, то руководство посчитает, что я просто испугалась, не уверена в своих силах.
   - Так ты сама напросилась?! - море возмущения в одном вопросе.
   - Да нет же! Просто у нас одна из девочек в декрет уходит, а мне предложили её место занять, - Даша изо всех сил старалась сохранять спокойствие.
   - Надо тебя тоже в декрет отправить, - обиженно проворчал Егор.
   - Ну, Егор! Ну, не сердись, - начала уговаривать Даша, понимая, что он сдался, увидев выход, - Я и сама уже не рада, что так всё вышло. Но должна же я до декрета поработать, как полноценный специалист.
   - До декрета? - строго уточнил он.
   - В который ты меня отправишь, - подтвердила Даша, не сумев спрятать улыбку.
   - Так уж и быть. Но не рассчитывай, что будешь долго ошиваться по ночам в своей любимой больнице, - он улыбнулся ей в ответ.
   - Я пока ещё не замужем, - напомнила Даша.
   - Если со свадьбой не заморачиваться, то можешь оказаться замужем уже через неделю.
   - Думаешь, я откажусь?
   - Только попробуй!
   - А что будет?
   - О, это страшно даже представить. Мужикотавр в гневе, доложу я тебе, зрелище не для слабонервных.
   На этом ссора и закончилась. Нашлось более интересное занятие, чем ругаться и что-то друг другу доказывать.
  
   ***
  
   - Алло, - Егор понял, что звонит бывшая, и приготовился к неприятному разговору, но начинать его не собирался даже приветствием.
   - Привет, муженёк! Как поживаешь? - бодро ответил ему голос Базановой из трубки.
   - Нормально. Чего хотела?
   - А чего такой грубый?
   - Чего ты хотела? - повторил он свой вопрос не желая вступать в полемику.
   - А я знаю, чего ты такой злой. Что, твоя сожительница дома не ночует? Заработалась типа вся, - Таня изобразила сочувствие, - Бедненький Егорушка! Никто постельку то ему ночью не согреет, никто не приласкает. Одичал там совсем. Всегда знала, что воздержание на тебе плохо сказывается.
   Егор хоть и отвык уже от подобного общения, но столько лет пикировок с бывшей женой не могли пропасть бесследно. Он по привычке включился в игру, кто кого больней ужалит.
   - На тебя, как я посмотрю, невоздержание тоже ничем хорошим не сказалось. Или я ошибаюсь? У тебя там совсем что ли пусто, что ты от скуки решила предложить мне себя в качестве утешения? - не остался он в долгу.
   - Ревнуешь?
   - После твоего звонка повода не осталось, - съехидничал он.
   - А знаешь, чем твоя сожительница в больнице по ночам занимается?
   - Моя жена там работает. Знаешь, она детский врач в роддоме. Дети иногда и ночью приходят в этот мир. Не все же родились с золотой ложкой во рту, чтобы прожигать свою жизнь и поганить от скуки чужую. И твои сведения устарели, я совсем недавно снова женился.
   - Да какая разница, как будто для тебя штамп в паспорте что-то значит! Ты мне лучше вот что скажи. Соболев, ты обнищал что ли совсем? Жену и ребёнка прокормить не можешь уже? - прицепилась Базанова.
   - Ты не поверишь, но некоторым людям нравится работать, приносить пользу, что-то создавать. Не всем же целыми днями в магазинах пропадать и пакостить окружающим.
   - Наивный ты, Егорушка. Вся больница уже знает, что твоя подружка, ой извини, жена путается с одним из местных врачей.
   - Да что ты говоришь?! Сейчас возьму саблю и пойду там всех порублю. Ты первый человек, кому я верю безоговорочно, - издевался Егор, - Ты там фотографии с доказательствами не забыла сделать? Ах, да! Ты же моего электронного адреса не знаешь. Продиктовать? Нет, я тебе лучше смс скину, а то не поймёшь ещё. Ладно, Базанова, некогда мне с тобой. Пошёл я саблю точить. А ты покорпи над доказательствами. Нужно же мне какое-то оправдание, когда в роддоме произойдёт убийство всех особей мужского пола старше десяти дней отроду.
  
   Конечно, он не поверил этой злобной интриганке. Поражало только подобное упрямство. Неужели она надеется, что он поведётся на её ухищрения ещё раз? Но и сказать, что слова бывшей оставили его совсем равнодушным, тоже нельзя было. А вдруг! Как же, оказывается, мало надо, чтобы ревность опять начала распускать свои щупальца. "Так! Успокойся, идиот!" - скомандовал себе Егор. Дашка на такое не способна. Она его любит и ни разу не обманула, в отличие от этой клеветницы, которая просто жаждет мести. Она чего угодно придумает, чтобы ему жизнь мёдом не казалась.
  
   Утром перед работой Егор поехал встречать жену. Она так ему обрадовалась, что все его страхи улетучились. Говорить ей о звонке бывшей он не стал. Зачем? Он и так знал, что Даша скажет по этому поводу. А уж озвучивать ей свои бредовые подозрения тем более не стоило. Дашка его, конечно, любит и очень лояльно относится к его недостаткам, но даже она посчитает его душевнобольным и умственно отсталым, если поймёт, что такая ерунда может его выбить из колеи. Всю дорогу до дома Даша рассказывала ему о каком-то интересном для неё случае, и Егор окончательно успокоился, поняв, что у его жены служебный роман может быть только с работой.
  
   Это неприятный инцидент почти забылся, когда Таня позвонила вновь.
   - Ну что на этот раз? - спросил Егор тоном великого мученика, - Полина - не моя дочь?
   - Его фамилия Прокофьев, - выдала Базанова.
   - Кого? Отца моей дочери? - продолжал ёрничать Егор.
   - Любовника твоей жены.
   - Спасибо за информацию. Будет, что ещё, звони. Тронут, что ты так радеешь о моей чести. Может, тебе денег за труды дать?
   - Спасибо, не надо. Не бедствую, знаешь ли. Мне будет достаточно того, что ты убедишься в моей правоте. И знаешь что? Я рада за тебя. Наконец-то ты получишь той же монетой, что платил мне, побываешь в моей шкуре.
   - Какая страшная месть! - драматично произнёс Егор, - Базанова - ты страшный человек. Хотя я всегда это знал.
  
   Вот же настырная баба! Когда же она угомонится? Хотя пусть себе развлекается, чего ей ещё делать. Безделье губительно для психики и, похоже, для умственного здоровья. Не стоит обращать внимание на эту дурочку. Но вечером он всё же спросил у Даши:
   - Кто такой Прокофьев?
   - Прокофьев? Доктор у нас такой есть, в гинекологии работает. А ты про него откуда знаешь?
   - Слышал. Ну и что он за человек?
   - Врач хороший, говорят, грамотный, только вот бабник страшный.
   - Да?
   - В его случае это пока не порок. Он холостой, девки его сами любят. Обходительный, вежливый, галантный, с медперсоналом всегда корректен.
   - Местный герой-любовник, - с сарказмом констатировал Егор, неприятно было слышать похвалы другому мужчина из уст своей жены.
   - Можно и так сказать, - улыбнулась Даша.
   - А у тебя как с ним отношения?
   - Ах, вот ты к чему весь этот разговор затеял! - засмеялась Даша, - Егор, не выдумывай проблемы там, где их нет. Никто на меня не покушается. Там и без меня полно тех, кто сами усилия прикладывают к завоеванию нашего Казановы. Зачем ему напрягаться самому ради замужней женщины, обожающей своего мужа?
   - Даже обожающей? - все тревоги сразу были забыты.
   - Души в нём не чающей, - подтвердила Даша и поцеловала его, - Нет, Соболев, я конечно понимаю, что тебе не нравятся мои ночные дежурства, но чтобы любовников мне придумывать, это только мой не в меру изобретательный муженёк мог додуматься.
   - Твой муженёк, конечно, с большим приветом, но ведь за что-то ты его любишь.
   - Да вот угораздило, - обречённо вздохнула Даша.
   - Ах, ты! Ну, держись! Сейчас я тебе устрою Варфоломеевскую ночь. Будешь знать как над бедным мужем потешаться, - Егор сгрёб её в охапку и начал щекотать.
   Даша смеялась, отбиваясь от него. Последняя неделя их беспечной жизни. В выходные они забирают дочь с дачи. Мама выходила на работу, лето подходило к концу. Больше так свободно не подурачишься. При ребёнке хочешь не хочешь, а придётся соблюдать приличия. Хорошо, что они сняли квартиру, и им не придётся жить с родственниками. И с той, и с другой стороны к этому отнеслись с пониманием.
  
   Глава 7.
  
   Даша приготовилась к самому худшему. Базанова стала часто появляться в больнице. Нет, она не искала встреч с Дашей, публичных скандалов не устраивала, и повод приходить у неё всегда был. Танька по-прежнему боролась с бесплодием. Но Дашу не оставляло ощущение, что она сидит на пороховой бочке. Не зря эта стерва здесь крутится. Потом в коллективе поползли слухи, что дочка мэра крутит роман с Прокофьевым, утешаясь после развода. Хорошо бы это было так. Тогда у Даши оставалась надежда, что с работой всё обойдётся. Может, Базанова не знает, что Даша здесь работает. Сама она старалась не попадаться на глаза бывшей подруге. Только здесь ей ещё не хватало вульгарного скандала с выяснением отношений. Ведь на работе никто не знал, что Даша вышла замуж за бывшего мужа дочки мэра. Если Базановых в городе знали, то Егор не был такой известной личностью, чтобы его узнавали в лицо. Поэтому, когда коллеги по работе видели их вдвоём, у них и мысли не возникало сопоставить Дашиного мужа с семьёй Базановых.
  
   Какого же было Дашино удивление, когда Прокофьев начал оказывать ей знаки внимания. Она очень старалась их не замечать и никак не реагировать, но тот просто не давал ей проходу. Это стали замечать коллеги и посмеиваться за спиной. Всем было интересно, устоит ли счастливая новобрачная под натиском местного сердцееда. Вся беда заключалась в том, что Даша совсем не умела ставить на место таких наглецов. Ничего преступного он не делала, руками её не трогал, зажимать в тёмных углах не пытался. Пожаловаться мужу Даша не могла. Страшно подумать, что он может здесь учинить. Самое меньшее - вынудит её уволиться с работы добровольно. Надо было самой как-то решать проблему. Почему это ловелас вдруг переключился с Базановой на Дашу? Плохо всё это.
  
   И всё-таки пришлось действовать. Прокофьев на глазах у всех подарил ей букет цветов.
   - Это Вам, - сказал он и протянул Даше букет.
   - Мне? Спасибо, конечно, но по какому поводу?
   - А разве нужен повод, чтобы подарить цветы красивой женщине?
   Даша не знала, что и ответить на это.
   - Послушайте, Станислав Сергеевич, я замужем, - начала она, чувствуя себя полной дурой.
   - Ну и что? Мне просто захотелось сделать Вам приятное.
   - Спасибо. Но больше не стоит. Я Вас прошу.
   Он только улыбнулся в ответ. Всё это было неприятно. Даше совсем не нравилось такое внимание коллег к её скромной персоне. Она не испытывала никакого удовольствия от их завистливых, заинтересованных взглядов. Как бы до Егора не дошла её сомнительная слава. Так не хотелось вносить эту грязь в их маленький идеальный мирок. Всё было так замечательно, что мечтать о большем было незачем. Удивительно, как быстро Полинка приняла отца. Они как будто всю жизнь были родными людьми. У них даже общие интересы появились, не имеющие к Даше никакого отношения. К Дашиной досаде Егор ужасно баловал дочь, а ей приходилось расхлёбывать плоды его воспитания. Кто-то же в семье должен проявлять строгость. Но Даше совсем не нравилась роль "плохого полицейского". Ну, ничего, Егор ещё побывает в её шкуре, когда она родит ему сына. Пусть мальчика он воспитывает, а она сама будет доброй мамой.
  
   Мысли о семье вернули хорошее настроение. Даша решила игнорировать навязчивого ухажёра. Ему это надоест, и он переключится на кого-нибудь более благосклонного.
  
   ***
  
   - Ну, не поддаётся она! - оправдывался Стасик, - Уж я к ней и так, и эдак, со словами и без слов.
   - Вот курица тупая! - возмутилась Таня, - Ладно. Я особо то и не рассчитывала. Эта пиявка просто так от Соболева не отцепится.
   - Может, ну её? Нам с тобой так хорошо вместе.
   - Ну уж нет! Я буду не я, если эта тварь будет жить спокойно и счастливо, отбив у меня мужа. Я им устрою, - с ненавистью ответила Таня.
   - Вот это женщина! Люблю таких решительных стервочек. Тигрица! Богиня! - с этими словами Стасик увлёк её обратно в постель.
  
   Таня не верила в какую-то его любовь, ей вообще были безразличны чувства этого мужчины к ней. Главным было то, что он не откажет ей в помощи. Ведь с ней выгодно дружить, а если ещё и жениться, то какие перспективы откроются для обычного врача городской больницы. Наверное, Стасик тешит себя подобными иллюзиями. Так надо ему подыграть, и можно будет заставить его плясать под её дудку.
  
   После бурного секса Таня вновь заговорила с любовником о своём плане.
   - Раз уж эта овца на тебя не клюнула, то на меня точно клюнет.
   - Это как?
   - Ты пригласишь её на встречу со мной прямо в больнице. Она придёт, потому что трясётся за свою работу. Только ты должен организовать нам место, где никто нас с Дашкой не потревожит.
   - И чего вы будете делать на этой встрече?
   - Чай пить.
   - Чего это тебе даст?
   - Мы ей снотворного в чай подсыпем.
   - Танюш, ты чего детективов начиталась? - засмеялся Стасик, - Какого ещё снотворного?
   - Ты у нас врач, вот и решай какого. Главное, чтобы она быстро отрубилась и не успела никуда уйти. Когда она заснёт, я позвоню бывшему. Когда тот явится, ты будешь изображать страсть с Воронцовой.
   - Так он же меня убьёт после этого.
   - Ты крепкий мужик, так что не убьёт. Или ты боишься, что тебе личико подпортят?
   - Ничего я не боюсь. Особенно мужей-рогоносцев. Меня больше пугает снотворное. Как-то это уже жаренным попахивает.
   - Так это же я буду подмешивать снотворное, а не ты. Чего взять с обманутой жены? Мне ничего не будет. Мы же не собираемся её убивать. А ты, получается, просто воспользовался ситуацией, не сдержал, так сказать, свою страсть. Ведь вся больница видела, как ты за ней бегал.
   - Эх, Танька - женщина мечты! Чего только ради тебя не сделаешь? Только мне полагается награда за соучастие.
   - Какая же?
   - Поехали со мной в Таиланд?
   - Куда угодно с тобой! И уж там я с тобой расплачусь по полной. Всю жизнь будешь вспоминать, - сладким голосом пообещала Таня.
  
   ***
  
   - Дарья Валентиновна, с Вами хотят поговорить, - сообщил Прокофьев, входя в ординаторскую.
   - Кто?
   Даша было очень удивлена. Последнее время Прокофьев утратил к ней всякий интерес. Чего ему ещё надо?
   - Татьяна, - ответил он.
   Даша сразу поняла, кого он имеет в виду.
   - О чём пойдёт разговор?
   - Я не знаю. Но Вы не переживайте, она мирно настроена. Сказала, что это очень важно. Вы придёте?
   - Да, - ответила Даша, поколебавшись минуту, - Приду через минут пятнадцать. Мне тут дописать надо.
   - Хорошо. Я передам.
  
   Чего ей надо? О чём они могут разговаривать? Опять в ход пойдут угрозы и оскорбления? Но и не пойти нельзя, кто знает, чего эта ненормальная выкинет, если её проигнорировать. В конце концов, не убьёт же её Базанова. Всегда можно развернуться и уйти. Да и чего выжидать? Всё равно она ничего не пишет, а ломает голову, зачем вдруг понадобилась бывшей подруге. Даша решительно встала и отправилась в кабинет старшей медсестры, где её поджидала Базанова.
  
   - Ну, и где она? - раздражённо говорила Таня в телефонную трубку, - Через 10 минут?! Вот гадина! Чего она там о себе думает. Я уже чай налила, снотворное в него высыпала, а она придёт и пить не станет, потому что всё остынет.
   Ей что-то ответили.
   - Ладно. Извини. Как будет готова, я тебе позвоню.
   Во время телефонного разговора Базанова стояла спиной к двери и не видела Дашу. Так значит снотворное? Интересно, чего же задумала эта сумасшедшая? Как же она надоела со своими кознями. Наверное, хочет, чтобы Дашу с работы выгнали с позором. Хороша доктор, которую добудиться не могут, когда её помощь необходима. "Ну ладно. Сейчас я тебя проучу!" - разозлилась Даша. Она незамеченной ушла подальше от кабинета старшей медсестры, чтобы Танька её не услышала и позвонила мужу.
   - Егор, будь другом, - начала она, - Позвони своей бывшей жене через пять минут. Пожалуйста.
   - Зачем? - изумлению мужа не было предела.
   - Потом объясню. Ну очень надо! Дело государственной важности. И поболтай с ней подольше.
   - Даш, что происходит? - настаивал он.
   - Всё потом, - она положила трубку.
   Егор тут же перезвонил.
   - Говори, - скомандовал он.
   - Если будешь названивать, отключу телефон, - пригрозила Даша, но потом начала уговаривать, - Ну, Егор, ну миленький, сделай так, как я прошу. Для меня это очень важно. Ты поймёшь потом.
   - Ну, хорошо, - проворчал он.
  
   Даша смело отправилась в логово к врагу.
   - Здравствуй, Тань. Ты хотела со мной о чём-то поговорить? - начала она с порога.
   - Я хотела извиниться за всё. Я понимаю, что мои извинения ничего не исправят, но мне бы хотелось разделаться с прошлым, чтобы старые грехи за душу не тянули, и начать новую жизнь. Прости меня. Сама не знаю, что заставило меня пойти на всё это и предать нашу дружбу.
   - Любовь, наверное, - Даша не сумела скрыть сарказма.
   - Соболев был слишком лакомым куском, чтобы отказываться от него без боя даже в пользу подруги.
   - Если бы бой был честным, я бы могла тебя понять.
   - В любви, как на войне, все средства хороши. Каждый борется за своё счастье, как умеет.
   - А как же дружба? Мы ведь столько лет были лучшими подругами.
   - А она была принесена в жертву любви. Так уж получилось. Я понимаю, что ты никогда не сможешь испытывать ко мне какие-то добрые чувства, и мои оправдания тебе не нужны. Я хотела сказать, что больше не потревожу вас. Живите спокойно. Получай своего Соболева на блюдечке.
   - Спасибо за подарок, - не удержалась Даша.
   - Давай выпьем за примирение.
   - Я не пью на работе.
   - Я догадывалась об этом, поэтому налила и мне и тебе чаю. Вот и конфеты принесла, которые ты любишь. Я помню.
   Даша присела за столик. "Ну, где же ты? Звони же скорее!" - мысленно подгоняла она Егора. И вот Танькин телефон зазвонил. "Он!" - поняла Даша по удивлению и радости, промелькнувшим на лице Базановой.
   - Привет, - ответила та в трубку, позабыв вмиг о Даше.
   Егор что-то ей сказал.
   - Рада. Чего это с тобой? Соскучился?
   Таня вышла из кабинета и прикрыла дверь, прижимая трубку к уху. Даша только этого и ждала. Она вылила чай в цветок, налила себе новый и схватила конфету. Когда Танька вернулась, Даша сделала вид, что допивает чай.
   - Извини, не дождалась тебя. Очень пить хотелось.
   - Ничего, - отмахнулась Базанова, - Посиди со мной. Расскажи, как живёшь, как дочка, как работа?
   - Да всё хорошо. Дочери уже пять лет, ходит в садик.
   - Хотела спросить, когда это вы с Егором успели? Ты же в Питере тогда была.
   - Случайно встретились. Именно тогда он заставил меня выслушать рассказ о том, как ты подделала фотографии.
   - И ты решила мне таким образом отомстить?
   - Да нет, - Даша зевнула, - Просто не смогла устоять. Ты же понимаешь меня, как женщина.
   Даша опять зевнула.
   - Ещё бы, - с ненавистью ответила Танька.
   - Что-то мне нехорошо. Руки не поднимаются, - пожаловалась Даша.
   - Замечательно. Ты поспи. А когда ты заснёшь, сюда придёт Стасик. Я позвоню Соболеву и попрошу приехать. Как ты думаешь, что он сделает, когда застанет свою любимую жёнушку в объятиях полуголого мужика?
  
   Даша ничего не ответила, изображая глубокий сон. Так вот чего добивается эта зараза, а совсем не её увольнения с работы! Она замыслила разрушить их семью и заодно жестоко отомстить Егору, чтобы он до конца жизни не оправился от подобного предательства. Базанова начала звонить, но, похоже, трубку не брали. Даша слышала, как она злиться и чертыхается. "Возьми же трубку, придурок!" - говорила она. Таня вышла из кабинета, продолжая звонить. Даша вскочила, выглянула за дверь и бросилась бежать. Вот и пусть теперь разыскивают спящее тело по всей больнице. Надо Егору позвонить, чтобы не вздумал никуда ехать.
  
   ***
  
   Егор себе места не находил. Чего она там придумала? Интриганка нашлась! Но просьбу её он всё-таки выполнил, скрепя сердцем. Говорить с бывшей было особо не о чем. Пришлось придумать, что он диски у неё оставил, на которых есть информация, нужная ему для работы. Егор даже был вежлив с ней, поинтересовался, как дела, про общих знакомых поспрашивал. Не дай Бог эта змея подумает, что у него ностальгия по прошлому открылась. Нельзя таким чокнутым давать надежду, а то военные действия опять начнёт. Ну вот! Он как в воду глядел. Не прошло и получаса, как эта ненормальная начала ему названивать сама. "Ну, Дашка! Устрою я тебе! Это же надо было возродить мои проблемы с бывшей, которая только вроде бы отстала", - сетовал Егор. Звонков десять он пропустил.
   - Пап, у тебя телефон звонит, - сообщила ему дочь.
   - Я слышу.
   - А почему не отвечаешь?
   - Не хочу.
   - Там злой дядька?
   - Нет, солнышко, там Баба-Яга.
   - Настоящая? - испуганным шёпотом спросила девочка.
   - Нет, конечно, - успокоил Егор ребёнка, - Ладно, поговорю уж с ней.
  
   - Ну чего ещё? - недружелюбно спросил он у собеседницы.
   - Соболев, настал твой звёздный час! Если хочешь узнать, чем твоя жена занимается на дежурстве, то приезжай скорее в больницу.
   - Да ладно, зачем столько суеты? На словах передай.
   - Придурок, она тебе там с Прокофьевым рога наставляет! Козлик ты мой.
   - А ты то прям там стоишь и свечку держишь, - насмехался Егор над её очередными потугами.
   - Я лежу в больнице. Ты же знаешь, что я лечусь в гинекологии. Я тебе уже говорила, что вся больница гудит об их страстном романе. Приезжай, тебя ждёт незабываемое зрелище.
   - Смешная ты.
   - Это ты смешной! У тебя за спиной такие дела творятся, а ты сидишь как подкаблучник и ребёнку кашку варишь. Сам подумай. Стала бы я напрасно говорить? Что мне это даёт? Ну приедешь ты, ничего такого не увидишь. Посчитаешь меня дурой и посмеёшься на до мной лишний раз.
  
   И всё-таки ей удалось заронить сомнения в его душу. Правда, зачем Базановой лишний раз выставлять себя на посмешище? Вдруг у Дашки всё же были до него отношения с этим Прокофьевым, и она их до сих пор не закончила. На ум пришло воспоминание, с каким интересом и удивлением на него посматривали коллеги жены, когда он за ней приходил. Он то самонадеянно решил, что интересен им сам по себе, потому что давно привык к такому, и принимал этот интерес, как должное. А может быть, всем им было любопытно взглянуть на мужа-рогоносца? От подобных мыслей кровь начала закипать.
  
   "Так! Успокоился!" - приказал он себе. Не может этого быть. Его девочка славная, милая, добрая и благородная, родившая от него ребёнка вопреки всему, столько лет любившая его, несмотря на все беды, что она пережила по его вине, не может оказаться вероломной стервой. Зато Танька всегда старается сделать из него идиота, заставить плясать под свою дудку.
  
   - Ну ты просто Шерлок Холмс. Даже и время постельных баталий вычислила. А что ты будешь делать, если я не успею застать любовников за самими процессом? - издевательски спросил Егор.
   - Успеешь.
   - Такое ощущение, что они специально меня поджидают, чтобы продемонстрировать свою бурную страсть, - засмеялся Егор, - Знаешь, мне что-то кушать хочется и спать. Ты сходи, проследи там за ними. Утром доложишь. Только рано не звони, мне утром некогда будет тебя слушать. Сама понимаешь, ребёнок, кашка, умыть, в сад отвезти. Вот на работу приду часиков в девять-десять, тогда и поговорим.
   - Козёл! - заорала собеседница.
   - Ну чего сразу козёл? А когда-то заей был, - вздохнул он, - Не расстраивайся так. Напакостишь в другой раз, душу отведёшь.
   Егор положил трубку, и телефон сразу же зазвенел вновь. Дашка! Он схватил трубку.
   - Егор, я тебе такое расскажу!
   - И ты тоже? - заулыбался он.
   - Меня тут Базанова усыпить хотела!
   - Как усыпить? - испугался он.
   - Ну слушай...
   И она поведала ему всю историю.
   - У меня нет слов. Не знаю, как с этим бороться. Она же мне только что звонила и уверяла, что если я приеду в больницу, то обязательно пойму, что я жалкий рогоносец.
   - Я рада, что ты не поверил ей.
   Егор дал себе слово, что никогда не расскажет ей о том, что всё-таки пусть на минуту, но усомнился в ней. И он не мог бы дать гарантии, что если бы приехал в больницу и застал свою жену с Прокофьевым, то поверил бы в её невиновность, да и вообще бы дал ей возможность хоть что-то сказать в своё оправдание. Страшно подумать, чем бы всё это могло закончиться. Эта гадина Базанова знала, куда его бить. Слабое место. Больше у него этого слабого места не будет. Никогда больше он не усомниться в своей жене.
   - А я рад, что ты успела сбежать. Хочешь, я за тобой приеду?
   - Зачем? Тебя не пустят.
   - Меня? Пустят, - уверенно заявил Егор.
   - А Полинку куда?
   - К бабушке.
   - Егор, успокойся уже. Никакой угрозы мне нет. Пусть ищут теперь моё сбежавшее тело, а я посмеюсь. Не переживай. Ничего они мне здесь не сделают.
   - От этой сумасшедшей можно чего угодно ожидать, - не согласился он.
   - Пусть найдёт меня сначала, а потом попробует застать одну.
  Они ещё немного поболтали, и Даша положила трубку. Забавное происшествие получилось. Но что же с Танькой то делать? Ведь не отстанет она от них.
  
   ***
  
   Был хмурый ноябрьский день. Но погода не имела никакого значения. Главное, что на душе было светло и тепло. С ним его малинник, два его солнышка, его девочки. С ними рядом всегда лето, чтобы не показывал календарь. Вчера Егор праздновал день рождения. Хотя слишком громко сказано. Они отметили его дома с самыми близкими, как он любил. Егор терпеть не мог этих помпезных пиров с множеством малознакомых гостей, их фальшивых комплиментов и неискренних пожеланий. Необходимость отвечать им, делать вид, что ему приятна их лесть было крайне тяжело для него. Бывшая жена любила устраивать эти сборища, убеждая его, что всё это нужно для его карьеры. Наверное, она была права, но как же всё-таки было хорошо без всей этой мишуры.
  
   - Мама, смотри, Соня из садика! - и Полина побежала к девочке.
   - Полина! - Даша пошла за ней.
   Егор немного подождал их, но, поняв, что Даша вступила в беседу с матерью дочкиной подружки, пошёл к машине. Долго они тут не задержатся. Они ходили на премьеру мультфильма, и домой уже было пора. Он оказался прав, и совсем скоро Даша и Полина шли по направлению к машине. Жена поймала его взгляд и улыбнулась. Егор помахал им рукой и тоже улыбнулся. Когда они подошли, Егор открыл дочери заднюю дверь. Та прыгнула на сидение, а Даша пошла обходить машину сзади. Впоследствии Егор благодарил небеса, что чудом увидел боковым зрением, мчащуюся на неё машину. Он среагировал мгновенно, бросился к жене и успел её оттолкнуть. Дальше были удар, боль, падение и темнота.
  
   ***
  
   - Егор! Егор! - Даша, не помня себя от ужаса, бросилась к мужу.
   Первое, что она заметила - кровь под его головой. Она упала рядом с ним на колени, отчаянно пытаясь найти признаки того, что он жив. Слава Богу! Живой! Без сознания.
   - Скорую! Вызовете скорую! - закричала она.
   - Егор! Егор! Он живой? Что же я наделала?! Мамочки! Егор! - ревела рядом Танька, которую Даша только заметила, - Сделай же что-нибудь! Ты же врач!
   Заставить себя побороть панику было крайне сложно. Из машины выскочила Полинка. Она просто стояла, смотрела на них и ревела в голос.
   - Тихо! - скомандовала Даша, взяв себя в руки, - Мне нужно его осмотреть.
   Таня и Полинка вмиг замолкли. Пульс был чётким, что успокаивало хоть немного. Сильная ссадина на голове. Видимо, сотрясение мозга. И нога. Похоже там перелом и довольно тяжёлый.
   - Что с ним? - не выдержала Таня, - Он не умрёт?
   - Нет. Сотрясение, перелом, ушибы, ссадины. Только бы ничего другого не нашли. Зачем ты это сделала? - спросила Даша, осознав, наконец, кто виноват в случившемся.
   - Я... Я не знаю. Я хотела тебя...
   Егор застонал, и всё внимание Даши переключилось на него. Подъехала скорая и полиция. Егора забрали в больницу, Даша с Полинкой поехали с ним. Таня осталась разбираться с полицией.
   - Даш, позвони мне, пожалуйста. Как он будет себя чувствовать, - кричала Базанова, - Очень прошу.
  
   Даша даже не обернулась в её строну. Не хотелось видеть эту мерзавку, а уж тем более разговаривать с ней. Пусть помучается в неведении, пусть с ума сходит от страха за свою шкуру. То, что бывшая подруга хотела убить именно её, а не Егора, начало доходить только сейчас. Это как же надо ненавидеть, чтобы на такое решиться? А ведь они выросли в одной песочнице, за одной партой сидели, в гости друг к другу ходили. Как же так могло получиться, что зависть и ненависть убили всё то доброе и хорошее, что их связывало?
  
   Егору повезло. Ничего серьёзного у него задето не было. Сотрясение было не таким большим, самым сложным оказался перелом ноги. "Хорошо не руки!" - шутил он потом, - "А то как же я чертить и рисовать буду?"
  
   Таньке она так и не позвонила. Та названивала ей сама, но Даша ни разу не ответила.
  
   ***
  
   - Ты совсем дура?! Зачем надо было сбивать его машиной? - орал на Таню отец, - Его жена написала на тебя заявление.
   - Я не хотела сбить Егора, я хотела Воронцову убить.
   - Ещё лучше! У меня выборы на носу, а тут ты с этой нелепой аварией. Ты хоть понимаешь, что если докажут, что ты это предумышленно сделала, тебя в тюрьму посадят?
   - Я не предумышленно, а в состоянии аффекта! Увидела их таких довольных голубков, да ещё и с ублюдочной доченькой, стало так обидно. Он на меня так никогда не смотрел, никогда мне так не улыбался. Почему всё этой крысе? Она у меня мужа украла! Мне так хотелось, чтобы её не было!
   - Так. Я пойду к нему в больницу. Всё объясню, - начал строить планы отец, - Он сам во всём виноват. Довёл девочку до нервного срыва. Не мог разобраться во время со своими бабами, вот и получил.
   - Толя, ты никуда не пойдёшь в таком настроении. Наезды, угрозы и претензии тут не помогут, - твёрдо заявила мать.
   - В этой жизни мужчины отвечают за всё, что с ними происходит, - со злостью сказал отец, - Женился по расчёту, обманул девчонку, а потом у него, видишь ли, любовь приключилась. Ещё неизвестно, сколько времени он с ней путался, даже дитя нажил, поганец.
   - Не так всё было, правда, Тань? - обратилась мать к дочери, - Придётся папе всё рассказать, чтобы он сейчас дров не наломал.
   - Я чего-то не знаю? - спросил отец удивлённо.
   - Много чего. И это долгая история. Прежде всего, Егор не женился по расчету на бедной глупенькой девочке, это она обманом вынудила его на себе жениться, придумав беременность, которой не было. Но это ещё далеко не всё.
  
   ***
  
   - Егор, я понимаю, что хочу слишком много, но не могу не просить об этом. Таня - моя дочь, я не отдам её на растерзание правосудию.
   - Она хотела убить мою жену. И это не первая попытка. Где гарантия, что она не попытается сделать это снова?
   - Она серьёзно напугана и понимает, что зашла слишком далеко. Я обещаю, что моя дочь оставит твою семью в покое. Я сделаю для тебя и вашей фирмы всё, что в моих силах. Есть новые проекты...
   - Мне надо подумать. Поймите, лично против Вас я ничего не имею. Я понимаю, что значит родная дочь. Не уверен, что повёл бы себя как-то более корректно, если бы считал, что её обидели. Я не пытаюсь наказать Вас, испортить жизнь, я просто не хочу, чтобы моим близким угрожала опасность.
   - Я гарантирую, что никакой опасности нет. Таня уедет на какое-то время за границу, там поживёт. Она сама хочет начать новую жизнь, у меня даже есть планы на неё. Надеюсь, что произошедшее послужит ей хорошим уроком.
  
   Ну что оставалось? Худой мир лучше доброй ссоры. И в то, что Базанову реально накажут, Егор не верил изначально. Не так, так по-другому отец её выручит. Дашка заберёт заявление, она тоже уже остыла и всё понимает.
  
   - Ну, и как тут наш Дед-Яга - костяная нога? - прибежала она навестить мужа.
   - Очень, очень плохо, - грустно вздохнув, ответил Егор.
   - Бедненький мой, - она обняла его и поцеловала.
   - Да. Скоро Новый год, а я тут всё валяюсь, - продолжал жаловаться он.
   - И совсем не скоро. До Нового года ещё уйма времени. Лечитесь, больной.
   - Тётенька доктор, когда меня домой выпустят? - заныл Егор, делая умоляющие глаза.
   - Больной, ай-ай-ай, как нехорошо! Вы прибегаете к запрещённым приёмам. Ещё пара таких взглядов, и тебя выпустят даже без гипса.
   - Тогда надо применять один взгляд, чтобы гипс оставили.
   - Ну, попробуй. Хотя Андрей Геннадиевич вряд ли впечатлится.
   - Как Андрей Геннадиевич?! А где же Елена Александровна? Мы с ней так хорошо ладили. Ещё немного, и я был бы на свободе.
   - Бабник! - возмущённо воскликнула Даша.
   - Нет, я не он. Я только Дашку свою люблю. А этот твой Андрей Геннадиевич меня к ней не пустит.
   - Я сама к тебе прихожу.
   - Приходишь, сидишь, а я хочу, чтобы лежала.
   - Здесь?
   - Лучше дома, конечно. Но за неимением лучшего, можно и тут. А что? Не зря же я отдельную палату оплачиваю. Могу использовать её, как захочу.
   - Что-то, больной, куда-то Вас не туда заносит в Ваших мечтах. Вам о здоровье думать надо, а не том, как разврат учинить в больнице.
   - Слушай, все врачихи такие зануды? Или мне особенно повезло?
   - А все архитекторы такие озабоченные?
   - Это секрет. Но тебе могу сказать на ушко.
   - Ой, знаем мы Вас. Отдыхайте уже, больной.
   - Ну, Даш, ну иди сюда, хоть рядом посиди.
   Она присела, они ещё поболтали, обсудили кое-какие бытовые вопросы.
   - Ну, так хочешь узнать? - спросил Егор.
   - Чего?
   - Ответ на свой вопрос.
   - Хочу.
   - На ухо.
   Она наклонилась.
   - Я один такой, - шёпотом сообщил он ей, и заключил в кольцо своих рук, - Попалась, любопытная.
   Когда поцелуй превратился в нечто обжигающее, не дающее дышать, видеть и слышать, Егор усилием воли прервал его.
   - Теперь ты понимаешь, что мне надо домой. Я очень соскучился по жене, а она по мне. Так что, тётя доктор, у Вас есть стимул за меня похлопотать перед коллегами.
   - Шантажист!
   - Мы, озабоченные, такие. Коварство - наша вторая натура.
   - Сложный ты пациент, Соболев.
   - Тем более больнице пора от меня избавиться. Тебе только все спасибо скажут.
  
   Даша засмеялась. А Егору было так радостно слышать это смех. Страшно подумать, ведь он чуть не потерял её. Первое, что он спросил, когда пришёл в себя, всё ли с ней в порядке. И даже получив утвердительный ответ, всё боялся, что его обманывают, чтобы не усугублять его плохое состояние. Он, конечно, пострадал, но главное, с ней всё в порядке. А он, мужчина, уж как-нибудь переживёт все эти травмы и боль, жить во всяком случае будет.
  
   ЭПИЛОГ
  
   - И ты представляешь?! Она мне говорит: "Это не ты рисовала, а твой папа" - возмущённо рассказывала Полина.
   - Почему она так решила? - спросила Даша.
   - Элька знает, что мой папа классно рисует. Это за неё мама всё нарисовала, вот она и не хочет поверить, что я, обычная девочка, рисую лучше её мамы.
   - А ты ей скажи, что это не от возраста, а от наличия таланта зависит. Ты же первое место в художке заняла, когда у вас там конкурс был.
   - Да знает она всё! Просто упёрлась, стоит на своём из зависти, - обиженно ответила Полина.
   - А Артём за тебя не заступился?
   - Заступился, - заулыбалась дочь, - Сказал, что иногда зависть к чужим успехам мешает верить в очевидные вещи. Элька даже растерялась от такой правды. Подруга называется.
   - Подруга-соперница. Тяжёлый случай. Очень осторожна с ней будь.
   - Да ну её. Как там Сашка? Не дрался сегодня в саду?
   - Вроде бы без эксцессов. Сама у него спроси. Он тебе, может, больше расскажет. Я же его ругаю, когда он дерётся.
   - А папа говорит, что Сашка - мальчик, что эти потасовки вполне нормальны, и избежать их невозможно. Девочек и нытиков не бьёт, и ладно.
   - У папы своё видение вопроса,- дипломатично ответила Даша.
  
   Они шли пешком из художественной школы. Даша после сада вместе с сыном зашла за дочерью, потому что Егор не успевал её забрать. В этот день у него были какие-то важные переговоры. Обычно из художки Полину забирал отец. Так повелось в семье, когда родился Сашенька. Полина была только рада этому. С отцом было интересно обсудить свои достижения, проблемы, планы. В отличии от Даши он сразу понимал, о чём она говорит и давал какие-то советы или спорил с ней. "Как художник художнику", - шутил Егор. Полинка обожала его и даже критику принимала достаточно спокойно. Но своими девичьими секретами делилась только с мамой. Видимо, дочь не была лишена женской интуиции, и чувствовала, что обсуждать с папой мальчиков себе дороже. Тот точно не будет в восторге. Даша усмехнулась, пытаясь вообразить себе мальчика, которого одобрил бы их папа. Наверное, это должен быть рыцарь без страха и упрёка, боготворящий его дочь не меньше, чем он сам. У Даши не было никаких сомнений в том, что сына Егор любит ничуть не меньше. Просто это была несколько другая любовь. Он был очень счастлив, когда Саша родился, и старался проводить с семьёй как можно больше времени, насколько позволяла это его работа. Дашу радовало, что ему было на самом деле интересно возиться с сыном, интересны его детские достижения. У Егора был даже свой план по воспитанию сына "мужиком, а не кисейной барышней". Если бы Даша не любила его раньше, то непременно влюбилась бы сейчас, увидев Егора в роли отца.
  
   Они почти пришли, когда Даша заметила машину мужа, остановившуюся у подъезда. Он вышел из неё и, улыбаясь, направился к ним.
   - Привет. Ну как, не устали ещё сегодня? - весело спросил Егор.
   - Нет! - хором ответили все.
   Даже Саше было понятно, что отец хочет предложить им что-то интересное.
   - Ну, тогда у меня для Вас сюрприз. Поехали, я вам кое-что покажу.
   Все, конечно, согласились.
   - Только у меня просьба: закройте глаза и не открывайте, пока я не скажу.
   Они согласились и на это.
   - Открывайте, - скомандовал Егор, когда они остановились возле какого-то глухого забора, - Как только выбираетесь из машины, глаза снова закрываете.
   Даша не знала, подглядывали ли дети, но она решила не портить себе сюрприз и сделать всё, как велел муж. Он велел им взяться за руки и повёл их.
   - Вау! - произнесла с восторгом дочь, которая открыла глаза первая.
   И Даша была с ней солидарна. Перед ними возвышался дом, похожий на замок.
   - Пап, это что? Наш замок? - не веря самой себе спросила Полина.
   - Я же обещал тебе, что построю для вас с мамой замок. Вы же у меня принцессы.
   - Папка! - дочь кинулась ему на шею, - Мы ведь с тобой тогда именно такой нарисовали.
   - А ты помнишь, как это было? - улыбаясь, спросил Егор.
   - Помню, но не всё. Но ведь рисунок тот у тебя на работе в рамке на стене висит. Поэтому я точно помню, каким замок должен быть.
   - Приглашаю Вас внутрь.
  
   Это был дом мечты. Именно так Даша представляла себе идеальное жилище. Как он всё угадал? Конечно, в доме ещё даже отделки не было, не то что мебели, но расположение комнат и их размеры были идеальными.
   - Нравится? - спросил Егор у Даши, - А то ты молчишь всё.
   За шутливым тоном ему не удалось скрыть волнение и тревогу. Надо же! Этот уверенный в себе мужчина, талантливый специалист, как мальчишка, ждал её одобрения.
   - Ты шутишь?! Это же сказка! Мечта! Ты колдун или гипнотизёр?
   - Почему? - не понял Егор.
   - Ты как будто прочитал мои мысли, выведал все мечты и воплотил их в действительность.
   - Видимо, мы с тобой настолько уже срослись, что и мечты у нас с тобой одни на двоих.
   - Это же хорошо. Да?
   - Даже полезно иногда.
   - Пап, а мы собаку заведём? - спросила Полина.
   - Непременно.
   - А киску? - внёс свою лепту Саша.
   - И киску заведём. Ещё есть предложения?
   - Рыбок!
   - Это как хотите. Я такой домашней скотины не понимаю.
   - А я хочу качели! - закричал Саша, обрадованный пришедшей в голову идеей.
   - А я велик, - в тон ему ответила Полина.
   - Эй, вы чего это? Под шумок решили все свои хотелки осуществить? Ничего не выйдет, - сказал Егор.
   - У-у-у, - разочарованно протянул сын.
   - Но у тебя ещё есть возможность получить свои качели.
   - Какая? - оживился Саша.
   - Написать письмо Деду Морозу. Если ты был в этом году хорошим мальчиком, то он сделает тебе такой подарок.
   - Поехали скорее домой письмо писать! - обрадовался мальчик, - Поль, ты мне поможешь письмо писать?
   - А ты для меня велик попросишь?
   - Да! А для мамы бусики, а папе стёрку.
   Егор тихо засмеялся, услышав про свой новогодний подарок.
   - Почему папе стёрку? - удивлённо спросила Полина
   - Потому что он свою потерял. Помнишь, он искал, искал, но так и не нашёл? Сказал, что Барабашка забрал.
   Дети вышли на крыльцо, продолжая обсуждать свои подарки.
   - Значит, Барабашка?
   - Ну а кто же? Не мог же я разочаровать сына и признаться, что его папа обычный растяпа.
   - Его папа не обычный. Он волшебник. Мой личный. Исполняет все мои желания. Всё, что есть у меня, дал мне именно он: и семью, и детей, и дом, и любовь.
   - Люблю я тебя просто, глупышка, - он поцеловал её в кончик носа, - А ты в волшебников каких-то до сих пор веришь.
  
   КОНЕЦ
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"