Мартьянова Юлия Викторовна: другие произведения.

Ластерия. Часть 2

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    И всё-таки справедливость должна восторжествовать. Только истинный Сандфорд должен править своей землёй. Тем более, что Родина нуждается в помощи, как никогда. Только как это сделать? Как убедить властьимущих в своем законном праве? А может быть стоит просто жениться на наследнице, у котрой волей судьбы оказалась герцогская корона?

  Глава 1.
  
   Аллен возвращался домой. Душа пела. Так хотелось поскорее увидеть родные леса, поля, холмы, реку, всё, что так дорого сердцу. Он понимал, что нет больше родного дома, нет мамы и отца, весельчака Джереми и озорницы Джоанны, что никто его не встретит. Невозможно вернуться в прошлое, как бы этого не хотелось. Но он чувствовал, что только в Ластерии, только дома он сможет быть счастлив.
  
   Аллен вспомнил свой последний разговор с королём.
   - Я вижу, что жизнь при дворе тебя совершенно не радует, тебе не нравится здесь. У меня есть предложение. Я отправлю тебя в Ластерию, но не просто так, а с определённым заданием.
   - С каким? - Аллен очень обрадовался, но старался держать лицо, задав свой вопрос деловым тоном.
   - Наследница Сандфорда еще слишком молода и нуждается в защите. Женщина не в состоянии защитить границы в такое беспокойное время, да и порядок в герцогстве наверняка навести не сможет. Ей нужен человек, который сможет защитить её интересы, наладить жизнь в провинции и укрепить границы. Я должен полностью доверять этому человеку, быть уверенным, что он сможет справиться с этой задачей. В то же время, он не должен быть ластерцам чужаком, чтобы они оказывали ему содействие. Ты знаешь местное дворянство, которое в Ластерии не сильно пострадало, благодаря твоему заступничеству. Ты знаешь, чего стоят эти люди, к кому можно обратиться за помощью, а кого лучше не подпускать к решению важных вопросов. Так что никто не подходит на эту миссию лучше тебя. Помнится, ты говорил мне, что неравнодушен к наследнице. Имеет смысл побороться за неё. Я бы очень хотел видеть тебя герцогом Ластерии.
  
   - Я даже не знаю, что и сказать, - Аллен не мог поверить своему счастью, - Ваше Величество, спасибо!
   - Не благодари. Я лишь хочу, чтобы восторжествовала справедливость, и всё встало на свои места.
   - На свои места? - переспросил Аллен и с удивлением посмотрел на короля, - Вы всё знаете?!
   Изумление молодого человека развеселило короля.
   - Знаю.
   - Но откуда?
   - Помнишь битву при Герди? Ты тогда в очередной раз спас мне жизнь. Я пригласил тогда тебя и своих генералов к себе в палатку. Мы очень хорошо отметили нашу победу. Я бы сказал, даже слишком хорошо.
   - Я, честно говоря, не помню, чем закончился тот вечер, зато очень хорошо помню утро следующего дня. Так плохо мне ещё никогда не было.
   - Вот-вот. Все мы были сильно хороши. Мои генералы уже валялись под столом, когда ты поведал мне свою историю.
   - И Вы поверили мне? - изумился Аллен.
   - К тому времени я уже достаточно хорошо тебя знал. Конечно поверил, только не понял, почему ты это скрываешь?
   - Я ценю Ваше доверие, просто у меня нет этому особых доказательств.
   - Так вот, можешь поискать их в замке Сандфорда. Если бы это зависело только от моей воли, я бы отдал тебе герцогство и без них. Но по закону герцогскую корону может наследовать только тот, в ком течёт кровь Тибальдов. Как ты понимаешь, высшее дворянство воспротивится такому моему решению. Сейчас мне не нужны конфликты внутри страны, не хотелось бы наживать себе новых влиятельных врагов. У тебя есть два пути вернуть титул: либо доказать свою принадлежность к роду Сандфордов, либо жениться на наследнице. Выбирай сам. Если выберешь второе, то советую поторопиться. Пока еще мало кто знает, что Ластерия в руках совсем молодой девчонки. Как только это станет известно в Ластерию потянуться все честолюбивые отпрыски мало-мальски приличных семейств, в надежде очаровать молодую герцогиню и жениться на ней. Моё окружение будет настаивать на том, чтобы я назначил девице мужа, принадлежащего к одному из герцогских родов. Ластерия - лакомый кусочек для многих.
  
   Этот разговор не давал Аллену покоя. Он понимал, что во многом благодаря тому, что король хочет видеть его правителем Ластерии, у Джулии не отобрали право наследования. Король мог лишить Сандфордов всех привилегий из-за предательства Роджера и передать герцогство кому-то из своих многочисленных кузенов. Но жениться на Джулии ради титула казалось ему совершенной дикостью. Да, она любит его как брата, предлагать себя в качестве мужа, просто стыдно. Да и как он может это сделать? Просто приехать, всё рассказать, а потом заявить: "Ты должна стать моей женой, чтобы я смог вернуть себе титул"? Наверняка девушке хочется романтики, любви, возможно у неё даже уже есть жених, в которого она влюблена. Аллен перед ней в неоплатном долгу, она два раза спасла его. Он не собирался калечить ей жизнь.
  
   Да и сам Аллен не мог жениться на девушке, к которой кроме братских чувств ничего не испытывал. Он хотел, чтобы у него была нормальная семья, где его будут любить, заботиться о нём, куда ему будет хотеться возвращаться каждый день, где будут царить тепло и радость, как это было у его приёмных родителей. Для этого нужна взаимная любовь, а не просто симпатия двух давно знакомых людей, объединённых необходимостью.
  
   Пока он должен помочь Джулии в управлении герцогством и выполнить наказ короля. Возможно, ему удастся найти доказательства своих прав на титул. В этом случая Джулия не будет герцогиней, но у неё останется титул маркизы Стенли. Аллен не даст её в обиду никому, особенно искателям богатого приданного. Даже если он не найдёт доказательств, он всё равно останется в Ластерии и сделает всё, что в его силах, чтобы провинция процветала.
  
   - Ваша Милость, долго нам ещё ехать? - услышал Аллен измученный голос Адама Гензи.
   - Совсем нет, - ответил Аллен, пряча улыбку.
  
   Адам тяжело переносил дорогу. Ездить на лошади верхом он не умел и боялся этих прекрасных животных, а в карете его укачивало. Но он безропотно отправился со своим молодым господином в Ластерию. Адам Гензи был очень талантливым управляющим, и Аллен благодарил судьбу за то, что она послала ему этого человека. В его способностях Аллен убедился, когда привёз Адама в свои новые владения, подаренные королём. За какой-то месяц он организовал всё так, что пришедшее в упадок за время войны и долгое время пробывшее без хозяина поместье, быстро восстановилось и начало приносить доход. Сейчас помощь Адама очень пригодиться его молодому хозяину.
  
   Аллен заслужил его полную преданность, когда спас господина Гензи и его семью от неминуемой расправы. Дело в том, что Адам служил управляющим у одного рузаннского графа. Граф этот был очень жесток к своим подданным. Во время войны его крестьяне буквально умирали от голода, пока хозяин из кожи вон лез, чтобы произвести впечатления на дерианских генералов, устраивая роскошные пиры и развлечения. Когда королевские войска прогнали дерианцев, граф сбежал вместе с ними. Весь народный гнев был направлен на несчастного управляющего и его семью. Люди готовы были растерзать их, кто-то же должен понести наказания за все их мучения. Им было всё равно, что он невиноват, что только благодаря ему в графских кладовых осталось зерно, которое можно будет посеять, чтобы осенью собрать урожай и выжить. Остановить графа в его расточительности Адам никак не мог, но делал всё, чтобы тот окончательно не разорил своё поместье. Но толпа требовала жертвы, злость и обида искали выхода. Аллен не дал свершиться расправе. Остаться на прежнем месте Адам не мог, боясь, что после того, как его защитник уедет, его всё равно убьют. Найти новую работу после службы у предателя, не имея рекомендательных писем, было весьма трудно. Аллен забрал его с собой в столицу в свой новый замок и ни разу не пожалел об этом. Аллен был уверен, что господин Гензи очень поможет ему в наведении порядка в хозяйстве Ластерии.
  
   В замке Сандфорд стоял гарнизон военных. Джулия вернулась туда полгода назад. Первое время Аллен рассчитывал пожить там, полагая, что Джулия не откажет ему в гостеприимстве. А потом будет видно, насколько быстро он сможет переехать в Висбидол. Путь молодого человека лежал через земли Вэйсов. Вот уже показались развалины дома. Аллен отвёл глаза от этого зрелища, но потом вдруг резко остановился.
  
   - Вы езжайте в Омрон, - обратился он к командиру сопровождающего его отряда, - Вот письмо короля для командующего гарнизоном. Мне нужно задержаться здесь.
   Отряд двинулся дальше, а Аллен повернул коня к развалинам отчего дома.
  
   Глава 2.
  
   - Я не знаю, как мне поступить, - говорила Джулия.
   Собеседника её не было видно. Девушка присела на могильную плиту. Она была совсем одна. Как это было не глупо, но она разговаривала с Джоанной. Наверное, если бы кто-то узнал об этом, то посчитал бы её сумасшедшей. Но ей некому было открыть своё сердце, поделиться самыми сокровенными мыслями и мечтами. Джулии казалось, что лучшая подруга слышит её, понимает и сочувствует. Джулия неожиданно для себя вдруг стала герцогиней Сандфорд. Кавалеры вились возле неё роем. Конечно, новый статус делал её завидной невестой. Некоторые из поклонников вызывали симпатию, казались вполне достойными и хорошими людьми. Все уверяли её в своей любви и преданности. Но так ли это? Как разобраться, кто из них искренен, а кто просто хочет использовать ради поднятия своего социального статуса? Ластерия сейчас переживала не лучшие времена: послевоенная разруха, многие погибли на войне. Но жизнь брала своё. Те, кто вернулись с войны и сумели удержать свои земли, стремились восстановить своё положение, дома, вернуть своим фамилиям прежний блеск. Можно было только удивляться тому, что король так мягко обошёлся с дворянами мятежной провинции. Насколько знала Джулия, соседней Рузанне повезло гораздо меньше. Там полностью сменилась власть, герцогства были отданы новым владельцам. Джулия не ожидала, что её оставят герцогиней Сандфорд после всего, что натворил её дядя, тем более что её права на наследование можно было легко оспорить.
  
   Джулия чувствовала, что Леон Рейли вот-вот сделает ей предложение. Он нравился ей. Леон был порядочным, добрым и очень достойным молодым человеком. После возвращения с войны он сразу принялся восстанавливать свой дом, наводить порядок на своих землях. Крестьяне, измученные войной, были рады возвращению хозяина, готовы были слушаться его во всём, лишь бы жизнь вошла в привычную колею. Джулия понимала, что ей надо выходить замуж, чтобы муж помог ей поднять Ластерию из руин. Этого ждут все её подданные. Она очень уважала Леона, восхищалась его трудолюбием, чувством долга перед своей семьёй и подданными. У них были очень тёплые дружеские отношения. Но совершенно точно Джулия не испытывала к Леону тех чувств, которые были у неё когда-то к Аллену Вэйсу. Может такое бывает только в очень юном возрасте? Теперь она повзрослела, по-другому видит жизнь. Скорее всего, она в своём воображении создала Аллену образ рыцаря в сияющих доспехах, а потом влюбилась в эту свою фантазию. Где сейчас герой её грёз? Что с ним? Ответов на эти вопросы не было. Она ничего не слышала об Аллене с тех пор, как он оставил её в замке Сандфорда после убийства Майкла. Джулия верила, что он жив, что непременно почувствовала бы, если бы с ним что-то случилось. Но он был где-то далеко и неизвестно вернётся ли когда-нибудь в родную Ластерию.
  
   Джулия не знала, как ей быть с Леоном. Её дуэнья считала, что тут и думать нечего. Надо соглашаться. Конечно, герцогиня может рассчитывать и на более выгодную партию. Но ведь это может быть совершенно чужой человек, которого назначит король. Джулии придётся подчиниться, не будет иметь тогда никакого значения ни возраст мужа, ни её симпатия, ни желание выходить замуж. Поэтому, пока есть возможность, нужно принять предложение такого замечательного молодого человека, как виконт Рейли. Мадам Пенкилс - дуэнья Джулии, хоть и была знакома со своей воспитанницей всего полгода, привязалась к ней. Она искренне желала девушке добра. И всё же столь очевидное решение проблемы чем-то смущало Джулию.
  Её мысли вернулись к событиям пятилетней давности. После похорон Майкла герцог отправил её в монастырь. Она перестала представлять для дяди интерес. Пусть поживёт в святой обители до совершеннолетия, а там будет видно, как разыграть эту карту, повыгоднее продать её замуж. Как раз в возрасте шестнадцати лет девушек отправляли в школы при монастырях, где тех учили вести хозяйство, готовить, разбираться в лечебных травах, оказывать первую медицинскую помощь. Несмотря на все предшествующие этому потери для Джулии это было счастливое время. Монахини по-доброму относились к воспитанницам, никого не выделяя и не ущемляя. Во время войны ластерская знать предпочитала отправлять своих дочерей под защиту монастырских стен, ведь неизвестно как всё обернётся. У Джулии появилось множество подруг, но такой как Джоанна она найти не смогла.
  
   Когда война закончилась, почти все девушки разъехались по домам, да и выросли они уже из возраста воспитанниц. Оставались только те, кому некуда было ехать. Джулия относила себя к этим несчастным и думала, что про неё все забыли после смерти Роджера Сандфорда. Зачем вспоминать о какой-то наследнице, когда можно отдать герцогство кому-то близкому к короне? Никто бы не стал отстаивать интересы Джулии, да и не стремилась она стать герцогиней. Сейчас она просто не представляла, что делать со свалившейся на неё ответственностью.
  
   Через месяц после окончания войны король прислал в монастырь гонца с письмом, где было написано, что Джулии Стенли герцогине Ластерской следует собираться домой в замок Сандфорд. Через несколько дней прибыл военный отряд и сопроводил юную герцогиню домой. Вот тогда-то в жизни Джулии появилась мадам Пенкилс, которая взяла девушку под свою опеку. Король позаботился о том, чтобы молодая герцогиня не оставалась одна в своём замке, ведь там стоял целый гарнизон солдат. Кроме соблюдения приличий, мадам должна была научить Джулию всем тонкостям светского этикета, умению держать себя в обществе, правильно одеваться. Нельзя сказать, что Джулия всего этого совсем не знала и не умела, но пробелы в образовании были. Дядя уделял этому не слишком много внимания, сам не очень разбираясь в этих премудростях. Ему казалось, что он итак слишком много делает для племянницы. В монастыре монахини вообще ничего не знали об этом. Жизнь без матери не способствовала постижению женских секретов. Мадам Пенкилс находила Джулию прехорошенькой и очень способной. Сама девушка очень сомневалась в справедливости оценки своей наставницы, даже несмотря на достаточно внушительное количество поклонников. "Что-то раньше эти молодые люди не находили меня такой уж привлекательной, - с иронией думала она, - Пока я вдруг не стала герцогиней". Девушке было невдомёк, что за пять лет из угловатого подростка она превратилась в очаровательную молодую женщину, и что звание невесты Майкла Сандфорда теперь не отпугивало поклонников. В искренности виконта Рейли Джулия была уверена, в отличие от всех других. Так что же ей мешало? Что тревожило?
   - Как же мне быть? - повторила она свой вопрос, - Джоанна, ну пошли мне хоть какой-нибудь знак.
  
   Глава 3.
  
   Подходя к семейной усыпальнице Вэйсов, Аллен заметил женскую фигурку, которая только что поднялась с колен и, похоже, собиралась уходить. Он прибавил шаг. Девушка медленно двинулась ему навстречу, но была так погружена в свои мысли, что не замечала идущего ей навстречу человека. Аллен не сразу узнал её.
   - Джулия? - удивлённо спросил он.
   Девушка подняла на него глаза, и растерянность в них быстро сменилась сначала изумлением, а потом неприкрытым ликованием.
   - Аллен! Аллен, ты вернулся! - закричала она и бросилась к нему в раскрытые объятия.
   "Я дома!" - пронеслось у Аллена в голове. На сердце стало светло от такой тёплой встречи и неподдельной радости.
   - Да, я вернулся. Теперь навсегда, - сказал он, смеясь от счастья, - Как же я рад видеть тебя, Джулия!
   - Расскажи, что было с тобой? Где ты был всё это время? - вопросы сыпались один за другим, ей хотелось знать о нём всё.
   Буквально за минуту она снова превратилась из полной достоинства герцогини в глупую девчонку, забывшую обо всех светских правилах, которым учила её мадам.
   - Обязательно расскажу, - ласково сказал Аллен, - но сначала я хочу побывать на могилах своих родных.
   - Конечно, - опомнилась Джулия.
  
   "Я опять веду себя как дурочка!" - обругала себя Джулия, - "Аллен ведь пришёл сюда не для того, чтобы повидаться со мной и рассказать о своих скитаниях, а чтобы поклониться могилам родителей". Но, несмотря на недовольство собой, девушка была на седьмом небе от счастья. "Как же глупо! Глупо! Глупо!" - разум делал последние попытки достучаться до её сознания. Но ему никак не удавалось призвать глупое сердце к порядку.
  
   - А тело Джереми так и не нашли? Или он похоронен где-то ещё? - спросил Аллен, когда они отошли от усыпальницы.
   - Джереми? - переспросила Джулия, и вдруг поняла, что Аллен ничего не знает,- Аллен, у меня для тебя огромный сюрприз. Скорее едем! Я тебе его покажу!
   - Хорошо, - озадаченно произнёс Аллен.
   Он не понял такой странной реакции на свой вопрос. Но ему не хотелось портить ей настроение расспросами, требовать объяснений, не хотелось разрушать ту атмосферу радости, которая возникла при встрече.
   - Подожди меня, я только возьму свою кобылу, - и Джулия бросилась к своей лошади, привязанной неподалёку.
   - Куда мы направляемся? - спросил Аллен.
   - К дому Пэри.
   Аллен удивлённо приподнял бровь, но ничего не сказал. Доехали они быстро. Всю дорогу у Джулии был загадочный и счастливый вид.
   - Вот мы и приехали.
   - Здесь ничего не изменилось, - констатировал Аллен, - Война обошла дом Пэри стороной.
   - Пойдём, - Джулия потянула его за руку.
   Они вошли в дом.
   - Ваша Светлость! - подбежал к Джулии дворецкий, - Что Вам угодно?
   - Позовите, пожалуйста, графа и графиню. Это очень срочно! - девушка аж пританцовывала от нетерпения.
   Аллен с возрастающим недоумением взирал на неё. Чего она задумала?
   - Ваша Светлость, Вы хотели нас видеть? - Аллен не мог поверить своим ушам, этого не может быть.
   Он обернулся, по ступенькам спускались Джереми и Ванесса.
   - Джери! Ты..., ты... - Аллен не мог ничего сказать от потрясения и бросился к брату.
   Джереми тоже бежал ему навстречу. Они обнялись.
   - Господи, поверить не могу, - говорил Аллен, - Я ведь думал, что ты погиб тогда! Как тебе удалось спастись?
   - Мы тоже пытались тебя найти, но ты исчез.
  
   Джулия и Ванесса плакали от радости, глядя на них. Как волнительно было наблюдать эту встречу двух братьев, которые думали, что потеряли друг друга навсегда. Как трогательна была их искренняя радость!
  
   Аллен и Джулия ещё долго оставались в доме Пэри. Он рассказывал о том, что с ним произошло, как он жил все эти годы. Джереми в свою очередь поведал о том, как ему удалось спастись, как они с Ванессой поженились прямо перед войной, как он ушёл воевать под знамёнами Локонского герцога. Оказывается, что они едва не столкнулись здесь в Ластерии, когда королевская армия воевала с Роджером. У Ванессы и Джереми уже родился первенец, и молодой отец был полон планов восстановить свой дом и поместье.
   Было уже поздно, когда Джулия и Аллен подъехали к воротам замка Сандфордов.
   - Спасибо за приятный вечер, столь богатый сюрпризами. Я очень благодарен тебе!
   - Аллен, ведь ты же знаешь, как вы с Джереми дороги мне. Я счастлива видеть вас вместе.
   - Я опомниться не могу от такого счастья. Мне даже не вериться, что всё это не сон!
   - Аллен, где ты будешь ночевать? - Джулия сменила тему, потому что они подошли к воротам замка.
   - Вообще-то, я планировал попросить ночлега в твоём замке, - смутился он, - Я ведь ещё не знаю, в каком состоянии мой дом. К тому же мне многое нужно тебе рассказать и объяснить.
   - О чём пойдёт речь?
   - Сегодня уже поздно, - сказал Аллен, - А разговор обещает быть долгим. Мы обсудим всё завтра, например, после завтрака, если тебе это будет удобно.
   - Договорились.
  
   ***
  
   - Ваша Светлость, что-то Вы разволновались, - укоризненно говорила мадам Пенкилс, - на завтрак собираетесь, как на бал. Никогда не видела, чтобы вы столько раз погляделись в зеркало в течение каких-то получаса.
   - Как я выгляжу? - не обращая внимания на ворчание дуэньи, спросила молодая герцогиня.
   - Великолепно! - ответила Мадам Пенкилс, - Это Вы так стараетесь для молодого человека, которого привезли вчера со своей прогулки? Кстати, кто он?
   - Аллен Вэйс, барон Висби, брат Джоанны, моей погибшей подруги и графа Джереми Вэйса. Мы знакомы с ним с детства, он мне как брат.
   - Аллен Вэйс! Вы шутите?!
   Такая реакция мадам озадачила Джулию.
   - Я не шучу. Что Вас так потрясло?
   - Вы, Джулия, ведь никогда не были при дворе короля, а я сравнительно недавно оттуда. Этот молодой человек - очень заметная фигура при дворе, пользующаяся полным доверием короля. Король буквально осыпал его своими милостями. Он неспроста появился здесь. Видимо у короля какие-то планы насчёт Ластерии, раз он отпустил Аллена сюда.
   - Да. Он говорил вчера, что у него ко мне важный разговор, - задумчиво произнесла Джулия.
  
   Она никак не предполагал, что Аллен может быть посланником короля, наивно считая, что он просто вернулся домой.
   - Теперь мне понятно Ваше волнение, - не унималась дуэнья, - Я сама не видела его, но говорят, что Аллен Вэйс невероятно хорош собой. Столичные девушки просто сходили по нему с ума. Герой войны, которого король приблизил к себе - весьма перспективный жених.
   - Так было всегда, - ответила Джулия, настроение которой начало портиться, - Местные красавицы ему здесь тоже проходу не давали.
   - А Вы сами, что можете о нём сказать! - поинтересовалась мадам Пенкилс.
   - Аллен очень достойный и порядочный человек, - ответила Джулия, - Его младшая сестра была моей лучшей подругой. Я часто бывала у них. Аллен относился ко мне, как к младшей сестре. Поверьте, лучшего брата у меня и быть не могло.
  
   От внимания дуэньи не укрылось то, с какими сияющими глазами её воспитанница рассказывает о своём друге детства. Если слушать её, то можно подумать, что Аллен Вэйс - сказочный принц. Девушка просто влюблена в него, хотя и хочет убедить и наставницу, и себя, что Аллен дорог ей только как брат. Но это своё мнение мадам Пенкилс оставила при себе.
  
   ***
  
   Аллен следовал за Джулией в рабочий кабинет, который когда-то занимал Роджер. Предстояло сообщить Джулии о той миссии, которую возложил на него король. Про своё происхождение он твёрдо решил не рассказывать. Это ничего не даст. Только Джулия будет чувствовать себя неуютно, считая, что занимает не своё место. Отказаться от титула в его пользу просто так она не сможет. Нужны веские доказательства, что он по праву крови может получить герцогскую корону. Вынуждать её к замужеству было просто свинством с его стороны.
  
   Но сейчас его мысли были заняты совершенно другим, а не предстоящим разговором. Когда Джулия вышла к завтраку, Аллен не поверил своим глазам. Навстречу ему плыла фея: маленькая, хрупкая, грациозная, красивая и невероятно женственная. Она улыбнулась ему немного смущённо. Впервые в жизни Аллен просто потерял дар речи от восхищения. "Я как шестнадцатилетний идиот!" - обругал он себя, - "Встал как истукан".
   - Вы обворожительны, Ваша Светлость, - наконец сказал он.
   - Спасибо, Аллен.
  
   Её смущение почему-то показалось Аллену невероятно милым. Вчера он толком не разглядел Джулию. Он просто был очень рад увидеть её, а потом он не мог опомниться от счастья от встречи с Джереми. Но сегодня у Аллена как будто открылись глаза. Идея жениться на молодой герцогине казалась ему всё более соблазнительной.
   - Я с радостью приму от Вас помощь, барон, - официальным тоном заявила Джулия, выслушав его.
   - Джулия, Ваша Светлость, может быть, оставим эти официальные обращения и титулы? Ведь мы же по-прежнему друзья? - предложил Аллен, улыбаясь.
   - Да, конечно. Просто сейчас ты беседовал со мной не как мой друг Аллен, а как официальное лицо, действующее от имени короля.
   - Я приступлю к своим обязанностям завтра. Сегодня я хочу посетить Висбидол, посмотреть, как обстоят дела с моим жилищем и землями.
  
   ***
  
   Аллена не было целый день. Джулия была настолько взбудоражена тем, что он снова появился в её жизни, что больше ни о чём и думать не могла.
   - Он, и правда, великолепен! - говорила мадам Пенкилс, - Просто совершенство, если так можно сказать про мужчину. Есть от чего потерять голову. Очень понимаю столичных девиц. Даже на такую старуху, как я, сумел произвести неизгладимое впечатление.
  
   Джулия только вздохнула, скоро таких очарованных будет целая толпа, и все они начнут ломиться к ней в дом под тем или иным предлогом.
   - Но и Вам удалось поразить его, - продолжала дуэнья, - Он всё утро не спускал с Вас глаз. И уж можете мне поверить, он смотрел на Вас совсем не так, как любящий брат смотрит на сестру, скорее как мужчина на приглянувшуюся женщину.
   - Это Вам показалось, - скептически ответила Джулия.
   На само деле, ей было очень приятно услышать такие слова. А вдруг он и правда посмотрел на неё по-другому.
  
   Пришёл виконт Рейли. Но Джулии было совсем не до него. Разговор не клеился, и герцогиня, сославшись на головную боль, выпроводила Леона. Тот был озадачен таким приёмом и странным поведением Джулии, спрашивал, что случилось и не нужна ли ей помощь. Девушке было стыдно, но она ничего не могла с собой поделать. Все её мысли занимал Аллен Вэйс. Она прокручивала в голове события этих двух дней уже десятки раз. Что он говорил, как улыбался, его бархатные карие глаза, когда он смотрел на неё. Когда же он вернётся? Уж поскорее бы! Конечно, нехорошо так думать, но хоть бы Висбидол пострадал не слишком незначительно, чтобы Аллен подольше пожил у неё в замке.
  
   Глава 4.
  
   С момента приезда Аллена прошёл месяц. Как и велел король, молодой человек окунулся в заботы по наведению порядка в герцогстве. Ему очень помогал управляющий, которого он привёз. Жил Аллен в замке Сандфордов в покоях для гостей. Это позволяло им с Джулией часто видеться. При встрече он всегда был приветлив и явно рад её видеть. Иногда он даже находил время, чтобы пройтись с ней, покататься на лошадях, сопровождать её в гости. Отношения между ними сложились вполне дружеские, лёгкие и приятные. Большую часть времени Аллен был занят, куда-то уезжал или принимал визитёров в замке. Джулия вздохнула с облегчением, когда поняла, что Аллен снял с её плеч весь груз ответственности за судьбу Ластерии. Как хорошо было осознавать, что все проблемы и сложности за неё кто-то разрешит. Её не очень удивило, что все её подданные сразу и без ропота признали в Аллене главного. Его слава героя и друга короля вызывала у ластерцев гордость своим земляком и уважение. Он вполне мог поставить на место любого, кто пытался как-то оспорить его полномочия, преследуя свои личные интересы, а не интересы Ластерии в целом. Решения его всегда были обдуманны и логичны, с ними трудно было поспорить. Аллен пользовался поддержкой своих друзей. Те из них, что не погибли на войне, были целиком на его стороне, он мог полностью положиться на них.
  
   Висбидол был основательно разграблен. Но это сделали не воины короля, а Роджер, после того, как объявил Аллена преступником. Несколько лет дом стоял бесхозным, внутренняя отделка сильно пострадала. Поэтому Аллен по-прежнему оставался в замке Сандфордов. Джулия была очень рада этому. Как же изменилась её жизнь за этот месяц! Такого калейдоскопа чувств она не испытывала давно: радость, надежду, восторг, но и досаду, и страх, и разочарование, и ревность. Последнее её мучило всегда, когда они с Алленом бывали в гостях. Девушки из кожи вон лезли, пытаясь произвести впечатление на него. Хорошо ещё, что Аллен был хоть и любезен с ними, но предпочтения никому не отдавал.
   - Они готовы меня растерзать, - сетовала Джулия, - За то, что я прихожу на все праздники в твоём сопровождении.
   - Не решатся, ведь ты же герцогиня, - отвечал Аллен.
  
   Джулия считала эти его слова более чем справедливыми. Они бы съели её живьём, если бы не её титул. Какая-то серая мышь занимает столько времени и внимания столь привлекательного мужчины! Это несправедливо! Как она посмела! Только её положение защищало герцогиню от их ехидных замечаний, насмешек, а то и откровенных пакостей.
  
   Неделю назад Аллен столкнулся с пришедшим к Джулии Леоном Рейли. Её очень огорчило и удивило, что Аллен встретил виконта очень холодно и даже враждебно. Он не был груб и не сказал ничего оскорбительного, но стал таким отчуждённым и высокомерным, что Леон почувствовал себя нашкодившим мальчишкой, и не знал, как себя вести. Джулия давно знала, что Аллен всегда был таким, если его что-то злило. Разница в возрасте между молодыми людьми была незначительной, но было ощущение, что генерал оказывает высокую честь, разговаривая с новобранцем. После того как Леон ушёл, Джулия недоумённо спросила Аллена, почему он так враждебно настроен. Тот только пожал плечами.
   - Тебе неприятно, что раньше он ухаживал за Джоанной, а теперь переключился на меня? - допытывалась Джулия, - Помнится, тогда ты относился к нему с симпатией и не возражал против его внимания к твоей сестре.
   - Возможно, - уклончиво ответил Аллен.
   Джулии показалось, что он смутился.
   - Леон Рейли - хороший парень. Он пришёл с войны и полностью восстановил свой дом и владения. Он заботиться о своих родителях и сестре, оставшейся без мужа с двумя детьми.
   - Просто сверхположительный герой! - с сарказмом заметил Аллен, - Но ты права. Я понимаю, что Джоанны давно нет, а жизнь не стоит на месте. Я был несправедлив.
  
   В следующий раз при встрече с Леоном он был гораздо более сдержан и не выказывал такой враждебности. Виконт Рейли тоже не был в восторге от того, что в замке Джулии живёт Аллен Вэйс. Но он не мог с этим ничего поделать.
  
   Даже в трудное послевоенное время молодёжи хотела развлекаться и веселиться. В уцелевших домах устраивали вечера и балы. Пусть они не были такими шикарными и богатыми, как до войны, но радости приносили гораздо больше. Молодые люди, вернувшиеся с войны живыми, как никогда ценили жизнь, получая радость от того, что они живы, здоровы, что самое страшное позади. Девушки, за время войны соскучившиеся по кавалерам, балам и нарядам, старались изо всех сил быть самыми очаровательными, привлекательными и красивыми.
  
   Сегодня вечером бал должен был состояться в доме Пэри. Джулия и Аллен были приглашены. Девушка уже второй час крутилась у зеркала, не обращая внимание на понимающий взгляд свое дуэньи.
  
   ***
  
   Было прохладно. Аллен зябко поёжился. Сейчас бы залезть в ванну с горячей водой, или сидеть у камина, завернувшись в тёплый плед. Но его мечтам не суждено сбыться. Через два часа нужно быть у Джереми и Ванессы. Они давали бал по случаю дня рождения молодой графини Вэйс. Не пойти было никак нельзя. И кто же тогда будет сопровождать Джулию? Леон Рейли? Ну уж нет! Аллена сбивали с толку те чувства, что он испытывал, видя виконта Рейли в гостях у Джулии. Почему-то это буквально бесило его. То что виконт не хранит верность Джоанне, которая умерла пять лет назад, не вызывало ни обиды, ни злости. Он не стал опровергать такое предположение Джулии, только потому, что тогда бы ему пришлось придумывать другое объяснение своему странному поведению. Придраться к Леону было не за что: положительный, порядочный молодой человек, наверное, он мог бы стать хорошим мужем для Джулии. Когда виконт ухаживал за Джоанной, Аллен не имел ничего против. Но внимание этого молодого человека к Джулии ему совершенно не нравилось. "Это почему? - спрашивал ехидный внутренний голос, - Она же тебе почти сестра. Или ты сам надумал жениться на ней?" Он отмахнулся от этих вопросов. "Не хочу даже думать, почему я веду себя, как ревнивый идиот". Аллен решил занять голову мыслями о предложении Адама расширить поле возле реки, а не мучатся вопросами, ответы на которые он пока не очень хотел знать.
  
   ***
  
   Джулия с тоской наблюдала, как Аллен о чём-то мило беседовал со стайкой девушек, окруживших его, едва они только переступили порог бального зала. "Ну не должен быть мужчина таким красивым!" - в сердцах подумала Джулия. Аллен выглядел безупречно, впрочем как и всегда. Ничто не могло изменить этого факта. Даже после скачки на лошадях, как бы ветер не трепал его волосы, он оставался идеально выглядящим, тогда как у Джулии из-под шляпки обязательно выбивалась непослушная прядь, делая её смешной и растрёпанной.
  
   На первый вальс Аллен пригласил Джулию. Он всегда так делал, ведь именно её он сопровождал на бал, к тому же она герцогиня. После недостатка в партнёрах и партнёршах не было ни у той, ни у другого, и всё же Аллен приглашал Джулию ещё несколько раз. Танцуя с ним, девушка прибывала в эйфории. Вдруг она почувствовала, как напрягся Аллен. Она удивлённо подняла на него глаза и увидела, куда устремлён его возмущённый взгляд. Джулия обернулась, чтобы понять, что могло отвлечь её партнёра от танца. Сердце упало куда-то вниз, когда она поняла, что так привлекло внимание Аллена. Вилма Паулс! Она явилась на бал. Какая наглость!
  
   Аллен постарался поскорее скрыть своё негодование. Как эта предательница посмела прийти на бал к Джереми, ведь по её вине братья Вэйс чуть не погибли. Ему было крайне неприятно её присутствие. Аллену достаточно быстро удалось взять себя в руки, и они с Джулией продолжили танцевать. После танца герцогиня и её спутник направились к столу с прохладительными напитками. Джулия была натянута как струна, и как оказалось не зря. Вилма, улыбаясь, медленно плыла к ним. Взгляд её был устремлён на Аллена. Он казался совершенно равнодушным, не выказывая ни радости, ни раздражения. Она же шла как королева, нисколько не смущаясь его равнодушием.
  
   - Здравствуй, Аллен, - нежным голосом пропела Вилма.
   - Добрый вечер, баронесса Паулс, - вежливо и холодно ответил Аллен, подчеркнув своим официальным обращением, что не принимает её дружеский тон.
   Вилма поняла это и продолжила, покосившись на Джулию:
   - Я бы хотела Вам кое-что сказать, но только наедине, без посторонних. Вот, кстати, мой любимый вальс. Не пригласите ли меня на танец, барон Висби?
  
   Весь зал замер, все с любопытством смотрели, как поведёт себя Аллен с бывшей невестой. Он, молча, предложил ей руку, на губах его играла ироничная усмешка.
  
   К Джулии подошёл виконт Рейли и увлёк за собой.
   - Как Вилме удалось попасть сюда? - удивился Леон, - Ведь всем известно, что Джереми Вэйс терпеть её не может.
   - Насколько я помню, Ванесса дружит с ней с детства, - уныло ответила Джулия.
  
   Сердце отчаянно колотилось в груди от смеси страха, ревности и обиды. О чём они разговаривают? Вдруг Аллен опять попадёт под обаяние Вилмы. Эта бестия сможет убедить его в чём угодно. Она же так хороша! Мужчины просто теряют от неё голову. За время войны Вилма уже успела побывать замужем, но её муж погиб во время войны, сражаясь на стороне предателей. Отец Вилмы тоже выступил на стороне герцога Роджера, и если бы не его своевременная кончина, то барона Паулс ждало бы полное разорение и изгнание. Но никто не стал преследовать его несчастную вдову с тремя дочерьми оставшуюся без защиты. Вилму приглашали далеко не везде, поэтому Джулия сталкивалась с ней очень редко. Девушка по-прежнему ненавидела самовлюблённую баронессу. Та же смотрела на неё с насмешкой, но открыто против герцогини выступить не решалась. Мужчины вились вокруг неё, как и раньше, несмотря на сомнительное положение дочери и вдовы предателя.
  
   ***
  
   - Прежде чем Вы начнёте что-то говорить, - сказал Аллен своей партнёрше по танцу, - Я хотел бы получить ответ на свой вопрос. Каким образом Вы оказались на этом балу?
   - Меня пригласила Ванесса, точнее она не смогла мне отказать. Вы же знаете, что мы с детства подруги.
  
   Вилма видела его ироничную полуулыбку и понимала, что Аллен не растает перед ней только от того, что она пригласила его танцевать. Она лихорадочно придумывала оправдание своему предательству пять лет назад. Вилма понимала, что провести его, как Ванессу, не удастся. Подруге она поведала историю, как жестокий отец перехватил письмо и, в тайне от неё, сдал её жениха герцогу. Джереми не верил ей, но Ванесса уговорила мужа смягчиться к её давней подруге. В отличие от них, Аллен знал содержание своей записки. Там не было указано точного места встречи, его знала только Вилма. Так что он прекрасно понимал, что это она рассказала преследователям, где его искать.
  
   - Я понимаю, Аллен, что Вы считаете меня подлой предательницей. Но поймите, я очень испугалась. Отец перехватил ваше послание и стал допытываться, где назначена встреча. Он даже ударил меня, - самозабвенно врала Вилма.
   Аллен слушал её и не верил ни единому слову. Он видел её насквозь. Лживая, недалёкая пустышка, которая продаст мать родную, гордость и честь, если ей это будет выгодно. Вилма, безусловно, оставалась очень красивой, но её жеманство и фальшивость, сводили на нет всё очарование. Она вызывала у Аллена презрение, не более того. Никакой ненависти не было. Странно бы было её испытывать к этой самовлюблённой, ограниченной женщине. Ему было забавно наблюдать, как она из кожи вон лезет, чтобы он вновь попался к ней на крючок. Её самоуверенность казалась ему смешной. Аллен не собирался мстить ей или преследовать её, пусть живёт своей жизнью.
  
   Вдруг на глаза ему попалась Джулия, танцующая с Леоном Рейли. С этого момента Вилма перестала его забавлять, он её больше не слушал. Танец наконец закончился, и Аллен смог отделаться от партнёрши. Он нашёл Джулию на балконе. Она, на его счастье, была одна и выглядела уставшей и подавленной.
   - Джулия, ты устала? - спросил Аллен, - Может быть, нам стоит отправиться домой? Если честно, я с ног валюсь. У меня был трудный день.
   - Поехали, - ответила Джулия, - Мне что-то нездоровится.
  
   Она действительно ощущала себя больной от переживаний. Ей казалось, что Аллен очень расстроен разговором с Вилмой, поэтому и не хочет больше развлекаться. Видимо баронесса до сих пор много значит для него, а иначе почему он молчит всю дорогу, о чём-то думая, как будто Джулии рядом с ним вовсе нет.
  Аллен же чувствовал себя сумасшедшим. Надо же было додуматься утащить Джулию с бала только потому, что он увидел её с виконтом Рейли. Ей ничего не оставалось, как согласиться. Зачем он вмешивается в её жизнь? Какое право он имеет на это? Она ему как сестра, но не как жена. Его чувства к ней всё меньше были похожи на братские.
  
   ***
  
   Вилма была раздосадована. Она, конечно, не рассчитывала на мгновенную победу. Аллен Вэйс был крепким орешком. Но она надеялась хоть на какой-то знак, чтобы хоть что-то в его поведении дало понять, что он по-прежнему очарован ей. Но Аллен был холоден и явно ей не верил. Но Вилма не отчаивалась. Пускай он сколько угодно изображает равнодушие, но молодая женщина верила, что бывший жених не разлюбил её. Ей удалось его завоевать один раз, удастся и второй. Она стала более опытной, более соблазнительной. Если ей удавалась разжечь в нём страсть, будучи неопытной девчонкой, когда он и сам был совсем мальчишкой, то теперь она в два счёта соблазнит этого шикарного молодого мужчину. Аллен стал ещё более завидным женихом, чем до войны. Он, как и прежде, был красив, богат и знатен, но теперь к этому добавилась дружба с королём и влияние при дворе. Вилма просто мечтала уехать из Ластерии. Ей до смерти надоела эта обнищавшая провинция, где на неё все косо смотрели. Она мечтала о роскошных балах, шикарных нарядах, блистательных поклонниках и весёлой придворной жизни. Это всё могла дать ей только столица. Она бы затмила всех придворных красавиц. Они бы все умерли от зависти, что она замужем за таким красивым и влиятельным человеком. Вилма не сомневалась, что в среде столичных женщин он произвёл фурор. Она сама хотела заполучить его в свою постель. Придётся постараться гораздо сильнее, чем она рассчитывала. Достойных соперниц рядом не наблюдалось. Конечно, в герцогстве полно хорошеньких дурочек, влюблённых в Аллена. Но он давно привык к их обожанию. Тут надо нечто большее, чем симпатичная мордашка, чтобы поймать такую рыбу на крючок. Некоторые опасения у Вилмы вызывала Джулия Стенли Сандфорд, на её стороне были громкий титул и дружба с Алленом. К тому же она стала очень хорошенькой. И всё же Вилма находила себя гораздо более привлекательной и яркой и не верила, что Аллен мог забыть её. "Да это невозможно!" - подумала она, с гордостью глядя на себя в зеркало. Мужчины всегда сходили по ней с ума, как бы она с ними не поступала. Аллен сдастся, стоит ей только почаще попадаться ему на глаза. А вот это было не так просто. Её очень неохотно приглашали в гости, отчасти из-за отца, а отчасти из зависти к её красоте. Придётся забыть о гордости, проявить чудеса дружелюбия, изобразить искреннее раскаяние, чтобы втереться в доверие к бывшим подругам.
  
   Глава 5.
  
   - Адам, ты жульничаешь! - возмутился Аллен, - Как не стыдно! То-то я гляжу, что Вы с мадам Пенкилс всё время выигрываете.
   - Вы наговариваете на меня, Ваша Милость! - закричал Адам Гензи с праведным негодованием, - Просто нам с мадам Пенкилс идёт хорошая карта.
   Джулия весело смеялась, видя, как управляющий с притворным возмущением таращит глаза. Просто сама невинность!
   - Я чист как слеза! На свете нет человека честнее меня!
   - Это точно. Но шулера такого тоже ещё поискать, - не сдавался Аллен.
  
   Эти пикировки происходили каждый раз, когда вся компания засаживалась вечером играть в карты. Причём Аллена совсем не возмущала нечестная игра Адама, если они играли в паре. Но в этот раз он был в паре с Джулией и проигрывать не собирался. Джулия с нетерпением ждала продолжения игры. Она была уверена, что Аллен сейчас возьмёт реванш. Она с детства знала, что если он задастся целью, выиграть во что бы то ни стало, то он сделает это, проявив чудеса ловкости и выдержки. Причём поймать его на жульничестве не получалось ни у кого. Адам прекрасно знал об этом. Он специально провоцировал хозяина, чтобы понять, как ему удаётся всё время выигрывать. Аллен никогда не начинал первым жульничать, но если понимал, что из него хотят сделать дурака, то вступал в бой, пользуясь всеми своими приёмами.
  
   - Как Вам это удаётся?! - сокрушённо спрашивал управляющий после полного фиаско.
   - Вы о чём? - с невинным видом спрашивал Аллен.
   - Ах, Ваша Милость, а ещё благородный господин, - укоризненно продолжал Адам, - Обставили старика, обобрали как липку! А всё ваши хитрости карточные. Постыдились бы! Ведь с нами дамы.
   - Вспомнили про дам. Вам дай волю, Вы их до нитки оберёте, - усмехнулся Аллен, - Я наоборот их спас от неминуемого разорения.
  
   Аллену нравились эти домашние вечера. Все собирались в игровой комнате у камина. Было весело и легко рядом с людьми, которых он считал своими. Иногда они с Джулией просиживали вечер в библиотеке, обсуждая что-то прочитанное, делились впечатлениями, что-то рассказывали друг другу.
  
   Скоро Висбидол будет готов принять хозяина. Аллен ловил себя на мысли, что ему совсем не хочется уезжать из замка Сандфордов. Он здесь чувствовал себя дома, ему было хорошо и уютно. Что он будет делать один в своём доме? Там не будет весельчака Адама и его добродушной жены, которая всех старалась накормить чем-то вкусным, не будет строгой мадам Пенкилс, не будет Джулии. За последние три месяца Аллен полностью разобрался в своих чувствах к ней, больше не пытаясь себя обманывать. Его угораздило влюбиться в девушку, которая считала его братом. Чего дальше с этим делать, он не знал. В том, что Джулия видит в нём только брата, Аллен убедился, нечаянно услышав её разговор с Леоном Рейли. Молодой человек довольно часто бывал у них в гостях, периодически приглашая Джулию то на прогулку, то на охоту. Аллену это очень не нравилось, но он не мог помешать виконту приходить к ним. В тот день Леон звал Джулию на музыкальный вечер.
  
   - Не стоит утруждать себя, Леон. Не нужно заезжать за мной. Я прекрасно доберусь до Лонгов с Алленом, - говорила Джулия.
   - Почему Вы всё время ездите с ним, везде появляетесь с ним? - обиженно спросил Леон, - Можно подумать, что вы обручены.
   - Ну что Вы такое говорите, виконт? - укорила собеседника Джулия, - Аллен мне как брат. Вы же знаете, как мы дружили с его сестрой, и видели, сколько времени я у них проводила. Вэйсы - единственная семья, которая у меня была. И Аллен, и Джереми мне как родные.
  
   Рейли успокоили её объяснения, зато Аллен, разозлившись, вообще не поехал на этот вечер. Пусть драгоценный Леон не переживает! Он пожалел сто раз об этом решении, оставшись дома один и представляя себе, как весело Джулия проводит время со своим виконтом.
  
   Аллен очень старался, чтобы герцогиня не прознала о его чувствах. Он не хотел ставить её и себя в неловкое положение. Сейчас она полностью ему доверяла. В его обществе она была весёлой, милой и непосредственной. Кроме него ей не на кого было положиться. Её мир просто рухнет, если она поймёт, что человек, которого она любит как родственника, совсем не испытывает к ней никаких братских чувств. Они проводили вместе достаточно много времени, и Аллен понял, что, в сущности, у Джулии нет ни одного близкого человека. После смерти Джоанны она так и не смогла найти себе близкую подругу. Мадам Пенкилс очень хорошо относилась к Джулии, но вряд ли девушка могла поделиться с дуэньей всеми своим секретами, мечтами и чаяниями. Был ещё Джереми, но у него была своя жизнь, Джулия не могла злоупотреблять его временем. Поэтому Аллен не хотел ставить под удар их дружеские отношения. Джулия рассчитывала на него во всём.
  
   Окончательно всё про себя Аллен понял, когда наткнулся на спящую Джулию в библиотеке. Он вернулся очень поздно из деловой поездки. На следующее утро надо было опять рано уезжать, и молодой человек решил зайти в библиотеку, чтобы взять подробную карту приграничной территории, которая понадобиться ему завтра. Он взял светильник и отправился к стеллажу с картами. Аллен подошёл к столу, чтобы поставить подсвечник, и вдруг заметил Джулию. Она спала в кресле, поджав под себя ноги и уронив голову на подлокотник. Раскрытая книга валялась на полу. Молодой человек понял, что Джулию сморил сон, когда она читала. Он автоматически убрал с её лица прядь волос. Девушка зашевелилась и улыбнулась во сне. Аллен не мог себе объяснить, что его толкнуло, но он наклонился к Джулии и поцеловал. Это был всего лишь мимолётный поцелуй. Девушка так и не проснулась, но на её губах снова заиграла нежная улыбка. "Что я делаю?" - в панике подумал Аллен, - "Интересно, кому она улыбается во сне? Уж, наверное, не мне!" Эта мысли испортили ему настроение, и молодой человек собрался было уйти, но увидел, что Джулия во сне пытается свернуться клубочком. "Замёрзла, малышка", - понял Аллен, но накрыть её было нечем. Придётся будить и проводить до покоев. Он тихонько похлопал её по плечу:
   - Джулия, просыпайся.
   Девушка открыла глаза и посмотрела на Аллена с такой радостью и восторгом, что у него перехватило дух.
   - Аллен! - воскликнула она, но потом смутилась, - Я, кажется, не заметила, как заснула.
   - Ты улыбалась во сне. Жаль было тебя будить, наверное, тебе снилось что-то очень хорошее.
   - Да, просто замечательное, - вздохнула Джулия, - Жаль, что это всего лишь сон.
   Аллен проводил герцогиню до её покоев. Ему так хотелось обнять её такую сонную, прижаться к её губам.
   - Джулия, - вырвалось у него.
   Она обернулась. "Я люблю тебя", - очень хотелось сказать ему.
   - Спокойной ночи, Джулия.
   - Спокойной ночи, спасибо, что проводил меня и не оставил замерзать в библиотеке.
  
   Аллену пока не удалось найти доказательств своего происхождения. Конечно, теперь, когда есть Джереми, который под присягой подтвердит, всё что услышал от своего отца, шансы получить герцогскую корону увеличивались. Тётка Абигейл тоже будет на его стороне. И всё же этого было недостаточно. Джереми могут заподозрить в сговоре с братом, а к словам аббатисы отнестись скептически. Мало ли что почудилось немолодой уже женщине. Вот если бы Аллену удалось найти портрет своего деда, который, по словам тёти, одно с ним лицо, то это бы было уже серьёзно. Но где искать? Роджер вполне мог уничтожить этот портрет, ведь он ненавидел своего отца. Все портреты с изображением предков были сняты Роджером и убраны в подвал. Аллен ходил туда и видел их, но там не нашлось портретов Эдмона Сандфорда и его родителей. Он мог бы попытаться представить на суд короля и высшей знати то, чем располагал. Король, конечно, мог нажать на своих родовитых кузенов, чтобы они признали за Алленом право на герцогскую корону, но молодой человек прекрасно понимал, что тогда он, его дети, внуки и сама Ластерия будут жить под постоянной угрозой. Всегда найдутся те, кто захочет отобрать герцогство у столь сомнительных наследников. Пока жив Кевин Тибальд этого не случится. Но потом всё может повернуться как угодно. Поэтому Аллен не хотел прибегать к помощи короля, не имея неоспоримых доказательств тому, что он Сандфорд.
  Оставался один путь - жениться на Джулии. Но как завоевать сердце девушки, видящей в нём родственника и больше никого? Поклонников у неё было хоть отбавляй. Сама она считала, что большинство из них привлекает её титул, но Аллен знал, что это не так. Удивительно, но Джулия не осознавала своей привлекательности. Она научилась вести себя как подобает герцогине, научилась скрывать эмоции, принимать комплименты, флиртовать с мужчинами, но в душе оставалась всё той же скромной, милой, доброй, чистой и немного неуверенной в себе девушкой. Кроме виконта Рейли, который к великой радости Аллена так пока и не решился сделать Джулии предложение, имелось ещё человек шесть постоянных настойчивых ухажёров. И если Леон вызывал у Аллена ревность, то Вилли Тэкер настоящее возмущение. Да как смеет этот негодяй приближаться к Джулии?! Это после его издевательств над ней вместе с Майклом! Вилли не был на войне, сказавшись больным. Он не занимал чью-либо сторону. Благодаря этому жалкого труса не тронули после войны. Вилли не давал Джулии прохода, засыпал комплиментами и подарками. Её это раздражало, но в силу мягкости характера она не решалась в открытую поставить наглеца на место. Девушка старательно избегала Вилли, была с ним сдержана и холодна. Подарки его неизменно возвращались.
  
   Собственные обожательницы Аллена особо не трогали. Он давно научился отделываться от них, оставаясь галантным и учтивым. Вилма Паулс часто попадалась ему на различных светских мероприятиях. Он старался общаться с ней как можно меньше, её ужимки, откровенные до неприличия наряды, самоуверенность и уловки охотницы за престижным женихом вызывали у него стойкое раздражение и брезгливость. Аллен надеялся, что его равнодушие и пренебрежение её прелестями когда-нибудь надоест рыжеволосой красавице, и она найдёт себе новую жертву. Вилма его нисколько не волновала.
  
   ***
  
   Зато Джулию рыжая бестия волновала безмерно. Эта нахалка так и вилась вокруг Аллена. Надо отдать ему должное, он не выказывал к ней никакого интереса. Не было ни ненависти, ни злости, ни обиды в сторону Вилмы, только холодная вежливость, если им приходилось перемолвиться парой слов. Но Джулия слишком хорошо знала Аллена, знала, как хорошо он умеет прятать свои истинные чувства. Она сомневалась, что это безразличие не напускное. Может быть он просто не простил Вилму, но это же ведь совсем не значит, что он не испытывает к ней никаких чувств. Аллен мог их просто скрывать, пытаться преодолеть. Если Вилма оказывалась рядом с ним, Джулия нервничала, вдруг он снова поддастся чарам этой бессовестной интриганки. Только когда они проводили вечера дома, Джулию не мучили подобные страхи. Там Аллен уделял внимание только ей, становился таким, как раньше: что-то ей рассказывал, шутил, смеялся, расспрашивал девушку об её делах. Джулии казалось, что ему тоже нравиться проводить с ней время. Это грело душу. Мадам Пенкилс всё время намекала Джулии, что барон Висби неравнодушен к ней. Джулия отвечала на это, что конечно это так, ведь они же не чужие, она ему вместо погибшей сестры. Но в душе её жила надежда, что мадам в чём-то права.
  
   Однажды Джулии приснилось, что Аллен поцеловал её. Она тогда нечаянно заснула в библиотеке. Его не было целый день, и девушка решила дождаться Аллена вечером. Она пошла в библиотеку, рассчитывая за чтением скоротать время, но не заметила, как её сморил сон. Ах каким сладким был этот сон! В нём Аллен обнимал её, смотрел в глаза, говорил слова любви, а потом поцеловал её. Какого же было удивление девушки, когда проснувшись, она увидела перед собой героя своего сна. Она даже не сразу поняла, что это ей приснилось. Джулия всё бы отдала, чтобы этот сон стал реальностью. "Смогу ли я когда-нибудь его разлюбить?" - обречённо думала Джулия, - "Разве можно принять предложение Леона или кого бы то ни было, если я ни о ком другом не думаю". Она знала, то Леон давно уже был готов к этому серьёзному шагу, но всячески избегала объяснения с ним. Принять его предложение было бы бесчестно, зачем обрекать такого хорошего человека на несчастливый брак. Леон достоин гораздо большего, чем жена, влюблённая в другого мужчину. Она не могла смотреть ни на кого, когда рядом был Аллен Вэйс. Пока он был далеко, у неё ещё получалось обманывать себя, что он был просто первым серьёзным увлечением и только. Но сейчас Джулия понимала, что для неё ничего не изменилось со времён её юности. Она приходила в ужас от мысли, что когда-нибудь Аллен полюбит кого-то и жениться, ведь это неизбежно случиться. Что же она будет делать тогда? Останется одна, потому что никогда не сможет полюбить кого-то кроме него? Джулия гнала от себя эти мысли и вопросы, стараясь жить одним днём, получать радость здесь и сейчас.
  
   - Ваша Светлость, к Вам барон Эмберли, - прервал её размышления дворецкий, - Он привёз своего сына, как Вы велели.
   - Спасибо, Уолли. Я сейчас спущусь к ним.
  
   С приездом Аллена герцогиня смогла, наконец, заняться любимым своим делом. За время пребывания в монастыре девушке приходилось вместе с монахинями ухаживать за больными. Ей нравилось помогать людям, облегчать их страдания. Джулия многому научилась, она знала, как оказать первую помощь, как можно вылечить от тех или иных болезней. Когда дворцовый доктор не справлялся с огромным количеством пациентов, молодая герцогиня с удовольствием помогала ему. Аллен иногда сопровождал её в таких поездках. Она ловила на себе его восхищённый взгляд, когда он наблюдал за её работой, и сердце сладко замирало. Вот бы он так смотрел на неё всегда!
  
   Барон Эмбри привёз своего мальчика на осмотр. Ребёнок поранил ногу об вилы, без разрешения забравшись в конюшню. Когда это случилось, доктора в замке не оказалось, он уехал к пациенту довольно далеко. Джулии пришлось оказать помощь мальчику. Теперь барон привёз сына герцогине на осмотр.
  
   Был уже вечер, когда её гости уехали домой.
   - Ваша Светлость, кто-то принёс письмо. Оно адресовано Вам, - сказал дворецкий.
   - От кого?
   - Оно не подписано. Будете смотреть?
   - Да. Оставьте его. Я прочитаю, как освобожусь.
   Переодевшись к ужину, Джулия решила прочитать письмо. Почерк Аллена она узнала сразу, но стиль изложения несколько озадачил её. В письме не было обращения, оно было похоже скорее на приказ, чем на послание женщине с просьбой приехать куда-то.
  
   "Вы должны явиться в Висбидол для решения вопроса, касающегося Ваших земель. Если Вы не возражаете, то предлагаю провести встречу в охотничьем домике, потому что это удобно для всех заинтересованных сторон. Встреча состоится в восемь часов вечера. Прошу не опаздывать, ибо это в Ваших интересах.
   Аллен Вэйс".
  
   "Странно", - подумала Джулия - "Почему так официально и безлично? Мог бы просто попросить приехать". Мысли о неподчинении даже не возникло. Аллен не стал бы беспокоить её без веской причины. Джулия позвала служанку, чтобы та помогла ей переодеться в костюм для верховой езды.
  
   ***
  
   Вилли Тэкер нервничал. Джулия Стенли Сандфорд должна была вот-вот подъехать к охотничьему домику во владениях барона Висби. Она очень удивиться, застав здесь Вилли, вместо Аллена Вэйса, затем захочет вернуться назад. А вот этого то Вилли и должен был не допустить. Он намеревался продержать её в домике целую ночь. Утром их обнаружат те, кто нужно, уж Вилма Паулс об этом позаботиться. Джулия не рискнёт обвинять его, что он удерживал её целую ночь насильно. Вилли и пальцем её не тронет. Всё должно выглядеть так, будто девушка осталась с ним по доброй воле. Чтобы избежать позора, герцогине придётся выйти замуж за своего похитителя. Они с Вилмой придумали этот план неделю назад.
  
   - Вилли, я знаю, что самое Ваше заветное желание - жениться на нашей герцогине и стать герцогом Ластерии, - с усмешкой заявила баронесса, танцуя с ним на одном из приёмов.
   - А Ваше - заполучить Аллена Вэйса, - огрызнулся Вилли.
   - Я рада, что мы друг друга понимаем, - нисколько не обиделась Вилма, - Я знаю как помочь и Вам, и себе.
   - Выкладывайте свою идею, - расслабился Вилли, поняв, что Вилма не издевается над ним, а пытается заключить сделку.
   Она изложила свои соображения о том, как думает достичь желаемого.
   - Зачем Вам помогать мне поймать Джулию? Причём тут Вы и Аллен Вэйс? - спросил Вилли, не видя связи.
   - Последнее время герцогиня стала представлять угрозу моим планам. Она проводит с Алленом слишком много времени. По-моему, он даже увлёкся ей. Она мне мешает. Если она выйдет замуж, то Аллен не станет уделять ей столько внимания и времени. Ведь Джулия - очень выгодная партия и для него. Если он решит приударить за ней, можете мне поверить, герцогиня не устоит. Так что Вам, Вилли, нужно поторапливаться.
   - Вы правы, баронесса. Но как заманить герцогиню в западню. Трудно представить, чтобы она отправилась куда-то одна, без сопровождения или без того же Аллена Вэйса.
   - Это я беру на себя. Совсем недавно я была в гостях у Рейли, навещала их старшую дочь. Пока я ждала её, виконту Рйли принесли письмо из замка Сандфордов. Мне стало любопытно от кого оно. Я успела прочитать имя отправителя, когда Леон Рейли брал письмо у посыльного. Содержание меня тоже заинтересовало, потому как письмо было написано Алленом Вэйсом. Леон вскрыл конверт, прочитал и выкинул в корзину для мусора. Как только он ушёл, я схватила послание и спрятал в свой ридикюль.
   - И что же наш герой написал виконту?
   - Да ничего интересного, просто назначил встречу.
   - Не понимаю, какое это имеет отношение к нашему делу? - начал раздражаться Вилли.
   - Если над этим письмом немного поработать, то его вполне можно переадресовать Джулии. Она доверяет Аллену и поедет туда, куда он скажет. Нам всего лишь нужно убрать все свидетельства того, что первоначально оно было адресовано Леону Рейли.
  
   Скрипнула дверь, прервав воспоминания Вилли.
   - Аллен! - услышал он голос герцогини, - Аллен! Ты где?
   Она прошла в домик и заглянула в комнату, где находился Вилли.
   - Добрый вечер, Ваша Светлость, - довольно улыбаясь, поздоровался он.
   - Здравствуйте, Вилли. Аллен и Вас пригласил на встречу? - удивилась герцогиня.
   - Можно и так сказать. Только, видите ли, на этой встрече будем только Вы и я.
   - Почему? - не понимала Джулия.
   - Аллен Вэйс не приедет. Он вообще ничего не знает об этой встрече.
   - Это Вы всё подстроили? - начала понимать Джулия, - Но зачем? Хотя меня это не интересует, я уезжаю.
   - Не надо так торопиться, миледи, - издевательски протянул Вилли, - Вы останетесь со мной.
   Джулия очень испугалась.
   - Вы не посмеете прикоснуться ко мне! - твёрдо сказала она, стараясь подавить панику.
   - Успокойтесь, я не собираюсь насиловать Вас, Ваша Светлость. Достаточно того, что Вам придётся здесь заночевать. Я, как Вы понимаете, тоже домой не поеду. Это заставит Вас, наконец, обратить на меня внимание и быть посговорчивее.
  
   Джулии поняла, в чём заключаются намерения Вилли. Он просто хочет скомпрометировать её. Она попыталась выбежать на улицу, но Вилли поймал её и запер в чулане.
   - Здесь, конечно, не Ваши апартаменты, но зато нет окон. Вам не удастся сбежать, - продолжал глумиться Вилли.
   - Аллен Вас убьёт! - в отчаянии выкрикнула Джулия.
   - Уверен, что завтра, Вы сам не захотите, чтобы кто-то покушался на жизнь Вашего будущего мужа, - самодовольно заявил Вилли, - Аллен, если и поверит в то, что Вы оказались здесь не по своей воле, то не захочет скандала вокруг Вашего имени, который обязательно разразиться вызови он меня на дуэль. А потом я вообще стану герцогом и его господином, он не посмеет поднять на меня руку.
   В словах мерзавца была логика.
   - Я ни за что не выйду за Вас! - выкрикнула Джулия.
   - Посмотрим. Утро вечера мудренее.
  
   ***
  
   Аллен и Джереми не спеша ехали к замку по улицам Омрона.
   - Ты не нашёл доказательств? - спрашивал Джереми.
   - Нет пока. Я слишком занят, совсем нет времени на это.
   - Но Аллен, ты что, собираешься оставаться в замке Сандфордов вечно? С чего ты взял, что время на поиски у тебя не ограничено? Джулия в любой момент может принять предложение одного из своих поклонников и выйти замуж. Вряд ли её муж согласиться терпеть твоё присутствие. Да и Висбидол скоро станет вполне пригодным для жизни. У тебя не останется предлога оставаться в замке.
   От Джереми не укрылось, как помрачнел Аллен после его слов о возможном замужестве молодой герцогини.
   - Хотя у тебя есть выход - самому жениться на Джулии, - сказал Джереми, желая проверить свою догадку.
   - Она видит во мне лишь брата, - с горечью ответил Аллен.
   - Неужели во всём герцогстве нашлась девушка, которая видит в тебе "всего лишь брата", - поддел Джереми.
   Аллен не ответил, только бросил на брата сердитый взгляд.
  
   - А где же Её Светлость? - спросил Джереми, как только они очутились в замке, - Мне нужно передать ей альбом от Ванессы.
   Аллен приказал дворецкому оповестить герцогиню о визите графа Вэйса.
   - Но Её Светлости нет в замке, - озабоченно ответил тот.
   - Как нет? - удивился Аллен, - Герцогиня никогда не выезжает из замка так поздно. Куда она могла поехать?
   - Она не сказала. Перед ужином ей принесли письмо, после чего Её Светлость быстро переоделась для верховой езды и ушла.
   - Странно, - сказал Аллен, - Возможно, что-то случилось, и Джулия уехала, потому что её просили о помощи. Давайте немного подождём.
  
   Это ожидание давалось Аллену нелегко. Было уже десять часов вечера. Джулия никогда так не задерживалась.
   - Аллен, я доеду до Рейли, может быть он в курсе происходящего, - предложил Джереми.
   - Хорошо. А я попробую найти это загадочное письмо.
   Аллен направился в покои Джулии. Неприлично было заходить туда без приглашения, да ещё и в отсутствии хозяйки, но его одолевала тревога, что Джулии угрожает опасность. Поиски не заняли много времени. Аллен с удивлением узнал своё письмо, адресованное виконту Рейли, только шапка письма была срезана, и было совершенно непонятно, кому назначена встреча. Рейли заманил Джулию в ловушку от его имени! Эта догадка привела Аллена в ярость. Он боялся даже думать, что негодяй может сделать с Джулией. Гонимый страхом за судьбу самого дорого человека, Аллен мчался к охотничьему домику.
  
   - Аллен! - окликнул его Джереми на полдороги, - Леон ничего не знает. Он тоже едет с нами на поиски.
   Аллен увидел рядом с братом виконта и рассвирепел.
   - Ах, не знает! Что ты сделал с ней, поддонок? - он налетел на Леона, тот даже не успел среагировать, как оказался сбит с лошади сильным ударом.
   Аллен спрыгну с коня и кинулся на ничего не понимающего молодого человека.
   - Где она? - кричал он, методично нанося сокрушительные удары.
   - Аллен, остановись! - опомнился Джереми, - Что случилось? Почему ты уверен, что именно Леон похитил Джулию.
   - Он прислал ей моё письмо, которое я послал ему недели две назад. Я назначил ему деловую встречу у себя в охотничьем домике. Там были и его соседи, мы всё обсудили, я и думать забыл про это письмо. А этот поганец переадресовал послание Джулии, только предварительно убрав имя прежнего адресата, - с ненавистью говорил Аллен, готовый расправиться с Рейли немедленно.
   - Зачем ему это? Ведь сам то он был дома. Не выкуп же он просить собирался, - резонно заметил Джереми.
   - Я не отправлял Её Светлости никакого письма, - наконец выговорил Леон, - Клянусь честью.
   - Аллен, надо срочно ехать выручать нашу герцогиню. Непонятно зачем и кому понадобилось её похищать, - сказал Джереми.
  
   Аллен понял, что брат прав. Ничего не говоря, он выпустил Леона, вскочил на коня и помчался дальше. Молодой человек не стал дожидаться, когда его спутники смогут продолжить погоню. То что виконт Рейли пострадал от его руки совершенно незаслуженно, Аллена волновало меньше всего. Все его мысли были в охотничьем домике.
  
   Он влетел в домик как ураган. Вилли Тэкер не успел даже как следует испугаться, как получил такой мощный удар в лицо, что потерял сознание.
   - Джулия! - закричал Аллен.
   - Я здесь! - услышал он её голос, - Я знала, что ты спасёшь меня!
   Молодой человек открыл дверь чулана, и Джулия бросилась в его объятия.
   - Этот мерзавец не причинил тебе зла? - с тревогой спросил Аллен, прижимая её к груди.
   - Нет. Я просто очень испугалась.
   - Я тоже. Слава Богу, что я нашёл тебя.
   Он начал покрывать поцелуями её лицо. Их губы встретились, и связь с реальностью была утеряна.
   На землю их вернул стон Вилли.
   - Я убью этого гада, - тихо сказал молодой человек.
   - Аллен? - глаза Джулии смотрели на него с таким изумлением, что он понял, что ему не избежать объяснений своему странному поведению.
   Придётся открыть ей правду. Чем кроме правды можно объяснить эти поцелуи? Сколько можно всё скрывать? Будь что будет.
   - Я люблю тебя, Джулия. Хотя тебе это, наверное, покажется отвратительным.
   - Почему отвратительным? - ласково спросила Джулия.
   - Человек, которого ты считаешь братом, вдруг говорит тебе, что любит тебя совсем по-другому. Как брат я потерян теперь для тебя.
   Джулия не могла поверить своему счастью. Неужели он говорит ей это не во сне, а наяву?! Она подняла на Аллена полные счастья глаза.
   - Сколько лет я мечтала услышать эти слова от тебя! Если бы ты знал! Я не надеялась, что моя мечта когда-нибудь станет реальностью. Я так боялась смутить тебя своим чувствами, так боялась потерять нашу дружбу, что изо всех сил старалась скрыть от тебя свою любовь. Аллен, я тоже люблю тебя и очень давно.
   Его удивление рассмешило Джулию.
   - Мы с тобой знаем друг друга почти всю жизнь, и, казалось бы, знаем друг о друге всё. А самого главного и не заметили. Вот так бы и таились всю жизнь, боясь задеть родственные чувства.
   - Что-то мы с тобой перемудрили, - засмеялся Аллен, - Я так люблю тебя. Жаль, что я понял это совсем недавно. Джулия, выходи за меня замуж.
   - Я согласна стать Вашей женой, барон Висби, - с лучезарной улыбкой ответила Джулия.
   - Через месяц сыграем свадьбу.
   - Это слишком рано! Мы не успеем подготовиться.
   - Зато нам не нужно время, чтобы узнать друг друга получше. Думаю, что сшить себе подвенечный наряд за месяц ты успеешь.
  
   Молодые люди опять начали целоваться, не замечая ничего вокруг, как будто были одни. Они даже не услышали, как пришли Джереми и Леон. Оба увидели целующуюся парочку, но отнеслись к этому совершенно по-разному. Леон отвернулся и, молча, вышел. Он понял, что Джулия потеряна для него навсегда. Он давно подозревал, что с Алленом Вэйсом её связывает нечто большее, чем дружба и родственные чувства. Джереми же был рад за брата. Он был уверен, что Аллен любит Джулию, иначе бы он не вёл себя так, не позволил бы себе никаких вольностей. Они оба рано лишились родителей, повзрослев в одночасье. Для Джереми эту пустоту заполнила Ванесса. Аллену тоже нужна была семья, близкий и родной человек рядом. Джереми знал, что ни титул, ни герцогство не заставили бы брата жениться. Просто он нашёл то, что искал. И как нельзя лучше для него, что его избранницей стала Джулия Стенли.
   Джереми вместе с Леоном забрали с собой еще не до конца пришедшего в себя Вилли Тэкера.
  
   Глава 6.
  
   - Не волнуйтесь, Ваша Светлость. Всё идёт как надо. К приезду гостей всё будет готово, - успокаивала свою воспитанницу мадам Пенкилс.
   - Я бы вообще не стала устраивать этот бал в честь моего дня рождения, - говорила Джулия, - Но я не могу пойти против традиции. В Ластерии принято с большим размахом праздновать день рождения герцогов или их наследников. Ведь у меня сейчас совсем другие заботы. Голова идёт кругом от приготовлений к свадьбе, от бесконечных примерок.
   - Может быть передумаете замуж выходить? - усмехнулась мадам.
   - Конечно, нет! Просто Аллен поставил передо мной очень непростую задачу. Я должна уложиться с приготовлениями в три месяца.
   - Надо было уговорить его дать Вам побольше времени. Например, полгода.
   - Да я рада, что хоть три месяца получила! Аллен считает, что месяца вполне достаточно. За это время, по его мнению, я успею сшить себе подвенечное платье. Мне удалось уговорить его подождать подольше только потому, что к нам на свадьбу прибудет сам король Эрминии. К его визиту нужна очень серьёзная подготовка.
  
   Наставница лишь прятала улыбку, видя это притворное возмущение. Джулия была на седьмом небе от счастья. Она вся светилась, пребывая в эйфории, которую даёт, наверное, только вдруг сбывшаяся мечта.
  
   Аллен месяц назад уехал жить в Висбидол, сразу же, как молодые люди объявили о помолвке. Жених не должен жить в одном доме с невестой. Но это не мешало им часто видеться и проводить вместе всё свободное время. У мадам Пенкилс сердце таяло от умиления, глядя на них. Такая красивая пара! А как любят друг друга! Когда они оказывались вместе, то казалось, что от них исходит сияние. С каким восторгом и любовью молодая герцогиня смотрела на своего жениха, и с каким восхищением, нежностью и обожанием он отвечал ей, заставило мадам освободиться от ледяной корки цинизма, покрывшей её сердце ещё в молодости. Неужели такая любовь и правда возможна на земле?
  
   С утра Аллен прислал невесте корзину роз. В них была записка: "Ты - лучшее, что есть в моей жизни. С Днём Рождения, любимая". Джулия и не думала, что можно быть настолько счастливой. Аллен - её мечта, её герой, мужчина всей её жизни, и он любит её! Он с ней рядом! Только для неё его непроницаемые как омуты глаза становились мягким тёплым бархатом, загораясь огнём, любовью и нежностью. Он выбрал её из всех! Скоро он станет её мужем! Джулия летала, как на крыльях. Она не очень запомнила бал в честь их помолвки, потому что для неё не имело никакого значения, кто там был, что там происходило. Главным было только восхищение в глазах любимого, как он был горд и счастлив объявить всем, что она его невеста. Также запомнился их первый вальс в качестве жениха и невесты. Аллен смотрел только на неё, улыбался только ей и тихо говорил ей слова любви. Иногда Джулию охватывал страх, что всё это происходит с ней не на самом деле, что она проснётся и окажется, что Аллен опять видит в ней лишь младшую сестру. Сам он смеялся над её страхами.
   - Глупышка! Ты самый родной и близкий мне человек. Но кроме этого ты женщина моей мечты, ты идеал, к которому я так долго стремился. Неужели ты думаешь, что я соглашусь снова быть тебе только братом? Нет уж! Я никому тебя не отдам, а сам добровольно точно никуда не денусь.
   Джулию веселило его настороженное отношение к виконту Рейли. Всегда невозмутимый и сдержанный Аллен в присутствии Леона всем своим видом выказывал недовольство, карие глаза становились чёрными и метали громы и молнии. Он никогда не оставлял Джулию с виконтом наедине, следуя за ней по пятам и держа за руку.
   - Почему ты так враждебно настроен против Леона? Он хороший парень, - спрашивала Джулия.
   - Он влюблён в тебя, - сердито отвечал Аллен.
   - Но я же тебя люблю, а не его.
   - Я знаю, что это глупо, но я ревную, - меняя гнев на милость, отвечал Аллен.
   - Разве я даю повод?
   - А вдруг ты разлюбишь меня! Решишь, что Леон тебе больше подходит.
   - Ну если так думать, то мне вообще надо изолировать тебя от общества девушек, а то вдруг ты найдёшь себе более подходящую невесту.
   - Не найду. Всё что я искал, я нашёл в тебе. Других таких нет на всём белом свете.
   - Прямо таки на всём? - кокетливо спросила Джулия.
   - Даже не сомневайся.
  
   Как не глупо это было, но Джулию радовала его ревность. Для неё это было свидетельством того, что Аллен дорожит ею. Джулии было очень жаль Леона. Он был хорошим человеком, девушка надеялась, что они смогут со временем быть просто друзьями, что виконт не держит обиды на неё. Он пожелал ей счастья с Алленом, но было видно, что сам он тяжело переживает эту ситуацию. Джулии так хотелось, чтобы все вокруг были так же счастливы как она, и девушка надеялась, что Леону повезёт, и он встретит ещё свою судьбу.
  
   ***
  
   Бал в честь дня рождения герцогини был событием, на него съезжалось всё дворянство Ластерии. Обычай заставлял приглашать всех без исключения. Джулия ничего не имела против, но ровно до тех пор пока на балу не появилась Вилма Паулс. И поведение, и наряды баронессы были как всегда слишком вызывающими. Вилма старалась затмить всех. Главной её целью было обратить на себя внимание Аллена. Баронессу нисколько не смущало, что он был помолвлен. Она то и дело оказывалась рядом с Алленом, то якобы случайно задевала его, то просила о каких-то мелких услугах, даже вынудила один раз пригласить себя на танец. Джулию баронесса демонстративно игнорировала. Это было оскорбительно, особенно если учесть, что Вилма являлась подданной герцогини. Аллен терпеливо сносил её назойливое внимание, ничем не поощряя Вилму, даже выказывая пренебрежение насколько это было возможно в рамках хорошего тона.
  
   Если бы не эта гостья, Джулия осталась бы вполне довольна праздником. Ей нравилось принимать гостей вместе с Алленом, танцевать с ним, шепотом обмениваться словами любви и короткими поцелуями украдкой от гостей, когда их не видели.
   - Джулия, давай выйдем на балкон, пока гости заняты друг другом. Мне надо сказать тебе что-то очень важное, - предложил, улыбаясь, Аллен.
   - Пошли.
   На балконе они оказались совсем одни.
   - Так что же ты хотел мне сказать?
   - Что люблю тебя.
   - Я очень рада. Но зачем же было уходить из зала для этого.
   - Честно говоря, я немного схитрил. Ты такая красивая, что я весь вечер мечтаю сделать это, - с этими словами Аллен начал целовать свою невесту.
   Джулия с радостью ответила на этот поцелуй. Всё закружилось перед глазами, не имело уже значение, что праздник в самом разгаре, что она хозяйка этого торжества, что в любой момент на балкон могут прийти гости. Вихрь волшебных ощущений захватил её полностью.
   - Очень жаль, но нам ещё надо побыть с гостями, - вздохнул Аллен через некоторое время.
   - Ты прав, - нехотя согласилась Джулия.
   - Не смотри на меня так, а то я не смогу отпустить тебя в зал.
   - Ты разве не пойдёшь со мной?
   - Пока нет. Я выйду в сад. Мне необходимо немного остыть. Ты даже не представляешь, что делаешь со мной.
  
   Джулия решила пойти в дамскую комнату, чтобы немного привести себя в порядок. Но в дверях она столкнулась с Вилмой Паулс.
   - Ваша Светлость, - баронесса сделала реверанс, но это не обмануло Джулию, потому что полные ненависти глаза говорили об истинном отношении, - Я не поздравила Вас. С Днём рождения!
   - Спасибо, Вилма, - сдержанно поблагодарила Джулия.
   - Мне не представилось ранее случая поздравить Вас с помолвкой. Так вот, примите мои поздравления с этим радостным событием. Хотя не думаю, что оно доставило радость хоть кому-то кроме Вас.
   - Вы имеете в виду себя? - парировала Джулия, - Вас так расстраивает моё предстоящее замужество?
   - А Вы думаете, что оно радует Вашего жениха? - с насмешкой спросила Вилма, - Хотя возможно он и доволен, что скоро станет герцогом.
   - Вы по себе судите обо всех людях? - в тон ей ответила Джулия, - Такой меркантильной особе как Вы неведомы другие поводы для радости кроме тех, что приносят выгоду.
   - Да откройте же глаза! - зло бросила Вилма, - С чего бы это вдруг Аллен Вэйс, по которому сходят с ума все девицы Ластерии и не только, вдруг выбрал Вас? Вы не задавались таким вопросом? Чего в Вас есть такого, кроме титула? Он слишком хорош для Вас! Вы скоро наскучите ему. Не пройдёт и года, как он сбежит из Вашей постели ко мне!
   - Я не собираюсь слушать этот бред, - гордо подняв голову, заявила Джулия, - Баронесса Паулс отныне я не желаю Вас видеть в своём доме.
   - Аллен любит меня до сих пор! - не унималась Вилма, переходя на крик, - Он просто не простил меня! Его разум и гордость противятся истинным чувствам. Но скоро он поймёт, что я - любовь всей его жизни. А Вы - лишь жалкая мне замена, годная только на то, чтобы дать титул и родить наследника.
  
   Джулия не стала больше слушать злобные измышления своей ненавистницы. Аллен любит её! Он никогда бы не стал обманывать её, играть на её чувствах, только ради титула. Он благородный, честный и порядочный. Но, несмотря на все эти несомненные истины, настроение у Джулии резко ухудшилось. Где же Аллен? Почему его так долго нет? От тревожных и неприятных размышлений герцогиню отвлекла новоиспечённая графиня Вэйс, подошедшая к ней, чтобы обсудить торжества в честь предстоящей свадьбы.
  
   - Почему моя девочка грустит? - услышала Джулия голос Аллена, подошедшего сзади и обнимающего её за талию.
   - Я просто устала, - ответила Джулия, решив не рассказывать ему о разговоре с Вилмой.
   - Давай потихоньку улизнём из зала, - с заговорщическим видом предложил Аллен, - Твоё присутствие уже не обязательно, гостям и без нас весело. А я тебе кое-что покажу, вернее подарю.
   - Ты и так уже надарил мне столько подарков!
   - Ну пойдём, - уговаривал Аллен, - Я хочу тебя удивить.
   - Я согласна, - Джулии передалось его весёлое настроение.
  
   Аллен взял невесту за руку и повёл в нежилую часть замка. Ему было так радостно предвкушать её удивление, когда она увидит то, что он хочет показать. Его зависимость от её настроения поражала. "Я взрослый, сильный мужчина, повидавший многое, прошедший войну, так сильно завишу от того, что подумает, что скажет, как оценит всё, что я делаю эта маленькая хрупкая девушка. Когда она радуется, моё сердце поёт, когда ей плохо, я не могу найти себе места. Она имеет неограниченную власть надо мной, только от неё зависит, буду ли я счастлив в этой жизни. И меня это нисколько не пугает", - удивлялся сам себе Аллен.
  
   Они дошли до покоев, которые когда-то занимали родители Аллена.
   - Неужели здесь есть что-то такое, чего я не видела раньше? - изумилась Джулия.
   - Потерпи немного. Закрой глаза и подожди здесь.
   - Что это? - спросила Джулия через несколько минут, когда Аллен разрешил ей открыть глаза.
   - Это драгоценности Сандфордов. Они твои, - он протянул Джулии шкатулку.
   - Откуда они у тебя?
   - Я забрал это у Роджера, когда он хотел сбежать с ними.
   - Это ты убил его?
   - Я, - твёрдо сказал Аллен, - И нисколько об этом не жалею. Мерзавец получил по заслугам.
   - Тогда эти сокровища принадлежат тебе, как военный трофей.
   - Ты скоро станешь моей женой. Я дарю их тебе. Эти сокровища должны принадлежать Сандфордам.
   - А если бы ты не собирался жениться на мне, то вернул бы эти драгоценности, как представительнице рода? - с любопытством спросила Джулия.
   Аллен ответил не сразу.
   - Драгоценности Сандфордов должны принадлежать Сандфордам, - только и сказал он.
   - За пять лет здесь ничего не изменилось, - сменила тему Джулия.
   - Когда мы были тут в последний раз, произошло очень много событий.
   - Да. Здесь погиб Майкл и чуть не погубил тебя, здесь нам пришлось расстаться на целых пять лет, и именно здесь я в первый раз призналась тебе в любви, а ты даже этого не заметил, - последнюю фразу Джулия сказала с обидой.
   - Насколько я помню, я ответил тебе тем же, - улыбнулся Аллен.
   - Неправда, ты имел в виду совсем другое, - продолжала обижаться Джулия.
   - Меня извиняет лишь то, что я никак не мог предположить, что такая маленькая девочка может испытывать ко мне какие-то чувства, кроме сестринских.
   - Я тебя всего лишь на пять лет моложе! Мне тогда уже было пятнадцать.
   - Ну прости меня, - примирительно сказал Аллен, - Зато сейчас я тебя очень люблю и совсем не как сестру. Да я и не любил никого кроме тебя.
   - А Вилма? Ты же собирался жениться на ней? - не сдавалась Джулия, в которой поднялась волна ревности и обиды.
   - Мне было тогда двадцать лет, и я принимал за любовь совсем иные чувства.
   - Какие же?
  
   Аллен не знал, как объяснить невинной девушке, что весь его интерес к Вилме основывался на физическом влечении, просто по молодости и неопытности он принимал это за любовь. Пожив в столице с её свободными нравами, Аллен быстро понял, что интерес такого плана к женщинам часто не имеет ничего общего не то что с любовью, но даже с привязанностью.
  
   - Это было просто увлечение, - нашёлся он, - Вилма - привлекательная женщина. Я по глупости купился на этот внешний блеск. Но когда за внешним великолепием ничего нет, то интерес к таким пустышкам быстро пропадает. Те чувства, которые я испытывал к ней тогда, потом возникали у меня не один раз и к другим женщинам. Это совсем не любовь. Тебя же я люблю по настоящему, я знаю, что это навсегда. Ты - моя половинка.
   - Почему же ты раньше этого не замечал? - Джулии хотелось искоренить те ростки сомнения, что посеяла в её душе Вилма своими злыми словами.
   - Я думаю, что с самого рождения у каждого человека в сердце есть образ его второй половины, - Аллен говорил совершенно серьёзно, - И только тот, кто сумеет её найти, будет счастлив. Просто люди не умеют слушать своё сердце, кто-то слишком нетерпелив и не может дождаться встречи, размениваясь на что-то более-менее приемлемое. Особенно по молодости, когда нами движут инстинкты и хочется всего и сразу. Мне было трудно узнать свою судьбу в маленькой девочке, которую я опекал как сестру. То, что мне пришлось пережить, сильно изменило меня, заставило по-другому посмотреть на жизнь. За пять лет, что мы не виделись, ты повзрослела, и твой образ, наконец, совпал с тем, что высечен у меня на сердце. Мне очень повезло, что моя вторая половинка оказалась рядом со мной, ведь можно за всю жизнь так её и не встретить.
   - А что же с теми, кому не повезло? - Джулия слушала его с открытым ртом.
   - Кто-то смиряется, кто-то ломается, кто-то находит себе отдушину в любимом деле, в детях, в вине или чём-то ещё. Но ты не расстраивайся. Многие люди не задумываются обо всём этом и не считают себя такими уж несчастными. Кому-то вполне достаточно для счастья великолепного дома с красивой мебелью, модных нарядов, власти над людьми или преклонения. Но это не про меня.
   - А я всегда знала, что ты моя вторая половинка, - улыбнулась, наконец, Джулия, и у Аллена сразу потеплело на душе - Я люблю тебя.
   - Я тоже люблю тебя, малышка, - повторил Аллен когда-то сказанные ей слова, но теперь они были наполнены совсем другим смыслом.
  
   Джулия обняла его за шею, наклонила к себе и поцеловала. Аллен тут же ответил ей на поцелуй. Они не заметили, как огонь страсти охватил их обоих, сжигая все запреты и доводы рассудка. Две души полностью растворились друг в друге и вместе воспарили к звёздам. Их вела за собой любовь, ведь именно она превращает слияние тел в слияние душ, в волшебство, которое люди могут познать только вдвоём.
   - Я побывала в раю! - сказала Джулия со смесью радости и удивления, когда пришла в себя от пережитого.
   - И я там был вместе с тобой, - ответил Аллен.
  
   Он был поражён не меньше своей невесты, для которой это всё было впервые. Он, конечно, и раньше испытывал физическое наслаждение, но душа его во всём этом никогда раньше не принимала никакого участия. Какой же жалкой и бессмысленной вознёй казались ему все бывшие приключения. Сейчас он был счастлив как никогда. Аллен поначалу опасался, что Джулия не обрадуется тому, что произошло между ними. Он осознавал, что ответственность за случившееся полностью лежит на нём. Если бы она упрекнула его, то это бы было вполне справедливо. Но она не сердилась, не плакала, не высказывала претензий, что всё произошло несколько раньше, чем должно. Она удивила Аллена своей искренней радостью, восторгом, ей даже в голову не пришло строить из себя оскорблённую добродетель и заставлять его вымаливать прощение.
   - Ты необыкновенная! - с нежностью сказал Аллен, - Я тебе уже говорил, что обожаю тебя?
   - Может и говорил, но я готова это слушать ещё и ещё.
   - Обожаю, люблю, боготворю, жить без тебя не могу,- перечислял он,- Остальное позже обсудим. Есть и другие способы показать свою любовь, кроме слов.
  Аллен опять начал целовать любимую, и омут страсти снова поглотил их.
  
   Глава 7.
  
   Вилма ликовала. Наконец-то в её руках оказалось оружие, способное расстроить свадьбу Аллена и герцогини. Вилма было совсем уж отчаялась заполучить своего бывшего жениха. Сейчас она ругала себя за те слова, что наговорила Джулии от отчаяния и злости. Она видела, как они с Алленом целовались на балконе, и сколько страсти было в этом поцелуе. Вилму бросило в жар. Аллен должен принадлежать ей, а не этой выскочке. Это ей должна принадлежать его страсть, его поцелуи и объятия. Вилма буквально возненавидела герцогиню. Поэтому она и наговорила ей всё что думала, чтобы отомстить за своё поражение. Вилма на самом деле верила, что Аллен любит её по-прежнему. Ещё никто не смог уйти от её чар. Чем Аллен отличается от других мужчин, кроме непомерной гордости? Да ни чем! Он не мог разлюбить её. Под словом любовь Вилма понимала лишь плотское желание. Она же гораздо привлекательнее, чем эта пигалица Джулия Стенли. Герцогиня, конечно, достаточно мила, но и только.
  
   Аллен, безусловно, будет очень зол на Вилму, за то что она спутает ему все карты, расстроив его свадьбу. Но потом он поймёт, что Вилма сделала всё правильно, помешав ему жениться. Зачем ему в будущем балласт в виде нелюбимой жены? Он и так получит свой титул, без этой женитьбы. Ведь он затеял всё это ради того, чтобы получить герцогство, на которое он имеет полное право. Вилма узнала об этом случайно, подслушав разговор Аллена и Джереми Вэйса.
  
   - Джулия знает, что ты истинный наследник Сандфордов? - спрашивал граф.
   - Нет, я не говорил ей об этом.
   - Ты боишься, что она не поверит?
   - Поверит. Отец не мог такого выдумать. Джулия не усомниться в его словах.
   - Ты совсем не хочешь посвящать её в тайну своего происхождения? - допытывался Джереми.
   - Когда-нибудь расскажу, лет через пять. Зачем ей эти волнения перед свадьбой? Мне теперь никому не надо доказывать, что я Сандфорд. Мои дети и так унаследуют и титул, и герцогство, историческая справедливость восторжествует. А мне вполне достаточно быть мужем герцогини.
  
   Больше Вилма ничего не услышала, так как мужчины удалились от того места, где притаилась она. Но этого было достаточно! Вилма подавила огромное желание найти Джулию и всё ей рассказать. Нет! Надо было подумать, как это сделать правильно, чтобы уж наверняка. Надо порасспросить мать о том, как погибла герцогиня Эвелина и её семья, какого возраста был её сын. Может быть, удастся узнать ещё что-нибудь интересное.
  
   От матери Вилма узнала, что Аллен действительно ровесник сына убитой герцогини. Нянька убитого наследника осталась жива, так как в тот день её не было в замке. Она видела мальчика мёртвым и утверждала, что он совершенно не похож на самого себя. Но на это никто не обратил внимания, посчитав, что старуха свихнулась от горя. Ещё Вилме стало известно, что фамильной чертой Сандфордов были карие, почти чёрные глаза, составляющие удивительный контраст с белокурыми волосами. Роджера и Майкла Сандфордов Вилма хорошо знала, и была вполне согласно с этим утверждением. Конечно, они не были и вполовину так красивы, как Аллен, но всё же некоторое сходство между ними было, порода в них чувствовалась.
  Теперь оставалось только придумать, как поведать об этих фактах молодой герцогине. Зря Вилма рассорилась с ней, теперь не притворишься, что она это делает из добрых побуждений. История должна быть достаточно правдоподобной, но в то же время гадкой, чтобы Джулия отказала Аллену и прогнала его. И тогда то Аллен Вэйс станет свободен, а Вилма уж позаботиться о том, чтобы соблазнить его и привязать к себе.
  
   ***
  
   - Знаешь, Джоанна, я даже мечтать не могла о таком счастье. Ты же знаешь, я всегда любила только его. Это невероятно, но среди всех девушек, ищущих его внимания, он выбрал меня! Это, наверное, ты мне помогла, как ангелы помогают людям. Аллен самый лучший мужчина на свете. И это совершенство любит меня! Джоанна, я его просто обожаю! Он моё счастье, моя жизнь, моя душа. Когда он рядом, я просто летаю и никого не вижу кроме него. Всего больше на свете я боюсь потерять его. Мне кажется, что если такое случиться, я просто не смогу жить.
  
   Джулия не знала, что её монолог обращённый к Джоанне, слышала не только она. Аллен стоял недалеко от могилы сестры. Он знал, что поступает некрасиво, но не испытывал при этом никаких сожалений. То, что он услышал, заставило душу воспарить. Его переполняла такая нежность, что хотелось немедленно заключить свою любимую в объятия и целовать, целовать и целовать. Но он с трудом подавил такой порыв и отправился назад. Он не хотел смущать свою невесту, да и признаваться, что подслушивал, было стыдно.
  
   У Аллена с утра выдалось несколько свободных часов, и он решил провести их с Джулией. Но когда он приехал в её замок, ему сообщили, что Её Светлость уехала на прогулку. Аллен отправился догонять её, и вот застал здесь, как в первую их встречу после возвращения. Он снова вернулся к семейной усыпальнице Вэйсов, но теперь сделал всё, чтобы Джулия заметила его. Она обрадовалась, увидев его.
   - Я рад, что нашёл тебя, - сказал Аллен, - Приглашаю Вас на конную прогулку, Ваша Светлость.
   - Я с удовольствием, - ответила Джулия, - А куда мы поедем?
   - Следуйте за мной, миледи, и не пожалеете, - официальным тоном заявил Аллен.
   Их путь лежал в Висбидол.
   - Мы едем к тебе в гости?
   - Ну можно и так сказать, - уклонился от прямого ответа молодой человек.
  Вскоре они оказались в лесу.
   - Аллен, ты решил завести меня в лес и оставить на съедение волкам, - изображая страх, спросила Джулия.
   - Я не настолько кровожаден, - подыграл ей Аллен, - Но это действительно похищение. Я бы завязал Вам глаза, Ваша Светлость, но так уж и быть обойдёмся без таких крайностей.
   - Я знаю, куда мы едем! - воскликнула Джулия, - В охотничий домик.
   - Ты угадала. Впрочем, мы уже приехали.
   Они вошли в дом, сейчас он показался Джулии довольно милым, не то, что во время встречи с Вилли Тэкером.
   - Я понимаю, что это место вызывает у тебя не самые приятные воспоминания..., - начал Аллен.
   - Наоборот очень приятные! Здесь ты признался мне в любви. Я думаю, что ради этого стоило пережить несколько часов в обществе Вилли.
   - Джулия, - только и сказал Аллен, обнимая свою невесту.
  
   Наконец-то он мог сделать то, о чём мечтал, услышав её признания Джоанне. Никому и никогда он не дарил столько нежности, никому и никогда не говорил таких слов, что слетали с его губ в этот раз. Но всё равно казалось, что никакие слова не могут выразить той гаммы светлых и волшебных чувств, что он испытывал. Аллену хотелось, чтобы Джулия поняла и почувствовала, что он любит её нисколько не меньше, чем она его. Джулия дарила ему себя так безоглядно и безоговорочно, не ставя условий и не требуя ничего взамен, как это может делать только человек с чистой душой, доверяющий ему самое дорогое, своё сердце. Любовь - это бриллиант со множеством граней. Физическая близость - это всего лишь одна из граней. Можно полюбить душу, не зная тело, а потом сходить с ума, прикасаясь к телу любимой души.
   Влюблённые с радостью провели бы здесь целый день, но надо было возвращаться. Скоро им не надо будет расставаться, ведь до свадьбы оставалось уже меньше месяца.
  
   Глава 6.
  
   - К Вам Вилма Паулс, Ваша Светлость, - сообщил Джулии слуга, нашедший её в библиотеке.
   На душе похолодело, появилось какое-то дурное предчувствие. Что здесь надо этой рыжей ведьме? Джулии не хотелось идти. Может быть, сказать, что она занята, или выставить нахалку за дверь? С другой стороны, чего она может сделать? Хватит уже пасовать перед этой злобной мегерой. В конце концов, баронесса всего лишь её подданная.
   - Передайте, что я приму её, - спокойно сказала Джулия, - Пусть подождёт меня в холле.
   Герцогиня намеренно долго собиралась. Ей хотелось показать Вилме, кто здесь хозяйка и одновременно встретить соперницу во все оружия. Когда Джулия спускалась к непрошеной гостье, выглядела она великолепно, не забыв надеть и драгоценности Сандфордов.
   - Что привело Вас сюда, баронесса Паулс? - холодно спросила Джулия, - Помниться, что во время нашей последней встречи, я велела Вам не приходить в мой дом.
   - Вы передумаете, если я Вам расскажу одну историю. Вы обязательно должны это услышать.
   - Не думаю, что мне может быть интересна Ваша история, - надменно ответила Джулия.
   - Даже если она касается Аллена Вэйса? - вкрадчиво спросила Вилма.
   Джулия промолчала. Вилма восприняла это как согласие.
   - Давайте пройдём в кабинет, где нас никто не услышит, - предложила Вилма.
   - Нет, - твёрдо ответила Джулия, - Уходите, Вилма. Я уже наслушалась Ваших измышлений в прошлую нашу встречу.
   Джулия отвернулась от собеседницы и пошла к лестнице, давая понять, что аудиенция окончена.
   - Не хотите знать правду? - усмехнулась Вилма, - Прячетесь от неё? Не выйдет! Я всё равно скажу то, что собиралась. Аллен Вэйс - не тот за кого себя выдаёт. Он настоящий Сандфорд, а не Вы.
   - Что за чушь? Ваша фантазия безгранична.
   - Я так и думала, что Вам он об этом не поведал. Аллен сын убитой герцогини Эвелины. Он прекрасно знает об этом, можете у него спросить. Он жениться на Вас только для того, чтобы вернуть себе титул и всё, что принадлежит ему по праву.
   - Это уже слишком! Вилма, остановитесь. Вы готовы придумывать любые небылицы, лишь бы расстроить нашу свадьбу. Как Вам не стыдно так преследовать мужчину, который не обращает на Вас никакого внимания? - Джулия разозлилась не на шутку.
   - Не верите? Знаете, откуда я всё узнала? От него самого! Да, Аллен изо всех сил старается убедить себя и всех вокруг, что он ко мне равнодушен. Он обманывает Вас! Буквально несколько дней назад Ваш жених пришёл ко мне ночью и был совершенно пьян. Он плакал и клялся мне в любви, рассказал о том, что не может быть со мной, потому что во что бы то ни стало должен вернуть себе титул герцога Ластерии. Мне пришлось долго утешать его, почти всю ночь. Надо сказать, весьма приятное занятие.
   - Убирайтесь! - зло сказала Джулия, - И не вздумайте даже близко подходить к замку. В следующий раз я прикажу страже Вас выкинуть.
   - Что здесь происходит? - услышала Джулия голос Аллена.
   - Спросите у него! - не унималась Вилма, - Ведь это правда, Аллен, Вы не Вэйс, Вы - Сандфорд.
   Джулия ожидала, что Аллен с негодованием отвергнет все бредовые обвинения Вилмы, но он молчал. На лице были написаны растерянность и страх. Его молчание было невыносимо.
   - Аллен? - Джулия ещё надеялась получить отрицательный ответ.
   - Это правда, - глухим голосом ответил Аллен.
   Джулия даже не сразу осознала то, что он сказал. Её счастливый мир начал стремительно разрушаться, грозя похоронить её под своими обломками. Джулия не знала как, но ей удалось собрать всю волю и с достоинством произнести:
   - Баронесса Паулс, я повторяю, уходите из моего дома. Вы, барон Висби, тоже можете отправляться к себе. Я не хочу никого видеть.
   Джулия не видела победоносного взгляда Вилмы, потому что глаза застилали слёзы. Гордо подняв голову, герцогиня поднялась по лестнице.
   - Джулия! - опомнился Аллен, - Джулия, постой! Нам надо поговорить.
  
   Он бросился догонять свою невесту, кинув на Вилму такой взгляд, что она испугалась. Джулия успела добежать до своих покоев и заперла дверь. Рыдания душили её. Как же так? Её Аллен самый лучший, самый честный и благородный предал её? Вот почему он вдруг полюбил её. Всё ради титула и этого замка. Она так ждала его всю жизнь, что сразу поверила ему. Как он мог говорить ей такие нежные слова, а сам в то же время путаться с Вилмой? Именно это обстоятельство было самым мерзким из всего. Она летала так высоко, а он сбросил её с небес безжалостно и грубо. Джулии казалось, что сердце её разлетелось вдребезги после этого падения. Лучше бы он её убил! Жить больше не хотелось. Человек, которого она так любила и безгранично доверяла, посмеялся над её чувствами, обманул её.
  Сквозь рыдания она слышала, что Аллен стучит в дверь и зовёт её, но у неё не было сил даже встать с кровати и прогнать его. Джулия почувствовала лёгкое прикосновение. Кто-то гладил её по голове.
   - Ну упокойтесь, моя девочка. Не надо так, - услышала она голос мадам Пенкилс.
  
   Почувствовав чужое участие, Джулия разрыдалась ещё сильнее. Наставница обнимала её и гладила по голове. Девушка не видела слёзы в глазах мадам, которой было очень жаль свою молодую госпожу. Бедная девочка! Что теперь с ней будет? Вся прислуга слышала заявления баронессы. Скоро об этом узнает всё герцогство. Но сейчас мадам Пенкилс больше волновало душевное состояние герцогини, чем возможные проблемы с титулом. Девушка прибывала в отчаянии. Как она сможет пережить такое? Потихоньку рыдания сменились всхлипываниями.
   - Скажите ему, пусть уходит, - сказала Джулия, - Я не могу его видеть, не хочу слышать.
   - Хорошо, хорошо, - успокаивающе пообещала мадам Пенкилс.
  
   ***
  
   Аллен уже второй час стоял под дверью. Сердце разрывалось от рыданий любимой. Ну почему всё так произошло? Откуда проклятая Вилма узнала его тайну? Что она наговорила Джулии? Почему его невеста не хочет даже выслушать его? Он бы всё объяснил. Аллен услышал за дверью чей-то голос. Слава Богу, Джулия была не одна. Хоть кто-то утешит её и присмотрит за ней. Он представлял, что она сейчас чувствует. Аллен ощущал её боль, как свою, и душа холодела.
  
   Вдруг дверь резко распахнулась и из покоев Джулии вышла мадам Пенкилс.
   - Уходите, молодой человек, - тоном королевы приказала она, - Её Светлость не желает Вас видеть.
   - Я должен поговорить с ней, - ринулся было к двери Аллен.
   - Только через мой труп, - мадам решительно преградила ему дорогу, - Хотя после того, что Вы сделали с этим ангелом, я не удивлюсь, что Вы и по трупам готовы пойти ради достижения своих целей.
   - Мадам Пенкилс! - умоляюще произнёс Аллен.
   - Мы так ошиблись в Вас. Даже я обманулась, несмотря на мой жизненный опыт. Что ж, надо признать, вы великолепно играли свою роль. Браво! Притворство доведено до совершенства. Вы достойный племянник своего дяди.
   - Мадам, хотя Вы и оскорбляете меня, я всё равно скажу Вам, что как бы сейчас не выглядел мой поступок, какой бы очевидной не казалась моя подлость, всё совсем не так. Я люблю Джулию, только поэтому я хочу жениться на ней. Я готов встать перед Вами на колени, только дайте мне поговорить с ней.
   - Аллен, - пожилая женщина несколько смягчилась, - Идите домой. Она сейчас не будет Вас слушать. Боюсь, что если вы сейчас войдёте, она позовёт стражу. Вас выставят вон и больше не пустят. Пусть она успокоится немного. Зато завтра Вы беспрепятственно пройдёте в замок.
  
   ***
  
   Вилма была недовольна тем, как всё получилось, совсем не так как она рассчитывала. Как назло, явился Аллен и услышал, что именно от неё его невеста узнала правду. Да и сама она вспылила, не сдержалась. Просто эта самозванка вывела Вилму из себя своим нежеланием разговаривать с ней. Подумаешь, какая королева! Изначально Вилма рассчитывала, что герцогиня выслушает её наедине. Тогда бы баронесса попыталась изобразить участие, сделать вид, что она тоже пострадала от Аллена, чего-нибудь бы придумала в подтверждении этого. Разговор бы остался только между ними. Навряд ли Джулия стала бы рассказывать Аллену откуда у неё такие сведения. Скорее всего, она бы спросила его в первую очередь правда ли это. Аллен бы точно не стал отпираться. Он, видите ли, слишком благороден для этого. После его признания не имело бы уже значения, откуда у Джулии появилась эта информация, им было бы не до этого. Но всё пошло не так. Эта заносчивая дрянь не захотела её слушать, а согласилась принять Вилму просто, чтобы указать ей её место. И тут Вилма разозлилась так, что забыла об осторожности, начав рассказывать то, что узнала, на весь замок. Её так хотелось сбить спесь с этой самозванки. Пусть знает, что занимает чужое место. А то, что она там о себе возомнила?! Зато каким незабываемым удовольствием было смотреть на герцогиню, когда она поняла, что Вилма права. Это был настоящий триумф. Правда, Аллен готов был убить её после этого, Вилма увидела это в его потемневших от гнева глазах. На какой-то миг Вилма даже испугалась. Её посетило сомнение в его любви к ней. Но потом Вилма выбросила это из головы. Конечно, Аллен сейчас страшно зол на неё, она сломала ему такую великолепную игру, где ставки были очень высоки. Но пройдёт время и он поймёт, что Вилма спасла его от непоправимой ошибки. Аллен ещё будет ей благодарен. Он будет герцогом! С тех пор как он вернулся, жизнь в Ластерии начала налаживаться достаточно быстро. Народ полюбил его. Конечно, герцогиню тоже любили. Но ведь все же понимают, что провинции нужен сильный правитель, способный отстаивать её интересы и при дворе, и с оружием в руках. Теперь все узнают его настоящее имя, и Аллену придётся сделать всё, чтобы герцогская корона была у него. Джулия останется ни с чем! А вот Вилма здесь постарается. Аллен не сможет долго противостоять ей. Он же хотел её раньше, значит, захочет снова. Надо просто подождать, пока страсти вокруг несостоявшейся свадьбы утихнут, и Аллен перестанет на неё злиться.
  
   Глава 7.
  
   Аллен уже третий день приходил в замок Сандфордов. Ему так и не удалось объясниться с Джулией. Она неизменно не желала его видеть. Его упорство привело к тому, что страже было приказано не пускать его. Бедные солдаты не знали как себя вести. Они уважали Аллена и привыкли подчиняться ему. К тому же разговоры о том, что он настоящий наследник, не придавало мужества стражникам. Шутка ли, не пускать истинного Сандфорда в его замок. Как это потом скажется на их службе? Впрочем, Аллен мог проникнуть в замок минуя стражу. Он прекрасно изучил здесь все входы и выходы. Другое дело, что в покои герцогини он попасть никак не мог. Хорошо, что хоть один союзник в замке у него остался.
   - Адам, Вы должны мне помочь, - убеждал Аллен управляющего, - Так не может больше продолжаться. Я должен поговорить со своей невестой. Что говорит мадам Пенкилс? Как она?
   - Мадам очень опасается за Её Светлость. Она больше не плачет, но лучше бы уж она рыдала. Сидит и смотрит в одну точку пустыми глазами, ни с кем не разговаривает, ничего не ест.
   - Во имя всего святого, Адам, Вы же видите! Я должен с ней увидеться, - продолжал настаивать Аллен, - Договоритесь с мадам, пусть она оставит дверь открытой, или обманите её и выманите из комнаты.
   - Я попытаюсь, что-нибудь сделать, - сдался Адам, - Только странно, мадам сегодня почему-то не спускалась к завтраку.
  
   Мадам Пенкилс, легка на помине, появилась в кабинете управляющего. Казалось, что она нисколько не удивлена присутствием Аллена в замке.
   - Добрый день, мадам Пенкилс, - поприветствовал Адам, - Что привело Вас ко мне? Герцогиня передала какие-то распоряжения?
   - Добрый день. Распоряжений никаких не будет. Её Светлость уехала сегодня утром в своё родовое имение. Я пришла попросить Вас, Адам, передать письмо для господина барона Висби. Но раз уж он оказался здесь, могу передать и сама.
   Мадам Пенкилс вручила Аллену конверт. Он, не обращая внимания на её пытливый взгляд и заинтересованную физиономию Адама, вскрыл конверт и прочитал следующее:
  
   "Я, Джулия Стенли Сандфорд, герцогиня Ластерии отрекаюсь от своего титула в пользу Аллена Вэйса. За собой прошу оставить только моё родовое имение и титул маркизы Стенли. Поздавляю Вас, Ваша Светлость. Вы добились, чего хотели. Вы победитель".
  
   Ничего не говоря, Аллен выбежал из кабинета. Он должен догнать Джулию и заставить выслушать себя.
  
   Но как назло, не успел он далеко отъехать от замка, как его конь начал хромать. Аллену пришлось остановиться и осмотреть ногу скакуна. Результат осмотра не прибавил ему хорошего настроения. Пройдет не меньше месяца, прежде чем на коне можно будет ездить. Пришлось возвращаться, взять другую лошадь. Этот заняло много времени. Джулию он не догнал, а приехал в её имение поздно вечером. Хорошо еще, что один из его друзей жил по соседству, и Аллену было, где переночевать.
  
   ***
  
   Аллен уже полчаса мерил шагами комнату, в которую его проводил слуга. Но он был рад уже тому, что Джулия не выставила его вон, чтобы обращать внимания на то, что она заставляет его ждать. Он нервничал, в который раз прокручивая в голове всё, что собирался сказать.
   - Джулия! - кинулся он к ней, как только она вошла.
   - Вы приехали обсудить порядок передачи Вашего наследства? - холодно спросила девушка, - Я готова Вас выслушать.
  
   Аллена не обманула её холодность, её официальное "Вы", которое резало его слух. Он видел, чего стоило ей держаться. Она была очень бледной, осунулась и похудела, отчего её большие выразительные глаза казались ещё больше. Сейчас они смотрели на него холодно и враждебно. Аллен так любил эти глаза: то зелёные, как море, то синие, как небо, то серые как грозовые тучи, в зависимости от игры света или настроения их обладательницы. Несмотря ни на что, выглядела и держалась Джулия, как королева. Аллену нестерпимо захотелось отбросить все разговоры, заключить её в объятия и целовать до тех пор, пока она не забудет все свои обиды, пока её чудесные глаза вновь не загорятся страстью и любовью. Но он подавил в себе это желание, нельзя было сейчас этого делать. Он приехал сюда, чтобы убедить её в своих чувствах, в честности своих намерений.
  
   - Я приехал совсем не за этим. Нам надо поговорить. Ты должна меня выслушать.
   - Я ничего Вам не должна, - ответила Джулия, - Так что построим нашу беседу так: я буду спрашивать, а Вы отвечать.
   Аллену ничего не оставалось, как согласиться.
   - Как получилось так, что Вы оказались наследником Сандфордов?
   Аллен рассказал всё, что знал об этом.
   - Вы вернулись в Ластерию, чтобы вернуть себе герцогскую корону?
   Аллен ответил не сразу. Глупо бы было утверждать, что он не собирался этого делать.
   - Я рассчитывал на это. Но всё не так просто. Было два возможных пути достижения такой цели: первый - жениться на наследнице, второй - найти доказательства своей принадлежности к роду Сандфордов.
   - Как я понимаю, Вы пошли по пути наименьшего сопротивления, - сказала Джулия с сарказмом.
   - Я пока не нашёл доказательств, - продолжил Аллен, делая вид, что не замечает её тона, - Да и не слишком старался, честно говоря. Сначала мне было некогда, а потом я подумал, что мне этого совсем не нужно.
   - Вам и сейчас этого не нужно. Я же написала, что не претендую на Ваш титул.
   - Это не имеет значения. Если бы герцогскую корону можно было получить так легко, то все кому не лень заставляли бы истинных наследников отрекаться от неё и по праву сильного присваивать себе. Но герцогство может наследовать или получить только человек, в чьих жилах течет кровь королей Эрминии.
   - Что будет, если Вы так и не найдёте доказательств, а я не выйду за Вас замуж? Вы никогда не сможете стать герцогом?
   - Я бы мог им стать и без этого. Достаточно бы было свидетельства Джереми и тётушки Абигейл. Король был бы на моей стороне, и это решило бы дело.
   - Тогда почему же Вы не прибегли к этому сразу?
   - Я не хочу, чтобы высшее дворянство страны имело хоть малейшие сомнения в законности моих притязаний. Король не вечен. У других герцогов страны всегда будет оставаться повод отобрать Ластерию у самозванца. Мне бы не хотелось, чтобы моим детям или внукам пришлось отстаивать свои права с оружием в руках, не хотелось бы, чтобы провинция страдала от бесконечных войн, которые её обескровят.
   - Очень благородно с Вашей стороны так заботиться о Ластерии. Вы - настоящий герцог, - Джулия опять не удержалась от сарказма, - Значит, только женитьбы на мне поможет восстановить историческую справедливость и обеспечить Ластерии мир и процветание?
   Аллен не стал этого отрицать. Их свадьба должна состояться, даже если сейчас Джулия будет руководствоваться только долгом перед подданными. Потом она простит его, он сумеет доказать ей, что любит её и, что совсем не корысть двигала им, когда он делал ей предложение.
   - Мне надо всё обдумать, - услышал он, - Завтра я сообщу Вам о принятом решении.
   Джулия направилась к выходу, давая понять, что разговор на сегодня окончен.
   - Джулия! - в два шага Аллен догнал её, так и не сумев до конца противостоять искушению, обнял, - Не уходи так. Я прошу тебя, прости меня! Вернись ко мне! Я так соскучился. Я не могу без тебя!
  
   Он начал целовать её и оборона Джулии дрогнула. Аллен почувствовал, что она отвечает на его поцелуй и совсем потерял голову. Их прервал стук в дверь. Джулия бросила на него полный обиды взгляд и ушла. Аллен хоть и отругал себя за несдержанность, был счастлив тем, что Джулия по-прежнему отвечала на его страсть. Она любит его.
  
   ***
  
   Всю ночь Джулия проворочалась в постели. Решение было очевидным. Она выйдет замуж за Аллена. Титул и герцогство принадлежат ему по праву. Кроме того, она прекрасно понимала, что сама она не сможет обеспечить ни защиту, ни порядка в Ластерии. В некоторой мере она понимала мотивы, которые двигали Алленом в его желании любой ценой заполучить герцогскую корону. Она знала, что он очень любил свою родную провинцию и по-настоящему заботился о её благополучие. Это было его долгом, во имя которого он принесёт в жертву не то что её, но и свою жизнь. Даже при всей обиде на него Джулия была уверена, что Аллен никогда бы не сделал ей так больно, не стал бы играть на её чувствах ради собственного удовольствия. Он принёс её в жертву ради возможности защитить свою землю и свой народ. Джулия не стала обманывать себя, что принимает решение, руководствуясь чувством долга. Если бы Аллен с самого начала рассказал ей о своих планах и предложил замужество, она бы все равно согласилась. Ей никто и никогда не был нужен, кроме него. Безумная надежда, что он приехал за ней, потому что любит её и не принимает её отречение, быстро угасла. Просто эта её жертва ничего не меняла, и Аллену было нужно уговорить её не расторгать помолвку. И зная всё это, она снова, не помня себя, кинулась в его объятия, стоило ему только сказать несколько ласковых слов. В тот момент она верила всему, что он говорил. Со временем она бы даже простила его, ведь то, что он не рассказал ей о своём происхождении, само по себе ещё не значило, что он не любит её. Но она не могла ему простить интрижку с Вилмой в то время, как он клялся ей в любви. Это было гадко и грязно. Возможно, это было минутной слабостью с его стороны, но зато о многом говорило. Но, несмотря ни на что, Джулия не могла заставить себя отказаться от него.
  
   Заснула она только под утро. Её разбудил шум, доносящийся из гостиной. Там кто-то явно ссорился. Она отчетливо слышала мужской голос. Джулия узнала Леона. Она быстро накинула халат и побежала в гостиную. Второй голос она бы не перепутала ни с чьим другим, просто Аллен, как обычно, его не повышал, и из спальни его слышно не было.
   - Наши с Джулией отношения Вас не касаются, - высокомерно заявил Аллен.
   Молодые люди не видели Джулию.
   - Вы подлец и негодяй, барон Висби, или как Вас там теперь, - отчётливо со злостью говорил Леон, - Достойный родственник Роджера и Майкла.
   - Рейли, я убью Вас, если Вы не заберёте свои слова обратно, - Аллен не терял самообладания, но Джулия видела, что он в ярости.
   - Попробуйте! Вы знаете, барон, я не испытывал к Вам тёплых чувств. Но я уважал Вас. Я бы никогда не сдался без борьбы, но я видел, что Джулия выбрала Вас, и считал, что это достойный выбор. Но сейчас я понимаю, как ошибался. Вы не достойны её! Вы - мерзавец! Я вызываю Вас на дуэль.
   - Назначайте место и время, - с надменной улыбкой ответил Аллен.
   - Завтра в семь часов утра за рощей Бремси. Если мне повезёт, я избавлю Ластерию от очередного выродка Сандфордов.
   - На моём месте Вы, очевидно, видите себя, Рейли, - продолжал издевательским тоном Аллен.
   - Я всё сказал, - Леон не стал вступать в словесную перепалку и ушёл с гордо поднятой головой.
  
   Только за Леоном закрылась дверь, как Джулия обрушила на Аллена весь свой гнев.
   - Барон, никакой дуэли не будет, - заявила она, - Я запрещаю Вам это!
   - Но Джулия, у меня нет выбора! Это не я её назначил. Я не могу не явиться.
   - Пострадает Ваша гордость? - в вопросе было столько сарказма, что Аллен не нашёл, что ответить, - Не слишком ли много жертв Вы принесли ради неё? Хватит! Вот Вам мой ответ. Я выйду за Вас замуж только в том случае, если эта дуэль не состоится. Леон не должен пострадать. Он не виноват, что тоже стал жертвой ваших интриг.
   - Бедненький! - с притворным сочувствием сказал Аллен, его разозлила её непомерная забота о Рейли, - Почему Вы полагаете, что я непременно одержу победу? Может быть, это он убьёт меня, как мечтает.
   Джулия растерялась. Она даже мысли такой не допускала. Но всё же ей удалось остаться непреклонной и твёрдо заявить:
   - Вы слышали мои условия. Дуэль не должна состояться. И если Вас задевает, что Ваша драгоценная гордость пострадает от этого, то можете утешиться, представив, как будет растоптана моя, когда я пойду с вами под венец после всего, что Вы наделали, как все будут потешаться на до мной, ведь всё герцогство уже в курсе моего унижения.
   - Я ничем не унижал Вас. Я всего лишь не сказал о том, что услышал от своего приёмного отца. Об этом не знал никто, кроме Джереми и короля Эрминии. Зачем мне было говорить Вам об этом? Вы бы стали меня подозревать в корысти сразу же, всегда бы сомневались в чистоте моих намерений. Это сделало бы Вас счастливой?
   - Это было бы честно. Я бы хотела задать Вам ещё один вопрос. Вы не боитесь родового проклятия Сандфордов?
   - Нет, - ответил Аллен односложно, потому что потерял нить разговора.
   Во время их беседы халат Джулии распахнулся, открыв взору все соблазнительные округлости. Она этого не замечала, зато Аллен как увидел это, уже не мог оторвать глаз. Он не заметил боль, промелькнувшую в её глазах, не сумел вовремя понять, что она ждала другого ответа.
   - Если я откажусь от дуэли, то Вы не передумаете выходить за меня замуж под каким-нибудь ещё предлогом? - спросил Аллен, с трудом заставив себя вернуться к разговору.
   - Обещаю, что не передумаю и сдержу своё слово, - твёрдо сказала Джулия, но потом с горечью добавила, - Вы же не оставили мне выбора.
  
   Аллен воспринял это как упрёк. Действительно, после тех отношений, что у них были, у Джулии не было другого выхода. Даже их близость сейчас работала против него. Теперь это выглядело так, как будто он специально соблазнил молодую герцогиню, чтобы уж наверняка она никуда не делась.
   - Я люблю тебя, - сказал Аллен и пошёл к выходу.
   Он не хотел слышать, как она превращает то волшебство, которое было между ними в нечто грязное и пошлое. Аллен понимал, что она это делает под влиянием боли и обиды. Ему надо было уйти, пока она не наговорила чего-то такого, что встанет между ними и разрушит всё, что было светлого, чистого и прекрасного. Да и надо было что-то делать с условием, которое она выставила. Времени было крайне мало.
  
   ***
  
   Замок Рейли выглядел вполне респектабельно. Казалось, что он и не пострадал во время войны. Насколько знал Аллен, это было совсем не так. Надо отдать должное Леону, ему удалось достаточно быстро восстановить свой дом и вернуть ему былое великолепие. Но не это сейчас занимало Аллена. Он был в настоящей панике. Ему никогда в жизни не приходилось уклоняться от вызова на дуэль. Что он должен сказать Леону? Для дворянина было недопустимо не принять вызов или не явиться к назначенному времени в назначенное место. Его бы просто все посчитали жалким трусом и ничтожеством, которое не в состоянии отстоять свою честь. В данном случае Леон оскорбил его и был инициатором этой дуэли, следовательно, только он и мог отменить свой вызов, не теряя при этом достоинства. Джулия потребовала невозможного!
  
   - Барон, Вы хотели меня видеть? - Леон, похоже, был крайне удивлён, - Я Вас слушаю. Вы пришли обсудить условия нашего поединка?
   - Я пришёл просить Вас отменить дуэль, - слова дались Аллену с большим трудом, - Предлагаю уладить дело миром.
   - Ну надо же, - издевательски протянул виконт, - Никогда не думал, что Аллен Вэйс ещё и трус.
   - Вы прекрасно знаете, что это не так, - Аллену понадобилась вся выдержка, чтобы не накинутся на Рейли.
   - А может быть, Вы признаёте справедливость моих слов? - продолжал свои насмешки виконт.
   - Послушайте, Леон, мне было очень нелегко решиться прийти к Вам сюда с таким предложением, - Аллен начала терять терпение, - Может быть, Вы сначала выслушаете меня, а потом будете делать выводы.
   - Говорите, - бросил Леон, не меняя презрительного выражения на лице.
   - Как бы не выглядело со стороны то, что я сразу не рассказал Джулии правды о своём происхождении, я не хотел причинять ей зла. Я люблю её. Кроме того, я обязан ей жизнью. Я вообще не хотел посвящать в свою тайну никого, пока не нашёл бы веских доказательств.
   - Никого, кроме Вилмы Паулс? - не без ехидства задал вопрос Леон.
   - Я не знаю, откуда баронесса узнала обо всём. Только Джереми Вэйс и король были в курсе дела. Я не настолько глуп, чтобы хвастаться происхождением перед женщинами. Кроме того, Вилма выдала меня Роджеру, после того как мы с братом бежали из тюрьмы. Так что она - последний человек, с которым бы я стал откровенничать.
   - Всё-таки Джулия имела право знать, что Вы претендуете на то место, которое занимает она.
   - Наверное, Вы правы. Но я не знал, как и когда ей сообщить об этом. Мне не хотелось, чтобы она чувствовала себя обязанной вернуть мне титул и герцогство во что бы то ни стало. И уж тем более я не собирался принуждать её к замужеству во имя этого. Я никогда бы не женился только ради титула, просто так случилось, что мы с Джулией полюбили друг друга. После того как она согласилась стать моей женой, я перестал искать доказательства своего происхождения. То, что наши дети унаследуют титул и земли мне будет вполне достаточно, а считают ли меня здесь или при дворе родственником короля, знают ли, что в моих жилах течёт кровь Тибальдов, мне совершенно безразлично.
   - Вы всё равно будете считаться герцогом, став мужем герцогини.
   - Если бы я так стремился только к тому, чтобы меня называли герцогом и к почестям с этим связанным, то давно получил всё это.
   Аллен рассказал Леону то, что вчера пытался донести до Джулии.
   - Ну а если бы Джулия отказала Вам, а доказательств вы бы так и не нашли, как бы тогда Вы поступили?
   - Я бы остался здесь, чтобы служить герцогине и народу Ластерии.
   Аллен сказал это так убедительно, что Леон поверил.
   - Я понимаю, что Джулия обижена на меня и подозревает в корысти, но это совсем не так. Я планировал рассказать ей обо всём через несколько лет после свадьбы. Думаю, что тогда бы ей уже не пришло в голову сомневаться в моих чувствах. Я опасался, что если расскажу о своей тайне сразу, то непременно возникнут подозрения и сомнения, которые отравят нам жизнь. Я не хотел, чтобы наши отношения были омрачены недоверием.
   - Мне понятны Ваши доводы. Возможно, Вы и убедили меня, что я ошибался на Ваш счёт. Но зачем Вам моя симпатия? Гораздо проще было убить меня на дуэли, чем оправдываться передо мной.
   - Джулия очень переживает за Вас, - не сумев скрыть горечи, ответил Аллен, - Она поставила мне такое условие. Вы не должны пострадать, иначе свадьба не состоится. Вы, конечно, можете и не отменять свой вызов, но тогда Вам придётся убить безоружного человека. Я не подниму на Вас руку.
   - Как благородный человек, я не могу участвовать в столь неравном поединке. Да и, боюсь, что Ваша смерть от моей руки не сделает Джулию счастливой.
   - Благодарю Вас, виконт. На этом закончим наш разговор и распрощаемся.
   Он направился к выходу.
   - Барон, - окликнул его Леон, - Я беру свои слова обратно. Я по-прежнему не испытываю к Вам особо тёплых чувств, но на моё уважение, как и прежде, можете рассчитывать. Сомневаюсь, что я бы отважился просить соперника отменить дуэль. Для этого нужно гораздо больше мужества, чем для того, чтобы на неё явиться.
   Аллен ничего не ответил на это, только ироничная полуулыбка заиграла на его губах. Ирония эта была направлена на самого себя. Если бы Леон только знал, чего ему стоило всё это мужество. Только за воротами дома Рейли он облегчённо выдохнул. Всё! Теперь Джулии придётся сдержать слово.
  
   ***
  
   Джулия проснулась от собственного крика. Ей приснился кошмар. Во сне она видела эту злосчастную дуэль. Аллен и Леон ожесточённо сражались, а она бежала к ним и кричала, чтобы они прекратили этот бессмысленный поединок. Но ноги как будто были связаны, а её призывов никто не слышал. Потом она увидела Аллена, лежащего на земле и истекающего кровью. "Вернись ко мне. Я не могу без тебя" - звал он её. Джулия не сразу поняла, что это был сон. Она испытала настоящий животный ужас. Как бы не обошёлся с ней Аллен, она не могла его потерять. Если смерти Леона она себе никогда не простит, то смерти Аллена она просто не переживёт. Почему она не остановила их ссору? Надо было предотвратить это кровопролитие.
  
   За окном уже светало. Джулия вскочила с кровати. Она решила, не мешкая поехать к Леону. Джулия не верила, что Аллен выполнит её условие. Ей был знаком кодекс чести мужчин её сословия, и она понимала, что потребовала от него невозможного. Только Леон мог отменить дуэль, извинившись или взяв свои слова обратно. Джулия была готова броситься в ноги виконту Рейли, лишь бы он сделал это. Она должна убедить его отменить бессмысленное кровопролитие.
  
   Леон был явно озадачен её столь ранним вторжением.
   - Джулия, рад Вас видеть, - сказал он, стараясь не показывать своего удивления, - Что привело Вас ко мне в такой ранний час?
   - Леон, я пришла просить Вас не участвовать в дуэли с Алленом Вэйсом.
   К удивлению Джулии Леон усмехнулся.
   - И что же Вы пообещаете мне за это? - спросил он, лукаво глядя на неё.
   Джулия лихорадочно соображала, что бы ей ответить.
   - Вы мой друг, Леон, - нерешительно начала она, - Я прошу Вас, во имя нашей дружбы...
   - Ну раз во имя нашей дружбы, - Леон улыбнулся, - То я согласен. Тем более, вчера вечером мы с Алленом договорились решить дело миром.
   - Как?
   - Он пришёл ко мне и объяснил, что я заблуждался на его счёт.
  - Спасибо, - Джулия испытала такое облегчение, что даже ноги подкосились, и она опустилась на стул.
  
   Какой же дурочкой она сейчас выглядит в глазах Леона! Пришла просить за своего жениха, который посмеялся над её чувствами, сделав посмешищем всего герцогства.
   - Джулия, Вы действительно дороги ему, - прервал Леон её самоуничижительные мысли, - Раз уж барон не побоялся поставить под удар свою честь, чтобы выполнить Ваше условие. Я сомневаюсь, что я так смог бы, даже ради Вас.
   "Да не я ему дорога, а герцогство его", - удручённо подумала Джулия, но вслух этого говорить не стала.
   - Предлагаю остаться у нас на завтрак. Родители и сестра будут очень рады, - сказал Леон.
   Джулия согласилась, торопиться было некуда. Родители Леона были очень приятными людьми. Лучше провести час другой в их обществе, чем придаваться грустным мыслям в одиночестве у себя дома.
  
   ***
  
   Аллен пребывал в ярости. Он приехал в замок Стенли, чтобы сообщить Джулии, что сделал всё, что она хотела. Но оказалось, что Её Светлости нет дома. Видите ли, она отправилась к Рейли, причём так торопилась, что уехала без сопровождения и, по словам прислуги, была крайне взволнована. Побежала к Рейли! Очень испугалась, что с дорогим Леоном что-нибудь случиться! Судьба Аллена её, похоже, совсем не волновала. О нём она даже не вспомнила! Почему её так долго нет? Что можно делать у Рейли столько времени? Узнать о том, что дуэли не было и вернуться назад можно было уже семь раз. Воображение рисовало ему картины возможных занятий своей невесты, которые приводили его в бешенство. Когда она вернулась, Аллен был полностью во власти своей ревности. По своему обыкновению, он не выплёскивал своих эмоций, а становился холодным и надменным.
  
   - Ваша Светлость, я выполнил условия нашей сделки, - бесстрастно заявил он, - Надеюсь, что и Вы сдержите своё слово.
   - Я сдержу своё обещание. Благодарю Вас, что Вы не устроили эту бессмысленную бойню.
   - Всегда рад служить, - саркастически произнёс Аллен, - Мы возвращаемся домой сегодня же.
   - Мы? Возвращайтесь, если Вам так это нужно. Вас там ждут великие дела. Я приеду позже.
   - А Ваши великие дела, видимо, остаются здесь? - в том же тоне предположил Аллен.
   - Мне некуда торопиться. Но обещаю, что на свадьбе я появлюсь.
   - Вы, как хозяйка, должны участвовать в подготовке к этому событию и к визиту короля.
   - Я хозяйка? Думаю, что никто кроме Вас так не думает. Да и Вы тоже, - бросила Джулия.
   - Вы сгущаете краски. Вы - герцогиня Сандфорд и должны быть в Омроне, чтобы готовиться к свадьбе.
  
   Джулии было невдомёк, что он так настаивает на её возвращении, потому что ни под каким предлогом не хочет, чтобы она оставалась так близко от Леона Рейли. Если бы девушка не была так ослеплена обидой, и её не мучил страх перед неизбежным возвращением, то она бы сразу поняла, насколько разозлён сейчас её жених. Она давно изучила все его повадки, и знала, что он всегда становится таким невыносимым, если его что-то очень сильно задевает. Но сейчас она рассматривала его отчуждённость и сарказм как проявление истинного к ней отношения. Зачем теперь ему притворятся любящим, нежным и заботливым, когда он практически получил от неё то, чего ему было нужно.
  
   - Пока я герцогиня и не Ваша жена, Вы не можете мне приказывать! - зло выпалила Джулия.
   - Разве я отдаю приказы? - с ледяным спокойствие спросил Аллен, - Я просто взываю к Вашему благоразумию. Чего Вы добьётесь, прячась здесь ото всех до самой свадьбы? Тем самым Вы дадите злопыхателям ещё больше поводов для сплетен и злорадства. В конечном итоге Вы добьётесь того, что наш брак будут считать фикцией.
   - А разве это не так? - с вызовом спросила Джулия.
   - Это не так, чтобы вы сейчас не думали об этом. Вы советовали мне задуматься о том, как пострадает Ваша гордость в результате Вашего согласия на брак со мной. Так вот, чтобы нанести ей как можно меньший урон, советую сделать вид, что мы помирились, что Вы простили меня. Раз Вы простили своего жениха, то возможно, он сумел убедить Вас в своей любви, возможно, Вы не поверили всему, что наговорила Вилма, а значит, что всё это может быть неправдой. Мало ли из-за чего ссорятся влюблённые. Если мы вернёмся в Омрон вместе, то всё будет выглядеть как мелкая размолвка, не стоящая внимания. Так что не надо прятаться от меня и избегать, и всем видом и поведением демонстрировать, как Вы обижены. Ведь всё пока на уровне сплетен, от нас зависит, насколько им поверят.
   - Я подумаю над Вашими словами, - скопировал Джулия его ледяной тон, не желая признавать правоту Аллена.
   - Подумайте. Но завтра мы должны вернуться в Омрон, - твёрдо заявил Аллен.
  
   Глава 8.
  
   Омрон жил в ожидании грандиозного события. Улицы были наряжены, на них царило весёлое оживление. Горожане старались сделать свои дома наиболее нарядными, даже соперничали в этом друг с другом. Шутка ли! К ним в город пожалует сам король. Но всего больше ластерцы ожидали свадьбы своей герцогини с Алленом Вэйсом. Они любили свою молодую госпожу за её доброту, за то, что не гнушалась помогать простым людям, не была заносчивой. К тому же она была красива и мила. Такое сочетание внешней и душевной красоты всегда подкупает людей. Её избранник пользовался в народе не меньшей любовью. Мало того, что он был героем войны, другом короля, он был их земляком, который сумел за короткое время сделать так, чтобы Ластерия почти восстановилась после войны. Эту вызывало уважение у мужчин, ну а женщины всех возрастов и рангов просто обожали "Красавчика Аллена", как его ласково прозвали в народе.
  
   Слухи о том, что Аллен сын убитой герцогини Эвелин, конечно поползли, но в умах людей ничего не изменили. Если это и правда, то очень даже хорошо, что герцогиня и Аллен поженятся. Тогда дух убитой Эвелин найдёт наконец покой и не будет бродить ночами по замку. Ведь её сын нашёлся и станет герцогом, справедливость восторжествует. Скептики утверждали, что всё это слухи. Только одна Вилма Паулс кричала об этом на каждом углу. Но дочь предателя не любили, считали, что она просто сошла с ума от злости и зависти от того, что так и не смогла женить на себе барона Висби, вот и рассказывает небылицы. Люди связывали со свадьбой начало нового этапа в жизни своей провинции. Роджер разорил Ластерию своим правлением, а война довершила дело. Теперь всё будет по-новому, наступило время надежды и веры в будущее.
  
   Во дворце тоже во всю шли приготовления. Старый замок должен был сверкать. Армии слуг мыли, убирали, чистили, готовили покои для гостей.
   - Ваша Милость! - взволнованно позвал Аллена один из слуг, - Господин Адам срочно зовёт Вас, он нашёл кое-что интересное!
   К Аллену как раз пришёл брат, и они вдвоём отправились за слугой.
   - Смотрите, Аллен! - возбуждённо говорил управляющий, - Мы хотели переставить это старый шкаф и обнаружили за ним дверь в подземный ход.
  Все начали осторожно спускаться по лестнице. Прошли они не много и упёрлись в закрытую дверь. К счастью, ей подземный ход не заканчивался, а делал крутой поворот. Всем не терпелось пойти дальше, но Аллен не торопился. Какое-то шестое чувство подсказывало ему, что эту дверь необходимо открыть.
   - Давайте выломаем её, - предложил кто-то.
   - Я попробую найти ключ, - ответил он, - Принесите побольше свечей.
  
  Его указания были выполнены, в подземелье стало светло. Аллен обшарил дверь, стараясь найти какую-нибудь маленькую нишу или щель в стене. Обычно ключи от таких дверей не носили с собой, а прятали в потаённых местах недалеко от двери, иначе владелец мог запутаться в ключах, потому что старые замки имели множество различных комнатушек, чуланов и темниц. Наконец его старания увенчались успехом. Ключ легко вошёл в замочную скважину, ещё через несколько секунд дверь была открыта.
  
   Комната оказалась совсем небольшой. У стены стояло что-то массивное. Аллен подошёл и увидел, что это картины, только они были повёрнуты изображением к стене. Слуги развернули их. Аллен сдёрнул с рам паутину и поднёс подсвечник поближе. Сначала он даже отпрянул от неожиданности. С портрета на него смотрел он сам, только в старомодных одеждах и несколько по-другому причёсанный. Он не мог поверить своим глазам. Аллен наклонился и прочитал надпись на раме. Эдмон Сандфорд. Вот то, что он искал! Роджер почему-то не решился уничтожить портрет своего отца, а закрыл его в этой комнате. На другой картине был изображён Эдмон Сандфорд вместе с молодой красивой женщиной. Молодые люди на портрете счастливо улыбались и держались за руки. Вся картина прямо таки излучала счастье. Надпись под ней гласила: "Эдмон и Аделина Сандфорд".
   - Джереми, посмотри, - тихо позвал Аллен.
   - Вот это да! - воскликнул Джереми, - Это то, что ты искал.
  
   На другом портрете Аллен снова увидел Эдмона Сандфорда, но уже с другой женщиной и в окружении троих детей. Аллен подумал, что разница во времени, когда были написаны эти картины, составляет чуть больше десяти лет. Внешне Эдмон не сильно изменился, но казалось, что это совершенно другой человек, чем тот, который изображён на предыдущем портрете. У этого человека был совершенно погасший взгляд, и тени улыбки не наблюдалось на его лице. Казалось, он с нетерпением ждёт, когда же его отпустят, когда ему уже не надо будет изображать счастливого отца семейства. Женщина рядом с ним улыбалась, но казалось, что она заставляет себя это делать. Довольными и счастливыми здесь казались только дети. Следующее полотно заставило Аллена затаить дыхание. На нём были изображены его родители. Он видел их в первый раз. Эвелин была похожа на своего отца, карие глаза светились добротой и умом, лицо в обрамлении светлых локонов было нежным и тонким. Отец - высокий шатен с приятным располагающим лицом. И если Эдмон и Аделина были изображены совсем молодыми и очень влюблёнными друг в друга, то его родители к моменту написания портрета прожили вместе уже десять лет. Аллен понял это по дате, портрет был написан где-то за год до его рождения. Так что если изображение молодых деда и бабушки излучало взаимную любовь, то изображение родителей светилось счастьем, но несколько другим. Это была гармония отношений, уверенность в любви близкого человека, то состояние, когда люди стали частью друг друга и ничто не сможет уже разбить этот союз.
  
   - Прикажете поднять картины наверх? - голос Адама вывел Аллена из оцепенения.
   - Нет. Пусть останутся здесь. Через три дня свадьба. Сейчас некогда ими заниматься, - решительно ответил Аллен, игнорируя удивлённый взгляд Джереми.
   - Почему ты не захотел достать портреты и показать всем? - позже спросил Джереми, когда они остались одни.
   - Мы это сделаем после свадьбы, когда гости уедут, если Джулия будет не против.
   - Почему? - повторил свой вопрос Джереми.
   - Во-первых, я хочу, чтобы моя свадьба всё-таки состоялась. Во-вторых, это вызовет переполох среди придворных, которые приедут с королём на мою свадьбу. Я не хочу, чтобы нам с Джулией испортили праздник. Свой долг перед предками я и так выполню, потомки рода Сандфордов будут править Ластерией. Мне больше ничего и не нужно.
   Джереми не стал спорить.
  
   ***
  
   День свадьбы выдался солнечным и тёплым.
   - Ваша Светлость, посмотрите как хорошо! - воскликнула одна из служанок, помогающих герцогине одеваться, - Сам Господь радуется Вашей свадьбе. Вон какой замечательный день Вам послал.
   Джулия улыбнулась. Но она едва ли замечала, какая сейчас погода за окном. В душе её всё трепетало от странной смеси ужаса и восторга. Она всю жизнь ждала этого дня, тысячу раз представляла, как она пойдёт с Алленом под венец. Но счастье от этого было омрачено сомнениями в правильности своего решения, страхом перед будущим. Что сулил ей брак с горячо любимым человеком, который только врал, что любит её, который после своих клятв в любви и верности оказался в постели у другой женщины? Но всех больше на данный момент Джулия боялась злорадных и сочувствующих взглядов подданных, хихиканья девиц, когда она выйдет из церкви, как все будут прятать глаза, во время лицемерных поздравлений, потому что глупо надеяться, что в таком браке может вдруг зародиться счастье.
  
   В церкви было полно народу. К алтарю её вёл сам король. Все взгляды были устремлены на невесту. Джулии казалось, что все эти люди знают, что её жених совершенно равнодушен к ней. Она сосредоточила всё своё внимание на нём. Несмотря ни на что, только его присутствие вселяло в неё уверенность и давало силы преодолеть все свои страхи. Аллен выглядел великолепно, впрочем, как всегда. В глазах его она увидела восхищение, гордость и радость, и на миг его настроение передалось ей. Она улыбнулась ему, получив в ответ самую очаровательную из его улыбок. Она отдала бы всё на свете, чтобы это венчание было таким, каким должно быть: светлым, радостным, торжественным, чтобы их клятвы были не пустой формальностью, чтобы союз их скрепляла настоящая любовь, а не взаимная выгода. Она повторяла слова клятв за священником, а на душе становилось всё горше и горше. Это были лишь пустые обещания, которые её муж был не в состоянии выполнить. Аллен же выглядел совершенно счастливым. Это её не удивляло. Почему бы и нет? Ведь он получил всё, к чему стремился. Единственное, что отвлекало Джулию от горестных мыслей, был неожиданно нежный поцелуй жениха. Он, казалось, совсем не замечал её подавленности. Когда молодые вышли из церкви, толпа ликовала, поздравляя новобрачных. Аллен с удовольствием принимал поздравления, похоже, он был счастлив за них двоих. Джулии же стоило неимоверных усилий улыбаться, благодарить за поздравления, но казалось, что никто не понял, как ей тяжело. Она не увидела ни одного сочувствующего взгляда, никто не пытался спрятать усмешек, все вполне искренне поздравляли её, желали счастья, удачи и побольше наследников. Это немного утешало. По крайней мере, никто не насмехается над ней.
  
   Сам праздник дался ей нелегко. Сколько же сил нужно было прикладывать, чтобы выглядеть счастливой невестой. Бал они открывали вместе с Алленом. Он смотрел на неё с обожанием и улыбался. Должно быть, ни у кого не осталось сомнения в том, как сильно он любит свою невесту. Как же надо уметь притворяться?! Прямо таки никого вокруг не видит, кроме неё. Почти все танцы они танцевали вместе. На один её пригласил король.
   - Я рад за Аллена! - сказал Кевин Тибальд, - Такая очаровательная жена! Очень рад, что он сумел добиться Вашей благосклонности. Ещё очень давно, Аллен сообщил мне, что любит Вас, и просил не разрушать Ваш замок в случае моей победы. Сколько восторженных эпитетов я услышал в Ваш адрес!
  
   Джулия улыбнулась королю в ответ, понимая, что тот хотел порадовать её своим рассказом. Но добился противоположного эффекта. Аллен врал даже королю! Ради этой груды камней, своего драгоценного замка, он готов обманывать кого угодно! Уж точно Аллен не мог испытывать к ней никаких нежных чувств ещё до войны. Он прикрывался её именем, чтобы Кевин Тибальд оставил замок его предков.
  Сразу после короля её пригласил Леон Рейли. Он поздравил Джулию и спросил, как она себя чувствует в новом качестве. Джулия не стала рассказывать ему, что чувствует себя просто отвратительно, что ей хочется забиться в какой-нибудь тёмный угол и рыдать. Этот день должен был стать самым счастливым днём в её жизни, а стал просто фарсом, днём торжества чудовищного лицемерия. Как она выдержала до окончания праздника, осталось для Джулии загадкой. Как было принято старшие родственницы проводили новобрачную в их общие с молодым мужем покои, где помогли разоблачиться от свадебного наряда и привести себя в порядок для встречи супруга. У Джулии не было родственниц по крови, поэтому их заменили Ванесса, её мать и ещё несколько благородных дам. Они весело переговаривались, давали Джулии какие-то советы. Она улыбалась им, даже что-то отвечала, но совершенно не понимала, о чём они говорят. Она была занята своими невесёлыми мыслями, ей хотелось, чтобы они поскорее ушли и оставили её одну. Наконец женщины надели на неё невероятно красивую ночную сорочку, накинули на плечи пеньюар, расчесали волосы и, продолжая весело щебетать, ушли, пожелав ей со смехом не самой спокойной ночи.
  
   ***
  
   Аллен был по-настоящему счастлив. Он поднимался в покои, которые будет занимать теперь вместе с молодой женой. Предвкушение того, что должно было сейчас произойти, буквально пьянило его. Он очень соскучился. Аллен надеялся, что сумеет убедить Джулию в своей любви. Она простит его. Если любит, то должна поверить ему. Ведь он действительно не хотел ничего плохого.
  
   Аллен до последнего мгновения боялся, что Джулия не придёт в церковь, что венчание не состоится. Но она не передумала! Она всё-таки решила, что хочет быть с ним рядом всю жизнь. Когда она вошла под руку с королём, Аллену показалось, что его сердце на мгновение остановилось. Он испытал и облегчение от того, что она пришла, и восхищение, и гордость за неё, и огромную радость, что эта чудесная девушка, которая стала для него всем миром, станет его женой. А он, самодовольный глупец, когда-то считал, что не способен испытывать таких чувств. Столько опытных и красивых женщин не смогли дотронуться до его сердца, хотя очень к этому стремились, а эта невинная, чистая девочка смогла забрать его и делать с ним, всё, чего не пожелает, могла вознести его к солнцу, а могла бросить в пучину бесконечного отчаяния.
  
   От Аллена не укрылось, насколько Джулия была напряжена во время всей свадебной церемонии, как она нервничала, но его это не удивляло. Он списал это на обычное свадебное волнение и на нелюбовь его невесты к повышенному вниманию. Единственное, что немного омрачило его настроение, был долгий танец его невесты с виконтом Рейли. Но даже это обстоятельство не могло затмить его радости от того, что Джулия теперь его жена.
  
   Джулия сидела на кровати спиной к нему. Она даже не повернула головы, когда Аллен вошёл. Спина была неестественно прямой, во всей позе чувствовалось напряжение.
   - Джулия, - ласково окликнул её Аллен.
   - Уходи, - твёрдо сказала она.
   Аллен растерялся. Но потом в нём начал закипать гнев, вызванный разочарованием и обидой. Совсем не такого приёма он ждал.
   - Я никуда не уйду,- зло скал он, - Ты - моя жена, и твоё место рядом со мной. Это наша общая спальня и я не позволю тебе выкидывать меня отсюда, как котёнка.
   - Тогда я уйду, - Джулия вскочила с кровати и направилась к кушетке возле окна, - Я хочу побыть одна.
   - Нет, - Аллен поймал её на полпути, - Что происходит? Или это так беседа с Рейли на тебя повлияла? Всё переживаешь, что поторопилась с выбором?
   - Да причём тут Леон? - закричала Джулия.
   - Ты - моя! - грозно заявил Аллен и впился в её губы поцелуем.
  
   Джулия сопротивлялась изо всех сил. Всё напряжение такого трудного дня выплеснулось наружу. Но Аллен не отпускал её, всё сильнее сжимая в объятиях. Поцелуи стали более смелыми и требовательными, заставляя её прекратить бессмысленное сопротивление и подчиниться его воле. Собственное тело предавало Джулию, не подчиняясь командам разума, а с восторгом отзываясь на призыв Аллена разделить его страсть. Впрочем, голос разума тоже вскоре умолк. Джулия сдалась, подчиняясь древнему как мир инстинкту и власти любимого мужчины. И даже его слова: "Ты моя", которые он повторял с ликованием победителя, не вызывали протеста, а лишь восторг от того, что это действительно так.
  "Прости меня", - слышала она слова Аллена, но не понимала, о чём он говорит. За что она должна простить его? Ведь она снова побывала в раю. Он так и не позволил её разуму вернуться на место, в следующий раз одарив такой нежностью, что Джулия просто забыла себя. Она заснула совершенно обессиленная и счастливая, даже не вспомнив о своих обидах и всех тревогах прошедшего дня.
  
   ***
  
   Джулию разбудил солнечный луч, который пробился через гардины и упал ей на лицо. Уже скоро полдень, раз солнце уже стоит так высоко! Она собралась было вскочить, но что-то ей помешало. Рука Аллена обнимала её. Воспоминания минувшего дня и ночи нахлынули на Джулию. Итак, она стала женой Аллена Вэйса и, несмотря ни на что безмерно рада и горда этим. Какой смысл сопротивляться своей любви? Чего ей даст это противостояние? Бесконечную войну с мужем, в которой не будет победителей? Он просто устанет от этого и найдёт утешение где-нибудь ещё. Сам он явно не искал ссоры и пытался наладить отношения. Надо постараться пойти ему навстречу. Она посмотрела на спящего Аллена. Сердце начало медленно таять. Она так любила его: эти глубокие выразительные глаза под идеальными дугами бровей, прямой аристократический нос, губы, которые дарили ей самые нежные поцелуи, эти золотые волосы. Аллен бы, наверное, посмеялся над ней, прознав, о чём она сейчас думает. Как-то он признался ей: "Терпеть не могу, когда мной начинают восхищаться как девицей. Какие глазки! Какие реснички! Это, бесспорно, великие достоинства для мужчины". Джулия не удержалась и провела рукой по его волосам. Аллен проснулся от её прикосновения. Лицо осветила ласковая улыбка.
   - Доброе утро, жена, - с нежностью поприветствовал он.
   - Доброе утро.
   Он взял её руку и поднёс к губам. Их глаза встретились.
   - Я люблю тебя, - сказал Аллен.
   Джулия уже было собралась ответить тем же, но в дверь постучались.
   - Ваша Светлость, я очень извиняюсь, что приходится Вас беспокоить, но все гости уже давно собрались, - услышали они смущённый голос дворецкого, - Что мне передать им? Вы выйдете к ним?
   - Вот чёрт! - тихо выругался Аллен, но ответил, - Мы скоро спустимся. Через десять минут пришлите горничную к Её Светлости.
  
   На следующий день после свадьбы молодые обязательно должны были выйти к гостям. К тому же сам король был среди гостей. Аллен обречённо развёл руками, будь его воля, он никуда бы не пошёл.
   - Джулия, я зайду за тобой через полчаса. Тебе хватит этого времени, чтобы собраться?
   - Я не знаю, - растеряно ответила она.
   - В любом случае я буду ждать тебя. Не торопись и не переживай.
   - А как же гости?
   - Ничего, думаю, они всё поймут и будут к нам снисходительны.
  
   Если Аллен рассчитывал этими словами успокоить молодую жену, то результат получился прямо противоположный. Понимающая улыбка её любимой горничной подлила масла в огонь. Джулия готова была провалиться сквозь землю от смущения. Хорошо ещё, что умелые руки служанки быстро справились с её нежно-голубым пышным платьем и быстро уложили волосы в элегантную причёску.
  Аллен ждал её на выходе из покоев.
   - У меня самая красивая жена во всём королевстве! Все мужчины в зале просто умрут от зависти, - с гордостью сказал он.
   - Я боюсь туда идти, - в панике призналась Джулия.
   - Боишься? Почему? - изумился Аллен.
   - Все эти гости... Они знают, что мы с тобой... Что у нас..., - она не знала, как это выговорить, сгорая от смущения.
   - Джулия, ну конечно они догадываются о том, что здесь произошло, - ласково сказал Аллен, стараясь спрятать улыбку, - Но если тебя это успокоит, то могу тебя уверить, что никто не будет удивляться, потому что с ними иногда такое тоже случается. Не бойся ничего, я же с тобой.
  
   ***
  
   Вот уже неделю каждое утро Аллен поднимался рано. Джулия ещё спала. Он старался двигаться как можно тише, чтобы не разбудить её. Аллен испытывал крайнюю степень досады, но ничего не мог изменить. Дело в том, что король решил остаться у них ещё как минимум на три недели. И не просто остаться погостить, а объехать вместе с Алленом все приграничные земли, разработать план укрепления границ и, в довершении ко всему, провести у них в замке переговоры с дерианцами по спорным приграничным территориям. Конечно, можно было понять стремление короля совместить приятное с полезным, но Аллен представлял себе свой медовый месяц совершенно по-другому. Неужели Кевин Тибальд не понимает этого? Аллену сейчас было совсем не до него и не до великих государственных дел. Сказать об этом королю он, конечно, не мог, так что оставалось возмущаться молча.
  
   Обременять жену своими жалобами на жизнь он тоже не захотел. Хотя их отношения стали гораздо менее напряжёнными, чем до свадьбы, но им было еще очень далеко до тех, что были у них до скандала с Вилмой. Джулия больше не гнала его, не обвиняла ни в чём, но была слишком сдержана в проявлении чувств, не было в её отношении к нему прежнего тепла, не было непринуждённого общения, общего веселья. Она была как чужая. Аллен еще раз попытался сломать лёд между ними, спокойно объяснил ей, как всё произошло с тайной о его происхождении, почему он скрыл от неё это. Джулия не спорила с ним, не возражала, не требовала доказательств и, казалось, приняла его объяснения, но он видел, что недоверие никуда не ушло. Её отношение к нему можно было назвать добрососедским, она была вежлива, мила, но и близко его не подпускала к своей душе. Только ночью он мог заставить её снять с себя эту маску, тогда она вновь становилась его Джулией, а не какой-то незнакомкой, вежливо улыбающейся ему одними губами. Но ему этого было мало. Аллена озадачивало и обижало такое упорство. Почему она не хотела ему верить? Он не привык, чтобы его слова подвергались такому упорному сомнению. Чужим людям обычно было достаточно данного им обещания, чтобы доверить жизнь. Он знал цену своему слову, знали об этом и его друзья, и его враги. Только Джулия, которая знает его с детства, почему-то подвергала сомнению его честность и порядочность. За все те годы, что они знакомы, Аллен ни разу её не обманывал, даже в детстве. А теперь вдруг в её глазах стал лгуном. Аллен надеялся, что со временем она всё поймёт и поверит ему. Надо было только запастись терпением.
  После короткого завтрака новоиспечённый герцог отправился с королём и его свитой объезжать свои владения.
  
   Глава 9.
  
   Джулия смотрела на себя в зеркало и не узнавала. На ней было роскошное бальное платье из серебристого шёлка, в замысловатую причёску были вплетены жемчужины. Несмотря на все волнения прошедшего месяца из зеркала на неё смотрела красивая молодая женщина с горящими глазами и счастливой улыбкой, которую вызывало предвкушение восторга в глазах собственного мужа, когда он её увидит. Собственно ради этого она и старалась. Джулия была с ним счастлива, хотя и его интрижка с Вилмой по-прежнему стояла между ними. Она старалась не думать об его измене, и иногда ей удавалось на время забыть об этом. Особенно легко это было, когда Аллен не сводил с неё восхищённых глаз и не отходил ни на шаг во время увеселительных прогулок и вечеров. На протяжении всего месяца он не выразил и тени недовольства, был с ней ласков, мил и заботлив. Что уж говорить про ночи сладкие, нежные и волшебные.
  
   Этот бал радовал Джулию, как ни один другой, ведь он проводился в честь короля, который на следующий день, наконец, покидал замок Сандфордов вместе со своей свитой. Ей нравился Кевин Тибальд, но она уже устала от гостей, от обязанностей хозяйки, которые держали её в напряжении всё время после свадьбы. Она даже стала как-то неважно себя чувствовать по утрам, но тут не было ничего удивительного, она уставала за день и не высыпалась по ночам. Аллен очень много времени проводил вне дома, сопровождая короля в его многочисленных поездках по Ластерии. Джулии не хватало его. Были дни, когда они совсем не виделись, а встречались только ночью. Она вообще не понимала, как её муж ещё держится на ногах. Ему удавалось поспать всего несколько часов за сутки. Она молча сердилась на короля, за то, что он совсем его не жалеет и не бережёт.
  
   Аллен и Джулия приветствовали гостей, они же открывали бал. У Джулии было очень хорошее настроение, ей всё нравилось. Аллен был рядом, гости благодарили за гостеприимство и говорили, как им понравилось у них в замке. Джулии казалось, что скоро всё наладиться, что начинается какой-то новый этап в её жизни. Аллен так старался наладить с ней отношения, стоически выносил её холодность, в ответ даря столько тепла и нежности, что уверенность Джулии в его корыстных мотивах начала таять. Эйфория закончилась, стоило ей только увидеть на балу Вилму Паулс. Кто её сюда пустил? Ведь Джулия запретила страже впускать эту мерзавку в свой замок. Ответ напрашивался сам собой. Кто кроме Аллена мог отменить её распоряжение? Никто! Такую ярость Джулия не испытывала никогда. Она готова была убить мужа на месте. Как он посмел притащить свою любовницу в их дом?! Значит, так соскучился по ней, притворяясь любящим мужем, что рискнул привести на бал, надеясь, что в толпе легко будет затеряться вместе с ней. Ему повезло, что его не оказалось рядом, а то бы Джулия закатила ему такой скандал, каких королевский двор и не видывал. Ей наплевать, что о них подумают! Вилмы она больше не видела, да и Аллен куда-то запропастился. После вспышки бессильной ярости последовало желание разрыдаться. Она никогда не простит ему такого унижения! Джулия не заметила, как оказалась в дамской комнате. Она посмотрела на себя в зеркало. Нет, надо успокоиться и взять себя в руки. Бледное существо с красными от непролитых слёз глазами выглядело жалко и смешно. Она не даст Вилме возможности видеть насколько ей больно от того, что та победила. Она не будет посмешищем для всего королевского двора.
  
   Пока Джулия пыталась прийти в себя от очередного предательства Аллена, в дамскую комнату вошли ещё две женщины. Это были гостьи, приехавшие вместе королём из столицы. Они не видели Джулию, оживлённо беседуя между собой.
   - Как же жаль, что он женился, - говорила одна, - И уехал в провинцию. А какую бы мог сделать головокружительную карьеру.
   - Но он и здесь неплохо устроился, став герцогом, - отвечала другая.
   Джулия поняла о ком речь и не стала обнаруживать своего присутствия, чтобы не ставить себя и дам в неловкое положение.
   - Да, Аллен Вэйс - молодец. Он блестяще разыграл свои козыри, сумел покорить аж герцогиню.
   - Да она же молоденькая совсем! Разве был у неё шанс устоять перед таким сердцеедом?
   - Аллен, конечно, весьма лакомый кусок, многие мечтали бы заполучить его. Наивная Селина Локридж надеялась, что он вернётся в её постель, и она вынудит его сделать ей предложение теперь, когда её старый муж отдал богу душу. Вот она будет волосы рвать на себе, когда узнает, что он уже женился!
   Женщины засмеялись.
   - Да и не на ком-нибудь, а на наследнице целого герцогства. К тому же его жена молода и красива.
   - Да будь она хоть страшна, как смертный грех, это бы не остановило Аллена. Он бы не отказался от возможности получить такой титул.
   - Двор много потерял, отпустив от себя столь великолепного жеребца. Надо рассказать Жози и Виоле, как хорошо пристроился их бывший любовник, по которому они сохнут до сих пор.
  
   Дамы, наконец, ушли. Джулия поняла, что не сможет сегодня больше выйти к гостям. К горлу подступила тошнота. Как же отвратительно было всё это услышать. Какая грязь! Слава Богу, что они не стали рассказывать подробностей и обсуждать все достоинства её мужа. Какая же она маленькая идиотка! Она надеялась удержать его возле себя! Как её возмутила его связь с Вилмой! Ей это казалось верхом распущенности. А оказалось, это всего лишь эпизод в его полной похождений жизни. Распущенный развратник! У них в Ластерии таких ещё не бывало. Конечно, всякое случалось между людьми, но чтобы все это в открытую обсуждали, было недопустимо. Наверное, все эти женщины смеются над ней. Наивная маленькая глупышка не знает за кого вышла замуж и какое будущее её ждёт с мужем ловеласом.
  
   Джулия на ватных ногах вышла в зал. Она никого не видела перед собой, сосредоточившись на одной цели, добраться до своей спальни. К ней подошла Ванесса.
   - Джулия, Вы плохо себя чувствуете? На Вас лица нет.
   - Да, мне нехорошо.
   - Давайте я позову Аллена. Он проводит Вас в Ваши покои.
   - Нет, - почти закричала Джулия, вызвав недоумённый взгляд Ванессы, - Пусть развлекает гостей. Я дойду сама.
   - Я провожу Вас, а потом найду Аллена и сообщу ему, что Вы почувствовали себя плохо.
   Джулия дала увести себя. Ванесса позвала горничную, которая помогла Джулии раздеться. Она легла в кровать. У неё страшно разболелась голова. Дорогой супруг не слишком торопился справиться о её здоровье. Видимо никак не мог оторваться от гостей.
  
   ***
  
   Аллен вернулся в бальный зал после достаточно продолжительной беседы с королём. Как на долго ему пришлось оставить свою жену одну! Теперь он никак не мог её найти. Сначала он не очень удивился, что её нет в зале. Джулия могла пойти в дамскую комнату или вышла на балкон подышать свежим воздухом. Но время шло, а она всё не возвращалась. Куда она подевалась? Может быть, опять где-нибудь мило беседует с Рейли? Эта мысль заставила Аллена выйти в сад и прочесать все дорожки. Но, так и не найдя Джулию, он совершенно растерянный вернулся в зал. Там к нему подошла Ванесса и рассказала, что Джулия ушла в свои покои, вдруг почувствовав себя плохо.
  
   Аллен очень встревожился. В последнюю неделю его жена навещала заболевшую дочку одного из своих вассалов. Он опасался, что Джулия сама может заразиться. Но она только улыбалась, уверяя его, что уже болела подобной болезнью, а второй раз заразиться ей невозможно. Но Аллен всё равно боялся за неё.
  
   Он прибежал в спальню. Джулия лежала на кровати и, похоже, спала. Аллен пощупал ей лоб. Даже он мог понять, что жара, по крайней мере, у неё нет. Он не стал будить жену, решив, что она просто переутомилась. Пусть отдохнёт. Он снова вышел к гостям, но теперь уже не чаял, когда же всё закончится. Без Джулии ему было скучно и одиноко.
   Наконец-то гости начали расходиться. Перед сном Аллен ещё раз удостоверился, что жара у жены нет, и лёг спать.
  
   ***
  
   Утром герцогская чета встала рано. Нужно было проводить высоких гостей.
   - Как ты себя чувствуешь? - заботливо спросил Аллен.
   - Тебе правда это интересно? - с сарказмом вопросом на вопрос ответила Джулия.
   Аллен опешил от такого ответа.
   - Почему ты так говоришь? Что случилось? - спросил он, понимая, что Джулия опять чем-то обижена.
   - Какая разница? Или тебя волнует, что я не выполню до конца свой долг хозяйки и не выйду проводить короля? Не переживай! Я подыграю тебе, изображая счастливый брак. Тебе ведь так важно, чтобы король остался доволен.
   - Джулия, что происходит? - стараясь не поддаваться эмоциям, ещё раз спросил Аллен.
   - Я готова. Пошли. Король не должен ждать, - проигнорировала его вопрос Джулия и направилась к выходу.
   Аллену ничего не оставалось, как пойти за ней. Он был совершенно сбит с толку. Но решил всё выяснить после отъезда короля.
  
   Проводы венценосной особы заняли достаточно много времени. Аллена все это время не покидала тревога. Джулия ничем не выдала, что между супругами произошла ссора. Никто из посторонних никогда бы не догадался, что она страшно зла на мужа. Но Аллен видел, каких усилий ей это стоило. Руки жены были совершенно ледяными, что говорило о крайней степени волнения. Она предпочитала не смотреть на Аллена, не встречаться с ним взглядом, а по возможности и не разговаривать. Он терялся в догадках, что из того что он сделал вчера, так разозлило Джулию. Почему этим утром она вдруг перестала вежливо сносить его присутствие, а снова набросилась с обвинениями. Ему казалось, что на данный момент она буквально ненавидит его.
  
   Когда гости отбыли, Джулия молча, даже не взглянув на мужа, отправилась в свои покои. Аллен шёл за ней, не отставая ни на шаг. Как только за ними закрылась дверь, он попытался обнять её, но она вырвалась с яростью дикой кошки.
   - Джулия, может быть ты, наконец, скажешь, что случилось, - осторожно начал Аллен.
   - Я, конечно, не испытываю иллюзий на счёт причин, заставивших тебя жениться на мне. Я знаю, что о любви и речи не было. Я приняла это, но взамен надеялась хотя бы на уважение. Но тебе и это чувство неведомо! - Джулия была настолько зла, что никакие силы бы сейчас не заставили её замолчать и ради сохранения остатков гордости сделать вид, что ей безразличны выходки мужа. Всё, что столько времени копилось в её душе, все разочарования, сомнения, обиды, боль вырвались на волю.
   - Господи, чего не так я опять сделал? - Аллен просто недоумевал.
   - Как ты посмел притащить в наш дом любовницу?!
   - Какую ещё любовницу? - возмутился Аллен.
   - Ах ты, бедненький! Теряешься в догадках? Которую из них? Или из всех дам, что были у нас на балу, ни одна не прошла мимо тебя?
   - Да с чего ты это взяла?!
   - Я слышала, как эти дамочки обсуждали тебя, сокрушались о том, как им будет не хватать такого прекрасного жеребца. А уж твои бывшие любовницы как убиваются, что ты женился. Наивные! Они не знают, что тебя это обстоятельство ни к чему не обязывает, и что для них ещё не всё потеряно.
  
   Аллен не знал, что ей сказать в своё оправдание. Джулия выросла в провинции, где царили достаточно строгие нравы, совершенно отличные от распущенных столичных. Там скучающие дамочки могли позволить себе всё, что угодно. Аллен был обычным молодым мужчиной, который брал то, что ему предлагали, при условии, что женщина была ему симпатична.
   - Я не был тогда твоим мужем или женихом. Я никому не давал клятвы хранить верность, - помолчав, сказал он, - Я ничем не отличался от других мужчин моего возраста. Что же касается причин моей женитьбы на тебе... Я уже не раз их озвучивал. Пойдём, я кое-что покажу тебе.
   Он решительно потянул её за руку. Джулия не стала сопротивляться, потому что когда она опомнилась, они были уже в коридоре, а вырываться на глазах у прислуги ей казалось унизительным. Они пришли в комнату, где начинался подземный ход.
   - Не бойся. Пошли, - Аллен увлёк её вглубь подземного хода.
   Они оказались в маленькой комнате, где стояли портреты. Аллен осветил один из них. Джулия вздрогнула, узнав того, кто на нём изображён.
   - Это ты? - зачем-то спросила она.
   - Нет. Это мой дед - Эдмон Сандфорд.
   - Когда ты нашёл это?
   - За три дня до свадьбы. Теперь ты можешь убедиться в том, что у меня не было нужды жениться на тебе ради того, чтобы стать герцогом. Я нашёл необходимые доказательства.
   - Откуда мне знать, что ты не врёшь? Может ты только вчера это нашёл.
   Джулия устремилась наверх, её давило подземелье. Аллен пошёл за ней. В нём вскипела обида.
   - Джулия, почему то всё время выставляешь меня лжецом? Чем я это заслужил? Ты знаешь меня с детских лет. Я хоть когда-нибудь лгал?
   - Я этого не знаю. Я была маленькой по уши влюблённой дурочкой! Ты казался мне верхом совершенства, рыцарем без страха и упрёка, полубогом. Мне и в голову не приходило задумываться над твоими возможными недостатками.
   - Видимо ты и любила то сказочное существо, которое сама придумала, - ответил на это Аллен с саркастической усмешкой, - А когда миф о моей непогрешимости рассыпался, я стал тебе не нужен. Ты разлюбила меня, потому что я перестал соответствовать идеалу. Поэтому ты и отказываешь мне в доверии. Любящие люди способны закрывать глаза очень на многое, лишь бы оставаться вместе. Ты же изобретаешь всё новые и новые обвинения.
   - Новые обвинения?! - Джулия была возмущена до глубины души, - Ты притащил Вилму Паулс на бал, хотя прекрасно знал, что я запретила ей появляться в моём доме. Я должна закрывать на это глаза?!
   - Я не приглашал её! Я даже не знал, что она была здесь вчера.
   - Ты не знал, что твоя любовница появится на балу? Сама невинность! - презрительно бросила Джулия.
   - Вилма - не моя любовница и никогда ей не была! - возмутился Аллен, - А как она тут появилась, я понятия не имею, наверное, уговорила кого-нибудь из ухажёров провести её.
   - Ах простите! Она не любовница, она - любовь всей твоей жизни.
   - Джулия, я клянусь...
   - Я не верю больше твоим клятвам! Откуда, скажи, Вилме стала известна тайна твоего происхождения?
   - Я не знаю, - ответил Аллен, но потом его осенило, - Но очень хотел бы услышать твою версию случившегося.
   - Это не моя версия, а версия твоей любовницы, которую знает вся округа. Она с большим удовольствием поведала, что получила эти сведения у тебя в постели. Ты заявился к ней пьяный, клялся в любви и объяснил, почему должен жениться на другой, что только мой титул заставляет тебя сделать мне предложение. Затем она всю ночь утешала тебя. Я ненавижу тебя!
   - Как я вижу, ты сразу поверила во всё, что она тебе наговорила, - обманчиво спокойным голосом констатировал Аллен, в глазах его появился лёд, - Вилма - первый человек в герцогстве, чьи слова заслуживают доверия. Так ведь? Она явно желает тебе добра и счастья, просто жизнь готова положить ради этого. А тебе не приходило в голову хотя бы усомниться в её словах? Надо же, каким негодяем я выгляжу в глазах собственной жены! Значит, по-твоему, я после того, что было между нами, отправлялся к Вилме искать утешения, предварительно напившись до беспамятства. Ты когда-нибудь видела меня таким? Или кто-то пустил новую сплетню, что я горький пьяница, а ты не преминула поверить и в это?
   Джулия молчала.
   - Да, я не идеален. Я не рыцарь без страха и упрёка, как ты всю жизнь считала. Я не вёл жизнь святого, совершил немало ошибок, не всегда знал, как мне правильно поступить. Наверное, я должен был сразу тебе рассказать всё о своём происхождении и своих планах, - продолжал Аллен, - Я допустил ошибку. Я уже объяснял, чем руководствовался. Но самым главной причиной, почему я молчал, был страх потерять тебя. Я боялся, что твои сомнения возникнут неизбежно. А мне хотелось, чтобы наших с тобой отношений не коснулась и тень сомнений, чтобы они оставались чистыми, чтобы ты была счастлива. Увы, все мои старания обернулись против меня.
   - Ты жалеешь, что женился на мне? - подавлено спросила Джулия.
   - Нет. Я же Сандфорд, - ироническая усмешка искривила его губы.
   - Ты говорил, что не боишься проклятия Сандфордов.
   - Говорил, потому что собирался жениться на любимой женщине. Там ведь ничего не сказано о том, что эта любовь должна быть взаимна, - с горечью ответил Аллен, - Джулия, я устал от твоих бесконечных подозрений и обвинений, от недоверия и ссор. Я хочу побыть один, думаю, и тебе это не помешает.
   С этими словами Аллен ушёл из комнаты, а Джулия ещё долго стояла у окна, осмысливая слова мужа. Гнев, который её поддерживал, испарился. Она почувствовала себя крайне уставшей и отправилась в свои покои.
  
   ***
  
   Аллен возвращался домой. Он не рассчитывал пробыть в Висбидоле так долго. Так получилось, что он не ночевал дома. В свете последних событий Джулия могла подумать, что он это сделал специально, чтобы наказать её за устроенный накануне скандал. И это было бы полбеды, потому что её возможные фантазии на эту тему могли привести их брак к полной катастрофе. На самом же деле у одного из его соседей случился пожар. Аллену пришлось участвовать в его тушении. Народу было много. На пожаре никто не погиб, но погода последнее время была сухая, поэтому площадь пожара была достаточно большой. С большим трудом удалось справиться с ним. Аллену пришлось разместить у себя погорельцев. К концу дня он валился с ног. Сказалось и бесконечное недосыпание в течение месяца. Он прилёг отдохнуть на часок, посчитав, что ещё успеет добраться до дома. Когда он проснулся, было уже утро.
  
   Изначально, он поехал в Висбидол, чтобы успокоиться и собраться с мыслями. Его возмущение быстро угасло. Может быть и хорошо, что этот трудный разговор, наконец, состоялся. Ему хотя бы стало понятно поведение жены. Она не могла ему простить ни его скрытность, а воображаемую измену. Как теперь убедить её, что у него ничего не было с Вилмой? Для этого надо было узнать, откуда ей стала известна тайна его происхождения. Это было сложно, потому что общаться с ней Аллену совершенно не хотелось. Удивительно было то, что Джулия вообще согласилась стать его женой после всех наветов Вилмы. Он представлял теперь, что должна была почувствовать Джулия, когда Вилма вылила на неё поток своих грязных измышлений. Почему она не засыпала его упрёками сразу? Скольких бы бед тогда удалось избежать! Аллен пообещал себе, что в дальнейшем они никогда больше не будут таить свои обиды и подозрения, потому что у правды всегда есть границы, а воображение безгранично. У него оставалась надежда, что Джулия хоть немного задумается над его словами.
  
   Аллена не удивило, что его жена ещё не встала. Было хотя и позднее, но ещё утро. Он не решился будить её и позвал Адама, чтобы вместе с ним заняться насущными делами герцогства, которые находились в несколько заброшенном состоянии из-за свадьбы и визита короля. Аллен не заметил, как за этим занятием пробежало три часа. К его удивлению, Джулия так до сих пор и не встала. Аллен встревожился и отправился в свои покои. Джулия до сих пор лежала в кровати.
   - Джулия, ты спишь? - он подошёл к ней.
   Молодая женщина открыла глаза, полные страдания.
   - Что с тобой? - испугался Аллен, - Ты заболела? Тебе плохо?
   - Да. Я встать не могу, - слабым голосом ответила Джулия.
   - Я вызову врача.
   - Не надо! Я полежу, и мне станет лучше.
   Она привстала и схватила его за руку, пытаясь задержать. Аллен остановился. Вдруг лицо жены побледнело и её вырвало. Аллен бросился к ней.
   - Уходи, - выдавила из себя Джулия.
   - Господи, ну почему ты опять прогоняешь меня? - воскликнул Аллен, - Тебе же нужна помощь!
   - Я не хочу, чтобы ты это видел.
   - Джулия, ты думаешь, я упаду в обморок? Уверяю тебя, я и не такое видел.
   - Я... Я не хочу, чтобы ты видел меня такой, - выговорила она, борясь с новым приступом тошноты.
   - Зачем ты так? - с мягким упрёком спросил он, - Ты - моя жена и не должна меня стесняться. Нам ещё столько всего предстоит пройти вместе, мало ли чего ещё будет в нашей жизни. Мы должны поддерживать друг друга всегда, как и обещали перед алтарём, и в горе и в радости, и в здравии, и в болезни.
   Джулия подарила ему благодарный взгляд, но ответить ничего не успела, потому что её снова вывернуло на изнанку.
   - Я позову врача, - решительно сказал Аллен.
  
   Доктор пришёл быстро. Он велел всем выйти. Все домочадцы собрались под дверью. И мадам Пенкилс, и Адам с женой, и даже прислуга, все с замиранием сердца ждали, что скажет доктор. Аллен метался взад вперёд. Почему доктор так долго не выходит? Что с Джулией? Его начал охватывать страх, он боялся, что его жена всё-таки заразилась от той девочки опасной болезнью. Эта мысль сводила с ума.
   - Аллен, успокойтесь, - мадам Пенкилс подошла к нему, - Подождите впадать в панику, давайте дождёмся вердикта врача.
   - Я так боюсь за неё, - признался он.
  
   Никогда ему не приходилось признаваться в своих страхах, даже на войне. Но сейчас ему не было стыдно. Почему-то вспомнился Эдмон Сандфорд. Аллен как никогда понимал его. Если с Джулией что-нибудь случиться, его душа заледенеет, он не сможет без неё. Если её не будет рядом, ему станут не нужны ни титул, ни герцогство, ни все богатства мира.
  
   - Ваша Светлость, - доктор показался в дверях их покоев, - Войдите, мне нужно поговорить с Вами.
   Аллен как во сне вошёл, ноги подгибались от ужаса. Видимо, вид у него был под стать душевному состоянию.
   - Не пугайтесь так, - вдруг улыбнулся доктор, - Ваша супруга не больна. Просто не пройдёт и года, как она станет матерью.
   Пожилой доктор улыбался в усы, видя, как страх на лице молодого герцога сменяется удивлением, а затем восторгом.
   - Доктор! Доктор! - Аллен был готов расцеловать его.
   Он бросился к Джулии. Вмиг были позабыты все ссоры и обиды на неё. Всё меркло перед такой восхитительной новостью.
   - Джулия, родная моя! У нас будет ребёнок! Твой и мой! Я так рад!
   Он обнимал её, целовал руки, а Джулия была тронута до слёз. Она смеялась сквозь слёзы, заражаясь его восторгом и радостью.
   - Ваша Светлость, - обратил на себя внимание доктор, - Вашей жене сейчас необходим отдых. Я дал ей немного лекарства, которое на время улучшит её состояние. Ей надо поспать. А мне нужно поговорить с Вами.
   - Я сейчас вернусь, - пообещал Аллен Джулии и вышел с доктором.
   - Аллен, - обратился доктор к молодому герцогу, которого знал ещё с тех пор, как тот был ребёнком, - Ваша жена, видимо, относится к тем женщинам, что тяжело переносят беременность. Я, конечно, оставлю лекарство, которое иногда сможет облегчить её состояние, но прибегать к нему часто нельзя. Так что вас обоих ждёт трудный период. Сколько он продлится, неизвестно. Может быть ещё месяца два, а может быть и до конца беременности. Важно, чтобы несмотря ни на что, Её Светлость хоть что-то ела и пила. Я со своей стороны сделаю всё возможное, чтобы помочь ей. И ещё. Старайтесь не подвергать её волнениям. Ей и так тяжело, не стоит усугублять её состояние лишними переживаниями.
   - Конечно, доктор. Я всё понял. Можно я посижу с ней, пока она не заснёт? Обещаю, что не буду мешать.
   - Ну, если не будете мешать, то посидите, - милостиво разрешил доктор, стараясь казаться серьёзным.
  
   Когда Аллен вышел из своих покоев, то с удивлением обнаружил возле дверей всех тех, кто вместе с ним томился в ожидании того, что скажет врач. Все взоры устремились к нему. Наверное, они сразу поняли по его сияющим глазам и счастливой улыбке, что всё обошлось и ничего страшного не происходит.
   - Доктор вам не сказал? - спросил Аллен, - У Джулии всё хорошо! Просто она ждёт ребёнка.
  
   Радость всех присутствующих была неподдельна. Будущий отец был так счастлив, что был готов обнять весь мир. Ему вдруг захотелось поделиться своей радостью с родителями и родными и приёмными. Милым чудачеством казались ему разговоры Джулии с Джоанной. Но сейчас ему хотелось сделать то же самое. Наверное, там на небесах они счастливы за него и те, и другие.
  
   Глава 10.
  
   Джулия лежала в кровати, хотя был уже полдень. За последнее время она здорово избаловалась. Уже больше недели приступы тошноты не одолевали её. Наверное, можно было бы и погулять, тем более, что погода стояла хорошая. Честно говоря, молодая женщина не торопилась порадовать мужа, рассказав ему о том, что чувствует себя гораздо лучше. Ей так нравилась его забота и внимание и то, что он проводит рядом с ней всё свободное время.
  
   Поначалу Джулию смущало его присутствие в моменты, когда ей было совсем уж плохо. Ей казалось, что выглядит она отвратительно. Мужчина не должен видеть женщину в столь неприглядном виде. Но он не обращал внимания на её протесты, а у Джулии не хватало сил долго сопротивляться. Аллен был очень терпелив, ласков и заботлив. Он ни разу не выразил недовольства и обиды, несмотря на её срывы и капризы.
   - Он Вас так любит! - говорила с улыбкой мадам Пенкилс, - Как родная мама за Вами ухаживает. Никогда не думала, что такой мужчина, как Его Светлость, на такое способен. Мужчины они ведь как? Недельку пожалеет больную жену, повздыхает, а потом начинает себя развлекать. И хорошо если это охота или другие мирные мужские забавы. А о здоровье супруги достаточно и раз в день справиться да провести рядом полчаса.
   - Аллен очень добр ко мне, - скромно отвечала Джулия.
   - Видели бы Вы его, когда мы ожидали вердикта доктора, - продолжала мадам, - Он так перепугался! Метался по комнате как тигр в клетке, а в глазах столько отчаяния, как будто у человека жизнь заканчивается. И как переменился потом, когда уже вышел к нам с радостной новостью. Я таким счастливым видела Аллена только на свадьбе.
  
   Для Джулии этот момент стал одним из счастливейших в жизни. Все её сомнения растаяли, когда она увидела, как в его черных глазах зажигаются звёзды, как он искренне рад тому, что у них будет малыш. Ей хотелось петь и смеяться, глядя на ликующего мужа. Она поверила, что Аллен любит её, что Вилма всё придумала про его измену. Всё его поведение во время этих трудных трёх месяцев доказывало, насколько он предан Джулии, как она важна для него.
  
   Они не обсуждали больше ту свою ссору. Его слова заставили Джулию посмотреть на ситуацию по-другому. Она верила ему, но оставался один вопрос, который не давал покоя. Как Вилма узнала, что он Сандфорд? Сердце Джулии знало, что муж не предавал её, но разум требовал подтверждения, логического объяснения. Аллен посчитал нужным объяснить ей только своё отсутствие дома в ночь после ссоры. Она и без этого знала, где он был. Вся округа знала о пожаре, и что герцог был там. Это спасло Аллена от её обвинений во всех смертных грехах, к которым прибегла бы Джулия, если бы была не в курсе, где пропадает её супруг. Джулия сделала вид, что ничего не знала, а поверила ему на слово. Пусть Аллену будет приятно, что она не сомневается в его порядочности. Он ведь столько сделала для неё, что давно заслуживает её доверия, уважения и любви.
  
   - Ваша Светлость, к Вам доктор, - сказала пришедшая служанка, оторвав Джулию от мыслей о муже.
   - Ой, я совсем забыла! - воскликнула она, - Принесите воды. Мне нужно умыться. Передайте доктору, что через двадцать минут я буду готова.
  
   Джулия вздохнула. Доктор точно выведет её на чистую воду. Придётся признаться Аллену, что она вполне здорова, и от него больше не требуется неустанной заботы и неотрывного присутствия. Она обругала себя за эгоизм. Бедный Аллен! Послал же Бог жену симулянтку такому замечательному мужчине!
  
   ***
  
   Вилма с гордостью разглядывала себя в зеркале. До чего же хороша! Огненно-рыжие локоны обрамляют безупречное лицо, зелёные глаза смотрят томно и зазывно, заставляя мужчин терять голову. Правда, в последнее время её почти перестали приглашать на различные светские мероприятия. Всё из-за этой проклятой герцогини! Все боялись вызвать её недовольство и гнев, не угодить ей. При этом сама Джулия Сандфорд не посещала балов и светских раутов. Она была беременна и, по слухам, здоровье герцогини оставляло желать лучшего. Также ходили слухи, что муж очень печется о её здоровье, уделяет ей много внимания. Да, Аллен всегда был слишком совестливым. Но Вилма была уверена, что только долг удерживает его рядом с женой. Скоро ему всё это надоест, он будет ей тяготиться. Вот тут то и настанет черёд Вилмы вновь появиться в его жизни. Она помнила, как разозлился на неё Аллен, когда она всё рассказала Джулии, от взгляда, который он на неё бросил, у Вилмы тогда сердце упало куда-то в живот от страха. Сейчас прошло уже много времени с тех пор. Аллен получил то, что хотел, и, наверное, уже не слишком сердит на Вилму. К тому же он молодой здоровый мужчина и наверняка соскучился по женской ласке. От его жены сейчас толку мало, так что соблазнить его не составит никакого труда. Главное суметь прорваться к нему, заставить себя выслушать, а там уж она найдёт способ оказаться в его объятиях.
  
   Поначалу Вилма была в отчаянии, что ей так и не удалось предотвратить его женитьбу на герцогине. Вилма готова была взвыть от злости и досады. Она ненавидела Джулию. Проклятая самозванка! Почему всё ей? И герцогство, и самый завидный жених во всей Ластерии достались этой пигалице! Хоть бы она сдохла, так и не родив своего ребёнка! А что? Очень даже может быть. Вилма зацепилась за эту мысль. Если Джулии не станет, то Аллен всё равно будет герцогом, и уже ничто не помешает ему жениться на Вилме. Даже если с герцогиней ничего не случиться, то Вилма могла бы довольствоваться званием любовницы самого герцога. Это наделило бы её небывалой властью, и все эти дворяне, которые смеют не приглашать её в гости, будут униженно ползать у её ног и ждать милости. Эти мечты пьянили баронессу. Она не допускала даже мысли, что Аллен сможет устоять против такой роковой красавицы, как она. Он всего лишь обычный мужчина. Только бы ей удалось добраться до него, и тогда он забудет про свою дурацкую порядочность и гордость. Джулия Сандфорд беременная и больная ей не соперница. Вилма обязательно станет любовницей герцога, иначе и быть не может! Она закрыла глаза, чтобы получше представить, как всё это будет. Все женщины вокруг с ума сойдут от зависти. Решено, она пойдёт в замок Сандфордов уже завтра. Следующую ночь она проведёт с Алленом и он навсегда будет у её ног. А Джулия останется всего лишь неизбежным присутствием, и пусть хоть умрёт от горя, обиды и бессилия что-либо изменить.
  
   ***
  
   Аллен с утра остался дома. Неотложных дел не было. К тому же к Джулии сегодня должен был прийти доктор, и Аллен собирался поговорить с ним. Но Адаму понадобилось срочно обсудить один из важных хозяйственных вопросов. Это заняло гораздо больше времени, чем рассчитывал герцог. Когда он освободился, доктор уже ушёл. Что ж, придётся расспросить саму Джулию. Он только собрался пойти в свои покои, как один из слуг окликнул его.
   - Ваша Светлость, к Вам гости.
   Аллен удивился. Слишком рано для гостей, обычно гости появляются во второй половине дня. Видимо, кому-то из соседей нужна помощь, да и слуга выглядит очень взволнованным.
   - Проводи гостя в библиотеку, Пит, я приму его там. А что за гость? - спросил Аллен.
   - Это э..э..э гостья, - ответил Пит, опуская глаза, - Баронесса Вилма Паулс.
   - Как она сюда попала? Её Светлость дала чёткие указания, не пускать баронессу.
   - Я не знаю, Ваша Светлость. Может быть, стражники новые, - залепетал испуганно слуга, видя недовольство хозяина, - Прикажете выпроводить её из замка?
  
   Аллен испытывал странную смесь чувств: удивление, презрение и даже брезгливость. Его просто поражала подобная наглость и самоуверенность. Первым порывом было выкинуть нахалку вон, чтобы показать ей её место и не гневить Джулию. Но Аллен понимал, что Вилма не сдастся, что так и будет преследовать его. Надо было преподать ей урок, отбить у неё привычку влезать в его жизнь только потому, что ей так захотелось. Ему надоели проблемы, которые возникали при каждом её вмешательстве. То она чуть не погубила его, то чуть не расстроила его свадьбу, он чуть не потерял Джулию из-за козней Вилмы. Она игнорировала запрет Джулии приходить в их замок. Аллен должен сделать так, чтобы у баронессы отпало всякое желание нарушать распоряжение его жены.
  
   - Пригласи гостью в библиотеку, - распорядился Аллен ледяным тоном.
   Надо было бы заставить её ждать, но ему не хотелось тратить на это время. Есть и другие способы выказать своё пренебрежение. Аллен взял книгу и сел за стол. Когда Вилма вошла, он нехотя оторвал глаза от книги, вздохнул с сожалением, откладывая её в сторону.
   - Что привело Вас сюда, баронесса? - холодно поинтересовался он, медленно вставая, всем видом демонстрируя, что только правила хорошего тона заставляют его уделить ей внимание, - Моя жена запретила приходить Вам в наш дом. Видимо, случилось что-то очень серьёзное, раз вы решили пренебречь её пожеланием?
   - Я пришла поговорить с тобой, Аллен, - ответила Вилма, явно игнорируя его официальный тон, - Честно говоря, мне наплевать на распоряжение твое жены, ведь мы оба знаем кто здесь настоящий хозяин по праву рождения.
   Она заговорщически улыбнулась, в её глазах Аллен без труда прочитал призыв. В душе его аж передёрнуло от отвращения, но внешне он ничем этого не выдал. Он помолчал, вышел из-за стола и поставил книгу на место.
   - Ну хорошо, я поговорю с Вами, - наконец сказал Аллен так и не приняв её доверительно-дружеского тона, - Но не раньше, чем Вы откроете мне секрет. Откуда Вам стала известна моя тайна? Надеюсь, Вы понимаете, что версия, изложенная моей жене, сейчас не пройдёт.
   Вилма поняла, что он всё еще злиться на неё. Но он явно уже остыл, просто ему хочется наказать её за то, что она чуть не пустила под откос все его грандиозные планы. Надо же, какие мы гордые и неприступные! Надо было сделать что-нибудь, чтобы он стал посговорчивее.
   - Да всё очень просто. Я случайно услышала ваш разговор с Джереми, - решила признаться Вилма, - Прости меня, Аллен! Я знаю, что ты сердит на меня. Но я просто хотела предотвратить твою свадьбу любой ценой. Ведь ты же совершил ошибку, женившись на Джулии! Ты же любишь меня! Просто дурацкая гордость мешает тебе признать это. Я по-прежнему люблю тебя, как любила до войны!
   - Вы меня любили? - с сарказмом спросил Аллен, - Это было что угодно, но только не любовь. Или Вы из любви ко мне сдали меня Роджеру?
   - Я же говорила, что это отец заставил меня! - выкрикнула Вилма.
   - Он Вас пытал? - с притворным сочувствием спросил Аллен, но потом устало заговорил, - Вилма, мне давно безразличны мотивы Вашего поступка, я не пытался вывести Вас на чистую воду, как-то преследовать или наказать за это. Зачем? Чего Вы добиваетесь, говоря о любви ко мне? Или Вы как-то по-другому понимаете это слово?
   - Аллен, не говори так! Ты просто никогда не был в такой ситуации, как я!
   - Возможно. Но я точно знаю, что когда любимому человеку угрожает опасность, можно вытерпеть и сделать, что угодно, лишь бы её отвести.
   - Но ты же любишь меня, несмотря на то, что я такая плохая! Признайся! - сменила тактику Вилма, поняв, что её ложь не возымела действия.
   - Вы очень заблуждаетесь, Вилма. Я люблю свою жену. Я прошу Вас больше не пытаться выяснять со мной отношения, не приближаться к моей супруге, прекратить плести интриги и строить козни. Вам это ничего не даст. Лучше займитесь своей личной жизнью, выйдете ещё раз замуж в конце концов. Если Вы ещё раз расстроите мою жену, то я сам выберу Вам мужа. Я, как герцог, могу воспользоваться своим правом решать судьбу своих подданных. Не провоцируйте меня сделать неправильный выбор.
   - Не могу поверить! - удивление, злость, нежелание смириться с поражением - всё промелькнуло на лице Вилмы, искажая её прекрасные черты до неузнаваемости, - Ты променял меня на эту серую мышь?! Я - самая красивая женщина в Ластерии, а ты отвергаешь меня ради этой пигалицы?!
   - Хватит! Как Вы смеете оскорблять мою жену? Вы мизинца её не стоите, - Аллен не повышал голоса, но он был в ярости, - Вы действительно очень красивы. Но красота бывает разная, иногда её нельзя даже сравнить. Например, павлин и лебедь, обе птицы очень хороши, но совершенно по-разному. Павлин - яркий, блестящий, он сразу приковывает к себе внимание. В лебеде же совсем другое очарование: грациозность, чистота, совершенство линий, благородство. Это завораживает навсегда, а от яркости, особенно если внутри полная пустота, быстро устаёшь, знаете ли.
   - Ты оскорбляешь меня? - возмущённо спросила Вилма, но потом решила прибегнуть к последнему оружию и заплакала, - Аллен, я не верю, что ты разлюбил меня. Умоляю тебя, вернись ко мне!
   Она бросилась к нему. Аллен явно этого не ожидал и в первое мгновение растерялся, позволив Вилме обнять себя.
   - Отойдите от моего мужа, - услышали оба властный приказ Джулии.
   И Вилма, и Аллен замерли от неожиданности. Джулия бросила быстрый взгляд на мужа. В его глазах она заметила затравленное выражение и обречённость. Её это просто взбесило. Сколько эта мерзавка Вилма будет ещё мучить его и лезть в их жизнь?! Она представляла, о чём сейчас думает Аллен. Он явно ожидает, что Джулия опять отвернётся от него, не поверит ему. Всё что он так долго выстраивал, опять рухнуло в одночасье из-за вмешательства Вилмы. Но на этот раз он ошибается!
  
   ***
  
   Джулия слышала весь разговор с того момента, когда Аллен задал вопрос о том, каким образом Вилма узнала его тайну. Герцогиня спустилась вниз, чтобы рассказать мужу о том, что сказал ей доктор. Она увидела молодого слугу Пита. Он выглядел испуганным. Когда Джулия спросила у него, где можно найти Его Светлость, парень почему-то опустил глаза и нехотя ответил:
   - Он принимает посетителя в библиотеке, Ваша Светлость.
   - Спасибо, Пит, - поблагодарила Джулия и направилась в сторону библиотеки.
   - Не ходите туда! - вдруг взмолился слуга.
   - Почему? Кто там? - требовательно спросила Джулия.
   - Баронесса Паулс, - еле слышно ответил Пит.
   Джулия решительно направилась в библиотеку, кипя праведным негодованием.
  
   Библиотека имела форму буквы "г". Когда Джулия открыла дверь и вошла, то её никто не увидел. Она уже собиралась громко заявить о своём присутствии, когда услышала вопрос Аллена, откуда Вилма узнала о его происхождении. По его голосу и ледяному тону Джулия поняла, что её муж крайне раздражён. Она остановилась, потому что тоже очень хотела знать ответ на этот вопрос. Джулия не пожалела, что смогла сдержать свой первоначальный порыв, не бросившись сразу выяснять отношения. То, что она услышала, стоило того, чтобы не то что не испортить Вилме причёску, а расцеловать её. Но допустить, чтобы эта дрянь трогала её мужа своими грязными руками, Джулия не могла.
  
   - Я же велела Вам не приходить в мой дом, баронесса Паулс, - тоном королевы сказала Джулия, - У Вас плохо со слухом? В Вашем то возрасте! Сочувствую. Или Вы выказываете мне, своей герцогине, открытое неповиновение?
   - Мы все знаем, что ты занимаешь чужое место, и кто здесь настоящий Сандфорд, - зло ответила Вилма, терзаемая досадой, что ей помешали, когда казалось, что ещё чуть-чуть и победа была бы за ней, - А он мне не приказывал держаться от замка и от себя подальше.
   - Как Вам будет угодно, баронесса. Пусть Аллен настоящий герцог по праву рождения. Это не меняет сути дела, я - его жена, а стало быть герцогиня Ластерии. А то, что он ещё не выгнал Вас, говорит лишь о том, что мой муж хорошо воспитан и не может применить к Вам прямых мер воздействия. Зато меня ничего не останавливает. Убирайтесь! Иначе я позову стражу, и они выкинут Вас из замка.
   - Бедняжка! - с ненавистью бросила Вилма, решив напоследок выплеснуть весь свой яд, - Только при помощи стражи и можешь удержать мужа. Где твоя гордость герцогиня?
   - Странно слышать о гордости от женщины, которая вешается на шею женатому мужчине не обращающему на неё никакого внимания, - саркастически заметила Джулия.
   - Это ты мне помешала. Ещё немного и твой муж думать бы о тебе забыл! - в бешенстве выпалила Вилма.
   - Мните себя роковой женщиной? Что же, я расскажу об этом всем местным кумушкам. Пусть узнают, какую опасность Вы представляете их семейному счастью. Скоро Вас не пригласят ни в один приличный дом, уж я об этом позабочусь. Обещаю.
   Вилма наконец замолчала, осознавая, чем ей грозит ссора с первой леди Ластерии. Надежды на заступничество Аллен у неё не осталось.
   - Вон! - с удовольствием скомандовала Джулия.
  
   Она удивлялась сама себе. В силу характера и неуверенности Джулия не умела как следует постоять за себя, обычно теряясь от чужой наглости и грубости. Но сейчас взрывная смесь ненависти к сопернице и эйфории от услышанных в свой адрес восторженных слов Аллена сделала её уверенной в себе, сильной, у неё как будто крылья за спиной выросли.
  
   ***
  
   Аллен не вмешивался в диалог женщин, но Джулия видела, что он готов прийти ей на помощь в любой момент, если это понадобиться. Когда дверь за Вилмой закрылась, Джулия повернулась к мужу. Они оба молчали. Аллен, похоже, не знал, что сказать. В первый раз в жизни она видела его таким растерянным и нерешительным. Ещё бы! Аллен просто не знал, чего ждать от своей не в меру подозрительной и ревнивой жены. Джулия не торопилась вывести его из такого состояния, хотя и испытывала некоторые угрызения совести. Она всегда чувствовала себя рядом с ним маленькой девочкой, требующей его защиты, опеки, поддержки, одобрения. А сейчас она была на равных с ним, сумев не только самостоятельно отстоять свои интересы и победить врага, но и заступиться за него. Это был настоящий триумф.
  
   - Джулия, как ты себя чувствуешь? - осторожно спросил Аллен.
   Она поняла, что Аллен справился с растерянностью и готов защищаться от её нападок, если они последуют. Он не собирался сдаваться и безропотно дать ей уничтожить с таким трудом завоёванное им доверие.
   - Очень хорошо, - ответила Джулия и подошла к нему, - Настолько хорошо, что я могу сделать то, чего ты давно заслуживаешь.
   Она обвила шею мужа руками и начала целовать его. После нескольких секунд замешательства Аллен ответил ей со всей страстью, которую ему столько времени приходилось держать в узде. Джулия тоже совсем потеряла голову. До неё не сразу дошло, почему Аллен прекратил поцелуй и чего он ей говорит.
   - Ты, правда, достаточно хорошо себя чувствуешь? - наконец то дошёл до Джулии его вопрос.
   Она видела, каких усилий ему стоило остановиться и держать себя в руках. Аллен боялся за неё и их ребёнка, поэтому давал ей возможность одуматься.
   - Доктор сказал, что у меня всё хорошо. Я вполне могу вести обычный образ жизни, как это было до беременности. Просто нужно относиться к себе с чуть большим вниманием и осторожностью.
   Она снова потянулась к мужу, чтобы поцеловать его.
   - Джулия, остановись! - со смехом взмолился Аллен, - Не искушай меня. Оставь мне возможность хотя бы добраться до своих покоев. И я клянусь, что буду очень внимателен и осторожен. А то, если дело так пойдёт и дальше, то я забуду, где расположены наши апартаменты.
   Он подхватил жену на руки и понёс через весь замок, не обращая внимания на понимающие улыбки прислуги.
   - Аллен, когда я говорила об осторожности, я не имела в виду, что меня надо носить на руках. Я могу передвигаться и сама. На нас же все смотрят!
   - Вот именно! Я в отличие от тебя уже не могу передвигаться самостоятельно. Так что это Вы, Ваша Светлость, помогаете мне, а совсем не я Вам.
   Джулия засмеялась.
  
   Мадам Пенкилс, никем не замеченная, улыбалась, с умилением глядя на счастливую молодую пару. Они что-то говорили друг другу, смеялись и не замечали ничего вокруг. Мадам была рада за них. Она успела полюбить не только свою воспитанницу, но и её супруга. Никогда в жизни она не видела столь красивой и гармоничной пары, в который каждый был достоин своего партнёра. Мадам думала, что впереди её ждёт много работы. Она собиралась остаться в замке до конца своих дней и воспитывать детей герцога и герцогини, которых, как предполагала пожилая женщина, будет много.
  
  
   Эпилог
  
   - Морис, сынок, вы уже вернулись? - удивилась Джулия, - Быстро вы сегодня накатались.
   - Там начался дождь, - ответил мальчик, - Папа сказал, что ты молодец, потому что не поехала с нами.
   - Я же предупреждала вас, что будет дождь, а вы не послушались, - укоризненно сказала герцогиня.
   - А папа сказал, что мы успеем, что дождик раньше обеда не начнётся. Папа никогда не ошибается, - с гордостью заявил Морис.
  
   Сыну шёл седьмой год. Если к матери он испытывал самые нежные чувства, то отец был для него непререкаемым авторитетом. Аллен сумел завоевать его уважение, не прибегая к давлению, и не пытаясь заставить слепо подчиняться себе. Рядом с ним Морис чувствовал себя свободным и счастливым. Ему нравилось играть с отцом, слушать его рассказы о войне или о том, как они с дядей Джереми бедокурили, когда были маленькими. То, что отец ошибся с прогнозом погоды, никак не поколебало уверенности Мориса в том, что папа никогда не ошибается. Джулия не собиралась спорить с сыном по этому поводу. Она очень уважительно относилась к дружбе отца и сына, совершенно не претендуя на лидерство в их компании. Ей было достаточно того, что её мужчины просто любят и оберегают её.
  
   - Морис, а где сейчас папа? - спросила Джулия.
   - Наверное, он пошёл к Эви.
   - Сынок, тебе пора на занятия. Мистер Бэнкс уже ждёт тебя в классной комнате.
   Морис вздохнул, но возражать не стал. Он посмотрел на мать, улыбнулся, в его кофейных глазах плясали чёртики.
   - Мама, давай поедем сегодня к Вэйсам, если мистер Бэнкс похвалит меня.
   - Посмотрим, - уклончиво ответила Джулия, - Если папа не будет против.
   - Ну, мамочка! - глаза Мориса уже умоляли, - Папа согласится, если ты его попросишь.
   - Хорошо, - сдалась Джулия, - Но только если твой учитель похвалит тебя.
  
   Морис довольный и счастливый пошёл в классную комнату. То, что мистер Бэнкс растает сегодня, сомнений у герцогини не было. Морис хоть и был еще ребёнком, но проявлял невиданное упорство в достижении своих целей. В ход шло всё: и старание, и способности и невероятное обаяние. Одни молящие глаза чего стоили! Трудно было в чём отказать этому ребёнку. Джулия и не умела. Такой фокус не проходил только с отцом и мадам Пенкилс.
  
   Проводив сына взглядом, герцогиня отправилась в детскую, где она рассчитывала найти супруга. Она застала Аллена со спящей дочерью на руках. Он как раз собирался отнести её в спальню. Джулия не стала ему мешать, а последовала за ним. Эвелин было два года. Когда девочка спала, то была похожа на ангелочка, но стоило ей проснуться, всё её окружение забывало, что такое тишина и покой. Няньки с ног сбивались. Одно было хорошо, спала Эвелин, как убитая. Можно было хоть плясать рядом с её кроваткой, она не просыпалась, пока не выспится. Аллен положил дочь в кроватку и обнял жену, подошедшую к нему.
   - Устроит она весёлую жизнь всем окрестным женихам, - усмехнулся Аллен.
   - Это уж точно. Сбегут все, кто в состоянии ходить.
   - Не смогут. Она станет такой же красивой, как ты.
   - Не дай Бог, - засмеялась Джулия.
   - Это ещё почему? - удивился Аллен.
   - В юности я была совершенно невзрачной, и молодые люди совсем не обращали на меня внимания. Я не хочу, чтобы Эви ждала такая же участь.
   Джулия говорила это, не испытывая даже досады. Она точно знала, что Аллен будет возражать и возмущаться. Она не сомневалась в его любви, поэтому её нисколько не заботили и не задевали проблемы, которые терзали в юности.
   - Ерунда какая! - возмутился Аллен, - Просто ты собиралась замуж за чудовище, которое все боялись. Никто даже не смел бросить взгляд в твою сторону.
   - Да меня не особенно расстраивало их равнодушие. Самым прискорбным было только то, что самый лучший и красивый молодой человек, в которого я тогда влюбилась, тоже не обращал на меня никакого внимания.
   - Ну и болван же этот твой самый лучший и красивый. Хотел бы я познакомиться с этим идиотом и намылить ему шею. И как он только посмел не пасть к ногам моей прекрасной герцогини.
   - Он просто был влюблён в другую. Его можно понять.
   - Ты его простила? Ваша Светлость невероятно великодушны. Что же, возможно у этого типа есть даже оправдания. Ведь всё это было давно. И тогда мой лебедёнок ещё не превратился в прекрасного лебедя, хотя и был очень милым и хорошеньким. Поэтому несчастному молодому олуху пришлось довольствоваться тем, что было. Он увлёкся блестящей обёрткой, в которую был завёрнут, как оказалось, совершенно заурядный леденец.
   - Так ты чуть не женился на леденце? - с притворным изумлением спросила Джулия.
   - Если серьёзно, то среди тех жутких событий, что мне довелось пережить, потеряв почти всех и всё, был один положительный момент. Это то, что я не женился на Вилме. Тогда бы точно род Сандфордов уже ничего не спасло.
   - Ты совсем не любил её?
   - Нет. Я просто не понимал этого по молодости и неопытности. Мне было то всего двадцать лет.
   - А я тебя всегда любила.
   - И я тебя всегда любил. Просто женщины в этих вопросах всегда мудрее мужчин.
   - А я самая мудрая из них.
   - И не только. Ещё самая красивая, самая добрая, самая умная, самая милая и бесценная. Мне с тобой необыкновенно повезло. Я просто счастливчик, и не устаю благодарить небо за то, что такая женщина одарила меня своим вниманием и любовью.
   - Ах ты, невообразимый льстец, - засмеялась Джулия, - Кстати, скоро придёт Морис и будет проситься к Вэйсам. Я пообещала, что мы согласимся, если он будет хорошо заниматься.
   - Сколько ещё ему осталось сидеть в классной комнате?
   - Где-то чуть больше часа.
   - Пойдём к себе, не пропадать же времени зазря.
   - И чем же мы заполним время? - спросила Джулия с невинным видом.
   - На месте разберёмся. Хотя у меня уже есть кое-какие задумки, - улыбнулся Аллен.
   - Ты бы хоть намекнул.
   - Ну что с ней делать? - обречённо спросил Аллен у самого себя, - Так и быть, сейчас намекну.
   Он повернул жену к себе лицом и поцеловал.
   - Согласна? - тихо спросил он после.
   - Очень даже.
  
   КОНЕЦ
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"