Мартьянова Юлия Викторовна: другие произведения.

Элсвар. часть 1

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Чем может закончится любовь двух представителей враждующих и ненавидящих друг друга могущественных семейств? Каждому понятно, что большой бедой. Непонятно это только самим влюблённым.Давняя вражда разделяет два соседних герцогства Элсвар и Шелди. Каждая из сторон считает своих врагов порождением зла.Случайная встреча наследника одного из герцогов и дочери другого казалось бы призвана покончить с враждой, тем более, что между молодыми людьми возникает любовь. Но не всё так просто. Слишком много противоречий, зла и недовольства выливаются в трагедию, способную похоронить под собой даже самую большую любовь.

  Пролог.
  
   Вот чёрт! - с досадой сказал Гарнет себе под нос, - Угораздило же меня залезть в это болото.
   Выбираться на свою сторону было долго и небезопасно. Более короткий и менее трудный путь лежал через границу с Олдриджами, но назвать его менее опасным было нельзя. Герцогство Элсвар, наследником которого являлся Гарнет Эллингтон, граничило с герцогством Шелди, принадлежащему давним непримиримым врагам его семьи Олдриджам. Наследника Элсвара могли просто убить за нарушение границы, не спросив даже, как его зовут. А если бы поинтересовались, то взяли бы в плен, чтобы потом шантажировать его отца, добиваясь нужных уступок. Такого позора Гарнет допустить никак не мог. И всё же погибнуть в трясине было куда более вероятным, чем попасться на глаза дозорных Олдриждей. Если отец узнает о его идиотской вылазке, Гарнету не поздоровится. Ослушаться своего сюзерена было серьёзным проступком. Отец не посмотрит на то, что Гарнет наследник, на полгода лишит его всех привилегий и заставит до седьмого пота тренироваться со стражниками, а потом и нести с ними службу, как простой солдат. И несмотря на то, что Гарнету уже исполнилось двадцать лет, он не был уверен, что сможет избежать отцовской трёпки. И эти безрадостные перспективы пугали его гораздо больше, чем возможность столкнуться с отрядом из Шелди. Ведь даже маме не удастся на этот раз смягчить гнев отца.
  
   Герцог запретил охоту в этот период. Мало того, что был сезон, когда добросовестный хозяин, заботящийся о своих угодьях, не мог разрешить истреблять животных и птиц, у которых совсем недавно появилось потомство, так еще и обстановка на границе с Шелди в очередной раз накалилась. В лесу очень просто было нарваться на отряд неприятеля и погибнуть ни за что. Но молодым олухам хотелось острых ощущений. Сын егеря Вэл Дибси сказал, что недалеко от озера Лун, его отец видел оленя и очень досадовал, что охота нынче запрещена. Молодая знать, изнывавшая от скуки, сразу зацепилась за идею поймать животное. Мальчишкам хотелось сражений, подвигов, побед, воинской славы, но войны не предвиделось. Даже побед над девушками им ближайшее время было не одержать, ведь балы летом не проводились. Так что ночная охота казалась им очень даже забавным приключением. А если ещё и удастся убить оленя, то это буде сродни подвигу. Гарнет, хоть и опасался последствий, отказаться от участия в этой затее не мог. Прослыть трусом в компании своих будущих вассалов ему совсем не хотелось.
  
   Благополучно уйти ночью из дома всем удалось, даже Гарнету, которому нужно было перехитрить стражу замка. Они сумели выследить оленя, но на этом удача их оставила. Поймать животное им так и не удалось. В результате их погони Гарнет оказался в болоте и потерял товарищей. Те, наверное, в ужасе, что потеряли своего будущего герцога, но и крикнуть, чтобы позвать его не могут.
  
   Гарнету повезло, что он до сих пор не потонул в болоте. Но это была совсем не его заслуга. Как же всё-таки хорошо быть сыном герцога и иметь самого лучшего коня во всей округе. Фараон заржал, как будто услышал, о чём думает хозяин.
   - Фар, я, конечно, знаю, что ты читаешь мои мысли, но мог бы ты реагировать на них потише, - сказал Гарнет своему коню, - Тут могут бродить Олдриджи. Вот как услышут тебя, придётся нам драпать так, как тебе ещё не приходилось.
   Фараон снова заржал, не вняв увещеваниям хозяина.
   - Тихо! - возмутился Гарнет, - Нового хозяина захотел? Будешь Олдриджа на себе возить. Вот тогда я на тебя посмотрю. Хотя не факт, что я доживу до этого события и увижу твой позор.
   Конь, казалось, оценил угрозу и звуков больше не издавал. Он осторожно двигался по болоту. Вскоре Гарнет увидел просвет за деревьями. Они были не далеко от приграничного озера Лун. Один его берег принадлежал Эллингтонам, другой Олдриджам. Озеро не имело четкой границы с болотом. Гарнету оставалось уповать только на чутье Фараона и свою удачу.
   - Фар, я тут подумал. Ты самый умный из нас двоих, - польстил коню молодой человек, - Тебе и спасать нам жизнь. Прости уж меня, если что не так было.
   Фараон только покосился на хозяина, но промолчал.
  
   Они уже почти выбрались на свой берег, как услышали визг, а потом и смех. Впоследствии Ганет не мог сказать, у кого из них двоих сдали нервы, но конь сделал бешеный рывок и понёсся вперёд. Сам же он не удержался в седле и свалился в болотную жижу. До берега было совсем близко, и Гарнет, не помня себя от ужаса, отплёвываясь и продираясь через камыши, выполз на берег. Берег был обрывистым, так что залезть на него незамеченным не удастся. Если его сейчас найдут, то ему конец. Гарнет затих, стараясь оценить обстановку, чтобы выбрать момент и попытаться влезть на обрыв и спрятаться в лесу. Тут смех опять повторился и девичий голос весело закричал:
   - Бет, иди сюда! Смотри как тут красиво. И вода какая теплая.
   - Нет, миледи. Не полезу я в воду. Меня и так маменька выдерет, если узнает, что я с Вами сюда пришла в такое время.
   - Откуда она узнает то? Иди! Когда мы ещё здесь будем?
   - Скоро совсем рассветет. Нас хватятся. Да и где это видано, чтобы молодые благородные дамы в болоте по ночам купались, как русалки?
   - Во-первых, это озеро и вода здесь чистая и теплая, а во-вторых, хотелось бы мне стать русалкой.
   - Что же Вы такое говорите?! - укорила госпожу служанка, - Русалки это же нечисть!
   - Ты только представь, как интересно побывать в подводном мире.
  
   Гарнет понял, что его позорного падения с лошади никто не заметил и преследовать никто не собирается. Оставалось загадкой, как Фараону удалось выбраться на берег незамеченным. Небось, стоит в лесу недалеко отсюда и ржёт над своим неудачливым хозяином. Вот же гад! Гарнет пообещал себе расквитаться с наглой скотиной позже и стал ждать, когда же девицы накупаются.
  
   - Миледи, Вы куда?! - этот встревоженный крик заставил Гарнета устремить взгляд на девушку, находящуюся в воде.
   - Я хочу сорвать лилию.
   - Зачем? Русалки рассердятся и утащат Вас на дно!
   - Бетси, ну нельзя верить в сказки в твоём возрасте, - засмеялась госпожа и нырнула.
  
   Гарнет усмехнулся. Действительно, в их краях бытовало поверье, что в водяных лилиях живут русалочьи души, и русалки ревностно их охраняют. Молодому человеку стало любопытно взглянуть на девушку. Он осторожно выглянул из-за камышей. Девушка в этот момент плыла в его сторону, так что Гарнет мог видеть только её голову. Но вот она встала, как раз напротив того места, где он прятался. Вода доходила ей почти до шеи. Девушка начала осторожно продвигаться по илистому дну к зарослям лилий. Гарнету пришлось приложить усилие, чтобы удержаться от желания напугать её. Это было бы весело. Но где гарантия, что рядом не бродит вражеский дозор, который окажется тут, если девица поднимет крик. Тут ход его мыслей резко переменился. Девушка вылезла из воды на камень. Она была совершенно голой! Но потрясло Гарнета даже не это. Он в жизни не видел до такой степени совершенных красавиц. Длинный, темные от воды волосы облепили точёную фигуру до самого пояса. Девушка собрала волосы рукой и откинула их за спину, явив взору молодого человека аппетитные груди и длинные стройные ножки. Гарнет, казалось, забыл, как дышать, когда она потянулась за цветком, растущим рядом. Если бы он не знал, что эта девушка пришла сюда купаться, то точно принял бы её за русалку. Именно такими красивыми и безупречными он представлял себе этих сказочных созданий, ради которых мужчины отдавали свои жизни, исчезая в пучине. Девушка тем временем слезла с камня, сорвала еще два цветка, помахала ими служанке, каким-то образом устроила их у себя в волосах и поплыла назад. Гарнет ощутил такое разочарование, что она уплыла, что чуть не выдал себя, намереваясь броситься за ней. Только остатки здравого смысла заставили его остановиться. Он видел, как девушка выбралась на берег и начала отжимать волосы. Это зрелище пробудило в нём что-то первобытное, заставляющее мужчину творить глупости. Постой девушка на берегу ещё хоть немного, он бы не справился с собой и рискуя жизнью, попытался бы её поймать. Но она скрылась в лесу, окружающем озеро, вызвав новую бурю досады и разочарования. Гарнет услышал взрыв девичьего смеха, и это вернуло его в реальность. "Ты девок голых не видел?" - обругал он себя, - "Совсем одурел! Выбираться надо, пока не поймали или отец не хватился".
  
   Девушки, похоже, ушли. Гарнет встал во весь рост и собрался было идти вдоль кромки воды до более пологого берега. В сапогах хлюпало так, что заставило обратить внимание на свою одежду. Да уж, красавец! Грязный, как чёрт. Да он бы напугал девиц до смерти, а с ними и всех дозорных Олдриджей. А как домой в таком виде заявится? Гарнет вылез на отмель, снял сапоги и прямо в одежде нырнул. Таким образом он отмоется от болотной жижи и придёт в себя после столь волнительного приключения.
  
   Фараон, как Гарнет и ожидал, ждал его неподалеку в лесу. Умное животное углубилось в лес настолько, чтобы не быть заметным среди деревьев, но и чтобы от хозяина далеко не уйти. При появлении Гарнета конь не смог отказать себе в удовольствии и тихо заржал.
   - Очень смешно, - обиженно отозвался молодой человек, - Не ожидал от тебя такой подлости. А еще друг называется.
   Фараон, видимо, был пристыжен, и дальше вёл себя замечательно. Уже через двадцать минут он привёз хозяина туда, где тот нашёл всех участников вылазки.
   - Гарнет! Слава Богу! - встретил его хор голосов, - Мы уж думали, что ты в болте утоп.
   - И что никаких других предположений? - разочарованно протянул он.
   - Ну почему же? Было одно. Кикиморы украли, - засмеялся виконт Трини.
   - Чего это кикиморы? - со всем самодовольством поинтересовался Гарнет, - Бери выше. Меня чуть русалки не растерзали на озере Лун.
   - Русалки?! - молодые люди засмеялись, - Оно и видно. Весь мокрый! Здорово они тебя. Чего хотели то?
   - Чего, чего? Неужели непонятно? - продолжал свою линию Гарнет.
   - Понятно, понятно. Девки, они и в озере девки, - молодым людям было весело, - Подумаешь, что с рыбьими хвостами. Как увидели одного из Эллингтонов, так чуть и не разорвали.
   - Да, мы такие, - Гарнет изобразил крайнюю степень бахвальства, - Особенно я.
   Все снова засмеялись. Об успехе Гарнета у девушек легенды ходили. Сам он к этому всему относился нейтрально. Он осознавал, что Господь не обделил его привлекательностью, но всё же считал, что львиная доля его успеха принадлежит тому обстоятельству, что он является наследником Элсвара.
   - А вы то где все были? На вас посмотреть, так можно подумать, что вы с драконом сражались, не меньше, - поинтересовался Гарнет.
   - Да тебя мы искали. Ты только представь нашу печальную участь, если герцог прознает по чьей вине сгинул его наследник.
   - А я представляю, что он с нами сделает, если прознает про сегодняшнее приключение.
   Это заставило молодых людей поторопиться домой. Уже было достаточно светло, а домой вернуться надо незамеченными.
  
   Камердинер Гарнета был в ужасе от состояния одежды своего молодого господина. Ведь бедняга был уверен, что отправляет его на свидание с девушкой. Но Гарнет не сомневался, что тот не проболтается и сделает всё, чтобы скрыть следы своего упущения.
  
   Похоже, вылазка прошла незамеченной. Отец, хоть и посматривал на него с подозрением, но обвинений так и не предъявил. Вроде бы можно было вздохнуть спокойно и жить дальше. Но из головы не шла та девушка с озера Лун. Кто она такая? Откуда взялась там в такое позднее время? Он понял, что она не простолюдинка. Наверное, дочь кого-то из подданных Олдриджей. Это конечно плохо, но не смертельно. Любая девушка почтёт за честь стать женой наследника Элсвара, даже принцесса. Гарнета рассмешил ход собственных мыслей. Он даже не знает, как зовут девушку, а уже жениться на ней собрался. Где его голова? Отец запросто может женить его в любое время и на ком угодно, если это будет выгодно для герцогства или интересов Эллингтонов.
  
   Но все эти доводы не остановили его, когда следующим вечером он снова покинул замок. Он мечтал снова увидеть свою русалку, как мысленно окрестил незнакомку. Гарнет не знал, что будет делать, если встретит её там. Ну не подглядывать же за ней снова. Это было бы совсем стыдно и недостойно. Ну и в конце то концов он уже взрослый мужчина, а не мальчик, чтобы довольствоваться тайным созерцанием женских прелестей. Впрочем, Гарнет так и не успел придумать, что будет делать при встрече со своей русалкой, потому что этой встречи не состоялось. Он прождал девушку почти до рассвета, но та так и не появилась. Не было её и следующим вечером. Через неделю Гарнет разозлился на самого себя. Что за дурь на него нашла? Чего он там надеется увидеть? Мало ли девушек, готовых душу дьяволу продать за его внимание? А уж сколько желающих побывать в его объятиях даже без каких-либо обещаний с его стороны, не перечесть. Он наследник, будущий герцог, а ведёт себя как тупоголовый простолюдин.
   Гарнет перестал ездить к озеру, но загадочная девушка не желала уходить из его мыслей и снов. Он невольно искал её глазами днём и грезил о ней ночью. И всё же со временем он убедил себя, что всё это было наваждением, сумрак и его воображение сыграли с ним злую шутку. Он влюбился в придуманную им же девушку, что не менее глупо, как влюбиться в сказочную русалку.
  
   Глава 1.
  
   В замке Эллингтонов Элсмаре кипела работа. Все стояли на ушах. Слуги носились, как угорелые, не обращая внимания на своих господ. При данных обстоятельствах Гарнета это ничуть не удивляло. Ведь завтра к ним приезжает сам король Бассилана Эдвард Х. В честь его приезда устраивался пышный приём и бал, что накладывает на хозяев миллион забот по их устройству. Конечно, большая часть хлопот ложилась на плечи герцогини. Благо, это был не первый приём, который мама устраивала. И весь этот кажущийся хаос на самом деле имел четкий порядок и управлялся железной рукой герцогини. Кто бы мог подумать, глядя на маму, что в этой красивой хрупкой сорокалетней женщине, имеется такая сила, чтобы самолично управлять челядью и хозяйством такого огромного замка, как Элмор. Но ещё более удивительной была её способность держать в узде такого человека, как Эдриан Эллингтон. Народ герцога боялся, но уважал. Даже его приближенные вассалы далеко не всегда отваживалась возражать ему. Эмилия Эллингтон, казалось, мужа своего совсем не боялась. Совершенно спокойным тоном она могла возражать ему и доносить свою точку зрения. Конечно, она и сама была дочерью герцога, то есть равной мужу по положению, но всё-таки была женщиной. Правда, спорить с мужем герцогиня бралась только в крайних случаях, когда игра стоила свеч. Да и добиться своего она могла, не прибегая к противостоянию. Сам же герцог Эдриан, хоть и держал в повиновении всех своих вассалов и в страхе своих врагов, перед Эмилией был безоружен. Гарнету, как никому другому, было об этом известно. Но надо сказать, никогда герцогиня не использовала любовь мужа ему во вред. Эмилия была предана интересам семьи, обожала мужа и своих детей.
  
   Гарнет остановился возле их портрета в обходной галерее замка. Да, отцу пришлось стать герцогом, когда он был совсем ещё молодым мужчиной. Его к этому никогда не готовили. Дело было в том, что Эдриан был средним сыном тогдашнего герцога. То есть он не был наследником. У Эдриана было своё небольшое графство Теньи. В будущем он должен был стать всего лишь вассалом своего брата Даниэля. Эмилия же была старшей дочерью герцога Белими, принадлежащему к самому древнему и благородному роду в их королевстве. И замуж отец хотел её выдать исключительно за герцога, ну или будущего герцога. В мужья ей прочили Терри Олдриджа наследника Шелди, герцогства достаточно большого и богатого. Союз это был выгоден обоим герцогствам. Терри был в восторге от такого поворота событий, потому что давно был влюблён в Эмилию. Она, надо сказать, принимала его ухаживания благосклонно. Девушка не была влюблена, но всегда знала, что её выдадут замуж за того, кого её отец посчитает выгодной партией. И можно было благодарить судьбу, что её жених не был жутким противным старикашкой или каким-нибудь уродцем, на которого страшно смотреть. Терри был вполне себе приятным молодым человеком, типичным представителем своего рода. Олдриджи, как правило, имели рыжие волосы, были круглолицы и не отличались высоким ростом.
   Но все планы двух благородных семейств пошли прахом после бала, который устраивали Олдриджи в честь приезда короля. Эмилия была представлена королю как невеста наследника Шелди. Тот пожелал молодым счастья и даже благословил их союз. На бал, где будет присутствовать сам король съехалась вся окрестная знать, в том числе и сюзерены близ лежащих земель. И вот именно на том балу Эмилия и встретила Эдриана Эллингтона. Она даже не знала кто он такой, но была просто потрясена. В жизни она не видела таких красивых мужчин. И о чудо! Он тоже не сводил в неё глаз. Они протанцевали вместе все танцы, совершенно забыв о правилах поведения на таких мероприятиях и были совершенно счастливы.
  
   Дома Эмилию ждала строгая отповедь отца и причитания матери. Отец кричал, что она опозорила их перед королём, что вела себя как глупая простолюдинка, как самка животного, что ему стыдно теперь смотреть в глаза Олдриджам. Но её безобразное поведение не отменяет помолвки с Терри. Он не собирается жертвовать интересами Белими только потому, что его дочь пала жертвой смазливого щенка Эллингтона. Мало того, что союз с Элсваром был бесполезен, так ещё и мальчишка даже не наследник. Она только проблем нажила на свою голову и на голову отца. Неизвестно, как Терри отнесётся к такому пренебрежению с её стороны. Но ещё больше неприятностей мог доставить герцог Элсвара. Эллингтоны не были так богаты и знатны, как Белими, но зато были горды и воинственны. Оскорблять их мало кто решался. Разве что с Олдриджами у них шла бесконечная непримиримая вражда, причины которой толком никто не помнил, а поводом мог стать любой приграничный конфликт. Герцогу Белими не нужны были проблемы с Эллингтонами.
  
   Но Эмилию мало волновали опасения отца. Она влюбилась, и ничто в мире не было для неё важнее её чувств. Для неё имело значение только то, что чувствует к ней Эдриан Эллингтон. Если он на самом деле тоже влюбился в неё, то ради него она готова отказаться от всех данных обещаний, от интересов герцогства и даже от всего рода Белими.
  
   А Эдриан взаимностью ей отвечал, и, в отличии от неё, был поддержан отцом, которому страсть как хотелось утереть нос и Олдриджам, и Белими. И отец, и брат Эдриана сделали всё, чтобы его встречи с возлюбленной продолжались. Эмилия была полностью во власти любви к белокурому голубоглазому красавцу Эдриану. А тот мечтал, что женится на своей любимой Эмилии и увезёт в свой замок, туда, где никто и никогда не сможет у него её забрать. Его ничуть не волновали возможные последствия такого безрассудства. А они могли быть серьёзными. Мало того, что молодой Олдридж, оскорбленный в лучших чувствах и опозоренный, вызовет его на дуэль, так ещё и король мог разгневаться на них так, что Эдриан всю жизнь пребывал бы в опале, а то и вовсе мог погибнуть на какой-нибудь мелкой войне. Ведь король благословил брак Терри и Эмилии, а Эдриан нарушил его планы. Но когда такие мелочи, которые были всего лишь возможным вариантом развития событий, останавливали Эллингтонов? Они были воинами до мозга и костей. Дуэль не пугала Эдриана. А король? Он не верил, что их мягкосердечный монарх, который ценил его отца за преданность короне, убьет его за любовь. А его милость или немилость явление переменчивое.
  
   Олдриджи, несмотря ни на что, не собирались отказываться от выгодного для себя брака. Приготовления к свадьбе шли полным ходом. Терри часто наведывался к невесте. Он понимал, что та не любит его, но надеялся со временем изменить ситуацию. Трудно ждать от девушки пылких чувств, когда её выдают замуж ради интересов семьи. Между Терри и Эмилией сложилось что-то похожее на дружбу, насколько это возможно между девушкой влюбленной в другого и юношей влюблённым в неё. Наверное, Терри принимал эту дружбу за симпатию и не пытался торопить события, считая, что впереди у них ещё будет уйма времени.
  
   Эмилию держали в родительском замке чуть ли не под домашним арестом до самого дня свадьбы. Её отец очень опасался, что Эллингтон не сдастся и предпримет какую-нибудь хитрость, чтобы получить приглянувшуюся ему девушку. Об их способностях получать своё любыми путями легенды ходили. Да и сама невеста явно была бы на стороне похитителей. Терри не знал об этом, а герцогу Белими было известно сколько слёз пролила его дочь о проклятом сыне Эллингтона, с которым он сам запретил ей встречаться.
  
   В день свадьбы, когда герцог Белими довольно потирал ручки, думая, что его планы никто не смог нарушить, и сделка по устройству судьбы дочери состоялась, Эмилия была похищена, не доехав до собора в Шелдери, крепости Олдриджей, всего несколько миль. Эдриан похитил невесту у самого въезда в Шелдери. Молодые успели скрыться и добрались до границ Элсвара. Там они были недосягаемы для погони. Оказавшись на территории Элсвара они поторопились обвенчаться. Делалось это якобы тайно, но при негласном одобрении герцога Элсвара и свидетельстве его наследника, который принимал непосредственное участи в похищении невесты для брата.
  
   Гарнет до сих пор поражался бесшабашности своего деда и ловкости отца и дяди. Это же было рисковое и почти безнадёжное предприятие. Можно было понять отца, ослеплённого своей горячей молодой любовью и верящего в свою молодецкую удаль. Но вот о чём думал старый герцог, отправляя двух старших сыновей на такое опасное дело? Неужели ему было так важно утереть нос Олдриджам, что он не побоялся рискнуть жизнями своих детей? Сам Эдриан вряд ли бы когда-нибудь одобрил такую глупость, если бы дело касалось его отпрысков. Хотя отец ненавидел Олдриджей гораздо больше, чем когда-то дед.
  
   Также Гарнету было известно, что он родился немного раньше назначенного срока. Точнее это была официальная версия. Но люди поговаривали, что наследник родился вполне себе крепким, здоровым и крупным малышом, и не был похож на недоношенного. Как ни странно, подданные даже гордились этим фактом, видя в том подтверждение мужества, настойчивости, упорства и нечеловеческого везения своего сюзерена. Прекрасная герцогиня, которую народ обожал, пала жертвой неотразимого обаяния Эллингтонов еще до свадьбы. Конечно же, Гарнет не мог спросить у родителей правду ли болтает народ, но гордость за отца и восхищение тоже испытывал. Это ведь реально надо обладать сверх естественным везением, смелостью и хитростью, чтобы пробираться к тщательно охраняемой возлюбленной и проводить с ней время.
  
   Стоит ли говорить, что вражда между Эллингтонами и Олдриджами достигла своего апогея. Как и следовало ожидать, Терри Олдридж, униженный и обманутый в лучших чувствах, вызвал Эдриана на дуэль. Схватка была не на жизнь, а на смерть. Мама потом рассказывала, что чуть не умерла от страха раз пять, пока длился этот тяжёлый поединок на мечах. Эдриан победил в нём. Но Терри, так и не получив хоть какого-то утешения, поклялся жестоко отмстить Эллингтонам, уничтожив весь их проклятый род. Герцог Белими, хоть и отрёкся от дочери, тоже стал врагом Терри. В сердцах после бегства Эмилии Терри наговорил ему много нелицеприятных вещей. Извиняться он за это не собирался, а Белими не считал, что может простить подобные оскорбления.
  
   После выздоровления Эдриана от ран, полученных на дуэли, молодая чета зажила вполне счастливо в графстве Теньи, хозяином которого был Эдриан. Поскольку он не был наследником, его нахождение в Элморе, герцогской крепости, было необязательно. Да и взбесившийся Терри Олдридж был от них далеко и не мог достать своей местью. Эдриан понимал, что его молодой семье нужны какие-то свои доходы. Ведь его жена привыкла к роскоши. Рассчитывать на герцогскую казну граф Теньи не мог, раз уж стал самостоятельным и создал свою семью. Да и при всём желании отцу нечего было ему дать. Эллингтоны были прекрасными воинами, но беспечными хозяевами. Сколько Эдриан себя помнил, казна герцогства всегда находилась в критическом состоянии. Поэтому молодой граф первым делом начал налаживать работу в своём имении. Большую помощь ему неожиданно оказала жена. Мать Эмилии учила её с детства вести все расчеты и распоряжаться ресурсами своих земель. Никто не знал, что именно стараниями жены герцога Белими, благородное семейство ещё держится на плаву. Герцог же настолько привык сорить деньгами, стараясь перещеголять в роскоши всех в округе, как будто думал, как со смехом сказала Эмилия, что его богатства неиссякаемы или пополняются сами собой каким-то чудесным образом.
  
   Все было замечательно, пока в их мирную и счастливую жизнь не пришла беда. Наследник герцога Даниэль Эллингтон, маркиз Дени был убит, а точнее казнён Олдриджами. Это было немыслимо. Никто, кроме короля, или лиц, которым бы он дал такие полномочия, не мог казнить представителя высшей аристократии государства. Конечно, формально Олдриджам было, чем прикрыть своё преступление. Они, якобы, схватили Даниэля на своей территории, как вражеского лазутчика. Стражники, которые это сделали, просто не опознали наследника соседнего герцогства, не поверили его словам и казнили, повесив вместе с другими преступниками. Такая казнь была ещё одним плевком в сторону Эллингтонов, потому что таким образом расправлялись только с простонародьем. Кровь наследника требовала отмщения. Между герцогствами назревала настоящая война. Стычки на границе не прекращались.
   Эдриан, неожиданно для себя став наследником, не мог оставаться в стороне от этой войны, да и не собирался этого делать. Его возмущение таким подлым поступком, нарушающим закон государства и все мыслимые дворянские кодексы, накладывалось на огромное чувство вины. Он понимал, что Олдриджи таким чудовищным образом отомстили им за унижение. За счастье Эдриана поплатился жизнью его любимый брат. Даниэль был старше всего на три года, они выросли вместе и были очень дружны.
  
   В одной из стычек на границе от руки Эдриана погиб сам герцог Шелди. Терри Олдридж стал новым герцогом. Народ одобрительно загудел, что наследник Элсвара отмщён. Но Терри не думал останавливаться на достигнутом. Нападения на Эллингтонов продолжились с новой силой. Те в долгу не оставались. Однажды Эдриан и Терри встретились лицом к лицу, участвуя в этих схватках. Бой был жарким. Эдриан убил бы своего врага, не подоспей к нему вовремя подмога.
   - Ты слабак, Олдридж, - бросил ему Эдриан, - И трус. Только и умеешь убивать чужими руками, как шакал. Ничего, твой подлый папаша подох, скоро и ты за ним отправишься.
   - За то, что ты убил моего отца, ответишь перед королём!
   - Я всего лишь отомстил за своего брата.
   - Ах, твой брат, - с гадкой усмешкой произнёс Терри, - Он никогда отмщён не будет. Он подох на висилице, как проворовавшийся крестьянин. И всё из-за тебя. Теперь его дух будет преследовать тебя всю жизнь, проклятый ублюдок.
   Эдриан снова попытался убить Терри, но ему не дали этого сделать.
   - Ты очень пожалеешь о содеянном, - с ненавистью бросил Эдриан, - Я уж позабочусь, чтобы тебя преследовали духи всех твоих братьев и терзали твою совесть. Хотя о чём я говорю, у тебя нет её и ты, как и любой Олдрижд, не знаешь, что это такое.
  
   И Эдриан выполнил свою угрозу. Два младших брата Терри в течении года были убиты, причём так, чтобы в памяти людей они остались посмешищем. Один из них был найден мертвым в постели со своим приятелем, второй после долгих поисков обнаружен в выгребной яме.
  
   Неизвестно, чем бы всё это закончилось, не вмешайся в эту войну двух герцогств сам король. Он обещал самолично казнить того, кто будет продолжать военные действия. Эта междоусобица ослабляла государство, делая его границы незащищёнными, и грозила выходом из под контроля других представителей высшего дворянства. Мало ли недовольных друг другом соседей? Целый год на границе между Шелди и Элсваром стояли королевские войска. И чтобы как-то успокоить раненную гордость Терри, король женил его на одной из своих кузин. Это было весьма почётно и выгодно для любого герцога.
  
   Ненависть и вражда, конечно, никуда не делась, но война прекратилась. Эллингтоны чувствовали себя отмщёнными. Зато герцогская казна практически опустела. Терри же, получив в жёны родственницу самого короля, хоть и залечил свою раненную гордость, но стал слишком подконтролен королю, чтобы решится даже втихаря нарушить его запрет.
  
   Гарнета поражала жестокость собственного отца во всей этой истории. Зачем было убивать младших Олдриджей, которые были совсем не виноваты в смерти Даниэля? Отец не любил разговаривать на эту тему. Гарнет для себя сделал вывод, что видимо, реалии того времени не позволяли ему поступить иначе. Сейчас всё это казалось дикостью, но осуждать отца ему и в голову не приходило.
  
   Ещё до кончины старого герцога в доставшихся ему теперь землях брата Эдриан обнаружил месторождение меди. Но только став герцогом он смог организовать его разработку. Старый герцог даже помыслить не мог, что можно вкладывать деньги куда-то, кроме поддержания боеготовности и нужд герцогского двора. После его смерти Эдриан мог распоряжаться казной герцогства, как считал нужным. Нелегко ему пришлось. Вассалы привыкли жить так, как они жили, добывая средства войной, обирая своих крестьян и развлекаясь пышными пирушками. А тут какой-то мальчишка, пусть и наследник Эллингтонов, рушит все традиции. Но через несколько лет им пришлось прикусить языки. Даже самые непримиримые почувствовали, что значит богатство и процветание их родного края. Народ Эдриана любил, несмотря на жесткий характер. Они хоть и звали его Железным герцогом, побаивались, но гордились им и уважали его. Сам отец признавался, что не уверен, что справился бы со всем, если бы не поддержка и вера в него его жены.
  
   Кроме Гарнета, у родителей было еще две дочери и младший сын. Сами они продолжали нежно любить друг друга. Гарнет видел, какими взглядами они обмениваются, если думают, что никто на них не смотрит. Дети тоже не чувствовали себя обделёнными родительской любовью. В глубине души Гарнет считал, что именно он является маминым любимцем. Отец же наоборот был с ним достаточно строг. Но с другой стороны, не девочек же ему строжить. Тем ведь не нужно стать защитниками своих земель, разбираться в политике, не нужно знать всё о меди и её разработках, не нужно учиться управлять огромной территорией и множеством вассалов.
   - Гарнет! Ты чего здесь делаешь? - возмущённый голос матери вернул его в настоящее, - Я что тебе велела? А ты без дела слоняешься!
   - А что ты мне велела?
   - Ты был на примерке? - строго спросила мама.
   - Ну мам, ну сколько можно? Я вчера там был!
   - Вчера! Вчера твой мундир только сшили! И всё потому, что ты никак не мог выкроить время, чтобы дойти до мистера Перки, чтобы сделать замеры. Дотянул до последнего!
   - Чего там замерять? Я что за полгода сильно вырос? Взял бы те замеры и шил бы себе. Я же всё равно ничего не решаю с фасоном и цветом, - безразлично пожал плечами молодой человек.
   - Гарнет Эллингтон! Ты забыл, что являешься наследником Элсвара? Старший сын герцога не может предстать перед королём одетым, как провинциальный мелкопоместный дворянчик.
   - Дабы не опозорить благородный дом и не кинуть тень на славную фамилию Эллингтонов, - закончил Гарнет привычную отповедь матери, которую выслушивал регулярно и выучил наизусть.
   - Издеваешься? Ладно, сынок. Вот выберу тебе в следующий раз такой фасон, что все королевские модники рты пооткрывают от подобной смелости. Вот тогда то мы и посмеёмся.
   - Ну спасибо! Не ожидал от Вас такого, Ваша Светлость, - Гарнет сделал вид, что обиделся, - Модники то уедут, а вот наши подданные никогда мне этого не забудут, станут думать, что у меня не всё в порядке с головой, да и не только с головой.
   - Гарнет, я серьёзно. Ну нельзя так беспечно относиться к своему внешнему виду. Сам же знаешь, что встречают по одёжке.
   - Хорошо, хорошо, не волнуйся. Я сейчас же пойду к Перки. Он успеет всё подогнать.
   - Вот и замечательно. Ты же знаешь, что у меня еще и папа, и девочки. Особенно Оливия. Так что будь хорошим мальчиком.
   - Буду. Кстати, как там Олли? Готова к первому большому балу? А то она так занята последнее время, что ей даже некогда с родным братом перекинуться парой слов.
   - Ты же понимаешь, как важен для девушки первый бал, как важно, чтобы всё прошло без сучка и задоринки.
   - Я? Понимаю? - деланно возмутился Гарнет, - По мне так наоборот весело и интересно, когда на балу случается что-то неожиданное.
   - Не кликай беду! Ты же знаешь, что к нам на бал вынуждены приехать Олдриджи. Как бы они всё не испортили.
   - Да не пустим их вот и всё, - беспечно отмахнулся Гарнет.
   - Сам король велел им явиться. Они не посмеют его ослушаться.
   - Зачем ему это нужно? Его Величество развлекается, сталкивая под одной крышей двух заклятых врагов.
   - Хорошо, если так. Как бы не задумал какой-нибудь интриги.
   - Например?
   - Отец говорит, что наша вражда с Олдриджами королю как кость в голе. Не надумал бы Его Величество помирить нас всех насильно.
   - Насильно мил не будешь.
   - А если сделать нас родственниками?
   - Как это?
   - Через браки, милый, через браки. Например, прикажет тебе король жениться на дочери Терри.
   - Ни за что!
   - И ты женишься, - мать как будто не слышала его протеста, - Никуда не денешься. Или Оливию отдаст замуж старшему сыну Олдриджа.
   Такая перспектива понравилась Гарнету еще меньше, чем собственная женитьба. Олли окажется одна в стане врагов. Более страшной судьбы для сестры он себе и представить не мог.
   - Будем надеяться, что король займётся здесь чем-то более полезным и приятным, чем сводничество, - постарался он успокоить мать.
   - Надеюсь, у Терри хватит ума не притащить на бал своих дочерей. Я думаю, что он опасается того же самого и тоже не горит желанием с нами породниться.
  
   Этот разговор породил в душе Гарнета тревогу. Как не хотелось никаких судьбоносных перемен ещё хотя бы лет пять. Да и Оливия совсем ещё девчонка. Утешало только то, что сын Терри, насколько знал Гарнет, был моложе Оливии на два года. В пятнадцать лет, как ни крути, жениться рано. Хотя королевская блажь способна пойти против всех доводов логики. Но думать об этом не хотелось, и Гарнет, отбросив все неприятные мысли всё-таки отправился к портному.
  
   Глава 2.
  
   - Эмбер, поторопись, - нервничала мать, - Папа и так не в духе от того, что ему приходится ехать на этот бал в логово Эллингтонов.
   - Можно подумать, это твоя вина, - ехидно заметила Эмбер.
   Мать только обреченно вздохнула. Она давно смирилась со сварливым характером мужа и привыкла всегда быть виноватой во всех несовершенствах этого мира. Эмбер знала, что родители не испытывали друг к другу нежных чувств, но они продолжали жить вместе уже как 18 лет, после того, как король пожелал соединить их узами брака.
  
   Теперь по повелению того же короля, будь он не ладен, они ехали в логово своих заклятых врагов Эллингтонов. Нет, герцог Шелди бесился совсем не от того, что боялся за свою жизнь, или жизнь своих близких, он просто считал эту поездку унижением, королевской прихотью и не ждал от неё ничего хорошего.
  
   Сколько Эмбер себя помнила, она всегда боялась Эллингтонов. В детстве она наслушалась страшных историй про их чудовищные зверства, про их подлость и коварство. Её вера в то, что на свете нет людей хуже и страшнее, жила в ней все детские годы. Они с братом слышали от своих нянек, что Эллингтоны уничтожили всех братьев их отца только потому, что стражники случайно убили одного из них за то, что он как вор проник на их территорию. Эмбер тогда они представлялись страшными чудовищами, обладающими нечеловеческой силой. Сейчас она, конечно, понимала, что Эллингтоны всего лишь обычные люди, но всё равно представляла их уродливыми неотёсанными дикарями, которым незнакомы хорошие манеры. Ей повезёт, если они умеют пользоваться столовыми приборами. Фантазии было где разыграться, ведь за всю жизнь она ни разу не сталкивалась с соседями. Шелдери, где располагался герцогский замок находилось довольно далеко от границ с ненавистными соседями. Зато владения самой Эмбер под названием Лил, как раз граничили с землями Эллингтонов. Но Олдриджи приезжали в Лил редко, всего раз в год. На границе всегда было неспокойно, отец опасался нападения своих врагов. Но долг обязывал появляться хоть иногда в приграничных территориях, привозя с собой детей. Эмбер, как госпожу Лила, сына Джейсона, как наследника Шелди. Народ и воины должны были видеть своих господ, не чувствовать себя брошенными и обделенными вниманием своего сюзерена.
  
   Эмбер очень любила эти поездки в Лил. Во-первых, это всегда было приключением, ведь они никуда больше не ездили. Во-вторых, ей очень нравился старинный замок в Лиле, лес вокруг него. Но всех больше она любила лесное озеро Лун. Оно казалось ей загадочным и волшебным, когда она была девочкой. Теперь же Эмбер считала его прекрасным, и оно хранило её маленькую тайну, помогало ей чувствовать себя свободной, непокорной своему деспотичному отцу. В-третьих, Лил всецело принадлежал именно ей. Король отдал эту землю и замок в приданное матери Эмбер, когда выдавал её замуж за герцога Шелди. Тот был очень рад присоединить к своей территории такой немаленький кусок земли. Но король повелел, чтобы земли эти достались первенцу герцога и его кузины. Отец был страшно недоволен, что Эмбер родилась первой. Дочь рано или поздно выйдет замуж, а с ней уйдёт и Лил, как приданное. Но пока этого не произошло, Эмбер была тут хозяйкой, и носила титул маркизы Лил.
  
   В этот раз семейство герцога остановилось в Лиле для того, чтобы прибыть на бал в Элмор точно в назначенное время. Отец не хотел находиться в стане врагов ни минутой дольше, чем это было необходимо. Эмбер не преминула воспользоваться такой возможностью. Поздним вечером она всё-таки выбралась на своё любимое озеро. Она совсем не боялась темноты или того, что её похитят Эллингтоны. Откуда им знать, что дочь герцога Шелди пришла сюда именно сегодня да еще и одна? Да и не знают они её. Хорошо отец не догадывается о её ночных купаниях. Хотя ей исполнилось уже семнадцать лет, она не сомневалась, что тот её выдерет. Герцог вообще не церемонился со своими детьми. Но в Эмбер всегда сидел дух противоречия. Их отношения с отцом никогда не были безоблачными. Она сомневалась, что он вообще испытывает к ней хоть какие-то тёплые чувства. Зато очень хорошо ей было известно о досаде, что она родилась не мальчиком. Отец ждал первым наследника, а получи дочь. Он воспринял её появление, как поражение. Эллингтон опять его переиграл, ведь у того, насколько Эмбер было известно, первенцем был сын. Отец никогда не скрывал, что с лёгкостью пожертвует старшей дочерью в интересах герцогства. Мать Эмбер, хоть и была кузиной короля, обладала очень мягким характером и вряд ли могла бы помешать герцогу распоряжаться судьбой его детей. Можно было только порадоваться, что жениха у Эмбер ещё не было. А значит, у неё еще есть время наслаждаться свободой.
  
   Так что Эмбер сама не знала, что испытывает к отцу. Главным чувством была глубокая обида за пренебрежение и нелюбовь. Мать она, конечно, любила и жалела, но её с некоторых пор не покидало какое-то презрение к её слабости, её покорности и беззащитности. Никаких особо близких и доверительных отношений с ней так и не сложилось. Вот кого Эмбер любила больше всех из всей своей родни, так это брата Джейсона. Он был моложе её всего на два года. К огромной досаде и недовольству отца мальчик унаследовал мягкий нрав матери. Поэтому, хотя Джейсон и был наследником, которого отец так жаждал, доставалось ему не меньше, чем старшей сестре за неповиновение. Эмбер как-то слышала, как родители говорили, что их старшим детям не мешало бы поменяться характерами. И она была даже согласна с ними. Не из-за себя, а из-за Джея. При всей своей любви к брату она не могла себе представить его герцогом. То ли дело Рони, их младший брат. Ему было еще двенадцать лет, но лидерский характер уже чувствовался. Вот кому надо быть наследником. Но такой поворот событий возможен только в случае смерти Джейсона или если старший из братьев уйдёт в монахи. Бедный Джей! Ну и выбор у него. Не позавидуешь.
  
   Все рассуждения о судьбе брата вылетели у неё из головы, когда она заметила всадника на противоположном берегу. Эмбер он показался зловещим на своём огромном черном коне. Лица с такого расстояния да еще и в темноте рассмотреть ей не удалось, но у неё даже сомнений не возникло, что это кто-то из ужасных Эллингтонов. Девушка опрометью бросилась домой, обещая всем высшим силам, что больше никогда не пойдёт ночью на озеро, что будет слушаться отца во всём, только пусть это чудовище её не догонит. Её мольбы были услышаны, потому что погони не было. Эмбер без происшествий добралась до своей спальни и неожиданно для себя быстро провалилась в сон.
  
   Глава 3.
  
   Он снова увидел свою русалку! Год уже прошёл с тех пор, как он встретил её на озере Лун в первый раз. Гарнет уже начал забывать то ночное приключение. И вот объезжая с отрядом приграничную территорию он зачем-то свернул к озеру. И надо же! Она снова оказалась здесь. Гарнету было очевидно, что если он попытается поймать её, то девушка легко убежит. Слишком велико было расстояние. Поэтому он просто любовался ею, не помня себя от счастья, что эта чудесная девушка всё-таки снова появилась здесь. Если бы в тот раз он не слышал её разговора со служанкой, то точно бы принял за прекрасное сказочное создание. Конечно, она не была русалкой, ведь рыбьего хвоста у неё не наблюдалось, но за лесную нимфу вполне могла сойти. В сумраке и лёгком тумане девушка казалось неземной, настолько изящной и лёгкой, что молодой человек готов был поверить в её нечеловеческое происхождение.
  
   Но тут девушка заметила его и бросилась в лес быстрее лани. Наваждение растаяло, оставив в душе сожаление и досаду. Пусть поймать её нет никакой возможности, но кое-что он всё-таки решил сделать. Гарнет разделся, зашёл в воду и бесшумно поплыл к тому месту, где исчезла его лесная нимфа. Ему хотелось пройти по её следам и выяснить о ней хоть что-то. Но затея провалилась, так как стало совсем темно. Зато он нашёл кружевную ленточку. Это было хоть каким-то утешением. Почему-то ему казалось, что раз в его руках оказалось нечто ей принадлежащее, то теперь лесной девушке от него не уйти.
  
   Это приключение будоражило кровь и наполняло душу ожиданием чего-то хорошего и радостного. Даже завтрашние хлопоты и возможные проблемы, связанные с балом и королем, отошли на второй план. Неужели он влюбился как последний идиот? И в кого? В неизвестную девушку, которую он толком то и не видел. Глупее не придумаешь. Он, Гарнет Эллингтон, самый завидный жених во всём герцогстве, баловень судьбы и любимец женщин, думает не о принцессах, герцогских дочках или графинях, а о какой-то девице из леса, которая его никогда не видела. Все девицы, осаждавшие его были забыты. Да и чего от них можно было ждать? Гарнет забыл, когда в последний раз испытывал душевный трепет от общения с ними. Ему вполне хватало тех, кто приводил в трепет его тело. Ну ничего. Завтра ему придётся быть на этом дурацком балу, но потом он опять вернётся сюда, чтобы встретить свою русалку.
  
   ***
  
   Нет! Ну почему?! Только с ней мог произойти такой конфуз! Отец был в бешенстве, но ничего не мог с этим поделать. Платье Эмбер, в котором она прибыла на бал, было испорчено, причём самым позорным образом. Её обгадила птица! Всё в этом проклятом месте, казалось, было против Олдриджей. Они выехали ровно во столько, чтобы успеть к началу бала и не дай Бог не приехать раньше. Это им удалось, но зато они опоздали. В лесу дорогу герцогскому эскорту перебежала лисица. От неожиданности конь одного из стражников встал на дыбы. Поскольку весь отряд находился в жутком напряжении на вражеских землях, те, кто ехал сзади подумали, что случилось нечто серьезное, что им угрожает опасность. Строй сбился. Пока выясняли что случилось, пока снова выстраивались время было потеряно. Да и время отец рассчитал неверно, потому что когда они прибыли официальная часть была в самом разгаре. И тут ещё это недоразумение с птицей.
  
   В итоге Эмбер была сразу отправлена в предоставленные Олдриджам покои вместе со своей служанкой. Отец с матерью и Джейсон спешно отправились представляться королю и всем присутствующим. Её ждать никто не собирался. Опаздывать к королю было недопустимо. Так Эмбер просидела в покоях всю официальную часть. Она ожидала, что отец пришлёт за ней Джейсона, но, казалось, что про неё все забыли. Служанка как могла спасала её платье. Оно даже успело уже подсохнуть после застирывания. Пятна, которые остались, были умело замаскированы кружевом. Наверное, родители подумали, что её наряд окончательно испорчен и решили оставить дочь здесь до окончания бала. Мысли об этом страшно её злили. Это жестоко, привезти девушку на бал и оставить сидеть взаперти. Только её отцу могла прийти в голову такая идея. А Эмбер было жутко любопытно посмотреть этот замок, увидеть короля и принцев, да и самих Эллингтонов, хоть они и дикари.
  
   И всё-таки она решилась покинуть свои покои. Любопытство было сильнее страха перед гневом отца и осторожности. Эмбер слышала звуки музыки, поэтому определить направление, куда надо идти, было нетрудно. По пути она невольно восхищалась убранством замка. Дикари Эллингтоны или нет, но богатство и вкус их жилище точно демонстрировало. В то же время роскошь не бросалась в глаза и не сшибала с ног своей вульгарностью. Наверное, всё это великолепие плоды трудов герцогини. Эмбер знала, что она была дочерью герцога Белими. А это семейство считалось самым благородным, род Белими был самым древним в их округе. Говорили, что отец Эмбер сам собирался жениться на нынешней герцогине Элсвара, пока её не выкрал Эдриан Эллингтон и не сделал своей женой. Как такое могло случиться, Эмбер, конечно же, у отца не спрашивала, а сам он никогда об этом не рассказывал. Слуги поговаривали, что именно после этого Терри Олдридж стал угрюмым и раздражительным, злым на весь белый свет.
  
   Эмбер услышала весёлый девичий смех совсем близко и остановилась. Но смеявшаяся девушка, похоже, была не одна, потому что Эмбер услышала тут же и мужской голос. Похоже, мужчина говорил девушке что-то смешное, а она хохотала. Эмбер стало любопытно, кто же так весело смеётся в этом логове зла и подлости. Она начала осторожно продвигаться по коридору.
   - Хватит пользоваться мной как щитом! - услышала Эмбер возглас девушки.
   - Ну, Олли! Неужели ты готова отдать братика на растерзание Деборы Прози? Она же меня сейчас съест и костей не оставит, - отвечал молодой человек, изображая страх.
   Девушка была прехорошенькой блондинкой с тонкими чертами лица. Брата же её Эмбер не могла рассмотреть, потому что он стоял к неё спиной. Ей удалось разглядеть только цвет волос, такой же, как у сестры, и понять, что молодой человек обладает высоким ростом.
   - Да что Дебора! Она еще скромница и душка по сравнению с Лилит Трок. Вот кто ни перед чем не остановится.
   - Вот видишь! Ты не можешь дать меня в обиду.
   - Ещё как могу. Ты всех моих кавалеров распугал!
   - Эх ты! Я то думал, - горестно восклицал молодой человек, - Родного брата готова променять на каких-то кавалеров.
   - Гарни, я знаю выход.
   - Какой же?
   - Ты останешься здесь и спрячешься за гардину, - девушка засмеялась.
   - Нет! Я не согласен. У меня аллергия на пыльные занавески.
   - Да не ври! Признайся уж, что ты просто кокетничаешь. А на самом деле просто мечтаешь оказаться в лапах Деборы.
   - Не признаюсь.
   - Знаем мы тебя. Наобещал девице золотые горы, а теперь прячешься.
   - Слушай, Олли. Зачем тебе кавалеры? Тебя всё равно никто замуж не возьмёт.
   - Это ещё почему?!
   - Слишком умная.
   - Ах так! Ну и расхлёбывай сам свои проблемы, - она сделала вид, что обиделась и развернулась, чтобы уходить.
   - Олли! - брат схватил её за руку и плюхнулся на одно колено, - Взываю к твоему благородству и состраданию. Ты не можешь бросить в беде страждущего.
   - Не могу?
   - Конечно. Ну ты посмотри, как я несчастлив, просто убит.
   - Много вас таких.
   - Ну я то особенный.
   - Это чем же?
   - В отличие от всех других ты меня любишь, - самодовольно заявил молодой человек.
   Олли засмеялась.
   - Вот что с тобой делать? Всё то он про меня знает. Ладно, страждущий, пошли в зал. Мама, наверное, уже нервничает.
   - Олли, ты лучшая сестра в мире!
   С этими словами молодой человек подхватил сестру на руки и закружил. Та смеялась и просила отпустить.
  
   Эмбер улыбалась, глядя на них. Ей были близки и понятны братско-сестринские отношения. Они с Джейсоном тоже любили друг над другом подшучивать, доверяли друг другу свои тайны и переживания. Только в данном случае брат был старше сестры, а не так как у Олдриджей.
  
   Она пораженно застыла, когда всё-таки увидела брата девушки. Какой же красивый! Просто совершенный! Светлые волосы падали на высокий лоб, но не скрывали идеально очерченных бровей. Черты лица такие же тонкие и точёные, как у сестры. Цвет глаз разглядеть не удалось, но Эмбер была уверена, что они непременно голубые.
  
   Брат с сестрой ещё немного постояли, не переставая подтрунивать друг над другом, и отправились в зал. Эмбер дождалась, когда их голоса стихнут, и отправилась в том же направлении.
  
   Сколько же народа было в бальном зале. Эмбер хотелось найти своих, и она занялась поисками. Несколько раз ей на глаза попадались Олли и её красавец брат. Вот бы узнать, кто они. Наверное, какие-то столичные гости. А вдруг это дети самого короля! По крайней мере, именно таким она представляла себе принца.
  
   - Эмбер, как ты тут оказалась? - удивлённый возглас Джейсона прервал её размышления о происхождении молодого человека, так поразившего её воображения.
   - Почему никто за мной не пришёл? - вопросом на вопрос ответила она.
  Отец не разрешил. Он сказал королю, когда нас представляли, что ты себя плохо почувствовала, переволновалась.
   - Понятно.
   - Я бы тебе посоветовал пойти назад и отцу на глаза не попадаться. Он будет злиться на тебя.
   - Мне не привыкать. Он всегда мной недоволен, как впрочем и всеми.
   - Сегодня чаша его терпения явно переполнена, и он ищет только повод вылить её на кого-нибудь.
   - Всё злиться, что пришлось сюда ехать?
   - И это тоже. Но самое главное, что его взбесило, это оскорбления герцога Элсвара.
   - И король это допустил?
   - Этот гад говорил свои гадости так, что придраться было не к чему. Вряд ли король даже понял, что это оскорбление. Он же не знает всех обычаев и тонкостей в общении западных провинций.
   - Вот мерзавец. Слушай, Джей, ты бы мне его хоть показал.
   - А его сейчас в зале нет. Король только что покинул бал, и Эллингтоны с нашими родителями пошли его провожать. Так ты и короля не видела?
   - Нет.
   - Очень жаль. Ну, чтобы Вы не так уж расстраивались, маркиза Лил, я приглашаю Вас на танец, - улыбнулся ей Джейсон.
   - Я принимаю Ваше приглашение, маркиз Трант.
   - Вот он, - зашептал Джейсон, когда танец подходил к концу.
   - Кто?
   - Железный герцог Эдриан Эллингтон.
  
   Эмбер сразу поняла, что видит перед собой герцога. Его нельзя было ни с кем перепутать. Властный тяжёлый взгляд, статная фигура, горделивая осанка. Казалось, что он возвышался над толпой, таково было его величие. Эмбер поразило даже не это. За много лет у неё в голове сложился определённый образ этого человека. И он настолько не соответствовал действительности, что девушка не могла опомниться от потрясения. Неужели этот статный мужчина с породистым аристократическим лицом и есть ужасный Эдриан Эллингтон? Рядом с ним шла красивая женщина и улыбалась всем присутствующим. Эмбер поняла, что это герцогиня Эмилия.
  
   - Отец! - дернул её Джейсон, - Он не должен тебя видеть. Возвращайся в покои, где мы тебя оставили.
   Эмбер не стала спорить и бросилась из зала искать путь назад. Не успела она перевести дух, как за ней пришли двое их стражников и сообщили, что они немедленно уезжают в Лил.
  
   ***
  
   - Гарнет! Ну чего ты встал как истукан? - нетерпеливо толкнула его Оливия.
   Но вряд ли тот вник в суть её вопроса. Он точно видел здесь ту девушку с озера! Куда она опять подевалась? Его взгляд метался по залу, но так больше ни разу не наткнулся на объект своих поисков. Загадочная девушка как сквозь землю провалилась. Но она точно ему не привиделась.
   - Да что с тобой? - уже всерьёз озаботилась сестра.
   - Нет, ничего. Просто показалось, - ответил Гарнет, натужно улыбнувшись.
   - Что показалось?
   - Неважно.
  
   Но после этих слов он ринулся через толпу, оставив сестру в недоумении. Его лесная нимфа снова показалась у входа в зал. Он даже забыл о том, что собирался присоединиться к родителям и проводить короля. Важнее всего сейчас было поймать её и разгадать её тайну. Кто она такая? Конечно, очевидно, что она принадлежит к одной из дворянских семей герцогства Шелди, раз ходит купаться на берег Олдриджей. Да и подданных отца он всех знал. Скорее всего девушка сопровождает юную маркизу Лил, которой почему-то стало так плохо, что она просидела весь бал в покоях. На таких балах кроме самих герцогов и членов их семей всегда присутствовали дворяне рангом пониже, но из хороших благородных старинных родов. Видимо, эта девушка принадлежала к этой категории гостей. Она опять исчезла к досаде Гарнета. Отвлечь его от поисков смогла только отповедь матери, призывающая его развлекать оставшихся гостей. Это было заранее оговорено, родители и так были вымотаны приёмом. Король уехал, они могли покинуть зал, но гости не должны были остаться без внимания хозяев дома. Гарнет и Оливия вполне могли справится с этой задачей. Олдриджи отбыли восвояси. Так что сюрпризов уже быть не должно.
  
   Только следующим вечером Гарнет смог оказаться на озере. Ареал таинственности его лесной нимфы сводил с ума. Так хотелось разгадать её тайну, поймать её здесь и заставить потерять голову от страсти. И она не будет даже знать, кто он такой, а просто будет любить его, как женщина любит мужчину, без всех титулов и регалий. Но его сладостным мечтам сбыться не пришлось. Девушки не было. Конечно же, он нашёл с кем их осуществить, но всё равно его мучила досада и какая-то странная тоска. Все девушки вокруг казались неинтересными, одинаковыми, в них не было тайны.
  
   Так прошло полмесяца.
   - Сынок, что с тобой? - озаботилась мама, - Ты не заболел? Какой-то ты невесёлый совсем.
   - Нет. Всё нормально, мам.
   - Ты может быть влюбился?
   - В кого?
   - Ну не знаю. В прекрасную незнакомку, - улыбнулась мама.
   - Всё может быть, - загадочно ответил он, стараясь перевести догадку матери в шутку.
   - Кто же она?
   - Ты же сама сказала. Незнакомка.
   - Ладно уж. Не буду тебя пытать. Отец хотел поговорить с тобой.
   - О чём?
   - Он получил письмо от короля.
   - И что там?
   - Нас приглашают в столицу на ежегодный карнавал.
   - И что в этом особенного?
   - Ступай к отцу, он тебе всё объяснит. Раз Его Светлость хочет сам побеседовать со своим наследником, то я не буду отнимать у него возможность самому поведать свои мысли по поводу предстоящих событий, - уклонилась от ответа герцогиня.
  
   - Не нравится мне это приглашение, - сказал отец, посвятив Гарнета в детали послания, - Задумал что-то король.
   - Чем нам может это грозить?
   - Твоей женитьбой на дочери Олдриджа. Вот чем.
   - Так вроде ничего не предвещало. Дочери Терри не было даже у нас на балу.
   - Ну и что? Король любит проделывать подобные вещи, независимо от того, знакомы ли жених в невестой и нравятся они друг другу или нет. И надо сказать такая его политика даёт неплохие результаты. Бескровное решение проблем всегда лучше карательных действий. Междоусобицы крупных вассалов ослабляют корону.
   - И что ты предлагаешь? Жениться мне на дочке Олдриджа?
   - Согласись, это лучше, чем отдать в дом Терри Оливию.
   - Соглашусь. Но... Но я не хочу на ней жениться! Я её даже не видел! Она, наверное, страшна, как смертный грех! - такое решение государственных проблем за его счёт Гарнету совсем не нравилось.
   - С чего ты это взял?
   - Она даже на балу не показалась. В покоях пряталась, сославшись на недомогание. Терри, наверное, её стыдится, вот и решил не показывать никому.
   - Если она похожа на Терри, то девице не повезло, - развеселился отец.
   - Вам смешно, Ваша Светлость, а я должен жениться на страшилище! - возмутился Гарнет, хотя ему тоже было смешно.
   - Ничего. Наша порода победит. Дети у тебя всё равно будут красивыми.
   - От страшилища?
   - От кого угодно.
   - Ты издеваешься?
   - Хорошо. Твои предложения?
   - Может быть, у короля и в мыслях нет устроить мою судьбу, - с надеждой сказал Гарнет.
   - Может быть. Но всё-таки как бы ты поступил, если бы король задумал сделать нас с Терри родственниками?
   - Прибить Терри не вариант? - в шутку спросил Гарнет.
   - Можно бы было, давно бы сам прибил. Но мы же цивилизованное государство, недопустимо, чтобы высшее дворянство устраивало резню, - с сарказмом ответил герцог.
   - Может, женить меня срочно на ком-то другом?
   - Можно, конечно, но тогда Олли окажется под ударом.
   - Давай её замуж отдадим.
   - Две свадьбы за два месяца? Да и не так это всё просто. Я не могу отдать дочь замуж за абы кого. Король тоже не дурак, поймёт, что я пытаюсь противится его воле.
   - То есть другого выхода, кроме как принести меня в жертву, не существует, - резюмировал Гарнет.
   - Если что-то придумаешь, буду рад тебя выслушать.
  
   Перспектива, конечно, удручающая. Но Гарнет всегда знал, что его брак будет заключен в династических интересах. Участь всех отпрысков благородных семейств, а тем более наследников и правителей, жертвовать семейным счастьем во имя процветания своих земель и своего рода. Это отцу повезло, что он наследником не был и его брак с Эмилией Белими полностью устраивал деда. Повторения такого везения быть не может. Так что в принципе какая разница, на ком жениться? Слава Богу он сам ни в кого не влюблен. Но память тут же услужливо воскресила образ девушки с озера. Жаль, что он так и не разгадал её тайны, не изведал её любви. Именно о ней он будет грезить, сжимая в объятиях ужасную дочь Олдриджа. Эта мысль его развеселила. Никто же не заставит его видеть это чудо каждый день. Он вообще может сослать её в замок в Теньи, как только она забеременеет. А сам будет делать всё, что ему угодно, только не в открытую, соблюдая приличия.
  
  
   ***
  
   - Эмбер, мы едем в столицу! - радостно сообщил Джейсон, найдя сестру в библиотеке.
   - Мы?
   - Да! Король приглашает и родителей, и нас с тобою на бал-маскарад.
   - Очень интересно, - озадаченно протянула Эмбер.
   - Ты что не рада? - брат даже обиделся.
   - Рада, конечно. Но как-то странно всё это.
   - Почему? Мы же уже взрослые, вот нас и приглашают.
   - Особенно ты, - поддела Эмбер.
   - Мне уже пятнадцать! - вконец рассердился брат, - И я наследник Шелди.
   - Наследник, наследник, - засмеялась Эмбер, - Только с Рони до сих пор в солдатиков играешь. А к Элизе Фиджи даже подойти боишься.
   - Эмбер! - Джейсон не находил, что ответить, испытывая гремучую смесь обиды и смущения.
   - Ой, ну ладно, ладно. Не кипятитесь, мой любимый маркиз. А Элизе ты тоже нравишься.
   - Правда? - мальчик совсем растерялся.
   - Да она только и ждёт, чтобы ты её куда-нибудь пригласил.
   - Откуда ты знаешь?
   - Я же тоже девушка. Я всё вижу и понимаю, к тому же знаю, о чем девчонки болтают.
  
   Джейсон не сумел скрыть своей радости. А Эмбер подумала о том, какой же он в сущности ещё ребёнок. А отец муштрует его, как взрослого, требует, чтобы он какие-то решения важные умел принимать. Джей и так не самый решительный и твердый человек, так ещё и бесконечные придирки и недовольство отца, вообще выбивают почву у него из под ног. Эмбер всегда старалась поддержать брата. Она успокаивала его тем, что их отец в принципе всегда всеми недоволен. Это совсем не значит, что они что-то делают не так. Эмбер даже учиться с братом приходилось. Именно ей он рассказывал о том, что узнал на уроках, именно она разъясняла ему то, что он не мог понять. Эмбер даже приходилось тайком брать книги и разбираться, чтобы объяснить Джейсону то, чего он не понял. Особенно сложно ему давалась военная наука с её планами укреплений и расположения войск. Отец, как обычно, лютовал, не стесняясь в выражениях. Так что и здесь Эмбер пришлось разбираться. Джейсон был достаточно смышленым, просто он был мал для всей этой науки. Что-то понимал он сам, где-то ему помогала Эмбер. И в конце концов военные планы они оба одинаково освоили. Вот где Джейсон был лучше её, так это в знании литературы и музыки. Но у герцога успехи в этих областях вызывали только презрительную усмешку. Эмбер особенно злилась на родителя в таких случаях и делала что-то такое, чтобы вывести его из себя. Ей попадало, но зато Джей не чувствовал себя таким раздавленным недотёпой, каким выставлял его отец.
  
   - Ты чего собираешься на этом балу делать? - спросила она брата, продолжая разговор, - С девушками танцевать?
   - Я не думал об этом, - признался Джейсон, - Мне просто хотелось побывать в столице, посмотреть королевский дворец. Мы ведь нигде не бываем, кроме нашего герцогства.
   - Ну как это нигде? Вот в Элсвар совсем недавно ездили. Тебе там понравилось?
   - Если бы не Эллингтон, то да.
   - А что тебе Эллингтоны? Тебя они не трогали. Лично я всегда думала, что они ужасные, кровожадные дикари, мало похожие на нормальных людей. А оказалось, вполне себе симпатичные люди.
   - Они красивые, - уточнил Джей.
   - Согласна.
   - Но это не делает их хорошими людьми, - заметил мальчик.
   - Вы очень рассудительны, милорд.
   - А Вы, миледи, очень легкомысленны, впрочем, как и все девчонки.
   - Где же нам до такого мудрого наследника?
  
   Вечером за столом отец поведал им ту же самую новость.
   - Не нравится мне это, - проворчал он.
   - Почему? - спросила мама.
   - Любит наш король улаживать конфликты между знатью, заставляя породниться.
   - Как так? - не удержалась Эмбер.
   - Очень просто. Например, решит отдать тебя замуж за сына Эллингтона.
   - Почему именно меня?
   - Ну или Джейсона женить на его дочери, что было бы гораздо предпочтительней. Только Джейсон ещё слишком молод для женитьбы.
   - Они же убьют меня там! - воскликнула Эмбер.
   - Убить не посмеют. Но то, что Лил вместе с тобой перейдёт к ним, это просто пощёчина мне.
  
   В этом был весь отец. Дети для него лишь пешки, призванные защищать его интересы. Больше этого человека ничего не интересовало. Так Джейсон - его наследник, и совсем не важно, сделает его это счастливым или нет, она - разменная монета, годная только для укрепления позиций герцога, Рони - запасной наследник, на случай, если что-то случиться с Джейсоном. Хотя, наверное, во всех семьях высшей аристократии такое же положение дел.
  
   Вот интересно, какой он этот наследник Элсвара? Эмбер было очень досадно, что она не увидела его на балу в Элморе. Джей сказал, что они все красивые. Он то их всех видел. Неужели наследник такой же ошеломительно красивый, как и сам герцог? Какие глупости у неё в голове?!Какая разница, как выглядит сын их врага? Он в любом случае будет презирать её и ненавидеть. И вообще, наследник Элсвара может оказаться злым, пустым и глупым. А так скорее всего и будет, раз его воспитал убийца. Хотя совсем не обязательно. Джей вон совсем не похож на отца ни характером, ни повадками. Но вскоре мысли о возможном женихе и Эллингтонах сменились мечтами встретить на балу у короля того красивого молодого человека, что уговаривал сестру спасти его от какой-то Деборы. А вдруг он окажется принцем, влюбится в неё и спасет от брака с этим злосчастным наследником Элсвара.
  
   Глава 4.
  
   Гарнет прибывал в нетерпении и предвкушении. Кто бы мог подумать, что этот бал-маскарад, устроенный королём, станет для него волнующим приключением. Сколько же тут незнакомых девушек. А он даже в маске пользуется у них популярностью. Вот одна леди-цыганка его преследует уже битый час. Надо сказать, он совсем не против такого настойчивого внимания. Она несколько раз уже оказывалась его партнёршей по танцу, и то, что она позволяла себе, находясь с ним в паре, любого мужчину бы свело с ума. Гарнету было понятно, что это не девица на выданье. Те так себя не вели. Эта цыганка намеренно разжигала в нём страсть. И когда он был уже готов, наплевав на все доводы разума и на приличия, утащить свою пассию, чтобы предаться с ней греху, дамочка исчезла. Гарнету показалось, что он увидел её у выхода из зала, который вёл сразу в дворцовый парк. Молодой человек решил, что цыганка с ним решила поиграть и ринулся за ней. Ну в самом деле, не в бальном же зале придаваться плотским утехам. Возможно, чаровница знает какое-то укромное место, где им никто не помешает.
  
   Гарнет шёл по дорожке, ведущей к лабиринту, после того, как побывал во всех по его разумению подходящих местах. Вдруг он увидел мелькнувшую среди деревьев пёструю юбку. Гарнет бросился догонять беглянку, и совсем скоро она оказалась в его объятиях.
   - Ну и куда же Вы бежите, миледи цыганка? - спросил он самым сладким голосом.
   - Пустите меня! - возмущённо требовала та.
   - Обязательно. Только сначала Вы подарите мне поцелуй.
  
   Он не собирался ждать её согласия, считая, что игра затянулась. Дама сопротивлялась поначалу, видимо, продолжая играть свою роль, но потом забылась и начала отвечать на поцелуй. А ему только этого и было надо, чтобы потерять голову. Поэтому он совсем растерялся, когда она его резко оттолкнула.
   - Эмбер! Ты где? Эмбер! Это уже совсем не смешно.
  
   Девушка несколько секунд с ужасом смотрела на Гарнета, а потом побежал от него. Он же потрясенный оставался на месте. За время их страстного поцелуя маска с неё слетела, и Гарнет с удивлением узнал в цыганке свою незнакомку с озера. Он не мог обознаться. Это точно была она! Почему она так испугалась его? Ведь сама столько времени соблазняла. Молодой человек был сбит с толку.
   - Эмбер, да куда же ты пропала? - этот возглас заставил Гарнета оставить всякие попытки догнать девушку, - Отец нас прибьёт.
   - Я здесь Джей, - услышал её ответ Гарнет.
  
   За удивлением и эйфорией пришло разочарование. Получается, его русалка, его лесная нимфа всего лишь развращенная искательница приключений? Такая молоденькая, а уже не стесняется так забавляться с мужчинами! Горя праведным негодованием, Гарнет направился во дворец. И тут он лицом к лицу столкнулся с леди-цыганкой. Со всей отчетливостью он понял, что целовался в парке совсем с другой девушкой. Эта до сих пор непрочь приятно провести с ним время. Вон как зазывно манит его за собой. Но весь интерес к этой даме пропал. Все его мысли захватила незнакомка. Что она теперь про него подумает? Хотя он был в маске, и, возможно, при свете дня девушка его не узнает, если они встретятся. Или пусть узнает! После таких поцелуев они не могут остаться чужими. Её нужно найти непременно. Зато он теперь знает, как её зовут. Эмбер. Казалось, на губах от этого имени становится сладко.
  
   ***
  
   Какой позор! Она - дочь герцога, позволила какому-то нахалу так с собой обращаться! Вела себя, как женщина лёгкого поведения! Хотя нахал этот не был уж совсем первым встречным. Она узнала бы его из тысячи, и никакая маска ей в этом не помешала. Это же герой её грёз, которого она видела на балу у Эллингтонов. Да и сестру молодого человека она несколько раз рядом с ним замечала сегодня. Эмбер почти весь вечер за ним наблюдала. Понятное дело, что это статный белокурый красавец пользовался успехом у дам. Эмбер испытывала даже уколы ревности, когда те слишком уж откровенно флиртовали с ним, хоть и не имела на это никакого права. Одна из них, в костюме цыганки, так вообще вызвала в её душе бурю негодования. Какая наглость! Разве можно так прижиматься к мужчине и хвататься за него? Это же верх неприличия!
  
   Она сама не знала, какая сила потащила её в парк, когда молодой человек вышел туда вслед за этой бесстыжей. За своё любопытство и глупость она поплатилась сполна. Такого позора она ещё не знала. Хотя в глубине души она была скорее потрясена, чем испытывала стыд или страх. Никто и никогда в жизни не целовал её так. Её поклонникам дома удавалось сорвать поцелуй, но это было совсем по-детски. Мама предупреждала её, что от молодых людей надо держаться подальше и ни в коем случае не давать им прикасаться к себе. Только мужу будет дозволено такое. Мужчинам ничего не стоит погубить репутацию приличной девушки, они только этого и ждут. Но сегодня в парке она напрочь забыла все материнские наставления. Буря чувств, захватила её полностью, поцелуй был настолько нежным и жарким одновременно, что она даже сопротивляться перестала, проваливаясь в какую-то тягучую сладкую бездну. Если бы не Джей, неизвестно до чего бы она докатилась. Теперь Эмбер понимала, что красавчик просто спутал её со своей пассией, ведь у них были похожие костюмы. Обидно, что он видел её без маски. Теперь при встрече он будет считать его недостойной женщиной.
  
   Все эти мысли терзали её до окончания маскарада. Но они вылетели из её головы, когда король приказал снять маски. Эмбер с любопытством разглядывала присутствующих. Взгляд наткнулся на герцога Эллингтона, отметив ещё раз его холодную мужскую красоту и благородство облика. Рядом с ним стояла его жена Эмилия и что-то говорила девушке, в которой Эмбер с удивлением узнала сестру своего искусителя. Она еще не успела выстроить нехитрую логическую цепочку, как рядом с герцогом возник сам герой её грёз. И тут всё встало на свои места. Как же она раньше то этого не поняла?! Ведь эти два красавца так похожи между собой. Хотя присмотревшись, Эмбер нашла, что молодой человек взял всё самое лучшее от обоих родителей. Да, одного взгляда на герцога и его наследника было достаточно, чтобы понять, что они отец и сын. Одинаковые фигуры, один и тот же цвет волос, да и весь облик. Но точёные черты лица и более мягкие линии рта и подбородка парень явно унаследовал от матери. Это делало его гораздо более приятным по сравнению с герцогом. В молодом человеке не было ни той холодности, присущей его отцу, ни жесткости, он скорее казался веселым, дружелюбным и уверенным в себе. Хотя, конечно, она наблюдала его в хорошем настроении. Внешность, как говорят, обманчива.
  
   Итак, она целовалась с наследником Элсвара. С Эллингтоном! И это о нём она несколько месяцев мечтала. О сыне врага её отца, который наверняка ненавидит всех Олдриджей, как и его надменный папаша. А она умудрилась дать ему в руки новый повод для насмешек над её семьёй. Вела себя как ... Как... Отец не постесняется в выражениях, когда обо всём узнает.
  
   Уже ночью, лёжа в кровати, Эмбер вспомнила разговор с отцом, когда он получил приглашение на этот бал. Отец опасался, что король захочет выдать её замуж за наследника Элсвара. И если честно, такая перспектива будоражила нервы и не казалась ей хоть сколько то отвратительной. Как же это всё глупо! Она же совсем его не знает. Ей всего лишь известно, что он невероятно красив, и что любит свою сестру. И ещё ей очень понравилось целоваться с ним. От одних только воспоминаний об этом голова шла кругом. Эмбер долго не могла заснуть. Душа и разум были в смятении. Хотелось увидеть его снова и в то же время спрятаться от него, сгорая от стыда, чтобы он никогда не узнал, кто она такая.
  
   Глава 5.
  
   Отец был встревожен не на шутку.
   - Мне это не нравится, - говорил он матери.
   - Может быть, всё обойдётся? - неуверенно отвечала мама, стараясь его успокоить.
   - Зачем король приказал оставить здесь моих детей? Они чуть ли не заложники здесь.
   - Эдриан, король оставляет здесь не только наших детей. Почти все отпрыски высшей знати остаются в столице, чтобы составить свиту принцу Альберту.
   - Ты прекрасно знаешь, что это всего лишь предлог. Король добивается полного подчинения своих вассалов, оставив при дворе их детей.
   - Я не думаю, что он сомневается в нашей преданности короне. Просто сейчас он не может обозначить тех, кто кажется ему неблагонадёжными.
   - Мне всё равно это совсем не нравится, - упорствовал отец.
   - Ты ничего не можешь сейчас с этим поделать.
   - Хоть бы Оливию увезти, - вздохнул отец, - Гарнет - мужчина, вряд ли ему что-то будет угрожать здесь. Он парень умный и не даст втянуть себя в какие-то опасные интриги.
  
   Сам же Гарнет ничуть не разделял тревоги родителей. Он был безмерно рад, что остается в столице. Раз оставляют всех молодых людей и девушек, то его незнакомка наверняка тоже останется. Политическая обстановка в королевстве его волновала мало. Он понимал, зачем король это всё проделывает, и находил его действия разумными. За Олли он тоже волновался, но повлиять на её судьбу пока никак не мог. Поэтому сейчас он был увлечён исключительно своей личной жизнью.
  
   Через день родители отбыли в Элсвар. Зря они так переживали за Олли. Король и не думал выдавать её замуж за Олдриджа или кого бы то ни было. Он просто отбыл в свою резиденцию, оставив летний дворец в распоряжении своего сына. Конечно, жили они не так, как им вздумается. С девушками оставались их дуэньи, да и кузины короля следили за порядком и соблюдением приличий. Девушек и молодых людей расселили по разным этажам и крыльям замка. Но всё равно, молодые люди чувствовали себя намного свободнее без всех этих дворцовых официальных церемоний. Их развлекали, а парни постарше вполне могли найти себе развлечения в городе. Им позволялось гораздо больше, чем девушкам. Чтобы разнообразить жизнь устраивались балы и музыкальные вечера. Гарнету это всё было неинтересно, и он не пошёл бы ни на какой бал, если бы не надеялся увидеть там девушку с озера. И ему повезло. Она стояла от него недалеко и тоже кого-то высматривала. Заиграла музыка, и Гарнет ринулся к ней, опередив конкурентов, а одного, самого удачливого буквально оттолкнул.
  
   - Можно Вас пригласить? - выпалил он.
   Девушка смотрела на него во все глаза, и во взгляде её читалось и удивление, и ужас, и радость, и сомнение. В конце концов она молча вложила свою руку в его ладонь, так и не отпустив его взгляда. А он тонул в её изумрудных глазах и совсем не собирался спасаться. Сердце стучало, как бешеное. Гарнет не помнил, когда бы хоть одна девушка приводила его в такое волнение. Наверное, всему виной её таинственность и невероятная красота. Зелёные глаза и рыжие волосы говорили о том, что девушка приходится Олдриждам какой-нибудь родственницей. Но это не имело сейчас никакого значения.
  
   Только после танца он, наконец, смог представиться.
   - Извините, я не представился. Маркиз Теньи. Я был настолько очарован, что забыл о хороших манерах.
   - Я... Я польщена, милорд, - девушка улыбнулась ему, заставив снова потерять способность рассуждать здраво.
   - Могу ли я узнать имя такой очаровательной особы? - спохватился он.
   - Эмбер Ол... Эмбер Олтон.
   - Очень приятно.
   Зазвучала новая мелодия.
   - Эмбер, Вы подарите мне ещё один танец? - спросил Гарнет, не желая отпускать свою русалку.
   - Хорошо. Но только один. Вы же, наверное, не хуже меня знаете, что больше двух танцев подряд мы с Вами позволить себе не можем.
   - А Вы всегда соблюдаете правила? - лукаво улыбнувшись, спросил он.
   - А Вы всегда нарушаете? - она приняла его тон, похоже, перестав бояться.
   - Не всегда. Всё зависит от того, насколько велика будет награда за риск.
   - А сейчас?
   - Сейчас она настолько велика, что риск вообще не имеет никакого значения, - ответил Гарнет, улыбаясь.
   - Вы мне льстите.
   - Отнюдь. Эмбер, я бы хотел извиниться за тот случай на маскараде. Я обознался и мне ужасно неловко, что позволил себе лишнего.
   - Вы сожалеете, милорд.
   - Я был бы жалким лгуном, если бы сказал, что сожалею, - он подарил девушке самую очаровательную улыбку.
   - Вы меня смущаете.
   Эмбер говорила правду, потому что щёки залил румянец.
   - Я сам смущён, - ответил он, однако ничего подобного не испытывая.
   - Я заметила, - чувство юмора всё-таки взяло верх над смятением.
   - Эмбер, давайте встретимся завтра в саду в полдень, - предложил Гарнет.
   - Зачем?
   - Я Вам докажу, что умею вести себя с дамами вполне прилично.
   - А Вы разве не знаете, милорд Эллингтон, что мне правилами приличия запрещено находиться наедине с мужчиной без сопровождения? Или в Элсваре другие правила действуют?
   Гарнет понял, что девушка знает, кто он такой, хотя и представился только своим титулом. Ну тогда и ему не нужно делать вид, что он не догадывается, что она родственница Олдриджей.
   - Я знаю, что в Шелди о нас легенды ходят, повествующие о том, что Эллингтоны не люди, а звери. Но уж поверьте, даже нас обучают правилам приличия.
   - Вы бы отпустили свою сестру на свидание одну?
   - Нет.
   - А я, значит, кажусь Вам лёгкой добычей? - продолжала кокетничать девушка.
   - Ну зачем Вы так, Эмбер? Я клянусь, что ничего плохого с вами не случится.
   - Боюсь, что понятия о плохом и хорошем у нас с Вами разные.
  
   Они так ни до чего и не договорились, потому что Эмбер была приглашена на следующий танец другим кавалером. Но тем не менее он ждал её ровно в полдень у входа в сад. Эмбер так и не появилась. Это было досадно, но ожидаемо. Гарнет особо и не рассчитывал на такую быструю капитуляцию. Ничего страшного. Он всё равно своего добьётся. Он столько времени о ней грезил, подождёт и ещё немного. Она от него не уйдет. Поговорив с ней, испытав на себе её чары, почувствовав тепло её тела рядом, он ещё больше загорелся желанием покорить эту девушку.
  
   ***
   Эмбер сама не знала, зачем обманула молодого Эллингтона. Глупо было называться чужим именем. Он всё равно скоро узнает об её лжи. Но на тот момент ей так хотелось, чтобы этот Эллингтон продолжал улыбаться ей, разговаривать с ней и смотреть на неё с таким интересом и восхищением, что она не смогла сказать ему правду. Жаль, что нельзя пойти на назначенную им встречу, хоть и очень хотелось. А ведь он приходил. Она специально поднялась на башню, с которой было видно вход в сад. Эллингтон прождал её достаточно долго. Этот факт наполнил душу радостью, гордостью и даже самодовольством. Не каждую девушку ждёт на свидание такой красавец.
  
   От грёз о наследнике Элсвара Эмбер отвлекло только несчастье, случившееся с братом. Джейсон сломал ногу на охоте.
   - Я - неудачник! - сокрушался он, - Это же надо! Остаться в столице без отца и сломать ногу! Теперь я пропущу всё самое интересное.
   - Хорошо ещё не шею, - отозвалась Эмбер на эти стенания.
   - Да лучше бы голову! - чуть не плача заявил брат.
   - Перестань ныть, Джей, - строгим голосом одёрнула его Эмбер, - Никто кроме тебя в этом не виноват. Не надо было носиться по лесу, сломя голову. Ты же не знаешь здешних лесов.
   - Видела бы ты, как Эллингтон носится. А я чем хуже? Я не мог ударить в грязь лицом и дать ему себя обогнать.
   - Так это Эллингтон виноват в твоём падении? Очень удобно собственную дурость оправдывать чьей-то ещё большей.
   - Да нет, он не виноват, - удручённо признал Джейсон, - И если честно, он меня даже удивил. По-моему, не так уж он плох, как это принято считать. Именно Гарнет Эллингтон первым бросился ко мне на помощь, в то время как многие продолжили гнать зверя.
   - Он знает, кто ты?
   - Знает. Нас же представляли друг другу на балу в Элсваре.
   - Вот интересно, он вообще знает о моём существовании?
   - Эмбер, ну конечно, знает. Как наши соседи и враги могут не знать, что у Терри Олдриджа есть старшая дочь, к тому наследница приграничных владений, - рассудительно ответил Джейсон.
   - Думаю, ты прав.
  
   Наследующий день Эмбер встретила Эллингтона, когда шла от Джейсона к себе.
   - Как себя чувствует молодой Олдридж? - поинтересовался он после приветствия.
   - В целом неплохо, но очень опечален, что проведет в кровати всё время до отправки домой.
   - Не повезло парню, - посочувствовал Гарнет.
   - Это точно. Жалко его.
   - А маркиза Лил тоже здесь? - вдруг спросил Эллингтон.
   - Да, - выдавила Эмбер, похолодев от этого вопроса.
   - Почему она не появляется на людях? Ни разу её не видел?
   - А Вам так хочется на неё посмотреть? - ушла от ответа Эмбер.
   - Любопытно просто. Я даже заинтригован. Она не появилась у нас на балу, сославшись на плохое самочувствие. Здесь она тоже прячется.
   - Она целыми днями с братом.
   - Её брат оказался в постели только вчера. Вы скрываете от меня что-то, Эмбер.
   - Что, например?
   - Наверное, Ваша госпожа маркиза хромая? - предположил молодой человек.
   - Почему Вы так решили? - развеселилась Эмбер.
   - Или у неё длинный предлинный нос , - продолжал Гарнет, - Который она прячет, чтобы не распугать всех женихов.
   - А с чего Вы взяли, что она так уж хочет замуж?
   - Ну не старой же девой она мечтает остаться.
   - Даже если и хочет, кто же ей позволит?
   - Остаётся бедняжке идти в монастырь, - притворно вздохнул Эллингтон.
   - Почему бедняжке?
   - Ну мы же с Вами выяснили, что у неё длинный нос, и что она хромает на одну ногу.
   - Стойте, стойте! Мы выяснили? Это всё Ваши выдумки, милорд. В Вас просто сейчас Эллингтон говорит. Наша маркиза очень даже красивая.
   - В самом деле? - скептически спросил Гарнет, - Не может быть, чтобы она была красивее Вас, Эмбер.
   - Вы мне льстите.
   - Лесть подразумевает ложь, а я никогда не лгу.
   - Так уж и никогда? Не бывает такого.
   - Бывает.
   - Ну тогда Вы просто само совершенство.
   - Эмбер! Что я слышу? Уроженка Шелди, представительница дома Олдриджей, говорит мне, Эллингтону, по повериям отпетому негодяю и чудовищу, такие слова?! Похоже, Вы в меня влюблены, - со смехом завершил он свою тираду.
   - Как же это можно в Вас не влюбится? - быстро нашлась Эмбер, поддерживая его шутливый тон, - Будущий герцог, прекрасный, как ангел, к тому же никогда не лжёт.
   - Как ангел? - кисло переспросил он, - Как Вы меня, а? Спустили с небес на землю.
   - Это вообще-то комплимент был, - засмеялась Эмбер.
   - Ах вот оно что. Ну тогда объясните мне, ангелоподобному, почему не пришли на свидание после бала?
   - Проклятые приличия, - картинно вздохнула Эмбер.
   - Будь они не ладны. Я то подумал, что виной всему моя дурная репутация в Ваших краях.
   - Не без этого.
   - Эмбер, если серьёзно, я даю Вам слово, что ни причиню Вам никакого вреда.
   - Допустим, я поверю.
  
   Эмбер понимала, что заигралась, что пора бы остановиться, но ничего не могла с собой поделать. Отпустить его внимание казалось смерти подобно.
   - Тогда бы я пригласил Вас на экскурсию по столице.
   - Это невозможно. Меня никто с Вами не отпустит.
   - А если мы всех обманем? Вы переоденетесь в мужскую одежду и мы беспрепятственно сможем выбраться из замка.
   - Вы с ума сошли!
   - Ну, а что? Неужели Вы не сможете перехитрить свою дуэнью? А Вашей маркизе в заботах о брате некогда о Вас думать.
   - А Вы представляете, что со мной будет, если наш план провалится?
   - Мне придётся на Вас жениться, - весело ответил Гарнет.
   - И ради чего такие жертвы?
   - Почему же жертвы? Я был бы рад стать Вашим мужем.
   - Обманываете Вы, милорд, бедную девушку, - вздохнула Эмбер, изображая вселенскую печаль.
   - Я же говорил, что никогда не вру. Сами посудите. По всем канонам герцоги и их наследники по любви не женятся. Я наследник громкого титула, меня непременно женят на ком-нибудь для пользы моего герцогства. За высокое положение приходится платить тем, что ты не можешь распоряжаться своей жизнью по своему усмотрению. Долг превыше всего.
   - Печально как-то.
   - Печально. Вот женят меня на Вашей странной длинноносой и хромой маркизе, и стану я самым несчастным мужем на свете.
   - Она не длинноносая!
   - Ладно, ладно, она хромая. Ну так как, Эмбер, согласны на приключение?
   - И это только для того, чтобы избежать женитьбы на дочери нашего герцога?
   - Я же обещал Вас не компрометировать. Пока меня не женили, мне бы хотелось провести как можно больше времени рядом с такой красивой и смелой девушкой.
   - Смелой?
   - Конечно. Вы же столько времени находитесь в обществе одного из Эллингтонов, которых в Шелди считают отпетыми мерзавцами и на половину животными, вы протанцевали со мной аж два танца подряд и даже почти признались мне в любви.
   - Не было такого! - возмутилась Эмбер.
   - Было, было. Даже не отрицайте. Из всего этого я могу сделать вывод, что Вы вполне способны пойти на предложенную мной авантюру.
   - Ну разве только ради Ваших прекрасных глаз, - засмеялась Эмбер.
   - И ангельской красоты, - засмеялся он в ответ, но потом вполне серьёзно сказал, - Я буду Вас ждать возле конюшни в шесть утра.
   - А если я не приду?
   - Тогда я очень расстроюсь, возможно даже всплакну.
  
   Эмбер рассталась с Эллингтоном в самом приподнятом настроении. Это было полным безумием с её стороны, но она всерьёз обдумывала его предложение. Ей очень хотелось посмотреть столицу. Но не стоило себя обманывать. Больше всего ей хотелось провести с ним целый день и чтобы именно Гарнет познакомил ее с древним городом королей Басилана. Что она делает? Это же Эллингтон! Разве не знает она, что они из себя представляют? Они же ненавидят всех подданных Шелди. И ему ничего не будет, как он думает, если наследник герцога захочет поразвлечься с какой-то дочерью провинциального мелкого дворянина. В то же время в глубине души Эмбер жила уверенность, что ей совершенно ничего не угрожает в обществе Гарнета Эллингтона. Сон никак не шёл к ней. Эмбер металась между благоразумием и желанием пойти всё-таки на предложенную молодым человеком авантюру. Какой же он всё-таки милый. Разве можно не поддаться его обаянию. Теперь она вполне могла понять Эмилию Белими, которая когда-то отдала предпочтение Эллингтону, бросив её отца перед алтарём.
  
   Глава 6.
  
   Она всё-таки пришла! Гарнет не особо рассчитывал на это. И теперь испытывал такую радость от этой своей маленькой победы, что казался себе самым счастливым человеком на свете. Ему почему-то очень хотелось показать ей все те интересные вещи в столице, которые впечатляли его самого, увидеть её отношение к ним, услышать, что она про всё это скажет.
  
   - Я сражён и польщён одновременно, - заявил Гарнет, когда Эмбер предстала перед ним.
   - Думаете, что я ради Вашего общества решилась на эту авантюру? - спросила она таким тоном, как будто обвиняла его в излишней самонадеянности.
   - Нет, ну что Вы! Я польщён тем, что Вы доверяете мне свою жизнь и честь, - ответил он, улыбнувшись, - А восхищаюсь, что сумели преодолеть свой страх и предрассудки.
  
   Это конечно было не всей правдой. Гораздо больше ему льстило её согласие вообще пойти с ним куда-либо, нарушив все запреты и наплевав на возможную опасность. А восхищался он в основном тем, как великолепно она выглядит даже в мужской одежде, которая впрочем не скрывала её соблазнительных форм, зажигая его кровь. Эта девушка обязательно будет его, но не сейчас, конечно. Он дал слово. Ему хотелось завоевать её по-настоящему, чтобы она полюбила его, чтобы то, что между ними случиться, было бы по доброй воле, с полным осознанием того, что она делает, а не результатом обмана с его стороны. Про насилие он вообще не помышлял. Такие низости были ему отвратительны. О том, что будет дальше он не задумывался. Зачем? Даже если его долг принести себя в жертву политическим амбициям своей семьи, он, как и все люди, имеет право в кого-то влюбиться, ждать взаимности и получать все прелести и радости этой любви. Право на нормальные человеческие чувства у него никто отобрать не может.
  
   Молодые люди достаточно легко миновали ворота замка. Первую половину дня Гарнет показывал Эмбер Бенеру - столицу Бассилана. Она слушала его с неподдельным интересом. Её искренний восторг и восхищение передавались и ему. Он как будто сам в первый раз видел и старинную крепость, и замки, и памятники, и фонтаны.
  
   - Гарнет, откуда Вы всё это знаете? Вы живёте большую часть года в столице?
   - Нет. Но я был тут несколько раз с отцом. Мне нравится Бенера, я прочитал много книг по её истории.
   - Ничего себе! - воскликнула девушка.
   - Что значит "ничего себе"? Надеюсь, Вы не думали, что Эллингтоны настолько дикари, что не умеют даже читать? - притворно возмутился он.
   - Нет, конечно. Просто такой интерес к истории для столь молодого мужчины, к тому же наследника герцогства, не может не удивлять.
   - Я опять польщён. А откуда такие выводы про наследников громких титулов? Исходя из наблюдений за наследником Вашего герцога?
   - Не пытайтесь задеть Олдриджей. Джейсон ещё слишком молод, чтобы можно было по нему судить о чем-то. К тому же он очень хороший и добрый мальчик, справедливый и чуткий.
   - Даже так, - Гарнету совсем не понравилась эта хвалебная ода в честь молодго Олдриджа, сказанная с такой горячностью, - Но позвольте Вас огорчить, Эмбер. То, что Вы перечислили, делает ему честь только как человеку, но не как будущему герцогу.
   - А что же по-Вашему нужно герцогу? - с вызовом спросила Эмбер.
   Казалось, она очень обиделась за сына своего сюзерена. Гарнета это открытие разозлило и он выдал:
   - Чтобы править людьми надо уметь быть бесстрастным, жестким и даже безжалостным. Иначе тебя сожрут собственные вассалы.
   - Вы именно такой?
   - Скажем так, я умею быть таким. Мой долг руководствоваться интересами Элсвара и Эллингтонов чего бы мне это ни стоило, - твёрдо ответил он.
   - Возможно, Вы правы. Теперь мне понятно откуда идут легенды о свирепости и жестокости Эллингтонов.
   - А это не легенды. Мы такие и есть, - с вызовом сказал он.
   Эмбер ничего не ответила. Какое-то время они ехали молча.
   - Я думаю, что нам пора домой, - сказал девушка, - Я устала.
   Гарнет понял, что она расстроена и обижена. Но он был зол на неё за такую пламенную защиту Джейсона Олдриджа и не собирался извиняться.
   - Как Вам будет угодно.
   По прибытии во дворец они холодно попрощались и быстро разошлись.
  Настроение было препаршивым.
  
   - Ты где был полдня? - обратился к Гарнету виконт Мервил, приехавший вместе с ним и ещё тремя представителями лучших семейств герцогства.
   - Всё тебе расскажи, - проворчал Гарнет, - Гулял я.
   - С дамой?
   - С кем же ещё?
   - Похоже, что-то не задалось. Чем-то наш милорд недоволен, - продолжал насмехаться Мервил.
   - Ещё бы. Ты не поверишь, но мне предпочли другого! - Гарнет развеселился, чувство юмора взяло верх.
   Он вдруг понял, что повёл себя, как дурак, наговорил того, чего не надо. С ума сойти! Приревновал Эмбер к мальчишке Олдриджу.
   - Тебе?! Другого?! Хотелось бы посмотреть на этот экземпляр, - не унимался Мервил.
   - Да видел ты его уже. Это малыш Олдридлж.
   - Вот это номер! Он же дитя совсем. Гарнет, не пугай меня. Ты что, на маленьких девочек переключился?
   - Дени, я не пойму, ты тоже веришь в сказки про чудовищей Эллингтонов, пожирающих маленьких девочек?
   - О Господи! Гарнет, мне стало ещё страшней. Ты с кем связался? Неужели ты тайно посещаешь приют для умалишённых?
   - Не настолько я плох. Я всего лишь решил приударить за девицей из Шелди.
   - А-а-а, тогда понятно. Они там все не в себе. Полагаю, она красивая?
   - Ну конечно. Иначе бы зачем она мне?
  
   После ужина Гарнет отправился навестить сестру.
   - Здравствуй, Олли. Принимай любимого братца, - поприветствовал он её с порога.
   - Как это любимый братец удосужился почтить меня визитом?
   - Соскучился.
   - Проходи. Сейчас я прикажу принести нам чаю.
   Какое-то время они беседовали о всяких мелочах, делились впечатлениями о жизни в столице, об окружающих их здесь людях, вспоминали Элсвар.
   - Олли, что ты думаешь о Джейсоне Олдридже? - спросил Гарнет как бы между делом.
   - Если закрыть глаза на то, что он Олдридж, то вполне себе приятный мальчик, галантный, вежливый и учтивый. Я бы сказала мягкий и неагрессивный.
   - Герцог таким быть не может.
   - Он же пока не герцог. Джейсон слишком молод, чтобы делать какие-то выводы.
   - А ты видела его сестру?
   - Может быть и видела. Но девицы из Шелди всегда держатся вместе и с нами не общаются. Поди разбери, кто из них кто. Я не заметила, чтобы они кого-то выделяли и по-особенному к ней обращались. В любом случае они наши враги.
   - Но это не мешает тебе общаться с Джейсоном Олдриджем и считать его милым мальчуганом, - поддел Гарнет.
   - Мальчуганы мне гораздо больше интересны, чем девушки, - ничуть не смутилась сестра.
  
   Ну надо же! Всем нравится этот Джейсон! Поразительно! Гарнет вспомнил своё короткое общение с этим мальчишкой, и с удивлением понял, что и на него тот произвёл приятное впечатление. Мама говорила, что на свете есть люди с врожденным даром всем нравиться. Она утверждала, что если этим умело пользоваться, то можно обыграть и смелых, и умных, и сильных, и красивых. Симпатия всегда вызывает добрые чувства, она младшая сестра любви. А уж сильнее любви и нет ничего. Гарнет не воспринимал всё это всерьёз, но видел в подобном утверждении рациональное зерно. Да, сильные мира сего не руководствуются такими глупостями, как любовь и симпатия. Но для простых человеческих отношений это всё, наверное, справедливо. Гарнет тоже умел вызывать симпатию, пусть и другими методами. Так что все шансы получить желаемую девушку, завоевав её любовь, у него были.
  
   ***
  
   Эмбер скучала. Обычные девичьи развлечения казались ей пресными. Дома и то веселее. Хотя врёт она сама себе. Она скучала не по дому совсем, а по этому несносному Эллингтону. Он два дня не показывается, а она уже извелась от тоски. Какая глупость! Чего она ожидала от общения Олдриджей и Эллингтонов? Рано или поздно ссоры было не миновать. И всё-таки Эмбер признавала, что Гарнет не сказал ей ничего такого оскорбительного. Более того, каждое его слово было горькой правдой. Но одно дело самой знать эту правду, пряча её на задворках сознания, и совсем другое, когда тебя тыкает в неё носом другой человек и требует, чтобы ты её признал. А правда состояла в том, что Джей, хоть и был лучшим в мире братом, качествами правителя не обладал. Всему виной, как считала Эмбер, был их нетерпимый папаша, бесконечно недовольный, подавляющий и считающий себя истиной в последней инстанции. Страшно, что молодой Эллингтон всё это уже понял. Он, наверное, посчитал её слепым фанатиком своих сюзеренов, а фанатизм, как известно, признак небольшого ума.
  
   Утром следующего дня Эмбер отправилась на пруд, который располагался в дальнем углу дворцового парка. Она так устала от своих дум, что решила развлечь себя рыбалкой. Чтобы никто не понял, что она девушка, Эмбер снова переоделась в мужскую одежду. Если кто-то узнает про это её неженское увлечение, её заклеймят позором. Страх быть пойманной быстро прошёл, потому что рыбацкая удача настигла её сразу же. Рыба клевала так, будто бы мечтала быть пойманной и вытащенной на берег. Скоро на траве рядом с Эмбер лежало с десяток достаточно крупных карасей.
  
   - Эмбер, неужели это Вы? - этот вопрос заставил её вздрогнуть.
   Она гневно посмотрела на Эллингтона, так её испугавшего. Он засмеялся.
   - Вы не устаете меня удивлять. Вы невероятная.
   - Надеюсь, это комплимент? - она не смогла сдержать улыбки.
   - Безусловно. Но у меня возник вопрос.
   - Какой?
   - А куда Вы собираетесь девать свой улов?
   - Даже не знаю, - растерялась Эмбер.
   - А дома Вы куда его деваете?
   - Отдаю конюху.
   - Кто же научил Вас ловить рыбу?
   - Мой брат.
   - Знаете, мне тоже нравится рыбалка. Особенно она хороша на озере Лун, что на границе с Олдриджами, - Эмбер показалось, что Гарнет пытается на что-то ей намекнуть.
   - Почему именно там? Любите пощекотать себе нервы, занимаясь незаконным ловом на чужой территории? - с вызовом спросила она, полагая, что именно этим он и пытается её задеть.
   - Во-первых, один берег озера наш, во-вторых, там водится много рыбы, а в-третьих, почему бы и не пощекотать нервы как себе, так и недругам?
   - Недругам? - усмехнулась Эмбер, - Уж говорите прямо, врагам.
   - Не вижу разницы, - ответил Гарнет, - Но мы сейчас не об этом. Мы про озеро. Так вот, самое интересное там даже не то, что я перечислил.
   - И что же тогда?
   - Там водятся русалки. Я сам видел.
   - Гарнет! Вы смеётесь надо мной?!
   - Ну что Вы? Я видел русалку даже два раза. Один раз она на моих глазах сорвала водяную лилию, а в другой просто плавала.
   - И какая же она? - Эмбер включилась в его игру.
   - Очень красивая. У неё зелёные, как майская листва, глаза, прекрасные волосы цвета меди, она стройна и грациозна. Словом, очень похожа на Вас, Эмбер.
   - На меня? Гарнет, Вы же настоящий дамский угодник! - засмеялась она, - Признаю, что таких комплиментов мне ещё никто не делал.
   - Легко делать комплименты, когда они справедливы. Ну так что, Эмбер, я могу Вам помочь?
   - Каким же образом?
   - Я знаю, куда мы денем вашу рыбу. Но для этого нам опять придётся попасть за стены замка. Заодно покажу Вам то, что мы не успели посмотреть.
  
   Рыбу они отвезли в один из монастырей, где кормили бездомных, а потом поехали смотреть старинную крепость. Эмбер не уставала удивляться познаниям Гарнета.
   - Как Вы запоминаете столько информации?
   - То, что интересно, легко запоминается. У меня всегда легко получалось запомнить написанный текст. Это полезно, особенно в учебе.
   - Хорошо быть умным, богатым и красивым, - поддела его Эмбер.
   - Надо думать, - усмехнулся Гарнет, - Кстати, как там Джейсон Олдридж себя чувствует?
   - Мается от скуки, но уже гораздо лучше.
   - Его сестра всё так же целыми днями с ним?
   - Да. Гарнет, а почему Вы ей так интересуетесь? - Эмбер изобразила обиду.
   - Мне любопытно на неё посмотреть. Как знать, может быть мне придётся на ней жениться, - вздохнул молодой человек.
   - Даже придётся, - саркастически протянула Эмбер, - А может она не захочет за Вас выходить?
   - Ах, Эмбер, Эмбер. Если бы нас с ней кто-то спрашивал, - картинно вздохнул Гарнет, - Если бы я мог выбирать, то непременно женился бы на Вас.
   - Какая честь, - язвительно отреагировала она.
   - Ну Вы же сами мне говорили, что влюблены в меня. Или Вы посмеялись над бедным влюблённым юношей?
   - Даже влюблённым?
   - Конечно. Разве можно устоять перед такой очаровательной русалочкой?
   - Конечно же нет, - засмеялась Эмбер.
   - Сегодня вечером очередной бал. Вы будете на нём?
   - Буду. Это единственно тут развлечение для девушек.
   - Тогда первый танец за мной.
   - Разве же я могу отказать несчастному влюблённому юноше?
   - Вы само милосердие.
  
   И хотя Эмбер понимала, что это всего лишь флирт, и Эллингтон, скорее всего, просто убивает время, решив очаровать её, но душа пела от восторга. Пусть в шутку, но он признался ей в любви.
  
   Глава 7.
  
   Они жили тут уже третий месяц, но Гарнет ничуть не скучал по дому. Его полностью захватил роман с Эмбер. Ему хотелось, чтобы она была с ним рядом как можно больше времени, чтобы флиртовала с ним, слушала его, смеялась его шуткам. Его ничуть не обижали её подковырки. Гарнету наоборот нравилось, что эта девушка держится с ним на равных. Это для него было необычно. Все его предыдущие пассии были его подданными и нужный уровень почтения всегда ими оказывался, дистанция всегда чувствовалась. И от этого всё казалось скучным и фальшивым. Нельзя было просто поболтать, посмеяться с ними, приходилось только гадать, насколько они искренни в своих проявлениях, а насколько всего лишь хотят угодить, дабы не ранить его самолюбие. А Эмбер нисколько его не боялась, хоть ей всю жизнь забивали голову страшилками про Эллингтонов.
  
   Гарнет как раз шёл на встречу с Эмбер, когда заметил Оливию. Его удивило, что сестра куда-то отправилась одна, поэтому он решил узнать, куда она направляется. Неужели у его сестры завелся кавалер? Его это совсем не обрадовало. Он обязан защищать сестру от посягательств всяких проходимцев. Оливия тем временем, зашла в одну из беседок. Гарнет решил тихо подойти к беседке и послушать, что там происходит. Если там всё мирно и чинно, то он пока оставит сестру в покое, а потом поговорит с ней. Какого же было его удивление, когда он застал Олли мило беседующий с Джейсоном Олдриджем.
   - Знаете, Оливия, я читал эту книгу, но совсем не согласен с автором, - говорил Джейсон.
   - Ну и почему? В чём же он не прав по-Вашему, милорд, - спросила с вызовом Оливия.
   Гарнет был очень удивлён их общению, но угрозы от мальчишки не видел никакой. Он моложе Олли на два года, вряд ли между ними возможны какие-то любовные отношения. Ничего плохого в их дружбе нет. Они всего лишь дети, которые к вражде их родителей не имеют никакого отношения.
  
   Видимо, встретится с Эмбер до бала ему было не суждено. Приехал король со всей своей свитой. Началась суматоха, и Эмбер он не нашёл.
  Увиделись они только на балу.
   - Гарнет, чего Вы всё хотите там разглядеть? - спросила Эмбер, - Вы влюбились ещё в кого-то.
   - Пытаюсь найти свою сестру. А Ваш любимый Джейсон сегодня случайно не тут?
   - Вряд ли. Ему разрешили выходить на улицу. Но бал это пока слишком для него.
   - Видел я его тут, как раз в парке. И знаете, он был не один.
   - С кем же?
   - С моей сестрой.
   - Да что Вы говорите? - Эмбер развеселилась.
   - Представьте себя. Моя сестра и Олдридж!
   - Немыслимо! - он а продолжала насмехаться.
   - Единственное, что меня успокаивает, это то, что их связывают не романтические отношения.
   - Почему Вы так уверены в этом?
   - Оливия Вам ровесница, а Джейсон явно младше. Девушки редко обращают внимание на парней, которые их моложе. И это очень хорошо. Отец никогда не отдаст Оливию в дом Терри Олдриджа.
   - Похоже у Эллингтонов тоже ходят легенды о том, что Олдриджи редкостные мерзавцы.
   - Не без этого. Именем Терри у нас пугают детей. Но поправьте меня, если я не прав. Терри Олдридж человек вспыльчивый, самолюбивый, ну и добрым и справедливым его не назовёшь, - Гарнет старался быть дипломатичным, - Вряд ли он упустит возможность отыграться на дочери своего врага, которая окажется в полной его власти.
   Эмбер не могла этого оспорить. Её отец был именно таким. Он своих то детей не щадил, если был не в духе, а уж дочь своего заклятого врага точно не пожалеет.
   - А герцог Эллингтон не такой? Он принял бы дочь своего врага с распростёртыми объятиями? - с вызовом спросила Эмбер.
   - Отец был бы недоволен таким союзом, даже не взирая на то, что получил бы Лил. Но отыгрываться на женщине не стал бы. Он скорее всего не обратил бы на нее внимания, если бы та, конечно, не постаралась его привлечь.
   - А если бы она всё-таки привлекла его внимание?
   - Тогда бы мне пришлось призвать её к порядку, как мужу.
   - А что бы Вы предприняли?
   - Я бы постарался наградить её парой-тройкой наследников, чтобы ей было некогда злить моего отца, - ответил Гарнет, переводя разговор в шутку.
   - Милорд, милорд, - укоризненно произнесла Эмбер, - Разве Вы не знаете, что вести разговоры на тему появления потомства с незамужними девушками недопустимо.
   - Разве Вы забыли, кто я? Нам дикарям простительно. Прошу прощения за свою неотёсанность.
  
   После бала не прошло и недели, как вдруг приехал отец. Гарнета, да и самого герцога это срочное приглашение короля очень тревожило. Опасения возросли ещё больше, когда они узнали, что и Терри Олдридж тоже был вызван в столицу. Видимо, он тоже приехал, потому что Эмбер нигде не было видно. Реальность неотвратимо обрушилась на Гарнета. Ну вот и всё. Вот она взрослая жизнь, где нужно делать, что должно, а не то, что хочется. Гарнет старался принять неизбежное. Но сердце не желало слушаться. Он успел привязаться к Эмбер, жизнь, в которой её не будет, казалась пресной и тоскливой. Их любовь с самого начала была обречена, но ему даже не оставили время насладиться этим чувством, испить его до дна, чтобы воспоминания о ней грели душу всю жизнь. Гарнет чувствовал себя срубленным деревом, которому предстояло стать очень нужной и полезной вещью, вместо того, чтобы жить, стремиться к свету и солнцу.
  
   Но дело оказалось ещё хуже, чем он предполагал. На отце лица не было, когда он вернулся. Гарнет физически ощутил как в груди образовался давящий шар, состоящий из страха, обреченности и ожидания удара.
   - Пройдёмся? - предложил отец.
   Они молча дошли до пруда.
   - Произошло то, чего мы боялись. Король решил устроить свадьбу между детьми Эллингтонов и Олдриджей, - начал герцог, когда они остались далеко от прогуливающихся.
   - Это ожидаемо, - Гарнет держался спокойно, - Я сделаю всё, что нужно.
   - Ты? Если бы, - отец горько усмехнулся, - Король хочет женить Джейсона на Оливии.
   - Как?! - Гарнет даже не сразу осознал услышанное, поскольку готовился совершенно к другому.
   - Я не знаю, что за блажь пришла в его венценосную голову. Джейсон - совсем ребёнок, да и Олли не намного старше.
   - Ты не предлагал ему более разумный вариант со мной и дочерью Терри?
  Конечно же предлагал. Но король почему-то считает, что Джейсон и Оливия обязательно поладят, и это непременно принесёт мир на наши земли.
   - А Терри как к этому относится?
   - Поскольку брака между нашими детьми не избежать, он не скрывал облегчения, что ему выпало меньшее из зол. Ему и с Лилом расставаться не придётся, и дочь свою он сможет выгодно выдать замуж. Если он подумает, то поймёт, что выигрывает от этого мероприятия, в отличии от меня. Я, отдав ему дочь, буду связан по рукам и ногам.
   - Думаешь, он причинит Оливии вред?
   - Если ему будет нужно добиться от меня каких-то уступок, он ни перед чем не остановится. Джейсон - мальчишка, он не сможет защитить свою жену от отца и сюзерена, даже если отважится выступить против него.
   - Как можно предотвратить это безумие?
   - Никак. Разве что убить молодого Олдриджа. - с горькой усмешкой сказал отец.
   - Убить?
   - А что ты предлагаешь? Ты видишь какой-то другой выход?
  
   Гарнет молчал. Нет, он тоже выхода не видел. Что можно противопоставить королевской воле? Убивать Джейсона они, конечно, не будут. Это было бы слишком очевидным преступлением, которое не сошло бы с рук даже его отцу. Но отдать сестру Олдриджам казалось Гарнету просто смертным приговором для неё. Король безумен! С чего он взял, что это вынужденный брак примирит их? Почему думает, что именно Оливия и Джейсон поладят между собой? Может быть он случайно видел их вместе, или ему кто-то доложил об их дружбе? Гарнета накрыло чувство вины. Это он не вмешался, не запретил сестре встречаться с Джейсоном, слишком легкомысленно отнёсся к своим обязанностям. И вот чем это обернулось! Олли будет для них потеряна, и они ничем не смогут ей помочь в доме Олдриджей. Ну уж нет! Он никогда такого не допустит. Это его должны были принести в жертву прихотям старого монарха. Его и дочь Олдриджа. А что если...
  
   - Отец, я обещаю, что сделаю всё возможное и невозможное, чтобы этой свадьбы не состоялось, - решительно заявил Гарнет, - Олли не станет женой Олдриджа.
   - Гарнет, я надеюсь ты понимаешь..., - начал отец, собравшись объяснять ему очевидное.
   - Я не идиот, - прервал его тот, - Не переживай. Я не наделаю глупостей.
   - Ну что же, я верю в тебя. Терять нам нечего. Если у тебя есть идеи, то придётся поторопиться, - отец похлопал его по плечу.
  
   Первым делом Гарнет решил поговорить с Джейсоном, узнать, что он сам про это всё думает, и если получится, разведать обстановку в стане врага. Но главной его целью всё же оставалась маркиза Лил. Он должен жениться на ней как можно скорее. И уже не имело значения, как она выглядит, здорова ли, и уж тем более, как она к нему относится. Если он успеет это сделать до замужества Оливии, то необходимость в её браке с Олдриджем отпадёт. Отец придумает повод отложить свадьбу, а там глядишь, король потеряет к ней интерес или у него возникнут другие планы. И когда Гарнет почти дошёл до места назначения, дорогу ему преградила Эмбер. Она смотрела на него со смесью ужаса и какой-то отчаянной решимости.
  
   - Добрый вечер, Эмбер, - поздоровался Гарнет.
   - Добрый вечер, милорд.
   - Я бы хотел поговорить с Джейсоном. Он у себя?
   - Нет! - почему-то выкрикнула она, продолжая смотреть на него полными ужаса глазами, - Он... Он у отца.
   - Жаль. Тогда бы мне хотелось побеседовать с маркизой Лил.
   - Её тоже тут нет. Она тоже у герцога.
   - Понятно. Тогда мне придётся прийти к ним завтра. А с Вами, Эмбер, мне нужно серьёзно поговорить.
   - Я не могу с Вами разговаривать. А завтра рано утром мы все отбываем в Шелди.
   - Тогда мы поговорим сегодня. Это очень важно для меня.
   - Гарнет, простите меня, но я не могу с Вами разговаривать. Нас не должны видеть вместе, - она очень нервничала и не была похожа на саму себя, - Мы остановимся в Лиле. Давайте встретимся там на озере Лун.
   - Ну хорошо, - Гарнет был озадачен, - Но как я Вас там найду?
   - Я буду каждый вечер после ужина приходить на озеро. Там есть поляна на нашем берегу с хорошим спуском к воде.
   - Я знаю, где это.
   - Я буду ждать Вас там каждый вечер.
   - Она собралась уходить.
   - Эмбер, - окликнул её Гарнет, не желая отпускать.
   - Да? - она обернулась.
   Он за секунду преодалел разделяющее их расстояние, и заключил в объятия.
   - Знайте, Эмбер, что бы не случилось, я люблю Вас, - выдал он совершенно неожиданно даже для самого себя.
  
   А она смотрела на него во все глаза и выглядела удивлённой и напуганной. Ему нечего было уже терять. Хотелось получить от жизни хоть маленький кусочек запретного для него счастья, хоть чуть-чуть безрассудства, сводящих с ума эмоций, прежде чем он будет закован в броню долга и навсегда расстанется с беззаботной юностью. И Гарнет поцеловал девушку, вложив в это поцелуй всю свою нежность и тоску. Она не сопротивлялась, а потом ответила ему на поцелуй, заставив его кровь закипеть. Очнуться их заставила хлопнувшая вдалеке дверь. Эмбер бросилась от него бежать, не оборачиваясь.
  
   - Я уезжаю домой, - сообщил он отцу, - Олдриджи отбывают завтра в Лил.
   - Ну и что?
   - Я должен там быть. Я буду не я, если не женюсь на маркизе Лил раньше, чем Терри получит Оливию.
   - И как же ты это сделаешь? Ты же знаешь, что она добровольно не пойдёт замуж за Эллингтона.
   - Ей совсем не обязательно знать, кто я такой. Мы с ней ни разу не виделись. Я вполне могу выдать себя за кого-то другого.
   - Надеешься на своё обаяние, - усмехнулся отец, - Вряд ли ей интересны мужчины ниже её по положению.
   - Ничего. Заинтересуем, - самодовольно заявил Гарнет.
  
   Домой его отпустили, но отец и Оливия оставались в Бенере. Гарнет ещё не очень представлял, как будет действовать. Но для начала ему надо было увидеть Эмбер, поговорить с ней, объяснить ей, почему должен с ней расстаться. Он даже собирался попросить у неё помощи, чтобы она помогла устроить встречу с маркизой Лил. Только мысли об Эмбер и этом сложном разговоре не давали душе окончательно зачерстветь и сосредоточится на задуманном. Хотелось хоть немного оттянуть своё погружение во взрослую жизнь.
  
   ***
  
   Эмбер сильно нервничала. Она и ждала, что Гарнет придёт в условленное место, и в то же время боялась этого. Нужно было, чтобы он пришёл. Тогда Джейсону ничто не будет угрожать. Стражники отца, прятавшиеся в засаде, не дадут ему уйти. Но сердце обливалось кровью, когда она представляла его реакцию на своё предательство. Он возненавидит её и никогда не простит. Ведь она использует его чувства к ней, чтобы заманить его в ловушку. Вряд ли Гарнет захочет понять, что они оба находятся примерно в одинаковом положении, став заложниками долга перед своими семьями и любви к своим брату и сестре. Эмбер могла понять его желание любой ценой спасти сестру от навязанного брака, который подвергает её опасности. Она не питала иллюзий в отношении своего отца, он был жестоким человеком и страшно мстительным. Но всё это не повод убивать её брата. Она никому этого не позволит.
  
   Эмбер случайно подслушала разговор Гарнета с герцогом Эллингтоном. От предложения Эдриана убить Джейсона у неё волосы на затылке зашевелились. Чудовище! На такое толкает своего сына! Убить мальчишку такому кровожадному дикарю ничего не стоит. Разве он способен кого-то пожалеть, если ему собственного сына не жалко? Гарнет, помнится сам ей говорил, что герцог не может поддаваться такому чувству, как жалость, и должен руководствоваться только выгодой, честью и логикой. Эмбер даже не сомневалась, что Эдриан Эллингтон всегда следует этому правилу без исключений.
  
   Как защитить брата самой, она не знала. Пришлось обращаться к отцу и рассказывать о подслушанном разговоре и о том, что ему предшествовало. Отец в коем то веке был ей доволен. Он и разработал план дальнейших действий, в котором Эмбер выступала в роли приманки для наследника Эллингтонов. Что она там чувствует, думает по этому поводу, отца не волновало. Эмбер же изо всех сил пыталась подавить чувство вины. Она всё делает правильно. Ради Джейсона. Подумаешь, посидит Гарнет у них в крепости в качестве пленника, пока свадьба не пройдёт, а отец её покуражится над герцогом Элсвара. Ничего с ним не случится. Не всё Эллингтонам выигрывать.
  
   Все мысли покинули её голову, когда она заметила всадника верхом на огромном чёрном коне на противоположном берегу. Сердце ушло в пятки. Она даже радости не испытывала, что он не забыл про неё и приехал, только страх и чувство вины. Вот он спустился к самой кромке воды и осторожно вдоль берега начал продвигаться к условленному месту.
  
   - Рад Вас видеть, Эмбер, - поприветствовал её Гарнет, спешиваясь.
   - Здравствуйте, Гарнет, - ответила она, стараясь изобразить радость.
   - Нам нужно поговорить, - сразу начал он.
   Эмбер поняла, что разговор кажется ему нелёгким. Гарнет был необычайно серьёзен и совсем не походил на того веселого парня, который флиртовал с ней в королевском дворце.
   - Давайте пройдёмся, - предложила Эмбер.
   Она нервничала, но тем не менее помнила о поставленной перед ней задачей заманить его поглубже в лес.
   - Хорошо, - согласился Гарнет, а затем обратился к коню, - Фар, иди на наш берег и спрячься за деревьями, только далеко не уходи.
   Черный, как ночь, скакун как будто бы понял его и послушно отправился вдоль берега на территорию Эллингтонов. Гарнет проводил его глазами и поспешил догнать Эмбер. Она шла вперёд, а он молча следовал за ней, видимо собираясь с мыслями. Так они дошли до условленного в плане отца места. Эмбер остановилась, не зная, что делать дальше.
   - Гарнет, Вы хотели мне что-то сказать, - начала она, чтобы молчание не выглядело странным.
   - Это трудно, - признался он с горькой усмешкой, - Но я должен. Эмбер, это наша последняя встреча.
   - Почему?
   Услышать ответ на свой вопрос ей было не суждено.
   - Гарнет Эллингтон, маркиз Теньи, Вы обвиняетесь в нарушении границ герцогства Шелди. Сдайте оружие и следуйте за мной, - прервал их разговор командующий стражей.
   Их окружили стражники. Отец возложил ответственность за исполнение его плана на начальника стражи своего замка Адама Ундала.
   - Оружие? Да кто ты такой, чтобы требовать от меня подобное?
   Перед Эмбер стоял уже совсем другой человек: надменный, холодный, гордый - типичный представитель высшего дворянства. Он с таким презрением и превосходством взирал на Адама, что тот даже растерялся. Но его замешательство длилось недолго.
   - Я Адам Ундал - командующий гарнизоном Шелдери. Вы выше меня по положению, это правда. Но в мои обязанности входит охрана границ Шелди. Вы их нарушили. Я имею право арестовать Вас или убить за неподчинение.
   - Убить?! - Эмбер не ожидала такого поворота.
   - Миледи, Вам пора уходить, - обратился к неё Адам, - Вы свою миссию выполнили.
   Эмбер была готова провалиться сквозь землю после этих слов, обозначающих её роль в этом спектакле. Гарнет смотрел на неё ничуть не дружелюбнее, чем на стражников.
   - Ах вот оно что, - его рот искривился в презрительной усмешке, - Вы намеренно заманили меня в ловушку.
   Эмбер ничего ему не ответила, давая Адаму увести себя к лошади.
   - Милорд, сопротивление бесполезно, - предупредил один из офицеров.
   - Это мы ещё посмотрим, - услышала она ответ Гарнета.
   - Взять его!
   Эмбер остановилась. Она не могла оторвать взгляд от разворачивающейся драмы.
   - Миледи, мы уходим, - потянул её Адам, - Ребята знают свою работу. Живым он отсюда не выберется.
   - Как не выберется?! Отец сказал, что возьмет Гарнета в плен, - воскликнула Эмбер.
   - Конечно. Я просто оговорился.
   Девушка поняла, что Адам ей врёт. Они обманули её!
   - Я никуда с Вами не пойду!
   - Эмбер, миледи...
   - Говорите честно, что приказал мой отец?
   - Вам нельзя тут оставаться, - Адам тащил её за руку, не отвечая на заданный вопрос.
   Эмбер была настолько зла, что её обманули, что сопротивлялась, как тигрица. В какой-то момент ей таки удалось вырваться. Она побежала назад, что было сил.
   - Миледи, вернитесь! Вы с ума сошли!
   Эмбер спряталась за куст, Адам пробежал вперед. Хорошо, что на ней был мужской костюм, а то бы она не смогла далеко убежать от начальника стражи. Когда его шаги стихли, она начала осторожно пробираться к месту сражения, звуки которого были слышны даже в лесу.
  
   То, что она увидела на поляне, было ужасно. Гарнет пытался прорваться назад к озеру. Он далеко продвинулся, но стражников было слишком много для одного человека, пусть даже он владел оружием так же виртуозно, как это делал молодой Эллингтон. Эмбер не смогла сдержать крик ужаса, когда его ранили, но никто не услышал её. Она бросилась к стражникам с одной мыслью остановить их.
   - Силён поганец, - услышала она из кустов и остановилась, вспомнив, что не должна попасться раньше времени.
   - И ловок. Эллингтон одним словом. Даже жалко убивать такого бойца.
  Да уж. Молодой ведь ещё совсем. Но против герцогского указа не попрёшь. Упустим живым, не поздоровиться Ундалу.
   - А убьём, Железный герцог Эдриан камня на камне не оставит от Шелдери.
   - А он не узнает, что это мы его убили. Я сам слышал как наш герцог приказывал Адаму Ундалу перетащить труп молодого Эллингтона глубоко на их территорию.
   Разговор этих раненых не оставил у Эмбер никаких иллюзий. Отец обманул её, сделав соучастницей убийства. Вот почему он отправил с ней всего десять человек. Чем меньше людей знают о расправе над наследником Элсвара, тем лучше. А её использовали в слепую совсем не за тем, чтобы пощадить её чувства, а чтобы она не спугнула добычу и не предупредила об опасности. Со всей ясностью Эмбер поняла, что предотвратить это убийство она не сможет, раз его инициировал сам герцог Шелди.
  
   Неизвестно на что бы она решилась, чтобы спасти Гарнета от верной смерти, если бы неожиданно не услышала пронзительный свист. Даже стражники остановились на мгновение, чтобы наброситься на свою жертву с новой силой. "Господи! Спаси его!" - пронеслось в голове, - "Он не может погибнуть". И, казалось, Бог услышал её мольбы. Прямо на стражников из-за деревьев вылетел как демон огромный чёрный конь. Двух из них он успел опрокинуть. Гарнет воспользовался замешательством и растерянностью соперников и через секунду уже сидел в седле. Конь вместе со всадником ринулся вперед прямо на стражников, сбил их с ног и помчался прямо на Эмбер. Она испугалась и бросилась в гущу леса. Ей казалось, что это чёрное чудовище в бешенстве, что оно вознамерилось затоптать её своими огромными копытами. Неконтролируемый животный страх гнал её всё дальше в лес. И тут случилось ужасное, она споткнулась и упала. Эмбер вскочила, чтобы продолжить свой сумасшедший бег. Но проклятый конь был слишком близко. Она даже не успела проститься с жизнью, как была схвачена и перекинута через седло. То что было дальше, представлялось ей одним сплошным кошмаром. Бешеная скачка, где она чуть не умерла от страха и боли, не давала даже возможности понять, что с ней случилось и почему. Голова готова была оторваться, тело казалось сплошным синяком, но больше всего она боялась упасть с лошади на полном ходу. В довершении ко всему её начало нещадно тошнить.
   - Гарнет, отпустите меня! - закричала она в отчаянии.
   Но он, казалось, её совсем не слышал. Они продолжали передвигаться с такой же сумасшедшей скоростью. Эмбер была уже в полубессознательном состоянии, когда это наконец закончилось. Она даже не смогла осмотреться и понять, где находится, как её начало выворачивать наизнанку. Только после этого она начала слышать. Гул множества голосов заставил её всё-таки вернуться к реальности и посмотреть по сторонам. Она в Элморе! Он притащил её к себе домой.
   - Куда её, милорд? - спросил кто-то из одетых в форму людей.
   - В северную.... башню. Никого к ней не пускать. Остальное, как всегда.
   Эмбер посмотрела на Гарнета и ужаснулась. Невооруженным глазом было видно, как ему плохо, и что он еле сидит на своём скакуне. Он даже говорил с трудом. Чего они все ждут? Он же сейчас сознание потеряет!
   - Помоги мне, Велди. Я ранен, - выдавил он и начал падать с коня.
   Его подхватили несколько рук.
   - Лекаря! Срочно! Милорд Гарнет ранен! - закричали люди.
  
   Про Эмбер на какое-то время все забыли, но она и не думала этим воспользоваться. Она всей душой была с Гарнетом, боялась за его жизнь. Лекарь прибежал быстро.
   - Нехорошая рана, крови много потеряно, - констатировал он, - Милорда надо нести в мой кабинет. Срочно.
   - Он выживет? - спросила Эмбер, леденея от страха и пытаясь найти хоть какую-то ниточку, чтобы не терять надежды.
   - Я надеюсь на это. Милорд Гарнет молод и на здоровье пожаловаться не может. Но всё в руках Божьих.
  
   Гарнета понесли куда-то в замок, а её повели вдоль стены. Тольк сейчас к Эмбер вернулась способность испытывать страх за свою жизнь. Куда её ведут? Вдруг её сейчас засунут в тёмное подземелье с крысами, или прикуют цепью к стене!
   - Куда Вы меня ведёте? - инстинкт самосохранения заставил выйти из ступора.
   - В северную башню. Милорд Гарнет приказал.
   - Что я там буду делать?
   - Ждать.
   - Кого?
   - Когда милорд сможет дать дальнейшие распоряжения, или пока Его Светлость не приедет.
   При упоминании о Эдриане Эллингтоне сердце ушло в пятки. Страшно подумать, что он с ней сделает, если Гарнет не выживет. И это будет справедливо после того, что устроил её отец.
   - Вы не имеете права меня здесь удерживать. Я маркиза Лил, дочь герцога Шелди. Кто Вам дал право... - начала было Эмбер.
   - Да хоть королева Бассилана, - ответил ей стражник, - Милорд распорядился в башню, значит так тому и быть.
  
   Эмбер стало понятно, что разговаривать с этими людьми бесполезно. Её никто здесь и слушать не будет. Никто не решится что-то предпринять, пока не получит указаний от Гарнета или его отца. Оставалось только смириться. Эмбер могла только с достоинством принять свою участь, какой бы она не была. Ей остаётся молить Бога, чтобы он дал ей на это сил. Правда, пока помощь высших сил ей не понадобилась. Башня была, конечно, тюрьмой, но вполне приличной. Про крыс и сырость говорить не приходилось. Всё, что необходимо для жизни здесь было. Эмбер знала, что такие тюремные камеры есть в каждом замке. У её отца они тоже были и предназначались для знатных плеников.
  
   - Вы будете пока жить здесь, - сказал стражник, - Я распоряжусь, чтобы Вас покормили.
   - Можно ли попросить корыто с водой? Я бы хотела вымыться.
   - Раз уж Вас поместили сюда, я не могу Вам отказать. Здесь у нас только благородная публика бывает. Но мыться будете сами.
   - Хорошо.
   Вскоре её просьба была выполнена. Ей даже платье принесли. И еда оказалась вполне сносной.
  
   Когда все насущные дела были переделаны вернулся страх и за себя, и за Гарнета. Только бы он выжил! Пусть она нажила себе опасного врага на всю жизнь, пусть он ненавидит её, но если его не станет, она не сможет жить привычной жизнью, потому что никогда не простит ни себя, ни своего отца. Она впервые вспомнила о доме. Интересно, что делает отец сейчас? Он же наверняка не знает, куда она пропала. А может и понял уже. Жалко было мать, да и Джейсон себе места, небось, не находит. И что теперь их всех ждёт после такой мерзкой выходки отца? Зачем он решил убить наследника Эллингтона? Ведь для Олдриджей и так всё хорошо складывалось. Хотел защитить Джейсона? Но для этого вполне можно было продержать Гарнета в такой же башне до самой свадьбы Джейсона и Оливии. Чем он тогда лучше Эдриана Эллингтона? Такой же бессердечный убийца, даже хуже. Эти мысли долго не давали ей уснуть.
  
   Завтрак принесли рано, так что пришлось вставать невыспавшись.
   - Гарнет жив? - спросила она у тюремщика.
   - Да, - дал он краткий ответ.
   - Как он себя чувствует?
   - Мне приказано не разговаривать с Вами ни о чём, кроме Ваших нужд.
  
   Ещё один день страха и ожиданий. Ей приносили еду и питье, но на расспросы не отвечали. Эмбер казалось, что она скоро сойдёт с ума от неопределенности, страха и душевных терзаний. И всё же это было не настолько страшно, чем в тот день, когда к ней, кипя негодованием, пришёл сам герцог.
   - Рассказывай, кто ты такая, что случилось с моим сыном и почему он притащил тебя сюда? Не вздумай мне врать, иначе очень пожалеешь об этом.
   - Я Эмбер Олдридж, маркиза Лил. Вы не имеете права держать меня здесь.
   - Не смей мне указывать, что я имею право делать, а что нет, - отрезал Эдриан Эллингтон, - Я задаю вопросы, ты отвечаешь. Что произошло? Как ты здесь оказалась?
   - Ваш сын похитил меня и привёз сюда.
   - Как ему такое удалось? И почему после этого он находится при смерти?
   - Его ранили при похищении, - Эмбер не решилась сказать правды.
   - Понятно, - кажется Эллингтон ей поверил.
   - Вы меня отпустите?
   - Если Гарнет умрёт, то ты последуешь за ним, - отчеканил герцог и ушёл.
  
   Эмбер буквально затрясло после его слов. Страшный человек. Он ведь исполнит свою угрозу. Не даром его зовут Железным герцогом. Она всей душой желала Гарнету выздоровления, хоть и очень сомневалось, что от этого её участь сильно изменится. Ведь тогда Эдриан Эллингтон узнает, как она заманила в ловушку его сына. Да и сам Гарнет её теперь ненавидит. Неизвестно как он захочет с ней расправится.
  
   Глава 8.
  
   Гарнет открыл глаза и обвёл взглядом комнату. Он у себя. Уже хорошо. Последнее, что он помнил, было его падение с коня после бешеной скачки. Спасибо Фараону, что он сумел привезти его домой до того, как он истёк кровью. Да и вообще только верный конь его и спас. Эмбер! Она же тут! Она его предала. Гарнет и сам не знал, зачем притащил её с собой. Он был страшно зол на неё, хотел наказать за её вероломство. Но похищать её, подвергая себя ещё большей опасности, было глупо. Конечно, она может быть полезна, если её допросить. Зачем Терри затеял всё это? Он что же настолько безумен, чтобы просто так убить наследника Эллингтонов? Какая в том ему польза? Чего он задумал?
  
   Гарнет попытался встать, тело пронзила нестерпимая боль, заставившая его вскрикнуть. К нему сразу прибежал камердинер, а следом за ним мать.
   - Гарнет, сынок! - она бросилась к нему со слезами, - Наконец-то ты очнулся. Ферли, позови лекаря.
   - Я долго тут лежу?
   - Четвёртый день. Тебе очень больно?
   - Когда лежу, не больно.
   Лекарь, осмотрев его, остался доволен. За ним пришёл отец.
   - Мне необходимо с тобой поговорить, - сразу начал он.
   - Эдриан! Мальчик только в себя пришёл! Твои разговоры могут подождать до завтра, - запротестовала мама.
   - Не могут, - жёстко ответил герцог, - Эмилия, оставь нас вдвоём.
   Когда отец разговаривал таким тоном, мать предпочитала с ним не спорить. Поколебавшись, она всё-таки ушла. Гарнет тоже приготовился испытать на себе отцовское недовольство.
   - Ответь мне сын. Ты зачем притащил к нам в дом дочь Терри Олдриджа?
   - Кого?!
   - Девушка, которую ты привёз с собой утверждает, что она маркиза Лил.
  Врёт она! Её зовут Эмбер Олтон. Мы познакомились с ней в королевском дворце. Она одна из подданых Олдриджа.
   - Странно, - озадаченно отозвался герцог, - А я ей даже поверил. Рассказывай, что с тобой произошло.
   Пришлось поведать всю историю о том, как девица обвела его вокруг пальца, использовав его чувства.
   - Тогда получается, что Терри задумал убить тебя еще до помолвки своего сына с Оливией. Девица с самого начала должна была привлечь твоё внимание. А потом заманить куда-нибудь, чтобы с тобой расправились, - прокомментировал отец его рассказ.
   - Я не знаю. Как-то слишком уж сложно это всё, - устало отозвался Гарнет.
   Ранение давало о себе знать, отбирая силы. Да и боль снова начала его донимать. Отец заметил его состояние.
   - Ладно, Гарнет. Отдыхай и выздоравливай. Я разберусь с этим делом.
   - Что ты хочешь сделать? - встревожился Гарнет.
   - Допрошу девицу для начала.
   - Как допросишь? - он почему-то испугался за Эмбер.
   При всей его обиде на неё ему претила мысль о пытках.
   - Я думаю, ей приказали меня вызвать на озеро Лун, когда поняли, что между нами возникла дружба, - начал убеждать он отца, - Она, наверняка, ничего не знает.
   - Вот мы и посмотрим, - зловеще ответил герцог, собираясь уходить.
   - Папа! - окликнул его Гарнет в отчаяни.
   Отец остановился, посмотрел на него с удивлением и вдруг улыбнулся.
   - Давно ты меня так не называл, - сказал он, - Не переживай. Я не собираюсь её пытать, если тебя это волнует.
   Гарнет успокоился и закрыл глаза. Это разговор забрал у него последние силы. Но теперь можно было не переживать. Отец всегда держал слово. Последней мыслью, перед тем как провалиться в сон, было то, что он слабак, потому что ставит личные привязанности выше интересов семьи и не умеет хладнокровно расправляться с врагами.
  
   ***
  
   Эдриан Эллингтон вышел от сына озадаченным. Как Терри вообще посмел покушаться на жизнь его сына? Ему жить надоело? Или он совсем свихнулся? Или за всем этим стоит что-то большее? Кто та девица, что находится сейчас в башне? Он редко ошибался в людях, но её словам поверил. Но ведь и Гарнет не врал. Он убеждён, что девушка не маркиза Лил. Эдриан не собирался еще раз с ней разговаривать на эту тему. Её слова ничего для него не значили. Девушке выгодно настаивать на том, что она дочь Олдриджа, чтобы спасти свою жизнь. Гарнет просил её не трогать. Мальчишка! Как ему в голову пришло одному отправится на свидание на территорию Олдриджей? Хотя, чему тут удивляться? Парнем двигала любовь, заставляя рисковать всем ради встречи с любимой. Он в его годы творил еще большие безумства. Удивительно, что жив остался. За такое сказочное везение Эдриана Эллингтоны поплатились жизнью Даниэля. До сих пор герцога снедало чувство вины. А теперь Олдридж хочет убить Гарнета. Ненависть растекалась по жилам. Он уничтожит любого, кто посмеет угрожать его семье. Жизнь заставила Эдриана быть жёстким правителем, хладнокровным, сильным и на свой манер справедливым. Его боялись, но уважали. Элсварцы называли его Железным герцогом. И только самые близкие знали, что и у него есть ахиллесова пята. Эдриан обожал жену и любил своих детей. На людях он старался всего этого не показывать, чтобы не подвергать близких лишней опасности. Никто не удивлялся его холодности по отношению к ним. Ведь ни для кого не секрет, что высшее дворянство рассматривает своих детей, как пешки в политической игре. Эдриана же нисколько не занимала политика, всё, что он предпринимал, делалось исключительно в интересах его семьи и его герцогства. Хотелось, чтобы его потомки всегда правили этой землёй, чтобы были на ней счастливы. Гарнет, их с Эмилией первенец, зачатый в самый разгар их молодой безумной любви. Они даже свадьбы не сумели дождаться, рисковали всем на свете, но разве это могло удержать под контролем их страсть. И мальчишка получился на редкость здоровым, сильным, умным. Настоящий продолжатель династии. Он и внешне, и внутренне походил на Эдриана в таком же возрасте. Конечно, Гарнет пока еще молод, не очерствел душой от ударов судьбы, предательств и непомерной ответственности. Но именно этот мальчик был надеждой Элсвара на дальнейшее процветание. У Эдриана был ещё один сын Рей. Самый младший, очень живой, добрый и ласковый ребёнок. Но вот для него Эдриану совсем не хотелось судьбы правителя. Такой груз ответственности сможет вынести только Гарнет, и это не станет для него каторгой, не сломает.
  
   Эдриан велел позвать к себе графа Меридора, который командовал дворцовой стражей, и приказал ему разузнать всё о маркизе Лил. Где она находится в данный момент, как выглядит, её положение при дворе отца. Ещё его интересовала девушка по имени Эмбер Олтон. Всё это надо было разузнать без лишнего шума. Графу Меридору Эдриан доверял, как самому себе и был уверен, что тот выполнит задание наилучшим образом.
  
   Уже через день сведения были получены. Девицы по имени Эмбер Олтон не существовало. Зато старшая дочь Олдриджа по описаниям очень походила на их пленницу. И по слухам она пропала, хоть Терри и пытался скрыть сей факт от челяди. Да и стражники Шелдери который день целым отрядом прочёсывают лес возле границ Элсвара, даже границу пересекали несколько раз.
  
   Всё это указывало на то, что у них в плену старшая дочь Олдриджа. Гарнет, сам не зная того, раздобыл неплохой козырь для Эллингтонов. Надо было подумать, как разыграть эту карту. Эдриан отправился к Эмилии. В вопросах человеческих отношений и чувств он всегда к ней прислушивался. Женщины во всём этом лучше разбираются. А Эмилия была еще и умной, и проницательной. Оба они пришли к выводу, что их сын влюблен в девушку до сих пор. Оставалось понять, что она к нему испытывает. Как это выяснить ему подсказала жена.
  
   Эдриан заявился к пленнице на ночь глядя.
   - Так ты утверждаешь, что ты дочь Терри Олдриджа? - грозно начал он, нависая над девушкой.
   Она была напугана, чего Эдриан и добивался, но тем не менее ответила:
   - Да, утверждаю.
   - Зря стараешься. Мой сын пришёл в себя. Сама понимаешь, что он разоблачил твою ложь.
   - Гарнет пришёл в себя?! - её лицо просветлело, что не укрылось от глаз герцога, - Как он себя чувствует?
   - Очень плохо.
   Она сникла на глазах.
   - Но... Но почему? Он же пришёл в себя.
   - Не изображай, что ты сожалеешь, - напустился на девушку Эдриан, - Ты заманила его в лес, чтобы его убили, а теперь вдруг лицемерно беспокоишься за его жизнь.
   - Я не знала, что его хотят убить!
   - Ты всего лишь спасаешь свою шкуру.
   - Я думала, что его просто возьмут в плен, - горячо защищалась девушка.
   - Зачем? Олдридж не совсем идиот, чтобы держать в плену брата своей будущей снохи. Королю такие шутки не понравились бы, Терри бы не поздоровилось.
   - Я не знала всего этого! Отец убедил меня, что только так я смогу спасти брата.
   - Какого еще брата?
   - Джейсона! Я слышала Ваш разговор с Гарнетом. Вы не хотели выдавать свою дочь замуж за моего брата и сказали, что предотвратить эту свадьбу можно лишь убив Джейсона. И Гарнет согласился это сделать. Я думала, что отец продержит его в плену до свадьбы, а потом выпустит, пощекотав Вам нервы.
   - Да ты в своём уме?! Я не настолько сумасшедший, чтобы замыслить убийство наследника Шелди.
   - Вы Эллингтоны всегда убиваете тех, кто стоит у вас на пути! - выкрикнула девушка.
   - Это верно, - не стал разубеждать её Эдриан, - Но убийства Джейсона Олдриджа нам бы не простили. Было бы слишком очевидно, что это наших рук дело. Я не безумец, чтобы воевать с королевской армией.
   Девчонка смотрела на него полными ужаса глазами. Но это не был страх перед ним, её ужасало осознание собственной ошибки.
   - Но что же тогда пообещал Вам сделать Гарнет?
   - Всего лишь во что бы то ни стало притащить дочь Олдриджа под венец, даже если она того не хочет.
   - Что же я наделала? - девушка обхватила себя руками и заплакала, - Гарнет чуть не погиб и теперь его жизнь висит на волоске.
   - Это хорошо, что ты раскаиваешься. Перед смертью лучше покаяться в своих грехах.
   - Перед смертью? - теперь она испугалась.
   Эдриан вдруг понял, что сделает дальше, чтобы всё получилось для Эллингтонов наилучшим образом. И как ни жалко было глупую девчонку, он доиграл до конца свою роль главного злодея и душегуба.
   - Завтра ты будешь казнена на площади за покушение на жизнь моего наследника.
   - Но он же жив!
   - Для тебя это не имеет никакого значения.
   - Вы же обещали, что пока он жив...
   - Я этого не обещал. Я сказал лишь, что если он умрёт, то и ты за ним отправишься. Планы поменялись.
   - Вы не имеете права меня казнить! Я дочь герцога! Только король...
   - Ты? Дочь герцога? Не ври. Ты - Эмбер Олтон. И ты тоже не имела права покушаться на жизнь моего сына. С теми, кто угрожает мне или членам моей семьи я могу расправляться так, как мне заблагорассудится.
   - Я Эмбер Олдридж, маркиза Лил! Пошлите кого-нибудь к моему отцу, и Вы поймёте, что меня ищут, - она хоть и была в отчаянии, но продолжала защищаться вполне осознанно, не впадая в истерику.
   - Мне это зачем? - с циничной усмешкой спросил Эдриан, - Даже если ты права, никто не узнает, что я казнил дочь Олдриджа. Зато мне будет приятно. Его отродье будет болтаться на виселице, как простая крестьянка. Давно я ждал случая отомстить ему за смерть брата таким же гнусным образом.
   - Вы чудовище и убийца! - кинула ему в лицо приговоренная.
   - Известное дело. В Шелди это каждый знает, - усмехнулся Эдриан и пошёл прочь.
   Он был доволен итогом этой встречи. Девчонка ему даже нравилась, несмотря на то, что она дочь этого мерзавца Терри. Ох, не прознала бы Эмилия о его плане раньше времени. Она будет в ужасе от его коварства.
  
  
  
   ***
  
   - Что там происходит, мистер Поттель? - спросил Гарнет у лекаря, прислушиваясь к гулу голосов за окном.
   - Казнь, - коротко ответил тот.
   - Как казнь? - удивился Гарнет, - Такого со времён моего деда не было. Что могло случиться, что отец затеял такую дикость.
   - Как что случилось? Вас чуть не убили.
   - Он что же убийцу поймал?
   - Его Светлость обвиняет во всём ту девушку, что Вы привезли с собой.
   - Что?! Так это он её казнит?
   - Стало быть её.
   - О Господи! - Гарнет вскочил с кровати и начал натягивать на себя одежду.
   - Милорд, Вы куда? - испугался лекарь, - Вам нужно лежать.
   - Вы сами говорили, что я не настолько плох, чтобы целыми днями валяться в постели и даже обещали меня выпустить погулять.
   - Так на балкон, Гарнет! Всего лишь на балкон, - лекарь Поттель, знавший его с пелёнок, в минуты волнения забывал своё учтивое "милорд", - А никак не бегать по замку.
   - Я должен остановить это безумие. Помогите мне одеться, мистер Поттель.
   - Нет, милорд.
   - Значит, я пойду так! - разозлился Гарнет и собрался уходить.
   - Постойте, Гарнет! Вы с ума сошли!
   Ругая его на чем свет стоит за глупость и упрямство мистер Поттель всё же помог ему одеться. Гарнет выскочил в коридор, стараясь не обращать внимание на боль. Возле двери стояли двое стражников. Он как никогда им обрадовался. Вот кто ему поможет быстро добраться до отца.
   - Помогите мне найти Его Светлость, - приказал он, - Мне срочно нужно с ним поговорить.
   - Его Светлость на площади, вершит правосудие.
   - Значит, мы идём туда.
   Стражники подчинились. Гарнет, наплевав на свою гордость, позволил им чуть ли не нести себя по ступенькам, потому что понимал, что с его ранением спуск займёт много времени.
  
   Картина, открывшаяся перед ним, поражала своей дикостью. Гарнет как будто очутился в прошлом веке. Посреди площади стояла виселица. На повозке, возле неё сидела девушка. Она не плакала, не умоляла, а тупо смотрела в одну точку, словно не понимала, что с ней происходит. И над всем этим восседал его отец герцог Эллингтон, спокойно слушая с балкона приговор, который зачитывал один из судий.
   - За покушение на жизнь маркиза Теньи, наследника Элсвара Гарнета Эллингтона, означенная девица приговаривается к смерти через повешение, - услышал Гарнет.
   Нет! Он этого не допустит.
   - Быстрее, - приказал он стражникам.
   Те, взяв подмогу, начали активнее расталкивать толпу. Герцог поднялся со своего места и поднял руку. Гарнет забыл, как дышать, решив, что именно это знак ознменует начало казни, а он опоздал.
   - Отец! - закричал он, опомнившись от ужаса.
   На мгновение Гарнету показалось, что тот его услышал. Но герцог так и не повернув головы, заговорил:
   - По древним законам нашего герцогства каждая женщина, приговорённая к смерти, имеет шанс избежать её. Она сможет остаться жива, если кто-нибудь из присутствующих здесь мужчин согласиться взять её в жёны.
   Эмбер очнулась от своего полуживого состояния и посмотрела на толпу. Все разом замолчали. Элсварцы не желали спасать убийцу самого наследника герцога.
   - Я женюсь на ней! - выкрикнул Гарнет в полной тишине.
   Ему на мгновение показалось, что отец еле сдержал торжествующую улыбку. Но ведь такого не могло быть. Герцог скорее в бешенстве сейчас.
   - Назови себя, - тем не менее без всяких эмоций произнёс он.
   - Гарнет Эллингтон, маркиз Теньи, наследник Элсвара.
   - Ты согласен жениться на этой женщине, приговорённой к повешению?
   - Согласен.
   - Ты, приговорённая, согласна стать женой Гарнета Эллингтона? - герцог ни на шаг не отходил от принятого порядка церемонии.
   - Согласна, - почти прошептала Эмбер.
   - Говори громче, чтобы все здесь это слышали.
   - Я согласна стать женой маркиза Теньи, - уже вполне окрепшим голосом повторила Эмбер.
   - Как властелин этой земли, и представитель королевской власти объявляю вас мужем и женой. Осталось только освятить ваш брак в церкви. Через час мы устроим и это.
  
   Народ, поняв, что их ждёт новое зрелище, расходиться не собирался. Гарнет еще не скоро сумел пробраться к отцу.
   - Зачем всё это? - кипя праведным негодованием спросил он у герцога, когда всё-таки оказался рядом с ним.
   - Так надо, - бесстрастно ответил тот.
   - Не думал, что байки, распространяемые о нас Олдриджами, чистая правда. Мы действительно дикари, - зло бросил он отцу.
   - Ты жалеешь о своей мягкотелости? Хочешь отменить свадьбу? Я могу дать тебе возможность забрать свои слова обратно.
   - Не надо ничего отменять. Эта казнь не должна состояться.
   - Пожалел предательницу? Она не была к тебе столь же добра, когда обрекла на верную гибель.
   - Я не хочу, чтобы её казнили, - с вызовом ответил Гарнет, - Я не убийца.
  Тогда иди и спокойно готовься к свадьбе. Ты сам выбрал себе жену.
  
   Что он мог на это сказать? Во всём виноват только он сам. Это он с чего-то решил, что между ними возникли какие-то особенные чувства, это он рисковал, придя на встречу с ней на территорию врагов, это он притащил её сюда, и это он обещал на ней жениться. И какой бы гадкой Эмбер ему не казалась, он не мог отказаться жениться на ней. Казнь не должна была состоятся, потому что это дико, потому что это просто позор для цивилизованных правителей. Признаваться самому себе, что он просто не мог позволить её убить, ту Эмбер, которую он полюбил, было крайне тяжело. Но эта чуть не свершившаяся казнь обнажила правду, он полюбил эту вероломную интриганку. А она ненавидит его настолько, что обрекла на смерть. А вот этой очевидной правде его сердце верить отказывалось, нашёптывая ему, что всему есть объяснение, что стоит только поговорить с Эмбер и он поймёт, что всё не так отчаянно плохо.
  
   ***
  
  
   - Эмбер, согласна ли ты взять в мужья Гарнета?
   - Да согласна.
   Вся эта странная свадьба происходила как будто во сне. По крайней мере Эмбер ощущала себя его героиней. Она, маркиза Лил, дочь герцога Шелди выходит замуж, как простолюдинка без родственников, гостей, без подвенечного платья. И за кого? За наследника Эллингтонов! Более того, час назад она ожидала смерти, сидя на повозке возле виселицы. Эмбер уже попрощалась с жизнью и молила небо только об одном, чтобы достойно принять свою участь, чтобы Эдриан Эллингтон не увидел её страха и унижения. Олдриджи никогда не будут ползать в ногах у Эллингтонов. Она совсем не ожидала, что Гарнет захочет её спасти. Зачем ему это? Этот вопрос мучил её всё время, что готовилось венчание. Удивительно было и то, что Гарнет, находившийся со слов отца чуть ли не при смерти, каким-то образом оказался на площади.
  
   - Вы можете поцеловать свою невесту, - услышала Эмбер слова священника.
   Гарнет мимолётно коснулся её губ, и на этом свадьба была закончена. Никто не спешил их поздравлять, народ не проявлял никакой радости и ликования, как должно быть на свадьбах своих господ. Стража молча провожала их до самых покоев Гарнета. Он с ней тоже не разговаривал. Войдя в спальню, Гарнет устало опустился на кровать, морщась от боли.
   - Гарнет, Вам плохо? - участливо спросила она своего спасителя, а теперь и мужа.
   - Я устал, - сухо ответил он.
   - Я бы хотела Вас поблагодарить, - несмело продолжила Эмбер.
   - Замечательно.
   - Может быть позвать лекаря?
   - Он мне не поможет. Сумасшествие не лечится, - отрезал он.
   Эмбер не решалась спросить у него что-то ещё. Наверное, ему сейчас действительно нехорошо. Слишком много сил потрачено было на её спасение. Ей не хотелось ему мешать и надоедать, но она не знала, куда себя деть. В итоге она прилегла рядом с ним на кровать и не заметила как заснула.
  
   Утром её разбудил какой-то грохот и чертыхания новоиспечённого мужа. Видимо, он что-то уронил, пытаясь переодеть рубашку. Ему нелегко было это сделать, учитывая что рука и весь левый бок были перевязаны.
   - Доброе утро, Гарнет, - поприветствовала Эмбер мужа.
   - Доброе утро, - буркнул он в ответ.
   - Вам помочь?
   - Не надо. Я лучше камердинера позову, чем доверю Вам хоть что-то ещё раз.
   - Почему? - она растерялась от такого злого ответа на предложение помощи.
   - От Вас можно ожидать любой подлости. Возможно, в вашей хорошенькой головке уже созрел план, как меня добить.
   - Гарнет, я никогда не хотела, чтобы Вас убили, - начала оправдываться Эмбер.
   - Но сделали всё, чтобы это случилось.
   - Нет! Я не знала. Я всего лишь хотела не дать Вам убить Джейсона!
   - Ах, вот оно что. Я и забыл, что молодой Олдридж является объектом Вашего обожания и страстной любви, - издевательски бросил Гарнет, - Ради его интересов Вы даже решили поиграть со мной в любовь, переступив через свой страх и омерзение, которое Вы испытываете ко всем Эллингтонам.
   - Какой еще страстной любви? Он мой брат!
   - Вы всё еще не вышли из роли? Расслабьтесь, я не мой отец. Можете не притворяться маркизой Лил.
   - Но Гарнет! Я на самом деле Эмбер Олдридж, старшая дочь герцога Шелди. Если Вы опустите свои эмоции, то поймёте, что я Вас не обманываю. Вы же ни разу не видели маркизу Лил. Как Вы думаете, почему?
   - Потому что она страшна, как смертный грех, и стеснялась показаться на людях.
   - Если бы это было так, то Вы бы об этом раньше слышали. Разве бы Эллингтоны упустили возможность лишний раз позубоскалить над неудачами Терри Олдриджа?
   - Ну, допустим, Вы маркиза Лил. Зачем было выдавать себя за кого-то другого?
   - Я... Я не знаю как объяснить, - растерялась Эмбер.
   Ну не говорить же ему, что она влюбилась в него с первого взгляда, как глупая гусыня.
   - Ваш отец затеял какую-то игру? Вы решили ему помочь?
   Это вопрос, как ни странно, помог выпутаться из неловкой ситуации.
   - Вы преувеличиваете злой гений моего отца, - саркастически усмехнулась Эмбер, - Он очень опасался, что король заставит Вас жениться на мне. Это вполне стандартный способ прекращения вражды между могущественными семьями. И когда я поняла, кто Вы есть еще на карнавале, то мне стало любопытно познакомится с Вами поближе. Сомневаюсь, что Вы бы мне это позволили, если бы узнали, что я дочь Олдриджа.
   - Похоже я Вам совсем не понравился, и Вы решили меня убить, - констатировал Гарнет с издевательской полуулыбкой.
   - Мои симпатии не имели никакого значения. В тот день, когда король пожелал поженить Джейсона и Оливию, я случайно подслушала Ваш разговор с отцом. Он этого брака категорически не хотел и сказал, что единственный способ его избежать это убить Джейсона. И Вы согласились это сделать.
   - Я?! Что за чушь? Мы в отличии от Вашего папаши не промышляем подлыми убийствами.
   - Мы? Про себя говорите уж тогда, - запальчиво заявила Эмбер, - Вы забыли как подло Эллингтоны расправились с братьями моего отца?
   - Не мы это начали. А месть - дело благородное.
   - Ничего себе месть! Двоих за одного!
   - Получили той же монетой, - упрямо ответил Гарнет, - Хотя разговор сейчас не об этом. В любом случае, убивать Джейсона было бы для нас сродни самоубийству.
   - Да поняла я уже, - с досадой призналась Эмбер, - Ваш отец мне уже это объяснил.
   - Когда это он успел?
   - Перед казнью.
   - Он поверил Вам, что Вы маркиза Лил?
   - Я не знаю. Он сказал, что ему всё равно, кто я.
   - Мне надо с ним поговорить, - похоже, его что-то разозлило.
   - Гарнет, рубашка! - напомнила ему Эмбер, заметив, что он так и не застегнул пуговиц.
   - Ой, - он смутился, вмиг став тем же очаровательным молодым человеком, забравшим её сердце, который уговаривал сестру спасти его от надоевших пассий, - Эмбер, Вам всё-таки придётся мне помочь. Вы же теперь как-никак моя жена.
   Она бросилась ему помогать, после чего Гарнет ушёл к отцу.
  
   ***
  
   - Ты же знал, что она дочь Олдриджа! Как ты мог устроить эту дурацкую казнь? - кипятился Гарнет, - Неужели из мести ты готов был обречь нас всех на войну с собственным королём?
   - И кто бы узнал, что я её казнил? На ней не написано, кто она такая.
   - Ты говоришь, как Терри. Твой отец узнал как-то, что его сына казнили Олдриджи. И Терри узнал бы о твоей расправе над его дочерью. Представь только участь Оливии, если бы король закрыл на это всё глаза. Ты о ней подумал?
   - Я только о ней и думал, когда всё это затевал. Ты же хотел жениться на дочери Терри? Вот я и предоставил тебе эту возможность.
   - Так этот спектакль был организован ради моей женитьбы?!
   - Зато она сразу согласилась и никуда теперь от нас не денется. И мой тебе совет: как станет тебе получше, начинай работать над наследниками, чтобы никто твой брак не оспорил.
   - Почему ты ничего мне не сказал? Почему использовал меня в слепую? - именно это обстоятельство злило больше всех.
   - Ты не умеешь притворяться, тебе это самому известно. Ты бы не смог быть убедительным и сорвал бы мой план. И по твоей бурной реакции я окончательно понял, что не приношу тебя в жертву, навязав это брак.
   - Это было жестоко.
   - Это была оправданная жестокость. Моя задача - защитить интересы герцогства и своих детей. И если для этого надо быть жестоким, то я таким и буду.
   - Мне не нравится, когда из меня делают дурака даже ради моего блага.
   - Я учту это на будущее, - герцог даже улыбнулся, - А пока, Гарнет, тебе следует отдыхать и набираться сил.
  
   Понятно было, что разговор окончен. Гарнет не стал больше спорить. Да и о чём? Он действительно хотел жениться на маркизе Лил, потому что это нужно было для Оливии, для герцогства, для родителей. Он только для себя пока не определился, как относиться к собственному браку. Как бы там ни было, он любил свою жену. Он даже понимал мотивы её поступка. Но любить человека, который к тебе абсолютно безразличен, более того, даже враждебен, и в любой момент может вогнать тебе нож в спину, если посчитает это выгодным для своей семьи, дело не самое простое и приятное. И всё-таки, положа руку на сердце, Гарнет не мог сказать, что чувствует себя несчастным. Предвкушение чего-то нового, интригующего и радостного будоражило нервы и кровь.
  
   Глава 9.
  
   Как же ей не хотелось уезжать. Эмбер только привыкла к своему новому дому, как герцог велел своему сыну и наследнику вместе с женой прибыть в Элмор. И зачем они понадобились этому тирану? Эмбер готова была остаться в Теньи даже без Гарнета, только бы не ехать к его отцу. Хотя без него она будет сильно скучать. Мысль о муже заставила улыбнуться. Как он умудрился за какой-то месяц стать самым важным человеком в её жизни? Вот бы еще быть уверенной, что он испытывает к ней то же самое.
  
   После свадьбы они уехали из Элмора в замок маркиза Теньи через полторы недели. До этого Гарнета не отпускал лекарь, который занимался его ранением. Видимо, он же и настоял, чтобы новоиспеченный муж спал отдельно от молодой жены. По крайней мере, Эмбер именно этим объясняла то, что на ночь Гарнет уходил от неё. Он не выказывал ей обиды или враждебности, они могли даже мило беседовать на отвлеченные темы, но дистанцию всё-таки держал. И той лёгкости в общении, которая была между ними в королевском дворце, Эмбер очень не хватало.
  
   Если не считать герцога, то к своему удивлению Эмбер поняла, что остальные Эллингтоны ей вполне симпатичны. Герцогиня держалась с ней приветливо. Эмилию любили как домочадцы, так и прислуга. И даже Эдриан в её присутствии выглядел умиротворённым, как прирученный тигр. Эмбер удивил семейный уклад Эллингтонов. Герцог не стремился подавлять ни жену, ни детей. Даже Оливия и Джулия могли высказать свое мнение. Это так отличалось от отношений в её родной семье, что сбивало с толку. Сама Эмбер всё-таки предпочитала помалкивать в присутствии свёкра, как бы Гарнет не старался втянуть её в разговор. Оливия напоминала ей солнечный лучик, такой же светлый, теплый и живой. Джулия, наоборот, была тихоней, любящей проводить время в библиотеке или что-то рисовать. Самый младший мальчик Рей Эллингтон был очаровательным ребёнком, легко находящим общий язык с кем угодно. Как-то Оливия, заметив её страх перед герцогом, попыталась исправить ситуацию. Она сказала, что отец только с виду такой неприступный и железный, а на самом деле он добрый и часто балует её и Жюли, как в семье было принято называть младшую дочь. Поверить в подобное Эмбер было трудно. Единственное, что можно было сказать точно, что герцог Эллингтон любит свою жену. Но это ведь не от щедрости души. Её нельзя было не любить, эта женщина буквально излучала доброту и любовь, рядом с ней кому угодно становилось по-домашнему тепло. И когда Эдриан смотрел на Эмилию, даже Эмбер была готова признать, что этому чудовищу не чужды человеческие чувства. Она бы всё отдала, чтобы Гарнет смотрел на неё также и также ей улыбался.
  
   В Теньи они прибыли ночью, и так устали в дороге, что сразу легли спать. Ночевать пришлось на одной кровати, и на утро Эмбер проснулась в объятиях мужа. Хорошо ещё, что он спал. Она начала потихоньку от него отодвигаться, чтобы не разбудить.
   - Ну и куда ты собралась? - спросил Гарнет, приоткрыв один глаз.
   - Ты... Ты не спишь? - спросила Эмбер, не в силах справиться со смущением, - Я не хотела тебя тревожить. Вот и...
   - Не переживай. Я давно уже не сплю. Просто изображаю из себя подушку, чтобы ты выспалась.
   - Я выспалась, - ответила она, продолжая активно продвигаться к краю, чтобы встать.
   - А может быть миледи жена желает еще понежится на своей подушке? - он быстро вернул её на место, и Эмбер оказалась лежащей на спине.
  
   В его глазах плясали черти, и Эмбер было совсем непонятно, насмехается он над ней или всё-таки решил вступить в свои права мужа. Про эту часть супружеской жизни ей было известно только то, что это необходимо для того, чтобы в браке рождались дети. Из тех скудных сведений, что ей удавалось услышать, процесс это крайне неприятный и болезненный для порядочной женщины. Но долг жены терпеть, она же хочет порадовать мужа наследниками. И ещё она как-то слышала, что мать говорила, что все мужчины животные, которые ни перед чем не остановятся, чтобы удовлетворить свою похоть. Неужели Гарнет именно сейчас хочет сделать с ней это? Утром! При свете дня! Эта мысль вселяла страх.
   - Ты боишься меня? - промурлыкал он, всё теснее прижимаясь к ней.
   Она не знала его таким. И куда только подевался галантный молодой маркиз, ведущий с ней милые беседы? Сейчас он пугал её не меньше, чем его отец.
   - Нет, не боюсь, - пересилила себя Эмбер, - Делайте то, что нужно, Гарнет. Я готова.
   Она обреченно закрыла глаза, приготовившись пережить неизбежную неприятную процедуру.
   - Готова?! - в голосе мужа послышался смех.
  
   Понять, что его так развеселило, она не успела, потому что его губы накрыли её рот. В этом поцелуе не было ни капли агрессии или насилия. Он был нежным, дразнящим, как будто приглашающим её ответить тем же. И Эмбер не смогла противостоять этой нежности, начала отвечать, забыв все свои страхи. Она не замечала, что уже её руки обнимают его, не отпускают от себя, не дают завершить поцелуй. Тело стало каким-то лёгким и воздушным, оно словно жило своей жизнью, в нём рождались какие-то совершенно новые неведомые ей ранее ощущения. Из её груди вырвался разочарованный стон, когда Гарнет всё-таки оторвался от неё. Зачем он это сделал? Ей так хотелось, чтобы это волшебство не заканчивалось. Но следующая порция поцелуев досталась её лицу, шее, плечам, вернув её в мир блаженства, в котором она слышала только его слова о том, как она прекрасна и любима.
  
   Стук в дверь вернул их к реальности. К Эмбер сразу же вернулись все её страхи, к которым прибавилось невообразимое чувство стыда. Вдруг слуги поймут, чем они сейчас тут занимались! Какой позор! Она - дочь герцога, вела себя как женщина лёгкого поведения. Что теперь подумает о ней муж?
   Муж в это же самое время пребывал в бешенстве.
   - Убью гада, которого сюда принесло! - прорычал он.
   - Гарнет! - Эмбер испугалась.
   - Чего надо? - крикнул он, чтобы человек за дверью прочувствовал всю степень его недовольства.
   - Милорд, простите. Но Пирси Трум требует, чтобы Вам срочно доложили о его прибытии. С его слов, дело не терпит отлагательств. Что-то произошло на границе.
   - Пусть подождёт пятнадцать минут, - уже гораздо спокойнее прокричал он, а потом досадливо посетовал, обращаясь к Эмбер, - Как же иногда отвратительно быть наследником герцога. Сейчас я завидую самому нищему крестьянину.
   - Почему?
   - Узнаете об этом вечером, Эмбер, - весело ответил он.
  
   С его уходом все её страхи снова вернулись. Но теперь к ним присоединилось чувство жгучего стыда. Она вела себя недостойно. Мама однажды пыталась поговорить с ней на эту тему. Краснея и стесняясь, она поведала о том, что благородная жена, ложась с мужем на брачное ложе, должна закрыть глаза и, не издав ни единого звука, позволить мужу исполнить свой супружеский долг. Если она вздумает сопротивляться, то муж останется ей недоволен, и детей у неё не будет. Зато беременность на время освободит её от этой неприятной обязанности. А там, глядишь, мужчина найдет способ не нагружать её супружеским долгом, если не захочет очередного наследника. Каким образом мужчина разгрузит жену, Эмбер догадывалась. Для этого он будет иметь связь с женщиной лёгкого поведения. Про её отца слуги шептались, называя таких его женщин некрасивым словом "шлюха". Почему-то возможность того, что Гарнет тоже будет ходить к шлюхам, её совсем не радовала, а скорее вызывала ревность. Ей совсем не хотелось, чтобы он целовал других женщин так, как утром целовал её, дарил им свою нежность и говорил ласковые слова. До его возвращения Эмбер убеждала себя покориться судьбе и быть хорошей женой.
  
   Гарнет вернулся к ужину. Он рассказал, что на приграничную деревню было совершено нападение со стороны Винуэза. Нападавшие угнали скот, подожгли дома, забрали всех молодых людей и девушек, тех, кто оказал сопротивление, убили. Всё это было странно. С чего вдруг на их территории начались нападения со стороны соседнего государства? Можно было списать это на разбойников, но уж больно много их было, да и крестьяне утверждали, что это были воины. Всё это очень его озаботило. Поэтому Эмбер решила, что она сегодня не будет доставлять ему неприятности и мужественно исполнит свой супружеский долг.
  
   Когда муж пришёл в спальню, она была полностью готова к предстоящему действу. Она чинно лежала на кровати и даже глаза закрыла. Вскоре Эмбер почувствовала, что Гарнет лёг рядом. Она подождала какое-то время, но поняв, что ничего не происходит открыла глаза. И сразу наткнулась на его смеющийся взгляд.
   - И что это значит? - спросил Гарнет, - Вы притворяетесь спящей?
   - Я просто не хотела Вас смущать.
   - Ах вот оно что, - он засмеялся.
   - Чего смешного? - рассердилась Эмбер.
   Он развеселился ещё больше, взбесив Эмбер окончательно.
   - Ну знаете ли! - она вскочила с кровати.
   - Такая Вы мне гораздо больше нравитесь, - сказал он, - Эмбер, Вы невероятно красивы.
   - Вы тоже! Ну и что с того? - бушевала она.
   Он оказался возле неё мгновенно и заключил в объятия.
   - Значит, у нас будут невероятно красивые дети, - сказал он, поймав её взгляд.
  
   Эмбер не нашлась, что ответить и, не замечая того, начала тонуть в его синих глазах. Она сама потянулась к нему за поцелуем, не в силах сопротивляться этому колдовскому притяжению. В детстве няня рассказывала, что Эллингтоны не только разбойники, но ещё и колдуны. И в этот вечер Эмбер поверила в эти сказки. Иначе, как объяснить, что она забыла обо всех своих страхах, о стыде, о словах матери, как объяснить, что её тело жило какой-то своей жизнью? Ей даже показалось, что в какой-то момент оно стало невесомым и устремилось к неведомым звёздам. Она смутно помнила, что муж говорил ей такие красивые и ласковые слова, каких она никогда не слышала ни от кого, и их было столько, сколько ей не довелось услышать за всю её жизнь.
  
   Но проснувшись ночью Эмбер вдруг с ужасом поняла, как же низко она пала. Все эти его слова любви ей, наверное, причудились, потому что не мог этого говорить наследник благородного герцога недостойной падшей женщине. Гарнет вообще от неё откажется. Она опозорила род Олдриджей! Отец её просто уничтожит! И так ей стало себя жалко, так страшно и горько, что она заплакала.
   - Эмбер, ты чего? - спросонья спросил Гарнет.
   Она не ответила, надеясь, что он снова заснёт. Но не тут то было. Гарнет развернул её к себе.
   - Ты правда плачешь? Что случилось? У тебя что-то болит? - он не нашутку встревожился, - Лекаря позвать?
   - Не надо, - всхлипывая ответила Эмбер.
   - Точно ничего не болит?
   - Да.
   - Тогда объясни в чём дело.
   - Я... Я не могу, - плакала она, - Мне так стыдно.
   - Чего стыдно? - он и правда ничего не понимал.
   - Я вела себя недостойно. Я опозорила свою семью. И Вы никогда теперь не будете меня уважать, - выдала Эмбер.
   - Это ещё почему? Какой еще позор? И вообще, Эмбер, хватит называть меня на "Вы", когда мы вдвоём.
   - Ты теперь будешь считать меня непорядочной женщиной!
   - Боже мой, да почему?!
   - Потому что я неправильно исполнила свой супружеский долг.
   - Что?! Это как? - он пребывал в крайней степени изумления, - А как надо было?
   - Ты сам всё знаешь.
   - Да откуда же? Ну ка рассказывай.
   - Я должна была лежать молча и не открывать глаз. Так делают все приличные женщины, - поведала Эмбер, склонив голову и пряча глаза.
   Муж подозрительно долго молчал, и она осмелилась взглянуть на него. Увиденное возмутило до глубины души. Гарнет еле сдерживал смех.
   - Конечно, ты всегда рад лишний раз посмеяться над Олдриджами! - её негодованию не было предела.
   - Это точно.
   Эмбер даже плакать перестала от возмущения и готова была наброситься на благоверного с кулаками.
   - Дорогая жена, кто же тебе рассказал то такое?
   - Мама.
   - Бедный Терри, - засмеялся Гарнет, - Теперь понятно, почему он зол на весь белый свет и вечно ходит с недовольной миной.
   - Хватит насмехаться над моим отцом! Это ты во всём виноват! Ты знаешь какие-то секреты, которые позволяют тебе превратить порядочную женщину в падшую. И если бы не это, я бы не вела себя как шлюха!
   - Да откуда тебе знать, как они себя ведут? - спросил Гарнет, поймав её в кольцо своих рук.
   - Мама так сказала, - ответила она, а потом спохватилась, - Ты опять?!
   - Эмбер, я же Эллингтон. Ты разве не знаешь, что мы все неотёсанные дикари? Так вот, должен тебе признаться, что никогда бы не хотел иметь приличную жену. По крайней мере ночью.
   - Почему? - удивилась Эмбер.
   - Потому что мне бы не хотелось, чтобы ты страдала рядом со мной, чтобы мы не делали вместе. Не хотел бы, чтобы ты боялась меня. И раз творец задумал, что именно так люди будут создавать детей, то это действо должно приносить им радость. Ведь дети должны быть зачаты в радости и любви. Тогда они будут здоровыми и у них будет счастливая жизнь.
   - Ты правда так считаешь? - Эмбер было очень важно это понять.
   - Да, - просто ответил он, прижимая её к себе и начиная целовать, - Глупышка ты моя.
   Эмбер пропустила мимо ушей столь несправедливое замечание. Спорить совсем не хотелось. Пусть он только продолжает так целовать её и говорить все эти нежности. А он как будто знал все пожелания Эмбер и очень скоро она совсем забыла об этом разговоре и сомнениях в его искренности.
  
   И всё-таки она ещё несколько дней опасалась, что Гарнет её обманул и вот-вот проявит своё неуважение. Но он ничем не обижал её, наоборот был чрезвычайно мил, галантен и обходителен. Эмбер нравилось проводить с ним время. Если они не "занимались любовью", как Гарнет называл их супружескую близость, то вполне могли пойти гулять вдвоем или засесть в библиотеке и обсуждать книги, которые читали. Муж много рассказывал ей об истории герцогства, о своих родовитых предках, о людях, населяющих герцогство сейчас. Эмбер в свою очередь делилась с ним своими наблюдениями, рассказывала о Шелди, о своей семье. Тему вражды родителей они дипломатично обходили стороной. Эмбер не любила, когда Гарнет уезжал на целый день и оставлял её одну. В такие дни она страшно скучала по нему, по его голосу, улыбке, глазам, по его объятиям и поцелуям. Даже по его ироничным замечаниям, а порой и лёгким насмешкам, которые иногда злили. Она очень скоро перестала стыдиться того, что происходит между ними ночью. Она теперь точно знала, что не может быть плохим то, что делает их обоих счастливыми.
  
   На прошлой неделе Эмбер вдруг почувствовала себя плохо. Гарнет испугался и всё порывался позвать лекаря. Но после завтрака, который он уговорил её съесть, ей стало лучше. Но на следующий день повторилось тоже самое. Он первый понял, что с ней происходит и был несказанно рад. Ничего удивительного. Мужчины всегда рады наследникам. Но она и сама была счастлива, что муж так доволен ей, что угодила ему.
  
   Гарнет окружил её такой заботой, какой она в жизни не получала. Эмбер даже терялась, не зная как реагировать на эту сверх опеку. Единственное, чего муж ни разу так и не сделал, это не сказал ей ни слова о своей любви. Сама она при этом верила, что он любит её. Возможно, он просто не думает о том, что ей хочется услышать от него эти заветные три слова. Первой признаваться в своих чувствах Эмбер не решалась. Она и так нарушила все мыслимые правила приличия. Хоть что-то нужно оставить, чтобы не шокировать мужа ещё больше.
  
   И теперь ей совсем не хотелось возвращаться в Элмор, не хотелось покидать свой маленький рай. Зачем они понадобились герцогу? А вдруг это сам Гарнет хочет вернуться? Вдруг она ему уже наскучила? Эти вопросы мучили её.
  
   - Ты хочешь ехать в Элмор? - всё-таки решилась она спросить, лёжа на плече у мужа.
   - Честно говоря, нет.
   - Может, тогда не поедем?
   - Мы должны ехать.
   - Что-то случилось?
   - Эмбер, мой отец - герцог. Я его подданный. Мне приказано приехать, я не могу не подчиниться, - ответил Гарнет.
   - Его все слушаются, потому что бояться, - вырвалось у Эмбер.
   - Все? Пожалуй, ты права. Все, кроме его семьи.
   - Но ты же едешь домой, потому что он приказал.
   - Я прекрасно знаю отца. Он бы не стал меня вызывать без особой необходимости. Спи, Эмбер. Не забивай себе голову ненужными сведениями. Тебе вредно нервничать и переживать по пустякам в твоём положении.
  
   Утром Эмбер вышла в сад. Сегодня они уезжают.
   - Ты чего грустишь? - спросил подошедший муж, обняв её за плечи.
   - Не хочу уезжать.
   - Это не надолго. Мы скоро вернёмся.
   Они помолчали, думая каждый о своём.
   - Эмбер, ты счастлива? - вдруг спросил Гарнет.
   - Да, - ответила она, улыбнувшись ему, - А ты?
   - И я тоже. Прошу тебя, чтобы не случилось, не забывай об этом. Мы счастливы друг с другом, что бы не происходило в этом мире, что бы не говорили и не делали другие.
   - Даже твой отец?
   - Даже он.
   - Хорошо, я буду помнить об этом и ты тоже не забывай, - Эмбер тоже обняла его.
  
   Глава 10.
  
   - Эмбер, он правда тебя не обижает? - Гарнет остановился услышав этот вопрос Джейсона Олдриджа, заданный сестре.
   - Нет, Джей.
   - Ты счастлива с ним?
   - Гарнет забыл как дышать.
   - Да, я счастлива.
   - Он любит тебя?
   - Я не знаю. Думаю, что да.
   - А ты его?
   - Джей, отстань! - отделалась Эмбер от любопытства своего брата, - Маленький еще на такие темы разговаривать.
  
   Гарнет был разочарован. Уж очень ему хотелось услышать ответ на этот вопрос. Оставалось утешится тем, что она с её слов счастлива с ним. А раз счастлива, стало быть любит его. Трудно было бы чувствовать себя счастливым рядом с нелюбимым в чужом замке с чужими и даже враждебными людьми. Этот вывод грел ему душу весь этот сложный день.
  
   Отец вызвал их из Теньи не просто так. Пора было поставить Терри в известность, что его дочь вместе со своим приданным в виде приграничных территорий Лил теперь принадлежит Эллингтонам. С беременностью Эмбер её отец никак не сможет этого оспорить. Да и сама Эмбер не попросит защиты у своего отца, что помогло бы Олдриджу развязать с ними войну.
  
   Тот конечно чуть ли не зубами скрежетал, что его затея с убийством Гарнета не только не удалась, так ещё и помогла врагам без всякой борьбы захватить Лил. Пожаловаться королю на произвол Эллингтонов он не мог, потому что тогда всплыла бы история с покушением на их наследника. Он бы мог, конечно, соврать, что Гарнет похитил маркизу Лил и насильно сделал своей женой, но для этого нужно было, чтобы сама Эмбер это подтвердила. Но она вряд ли станет обманывать короля и свидетельствовать против мужа и отца своего будущего ребёнка. Надавить на неё Терри никак не мог, она была недосягаема для него, живя с Гарнетом в Теньи. Да и сам по себе развод был явлением крайне редким и жутко скандальным. Опозориться на всю страну на долгие века Олдридж не решится. Король вряд ли бы одобрил это, потому как получил долгожданное воссоединение двух могущественных семей западных герцогов.
  
   Встреча с тестем, как Гарнет и ожидал, прошла напряженно, но мирно. Терри на свою дочь едва взглянул, как будто она была ему теперь чужой. Проигранный лот, больше не представляющей ценности, а лишь напоминающий об очередном проигрыше своему заклятому врагу. Гарнету было жалко Эмбер, от которой так легко отказался родной отец. Не хотел бы он оказаться на её месте. Захотелось утешить её, увести отсюда, рассказать, как она ему нужна, что он никогда не предаст её и не обидит. Только Джейсон Олдридж, казалось, искренне переживал за неё и старался подбодрить. Гарнет снова поймал себя на мысли, что молодой Олдридж вызывает у него симпатию.
  
   - Молодец, сын, - похвалил Гарнета отец, когда гости отбыли.
   Они стояли недалеко от входа в замок.
   - Всегда рад служить Элсвару, Ваша Светлость, - отозвался Гарнет с ироничной улыбкой.
   - Я могу гордиться своим наследником. И жениться успел как нельзя лучше и выгодней, и ребёнка сразу же зачал. Теперь Терри, глядишь, помрёт от злости и жадности. Не видать ему теперь Лила, как своих ушей. Да и брака, улучшившего бы его положение, теперь не устроишь.
   - Это точно, - усмехнулся Гарнет.
   Ему было приятно слышать похвалу из уст отца. Это происходило нечасто, но, действительно, по делу. И он был рад, что всё так удачно сложилось.
  
   Когда Гарнет пришёл в свои покои, Эмбер уже заснула. Он не стал её будить. Она устала, ведь сегодня на её долю выпало столько волнений.
   Утро следующего дня никак нельзя было назвать добрым. Жена проснулась не в духе. Она не позволила даже обнять себя утром, сославшись на плохое самочувствие. И потом весь день выглядела недовольной, с ним была холодна и враждебна. Гарнет объяснял это себе тем, что жене нездоровиться, и тем, что беременным свойственны всякие причуды. Но когда вечером она опять оттолкнула его, он не выдержал:
   - Что происходит?
   - Я плохо себя чувствую, - повторила она таким тоном, как будто он страшно надоел ей со своими глупыми вопросами.
   - И что же у тебя болит?
   - Меня тошнит.
   - Не ври! - разозлился Гарнет.
   - Я не вру! Меня тошнит от собственного мужа, который держит меня за дуру.
   Он не ожидал такого поворота.
   - Почему за дуру? - растерялся Гарнет.
   - Ты всегда делаешь то, что велит тебе герцог?
   - При чём тут мой отец? - разозлился Гарнет.
   - Скажи мне, дорогой муж. Моя казнь была инсценирована?
   Ложь всегда давалась Гарнету нелегко. Поэтому он предпочитал либо говорить правду, либо уклоняться от прямых ответов.
   - Почему ты так думаешь? - ответил он вопросом на вопрос.
   - Не надо делать из меня дурочку! Ответь мне на мой вопрос.
   - Да, была инсценирована, - признался Гарнет.
   - Ты и правда чудовище! Такое же безумное, как и твой папаша! Это же надо было так притворяться! Благодетеля он из себя изображал! И всё это для того, чтобы я не смогла тебе отказать. Ведь папочка приказал! А я то думала...
   Это последнее горестное восклицание свело на нет всю её гневную обличительную речь, выдав все её чаяния. Нежность затопила сердце.
   - Всё ты правильно думала. Я на момент казни даже не знал, что ты маркиза Лил. Это отец решил всё устроить подобным образом, чтобы у нас не было возможности отказаться.
   - Почему же он тебя не предупредил?
   - Не верит он в мои актёрские способности.
   - В таком случае он очень жестокий человек.
   - Он герцог, Эмбер. Он вынужден мыслить другими категориями, и принимать решения не всегда простые.
   - А почему же всё-таки ты решил меня спасти? Пожалел? - Эмбер поверила ему, утратив сразу весь свой боевой пыл.
   Гарнет знал, чего она хочет от него услышать. Ну что же, пусть узнает правду.
   - Не в жалости дело. Я успел тебя полюбить. И как бы я не был зол на тебя, твоей смерти допустить не мог. И если честно, я рад, что всё так получилось и даже благодарен отцу.
   - Ты бы всё равно на мне женился. Помнишь, ты же говорил, что просто обязан жениться на ужасной маркизе Лил, чтобы спасти Оливию от брака с Джейсоном.
   - Да ты только представь, сколько бы времени ещё прошло, сколько препятствий к этому бы было. А так мы уже муж и жена и даже ждём наследника.
   - Что же, наследник укрепил твои позиции. Не зря ты так старался, - в её голосе появился сарказм.
   - А ты бы хотела, чтобы твой отец оспорил наш брак?
   - Нет.
   - И я нет. И разве ты что-то имеешь против моих стараний по созданию наследников? - игриво спросил Гарнет, - Согласись, это же очень приятное дело.
   - Соглашусь, - смутившись, - ответила Эмбер.
   Он засмеялся и, не обращая внимание на её возмущённый взгляд, заключил в объятия и принялся целовать.
  
   Глава 11.
  
   Они снова приехали в Элмор, где не были полгода со времени их первого визита. Гарнет берёг её и не хотел, чтобы Эмбер мучилась в дороге и подвергала опасности себя и ребёнка. Но ближе к родам он настоял на том, чтобы они вернулись в герцогский замок. По обычаю будущий наследник должен был появится именно в Элморе, главной крепости герцогства.
  
   Встретили их очень хорошо. Эмилия Эллингтон была рада их видеть и старалась заменить Эмбер мать насколько это было возможно. Оливия ещё в первый визит приняла её в семейный круг и легко стала подругой. Младшие дети были очень милы. Даже Джулия преодолев свою застенчивость показывала свои рисунки. Рею же не терпелось дождаться, когда же у Эмбер уже появится малыш. Отношение к ней в семье ничем не отличалось от отношения к Гарнету. Один лишь Эдриан Эллингтон был по-прежнему холоден с ней и едва обращал внимание. Эмбер это приводило в замешательство, она так и не поняла, как правильно себя с ним вести. Гарнет, казалось, не замечал её затруднений, потому как ни разу не заговорил с ней на эту тему. Сам он был с ней нежен и окружил всяческим вниманием, и, казалось, всегда пребывал в хорошем настроении.
  
   Эмилия предупреждала Эмбер, что рождение детей процесс непростой и достаточно болезненный. Но всё-таки Эмбер не была готова к тому, что происходило на самом деле. Так больно ей не было ни разу в жизни, хотя женщина, принимавшая у неё роды, сказала, что всё прошло очень хорошо и она легко отделалась. Но все эти страдания с лихвой окупились, когда она взяла в руки своего мальчика. Эмбер полюбила его сразу, и была просто счастлива, что муж полностью разделяет с ней её радость и любовь. Она бы не простила Гарнету равнодушия к своему замечательному малышу. Ей повезло, что он не был таким сухарём, как его отец, которого рождение первого внука оставило равнодушным. Хотя Эмилия и пыталась её уверить, что герцог очень рад наследнику и желает ему и его матери здоровья и благополучия, Эмбер не очень то ей поверила.
  
   Когда сыну, которого назвали Бренданом, исполнилось два месяца, молодая чета вернулась в Теньи. Потянулись счастливые дни, безмятежность которых омрачали лишь участившиеся нападения на приграничные с Винуэзом территории. В остальном всё было замечательно. Брендан рос здоровым и крепким ребёнком, каждый день радуя молодых родителей своими маленькими достижениями. Любовь между ними расцвела в полную силу. Эмбер была настолько счастлива, что иногда даже не верила в реальность происходящего. А вдруг она просто спит, а это прекрасный сон, который может закончится, стоит ей открыть глаза. И она вновь окажется в отцовском замке, где всегда царила напряженная атмосфера и она была нелюбимой дочерью, досадным недоразумением, которое доставляло только проблемы, угрожая отнять у герцогства кусок территории. К своему стыду Эмбер не вспоминала родительский дом, не скучала по нему, ну разве что по Джейсону и немного по матери. Брат приезжал в Элмор, когда она родила Брендана, чтобы поздравить сестру и зятя с рождением первенца. Тем самым Олдриджи пытались показать, что поддерживают отношения с новыми родственниками и не являются их врагами. Конечно, это было не так, иначе отец сам бы приехал. Джейсон взял с собой Рони, их младшего брата. Мальчик проболтался Эмбер, что отец не захотел ехать, как не уговаривал его Джей и мама. Герцог называл дочь отрезанным ломтём и говорил, что ему неинтересен очередной наследник Эллингтонов, как и жена одного из них. Эмбер никогда не обольщалась по поводу чувств своего отца к ней, но услышать подобное было очень больно и обидно. Эмбер так хотелось, чтобы её замечательного малыша все любили, а тут родной дед настолько равнодушен и враждебен к нему.
  
   Тем сильнее поразил её герцог Эллингтон, внезапно приехавший к ним. Он был без жены и детей, а лишь с небольшим сопровождающим отрядом. Как поняла Эмбер, ему понадобилось что-то срочно обсудить с Гарнетом. При встрече с ней Эдриан вёл себя как обычно, был холоден и отстранён. Впрочем, его нельзя было упрекнуть в нарушении правил хорошего тона. Он уделил жене своего наследника ровно столько внимания, сколько эти правила требовали. На внука герцог едва взглянул. Эмбер от него ничего другого и не ожидала, но всё-таки обиделась за равнодушие к Брендану. Не повезло мальчику с дедушками. Она отнесла сына в детскую, предоставив нянькам следить за его сном, а сама ушла подышать свежим воздухом. Старый сад казался ей уютным и безмятежным. Здесь её смятенные мысли всегда приходили в равновесие.
  
   Какого же было удивление Эмбер, когда вернувшись в детскую, она застала железного герцога играющим с её сыном. Он не видел Эмбер, держа мальчика на руках,улыбаясь ему и говоря что-то ласковое. Потом он поднял ребёнка на вытянутых руках, отчего тот засмеялся.
   - Ты можешь гордиться своим сыном, Гарнет, - сказал он, - Замечательный парень. Его ждёт великое будущее.
   - Я горжусь, - ответил счастливый отец.
   - Теперь и ты знаешь, что такое родные дети. Понял теперь, что на свете есть жизнь подороже собственной?
   - Конечно.
   - А у меня таких четыре. Вот теперь и пятый появился.
   - Как ты с этим живёшь?! - в шутку ужаснулся Гарнет.
   - И ты научишься.
  
   Дальше они начали говорить о Винуэзе, и Эмбер решила себя обнаружить. И хоть герцог не стал более любезен с ней, Эмбер была готова простить ему всё на свете за то, что он любит её сына. Его суровый неприступный вид больше не пугал и не обманывал её. В отличии от её отца, который всегда называл Эллингтона дикарём, его дети никогда не были для него разменной монетой в политических играх. А своей сдержанностью он всего лишь прикрывал истинные чувства, стараясь хоть немного обезопасить близких. Ей он не доверял, поэтому держался настолько отчуждённо, стараясь не обнаруживать перед ней свои слабые места.
  
   Обговорив с Гарнетом способы защиты от нападений винуэзцев, герцог отбыл в Элмор. После этого Гарнет стал говорить, что зреет что-то нехорошее, возможно война с Винуэзом. Эмбер пугала война, которая разрушит её счастливый мир. Но она надеялась, что всё образуется, что винуэзцы не решатся напасть на такую большую и сильную страну, как Бассилан.
  
   ***
   - Не делай такое лицо, - шёпотом сказала ему Эмбер.
   - Какое?
   - Как у твоего отца.
   - А что не так у него с лицом?
   - У него на лице всегда написано что-то вроде того: "Я оказал Вам великое одолжение своим присутствием".
   Гарнет не смог сдержать улыбку.
   - Ну я ведь тоже Эллингтон. И так же как и мой отец я знаю, что мне здесь не рады.
   - Не рад нам только мой отец. Мама так просто счастлива, что меня сюда привезли. Джейсон тоже не скрывает восторга. Да и Рони, хоть и делает вид, что он настоящий Олдридж - враг Эллингтонов, тоже рад.
   - Ты забываешь про подданных своего отца.
   - Элсварцы тоже меня не жалуют, но я там вообще живу. И ничего. Так что подружелюбнее, милорд.
  
   В этом году король пожаловал к Олдриджам, вынудив тем самым Эдриана Эллингтона с семьёй прибыть в Шелдери. Тот был не в восторге от этого, но отказаться от поездки не мог. Король должен был видеть, что вражда между герцогами ушла в прошлое. А то не ровен час, он придумает всё-таки поженить Оливию и Джейсона, чтобы уж наверняка обеспечить мир на западных землях Бассилана. Мама изо всех сил старалась сгладить углы в необходимом общении двух непримиримых герцогов. Она всегда считала, что её вина в возникновении такой ненависти межу соседями неоспорима. Да, неприязнь всегда существовала, но после похищения невесты у Терри она приобрела невиданный размах. И вот сейчас имелся повод уменьшить накал страстей. Гарнет не слишком верил в успех мероприятия, но благоразумно не озвучивал этого. Это не его вражда, ему нечего делить с Олдриджами. Его жена хотела бы, чтобы отношения между семьями улучшились. Вон Джейсон и Оливия мило беседуют, как будто они лучшие друзья. Тут его взгляд наткнулся на собственную жену. Она танцевала с каким-то молодым человеком и улыбалась ему. Они даже о чём-то переговариваются во время танца. Гарнету совсем не понравилось происходящее. Может, это её давний воздыхатель, которому она отвечала взаимностью, пока не стала его женой. Он же ничего не знает о её жизни в Шелди. А может, этот наглый щёголь приехал с королевской свитой, а тут просто ищет лёгкой добычи с лице наивных провинциальных барышень. Мысль о том, что Эмбер может пасть жертвой столичного сердцееда, заставила сжать кулаки. Гарнет заставил себя стоять на месте, подавив порыв подойти к танцующим и увести жену из бального зала. Они всего лишь танцуют, его никто не поймёт, а в глазах света он станет посмешищем. Между тем Эмбер пользовалась популярностью. Кавалеры сменяли один другого. Гарнет, наверное, должен был гордиться, но он ничего такого не чувствовал, а просто злился.
  
   - Что-то случилось? - с тревогой спросила Эмбер, когда ему удалось таки пробиться через толпу желающих с ней потанцевать.
   - Например? - не слишком дружелюбно ответил Гарнет вопросом на вопрос.
   - Мой отец..., - она подбирала слова, не зная как спросить, - Он... Он что-то сказал?
   - Да что он может сказать такого, чтобы меня задеть? - со всем презрением и высокомерием ответил Гарнет.
   Ему ужасно хотелось испортить ей настроение, как бы это не было глупо.
   - Действительно, о чём это я, - саркастически отозвалась Эмбер, - Кто же сможет пронять непобедимого Эллингтона, переполненного чувством собственной значимости.
   - Ты не забывай, что ты тоже Эллингтон.
   - Ну и что? Нравится тебе или нет, Олдридж я останусь всё равно. И твой сын наполовину тоже Олдридж.
  
   Ссора прекратилась только благодаря тому, что танец, который они танцевали, закончился. Эмбер снова с кем-то танцевала, даря улыбки и флиртуя. Гарнет решил от неё не отставать. Он тоже будет развлекаться как ему вздумается. Похоже, Эмбер его забавы совсем не понравились. Он не раз замечал на себе её возмущённый взгляд.
   - Развлекаетесь, милорд? - язвительно спросила она, когда Гарнет пригласил её на танец.
   - Балы для того и устраивают, - ответил он.
   - Балы правил приличия не отменяют.
   - Правда? - Гарнет изобразил удивление, - Вы их придерживаетесь?
   - Конечно.
   - В какой части? Там где предписывается не подчёркивать свой статус супруги, уделяя внимание только мужу?
   - По-моему, это Вы преуспели в этом, - ядовито парировала Эмбер.
   - Ну до Вас мне далеко. Похоже, Вы успели осчастливить своим вниманием всех присутствующих здесь мужчин.
   - Что?! Ты меня оскорбляешь? - не на шутку разозлилась Эмбер, не заметив, что перешла на "ты".
   - Нет. Констатирую факт.
   Ещё не много и он получил бы пощёчину. Только толпа в зале не давала ей это сделать. Гарнет испытывал злорадство, что так её задел. И он совсем не чувствовал себя виноватым, когда настоял на том, чтобы не оставаться ночевать в Шелдери. Вместе со всеми Эллингтонами и их свитой, Гарнет с женой уехали в Лил, хотя Эмбер очень хотелось погостить у родителей хоть еще один день.
  
   В спальню он пришёл всё в том же воинственном настроении, чувствуя себя победителем. Но весь его апломб сошёл на нет, когда он застал в постели плачущую жену. Гарнет не знал, как себя вести. К нему вдруг пришло запоздавшее раскаяние. Он явно перестарался. Ничего такого предосудительного Эмбер не сделала. Гарнет молча лёг в постель и обнял жену. Она перестала шмыгать носом, но так к нему и не повернулась. О придвинул её к себе ещё ближе и поцеловал в щёку. Опять никакой реакции.
   - Эмбер, хватит уже дуться, - сказал он.
   Она продолжала молчать.
   - Ну подумаешь не остались там, - продолжил Гарнет, - Стоит из-за этого так расстраиваться.
   - Конечно, чего расстраиваться? У меня муж самодур, оскорбляет меня, как ему вздумается, ведёт себя, как хочет.
   - Ты преувеличиваешь, - дипломатично заметил Гарнет.
   - Не обошёл вниманием ни одну даму, бессовестный.
   - А что мне было делать, пока моя жена, забыв о моём существовании, флиртовала напропалую со всеми подряд? - язвительно ответил на это Гарнет.
   - И зачем было уезжать из Шелдери? Ты лишний раз хотел оскорбить моего отца?
   - Вообще про это не думал.
   - А о чём ты думал? Хотел показать всем, что я для тебя пустое место? Молодец. У тебя получилось.
   - Пустое место?! Ничего себе. Да я только и делал, что весь этот чёртов бал смотрел на тебя, как ты и с кем танцуешь! Знала бы ты скольких усилий мне стоило не прибить кого-нибудь из твоих кавалеров, которым ты так зазывно улыбалась. И не смотри на меня так! Прими тот факт, что твой муж ревнивый болван.
   - Так ты поэтому увёз меня? - не могла поверить Эмбер.
   - Не знаю почему, - признался Гарнет, - Это необъяснимо. Идиотские поступки вообще объяснить трудно. Но тебе придётся меня простить.
   - Это ещё почему?
   - Потому что я твой муж, и тебе всё равно придётся терпеть меня всю жизнь. А ты как хотела? Мои неприглядные стороны теперь и твоя забота.
   - А мои, стало быть, твоя?
   Эмбер забыла про свои слёзы, что не могло не радовать.
   - А у тебя их просто нет, - победно заявил Гарнет, - Я - счастливчик.
   Эмбер не смогла не засмеяться, чего он и добивался.
   - Миледи, Вы невероятно красивы и, как мне известно, сказочно добры. Простите своего несчастного мужа, который глупеет от ревности, если кто-то покушается на его сокровище.
   - Ему только кажется, что кто-то покушается, - уточнила Эмбер.
   - Ничего подобного. Просто сокровище слишком наивно, и в силу своей чистоты не видит грязных умыслов других людей.
   - Ты настоящий льстец.
   - Я просто тебя люблю, - не согласился Гарнет, - Ну, я прощён?
   - Посмотрим, - кокетливо ответила Эмбер.
   Гарнет принялся целовать её.
   - Ну а теперь? - спросил он, когда они оба уже почти потеряли ориентиры.
   - Прощён, прощён, - еле выговорила она.
  
   ***
  
   - Что же, этого следовало ожидать, - сказал отец, - Война назревала давно. Я в какой-то мере даже рад, что Винуэз решился на открытые действия.
   - Разве худой мир не лучше доброй ссоры, - усмехнулся Гарнет.
   - Мир, висящий на волоске и требующий бесконечных уступок? По мне так лучше вскрыть нарыв, чем страдать от того, что он отравляет тебе жизнь, а то и грозит убить. Я устал жить в состоянии ожидания. Никакой определённости, не мир, не война.
   - Смущает только то, что основной удар придётся на нас и Олдриджей.
   - Ну так наши земли всех больше и страдают от нападений винуэзцев. У нас достанет сил сдержать первый удар и продержаться какое-то время. А дальше должна подойти королевская армия.
   - А если они не успеют?
   - Будем защищать свои земли, сколько сможем. Но было бы несомненно лучше для нас, если бы основной удар вражеских сил пришёлся на Шелди.
   - Или на Белими.
   - Не жалеешь ты деда, Гарнет, - усмехнулся отец, - Сомневаюсь, что старик сможет принять бой. Его сын Дерек, как тебе известно, совсем не воин. Мальчишки внуки молоды.
   - Эжен старше меня на два года, - заметил Гарнет, - А Джон на пять.
   - Остается надеяться, что они чего-то стоят в бою и в состоянии руководить своими вассалами.
   - Ты думаешь Терри сможет дать достойный отпор?
   - Меня это мало волнует, - жестко заявил отец, - Мы, конечно, обязаны прийти им на помощь, и даже сделаем это, но в нужный нам момент.
   - В какой момент? Когда винуэзцы перебьют их всех? - Гарнету совсем не нравился такой поворот событий.
   - Терри бы точно так и сделал.
   - Но мы не Олдриджи!
   - Да, мы не Олдриджи, - согласился герцог, - Поэтому наша задача не уничтожить твоих новых родственников, а всего лишь заставить врага дать первое сражение не на нашей, а на их территории.
   - Что требуется от меня?
   - Необходимо перевезти твою жену и сына в Элмор. Думаю, что первым делом винуэзцы попытаются пройти через Теньи. Это было бы разумно с их стороны. Твоя задача организовать защиту своих границ. От меня потребуется несколько отрядов. Скоро они поступят в твоё распоряжение. Ополчение тоже можно будет подключить. Главное, не дать им углубиться в наши владения.
  
   Они еще долго обсуждали, как организовать оборону, так что Гарнет отправился спать очень поздно. Он был удивлён, что Эмбер до сих пор не спит.
   - Что случилось? Почему ты так долго не приходил?
   - Случилась война, Эмбер. Она объявлена, и скоро войска винуэза будут стоять под нашими стенами.
   - Господи, - испуганно отреагировала она.
   - Ты и Брендан уезжаете в Элмор.
   - А ты?
   - Ты сама знаешь ответ на свой вопрос.
   - Ты останешься?
   - Я должен обеспечить защиту Теньи и границ герцогства.
   - Я не хочу уезжать! - выпалила Эмбер.
   - Ты должна уехать. Мы не можем подвергать опасности жизнь нашего сына.
   - Почему герцог подвергает опасности твою жизнь? Ведь ты же его наследник! Пусть сам тут остается.
   - Прекрати, Эмбер! Это мои земли, и я должен их защищать. Я не могу прятаться от войны, как трусливая барышня, бросив своих подданных на растерзание врагу. Да, я наследник герцога, но я так же являюсь его вассалом. Я думаю, тебе нет нужды объяснять, в чем состоит долг вассала. И неужели ты думаешь, что отец спрячется за стенами и будет ждать исхода войны? У него и без меня полно подданных, которые нуждаются в его защите.
   -Я просто не хочу, чтобы ты оставался, - произнесла Эмбер срывающимся голосом.
   Гарнет мигом перестал злиться.
   - Эмбер, ну ты же сама дочь герцога и всё прекрасно понимаешь, - он обнял её.
   - Ну зачем эта война? Почему мужчинам не живется мирной жизнью?
   - Не знаю, что тебе ответить. Я тоже не хочу этой войны, мне и без неё жилось замечательно.
   - Я люблю тебя, Гарнет, - сказала Эмбер, глядя ему в глаза.
   - И я тебя люблю.
   Сердце плавилось от нежности. Предстоящее расставание обнажило все чувства. Гарнет вдруг понял, что его жена и сын стали самыми важными людьми в его жизни, важнее, чем отец с матерью, важнее, чем сёстры и брат. Все они, конечно, всегда будут в его сердце, но само сердце он оставит Эмбер.
  
   ***
  
   - Эмбер, у меня для тебя сюрприз, - сказал Гарнет вечером, - Собирайся на прогулку.
   - Так поздно?
   - Когда тебя это останавливало? - усмехнулся Гарнет.
  
   Они ехали на лошадях по кромке леса. Лето было в самом разгаре, дни были долгими, поэтому даже в лесу еще было светло. В воздухе разливался запах трав и цветов, соловьиные трели радовали слух. Эмбер совсем не верилось, что в этом мире возможна какая-то война, горести и разлуки.
   - Озеро? - удивилась Эмбер.
   - Да. Оно, конечно, не такое большое, как озеро Лун, но тоже очень живописное. Надеюсь, тебе здесь понравится.
   - А как оно называется?
   - Русалочье.
   - Здесь русалки водятся? - в шутку спросила Эмбер.
   - Возможно, - улыбнулся Гарнет, - Я думаю, что они во всех озерах живут.
   - Помню, помню, как ты рассказывал, что видел их на озере Лун.
   - Не их, а всего одну. Хочешь, расскажу тебе, как это было?
   - Конечно.
   - Ну тогда слушай. Однажды вечером я случайно оказался на берегу озера Лун. Это было очень опасно.
   - Чем? Что русалки тебя в воду утащат или своими песнями заманят в озёрную пучину? - развеселилась Эмбер.
   - Нет. Тем, что твои родственники меня поймают или подстрелят. Да и возможность сгинуть в болте кого хочешь напугает, - ответил укоризненно Гарнет и продолжил, - И вот, когда я почти миновал все эти опасности, вдруг раздался смех. Меня и Фараона, моего коня, просто накрыл ужас. Не могу сейчас сказать сам ли свалился с лошади от неожиданности, или Фар меня сбросил, но на тот момент, я подумал, что мне пришёл конец.
   - Справедливые опасения. Разве русалки бы оставили бы в покое такого красивого мужчину? - игриво отозвалась Эмбер.
   - Да я и не думал тогда про русалок и их планы на меня. Я решил, что Олдриджи меня обнаружили. Но смех повторился, а за ним послышались девичьи голоса. Я притаился в камышах. Никто не собирался меня убивать. Мне стало любопытно, и я потихоньку выглянул из зарослей. В мою сторону плыла девушка.
   - И что же ты сделал дальше?
   - Она подплыла совсем близко и вылезла на камень. Вот тут я опять чуть себя не выдал. Она была так прекрасна, что я вообще перестал соображать в тот момент.
   - Ты и хвост её рыбий видел? - спросила Эмбер, ощутив укол ревности от его хвалебных речей в адрес другой.
   - Вот хвост не видел, - признался Гарнет, - Она сорвала лилию, вплела её в волосы и уплыла.
   - И как же ты её отпустил?
   - Я бы не отпустил, окажись она одна.
   - Ты же говорил, что видел только одну русалку, - поймала его Эмбер.
   - Русалка была одна. Но с берега её звала служанка, - вдруг выдал Гарнет.
   - Как служанка? - растерялась Эмбер, не ожидая такого поворота событий.
   - А вот так. И кричала эта служанка примерно следующее: "Миледи, Вы куда? Русалки утащат Вас на дно". И еще она что-то говорила о маменьке, которая её выдерет.
   - Гарнет! Ты всё врёшь! Не может этого быть! - не могла поверить Эмбер.
   - Может, может. Вот тогда-то я в тебя и влюбился. Я даже неделю потом по ночам на озеро приезжал, чтобы застать там свою русалку. Только она больше не появилась.
   - Бедный влюбленный юноша.
   - Но мне всё-таки повезло. Я увидел её еще раз. Не знаю, зачем я приехал тогда на озеро, ведь с того момента, как я встретил русалку прошёл целый год. Она снова была там. Счастью моему не было предела. Но она заметила меня, испугалась и исчезла.
   - Так это был ты! Тот страшный человек на черном коне!
   - Ну вот, я ей тут комплименты расточаю, а она меня называет страшным человеком, - с притворной обидой отозвался Гарнет.
   - Это я просто тебя не разглядела, потому что было темно. Иначе бы я не убежала.
   - Ещё как убежала бы. Я же Эллингтон - ночной кошмар всех детей Шелди.
   - Я тогда не знала, кто ты. Я бы подумала, что передо мной мифический лесной король.
   - Увы. Я обычный смертный. Зато именно тогда мне удалось узнать, что моя русалка, когда ей это нужно, превращается в лесную нимфу. Я не пытался её поймать, но она оставила мне кое-что на память.
   - И что же это?
   - Это вообще-то секрет. Но так и быть, с тобой я им поделюсь, ты же всё-таки моя жена. Но при одном условии.
   - Каком?
   - Три поцелуя.
   - Почему три? - Эмбер было весело.
   - Первый раз меня будет целовать моя жена - прекрасная земная женщина, второй - лесная нимфа, ну а в третий - русалка.
   - Ну хорошо, я выполню твои условия. Но только потом не жалуйся, милорд муж.
   - Обижаешь. Я же мальчик, а мальчики не жалуются.
   - Первый, - объявила Эмбер.
  
  Она медленно приблизилась к мужу, обняла его за шею, наклоняя голову к себе и поцеловала. Он тут же ей ответил и совсем скоро так увлекся, что совсем забыл о своих условиях. Эмбер очень хотелось последовать его примеру, но она всё-таки сумела прервать поцелуй.
   - Милорд, Вы довольны поцелуем своей жены?
   - Да, - Гарнет еще не пришёл в себя от действия любовного дурмана, попавшего в кровь.
   - А теперь попробуй догони лесную нимфу!
   И она бросилась бежать. Эмбер не могла сдержать смех, убегая от него и петляя между деревьев. Правда её веселье длилось недолго. Гарнет поймал её и уже сам принялся целовать. Эмбер сама не знала, как ей удалось вырваться из этой бури страсти, которая была готова поглотить её волю целиком.
   - Ищи русалку! - прокричала она не успевшему опомниться мужу.
   Она успела добежать до озера, скинуть остатки одежды, находящейся в жутком беспорядке и забежать в воду. Уплыть куда бы то ни было ей не удалось. Гарнет, не раздеваясь, зашёл в воду и на руках вынес её оттуда.
   - Третий, - только и успела объявить Эмбер.
   После этого её закружило в таком водовороте страсти, откровенных ласк и нежных слов, что она перестала понимать, где находится, на земле, в воде, или на небе, а может быть вовсе сгорает в огне.
  
   - Как же всё-таки хорошо быть мужем русалки и лесной нимфы, - сказал Гарнет, когда страсть отпустила их.
   - Тебе и правда повезло, о смертный, - заявила Эмбер, - Ведь она влюбилась в тебя с первого взгляда.
   - Да уж конечно, - не поверил Гарнет, - С первого взгляда она решила, что я страшный человек на чёрном коне.
   - Это не считается. Русалка пробралась в замок твоего отца, и вот тогда то все и произошло. Причём она тогда и не знала, кто ты такой.
   - А почему ты тогда сказалась больной? - полюбопытствовал Гарнет.
   - Это была часть русалочьего плана. Должны же мы присматривать себе добычу посимпатичнее, - Эмбер не собиралась рассказывать ему о позорной причине, заставившей пропустить бал.
   - Да как в Элморе можно было не знать, что я это я? Хотя я рад, что ты меня присмотрела в жертвы своих чар. Как же это случилось?
   - Я случайно увидела, как один молодой и прекрасный маркиз уговаривает свою сестру спасти его от какой-то надоевшей пассии.
   - Я ведь тоже тебя видел на том балу. Только представь степень моего изумления.
   - Милорд, Вы заговариваете мне зубы. Мы договаривались, что Вы откроете мне секрет, что же оставила Вам русалка.
   - Я даже показать могу.
   Он сунул руку в карман и достал оттуда кружевную ленточку. Эмбер сразу её узнала. Это была не просто лента, а полоска очень дорогих кружев, которые мама подарила ей на день рождения.
   - Дарю эту ленту тебе в знак вечной любви, - сказал Гарнет, улыбаясь, - Ведь эта лента волшебная.
   - Что же она делает?
   - Она превращает смертных девушек в нимф и русалок по их желанию. А мужчины, которые полюбят обладательницу волшебной ленты больше никогда не смогут её разлюбить.
   - Вы невероятно щедры, милорд. Но я думаю, что волшебство имеет обратное действие.
   - Какое же?
   - Обладательница волшебной ленты никогда не сможет разлюбить её дарителя.
   - Я на это очень рассчитываю, - он уже не улыбался.
   - Я люблю тебя, - ответила ему Эмбер и потянулась за поцелуем.
   Домой они вернулись перед самым рассветом. Оба старались не вспоминать, что скоро их ждёт разлука.
  
   Глава 12.
  
   Гарнету совсем не нравилась картина, которую он наблюдал. Он, значит, готовится защищать их дом, их границы, а жена тут во всю любезничает с его кузеном Белими. А тот и рад стараться, вон как перья распушил. Чего вообще забыл у них этот хлыщ? Он должен вместе с дедом, отцом и братом находиться в Белими и готовиться защищать свои границы от винуэзцев. Эмбер засмеялась очередной шутке кузена, вызвав в его душе злость и ревность. Усилием воли Гарнет подавил в себе первый порыв броситься к ним и спустить родственничка с лестницы. Всё-таки наука отца не прошла даром. Не стоит обнаруживать свои слабости перед чужими людьми, и уж тем более перед врагами. А Эжена Белими, несмотря на родство, он таковым считал, сколько себя помнил.
  
   После того, как отец стал герцогом, дед Белими сменил гнев на милость и наладил отношения с семьёй дочери, тем более, что поддержка Эллингтонов была ему нужна. Через Элсвар и Белими шла дорога от моря к столице. Проезд по этой дороге стоил денег. Но путники и торговцы предпочитали заплатить, чем ехать в обход, потому что она сокращала путь в два раза и была безопасна общими стараниями герцогов. Размолвка ставила эту статью доходов под удар. И если у Эллингтонов были другие источники доходов, то Белими не могли этим похвастаться. Эдриан, чтобы угодить жене, сделал вид, что никакой размолвки и неприятия его тестем не было. Поэтому Эллингтоны и Белими тесно общались между собой. У брата матери было двое сыновей, Джон старше Гарнета на пять лет, и Эжен на два года. Этим своим старшинством Эжен пользовался по полной программе. Сначала он пытался верховодить Гарнетом, но когда это ему не удалось, принялся всячески притеснять его. Его подлым проделкам не было придела, да и жалости он не знал. Конечно же, родители старались прекратить эту вражду, как могли смягчали её последствия. Эжен, так как был старше и хитрей, еще и умудрялся его виноватым сделать. Прекратились эти наглые нападки только когда Гарнет сравнялся с ним в росте и смог дать настоящий отпор, обратив противного кузена в бегство. Став старше, они так и не прониклись симпатией друг к другу. Эжен стал осознавать, что он в отличие от Гарнета, не является наследником громкого титула и земель, а всего лишь третий на очереди. Это вызывало в нём зависть. А уж когда девушки начали предпочитать Гарнета ему, Эжен возненавидел его ещё больше, утверждая, что только наследуемая им герцогская корона даёт ему этот интерес со стороны противоположного пола, а его самого и так любят, без регалий. Надо сказать, его победы над девушками не были пустым бахвальством. Кузен умел завоевывать их сердца. Он обладал приятной внешностью и хорошо подвешенным языком. Гарнета его нападки особо не задевали, недостатка в девицах он тоже никогда не испытывал. Эжену же напоминал о том, что совсем не из-за его будущего титула девушки прозвали его красавчиком Гарни, а Эжена всего лишь бабником. И всё же союзничество их семей и родство заставляло хотя бы делать вид, что они находятся в нормальных отношениях. И чем старше они становились, тем лучше у них это получалось.
  
   - Я не помешал? - с этими словами Гарнет подошёл к смеющейся парочке.
   - Гарнет! - обрадовалась Эмбер, готовая кинуться ему на шею.
   Такая её реакция сразу отмела все его подозрения.
   - Ну, что Вы маркиз Теньи, - между тем ответил Эжен, - Конечно же не помешал. Мы как раз тебя вспоминали с твоей супругой. Рад тебя видеть.
   - Взаимно. Какими судьбами в наших краях?
   - Политика, друг мой, политика, - деланно вздохнул кузен, - Я представляю здесь интересы Белими. Мы обсуждаем с твоим отцом некоторые вопросы.
   - Ну и как? Удалось прийти к соглашению?
   Гарнет догадывался, о чем идёт речь. Родственнички его матери всегда были горазды жар чужими руками разгребать, если дело касалось военных действий. Но зато на половину добычи претендовали в каждом таком случае. И сейчас они, наверняка, пытались отделаться малой кровью, стараясь защитить общие границы.
   - Не во всём, но мы над этим работаем, - ответил Эжен, улыбаясь, и потом сменил тему, - Гарнет, должен сказать, у тебя очаровательная супруга.
   - Верное замечание, - улыбнулся он в ответ, скрывая свою ревность, - Поэтому, думаю, ты меня поймёшь, если я украду её. Мы давно не виделись и нам многое нужно обсудить.
   - Конечно, конечно, - понимающе улыбнулся кузен, - За такое время вопросов, должно быть, накопилось множество.
   - Я присоединюсь к Вам с отцом после ужина.
  
   Все его подозрения растаяли в пламени страсти. Эмбер принадлежит ему и душой и телом.
   - Тебе нравится Эжен, - тем не менее спросил он как бы невзначай, когда страсть выпустила их из своих жарких объятий.
   - Приятный молодой человек, - ответила она, - Он чрезвычайно галантен и большой мастер делать комплименты.
   - Что, что, а трепать языком Эжен умеет лучше всего, - недобро усмехнулся Гарнет.
   - Ты его не любишь, - поняла Эмбер.
   - А должен?
   Он же твой кузен.
   - Ну и что? Со мной то он и в половину не так галантен, как с тобой и другими девушками. Да и комплиментами, как ты понимаешь, он меня не балует. Скорее наоборот. Так что не стоит слишком благосклонно принимать его знаки внимания.
   - Я всего лишь стараюсь быть вежливой с твоим родственником.
   - Тут главное не переборщить. Видел я как ты ему улыбалась...
   Гарнет замолчал, понимая, что наговорил лишнего.
   - Ты просто меня ревнуешь! - засмеялась Эмбер.
   - Да, - ему ничего не оставалось, как признать этот факт, - Так что не играй с огнём, если не хочешь политического скандала.
   - А что бы ты сделал? - с детским любопытством спросила Эмбер.
   - Убил бы Белими.
   - Из-за меня? Ты, правда, способен убить своего двоюродного брата? - изумилась Эмбер.
   - Это что за нездоровый интерес такой? - Гарнет постарался перевести разговор в шутку.
   - Ты - дикарь, Гарнет Эллингтон. Чего и требовалось доказать, - победоносно заявила Эмбер.
   - Ах ты так! Насмехаться на до мной вздумала?! - он поймал Эмбер и начал щекотать, - Ну, смейся, смейся.
   - Гарнет! Гарнет! Перестань!
   - Если ты признаешься, что любишь меня такого дикаря, то я пощажу тебя.
   - Люблю!
   - Даже больше, чем моего цивилизованного сладкоречивого кузена?
   - Больше! Больше! Гарнет, хватит!
   - Ага, вот ты проболталась. Вывел я тебя на чистую воду, - зловеще произнёс он.
   - Под пытками человек в чём угодно признается, - смеясь ответила Эмбер, - На самом деле, я люблю только своего мужа-дикаря. Увы и ах.
   - Так уж и увы? - спросил Гарнет с самодовольной улыбкой.
   - Увы, увы. Думаешь, так легко любить дикаря Эллингтона?
   - Это мы сейчас проверим.
   И очень скоро их весёлая возня сменилась откровенными ласками, вздохами, нежными словами. Её отклик сводил его с ума. Но всё же Гарнет сумел сказать жене:
   - Ты мне солгала. Очень легко любить Эллингтонов. Вот я одну из них очень люблю, даже сказал бы, что её не любить невозможно.
   - Да, - последовал ответ, который означал и согласие, и приглашение, и ответное признание.
  
   ***
  
   Как же она скучала по мужу. Даже время, уделенное сыну, не спасало от этой тоски. Возможно, она так страдала ещё и из-за того, что её не покидала тревога за его жизнь. Пусть враг ещё не подошёл к границам, но война была объявлена, и Гарнет каждый день рисковал быть убитым, стараясь организовать защиту границ от вражеских войск. Эмбер не сомневалась, что муж лично присутствует на каждом возводимом укреплении, а не отсиживается в Теньи. Если бы два года назад ей кто-нибудь сказал, что она будет сходить с ума от беспокойства о жизни и здоровье одного из Эллингтонов, она бы посмеялась над тем человеком и его глупостью вволю. Да и вся семья была ей симпатична. Все были добры к ней, а Брендана они просто обожали. Герцога Эдриана она больше не боялась, а наоборот чувствовала себя защищённой в его доме.
  
   Эмбер уже собиралась ложиться спать, успокаивая себя тем, что завтра будет новый день и принесёт хорошие вести от Гарнета. А это пустой и полный ожиданий, наконец, закончился. И тут прямо на подушке она заметила конверт. Ни о чем не успев подумать, Эмбер взяла его в руки и достала письмо. Сердце учащённо забилось, ожидая вестей от мужа. Какого же было её разочарование, когда она поняла, что это послание полное витиеватых комплиментов, принадлежит Эжену. Там содержалось приглашение на конную прогулку. Ничего такого в том послании не было, ведь он кузен её мужа, родственник. Но Эмбер понимала, что Гарнету очень не понравится, если она примет это приглашение. Её мысли переключились на то, как бы отказать Белими, но не обидеть его при этом.
  
   Эмбер казалось, что она справилась с этой задачей. Но послания от кузена продолжали приходить. Зачем он это делает? Или, правда, не понимает её намёков? И всё-таки им пришлось поговорить.
   - Вот Вы где, дорогая кузина, - Эжен застал её в оранжерее, - Рад Вас видеть, хотя Вы и избегаете встреч со мной.
   - Ну, что Вы, Эжен. Я совсем не избегаю Вас, - ответила Эмбер, улыбнувшись, - Вы хотели со мной что-то обсудить?
   - Честно говоря, я бы хотел обсудить Вас.
   - Меня?
   - Вы меня заинтриговали.
   - Чем же? - Эмбер льстило такое его внимание и прямота.
  Мне любопытно, как Вам, дочери Олдриджа удалось завоевать Эллингтонов? И я сейчас не про старину Гарни. С ним то, как раз, всё понятно. Даже такой красавчик, как он, не в состоянии устоять перед столь прелестным созданием.
   - Вы очень добры. Что же касается Вашего вопроса, то я думаю, что они видят, что я искренне люблю своего мужа, - ответила Эмбер, чтобы сразу обозначить, что собеседник не может рассчитывать на какие бы то ни было отношения с ней.
   - Гарни всегда был баловнем судьбы, - усмехнулся Эжен, - Но всё равно, для меня остается загадкой, как же вы оба умудрились не воспылать ненавистью друг к другу при первой же встрече?
   - Так получилось, что мы долго не знали, кто есть кто. А когда поняли, уже поздно было.
   Эмбер была довольна собой, давая такие обтекаемые ответы.
   - Неужели Ваш отец спокойно согласился отдать Вас за Эллингтона?
   - Конечно, нет. Гарнет меня просто похитил, - смеясь, ответила Эмбер.
   - Узнаю своих родственников. Похищать невест - это их коронный трюк, - засмеялся Эжен.
   Они ещё какое-то время обсуждали это явление и разошлись.
  
   Но всё это приятное общение было забыто, стоило Гарнету приехать в Элсмар. Эмбер была на седьмом небе от счастья. Это ликование не оставляло её нигде: ни в гостиной, где его встречала вся семья, ни в детской, где муж играл с сыном, ни в спальне, где они не уставали одаривать друг друга нежностью и ласками. Эмбер казалось, что и Гарнет пребывает в таком же состоянии.
  
   Эмбер шла из детской в свои покои и старалась отогнать от себя мысль о том, что совсем скоро муж снова уедет в Теньи. Стоило ей только открыть дверь и увидеть его, как она сразу поняла, что происходит что-то неладное.
   - Что случилось? - испуганно спросила она.
   - Это что такое? - он держал в руках одно из посланий Эжена.
   - Письмо, - пролепетала Эмбер, боясь добавить что-нибудь еще, чтобы не вызвать еще больший гнев мужа.
   - Моя жена крутит романы, пока меня нет?
   - Нет, конечно! Это всего лишь приглашение, - попыталась Эмбер успокоить его.
   - Всего лишь? Ты забыла, что ты замужем и не можешь принимать приглашения от мужчин?
   - Да не принимала я их!
   - Так их было много! - сразу взвился Гарнет, - Я убью этого ублюдка!
   - Гарнет, не надо! - бросилась к нему Эмбер, стараясь удержать. Но ей этого не удалось. Муж вылетел из покоев, кипя праведным негодованием.
   Откуда он взял это чертово послание? Где она могла его ставить? Эмбер проклинала свою забывчивость. Из-за неё может случиться скандал, который рассорит два герцогских дома, и она не знала, как это предотвратить.
  
   Через час Гарнет вернулся. Эмбер поняла, что никакой расправы над Эженом он не учинил. Но настроение у мужа, явно, было не из лучших. Он, молча, разделся и лёг в кровать.
   - Гарнет, - окликнула его Эмбер.
   - Что?
   - Я люблю тебя, - не зная, чем его успокоить, сказала Эмбер.
   - Я тебя тоже, - оттаял муж.
   - Ты больше не злишься на меня?
   - А есть за что? - строго спросил он, хотя было понятно, что он только делает вид, что подозревает её в чём-то.
   - Конечно, нет. Я не знаю, зачем Эжен меня куда-то приглашал. Быть может ему скучно тут без женского общества. Но я не приняла ни одного приглашения, чтобы ты знал.
   - Мне досталась умная жена. Эжен же делает это, чтобы меня задеть.
   - Зачем?
   - На это есть множество причин, - туманно ответил Гарнет, явно не желая вдаваться в подробности.
   Эмбер не стала настаивать. Гарнет скоро уедет, и ей хотелось насладиться его обществом, а не тратить время на разгадывание мотивов чужих поступков.
  
   ***
  
   Чего добивается кузен? Может быть, ему действительно скучно или он решил что-то доказать Гарнету, стараясь добиться благосклонности его жены? А может быть, отец прав, и Эжен намеренно ищет ссоры с Эллингтонами? Или хочет, чтобы Гарнет с позором выгнал жену, возродив накануне войны затихшую было вражду с Олдриджами. Война - штука непростая. Высшая знать, вступая в неё, всегда руководствуется своими интересами. Еще бы понять, зачем Эжену все эти возможные ссоры между местным высоким дворянством. Очевидно же, что как и всем Белими союз с Эллингтонами ему выгоден.
  
   Хорошо, что отец удержал его от глупого импульсивного поступка. Они столкнулись, когда Гарнет в самом воинственном расположении духа, шёл в покои, которые занимал кузен. Герцог убедил сына, что все его опасения безосновательны, и что лучше вообще не обнаруживать перед Белими того, что он знает о его жалких потугах. Отец предложил понаблюдать за кузеном, чтобы понять его мотивы. Если всё это он затеял скуки ради или из глупого желания насолить Гарнету, то он просто дурак, которого не стоит брать в расчёт. Беда была в том, что при всей своей нелюбви к кузену, Гарнет не считал его дураком.
  
   Он уже месяц не был дома. И сколько бы он себя не убеждал, опасения и ревность нет-нет, а поднимали голову. Но результатами своего труда он был доволен. Если враг нападёт на них, они сумеют дать достойный отпор и погнать его вдоль своих границ, искать более лёгкий путь для вторжения.
  
   ***
  
   Эжен всё-таки решил отбросить идею рассорить своего деда с Эллингтонами. Продолжать действовать в этом направлении было опасно. Эмбер Олдридж никогда добровольно не пойдёт на измену Гарнету. Она влюблена в него, это видно невооруженным глазом. Гарнет, хоть и старается не обнаруживать перед Эженом своих чувств, отвечает жене взаимностью. Он никогда не умел притворятся достаточно хорошо. По крайней мере, для Эжена, знавшего Гарнета Эллингтона с детства, его эмоции никогда не были тайной. Если он продолжит волочиться за женой наследника Элсвара, тот вызовет его на дуэль и убьёт. Эжен не обольщался на счет исхода этой дуэли. Гарнет опытный воин, Эллингтоны с детства приучались держать оружие в руках. И даже если Эжен останется жив после этого, дед не встанет на его защиту. Во-первых, будет понятно, что он сам спровоцировал вызов от Гарнета, тот не мог бы поступить иначе. Во-вторых, Гарнет тоже его внук, причём дед любил детей тётушки не меньше, чем детей своего сына. Старик вполне мог бы простить Гарнету убийство младшего сына своего наследника в честном поединке, на который тот сам напросился.
  
   Надо найти другой путь. Ему всего-то было нужно, чтобы Эллингтоны не пришли на помощь его деду, когда войска Винуэза вторгнуться в Белими. Этого можно добиться не только с помощью ссоры. Чем бы таким занять Эдриана Эллингтона, чтобы он в ночь нападения не смог прийти на помощь?
  
   Эжен с самого детства понял, что он в сущности никто, хоть и носит громкую фамилию. Ну станет он каким-то среднестатистическим графом, не более. Ну почему он не родился первым? Покуда герцогом до сих пор оставался его дед, шансов получить герцогскую корону у Эжена не было. Деда когда-нибудь сменит отец, это бестолковое ничтожество, способное только лишь подчиняться старику. За ним последует брат, который недавно женился и вот-вот наделает наследников. Вот бы их всех не было. Из Эжена получился бы прекрасный правитель. Он бы всё устроил по-другому, его бы герцогство процветало, а народ боготворил. Он рождён властвовать, а не быть всего лишь вассалом деда, отца, а потом и брата. В детстве ему еще удавалось подчинять себе сверстников напором, силой, хитростью, но во взрослой жизни такое не проходило. Теперь стали играть свою роль титулы, деньги, происхождение. Похвастаться он мог только третьим, поэтому власть уходила. Это Гарнету всё преподнесено на блюдечке, он и ребёнком, казалось, понимал своё превосходство. Даже в детстве ему, и брату Эжена Джону прощалось и позволялось гораздо больше, чем другим. Они же наследники. Гарнет и сейчас страшно раздражал Эжена своим высокомерием. Но да ничего. Совсем скоро Эжен сравняется с ним и в положении, и в богатстве.
  
   Когда война была объявлена, Эжен как раз находился в Винуэзе. Отец отправил его туда несколько месяцев назад из-за очередного скандала, который случился из-за женщины. Как будто не мог спустить это скандал на тормоза. Если бы дело касалось старшего брата, то Белими заткнули бы оскорбленным вассалам рот деньгами. А Эжена, как ненужную собаку просто выставили вон. Только благодаря родственничкам он попал в такую опасную ситуацию. Было понятно, что нужно скорее уносить ноги из враждебного государства. Эжен так бы и сделал, но его всё же успели схватить при выезде из города. Он был в ужасе от предположений о том, что с ним могут сделать. Но он ошибся. Ему предложили всего лишь стать предателем, при чем совсем не за так. Эжен не знал, откуда разговаривающему с ним человеку были известны его финансовые затруднения и то, что в своей семье он был всего лишь запасным наследником. Эжен никогда не понимал всех этих глупостей с долгом и честью. Пусть высшая аристократия дурачит этим простых людей. В этом мире существовала только личная выгода. У него появился реальный шанс мигом избавиться от всех, кто стоит в очереди на герцогскую корону впереди него. Нужно всего-то убедить винуэзцев начать наступление с Белими. А уж выдать им план укреплений и провести в крепость ничего не стоит.
  
   Кто его заподозрит? Никто. Ведь все привыкли считать Белими богачами, благодаря тому, что дед любил жить на широкую ногу. Никто не подумает, что он продал своих за деньги. Что же касается титула, то тут он сыграет сумасшедшее горе от потери близких, так что его никому в голову не придет даже предположить предательство. Эжен вернулся домой, и на радость родственников начал активную праведную жизнь. Они подумали, что он взялся за ум. На деле же Эжен лихорадочно искал возможность оставить дорогих родственничков без помощи союзников и обеспечить их верную гибель.
  
   Глава 13.
  
   "Он хоть когда-нибудь уедет отсюда?" - с раздражением подумал Гарнет, вернувшись в очередной раз в Элмор и застав кузена всё еще гостящим у отца. Но ничего поделать с этим было невозможно. Это дом его отца и он может принимать, кого захочет. По мнению Гарнета особого толка от пребывания Эжена у них не было. Он только раздражал его, крутясь вокруг Эмбер.
  
   Перед самым отъездом в Теньи отец продержал и его, и Эжена до самой ночи, стараясь проработать все возможные версии атак неприятеля и выявить слабые места. Враг скоро нападёт, и их задачей было недопущение вторжения на территории Элсвара и Белими. Гарнету совсем не нравилось, что кузен в курсе всех их планов и секретов. Он сам не мог объяснить себе своё недоверие. Видимо оно основано на неприязни. Эжену нет никакого резона предавать их.
  
   - Что же ты так поздно? - с укором спросила Эмбер, - Брендан тебя ждал до последнего, чтобы попрощаться. Ты же обещал ему доделать с ним кораблик.
   - Мне очень жаль, что так вышло. Но ты же знаешь, что война вот-вот подойдёт к нашим границам. Важнее всего сейчас нигде не просчитаться, иначе нас просто сметут и от герцогства останутся одни руины.
   - Мне так страшно, - призналась Эмбер, пряча лицо у него на груди, - Я так боюсь за тебя.
   - Не думай об этом. Всё будет хорошо. Ты думаешь, так легко от меня отделаешься? - пошутил он, стараясь успокоить.
   Она улыбнулась через силу. В глазах стояли слёзы.
   - Ну, перестань. Я еще успею вернуться сюда до того, как винуэзцы покажутся возле Теньи. А когда они всё же нападут, отец сразу же пошлёт мне на помощь несколько отрядов. А там королевские войска подойдут.
   - А если они всё-таки прорвут оборону?
   - Этого не случиться.
   Гарнет не знал, чем утолить её тревоги. Он мог только сделать так, чтобы жена на время забыла о них, и тут же принялся за осуществление этой задумки.
  
   ***
  
   - Как бы мне хотелось, чтобы эта война так и не началась, - сказала Эмбер Эжену.
   - Вы сами знаете, что это невозможно, - отозвался тот, - Войны тоже иногда необходимы, если посмотреть историю. Они даже иногда прогресс подталкивают.
   - Может быть Вы и правы. Для государства в целом и для истории в них, наверное, есть какие-то плюсы. Но для отдельных людей война может обернуться трагедией.
   - Женщины в первую очередь думают о семье, о детях, о близких. Интересы государства им не так уж и важны.
   - А мужчины о чем думают? Неужели прежде всего об интересах государства? - не удержалась Эмбер от сарказма.
   - Мужчины разные бывают и думают о разных вещах. Как Вы думаете, о чем думает Ваш свёкр, например.
   - Я не настолько хорошо его знаю, чтобы что-то предполагать, - ответила дипломатично Эмбер, - Герцог Элсвара очень закрытый человек.
   - Ну, хорошо. А Ваш муж?
   - Я думаю, что Гарнет очень предан интересам своей семьи, но в тоже время уверена, что он выполнит всё, что предписывает ему долг.
   - Думаете, он пожертвует Вами или сыном из чувства долга? - усмехнулся Эжен, всем видом показывая, что считает её наивной.
   - Вы слишком трудные вопросы задаёте, Эжен. Я в любом случае не могу ответить на них за другого человека, пусть он и приходится мне мужем.
   - А Ваш отец? Он бы что выбрал? Вас или короля?
   - Мой отец? - Эмбер не смогла сдержать саркастической улыбки, - Я не знаю этого.
   Она не хотела посвящать чужого человека в свои отношения с отцом, но была уверена, что тот выбрал бы что угодно и кого угодно, но только не её.
  
   Эжен куда-то уехал. Герцог тоже в основном отсутствовал. В замке стояла какая-то небывалая тишина. Эмбер скучала по мужу. Вся её жизнь казалась сплошным ожиданием. Большую часть времени она проводила с сыном. Эмбер как раз шла из детской в свои покои, когда столкнулась на лестнице с младшим сыном герцога. Он явно был напуган и что-то прятал за спиной.
   - Здравствуте, Рей Эллингтон, - с улыбкой поприветствовала она мальчика.
   - Здравствуйте, миледи.
   - Рей, мы же договаривались, что ты будешь называть меня по имени.
   - Да, я помню, - голубые глаза юного Эллингтона смотрели на неё испуганно.
   Это утвердило Эмбер в мысли, что мальчик задумал осуществить что-то такое, что ему запрещают родители. Надо было выяснить что и постараться отговорить. Рей был чрезвычайно милым ребёнком, и вызывал у всех, кто его знал, исключительно добрые чувства. Фамильные черты просматривались уже сейчас. Именно таким она представляла себе Брендана, когда он немного подрастёт.
   - Рей, я бы хотела пригласить тебя к себе в гости. У меня есть для тебя кое-что, - последнее предложение она сказала шепотом.
   - Что?
   - Пойдём со мной и всё узнаешь. И еще я тебя хочу угостить тем, что ты любишь.
   Мальчик забыл о своих первоначальных намерениях и заинтригованный отправился за Эмбер.
   - Ух ты! У тебя целая банка моих любимых леденцов? - счастью Рея не было предела, тем более, что ему запрещали есть сладости в неограниченных количествах.
   Как Эмбер и ожидала, Рей совсем забыл об осторожности, и вскоре она увидела, что прятал он ключи. Она показала ему подзорную трубу, которую Гарнет когда-то привез из столицы, а совсем недавно нашёл в своём старом кабинете.
   - Рей, а ты почему в плаще? - спросила она как бы между прочим.
   Мальчик замялся, видимо, выдумывая что бы ей соврать.
   - И что за ключи ты прячешь? - не дала она ему шанса увильнуть от ответа.
   Рей совсем растерялся.
   - Я никому не скажу. Мне просто интересно.
   - Я хотел спустить с подземный ход, - признался Рей.
   - Подземный ход?! И ты не боишься?
   - Боюсь, - вздохнул мальчик, - Но я хотел только одним глазком посмотреть.
   - Так ты бы ничего там не увидел. В подземелье же темно.
   - Там приведения.
   - С чего ты так решил?
   - Я слышал, как Олли рассказывала Джули, что они бродят там по ночам, потому что папа их запер и не выпускает наружу, чтобы они никого не пугали.
   - А ты не боишься, что они тебя напугают до смерти?
   - Вечером они еще не совсем проснулись, они еще не такие сильные, чтобы со мной справится.
   - Рей, а можно мне с тобой? Я тоже бы хотела посмотреть на привидений, если они, конечно, существуют.
   - Можно. Вдвоём всё-таки не так страшно, - признался мальчик.
   - Осталось только найти вход в подземелье.
   - А я знаю, где он, - похвастался Рей.
   - Ну тогда веди.
  
   По дороге Рей рассказал Эмбер о том, как случайно увидел, что отец вместе с Гарнетом спускались в подземелье, а потом, видимо победив всю нечисть, спокойно вернулись оттуда. Он слышал, что они называли подземелье подземным ходом. Эмбер поняла, что мальчик, не подозревая об этом, открыл ей семейную тайну. Подземные ходы строились для спасения владельцев замка, если он не выдержит осады или в случае предательства. Знали о них только хозяева и доверенные лица. В замке её отца тоже имелся такой подземный ход, но её в тайну его нахождения никто не посвящал. Отец презирал женщин, считая их глупыми и слабыми, нужными лишь для продления рода или как разменная монета для улучшения своих позиций.
  
   Эмбер пошла с ним только для того, чтобы Рей удовлетворил своё любопытство и успокоился. Поняв, что никого в подземном ходе нет, мальчик перестанет пытаться в него проникнуть. И нужно взять с него слово, что он никому больше о тайной двери не расскажет. Рей нашел нужную дверь безошибочно и открыл её. Они начали спускаться по лестнице вниз. Видно было, что мальчик боится, но любопытство было сильнее страха. Они спустились, немного постояли и пошли вглубь подземного хода. Когда дошли до поворота, Рей остановился. Эмбер со свечой обогнала мальчика и осветила туннель уже за поворотом. Конца видно не было. Зато она заметила, что подземный ход находится в хорошем состоянии, стены были сухими и сыростью почти не пахло.
   - Нет тут никаких привидений, - сказала она.
   - Может быть, они живут еще дальше? - усомнился Рей.
   - Хочешь проверить?
   Мальчик колебался.
   - Рей, никого там нет. И время уже позднее. А вдруг мама захочет тебя поцеловать перед сном или твоя няня придёт тебя проведать. Представляешь какой переполох поднимется? Нам с тобой попадёт.
   - Ой, и правда. Нам нужно возвращаться.
   Эмбер проводила Рея до его спальни и взяла обещание, никому про дверь не рассказывать. Сама же она подумала, что должна сказать Гарнету о том, что его братик случайно узнал о том, что ему знать еще рано. И еще ей было интересно, куда же ведёт подземный ход. Об этом она тоже спросит у мужа.
  
   ***
  
   Эжен не мог поверить своей удаче. Мальчишка и Эмбер показал подземный ход. Да уж, с такими членами семейства Эллингтоны долго не протянут. Эжен же предупреждал Рея, чтобы он никому об этом не рассказывал и сам не смел ходить в подземелье, после того, как тот открыл ему свою детскую тайну. Но мальчик не послушался. В голове Эжена начал складываться план действий.
  
   Для начала он решил поставить Олдриджей в известность о планах их новоиспеченных родственничков. Терри будет в бешенстве. Проблема была только в том, что тот терпеть не мог Белими почти так же как Эллингтонов с того времени, как тётушка Эмилия сбежала с собственной свадьбы с Эдрианом Эллингтоном, оставив Терри у алтаря. После такого позора Олдриджи не стеснялись в выражениях, обличая Эмилию. Дед вынужден был защищать честь семьи, ответив, что раз Терри такой слабак и дурак, что на своих землях не смог обеспечить безопасность невесты, то он действительно не достоин породниться с Белими. И если отношения с Эллингтонами после того, как Эдриан стал герцогом наладились, то Олдриджи продолжали игнорировать родственников Эжена.
  
   Но Эжен не был бы самим собой, если бы не придумал, как не вызывая подозрений уехать из Элмора и попасть к Олдриджу. Причину своего доносительства на Эллингтонов он решил объяснить личной неприязнью и обидой. А в Терри он якобы хочет найти союзника, чтобы наказать мерзавцев.
  
   Терри принял незваного гостя, что тоже было удачей. От рассказа Эжена о замыслах его недруга, сделать всё, чтобы враги начали свое наступление через Шелди, Олдридж пришёл в ярость. Из его воплей Эжен понял только то, что тот готов пойти на что угодно, лишь бы уничтожить ненавистное племя Эллингтонов. Белими дипломатично промолчал, что Терри никто не мешал озаботиться укреплением своего участка границы. Зато Эжен напомнил ему, что в замке Элмор находится его дочь.
   - Эмбер? Ну и что, - равнодушно пожал плечами Терри, - Если бы я мог попасть в крепость Эллингтонов, то пощадил бы её. Как никак родная кровь.
   - Проникать в Элсмар - самоубийство, да и король Вам не простит уничтожения своего верного вассала.
   - Короля сейчас волнует война с Винуэзом, а не кровные распри герцогов. К тому же всё можно было бы свалить на винуэзцев. На войне, как известно, люди гибнут и замки рушатся. Вся беда состоит в том, что Элмор неприступен.
   - Не бывает неприступных замков, - заметил Эжен - В каждом есть уязвимые места или люди, готовые за определённую цену их сдать.
   - Намекаете на то, что знаете таких?
   - Думаю, что да.
   - Вы меня заинтриговали, Белими. Но у меня остаётся один вопрос, Вам то всё это зачем? Эллингтоны Ваши родственники и союзники.
   - Я уже озвучил Вам свои причины.
   - Не надо держать меня за дурака. То, что Вы сказали, не может быть причиной для такого опасного и невыгодного для вашей семьи преступления. Из личной неприязни Вы донесли мне об их планах. Но чтобы желать смерти всему семейству нужны причины более веские.
  
   - Ну что же, в отличии от моей семьи для меня в смерти Эллингтонов есть своя выгода, - Эжен уже придумал, что сказать, - И Вы, конечно же, правы. Дело в том, что я намерен жениться на Вашей дочери. Она станет вдовой, а её сын наследником. В моих руках окажется герцогство Элсвар. Эмбер очень красива, из неё получится отличная герцогиня. Пока мальчик вырастет, я от имени герцогини буду править Элсваром.
   - Не терпится стать герцогом?
   - А почему бы и нет? Чем я хуже своего брата Джона, или того же Гарнета Эллингтона?
   - А Вы уверены, что Эмбер согласиться выйти за Вас?
   - Согласиться, - уверенно сказал Эжен.
   Терри явно был доволен его ответами. Эжен мог праздновать победу.
   - И каким же образом я попаду в замок? - спросил он.
   - Нам поможет Ваша дочь.
   - Эмбер?! Что она может? Она же женщина. Какой прок в этих бабах? Они только и могут, что рожать детей. Из-за глупости своей дочери я лишился Лила. И в пользу кого? Своих заклятых врагов! Эта глупая гусыня не пойдет против мужа.
   - Не пойдет добровольно, - подтвердил Эжен, - Она его любит.
   - Дура! - с ненавистью выплюнул Терри.
   - Но Вы бы могли её вынудить. Есть же что-то или кто-то, чем она дорожит в родном доме.
   - Дорожит? Мать, Джейсон, Рони, не знаю, что еще. Не могу же я рисковать сыновьями.
   - Зачем рисковать? Вполне достаточно ввести Эмбер в заблуждение.
   Эжен изложил суть своего плана, и вскоре Терри Олдридж писал под его диктовку послание своей дочери:
  
   " Эмбер, дорогая моя дочь. У нас случилось несчастье. Твой брат Джейсон, будучи с моим разведывательным отрядом на задании, пересёк границу с Винуэзом. Он был схвачен врагом и оказался в плену. Положение усугубляет еще и то, что Джейсон был ранен. Я пытался договориться о выкупе, но винуэзцам мои деньги не нужны. Они обещали не убивать моего сына, если я смогу предоставить достоверные планы укреплений всех приграничных территорий. Они думают, что я ими владею, потому что нас связывают родственные связи с Элсваром, а их с Белими. Я очень хотел бы найти другое решение проблемы, но не вижу его. Поэтому вынужден обратиться к тебе. Если тебе не безразлична жизнь твоего брата, то ты должна попытаться раздобыть этот план. Я понимаю, что тем самым ставлю под удар твой брак, но я должен использовать все шансы. Когда ты будешь принимать решение, то должна знать ещё кое-что. Эллингтоны задумали коварный ход против Шелди. Они собрались выстроить свою оборону именно так, чтобы враги вторглись именно на нашу территорию. Это можно понять, потому что никто не хотел бы принимать их у себя. Но мне стало известно, что Эдриан не придёт мне на помощь до тех пор, пока мои войска смогут сопротивляться. Это в условиях войны - предательство. Передав план мне, ты не только спасешь Джейсона, но и поможешь нарушить предательские планы своего свёкра. Эллингтоны от этого не сильно пострадают. Не секрет, что они обладают гораздо большим войском, чем мы, и имеют союзников. Мы рассчитываем только на тебя. Другой возможности увидеть Джейсона живым у нас просто нет".
  
   Далее следовала подпись Терри, чтобы Эмбер не сомневалась в подлинности послания.
   - Я оставлю Ваше письмо у себя, и передам его Эмбер, когда придёт время.
   - Это понятно. Только где девчонка найдёт план?
   - Гарнет Эллингтон души в ней не чает и доверяет ей. Думаю, при желании Эмбер сможет узнать от него всё, что угодно. Но нам ведь и не нужен этот план. Главное, чтобы Эмбер провела Вас в замок Эллингтонов.
  
   Он не стал говорить Олдриджу, что давно знает про то, как можно попасть в замок Элсмар незамеченным. Рей Эллингтон по своей малолетней глупости показал ему вход в подземный тоннель под замком. Но Эжену не нужна была гибель Эллингтонов, ему всего-то было надо, чтобы они в назначенный день и час были бы сильно заняты войной с Терри, а не чем-то еще. Что проку ему в их герцогстве, даже если он женится на Эмбер, если его дети не смогут его наследовать в будущем? Нет, он станет герцогом Белими, на что имеет полное право. Но Терри этого знать не нужно. Осталось только передать письмо Эмбер и сделать так, чтобы она поверила в его содержимое, не требуя опровержения у Гарнета.
  
   Глава 14.
  
   Какое же красивое утро. Эмбер чувствовала себя счастливой. Вчера вечером приехал Гарнет. Неожиданно, без предупреждения. И пусть он приехал всего на день, но она была очень рада этой встрече. Сейчас муж остался с сыном посмотреть, как тренируются стражники. Эмбер же шла в свои покои.
   - Эмбер, доброе утро, - на встречу ей шёл Эжен.
   - Когда Вы успели приехать, Эжен? - улыбнулась она ему.
   - Сегодня рано. У меня письмо для Его Светлости.
   - Опять будете обсуждать войну?
   - Война - излюбленное мужское занятие, - усмехнулся он, - Но у меня есть дело и к Вам.
   - Какое же?
   - Я обещал передать Вам письмо.
   - От кого?
   - От Вашего отца.
   - Как оно к Вам попало? Мой отец не общается с Белими, точно так же, как с Эллингтонами.
   Эжен пустился объяснять, что был в гостях у друга на границе с Шелди. Герцог как раз объезжал свои дальние владения и заехал к родителям его товарища. Он называл фамилии, которые были Эмбер известны, так что она и не думала сомневаться.
   - Я сам удивился, что Терри Олдридж заговорил со мной, - говорил Эжен, - Это случилось, когда он услышал, что я еду в Элсвар. Он попросил передать письмо его любимой дочери. Я не мог ему отказать в такой малости, как бы он не относился к Белими и ко мне лично.
   - Спасибо Вам, Эжен, - поблагодарила Эмбер.
   - Всегда рад оказать услугу такоей прекрасной даме, - улыбнулся тот.
  
   Письмо привело её в ужас. Джейсон может погибнуть! Её любимый брат в плену у врагов! Неужели правда, что Эллингтоны хотят руками винуэзцев уничтожить её семью? Она не хотела в это верить. Отец вполне мог выдать свои предположения за реальность. Он всегда отличался излишней подозрительностью и недоверчивостью, предполагая в людях самое худшее. Как узнать правду? Только разве что прямо спросить у Гарнета. Она решительно направилась на его поиски и опять столкнулась с Эженом.
   - Милорд Белими, - обратилась она к нему, - Это правда, что герцог Эллингтон хочет направить главный удар врага на Шелди?
   - Эмбер, что за вопросы?! - начал притворно возмущаться Эжен, стараясь превратить всё в шутку, - Такой прелестной женщине не стоит забивать голову всякими глупостями о войне.
   - Да или нет, - Эмбер не собиралась сдаваться.
   - Я не знаю, - ответил Эжен, но было понятно, что он врёт, - У нас через час встреча у герцога в кабинете, может быть тогда мне всё станет понятно. И извините, дорогая, я спешу.
  
   Он не хочет ей врать дальше, поняла Эмбер. Значит, то, что написано в письме - чистая правда, а не параноидальные мысли её отца. Что же ей делать? Надо срочно найти план! Если она этого не сделает, то Джейсон обречен. Эллингтоны только рады будут, если он погибнет. Они хотят, чтобы Олдриджей не осталось. Эмбер нужно было попасть в кабинет герцога. Только как? Двери в него охранялись. И тут она вспомнила, что в библиотеке есть еще одна дверь, ведущая в кабинет. Оливия рассказала ей об этом, когда Эмбер на неё наткнулась случайно. Дверь была заставлена стеллажами с книгами. Глупо, наверное, было надеяться, что она не заперта, но попытаться стоило. Надежды её оказались напрасными. Вот бы уметь вскрывать замки шпилькой для волос. Эмбер читала, что грабители умеют это делать. Она даже заглянула в замочную скважину. Видно было только стол и кусок окна.
  
   Вдруг она услышала щелчок, а за ним мужские голоса. Эмбер испугалась, но быстро сообразила, что ей ничего не угрожает. Это герцог пришёл в свой кабинет. Она узнала голос мужа и вдруг вспомнила о предстоящем совете, который они собирались устроить. Так и есть, третий голос принадлежал Эжену Белими.
  
   ***
  
   - Здесь им не прорваться, - говорил отец, показывая место на карте, - Так что винуэзцам ничего не остается, как попробовать вторгнуться в Шелди, что хорошо для нас с какой стороны не глянь.
   Гарнет не возражал, хоть ему и не нравились эти планы отца. Каких-то разумных доводов против них у него не было. Не мог же он сказать, что ему жалко будет Эмбер, если её родная семья погибнет. Отец не будет жертвовать интересами Элсвара и своими людьми ради спокойствия жены сына.
   - Гарнету, наверное, неловко будет перед тестем, - ехидно заметил Эжен.
   - Это не имеет значения, - холодно ответил он, - Наша задача сохранить Элсвар. Что будет с Шелди меня не касается.
   - Да нам было бы даже на руку, если бы их всех там перебили, - недобро усмехнулся отец, - Но, думаю, Терри тоже основательно подготовился к обороне.
   - Армия Винуэза его сметёт, как бы хорошо он не подготовился. Позиции у них гораздо менее выгодные, чем у нас, - заметил Гарнет, - Без нашей помощи они долго не продержатся.
   - Мы окажем им помощь, но после того, как враг изрядно их потреплет и пойдёт в нужном нам направлении.
  
   Заставить отца сделать что-то большее для Олдриджей не смог бы никто. Гарнет с тяжёлым сердцем ушёл от него. Ему хотелось найти Эмбер и обо всём забыть в её объятиях. Не найдя жены в детской, Гарнет отправился в свои покои. Он застал жену плачущей.
   - Что случилось, Эмбер? - испугался Гарнет.
   - Вы хотите истребить всю мою семью? - зло спросила она, глядя на него.
   - Да что ты такое говоришь?
   - Хватит врать! Вы хотите сделать так, чтобы винуэзцы напали на Шелди и истребили всех Олдриджей.
   Обманывать жену в открытую Гарнет не мог. Единственное, на что он был способен, так это не сказать ей о планах и чаяниях своего отца. Откуда она всё это узнала?
   - Эмбер, я не хочу, чтобы гибли твои родные, - осторожно начал он, - Но пойми, мы не станем жертвовать своими интересами ради спасения Шелди и Олдриджей.
   - Вы предатели! Я всё слышала! Вы не придете им на помощь, пока их всех не убьют!
   - Это не так.
   - Вы же ненавидите нас! Вам бы всем хотелось, чтобы Олдриджей не осталось совсем, а Вы бы забрали их земли.
   - Это невозможно. Мы не сможем их забрать.
   - Как же! Брендан наполовину Олдридж, у нас с тобой могли бы быть еще дети. К ним бы всё и перешло на радость твоему отцу.
   - Король такого не допустит. У герцогов не может быть земли и людей больше, чем у него самого.
   - Зато ты допустишь! Вы все убийцы и предатели! Ненавижу тебя!
   - Эмбер, ты неправильно всё поняла, - он попытался обнять её.
   - Ты считаешь меня дурой? - взвилась она, - Я всё расскажу своему отцу!
   - Ты этого не сделаешь.
   - Сделаю! Неужели ты думаешь, что я буду спокойно ждать, когда вы руками винуэзцев уничтожите мою семью?
   - Твою семью? Ты не забыла, что отныне твоя семья здесь? Ты подданная герцога Элсвара. Ты одна из нас. Ты жена Эллингтона и мать Эллингтона. И ты не можешь жертвовать интересами своего сюзерена, своего мужа и своего сына ради кого бы то ни было.
   - Я не хочу принадлежать твоей кровожадной семейке! Больше всего на свете я желаю уйти отсюда навсегда.
   - Так иди! - взбесился Гарнет от того, как легко она от него отказалась, - Только не забывай, что Брендан - один из нас, он мой наследник. И он останется здесь!
   - Я не допущу, чтобы мой сын вырос таким кровожадным и бесчестным чудовищем, как все вы!
   - От твоего желания ничего не зависит. Если ты только попытаешься связаться со своим отцом, я увезу тебя так далеко, что Терри никогда тебя не найдёт. А Брендан останется здесь!
   Он должен добиться от неё повиновения во что бы то ни стало. Её вполне можно было понять, но рисковать интересами своей семьи он жене не позволит. А уж что станет с его собственной семьёй, если Эмбер осуществит свои угрозы, подумать страшно. Отец не потерпит ни её угроз, ни предательства.
   - Ненавижу тебя! - снова выкрикнула Эмбер, понимая, что проиграла.
   - Я уже понял.
  
   Было очевидно, что примирения между ними сейчас быть не может, и он проведет одинокую ночь в холодной постели. Что бы он ни сказал, всё будет только продлевать ссору. Как же жаль, что он завтра уезжает, оставляя жену с её разочарованием, страхами и этой ненавистью.
  
   Уже лёжа в кровати и силясь уснуть, Гарнет вдруг вспомнил рассказ Эмбер о том, как она спускалась с Реем в подземный ход. Ничего не было хорошего в том, что маленький мальчик узнал тайну, которую знать был не должен. Неизвестно, кому еще он мог рассказать о подземном ходе. Они с отцом проявили невиданное ротозейство, раз даже семилетний мальчик смог их выследить. Надо провести с Реем беседу о том, что если он будет об этом рассказывать, то враги узнают о нашем секрете и вся семья может погибнуть. Это должно напугать ребенка. С этими мыслями он и заснул.
  
   ***
  
   - Эмбер, пообещай мне, что не станешь искать встреч со своими родственниками и пытаться предупредить их, - потребовал утром Гарнет.
   - Как будто у меня есть выбор, - саркастически ответила она, - Ты мне его не оставил.
   - Обещай.
   - Обещаю. Но я никогда тебе этого не прощу.
   Он ничего не ответил на это, но она заметила, как он расстроен этой ссорой.
   - Эмбер, моей вины в этом нет. Я сожалею, что так всё получается, - всё-таки сказал он, собираясь уходить, - Мне пора.
   - Иди, - ответила она и отвернулась.
  
   Не хотелось, чтобы Гарнет видел её слёзы. Она услышала, что он вздохнул и вышел. Сразу стало пусто, накатилось какое-то непонятное чувство вины. Она даже не проводила его, он уехал на эту проклятую войну будучи с ней в ссоре. Но что же ей делать? Разве можно простить то, что он вместе с отцом планируют хладнокровно ждать, когда враги истребят её родных? Как они смогут жить после этого? С этого дня её счастливая семейная жизнь закончена. Эмбер заплакала. В её слезах смешалось всё: и страх за близких, и жалость к себе, и сожаления о потерянном счастье. И несмотря ни на что, Гарнета ей тоже было жалко, ведь как бы она не злилась на него, любовь от этого меньше не становилась. Никуда она от него не уйдёт. Эмбер жизни без него не мыслила уже, а уж тем более без сына. Да и куда может сбежать от мужа беременная женщина? Она ведь так и не сказала Гарнету о своей беременности со всеми этими событиями.
  
   В последующие дни тоска по мужу и страх за него заставляли придумывать ему всяческие оправдания и поводы сдержать данное ему обещание. Это всё задумки Эдриана, а не Гарнета. Что он может сделать, если обязан подчинится герцогу? Оставалось надеяться, что её отец подготовится к вторжению не хуже Эллингтонов. Не может он серьёзно рассчитывать на помощь своих заклятых врагов, вдруг ставших родственниками. Эмбер осознавала, что её отец поступил бы на месте её свёкра точно так же. Но от этого ей не становилось легче.
  
   Эмбер казалось, что хуже, чем сейчас и быть не может. Но когда винуэзцы напали на Теньи для неё начался настоящий ужас. Она не сомневалась, что Гарнет сейчас находится именно там в самой гуще событий. Всё её существо было наполнено страхом. Этот страх не давал нормально дышать, есть, пить, спать, не давал думать хоть о чём-то еще. Даже сын не мог отвлечь её. Когда становилось совсем страшно, она молила Бога вернуть ей Гарнета живым и невредимым, обещая стать самой благочестивой женой, во всем слушаться мужа и прощать ему всё, чтобы он не сделал в прошлом, сделает в будущем и настоящем. Каким же облегчением было узнать, что винуэзцы от границ Элсвара отступили, а Гарнет получил только лёгкое ранение. Но теперь вернулся страх за своих родных. Как ей раздобыть проклятый план? Жив ли еще Джейсон? И даже если план еще нужен винуэзцам, то она рискует погубить мужа, спасая брата. Эмбер успокаивала себя тем, что скорее всего винуэзцы уже отчаялись взять Элсвар и ищут другие пути наступления, что план этот уже ничего не решает. И она не отдала бы отцу настоящий план укреплений. Благодаря тому, что ей приходилось помогать Джейсону с учёбой, Эмбер неплохо разбиралась во всех этих картах и планах. Она вполне смогла бы перечертить его и немного переделать, чтобы главные секреты защитников остались в тайне, но при этом чтобы её ложь не была раскрыта сразу. Оставалось решить только две проблемы: достать план и передать его отцу. Ей нужен тот, кто поможет это сделать. Только вот кто? Эмбер долго не могла решиться, но потом всё-таки набралась смелости. Она здесь может обратиться только к Эжену. Он не Эллингтон, он всегда к ней хорошо относился и именно он принёс ей письмо от отца. Конечно, он может не согласиться, но вряд ли предаст. Ему тогда придётся сознаться, что письмо ей передал именно он.
  
   Она нашла Эжена в библиотеке.
   - Эмбер, рад Вас видеть.
   - И мне очень приятно.
   - Мне нравится библиотека дядюшки. Здесь столько всего можно найти, - улыбнулся молодой человек, - Хотя, честно говоря, думаю, что её собирала тётя Эмилия.
   - Вот как?
   - Эллингтоны воины, книги - это не их конёк.
   - Не знаю, как герцог, но Гарнет очень любит книги. Особенно по истории. Он очень много рассказывал мне об истории королевства, герцогства и отдельных городов.
   - Гарнет на половину Белими, - в его тоне сквозила гордость, - Олдриджи тоже любят читать?
   - Да. Но я пришла сюда не за книгой.
   - А зачем?
   - Мне нужны Вы.
   - Весьма польщён, - он заулыбался, быстро справившись с удивлением, - И чем же я могу быть полезен прекрасной даме?
   - Вы знаете, что было в том письме моего отца, которое Вы мне передали?
   - Нет, конечно! - возмутился Эжен, но что-то подсказывало Эмбер, что он лжёт.
   - Отец писал, что мой брат захвачен в плен винуэзцами, - всё же рассказала она.
   - Это прискорбно. Но Вы так не переживайте, они наверняка потребуют выкуп за него. Ваш батюшка в состоянии собрать нужную сумму.
   - Они не требуют денег, им нужно кое-что другое.
   - Что же это?
   - Им нужен план. План укреплений Элсвара.
   - Странно. Откуда он у герцога Шелди?
   - Полагаю, что винуэзцы могут и не знать о неприязненных отношениях герцогов Шелди и Элсвара, тем более, что их дети не так давно заключили брак. Логично предположить, что все три западных герцогства выступят на защиту своих земель единым фронтом, и что они в курсе оборонительных планов союзников.
   - Но это не так. И что же думает делать Ваш отец? - спросил Эжен.
   - Он хочет, чтобы я раздобыла этот план, - решилась Эмбер.
   - Каким образом?
   - Вы мне поможете.
   - Я? Почему я? Я что похож на предателя? Или Вы считаете меня дураком?
   - Эжен, мне просто больше не к кому обратиться, - начала уговаривать Эмбер, - Мой брат совсем ещё мальчик, он ни в чём не виноват. Он не должен погибнуть.
   - Гарнет Вам этого никогда не простит.
   - Я надеюсь, что он об этом никогда не узнает. Я переделаю план так, чтобы винуэзцы не смогли навредить защитникам Теньи, но и не поняли сразу, что это фальшивка.
   - Вы умеете читать планы? И даже их чертить? - не поверил Эжен.
   - Умею. Приходилось помогать брату с этим.
   - Эмбер, не устаю Вами восхищаться. Гарнет, бедолага и не знает, что ему досталась дьявольски умная жена, которая переиграет его в два счёта, если захочет.
   - Вы мне льстите.
   - Это не лесть, а констатация факта. Отныне я Ваш поклонник.
   - Вы мне поможете?
   - Я не могу отказать такой женщине. Но у меня будет условие.
   - Какое?
   - Вы. Всегда мечтал иметь такую жену, и умницу, и красавицу, и смелую, и решительную. Но увы. Всё лучшее всегда доставалось Гарни.
   - Я не понимаю.
   - Я хотел бы откусить кусочек пирога, который достался моему дражайшему кузену.
   - Вы... Вы... , - Эмбер не могла поверить.
   - Не разочаровывайте меня. Я уверен, Вы всё прекрасно поняли. Я хочу провести с Вами ночь. Я уже говорил, что Вы мне очень нравитесь, думаю, что эта ночь станет незабываемым приключением. Я буду вспоминать о ней всю оставшуюся жизнь. О ночи, когда я сделаю рогоносцем одного из Эллингтонов.
   - Да как Вы можете?! Гарнет Ваш кузен, Ваш союзник!
   - А Вы как можете предавать его? Он же Ваш муж. И моё преступление никому вреда не сделает, в отличии от Вашего.
   - Вы просто мерзавец!
   - Возможно. Но мне до этого нет дела. Решайте, Эмбер. Мои условия Вы слышали. Выбор за Вами. Верность мужу или жизнь брата. Я Вас не тороплю. Сообщите мне о своем решении, если оно будет положительным, назначьте место и время.
   Он ушёл, донельзя самодовольный, ничуть не сомневающийся в своей безнаказанности.
  
   Эмбер стояла, как громом пораженная. Она ожидала чего угодно, но не этого. Она не могла пойти на такую гнусность! Это отвратительно. Как бы не злилась она на Гарнета, он не заслуживает такого предательства с её стороны. Она еле сдерживала рвущуюся из груди истерику. Что ей делать? Как спасти брата? Усилием воли она взяла себя в руки. Она дочь герцога, жена и мать будущих герцогов, и какой-то проходимец без совести и чести не заставит её плясать под его дудку. Как он смеет предлагать ей свои мерзости, ставить какие-то условия? Она никогда не была покорной и трусливой. Ни суровый отец, ни муж, которого она любила без памяти, не заставили её безропотно подчиняться. И этому жалкому шантажисту ничего не удастся. Он ничего не получит, но даст ей то, что нужно. Она обведет его вокруг пальца.
  
   Глава 15.
  
   "Я принимаю Ваше предложение. Вы не оставляете мне выбора. Наша встреча состоится вечером, после праздника Трёх дев. Но Вы получите свой подарок только после того, как я получу свой. Не рассчитывайте, что сможете меня обмануть. В случае обмана, Вам придётся горько пожалеть. Не забывайте, что это наше совместное мероприятие, в котором Вы принимаете самое непосредственное участие".
  
   Письмо было не подписано, но Эжен и так знал от кого оно. Надо же! Она еще и угрожает. Он усмехнулся. Не потеряла голову от возмущения или страха. В планы Эжена не входило обманывать её. Пусть она получит свой план, тем более, что дальше её папаши он не уйдёт. Ему же будет достаточно того, что он сделает кузена - красавчика рогоносцем, а если особенно повезет, то и обрюхатит его жену. А этот дурачок будет растить чужого ребёнка и не подозревать об этом. Будет совсем весело, если еще и наследником сделает.
  
   Эжен ждал Эмбер в старой библиотеке, в которой Эллингтоны хранили все записи и сведения о своих предках и всевозможные карты. Пользовались этим помещением очень редко, поэтому он его и выбрал. Это было совсем не романтично, но наиболее безопасно. Настроение у Эжена было самое что ни на есть приподнятое. Предстоящее будоражило кровь смесью похоти, страха быть пойманным и преддверия триумфа. И когда Эмбер вошла, он уже был готов наброситься на неё. Его даже холодная встреча не отрезвила, её презрение и недовольство только разжигало аппетит. Вся эта спесь скоро будет забыта, стоит ей только оказаться в его руках.
  
   - Где план? - спросила Эмбер холодно, остановившись на безопасном расстоянии.
   - Вот он, - Эжен показал ей чертёж, - Теперь Ваша очередь, миледи.
   - Не всё так просто. Я должна удостовериться, что это те самые бумаги, что мне нужны.
   - Извольте. Восхищён, что Вы умеете читать военные планы.
  
   Она ничего не ответила и начала рассматривать принесенную ей карту. Эжен не торопил. Пусть делает вид, что разбирается в мужских делах. Никуда она не денется, сколько бы не тянула время. Даже если она вздумает бежать, он с ней справится. Выдать его Эллингтонам не в её интересах, поэтому можно не опасаться того, что они стоят под дверью и ворвутся в комнату в самый неподходящий момент. Да и что ему угрожает, даже если их застанут? Гарнета в замке нет, так что мгновенная смерть от его руки Эжену не грозит. Вряд ли сам герцог убьет его за роман с женой сына, он просто его выкинет вон, потому что не захочет осложнений с его дедом и отцом.
  
   - Я благодарна Вам за помощь, - сказала Эмбер холодно, - но прошу Вас оказать мне ещё одну услугу.
   - Какую же?
   - Вы должны сообщить моему отцу, что я буду ждать его в Оклинском лесу у заводи Вэль. Дату пусть он назначает. Но это должна быть полночь. Пусть поторопится. Мы должны встретится до возвращения Гарнета.
   - Хорошо, - легко согласился Эжен, - Ну а теперь я хочу получить то, что мне причитается.
   - Только после того, как мой отец назначит день.
   - Мы так не договаривались.
   - Ну и что? Зачем мне план, если он не будет передан? Вы ничем не рискуете в этой нашей сделке, а я рискую всем. Мне необходимо проявлять осторожность. Сами понимаете, что особого доверия я к Вам не питаю.
   - А если я не соглашусь?
   - Тогда не получите того, ради чего всё затеяли.
   - Я Вас сильнее.
   - А у меня в рукаве кинжал, - заявила она, - Если я Вас раню, то Вам придётся долго объяснять, как так вышло, как и следы побоев на моем теле.
   - Вы опасная женщина, Эмбер, - ухмыльнулся Эжен, - Но я выполню ваше условие. Игра становится еще интереснее.
   Она ничего не ответила и гордо удалилась.
  
   Итак, девочка решила с ним поиграть. Ну что же, пусть тешится. Глупая мышь думает, что у неё остаётся шанс уйти из когтей такого опытного бессердечного кота, как он. Эжен чувствовал себя вершителем судеб, злым гением. Даже то, что его триумф отложен, не особо его расстроило. Чем больше усилий, тем слаще победа.
  
   ***
  
   - Рей, как только я скажу: "Теперь мой черёд платить по счетам", - так ты и начнёшь спускаться с антресоли, причём постарайся греметь как можно громче и сделай вид, что только что проснулся.
   - Я запомнил. А Эжен не рассердится?
   - Нет. Он очень удивится. А может быть даже испугается. Это просто розыгрыш будет. Только ты ему заранее не рассказывай, а то ничего не получится.
   - Хорошо.
  
   В назначенный час Эжен появился в старой библиотеке.
   - В ночь ведьминого дня, - с порога сообщил он, - Но, зная Ваше недоверие, я принёс Вам послание.
   Он протянул ей сложенный листок, где почерком её отца было написано время и место встречи.
   - Моя часть сделки выполнена, - напомнил он.
   - Что же, теперь мой черёд платить по счетам, - громко произнесла Эмбер, молясь про себя, чтобы Рей услышал её и сделал всё, как надо.
   Мальчик её не подвёл. Как только она произнесла условленную фразу, он начал с грохотом слезать с антресоли. Вскоре он и сам показался. Делано зевнув, Рей начал объяснять, что дескать исследовал замок, набрёл на эту комнату, забрался наверх, нашёл там много карт и не заметил, как заснул, изучая их. Эмбер мысленно поаплодировала такому лицедейству. Насколько Гарнет не умел изображать того, что не чувствовал, настолько Рей виртуозно сыграл свою роль.
   - Тебя, наверное ищут, - предположил Эжен, - Иди скорее к себе.
   - Нет. Я с Эмбер пойду. Она скажет маме и няне, что я у неё в гостях был, с Бренданом играл. Меня тогда ругать не будут.
   - Ладно, Рей, так и быть, выручу тебя, - сказал Эмбер, взяв мальчика за руку, - Ради спасения родных можно и на обман пойти. Видимо, не судьба, милорд.
   Последняя фраза была адресована Эжену.
  
   Наверное, он понял, что она не собирается выполнять своё обещание, но не сдавался. Эмбер, сославшись на женские недомогания, забыла о нём и думать. До ведьминого дня оставалось совсем недолго. А дальше ей даже предлог будет не нужен, чтобы игнорировать требования Эжена. Он подлец и предатель, с такими людьми нисколько не стыдно поступать так же подло, как это делают они сами.
  
   Глава 16.
  
   Эта рыжая бестия его надула! Эжен узнал это из разговора с Реем. Мальчишка почему-то проникся к нему симпатией, и любил поболтать с Эженом. Он сказал, что они здорово разыграли его тогда в библиотеке. Надо же, даже ребёнка подключила, не постеснялась. Ну что же, Эжен тоже не постесняется. Между тем, времени у него оставалось крайне мало. Сегодня Эмбер встречается с отцом, да и Гарнет должен вот-вот вернуться. План Эжена должен был сработать именно этой ночью. Рисковать всем ради того, чтобы насолить Гарнету, глупо. Ну да ладно, у него и так будет уйма проблем с женой, которая побежала к отцу и тем самым предала Эллингтонов. Неизвестно, кто еще выживет в той резне, что произойдёт между Олдриджами и Эллингтонами. Главное, чтобы они не успели прийти на помощь в Белими. Но вот самой Эмбер очень хотелось отомстить за её обман. Только как?
  И он решил подбросить Гарнету письмо якобы от любовника его жены. Он долго думал, что написать такого, чтобы кузен поверил. В конце концов у него родился следующий текст:
  
   "Любовь моя. Наконец-то мы дождались этого. Твой отец и его праведная месть поможет нам. После того, как ты покажешь ему вход в подземелье, ты станешь свободна. Мы сможем бежать. Нас долго не хватятся. Наконец то ты будешь только моей. Я устал делить тебя с этим неотёсанным дикарём Эллингтоном. Буду ждать тебя с нетерпением возле заводи Вэль".
  
   Он не слишком рассчитывал на какие-то серьезные последствия этой затеи, но попытаться стоило. Эжен постарался изменить почерк, чтобы быть вне подозрений. Если сама Эмбер не обнаружит этой записки, то её найдёт Гарнет. Конечно, сама по себе она ничего не доказывает, но в свете предстоящих событий, может сильно испортить жизнь этой парочки и, возможно, отвлечет Гарнета от того, что произойдёт в Белими. Совершенно не нужно, чтобы мысли сосредотачивались на этом.
  
   В задуманной им истории было одно слабое место. Кто-то должен был предупредить Эдриана о том, что Олдридж собирается вероломно напасть на него прямо в его замке. Уничтожать Эллингтонов Эжен не планировал, они всегда были хорошими союзниками. Должен же кто-то прикрывать его в будущем, когда война закончится. Если всех Эллингтонов перебьют, то неизвестно кому перейдут их владения. Нет уж, лучше соседи родственники и союзники, чем неизвестно кто из приближённых короля. Да и Гарнета в замке нет, совсем не хотелось торопить события с его восхождением на герцогство. Эдриан его устраивал гораздо больше. И обыграть постылого кузена, получив герцогскую корону раньше, чем тот, было бы четровски весело. Эжену нужно то только, чтобы Эллингтоны были заняты своими проблемами и не мешали ему в Белими. Но уж если ничего не выйдет, то значит у Эллингтонов такая судьба, быть убитыми этой ночью. Он не может остаться контролировать эту часть плана, у него своя задача на сегодня. Ему позарез надо быть в Белими. Как только все улягутся, он тайно покинет Элмор.
  
   И раз Эмбер не побоялась привлечь ребёнка к своим интригам, то почему бы ему не поступить точно так же. Нужно надоумит Рея проследить за входом в подземелье. Но мальчишка не должен останавливать Эмбер, надо, чтобы он сообщил о её вылазке отцу.
   - Рей, ты знаешь, что сегодня день ведьм? - обратился он к мальчику.
   - Да.
   - В это день они особенно сильны. Самые страшные из них - туманные ведьмы. Они выходят ночью из тумана и забирают молодых красивых женщин, чтобы утащить с собой.
   - Зачем? - мальчик впечатлился и смотрел на Эжена широко раскрытыми глазами.
   - Я не знаю. Наверное, они их едят.
   - Папа говорит, что ведьмы и русалки - это всё выдумки.
   - Возможно и так. Но ты последи всё-таки ночью за входом в подземелье. У вас же много красавиц. И Оливия, и Джулия, и Эмбер.
   - Ведьмы придут за ними в замок?
   - Нет, конечно. Но ведьмы хитрые, они знаю, как выманить женщин из дома. У каждого входа в замок стоит стража, никто твоих женщин не выпустит. Только у подземелья её нет.
   - Я буду смотеть, - пообещал Рей, - На всякий случай. И никого никуда не пущу.
   - Ты что! Нельзя подходить ребёнку к зачарованным женщинам, они его с собой уведут. Надо срочно звать папу, если такое случится. Туманные ведьмы бояться взрослых мужчин. Я бы сам покараулил, но у меня срочное дело. И никому не рассказывай о моём поручении.
   - Почему?
   - Потому что тебя будут ругать, когда узнают, что ты показал мне подземный ход.
   - Но...
   - Если никто не придёт к подземному ходу, тебе не придётся звать папу, а я никогда никому не скажу, что ты рассказал мне эту тайну. Ты же не знал тогда, что никому нельзя об этом говорить.
   - Хорошо, - наконец согласился мальчик.
  
   Теперь жизнь Эллингтонов в руках их младшего сына. Эжен сделал для них всё, что мог. Надо же, Рей поверил в его выдумку. Ну не зря же он целый месяц развлекал мальчишку байками про нечисть и всевозможными страшилками.
  
   ***
  
   Больше всего Эмбер боялась нечаянно раскрыть отцу тайну подземелья. Не нужно ему знать про этот подземный ход. Пусть сейчас ему не до вражды с Эллингтонами, но потом он непременно захочет им воспользоваться. Хорошо, что она никому не сказала, каким образом попадёт в Окслинский лес. Вряд ли отец, который только и думает, как вызволить Джейсона озаботится вопросом, как Эмбер сюда попала.
  
   Она еле дождалась ночи. Где взять ключи от подземного хода Эмбер знала, благодаря Рею. Самым опасным было открыть дверь, самого подземелья. Идти по тоннелю она не боялась. Но тем не менее она с облегчением вздохнула, когда показался выход. В лесу было тихо. Эмбер повезло, что тучи не закрывали полную луну. Она направилась к условленному месту, стараясь не шуметь, чтобы её не сразу обнаружили. А вдруг у заводи её ждёт Эжен со своими гадкими намерениями, а вовсе не отец. Но её опасения оказались напрасными. Она сразу узнала отца. С ним было несколько человек. Эмбер смело вышла к ним.
  
   - Здравствуй, отец.
   - Здравствуй, Эмбер. Рад, что тебе удалось выбраться из этого склепа Эдриана.
   - У меня мало времени, я принесла то, что ты просил, - ответила на это Эмбер, не желая обсуждать с отцом замок Эллингтонов.
   - Очень хорошо.
   - Как Джейсон? Его отпустят?
   - Джейсон в порядке.
   - Ты видел его?
   - Да. Два дня назад, - ответил отец и ухмыльнулся.
   - Как? - удивилась Эмбер и ей совсем не понравилась эта ухмылка.
   - Джейсон, как мой наследник, возглавляет часть войска, отправившегося к границам с Винуэзом.
   - Ты же писал мне, что он в плену.
   - Я обманул тебя, - заявил отец с вызовом.
   - Зачем?!
   - Мне нужно было заставить тебя выйти из этого проклятого замка. Раз ты знаешь, где выход, то и знаешь, где вход.
   - Что ты задумал? - она уже поняла это, но ей не хотелось верить в такую подлость собственного отца.
   - Эмбер! Не будь дурой! Я перережу всех этих ублюдков Эллингтонов, пока они спят. Сейчас война на носу, никто разбираться не будет, как произошло убийство.
   - Да как ты можешь?! Это подло, мерзко и недостойно герцога!
   - Не тебе, бабе малолетней, меня учить. Не твоего ума дело, - презрительно кинул отец, - Я ждал этого момента много лет.
   - Ты и меня прирежешь, и внука своего?
   - Не неси чушь. Ни тебя, ни Брендана я не трону.
   - Ну, спасибо!
   - Ты ничего не потеряешь. Твой сын останется наследником Элсвара. Или тебе понравилось быть подстилкой у Эллингтона?
   - Я жена Эллингтона, а не подстилка. И да! Мне нравится быть его женой!
   - Шлюха! - отец ударил её по лицу, - Хватит болтать. Ты всего лишь никчёмная баба и будешь делать то, что тебе велят. Ты проведёшь нас в замок.
   - Нет!
   Он снова её ударил. Эмбер упала.
   - Я буду бить тебя до тех пор, пока ты не согласишься или пока не убью. Ты отняла у меня Лил, ты и вернёшь его.
   "Он сошёл с ума", - думала Эмбер. Она смотрела в это перекошенное от злобы лицо и понимала, что он выполнит свою угрозу. Ничего человеческого в её отце не осталось.
   - Хорошо, - она сделала вид, что сдалась.
   Ей позволили подняться на ноги. Никто из них не ожидал, что Эмбер броситься бежать. Но эта её попытка не увенчалась успехом.
   - Ах, ты дрянь! - взревел отец, снова ударив её, - Я не позволю! Слышишь меня?! Ни одна баба не предаст меня ради проклятых Эллингтонов.
   - Эмбер! - это возглас, полный ужаса, услышали все, даже её обезумевший от ненависти отец.
   Он невольно остановился.
   - Не смейте её бить! - возмущенно произнёс детский голос.
   Эмбер охватил настоящий ужас. Рей! Как он здесь оказался. Они же убьют его!
   - Рей! Беги! - что есть мочи закричала она, - Олдриджи напали! Беги к папе!
   - Стой, щенок! - взревел отец, - Поймать! И убить гадёныша!
  
   Двое человек, из пришедших с отцом, кинулись за мальчиком. Время для Эмбер замерло. Только бы Рей успел сбежать от отцовских головорезов. Но, похоже, судьба совсем от неё отвернулась. Она услышала страшный крик, полный ужаса, а потом через несколько минут пришли двое, пустившихся в погоню. Один из них нёс тело ребёнка. У Эмбер подкосились ноги, но надежда, что мальчик просто потерял сознание, еще теплилась.
   - Он мёртв, - сказал один из головорезов и швырнул тело несчастного ребёнка под ноги своему герцогу.
   - Одним ублюдком меньше, - цинично усмехнулся тот.
   - Отец! Ты сошёл с ума, - зарыдала Эмбер, - Это же невинный ребёнок! Ты убил ребёнка!
   - Он - Эллингтон. А ты предала Олдриджей и Шелди. Показывай, как пройти в закмок, или ты пожалеешь, что не оказалась на месте мальчишки.
   - Ты - чудовище! Безумное и кровожадное!
   - Веди нас в замок! - заорал герцог.
   - А то ты убьёшь меня? Теперь я в это верю.
   - Я тебя изуродую. Посмотрим, как ты будешь нужна такая своему Эллингтону.
   Ну уж нет. Пусть делает, что хочет. Но она уведёт его отсюда, чтобы он случайно не наткнулся на вход в подземелье. Это чудовище не приблизится к её семье.
   - Пошли, - сказала Эмбер, отворачиваясь от отца.
  
   Дальше произошло то, чего она совсем не ожидала. Она обернулась услышав предсмертный вопль одного из людей отца. А потом зазвенели клинки. Несколько секунд потребовалось ей, чтобы узнать в нападавших мужа и его отца. Битва была яростной и короткой. Отряд отца и так немногочисленный был лишён двух бойцов сразу. Оставшиеся пять человек таким воинам, как Эллингтоны, были не страшны. Сам герцог Шелди был ранен и, похоже, обратился в бегство. Эдриан Эллингтон бросился за ним в погоню.
  
   - Гарнет! - Эмбер кинулась к мужу.
   - Не подходи ко мне! - в голосе было столько ненависти, что она остановилась, - Где Рей?
   - Они... Они убили его, - выдавила Эмбер.
   Её взгляд устремился туда, где она в последний раз видела тело мальчика. Гарнет, проследив за её взглядом, бросился к брату, схватил его тело, надеясь уловить признаки жизни.
   - О, Господи! Рей! - тихо произнёс он.
   Эмбер могла себе представить, что он сейчас чувствует.
   - Будь ты проклята, - он поднял на Эмбер полные ненависти глаза.
   - Гарнет, я не виновата в этом! Я не хотела... Я не знала, что он...
   - Ушёл, трусливый шакал! - досадливо сообщил сыну вернувшийся герцог, - Но да ничего. Далеко не уйдёт. В лесу подохнет.
   Потом он увидел Гарнета с телом Рея на руках.
   - Что это? - Эдриан мгновенно растерял свой боевой пыл, не желая понимать очевидного.
   - Рей. Он мёртв, - ответил Гарнет, голос которого звучал глухо.
   Герцог кинулся к сыну.
   - Мёртв? Рей, сынок, - он упал на колени рядом с Гарнетом, - Как же так?
  
   Эмбер плакала. Теперь, когда опасность миновала, до неё окончательно дошёл ужас случившегося. Погиб маленький мальчик, бросившийся её защищать. Он был братом её мужа, дядей её сына, и самым добрым и веселым ребёнком на земле, она успела полюбить его. И она была виновата в его смерти. Осознание этого заставило её оцепенеть. Она не знала, сколько прошло времени, когда герцог поднялся и направился к ней. В его глазах она прочла собственный приговор.
   - Это ты всё устроила. Ты нас предала. Ты погубила моего сына.
   - Нет! Я не предавала!
   - Зачем ты потащила Рея с собой? Он же всего лишь ребёнок? Так хотелось услужить своему папаше? - он подступал к ней.
   - Я не знаю, как Рей тут оказался!
   - Ну, конечно! - герцог ей не верил, - Не думай, что после этого ты сама останешься жить.
   - Отец! - Гарет кинулся к нему.
   - Уйди с дороги, Гарнет. Ты привёл в дом убийцу. Она должна умереть.
   - Вы не можете меня убить! Я беременна!
   Герцог на мгновение замер и в конце концов отступил.
   - Уведи её отсюда, чтобы я её не видел, - обратился он к Гарнету, - Пусть ждёт своей участи в башне. Уходите. Я хочу побыть с Реем.
  
   Гарнет взял её за локоть и повёл по направлению к подземному ходу. Эмбер же не могла оторвать глаз от истерзанного тела мальчика. Герцог опустился перед ним на колени и прижал к себе. Она снова заплакала от горя, от осознания ужаса произошедшего и его непоправимости. Гарнет молча тащил её за собой. Что же она наделала? Как она могла причинить такое горе своему любимому мужу? Его боль она чувствовала, как свою.
  
   - Я могу всё объяснить, - начала Эмбер, желая сделать хоть что-то, чтобы ему стало легче.
   - Я и без этого всё понял.
   - Я хотела всего лишь спасти своего брата!
   - Убив моего.
   - Я клянусь, что не знаю, как Рей попал сюда ночью. Мой отец обманул меня! Он сказал...
   - Эмбер! Замолчи! - закричал Гарнет, - Ради всего святого, замолчи! Иначе я не ручаюсь за себя. Мне хочется тебя убить! И если тебе хоть немного дорога жизнь, закрой свой лживый рот! Я не могу себе позволить убить мать своего сына. Хотя бы ради него помолчи!
  
   Эмбер никогда не видела мужа взбешенным до такой степени. Чего бы она сейчас не сказала, он её не услышит. Не стоило доводить его до греха. Она позже с ним поговорит. Эмбер не заметила, как они прошли подземелье, как оказались во дворе. Все её мысли были поглощены случившейся катастрофой. И только когда муж потащил её в башню, она опомнилась и предприняла ещё одну попытку оправдаться.
   - Гарнет, пожалуйста, выслушай меня, - взмолилась Эмбер.
   - Я ненавижу тебя за то, что ты сделала, - бросил он, втолкнул её в комнату, запер дверь и ушёл.
  
   Эмбер разразилась рыданиями. Рей! Бедный мальчик! Как же несправедиво! Дети не должны умирать! Никогда больше он не прибежит к ней в гости за леденцами, не расскажет о найденных картах и не найдет сокровищ, о которых так мечтал, не поиграет с Бренданом, и не будет приставать к Гарнету, чтобы тот взял его на конную прогулку. Ей было жалко Эмилию и Эдриана, которые обожали своего младшего сына. Сердце сжималось, когда она представляла всю степень их горя. Она сама была матерью и даже представить боялась, чтобы с ней было, если бы с Бренданом что-нибудь случилось. Брендан! Как он теперь будет жить? Что будет с её малышом? О своей судьбе Эмбер даже не думала. Она виновата во всём и готова принять любое наказание, лишь бы её сыну никто не причинил зла, лишь бы ненависть Эллингтонов не обратилась на него.
   Эмбер всю ночь не сомкнула глаз, лишь под утро забылась тяжелым сном.
  
   ***
  
   Гарнет обессилено опустился на стул. Этот страшный день, когда все они прощались с Реем, вымотал и опустошил его окончательно. Не хотелось ни о чём думать, принимать какие-то решения. Было огромное желание напиться до бессознательного состояния. Но он не мог себе позволить передышки. Нужно было что-то делать с женой. Гарнет очень старался мыслить хладнокровно, действовать правильно, как велит благоразумие и долг. Какой бы не была Эмбер, она оставалась его женой и матерью его сына. И ей сейчас угрожала нешуточная опасность.
  
   Народ герцогства быстро узнал причину смерти младшего сына своего сюзерена. Элсварцы и так не жаловали жену наследника из-за её принадлежности к роду Олдриджей, теперь же они готовы были растерзать её, попадись она к ним в руки. Люди требовали наказать виновницу, желали смерти предательницы, понимая, что если бы Терри осуществил свой план, они оказались бы обречены, оставшись без защиты своего герцога. Элсвар просто стёрли бы с лица земли войска Винуэза. Гарнет не знал, как поступит отец. Он не тот человек, который мог бы простить смерть своего сына. Он бы убил Эмбер сразу, если бы не её беременность. Только это обстоятельство удерживало его и сейчас. А Брендан? Что с ним будет? Его будут ненавидеть так же, как и его мать. Это очень страшно, когда маленький безвинный ребёнок окружён ненавистью. Лишить его матери в таком возрасте и в сложившихся обстоятельствах было крайне жестоко.
  
   Гарнет дождался ночи и пошёл к башне, где была заперта его жена. Караул пропустил его внутрь беспрепятственно. Он немного помедлил у двери в её тюрьму. В душе смешались и страх, и злость, и бездна сожаления, что всё это с ними произошло. Но Гарнет подавил в себе все эти эмоции решительно повернул ключ в замке. Эмбер вскочила со своей койки стоило ему только открыть дверь. Испуг в её глазах сменился узнаванием, радостью и надеждой.
  
   - Гарнет! Ты пришёл! Гарнет, прости меня. Я могу всё объяснить, - она бросилась к нему.
   - Я пришёл не для того, чтобы слушать твои объяснения, - холодно ответил он.
   - Ты... Ты пришёл меня убить?
   Ужас в её глазах больно резанул по сердцу.
   - Не хочется умирать? - спросил он с циничной усмешкой.
   - Нет! Ты должен меня выслушать! Ты же мой муж, ты же любил меня! Во имя этой любви ты должен...
   - Во имя любви? Какой любви? Не той ли, во имя которой погиб мой брат? Или какой? Во имя которой ты сделала всё, чтобы твой папаша нас всех вырезал?
   - Я не хотела всего этого! Я хотела спасти своего брата.
   - Пожертвовав нами?
   - Нет. Отец обманул меня. Он сказал, что Джейсон в плену.
   - Не вижу связи, - отрезал Гарнет, - И пожалуйста, оставь свои жалкие попытки оправдаться. Я пришёл не затем, чтобы слушать твое враньё, которым ты пытаешься спасти себе жизнь.
   - Не убивай меня, Гарнет! Я виновата лишь в том, что поверила своему отцу! - она кинулась ему в ноги.
   - Хватит ломать комедию! - разозлился Гарнет, - Я не собираюсь тебя убивать. Мне некогда слушать твой бред. Через два часа ты должна быть готова убраться отсюда.
   - Куда я пойду? Зачем?
   - Я увезу тебя отсюда. Здесь тебя ждёт только смерть.
   - А Брендан?
   - Он поедет с тобой.
   - Спасибо, Гарнет! - она снова кинулась к нему, пытаясь обнять, - Я люблю тебя, чтобы ты не думал обо мне.
   - Перестань! Противно слушать. Я делаю это ради сына, а не ради тебя. Не хочу быть причастным к убийству его матери, хоть она сто раз это заслужила.
   - Ты ошибаешься! - снова начала Эмбер.
   - Я должен идти. У нас мало времени, - прервал её Гарнет, - Сделай то, что я велел, если тебе дорога твоя жизнь.
  
   Каких усилий ему стоило уйти, никто никогда не узнает. Как же хотелось схватить её за плечи и трясти, как грушу, чтобы вытрясти из неё признание, как и за что она могла так с ним поступить, предать его, разрушить его жизнь и растоптать его сердце. Он мог гордиться собой, что устоял, что не устроил этой унизительной сцены, которая продемонстрировала бы ей всю степень его отчаяния, но ничего бы уже не могла изменить. До этого момента его сознание было заполнено горем по поводу смерти брата, но сейчас его личная драма гадкой жабой вцепилась в его измученное сердце, причиняя такие мучения, что жить не хотелось.
  
   В голове не укладывалось такое коварство женщины, которая сама была матерью, которая жила в их семье, была ею принята и обласкана. И ведь у неё всё бы получилось, не приедь Гарнет в эту ночь. Он возвращался из Теньи. Отец встретил его с небольшим отрядом достаточно далеко от замка. Им было надо обсудить один вопрос с укреплениями. Вернулись они уже ночью. Гарнет предвкушал встречу с женой, надеясь, что она за время его отсутствия сменила гнев на милость. Какого же было его удивление, когда её не оказалось в собственных покоях. Он не представлял, куда она могла деться ночью. Немного подождав, он зашёл к Брендану. Сын сладко спал, но Эмбер с ним не было. Гарнет снова пошёл к себе и вот тут-то он услышал, что в замке происходит что-то странное. Какой-то переполох. Он спустился вниз.
  
   - Гарнет! - бросился к нему отец, - Рея нигде нет.
   - Куда он мог подеваться? Может в старой библиотеке заснул? Он любит там карты рассматривать. А на чердаке не смотрели?
   - Нет его нигде. Один из стражников сказал, что он совсем недавно меня искал и был очень возбужден, говорил про каких-то ведьм, которые хотят украсть Эмбер, звал на помощь.
   - Эмбер? - до Гарнета начало доходить, где они могут быть,- Пошли. Я, кажется, догадываюсь.
  
   Но он и предположить не мог, как на самом деле обстоят дела. Он правильно понял, куда направился его брат и жена, но никак не ожидал, что столкнётся с предательством и смертью брата. Поначалу Гарнет видел в этом лишь детскую шалость и корил себя, что так и не рассказал отцу о том, что Рей узнал про подземный ход.
  Душераздирающий крик они услышали где-то на середине пути до выхода из подземелья. Вторую половину пути они бежали, не теряя надежды, что с мальчиком ничего ужасного не случиться. Но они опоздали. Гарнет никогда не сможет забыть эту страшную ночь, безжизненное окровавленное детское тело. Его маленький братик безвинно погиб от рук его новоявленных родственников и стараниями его любимой жены. Его снедало бесконечное чувство вины перед родителями, которое переплеталось с пониманием полного краха своей семейной жизни, своей любви и непониманием, как жить дальше.
  
   Через два часа всё было готово. Забрать сына не составляло никакого труда. С женой было сложнее. Спасло его то, что все секреты замка ему были известны, отец открыл ему их не так давно, как наследнику и будущему хозяину. Выйти из башни незамеченным было вполне возможно.
   - Если хочешь выбраться отсюда, - сказал он Эмбер, - Одень на глаза повязку.
   Она повиновалась, но снова начала пытаться убеждать его в своей невиновности.
   - Ты уезжаешь с Бренданом, - не слушал её Гарнет.
   - На долго? Мы вернёмся когда-нибудь сюда?
   - Слишком много вопросов. Пошли.
   Она не сопротивлялась. Шли они молча и вскоре оказались за стенами замка.
   - Жди меня здесь. Запомни, если сейчас сбежишь, сына не увидишь больше никогда, - предупредил он её.
  
   Гарнет не думал, что она убежит. Брендана Эмбер всё-таки любила. Да и куда она пойдёт ночью пешком? Он вернулся в башню, где оставил письмо, объясняя мотивы своего поступка. Гарнет надеялся, что отец простит его, когда он вернётся. Затем он отправился за сыном. Мальчик спросонья ничего не понял и быстро заснул на руках отца.
  
   Эмбер ждала его там, где он её оставил.
   - Времени у нас мало. За четыре часа, пока нас не хватятся, мы должны уехать как можно дальше.
   - Куда мы едем?
   - В безопасное место, - буркнул Гарнет.
   - Ты останешься с нами?
   - Вот еще, - презрительно кинул он.
  
   Больше она ничего не спросила. Гарнет намеренно гнал коня, хоть и понимал, что Эмбер такой темп выдержать непросто. Ничего, зато у неё не будет сил и времени лезть к нему с разговорами. Конечно, она скоро поймёт, куда он её везёт, но пусть это случится как можно позже. Пока она дезориентирована, ей не придёт в голову сбежать. Гарнет вёз её в монастырь святой Элоизы, где настоятельницей была одна из сестёр отца. Тот с ней не слишком ладил, но к Гарнету тётушка всегда была добра. Да и солидное пожертвование убедит настоятельницу приютить его жену и сына, спасая от гнева герцога. Путь до монастыря занимал два дня. Несмотря на все его старания, Эмбер пыталась ему что-то говорить в своё оправдание, зля его ещё больше.
  
   Ты мне отвратительна, - с презрением ответил он ей после очередной попытки сделать из него идиота, - До какой же низости ты опустишься ещё? Противно смотреть, как ты унижаешься, выторговывая себе прощение. Ты же дочь герцога, должна уметь с достоинством принимать поражения. А ты изворачиваешься как уж на сковородке. Твой отец не настолько идиот, чтобы поручать женщине выкрасть военный план. Что ты можешь в этом понимать? Где бы ты его взяла, если тебя близко к нему не подпускали?
   - Я разбираюсь в этом. Я сама нарисовала план, чтобы обмануть....
   - Всё, не хочу даже слушать этот бред! - ему пришлось оставить её одну, чтобы не выйти из себя окончательно.
   После этого она притихла. Только в конце пути спросила:
   - Зачем ты тогда меня спасаешь? Почему не оставил меня своему отцу на растерзание? Ты бы смог снова жениться, если бы избавился от меня.
   - Ты беременна, и ты мать моего сына. Я не хочу, чтобы он возненавидел меня за то, что я позволил казнить его мать. Для ребёнка мать всё равно самая хорошая, какой бы гадиной она не была. И я не могу допустить, чтобы нас объявили преступниками, казнившими неугодную сноху. Ты же помнишь, что король навязал нам родство с твоим презренным отцом. Мы не можем казнить тебя без королевского позволения. Я увёз тебя, чтобы отец, поддавшись своему гневу и горю, не сделал того, что ему запрещает закон.
  
   Их приняли в монастыре. Гарнет не остался даже ночевать. Надо было скорее заканчивать с этим делом. Он был нужен дома, война грозила уничтожить его земли, но гнало от жены совсем не это. Он не хотел прощать её, жалеть, не хотел видеть её несчастные полные слёз глаза. Сколько бы он не злился, сколько бы не обличал её его разум, сердце разрывалось от желания принять любую спасительную ложь. Чтобы устоять, нужно было держаться от неё как можно дальше.
  
   ***
  
   Эмбер смотрела на удаляющегося от монастыря всадника. Глаза застилала пелена слёз. Гарнет так и не выслушал её, так и не поверил. Он больше не любит её. Только ради сына и испугавшись королевского гнева, он оставил её в живых. Будущее было туманно и не предвещало ничего хорошего. Война могла повернуть жизнь как угодно. Никто не мог предсказать, сколько она продлиться, чем закончится и кого пощадит. Эмбер обречена находиться в полном неведении относительно как своей судьбы, так и судьбы близких. Вдруг это был последний раз, когда она видела своего мужа. Даже если с ним что-то случится, она об этом не узнает. Кто удосужится о ней вспомнить? Эмбер не знала, будет ли Гарнет навещать их, или хотя бы Брендана. Может, он решил заточить её здесь навеки и после окончания войны заберёт детей, а её заставит отречься от всего мирского и стать монахиней? Это развязало бы ему руки. Эти мысли приводили её в ужас. Пусть лучше тогда убьёт её. Никакой радости от своего спасения она не чувствовала. Она потеряла всё из-за своей доверчивости: и любимого мужа, и положение, и даже будущее её детей теперь было под угрозой. Для Гарнета и всех Эллингтонов она навсегда останется предательницей, убийцей, презираемой и преследуемой. Ничего не помешает ему полюбить другую женщину, и уж тем более согреть себе постель другими. Эмбер не смогла больше сдерживать рвущихся наружу рыданий. Отчаяние переполняло душу, слёзы не желали останавливаться. Сознание не могло найти ни одной ободряющей мысли, за которую можно было бы зацепиться, чтобы вынырнуть на поверхность из этой пучины отчаяния. Потеря какой бы то ни было надежды опустошило душу.
   - Пойдём, милая. Не надо так плакать, а то сердце разорвётся, - к Эмбер подошла старая монахиня.
   - Я хочу умереть!
   - Бог с тобой. Нельзя так говорить. У тебя же сынок маленький, а скоро и второй будет. Ты мать, ты их беречь должна. Ты не первая, и не последняя, кто провожает мужа на войну.
  
   Стало понятно, что Гарнет не назвал истинной причины пребывания своей жены в монастыре. Они думают, что муж спрятал её здесь с ребёнком от войны. Никто не знал, что она не нужна ему, что он её бросил здесь, потому что не хочет видеть.
   - Ты молись за него, чтобы с войны вернулся, да деток расти. Как бы не сложилась судьба, они его продолжение. Твой долг сберечь их ради него, ради себя, ради будущего на земле. Каждая мать обязана это сделать.
   - Да, я знаю, - Эмбер очень старалась взять себя в руки, - Это единственное, что мне остаётся. Именно этому она решила посвятить всю себя.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"