Мартынов Александр Игоревич: другие произведения.

Правда свинцового цвета

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Это - моя подборка стихов, которую я озаглавил ·Правда свинцового цветаЋ. Многие из них я вкладываю в уста героям своих книг - в тех случаях, если их прототипы на самом деле пишут стихи, а я по каким-либо причинам их не знаю.


  

ТИН - ХХI

От всех мальчишек России - я,

неплохо их знающий.

   А подростки так остро чувствуют...
   Но что делать, коль я наяву
   Вижу сволочь, продавшую Русь мою,
   В похабени рекламы Москву?
  
   Может, просто мне надо лечиться?
   Но в Кремле - предатель и жид,
   Нету денег, чтобы учиться,
   Телик учит: "Воруй, чтобы жить!"
   Я, наверное, нервный слишком...
   ...В сны приходят лавины огня
   И в Белграде погибший мальчишка -
   Брат, которого нет у меня.
  

СТРУНЫ НА АВТОМАТЕ.

Романтикам от романтика.

   Было время - пели поэты.
   Пели закат над полынью степной,
   Пели о Шхельде, пели о лете,
   Пели костры и рассветы весной. .
  
   Если случалась минута печали -
   Друг предавал или гибнул вдруг -
   Струны гитарные сердце рвали,
   Струны срывали кожу с рук.
  
   Были войною помечены годы -
   Мирному времени вышел срок.
   Дым кишлаков, через горы походы...
   Кто-то вернулся. А кто-то - не смог.
  
   В мире убогом и радостно-сытом
   Песни их не были больше нужны.
   Кто-то бомжом стал. Кто-то - бандитом.
   Миру плевать на пришедших с войны.
  
   Кто-то пытался что-то исправить.
   Пулю поймал. Наспех был погребён.
   Кто-то боролся за совесть и память.
   Был обвинён, как нацист. Заключён.
  
   Видно, гитара бывает бессильна.
   Струн её время, похоже, ушло.
   Ноги ломали, грифы и крылья...
   Было - и не было. Пылью пошло...
  
   ...Поднял гитару я на пепелище
   Чьей-то надежды. Встал в общий ряд.
   Струны гитары от грязи очистив,
   Я натянул их на автомат.
  
   Дни нас пытают болью и ложью.
   Только я знаю - время придёт.
   Струнам, стальной пронизанным дрожью,
   Мой автомат подпоёт.

НЕБЕСНАЯ СЕРБИЯ
("Когда президента продали...")

Дню Видовдан.

   Когда президента продали -
   Над Сербией плакало небо,
   Плакало небо дождями,
   И Богородица Матерь
   Руки, крича, заломила:
   "Опомнитесь, сербы, поймите -
   Вы душу свою продаёте!"
   Но народ её не услышал.
   Голодный, вбомбленный в землю,
   Народ молчал обречённо.
  
   Когда президента продали -
   Он шёл к вертолёту спокойно,
   Через плечо лишь бросил
   Несколько слов полицейским:
   "А знаете ль вы, потурченцы,
   Какой нынче день наступает?
   Праздник Святого Витта!
   То Видовдан кровавый!
   То память Косова Поля!
   Смотрите, не ошибитесь!"

   Поёжились перескоки,
   Трусливо кругом огляделись
   Им показалось, что гневно
   Качнулась земля под ногами,
   Рать выпуская Стефана,
   Павшую в Косовской битве
   Что витязи в ранах кровавых,
   А с ними - Никола Сербский
   Их обступили гневно,
   За измену зовя к ответу.
  
   Когда президента продали -
   Охрана ему не смела
   В глаза посмотреть без страха.
   И только предатель Зоран,
   И только проклятый Джинджич
   Открыто в лицо Слободану,
   Довольно расхохотался:
   "Эх, ты, старик полоумный!
   Грозишь нам небесной карой?!
О Сербии Неба грезишь?!
   А есть лишь Сербия денег!
А есть лишь Сербия бакса!
А есть лишь Сербия НАТО -
   Та, что тебя продала!
   Сербии больше Небесной
   Нет и отныне не будет!
   А в этой - я, Зоран, хозяин!
   О ней мы и будем думать!
Её меж собой поделим,
Куски продадим вразнос мы!
И веру вашу, и Бога,
   И День Видовдан - на продажу!"
   А Слободан не унизил
   Себя разговором с подонком.
   Его увезли на расправу.
   Не суд, а судилище делать...
   ...Монахи в скитах молили,
   Солдаты в казармах молили,
   Дети в школах молили -
   Молили все сербы небо
   Простить малодушья минуту,
Когда вождя предавали.
   И слёзы их, и молитвы
   Достигли небесных высей,
   Дошли до Сербии Девы,
   Поднялись к Деве Небесной.
   И, на коленях стоя,
   К Господу обратилась
   За земных своих братьев
   Небесная Сербия-Дева.
   И Бог открыл свои очи!

...Ровно через год после предательской выдачи Гаагскому Судилищу Слободана Милошевича, в Видовдан, в Белграде

снайперской пулей был убит предатель сербского народа, американский наймит Зоран Джинджич.

  

ПИСЬМО ПРЕЗИДЕНТУ.

Воспетой СМИ собачке

Президента посвящается...

   Уважаемый, любимый
   Президент Владимир Путин!
Очень рада я, что ваша
   Родила щенят собачка!
Говорят везде об этом.
   Я решила написать вам
   Поздравленье с прибавленьем
   В дружном вашем, тёплом доме.
   Я прошу простить за почерк -
   Плохо видно мне при свечке,
А ещё - замёрзли руки,
Потому что в доме нашем
   Нет лет десять отопленья -
   Раньше было, я не помню.
   Я хотела написать вам,
Чтоб прислали вы щеночка,
Но потом мне расхотелось,
   Потому что он погибнет
   Здесь у нас - собак всех съели.
   Кто-то говорит - корейцы,
   Но мне кажется - не только...
   ...Никогда я не писала
   Раньше писем президенту,
   Просто это не умею
   И никто мне не подскажет,
Потому что в одиночку
   Я сижу сегодня дома.
   Заняты все остальные,
А меня с собой не взяли.
   Коля - это средний брат мой -
   Смотрит мультики в подвале.
   Я пойти хотела с ним бы,
   Где у них там телевизор?
   Старшая сестра Наташка
   Где-то за городом рубит
   Бабки на какой-то даче.
   "Подрастёшь - тогда с собою
   Позову," - пообещала.
   Мамочка в ночную смену
   Сторожит приют для кошек.
   Мне немного странно это.
   Может, лучше было детям
   Приказать приют построить?
Их по улицам здесь много
   Просто так, без дома, ходит
   И ночует, где попало,
   Все голодные, больные ...
   Что вы скажете про это?
   Ведь вы можете помочь им,
Вы же добрый, я-то знаю,
И всегда вы говорили,
   Что заботитесь о людях...
   Папы я почти не помню -
   Папа наш был офицером,
   Мама говорит - убили
   Папу на войне чеченской...
   Мы живём совсем неплохо,
   Даже на еду хватает
   И немного - на одежду
   Мне и Коле остаётся,
А бывает, что Наташка
   Много долларов приносит.
   Я хочу сказать спасибо
   Вам за нашу жизнь такую -
   Ведь без вас мы б так не жили!
Да! Ещё есть брат Серёжка!
Из Чечни недавно тоже
   Он вернулся, неубитый.
   Только злой стал почему-то.
   В армии уже не служит,
   Но, как раньше, носит форму.
   Форма чёрная, с береткой.
   Я спросила: "Ты охранник?"
А Серёжка засмеялся
   И ответил: "Я ремонтник.
   В нашем доме всё прогнило -
   Потолки, пол, крыша, стены,
Тараканы под шкафами
   Развели своих ублюдков...
   Мы с друзьями и решили,
   Что пора ремонт устроить...
   Потерпи ещё, сестричка!
Как за дело мы возьмёмся -
   Станет жить светло и чисто...
   И мультфильмы станет Колька
   Смотреть дома, не в подвале.
   А Наташке нашей больше
   Не придётся рубить бабки -
   Будет у неё работа.
   Мама пусть в приюте будет,
   Только в детском, не в кошачьем,
   Завучем, не сторожихой..."
   ...Уважаемый Вэ-Путин!
Вы мне нравитесь ну очень.
   Я прошу вас - помогите
   Новый дом Сергею строить,
   Потому что жить нам в старом
   Больше просто невозможно...
   И привет щеночкам вашим!

СЕРБСКОМУ БРАТУ.

Всем павшим славянским бойцам.

   Я погиб в Чечне.
   В Боснии пал ты.
   Мать - Россия мне,
   Сербии - ты сын.
  
   Мой казачий род
   Смелыми богат.
   Краешники все
   Твои предки, брат.
  
   За Терек чечен
   Не ходок ходить,
   Жён, детей казак
   Не даст полонить.
  
   За Дунай осман
   Нос не сунет свой -
   Встал краешный стан
   Прочною стеной.
  
   Как война - вперёд
   Шли мы сей же час.
   Ну а в мирный день
   Забывали нас.
  
   Мы не ждём наград -
   Не наёмный сброд!
   Лишь бы жил и креп
   Наш славянский род!
  
   Был бы мирным труд
   Родных наших мест,
   Плыл бы в небесах
   Православный крест!
  
   Колосилась рожь
   И паслись стада
   На Руси моей,
   В Сербии - всегда!
  
   Песнею звенел
   Юный хоровод,
   Звёзды рассыпал
   Ночью небосвод!
  
   А родится сын -
   Ты учил беречь
   Веру, пистолет
   И родную речь.
  
   А у нас в земле
   Шашку я с плеча,
   Крест с груди, коня
   Сыну завещал.
  
   А придёт беда -
   В горсть зажмём печаль.
   Ты стрелял с седла,
   Я рубил сплеча...
  
   ...Так и шли века.
   Мы несли сквозь них
   Сербию и Русь
   На плечах своих.
  
   Но пришла гроза.
   Тучей наползла.
   Принесла врагов -
   Нету им числа!
  
   Жалит в спину ложь
   Волю зло мертвит
   И, как прежде, нож
   Злой чечен вострит.
  
   По лицу удар -
   Снова, будто встарь,
   Сербских дев ведёт
   Муслик на базар.
  
   Отнят у детей
   Древний дом родной.
   И дурманный дым
   Встал вокруг стеной.
  
   Под чужой напев
   Закружило нас.
   Колокол пробил
   Нам последний час.
  
   В Сербии кресты -
   С колоколен вниз.
   Золото дерут
   С православных риз.
  
   На Руси моей -
   Судный день настал.
   Под звездой чужой
   Правят жиды бал.
  
   Нет славянских лиц
   В древних городах.
   Веру, долг и честь
   Распяли на крестах.
  
   А у власти встал,
   Ухмыляясь, жид.
   Сатаны оскал
   Из газет глядит.
  
   А границы - рвут!
   А с окраин - плач!
   И свинца плевок
   На губах горяч.
  
   Там с детей дерут
   Кожу, как с овец.
   Там славян казнят.
   Там всему конец.
  
   Зазвенела цепь -
   Вспомнили о том?!
   Потянулись вновь
   Рабы под ярмом.
  
   И в станицах моих,
   И в твоих градах,
   Поселилась, прижилась,
   Пирует беда.
  
   А жиды от того
   Отворачиваются.
   Спит и пьёт народ
   Одураченный.
  
   Что на русской земле,
   Что в Сербии,
   В кабаках гуляет
   Отребие.
  
   Позабыт язык,
   Предком даденный.
   И не жизнь - два столба
   С перекладиной!
  
   ...Я друзей собрал,
   Я стволы нашёл,
   Тёмной ночью я
   Терек перешёл.
  
   За детей и жён
   Месть мы мстить пришли!
   Ляжем - не уйдём
   С дедовской земли!
  
   В ту же ночь пошла
   Чета за Дунай,
   Отбивать у врага
   Православный край.
  
   И у древних могил
   Закипает бой
   Сербов-четников
   С вражеской ордой!
  
   И завыли враги!
   Солоно пришлось
   Тем, кто в наших краях
   Пролил реки слёз.
  
   Кто в крови топил
   Беззащитный люд,
   Кто со слабыми
   Был зверино-лют -
  
   Тем пощады не ждать,
   Нас не умолить
   Их поганую жизнь
   Сохранив, простить.
  
   А на флаге моём -
   Солнце в небо встаёт.
   А на флаге твоём -
   Белый тигр ревёт.
  
   Мы в крови пойдём
   До самых колен,
   Оттесним врага
   От отеческих стен!
  
   Будет снова рожь
   Золотом гореть!
   Будет осенью лист
   Ярок, словно медь!
  
   Будет сын наш без страха
   По дорогам ходить!
   Будет женщина наша
   Без страха здесь жить!
  
  
   Будет крест православный
   В небеса вознесён!
   Будет бесище смрадный
   Под землю свержён!
  
   Пусть не хватит патронов -
   Мы ударим в штыки,
   Вспомнив прадедов время,
   Мощь славянской руки!..
  
   ...Мы не знали, не ведали
   Новой беды -
   Как за дальним за морем
   Копошатся жиды.
  
   Мы не знали, не видели
   Сквозь военную мглу,
   Как гнездится измена
   В нашем тылу.
  
   И завыли, залаяли,
   Мерзко глумясь,
   Телегады, газеты,
   Изрыгая в нас грязь.
  
   Крови мы не боялись!
   Но помойный тот вал
   Пуще всяких обстрелов
   Выл, свистел, бушевал.
  
   Будто мы - хуже волка!
   Что вся кровь - лишь на нас!
   Расползался дурманящий
   Масс-медийный тот газ.
  
   Кто себя в изуверствах
   Покрыли позором -
   Вдруг овечками стали
   И заблеяли хором.
  
   От"славянских фашистов"
   Их спасти призывали
   И своими смертями,
   Не стыдясь, козыряли.
  
   Подпевалы-ублюдки
   Ужасались слезливо...
   ...Ну а где-то горела
   Несжатая нива.
  
   Ну а где-то ребёнок,
   Вмах насаженный на кол
   Рукой "правдоборца"
   Лишь хрипел, уж не плакал.
  
   Это было в России.
   Это в Сербии было.
   Из слепых глазниц дома
   Смертной жутью сквозило.
  
   Вместе с волосом кожа
   Содранная умело
   На дверях того дома
   Страшной раной алела.
  
   Женский труп у порога.
   Не село, а могила.
   Это было в России.
   Это в Сербии было.
  
   Иль Чечня, или Босния...
   Ты - иль я? - наповал.
   Той пылающей осенью
   Я - иль ты? - умирал.
  
   Дымный хвост вился в небе.
   Отражался в глазах.
   Нас с тобой у околицы
   Схоронили друзья.
  
   Безо всяких обрядов.
   Не поставив креста.
   Это верно. Не надо.
   Наша совесть чиста.
  
   Нам осталось лишь только
   Пожалеть об одном -
   Мы не сможем услышать
   Тишину за окном.
  
   Мы не сможем услышать,
   Как проходит парад.
   Как смеётся сынишка,
   Как шуршит листопад.
  
   Это будет - поверьте.
   Не может не быть.
   Наша смерть, ваши смерти
   Зло должны победить.
  
  
  
   Мы не умерли, стоя
   На коленях в мольбе -
   Право жизни святое
   Мы купили тебе.
  
   За тебя, Мать-Россия -
   Или Сербия-Мать -
   Нам не так уж и страшно
   Было и умирать!
  
   Ты не можешь погибнуть -
   Русь иль Сербия ты...
   И взойдут в поднебесье
   Золотые кресты.

   И от вражьей злой силы
   Останется прах.
   Зарастут их могилы,
   Хоронясь в ковылях.
  
   Это будет - поверьте!
   Только так. Только так.
   Будет радуга в небе.
   Будет жизни размах.
  
   Будет звонко и гордо
   Над планетой греметь
   Нашей речи великой
   Чеканная медь.
  
   Горьких ран пепелища
   Затянут сады.
   Лягут наши дороги
   От звезды до звезды...
  
   ...Я погиб в Чечне.
   В Боснии пал ты.
   Мать - Россия мне.
   Сербии - ты сын...
  
  
  

ОЖИДАНИЕ.

Моему сумасшествию.

   А за окном бурлит весна.
   А в телевизоре всё лгут.
   А я дежурю у окна.
   Я жду, когда они придут.
  
   И стоит мне глаза прикрыть -
   Пошёл, пошёл воображать,
   Как мы окопы будем рыть
   На тех последних рубежах,
  
   Где мы заставим их платить
   За каждый их надменный шаг
   С надеждою не победить,
   А хоть немного задержать.
  
   Хотя бы чуть посбить с них спесь,
   Хотя б десяток уложить,
   И с автоматом умереть -
   И ради той минуты жить.
  
   Мне повторяют: "Так нельзя!"
   Твердит полито-диск-жокей,
   Что те друзья, и те друзья -
   Не протолкнёшься от друзей!
  
   Друзья - крадут детей и нефть.
   Друзья - нам выебли мозги.
   Друзья - приносят СПИД и смерть.
   Друзья - а кто ж тогда враги?!
  
   Враги - мы на своей земле,
   Где пьянки, горе и снега.
   В вечернем сумрачном стекле
   Себя я вижу - их врага.
  
   Враги - за то, что не хотим,
   Как суки, пресмыкаясь, жить.
   Наш жизни стиль недопустим -
   Вот нас и надо истребить!
  
   Политкорректный президент,
   Наш горно-лыжно-дзюдоист,
   Приказа ждёт - в один момент
   Мы все получим "пальцы вниз"!

   За то, что кто-то не признал
   "Необходимость перемен",
   Кабальных договоров вал
   И беспощадность рынко-схем
  
   Ну а кого не просто взять
   Ментам и кого не прихлопнуть газетой-
   Друзей против тех на помощь позвать!
   В касках небесно-политкорректного цвета.
  
   Это большое счастье - поверьте,
   Если в клочья тебя разорвёт
   Гуманитарно направленной смертью
   Гуманитарный чужой самолёт.
  
   Это предел демократских мечтаний -
   Вот ради этого и стоит жить! -
   Если русские Коли и Тани
   Смогут подстилкой друзьям послужить.
  
   Будет Россия цвести без опаски,
   Будет фашизм превращён в золу,
   Если ребята в небесных касках
   Станут дежурить на каждом углу.
  
   Ну а в обмен - друзьям за услугу -
   Ты отдавай, отвали, не скупись -
   Гуманитарию в койку подругу,
   За демократию - свою жизнь!
  
   ...Нет. Врёте. Нас не истребить
   Лавинами указов грозных.
   Не так-то просто Русь убить.
   Россия - не Багдад, не Грозный.
  
   Нас - тысячи. Мы молча ждём.
   Нам в жизни нет другой дороги.
   В "час Ч" мы в бой с врагом пойдём.
   Нас Русь поднимет по тревоге.

   Не президент, не генерал -
   Нам Русь прикажет в наступленье!
   И вам, кто русских в грязь втоптал,
   Не ждать пощады и прошенья!..
  
   ...А за окном опять весна.
   А в телевизоре всё лгут.
   Я вновь дежурю у окна.
   Я знаю, что они - придут.
  

БРАТЬЯ ПО КРОВИ.

ВСЕМ ветеранам Великой Отечественной.

Живым и павшим...

   Не верьте словам
   О жидовских мильонах
   Сожжённых, замученных,
   Газом казнённых.
  
   Нет, память иная
   Стоит перед нами!
   Лидице, Дахау -
   Славяне... Славяне...
  
   Саласпилс расскажет вам,
   Как это было!
   О небо! Европа -
   В славянских могилах!
  
   Орашевац - яма
   Семь сот тысяч трупов.
   Хатынь - лишь от слова
   Потрескались губы.
  
   Костёлы - штыками,
   Слёзы панёнок.
   Польская память
   Шести миллионов.
  
   Бярозы - как кудри
   Голов преклонённых.
   Треть всех белорусов
   В земле погребёны.
  
   Освободителям
   Дым глаза выел.
   Молчаньем встречает нас
   Вымерший Киев.
  
   Легли русских братьев
   Восемь мильонов.
   Обрубки по сёлам
   Везли эшелоны...
  
   На три села - трое
   Мужчин возвращалось!
   Какие там "гетто"!
   Не бейте на жалость!
  
   Какие там, к чёрту,
   "Евреев страданья"!
   Три дедовских раны -
   Раны сквозь память.
  
   Пусть о холокосте
   Кагал весь их воет!
   Плач женщин славянских
   Тот вой перекроет!

   ...Да кто с кем сражался,
   В конце-то концов?!
   Умолкни, подкупленный
   Хор подлецов!
  
   Осколок под сердце,
   Нож, всаженный в шею...
   А где-то за морем
   Жирели евреи...
  
   Под "юнкерсов" бомбы,
   Под огненный вал -
   Один против роты
   Стеною вставал!
  
   ЭсЭсовцы насмерть
   Под Ельнею встали.
   Их трупы - и наши! -
   Поля устилали.
  
   Ритм метронома
   В эфире дрожит.
   На Пискарёвском
   Полгорода спит.
  
   Как предки шли в бой -
   Верхом на коне -
   Бились Рыцарь и Витязь
   Под Курском в броне.
  
   Под флагом-матрасом
   "Стратфортрессы" плыли.
   Над Дрезденом небо
   Крылья закрыли.
  
   И - рухнуло небо.
   И воздух вскипел.
   Бежал, не бежал кто -
   Спастись не успел...
  
   Семьи солдат, дети и старики
   Искали спасенья в водах реки.
   Из четырнадцати госпиталей
   На себе сёстры раненых вынесли к ней.
  
   Выкачал воздух из лёгких людей
   Адский насос пожара.
   Триста тысяч смертей.
   Не от бомб и осколков - от жара.
  
   Четверть мильона смертей за ночь...
   Крематорий вышел на славу!..
   ...Те, кто сбрасывал бомбы, потом, говорят,
   Ужасались печам Дахау...
  
  
  
  
   Шесть десятилетий
   В лесах и полях
   Земля отдаёт нам
   Воинов прах.
  
   Жетон. Медальон.
   Каска крупповской стали.
   ТТ. ППШ.
   Наши насмерть здесь встали.
  
   Клок гимнастёрки -
   И орден на нём.
   Кто-то разорван был
   Шквальным огнём.
  
   У ног следопыта
   Кепи лежит.
   Был снайпером нашим
   Баварец убит...
  
   ...Не сосчитать.
   Да и страшно считать!
   Ни слёзам, ни маршам
   Их не поднять...
  
   ...Но бог с ней - с войной.
   А потом? Что потом?!
   Мы на коровах пахали. Смешно.
   У нас был голод в сорок седьмом!
   Кровь поля не успели впитать.
   Броня не успели остыть.
   Мы только начали расчищать
   То, что пришлось взорвать.
   А там - уже думали, как нас убить.
   Ещё не вернулись к семьям бойцы.
   Ещё вполне могла
   Вместо них к ним смерть постучаться домой -
   Похоронкой из-за окна стекла.
   Ещё история не подвела
   Итог на счётах сожжённых:
   Тридцать миллионов павших славян
   (И немцев тринадцать мильонов.)
   Тысяча пятьсот городов.
   Сёл четырнадцать тысяч в руинах лежали.
   Пни чернели вместо садов.
   В полях было меньше земли, чем стали.
   Вдоль разбитых дорог
   На сотни километров пути
   Погребальными свечками братских могил
   Только печи торчали.
   Было три миллиона детей без семей.
   Были карточки, банды и холод.
   Не хватало книг в школы, лекарств и людей -
   Ведь на фронте тот гибнет, кто храбр и молод...
  
   А они - уже взяли нас на прицел.
   Те, кто Рейх уничтожил руками нашими.
   Они - уже видели в нас только цель.
   Читаешь - становится страшно.
  
   Восемь бомб на Москву
   (Где не стёрли ещё маскировку с крыш!)
   Пять - не, три - это на Ленинград.
   (С этих - хватит, они там ещё не отъелись толком.)
   Русским - дрезденский ад.
  
   СТО ШЕСТЬДЕСЯТ СЕМЬ.
   Этих бомб вполне хватит на всю Россию.
   (Я немного устриц на завтрак съем...
   Да оставьте, Советы сейчас бессильны!)
  
   Они хотели нас всех убить.
   Нас - это деда,
   У которого ещё выходили из-под кожи осколки.
   Нас - это бабушку,
   Которая ещё не поверила в возвращение мужа толком.
   Нас - это мою нерождённую мать.
   Нас - это меня, в конце-то концов!
   Они очень старались всё-всё просчитать,
   Чтоб лишних денег не тратить для смерти на нас.
   Деньги им были нужны на шлюх и на джаз.
   На их небоскрёбы,
   На их детей -
   Здоровых и сытых,
   Не знающих, что такое война.
   На их машины.
   На всё, что они видели в своих снах,
   Похожих на ненасытную утробу.
   В нас они не признали
   В благодарность за их спасенье
   Даже просто людей.
   Вполне предсказуемое обращение...
  
   ...Сейчас они нам лгут в глаза,
   Клянутся в дружбе - слушать надоело!
   Но знаю я, что каждая слеза
   Детей и женщин русских - их рук дело!
  
   Что каждый чёртов героина грамм,
   Пошедший в вены у мальчишек русских,
   Они любезно поставляют к нам -
   За дружбу за свою для нас в нагрузку!
  
   Что каждый обезьяний рэп-аккорд,
   Текущий в уши молодых, беспечных,
   Из барабана извлекает чёрт,
   Помеченный звездой шестиконечной!
  
   Что каждый бородатый боевик,
Моей России наносящий раны,
   Науку русских убивать постиг,
   Хоть странно это - в талмудистских храмах!
  
   Что каждый пучеглазый журналист,
   Который Русь в своих статьях жить учит,
За свой художественный свист
   Оплату в твёрдой зелени получит!
  
   Панфиловец! Вернись на рубежи!
   Парнишка с Рейна! Поднимись скорее!
   Ведь и твою Отчизну учат жить
   Подонки рода и дерьмо-евреи!
  
   В них страх живёт, они до дрожи ждут,
   Когда к ним в их уют роскошной спальни
   Плечо в плечо курянин с гессенцем придут -
   Сверкнут гранёный штык и штык кинжальный!
  
   Вставай, морпех у Крымских берегов!
   Встань, егерь на кавказских перевалах!
   Я жду лишь вас. Я ваших жду шагов,
   Как ждали вы когда-то в бой сигнала!
  
  

КРЕДО.

О жизни и о себе.

Город смачно плюнул в меня огнями витрин.

Город идёт ко дну.

Мой школьный друг подсел на героин,

А я - на войну.

  

Кто-то счастлив, мобильник купив -

Вполне.

Кто-то в восторге, истину открыв

В вине.

А я просто ленты люблю

Рифеншталь

И очень заточенную ценю

Сталь.

Пацаны, обалдев в конец, в интернет-кафе гоняют

В "комбата дохлого".

Не окончив школы, девчонки честь меняют

На кавказские доллары.

А я не боюсь для скинхедов быть

Старшим другом.

Я сам обожаю берцы носить,

Шнуруя туго.

Мужики, мамоны пивком залив,

Бухтят о политике.

Их бабы, на дом и детей забив,

Уткнулись в бразилеовидео.

А я уважаю тех, кто стрелять умеет -

Я сам такой.

А я верю в тех, кто страну спасти успеет

Своей рукой.

Я повторю: есть идеи, покрытые пылью,

Есть - одетые в сталь.

Что в них - не так уж и важно.

Гораздо важней, кто за ними встал.

... мы знаем судьбу...

(перевод с сербского)

   Мы знаем судьбу и всё, что нас ждёт,
   Но страх прочь отринем, забудем о нём!
   Бог человеку свободу даёт.
   Мы не волы, что бредут под ярмом!
  
   Воля наша широкой течёт рекою,
   Нет ей преград на земле великой!
   Смерть и война - наше дело с тобою,
   Не слышать врагу о пощаде крика!
  
   Мы путь свой пройдём, как пристало мужчине,
   Мы дети Бога, в нас его память.
   Нас не удержать, как разлив на равнине
   И предки наши идут вместе с нами!
  
   Пусть наша страна сейчас на Голгофе,
   Чтоб нас сломить - вы не сыщете силы!
   Пусть сербов народ вы в могилы сведёте -
   В бой с вами вступят сами могилы!

НА РЕЧКЕ.

Стихотворение написано

осенью 2004 года.

   Стою на мосту, над ленивой водой,
   И солнце - как жаркая печка.
   На пляже я вижу весёлый разбой -
   Мальчишки купаются в речке.
  
   Стою в сонном, солнечном мареве дня -
   Стою здесь уже очень долго.
   Прохожий косится: он, может, меня
   Чёрт знает в чём заподозрил.
  
   Они загорели до черноты,
   Они от озноба трясутся.
   Они здесь с рассвета и до темноты -
   И всё же никак не уймутся.
  
   А мне тридцать лет. Не тринадцать уже.
   Не десять и не двенадцать.
   Завидую этим мальчишкам в душе -
   На пляже вот так кувыркаться!
  
   Беситься, с размаху с качелей нырять,
   Притапливать в речке девчонок,
   Распасыать мяч и в "сапёра" играть,
   И дню улыбаться спросонок.
  
   Чечня, или Косово, или Беслан -
   Всё это вдали, не опасно.
   Боль в душах у них не оставила ран,
   Несчастье над ними не властно.
  
   На миг оглянётся вдруг кто-то назад -
   Мол, может, мы виделись где-то?
   Задержит на мне удивлённый свой взгляд -
   И тут же забудет про это.
  
   А мне бы забыть - не выходит никак -
   Огня беспощадные плети,
   И трупы в нейлоновых длинных мешках,
   И тут же - в коротких - дети.
  
   Стеклянный, бессмысленный взгляд головы,
   В канаву отброшенной взрывом
   И клочья пронзительной синевы
   В дымных на небе разрывах.
  
   А мне не забыть невозможный рассказ
   Мальчишки о рабстве у духов,
   А мне не забыть о мольбе детских глаз,
   О трупе с отрезанным ухом.
  
   А мне не забыть... Но не помнят они.
   Для них это - строчки в газетах.
   Мелькают со свистом летящие дни,
   Уходит короткое лето.
  
   В их яви весёлой и в солнечных снах
   Они любопытно-беспечны...
   ...Над городом нашим пока тишина.
   Мальчишки купаются в речке.

КЛЯТВА

Мы не имеем права

забыть , предать

и простить!

   С гарью смешан октябрь
   И с дождём.
   По своей по земле
   Под обстрелом идём.
  
   По своей - не чужой -
   Под обстрелом.
   Я сижу у окна
   Под прицелом.
  
   Под обстрелом газет
   И экранов.
   И спасения нет
   От обмана.

   И поди разбери,
   Где здесь враг.
   Как по минам у нас -
   Каждый шаг.
  
   И не вздумай поверить
   В друзей.
   Этих, нынешних -
   Нет их подлей.
  
   Каждый город в России -
   Беслан.
   Он по сходной цене
   Уже сдан.

   Осыпается мир
   Под ногой.
   Каждый русский в России -
   Изгой.
  
   Переброшены бабки
   На счёт.
   Кровь впитает земля.
   Всё пройдёт.
  
   Успокоено память
   Уснёт.
   И склоняются спины
   Под гнёт.

   Каждый житель России -
   Мишень.
   Только вам осознать
   Это лень.
  
   А на карте чужой
   Поделён
   Карандашной чертой
   Наш район.
  
   Каждый час - ближе к пропасти
   Мы.
   Каждый шаг - капля жизни
   Взаймы.

   Я, срывая голос,
   Кричу.
   Из забвенья поднять
   Вас хочу.
  
   Глохнет голос в удушливой
   Тьме.
   "К бою!" - клич - прочно заперт
   В тюрьме.

   И народ своё имя
   Пропил.
   Сбродом стал, а ведь нацией
   Был!
  
   Час пробьёт - и покличет
   Нас Русь.
   Но не верю я,
   Что дозовусь.
  
   Снова сменят над мэрией
   Флаг.
   В ней открыто усядется
   Враг.
  
   Земляки будут спать
   И бухать.
   И остатки Руси
   Пропивать.
   Может, сыщутся два-три
   Из ста,
   Те, чья совесть и вправду
   Чиста.
  
   Те, кому не позволит
   Она
   Съехать вниз, до стаканного
   Дна...

   Вместе с нами не встанет
   Страна.
   Нам на плечи насядет
   Война.
  
   Но я чётко знаю
   Одно:
   Честь есть честь, а гавно -
   Есть гавно.
  
   Люди есть, что встречают
   В грудь шторм -
   И есть скот, что идёт
   На откорм.
  
   Я согласен на муки и смерть.
   Убивать и в леса уходить.
   Землю есть - но со стадом -
   НЕ БЫТЬ !!!

ПРИЗЫВ.

Бойцам "Белых Тигров".

   "Юг" Богдан, Зорка, Войко -
   Славянские друзья...
   Как защищали стойко
   Вы сербские края!
  
   Лихие югославы!
   Зло с ходу не возьмёт
   Славянской гордой славы
   Незыблемый оплот!
  
   Вы на полях сражений,
   Под ливнями свинца,
   Не знали поражений,
   Стояли до конца.
  
  
  
  
   А пели на привале
   Какие песни там!
   И подпевали скалы,
   Шло эхо по горам!
  
   Я - сын России старой,
   Чья загустела кровь, -
   Под дробный звон гитары
   В бойца сковался вновь.
  
   "Братушки", сербы, братья!
   Сожжён ваш древний дом.
   Вас Запада проклятья
   Пометили клеймом.
  
   Шумит кагал в Гааге -
   Вам приговор готов.
   Взвихряются бумаги -
   "Свидетельства" лжецов.
  
   Зло метит честных метко,
   Пощады здесь не жди!
   И в казематов клетки
   Посажены вожди.
  
   Погиб Аркан в Белграде,
Караджич наш в бегах,
   Убили Дрляка бляди,
   Ковачевич в цепях,

   И скрылся Радко Младич -
   Изгой в родной земле.
   Лаинович в засаде
   Расстрелян в сентябре.
  
   Да, мы сражались честно!
   Не наша в том вина,
   Что кем-то (кем - известно!)
   Запродана страна.
  
   Нет больше югославов
   И русских ждёт петля...
   Осколки старой славы...
   Родимая земля...
  
   ...Гляжу я в небо зорко,
   В разливы синевы...
   "Юг" Богдан, Войко, Зорка -
   Друзья мои, где вы?

  
  

* * *

Убитому солдату

американской армии.

Белокурый мальчик в разорванном бронежилете, в форме армии

Штатов со знаком морской пехоты, похожий на наших мальчишек с обычного двора... Я знаю - хотел приключений, и что в городке нет работы... Я знаю, что очень страшно тебе сейчас умирать. Я знаю - ты верил власти, твердившей тебе о диктаторе, подмявшем народ

какой-то, сошедшем вовсе с ума. Я знаю, что ты не зверствовал, не делал паскудных фоток и не вколачивал бомбы в спящие мирно дома. Служил ты просто и честно, домой отсылал свои деньги, тобою гордились родные, и ночью молилась мать о мальчике самом лучшем, умном, сильном и добром. Тебе писала девчонка, тебя обещавшая ждать. Когда загорелся "брэдли" - из люка ты вытащил друга, а после,

у гусениц лёжа, своих прикрывал огнём, пока губастые негры драпали, бросив винтовки, а потный капрал-латинос, дрожа, осенялся крестом. Ты не опорочил флага. Ты не нарушил присяги. Но в том бою чья-то пуля, сделанная в Союзе, в живот твой ударив нелепо, твой путь на земле прервав. А к вам заходили вертушки, прикрыть уже опоздав... Капрал уползал на пузе... Сверху давило небо... Глядя в него уже слепо,

ты понял - что-то не то... И, в жаркой пыли умирая, прошептал ты только:

"ЗА ЧТО?!."

ПОЛКОВНИКУ БУДАНОВУ

Храброму русскому офицеру.

   Гад бросил винтовку, но гадом остался!..
   ...Вот хрустнула бляди чеченской гортань...
   Полковник Буданов за всех рассчитался -
   За Саш и Сереж, за Андрюшек и Вань,
  
   За выстрел ночной, за подрывы на минах,
   За слёзы, застывшие в чьих-то глазах,
   За трупы, горящие в бронемашинах,
   И за мальчишек в стандартных гробах,
  
   За русских рабынь и распятых подростков
   В станицах над Тереком - нашей рекой! -
   За свечи, что плачут слезами из воска
   В церквях над несбывшейся чьей-то мечтой...
  
   ...Был суд фарисеев неправым, полковник...
   Чеченские деньги ценней русских слёз.
   Судья рыбоглазый бездушно-спокойно
   России кровавую рану нанёс...
  
   "ЭрЭф" оплюёт, но Россия - запомнит...
   И я на коленях стою перед ним:
   "Я метко стреляю! Примите, полковник!
   Примите, Буданов, в свой полк рядовым!"
  

* * *

Это просто так...

   Я завтра уйду в безнадёжный бой.
   Подписан уже приказ.
   И мы не увидимся больше с тобой,
   Но эти часы - для нас.
  
   Соль на щеке, и губ твоих жар,
   И тихий шёпот дождя...
   Сегодня я счастлив - вот только жаль:
   Я мало любил тебя.
  
   Короткое "да" - пьянящий ответ.
   (А звёзды шипят в крови)
   Я тысячу сонных, прилизанных лет
   Меняю на день любви.
  

РОССИЙСКИЙ ВАЛЬСОК

Каждый убитый похож

на каждого убитого...

   В рядок у стены небрежненько -
   Не волки, а просто трупы вы.
   Кто здешние, кто заезжие...
   За что воевали, глупые?
  
   Дымится бородка чёрная,
   В упор сожжённая выстрелом...
   ...За морем, у моря Чёрного,
   Эмир себе виллу выстроил.
  
   Над кладбищем жахнем салютиком,
   Утрёт отец слёзы матери...
   В обмен на нефтевалюту-то -
   Немного казна потратила.

   И цинковый гроб опускается...
   Сейчас бы вскочить - да где уж там...
   ...И не спешит что-то каяться
   Политик, эмира соседушка.
  
   А благополучье общее
   Растёт что ни день, наливается.
   Но этот порядок в общем-то
   Всё больше кровцой отзывается...
  
  
  
   То кровью Лёшки рязанского,
   Что матерью нежно был выращен -
   У дома Урус-Мартанского
   Растяжку ботинком вырвал он.

   То кровью его ровесника,
   Убитого лёшкиным выстрелом,
   Чеченца, который в месте том
   Растяжку у дома выставил.
  
   То кровью детей Беслана
   Рыгает благополучие -
   А тех не дождётся мама
   В столице, "по воле случая"...
  
   Зальёт пожар кровь человечья,
   А надо - опять раздуют...
   ...Политик с эмиром вечером
   Спиртное на пляже дуют.
  
  

ПОЛИТИКАМ :

В подарок от меня нашей власти.

   Михаилу Фрадкову.
   От горшка - два вершка,
   Глазки в кучку,
   Кубиком башка.
  
   Герману Грефу
   За интересы Запада, как лев,
   Сражается холуйчик -
   Герман Греф.
  
   Михаилу Зурабову.
   В заботах о народе пылок был -
   И медицину с маху зурабил.
  
   Сергею Шойгу.
   Давить террор, спасать котят, тушить тайгу,
   Мчит по стране герой и хват - министр Шойгу!
   (Я это видеть больше не могу -
   Взорвут, сожгут, убьют сперва, потом спасать бегут...)
  
   Рашиду Нургалиеву
   На доблестных щитах ОМОНа
   Над сбродом русским вознесён
   Слепой слуга тупых законов -
   И он от русских Русь спасёт.
  
   Анатолию Грызлову
   Бодр, уверен, смел, здоров
   Думский спикер наш -
   Грызло(в).

О ВРЕМЕНИ И О НАС . . .

Что тут скажешь?..

   Мразь в колонну
   построила
   Ждущих наживы
   людей.
   Были страной
   воинов.
   Стали ордой
   блядей.
  
   Были опорой
   Разума,
   Светом и верой -
   для всех.
   Всё это продали
   разом мы,
   Остался
   Жванецкого смех.
  
   Сонною перерезанной
   взбулькивает страна.
   Пьяному или трезвому -
   а всё одно: хана!
   Больше ничто не дорого,
   бабки - мечта и цель...
   В будущее не дорога, а
   чёрный сырой тоннель...

МРАЗЬ-МРАЗИНИЩЕ И РУССКИЙ ОГОНЁК

Это опыт современной былины.

   Шла на Русь дорогою Мразь-Мразинище,
   Препохабное образинище.
   Глаза углями,
   Зубы кольями,
   Руки крюками
   подгребущими.
  
   На щеках его сивы пейсы висят,
   Из носища его волоса торчат,
   Уши вислые,
   Губы кислые,
   Вот шагает себе,
   подбирается.
  
   Шла дорогою, выхвалялося,
   От хвальбы своей раздувалося,
   Громко ухало,
   Трясло брюхою,
   Нос драло к небесам
   заоблачным.
  
   "Я на Русь приду, сяду царствовать,
   Над народом русским боярствовать.
   Ведь в боях полегли
   Все богатыри!
Кто заступит мне
   в Русь дороженьку?!
  
   Там народ-то пьёт вина смрадные,
   Пропивает Русь безоглядно он.
   Нет там боле князей,
   Нету витязей,
   А остались купчишки,
   да нищие!
  
   Поднесут мне они Русь на рушнике,
   Погуляю я, всё порушу там!
   Всех людей пожру,
   Города засру,
   Испоганю всё,
   что возможется!"
  
   А и видит в пути Мразь-Мразинище,
   Лихославное образинище:
   Где застава была -
   Спалено дотла,
   Не стоят богатыри,
   нет заступничков!
  
   Тут от радости у паскудника
   Вовсе с разумом стало скудненько.
   Запритопало,
   Заприхлопало:
   "Русь пуста стоит,
   беззащитная!"
  
   Подхватилась Мразь тут на Русь бежать,
   Только что-то не то, только видит - глядь:
   По дороге шагает парнишечка,
   Неподрослый ещё мальчишечка.
   Волосы - что лён,
   глаза небушком.
  
   Вновь напыжилось чудо неверное
   И кричит пареньку слова скверные:
   "Падай мне к ногам,
   Я хозяин вам,
   Господин ваш новый,
   дрянь славянская!"
  
   А парнишка стоит, не сгибается
   И приветливо улыбается:
   "Что ж, пожалуй к нам,
   Рады мы гостям
   И хозяина доброго
   примем мы.
  
   Только покажи сперва
   Силу своего могущества.
   Ты себя спытай,
   Нам урок подай -
   Потуши огонь,
   что сейчас зажгу!"
  
   Мразь-Мразинище разоржалося,
   По траве со смеху каталося.
   Смачно плюнуло,
   Носом сунуло,
   Ногу в сторону
   поотставило.
  
   "Ой ты глупый малец!
   Вам настал конец,
   Ну а ты в игрушки играешься,
   Придуряешься-забавляешься!
   Что огонь мне твой -
   солнце заплюю!"
  
   Отошёл мальчонка к обочине,
   Повозился там озабоченно.
   "Вот, смотри.
   Огонёк горит.
   Как потушишь - владей
   ты и Русью всей!"
  
   Огонёк и впрямь - малой свечечкой.
   Что там дуть - и плюнуть-то нечего.
   Мразь-Мразинище разбегалося,
   На огонь галопом пускалося,
   Дунуло да плюнуло -
   травы полегли!
  
   Огонёк стоит, огонёк горит,
   Пламя на ветру, словно меч блестит.
   Мразь-Мразинище осердилося,
   Во второй раз припустилося.
   Ухнуло да рыкнуло -
   лист с дерев потёк!
  
   Огонёк стоит, не шевелится.
   Мразь-Мразинище пучит щёки зря.
   Как горел - так горит,
   Светит, не коптит.
   Лес полёг травой -
   огонёк живой!
  
   А мальчишечка усмехается,
   Над Мразинищем насмехается:
   "Да куда тебе в Русь хозяином!
   Так могуч на вид - а гавно гавном!"
   Пуще прежнего
   похохатывает!
  
   Мразь-Мразинище поднатужилось,
   Поперёк себя поднапружилось,
   Глазки пучило,
   Ногой топало,
   Да с перенатуги...
   лопнуло.
  
   Паренёк и виду на то не подал.
   Ясно зеркальце от дороги взял.
   Погасил свечу, что держал в руке
   И пошёл себе налегке.
   Песню спел - красивую,
   звонкую!
  
   "Как приду я в светлый тайный град,
   Где сверкает сталь, где кипит булат,
   Поклонюсь мастерам,
   Славным кузнецам,
   Попрошу у них,
   о чём мечталося!
  
   Облекусь бронёй, меч возьму и щит -
   Поглядим тогда, за кем правда стоит!
   Русь не выжечь,
   Нас не выбить!
   Берегись тогда,
   мразь заморская!
  
   А паду в бою - так и что с того?
   Не на мне началось, не мной кончится!
   Огонёк горит -
   Русь жива стоит!
   Было так ввек,
   будет вовеки!"

ПОСЛЕДНИЙ ВЕЧЕР

Эпидемия самоубийств среди

подростков в России ужасает

размахом...

   Молча бьётся на рекламе
   Свет - как раненая птица.
   Я живу в квартирной клетке:
   Окна, стены, подоконник.
   На стекле очерчен дымкой
   Отпечаток от ладоней.
   Капля солнца в тёплой лампе.
   В фоторамке - вспышка лета.
   Я хочу увидеть звёзды!
   Лбом продавливаю стёкла.
   Я хочу глоточек жизни.
   Я хочу совсем немного...
   В клетку привела дорога.
   Пусть чуть-чуть качнётся воздух,
   Поглядит луна нестрого...
   Кулаки покрепче стисни -
   Сколько можно, ради бога!
   Бога... Бог меня не слышит.
   В этом мире я - как лишний...
   Спал - подушка вся промокла.
   Почему? Компьютер смотрит
   Из угла холодноглазо.
   Диски в ряд стоят в вертушке.
   Что-то отнято... мне душно...
   Тишина мне давит уши.
   Мне четырнадцать - и больше
   Мне, наверное, не будет.
   И не надо! Не желаю!
   Не хочу! Пустите!.. Слезы...
   Раз! Прыжок на подоконник!
   Два! Стекло летит наружу!
   Бросился навстречу воздух
   И асфальт дворовый в лужах...
   Улетаю.
   Улетаю.

МОЛЬБА

А это - просто всем русским детям.

ПРОСТИТЕ !!!

   Я прошу вас - не уходите.
   Не бросайте Россию. Простите
   Нас за подлость наших речей,
   За десятки безверных свечей,
   За парадную сладкую ложь,
   За законов бандитский нож.

   Я прошу вас - не уходите.
   Пощадите Россию. Простите
   За наполненный смертью шприц,
   За бездушие взрослых лиц,
   За подземный коллекторный край,
   За так рано вас принявший рай.
  
   Я прошу вас - не уходите.
   Не оставьте Россию. Простите
   За закрывший леса забор
   И за школьный нелепый вздор,
   За свою беззащитную жизнь,
   За завалы дурманящей лжи.

   Я прошу вас - не уходите.
   Не карайте Россию. Простите
   За колонки "пропал" в газетах,
   И за юность могильных портретов,
   За рекламу, укравшую звёзды,
   За отраву - воду и воздух.
  
   Я прошу вас - не уходите.
   Просит Русь, ваша мать, о защите.
   Если вдруг вы уйдёте сейчас -
   Как же завтра Россия без вас?!
   Да, мы предали вас, но она
   На века, на всю вечность - одна!
  
   Я прошу вас - не уходите.
   Подождите, молю. Подождите.
   Если вдруг вы уйдёте сейчас -
   Ничего не будет у нас.
   Да, мы продали Русь, но она
   В муках, боли - и ваша страна!
  
   Так боритесь. Живите на свете.
   Не бросайте нас, русские дети.
   Нас простите. За зло мы в ответе.
   Не сдавайтесь, русские дети...

ПЕСНЯ О РОДИНЕ - XXI

Это весьма циничная и печальная

переделка очень красивой песни

Лебедева-Кумача. Такова жизнь...

   От Москвы до самых до окраин,
   С южных гор до северных морей
   Сын тех гор проходит, как хозяин
   Полусдохшей Родины моей.
   Наркота привольно и широко,
   Точно Волга, по стране течёт,
   Пацанам в тюрьму у нас дорога,
   Стариков дом престарелых ждёт.
   Широка страна моя родная,
   Много в ней детишек, нефти, баб!
   Я другой такой страны не знаю,
   Где всем этим так торговля шла б!
  
   Наши нивы заросли бурьяном.
   В ад базарный наших городов.
   Ты не суйся, дорогой товарищ:
   Рот раскрыл не вовремя - готов!
   Там себя ведут, как будто дома,
   Орды чёрных, голубых, цветных!
   Это зрелище нам всем знакомо,
   Днём и ночью видим их, родных...
  
   Над страной могильный ветер веет,
   Что ни день - начальству слаще жить.
   И никто на свете не умеет
   Лучше них бабло в стране рубить!
   Но сурово брови оно сводит,
   Если зад не хочешь им лизать!
   По всему, друзья мои, выходит,
   Что мы сдохнем все, едрёна мать!
  
  

МОЯ РОССИЯ

Как летит под откос Россия -

Не хочу, не могу смотреть.

Но боюсь, что и вы бессильны,

Потому выбираю - смерть...

А.Ахматова.

   Над безмолвьем тоскливым улицы,
   Над похмельным укором судьбе
   Плещут крылья мутанта-курицы,
   Угнездившейся в русском гербе.
  
   Глазки хитрые, юркие пальчики
   И война без пощады... с детьми.
   Снова лепят срок русским мальчикам,
   Пожелавшим остаться людьми.
  
   Перекрыты шлагбаумом доллара
   Все пути и дороги к мечте.
   Забурьянено русское поле,
   Власть не та и песни не те.
  
   Как прыщи - новоделы храмов
   Вместо школ и могучих ракет.
   Над страною пылают рекламы,
   Забивая в ночи звёздный свет.
  
   Россиянам русскими зваться.
   Кто не хочет - концлагерь и смерть...
   ...Это что же, ребята - сдаваться?!
   Это что же - быть русским не сметь?!

   Где Кавказа ущелья узкие,
   Выполняя последний приказ,
   Умирают ребята русские,
   Не отводят от смерти глаз.
  
   Возле баров надуто-сытых,
   Где поганцы жируют и срут,
   Занял пост пацанёнок бритый
   И в руке - арматурный прут.
  
   По лесам, по деревням мёртвым,
   Как в далёкий военный год,
   Партизанские схроны упорно
   Потихоньку строит народ.

   Где-то, в нищем роддоме курском,
   Новый "Ост" рожденьем поправ,
   Появился мальчишка русский.
   Мать его назвала - Святослав.
  
   Кровь на куртке и узкой юбчонке -
   И холодных глаз приговор.
   Посадила наша девчонка
   На заточку "джигита" с гор.

   Где-то дело закрыто, закончено.
   Ликования в зале шквал.
   Наркодилера мальчики кончили -
   Суд присяжных их оправдал.
  
   Что ты делаешь, Ваня, за хатою?
   Что под стреху со свёртком полез?
   На заразу губасто-носатую
   Мужичок приготовил обрез.
  
   Власти-неруси в панике мечутся
   И строчат за законом закон,
   Но - суровым золотом светятся
   Лики русских старинных икон.
  
   Солнце в небе свастикой катится,
   Боги-предки не сводят с нас глаз.
   Тьмы исчадья в ужасе пятятся,
   Чуют - близок расплаты час!
  
   Мглой изгажено небо синее...
   Что ж, ребята, крепче держись!
   Ведь летит под откос Россия!
   Потому - выбираем жизнь!

М О Л И Т В А

Это не молитва убогонького

христианина. Это молитва

русского воина...

   Боже, Перун, старший брат,
   Князь небесных вершин,
   Солнца и Света солдат,
   Воин небесных дружин!
  
   С неба взгляни на нас -
   Гибнет Твой гордый род,
   Бьёт наш последний час,
   В доме враг, не у ворот!
  
   Наши мечи съела ржа.
   Пала стена щитов.
   Знаки заморских держав
   Вместо Твоих крестов.
  
   Лучших карает Зло,
   Смелость тонет во лжи.
   Время жидов пришло!
   Как дальше жить, скажи?!
  
   Нынче славянский дух
   Водкой и пивом разит.
   Мерзкие песни жгут слух,
   Клич боевой забыт.
  
   Пузо растит торгаш.
   Воин честь продаёт.
   В рабство правитель наш
   Русских детей отдаёт.

   Зельем торгует мразь
   Возле школьных ворот.
   В уши, глаза льют грязь
   От заморских щедрот.
  
   Боже, Перун, светлый вождь,
   Я воевать готов!
   Хлынет кровавый дождь,
   Смоет следы врагов!
  
   Буря развеет смрад,
   Гнусную тьму сметёт.
   Солнечный Коловрат
   В русское небо взойдёт!
  
   Боже, Перун, помоги!
   Благослови в поход!
   Нынче не видно ни зги -
   Завтра нас ждёт восход!

ПЕСЕНКА ПРО ДЕСЯТЬ ПАЦАНОВ

И вот вам результат...

   Однажды десять пацанов
   В столовку шли - обедать,
   Но школьный рухнул потолок -
   И их
   осталось девять.
  
   В аллеи парк их зазывал:
   Мол, милости к нам просим!
   Один из школы шёл - пропал,
   И их
   осталось восемь.
  
   Решил один, стоя в углу:
   "Так жить?! Да ну их всех!"
   И он уселся на иглу -
   И их
   осталось семь.
  
   Потом седьмой в кино нырнул
   На фильм хитовый "Жесть",
   Но кто-то бомбу там рванул -
   И их
   осталось шесть.
  
   Девчонок азер задирал,
   Назвал их "русский б...дь!"
   Шестой ему хребет сломал -
   И их
   осталось пять.
  
   Один на юге отдыхал,
   У моря, на квартире.
   И там в заложники попал -
   И их
   всего четыре.
  
  
   Четвёрку военком забрил:
   "Служить - дело мужское!"
   Один на мину наступил -
   И их
   осталось трое.
  
   Втроём вернулись по домам,
   Но ночью беспокойной
   Вернулась к одному война -
   И их
   осталось двое.
  
   Уголь ещё один рубал,
   И были дочь и сын...
   Но в шахте начался обвал -
   И вот -
   в живых один.
  
   Его семейный детский дом
   Звенит от голосов...
   ...Никак забыть не может он
   Про десять пацанов.
  

В НОЧНОМ КАФЕ

В придорожном кафе я

как-то увидел двух бес-

призорных. И написал о них.

   А в кафе придорожном ночном
   Дует кофе случайный народ.
   Слушай, друг: давай-ка зайдём
   И посмотрим, кто чем живёт.
  
   Дальнобойщики, бомжи, менты,
   У дверей - пара стоптанных шлюх,
   А теперь ещё я да ты -
   Два кусочка мозаики, друг.
  
   А за окнами дождь моросит,
   На асфальте - луж мелких рябь,
   Над фургонами косо висит
   Туч беззвёздных дырявая хлябь.

   Сигаретный плавает дым.
   Мат и смех, в телевизоре - рэп.
   И котёнок, сидя под ним,
   Доедает оброненный хлеб.
  
   Три монетки по пять рублей.
   И стаканчики с кофе парят.
   Эй, за стойкой - до края налей!
   Ты и я - уже двое, брат...
  
   Слушай, я больше вот - не могу.
   Веки падают - всё, отбой...
   Посмотри, я немного вздремну,
   А потом поменяюсь с тобой...
  
   ...Сигаретный всё гуще дым.
   Пахнет кофе, бензином, дождём.
   Ничего. Вот поспим-посидим,
   А с рассветом - дальше пойдём.
  
  

ПОСЛЕДНЕЕ ЖЕЛАНЬЕ

Последнее желание приговорённого

к смерти должно быть исполнено

(если оно не противоречит приго-

вору суда).

Из военно-полевого устава.

   Асфальт безжалостен зимой.
   Лежат замёрзшие тропинки.
   Но вас - они ведут домой.
   Я вижу, как спешат ботинки.
  
   А вы торопитесь бежать,
   От ветра спрятав в шарфы лица.
   Мимо нахохленных бомжат -
   Визитки "северной столицы"
  
   От люка - хоть чуть-чуть тепла,
   Но так усталость навалилась...
   И за громадой из стекла
   За час до срока солнце скрылось...

   И это значит - день прошёл.
   Мороз вступил в ущелья улиц.
   Сосед мой плачет - хорошо.
   Другой не плачет - словно умер.
  
   Хочу, чтобы вернулась осень.
   У Ромки на щеке - слеза.
   И зелень цифры "38"
   Как бритва, режет мне глаза.
  
   Табло термометра не гаснет.
   Как надоедлив этот свет...
   Нам некуда идти сегодня
   И на еду надежды нет.
  
  
  

   Мы прижимаемся плотнее
   И Ромка шепчет: "Не хочу..."
   А Колька - он совсем не греет...
   Мне лень проверить. Я молчу.
  
   А изо рта курится пар...
   Я буду ждать и жить упрямо,
   И будет солнышка пожар,
   И, может быть, воскреснет мама...
  
  
  

АПОКРИФ

- Что есть истина?

Понтий Пилат.

   Временами всё бессмысленно -
   Что ты вынес-перенёс...
   ...На вопрос: "А что есть истина?" -
   Промолчал в ответ Христос.
  
   Выстрел в спину - мёртвым падает
   Рыцарь - в латах иль без лат...
   Никому добро не надобно -
   Был умней Христа Пилат.
  
   Силы нет в мольбах, проклятиях...
   Заколачивайте гроб!
   Что там возитесь с распятием?!
   Можно проще - пулю в лоб!
  
   Под гипнозом волокучих фраз
   Держат нашу Русь в плену.
   По живому в миллионный раз
   Абортируют страну.
  
   Я стихи сейчас, как пули, лью.
   Наплевать: ответ, вопрос...
   В одну печку крематорную
   Свалены Пилат, Христос...
  

ПРАДЕД

Именем павших!!!

   Я давно уж не живу на свете.
   Светят мне нездешние огни...
   Я весь мир оставил своим детям,
   Но его не сберегли они.
  
   Я погиб в болотах белорусских
   Но представить даже и не мог,
   Чтоб светловолосый мальчик русский
   Хлеба у врагов просил кусок.
  
   Что до срока внука жизнь прервётся,
   В стылый пепел прогорит мечта.
   Что в дни мира правнук назовётся
   Этим страшным словом "сирота".
  
   Я - поверьте! - смог бы защитить их!
   Мразь жалела бы, что выползла на свет!
   Но - вот мука!!! - для в боях убитых
   В мир живых обратно хода нет.
  
   И нездешняя дорога в серой пыли
   Никогда не приведёт меня домой...
   ...Внука моего враги убили,
   Но живёт и помнит правнук мой!
  
  

* * *

Надежда - мой компас земной...

   А, может быть, есть она - эта страна,
   Где воздух прозрачен, трава зелена,
   И в небе высоком с рассветом звенит
   Там солнечный диск, словно огненный щит?
  
   Там гордый и смелый красивый народ
   Работает - словно бы песню поёт.
   И там не бросают собак и детей,
   Все двери открыты для добрых гостей.
  
   И сотни дорог и тропинок лежат,
   И мир - как волшебником созданный сад.
   Не прячут дома там за хмурой стеной,
   А все огорченья - как дождик грибной.
  
   Там нет свалок мусорных возле дорог,
   Там песни - широкий и чистый поток.
   Играют мальчишки в футбол во дворе,
   А вечером травы в росе-серебре.
  
   Не нужно бояться там детям чужих,
   Не нужно в карманах там прятать ножи,
   И если вдруг кто-то пропал как-то где-то -
   То значит, гулять он ушёл до рассвета.
  
   Там ночью свет звёзд не поганит реклама,
   Там каждого ждут дома папа и мама.
   Там власть - это просто желанье народа,
   Законы там - совесть, отвага, свобода.
  
   А к звёздам - и дальше - уводят пути,
   И есть в жизни цель - все пути те пройти.
   И, может быть, рядом она - та страна,
   За плёнкой, за гранью неясного сна.
  
   И, может, мы были одно с давних пор,
   Но где-то развёл нас судьбы приговор...
   ...Я верю: она рядом, здесь, она тут!
   И, может, страну ту Россией зовут...
  

AVE MATER DEI !

Что дал миру Мухаммед кроме

проповеди насилия и убийства?

Папа Бенедикт. 2006 год.

   Вонючие бороды к солнцу - орда!
   Полощет над солнцем тряпьё знамён.
   Орда за поклоном кладёт поклон
   И из-под век ползёт чернота.
   Молитва. Идея молитвы проста:
   В аллаха не верит - виновен он!
   Женщинам, детям - позор и полон.
   Противишься - муки, клинок, темнота.
  
   ...Балканы повисли на струнах дыб.
   Бросают османы труп на труп.
   Тела без ушей, без кишок, без губ.
   Последний выдох - страданья хрип...
   ...Галерных вёсел безумный скрип.
   Арабский пират - будто лошади круп! -
   Клеймом отметил сто детских рук.
   Италия плачет о детях своих...
  
   ...Лицо паутина злой паранджи
   Навеки скрыла от глаз людских.
   Померкло сиянье волос золотых.
   Ей жить без любви и сгинуть во лжи...
   ...- Где брат мой младший, сжалься, скажи?!
   Он вырван был из объятий моих
   И плач его в прочих рыданиях стих...
   Здесь речи - плевки, здесь глаза - ножи...
  
   ...На наших знамёнах - свастичный крест.
   Последних приколем штыком к горам.
   Благословляет воинов храм.
   Перчатки латной святая месть.
   В объятье пальцев эфеса медь
   И на лице - ятаганный шрам.
   Набатом солнце гудит - "Пора!"
   Разливом - русские роты окрест...

  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"