Мартынов Сергей: другие произведения.

Ночь в тоскливом октябре - 2012. Записки Нейроманта

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Это не вполне рассказ, а написанный от лица моего персонажа отчет по прошедшей с 1 по 31 октября 2012 года городской ролевой игре "Ночь в тоскливом октябре" по одноименной книге Роджера Желязны.

  Мои долгие эксперименты над человеческим разумом можно считать успешными. Начав с изучения нейронов и разработки устройств, управляемых ритмами мозга, я перешел к исследованию тех тонких и неявных психофизиологических процессов, что порождаются только силой разума, но оказывают влияние на материальный мир.
  Конечно, немаловажную роль в успехе моих исследований сыграло использование старинного кристалла, идеально подошедшего для фокусировки психических сил. Я нашел его в лавочке старьевщика и изначально принял за обычную безделушку, но позднее, с развитием чувствительности, понял, что кристалл наделен собственными силами.
  Используя его, я значительно усилил свои псионические способности и уже проверил возросшую силу на окружающих. Кристалл, который я решил называть Хрустальным Оком, даже мощнее, чем мои нейронные усилители, хотя и они помогают как в работе, так и в жизни.
  Коллеги, посвященные в мои эксперименты, дали мне прозвище, которое я принял с гордостью и теперь сам именую себя Нейромантом. Как мне кажется, это имя вполне соответствует моей сути.
  Все чаще я ощущаю смутное беспокойство, связанное со сменой фаз луны и одновременно с приближением Дня Всех Святых. Изучая архивы библиотек, я обнаружил неясные намеки на причину. Из всех доступных мне источников я, активно используя обретенные способности, почерпнул некоторые подробности Игры, меняющей мир, и Ритуала открытия Врат. Пока я не решил, как ко всему этому относиться, но стоит отправиться туда, куда тянет меня этот неслышимый зов, и приглядеться поближе...
  
  Первый день октября начался для меня с приятного известия. Оказалось, что в Игре участвует моя старая знакомая, писательница Фанни, автор романов о любви. Мы познакомились еще в колледже, где она слушала лекции по литературе, а я изучал курс нейрофизиологии, и с тех пор поддерживали дружеские отношения. Конечно, я не знал, окажемся ли мы в итоге на одной стороне или на разных, но надеялся, что старая дружба поможет в любом случае.
  Обострившаяся псионическая чувствительность буквально притянула меня на место, где уже собрались некоторые люди, явно принимающие участие в Игре. Первым, кого я встретил, стала экзотически одетая девушка, представившаяся, как Айрен. От нее веяло чем-то не вполне человеческим, и мои подозрения подтвердились немедленно - она сообщила, что принадлежит к роду фейри. Следующим, кого я встретил, был человек, назвавший себя Дрино Ломанн. Впрочем, представившийся - не вполне верное слово. Эманации места встречи оказывали на него довольно странное воздействие, заставляя молчать, и поговорить нам удалось, только отойдя на довольно значительное расстояние. Более поучительная беседа состоялась у меня с другим Играющим, отзывавшимся на имя Протон. Сочтя, что разглашать собственное имя было бы несколько поспешно, я вспомнил о своих Ph.D. по кибернетике и нейрофизиологии и представился как Доктор. Мы обменялись слухами о том, что, как ни странно, ведьмы в наши дни не редкость, еще не все Игроки определились со своей стороной, главное - привлечь на свою сторону силу, а так же что среди Игроков, предположительно, имеется черно-бурый лис-оборотень. Менее полезной оказалась беседа с девушкой по имени Онила. Забегая вперед, скажу, что это была не только первая наша беседа, но и последняя.
  Еще одним моим собеседником стал крайне серьезного вида человек по имени Ирвин. Выяснилось, что у нас есть нечто общее - интерес к науке. А заодно я узнал, что некоторое время назад ему приснился крайне необычный и тем запомнившийся сон о каких-то черных крыльях. Не могу не заметить, что, несмотря на легкость беседы, веяло от Ирвина чем-то опасным. Последним же, с кем я говорил в тот день, был молодой человек, представившийся как Джеки. Его настроение крайне быстро менялось, как будто я имел дело с двумя разными людьми одновременно.
  Спустя пару дней я вернулся на место, где встретился с Играющими, чтобы постараться добыть какие-нибудь ингредиенты. Прогуливаясь по берегу реки, я обнаружил огромную иву с расходящимся в вышине на три части стволом, слабо светящуюся в ментальном зрении. Сочтя, что это неспроста, я огляделся и увидел метку - парящие в воздухе небольшие черные крылья, окруженные легким оранжевым сиянием. Без сомнения, сон Ирвина был связан именно с этими крыльями. Дорожка, обозначенная меткой, начиналась прямо напротив ивы и круто уходила вверх по склону холма.
  Следуя за метками, я прошел мимо ажурной белой беседки, рядом с которой возвышались фонтаны, миновал футбольное поле слева и непонятную зеленую будку справа, прошел вдоль ограды, Дома Шахматистов, нырнул под висячие мостки, миновал Дом Знаний, спустился по лесенке к пруду, на берегу которого стояла заброшенная и заколоченная купальня, и вышел снова к берегу реки. Метки, парящие в воздухе, вели меня, пока внезапно не кончились. Я слегка растерялся, но прямо впереди увидел громаду моста, сияющего в ментальном зрении. Поняв, что это финальная точка пути, я отправился прямо к мосту, носившему имя одного из апостолов.
  У одной из чернокрылых меток я встретил белку. Угостив ее завалявшимся в кармане орехом, я испытал какое-то странное ощущение, которое попытался удержать в памяти. Также я отщипнул небольшой кусочек веточки с куста можжевельника, а светловолосая девушка под воздействием моего гипноза поделилась со мной прядью волос. Остановившись там, где две дорожки пересекались друг с другом, я собрал горстку земли. В тот же день концерт в баре принес мне флайер с автографом руководителя музыкального ансамбля.
  Хотя следующая моя встреча с Играющими произошла только через неделю, но время было насыщенное. Случайный порыв ветра принес мне клочок старинного манускрипта, сильно пострадавшего от времени и дождей. Структура текста осталась читаемой, но разобрать можно было только отдельные слова. Сочтя, что в такое время случайностей не бывает, я тщательно переписал весь различимый текст, заменив нечитаемые буквы звездочками, и получил следующие строки:
  
  * ** кто ***** ******* но ***** ***** сны
  ****** ***** Твой ******* * Тебе
  ****** **** о ******* ******
  ****** **** Повелитель **** * башне ***** * Р"лиех *** ******** тебя
  ** ***** разорвет **** ********* оковы
  * ******* Твое ***** ********* из ***** ****** Глубин ***** **** тайное ***
  ***** ***** где ********** **
  ****** **** знак **** * мог ******
  **** **** здесь ** *****
  ***** ****** умрет ***** ******** время ****
  * ** больше ** ******* спать
  ****** **** властью *********** *****
  ***** *** я ******** **** Зов
  
  Прибегнув к методу, который меня еще никогда не подводил, я отправился в библиотеку, где узнал, что мне в руки попало древнее и могущественное заклинание. Всего существует три экземпляра этого текста, и остается надеяться, что остальные два находятся в руках других Играющих и можно будет собрать полный текст.
  А на следующий день произошло куда более загадочное событие. Внезапно висящее на моей шее Хрустальное Око запульсировало и в моей голове настойчиво зазвучала фраза: "И мир соберется до точки как будто". Одновременно я почувствовал, что кто-то пытается следить за мной, однако не смог установить, кто это был. И вновь мне на помощь пришли старинные книги, из которых я узнал, что из подобных фраз складываются четыре строфы по четыре строки в каждой, вместе являющиеся заклинанием, позволяющим определить место проведения Ритуала.
  Затем настало время для новой встречи с другими Играющими. Однако для меня стало крайне неожиданным открытие, что в современном городе можно встретить крайне удивительных существ - например, троллей. Один из них, сидя в парке, давал поручения, за успешное выполнение которых давал подарки. Сочтя, что подарок тролля вполне может пригодиться, я попытался выполнить поставленную им задачу. Но чувство юмора троллей общеизвестно, так что мои попытки оказались безуспешными. Зато я смог собрать лакричное наслаждение и добыть клок овечьей шерсти - как ни странно, в центре города встречаются не только тролли, но и овцы. Тем не менее, срезать клок шерсти - одно, а вот побрить овцу налысо, как пожелал тролль, мне не удалось.
  Еще одним, достаточно приятным событием, стало то, что мне удалось собрать все заклинание манускрипта, хотя и пришлось в обмен поделиться теми словами, что знал я. Фрагменты заклинания нашлись у Дрино и еще одной Играющей по имени Хильд. Совместными усилиями мы составили полный текст, выяснив попутно, что с помощью этого заклинания можно на некоторое время призвать одного из Древних Богов - самого Ктулху.
  Итоговый текст заклинания выглядел следующим образом:
  
  о ты кто лежит мертвым но вечно видит сны
  слушай слуга Твой взывает к Тебе
  услышь меня о могучий Ктулху
  услышь меня Повелитель грез в башне твоей в Р"лиех они заточили тебя
  но дагон разорвет твои проклятые оковы
  и царство Твое снова восстанет из праха жители Глубин знают твое тайное имя
  гидра знает где пребываешь ты
  открой твой знак дабы я мог узнать
  твою волю здесь на земле
  когда смерть умрет тогда наступит время твое
  и ты больше не станешь спать
  надели меня властью успокаивать волны
  чтобы мог я услышать твой Зов
  
  Из общения с Протоном я узнал, что некоторые из ингредиентов невозможно достать, а так же узнал принадлежащую ему строку заклинания Расчета, обменяв ее на свою. Так же я узнал от Айрен ее строку и слух, что среди причастных к Игре имеется суицидальный маньяк.
  Дрино же произвел на меня сложное впечатление. Он старался выяснить мою принадлежность, не греша против этикета Игры, гласящего, что подобный вопрос невежлив, и намекал, что может оказаться на одной стороне со мной, а так же что граф Дракула был несправедливо оболган, и не все вампиры - зло. Все это заставило меня подозревать, что именно вампиром он и является. Это предположение, по крайней мере, объясняло и его длинный плащ, и широкополую шляпу, и темные очки, с которыми он не расставался даже ночью.
  Уже на следующий день я связался с Фанни и обменялся с ней строками заклинания Расчета. Случайная оговорка натолкнула меня на мысль, что Фанни, так же, как и я, знает правила составления заклинания и может рассчитать место проведения Ритуала. Уже позднее выяснилось, что мои подозрения были оправданы.
  Я пытался обменяться строками и с Дрино, но тут меня ждал крайне неприятный сюрприз - он продиктовал мне мою же фразу. Смутное ощущение, что он узнал ее от Протона, с которым связан какими-то странными узами, позволяющими Дрино распоряжаться Протоном, к делу пришить было нельзя, и мне пришлось ограничиться тем, что я уже узнал.
  Спустя две недели с начала Игры, в момент смерти старой луны, ментальный фон мира отразил нарастание напряжения и сил. В уже не раз изученных мною книгах появлялись ранее незамеченные заклинания - к примеру, чары охранного круга, крайне полезные в столь запутанных обстоятельствах. Заклинание, обеспечивающее защиту от магического воздействия потусторонних сил, явно могло пригодиться. В книге было приведено несколько вариантов заклинания, но я выбрал латинский текст и заучил его наизусть:
  
  Hunc ego praesidium: nihil comprehenderunt. Hinc omne malum erit circuli, a me invicta defensio. Nihil tanget me, donec ego non dilacerant circuli.
  
  А следующий день начался с сообщения об убийстве молодой женщины, по описанию крайне похожей на Фанни. Тело, найденное в сквере, было буквально нашпиговано серебряными пулями, а земля вокруг была покрыта множеством следов очень крупной собаки или волка.
  В этот же день в частной беседе с Протоном мы раскрыли карты. Так как к тому времени уже многим было известно, что мои эмпатические способности позволяют мне определять ложь, хотя никто и не знал, с каким трудом мне это дается, он честно признался мне, что принадлежит к Открывающим и является их расчетчиком. Я сообщил ему, что являюсь Закрывающим. Но, несмотря на различие идеологических позиций, мы договорились, что не будем отказываться от сотрудничества в тех случаях, когда оно будет нести только пользу нашим сторонам. Заодно выяснилось, что Открывающими являются Дрино и Айрен. Впрочем, я давно подозревал, что фейри, оставшаяся в нашем мире и связанная с Древними Богами дальним родством, не может быть Закрывающей.
  Окольным путем со мной связалась Фанни. Убийца действительно нанес удар по ней, но промахнулся. Спасая свою жизнь, она скрылась и теперь находится в укромном убежище. Я сказал, на какой стороне нахожусь, и ей, и не прогадал - моя старая знакомая оказалась последовательницей тех же убеждений, и теперь Закрывающих в Игре было, по меньшей мере, двое. Однако из слов Фанни следовало, что нас больше - на нашей стороне находится так же и Играющая Мэри Роуз, всюду появляющаяся в сопровождении японца Ишидо.
  Заодно Фанни подтвердила мое давнее предположение, что является расчетчиком, и мы обменялись всеми известными нам строками заклинания Расчета - на случай, если убийца, которого она успела разглядеть - это был Ирвин - все же доберется до нее, или если на меня будет совершено успешное покушение, так как Дрино, периодически охватываемый приступами безумия, проговорился, что хочет меня убить. А серебряные пули, которыми была убита случайная жертва, своей смертью спасшая Фанни, объяснились довольно просто - Фанни оказалась оборотнем. В колледже я и не подозревал за ней подобного свойства.
  На следующий же день я подвергся ментальному нападению. Разумеется, Хрустальное Око успешно отразило атаку, защитив меня, и позволило установить, что в мое сознание пытался вторгнуться Джеки. В связи с этим я стал подозревать его в принадлежности к Открывающим.
  Следуя совету Фанни, я связался с Мэри Роуз и узнал, что Закрывающих совсем не мало - по ее словам, на нашей стороне так же были уже знакомый мне Джеки - молодой человек с крайне изменчивым настроением, порывистая и горячая Огонек и производящий впечатление крайне сильного человека Игорь. Вопрос, почему Джеки пытался ментально атаковать меня, так и остался не проясненным. К этому времени уже выяснились все участники Игры, поэтому я стал надеяться, что наша сторона обладает численным перевесом над Открывающими.
  От Мэри я узнал еще множество фраз заклинания Расчета, но по-прежнему меньше, чем было необходимо для составления полного заклинания. Обмен информацией с Огоньком принес мне много полезных слухов, но ничего более. Желая, чтобы тайны, которыми я обладаю, остались в нашем распоряжении даже в случае моей гибели, я проявил нехарактерный для себя альтруизм и сообщил заклинание вызова Ктулху Огоньку и Мэри Роуз. Из откровений Огонька стало ясно, что с помощью этого заклинания, нейтрального по отношению к Игре, можно получить какую-то поддержку.
  Очередная встреча с другими Играющими была посвящена не только сбору ингредиентов, но и выяснению некоторых подробностей личности Играющих - поиску реального участника Игры по витиеватому описанию. Стараясь упорядочить свои мысли прогулкой по парку, я услышал совиный крик. Хотя это был довольно непривычный для меня звук, я все же сохранил его в памяти, как и беседу с охранником парка о текущем времени. Было бы полезно спросить у него, какой породы сова издает такие крики, но в тот момент эта мысль не пришла мне в голову.
  Ряска, покрывающая поверхность одного из прудов, напомнила мне одновременно о болотах и о ведьминых зельях, поэтому я зачерпнул немного, лишь чудом избежав купания в холодной и мокрой воде. Также я сорвал с куста барбариса ягодку, которую положил в пакетик для образцов.
  Перебрав свои воспоминания, я нашел благодарность мастера в виде двукратно повторенного "Спасибо". А в лабораторных запасниках обнаружились соль, кусок воска и свечи, благовонную палочку и каштаны, а так же листья крапивы.
  В ходе поиска ответов на поставленные вопросы я узнал, что Хильд является колдуньей, Дрино - жрецом темных сил, Игорь - берсерком, а Протон является знатоком кода и владеет кольцом. Так же было установлено, что Огонек - хозяйка артефакта Свечи, у Алисы есть колода карт, предсказывающих будущее, а Дрино - хранитель Кубика Лемаршана. Правда, и мое инкогнито приказало долго жить, и информация о Хрустальном Оке и моих ментальных способностях разошлась широко.
  Наиболее полезной в логическом смысле, хотя и не приведшей к чему-либо практическому, оказалась моя беседа с Ирвином. Этот глубоко увлеченный биологией и биофизикой человек желал произвести вскрытие представителя нечеловеческой расы, для чего имел все возможности. Собственно, именно поэтому он и стремился убить Фанни - чтобы посмотреть, как оборотни устроены изнутри. Я предложил ему вампира взамен оборотня, поскольку на тот момент имел все основания опасаться за свою жизнь и хотел избавиться от угрозы со стороны Дрино Ломанна. Однако же тяга к науке в Ирвине не пересилила нежелание таскать для меня каштаны из огня, поэтому договориться нам не удалось. Можно было бы попробовать подкупить его артефактом, но я был совершенно не готов расстаться с Хрустальным Оком, уже столько раз продемонстрировавшим свою полезность. Впрочем, от Ирвина я узнал, что при вызове демонов настоятельно рекомендуется защитить себя от магических и ментальных воздействий.
  Пользу принес и очередной поход по библиотекам, где я нашел еще парочку заклинаний - атакующую Черную Немочь и защитный Доспех Безмолвия.
  Следующая новость, которую я получил частным порядком, гласила - Доктор является агентом противной стороны. Несколько обескураженный подобным утверждением, я попытался выяснить, что привело Огонька и Джеки к такому выводу. Оказалось, что причин было две - наличие одинаковых фраз у меня и у Дрино и отсутствие общения с Джеки. Фанни, узнав о подозрениях в мой адрес, была столь возмущена, что ненадолго покинула свое убежище, чтобы приготовить и передать мне Зелье Откровения, обеспечивающее три честных ответа на заданные вопросы - не для того, чтобы избавить от подозрений меня, но для того, чтобы проверить, не является ли агентом противника Огонек. Однако мы все же смогли договориться без применения как зелья, так и имеющихся у нас способностей, развязывающих язык - моей эмпатии и гипноза Огонька. Однако из-за этого мы потеряли много времени, так как по просьбе Огонька остальные скрывали от меня информацию.
  К моменту очередной встречи с другими Играющими Игра перешла в активную фазу. Прежде всего, нашелся еще один способ привлечения дополнительных сил. Если в начале Игры сторона, имя и род занятий Играющего были самым охраняемым его секретом, то теперь можно было обрести некоторую силу, прилюдно огласив свою принадлежность. Поскольку мое инкогнито к тому времени было секретом Полишинеля, я решил так и поступить, и заодно рассеять последние подозрения в мой адрес. А очередной встреченный тролль - я уже устал удивляться их количеству во вроде бы современном городе - дал мне задачу: найти еловую шишку. Как и всегда, чувство юмора троллей ставит людей в тупик - ведь на несколько километров окрест нет ни одной елки.
  Но прежде следовало найти Знак Древних, способный принести пользу Закрывающим во время Ритуала. Манускрипты библиотеки принесли мне две подсказки о возможном местонахождении Знака Древних. Одна из них гласила: "Найди Знак Древних на мосту через ничто в никуда, чтобы закрыть, сперва надо открыть!" Вторая же была более таинственна и гласила:
  
  Путь к тайне скрыт. И к ней дорогу
  Тебе придется отворить.
  Там страж стоит. Проход к чертогу
  Оставлен вечно сторожить.
  Он молчалив и неприступен,
  И холодно его нутро.
  Но коль секрет тебе доступен -
  Откроет он тебе окно...
  
  Мост через никуда в ниоткуда нашелся быстро. Вместе с Огоньком, получившей точно такие же подсказки другим путем, ведомым только ей, мы дошли до моста и осмотрели его. Знак Древних, начертанный на замке, висящем на перилах моста, просто бросался в глаза, и мы решили, что задача решена. Однако оказалось, что наша цель - не просто найти, но заполучить. Оставив Огонька размышляющей в парке, я вернулся к мосту в надежде найти ключ. По дороге я встретил Джеки и Дрино, блуждающих по парку с неясными целями. Сбив их с толку вопросом, не видели ли они здесь хотя бы одну ель, я принялся искать ключ. Джеки, расставшись с Дрино, присоединился ко мне, и мы сообщили друг другу свою принадлежность. Как и говорили мне остальные, Джеки являлся Закрывающим, но до прямого разговора не мог поверить, что и я тоже.
  Вместе с Джеки мы повторно осмотрели мост в поисках ключа. Затем к нам присоединилась Огонек, и мы в третий раз обшарили весь мост и пространство под ним. Когда к мосту пришли Мэри Роуз и Ишидо, мы сконцентрировались на попытках открыть замок, поскольку поиски, география которых несколько расширилась - Огонек даже осмотрела часть ограды парка, а я - все окрестные деревья с дуплами, - остались безуспешными. Однако и прямой взлом замка, явно защищенного мистическими силами от каких-либо повреждений, не увенчался успехом.
  Во время небольшой паузы я решил поработать не руками, а головой. В конце концов, человек разумный должен использовать свой разум. Устроив мозговой штурм, мы осознали, что ключ надо не искать рядом с замком, а попросить его у сил, следящих за соблюдением Правил Игры. И наша просьба принесла результат. Хотя я горд, что эта мысль пришла мне первому, я склонен считать, что в данном случае блеск моего интеллекта мог засиять и раньше, избавив нас от затянувшегося почти на час обыска моста. Отперев замок, мы вернулись к Дому Знаний, где каждый - как мы, так и присутствовавшие Открывающие - огласил свою сторону и получил награду в виде дополнительных сил. Однако даже после этого Играющие, уже привыкшие называть меня Доктором, предпочитали это обозначение куда более истинному имени Нейромант.
  Кроме дополнительных сил, этот день принес несколько фрагментов строк расчетного заклинания. К сожалению, ни одна из фраз не была полной, но имеющихся обрывков было достаточно, чтобы определить, что четыре фразы из пяти найденных уже были нам известны, а вот пятая ранее не встречалась никому из Закрывающих. Состыковав вместе клочки бумаги, удалось получить примерно такой текст:
  
  и льдом  ||  ухе веет
  тому пре  ||  учиться
  от нечел  ||  
  решится  ||  йдутся -
  граница в  ||  слабее
  
  Средняя фраза, не знакомая никому из нас, оказалась недостижимой. Никакие мистические откровения не помогли ее выяснить, и это крайне затрудняло расчет.
  На следующий день я испытал довольно сильное разочарование. Прямо в центре города я наткнулся на старинное кладбище, переполненное силой. Однако ворота его были заперты и хорошо охранялись, а ажурный забор был расположен на таком расстоянии от могил, что я всего несколько сантиметров не дотягивался до мха, густо покрывающего старинные надгробия.
  Чтобы увеличить наши шансы на победу, мы решили воспользоваться найденным мной ритуалом вызова Ктулху в поисках дополнительной силы. Встретившись через пару дней после обретения Знака Древних с Джеки и Огоньком в "потерянный час любви", когда единственно можно провести ритуал, мы добрались до древнего каменного алтаря на небольшом островке.
  Встав вокруг алтаря, очертив защитные круги и закрывшись от ментальных воздействий (я отказался от Зелья Несокрушимого Разума, положившись на Хрустальное Око), мы хором произносили слова древнего заклинания. С каждой строкой реальность вокруг нас менялась и из невообразимых далей Ада все громче доносились шепот и скрежетание, проникающие прямо в мозг, а поднявшиеся над алтарем щупальца становились все более материальными. Однако наша защита выстояла и с последней фразой заклинания реальность вновь вернулась в свои берега, звуки стихли, а щупальца втянулись обратно в Ад, из которого ненадолго проникли в наш мир, оставив на алтаре Закрывающую Палочку. В этот раз она приняла вид кисти для рисования.
  Кисточку взял Джеки. Стерев следы проведенного ритуала, мы отправились поближе к цивилизованным районам города. Однако из кустов к нам приблизился большой серый волк. Волк не проявлял агрессии, но все же вызвал у меня изрядное подозрение - хотя к троллям посреди города я успел привыкнуть, но вот волки были для меня в новинку. У меня не было ни какого-либо оружия, ни защиты, ни даже возможности прибегнуть к оборонительной магии. Оставалось только остерегаться и пытаться убежать. Однако остерегался я недостаточно, а волк все же был агрессивным. Помню ощущение тяжелых лап на своих плечах, а дальше наступила темнота.
  Когда сознание вернулось ко мне, выяснилось, что волк сильно меня изранил, и два дня я провел в реанимации. Кроме меня, так же пострадала и Огонек. Джеки оказался в полном порядке, но не смог достойно ответить волку, поскольку был занят тем, что тащил наши почти бездыханные тела в больницу.
  Как только я очнулся, Фанни взяла меня в оборот. Она уже несколько дней отдавала все свои силы расчету заклинания, позволяющего определить место проведения Ритуала, и хотела, чтобы я присоединился. Разумеется, я согласился. Однако с налету составить правильное заклинание не удалось, хотя я и приложил все усилия и ментальные способности.
  Кроме того, пока я лечился, у нас обнаружилась утечка информации. Один из вариантов расчетного заклинания, известный только Фанни, Джеки и Игорю, попал в руки Открывающих. И разумеется, под подозрением оказался Игорь, не объявивший о своей стороне во время прошлой встречи. Некоторое время Джеки хотел заставить его раскрыть свою принадлежность и даже попросил у меня приготовленное Фанни Зелье Откровения, но затем принял иное решение.
  В предпоследний день Игры я с самого утра получил радостное известие от Фанни. Ей удалось составить заклинание и рассчитать место проведения Ритуала. Она поделилась со мной как знанием о месте Ритуала, так и текстом самого расчетного заклинания, выглядящего следующим образом:
  
  Октябрьским серым туманом окутан,
  Замрет на мгновенье продрогнувший город.
  Часы пробьют полночь, а может быть, утро,
  И мир соберется до точки как будто.
  
  Седой паутиной дома и аллеи
  Безвременье саваном словно укроет,
  И реки теченье своё остановят,
  И в ряд встанут солнце с щербатой луною.
  
  Земля на пороге, Круг должен замкнуться.
  Судьба ль всему сущему в прах обратиться,
  Решится, лишь все воедино сойдутся.
  Тому предначертано было случиться.
  
  Граница всё тоньше, печать всё слабее.
  Не ясно, где друг а где враг.
  И льдом неизвестности в воздухе веет
  От нечеловеческих врат.
  
  Одновременно с этим Джеки, окончательно уверившийся во враждебности Игоря, решил кардинальным образом покончить с проблемой. О подробностях я узнал позднее, непосредственно перед Ритуалом, а тогда мне стало известно лишь то, что в истекающие минуты предпоследнего дня, когда причинение вреда другому Играющему еще не нарушало Правила, Джеки убил Игоря.
  Я же готовился к Ритуалу, больше морально, но отчасти и физически. Прошлая ночь принесла мне отражение полной луны в осколке стекла, а утренний холод привел к появлению небольшого тумана, часть которого я попытался уловить. Вспомнив в последнюю минуту о коробке револьверных патронов, прибереженных на черный день, я расковырял парочку и добыл из них порох. К сожалению, сам револьвер давно вышел из строя, но, по крайней мере, патроны от него тоже полезны в хозяйстве.
  Полнолуние оказало влияние и на библиотеку, где я нашел ранее скрытые заклинания, применимые только во время Ритуала и открывающиеся человеческому взору лишь непосредственно перед Ритуалом. Эти заклинания - Печать Изиды, Стрела Аполлона и Щит Хеймдалля - противодействуют заклинаниям, попавшим в руки Открывающих. Выписав их тексты на бумагу, я обнаружил, что мне доступны только два из трех заклинаний - для Печати Изиды не хватает ингредиентов - но и имеющихся у меня заклинаний хватит только на какое-то одно из двух. Поэтому я приготовил четыре набора ингредиентов, разложив отдельно ингредиенты, требующиеся как для Стрелы Аполлона, так и для Щита Хеймдалля, по отдельности те, которые используются в одном из этих двух заклинаний, но не во втором, и отдельно то, что осталось незадействованным.
  Так же я приготовил замок с начертанным на нем Знаком Древних, которым можно было запереть Врата. Кроме того, я заранее озаботился несколькими короткими заклинаниями, не требующими ингредиентов для своего использования с целью поддержания Ритуала.
  Утро последнего дня началось не с самой приятной новости. Оказалось, что ночью под воздействием полнолуния Ишидо помешался, застрелил Мэри Роуз и застрелился сам. Таким образом, Закрывающих осталось всего четверо.
  
  С заходом солнца все участники Игры собрались на месте проведения Ритуала. Кроме доживших до этого момента участников молчаливой тенью присутствовал Ирвин, уже давно прекративший прикидываться Играющим, а так же одурманенная магией кого-то из Открывающих жертва.
  На некоторое время были отброшены все разногласия, так как развести ритуальный костер в заснеженном лесу не так уж и легко. В этом нам оказали большую помощь силы Огонька, воспользовавшейся своей огненной магией. Но наконец пламя разгорелось и мы выстроились по широкой дуге. Чтобы защититься от выплесков сил, каждый обвел себя охранным кругом, а те, кто имел Зелье Несокрушимого Разума, выпили его, не желая оказаться одурманенными. Я же в очередной раз положился на свой артефакт.
  Чтобы наполнить костер Силой, мы по очереди бросали в него ингредиенты, и я порадовался своей предусмотрительности, заставившей меня взять с собой все, что нашлось в лаборатории. Однако Сила вливалась в костер медленно, и к моменту овеществления Врат все, чем я готов был пожертвовать, кончилось. Начался финальный этап.
  Айрен пела песни на языке фейри, Дрино взывал к своему темному повелителю, вглядываясь в глубины Кубика Лемаршана, Хильд обращалась к ведовским силам, а Протон внезапно начал читать заклинание воскрешения. И его слова возымели эффект - рядом с ним возникла фигура Игоря, менее суток назад убитого Джеки.
  Затем вступили мы - Джеки, пожертвовавший костру еще один ингредиент, Фанни, читающая длинное рифмованное заклинание, Огонек, воззвавшая к лесным духам, и я, произнесший первое из приготовленных заклинаний:
  
  Так затворяются все двери,
  Замки, засовы и врата.
  Бесцельна ваша суета -
  Так затворяются все двери.
  
  После этого круга Врата остались практически в равновесии, и начался второй круг. Айрен снова обратилась к древним силам Земли, а Дрино принес жертву, одурманенную магией фейри. Игорь очертил себя защитным кругом, мы же вновь поддержали Ритуал, и я использовал второе из заклинаний:
  
  Так задвигаются засовы,
  Что разделяют грань миров.
  Ничто не потрясет основ -
  Так задвигаются засовы.
  
  На следующем круге Хильд воспользовалась одним из могущественных Открывающих заклинаний - Копьем Осириса. Огонек смогла отразить его Закрывающим контр-заклинанием, прочитав Печать Изиды. На фоне Врат разыгралась схватка между двумя фигурами, точь-в-точь, как на фресках в пирамидах, закончившаяся поражением египетского царя загробного мира. Третье мое заклинание завершило этот круг:
  
  Так запираются замки,
  Что держат вместе врата Ада.
  И мир укрыт от Древних взгляда -
  Так запираются замки.
  
  Очередной круг оказался крайне тяжел для всех Играющих. Выплеск ментальной магии лишил воли и парализовал всех незащищенных участников. Особое опасение у меня вызывала Фанни, предупредившая нас, что из-за своей природы она особенно уязвима для ментального воздействия, однако она не вышла за пределы защитного круга прямо в щупальца, тянущиеся в тенях между языками костра, а замерла на месте. Так что двое Открывающих поддержали Ритуал, а я прочитал последнее из своих малых заклинаний:
  
  Так закрываются врата
  И отделяют свет от тени
  В костра неторопливом тленье.
  Так закрываются врата.
  
  После этого круга я почувствовал изменение ментальных полей и с ужасом понял свою роковую ошибку. Не будь я скован Ритуалом, я застонал бы в голос. Те слова рядом с текстами Закрывающих заклинаний следовало читать как "Три заклинания для всех и для всех по одному", а не так, как прочитал я: "Три заклинания для всех и для каждого по одному". А в итоге, хотя Джеки совершенно правильно отразил Веер Гекаты нашей Стрелой Аполлона, Огонек, введенная в заблуждение расшифровкой текста заклинаний, применила Щит Хеймдалля, не дожидаясь соответствующего заклинания от Открывающих, и больше уже никто из нас не мог прочитать произнесенное ей заклинание. В этот момент я допустил вторую ошибку, не наложив Знак Древних на Врата, а всего лишь сымпровизировал небольшое рассуждение на тему необходимости сохранения равновесия. Услышь меня мой университетский преподаватель риторики, он отобрал бы у меня диплом, но этого хватило, чтобы чуть качнуть створки Врат ближе друг к другу.
  Хильд ввела в действие Открывающую кисточку, начертав соответствующие знаки, Протон же призвал Пламя Локи, на которое у нас не было ответа. Но, несмотря на ощущение неотвратимого поражения, я невольно усмехнулся, услышав слова Игоря, взывающего к Тору. Пожалуй, Рыжебородый, соизволь он явиться, скорее поддержал бы нас, хотя бы из нелюбви к Обманщику. Джеки, хранивший Закрывающую кисточку, из-за отсутствия чернил стал рисовать запирающие знаки прямо на земле, рискуя неосторожным движением разрушить свой защитный круг и погибнуть от жадно шарящих щупалец. Когда очередь дошла до Фанни, она выскочила из круга и бросилась к сумке, чтобы передать Джеки бумагу и чернила. Щупальца, почуявшие добычу, взметнулись, но не смогли обогнать оборотня, и Фанни вернулась в свой круг невредимой. Я же вновь порадовался тому, что мои наставники не слышат, как я пытаюсь с помощью философии и риторики удержать Врата на месте. Но, несмотря на все наши усилия, Врата медленно раскрывались.
  На следующем круге сделать можно было совсем немногое. Играющие по очереди выдавливали последние капли сил из своих артефактов, стараясь склонить чаши весов на свою сторону. Дрино пожертвовал Вратам Кубик Лемаршана, Игорь, снова взывая к Тору, метнул в ритуальный костер свой молот, Огонек отдала пламени всю силу своей Свечи, а я, рассудив, что после Ритуала защита не понадобится ни проигравшим, ни победителям, собрал всю ментальную энергию, заключенную в Хрустальном Оке, превращая верно служивший мне артефакт в бесполезный кусок хрусталя, и влил силу в удержание Врат. Однако баланс сил остался практически неизменным.
  Исход последнего круга был предрешен - Врата уже начали раскрываться сами, под воздействием Сил, что находятся за ними. Однако я все же попытался запереть Врата замком с начертанным на нем Знаком Древних, прочитав заклинание, найденное Мэри Роуз несколько дней назад:
  
  Тяжкий засов - ни шага, ни вздоха,
  Только огонь чадит, догорая.
  Новая завтра настанет эпоха,
  Знаком Судьбы замок закрывая.
  
  Но Врата медленно распахнулись. Под воздействием буйства освобожденных стихий магия моего защитного круга распалась, и щупальца теней нашли свою добычу. Я еще успел подумать: "Впервые за всю известную историю Игры победили Открывающие. Vae victis!" И на этом все кончилось.
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) Д.Сугралинов "Мета-Игра. Пробуждение"(ЛитРПГ) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) F.(Анна "Избранная волка"(Любовное фэнтези) Б.Ту "10.000 реинкарнаций спустя"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 4. Священная война"(Боевое фэнтези) А.Григорьев "Биомусор"(Боевая фантастика) О.Обская "Возмутительно желанна, или Соблазн Его Величества"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Прокачаться до сотки 3"(Боевая фантастика) Д.Максим "Новые маги. Друид"(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"