Парфенова Мария: другие произведения.

Волшебный дым Маланимо

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:


  
   Октябрьский день шуршал золотом опавших листьев, небо наливалось чернильной синевой спускающихся сумерек, а городской парк сиял сотнями разноцветных огней и, казалось, обещал маленькое чудо каждому заглянувшему под сень его деревьев.
   Десятилетние Санька и Лешка вывернули из боковой аллеи и остановились как завороженные: на центральной площадке парка, увешанный разноцветными флажками и мигающими лампочками возвышался воздушный шар.
  -- Ого! - Санька присвистнул и вопросительно покосился на Лешку. - Пойдем?
  
   Притянутый к земле веревками шар тоскливо покачивался из стороны в сторону и едва слышно скреб по асфальту днищем корзины. Приподнявшись на цыпочки, Лешка заглянул внутрь и расстроенно вздохнул: на дне не обнаружилось ровным счетом ничего - только грустно трепетала на ветру переброшенная через край корзины старая мешковина. Расстроенно вздохнув, Лешка обернулся к Саньке, но поделиться впечатлениями так и не успел. За Санькиной спиной вырос плечистый бородатый дядька в тельняшке.
   - Кататься будем? - басом поинтересовался дядька.
   Санька и Лешка переглянулись и радостно закивали.
   - А родители где? - дядька оглядел площадку и смерил мальчишек строгим взглядом из-под бровей.
   - Д-дома, - подавился Санька. - А что?
   - Без родителей не пущу. - Дядька нахмурился и ткнул пальцем в табличку, косо прибитую к борту корзины "Дети до 12 лет допускаются на шар только вместе с родителями".
   - А мне двенадцать! - незамедлительно соврал Лешка. - А ему, - ткнул он в Саньку, - вообще тринадцать!
   Бородатый дядька ничего не ответил - только грустно вздохнул и, покачав головой, направился в куда-то в сторону.
   - Не покатает, - Санька сокрушенно шмыгнул носом. - Пролетели мы с тобой, Лёх.
  
   В этот момент что-то оглушительно бабахнуло и небо над парком озарилось полудюжиной мерцающих шаров.
   - Шшшалют!!! - восторженно пропищал рыжий вихрастый малыш и воинственно взмахнул совочком. - Шшшашют штреляет!!!
   За первыми шарами в небо взвились следующие, где-то за парком бабахала и бабахала пушка, и людской поток медленно потянулся в аллеи.
   - Куда это они? - Санька вопросительно приподнял бровь.
   - К выходу. Оттуда видно лучше.
   - Тогда пошли?
   - Пошли, - по веснушчатой Лехиной физиономии скользнула хитрая полуулыбка. - Только не туда.
  
   Не дав приятелю опомниться, Леха потянул его к воздушному шару, ловко подсадил и, убедившись, что Санька не пытается вылезти из корзины, последовал за ним.
   - Ты чего делаешь?!! - возмущенно прошипел Санька. - Совсем чокнулся?!!
   - Ничего я не чокнулся, - Леха подобрал с пола мешковину и легонько толкнул Саньку в угол. - Садись и накрывайся!
   - Заметят же! - пропыхтел с пола Санька.
   - Не заметят! Они же все во! - Леха демонстративно вытянул вверх тощую шею. - Салют смотрят.
   - А потом? - пропыхтел из-под пыльной мешковины недовольный Санькин голос.
   - А потом кто-нибудь на шар сядет, мы взлетим и тогда уже "ку-ку" - можно будет раскрываться. Не станут же они нас вниз сбрасывать?
  
   Отгрохотал за парком салют, вновь послышались звуки шагов, зазвучал, заискрился где-то поблизости детский смех. Корзина вздрогнула.
   - Сейчас взлетим, - шпионским тоном сообщил Леха.
   Однако укрывавшая мальчишек мешковина вдруг поползла вверх, а через борт корзины перегнулся уже знакомый бородатый дядька. Дядька недобро кашлянул, погрозил кулаком, и сурово скомандовал:
   - А ну, вон отсюда! Живо!
   Санька поднялся, машинально стряхнул с колен пыль, взялся за борт и замер: всего в нескольких метрах от шара по асфальту стелился густой красно-оранжевый дым.
   - Ого! - выдохнул Санька.
   Бородатый дядька обернулся и от удивления даже отпустил борт корзины. Дым, между тем, быстро растекался в стороны и скоро заполнил всю центральную площадку парка: захныкали малыши, взвизгнула и понеслась куда-то девчонка со смешными короткими косичками, заскрипела и рухнула в клубы дыма стройная красавица-березка. Мгновение, и одна за одной лопнули удерживавшие шар веревки. Корзина накренилась, и шар, набирая скорость, устремился вверх.
   - Ух ты! - Санька вцепился в край корзины и уставился вниз. Там, в клубах красноватого дыма метался по площадке бородатый дядька, качались кроны деревьев, разбегалась по аллеям напуганная малышня.
  -- А как мы теперь... - Лешка неуверенно посмотрел на Саньку, шумно сглотнул, хотел добавить что-то еще, но осекся: откуда-то справа, куда медленно сносило шар, сквозь облака тянулся всё тот же красноватый дым, что минуту назад оторвал корзину от земли.
  
   - Нас сейчас туда сдует!!! - Лешка засуетился, заметался от одного борта корзины к другому, несколько раз дернул за стропы и, не увидев никакого хоть сколько-нибудь видимого результата, всерьез пожалел, что для воздушных шаров пока не придумали вёсел, а облака слишком мягкие, чтобы от них можно было оттолкнуться.
   Меж тем дым наползал - окутывал шар и густел, скрывая от взора мальчишек и без того уже далекую землю.
   - Да что ж такое?! - возмущенно закашлялся Санька, отгоняя от лица едучий дым.
   - Сейчас-сейчас, - просипел перегнувшийся через борт корзины Лешка. - Сейчас я этот мешок отвяжу и...
   Мешок оторвался удивительно легко, и корзина, дрогнув и накренившись, устремилась вверх - красный дым заметно поредел.
   - Со своей стороны мешок отвязывай! - скомандовал Лешка.
   Санька потянулся к своему мешку, нащупал веревку, но вдруг взвизгнул так, что у Лешки заложило уши.
   - Ты чего орешь? - сурово поинтересовался Лёшка, уже успевший освоиться с ролью бесстрашного воздухоплавателя и с наслаждением представлявший, как будет рассказывать ребятам в школе о полном смертельных опасностей приключении.
   - Он, - Санька шумно сглотнул, - шевелится!!!
   - Кто? - не понял Лешка.
   - М-мешок!
   Лешка сделал шаг к противоположному борту корзины и с трудом удержался от того, чтобы не завизжать: перекинув через край корзины две передних ноги с копытцами, на ребят внимательно взирал молодой кабанчик со смешными кисточками на ушах.
   - Приветствую! - кабанчик вежливо приподнял с головы клетчатое кепи.
   - З-здрасьте... - сипло протянул Лешка и отступил на шаг.
   - Нехорошо, уважаемые, - незлобиво пожурил мальчишек кабанчик, перебираясь через край корзины, - я только за борт, а вы меня тут же сбрасывать.
   - Н-не с-сбрасывали мы вас! - отчаянно замотал головой Санька.
   - Ну да! - кабанчик хохотнул и протянул Саньке веревку. - А это кто отвязать пытался?
   Санька потупил взгляд, повертел веревку в руках и, помявшись, шмыгнул носом:
   - Я мешок отвязывал! Вас там не было!
   - Нет уж! - совсем развеселился кабанчик. - Это вас тут не было!
   - Нет, вас!
   - Нет, вас!
   - Нет...
   - Ладно, ладно! - кабанчик примирительно поднял копытца. - Как хотите. Но шар всё равно мой. Я на нем сам птичек рисовал!
   - Каких еще птичек?! - возмущенно фыркнул Лешка, точно помнивший, что шар был в яркую разноцветную полоску.
   - Этих! - кабанчик указал копытцем куда-то вверх.
   Санька и Лешкой задрали головы: цветные полоски сменились сотнями нарисованных птиц.
   - Дела-а-а... - протянул Санька и внимательно посмотрел на кабанчика. - Ну, раз так, давайте знакомиться. Я - Санька. Он - Лёшка.
   - Очень приятно, - кабанчик галантно поклонился. - Порко.
   - А что вы тут делаете? - Лешка с любопытством посмотрел на кабанчика и зачем-то уточнил, - господин Порко?
   - Г-господин! Г-господи-и-ин! - кабанчик расхохотался, шлепнулся на дно корзины и уморительно засучил задними ножками. - Господи-и-ин!!!
   Санька и Лешка переглянулись. Кабанчик, меж тем, утер копытцем слезу и поспешил объяснить:
   - Господами у нас только взрослых называют. А мне до них еще ого-го сколько!
   Лешка покосился на кабанчика с подозрением.
   - Да ты не сомневайся! - неожиданно перешел на "ты" кабанчик. - Сейчас сам увидишь!
   С этими словами кабанчик стянул с шеи круглый медальон - небольшое розовое стеклышко в золотистой оправе - и похвастался:
   - Труба! Увеличительная!
   Поднеся стеклышко к глазу и глянув куда-то вниз, Порко довольно хрюкнул и протянул стеклышко Лешке:
   - Маменька с папенькой на дворе.
   Лешка посмотрел в стеклышко и чуть не ойкнул: далеко внизу, пыля копытцами, по деревенскому дворику сновала матушка Порко, наряженная в кружевной чепец и домашнее платье с фартуком, а на крыльце, зажав копытцем трубку и пуская в небо круглые колечки дыма, сидел никто иной, как Порко-старший.
   - Дай! Дай посмотреть! - Санька отобрал у Лешки стеклышко, но едва не выронил его - так сильно дернулась корзина.
   - Дым! - взвизгнул кабанчик. - Дым Маланимо!!!
   И действительно, ветер неумолимо гнал шар прямо в облако уже знакомого ребятам красно-оранжевого дыма. Порко засуетился, шустро отвязал и сбросил вниз два мешка с песком и уже тянулся к третьему, когда дым окутал шар. Откуда-то сверху донеслось хлопанье сотен крыльев, Санька поднял голову, да так и замер с раскрытым ртом: нарисованные на шаре птицы оживали, отрывались от матерчатой поверхности, оставляли на ней зияющие дыры и устремлялись в небо.
  -- Падаем! - завизжал вцепившийся в борт корзины Порко! - Па-а-а-да-ем!!!
   Земля стремительно приближалась, а шар все больше и больше сносило в сторону - прочь от уютного деревенского домика семейства Порко. Мимо пронеслись иссушенные, растрескавшиеся земли, высохшие русла рек, и вот перед глазами замелькали остатки когда-то цветущих садов, покореженные ограды, заросшие бурьяном тропинки.
   Миг - и подняв облако желтой пыли, корзина грохнулась на бок.
   - Все целы? - Порко привстал и поправил кепи. - Никого не задавило?
   - П-почти, - послышался откуда-то снизу сдавленный Лешкин голос. - Тебя не затруднит с меня слезть?
   - Ой! Прости-прости! - Порко мгновенно отскочил в сторону. - Давай помогу.
   - Сам справлюсь, - прошипел Лешка, про себя отметив, что падающие на вас кабанчики не такое уж и приятное дело.
   Санька обнаружился в ближайших кустах.
   - У, колючие какие! - возмущенно стряхнул он с себя налипшие репьи. - Леха, ты...
   Но закончить фразу Саньке не удалось: кто-то цапнул его за куртку и поднял над землей на добрые полметра. Крутанувшись, Санька увидел здоровенного детину в шлеме и латах. В другой руке неизвестного латника извивался пытающийся высвободиться Лешка. Чуть правее, схваченный за шиворот вторым латником на удивление смирно висел Порко.
   Не отпуская мальчишек, латники пересекли двор и приостановились на пороге высокого рубленого здания с надписью "Таверна". Справа от таверны Санька заметил запряженного в карету чешуйчатого дракона. Дракон пыхтел, пускал из ноздрей дым и отчаянно пытался лягнуть всё, что попадалось на глаза.
   - Норовистый, гад! - прошипел сквозь зубы латник и распахнул дверь. Изнутри потянуло сыростью и холодом.
   - Ваше Владычие! - латник поклонился в пояс и бросил Саньку с Лешкой на дощатый пол. - Вот. У забора поймали! И этого тоже! - рядом с Лешкой, клацнув об пол копытцами, приземлился Порко.
   - Шш-ш-што выв-в-ведываете, м-мел-люз-з-зга?!
   - Ничего, ваше Владычие! - Порко уперся взглядом в пол. - Ничего не выведываем, о великий Маланимо!
   Лешка покосился на обладателя голоса и отпрянул. Великий Маланимо оказался невысоким худым человечком, закутанным тяжелую бархатную мантию кроваво-красного цвета. Сутулые плечи венчала крупная голова с крючковатым носом, холодные серые глаза источали отвращение, а унизанные перстнями узловатые пальцы сжимали небольшой деревянный ларец.
   - Кто подос-с-слал?!!
   - Никто! Никто! - уткнулся пяточком в пол Порко. - Мы случайно!
   - Обыс-с-скать!
   Дважды уговаривать латников не пришлось: на пол полетели розовое стеклышко Порко, Лешкин перочинный ножик, Санькин фломастер с погрызенным колпачком, ключ на цепочке и мятый носовой платок. А кабанчик отчаянно замолотил копытцами по всем карманам:
   - У меня больше ничего нет? Вот, даже в кепи... Ай!!!
   Латник усмехнулся и, наклонившись, сдернул с уха Порко круглый шарик репейника.
   - Вот видите! - заюлил Порко. - Мы ничего не брали! А репей... Так на меня вечно всё цепляется. Шерсть, видите, какая? Матушка мне давеча с загривка гнездо медянок сняла, а я весь день ходил и не заметил...
   - Не-е-еваж-ж-жно, - Меланимо усмехнулся, показав желтые зубы, и обратился к латнику. - Д-драко-о-ону их. На уж-жин...
   В этот момент стена таверны содрогнулась, владыка Маланимо подскочил на месте, а резной ларец спикировал на пол, по пути рассыпая во все стороны ворох золотых безделушек.
   - Прощения просим, Ваше Владычие! - появилась в оконце голова еще одного латника. - Не наша то вина - дракон, паразит, лягается.
   - Идиоты! Каст! Каст уронили!!! - владыка Маланимо сорвался на визг и рухнул на колени, собирая золото! - Всё! Всё-о-о с-с-собр-ра-ть! Ка-а-аст найти!!!
   Через мгновение, выковыривая из щелей рассыпавшееся золото, по полу ползали все три ратника.
   Лешка дернул Саньку за рукав, ползком попятился к двери, прошипел:
   - Бежим пока не заметили!
  
   Выскочив на порог, ребята устремились к открытым воротом. За ними, перепрыгивая через разбросанные там и сям сухие ветки, устремился Порко. Санька ловко увернулся от норовящего дыхнуть огнем дракона, обогнул брошенный кем-то шлем, пулей выскочил за ворота и обернулся. В паре шагов от него, вздымая фонтанчики пыли, несся Порко, а вот Лешка... Лешка отставал.
   - Давай! Ну, давай же!!! - Санька было повернул обратно, но, споткнувшись, упал и, скользя по сырой листве, скатился в овраг. Через мгновение рядом с ним отдувался и пыхтел вымазавшийся в грязи Порко.
   - Лешка! Лешка там! - судорожно цепляясь за торчащие корни, Санька полез вверх.
  
   Однако овраг был глубок, а путь наверх - куда сложнее, чем казалось на первый взгляд. Когда Санькина голова показалась над краем оврага, брошенная таверна уже уныло хлопала ставнями, у ворот, всматриваясь во мглу, бродил оставленный латник, а вдалеке, уходил в сумерки небольшой отряд. Фыркал и плевался огнем запряженный в карету дракон, следовали один за другим конные латники, а переброшенный через седло последнего скакуна болтался вниз головой рыжий Лешка.
  

* * *

  
   Солнце скрылось за зубчатой грядой серых гор, на долину спустилась стынь.
   Санька поморщился, потер ссадину на лбу. - Что теперь делать? Как Леху вытаскивать? Может, давай того, к твоим? Помогут же!!!
   - К моим нельзя, - кабанчик шумно вздохнул и задумчиво покосился сквозь кусты на все еще прохаживающегося у ворот таверны латника. - Нас, кабанов, на всю округу всего одна семья и есть. Придем, а нас там уже латники Его Владычества ждут. Нет уж, спасибо.
   - А как же тогда? Что делать-то?!! - нетерпеливо заерзал в отсыревшей листве Санька. - Они ж Лешку невесть куда увезут - ищи потом.
   - Никуда твой Лешка не денется. Темница тут одна. Туда и пойдем. Только нам теперь, - Порко нахмурился и сосредоточенно поскреб пятачок, - в обход идти придется. А то вышлет Владыка латников - те за каст голову враз оторвут.
   - За какой еще каст? - не понял Санька.
   - Обыкновенный. - Порко усмехнулся. - Пойдем, по дороге расскажу.
  

* * *

  
   Болтаться поперек седла было неудобно. Голова мотылялась из стороны в сторону, ныли стянутые веревкой запястья, что-то больно впивалось под самые ребра. Пару раз Лешка порывался приподняться и посмотреть вперед, но тут же получал увесистый подзатыльник и вновь тыкался носом в потный лошадиный бок.
   Изредка процессия останавливалась, шумно всхрапывал дракон, дорога озарялась рыжеватыми отблесками пламени, слышался шипящий голос владыки, бряцало оружие латников и отряд вновь продолжал путь. Но вот мелькнули по сторонам стволы стариков-дубов, потянулись к небу сухие пальцы ветвей, а откуда-то сбоку донеслось тихое мелодичное пение.
   Хлопнула дверца кареты, и на хрустящий ковер опавших листьев выскочил сам Маланимо.
   - С-с-слы-ш-ш-шите? С-с-слы-ш-ш-шите?!! - Маланимо суетливо забегал от конника к коннику. - Д-духи! Д-духи лес-с-са!!!
   Латники спешились и, обнажив оружие, двинулись в лес. Лешка приподнялся и вгляделся в кружево переплетающихся ветвей: на опушке, рассеивая вокруг себя чудный нежно-сиреневый свет, в замысловатом танце кружились духи леса. Стелились по ветру прозрачные одежды, перемигивались звездочками васильков сплетенные венки, беззвучно ступали по земле босые ноги - лилась к потемневшему небу песня, чудеснее и нежнее которой Лешке не доводилось слышать никогда.
   - Попалис-с-сь, гол-л-лубчики, - прошипел где-то рядом Маланимо. - Вз-зя-а-ать!
  

* * *

  
   - Жадный он - владыка наш, - рассказывал перескакивающий с кочки на кочку Порко. - Вздумал себе хоромы до самого солнца отстроить. Вот и начали ему лес со всех земель наших свозить. Я тогда еще совсем поросенком был, а вот поди ж - вырос, а лес так и рубят. Скоро, глядишь, и вовсе ни одного деревца не останется. Земли-то наши, знаешь, как называются? Страна Шумящего Леса. А где теперь тот лес? - Порко вздохнул и уставился себе под ноги.
   - И что, никто ему запретить не может?!
   - Да кто ж осмелится? - Порко фыркнул, перебрался на очередную кочку и на профессорский лад сложил на груди копытца. - Владыку только духи леса не боятся. Да и на них он управу сыскал. Есть у духов камень драгоценный, в нем вся их сила собрана...
   - Отобрал?! - Санько горестно вскинул бровь.
   - Хуже, - отмахнулся Порко. - Каст из десяти металлов у мастеров заморских заказал. А вот коли тот камень в такой каст вставить, да в руки Маланимо отдать, поблекнет он, потускнеет - уйдет из него вся сила, сдадутся духи леса. Некому будет леса наши защитить. Умрет Шумящий Лес.
   - А давай, мы у них каст отберем! - Санька взобрался на поросший седым мхом пригорок, подбоченился и залихватски топнул ногой, представляя, как он, Санька, бесстрашно потребует у злобного Маланимо волшебный каст, как вернет жителям Шумящего леса шорох листвы и прохладную тень дубовых ветвей. - А Маланимо мы из хоромов его... - Санька изо всей силы пнул пригорок, показывая, какая участь ждет жадного владыку.
   В этот момент земля под Санькиными ногами дрогнула, Порко завизжал и скатился в кусты, а чудом сохранившего равновесие Саньку неудержимо повлекло вверх, к верхушкам прямых, чопорно вытянувшихся сосен.
  

* * *

  
   Ближайший к Лешке латник что-то утробно зарычал и ринулся на поляну, к танцующим в лунном свете духам леса. За ним последовали остальные. Но поднялась, путаясь в ногах, зеленая поросль, преградили путь опустившиеся ветки, а сверху одна за одной на головы латников спикировала добрая сотня неизвестно откуда взявшихся сов. Лес наполнился звоном оружия и птичьими криками. Умолкло пение, погас волшебный сиреневый свет. Что-то хрипло кричал Маланимо, стонали гнущиеся деревья, летели из-за веток жгучие желтые искры.
   Лешка извернулся, засучил ногами и полетел с седла в сухие стебли высокой лесной травы. Медлить было нельзя. Пригнувшись и стараясь остаться незамеченным, он ринулся в чащу. Ветки хлестали лицу, оставляли на щеках ярко-красные царапины, нестерпимо резала запястья веревка, заставляли спотыкаться попадающиеся под ноги коряги, но Лешка бежал. Прыгнуть, пригнуться, поднырнуть, выпрямиться и снова устремиться вперед - подальше от сумасшедшего Маланимо, от звона оружия, от криков латников.
   Где-то далеко вновь полыхнул фейерверк искр, небо на мгновение озарилось болезненной желтизной, Лешка поднял голову, по инерции сделал еще шаг и понял, что падает. Миг - и унеслось вверх ночное небо, с краев ямы вниз, увлекая с собой Лешку, посыпались комья земли, пахнуло затхлостью. Лешка больно стукнулся спиной обо что-то твердое и, теряя сознание, успел подумать, что остаться с латниками Маланимо было, в сущности, не так уж плохо.
  

* * *

  
   Где-то внизу продолжал истерично визжать Порко, а неведомая сила поднимала Саньку все выше и выше. Санька упал на четвереньки, изо всей силы вцепился в седой мох и с ужасом понял, что никакой это не мох, а шерсть - густая, короткая шерсть какого-то неведомого ему существа. Между тем оживший пригорок резко крутанулся влево, и Санька, не удержавшись, полетел вниз, куда-то туда, где из высоких трав все еще доносился истошный визг Порко.
  
   - Вставай! Вставай же!!!
   Санька приоткрыл левый глаз и, еще не вполне понимая, что делает, устремился за увлекавшим его в чащу леса Порко. В голове гудело, перед глазами плыли цветные пятна.
   - Это, - на бегу выкрикнул Санька в ухо Порко, - что?!
   - Орсо!
   - Что?
   - Орсо! Великий медведь! Раз в тридцать лет просыпается. А ты его разбудить умудрился! Поймает - в лепешку расплющит!!! Беги!!! - кабанчик толкнул Саньку в спину. - Беги! Не останавливайся!
   Ослушаться такого разумного совета Санька не решился - быть раздавленным сумасшедшим медведем, по размерам едва ли уступающему слону, Саньке совсем не улыбалось.
   Заросли всё плотнее смыкались вокруг, все реже проблескивала между верхушками сосен луна, а седой Орсо шумно пыхтел уже совсем рядом.
   - Агррррх! - медведь нагнулся, хлестанул лапой, на Саньку и Порко посыпался дождь сосновых иголок.
   Еще удар. Еще. И еще. Протяжно стонут валящиеся на землю стволы, жалобно хрустят ломающиеся ветки. А седой Орсо всё ближе, все слышнее дыхание зверя, всё ощутимее дрожит под ногами земля. Миг и в каком-то полуметре от Санькиной головы просвистела огромная медвежья лапа, впилась когтями в толстый ствол. Разнесся над лесом свирепый гортанный рык.
   Санька сглотнул, увернулся еще от одного медвежьего удара, нырнул под упавшую сосновую ветку, дернулся в сторону и с хрипом повалился на спину - предательская ветка зацепилась за капюшон курки. Санька попытался подняться на ноги, отчаянно рванулся вперед, куртка затрещала, но выдержала. Санька всхлипнул - в нескольких метрах за его спиной поднялся на задние лапы великан Орсо.
  

* * *

  
   Лешка открыл глаза. Из одного виска в другой переливался странный звон, мерно покачивались едва заметные в темноте стены земляного свода, а Лешку всё тащили и тащили вперед. Лешка кашлянул, попытался повернуться и с удивлением обнаружил, что стягивавшая руки веревка куда-то исчезла.
   - Ага! Оклемался! - просипел в темноте чей-то голос.
   - В-вы кто?
   - Я? - вместо ответа Лешку без особых церемоний поставили на землю и больно дернули когтистой лапой за подбородок. - Сам смотри.
   - К-крот? - предположил Лешка, разглядывая неведомое существо, а про себя отметил, что в первый раз сталкивается с кротами, размерами не уступающими взрослому медведю.
   - Именно! Крот! - существо кивнуло и важно погладило себя по шелковистым черным бокам.
   - А-а-а... - протянул Лешка, не зная, что сказать дальше. - В общем, в общем... - наконец нашелся он, - спасибо, что спасли.
   - За что спасибо??? - хохотнул крот, обнажая ряд острых желтых зубов.
   - Что спасли, - уже куда менее уверенно протянул Лешка и отступил на шаг. - Вы мне только наружу выйти помогите, а дальше я сам...
   - Наружу! Нару-у-ужу!!! - Крот возмущенно тряхнул головой, хлопнул себя по брюху крупной когтистой лапой и легко зацепив Лешку за край куртки, подтянул мальчишку к себе. - Послушай-ка, малыш, - зашипел он Лешке в самое ухо, - послушай и запомни: никто тебя отсюда не выпустит. Работать на нас будешь! Лапки у тебя, конечно, слабенькие, - крот неодобрительно покосился на Лешкины ладони, - но ничего, привыкнешь. Со временем.
   - Чего это я, - подавился от возмущения Лешка, - на вас работать должен?!
   - А того, - прошипел ему в самое лицо Крот, - что ты человек. А все люди на стороне Маланимо. А Маланимо нас земель лишил, норы водой залил, подхалимов своих рыжих на нас натравил!
   - К-каких подхалимов? - не понял Лешка.
   - Кротов с правого берега! Раньше они нам братьями приходились, а теперь только неприятностей от них и ждешь: то вход в нору ветками завалят, то кротят-малышей уведут, то обвал устроят... А, все вы такие! - крот махнул лапой и властно толкнул Лешку в спину. - Пошел, пошел!
  

* * *

  
   Санька зажмурился, сжался, перестал дышать. Вот-вот и опустится, раздавит его огромная медвежья лапа. Но - мгновение, два, три - Санька приоткрыл один глаз, чуть повернул голову. Медведь стоял на задних лапах и сосредоточенно, скосив глаза к переносице, рассматривал что-то на собственном носу. Санька моргнул и отказался верить своим глазам: на носу медведя сидел крошечный крылатый мальчишка. Медведь дернул верхней губой, обнажая длинные загнутые клыки, и поднял лапу, явно собираясь раздавить мальчишку как назойливого комара.
   Санька сглотнул, не глядя на землю, нащупал камень поувесистее и, размахнувшись, швырнул его в круглый медвежий живот. Медведь оскалился, огласил лес оглушительным рыком и замотал головой. А через мгновение крылатого мальчишки на его носу уже не было.
   Санька еще раз дернулся, на этот раз на удивление легко высвободив зацепившийся за ветку капюшон, и рванул прочь. Но и медведь, так беспечно упустивший свою жертву в первый раз, не думал отставать - вновь посыпались на голову мелкие ветки, полился за шиворот колючий дождь иголок, зазвучал, раскатился по лесу рассерженный медвежий рык.
   Санька выбежал на поляну, перескочил небольшой ручей, краем глаза поймал Порко, застывшего в полусотне шагов от него и совсем уж собрался обругать кабанчика за нерасторопность, когда вдруг понял, что бежать действительно некуда. Поляну окружала сплошная стена толстых, вековых дубов. Протиснуться между стволами не смог бы и трехлетний ребенок.
  

* * *

  
   Крот нетерпеливо подтолкнул Лешку в спину:
   - Иди! чего стал?
   Узкий ход сворачивал то влево, то вправо, нестерпимо несло запахом гнили, сверху, норовя стукнуть Лешку по рыжей макушке, свешивались толстые корни каких-то растений. И Лешка вовсе бы не знал, куда сворачивать, если бы не сочившийся от стен призрачный желтоватый свет. Объяснить природу этого света Лешка не мог, да, признаться, и не очень-то хотел - уж лучше такой свет, чем вообще никакого.
   Крот шел неторопливо, сложив лапы на лоснящемся черном животе, и, казалось, вовсе не смотрел вперед.
   - А мы точно не ошибемся? - полюбопытствовал Лешка, давно запутавшийся в лабиринте раздваивающихся ходов.
   Крот то ли усмехнулся, то ли фыркнул и, не открывая глаз, продолжил путь.
   - Мог бы и ответить, - сквозь зубы процедил остановившийся было Лешка и шагнул вперед.
   Земля под ногами подалась, стремительно заскользила куда-то вниз, и Лешка неминуемо свалился бы в невидимую в темноте яму, не успей он схватиться за один из торчащих из стены корней. Крот же, наоборот, рухнул вниз, даже не успев расцепить сложенных на животе лап.
   Лешка качнулся на корне, носком кроссовка нащупал твердую землю и, не выпуская корня, перебрался на противоположную сторону ямы. Выдохнув и отпустив спасительный корень, Лешка опустился на четвереньки и посмотрел вниз. Где-то глубоко на дне ямы, почти невидимый в тусклом свете стен, копошился крот. Он поднимался на задние лапы, цеплялся передними за стены ямы, но то ли яма была слишком глубока, то ли крот слишком толст - однако даже Лешке было понятно, что все попытки крота выбраться не окончатся ровным счетом ничем.
   - Рыжие! Рыжие! - бесновался на дне ямы крот. - Рыжие мою нору нашли! Рыжие яму выкопали! Ненавиж-ж-жу!
   - Может, вы того, прокоп в сторону сделаете? - склонился над ямой Лешка.
   - Не могу! - то ли огрызнулся, то ли пожаловался крот. - Они стенки чем-то полили. Гладкие - не разобьешь!
   Для наглядности крот ударил когтистой лапой по стене ямы - по лазу разнесся гулкий стук.
   - Тогда так, - Лешка стянул с себя куртку, покрепче схватился за один рукав, а второй опустил в яму. - Хватайтесь, я вытащу!
   Крот запрокинул голову, на мгновение уставился на Лешку черными бусинами глаз, пробормотал что-то неразборчивое и обеими лапами вцепился в рукав Лешкиной куртки.
  

* * *

  
   Как и почему вдруг зашумел, наполнился водой еще минуту назад такой тихий ручей Санька понять не смог. Бежали, накатывая друг на друга пенистые волны, разлетались во все стороны ледяные брызги, на глазах росло, ширилось русло. За Санькиной спиной недоуменно хрюкнул Порко, а на противоположном берегу замер так и не успевший перебраться на противоположную сторону великан Орсо. Ручей меж тем превратился в бурную горную речку - поднялись из земли серые валуны, разнесся по всему лесу шум беснующегося потока.
  
   - Вот теперь можно идти, - разнесся где-то над Санькиным ухом голос-колокольчик.
   Санька обернулся: в шаге от него в воздухе висел крылатый мальчишка в смешных башмачках с загнутыми носами и колпачке с помпоном.
   - Дух... - восхищенно выдохнул подоспевший Порко.
   Мальчишка стащил с головы колпачок, поклонился и церемонно представился:
   - Дух лесных ручьев Ригвис-младший.
   - С-спасибо, - поперхнулся Санька, кивком указывая на отделяющий их от медведя поток.
   - Услуга за услугу, - улыбнулся мальчишка и поправил болтающийся за спиной рюкзачок. - Вы, я так понимаю, к темнице путь держите?
   - Туда, - кашлянул Порко и не замедлил поинтересоваться, - откуда знаешь?
   - Так ведь вашего приятеля туда повезли.
   - Лешку! - так и подскочил на месте Санька. - Ты Лешку видел?!! Рыжий такой!
   - Рыжий, - подтвердил Ригвис. - Что твоя морковка.
   - Где? Где он?!!
   - Да там, в лесу. Владыка латников своих на нас опять натравил. Они вас, - добавил он, чуть подумав, - тоже по всему лесу ищут.
   - А на кой мы им? - не понял Порко.
   Крылатый мальчишка заулыбался и хитро погрозил кабанчику пальцем:
   - А каст кто забрал?
   - Не брали мы его каста! - возмущенно фыркнул Порко.
   - Так он не у вас, - расстроенно протянул крылатый мальчишка. - А я-то надеялся... Хотя, если у Маланимо его нет - это тоже неплохо. Ладно, - оживился он, - на месте стоять не будем, пора двигаться. Пошли.
   И, о чудо - в казалось непролазной чаще отыскалась узкая тропинка.
   - Сейчас главное до темноты через тракт перебраться, в северном лесу спрятаться - там уж нас точно никакой латник не найдет.
   - А правда, - перешагнул через корягу Порко, - правда, что камень, ну, коли его с кастом соединить, чудеса творить может?
   - Правда, - дух, казалось, задумался. - В ключ оборотится - любую дверь откроет, раковиной-жемчужницей станет - любой премудрости научит. А уж если совсем повезет, может человека и из одно места в другое перенести. Только это уж совсем редкость, да и нет у нас каста - чего мечтать-то?
  

* * *

  
   Выбравшийся из ямы крот вытер лапы о живот, уставился на Лешку и задумчиво протянул:
   - Стало быть, и вправду, не владыке служишь. Ладно, - крот поднялся и протянул Лешке когтистую лапу. - Пойдем, с нашими познакомлю.
   - А идти далеко?
   Лешка устал от бесконечного блуждания по подземному лабиринту. Хотелось упасть, не двигаться, ни о чем не думать.
   - Да нет, не очень. - Крот ловко обогнул яму, прошелся до развилки и достал из незаметной ниши завернутую в зеленый лист лепешку. - На вот. Съешь пока.
   Лепешка была сухой, крошки противно липли к гортани, но и такой еде Лешка был несказанно рад. Крот, между тем, что-то болтал о противных рыжих сородичах и о том, что кореньев съедобных теперь куда меньше, чем раньше, а виноват в этом никто иной, как Маланимо.
   Лаз по-прежнему петлял из стороны в сторону, но что-то подсказывало Лешке, что еще немного и они выйдут наружу. Однако, не прошло и десяти минут, как эти радостные мысли были прерваны, хриплым "Стой!", и из темноты лаза им навстречу выступили два черных крота, с зазубренными алебардами наперевес.
   - Да я это, я. Тальпа. Неужто не узнали? - отмахнулся от них Лешкин покровитель. - Пропускайте уже. Мальчишка со мной.
   - Ты каких кореньев объелся?! - налетел на Тальпу один из кротов. - Прислужника Маланимо в дом тащить?!!
   - Не прислужник он, - устало выдохнул Тальпа, - зови старейшин, им всё объясню.
  
   Лешку втолкнули в небольшую сводчатую пещеру, в самом торце которой на земляном возвышении восседали три крота. Шерсть кротов отдавала загадочным серебристым отливом.
   - Старейшины, - отметил про себя Лешка и уставился на Тальпу, который, проковыляв через всю пещеру, приблизился к старейшинам и, отчаянно жестикулируя, принялся что-то им объяснять. Старейшины то поглядывали на Тальпу, то бросали заинтересованные взгляды в сторону Лешки.
   - Не верят, - развел лапами вернувшийся к Лешке Тальпа. - Говорят, раз ты рыжий, значит, заодно с рыжими. С кротами.
   - И? - Лешка посмотрел на Тальпу снизу вверх.
   - Проверить тебя предлагают.
   - Это как?
   - Не знаю, - Тальпа пожал плечами, - говорит, надо к белым скалам подняться. Да ты не бойся, тут недалеко.
  

* * *

  
   Лесная тропинка вывела Саньку, Порко и крылатого мальчишку к тракту. Осторожно раздвинув ветки кустов, Санька выглянул на дорогу. В какой-то сотне шагов от них, опершись спиной о ствол дерева, дремал латник.
   - Надо подальше отойти, а то заметит - шепотом объяснил вернувшийся к друзьям Санька. - А это у тебя что? - удивленно уставился он на Порко.
   - Где? - завертел головой кабанчик.
   - Да вот, на ухе, - Санька потянулся и снял с клокастой шерсти Порко нечто, напоминающее крупный желтый одуванчик.
   - Тьфу, - всплеснул копытцами Порко, - вечно всё цепляется. Домик это. Эльфы цветочные в таких живут. Этот, правда, похоже, пустой.
   Но стоило Порко наклониться к пушистому домику, как оттуда выпорхнула очаровательная эльфийская девчушка и пребольно ткнула в пятачок Порко сжатой в ладошке сосновой иголкой.
   Порко оглушительно взвизгнул и тут же зажал себе рот. Крылатый мальчишка досадливо сплюнул и, вцепившись в Санькин капюшон, поволок его в сторону.
   Но было поздно. Кусты раздвинулись и на поляну вылез давешний латник. Усмехнувшись, он взялся за меч и двинулся в Санькину сторону.
   - Не тронь!!! - крылатый мальчишка молнией метнулся к латнику, на лету вытаскивая что-то из рюкзачка. - Именем лесных эльфов, не тронь!
   Порко, которого латник почему-то оставил без внимания, от любопытства вытянул шею и едва не ахнул: крылатый мальчишка сжимал в руках крупный, играющий отблесками сотен граней рубин.
   Латник сглотнул, смерил крылатого мальчишку взглядом, в котором странным образом смешались ненависть и смертельный испуг, и отступил на шаг.
   - Дальше!
   Латник уперся спиной в придорожные кусты и, не дожидаясь дальнейших напоминаний, вывалился на тракт.
   Крылатый Ригвис поспешно сунул камень в рюкзак и скомандовал:
   - Бежим! Бежим, пока не одумался!
   Друзья рванули в чащу, но вслед им уже несся звук рога.
   - Медведь его задери! - выругался Ригвис. - Он же на нас всех своллазарий в округе натравит.
   - Кого натравит?! - не понял Санька.
   - Сейчас сам увидишь!
   И действительно: не прошло и пары минут, как предзакатное небо на лесом заполонили темные крылатые фигуры. Санька вгляделся и ахнул:
   - Гарпии!
  

* * *

  
   - Вот мы и пришли, - Тальпа помог Лешке взобраться на покатый валун и шагнул вслед за ним в небольшую пещеру у подножия белых скал.
   Старейшины заняли свои места. По краям пещеры расселась еще дюжина кротов. А вскоре снаружи послышался шум, и два стража с алебардами вытолкнули на середину пещеры рыжего крота. Рот крота был завязан грязной тряпицей, а передние лапы - стянуты за спиной.
   Один из стражей подошел к Лешке и сунул ему в руки свою алебарду.
   - Не понял, - Санька так и сяк повертел алебарду в руках и поднял взгляд на старейшин. - Что мне с ней делать-то?
   Один из старейшин поманил Тальпу, что-то прошептал ему на ухо и жестом позволил идти. Тальпа еще раз взглянул на старейшин, словно сомневаясь в правильности услышанного, но, получив ответный кивок, направился к Лешке.
   - Видишь ли, - склонился над Лешкой Тальпа, - они требуют, чтобы ты обезглавил этого крота.
   Лешка даже поперхнулся от неожиданности:
   - А больше им ничего не хочется?
   - Больше ничего, - не понял иронии Тальпа. - Просто обезглавь и всё.
   - Зачем? - Лешка упер алебарду лезвием в пол, скрестил ладони на рукоятке и устало посмотрел на Тальпу. - Зачем мне его обег... обезгал... обезглавливать?
   - Чтобы доказать, что ты с нами. Рыжие - наши враги. А, значит, и твои тоже. Если ты, конечно, на нашей стороне.
   - Бред какой-то, - Лешка отложил алебарду в сторону и ткнул пальцем в рыжего крота. - Рот ему зачем завязали?!
   - Ну, мало ли, - Тальпа всплеснул лапками, - мало ли, что он скажет!
   - Так вы же его потом всё равно казните, - Лешка с хитрецой посмотрел на старейшин. В пещере повисла тишина.
   - В самом деле, - с поклоном обратился к старейшинам Тальпа. - Может, послушаем? Что нам стоит?
   Старейшины посовещались и согласно закивали.
   Когда с морды рыжего крота сняли тряпку, он чуть заметно поклонился Лешке и, откашлявшись, обратился к старейшинам.
   Сначала старейшины слушали с вежливым невниманием, но потом в их глазах заплясали искорки заинтересованности, а под конец рассказа все кроты в пещере обступили рыжего и, перебивая друг друга, стремились выспросить что-то свое.
   Лешка сидел на валуне у входа в пещеру и думал. Со слов рыжего выходило, что владыка Маланимо специально перессорил черных и рыжих кротов. Одни воевали против других, и ни одни - против него самого. Схема выходила - удобнее некуда.
  

* * *

  
   Санька припустил вслед за удирающим кабанчиком, но всё же не удержался - обернулся, бросил в предзакатное небо любопытный взгляд: гарпии, на языке жителей страны Шумящего Леса носящие непроизносимое название "своллазарии", нагоняли беглецов. Воздух наполнило хлопанье кожистых крыльев, Саньке даже показалось, что он различил злобный оскал на землистых лицах летучих тварей.
   - Сюда, сюда!
   Санька рванул на голос крылатого мальчишки и выскочил к поросшим голубоватым плющом скалам. Крылатый мальчишка потянул Порко за ухо, изо всех сил тыча пальцем в небольшой круглый проем, ведущий куда-то вглубь камня. Порко ойнул, но послушно полез в дыру, Санька последовал за ним. Еще через мгновение к ним присоединился Ригвис.
   Санька осмотрелся. Из небольшой круглой пещеры, где они оказались, наружу вел только один ход - та самая дыра в потолке, через которую они пробрались внутрь. Сквозь нее в пещеру сочился розоватый свет уходящего солнца, а у дальней стены один на другом громоздились белые куски породы.
   - В сторону! - Порко довольно бесцеремонно оттолкнул Саньку и указал наверх. - Под дырой не стой: своллазарии заметят.
   - Это мы еще удачно попали, - почесал за ухом Порко. - Сейчас дождемся, пока они разлетятся - и обратно вылезем. А могли и на рагноров наткнуться.
   - На кого? - Санька успел окончательно запутаться в названиях местной живности, но все-таки не преминул поинтересоваться, встречи с какими обитателями этого дивного края ему удалось избежать.
   - На рагноров, - Порко задумчиво поскреб бровь и попытался описать Саньке обитателей пещер. - Небольшие такие, кругленькие, а ноги дли-и-инные, десять... нет... восемь штук. Злобные - донельзя. Всё, что видят - сразу в клочья. И глаза у них такие - в ряд.
   Последнюю фразу Санька слушал уже вполуха: в щелями между камней за спиной Порко, замелькали сотни красноватых глаз. По восемь в ряд.
   Порко перехватил Санькин взгляд, обернулся и, завизжав, выскочил в круг света. Этого было больше, чем достаточно - сверху, пронзительно вереща, камнем упала одна из своллазарий. Однако пролезть сквозь дыру своллазарии не удалось, и Санькиному взгляду предстало отвратительное морщинистое лицо и тощие руки с длинными, загнутыми когтями. Своллазария в ярости била руками по воздуху, брызгала слюной и всячески норовила зацепить чем-то приглянувшегося ей Порко. От стен, тем временем, наступали рагноры - крупные, покрытые короткой синеватой шестью пауки. Санька метнулся в одну сторону, потом - в другую, налетел на небольшой камень, оступился и заорал.
   - Ээээй!!! Кто-нибудь! Вытащите!!! Вытащите нас!!! Ма-ма-а-а!!! Лёёё-ха-а-а!!!
  

* * *

  
   Обступившие рыжего сородича кроты продолжали о чем-то взволнованно рассуждать, когда через стену пещеры донесся приглушенный крик. Лешка вскочил, прислушался. Крик повторился.
   - Это оттуда! - Лешка ткнул в большой валун у стены. - Это Санька! Санька там!
   Просить кротов дважды не пришлось. Миг - и отошел от стены валун: хлынул в пещеру поток лязгающих жвалами рагноров. Черные кроты с визгом разбежались по сторонам, и только освобожденный по Лешкиной просьбе рыжий остался на месте. Рыжий поднял обе лапы, что-то гортанно пробормотал и дважды хлопнул в ладоши. То, что произошло дальше, удивило Лешку настолько, что он на время даже забыл о взывающем на помощь Саньке: один за другим рагноры лопались, оставляя в воздухе крошечное облачко синего дыма. Еще минута - и в пещере не было ни единого паука.
   Опомнившемуся и, наконец, бросившемуся в открывшийся проем Лешке предстала прелюбопытная картина. Сквозь отверстие в потолке вниз головой свешивалась и что-то истошно орала своллазария, чуть в стороне стоял Санька, на его плече восседал крылатый мальчишка с рюкзаком за спиной, а уже знакомый Лешке кабанчик Порко недоверчиво пятился от маленького, но весьма недружелюбно настроенного рагнора.
   - Этот еще молодой - неядовитый! - Тальпа ловко поддел рагнора лапой и, извернувшись, забросил в дальний угол пещеры.
   - Ф-фух! А я-то думал... Хотя... Я только что собирался с ним расправиться - Порко напустил на себя воинственный вид и стеганул хвостом по полу пещеры. Хвост подозрительно звякнул.
   - А ну-ка, - мгновенно подлетел к нему Ригвис, - еще раз так сделай!
   Порко послушно ударил хвостом - на этот раз звон послышался еще яснее. Санька и Ригвис понимающе переглянулись.
   - Дай хвост, - потребовал Санька и, цапнув лохматую кисточку кабанчикова хвоста, извлек из нее что-то золотистое.
   - Каст! - ахнул Порко.
   - Каст. - со смешком подтвердил крылатый мальчишка. - Вечно на тебя всё цепляется!
   - Так это что же... Это я всё время его с собой таскал?! - Порко оглядел собравшихся и залился веселым, звенящим хохотом.
  
   Дождавшись, пока Порко отсмеется, Ригвис вылетел в центр пещеры, оглядел собравшихся:
   - Я понимаю, что молодому кабанчику давно пора домой, а почтенным кротам - в их норы, однако все же попрошу об одной небольшой услуге. Здесь, - он похлопал по снятому с плечей рюкзаку, - камень силы лесных духов. Там, - указал он на Саньку, - волшебный каст. Если их отнести хранителю белой обители, может быть...
   - А чего это камень у такой мелюзги, как ты, делает? - недоверчиво поинтересовался один из черных кротов.
   - А мне его, - не обиделся на тон вопроса Ригвис, - главные духи леса передали. Велели отнести подальше и схоронить, чтобы не достался камень ни Маланимо, ни латникам его. Но раз у нас есть шанс пойти в белую обитель...
   - Правильно мальчишка говорит! - поддержал Ригвиса Тальпа. - Хранитель обители камнем лучше нашего распорядиться сможет.
   В этот момент застрявшая было своллазария дернулась, окатила пещеру надсадным воплем и, хрустя кожистыми крыльями, выскочила наружу так, будто ее тянули за ноги сразу десять ее сородичей.
   - Нехорошо, - качнул головой Тальпа. - Теперь, чего доброго, своим про наши планы расскажет.
  

* * *

  
   Однако на всем пути к белой обители им не встретилось ни одной своллазарии. То ли потому, что сказочные гарпии действительно оказались так глупы, как предсказывал Тальпа, то ли потому, что разглядеть в спустившейся темноте бредущих по лесу друзей и впрямь было делом нелегким.
   - А вот и он! - Тальпа указал на уходящий в скалу сводчатый каменный ход. - Дальше сами доберетесь. В конце хода - дверь. Только стучите громче - хранитель в последнее время глуховат стал, с первого раза может и не услышать.
   Попрощавшись с Тальпой и еще раз поблагодарив рыжего крота за избавление от рагноров, Санька, Лешка, Порко и крылатый Ригвис нырнули в прохладу ведущего к обители хода.
   - Ста-а-арый! - протянул Санька, проводя рукой по каменной складке низкого свода. - Того и гляди, развалится.
   - Не будем шуметь, не развалится, - Ригвис тряхнул головой, и на помпоне крошечного колпачка загорелась маленькая синяя звездочка - стены хода озарились неровным, пляшущим светом.
   - Пошли? - глянул на друзей Лешка.
   - Пошли.
  
   Ход оказался куда длиннее, чем казалось вначале. Лаз в скале петлял из стороны в сторону, синяя звездочка на колпачке Ригвиса то загоралась, то снова гасла, по стенам тянулись длинные серые тени, а обещанной кротом двери по-прежнему не было.
   - Да сколько ж можно! - Санька возмущенно фыркнул. - Идем-идем, а двери как не было, так и...
   Закончить мудрую мысль об отсутствии двери в обитель Санька не успел. Далеко позади путников что-то лязгнуло, и гулкое эхо донесло топот десятков ног и бряцание оружия.
   - Латники! - взвизгнул Порко и рванул вперед.
   Один поворот сменился другим, ход расширился, и перед друзьями предстала массивная дубовая дверь.
   - Стучите! - забарабанил кулаками в дверь Лешка. - Стучите все!!!
   Но сколько ни бил копытцами в дверь до смерти напуганный Порко, сколько ни тряс старую медную ручку Санька, дверь не поддавалась.
  -- Ключ! - Порко закружил на месте. - Надо сделать ключ!!!
   Санька и Ригвис переглянулись. Мгновение - сияющий рубиновым светом камень ловко лег в каст.
   - А теперь, - Ригвис с сомнением посмотрел на дверь, - теперь...
   - Попались, голубчики!
   Лешка обернулся: в дюжине шагов от двери, недобро усмехаясь, стоял вооруженный до зубов латник. За его спиной маячило еще несколько служителей владыки Маланимо. Латник сделал шаг вперед, неторопливо вынул из ножен поблескивающий в сумеречном свете меч.
   - Камень! - рявкнул латник.
   Порко взвизгнул и подскочил на месте.
   - Камень! - рука латника протянулась к замершему у двери Саньке.
   Лешка вдохнул поглубже и, изобразив на лице ужас, глянул за спину латника:
   - Рагноры!!!
   Латник обернулся всего на секунду, но и этого было вполне достаточно, чтобы сжимавший в руках каст Санька успел приложить его к замочной скважине. Дверь скрипнула и подалась вперед.
   А через какую-то пару мгновений друзья уже стояли за закрытой дверью, из-за которой доносились стуки и ругань латников.
   - Не выломают? - с опаской глянул на дверь Порко.
   - Дверь слушается только ключа, а ключ, как я понимаю, все еще у вас.
   Ребята обернулись на голос. На уходящей вверх каменной лестнице стоял старик в ниспадающих белых одеждах.
   - Хранитель обители, - восторженно выдохнул Санька.
   Старик улыбнулся и поманил ребят за собой.
  
   Каменная лестница вывела друзей в круглую залу с высокими стрельчатыми окнами. Ночь, сопровождавшая друзей до самого входа в потайной лаз почему-то сменилась призрачно-розовым утром, и на каменную мозаику пола легли тонкие, играющие сотнями непоседливых пылинок солнечные лучи.
   - Смотрите, - старик простер руку. - Смотрите, что делает с Шумящим Лесом дым Маланимо.
   Санька высунулся в окно и охнул. Повсюду, насколько хватало глаз, простиралась иссушенная растрескавшаяся земля, и лишь изредка виднелись небольшие клочки пока еще живого леса. Внизу, у самого подножия каменной обители, словно подкрадываясь к двум высоким соснам, стелился по земле красный дым. Сосны качались, шумели ветвями, тянулись к окнам обители, будто прося у них защиты. Но вот красный дым подобрался совсем близко и окутал стволы. Затрещали, клонясь к земле, красавицы-сосны, а еще через миг и вовсе исчезли в клубах красного дыма. А когда дым рассеялся, Санька хмыкнул и для верности протер глаза - от сосен не осталось и следа.
   - Так исчезает Шумящий Лес. - Старик умолк и внимательно, словно ожидая чего-то, посмотрел на ребят.
   - Точно! - Хлопнул себя по лбу Санька. - Каст!
   Приняв из Санькиных рук играющий рубиновыми бликами камень, Хранитель подошел к окну, поднял крепко схваченный каст камень над головой. И - о чудо: прорвав завесу облаков, с неба хлынул такой поток света, что Санька даже зажмурился. Свет уходил в камень, и камень пел - неслась над иссушенной ветрами землей чудная, звенящая мелодия. Санька прикрыл глаза услышал, как пробиваются сквозь песню камня птичьи трели, как шумит высокая трава на лугах, как жужжат, неторопливо перелетая с цветка на цветок, толстые пушистые шмели. А потом где-то над ухом восторженно завизжал Порко, присвистнул от удивления Лешка, засмеялся крылатый мальчишка. Санька открыл глаза. Минуту назад отдающее сталью небо вдруг плеснуло ослепительной голубизной, зазвучал, наполнился звуками чистейший воздух, без следа исчез красный дым Маланимо, а из земли, мигом покрывшейся зеленым ковром трав, уже тянулись к небу молоденькие сосенки и липы, белели в отдалении стройные красавицы-березки.
  
   - Ничччего себе! - восхищенно выдохнул Лешка. - Да, камешек - что надо.
   - Камешек, - улыбнулся Хранитель обители, - еще кое-что может. Этим мы сейчас и воспользуемся.
   Лешка расстроенно поднял на Хранителя понимающий взгляд.
   - Пора домой?
   - Пора, - вздохнул хранитель. - Станьте поближе друг к другу. Сейчас я...
   - Постойте! - подскочил к Хранителю Порко. - Я быстро!
   И Порко, сняв с шеи медальон с уже знакомым ребятам розовым стеклышком, протянул его Саньке. - Держи! На память!
   Всхлипнул и утер набежавшую слезу крылатый Ригвис, помахал передним копытцем Порко, улыбнулся и поднял руку Хранитель. Взвился подброшенный к самому потолку камень, расплескался по обители слепящий переливчатый свет, зашумел, прощаясь, волшебный лес.
  

* * *

  
   Лешка открыл глаза, ткнулся носом в пыльную мешковину и оглушительно чихнул. Послышались шаги, мешковина поползла вверх, и через борт корзины перегнулся уже знакомый бородатый дядька в тельняшке.
   - Так полетать хочется, что и родителей подождать невмочь? - хитро прищурившись, поинтересовался он. - Ладно, давайте прокачу разок!
   Дядька ловко перебрался через борт, покрутил ручку горелки и откинул удерживающие корзину веревки - чуть качнувшись, шар плавно взмыл в небо.
   В спустившихся сумерках играл многоцветьем лампочек городской парк, перемигивались фарами крошечные машинки на дорогах, сияли жемчужными ниточками фонари тенистых аллей, а в воздухе кружилось обещание волшебства.
   Лешка внимательно осмотрел корзину, зачем-то потрогал мешки с песком, еще раз глянул вниз, и, не найдя там никаких следов красного дыма, с сомнением покосился на Саньку.
   - Слушай, а может, и не было ничего?
   - Конечно, не было, - хитро улыбнулся Санька и чуть отвел в сторону расстегнутый ворот куртки. Поблескивая в пляшущем свете горелки, на Санькиной шее висел медальон с круглым розовым стеклышком.
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) Б.лев "Призраки Эхо"(Антиутопия) В.Соколов "Мажор 2: Обезбашенный спецназ "(Боевик) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) В.Коновалов "Чернокнижник-3. Ключ от преисподней "(ЛитРПГ) В.Чернованова "Невеста Стального принца"(Любовное фэнтези) А.Алиев "Проклятый абитуриент"(Боевое фэнтези) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"