Парфенова Мария: другие произведения.

Повышенная лохматость

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Мой рассказ с детского КЛФ-2004


  

Повышенная лохматость

  
  -- А меня крокодильчик укусил! - перевесившись через подоконник, похвастался веснушчатый Алька из младшего отряда.
  -- Чего-чего? Какой еще крокодильчик? - не понял Пашка.
  -- Пушистенький! С глазками! - Алька выразительно поморгал, показывая, как это делают пушистые крокодилы.
  -- Не бывает никаких пушистых крокодилов! - убежденно покачал головой Олег. - А здесь они вообще не водятся. Правильно я говорю, Пашка?
  -- Конечно, правильно, - согласился Пашка, но на всякий случай спросил Альку, - так где, говоришь, ты их видел?
  -- За рощей, в ручейке. Их там много-много. Плавают.
  -- А ну-ка, пойдем, поглядим, что это за крокодилы такие...
  
   В этот момент по лагерю "Юный следопыт" разнесся звук горна, созывающего ребят на центральную площадку.
  -- Ну во-о-от, - разочарованно протянул Пашка. - Теперь не успеем.
  -- Успеем-успеем, - поспешил заверить его Олег, не разбегутся. - А ты, - строго посмотрел он на Альку, - об этих крокодилах никому! Понял?
  -- Так точно, понял! - по-военному отрапортовал Алька и, спрыгнув в мягкую траву, поспешил на зов горна.
  

* * *

  
   Перед выстроившимися отрядами медленно прохаживался старший вожатый Игорь.
  -- Ребята, вы пробыли в нашем лагере уже двадцать дней и, думаю, многому успели научиться. До окончания смены остается всего четыре дня: полагаю, настало время финальной игры, призом за победу в которой будет вот этот кубок.
   Пашка недобро покосился на отряд "Могикан": поднятый Игорем кубок заманчиво блестел на солнце, и уступать его команде противника желания не было никакого.
  -- Весь лагерь, - продолжал тем временем Игорь, - разделится на две команды. Задача каждой команды - найти половинки разбитого талисмана, который мы, - бросил он взгляд на группу вожатых, - постарались спрятать понадежнее. Команды получат карты, с помощью которых и будут искать талисман. Но прежде, чем мы начнем игру, я передам слово Алевтине Петровне.
   Заняв место Игоря, Алевтина Петровна, главный повар лагеря, опустила глаза на асфальтированную площадку и, ни к кому конкретно не обращаясь, сказала:
   - Сегодня утром из столовой пропало 118 ложек. Если вы... если кто-то случайно... словом, я очень надеюсь, что они найдутся...
  

* * *

  
   Протолкавшись поближе к карте, Пашка и Олег переглянулись: заветный крестик, означавший местонахождение половинки талисмана, стоял совсем недалеко от той рощицы, о которой утром рассказывал Алька.
   Разделившись на пары, отряд "Следопыты" отправился на поиски.
  
  -- Как ты думаешь, Пашка, Алька этих крокодилов сам выдумал или вычитал где?
  -- Сейчас узнаем, - пропыхтел где-то позади рыжий Пашка и тихонько взвизгнул.
  -- Ты чего? - повернулся к нему Олег.
  -- Да ну их, кусты эти! И чего мы через них полезли?
  -- Зато путь раза в два короче, - усмехнулся Олег. - Мы, кстати, уже почти пришли.
   Раздвинув ветки колючих ежевичных кустов, друзья вышли к ручью и осмотрелись: шагах в десяти от них мирно паслось маленькое стадо. Загадочные крокодильчики и впрямь были пушистыми: зеленая шерстка потешно торчала во все стороны.
   - Ух ты! - шумно выдохнул Пашка. - Крокодилы, Олег. Самые натуральные крокодилы!!!
  -- Тише ты! - прошипел Олег, но было поздно. Их заметили.
   Замерев на мгновение, крокодильчики вьющейся зеленой цепочкой заторопились к ручью и плюх! плюх! плюх! - всё так же, стайкой, попрыгали в воду.
  
  -- Я же это... ненарочно, - пытался оправдаться Пашка, пока они, крадучись, подбирались к ручью. - Кто ж знал, что они так сразу...
  -- Ладно, забыли. - подойдя к краю ручья, Олег замер: из воды на них с Пашкой смотрели несколько десятков любопытных желтых глаз - вся стайка крокодилов, неспешно перебирая в воде перепончатыми лапками, сгрудилась почти у самого берега.
  
   Стараясь не распугать непонятных рептилий, Олег медленно опустился на колени. Помедлив с минуту, Пашка последовал его примеру.
  -- А чего это они такие маленькие? - просипел он на ухо другу.
  -- Не знаю, - пожал плечами Олег. Размеры крокодилов и в самом деле были весьма странными: ну кто, скажите, видел крокодила, скорее смахивающего на хорошо откормленную ящерицу, чем на своего грозного зубастого родственника с берегов Нила. А шкодно торчащие лохматые уши и вовсе никак не хотели вписываться в привычную картину.
  -- Ну и долго мы так сидеть будем? - нетерпеливо заерзал Пашка.
   И словно в ответ на его вопрос, два крокодильчика неторопливо выбрались из воды и, отряхнувшись как заправские бобики, посеменили в сторону мальчишек. Остановившись в шаге от ребят, крокодилы переглянулись и дружно тявкнули.
  -- Гляди ты, Пашка, не боятся! - потянулся к рептилиям Олег.
   Крокодилы действительно не боялись. Дав погладить себя и обнюхав ладони мальчишек, они доверчиво плюхнулись перед ними брюшком кверху, заискивающе заелозили пушистыми хвостами по песку.
   - Слушай, а давай их с собой в лагерь заберем! - оживился Пашка.
   Олег на минуту задумался, потом серьезно посмотрел на Пашку:
   - Ну, только если они у Даньки поживут; в корпус их нести нельзя - сразу все узнают. И никому ни слова, даже Альке, договорились?
   Взяв одну из пушистых непонятностей на руки, Олег повернулся к ручью:
  -- А с остальными как быть?
  -- Не знаю, - пожал плечами Пашка. - Они, небось, уже все расплылись. Так и есть, - подтвердил он, пристально вглядываясь в воду у берега. - Ни одного.
  -- Тогда пошли?
  -- Пошли, - согласился Пашка и усмехнулся, глядя на мирно посапывающего на руках Олега крокодила. - А мой зеленый где?
  -- Вон, - кивнул в сторону кустов Олег. - Метро, видать, роет.
   Неподалеку от предательски колючего куста ежевики обсохший и распушившийся крокодил и правда что-то откапывал - из-под перепончатых лап летели комья земли, а зеленая зубастая голова почти полностью скрылась в яме.
  -- А ну-ка, покажи, что тут у тебя, - Пашка довольно бесцеремонно оттащил крокодила за хвост и сам склонился над ямой. - Это, кажется, по твоей части, - позвал он Олега.
   Вытащив из ямки небольшой серебристый диск и смахнув с него остатки песка, Олег внимательно рассмотрел находку. На выпуклой поверхности, изредка помигивая, горел желтый огонек. Кроме него на диске не было ровным счетом ничего - ни кнопок, ни тумблеров, ни даже щелочки, дающей надежду на то, что прибор можно раскрыть.
  -- Ладно, потом разберусь, - сунув диск в карман, Олег поднялся, посмотрел на друга. - Пора.
  

* * *

  
   Не доходя метров ста до лагеря, ребята решили разделиться: Пашка, прихватив обоих крокодилов и диск, тайком отправился к домику сторожа, а Олег, войдя в лагерь через главные ворота, зашагал прямиком на главную площадку.
  -- А мы первые, мы первые!!! - перехватила его на полпути задавака и сплетница Канарейкина. - Мы, мы половинку талисмана нашли! Вот, смотри и завидуй! - вытащила она из кармана блестящий полукруг с головой оленя. - А вы что - его с завязанными глазами искали, да? Или север с югом перепутали?
  -- Уйди, Канарейкина, - отмахнулся Олег.
  -- Я-то уйду, - съехидничала Канарейкина, - а вот он - нет!
  -- Кто "он"? - проследил за ее взглядом Олег: по центральной аллее лагеря к ним приближался старший вожатый.
  -- Ну, и как это понимать, Елисеев? - сурово сдвинутые брови не обещали ничего хорошего. - Мало того, что мой собственный отряд умудряется проиграть каким-то "Могиканам", - Игорь бросил недобрый взгляд в спину сворачивающей за угол Канарейкиной, - так еще драгоценные Елисеев и Сонников, которых я, между прочим, считаю... считал самым сильным звеном нашей команды, пропадают неизвестно где.
  -- Да нигде мы не пропадаем...
  -- Ага, все уже полчаса как вернулись, а вас всё нет и нет. Ты, кстати, почему один? Куда Сонникова подевал?
  -- Никуда я его не девал! Он... он... случайно ноги в ручье промочил, пошел прямо в корпус - переобуться.
  

* * *

  
   Обогнув пятый и шестой корпусы, Пашка перелез через забор, свернул на узкую тропинку и, пригибаясь, побежал к маленькому кирпичному домику с двумя окошечками солнечного желтого цвета.
  -- Данька! ... Дань! - тихонько позвал он и юркнул в кусты за домом.
   Через мгновение из приоткрывшейся двери показался Данька. Покрутив головой туда-сюда, он недоуменно пожал плечами и уже собрался было уйти обратно в дом, как кусты шелохнулись и из них вынырнула рыжая шевелюра Пашки.
  -- Дань!
  -- А, это ты... - протянул Данька.
  -- Иди сюда!
  -- Зачем?
  -- Сюда иди, говорю!
   Наполовину высунувшись из кустов, Пашка цапнул приятеля за рукав и потащил за собой.
  -- Ты чего?! - возмутился Данька, проваливаясь в листву.
  -- Дед дома?
  -- Нету его. К вашему Михалычу пошел. А тебе-то что?
   Пашка оценивающе посмотрел на друга, спросил:
  -- Дань, животных оберегать надо?
  -- Ну, надо... - не слишком уверенно откликнулся Данька.
  -- А защищать?
  -- И защищать тоже.
  -- А...
  -- Слушай, Пашка, не темни. Выкладывай, что у тебя там!
  -- Выкладываю, - хитро улыбнулся Пашка и вытащил из-за пазухи двух пушистых желтоглазиков.
  

* * *

  
   Данька уже полчаса как сидел в старом кресле, неторопливо теребил лохматые крокодильи уши. Зверьки, удобно устроившись на Данькиных коленях, мирно посапывали.
  -- Я их за домом, в сарайчике спрячу, - кивнул на маленькое покосившееся строение Данька. - Туда даже дед не заходит - так что будет им там тихо и спокойно. Ключ от сарая под старым пнем лежит, надо будет, сами с Олегом открыть сможете.
  -- Угу, - кивнул Пашка. - Теперь главное, чтобы Алька ничего не разболтал!
  -- А он и не разболтает. За ним сегодня утром, пока вы по лесу носились, мама приехала и с собой забрала - они, если не ошибаюсь, всей семьей на море собрались.
  -- А если он про крокодилов родителям расскажет? - не унимался Пашка.
  -- Рассказать-то он может, только кто ему поверит?
   - Тоже верно! - улыбнулся Пашка. - Ладно, Дань, пойду я. И так мы с тобой засиделись.
  -- Погоди, я с тобой, только вот крокодилов спрячу.
  -- Ну ладно, я тебя за кустами подожду. Нечего внимание всяких-разных зазря привлекать, - загадочно улыбнулся Пашка и выскользнул за дверь.
  
   Выйдя из сарайчика, Данька направился к старому пню - ключ спрятать; перед самым пнем остановился, огляделся - мало ли что. И, как оказалось, не зря: прямо по зеленому газону к домику, нахмурившись, подходил старший вожатый.
  -- Даня!
  -- Что?
  -- Захар Кузьмич у себя? - кивнул Игорь на домик.
  -- Нет, он у Вашего Михалыча... Анатолия Михайловича, то есть... быть должен.
  -- А... - задумчиво протянул вожатый. - Понятно. ...Кстати, - подозрительно покосился он на Даньку, - на территорию лагеря когда последний раз заходил?
  -- Кажется, вчера вечером, - напрягся Данька.
  -- А сегодня утром? Может быть, всё-таки заходил, ну, ненадолго?
  -- Да не заходил я никуда! Я сегодня всё утро тут сидел, уравнения решал.
  -- Какие еще уравнения? - не понял Игорь.
  -- По алгебре. Дед заставляет, - надулся Данька.
  -- А... Тогда понятно... Ну-ну, сиди решай.
  
   Обогнув газон, Игорь махнул Даньке рукой и зашагал вдоль кустов к воротам лагеря. Заинтересовавшийся непонятными вопросами вожатого, Пашка последовал за ним, из всех сил стараясь не цепляться за ветки и не шуметь.
  
  -- Ты чего такой недовольный? - почти у самых ворот остановила Игоря Алевтина Петровна. - Или тебе за завтраком булочек с вареньем не досталось? - попыталась пошутить она.
  -- Да понимаете, тетя Аля, у Наташи... ну, вожатой из второго отряда, сегодня утром цепочка золотая пропала. Она купаться пошла, а цепочку, чтобы ненароком не утопить, сняла и на бревне возле воды оставила. Вернулась - одежда на месте, а цепочки нет. Мы уже полпляжа вверх дном перевернули: и всё без толку! А главное, - разгорячился он, - подумать не на кого! Наташка-то, еще до подъема на речке была, весь лагерь спит еще! Разве только кто из местных позарился...
  -- Да ты, Игорёк, не волнуйся. Найдется цепочка, куда ж ей деться!
  -- Угу... будем надеяться, - мрачно протянул Игорь.
  
   Дождавшись, пока Алевтина Петровна и Игорь разойдутся по сторонам, Пашка вылез из кустов и задумчиво почесал рыжий затылок - неприятная, однако, складывалась ситуация...
  

* * *

  
   Две низкорослые фигурки медленно пробирались через рощу. Впереди, за деревьями, уже слышалось тихое пение ручья, и фигурки ускорили шаг.
  -- Мерзкая планетка!!! Кусты и колючки, колючки и кусты!!! А еще эти, с крыльями... как их там по-местному... Искусали всего, пакости! - первая фигурка остановилась, стянула с головы потрепаную соломенную шляпу и вытерла рукавом лиловый лоб. - А и чего мы только в этих обносках ходим! А, Брюмс?
  -- Попрошу не забываться, рядовой Хлыпс! Обращаться строго по уставу: сержант Брюмс!
  -- Так точно, сержант! - испуганно выпалил Хлыпс. - И всё-таки... - чуть просительно продолжил он, - что ж это за одежда? Позор трех галактик, а не одежда!
  -- Маскировка прежде всего, рядовой!!! Издали местные жители будут принимать наш мини-спецотряд за своих, а при опасности приближения, - вдруг перешел на дружеский тон сержант Брюмс, - сам знаешь, что делать.
  -- Знаю, знаю, - с какой-то усталой безнадежностью протянул рядовой и, скосив глаза на просвечивающее сквозь листву небо, подумал про себя, что три с половиной тысячи гаюмов - сумма, безусловно, весьма приятная, но не за такую каторжную работу. Кто его знает, а, может, эти аркасабры еще и ядовитые... Хлыпс поежился: случайно пришедшая мысль вполне могла оказаться правдой - не зря ведь накидка из шкурок аркасабров считалась предметом роскоши даже при дворе Мидива IV, а у него этих гаюмов столько, что...
  -- Клетку не забыл, рядовой?! - прервал ход его мыслей Брюмс.
  -- Тут она, куда ж ей деться, - похлопал по мешку Хлыпс.
  -- Куда деться? Куда деться? - передразнил Брюмс. - А кто в первый же день тарангулятор потерял? Мы же его даже опробовать не успели!
   Хлыпс потупился:
  -- Ну, я потерял... Но ведь я же его и укр... нашел. Получается, что он мой. Кругленький, гладенький, блестященький... - мечтательно протянул он. - И вообще, я ж только развлечься хотел, потому с собой и взял. Весело, думаете, целый день там сидеть, ваших аркасабров караулить?
  -- Весело - не весело, а тебе за это гаюмами платят! И прекратить разговорчики!
  -- Слушаюсь, - вяло отозвался Хлыпс и, поправив на плече мешок, поплелся за сержантом.
  

* * *

  
  -- Понимаешь, кто-то у нее утром цепочку свистнул, - торопясь и запинаясь, рассказывал друзьям Пашка, - а теперь они ее найти не могут и думают, что это "местные" постарались. А из "местных" у нас рядом только кто?
  -- А из "местных" у вас только я, - мрачно подытожил Данька.
  -- Стоп-стоп-стоп, - поспешил вмешаться Олег. - Пока это не более чем догадки. Никто обвинений не предъявляет, так что можем считать, что пока всё тихо.
  -- Ладно, - отмахнулся Данька и потянулся за прислоненным к столу рюкзаком. Я вам из библиотеки книжки принес. Тут, правда, не всё, что вы просили, но ничего более подходящего я не нашел.
  -- А ну-ка, дай поглядеть, - оживился Олег, - что тут у нас? "Мир рептилий", "Пресмыкающиеся - справочник по зоологии", "Миф и правда об аллигаторах", "Нильские крокодилы - записки охотника". Ну, что ж - будем читать. Тебе, Пашка "Мир рептилий" и справочник по зоологии, остальное - мне.
  -- Хитрый какой, - Пашка даже подавился от возмущения. - Все самое интересное - обязательно себе.
  -- Именно потому и себе, - не обиделся Олег. - Ты сам подумай: что случилось, когда ты в библиотеке книгу о народах Океании брал?
  -- Ничего с ней не случилось - вернул в целости и сохранности.
  -- Да я не о том, - улыбнулся Олег, - ты ее для чего брал? Доклад написать. Тебе всего-то полтора десятка страниц прочесть надо было... А ты?
  -- А я... а что я? Я всю прочел, это разве плохо?
  -- Это, конечно, не плохо, только вот до доклада, если я правильно помню, руки у тебя так и не дошли...
  -- Ну, не дошли, и что из того?
  -- А то... если тебе "Записки охотника" достанутся, ты что делать будешь?
  -- Ладно, ладно, - шмыгнул носом Пашка, - давай сюда свой справочник! Вот посмотришь, я наших крокодилов первый найду!
  -- Ищи, ищи, - усмехнулся Олег и переключился на Даньку. - Книги на сколько дали?
  -- На неделю. Еще допытывались, почему это я рептилиями так интересуюсь.
  -- Ну, а ты?
  -- Пришлось соврать, что это нам такое задание на каникулы дали.
  -- И что, поверили?
  -- Да вроде, хотя, кто их разберет... Ладно, - поднялся Данька, - вы тут с книжками разбирайтесь, а я к крокодилам пойду: попробую их чем-нибудь покормить...
  

* * *

  
   Дверь в спальню приоткрылась, выпустила тонкий лучик света.
  -- Спят, кажется, - просочился в спальню шепот Игоря.
  -- Конечно, спят - набегались за день, - чуть громче ответил ему голос Алевтины Петровны. - Да и ты, Игорек, ложись, время уже позднее.
  -- Да, пожалуй, пора, - согласился шепот.
  
   Дождавшись, пока шаги вожатого и Алевтины Петровны затихнут где-то в конце коридора, Пашка откинул наброшенное на голову одеяло:
  -- Ушли?
  -- Похоже на то, - отозвался с соседней кровати Олег. - Включай.
   Луч карманного фонарика выхватил из темноты раскрытую книгу.
  -- Тэ-э-эк, на чем мы тут остановились? Ага, вот, нашел: "... подкласс пресмыкающихся: голова удлиненная, сжатый с боков хвост используется для плавания; под кожей на спине костные пластинки, образующие панцирь..." Слушай, а у наших крокодилов эти пластинки есть? - отвлекся от чтения Пашка.
  -- Не помню. Там же шерсть. Завтра пощупаем. Ты давай, дальше читай!
  -- "Распространены в тропическом поясе. Наиболее известны: гавиал (до 6,5 метров), гребнистый крокодил (до 10 метров) и более мелкие, аллигаторы (до 4,5 метров) и кайманы (до 5 метров)". Нет, Олег, ну ты сам подумай, наши-то никак не по пять метров!
  -- Не по пять, - согласился Олег. - А может, они еще это, детеныши?
  -- Больно умные для детенышей, - хихикнул Пашка, вспоминая отрытый у ручья диск.
  -- А про крокодилят там ничего не пишут?
  -- Сейчас глянем: нет, вроде бы ничего. "...в некоторых странах крокодилы считаются священными животными... м-м-м, не то.....кожа используется для различных изделий..."
   - Бррр! - на соседней кровати шумно поежился Олег.
  -- Ты чего? - не замедлил поинтересоваться Пашка и направил на друга лучик света.
  -- Да так... Представил, что наших зеленых... на шкурки.... Жуть....
  -- Да-а.... - соглашаясь, протянул Пашка, - действительно жуть.
  

* * *

  
   Утро следующего дня выдалось облачным, тусклым, и даже солнце, казалось, смотрело сверху с недовольным выражением. То же самое можно было сказать о лице Игоря, который как всегда открывал утреннюю линейку.
  -- Ребята, сегодня мне бы очень хотелось начать день с какой-нибудь доброй новости, но, увы, - Игорь помрачнел еще больше, - всё... всё не так, как хотелось бы.... Из нашей библиотеки исчезла модель космической станции "Мир", подаренная лагерю центральным московским кружком моделирования. Никакой материальной ценности модель не представляет, однако это... это происшествие вынуждает нас думать... у нас уже сложились некие подозрения, относительно того...
  -- Игорь, я попросил бы вас не делать никаких поспешных выводов, - вмешался в монолог вожатого начальник лагеря. - Ребята... Действительно, на сегодняшний день на территории лагеря пропали несколько предметов. Однако, на мой взгляд, рано говорить о чем-то ... серьезном, - чуть запнувшись, продолжил он. - Поэтому, не будем терять времени и приступим ко второй части нашего соревнования. Пожалуйста, - кивнул он Игорю.
  -- Итак, ребята: сегодня вам предстоит найти вторую половинку талисмана. Отряды уже получили карты. Но на этот раз мы решили усложнить задачу - условные знаки проставлены сразу в нескольких местах; какое из них является настоящим предстоит определить вам, - впервые за все время утренней линейки улыбнулся Игорь. - Ну что ж, - посмотрел он на часы, - желаю удачи. Время пошло.
  

* * *

  
  -- Куда это ты намылился? - одернул Олег пробирающегося сквозь заросли Пашку.
  -- Как куда, - недоуменно воззрился на него Пашка. - К ручью, конечно. На крокодилов посмотреть.
  -- Нет уж, - подождут сегодня твои крокодилы, - сначала - половинку талисмана найти надо.
  -- Да чего она тебе так далась?!
  -- Пашка... - укоризненно покачал головой Олег, - нам направо. Найдем талисман, потом хоть весь день в своем ручье сиди.
  
   - Талисман, талисман, - ворчал Пашка, перебираясь вслед за Олегом через стволы старых поваленных ветром деревьев. - Тут крокодилы, понимаешь, необъяснимое явление, можно сказать... Зануда ты, порядочная, между прочим...
   На этом возмущенный Пашкин голос оборвался, сменился постепенно удаляющимся звуком ломающихся веток и шелестом листвы и завершился загадочным "плюх", донесшимся уже совсем издалека.
  -- Пашка? Паш?! - обернулся Олег. - Пашка, ты где?! Пашка-а-а!!!!!
  -- Тут я, - мрачно отозвался Пашкин голос откуда-то снизу.
  -- Где это, "тут"? - закружил среди деревьев Олег.
  -- Внизу. Аккуратно там, сам не свались, - еще угрюмее откликнулся голос.
  -- А.... Вот ты где...
   Края и склоны оврага были покрыты грязно-коричневой скользкой жижей вперемешку с еловыми иглами, кое-где виднелись лужицы застоявшейся воды.
  -- Ты там как, цел?
  -- Да вроде, - крякнув, поднялся из грязи Пашка. - А вот костюм, похоже придется латать, - недобро посмотрел он на порванную штанину и разошедшийся на мелкие лоскуты рукав спортивной куртки.
  -- Ну, цел, и ладно, - с облегчением протянул Олег. - Подожди, сейчас я тебя оттуда вытащу.
  -- Что я, маленький? - обиделся Пашка, - сам вытащусь. - И, цепляясь за редкие островки травы и торчащие из склонов оврага корни, полез наверх.
  
   Когда рыжая шевелюра друга мелькнула совсем уж недалеко от края оврага, Олег наклонился над обрывом:
  -- Руку давай!
  -- Сказал, сам вылезу, - огрызнулся Пашка, в последний раз уперся коленом в грязное месиво и с пыхтением выбрался на ровную поверхность.
  -- Н-да... - критически оглядел его Олег: по уши вымазавшийся в грязи Пашка в порванном спортивном костюме и хлюпающих кроссовках представлял собой довольно жалкое зрелище. - Ну что, лягушка-путешественница, - фыркнул Олег, - дальше будем талисман искать или в лагерь пойдем - сушиться.
  -- Дальше, конечно, чего уж теперь, - усмехнулся Пашка, - я вот только грязь с подошвы сотру... А то ее тут по полкило на каждом кроссовке.
   Подойдя к ближайшему дереву, Пашка стащил с ноги кроссовок и, подпрыгивая на одной ноге, с силой провел подошвой по стволу: на траву посыпались ошметки грязи.
  -- Так-то лучше, - нагнулся Пашка, завязывая шнурок. - А это еще что?
  -- Где?
  -- Да вот...
   Среди комков грязи что-то поблескивало. Олег протянул руку, поднял загадочную пластину, провел по ней ладонью, стирая грязь...
  -- Пашка, глянь!
   На серебристом фоне полукруглой пластины отчетливо проступало выпуклое изображение левой половины головы оленя и часть надписи:
   Оздоровит...
   "Юный следо..
  
  -- Талисман! - не поверил своим глазам Пашка.
  -- Он самый! - поспешил заверить его Олег. - Я вчера такой же у "Могикан" видел, Канарейкина хвасталась.
  -- В таком случае, - оживился Пашка, - имеем полное право пойти посмотреть на крокодилов.
  -- Имеем, - подтвердил Олег.
  

* * *

  
  -- Представляешь, что скажет Игорь, когда меня в таком виде узреет? - хихикнул, перелезая через корягу, Пашка.
  -- Да ничего он не скажет. Подумаешь, костюм какой-то. Ты цел, а ему ничего другого для спокойствия и не надо.
  -- Да чего со мной станется?! - ухмыльнулся Пашка. - Мне всё нипочем! ...ой! Елки-палки! - он приложил ладонь к нагрудному карману. - Машинка!
  -- Какая еще машинка? - нахмурился Олег.
  -- Твоя... ну, с лампочкой, - неразборчиво пробормотал Пашка, вытаскивая из кармана найденный у ручья серебристый диск. - Фух... цела, вроде.
  -- Ты зачем его с собой потащил? - не церемонясь, отобрал диск Олег. - Я его в тумбочку не для того положил, чтобы ты его в грязи купал!
  -- Да как же его оставить, если по всему лагерю вещи пропадают, - попытался оправдаться Пашка. - И вообще...
   Но что означало Пашкино "вообще" узнать Олегу было не суждено: диск в его руках вздрогнул и ритмично запульсировал, забился глухими ударами изнутри. Оцепенев от удивления, друзья уставились на серебристый кружок, ранее не проявлявший никаких признаков жизни, кроме помаргивающей лампочки. Загадочный огонек замигал быстрее, а потом и вовсе включился на полную, разливая вокруг себя ровный желтый свет. Вибрация тем временем вышла из первоначального ритма: диск надрывно загудел, закашлял и вдруг выдал: "Нету здесь ваших аркасабров".
  -- Чего-чего? - возмущенно воззрился на диск Пашка. - Кого нет?
   Диск помолчал, затем откликнулся:
   - Приказываю продолжать дежурство.
   Олег и Пашка недоуменно переглянулись.
   - И на посту - не спать! - "подумав", добавил диск.
  
  -- Что за ерунда? - покосился на диск Пашка.
  -- Не знаю, - пожал плечами Олег. - Чего это его вдруг так "прорвало"?
  -- Эй, любезный, - обратился к диску Пашка, - больше ничего сказать не хочешь?
   На Пашкины слова диск не отреагировал никак: лишь желтая лампочка опять перешла в мигающий режим.
  

* * *

  
   Данька выглянул из сарая, огляделся: никого.
  -- Вылезайте давайте, - кивнул он.
   Из-за двери показались две зеленые мордочки. Крокодилы осторожно выбрались на площадку перед сараем и, словно принюхиваясь, подняли головы.
  -- Да нет тут никого, гуляйте сколько влезет, - Данька потрепал одного из крокодилов по лохматому зеленому загривку.
  
   Наигравшись в траве и искупавшись в специально принесенном Данькой старом жестяном корыте, оба крокодила влезли на пень и развалились, явно собираясь провести ближайшие пару часов, греясь на солнышке.
   - Рептилии вы мои ненаглядные! - умилился Данька, протянул руку, опустил пальцы в нежную шерстку - почесал пушистое брюшко одного из крокодилов. Крокодил поёжился, шкодно задергал задней лапой. - Ладно, валяйтесь! - улыбнулся, вставая, Данька. - А я алгебру решать пойду. Мне еще две страницы уравнений сделать надо.
  

* * *

  
  -- Вот сейчас придем, а они нас там уже ждут, хвостами виляют, - мечтательно протянул Пашка, обходя предательский куст ежевики.
  -- Сомневаюсь, - покачал головой Олег. - Хотя, сейчас проверим, - отодвинул он еловую ветку и замер: прислонившись спиной к стволу старого дуба, у ручья кто-то сидел.
   Обменявшись удивленными взглядами, друзья всмотрелись в незнакомца: набросив на плечи потертый пиджак, он, казалось, дремал. Рядом с ним, на траве лежали старая соломенная шляпа и отливающая металлом клетка. Незваный гость вполне мог бы сойти за кого-то из местных, если бы не загадочный лиловый цвет лица и выглядывающих из-под пол пиджака ладоней.
   Олег повернулся к Пашке:
  -- А чего это он такой синюшный, а, Паш? И зачем на нашу..
   Но тут с противоположной стороны ручья донесся шелест листьев и на берег, заслоняя глаза от солнца, вышел второй лиловокожий. Легко перепрыгнув ручей, он приблизился к спящему и, не церемонясь, пнул его довольно тяжелым на вид сапогом.
   Дремавший подскочил, раболепно согнулся и, пятясь к ручью, отчаянно зажестикулировал, видимо, что-то объясняя. Губы первого лиловокожего зашевелились, и до ребят донесся противный надрывно-скрежещущий звук.
  -- Разговаривают! - прошипел Пашка где-то над ухом Олега.
   И точно: второй лиловокожий продолжал наступать на первого, осыпая его руганью, слуху землянина больше напоминающей скрип несмазанных дверных петель.
  
  -- Да что же они там говорят? - нетерпеливо взмахнул руками Пашка.
  -- Ты чего толкаешься? - возмутился было Олег, но тут же замолк: в нагрудном кармане джинсовой куртки, как раз там, куда попал острый Пашкин локоть, опять завибрировал диск:
  -- ...добыть каких-то пятьдесят шкурок, рядовой Хлыпс! - во весь голос рявкнул диск.
   Лиловокожие на берегу ручья замерли, повернулись на звук - в сторону деревьев.
  -- Тише ты! - вполголоса цыкнул на диск Пашка.
   Диск, будто соглашаясь, мигнул желтой лампочкой и выдал едва уловимым шепотом:
  -- Сержант, сержант, вы это слышали?
  -- Отставить разговоры, рядовой Хлыпс! Согласно уставу...
  -- Так точно, сержант. Приказание выполняю.
   И две низкорослых фигурки начали медленно таять в воздухе прямо на глазах у изумленных мальчишек. Через минуту от них не осталось ровным счетом ничего, кроме двух пар следов на песке у самого ручья.
   "Потоптавшись" на месте, следы направились в сторону зарослей. Шевельнулись ветки кустарника, взлетела, протяжно вскрикнув, какая-то лесная птица.
  -- Пошли проследим? - покосился на Олега Пашка.
   Олег кивнул, и друзья последовали за незнакомцами. Последние, похоже, осмелели - разговорились:
  -- Да это, небось, ерунда какая-нибудь - может, забрел кто ненароком. Язык-то местный.
  -- Похоже на то... Хотя, всё же, осторожнее быть надо.
   Однако именно об осторожности лиловокожие явно забыли: там, где на узкой лесной тропинке минуту назад оставались только едва заметные отпечатки подошв, сейчас уже маячили вполне четко оформившиеся черные сапоги. Над ними, размытым маревом покачивались очертания мешковатых брюк.
  -- Гляди-ка: проявляются, - подтолкнул Олега Пашка.
  -- Вижу... - ответил Олег и вздрогнул: над лесом опять пронесся знакомый скрипучий звук, однако на этот раз он был на порядок громче, чем речь неизвестно откуда прибывших лиловокожих.
  
   Диск среагировал моментально:
   - Экипажу корабля "Три Гаюма" приказано немедленно вернуться на борт. Повторяю, экипажу корабля...
   Наполовину проявившиеся фигуры незнакомцев нырнули в овраг, из которого совсем недавно с таким трудом вылезал Пашка, и, спотыкаясь, поспешили к тому, что на первый взгляд казалось грудой набросанных друг на друга веток. Добравшись до них и раскидав верхний слой, тот, кого первый лиловокожий называл "сержантом", нырнул в открывшееся круглое отверстие. Поправив съезжающую с головы соломенную шляпу, за ним последовал Хлыпс.
  -- Рядовой, клетку не забыл? - издаваемый диском звук казался глуше.
  -- Как же я ее забуду? Новенькую, красивенькую, блестященькую... - совсем уж тихо откликнулся второй голос.
  

* * *

  
   От последнего уравнения Даньку оторвал звук открывающейся калитки. Пень, на котором грелись крокодилы, от калитки видно не было, но и незваные гости им были совсем ни к чему.
   Высунувшемуся в окно Даньке предстала следующая картина: один из крокодилов, которому, видимо, наскучило без дела лежать на солнце, неторопливо выползал на дорожку, ведущую к главным воротам лагеря.
   Задумываться над тем, как крокодилу удалось открыть калитку и зачем ему понадобилось это делать, времени не было - Данька бросился за зеленым беглецом.
   К тому моменту, когда Данька выскочил на дорожку, шустрый крокодил уже огибал последнее препятствие - овальную клумбу прямо перед входом в лагерь.
  
   Успев мысленно порадоваться тому, что весь лагерь разбрелся кто куда в поисках талисмана, Данька поспешил за крокодилом. А тот, словно издеваясь, рванул прямиком к домику начальника лагеря.
  -- Ну давай, сворачивай уже куда-нибудь, - про себя попросил пушистого желтоглазика Данька.
   Никуда сворачивать крокодил, конечно же, не стал, а, ловко преодолев три ступени, юркнул в приоткрытую дверь. Входить без стука - вещь, конечно, не самая хорошая, но выбора у Даньки не было: оглянувшись на всякий случай, он устремился в дом.
   Влетев в комнату, Данька осмотрелся - кожаный диван, шкаф с книгами, письменный стол. Что могло заинтересовать крокодила? Ага, тут еще и аквариум есть!
   Так и есть: непонятно как забравшийся на тумбу с аквариумом крокодил, не отрываясь, следил за рыбками, прижав пушистый нос к стеклу.
  -- Ах, ты рептилия беглая! - Данька схватил крокодила, повернулся к двери и замер: к домику кто-то подходил.
   Не отводя глаз от двери, Данька попятился окну, бросил беглый взгляд наружу: прямо под окном стояла неизвестно для чего предназначенная картонная коробка. Бросив в нее крокодила и искренне понадеявшись, что зеленому глупышу этот полет не доставил особо неприятных ощущений, Данька повернулся: скрипнула дверь, и в комнату вошел начальник лагеря.
  -- Здрасьте, Антолий Михалыч! - выпалил Данька.
  -- А, это ты, Даня. Ну и тебе день добрый, - кивнул Анатолий Михайлович. - А ты, собственно, что... хотел?
  -- Я... я... это, дедушку искал... вот... думал, может он у вас... а он не у вас... вот... - запинаясь выдавил из себя Данька.
  -- Захар Кузьмич сейчас в столовой, Алевтине Петровне помогает ящики со сгущенкой разбирать. Так что беги, - хитро улыбнулся Анатолий Михайлович, - может, у них там и на твою душу лишняя банка найдется.
  -- Ага... я тогда это... побегу.
   Всё еще не веря в свою удачу, Данька пулей вылетел из домика, тенью скользнул к картонной коробке, вытащил из нее крокодила и, перемахнув через забор, прямиком отправился к себе.
  

* * *

  
   Наслушавшись после линейки похвал за находку талисмана и пообещав вредной Канарейкиной завтра всенепременно обыграть их команду, которая только и умеет, что задаваться, Олег и Пашка отправились к себе в корпус.
  -- Не, ну ты подумай, наших крокодилов - на шкурки! - возмущался и размахивал руками Пашка. - Это ж прямо браконьерство какое-то!
  -- Оно самое, - мрачно согласился Олег.
  -- Делать-то что будем?
  -- Не знаю пока. Надо бы с Данькой посоветоваться.
  -- Так, может, прямо к нему и пойдем?
  -- Можно, - подумав, кивнул Олег.
  
   Однако ни Даньки, ни Захара Кузьмича дома не оказалось. Что делать, пришлось возвращаться ни с чем.
  
  -- Ух ты! - ахнул Пашка, увидев картонную коробку под окнами домика начальника лагеря.
  -- Коробка как коробка, - не разделил его восхищения Олег. - Тебе-то она зачем?
  -- Как зачем?! А в чем мне домой ракушки везти прикажешь? Не бросать же их здесь!
  -- Ну, если только ракушки, - улыбнулся Олег: Пашкина страсть к ракушкам была известна всему лагерю - дня не проходило без того, чтобы тот не притащил с речки очередной десяток зубчатых красавиц.
  -- Так как ты думаешь, можно ее забрать? - нетерпеливо закружил вокруг находки Пашка.
  -- Пожалуй, лучше сначала Анатолия Михайловича спросить. Может, она ему для чего-то нужна.
  
   Вышедший на стук начальник лагеря сердито глянул на ребят:
  -- Ага, Елисеев и Сонников собственной персоной. Что ж, очень кстати, заходите, - и, повернувшись к ребятам спиной, Анатолий Михайлович шагнул обратно в комнату. Ничего не понимающие Олег и Пашка последовали за ним.
   Посреди комнаты, на высоком табурете, ссутулившись, сидел Данька. За ним, с лицом чернее тучи, стоял Захар Кузьмич.
  -- Итак, ты продолжаешь настаивать на своем, Даниил?
  -- Да не брал я этот кубок, Анатолий Михалыч, не брал, - было похоже, этот вопрос Даньке задавали не в первый раз, - и модель из библиотеки не брал, и ложки, а цепочку вообще в глаза не видел!!! ...Не верите вы мне, да? - Данька поднял безнадежные глаза на начальника лагеря, скользнул взглядом по ребятам, мол, выручайте.
  -- Анатолий Михайлович, - немедленно вмешался Пашка, - вы что, действительно считаете, что Данька мог...
  -- Ничего я не считаю, Сонников, - оборвал его на полуслове Анатолий Михайлович, - только вот факты упорно складываются не в пользу вашего друга. Вы сами подумайте: в столовую, как, впрочем, и на всю остальную территорию лагеря Даниил может входить так же беспрепятственно, как и вы. Так что, теоретически, конечно, ложки он взять мог. Далее. Цепочка, которую вожатая на бревне оставила. Это ведь еще до подъема было. А кто раньше всех встает, кто в пять утра уже по лагерю бродит, на качелях качается, а? Правильно, ваш Данька.
  -- Анатолий Михайлович, - вступился за друга Олег, - да зачем ему столько ложек? И цепочки он не носит, он же не девочка, в самом-то деле.
  -- Цепочка, Елисеев, между прочим, не какая-нибудь там, а золотая. А это, как-никак деньги. И вообще, можете вы меня, не перебивая, пять минут послушать? Ни для кого из нас, я думаю, не секрет, что наша библиотека особой популярностью среди ребят не пользуется. Ленивые вы какие-то нынче пошли, - с сожалением вздохнул начальник лагеря и продолжил, - так вот, в тот день, когда пропала модель космической станции, кроме Даниила в библиотеку вообще никто не приходил. Никто. Это вы понять можете? А с кубком как-то уж совсем нехорошо получается. Я ведь вашего приятеля сам здесь застал! Сам!
  -- Но, Анатолий Михалыч, - едва не срываясь на плач, безысходно запротестовал Данька. - Вы же сами видели: не было у меня в руках ничего!!! Совсем ничего не было! Ваш кубок - не спичечный коробок, в карман не спрячешь!
  -- Согласен, Даниил, согласен! - энергично закивал начальник лагеря. - Только вот выходил я буквально на минуту, поэтому и дверь не захлопнул. А кроме тебя ни до, ни после пропажи кубка рядом с домиком еще целый час никто не появлялся. Да и кому было появиться - весь лагерь по лесу бегал, талисман искал.... Ох, не знаю я, Даня, что с тобой делать, совсем не знаю.
  -- Но ведь, - подергал начальника лагеря за рукав Пашка, - это всё еще не доказано. Пусть Данька просто дома посидит, пока всё не решится. А мы, - кивнул он на Олега, - проконтролируем, чтобы он никуда не выходил.
  -- Эх, вы - горе-контролеры, - махнул рукой Анатолий Михайлович. - К чему это всё?
  -- А к тому, - поддержал Пашку Олег, - чтобы проверить, Данька это или нет. Вот если за то время, что он дома сидеть будет, что-нибудь снова пропадет, значит, это не он, а если нет... тогда и будем разбираться. Давайте так сделаем, а? Анатолий Михайлович?
  -- Делайте, что хотите, - опустился на стул начальник лагеря.
  
   Дав слезшему с табурета Даньке увесистый подзатыльник, Захар Кузьмич подтолкнул внука к двери, грозно пообещав:
  -- Дома еще поговорим.
  

* * *

  
  -- Нет, ну они, конечно, нашли, кого подозревать! - негодовал Пашка, нервно меряя шагами их с Олегом комнату.
  -- Паш, а у них, между прочим, других вариантов пока нет. Я-то, конечно, тоже думаю, что Данька к этому никакого отношения не имеет, только это еще доказать надо.
  -- И каким образом ты это делать собираешься?
  -- Не знаю пока... А еще браконьеры эти: с ними тоже разобраться невредно будет... Н-да... - Олег потянулся к карману, вытащил из него диск, критически осмотрел помаргивающую лампочку, - как же ты все-таки работаешь?
  -- "Пожалуйста" сказать забыл, - съязвил Пашка. - Так он тебе и ответит.
   Однако диску даже "пожалуйста" не потребовалось.
  -- Бум! - раздалось откуда-то изнутри.
  -- Не понял? - склонился над диском Олег.
  -- Бум! - терпеливо повторил диск.
  -- И чего он хочет, а, Паш?
   Пашка не секунду задумался, потом согнул пальцы и стукнул по поверхности диска. Внутри него что-то чуть слышно ухнуло и лампочка засветилась ровным, немигающим светом.
  -- Угу, - изрек Пашка с таким спокойствием, будто никакого иного эффекта и не ожидал.
  -- "Четыре черненьких чумазеньких чертенка чертили черными чернилами чертеж", вот - шумно выдохнул Олег и на всякий случай зажал уши руками: кто его знает, что там у него с громкостью.
   Диск не отреагировал никак. Ребята переглянулись.
  -- А ну-ка, Паш, ты попробуй, - указал глазами на диск Олег.
  -- Дважды два - четыре, - без энтузиазма обратился к диску Пашка.
   И опять тишина.
  -- Сдается мне, недоработанный он какой-то... - плюхнулся на кровать Пашка.
  -- Бум! Бум!
  -- Слышали мы уже твое "Бум!". Бумкать и я могу, толку-то что?
  -- Бум! Бум!
  -- Подожди, дай теперь я попробую, - дважды стукнул по диску Олег.
  -- Да по нему стучи - не стучи, - язвительно начал Пашка... и тут же замолк, зажав руками уши: по комнате разнесся холодящий душу скрежет.
   Друзья обменялись взглядами - заработало!!!
  

* * *

  
   Наутро, дождавшись момента, когда все ребята разбегутся на поиски последней части талисмана - круглой золотистой рамки, Пашка и Олег поспешили к знакомому ручью.
  -- Ну, что там? - от любопытства Пашка едва не подпрыгивал.
  -- Сидят. Оба.
  -- Тогда пошли?
  -- Пошли, - заговорщицки подмигнул Олег.
  
   Добравшись до знакомого оврага и спрятавшись за двумя поваленными елями, друзья переглянулись:
  -- Ну что, вперед? - выдохнул Олег.
  -- Вперед, - вдруг посерьезнел Пашка.
  
   Вынув из кармана диск и легонько стукнув по нему два раза, Олег еще раз покосился на Пашку. Пашка энергично закивал: давай, мол!
  -- Экипажу корабля "Три Гаюма" приказано немедленно вернуться на борт, - начал Олег - диск захрипел, и по лесу разнесся металлический скрежет. - Повторяю, экипажу корабля немедленно вернуться на борт.
   Ребята прислушались: смолк скрежещущий голос диска, и в отдалении уже слышался звук ломающихся веток. Ждать пришлось недолго: вскоре у дальнего края оврага появились оба незнакомца. И растерянный же у них был вид: бравый сержант Брюмс из лилового сделался бледно-желтым и, явно не зная, что делать, метался туда-сюда; бедняга Хлыпс и вовсе застрял в кустах, отчаянно пытаясь протащить сквозь колючки холщовый мешок и уже знакомую ребятам клетку.
   Олег едва слышно усмехнулся и продолжил:
  -- Выполнение всех миссий прекратить! Старт корабля осуществить немедленно. Дальнейшее нахождение команды на планете будет считаться нарушением приказа и караться высшей мерой наказания. Повторяю...
   Рядовой Хлыпс еще раз дернул мешок, безнадежно всплеснул лиловыми ручками и, перепрыгивая через ветки, побежал к кораблю.
   Не успели звездные браконьеры нырнуть в открывшееся круглое отверстие, как под маскирующими корпус ветками корабль завибрировал и начал медленно подниматься вверх. Вскоре из оврага показался край громадного, идеального по форме шара. Крупно вздрогнув еще раз, корабль начал буквально таять в воздухе, не прекращая, тем не менее, подъема. Лишь звук работающих двигателей позволял догадываться о его местонахождении.
   Качнулись верхушки сосен, и где-то высоко-высоко в небе, в одном из беленьких аккуратненьких облачков на мгновение появилось круглое отверстие.
  -- Улетели! Улетели! - радостно скакал по краю оврага Пашка.
  -- Улетели, - чуть спокойнее согласился Олег.
  
   Выдернув из куста брошенный Хлыпсом мешок и рассмотрев его содержимое, ребята таинственно переглянулись:
  -- Ну что, к Анатолию Михайловичу?
  -- А куда ж еще!
  

* * *

  
   Начальника лагеря ребята обнаружили стоящим у ворот: Анатолий Михайлович угрюмо разглядывал ту часть бетонного забора, где обычно висела блестящая отполированная табличка "Летний оздоровительный лагерь "Юный следопыт" - сейчас там виднелись лишь четыре отверстия, оставшиеся от мощных болтов, крепивших табличку к забору.
  -- Анатолий Михалыч! Анатолий Михалыч! - завертелся вокруг него Пашка. - Пойдемте с нами!
  -- Куда, Сонников?
  -- К Даньке, к Даньке пойдемте!
  -- Да зачем мне к вашему Даньке?
  -- Ну, пожалуйста, пойдемте же, - не удержался Пашка, схватил начальника лагеря за руку и поволок за собой.
  

* * *

  
  -- Значит, так, - начал, не успев отдышаться, Пашка. - Идем мы с Олегом по лесу, последнюю часть талисмана ищем, тут смотрим, под кустом что-то валяется. Подошли - а это мешок. Вот этот, - Пашка для убедительности тряхнул находкой. Мешок зазвякал и забренчал.
  -- Что у вас там? - нахмурился начальник лагеря.
  -- А вот что, - Олег развязал мешок и, перевернув его, осторожно высыпал на большой деревянный стол его содержимое.
  -- Елки-палки! - всплеснул руками Анатолий Михайлович. - Нет, это надо же, - вполголоса недоумевал он, перебирая рассыпавшиеся по столу и смешавшиеся друг с другом новехонькие ложки из столовой, тоненькую золотую цепочку со смешным кулоном-мишкой, модель космической станции с погнутым боком, начищенный до блеска кубок, табличку, загадочно исчезнувшую этим утром с забора, и кучу других блестящих мелочей: металлические пуговицы, канцелярские кнопки, рыболовные крючки... - Ну, ребята, - улыбнулся наконец он, - молодцы: и вещи пропавшие нашли, и друга из беды выручили. - А у тебя, Даня, - повернулся он к нахохлившемуся взлохмаченному внуку Захара Кузьмича, - похоже, придется мне прощения просить. Извини, что тебя подозревал. Каюсь.
   Данька недоверчиво посмотрел на начальника лагеря.
  -- Ну что, мир? - протянул ему руку Анатолий Михайлович.
  -- ...мир! - шмыгнув носом согласился Данька.
  
  -- А еще, - не удержался Пашка, - мы вот что в мешке нашли.
  
   Анатолий Михайлович взял протянутую ему Пашкой золотистую рамочку, усмехнулся:
   - Что ж, в таком случае - мои поздравления! Две части талисмана дают вам полное право на кубок победителя. Хотя, он ведь и так уже ваш... - улыбнулся он ребятам. - Ну что, пойдем хвастаться?!
  

* * *

  
   До прибытия автобуса оставалось около часа. Оставив собранные вещи у Даньки, ребята втроем отправились к ручью.
   Стоило им показаться на берегу, как их окружила стайка сбежавшихся крокодильчиков. Зверушки виляли хвостами, подпрыгивали и потешно трясли пушистыми ушами.
  -- Ну, здрасьте, здрасьте, желтоглазые! - склонился к крокодилам Олег. - Соскучились, небось, а? Дань, - повернулся он к другу, - давай уж, выпускай своих.
   Данька стянул с плеча рюкзак, расстегнул на нем молнию - в появившуюся щель немедленно высунулись две зеленые мордочки.
  -- Ну давайте, бегите к своим, - опустил рюкзак на землю Данька.
  
  -- Жалко все-таки, что вы уже уезжаете, - грустно протянул Данька, опускаясь на песок и наблюдая за тем, как его крокодилы, легко смешавшись с остальными собратьями, плещутся в воде у самого берега.
  -- Да ты, Дань, не расстраивайся, мы же только до следующего лета. К тому же, у тебя крокодилы останутся.
  -- Да что там крокодилы, - махнул рукой Данька. - Разве я им теперь нужен? Вон как резвятся! Кстати, - обернулся он к Олегу, - а с диском-то что?
  -- У диска, похоже, аккумулятор сел, - вздохнул Олег. - Лампочка не светится, даже не мигает. Но это ничего, - вдруг оживился он, - с этим-то, я думаю, мы разберемся.
  -- Ага, точно разберемся! - встрял в разговор Пашка. - Мы с Олегом решили с сентября в кружок по электронике пойти. Там-то уж нам точно расскажут, что к чему.
  

* * *

  
  -- ...тридцать девять, сорок, - пересчитал сидящих в автобусе ребят Игорь. - Вроде бы все. Ну, что ж, тогда - счастливого пути, - улыбнулся он.
  
   Прижав веснушчатый нос к стеклу, Пашка посмотрел на вышедших к воротам лагеря Анатолия Михайловича, Алевтину Петровну, Игоря, Захара Кузьмича и Даньку.
  -- Олег, гляди-ка, - подергал он друга за рукав. - Они все-таки вернулись!!!
   Из-за ноги улыбающегося и машущего на прощание Даньки высовывался знакомый зеленый силуэт.
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Е.Кариди "Мальчишник по-новогоднему"(Любовное фэнтези) С.Панченко "Ветер: Начало Времен"(Постапокалипсис) А.Ардова "Жена по ошибке"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Невеста Стального принца"(Любовное фэнтези) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) Н.Пятая "Безмятежный лотос у подножия храма истины"(Уся (Wuxia)) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 1"(Киберпанк) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров-2. Легион"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"