Вечная Ольга: другие произведения.

Получить еще один шанс - Истинный маг

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Читай на КНИГОМАН

Читай и публикуй на Author.Today
  • Аннотация:

    Потомственный истинный маг Чарли Ромто возвращается домой с кровопролитной войны, куда его обманом отправили мать и сестры семь лет назад. Он сломлен, растерян, не может найти свое место в жизни. Каждую ночь Чарли мучают кошмары, воспоминания с войны искалечили его душу, превратив в опасного психопата. Единственное, о чем он мечтает - это отомстить предавшей его девушке Алис. Но сможет ли он привести в исполнение вынесенный им приговор в тот момент, когда ей угрожает смертельная опасность со стороны белых магов, решивших принести ее в жертву демону? И значит ли это, что, если он решит помочь, ему придется посвятить девушку во все тайны истинной и белой магии, веками хранящиеся в строжайшем секрете? Смогут ли они переступить через прошлое, и появится ли у них шанс на будущее? ЗАКОНЧЕНО.ВЫЧИТАНО.ПЕРЕПИСАНО

    Наша группа VK, включайтесь! Будет интересно : )




   Глава 1
  
   Он так и не решился подойти к ней.
   Наблюдал издалека, на расстоянии двухсот шагов, не менее. Опасаясь, что она может заметить и узнать, носил кепку и всегда опускал голову, чтобы тень от козырька падала на лицо. Приходилось смотреть на нее исподлобья, но это были мелочи. Иногда он неестественно широко улыбался, осознавая, что в любой момент может подойти и дотронуться до нее. Шокировать, резко притягивая к себе. Обнять ладонями лицо, зафиксировать, чтобы она не могла вырваться, и посмотреть в глаза. Заглянуть в ее душу, внутрь, пытаясь прочесть мысли, заведомо зная, что не получится.
   Он точно знал, ради чего вернулся. Так почему она все еще радуется жизни и улыбается? Вероятно потому, что он, к сожалению, не законченный ублюдок, которым привык себя считать. Но время покажет.
   Она снимала деньги в банкомате, от ее ушей тянулись два проводка, вероятно, к спрятанному в кармане плееру. Качала головой в такт играющей только для нее музыке, изредка пританцовывала. Улыбалась сама себе. Стройная, высокая, темные волосы каскадом рассыпались по плечам и спине, опускаясь ниже лопаток, и блестели на солнце. Его взгляд жадно скользил по ее фигуре сверху-вниз, снизу-вверх, изредка замирая, цепляясь за детали. Черные сапоги на высоком каблуке, акцент на талии с помощью тонкого ремешка, стягивающего полы темно-синего плаща с классическим воротником, белый, на вид очень мягкий, наверняка надушенный шарфик. Раньше она одевалась менее женственно, носила кроссовки и свободные джинсы, а в остальном такая же: минимум макияжа на аккуратном, смазливом личике, большие голубые, словно кукольные глаза и мягкие, тонкие губы. Он помнил, насколько мягкие, хотя, давно следовало забыть. А еще он помнил, что она целовалась не с ним, представлял, как это было. Сделал несколько шагов в ее сторону, но девушка уже успела запрыгнуть в свой старенький автомобиль и нажать на педаль газа. Что ж, он знал, куда она поедет.
   Он уже неделю следил за ней и выучил ее маршрут дом - работа - дом. Жутко раздражала ее потребность всегда быть за рулем, он хотел бы идти позади, наблюдая за ней, раздумывая и представляя, как вот сейчас подойдет и... Но в этот раз, как и обычно, лишь проследил взглядом удаляющийся бампер красной развалюхи, затем бросился в сторону, через дворы, легко перепрыгивая препятствия, не обращая внимания на испуганные возгласы шарахающихся в сторону прохожих. Он успевал добежать до ее дома за двадцать минут. Спасибо пробкам, она приезжала позднее. Ставила машину на сигнализацию, прижимая к себе пакет с едой из супермаркета, иногда роняла сумочку на землю, быстро наклонялась за ней, смущенно улыбаясь и поглядывая по сторонам, не заметил ли кто из соседей ее неуклюжести.
   Потом она заходила в подъезд, не замечая, как он, стараясь не показаться запыхавшимся, стоит совсем близко, отворачивается. Делает вид, что ждет кого-то другого, не ее.
   Он понятия не имел, что на него нашло в этот раз. Вокруг были люди, в пяти метрах веселились дети в песочнице, мимо проезжали машины. Она говорила по телефону с каким-то Томом, смеялась.
   - Целую, мой хороший, до связи!
   Возможно, именно ее последние слова взбесили его, возможно, кокетливые интонации. Он дернулся к ней, напугав внезапным приближением, и прежде, чем она успела вскрикнуть, сорвал с плеча сумку и побежал. Рванул со всех ног, в сторону, через дворы.
   - Он украл мою сумочку, держите его! - завопила она, побежала следом, ну куда ей на таких каблуках! Несколько мужчин, чувствуя свое превосходство перед невысоким и тощим парнем, кинулись за преступником. И началась гонка.
   - Держите вора!
   - Хватайте!
   - Вызовите полицию!
   Слова догоняли, а кричавшие нет. Дистанция в пятьдесят шагов казалась безопасной, убегающему было комфортно.
   Детские качели - прыжок, резко в сторону, кто-то слева включился в игру, желая показаться героем - парень ловко ушел от попытки задержания и ускорился. Высокие кустарники - прыжок! Пульсация в висках, вдох через нос - выдох через рот. Остальное неважно. Красный цвет светофора - неважно! Оглушительный сигнал машин, ругательства водителей и скрип колес по асфальту - уже за спиной. Единственная цель - бежать вперед. Развилка. Налево? Направо? Сзади догоняют, звучит сирена, кажется, власти сели на хвост.
   - Стоять! - орут вслед.
   Налево! Он бросился в сторону, отталкивая со своего пути прохожих, затем повернул направо, прыгнул на забор, начал быстро карабкаться, но зацепился штаниной, резко потянул и почувствовал, как тупой гвоздь вспарывает лодыжку.
   - Вот черт, - выругался сквозь зубы. Привычным жестом сомкнул на мгновение запястья, направил ладонь с растопыренными пальцами на задержавший его гвоздь, после чего, не получив желаемое, зарычал от злости и впечатал кулак в деревянные доски задержавшей его преграды, сломав одну из них. Решил продолжить карабкаться дальше, но вдруг почувствовал, как мощные руки схватили за ноги.
   Рана была неглубокой, но заставила ненадолго замешкаться, чем тут же воспользовались преследователи. В следующую секунду его, не церемонясь, дернули вниз. Запыхавшийся полицейский, по круглому лицу которого пот лился, словно водопад меж валунов, огибая впалые глаза по линии бровей, был в отличной форме. Поймал. Сегодня его обязательно отметят в участке. Выпишут премию или что там делают за поимку воров-карманников?
   - Ну, урод, попался! - с запинаниями проговорил полицейский, надевая наручники задержанному, часто и тяжело дыша.
   Прибежали еще двое, а потом еще, подъехала машина с оглушающей сиреной. Мужчины повалили вора на землю, впрочем, он не сопротивлялся. Отобрали его трофей, пару раз ударили ботинками для верности.
   - Мужик, ты спятил? В этом районе в светлое время суток воровать? - смеялся полицейский, запихивая преступника в патрульный автомобиль. - "Чарльз Ромто", - прочитал в документах, вытащенных из карманов куртки парня. - Ну что, Чарльз Ромто, с головой не дружим совсем? Может, в психушку сразу? - и захохотал.
   Она явилась на опознание через час, после того, как Чарли закончил давать показания. Он ничего не отрицал, в этом не было смысла. Впрочем, он ни с чем и не согласился, просто молчал. Молчать он умел хорошо. За прошлый год, до возвращения домой, он не сказал ни единого слова.
   - Ты?! - воскликнула она, увидев Чарли.
   Он стоял, прислонившись к стене, со связанными за спиной руками. В кабинете допрашивающего присутствовали еще трое полицейских. Она, одетая все в тот же синий плащ, слегка растрепанная, нервно ловила ртом воздух и была похожа на прелестную золотую рыбку, выловленную из аквариума, задыхающуюся, судорожно хватающую убивающий ее нерастворенный в воде кислород. Чарли пожирал ее взглядом. Именно так. Ее худые побледневшие в изумлении щечки, прямой носик, алые, накрашенные переливающимся блеском губки. Напряженные и сжатые плечики выдавали испуг. На мгновение задержал глаза на дрожащих сцепленных пальчиках. Он всегда использовал только уменьшительно-ласкательные слова, когда думал о ней. Малышка. Красавица. Его красавица.
   Улыбка Чарли стала шире, превращаясь в оскал, а девушка сделала пару шагов назад.
   - Подпишите, пожалуйста, - обратился к ней полицейский, раскладывая на столе документы, - это же он? Никаких сомнений, мы задержали его с Вашей сумкой в попытке скрыться.
   - Алис? - ее окликнул высокий парень лет двадцати пяти, которого Чарли сразу не заметил. Кудрявый, светловолосый молодой человек был одет в черные джинсы и белую рубашку, на ногах серые туфли, вероятно, модные. Чарли уперся взглядом в свои кеды, услышал:
   - Том, я сейчас, подожди минуту... - Алис вновь обратилась к преступнику: - Чарли? - как будто не узнавая. - Это, действительно, ты?
   Тот пожал плечами, и перевел взгляд на ее коленки, виднеющиеся в распахнутом плаще и облаченные в светлые чулки.
   А потом Чарли громко выдохнул, прикрывая глаза. Он понял. Захотелось сесть на пол и закричать, заплакать или засмеяться. Как-нибудь выразить эмоции. Усилием воли он остался стоять, но всем телом навалился на стену. Он понял и мгновенно смирился. Чарли никогда не причинит ей зла. Не сможет. Слежка, безукоризненные планы, блестящие идеи, - все это оказалось напрасным. Вот она сказала пару слов, посмотрела на него, и он уже не способен ее тронуть. А был ли когда-нибудь способен?
   А потом начался цирк.
   - Чарли! - в кабинет ворвалась взволнованная женщина. - Братик, что случилось? Пустите его немедленно! Алис? - она замерла, увидев девушку.
   - Тара? - ответила потерпевшая на приветствие тем же.
   Пара мгновений тишины, в течение которых женщины рассматривали друг друга, скрестив руки на груди, и началось выяснение отношений. Таре быстро обрисовали ситуацию.
   - Чарли, это правда?
   Чарли улыбался, рассматривая грязь на кедах.
   - Алис, я уверена, что мы сможем все уладить мирно. Это же Чарли!
   - С какой стати? - шипела девушка. - Он пытался украсть мою сумку с деньгами и документами. Черт побери, вы что, с ума все посходили? Что за день такой! Сначала на работе появилась новая ведьма, а теперь еще ты!
   Тара пораженно открыла рот, ошеломленная наглостью собеседницы, но потом быстро поняла, что из присутствующих никто ничего не понял, вытолкала Алис из кабинета. После чего последняя минут через двадцать появилась в дверях и заявила, что случившееся нелепая шутка ее старого друга Чарли, не без труда убедила полицейских в своих словах. Уехала вместе с Томом, а Чарли отпустили.
   - Дай денег, - сказал он сестре, когда они подошли к ее машине.
   - Чарли, что это было?
   - Скажу, если дашь денег. У меня полицейские забрали все, что было. Тара, дай мне денег, - железным тоном повторил он, вглядываясь сестре в глаза.
   Та тяжело вздохнула, достала кошелек, вытащила несколько купюр и протянула брату. Он смял деньги, не пересчитывая, засунул в карман и пошел прочь.
   - Чарли, подожди!
   - Не ищи меня! - рявкнул он, поворачивая за угол и скрываясь из вида.
   Он набрался в баре до состояния трупа. Перестал пить лишь тогда, когда закончились деньги. Виски, двойной виски, еще виски... стаканы мелькали один за другим, вероятно, официант неплохо заработает сегодня, понимая, что парень не замечает, что именно вливает в себя. Чарли давно уже пил далеко не односолодовый виски. Цель была лишь одна - забыться, неважно каким способом, хоть на минуту вырваться из кошмара, которым стала его жизнь. Его судьба, как и судьба любого человека, состояла из черно-белых полос. Вот только делилась строго пополам. До отъезда - сплошная широкая белая полоса, после - бесконечная черная. И никакой надежды на изменение. Чарли рассеянно качал головой, фокусируя взгляд на стоящем перед ним стакане...хорошо, на плывущем перед ним стакане, не понимая, почему все это случилось именно с ним, почему ему не оставили ни единого шанса.
   - А можно в долг? - спросил он, умоляюще сводя брови. Бесчувственный бармен, протирающий стакан белой салфеткой и рассматривающий симпатичную блондинку в глубине зала, отрицательно качнул головой, даже не соизволив посмотреть на источник просьбы.
   - Ну, пожалуйста, я же тут каждый день бываю, - поморщился Чарли, припоминая, что чаевые обычно оставляет неплохие. - Мужик, ну что тебе стоит? Всего один стакан.
   - Шел бы ты домой, - бармен, наконец, подошел к посетителю, наклонился, - я тебе серьезно говорю. Тут место приличное, до такого состояния пить нельзя. Вышвырнут на улицу, если не прекратишь орать, еще и ребра сломают. Приходи завтра с деньгами.
   Чарли кивнул, поднялся с места и, шатаясь, побрел в сторону выхода, по пути налетев на двух девушек, повалив при этом их на пол. Случайно, честное слово. За что охранник "помог" парню покинуть пределы бара...вернее, выползти из бара, никого больше не потревожив. Чарли шел домой, вяло переставляя ногами. Шел долго, пару часов, периодически отдыхая на лавочках.
   Когда он добрался до места и, задрав голову, оглядел многоэтажку, от неожиданности не сумел справиться с равновесием и сел прямо не землю, судя по ощущениям - в грязь. Приподнялся, небрежно отряхивая джинсы, вновь обвел взглядом ставший таким знакомым двор. Чарли пришел к ней. Черт, он этого не хотел. Ноги сами принесли. Уже неделю ноги сами приносят его сюда. Потер лицо, поздно поняв, что руки были испачканы, добрел до крыльца. В ее окнах свет не горел. Либо уже спит, либо где-то развлекается. Вероятно, с тем Томом, что был с ней в участке. Чтобы скоротать время, Чарли решил посчитать звезды, на двадцатой сбился и начал заново. Хотелось думать, что находясь там, откуда с таким трудом вернулся, он скучал по звездному небу, но это не было правдой. Ему в голову никогда не приходило поднять глаза, уставиться в темноту и посетовать, как сильно ему не хватает подобной романтики. Скорее уж кроссовок и пиццы.
   Была уже глубокая ночь, тишина с темнотой обнимали, успокаивали, настраивая Чарли на сладкие сны и блаженное забытье, стоило лишь опустить налившиеся свинцом веки, но он знал, что это дьявольский обман. Как только он закроет глаза - кошмар вернется. Чарли не собирался спать, он ждал. Ее? Зачем? Еще раз попытаться украсть ее сумку? Закашлялся, подавившись как будто своей горечью.
   Яркий свет фар выруливающего из-за поворота автомобиля упал на пустующую детскую площадку, затем на огороженную клумбу увядающих, но все еще по-летнему зеленых растений, вскоре ослепив Чарли, прячущегося в тени. Он прищурился, закрываясь ладонями, пытаясь рассмотреть пассажиров белой немецкой машины, остановившейся точно напротив подъезда, в котором находилась квартира Алис.
   - Тебя точно не проводить? - беспокоился уже знакомый блондин, выходя из машины.
   - Точно, все в порядке. Спасибо, что съездил сегодня со мной на опознание, Том. Мы не виделись с Чарли много лет, признаюсь, я вообще не думала, что увижу его еще когда-нибудь, а при таких обстоятельствах... - покачала головой. - Действительно начинаешь верить в чудеса.
   - Главное, что мы успели на открытие клуба, - ответил парень, возвращаясь за руль. Алис стояла напротив приоткрытой двери.
   - Это точно. Джил бы с меня три шкуры спустила, если бы у нас не получилось взять интервью у владельца. Она и так меня ненавидит.
   - Ты преувеличиваешь. Она просто завидует твоей молодости и красоте, - подмигнул. - Ну, все, беги, я посмотрю, как ты зайдешь в подъезд.
   Алис закатила глаза и звонко рассмеялась. С Томасом всегда было легко общаться. Идея работать с фотографом уже пару недель не казалась такой глупой, как изначально. Помимо умения создавать эпатажные снимки, нередко украшающие первые полосы "Белых новостей", ее не переставала удивлять его безграничная коммуникабельность. Он одинаково легко мог найти общий язык с продавщицей горячих булочек на рынке и собственником нового вип-клуба, на открытие которого журналисты едва не опоздали сегодня.
   Конечно, стоило пригласить Тома на чай, но Алис смертельно устала, она мечтала лишь оказаться в кровати. Алис направилась домой, по пути пытаясь нащупать ключи в сумке, которую теперь держала на всякий случай крепко. Практически добравшись до цели и (ура!) вытащив ключи, подняла глаза и отшатнулась. Наверное, это усталость в купе с пережитым стрессом, иначе как объяснить секундную панику, охватившую девушку при виде возвышающейся над ней мужской фигуры, преградившей дорогу. Алис попыталась взять себя в руки: "Просто кто-то потерял ключи. Нет никаких поводов для паники". Не может этот ужасный день закончиться еще одним приключением! На всякий случай обернулась, убедившись, что машина Тома все еще недалеко. Бояться нечего.
   - Извините, позвольте мне открыть дверь, - попросила она посторониться загородившего подход к двери мужчину. Рассматривать его совершенно не хотелось - хватило тошнотворного запаха перегара. Никаких сомнений, неприятная личность.
   - Постой, красавица, - хрипло сказало ЭТО, Алис брезгливо скривила губы и попыталась пройти мимо, сделав вид, что не слышала наглой попытки познакомиться, но непонятный субъект схватил ее за руку.
   - Да что Вы себе позволяете! Пустите сейчас же! Мой молодой человек в машине, я сейчас закричу, - Алис выразительно указала свободной рукой на уже спешащего на помощь друга, и, наконец, окинула нахала взглядом. На секунду замерла, не в силах скрыть удивления, хотя Чарли показалось это мгновение вечностью.
   - Опять ты! - взвизгнула она, отстраняясь. - То, что твоя сестра заплатила мне круглую сумму, чтобы я закрыла глаза на твое неадекватное поведение, еще не значит, что я готова терпеть его вечно!
   - Алис? - Том уже был рядом.
   Чарли часто моргал, пытаясь ускорить работу своего мозга, по ощущениям - плавающего в виски. Он хотел что-то сказать, но забыл что, поэтому просто хмыкнул.
   - Что тебе от меня нужно? Мне полицию вызвать?
   Чарли молчал.
   - Уходи, Чарли. Не обостряй ситуацию. Ты посмотри, как ты выглядишь, на кого ты похож. Может, тебе такси вызвать?
   - Мужик, я понятия не имею, кто ты, но лучше бы ты шел отсюда, пока не стало хуже, - угрожающе проговорил Том.
   - Том, не надо. Давайте спокойно разойдемся по домам.
   Чарли хотел показать большой палец, дескать, отличная идея, но неудачно пошатнулся, вновь потерял равновесие, и чуть было не навалился на девушку. Том успел вовремя, отпихнув Чарли в сторону, отчего тот упал с крыльца.
   - О, Боже... - прошептала Алис, доставая сотовый и набирая номер. - Тара, привет еще раз. Да, я все еще помню ваш номер телефона. Приезжайте и заберите своего пьяного брата от моего дома. Или мне вызвать полицию?
   Тара заверила, что она уже выезжает, что Алис не угрожает никакая опасность. После этого девушка заверила Тома в том, что все в порядке, еще раз взглянула на неподвижный силуэт Чарли, решила, что он, кажется, уснул, и пошла к себе. Заперев дверь на все замки, она подошла к окну и наблюдала, как через некоторое время к дому подъехала машина, и парня забрали, облегченно выдохнула и пошла в душ.
   Почему он так ведет себя? Она надеялась, что сестрам удастся образумить Чарли, объяснить, как его фокусы выглядят со стороны. Тара зачем-то сказала, что Чарли безобиден, что он не опасен. С какой стати Алис бояться Чарли? Она пораженно присела на кровать. Разве он способен причинить ей вред? Кому бы то ни было причинить вред? Немыслимо. Тогда почему ей было страшно?
   Зачем он появился? Именно сейчас и в таком виде.
   Былые, казалось, давно забытые и похороненные в глубине души обиды всплывали в сознании, словно все это случилось вчера. Недоумение сменялось торжеством: кем, вернее, чем он стал? Животное. Подумать только, Тара умоляла Алис уладить вопрос с кражей "полюбовно", предлагала деньги. Абсурд. Поведение парня заводило в тупик, появлялись все новые и новые вопросы.
   Через пару часов усталость взяла свое, и Алис погрузилась в сон, решив, что если они с Чарли еще раз встретятся, при более благоприятных обстоятельствах, она поговорит с ним. Ей хотелось узнать, что случилось с этим мужчиной, что могло настолько изменить его. Она вспоминала грязное лицо, красные, воспаленные глаза, ужасный запах смеси перегара и пота. Никогда Алис не думала, что будет подобным образом думать о Чарли. "Чарли..." - она тихо произнесла его имя. Негодование, обида - да, но страх и отвращение - совсем не те чувства, которые, как она думала, будет когда-нибудь испытывать к этому молодому мужчине.
  

***

  
   Алис ушла, блондин на белой иномарке уехал. Чарли лежал на холодной земле и сжимал кулаки от злости. Злость. Это слово теперь практически всегда выражало его чувства.
   Прошло почти два месяца с тех пор, как он вернулся, но Чарли до сих пор не осознавал реальность происходящего. Он застрял где-то посередине между прошлым и настоящим, не имея возможности, а, вероятно, и не особо стремясь поверить в собственное будущее.
   На адаптацию к новым условиям жизни было выделено тридцать дней, которые Чарли честно, как и рекомендовали, провел дома, читал новости, смотрел фотографии бывших знакомых в социальных сетях, пытался, как говорила Тара, "втянуться". Прошло всего семь лет, но ему казалось, что не менее жизни. Целой жизни. Другой жизни. Как же все изменилось. Он не сопротивлялся, когда ему запретили выходить из дома, не упрямился, когда сестра отбирала бутылки с ромом или водкой, - он просто доставал новые, когда она уходила. Ему не хватило тридцати дней, чтобы прийти в себя. И двух месяцев не хватило. Вероятно, не хватит и всей оставшейся жизни.
   Алис стала журналисткой. Чарли очень удивился, когда узнал. Она ведь когда-то хотела посвятить себя медицине, даже мысли не допускала, что будет заниматься чем-то другим. Он перечитал все ее статьи, что смог найти, даже написанные за годы учебы. Удивляло еще и то, что Алис работает в "Белых новостях". Белых, печатающихся белыми чернилами - невидимых. Уже более ста лет демон Кастор или Джефри Смитис, одно из последних его человеческих имен, занимается выпуском детских журнальчиков с веселым названием "Солнышки", между строк которых засекречена информация о тайной, известной лишь посвященным жизни города. Самые горячие и интересные сплетни из мира магии, истории жизни тех, кто согласился поделиться - занимают первую пару страниц, а далее идет бесконечная реклама. Освещение открытий новых баров, клубов, магических лавок. Скидки, акции, объявления, - все, что душе угодно.
   В каждом крупном городе издаются детские журнальчики подобного плана. Последние пять лет также выходит и электронная версия. Как Алис умудрилась попасть в это издательство? Интересно, она знает, что работает на демона? Чарли всегда интересовала журналистика, политология и история, когда-то он видел себя успешным репортером, преподавателем. Впрочем, для него это давно не имеет значения.
   Во двор вновь заехала машина, и Чарли сразу узнал сидящих внутри. Он молча поднялся - упал, снова поднялся - снова упал. Сообразив, что встать так и не получится, не торопясь, на четвереньках дополз до знакомого внедорожника, задняя дверь которого открылась, невидимая рука схватила его за шкирку и закинула в салон. Машина плавно тронулась, не нарушая спокойствия улицы. Чарли в полудреме почувствовал, как включился кондиционер, ему стало холодно, но для того чтобы попросить сделать потеплее нужно было открыть рот, на что сил не хватило, поэтому он просто обхватил колени руками, свернувшись клубочком на заднем сидении, и закрыл глаза. Ситуация повторяется. Месяц закончился пару недель назад, и эта машина уже в десятый раз забирает его с улиц ночного города и везет домой.
      - Чарли, что ты делаешь? - укоризненно спрашивала Тара. - Что ты творишь? - возмущенно жестикулировала, опасно отрывая руки от руля.
   Он молчал, зачем озвучивать очевидное? Он всего лишь пытается привлечь к себе внимание.
   Утром Чарли понял, что можно проснуться от чувства стыда. Это когда ты находишься в полудреме, цепляешься за ускользающие обрывки сновидений, но каким-то невероятным образом чувствуешь, как краснеют уши, затем лицо, и одолевает эта щемящая тоска внутри. А когда просыпаешься, становится лишь хуже, ведь ты понимаешь, что все это случилось на самом деле, а возникшее секунду ранее желание распасться на молекулы и раствориться в воздухе достигает нетерпимого максимума.  
   Сколько уже времени? По привычке Чарли сомкнул запястья и ... ничего не произошло. Он разочарованно уткнулся лицом в подушку и смутно вспомнил, как Тара и Марго притащили его в дом. Вернее, тащила Марго, которая за эти годы стала очень сильной колдуньей. В прямом смысле: хрупкая на вид девушка могла поднимать тяжелейшие предметы. Далее по лестнице на второй этаж, в его комнату и в душ, холодный душ прямо в одежде. Скорчившись и дрожа от холода, минут через пятнадцать, Чарли все же смог открыть глаза и разглядеть сестер. Кажется, даже криво улыбнулся им. В глазах Тары вновь читалось разочарование. Тиски раскаяния все сильнее сжимали грудь, Чарли покачал головой и зажмурился, словно это могло что-то изменить. Зато Марго... Хоть кому-то было весело, на лице сестры играла презрительная усмешка, когда брат в полуживом состоянии, пропитанный спиртом до кончиков волос, поскользнулся в ванной, после чего обе ушли. Тогда стыдно не было. Были алкогольный дурман и тупая ненависть ко всем удачливым людям на этой планете. Чарли не помнил, как стянул мокрую одежду и добрел до кровати... Кровати? Он приподнялся и понял, что лежит на полу. Под головой подушка, а сверху - одеяло. Видимо, Тара приходила утром и укрыла его. Вот черт. Да есть ли предел этому мерзкому чувству?! Что сделано, то сделано, и Чарли вряд ли бы захотел изменить события вчерашнего дня, если мог повернуть время вспять. Поднялся, подошел к часам, пару минут щурился, разглядывая циферблат. Уже почти четыре. Отлично, бары открываются в восемь, он как раз успеет добраться до города. Только сначала необходимо сделать одно важное дело.
   В ванной комнате Чарли замер минут на пять перед огромным овальным зеркалом. Не то, чтобы он любовался, просто... Несомненно, Сатари сделали свою работу идеально: шрамов нет, ни одного. Отличный морок. Уголки губ дрогнули и поползли вверх, оголяя два ряда плотно стиснутых зубов. Улыбка получилась ядовитой, безумной, предупреждающей о страшной опасности, исходившей от ее обладателя. Он сделал шаг назад, поражаясь, как точно застывшее выражение лица передает его настроение. Чудовищно трещит голова. Запястье снова коснулось запястья - ничего. Ничего. НИ-ЧЕ-ГО. Чарли с ненавистью впечатал кулак в зеркало, которое тут же покрылось мелкими трещинами, но не рассыпалось. На темно-синий пол упали три капли крови, потом еще. Чарли громко выругался и залез под душ. Через двадцать минут он уже стучался в дверь комнаты сестры.
   - Чарлик, - Тара слабо улыбнулась, она была рада видеть брата. Она его любила, растила его и никогда бы не бросила. Всегда заботилась и переживала, но в настоящий момент ничем не могла помочь, - женщина была на четвертом месяце беременности.
   - Тара, - Чарли зашел в комнату, - я тебя просил не искать меня. Зачем ты вчера приехала? - спросил он строго и раздраженно.
   - Все были заняты, а Марго наотрез отказалась ехать одна. Все нормально, я же всего лишь вела машину, - Тара почему-то начала оправдываться. С тех пор, как Чарли вернулся, они как будто поменялись ролям. Мужчина, стоящий сейчас перед ней казался ей старшим братом, хотя разница в двенадцать лет говорила не в его пользу. Тара старалась не смотреть ему в глаза, она боялась увидеть в них ту самую безысходность, которая прослеживалась теперь во всех его поступках.
   - Ты же знаешь, тебе нельзя находиться в заведениях, где я бываю. Это опасно. Тара, поклянись, что ты больше никогда не пойдешь меня искать, - его прямой, буравящий взгляд не оставлял ни единой возможности уйти от разговора.
   - Чарлик, - грустно произнесла она, машинально заплетая косу из длинных темных волос. Таре было сложно поверить, что человек может настолько кардинально измениться. Разумеется, это произошло не сразу, постепенно. Каждые полгода в Чарли что-то менялось, что-то неуловимое, в результате превратившее его в обреченного социопата. Сейчас перед ней стоял чужой, совершенно незнакомый человек. Она боялась его. Она боялась своего Чарлика?! Бред. Но эти глаза... Холодные пустые дыры на худом лице, будто весь мир стал безразличен. Тара попыталась погладить брата по голове, но тот резко отстранился, не допуская контакта.
   - Скоро у тебя родится дочь, ты должна забыть об опеке надо мной. Мне двадцать шесть лет, а того, что я пережил, хватит на два поколения, ты прекрасно знаешь это. Ты все знаешь.
   - Чарлик, - по щеке Тары покатилась слеза, - я боюсь тебя потерять, - все обязательно наладится, я уверена. Как только ты полностью реабилитируешься, они снимут браслеты, я уверена. Все снова станет по-пр...
   - Черта с два по-прежнему! - закричал Чарли и снова коснулся запястьями, после чего резко толкнул ногой дверь, ударил по ней ладонью. Снова посмотрел на сестру, и добавил, но уже спокойно:
   - Никогда не будет по-прежнему. Я не хочу, чтобы с Венерой что-нибудь случилось из-за меня, этого я не переживу. Пообещай, что больше никогда не пойдешь за мной, пока я сам не попрошу. Обещай, - Тара не могла отвести взгляд, несмотря на все попытки, - обещай, - бескомпромиссным тоном повторил он.
   - Обещаю, - прошептала женщина и попыталась его обнять, но Чарли отошел на несколько шагов.
   - Мне пора.
   - Ты куда? Опять в бар?
   - Это не твое дело.
   Он вышел, захлопнув дверь, а Тара села на кровать и заплакала. Она прекрасно помнила Чарли-маленького, Чарли-подростка. Она мечтала совсем о другой судьбе для своего младшего и горячо любимого братика. Тара понимала, что он никогда не сможет снять эти проклятые браслеты и никогда не смирится с отстранением потому, что просто не сможет так жить. Рано или поздно, он либо вынудит кого-нибудь убить его, затеяв драку в одном из ночных баров, куда ходит каждый вечер, либо повесится. И сделать ничего нельзя. Полное бессилие.
  
   Глава 2
  
   - Это, вообще, что? - на стол перед Алис упала черная папка. Девушка быстро вытащила наушники из ушей и, подняв голову, замерла, всматриваясь в выпученные глаза и плотно сжатые побелевшие губы разъяренной начальницы. Эта невысокая женщина с по-старомодному собранными на затылке волосами, близко посаженными карими глазами, одетая в строгий мешковатый костюм производила впечатление ворчливой экономки какого-нибудь старинного дворянского дома. А сдвинутые светлые брови не предвещали ничего хорошего. Алис поморщилась.
   - Я спрашиваю, "что это"?! - повторила вопрос женщина.
   Алис раскрыла папку и пробежала глазами текст.
   - Интервью с директором бара...
   - Я понимаю, что это должно быть интервью, я спрашиваю, почему оно в таком виде?
   - Я не успела отредактировать текст, а Вы просили отчет прямо с утра...
   - Почему не успела?
   Алис тяжело вздохнула.
   - Вчера меня ограбили, а потом пытались напасть.
   - У "Белых новостей" триста тысяч читателей, жаждущих узнать подробности обещанной халявы в новом злачном месте, им плевать на то, сколько раз за день тебя грабят.
   - Я сейчас приведу все в порядок.
   - Естественно. А еще я бы попросила избавиться от плеера, раз из-за него ты не в состоянии услышать телефонный звонок! Мне больше делать нечего, кроме как бегать по кабинетам репортеров!
   Алис, втянув голову в плечи, кивнула удаляющейся фигуре начальницы. Показала ей язык и прошептала "дура", после чего карандаш на ее столе вдруг дернулся, подпрыгнул и написал на листе: "через пятнадцать минут хочу видеть статью у себя на столе". И три восклицательных знака. О, Боже. Когда же Джефри вернется и прекратит этот кошмар? Неужели теперь каждый день Алис придется слышать лишь порицания и претензии! До выпуска журнала целых три дня, у нее куча времени, зачем поднимать шум на пустом месте? Алис любила свою работу, и сейчас, когда появилась угроза увольнения в лице Джил, ей стало не по себе.
   Следующие несколько недель у девушки не было времени не то, что думать о Чарли, она поесть не всегда успевала. Все статьи через несколько минут возвращались в ее кабинет, разукрашенные красным фломастером, с кучей восклицательных и вопросительных знаков на полях и скупым: "переделать". А в начале следующего месяца Алис недополучила премию, а половина голого оклада быстро осела в банке, в качестве платы по кредитам за машину и прошлогодний отпуск.
   - Ты точно не хочешь попробовать? Это совсем не сложно, - Том сидел на ее столе, зажимая между пальцев магические сгустки силы, напоминающие серые тонкие резиновые полоски, дирижировал пятью скрепкам, которые летали вокруг лица Алис. Девушка пару раз отмахнулась от них, как от мух, не отрывая взгляд от ноутбука, - ну что ты так переживаешь!
   - Слушай, Том, - она поймала скрепки, зашвырнула их в ящик стола, который немедленно захлопнула, - может, прекратишь издеваться?
   - Тебе нужно проще ко всему относиться, - он достал из кармана кожаный мешочек, вытащил оттуда еще несколько полосок, принялся наматывать на пальцы. - Попробуй, я уверен, тебе понравится, да и отвлечешься хоть на полчасика, - протянул ей мешочек, получив категоричное "нет", заботливо убрал свое сокровище во внутренний карман пиджака, растопырил пальцы и прошептал несколько слов. В воздух взмыли несколько скрепок из органайзера и ластик
   - У меня нет этих "полчасика", Джил рвет и мечет. Кроме того, уверена, что мне это не понравится. Я понимаю, что ты талантливый белый маг и все такое, но не мог бы ты баловаться где-нибудь в другом месте, помимо моего кабинета?
   - Как знаешь, - Том спрыгнул со стола, - но уверяю, ты многое теряешь.
   - Да неужели? Покажи лучше свои фокусы Джил.
   Том скривился:
   - Я предпочитаю по минимуму контактировать с полноценными магами. Вообще не понимаю, почему Джефри взял на работу ведьму, насколько я помню, он предпочитает работать исключительно с белыми магами.
   - Ты так говоришь, словно Джил единственная ведьма в штате.
   - Ну, знаешь ли, три полноценных мага, которые появляются в редакции пару раз в месяц, если в них возникнет острая необходимость, - не считаются. Все они общаются с дьяволом, а это никого не доводило до хорошего. От таких людей нужно держаться как можно дальше. Ладно, я пошел, вижу, у тебя, и правда, дел по горло. Напиши, когда появится настроение.
   Том звонко хлопнул в ладоши, а скрепки и ластик рухнули на стол, после чего покинул кабинет. Действительно, от полноценных магов одни неприятности, и держаться от них стоит как можно дальше. Семь лет назад Алис думала иначе. Чудеса и неизвестное манили. Как манил и сам Чарли.
   Зазвонил сотовый. На экране высветился только номер, а не имя, но Алис поняла, кто это. Она вздохнула, сбросила звонок и вернулась к работе. Адам звонил уже в пятый раз за неделю, и Алис пока не могла понять нравится ей это или нет. Они уже год не общались, но осадка от расставания не было. Наоборот, с этим мужчиной у нее были связаны одни из самых светлых воспоминаний в жизни. Их первая встреча, когда она пришла сдавать ему зачет, потом первое свидание в итальянском ресторанчике, после которого завертелся бурный роман. Через несколько месяцев Алис доверяла Адаму больше чем себе. Он знал про Чарли, знал про его семью, знал о болезненном для девушки разрыве. Алис никогда не говорила прямо, что Чарли колдун, но Адаму и не нужно было уточнять что-либо о фамилии Ромто. Еще бы, ведь это один из древнейших женских ведьмовских родов в стране.
   Никаких сомнений, именно Адам помог ей получить место в "Белых новостях", хотя всегда отрицал это. Алис улыбнулась, вспоминая свой первый день в редакции.
   Все случилось внезапно. Когда на третьем курсе Университета ей дали направление на практику в журнал "Солнышки", Алис была в шоке, даже не так, в ужасе. Детская литература? Она понятия не имела о чем писать для детей. Сейчас-то Алис понимала, что Джефри, будучи лично знаком со всеми способными белыми магами города, в том числе и с Адамом, попросил у преподавателя на факультете журналистики порекомендовать способную студентку, которая бы знала, что в мире есть чудеса интереснее распиливания женщины в цирке. В "Солнышках" ее приняли как родную, сразу засыпали кучей статей для корректировки, вот только про детей и игрушки там не было и полслова. Алис так и осталась работать в "Солнышках", она сама искала материал, иногда ее отправляли по особым заданиям, но редко. Чаще работа состояла в редактировании чьих-либо статей.
   Алис припарковала машину на свободном местечке недалеко от дома и несколько минут сидела, не шевелясь, сжимая руль, и смотрела перед собой. Сегодня ей напомнили о Чарли, вновь поднимая ворох чувств и эмоций, которые успели более-менее улечься за последние недели.
   Уходящий день был не хуже и не лучше предыдущих, куча работы, десятки зарезанных цензурой в лице Джил статей, Алис начинало тошнить от ее собственных текстов. Было бы не столь обидно, если бы Джил одинаково скверно относилась ко всем подчиненным. Так нет же, ведьма быстро выделила себе любимчиков, которых хвалила и всячески поощряла, отдавая им лучшую и самую интересную работу. Окончательно выбило из колеи то, что Алис поручили редактирование детских статей для "Солнышек", печатающихся исключительно для прикрытия. Получив задание, Алис закрылась в своем кабинете и несколько минут рыдала, отказываясь верить в происходящее. В конце концов, ей удалось взять себя в руки, привести лицо в порядок и продолжить работу. Она пыталась дозвониться до Джефри с целью пожаловаться, но тот упорно не брал трубку.
   Вечером хотелось залезть под одеяло и продолжить рыдания, но именно сегодня у подруги Алис был юбилей, и, несмотря на то, что у девушки не было ни сил, ни времени веселиться, пришлось заскочить в кафе, чтобы поздравить Карлу. В случае неявки Алис обещали сделать заклятым врагом до конца жизни.
   - Никогда не поверишь, кого мы недавно видели! - наперебой защебетали подруги, как только Алис села за столик. - Чарли! Чарли Ромто! У вас с ним еще роман, кажется, был, до его переезда в Англию. Семь лет его никто из наших не видел.
   Алис погладила гладкий пластик рулевого колеса, вспоминая возбуждение на лицах девушек. Стиснула губы. "Еще бы столько не видеть".
      - Выглядит паршиво. Мы заметили его в нашем баре, в Долине. Представляешь, Ромто соизволил посетить это убогое заведенье. Пил водку в одиночестве. Мы хотели подойти поздороваться, но этот придурок сделал вид, что не узнал нас, представляешь? Ничего, что одну школу заканчивали!
   - Зазнался? - предположила Алис. - Он всегда был не особо общителен.
   - Это нам следовало сделать вид, что не знаем его. Он выглядел отвратительно, даже жаль его стало. Мало того, что пьяный, еще и лохматый, непонятно во что одетый. Если бы не его запоминающееся лицо, то никто бы не узнал в этом алкоголике Ромто. Особенно, если вспомнить, каким он был в школе. Всегда прямая осанка, уверенный взгляд. Сидел только на первых партах, позволял себе спорить с учителями. Да что тебе рассказывать, лучше нас всех знаешь.
   Если бы Алис совсем недавно не видела Чарли у своего подъезда в том самом виде, который описали подруги, она бы рассмеялась им в лицо. Застать Ромто в неприглядном виде было невозможно. В каждом их движении читалось превосходство, маги даже не пытались скрывать, что считают себя лучше остальных людей, из любой ситуации, даже проигрывая, выходили с честью, с высоко поднятой головой.
   Признаться себе было сложно, но худшая сторона Алис торжествовала. Ей было бы невыносимо больно увидеть его счастливым, успешным, таким же, каким он был ранее, во время их недолгих отношений, но теперь принадлежавшим не ей.
   Стоит ли говорить, что темой вечера был только Чарли, Алис наслушалась кучу всевозможных предположений и догадок, после чего, извинившись, все-таки поехала домой, вспомнив о куче статей, требующих корректировки к завтрашнему утру.
   Она посидела в машине еще несколько минут, собираясь с мыслями, настраиваясь на работу, после чего, повесив сумку с ноутбуком на плечо, зашагала домой.
   Он сидел на лавочке, потягивал что-то из бутылки, обернутой в темный пакет. Вероятно, не минералку и не колу. Смотрел на нее, не отводя взгляда. Алис, не ожидая увидеть виновника сегодняшних сплетен, на мгновение застыла, после чего гордо вскинула голову и решила пройти мимо, делая вид, что не замечает мужчину, на всякий случай крепче вцепилась в сумку, краем глаза следя за каждым движением мага. Он молчал, не шевелился. Смотрел понуро, из-под сведенных бровей. Она не могла не чувствовать его взгляд на своей спине, даже сбилась с шага, а руки предательски задрожали. Ну, зачем он появился? Почему околачивается около ее дома?
   Она дошла до подъезда, повертела ключи в руках, после чего развернулась и решительно зашагала к лавочке. Пару секунд он следил за ее передвижением, потом быстро огляделся, словно собираясь убежать, хмыкнул, отпил из бутылки и уставился себе под ноги.
   - Привет, - тихо поздоровалась Алис. В ответ - тишина, - ты же меня ждешь? - присела рядом. Тишина. - Хочешь мне что-нибудь сказать? Нет? Если нет, то я лучше пойду.
   Попыталась встать, но Чарли резко дернулся и схватил ее за запястье:
   - Посиди со мной, - он прочистил горло и продолжил: - пожалуйста, - голос оказался низким и хриплым.
   - Хорошо, только убери руку.
   - Пожалуйста, - мягко добавила она через пару секунд.
   Он на мгновение замешкался, словно опасаясь, что она убежит, но потом все-таки выполнил просьбу, отпил из бутылки и продолжил изучать свои кеды.
   - Давно в городе?
   - Два месяца.
   - Зачем ты вернулся?
   Он быстро поднял голову, пару раз моргнул, удивляясь словам девушки. Алис ахнула - темно-карие радужки казались вовсе черными, капилляры полопались, было ощущение, что глаза состояли из зрачков и покрасневших белков. Впалые щеки и синий синяк на левой скуле, слегка прикрытый волосами, - все вместе создавало кошмарное впечатление. Словно перед ней сидел не живой человек, а подобие зомби из фильмов ужасов. Чарли, заметив шок на лице девушки, быстро опустил глаза и отвернулся.
   - Решил попробовать начать новую жизнь, - то ли всхлипнул, то ли усмехнулся.
   - Получается?
   Кивнул на бутылку:
   - Еще бы, - улыбка, растянувшая губы, вышла кривой и ироничной.
   Повисла пауза. Парень внимательно смотрел на свою обувь, а затем, через минуту, прикрыл глаза, кажется, задремав. Алис воспользовалась возможностью хорошенько рассмотреть мага. Сегодня он был чистый, гладко выбритый. Да, это она сразу отметила. Волосы намного длиннее, чем он носил раньше, падали на глаза, скрывали уши, частично прятали синяк. Чарли повзрослел, когда они в последний раз виделись, он был совсем юным парнем, сейчас же перед ней сидел взрослый мужчина. Черты лица заострились, плечи стали шире, хотя сам он был очень худым. Лицо осунувшееся, а под глазами черные круги, будто Чарли давно не спал. Может, работает по ночам? Устает? Он действительно выглядел жалко, но Алис поразил вовсе не потрепанный внешний вид молодого человека, а длинные рукава серой кофты. Чарли никогда не носил одежду с длинными рукавами, только зимой на улице, и то, при крайней необходимости. Манжеты рубашек всегда подворачивал. Это казалось, конечно, странным, но запястья у него всегда были оголены, неважно, находится он на семинаре, экзамене или вручении диплома. Сейчас же ткань кофты скрывала руки до середины кисти.
   - Чарли, - Алис негромко позвала, и он вздрогнул.
   - Да? - посмотрел на нее.
   - Что с тобой происходит? - она подняла свою руку и хотела отбросить челку с его лица, но он резко отшатнулся.
   - Со мной происходит? - агрессивно прошептал Чарли. - А ты как думаешь? И не смей трогать меня, дрянь, ненавижу, отойди от меня! - последние слова он уже кричал. Вскочил с лавочки и быстрым шагом пошел в сторону, оставив шокированную девушку хлопать ресницами.
   Алис огляделась - казалось, что люди вокруг замерли и смотрят на нее, укоризненно качая головами. Она пыталась понять, насколько громко кричал Чарли, но точно определить было сложно. Внутри же все сжималось от ощущения, что соседи услышали последнюю реплику, и были согласны с ней. Алис вскочила на ноги и, прижимая к себе ноутбук, поспешила домой.
   "Ненавижу тебя!", "не смей трогать меня никогда!", - обидные слова вновь и вновь всплывали в голове. Алис всхлипнула, потом еще раз, но окончательно позволила себе разрыдаться, лишь оказавшись в квартире и заперев входную дверь. За что он так с ней? Она честно хотела помочь, практически искренне сочувствовала ему.
   Черные строчки расплывались перед глазами, Алис не переставая терла виски, заставляя себя сосредоточиться. "Лего", новые радиоуправляемые игрушки, детская ортопедическая обувь... Она не улавливала смыл прочитанного.
   Его мнение давно должно было потерять для нее всякое значение, слова не должны были причинить боль. Тогда почему так обидно? Кто он такой, чтобы обвинять, оскорблять ее? Алис поклялась сама себе, что если еще хоть раз увидит Чарли около дома, обязательно первым делом вызовет полицию. Уж она найдет, что сказать властям, чтобы у мага появились неприятности. Пусть Тара хоть на колени встанет, умоляя простить своего братца, Алис будет непреклонной. Она прекрасно помнила, как черноволосая ведьма закрывала дверь перед ее лицом, отказываясь отвечать на вопросы, не желала помогать, когда Алис отчаянно нуждалась в поддержке. Сжала кулаки, пыталась не думать, пыталась выбросить из головы, но в эту ночь она долго не могла уснуть, ворочалась на кровати, не в состоянии запретить себе вспоминать то, что безуспешно пыталась забыть все эти годы.
      Какими же молодыми и наивными они были, думала Алис, поворачиваясь на другой бок и крепче обнимая подушку. Они с Чарли часами напролет просто целовались, доводя друг друга до сумасшествия, и, раскрасневшиеся, с припухшими губами, смеялись, тяжело дыша и держась за руки, не в силах отпустить ни на секунду. "Дрянь!" Алис вздрогнула. За что?! Он ее бросил, как она и боялась, после их первого раза. Сказка закончилась, не успев начаться. Всего два месяца! Два месяца, перевернувших ее жизнь. Именно с Чарли она познала свою первую настоящую любовь. Сумасшедшую, сводящую с ума. Он стал для нее идеалом, мужчиной, с которым она впоследствии сравнивала каждого, искала сходные черты. И... не находила. Чертов ублюдок! Только Адам смог вернуть ее к жизни, заставил снова поверить в любовь, а со временем даже простить и отпустить Чарли. Алис уже успела забыть, как сильно она его ненавидела. Сегодня маг ей напомнил.
  
   - Чарли, ты точно уверен, что это не может подождать?- спросила девушка, сжимаясь при очередном пугающем грохоте.
   - Красавица, хочу показать тебе чудо, это не может ждать, - пожал он плечами, вглядываясь в дорогу сквозь разводы на лобовом стекле. Дворники явно не справлялись с внезапно обрушившимся на город ливнем.
   В небе разворачивалась  жуткая гроза, ежеминутно сообщая о безграничной мощи природы громом и вспышками молний. Никаких сомнений, стихия собирается бушевать всю ночь, демонстрируя совершенную ужасающую красоту и силу.
   - Чудо в глазах мага? Это действительно интересно, - засмеялась Алис, расслабляясь.
   Чарли самодовольно усмехнулся:
   - Такого ты нигде больше не увидишь, гарантирую, - заверил он, не отрывая глаз от размытой дороги.
   - Ну, посмотрим... И, все - таки, в такую погоду нужно сидеть дома, а не бегать по городу.
   - Мы едем не в город.
   - А куда?
   - Увидишь. Не переживай, родная. Расскажи лучше как твоя бабушка.
   - Болеет. Пока без изменений.
   - Врач приходил сегодня?
   - Каждый день приходит. Результаты анализов все хуже и хуже. В лучшем случае, ей дают не больше года, - Алис мгновенно погрустнела, возвращаясь к тяжелой реальности.
   - Не бойся, - Чарли накрыл своей ладонью руку девушки, легонько сжал, - я всегда буду с тобой, ты не останешься одна.
   - Спасибо, Чарлик, - она слабо улыбнулась.
   Парень решительно кивнул, затем, лукаво подмигнув, погладил ее коленки.
   - А что у тебя с работой?- спросила она через какое-то время. - Тебе перезвонили после последнего собеседования?
   - Перезвонили, но, увы, мне пришлось отказаться. Нужно будет в ближайшее время отъехать по семейным делам.
   - Надолго? Куда?
   - Не знаю, надеюсь, что нет. Я не выдержу долго без тебя, красавица, - последнее слово он произнес трепетно, нежно и в то же время безумно волнующе. Только он умел так называть ее.
   Вскоре деревня осталась позади, Чарли повернул машину на дорогу к лесу.
   - Возможно, еще и не поеду никуда, но вызвать могут в любой момент, - добавил он, несколько минут обдумывая что-то.
   - Можешь рассказать мне?
   Чарли отрицательно покачал головой:
   - Прости, но некоторые вещи ты никогда не узнаешь, даже когда у нас будут внуки и пятьдесят пять лет счастливого брака позади.
       Алис улыбнулась, смутившись:
   - Внуки и пятьдесят лет счастливого брака? Звучит жутковато.
   - Привыкай, потому что именно так и будет, - он поднес ее ладонь к губам и нежно поцеловал каждый пальчик.
   Обогнув лес, машина остановилась у кромки поля, к этому времени ливень успешно набирал обороты, прибивая к земле увядающие растения. Чарли уже давно выключил дворники, так как от них не было совершенно никакого толку, но вел машину уверенно. Кажется, он колдовал.
   - Чарли, мне не по себе, - призналась Алис, наблюдая очередную вспышку молнии совсем близко от их машины.
   - Приехали, объявил маг, - одевай, - достал с заднего сидения пару высоких резиновых сапог и сунул девушке, выпрыгнул на улицу и за секунду вымок до нитки. Открыл пассажирскую дверь, помог Алис переобуться, и протянул руку, - идем?
   - Куда? - Алис пораженно оглядела внушительного размера поляну и кромку леса по периметру.
   - Смотреть чудо, - невозмутимо ответил он.
   - Но, Чарли, там же ливень, можно я тут посижу? Из окна прекрасно видно.
   - Нет, отсюда ты ничего не увидишь.
   - Нужно было хоть дождевик взять, - сетовала девушка, все еще не решаясь покинуть теплую и сухую машину.
   - С каких пор ты перестала мне верить? - он нахмурился и вновь протянул руку.
   Алис улыбнулась, зажмурилась и подала свою ладонь. И вот она уже стоит под открытым небом, но ни одна капля не попадет на лицо или одежду.
   - Боже! Чарли, как ты это делаешь?
   Чарли рассмеялся, его всегда веселило появляющееся в глазах Алис искреннее удивление, граничащее с шоком, когда он колдовал простейшие заклинания.
   - И почему ты не сделаешь то же самое для себя?- продолжала она спрашивать.
   - Я люблю дождь. Он идет слишком редко в нашей местности, иногда, знаешь ли, хочется промокнуть, - развел руками, поднимая ладони к небу, в которых тут же скопилась вода.
   - Простудишься, - не унималась Алис.
   - На этот случай у меня есть ты, - ткнул мокрым пальцем в сухую куртку девушки, - ты же будешь заботиться о бедном больном маге? - окончание фразы Алис еле расслышала из-за очередного грома.
   - Куда я денусь, - хмыкнула. - Ну, показывай свое чудо.
     - Идем.
   Минут десять они шли вглубь поляны, затем Чарли наколдовал несколько теплых воздушных потоков и направил их вокруг девушки, опасаясь, что она может замерзнуть, попросил ее стоять на месте, чтобы не случилось. Сам же прошел еще шагов тридцать вперед, повернулся лицом к своей единственной зрительнице.
     Замер, расслабился, встряхнул плечами и поднял лицо к небу. По щекам катились крупные капли, стекая вниз и смешиваясь с основным потоком. Отличный дождь! Сверкнула молния и грянул гром, Чарли показал большой палец, дескать, все идет по плану, коснулся запястьями и, читая заклинание, развел широко ладони. Вокруг закружился небольшой вихрь, подхватывая парня и поднимая на пару метров над землей. Маг  поднял руки вверх, быстро соединил, развел, между растопыренными пальцами натянулись как будто серебристые струны. Сверкнула молния, Чарли что-то выкрикнул и.... Боже, молния попала в него! Но нет, не сожгла, она словно запуталась в сверкающих нитях, как в паутине. Чарли то соединял, то разводил ладони, пока в руках не сформировался заряженный комок, его глаза заволокла белая пелена, светящаяся в темноте, на лице играла удовлетворенная улыбка. Маг принялся играть молнией, жонглируя, отпуская и притягивая назад, вращая вокруг, выбрасывая сотни нитей и вновь сворачивая воедино. Это было, поистине, фантастично! Такой красоты Алис не видела никогда - настоящее чудо, нереальное, непостижимое и совершенное. Магия и природная стихия. Идеально. Вдоволь наигравшись, Чарли отправил молнию в землю и плавно опустился сам. Алис подбежала и бросилась на шею любимому.
   - Спасибо, Чарлик, это фантастика!
   - Красавица моя, ты же намокнешь, - парень пытался отстранить девушку, но это было бесполезно. Она поймала его мокрые губы, прижимаясь, и дождь перестал волновать Чарли.
   - Я люблю тебя, красавица, - прошептал он через минуту, - я всегда буду рядом, я каждый день буду показывать тебе чудеса. Буду жить ради этого.
  
   На рассвете Марго и Элизабет забрали полуживого брата из полицейского участка. Он обещал Таре, что приедет ночевать домой, что не натворит глупостей, и он действительно собирался сдержать обещание, хотя слова о том, что сестра за него волнуется, приводили в бешенство. Чарли даже поймал такси, но ему вдруг невыносимо сильно захотелось поговорить. Хоть с кем-нибудь. Он отправился в ставший уже родным бар, сунул бармену купюру и принялся рассказывать, как ушел служить, что она обещала ждать, но не прошло и полгода, как перетрахалась со всеми мужиками в деревне. Бармен, быстро пересчитав чаевые, сочувствовал от всей души. Через несколько минут обоюдно был сделан вывод, что "все бабы шлюхи", им нельзя верить, а нужно только трахать. Чарли за это выпил, потом еще за что-то. Потом бармен решил вновь получить чаевых и опять вернулся к теме Алис, за что тут же получил кулаком по челюсти. В баре на секунду воцарилось тишина, но вышибалы среагировали быстро. Далее получал только Чарли. Он не помнил, как закончился вечер.
      Чарли неподвижно лежал на кровати в своей комнате и смотрел на гусеницу, которая карабкалась по стеблю растения, горшок с которым стоял на подоконнике. Сколько времени было потрачено на наблюдение, Чарли точно не знал, но гусеница успешно успела преодолеть расстояние сантиметров в двадцать. Его синяки еще немного ныли, вероятно, он еще неделю будет помнить об этом чертовом вечере. Хороший бар, жаль, что туда теперь путь заказан. Ну и что, Чарльз Ромто, будем делать дальше? Какой следующий шаг? Можно разбить внедорожник Марго, например, или поджечь дом, или хотя бы сарай. Спровоцирует ли он этим сестер на скандал? Или они так и будут продолжать делать вид, что ничего не случилось, что все как раньше? Чарли резко сел - утопиться! Вода холодная, но смерть должна наступить быстро. Опустился на подушки, скрестив руки за головой. За окном начинало темнеть.
   Утопиться. Он мечтательно улыбнулся, пытаясь представить, как погружается в холодную воду, как щиплет кожу, как тяжелеет голова, цепенеют руки, и интуитивно задержал дыхание, а потом и, правда, начал задыхаться. Маг громко вдохнул и иллюзия пропала. Ему говорили, что время лечит, что ж, возможно, физические раны постепенно затягиваются, но мысли в голове день ото дня становятся все мрачнее. Чарли опять уставился на гусеницу, которая, наконец, добралась до аппетитного по ее мнению участка и начала поедать стебель.
      Что Алис вчера подумала о Чарли? Он потер лоб. Моральный урод, ничтожество. Что и кому доказал? А было так приятно чувствовать, что она сидит рядом. Что можно протянуть руку и коснуться ее. Просто знать, что можно протянуть это чертову руку, и там будет она! Он бредил этим все семь лет. И вот оно случилось, и что он сделал?
   Чарли схватился за голову, резко встал и принялся искать алкоголь. Черт, Тара обшарила все углы. Ничего нет. Раздраженно зарычал, чувствуя зарождающую в области затылка головную боль. Нужно срочно выпить. Может, на кухне что-то осталось? Чарли осторожно прикрыл дверь и начал красться по коридору, чтобы никто не заметил, куда и зачем он направляется. На секунду замер и задумался о том, что делает. Стало невероятно противно, до тошноты мерзко, но потом он вспомнил о приближающейся ночи, о своем одиночестве и о "них". А "они" снова придут, обязательно, как всегда. Продолжил свой путь.
   Чарли замер у двери, вовремя сообразив, что на кухне кто-то есть.
   - Да, я думаю, что это единственный выход, - твердо сказала мать.
   - Мама, Вы уверены, что они не причинят еще большего вреда? - засомневалась Тара.
   - Конечно, уверена. Они помогут. Ты же видишь, в каком состоянии мальчик: только и делает, что пьет и кричит о поиске способа распечатывания канала. Как ты себе это представляешь? Боюсь, что он может наложить на себя руки в любой момент, - Чарли не расслышал сожаления в голосе.
   - Вы правы, - Тара тяжело вздохнула, - когда?
   - Чем скорее, тем лучше. Завтра утром я свяжусь с Сатари и обо всем договорюсь.
   После этих слов у Чарли подогнулись колени, он ухватился за косяк, чтобы не упасть.
   - Мне жаль его, но так дальше не может продолжаться.
   - Для всех нас это будет самый лучший выход, - говорили сестры.
   - Кроме того...
   Но Чарли уже не слушал, он на цыпочках добрался к входной двери, выскользнул на улицу и побежал по дороге в сторону деревни. Мысли с бешеной скоростью крутились в голове. Так. В лучшем случае до завтра его не хватятся, возможно, у него есть несколько часов, чтобы найти выход.
   Сатари-Сатари-Сатари! Чем чаще он повторял себе это слово, тем сильнее ускорялся. Что ему делать? Нужно срочно придумать, где можно спрятаться. Сами Сатари, разумеется, не станут тратить на него время, значит, мать хочет самостоятельно доставить Чарли к ним. Отдать, сдать с рук на руки. О боже. Чарли едва касался кедами земли, двигаясь с непривычной даже для него скоростью. Похмельного синдрома словно и вовсе не было. Да сколько можно? Почему она не оставит Чарли в покое? Не позволит ему тихонько спиться, утонуть в жалости к себе? Сатари... Нужно укрыться и все обдумать. Немедленно. Где?!
   Через двадцать минут он уже был в деревне, присел на корточки, тяжело дыша, стер пот с лица, дрожащей рукой достал телефон и пролистал справочник номеров, припоминая своих бывших знакомых. После третьего просмотра в голове осталось всего одно имя. Через минут тридцать он уже подъезжал к городу на попутке.
  

***

  
   Алис была на седьмом небе от счастья, когда ее взяли в штат на полную ставку и стали доверять не просто корректировку чужих текстов, но и интервью с белыми а, иногда, и с полноценными магами. Они быстро сработались с Томом, по очереди искали интересные темы, затем Алис проводила беседу, а Том фотографировал. Количество работы у нее с тех пор резко увеличилось, она стала часто выезжать на встречи, пришлось даже купить машину - многие хотели рассказать о себе, а также прорекламировать свой клуб или магазин. Такая работа требовала острого ума, находчивости, умения рассмотреть главное, вывести человека на интересные для читательской аудитории темы, и Алис казалось, что у нее все прекрасно получается. Джефри не уставал хвалить девушку, подмигивал, подбадривал, но вот Джил... Ведьма контролировала каждое ее движение, изредка подходила и спрашивала напрямую, чем та занимается, и что успела сделать за последние полчаса, отчего Алис каждый раз терялась и начинала заикаться. Она не привыкла к столь высокому темпу работы, а ведьма не прекращала требовать. За последние две недели Алис ни разу не выезжала на встречи, сомнений не оставалось, ее понизили в должности.
   Алис сидела дома, удобно развалившись в кресле и закинув ноги на стол, пила из большой кружки кофе со сливками. Она попала домой час назад, с наслаждением сбросила туфли, стянула тугие джинсы, облачившись в удобную серую пижаму, связала волосы в нелепый узел на затылке и принялась за чтение статьи с экрана ноутбука, который приятно согревал колени. Посмотрела на часы, вздохнула, впереди еще три детские статьи. Алис понимала, что ненавидит новую начальницу и желает ей всяческих душевных и физических мук, но та, как назло, с каждым днем становилась все увереннее в себе и злее.
   Сегодня днем два полноценных мага затеяли показательные выступления в центре города, на место событий Джил выехала сама, прихватив Тома. Алис с досадой провожала начальницу взглядом, она понимала, что, скорее всего, истинные маги не стали бы разговаривать с обычным человеком, именно поэтому Джил отправилась лично, но все равно было обидно. Ей хотелось получить это задание.
   Алис допила кофе, включила свет в своем кабинете по совместительству гостиной и спальней, в самой спальне проходил затяжной ремонт, и продолжила работу. Раздался звонок в дверь. Хм, она не ждала гостей. Алис, не торопясь, подошла к двери. Может, Томас? Странно, в домофон не звонили. Соседи? На всякий случай проверила, не топит ли соседей снизу.
   - Кто? - спросила, заглядывая в глазок.
   - Алис, это я, Чарли. Открой, пожалуйста.
     От неожиданности Алис потеряла дар речи. Опять?! Тут же вспомнились обидные слова и тон, которым они были сказаны. Обескураженная наглостью этого мужчины она нащупала в кармане сотовый:
   - Убирайся или я вызову полицию! - грубо прокричала она, набирая 911.
     - Я всего лишь хотел извиниться за вчерашнее и... кое о чем попросить тебя, - голос Чарли казался мирным, даже жалобным. Алис вновь посмотрела в глазок - поджимает губы, ломает пальцы. Вид неуверенный.
     - О чем? - сухо спросила она, держа палец над кнопкой дозвона.
     - Можно я зайду и объясню? Пожалуйста. Не стоит об этом кричать на лестничной площадке.
     Алис молчала, наблюдала за Чарли через глазок, ожидая резкого движения, любого жеста, несущего угрозу, но он лишь переминался с ноги на ногу. Глядя на него сейчас, было невозможно поверить, что именно этот человек недавно чуть ее не ограбил, а вчера прилюдно оскорбил. Выглядел он ужасно, еще хуже, чем накануне, черные слипшиеся волосы в контрасте с бледной кожей и посиневшими, как от холода, губами наталкивали на мысли, что он как будто принимал участие в массовке к фильму про восставших мертвецов, а избавиться от грима не успел. Невозможно поверить, что этот мужчина может выглядеть настолько отталкивающе. Он был трезв, это Алис поняла сразу. Если бы у нее возникла хотя бы тень сомнения, давно бы уже вызвала помощь.
     - Красавица, пожалуйста, я не сделаю тебе ничего плохо, обещаю, - посмотрел точно в глазок, заставив Алис отшатнуться. Она колебалась, слушая его голос. Теплый, родной баритон, который столько раз шептал признания в любви, совсем не похожий на хриплые выкрики, которые она слышала вчера вечером. Не без труда пришлось побороть секундную слабость из-за вновь нахлынувших воспоминаний, которые терзали девушку всю прошлую ночь.
   - Мне очень нужна твоя помощь, Алис, если ты откажешь, я сразу уйду. Обещаю. Не бойся меня, - последние слова он сказал совсем тихо.
     Чарли нужна помощь Алис? Девушка в удивлении приподняла брови. В одном она не сомневалась точно, любая металлическая дверь не преграда на пути этого мужчины. Как-то на ее глазах он "силой мысли" передвинул автомобиль сестры таким образом, что та никак не могла выбраться из ловушки, пока парень ей не помог, смеясь до коликов в животе над разъяренным лицом Марго. Ведьма тогда опоздала на свидание. За что Чарли мстил сестре, Алис не помнила, но веселилась вместе с ним.
   Она рассматривала сосредоточенное лицо мага в глазок, отчетливо понимая, что он никуда уходить не собирается. Чарли часто озирался по сторонам, потирал ладони.
   - Алис, открой дверь, - еще раз попросил он.
   И она, понимая, что пожалеет об этом, повернула ключ в замке.
   - Так, слушай, - скомандовал он, как только оказался в квартире, - нужно кое-что сделать. Хорошо? - сунул Алис пакетик с темно-серым порошком, - хорошенько рассыпь его на пороге и на подоконниках! Прямо сейчас.
     - Чего? С какой стати?
     - Пожалуйста! Сделать нужно быстро, я потом все объясню.
     - Сначала объясни, - уперлась она, пряча руки за спиной.
      - Алис, прошу...
      - Я жду, - голос Алис был тверд, Чарли вздохнул, стиснул зубы, подавляя вспышку злости.
      - Меня ищет моя мать, - он неохотно начал объяснять, быстро чеканя слова, - она придумала очередной способ, как избавиться от меня, и теперь у нее есть все шансы. Меня отправляют к Сатари, - Чарли изо всех сил старался быть терпеливым. Алис никак не отреагировала на незнакомое имя, лишь чуть приподняла брови в ожидании продолжения, - Алис, она может определить мое местонахождение в любую секунду, поэтому, пожалуйста, сделай, как я прошу. Мне некуда больше пойти, и я очень боюсь. Пожалуйста, - повторил он. Чарли и правда был явно не в себе, он размахивал дрожащими руками, хотя прежде Алис не замечала за ним активной жестикуляции.
      - Ладно, ладно, только твои эти "Сатари" не придут сюда за тобой, и за мной заодно?
      - Нет, нет, не придут. Только моя мать, и то, если не сделаешь, как я говорю. Ей в жизни не придет в голову, что я могу быть здесь. Ну же!
      Не понимая, как порошок может помочь, Алис посыпала содержимым пакета пороги входной и балконной дверей, а также подоконники. Чарли внимательно следил, чтобы не было зазоров, пару раз просил подсыпать на углах, медленно проводил пальцем рядом с каждой получившейся линией, выравнивая.
      - Все, отлично, - он громко выдохнул и с облегчением опустился на пол. Оперся спиной о стену кухни, подоконник которой обработали последним. Закрыл лицо руками, яростно потер глаза, пытаясь взбодриться, - спасибо тебе.
      - Чарли, что это за спектакль? - Алис скрестила руки на груди.
      - Это не шутки, красавица, честное слово, - снова потер глаза, - у тебя есть выпить?
      - Нет. Напиваться ты тут точно не будешь. А теперь скажи мне, как так получилось, что единственный человек, который может тебе помочь - это "дрянь", к которой даже прикасаться противно?
   Слова ударили точно в цель, Чарли, не ожидавший такой прямоты, замер, приоткрыв рот, пару раз растерянно моргнул, не зная, что ответить. Наконец, закрыл рот, потом открыл, потом снова закрыл; наконец, собрался с мыслями:
      - Алис, извини. Я признаю, что повел себя отвратительно. Это алкоголь и, вообще, мне, действительно... стыдно.
      - Вот поэтому и никакого алкоголя, - заключила Алис. Кажется, ее вполне удовлетворили его доводы. - Итак, теперь рассказывай, как ты умудрился так вляпаться. И что это за черти такие? Чай будешь?
   Он быстро закивал и снова уткнулся лицом в ладони.
      - Сегодня вечером я случайно подслушал разговор о том, что мать с сестрами хотят отправить меня к Сатари. Это как бы тебе объяснить... Такая лечебница для психически нездоровых магов.
   Алис на мгновение замерла и с сомнением посмотрела на Чарли. Он вскочил на ноги.
      - Нет, ты не подумай, я нормальный. Да, у меня была депрессия, признаю, что злоупотребляю алкоголем, но я не псих. А у Сатари не курорт, оттуда не возвращаются.
      - Но что ты такого натворил, что от тебя захотели избавиться таким методом? Насколько я помню, тебя всегда не особо любили, но это даже для твоей семьи слишком.
      - Я понятия не имею, в этом-то и дело. Как только я узнал, сразу сбежал. Сейчас приведу мысли в порядок и попытаюсь понять, но в голову ничего не идет. Я не имею представления, что не так, - Чарли поймал строгий взгляд собеседницы, - ну, ладно, допустим, мое поведение не было образцово-показательным, но не таким уж и ужасным!
      - А Тара? Тара тебя не отдаст без боя.
      - Тара беременная, она не сможет ничего сделать, да я и не осмелюсь просить. Ей сейчас не до меня, - он чуть улыбнулся, и на мгновение напомнил ей того самого парня, за которым она когда-то собиралась идти хоть на край света, - Венера будет очень похожа на мать, - добавил он и уселся на стул. Алис подвинула ему чашку.
   - Значит, мечта Тары, наконец, осуществилась?
   Чарли кивнул.
   - А кто отец?
   Маг смутился, как будто впервые озадачился этим вопросом, неуверенно пожал плечами.
      - Все ясно, - Алис не могла не засмеяться. - Ты есть хочешь?
      - Нет, спасибо.
      Чарли задумчиво отпил из кружки, взгляд заметался по кухне, наконец, что-то придумав, Чарли остановил его на девушке.
      - Можно я у тебя пока побуду, - и, видя округленные глаза Алис, быстро продолжил: - пожалуйста. Обещаю, я и близко к тебе не подойду, ты даже не заметишь, что живешь не одна. Я заплачу. Правда, у меня нет денег, но я могу сделать артефакты, практически любые. Их можно будет дорого продать. Или могу сварить зелья, опять же любые. Все, что хочешь.
      - Так. Стоп. Помолчи немного. Я так поняла, что благодаря этому порошку на моих подоконниках, твои ведьмы не смогут найти тебя в моей квартире, - Чарли кивнул, - ты теперь всю жизнь планируешь тут прятаться?
      - Нет, конечно. Через неделю полнолуние, я сделаю себе амулет, и он как раз активируется. Тогда никто уже не сможет меня обнаружить. Обещаю, я сразу уйду и больше не побеспокою тебя никогда. Клянусь, - Чарли торжественно поднял руку.
      - Семь дней? - уточнила Алис, он кивнул. - Любой артефакт, - кивок, - любое зелье, - кивок. Она задумалась. Перспектива жизни бок о бок с таким соседом ужасала, но Алис не могла не знать, как дорого обходятся на рынке услуги истинных магов, а она вот-вот может оказаться на улице с двумя кредитами. Все-таки не стоило брать кредит на отпуск. Амулеты, зелья, - все эти игрушки стоят колоссальных денег.
   Чарли вертел в руках чайную ложку, пристально рассматривая высеченный рисунок, выглядел при этом совершенно безобидно, скорее, его хотелось пожалеть.
   - Тебе больше не к кому пойти? - спросила она.
   Он, поджав губы, отрицательно покачал головой, не поднимая глаз. Было видно, что ему самому было нелегко попросить помощи у Алис.
   - Ты уверен, что мне не угрожает опасность?
   - Уверен. Алис, поверь, мне очень нужна помощь, я в тупике.
   Она отвернулась, не в силах встретиться с ним взглядом, сморщила лоб, качая головой:
   - По рукам, - встала из-за стола, прошлась по кухне, - но будет одно "но". Ты ведешь себя скромно: ниже травы тише воды.
   Чарли несколько раз кивнул и выдохнул с облегчением.
      - Я напишу тебе список того, что мне понадобится для амулета.
      - Окей. Только завтра мне будет не до этого - тяжелый день, новое начальство, - зазвонил мобильный, Алис посмотрела на входящий номер, нахмурилась, сбросила, - А сейчас мне нужно поработать. Если захочешь поужинать, бери любые продукты. Пойдем, я покажу, где спать.
      - А что с Кастором? - спросил Чарли.
      - Что?
      - То есть с Джефри. Ты сказала, что новое начальство.
      - Куда-то уехал: то ли в командировку, то ли по семейным обстоятельствам. Никто точно не знает.
      Алис проводила мага до спальни, которой оказалась крошечная комнатка без мебели. Когда они посыпали здесь подоконник, Чарли решил, что это кладовка или гардеробная. Он мрачно обвел взглядом облупившиеся стены, пыльные жалюзи, затопленный соседями потолок и потрескавшийся ламинат, оценил разбросанные по полу коробки из-под обуви. Было заметно, что в эту комнату никто никогда не заходит.
   Из шкафа в коридоре Алис вытащила мешок и протянула Чарли.
      - Вот, матрац надувной, - притащила подушку и одеяло, - располагайся. Только, Чарли, давай сразу определим границы дозволенного. Вот твоя комната, - указала на дверь, там кухня, ванная - это общая территория. Ко мне в комнату ты не заходишь ни при каких обстоятельствах. Я поверила тебе и согласилась помочь, но в любой момент могу передумать. Постарайся не попадаться мне на глаза, вести себя идеально. Учти, если мне что-то не понравится...
   - Я понял, - перебил он.
      Алис кивнула и вернулась "на свою территорию". Усевшись за стол, она попыталась сосредоточиться на работе, но у нее не никак не получалось. Мысли крутились вокруг Чарли, находившегося так близко. "Сатари" какие-то. Бред. Набрала это слово в поисковике - ничего. Так и думала. Потерла виски - у нее новая начальница, а еще целая статья о конструкторе для детей, хотя, что бы она ни сделала, Джил в любом случае будет недовольна.
   Хотелось верить, что она приняла верное решение, помогая Чарли. Несмотря на случившееся, в глубине души она не верила, что парень может быть для нее опасен, а если он действительно сможет изготовить артефакты, то, возможно, получится сделать ремонт в спальне, купить нормальную кровать, да и машину поменять не мешает. Ладно, посмотрим, что будет завтра. На всякий случай, сотовый всю ночь лежал рядом, а вызов полиции перешел на кнопку быстрого набора.
  
   Глава 3
     
   Нормированный рабочий день был основой степенной жизни Алис. Она никогда не опаздывала на работу, впрочем, никогда и не задерживалась в офисе. Это было нормально, правильно и придавало определенную упорядоченность ее жизни. Предпочитая спонтанности предсказуемость, новшествам - стабильность и уверенность, Алис скептически относилась к любой перемене в привычном укладе жизни, если же последняя все-таки случались - переживала тяжело и долго. Впервые родители обратили внимание на эту особенность, когда Алис было два с половиной года. Девочку пыталась уложить спать няня, но та отчаянно сопротивлялась, громко рыдая и брыкаясь. Наконец, получив свободу действий, она слезла с кроватки, подняла брошенную на пол няней одежду, аккуратно убрала ее в шкаф, расставила по полкам игрушки, после чего сама вернулась в постель и уснула. Алис с первого класса вела ежедневники, где планировала события на неделю, а то и на месяц, резко отрицательно относилась к сюрпризам, вплоть до того, что составляла список подарков, которые хотела бы получить на день рождения и рассылала его родственникам и приглашенным друзьям. Ее жизнь была понятной и удобной, четко расписанной на годы вперед, пока не случилась катастрофа, повлекшая за собой кардинальные перемены. Переезд к бабушке, потеря моральной и финансовой поддержки родителей полностью изменили привычный образ жизни, надломив внутренний стержень девушки. Следом, практически сразу, в ее тихий, но уже пошатнувшийся мирок ураганом ворвался Чарли, поражающий своей взбалмошностью, непредсказуемостью и таинственностью. Он хранил в себе столько секретов, сколько консервативный ум Алис не мог в себя вместить. Чарли впечатлял необъятной жаждой жизни, он не терпел компромиссов, требуя от окружающих его людей все и сразу, причем целиком и полностью, без каких либо оговорок. Ему все и всегда давалось легко, он никогда не церемонился с проблемами, задавливая оппонентов, если такие появлялись, сумасшедшей энергетикой. С разрушением основ и устоявшихся стереотипов поведения девушки парень справился за каких-то пару месяцев. Чарли заставил Алис грезить обещанным им будущем, показал чудесную сказку, ставшую за короткий промежуток времени необходимым минимумом существования, а потом исчез, прихватив с собой с корнем вырванные из ее души мечты, оставив после себя развалины, не подлежащие восстановлению. А нужно было как-то приспосабливаться, нужно было продолжать жить, хотя бы существовать. С большим, гигантским трудом Алис вновь удалось обрести былое спокойствие, окружить себя понятными и предсказуемыми людьми. Все шло по плану, именно так, как должно было быть, пока снова не появился чертов маг, принося с собой сумбур и столь нелюбимые девушкой приключения. Самым безобидным из которых оказалась очередная бессонная ночь, посвященная воспоминаниям и обдумываниям дальнейших поступков, благодаря которой Алис снова проспала.
     Услышав очередной щелчок будильника, Алис с трудом разлепила веки, перевела будильник на пятнадцать минут вперед и, проклиная мага, снова отключилась. Наконец, представляя себе разгневанное лицо Джил, подключая всю имеющуюся силу воли, она заставила себя подняться с кровати и потянуться. Пошла варить кофе, обдумывая, как оправдаться за невыполненную работу - запланированному подъему в шесть утра для завершения правки статей не суждено было случиться. Проходя мимо спальни Чарли на минуту замерла, прислушиваясь. Ни единого звука. Наверное, спит.
   Алис, приводя себя в порядок, изо всех сил стараясь не шуметь. Не включая фен, высушила волосы полотенцем и стянула в небрежный пучок, который, как говорили окружающие, превращал ее в несовершеннолетнюю школьницу. Мимо комнаты, в которой спал маг, Алис передвигалась исключительно на цыпочках, но напоследок решила все-таки проверить, как он устроился на новом месте, и осторожно, чтобы не разбудить, приоткрыла дверь. Чарли сидел на полу, рядом с матрацем и мрачно смотрел в одну точку. Ссутулился, черные тени под глазами стали еще ярче, чем накануне. Выглядел он жутко, пугающе сильно походил на покойника.
   - Чарли, - осторожно позвала Алис, он резко поднял голову и вскочил на ноги, чем испугал девушку, заставив отшатнуться: - Я думала, ты спишь. Мог бы выйти со мной кофе попить, - примирительно пролепетала она, делая еще несколько шагов назад.
   Казалось, что Чарли дезориентирован, не понимает, где находится и с кем разговаривает. Его взгляд метался по лицу девушки: с подбородка на нос, с носа на щеки, на лоб, избегая глаз, словно он не мог узнать Алис, понимая, что где-то видел ее ранее, но не был способен вспомнить, где именно.
      - Я не хотел мешать, спасибо. Я позавтракаю позже, - невнятно пробормотал маг и снова сел на пол, обхватив руками колени, отвернулся. Повисла пауза, в течение которой Алис стало не по себе, она пару мгновений постояла в дверях, размышляя, стоит ли сказать еще что-нибудь, и, наконец, решилась продолжить разговор:
   - Знаешь, в комнате есть телевизор, я его не смотрю, но если ты хочешь, то можешь воспользоваться.
      - Спасибо, мне удобно так, - оборвал он, вытягивая ноги.
   Чарли щурился и часто моргал, как будто борясь с сухостью глаз. Его внешний вид в купе с дрожащими, судорожно сжимающими ткань штанины пальцами вновь вернул к мысли, что у парня с головой не все в порядке. Джефри всегда говорил, что в мире нет ничего страшнее нестабильного, не владеющего собой мага. Ожидать можно всего, что угодно. Тут же возникли нехорошие подозрения в том, что Чарли вполне может устроить пожар в квартире или еще что-нибудь в этом роде, но Алис заставила себя закрыть дверь и уйти.
   Как бы Джил не старалась завалить Алис работой, последняя так и не смогла заставить себя не думать о так неожиданно появившемся в ее жизни, а затем и в ее квартире непредсказуемом маге. Который именно сейчас, возможно, разрушает ее скромное жилище. Несколько раз, не выдержав, она звонила на домашний телефон, но Чарли не брал трубку. Оставила три настойчивых сообщения с просьбой перезвонить, которые также были проигнорированы. Нехорошие предчувствия никак не давали покоя. Ко всему прочему, именно сегодня ей было необходимо присутствовать на наискучнейшем совещании, которое, несмотря на огромное желание всех участников поскорее его завершить и отправиться на заслуженный обед, все-таки изрядно затянулось.
   С другой стороны, - успокаивала себя Алис по дороге домой, - Чарли мог не брать трубку исключительно из соображений безопасности и осмотрительности. Начитанные же на автоответчик сообщения, возможно, просто не услышал. Ну, например, по причине того, что... уснул? Но фантазия упорно рисовала красные пожарные машины у родного подъезда, черный дым из окон и сочувствующие лица мужчин в форме. Алис никогда раньше не ездила на обед домой, но в этот раз решила сделать исключение. Она выруливала с парковки супермаркета, где купила пиццу, суп и хлеб, как услышала звонок мобильного. Пару секунд раздумывала, кто может ее беспокоить с неизвестного номера, понадеявшись, что это перезванивают белые маги, с которыми она пыталась связаться всю прошлую неделю, вежливо ответила:
      - Я слушаю.
      - Алис, привет, дорогая, это Марго, Марго Ромто. Тебе удобно разговаривать?
      Алис была готова услышать голос кого угодно, но только не этой представительницы семейства Ромто. Лицемерной, властной и жестокой ведьмы, с которой так часто ссорился Чарли раньше. Алис, растерявшись, молчала, ища взглядом, где можно припарковаться. Меньше всего хотелось закончить этот ужасный день аварией, а в том, что колдунья может специально отвлечь от вождения, сомневаться не приходилось.
      - Добрый день, Марго, - наконец, пришлось ответить, когда ведьма повторила приветствие. Алис прижалась к обочине, включив аварийку. - Я тебе никакая не "дорогая", и я сейчас за рулем, так что говори быстро.
      - Как скажешь. Ты когда в последний раз видела Чарли?
      - Позавчера, - невозмутимо солгала Алис, от волнения потирая руль. - Он на улице, при соседях обозвал меня дрянью. А что? - ей удалось говорить спокойно.
      Ответом было молчание. Кажется, Алис удалось удивить колдунью.
      - Алло, Марго, ты еще здесь?
      - Да, да. Он так сказал? Не ожидала подобного. С тех пор ты его точно не видела? Он не звонил?
      - Нет, с какой стати? А что случилось? Хотя, не говори. Мне плевать.
      - Алис, пожалуйста, если он вдруг объявится, не могла бы ты позвонить мне, или Таре. У тебя же есть ее номер?
      - Марго, с какой стати ему объявляться рядом со мной? А если и объявится, я пошлю его туда, где вы его запросто найдете. Он достал меня, понимаешь? Не хочу ни видеть, ни слышать, ни даже говорить о нем, - последние сказанные Алис слова были совсем недалеки от истины.
       - Твое отношение вполне понятно, но все же я обязана предупредить, что он может быть опасен, - Марго понизила голос. - Последнее время Чарлик, мягко говоря, не в себе. Если увидишь его, обязательно позвони мне по этому номеру. Всех благ. Целую, дорогая.
      Так, значит, это правда. Они ищут его. Алис не сомневалась, что Чарли не выдумал Сатари, для того, чтобы только найти повод попасть к ней в квартиру, но поверить в существование всесильных существ, способных справиться с истинными колдунами было сложно. Она зашла в подъезд, поднялась на лифте, обдумывая сказанное ведьмой. Ей уже второй раз говорят, что Чарли опасен, что он не в себе. Может, действительно, стоит позвонить Таре, узнать ее соображения о причинах странного поведения мага. Если речь пойдет о любимом братике ведьмы, она не станет сбрасывать звонок или просить больше себя не беспокоить, как делала это семь лет назад, когда Алис нуждалась в помощи. Тем временем девушка открыла дверь и зашла в прихожую. Чарли встречать не вышел, наоборот, тишина квартиры казалась безжизненной, словно здесь никого не было. Никого. Боже.
      - Чарли? - неуверенно позвала Алис - ни звука в ответ. - Чарли, ты здесь? - крикнула она, уже дрогнувшем от ужаса голосом. Желание посоветоваться с Тарой, мгновенно испарилось, уступая место панике. Неужели его все-таки нашли? Проклятые ведьмы! Алис же менее получаса назад говорила с Марго, когда они успели? Не разуваясь, она добежала до спальни и распахнула дверь.
   Чарли, раскинув ноги, сидел на полу, сжимая в руках бутылку дорогого вина, подаренного подругами Алис на Новый год. Беспокойство мгновенно сменилось бешенством:
   - Ты что себе позволяешь? Я же сказала, никакого алкоголя!
      - Но потом ты сказала, что я могу брать на кухне все, что захочу, - он криво улыбнулся, пытаясь прочесть мелкий шрифт на этикетке, при этой щурясь и морща нос.
      - Пошел вон. Сейчас же! - приказала Алис, еле сдерживаясь, чтобы прямо сейчас не позвонить одной из ведьм Ромто.
   С минуту он молча смотрел, как хозяйка квартиры, вытаращив глаза, топала у порога и кричала, указывая пальцем на входную дверь, вероятно, он бы что-то сказал в свое оправдание, но ее быстрая речь не давала такой возможности.
   - Я думала, его нашли, переживала, а он тут расслабляется моим коллекционным вином! - возмущалась она, шагая из стороны в сторону. Наверное, ее эмоции в другой ситуации показались бы Чарли забавными, но сейчас он не мог себе позволить спорить с девушкой.
     - Ладно, ладно, - Чарли, наконец, отодвинул от себя бутылку и подтянул колени, - я не знал, что оно такое дорогое. Мне просто нужно выпить, - он отвел глаза в сторону и тихо продолжил: - иначе я не могу уснуть.
      - Да ладно? Валерьянку не пробовал? Говорят, тоже успокаивает!
      Чарли поднялся, начал легонько трясти затекшими ногами.
      - Валерьянка не помогает. Извини, что вывел тебя из себя, но я не собирался делать ничего плохого. Я просто тут посижу тихонечко, и если я выпью, то ничего страшного не случится. Я вообще-то не буйный. Знаешь, я хотел попросить тебя купить мне рома, а то от вина особого толку нет.
      Алис предостерегающе покачала головой, демонстрируя магу кулак, после чего пошла в коридор за пакетами, затем на кухню накрывать на стол.
      - Почему ты не брал трубку и не перезвонил? Я оставила тебе кучу сообщений, - продолжила возмущаться она, когда Чарли вышел из ванной, где мыл руки.
      - Я не буду отвечать на звонки, думаю, причина понятна. А почему не перезвонил... Телефон был в комнате, а мне туда запрещено заходить, - самодовольно скрестил руки на груди, упиваясь тем, что смог поддеть девушку.
      - Да ну тебя, садись есть, - пригласила обедать Алис, наконец, успокаиваясь, и даже слегка улыбнувшись выражению искреннего удивления на лице мага. Кажется, он не ожидал, что будет поднято столько шума из-за какой-то бутылки вина. Что ж, Алис сама не могла объяснить, почему вдруг разнервничалась на пустом месте. Ну да, напиток дорогой, но это же не повод повышать голос. Или, быть может, дело вовсе не в вине? Алис вспомнила, как сильно испугалась за Чарли, подумав, что сестры его обнаружили, кажется, она была готова броситься на выручку, какой бы бессмысленной не была эта затея.
   Нет-нет-нет, все это - глупости. Единственное, из-за чего следует переживать, заключается в том, что в случае обнаружения Чарли его всесильной семейкой, маг не сможет сделать обещанные артефакты. Точнее, Алис не получит денег, которые уже давно были расписаны и мысленно потрачены. Вполне удовлетворившись своими доводами, девушка посмотрела на мага, который уже успел устроиться за столом, и теперь вертел в руках ложку, разглядывая ее, словно это была какая-то диковинка.
   - Кстати, звонила Марго, - добавила Алис, присаживаясь напротив, - угадай, о ком спрашивала.
      - Да?! - всполошился Чарли. - И что ты сказала?
      - Что не видела тебя и видеть не хочу, - невозмутимо ответила она, наблюдая облегчение на лице мага. - Между прочим, наполовину это чистая правда, - ядовито добавила, приказывая себе думать исключительно о наживе, и, откусив большой кусок пиццы, принялась медленно жевать.
      - Спасибо, но я что-то не голоден, - отложив столовые приоры, Чарли встал из-за стола и ушел к себе, плотно прикрыв дверь. Кажется, перестаралась, - вздохнула девушка. Ну а чего он, собственно ожидал, после своих идиотских выходок? Что Алис будет вести себя, как ни в чем не бывало? Друзьями им точно никогда не стать, и тут дело даже не в абсурдной попытке кражи, и не в оскорблениях. Причина находится намного-намного глубже. В любом случае, ему нужны ингредиенты для амулета, никуда не денется, будет терпеть с ее стороны именно такое отношение, которое, бесспорно, и заслуживал.
   Несмотря на свою неприязнь к новому начальству, на этот раз Алис изо всех сил старалась задержаться в офисе подольше. Коллеги давно уже разошлись по домам, и сейчас офис был полностью в ее распоряжении. Она включила музыку, принялась редактировать написанные другими журналистами тексты, периодически переключая внимание на интересующие ее форумы. Алис как раз зачиталась одной из реклам новой косметики, как позвонил Том.
      - Да, мой хороший? - ответила Алис, мимолетно отмечая, что Том сейчас был единственным человеком, с кем ей хотелось общаться.
      - Привет, самая трудолюбивая журналистка на свете. Я тут еду мимо офиса, и в твоем окне горит свет. Мне кажется, или ты на самом деле решила заночевать на работе?   - Вот уже собираюсь домой, - она не могла не улыбнуться, наслаждаясь шутливыми интонациями коллеги.
      - Тебя подвести?
      - Нет, я на машине, но все равно спасибо за предложение. Кстати, я закончила редактировать фотографии магазина.
      - Ого! Оперативно, я бы еще неделю сидел, - обрадовался парень.
      - Не преувеличивай. Слушай, Том, ты же серьезно увлекаешься белой магией?
      - Ну, колдую немного, а что?
      - И у тебя же есть друзья, белые маги, которые были бы не прочь потратить кучу денег на артефакты?
   - Если хорошие артефакты, то грех на них не потратится, - усмехнулся он, - а что ты вдруг заинтересовалась?
   - Да мне один истинный маг задолжал, говорит, проси чего хочешь. Вот я и думаю, что проще всего продать. Ты бы не мог мне помочь в этом вопросе?
   - Истинный задолжал? - Том присвистнул, - Ты обязана мне обо всем рассказать.
   - Только чуть позже. Ну, так что, поможешь?
      У порога ее снова никто не встречал, впрочем, на этот раз Алис не стала волноваться о судьбе мага. Не хочет идти на контакт - ей же лучше. Спокойнее, по крайней мере.
      - Чарли, я не знаю номера твоего сотового, - крикнула она с кухни, выбрасывая пустую коробку из-под пиццы, найденную в холодильнике на той самой полке, куда еще днем помещала целую.
      - У меня нет сотового, - буркнул он в ответ.
   Алис, прочитав входящее короткое сообщение на телефоне, ушла к себе за бумагой и ручкой, затем зашла к Чарли. Он стоял у окна и хмуро смотрел на улицу, чуть раздвинув жалюзи.
      - Я там тебе купила зубную щетку. Может, еще что нужно?
      - Спасибо, пока не нужно.
      - Вот, я написала список амулетов и зелий, которые хочу, чтобы ты сделал.
      Чарли, не торопясь подошел и взял бумагу, пробежал глазами.
      - Ты знаешь, за сколько это можно продать? - выжидающе уставился на нее.
      - Ориентировочно, - замялась Алис, - если не трудно, напиши примерные цены, чтобы меня не обманули при сбыте.
   Он кивнул.
      - Имей в виду, себестоимость первых двух артефактов не маленькая.
      - Хорошо, напиши, что нужно купить для каждого.
   Он снова кивнул и отвернулся, не желая продолжать разговор. Алис оставила на матраце бумагу с ручкой и вышла, прикрыв за собой дверь.
     Утром на кухонном столе были обнаружены два листа формата А4, исписанные ровным мелким почерком с обеих сторон. И это для четырех артефактов и трех зелий?! Да уж, рецепт не тривиальный. Рядом с каждым пунктом стояла примерная себестоимость и цена, за которую можно продать. Один артефакт стоил семнадцать тысяч. Алис не могла не улыбнуться от удовольствия, представляя себе, как досрочно погасит кредиты в случае удачной сделки. Правда, на ингредиенты придется потратить почти две с половиной тысячи. Вверху каждой страницы Чарли написал: "Пожалуйста, постарайся, чтобы составы никто не увидел. При неудачной попытке у дилетанта могут случиться неприятности". Ага, конечно, так и скажи, что жаль делиться информацией. Третий лист был сложен пополам, Алис развернула и прочитала список покупок, видимо, для самого Чарли. Первыми семи пунктами были непонятные ингредиенты для амулета, далее металлическая подвеска без камней на шнурке, видимо, сам амулет. Следом шли несколько пунктов одежды и личных принадлежностей. Последним, обведенным несколько раз пунктом, были ром или водка.
   "Безнадежный", - Алис разочарованно покачала головой.
      Идея с артефактами нравилась ей все больше и больше: стоимость самого дешевое зелья равнялась трети ее заработной платы. Жаль, конечно, что придется самой покупать сырье, потому, что если у мага-алкоголика ничего не получится, деньги окажутся выброшенными на ветер.
   Для начала Алис решила купить все необходимое для изготовления зелья и артефакта с самой низкой себестоимостью, а там видно будет. Общая сумма затрат оказалась приемлемой, особенно дешево стоили ингредиенты для амулета Чарли, хотя, в результате должна получиться такая уникальная вещь! Единственное, что она не нашла - это саму подвеску. В лавке, где девушка делала покупки, все основы для амулета шли с камнями, а больше никуда заехать не удалось. После работы Алис ненадолго заскочила в спортивный магазин, купила заказанную магом одежду, надеясь, что Чарли с лихвой окупит потраченные на него деньги.
      - Я все купила, разбирай, - Алис распахнула дверь и бросила пакеты на пол спальни. - Боже, ну и духота! - она быстро прошлась по комнате, открыла окно и вдруг ужаснулась, - Чарли! Твой порошок, он рассыпался...
      - Неважно. Если честно, его можно вообще убрать. Главное, обряд был сделан качественно, - Чарли с интересом полез по пакетам, - хм, отлично, отлично, здорово! - вертел в руках баночки с порошками.
      - Я подумала, что стоит начать с пунктов четыре и семь, потом посмотрим. И я не купила пока подвеску.
      - Да, хорошо, время еще есть. А где алкоголь? - он выжидающе уставился на нее.
      - Я решила, что можно обойтись и без него.
   - Что?! - темные глаза мага сверкнули злостью. Он с силой ударил кулаком по стене, пугая Алис до дрожи. Она, взвизгнула, подпрыгнув на месте, не отрывая взгляда от места удара на котором, кажется, остался отпечаток. Боже, глаза мага не позволяли надеяться, что следующую секунду не достанется ей.
      -Сука! Что, так сложно было? Я тебе хоть слово поперек сказал за это время? Боже, когда я смогу уйти отсюда!
      Алис не дослушала, быстро убежала к себе, захлопнула дверь и прижалась спиной. По щекам побежали слезы, она с детства не могла переносить не только крик, но и разговор на повышенных тонах. Чарли что-то орал, пинал стены. Он был в бешенстве. Алис в панике забегала по комнате. Позвонить Марго? Услышит же, еще прибьет ее. Зачем она пустила к себе этого психа? Почему не послушала предупреждения ведьм? От каждого нового звука Алис вздрагивала, представляя, что вот-вот он ворвется в ее комнату и... Об этом лучше не думать.
      Минут через двадцать Чарли успокоился, в квартире воцарилась тишина, которая, впрочем, пугала не меньше, чем выкрикиваемые магом минуту назад оскорбления. Еще через полчаса Алис решилась на цыпочках прошмыгнуть в ванную, чтобы смыть косметику, потом обратно в комнату, свернулась калачиком под одеялом и попыталась заснуть. Через какое-то время она услышала небольшой шум и шаги на кухне - кажется, маг что-то готовил.
   Почему она не связалась с ведьмами? Можно было осторожно выскользнуть на лестничную площадку, добежать до машины, через час она могла бы быть у особняка Ромто. И все бы закончилось! Но Алис так и продолжала тихонько лежать, дрожа и всхлипывая, пока не уснула.
     Следующим утром Алис удалось все-таки проснуться вовремя, но несмотря не это, ей катастрофически не хватало времени на привычные сборы. Предметы валились из рук, девушка чувствовала себя разбитой и вымотанной, как во времена студенческих сессий. Прошлую ночь нельзя было назвать спокойной, а сновидения не были приятными, наоборот, от каждого шороха Алис вздрагивала и пряталась под одеяло, как бы глупо это не выглядело. Если бы Чарли заходил к ней в комнату, она бы обязательно услышала, впервые за последний год Алис была рада тому, что дверь в ее комнату скрипит. Но маг не нарушил ключевого условия, выдвинутого хозяйкой квартиры при заключении сделки, он так и не пересек границы предоставленной ему территории. Чарли был в бешенстве, но, видимо, не собирался причинять ей зла. Тем не менее, желания заглянуть в комнату Чарли не возникло, что-то подсказывало, что маг не спит. На кухне лежал артефакт, который представлял собой нож - бабочку, купленный накануне в лавке. Алис с минуту повертела его в руках. И чем он изменился? "Дающий право на ошибку", что бы это значило? В маленькой бутылочке была прозрачная жидкость, на вид - обычная вода из-под крана. Ну и мысли, Алис. Если он так обманул тебя - то он полный кретин. Зелье должно представлять собой сильное снотворное, дающее возможность четко мыслить во сне. Вроде как оно запрещенное, вызывает привыкание. Алис еще раз с удовольствием прикинула прибыль - бедному человеку никогда не стать белым магом, это удовольствие исключительно для богачей. Да и слава богу. Рядом с предметами лежала записка: "Купи ром, дура". Алис смяла ее. Сам дурак. Ну, я ему куплю, пусть потом не пожалеет.
      На работе первым делом Алис забежала к Томасу и положила на стол нож и баночку.
      - Оно?
      - И тебе доброе утро, - зевнул Том, - это что?
      - Как что? Зелье, чтобы во сне мыслить как на яву и нож... там что-то с ошибкой.
      - "Дающий право на ошибку"? Ты серьезно? - Том схватил ножик и принялся вертеть в руках, с восхищением разглядывая.
      - Так что в нем такого особенного?
      - Эх ты, тоже мне, а еще в газете магов работаешь. Смотри. - Томас взял со стола фотографию и разрезал пополам.
      - И что?
      - А вот что, - мужчина соединил две стороны, которые моментально срослись. Протянул целую фотографию Алис.
   Алис была потрясена, она вертела, крутила картон в руках, но даже стыка не обнаружила.
      - Как такое возможно?
      - В течение часа можно соединить концы разрезанного, которые срастутся так, будто никогда не было пореза.
      - Ого! А действует только на бумагу?
      - Должно на любой материал, который можно разрезать этим ножом. До первой заточки.
      - А на кожу действует?
      - Давай проверим?
      - Нет! - Алис отдернула руку. - Спасибо, не надо. Ты сможешь это продать?
      - Еще бы! С руками оторвут. А еще что-нибудь будет?
      - Только завтра.
      Когда Джил подошла к столу Алис, та по привычке вжала голову в плечи, быстро сворачивая окно на ноутбуке с разложенным пасьянсом, приготовилась в новой череде замечаний.
   - Ты сегодня берешь интервью у ведьмы, владелицы цветочного магазина. Ничего на этой неделе интереснее не предвидится, поэтому эта статья должна стать главной темой номера. Смотри, не облажайся! - прищурилась начальница, произнося последние слова. Под строгим взглядом колдуньи Алис потупилась, и проговорила что-то невнятное, обещая, что все будет исполнено в лучшем виде.
   Мариса Голденблок. Мда, ну и имена у этих ведьм. Предстоящая встреча казалась одновременно безумно волнующей из-за оказанного доверия и ужасающе скучной потерей времени. Алис плохо разбиралась в цветах и растениях, на ум пришло несчастное цитрусовое дерево, подаренное ей подругами на новоселье, и погибшее то ли от жажды, то ли от переизбытка воды через полтора месяца. Но, на более интересную работу ей рассчитывать не приходилось, к тому же, это действительно был ее шанс доказать начальнице, что на Алис можно положиться.
   Для беседы было выбрано милое кафе, Алис частенько там обедала с подругами, поэтому чувствовала себя вполне уверенно, словно бой предстоял на ее территории. Для подготовки к интервью Джил выделила целый час, порекомендовав поискать в сети информацию об этом магазине, о конкурентах, ознакомилась с фотографиями чудных букетов. Алис кивнула, закончила пасьянс, быстро пролистала несколько страниц и, заручившись моральной поддержкой и верой в ее способности Тома, выдвинулась на встречу.
   Возможно, эта женщина всего лишь владелица мелкой лавки, каких в городе сотни, но она по совместительству является настоящей ведьмой, - подбадривала себя девушка. Ни в коем случае нельзя ударить в грязь лицом, а если у Алис сегодня все пройдет блестяще, как знать, возможно, Джил в следующий раз доверит ей более сложную работу.
   Чем ближе подъезжала Алис к месту встречи, тем лучше становилось у нее настроение, но, зайдя в кафе и увидев ожидающую ее особу, Алис сразу поняла, почему имя показалось смутно знакомым, и почему выбрали для написания этой статьи именно ее. Сестра Чарли, Мариса Ромто, находящаяся во временном браке с Аланом Голденблоком, известным по меркам города театральным актером сидела за столиком и тянула латте из фирменного стаканчика в стиле заведения - прозрачного, с полоской нарисованного красного банта посередине. Почему "временном" браке? Все эти ведьмы постоянно выскакивали замуж, разводясь через пару лет, причем, не требуя никаких компенсаций или алиментов. Странные люди.
      Совпадение? Алис четко дала понять, что не хочет иметь дело со всем семейством Ромто. Первая посетившая мысль была - убежать, вторая, более здравая, - развернуться и спокойно уйти, но профессионализм взял свое. Да, и что она скажет Джил? Что ведьма оказалось сестрой парня, который бросил Алис семь лет назад, и та не смогла справиться с чувствами? Блеск. Возможно, это и, правда, совпадение. Скорее всего. Вероятно, в связи с последними событиями девушка стала слишком мнительной, видит заговоры там, где им совершенно нет места.
      - Добрый день, Мариса. Вы не будете против, если я включу диктофон? - спросила Алис, протягивая ладонь навстречу руке ведьмы. Рукопожатие получилось крепким и достаточно длительным, для встречи двух практически незнакомых женщин. Тонкие прохладные пальчики Марисы, заканчивающиеся короткими, но, как показалось Алис, острыми ноготками с изящным маникюром, мертвой хваткой вцепились в ладонь девушки. Ведьма томно закусила нижнюю губу, словно пытаясь соблазнить, в то время как блестящими, как от восторга глазами рассматривала собеседницу:
      - Добрый день, дорогая. Вот так встреча. Отлично выглядишь, - протянула, оглядев журналистку с ног до головы несколько раз, и лишь потом отпустила руку, - конечно, я не буду против, - голос был приятным и низким. - Итак, начнем?
      Интервью длилось минут сорок. С Марисой оказалось на удивление легко общаться, женщина часто весело смеялась, рассказывая о себе и своей семье, с обожанием говорила о дочери, которой безумно гордилась, о любимом муже и цветочном магазине. На самом деле, Алис и в голову не могло прийти, что можно так долго обсуждать цветы, но беседа увлекла и ее тоже. В конце, уже прощаясь, Мариса неожиданно попросила:
      - А можно теперь без диктофона?
   Начинается, - решила Алис, обреченно прикрывая глаза. А она уже почти поверила в совпадение, почти расслабилась и даже смогла отвлечься от подозрений. Выключила устройство и смело встретила взгляд Марисы.
      - Если ты тоже будешь меня спрашивать о своем мерзавце-брате, то давай сразу прекратим этот глупый разговор. Я понятия не имею где он, - раздраженно проговорила она, косясь на официанта, проходящего мимо, и восхищенно разглядывающего идеальное лицо ведьмы, обрамленное блестящими черными волосами.
      - Чарли так и не появился, - сообщила Мариса, не отрывая своих темных глубоких глаз от Алис, изредка моргая, соединяя длинные, черные, не нуждающиеся в косметике ресницы. На всякий случай, Алис под столом ущипнула себя за руку, словно опасаясь гипноза. - Мы переживаем за него, - говорила тягучим, густым голосом, а закончив, тяжело вздохнула.
      - С ним случается. Лет через семь объявится, - широко улыбнулась девушка, мечтая оказаться как можно дальше от этого ресторана.
      - Да. Возможно, - Мариса громко рассмеялась шутке, - я вот что хотела тебе рассказать. Есть такой обряд - посыпание порога и подоконников перцем, перемешанным с волосами человека, - Алис брезгливо поджала губы: волосами?! - если хозяйка выполнит его, то на ее территории найти этого человека магическим образом станет невозможно.
   Алис уже открыла рот, чтобы спросить к чему ей все это рассказывают, но Мариса взяла ее за руку и быстро проговорила:
   - Для того чтобы разрушить обряд, необходимо лишь протереть посыпанные поверхности одеждой этого человека. Можно любой тканью, касавшейся его некоторое время. Например, наволочкой или простыней.
      - Зачем ты мне это рассказываешь? - Алис не решалась высвободить руку, сердце ускорилось, ритм его биения отчетливо отдавался в висках. Увы, Мариса была в курсе волнения девушки, она зажала палец как раз на пульсе и сейчас словно считала удары, упиваясь произведенным эффектом.
      - Просто так, на всякий случай, - ведьма мило улыбнулась и дружелюбно чмокнула Алис в щеку, после чего вышла из кафе.
   "Спасибо, Мариса" - в свою очередь прошептала Алис и допила свой сок. Не она одна в этом кафе провожала ведьму взглядом, а та шла, виляя упругими бедрами, обтянутыми юбкой карандаш с высоким разрезом. Изгибы ее ничуть не пострадавшей после родов фигуры сводили с ума половину мужчин заведения.
      После интервью Алис заехала в лавку и купила ингредиентов еще для двух артефактов и одного зелья, приобрела у уличных торговцев бутылку портвейна. На вид - отрава - отравой. Пусть пьет, раз ему это так нужно. Какая разница, чем травиться?
   Как всегда о присутствии Чарли напоминала лишь отсутствующая в холодильнике еда, что, впрочем, совсем не расстраивало. Алис поужинала, после чего начала раздумывать, а не сходить ли ей прогуляться. Бежать из собственной квартиры казалось унизительным, но царившее здесь напряжение угнетало. Разумеется, Алис не собиралась делать первый шаг к примирению, она не считала себя виноватой, наоборот, до сих пор не понимала, почему все еще не сдала Чарли сестрам.
   Размышления прервал звонок в домофон, заставивший Алис громко выругаться вслух, что было ей не свойственно. Она почти не сомневалась, что услышит в домофоне голос одной из ведьм Ромто, которые, как было не трудно догадаться, не собираются оставлять ее в покое. "Ну что ж, такая твоя судьба, психопат", - злостно посмотрела на закрытую дверь спальни и пошла к входной двери. Остается только надеется, что Алис не пострадает в случае драки между истинными.
      - Кто там?
      - Это я, - тут же ответил знакомый мужской баритон, испугавший Алис не меньше, чем мелодичный голос Марисы сегодня на обеде, - Это я, Адам.
   Сердце, вдруг забившееся с утроенной силой, юркнуло в пятки. Мужчина уже несколько месяцев надоедал звонками и короткими сообщениями, которые Алис усиленно игнорировала, и вот зачем-то приехал сам. Кажется, именно сейчас ей и предстоит узнать зачем. Никаких сомнений, впереди у девушки еще одна волнующая встреча. У Алис что, такой период - возвращение бывших любовников? Она невольно скривилась, представив еще нескольких мужчин, вдруг снова возжелавших пообщаться с ней.
      - Что тебе нужно? Уже поздно, - достаточно резко ответила она, пытаясь скрыть волнение.
      - Еще только семь. Детка, открой дверь, пожалуйста. Нужно поговорить.
      Сначала Алис приняла решение ни за что не открывать, но потом сообразила, что ведет себя по-детски глупо, всячески скрываясь от этого мужчины. Впустила Адама в подъезд, а сама, пока тот поднимался на шестой этаж, со всех ног бросилась к зеркалу, чтобы расчесать собранные в хвост волосы, проверить и обновить макияж, затем в комнату - натянуть свежую майку, когда в дверь постучались.
      - Привет. Давно не виделись, - смущенно улыбнулся он, переступая порог.
   Первое впечатление - он совсем не изменился. Высокий, большой, уютный. Идеально отглаженные брюки и пиджак, как и всегда ставили под сомнение факт, что Адам холостяк. Короткая стрижка, ухоженные ногти на руках, отливающие прозрачным лаком. Хотя нет, рассматривая сосредоточенные глаза, слегка похудевшее лицо с проступающими скулами, Алис поняла, что перед ней стоит совсем другой человек, если сравнивать с уходящим год назад из ее квартиры мужчиной. В голове невольно всплыло воспоминание, как он, замешкавшись на пороге, вдруг обернулся, но произнес не "можно, я останусь?", а "старайся долго не грустить, детка".
   Адам как будто повзрослел, хотя он никогда не производил впечатления юнца, даже на школьных фотографиях, которые ей удалось увидеть. Определенно, теперь он выглядел намного старше своих лет, был похож на человека, пережившего страшную потерю, возможно, близкого родственника.
      - Привет. Зачем ты пришел?
     - Детка, ты не брала трубку, я хотел встретиться.
      - Зачем?
      - Поговорить, я ... я скучал. Я безумно скучал по тебе, - Адам, видимо, настроился действовать решительно, сразу же подошел ближе. Черты лица расслабились, а глаза начали излучать знакомую нежность и заботу, особенно если сравнивать с вечно злыми темными глазами Чарли.
      - Ты сам был инициатором разрыва, - Алис отступила к стене, все еще пытаясь понять, нравятся ли ей перемены в Адаме.
      - Я знаю, я много думал. Ты себе представить не можешь, как много. Алис, я хочу быть честным с тобой, поэтому говорю прямо. Давай начнем все сначала?
   Алис замерла, не в силах осознать услышанное. Все сначала? С Адамом? Так вот что изменилось, он понял, что был не прав. Он скучал. Он хочет быть с ней!
      - Почти год прошел, - сказала она уклончиво, - я привыкла жить без тебя.
      - А я так и не привык, я не могу без тебя, детка, мне трудно дышать, родная, когда тебя нет рядом, - с этими словами Адам крепко обнял Алис и прижал к стенке, пытаясь поцеловать.
      - Нет, перестать, прекрати, Адам, - Алис делала вид, что отчаянно хочет освободиться, но мысли уже полетели вперед. Он и она снова вместе... заманчиво? Ей срочно нужно подумать. Алис и правда привыкла жить без него, но... так приятно было в его руках! Его! В больших и теплых, тех самых, в которых она столько раз забывала обо всем.
      - Алис, все в порядке? - откуда-то сбоку раздался хрипловатый голос Чарли. Адам застыл, затем отстранился от девушки, устремляя рассерженный взгляд на парня, невольно отступил, поражаясь. А поразиться было чему - выглядел Чарли жутковато. Болезненные от недосыпа, прищуренные припухшие глаза, казавшиеся щелочками, сероватое лицо, ввалившиеся щеки, растрепанные волосы. "По крайней мере, в чистой одежде и трезвый", - подумала Алис.
      - Это еще кто? - в голосе Адама послышались нотки ревности, его крупные пальцы сжались во внушительные кулаки, которые вовсе не походили на руки преподавателя, скорее принадлежали боксеру. Длинные пальцы Чарли тоже приняли форму кулаков, а туго обтянутые кожей костяшки побелели, маг решительно шагнул ближе. Адам чуть отступил, быстро оглянувшись на Алис, которая не могла отвести глаз от напряженного тела мага. Его хищный, агрессивный взгляд предупреждал, что Чарли вот-вот кинется в драку, еле сдерживает себя. Мариса права, он не в своем уме.
      - Эй, эй, ребята, минуту внимания! - Алис поняла, что нужно срочно что-то предпринять. - Все хорошо. Адам, это мой кузен, он приехал на несколько дней. Вот решил остановиться у меня. Трэй, это Адам - мой друг.
      - Кузен? - Адам сразу успокоился и протянул руку для знакомства, но Чарли лишь высокомерно взглянул на ладонь, а потом, окинув напоследок недовольным взглядом Алис, направился к себе.
      - Возьми свои вещи, - протянула она пакеты с ингредиентами и портвейном парню.
      - Да, спасибо, - как то рассеянно пробормотал он и скрылся за дверью в спальне.
      Следующие два часа в жизни Чарли были страшными. Он весь обратился в слух, прижавшись ухом к двери. Не нужно было так делать, нужно было отвлечься, заняться составлением заклинаний для артефактов. Черт! Он даже пить не мог.
   Сначала они тихо разговаривали. Потом ругались, потом она плакала, а этот ублюдок ее успокаивал. Боже. Она его любит, иначе не плакала бы. Чарли вновь и вновь прокручивал в голове известные ему сведение я жизни Алис после его отъезда, убеждаясь, что Адам именно тот человек, о котором столько слышал от сестер. Голова готова была взорваться, Чарли принялся кусать кулаки, чтобы хоть как-то вернуться в реальность. Демоны, именно из-за Адама его перестали ждать, его забыли! Чарли почувствовал солоноватый привкус во рту, но легче не становилось.
   Пойти и свернуть обоим шеи! Чарли стиснул зубы, чувствуя, как вновь утопает в ненависти, единственном чувстве, неизменно сопровождающем его все прошлые годы. Пойти и отомстить. Более подходящего момента и придумать сложно. Он так долго этого ждал! И только где-то в глубине души еле слышно шептал голос, напоминающий, что Чарли еще пока человек, но этот голос становился все тише и тише.
   Щелчок захлопнувшейся входной двери, стук защелки ванной, после чего зашумела вода, а Чарли так и продолжал сидеть на корточках у двери, царапая руки и покачиваясь вперед-назад, в этот момент он как никогда напоминал сумасшедшего. Если бы он мог видеть себя со стороны, возможно, сам сдался бы на милость Сатари. Наконец, пришел в себя, полез за алкоголем и оценил шутку. Да уж. Она решила его отравить?
   Под утро Алис проснулась от странных звуков, кажется, Чарли все-таки решил рискнуть и попробовать купленный ею сомнительный напиток, а сейчас борется с тошнотой, основным из симптомов отравления. Алис подтянула колени к груди, и сжалась в комочек при очередных звуках спазма. Стало стыдно, на секунду она горячо пожалела о своей необдуманной мести, но затем быстро себя успокоила: он же видел, что написано на бутылке, соображал, что лил в себя, алкоголик! Неприятные звуки не прекращались еще несколько минут, и Алис уже собралась пойти посмотреть, в порядке ли он. Может, следует "скорую" вызвать, или хотя бы предложить имеющиеся в аптечке лекарства. Но тут включился душ, а потом и вовсе стало тихо. Через некоторое время заявил о себе будильник.
  
   Глава 4
  
   Следующим утром Алис не смогла удержаться, чтобы не заглянуть в спальню к Чарли. Как бы она не подбадривала себя, чувство вины не собиралось ее покидать, наоборот, рисовало яркие картинки самых страшных последствий отравления. Возле его комнаты Алис пару минут колебалась, настраиваясь увидеть самое худшее, наконец, прижав руку к груди, тихонько толкнула дверь и заглянула в помещение. Чарли крепко спал, согнувшись на матраце и вцепившись руками в подушку. Впервые Алис видела, как Чарли спит: брови сведены в одну линию, мышцы тела напряжены. Такой сон никак нельзя было назвать отдыхом, наоборот, Чарли казался еще более измотанным, чем вчера вечером. Алис по себе знала, что иногда сновидения выглядят настолько правдоподобно, что напрочь стирается граница между воображаемым и реальным миром. Первое время после катастрофы Алис часто переживала потерю близких во сне, каждый раз с новыми обстоятельствами. Так было, пока Чарли не поколдовал, касаясь ее головы. По ощущениям маг как будто развязал плотный узел прямо в мозге, освобождая от страха и чувства вины, что она в тот раз не полетела на ставшим роковым самолете, тем самым сохранила свою жизнь.
   Читающиеся на лице Чарли страх и боль выглядели самым настоящим.  Он что-то еле слышно бормотал, нервно дергая рукой и периодически вздрагивая всем телом. В какой-то момент Алис даже показалось, что он застонал. Следуя порыву, она подошла ближе и наклонилась, пытаясь представить себе ужас кошмаров, заставляющих парня реагировать таким образом. Прислушалась, стараясь вникнуть в то, что именно он шепчет, попытаться понять, кто или что его мучает, но вдруг услышала сигнал сотового, оставленного на кухне, и вспомнила о времени. Опоздание па планерку к новой начальнице было смерти подобно, Алис быстро выпрямилась и поспешила покинуть квартиру, одновременно отвечая на входящий звонок Тома. Ему удалось выгодно продать артефакт и зелье, качество которых превзошло все ожидания клиентов, и те уже успели выслать целый список пожеланий.
   Утром на кухонном столе Алис нашла баночку с новым зельем и кусочек свернутой выделанной кожи, туго перевязанный ниткой, и записку: "Медальон в морозилке, он должен пролежать еще пятнадцать часов в холоде. Не забудь про подвеску". И ниже приписано: "Думал, сдохну вчера. Спасибо".
   Обедала Алис в компании Адама. Она еще вчера согласилась и ничуть не пожалела - пара отлично провела время в итальянском кафе, наслаждаясь кухней и атмосферой уютного заведения, выбранного мужчиной. Либо это было совпадение, либо Адам действительно постарался найти ресторанчик, столь сильно напоминающей тот самый, в котором проходило их первое свидание, что не могло не растрогать Алис. Адам был настолько вежлив и обходителен, что даже предложил пригласить на обед ее брата, правда, когда девушка довольно неумело перевела разговор на другую тему, не стал настаивать. Вчера ей удалось высказать мужчине все, что накопилось за время ее одиночества. Он терпеливо слушал, соглашаясь с каждым приведенным доводом, утверждал, что понял, как сильно был неправ, просил прощения, хотя раньше никогда не признавал своих ошибок. "Но ведь люди меняются, не так ли? - рассуждала Алис. - Взять, например, меня. Сейчас я совершенно другая, нежели когда мы были вместе". Действительно, все кто долго не общались с Алис, даже после короткой беседы упоминали, как сильно она изменилась. Разумеется, это был комплимент. Алис повзрослела, стала мудрее. Определила для себя новые цели и жизненные ценности, мечты и желания. Она больше не бредила семьей и домашним уютом, а активно строила карьеру, общалась с друзьями, которых одно время совсем забросила. "Определенно, ни я, ни Адам не допустим прежних ошибок, наши новые отношения станут примером для подражания. Честные, искренние, прочные". Тем не менее, Алис прекрасно понимала, что торопиться не стоит, она уже неоднократно обжигалась, слишком легко доверясь мужчинам. В этот раз в ее планы входило растянуть сладкий, конфетно-букетный период на несколько месяцев, в крайнем случае, недель, насколько только возможно наслаждаясь ухаживаниями и, судя по настрою мужчины, подарками и неограниченным вниманием. Все в Адаме говорило о крайней заинтересованности в этих отношениях, он заверил, что собирается навсегда изменить жизнь девушки, и Алис не терпелось узнать, как именно. Оставив щедрые чаевые, Адам как бы случайно коснулся руки собеседницы и сделал предложение продолжить общение за завтрашним ужином, которое она с радостью приняла.
   Вечером Алис снова вошла в безжизненную тишину квартиры. Пришлось признать, что Чарли, действительно, совершенно ее не стеснял, наоборот, его будто и вовсе не было. Ни единого слова, ни шороха. Алис недоумевала, как можно часами сидеть, практически не шевелясь, не требуя общения или хотя бы какого-нибудь развлечения. Интересно, он догадывается, что Алис знает, как разрушить обряд и сделать его доступным для матери и сестер? Может, поэтому и старается не привлекать внимания? Алис повесила пальто на вешалку и замерла, вспомнив, что совершенно забыла про амулет. Ну как так можно! - сокрушалась девушка, она ведь даже напоминание в телефоне поставила. Завтра, обязательно, первым делом прямо с утра заедет в торговый центр и что-нибудь купит. Алис, краснея от стыда, закусила губу, ведь ингредиенты для нового зелья на продажу она купить не забыла.
   Она как раз успела переодеться в домашнее, когда снова услышала характерные звуки из ванной. Греющая карман, заработанная за два дня прибыль почти в две с половиной тысячи, вновь разбудила чувство стыда, стало крайне неудобно, что Алис пожалела денег на качественный ром. Хочет пить - пусть пьет, ее-то какое дело? Главное, чтобы на работе не отразилось. Когда звуки душа прекратились, и хлопнула дверь спальни, Алис уже морально настроилась пойти извиниться. Она осторожно постучала и приоткрыла дверь. Чарли все так же сидел на полу, подпирая стену, и мрачно смотрел на полупустую бутылку.
      - Зачем ты это делаешь? - спросила девушка, не решаясь зайти.
   Он молчал. Было впечатление, что Чарли не услышал вопрос, но когда Алис решила повторить, тихо ответил:
      - Я не могу иначе спать.
   Опасаясь, что ослышалась, Алис медленно зашла и осторожно присела рядом.
      - Может, тебе все-таки выпить успокоительного? - предложила она и сжалась, боясь, что он опять закатит истерику, но ничего не произошло.
      - Через несколько дней мне нужно будет бежать из страны, с материка. Мне необходимо отдохнуть и хоть немного поспать. Черт, я не могу думать в таком состоянии! Я не могу найти выход! - он посмотрел на девушку дикими глазами и продолжил, уже намного спокойнее, будто оправдываясь: - Когда я долго не сплю - я плохо соображаю и не владею телом.
      - Как и любой другой человек.
      - Да. Но единственная возможность отдохнуть для меня - это либо вырубить себя, либо напиться до состояния беспамятства.
      - Чарли, но почему? Я же вижу, у тебя глаза слипаются, ты бегаешь в душ, чтобы взбодриться. Ты пробовал просто закрыть глаза и полежать?
      - Нет, ты не понимаешь, красавица. Если я усну, то опять придут они - кошмары-воспоминания. Я боюсь. Мне кажется, они смогут убить меня во сне, - он смотрел перед собой стеклянными глазами. Алис поежилась, почувствовав неприятные покалывания в области позвоночника. Боже, он действительно сумасшедший.
     Чарли выжидающе уставился не девушку, будто ожидая подтверждения или опровержения своих слов.
      - Какие кошмары? - еле слышно спросила она, припоминая утренние метания мага во сне.
      - По-разному. Какие-то моменты из воспоминаний о войне, измененные и извращенные моим мозгом. Что - то из Мазека. Всегда по-разному.
      - Какой войне, Чарлик? - прошептала Алис, затаив дыхание, кажется, он шел на контакт, и она боялась спугнуть его расположение.
      - Тебе лучше не знать, - он горько улыбнулся, отворачиваясь.
   Алис только сейчас обратила внимание, как сильно у него трясутся руки. Не похоже, что Чарли замерз. На нем были надеты, купленные накануне, штаны и футболка с коротким рукавом. А это что? На запястьях в свете лампы поблескивали стильные черные браслеты, на которые она раньше не обращала внимания. Не обратила бы и сейчас, если бы кожа вокруг не была сильно исцарапана. До крови. Алис снова вернулась к мысли: а не права ли его матушка?
      - Но так нельзя, Чарлик. Должен быть другой способ. Ты не можешь все время напиваться.
      - Ну, я подумал, что ты не согласишься треснуть меня молотком по голове, - хмыкнул, - да это и опасно, могу помереть, а ты не сможешь доказать, что сам просил, - его лицо не покидала грустная, безнадежная улыбка, словно он посмеивался над собой, над положением, в котором оказался.
      - Пойдем, я заварю чаю, посидишь со мной, хорошо?
   Он медленно кивнул и начал подниматься.
      - Ты купила подвеску?
      - Нет, но я обещаю, что куплю завтра. Обязательно.
      - Алис, завтра до полуночи мне нужно начать приготовления, иначе придется остаться у тебя еще на месяц.
      - Хорошо, - она быстро улыбнулась, - сразу бы так и сказал. Что ты будешь делать, когда сделаешь амулет?
      - Еще думаю, - он потер браслеты, - понимаешь, если бы я мог колдовать, я бы на время закрыл часть своей памяти, выспался бы в коем-то веке! Попробовал бы порассуждать, составить хотя бы примерный план действий. А так, - махнул рукой, - все бесполезно. Хожу вокруг да около, ни одной идеи за три дня.
      - Как понять "если бы мог"? Ты не можешь колдовать?
      - Э-э-э, - он удивленно приподнял брови, - я думал, ты догадалась, иначе, зачем мне сгустки силы? На них тратится семьдесят процентов стоимости каждого артефакта, не заметила что ли?
      - Я не вникала. О Боже, Чарли, как это случилось? Давно?
      - Около двух месяцев назад. Я получил "Символ Преданности" - пропуск домой, но вместе с этим - тяжелую травму. Восстановлением занимались Сатари, они посчитали, что я могу быть опасен и надели на руки это, - он указал на браслеты, - они блокируют доступ силы, теперь я обычный человек. Магия мне не поможет даже свечу зажечь.
      - Какую травму, Чарли?
   Он поморщился и проговорил сквозь зубы, кажется, признание далось ему с трудом:
      - Психологическую.
   Алис кивнула сама себе.
      - Я не знала. Но подожди, ты говорил, что от Сатари не возвращаются. Получается, что ты уже был там и вернулся?
      - Нет. Они занимаются медициной в горячих точках. В их лечебнице не был. И не попаду туда никогда, по крайней мере, живым, - он опять начал нервничать. Чтобы хоть как-то успокоить Чарли, Алис примирительно закивала, соглашаясь с его доводами.
      - А можно их как-то убедить снять браслеты?
      - Нет, это невозможно. В любом случае, я ничего такого не слышал. Вообще, немного известно о браслетах и ошейниках Сатари. Получить такие украшения крайне позорно, и маги, обычно, скрывают, предпочитая даже самоубийство раскрытию тайны. Видишь ли, это говорит о том, что маг не способен контролировать свою силу. Но в моем случае это не так. Я отлично ее контролирую. Просто прекрасно. Я чувствую ее внутри себя, она послушна и податлива, даже более чем раньше.
      - Вариант просто прожить жизнь человеком или белым магом ты не рассматриваешь?
   Чарли несколько раз удивленно моргнул, не понимая, как вообще подобное могло прийти кому-то в голову:
      - Я никогда не смирюсь, - бескомпромиссно отрезал он, усиливая свои слова резким жестом, рассекая воздух ребром ладони.
      Алис решила во что бы то ни стало переубедить мага, доказать, что обычным человеком быть не так уж плохо, несмотря на уверенность истинных в обратном. И уж точно в этом нет ничего унизительного или позорного, как отметил раньше Чарли. Обычные люди, такие как Алис, тоже имеют право на счастье, причем шансов у них точно не меньше, но слова не успели слететь с ее губ, так как взгляд упал на засветившийся экран телефона, на котором мерцала крупная надпись "Адам", через мгновение сотовый завибрировал, заставляя дрожать стол, на котором лежал. Начавшийся разговор был серьезен и, несомненно, важен, Алис мгновение колебалась, выбирая между общением с Чарли, который впервые после того, как поселился у нее пошел на контакт и беседой с Адамом.
      - Чарли, это... - сморщила лоб, понимая, что ее выбор очевиден.
   - Я все понял, - взгляд Чарли мгновенно стал стальным, маг резко поднялся и покинул кухню.
   - Нет, подожди. Не уходи... Алло?
      - Привет, крошка, не занята?
      - Если честно, немного. Ты по делу или просто так?
      - Хотел попросить тебя не строить планы на послезавтра.
      - Мы же завтра идем ужинать, твой день рождения и все такое.
      - Да, а послезавтра я хочу тебя пригласить в мой новый загородный дом, ты его еще не видела. Соберемся с друзьями, посидим у камина, поиграем в карты. Джек придет.
      -Э-э-э, не знаю, Адам, если честно, все развивается слишком быстро.
      - Пока ничего не говори. Завтра еще раз все обсудим. Я решил заранее предупредить тебя, чтобы не строила планы, да и твой голос послушать.
         Попрощавшись и положив трубку, Алис быстро пошла за Чарли. Он сидел в своей излюбленной позе на матраце и с отвращением разглядывал бутылку в своей руке.
      - Тебе еще два артефакта делать сегодня, - Алис скрестила руки на груди.
      - Какие?
   Пришлось пару мгновений вглядываться в текст, написанный витиеватым, со множеством крючочков и завиточков, и совершенно нечитаемым почерком Тома, прежде чем Алис удалось разобраться названия, которые она тут же озвучила.
      - Их делать два дня, сегодня только приготовления, - он поднес бутылку к губам, скривившись.
      - Чарли. Не надо.
   Отпил и через секунду уже бежал в ванную комнату. Пока Чарли просил прощения у своего желудка, Алис вылила остатки дешевого портвейна в раковину на кухне, не смогла не скривиться, понюхав пустую бутылку - пахло спиртом и непонятным ароматизатором, тут же выбросила тару в ведро, после чего вымыла руки. Минут через пятнадцать появился маг с зеленоватым цветом лица.
      - Ну и ведьма же ты, - промямлил он, подпирая плечом косяк.
   Побитый вид Чарли, сами слова, или обидчивый тон, с которым маг произнес их, - Алис не поняла, что именно ее рассмешило, но уголки губ дрогнули и поползли вверх. Она, сдерживаясь, стиснула губы, отчего стало еще смешнее, прикрыла ладонью рот, меньше всего на свете планируя обидеть мага, но тот уже тоже поджимал губы, наблюдая за ней. Несколько минут борьбы с собой, и они не выдержали, прыснули в ладони одновременно. Смеялись дико, вероятно, неестественно, но искренне и заливисто. Они оба нуждались в этой разрядке, хохот продлился несколько минут, наконец, обнаружив себя сидящими на полу, держащимися за животы, Чарли с Алис начали успокаиваться, нервно всхлипывая, поглядывая друг на друга. Все еще тяжело дыша, Алис предложила:
      - Давай я посижу с тобой, пока ты спишь?
      - А толку-то? Еще тебя напугаю, - Чарли вытирал слезы после истерики.
      - Обещаю, я не дам убить тебя во сне, - она весело подмигнула, но видя, что Чарли не отреагировал на шутку, продолжила по возможности серьезным тоном - Так же нельзя, Чарлик, у тебя уже на пол-лица темные круги под глазами. Давай, я настаиваю!
      - Попробовать можно, но это ненадолго, максимум на полчаса, потом я подрываюсь.
      - Боже, как ты так живешь?
   Он пожал плечами, не находя слов для ответа. Да что это за война такая? С кем мы сейчас воюем? Ах да... зачем же он поперся в армию, придурок? Придумал себе проблему.
   - Я все равно хочу жить, я ни за что не наложу на себя руки, как бы больно не было,- проговорил он, и Алис показалось, что в основном это было произнесено для самого себя. Успокоившись, Чарли вновь стал казаться потерянным, даже секунд на десять позволил взять себя за руку, но затем встал и принялся заваривать траву для зелья, разводить порошки.
      - Завтра утром продолжу, и к обеду будет готово.
      - Хорошо, спасибо. Чарли?
      - Да?
      - Завтра ко мне приедет Том, ты не пугайся, хорошо? Это тот парень, с которым мы встретились у моего подъезда.
   Чарли медленно кивнул:
      - Твой парень.
      - Нет, мы просто друзья. Я так сказала, потому что испугалась, я тебя не узнала. Он фотограф, мы работаем вместе. А еще Томас помогает сбывать твои поделки. Кстати, привезет мне деньги, и потом мы немного поработаем, ничего?
   Чарли равнодушно пожал плечами. А что он мог возразить?
      - Думаю, тебе уже давно пора спать.
      - А ты? Пойдем, хоть телевизор посмотришь.
      - Мне нельзя в ту комнату, - уперся маг, высокомерно задрав подбородок, в лучшем стиле представителей клана Ромто.
      - При мне и с моего разрешения можно. - Алис протянула руку, но Чарли только натянуто улыбнулся и молча прошел в ее спальню.
      Взяв пижаму, она скрылась в ванной, а когда вернулась, увидела Чарли, сидящего на полу. Облокотившись о ее кровать, маг с интересом смотрел какой-то фильм по кабельному каналу. Вот и славно.
      - Если надумаешь, то попробуй поспать все-таки, хорошо?
      Фильм закончился час назад, но Чарли все еще находился в спальне Алис. Он тихо сидел на полу, не в силах отвести наполненных маниакальным, нездоровым обожанием глаз от Алис, напрочь забыв про время. Она мирно спала, согнув ноги в коленях и обняв вторую подушку, раскрашенную под мультипликационного тигра. В комнате было удивительно приятно находиться, казалось, что сам воздух стал кристально чистым, облегчая дыхание, облегчая само существование. Ее остриженные каскадом волосы, заплетенные сейчас в небрежную косу, покоились на одеяле, несколько прядей выбились и настойчиво требовали, чтобы Чарли их поправил, но маг не позволил себе этого. Он полностью убавил звук, боясь, что если совсем выключит телевизор, она проснется. Да и в тусклом свете экрана было так приятно, до дрожи приятно, рассматривать умиротворенное, безмятежное лицо девушки. Она улыбалась. Не ему. Чарли тут же подумал об Адаме, не замечая, как машинально впивается пальцами в дерево кровати. Растерянно посмотрел на ладони, словно ожидая что-то на них увидеть, затем снова на лицо Алис.
   Какой же он глупец! - схватился за голову, приглаживая жесткие волосы. Вообразил историю любви, которой никогда и не было, сам поверил, сам причинил себе боль. Что было семь лет назад? Два подростка понравились друг другу, ну да, снесло голову - переспали. Это было неуклюже, по-детски неумело. Всего один раз, а на следующий день он уехал. Чарли решил, что она будет ждать, скучать, не требуя объяснений, не требуя ничего. Он уехал, а она осталась одна.
   Чарли надавил на виски, вспоминая обещания и клятвы, которыми в то время так щедро разбрасывался. Они с Алис собирались жить вместе, он был готов помочь ей оплачивать учебу в медицинском колледже. Никаких сомнений, он свято верил во все, что говорил, действительно собирался осуществить задуманное. А потом его забрали.
   Покидая ее, Чарли был уверен, что между ними что-то серьезное, настоящее, вечное. Любовь. Что за чушь?! Просто там, на войне, нужно было во что-то верить, иначе не выжить. И он поверил. Причем так поверил, что начал ожидать от девушки верности, преданности. С какой стати? Тем, кого трепетно ждут на земле, давали редкие поблажки. Чарли их лишился быстро.
   Попав на войну, перовое время он жил лишь одной мечтой о возвращении в ее объятия, фантазировал, как снова будет любить ее. Единственная мысль о ней заставляла подниматься снова и снова на тренировках. Когда от усталости тряслись колени, и приходилось шептать парализующие заклинания, чтобы заставить себя хотя бы держаться на ногах. Нещадно чесались раскрасневшиеся от сотен соприкосновений запястья. А потом в сражениях, оглушенный, с разодранной кожей, вставать и идти вперед, чтобы выполнить приказ, чтобы выжить. А конечная цель - увидеть ее, почувствовать ее запах. Сердце разрывалось, голова раскалывалась от злости и беспомощности, но Чарли готов был все это терпеть, если бы была надежда, хотя бы шанс на редкие встречи, на общее будущее.
   Поначалу он почти не злился, узнав, что она начала устраивать свою жизнь. В конце концов, это именно Чарли ее оставил. Алис должна была как-то приспособиться, - сотни раз повторял себе эти слова. Он ждал, когда заслужит свидание с землей, собирался вернуть ее, но когда такая возможность появилась - стало слишком поздно.
   Сестры рассказали ему об Адаме, показали фотографии, он все равно попытался, но было слишком поздно. Через три года разлуки появился этот успешный привлекательный мужчина и все изменилось.
   Судьба даровала Чарли всего лишь один шанс любить эту девушку. Их близость была сумбурной, непонятной. Да его тогда трясло как перед казнью. Он сходил с ума от волнения, любви и желания, он так старался. Если бы у него было чуть больше времени, он бы сделал все, чтобы она не забыла. До конца дней помнила, ждала. Чарли убил вражеского Боевого мага первого уровня и получил его звание, получил возможности, которыми грезил, но пропала необходимость. До той ночи он еще никогда так сильно не жаждал крови, не хотел доказать себе, что мужчина, что сможет все. Доказать таким способом, который доступен. Демоны были довольны.
     Чарли стоял на коленях у кровати и смотрел на нее. Семь лет назад он был привлекательным, интересным, перспективным. Она думала, что она любила его. Возможно, она бы его полюбила по-настоящему, если бы у них было больше времени. Да что сейчас думать об этом? Скоро он исчезнет из ее жизни. Алис вернется к Адаму, возможно, вскоре в социальных сетях Чарли увидит их свадебные фотографии. Очередная волна ненависти и обиды затопила с головой, Чарли коснулся запястьями - браслеты противно звякнули, он поднялся и ушел к себе, принялся ходить кругами по маленькой комнатке.
   Да, он понимал, конечно, он все понимал. Он просто пропал, исчез. Она не слышала о нем ничего в течение семи лет. Она продолжала жить, полюбила. Просто когда ты там, за чертой, вдали от человеческого мира, невероятно сложно найти в себе силы, чтобы понять и простить. Чарли сходил на кухню, проверил замоченную траву, вернулся к себе. Вдруг так захотелось потрогать ее. Просто коснуться и постараться вновь пережить их ночь, постараться хоть на секунду забыть, что Алис, возможно, сожалела о ней. Просто вдохнуть ее запах и вспомнить. На цыпочках, осторожно, Чарли прокрался в ее комнату и опустился на колени рядом с кроватью. Спящая Алис казалась невероятно красивой, расслабленные черты придавали ее лицу выражение той самой детской наивности, которое отличало девушку раньше, когда Чарли с ней только познакомился, и которое он так и не смог обнаружить сейчас, как бы долго не наблюдал. Изменилось не только лицо, но и тело Алис. Сейчас она стала ещё женственнее, желаннее. Предел его мечтаний. "Такая красивая. Моя красавица", - нежно подумал он. И аккуратно, дрожащей рукой провел по ее щеке, а Алис улыбнулась во сне. Тогда, в доме ее бабушки, она сказала "да", и остальной мир прекрати существовать.
   Теперь Чарли изменился, он стал взрослым, прошедшим войну и повидавшим многое. Сейчас бы он все сделал иначе, она бы никуда от него не делась. На тех фотографиях, что показывали сестры, она казалась намного счастливее, чем Чарли видел когда-либо. И в тот единственный раз, когда ему наконец разрешили связаться с ней, и у нее был шанс помочь ему, она оказалась слишком занята другим мужчиной. Ладно, не важно. Не важно! Он уже столько раз переживал все это, что сейчас уже почти не реагировал. Еле коснулся ее губ фалангой указательного пальца. Как же хочется почувствовать тепло ее тела. Боже. От одной такой перспективы Чарли почувствовал возбуждение, пришлось поправить штаны. Если бы он на секунду увидел себя со стороны, то очень удивился бы и точно не обрадовался. Извращенец. Столько мыслей в голове. Он мог сейчас быстро сплести несколько трав, поджечь в комнате, и она бы не проснулась, чтобы он не делал. Внизу живота жестоко заныло. Следующей мыслью было признание собственной ущербности. Моральный урод, подонок. Правильно, что она тебя бросила, нашла себе мужика, не стонущего над кроватью со спящей девушкой. Чарли улегся на полу и прикрыл веки, слушая ее дыхание. Если бы не украшения Сатари, он бы мог почувствовать биение ее сердца. Это было бы чудесно. Он раньше до безумия любил эти еле различимые звуки. И в ту ночь, в их ночь, после того, как она уснула, Чарли до утра не сомкнул глаз, обнимал девушку, слушал и наслаждался. Он тогда уже знал, что уедет, но не знал, куда и на сколько.
  
   Боль! - осознание этого ощущения, как ничто другое, способно вытеснять из головы любые мысли, заполняя собой, провоцируя дополнительный выброс адреналина в кровь, насыщая мышцы небывалой силой. Потому что нет ничего важнее настоящей цели, природа позаботилась. А цель эта - выжить.
   Чарли поднес к глазам правую руку, которая то двоилась, то троилась, но главное рассмотреть все же удалось - оторвало ноготь со среднего пальца, а от безымянного и мизинца остались по одной фаланге. Если бы не защитный плащ, то Чарли был бы уже мертв. Несколько секунд тишины, нарушаемой лишь частым биением собственного сердца и шумом спокойного, умиротворяющего моря, затем в ушах зазвенело, и картинка перед глазами прояснилась. Ужас и боль смешались, переродившись в ярость, адреналин в крови зашкаливал, напоминая, что пора действовать, основная цель не изменилась. Чарли вскочил на ноги и быстро огляделся, оценивая ситуацию. Его оглушило, но он не сомневался в том, что происходит, и что нужно делать.
       - Снимайте снайперов! - закричал изо всех сил, коснулся запястьями и запустил огненный шар в узкую бойницу черной, ветхой, но невероятно крепкой крепости, следом туда же полетели четыре шара ближайших магов.
   Снайперы активируют ловушки, еще один подобный взрыв Чарли не переживет. Вся грудь и правая рука нещадно болели, он чувствовал десятки застрявших в теле мелких осколков, но вынимать их времени не было. Откуда-то издалека доносились крики Аза - мага из его отряда, и Чарли побежал на голос. Слух постепенно возвращался. Отлично, о большем и мечтать не приходилось.
   Красная глиняная грязь противно хлюпала под каждым шагом, иногда Чарли увязал по щиколотку в месиве из крови, частей тел, дождя и земли, но даже не замечал этого. Слишком привычно. На него налетело желтое омерзительное существо, в высоту чуть более метра, которое маг тут же отбросил магическим ударом в сторону, прокричав витиеватое ругательство, после которого наглец упал на колени, умоляя о прощении, но Чарли его уже не видел и не помнил о нем. Он должен был добраться туда, где сейчас позарез был нужен.
   Четверо солдат пытались пробить магически-укрепленную с внутренней стороны стены, Аз из последних сил прикрывал их спины, отражая все новые и новые вражеские удары. Мертвенно бледный Александр, с головы до ног испачканный кровью, лежал на земле и вздрагивал. Боже... Чарли налету отбил две вражеские стрелы, выбирая тактику.
   - Командир, сзади черти! - предупредил Аз, продолжая охранять товарищей.
   Чарли быстро обернулся, запустил разрядом в низкорослых существ бурого цвета, которых от соприкосновения со сложнейшей магией разорвало на куски.
   Увидев командира, сражающиеся с преградой солдаты приободрились и стали действовать активнее.
   "Что со стеной?" - голову заполнил низкий голос Браша. "Еще минут пятнадцать" -- прокричал Чарли, прижимая пальцы к уху. "У тебя есть только шесть".
      - Отойдите! - закричал Чарли, коснулся запястьями, прикрыл глаза и начал быстро шептать заклинание, делая при этом нужные пасы руками. Пять четыре, три...
       - Командир!! - где-то слева вопил Аз.
       Два... - что-то рвануло рядом, но Чарли не стал отвлекаться, было почти все готово. Один... Удар! И взрыв! Чарли снова откинуло в сторону.
       - Добивайте стену! - заорал он и прошептал: "две минуты". Далее -- темнота и холод. Невыносимый, парализующий холод, лишающий сил продолжать борьбу, но вместе с тем несущий некоторое облегчение, приглушая испытываемую боль.
       - Командир, командир, вставайте! - Аз пытался поднять Чарли на ноги. - Нам нужно в крепость, черти Митрия уже близко. Ну же, дьявол, вставайте же, сэр!
       - Мы взяли крепость? - пробормотал Чарли, поднимаясь и опираясь на плечо Аза.
       - Да, сэр, - и закричал в сторону: - я его нашел, уходим!
       - Долго я провалялся?
       - Минут двадцать.
   Парни, спотыкаясь, побежали в цитадель. Маги Браша уже правили с обратной стороны взорванную Чарли стену, восстанавливая неприступность крепости. Усадив командира на камень в относительно безопасном месте, Аз принялся отчитываться: - Александр ранен, но жив; Олов - мертв; Ива, Алик, Пирс, Марк и я ждем указаний.
       - Займите позиции на стене. Я сейчас подойду. - И закричал в микрофон: - Всем занять позиции на стене, приготовиться к обороне - подкрепление неприятеля приближается! Ива и Пирс, готовьте огненный дождь!
       - Сэр, вам надо в лечебку, - попытался возразить Аз.
       - Ты еще здесь?!
   Юный маг, по виду совсем еще ребенок, сорвался с места, а Чарли принялся шептать обезболивающее заклинание. Затем повторил останавливающее кровотечение, глотнул воды из фляги и на ватных ногах поплелся к лестнице. На стене уже был д".
       "Держать оборону, чего бы это не стоило!" - грохотал в голове голос Браша. Чарли быстро нашел остатки своего отряда - солдаты, не позволяя себе ни секунды отдыха, посылали в бурых чертей врага наколдованный огонь и раскаленную смолу.
       - Удержать крепость - стоять до последнего! - скомандовал Чарли, присоединяясь к своим.
       - Ромто! - Чарли услышал голос Октавиуса, Ведущего Боевого мага Второго уровня, - прикрывай воздух, у них осы.
       Чарли громко выругался. Осы? Откуда у Митрия осы?!
       - Да, сэр! - и закричал своим через микрофон: - Воздух! Уничтожать ос!
       Рядом рвануло, Чарли отскочил в сторону. На стене было опасно, но не так, как под стеной, где они сражались уже несколько часов подряд, выполняя приказ: любой ценой взять крепость. И если бы не вражеская "живая авиация", Чарли мог бы позволить себе вздохнуть с облегчением. Хотя бы просто вздохнуть, а не хватать воздух обожженными от непрерывной физической активности легкими.
       - Сэр, - закричала Ив, - три осы!
       - Ива и Марк займитесь желтой. Пирс и Алик - синей. Аз, ты со мной. Бьем по глазам. Наша цель глаза и крылья!!
       - Аз, прицельно в левый глаз, по команде: один, два!
       "Аааа" - пронзительный крик боли Ив заставил шевелиться волосы на теле. Чудовище вцепилось зубами в плечо девушки и потащило вверх.
       - Не отвлекаться! - командовал Чарли. - Аз, три, два, одииииин! - маги ударили в глаза твари, оса завизжала и начала кружить в воздухе. - Помоги Ив, - приказал Чарли, коснулся запястьями и подпрыгнул на пятнадцать метров, доставая при этом из-за спины эфес глефы - опаснейшего из доработанных демонами человеческих оружий.
   Почувствовав вес человека на спине, гигантская зубастая и уже слепая оса начала дергаться в панике, не понимая, что происходит. Чарли больной рукой вцепился в шерсть чудовища, здоровой, сжимая глефу, принялся отрубать крылья, шепча заклинание усиления режущей способности. Левое крыло отпало, оса задрожала и начала стремительно падать, переворачиваясь в воздухе. Маг выронил оружие и вцепился уже обеими руками в тварь, пригибаясь, понимая, что не успеет спрыгнуть.... За три метра до земли твари все же удалось выровняться, она даже попробовала набрать высоту, двигаясь по большой дуге. Один из чертей запрыгнул на нее и всадил кинжал в лодыжку Чарли. "Хорошее обезболивающее"- подумал маг, коснулся запястьями и отшвырнул уже разорванного пополам беса на землю. Вытянул руку, шепча заклинание поиска, и через мгновение почувствовал рукоять глефы в руке. Отрубив второе крыло, спрыгнул на землю, упал и прокатился метров пять. Оса же на всей скорости врезалась прямо в толпу. Не видя и не понимая, что происходит, разъяренная тварь принялась топтать своих же чертей. Чарли поднялся на ноги и побежал к цитадели, по пути сметая бесов и маневрируя между огненными шарами вражеских солдат. Из-за оборонительного заклинания своих же магов у Чарли не было возможности перепрыгнуть через стену, и он понимал, что ради него никто не станет рисковать, снимая защиту даже на одну минуту. "Аз, Алик, Марк, кто может? Я у левой стены, прикройте спину!" Через минуту он был у цели.
       "Сэр, давайте!" - послышался через гарнитуру голос Алика, и Чарли полез. Он чувствовал себя зверем, загнанным в угол гончими, живой мишенью, выпущенной на потеху охотникам, каждую секунду ожидал укол наконечника стрелы. Он не знал, какое заклинание использовал Алик, Чарли в голову не пришло это проконтролировать. Просто друг сказал "давайте" и Чарли, не тратя время на колебания, поверил. Раненая чертом нога отнялась, никаких сомнений - кинжал был ядовитым, но сейчас не время об этом думать. Чарли, обливаясь потом, карабкался по пятиметровой стене, шепча при этом заклинание мобилизации организма. Да, когда действие заклинания закончится, он об этом пожалеет, но, пока основная цель не изменилась, о боли не думаешь. Наконец, он увидел руку Алика в полуметре от себя, одновременно понимая, что так и не почувствовал на себе ни одной из пущенных врагами стрел. Чарли показалось, что такого взрыва счастья он еще не испытывал, ухватился за товарища, и тот вытянул его на стену.
       - Докладывай, - приказал Чарли, упираясь руками о колени и тяжело дыша.
       - Ива мертва. Оса, убившая ее, тоже. Синяя улетела.
       - Она вернется, нужно скинуть ее на своих же. Видел, как с черной?
       - Да, сэр, вы гений. Они до сих пор не могут успокоить тварь.
       Боже, не может быть, чтобы Ива была мертва. Колотящееся с бешеной скоростью сердце Чарли пропустило удар, одновременно сдавив грудь, вызывая глухой, болезненный кашель. Маг на мгновение прикрыл лицо рукой, скрывая от подчиненного гримасу бесконечного горя, ему казалось, что он сам умирает. Головокружение, вызванное истощением и усталостью, отрезвило, возвращая в реальность, которая, черт ее дери, не стала лучше ни на йоту. Уже год Ива сражалась в отряде Чарли. Верная, честная, искренняя девушка. Ей оставалось всего четыре месяца до свободы. Вместе с потом и кровью Чарли стер выражение скорби с лица. Нахмурился, сосредотачиваясь:
       - Приготовьте катапульту, - скомандовал он.
       - Да, сэр! - Алик убежал, а Чарли начал медленно пробираться к своим, то и дело спотыкаясь о тела, а чаще части тел чертей и натыкаясь на суетящихся магов. Октав и Генри что-то неистово кричали, Бернард командовал стрелками. На всем пути его преследовали охрипшие голоса, шум, взрывы, пыль и пожары. Через двадцать минут Чарли все же достиг уцелевших, они разместились на самой высокой части стены и заряжали катапульту.
       - Бить нужно наверняка. Броню твари нашим оружием и магией не пробить. Поэтому целимся только в глаза. Бить без промаху! А вот и она!
       К крепости стремительно приближалась тварь. Пролетая над стеной, она плюнула ядом, раздались крики ужаса и боли.
       -Готооовсь! - заорал Чарли, растягивая вторую гласную, и поджег ядро.
       - Огонь! - оса, словно почувствовав опасность, рванула влево,- Мимо, твою мать! - громко выругался Чарли. В этот момент оса пролетела совсем близко.
   -Бежать! - закричал Марк, и бойцы кинулись врассыпную. В следующее мгновение катапульта разлетелась от удара твари. Оса начала разворачиваться в небе для следующего захода.
       - Ядро! Дайте чертово ядро мне! Где Ива? Черт... Марк, сейчас подкинешь ядро вверх, по моей команде, метров на пятнадцать. Аз, я тебя подниму, скинешь ядро на осу!
       - Д-да, сэр, - Аз, в ужасе вытаращив глаза, посмотрел на командира, но кивнул.
       - Итак, - Чарли принял удобную позицию, ссутулившись и широко расставив ноги, сцепил запястья, наблюдая за траекторией движения твари, - Марк, давай! Два, один, Аз!! - Чарли послал парня вверх, при этом рухнув на колени от напряжения, - давай, Аз! Сейчас! Ну же! Давай! - Аз со всей силы толкнул ядро вниз, тварь, не ожидавшая нападения сверху, завизжала и начала падать прямо на стену, - рубите крылья и толкайте вниз!! - орал Чарли, не слыша своего голоса, - Кто-нибудь! - закричал он в микрофон, - северо-западная стена, нужно столкнуть осу!
   Далее Чарли занимался спуском Аза, краем глаза наблюдая, как пытаются скинуть разъяренную от боли и страха тварь. Вот она вдыхает воздух в бездонные легкие и из последних сил плюет на магов ядом...
  
   Глава 5
  
     - Нееееееет! - закричал Чарли, подрываясь с пола и вскакивая сразу на ноги.
      - Что случилось? - запищала испуганная Алис, спросонья не понимая, что происходит.
   Чарли сцепил запястья, замахнулся и послал в нее огненный шар. Послал бы! От осознания места, где он находится и того, что чуть не сделал, мага прошиб холодный пот.
     Алис, спрятавшись за натянутым до подбородка одеялом, не отрывала в ужасе расширенных глаз от испугавшего ее парня. Чарли резко развернулся и стремительно вышел из комнаты. Под холодным душем он всегда приходил в себя. Может, не в первую минуту, но рано или поздно обязательно. "Этого не было, не было" - шептал он, подставив лицо навстречу потокам прохладной воды. Она не успела. Ей заткнули пасть кляпом, ее сбросили. Почему в его снах оса всегда успевала?! Чарли отрицательно качал головой, обхватив себя руками, не понимая, чем была вызвана дрожь тела: страхом или холодом. Снова и снова бормотал: "этого не было, не было". Да и какая разница? Марк мертв, Аз был тяжело ранен, когда Чарли попал в плен. Вероятно, его тоже давно уже нет в живых. Чарли не хотел этого знать, он предпочитал лелеять надежду, что хоть кому-то из его отряда, из его приятелей удалось выжить.
   Минут через двадцать дверь ванной комнаты приоткрылась:
   - Ты как? - робко спросила Алис, не решаясь зайти.
   Чарли выключил воду и, уткнувшись лбом в кафель, зажмурился.
      - Уже почти девять часов, ты хоть немного отдохнул?
      - Девять?! - поразился маг. Он лег, когда еще и четырех не было. Чарли не помнил, когда в последний раз так долго спал.
      - Да, мне намного лучше. "Он" пришел уже под утро, я прекрасно выспался, - Чарли отодвинул шторку и, не стесняясь, вылез из ванны, принялся вытираться полотенцем. Алис, смутившись, отвернулась, но из ванной не вышла.
      - "Он"? - переспросила она.
      - Э-э-э, сон. Воспоминание, намеренно искаженное моим мозгом и превращенное в кошмар, чтобы доконать меня. Ну, по крайней мере, вселить панический ужас.
      - О как. А зачем твой мозг так с тобой поступает?
      - Наверное, мстит за эти воспоминания. - Чарли обмотал полотенце вокруг бедер, присел, собирая разбросанные по полу, снятые в спешке вещи.
      - Мне ванна нужна, - напомнила о своем присутствии девушка.
      - Я уже.
   Чарли пошел к себе, стараясь, проходя мимо Алис, избежать касания. Оделся, подошел к окну, чтобы глотнуть свежего воздуха. Больно кольнула совершенно новая, только что родившаяся мысль: "А может, Сатари были правы?". Чарли, почувствовав себя преданным собственным разумом, легонько толкнул ногой матрац. Нет-нет, разумеется, он себя контролирует. Зажмурился изо всех сил, словно надеясь усилием воли вернуть, а затем переиграть случившееся. Он чуть было не послал шар в Алис. Боже, он бы убил ее. Нет, нет, еще раз нет! Он снимет браслеты, он заблокирует память, он ни хрена не будет помнить. Закрывая глаза и проваливаясь в забытье, он начнет видеть обычные сны, а не кровавые сражения. Ему обязательно станет легче. Чарли перестанет швыряться шарами во всех подряд и, наконец, сможет вернуться к жизни на земле. К нормальной жизни. Не может быть, чтобы его будущим была только война, он не безнадежный социопат, каким его считают окружающие.
      - Ты кофе будешь? - из кухни позвала Алис. Чарли послушно побрел к ней.
      - Да, спасибо.
      - С молоком и сахаром? - вспомнила она его привычки.
      - Нет, просто черный, - он уже года четыре не переносил привкуса молока, да и отвык от сахара.
      - Ладно, - Алис пожала плечами и поставила перед магом тарелку с завтраком.
   Чарли смотрел на легкую пенку, украшающую поверхность темного напитка, наслаждался ароматом сваренного кофе и теплом нагревшейся чашки, которую он обхватил ладонями.
      - Я обниму тебя сзади, хорошо? - спросила Алис и, прежде чем Чарли успел отреагировать, прижалась к ссутуленной спине, ласково погладила напряженные руки. Не понимая, нравится ему это или нет, Чарли дернулся.
   - Тише-тише, ты уже здесь, со мной. Все хорошо, это я. Возвращайся, Чарлик, - шептала Алис и это случилось.
   Он чуть расслабился, опустил плечи, позволив приятному теплу ее тела согревать лопатки и спину вдоль позвоночника. Почувствовав, что Чарли чувствует себя вполне комфортно, Алис потерлась щекой о его щеку. Он с наслаждением прикрыл глаза и не видел, что она тоже опустила ресницы. Сердце застучало сильнее. Чарли забыл про остывающий кофе, про войну, про браслеты. Первый раз за семь лет он позволил себе отвлечься. Боже, как это приятно, чувствовать нежность и поддержку, чувствовать близость другого человека. Чарли забыл, когда в последний раз подпускал кого-то так близко, позволяя касаться себя без необходимости.
   Раздался звонок в дверь, Алис вздрогнула, попыталась отстраниться, но Чарли схватил ее за плечо. Он не понимал, почему она должна уходить, ведь им сейчас было спокойно и хорошо.
      - Это Томас, я говорила, что он придет.
      - Да, конечно, - быстро согласился маг, опуская глаза.
   Кретин, сказка закончилась, а прошлое никогда никуда не денется. Чарли залпом осушил чашку и подошел к подоконнику, где в баночках со вчерашнего дня ожидали ингредиенты. Все готово, отлично. Он достал специальный котелок, купленный Алис в лавке, поставил на плиту, налил в него оливкового масла. Можно и растительного, и сливочного, и даже сало годится. Это дело вкуса. Увидев, что масло закипело, Чарли высыпал порошок из первой баночки и залил его водой из-под крана, затем опустил четыре кусочка выделанной кожи и принялся помешивать, включив вытяжку на всю мощь.
      - Ты не "белый" маг, - на кухню зашел хмурящийся Томас.
      - Да неужели, - пробормотал у плиты Чарли, не соизволив даже обернуться.
      - Ребята, познакомьтесь. В прошлый раз встреча прошла не особенно удачно. Да? Ну, пожалуйста, - взмолилась Алис, замечая, как сильно оба мужчины недовольны встречей.
      Чарли сполоснул руки, взял с подоконника воск и принялся лепить заклинание необходимое для первого артефакта.
      - Чарли, - возмущенно одернула Алис. Оказывается, Том протянул ему руку, приняв мытье ладоней мага за подготовку к рукопожатию. Чарли пожал плечами и продолжил лепку.
      - Не ожидал, что именно он делает артефакты, - хмыкнул Том. - С ума сойти, Алис, ты понимаешь, что у тебя дома живет колдун? Полноценный!
      - А ты неполноценный? - Чарли насмешливо поднял бровь.
      - Он занимает силу у дьявола, - продолжал нападать Том. - Он вечный должник дьявола, Алис! - зря он это сказал. Чарли бросил свой воск и подлетел к сболтнувшему лишнее парню, схватил за грудки, прижимая к стене. Глядя прямо в глаза, прошипел сквозь зубы:
      - Я свой долг отработал на годы вперед, и не тебе судить, что и кому я должен.
      - Чарли, Томас, пожалуйста, - взмолилась Алис, пытаясь разнять мужчин.
      - Или ты меня сейчас отпустишь, или я сломаю тебе нос, несмотря на то, что рядом девушка, - пригрозил Том. В юности он профессионально занимался спортом, и Чарли не особо напугал его.
      - Чарли! Ну что за представление, ну же! У тебя там что-то кипит!
   Чарли секунду не шевелился, потом все же отпустил противника и подошел к плите. Убавил огонь, поднял с пола воск, уселся на стул, вытянув ноги, и продолжил лепку.
      - Скоро будут артефакты? - скорее рявкнул, чем спросил Том, разминая грудь.
      - Чарли, скоро? - повторила Алис, понимая, что маг не собирается отвечать. Ведет себя как обиженный ребенок, играющий в молчанку.
      - Через два часа. Если бы у меня был еще один котелок, то дела шли бы быстрее.
      - Может, возьмешь кастрюлю?
      - Не уверен, что в ней можно будет готовить, после этого, - Чарли расстелил на подоконнике пакеты, сверху положил марлю, аккуратно переложил на нее кусочки кожи из котелка, а саму посудину принялся тщательно отмывать.
      - Все прошло без проблем? - обратилась Алис к другу.
      - Да, мы можем наладить производство, - подмигнул. Кажется, к Тому вернулось приподнятое настроение. - У меня уже несколько десятков заказов, - усмехнулся.
   Чарли недовольно поджал губы, слушая разговор.
      - Когда спрашивают, кто делает артефакты, что ты отвечаешь? - спросил он.
      - Один сумасшедший маг, - прищурившись, ответил Том, без сомнений, специально провоцируя Чарли.
      - Если будет возможность - не говори, что это моих рук дело. Конечно, при большом желании можно узнать автора, но все же не следует облегчать работу моим сестрам.
      - Не хочешь славы? - деланно удивился Том.
      - Такой - нет, - отрезал Чарли, набрал воды и поставил котелок на плиту.
   Алис тем временем налила Тому кофе, они стали обсуждать выходку неизвестной Чарли пьяной ведьмы, о которой уже неделю все только и говорят, даже продажи журнала выросли, ведь именно "Солнышкам" удалось заполучить интервью и сделать фото. Том, кстати, и был тем самым фотографом, предоставившим уникальные снимки.
     Чарли опустил отрезок кожи в кипящую воду, взял в руки небольшие полоски, напоминающий кусочки резины, по привычке на секунду сомкнул запястья и начал чуть слышно шептать заклинание.
      - Чарли, мы тебе не мешаем? - уточнила Алис.
   Он отрицательно качнул головой, не отрываясь от колдовства. Сжимая между пальцами сгустки силы, маг плавно водил руками над водой, затем, не прекращая шептать, взял кусочек воска, который теперь имел жутчайшую форму, не похожую ни на что, опустил его в воду. Голос Чарли становился все громче и громче, хотя слова разобрать не было возможности. Закончил он уже не просто вслух, а значительно повысив голос, сделал эффектный сложный пасс рукой, коснулся запястьями и накрыл руками котелок. В нем что-то взорвалось, посудина подпрыгнула на месте, повалил синий дым. Чарли прищурился и замахал руками, разгоняя его. Потом засунул в котелок руку и достал кусочек кожи.
      - Обожжешься! - испугалась Алис, подбегая к Чарли и хватая его ладонь.
      - Нет, нет, - быстро начал успокаивать он, но руку не отдернул, - вода холодная, правда, холодная. Потрогай сама. Да честно, я не обжегся, - повторил он, наблюдая за озабоченным лицом девушки и ее попытками обнаружить на пальцах ожоги. - Дотронься, я тебя уверяю, уже можно. Магии в воде больше нет.
   Алис с опаской опустила палец в котел. Почему она даже сейчас слепо верит этому мужчине?
      - Холодная, - улыбнулась. - А вдруг бы не получилось? Нужно было проверить сначала.
      - Я уже не в том возрасте, чтобы обжигаться при приготовлении артефактов, - засмеялся Чарли.
      - А раньше обжигался?
      - Очень давно, - он загадочно улыбнулся, видимо, вспоминая что-то из детства. Его лицо в этот момент расслабилось, превратившись в знакомое и когда-то родное. Лицо счастливого человека. Алис сама улыбнулась широко и радостно, - маг не может позволить себе делать артефакты, особенно на продажу, если не уверен, что получится.
      Он достал из пакета на подоконнике тесемку и тщательно обмотал кусок кожи, затем положил получившийся артефакт в бумажный конверт и протянул Алис:
      - Для перемещения предметов. Магии хватит ну..., - задумался, - передвигать часа четыре предмет весом в килограмм.
      - А точнее можно? Все-таки мне людям это продавать, - буркнул Том.
      - Поищи таблицу Зейма, это уровень шестой. Примерно, - Чарли опять улыбнулся, но уже не так искренне. Принялся тщательно отмывать котелок.
      - Как ты понял, что я не "белый" маг? - неожиданно спросил он через некоторое время.
      - А ты сам-то как думаешь? - фыркнул Том, но потом, под строгим взглядом Алис, все-таки решил объяснить: - каждому понятно, что белые маги просто не могут знать, как сделать настолько сложные артефакты. Кроме того, у тебя на лице написано отвращение к сгусткам. Ты все время о них забываешь и пытаешься потянуть силу через себя.
   Чарли, вполне удовлетворившись ответом, кивнул.
      - А что с тобой случилось?
      - Временно не дееспособен, - невнятно пробормотал маг и приступил к лепке нового заклинания, - и воздержись от комментариев насчет дьявола и прочего.
      - Думаю, ты не сам перерубил себе канал.
   Чарли в этот момент едва не выронил воск из рук. С таким изумлением на Тома еще не смотрели. Маг иронично кивнул сам себе, дескать: "что со слабоумного можно взять"? И продолжил работу. Он обмотал новые сгустки вокруг больших пальцев, выудил из памяти нужное заклинание. "Этот белый маг - полный придурок", - думал Чарли, продавливая ногтями узоры в податливом теплом материале. Да он полжизни готов отдать, чтобы распечатать канал, снять ненавистные украшения!
   Мысли самовольно вернулись на войну. Не переставая шептать заученное до автоматизма заклинание, Чарли вспоминал, как ребята сбросили осу вниз, как они со своей черной подругой подавили внушительную часть армии врага. Как Чарли на носилках унесли в башню крепости, куда уже телепортировались Браш с приближенными и лекарями. Они тогда победили ценой жизни Ивы, Олова, почти потеряли Александра. Победили, чтобы на следующий день оставить цитадель и двинуться дальше. Браш доказал, что сильнее, и удерживать замок далее ему было не интересно. Митрий завладел крепостью через час, после ухода армии Браша. К чему была эта многочасовая бойня, не понял никто, кроме, разве самого демона, который тогда был на редкость доволен своей армией. Чарли вспомнил, как отходил от своих заклинаний: обезболивание, остановка кровотечений, мобилизация, - невольно скривил лицо.
      - Чарли, ты в порядке? У тебя такое лицо, будто тебе больно, - заволновалась Алис.
      - Да, все хорошо, - маг усилием воли выдернул себя из воспоминаний, - вы лучше идите в комнату, мешаете мне сосредоточиться.
      - Хорошо, как скажешь. Позови, как будет готово.
   Уходя, Том приобнял девушку за талию, и Чарли с силой сжал воск, разрушив заклинание. Выругавшись сквозь зубы, он начал заново.
   Через два часа, как и планировал, уставший, мокрый от пота Чарли вынес из кухни два подписанных конверта с кусочками кожи и три пузырька. Дверь в комнату Алис была закрыта, поэтому он постучался.
      - Чарли, заходи. Мы закрыли дверь, чтобы не мешать тебе.
      - Вот это, - Чарли поднял одну из бутылочек вверх, - стоит не менее семи тысяч. Дешевле продавать нельзя. Срок годности четыре месяца, если не сможете продать - вскипятите и затем вылейте в унитаз. Просроченное использовать категорически запрещено. Понятно?
      - А почему дешевле нельзя?
      - Есть некоторые правила - нельзя получить такую силу, если не заплатишь достаточно.
      - А что это? - спросила Алис.
      - Обезболивающее. Можно отрезать себе руку и не почувствовать даже легкого дискомфорта.
      - А дороже можно?
      - Конечно, хоть за миллион, - одними губами улыбнулся Чарли, глаза по-прежнему оставались пустыми, ничего не выражающими.
      - Алис, не забудь про кулон, пожалуйста, - напомнил маг.
      - Да. Кстати, еще вчера хотела отдать тебе, - Алис протянула Чарли сотовый, - это временно, пока ты здесь, чтобы я могла с тобой связаться.
      - Хорошо, - Чарли взял телефон и ушел к себе, плотно прикрыв дверь.
      - Ну и чудак, - хмыкнул Том, - ты уверена, что он неопасен?
      - Через несколько дней его здесь не будет. А пока он неплохо платит за спальное место, - улыбнулась она, похлопав по карману джинсов, куда до этого убрала привезенные Томом деньги.
      Алис проводила друга и начала собираться на свидание. Она перемерила половину своего гардероба, вертелась перед зеркалом, то поднимаясь на цыпочки, то поворачиваясь, оглядываясь через плечо. Задача была не простая: хотелось выглядеть сногсшибательно, но при этом Адам, ни в коем случае, не должен понять, как сильно она старалась для него.
      - Чарли, Чарлик! Можешь помочь мне?
      Маг зашел в комнату и увидел Алис в коротком облегающем черном платье, прозрачных чулках и закрытых туфлях на высоком каблуке. Неглубокий вырез демонстрировал острые ключицы, подчеркивал изгиб тонкой шеи, бледная кожа которой казалась восхитительно нежной, невыносимо соблазнительной, особенно в контрасте с насыщенной атласной тканью. Тяжелые, отливающие рыжим волосы ниспадали на плечи и играли на свету при каждом движении головы. Чарли был уверен, что физически невозможно выглядеть привлекательнее и соблазнительнее, чем представшая перед ним девушка. На несколько секунд он потерялся, не способный думать о чем-либо кроме точеных ножек, округлых бедер, прячущихся под тонкой тканью. Кроме близости с их обладательницей. Чарли уже хотел сделать шаг вперед, но веселый легкий голос быстро вернул в реальность, напоминая, для кого она так вырядилась:
      - Ну как? Что думаешь? - развела руки Алис, словно приглашая обнять себя.
   Чарли громко сглотнул, безумными глазами обнимая ее фигуру, мысленно проклиная время, обстоятельства, себя и объект своего восхищения.
      - Ты собираешь на свидание с Адамом? - произнеся это имя, Чарли не мог не скривиться. Он еще ни разу не делал этого вслух.
      - Да, я заскочу в торговый центр, куплю тебе подвеску, потом в ресторан. Я помню, что тебе нужно до полуночи. Как раз будет отличный повод вернуться домой не поздно, - Алис захихикала, крутясь перед зеркалом, - ну как? - повторила вопрос.
   - В этом платье ты похожа на девицу легкого поведения, - брезгливо поджав губы, бросил он. Девушка замерла, ссутулилась, кажется, стала ниже, чем пару секунд назад. Пораженно посмотрела на Чарли:
      - Почему? Это дорогое платье, - потрогала неглубокий вырез платья, одернула подол, который и без того был всего на десять сантиметров выше колен. - Оно не очень короткое.
      - В баре, где отдыхает рабочий класс, ты бы имела успех, - ядовито продолжал Чарли, кривя губы. - Ты спросила мое мнение - я ответил. Я бы так и подумал, увидев тебя в баре. У тебя нет более приличной одежды?
      - Хорошо разбираешься в стоимости проституток? - попыталась ужалить в ответ Алис, все еще надеясь, что это всего лишь злая шутка, и Чарли вот-вот рассмеется, но лицо мага оставалось непроницаемым.
   В ответ на ее слова он невозмутимо пожал плечами, дескать, было дело.
      - Ну, знаешь, - от обиды подкатил ком к горлу, это было ее самое дорогое, самое любимое платье, - тебя послушать, я всегда кошмарно выгляжу.
      - Хм, может дело вовсе не в платье?
      - Да пошел ты!
   Чарли снова пожал плечами и с улыбкой на губах вышел из комнаты. Наряжается для него - дрянь, как еще ее можно назвать? Чарли умирал, ему было так больно. Он лишился двух пальцев и половины третьего, кое-как удалось спасти ногу. Чарли боролся за жизнь, лежа на тюфяке в одном из сотни шатров армии Браша, зная, что она не захочет связаться с ним, хоть ему и разрешили. Как и в прошлый раз легко отбросит от себя мысли о нем, проигнорировав его мольбы, сигналы. Тогда Чарли четыре дня провел в койке, не имея возможности самостоятельно передвигаться. От злости и бессилия выступили слезы, которые Чарли быстро стер, возвращая зрению резкость. Захотелось сбежать из этого дома, от нее.
   Через полчаса хлопнула входная дверь, Чарли облегченно вздохнул, радуясь одиночеству. Зашел в ее комнату, бегло оглядел скромную и уже знакомую обстановку: покрашенные в песочно-желтый цвет стены, пару шкафов до потолка с зеркальными дверками, выбивающуюся из общего тона черный гарнитур с телевизором и аккуратно расставленными по полкам книгами. Полкомнаты занимали рабочий стол, с разложенными на нем в идеальном порядке папками и прочей канцелярией, большое, вероятно, удобное, но недорогое и весьма потертое кресло и кровать, на которую маг упал, уткнувшись в подушку, и изо всех сил втянул воздух. Он действительно ни разу не заходил сюда до этого один. Сейчас Чарли купался в аромате Алис. Как больно, боже, красавица моя, если бы ты знала, как больно знать, что ты в его объятиях.
   То, что Адам плохой человек Чарли понял сразу, с первого взгляда, и никто не посмеет осудить его за предвзятость. Вернувшись на землю, маг в первую неделю с помощью интернета перерыл горы информации и узнал о мужчине практически все: возраст -- тридцать два года, рост - сто восемьдесят два сантиметра, вес - девяносто килограмм. Адрес, место работы, имена родителей и прочих родственников. Он любит дорогие машины и белую магию. Как тривиально. Состоит в клубе "Белый взрыв". В анкете общественной организации написано - "место, где любители медитируют, делятся достижениями и пробуют колдовать". Для таких организаций взлетевший карандаш - предел мечтаний. Обычно, участники держатся за руки и пытаются сдвинуть с места перо. Благо, если сквозняк где-то рядом. Слабоумные. Какой смысл этим заниматься? Особенно взрослому состоявшемуся мужику. Но Адам не производил впечатления придурка, никак не производил. Поэтому тут что-то не срасталось. Чарли бы многое отдал, чтобы узнать, чем на самом деле занимается "Белый взрыв".
   В начале двенадцатого Чарли услышал щелчок замка входной двери, через пару минут на пороге его комнаты появилась Алис. Она увидела мага полулежащим на своем матраце и читающим ее учебник по философии. Бросила ему в ноги коробочку.
      - Пожалуйста, - рявкнула.
   Чарли не без злорадного удовольствия отметил, что на ней надето длинное свободное темно-фиолетовое платье, - и кто тебе разрешил брать мои книги?
      - За те деньги, что я плачу за проживание, милая, потерпишь, - съязвил Чарли, открывая коробочку и замер, - ты головой тронулась? - в коробочке лежал серебряный крестик.
      - Не волнуйся, он неосвященный, - прошипела в ответ Алис и захлопнула за собой дверь с такой силой, что Чарли пришлось пригнуться, опасаясь возможности падения отвалившейся с потолка штукатурки.
   Мда. Чарли ничего не имел против Бога, и часто просил его о помощи. Использовать Его символ для обряда - форменное богохульство. "Вот сучка", - пробормотал маг и поплелся на кухню. Поставил котелок с водой на плиту, уселся на стул, крутя в руках крестик. Через несколько минут к холодильнику подошла Алис.
      - Тебя не покормил твой ухажер? - холодно процедил Чарли.
      - Покормил, - ответила она тем же тоном, - но я потом много и активно двигалась, потому и проголодалась.
   Чарли стиснул зубы и быстро отвернулся к плите.
   - Да и я на свиданиях обычно мало ем, если ты не забыл, конечно.
   - Все еще боишься показаться мужчине тяжелой? - чуть улыбнулся Чарли, припомнив один из их походов в пиццерию.
   - А как же, - ответила Алис, жадно вгрызаясь во внушительного размера сэндвич.
   Чарли опустил крестик в кипящую воду, достал сгустки, зажал между пальцев.
      - Это специфическое заклинание, я могу повести себя странно, ты не пугайся, - предупредил он и прикрыл глаза. Скрестив на секунду запястья, Чарли принялся шептать рифмованные строки, водя пальцами над водой, периодически добавляя ингредиенты. Это заклинание Чарли написал сам, пару дней назад, и очень надеялся на удачу. Любую уже известную и проверенную магию сестры бы разрушили быстро. Сейчас ему может помочь только что-то совершенно новое.
     Действительно, творимое в этот раз колдовство весьма отличалось от того, что видела Алис ранее. Она уже минут семь наблюдала пасы и слушала устрашающий голос, казалось, это говорит не Чарли, настолько чуждыми были тон и интонации. В один момент маг даже перешел на крик, видимо, это была кульминация. Он не заметил, как Алис подошла ближе, заглядывая в лицо. Когда голос снова начал возрастать, глаза Чарли открылись, и Алис увидела только белки. Ни зрачков, ни радужек. Глаза излучали пугающее бледно-желтое свечение. Чарли говорил на понятном языке, но так быстро, что можно было уловить лишь отдельные слова: "никто", "боль", "никогда", "дом", "свет".
   Наконец, Чарли опустил в котелок голубую горошину и прикрыл руками. Как и в предыдущий раз, там что-то взорвалось, котелок подпрыгнул, но дыма не было. Чарли быстро заморгал, возвращаясь в реальность, и увидел в полуметре от себя Алис, которая удивленно хлопала длинными, вероятно, накладными ресницами. Лукаво улыбнулся:
      - Увлекся, да?
   Она кивнула, продолжая "хлопать".
   - Подай, пожалуйста, глиняный горшочек с подоконника, - попросил он, не отрывая рук от котелка.
   Алис выполнила просьбу. Чарли быстро выловил амулет, положил в горшочек и накрыл крышкой. Затем взял лезвие, распечатал.
      - Не пугайся, хорошо? - он внимательно посмотрел на Алис, дождавшись кивка, полосонул себя по пальцу, - открой крышку, - кровь минуту капала в горшочек, после чего Чарли дал знак закрывать и прижал порез тампоном, - теперь мне нужно куда-нибудь поставить горшочек, где его никто не пошевелит. Куда можно?
      - Эм, на верхнюю полку шкафа в коридоре, где лежат зимние вещи. В ближайшее время похолодание не обещали.
      - Хорошо, только, пожалуйста, Алис, нельзя даже на миллиметр передвигать зреющее заклинание. Полная неподвижность намного важнее того шоу, что я тут устроил.
      Он аккуратно перенес емкость, куда показала девушка, бросил внутрь еще одну горошину и аккуратно закрыл дверцу шкафа.
      - Ух, - шумно выдохнул, - теперь осталось только ждать. Что там дальше? Какие артефакты следующие?
      - По правде говоря, ты выглядишь неважно, - честно призналась Алис. - Может, тебе отдохнуть сегодня? Весь вспотел, руки дрожат. Ты ведь уже колдовал днем.
      - Нет, все в порядке. Наоборот, я сегодня отлично выспался, энергия из ушей лезет.
      - Вот и подкопишь ее. Давай я заварю зеленый чай, а ты сходишь в душ. И если не будешь больше обзываться, обещаю рассказать, как прошло мое свидание.
      Чарли приуныл, но кивнул. Как и раньше он не смог выбрать неведение.
   Действительно, ты выглядишь паршиво, парень, - думал Чарли, рассматривая свое отражение в зеркале. Отросшие волосы, слипшиеся от пота, свисали черными сосульками, глаза ввалились, побелевшие губы нервно дрожали. Может, действительно, сегодня переждать с артефактами? Все-таки это сложная умственная работа.
   Вернувшись на кухню, Чарли с удовольствием обнаружил свой сэндвич на тарелке, чашку чая на столе и Алис в пижаме, сидевшую рядом. Он на миг задержал дыхание, потом шумно выдохнул, словно готовя себя к бою, спросил:
      - Ну и как свидание?
   Алис с сомнением посмотрела на мага, потом, убедившись в искренности его интереса, начала взахлеб рассказывать, как она опоздала на полчаса, но Адам даже ни разу не позвонил - сидел и ждал, хотя это его день рождения. Она честно пыталась приехать вовремя, но задержалась в магазине, выбирая подарок. Адам любит костюмы, он почти всегда одет официально, ну как минимум в рубашку и брюки, поэтому Алис купила ему запонки. Такие неброские. Для повседневной носки. "Запонки для повседневной носки -- чтоб меня осы покусали!" - подумал Чарли, часто моргая. У него никогда не было запонок. Он даже не понимал, куда и зачем их стоит надевать. Но этот Адам, чтоб он провалился, обрадовался. Ужин оказался восхитительным, даже десерт был. Конечно, Алис понимает, что нельзя сразу все простить, но, с другой стороны - это же Адам. Он ее любит. "Да, за этот год у него могла быть сотня девок, но он так и не смог ни с кем" - при этих словах Чарли саркастически приподнял бровь.
      - Так прямо и не смог?
      - Не издевайся, он понял, что в каждой девушке ищет меня, - пояснила Алис.
   Чарли демонстративно закатил глаза.
      - Надо же, какой романтик. А потом? - спросил, с опаской поглядывая то на просыпанные на пол крошки, то на собеседницу.
      - Потом я, естественно, поехала домой. Знаешь, у меня есть гордость, чтобы после столь длительной разлуки на второй день общения прыгать в постель.
      - А можно спросить, почему вы расстались?
      - Как тебе сказать... Мы встречались несколько лет, последний год я вообще практически жила у него. Но потом все изменилось. Я окончила институт, начала работать на полную ставку. Он все больше внимания уделял этому "Белому взрыву", и пошло поехало. Разные интересы. Меня выселяли из студенческого общежития. Само собой встал вопрос: или мы живем вместе полностью или нет. В конце концов, он предложил раздельно. Эту квартиру я купила давно на наследство родителей, но долгое время сдавала. Знаешь ли, денег особо не было. Ну вот, он помог мне сделать ремонт, я забрала свои вещи и с тех пор мы не общались.
      - Ты первая ему не звонила?
      - Нет, зачем? Он же был инициатором разрыва, хотел отдохнуть от меня. Думаю, он просто был не готов к браку, и ему потребовалось время, чтобы понять, что он хочет, разобраться в себе, понимаешь?
      - Вообще-то не понимаю. Ты страдала после разрыва с ним?
      - Мне не привыкать, - под ее взглядом маг опустил глаза.
   Она имела в виду его? Алис посмотрела на Чарли, а он опустил глаза, потому что почувствовал, что она говорит о нем. Может, все же любила?
      - Мне кажется, ты слишком добра к нему. Как понять "не готов к браку"? Мужчина либо любит - либо нет. Если любит, то ни за что не отпустит свою женщину. А если не готов быть с ней, то есть сомневается, значит, чувств нет.
      - Получается, ты меня тоже никогда не любил? - она прожигала взглядом.
      У Чарли пересохло во рту.
      - Иногда обстоятельства сильнее людей, - проговорил он
      - Вот тебе и ответ.
      -У него не могло быть моих обстоятельств.
      - Да что ты? Так уверен? Ну, озвучь мне свои причины. Оксфорд?
      Чарли отвернулся и сжал кулаки, подавляя очередную вспышку гнева.
      - Вот именно, так что не суди людей Чарли, у самого рыльце в пушку, - Алис погрозила пальцем и рассмеялась, - да я шучу, не злись. Это было так давно, столько всего с тех пор случилось и у тебя, и у меня. Мы изменились, теперь стали совсем другими людьми.
      Чарли не успел подумать, как уже выпалил:
      - Некоторые вещи никогда не изменятся, - стиснул зубы.
      - Что за глупости! - Алис опять засмеялась. Над ним? Стало немного обидно, - Чарли, Бог с тобой. Я вообще не думала, что когда-нибудь еще увижу тебя. Судьба свела нас на одну неделю - больше мы, может, никогда не увидимся.
      - Скорее всего.
      - Но я рада, что мы встретились. Иногда я все-таки думала: могло ли у нас что-то получиться.
      - И что?
   Алис продолжала хихикать, у Чарли сжалось сердце в ожидании ответа.
      - Чарлик, не смеши меня. Мы такие разные. Думаю, наш роман продлился бы максимум еще пару месяцев.
      - Ну почему же? Мне казалось, мы мечтали, что будем жить вместе, строили общие планы на будущее, - осторожно проговорил он.
      - Да-да, точно, - Алис продолжала смеяться. Да что смешно, черт возьми?! Чарли начинало трясти от бешенства, - ты собирался помочь мне поступить в медицинский колледж. Говорил, что пойдешь работать, что будешь содержать нашу семью. Какими же мы были детьми, Чарлик, - Алис по-дружески потрепала его по голове, он стряхнул ее руку.
      - Значит, ты думаешь, что со мной у тебя не было бы будущего?
      - Чарли, конечно, я переживала сначала, когда ты пропал, но потом поняла, если бы мы остались вместе, то я бы никогда не встретила Адама. А он подарил мне лучшие годы моей жизни, - Алис мечтательно улыбнулась, умышленно мстя ему за оскорбления.
      - Знаешь, мне не нравится его организация - "Белый взрыв", - Чарли решил поменять тему разговора, - чем он там занимается?
      - Да глупостями всякими, такой могучий маг, как ты, не оценит, - отмахнулась она.
      - Швыряются друг в друга пуговицами?
      - Вроде того. Балуются с огнем, водой. Адам как-то показывал мне фокус, которым гордился: выливает из стакана воду, и та замерзает, так и не добравшись до пола.
      - Хм, осуществлять такие действия с помощью сгустков силы - дорогое удовольствие.
      - Да, Адам не бедный. Он отличный фотограф, - Алис перечислила несколько известных журналов, - его фотографии часто помещают на обложки. Ну и преподает на факультете журналистики, хотя, не думаю, что там ему много платят.
      -
      - Насколько я знаю, нет. Только стихии. Адам может держать огонь в руках, может даже метать маленькие огненные шарики, помнишь, ты мне показывал как-то?
      - Метать шарики?! - Чарли дернулся, - Алис, это уже не белая магия, - совершенно серьезно возразил он.
      - Чарли, Адам не колдун, у него всегда с собой куча сгустков. Я согласна, что он тратит баснословные деньги на это никчемное увлечение. Может, если мы снова сойдемся, я смогу уговорить его расходовать средства качественным образом.
      - А кто еще входит в эту организацию?
      - Я знаю только Джека Осло. Он и пригласил туда Адама, ведь "Белый взрыв" является закрытым клубом, посторонним туда не попасть. Джек - хороший парень, но судьба у него тяжелая.
      - Тяжелая?
      - У него умерла жена. Раньше был таким открытым и добрым человеком, сейчас просто не узнать, и Саманту жаль. Я дружила с ней.
      - Сочувствую. Авария?
      - Хуже. Сколько их знаю - они страстно мечтали о ребенке. Просто бредили этой идеей. Ну, может это и понятно, они ровесники Адама, значит старше меня. Проблемы были у него, и Джек все время по больницам мотался, столько денег тратил на лечение. Бывает же так, да? В мире столько абортов... Так вот, за несколько месяцев до нашего с Адамом разрыва она забеременела, а потом случилось кровотечение, и врачи не смогли помочь.
      - Печально, - Чарли задумался, - так сколько времени Адам в этой организации?
      - Вообще года два, но я же сказала, особенно много времени стал посвящать перед нашим разрывом. Он был там с Джеком, занятия белой магией помогали отвлечься.
      - Да, это очень увлекательно. Алис, у меня плохое предчувствие, мне не нравится эта секта, будь осторожнее, пожалуйста, прошу тебя.
      - Хорошо, хорошо. А то закидают еще пуговицами или заморозят воду в кране,- хихикнула Алис, - ладно, пора спать. Если хочешь - оставайся в моей комнате, я так поняла, тебе лучше спится, если кто-то рядом. Только перенеси матрац, хорошо?
      -Л-ладно, спасибо, - неуверенно пробормотал Чарли.
   Алис улыбнулась, видимо, настроение у нее было отличнейшее. Она весело поскакала в ванную, походу потрепав Чарли по волосам.
      Он удобно устроился недалеко от кровати Алис, чтобы слышать дыхание, как в прошлый раз.
      - Алис, только если я опять закричу, или еще что-нибудь - ты не бойся, - предупредил он.
      - Знаю, знаю, метнуть в меня чем-нибудь ты не можешь, а кулаками, думаю, не забьешь, поняла.
      - Алис?
      - Ну что еще? Я засыпаю.
      - А чей телефон ты мне дала? Мне сегодня весь день приходят сообщения от какого-то Майка.
      - А, это я проводила мини расследование. Мне нужен был дополнительный номер телефона, ну ты понимаешь, чтобы потом выбросить. Ты не отвечай на смс, а если будут звонить, скажи что-нибудь, например, ты жених Дженнифер и попроси больше не беспокоить. Но он вряд ли позвонит, этим телефоном я уже полгода не пользовалась.
      - "Дженнифер"?
      - Не смейся. Парням нравится это имя, - протянула она, улыбаясь.
      - Кругом обман, - деланно вздохнул Чарли и устроился на подушке. За восемь часов он просыпался всего три раза. Во второй из них с именем "Анжела" на губах и понял, что будет делать дальше.
  
   Глава 6
  
   Чарли не хотел, чтобы Алис ехала на вечеринку по случаю дня рождения Адама в его гребаный загородный дом. Лишенный возможности даже на мгновение заглянуть в мысли Адама он чувствовал себя совершенно беспомощным. Бессилие - ненавистное чувство, присущее лишь неудачникам. Чарли отказывался приравнивать себя к последним, поэтому собирался использовать все доступные ему способы удержания Алис от опрометчивого поступка. Как-то же люди решают свои проблемы без магии?
   Отказаться от сомнительного приглашения, по мнению Чарли, было очевидным решением. Алис давно не общалась с этим подонком, она понятия не имела, что за компания соберется. Была вероятность, что гостями окажутся члены секты "Белый взрыв", а Чарли знал, что в ненадежных руках магия может повести себя крайне непредсказуемо, он не хотел, чтобы Алис присутствовала на подобных обрядах, опасался за ее жизнь и здоровье. Маг честно пытался говорить с ней об этом, приводил десятки аргументов против поездки, даже настаивал, повышая голос, но либо за последние годы Чарли напрочь утратил дар красноречия, либо его мнение ни во что не ставилось. Вероятно, все вместе, так как Алис, полная энтузиазма, с самого утра бегала по квартире, собирая сумку, небрежно отмахиваясь от "соседа-зануды", как она его теперь обзывала. К вечеру дорожный чемодан еле застегивался -- набившейся в него "самой необходимой" одежды хватило бы на двухнедельный отпуск, что говорить об уик-энде. Кроме того, Чарли с досадой отметил полуторачасовое пребывание девушки в ванной. "На всякий случай" - выходя и напоровшись на презрительный взгляд мага, бросила Алис, на что мужчина сквозь зубы выругался, занимая руки лепкой очередного заклинания. На месте Адама, он бы любил ее и в грязи после недели карабканья по горам или изматывающей погони за неприятелем на гигантских боровах.
   Чарли успокаивал себя тем, что она счастлива. Несмотря на свои тяжелые мысли, он наслаждался блеском ярких голубых глаз, не покидающей губы улыбкой и веселым смехом, как реакцией на его незлые насмешки. Он радовался доброте, которую так щедро излучала девушка, коротким объятиям, которые она дарила ему, и даже улыбнулся при легком быстром поцелуе наполовину в щеку, наполовину в верхнюю губу. Они оба старались сохранить непринужденную атмосферу общения, и Чарли даже пару раз забывался, возвращаясь в счастливое прошлое. Сколько бы раз маг не одергивал себя, он не мог не признать, как сильно ему нравилось быть с рядом с Алис. Неосознанно Чарли начал тянуться к девушке - чаще, чем необходимо, заходить в ее комнату, просить о помощи в варке зелий и приготовлении сэндвичей, хотя мог бы справиться сам.
   Чтобы быть ближе, он даже помогал собирать ее вещи, настаивал на теплом свитере и шарфе. Им всегда было легко общаться. Раньше. Сейчас Чарли старался не думать о том, куда ее собирает, но суровая реальность снова и снова настигала, затягивая в пучину тревоги и бездонной печали. Украдкой рассматривая точеную фигурку, и, как ему казалось, совершенное личико Алис, споря с ней, слушая ее возмущения и ядовитые комментарии, хотелось кричать, призывая себя смириться с их общим настоящим, существующим исключительно в силу обстоятельств, и будущим, которому не суждено быть. Но, неизменно непроницаемое выражение лица мага по-прежнему надежно скрывало все его переживания. Вес браслетов, к которому привыкнуть просто невозможно, неуклонно напоминал о необходимости уезжать. Совсем скоро -- послезавтра, сразу после двух часов ночи. Сначала на попутках до столицы, потом в грузовой порт. Маг надеялся договориться о месте в багажном отделении самолета, не показывая летчикам паспорт. А далее на Мадагаскар. Чарли был в шоке, что не додумался до этого раньше, поражался, как много времени было потрачено впустую. Прошедшие недели сливались в один бесконечный день, когда основной целью было хорошенько напиться. Теперь он не мог спать еще и от нетерпения. Как никогда хотелось действовать.
   Десять лет назад на международном шабаше Чарли видел девушку с ошейником, от которого исходила необычная неизвестная магия. Предмет настолько заинтересовал Чарли, что тот попросил Тару рассказать побольше о любопытном артефакте, но сестра грубо оборвала разговор и запретила когда-либо обсуждать эту тему. Чарли тогда лишь на минуту задержал взгляд на грустных глазах мадагаскарской ведьмы и вскоре совсем забыл о девушке. В то время ему и в голову не могло прийти, что он сам может оказаться в ее положении.
   Чарли продумал свой план до мелочей, по его расчетам родственники не должны догадаться, куда он направляется. О том, что Чарли заметил ошейник у той девочки и позднее догадался о предназначении, знала только Тара. "Тарочка, милая, я знаю, ты любишь меня, не проговорись, умоляю. Дай мне право выбора, несмотря на то, что именно ты считаешь лучшим для меня", - периодически повторял про себя маг. Если его будут ждать на острове - это конец. Живым он не сдастся, но смелости сделать яд так и не хватило. Мозг Чарли настолько отчаянно сопротивлялся подобным суицидальным идеям, что не желал даже вспоминать ни одного подходящего рецепта.
   Адам заехал за Алис в пять часов, сейчас они должны быть уже на месте. Она не знала, где точно находится дом, но Адам говорил, что ехать от города минут сорок.
   Через полтора часа после ее отъезда Чарли поймал себя на мысли, что непрерывно ходит из угла в угол, точнее, из одной комнаты в другую, совершенно бесцельно. Хотя нет, кажется, цель была, он бросал взгляды на циферблаты часов, висевших на кухне и в спальне Алис. За минуту он успевал сделать четыре ходки туда-обратно. Неблагодарное занятие, которое не то, что не помогает коротать время, наоборот, всячески его растягивает. Маг вслух выругался, понимая, что сильно нервничает. Весь день он успокаивал себя тем, что просто ревнует, что бесится оттого, что Алис никогда больше не будет принадлежать ему. Это чувство было вполне знакомо, Чарли прекрасно знал, как на него следует реагировать, но на самом же деле, Чарли не доверял этому "белому" магу, кидающему "огненные шарики". Первый огненный шар Чарли наколдовал в двенадцать лет и страшно обжег руки. Это сложная магия, требующая много сил, знаний и практики. За все дни, что Чарли провел у Алис, он израсходовал сгустков столько, сколько хватит разве что на шарик размером с перепелиное яйцо. Его никогда не волновали белые маги, они не смогли бы стать угрозой таким, как Чарли. Истинные колдуны смотрели на белых как на низшую расу. Как на бездарных людей, пытающихся дотянуться до запретных знаний, силы и, конечно, власти, причем используя легкие пути. Истинные маги не поощряли занятия белой магией, но и никогда не преследовали. Всех устраивал простой способ заработать: продажа сгустков, артефактов, помогающих бездарям ненадолго почувствовать себя особенными. По сути, для настоящего мага сотворить артефакт или вытянуть из себя силы на сгустки не составляет никакого труда, но по особому негласному договору, существующему столько же, сколько существует магия -- колдуны не имеют права продавать свой дар дешево. И никогда, даже умирающий голодной смертью маг не согласится продать артефакт дешевле даже на самую малость. Слишком велика плата демонам за силу, чтобы раздавать ее за бесценок.
   В начале восьмого зазвонил телефон, который одолжила Алис. Чарли со всех ног бросился к трубке, при виде входящего номера Адама, сердце сжалось от нехорошего предчувствия.
   - Да? - осторожно произнес Чарли, готовый уже ко всему.
   - Братик, это я. Где-то телефон посеяла, не могу найти. Вот звоню с сотового Адама.
   - Понятно, Алис, у тебя все хорошо? - вкрадчиво спросил Чарли. Он весь обратился в слух, замер, дышал через раз, боясь упустить что-то важное.
   - Конечно, нет, братик, не волнуйся, - весело продолжила она и захихикала, - Здесь здорово, дом огромный, и так весело! Целая куча друзей Адама, не переживай. Он надел мои запонки (в загородном-то доме?!). Тут Джек, помнишь, я тебе вчера рассказывала? Друг Адама. Кстати, ты был во всем прав насчет него.
   - Насчет чего? "Белого взрыва"? - сердце Чарли забилось быстрее.
   - Да, да, точно, этот тот самый Джек, который фотографировал ту длинноногую модель, о которой мы вчера говорили, для "Плейбоя", - Алис снова захихикала, - так что не переживай, приеду завтра после обеда, как и планировала. - И не в трубку: - Милый, ну подожди, дай я успокою братика. Хи-хи, все, я уже заканчиваю, потерпи минутку, - снова Чарли: - Так что не скучай. Ты меня понял?
   - Да, скоро буду.
   Чарли бросил телефон и заметался по квартире. Что делать?! Сгустков хватит разве только найти ее и то не факт. Голова готова была взорваться от сотен появившихся мыслей. Ему не нужно было рассказывать, чем чреваты эксперименты белых магов, а еще он хорошо представлял, что именно могло испугать девушку. Чарли вновь схватил сотовый, пролистал телефонный справочник в поисках номера Тома. Парень взял трубку на пятом гудке.
   - Да? - отозвался он.
   - Это Чарли. Алис в большой опасности. Хватай все сгустки, которые у тебя есть и дуй в ее квартиру, срочно!
   - Чего? В какой еще опасности? Я вообще-то в баре.
   - Твою мать! Алис у чертовых сектантов, и я понятия не имею, что они с ней хотят сделать. Нет, я, конечно, могу тебе перечислить пару десятков вариантов, но у нас нет на это времени. Еще работают лавки, где можно купить сгустки?
   - Нет, - голос Тома, наконец, стал озабоченным, - воскресенье вечер. У меня дома есть неплохой запас.
   - Так давай быстрее! Нужно ее вытащить оттуда. Ты знаешь, где дача этого Адама?
   - Откуда? - по голосу было понятно, что Томас бежит, - понятия не имею. Она все-таки поехала? Я так уговаривал ее подумать хорошенько!
   - Не ты один. Короче, я жду тебя, давай быстрее и захвати карту города и его окрестностей.
   Чарли положил трубку и принялся мерить квартиру шагами. Боже, самое первое, что приходило на ум - они просто принесут ее в жертву демону. Тогда она умрет через пару дней от кровоизлияния в мозг, сердечного приступа или еще чего-нибудь в этом роде, как жена Джека. Чарли схватился за голову. Теперь минуты летели с огромной скоростью, Чарли казалось, что стрелка успевает сделать полный оборот, в тот момент, когда он моргает. Когда маг в попытке поторопить Тома в очередной раз набрал его номер, тот раздраженно закричал:
   - Да еду я уже в лифте!
   Чарли подлетел к двери.
   - Вот все, что есть, - Том протянул Чарли кожаный пенал, на котором за секунду до этого расстегнул серебряную молнию.
   - Сколько здесь грамм? - маг, как и обычно брезгливо, провел пальцами по полоскам, смиряясь с необходимость снова ими воспользоваться.
   - Ты считаешь по весу? Уже несколько лет как все мерят силу в Амперах. Здесь шестьдесят Ампер.
   - Эмм, - Чарли нахмурился, мучительно вспоминая соотношение веса полосок к появившемуся недавно новому способу измерения количества силы, - пятьдесят грамм? Всего? Что можно сделать с их помощью? Запустим в них горшком с цветами? - съязвил он, вспоминая боевые заклинания, требующие минимальное количество силы.
   - Ну не скажи, этого будет достаточно, чтобы снять кошку с дерева.
   Чарли сверкнул глазами.
   - С очень высокого дерева, - поправился Том, вспоминая свои эксперименты. - Вообще-то, тут товара на круглую сумму, нечего такие цены задирать! - обиженно добавил.
   Чарли нетерпеливо взмахнул руками, призывая замолчать.
   - Ладно, давай все сначала и по порядку. Что с Алис?
   Чарли принялся рассказывать, заодно обматывая сгустками пальцы.
   - Подробнее расскажу по дороге, карту нашел?
   - Ага, - Том разложил ее прямо в коридоре на полу, - я сам иногда балуюсь поиском, знаешь, удобно при моей работе.
   Чарли достал уже подготовленный маятник - пуговица Алис на нитке.
   - Нет, я сам найду. Ты не будешь при мне пользоваться черной магией, - Том попытался оттолкнуть Чарли от карты.
   - Ты не понял? Нельзя терять ни минуты. И почему, мать твою, "черной"? Ты вообще себе представляешь, как делаются сгустки?
   - Нет, это ты не понял, или делаем, как я сказал, или - никак.
   Чарли зарычал и сделал нетерпеливый жест рукой, дескать, давай, только быстрее.
   Том достал специально созданный для белых магов и, по-видимому, дорогой платиновый маятник и фото девушки, поводил немного, зажав несколько полосок специальными для этого кольцами на пальцах. Чарли исподлобья наблюдал за строгим ритуалом, осуществляющимся с участием всех этих, на взгляд Чарли, совершенно бесполезных атрибутов. Том задержал маятник над картой и нараспев принялся читать заклинание с блокнота в переплете из красной кожи. Через несколько секунд терпение Чарли лопнуло. Он грубо отпихнул Тома в сторону, схватил свой маятник и скороговоркой стал произносить то же самое заклинание, но так быстро, что у Тома приоткрылся рот в изумлении. Без выражения, пассов и пауз, он просто бегло говорил слова, проглатывая окончания. Через мгновение маятник дернулся и метнулся в сторону, указав на "Долину снов" - дорогой район частных домов.
   - Поймал. Поехали! - скомандовал Чарли.
   Парни бегом спустились с лестницы, не дожидаясь лифта. В машине Томас сразу нажал на педаль газа, выруливая с парковки.
   - Ну, давай подробности, - попросил он.
   Чарли, продолжая уже десятым слоем наматывать полоски на пальцы и кисти рук, начал торопливо рассказывать, будто скорость его речи могла помочь быстрее добраться до девушки:
   - Короче, все дело в гребаном "Белом взрыве", - Чарли кратко изложил историю друга Адама, а так же суть недавнего звонка Алис.
   - Может, нам вызвать полицию?
   - Шутишь? Мы имеем дело с магией, и не с твоей "белой", тьфу, детской хренью. Что полиция сделает? Простенькое заклинание гипноза и ни один детектор лжи не определит, что Алис не хочет находиться среди этих ублюдков.
   - Ты думаешь, среди них есть полноценный маг?
   - Нет, в том то и дело. Истинному магу жертвоприношения ничем не помогут. Мы сами платим за свой дар, никто посторонний не может сделать это за нас.
   - Если это не белая магия и не истинная, то что?
   - Это заигравшиеся уроды, чтоб их черти разорвали, которым понравилось, - посмотрел на Тома, прищурившись, - снимать кошек с деревьев, и которые, твою мать, хотят большего. Демоны с удовольствием принимают души людей в обмен на кусочки силы. Как же меня бесит само существование белой магии! Если так нравится колдовать, почему не заключить настоящий договор? Трусы! Гребаные браслеты! - Чарли откровенно психовал.
   Через полчаса пути Томас объявил:
   - Подъезжаем.
   - Теперь слушай меня внимательно: ты ждешь в машине, а я буду импровизировать. Я не знаю, с чем мы имеем дело, поэтому, - вздохнул, - если мы с Алис не выйдем из этих ворот через пятнадцать минут, то звонишь моей семье и все рассказываешь. Даже не так - через десять минут.
   Том кивнул.
   - Если же мы все-таки выйдем, ты подойдешь, заберешь девушку и отведешь в машину, чтобы она ни говорила. Если надо - ударишь, свяжешь, все что угодно, но увезешь ее. Если я не смогу пойти с вами - ты уедешь. Никакой геройской хрени, ты все равно не сможешь ничего сделать против них. Просто давишь на газ и летишь в город. Дальше. Если девушка будет невменяемая - везешь ее ко мне домой, - Чарли продиктовал адрес. - Там моя мать и сестры. Объяснишь ситуацию, ничего не скрывая. Расскажешь абсолютно все, что они спросят. Если они будут отказываться помочь - не уходи, пока не поговоришь с Тарой. Как ее отличить: она практически всегда одета в длинную, темно-зеленую юбку и глаза у нее добрые.
   - Отличить по добрым глазам? - недоверчиво переспросил Том.
   - Увидев моих сестер, ты поймешь, о чем я, - усмехнулся Чарли. - А еще она беременная, это уже заметно. Тара найдет способ помочь, хоть и не может временно колдовать из-за беременности. Запиши ее номер телефона. В любом случае мои родственники должны узнать, что случилось. Этот гребаный "Взрыв" надо прикрыть, пока не поздно. Все понятно?
   Том несколько раз кивнул, поражаясь командирскому голосу мага.
   - И еще, пока мы не вытащим оттуда Алис, чтобы я не слышал никаких рассуждений про правильную - неправильную магию, дьявола и так далее, ясно? - видимо Чарли объяснял очень доходчиво, Томас вжался в сиденье и только соглашаться.
   - Приехали, судя по карте вот этот дом.
   Да, домина действительно был огромным: два этажа с мансардой, двухметровый забор из элитного кирпича, надежные железные ворота. Крепость, а не домик для барбекю. Что они там прячут? Вечеринка была в самом разгаре: слышались веселые голоса, музыка, горел свет. "Это хорошо - подумал Чарли - обряд еще не начался".
   - Что ты собираешься делать? - поинтересовался Том. - У тебя есть план?
   - Еще бы. Поиграю в грозного мага, - Чарли машинально сомкнул запястья, прикрыл глаза и прошептал несколько слов, после чего с пальцев и кистей рук пропал трехсантиметровый слой полосок.
   - Что ты сделал?! - возмутился Том.
   - Успокойся, полоски на месте - это самый простой морок, ты даже можешь их потрогать, - позволил Тому дотронуться до руки. - Не буду же я строить из себя боевого мага со сгустками на пальцах. Итак, здесь силы хватит на одно-два простейших боевых заклинания, поэтому шанс у нас только один. Будь внимателен, хорошо?
   Том снова кивнул, сжимая ладонями руль. Чарли набрал в грудь побольше воздуха, задержал на пару секунд, шумно выдохнул и решительно направился к воротам. Жаль было силы, но сектанты никогда не поверят, что разъяренный истинный маг, явившийся спасать девушку, будет стучаться в дверь. Чарли использовал самое тривиальное заклинание. Позорище. Ворота с грохотом слетели с петель и приземлись на крыльцо, при этом разворотив его наполовину. Чарли почувствовал, как стремительно сокращается количество полосок на пальцах - после вытягивания силы они распадались.
   К счастью, хозяева услышали шум и один за другим высыпали на улицу. Чарли зашел во двор и быстро оценил ситуацию: противников семеро, включая Адама. У четверых пальцы обмотаны полосками - от них Чарли не чувствовал опасности, а вот от троих без полосок - напротив. Адам, невысокий плотный мужчина лет тридцати пяти, с круглым лицом и бегающими глазками-бусинами, и седовласый старик, который был намного старше остальных, с бледными внимательными глазами. Он был закутан в темно-синий плащ, напоминающий мантию, на лицо падала тень от капюшона. Несмотря на то, что руки избороздили глубокие морщины, стать и огромная внутренняя сила исходила от этого человека. "Главарь", - решил Чарли, словно в подтверждение его мыслей пожилой мужчина заговорил:
   - Вы кто, молодой человек, и что себе позволяете? Это частная территория.
   Чарли напрягся, колдуя, - с пальцев слетело еще несколько полосок, но он не почувствовал трепета остатков силы, сопровождающего недавно открывавшийся канал. Это может означать только одно - стоящий перед ним старик может многое, но он не истинный маг, способный потянуть магию из себя. Чарли перекосило от отвращения, он оказался прав.
   - Это брат Алис, Трей. Она же при мне звонила тебе, - Адам оценил вылетевшие ворота, и до него дошло: - ты не брат Алис.
   Чарли принял довольный вид, скрестил руки на груди.
   - Меня зовут Чарльз Ромто, думаю, не стоит объяснять, откуда мы знакомы с девушкой, - громко представился он. У Адама сжались кулаки, лицо покраснело от вспышки гнева и ревности. Он слишком много слышал об этом маге из уст Алис, особенно в первый год она то и дело упоминала своего бывшего по поводу и без. Но внимание Чарли привлекло другое, - маг с удовольствием заметил, как вытянулось лицо деда. Еще бы. Такой опытный белый маг не мог не знать эту фамилию, - я пришел за девушкой. Если вы ее отпустите по-хорошему, возможно - пауза - возможно, я не сообщу никуда о "Белом взрыве" и обрядах, который вы тут проводите. Итак? - выжидающе уставился на старика.
   - Да пошел ты! - Адам, пафосно выкрикнув слова заклинания, запустил в Чарли небольшой огненный шар, от которого маг легко увернулся. Он даже не вздрогнул, не шагнул в строну, даже не моргнул. Просто слегка наклонил голову вправо, и шар пролетел в паре сантиметров от уха. На войне и не от таких спасался, опыта хватает. Зато в ответ, хорошенько размахнувшись, отправил ударную волну с силой всех оставшихся полосок. Адам отлетел на пару метров, с грохотом ударившись о стену, и рухнул на землю, вместе с несколькими досками. Чарли довольно улыбнулся и встряхнул плечами.
   - Еще желающие? - он высокомерно оглядел притихших сектантов. - Считаю до трех и жгу этот гребаный дом ко всем чертям. Ну же, - Чарли задержал дыхание, у него не было плана на случай, если старик скажет: "жги!"
   - Подождите, подождите, господин Ромто, - засуетился дед, в то время как Джек (как догадался Чарли) с какой-то тощей теткой пытались нащупать пульс у Адама. Чарли приподнял бровь:
   - Ну и?
   - Мы не знали, что эта девушка Вам дорога, да и в любом случае, мы не хотели ничего плохого!
   - Да неужели? - нахмурился Чарли.
   - Она просто выпила лишнего и уснула, - голос старика дрогнул, - Саймон, принеси Алис, быстро! Давай, давай!
   Один из сектантов сорвался с места и забежал в дом.
   - Еще раз повторю, что мы не знали. Мы просто практикуем ну... Вы же понимаете, - дед говорил с большим уважением. - Так, предметы передвигать, поисковичок.
   - Ага, огненные шарики. И поисковиками, кстати, рекомендуется не злоупотреблять, - напомнил Чарли об одном из правил.
   - А как тогда вы нас нашли? - старик увидел, как Чарли принял атакующую позицию. - Ничего. Ничего страшного! Это я так. А вот и Алис! - воскликнул крайне дружелюбно, словно увидел свою любимую внучку после нескольких лет разлуки.
   Чарли внимательно наблюдал, как один из сектантов под руку вывел из дома бледную девушку.
   - Я же говорил, перепила девка, - старик невинно развел руками. В этот момент свет фонаря упал на его лицо, которое Чарли не узнал, но отлично запомнил.
   - Красавица, иди сюда, - нежно позвал маг, протягивая руку девушке.
   Услышав его голос, Алис подняла голову и затуманенным взором стала искать источник.
   - Я здесь, иди ко мне. Ну же, веди ее сюда, придурок.
   Саймон в нерешительности замер и посмотрел на старика. Тот кивнул. Девушку подвели к Чарли, и он быстро ее обнял за талию, не давая упасть. Алис начала вырываться, слабенько, но все же пыталась сопротивляться.
   - Тише, красавица, тише, это я, ты со мной. Сейчас поедем домой.
   Алис, кажется, поняла, что перед ней Чарли, вцепилась в его куртку, прижалась.
   - Значит так, - металлическим тоном сказал Чарли, глядя на лицо старика, - чтобы больше я никого из вас не видел рядом с ней. Будем считать, что я поверил в то, что вы тут поисковик отрабатывали.
   Старик кивнул. Чарли тем временем медленно, спиной вперед, покидал территорию злополучного загородного дома. Томас направился к ним, но Чарли сделал жест рукой:
   - За руль, - скомандовал он, сам ведя девушку к машине. Вместе с ней кое-как уселся на заднее сидение.
   Алис была не в себе, если бы не мертвая хватка, с которой она цеплялась за Чарли, можно было решить, что девушка без сознания. Уже в машине маг сказал:
   - Поехали не торопясь, как только повернешь за угол, гони изо всех сил! Пока эти дебилы не сообразили, почему все еще живы.
   Только на трассе Чарли позволил себе выдохнуть с облегчением, отвел напряженный взгляд от заднего стекла, через который старался разглядеть возможную погоню, и сразу принялся тормошить девушку.
   - Ты как? Красавица, ну же. Что ты чувствуешь?
   - Меня сейчас стошнит, - вяло пробормотала она.
   Обеспокоенный мертвецки-бледным лицом и ухудшающимся состоянием Алис, Чарли пару минут раздумывал, как лучше поступить, после чего скомандовал:
   - Гаси фары и паркуйся на обочине. Нужно ее откачивать.
   - Опасно как-то, - пробормотал Томас, снижая скорость.
   - Опасно будет, если отрава полностью попадет в кровь.
   - Я выпила только полбутылки минералки, через час мне стало дурно, - жалостливым голосом оправдывалась девушка
   - Знаю, родная, - Чарли прижал ее к себе, - сейчас мы тебе промоем желудок, станет легче. Пойдем. - Они вышли из машины, - вода есть? Дай.
   Алис тошнило нещадно, когда спазмы прекратились, Чарли заставил ее выпить большое количество воды и снова вызвать рвоту. После второго раза стало немного легче, Алис умылась и зарыдала, уткнувшись Чарли в куртку.
   - За что он так со мной?
      - Тише, красавица. Он - наркоман, попробовал и теперь не может без магии. Тише, все позади. Обещаю, я этого козла уничтожу и всю их недоделанную секту. Теперь, ты со мной, я тебя в обиду не дам. Пойдем в машину, а то Том уже нервничает.
      Казалось, Алис только сейчас обнаружила, что они не вдвоем.
      - Привет, - вяло поздоровалась она с другом.
      - Привет, - Том широко улыбнулся, - если сложить все затраты на этой приключение, ты мне должна полмашины.
   Алис сквозь слезы улыбнулась и указала на Чарли.
      - Он обещал обо всем позаботиться.
      Спустя некоторое время, уже в автомобиле, Алис более-менее пришла в себя и попросила ехать помедленнее -- ее укачивало. Чарли кивком разрешил.
      - Когда я поняла, что все, кроме меня, гости Адама являются секстантами "Белого взрыва", - начала она, - мне сразу стало не по себе. Еще Чарли со своими подозрениями не выходил из головы. Джек вел себя крайне странно, избегал меня всячески, но остальные, наоборот, были такими довольными, смотрели на меня так, словно, - Алис вдруг вздрогнула и поджала колени, - словно я без одежды. Я решила ничего не есть и не пить на всякий случай.
      - Умница, - кивнул Чарли, внимательно слушая и анализируя каждое произнесенное девушкой слово.
      - Взяла только минералку, мне было невыносимо жарко. Клянусь, бутылка была нераспечатанная, я проверила.
      - Скорее всего, это был морок, что дальше?
      - Чем больше я пила, тем жарче мне становилось. Я уже начала обливаться потом, как поняла, что что-то не так. Еще свечи... Десятки свечей вокруг! И лица мужчин стали еще довольнее. Гости начали подходить, касаться меня. Казалось, я то и дело слышала что-то вроде: "скоро она будет готова, начнем ровно в двенадцать". В машине, по пути сюда, я предупредила Адама, что должна позвонить тебе вечером, что ты волнуешься. На всякий случай.
      - Моя ты умничка, - ласково прошептал Чарли и притянул девушку к груди. Она вздрогнула, но прижалась в ответ, даже положила руку ему на бедро, - скорее всего они дали тебе какой-то наркотик, чтобы ты вырубилась и не мешала обряду.
      - Да, наверное. Я начала искать телефон, которого нигде не было. Тут я уже полностью убедилась, что попала в ловушку. Одна бы я с ними не справилась, поэтому решила сделать вид, что наркотик действует, незаметно вылила остатки минералки в унитаз и перестала шарахаться от уродов. Этот мерзкий дед меня всю облапал, ненавижу!
      - Я убью его, обещаю, - спокойно сказал Чарли. Алис закинула на него ногу и поцеловала в шею.
      - Я притворялась дурочкой, сделала вид, что поверила в пропажу телефона. В конце концов, Адам разрешил мне позвонить со своего мобильного, но находился при этом рядом.
      - Я слышал. Его я тоже убью.
   Алис выгнулась, прижимаясь к Чарли, которому стало неловко. Это все, конечно, очень приятно, но явный перебор. Он осторожно оттолкнул девушку.
      - Мне становилось все хуже, и когда стало совсем невыносимо, меня увели наверх, положили в центр расчерченного на полу круга, одна из женщин шептала заклинания, громко звала кого-то. Она отрезала локон моих волос и сожгла его. Чарли, я думала, что я обречена.
      - Всех убью, мать их, - Чарли громко выругался.
      Алис благодарно не то застонала, не то замурлыкала, после чего положила руку Чарли себе между ног и вцепилась в его губы своими.
      - Э-э, вы чего там делаете?! - возмутился Том, который до этого сидел тихо.
      - Ой, - Алис с Чарли отпрянули друг от друга. Маг попытался забрать руку от ее промежности, но она не позволила. Они оба в недоумении уставились сначала на ее руку, прижимающую его ладонь к трусикам, затем друг другу в глаза. Чарли все же отнял ладонь и сказал:
      - Боюсь, они не усыпить тебя хотели.
      Алис отпрянула от Чарли, сжалась в комок и пораженно закрыла руками рот.
      - Значит, говоришь, Саманта не могла забеременеть, а Джек долго лечился?
   Алис медленно кивнула.
      - Думаю, они провели обряд обмена и изнасиловали ее. Скорее всего, насильник был не один, судя по тому, что к тебе пытались приставать все разом.
      - Чарли, я не понимаю, - прошептала Алис.
      - Они обменяли душу ее ребенка на силу, - выпалил Чарли. Алис взвизгнула и еще больше сжалась, а Том громко выругался.
      - Тебе тоже подсыпали какой-то сильный афродизиак.
      - О, боже, - Алис разрыдалась и замотала головой, - нет, нет, только не Адам! Я не верю. Это бесчеловечно, Адам не способен на такое предательство.
      - Алис, думаю, демон пообещал им очень много силы.
   Девушка вновь закрыла лицо руками и покачала головой.
      - Мне жаль, красавица, - прошептал Чарли и обнял, она охотно прижалась. "Боже, это наркотики, остынь мужик", - строго сказал себе Чарли. От близости ее тела в голове опять перемкнуло, как в тот раз в ее спальне. Ситуация была совершенно неподходящей, но он снова возбудился и был готов заняться с ней сексом прямо при Томасе, если бы она действительно этого хотела.
      - Алис, - продолжил говорить маг, - если честно, я бы хотел, чтобы Адам оказался козлом, но не до такой степени. Красавица, если бы я мог, то все изменил, клянусь.
      Алис кивнула, просовывая руки под его футболку и скользя пальцами по горячей груди и прессу, теперь уже вздрогнул Чарли.
      - Вы опять?- возмутился Том.
      - Боже, Чарли, твоя семья! Нам нужно скорее добраться до дома! - испуганно воскликнула девушка, забирая руки и хватаясь за голову.
      Но Чарли лишь покачал головой:
      - Нет, красавица, поздно, меня уже нашли. Сейчас проследить мои передвижения сможет даже ребенок.
      - Так мы не к Алис едем? - уточнил Том.
      - Езжай в центр, я попробую затеряться в толпе, может, что и получится.
      - Мы с тобой, - решительно сказала девушка.
      - Нет, родная, - проговорил Чарли, нехотя отстраняя ее, - ты поедешь домой и попробуешь прийти в себя. Выпей снотворного и вообще побольше жидкости. Если ты, действительно, выпила только несколько глотков отравы, думаю, к утру отпустит. И я бы не советовал пока выходить на улицу, видишь ли, мужчины, - тяжело вздохнул, прислушиваясь к себе, - чувствуют твою... хм... потребность, не сомневаюсь, желающих найдется много.
      - Но Чарли, у тебя нет шансов против ведьм!
      - У тебя тоже, - усмехнулся он, - мне придется отвлекаться еще и на твою безопасность. Если же я буду знать, что ты дома под замком, то мне будет намного легче.
      - А можно как-то снять то, что происходит с Алис? - подал голос Том.
      - У тебя есть еще полоски?
      - Нет, но теоретически.
      - Если бы я имел неограниченный доступ к силе, я бы мог попробовать, но не уверен в успехе. Сектанты использовали зелье и пока оно внутри - организм реагирует.
      - Как думаешь, у нее сейчас безопасно?
      - Я не знаю. Думаю, старик не станет связываться с моей семьей, в этом бою он точно проиграет. Вот Адам может что-нибудь выкинуть, - Чарли вспомнил раскрасневшиеся щеки и полный ненависти взгляд мужчины. - Нужно было прибить его, когда была возможность, - снова стиснул кулаки.
      - Тогда я отвезу Алис к себе, - заключил Томас.
   Маг заставил себя пожать плечами, делая вид, что ему все равно. Чертовы браслеты! Если бы не они, то никто бы и на километр не приблизился к Алис без его разрешения.
      - Вернемся к моей проблеме. Если все - таки мне удастся выжить, то я хочу, чтобы вы меня нашли завтрашней ночью, но не раньше двух. До этого времени горшочек с моим амулетом трогать нельзя. Алис, слышишь?
   Девушка отвлеклась, гладя Чарли по бедру.
      - А? Да, да, до двух утра не трогать.
      - Еще - из остатков ингредиентов я сварил несколько зелий, Том, слушаешь? Я написал на бутылочках, что там и за сколько можно продать. Общая сумма выйдет тысяч на десять-двенадцать, делим на троих. Если я каким-то чудом еще буду в пределах досягаемости, то найдите меня через поисковик, Том, я верю, ты сможешь. Деньги и амулет - это все, что мне нужно. Дальше. В любом случае расскажите моей семье о "Белом взрыве" все, что знаете. Таких уродов нужно сразу убивать. Том, скажешь, что я должен тебе полосок, ну, сколько там? Тысяч на семнадцать? Заберешь деньгами или сгустками, как сам решишь. Вроде все. Вот здесь тормози, я выйду.
      - Чарлик, пожалуйста, будь осторожен, - Алис попыталась обнять парня руками и ногами, он мягко отстранил ее.
      - Эх, красавица, если бы ты без магии меня так хотела, - улыбнулся, поцеловал ее в лоб, быстро пожал руку Тому и выбежал на улицу, сразу теряясь в толпе.
      - Клевым он мужиком оказался, - сказал Том, разворачивая автомобиль.
      - Угу, - всхлипнула девушка, - один, без денег, без оружия, знаешь, какие эти ведьмы жестокие? Когда я в первый раз увидела Чарли, это было более семи лет назад, они его пытали.
      - Пытали?
      - Ага, еще как. Это было в парке, в моей деревне. Я потеряла ключи от бабушкиного дома и целый час тщетно пыталась их найти. А там, может быть, знаешь, есть огромный парк, плавно переходящий в лес. Короче, я заблудилась, потому что только неделя прошла, как я переехала. Нет, в детстве я часто навещала бабушку, но это было слишком давно. Так вот, я заблудилась и наткнулась на картину: шесть девушек и один юноша. Он прислонился спиной к дереву, перед собой держал ладони на расстоянии полуметра, весь напряженный, будто пытается их соединить, а не выходит. Сам бледный-бледный, ощущение, что вот-вот упадет, только какая-то неведомая сила помогает держаться. В глазах паника. Рядом девушка на коленях, вся красная и вспотевшая, держат свои дрожащие руки на таком же расстоянии. Сейчас я уже знаю, что это была Марго, она очень сильна физически, сильнее многих мужчин. Она не давала Чарли соединить запястья. Видишь ли, он так открывает канал. Еще одна девушка стояла рядом, тоже покрасневшая от прилагаемых усилий - Элизабет. Она не давала ему отойти от дерева. София, Мариса и Тара наблюдали за происходящим, уткнув кулаки в бока, изредка нетерпеливо притоптывая. По разговору я поняла, что Чарли узнал новое заклинание, связанное с погодой и отказался делиться. Потом, кстати, он мне его показал, но это неважно сейчас. Тара, самая старшая, посылала в него потоки воздуха, как удары, но Чарли лишь мотал головой, в конце концов, когда у него из носа пошла кровь, он рухнул на колени. Девушки, видимо, тоже устали. "Ну, попросишь ты еще что-нибудь, братик" - ядовито прошипела Тара. После чего, как я уже сейчас понимаю, Элизабет вылечила ему синяки, и девушки ушли. Я же потихоньку побрела в другую строну и быстро вышла на знакомую тропинку. Побежала домой, но столкнулась, почти лоб в лоб с Чарли. Он выглядел уже почти хорошо, только немного бледный. Я рассказала, что потеряла ключи, а он вызвался помочь. Через пятнадцать минут ключи были найдены. Чарли проводил меня до дома. Вот так мы и познакомились. Ой, аааа! У меня все болит, - схватилась за живот. - Господи, что же это за такое. Том, мы куда едем?
      - Ко мне.
      - Ты сможешь меня закрыть и уйти куда-нибудь до утра? Я оплачу гостиницу. Пожалуйста?
      - Ладно, ладно. Договорились, не нужно ничего оплачивать. Думаешь, тебе точно не станет легче, если мы... ну... ты не подумай, что хочу воспользоваться, я искренне хочу помочь, то есть...
      - Чарли бы сказал, если бы так можно было. Он в магии разбирается лучше нас вместе взятых.
      Спустя четыре часа метаний на кровати и пары литров выпитой воды Алис понемногу начало отпускать. Когда собственные муки отошли на второй план, она стала переживать за Чарли. Прошлым вечером, почувствовав, что дом Адама является западней, окруженной высоченным забором, и осознав весь ужас своего положения, она судорожно приступила к обдумыванию возможных кандидатов в спасатели. Первым в списке был, конечно, Томас. Алис ни за что бы не позволила подвергнуть его опасности, но парень мог вызвать полицию, попросить помощи у Джефри, если сможет дозвониться, конечно. У Тома много друзей, он бы помог. Далее Алис вспомнила Глорию, подругу по работе, именно с ней у девушки сложились самые близкие отношения. Глория бы обязательно что-нибудь придумала. Звать на помощь кого-нибудь, кто понятия не имеет о магии, было неправильно - не помогут, просто не смогут. Тогда-то Алис и обнаружила пропажу телефона, ей стало совсем жутко. Наизусть она помнила только свой номер и номер "Дженнифер", и то только потому, что у "этой" девушки он был золотым. Сложно произвести впечатление на миллионера (а потом узнать некоторые его секреты), если у тебя заурядный телефон и дешевые туфли. В тот раз платье Алис взяла в прокате, а вот на обувь и телефон пришлось потратиться. Еще в машине, когда Адам спросил, долго ли будет гостить братик, она ляпнула, что, слава богу, нет. Ведь он уж очень заботливый, даже чересчур. Вот и сегодня строго наказал позвонить вечером, иначе поднимет на уши полгорода. Это все довольно смешно, ведь когда парень жил в другом городе, его не особо волновала безопасность сестрицы.
      Пару раз перепутав двери в огромном доме бывшего любовника, Алис все же удалось найти ванную комнату, где девушка тут же избавилась от заколдованной минеральной воды, вылив ее в раковину, хорошенько умылась, все еще надеясь, что ее состояние это результат переутомления или еще чего-нибудь в этом роде. Она бы с удовольствием предпочла посидеть в ванной до конца вечера, но в дверь настойчиво стучались каждые несколько минут. Делать нечего, мысленно настроившись, Алис вышла к гостям. Увидев в руках девушки пустую бутылку, мужчины заметно оживились, они уже и не пытались скрывать, что что-то особенное будет ночью. Худощавая магичка всюду расставляла свечи, а мерзкий старик зажал Алис в углу и принудил к поцелую. Конечно, сначала Алис начала сопротивляться, но, увидев его настороженный взгляд, заставила себя расслабиться и подчиниться. Они должны поверить, что наркотики действуют. Боже, как было мерзко. Он везде ее потрогал, его стояк упирался девушке в живот. Ситуацию спас, как ни странно, Адам, внезапно появившийся рядом и предложивший бокал вина. Тогда-то девушка и решилась выпросить телефон, чтобы позвонить "братику".
      Где сейчас Чарли? Он мог бы проигнорировать звонок Алис. Кто она ему вообще? Отсидеться в квартире и спокойно уехать. Он так боится Сатари. Каждый раз при их упоминании, во взгляде неизменно появлялась паника, руки и голос начинали дрожать. Сейчас он один в городе, пытается как-то выжить, где-то спрятаться. Боже, это нереально. Алис взяла домашний телефон Томаса и набрала номер Дженнифер. На втором гудке трубку взяли.
      - Да? - голос Чарли. Девушка с облегчением выдохнула.
      - Чарлик, это я, Алис. Ты как?
      - Пока неплохо, - он зевнул, - может и обойдется. Может, родственники заняты чем-то другим. Скажи лучше, как ты и... где ты?
      - Я у Тома, пришлось выгнать его из его же квартиры. Сейчас мне легче, я даже смогла подумать о чем-то кроме секса.
      - И этим чем-то оказался я? - девушка почувствовала, что он улыбнулся.
      - Ага. Чарли?
      - Да? - судя по голосу, маг куда-то быстро шел, видимо по улице. Были слышны крики людей, звуки проезжающих мимо машин, музыка.
      - Спасибо.
   Он молчал.
      - Ты еще здесь?
      - Пожалуйста, Алис. Я же как-то пообещал, что буду заботиться о тебе. Делаю что могу.
   Алис улыбнулась, вспоминая один из моментов, когда он ей обещал быть всегда рядом, но неприятные ощущения заставили схватиться за живот.
      -Ааааай, - застонала она.
      - Опять накрыло? - посочувствовал маг. На самом деле, он не был до конца уверен, что занятия сексом не облегчат ее участь, но кто сказал, что Чарли не был эгоистом?
      - Ага, немного. Подожди, попью. Чарлик, а ты сейчас где?
      - На Желтом мосту, знаешь, не думал, что здесь столько народу гуляют по ночам, семь лет назад сюда днем-то страшно было нос сунуть, не то, что вечером. Нужно будет потом приехать сюда, погулять, когда это все закончится. Здесь весело, хотя людей становится все меньше и меньше.
      - Тебе не холодно?
   Кажется, он снова улыбнулся.
      - Нет, нормально. Я в движении. Тебе не удалось поспать?
      - Увы, нет, но я успокоилась, в смысле меня перестало трясти от страха. Знаешь, я закрыла все окна и двери. Тут душно, но мне кажется, что как только я открою окно - сектанты придут за мной.
      - Красавица, если бы мне удалось снять это браслеты! - Чарли выругался, отворачиваясь от трубки. - Но в любом случае они пожалеют о том, что вообще узнали слово "магия".
      - Чарли, я тебя не очень отвлекаю сейчас?
      - Нет, говори. Я все равно хожу туда-сюда, коротая время.
      - Расскажи мне подробнее про этот обряд.
      - Зачем? Думаю, у тебя и так впечатлений выше крыши. Это не те знания, в которые я бы хотел посвятить тебя, красавица.
      - Пожалуйста. Я хочу написать об этом.
      - Я против, - отрезал он.
      - Я сделаю это анонимно. Чарли в мире происходят страшные вещи, а мы печатаем рекламы новых цветочных лавок! Кроме того, это коснулось меня, мне нужно знать, чего ожидать, пожалуйста.
      - Алис, пообещай, что сама не будешь проводить никаких расследований.
      - Торжественно клянусь. Ну же, рассказывай!
   Чарли пару секунд подумал, потом решил кое-что разъяснить девушке:
      - "Полноценные" маги, как говорит твой друг Том, обладают большой силой. Сила всегда притягательна, часто сводит с ума. Для этого и существуют Сатари, они контролируют магов, и если кто-то, скажем, злоупотребляет силой, не понимает ответственности или не может отвечать за свои поступки - они запечатывают канал. Сатари следят за всеми, я бы выбрал слово - "истинными". Поэтому среди магов нет безумцев, дураков или психов. Колдуны стараются не используют магию для совершения преступлений или ради личной выгоды, если без этого можно обойтись. У людей все иначе. Контроль их ошибок находится за пределами компетенции Сатари. И обычные люди, так называемые, "белые" маги, активно пользуются этой возможностью. Они обменивают души живых на силу. Чью-то жизнь на власть.
      - У кого обменивают?
      - У демонов, у кого же еще.
      - А зачем демонам души?
      - Мало ли, - уклонился от ответа, - в зависимости от фантазии вызванного демона. В любом случае, приятного мало.
      - А если вдруг ты решишь принести жертву, Сатари придут по твою душу?
      - Ну, во-первых, мне это не надо, а во-вторых, что бы я сейчас не сделал, Сатари за мной не придут. Они уже применили высшую меру в отношении меня. Теперь я просто человек и мои проступки - проблемы человеческой полиции.
      - Но что может сделать полиция в отношении белых магов?
      - Не просто "белых" магов, Алис. Сомневаюсь, что Томас опасен, хоть и умеет колдовать.
      - Боже... Так сколько же силы можно получить за душу?
      - Понятия не имею, об этом лучше спросить твоего Адама.
   Алис на минуту замолчала, потом прошептала:
      - Он не мой.
      Повисла пауза, нарушаемая только частым дыханием мага, который мерил центральные улицы, стараясь не задерживаться на одном и том же месте более нескольких секунд.
      - Чарли, я не могу поверить, что мужчина, которого я до безумия любила, может пойти на убийство. Такое страшное убийство. Да еще и в отношении меня, - Алис прижала руку к груди, из глаз снова потекли слезы, - мы три года были вместе, он все это время мне врал.
      - Никогда не думал, что скажу что-нибудь в его защиту, но, мне кажется, он был искренним с тобой раньше. Просто власть срывает крышу, не он первый. Понимаешь? Принеся в жертву не родившегося ребенка, они получили много власти, а потом все закончилось, запасы иссякли. Я же сейчас, можно сказать, в подобной ситуации и ... в чем-то я его даже понимаю его.
      - Но ты не устраиваешь жертвоприношений. Могу поспорить, тебе это даже в голову не пришло!
   Чарли не знал что сказать. С одной стороны он был бесконечно счастлив, что между Алис и Адамом все кончено, что этот мужчина оказался негодяем, и Алис об этом узнала, но с другой - хотел ее поддержать и успокоить. Ему даже на секунду показалось, что он перестал чувствовать жгучую ненависть к ублюдку. Давно такого не было. Может, помог удар, которым он отбросил Адама на даче? Там, как минимум, сотрясение мозга. И это в лучшем случае. Как же было приятно это сделать, черт возьми!
      - Чарли, - между тем продолжала она, - я безумно рада, что ты снова появился в моей жизни. Мне спокойно на душе. Умом - то я понимаю, что у тебя самого проблем немерено, но почему-то не сомневаюсь, что с тобой я в безопасности.
      - Ну, это ты зря.
      - Не зря. Спасибо тебе еще раз.
      - Мне не нужно твое спасибо. Я рассчитываю, что ты принесешь мне завтра амулет и деньги.
      - Конечно, все, что скажешь.
      - Ладно, мне пора.
      - Чарли...
      - До связи.
      Он сбросил звонок и зашел в кинотеатр. Охранники не обратили внимания на неприметно одетого парня, что было на руку Чарли. Выбрав девушку - контролера зала помоложе, Чарли, проявив все свое обаяние, за пару минут убедил ее в том, что выходил позвонить и потерял билет. Оказавшись в зале, он устроился в мягком кресле на последнем ряду и почти с наслаждением закрыл глаза. Он невыносимо устал, а еще сосущий голод, отвлекал на себя внимание, не давая как следует сосредоточиться. Нужно было попросить немного денег у Тома и купить хотя бы батончик. По пути Чарли пару раз стрелял сигареты, от этого теперь еще и подташнивало. Курить маг начал на войне, там все курили. Не то, чтобы ему это нравилось, просто там иначе нельзя. На земле эта потребность возникла впервые. Чарли читал книгу, по которой снят фильм, по сюжету он сообразил, что кино будет идти как минимум еще часа два, что было на руку, позволяло на некоторое время расслабиться. Чарли откинулся в удобном кресле и задремал, плавно погружаясь в блаженное забытье, на этот раз не страшась кошмаров, желая отдохнуть хотя бы часок.
   Из сна его резко выдернул смех, доносившийся слева. Чарли попытался вскочить, но не смог. Он быстро коснулся запястьями.
      - Успокойся, - справа раздался голос его матери, - расслабься и давай досмотрим фильм. Очень веселый, между прочим.
   Слева, наклонившись вперед и вытирая слезы, хохотала Марго.
  
   Глава 7
  
   Будучи человеком цели, Чарли не мог спокойно существовать в подвешенном состоянии, не занимаясь поиском способа устранения возникшей проблемы. Годы его беззаботной юности остались далеко позади, а изматывающие сражения на войне научили мыслить быстро, хвататься за первое, пришедшее в голову решение, и, доверяясь интуиции, следовать ему до конца. Никогда не сомневаться. До сегодняшнего дня Чарли лишь однажды оказывался в безысходной ситуации, это было почти семь лет назад, когда ему впервые поручили сложное боевое задание, а он растерялся. И вот оно снова. Это неописуемое состояние, когда и сдаться не позволяет гордость, и стремиться не к чему. Ему не оставили ни одной возможности сопротивляться, ни одного шанса на побег. Цели нет.
   Чарли сам удивлялся, но в первые мгновения осознания, что его поймали, он не почувствовал страха или злости. Были лишь тоскливая досада, растерянность и пустота. Руки безвольно опустились на колени. Маг почувствовал себя беспомощным щенком, который бежит, старается, прилагает максимум усилий, делает все, на что только способен, но чья-то могучая рука, раз за разом берет за шкирку и отбрасывает назад, в приготовленный вольер. Никого не интересует, сколько Чарли пришлось сражаться, чтобы преодолеть новый рубеж. Просто за него снова приняли решение, в очередной раз перечеркивая попытку спастись.
   - Долго ждали, пока я остановлюсь на одном месте? - спросил он бесцветным голосом. Вокруг десятки людей, но никто не сможет ему помочь. Ни у кого не хватит ни сил, ни смелости пойти против семьи Ромто.
   - Около двух часов, - сказала мать Чарли, широко зевая, - я думала, ты продержишься дольше.
   - Я всегда Вас разочаровываю, мама, - Чарли смотрел на свои запястья, пытаясь вернуть себе хоть какие-то эмоции. Бесполезно. Вся его жизнь была похожа на бег по замкнутому кругу. Как бы он ни старался -- не смог продвинуться ни на сантиметр в сторону.
   Женщина кивнула, соглашаясь с утверждением сына:
   - Доставил ты мне хлопот, конечно. Я уже давно не в том возрасте, чтобы по ночам шастать по городу.
   -Я к Сатари не поеду, - твердо и отрывисто проговорил Чарли, сжал подлокотники, не отрывая взгляд от точки на спинке расположенного впереди кресла.
   - Причем здесь Сатари? - деланно удивилась женщина, приглядываясь к сыну.
   - Я лучше умру. Или Вы этого и добиваетесь? - поднял глаза на мать.
   - Твоя смерть не принесет нам ничего хорошего, - задумчиво ответила та, давая понять, что данная возможность была рассмотрена. Этот факт окончательно добил Чарли, он снова дернулся в кресле:
   - Тогда почему, мама?! Я принес нашей семье два "Кольца отличия", три "Синих ленты" и "Символ Преданности". Ни одна семья на этом материке не владеет столь престижной наградой. Двум следующим поколениям не нужно думать о долге! За что Вы меня так ненавидите?
   Марго, наклонилась к брату и принялась гладить его волосы нарочито ласково.
   - Чарлик, успокойся, не кричи так, ты привлекаешь внимание. Никто тебя не ненавидит, мы изо всех сил пытаемся помочь тебе. Мы очень тебя любим, - сладким голосом уговаривала она.
   Чарли не нашелся, что ответить сестре. Он просто открыл рот, отшатываясь от ведьмы, как от привидения. Почувствовав онемение в ногах от простенького заклинания, призванного сковать или хотя бы замедлить его движения, перевел взгляд на колдующую мать, после чего, наконец, смог закрыть рот, мысленно произнося слова, призванные защитить от направленного на него заклятья, разумеется, безуспешно.
   - Все уже решено? - спросил он у матери через несколько минут. Ведьма кивнула, не отрывая глаз от большого экрана. В этот момент в фильме взорвалась машина.
   - Когда? - его голос частично заглушили женские крики из фильма.
   - Сразу после полнолуния. Сатари даже согласились лично приехать за тобой.
   - Какая честь, - пробормотал Чарли, глаза предательски наполнились слезами, парень принялся быстро моргать, не понимая, откуда этот приступ слабости. Но решение проблемы по-прежнему было не найдено. Цели не было.
   - Вы же понимаете, что я никогда не вернусь? Никто не возвращался. Боже, я так хочу жить!
   - В таком виде? Жить как обычный человек? - мать презрительно приподняла брови.
   - Я найду возможность открыть канал, я все для этого сделаю, я смогу.
   - Ты врешь сам себе, Чарльз. Ты прекрасно знаешь, что Сатари не меняют своего решения. Этот позор на всю жизнь.
   - Я клянусь, что не буду Вас компрометировать. Больше никаких баров, выпивки. Ничего подобного. Вы даже не заметите моего существования. Я уеду, - торопился он сказать как можно больше, пока не перебили. - Я уеду туда, где мне не встретится ни один знакомый маг. Хоть на северный полюс!
      - Чарли.
      - Я откажусь от своего наследства, я подпишу любую бумагу! Клянусь, я...
      - Замолчи, - произнесла ведьма так, как могла только она: тихим, спокойным, но не оставляющим никакой надежды на спасение голосом. Чарли прикусил язык, понимая, что не успел сказать и трети задуманного.
   - Этот разговор не имеет смысла. Странно, что ты до сих пор не понял: со мной бесполезно торговаться. Сейчас мы встанем и пойдем на улицу к машине. Не вздумай выкинуть что-нибудь. Надеюсь, у тебя не настолько съехала крыша, чтобы не понимать, что твои трепыхания лишь еще больше выводят меня из себя.
      Девушка - контролер с удивлением наблюдала, как из зала вышел тот самый милый молодой человек, час назад казавшийся веселым и счастливым, сейчас же выглядевший мрачнее тучи: лицо серого цвета, покрасневшие глаза, рассеянный, словно слепой взгляд. Было ощущение, что он ничего не видит вокруг себя, будто ноги сами ведут его против воли. Впереди уверенной походкой шла пожилая женщина, а позади - девушка, около тридцати лет, с длинными прямым черными волосами. "Наверное, плохие новости"- подумала девушка-контролер и посочувствовала парню.
      Молчаливая процессия двигалась в сторону парковки, на полпути Марго вытащила из кармана брата вибрирующий телефон и выбросила его в мусорный контейнер. Сидя в машине и не имея возможности самостоятельно шевелить чем-либо, помимо языка и нижней челюсти, Чарли несколько минут обдумывал свои перспективы и возможности. Мысли вновь и вновь возвращались к Алис. Она считала себя в безопасности рядом с Чарли, снова доверилась ему. Он не может ее подвести, один раз маг уже бросил Алис одну, нарушив все свои обещания. Нужно обязательно что-то сделать для ее защиты, а пострадать над своей искалеченной жизнью он еще успеет. Чарли быстро рассказал все, что знал о "Белом взрыве", скрыв только имя девушки, чуть было не пострадавшей в ходе отвратительного обряда.
      - ... они все заслуживают смерти, - закончил он.
      - Хорошо, если ты обещаешь, что добровольно поедешь с Сатари, члены секты "Белый взрыв" не доживут до следующего полнолуния.
      Чарли кивнул, понимая, что вот теперь точно конец.
      - Еще кое-что. Нужно вернуть деньги Томасу Блейку, я занимал у него и... я бы хотел попросить, чтобы вы присматривали за Алис.
      Мать с удивлением посмотрела на сына, повернувшись на переднем пассажирском кресле.
      - Алис? Я не ослышалась? Та самая Алис, которая и имени твоего слышать не хочет? Ты же ненавидишь ее, она предала тебя.
      - Я знаю, - тихо сказал Чарли, - просто она единственная к кому у меня все еще сохранились хоть какие-то чувства. Пусть даже это ненависть.
      - Хорошо, мы возьмем ее под свое покровительство. Надеюсь, это все?
      - Теперь все.
      - Слава демонам!
      В доме Чарли заперли на чердачном помещении, оборудованном под жилье для прислуги, побоявшись, что в его комнате могут быть припрятаны какие-нибудь артефакты. "Тюремная камера" была настолько крохотной, что смогла вместить лишь односпальную кровать, тумбочку и стол со стулом. К ней примыкала ванная комната, размерами напоминающая санузел на корабле. Единственное окно оказалось надежно заколдовано, как, впрочем, и дверь. Чарли неподвижно сидел на полу, прислонившись к стене, и смотрел в одну точку, он мог сидеть так часами, вспоминая.
  
   - Ромто, через десять минут у тебя видеосвязь с семьей. Поторопись, - заглянул в шатер мужчина лет тридцати пяти, прячущийся от палящего солнца под плащом с капюшоном.
   - Командир, уже бегу! - воскликнул один из солдат, спрыгивая со второго яруса кровати. Его счастливая улыбка на мгновение осветила темный шатер, а белые зубы сверкнули в свете наколдованных кем-то разноцветных точек.
   - Завтра меня здесь не будет, - высокомерно бросил солдат своим соседям в казарме. Накинул желтую потертую куртку из тонкого, хрустящего на ощупь материала, натянул капюшон и вприпрыжку выскочил на улицу.
   - Чарли, задерни за собой штору! - раздались в след недовольные голоса, но Чарли уже успел отбежать на внушительное расстояние, а использовать на территории лагеря небоевые заклинания было запрещено. Колдовали, разумеется, все, но так, чтобы старшие по званию не заметили. Наказание было суровым, вплоть до помещения на сутки в карцер.
   Еще на учениях Чарли познакомился с Сандрой, славной девушкой из Мексики. По эту сторону границы между мирами Сандра была на две недели дольше Чарли - пятнадцать дней назад ее вернули домой. Связаться с родственниками разрешается только раз в полгода. Словами не передать, как Чарли ждал, пока истекут эти шесть месяцев! Считал дни, а последний месяц даже часы и минуты, представляя себе, как напоследок выскажет все, что думает, своему нынешнему командиру, как посмеется над некоторыми соседями по казарме, с которыми не сложились отношения. Иногда он настолько четко представлял себе возвращение на Землю, что в первые минуты, открыв глаза, не верил, что все еще находится здесь. Чарли ничего в жизни не ждал столь трепетно, как сегодняшний видеозвонок домой. В ближайшие полчаса он расскажет своим обо всем, что здесь происходит, и о том, что его заставляют делать. И его, как и Сандру, заберут на следующий после разговора день. Чарли вприпрыжку ворвался в переговорную, представляющую собой небольшой куполообразный шатер, изнутри и снаружи окрашенный в черный цвет с желтыми, словно выгоревшими на солнце пятнами, и уселся в кресло.
   - Я готов! - крикнул он, вероятно, громче, чем требуется.
   В эту же секунду в паре метров от мага воздух пришел в движение, переставая быть прозрачным. В течение минуты Чарли наблюдал, как перед ним материализовывалось сначала густое грязно-желтое облако, которое через пару секунд превратилось в блестящую глянцевую поверхность, а потом и в экран, на котором через мгновение маг увидел свою мать, Тару и Элизабет.
   - Как я рад вас видеть! - воскликнул он, протягивая руки, словно мог дотянуться и объять родных. Чарли не знал, как долго разрешено говорить с семьей, поэтому перешел сразу к делу: - Вы себе не представляете, где я, и что здесь происходит. Это война, настоящая бойня, где каждый день умирают маги. Заберите меня отсюда. Немедленно!
   - Братик, я так соскучилась! - воскликнула Тара, делая шаг ближе и прижимая руки к груди.
   - Я тоже, сестренка, - улыбнулся Чарли, - Мама, я обещаю, что с этого дня все изменится, Вы меня просто не узнаете. Я осознал свои ошибки, переосмыслил ситуации, когда был не прав. Я буду самым лучшим сыном на свете, только заберите меня отсюда. Если Вы прямо сейчас подадите прошение, то завтра я уже буду дома. Я узнал, как это делается, для начала...
   - Чарли, - строго прервала мага мать, - ты думаешь, мы не знаем где ты?
   Чарли сглотнул, почувствовав, как легкий холодок пробегает между лопаток. Нет, глупости, он просто не так понял мысль матери.
   - Я думаю, что нет, - ответил он, качая головой, - Здесь страшно, особенно новичкам, и очень опасно, - понизил голос: - здесь полчища чертей и прочих монстров, которых вы и представить себе не можете. Я видел поселения страдающих душ, участвовал в непрерывных сражениях, которые иногда длятся сутками. И...
   - Я разговаривала с Брашем, он тобой недоволен. Говорит, что ты все время пытаешься спрятаться, избежать участия в боевых действиях. Придумываешь себе заболевания, лишь бы не идти на фронт.
   - Еще бы! Тут я проявляю всю хитрость, на которую только способен! - гордо и слегка насмешливо ответил Чарли. - Попав сюда, я сразу понял, что это страшная ошибка, я не должен был быть здесь. Но они не разрешили сразу связаться с Землей. По правилам впервые разрешается увидеть родных только через полгода. Я сделал все, чтобы остаться в живых и все вам рассказать.
   - Мне стыдно за тебя, ты позоришь нашу семью, - после этих слов связь оборвалась.
   Растворившийся в воздухе экран более не освещал мрачный шатер, на мгновение Чарли показалось, что он ослеп или... умер, что его сердце перестало биться. Мертвая тишина лишь способствовала укреплению этого чувства. В следующую секунду кровь ударила в голову, с бешеной скоростью пульсируя в венах. Он машинально постучал по груди, словно пытаясь удержать ломающую ребра колотящуюся мышцу. Несколько минут Чарли сидел, не шевелясь, был неспособен четко мыслить. Он видел подобное смятение в бою, командиры называли это шоком. Картинка перед глазами расплывалась, маг снова и снова прокручивал в голове диалог, отказываясь верить в то, что произошло. Как?! Его не заберут?! Он останется здесь еще на полгода?! Нет... нет-нет-нет!
   Темноту шатра разрезал луч нестерпимо яркого солнца, заставив Чарли зажмуриться и прикрыть отвыкшие от света глаза.
   - Ваше время истекло, сэр, - вежливо приговорил застывший на пороге черт.
   - Но я не успел сказать все, что хочу.
   - Мне жаль, сэр, Земля оборвала связь.
   Чарли медленно встал и побрел в свой шатер-казарму. Ноги не слушались. Когда он зашел в помещение, солдаты притихли, резко прекратив разговоры, погасили наколдованные лампочки. Все смотрели на Чарли с пониманием, поджимали губы, кивали. Большинство уже давно поняли, что никто их отсюда раньше срока не вытащит, когда-то каждый из них побывал на месте Чарли. Круглая сумма или месяц на войне - цена года пользования магией для всей семьи, платить следует не реже раза в пятьдесят лет, то есть через поколение. У кого-то не было денег, чтобы заплатить за силу, у кого-то не было родителей, а далекие родственники решили сэкономить. От кого-то просто решили избавиться, как от Чарли, например. Маг залез на свою кровать и с полчаса смотрел в одну точку, понимая, что ему это не снится, но, тем не менее, мечтая проснуться и выбраться из этого кошмара.
   Откуда-то издалека донесся первый удар гонга, заставив солдат замереть и прислушаться. Меньше, чем через минуту второй удар прокатился по лагерю, достигая ушей каждого его обитателя. Солдаты быстро переглядывались, сжимая кулаки, скрещивая пальцы, впиваясь ногтями под кожу, - каждый по своему пытался отвести грозящую битву, мечтая, чтобы этот день прошел в относительном спокойствии. Третий удар гонга лишил воинов всякой надежды, означая, что к лагерю на недопустимо близкое расстояние подобрался враг. Оглушительная сирена торопила, оповещая о полной боевой готовности. Некоторые маги, все еще непривыкшие к столь громким звукам, схватились за уши, выбегая из шатра. Некоторые часто оборачивались, бросая прощальные взгляды друг на друга или на шатер, ставший их домом, не надеясь, что удастся вернуться. Солдаты со всего лагеря торопились к месту построения, расположенного на окраине военного поселения, среди них бежал и Чарли, пораженно озираясь по сторонам. Окружающий мир виделся словно в тумане, расплывался и обжигал сетчатку, когда взгляд Чарли случайно касался отражающих ослепительное солнце поверхностей. Чарли не должен был быть здесь, он не солдат, он не убийца и не воин, ему становилось дурно от вида крови, от вида разорванных тел. Он не обязан был в этом участвовать, его должны были забрать домой. Ну почему его не забрали домой?
   Из состояния оцепенения вывел вражеский черт, намертво вцепившийся в лодыжку. От боли и неожиданности Чарли дернулся, огрел беса ударом мощностью всей магической силы, которую смог резко вытянуть из себя, отчего врага разорвало на мельчайшие частицы, и побежал прочь от развернувшейся бойни. Он бежал и бежал, пока не перестал слышать грохот и крики, пока взрывы не остались далеко позади. Где-то на полпути сорвал с головы гарнитуру, бросил на землю и раздавил ботинком, на полуслове прерывая приказ своего командира. Спрятался в расщелине между огромными валунами и просидел там до темноты, пока его не нашли соратники.
   Далее следовали пятнадцать ударов плетью и два дня в карцере под землей. И, конечно, первое предупреждение. Чарли отчетливо помнил из инструктажа, который ему бегло зачитали в день прибытия на войну, что для ничем не отличившихся новичков, не успевших доказать свою полезность, третьих предупреждений не существует, после второго сразу идет смерть. Чарли плохо помнил пребывание в карцере, на самом деле, после шестого удара он вообще ничего не помнил, только дикую, нестерпимую боль и ужас. Кажется, он прокусил деревянную палочку, которую сжимал в зубах, в любом случае, десны еще несколько дней кровоточили после столь сильного напряжения. Проснулся от жажды, в темноте нащупал кружку с водой и начал жадно пить, обливаясь, давясь и кашляя. Утолив первую потребность, наконец, огляделся - темно, холодно, сыро. Потолок настолько низкий, что Чарли не мог даже встать на колени и выпрямить спину. А еще он чувствовал ломоту во всем теле. Спина кровоточила и страшно чесалась. Чарли отчаянно шептал обезболивающие, обеззараживающие и заживляющие заклинания, но затуманенные мозги категорически отказывались работать. Маг кричал, звал на помощь, царапал стены, но никто не откликался; обессилев, он упал на землю и провалился в забытье. Принесший утром воды черт объяснил, что Чарли в карцере, и сидеть ему здесь еще сутки.
   Наконец, его откопали, перетащили в казарму и бросили на кровать. Чарли больно щурился на свет и еле передвигал ногами, ощущая безумный голод и тошноту одновременно. В последние дни давали только воду. Мыслить получалось односложно, мир превратился в мрачную палитру, состоящую исключительно из ощущений: слабость, боль, страх. И резкий, врывающийся в сознание вой серены. Чарли грубо столкнули с кровати.
   - Ты не слышишь? Сигнал к построению!
   - Я не могу, - прошептал, оправдываясь Чарли, - я только из карцера, у меня спина разодрана и нет сил.
   Не позволил договорить удар в живот, Чарли на секунду задохнулся.
   - Из карцера? Трус значит! Вставай! Ублюдок, тут тебе не маменькин дом, и здесь нет ее титек. Или ты идешь сражаться -- или тридцать плетей и второе предупреждение.
   Чарли пробормотал: "Да, сэр", - и попытался встать. Его грубо встряхнули и вытолкнули на улицу, пихнув в спину для скорости. Он побежал, спотыкаясь, туда же, куда бежали все. Возле телепорта ему всучили глефу, кинжал, гарнитуру и плащ. В следующую секунду Чарли оказался в центре боя.
   - Ромто! - раздался в ухе голос Ведущего Боевого мага - командира Чарли, - уничтожить катапульту! У тебя семь минут. И только попробуй еще раз сбежать, спущу шкуру заживо.
   Пошатываясь, на полусогнутых ногах, Чарли бежал по направлению к орудию, понимая, что ослушаться приказа нельзя. Он был не уверен, что сможет пережить еще пятнадцать плетей, или, о нет, тридцать. За второе предупреждение вроде тридцать?! Он с бешеной скоростью шептал обезболивающее заклинание, коснувшись запястьями. Рядом прогремел взрыв, поднимая на несколько метров вверх столб пыли и грязи.
   - Воздух, берегись! - закричали слева. Чарли упал на землю, совсем близко пролетела вражеская оса - чудовище, размером с быка скалило игловидные губы, а его длинная жесткая шерсть развивалась по ветру, зрительно увеличивая монстра раза в полтора.
   "Ромто! Почему катапульта еще стреляет? У тебя две минуты!" - недовольный голос из гарнитуры.
   Адреналин заставлял кровь бурлить в венах, отдаваясь в ушах, Чарли подполз ближе, наколдовал огненный шар и запустил в орудие. Оно загорелось, но продолжало стрелять.
   - Чарли, взорви под ней "солнце"!- закричала рядом Лера, ведьма из его отряда.
   Чарли открыл рот и развел руками, показывая, что не знает этого заклинания. В день изучения он, кажется, придумал отговорку и не участвовал в тренировках. Притворился тяжело больным! Боже... еще немного, и он станет не просто больным, а мертвым магом. Чарли, растерявшись, замер, решая, что будет лучше: погибнуть в бою или вернуться в лагерь для второго предупреждения. Он понятия не имел, что делать с катапультой. Паника лишала всякой возможности мыслить, он не видел выхода из этой ситуации. Сердце выпрыгивало из груди, ноги подкосились. Но вдруг катапульта взорвалась и разлетелась, осыпая все вокруг горящим пеплом. Чарли пригнулся, спасаясь от обломков, быстро огляделся.
   - Будешь должен, - буркнула Лера и побежала куда-то в сторону.
   Чарли сам себе поклялся больше никогда не пропускать тренировок.
   Через два дня Леру, одну из лучших воинов, которых знал Чарли, насмерть загрызла оса.
  
   - Опять вспоминаешь? - в комнату зашла Тара, плотно прикрыв за собой дверь.
   Чарли вздрогнул, возвращаясь в реальность, которая сейчас казалась не многим лучше воспоминаний. Потом отвел глаза и уставился в новую точку на полу.
   - Я тебе поесть принесла, - она поставила тарелки с едой на стол, - Чарлик, я не допускаю даже мысли, что ты можешь не вернуться.
   Чарли мрачно посмотрел на нее исподлобья, вкладывая во взгляд всю гамму эмоций, переполняющих его - обиду, горечь от неожиданного предательства сестры, обреченность и презрение. Женщина забыла то, что хотела сказать, резко замолчала. Чарли не верил ни одному ее слову, он не понимал, почему она в этой ситуации на стороне матери.
   - Чарли, пожалуйста, - Тара прижала руки к груди в умоляющем жесте, - прости меня.
   - Мне, кхм, - прочистил горло, - мне жаль, что я не увижу Венеру. Но я не сомневаюсь - она вырастет красавицей. Пожалуйста, научи ее любить. Не дай матери испортить душу девочки.
   - Ты же знаешь правила, моих детей воспитывает она так же, как нас воспитывали бабушки.
   - Она будет учить. Воспитывать можешь и обязана ты.
   - Я постараюсь.
   Чарли кивнул и отвернулся, демонстрируя нежелание продолжать разговор. Когда Тара ушла, он поел, понимая, что ему потребуются силы для борьбы, просто так он не сдастся. Он больше никогда не будет сидеть в клетке.
   Чарли действительно было жаль, что он не увидит ребенка Тары. Несмотря на все правила, он хотел бы обучать ее. Он показал бы девочке такие боевые заклинания, что ее бабка побаивалась бы лишний раз возразить. При этой мысли Чарли улыбнулся.
  
   За все последующие годы Чарли не пропустил ни одной тренировки, наоборот, он вкалывал усерднее многих. В ту ночь, когда он, истинный маг, оказался совершенно беспомощным перед деревянной катапультой, Чарли понял, что от регулярной практики зависит его жизнь. Не удастся прятаться постоянно, иногда придется воевать и нужно постараться выжить. Не имело значения, пронизывает ли ледяной ветер, беспощадно палит солнце, заставляя кровь закипать в жилах, или крупными тяжелыми каплями прибивает к земле дождь, Чарли, закутавшись в плащ и накинув капюшон, каждое утро шел на зарядку, а после завтрака - на тренировку. Он часами колдовал, доводя до совершенства владение боевыми и защитными заклинаниями, старался каждый день узнавать что-то новое. Кроме того, Чарли много бегал, через каждые пятьсот метров ускоряясь, тем самым повышая выносливость, упражнялся с оружием, развивая быстроту реакции, резкость движений, физическую силу.
   У него была цель - продержаться еще полгода. При следующем разговоре Чарли сделает все как надо, он убедит мать забрать его. Он подберет самые правильные слова, выражения, продумает интонации. У него впереди куча времени.
  
   Чарли решительно зашел в шатер для переговоров, сел в кресло. В материализовавшемся экране увидел только Тару на фоне ее спальни. В течение минуты брат с сестрой молчали, рассматривая друг на друга.
   - Браш все еще мной недоволен? - наконец, спросил Чарли.
   - Я не знаю.
   - Тогда почему она не пришла?
   - Мама с сестрами на шабаше. В следующий раз...
   - Следующий раз будет через шесть месяцев, и я не уверен, что доживу, - прошептал Чарли, поджимая губы, с трудом удерживая в себе эмоции от нового разочарования.
   - Что я могу сделать? Я осталась ради тебя.
   Чарли помолчал, рассматривая окно за спиной сестры, кусочек из его прошлой жизни.
   - Расскажи как дела дома.
   - Бабушка Тата умерла месяц назад. И Стелла вот-вот нас оставит.
   - Мне жаль.
   - Я знаю, они любили тебя. Ты же знаешь, они были против того, чтобы к Брашу ехал именно ты.
   И тут Чарли прорвало, он забыл все слова, все речи, которые готовил и много раз проговаривал про себя, представляя этот день. Он просто рыдал, как маленький ребенок, закрыв лицо руками, и повторял: "Заберите меня отсюда. Умоляю".
   Из глаз Тары медленно катились слезы, но она ничего не могла сделать.
   То, что его никто не собирается забирать домой, Чарли понял только спустя еще два таких разговора. Он просил, угрожал, торговался. Да что он только не делал! Война между тем шла своим чередом. В начале четвертого года службы Чарли получил звание Ведущего Боевого мага Первого уровня, через четыре месяца состоялась седьмая видеосвязь с Землей.
   В этот раз он увидел мать, впервые после первого разговора. Ведьма ахнула, не узнавая своего сына: с экрана на нее спокойно смотрел взрослый мужчина. Его темные, практически черные глаза светились безумной безграничной силой, выдавая непобедимого мага, уверенного в себе бойца. Он больше не просил, не требовал. Наоборот, был серьезен и сосредоточен, голос звучал ровно и твердо, словно Чарли отдавал приказания, а не общался с родственниками. Маг рассказал, как убил Картера - одного из лучших Боевых магов демона Ротара. Теперь Чарли сам стал командиром, под его началом дралось семь человек, он жил в отдельном шатре и проводил учения для новичков. Мать удовлетворенно кивнула, дослушав короткий рассказ, лишенный каких-либо подробностей или эмоций. Сухо попрощавшись, Чарли вернулся к занятиям, больше внутри него ничего не сжималось. Он смирился и принял свою судьбу. Неважно, что его снова не забрали, ему осталось всего восемь месяцев.
  
   Чарли подошел к небольшому окну и оглядел освещенный фонарями двор. До него донеслись удары часов в гостиной, сообщающие, что уже девять. Завтра в это время, вероятно, Чарли уже заберут. Ему следовало давно привыкнуть к вероломству, к неизбежности происходящего. Только родная мать три раза предавала его, не говоря уже о любимой девушке и сестрах.
   В его семье всегда рождались только девочки. Ромто - старинный род со сложной историей и точно прописанными правилами. Все имена детей были предопределены еще века назад и хранились занесенными в толстый том "История Семьи" под номером один. Неважно как выглядят отцы, ген, определяющий внешность потомства, был настолько силен, что все женщины Ромто отличались притягательной царственной красотой: высокие, статные, неизменно черноволосые, с правильными тонкими чертами лица и чарующими, гипнотизирующими глазами, заглянуть в которые и не влюбиться было совершенно невозможно. Красота необходима ведьмам, чтобы притягивать к себе лучших мужчин и рожать от них дочерей. Так было на протяжении веков, пока не появился Чарли. Его мать, Луиза, была в неописуемом ужасе, услышав восторженные слова акушерки: "Поздравляю, у вас мальчик!" Девочку должны были назвать Чара. Луиза категорически отказалась кормить сына и предлагала оставить его в лесу, как раньше делали с больными детьми, но бабушки не позволили. Они увидели в рождении мальчика хороший знак, дали ему схожее имя - "Чарльз".
   Много поколений семья Ромто занимает огромный старинный дом в "Солнечной Долине". На территории их владений размещается так же большой сад, где девочки учатся колдовать, не боясь быть замеченными.
   Чарли всегда знал, что его не любят, казалось, он с рождения понимал это, в десятке первых произнесенных мальчиком слов и близко не было слова "мама". С детства он старался не попадаться на глаза Луизе, которая обожала дочерей, и, в лучшем случае, игнорировала сына. Пришлось научиться хорошо прятаться, так как частенько настроение Луизы оставляло желать лучшего, особенно если Чарли отличался в изучениях заклинаний и получал похвалы бабушек. Отец ушел из семьи сразу после рождения сына, и Чарли его никогда не видел, мужчины были необходимы ведьмам лишь для продолжения рода. Тем не менее, Чарли рос счастливым ребенком, у него были Тара и бабушки. Он родился, когда Таре было двенадцать, и та сразу взяла на себя все заботы о брате. Старалась заменить Чарли обоих родителей. Читала книги, рассказывала о мире, терпеливо отвечала на бесконечные детские вопросы, позднее готовила брата к школе, ходила на родительские собрания, даже пыталась защищать от сверстников. Жители деревни всегда недолюбливали семью Ромто, между собой обзывая прислужниками дьявола, хотя ни разу не видели подтверждений своим догадкам. Видимо, такое ощущение складывалось веками, и даже в современном мире интернета и космических кораблей имели место суеверия и предрассудки.
   Сестры обычно проводили время вместе, либо всегда рядом был влюбленный парень, готовый защищать красотку, а вот Чарли частенько доставалось в школе, но он ни разу не повел себя неправильно. С восьми лет, когда стала проявляться сила, он знал, что нельзя ее никому показывать, чтобы ни случилось. Чарли ни разу не нарушил это правило, пока в его жизни не появилась Алис.
  
   Уже полчаса обнаженный Чарли крутился перед зеркалом в своем шатре. Сегодня должна состояться последняя видеосвязь с его семьей, и через два месяца он будет дома. Чарли думал об Алис. Он сразу же, первым делом найдет ее, и посмотрит ей в глаза. Он должен увидеть ее глаза. Чарли сжал кулаки, представляя, как уничтожит ее молодого человека Адама. Боже, Чарли казалось, что он слышит хруст костей под своими кулаками. Ему даже не потребуется магия. Чарли придумал огромное количество способов, как заставить страдать влюбленную парочку, как заставить Алис прочувствовать все то одиночество, в котором он жил все эти годы по ее вине, теперь осталось только выбрать, у него впереди два месяца на раздумья.
   Чарли приблизил лицо к зеркалу - от верхней губы вверх шел двух сантиметровый шрам - боевой вражеский маг ударил по лицу камнем и рассек губу, выбил зубы. Времени на лечение не было, Чарли наспех срастил ткани с помощью магии и побежал сражаться дальше. Нос сломан три раза, правая мочка уха разодрана - выдернули серьгу, которой маг в первый месяц по неопытности пытался себя украсить; часть левого уха откусил черт. "Красавец!" - Чарли улыбнулся. На правой руке не досчитывается половины пальцев, от кисти до плеча тянутся уродливые шрамы от осколков взорвавшегося "солнца", на спине рытвины от плетей. Повсюду следы ядовитых гнилых зубов чертей. Сколько еще шрамов могло бы быть, если бы не старания лекарей? Кожа обветрена, особенно на руках и губах, под глазами темные круги. Кажется, демоны обещают качественный морок, Чарли на это надеялся. Хотя, если Алис увидит его таким - сразу поймет, где он был. В глубине души Чарли безумно хотел, чтобы она все поняла, хоть и знал, что это невозможно.
   В шатер заглянул черт:
   - Семь минут до связи с Землей, сэр.
   - Иду.
   Чарли медленно оделся. Уже скоро он за все отомстит и Алис, и матери, и сестрам. Все они пожалеют, что отказались от него. Чарли улыбнулся и зашел в комнату для переговоров.
       На этот раз на экране он увидел только мать.
       - Привет, мальчик мой. Как ты?
   "Мальчик мой"? Чарли насторожился, впервые слыша подобное приветствие из уст Луизы.
       - Отлично. Вы получали сообщение о кольце? -  показал большой палец с надетым на него платиновым кольцом с большим черным камнем, полученным за особые заслуги.
      - Да, это приятно. Вижу, ты привык воевать.
       - Ко всему можно привыкнуть, но я считаю дни до возвращения, конечно.
       - Вот об этом я и хотела с тобой поговорить. Мы долго беседовали с Брашем о тебе. Демон подтвердил, что ты отличный солдат и ему жаль отпускать тебя.
   Чарли самодовольно улыбнулся, хотел возразить, но мать не дала:
   - Он считает, что ты мог бы сделать отличную карьеру и прославить нашу семью.
       - Это все лестно, но через два месяца я буду дома, и ничто этого не изменит.
       - Я подписала договор еще на один срок службы. Впрок, так сказать, рассчитаешься за следующее поколение, ну и у тебя появится шанс отличиться.
       - Что?! Это невозможно, у тебя нет права принимать подобные решения, - задохнулся парень.
       - Бабушки покинули наш мир, теперь я глава семьи. И у меня есть такие полномочия.
   Чарли показалось, что пол под ногами резко наклонился.
       - Впрочем, я оставила тебе лазейку - "Символ Преданности" нашему демону. Если ты проявишь себя, выслужишься перед Брашем, и он признает твои старания достойными этой награды, то ты сможешь вернуться сразу же, как только захочешь.
       - Пппреданности? - проговорил Чарли, голос его дрожал, язык не слушался, - но это невозможно. Уже лет триста никто не может получить его у Браша.
       - Да, да, я в курсе, но для нашей семьи было бы престижно обладать им.
       - Мама, пожалуйста...
       - Чарли, ты прекрасно знаешь, что я всегда была против твоей жизни. Сам факт твоего существования противоестественен и оттого отвратителен. Но четыре года назад я задумалась. Может, это знак? Бог послал нам мужчину, чтобы ты принес славу роду Ромто.
   Но Чарли уже не слушал, мысли с бешеной скоростью проносились в голове.
       - Ты уже подписала?- наконец спросил он.
       - Да.
       - Если вдруг я все-таки выживу, меня оставят на третий срок?
   Мать пожала плечами.
       - "Символ Преданности" - твой путь на свободу. Сестры передают тебе привет, увидимся через шесть месяцев, и не разочаруй меня... сынок!
     
   Из воспоминаний Чарли выдернул бой часов, отмечающих, что уже полночь.
      Совсем скоро будет готов амулет. Чарли уставился на свои браслеты, думая о том, какая же никчемная у него жизнь. Перевел взгляд на вилку, лежащую на столе. Хватит ли у него духу всадить ее в горло собственной матери, чтобы получить возможность сбежать?
  
   Глава 8 
  
      - Ты уверен?!
      - Иди сама посмотри, но мне кажется, он перемещается.
   Бросив на стол чашку с недопитым чаем, который тут же расплескался, запачкав кружевную скатерть, Алис подбежала к Тому, склонившемуся над картой, разложенной на столе в гостиной. Действительно, маятник-пуговица подрагивал и медленно двигался.
      - Его схватили Сатари, - уверенно заключила Алис, поднимая взгляд на Тома, который ни разу до этого не видел столько решимости в глазах своей подруги. - Хватай карту, поехали.
      Том наскоро сгреб в сумку необходимые для заклинания поиска атрибуты, быстро оглядел просторную светлую гостиную, украшенную розоватыми узорчатыми занавесками и резной, потемневшей от времени мебелью. Убедившись, что ничего не забыл, кинулся следом за Алис, которая уже прощалась во дворе с приютившей их хозяйкой дома. Пожилая женщина, радуясь последним теплым денькам в этом году, с раннего утра занималась пересаживанием клубней цветов из сада в комнатные горшки, благодаря чему не мешала свободно пользоваться белой магией. Она так и не поняла, что ее дом, находившийся в паре километров от особняка Ромто, был выбран друзьями как идеальное место для слежки.
   - Огромное спасибо, что разрешили поработать у Вас, пока нашу квартиру ремонтируют после затопления. До свидания! - прокричала Алис, подбегая к машине и занимая водительское кресло. В ответ хозяйка дома лишь успела развести перепачканными в земле руками, попыталась что-то сказать выбегающему следом за Алис Тому, но тот даже не посмотрел в ее сторону.
   - Такая же наглая, как и ее отец, - пробубнила себе под нос родственница и бывшая соседка бабушки Алис, после чего вернулась к своему занятию. Она редко общалась с племянницей, обычно лишь в тех случаях, когда той что-то было позарез нужно.
      - Чарли движется в сторону города и очень быстро, - объявил Том, доставая очередную порцию сгустков из специального, украшенного причудливой вышивкой мешочка.
      - Поняла, - Алис сильнее нажала на педаль газа, обгоняя ехавший впереди грузовик. Она никогда в жизни не вела автомобиль так быстро, как сегодня, она вообще никогда не водила столь дорогие и мощные машины, как немецкий седан Тома, поэтому немного нервничала, жутко боясь ошибиться в расчете габаритов и поцарапать машину. Том тоже был не в восторге от необходимости пустить Алис за руль, но вести машину и колдовать одновременно, белому магу было физически невозможно.
   - Черт, да они летят под сотню! - поразился он, не отрывая глаз от карты города.
   - Сатари, - Алис стиснула зубы. Она понятия не имела, с какой силой им придется столкнуться, но продолжала давить на педаль газа, ведомая единственной целью - догнать. Друзья слишком долго наблюдали неподвижный маятник, свидетельствующий, что Чарли находится в доме своей матери, отчетливо понимая, что пойти туда сейчас - полное безрассудство, чреватое всем, чем угодно, кроме спасения мага, и сейчас, переполненные энтузиазмом, практически не чувствовали страха, слепо бросаясь в погоню, не думая о возможных последствиях.
   Вечерние заторы на трассе не позволяли двигаться так быстро, как хотелось бы. Сатари же преодолели расстояние до города, практически не снижая скорости.
   - Проклятые черти! - Алис уже тошнило от всей этой магии. Она подрезала нерасторопного мужичка на побитой иномарке, тот посигналил в ответ, на что девушка показала средний палец, и тут же покраснела, поразившись своей дерзости. Том же с замиранием сердца следил за маневрами Алис, не веря, что его любимая машина все еще в целости.
      - Куда дальше? - спросила Алис, выезжая с гравийной дороги на трассу и остановившись на светофоре.
      - Подожди, я потерял его, - Том только сейчас заметил скол, появившийся на лобовом стекле от камня, отскочившего из-под колес впереди едущего автомобиля. К сожалению, не они одни торопились и решили срезать по бездорожью.
   - Том! - Алис ткнула пальцем в карту. - Куда теперь?
   - Пока не сворачивай с объездной, - он одновременно наматывал полоски на пальцы, пытался расслабиться и очистить мозг от посторонних мыслей, как писалось в брошюрках для начинающих белых магов, и шептал заклинание. За сутки Том не только выучил заклинание поиска наизусть, но практически догнал Чарли в скорости произношения, - они едут в направление пятой больницы скорой помощи.
      - Окей, - Алис пришлось нарушить правило дорожного движения, проскочив на красный цвет.
      - Так, подожди...
      - Что случилось, ты опять потерял его?! - рявкнула Алис. Она пыталась говорить спокойнее, но резкие интонации выдавали усиливающееся волнение, - с каждым мгновением расстояние между ними и Чарли увеличивалось. А что будет, если они его окончательно потеряют?!
      - Я не знаю. Я же, все-таки всего лишь "белый" маг, - к предложению Том добавил еле слышные ругательства, беспомощно разводя руками, - я не знаю, что происходит! Алис, маятник больше не двигается.
      - Попробуй еще раз.
      - Сейчас, - он опять намотал полоски на пальцы.
      - Ничего не понимаю: или Чарли в больнице, или маятник сломался.
      - Сломался? Черт, ладно, проверим больницу, других пуговиц все равно нет.
      Алис подъехала к парковке, заняла место между двумя минивэнами, по ее расчетам способных спрятать белый седан Тома от любопытных глаз.
      - Ну что, идем? - неуверенно посмотрела на друга, опасаясь, Том захочет остаться в машине, побоявшись встречи с Сатари. Когда утром Алис просила о помощи, она имела в виду исключительно поиск Чарли с использованием маятника-пуговицы и белой магии, но никак не сражение с неизвестными силами. Она помнила, как Том поджал губы, когда Джефри, с которым кое-как удалось связаться, при упоминании имени мучителей Чарли, нетерпящим возражения тоном предупредил, чтобы никогда при нем больше не заговаривали на подобную тему. И, вообще, он в отпуске, и не собирается возвращаться в ближайшие несколько недель. Джил, кажется, испугалась до заиканий, Алис никогда не слышала, чтобы начальница мямлила. А потом и вовсе бросила трубку, сказав, что садится батарея у телефона. Никто из белых магов, которых они с Томом успели обзвонить, никогда не слышал о службе контроля психического здоровья истинных, и что-то подсказывало, что это запретная информация, о которой лучше вовсе не знать.
      - Карту брать? - Том отстегнул ремень безопасности.
      - Не знаю, возьми на всякий случай, - улыбнулась Алис, прикрывая за собой дверь. Они направились к центральному входу, часто оглядываясь, ища взглядом что-нибудь необычное, выдающее присутствие Сатари.
   - Карту больницы бы найти... Прячься! - скомандовала Алис, присев за машиной скорой помощи. Притянула Тома за рукав к себе и прошептала на ухо:
      - Это Марго и Элизабет Ромто.
   Она старалась говорить как можно тише, опасаясь, что ведьмы услышат ее слова, даже несмотря на внушительное расстояние в половину парковки между ними.
      - Боже, как ты их различаешь? - изумился Том, разглядывая девушек. Они были одного роста, со схожими пропорциями и одинаково подстриженными черными волосами, издалека походили на близняшек, даже не так, на зеркальные отражения друг друга. - Если бы ты не сказала, я бы и сам догадался, что Чарли их родственник.
      - Да, они все очень похожи между собой, - подумала и добавила: - внешне. Нужно смотреть на лица, особенно на глаза. Самые злые - у Марго. Это та, которая стоит слева, в более темных джинсах. Думаю, хорошо, что ведьмы здесь, видимо, передача Чарли Сатари не состоялась. Нужно придумать, как пробраться мимо них в больницу, - начала оглядываться, надеясь, что увиденное натолкнет на идею.
      - Смотри, сестры явно не в настроении. Точно такое же выражение лица я видел у твоего мага, когда упомянул про долг перед дьяволом, - прошептал Том, выглядывая из-за машины.
      - Боже, да что они с ним сделали? - дрожащим от негодования голосом прошептала Алис. - Родной брат же! Если бы мой брат был жив, я бы никому не дала его в обиду.
      - Вроде уходят, - шепнул Том, прижимая указательный палец к губам, тем самый призывая Алис говорить еще тише.
   Действительно, ведьмы, не торопясь, спустились с овального больничного крыльца, обрамленного толстыми железными периллами, и подошли к своей машине. Марго взяла с заднего сидения пачку сигарет и направилась обратно к зданию, а Элизабет села за руль и уехала.
      - Хотя бы на одну меньше. Нужно идти искать Чарли.
      Друзья, озираясь по сторонам подобно преступникам, замыслившим ограбление, прокрались в здание, и сразу оказались взятыми в плотное кольцо незнакомых людей, которые громко возмущались, каждый на свою тему, а одна женщина, одетая в огромный старомодный темно-бардовый пиджак, прижимающая к себе большую сумку, нетерпеливо воскликнула:
   - Вы тоже ожидаете? - и когда Алис медленно кивнула, пытаясь понять, что происходит, почему вокруг народу как в день открытия ярмарки, добавила: - тогда я за вами!
   Просмотрев объявления над стойкой регистрации, друзьям стало понятно, что одну из соседних больниц закрыли на ремонт, и временно эта клиника вынуждена обслуживать сразу несколько районов. Впрочем, в данной ситуации это было лишь на руку.
      - Спрашивать о Чарли в приемной нельзя, заподозрят. Нужно самим искать, - рассуждала Алис, занимая новую очередь в аптеку. Через несколько минут она купила пару белых халатов, которые они с Томом накинули на плечи.
      - На лестнице должны быть планы эвакуации каждого этажа, попробую незаметно вытащить, - сказал Том.
      - Хорошо. Тогда бери карту первого, а я пока достану остальные. Где встретимся?
      - Я буду колдовать в туалете, думаю, это единственное спокойное место в этом "бедламе".
      Спустя десять минут Алис нетерпеливо нарезала круги рядом с мужской уборной, вздрагивая при каждом хлопке двери, чем притягивала к себе удивленные взгляды мужчин. Пару раз ей пришлось прятаться от Марго и Тары, проходивших в сторону буфета и обратно. Алис повезло, что погруженные в свои мысли ведьмы не смотрели по сторонам, а она, присев на корточки и наклонив голову так, чтобы волосы падали на лицо, делала вид, что обронила сережку.
   Том появился через несколько минут:
      - На первом этаже его, вроде, нет.
      - Уверен?
   Том закатил глаза, не понимая, как можно быть в чем-то уверенным, если дело касается магии. Забрал остальные карты из рук Алис и снова скрылся. Вероятно, толпа людей раздражала сестер Ромто, потому что в третий раз проходя по первому этажу, они не соизволили даже скользнуть взглядом по лицу Алис, которой удавалось затеряться среди пациентов.
      - Получилось. Он на втором этаже, в конце коридора, - гордо сообщил Том, возвращаясь в коридор.
      - Молодец! Идем, только осторожно, тут повсюду расхаживают эти гарпии.
      - Палата двести шестнадцать, - бросил он на ходу.
   Двести шестнадцатая палата оказалась реанимацией. Друзья уже успели преодолеть половину коридора, как навстречу им, перегородив дорогу, вышел врач, одетый в темно-зеленый костюм, вероятно, хирург.
      - Вы кто и что здесь делаете? Здесь запрещено находиться посторонним, - сказал он, рассматривая молодых людей, которые чуть не сбили его с ног, пытаясь добраться до нужного кабинета. Доктор между тем скрестил руки на груди, а его внушающие уважение рост и ширина плеч не позволяли сомневаться, что без его разрешения ни Алис, ни Том и шагу не ступят по направлению к цели.
      - Я сестра Чарльза Ромто, - поражаясь своей смелости, ответила Алис, глядя доктору в глаза. Последний, подозрительно оглядев девушку с ног до головы, кивнул, поверив искренней озабоченности, отразившейся на ее лице.
      - Сколько же у него сестер! - всплеснул руками.
   - Много, - улыбнулась Алис, - он у нас единственный мужчина в семье.
   - Плохо смотрите вы за своим единственным мужчиной, девушка, - без тени улыбки ответил врач. - Беречь надо, раз он вам так дорог. Сейчас парень стабилен, но сами понимаете, риски еще есть.
      - Можно его увидеть?
   - Разумеется, нет, и я уже раз пять сказал об этом вашим нетерпеливым сестрам. Ваш брат в реанимации, сейчас переведем его в палату, где он проспит до утра под действием снотворного. Приезжайте завтра, тогда сможете не только увидеть, но и поговорить с ним.
   - Мы подождем, когда вы будете перевозить его.
   - Девушка, в этом нет необходимости. Сейчас его жизнь вне опасности, - потом подумал пару секунд и продолжил, но намного дружелюбнее: - Знаете, брат у вас боец, первый раз вижу, чтобы человек выжил при такой потери крови, - покачал головой. - И еще, - чуть понизил голос, - вы знаете хорошего психиатра?
      Алис, растерявшись неожиданному вопросу, отрицательно покачала головой.
      - Тогда я вам завтра порекомендую, не забудьте мне напомнить. И расскажите врачу честно обо всем случившемся - только тогда он сможет помочь. Не может такого быть, чтобы ни с того ни с сего здоровый молодой мужчина порезал себе вены.
      Алис кивнула, стараясь скрыть удивление от услышанной информации.
      - Спасибо, доктор.
   В этот момент двери злополучной реанимации, куда категорически запрещал заходить врач, распахнулись, несколько санитаров выкатили кровать, на которой неподвижно лежал Чарли, соперничая бледностью лица с белоснежными простынями.
   - О Боже! - Алис кинулась к нему и вцепилась в край каталки, одновременно помогая и мешая санитарам. - Доктор, пожалуйста, - взмолилась она, рассматривая как обычно хмурящееся лицо мага, тщательно перебинтованные запястья, иглу катетера, торчащую из правой руки.
   - Хорошо, - не выдержал врач, замечая, сколько боли отразилось на лице девушки при виде "брата", - проводите его до палаты, но потом сразу езжайте домой. Кевин, - обратился он к одному из санитаров, - проследите за этим. Но больше никаких родственников, слышите?
   Молодой, лет двадцати на вид санитар кивнул, выпрямил спину и насупился, радуясь оказанному доверию, стараясь произвести впечатление ответственного человека, на которого можно положиться.
   - Он привязан, но вы не пугайтесь, - сказал Кевин Алис уже в палате, устанавливая капельницу, а затем датчики на груди Чарли. - Пока мы его откачивали, парень бредил и пытался вырываться. Боимся, что может навредить самому себе.
      Алис кивнула, не выпуская холодную ладонь Чарли из рук. Неподвижный, истощенный, дышащий при помощи аппарата искусственного дыхания, он был поразительно похож на мертвого. Алис отшатнулась, в ужасе распахнув глаза. Ей потребовалось не меньше минуты, чтобы успокоиться, убедить себя, что Чарли в относительном порядке, а также, что ее волнение основано исключительно на страхе потерять помощника в борьбе с сектантами, на советы и поддержку которого она рассчитывала. Разумеется, здесь дело не в личной симпатии к этому мужчине, подобные чувства остались глубоко в прошлом - рассуждала она. Последние сутки прошли на нервах не только потому, что Чарли был в плену. Алис ежесекундно ожидала появления участников "Белого взрыва", вздрагивая при любом, как ей казалось, подозрительном шуме. Изрядно подливал масла в огонь Адам, который постоянно звонил и писал сообщения. Когда девушка дозвонилась до оператора и попросила заблокировать звонки с номера Адама, он принялся атаковывать с других телефонов. Если бы Алис могла убить мыслью, жизнь Адама оборвалась бы уже давно, а смерть была медленной и мучительной. Совсем отключить свой мобильный Алис боялась, так как переадресовала на него звонки с домашнего телефона, и каждый раз с надеждой поднимала трубку - может, Чарли? В настоящий момент ее сотовый был выключен и валялся где-то на самом дне сумки, не беспокоя и не отвлекая на себя внимание.
      - Мы так и не смогли снять браслеты, - уточнил санитар, освобождая дыхательные пути Чарли от уже ненужных приспособлений, - чем только не пробовали распилить, магия какая-то, - пожал плечами и поправил одеяло на кровати мага.
      - Да, спасибо, - Алис осторожно погладила Чарли по щеке, ощущая ладонью колкость его щетины.
   - А теперь Вам действительно пора. Не волнуйтесь, о нем позаботятся, - сказал санитар не терпящим возражения тоном.
   Понимая, что спорить бесполезно, Алис вышла из палаты и подошла к Тому, переминающемуся с ноги на ногу у горшка с высокой пальмой.
   - Только что Мариса и Марго поругались с доктором. Я боялся, что ты выйдешь из палаты как раз во время их ссоры, но повезло, ведьмы уже ушли. Меня они не знают, слава Богу!
   - Как ты узнал, что вместе с Марго была Мариса?
   - Так к ней обратился врач. Вообще, ругалась именно Марго, Мариса стояла поодаль и улыбалась. Доктор не пустил их в палату, несмотря на кокетство, а затем угрозы и крики. Кажется, он тоже маг, потому что Марго прошипела ему в след: "чертов придурок, блокирующий мое влияние".
   - Видимо, неплохой маг, потому что Чарли всегда говорил, что обольстительные чары сестер очень сильны. Том, нам надо как-то забрать Чарли отсюда.
      - Сказали же, что риски еще есть. Вдруг ему станет хуже, что тогда? Опять повезем в больницу?
      - Как только ему станет лучше - его отправят к Сатари. Если есть хоть одна возможность спасти Чарли, мы должны попробовать.
   - Он один в палате?
   - Пока да, но там санитар, сидящий рядом с кнопкой вызова охраны и врачей, - Алис резко замолчала, услышав шаги, обернулась и увидела в паре метров от себя Марго. От ужаса и осознания своей глупости, из-за которой теперь Чарли обречен, стало дурно, бросило в жар. Ну почему они не спряталась, а принялись вести разговор, прямо в коридоре, поверив, что ведьм действительно прогнал врач до завтрашнего утра! Алис посмотрела на Тома, глаза которого готовы были вылезти из орбит, вновь на Марго, рядом с которой стояли Мариса и Тара. Вступить в разговор и притвориться, что друзья совершенно случайно прогуливались по больнице скорой помощи мимо палаты Чарли - явно не вариант. Бежать? Кричать и звать на помощь? Или, возможно, стоит уже начинать молиться?
   Губы Алис зашептали что-то бессвязное и беззвучное, слова перемешались в голове, взгляд метнулся в конец коридора, надеясь, что оттуда придет спасение в лице врача или медбрата. Да хоть кого-нибудь!
   - Допустим, санитара я возьму на себя, - громко перебила мысли Алис Марго, - но потом нам нужно будет как-то вытащить Чарли из палаты и перевести домой.
   Ведьма стояла настолько близко, что Алис чувствовала ее духи - густой, слегка приторный, но в то же время невероятно приятный, можно даже сказать, волнующий. Взгляд Марго был устремлен на лица сестер, которые отвечали тем же. Они словно не замечали, что их разговор нагло подслушивают.
   - Так же, как взяла на себя доктора? - съязвила Мариса, приподнимая брови, но ее фразу ведьмы оставили без внимания.
   - Почему мы не можем позволить Чарли отдохнуть до завтрашнего утра? - спросила Тара. - Доктор сказал, что он потерял слишком много крови, что ему нужен покой и отдых.
   - Потому что мама хочет покончить с этим сегодня вечером. Сатари и так недовольны тем, что им придется забрать Чарли. Если бы хотя бы одна из нас сказала, что против, что в этом нет необходимости, не сомневаюсь, они бы отклонили прошение.
   Не понимая, почему ведьмы ведут себя так, словно они одни в коридоре, Алис сделала шаг назад, интуитивно пытаясь отстраниться, но случайно задела плечом лист пальмы, который при этом качнулся. Сестры тут же обернулись на движение, Алис набрала в грудь воздуха, решив, что крики о помощи при данных обстоятельствах являются единственным выходом, но тут крепкая мужская ладонь зажала ей рот:
   - Они нас не видят, - еле слышно прошептал Том на ухо. И действительно, сестры Ромто еще пару секунд рассматривали пальму, после чего вернулись к разговору.
   - Это ты? - одними губами спросила Алис, но Том отрицательно покачал головой, тогда Алис вновь посмотрела на колдуний и заметила, что Мариса продолжает поглядывать в их сторону. Слегка улыбнувшись, она подмигнула Алис, словно подавая какой-то знак, стрельнула взглядом на дверь в палату Чарли, к которой уже подошла Марго.
   - Доктор, можно Вас на минутку? - позвала ведьма санитара, поманив указательным пальцем.
   - Я не доктор, - смутившись, ответил молодой человек, выходя в коридор. - Прием на сегодня закончен, пациенту нужно отдохнуть, - замолчал на полуслове, не способный отвести светящихся обожанием глаз от лица Марго.
   - Вы так похожи на доктора, - ласково протянула ведьма, добродушно улыбаясь, - обещаю, мы не будем шуметь, - подмигнула.
   - Я знаю, но...
   Мариса еще раз кивнула на палату, после чего Алис с Томом прокрались к двери и прошмыгнули в помещение как раз вовремя, потому что санитар, лишенный способности думать о чем-либо кроме прекрасной темноволосой богини, закрыл за собой дверь, оставшись наедине с ведьмами.
   - Чарли, Чарли, ты меня слышишь? - Алис сразу подбежала к кровати мага и начала трясти его за плечи. - Просыпайся! Чарли, Чарли!
   Он не шевелился, спокойствие помещения нарушали лишь равномерные сигналы приборов, оповещающие о ровном ритме сердцебиения. Алис слегка потрясла мага за плечи - никакой реакции. Похлопала по щекам, продолжая звать. Довольно сильно потрепала за волосы, после чего он, наконец, вяло пошевелился, с трудом разлепил веки и прищурился.
      - Чарли, Чарлик, это Алис, ты меня слышишь? Моргни, если да.
      Чарли закрыл глаза и, кажется, вновь провалился в забытье.
      - Нет-нет-нет! Просыпайся. Ты сейчас в больнице, тебе надо бежать, бежать от Сатари!
      Как и ожидала Алис, слово произвело нужный эффект. Чарли дернулся и схватил ее за руку, открыл глаза.
      - Ты слышишь меня?
   Он быстро моргнул, щурясь, попытался что-то сказать, но с первой попытки не получилось.
   - Это Алис. Ты знаешь, кто я?
   Он опять моргнул. Принялся рассматривать скромную обстановку палаты: белые стены, постель, в которой лежал, шкаф у противоположной стены. Остановил взгляд на двери.
      - Где я? - наконец, сипло произнес.
      - Ты в больнице скорой помощи. Я надеюсь, идея со вскрытием вен была частью плана по спасению, а не позорного бегства?
   Чарли чуть улыбнулся, переводя взгляд на широкий подоконник.
      - Что мне нужно делать? Я готов, - вяло промямлил он, отчаянно борясь со сном, попытался приподняться на руках.
   - Что это? Я связан?! - с ужасом воскликнул, дергая руками.
      - Сейчас, - Том перерезал складным ножом эластичные ремни.
      - Чарлик, я понятия не имею, что делать. За дверью твои сестры: Марго, Тара и Мариса, кстати, последняя помогла попасть к тебе, сделав нас невидимыми для остальных.
   - Мариса помогла? - переспросил Чарли, морща лоб, посмотрел на Тома, словно в ожидании опровержения этого бреда, но тот лишь кивнул, пожимая плачами.
   - Вот именно, ее помощь меня несколько пугает, но выбора у нас нет.
      Между тем магу удалось подтянуться и даже сесть.
         - Какой этаж? - перебил он рассуждения Алис, встряхивая головой.
      - Второй.
      - Я выпрыгну из окна, - решительно кивнул, растирая свободной от капельницы рукой глаза.
      - Спятил? Ты разобьешься, все себе переломаешь.
      - Не страшно, кости срастутся, ссадины заживут. Вы продали бутылочки с зельями, про которые я говорил?
      - Знаешь ли, нам было не до этого! Мы голову сломали, как вытащить тебя из лап двинутых головой сестричек-ведьм, - фыркнул Том, прислушиваясь к разговору, ведущемуся за дверью.
   - Чарли, у меня все, что может понадобиться, - Алис протянула магу свою сумочку, в которой он несколько секунд перебирал зелья, после чего вытащил бутылочку с зеленоватой жидкостью.
      - Отлично, - резко мотнул головой, прогоняя нежелающий уходить сон, - это - мобилизация. Сейчас приду в себя, - залпом осушил емкость.
   Дверь приоткрылась, голоса и звонкий женский смех за ней стали громче.
      - Ждите меня внизу. Том, оставь мне нож на всякий случай, - успел напоследок попросить Чарли и, быстро спрятав под одеяло карманный складной ножик, опять лег и закрыл глаза, Алис поправила ремни, создавая видимость, что они целые.
   - Нет и еще раз нет, девушки... - отчаянно боролся с психологическим давлением ведьм санитар, до последнего пытаясь следовать указаниям врача. Алис с Томом вышли через приоткрытую дверь и, мысленно пожелав Кевину удачи и силы воли, бросились вниз по лестнице.
      - На нем живого места не останется, - сокрушалась Алис, переступая ногами так быстро, как только могла.
      - А что делать? Я не могу за пять минут найти ему батут! - торопился следом Том. Он побежал к машине, чтобы подогнать ее поближе, а Алис обогнула здание в поисках нужного окна.
   К счастью, внутренний дворик больницы не был выложен брусчаткой, а представлял собой зеленую зону с широкими тропинками для прогулок, под окнами плотно засаженную неколючим кустарником, который сможет хоть как-то смягчить падание. Со временем суток им тоже повезло - было уже достаточно темно, пациенты клиники давно разошлись по палатам, и дворик казался пустынным. Пару минут Алис наблюдала за нужным окном, ожидая увидеть в нем Чарли. Ей оставалось только надеяться на то, что санитар не отступит, насколько бы сильными не были чары ведьм, по крайней мере, даст Чарли хоть немного времени, чтобы тот успел прийти в себя после приема зелья и спрыгнуть. В любом случае, другого плана у них не было, приходилось уповать на безумство этого. Силуэт Чарли появился через несколько минут, правда, спиной к окну и не один. Рядом с магом стояла одна из черноволосых ведьм.
  

***

   Марго нетерпеливо вздохнула, подошла и поцеловала упорствующего санитара в губы, выдавив при этом из себя томный стон удовольствия. Кевин, не способный поверить в свалившееся на него счастье, задыхающийся от нахлынувших эмоций, послушно отступил, пропуская их в палату.
   - Я подожду за две... - сестры не дослушали, закрывая за собой дверь.
   - Мерзкий тип! - прошипела Марго, отплевываясь. Подошла к брату, осматривая капельницу и крепкие ремни, привязавшие руки его к кровати.
   - Теряешь навык, сестрица, - самодовольно улыбнулась Мариса, наблюдая за кислым лицом сестры, не понимающей, почему не сработали чары, - скоро на тебя будут реагировать лишь сопливые юнцы, у которых "встает" по поводу и без.
   - Еще скажи, что это ты помогала ему сопротивляться, - высокомерно бросила Марго, косясь на сестру. - Если судить по твоим врожденным способностям к колдовству, место твое среди белых...хм, магов, - высокомерно выплюнула последнее слово, - но никак не истинных. Хотя, - задумалась, - даже среди белых колдунов я видела весьма впечатляющие экземпляры, которые могли бы преподать тебе парочку уроков.
   Мариса, продолжая лукаво улыбаться, остановилась у входа, не желая приближаться к кровати брата, на краю которой уже сидела Тара.
   - Действительно, на противостояние тебе хватало ума только у Чарли. И почему, спрашивается после этого, ты так недолюбливаешь брата? - скучающим тоном произнесла Мариса, но заданный вопрос был оставлен риторическим.
   - Не понимаю, почему ты вызвала скорую, - сказала Марго Таре, дотронувшись кончиком пальца до браслета Чарли, который показался ей жутко холодным, и тут же отдернула руку, словно опасаясь, что браслет и ее лишит возможности колдовать.
   - А ты бы смогла стоять и смотреть, как он умирает? - пораженно прошептала ведьма в ответ, сжимая ладонь Чарли.
   Марго пожала плечами, отводя взгляд в сторону, словно желая скрыть чувства или же их отсутствие. Вновь овладев собой, улыбнулась и прищурилась, вглядываясь в лицо сестры.
   - Если ты так его любишь, почему не протестовала, когда мама решила связаться с Сатари? - насмешливо бросила она, наклоняясь к Чарли. Изящными движениями руки один за другим оторвала от его груди датчики, следом вытащила из вены катетер, - когда же ты уже сдохнешь, ублюдок, все нервы нам вымотал.
   В этот момент глаза Чарли открылись, встретившись с расширенными в удивлении точно такими же и по форме, и цвету глазами сестры. Марго вскрикнула, но не успела отшатнуться, Чарли резко сел, наматывая на руку длинные волосы сестры, и дернул на себя, открывая тем самым горло ведьмы, к которому приставил лезвие ножа.
   - Боже, Чарли, что ты делаешь!? - подскочила Тара, секунду колебалась, после чего бросилась спасать сестру, но угрожающий голос Чарли ее остановил:
   - Стой, где стоишь, Тара, иначе я ее убью.
   Мариса, скрестив руки на груди, продолжала улыбаться.
   - Я тебя разорву на мелкие кусочки, - прохрипела Марго, попыталась разжать пальцы Чарли, крепко держащие ее волосы.
   - Я буду быстрее, - он сильнее прижал к горлу ведьмы нож, кажется, слегка порезав кожу, - все трое не двигайтесь.
   - И в мыслях не было, братик, - Мариса подняла перед собой руки, показывая, что сдается, потом, словно увидев заусеницу, сконцентрировала внимание на ногте, делая вид, что происходящее в палате ее и вовсе не касается.
   - Если будет шрам, я клянусь, что буду выдирать твои пальцы один за другим, пока их у тебя не останется вовсе!
   - Заткнись, Марго, - Чарли слез с кровати, начал пятиться к окну, поглядывая то на дверь, рядом с которой стояла Мариса, то на Тару.
   - Чарли, не надо, - взмолилась последняя.
   - Чарлик, сможешь ли ты ударить свою обожаемую сестрицу? - прошипела Марго, указывая пальцем на Тару, которая сделала еще несколько шагов вперед, с мольбой протянула руки.
   - Да вы достали меня все! - закричал Чарли. - Ну, сколько уже можно издеваться?! Оставьте меня в покое! Посмотрите, до чего вы меня довели, у меня уже не осталось никаких сил бороться! Тара, клянусь, что если ты сделаешь еще хотя бы шаг, - он выглянул в окно и кивнул Алис и Тому, отметив, что машина ждет во дворе, - мы проверим, насколько я неадекватен, и смогу ли я причинить вред своим сестрам.
   Пару мгновений в палате было тихо, Тара и Марго боялись пошевелиться, судорожно обдумывая, как поступить, Мариса достала из кошелька пилочку и принялась выравнивать форму ногтя, еще сильнее напрягая атмосферу.
   - Тара, - позвал Чарли, - когда ты нашла меня умирающим, у меня в руках был бумажник, дай его мне. Мариса, помоги перекинуть магией. Хорошо, - зажал портмоне рукой.
   - А сейчас, - вновь посмотрел на Тару, - отойди в дальний угол. Ну же, быстрее! Повернись спиной ко мне, - крепче стянул волосы Марго, - открывай окно, - приказал, наклоняя голову ведьмы сильнее, создавая ей возможный максимум дискомфорта, тем самым не позволяя колдовать.
   Пока Марго наощупь открывала оконный замок, Чарли думал, как ему с ней поступить. Пару секунд сомневался, после чего отшвырнул ведьму на кровать, вскочил на подоконник, и, придерживаясь за раму, спрыгнул вниз, царапаясь пятками о шершавую кирпичную стену, повис на карнизе, стиснул зубы, прикрывая глаза, словно прощаясь, и разжал пальцы. Пока падал, пытался сгруппироваться, чтобы максимально уменьшить степень возможных повреждений.
   Прыжок длился менее секунды, Алис не успела испугаться, как Чарли уже был на земле. Приземлился, ловко кувыркнувшись, и приподнялся на руках, озираясь по сторонам. Через мгновение Алис и Том были рядом, помогая Чарли подняться.
     - Крестик - самое главное, - шептал маг, вытирая дрожащими руками кровь с лица.
      - Боже, Чарлик, - Алис зажала ладошкой рот, не в силах смотреть на разодранную кожу на голове и руках, на кровоточащие раны. В это время Том надел на шею Чарли амулет на шнурке.
      - Нужно срочно убираться! - воскликнул маг довольно резво для умирающего.
   В этот раз Том сел за руль, Чарли - рядом, а Алис запрыгнула на заднее сидение.
   - Гони, гони! - поторопил маг, наблюдая, как во дворик въезжает внедорожник Элизабет, а Марго плавно опускается со второго этажа на землю. Тома не пришлось просить дважды, машина тронулась так быстро, как только могла.
   - Посмотрим, на что способна твоя тачка, - сказал Чарли, выглядывая из окна.
   - Если мы ее поцарапаем, я сам тебя убью, - прорычал Том, протягивая Чарли мешочек, под завязку набитый сгустками силы. - Впереди тупик, - сообщил он, - я разворачиваюсь, - повернул автомобиль влево, но сидящий рядом Чарли быстро схватился за руль и выровнял машину.
   - Там шлагбаум, а не тупик, езжай вперед! - приказал он, развязывая мешочек и поглядывая в боковое зеркало на желтый внедорожник, который стремительно сокращал дистанцию.
   - Шлагбаум опущен.
   - Не сомневайся! - Чарли бросил очередной взгляд на отражающуюся в зеркале погоню. - Разгоняйся, Том, если расстояние еще сократится, то даже Элизабет с Марго смогут сломать что-нибудь в машине с помощью магии, - последнее слово было съедено вместе, как в первую секунду показалось Чарли, с откушенным языком - машина подскочила на лежачем полицейском, зацепив при этом брюхом кочку. - Твою мать, - прошипел Чарли, потирая ушибленную о потолок голову и проверяя, цел ли онемевший как после анестезии язык. Алис взвизгнула сзади, но времени проверять, как она, не было. Следом на всей скорости, подпрыгнув на полметра, преодолел преграду внедорожник. Чарли нервничал, пытаясь развязать узел, не выдержал и разорвал шнурок, опуская ладонь в сгустки.
   Том послушно жал на газ, сигналя охранникам и прохожим, чтобы разбегались. Люди до последнего не желали освобождать дорогу, не веря, что в столь спокойном месте, как парковка у больницы, на их глазах разворачивается ралли, или, вернее, гонки на выживание. Желтый внедорожник, яростно сигналя, подтолкнул белый седан, в котором в этот момент словно открылось второе дыхание. Машина с громким ревом рванула вперед и протаранила ограждение, сломав его и отбросив на несколько метров вперед. Не сбавляя скорости, вылетела на дорогу, сходу занимая третью полосу движения. Автомобиль слегка повело, но Том быстро справился с управлением, горячо и вслух благодаря немецкий автопром в целом и всех инженеров Германии в частности. Не успели очевидцы закрыть в изумлении распахнутые рты, как сквозь руины некогда бывшего шлагбаума прорвался внедорожник, а еще через несколько секунд улицу оглушили сирены полицейских машин.
   - Я думал, ты поднимешь шлагбаум! - накинулся на Чарли ошарашенный случившимся Том, одновременно оценивая ущерб, нанесенный его машине и понимая, что теперь они убегают еще и от властей.
   - Глупо тратить сгустки на такую ерунду, - Чарли выглянул из окна, наблюдая за сосредоточенными лицами сестер. Через громкоговоритель на всю улицу слышались приказы полицейских немедленно остановиться и прижаться к обочине.
   - Что делать? - Тома трясло от страха, от непривычно-огромного количества адреналина в крови, от отсутствия хоть какого-нибудь плана. Он хорошо водил автомобиль, уверенно обгонял и подрезал попутно движущийся транспорт, стараясь сохранить между собой и внедорожником преграду в виде хотя бы одной машины, но понимал, что все его старания бессмысленны.  
   Они пролетели перекресток, громко сигналя, чтобы их заметили и пропустили, тут же на хвост сели еще две машины с мигалками. Том не понимал, на что надеется Чарли, вероятно, район уже оцепили, если не сестры - то полиция их схватит в ближайшие несколько минут.
   - Чарли, если ты не скажешь, что делать дальше, я остановлю машину, - пригрозил он, краем глаза замечая бар, в котором несколько дней назад так хорошо провел время за рюмкой коньяка в компании симпатичных девиц, мечтающих стать моделями. Доведется ли ему еще когда-нибудь побывать там снова.
   - Хорошо, тормози. Но сначала обгоняй вот тот грузовик, и метров двадцать держись прямо пред ним, - Чарли пальцем указал на обочину.
   Том, смиряясь с тем, что это худший день в его жизни, проклиная свое идиотское желание понравиться Алис, показаться героем, подвигнувшее его на эти подвиги, переключил передачу, и резко перестроился, обгоняя грузовик. Чарли тем временем засунул обе руки в мешочек, доставая по горсти сгустков, и принялся шептать заклинание. Глаза мага заволокла белая пелена, голос прозвучал отстраненно, слова состояли из одних шипящих звуков. Чарли на мгновение скрестил запястья, после чего прижал пальцы с зажатыми между ними остатками сгустков к крыше и двери машины, после чего сказал еще несколько слов.
   - А теперь резко на обочину! Давай! - заорал в ухо Тому.
   Понимая, что это самый безнадежный выход из сложившейся ситуации, Том не смог ослушаться командирского тона.
   - Глуши двигатель. Я сказал "глуши"! Ты оглох, что ли? Почему приходится повторять по два раза?!
   - Мы действительно остановились, Чарли, - осторожно подала голос с заднего сидения сжавшаяся от страха Алис.
   - Мы невидимы. Но это самый простой морок из тех, что я знаю. Попробовать что-то более сложное и интересное не позволяет имеющееся количество силы. Они смотрят сквозь нас, но выхлопные газы и движение воздуха может быть заметно, - он оглянулся, - давайте же, ну! - проводил взглядом пронесшийся мимо на всей скорости внедорожник. - Молодцы, сестрички. Теперь полиция. Одна машина, вторая...Ну же, третья, быстрее!
   - Пронесло! - выдохнула Алис.
   - Ведьмы вернутся, как только поймут, что случилось. Нужно выбираться отсюда. Том, выруливай на дорогу. А теперь разворачивайся!
   - Мы не успеем проскочить, сильное встречное движение.
   - Твою мать, меньше, чем через десять секунд мы снова станем заметными. Давай!
   Алис видела, как стремительно сокращаются полоски в руках Чарли, как напряжены его мышцы, словно он пытался продлить действие заклинания с помощью физической силы, хотя это и невозможно. Том, выругавшись, повернул руль, и автомобиль, скрипя шинами, развернулся, меняя направление на противоположное, едва успевая вписаться в ряды бывшего секунду назад встречным движения. Сзади резко остановилась машина, которой тут же посигналили другие. Женщина за рулем была в шоке, увидев в полутора метрах от себя седан, которого секунду назад не было.
   - Мать вашу, я закрыла глаза, - простонала Алис с заднего сидения.
   - Мать вашу, я тоже, - тем же тоном отозвался Том.
   - Я один был готов встретить смерть лицом к лицу? - усмехнулся Чарли, - Том, съезжай с главной дороги. Нам нужно убираться из этого района, чем скорее, тем лучше.
   - А куда мы едем? - спросил Чарли, когда Том выехал на объездную дорогу. Несколько минут маг был занят осмотром своего тела и не следил за направлением движения. Сделал вывод, что из переломов только пара треснутых ребер. Это неприятно, но не смертельно, жить он будет. Алис оторвала кусок от своей кофты и пыталась зажать кровоточащую ссадину на его голове.
      - Спасибо, - поблагодарил Чарли, продолжая ощупывать свое тело.
      - Тебе только что влили кровь, а ты опять ее расходуешь не по делу, - невесело пошутила девушка.
      - На войне, как на войне, - подмигнул маг, - Так куда мы едем? - повторил вопрос.
      - В загородный дом моих родителей.
      - Он принадлежит тебе или родителям? - обратился к водителю.
      - В смысле по документам?
      - Да.
      - Родителям, но у меня есть ключи, и я там часто бываю.
      - Не пойдет, ведьмы найдут нас. От полиции я успел скрыть номера машины, но Марго, вероятно, успела запомнить. Зря вы в это ввязались, если честно, но я не дурак, чтобы отказываться от помощи. Чтобы спрятаться, нам нужно попасть в помещение, которое находится в вашей собственности. Хотя бы частично.
      - У меня с другом на двоих есть мастерская. Я официально имею в ней долю. Пойдет?
      - Да, поехали туда.
   Том развернул машину на первом же повороте.
      - Нам нужен перец, - задумчиво проговорил Чарли, рассматривая быстро меняющийся пейзаж за окном.
      - Какой?
      - Без разницы. Молотый. Вода и что-нибудь пожевать. Еще немного и я умру от голода, - прижал руку к животу, поморщившись.
      Потратив в супермаркете минут пятнадцать, Том снова сел за руль, а Чарли тем временем срезал складным ножиком по локону волос у каждого участника побега и принялся трясущимися руками измельчать их и перемешивать, не отказываясь от помощи Алис.
      - Как только попадем в квартиру, действуем быстро. Том, ты берешь пакетик и посыпаешь порог и подоконники, Алис - разогреваешь еду, - улыбнулся и подмигнул перепуганной гонкой девушке, пытаясь ее взбодрить.
      Еще через двадцать минут они упали на диван, откинувшись на мягкую спинку, и облегченно прикрыли глаза.
   Мастерская представляла собой просторную квартиру-студию с огромными окнами и чудесным видом на город, а так же крошечной кухней с минимально-необходимым набором бытовой техники - кофеваркой и микроволновкой. В комнате был жуткий беспорядок - всюду валялись пустые коробки из-под пиццы, были разбросаны краски, наброски, фотографии.
      Первым пришел в себя Чарли.
      - Я уеду, как только помоюсь и переоденусь, - выдохнул он, - и для вас все закончится.
      - Деньги за сгустки мне, кстати, перевели вчера вечером, как ты и обещал, правда, все и даже больше ушло на твой побег.
   - Обещаю, что придумаю что-нибудь, я обязательно верну вам все деньги. А сейчас я бы сходил в душ, - Чарли с отвращением потер запекшуюся кровь на лице. - У тебя, случайно, нет какой-нибудь одежды?
      - Чем тебе больничная рубаха не нравится? - хмыкнул Том, открывая дверцы шкафа, - а твои сестры, несмотря на все наши предосторожности, не нагрянут в ближайшее время?
   - Думаю, у нас есть как минимум пара часов, в течение которых они будут пробивать по номерам машины хозяина и искать оформленную на тебя недвижимость.
      - Какой-то ты подозрительно бойкий для спрыгнувшего со второго этажа и сломавшего ребра человека, час назад лежащего под капельницей, - засомневалась Алис, внимательно рассматривая мага.
      - Это все зелье мобилизации. Оно заставляет организм работать на всю катушку, черпать силы из неограниченных резервов, которые есть у каждого человека, правда, доступ к ним открывается лишь в крайних случаях. У меня есть еще часов шесть, потом начнется отходняк, - Чарли поморщился, - так, где тут душ?
      - Тебе помочь? - спросила Алис.
      - Нууу, если ты так сильно по мне скучала, пойдем, красавица, - Чарли призывно двинул бровями, подмигнул опешившей девушке и скрылся в ванной. Следом послышался звук бегущей воды.
      - И что теперь делать? - озадаченно проговорила Алис, не отрывая изумленно взгляда от только что захлопнувшейся за Чарли двери. Он что, только что шутил? Заигрывал с ней?
      - Чарли не выглядит очень благодарным, - проворчал Том, выглядывая из окна, - мы тут жизнью рисковали и, кстати, продолжаем рисковать. А он даже "спасибо" не сказал.
      - Мне кажется, он еще в шоке, - придумала объяснение игривости мага Алис. - Думаешь, для нас действительно все закончится, когда он уедет?
      - Ты больше меня знаешь об этих ведьмах. Мне кажется, мы влипли, глубже не бывает. И, кстати, я бы взял у доктора номер телефона психиатра. Представь, Чарли порезал себе вены! Сам. У меня в голове это не укладывается. Алис, подумай, ведь нормальный человек никогда бы не смог сделать такого.
      - То, что у него проблемы с головой было ясно и без попытки суицида. Но я почему-то сомневаюсь, что Чарли пойдет к психиатру.
      - Алис, милая, я, конечно, все понимаю: он спас тебя, пожертвовав собой. Герой. С этим никто не спорит, но ты уверена, что он безопасен? Что рядом с ним безопасно?
      Алис вздохнула, потирая лоб.
      - Я не знаю, Томас. Он несколько дней жил в моей квартире и вел себя более-менее адекватно. У тебя тут есть аптечка? - перевела она тему.
   Через пять минут, выходя из ванной, Чарли увидел, как Алис разрывает упаковки бинтов и ватных тампонов. Из одежды удалось найти только свободные спортивные штаны, которые к тому же были слишком широкие и короткие, но хотя бы чистые, и летнюю ветровку, из обуви - открытые туфли. Под душем Чарли еще раз тщательно исследовал свое тело, обнаружив большую царапину на голове, ободранные руки и спину, а также несколько ушибов. За семь лет участия в непрерывных боевых действиях Чарли отлично научился падать.
      - Меня уже обсудили? - довольно прохладно спросил он, доставая из пакета коробку с пиццей, уселся на пол у кресла и, оторвав кусок, принялся жевать.
      - Давай я разогрею, - Алис засунула остальные куски в микроволновку, но уже начатый Чарли категорически отказался отдавать. После четвертого куска он, все-таки, сделал паузу, чтобы посмотреть на своих спасителей, которые не спускали с него глаз.
      - Что? - проговорил маг с набитым ртом и тут же откусил еще, не успев проглотить предыдущий кусок.
      - Не торопись, подавишься, - посоветовала Алис.
   Чарли пожал плечами и продолжил набивать рот, давясь плохо прожеванной пищей. Когда он потянулся за второй пиццей, Томас, не выдержав, подскочил и вовремя выхватил.
      - Э-э-э! Тебя делиться не учили?
   Чарли сглотнул, но отбирать не стал, вместо этого нашел в пакете упаковку печенья. Том принялся нетерпеливо ходить по комнате, а Алис подсела к Чарли, разложила перед собой бутылочки с антисептическими средствами и бинты. Маг не сопротивлялся, даже не смотрел, что она там делала с его головой, а затем спиной, руками и коленями. Лишь иногда морщился и шипел, когда было особенно больно. Алис аккуратно развязала промокшую повязку на левом запястье и ахнула:
      - Боже, Чарли, это ужасно, - пораженно прошептала, рассматривая грубо разорванную кожу.
   Том тоже наклонился, чтобы лучше разглядеть рваную рану. Чарли торопливо отдернул руку и спрятал за спину.
      - Вилкой это проделать не так просто, между прочим, - резко ответил он, смотря исподлобья.
      - Вилкой?!- переспросили хором.
   Чарли гневно огляделся и попытался встать.
      - Давай я перевяжу, - поторопилась Алис, хватая мага за локоть, Чарли дернулся, - никаких больше комментариев, обещаю. Давай руки, Чарлик, - попросила она, умоляюще сводя брови. - Я хочу помочь тебе.
      С минуту Чарли смотрел Алис в глаза, пытаясь поверить в искренность ее желания помочь.
      - Я слышал ваш разговор, - признался он, откинувшись на край кресла, - и я со всем согласен, кроме того, что вам угрожает опасность. Уверяю, что мои сестры не будут вас пытать или как-нибудь еще мстить, это не в их стиле.
   - С чего это такая уверенность! - вспылил Том, - Чарли, из-за тебя мы стали врагами полноценных ведьм, ты понимаешь, что я подставил себя, своих родственников, друзей, которым сейчас тоже угрожает опасность. Я понятия не имею, как выбраться из этой ситуации!
   - Прекрати истерику! - прикрикнул Чарли, пытаясь тоном голоса привести Тома в чувства, - Пойми, что истинные колдуны в жизни не будут тратить время на месть белым магам или обычным людям. Ты для моих сестер как насекомое.
   - Раздавят и не заметят!
   - Не будут даже заморачиваться! Максимум, они спросят, где я, и что случилось. Расскажи всю правду, не скрывая. Они поймут, что ты не врешь, и оставят тебя в покое. Они не психопатки и не маньячки, им не доставляет удовольствия причинять боль другим людям. Поэтому возьми себя в руки, и не ной. Я вам безумно благодарен за помощь, обещаю, что в долгу не останусь. Верну деньги за сгустки и за машину, я обязательно придумаю, как это можно сделать. А сейчас мне пора, - с этими словами Чарли поднялся на ноги и застегнул куртку, которую ему выделили.
   - Куда ты пойдешь? - спросила Алис.
   - Вам лучше не знать для вашей же безопасности.
   - Ну, ты хотя бы знаешь, куда идти?
   - Знаю.
   - Алис, можно я заберу остальные зелья и полоски? - спросил он уже в лифте. Том остался в студии, наотрез отказываясь выходить на улицу. Он пожал магу руку на прощание и даже пожелал удачи, стараясь казаться мужественным, но самого его трясло от осознания своей невеселой перспективы. В конце концов, Том набрал номер Джил, и та разрешила ему приехать и отсидеться у нее в течение нескольких дней.
   Минут десять Алис шла рядом с Чарли, обдумывая, как начать разговор.
   - Алис, - ты пропускаешь уже третье такси, проезжающее мимо. Ты что-то хочешь сказать мне? Пойми, хоть Мариса и скрыла твое пребывание в клинике от сестер, она может в любой момент передумать и найти через тебя меня.
   - Чарли...
   - Алис, нам лучше попрощаться прямо сейчас. Как только я сниму браслеты, я сразу же верну деньги, но пока мне нужно бежать, прятаться, стать незаметным.
   - Можно я сегодня побуду с тобой? Я почему-то уверена, что Мариса не сдаст меня твоей матери, иначе, зачем ей было затевать весь этот цирк? Она на нашей стороне.
   - Алис, ты представляешь, через что мне пришлось пройти, чтобы сбежать?
   - Пожалуйста, - взмолилась девушка, - обещаю, что я буду вести себя тихо. Ты же собираешься ночевать в гостинице? Я буду спать в другом номере, если твои сестры меня найдут, клянусь, я не скажу, что ты рядом, чтобы они не делали со мной. Вот, смотри, - Алис протянула Чарли свой мобильный. Маг несколько минут смотрел на телефон, пытаясь понять, что именно хочет сообщить ему Алис, потом вздрогнул, выпучил глаза.
   - Адам вернул тебе телефон?
   - Чарли, я боюсь идти домой, - взмолилась девушка, - они поджидают меня у подъезда, я знаю.
   - Ненавижу этого ублюдка. Хорошо, пошли со мной, попробуем придумать, как тебе можно помочь. Будем надеяться, что Мариса будет до конца на нашей стороне. Хотя бы до конца этой ночи.
   Они шли около часа, после чего Чарли, наконец, удовлетворила очередная встретившаяся им на пути обычная, ничем не примечательная гостиница. Говорящая по телефону и курящая судя по темному тошнотворному дыму тяжелые сигареты, женщина за стойкой регистрации лишь кивнула, увидев молодую парочку. На мгновение задержала взгляд на кроссовках Алис, высокомерно качнула головой, презрительно поджав губы, видимо, она привыкла видеть несколько по-иному одетых девиц, которых приводят в эту гостиницу.
   Номер оказался совершенно обычным, серым, безликим, вероятно, повидавшим многое, хотя темно-синие занавески и покрывало в тон вкупе с бледно-голубыми стенами создавали наискучнейшую атмосферу деловой поездки. Алис приходилось ночевать в подобных дешевых гостиницах, когда она приезжала в соседние города по заданию редакции, в основном, сопровождала кого-нибудь из репортеров. Чарли быстро опустил жалюзи, прошелся по комнатке, заглянул в санузел, шкаф, под кровать, после чего удовлетворенно кивнул.
   - Я буду в соседнем номере, не забудь закрыться изнутри. Если что - кричи, я услышу, - сказал он, выходя.
   - Чарли, ты обещал, что мы подумаем, как мне справиться с сектой.
   - Алис, завтра утром, не сегодня, - быстро добавил маг, выходя из комнаты.
   В своем номере Чарли наконец-то позволил себе расслабиться, по крайней мере, он надеялся, что в ближайшее время не придется принимать важных и судьбоносных решений. Сегодняшняя погоня далась магу нелегко, каким бы спокойным и уверенным он не казался со стороны. Просто, если бы еще и он начал паниковать, выдавая свои страхи и опасения, они бы точно не смогли сбежать от сестер. На самом деле, Чарли до сих пор не верил, что у них это получилось, поражаясь своим безрассудным действиям, которые в конечном счете, и помогли ему выжить. Чарли дотронулся рукой до щеки, куда чмокнула Алис, когда услышала его согласие взять ее с собой, и тяжело вздохнул. Конечно, если сестры найдут ее, никаких сомнений, они найдут и Чарли, тем более что для этого придется всего лишь открыть соседнюю дверь.
   Интересно, почему Мариса решила помочь? Она никогда не относилась к Чарли как-то по-особенному, правда, в том числе, никогда и не ненавидела его. Ей вообще была безразлична судьба брата. Долгое время, пока не забеременела Тара, у нее единственной из сестер Ромто был ребенок, которому она и посвящала все свое время. Ведьма жила своей отдельной семьей, не строя козни, не вникая в интриги, которые непрерывно плели Луиза с Марго. Чарли помнил, что Мариса никогда не была особенно удачливой колдуньей, и часто Марго, которая была младше Марисы, посмеивалась над сестрой. Вероятно, сегодня Мариса решила позабавиться, понаблюдать беспомощную ярость на лице Марго, по крайней мере, ее удовлетворенная улыбка, которую заметил Чарли в палате, подтверждала именно эти догадки. Разумеется, Мариса может передумать в любой момент, и Чарли следует сбежать прямо сейчас, пока не поздно. Алис, скорее всего, сможет справиться сама, позвонить Джефри, например, или ее начальнице Джил. Да, нужно немедленно уезжать. Чарли присел не диване, собираясь с мыслями.
   Как только он покинет страну, первым делом позвонит Таре и попросит отдать его долги, ведьма должна согласиться, потому что сумма не настолько большая, чтобы стеснить сестру. Маг пересчитал деньги на столе - на дорогу "туда" должно хватить, а на "обратно" либо он наколдует полосок, либо деньги ему и вовсе не понадобятся. Не в силах отказать себе в минуте отдыха, Чарли растянулся на диване, убеждая себя, что это только на пару мгновений. Блаженно закрыл глаза. Еще пока слабая, но постепенно разрастающаяся головная боль предупреждала о том, что действие зелья заканчивается. Странно, он думал, хватит на дольше, наверное, и правда, успел потерять много крови.
   Псих, разодравший себе запястья серебряной вилкой - Чарли усмехнулся - он улыбался умирая. Алис стоит его бояться еще больше, чем Адама. Том прав, нормальные люди не режут себе вены. Хорошо, что Том больше не будет помогать, так будет лучше. Чарли не нужна помощь, он привык решать свои проблемы один.
   Вскоре маг почувствовал, как его тело тяжелеет, словно наливаясь свинцом, с огромным трудом оторвал руку от дивана, чтобы почесать ссадину на голове. Попытался открыть глаза - бесполезно. Облизал пересохшие губы. Еще через несколько минут Чарли понял, что в ближайшие часы он никуда не сможет пойти.
  
   Глава 9
  
   Он пролежал несколько часов, не имея возможности шевелиться, то проваливаясь в забытье, то возвращаясь из мира своих личных кошмаров, давно ставших неотъемлемой частью его существования. Чувствовал, что затекли ноги, но изменение положения тела казалось невероятно сложной задачей. Пришлось настраиваться в течение нескольких минут, сосредотачиваться, целенаправленно посылая команды из мозга ноющим мышцам. Наконец, получилось, Чарли перевернулся на бок.
   Обрушившийся на город дождь атаковывал карниз окна. Чарли всегда любил грозу, считал ее появление хорошим знаком, и даже сейчас улыбнулся, находя в степенных ударах водных капель о металлическую поверхность некоторый ритм, который успокаивал, даря обманчивое ощущение безопасности. Маг понимал, что в любой момент его могут обнаружить, что до тех пор, пока организм не восстановится, он беззащитнее ребенка, но ему пришлось смириться с ситуацией. Последние сутки он и так действовал на пределе своих возможностей, иногда держась лишь на одном инстинкте самосохранения.
   Во всяком случае, - успокаивал себя Чарли, - если его поймают, Алис снова будет в безопасности. О ней позаботятся сестры, как и обещали.
   А если его не поймают? Если все-таки ему удастся убежать?
   Что-то внутри, вероятно, это была совесть, шептало, что его эгоистическое желание бежать лишает Алис необходимой защиты. Хотелось верить, что Алис справится без помощи Чарли, что опасность преувеличена, что найдутся другие защитники. Ему необходимо было в это верить, иначе, как он мог ее оставить?
   Перед тем как взять в руки вилку прошлым днем, Чарли тщательно просчитал свой план: обед в семье подают ровно в час, полдник - в четыре. Тара очень удивилась, когда ее брат приветливо поздоровался, поблагодарил за принесенную пищу и попросил о вишневом пироге. Чтобы она не забыла, Чарли несколько раз повторил свою просьбу, два раза уточнил насчет соуса. Его глаза блестели, морщинки на переносице разгладились, а потом он подмигнул, тем самым лишая сестру всякой подозрительности. Переполненная желанием помочь, а, может, еще раз увидеть его улыбающимся, Тара не могла не исполнить последнее желание брата. Вначале четвертого он занялся делом. Руки дрожали, слезы застилали глаза, мешая четко видеть происходящее, приходилось часто моргать и вытирать глаза рукавами толстовки, которой его заботливо снабдили, так как на чердаке было довольно прохладно.
   Он так часто делал это с другими людьми - резал, рвал кожу, бил, вредил с помощью магии - думалось, что все пройдет без затруднений. Но нет, причинить вред другому человеку несравнимо легче, чем себе, хотя когда-то давно, много лет назад, казалось иначе. Копаясь в памяти в поисках чего-то, что могло бы помочь, Чарли вдруг вспомнил Элен, ведьму из его отряда, попавшую в плен и выторговавшую у демона Ротара жизнь в обмен на интересующую его информацию.
   Чарли помнил, как шел по коридору, состоящему сначала из его подчиненных солдат, затем, - из вражеских воинов, вооруженных до зубов. Он чувствовал на себе десятки защитных чар, которыми его солдаты пытались защитить своего командира, в случае несоблюдения Ротаром оговоренных условий передачи пленных. Это была мирная встреча. Ротар, верный своему слову, согласился освободить уже бесполезную ведьму, правда, при одном условии. Воин Браша должен был лично забрать пленницу из рук демона.
   Было видно, что Элен досталось, что она не с первого часа пыток начала говорить, вероятно, не с первого дня. Избитая, раненная, изможденная ведьма, ссутулившись, стояла на ногах, поддерживаемая демонической магией. Ее спутанные волосы были сбиты в жуткий колтун на голове, один глаз заплыл настолько сильно, что закрывающее его распухшее веко прятало под собой половину щеки. Воины обоих демонов встали в две шеренги напротив друг драга, образуя тем самым живой коридор, по которому шел Чарли к цели. Сначала его окружали друзья, затем - только враги. Он смотрел на Элен, думая о том, как сильно рискует своей жизнью, но никто бы не смог справиться с этой задачей лучше, это было ему известно. Когда до ведьмы оставалось менее двадцати шагов, Ротар небрежным жестом отшвырнул от себя несчастную, как ненужную вещь. Скрестил руки на груди, самодовольно наблюдая, как Элен, пресмыкаясь, позоря своего демона, ползла к пришедшему за ней магу, из последних сил переставляя ногами и руками.
   Оступившись, она упала в грязь, под смешки неприятеля, попыталась приподняться, скользя взглядом по черным, туго зашнурованным военным ботинкам, заляпанным кровью грязно-желтым штанам, свисающему ниже колен плащу. Чарли казался ей огромным, сильным, всемогущим. Она поднялась на колени и протянула трясущуюся руку по направлению к Чарли, попыталась улыбнуться беззубой улыбкой.
   - Командир, - хрипло прошептала она, увидев спасение в возвышающейся над ней грозной фигуре знакомого мага, цвет глаз которого можно было сравнить лишь с чернотой адской ночи. Но в тот момент, когда их глаза встретились, Элен поняла свою судьбу, она попыталась закричать, но не успела. Взмах руки, сжимающей рукоять сабли, точное движение, и голова ведьмы упала к ногам Чарли, следом склонилось в своем последнем поклоне туловище. Стало вдруг тихо, словно кто-то выключил звук у плохого фильма, но Чарли знал, что это всего лишь реакция на неожиданность.
   - Смерть ничтожным предателям, - брезгливо бросил он и, повернувшись, пошел к своим, ни разу не обернувшись. Так он шел до портала, а потом и до самого лагеря, не оглядываясь, ни с кем не разговаривая.
   Тогда казалось, что лишив жизни свою подругу по оружию, делившую с ним недавно пищу и сражающую бок о бок против общих врагов, Чарли отрубил голову сам себе. Он убил человека, который тянулся к нему за помощью, который верил в него, который был обречен. В ту ночь Чарли думал, что труднее ничего не может быть, но нет, нанести раны себе, которые при определенном раскладе могут убить или навредить - несоизмеримо сложнее. Два раза он откладывал вилку, понимая, что не сможет этого сделать.
   Как ни странно, но со второй рукой было легче, быстрее. Чарли держал запястья под потоком теплой воды, специально заткнув слив в раковине, чтобы стекающая на пол в ванной кровь напугала сестру. Он был доволен своей решительностью, а, может, смирился с очередным доказательством своей безрассудности. В его голове будто что-то переключилось или, скорее, выключилось, хотя после того, как мать оставила мага на второй срок на войне, - он считал, выключаться уже нечему. Пережив шесть лет непрерывных сражений, год в плену и четыре дня в клетке Сатари, - Чарли знал наверняка, - так просто он не сдастся.
     Сейчас же, отдыхая на диване в гостинице, маг наслаждался болью. Да, именно наслаждался. Если он что-то чувствует, - значит, он жив; значит, он еще пока дышит и может что-то изменить. Боль обязательно пройдет, уже завтра станет легче. У него еще есть половина пиццы и почти целая пачка печенья. Никаких сомнений, жизнь прекрасна!
   Чарли полностью расслабился, отдаваясь во власть своего состояния, он не пытался сопротивляться. То, что маг чувствовал, было нормальной предсказуемой реакцией на зелье. Каждая клетка его тела избавлялась от влияния чужеродного вещества и демонстрировала свое недовольство хозяину. Он столько раз отходил от "мобилизации", что теперь с точностью до секунды предвидел появление сопутствующих симптомов: жар, озноб, головная боль, мышечная боль, резь в глазах и сильный голод.
  
       - Вперееееееед! - кричал Чарли.- Маги, вперееед! Всех, кто отступит, я лично вздерну на виселице! За мноооой!
       Ужас читался в глазах солдат из его отряда, воинов одолевало смятение и недоверие, приказ командира казался безрассудным. Да что говорить о подчиненных, если у Чарли самого дрожали колени, он лучше кого бы то ни было понимал, что раздает билеты в один конец.
       - Это самоубийство, - одними губами прошептал Аз, но Чарли услышал. Он был согласен с парнем, но командовал идти вперед. Потому что нельзя отступать, чтобы ни случилось.
   - Отставить разговоры! - Чарли достал из-за спины давно забытое на Земле, но активно используемое здесь оружие - острейшую, слегка измененную демонами двухклинковую глефу, встал в боевую позицию, показывая пример подчиненным, и твердым шагом двинулся вперед. Он не оглядывался, если за ним не пойдут, - он не станет доносить. Сам бы не пошел на их месте. Наверное. Скорее всего.
   Чарли собирался принять основной удар на себя, он поклялся еще утром, что никто из его отряда не умрет раньше него, по крайней мере, в этой битве. Впереди ждал огромный дракон - пятиметровое чудовище, управляемое всадником.
   Сегодня основная бойня разворачивалась в воздухе - маги на огромных крылатых змеях сражались, соревнуясь в маневренности, меткости и умению пилотировать. Битва происходила на территории Браша, поэтому задача Чарли заключалась в  уничтожении раненых змеев и всадников на земле.  Приказ Браша был определенно ясен - не позволить тварям подобраться к лагерю. Армию демона и так застали врасплох неожиданным наступлением, лишая возможности, как следует подготовиться, что привело Браша в ярость, обещающуюся вылиться в случае проигрыша во что-то совершенно страшное и мучительное для Чарли и прочих солдат. 
   Первые три твари остались позади, ими оказались средние по размеру желтые драконы с магами низшего звания в седлах. Прихлопнуть светлых змеев несложно, особенно семерым бойцам во главе с Боевым магом. Впереди отряду Чарли предстояло столкнуться с огромным темно-красным драконом, и магом-всадником не ниже Первого уровня. У чудовища было поражено одно крыло, что только еще сильнее его разъярило. Дракон вытянул шею и пронзительно закричал не то от боли, не то - предупреждая врагов не подходить, отчего холодный пот выступил на затылке воинов, а кто-то, вроде это был Пирс, вскрикнул. Вообще-то пилотирующие маги из армии Браша не должны были пропустить вполне дееспособного дракона на землю, они были обязаны хотя бы сбить всадника. Что могут восемь магов против дракона?! Чарли стиснул зубы, не решаясь ответить себе на этот вопрос.
   - Окружаем! - закричал он, - сегодня ни одна тварь не подберется к стоянке. Только не со стороны моего участка!
   В следующую секунду Чарли сорвался с места и бросился вперед. Подпрыгнул на бегу, коснувшись запястьями и увернувшись от шипованного хвоста, приземлился твари на спину, цепляясь подошвой ботинок за непробиваемые пластины чешуи, не позволяющие пробиться к телу дракона. Рука привычным хватом сжимала эфес, гарда которого надежно защищала ладонь. Блики на чуть изогнутых, призванных нанести максимальный вред лезвиях ослепляли вражеского мага. Чарли, угрожающе взмахнул оружием, вглядываясь в незнакомое лицо неприятеля, оценивая его способности. Всадник был ранен, но находился в сознании. Мужчина около сорока лет, плечо которого было продырявлено стрелой, кусал губы и угрожающе щурился, прицеливаясь. Быстрым, невидимым глазу движением руки запустил в Чарли кинжал - маг уклонился, тогда он, словно почувствовав открывшееся второе дыхание, подскочил в седле, доставая при этом саблю из болтающихся на бедрах ножен, и напал первым.  Чудовище, чувствуя малейшее изменение настроения всадника, встало на дыбы и попыталось схватить Чарли зубами. Чарли нагнулся, услышав лязг гигантских зубов в полуметре от своей головы, при этом пропуская укол в ногу. "Царапина", - подумал Чарли, разворачиваясь и поднимая руку для очередного удара. Круговой замах, одно лезвие, второе, снова замах. Чарли ловко владел двухклинковой глефой, часто меняя хват с левой на правую руку, вынуждая противника открыться. Краем уха слышал крики солдат: "Обходи слева!", "Берегись!", "Беги!", - но Чарли был занят, он не мог ничем помочь своим людям. Вражеский колдун отлично владел саблей, однозначно он был более опытным бойцом, ловко отражал атаки, успевая при этом посылать в Чарли огненные дротики. Тем не менее, Чарли побеждал, превосходя противника в физической силе, природной реакции и подвижности. Шаг за шагом враг приближался к хвосту змея, отступая, его рана не позволяла осуществлять сложные маневры, отнимала много сил, благодаря чему поединок все больше походил на убийство. Понимания, что отступать дальше некуда, колдун резко спрыгнул на землю. Оставшись без хозяина, чудище моментально впало в панику. Оно должно было во что бы то ни стало стряхнуть чужака со спины!
   Прежде, чем Чарли сообразил, что происходит,  дракон резко перевернулся и упал на бок. Чарли почувствовал, как его буквально выдергивают из-под змея за секунду до соприкосновения тяжелой туши с землей. "Аз!" - понял он, катясь по мягкой глине и шепча заклинание мобилизации. Через две секунды уже вскочил на ноги и побежал за убегающим колдуном. Глаза метали молнии, он был в бешенстве.
   Хотелось уничтожить, разорвать врага на куски. Чарли не любил длительные сражения, техника не была его сильной стороной, поэтому в каждой драке он старался действовать стремительно, поразить в первые минуты. Он быстро догнал колдуна, у которого на земле не было преимущества, а вот изматывающая рана сохранилась. Точным движением Чарли снес мужчине голову и толкнул подошвой ботинка в спину. Безжизненное тело рухнуло к ногам, голова откатилась в сторону. Чарли не стал смотреть на  лицо, он забрал трофейную саблю и побежал обратно к дракону. Тот успел отползти метров на сто в сторону. Маги значительно подпортили шкуру твари, но дракон еще был жив, а значит, мог навредить. Чарли услышал за спиной звук падения и быстро оглянулся, не сбавляя скорости, - еще один змей. Да что за день такой, уже пятый за последние три часа!
       - Алик и Аз со мной, остальные займитесь серым! - скомандовал Чарли, подбегая и посылая в полуживого змея разряд тока. Дракон завизжал, поднимаясь на дыбы, пытаясь бить сломанными крыльями.
       - Взрываем под ним "солнце" одновременно! Два, один, давааай!!
       - Аз, Алик, арканим его шею, нужно перерубить горло, - одну за другой выкрикивал команды Чарли, направляя отряд.
       - К нему не подойти!
   - Нас слишком мало!
   - Отступаем, сэр!
   Даже без направляющего всадника чудовище не собиралось сдаваться. Оно яростно мотало хвостом, стараясь сбить магов с ног, изгибало шею в попытке схватить одного их нападающих зубами, уклонялось от магических ударов. Обычное же оружие пробить чешую было неспособно.
   - Стоять! Алик, посылай в меня белые шары, я отражу в дракона. Аз, гаси отраженные в сторону.
       - Вы готовы, сэр?
       - Да, поехали!
   Белые шары представляли собой неустойчивые выбросы силы, которая мгновенно впитывалась в то, к чему прикасалась, вбирая в себя энергию живого существа до тех пор, пока не взрывалась вместе с ним. К сожалению, разрушительную силу несли только отраженные белые шары, при прямом попадании магия просто рассеивалась. Чарли коснулся запястьями, расставил шире ноги, приняв более устойчивую позицию. Отражать шары было не просто, а вот направлять их при этом в какую-то цель - и вовсе невозможно. Основной целью Чарли  было не вернуть шар обратно колдующему. Из семидесяти в дракона попало пять, но и этого хватило. Огромная туша рухнула на землю, подняв вокруг себя столб удушающей красной пыли.
       - Помогите с желтым, я тут закончу! - приказал Чарли.
   Через короткий промежуток времени все было кончено, для верности Чарли отрубил дракону голову. Он всегда так делал, больше всего маг боялся ударов в спину. Устало опустившись на колени, Чарли наблюдал, как его люди повалили желтого на бок и распороли брюхо. Внезапно внутри все сжалось от нехорошего предчувствия, маг буквально кожей почувствовал движение сзади. Оглушил отвратительный, возникший из ниоткуда и простирающийся повсюду свист. Чарли медленно оглянулся - прямо над ним возвышался убитый минуту назад красный дракон. Чудовище било хвостом, махало крыльями и свистело, свистело... Боже, что за ужасный звук...
  
      -Тфиииииииииии...
   Резко открыв глаза, Чарли подскочил на диване, похлопал ладонями по ушам, прогоняя остатки бреда, но свист продолжался. Маг начал быстро озираться по сторонам, соображая, где он, и что происходит. Свист сменился стуком. Прошло не менее полминуты, прежде чем Чарли сообразил, что звонил телефон в номере, а сейчас стучат в дверь. Он нервно сглотнул, стер ладонью пот со лба и осторожно, очень медленно подошел к двери номера, через глазок увидел Алис.
      - Что случилось? Мы же договорились, что ты будешь ночевать в соседнем номере! - возмутился он, как только девушка переступила порог. Чарли не знал точного времени, но за окном все еще было темно.
      - Ну, слава богу! Почему ты не ответил на звонок? - Алис решительно прошла в комнату, рассматривая интерьер. Замечая, что Чарли не двигается и не спешит закрывать за ней дверь, добавила: - Я не смогла уснуть.
      Чарли, пытаясь окончательно проснуться и ощущая невероятное облегчение, что перед ним Алис, а не сестры - видимо, Мариса не передумала помогать, захлопнул дверь, вернулся к дивану, разминая затылок и мышцы рук, радуясь, что снова начинает владеть своим телом.
   Заложив руки за спину, Алис прошлась по комнате, обдумывая ситуацию, наконец, собравшись с мыслями, облегченно вздохнула и повернулась к Чарли, готовясь объяснить причину своего визита, но замерла, оглядела парня с ног до головы:
      - Что с тобой? Тебе плохо? - потянула руку к его лбу, чтобы попытаться определить температуру, но Чарли быстро отошел, выставляя перед собой ладонь в предупреждающем жесте.
      - Все в порядке. Просто плохой сон, - нехотя объяснил он свое состояние. Взлохматил влажные волосы. Только сейчас Чарли сообразил, что окно открыто, а он жутко замерз, - волосы на теле стояли дыбом, конечности дрожали, едва получалось сдерживать стук зубов. Чарли сделал шаг в сторону окна, но Алис его опередила и уже опускала плотные жалюзи.
      - Значит, ты поспал? - с надеждой спросила она, подходя ближе, но не пытаясь дотронуться.
      - Да, немного. Раз уж ты пришла, может, перекусим? - Чарли подошел к столу, на котором лежали прихваченные с собой из мастерской Тома пакеты с едой.
      - У тебя случайно нет паразитов? Как можно столько есть, и при этом быть таким худым?
      - Э-э-э, вроде нет. Последний год я неважно питался, и еще не успел набрать. А что ты делаешь? - от идеи устроить себе поздний ужин или ранний завтрак отвлекли действия Алис.
      - Расправляю постель. Или ты так и хочешь спать на диване? Колется же, - провела пальцем по шероховатой поверхности, поморщилась. - Да и мы на нем не поместимся вдвоем. Помоги мне расправить простынь.
      Чарли послушался, мучительно соображая, что в последней фразе ему не понравилось.
      - Как понять "мы не поместимся"? Причем здесь "мы"? Ты здесь ночевать собралась? - наконец сформулировал свои вопросы.
      - В моем номере мыши, я туда не пойду, - развела она руками, выжидающе уставившись на Чарли, которому вдруг стало очень жарко.
   - Какие мыши? Откуда здесь мыши?
   Он стиснул зубы, словно от внезапного приступа боли. Сегодня до него медленно доходит смысл происходящего. Давно пора задать главный вопрос:
      - Зачем ты пришла, Алис? - и, понимая, что уходить девушка не собирается, быстро и довольно грубо добавил, отводя глаза в сторону: - Скажу сразу - у меня нет презервативов, и я не имею представления, болею ли чем-нибудь, - категорично закончил он, надеясь, что она смутится подобному отношению. Она всегда обижалась, если парень намекал на ее доступность.
      - У тебя не получится разозлить меня, - Алис весело улыбнулась, шутливо погрозила пальцем и продолжила расправлять одеяла, которые достала из шкафа.
   Чарли несколько минут пораженно взирал на эту картину.
      - Ложись, - сказала она, закончив.
      - Я не буду мыться - отрезал он, демонстрируя пот на теле, все еще надеясь, что она передумает.
      - Как угодно, - подняла край одеяла, - ну же. Я же вижу, ты замерз, давай скорее.
      Чарли медленно лег, все еще не веря тому, что происходит. На всякий случай он решил не шевелиться. Алис тем временем достала из сумочки блокнот, открыла и внимательно прочитала содержимое одной из страниц.
      - Не помню точно у тебя девятый или девятый с половиной размер ноги?
      - Девятый с половиной, - недоверчиво ответил маг.
      - Отлично. Мне не спалось, и я спустилась на первый этаж и попросила доступ в интернет. Заказала нам одежду на завтра. Ну и удобную обувь, правда, никак не могла вспомнить твой размер, поэтому взяла на всякий случай две пары. Ты же не собирался завтра бегать босиком по городу? Лето давно миновало.
      Чарли неопределенно кивнул, понимая, что еще не успел подумать об одежде. Алис достала из сумки косметичку и скрылась в ванной. Когда она вышла и, погасив свет, залезла под одеяло, Чарли боялся дышать, чтобы не спугнуть этот непривычно приятный для него сон. Конечно это сон, разве такое может произойти в реальной жизни? За время ожидания он так ни разу и не пошевелился, не зная, что ему теперь делать и как реагировать. Но это происходило на самом деле, Алис лежала рядом с ним, в одной футболке, едва достающей до середины бедер. Очень короткой футболке. Дотронуться, чтобы убедиться, он не решился, вместо этого, пару раз ущипнул себя за руку и натянул одеяло по шею. Пару минут они лежали в тишине, каждый обдумывал череду событий, в результате которых они оказались в одной постели, свое отношение к происходящему и планы на завтрашний день. Было темно, и молодые люди, не имея возможности видеть что-либо, лишь прислушивались к дыханию друг друга.
   Алис грустно и громко вздохнула, повернулась к магу спиной и пододвинулась ближе.
      - Обними меня, - шепотом попросила она.
   Чарли не пошевелился. Понимая, что его мозг все еще работает в замедленном режиме, маг на всякий случай обдумал слова девушки на наличие двоякого смысла, которого он не смог уловить сразу. Затем выждал какое-то время, сомневаясь, а не почудилась ли ему эта просьба. Алис поерзала, прижимаясь сама.
      - Ты где-то опять нашла афродизиаки? - попытался отодвинуться Чарли.
   Алис улыбнулась шутке, чувствуя, что больше не сможет сдерживать эмоции и делать вид, что все в порядке. Смахнула первые слезы.
      - Чарли, я очень боюсь, - ее голос дрожал, - пожалуйста, обними меня, - последняя часть фразы прозвучала особенно жалобно.
   Чарли быстро пододвинулся и обнял, поврежденные ребра отозвались болью. Он поморщился и, чтобы убрать неприятные ощущения, немного изменил положение, продолжая осторожно обнимать девушку.
      - Почему ты плачешь? - тихо спросил он.
      - Ты ведь не хотел убить себя, когда резал вены? Скажи мне, только честно. - Она повернулась, приподнявшись на локте, и серьезно посмотрела на него, пытаясь сквозь темноту разобрать эмоции.
      - Я допускал эту возможность, - спокойно ответил Чарли.
      - Но это была не цель?
      - Конечно, нет, - прошептал он, - я же тебе говорил, что никогда не покончу с собой, буду цепляться за жизнь всеми возможными способами. Черт, - усмехнулся, - да я себе руку отгрызу, если понадобится.
      Алис улыбнулась, - ее догадки подтвердились, быстро чмокнула Чарли в щеку и вновь отвернулась, прижавшись к нему вплотную. Худые, израненные, но, несомненно, сильные и надежные руки мага крепко обнимали, она чувствовала его дыхание на своей коже, его запах, который забыть невозможно. Как бы Алис не относилась к Чарли в прошедшие годы, в глубине души она всегда понимала, что ни с кем не будет чувствовать себя в безопасности так, как с ним. Его уверенность, смелость, надежность, - все те качества, определяющие настоящего мужчину, которому хочется довериться, приятно окутывали ее, защищая от опасностей внешнего мира. Он был рядом, он дышал. А, пока он дышит, с ней ничего плохого не случится - никаких сомнений.
      - Я поеду с тобой, - твердо сказала она.
   Маг попытался приподняться, но она не позволила, вернув его руку обратно себе на плечо.
   - Не шевелись, ладно? Давай так поговорим.
      - Красавица, тебе нельзя со мной, - ласково прошептал он.
      - Почему?
      - Черт, звучит пафосно, но так и есть - слишком опасно.
      - Ты боишься, что меня загрызут гигантские комары или покусают ядовитые змеи?
      - Нет, - Чарли улыбнулся и погладил тыльной стороной руки ее щеку, - я боюсь другого, - "например того, что придушу тебя в очередном приступе обиды и ревности" - добавил про себя, а вслух продолжил: - да и зачем? Отправиться с сомнительной целью и сомнительным мужиком неизвестно куда. У тебя прекрасная жизнь, Алис, интересная работа, Томас, подруги. Я не понимаю, зачем тебе это.
      - Я боюсь, Чарлик, а рядом с тобой мне спокойно. Я не из-за тебя хочу поехать, из-за себя.
      - Обещаю, что завтра утром мы придумаем, как разобраться с "Белым взрывом". Уверяю, тебе не обязательно ехать со мной.
      - Я не могу ночевать одна, меня трясет от страха. Эти сумасшедшие пугают меня, они разбили мне окно, Чарлик. Они весь позапрошлый вечер звонили в домофон, потом долбились в дверь. Они кидали мне в окна камни.
      - О Боже. Ты звонила в полицию?
      - Конечно, но когда прибыла полиция - никого уже не было. В конце концов, они кинули мне бутылку в окно. В бутылке была записка, - Алис всхлипнула и сжала руку Чарли.
      - Что было в записке?
      - "Ты все равно будешь нашей".
   Чарли громко выругался. Прикусил губу, размышляя. Есть вероятность, хоть и минимальная, что старик из "Белого взрыва" пообещал демонам конкретного человека. Что в прошлый раз, спасая Алис, Чарли с Томом опоздали, и обряд уже начался, и белые маги-обменщики успели передать демону волосы или одежду Алис с частичками ее кожи. В этом случае, что бы ни случилось, они обязаны предоставить именно эту девушку. За несоблюдение договора демоны карают очень жестоко, а Чарли имел представление о том, какими жестокими могут быть демоны. Мерзкий старик из "Белого взрыва", несомненно, тоже осведомлен на этот счет, скорее всего именно он подписывал договор на жертву. Такие обряды проводятся крайне редко, Чарли точно не знал, в чем их преимущество перед обычными, но, если это именно тот случай, тогда у Алис действительно большие проблемы. Ее никогда не оставят в покое.
      Алис вновь повернулась к Чарли, прижалась к груди, продолжая всхлипывать. Он интуитивно обнял в ответ и начал нежно, осторожно поглаживать волосы, плечи, спину, едва касаясь нежной кожи, шелковистых волос и мягкой, нагретой ее телом ткани футболки.
      - Я снова вызвала полицию, уже в третий раз, и попросила проводить меня к Тому, после чего мы поехали к моей тете. Чарли, Адам со своими дружками хотят еще раз попробовать провести обряд, я чувствую. А потом они убьют меня. Ты же не оставишь меня, Чарли? Пожалуйста, Чарли, скажи, что не оставишь!
      - Я не дам тебя в обиду, - не задумываясь, пообещал он.
      - Спасибо, я знала. Завтра я позвоню в офис и возьму отпуск. Я ни разу не брала в прошлом году отпуск, и у меня осталось немного денег, которые мы заработали на зельях и артефактах, думаю, их хватит. А когда ты снова сможешь колдовать, мы вернемся, и ты поставишь на место этих нелюдей, - закончила, решительно сжимая кулачки.
      Чарли быстро кивнул, соглашаясь с ее планом.
      - Так и будет, - подтвердил он. Затем, помолчав, добавил: - Думаю, как только Том покинет пределы квартиры Джил, с ним захочет побеседовать моя мать, после чего станет известно, что ты помогаешь мне. Завтра же купим тебе временный амулет, которого должно будет хватить на пару дней защиты от поисковика истинных, надеюсь, - он задумался: - Смелые эти парни из "Белого взрыва", раз рискнули пойти против моей семьи.
      - Может, твоя мать дала им свободу действий?
      - Не может быть. Она, конечно, ненавидит меня, но не столько, чтобы идти на сделку с белым магом-обменщиком, - брезгливо поджал губы.
   Затянулась пауза, в течение которой Алис наслаждалась покоем и тишиной, легкими прикосновениями к телу кончиков пальцев мага. Он несколько минут обдумывал ситуацию, оценивал силы врагов и свою силу воли, после чего произнес:
      - Хорошо, поедем вместе, только, тебе нужно быть... осторожнее со мной.
      - Из-за кошмаров?
   Чарли снова кивнул:
      - Иногда я не понимаю что реально, а что мне только кажется, и забываю, где нахожусь.
      - Я знаю, я видела, как ты спишь.
      Чарли хотел продолжить говорить, но не смог подобрать слов. Как ему сказать Алис о том, что он может захотеть причинить ей боль, даже когда поймет, кто перед ним? Особенно, если поймет, кто перед ним. Все эти годы, пока она вела обычную жизнь, он думал только о ней, невольно обвиняя в своих бедах, копя обиды за несбывшиеся ожидания, мечтая о мести.
      - Мне нужно лечь на пол,- наконец принял решение маг, убирая одеяло.
      - Нет, пожалуйста, - заволновалась девушка. - Не бросай меня!
      - Алис, ты не понимаешь.
      - Я все понимаю. Я проснусь раньше тебя, обещаю.
      - Я могу проснуться в любой момент.
      - Я предпочитаю рискнуть, - уверенно произнесла она, заставляя Чарли вернуться на прежнее место. Удобнее устроилась на его груди, стараясь не тревожить больные ребра. Страшнее всего для Алис сейчас было почувствовать себя в одиночестве, уязвимой и слабой.
   Он пытался, но не смог перестать ее гладить. Такую хрупкую, такую беззащитную. Кажется, ей не особо докучали его прикосновения, возможно, даже нравились, ведь она сама пришла к нему. Он чувствовал каждый изгиб ее тела. От ее движений Чарли вздрагивал, не понимая чего хочет больше: оттолкнуть или прижать еще ближе, подтянуть повыше, чтобы она полностью легла на него. Нет, лучше уложить ее на простыни и лечь сверху.
   В момент, когда Чарли представлял, как накрывает Алис своим телом, перед глазами побелело, пришлось несколько раз моргнуть, чтобы прийти в себя. Он столько раз представлял себе этот момент, что невольно разволновался, понимая, что все происходит на самом деле. Качнул головой, сделал несколько глубоких вздохов и понял, что окончательно запутался.
   - Мне кажется, ты еще больше вспотел. Тебе жарко? - спросила она через какое-то время, нежно ощупывая его грудь и пресс.
   Чарли прикрыл глаза и поправил штаны, радуясь их свободному крою. Девочка, что ты со мной делаешь? Я совсем не могу соображать, находясь рядом с тобой.
      - Нет, это выходит зелье. Меня наоборот морозит. Это пройдет.
      С минуту они молчали.
      - Тебе очень больно?
   Еле заметный кивок. Да, боль никуда не делась, Чарли пытался сконцентрироваться на ней, пытался заполнить ею свой разум, но тело предательски отодвигало ее на задний план.
   И думать получалось толь о том, как сильно он хочет быть с Алис. Его руки сводило судорогой от нестерпимого желания продолжать поглаживать ее тело, а идея с душем больше не казалась такой нежеланной.
   Он слушал ее дыхание и... биение ее сердца. Так близко. Боже. Это самый приятный звук на свете. Да он голыми руками свернет шеи ничтожествам из гребаной секты! Он никому никогда не позволит причинить вред этой девушке. Инстинкт защитника кричал в нем, вытесняя все остальные мысли, затмевая даже болезненные воспоминания. Она поедет с Чарли в Африку, там он снимет браслеты и вернет возможность управлять силой. Он даст понять всем - если кто-то обидит Алис - будет иметь дело с Боевым магом. Чарли не сомневался, что никто в стране не знает и половины боевых заклинаний, которыми владеет он. Ему не привыкать сражаться. В этот раз он будет еще отважнее, ведь это Алис попросила его помощи.
   А потом он ее навсегда отпустит. У них не может быть общего будущего, с этим придется смириться. Он уже столько раз это делал - мирился с обстоятельствами, с предательством, с болью, со своей гребаной судьбой. Но ему же никто не сможет запретить защищать ее.
      По ровному дыханию девушки Чарли понял, что она спит. Алис полностью расслабилась, лицо выражало спокойствие и умиротворение. Чарли вздохнул. Точно так же она спала после их единственной ночи, лежа у него не груди. Он так же слушал ее дыхание, нежно гладил кончиками пальцев. Тогда Чарли был юн, наивен и счастлив, полон идей и планов. Ему казалось, что весь мир лежит у ног молодого мага, он сможет все! Чарли был по уши влюблен, его переполнял восторг от осознания своего чудесного настоящего и, особенно, от надежд на восхитительное будущее.
   За последние семь лет изменилось все. Сейчас Чарли неподвижно лежал и думал о смерти, мести и боли. В его темных пустых глазах можно было увидеть лишь стальную решимость и, возможно, на короткий миг, впервые за последние годы, блеснувший огонек надежды.
  
   Глава 10 
     
   Несмотря на тяжелый, наполненный стрессами день, Алис проснулась рано, медленно открыла глаза, не решаясь пошевелиться. Чарли лежал на спине, прижимая ее к себе слишком сильно для обычных объятий. Лицо мага было сосредоточено, брови сведены вместе, но спал спокойно, дышал глубоко и ровно. Алис постаралась осторожно отлепиться от парня, именно отлепиться, потому что за ночь все: простыни, одеяло, футболка Алис, да и, казалось, она сама, - насквозь пропитались его потом. Осторожно поднимаясь и на цыпочках пробираясь в ванную, Алис поймала себя на мысли, что ей понравилось спать рядом с Чарли. Странно, но было очень приятно ощущать его аромат на себе, словно он был ей родным, близким человеком.
   Блаженно прикрыв глаза и массируя голову под потоком воды, вспенивая шампунь, предложенный отелем в одноразовой упаковке, Алис думала о том, как хорошо она выспалась, какой отдохнувшей и уверенной почувствовала себя этим утром. Пришлось признать, что залогом уверенности был никто иной, как спящий в комнате маг.
      Прошлая ночь, обострившая и без того сводящие с ума страхи девушки прошла, и теперь появилась возможность спокойно поразмыслить над случившимся, не поддаваясь панике и эмоциям.
   Первая и главная мысль, которой руководствовалась Алис с тех пор, как чуть было не подверглась насилию со стороны сектантов, заключалась в том, что с Чарли ей было не страшно. По крайней мере, не так страшно, как без него. Присутствие мага приносило ошеломляющее облегчение, поэтому она и пришла к нему ночью, понимая, что ни за что не уснет в одиночестве. А когда Чарли пообещал, что не даст ее в обиду, на душе стало совсем легко, словно она переложила ответственность со своих хрупких плеч на его мужские и сильные. Ответственность за свою жизнь. А то, что Алис в большой опасности сомневаться не приходилось.
   Она честно собиралась, но так и не рассказала Чарли всю правду о причине появления в ней острого желания спасти его от сестер и матери. Разумеется, она хотела помочь магу, правда, находясь при этом на отдалении, с безопасного расстояния. Но никак не кидаться в бой с истинными ведьмами и неизвестными никому Сатари, степень опасности которых даже представить было сложно. Возвращаясь домой после страшной ночи в особняке Адама, Алис никак не ожидала увидеть этого самого Адама у подъезда своего дома. Он вернул телефон, умолял простить его, сильно раскаивался. Алис попросила оставить себя в покое и прошла мимо, после чего началось - звонки, сообщения, крики под окном, содержания которых плавало от просьб и мольбы и до угроз и приказов. Раскаявшийся бывший любовник-убийца раздражал, но не пугал. В некоторые моменты его было даже жаль, но потом все изменилось. Это случилось поздней ночью, когда Алис уже ложилась спать. В квартире было темно, свет фонарей проникал в комнату сквозь прозрачные шторы, выделяя два вытянутых прямоугольника на полу. Уже засыпая, Алис вспомнила, что забыла опустить жалюзи, за которыми планировала прятаться от утреннего солнца, посмотрела на окно и застыла, не в силах ни говорить, ни шевелиться. Мерзкий старик в позе лотоса завис в воздухе напротив окна и плотоядно смотрел немигающими глазами. На шестом-то этаже! Смотрел и улыбался, словно видел перед собой блюдо, которым собирался наполнить пустой желудок. Держал руки перед собой, небрежно перебирая пальцами, словно полет был его обычным способом передвижения, словно его поддерживали невидимые дьявольские силы.
   Как она закричала! Алис в жизни не знала, что может издавать подобные звуки, она отчаянно била ногами по кровати, цеплялась за свои плечи и кричала, пока не начали стучать в стену перепугавшиеся соседи. Старик, по-видимому, не ожидал чего-то подобного, он взмахнул руками и исчез, а через мгновение стекло окна разлетелось вдребезги. В квартиру залетели камни и бутылка, которая врезалась в стену рядом с лицом Алис, испугав до полусмерти. Она, дрожащими руками развернула записку, прочитала содержимое, после чего разорвала на мелкие клочки, словно надеясь тем самым устранить помимо послания саму угрозу, набрала номер полиции и кинулась собирать вещи. "Боже, в этом мире есть хоть один нормальный парень? Одни колдуны недоделанные" - шептала она, набивая косметичку необходимыми мелочами. Одно дело выслушивать серенады о раскаянии Адама, совсем другое - понимать, что железная входная дверь не является для твоих врагов сколь-нибудь значимой преградой.
   Даже скудных познаний Алис в магии хватало, чтобы понять - белый маг не может летать. Зависнуть в воздухе на мгновение - да, но взлететь до шестого этажа и провисеть так с минуту - за гранью этого мира.
   И вот сейчас, стоя под прохладным душем, Алис попыталась разобраться: почему не поделилась столь важной информацией с Чарли. Ответ пришел сам собой, - она боялась, что он откажется ее защищать, испугается сам. Ему своих хлопот хватало выше крыши, а тут еще непонятное явление в виде парящего человека, который обещал достать Алис в любом случае, - записка была написана вовсе не рукой Адама. Кем бы ни был этот дед - он излучал непонятную, пугающую злую силу. Каким-то совершенно непостижимым образом Алис умудрилась заполучить его в свои личные враги. Будь проклят Адам, за то, что так подставил ее!
      А Чарли? Наивный Чарли, он действительно считает, что ее оттолкнут его крики по ночам? Чушь, да она готова была на коленях умалять, лишь бы он был рядом. Алис знала точно, он единственный сможет защитить от ужасного старика и сумасшедшего Адама, и она не отойдет от Чарли ни на шаг, пока оба ее врага не будут мертвы. Пусть ради этого ей придется переспать с Чарли или еще что похуже. Да все что угодно!
   А ведь у Чарли до сих пор есть к ней чувства, это было понятно еще, когда они жили вместе в квартире, по быстрым взглядам, неловким жестам, робким словам. А уж его вчерашнее состояние не заметила бы только полная дура.
   Конечно, может он и псих, сам по себе представляющий некоторую опасность, но на роль спасателя других кандидатур у Алис не нашлось. Даже сквозь полубессознательное состояние в загородном доме Адама она видела решительный взгляд Чарли, его уверенные жесты, слышала твердый голос. Ей всегда хотелось доверить ему свою жизнь. И она доверила снова.
      Было уже позднее утро, когда Алис решила будить Чарли. Спустилась в кафе при гостинице, где заказала два кофе и попросила разогреть пиццу, после чего позвонила в магазин и уточнила время доставки одежды.
   Чарли проснулся или от хлопка двери, или от аромата свежесваренного кофе, резко сел на кровати, но Алис была готова:
      - Чарлик, все ХОРОШО, это я - АЛИС. Мы с тобой ВДВОЕМ в гостинице, я принесла завтрак, - подняла повыше тарелку с пиццей, - сейчас поедим и поедем на вокзал. Чарли? Ты понимаешь, что я тебе говорю? - она умышленно выделяла голосом ключевые слова, со стороны могло показаться, что Алис объясняет слабоумному.
      Чарли на секунду замешкался, размышляя над правдивостью слов Алис, потом кивнул.
      - Я задремал, да?
      - Вообще-то ты спал, как минимум три часа, а скорее всего больше.
      Маг задумчиво потер лоб, после чего слез с кровати и поплелся в ванную.
      Выглядел он неважно, но пиццу уплетал активно, запихивая последний кусок в рот, вдруг осекся:
      - Э-э-эм, нужно было тебе оставить, да?
   Алис посмеялась над виноватым взглядом парня.
      - Нет, я не хочу, кушай. Спасибо за заботу, Чарлик. У меня печенье есть.
      - Так, подожди. Мне прислонилось, или я вчера согласился взять тебя с собой?
      - Ага. Мало того ты еще обещал никому не дать меня в обиду. А врагов у меня много.
      Чарли нахмурился, доставая печенье из пакета.
      - Ты имеешь в виду сектантов? - проговорил он с набитым ртом.
      - Во главе с сумасшедшим дедом и моим бывшим любовником, оказавшимся последним ублюдком.
      При этих словах Чарли подавился и начал громко кашлять.
      - Я что-то не так сказала? Чарли? Ты как? Чарли?
      Чарли показал оттопыренный большой палец и скрылся в ванной, продолжая кашлять.
  

***

  
   Клонившееся к закату солнце уже не могло причинить дискомфорт загорелой, коричневатой коже лица, шеи и рук Чарли. Маг потер вспотевший лоб о короткий рукав темной футболки, привычным жестом взъерошил волосы и вытер ладони о свободные походные штаны с множеством карманов. Прижал тяжелую горячую трубку телефона к уху, опустил несколько монет в автомат и прочистил горло, устремляя взгляд на противоположную сторону улицы, по которой грузчики катили контейнер с коробками, громко переругиваясь на незнакомом языке. Показалось, что какое-то насекомое ползет под одеждой, Чарли задрал футболку и провел рукой по бледной коже живота, стряхивая случайно оказавшуюся там травинку. Улыбнулся, припоминая, как недавно, крутясь перед зеркалом в коротких шортиках и мизерном топе Алис сетовала, что загар получается неравномерным, что на плечах остаются полоски от майки, а длинные бриджи скрывают как раз те части тела, которые хотелось бы подольше подставлять солнышку. Раздеваться здесь, на другом конце света столь примечательной в этих местах девушке Чарли строго настрого запретил, хотя Алис это и сама понимала. Вероятно, шутила, искушала Чарли, заставляя рассматривать ее тело. Мысли прервал женский голос, ответивший на звонок привычным "Алло".
      - Здравствуй, Тара, - медленно проговорил Чарли, растягивая слова, давая сестре время понять, кто ей звонит, и собраться с мыслями.
      - Чарли, ты где? Ты здоров? Тебя забрать?
      - Слишком много вопросов, - ответил он в той же, совершенно незнакомой сестре манере. Чарли выработал этот одновременно властный, внушительный и пробирающий до костей тон на войне, допрашивая пленных или ведя переговоры с неприятелем. Эффект был достигнут, от одних только давящих на психику интонаций ведьма почувствовала, что готова разреветься. - Тара, ты меня не найдешь, можешь даже не пытаться. Я давно покинул страну и звоню только чтобы напомнить о необходимости перевести деньги на имя Томаса Блейка. Семнадцать тысяч.
      - Я уже переводила один раз, - прошептала Тара.
      - Значит, нужно еще.
      - Почему у меня такое чувство, что я оплачиваю твои побеги?
      - Не знаю, почему у тебя такое чувство. Это мои деньги, которые достались мне от бабушек, и к которым доступ вы мне перекрыли. В любом случае, после моей смерти все оставшееся состояние останется в семье. Мать занимается "Белым взрывом"?
      - Я не знаю.
      - Боже, Тара, вы можете хоть на секунду забыть о ненависти ко мне? - повысил голос, хотя никогда ранее не позволял себе отчитывать сестру. - Эти ублюдки каждый день совершают обмены, и только дьяволу известно на чьи души. У вас есть силы это прекратить, в чем проблема?
      - Не кричи, ты знаешь, что у меня сейчас нет ни силы, ни права голоса, и не будет еще почти полгода, пока не родится Венера
      - Тогда просто переведи деньги, - прошипел Чарли. Секунду подумал и добавил: - Тара?
      - Да?
      - Я разочарован.
      Не удосужившись вернуть трубку телефона-автомата на место, маг нажал на сброс звонка, разжал пальцы, и, под непрерывный громкий гудок, пошел к ожидающей его Алис, которая стояла на таком расстоянии, чтобы не слышать разговор, но в случае непредвиденной опасности, успеть воспользоваться помощью Чарли. Последние дни она ни разу не отходила от Чарли дальше, чем на пять метров. Да, пять метров - это был предел, на котором она еще могла чувствовать себя в безопасности, хотя лучше конечно было держать Чарли за руку, что она и сделала, оказавшись достаточно близко.
      - Ну что? - нетерпеливо спросила, когда Чарли обнял ее за плечи, притягивая к себе, одновременно пряча от кучки темнокожих полупьяных моряков в грязно-белых рваных майках, проходивших мимо и пожирающих глазами непривычно-светлокожую для здешних мест девушку.
      - Я теперь ни в чем не уверен. По какой-то непонятной мне причине, они ничего не предпринимают. Такое чувство, что я чего-то не знаю, и поэтому не могу увидеть общую картину.
   Алис на секунду опустила глаза, но Чарли не заметил этого.
   - Понимаешь, подобные секты мать всегда давила как тараканов, она говорила, что наш долг - очищать мир от безумия по праву сильных.
      - Все будет хорошо, - Алис положила руку на плечо Чарли, - Завтра утром мы будем на Мадагаскаре, а к вечеру доберемся до деревни и найдем Анжелу.
      Чарли кивнул.
      - Завтра все изменится, я верю в это, - решительно проговорил он.
      - Я тоже, - Алис чуть сильнее стиснула плечо парня.
      До Африки они добрались за четыре дня, еще три потратили на то, чтобы пересечь материк. От заветной цели отделял только Мозамбикский пролив, который они переплывут следующий ночью на корабле местных рыбаков, промышляющих перевозкой непривередливых пассажиров за весьма приличные деньги. На острове, прямо в порту, возьмут автомобиль в прокате и, пользуясь подробной картой, доберутся до цели.
      - Сколько сейчас времени? - спросила Алис, пытаясь сильнее прижаться к Чарли, чувствуя себя на рынке, причем в качестве товара. Она повязала на голову косынку, куталась, несмотря на жару, в ветровку с длинным рукавом и прятала лицо под капюшоном, но на нее все равно продолжали показывать пальцем, периодически интересуясь у Чарли, сколько стоит сопровождающая его девушка, "ну, хотя бы на полчасика!". Алис ненавидела Африку.
      - Почти пять, наш корабль отправляется только через два часа. Может, пойдем, поедим?
      - Давай попробуем найти здесь что-нибудь съедобное, хотя бы хорошо прожаренное.
      За прошедшую неделю Алис поняла, что передвигаться по миру без документов очень даже возможно, если у тебя есть деньги, разумеется. Правда, она никогда столько не тратила - ушедшей за шесть дней суммы вполне хватило бы оплатить пять отпусков на побережье. Карманы были пустые, на обратную дорогу денег сохранить не удалось, поэтому Алис очень надеялась на удачу их предприятия. Впервые за долгое время она молилась по вечерам.
      Каждые два дня они меняли Алис защищающий от поисковиков амулет. Ничего "надежного", как сказал Чарли, найти не удалось, поэтому приходилось тратить время и деньги на необходимые меры безопасности. Не было никаких сомнений, что ведьмы уже выяснили, кто именно помог Чарли устроить побег.
   Маг вел себя безупречно: следил, чтобы Алис хорошо ела, не мерзла, чтобы ей было удобно спать, защищал от других мужчин, если те начинали уделять ей слишком много внимания. Им приходилось ночевать в сомнительных гостиницах, обедать в мелких забегаловках и пользоваться услугами незаконных перевозчиков, поэтому опасностей особенно для юной девушки на пути встретилось много. Один раз Чарли даже вынудили вступить в драку прямо в мотеле с не в меру выпившими и соскучившимися по женской ласке дальнобойщиками, после чего они быстро бежали из города и меняли план действий, что стоило задержки в пути на целый день.
   В остальном Чарли был неприступен. Каждую ночь они засыпали в обнимку. Алис почти не сомневалась, что волнует его, но Чарли не предпринимал никаких попыток к действию. Даже наоборот, если Алис пыталась как-то намекнуть, что не против зайти с ним дальше объятий, - он тут же делал вид, что засыпает или вспоминал о каких-то неотложных делах. В крайнем случае, просто отворачивался, а потом половину следующего дня не смотрел ей в глаза. В такие моменты Алис начинало казаться, что Чарли ненавидит ее. Она пыталась заботиться о нем, обнимать, гладить, успокаивая после очередных тяжелых суток, но тот категорически отказывался идти на контакт и хоть как-то обсуждать свое поведение. Когда явная угроза миновала и появилось время для передышки, для того, чтобы узнать друг о друге побольше, оказалось, что им совершенно не о чем разговаривать. Два совершенно чужих человека, вынужденных находиться вместе в силу обстоятельств. Больше всего в этой ситуации Алис раздражало то, что Чарли страдал. Она не могла объяснить как, но чувствовала это. Алис не сомневалась, его самого коробила сложившаяся ситуация, - он хотел общаться, хотел стать ближе, но почему-то упорно держался на расстоянии. Иногда смотрел так, будто вот-вот скажет что-то важное, но потом отворачивался и менял тему разговора. Когда же Алис пыталась рассказать о себе - слушал рассеянно, демонстрируя отсутствие всякого интереса.
      - Волнуешься? - спросила Алис, когда они устроились на кровати в крошечной каюте, и Чарли, как всегда нерешительно, словно ожидая ее отказа, обнял сзади.
      - Немного. Понимаешь, у меня нет запасного плана на случай, если эта девушка, например, переехала или... вообще умерла. Прошло более десяти лет, как я ее видел.
      - Если она переехала - мы ее найдем. Странно, что больше нет информации ни о ком с перекрытым каналом. Сколько я работаю в "Белых новостях" - ни разу не слышала ни о чем подобном. Да и Том не в курсе.
      - Естественно о таком позоре не пишут в газетах. Кроме того, обычно, отстраненные маги долго не живут. Выхода нет.
      - Неправда. Ко всему можно привыкнуть.
      - Я не уверен, - Чарли серьезно задумался, - Алис, я бы очень хотел склеить свою жизнь, попробовать начать все сначала. Понимаешь, самая важная часть, основа всего - магия. Если нет основы - нет смысла даже пытаться, - все развалится.
      - Ты не прав, Чарли. Магия не может быть основой по определению. Основа всего - это любовь.
      - Тогда у меня точно ничего не получится, - хмыкнул он.
      - Но ты не пробовал.
      - Пробовал. Один раз пробовал. Потом по моей душе прокатились катком безразличия, избили и, надавив на самые больные места, выбросили за ненадобностью. В моей жизни больше никогда не будет любви.
      - Зачем же такая жизнь, без любви?
      - Да что ты знаешь о ней?! - возмутился маг.
      - Видимо больше тебя, - тем же тоном ответила Алис, - по крайней мере, я в нее верю.
      - Твой любовник хотел подвергнуть тебя групповому изнасилованию, а затем продать душу получившегося ребенка демону. Что хорошего тебе принесла любовь?
      - А до этого еще один, после того как получил, что хотел, смылся от меня в Оксфорд, откуда благополучно забыл писать и звонить. А это были мои первые отношения! Но, несмотря на все это, я верю и знаю, что обязательно буду счастлива, - на одном дыхании выпалила девушка.
      Чарли скривил лицо, отклонив голову назад.
      - Мне извиниться перед тобой за ту ночь? Или, может, просто заплатить? - ядовито прошипел он, максимально четко произнося каждое слово.
      - Что?!
   Они уже сидели на кровати, и их голоса мало походили на шепот.
      - Насколько мне известно, ты была не против отказаться от своих обещаний мне за умеренную плату.
      Алис размахнулась, чтобы отвесить хорошую пощечину, но реакция Чарли оказалась лучше, - в полете он остановил обе ее руки и продолжил:
      - Ты думал, я не в курсе, что мои сестры платили тебе?
      - А чего ты ожидал? Что спустя несколько лет тишины я буду рада снова увидеть тебя?
   Чарли отпустил ее руки, продолжая сверлить убийственным взглядом исподлобья.
      - Я собиралась вернуть им деньги.
      - Но потом передумала, - его лицо выражало насмешку и отвращение.
      - Запомни раз и навсегда: ты ничего не знаешь обо мне. Когда ты уехал, моя жизнь покатилась ко всем чертям. Ты не представляешь, как я страдала, как ждала от тебя хоть пары слов, хоть каких-нибудь подтверждений твоих обещаний!
      -Дааа, конечно, - каждое слово источало яд, - хорошо, что ты не растерялась и быстро сообразила, на чем можно поживиться.
      - Ненавижу тебя! - она опять попыталась драться, но Чарли вновь поймал руки.
      - Успокойся. Я тоже не в восторге, что мы тут вместе. Я обещал, что помогу, если будет возможность, - и я сдержу слово, но лезть ко мне в душу не надо. И сразу, на будущее, прекращай свои неумелые намеки, если хочешь перепихнуться - так и скажи, я тоже не против спустить пар. Но без всяких там люблю - не люблю и прочей ерунды.
      Он отодвинулся на край кровати, насколько только возможно дальше, натянул одеяло по шею и отвернулся.
      - Жизнь в Англии сделала тебя законченным идиотом. Знать не хочу, чем ты там занимался!
      - Ты и так никогда не узнаешь, - беззвучно прошептал Чарли.
      Алис, последовав примеру Чарли, тоже отвернулась и сжалась в комок. Каюта была невыносимо маленькой даже для не страдающих клаустрофобией людей, двухъярусная кровать едва достигала в ширину одного метра, но Чарли с Алис как-то умудрились лечь так, чтобы не касаться друг друга. С той самой ночи, когда ее напугал старик-сектант, Алис еще ни разу не оставалась в темноте без объятий мага. Ей срочно нужно было прижаться к кому-то теплому и надежному. Алис заплакала от страха, от обиды, от усталости, в конце концов. Том прав, Чарли полный псих, нет смысла искать в нем что-то хорошее. Видимо, жестко с ним обошлась Оливия, голубоглазая светловолосая англичанка, с которой он был помолвлен несколько лет, раз он так озлоблен на весь мир. Тоже мне, герой-любовник, - рассуждала Алис, - бросил все, сбежал в армию, заработал контузию (или как там это называется?), что бедные Сатари оказались вынуждены перекрыть канал, чтобы сумасшедший маг ненароком не убил кого-нибудь. И теперь "бедный" Чарлик пытается склеить осколки "своей несчастной жизни", возродить "истерзанную душу"!
   Ничтожество! Сначала бросил, уехав исполнять свои собственные мечты, реализовывать бьющие фонтаном амбиции, пренебрегая мечтами и планами Алис, а теперь еще и предъявляет претензии. Не ему ее судить.
   Но слезы все продолжали литься из глаз, стало нестерпимо стыдно. Боже, его сестры выставили Алис в самом неблагоприятном свете. Что они наговорили ему? Она бы никогда не взяла эти деньги, если бы не злилась на него так сильно, не ждала бы так трепетно в первые годы разлуки. Постепенно с тихого плача Алис перешла на рыдания и всхлипывания.
      Не выдержав, Чарли приблизился сзади, и она с удовольствием почувствовала тепло его тела. Он молча обнял ее, и когда Алис разрыдалась громче, словно жалуясь Чарли на обиду, которую он же и нанес, лишь сильнее прижал к себе. Она открыла рот, чтобы что-то сказать, но он покачал головой и уткнулся в ее затылок. Алис расслабилась и уснула, пока он не передумал быть рядом.
      Утро прошло по обычной программе: Чарли дернулся, и Алис осторожно, быстро, но четко рассказала кто она, где они, и что делают.
      - И еще... я хотела сказать спасибо, что не оставил меня вчера ночью. Мне до сих пор страшно засыпать одной.
      - Это ничего не меняет, - бросил маг и вышел на палубу.
      Чарли был в бешенстве. Впиваясь пальцами в бордюр, он, не отрываясь, смотрел на медленно приближающуюся линию берега. "Основа всего любовь", "зачем жить, если нет любви", да что она, мать ее, понимает?! Последние семь лет своей жизни Чарли посвятил самоубеждению, что такие понятия, как "любовь" и "семья" существуют лишь для причинения очередного извращенного вида боли. А душевная боль всегда рождает ненависть. Чарли столько раз видел, как ломались маги, сталкиваясь с очередной ложью и предательством, как хорошие добрые люди совершали опрометчивые, несвойственные им поступки в состоянии аффекта.
   К концу четвертого года службы, когда он уже был в должности командира, Чарли понял безукоризненный, прекрасный в своем совершенстве план демонов. До чего же чутко они улавливали все оттенки человеческих эмоций! Любое светлое чувство с легкостью выворачивалось на изнанку, превращаясь в пытки, любая надежда утаскивала за собой на самое дно человеческих мук. Каждый раз, когда казалось - все, это предел, больше терпеть невозможно открывался новый круг ада. Любая вера рано или поздно приведет к потерям.
   "Любовь". Иногда, засыпая, как вчера, в обнимку с Алис, наслаждаясь близостью ее тела и на мгновение забывая про прошлое, он чувствовал, как эта тварь пытается зажечь искру. Чарли хищно улыбнулся, - зажигать давно нечего. Не получится. Алик прав, в одну реку не входят дважды. Глупые мечты о втором шансе, новой попытке. Внутри давно уже пусто. Он не сможет еще раз поверить девушке, слишком велик риск снова упасть и больше никогда не подняться.
   Каждый человек охотно предаст, нужна лишь подходящая ситуация.
   Кого он пытается обмануть в течение этих дней? Между ним и Алис непреодолимая пропасть. Скоро, когда члены "Белого взрыва" будут мертвы, она и думать забудет о таком сомнительном защитнике, как припадочный Чарли. Скоро все закончится. Зря он снова позволил себе мечтать. Несколько секунд этого гребаного занятия, - и на душе опять паршиво от скребущего чувства разочарования. Простые потребности: еда, сон, иногда секс - вот твой потолок, парень.
      Но Чарли не собирался сдаваться, он больше не будет топить горе в алкоголе, жалея себя и обвиняя весь мир в его изначальной несправедливости, он будет жить так, как сможет. Чарли давно решил, чем будет заниматься, распечатав канал, - помогать людям. Возможно, займется проверкой сект родного города, затем страны. Он станет полезным и нужным, жизнь обретет смысл, а это уже неплохо. Скоро родится Венера, у этой девочки должно быть все, уж Чарли об этом позаботится. Маг всегда улыбался, когда думал о племяннице.
   Порывистый прохладный ветер бил по лицу и груди, угрожая и вовсе столкнуть с палубы. Алис, кутаясь в одеяло, вцепилась пальцами в край мачты и, пытаясь сохранить равновесие, продолжала смотреть на спину своего мага. "Как достучаться до него?" - этот вопрос мучил ее все утро. "Он не понимает, что ей пришлось пережить, прежде чем она согласилась отказаться от него" - понимание этого сводило с ума. Алис было жизненно важно доказать Чарли, что он ошибается, но подойти она не решалась. Вероятно, на их налаживающиеся отношения негативно повлиял друг Чарли - Алик, которому Алис не понравилась в первого взгляда.
  
   Глава 11
  
   Пару дней назад
   Чарли хотел как можно скорее покинуть материк, путешествие по которому его крайне утомило. Сыграла роль необходимость приглядывать за Алис, которой постоянно угрожала реальная или вымышленная опасность. То ее кусали "смертельно-ядовитые" насекомые, пугали дикие...хм, проходящие мимо и совершенно неопасные звери, с интересом поглядывали местные мужчины. Хотя, последняя опасность вовсе не была утрированной.
   К сожалению, некоторые события в пути развивались не совсем так, как рассчитывал Чарли. Он полагал, что последние километры путешествия по Африке они с Алис преодолеют в относительной безопасности, в сопровождении друг друга и бывшего сокурсника Чарли - темнокожего плотного мужчины по имени Алик. Поэтому ощутил истинное облегчение, когда они измотанные, голодные и смертельно уставшие, добрались до деревеньки, неотмеченной на карте и поняли, что, наконец, нашли поселение колдунов-вуду.
   Удивительно, но какой обманчивой бывает внешность. Алис никогда бы не узнала в небритом аборигене лет тридцати пяти, восседающем на шаткой, покосившейся крыше и сплетающим веревки, видимо, чтобы эту самую крышу выровнять, выпускника престижнейшего Университета в мире. Одежда Алика состояла из потертых, выцветших на солнце камуфляжных штанов и майки, лицо его выражало крайнюю сосредоточенность, словно он был близок к доказательству сложнейшей математической теоремы, как минимум решения замысловатой задачи.
        - О Боже, командир! - задохнулся он ни то от удивления, ни то от счастья, увидев Чарли. Тут же бросил все дела, спрыгнул на землю и, крикнув еще несколько слов на непонятном языке, подбежал к гостям. С минуту старые друзья молча смотрели друг на друга, потом быстро, но крепко обнялись.
      - Как твоя нога? - спросил Чарли, устремляя взгляд на перевязанное эластичным бинтом бедро Алика.
      - На погоду реагирует, - улыбнулся тот, - спасибо, что помните.
      В следующую секунду сразу с четырех сторон к ним подбежала целая ватага детей, а точнее - пятеро. Самому младшему было не более четырех, тогда как старшему - около шестнадцати. Округленные в восхищении и благоговейном ужасе одновременно их глаза светились любопытством, детям было безумно интересно поближе рассмотреть незнакомых, столь отличающихся внешностью людей. Подходить совсем близко они не решились, поэтому опасливо притаились за спиной Алика, невежливо показывая пальцами на Чарли, перешептывались на местном языке.
      - Да, да, я скоро буду, бегите за стол, - сказал друг Чарли и добавил несколько слов на своем наречии.
      - Это все твои? - улыбнулся маг.
      - Так точно, Земма ждет шестого.
      - Ого! Поздравляю, - Чарли похлопал друга по плечу.
      - Да уж, - Алик застенчиво улыбнулся, - мы зря времени не теряли. А Вы как? Давно вернулись?
      Взгляд Чарли мгновенно помрачнел, улыбка покинула лицо.
      - Не очень. Мне нужна твоя помощь, Алик, - он внимательно посмотрела на друга.
      - Все, что угодно, командир. Что я могу для Вас сделать?
      - Мне нужно попасть на Мадагаскар.
      - Нам нужно попасть, - вставила слово Алис, которая до этого момента стояла чуть в стороне и молчала.
   Алик перевел взгляд на девушку и замер, вытаращив глаза.
Нет, разумеется, Алис уже успела привыкнуть за последние дни к нездоровому интересу со сторону темнокожего населения Африки. Зачастую на нее смотрели как на заморскую диковинку, в худшем же случае тыкали пальцами и кричали. Чем дальше Алис и Чарли углублялись в материк, тем больше привлекал к себе внимания их хоть и загорелый, но все равно недостаточно темный цвет кожи, европейский тип внешности и светлые глаза девушки, но сейчас была совсем иная ситуация. Алис читала на лице аборигена не интерес, а страх. Мужчина всплеснул руками и сделал шаг назад, словно в попытке убежать при виде чего-то поистине ужасного.
      - Это Алис, - спокойным голосом заполнил тягостное молчание Чарли, - она сопровождает меня в этом путешествии. Алис, это Алик, мы вместе учились на факультете истории в Оксфорде.
   Алис приветливо улыбнулась и протянула руку, пытаясь сгладить неприятное первое впечатление, которое, по-видимому, произвела, но Алик лишь продолжал пораженно таращиться и качать головой, словно отрицая саму возможность существования девушки. Никаких сомнений, если бы абориген был христианином -- перекрестился бы. Алис смутилась и отдернула руку за спину, ей стало до такой степени неуютно, что пришлось отступить и спрятаться за Чарли.
      - Мы бы хотели выехать, чем скорее, тем лучше, но до этого что-нибудь поесть, - невозмутимо продолжал маг, будто не замечая возникшей неловкости.
      - Да, да, - Алик вырвался из своих мыслей и недоверчиво посмотрел на Чарли, словно заподозрив, что обознался, - оставайтесь у нас на ужин. Семья большая, но всем хватит места. А завтра с утра отправимся в путь, я лично доставлю вас к бухте и договорюсь о переправе. Я знаю всех капитанов в этой стране.
      - Не сомневаюсь, - улыбнулся Чарли, - если тебя не очень стеснит, мы бы и правда остались на ночь. Прошлые сутки дались особенно тяжело.
      Алик бросил быстрый взгляд на Алис, кивнул и пригласил пойти следом.
   По здешним меркам деревня оказалась огромной, Алик сказал, что в ней проживает несколько тысяч человек. Местные жители строили исключительно одноэтажные дома, поэтому занятая поселком территория впечатляла. Чтобы добраться до жилища Алика пришлось проделать путь не менее чем в тысячу шагов. Не могли ни броситься в глаза домашние животные: поросята и слоны, с которыми еще можно было смириться, но гиены и обезьянки, которых дети водили на поводках, подобно тому, как Алис в детстве выгуливала собаку, поразили до глубины души.
   Соломенные хижины выглядели довольно опрятно и уютно, рядом с каждой из них располагались столик со стульчиками, где отдыхали после тяжелого трудового дня мужчины. Женщины развешивали выстиранное белье, кричали на шаливших детей, некоторые танцевали под знакомые звуки, доносившиеся из старых магнитофонов на батарейках. Отовсюду долетали запахи готовящейся пищи, которые стали невыносимой пыткой для пустых желудков Алис и Чарли.
   Друг Чарли жил со всей своей огромной семьей, почти две дюжины человек, в просторной хижине с высокими для здешних обычаев потолками -- почти два с половиной метра. Хижина представляла собой одну большую комнату, которая, как поняла Алис, одновременно была гостиной, кухней, спальней и столовой.
   По пути домой аборигену было необходимо забрать кое-какие лекарства у местной знахарки, поэтому пришлось сделать крюк, и на ужин они немного опоздали, пришли самыми последними. Вероятно, здесь было не принято начинать прием пищи без старшего мужчины, поэтому, завидев Алика, его родственники пришли в дикий восторг, шумно приветствия отца семейства. Алис зашла в дом последней, и ее уже встретила гробовая тишина. Заметив, что Алик пожаловал с гостями, люди нерешительно замерли, не понимая, что делать и как себя вести. Алик неопределенно махнул рукой и произнес несколько слов на местном языке, после чего все расслабились и принялись разливать из огромного котла кашу по мискам.
      Гостеприимный хозяин где-то быстро раздобыл несколько плоских подушек и протянул Чарли.
      - У нас принято сидеть прямо на полу, - извиняясь, сказал он.
      - Все в порядке, не напрягайся, здесь уютно и вкусно пахнет, - заверил Чарли, усаживаясь в позу лотоса и облокачиваясь спиной о стену.
   Алик добродушно улыбнулся:
      - Берите тарелки и накладывайте себе из той кастрюли, - он указал на огромный чан посередине, - я пока распоряжусь насчет ночлега.
      - Нам нужна одна кровать, - быстро проговорила Алис, чтобы не было потом недоразумений, Чарли ведь представил ее как свою спутницу в дороге, непонятно как местные жители могли истолковать его слова.
   Алик еще больше удивился, растерянно взглянул на Чарли, тот кивнул, подтверждая слова девушки. Хозяин дома передернул плечами, подразумевая что-то вроде: "Ну и нравы у молодежи", - затем подошел к невысокой круглой женщине, сидящей в центре комнаты, видимо, своей жене. Что-то быстро зашептал ей на ухо, отчего лицо женщины сначала выражало недоумение и удивление, она посмотрела в сторону Алис и Чарли, кивнула. Потом - радость, словно она услышала хорошие новости, и, наконец, скривилось в гримасе презрения. Да что такое? - невольно опустила глаза Алис. Местным жителям не нравится, что она путешествует с Чарли, но не замужем за ним? Алис не подозревала, что в Африке такие пуританские взгляды на жизнь.
   Накладывая подозрительную однородную массу себе на тарелку, она озвучила свое предположение Чарли, но тот лишь неопределенно кивнул - сам не знает, наверное.
      - А почему он называет тебя "командиром"? - поинтересовалась Алис, когда режущее чувство пустоты в животе сменилось приятным теплом сытости.
      - Это прозвище. Мы вместе играли в э-э-э футбол, там всем давали клички, в зависимости от роли. Так и закрепилось
      - Ты играл в футбол? - удивилась Алис, не припоминая у мага любви к командным видам спорта.
      - Немного, - уклончиво ответил он и отвернулся.
      - А здесь можно где-нибудь помыться? - спросила Алис, понимая, что тему футбола никто развивать не собирается, впрочем, как и все остальные темы, на которые она пыталась заводить разговоры в последние дни.
      - Не уверен, но спрошу.
      - Как можно жить в таких условиях! - ни то спросила, ни то возмутилась Алис, тяжело вздохнув и поджав губы.
      - Они родились здесь, думаю, Алик бы не понял, как можно жить в "клетке" на шестом этаже, - равнодушно ответил маг. Кажется, его вовсе не смущали спартанские условия, в которых им в очередной раз предстоит ночевать.
      - Чарли, ты слишком задумчивый, даже больше чем обычно.
      - Не обращай внимания, просто нахлынули воспоминания, - отмахнулся он.
      - Счастливого студенчества? - попыталась пошутить Алис, тщетно надеясь, что ее посветят хоть в какие-нибудь детали этого самого студенчества.
      Маг опять лишь неопределенно кивнул. Подошел Алик с полупустой миской и присел на корточки напротив Чарли. Теперь, когда голод перестал глушить все остальные чувства и ощущения, оттягивая внимания на себя, Алис не могла не почувствовать духоту и даже затхлость помещения, смешанную с запахом пота, который лишь усилился, когда подошел абориген. Усилием воли удалось заставить себя не отшатнуться, Алис неловко почесала плечо, понимая, что еще пара дней и грязь будет от нее отваливаться, как старая штукатурка от стены.
      - Командир, - начал говорить Алик.
      - "Чарли", - поправил маг, - называй меня по имени.
      - Хорошо, привычка, - улыбнулся Алик, - пойдемте, я покажу, где спать. Э-э-э... Алис, пока, может, посидишь здесь? Скоро начнутся танцы, - и уставился на Чарли в ожидании ответа на предложение. Алис испуганно последовала его примеру.
   Пару мгновение маг колебался, было видно, что ему хотелось поговорить с другом наедине.
      - Красавица, не бойся, мы в доме шамана, сейчас для тебя здесь самое безопасное место на земле.
      Алис кивнула, но в душе не согласилась, самое безопасное место - рядом с Чарли, она это точно знала. Алик не обманул, через минуту после того как мужчины покинули хижину действительно заиграла музыка. Звук были низким и глубоким, непривычным и оттого казался странным, Алис так и не смогла определить музыкальный инструмент, на котором играли. Несколько человек достали бубны и периодически постукивали ими в такт. Дети и старики, мужчины и женщины сложили грязную посуду около стен и, подняв руки над головой, принялись качаться в такт, подпевая. Алис осторожно, чтобы никому не мешать, пересела поближе к выходу и забилась в угол, сжавшись в комок, стараясь быть как можно неприметнее. К счастью, на нее никто не обращал внимания. Почти никто. Беременная жена Алика то и дело кидала быстрые взгляды в сторону девушки, словно каждый раз надеясь, обнаружить занимаемый Алис угол пустым. Минут через двадцать самая дряхлая старуха из присутствующих трясущимися искривленными возрастом руками принялась разливать из одного из котлов какую-то жидкость в маленькие глиняные стаканы и передавать людям. Один достался и Алис. По запаху - чай с мятой, но девушка засомневалась, стоит ли пить непонятные жидкости в столь подозрительном месте, тем более что состав каши на ужин так и не удалось определить. Вроде бобы с мясом, но это не точно.
      - Пей, - Алис услышала голос в полуметре от себя и вздрогнула.
   Прямо напротив нее сидела та самая старуха и внимательно смотрела на девушку. Ее уродливое, порезанное тысячей морщинок лицо было слишком близко, чтобы Алис могла отвести взгляд, куча амулетов на шее звонко стукались друг о друга при каждом движении ведьмы. Как она умудрилась незаметно подобраться к Алис осталось загадкой. Пожилая женщина дотронулась сморщенными пальцами до груди Алис, туда, где билось сердце.
      - Страх - уйти. Сомневаться - уйти. Быть хорошо, - низко пропела она.
      - Спасибо, но я не хочу чай, - Алис не была уверена, что туземка понимает ее.
   Та быстро закивала, взяла ладонь Алис и с минуту рассматривала ее в тусклом свете наколдованных огоньков.
      - Смерть идти за ты, - впилась в собеседницу широко раскрытыми глазами.
      - Я знаю, - спокойно ответила та и попыталась забрать руку, но аборигенка не позволила.
      - Ты должна вернуться начало. Только так спасать его и себя. Поверить.
      - Я Вас не понимаю.
      - Только так. Повторить все с самого сначала, - ведьма продолжала качать головой и смотреть на вспотевшую от волнения руку Алис, ее глаза вдруг побелели, как у Чарли во время колдовства. Алис стало не по себе, она грубо отдернула ладонь, захотелось вытереть ее об одежду, кое-как удалось сдержать невежливый порыв.
      - Дьявол давно ждет вас, торопитесь, нельзя опаздывать! - воскликнула старуха без малейшего акцента, после чего закашлялась и прижала руку к сердцу.
   В шатре воцарилась полная тишина, казалось, никто даже не дышал. Через секунду дети заплакали, указывая пальцами в сторону Алис, женщины начали громко возмущаться, прижимая к себе деток, старики ругаться, махая руками, то и дело, указывая на выход из хижины.
      Алис затрясло, она вовсе не собиралась становиться объектом внимания агрессивно настроенной толпы туземцев. В помещении стало не просто неуютно находиться, а по-настоящему опасно. Она залпом выпила чай, надеясь, что причина изменения к ней отношения в том, что она ненароком оскорбила гостеприимных хозяев. Не помогло, казалось, стало только хуже.
   Алис пару минут пыталась что-то объяснить, но, понимая, что никто ее слушать не собирается, затем выбежала из хижины и бросилась на поиски Чарли. Вслед ей кричали непонятные ругательства, а кто-то кинул резиновый тапок.
   Время было позднее. Улицы, освещенные редкими огоньками, опустели, отовсюду доносились подозрительные звуки, скрипы, незнакомые крики диких птиц и зверей. Прирученные гиены, призванные охранять поселок, не вселяли доверия. Хотелось, чтобы кто-то охранял от них.
   Алис кралась между домами, прижимая руки к груди, проклиная местную флору и фауну, местных жителей и весь материк в целом. Безумно хотелось оказаться дома и притвориться, что последних двух недель не была в ее жизни. Она уже до крови расчесала плечо, представив, что ее укусило ядовитое насекомое и, вероятно, жить ей осталось совсем недолго. Где-то недалеко раздался громкий мужской смех, Алис в панике спряталась за чьим-то ржавым автомобилем.
   Опасность казалась осязаемой. Повсюду чудились ядовитые змеи, гигантские насекомые, мысли о встрече, с которыми не особо пугали Алис до путешествия. Она приняла единственное верное решение вернуться обратно в дом Алика, по крайней мере, можно будет посидеть снаружи и подождать Чарли, побежала в обратном направлении, где должна была находиться хижина шамана.
   Через несколько минут метаний по деревне Алис полностью убедилась в том, что заблудилась. Теперь она даже не имела понятия, в какой стороне находится автомобиль, за которым только что пряталась. Дрожа от страха, Алис брела по деревне, шарахаясь от каждого звука. Пару раз падала, оступившись или запнувшись о корни деревьев.
   Зачем она пошла на поиски Чарли? Нужно было сидеть в безопасности! - сокрушалась девушка, вглядываясь в фасады домов, пытаясь понять, проходила ли здесь раньше. Хижины выглядели совершенно одинаково, не покидало ощущение, что она ходит кругами вокруг одного и того же дома. Стоять на месте тоже было нельзя, совершенно неизвестно, когда ее хватятся. Мужчины давно не виделись и вполне могут проговорить всю ночь. Алис решила постучаться в первый попавшийся дом и спросить дорогу. Может, ей повезет встретить человека, хоть немного понимающего ее язык?
   На стук вышел высокий бритый наголо мужчина в одной набедренной повязке и с любопытством оглядел гостью, жестом приглашая войти внутрь хижины, чего Алис точно не хотела.
      - Добрый вечер, вы понимаете меня? Нет? Наверное, нет... как же объяснить? Шаман. Мне нужно в дом к шаману!
   Мужчина улыбнулся, кивнул и повторил жест, приглашая зайти.
   - Нет, Вы не поняли, мне нужно попасть в дом шамана, - она пыталась изобразить жестами колдовство. Абориген с любопытством рассматривал жестикулирующую девушку, слушал, не перебивая, когда Алис закончила и жалобно переспросила: "Вы меня поняли?", он кивнул и шире распахнул дверь, продолжая скалить белоснежные зубы в жуткой улыбке.
   Алис замотала головой и попыталась уйти, но мужчина схватил за руку и начал тащить ее в дом, при этом что-то приговаривая на непонятном языке. Алис закричала и начала вырываться, но тот лишь шире улыбнулся, притягивая ее ближе. Она задохнулась от непереносимого запаха смеси грязи и пота. Сердце бешено колотилось, Алис дралась, царапалась, но это лишь еще больше распаляло аборигена. Внезапно все прекратилось, ее грубо дернули за руку и влепили пощечину такой силы, что Алис упала на землю, от боли потемнело в глазах. Приходя в себя и поднимаясь, она слушала торопливую речь жены Алика. Та громко что-то объясняла несостоявшемуся насильнику, размахивая руками, в конце концов, тот уважительно поклонился и закрыл за собой дверь. Земма тут же переключилась на Алис, не снижая тона.
      - Не понимаю, - пораженно шептала Алис, держась за больную щеку, - за что Вы меня ударили?
      Но женщина только сильнее закричала, после чего схватила Алис за руку и потащила за собой. Земма с трудом доставала Алис до плеча, поэтому бежать за туземкой на полусогнутых ногах было крайне неудобно, но, несмотря на это, Алис не осмелилась вырываться, послушно следовала за спасительницей, поражаясь, откуда столько силы в маленькой аборигенке.
   Через пять минут пути женщины вышли на ровную полянку, освещенную небольшим, потрескивающим сухими ветками костром. Рядом, на толстом бревне, сидели Чарли с Аликом, курили, о чем-то тихо беседуя. Увидев женщин, оба вскочили и быстро подошли. Жена Алика швырнула Алис на землю к ногам Чарли и начала что-то быстро объяснять мужу, тот нервно переводил взгляд с жены то на Алис, то на Чарли, в конце концов, кивнул.
      - Чарли, я постараюсь объяснить Земме вашу ситуацию, Вы найдете дорогу до дома, который я показал Вам?
      - Да, иди, конечно, завтра утром закончим разговор, - быстро согласился Чарли, поднимая Алис с земли и разглядывая ее лицо.
      - Боже, это ад какой-то! - воскликнула она, - эта женщина сумасшедшая.
      - Тебе очень больно? - Чарли аккуратно ощупывал покрасневшую скулу, силясь рассмотреть ушиб в тусклом свете костра, - боюсь, будет небольшой синяк.
      - Ты понимаешь, что она говорила?
      - Частично. Совсем немного.
      - "Набади", что это значит? Она все время повторяла это слово
      - Я не знаю, пойдем в дом, Алис, вижу, ты замерзла. Понимаешь, их жизнь устроена иначе, чем ты привыкла, кое с чем придется смириться.
      - Я заметила.
      - Считается дурным тоном, если женщина ходит ночью одна. Вроде как она... предлагает себя другим мужчинам.
      - О Боже, она подумала, что я нарочно пришла к этому аборигену? Чарли, объясни все Алику, пожалуйста, я просто заблудилась, - и она торопливо рассказала Чарли, как потерялась и чуть не подверглась насилию, - пожалуйста, не бросай меня больше одну.
      - Тебе не следовало выходить из дома шамана.
      - Я не могу долго быть без тебя, - умоляюще сдвинула брови.
   Чарли нахмурился, хотел что-то ответить, но, передумал. Вместо этого согласился:
      - Хорошо, будешь все время рядом. Завтра на рассвете мы выедем на машине Алика. Заночевать придется в лесу, но зато уже послезавтра вечером сможем сесть на корабль.
      Следующим утром провожать гостей вышла вся деревня. Девушки, помогающие укладывать вещи и продукты в джип, часто переглядывались, косясь на Алис, и повторяли - "набади". Алис уже поняла, что это слово не значит ничего хорошего. Она упорно держала Чарли за руку, не отпуская от себя ни на шаг. Помимо Алика сопровождать вызвался молодой, лет восемнадцати паренек по имени Зито. Он не сводил счастливых глаз с девушки, раза четыре за утро подмигнул.
   После откровенных взглядов на нее, Алис, словно клещами, вцепилась в Чарли и придвинулась к нему максимально близко, несмотря на все его попытки отстраниться хотя бы на пару сантиметров. Алик попрощался с женой и детьми, затем Земма два раза низко поклонилась Чарли, что-то проговорила с большим уважением, на что он почти выдавил искреннюю улыбку.
   Шаман предложил Чарли сесть рядом с ним вперед, но Алис начала так отчаянно мотать головой и умолять, что Чарли без лишних разговоров запрыгнул на заднее сидение. Было еще очень рано, поэтому Алис быстро уснула у него на груди. Чарли по привычке небрежно поглаживал девушку, отчего им обоим было спокойно и уютно.
      На привале развели костер и принялись поджаривать самодельные колбаски, которыми щедро снабдила Земма.
      - Мне здесь нравится, - улыбнулась Алис, потягиваясь. Она устроилась на поваленном, покрытым мягким зеленым мхом бревне рядом с Чарли, рассматривала экзотические растения, вдыхала тяжелый влажный воздух. Насыщенные зеленые цвета приятно радовали и расслабляли привыкшие к монитору компьютера глаза. Определенно, утренняя и дневная Африка не так ужасна, как ночная, по крайней мере, можно увидеть с какой стороны будет надвигаться опасность, а не просто слышать подозрительные звуки.
      Неожиданно рядом с ними возник Зито, протянул руку и что-то сказал. Алис недоуменно посмотрела сначала на него, потом на Чарли. Парень повторил свою речь.
      - Он хочет показать тебе ручей, говорит там очень красиво и можно поплавать, - холодно перевел Чарли.
      - Красиво, - закивал Зито, - Зито показать, - и повторно протянул руку.
      - Чарли, скажи ему, что я никуда с ним не пойду, - Алис холодно улыбнулась аборигену и быстро отвернулась.
      - Сама скажи, - буркнул маг, чертя палочкой абстрактные узоры на земле.
      - Спасибо, но нет, - выразительно повторила она, глядя в глаза мальчику, надеясь, что тот по интонации ее голоса сообразит "отвалить". Но Зито лишь шире улыбнулся и сказал что-то, но уже обращаясь только к Чарли. В его речи Алис расслышала злополучное "набади". Чарли поморщился и отрицательно покачал головой.
      - Что он говорит? - прошептала она.
      - Он настаивает. Хочет тебя ненадолго одолжить.
      - Одолжить?! - Алис вздрогнула вцепилась в легкую ветровку Чарли с такой силой, что она затрещала по швам.
      - Одолжить у тебя? - переспросила она. - В этом племени так принято? Просить друга поделиться женой?
      - Он знает, что ты спишь со мной и не являешься моей женой, - пожал плечами маг. - Говорит, чем он хуже.
      - Мы не спим вместе.
      - Мы ночевали в одном доме, в одной кровати. Я не знаю, как объяснить подростку, что мы просто спали.
      - Чарли, я его боюсь, скажи ему что-нибудь, чтобы он ушел, пожалуйста.
      Чарли свел брови, мучительно подбирая слова, и что-то сказал, в конце употребив "набади", на что тот засмеялся и закивал.
      - Набади, - указал пальцем на Алис.
      - Кто-нибудь может объяснить, как переводится это слово? - воскликнула девушка.
      - Какое? - весело спросил Алик, выходя из леса на поляну, - если кому-то надо в кустики - то прямо и налево безопасно, змей и муравьев нет.
      За обедом решили, что будут ехать всю ночь и отдохнут на рассвете, объяснив это тем, что участок впереди будет спокойнее и безопаснее. Алис на всякий случай не стала уточнять, почему было небезопасно на этом участке.
      Она успешно продремала всю ночь, кутаясь в одеяло. Алик о чем-то разговаривал с Чарли на местном языке, тот слушал внимательно, иногда переспрашивая и вставляя короткие реплики, заменяя неизвестные слова жестами. Пару раз сквозь сон Алис замечала, как Зито пытался до нее дотронуться, развернувшись на переднем сиденье. Чарли говорил что-то резким тоном, после чего тот ненадолго успокаивался.
      - Чарли, почему он продолжает так смотреть на меня? - спросила она после очередной стычки.
      - Он никогда не видел белую женщину, ему интересно, - пожал тот плечами.
      - Мне не по себе.
      - Против твоей воли ничего не будет.
      - Точно?
      - Он не понимает, почему ты ему отказываешь. Думает, что это игра такая.
      - А ты? Ты же ему говоришь, что ему рассчитывать не на что.
      - Он не воспринимает меня как угрозу.
   И правда, мускулатура темнокожего паренька была определенно лучше развита, чем у Чарли, да и ростом он был повыше. Вероятно, на местный вкус Зито был весьма привлекателен. Короткая, жесткая как щетка шевелюра, широкий плоский нос с раздувающимися ноздрями, словно молодой человек чувствовал запахи недоступные большинству обычных людей и неизменная улыбка, напоминающая оскал, предавали его внешности нечто звериное, опасное и в некоторой степени сексуальное... для местных жительниц, разумеется.
      - Скажи, что ты тоже маг.
      - Будет еще хуже. Если он подумает, что мы на равных - станет пользоваться силой, а тут уж я точно ничего не смогу поделать.
      - Чарлик, ты пугаешь меня, - прошептала Алис, уткнувшись парню в шею.
      - Не бойся, в крайнем случае, я без всякой магии сломаю ему позвоночник, хотя, хотелось бы этого избежать, конечно, - он выразительно посмотрел на Алика.
      - Я не нравлюсь твоему другу. Почему? - прошептала Алис на ухо. Чарли вздохнул, в машине сидели колдуны, которые прекрасно различали каждое движение губ, а Алик еще и понимал смысл сказанного. - Не отрицай, я чувствую. Объясни мне, пожалуйста.
      - Красавица, не забивай голову. Просто... невозможно нравиться всем на свете, - Чарли улыбнулся и провел рукой по ее волосам.
      - Я журналист, меня учили производить первое впечатление. Обычно люди приветливы по отношению ко мне.
      - Здесь они другие, - Чарли пожал плечами. - А ты бы правда не хотела узнать его поближе? - кивнул на Зито. - Он вроде симпатичный, высокий такой.
      - Ты шутишь сейчас?!
   Чарли засмеялся, видя испуг на лице Алис.
      - Шучу, конечно. Спи, - он ласково чмокнул ее в лоб и прижал к своей груди.
      Проснулась Алис резко, насильно вырывая себя из тут же забытых, но, несомненно, приятных с оттенком розовых фантазий сновидений, подпрыгнула на сиденье машины и ойкнула, ударившись головой о крышу. Каким-то образом она почувствовала, что Чарли рядом нет, и сразу запаниковала.
      - Чарли, Чарли?!
      - Он пошел за хворостом, скоро придет, - отозвался Алик, потом добавил, - Зито пошел с ним, не волнуйся.
      - А что ты делаешь? - Алис вылезла из джипа и подошла, разминая затекшие конечности.
      - Разделываю кролика. Зито убил, - потом посмеялся и добавил, - хотел тебе подарить, но ты спала, а Чарли запретил будить. Мальчик просто влюбился в тебя.
      Алис поджала губы.
      - А ты бы не мог настойчиво объяснить "мальчику", что его чувства не взаимны? Он пропускает слова Чарли мимо ушей.
      Алик наигранно засмеялся, скрывая неловкость.
      - Это невозможно, Зито - будущий вождь племени, он привык получить все, что пожелает.
   Алис досадливо закусила губу, не ожидая подобного ответа.
      - Я бы не хотела, чтобы у Зито были конфликты с Чарли из-за меня.
      - Поведение Чарли для меня вообще загадка, - сухо перебил шаман.
      - Что ты имеешь в виду?
      - Да так, не бери в голову. Скоро будет завтрак.
      - Алик, как переводится "набади"?
      Услышав злополучное слово, шаман стыдливо опустил глаза и быстро проговорил:
   - Откуда тебе известно это слово?
      - Твои люди то и дело называют меня так.
      - Алис, видишь ли, у нас тут немного иное отношение к жизни, нежели в твоей стране. То, что считается в порядке вещей у вас, совершенно неприемлемо здесь.
      - Доступная женщина? Так?
      Было видно, что Алику крайне неприятен этот разговор, он то и дело поджимал губы, отводил глаза в сторону. Вообще старался избегать смотреть на Алис, как будто стеснялся ее.
      - Почти, - нехотя ответил. - "Набади" называют женщину, если та оскорбила и предала своего мужчину.
      - Но у меня нет мужчины. Или все думают, что Чарли - мой любовник? Так это не правда.
      - Я знаю.
      - Это потому, что я заблудилась ночью и постучалась в хижину того парня?
   Алик покачал головой, выждал небольшую паузу, словно надеясь, что их прервут.
      - И поэтому тоже. Если женщину считают "набади", у нее нет никаких прав, и она обязана слушаться и исполнять приказания любого мужчины.
      - Тогда постарайся, пожалуйста, объяснить Зито, что я никакая не "набади", иначе Чарли свернет шею будущему вождю вашего племени, - жестко ответила она, раздражаясь и коря себя за опрометчивый поступок, так сильно испортивший ей репутацию в глазах целого племени.
      Алик только покачал головой и продолжил помешивать тушеное мясо в котелке.
      Через полчаса пришли Чарли с Зито, волоча по огромной охапке сухих дров, которые свалили в кучу около костра. Оба вспотели от жары и физической нагрузки, немного запыхались.
      - Хорошая работа, парни! Мы теперь на неделю здесь можем остаться, - похвалил Алик и стал переводить свою фразу для Зито. Алис же быстро схватила Чарли за руку и оттащила в сторону.
      - Ты поклялся меня не бросать, - взволнованно прошептала она.
      - Я прика... попросил Алика охранять тебя. К тому же, Зито пошел со мной. Я следил, чтобы он был все время в поле зрения.
      - Но ты поклялся, что будешь рядом! - взмолилась она.
      - Мне было неудобно сидеть без дела, пока ребята трудятся, кроме того, я абсолютно доверяю Алику.
      - Даже меня?
      - Я, не сомневаясь ни секунды, доверю ему свою жизнь, - решительно сказал Чарли, выдерживая тяжелый взгляд девушки.
      - Хорошо, извини, больше не повторится. Поверь, я на все сто был уверен, что ты в безопасности, иначе никогда не оставил бы.
   Алис, удовлетворившись таким ответом, вцепилась в руку мага и, притянув ближе, быстро зашептала на ухо:
      - Их "набади" переводится как рабыня. Скорее бы уже убраться отсюда.
   Чарли улыбнулся ее заговорческому тону и, казалось, совсем не удивился такой информации.
      - Нам осталось ехать от четырех до пяти часов, не волнуйся, все будет хорошо. А теперь пойдем и поедим, я проголодался.
      Все было хорошо ровно до того момента, пока Зито не закончил с завтраком. После чего он грубо схватил Алис за руку и поволок в сторону леса. Алик что-то кричал на их наречии, но что Зито не обращал никакого внимания, как, впрочем, и на попытки девушки вырваться. Далеко утащить не удалось - Чарли, упаковывавший одеяла в машину, через секунду уже был рядом, схватил молодого вождя за шкирку, резко дернул на себя. Убедившись, что тот отпустил Алис, отшвырнул противника в сторону, спрятав Алис за спиной. Агрессивно прокричал что-то на местном языке. Зито был в отличной форме, через несколько мгновений он уже стоял в боевой позиции, готовый к атаке. Алис видела, как от злости раздуваются ноздри, наливаются кровью глаза и сжимаются огромные кулаки аборигена. Будущий вождь решил получить то, что ему хочется любым способом.
      Подбежавший Алик что-то торопливо объяснял Чарли, тот сплюнул на землю.
      - Да мне плевать, почему он так решил! К этой девушке он и пальцем не притронется, и ты знаешь, что я не шучу, - предостерегающе рявкнул Чарли, хищно прищурившись.
      - Чарли, Вы знаете, что я не могу допустить, чтобы Вы навредили Зито, - растерянно всплеснул руками шаман.
      - Ну, так давай, останови меня, - вызывающе крикнул маг.
      - Чарли, Вы мне друг. Давайте попробуем разрешить ситуацию иначе.
      - Как? И смотри - не ошибись с ответом, - Чарли смотрел на шамана, краем глаза наблюдая за подкрадывающимся Зито. А тот уже успел подобраться достаточно близко, чтобы попытаться схватить Алис за волосы. Чарли молниеносно обернулся и ударил парня по руке, ловко ушел от удара кулаком, выдергивая ремень из штанов, замахнулся, и уже в следующую секунду Зито стоял на коленях, вцепившись руками в ремень, сжимающий его горло. Чарли, значительно уступающий парню в весе, упирался ногой в его спину, утягивая импровизированную удавку.
      - Значит так, ублюдок, повторяю еще раз - женщина только моя. Переведи, - бросил он побледневшему Алику, тот быстро послушался. Шаман чуть отвел назад руку с уже приготовленным к атаке огненным шаром. Зито быстро закивал, а Чарли затянул туже:
   - Точно?!
      - Дааа, - прохрипел Зито на языке Чарли и Алис.
   Чарли ослабил хватку, потом совсем убрал ремень и принялся возвращать его на место. Алис уже была рядом, прижимаясь к своему магу сзади и уткнувшись лицом между его лопаток. Она чувствовала стальное напряжение в его худом, но невероятно твердом и жилистом теле. Отпустив Зито, Чарли даже не думал расслабляться, внутренне ожидая продолжения драки, в случае чего был готов завершить начатое. Убить, если потребуется.
   Все произошло катастрофически быстро, Алис помнила лишь свои эмоции: страх за себя, страх за Чарли, который теоретически не мог справиться, физически был не способен поставить двухметрового вождя на колени. Но он сделал это, не моргнув глазом, ради нее. Бесконечная благодарность переполняла девушку, это чувство было столь сильным, что Алис на мгновение задохнулась.
      Зито еще пару минут хрипел, стоя на коленях, восстанавливая дыхание, после чего поднялся, продолжая кашлять, бросил обиженный взгляд в сторону Алис и поплелся к машине. Будущий вождь признал превосходство противника и право того на выбранную им женщину. Алик же от неслыханного облегчения опустился на колени и погасил шар. Сердце шамана разрывалось от необходимости выбирать между лучшим другом и будущем своего племени.
      - Я был рад Вас увидеть, но в моей деревне Вас не ждут, особенно с ней, - попрощался Алик, пытаясь перекричать трубы пароходов и крики моряков, трудящихся в порту.
      - Все в порядке, - ответил Чарли, пожимая другу руку, - обратно мы поедем другим путем.
      - Мне жаль.
      - Мне тоже.
      - Удачи Вам, командир, в Вашем предприятии.
      - И тебе удачи.
      Чарли обнял Алис за плечи и повел в сторону телефона-автомата.

***

  
   Чарли всегда сутулился, когда находился или полагал, что находился, в одиночестве. Словно в те минуты, когда пропадала необходимость казаться сильным, надежным, всезнающим, он расслаблялся, позволяя проблемам обрушиться на свои плечи с полной силой, и нагибался под их тяжестью, слегка опустив голову. В такие минуты он меньше всего походил на мужчину, рядом с которым никогда не бывает страшно, который может защитить, поставить на колени превосходящего в силе соперника.
   Вот и сейчас маг, слегка перегнувшись через борт корабля, наблюдал за приближением линии берега, как и обычно, был погружен в тяжелые мысли, всем своим видом выражая растерянность и неуверенность в себе.
   В течение некоторого времени Алис молча наблюдала за ним с противоположного края палубы.
   - Родственники Алика умеют предсказывать будущее? - спросила она, решившись, наконец, заговорить с Чарли. Ее сдувало с палубы, нижняя челюсть дрожала от холода, отдаваясь неприятным стуком зубов. Чарли оторвал левую руку от бордюра, пропуская девушку перед собой, и уткнулся носом в ее волосы. Алис не возражала, она уже давно привыкла к переменчивому настроению спутника.
      - Никто не может видеть будущее.
      - Старая ведьма колдовала, рассматривая мою ладонь, ее глаза были белыми, как у тебя при варке зелий.
      - И что она сказала?
      - Что дьявол нас уже ждет и нужно спешить.
      Чарли вздрогнул, поежился:
      - Так и сказала?
      - Кажется, да. Что она имела в виду?
      - Я не знаю, - Чарли наклонился к лицу Алис, будто собираясь поцеловать. Она быстро повернулась навстречу, но он выпрямился, - поэтому я и не верю в предсказания. От них совершенно никакого толку. Так называемые пророки несут всякую чушь, требуя с наивных людей плату за информацию, не сомневаясь, что позднее последние найдут аналогии между событиями своей жизни и сказанными словами. Никакой конкретики у предсказателей обычно добиться невозможно.
      - Чарлик?
      - Что?
      - Если ты извинишься за вчерашнюю ссору, я тоже извинюсь.
      - Тогда мне придется взять свои слова назад.
      - Конечно.
      - А я не хочу. Я сказал то, что думаю.
      - Я тебя не понимаю - ты оскорбляешь меня, в то же время спасаешь, защищаешь и обнимаешь.
      - Ну, Томас же предупреждал тебя, что я - псих.
      - Он сказал "ненормальный".
      - Не важно. Иди лучше в каюту, тут холодно, а я скоро подойду.
      - Кстати, я так и не поблагодарила тебя за помощь в борьбе с малолетним маньяком. Если честно, не ожидала, что у тебя получится поставить его на место.
      - Я произвожу впечатление слабака?
      - Нет, но ты ниже его и... меньше.
      - Но старше.
      - Это, кстати, сомнительный плюс.
   Чарли невесело засмеялся.
      - Нужно было действовать быстро. По себе знаю, что если задыхаешься - сложно колдовать. Во всех остальных случаях у меня не было бы ни единого шанса.
      - Спасибо.
   Чарли подмигнул и чуть улыбнулся, затем снова уставился на линию горизонта, давая понять, что разговор закончен.
      Алис поплелась в каюту, обдумывая как можно одновременно быть таким близким и далеким, родным и чужим. Она всегда доверяла Чарли, с первой встречи не боялась быть рядом с ним. Наоборот, ни один мужчина так и на смог дать ей ощущения безопасности, которое она испытывала рядом с Чарли. Сейчас, несмотря на все проблемы и опасности, она наслаждалась близостью своего мага, сердце сжималось от удовольствия, когда он быстро решал, что для нее лучше, и ни разу не ошибся. Просто делал то, что требовалось, никогда не сомневаясь. Почему он не может открыться ей? Она могла бы помочь, выслушать про службу в армии, даже про проблемы с Оливией. Может, он до сих пор ее любит? Алис боялась спросить, где графиня и чем сейчас занимается, не хотела напоминать о больном. Как же жаль, что он уехал семь лет назад, Алис бы не обидела его, всегда была бы рядом.
  
   Глава 12
  
   - Это невозможно. Более пятнадцати лет я безуспешно занимаюсь поиском способа избавления от магии Сатари. Мне очень жаль, Чарли Ромто, - мутные, бесцветные глаза Анжелы могли скорее принадлежать слепой старухе, но никак не молодой привлекательной женщине. В этих глазах не было жизни, лишь терпеливое ожидание перемен.
   Услышав ответ Анжелы, Чарли и Алис переглянулись, беззвучно спрашивая друг у друга, правильно ли они ее поняли. Ведьма говорила с жутким акцентом, проглатывая окончания и пропуская в речи половину согласных звуков. Приходилось напрягать мозг, чтобы разобрать смысл ею сказанного, часто улавливая его только по жестам или интонациям.
      - Подожди, как невозможно? - Алис не выдержала первой. - Ты вообще что-нибудь пробовала? Где-то искала информацию? Общалась с другими, лишенными силы магами?
      - Да, да и еще раз да. Единственная возможность не сойти с ума - это смириться.
      - А ты смирилась? - спросил Чарли.
   Ведьма отрицательно покачала головой, в ее пустых, не выражающих ничего глазах на мгновение зажглась искра:
      - Я продолжать искать. Я вся жизнь буду искать, но пока ничего, - и снова взгляд потух. Алис вздрогнула, понимая, что узнает это взгляд. Она часто замечала именно такой у Чарли, отмечая в нем тихую обреченность, грусть, которой нет конца. С потерей силы маги теряли часть себя, причем, существенную часть. Чарли один раз сказал, что, надев браслеты, перестал чувствовать мир так, как чувствовал его раньше. Когда Алис ответила, что не понимает, он объяснил, что это то же самое, что потерять один из органов чувств, например, зрение или осязание.
      - Можешь рассказать, что ты знаешь и что пробовала?
      Следующие четыре часа Анжела говорила без остановки, с каждой минутой лицо Чарли становилось все темнее, к концу рассказа оно уже было цвета асфальта.
      - Ты пробовала все, о чем я думал и многое из того, что даже не приходило мне в голову, - еле слышно проговорила он, отвел глаза в сторону.
      Алис, чувствуя безнадежность, в которой тонул ее Чарли, быстро сжала его ладонь.
      - Нельзя сдаваться, - попыталась подбодрить его.
      Анжела пожала плечами, этап отрицания своей судьбы уже давно остался позади в жизни ведьмы.
      - Хочешь - оставаться здесь. Будем искать вместе, будем екс...экспре... экспериментировать. Но именно сейчас я не иметь ни одной мысли.
      - Боже мой, - Чарли потер лицо тыльной стороной ладони, - я так надеялся, что ты поможешь.
      - Еще раз повторять - мне очень жаль.
      На спрятанной под платком шее ведьмы Алис разглядела на мгновение блеснувший в свете свечей тонкий ошейник из того же материала, что и браслеты Чарли. Ведьма быстро поправила платок, пряча "подарок" Сатари от взглядов гостей, взяла в руки запястья Чарли и принялась разглядывать "украшения".
      - Очень странно, я в первый раз видеть браслеты. Почему не ошейник?
      - Я открываю канал руками.
      - Это же ужасно неудобно! - ахнула ведьма. - Я как то давно общаться с твоя сестра - Тара, она делать как все, наклоном головы.
      - Да, в свое время я много получал по рукам, когда бабушки заметили, - Чарли чуть улыбнулся, вспоминая моменты из детства, - но они не смогли изменить направление потока. И Сатари пришлось выпустить для меня эксклюзив. Боже, что же теперь делать? - он опять помрачнел.
      - Один способ иметь вы, - в комнату зашла женщина, лет сорока с черной копной тонкий косичек спускающихся ниже талии. Невысокая, но стройная, с отталкивающим кольцом из кости в брови и жуткой татуировкой на левом виске в виде глаза в круге. Ее огромные сказочно-яркие зеленые глаза смотрели не моргая.
      - Арла, мы не будем предлагать гостям то, что никогда не пробовать сами, - предостерегающе прошептала Анжела и добавила несколько слов на своем языке.
      - Мы должны дать право выбирать, - спокойно возразила та.
      - Нет! Уже четыре года пройти без Ашера. Мы не знать жив ли он.
        - Что за возможность? Рассказывайте все, - решительно сказал Чарли, который заметно оживился.
      - Этого я и бояться, - вздохнула Анжела, заметив реакцию гостя, - Чарли, я очень уважать ты и твой семья, поэтому не могу предлагать тебе заведомо гиблое дело.
      - Я сам решу что гиблое, а что нет. Рассказывай.
      Ведьма снова вздохнула, строго посмотрела на подругу и начала:
      - Четыре года назад, так же, как и ты теперь, ко мне приехать молодой человек, его звать Ашер. Он носить ошейник уже пят лет и все это время заниматься поиском способа обрести свободу, - на последнем слове ее глаза вспыхнули.
      - Ашер поменяться с демоном.
      - На что?- быстро спросил Чарли, после чего Анжела смерила его убийственным взглядом.
      - Я не знать. Не мое дело. Он приехать не для того, чтобы я судить и карать.
      - Да, извини, продолжай.
      - Есть заклинание - пьерртьалль.
      - Портал?
      - Да, портал. Открыть портал. Демон говорить, что, пройдя через портал, Ашер суметь колдовать.
      - Отлично, и где то заклинание?
   Ведьма вновь смерила взглядом подругу, которая, стоит отдать ей должное, выдержала все зрительные атаки с высоко поднятой головой.
      - У меня. Но ты должен знать. Когда Ашер зайти в портал - он испугаться. Он хотеть назад, но не успеть. Портал закрыться.
      - И что потом?
      - Ничего! Я иметь его пуговица. Я иметь карта мира. Я четыре года искать - ничего.
      - Демоны хорошего не посоветуют, - пробормотал Чарли, - если я решусь - твои сестры смогут открыть для меня портал?
      - Да.
      - Я должен подумать.
      - Сколько угодно.
      Чарли поклонился и вышел из хижины. Алис поднялась было за ним, но ее остановили ведьмы.
      - Оставь его, девочка. Он должен решить это сам.
      Алис поколебалась пару секунд и села обратно. Женщина с косами внимательно смотрела на нее:
      - Почему ты не убедить его жить дальше без магии?
      - Он не хочет даже обсуждать эту возможность. Он меня не слушает.
      - Слушать, еще как слушать. Он любить тебя, - она положила руку на сердце, - ты должна начать все с начала и спасти себя и его.
      - Мне это уже говорили, - пораженно прошептала Алис, - но вы ошибаетесь, он не любит меня, он никого не любит.
      - Любит - любит. Он убить за тебя.
      - Вы неправильно поняли, - Алис отрицательно покачала головой. - Я помогла ему, а он помог мне. Потом я опять помогла, за что он обещал защитить меня от врагов.
      - Ты не любить Чарли?
      - Это слишком сложно. Иногда мне кажется, что он меня ненавидит, тогда я его боюсь, а бывает, он становится самым близким и родным мне человеком. Я не знаю, что чувствую к нему.
      Арла понимающе кивнула, словно сама пережила подобное.
      - Чарли - борец, он бороться всю жизнь. Сейчас он бороться с самим собой. Ты хотеть помочь ему? Подумай хорошо.
      - Я готов, - в комнату решительно зашел Чарли.
      - Уже все решить? - изумилась Анжела.
      - Да. Я попробую. У меня нет пятнадцати лет на поиски. Что нужно для обряда?
      - Проведем на рассвете. Пока отдохните. Я провожать, где можно.
      - Большое спасибо, - Чарли вежливо поклонился хозяйкам дома, Алис последовала его примеру.
   Когда они остались вдвоем в отдельной хижине, Алис решительно подошла и крепко обняла Чарли. Он замер, но вырываться не стал.
   - Пожалуйста, не отдаляйся, - прошептала она, поглаживая спину мага. Он лишь прикрыл глаза, продолжая стоять ровно, пряча ладони за спиной.
      - Ты обещал меня не бросать, - прошептала Алис.
      - Если я буду в таком виде, - он брезгливо поджал губы, - я все равно тебе ничем не помогу, красавица. Нужно что-то делать.
      - Ты понимаешь, какой это риск?
      - Еще бы. Использовать сомнительное заклинание, которое было выменяно неизвестно у какого демона неизвестно на что.
      - Тогда, может, не надо?
      - Что не надо?! - воскликнул Чарли, отстраняясь.
      - Не надо так рисковать. Анжела смогла приспособиться к жизни с ошейником, ты тоже сможешь.
      - Нет!!
      - Чарли, не нервничай, мы просто разговариваем.
      - Нет, - повторил он сдержаннее, - это единственный шанс, я чувствую. В любом случае, я не смогу жить, зная, что существует возможность их снять. А если с тобой что-нибудь случится? Я никогда себе не прощу, что мог предотвратить это, но испугался неизвестности.
      - Чарли, я не хочу потерять тебя снова, - ведомая эмоциями, неожиданно для себя она быстро подошла, приподнялась на цыпочки и поцеловала его. Он вздрогнул, дернулся, но не оттолкнул, как она ожидала. Медленно, словно не доверяя себе, он приоткрыл губы, чувствуя мягкость и вкус ее.
   Они долго стояли рядом, прикрыв глаза и обнявшись. Достигнув цели, ради которой было затеяно их опасное путешествие, только сейчас нашлась свободная минута, - время, чтобы осознать, они провели вместе несколько дней, так близко, как только возможно. Доверяя друг другу, отодвигая на второй план накопившийся снежный комп взаимных обид и претензий. Никто из них раньше не верил, что такое возможно, - отпустить прошлое, хоть на мгновение прочувствовать настоящее. Как будто начать сначала. Он вздохнул, чувствуя, что в душе, где-то глубоко шевельнулась похороненная вера в жизнь, натянутая струна неясных чувств к этой девушке не выдержала и порвалась. Без всякой магии он точно знал, что она чувствует то же, что и он. В эти секунды, ему почти показалось, что он в порядке. Что готов к чему-то новому, большему, чем планировал для себя. Но как только начал осознавать это - отшатнулся
   - Нет, не могу. Прости. Мне нужно идти.
   - Чарли?
   - Мне нужно готовиться к обряду. Забудь, что сейчас было. Это неправильно. Ты и я вместе, снова... невозможно. Слишком поздно. - Развернулся и быстро покинул шатер. А она рухнула на пол и, обняв колени, зарыдала. Почему всегда, когда она раскрывается перед ним, он так поступает? Мгновенье назад казалось, что он сам хочет быть ближе. А потом снова холод во взгляде, в словах и жестах. Он говорит, что они чужие люди, но ни на минуту не забывает заботиться о ней. Чувствует себя обязанным? Едва ли.
   Обряд был назначен на раннее утро. Ровно в четыре часа Алис вышла на поляну, в центре которой уже сложили хворост для костра, а по кругу рассаживались ведьмы и колдуны. Чарли стоял в стороне и о чем-то беседовал с Моррисом, самым старшим колдуном в этой семье, а значит, как поняла Алис, самым главным. Моррис сразу отнесся к Чарли крайне уважительно, постоянно пытался перевести тему в сторону какого-то "Символа преданности", но Чарли каждый раз лишь неопределенно пожимал плечами и возвращался к теме браслетов. Старый колдун то и дело сочувственно вздыхал и кланялся практически так же низко, как Чарли. Алис заметила, что все стараются пожать руку ее магу или хотя бы прикоснуться. Вот и сейчас Моррис, что-то объясняя, положил ладонь на плечо Чарли, который метнул взгляд на место касания, вздохнул и продолжил слушать. Он изо всех старался быть вежливым, но Алис чувствовала - его бесили эти прикосновения. Она набрала в грудь побольше воздуха, решительно подошла к разговаривающим мужчинам и поклонилась Моррису, по здешним обычаям, - прижав правую руку к животу. В ответ седой колдун вынужден был тоже поклониться, нехотя отрываясь от Чарли. Выполнив свою задачу здесь, Алис направилась к Арле.
      - Я пыталась, он снова оттолкнул меня, - проговорила она, чуть не плача, когда ведьма по-матерински обняла и принялась поглаживать по волосам, утешая.
      - Девочка, наберись терпения.
      - Но почему я должна делать первые шаги? Это он меня бросил. Ты не представляешь, как я скучала, как заставляла себя ненавидеть его, чтобы забыть.
      - Представлять. Я очень хорошо представлять. Сильные чувства не пропадать полностью. Они перерождаться.
      - Во что перерождаются? В ненависть?
      - И обратно, - кивнула Арла, - Но пора начинать. Время.
      - Драсото! - крикнула она громко.
      Все замолчали и торопливо заняли свои места.
      - Драсото натьюр. Пьюритар! Чарли, подойди и зажги костер.
      Чарли обошел круг, коснувшись каждой ведьмы и каждого колдуна. На плече Алис его рука секунду задержалась, но потом он двинулся дальше. Действо разворачивалось зрелищное, Алис не знала обязательная ли это часть ритуала, или маги стараются произвести впечатление на гостей. Люди, взявшись за руки, затянули песню, напоминающую мотивом музыку в доме Алика. Алис тоже взяла за руки соседних ведьм, но петь, понятное дело, не стала. Как только Чарли зажег костер, Арла подошла к нему ближе, достала свиток, развернула его и начала читать, глаза женщины при этом заволокла белая пелена. По мере чтения голос ведьмы становился все громче и громче, поющие голоса усиливались в такт. Получилась жуткая композиция во главе с главной солисткой. Через несколько минут Алис шептала заветные слова наравне со всеми, она не понимала, как ее язык может поворачиваться подобным образом, откуда она знает, что говорить? Сумасшедшие звуки. Но рот Алис в этот момент не нуждался в командах мозга, она вместе с присутствующими впала в безумный транс, у которого была единственная цель - отправить Чарли неизвестно куда, возможно, на верную смерть. Ее Чарли, ее собственного Чарли, которого Алис, наконец, обрела снова, пускай пока не полностью, но надежда была. Были чувства, была мечта.
   По щекам покатились слезы, которые мешали четко видеть происходящее, ее трясло от страха, но не было сил разомкнуть руки, чтобы вытереть глаза. Она плакала и кричала непонятные слова на незнакомом языке, чувствуя, как с каждой секундой отдаляется от своего мага. Алис не желала оставаться одна снова, хотела прекратить все это, но не могла, ее тело самовольно качалось в такт, губы шептали слова заклинания, а в затуманенной магией голове осталось место только для слов: "Не уходи"
      Костер вспыхнул особенно ярко, и исчез, оставив вместо себя синее облако. Чарли в последний раз посмотрел на Алис, - он и не подозревал, что она может так хорошо войти в транс. "Было бы здорово помедитировать с ней", - зачем-то подумал он. Заметил, что она плачет, отчего сердце неприятно сжалось. Чарли многое бы он отдал, чтобы услышать сейчас ее мысли. "На нее так действует транс, кретин, слишком сильное влияние Арлы", - одернул себя маг, сжал кулаки и уверенно шагнул в портал. Пейзаж мгновенно сменился на выжженную то ли безжалостным солнцем, то ли страшнейшими пожарами землю, окаменевшие кустарники, уныло торчали из мертвой почвы. Над головой нависало мрачное небо, затянутое черной тучей, в ноздри ударил запах... тот самый запах - смерти.
      Алис наблюдала как Чарли, стоя в синей дымке, оглядывается, на его лице отражается понимание, сменившееся через мгновение ужасом. Сердце кольнуло страшным предчувствием, не помня себя, она вскочила на ноги и бросилась к нему. Алис как раз успела обнять Чарли, когда дымка рассеялась окончательно. Ошарашенные случившимся ведьмы молча смотрели на догорающий костер, и только Арла кивнула сама себе и улыбнулась.
      Алис пораженно разглядывала местность, она не понимала, где находится, было сумрачно и страшно.
      - Ложись! - закричал Чарли и толкнул ее на землю.
   Огромное чудовище со свистом пролетело над головами, разворачиваясь на второй заход. Чарли моментально вскочил на ноги, заслоняя собой Алис, коснулся запястьями и взмахом руки отразил яд, брошенный тварью, затем метнул в нее с сотню маленьких огненных шаров, - шерсть загорелась, чудовище завизжало и начало медленно снижаться. Тогда Чарли, коснувшись запястьями, подпрыгнул на пять метров вверх, приземлившись твари на спину, и направил ей в голову белый луч.
   Чудовище шипело и металось. Алис не понимала, как Чарли до сих пор не упал. Вверх-вниз, резко влево, снова вверх! Алис, спрятавшись за большой пень, зажимала ладонью рот, чтобы не закричать от охватившего ее ужаса. Наконец, тварь безжизненной тушей рухнула вниз, но Чарли в это время был уже на земле. Кувыркнувшись пару раз, он вскочил сразу в боевую стойку - чуть пригнувшись, широко расставив ноги, сжимая в руке огненный шар. Огляделся. Увидев Алис, хищно прищурился, отчего она испуганно вскрикнула, тем самым вернув его в реальность. В следующий миг шара уже не было, а Чарли согнулся пополам в дикой истерике. Алис несколько минут молча наблюдала, как он смеется. Его сумасшедший хохот не казался ей веселым и заразительным и точно не приносил облегчения. Когда он, спустя несколько минут, стал успокаиваться, вытирая пальцами слезы, девушка осторожно спросила:
      - Чарли, мы где?
      - Я преклоняюсь перед демонами, - он демонстративно поклонился до земли, - это умнейшие существа на свете! - и опять засмеялся.
      - Чарли, где мы? - настойчиво повторила свой вопрос Алис, ее ужасно напрягала неестественная веселость мага.
      - Мы в Аду, красавица.
  
   Глава 13
     
      Некоторое время Чарли отказывался верить в случившееся, пытаясь подобрать разумное объяснение появлению на Земле гигантской осы. Времени на раздумья ушло немного, пришлось признать, что они с Алис действительно находились там, куда вход обычным людям закрыт, и откуда угодившие в ловушку маги всем сердцем мечтают вырваться. Не без труда ему все-таки удалось взять себя в руки, Чарли тщательно огляделся, нахмурившись, коснулся запястьями и совершил несколько отталкивающих движений ладонями в разные стороны.
      - Пошли, нельзя долго оставаться на одном месте. Нам необходимо найти укрытие, где можно подумать в относительной безопасности, - он протянул руку, за которую Алис тут же схватилась и уже не отпускала до того самого "безопасного места". По пути Чарли стянул браслеты и сунул их Алис со словами: "Убери пока с глаз моих". Всю дорогу он был так напряжен и сосредоточен, что Алис не решалась спрашивать что-либо, вообще, старалась по большей части молчать, только изредка просила идти чуть медленнее, потому что не поспевала за его темпом ходьбы.
   Воздух был густой и тяжелой, давил на виски и, казалось, усложнял процесс дыхания. Алис безуспешно пыталась разглядеть что-либо дальше нескольких метров вокруг себя, именно на это расстояние хватало наколдованного Чарли тусклого света.
   Ночь казался неестественно неподвижной. Не было ветра, не было видно звезд или Луны. Лишь изредка слышался хруст сухих веток под ногами, ощущалась покалывающая привыкшую за последние дни к теплу кожу прохлада. Впрочем, Чарли с Алис двигались слишком быстро, чтобы замерзнуть. Он шел впереди, тщательно прислушиваясь, резко поворачивая голову при каждом шорохе, которые издавала в основном Алис.
   Выбранное Чарли место для ночлега представляло собой пещеру, которую он тщательно проверил на предмет наличия всякой живности поисковыми импульсами, а именно так назывались те странные, отталкивающие невидимые преграды, пасы руками. Наколдовал у входа магическую защиту, которая должна предупредить в случае появления нежданных гостей, по возможности обездвижить их. Разжег костер, после чего, наконец, устало опустился на землю, расслабил плечи и потер глаза. Алис некоторое время молчала, озираясь, стараясь найти разумное объяснение происходящему.
      - Чарли, можно спросить? - осторожно начала она, проводя рукой по влажному сталактиту причудливой формы.
      - Попробуй.
      - А что ты имел в виду, когда сказал, что мы в Аду?
      - То, что мы в Аду, - отрезал маг, вновь начав колдовать.
      - Мы умерли?
   Он удивленно посмотрел на нее, потом вновь отвернулся, и продолжил наводить морок на вход в пещеру, с целью сделать их временное убежище максимально неприметным.
      - Нет, с чего ты взяла? - ответил он, когда закончил.
      - Ты же минуту назад сказал, что мы в Аду. Я, конечно же, не безгрешна, но... Честное слово, я никогда не думала, что попаду в Ад. Что Ад действительно существует и...
      - Нет, мы не умерли. У тебя еще есть время вымолить прощение грехов, но я бы советовал поторопиться.
      - Здесь много таких монстров, да?
   Последовал быстрый кивок Чарли.
      - Именно эта называется осой. Плюется смертельным ядом - кислотой. Если попадет на кожу - моментально разъест, причем вместе с костью. Летает с большой скоростью; охотится в одиночку, максимум по три особи; питается мясом. Тело покрыто жесткой шерстью. Слабые места - глаза, крылья, ну еще шею со спины можно пробить "пером", как я сегодня сделал.
      - Ого, - Алис прикусила губу, обдумывая его слова, интонации. Затем продолжила, внимательно вглядываясь в его лицо: - ты так говоришь, будто уже был здесь и видел ее.
      Его тяжелый взгляд заставил ее сделать шаг назад, она смутилась, щеки запылали. Алис поняла, сейчас она как никогда приблизилась к разгадке его тайн, наконец появился шанс узнать, где он был все эти годы, и что так сильно на него повлияло. Хотела ли она этого? Еще как! Возможно, разобравшись в прошлом, у нее появится шанс помочь ему поверить в будущее. Сердце забилось усиленно, ладони вспотели, и она спрятала их за спиной. Она открыла рот, чтобы попросить его ответить, но поняла, что не может произнести ни звука. Ей вдруг стало страшно и жутко, она так старалась разговорить его в последние недели, но он всегда обрывал разговор, а теперь ей стоило усилий не попросить его замолчать. А что, если она не справится? Ей правда окажется слишком жесткой? Не много ли она взяла на себя, пустившись в путь с этим магом, разделив с ним его врагов? Но было слишком поздно, он начал говорить.
      - Алис, я здесь оставил последние семь лет своей жизни. Ты же в самом деле не думаешь, что учеба в Университете так сильно проехалась по моей психике?
      Она так и знала, но хотела услышать это от него. Нахмурилась, сопоставляя факты, слова сестер Ромно, общих знакомых, его поведение, намеки, обрывки фраз. В голове закружился вихрь воспоминаний, догадок, нестыковок.
      - А как же Алик, ты представил его, как своего сокурсника? Вы вместе играли в футбол.
      - Он три года воевал в моем отряде, отсюда и зовет командиром.
      - Чарли, - осторожно продолжила Алис, присаживаясь на землю и прижимая ладони к груди, ее била дрожь, правда действительно оказалась слишком болезненной. Но девушка уже не могла не спрашивать, теперь ей нужно узнать все.
   - Но Тара рассказывала об Оливии.
      - О ком?! - раздраженно фыркнул Чарли. Он принялся мерить широкими шагами пещеру, судорожно обдумывая их положение, попутно отмахиваясь от вопросов спутницы.
      - О твоей невесте - Оливии. Я видела ваши с ней фотографии, ты привозил ее знакомиться с матерью. Вся деревня только и говорила об этом.
      - Бред. Алис, я все это время провел здесь, безвылазно. И был очень далек от свадебных хлопот, уж поверь мне. Надеюсь, несколько часов мы выгадаем, отсидевшись тут, потом придется двигаться дальше. Нужно найти воду, пищу. Но сначала отдохнуть немного.
   - Ваши фотографии печатали в моем журнале, Чарли. Тара лично привозила их в наш офис для заметки.
      Чарли выругался, прерывая Алис на полуслове, полез в карман штанов, достал крошечный квадратик картона. Коснулся запястьями и сделал над ним несколько пасов, тот задрожал и стал разворачиваться, постепенно превращаясь в потрепанную фотографию с изображением Алис. Не успела девушка удивиться, как Чарли снова начал колдовать над фото.
      - Ты так уверена в их подлинности? С кем хочешь фото? Ну не знаю, с президентом хочешь? - картинка потускнела, а затем сменилась изображением Алис, обнимающейся с президентом, - С Эйнштейном? - на фотографии изображен ученый, держащий Алис на руках, - Господи, да что душе угодно! - На фотографии появились десятки смеющихся Алис.- Это элементарная магия.
      - О Боже, - пораженно прошептала она, - но зачем?
      Чарли хмыкнул, вернул первоначальное изображение фотографии и смял ее, снова превратив в квадратик, который спрятал в кармане. Алис опустила глаза, не понимая, что именно удивило ее больше: все это время он носил ее с собой ее фотографию или почему Тара так поступила. В чем смысл ее лжи? Потом она вновь посмотрела на мага, который подошел к костру, погреть руки. Ее глаза в ужасе расширились, она отпрянула, отказываясь верить тому, что видит.
   - Чарли! - пискнула она, задохнувшись на полуслове.
      - Тшш! - Чарли осторожно выглянул из пещеры, - нас могут услышать. Что, морок пропал? Стоило ожидать, что исчезнет вся магия Сатари. - Задумчиво посмотрел на обрубки пальцев на правой руке, - добро пожаловать домой, Чарли, - саркастически улыбнулся он. Потом вытянул ноги, облокотившись о стену пещеры, и лениво жонглировал разноцветными магическими шариками, еле касаясь их пальцами.
      - Морок? Твой внешний вид был мороком? На самом деле, ты другой? - Алис никогда не мыслила так быстро и тяжело одновременно. - Я хочу посмотреть на тебя. Добавь, пожалуйста, света.
      - Еще будет время.  
   - Пожалуйста.
      Шарики пропали, он резко поднялся, приблизился и сел рядом, почти вплотную приблизил лицо.
      - Зачем? Теперь тебе противно быть рядом со мной? - ядовито прошептал он.
      - И в мыслях не было, - спокойно ответила Алис, призывая все свое самообладание, - хочу попытаться понять по шрамам, каково тебе здесь было.
      Он хмыкнул как будто насмешливо.
      - Я тебе и так скажу, каково, - тихо ответил, из кончиков пальцев поврежденной руки потянулись тонкие нити дыма, словно от тлеющей сигареты, - хреново было. Ирония судьбы: будучи здесь, я был готов отдать все, чтобы только вырваться, а теперь по собственной воле вернулся. Сам! - горько улыбнулся.
   Алис приблизилась и осторожно погладила по израненной руке - дымиться перестало. Чарли коснулся запястьями, произвел еле заметное движение пальцами, и над их головами зажглись три светящихся шарика.
      - Чарлик, я и подумать не могла, - Алис пораженно рассматривала рубцы на его шее, рваные в нескольких местах уши, искривленный нос, надорванную верхнюю губу, с поднимающимся по щеке шрамом. Чарли широко улыбнулся, демонстрируя отсутствие четвертого и пятого зубов со стороны поврежденной губы. Против ее воли глаза Алис наполнились слезами, отчего маг помрачнел.
      - Только не жалей меня, - быстро проговорил он, - те, кто сделал все это - давно мертвы.
      - Я просто представляю, насколько это было больно, - Алис перешла на шепот, чувствуя, как начинает стучать в висках. Все это время Чарли действительно был здесь, боролся за жизнь. Она ничего не знала,
      - Больнее всего было здесь, - он дотронулся рукой до груди, где билось сердце, потом встряхнул головой. - Ты еще полный комплект не видела, но раздеваться я не собираюсь, не волнуйся.
      Алис обхватила ладонями пораженную кисть его руки.
      - Как же ты колдуешь, без пальцев?
      - Того, что осталось - хватает.
      - Чарли, я клянусь тебе, я ничего не знала.
   Он поднял руку, призывая замолчать.
      - Это давно не имеет значения. Слишком поздно, - быстро проговорил он, гася фонарики, - тебе не холодно?
      - Немного.
      - Теперь вопросы климат-контроля решаются проще, не молчи, если будет холодно, - Чарли быстро зашевелил пальцами, из кончиков которых потекло тепло, обнимая Алис.
      - Чарли, что нам теперь делать? У тебя есть план? - спросила она, вытягиваясь в полный рост на голой земле. Им очень повезло, что Чарли прихватил с собой флягу с водой, иначе бы помимо голода одолевала жажда.
      - Я думаю. Обещаю, что обязательно что-нибудь придумаю.
   Потянулись минуты молчания, Чарли и Алис нужно было многое обсудить, дать ответы на вопросы друг друга, но сил начинать этот долгий и, несомненно, трудный разговор не было. Несмотря на опасность, безысходность ситуации, в которой они оказались, усталость брала свое, веки тяжелели, организм требовал отдыха. Чарли боролся со сном, решив, что не позволит себе расслабиться, пока не составит хотя бы приблизительный план действий, хотя бы на завтрашний день. Он не мог позволить себе паниковать, бояться и жалеть себя. Под его защитой находилась девушка, которая понятия не имеет о месте, в котором находится. Впрочем, на данный момент ее неосведомленность была только к лучшему.
   В голове не укладывалось, - Алис находилась вместе с ним в Аду. Сколько раз он мечтал об этом, как часто просил Бога, чтобы она вместе с теми, кто остался и счастливо жил без него на земле, испытали хоть крупицу той боли и ужаса, которые перепали на его долю. И вот его страшное желание сбылось, и он не мог не чувствовать себя виноватым, ответственным за ее жизнь. Он обязан вытащить ее отсюда, любой ценой.
   Таким образом, план на самый крайний случай был готов, и Чарли позволил себе перевести дух и, наконец, закрыть глаза. Игнорируя вялость, маг ни на секунду не переставал следить за обстановкой, не забывая при этом согревать девушку теплым воздухом. Боевые инстинкты, выработанные за годы войны, как по команде обострились.
      - Ложись ближе, - тихо позвала Алис.
   И хоть Чарли в любую секунду, даже во время сна был готов к борьбе с любой опасностью, от этих слов он нервно вздрогнул.
      - Нам не обязательно спать рядом, - пробубнил, - тут твои сектанты нас точно не найдут. Спрятались, мать их. Да и теплые потоки я сейчас зациркулирую с костром, не замерзнешь.
      - Пожалуйста, - протянула Алис, поднимаясь на колени.
   Чарли закончил с заклинанием и улегся позади нее, обняв как обычно сзади, но в этот раз она повернулась и поцеловала его в шрамик на шее, устраивая голову на его груди. - Чарли?
      - Что?
      - А когда ты завтра проснешься, что мне сказать? Все хорошо, мы в Аду?
      И они оба улыбнулись. Чарли обнял девушку крепче.
      - А можно сделать, чтобы земля стала мягче? - Алис снова заставила его улыбнуться.
      - Я могу сделать так, чтобы тебе казалось, что она стала мягче, но кости болеть будут все равно.
      - Сделай, пожалуйста, а то я так не усну.
   Маг кивнул, коснулся запястьями и что-то сказал, одними губами, после чего мгновенно стало комфортно, почти как дома.
      - Еще бы поесть что-нибудь
      - Извини, жаркое я тебе не наколдую. Завтра что-нибудь придумаем.
      - Алис, не спишь? - прошептал он спустя некоторое время.
      - Нет.
      - Зачем ты пошла за мной?
      - Ну, во-первых, я не знала, что это Ад, - оба снова улыбнулись.
      - А, во-вторых?
      - А, во вторых, я не согласна с тобой в том, что мы не можем снова потерять друг друга, - она еще раз чмокнула Чарли в шею и закрыла глаза.
   Он ничего не ответил. "Переваривает", - подумала Алис и провалилась в сон.
  

***

     
   - Мрачно здесь, хотя день в самом разгаре.
      - Ты как-то иначе представляла себе Ад? - ухмыльнулся Чарли. Они уже пять часов шли по безжизненной пустыне, вдыхая тяжелый воздух с летающими в нем частичками пепла. Алис давно уже поняла, что под ногами у нее находится зола, которая хоть и служит удобрением при добавлении в почву, в чистом виде не является пригодной для жизни растений.
   Бесконечная равнина тянулась на сотни километров вокруг. Кроссовки утопали в серо-черной пыли и легком пепле, поднимающемся вверх при каждом шаге. Помимо отсутствия пищи и заканчивающейся воды, угрозы для жизни не было, но атмосфера действовала угнетающе, Алис понимала, что она оказались в центре грандиозного пепелища, словно эта земля, вместе со всеми ее обитателями, когда-то заплатили за свои грехи, подобно Содому и Гоморре была выжжена дотла, без возможности возрождения. Бледное солнце над головами жарило, но не грело, небо, хоть и было затянуто низкими тучами, не обещало дождя, скорее туман к вечеру. И на всем пути не встретился ни один ориентир.
   - Ты точно знаешь, в какую сторону нам следует идти? - спросила Алис.
   - Я знаю, куда нам нужно попасть, дорогу найдем.
   Чарли не мог объяснить Алис почему он не сомневался в правильности выбранного направления движения, способность ориентироваться на местности была высечена на подкорке его мозга магическими манипуляциями демона-покровителя. А еще Чарли чувствовал присутствие Браша, каждой клеточкой ощущал близость хранилища той самой силы, которую всю жизнь черпал через открывшийся в детстве канал. К сожалению, все было не так просто, и Чарли не хотел раньше времени пугать Алис. Он знал, в каком направлении нужно идти, чтобы добраться до Браша, но не имел ни малейшего понятия, как долго им придется идти. А ведь Ад, призванный принимать к себе всех грешников, не просто огромен, он бесконечен.
      - Если честно, я представляла себе извергающие раскаленную лаву вулканы, крики боли, пылающие в огне строения, - снова взглянула на почву, догадываясь, что описанные ей ужасы уже происходили на этой самой земле, правда, много ранее, - сковородки и бурлящие кипятком котлы.
      - Все еще впереди, не переживай. Будут тебе и крики, и огонь.
      - Лучше бы не было. Ты уверен, что этот демон - Браш - сможет нам помочь?
      - Это демон-покровитель моей семьи, он единственный кто, возможно, станет нас слушать.
      - А что делает демон-покровитель?
      - Дает возможность пользоваться магической силой.
      - То есть у каждого мага есть демон-покровитель?
      - Конечно. С Брашем моя семья заключила договор одиннадцать поколений назад.
      - Получается, он бессмертен?
      - У него нет возраста, он не стареет, не болеет, не умирает. Он просто есть всегда, нужно принимать это как данность.
      - А можно перезаключить сделку с другим демоном?
      - Никогда не думал об этом. Наверное, нет, расторгнуть же нельзя. Можно добровольно закрыть канал самому себе, но если родятся дети - они смогут черпать силу.
      - Интересно. А у демонов есть какая-то иерархия?
      - Да, но ее никто из смертных не знает. Я только могу предположить, что есть воюющие демоны, как Браш, и свободные. Но быть воюющим намного престижнее. Силы у них больше. Твой начальник Джефри, который по совместительству является демоном Кастором, например, относится к свободным. Очень сомневаюсь, что он вообще способен открыть кому-то из людей канал, так, может продать немного магии на сгустки.
   - Джефри - демон? Том бы пришел в ужас, если бы узнал. По твоим словам получается, что Браш могущественный демон.
      - Конечно. Поэтому и его маги такие сильные - все мы черпаем силу из его кармана.
      - А как он выглядит?
      - Как захочет, это не имеет значений.
      - Как же тогда его узнать?
      - Поверь, ты не обознаешься. Демоны, обычно, пафосные и никогда не позволят перепутать себя с человеком.
      - Расскажи еще что-нибудь об этом месте.
      - Хм. Что-нибудь? Попугать тебя? Если убьют в Аду, то твоей душе выйти отсюда можно будет только с разрешения твоего демона. А они обычно, не утруждают себя проблемами магов и благополучно забывают о них, лет на тысячу.
      - А что будет с тем, у кого нет демона-покровителя?
      - Я не знаю, ни разу не слышал, чтобы в Аду оказался живой человек, не маг. Надеюсь, мы так и не узнаем.
      - Чарли, смотри, впереди, кажется, деревня!
      - Да, вижу, нам придется пройти через нее. Я бы не хотел петлять по пустыне без еды и воды, напрямик идти будет быстрее.
      - Там можно раздобыть какой-нибудь пищи?
      - Нет, и даже не вздумай ни с кем разговаривать или кого-то касаться, что бы ни случилось.
      - Почему?
      - Можешь сильно испугаться. Алис, я не шучу. Просто все время помни - мы не на Земле.
      По мере приближения к деревне стали появляться редкие кустарники, далее высокие деревья с желтоватыми листьями. Встретилась даже небольшая рощица у ручья, воду из которого измученные жаждой Алис с Чарли долго и жадно пили, после чего наполнили опустевшую флягу до горлышка. Когда до поселения оставалось не более пятидесяти шагов, колени Алис предательски задрожали, и она с удвоенной силой вцепилась в руку Чарли.
      - Ты видишь? Рядом с людьми находятся привидения.
      - Это не привидения, это страдающие души, - спокойно ответил он, - или же души грешников.
      - А люди вокруг?
      - Это морок, в действительности их не существует. Не забывай, где мы находимся, - напомнил Чарли в сотый раз за день, - Ад - это место, куда отправляют искупать грехи, переживая самые жуткие муки. То, что ты видишь перед глазами - всего лишь один из видов наказаний. Для каждого человека создается среда, в которой ему хорошо. Смотри, например, мужчина в охотничьем костюме играет с собаками - значит, на земле он больше всего любил своих питомцев. А та женщина обнимает ребенка - смысл ее жизни был в детях.
      - Но Чарли, это противоречит твоей логике, все эти люди счастливы.
      - Поверь, это обманчивое ощущение. Как бы тебе объяснить... - Чарли на минуту задумался. - Мы, люди, быстро привыкаем к хорошему и перестаем ценить его должным образом до тех пор, пока не потеряем. Все эти люди вокруг чувствуют себя довольно комфортно, но вскоре, - он прищурился, - буквально через несколько дней, - у них отберут самое ценное, разрушат зону комфорта грубо и жестоко.
      - Кто разрушит?
      - Сюда придет армия очередного демона и разорит деревню, уничтожит морок. Сейчас все эти люди вокруг даже не понимают, насколько счастливы, но вскоре обязательно поймут, когда будут оплакивать своих любимых, понимая, что изменить ничего невозможно. Вскоре, они забудут о случившемся, и морок появится снова. А потом все повторится. Демоны отлично знают нашу натуру. Если человек в течение некоторого времени монотонно чувствует боль - вскоре он привыкает, адаптируется и уже не страдает так, как заслужил. Здесь же души грешников теряют самое дорогое для них снова и снова. Каждый раз при новых обстоятельствах.
      - Не могу себе даже представить, как это тяжело. Ты не знаешь, что сделала эта девушка? - Алис указала на славную крестьянку, играющую с сыном. Муж женщины сидел неподалеку, что-то мастеря из дерева. - Не верю, что она грешница.
      - Я могу узнать, но это ни к чему. У каждого своя ноша, не стоит брать на себя чьи-то страдания. Всех не спасешь.
      - Так чем же она провинилась? Скажи, пожалуйста.
      - Обещаешь, что не будешь потом переживать? - дождавшись кивка Алис, Чарли сделал необходимые пасы руками и тяжело вздохнул.
      - В ее деревне случился голод, она согласилась на убийство своего ребенка, чтобы хватило пшеницы для нее и ее мужа.
      - Боже...
      - Не удивлюсь, что где-то поблизости искупает грехи ее муж. Такого рода деревень очень много, некоторые из них огромные, как города. Это все, конечно, страшно и не укладывается в голове смертного.
      Какое-то время они шли молча. Алис разглядывала людей, подсознательно пытаясь найти знакомые лица, и радуясь, что не находила.
      - А сколько всего демонов воюет?
      - Я не знаю, лично я участвовал в битвах с десятью. Ад огромен, невозможно обойти его весь.
      - А вот этот милый старичок, он-то что натворил?
      Еще через полчаса пути деревня осталась позади, а у Алис нервно дрожали губы и руки.
      - Я больше тебе ничего не буду рассказывать, даже можешь не просить в следующий раз.
   Она согласно закивала.
      В нескольких километрах от деревни был обнаружен лесок, который выглядел как прекрасный мираж среди барханов засушливой пустыни. В центре оазиса Чарли обнаружил небольшой ручей, рядом с которым они с Алис решили устроить привал. Чарли удалось поймать странного зверька, похожего на лысую крысу, но маг заверил, что это создание пригодно в пищу. Пока он разжигал костер и готовил, Алис умылась в ледяном ручье и постирала белье.
      - Нам бы разжиться какими-нибудь вещами.
      - Нам нужно добраться до Браша. Остальное не имеет значения.
      - Да, я все не могу привыкнуть, что здесь нет людей.
      Ночью, затаившись на дереве, они наблюдали освещенный факелами отряд чертей, патрулирующий деревню. Чарли на всякий случай зажал рот девушки ладонью, но Алис была не против этого. Когда стало безопасно, она прошептала: "Это следы их зубов у тебя на шее?" - Чарли кивнул.
      Эти черти не принадлежали Брашу. Чарли безошибочно определял подданных своего демона с любого расстояния. Вот только чьи они? Со столь дальнего расстояния рассмотреть подробности экипировки и цвет шерсти бесов было невозможно.
      Следующим утром голодные и уставшие Чарли и Алис продолжили свой путь. Несмотря на все старания мага, Алис чихала и шмыгала носом. Даже при всех талантах и способностях в магии, Чарли не смог уберечь ночующую практически на голой земле девушку от простуды. Он отдал свою кофту Алис, но и это не помогло.
   Сам маг чувствовал себя отлично, внутри бурлила сила, насыщая его энергией, давая Чарли особенное, ни с чем несравнимое удовольствие. Он ощущал магию на своей коже, ощущал сердцем. Он непрерывно шептал простые заклинания, упиваясь вновь обретенным даром. Наконец-то, впервые после возвращения с войны, он почувствовал себя по-настоящему живым, а не вяло существующим. Воздух, казалось, обрел вкус и запах, не просто насыщая тело кислородом, а опьяняя, пробуждая внутри эйфорию, шершавый ветер, облизывающий кожу, не создавал дискомфорта, а лишь подталкивал идти вперед, к цели. Земля под ногами казалась мягкой, пружинила на каждом шагу. Если бы он был один, - он бы сорвался с места и рванул вперед. Бежал бы быстро, не оглядываясь, растворяясь в мире, соединяясь с ним, пусть даже этот мир был Адом.
   Наверное, Том все-таки подобрал верное слово, - Чарли, наконец-то, почувствовал себя полноценным. Он не мог не замечать происходящие в нем перемены, которые одновременно радовали и пугали. Даже сон стал спокойнее. А еще... Чарли все чаще ловил себя на мысли, что он чувствует себя дома, там, где все знает и умеет, отчего становилось по-настоящему страшно. Нет-нет-нет, его восторг вызван исключительно обретением потерянной силы, его дом не здесь, а на Земле, рядом с людьми!
      Несколько раз они прятались от диких ос, кабанов и прочих монстров, которым было сложно подобрать название, кроме того вражеских чертей становилось все больше. Вскоре пришлось прятаться не только ночью, но и днем, а это значило, что Чарли и Алис приближались к какому-то военному лагерю.
      - Нам нужно подойти поближе к отряду. Если я увижу детали экипировки тварей, то определю, с кем мы скоро будем иметь дело. Если это демон, с которым Браш в союзе, то все хорошо.
      - А если нет?
   Чарли пожал плечами, на этот случай, кроме того как молиться, плана не было. Они затаились в небольшом овраге, над которым Чарли тщательно наколдовал морок. Черти проходили на расстоянии двадцати метров, и если бы не звукоизоляция, то найти Алис по биению сердца - не составило бы труда.
      - Твою мать, - прошептал Чарли, - это войска Митрия.
      - Это плохо?
      - Так-так-так! Кто это у нас тут? Разведчики? - громыхнуло откуда-то сверху.
      Мгновенно наколдованный Чарли морок пропал, маг вскочил на ноги, заняв боевую позицию. "Бесполезно", - поняла Алис. Их окружили пять воинов и сотни чертей. Чарли напрягся и прищурился, глядя на невысокого мужчину лет сорока, у которого вся левая половина лица была покрыта жуткими рубцами от ожога, а глаз скрывала - черная повязка. Мужчина широко улыбался, демонстрируя два ровных ряда золотых зубов, а потом и вовсе рассмеялся.
      - Демоны Ада, не может быть! Ромто?! Ты же дембель, парень! Вижу, экскурсию проводишь? Кто это с тобой? Ее образ мне знаком. А, вспомнил, я видел ее в твоих ведениях.
      - Альберт, - начал Чарли, угрожающе качая головой, - ты меня знаешь. Прикоснешься к ней, и я закончу, что начал. Мне наплевать, что будет дальше.
      - Ха-ха-ха, мальчик, тебе никогда не подняться выше Первого уровня.
      - Вот и проверим, - у Чарли в руках появился белый шар, вражеские маги наколдовали себе по такому же.
      Альберт что-то еле слышно пробормотал и продолжил громко:
      - Митрий желает видеть тебя, пошли. Девка может идти рядом. - Он холодно оглядел Чарли с ног до головы и кивнул, - мы с тобой "весело" провели вместе несколько часов в Мазеке, можешь считать, что ничего мне не должен, - коснулся рукой лица, а Чарли заскрипел руками от злости, - начнем все сначала. Топай!
      Один из воинов грубо толкнул Чарли в спину, и тот, погасив шар и схватив Алис за руку, пошел за Альбертом, опустив подбородок. Лицо Чарли превратилось в бесстрастную маску, только руки иногда нервно вздрагивали, выдавая чувства.
      - Ничего не бойся, у меня есть идея. Ты выберешься отсюда, - еле слышно прошептал он, после чего получил палкой по спине.
      - Заткнись!
      - Ты вообще понимаешь, с кем разговариваешь, нулевик? - огрызнулся Чарли, за что получил еще удар и вынужден был замолчать.
  
   Глава 14
    
   Темп шага, заданный направляющим группы, был строгим, быстрым и размеренным, периодически нарастающим вплоть до стремительного бега в течение десяти-пятнадцати минут и снова возвращающимся к четкому размеренному маршу. Движение каждого солдата в отряде выглядело продуманным и слаженным, выполненным по команде командира, коим являлся мужчина с обезображенным лицом. Не было брошено ни одного лишнего взгляда, не совершено ни малейшего ненужного жеста, - за дисциплиной в Аду следили не хуже, чем в элитных подразделениях спецназа на Земле.
   Через пару часов пути почва под ногами сменилась на каменную пустыню, с линии горизонта стали пропадать холмы и деревья, уступая место мертвой равнине. Изредка поблизости били гейзеры, обрызгивая кипятком и предупреждая, что где-то недалеко находится спящий вулкан, парили подгоняемые легким ветром хлопья пепла. К вечеру Чарли и Алис вновь бежали по барханам, увязая по щиколотку в рыхлой золе, перемешанной с песком, обжигая легкие горячим сухим воздухом. И опять - ни одного ориентира на десятки километров. Впрочем, полное отсутствие отличительных деталей ландшафта волновало только изнемогающую от усталости Алис, которой казалось, что дороге никогда не наступит конец, что их будут водить по кругу до полного изнеможения.
   - Осторожнее, - буркнул Чарли, когда Алис в очередной раз споткнулась и чуть не упала.
   Она кивнула и поднялась, побоявшись спорить с Чарли, когда он был в столь взвинченном состоянии. Ей чудилось, что она слышит скрип его натянутых до предела нервов. Алис, превозмогая боль, приходилось заставлять себя делать шаг за шагом, из последних сил поспевая за натренированными бойцами.
   Окружающие ее люди, а среди них оказались и мужчины, и женщины, были собраны и сосредоточены, для натренированных солдат подобный марш-бросок не был чем-то особенно сложным, скорее, у магов было время отдохнуть от сражений, подумать о своих собственных проблемах.
   Чарли, мгновенно подстроившийся под общий марш, подобно остальным углубился в мрачные мысли и, пользуясь монотонностью требуемых движений, позволил воображению рисовать в голове картинки своего ближайшего будущего, настраиваясь на худшее. Изредка Чарли ядовито улыбался, сверля спину впереди идущим магам. Ни он, ни другие маги в отряде не оглядывались и не смотрели по сторонам, лишь вперед или перед собой, что казалось странным в данной ситуации, ведь опасность в виде монстров могла появиться в любой момент.
   - Мы уже на земле Митрия, - сказал шепотом Чарли, когда Алис озвучила свой вопрос, - нас охраняют черти и магия демона.
   - Молчать! - тут же рявкнул направляющий отряда.
   Вцепившаяся в руку Чарли Алис вздрогнула, неуклюжим движением стерла пот со лба и висков. Ее лихорадило от сумасшедшей, непривычной нагрузки, к которой она не привыкла. В любой момент Алис ожидала отказа своих ног от дальнейших движений, несколько раз, теряя сознание, падала на землю, мечтая свернуться калачиком и умереть. В такие моменты Чарли, который принял решение не рисковать и не использовать магию на территории вражеского демона, приходилось тащить девушку на себе.
   - Вставай, мать твою, - в очередной раз он грубо дернул Алис за руку. - Или тебя затопчут черти.
   Алис опасливо оглянулась на с трудом поспевающих за отрядом тяжело дышащих существ и вздрогнула. Оставшуюся дорогу она ежеминутно оглядывалась, рассматривая монстров, бегущих в основном на двух ногах, изредка переходя на все четыре. Их выпученные красные глаза зорко смотрели по сторонам, кривые зубы то и дело скалились, желтоватая слюна капала на землю. Черти кряхтели и шипели, с трудом сдерживаясь, чтобы не сорваться и не накинуться на находящихся поблизости людей, даже если это были свои же солдаты. Неизвестно какая сила их останавливала, но сомневаться не приходилось, - скоро Алис обо всем узнает.
   Когда вдалеке показался лагерь, она испытала дикий восторг. Было совершенно неважно, что впереди был вражеский лагерь, где их с Чарли не ожидало ничего хорошего, главное, что эта бешеная гонка по пустыне, эта многочасовая агония подходила к концу. У нее болело все тело от неудобных положений, в которых приходилось спать накануне, порванные непривычной нагрузкой мышцы гудели и нестерпимо ныли. Эта боль могла бы показаться сладкой, если бы она последовала за часовой тренировкой в фитнес-клубе, который девушка посещала... пару раз в месяц. Поглядывая на Чарли, Алис терялась в догадках, откуда у него силы все это выносить, ведь он даже ел меньшее нее, отдавая ей лучшие, если так можно выразиться, куски приготовленных облезлых крыс. Для него подобные рейды были обычным делом, никаких сомнений.
   Лагерь представлял собой кучу темно-бордовых шатров разного размера, между которыми бродили десятки магов и рыскали сгорбившиеся черти. Воины чистили оружие, кто-то упражнялся с мечами или магией, некоторые курили или дремали. И те, и другие не проявляли особого интереса к патрулю. В поимке шпионов не было чего-то особенного или необычного, - привычное для здешних мест дело. Чарли и Алис грубо затолкали в один из шатров, находящийся в самом центре поселения. Увидев мужчину в углу, Чарли упал на колени и склонил голову, потянул за собой Алис. Альберт поставил ногу на затылок Чарли и прижал к земле:
      - Ниже, ублюдок, - прохрипел он.
   Чарли покорно нагнулся ниже, касаясь лбом земли.
      - Есть целых три причины, почему я хочу говорить с тобой. Ты понимаешь, что будь их меньше, хотя бы на одну - ты бы был мертв? Насколько грешна твоя душа, Чарльз Ромто? - прогремело. Было невозможно понять, откуда именно идет звук. У Алис сложилось совершенно четкое представление о том, что с ними говорят стены, потолок и земляной пол. Она боялась посмотреть на источник раскатистого баса, лишь краем глаза следила за реакцией Чарли, по лицу которого до сих пор было невозможно понять, что он чувствует.
      - Вам виднее, - тихо, но четко произнес Чарли.
      - Итак, - воскликнул демон, - начнем с самой важной. Как ты, презренное существо, смог подобраться к моему лагерю так близко? Да еще и с гражданской девкой!
      - Ваши воины меня вычислили и поймали, - Чарли смотрел в пол перед собой.
      - Ты забыл, как говорить с господином?
   Чарли несколько раз толкнули ногами стоящие за спиной маги.
      - Сэр! Без специального распоряжения Браша, я не скажу вам ничего, - прошептал Чарли, когда снова смог говорить, вытирая кровь с лица.
      - Справедливо. Знаю, что пытать тебя бесполезно, - демон ухмыльнулся. - Можешь считать, что оно у тебя есть.
      Чарли, наконец, впервые за разговор исподлобья взглянул на демона, тот весело засмеялся, отчего подпорки шатра завибрировали.
      - Вот мы и добрались до второй причины, Ромто. У нас с Брашем перемирие.
      Все в шатре слышали выдох Чарли, будто он задержал дыхание еще по пути, и только сейчас возобновил процесс насыщения организма кислородом. Алис видела невероятное облегчение на его лице, на мгновение Чарли даже расслабился, как будто обессилев, стукнулся лбом о землю, прикрыл глаза и покачал головой, шепча благодарность создателю. Демон продолжал смеяться:
      - Страшно тебе, Ромто?
      Чарли порывисто кивнул несколько раз.
      - В каком виде ты желаешь видеть разрешение?
      - Как Вам будет удобнее, сэр
      - Я подумаю. А сейчас хочу знать, как отосланный на землю маг появился на моей территории, да еще и с обычной человеческой женщиной.
      Чарли приподнял голову, все еще стоя на коленях.
      - Как пожелаете, сэр, - согласился он и рассказал все: про браслеты, про мага Ашера и выменянный им свиток с заклинанием портала, про ритуал мадагаскарских ведьм-вуду.
      - Во время одной из пыток, на которой я присутствовал лично, ты сказал, цитирую: "Когда я выберусь, прокляну это место и всех его обитателей".
      - Я бредил, сэр. В Мазеке все сходят с ума.
      - Да, ты много странного тогда сказал, но ничего по делу. Мазека больше нет, он не оправдал моих ожиданий.
      - Из-за меня? - поразился Чарли, забывшись и резко подняв голову, за что получил удар по спине, но в этот раз обернулся и предостерегающе сверкнул глазами зарвавшемуся магу.
      Демон медленно кивнул.
      - Ты сумел сохранить рассудок, чтобы выполнить поручение и сбежать.
   Чарли опустил глаза.
      - Свободен. Я позову, как получу разрешение, - закончил разговор демон и вернулся в угол шатра, где находился до появления пленников.
      Чарли еще раз коснулся лбом земли, выражая безграничное уважение, и, взяв Алис за руку, торопливо покинул пределы помещения.
      - Ублюдок, - бросил он Альберту, оказавшись снаружи, - мог бы сказать, что у нас мир! - Чарли был в бешенстве, он даже не пытался скрыть ярости и желания придушить Альберта немедленно.
      - И упустить возможность лицезреть твою потерянную рожу? - тот засмеялся, откинув голову назад. Потом перевел взгляд на Алис.
      - Ее бы помыть, и привести в порядок. Насколько я помню из твоих воспоминаний, она может выглядеть лучше, - подмигнул девушке, которая по привычке нырнула за спину Чарли, цепляясь за его руку. Отразившаяся на ее лице паника не укрылась от глаза Альберта, маг громко захохотал, еще сильнее пугая Алис.
      - Где нам ждать? Митрий скоро захочет видеть меня, - перевел тему Чарли.
      - Найди себе занятие, давно уже не нулевик, - Альберт еще раз улыбнулся Алис, подмигнул, и пошел прочь. Чарли внимательно огляделся, после чего повел Алис в сторону зеленого шатра с большим белым крестом.
      - Чарли, он сказал, что видел меня в твоих воспоминаниях. Как такое возможно?
      - Не думай сейчас об этом, я потом объясню. С тобой у меня было связано слишком много надежд, во время допроса я не всегда мог контролировать поток мыслей.
      - Опасный человек. У него звание выше твоего?
      - Да, но это ничего не значит. Он не может навредить мне сейчас.
      - Потому что Митрий с Брашем в мире?
      - Да. Если он убьет меня - его сожгут заживо.
      - Мне нравятся здешние законы, - прошептала Алис, силясь улыбнуться новости.
      Зеленая палатка оказалась госпиталем. Чарли быстро переговорил с мужчиной в белом халате, тот с минуту подумал, потом медленно кивнул и подозвал черта.
      - Предложи им помыться, поесть и переодеться.
   Черт поклонился и повел людей по лагерю. Мыться пришлось по очереди в трухлявой старой бочке, рядом с которой замер черт, по-видимому, никуда не собираясь уходить.
      - Чарли, - прошептала она, косясь на существо. - Он так и будет стоять здесь?
      - Не обращай на него внимания, - сказал маг, раздеваясь, - черти не имеют права самовольно касаться людей. Это рабы, которых не нужно бояться. Просто делай вид, что его тут нет. Давай, ты первая.
      Алис кивнула, разделась и быстро залезла в бочку.
      - Очень холодно.
      - Сейчас, - Чарли подогрел воду с помощью магии и протянул Алис кусочек мыла. Было неловко, так как вода после нее осталась темно серая от грязи, особенно стало стыдно, когда Чарли забрался в ту же бочку следом, слегка поколдовав над ней. Но, видимо, тут так принято, а вода в пустыне всегда была в дефиците, вероятно, даже если эта пустыня находится в Аду. Наскоро обтершись маленьким жестким полотенцем, Алис натянула выданные чертом темно зеленые штаны, майку и куртку, которые почти подошли по размеру. То же сделал и Чарли. Затем черт проводил их в столовую, представляющую собой огромный шатер, внутри которого находились длинные столы с лавками и множеством стульев мест на пятьдесят. Они сели в уголке, черт принес хлеб и суп в мисках.
      - Спасибо, - поблагодарила Алис временного официанта. Черт поклонился и отошел.
      - Благодарить необязательно. Они ничего не могут чувствовать, кроме безразличия или ненависти.
      - Ну вот, чтобы он меня не возненавидел, - улыбнулась Алис, жадно откусывая большой кусок пресного хлеба. Сейчас, когда она освежилась, стала чувствовать себя намного лучше. Да и спокойствие Чарли вселяло надежду.
      - Они ненавидят только врагов. А кто враг - определяет демон.
      - Такие странные существа, - пробормотала она, поглядывая на стоящего у входа черта. В высоту они достигали чуть больше метра, на вид - тощие, лохматые, со звериными чертами и длинным извивающимся хвостом. Заостренные уши постоянно шевелились, словно в попытке не упустить приказ хозяина. Руки и ступни ног были вполне человеческими, но изгиб тела напоминал кошачий. Они не были похожи ни на один вид земных животных. Бесполые и вечно злые. Судя по выражению морд, твари еле сдерживали разрывающую их ненависть.
   - Они являются незаменимыми бойцами. Их когти и острые зубы источают разъедающий кожу яд. А еще они беспрекословно исполняют любые приказы, но самостоятельно не способны принять совершенно никакого решения.
      - Чарли, что такое Мазек?
      - Тюрьма Митрия. Теперь уже бывшая.
      - Ты там был?
   Он задумчиво кивнул.
      - Долго?
      - Почти год. У меня было важное поручение, я ждал подходящего момента.
      - Целый год?
   Чарли опять кивнул:
      - За это поручение я получил "Символ преданности", это э-э-э, как бы тебе объяснить... Самый важный знак отличия, который только можно получить в Аду, одновременно являющийся пропуском домой. Сама понимаешь, за такую награду поручение не могло быть легким.
      - Чарли... - Алис хотела продолжить спрашивать, но Чарли дал знак, что не желает более обсуждать эту тему.
      - Что дальше? - чуть позже спросила она, подбирая хлебом остатки супа из тарелки, и отправляя его в рот.
      - Теперь сидим тихо и не привлекаем внимания. Вообще, в течение всего пребывания здесь твоя цель - никого не заинтересовать. Кто бы что ни говорил, не смотри в глаза и не отвечай. По сути всем тут наплевать, но лишний раз лучше не рисковать.
      Алис кивала, пока Чарли вводил ее в курс дела и вел ближе к шатру демона, где магов было меньше, чем около столовой. Усевшись под сухим деревом, Чарли принялся чертить палочкой на земле какие-то фигуры. Алис попыталась спросить, что он делает, но маг сделал знак, чтобы она не мешала.
      Так продолжалось нескольких часов, в течение которых Алис благополучно успела подремать на коленях Чарли. Она думала, что не сможет уснуть в этом жутком, опасном месте, но сон мгновенно сморил ее, как только она опустила голову и закрыла глаза.
      - Скажи хоть что-нибудь, пожалуйста, - попросила она, проснувшись.
      - Красавица, нам нужно придумать интересную идею, которую я буду сегодня рассказывать Митрию. Наше благополучие целиком и полностью зависит от того, насколько полезной будет моя информация.
      - Вас ожидают, сэр, - вежливо произнес незаметно подошедший черт. Видимо, незаметно только для Алис, Чарли же не выказал удивления, поднялся на ноги, взял девушку за руку и твердым шагом направился к шатру.
   У входа повторилась церемония с поклонами, после которой им все-таки позволили подняться. Алис стояла в стороне и украдкой рассматривала Митрия, в то время как Чарли что-то рассказывал ему, Альберту и еще трем незнакомым девушкам магам, чертя фигуры в воздухе. Чарли был прав, с обычным прохожим Митрия не спутаешь: демон был ростом не менее двух с половиной метров, его темно красный цвет кожи переливался в свете наколдованных фонариков. Он был огромен и совершенен, напоминал Алис смазанного маслом рестлера из ток-шоу. Овальное лицо можно было назвать идеальным, если бы не черные глаза без белков, мускулистое тело поражало воображение, а бритый наголо череп завершал образ громилы. Из одежды на нем были темно бурые штаны и белая майка. Поза Митрия была расслабленной, говорила о том, что демон ощущает себя полноценным хозяином и господином этих земель. Скрестив руки на груди, он изредка вставлял замечания в торопливую речь Чарли.
      Когда маг замолчал и отступил, поклонившись, демон перевел взгляд на Альберта, который тоже поклонился до земли. Вернувшись к Чарли, Митрий произнес:
      - Ты и твоя девка можете остаться в лагере, люди Браша будут проходить на расстоянии досягаемости портала через два дня. Свободен.
      Чарли снова поклонился и быстро вышел, не забыв прихватить Алис.
      Спать пришлось в общем шатре на тридцать спальных мест, им достались раздельно стоявшие соседние кровати на втором ярусе. Пробираясь к своим местам, Алис не могла не заметить негодование, с которым окружающие пялились на Чарли, сверлили взглядом его спину. Весть о необычном пленнике уже успела разлететься по всему лагерю, и теперь не привлекать внимания было просто невозможно. Чарли, казалось, не замечал явного негатива, исходящего от людей, среди которых ему предстоит провести ночь. Он молча разулся, снял куртку, аккуратно повесил на край кровати, залез наверх и вытянулся, заложив руки за голову, уставился в потолок. Алис вздохнула и последовала его примеру. Сначала она колебалась, надеясь, что Чарли сам предложит лечь к нему, но маг молчал, и она побоялась, что в казарме не принято спать рядом, хотя им однозначно хватило бы места, особенно, если поближе прижаться друг к другу.
      - Эй, подруга, ты не спишь? - Алис неподвижно лежала, прикрыв глаза, и обдумывала полученную за день информацию, когда кто-то потрепал за руку. Она дернулась и посмотрела на Чарли, в темноте можно было различить лишь силуэт, по которому было ясно, что маг не двигается, скорее всего, спит. Алис, помня строгий наказ ни с кем не разговаривать, зажмурила глаза и отвернулась.
      - Глухая что ли? Эй! Да не бойся ты, - голос был женским, отчего Алис немного расслабилась.
      - Что Вам нужно? - вежливо поинтересовалась она, ведьма засмеялась.
      - Можно на "ты", дурында. Ты новенькая? Я Микка, я сплю под тобой.
      - Очень приятно, Микка. Видишь ли... нам не следует разговаривать, - она покосилась на Чарли.
      - Ты боишься его что ли? - возмутилась собеседница.
      - Нет-нет, наоборот.
      - Ничего не понимаю, ну да ладно, ты не бойся, нам нулевикам нужно держаться вместе, чтобы выжить. Завтра будет бой, давай прикрывать друг друга. Я помогу тебе, а ты мне.
      - Она не нулевик и не подруга тебе, - в тишине палатки раздался громкий голос Чарли, - отстань от нее, ведьма.
      Микка выругалась, но замолчала. Алис тоже молчала, обдумывая причины благодаря которым могла бы забраться в кровать к своему магу. Засыпать здесь одной, казалось смерти подобно. В течение часа она металась на постели, то сворачиваясь калачиком, то вытягиваясь во весь рост, распрямляя позвонки и суставы. Из жара ее резко выбрасывало в озноб, как в лохань с ледяной водой, казалось, что кто-то до нее дотрагивается или дышит на кожу. Алис отмахивалась от видений, как от мух. Либо она сходила с ума, либо колдуны баловались, издеваясь над беззащитной девушкой. Наконец, почувствовав прикосновение чего-то влажного к своему на ухе, Алис взмолилась:
      - Чаааарлиии.
      - Иди ко мне, - прошептал он, протягивая руку. Алис, не раздумывая, схватила ее, и он, словно пушинку, перетянул девушку к себе и накрыл своим телом. В безопасности, рядом с ним, наконец-то. Ее не устраивало лежать в метре от него, ей нужно быть так близко, как только возможно. Отпустить его снова? Да ни за что на свете. Так много лет считая его предателем, слушаясь психологов, советующих научиться жить, радуясь за его счастье, она вдруг осознала, что сегодняшний день окончательно разрушил выстроенные ей границы. Да, он весь в шрамах, потрепан и озлоблен, но это именно тот человек, которого она полюбила, который заменил ей целый мир, став идеалом. Ей бессовестно лгали все эти годы, он был здесь с ее фотографией, со своими видениями и воспоминаниями, он никогда не бросал ее. Алис блаженно втянула в себя его запах и, не удержавшись, поцеловала плечо в вырезе майки, Чарли задрожал, сжал пальцами ее спину, прижимая ближе, отчего Алис выгнулась, обнимая его за шею, нащупывая губами в темноте сначала его подбородок, скулы и, наконец, губы. Он поцеловал ее сначала робко, затем настойчивее, и, наконец, жадно. Из-за страха и усталости его чувства обострились до предела, и сейчас, обнимая ее, он одновременно понимал, что нельзя, но и что не отпустит. Она настолько искреннее и пылко отдавала себя ему, что он окончательно потерял голову. Чарли ласкал ее прямо здесь, в казарме, рядом с десятками магов, позволив себе забыть обстоятельства, в которых они оказались, нависшую над головами смертельную опасность, прошлое и свой отказ верить в будущее. Она хотела сейчас быть с ним, и, чувствуя это каждой клеточкой, он позволил себе любить ее, после чего долго лежал, гадая, о чем она думает, как относится к тому, что они только что сделали при самых неподходящих для этого обстоятельствах.
   А она лежала и думала, что если бы за этими ощущениями нужно было специально спуститься в Ад, она бы бросилась в портал, не задумываясь. В голове пульсировала только одна мысль: не отпускать его.
   Что это было? Весь остаток ночи он лежал с широко раскрытыми глазами, периодически забывая дышать. Мысли смешались в голове: он, она, прошлое и настоящее. Как он мог допустить такое?
   Все предыдущие ночи, засыпая рядом с Алис, Чарли не мог запретить себе фантазировать, обдумывать, как бы могло между ними все получиться. Если бы он мог только представить, что еще способен так ярко чувствовать удовольствие. Может, она жалеет? Возможно, зря он позволил себе расслабиться. Он еще вернется к этим мыслям, например, завтра, а сейчас есть время насладиться приятной слабостью, легким онемением кончиков пальцев и биением ее сердца рядом.
  
   Глава 15
  
      Нарастающий сигнал сирены ворвался в шатер, разбудив крепко спящих внутри него людей. Услышав незнакомую трель Алис дернулась, открыла глаза и на минуту ослепла от яркого света. Вокруг нее началась возня, послышались незнакомые недовольные голоса, - маги одевались, зевали, жаловались друг другу на то, что в очередной раз не выспались. Неприятный звук походил на пожарную тревогу, поэтому Алис попыталась приподняться, чтобы вместе со всеми проследовать к выходу.
      - Тихо, - прошептал Чарли ей на ухо, пряча ее и себя под одеялом с головой, - это будят солдат. Как только они уйдут, мы спокойно встанем и оденемся.
      - Сколько сейчас времени? - прошептала она в ответ, пытаясь потянуться.
      - Пять или шесть, не знаю, как тут принято. Тебе не тяжело? - он приподнялся над ней.
      - Немного, но ничего, лежи, мне приятно это.
      Как и сказал Чарли, через пару минут стало тихо, маги покинули казарму и направились на утреннее построение. Убедившись, что последний из солдат вышел на улицу, Чарли отдернул одеяло и замер, не в силах отвести изумленных глаз от лица Алис.
      - Демоны Ада... - прошептал он как будто испуганно. Выпучив глаза, Чарли нервно рассматривал лицо и грудь девушки, с каждым мгновением демонстрируя все больше паники.
      - Что случилось? - Алис в ужасе начала ощупывать свое тело, представляя себе худшую из возможных шуток окружающих ее ночью колдунов. Она обезображена? Шрамы, бородавки, увеличенный нос? Алис понятия не имела, но что способны колдуны.
      - Красавица, я вчера немного перестарался, обнимая тебя, - его взгляд опустился до пупка Алис, затем снова метнулся к лицу, - у Чарли было совершенно несчастное, виноватое выражение лица, глядя на которое Алис невольно улыбнулась, догадываясь, что он имеет в виду. Она могла бы и раньше сообразить, что вчерашние грубоватые, нетерпеливые ласки мага не могли ни оставить следов на ее коже. Она, закончив исследовать себя и убедившись, что ничего лишнего за ночь на ее теле не появилось, приподнялась на локтях и быстро поцеловала Чарли в губы, правда, немного поморщившись при этом от легкой боли.
      - Не переживай, оно того стоило. Ты можешь что-нибудь сделать с синяками?
      - Только морок, - неуверенно развел он руками.
      - А вылечить? Дай посмотреть.
      Чарли нехотя наколдовал отражающую поверхность перед лицом Алис.
      - Мда, - пробормотала она, разглядывая припухшие ярко-алые губы и следы прикосновений его пальцев на ее шее, плечах, руках.
      - Извини, - рассеянно прошептал он, слегка краснея. - Я не думал, что может так получиться. Тебе было больно?
      - Нет, мне было очень хорошо, честно. Так что насчет того, чтобы полечить?
      - Не получится. Я бы смог быстро срастить ткани, снять боль, но не убрать синяки, - он задумчиво покачал головой, - я не владею такой магией.
      - Элизабет владеет, да? Я видела, как она лечила тебя перед тем, как мы с тобой впервые увиделись в парке.
      Чарли нахмурился, вспоминая.
      - Нет, это был просто морок. Лечить с помощью магии нежелательно. Получается что-то вроде этого, - он дотронулся пальцами до изуродованной губы.
      - Ну ничего, не переживай так сильно, на мне все быстро заживает. Просто сделай так, чтобы никто не заметил.
      Чарли кивнул, коснулся запястьями и начал водить перед ней пальцами, едва шевеля губами.
      - Демоны и маги, знающие это заклинание, смогут увидеть тебя без морока. Но это все, что я могу.
      - Пойдет, - примирительно улыбнулась Алис, спрыгивая с кровати, - где здесь можно умыться?
      Завтракали они вдвоем в том же самом шатре-столовой, что и вчера. На улице накрапывал дождик, поэтому черт, принесший поднос с едой, вскоре вновь появился у их стола с бордовыми дождевиками в лапах.
      - Не могу понять, это тот же самый черт, что помогал нам вчера? - нарушила молчание Алис.
      - Не знаю, они все одинаковые, - Чарли ел быстро, хотя торопиться было некуда. - Это неважно. Старайся вообще не обращать на них внимания, - взгляд Чарли коснулся губ Алис, он поморщился и уткнулся в свою тарелку.
      - Чарли, посмотри на меня, пожалуйста, - попросила она, но он не отреагировал. Тогда Алис повторила вопрос и нежно коснулась его руки. Все утро она наблюдала за тем, как Чарли мучается от чувства вины за вчерашнее. Это были не совсем те эмоции, которые она ожидала от мужчины после совместно проведенной ночи, но искренне старалась понять Чарли и не давить на него. Случившееся стало неожиданностью для них обоих, Алис не знала, что думал Чарли по этому поводу, но ей их спонтанная страсть невероятно понравилась. Конечно, сейчас главной целью является выжить, выбраться из Ада и вернуться на Землю, но вдвоем же выживать намного легче и приятнее, не так ли?
      - Ты опять не спал сегодня? - она коснулась теней под его глазами, на что Чарли кивнул.
      - Большую часть ночи.
   Алис, все еще ожидающая от Чарли хотя бы нежного взгляда, досадливо опустила глаза.
      - Черт, красавица, мне так неловко, - он с силой сжал губы и покачал головой, морщась, словно от боли.
      - Ты из-за синяков? Чарли, забудь ты уже о них. Не буду отрицать, я в ужасе от того, где нахожусь и даже думать не могу об участи, которая меня здесь ждет, но я действительно рада, что ты рядом со мной. Пожалуйста, не отталкивай меня снова. Особенно, после вчерашнего.
      Чарли открыл рот, чтобы ответить что-то, Алис вся обратилась вслух, но его грубо перебили:
      - Ромто! - в столовую, выбив слабую дверь, ворвался Альберт, - какого черта я должен искать тебя по всему лагерю?! Живо оторвал свою тощую задницу от стула, тебя Митрий ждет!
      Чарли залпом допил бурду в стакане, а иного названия непонятной ни на вкус, ни на запах жидкости Алис так и не смогла дать, взял девушку за руку и торопливо последовал за Альбертом.
      - Ты, - Митрий указал пальцем на Чарли, как только тот вместе с Алис взобрались на высокий холм, расположенный сразу за лагерем, - участвуешь в сражении в соответствии с занимаемым статусом.
   Чарли низко поклонился. Беглый взгляд демона скользнул по лицам людей, стоящих на холме, на секунду задержался на Алис, его брови чуть приподнялись в удивлении, но девушка тут согнулась в поклоне, чем прервала зрительный контакт с Митрием. Чарли опустился на колени.
      - Можно Вас попросить...
      - Девка может подождать здесь, за время твоего отсутствия с ней ничего плохого не случится, - перебил демон.
   Чарли поднялся на ноги и снова поклонился.
      - Выступаем через час, - сообщил Митрий, давая понять, что разговор окончен и следует торопиться, после чего повернулся к другому магу и принялся давать новые указания, не обращая внимания на то, как Чарли отводит Алис в сторону, пытаясь заставить сосредоточиться.
   - Чарли, я не понимаю, что происходит. Ты что, должен сражаться? Я против, пожалуйста, - быстро говорила Алис, не давая Чарли вставить и полслова, отчетливо понимая, что он может не пережить сегодняшней битвы, а она еще столько не успела сказать ему.
      - Тихо, тихо, - попытался успокоить ее Чарли, - послушай меня внимательно.
   Но Алис лишь отчаянно мотала головой, повторяя: "ты не должен, не бросай меня, Чарли, я очень боюсь".
   - Приди в себя, Алис, я не шучу. Алис! - он грубо встряхнул ее за плечи, - будь здесь, не отходи от Митрия, ни на шаг. Поняла? А теперь самое главное, если меня убьют... да не реви, я еще живой. Так вот, ЕСЛИ меня убьют, только в этом случае, скажешь Брашу, что я готов на полное подчинение.
      - Это вернет тебя?
      - Ты поняла? Повтори.
   С третьей попытки Чарли все же удалось добить от нее желаемого, Алис дословно повторили его слова.
      - Отлично. Я должен идти.
      - Пожалуйста, будь осторожен! - крикнула она ему вслед. Он кивнул, слегка обернувшись, и подошел к Альберту, который уже пускал нетерпеливые взгляды на пару. Судя по безразличному выражению лица, Альберт не знал заклинание морока Чарли.
      Постепенно все находящиеся на холме солдаты, получив указания, спустились вниз, и на поляне остались только Митрий, седой очень старый маг, одетый в длинную бордовую мантию и мягкие тапочки, и Алис. Митрий движением рук создал из воздуха большой экран, на котором можно было увидеть лагерь вблизи. Алис пригляделась, и картинка стала четче, позволив увидеть облако дыма, подобное тому, через которое они с Чарли попали с Земли сюда. Рядом с порталом стоял юный парень, а сзади него - черти, держащие оружие и плащи. Маги по очереди подбегали к порталу, хватали нужное им снаряжение и исчезали в бордовой дымке. Не без труда удалось разглядеть в толпе Чарли, который создавал видимость спокойного и уверенного в себе человека. За это время он успел переодеться в форму войск Митрия, и сейчас на нем были темно-бурые плотные штаны, и куртка с капюшоном, на ногах - черные военные ботинки на шипованной подошве, на руках - короткие перчатки без пальцев. Чарли быстро закатал рукава по локоть, принял ношу из рук очередного черта и растворился в потемневшей на секунду дымке портала. Алис перевела взгляд на демона.
      - Сейчас увидишь его. Их группа идет первой, - прогремел голос Митрия, и Алис с ужасом поняла, что он обращается к ней. Она вжала голову в плечи и быстро отвернулась, побледнев. Демон тем временем надел на уши гарнитуру с микрофоном.
      - Ромто! - властно окрикнул он - на экране появились несколько магов, в числе которых был Чарли. С его плеч свисал длинный темно-бордовый плащ, вокруг пояса, в ножнах покачивались в такт ходьбе три кинжала разных размеров, за спиной висела недлинная чуть изогнутая палка с витиеватыми узорами. Услышав свое имя, Чарли нахмурился и прижал палец к уху.
      - Да, сэр!
      - Начинаешь первый, по команде.
   Чарли решительно кивнул и пропал с экрана. Чувствуя, что силы покидают ее, Алис присела на оказавшийся поблизости сухой пень. Прижав руки к груди, она успокаивала себя тем, что это далеко не первое сражение в жизни Чарли, что он побеждал в течение семи лет, должен остаться в живых и в это раз. Тем временем демон раздал еще несколько указаний и показал общий вид на будущее поле боя. Алис с ужасом рассматривала надвигающееся войско почти черных чертей. Их были сотни! Впереди на огромных мощных кабанах ехали пятнадцать вражеских магов, сзади пешком шли еще около пятидесяти. Где-то вдалеке сверкнула молния, спустя мгновение отозвавшись громом, заставляющим поморщиться даже демона. Дождь усиливался, сильнее нагнетая и без того неспокойную, заряженную злостью обеих армий атмосферу. Казалась, что сама природа этого мира ждала кровопролития, готовилась смыть с земли его последствия. Даже ветер пропал совсем, вероятно, не желая раньше времени указывать ни одному из войск на близость другого.
      - Это тот самый Ромто, который убил предыдущего усилителя? - спросил седой маг. Его лицо было практически полностью скрытой длинными волосами и бородой. Если бы не крючковатый нос и не злые, раскосые глаза, старика вполне можно было бы принять за доброго колдуна из детских сказок.
      - Да, Чарльз Ромто. Ценный экземпляр, хотя с головой дружит плохо.
      - Но, тем не менее, его психическое состояние не помешало парню на несколько месяцев оставить Ваши земли без особенной магической среды, необходимой для творения артефактов и оружия, - усмехнулся старик. Демон раздраженно цыкнул в его сторону, сверкнув глазами, но тот не особо испугался и спокойно выдержал взгляд. Теперь настало время усмехнуться Митрию:
      - Для этого он год оставил в Мазеке. Кортни, предыдущий мой усилитель, уже считала его безвольным телом, и пренебрегла мерами безопасности, как тот ударил сзади и снес ей башку, представляешь? Мало того, еще и умудрился сбежать.
      - Интересно, как?
      - Вырядился в ее амулеты и навел морок. Помогло еще то, что он открывает канал касанием рук.
      - Касанием рук? Такое разве можно?
      - Да, нужно было сразу ему их отрубить. Кортни с Альбертом подбирали для него блокирующую силу ошейники, следили за движением головы, чтобы разгадать, как он умудряется блокировать их мысленные атаки, как умудряется шарить в их головах, при попытках читать его мысли. А он в это время преспокойненько колдовал, так как руки были чаще всего связаны вместе за спиной или над головой. Нужно отдать Ромто должное, в свое время Кортни с ним порядком намучилась. За год из него не удалось вытянуть ни слова о тактике Браша, и мне почему-то кажется, что он прочитал достаточно из башки этой дуры. Смотри, какие кабаны у Альта.
      - Вижу, серые твари. Нам бы тоже такими обзавестись не помешало бы.
   - Думаешь, стоит?
      Далее Алис не вслушивалась в разговор между Митрием и его правой рукой, она судорожно обдумывала ситуацию, молясь, чтобы с Чарли ничего не случилось. Так вот что это было за поручение - убить ведьму, "усилителя", важного для Митрия мага.
      Изображение на экране увеличились в несколько раз, и Алис узнала ту самую деревню, встретившуюся ей с Чарли по пути несколько дней назад, но сейчас вместо спокойствия и порядка на ее улицах царил хаос: души и мороки людей, хватая детей и животных, с ужасом носились между домами в поисках укрытия. Угрюмые бурые черти Митрия маршировали по утоптанной земле, посреди них неспешно шли маги, держащиеся небольшими группками по восемь-десять человек. Чарли, Альберт и еще трое солдат первыми дошли до конца деревни, рассредоточились, спрятались на крышах домов. Вражеское войско приближалось. Первыми в ворота въехали маги на кабанах, пешие противники отставали метров на тридцать. Бурые черти зашипели, почувствовав живую кровь.
      - Стоять! - прогремел Митрий. Черти пригнули головы, как после удара и покорно замолчали.
      Алис видела, как Альберт показывает знаки. "Сейчас начнется", - решила она и сцепила пальцы. Маг с обожженным лицом поднял вверх три пальца, затем два, один!
      Чарли послал вверх сотню огненных шариков, которые, падая, опаливали шкуру животных, тем самым дезориентируя. Вражеские маги не успели сообразить, что происходит, как пятеро наших выпрыгнули из укрытий. Чарли на лету запустил два желтых шара в ближайших животных. Звери завыли, вставая на дыбы и сбрасывая при этом всадников. Приземлившись на землю, Чарли ловко вскочил на ноги, уже доставая из-за спины палку, у которой тут же с двух концов выдвинулись длинные синеватые лезвия. Через секунду он обезглавил одного упавшего мага и вступил в схватку со вторым.
      С открытым ртом Алис наблюдала за маневрами магов, она и представить себе не могла, что ее Чарли способен на такое! Он двигался плавно и стремительно, со звериной грацией уходил от ударов и огненных шаров, стремительно совершал неожиданные для врагов выпады. Каким-то образом ему удалось втянуть в схватку еще одного мага на кабане. Быстрым движением Чарли всадил зверю кинжал в глаз, из пасти твари хлынула кровь, облившая его с головы до ног, но, казалось, он этого даже не заметил. Проскользнув под зверем, боец вынырнул с противоположной стороны, стаскивая ведьму из седла и тут же прячась от удара разрядом.
      - Давай! - закричал Митрий, Алис вздрогнула и оглядела все поле боя - кабаны были либо мертвы, либо тяжело ранены и оглушены, солдаты сражались на мечах или глефах. К схватке уже почти присоединилась пешая подмога противника, когда хлынули бордовые черти, сметая на своем пути и души, и морок, и магов, навстречу им бросились бесы вражеского демона. Поле боя превратилось в черно-бордовую кашу, Алис пыталась разглядеть в толпе черные волосы Чарли, но это было невозможно. Дождь лил как из ведра, образовывая под ногами глубокие лужи, в которых тонули раненые маги. Гром заглушал крики боли и страха, растекающиеся между домами дождевые потоки быстро окрасились багряной, в тон одежды Чарли кровью, создавая иллюзию кровавых рек. Все это происходило там, где несколько минут назад играли дети...
      - Ромто! - крикнул демон, и на экране сразу появился Чарли. Он был взволнован и зол, отступал в схватке с ведьмой, которая уверенно шла вперед, нанося удары саблей. Споткнулся о морок ребенка и повалился вместе с ним в глубокую канаву, на секунду скрываясь из виду. Резко вынырнул и отразил удар, одновременно пытаясь вылезти из ямы. Душа стоявшей рядом женщины закричала и кинулась в воду. Чарли пригнулся в попытке уйти от удара, но не учел барахтающегося рядом ребенка, который вдруг вцепился в его ногу, жадно хватая воздух, в результате чего Чарли пропустил удар в бок, но, несмотря на это, живо отпрыгнул в сторону, перерезая при этом горло не желающему отцепляться мальчику. Алис зажала рот рукой, чтобы тоже не закричать, настолько реалистично ребенок упал, на его лице застыла гримаса удивления и ужаса. Тонкая детская кожа окрасилась бьющей фонтаном артериальной кровью. Душа женщины склонилась над мороком сына, прижала к груди безжизненное тельце. Алис понимала, что это все понарошку, что этого ребенка здесь нет, и не было, но слезы катились не переставая.
      - Сэр? - не прекращая отбиваться, отозвался Чарли.
      - Через десять минут прозвучит сигнал к отступлению, ты в любом случае должен принести мне меч этой ведьмы.
      - Да, Сэр!- прокричал Чарли, уходя от рубящего удара и пропуская еще один укол в бок, - сука! - выругался он.
      Алис не дышала.
      Через десять минут, действительно, обе армии стали отступать, тяжело раненная ведьма попыталась убежать, но Чарли догнал, повалив на землю, и наступил сверху. Алис поразили его хищно прищуренные глаза, решительно сжатые губы. В таком состоянии Алис не видела его никогда: вселяющего трепет, излучающего силу и острую очевидную опасность, жажду убийства. Она зажмурилась, отказываясь смотреть, как мужчина, которого она так отчаянно любила прошлой ночью, добивает беззащитного война.
      Митрий продолжал командовать через гарнитуру, но Алис его не слушала. Она вдруг поняла, что совершенно не знает Чарли. У нее было недостаточно времени, чтобы свыкнуться с Чарли-солдатом адской армии демона, перечеркивая все мысли о Чарли талантливом студенте престижного Вуза. Их разделяла пропасть шириной в семь долгих лет, которые Чарли провел в боях, таких же, как сегодняшний, а Алис - в непрерывных попытках его забыть, вычеркнуть из своей жизни. За эти годы Алис стала успешнее, мудрее и увереннее в себе, а Чарли? В кого могла превратить непрерывная война мальчишку, когда-то целовавшего ее разбитые коленки?  
       Хэллоуин - шикарный праздник, активно отмечаемый во многих городах и странах, и особенно здесь, в Солнечной долине, где испокон веков живет загадочное семейство Ромто. Жители соседних Солнечной, Южной и Зеленой долин каждый год устраивают гулянья, отмечая Ночь Всех Святых едва ли не активнее Рождества, искренне веря, что тем самым они задабривают злых духов, колдунов и ведьм, обитающих поблизости.
   Уже второй месяц Алис жила у бабушки и потихоньку начала привыкать к странностям местных жителей. Будучи современными людьми, старающимися идти в ногу со временем, пользоваться интернетом, посудомоечными машинами и гибридными автомобилями, в вопросах, касающихся магии они походили на пещерных людей каменного века. Любой человек Долины при упоминании фамилии Ромто делал загадочное лицо и смотрел куда-то вдаль, будто он знал что-то особенное, но не мог позволить себе болтать слишком много. Местные жители в глубине души до сих пор были уверены, что живут на территории, принадлежащей ведьмам, боялись их и ненавидели, но в лицо неизменно улыбались и вели себя обыкновенно.
   После знакомства с Чарли в парке, Алис подробно расспросила бабушку о его семье. Оказалось, что она состоит из десяти человек: сам Чарли, две бабушки, его мать и пять сестер. Алис искренне посочувствовала бедняге, делящим крышу над головой с таким количеством женщин. Бабушка строго настрого наказала Алис больше не общаться со "злым колдуном". Что именно необычного сделал Чарли, чтобы заслужить такое отношения Алис так и не смогла выяснить. До авиакатастрофы она жила в большом городе, далеко отсюда, и ей было смешно слушать байки о магии, шабашах и нечистой силе.
         Алис категорически отказалась надевать костюм пастушки, принесенный сестрой Лизой, как, впрочем, и бабочки, Белоснежки, и кошки, предложенные до этого. Мда, в деревне был целый склад маскарадных костюмов, некоторые, как Лиза, например, каждый раз шили себе наряды сами. "Вот делать им нечего", - удивлялась столь сильному энтузиазму Алис, не понимая, что такого особенного в празднике, о котором столько говорят вокруг.
   Наконец, наступил тот самый вечер тридцать первого октября, Алис ограничилась джинсовой юбкой и майкой, благо, погода позволяла, но друзья, выряженные в русалок, вампиров и зомби, ее выбор не оценили.
   Действительно, гулянья оказались весьма массовыми: на обширной поляне за деревней располагались кафешки и аттракционы, между которыми бродили толпы подвыпивших или откровенно пьяных людей во всевозможных костюмах и масках. Звучала громкая музыка, в том числе и живая, где-то стреляли фейерверки. Друзья гуляли, общались, кто хотел пил пиво, в общем, отрывались на всю катушку.
       - Ой, смотрите, ведьмы! - Лиза, ровесница и двоюродная сестра Алис указала на кого-то в толпе. Если учесть, что сама Лиза была переодета в колдунью, ее слова прозвучали довольно странно. Алис прищурилась и разглядела Чарли и двух девушек, не уступающих ему в росте. У обеих были шикарные черные волосы намного ниже лопаток, джинсы и яркие топы облегали точеные фигуры, притягивая к себе восхищенные взгляды мужчин и полные зависти - женщин. Алис не стала исключением, вздохнула, досадливо закусив губу.
       - Сладкую вату покупают, - хмыкнул один из друзей Лизы, - детям бы оставили.
       - Я думаю, тут всем хватит, - возразила Алис, не желая мириться с необоснованным негативным отношением.
       - Алис, ты ничего не понимаешь, это же Чарли, Марго и София Ромто.
       - Разве они ходят на подобные праздники?- усомнился один из парней.
       - Насколько я знаю, в "Хэллоуин" ведьмы делают жертвоприношения дьяволу,- задумчиво произнесла Валери. "Насколько она знает", - закатила глаза Алис, продолжая рассматривать красивых девушек, перевела взгляд на Чарли, и их глаза встретились. Парень приветливо улыбнулся и помахал.  Алис, растерявшись, махнула в ответ. Чарли что-то сказал сестрам, и направился в сторону смутившейся и слегка покрасневшей Алис. 
       - Это он к нам идет? Да чего ему надо? - возмутилась Лиза.
       - Привет, - бросил Чарли, оглядывая друзей Алис.
       - Вы знакомы? - спросила она.
       - Конечно, - кивнул один из друзей Лизы, протягивая руку, которую Чарли тут же пожал. Когда все, наконец, перездоровались, Чарли перевел взгляд на Алис.
       - Прогуляемся? - необычно весело спросил он.
   Отметив округлившиеся не то в панике, не то от удивления глаза друзей, позабавившие смелую горожанку, Алис кивнула и согласилась.
       Только через пятнадцать минут удалось выбраться из толпы, Чарли повел Алис по тропинке в направлении деревни, но не основной дорогой, а в объезд. Несмотря на отвращение к примитивным страхам друзей, Алис было не по себе в компании малознакомого парня на безлюдной дороге.
       - А почему ты без костюма? - спросила она, прерывая молчание, на что ее спутник весело усмехнулся.
       - Поверь, я вселяю намного больше ужаса, когда люди меня узнают, - Чарли демонстративно закатил глаза, и неловкость лопнула как мыльный пузырь.
   Он так забавно рассуждал о своем статусе в глазах людей, о байках и легендах, ходивших вокруг его семьи, что Алис не могла не расслабиться. Они проговорили всю ночь, сидя на бревне вдали от дороги. Телефон Алис звонил каждые двадцать минут, пока она его не отключила. Чарли закутал ее в свою куртку, упорно заверяя, что ему не холодно в футболке. Сначала он травил немыслимые байки о своей семье, затем Алис рассказала парочку, включая жертвоприношения в ночь на Хэллоуин, что тот невозмутимо подтвердил:
       - Этим мы сейчас и займемся, отдадим твою душу дьяволу. Поможешь собрать хворост для жертвенного огня?
       Затем они обсуждали учебу, книги, музыку, фильмы, говорили о путешествиях, Англии, куда Чарли мечтал уехать учиться. Он зачитывался литературой по истории, напрочь забывал про время, находясь в публичной и домашней библиотеках.  Алис рассказала о своей семье, о катастрофе в которой погибли ее родители и младший брат, Чарли слушал внимательно, изредка стараясь поддержать короткими репликами. Затем они переключились на его сестер, и он охотно подтвердил, что столько женщин в доме - это ад. Оказалось, что он хочет жить отдельно в городе, но мать категорически против, поэтому Чарли сейчас занят поисками работы, чтобы позволить себе снимать жилье самостоятельно. Они уже собирались идти в сторону деревни, но Алис неудачно оступилась, упала и разодрала колено. Чарли аккуратно промыл ссадину минералкой, потом рассказал, что в одном из племен индейцев, о которых он недавно читал, считалось, что если целовать раны, они быстрее заживают.
       - Предлагаешь попробовать? - в шутку спросила Алис.
       - А ты не испугаешься? - засомневался он.
       - Я? Да с какой стати?
   Чарли улыбнулся и опустился на корточки рядом с девушкой. Он осторожно несколько раз поцеловал раненную коленку, чередуя обдувания с касанием губ, затем так же осторожно поцеловал здоровую.
        здоровую - то зачем?- немного хрипло спросила Алис. Ситуация была ей непривычной, неловкой, но в тоже время безумно волнующей и приятной.
       - Для верности, - прошептал Чарли и сел рядом на бревно. Потом он еще рассказал пару возможных способов лечения, которые Алис решительно отвергла.
   Под утро он проводил девушку домой, не забыв записать ее номер телефона.
     
   Алис никогда не видела настоящее убийство, и сейчас ее трясло и тошнило. Было страшно и холодно, она куталась в куртку, растирала дрожащие вспотевшие ладони. "Чарли, что с тобой случилось за эти годы? Что сейчас творится в твоей голове?" В момент драки его лицо не выражало никаких эмоций, помимо явного удовольствия. Там не было места ни для жалости, ни для сожаления. В момент победы темные глаза блестели азартом и ликованием. Что-то демоническое, адское было в них, словно Чарли впитал в себя энергию этого мира, которая его безвозвратно изменила, превратив в такого же монстра, как и остальные здешние обитатели. Ее рассуждения прервал их главный объект, внезапно появившийся на холме. Весь в грязи и крови, левой рукой он зажимал раны на боку, правой - отнятый меч-трофей. Резким движением головы Чарли безуспешно попытался откинуть налипшие на лоб и лезущие на глаза черные сосульки мокрых волос, затем внимательно посмотрел на Алис, ожидая ее реакции. И она просто не могла поступить иначе - быстро подошла и, вцепившись в разодранную куртку, убрала на бок мешающие ему волосы и заглянула в его глаза, стараясь вложить в этот жест и взгляд всю любовь и нежность, на которые только могла быть способна. Он, не задумываясь, убьет ради нее. Алис не ошиблась при выборе защитника.
      Едва уловимым движением головы Митрий кивнул Чарли, давая понять, что не разочарован в его работе, но с места не двинулся, поэтому маг, сильно хромая, сам добрался до демона, положил меч у его ног, низко поклонился, сжимая зубы от боли, и ушел, подволакивая ногу.
      - Мне нужно к доктору, пробормотал он, обращаясь к Алис, - пошли.
      В зеленой палатке толпились полураздетые колдуны и ведьмы, около десятка врачей в белых халатах быстро осматривали и ощупывали их тела. Несколько человек неподвижно лежало на кровати, некоторые из них стонали и плакали.
      - Фамилия? - к Чарли подошел доктор, водя рукой над блокнотом.
      - Ромто.
      - Повреждения?
      - Скользящие раны на боку, растяжение голени.
   Доктор бегло осмотрел раны:
      - Помоешься - придешь не перевязку. Следующий!
      Чарли повел Алис в сторону соседней палатки, где было организовано что-то вроде душа. Черти торопливо таскали с озера ведра с водой и выливали их в десяток больших бочек, прибитых к столбам на высоте двух метров. Маги по очереди заходили в кабинки и пытались обмыться под льющейся сверху ледяной водой.
      - Я быстро, стой здесь, если что - кричи.
      Чарли сдал грязную форму, зашел в кабинку, через несколько минут вышел уже одетый в привычную зеленую одежду и те же тяжелые ботинки.
      В зеленой палатке ему перевязали раны, над которыми врач в течение нескольких минут сосредоточенно колдовал, после чего Чарли стало легче.
      - Я не знала, что ты умеешь настолько искусно драться, это было жутко и потрясающе одновременно, - прошептала Алис, когда самое необходимое было сделано.
   Чарли пожал плечами, открывая дверь в столовую. Не ожидая увидеть внутри привычно-пустого шатра столько народу, Алис нерешительно замерла на пороге, но ее грубо толкнули внутрь.
      - Соображай быстрее, все голодные как черти, - буркнул незнакомый, но очень суровый маг с перебинтованной рукой.
      - Мы едим со всеми?
      - Теперь да. Я полноправный солдат, со всеми вытекающими, - ответил Чарли, усаживаясь на свободную лавку и двигаясь, освобождая место для Алис, - зато мы теперь спим в отдельном шатре, в соответствии с миом уровнем.
      - А в лагере много магов твоего уровня? - обрадовалась новости Алис.
      - Около десятка, а что?
      - Да так, анализирую. А Кто такие "нулевики"?
      - Это значит не имеющие звания, другими словами, расходный материл, без права голоса. Все приходят на войну нулевиками, вне зависимости от возраста и заслуг на Земле. На ступень выше находятся Боевые маги Первой, Второй и так далее уровней. Есть еще приставка "Ведущие", это если доверяют в подчинение отряд.
      - Как звучит твое звание?
      - Ведущий Боевой маг Первого.
      - А что нужно, чтобы подняться на ступень выше?
      - Чтобы стать Боевым магом необходимо убить другого Боевого мага. А повысить уровень можно либо, опять же, убив мага желаемого уровня, либо тридцать магов своего. Но я только раз видел мага на третьей ступени, а про выше и говорить нечего, таких умельцев единицы.
      Алис не без удовольствия отметила, что Чарли говорил без сожаления, он не стремился к подобной карьере.
      За обедом на них никто не обращал внимания, если не учитывать парочки солдат, удивленно рассматривающих незнакомую девушку. Чарли ел жадно, проглатывал пищу, не успевая тщательно прожевать, было видно, что он очень голоден. Вдруг все притихли, и Алис увидела высокого сутулого человека с тяжелой корзиной в руках, все присутствующие не сводили с него глаз.
      - Пошли, - быстро сказал Чарли, хватая ее за руку.
      - Но я еще не доела.
      - Возьми с собой хлеб. Идем же, тут нельзя оставаться.
   Они быстро покинули шатер, на бегу Алис пару раз успела споткнуться и налететь на высокую ведьму - амазонку, которая тут же жестоко обругала девушку.
      К тому времени, как они уточнили, где находится выделенный им шатер, на улице совсем стемнело. Чарли, крепко держа Алис за руку, торопливо шел по еле освещенным факелами улочкам, маневрируя между кострами и шатрами. "Очень странно, - думала Алис, - целый лагерь колдунов во главе с демоном, а не могут организовать ни душ, ни нормальное освещение".
      - Я смертельно устал, пойдем спать, ты ведь не против?
      - Конечно, идем, - Алис еле поспевала за ним.
      Они уже почти достигли цели, как Чарли резко остановился и впервые после ужина выпустил ее руку. Алис, на автомате делая еще пару шагов, быстро обернулась и увидела, как какой-то воин с размаху ударил Чарли ладонями по груди.
      - Ты что, мать твою, тут делаешь, ублюдок? - сипло прорычал он, не выговаривая букву "л", Чарли тут же оттолкнул мужчину обратно.
      - Еще только тронь меня!
      Но противник был настроен решительно, он замахнулся и ударил Чарли по лицу, тот не успел совсем уйти от удара, но хотя бы облегчил его силу, отвернувшись, сделал шаг вперед и с размаху припечатал ступней прямо по животу мужчине, который взвизгнул и согнулся пополам, задыхаясь.
      - Мать твою, еще раз увижу твою рожу - сверну шею, - Чарли еще пару раз от души пнул мага, затем наступил ботинком на горло, прижимая к земле.
      - Чарлиии, - запищала Алис.
   Мужчина хрипел, пытаясь вырваться, явно задыхаясь.
      - Думаешь, - Чарли сплюнул ему на лицо, - думаешь, меня остановит казнь? Я сначала делаю, потом думаю, пора бы запомнить, - Чарли убрал ногу, брезгливо обтерев подошву о землю. Поверженный солдат тут же перевернулся на живот, схватившись за горло, и начал хрипеть, пытаясь вздохнуть, а затем - кашлять.
      - Тебе не жить, Ромто! - крикнул он вдогонку, но Чарли только изящным жестом показал ему средний палец.
      - Вот и наш дом на ближайшие двое суток, - немного нервно улыбнулся он, пропуская Алис в шатер.
      "Дом" оказалась небольшой комнаткой, куда с трудом поместились односпальная кровать и тумбочка.
      - Шикарно, - улыбнулась Алис, радуясь, что они наконец-то остались вдвоем, без лишних глаз и ушей.
      - В таком же шатре я прожил около трех лет. Первые три - в общей казарме, - он поморщился.
      - А седьмой - в Мазеке.
      - Точно.
      - Тебя здесь не особенно любят, - вспомнила Алис взгляды в общей казарме и столовой, присела на краешек кровати и принялась расшнуровывать кроссовки.
      - Есть такое. Альберт был одним из тех, кто пытал меня, но это в прошлом, не бери в голову, - быстро закончил он, видя испуганные глаза собеседницы.
      - А этот мужчина, которого ты только что чуть не придушил?
      - А, этот... понятия не имею, кто это, - Чарли, разувшись и сняв куртку, лег на кровать, заложив руки за голову.
      - Но он тебя хорошо знает.
      - Возможно. Все семь лет, что я провел в Аду, Браш и Митрий были заклятыми врагами. Я столько раз сражался с людьми Митрия, что просто не мог не нажить себе врагов.
      - Да уж, - Алис устроилась рядом, прижавшись. - Чарли, расскажи, что с тобой делали в плену?
      Он засмеялся и коснулся ее носа кончиком пальца:
      - Ничего интересного, красавица. Лучше ты поведай мне, что делала сегодня днем, пока я сражался.
      - Да ничего, я смотрела в большой экран Митрия и наблюдала за тобой.
      - Испугалась?
   Алис кивнула, Чарли обнял ее одной рукой, устраивая у себя на груди.
      - Да, такой я отморозок, - зевнул он, - а ты как думала? Знаешь, меня просто вырубает, давай спать.
      - Еще бы, если учесть, что ты всю ночь не спал и весь день активно двигался.
      - Да, уж, очень активно, - подтвердил он, стягивая штаны и накрываясь одеялом.
      - О! Ты разжился бельем.
      - Тебе тоже что-нибудь найдем завтра, по возможности новое. В полевых условиях важно стараться соблюдать чистоту.
      - Как скажешь,- пробормотала Алис, вновь устраиваясь у мага на плече, - тебе не больно?
      - Нет, еще действует обезболивающее. Кстати, завтра утром меня не будет, не пугайся. Никуда не выходи из палатки, а лучше постарайся подольше поспать. Я приду к обеду.
      - А где ты будешь?
      - На построении и тренировке. Мне, правда, обязательно там присутствовать.
      - А мне с тобой нельзя?
      - Увы, красавица. У меня совсем не будет на тебя времени. Здесь ты в большей безопасности. Возле входа дежурит черт, если проголодаешься, захочешь пить или еще что - он организует, - закончил Чарли, широко зевая. Через минуту он уже спал. На войне у Чарли никогда не было проблем со сном, он моментально проваливался в темноту, лишь только голова касалась подушки.
  
   Глава 16
  
      Следующим утром погруженная в крепкий сон Алис не слышала, как Чарли, изолировав ее от гремевшей на весь лагерь сирены, ушел, не почувствовала и легкое прикосновение к ее припухшим губам. Чарли нравилось уходить, зная, что она будет его ждать, пусть даже у нее не было другого выхода. Ему также понравилось смотреть в счастливые глаза девушки, когда он вернулся, принеся полотенце и чистое белье, но обнять себя не позволил. Слишком много ощущений.
   В одной из пустых казарм Чарли организовал для Алис бочку с теплой чистой водой, после чего они вместе пошли обедать.
      - Слушай, а чем это сегодня кормят? - спросила она, с подозрением помешивая густую сероватую кашу в тарелке.
      - Лучше не думать об этом, - заверил Чарли, с большим аппетитом отправляя в рот очередную порцию.
      - А тебя никогда не тошнило после еды?
      - Вроде нет, а что? Тебе дурно?
      - Пока нет, я ведь еще не пробовала "это". Пока просто интересуюсь, могут ли маги лечить отравление, - зажмурившись, она принялась пережевывать отправленную в рот кашу, - если откусить побольше хлеба, то терпимо.
      - Полевая кухня, - подмигнул Чарли, - на самом деле, местная пища полезная и сбалансированная. Когда я вернулся на Землю, первое время ощущал дискомфорт после домашних блюд, хоть в доме моей матери работает очень хороший повар.
      - Ты меня удивил.
   Внимание Алис вновь привлек высокий маг, быстро проходящий между рядами столов и раздающий некоторым войнам свертки, приглядевшись, можно было определить, что это небольшие мотки черных веревок. Чарли как по команде поднялся, хватая Алис за руку и потянув за собой.
      - Но Чарли, я еще не доела. Дай мне еще минуту.
      - Пойдем, нам здесь больше нечего делать.
      - Сидеть, - раздался голос рядом, и тяжелая рука надавила на плечо Чарли, заставляя сесть.
      - Убери руки, Альберт, - прошипел Чарли, резко дергая плечом, но сел на место, подчиняясь приказу мага более высокого уровня.
      - Ты здесь на тех же правах, что и все остальные. И пока меня не поставят в известность о появлении у тебя особых привилегий, будешь вести себя, как подобает солдату. Время обеда твоей смены - еще двадцать минут. Через двадцать минут и выйдешь из-за стола. И не минутой раньше. Уж поверь, я прослежу за этим.
      Чарли промолчал, взял вилку и продолжил вычищать тарелку. Его плечи напряглись сильнее, а вечно хмурые брови и вовсе сошлись на переносице. Он явно нервничал.
      - Вот и славно, - улыбнулся Альберт, похлопав Чарли по спине и, пока тот не видел, послал Алис воздушный поцелуй, на что девушка быстро опустила глаза, немало растерявшись.
      Альберт проследовал к своему столу, продолжая поглядывать в сторону Чарли, не оставляя последнему ни единой возможности на побег. Тем временем Алис вернулась глазами к магу, раздающему свертки. Он как раз проходил мимо них, всучив один сидящему напротив парню.
   - Что это? - шепотом спросила она Чарли.
   - Бонусы, - ответил он.
   - А почему тогда некоторые отказываются?
   - Увидишь.
   Воин, получивший свой бонус, быстро накрутил на руку один конец веревки, вдоль которой переливались золотисто-бордовые замысловатые узоры, второй взял в другую руку и прикрыл глаза. Линии его фигуры затрепетали и стали расплываться. Постепенно этот человек и еще несколько стали прозрачными, все украдкой раздраженно поглядывали на них. Сколько зависти и обиды были в этих взглядах! Алис проглотила ком в горле и продолжила наблюдения. Кажется, она на пороге очередной жестокой правды. О нет, хватит, она и так едва держится, мучимая угрызениями совести, растерянностью и постоянным страхом.
   - А мне опять нет? - взмолилась одна из девушек. - Я заслужила!
   - И мне дайте сверток! Митрий обещал. Я сделала все, что он приказал! - Начала кричать женщина в другом конце зала. К ней быстро направился Альберт, сказал ей несколько слов, поле чего женщина упала на стол и зарыдала. Алис ничего не понимала, почему некоторые так рады бонусу, другие страстно о нем мечтают, а третьи отказываются. Чарли тем временем закончил обед и просто сидел, откинувшись на спинку стула, смотрел перед собой. А потом казарма ожила. Вокруг появились очертания людей, живых и настоящих, одетых в земную одежду, красивых и беспечных, не знающий, что такое Ад. Одна из женщин, симпатичная блондинка в пижаме, спала в постели, укрывшись одеялом, сидящий напротив Алис воин позвал ее несколько раз по имени. Он вздрогнула и резко села, начала оглядываться. Потом ее взгляд упал на этого мужчину, и счастливой улыбкой озарилось лицо. Она вскочила с кровати и выхватила из его рук другой конец веревки, потянула на себя. В этот момент, сидящий напротив солдат исчез. Исчезли еще несколько людей из столовой. А человек пять так и остались стоять, разочарованно опустив глаза и руки. Некоторые плакали. Кто-то просил, требовал, умолял у высокого мага, раздающего веревки, еще шанс, но он был непреклонен. Веревки белели и подобно пеплу рассыпались у них в руках.
   - Они что, выбрались отсюда? - ошарашенно спросила Алис, дотронувшись до руки Чарли. Он по-прежнему смотрел перед собой, боковым взглядом наблюдая, как одну из ведьм, кричащую и брыкающуюся, грубо вышвыривают из шатра. Чарли знал, что там ее подхватят черти и бросят в карцер на несколько часов за попытку опротестовать приказ демона.
   - Чарли?
   - Да, им дали несколько часов побыть дома. Скоро веревка начнет тлеть, и как только рассыпется полностью, они вернутся. Но сейчас, - он грустно улыбнулся, - они счастливы.
   - И часто дают такие бонусы?
   - Кому как. Некоторым ни разу не давали за несколько лет, а многим предлагают "быстрый портал" после каждого боя.
   - А тебе предлагали? - тихо спросила Алис, чувствуя, что сердце вновь ускоряется. Ее бросило в жар от новой догадки, но, возможно, все было не так. Однажды с ней случилось что-то непонятное, видение или сон, после которого долго раскалывалась голова. - Чарли, ответь, пожалуйста.
   - Сначала нет. Долго нет. А потом очень часто, - он, наконец, поднял глаза и посмотрел на нее. И Алис все поняла. Она замерла, читая в них боль и обиду, которую он хранил в себе все эти годы. Сейчас он смотрел на нее именно так, как и при первой их встрече в полицейской участке, после того, как украл ее сумку. И потом еще несколько раз, когда она видела его пьяного. О, нет. У него была возможность выбраться отсюда. Хоть ненадолго. Он дрался так, как вчера - насмерть. Был совершенно одинок. Хранил ее фото, возможно, все свободное время рассматривал его, представляя, что сможет найти в ее объятиях краткое утешение.
   - Ты пытался установить "быстрый портал" со мной, - проговорила она. Он молчал, потом хмыкнул и отвернулся.
   - Больше было не с кем, - посмотрел на вытирающего слезы мужчину, которому отказали в связи. Вспоминая себя, раненого, шокированного тем, что впервые убил человека, разбитого и невероятно уставшего. Его первый сверток в столовой, который рассыпался у него в руках, обжигая пальцы. - Демоны всегда раздают их при большом скоплении людей. Чтобы все видела, кого ждут дома, а кого сюда забросили умирать.
   - Боже, - прошептала Алис. По ее щекам побежали слезы. Через несколько лет после того, как Чарли пропал, Тара позвонила и сказала, что не желательно сейчас общаться с ее братом, что необходимо его оставить в покое. Предложила вознаграждение. Да и Алис в тот момент хотела сделать ему больно, хоть немного уколоть, отомстить. Тогда, спустя четыре года после расставаний, Алис была только рада показать, что она стала самостоятельной, успешной без его поддержки, что она нашла место в жизни без него. С каким удовольствием она ответила "нет" на его зов. Еще и получила за это денежку. От него отвернулись все, и она виновата ничуть не меньше остальных. Даже не пожелала его выслушать! Если бы можно было вернуть время, если бы только она могла перенестись в тот день, она бы не проигнорировала робкий зов, кинулась ему на шею, и ни на секунду не отпустила бы из своих объятий, пока бы он не исчез.
   Он смотрел спокойно, не обвиняя и не злясь на ее. Все это было в прошлом. Чарли столько раз представлял себе этот момент, бредил им, продумывая до мелочей планы мести, что давно пережил все сопутствующие эмоции. Он не чувствовал ни радости, ни удовлетворения. Это просто случилось, теперь она все знает.
   - Ты меня возненавидел, да? За те слова, что сказала тебе.
   - С твоей стороны было жестоко.
   - Но я не знала! Чарли, Боже, я до этой минуты вообще не была уверена, что это происходило на самом деле! Я совсем иначе видела ситуацию. Я и предположить не могла.
   - "Мне предложили тысячу за каждый отказ увидеться с тобой. И знаешь, что я выбрала? Я ни секунды не сомневалась. Прощай, Чарли" - дословно повторил он ее слова, потом, отвернулся.
   - Чарли...
   - Ты всегда помогала мне выжить здесь. Сначала я делал все из-за любви к тебе, потом - из-за прожигающей ненависти, - его взгляд стал стальным. Именно так он смотрел на ведьму, которую убил минутой позднее во время сражения. Он хотел смерти Алис. Но по непонятным причинам не смог. А возможно, он каждый день борется с собой. О, нет, Алис только сейчас поняла, что Чарли может быть самым большим источником опасности для нее. Спасать ее для него пытка. Она совершила страшную ошибку, попросив его о помощи.
      Наконец, все стало на свои места. Она предала его, с этой мыслью он жил последние годы. Бесполезно, он никогда не сможет забыть этого. Для них обоих слишком поздно. Какая же она дура! Просилась к нему под оделяло, целовала, старалась стать ближе. Алис медленно встала, отмахнувшись от руки мага, и вышла из столовой, ее никто не остановил. Она не ориентировалась в лагере, поэтому просто пошла вперед, постепенно переходя на бег.
   Она бежала, пока стоянка Митрия со всеми его обитателями не осталась позади. Ее покрасневшие щеки горели, сердце отчаянно стучало, болел правый бок, но она продолжалась нестись вперед так быстро, как только могла. Она хотела убежать от правды, от Чарли, хотела домой. Боже, как она хотела домой! Запереться в своей квартире на шестом этаже и почувствовать себя в безопасности, почувствовать себя в одиночестве. Здесь, в Аду, эмоции оголены, каждое слово воспринимается остро, отказ, пренебрежение - как укол кинжалом. Потребовалось столько сил, мужества, терпения, чтобы заслужить возможность увидеть ее, и вместо так желанной награды он был высмеял прилюдно. И больше обратиться было не к кому. Он остался один умирать на этой войне, и выжил лишь благодаря желанию отомстить.
    Остановиться пришлось на берегу ручейка в небольшой роще, она бежала бы дальше, но внутри все горело и нестерпимо жгло, колени тряслись. Совершенно обессилев, Алис опустилась на землю, подобрав ноги и тяжело дыша. Она смотрела на текущую воду, не чувствуя жара на коже, после длительной пробежки, легкие пылали, но сейчас это не имело значения. Слезы медленно катились по щекам.
      Случившееся невозможно исправить или изменить, хочется лишь вырвать сердце из груди, провалиться сквозь землю, чтобы избавить себя от от беспомощной ярости, несправедливости, с которой ей и Чарли пришлось столкнуться.
      Алис не знала, сколько просидела на поляне, не заметила, как начало смеркаться. Слезы иссякли уже давно, и она невидящими глазами смотрела перед собой, вспоминая детали, намеки.
      Чарли подошел практически бесшумно, он надел ей на плечи свою куртку, сел рядом и принялся кидать камешки в воду. Они просидели еще около часа, не глядя друг на друга и молча.
      - Поэтому Алик так отнесся ко мне? Потому что я отказалась поддержать его командира?
      Чарли кивнул, продолжая смотреть на воду. В ее голове вновь и вновь прокручивались слова и брезгливые взгляды шамана. "Набади" - женщина, предавшая своего мужчину, хуже, чем шлюха.
      - Альберт?
      - Только потому, что руководил моими пытками. Кроме него здесь больше никто не знает.
      Опять повисла тишина.
         - Ты ошибаешься, - он сел рядом, и она почувствовала, как теплые потоки воздуха касаются ее кожи. - Я пока еще не разобрался полностью, но это уже не ненависть.
      Алис вспоминала, как Чарли отшатывался каждый раз, когда она пыталась погладить его, кривил лицо при намеках на близость.
      - Тебе не обязательно так сильно заботиться обо мне.
   Он молчал и не двигался.
      - Теперь мне понятно и твое поведение, и отношение ко мне. Каждая мелочь, взгляд, шутка, намек - я переоцениваю каждый день последних недель, понимаешь, я, чувствую, что прозрела. Ты желал мне зла, а я заставила помогать мне, повесила на тебя свои проблемы, тогда как во всем мире ты - меньше всего заинтересован в моем благополучии. Чарли, оставь меня. Иди, я пойму. Я справлюсь одна.
      - А что изменилось? - спросил он довольно резко, заставив Алис, наконец, посмотреть на него, - ты считала, что поступаешь правильно.
      - Но я не знала, что так сильно обидела тебя. Вчерашняя ночь ничего для тебя не значит, я понимаю.
      - Ничего не изменилось, Алис. Вчера я, как и сегодня, прекрасно обо всем помнил. После того как ты это поняла, я не стал относиться иначе. Пойдем, - он подал руку, - Если захочешь, будешь ночевать одна. В шатре достаточно безопасно. Давай, поднимайся.
      Алис протянула руку, и Чарли помог ей подняться на ноги, которые за несколько часов сильно затекли, и если бы не плечо мага, она упала бы на землю.
      - Завтра сразу после обеда нас телепортируют в лагерь Браша, оттуда сутки пути до крепости.
      - Крепости?
      - Да, Браш никогда не живет в лагерях с солдатами, он руководит армией из неприступной Цитадели.
      - Понятно.
      Некоторое время они шли молча. Над головой было темно-синее пустое небо, впереди маячили огни лагеря, где-то вдалеке пролетела дикая оса.
      - Почему ты не попробовал снова? - Алис почувствовала, как Чарли немного сжал ее ладонь.
      - Что, если я не хочу говорить?
      - Хочешь, ты с первой нашей встречи у моего подъезда хочешь, чтобы я все узнала. Я права?
      Чарли промолчал. Еще какое-то время была тишина, Алис уже казалось, что разговор закончен, как Чарли тихо произнес:
      - Я бы хотел простить тебя, но слишком долго копил обиды, пока не стал их пленником. Мне самому уже не выбраться из этой пучины жалости к себе. Ты была счастлива в то время, как я..., - махнул рукой. - Я решил, понимаешь, что ты имеешь право быть счастливой или со мной, или никак. Слишком многое ждал от нашего романа.
   - Если бы я только знала.
      - Не надо, пожалуйста. Просто не говори больше ничего.
      Алис ночевала одна, она больше никогда не решится попросить остаться с ней. Чарли, убедившись, что у нее есть все необходимое, вышел, пожелав спокойной ночи. Всю ночь он просидел на земле у входа в шатер, просто потому что не смог доверить безопасность Алис охранному заклинанию. Время от времени на всякий случай он посылал в палатку теплые потоки, ведь она впервые за последние недели ночевала одна.
         Утром черт принес ведро воды, Алис умылась и снова легла в постель. Напрасно она, засыпая вчера вечером, надеялась, что утром станет легче, что ей удастся взглянуть на ситуацию под другим углом, что в голове появится какое-то решение. Боль по-прежнему съедала изнутри, голова раскалывалась.
   День подбирался к обеду, висящее над головами безжалостное солнце нагрело шатер до температуры средней сауны, но выйти на улицу, или хотя бы приоткрыть дверь, чтобы глотнуть свежего воздуха, Алис не решилась. Чарли не приходил, со вчерашнего вечера она ничего о нем не слышала, хотя всю ночь вздрагивала от каждого шороха, надеясь, что он обнимет, хотя бы просто окажется рядом. Утром спросонья она искала его в кровати и, не найдя, испугалась, лишь через минуту вспомнив причину, по которой ему не хотелось спать рядом с ней.
   Но время шло, а Чарли все не было. Портал обещали открыть после обеда, вероятно, его и открыли после обеда, и Чарли уже далеко отсюда. Алис подтянула ноги к груди, осознавая, что он вполне может оставить ее здесь одну. И у нее не было права осудить его за это.
   Заламывая локти, она ходила по крохотной комнатке взад-вперед, не в силах сохранять спокойствие. Если бы она только знала, куда семь лет назад пропал ее Чарли! Почему Тара не сказала ей правду? Алис бы непременно ждала его все эти годы, швырнула бы предложенные деньги в лицо его сестрам. Она бы обязательно дождалась, как Земма Алика. С каждой минутой Алис понимала, что все больше ненавидит сестер Ромто. Из-за их подлой лжи и мастерских манипуляций, ей даже в голову не могло прийти, что Чарли не в Англии с красавицей-невестой, а в Аду сражается за жизнь и пытается не сойти с ума. Услышав голоса снаружи, она осторожно выглянула из шатра - солдаты шли на ужин. Ужин? Значит уже семь. Значит, Чарли ушел без нее. Бросил ее. Алис рухнула на кровать, мечтая рассыпаться на осколки, подобно брошенной на пол стеклянной чашке. Так ей и надо. Заслужила. Если ему будет хоть немного легче, она готова вытерпеть любое наказание. Несомненно, после ее смерти демоны придумают ее грешной душе достойное "развлечение".
   Одно Алис понимала предельно четко, - она никогда больше не предаст Чарли. Осознание этого придало ей сил. Если бы Алис дали еще один шанс, уж она бы использовала его на все катушку. Обдумывая свое новое положение, девушка постепенно углубилась в воспоминания.
  
       Чарли написал на следующий день после Хэллоуина. В тот вечер Алис с сестрами решили продолжить тему ужастиков, приготовили кучу попкорна и, устроившись на диване, смотрели взятый в прокате очень страшный фильм. Алис уже много раз видела это кино, поэтому не особо следила за сюжетом, ее мысли снова и снова возвращались к поцелуям коленок. Казалось, что она до сих пор чувствует прикосновение его мягких губ, отчего кожа вдоль позвоночника и на ладонях горела от легких покалываний, а внутри, внизу живота сладко ныло. Сердце, откликнувшееся на фантазии девушки, усиленно колотилось.
   Ее мобильный просигнализировал о коротком текстовом сообщении: "Чем занимаешься, моя красавица?" Алис улыбнулась, понимая, что автором приветствия является Чарли, он вчера так звал ее весь вечер. "Да уж, красавица,- хмыкнула сама себе Алис, - тяжело будет парню найти достойную женщину, когда он вырос рядом с такими идеальными по всем параметрам сестрами".
       "Да ничем особенным, смотрим с сестрами фильм".
       "Какой?" 
   Алис ответила.
       "Ужасы. Хм...Что же в этом фильме тебе напомнило обо мне?".
   Сердце забилось еще быстрее, Алис покраснела, быстро набрала:   
   "Я совершенно не думала о тебе, с чего ты взял?".
       "Жаль, потому что я теперь могу думать только о тебе".
       От восторга захотелось прыгать по дивану, хлопая в ладоши. Не в силах сдержать эмоции, Алис крепко обняла Лизу, но та, увлеченная фильмом, лишь недовольно отпихнула любвеобильную сестру.
   Если он думает об Алис, значит, ему понравился вчерашний вечер. Сама Алис сегодня все утро краснела при воспоминаниях о глупостях, которые болтала, понимая, что нужно было все сделать иначе. В тот момент, ответить так-то, не засмеяться, а отвернуться, не согласиться, а возразить. Боже, она все сделала не так. Вот если бы вернуть время... Но несмотря ее промахи, он думает о ней. Значит, все прошло не так плохо? Алис снова улыбнулась.
       - С кем ты там переписываешься? - спросила сестра, наконец, заметив, как сильно ее сестра покраснела.
       - С одним знакомым, а что?
       - Надеюсь, не с Ромто. То, что он не принес вчера тебя в жертву дьяволу, только наша заслуга.
       -Ты имеешь в виду, что вы названивали каждые полчаса, пока я не выключила телефон?
       - Об этом мы уже говорили утром, - строго одернула Лиза.
   Действительно, Алис круто попало за то, что она отключила телефон и ушла гулять непонятно с кем, вернее, понятно с кем.
       "Ничего, если я позвоню?" - не заставило себя ждать следующее сообщение.
       "Давай".
       Они проговорили весь этот вечер и следующий. Чарли стал звонить каждый день, и время за разговорами пролетало незаметно. Сложно поверить, но за эти дни не возникло ни одной неловкой паузы, ни секунды молчания. Им действительно было о чем поговорить, а Чарли оказался весьма эрудированным для деревенского парня. В субботу они съездили в кино, правда, пришлось вернуться пораньше - следующий день был трагической годовщиной авиакатастрофы, и Алис весь день была грустная, несмотря на все попытки Чарли расшевелить ее. И только напоследок, рядом с домом ее бабушки ему удалось чуть поднять ей настроение, когда он нежно поцеловал ее в губы.
       - Мне пора.
       - Я позвоню.
       Все следующее утро Алис провела в церкви,  на душе стало спокойнее, но оставшийся день обещал быть невыносимым: в доме ее бабушки собрались родственники и друзья, которые смотрели на Алис с безграничной жалостью, сочувствуя необходимости переезда из города в деревню, задавали одни и те же идиотские вопросы. Пришедшие поддержать ее соседи казались совершенно неискренними. Их наигранные слезы и причитания лишь раздражали. Никто из них не знал родителей Алис, никому из них не было дела до ее жизни. Народ собрался ради угощений, которые бабушка щедро наготовила и расставила на столе. В один из моментов, когда тема давно уже перешла на чью-то помолвку и гости весело засмеялись, Алис под предлогом головной боли скрылась в своей комнате. Она села за стол и уставилась на герань на подоконнике. Скорее бы все это закончилось, скорее бы все эти люди ушли. Зазвонил ее сотовый.
       - Привет.
       - Поговоришь со мной, красавица?
       - Только если не станешь спрашивать, как я себя чувствую.
       - И не собирался, - быстро ответил Чарли, - расскажи, лучше свое последнее яркое воспоминание, связанное с родительским домом.
       - Радостное?
       - Ну да, что-нибудь, отчего на душе станет теплее.
       Алис глубоко задумалась, не отрывая взгляда от растения на подоконнике. В следующее мгновение е глаза распахнулись, и она, впервые за этот день, улыбнулась.
       - Больше года назад мама купила герань, и все это время они с отцом спорили, будет ли она цвести. Папа даже пообещал подарить маме сто цветков, если ее комнатное растение их порадует, и все время смеялся, когда та разговаривала с геранью, - Алис шире улыбнулась сквозь слезы,- "милая, ну давай же, нам же нужно развести Алекса на несколько сотен, поднатужься, один маленький цветочек".
       - И что потом?
      - Не поверишь, но через год герань расцвела, прямо перед их отлетом. Мама так радовалась, а папа засыпал всю их спальную розами, хризантемами, ромашками. Думаю, там было больше обещанных ста, - у Алис по щеке покатилась слеза, она потрогала твердый, налитый жизнью, листок герани и... отдернула руку. Не может быть! Секунду назад Алис видела только зеленые стебли, а сейчас весь куст был в цветах.
       - Красавица, ты чего замолчала?
       - Чарли, ты не поверишь, но герань на подоконнике... - она перевела взгляд на улицу и увидела за забором черноволосого парня. Он стоял, прижимая трубку к уху, улыбнулся и помахал ей. Так искренне улыбнулся, что все остальное стало неважно. Алис жестом пригласила зайти в дом, и он кивнул.
   Чарли вежливо поздоровался с гостями, которые при виде "злого колдуна" потеряли дар речи, но Алис не стала ждать, пока те придут в себя и затащила Чарли к себе в комнату, закрыла дверь.
       - Как ты это сделал? Это же ты? Ой, Чарли, я клянусь, она цвела.
       - Я знаю, - снова улыбнулся он, взял ее ладошку и поцеловал - на месте поцелуя появился цветочек. Затем, пользуясь шоком девушки, проделал то же со второй рукой, - обещаю, что у тебя будет столько цветов, сколько захочешь в любое время года.
       Алис пораженно огляделась - вся комната утонула во всевозможных бутонах всех цветов радуги, сладкий аромат дурманил голову, Алис потрогала цветочек на руке, и он растворился в воздухе.
       - Но как?
       Чарли улыбнулся.
       - Секрет фирмы, - он хитро улыбнулся и прижал ее к груди, - Алис, все будет хорошо, я обещаю. Поплачь, если станет легче.
       Действительно, то ли после пролитых слез, то ли от его объятий и приятного успокаивающего шепота, ей стало легче. Чарли нежно поглаживал Алис по голове, пока она жаловалась ему на несправедливость, на жестокость к ней этого мира. Он ни разу не спросил, что она чувствует, но почему-то именно ему хотелось рассказать о своей боли, о страхах и неуверенности в будущем. Может, так подействовали цветы? Дверь открылась - в комнату заглянула тетка Алис. Девушка уже набрала в грудь воздуха, чтобы объяснить ей, откуда весь этот сад, но этого не потребовалось - комната выглядела точно так же, как и до прихода Чарли. Чудеса исчезли.
       - Алис, можно тебя на минуточку? - тетка недовольно посмотрела на Чарли и скрылась за дверью.
       - Да, сейчас иду.
       - Наверное, мне пора идти, - Чарли поднялся, Алис последовала его примеру.
       - Спасибо, что приехал.
       - Я скучал по тебе. В мои руки недавно совершенно случайно попала редкая книга по истории, я собираюсь завтра почитать ее в парке. Не хочешь со мной?
       - В парке? Так погода же испортилась Холодно.
       - Не переживай об этом, - снова хитро улыбнулся он.
       В парке и правда было совершенно не холодно. Они отъехали подальше в лес, где можно было не бояться встретить прогуливающихся жителей деревни, потом еще какое-то время шли пешком. Чарли поводил руками над землей, после чего она стала теплая и сухая, расстелил одеяла и, устроившись вместе с Алис на подушках, накрыл покрывалом сверху. Было уютно и волшебно в середине осени лежать в тепле в лесу и читать про древних римлян. Чарли комментировал практически каждый абзац, рассказывая байки, объясняя, почему те поступили именно так, а не иначе. Все это он делал легко и с юмором, Алис никогда не было так весело. Потом он угощал ее чаем из термоса и горячими булочками с шоколадом. Его магия была совершенно естественной, у Алис ни разу не возникло мысли, что он делает что-то неправильное и плохое.
       - Никогда не думала, что история может быть такой занимательной.
       - Это еще что, у меня есть несколько книг о викингах, там вообще не оторваться. Если захочешь, можем еще так же выбраться, почитать.
       - Даже зимой?
    Чарли сделал эффектный пас рукой и вокруг зацвели ромашки, а Алис села пораженно озираясь.
       - В любое время года, красавица.
       - Чарли, это просто фантастика!
       - Есть немного. Правда, к сожалению, они не настоящие.
       - Все равно безумно красиво.
   Чарли тоже сел и приблизил свои губы к ее губам.
       - Для меня не существует границ, только скажи, и любое чудо станет явью, - прошептал он, касаясь ее губ так нежно, так ласково. Алис обняла его за шею, притягивая ближе, и они повалились на одеяло. Они целовались несколько часов, по-детски боясь и страстно желая сделать что-то большее. Обнимались, наслаждаясь ощущением принадлежности друг другу и этому миру, чувствуя бесконечное счастье от близости родного человека. Восторг разрывал на тысячи крупинок, и они охотно растворялись друг в друге, познавая волнительные ощущения первой любви. Их прервал звонок бабушки Алис, оказалось, уже стемнело, и та волновалась. Чарли отвез девушку домой, всю дорогу не выпуская ее руки из своей ладони.
       - Я позвоню, - прошептал он, еле касаясь губами ее щеки. От волнения у Алис внутри все затрепетало, сбилось дыхание.
       - Я буду ждать.
       Он позвонил через два часа, и они проговорили полночи, словно давно не виделись.
     
   - Красавица, вставай! - кто-то осторожно тормошил Алис, она приподнялась и в тусклом свете наколдованного фонарика увидела Чарли. Он не ушел, а, вместо этого, остался с ней. От внезапно нахлынувшего счастья она бросилась ему на шею, потом, вспомнив недавние события, отпрянула, прижавшись спиной к стене. Чарли улыбнулся.
      - Мне было приятно, честно. Вставай, нужно торопиться. Через десять минут для нас откроют портал.
      Наскоро зашнуровывая кроссовки, Алис призналась:
      - Я думала, ты ушел без меня.
      - Выбрось это из головы. Я никогда тебя не брошу. Идем.
  
   Глава 17
  
      Быстрым шагом они продвигались в неизвестном Алис направлении, торопливо покидая пределы лагеря Митрия. Было уже темно, но Алис не чувствовала страха, она крепко держалась за руку Чарли, снова и снова прокручивая в голове его недавние слова: "я никогда тебя не брошу", "никогда".
   Портал был виден издалека, от расплывчатой бордовой дымки исходило холодное сиреневое свечение, отчего сухая трава округ казалась алого цвета. Рядом виднелась закутанная в плащ высокая фигура нового усилителя Митрия, седовласого мужчины, имеющего смелость возражать самому демону. Перед тем, как зайти в портал, Чарли напомнил:
      - Твое поведение не меняется: ни с кем не разговариваешь, ни на кого не смотришь, не отходишь от меня. Хорошо?
      Алис охотно кивнула.
   - Вне зависимости от вашего месторасположения через пять секунд я закрываю переход, - процедил седой маг. Чарли ему кивнул и повел Алис в густое бордовое облако.
      Ей показалось, что портал не сработал, - Алис не почувствовала ровным счетом ничего, как и в первый раз, впрочем. Просто сделала шаг и огляделась. Вокруг та же, не разбавленная тусклым сиянием густая темнота ночи, та же мертвая земля, те же освещенные тусклым светом шатры вдалеке.
      - Командир Ромто! - воскликнул встречающий их маг. Он быстро закрыл портал и сделал несколько шагов по направлению к Чарли, еле сдерживаясь, чтобы не накинуться на него. Чарли рассмеялся, наблюдая за колебаниями друга, после чего отпустил руку Алис и от души обнял парня.
      - Аз, я рад, что ты жив.
      - Командир, не думал, что доведется еще свидеться, - возбужденно ответил тот.
      - Поверь, я не стремился к этому.
      - Вы надолго здесь? - спросил Аз, провожая гостей к лагерю.
      - Надеюсь, нет, - Чарли улыбнулся.
   На Алис никто не обращал внимания, поэтому она решила внимательно рассмотреть друга Чарли, насколько позволяло блеклое освещение. Он был невысокого роста, худой, даже по-женски хрупкий. Кожа его лица и рук казалась тонкой и сухой, вероятно, она была очень светлой до попадания в Ад и сейчас страдала от необходимости постоянно находиться под палящим солнцем. Голову Аза покрывали торчащие во все стороны короткие кудрявые волосы, тонкие губы расплывались в широкой, по-детски счастливой улыбке. Алис не дала бы парню более двадцати лет, и если бы не белый шрам, рассекающий левую половину лица юноши, можно было сказать, что он очень привлекательный.
   - Сэр, Вы поразили всех в лагере, - Аз оживленно жестикулировал, постоянно оглядывался, вертелся. У него было много энергии, и он был взволнован до предела, - вернулись в Ад, сумели добраться до Браша без помощи и подкрепления.
   - Если бы Митрий с Брашем не помирились - я бы точно не смог добраться сюда живым, так что повезло, можно сказать.
   Алис быстро шла позади, стараясь не отставать. Чарли протянул ей руку, и девушка схватилась за нее, догоняя.
      - Ничего подобного! Это все Вы, сэр. Если бы Вы не уничтожили усилителя, Митрий никогда бы не согласился на мирные переговоры. А так мы не оставили ему выбора, лысый демон сам прибежал просить Браша о милости, - гордо сообщил он.
      Чарли усмехнулся.
      - Значит, все было не зря.
      - Еще бы! "Символы преданности" не раздают всем желающим. Сэр, для вас уже приготовлен шатер, желаете поесть перед сном? Когда мне сказали, что Вы вернулись, в первую секунду я не мог не обрадоваться.
   - Мне тебя тоже не хватало, дружище. Спасибо, но я не голоден. Алис, ты как?
   Юный маг, наконец, разглядел девушку за спиной своего командира, - шок и паника отразились на его лице в этот момент. Он быстро опустил глаза и отвернулся, а у Алис закружилась голова. Ей снова стало стыдно, захотелось исчезнуть, испариться, рассыпаться в пепел, лежащий под ногами. Так отчаянно захотелось, что мозг перестал работать, и Алис стало дурно.
   Пришла в себя она в кровати, хорошенько укутанная одеялом. Увидела перед собой Чарли, обильно смачивающим ее лицо прохладной влажной тряпкой.
      - Ты как? - спросил он. Алис зажмурила глаза, не желая возвращаться из счастливого забытья.
      - Он ушел? - тихо спросила она.
      - Да, мы вдвоем.
      Недоверчиво оглядев шатер - точно такой же, в котором они жили в лагере Митрия, - Алис осторожно подтянулась на кровати, села, втягивая голову в плечи. Чарли протянул ей кружку с водой.
      - Пей, сейчас принесут поесть.
      - Я не буду.
      - Будешь. Или ты хочешь, чтобы я всю дорогу таскал тебя на руках?
      - Это не от голода, - потом, понизив голос, добавила: - от стыда. Я кожей чувствую все то, что Аз думает обо мне.
      Чарли засмеялся, откинув голову.
      - Брось, никогда не слышал, чтобы от стыда в обморок падали.
      - Чарли, все эти люди здесь... они все знают о моем предательстве своего любимого командира?
      - Не все. По сути меня не было больше года, за это время состав сильно обновился. Здесь высокая смертность.
      - Боже, - Алис закрыла лицо ладонями, понимая, что ответ "знают не все" ее нисколько не успокоил. В шатер постучались, и черт грязно-желтой окраски занес поднос с едой.
      - Поешь, пожалуйста. У нас впереди долгое путешествие, нужны силы.
      Алис послушно кивнула и принялась за ужин, хотя и не чувствовала вкуса еды. Ее мысли были заняты другим.
      - Этот парень твой друг?
      - Что-то вроде того, - Чарли устало потер глаза, - он воевал в моем отряде, как и Алик. Они тоже знакомы, кстати. Доедай и я пойду уже, - он потянулся.
      Алис ела в тишине, а когда, закончив, обернулась, увидела, что Чарли крепко спит на кровати, обнимая себя руками. Она осторожно присела рядом. За эти дни ей удалось рассмотреть и спину, и руки, и грудь мага. Она не могла поверить, что он, пережив столько ранений, находясь в постоянных сражениях, без какой-либо поддержки из дома, сумел не сохранить желание жить. Все эти годы он боролся за свою свободу, а, когда возникла необходимость, взял на себя ответственность за безопасность Алис, не боясь и не прося ничего взамен. Внутри Алис все трепетало, она понимала, что он такой один - самый лучший, самый надежный. Она могла бы быть рядом с ним, облегчить его страдания, стать не пыткой, а опорой, надеждой в этой ужасающей войне!
      Алис осторожно легла на краешек кровати, не касаясь Чарли, и задремала. Ночью он сгреб ее к себе, укрывая одеялом и нежно целуя в шею. Для Чарли со вчерашнего дня не изменилось ничего, он лишь немного удивился - не ожидал увидеть столько раскаяния в ее глазах, столько муки в ее поведении.
      Оглушительная сирена следующим утром заставила подскочить на кровати обоих.   
   - Да, будят здесь жестче, чем у Митрия, а я уже успел забыть.
      - Тебе надо идти?
      - Сейчас нет, мы выдвигаемся через час.
      Чарли выглянул из шатра и попросил у черта воды и завтрак.
      - Земма всегда была рада Алику?
      - Да, Земма - вернейшая женщина. Несколько раз я нарочно приписывал свои заслуги ему, чтобы они могли увидеться. К ней, кстати, специально подсылали демонов с деньгами, но как бы тяжело ей не приходилось одной с детьми - всегда отказывала.
      - Подсылали демонов?
      - Да, в некоторых случаях женщин специально искушают. Отправляют на Землю какого-нибудь слабого демона, который больше ни на что не способен, тот предлагает сокровища, ну знаешь, смертные падки на мирские блага.
      - Это где же столько демонов взять, которые готовы заниматься подобным.
      - Да нет, обычно услуги искусителей и сокровища не требуются, - Чарли чуть приподнял брови, и Алис невольно опустила глаза.
      - Чарли, я тебе клянусь, я думала, что ты в Англии, я видела фото Оливии. Да все в деревне только и говорили про твои успехи в учебе и помолвку с графиней!
   Чарли поднял руку, призывая замолчать, и Алис была вынуждена закрыть рот. Почему же ей так невыносимо стыдно? Если бы он кричал на нее, оскорблял, Алис могла бы возмутиться: она действительно не была ничего должна Чарли, она ему не давала обещаний. Как раз наоборот, это он клялся в любви, заверял, что всегда будет рядом. Он не имеет права выдвигать ей претензии, но Чарли и не предъявлял претензий. Он молча смотрел, и в его глазах отражались все оттенки боли, и это было самое невыносимое.
      При свете дня стало понятно, что этот лагерь в десятки раз меньше лагеря Митрия, и состоит всего из десяти шатров выцветшего на солнце бледно-желтого цвета. "Основные войска сейчас в Цитадели, а это просто разведка", - пояснил Чарли. В ста метрах от стоянки Алис разглядела четырех огромных драконов, и, уже ничему не удивляясь, она по привычке ближе прижалась к Чарли, который делал вид, будто ничего не случилось, и везде таскал ее за собой.
   Аз сбился с ног в попытке угодить Чарли, взахлеб рассказывал о своих последних сражениях, демонстрируя новые выученные боевые заклинания. Чарли слушал внимательно, изредка поощрительно кивая, отчего тот от восторга ударял в ладоши.
   Во время одной из таких демонстраций Чарли сказал Алис, что Аз очень талантлив, и служить ему осталось всего несколько месяцев, и если бы Аз был лет на десять старше, то Чарли с самого начала таскал бы ему кофе, да чистил бы за ним оружие. Сейчас же мальчишка со щенячьим обожанием ловил каждый взгляд бывшего командира. Но каждый раз, когда его глаза встречались с глазами Алис, парень недовольно хмурился, отворачиваясь. Алис следовала его примеру. Боже, неужели она когда-нибудь будет дома?
      Для путешествия к Цитадели лагерь предоставил двух кабанов, на одном из которых ехали Чарли с Алис, на другом - незнакомая Алис ведьма, всю дорогу бросавшая полные злости взгляды в сторону попутчиков. Как выяснилось, им на самом деле повезло: лагерь как раз отправлял докладчика в Цитадель, получилось, что разом убили двух зайцев: и сопроводили ведьму, и сами получили неожиданную помощь. Аз позаботился о том, чтобы до отъезда Чарли получил форменную одежду войск Браша, грязно-желтого цвета, плащ, кинжалы и глефу, а также сумку с походными принадлежностями.
      - Она тоже знает, кто я? - шепотом спросила Алис, косясь на агрессивно настроенную колдунью.
   Чарли кивнул, и Алис спряталась у него за спиной, уткнувшись между лопаток.
      - Понятно, почему она невзлюбила меня, но почему она на тебя смотрит, как на врага?
      Чарли пожал плечами.
      - Потому, что я не понимаю, почему командир помогает тебе, - ведьма скривила лицо и сплюнула на землю.
      - Жанна, замолчи, - предостерег Чарли.
      - Мы с тобой на одной линейке, ты больше не имеешь права затыкать меня.
      - Давно?
      - Полгода. Это был Густав, маг Грэхема. Честный бой на саблях.
      -Молодец.
      - Я знаю.
      - Тебе осталось еще одиннадцать месяцев, если я не ошибаюсь?
      - И четыре дня, Вы как всегда все помните, сэр, - совершенно другим, мягким голосом ответила ведьма и тепло улыбнулась.
      Алис поерзала в седле, с непривычки путешествовать на спине огромного кабана ноги и бедра болели и чесались.
      - Устала? - шепнул Чарли.
      - Неудобно, но терпимо. Не беспокойся.
      Еще через пару часов у Алис от боли по щекам катились слезы, она стиснула зубы, упершись лбом в спину мага, изо всех сил стараясь не всхлипывать.
      - Остановимся на привал? - спросила ведьма, показывая на ручей.
      Согласившись с Жанной, Чарли направил кабана к поляне. Он помог Алис спуститься на землю, усадил у дерева и принялся мастерить костер из хвороста.
      - Я принесу еще дров, - бросила Жанна и отошла.
      Алис осторожно потрогала внутреннюю часть бедер и поморщилась - штаны местами насквозь пропитались кровью и теперь, засыхая, топорщились. Голова закружилась, Алис стиснула зубы, чтобы не застонать. Она на лошади-то ни разу в жизни не сидела, а тут это чудовище. Взглянула исподлобья на гору мускулов, покрытую жесткой щетиной, полуметровые крепкие бивни, несомненно, предназначенные для атаки в бою. Кабан мирно рыл корешки кустарников, его маленькие ясные глаза иногда хищно прищуривались, устремляясь на людей, словно он забывал, что находится у последних в подчинении. Но уверенные движения и командный голос Чарли быстро показывали животному, кто из них здесь главный.
      - Алис, ты чего? - забеспокоился Чарли, заметив гримасы боли на лице девушки.
      - Со мной все хорошо, не волнуйся, - Алис постаралась улыбнуться, быстрым движением смахивая слезу, но Чарли, нахмурившись, уже присаживался рядом. Он аккуратно ощупал ее ноги.
      - Аааай, - не смогла она сдержаться, когда он случайно надавил на место стертой кожи.
      - Снимай штаны, я посмотрю. Давай-давай. - Приказал он, не реагируя на испуганный взгляд Алис, которая крепко схватилась за шнуровку на поясе, - Алис, - Чарли серьезно посмотрел ей в глаза, - я просто посмотрю, где болит, хорошо?
      Она еле заметно кивнула, убирая руки, тем самым позволяя Чарли развязать шнуровку и стащить с нее штаны.
      - Боже, девочка, что же ты молчишь, - Чарли пораженно рассматривал красные вздувшиеся мозоли, некоторые из которых уже лопнули и кровоточили, - сиди так, я скоро.
      Он достал из рюкзака платок, продезинфицировал его с помощью магии и, намочив в ручье, начал осторожно осушать раны.
      - Пшшшш!
      - Больно? Сейчас, - Чарли коснулся запястьями и провел кончиками пальцев по внутренней стороне ее бедер,- приподнимись, красавица, у тебя и попа вся красная. Не бойся, обещаю, станет легче. Вот, так, хорошо. Сейчас я попробую заживить ранки, не шевелись. Не холодно?
      - Нет.
      - Мда, - презрительно протянула появившаяся на поляне с охапкой хвороста ведьма.
      - Жанна, займись обедом, я там все разложил уже. Мне нужно доделать.
      Жанна подошла ближе.
      - Это просто царапины, - бросила она.
      - Она не солдат, - спокойно возразил Чарли, внимательно осматривая ножки Алис.
      - Мы все сюда попали с гражданки.
   Но Чарли ее не слушал, он прикрыл глаза и что-то шептал рядом с каждой ранкой - ткани медленно срастались.
      - Готово, - буркнула ведьма через полчаса.
      - Сиди, - сказал Чарли, - я принесу. Не одевайся пока, пусть заживет немного.
      Алис оглядела ноги - почти все мозоли затянулись, остались только синяки и покраснения, боль же ушла совсем.
      - Спасибо, - прошептала она, принимая у Чарли тарелку с кашей. Тот коротко кивнул и вернулся за своей порцией.
      - Какого черта ты с ней возишься? - может это такая манера общаться, но ведьма разговаривала очень грубо.
      - Когда мне понадобится твой совет - я спрошу. Не зли меня, Жанна, - он предостерегающе покачал головой, ведьма пожала плечами и вдруг улыбнулась.
      - Я рада Вас видеть, сэр, - она положила руку на плечо Чарли, который, вместо того, чтобы отойти, как это делал обычно, при попытках людей дотронуться до него, слегка улыбнулся в ответ. Столь долгого добровольного контакта Чарли с кем-либо Алис еще не видела, не считая ее саму. В этот момент возникло мучительное подозрение. Алис внимательно осмотрела ведьму: ростом чуть ниже Чарли, вероятно, мулатка: красоту смуглой бархатистой кожи подчеркивала толстая тугая черная коса, а чуть раскосый разрез больших глаз добавлял взгляду томности и эротичности. Полные, хоть и скривленные в вечной презрительной насмешке губы придавали мягкости ее лицу, уравновешивая строгость острого подбородка и высоких скул. Жанна была тонкой, но сильной, с округлыми формами, заметными даже под грубо-скроенной военной одеждой. А еще она определенно была симпатичной, если не сказать красивой. На широком набедренном ремне болтались кинжалы и сабля, тяжелые мужские ботинки завершали образ амазонки.
      - Тебе рассказать про ребят? - спросила она.
      - Нет, я хочу думать, что все они живы. Не хочу знать правду.
      - Я Вас понимаю, - ведьма посмотрела Чарли в глаза, тот кивнул. Она постоянно металась между равным "ты" и уважительным "Вы", все не могла остановиться на чем-то одном.
      - Красавица, нужно в седло, ты как?
      - Отлично, - улыбнулась Алис, натягивая штаны. Ей нравилось, когда Чарли обращался к ней таким образом. Он был единственным в мире, кто умел сказать это слово так, что она робела. А сейчас она чувствовала еще и облегчение, словно он прощал ей страдания, которые она, не желая того, причиняла ему.
      - Потерпи до заката, там переночуем, а к обеду будем на месте.
      Чарли усадил Алис в седло, где ее уже ждал сооруженный из его куртки аналог подушки, сам же устроился позади девушки.
      - Попробуем поменяться местами, если будет больно - не терпи, сразу говори, хорошо?
      Ведьма демонстративно закатила глаза.
      - Чарли, я в порядке, правда.
      Вторая часть пути далась Алис легче, может, дело было в подушке, может, в наколдованном Чарли обезболивающем, может, в том, что он постоянно беспокоился и ощупывал, где болело. Немного, правда, немели ноги, но Чарли сказал, что это нормальная реакция на наколдованный анастетик. Ей даже удалось подремать в седле, облокотившись на грудь мага.
      Когда Жанна поехала чуть вперед, выбирая место для ночлега, Алис набралась смелости спросить:
      - У тебя с ней что-то было?
   Чарли неопределенно пожал плечами, но ответить не успел. За него это сделала ведьма:
      - Еще как было! - засмеялась она. - Тебе и не снилось то, что между нами было, дрянь!
      - Мать твою, Жана! - грубо выругался Чарли, скрещивая запястья и посылая огненный шар в полуметре от кабана ведьмы, животное дернулось в сторону, заставляя наездницу приложить немало усилий, чтобы удержаться в седле.
      - Чарли, не надо. Она имеет право говорить то, что думает.
      - Еще чего, - огрызнулся он.
      - Девка права, она заслужила еще худших слов.
      Чарли кинул еще один шар, но в этот раз ведьма была готова, ловко увернувшись, пришпорила кабана вперед. Алис представила своего Чарли в объятиях черноволосой колдуньи, которая смогла дать ему утешение, в котором отказала Алис, и сердце сжалось от ревности. Алис повернулась, насколько это было возможно, и уткнулась в его плечо. Он никогда ее не простит, не сможет с этим жить. Боже, неужели ничего нельзя сделать?
      От мрачных мыслей отвлекла опасность: четыре небольшие осы атаковали кабана Жанны, и Чарли, не забыв о защите Алис, бросился помогать. До чего же слаженно они дрались, с полуслова понимая друг друга. Алис осознавала, что это глупо, но она изо всех сил завидовала смуглой ведьме: Чарли уважал ее, доверял ей. Алис бы отдала все, чтобы оказаться на месте женщины, прикрывающей спину Чарли. Ее внутренние терзания усугубил разговор перед сном.
      Для ночлега была выбрана низина под холмом, закрывавшим поляну от глаз монстров. Чарли разжег костер и стелил одеяла, Жанна что-то помешивала в котелке. Задачей Алис был отдых. Закончив с одеялами, Чарли опять попросил Алис раздеться и заново ощупал ее ноги, шепча непонятные слова.
      - К утру заживет, - заверил он.
      - Дежурство делим на троих? - грубо спросила ведьма.
      - Двоих.
      - Так и знала, что ты не доверяешь этой девке, - ухмыльнулась Жанна.
      - Меня зовут Алис, - огрызнулась та.
      - Да неужели, решила показать мне свой голосок? Ты вообще понимаешь, что если не Чарли, ты бы здесь не выжила и пяти минут? Да ты ноги ему целовать должна!
      - Алис, не разговаривай с ней. Черной ведьме только дай повод потрепать не в меру длинным языком, - Чарли стрельнул глазами в сторону колдуньи. Определенно, он был недоволен этими перепалками.
      - Кто бы говорил, командир. Вспомните, как Вы препирались с Элли!
   Чарли на секунду замер. Потом захохотал:
      - Ну а кто виноват, что у него женское имя?
      - И не только имя! - маги несколько минут смеялись над какой-то общей шуткой, Алис досадливо поджала губы и опустила глаза, понимая, что она ничего не знает о его жизни.
      - Так все-таки как дежурим? - вытирая слезы, напомнила, о чем был разговор, ведьма.
      - Чарли, я не усну, честно, - попыталась выпросить хоть немного доверия Алис.
      - Я знаю. Делим на двоих, - бескомпромиссно отрезал маг.
      - Сначала ты, я вырубаюсь, - буркнула Жанна, укладываясь под одеяло.
      - Как скажешь. Красавица, ты тоже ложись.
      Алис не стала спорить, заведомо зная, что это бесполезно. Она свернулась калачиком и обдумывала сегодняшний день. Эта дерзкая ведьма знает о ее Чарли многое. Знает его привычки, манеру вести бой, помнит его шутки и байки. У них общие знакомые, была общая цель - выжить. Разумеется, они много времени проводили вместе. Она красивая, - это ясно с первого взгляда. Наверняка, была рядом, когда Чарли отказывался пользоваться бонусами. Это понятно, что между ними что-то было.
      Где-то заухала сова, отчего Алис резко села.
      - Тише ты, командира разбудишь, - прошипела Жанна, согревающая ладони у догорающего костра.
      Чарли лежал рядом, чуть на боку, подогнув колени. Он как всегда хмурил брови и сжимал губы, впиваясь пальцами в походную подушку. Алис легонько погладила изуродованные пальцы.
      - Видимо, он тебе очень доверяет, раз так крепко спит, - попробовала начать она разговор.
      - Еще бы, - фыркнула ведьма.- Ты даже не представляешь, через что мы прошли вместе.
      Алис помолчала.
      - У вас был роман?
      - Нет, какой там роман. Так, перепихнулись пару раз, обкурившись, - потом добавила, пожевывая соломинку: - такого мужика испортила.
   Алис опустила глаза.
      - Почему испортила?
      - Еще спрашиваешь? Я сама не видела, как ты послала его, позднее сюда попала, но по лагерю легенды ходили, за сколько продали нашего командира. Он никому больше не верил.
   - И во всем виновата я.
      - Конечно. Он каждый раз после того, как получал бонус, злююююющий был - подходить опасно.
      - Какой кошмар, - сердце забилось быстрее, спина покрылась испариной.
      - Ага. Зря ты так, нормальный он мужик. Я же с ним спала, знаю, его близко. Почему не стала ждать? Вообще, сколько я его знаю, да и легенды по лагерю ходят - ни одной интрижки за семь лет не было. Так, если совсем приспичит - позовет бабу к себе на ночь, ну или когда обкурится в хлам. Наутро делает вид, что ничего не было - это по себе знаю. А жаль, с таким ни одна не пропадет. Знаешь, я девка видная, когда попала сюда - мужики, что посильнее, каждую ночь лапали, а как к Чарли в группу поставили - так никто не подходил. Сама идти могу к кому хочу, а ко мне - никто. Командир сразу сказал, что в его отряде - никакого насилия. А боялись его в лагере, - восхищенно покачала головой, - не представляешь себе как. Никого так не боялись, даже Гарольда, а он маг второго уровня.
      - Почему?
      - Он дрался, как отмороженный, ты видела когда-нибудь? И всегда головы сносит, поэтому и глефой в основном дерется. Ей рубить удобнее. Жуть, - закатила глаза. - Однажды, хорошенько обкурившись, он мне признался, что всегда ждет удар в спину, поэтому бьет наверняка. Еще бы, без головы особо не поколдуешь, - захихикала.
      - На самом деле, все было иначе.
      - Да мне-то что, не оправдывайся. Это же не мой мужик. Я бы, конечно, пошла за него, не задумываясь, но не позовет. Все твои белые ножки рассматривает. Мне за все время, только кровотечения останавливал, да обезболивал раны пару раз. Ты не смотри, что он в шрамах весь, согласна, красавцем командира назвать сложно, но он надежный. В бою ему доверяешь больше, чем себе. Говорит - "прыгай"! - прыгаешь. Потом думаешь. Во как.
      - Я знаю.
      - Не думала, если честно, что ты переживешь встречу с ним. Один раз в бою на куски искромсал ведьму на тебя похожую, думала, задушит тебя первым делом, вернувшись на Землю. А нет, заботится даже.
      - Лучше бы нам не видеться, - обреченно пробормотала Алис, переваривая новую информацию.
      - Любил он тебя долго. Все фотографию смотрел, даже когда я уже появилась, еще смотрел, а глаза при этом были грустные-грустные. Совет хочешь? Если сможешь заманить его к себе в койку, не отпускай больше никогда. Все сделай, чтобы простил.
   - Думаешь, он сможет когда-нибудь простить?
   - Ответ на этот вопрос мне не ведом. Ладно, уже светает, пойди в котелок воды набери, а я костер разожгу. Пусть командир еще поспит, бледный он что-то.
      Чарли дернулся и перевернулся на другой бок, что-то пробормотав во сне.
      - Бьется. Даже во сне не отпускает война. Все мы психами отсюда выйдем, кто доживет, конечно, - задумчиво проговорила Жанна, пожевывая край очередной соломинки. Алис, поежившись, пошла в сторону ручья.
  
   Глава 18
  
      Разбудили Чарли вкусные, пробуждающие аппетит запахи готовящегося завтрака, по сравнению с которыми даже относительно спокойный и безмятежный сон более не казался лучшим времяпровождением.
   Ощущая возникшую вдруг тревогу Чарли приподнялся на локтях и быстро огляделся, оценивая ситуацию. Ему пришлось несколько раз обвести взглядом пустой горизонт, чтобы прийти к выводу об отсутствии какой-либо угрозы или опасности. Откуда же тогда появилось беспокойство? Он отлично выспался, впервые за долгое время его не терзали кошмарные воспоминания проигранных и выигранных сражений из прошлого. Наоборот, в голове всплывали светлые картинки из сновидения, запомнить которые не удалось, что несказанно радовало. Может, в этом и было дело? Чарли привык тратить ночь на борьбу, а не на отдых. Он хорошенько потянулся, разминая затекшие мышцы.
      - А что вы там делаете? - с сомнением посмотрел на мирно беседующих у костра девушек, занятых чисткой картофеля. Мясной бульон в котелке весело кипел, обещая вскоре согреть желудки.
      - Не съела я твою девку, не бойся, - бросила Жанна, затем обратилась к Алис: - так, где ты услышала это выражение? - ждала ответа с выпученными глазами. Алис едва заметным кивком указала на Чарли, бросая в его сторону быстрый неуверенный взгляд. Ведьма резко замотала головой, выронила нож из рук и принялась яростно жестикулировать. Казалось, она сейчас начнет трясти Алис за плечи: - Э-э-э, не вздумай, идиотка! Душу нам дал Господь Бог, и мы не имеем права ее продавать, менять или еще что. Ни одна смерть не сравнится с перерождением души в черта.
      - В черта?!
      - А ты думала это животные такие? Если хочешь что-нибудь особенное, - закатила глаза, - демон с радостью поможет и первое, что он предложит в обмен на свою услугу, - "полное подчинение".
      - Жанна, если ты не заткнешься, я оторву твою башку, - крикнул Чарли, плеская на лицо холодную родниковую воду из ручья.
      - Удивлена, что он сказал тебе это, - продолжила Жанна тихим шепотом, Алис придвинулась ближе, - никогда, как бы ни хотелось жить, ни один маг не пойдет на подобное. Только простые люди по незнанию.
      - В это невозможно поверить. Как же жаль эти несчастные, обреченные на отвратительное существование души.
      - Фи, там от души-то осталась одна оболочка. Уж не знаю, каким пыткам подвергаются люди при превращении в чертей, но в одном не сомневаюсь - демоны заботятся, чтобы у черта не сохранилось ни мыслей, ни воспоминаний, ни чувств. Демонам нужны рабы, предназначенные для убийства и пыток. Так что никогда, ни при каких обстоятельствах...
      - Ведьма, ты меня достала, - Чарли наколдовал в руке огненный шар и встал в угрожающую позицию.
      - Давай-давай, командир, заткни мне рот, - Жанна весело расхохоталась, - ты и за большие проступки никогда не наказывал.
      - Видимо, зря, - Чарли сжал пальцы, гася шар, и уселся рядом, обнимая за плечи Алис, - не слушай ведьму, она не соображает что говорит.
      - Почему это не слушай? Мои слова тебе любой подтвердит.
   Чарли быстро коснулся запястьями, Жанна, взвизгнув, отбежала и спряталась за деревом, продолжая смеяться.
      - Можно опять спросить? - подала голос Алис через пару часов пути.
      - Спрашивай, конечно, красавица.
      - Я пытаюсь понять устройство этого места. Объясните мне еще раз: в Аду идет непрерывная война между демонами, так? - Чарли с Жанной кивнули. - А зачем? Есть какие-то награды победителям? Наказания - побежденным?
      - Про награды никто из магов не знает. Но, мне кажется, что война идет ради войны. Демонам Ада скучно пытать души, поэтому они и придумали военные действия, в результате которых и деревни разорены, и им самим интересно посоревноваться, утереть нос другому демону, продемонстрировав силу своей армии, а, значит, и свою силу.
      - Я тоже так считаю, командир. Сколько мы с Митрием воевали за кусок земли в трех порталах от Цитадели Браша, помните? Там еще находится город душ Страто.
      - Стурато, - поправил Чарли.
      - Да, точно, Стурато. То мы захватим его, то они. А как мирный договор подписали, так и Браш, и Митрий бросили эти земли, будто и не нужны они были вовсе. Души раскидали по другим городам.
      - Да? Стурато больше нет?
      - Уже больше месяца, как там мертвая пустыня. Все наши в Цитадель вернулись, готовятся к нападению Грэхема.
      Чарли медленно кивнул своим мыслям.
      - Вы же под Стурато получили статус "Боевого", сэр?
      - Да, тогда город внезапно захватил Ротар, впрочем, мы быстро его прогнали.
      - Чарли, а как ты стал Боевым магом? Расскажи, - вмешалась в разговор Алис.
      - Как я стал Боевым? Как и Жанна, как и все остальные, красавица. Была схватка, я выжил, противник - нет.
      - Можно я расскажу, сэр?
      - А ты откуда знаешь? Тебя же еще не было здесь.
      - Так это все знают, Боевых магов по пальцам пересчитать можно, - глаза ведьмы радостно засветились, она повернулась к Алис и принялась рассказывать: - Мы тогда только-только расторгли мир с Ротаром, до этого несколько лет воевали вместе, даже лагеря были общие. Он воспользовался моментом и занял Стурато, пока Браш ушами хлопал. Понятное дело, узнав о наглой выходке Ротара, покровитель пришел в бешенство! Говорят, ослепленный яростью Браш сжег половину шатров Цитадели.
   - Так и было, - кивнул Чарли, - нам пришлось убегать от своего же покровителя, прятаться в ущельях, выжидая, пока он успокоится и примет решение.
   - И Браш его через пару дней принял, приказал немедленно вернуть город. Войска окружили неприступные стены, и битва шла несколько часов. Командир получил приказ взорвать стену изнутри.
      - Все нулевики получили такой приказ, - поправил Чарли, - Брашу было безразлично, сколько солдат он потеряет в этом сражении, ему было необходимо поставить зарвавшегося Ротара на место. В случае проигрыша он обещал лично сжечь всех трусов.
      - Тем не менее, Вы были единственным магом, кто сумел найти возможность перебраться на ту сторону крепости. Изнутри участок охранял Ведущий Боевой маг Первого уровня - Картер. Он был сильнейшим магом Ротара, о нем до сих пор ходят легенды.
      - Я победил только потому, - быстро проговорил Чарли, словно желая скорее закончить этот разговор, - что Картер сам учил меня драться. Я знал его слабые места. У меня был четкий приказ взорвать стену, у него - не допустить этого.
      - Значит, вы были знакомы?
      - Мы были друзьями, если можно так сказать. Я воевал под его командованием более двух лет.
   Алис издала неясный звук, похожий на стон, и прижалась спиной к груди Чарли.
      - Командир, Вы следовали приказу. Я бы Вас тоже зарезала, имейте в виду.
      - Я знаю, Жанна, - Чарли засмеялся, - спасибо. Я не раскаиваюсь, если бы вернуть тот день, - я поступил бы так же.
      - Ты часто произносишь во сне это имя, - припомнила Алис.
      - А я и не говорил, что смогу когда-нибудь себя простить. Здесь не спрашивают, что ты чувствуешь, как к кому относишься. За время моей службы мы расторгли два таких союза. Пришлось драться с парнями, с которыми накануне вместе ели и курили, - он покачал головой и потер лоб, скрывая волнение.
      Алис не нашла слов, способных поддержать Чарли, она погладила его по тыльной стороне ладони, да так и оставила свою руку на его руке до самого лагеря. Чарли не возражал.
      Как и планировали, к обеду добрались до Цитадели, представляющей собой величественную крепость из прочного крупного камня, неровно окрашенного желтой краской. Мощные стены с пробитыми в них узкими бойницами соединялись громоздкими тяжелейшими воротами, на открытие которых уходило не менее пяти минут. Оказавшись в крепости, Алис принялась жадно рассматривать обстановку, бывшую для Чарли на протяжении последних лет "домом". От стен на несколько метров тянулось пустое, не задействованное под нужды лагеря пространство, которое использовалось магами для тренировок. Как раз в данный момент около пятидесяти солдат отрабатывали бой на мечах, но, завидев проходящих через ворота гостей, бросили свое занятие. Узнавшие Чарли маги принялись перешептываться, пораженно качая головами. Люди не верили своим собственным глазам, поэтому уточняли друг у друга, действительно ли видят прибывших, а не морок. А когда сомнений не осталось, принялись тыкать пальцами в направлении Алис, пересказывая новичкам, кого именно те видят перед собой.
   На расстоянии пятидесяти метров от стен начинались ровные ряды грязно-желтых шатров разной формы и объемов, устремляющиеся к центру крепости, где на естественном каменистом возвышении была построена круглая башня, на вершине которой, испуская черный густой дым, пылал красно-желтый огонь.
   Крепость была огромной, до ее центра пришлось идти не менее получаса быстрым шагом, и это был самый долгий путь в жизни Алис. Все, абсолютно все маги смотрели на них с Чарли, на него с восторгом, на нее - с нескрываемым осуждением, упиваясь своей возможностью и положением. Чарли же уверенно шел вперед, крепко держа ее за руку, изредка кивая здоровающимся.
   - Чарли притащил ее в дар Брашу, - шептались за спинами. - Сейчас ей достанется. Остается только гадать, что он с ней сделает. Он так долго ждал этой возможности. Ей не жить. Ее смерть будет страшной... - воины снова и снова гадали, как именно расправятся с Алис, говоря вслух, специально, чтобы она слышала. Нагнетая и без того напряженную атмосферу. А, может, они правы? И Чарли придумал все это, только чтобы поквитаться?
   Алис подняла глаза на Чарли и вздрогнула, понимая, что он в бешенстве. Он был напряжен, как натянутая до предела струна, сам воздух вокруг него казался холодным и колючим, предупреждающим, что ближе подходить опасно для жизни.
   Чарли метал во все стороны уничтожающие взгляды, костер с башни Браша отражался в его черных глазах, придавая черноволосому магу дьявольские черты, делая его еще более безумным. И да, его боялись, словами не описать, как сильно его боялись солдаты. Даже новенькие, появившиеся в Аду после ухода Чарли, опускали глаза, склоняли головы, отворачиваясь и замолкая. Люди трепетали, неосознанно чувствуя исходящую от Чарли угрозу, признавая в его движениях смертоносность, беспощадность.
   Все ждали от него изощренной мести. Каждый считал своим долгом предложить свою помощь в этом деле.
   А еще им смотрели в спины, что ощущалось каждой, даже прикрытой одеждой клеточкой кожи. Алис могла поспорить, что чувствовала на спине покалывания, словно от десятка тонких иголочек. Чарли прищурился и положил руку на рукоять кинжала. Еще немного, и он разнесет здесь все к чертовой матери, не обращая внимания на неотвратимое наказание. Алис попыталась представить, насколько сложно ему сейчас приходится. Она должна быть сильнее, ради него она обязана проявить мужество и взять себя в руки, стать ему опорой. Ее шаг стал шире и увереннее, взгляд прямее и смелее, у нее даже получилось улыбнуться Чарли, который тут же улыбнулся в ответ. У входа в башню он быстро переговорил с один из магов по поводу аудиенции.
      - О нас доложат, а пока нужно подождать. Пойдем, поищем свободный шатер.
      Со спальными местами в Цитадели проблем не было, и вскоре Чарли с Алис блаженно опустились на кровать, наслаждаясь тишиной.
      - Сегодня я еще раз поняла, как сильно ты жаждал расправы надо мной.
      - Они озлоблены, как и я в свое время. Отыгрываются на тебе за свои собственные муки, постарайся абстрагироваться, насколько это возможно. Здесь нет ни одного счастливого человека, поверь мне. К тому же, - продолжил после небольшой паузы, - они видят, что ты на все это реагируешь.
      - Я чем-то отличаюсь, например, от Жанны? Ты бы стразу определил, что она солдат, а я нет?
      - Конечно.
      - А как?
      - Хотя бы по взгляду. Ты смотришь на мир в ожидании чего-то хорошего, искренне огорчаясь или расстраиваясь, если случается несправедливость. Она же в любую секунду готова к атаке. Это приходит со временем, и остается с тобой годами. Мне иногда кажется, что не существует "бывших" солдат.
      - Если бы у тебя появилась девушка, - осторожно начала Алис, пристально следя за выражением лица Чарли, - ты бы хотел, чтобы она была солдатом или как я, гражданским человеком?
      - Не знаю, никогда не думал об этом. Хотя, это не имеет значения. Но я очень ценю твой доверчивый взгляд, и хотел бы, чтобы он сохранился.
      Алис улыбнулась, замечая, как уголки губ Чарли приподнимаются, а взгляд теплеет.
      - А о чем вы так мило беседовали с Жанной, пока я спал?
      - О тебе. Она рассказывала, как занималась с тобой сексом.
   Чарли поморщился, пробормотав что-то невнятное, с общим смыслом: "я когда-нибудь пришибу эту ведьму".
      - Тогда я был обкуренным в хлам, да и она не уступала мне в количестве втянутого в легкие дурмана.
      - Каждый раз? - чуть осмелела Алис, замечая, что он идет на контакт.
      - Ага. Можешь не верить, но это очень расслабляет после того, как снесешь несколько черепов или твоего друга на твоих глазах сожрет оса. Накуриваешься до состояния, когда вокруг летают розовые слоники, и отрываешься. Потом спишь как убитый.
      - Когда ты не мог уснуть в моей квартире, ты не рассказывал об этом способе.
      - Алис... - Чарли скривил губы, и она нервно сцепила пальцы, понимая, что переборщила, и нужно срочно что-то делать, пока он снова не сбежал от разговора и от нее.
      - Ну почему ты не хочешь поговорить? Просто, выслушай меня, пожалуйста. Чарли, посмотри на меня. Я клянусь, что ни о чем не подозревала. Я очень долго ждала от тебя хоть каких-то новостей, оббивала пороги твоего дома, пока твои сестры не показали мне те поддельный фотографии. Я была уверена, что ты счастлив там, далеко от меня. Что ты бросил меня, не захотев даже проститься.
      - Алис, не начинай снова.
      - Чарли, я безумно тебя любила. Я надеялась и верила до последнего. Признаю, что я пыталась забыть тебя, мне было необходимо заглушить боль, возникшую после того, как ты оставил меня, но это было невозможно. Никто и близко с тобой не мог сравниться. Пойми, что я злилась на тебя, мне было проще жить, представляя тебя ублюдком, мне было необходимо возненавидеть тебя. Чарли, я видела твои фотографии с Оливией, ваши снимки напечатали в местной газете! Я до последнего надеялась, что нас всего лишь пытаются разлучить. Но я же не дура, я понимала, что ты знаешь мой адрес, мой номер сотового, который я так ни разу и не сменила именно из-за тебя. Это я не знала ничего о тебе. Чарли, я и подумать не могла, что ты заперт в Аду! Прости меня. Если бы я только могла предположить, я бы ждала тебя столько, сколько потребуется.
      Чарли оторопело смотрел широко открытыми глазами, не моргая. Пользуясь моментом, Алис обняла его за шею и прижалась, зажмурившись, ожидая, что вот-вот оттолкнет.
      - Я люблю каждый твой шрамик, каждую твою клеточку. Пожалуйста, дай мне еще один шанс! Клянусь, я никогда тебя больше не предам.
      - Подожди, Алис, слишком много информации, мне надо подумать, - он встал и прошелся по комнатке. Побудь здесь.
      С этими словами он стремительно покинул шатер, и так и не вернулся этой ночью.
  
       Они встречались уже больше месяца, проводили все свободное время вместе, а потом еще по полночи болтали по телефону, не в силах расстаться даже на короткий промежуток времени. Настолько хорошо Алис еще не понимал никто, иногда ей казалось, что они с Чарли всю жизнь знают друг друга и, открывая какую-либо новую грань его характера, Алис не могла не радоваться. Он ни разу не разочаровал ее, все было настолько идеально, что просто не могло быть на самом деле.
   Насколько поняла Алис, у Чарли совсем не было друзей, точнее с ним в принципе мало кто общался. Год назад он окончил местную деревенскую школу, и сейчас учился в городе, но перемена окружения ничего не изменила. Если в Солнечной долине с населением в пятнадцать тысяч человек предвзятое отношение к Чарли можно было понять, но шараханье городских жителей от представителей семейства Ромто очень раздражало. Конечно, Алис понимала, что страхи не были совсем уж беспочвенны, Чарли действительно может много чего необычного, но это вовсе не означало, что его стоит бояться или, тем более, ненавидеть.
       Чарли часто бывал у Алис в гостях, но сам ни разу не приглашал ее к себе. Не сказать, что это было для нее в тот момент важно, но неприятно - однозначно. Ежедневно подливала масла в огонь бабушка, накручивая Алис иногда до слез: "он не относится к тебе серьезно, раз не знакомит с матерью и сестрами", "он использует тебя как временное увлечение", "неужели ты думаешь, что Ромто серьезно относится к тебе?".
   Кульминацией подозрений стала неожиданная встреча в городе, когда Чарли с Алис, обнимая друг друга за плечи и талию, зашли в пиццерию. В секунду Чарли изменился в лице, буквально вытолкал девушку на улицу, бормоча первые пришедшие на ум объяснения, но она успела заметить его сестру Марго с мужем, мирно беседующих за чашкой кофе. Алис не могла объяснить почему, но реакция Чарли на встречу с родственницей обидела до глубины души. Она сразу захотела домой и попросила  не провожать ее. Чарли растерялся, потому что у него явно были другие планы на этот вечер, но Алис, не объяснив ничего толком, быстро запрыгнула в ближайшее такси и, потратив половину карманных денег, уехала в деревню. Весь вечер она не отвечала на его телефонные звонки и старалась не обращать внимания на цветущую всевозможными бутонами герань.
       Следующим утром она посчитала свое поведение глупым и недостойным, да еще и ощутимо бьющим по карману - такси от деревни до города стоило не дешево. Написала длинное сообщение, в котором объясняла свое поведение. Потом стерла все, кроме: "любишь меня?", получив которое Чарли тут же перезвонил.
       - Конечно, красавица, что за глупые вопросы?
       - Что-то у тебя шумно, ты где?
       - На учебу еду в автобусе. Тара забрала машину на ТО. Так все-таки, что случилось?
       - Может, тогда позже поговорим?
       - Нет, мне удобно. Я тебя внимательно слушаю. Рассказывай, что за стремительное бегство вчера было?
       - Как бы сказать... Чарли?
       - Да?
       - Ты знаешь, что мне хорошо с тобой, но я боюсь, что... все это закончится, когда мы... ну... переспим, - последнее слово она сказала очень тихо.
       - Почему все должно закончиться? Я не понимаю. 
   Алис представила, как он, должно быть, сдвинул брови, как всегда делал, когда был чем-то недоволен.
   - Мы же договорились, что как только я найду работу, мы будем жить вместе в городе.
       - Мы не договорились, Чарли, это ты решил единолично. Мне еще полгода учиться в школе, как будут смотреть на меня учителя, зная, что я уже живу с мужчиной?
       - Ну, я категорически не согласен ждать так долго! Переведешься в город, там вообще никому не обязательно знать с кем ты живешь, хотя я не понимаю, зачем это скрывать.
       - Чарли, я тебе не верю.
       - Красавица, что случилось? - абсолютно серьезно спросил он.
       - Я поняла, почему ты резко расхотел ужинать в пиццерии вчера, - тихо сказала Алис, зажмурившись, но он услышал каждое слово. С минуту молчал, потом быстро ответил:
       - Хорошо, поговорим позже, тут действительно шумновато. Я позвоню.
       И положил трубку. "Ну, вот и все", - подумала Алис. Зачем она начала этот разговор? Что она будет делать, если он перестанет звонить? И что тут скрывать, она на самом деле была готова с ним жить, только пока не знала, как сказать об этом бабушке. В семнадцать лет мало кто начинает строить семейную жизнь. Да он и не говорил ни о семье, ни о свадьбе. Просто хотел, чтобы она всегда была рядом. Впервые Чарли заговорил об этом две недели назад, когда они целовались в машине. Он всегда вел себя достойно, по-джентельменски, и никогда не позволял себе лишнего, но Алис не могла не заметить, как сильно он хотел ее, каким горячим было его тело, прерывистым дыхание, как сверкали темные глаза, в которых читалось горячее мужское желание близости. Она тоже хотела его, но не могла решиться. Боялась, что сказка, в которую Чарли превратил ее жизнь, закончится. "Мы будем жить вместе. Я уже не могу отвозить тебя каждый вечер домой и потом засыпать в одиночестве" - "Чарли, мы и так все время вместе" - "Ну и что, мне этого мало". Просто разговоры? Неужели, единственное, чего он хотел добиться таким образом, так это затащить ее в постель? Очень жестоко и... глупо. Алис сама еле сдерживалась и, если бы он был чуть настойчивее, то все бы уже давно между ними случилось.
   Вечером Чарли подъехал к дому ее бабушки и, позвонив на мобильный, попросил, чтобы она вышла к нему поговорить.
       - Куда мы едем?
       - Ко мне, - сказал он как само собой разумеющееся.
       - К тебе?!
       - Ну да, я хочу побыть с тобой, а Мариса одолжила машину всего на час. Моя проходит ТО, если ты забыла.
       - Чарли, ты бы хоть предупредил, - пробормотала Алис, оглядывая потертые джинсы и футболку. Она была настроена порвать с ним и прорыдать всю ночь, но никак не знакомиться с семейством Ромто.
       - Что-то не так?
       - Я бы оделась приличнее.
       - Зачем? Когда мы будем вместе жить, ты все равно не сможешь всегда выглядеть при полном параде.
       - Тем не менее, хотелось бы произвести хорошее первое впечатление на твою маму.
       Чарли махнул рукой.
       - Ты ей все равно не понравишься.
       - Почему это? - обиделась Алис.
       - Ей не нравлюсь я, и все со мной связанное. Тут ничего личного, - он весело улыбнулся и положил руку на ее коленку.
   Оказавшись в доме, Алис прижала к груди руки,  пораженно рассматривая обстановку холла, напоминающего скорее музей, устроенный в старинном замке, на экскурсии в котором она была несколько лет назад вместе с родителями. Первое, что бросилось в глаза, это огромный портрет, занимающий четверть стены, на котором была изображена пожилая женщина, с длинными, седыми волосами. Ее властный и пронзительный взгляд заставил Алис вздрогнуть и поежиться, на секунду девушке показалось, что портрет живой, а изображенная на нем женщина вот-вот пошевелится и скажет что-нибудь.
   - Это моя бабушка Антуанетта, первая из Ромто, владеющая магией, и основательница нашего рода. Величайшая женщина, - представил изображенную на портрете ведьму Чарли. Он говорил с глубоким почтением, даже слегка склонил голову.
   - Меня не покидает ощущение, что она сейчас оживет и начнет говорить с нами.
   Чарли улыбнулся, качая головой.
   - Это невозможно, но портрет действительно непростой. Мало того, что он, спустя несколько сотен лет, не нуждается в реставрации, так еще и пережил около десяти пожаров. Случалось, что дом выгорал дотла, - подмигнул он Алис, - да, мои предки подвергались гонениям, и часто их имущество вместе с ними сжигали. Так вот, каким бы сильным не был пожар, портрет оставался нетронутым. Во времена ужесточения гонений на ведьм мы его даже потеряли на целых пятьдесят лет, но потом моя прабабка выкупила реликвию у одного из коллекционеров.
   Алис кивнула, переводя взгляд на окрашенные бледно-желтыми тонами стены, на которых за счет сложного освещения скользили тени от позолоченной люстры. Девушка нервничала, проходя в гостиную, она, споткнувшись о невысокую ступеньку, залилась краской и на секунду зажмурила глаза, искренне жалея, что вынудила Чарли пригласить ее к себе.
   Дом действительно был обставлен шикарно, мало кто бывал у Ромто в гостях, но те, кто были - нисколько не преувеличили количество затраченных на ремонт средств. Мебель из ценных пород дерева украшена многочисленными замысловатыми узорами, рассматривать которые можно было часами. Под ногами лежал мягкий ковер, а сотни книг, идеально ровно расставленных на полках у камина, вместе со статуэтками и белыми свечами добавляли домашнего уюта.
       - Это ты еще в библиотеке не была, - самодовольно ухмыльнулся Чарли, - ладно, пошли знакомиться, - он провел пальцами по волосам перед огромным, обрамленным старинной резной рамой зеркалом, взял Алис за руку и провел ее в соседнюю просторную комнату, оказавшуюся столовой. Во главе прямоугольного, расположенного в центре стола с совершенно прямой осанкой восседала мать Чарли. В ее длинных черных волосах пробивалась седина, сама же женщина выглядела как минимум на десять лет моложе своего возраста, было невозможно поверить, что она родила шестерых детей. Кроме нее в комнате ужинали еще пять сестер Чарли.
       - Ты опоздал на семь минут, - возмутилась одна из них, подняла глаза на Чарли, и осеклась, увидев, что он не один.
       - Я заезжал на заправку, - Чарли небрежно бросил ключи, та поймала.
       - Не поцарапал?
   Он высокомерно хмыкнул. 
   - Мама, сестры, познакомьтесь, это Алис, мы собираемся жить вместе.
       На секунду Алис оторопела от такого представления и быстро пробормотала, в попытке оправдаться:
       -Здравствуйте. Э-э-эм... Он собирается, я ничего не собираюсь... пока, - смягчилась она, глядя в удивленные глаза Чарли.
       - Алис, это моя мать Луиза и сестры: Тара, Мариса, Марго, Элизабет и Софи.
       На лицах девушек отразились удивление и интерес, Луиза же высокомерно фыркнула:
       - Это твой выбор, девочка, - она промокнула салфеткой губы, смяла ее и отбросила от себя.
       Чарли весело улыбнулся и демонстративно низко поклонился:
       - Спасибо за рекомендацию, мама. За что я Вас люблю, так это за полную уверенность, что на Вас всегда можно положиться! - воскликнул он, явно издеваясь.
   -Хам, - невозмутимо ответила женщина.
   - Мы будем у меня.
       - А ужин? - спросила одна из сестер. Тара, как потом поняла Алис. - Сегодня особенный вечер, Чарли, мы все приехали специально...
       - У меня есть дела поважнее, - он надменно отсалютовал и увел Алис на второй этаж, где они смотрели веселый фильм на компьютере и целовались.
       - Глупая, я просто хотел, чтобы ты попала в этот гадюшник как можно позже. Жаль, что этого не удалось вовсе избежать.
       - Мне показалось, или твоя мама пыталась меня предупредить?
       - Старая ведьма, - засмеялся Чарли, целуя пальчики любимой, - она прокляла день моего рождения. Но, несмотря на все ее усилия, я еще жив и продолжаю портить ее черную кровь, - в глазах плясали чертики.
       - Боже, как так можно? Ты же ее единственный сын, я думала, тебя на руках тут носят.
       - Старая ведьма, - многозначительно повторил Чарли, приподнимаясь над Алис на предплечьях  и целуя ее в шею, отчего девушка вздрогнула от удовольствия и отклонила голову, - я тебя обожаю, моя красавица, ты будешь всегда со мной, - прошептал он, обжигая дыханием влажную после поцелуя кожу.
       - Как скажешь, только не останавливайся, - прошептала Алис, стягивая с себя футболку.
       В этот вечер Чарли особенно нервничал, провожая ее до такси. Нет, он был не против ее упрямства, никогда не настаивал на сексе и всегда останавливался, замечая тень сомнения в ее глазах. Ему самому нравилась эта жестокая игра. Он любил целовать каждый сантиметр ее тела, к которому она давала доступ, сходя с ума от желания и восторга. Он не хотел ее отпускать и бесился, что лишается возможности всю ночь ласкать любимую девушку, слышать ее дыхание, чувствовать тепло кожи. Он бы прямо сейчас начал с ней жить и не важно, что она еще не решилась на секс. Близость казалась безумно приятным, но не обязательным дополнением. Пока не обязательным. Чарли не допускал мысли, что им может не понравиться быть друг с другом. Через полтора месяца общения он точно знал, что будет рядом с Алис всю жизнь, так зачем тянуть?
  
      Утром их привели в большую, пустую комнату, расположенную на самом верхнем этаже башни.
      - Браш скоро придет, ждите, - пробурчал молодой маг и удалился.
   Всю дорогу от шатра Чарли молчал, старательно избегая даже смотреть в сторону Алис, да и с утра ограничился скупыми: "нас ждут". Она хотела поговорить с ним, но не осмелилась. Вот и закончилось их путешествие, скоро будет известен и его результат.
   Почему он молчит?! Она сказала столько всего, открыла ему душу, а он до сих пор не ответил ни слова. Ни одного слова, которое могло бы поддержать надежду в ее душе. Алис отказывалась думать о том, что они не смогут быть вместе. Один раз она уже предала свои чувства, поверила, что не нужна ему. Больше она таких ошибок не совершит.
      - Чарльз Ромто, потомственный колдун в одиннадцатом поколении, Ведущий Боевой маг Первого уровня войска Желтого демона, обладатель трех "Синих лент", двух "Платиновых колец отличия" и "Символа преданности", какого дьявола ты носишь крестик?!
      Чарли упал на колени и поклонился, глухо стукнувшись лбом о каменный пол, прижимая ладонь к груди, прикрывая тем самым крест. Алис последовала его примеру.
      - Я могу все объяснить.
      - Не сомневаюсь! Именно от тебя я не ожидал возвращения. Что случилось, маг? У меня нет претензий к роду Ромто еще на сто лет.
      - Сэр, позвольте Вам все рассказать.
      - Что ж, давай. Смотри на меня! - команды отдавал мелодичный, мягкий баритон, но вместе с тем не допускающий малейшего непослушания.
   Чарли поднял голову.
      - Сэр, Вам известно, что после плена я попал на контроль к Сатари.
      - Дальше, - торопил демон, прохаживаясь по комнате.
   Алис, которая тоже стояла на коленях, боялась поднять глаза на Браша, могла видеть лишь черные огромные ботинки демона.
      - Они вынесли решение перекрыть мне канал.
      - Неужели? - Браш как будто удивился. - Впрочем, после Мазека ты был еще более неуравновешенным, чем обычно. Справедливое решение.
      - Да, сэр. Но я не смог смириться и искал способ...
      - Ты не согласен с решением Сатари? - от тона, которым был задан вопрос, у Алис вспотели и заскользили по камням ладони, она испытала невероятное облегчение, что разговаривают не с ней.
      - Магия - моя жизнь, - твердо ответил Чарли.
      - Мне повторить вопрос? - довольно сдержанно процедил Браш.
      - Если бы был один шанс из миллиона распечатать канал, - я бы им воспользовался.
      - И ты им воспользовался.
      - Да, сэр.
      Демон раскатисто засмеялся.
      - За последние пятьдесят лет ты уже третий маг в ошейнике, попадающий сюда в поисках лекарства от чар Сатари. Ну-ну, что дальше.
      - Я смею просить Вас открыть портал на Землю.
      Демон перевел глаза на Алис.
      - Ой, как интересно! Посмотри на меня, малышка. Давай, я не кусаюсь, - Алис медленно подняла голову, втягивая ее в плечи. Браш оказался полной противоположностью Митрия. Он был высок, около двух метров ростом, но невероятно строен. И не просто строен, его вполне можно было назвать тонким и хрупким. Военная одежда желтого цвета, в точности такая же, как и на Чарли, облегала фигуру и сидела идеально, оттеняя его светлую кожу и волнистые, достающие до плеч волосы. Он скорее напоминал прекрасного ангела, но никак не дитя Сатаны. Образ портил лишь поблескивающий в лучах утреннего солнца кинжал с черной рукоятью в виде устрашающей морды черта, который демон ловко вертел длинными изящными пальцами, словно напоминая, что все здесь принадлежит именно ему, что он может сделать с любым магом или чертом то, что посчитает нужным. Причем с той же легкостью, с которой он баловался с этим кинжалом, - Ба! Знакомое лицо, - он обворожительно ухмыльнулся и закусил нижнюю губу, - зачем ты притащил девку в Ад, Ромто? Решил отомстить? Можешь бросить ее в Цитадели, мне плевать.
      - Браш, я прошу открыть портал в первую очередь для нее.
      - Хм. Ты хорошо служил и ничего мне не должен, маг, но ты знаешь обычаи. Я не могу просто так оказать услугу.
      - Все, что пожелаете.
      - Скажем, год службы за пропуск каждой души на Землю, - Браш хищно улыбнулся, оголив верхний ряд белоснежных заостренных как у зверя зубов.
      - Я согласен, - выпалил Чарли.
      Демон снова засмеялся.
      - За что я всегда уважал тебя, Ромто, так это за способность быстро принимать решения. Ненавижу сомневающихся.
      - Сэр, если меня убьют в первый месяц...
      - Я никогда не меняю своих правил, - рявкнул демон, - ты остаешься - долги считаются оплаченными. А теперь ответь мне, Ромто, ты бредил жизнью, несмотря на самые изощренные пытки, которые иногда лично я подбирал для тебя. Ты семь лет непрерывно терпел физическую и моральную боль, ты мечтал о свободе так сильно, что даже я удивлялся. Так скажи мне, ты хочешь подарить Аду год своей жизни ради души предавшей тебя человеческой девки?
      - Да, сэр, - уверенно сказал Чарли, ни секунды не колеблясь.
      Демон опять внимательно посмотрел на Алис.
      - Ну-ка, ну-ка. Ой, как интересно, - он подошел совсем близко, взял лицо девушки за подбородок и, подняв при этом Алис на ноги, подтянул к себе, с минуту рассматривал, затем блаженно закрыл глаза и втянул носом воздух, - да, я чувствую страсть. Не зря он тебя обнимал до синяков. Естественно, примитивный для смертных секс, но страсть определенно присутствует. Люблю, когда все происходит по-настоящему, у меня даже покалывает в кончиках пальцев, - Браш гипнотизировал Алис своими прекрасными голубыми глазами, затем слегка лизнул ее губы, - хочешь остаться на ночь? У меня давно не было человеческой женщины, - его рот манил, обещая райское наслаждение. В этот момент Алис прекрасно поняла, что такое обаяние демона, против которого невозможно устоять. От макушки до кончиков пальцев Браш был прекрасным, совершенным, обещающим новое, незнакомое удовольствие. Алис не знала, какое наказание ей грозит за отказ от предложения демона, и, переполненная страхом, она лишь испуганно помотала головой и умоляюще посмотрела на Чарли.
      - Она не хочет, Браш, - тихо произнес он.
      - А она знает, от чего отказывается? Отвечай, девка.
   Алис быстро кивнула, не отрываясь от его глаз.
   - Через тридцать минут я отправляю мага на Землю, она может пройти этим же порталом, - и Браш, потерявший всякий интерес, равнодушно выпустил подбородок Алис из рук и отошел.
      - Пока свободен, - холодно произнес демон, обращаясь к Чарли, тот низко поклонился и торопливо вывел Алис из башни, направляясь в сторону шатров, по пути вытягивая из пальцев прозрачные нити, которые тут же превращались в полоски. Пару раз он тряс пальцем, будто обжегся, но, коснувшись запястьями, продолжал.
      - Твою мать, как давно я не занимался этим, тцццц, - он лизнул указательный палец, подул, и продолжил. Дойдя до безлюдного места и спрятавшись между шатрами, Чарли, наконец, заговорил, распихивая сгустки силы по карманам девушки.
      - Алис, ты сейчас отправишься на Землю.
      - Не-нет-нет, Чарли, - она схватила его за лицо и посмотрела в глаза, - я без тебя никуда не поеду, это не обсуждается!
   Чарли грубо стряхнул ее руки.
      - Вот именно, это не обсуждается. Ты уходишь через двадцать минут.
      - Нет, Чарли, я хочу быть с тобой. Я хочу помочь.
      - Алис, я буду солдатом. Я не смогу быть с тобой и защищать тебя. Ты будешь только отвлекать меня и мешать. Я все решил. Я только хотел... аа, тцццц. Черт, жжется!
      И тут до нее дошло. Начать все с начала, с самого начала. Боже, они знали, все эти ведьмы-вуду знали, что ситуация повторится! Чарли опять остается воевать, а Алис придется ждать. Это их шанс: пережить случившееся вновь, но уже совершенно иначе. Она обязательно дождется, он никогда больше не будет страдать из-за ее поступков. Она сохранит его сердце, осколки его души, постарается склеить то, что еще возможно.
      - Я только хотел извиниться,- между тем продолжал маг, - что не смогу сдержать обещание, белые маги из Взрыва еще живы, поэтому ты не можешь вернуться домой.
      - Чарли, я должна сказать тебе кое-что, пожалуйста, послушай. Старик из Белого взрыва летал.
      - Что? - он моргнул.
      - Я видела, как он парил на уровне окна моей квартиры, прости, что не сказала тебе сразу. Я не была...
      Чарли сделал нетерпеливый жест рукой, чтобы она замолчала.
      - Ты уверена?
      - Да.
      - Времени нет, я позже обдумаю, в любом случае, тебе потребуется защита от поисковиков. Мне нужно что-нибудь металлическое, - Чарли принялся быстро оглядывать себя и Алис.
      - Браслеты Сатари?
      - Давай, - Чарли взял один, провел по нему рукой, - пойдет. Красавица не бойся, - он достал кинжал и уколол ее палец, после чего выдавил немного крови на браслет, что-то шепча и касаясь запястьями, быстро поцеловал ранку и принялся колдовать.
      - Что хорошо в аду, так это постоянная максимальная энергетическая среда, благодаря усилителям, независимая от фаз луны. Артефакты и оружие можно делать в любое время дня и ночи. Даже никакие зелья не нужны, - быстро говорил Чарли, надевая браслет на руку Алис, - стой на месте, - он отошел на несколько шагов, направил в сторону Алис поисковые импульсы, - отлично! - обрадовался он, подходя, и принимаясь снова за вытяжку сгустков, - я тебя совсем не чувствую.
      - Нет, Чарли! - резко окликнула его Алис.
      - Что "нет"? - он даже на секунду прервался, таким неожиданным был ее тон.
      - Я не извиняю тебя. Ты вернешься через два года и принесешь мне головы этих ублюдков, - уверенно произнесла она, глядя в глаза.
      - Алис...
      - Я буду тебя ждать, я клянусь, тебе не придется больше страдать. Я буду тебя ждать столько, сколько нужно, - продолжала Алис тем же тоном.
      - Не нужно, красавица. Я не хочу. Это ничего не изменит.
      - Вот, - она начала быстро отрывать пуговицы с куртки, - держи, по ним ты найдешь меня. Чарли, держи! Через два года я сниму браслет.
      - Даже не думай об этом!
      - Сниму, можешь не сомневаться. И ты не сможешь мне помешать.
      - Ты даже не узнаешь, если меня убьют, - прошептал он, морща лоб.
      - Бери пуговицы. Чарли, пойми уже. Я. Буду. Тебя. Ждать, - Алис, не отрывалась от темных глаз мага, говорила предельно серьезно и уверенно.
      - Хватило бы и одной, - он немного улыбнулся, опуская пуговицы в карман.
      - Чтобы наверняка, - улыбнулась она в ответ.
      - Нам уже пора, - отметил Чарли, тяжело вздохнув, сунул очередную партию полосок в ее карман.
      - Красавица, я не знаю, где именно на Земле ты окажешься, пройдя через портал, и я не смогу помочь тебе. Продай немного сгустков и отправляйся куда-нибудь подальше от дома, желательно, куда твой белый маг никогда не поехал бы.
      - Он не мой.
   Перед дверями в башню, они остановились, и Чарли на секунду крепко обнял Алис, прижимая к себе до хруста в ее костях.
      - Удачи, - прошептал он, вдыхая аромат ее кожи.
      - Поклянись, что найдешь меня, или я никуда не пойду, прошептала она ему на ухо.
      - Найду.
      Чарли открыл дверь, и Алис зашла в комнату. Браш молча указал на желтое облако в центре, и Алис, не оглядываясь, смело шагнула в портал. Она знала, куда отправится, и что будет делать.
  
   Глава 19
  
   Последние несколько дней дались ей особенно тяжело, они тянулись катастрофически медленно, заставляя постоянно сверяться с часами, стрелки на которых то замирали, то неудержимо летели вперед, а каждая новая секунда добавляла напряжения, превращая Алис в натянутую тетиву, готовую сорваться в любой момент и выпустить сдерживаемые в душе страх и истерику на волю. Она не могла ни с кем разговаривать, избегала смотреть в глаза, сторонилась советов, каждое утро она приходила на берег и до поздней ночи смотрела на океан. Она ждала.
      - Милая, поешь, - к ней подошла женщина с копной длинных волос, заплетенных во множество черных кос.
      - Спасибо, Арла, я не голодна.
      - Уже пройти четыре дня.
      - Он придет, - резко перебила Алис, отворачиваясь.
      - Конечно, придет, чтобы похоронить тебя и меня заодно. Ты себе представлять, что сделать со мной Боевой маг, когда узнать, что я заморить тебя голодом?
      Алис не удалось сдержать улыбки.
      - Ладно, показывай, что ты там принесла, - она подвинулась, предлагая ведьме сесть рядом с собой на расстеленное одеяло, что Арла и сделала.
      - Вот и молодец, - она открыла корзинку и протянула Алис сэндвич и бутылку с водой.
      - Арла, он жив, я чувствую, - уверенно сказала Алис, прожевав очередной кусочек.
      - Детка, - ведьма погладила Алис по голове, - раз чувствовать, значит, так и есть.
      - Ты искала его сегодня?
      - Конечно.
      - Посмотришь еще раз вечером?
      - Обязательно. Мы с сестрами каждые полчаса искать его по карте.
   Алис устремила взгляд на горизонт и облокотилась на плечо подруги, ей очень повезло оказаться среди друзей в это нелегкое для нее время, когда жизнь состоит из одной надежды, и нет никакой уверенности в будущем.
      Пройдя через портал Браша, Алис оказалась в пригороде Парижа. Даже не зная ни единого слова по-французски, продать немного полосок не составило никакого труда. Через неделю она была уже на Мадагаскаре, где и провела последние два года в ожидании и постоянных молитвах. Все это время с помощью Арлы она украдкой следила за передвижениями Адама. Специально съездила на материк, чтобы найти его фотографию в интернете. К сожалению, установить личность старика не удалось. Зато получилось найти кучу информации о самой Алис. Оказывается, она находилась в розыске, - сектанты снова и снова размещали ее фотографии в СМИ, громкие заголовки гласили об огромном вознаграждении за сообщение о местонахождении девушки. Участники Белого взрыва не оставляли надежды завершить начатый ритуал, даже несмотря на тщетные попытки обнаружить местонахождение жертвы с помощью маятников.
      Алис рассказала Анжеле, женщине с ошейником, о своем путешествии в мир страданий и мучений, единственное место, где магия Сатари не действует. После чего ведьма целый месяц ходила как в воду опущенная, сомневаясь, взвешивая все "за" и "против". Понимая, что Анжела не может самостоятельно принять решение, Алис посоветовала ей не рисковать, если уж та пятнадцать лет прожила как обычный человек, то мучительная смерть в зубах осы не стоит пяти минут ощущения могущества. Вскоре, Анжела согласилась с доводами подруги.
   Первое время, практически каждый день, семья колдунов-вуду собиралась у костра послушать рассказы Алис об Аде. Оказалось, что последним из их рода, служившим в Аду, был пра-пра-прадед Морриса, который не вернулся, а погиб через полтора года пребывания за чертой. То был тяжелейший период для жителей острова: засуха, пожары, голод, чума... платить за возможность пользования магией было нечем. Как поняла Алис, демонов не волновали деньги, главным условием сделки была сложность возврата долга, - никто не может получить силу даром. Недавно Моррис платил по счетам, их демон пятьдесят лет назад назвал денежную сумму, и семья все эти годы усиленно трудилась, чтобы накопить ее. Алис возненавидела мать и сестер Чарли, она не верила, что у тех не хватило средств, чтобы откупиться от Браша. Они просто избавились от Чарли, своей прихотью сломав две жизни.
      Шло время, а от Чарли не было никаких новостей.
   Следующий полгода Алис каждое утро приходила на побережье. Она наотрез отказалась надевать браслет и прочие амулеты, призванные скрыть ее местонахождение от врагов. Она продолжала верить, поэтому хотела всегда быть доступной для Чарли.
      "Он жив и он скоро придет. Я чувствую, что он появится завтра. Нужно просто подождать еще чуть-чуть", - упорно повторяла она, когда кто-то пытался начать непростой разговор.
      Однажды на остров приезжал Адам, но он не решился и близко подойти к деревне ведьм-вуду. Алис с удовольствием наблюдала, как белый маг убирается восвояси ни с чем. Говорить с ним желания не было.
   Несколько раз ее навещала Тара, но Алис лишь внимательно смотрела ей в глаза, не произнося ни слова. Она купила дорогой подарок Венере от нее и Чарли, но с ведьмой общаться категорически отказалась. Тара умоляла рассказать, что случилось с Чарли, но Алис была непреклонна. Она не желала прощать Таре рассказы о несуществующей Оливии, манипуляции с фотографиями, она пропускала мимо ушей горячие заверения Тары, что у той не было другого выбора, что она не имела право разглашать тайны семьи. В глазах Алис можно было увидеть лишь отвращение. Семь лет ее Чарли сходил с ума, разрушаясь изнутри, теряя всякую надежду, какие здесь могут быть оправдания? Насильно же семья Ромто не могла заставить ее говорить, слишком опасно было пойти против мадагаскарских ведьм.
      Алис прекрасно понимала: либо ей придется надеть браслет, либо провести на острове в ожидании Чарли, возможно, всю свою жизнь. Никто более не защитит ее от сектантов "Белого взрыва", а уж если Адам приезжал на Мадагаскар, то не стоит рассчитывать, что он оставит ее в покое. Ни секунды не сомневаясь, она приняла решение ждать столько, сколько потребуется, до глубокой старости, до самой смерти. Денег от полосок хватало, чтобы снимать дом и жить безбедно, так что Алис не чувствовала себя обязанной местным жителям. Кроме того, она помогала акушерке и целительнице племени. Конечно, у Алис не было специальных знаний, чтобы оказать квалифицированную медицинскую помощь, но она могла готовить обеды, убирать и ухаживать за больными, чему и посвятила все свободное время.
      У нее не было ни интернета, ни телефона. Алис как будто приостановила свою жизнь, превратив ее в одно сплошное ожидание. Единственной подругой, с которой она делилась переживаниями, стала Арла. Женщины очень сблизились за последнее время, ведь только Арле можно было довериться, рассказать, как сильно Алис сожалеет и как преданно любит.

***

  
   Небесно-голубые, чистейшие как дикое озеро глаза демона горели желтым огнем, его прекрасные цвета спелой пшеницы волосы развевались на ветру, а белые, словно высеченные из слоновой кости пальцы сжимали рукоятку черного кнута. Браш окружил себя золотистым сиянием, благодаря чему его отчетливо было видно этой темной беззвездной ночью. Света от высокой, стройной фигуры демона хватило, чтобы освятить рядом стоящего мужчину, одетого в желтую, испачканную грязью и кровью одежду.
   - Ромто, - прошипел Браш, обходя мужчину по кругу, - я требую, чтобы лично ты сообщил мне об исходе сражения. Я внимательно тебя слушаю, - лицо демона приблизилось к лицу Чарли, и тот увидел два ряда острейших, небольших зубов, напоминающих по блеску и, никаких сомнений, прочности алмазы.
   - Сэр, мы проиграли бой, - спокойно ответил Чарли, прикрывая глаза. Его руки дрожали и сжимались, все еще пытаясь нащупать излюбленное оружие мага - двухклинковую глефу, которую Чарли в течение последних двенадцати часов не выпускал из рук, и которая сейчас в собранном виде покоилась за спиной. Демон был слишком близко, от волнения было невозможно дышать ровно, поэтому Чарли делал это редко, его ноздри раздувались широко, забирая и выпуская порции воздуха.
   - Почему мы проиграли бой Грэхему, Ромто? - демон находился за спиной, Чарли чувствовал на себе его ауру, тяжелое свечение, густую магию, мощь, которую с восьми лет тянул через себя, но сейчас ее концентрация была слишком высокой для смертного, Чарли задыхался.
   - Потому что, - он сильнее зажмурился и напрягся, - потому что я ослушался Вашего приказа и не убил дракона, который лишил нас возможности наступления.
   Его толкнули в спину так быстро, что Чарли не успел сгруппироваться, приземляясь на сухой песок, мгновенно облепившие вспотевшее лицо и ладони. Приподнял голову.
   - Ты испугался, Ромто?
   - Я бы не выжил в этой схватке, сэр.
   - Значит, испугался, - спину обожгло от молниеносного удара кнута, Чарли припал к земле, кусая кулак, - это уже второй раз, когда ты показываешь себя трусом, Ромто. Ты знаешь, какое наказание ожидает трусов, обманувших Желтого демона своей якобы преданностью?
   Чарли сбивчиво кивнул пару раз.
   - Ты считаешь, что умереть от рук своего демона приятнее, чем в пасти дракона? - и новый удар кнута.
   - Ты меня опозорил, Ромто, - и новый удар кнута.
   - Ты не достоин носить звание Боевого мага армии Браша! - и снова удар кнута.
   - Для меня ты больше не существуешь, а это значит... - и снова удар кнута. И снова удар кнута, - а это значит, что ты больше не существуешь ни для кого!
   Новое движение аккуратной руки Браша породило очередное соприкосновение тонкого и прочного материала пыточного орудия с разодранной кожей, но на этот раз стонов не последовало. Как и на следующие десять.
   - Унесите, - бросил Браш одному из подчиненных магов, - Свяжись с семьей Ромто на Земле, - обратился он к своему усилителю, - скажи, что глупейшее желание Луизы сбылось, душа сильнейшего представителя ее рода не покинет пределы Ада.
   - Сэр, армия Грэхема наступает! - крикнул один из солдат, указывая в небо. Демон оскалился, его зубы хищно удлинились и стали напоминать акульи, он прищурился, глаза вспыхнули темно-желтым пламенем, в руке образовался огненный шар, замахнулся и сбил одним движением руки трех драконов, находившихся на расстоянии в нескольких километров.
   - Я бы лично указал Грэхему его место, но это не моя задача. На данный момент у меня нет ни одного способного драться Боевого мага. Уходим.

***

  
   - Когда ты уже скажешь ей об этом? - Арла плела косы зеленоглазой дочери Морриса, а сам же маг в это время монотонно раскачивался в кресле качалке и курил.
   - Я думаю, что вообще не стоит ничего говорить, - он поправил лоскутное одеяло на коленях
   - Она имеет право быть в курсе новостей.
   - Думаешь, она уедет после этого? Начнет новую жизнь? Забудет его?
   - Она должна знать, иначе у нее никогда никого не будет, кроме него.
   - У нее есть надежда, - рявкнул Моррис, - надежда помогает ей жить.
   - Прошло более двух лет.
   - Пройдет еще пятьдесят, я не знаю, сколько ей уготовано бродить по свету. Арла, я ей ничего говорить не буду, если хочешь - скажи сама.
   - Что Арла должна мне сказать? - в хижину зашла Алис. За последние два года ей удалось выучить местный язык, поэтому у Морриса не осталось сомнений, что Алис прекрасно поняла каждое слово, отступать было некуда. Колдун тяжело вздохнул и перевел взгляд на Арлу.
   - Ты убрала защиту? - спросил он, но женщина тихо напевала себе под нос одну из любимых колыбельных и делала вид, что с головой поглощена плетением кос.
   Моррис снова поправил одеяло, его ноги с каждым месяцем доставляли все больше хлопот, он практически не мог ходить и чувствовал постоянных холод в нижних конечностях.
   - Ты не должна была слышать этот разговор, я ставил защиту на хижину.
   - Ее убрала Арла, потому что посчитала, что мне нужно что-то знать. Говорите.
   Моррис смотрел, как Алис, переминаясь с ноги на ногу, царапает запястья, кожа на которых уже была содрана до крови.
   - Дочь моя, ты очень изменилась за последние годы, и не только внешне, - он еще раз оглядел Алис с ног до головы, словно стараясь запомнить каждую ее черточку, опасаясь, что больше не увидит девушку никогда. Смуглая, загорелая кожа в тусклом свете керосиновой лампы по цвету не отличалась от его собственной, темные волосы были заплетены во множество длинных кос, как было принято носить в поселении. Бледно-желтого цвета длинное платье из натурального тонкого льна, висело на фигуре бесформенным мешком, хотя, Моррис прекрасно представлял, как бы хорошо смотрелись на Алис более открытые платья и шорты. Он давно полюбил эту трудолюбивую, молчаливую девушку, глаза которой горели верой и ожиданием, она ни на секунду не усомнилась, что Чарли к ней вернется. А сейчас эти самые огромные, светло-голубые глаза наполнялись слезами.
   - Говорите же, - сказала Алис, - я вам все равно не поверю.
   - Детка, - не выдержала Арла, - звонила Луиза Ромто.
   - Что хотела старая ведьма? - брезгливо поджала губы Алис.
   - С ними связывался усилитель Браша, - тихо сказал Моррис.
   - И что он сказал?
   - Ты должна понять, что жизнь продолжается, мы все тебя очень любим и никогда не бросим...
   - Что он сказал?
   - Что Чарли не вернется.
   Она молча развернулась и вышла из хижины. Арла, оставив плетение и отправив ребенка в соседнюю комнату спать, присела на лавочке, обхватила колени ладонями и зарыдала, низко и хрипло. Ее кольца в носу и брови вздрагивали при каждом всхлипе. Моррис молчал, продолжая раскачиваться на стуле.
   - Думаешь, мы ее больше не увидим? - спросила Арла, вытирая потоки слез.
   - Нужно было не говорить, - ответил Моррис.
   - Если Луиза еще раз позвонит, - в комнату залетела запыхавшаяся Алис, - я не плачу, я злюсь! - рявкнула она, увидев в каком состоянии находится подруга, - Если старая ведьма еще раз позвонит, скажите, чтобы подавилась своими мечтами. Мой Чарли жив, и если хоть кто-то в этой деревне заикнется, что его больше нет, будет иметь дело со мной! - она гордо выпрямила спину, не отдавая себе отчета, что угрожает колдунам-вуду, и покинула хижину.
   - Ее надежда сильнее, чем я думал.
   - Она всю жизнь будет его ждать, - рыдала ведьма.
   - Это ее судьба. Пусть будет так.

***

     
   Было отличное солнечное утро, Алис, как и всегда, сидела на берегу, закутавшись в плед, и неотрывно наблюдала за перекатыванием искрящихся в утреннем солнце бирюзовых волн. Несмотря на дневную жару, на рассвете все еще было прохладно, и Алис, обхватив колени руками, дрожала даже под одеялом. "Чарли, где ты?" - шептала она беззвучно, разглядывая охотившихся на рыбу чаек и играющих вдали дельфинов. Она могла просидеть все утро, отдаваясь воспоминаниям и мечтам, непоколебимой вере в своего мужчину. Прошло три года с тех пор, как они виделись в последний раз, более полугода, как ей сообщили, что он не вернется на Землю. В последнее время Алис много думала о жизни и смерти, представляла душу Чарли в Аду. Она улыбнулась - разумеется, его душа осталась там, Браш вряд ли в скором времени согласится расстаться с ней. Интересно, что именно Чарли теряет каждый раз, когда армии демонов устраивают побоище на местах поселений страдающих душ? Какие именно пытки ждут Алис после ее смерти, не было для нее загадкой. Весь ее мир крутился вокруг Чарли.
   Да нет же, он жив, - она быстро вытерла слезы, - это неверные мысли, совершенно неправильные. Она никогда не поверит, что он ее оставил, всю жизнь будет ждать. Арла ошибается, Луиза ошибается, Браш мог ошибиться. Черт, Чарли жив! - она резко отбросила полы одеяла, в которые куталась, и поднялась на ноги. Подняла с земли камень и запустила в воду, распугивая раскормленных чаек. Потом еще один камень и еще один. Стало очень тепло, даже жарко. Алис замерла, прислушиваясь к собственным ощущениям, не в силах позволить себе поверить в то, что чувствует. Не может быть, чтобы она, минуту назад сжимающаяся в комок от холода, так быстро согрелась!
      - Ты все еще меня ждешь, красавица? - его голос достиг ее со спины, мгновенно разгоняя сердце до бешеного ритма. Картинка перед глазами поплыла, и весь мир сузился до его слегка хриплого голоса, до трепетной дрожи, от прикосновения его темного взгляда к ее затылку. Ее затрясло как в лихорадке, щеки вспыхнули, а в груди заныло, да так тяжело и сладко одновременно, что она схватилась за сердце, боясь обернуться, боясь увидеть позади себя пустынный пляж, хотя внутри все горело, кровь бурлила, а мозг хаотично цеплялся за обрывки ощущений - он жив!
      - Где бы ты ни был, и как бы надолго меня не оставлял, я всегда буду тебя ждать, - она обернулась и кинулась ему на шею, вцепилась в плечи и, обессилев покачнулась, рискуя упасть к его ногам. Она удержалась на ногах лишь благодаря сильным, крепко обнимающим ее рукам.
      - Прости, я задержался, - прошептал он, прижимая ее к себе.
      - Ты пришел, - шептала она, осыпая поцелуями его лицо, - Живой, дышащий, настоящий. Ты пришел ко мне, - она его трогала холодными, вспотевшими от волнения руками, притягивала к себе, не отпуская, все еще не веря, что дождалась, что была права, несмотря на разговоры и сочувствующие взгляды окружающих!
   - Чарли, где твои шрамы? - наконец, смогла произнести хоть что-то Алис.
      - Качественный морок Сатари. На этот раз я блестяще прошел контроль, у них не было ни единого сомнения, стоит ли мне доверять магическую силу, я прекрасно могу ее контролировать.
      - Я никогда не сомневалась в этом, - она взяла в руки его ладони и по очереди поцеловала запястья. - Но, Чарли, я хочу увидеть тебя настоящего.
      - Как скажешь, - он коснулся запястьями, смывая с себя морок, словно под напором воды.
   Алис с обожанием рассматривала каждый изъян на лице любимого. Все было именно так, как она и запомнила, только добавился новый шрам, поднимающийся с левой щеки до волос и выше. Ее сердце сжалось, дрожащей рукой она провела по нему снизу вверх.
      - Я стал еще симпатичнее, - усмехнулся маг.
      - Это неважно.
      - Ты еще не видела остального...
      - Заткнись, - она накрыла его рот своим, - Чарли, для меня ты всегда будешь самым лучшим и единственным, - и продолжила целовать его.
   Чарли подхватил ее на руки и перенес на брошенное одеяло.
   Вот его Алис, лежит в его объятиях, улыбается, прижимаясь к груди, трогает пальчиками неровности тела, целует покалеченные пальцы на руке. Такая настоящая, горячая и раскрасневшаяся, прижимающаяся к его телу своим, тихонько всхлипывающая от переполняющих ее эмоций. Такая родная. Чарли смотрел на небо, океан, слушал стук ее сердца и понимал, что впервые за последние годы счастлив. Что больше всего на свете хочет попробовать еще раз поверить в надежду и любовь.
      Они долго молча лежали на берегу, обнявшись, смотрели на волны, ласкали и заново изучали тела друг друга. Алис с удовольствием отметила, что Чарли поправился. Сейчас, помимо твердого рельефа на теле присутствовали отчетливо выделяющиеся бугорки мышц. Его лицо стало круглее, возвращая резким чертам, как ей казалось, навсегда потерянную на войне мягкость.
      - Я решил, что не эстетично везти голову через океан, - Чарли достал из кармана куртки ошейник и протянул ей, - и принес это. Лидера Белого взрыва звали Майкл Орти. Тридцать лет назад Сатари запечатали ему канал, и он жил, занимаясь жертвоприношениями и обменами, организовывая секты с такими идиотами, как Джек и Адам. Мне страшно подумать скольких человек он успел лишить жизни, сколько душ отправил в Ад, ради обретения кусочков власти от подачек демона. Кстати, ты знаешь, что Джек покончил с собой?
      - Не может быть.
      - Оставил записку, в которой написал, что отправился просить прощения у Саманты.
   Они помолчали.
      - Почему старика не поймали раньше?
      - Из-за характера жертв. Он обменивал души только еще нарождённых детей. Обычно женщины выживали, Саманте просто не повезло.
      - Моя мать, - добавил Чарли после паузы, - заключила со стариком сделку. Он должен был найти меня, за это она не трогала его секту. Старик искал, еще как искал. Он был очень талантливым магом, намного сильнее меня. Думаю, Сатари, предвидя его способности и жестокость, тягу к власти, перекрыли канал, на всякий случай. Но даже ему не добраться до Ада.
      - Адам приезжал сюда около года назад, как только я сняла браслеты
      - И что? - Чарли напрягся.
      - Мы не виделись, я следила за ним через поисковик Арлы. Он не решился приблизиться к деревне.
      - Еще бы, здесь столько защиты, что даже я около часа потратил на распутывание и создание лазейки.
      - Ты его тоже убил? - безразлично спросила она.
      - Нет, только помял немного. Я проверил его и всех остальных сектантов Белого взрыва - никто из них не способен на вызов демона для совершения обмена, пусть кидаются в людей карандашами, это никому не причинит вреда. Конечно, изредка придется присматривать за их успехами. - Потом еще добавил: - Наказание найдет этих людей, не сомневаюсь. Они за все рано или поздно окажутся на коленях перед демонами.
      Чарли сам был удивлен, что уже не чувствовал такой сильной ненависти к бывшему любовнику Алис. Он ехал с целью свернуть ему шею, но, увидев, передумал, настолько мерзким и жалким показался ему белый маг. Чарли хорошенько избил его, пригрозив скорой расправой за любой проступок, и ушел, не оглянувшись. Ему было безразлично, жив Адам или нет, потому что Алис ждала именно Чарли, все остальное - вдруг стало совершенно неважно.
      Алис прижалась к нему еще ближе.
      - Давно ты вернулся?
      - Около месяца назад. Я сразу нашел тебя, но сначала решил закончить с белым магом. А еще я видел мать позавчера, представляешь, она считала меня мертвым, - усмехнулся, - Кажется, усилитель Браша перепутал мое совместимое с жизнью ранение со смертельно-опасным. Я рассказал ей про все души, гниющие в Аду из-за нее. Теперь это ее ноша, она могла уничтожить старика еще три года назад, раз и навсегда прекратить его жестокие обмены.
      - Он был сильнее ее в колдовстве?
      - Даже с перекрытым каналом он оказался опасным противником. Хорошо, что ты жила здесь под защитой. Боюсь, что даже если бы ты не снимала браслет, он нашел бы тебя рано или поздно. Понимаешь, он заключил договор с демоном именно на твою душу или душу твоего потомка. Ты не представляешь, в каком бешенстве я его застал. Срок договора истекал, обычно его заключают на пять лет, а до тебя никак не добраться. Он совершил две серьезные ошибки, поэтому мне и удалось убить его. К сожалению, пока нас не было, он продолжал приносить жертвы, поэтому магии в нем было много.
   - А что было бы через год, если бы ты не расправился с ним? Что бы с ним сделал демон?
   - Думаю, полностью бы подчинил, превратил в черта. При любой сделке демоны сначала предлагают именно это, как и говорила Жанна. Это самое страшное, что может случиться. Никто не заслуживает такой участи.
   - А твоя мать отказалась от идеи отправить тебя к Сатари?
      - Моя мать оказалась полной дурой, она считала, что пока мой канал запечатан - у всех остальных Ромто больше силы.
      - Это не так?
      - Конечно, нет. Запас Браша бездонный, черпай сколько нужно, сколько сможешь унести. Мощь мага зависит в первую очередь от врожденных способностей, я не виноват, что родился самым сильным колдуном в семье. Луиза боялась, что я смогу найти возможность снять браслеты, поэтому и хотела от меня избавиться окончательно.
      - Чарли?
      - Что, моя красавица? - он в тысячный раз поцеловал ее.
      - А что заставило тебя задержаться?
      - Я ослушался приказа, - улыбнулся он, - два раза.
      - Ты ослушался приказа?!
      - Да, Алис, - Чарли приподнялся на локте и посмотрел на нее сверху вниз, - я же ненормальный у тебя, соображаю очень медленно. Я сразу предупредил, что мне нужно подумать. То, что ты будешь меня ждать, и что я поклялся найти тебя, до меня дошло только через месяц после нашего расставания. Осознание этого было таким неожиданным и приятным, что я сначала растерялся. Понимаешь, я отвык от того, что кто-то меня ждет, что мне обязательно нужно вернуться и не только ради самого себя, - он быстро опустил глаза, потом снова поднял и продолжил, - что и я кому-то нужен. Я решил, что не буду выполнять приказы, если риск серьезен и возможность погибнуть более пятидесяти процентов.
      - И как же ты определял степень риска?
      Чарли засмеялся.
      - На глаз, - он весело подмигнул, - два раза я отказался выполнять приказ и за это мне продлевали срок службы. Ясное дело, ни о каких бонусах речь и не шла. Боевых магов не убивают, в отличие от нулевиков за ослушание, они слишком ценные. Я очень боялся, что с тобой что-то случится, но, будучи мертвым, никак не смог бы тебе помочь.
      - И били, да? - Алис ощупывала новые рытвины шрамов от кнута на спине.
      - Это не важно, такие психи, как я, не боятся физической боли. Моя цель была выжить, теперь не для того, чтобы отомстить, а для того, чтобы начать жить по-настоящему.

***

  
   Арла видела, как поздно ночью они, обнявшись, возвращаются с пляжа в домик Алис, слышала, как девушка очень тихо смеется, наблюдала, как трепетно ее руки скользят по спине Чарли, пока он устанавливает магическую защиту на хижине, словно опасаясь, что им может угрожать опасность в центре поселения мадагаскарских ведьм. Арла могла видеть будущее, но в этот раз она не стала заглядывать вперед даже на короткий промежуток времени. Ее поразила стойкость Алис, не позволяющая девушке усомниться в своем будущем и в отведенном ей месте на Земле, находящемся рядом с Чарли, за его спиной.
   Дождавшись, когда на окнах напротив опустятся занавески, Арла покачала головой и отправилась спать. Ей не нужно было колдовать, чтобы увидеть темноту, клубившуюся над магом из семейства Ромто. Десять лет, проведенных на войне, оставили от его души руины, так сильно напугавшие Арлу при их первой встрече. Вероятно, - думала ведьма, - для Алис было бы лучше, чтобы Чарли действительно никогда бы не вернулся на Землю, время бы залечило раны, помогло забыть данное девушкой обещание, притупило ее чувства. Но Чарли в очередной раз умудрился вырваться из Ада и найти ее, даже не пытаясь жить без той, которая одновременно является его самой мучительной болью и олицетворением надежды на будущее.
   Они будут пробовать снова и снова, пока не станут счастливыми или пока не покинут этот мир. Нет, Арла не станет заглядывать в будущее, жизни этих людей принадлежат только им двоим. Даже демоны могут ошибаться, что говорить о смертных. Смертным остается лишь верить и хвататься за подаренные им судьбой шансы на спасение. И Арле что-то подсказывало, что Чарли использует каждую возможность, особенно, если рядом с ним будет Алис.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  


Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Успенская "Хроники Перекрестка.Невеста в бегах" А.Ардова "Мое проклятие" В.Коротин "Флоту-побеждать!" В.Медная "Принцесса в академии.Суженый" И.Шенгальц "Охотник" В.Коулл "Черный код" М.Лазарева "Фрейлина немедленного реагирования" М.Эльденберт "Заклятые любовники" С.Вайнштейн "Недостаточно хороша" Е.Ершова "Царство медное" И.Масленков "Проклятие иеремитов" М.Андреева "Факультет менталистики" М.Боталова "Огонь Изначальный" К.Измайлова, А.Орлова "Оборотень по особым поручениям" Г.Гончарова "Полудемон.Счастье короля" А.Ирмата "Лорды гор.Да здравствует король!"

Как попасть в этoт список

Сайт - "Художники"
Доска об'явлений "Книги"