Масленков Игорь Витальевич: другие произведения.

Из истории семьи. Кобозевы Таврические

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Удивительная история белгородских купцов Кобозевых. Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!

   Поначалу я собирался ограничиться одним очерком по истории семьи Кобозевых, но по мере продвижения исследования все чаще приходил к мысли о том, что моим чаяниям не суждено сбыться. Новые сведения прирастали снежным комом и передо мною были уже не разрозненные факты, а цельная картина, полотно едва ли не эпического масштаба. Каждый отдельный эпизод мне казался важным, достойным памяти потомков и внимания любознательных читателей. Теперь окончательно стало ясно, без второго очерка обойтись решительно невозможно.
   Речь я поведу уже не о семье, пусть и состоящей из нескольких поколений, но о роде, разросшемся подобно иной знаменитой династии древних правителей. Многие его представители внесли свою скромную лепту в общее дело строительства Отечества, разъехались по разным городам, дав начало новым ветвям генеалогического древа. Об одной из них, на мой взгляд самой значительной, и хотелось бы рассказать. Не зря в названии очерка я упомянул Тавриду. С ее историей тесно связан и род Кобозевых.
  Однако обо всем по порядку.
   В начале XVIII века в Белгороде проживало несколько семей Кобозевы, а именно вдова Тимофеева жена Улита Кобозева, Мина Данилов Кобозев с женою Авдотьей и детьми, и вдова Устинья Козминская жена Кобозева с сыном Дмитрием [31]. Предположение о родстве этих людей выглядело вполне естественным, но все же нуждалось в каких-то доказательствах. Однако дальнейшие исследования не подтвердили мою гипотезу. На сегодняшний день такое родство не установлено, однако из этого не следует, что оно отсутствовало вовсе. Возможно, в более позднее время эти семьи и пересекались. А все мои стройные построения разрушила сказка 1697 года, поданная белгородцем пушкарем Григорием Даниловым сыном Кобозевым: "служу пушкарную службу вместо отца своего по разбору стольника князя Володимера Ивановича Волконскаго во 195 году (1687 г). У меня отец Данила стар и дряхл брат Минка в возрасте, левой ногою хром да у меня ж два сына Ивашка трех лет и Дмитришка году" [32].
   Однако, как я уже не раз говорил, новые факты далеко не всегда вносят ясность, а скорее запутывают дело и заводят исследователя в тупик. И описываемый случай, несмотря на кажущуюся простоту, даст фору любому детективу. Сравнив сказку 1697 года и данные ландратской переписи, я увидел, что к 1718 году Григорий Данилов Кобозев с сыновьями Ивашкой и Дмитришкой исчезли бесследно. В Белгороде в то время значатся невесть откуда взявшаяся вдова Улита Кобозева, Устинья Козьминская жена Кобозева с сыном Дмитрием и семья Мины Данилова, брата подателя сказка Григория Данилова. Интересен прежде всего тот факт, что возраст Дмитрия, сына Устиньи Козьминской жены точно совпадает с возрастом Дмитрия Григорьева. Более того, Дмитрий Козьмин, как и Мина Данилов, льет нательные кресты и серьги. И живут они в одном приходе церкви Преображения Господня! Однако при этом Дмитрий Козьмин не может быть Григорьевым, т.к. отчество Козьмин упоминается как в ландратской переписи, так и в материалах первой ревизии. Но куда делся одногодка Дмитрия Козьмина, его тезка? Загадка. Да и слишком много совпадений - фамилии, имена, годы рождения, ремесло, место жительства. А вот предположение о том, что Дмитрий Козьмин был знаком с Миной Даниловым, особых сомнений не вызывает.
   В дальнейшем выяснился еще один факт. Потомки Козьмы и Мины Кобозевых породнились с такими белгородскими купеческими фамилиями, как Бочеровы, Мачурины, Слатины. Все переплелось до безобразия, так что можно говорить о некоей связи между этими родами Кобозевых. Да и в конце концов, не пропадать же материалу, давшемуся тяжкими трудами! А материал, поверьте, достойный как бойкого пера, так и талантливой кисти.
  
   Какова же ранняя история этой семьи Кобозевых? Разборная десятня курчанам 1636 года упоминает Наума Иванова Кобозева [34]. В Смотренной книге Курска 1652 года среди детей боярских находим Данилу Наумова и Ивана Наумова Кобозевых [35]. Скорее всего, речь идет именно об отце и сыновьях, а упомянутый Данила приходится отцом пушкарю Григорию и его брату Мине. Надо полагать, Григорий продолжил службу и отбыл на новое место, а Минай (1669-?) осел в Белгороде, женился на Авдотье, родил сына Никифора (1694-?) и дочь Дарью (1705-?). Никифор женился на Прасковье (1696-?). У Никифора были сыновья Иван (1713-1788), Алексей (1714-1756), Никифор (1718-1722), Василий (1722-1722) и Тимофей (1740-1767) [31]. Иван уже числится белгородским купцом. В жены взял он Мавру Ларионову (1717-?), дочь белгородского купца Лариона Микулина. И был у них сын Василий Иванов (1736-?). Женился он на Праскевье Родионовой (1737-?), дочери белгородского купца Родиона Широкова. И родились у них дети Иван (1758-?), Михайла (1762-?), Анна (1761-?) [1], Марья (1768-?), Евдокия (1770-?), Степан (1772-?), Борис (1775-?) и Анна меньшая (1779-?) [2]. Не ведомо по какой причине и по какому умыслу, но Степана по указу Курской казенной палаты выписали в Бахмутское купечество. Вот, казалось бы, ниточка оборвалась. Пойди найди теперь Степана в Бахмуте. Ан нет, не затерялся Степан, нашелся! Да только не в Бахмуте, а в Бердянске, на берегу Азовского моря. Сей град был заложен в 1825 году под именем Новоногайска (официальная дата основания города - 3 ноября 1827 г. Именно тогда были обмежеваны городские земли), но спустя несколько лет переименован в Бердянск. И наш Степан Васильев Кобозев, купец и рыбопромышленник, имевший 12 лодок и 23 невода[13], стал одним из первых жителей вновь основанного города. Подпись Степана Васильева Кобозева как "ногайского купца" была поставлена первой 15 апреля 1830 г. под приговором жителей "города Ногайска, что при Бердянской косе, где учреждается при Азовском море пристань" о необходимости построить здесь православную церковь [3].
   Николай Степанович Кобозев (06.12.1793-02.03.1866), сын Степана Васильевича, продолжил дело отца. Николай Степанович стал первым городским головой Бердянска и несколько раз занимал этот пост (1841-1857, 1860-1862), купцом 1-й гильдии, потомственным почетным гражданином города. Уделял большое внимание благоустройству Бердянска, чем оставил по себе добрую память. Был главным подрядчиком возведения бердянской пристани. Участвовал в обустройстве общественного городского сада, возведении Вознесенского собора. В 1833 году Николай Степанович установил вблизи города деревянный шест в виде маяка для ориентации судов, промышлявших рыбой и солью. У пристани Кобозев построил каменный колодец, водою которого в навигацию 1852-1853 гг. пользовались до 800 русских и иностранных судов.
   Один из домов, построенных Н.С. Кобозевым, после его смерти был продан городу для размещения городского театра. Последнее было сделано с выгодой не только для города, но и для наследников Н.С. Кобозева, которые отдали дом в счет погашения недоимок, накопившихся на протяжении десятков лет по откупу за рыбные заводы [9]. Николай Степанович выступил инициатором и участником строительства гостиного двора в Бердянске. Слыл великим хлебосолом. В его доме не брезговали останавливаться и царственные особы. Так, "Одесский вестник" в 1837 году сообщал о том, что "по известиям из Бердянска, Его Императорское Высочество Государь Наследник благополучно прибыл в этот город 16-го Октября, в субботу, и изволил ночевать в доме тамошняго купца Кобозева" [4].
   Как и многие купцы того времени, не чурался благотворительности, жертвовал не только на храмы, но и на учебные заведения. Так, он обязался каждый год жертвовать 50 рублей на нужды Навигационного класса, готовившего шкиперов и штурманов [5].
   Николай Степанович владел многочисленными рыбными заводами, занимался выловом рыбы "по изобретенному им способу" в Черном и Азовском морях. Пользовался особой благосклонностью Новороссийского и Бессарабского генерал-губернатора М. С. Воронцова. Граф (с 1845 г. князь) с большим вниманием относился к деятельности Николая Степановича. "6-го Июля. Вчера прибыл сюда из Керчи на пароходе "Петр Великий" г. Новороссийский и Бессарабский генерал-губернатор граф М.С. Воронцов, и встречен был на пристани с хлебом и солью купечеством и гражданами Бердянска. Его сиятельство с удовольствием заметил необыкновенное увеличение этого города в последнее время и осматривал ряды строящихся каменных домов и магазинов там, где за два года пред тем не было ничего, кроме песчанаго, пустыннаго берега. В тот же день г. генерал-губернатор посетил основанный им общественный сад, кирпичные и черепичные заводы и рыбныя ловли, принадлежащия здешнему купцу Кобозеву" [6]. С. Сафонов, который длительное время пребывал при М.С. Воронцове, будучи правителем его канцелярии, 10 февраля 1839 р. писал Михаилу Семеновичу из Петербурга в Лондон: "Прилагаю также письмо от Кобозева, в котором вы увидите успехи, делаемые Бердянском по торговле и другим частям" [7].
   Теплые отношения существовали между Н.С. Кобозевым и архиепископом Алексием. Во время пребывания в Бердянске в 1865 г. Алексий останавливался в доме у первого
  Бердянского городского головы. Наверняка именно Николай Степанович приглашал
  епархиального архиерея освятить кладбищенскую церковь. После смерти Н.С. Кобозева Алексию донесли, что при жизни Николай Степанович просил похоронить его в кладбищенской церкви. Архиепископ Симферопольский и Таврический распорядился, чтобы духовенство не только исполнило волю первого Бердянского головы, но и доложило телеграммой архиерею об исполнении. Как заключили из этого бердянские священники, Алексий имел намерение лично отслужить панихиду по Кобозеву. По этому поводу В.К. Крыжановский записал: "Такое внимание Архиерея, нада же было заслужить" (26 марта 1866 г.). [8].
   Дружил Николай Степанович и с другими известными и значительными людьми, в том числе и с Андреем Михайловичем Достоевским, младшим братом знаменитого русского писателя. Андрей Михайлович не раз гостил в доме Николая Степановича. Описание этих встреч мы найдем в "Воспоминаниях" Андрея Михайловича: "Но такъ какъ всему бываетъ конецъ, то пришелъ конецъ и нашему пребыванію въ Бердянскѣ, и мы назначили днемъ своего выѣзда 18е Марта въ Пятницу. - Дня за два до этого, то есть 16го Городской Голова Кобозевъ пріѣзжалъ звать насъ къ себѣ на обѣдъ 17го; причемъ приглашая меня Кобозевъ сказавъ: "я приглашаю Васъ /сударь/ Андрей Михайловичъ теперь дѣйствительно на обѣдъ а не на Уху, какъ въ прошлый годъ".
  <Далее следует авторский знак: Х. Внизу на полях под таким же знаком запись:> Слово Сударь, было его поговоркою.
  И при этомъ мы оба засмѣялись. - По уходѣ Кобозева, Грачевъ присталъ ко мнѣ за объясненіями поАслѣднихъ словъ Кобозева, а такъ какъ я при описаніи своихъ пребываній въ Бердянскѣ за прошлый годъ, упустилъ изъ виду эпизодъ объ которомъ намекалъ Кобозевъ, то разскажу его теперь. -
  Въ одинъ изъ прошлогоднихъ своихъ пріѣздовъ въ Бердянскъ, а именно въ Iюньскій, я по дѣламъ видѣлся нѣсколько разъ съ Городскимъ Головою Кобозевымъ, и хотя былъ знакомъ съ нимъ и прежде, но въ этотъ пріѣздъ болѣе тѣсно сошелся съ нимъ. Вотъ разъ какъ то между разговорами мы разговорились про рыбу (онъ велъ торговлю рыбою) вообще и упомянули объ ухѣ. -
   "А вы любитель ухи, Андрей Михайловичъ, такъ Вы покушайте моей ухи, тогда будете знать, какая уха бываетъ!.... Я Васъ угощу /сударь/ такою, что и цари едвали ѣдали такую! - Вотъ пожалуйте ко мнѣ завтра часу въ 5м, тогда и увидите какая уха бываетъ!"....
  На другой день я долженъ еще былъ оставаться въ Бердянскѣ, а потому и рѣшился быть у Кобозева на ухѣ. Но такъ какъ часъ былъ назначенъ совершенно обѣденный, то я и предполагалъ что уха будетъ за обѣдомъ, на который звалъ меня Кобозевъ. - А потому закусивъ немного утромъ я до 5го часу ничего не ѣлъ и явился къ Кобозеву прямо съ работы совершенно почти натощакъ. Но пришедши къ нему, я по всей обстановкѣ увидѣлъ, что обѣда кажется вовсе не будетъ, и онъ уже былъ, потомучто хозяинъ, потягиваясь видимо послѣ послѣобѣденнаго сна, велѣлъ закладывать экипажъ собираясь куда то ѣхать. Когда экипажъ былъ поданъ, то хозяинъ сказалъ: "Ну вотъ теперь и поѣдемъ готовить уху"!....
   Да развѣ уха будетъ не у Васъ въ домѣ["], не за обѣдомъ"?... спросилъ я.....
  Кобозевъ посмотрѣлъ на меня и ударивъ себя по головѣ, закричалъ:
   "Ахъ я бѣлужья башка"!.... Да Вы сударь обѣдали ли?"...
   Нѣтъ, Вы звали меня въ 5м часу дня на уху, я думалъ, что она будетъ у Васъ за обѣдомъ. -
   "Эй хлопцы!... кто тутъ есть! Живѣй накройте на столъ, и несите всё что есть въ хозяйствѣ для полнаго обѣда, да живѣй у меня"!.... а за тѣмъ продолжалъ: "Какъ же я могу съ Царями соперничать въ своей убогой хатѣ?.... Нѣтъ мы поѣдемъ съ Вами верстъ за 10 отъ города на открытое море, и тамъ сваримъ ушицу и похлебаемъ, а теперь кушайте, сударь, Андрей Михайловичъ, вѣдь уха то будетъ къ вечеру, такъ чтобы до тѣхъ поръ не проголодаться"!... И дѣйствительно мнѣ наставили столько яствъ, что это былъ одинъ изъ обильнѣйшихъ обѣдовъ, но только безъ горячаго. -
  Когда я кончилъ ѣду, то мы поѣхали вмѣстѣ съ нимъ за городъ въ его рыбны[е]/я/ заведенія, состоящі[е]/я/ на берегу Азовскаго Моря. - Тамъ много гуляли, и хозяинъ показывалъ мнѣ всѣ свои заведенія; и къ вечеру напившись предварительно чаю, хозяинъ велѣлъ закинуть тоню. Поймали нѣсколько мелкой рыбы, которую опотрошивъ ввалили чутьли не полный чанъ и начали кипятить. - За тѣмъ наваръ слили въ кострюли, Повара оттянули въ немъ муть, и вложили въ него двѣ аршинныхъ, только что пойманныхъ, стерляди. - Когда рыба уварилась, то уху разлили въ маленькія миски, и каждому присутствующему подали по цѣлой мискѣ. -
   "Вотъ откушайте, сударь Андрей Михайловичъ; [до] вотъ за эту ушицу, я могу постоять, такой дѣйствительно, и Цари некушаютъ. Да и рыбка то сударь, тутъ не мореная, а прямо съ своей прогулки пожаловала къ намъ въ кострюлю!"
  И дѣйствительно уха была на славу! такой я не ѣдалъ прежде, да и послѣ едва ли когда прійдется поѣсть. -
  17го Марта какъ я упомянулъ мы обѣдали у Кобозева; обѣдъ былъ изысканный но ухи не было; потомучто море еще было замерзшее и ловъ рыбы не начинался. - На другой день 18го Марта мы наконецъ выѣхали изъ Бердянска и 20го въ воскресенье были въ Мелитополѣ" [9].
   Во время Крымской войны Николай Степанович много сил отдал организации обороны города и восстановлению Бердянска после артиллерийского обстрела. И, тем не менее, в 1855 г. в канцелярии Новороссийского и Бессарабского генерал-губернатора велось секретное дело о сношениях ряда бердянцев, в том числе и Н. С. Кобозева, с неприятелем во время его пребывания в городе. Ничего предосудительного выявить не удалось и Главный комитет, учрежденный в Одессе для вспоможения жителям Новороссийского края, пострадавшим от войны, рассматривал дело "О пособии почетному гражданину Кобозеву за потерю в минувшую войну 14 рыболовных заводов, 6 судов и одного брига". Н. С. Кобозев выступил строителем Николаевской церкви, был подрядчиком строительства бердянского мола. Незадолго до смерти Н.С. Кобозев выступил подрядчиком строительства церкви в Васильевке (5 октября 1865г.). Состоял членом комиссии по ходатайству о проведении в Бердянск железной дороги. Нажил порядком друзей и недоброжелателей, кои вменяли ему в вину многие злоупотребления. Но на этих подрядах Николай Степанович не разбогател и после смерти оставил большие долги. Награжден тремя золотыми медалями, орденом Святой Анны 3 степени. В 2007 г. в Бердянске в честь Н. С. Кобозева был установлен памятный знак [10]. В дореволюционное время одна из улиц города носила имя Николая Степановича Кобозева. В его часть названа часть горы от старого кладбища до поселка Гавриловка. О ней писал известный украинский писатель Остап Вишня, побывавший в Бердянске в 1926 году: "Зазирав сюди, кажуть, Пугач Омелько, на широкий на шлях чумацький з Дону потрапивши. Був, розповідала одна баба старезна, він у корчмі на Кобезівській горі..." [14].
   Очень ценные и интересные сведения о жизни первого городского головы Бердянска можно почерпнуть из дневников титулярного советника В.К. Крыжановского, многие годы занимавшего пост начальника бердянской таможни. С 1836 года и до самой смерти Николая Степановича Крыжановский поддерживал с ним теплые дружественные отношения. Николаю Степановичу он дает самую лестную оценку, говорит о нем как об "известной всем личности", "первом хлебосоле", "любимце князя Воронцова", "самом лучшем хозяине" [8]. В.К. Крыжановский не забыл упомянуть и о том, что Николай Степанович "построил на свой щет Кладбищенскую Церковь; половину гостиннаго двора,
  ту часть, что к Собору собственно для себя; и тем за охотил других к застроению
  гостиннаго двора; много хороших домов выстроил и продал; ему обязаны за постройку
  на свой щет 1-го Театра; Он был подрядчиком три раза постройки в Бердянске
  пристани и на конец волнореза" [8].
   Не скрою, есть и другая оценка Николая Степановича. Так, некто А. Третьяков, позиционирующий себя краеведом, написал кране желчный и злобный пасквиль, не приводя при этом никаких доказательств, а пользуясь только исключительно ему ведомыми предположениями. Сей А. Третьяков пишет, что Н.С. Кобозев "буржуй", разбогатевший на хищническом вылове севрюги, строительных подрядах, "сорвавший куш от строительства волнореза - 312000 руб."; "пособник иностранного капитала,
  отправивший за рубеж сельскохозяйственной продукции на два с половиной миллиона
  рублей серебром; подхалим губернского начальства; бездушный к человеческим бедам
  махинатор, за бесценок скупивший рыбные заводы графини Толстой..." [11].
   Я уже говорил, в своих дневниках В.К. Крыжановский дает высокую оценку деятельности Н. С. Кобозева на посту городского головы. И очень показательно то, что ни один из городских голов, сменивших Кобозева подобной оценки не удостоился. Их Крыжановский либо просто упоминает, либо касается вскользь.
   В.К. Крыжановский оставил нам сведения и о близких Николая Степановича. "27 Февраля, Суббота, мороз 3 1/2 градуса; ветер северный; Сегодня было погребение тела Корабельнаго Смотрителя Таможни, Петра Дмитриевича Тимченка после обедни - Оставил жену, без детей; состояние еще неизвестно. - Это родной племянник купца Николая Степановича Кобозева: т:е: сын его родной сестры Александры Степановны, которая уже похоронила 3-х дочерей и 1-го сына; - все четверо во цвете лет умерли. - Корабельным Смотрителем представлен от Таможни ея канцелярский Волощуков. Федор Дмитриевич Тимченко лежит тоже в горячке, и не знает, что брат умер: ему говорят, что брату лучше. - Доктора опасаются за его жизнь" [8]. Касательно семьи Тимченко у меня пока данных нет. Однако на сей счет интересно одно замечание Крыжановского. "29 декабря. Понедельник. Мороз 12 градусов. Сегодня титар соборной церкви г-н М.Г. Головко подал прошение в думу о покупке за счет города у дворянина Федора Тимченко дома того, в котором жил до смерти Н.С. Кобозев, для церковных служителей, ценою 12 тыс. рублей" [8]. Выходит, семья Тимченко принадлежала к дворянам.
   Много познавательного узнаем мы и о первых годах существования Бердянска. "30-го Января, Воскресение, ночью мороз маленькой; весь день таяло и грязи в городу довольно. Сего исполнилось 30-ть лет с того дня, как я по поручению Князя Михайла Семеновича Воронцова, Новороссийскаго Генерал Губернатора, нарочно приезжал из Мариуполя,- открыть в Бердянске порт и Таможенную Заставу. - Это было 1836-го года 30-го Января, в день 3-х Святителей: Василия Великаго, Григория Богослова и Иоанна Златоустаго. Как теперь помню: Церкви тогда в Бердянске ни одной не было, а только один молитвенный дом, покрытый соломой, выстроенный на площади, где теперь Соборная Церьковь;1-й Гражданин в городу был Николай Степанович Кобозев, лет не более 40; жена у него Анна Ивановна. Вот тогда и теперь все его семейство. - Других замечательных граждан никого не было, все мужичье в полном смысле. - Одним словом это было настоящее селение: иностранца ни одного; домов и амбаров каменных ни одного; весь город состоял из земляных избушек, покрытых соломою; даже у Кобозева был только во дворе домик, в котором он принимал и самаго Графа Воронцова" [8].
   К концу жизни благосостояние Н. С. Кобозева пошатнулось. "Кобозев трудно болен; должен очень много всем в городу; все кредиторы крепко суетятся, в особенности: Константинов; Летягин; Анопов; Минц; месники Минаковы, кроме того: Ратуше, Харьковскому Банку, Пайку, Ивкову, отцу Стефану, Калиниченку; - а еще есть такие кредиторы, кои еще не отзываются до времени" [8].
   Умер Николай Степанович 2 марта 1866 года. "...Полиция опечатала его Кобозева бумаги и комод его, то всего денег оказалось 25 руб. и 6 руб. кредитными билетами и то как то забытые; других денег ни копейки; даже Анна Ивановна, жена Кобозева, объявила что и она не имеет ни гроша, и что все что можно взять из лавок для погребения покойника, нада взять в долг; тогда купец Константинов сказал, что он ничего не может отпустить, если наследники, не дадут акта, что отвечают за все заборы. Племянничек Фѐдор Дмитриевичь Тимченко сначала было отказался, а потом Он и Малашевский сделали акт по сему долгу. - Так вот как хоронили того, кто день и ночь думал как сделаться богаче всех и богатству котораго все завидовали. - Братья Кобозева ещѐ не приехали" [8].
   Хоронили Николая Степановича всем городом у кладбищенской церкви, которую он сам же и построил. К сожалению, церковь была разрушена в советское время. Утеряно и место захоронения. "4-го Марта Пятница, всю ночь дощ, утром дош и весь день тучный дощ. Сегодня в соборной Церкве отпевали память вечную над смертными остатками Николая Степановича Кобозева. - Тело начало разлагатся, и трудно было стоять возле гроба; в 12-ть часов, после обедни был винос тела на кладбище; простого народа было очень много. По приносе тела в Кладбищенскую Церковь, тело поставлено посреди Церкви до приезда из Керчи завтра братьев; а погребено будет в самой Церкве на правой стороне т:е: на юго-восточной стороне, возле крылоса. - Тело покойнаго Кобозева, не только из дому, но и из Соборной Церкви на кладбище было вынесено и всю дорогу несено на руках аттаманами всех его рыбных заводов, попеременно. - многие из граждан хотели участвовать в этом, при выносе гроба из дома в Соборную Церковь, но аттаманы в один голос сказалы : "Ни, сего не буде; вин наш батько; мы самы его понесем до могилы." - И так исполнелы; привсѐм том, что такая была грязь, что экипажи, едва выехали на гору кладбищенскую, а дощ ешѐ увеличивал неприятность погоды" [8].
   Николай Степанович и впрямь оставил немалые долги. "6-го Марта, Воскресение, маленький мороз; ветер как и вчера, северный весь день; в городу грязь большая, почты уже третей нет. - Сегодня утром приехали братья Кобозева, а его вчера в 5 часов вечера похоронили в самой Церкве на кладбище, которую на свой щот он построил - Рейд наш совершенно чист. - Сегодня слышил, что Кобозев остался должен : 1-е. Михайло Пайкосу 2500 р., 2-е. Леснику Минакову, , руб. 3-е, Купцу Константинову, , р. 4, Купцу Литягину , , р. 5-е, Купцу Анопову, , руб. 6-е. Купцу Минцу , , р. Бердянской Ратуше , , р. в
  Харьковский Банк, ,р. Брат покойнаго Никола Кобозева, Александр говорил мне,
  "что Вообще оказалось долгов на покойнике Николае Кобозеве Шестьдесят три тысячи
  руб. сереб./ 63,000 р" [8].
   Строительство волнореза и дела на рыбных заводах, принадлежавших Николаю Степановичу, продолжили его братья, Алексей, Иван и Александр, но уже без былого размаха из-за стеснения в средствах. О судьбе Алексея Степановича ничего неизвестно. Об Александре Степановиче знаю лишь то, что у него был сын Григорий Александрович. Штабс-капитан в отставке, в конце XIX века он занимал должность земского начальника 8-го участка Симферополя [15]. Сын его, Дмитрий Григорьевич (1858-1888), похоронен в Ялте [33]. Третий брат, Иван Степанович Кобозев, купец 1-й гильдии, обосновался в Керчи, где стал почетным гражданином этого города [12, с. 313]. Как и отец, он занимался рыбным промыслом и входил в управление Керченской Кушниковской женской гимназии. Женился на дочери городского головы Керчи, Митровой Анне Петровне (1834-1895). Был одним из пионеров грязелечения в Крыму. Награжден двумя золотыми медалями.
   Его сын - Алексей Иванович Кобозев, окончил Симферопольскую мужскую гимназию и Санкт-Петербургский институт инженеров путей сообщения, участвовал в строительстве железной дороги Симферополь - Севастополь.
   У Алексея Ивановича было четверо детей - Владимир Алексеевич, Иван Алексеевич, Анна Алексеевна и Александра Алексеевна. Владимир Алексеевич Кобозев после окончания Симферопольской мужской гимназии и Харьковского университета работал под руководством Д. И. Ульянова и А. А. Дзевановского в ЦУКК, активно участвовал в организации общедоступных курортов для трудящихся, а позже перешел в статистический отдел Совнаркома Крымской АССР. Им изданы работы по демографии и медицинской статистике Крыма. В 1926 г. и 1936 г. был одним из организаторов переписи населения в Крыму. Женился на Вере Аврамовне Двойченко.
   Вера Аврамовна происходила из вполне состоятельной семьи. Отец ее, Аврамий Степанович, потомственный почетный гражданин, служил бухгалтером земской управы, а мать, Евдокия Ивановна, была учительницей IX городского бесплатного начального училища [16]. В семье помимо Веры Аврамовны было два брата - Владимир Аврамович (12.05.1882-1939), Петр Аврамович (16.09.1883-25.05.1945) и сестра Нина Аврамовна. Эти люди достойны того, чтобы на их судьбах остановиться более подробно.
   Владимир Аврамович образование получил в московском университете. Добровольцем участвовал в русско-японской войне. В 1909 году окончил Елисаветградское кавалерийское училище по первому разряду, был выпущен корнетом в Крымский конный полк. Чины: поручик (не ранее 1.01.1910), штабс-ротмистр, ротмистр, подполковник (на 4.08.1915), полковник. Был награжден Георгиевским оружием за то, что c 8 по 21 декабря 1914 года произвел ряд смелых, сопряженных с опасностью для жизни разведок, в районе Нейденбурга и Янова, которые дали возможность дивизиону, отрезанному целой неприятельской кавалерийской дивизии, присоединиться к своим почти без потерь, а в ночь с 21 на 22 декабря произвел внезапное нападение на д. Гржебек, откуда две роты и один эскадрон противника поспешно отступили. В феврале 1918 года вступил в отряд полковника Дроздовского, формирующийся на румынском фронте. Участвовал в походе Яссы-Дон. Занимал должность командира эскадрона конного дивизиона. Осенью 1919 года - командир Таврического конного дивизиона Чеченской конной дивизии. Награжден серебряной медалью за храбрость, орденом Святого Станислава 3-й ст. с мечами и бантом, орденом Святого Станислава 2-й ст. с мечами, орденом Святого Владимирв 4-й ст. с мечами и бантом. Эвакуирован из Крыма в ноябре 1920 года в составе Русской армии Врангеля в Галлиполи. Проживал в Румынии. С 1937 года участвовал добровольцем в гражданской войне в Испании на стороне Франко. Служил в терсио Наварра (фронт Бадахос). Дважды легко ранен. Получил звание сержанта. За храбрость был произведен в альферес и награждён за выдающиеся боевые заслуги Военной медалью. Владимир Аврамьевич скончался от рака в Сантандере в 1939 году [17]. Был женат. Жена - историк, пушкиновед Евфросинья Михайловна Двойченко-Маркова (1901-1980), из донских казаков. Ее работы посвящены русским в Америке и связям Пушкина с Бессарабией. Сын - Дмитрий Двойченко-Марков (1921-2005), окончил немецкий лицей в Бухаресте. С 1942 в США. Участник Второй мировой войны в рядах армии США. Служил начальником группы русских переводчиков на аэродроме на Аляске, где происходила передача американских военных самолётов советским лётчикам в рамках программы "ленд-лиз". Гражданин США (1943). Переводчик на Нюрнбергском процессе. В 1946-1953 работал переводчиком и занимался исследованиями для армии США. Окончил Калифорнийский университет в Лос-Анджелесе со званием бакалавра (1950), магистр при Колумбийском университете (1951). В 1957-1987 преподавал в колледже Монмаут в Вест Лонг Бич (штат Нью-Джерси) русский язык, историю, географию стран Восточной Европы и СССР. Профессор, автор 37 научных статей, опубликованных в США, Германии, Греции, Испании, Румынии, Бельгии, Италии и Австрии. Член РАГ (Русская Академическая Группа) в США.
   Другой брат Веры Аврамовны, Петр Аврамович (16.09.1883-25.05.1945) - геолог, гидрогеолог, минералог, инженер-геолог, знаток геологии Крыма, профессор (1922), уроженец Симферополя. После окончания Санктпетербургского горного института (1913) работал инженером-гидрогеологом Таврийского земского управления, был членом Крымского общества естествоиспытателей и любителей природы, Таврийской ученой архивной комиссии. После открытия Таврийского университета (1917) работал в нем преподавателем, заведующим кафедрой геологии и минералогии, принимает активное участие в деятельности Комиссии по изучению производительных сил Крыма, занимаясь минеральными ресурсами. В 1920-х годах был председателем студенческого геологического кружка при пединституте.
   В 1930 году Центральный Совет народного хозяйства Крыма командировал Двойченко в Москву, где у него обнаружили онкологическое заболевание. В результате три месяца он провел в Боткинской больнице и перенес три операции. При возвращении в Симферополь ему был выдан больничный лист до 1 апреля 1931 года.
   Неделю спустя, 8 апреля, Петр Аврамович был арестован органами ОГПУ. В предъявленном ему обвинении сказано, что "профессор Двойченко Петр Абрамович в достаточной степени изобличается в том, что, относясь враждебно к Советской власти, входил в состав контрреволюционной вредительской организации, и будучи связан с членами контрреволюционных вредительских группировок в разных областях народного хозяйства, он на протяжении ряда лет в своей научной, научно-прикладной и практической деятельности проводил с контрреволюционной целью вредительскую работу, направленную на дезорганизацию народного хозяйства и ослабление мощи Сов. власти".
   На пятый день после ареста Петр Аврамович написал показания, более походящие на автобиографию. Считаю, будет интересным привести этот документ за малыми сокращениями. К сожалению, полную редакцию мне найти не удалось.
   "Для выяснения своей характеристики как сов. служащего и местного научного работника, посвятившего почти всю свою жизнь делу изучения Крыма, его геологии, полезных ископаемых и водных ресурсов, на благо и пользу местного населения, а со времени Сов. власти в Крыму - на пользу социалистического строительства для утверждения советского строя, - считаю долгом сообщить о себе и о своей работе следующие сведения.
   Родился я в трудовой семье в 1883 г. 16 сентября. Отец и мать были оба земскими учителями. Мать моя умерла, когда мне было всего 4 года, а отец перешел на службу в Таврическое губернское земство и прослужил по бухгалтерии и учителем 50 лет. (Тут Петр Аврамович несколько лукавит. Во-первых, его семья не бедствовала. Во-вторых, в 1914 г. Евдокия Ивановна Двойченко была жива-здорова. Хотя, возможно, она приходилась ему мачехой). С шестнадцати лет я начал зарабатывать себе на жизнь самостоятельным трудом - сначала уроками, а затем, в студенческие годы, практикой по своей специальности, которую избрал еще на школьной скамье.
   Первые геологические исследования в Крыму выполнял с геологом Фохтом еще до поступления в высшую школу. Всегда отличался трудолюбием, усидчивостью и любовью к науке. В средней школе заведовал метеорологической станцией, физическим кабинетом и небольшой астрономической обсерваторией, которые в значительной мере организовал сам, а также принимал участие в народных чтениях и лекциях по геологии.
   Практикантом по своей специальности начал работать с 1903 г. в Крыму на геологических исследованиях трассы Южнобережной железной дороги под руководством инженера и писателя Михайловского-Гарина, оказавшего большое содействие политической работе В.И. Ульянова-Ленина. Работу свою выполнил вполне хорошо, почему и был в следующем 1904 г. приглашен штейгером на железнодорожные изыскания, а также на геологические исследования в районе Аяна. [...] В 1904 г. принимал активное участие в студенческом движении, подписал круговую поруку на забастовку, за что и был изгнан из (Горного.) института на три с половиной года. Воспользовавшись свободным временем, я начал организовывать геологический отдел в местном земском музее и, в частности, обрабатывать материалы по артезианскому бурению в Крыму и вообще в бывшей Таврической губернии. Работу вел безвозмездно.
   На нее обратили внимание служащие земства, и на лето 1905 г. мне дали работу практиканта по исследованию артезианских колодцев в Крыму. Первым районом, который я обследовал, был бывший Перекопский уезд, ныне Джанкойский. Материалы этой работы мне удалось напечатать лишь в 1910-1911 гг. в виде "Гидрологического очерка населенных пунктов Перекопского уезда".
   С этого времени я сделался постоянным практикантом Таврического земства и в 1907 г., когда меня вновь приняли в институт, я получил земскую стипендию. Это дало мне возможность закончить высшее образование, а затем я поступил гидрогеологом на штатную службу в Таврическую губернскую земскую управу, где организовал гидрологический отдел, и с 1 мая 1913 г. сделался заведующим его.
   Во время службы в земстве я постоянно сотрудничал и часто разъезжал по деревням Феодосийского района с родным братом В.И. Ленина - Дмитрием Ильичом Ульяновым, который был санитарным врачом этого уезда и интересовался водоснабжением деревень с санитарной точки зрения. В земстве на должности гидрогеолога я прослужил до полной его ликвидации в конце 1920 г.
   В 1918 г. меня пригласил академик Н.И. Андрусов приват-доцентом, а затем доцентом и профессором в бывший Таврический университет, где я заведовал сначала минералогическим, а затем геологическим кабинетом. [...]
   Таким образом, революция 1917 г. застала меня на службе в земстве и в университете. Отношение к монархическому строю дореволюционного периода было самым отрицательным, особенно в период Распутина, которым все честные люди возмущались до глубины души.
   Торжество свержения монархической власти отпраздновали в Симферополе большими демонстрациями, в которых я принимал участие. Радость и торжество были вполне чистосердечные. Затем наступил период различных временных правительств, по существу, двуличных и не удовлетворявших никого.
   В январе 1918 г. разразилась новая пролетарская революция большевиков, волна которой шла из Севастополя. После утверждения Сов. власти в Крыму я тотчас же зачислился в Союз работников просвещения, в котором состою до сих пор. Одновременно я принимал большое участие в работах Ревкома Крыма по линии развития народного хозяйства. [...]
   Самый неприятный и бездеятельный период в моей жизни был в эпоху господства белых, когда прекратилась вся деятельность земства, и я находил забвение лишь в научной работе, днем - в своем кабинете, а ночью - на квартире.
   За это время я составил два курса - по кристаллографии и минералогии - и подготовил диссертацию на профессора. Выезжать на экскурсии и работы в поле и горы в это время почти нельзя было вследствие действий красных партизан; но все же я руководил разведками на уголь в урочище Камбичь, которые выполнялись красным партизаном и партийным работником Т.Г. Клейманом.
  Политика белых и особенно их жестокие расправы с крестьянами вызывали глубокое возмущение. Проезжая ряд деревень, мы однажды узнали, что во всех них белые перепороли всех старост и десятских. Надежды крестьян на землю рухнули. Сплошные кутежи и попойки белых в Симферополе вызывали крайнее возмущение. Всем стало ясно, что такая власть долго не может продержаться, и, действительно, она лопнула под Перекопом. Началось паническое бегство белых из Крыма, но я со своей семьей остался на месте ждать прихода красных, которых мы встречали 20 ноября 1920 г. при вступлении в город.
   На другой же день т. Клейман, работавший в тесной связи с Бела Куном, пригласил меня, помимо университета, заведующим геологическим подотделом горного отдела, где я и работал до его расформирования в 1921 г. В этом же году меня пригласил на должность консультанта-гидрогеолога т. Д.И. Ульянов как своего сослуживца. В Центральном управлении курортами Крыма я работал главным образом по горно-санитарной охране курортов и по водоснабжению их. Деятельностью моей вполне были довольны и назначили мне санаторный паек, который позволил перенести голод в Крыму почти безболезненно. [...]
   В 1922 г., по представлению проф. В.А. Обручева моей работы в Москве, был утвержден Ученым советом Академии наук профессором геологии, а после отъезда профессора Лучицкого получил кафедру геологии и заведование кабинетом, который начал энергично разворачивать. [...]
   Свою научную и общественную работы я развил главным образом во время Сов. власти. Из 40 печатных работ - 33 напечатаны при Сов. власти. Звание доцента и профессора я получил во время Сов. власти. При ней же я создал прекрасную геологическую лабораторию с двумя музеями при ней, на которые затратил много своих денег, заработанных тяжелым трудом. При Сов. власти я составил хорошую библиотеку по своей и смежным специальностям.
  Мои исследовательские работы и обширные научные материалы, которых вполне хватит на издание не менее 30-40 печатных работ, собраны и обработаны во время Сов. власти. Материальные условия жизни при Сов. строе у меня были вполне обеспеченные, и я имел возможность сотни и даже тысячи рублей тратить на научные исследования, на геологический кабинет и на свои книги. Таких условий у меня не было при старом режиме, а тем более - при белых и временном правительстве. Отношение ко мне и к моим работам было самое благожелательное и сочувственное со стороны всех. [...]
   Политику и платформу Сов. власти я уяснил себе хорошо и всецело принимаю ее, в чем мне помогли продолжительные беседы с Луначарским (на научных съездах), с Семашко (в Центральном управлении курортами Крыма), с Рыковым (на Ай-Петри), с Д.И., с академиком Архангельским и многими другими. [...]
   В 1926 году я делал доклад на Всесоюзном съезде геологов, и мой доклад признан одним из лучших. В том же 1926 году я делал доклад на Керченской конференции археологов, а в 1927 году - в Севастополе. 1927 и 28 годы я посвятил, главным образом, изучению землетрясений [...]" [18].
   Спустя три месяца после ареста по постановлению от 12 июня 1931 года, за отсутствием "достаточных данных для придания обвиняемого Двойченко П.А. суду" [18], дело было прекращено, а сам Петр Аврамович оказался на свободе.
   В 1934-37 гг. занимал должность декана географического факультета Таврийского университета, но в 1937 году уволен с работы. В дневнике от 26 января 1938 года академик Вернадский писал: "П.А. Двойченко фактически получил волчий билет - не пускают ни в Симферополь, ни в Воронеж в университет за идеи и высказывания, чуждые по идеологии. Главное, что ему инкриминируется: он за разговорами со студентами говорил, что Энгельс все взял из Гегеля и Гегель - более глубокий оригинал его идей" [19]. Кстати, Вернадский высоко ценил Петра Аврамовича как ученого.
   В 1939 году П.А. Двойченко восстановили в должности, но отказали в присуждении докторской степени. Во время войны жил в Одессе и после освобождения города от фашистов преподавал в местном университете. В начале декабря 1944 года был арестован, обвинен в "измене Родине", передаче немцам "секретных" сведений о месторождениях нефти в районе Керчи, водных ресурсах Крыма, проекте строительства моста через Керченский пролив, хотя эти материалы были давно опубликованы в открытой печати. Приговорен 13 декабря 1944 Военным трибуналом войск НКВД Крыма по ст.58, п.1а к 10 годам лишения свободы и был отправлен в ИТЛ Сарабуз, ныне ст. Острякино, близ Симферополя. Петр Абрамович, тяжело больной, отказывался от пищи. Умер в лагере 25 мая 1945 года.
   Нина Аврамовна Двойченко (1895-?), сестра Владимира Аврамовича и Петра Аврамовича, также подверглась политическим репрессиям. Двойченко Нина Абрамовна, 1895 г.р., м.р. г. Симферополь, русская, из служащих, б/п, не замужем, обр. среднее, место жит. До ареста г. Симферополь, студентка пединститута, арест. 23.04.1933 г. ПП ОГПУ Крыма, ст. 58-10, 11 УК РСФСР: член антисоветской организации, 16.10.1933 г. ПП ОГПУ Крыма из-под стражи освобождена за недоказанностью обвинения, ГУ СБ Украины в Крыму, д. 08537[20]. Дальнейшая ее судьба неизвестна.
   Напомню, Вера Аврамовна Двойченко вышла замуж за Владимира Алексеевича Кобозева. 26 апреля 1923 года у них родился сын Георгий Владимирович (26.04.1923-2010). В 1944 году он попал на 1-й Прибалтийский фронт. Награжден Орденом Отечественной войны 2-й степени и медалью "За победу над Германией". Демобилизовался из армии в 1946 году в звании младшего лейтенанта. В 1951 году окончил Крымский государственный медицинский институт. В 1954 г. закончил аспирантуру, работал ассистентом кафедры биохимии, после к.м.н., доцент кафедры биохимии Крымского государственного медицинского института. В 1969-1989 гг. заведующий кафедрой общей и биоорганической химии Крымского государственного медицинского института. Разработал новый метод фракционирования и очистки белков. Автор 156 печатных научных работ. Совместно с профессорами А.А. Биркуном, Е.Н. Нестеровым опубликована монография "Суфрактант легких". Автор нескольких работ по истории Крыма.
   Георгий Владимирович был женат на Ольге Михайловне Богословской (1922-?). Родилась она в Бердянске в семье священника Михаила Константиновича Богословского (05.09.1883-28.03.1940). Позвольте подробнее рассказать об этом человеке.
   Михаил Константинович Богословский родился в 1883 г. в Тамбовской губернии в семье псаломщика. Сын пошел по стопам отца и после учебы в Тамбовской Духовной семинарии в 1905 г., поступил в Санкт-Петербургскую Духовную Академию, которую блестяще окончил в 1909 г. со званием кандидата богословия. В том же году он переехал в Таврическую губернию в Симферополь. Здесь, на углу улиц Торговой (Самокиша) и Жуковского, в доме, известном под названием "дом учителя", жила его сестра Наталья Константиновна Богословская, преподаватель мужской гимназии. В этом же доме жил протоиерей Николай Мезенцев, который преподавал Закон Божий в женской гимназии. Он и помог Михаилу Константиновичу устроиться в гимназии преподавателем педагогики, логики и философии. Кроме того, он преподавал в Таврической Духовной семинарии основное, догматическое и нравственное богословие [21]. За заслуги на поприще просвещения был награжден орденом святого Станислава III степени.
   В 1921 году Михаил Константинович был рукоположен в сан священника архиепископом Таврическим Никодимом (Кротковым) и направлен нести пастырскую службу в г. Бердянск.
   В 1924 г. о. Михаила арестовали за антиобновленческие проповеди, но за недостатком улик власти вынуждены были его освободить. Покровская церковь, в которой служил о. Михаил, в 1938 г. была закрыта, а Михаил Константинович вместе с о. Виктором Кирановым, о. Александром Ильенковым был арестован по обвинению в антисоветской пропаганде. В спецотделении НКВД г. Запорожья обострились старые хвори, язва желудка переросла в рак желудка, который и явился причиной смерти. Наказание за несодеянное преступление о. Михаил принял с христианским смирением и 28 марта 1940 г. предстал перед Престолом Всевышнего в Краслаге близ г. Канска. Свидетель его кончины, его соузник протоиерей Виктор Киранов, писал после кончины пастыря своим родным: "Я жив и здоров по великой милости Божией и заступничеством угодников Его, в том числе считаю и нашего преподобного отца Михаила. Жизнь последнего была такова, что если вера наша не суетна, - а она без сомнения истинна, - то он, по аналогии со всеми святыми, без сомнения предстоит у Престола Всевышнего во всей славе своего славного жития" [22].
   Дочь о. Михаила, Ольга Михайловна Богословская, в замужестве Кобозева, в 1938 г. после ареста отца дабы не попасть в детский дом выехала в Симферополь к родственникам. Несколько раз она приезжала в Бердянск на могилу матери, Марии Ивановны, которая умерла в 1932 году.
   13-16 августа 2000 года на Архиерейском Соборе Русской Православной церкви о. Михаил был прославлен как новомученик.
   У Георгия Владимировича и Ольги Михайловны Кобозевых было двое детей, Андрей Георгиевич и Елена Георгиевна, но как сложились их судьбы я не знаю. Наверняка и сейчас живут в Крыму.
   Хочу напомнить, у Алексея Ивановича Кобозева было четверо детей. Владимир Алексеевич, как мы видели, женился на Вере Аврамовне Двойченко. Александра Алексеевна вышла замуж за Антона Андреевича Дзевановского, человека интересной судьбы и достойного не только упоминания.
   Антон Андреевич Дзевановский (1872-1953) родился в семье потомственных польских дворян. Окончил медицинский факультет Императорского университета имени Святого Владимира. В 1896 году он еще студент [23]. В 1914 году значится врачом губернской земской управы [16]. Именно благодаря протекции Антона Андреевича получил место санитарного врача в Феодосийском уезде Дмитрий Ильич Ульянов. Дзевановский и Ульянов сблизились и стали друзьями. Эта дружба продолжалась много лет и после революции [24]. "Это он, Дзевановский, когда потребовались деньги, чтобы переправить
  в Париж, местечко Лонжюмо В.И. Ленину, срочно заложил в коммерческом банке... дом, вручил нужную сумму Дмитрию Ильичу" [25].
   В 1914 году А.А. Дзевановский был назначен врачом в 51-й Литовский пехотный полк, затем переведен на должность делопроизводителя санитарной части штаба 11-й армии Румынского фронта. В 1917 г. принимал участие в открытии в Одессе 1-го военно-санитарного отделения в кадетском корпусе.
   После окончания гражданской войны Дмитрий Ильич Ульянов возглавил Центральное управление курортов Крыма (ЦУКК), к работе в котором привлек своего давнего друга Антона Дзевановского, геолога Петра Двойченко и других специалистов из числа "старой" интеллигенции.
   У Александры Алексеевны и Антона Андреевича был сын Сергей Антонович (1900-1927). К сожалению, он прожил короткую жизнь и умер в расцвете лет от саркомы. В 1922 году он окончил Таврический университет и весь остаток жизни посвятил изучению растений Крыма. В 1926 году он стал доцентом кафедры ботаники педагогического института. В честь С. А. Дзевановского названы два вида крымских растений: полынь Дзевановского (Artemisia dzevanovskyi) и тимьян Дзевановского (Thymus dzevanovskyi).
   Теперь позвольте рассказать о брате Антона Андреевича, а именно о Вячеславе Андреевиче Дзевановском. Согласно послужного списка 1916 г., родился он 20 сентября 1870 г. Из потомственных дворян, уроженец Киевской губернии. Вероисповедания православного. Воспитывался в 1-й Киевской классической гимназии. Окончил по 1 разряду Киевское пехотное юнкерское училище и Николаевскую академию Генерального штаба, дополнительный курс академии "успешно". В службу вступил вольноопределяющимся в 126-й пехотный Рыльский полк - 30 июля 1891 г. Прибыл в полк - 1 августа 1891 г. Командирован для прохождения курса наук в Киевское пехотное юнкерское училище, куда прибыл и зачислен юнкером рядового звания - 11 сентября 1891 г. произведен в унтер-офицеры - 10 июля 1892 г. По окончании училища по 1 разряду произведен в подпоручики с определением на службу в 14-ю артиллерийскую бригаду - 7 августа 1893 г. (старшинство в чине с 4 августа 1892 г.).
   Прибыл в бригаду и зачислен в 6-ю батарею - 22 сентября 1893 г. Переведен в 5-ю батарею бригады - 18 января 1894 г. Назначен делопроизводителем 5-й батареи - 1 февраля 1894 г. Назначен учителем бригадной учебной команды - 1 октября 1895 г. Награжден серебряной медалью в память царствования императора Александра III - 26 февраля 1896 г. Отчислен от должности учителя бригадной учебной команды - 31 марта 1896 г.
   Командирован в Николаевскую академию Генерального штаба - 15 июня 1896 г. Отчислен от должности делопроизводителя батареи - 11 августа 1896 г. По выдержании вступительного экзамена зачислен в академию - 8 октября 1896 г. Произведен в поручики - 13 июля 1897 г. (старшинство в чине с 4 августа 1896 г.). По окончании двух классов академии по 1 разряду переведен на дополнительный курс - 20 октября 1898 г. Окончил дополнительный курс "успешно" и за успехи в науках произведен в штабс-капитаны - 2 июня 1899 г.
   Назначен на службу в Варшавский военный округ - 5 июня 1899 г. Прибыл в штаб округа - 30 июня 1899 г. Для испытания по службе командирован в распоряжение начальника 4-й пехотной дивизии - с 31 июля по 29 августа 1899 г. Переведен в Генеральный штаб с назначением старшим адъютантом 18-й пехотной дивизии - 22 мая 1900 г. Прибыл к новому месту службы - 12 июня 1900 г. Назначен помощником старшего адъютанта штаба Варшавского военного округа - 7 февраля 1901 г. Прибыл - 16 марта 1901 г. Произведен в капитаны - 1 апреля 1901 г. Находился в командировке в г. Линце (Австро-Венгрия) для изучения немецкого языка согласно распоряжения Военного министерства - с 20 ноября 1902 г. по 22 ноября 1903 г. Награжден орденом св. Станислава 3 ст. - 6 декабря 1902 г.
   Командирован в распоряжение заведующего передвижением войск Иркутского района - 25 февраля 1904 г. Назначен штаб-офицером для особых поручений при штабе 5-го армейского корпуса с производством в подполковники - 6 декабря 1904 г. Назначен заведующим передвижением войск по железным дорогам и водным путям Забайкальского района - 30 апреля 1905 г. За отлично-усердную службу и труды, понесенные во время военных действий с Японией, награжден орденом св. Владимира 4 ст. - 18 декабря 1905 г. Получил право на ношение знака Красного Креста - 29 апреля 1906 г. Прикомандирован к 13-му стрелковому полку и вступил в цензовое командование 8-й ротой - 12 сентября 1906 г. Получил право на ношение медали Красного Креста - 2 октября 1906 г. Выехал в составе 13-го стрелкового полка в экспедиционный отряд русских войск на острове Крит, где находился - с 24 октября 1906 г. по 10 сентября 1907 г. Назначен начальником отряда из 7-й и 8-й рот полка, находившихся в г. Канее - с 29 октября 1906 г. по 10 сентября 1907 г. Временно командовал 2-м батальоном полка с исполнением обязанностей командира 8-й роты - с 25 ноября 1906 г. по 26 мая 1907 г. Награжден орденом св. Станислава 2 ст. - 18 декабря 1906 г. Назначен в распоряжение командующего войсками Одесского военного округа - 12 февраля 1907 г. За отлично-усердную службу награжден орденом св. Анны 2 ст. - 17 марта 1907 г. Сдал 8-ю роту - 10 сентября 1907 г.
   Прибыл в штаб Одесского военного округа - 20 сентября 1907 г. Назначен начальником строевого отделения штаба Новогеоргиевской крепости - 30 сентября 1907 г. Прибыл к новому месту службы - 23 октября 1907 г. Прикомандирован на 4 мес. к 72-му пехотному тульскому полку - 1 мая 1908 г. Командовал 1-м батальоном полка - с 3 мая по 3 сентября 1908 г. Возвратился в штаб Новогеоргиевской крепости - 3 сентября 1908 г. В память войны 1904-1905 гг. с Японией пожалован темно-бронзовой медалью - 30 октября 1908 г. За отличие по службе произведен в полковники - 6 декабря 1908 г. Назначен заведующим передвижением войск Одесского района - 21 января 1909 г. Прибыл к новому месту службы - 8 февраля 1909 г. Объявлено высочайшее благоволение за выдающуюся деятельность и труды, понесенные на острове Крит - 25 апреля 1910 г. Высочайше разрешено принять и носить иностранные ордена: князя Даниила I Черногорского 3 ст., Румынской звезды командорской степени и японский Восходящего Солнца 3 ст. - 14 сентября 1911 г. Награжден орденом св. Владимира 3 ст. - 6 декабря 1911 г. Пожалован светло-бронзовыми медалями: в память 100-летия Отечественной войны 1812 г. - 12 ноября 1912 г.; 300-летия царствования Дома Романовых - 2 апреля 1913 г.; 200-летия Полтавской победы - 11 октября 1913 г. Прикомандирован к 15-й артиллерийской бригаде для ознакомления с технической стороной артиллерийской службы - с 5 мая по 4 июля 1913 г.
   Назначен начальником военно-эксплуатационного отдела управления начальника военных сообщений Одесского военного округа - 22 июля 1914 г. Врид начальника военных сообщений Одесского военного округа - с 25 июля по 10 августа 1914 г. Назначен и.д. начальника этапно-хозяйственного отдела штаба 11-й армии - 3 ноября 1914 г.
  Назначен командиром 1-го Лейб-гренадерского Екатеринославского полка - 4 марта 1915 г. Прибыл к новому месту службы и вступил в командование полком - 27 марта 1915 г. Объявлено высочайшее благоволение за отлично-усердную службу и труды, понесенные во время военных действий - 27 августа 1915 г.
   Назначен и.д. начальника военных сообщений 7-й армии - 23 октября 1915 г. Произведен в генерал-майоры с утверждением в занимаемой должности - 6 декабря 1915 г. Назначен начальником военных сообщений Одесского военного округа - 23 декабря 1915 г. Пожалован светло-бронзовой медалью за труды по отличному выполнению всеобщей мобилизации 1914 г. - 26 января 1916 г.
   Назначен начальником военных сообщений армий Северного фронта - 7 апреля 1916 г. Принял должность - 14 апреля 1916 г. Награжден мечами к имеющемуся ордену св. Владимира 3 ст. - 20 апреля 1916 г. Назначен начальником военных сообщений армий Юго-Западного фронта - 14 октября 1916 г. Наказаниям и взысканиям по службе не подвергался. Недвижимого имущества не имеет.
  Женат первым браком на дочери надворного советника Марии Степановне Мулевич. Имеет сына Николая (род. 1 февраля 1897 г.). Жена и сын вероисповедания православного.
  Был в командировках:
  - С 20 мая по 10 июня 1900 г. - полевая поездка офицеров Генерального штаба Варшавского военного округа в Варшавской, Калишской и Петроковской губерниях.
  - С 14 по 23 июня 1900 г. - специально-кавалерийская поездка офицеров 1-й Донской казачьей дивизии.
  - С 31 октября по 12 декабря 1900 г. - тактические занятия с младшими офицерами 18-й пехотной дивизии.
  - С 11 января по 8 февраля 1901 г. - поверка отчетных тактических задач офицеров 18-й пехотной дивизии.
  - С 12 по 28 февраля 1901 г. - проведение военной игры с офицерами той же дивизии.
  - С 1 по 20 июля 1901 г. - полевая поездка офицеров Генерального штаба Варшавского военного округа.
  - С 9 по 19 мая 1902 г. - полевая поездка офицеров Генерального штаба Варшавского военного округа на территории Варшавской, Плоцкой и Ломжинской губерний.
  - С 20 по 27 января, 25 по 30 марта и 16 по 23 ноября 1908 г. - занятие офицеров Генерального штаба в Варшаве.
  - С 16 по 22 февраля 1908 г. - участие в военной игре в Варшаве.
  - С 8 по 23 октября 1909 г. - полевая поездка офицеров Генерального штаба на территории Херсонской и Подольской губерний.
  В походах и делах находился против Австро-Венгрии и Германии с 22 июля 1914 г. Был в боях в 1915 г.: 19 апреля - у сел. Ольшувка и Малый Еуст; 29 апреля - на позиции от высоты 168 до хутора Обленгорска; 30 апреля - у Гржималкова и при отходе на линию Мниов - Красна - Густавов - Приутино; 1 мая - при отходе на Одровонжек, Сорбин, Эборов, Близин и в районе сел. Сухеднево; 2 мая - при отходе от Трембовец до сел. Тыхов; 3-6 мая - у сел.Тыхов; 15 мая - у Любеня; 9-10 июня - при отходе на Илжанские позиции; 16 июня - при обороне участка позиции от высоты 87,7 до р. Илжанка; ... (документ поврежден) - у сел. Казанов; 7 июля - при отходе на позицию на правом берегу р. Вислы; 26 июля - на позиции от фольварка Гонска до сел. Седлиска; 30 июля - при обороне позиции от сел. Прохеники до сел. Лунев; 3 августа - при отходе по дороге на Плосков - Головчица; 4-7 августа - в районе Вулька-Тереховская; 15 августа - у дер. Бровск; 17 августа - у дер. Веребейки; 26 августа - в районе дер. Долгополичи; 29-30 августа - в районе фольварк Брадко - Вороничи; 2-17 сентября - у хутора Торчицы; 20 сентября - 7 октября - при обороне позиции от дер. Войковичи до дер. Уласы; 8 октября - у хутора Торчицы [26].
   В Добровольческой армии и ВСЮР, начальник военных сообщений Крымско-Азовской добровольческой армии. В марте 1919 года назначен начальником военной миссии в Италии, с 3 апреля 1919 года в резерве чинов при штабе Главнокомандующего ВСЮР, затем в резерве чинов войск Киевской области, с 8 декабря 1919 года в резерве чинов Новороссийской области. На 25 марта 1920 г. находился в Феодосии. В эмиграции в Болгарии. 01.10.1921 был принят в Войско Польское бригадным генералом. В 1922-1925 заместитель командующего войсками 5 округа в Кракове. 04.1930 вышел в отставку. Поселился в Варшаве, где скончался в Вольском госпитале во время Варшавского восстания.
   Сын Вячеслава Андреевича, Николай Вячеславович, также весьма примечательный человек. Родился он первого февраля 1897 года в Одессе. Николай окончил гимназию в Одессе и офицерскую артиллерийскую школу. Выехал из России в 1920 г. 10 ноября 1921 г. из Варны (Болгария) приехал в Прагу и в 1922 г. поступил на медицинский факультет Карлова университета. Поскольку его отец как генерал Русского общевоинского союза (РОВС) был из Болгарии переведен в Польшу, часто бывал в Варшаве, где посещал заседания литературного объединения "Таверна поэтов", возникшего в 1921 г. под руководством А. Л. Бема. Печатался в варшавской газете "За Свободу!". Принимал участие в студенческом движении (член Русского демократического студенческого союза в ЧСР, участник Второго студенческого съезда, открывшегося 28 октября 1922 г.). 31 августа 1924 г. вступил в брак с Татьяной Балуца. В 1925 г. вместе с женой становится слушателем Русского народного университета. В том же году был принят в Союз русских писателей и журналистов в Чехословакии. Один из "отцов-основателей" "Скита поэтов", в деятельность которого вовлекает и жену. Оба они состоят при ЦК "Крестьянской России - Крестьянской трудовой партии". В 1929 г. по окончании университета переезжает к родителям в Варшаву, где продолжает научную, политическую и литературную деятельность [27]. Погиб вместе с отцом в августе 1944 года в Варшаве.
   Итак, мы рассмотрели истории Владимира Алексеевича Кобозева и его жены Веры Аврамовны Кобозевой (Двойченко), Александры Алексеевны Дзевановской (Кобозевой). Судьба Анны Алексеевны мне неизвестна. Знаю лишь, что она вышла замуж. А вот жизнь еще одного сына Алексея Ивановича Кобозева, Ивана Алексеевича, известна во многих деталях. Родился он в 1878 году. После окончания гимназии и медицинского факультета Таврического университета обосновался в Одессе. Работал вместе со знаменитым офтальмологом Филатовым. Проживал на улице Нежинской, 53. Был высоким, статным, красивым мужчиной. Не отличался многословием. Дружил с родственниками российского авиатора Уточкина. Имел вид важный и внушительный, играл в преферанс и вист, носил дорогую шубу [28]. В общем, являл собой классический образчик дореволюционного профессора.
   Во время первой мировой войны Иван Алексеевич попал в Симеиз, где встретился с молоденькой сестрой милосердия Марией Фердинандовной Шлее. Ради нее оставил семью и женился на новой возлюбленной, которая родила ему несколько детей. Надо сказать, что семья профессора была велика. От двух жен у него было восемь детей. К сожалению, жизнь их была отнюдь не безоблачной.
   Во время Великой Отечественной войны в клинике прятал раненых красноармейцев, за что в 1945 году был награжден орденом Красной звезды. В собственном доме приютил еврейского мальчика Мишу Бродского, сына известного одесского адвоката. За этот подвиг 25 апреля 2010 года Яд Вашем удостоил Ивана Алексеевича Кобозева почетного звания "Праведник народов мира". Спустя много лет повзрослевший Михаил Яковлевич Бродский напишет воспоминания о жизни в оккупированной Одесе на квартире у профессора Кобозева. В этих мемуарах много ярких интересных деталей, которые только и могло уловить детское восприятие [29].
   Как я уже говорил, у И.А. Кобозева была большая семья. Во время войны с отцом жили две дочери: старшая - Татьяна, молодой врач-венеролог, с двухлетним сыном Толей, и младшая - Наташа, красивая белокурая восемнадцатилетняя девушка. Муж Татьяны был врачом-евреем, погибшим на фронте и, чтобы избежать осложнений с оккупационными властями, она заключила фиктивный брак с Николаем Уточкиным, племянником известного авиатора. В скором времени выяснилось, что Николай состоял в одесском подполье. Татьяна влюбилась в румынского лейтенанта Леонида Порумбеску и вышла за него замуж. Леонид Порумбеску происходил из армянской семьи, бежавшей из Турции в Румынию в 1915 году. В качестве жениха младшей Кобозевой он всячески помогал семье профессора. За эту связь в 1947 году Наталью арестовали и приговорили в 10 годам лагерей.
   Вместе с остальными домочадцами проживал Владимир, внук профессора. Отец мальчика, старший сын Ивана Алексеевича, Анатолий Иванович (1911-1938), работал в Нижнем Тагиле начальником масленого хозяйства на железной дороге имени Лазаря Кагановича на станции Смычка. Арестован 15.12.1937 и расстрелян 14.03.1938.
   Сын Алексей (1919-?) в 1939 году призван в РККФ. Краснофлотец, участник Великой Отечественной войны. Награжден медалью Ушакова, орденом Красного знамени, медалью "За отвагу", орденом Отечественной войны 1-й степени. Трижды ранен. Судьбы остальных детей профессора неизвестны.
   Напоследок хочу сказать несколько слов о семье Шлее из которой происходила Мария Фердинандовна, жена Ивана Алексеевича Кобозева. Отец Марии, Фердинанд Матвеевич (1851-1904), был гласным Симферопольского уездного земского собрания (1872-1904), Евпаторийского земства (1884-92), Симферопольской городской думы (нескольких созывов, начиная с 1875). С 1880 - почетный мировой судья по Симферопольскому уезду, избирался гласным Таврического губернского земского собрания (1885-1904), член Сельскохозяйственного и Врачебного советов, почетный попечитель Новиковской общины сестер милосердия Российского общества Красного Креста, крупный землевладелец, занимался коневодством, был знаком с бароном Фридрихом Фальц-Фейном, бывал в его имении Аскания-Нова и вел образцовое хозяйство в двух своих имениях - Чолгары и Чеботары.
   Во время Первой мировой войны Надежда Измайловна Шлее (1853-1931), (в девичестве Зайчевская) супруга Фердинанда Матвеевича, работала сестрой милосердия в симеизском госпитале и содержала на свои личные средства пятьдесят коек для воинов Русской Армии. Вместе с ней сестрой милосердия трудилась и её дочь Мария Фердинандовна, где она и познакомилась с будущим мужем, одесским врачом Иваном Алексеевичем Кобозевым. Брат Марии Леонид Фердинандович был почётным членом Таврического губернского попечительства детских приютов. Константин Фердинандович Шлее построил здание для женской гимназии. Ныне тут расположено Министерство архитектуры. Следует сказать, что и другие члены семьи Шлее проявили себя на многих поприщах. Членами симферопольского благотворительного общества состояли нотариус Франц Матвеевич Шлее и его супруга Эрнестина Львовна. Александр Матвеевич был членом правления "Общества помощи семьям, пострадавшим от холеры во время эпидемии 1910 года" и членом правления "Общества помощи малоимущим ученикам", созданном при симферопольском реальном училище. Симферопольский нотариус Франц Матвеевич Шлее получил диплом Императорского университета Святого Владимира. Матвей Матвеевич Шлее со степенью кандидата прав окончил Императорский Московский университет и впоследствии работал присяжным поверенным в Симферополе. Рудольф Лерих, сын Анны Шлее, блестяще окончил Пражскую консерваторию и стал профессором. Ксения Матвеевна Шлее получила образование в Императорской академии живописи в Санкт-Петербурге, где одним из её учителей был Николай Рерих. Хорошее образование за рубежом получила Надежда Измайловна Шлее, она владела несколькими иностранными языками. Нина Фердинандовна Шлее писала стихи, Валентина Ивановна увлекалась живописью, Анна Ивановна слыла тонким музыкантом. Хирург Эдуард Иванович Шлее работал главным врачом одной из симферопольских больниц [30]. Один из представителей семейства Шлее, а именно Георг Францевич (?-1964), был мужем знаменитой Валентины Саниной (1899-1989), воспетой Вертинским в романсах "Буйный ветер", "За кулисами" и "Это все, что от Вас осталось". В Америке она стала известным модельером, основала дом моды "Валентина", одевала Грету Гарбо, Марлен Дитрих, Полу Негри, Джудит Андерсон, Кэтрин Хепберн и других звезд. Именно к Грете Гарбо и ушел Георг Шлее, театральный антрепренёр и миллионер. Георг Шлее умер в 1964-ом у нее на руках в парижской гостинице Crillon,
   В качестве заключения хотелось бы отметить, что история рода Кобозевых может служить яркой иллюстрацией судеб русского купечества. Выходцы из служивых и посадских людей, после петровских реформ вошли в купеческое сословие, несколько поколений подряд приумножали капиталы, а твердо встав на ноги приняли активное участие в общественной жизни, городском самоуправлении, поступали на государственную службу, потянулись к образованию и культуре, породнились с дворянскими родами, стали надежной заменой угасающей аристократии и, если бы не революция 1917-го года... Впрочем, и после революции они нашли применение своим силам и способностям.
  
  
  
  
   Источники и литература
  
  1. ГАКО ф.184 оп.2 д.58
  2. ГАКО ф.184 оп.2 д.254
  3. Константинова В., Лыман И. Бердянские купцы XIX столетия: материалы к просопографическому портрету// Вісник ХНУ ім. В. Н. Каразіна No 1134, Серія "ІСТОРІЯ" Вип. 49, Харків, 2014.
  4. Одесский Вестник. - ? 88. - 3.XI.1837. - Кол. 1076
  5. Одесский Вестник. - ? 139. - 20.XII.1860. - С. 662 -663.
  6. Одесский Вестник. - ? 57. - 16.VII.1838. - Кол. 703.
  7. Архив князя Воронцова. Книга тридцать восьмая. - М., 1892. - С. 367.
  8. Баханов К.А., Лыман И.И. Бердянск в дневниках титулярного советника
  В.К.Крыжановского; Крыжановский В.К. Дневники. - Запорожье: Просв іта, 2002. -
  с., ил.
  9. Воспоминания А.М. Достоевского [Электронный ресурс]// URL: http://philolog.petrsu.ru/amdost/vospomin/vospomin.htm (Дата обращения: 12.08.2017).
  10. Константінова В. Кобозєв Микола Степанович // Славетні запоріжці [Электронный ресурс] // URL: http://sites.znu.edu.ua/news_details. php?news_id=6136&lang=ukr (Дата обращения: 22.01.2014).
  11. О.Третьяков. Билини Бердянського краю. 9. Купець Кобозєв // Південна зоря. - 13 грудня 1988.
  12. Михайличенко В., Денисов Е., Тишаков Н. Бердянск. Взгляд через столетия. - Бердянск: Південна зоря; Запорожье: Дикое Поле, 2010. - 448 с., ил.
  13. Знаменні та пам"ятні дати Бердянська на 2013 рік. Календар і короткі довідки з бібліографічними списками., Бердянськ, 2013.
  14. Остап Вишня. Твори в чотирьох томах. Усмішки, фейлетони, гуморески 1925-1933,
  Київ., 1988.
  15. Календарь и памятная книжка Таврической губернии. На 1898 год / Изд. Тавр. ГСК. - Симферополь: Тавр. губ. тип., 1898. - VII, 132, 173, 207 c.
  16. Памятная книжка Таврической губернии на 1914 год / Изд. Тавр. ГСК.; Под ред. секр. ком. Часовникова. - Симферополь: Тавр. губ. тип., 1914. - 71, 51, 64, 444 c.; [76] л.
  17. Волков С. В. Белое движение. Энциклопедия гражданской войны. - СПб.: "Нева", 2002. - С. 154.
  18. С.Б. Филимонов. "Тайны судебно-следственных дел. Документальные очерки о жертвах политических репрессий в Крыму в 1920-1940-е гг." [Электронный ресурс]// URL: http://www.krimoved-library.ru/books/tayni-sudebno-sledstvennih-del-dokumentalnie-ocherki-o-zhertvah-politicheskih-repressiy-v-krimu7.html (Дата обращения: 13.08.2017).
  19. Володимир Іванович Вернадський і Україна. Т. 1, кн. 2: Володимир Іванович Вернадський. Вибрані праці - K., 2011. - 584 с.
  20. Реабилитированные истории. Автономная Республика Крым. Книга девятая. Киев-Симферополь, 2014.
  21. Справочная книга для Таврической епархии. Симферополь, 1910 г.
  22. Протоиерей Николай Доненко. Новомученики города Бердянска. М., 2001.
  23. ГАОО Ф.37, оп. 13, д. 34, л. 83 об., 84
  24. Яроцкий Борис. Дмитрий Ульянов. Серия: ЖЗЛ. М. МГ 1977г. 240 с.с ил.
  25. "Крымская правда", 14 мая 1980 г.
  26. РГВИА. Ф. 409. Оп. 1. Д. 165542. Л. 140-149об. Послужной список ? 127-474.
  27. Серия "Неизвестный ХХ век". Поэты пражского "Скита". Сост. О. М. Малевич. 2005, 544 с.
  28. Дерибасовская - Ришельевская: Одесский альманах (сб.)/кн. 40 Всемирный Клуб одесситов: Сост.: Ф.Д. Кохрихт, Е.М._Голубовский, О.И. Губарь, И.Л. Липтуга. -Одесса: Издательская организация "ПЛАСКЕ" ЗАО, 2010. - 320 с.
  29. Михаил Бродский. Мама, нас не убьют... Воспоминания, "Новый Мир" 2012, ?5
  30. "Крымская правда" 08 июля 2008, Вторник ?121 (24464)
  31. РГАДА ф.350 оп.1 д.21
  32. РГАДА Ф.210 оп.12 д.1590
  33. Чернопятов В.И. Некрополь Крымского полуострова., Москва, 1910.
  34. Танков А. А. Историческая летопись курского дворянства. М. 1913
  35. РГАДА Ф, 210 Книги Белгородского стола, д. 10
  
  
  
  
  
  
   Литература о Н.С. Кобозеве
  1. Бердянську - 180 : к 180-летию основания г.Бердянска. - Бердянск: Бригантина, 2007. - 362с. - Из содержания: Николай Степанович Кобозев.- с.150-153
  2. Войцеховская О. Письмо от Кобозевых из Симферополя: [редкий фотоснимок первого Бердянского головы Н.С.Кобозева ] / О.Войцеховская // Південна зоря. - 2007. - 7 серпня ( ? 113). - с.2
  3. Денисов Е. Есть портрет Николая Кобозева : [новая информация о жизни и деятельности первого городского головы Бердянска Н.С.Кобозева] / Е.Денисов // Південна зоря. - 2007. - 11 липня ( ? 98). - с.1
  4. Денисов Е. Кобозевы / Е.Денисов // Азовский вестник. - 1997. -26 сентября (? 46). - с.1,2
  5. Денисов Е. Кобозев Николай Степанович : взгляд через столетие / Е.Денисов // Азовский вестник. - 1995. -11-17 марта (? 10).- с.1,2
  6. День памяти первого городского головы Николая Кобозева // Бердянск деловой. - 2003. - 3 апреля ( ?14). - с.9
  7. Забержевская Т. Созидатели Кобозевы / Т.Забержевская // Азовский вестник. - 2001. -26 января ( ? 4). - с.4
  8. Ноздрина Л. Первый городской голова Бердянска :( Николай Степанович Кобозев ) / Л.Ноздрина // Город. - 2008. - 7 февраля ( ?6 ). - с.7
  9. Сенченко И. Первый голова : (первый голова Бердянска Н.С.Кобозев) / И.Сенченко // Бердянск деловой.- 1998. - 21-27 августа (? 3). - с.5
  10. Михайличенко В. и др. Бердянск. Взгляд через столетие:[книга историко-краеведческих очерков] / Виктор Михайличенко, Евгений Денисов, Николай Тишаков . - Бердянск: Південна Зоря, 2010. - 448с. - Из содержания: Николай Кобозев. - с. 309-315
  
  
  
  
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  А.Каменистый "Восемнадцать с плюсом (читер 3)" (ЛитРПГ) | | Д.Хант "Вивьен. Тень дракона" (Любовное фэнтези) | | А.Мичи "Академия Трёх Сил" (Любовное фэнтези) | | В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа" (Боевик) | | А.Каменистый "S - T - I - K - S. Цвет ее глаз" (Постапокалипсис) | | П.Гриневич "Сегодня, завтра и навсегда" (Антиутопия) | | Б.Толорайя "Чума" (ЛитРПГ) | | A.Opsokopolos "В ярости (в шоке-2)" (ЛитРПГ) | | Т.Сергей "Мир Без Греха" (Антиутопия) | | Д.Гримм "Ареал X" (Антиутопия) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "То,что делает меня" И.Шевченко "Осторожно,женское фэнтези!" С.Лысак "Характерник" Д.Смекалин "Лишний на Земле лишних" С.Давыдов "Один из Рода" В.Неклюдов "Дорогами миров" С.Бакшеев "Формула убийства" Т.Сотер "Птица в клетке" Б.Кригер "В бездне"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"