Масленков Игорь Витальевич: другие произведения.

Из истории семьи. Кобозевы

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Новинки на КНИГОМАН!


Peклaмa:


  • Аннотация:
    Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус! - Ах, королева, - игриво трещал Коровьев, - вопросы крови - самые сложные вопросы в мире! И если бы расспросить некоторых прабабушек и в особенности тех из них, что пользовались репутацией смиренниц, удивительнейшие тайны открылись бы, уважаемая Маргарита Николаевна. Я ничуть не погрешу, если, говоря об этом, упомяну о причудливо тасуемой колоде карт. Михаил Булгаков "Мастер и Маргарита"

   Из истории семьи. Кобозевы
  - Ах, королева, - игриво трещал Коровьев, - вопросы крови - самые сложные вопросы в мире! И если бы расспросить некоторых прабабушек и в особенности тех из них, что пользовались репутацией смиренниц, удивительнейшие тайны открылись бы, уважаемая Маргарита Николаевна. Я ничуть не погрешу, если, говоря об этом, упомяну о причудливо тасуемой колоде карт.
  
   Михаил Булгаков "Мастер и Маргарита"
  
   Моя бабушка, Екатерина Александровна Масленкова (1903-1989) и ее сестра Анна Александровна Кобозева (1905-1987) были дамами старорежимными и старомодными, не чуждыми некоторой сентиментальности. За плечами они имели всего лишь три класса церковноприходской школы, что находилась ранее в ведении храма Петра и Павла, а их умственное настроение сформировалось в лихие годы гражданской войны и НЭПа. Женщин они непременно называла дамочками, кинофильмы картинами, трамвайные маршруты марками, а фотографии непременно фотокарточками.
   В большой комнате на первом этаже нашего дома, где за праздничным столом собиралась родня (да, был такой обычай при советской власти!), стояло пианино, купленное дедом в пятидесятые годы вскоре после постройки дома. И дело вовсе не в любви к музыке. Из всех домочадцев на нем изредка играла Анна, да и то лишь две мелодии - собачий вальс и "Ехал казак за Дунай". Для деда это скорее всего был вопрос статуса или верный признак мирной жизни. Вот, дом построил, а теперь и пианино купил. Все как у людей, даже лучше, и нет никакой войны.
   Бабушка использовала крышку пианино как место для своеобразной фотовыставки. Среди фарфоровых статуэток стояли фотографии родственников и знакомых. Помню пожелтевшее фото девушки в старинном платье, строгий дедушка с длинными седыми усами, малознакомые тетки и дядьки и высоколобый человек с кудрями, вислыми усами, несколько выпученными глазами и во фраке. На обороте было указано, что фото сделано в Полтаве. Каллиграфическим почерком начертано - "Дядя Кобозевъ", а карандашом рукой прадеда Александра Петровича Кобозева добавлено "Петр Кобозев". Интуитивно я понял, на фото запечатлен мой прапрадед. На вид был он человеком представительным, явно не босяком.
   Время от времени, мучимый детским любопытством, я донимал бабушку расспросами, но выяснить удалось немногое. Действительно, на фото был мой прапрадед Петр Кобозев. Отчества его никто не знал. Умер он рано, когда его сыну, Александру Петровичу Кобозеву (1880-1964) было всего семь лет. Жена Петра, Лукерья Филипповна Кобозева (1855-1914) осталась одна с малолетним ребенком (гораздо позже выяснится, что детей было трое). Бабушка запомнила Лукерью Филипповну строгой женщиной в богатых платьях, до конца жизни так и не смирившейся с тем, что ее сын женился на государственной крестьянке Прасковье Андреевне Гуназа (1883-1924). Поговаривали, будто бы Лукерья Филипповна жила на улице Клочковской в собственном доме. До революции там селились исключительно люди капиталистые. Вот, собственно, и все, что получилось узнать. И, казалось бы, тайна семьи Кобозевых похоронена навечно под спудом времени... Так думал я много лет, пока не нашел в себе сил отбросить предубеждения и заняться, хоть и через посредников, архивными изысканиями.
   Как-то спустя несколько лет после смерти бабушки среди старых документов попалась выписка из метрической книги о рождении Екатерины Александровны. Отцом ее был записан Александр Петрович Кобозев (1880-1964), мещанин города Белгорода. То, что прадед оказался уроженцем Белгорода, меня несколько огорчило. Я оказался в тупике. Походило на то, что никогда мне не докопаться до истоков. И только в 2015 году, когда я плотно занялся линией матери моей бабушки, когда проштудировал не один генеалогический форум, решил рискнуть. А почему бы и нет? Пусть нынче Белгород находится в другой стране, но везде есть люди, готовые за вознаграждение, часто весьма немалое, оказать услуги в генеалогическом поиске.
   С Гуназа дело обстояло проще. Они жили в Харькове с 1725 года. С Кобозевыми все вышло иначе. Для начала работы над любым родословием всегда нужна зацепка. Необходимо знать где жил человек, чтобы отыскать нужные метрические книги или исповедные росписи. Далее следовал переход к ревизским сказкам и т.д. Ничем подобным я не располагал. Пришлось начинать с нуля, просматривать подряд материалы белгородских храмов, надеясь на слепую удачу. С первой попытки ничего не вышло. Было решено глянуть на всякий случай посемейные списки мещан Белгорода. И, о чудо! Мне повезло! В моих руках оказалась роспись нескольких поколений семьи Кобозевых! Была там и Лукерья Филипповна, и моя прабабушка, только что вышедшая замуж за Александра Петровича, был там и мой прапрадед, Петр Алексеевич, ровно, как и его братья и сестры. Теперь можно приступать к работе с ревизскими сказками, но... Я долго думал, как начать этот очерк, с древнейших времен или молодых лет, отстоящих не так далеко от нашего двадцать первого века. После многих раздумий решил все же обратиться к традиционному изложению, оставив без внимания многие подробности самого поиска. Скажу лишь, что история и впрямь вышла детективная, полная драматизма и неожиданных сюрпризов, в точности, как и обещал булгаковский Коровьев.
   Но, пожалуй, я несколько затянул с лирическим вступлением, злоупотребив доверчивостью иного читателя. Время перейти к сути. И начну с самой фамилии, дам ей краткую характеристику и рассмотрю природу возникновения.
   Человек неискушенный может посчитать, что фамилия произошла от названия музыкального инструмента, а именно кобзы. Однако исторические штудии показали несостоятельность этой версии.
   Кобуз - вид коршуна, сокола, диал. кобызок, скобызок - то же, скобыской "проворный, живой, горячий", польск. kobuz, kobz "вид сокола", укр. кобуз, кобец, кобчик и нем. Наbiсht "ястреб". Фамилии Кобзев, Кобузев, Кобозев, Кобызев, Кобезев и Кобазев имеют общее происхождение и изменялись по разным причинам, как то ошибка писаря, переход в иное сословие и т.д. Иногда даже в одном документе можно встретить различное написание фамилии.
   Когда же и откуда пошла фамилия? Фамилия Кобузев была дана родом бояр рязанского княжества. Рязанские Кобузевы упоминаются в конце XV века. (Василий Ананьин сын Кобузев, 1491-92гг.). Помещики и вотчинники деревни Тимофеевской с починком Недониловским Перевицкого стана. В конце XVI века Кобузевы появляются в Пехлецком стане в деревне Никицкой [1], [2], [3], [4]. В 1585 году фиксируются Кобузевы и в Епифани [5]. Впрочем, не исключено, что здесь мы имеем дело с одним из представителей рязанских Кобузевых.
   Кобузевы были записаны в Рязанские дворянские списки конца XVIII века, подавали документы на причисление к 6 части Родословной дворянской книги Рязанской губернии, но не смогли доказать свое происхождение и не были причислены к древнему дворянству.
   Во времена Российской Империи носителями этой фамилии были в основном однодворцы, т.е. потомки служилых людей, купцы и казаки. Но были среди них и те, кто сумел получить официальное дворянство, как например курские Кобозевы. Уже в первой половине XVII века видим в Рязанском крае помимо помещиков Кобузевых и крестьян по прозвищу Кобуз [1].
   В XVII веке, когда Московское государство начало теснить татар на южных границах и осваивать Дикое поле, встречаем множество Кобозевых среди служилых. Были они в Белгороде, Осколе, Курске [10], Воронеже [11], Данкове [12], Ельце [13], Карпове [14], Ливнах [15], Орле [16], Тамбове[17], Хотмыжске [18] и других вновь построенных городах.
   Интересно отметить еще один район появления фамилии. Так, на территории современной Белоруссии находим некоего Мишку Кобызя, упомянутого в 1487-89 гг. в реестре писаря Федька. Весьма любопытный документ, надо сказать. А потому позволю себе привести небольшую цитату. "Реестр писаря Федька, почат писати, как поехал король его милость з Вилни до Ляхов месяца марца 17 день, индикт 6. ... Мишку Кобызю 6 коп с корчом Менских, а 6 коп з мыта Ковенского" [6]. В начале XVI столетия среди бояр, приписанных к мозырскому замку, жила семья Кобызевичей. Но данный род был татарского происхождения: их предок Кобыз происходил из числа татарских пленников, поселенных Витовтом в окрестности Мозыря в качестве замковых слуг. Позже Кобызевичи крестились и вошли в состав мозырского боярства, приобрели "третину земли Боковские, фольварок Пашковщину и Чортковщину, а в них 4 волок поля", и со временем перебрались в Киев [7]. В смоленской десятне 1574 года также упомянуто несколько Кобезевых и Кобозевых [8]. Находим двоих Кобызовых и в смоленской десятне 1606 года [9]. Как видим, фамилия Кобузев возникла еще в конце XV века, а в последующих столетиях в результате различных трансформаций дала несколько новых форм.
   Однако вернемся к белгородским Кобозевым. Мне удалось докопаться до первой ревизии, проходившей в 1721-22 годах. В моем распоряжении оказались две редакции данной переписи. На сегодняшний день это самые ранние документы, касающиеся моих предков Кобозевых. Итак, в первой редакции читаем следующее:
  
  1721 году июня в (пропущена дата) день по указу великого Государя Царя и великого князя Петра Алексеевича всея великия и малыя и белыя Росии самодержца в Белгороде в ратуше ратушским бурмистрам Федору Крашенинникову Ивану Морозову белгородец посадской человек Дмитрий Казмин сын Кобозев сказал по Евангельской заповеди Господни в правду
  живу я в Белгороде себе двором отраду мне двадцать четыре году у меня сын Стефан году. Итого мужеска полу два человека. Десяток денги налог 1721 году плачу в один побор шесть алтын полторы денги. А кроме тех помянутых душ мужеска полу в моем дворе детей и братьев и свойственников прикащиков и сидельцов и крепостных и наемных и никаких пришлых и гулящих людей и работников утаенных у меня нет а будет я сказал ложно или хотя единую душу мужеска полу утаили зато указал бы великий Государь учинит мне наказание бит кнутом нещадно да сверх того за всякую утаенною душу из моего двора взять лутчего человека в салдаты в незачет положенных рекрут.
  У подлинной скаски рука приложена такова Белгородец посадской человек Дмитрей Кобозев сказал и всей своей скаски написал самую истину неутоя не единыя мужеска полу душу и руку приложил [19]
   А вот что видим во второй, более поздней редакции:
  Во дворе Дмитрей Казмин сын Кобозев 24 живет своим двором в приходе церкви Преображения Господня имеет Ремесло у него сын Степан году делает кресты и серги медные, тягла платил на 1722 год десяток денги. Из прочих доходов один рубль дватцать три алтына полшесты деньги с пол деньгою.
  В него Дмитрея в 1722 году в июне месяце родился сын Иван [20]
   По прочтении этих двух документов перед нами возникает яркая картина жизни горожанина петровского времени: Дмитрей Казмин Кобозев, примерно 1697-98 гг. рождения, живет в своем дворе в Стрелецкой слободе, что в приходе церкви Преображения Господня. Имеет двух сыновей, Степана и Ивана, собственное ремесло по производству нательных крестов и серег, исправно платит налоги.
   К сожалению, материалы второй ревизии 1742 года по Белгороду сохранились лишь частично, но данные третьей ревизии, проведенной в 1763 году, в некоторой степени восполняют пробел. Так, мы узнаем, что в 1752 году белгородский купец Дмитрей Казмин Кобозев умер, оставив вдовой Агафию Федотову дочь, "осмидесяти одного году", взятую Белгородского уезда села Тернового у дворянина Федота Семенова сына Маслова, и сиротами пятерых сыновей: Степана (р. 1720), Ивана (р.1722), Федора (1723-1753), Ивана меньшого (р.1739) и Максима (р.1742). За этими скупыми строками скрываются весьма интересные подробности. Во-первых, Дмитрий был записан в купеческое сословие. Стало быть, дела шли хорошо, потому как в купцы записывали людей, обладавших определенным капиталом. Во-вторых, в жены он взял дворянскую дочь Маслову. В белгородском крае фамилия Масловых широко известна, но на ней я остановлюсь в другом очерке. Также сообщается, что купец Степан Дмитриев взял в жены Стефаниду Родионову (р.1711), дочь белгородского купца Родиона Петрова сына Дубинина. У Степана и Стефаниды родились Тимофей (р. 1749), Яков (р.1752), Михайла (р. 1754) и Федор (р.1757) [21]. Хочу заметить, что я не ставил себе целью описать в этом очерке всех братьев, сестер, их детей и пр. Ограничусь лишь прямой линией (за малым исключением), т.е. непосредственно моими предками. А ежели заниматься и многочисленными родственниками, то наверняка вышла бы целая книга.
   Четвертая ревизия 1782 года также дает нам интересные сведения о жизни купеческой семьи Кобозевых. Теперь мы знаем, что Агафия Федотова, мать Степана Дмитриева, умерла в 1770 году в возрасте 81 года, а купец Яков Степанов женился на Праскевье Андреевой (р.1757), дочери белгородского купца Андрея Антонова сына Танбовцева. Прошу запомнить эту фамилию. В скором времени мы узнаем о ней множество любопытных фактов. У молодой пары в 1781 году родился сын Николай [22].
   Пятая ревизия 1795 года малоинформативна. Из прибавления в семействе Якова Степанова отметим только дочь Федосью (р.1787) [23].
   Согласно материалам ревизии 1816 года купец Николай Яковлев сын Кобозев женат на Наталье, и у них пятеро детей: Алексей (р.1804), Матвей (р.1815), Александра (р.1805), Анна (р.1808) и Екатерина (р.1812). В ревизии Яков Степанов уже не значится. Стало быть, он к 1816 году умер [24].
   Ко времени седьмой ревизии 1834 года в семье купцов Кобозевых происходит целый ряд драматических событий. Умирают Николай Яковлев и молодая жена Алексея Николаева, Наталья. В живых остается жена Николая Яковлева, Наталья Петрова. На этот раз составители списков записали ее отчество. Алексей Николаев в тридцатилетнем возрасте остается с четырьмя детьми на руках. Это Петр (р.1828), Николай (р.1831), Александра (р.1824) и Мария (р.1832) [25]. Вот и нашел я Петра Алексеевича Кобозева, того самого солидного дядю со старинной фотографии, что стояла на старом бабушкином пианино. Но тогда, в 1834 году, Петру Алексеевичу было всего шесть лет. В далеком детстве, глядя на его фото, я даже мечтать не смел о том, что когда-то докопаюсь до столь далеких времен. Но вот поди ж ты, получилось!
   Жизнь у Алексея Николаева вышла нелегкая. После смерти жены он женился повторно. Но и этот брак длился недолго. Видимо, вторая жена тоже умерла. Потом была третья, Екатерина Дмитриевна. В общей сложности у Алексея Николаева от трех жен было шестеро сыновей и трое дочерей: Петр (1828-1887), Николай (1831-?), Алексей (1838- ?), Иосиф (1846-1901), Дмитрий (1852- ?), Константин (1855-?), Мария (1845- ?), Олимпиада (1849- ?), Наталья (1850 -?) [26]. По неизвестным причинам к 1858 году Алексей Николаев вышел из купеческого сословия и записался в мещане. Скорее всего такой шаг связан с тем, что подтверждение пребывания в купечестве требовало дополнительных ежегодных расходов и Алексей Николаевич пошел по пути, как бы сейчас сказали, оптимизации налогообложения. О торговой деятельности семьи того времени пока сказать что-либо тяжело. Но косвенные признаки говорят о том, что она продолжалась и, видимо, не без успеха.
   Где-то в конце 1870х годов Алексей Петрович женился на Лукерье Филипповне. К сожалению, ее девичья фамилия пока неизвестна. Пока ясно лишь то, что она не принадлежала к числу белгородских мещан или купцов. Не исключено, что она не являлась местной жительницей или относилась к иному сословию. Эту загадку предстоит еще разгадать.
   В 1879 году Лукерья Филипповна родила Анну, в 1880 году Александра, моего прадеда, а в 1881 году Татьяну [27]. По рассказам бабушки, когда Александру Петровичу исполнилось семь лет, его отец, Петр Алексеевич, умер. Лукерья Филипповна осталась одна с тремя детьми. Как семья жила после смерти мужа и отца мне неизвестно, как и неизвестна причина ранней женитьбы Александра Петровича на Варваре Матвеевне Гуназа (1883-1924) харьковской государственной крестьянке.
   Хотелось бы сказать пару слов о государственных крестьянах. В действительности многие из них к крестьянству не имели никакого отношения. При Екатерине Великой, после роспуска слободских полков, жители городов Слобожанщины, в зависимости от величины капитала, записывались либо в купечество, либо в мещанство, либо в разряд войсковых обывателей. А в первой половине XIX категория войсковых обывателей была ликвидирована и заменена государственными крестьянами, хотя большая их часть проживала в городах и сельским хозяйством не занималась. К таким государственным крестьянам и относилась семья Гуназа.
   Примерно в 1900 году Лукерья Филипповна с сыном переезжают в Харьков, а в 1901 году у Александра Петровича и Варвары Матвеевны рождается первенец - Павел [27]. Но, похоже на то, что он умер в младенчестве. В 1903 году на свет появляется Екатерина, моя бабушка, а в 1905 ее сестра Анна.
   Теперь же позвольте мне отвлечься. До сего времени я описывал непосредственных своих предков, но пришла пора сделать исключение. Тут есть одна тайна, которая до сих пор мною не разгадана. Почему Александр Петрович женился на девушке, находившейся на более низкой ступени социальной лестницы? Любовь? Возможно. Да вот только любовь эта жила в Харькове, а Александр Петрович числился белгородским жителем. О каком доме Лукерьи Филипповны на улице Клочковской, улице харьковских богатеев, рассказывала моя бабушка? Или за давностью лет она все придумала, перепутала? В самом деле, проштудировав множество харьковских адрес-календарей я не нашел ни одного упоминания о Лукерье Филипповне, проживавшей на Клочковской. И если Лукерья Филипповна с детьми оказалась в затруднительном положении, то почему не помогла многочисленная родня, обладавшая определенными деньгами. Да, полностью уже не распутать клубок семейных тайн, но кое-что все же выяснить можно. И тут начинается новая детективная история, но для этого придется вернуться на несколько десятилетий в прошлое.
   Выше я писал, что у Алексея Николаевича Кобозева была большая семья, а именно девять детей от трех жен. Можно предположить, что вскоре после его смерти отца наследники разделили наследство и каждый стал жить на свое усмотрение. Видимо, получив свою долю, Иосиф Алексеевич (1846-1901), сын Алексея Николаевича от второй жены, решил, что Белгород слишком тесен для него. В смысле развития торговли Харьков оказался более предпочтительным. Так в конце 1860х годов Иосиф Алексеевич оказался в Харькове, женился на Марии Ивановне и поселился по адресу Верховский переулок 4 [28]. В 1868 году у молодой четы родился сын Владимир [29], в 1873 Николай, а в 1874 Иван и дочь Екатерина [30]. Судьба Владимира и Екатерины мне пока неизвестна, а вот о Николае знаю лишь то, что в 1895 году, будучи подпоручиком в отставке, он женился на Ольге Павловне Базилевской (1875-?), дочери купца 2-й гильдии Павла Федоровича Базилевского [31]. Следует отметить, что дед невесты, купец 3-й гильдии Федор Васильевич Базилевский (1781-?) в 1838-39 гг. был харьковским головой. Известен он и как благотворитель. На его деньги была построена Холодногорская кладбищенская Всехсвятская церковь. Брат невесты, Базилевский Андрей Павлович, в чине коллежского секретаря служил помощником секретаря гражданского отделения Харьковского окружного суда, проживал по улице Конторской 25[32]. Несколько лет спустя стал харьковским нотариусом [33]. Интересен и тот факт, что поручителем со стороны невесты выступил потомственный почетный гражданин Анатолий Адольфович Файст (1873-?) [31]. Прошу запомнить эту фамилию, т.к. к семье Файст мы еще вернемся.
   В 1874 году Иоасаф Алексеевич уже числился владельцем дома по улице Клочковской 7, который по состоянию на 1887 год дом был оценен в 9000 рублей [34]. Владел лавками суконных товаров в Соборном переулке и в Успенском соборе, оптовой лавкой мучных товаров на углу Рыбной улицы и Лопатинского переулка в доме Тихоновой [35], а в 1879 году Иосиф Алексеевич приобрел еще и дом на Лопанской набережной 4 [36].
   В 1887 году подал прошение в Харьковскую городскую управу об устройстве окон в подвальном этаже собственного дома с приложением подробного плана [37]. Это дело ценно тем, что в нем имеется поэтажный план дома. Из дела Харьковской городской управы также следует, что у Иоасафа Алексеевича был доброжелатель из числа местных жителей, написавший по крайней мере два доноса о том, что И.А. Кобозев на территории домовладения без всякого разрешения городских властей возвел небольшую лавку для торговли шипучим квасом и сдает ее в аренду, а арендодатель, также без всякого разрешения, торгует керосином.
   В конце 1880х годов Иосиф Алексеевич активно занялся общественной деятельностью и вскоре на этой ниве добился значительных успехов. С 1889 по 1893 годы он был попечителем, а с 1894 года почетным попечителем богадельни при Харьковском мещанском обществе [38]. В число почетных попечителей входил и Иоанн Кронштадтский, не раз бывавший в Харькове. Подозреваю, Иосиф Алексеевич был с ним знаком. В 1889 году вошел в правление "Второго Харьковского общества взаимного кредита" [37]. С 1891 года член правления "Общества взаимного вспоможения приказчиков г. Харькова", а с 1892 года председатель правления [39] [40]. В 1892-93 года уполномоченный "Харьковского общества взаимного страхования имущества от огня" [40].
   В 1893 году в типографии газеты "Южный край" вышла брошюра "Обзор десятилетней деятельности "Общества взаимного вспоможения приказчиков г. Харькова" 1883-1893 г.г.", одним из авторов которой был Иосиф Алексеевич. / Сост. И.А. Кобозевым, Г.Е. Ксензовым и А.Н. Гусевым при участии А.Ф. Нестеркина. - Харьков: тип. "Юж. края", 1893. - X, 32 с.
   В 1892 году избран гласным в Харьковскую городскую Думу (1892-1897) [41]. Будучи гласным Думы участвовал в работе над новой инструкцией работы Городской управы, введенной согласно Городского уложения от 11 июня 1892 года. Также работал в составе комиссии по ревизии деятельности городской управы [42], скотобойной комиссии (избрана 09.01.1895 г.) по рассмотрению вопроса об устройстве городской скотобойни, в комиссиях по приему в собственность города недвижимости Пащенко-Тряпкина и по заведыванию домами Пащенко-Тряпкина [43], был председателем комиссии по проверке деятельности харьковского ломбарда [44].
   В 1893 году основал "Общество взаимного вспоможения на случай смерти", и стал председателем правления [43]. В 1897 году избран председателем совета Харьковского "Общества любителей хорового пения" [45] и председателем попечительского совета Торговой школы, открытой при Харьковском "Обществе взаимного вспоможения приказчиков" [46].
   Наряду с инженером - архитектором Б.Г. Михайловским, мещанином И. С. Ивановым, купцами Н. С. Лысогоренко, И. Д. Шкаф, И. А. Рубинштейном и дворянином Т. И. Ященко возглавил "Харьковское строительное общество" [47].
   В 1899 году также занимал должность председателя правления "Общества потребителей приказчиков г. Харькова" [48]. Умер 18 июля 1901 года. Похоронен 21 июля на Усекновенском кладбище [49]. Жена его, Марья Ивановна, умерла двумя годами ранее, т.е. в 1899 году. К сожалению, в начале 70-х годах Усекновенское кладбище, где были похоронены многие знаменитые харьковчане, подверглось варварскому уничтожению, могилы Иосифа Алексеевича и Марии Ивановны не сохранились.
   Вместе с Иосифом Алексеевичем в Харьков перебрались его брат Константин Алексеевич и сестра Олимпиада Алексеевна. Константин Алексеевич родился в Белгороде 19 мая 1854 года [26]. В 1886 г. числился владельцем мануфактурного магазина, расположенного в Горяновском переулке в доме Пащенко-Тряпкина [50]. Олимпиада Алексеевна родилась в Белгороде в 1849 году [26]. В 1877 г. владела торговым заведением по продаже суконных товаров в Гостином ряду по Соборному переулку [35], а с 1878 г. магазином игольных, галантерейных и игольно-галантерейных товаров на Сергиевской площади в Шубном ряду и лавкой суконных товаров в Соборном переулке [51]. Подозреваю, собственницей она числилась номинально, а всеми делами заправлял Иосиф Алексеевич. В 1880 году окончила Харьковское повивальное училище и начала частную акушерскую практику. Прием вела в доме Бурлакова, Клочковская 34[52]. Последний раз в качестве акушерки упоминается в Харьковском народном календаре на 1910 год [53].
   Из дальних родственников, потомков Дмитрея Казьмина Кобозева, в это время в Харькове проживал Кобозев Григорий Петрович. Родился он в Белгороде в 1841 г. [26]. В 1887 году построил трехэтажный дом в г. Харькове на Рыбной площади [54]. По состоянию на 1895 год владел домами на Рыбной площади, по улице Владимирской 44 и улице Украинской 8 [55]. В 1884 году у него родился сын Иван, человек весьма выдающихся способностей. В 1901 году он окончил 2-ю харьковскую мужскую гимназию c золотой медалью. Иван получил подарок за добросовестное выполнение обязанностей церковного чтеца [56]. В 1905 году окончил медицинский факультет Харьковского императорского университета [57]. Умер 29 мая 1909 года и был похоронен на Усекновенском кладбище[58].
   Теперь, проделав внушительную работу по изучению истории семьи Кобозевых, становится понятным как родились рассказы о доме Лукерьи Филипповны, моей прапрабабушки, на улице Клочковской. Да, дом был, но вовсе не ее. Принадлежал он брату покойного мужа, где она наверняка гостила или даже жила какое-то время. На этом примере можно лишний раз утвердится в том, что всякая легенда имеет под собой какое-то фактическое основание. Однако раскрыв маленькую тайну, я так и не смог приблизиться к пониманию семейной драмы, разыгравшейся на рубеже веков. И все же, почему Иосиф Алексеевич, имея деньги и положение в обществе, не помог племяннику, оставив прозябать его в крестьянской мазанке и довольствоваться грошами с мелкой базарной торговли? Едва ли ранняя смерть помешала благому делу. В этом мы можем легко убедиться на примере судьбы Ивана Иосифовича, сына Иосифа Алексеевича. И впрямь, сей человек достоин нашего внимания. К нему как ни к кому другому подходит выражение Коровьева о причудливо тасуемой колоде карт.
   Иван Иосифович Кобозев родился, как я уже писал, в Харькове в 1874 году. В 1895 году с отличием окончил юридический факультет Харьковского императорского университета [59] [60] [61]. Служил помощником присяжного поверенного при Харьковской судебной палате [62]. С 1898 года помощник поверенного по судебным делам Харьково-Николаевской казенной железной дороги [63]. С 1899 года помощник юрисконсульта Курско-Харьково-Севастопольской железной дороги [64]. С 1901 года присяжный поверенный Харьковской судебной палаты [65]. Проживал по улице Клочковская 24.
   В начале ХХ века Иван Иосифович женился на Софье Адольфовне Файст, даме экспансивной, с очень сложным и тяжелым характером. Она пережила мужа и умерла в 1952 году. Тут следует более подробно остановиться на Файстах. Отец Софьи Адольфовны, Файст Адольф Францевич, происходил из семьи часовых дел мастера из Таганрога. Его отец, Франц Файст (1802-1888) ранее жил в Варшаве. Франц Файст был женат на Марии Хаусман (Haussmann) и считался одним из лучших часовых мастеров Юга России. Он соорудил башенные часы для Успенского собора, о которых вспоминал впоследствии А.П. Чехов. Более того, Александр, старший брат будущего писателя, испытывал симпатию к Марии, сестре Адольфа Францевича [66]. История этой юношеской любви достойна отдельного рассказа.
  2. Ал. П. ЧЕХОВУ
  9 марта 1876 г. Таганрог.
  Mein lieber Herr!
  Ich war gestern im Hause Alferakis auf einen Konzert, und sah dort deine Marie Feist und ihre Schwester Luise1. Ich habe eine открытие gemacht2: Luise ревнует dich3, к Marie und наоборот. Sie fragten mich von dir4, поодиночке, наперерыв. А was ist das? Du bist ein Masurik, und es hat nichts mehr, mein lieber Herr Masepa. Ich schicke dir den "Saika". Lese und bewundere dich5.
  А. Чехов6.
  Bilet na konzert professora Auera w dome Alferaki gab mir Director7. Maria Feodorofna ne poschla tak ja Bilet polutschil i poschel.
  A. Tschechof.
  Сноски
  1 Дорогой сударь!
  Я был вчера в доме Алфераки на концерте и видел там твою Марию Файст и ее сестру Луизу.
  2 Я сделал
  3 тебя
  4 Они спрашивали меня о тебе
  5 Что это? Ты мазурик, и ничего более, дорогой сударь Мазепа. Посылаю тебе "Заику". Читай и удивляйся (нем).
  6 Далее следует русский текст, написанный латинскими буквами.
  7 дал мне директор (нем.).
  "Влюбчивый старшеклассник обратил внимание на сестру своего друга Эдуарда Файста. Чеховы познакомились с семьёй немца-часовщика Ф. Файста давно, одно время они даже были соседями по Петровской улице. Поступив в гимназию, Саша и Эдуард Файст стали одноклассниками. Маша Файст начала обучение в женской гимназии. Впоследствии она вспоминала, что по праздникам в дом Файстов приходили Александр, Николай, Антон и Иван Чеховы. Старшая сестра Марии Луиза с немецкой педантичностью осматривала костюмы мальчиков. А затем исправляла то, за чем не успела уследить вечно занятая Евгения Яковлевна: штопала изъяны в одежде, пришивала пуговки. Юным гостям при встрече выдавались чистые носовые платки, которые отбирались при уходе и к новому посещению предлагались вновь, выстиранные и выглаженные. Маше Чеховой Мария давала уроки музыки.
   Александра и Марию связал возвышенный гимназический роман. Через много лет Александр рассказывал брату Михаилу о своих свиданиях: "Раз в весеннюю ночь я сидел (скрываясь от родителей) с Марией Францевной Файст. Это нисколько не мешало нам платонически любоваться Большой Медведицей и строить воздушные замки о том, что я поеду в Гейдельберг в университет. Мы повторили вскоре тот же опыт на свежеокрашенной скамейке в городском саду. Господи! Сколько скипидару пошло тогда на чистку зелени с моих влюбленных штанов" (27 марта 1898 г.).
   Об этой любви знала вся семья Чеховых, девушку воспринимали как невесту старшего сына.
  Летом 1875 г. Александр окончил гимназию с серебряной медалью и уехал в Москву, поступать в университет. Роман превратился в эпистолярный. 17 сентября 1875 г. студент-первокурсник просит родителей: "Поклонитесь от меня моей доброй Марье Францевне. Если увидите кого другого из Файстов, то поклонитесь им".
   12-летняя Маша отчитывалась перед братом: "Кланяется тебе Мария Францевна. Я ей отнесла те письма, которые ты прислал". Мария приходила в гости, раскладывала с Евгенией Яковлевной пасьянсы, обменивалась новостями. Евгения Яковлевна писала сыну: "16 декабря у меня была Мария Францевна. Ей кто-то сказал, что ты приехал". И соскучившаяся невеста сразу явилась в дом жениха.
   В конце 1875 г. Николай Чехов приехал в Таганрог на рождественские каникулы. Как-то, провожая Марию, он попросил у неё две фотографии для брата.
   Вскоре разорившаяся семья Чеховых покинула Таганрог. Связующим звеном между любящими сердцами стал Антон. Александр писал: "Прими от души полную благодарность за передачу письма М.Ф. (если только оно не попало в твою коллекцию)" (27 сентября 1876 г.).
   Между тем, у родителей, бедствовавших в Москве, отношение к предстоящему браку переменилось. Они боялись, что когда старший сын женится, то перестанет заботиться о братьях.
   Мы не знаем, делал ли Александр Марии предложение, но в начале марта 1877 г. состоялся семейный совет. Александр с горечью делился с Антоном: "порешили: во-первых, чтобы я отдавал все свои деньги им; в 4-х, чтобы не женился. Бедная родная М.Ф.! Каково ей икается! Да разве я могу её променять на кого-нибудь? Разве я не могу не любить её или позабыть? Да будут покойны тятенька и маменька! Да будет им ведомо, что только она одна вступит хозяйкой в мой дом. Но это будет не раньше того, как я буду вполне обеспечен".
   Стать обеспеченным Александру не удавалось. Летом 1877 г. Мария Файст окончила гимназию. Она продолжала ждать жениха, который всё не приезжал. А только просил брата Антона: "Ты меня премного обязал бы, если бы узнал хотя что-либо о М.Ф." (17 ноября 1878 г.).
   С 1879 г. упоминаний о Марии в письмах Чеховых больше нет. Может быть, родителям девушки или же ей самой просто надоело ждать. И она ответила согласием на сватовство благополучного таганрожца. А может, наконец, сработало правило: "С глаз долой - из сердца вон!" И яркие воспоминания начали тускнеть в памяти Александра. Но фоне московских писательниц и художниц далёкая "М.Ф." выглядела провинциальной и уже не такой интересной. Мария стала женой ювелира Ивана Ланкау и матерью четверых детей". [67]
   Была ли счастлива Мария в браке? Ответить на этот вопрос наверняка теперь едва ли возможно, однако ясно, что с иллюзиями и надеждами юности девушке пришлось распрощаться навсегда. В начале ХХ века семья Ланкау фигурирует в уголовной хронике. Некий мошенник сбыл ювелиру Ланкау краденные вещи и уступил его жене шесть иностранных золотых монет, серебряный рубль императрицы Екатерины II и золотое кольцо всего за девять рублей [68].
   Как я уже писал, у Марии и Ивана (Иоганна) Ланкау (05.10.1852-07.03.1922) было четверо детей: Маргарита (03.05.1884-31.03.1919) умерла от "испанки", Аделина Ивановна (1888-?), как и ее сестра Барбати-Ланкау Евгения Ивановна (1886-?) были репрессированы при советской власти по национальному признаку. У Евгении Ивановны, вышедшей замуж за представителя греческого рода Барбати, в 1924 году родилась дочь Лилия, но бедная девочка умерла в пятилетнем возрасте. О судьбе Ланкау Иоанна-Адольфа-Николая (1895-?) ничего неизвестно.
   Много интересных сведений о жизни Таганрога того времени, включая отношения Чеховых с семьей Файст, отражено в работе Шипулиной О. А., заведующей мемориальным отделом "Музей "Домик Чехова" Таганрогского государственного литературного и историко-архитектурного музея-заповедника. [69]
   Но вернемся к братьям Файст. В 1859 году Адольф Францевич окончил физико-математический факультет Харьковского императорского университета. Лютеранского вероисповедания, в университетских документах записан "из дворян" да "на собственном содержании". После окончания университета служил преподавателем математики и физики во 2-й Харьковской гимназии. В 1867 году состоял в VIII классе, т.е. имел чин коллежского асессора. Подрабатывал учителем немецкого языка в Мариинском Харьковском женском училище 1-го разряда [70]. Проживал по адресу ул. Екатеринославская 4. В 1872 году его содержание составляло 1981 рубль 60 копеек в год.
   Неясно чем занимался Адольф Францевич в 70-х годах, однако к 1883 году учительство он оставил и перешел в Харьковский Земельный банк, где служил секретарем правления. К этому времени он приобрел дом на Ново-Мало-Сумской улице. Дом был оценен в 850 рублей. В 1885 году включен в оценочную комиссию банка. С 1891 года входил в число членов правления. После 1892 года Адольф Францевич в Харьковских календарях не упоминается. Возможно, к тому времени он умер или вышел в отставку.
   У Адольфа Францевича было несколько братьев. Карл Францевич остался в Таганроге и продолжил дело отца. Фридрих Францевич - лютеранин, "из иностранцев", поступил на медицинский факультет Харьковского Императорского университета в 1876 году. До того обучался в Санкт Петербургской медицинско-хирургической академии. Окончил университет в 1881 году. В 1888 году земский врач города Чугуева, коллежский асессор. С 1890 года надворный советник, с 1993 года член городской управы, чугуевский городской врач.
   Файст Эдуард Францевич - Римско-католического вероисповедания. Окончил Таганрогскую гимназию. Поступил на медицинский факультет Харьковского Императорского университета в 1867 году. "Из иностранцев", "на собственном содержании". Окончил университет в 1872 году. Впервые упоминается в Харьковском календаре на 1886 год как лекарь слободы Липцы Харьковского уезда. На протяжении многих лет служил земским врачом. В 1891 имел чин надворного советника. С 1894 года врач Харьковской Общины сестер милосердия Российского Общества Красного Креста. В последующие годы был членом Харьковской земской управы, гласным уездного земского собрания, почетным мировым судьей, членом Харьковского уездного училищного совета, врачом-распорядителем амбулаторной лечебницы Харьковского Общества Красного Креста, гласным губернского земского собрания членом губернского комитета Всероссийского земского союза, занимался делами малолетних преступников. Проживал по адресу ул. Скрыпницкая 3 [71]. Дослужился до чина статского советника, был женат на Марии Владимировне.
   Файст Вильгельм Францевич, как и остальные братья, имел в Харькове собственный дом. В 1903 году вошел в состав комитета Харьковского музыкального кружка, в 1904 году заведовал технической конторой "Товарищества В.Г. Пономарева и П.П. Рыжова".
   Итак, рассмотрев вкратце историю семьи Файст, мы вернемся к Кобозевым, а именно к Ивану Иосифовичу. После женитьбы, примерно в 1902-03 гг., он переехал в Москву.
  Проживал в Хлебном переулке. Служил присяжным поверенным, юрисконсультом в Управлении Московско-Виндаво-Рыбинской железной дороги [72]. В 1908 году проживал на Сретенском бульваре в доме Страхового общества "Россия" [73]. В 1914-1917 гг. проживал по адресу Настасьинский переулок 6. Телефон 232-34 [74]. После Октябрьской революции работал юристом в Наркомате железнодорожного транспорта. Был высоким, стройным, малоразговорчивым, но очень добрым. Умер в августе 1943 года в Москве от недоедания [75].
   У Ивана Иосифовича и Софьи Адольфовны было несколько детей. Инна Ивановна выросла крайне болезненной, нигде не работала и замуж не вышла. Борис Иванович по отзывам современников был превосходным музыкантом, но в 1918 году умер от "испанки".
   Николай Иванович (1903-1974) стал выдающимся советским химиков, ученым с мировым именем. Подробно расписывать о нем не стану, т.к. в этом нет необходимости. О нем и его вкладе в науку можно прочесть как в википедии, так и в других источниках. Скажу лишь, что на его жизнь выпало множество тяжких испытаний. В детстве он перенес полиомиелит и все оставшиеся годы страдал от нездоровья. Но, не смотря на физические страдания, не смотря на житейские передряги, от стал истинным подвижником науки и веры. Он умел влюблять в себя людей, так как обладал острым умом и большой душой. Среди прочего был близко знаком не только с многими выдающимися советскими учеными, но и с А.И. Солженицыным, о чем последний не раз писал.
   Николай Иванович женился на Гальбрайх Эсфири (в крещении Екатерина) Ефимовне [75]. У них в 1946 году родился сын Алексей. В 1983 году у Алексея Николаевича родилась дочь Ксения. Оба ныне проживают в Москве.
   У Всеволода Ивановича (1905-1939), третьего сына Ивана Иосифовича, судьба сложилась трагически. Он закончил Московский институт инженеров транспорта. Был красив, обладал хорошим характером. Считался знатоком теоретической электрохимии. Занимал должность начальника отдела НКПС. Премирован золотыми часами за пуск первой очереди Ярославской электродороги. Арестован 04.09.1937. (? в БД "Мемориал" - 8793. Дата смерти - 21.05.1939. Приговор 27.03.1938). Его жена, Нина Виссарионовна Карандеева (1906-1992), была дочерью профессора Московских высших женских курсов Виссариона Виссарионовича Карандеева (1878-1916). Карандеевы - старинный дворянский род. Среди их предков числятся князья Шаховские, Друцкие-Соколинские, Коркодиновы и Енгалычевы. Так мои Кобозевы породнились с потомками Рюрика, конунгов и королей Швеции, первых князей Чехии и Польши, Чингисхана, византийских императоров и, если верить легендарной генеалогии, то и едва ли не самого Одина! Есть тут еще один интересный нюанс. Среди предков Нины Виссарионовны есть представители рода Шиловских. Таким образом она приходится дальней родственницей генерал-лейтенанту Евгению Александровичу Шиловскому (1889-1952). Именно он послужил А. Н. Толстому прототипом Рощина, героя романа "Хождение по мукам". Интересно и то, что Е.А. Шиловский был женат на Елене Сергеевне Нюренберг, ставшей в 1932 году женой М.А. Булгакова. Вот вам и колода карт! Не правда ли, удивительный вышел пасьянс.
   У детей Всеволода Ивановича жизнь также не сложилась. Его дочь, Марина Всеволодовна (1937-1939) умерла в возрасте двух лет, а сын, Дмитрий Всеволодович (1927-1990), был осужден в 1948 году и пять лет провел в лагерях. Все эти годя его дядя, Николай Иванович Кобозев, не смотря на безденежье (у него на руках были престарелая мать, больная сестра, жена и сын) как мог помогал племяннику, почти ежемесячно отправлял ему посылки с продуктами. После освобождения Дмитрий Всеволодович положил глаз на квартиру дяди. Еще М.А. Булгаков писал, что москвичи хорошие люди, но их испортил квартирный вопрос. Тяжба длилась несколько лет. В итоге квартиру пришлось разменять, а потомки Николая Ивановича и Дмитрия Всеволодовича до сих пор не поддерживают отношения.
   Дмитрий Всеволодович был женат на Светлане Сергеевне Корнаковой (1931-1993) и имел двоих детей - Екатерину Дмитриевну (1955-2014) и Всеволода Дмитриевича (р.1958). У последнего сын Дмитрий Всеволодович (р.1980) и дочь Светлана Всеволодовна (р.1989). Ныне все они также проживают в Москве.
   Такая занимательная вышла история, дорогой читатель. Мог ли я подумать еще пару лет назад, что мои генеалогические изыскания приведут к такому неожиданному результату? Даже представить не мог! Действительно, жизни человеческие подобны причудливо тасуемой колоде карт.
  
  
   Источники и литература
  
  1. Сторожев В.Н. Писцовые книги Рязанского края XVI и XVII вв. Т.1, Вып. 2, Рязань, 1900.
  2. Акты служилых землевладельцев XV- начала XVII века. Т2. М.1998.
  3. Сторожев В.Н. Писцовые книги Рязанского края. XVII век. Том 1., Вып. 1, Рязань
  4. Анпилогов Г.Н. Рязанская писцовая приправочная книга конца XVI века. Москва, 1982.
  5. Сторожев В.Н. Материалы для истории российского дворянства. Том 1., Десятни и Тысячная книга XVI века. М. 1891.
  6. Русская историческая библиотека. Том XXVII. СПБ. 1910.
  7. Антонович В. Б. Монографии по истории Западной и Юго-Западной России. Т. 1. - Киев, 1885.
  8. Муравьев М.В. Разборная десятня 1574 года по Смоленску. Москва, 1913.
  9. Мальцев В. П. Борьба за Смоленск (XVI-XVII вв.). Смолгиз., 1940.
  10. Танков А.А. Историческая летопись курского дворянства. Т.I, Москва, 1913.
  11. Материалы для истории Воронежской и соседских губерний. Воронежские писцовые книги. Т.2, Воронеж, 1891.
  12. РГАДА. Ф. 210. Столбцы Белгородского стола. Д. 227.
  13. В.А. Кадик, М.Ю. Зенченко, Г.А. Иванова. Елецкий уезд в начале XVII века: Елецкие десятни и платежне книги. - М.: Древлехранилище, 2011г.
  14. Описи архива разрядного приказа XVII в. СПБ, 2001.
  15. М.А. Мацук Город Ливны и Ливенский уезд в 1615/16 году. Территория, население, землевладение, освоение территории уезда, тяглоспособность. Часть 1. Сыктывкар 2001.
  16. Смирнов П. Орловский уезд в конце XVI века по писцовой книге 1594-95 гг. Киев, 1910.
  17. РГАДА Ф.1209, оп.1 д.930
  18. Раздорский А.И. Торговля Курска в XVII в.: по материалам таможенных и оброчных книг города. СПб.: Изд-во СПбГУ, 2001. 762 с. (Прил.: таможенные книги Курска за 1619-1677/78 гг.)
  19. РГАДА ф.350 оп.2, д.286, л.45 об.
  20. РГАДА ф.350 оп.2, д.289, лл.69, 69 об.
  21. ГАКО ф.184 оп.2, д.58, лл.7об - 8.
  22. ГАКО ф.184 оп.2, д.115, л.5, 5 об.
  23. ГАБО ф.21 оп. 21, д. 33, л.111.
  24. ГАКО ф.184 оп. 2 д.366, л.14-об.15.
  25. ГАКО ф.184 оп. 2 д.553, л.24-25.
  26. ГАКО ф.184 оп. 2 д.986.
  27. ГАБО ф.22 оп. 1 д. 77.
  28. Харьковский календарь на 1869 год : Месяцеслов, адрес. и справ. кн / [Печ. с разрешения Харьк. ГСК]. Изд. А. Скалона и А. Подвысоцкого; Сост. А. Подвысоцкий. - Харьков : Губ. тип., [1868 ценз.]. - [1], VII, 3-104, 27, CXXV, 84, XXII, 20 c.; [18] л. рекл. объявл.
  29.ГАХО Ф.40, оп. 105, д. 28
  30. ГАХО Ф. 40, оп. 113, д. 6
  31. ГАХО Ф.40, оп. 121, д.77
  32. Харьковский календарь на 1895 год : В 2 кн / Изд. Харьк. ГСК; Под ред. В. В. Иванова. - [Харьков : Губ. тип., 1895]. - I- XIV, [1], XV- XXI, 1-176, XV, 177-514, XIV, 192 c.; [23] л. рекл. объявл.
  33. Харьковский календарь на 1905 год / Изд. Харьк. ГСК; Под ред. М. И. Плещеева. - Харьков : Тип. Г. Б. Молчадского, 1904. - VIII, XVI, 262, VIII, 1-240, III, 241-290, 72 c.; [1] л. табл., [44] л. рекл. объявл.
  
  34. Список домовладельцев города Харькова. Xарьков, 1887 - 359 с.
  35. Харьковский календарь на 1878 год / Изд. Харьк. ГСК; [Ред. И. И. Бесядовский]. - Харьков : [Тип. Харьк. губ. правл., 1877 ценз.]. - XII, 496, 216, 46, [2] c.; [1] л. табл., [10] л. рекл. Объявл.
  36. Харьковский календарь на 1880 год / Изд. Харьк. ГСК; [Ред. И. И. Киткевича]. - Харьков : [Тип. Харьк. губ. правл., 1879 ценз.]. - XI, 465, 35, 224, 99 c.; [1] л. карт., [6] л. табл., [7] л. рекл. Объявл.
  37. ГАХО Ф.45, оп.4, ед. хр. 4997
  38. Отчет Харьковской мещанской богадельни за 1895 год. Типография Иванченка, Харьков, 1896. 10 с. ФГУ РГИА, Ф.1287 Оп. 15 Д. 1466 Л.3.
  39. Харьковский календарь на 1892 год : В 2 кн / Изд. Харьк. ГСК; [Ред. В. И. Касперов]. - Харьков : Тип. губ. правл., 1892. - [2], XI, 367, 196 c.; [24] л. рекл. Объявл
  40. Харьковский календарь на 1893 год : В 2 кн. : С прил. карты Харьк. губ / Изд. Харьк. ГСК; [Ред. В. В. Иванов]. - Харьков : Тип. губ. правл., 1893. - XXIV, 426, 48, V, 210 c.; [1] л. карт, [38] л. рекл. Объявл
  41. Харьковская городская дума, Статистический отдел. Материалы для истории Харьковской городской думы и городского хозяйства Харькова за 25 лет с 1871 по 1896 год / Стат. отд. Харьк. гор. управы. - Електрон. текст. дані. - Харьков : Тип. Губерн. Правления, 1896 (Харків: ХДНБ ім. В. Г. Короленка, 2016). Вып. 1 : / [сост.] зав. Стат. отд. Харьк. гор. управы Н. В. Петров.
  42. Южный край. - 1893. - 13 апреля.
  43. Д. И. Багалей, Д. П. Миллер. Том второй (XIX-й и начало XX-го века) // История города Харькова за 250 лет его существования (с 1655-го по 1905-й год). Историческая монография. / Паровая типография и литография М.Зильберберг и С-вья. Донец-Захаржевская ул., соб.д., ?6. - 1-е изд. - Х.: Издание Харьковскаго Городского Общественнаго Управления, 1912. - Т. 2. - 980 с. - 11 000 (репринт 1 993) экз. - ISBN 5-7707-4375-1 (репринт 1993). Т. II-й (1912)
  44. Южный край. 1893. - 16 апреля.
  45. Харьковский календарь на 1898 год : Прил.: "Харьк. сборник", вып. 12-й / Изд. Харьк. ГСК; Под ред. В. В. Иванова. - [Харьков : Тип. губ. правл., 1898]. - XXI, 234, VI, 260 c.; [37] л. рекл. Объявл
  46. Харьковский календарь на 1899 год / Изд. Харьк. ГСК; [Под ред. В. В. Иванова]. - [Харьков : Тип. губ. правл., 1899]. - XVIII, 332, V, 280 c.; [1] л. табл., [2] л. пл., [49] л. рекл. Объяв
  47. Южный край. - 1898. - 31 августа.
  48. Харьковский календарь на 1900 год / Изд. Харьк. ГСК; Под ред. В. В. Иванова. - [Харьков : Тип.: Варшавчика, Аршавской и Шмерковича, 1900]. - XXIV, 302, V, 243, IV c.; [2] л. пл., [57] л. рекл. объявл
  49. Южный край. - 1901. - 19,21 июля.
  50. Харьковский календарь на 1887 год: В 2 кн. : В 2 кн / Изд. Харьк. ГСК; Под ред. действ. чл.-секр. П. С. Ефименко. - Харьков : Тип. губ. правл., 1886 (обл. 1887). - XIV, [2], 752, 133, XLIX, 66 c.; [1] л. табл., [1] л. ил., [14] л. рекл. Объявл.
  51. Харьковский календарь на 1879 год / Изд. Харьк. ГСК; [Ред. И. И. Бесядовский]. - Харьков : [Тип. Харьк. губ. правл., 1878 ценз.]. - XII, 438, [1], 216, 53, [3] c.; [1] л. пл., [10] л. рекл. Объявл.
  52. Харьковский календарь на 1881 год / Изд. Харьк. ГСК; Под ред. секр. ком. И. И. Киткевича. - Харьков : [Тип. Харьк. губ. правл., 1880 ценз.]. - XI, 378, 40, 239, 102 c.; [12] л. табл., [9] л. рекл. Объявл.
  53. Харьковский народный календарь на 1910 год. Харьков. 1909., 137 с.
  54. ГАХО Ф.45, оп. 4, ед. хр. 4983
  55. Список домовладельцев города Харькова. - Харьков, 1895.
  56. Южный край. - 1901 - 26 сентября.
  57. Алфавитный список студентов и посторонних слушателей императорского харьковского университета за 1901-1902 академический год. - Харьков: Университетская типография, 1901. - 140 с.
  58. Парамонов А.Ф. - "Энциклопедия фамилий Харьковской губернии" /книга 1/
  Х.: Харьковский частный музей городской усадьбы, 2011. - 262 с.
  59. Алфавитный список студентов и посторонних слушателей императорского харьковского университета на осеннее полугодие 1892 года. - Харьков: Университетская типография, 1892. - 75 с.
  60. Алфавитный список студентов и посторонних слушателей императорского харьковского университета на осеннее полугодие 1893 года. - Харьков: Университетская типография, 1893. - 83 с.
  61. Алфавитный список студентов и посторонних слушателей императорского харьковского университета на осеннее полугодие 1894 года. - Харьков: Университетская типография, 1894. - 70 с.
  62. Харьковский календарь на 1897 год : Прил.: планы опер. и драм. театров, руководство к устройству нар. чтений, "Харьк. сборник", вып. 11-й / Изд. Харьк. ГСК; Под ред. В. В. Иванова. - [Харьков : Тип. губ. правл., 1897]. - XXVI, 526, XVI, 266 c.: ил.; [2] л. пл., [24] л. рекл. Объявл.
  63. Харьковский календарь на 1899 год / Изд. Харьк. ГСК; [Под ред. В. В. Иванова]. - [Харьков : Тип. губ. правл., 1899]. - XVIII, 332, V, 280 c.; [1] л. табл., [2] л. пл., [49] л. рекл. Объяв
  64. Харьковский календарь на 1900 год / Изд. Харьк. ГСК; Под ред. В. В. Иванова. - [Харьков : Тип.: Варшавчика, Аршавской и Шмерковича, 1900]. - XXIV, 302, V, 243, IV c.; [2] л. пл., [57] л. рекл. объявл
  65. Харьковский календарь на 1902 год : С прил. планов 16 городов Харьк. наместничества и стен. календаря / Изд. Харьк. ГСК; Под ред. В. В. Иванова. - [Харьков : Тип. Варшавчика, Гессена и Молчадского, 1902]. - VIII, [2], VII, 326, VI, 227, [1] c.; [8] л. пл., [34] л. рекл. Объявл
  66. Чехов А. П. Письмо Чехову Ал. П., 9 марта 1876 г. Таганрог // Т. 1. Письма, 1875-1886. - М.: Наука, 1974. - С. 14.
  67. Алферьева А. Г. Франц Файст, таганрогский часовщик: О знаменитом таганрогском часовом мастере, его работах, знакомстве с Чеховыми и романе Александра Чехова с его дочерью. - Москва: Скорпион, 2014. - С. 92 - 96.
  68. О.П. Гаврюшкин Гуляет старый Таганрог: Исторический очерк. - Таганрог: АИ МИКМ, 1997. - 395 с.
  69. Шипулина О. А. Соседи Чеховых. 1859 - 1869 гг. Публикация подготовлена в рамках поддержанного РГНФ научного проекта ? 14-04-00237.
  70. Памятная книжка Харьковской губернии, 1868 год / [Изд. Харьк. ГСК]; Сост. секр. Харьк. ГСК Я. Голяховским. - Харьков : Унив. тип., 1868. - VIII, [1], 412, 128, [1], 110, 90 c
  71. Харьковский календарь на 1917 год / Изд. Харьк. ГСК. - [Харьков : Тип. губ. правл., Б. г.]. - IV, 25, 120, 148 c.; [28] л. рекл. объявл
  72. Вся Москва. Адресная и справочная книга на 1905 год.
  73. Вся Москва. Адресная и справочная книга на 1908 год.
  74. Вся Москва. Адресная и справочная книга на 1917 год.
  75 . Химический дизайн. Контекст-хроника как опыт рефлексии в естествознании. (к биографии Н.И. Кобозева). Новосибирск: Изд.-во Chem.Lab.NCD, 1999. - 275 С. ISBN-0-8247-2497-6

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Е.Лабрус "Ветер в кронах" (Современный любовный роман) | | С.Суббота "Свобода Зверя. Кн.3" (Любовное фэнтези) | | Л.Морская "Тот, кто меня вернул - в руках Ада" (Современный любовный роман) | | Галина Осень "Начать сначала" (Фэнтези) | | М.Ваниль "Доминант 80 лвл. Обнажи свою душу" (Романтическая проза) | | Т.Мирная "Колесо Сварога" (Любовное фэнтези) | | Д.Сойфер "На грани серьезного" (Юмор) | | А.Оболенская "Правила неприличия" (Женский роман) | | С.Лайм "Мертвая Академия. Печать Крови" (Юмористическое фэнтези) | | Т.Мирная "Снегирь и Волк" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Арьяр "Академия Тьмы и Теней.Советница Его Темнейшества" С.Бакшеев "На линии огня" Г.Гончарова "Тайяна.Влюбиться в небо" Р.Шторм "Академия магических близнецов" В.Кучеренко "Синергия" Н.Нэльте "Слепая совесть" Т.Сотер "Факультет боевой магии.Сложные отношения"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"