Маслов Михаил: другие произведения.

Продолжение Нового Рассвета

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
Оценка: 7.76*7  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    В поисках древних технологий

  Долгое путешествие археологической экспедиции завершалось. Утром выгрузили всё оборудование, технику и припасы на причале древнего городишки Тюрес, ютившегося на берегу реки Сырийя, впадавшей во Внутреннее море. Позади был затяжной путь, до того переговоры с местным ханом для разрешения на археологические работы.
   Профессор Радис Корт, начальник экспедиции, скомандовал располагаться за городом в палатках. Аспирантка Лира Ивансура возмутилась:
   - Разве тут нет гостиницы?
   - Ты бы видела эту гостиницу. И потом, площадь поисков огромная.
   Для начала большую часть вещей оставили в этом занюханном городке, жившем транзитом во Внутреннее море. Местный миф гласил, что раньше оно было больше, и что это след Великого потопа.
   Пока члены экспедиции отдыхали, Радис Корт и Рон Иритий поехали на 'Бенис-3', небольшом автомобиле повышенной проходимости, осматривать предполагаемое место раскопок. К северу от города была полупустыня, усеянная тюльпанами.
   - Во девочки будут рады, - сказал Рон.
   - Ага, сейчас хорошее время. Зимой тут мороз, метели и бешеные ветра, летом жара и засуха. Классический образец континентального климата, хоть в учебник по географии заноси.
   - Думаете, тут действительно будет то, про что рассказала эта, с позволения сказать, девочка? - сомневался Иритий.
   - Мы же нашли у кунийцев фрагмент туннеля с древним поездом.
   - Ага, я не забуду ту историю, - поежился теплотехник.
   Тогда, при раскопках по наводке удалось найти уцелевший участок древнего тоннеля из железобетона. Это была сенсация века, как кричали в газетах. Нашли поезд полный мумифицировавшихся людей, но ценой жизни трех человек выяснилось, что этот тоннель вместе с поездом сохранился только потому что атмосфера в нем состояла из углекислого газа с азотом. Археологи и лингвисты сумели расшифровать язык газет и табличек в поезде, удивительно хорошо сохранившихся благодаря выгоранию кислорода. Чудом сумели достать бумажные источники информации. Инженеры буквально по гаечке перебрали поезд, который, как ни странно, ездил на электрической тяге. Целыми пачками выдавали патенты на изобретения, содранные с поезда и тоннеля. Археологи озолотились на этих раскопках на одних отчислениях с патентов. Денег привалило столько (и еще поступали), что в тайном финансировании от Камириан Филлата уже не нуждались.
   Песчаные холмы, как будто утыканные букетами цветов, расстилались вокруг. Но кое-где в песке проглядывали остатки древних дорог. По одной такой дороге, занесенной песком, и ехали археологи. Её состояние было ужасным, остались только фрагменты. Вдруг встретился бархан, который Рон стал объезжать слева. И вдруг пробил колесо, сразу зашипело. Теплотехник заматюгался, а историк упрекнул:
   - Осторожнее надо было ехать, разве не знал про острые камни.
   - Я аккуратно ехал, сам не знаю, как так вышло. Что-то очень острое нашлось.
   Радис вылез из машины, прошелся по следу и осмотрел колею, загребая по ней ногой. Вдруг стал и копнул глубже, кое-что увидел и позвал:
   - Рон, я кое-что нашел. Тебе надо это увидеть.
   Иритий оторвался от машины и подошел к Корту. В песке ясно был виден ржавый железный штырь, торчащий из серого камня, рядом были еще кончики таких же штырей.
   - Узнаю працивилизацию. Только они столько железа закладывали в бетон для прочности. Здесь разбиваем лагерь?
   - Давай здесь. Потом видно будет.
   К вечеру экспедиция расположилась в выбранной лощине. Весь следующий день готовились к работе, и на третий день начали раскопки.
  
   Весной было хорошо работать, но летом начался ад. Днем 50-60 градусов в тени, ночью 40 градусов. Обливались водой, пили, всем было плохо. Кое-кто получил ожоги, прикасаясь к металлу, как своего оборудования, так и откопанного.
   Откопали много металлолома. Получалось, что тут было какое-то огромное сооружение непонятного назначения. Еще обнаружили, что самый большой бархан, буквально рядом с лагерем, скрывал в себе стоящую на рельсах чудовищную по величине металлическую конструкцию.
   Изюминка ситуации была в том, что по результатам рекогносцировки кругом еще было около десятка, если не два таких сооружений
   Рон Иритий занимался бетонными конструкциями и металлическими конструкциями, Радис Корт искал надписи, но их было мало.
  
   Первое, что нашел Радис Корт, была почти невидимая нацарапанная надпись:
   'В СССР есть жопа, зовется Казахстан, в этой жопе дырка есть, зовется Тюратам'.
   Профессор знал русский язык усилиями киборга, перевел и засмеялся. Потом объяснил суть:
   - Судя по тексту, это место было на задворках древней империи СССР. То есть этот комплекс специально построен подальше от густонаселенных районов с целью безопасности и сохранения плодородных земель. Любопытно, зачем.
   При раскопках был вскрыт короткий наклонный туннель, идущий вниз и вбок от железобетонной площадки с рельсами. Этот вскрытый бетонный туннель был оплавлен, Рон как теплотехник был в шоке. Ходил, смотрел, потом сделал вывод:
   - Мне тяжело представить, как это возможно.
   - Мы уже встречали следы тех страшных бомб, оплавляющих все что угодно, - возразил Радис Корт.
   - Нет, тут другое. Снаружи бетонные и металлические поверхности не оплавлены. Похоже, тут был поток раскаленных газов. И, судя по конструкции тоннеля, отводился в сторону под большим давлением, и в специальную открытую бетонную чашу. И температура была такая, которая возможна только при сгорании светильного газа с чистым кислородом, - не понимал Рон Иритий. - Это какой-то грандиозный проект забытой империи. Что про него говорила Камириан?
   - Посоветовала провести раскопки. Сказала, вам для развития мышления полезно самим догадаться, что это такое. Есть идеи? - объяснил историк.
   - Пока нет. Единственное, я догадался, зачем та полоса толстого бетона на северо-востоке. Это место для взлета и посадки аэропланов. Надо собрать всех и объявить конкурс на идеи, что это. Ясно, что тут было три вида построек: жилые здания, заводы и вот эти непонятные комплексы. Всё заняло площадь больше многих маленьких государств. Стоимость строительства я даже не считал, цифры выйдут совсем несуразные, - рассуждал теплотехник.
   - Рон, вы теплотехник, - начал спрашивать Корт. - Подумайте и скажите, где может использоваться такое открытое пламя с чистым кислородом вместо воздуха.
   - Хм... Сходу и не скажу. У нас в промышленных печах обычно не используется, даже там, где желательно иметь как можно выше температуру. Тут пламя открытое. Надо подумать. Ясно, что газовая горелка...
   - Такая огромная?! Но зачем?! С такой большой температурой? И что тут обрабатывалось?! - задавал вопросы Радис.
   - Хороший вопрос. Я не вижу в этих обломках ничего, что говорило бы о том, что что-то обрабатывалось бы специально. Если б что и было, конструкция была бы другой.
   - Хрень какая-то. Бетон долго не выдержал бы. Но зачем ненадолго всё это обжигать, и под углом. Рон, ты подумай. Если не видишь объяснений, значит есть только одно объяснение, и оно не на поверхности.
   Теплотехник долго ходил, перебирал варианты. Так до вечера не сообразил. После ужина услышал обрывок разговора:
   - Сидим тут, от жары дохнем...
   - И научной работой занимаемся. А что делать? Нет у нас родителей-миллионеров. Помнишь, какую вечеринку закатил Велес Смит на окончание университета?
   - Как же не помнить, всю группу пригласил, роскошный стол накрыл, танцы, бассейн. А вечером устроил такой фейерверк.
   - Ага, и стреляли в небо, и ракеты пускали...
   - Какие ракеты? - спросил инженер.
   - Ну, обычные, пороховые, которые горят цветными огоньками, - ответил один из молодых ученых. - Разве бывают еще какие-нибудь?
   - Думаю, да, - ответил Иритий и побежал в свете вечернего солнца осматривать конструкцию. И нашел трухлявые остатки труб разного назначения. Вернулся в лагерь и сразу к историку:
   - Радис, мне нужно слетать за одним специалистом?
   - Куда, и зачем?
   - В Артиллерийскую академию. Хочу проконсультироваться с нашими специалистами.
   - Лети, если очень надо. Но мы вроде как нашли вход в бункер...
   - Мой зам справится. Тут вопрос принципиальный.
  
   Начальник Артиллерийской академии ответил моментально:
   - У нас в военных ракетах лучше всего разбирается Старгис Кинуал. Он в отпуске. Но, если очень надо, можете найти его на рыбалке на Красных камнях.
   - Больше спасибо.
   Теплотехник быстро нашел профессора. Отставной офицер с белой от седины головой сидел с удочкой на скале и смотрел на поплавок. Голову его от солнца укрывала зеленая панама, белые густые усы кистями свисали по бокам ото рта.
   - Ну как, хорошо клюет.
   - Нормально, вон, в ведре рыба. Молодой человек, представляться надо, - слегка упрекнул старик.
   - Прошу прощения. Я Рон Иритий. Вы, так я понимаю, Старгис Кинуал. Мне сказали, вы тут ловите рыбу.
   - И что, ради рыбы пришли со мной поговорить? Что вам надо?
   - Можно и про рыбу. Я недавно рыбачил на Внутреннем море, там хороший клев. Пресноводная рыба, привыкшая к морской воде, имеет своеобразный и вкус, и повадки.
   - Далековато забрались. Неужели ради рыбы?
   - Мы там проводим археологические раскопки. Клюет!
   Кинуал подсек рыбу, вытащил, снял с крючка и только собрался снова наживить, как Иритий остановил:
   - Посмотрите фотографии.
   Офицер отложил удочку и перебрал фотографии:
   - Бетон, железные конструкции, рельсы. Я что-то не могу сообразить что к чему, но всё в ужасном состоянии.
   - Неудивительно. Я бы даже сказал, что неплохо всё сохранилось, учитывая то, что всем этим конструкциям восемь тысяч лет, - медленно проговорил Рон Иритий, с наслаждением глядя в лицо Старгису.
   - Не понял, как это восемь тысяч лет? Тогда все люди были дикарями.
   - Вообще-то даже больше. Это артефакты древней могучей цивилизации, в существовании которой многие историки сомневаются даже после находки подземного поезда.
   - Так это вы нашли? Я, признаться, до сих пор в этом сомневаюсь, - качал головой седовласый.
   - Да, мы. Сейчас у нас нечто более грандиозное, и мы пытаемся понять, что именно. Поглядите, какое всё огромное по сравнению с людьми.
   - Вижу. У железнодорожников не спрашивали, что это может быть.
   - Можно, но не стоит. Смотрите сюда. Видите этот тоннель. А вот оплавленный бетон. Вот огромная бетонная чаша. Еще не догадываетесь? Вы же вроде бы лучший специалист по ракетам - показывал Рон.
   - Признаюсь, нет, хотя и лучший, но нас мало. И вообще, отчего меня спрашиваете?
   - Я теплотехник, вообще-то. И долго не мог взять в толк, что это. Но потом сообразил, что отсюда взлетали ракеты.
   - Погодите, вы что, хотите сказать, что отсюда взлетали ракеты?! Да вы их хоть раз видели? Ракету со станком спокойно переносит один человек. Тут же выходит, что их по железной дороге привозили к месту пуска. И это пусковой станок?! Это ж какой величины ракеты?
   - Думаю, вес одной ракеты составляет самое малое десятки, а скорее всего сотни тонн.
   - Ну и зачем нужны такие гиганты?
   - Это я и хочу выяснить. Заодно получить от вас подтверждение, что отсюда взлетали ракеты, - вздохнул Рон.
   - Вы когда вернетесь на раскопки? - загорелся ракетчик.
   - Могу вылететь самое раннее сегодня вечером.
   - Давайте утром.
  
   На причале Тюриса их встретил сам Радис Корт, весь зачарованный, и после приветствий предложил:
   - Пойдем в местный храм, покажу тутошних божков.
   - Зачем? - удивились и Рон, и Старгис.
   - Это вам надо самим увидеть, - загадочно улыбнулся историк.
   В храме он показал три бюста и статую молодого мужчины и сказал, показав надписи:
   - 'Академик Сергей Павлович Королев', 'Глушко Валентин Петрович', 'Академик Янгель М.К.', это прилагается к бюстам.
   Статуя показывала молодого радостного мужчину, поднявшего от восторга руки вверх. По статуе сложно было понять, но широкий жесткий воротник выдавал, что к нему крепился шлем. Самодельная, не очень аккуратная и высеченная в камне надпись гласила: 'Гагарин Юрий Алексеевич, первый человек, побывавший в космосе, за пределами атмосферы Земли. Земля сожжена ядерной войной, но помните о нём, чтобы в небо вернуться!!! Тут Радис Корт сказал, переведя:
   - Надпись сделана много позже, чтобы не забыли из-за катастрофы.
   - Извините, что так вышло. Без вас разгадали назначение комплекса, - смущенно сказал отставному офицеру теплотехник.
   - Ваши извинения более чем неуместны. Я вам, Рон Иритий, бесконечно благодарен за то, что вытащили меня сюда. Сегодня же покажете всё, что откопали, - со слезами на глазах благодарил профессор. - Я всю жизнь занимаюсь ракетами, пытаюсь доказать, что они на что-то годятся. Создал переносной ракетный станок, наладил выпуск ракет для фейерверков, и все равно к ракетам никто серьезно не относится. И тут вы откопали комплекс, созданный для полетов людей в космос на ракетах. Сейчас же везите меня на место, покажете мне его.
   - Он сильно разрушен, мы мало откопали, и занимает огромную территорию...
   - Плевать. Мы должны изучить всё и всем рассказать, - загорелся Старгис Кинуал. - Наши предки были там вверху, и наши потомки должны туда добраться. Мало у меня учеников, но мы начнем, как сможем. Главное, деньги найти.
   - А вот это не проблема, - улыбнулся Радис Корт: он давно догадался, кто ограбил банк Крамсонов. - Только вы с учениками не подведите.
   - Не подведем. Поехали! - сам того не подозревая, повторил слово Гагарина старый ракетчик.
  
  - Тут еще вот какое дело, мы откопали три бункера, и внизу нашли две карты, выгравированные в камне. На них план расположения сооружений комплекса, и есть две интересные метки, - рассказывал историк. - Надо вам самим взглянуть.
   Несколько минут группа специалистов спускалась по древним лестницам в подземелье, совсем не похожее на те, о которых пишут в сказках Парсанидской империи. Серые стены, жалкие остатки корпусов оборудования... Стащили местные отсюда всё, что имело ценность.
   Искомый план был в одном из нижних помещений. Он отражал планировку комплекса. Радис Корт показал на камне два значка и расшифровку внизу:
   - Вот, видите? Это научно-технический архив, а это технический музей. Написано 'Использовать после Темных веков.' Понимаете, что это значит?
   - Сейчас, выходит, пришло время, если раньше не открыли. Но что могло сохраниться, если прошло восемь тысяч лет? - спросил Старгис.
   - Думаю, древние приняли меры для сохранности, - ответил Рон Иритий. - Значит, должно всё неплохо сохраниться. Нужно скорее найти, если до нас не вскрыли хранилища.
   - Уже нашли, вчера начали откапывать, - сказал историк. Поедем, покажу.
  
   Первым вскрыли вход в древний архив, ну как вскрыли, откопали и почистили от песка. Тамбур и два небольших зала после него довольно хорошо сохранились, их очистили. В них было пусто, но из второго зала куда-то вел замурованный туннель. Проход был закрыт железобетоном, который кто-то в древности пробовал взломать, но не сумел. С бетоном справились, но арматуру не одолели.
   Рон Иритий приказал принести молоток, зубило и пилку по металлу. После нескольких часов возни слесарь плюнул и заявил: 'Тут хитрая сталь, вязкая и прочная. Мало того, эта скотина еще и очень хорошо загартовывается. Нужно резать газовым резаком, по другому никак'.
   Теплотехник и историк решили еще раз осмотреть второй зал. У дверей обнаружили несколько квадратов, где были сочетания цифр 7-7, 6-8, 8-6-8.
   Немного в стороне на стенах нашли простую таблицу, где в каждой ячейке стояли цифры по порядку. Второй и третий ряды имели по восемь ячеек, первый две ячейки. Первая ячейка первого ряда с цифрами 1, 1 была над первой ячейкой второго ряда. Вторая ячейка первого ряда была над восьмой ячейкой второго ряда. Четвертый, пятый, шестой и седьмой ряды были по восемнадцать ячеек. В шестом и седьмом рядах после третьей ячейки был обозначен разрыв со стрелочками, которые указывали на два ряда снизу по четырнадцать ячеек. Верхний ряд цифр возрастал по единице, нижний быстрее без четкой зависимости.
   - Странная таблица, - хмыкнул историк. Только как она нам поможет?
   Теплотехник подумал, почесал голову и заявил:
   - Это Периодическая таблица химических элементов, и в ней сто восемнадцать элементов. Нет пробелов, хотя мы так и не обнаружили, например, сорок третий элемент, - тут же сделал фотографии таблицы и выдал. - Тогда те три сочетания цифр имеют конкретный смысл. Это химические формулы, а именно: азот, моноокись углерода и двуокись углерода. Это химический состав атмосферы хранилища. Понимаете, что это значит?
   - Всё хорошо сохранилось, будем осторожно вскрывать.
   - Я представляю, сколько там ценного найдем, - обрадовался Рон.
   - Не вы, а мои люди найдут, - заявил сам хан Румынай. - Вы могли рыться сколько угодно в этих песках, но всё ценное я заберу себе.
   - Вы же обещали!
   - Попробуешь моему сюзерену, великому царю Парсанидской империи пожаловаться? Попробуй, если тебя пустят в Шушинад, - смеялся хан. Все знали, что Шушинад, древнейший живой город мира и столицу Парсанидской империи, был закрыт для иностранцев и иногороднего простонародья. Только в торговое предместье можно было попасть, и то по пропускам.
   - Не сможете, мы сами тем, что есть, не смогли взломать. И там не будет драгоценных металлов и камней. Замуровано там другое, - объяснял Рон.
   - Я сам разберусь, что там есть. И клянусь Отцом городов, что вы не сможете мне помешать, - издевался правитель.
   - Что это Отец городов? - спросил теплотехник.
   - Это столица Парсанидской империи, Шушинад. Старейший город из всех живых. Были и старше, но сейчас Шушинад самый старый город, населенный людьми. Его возраст пятнадцать с половиной тысяч лет, - рассказал Радис Корт. - Там в городе, возможно, еще остались руины древнего царского дворца, им наверняка больше десяти тысяч лет. Я бы с удовольствием посмотрел бы на барельефы и статуи оттуда. Но иностранцам в город вход запрещен.
   - Откуда ты столько знаешь про Шушинад? - озадаченно спросил хан. - Мы сами не знаем, сколько ему, время основания затерялось в веках. Говорят, что от него пошли другие города. Почему ты говоришь, что были еще старше?
   - Выйдите все кроме хана, - потребовал историк, и ему подчинились.
   - Мне приснился бог, который сказал, что у него множество имен. Еще рассказал, что люди забыли зарю человеческого рода, и что не выполнили приказ нести его учение к звездам. Надоело ждать богу, когда люди станут выполнять его пожелание, и он приказал мне вернуть людям память, чтобы идти дальше. Для этого рассказал и показал мне далекое прошлое, и что и где искать, - втирал Радис Корт. - Он мне рассказал про это место, где что искать, и про самые старые города.
   - И я, конечно, не могу проверить твои слова, - ухмыльнулся Румынай. - Может, ты и не соврал, но мне тоже надо выделить хорошую долю.
   - Или дать компенсацию деньгами. Я понимаю, что вы большой уважаемый человек, и вам надо много денег. Я сам даже и торговаться не буду. Давайте так сделаем. Вы напишите, что вы хотите за наше право забрать всё, что в хранилищах, а я передам моему правительству. Остальные тут будут, я же слетаю во Владгард и приглашу человека, который от имени правительства с вами уточнит сумму и заплатит, - предложил Радис Корт.
   Хан запросил чуть больше сорока миллионов золотом. Историк подумал и ответил:
   - Очень много просите. С вами будут торговаться. И вот что, никому не рассказывайте про эти тайники, ни в Шушинаде, ни ангериты, ни синтерийцы не должны ничего узнать.
   - Хорошо, в эти деньги входит и охрана тайны, - ухмыльнулся Румынай в свои усы, заранее настроенный торговаться. Но владигардец не стал этого делать.
  
   На прощанье историк раздал указания подчиненным:
   - Взламывать не пытайтесь, у музея песок уберите. Самое главное это расчистите и подлатайте, чем сможете, бетонную полосу.
   - Всю?! - удивился Путо, бывший работник военного аэродрома. - Я немного разбираюсь в аэропланах. Нашему самому большому аэроплану, 'Казик-15' даже без реверса винтов хватит пятой части длины этой полосы, а по ширине сразу два таких аппарата могут садиться крыло к крылу. Специально мерил, сто шагов ширина и длина шесть тысяч шагов.
   - Хорошо, бери наш экскаватор, грузовики и сколько надо людей, готовь аэродром. Не забудь что-нибудь придумать, чтобы проще складировать всё, что привезут с собой.
   Путо взялся за работу. Запросил две машины из трех в дополнение к колесному экскаватору, он же бульдозер. Техника вся была, разумеется, на паровом ходу. Грузовики были похожи на НАМИ-012. Археологи с рабочими разгружали от песка грузовики. Так было расчищено примерно четверть полосы в длину. Ямы и трещины засыпали песком и утрамбовали, как могли.
   Потом взялись за раскопки технического музея, который был немного южнее взлетной полосы. Вся территория носила следы какого-то комплекса. В указанном месте был холм, который скрывал в себе музей.
   Некогда там, на площадке 250 (Универсальный Комплекс Старт-Стенд) в нижнем бассейне, работники космодрома сделали подземное хранилище образцов техники, крупнейшим из которых была космическая ракета. Стащили туда много чего интересного, что было и на космодроме, и в ближайших городах. Как это было сделано в первое время после ядерной войны, и чего стоило, история умалчивает, но, уже не надеясь на полеты в космос, сделали всё, чтобы сохранить знания. Кроме музея сделали на всякий случай еще и подземный архив, хотя и в техническом музее была библиотека. Мало того, что сделали полную изоляцию, так и предусмотрели возможность землетрясения как в Ташкенте в 1966 году. Еще выжгли кислород внутри с таким расчетом, чтобы атмосфера состояла из азота с инертными газами и оксидов углерода. Такая атмосфера, еще и очищенная от паров воды, защищала хранилища от окисления почти так же хорошо как вакуум. Для полноты картины сделали туннель с перегородками из железобетона, причем арматура была из марганцевой стали. Ну и подсказки оставили потомкам. Всё было рассчитано на цивилизованных людей, и чтобы дикари не добрались.
  
  
  Толий Реймс, президент Владигардской республики, получил записку от одного из секретарей, ведущих прием граждан. Не столь давно профессор Радис Корт, прославившийся открытием подземного поезда Древних в уцелевшем участке туннеля, просил о срочной встрече и послал в конверте короткую записку, которая гласила:
   - Найдены руины древнего комплекса для полетов в космос и, возможно, на другие планеты. На его территории обнаружены замурованные архив и технический музей, имеющие защитную атмосферу. Местный правитель запретил доступ к тайникам, но можно договориться. Если не поторопимся, эти находки могут попасть в руки ангеритам или синтенийцам.
   Коротенький абзац заставил первого человека в одной из четырех великих держав мира отложить все дела и вызвать к себе археолога.
   - Радис Корт, у вас пять минут, - с порога услышал археолог и спросил:
   - Что подробнее рассказать?
   - В чём проблема доступа к архиву?
   - Первое, сами строители хорошо защитили архив и музей. Мощные стены, потолки и перегородки из бетона, армированные сталью, которая наклепывается от зубила, надо газовой горелкой пережигать. Защитная атмосфера из азота, диоксида и монооксида углерода, так они указали символами.
   - Как вы поняли, что состав атмосферы именно такой? - допрашивал премьер.
   - Вот наша периодическая таблица химических элементов, вот их выгравированная таблица, она содержит намного больше элементов. А вот символы у перегородки. Согласны, что трактовка однозначная?
   - Вообще-то, когда я учился в школе, периодическую таблицу много критиковали, она еще не была общепринятой, - заметил Толий. - Какие еще доказательства того, что этот тайник представляет огромную ценность?
   - Вот остатки пускового станка, а вот транспортер для перевозки ракет к пусковому станку, вот меня сфотографировали на транспортере... - показывал профессор.
   - Эта ржавая махина величиной с трехэтажный дом! Что ж были за ракеты?! И зачем? Я не вижу смысла в таких гигантах, - скептически произнес премьер.
   - Это были транспортные ракеты, на них летали в безвоздушное межпланетное пространство и, скорее всего, на другие планеты.
   - Зачем?!
   - Не знаю. Когда доберемся до архива, поймем. Ясно, что они нас опередили на десятилетия, но не на века, самое большее, лет на 150-200. Вот, посмотрите фотографии, это памятники из города, обслуживавшего комплекс, - и Радис Корт выложил фото из храма. - У Древних не так и много времени прошло после первого полета в космос. Вот памятники разработчикам и первому летчику.
   - Что там с ханом, какие проблемы?
   - Хочет кучу денег за отказ от доли в добыче, больше сорока миллионов, но может поторговаться.
   - Многовато. Какая предполагаемая прибыль от архива?
   - Если кроме архива комплекса есть литература по другим отраслям, то скорее всего превысит миллиард секунций. Думаю, тамошние инженеры догадались положить учебники по общенаучным дисциплинам. Впрочем, вскрытие покажет.
   - Подготовленных посадочных площадок для аэропланов и мачт для дирижаблей, я так понимаю, там нет?
   - Не совсем. Дирижабль может пришвартоваться к ракетному транспортеру, а для аэропланов имеется древняя посадочная полоса длиной шесть тысяч шагов.
   - Хорошо, мы обсудим на заседании Совета Министров. Надеюсь, у вас готов список требуемого оборудования и людей.
   - Да, разумеется.
   Премьер быстро просмотрел и спросил:
   - Зачем вам эта выдающаяся студентка, Камириат Филлата?
   - Потому что умная и может во многом новом разобраться, и знает древние языки.
   - Хорошо, только скажите, где вас найти...
  
   Радис Корт много раз летал на дирижаблях, но на военный аэроплан попал впервые. Он, кстати, работал на жидкотопливном паровой двигателе. С ним была группа слесарей с разнообразными инструментами, включая ацетиленовые резаки, консул от правительства с помощниками, гвардейский майор Конис Дарт с охранной полуротой, ну и, разумеется, группа технических экспертов во главе с замминистра промышленности Толием Кранионом. Камириан Филлата тоже была.
   Долго летели, и во время полёта общались. Конис Дарт всё расспрашивал Радиса Корта про местное население. Потом вздохнул:
   - Я очень боюсь, что, увидев, сколько нас, местные соберут толпу и нападут так, что не отобьемся. Им я не доверяю. Да и женщины у нас, и там, и эта Камириан. Я читал в газете про ее успехи, нельзя же подставлять.
   - Она нам очень нужна, - вздохнул историк и полез в блокнот, где написал:
   - Надо выйти на пару слов, её обсудить.
   Через полчаса вышел Конис, потом Радис.
   - Так с ней? - спросил майор.
   - Мне эта Филлата, разумеется, очень нужна. Но, если припечет, она твой главный боевой резерв. Не знаю всех её возможностей, сами спросите, - намекнул профессор.
   - Не понял, что она может? - засмеялся Конис.
   - Бойня на вилле Гардана, она сделала это в одиночку. Я вам этого не говорил, но это правда.
   - У вас замечательное чувство юмора, - громко заявил офицер, смеясь.
   - А вы спросите.
   Конис Дарт долго думал, но решил, что профессор вменяемый, и присмотрелся к студентке. Камириан Филлата была какая-то очень спокойная, сидела совсем неподвижно, не флиртовала с солдатами. Странная на взгляд офицера, эмоционально тупая, но расчетливая. Во время ближайшей посадки на военном аэродроме у озера Глубокое он приобнял за плечо девушку, ощутив, что та очень крепкая и тяжелая, и пригласил:
   - Кэм, пойдем прогуляемся.
   - Я не хочу.
   - Поговорить надо. Это важно.
   Девушка смело пошла за бывалым офицером. В закутке он спросил:
   - Радис Корт сказал, что ты, когда надо, очень хороший солдат...
   Тут хрупкая студентка схватила за горло здоровяка, с легкостью подняла над землей и спросила:
   - Что он ещё сказал про меня?
   - Как ты это сделала? Кто ты такая?!
   - Не отвлекайся, если хочешь жить.
   - Радис Корт рассказал про разгром виллы Гардана. Сказал, что ты мой главный резерв на случай нападения местных, но он не сказал, кто ты такая. Я не поверил, но теперь понял, что ты не человек. Мне важно знать, что ты можешь, я не скажу никому.
   - Я последняя из тех, кого вы знаете под именем богов-термов, - призналась Камириан Филлата. - Только не надо об этом кому-либо рассказывать.
   - Хорошо, что ты можешь в бою?
   - Мне опасно только прямое попадание артиллерийского снаряда. Точно стреляю и хорошо вижу в темноте. Ядовитые газы мне неопасны. Огонь ограниченно опасен.
   - Отлично. Я выдам тебе оружие, - обрадовался офицер.
  
   На последнем аэродроме заправились скипидаром под завязку, да еще и в бочках набрали его столько, сколько мог поднять паровой самолет сверх наличного груза и пассажиров. Пограничная база была между некогда существовавшими городами Астана и Павлодар. Следующая посадка должна была быть на раскопках.
   Стартовали в полночь, и рано утром на горизонте показалось Внутреннее море. Радиса Корта командир огромного транспортника, Марк Глен, вызвал в кабину и попросил указать, где садиться. Историк огляделся за полминуты и указал правее. Пилот посмотрел, довернул аэроплан и начал снижаться, и присвистнул:
   - Вот это да! Вы видели такое?
   - Никогда. Это что, такая посадочная полоса?! Но зачем?
   - Я не знаю, но ей восемь тысяч лет. Правда, трещины мои люди должны были заделать песком с глиной.
   - Если так, то я сразу не буду садиться, - уперся командир. Огромный 'Казик-15' прошел на бреющем полете у самой полосы, а второй пилот через открытую боковую дверь тщательно осматривал полосу бетона. Потом пошёл в кабину:
   - Не знаю, сколько лет этой полосе, но садиться можно смело. Кстати, что там на ней?
   И все увидели ржавые обломки на ней на краю. Транспорт сел, даже не включая реверс. Трясло прилично, к сожаленью.
   Гостей встречала большая часть экспедиции. Из самолета вышли все, даже экипаж. Их жутко заинтриговала древняя взлетно-посадочная полоса невероятных размеров. Она потрескалась, покрошилась, но была ещё пригодна для аэропланов, способных взлетать с грунтовых полос. Других и не было в этой эпохе: вся авиация или дирижабли, или аэропланы с паровыми двигателями на жидком топливе.
   В разговоре выяснилось, что кучу ржавого металлолома археологи нашли уже после отлета историка. Военные занялись выгрузкой припасов, а технические эксперты вместе с консулом, историком и Иритием Роном подошли к обломкам.
   - Очень интересно. По этой груде ржавчины тяжело что-то понять, но по моему это огромный мостовой кран. Похожие на судостроительных заводах используются, - быстро разобрался Толий Кранион.
   - Хорошо бы установить форму и размеры поточнее, но, насколько я знаю, ни у нас, ни у синтенийцев, ни у ангеритов нет этой модели, - задумчиво сказал один из профессоров Политехнического университета.
   - Так это понятно, что это бывший кран працивилизации, как и эта полоса. Их не так давно научились делать, особенно синтенийцы. Находили при реконструкции судостроительного завода Владигарда следы Древних, но от них отмахивались, и не настолько были заметны, - ответил замминистра. - Только что же тут такого разгружали этим монстром.
   - Наверно что-то большое для запуска ракет. Не знаю, - ответил теплотехник. - Вообще тут много интересного, работы на годы.
   - У меня нет времени тут сидеть годами, - жестко сказал Кранион. - Только самое ценное забрать. Где оно, кстати?
   - Самые важные для нас объекты, кроме руин аэродрома, где мы находимся, это большой ракетный транспортер, замурованный архив и замурованный технический музей. С чего начнем? - спросил Рон.
   - Я бы с транспортера, который вы хотите использовать как причальную мачту для дирижаблей, - влез в беседу командир самолета.
   - Хорошо, везите к нему, - приказал замминистра.
   Все влезли на грузовик экспедиции и поехали. Вскоре увидели у руин огромного здания колоссальных размеров железнодорожную платформу на двух парах рельсов. Всё было очень ржавое, но больше негде было швартоваться дирижаблям.
   - У-ху-ху-хух! Что ж это были за ракеты, которых перевозило это чудовище! - воскликнул Марк Глен.
   - Огромные. И их перевозили пустыми, заправляли прямо на пусковой станке, мы нашли остатки труб. Профессор ракетостроения подсчитал конечную скорость ракеты и соотношение полезной нагрузки и топлива. Вопросов много, их можно получить только вскрыв тайники, - ответил старый ракетчик.
   - Каковы шансы, что там все сохранилось? - спросил Кранион. - Еще вот что. У нас нет ресурсов для создания такого же комплекса, и для строительства ракет.
   - У нас и знаний многих нет для этого, я даже не могу уверенно перечислить, что нам надо знать и уметь для создания таких ракет, - сказал с печалью Старгис Кинуал. - Уверен, что это есть в тайниках, и мы можем использовать эти знания в других целях.
   - Например? - заинтересовался замминистра.
   - Дешевый алюминий со сплавами, дешевый жидкий кислород, беспроводная электросвязь, новые методы управления механизмами, необходимые для полетов...
   - Дешевый алюминий даст большую экономию веса в авиастроении, - влез в беседу Марк Глен. - Сейчас мы вынуждены использовать сталь и дерево, потому что алюминий очень дорогой.
   - Вся проблема кроется в том, что нужно очень много электричества, - возразил замминистра.
   - Мы эту проблему на теоретическом уровне уже решили, - наконец-то вмешалась в беседу Камерон. - Сейчас проходит испытание экспериментальная система электроснабжения.
   - Я знаю. Но пока непонятно, что выйдет, - отмахнулся Толий, но не прокатило.
   - Мы можем восстановить древние гидроэлектростанции. От машинных залов ничего не осталось, но огромные дамбы частично уцелели. Я на нашей территории насчитал остатки семи бывших гигантских сооружений, с помощью которых древние превращали энергию падающей воды в электричество. Шесть ближе к озеру Глубокое, еще одна ближе к Великому океану, - не выдержал Иритий Рон. - Я долго не мог понять, что это, пока не узнал про разработки промышленных методов получения электричества. Потому мы и пригласили Камириан Филлата.
   - Господа! Или вы меня эпически дурите, или тут намечается эпический прорыв в развитии нашей республики, - одурев, молвил замминистра. - Показывайте ваши тайники.
   Вход в архив его не впечатлил, а с входом в технический музей получилась интересная штука. На подъезде чиновник спросил:
   - Это что?
   - Это крупнейший пусковой станок для ракет. Бассейн, куда отводились дымовые газы, переделан сразу после катастрофы под технический музей-хранилище, - сказал Старгис.
   - Не понял про бассейн.
   - Как я понял из конструкции, дымовых газов образовывалось столько, и очень горячих, что могли бы все сжечь на площадке, и потому отводились в шахту и сторону, в низину, покрытую бетоном. Я только догадываюсь, но наверняка бил такой огнемет, что мог сжечь броненосец, - объяснил профессор ракетных дел.
   - Откуда вы всё знаете? - прищурился замминистра.
   - Я много думал над увиденным, а я всю жизнь занимался ракетами. Нескромно звучит, но в Владигардской республике нет никого, кто бы в ракетах понимал больше меня, - объяснял Старгис Кинуал. - Но даже я о многом не догадываюсь, как было сделано. Ясно одно: нам придется создавать ряд отраслей, чтобы возродить полеты таких ракет, и эти отрасли дадут нам много пользы, большое преимущество перед ангеритами. Про алюминий я уже сказал. Ракеты в полете наверняка имели электромеханическое управление. И эти ракеты бессмысленны, если нет беспроводной связи. А еще новые материалы, методы обработки и еще непонятно что.
   - То есть это очень долгий проект с непонятной отдачей, которая будет очень нескоро, - заключил Толий Кранион.
   - Ну почему? В процессе может вылезть неожиданная выгода, - не согласился ракетчик. - Но без вскрытия не узнаем.
   - Что там ожидать? - обратился к Кэмерон Конис Дарт, знавший про нее.
   - Не знаю. Но с большой долей вероятности там могут оказаться носители информации, которая не имеет отношения к ракетостроению. Например, книги по физике, описывающей законы, процессы, материю и ее структуру в условиях, сильно отличающихся от привычных нам. На сегодняшний день ученые не понимают, почему светят звезды, и очень многое другое, - объяснила киборг.
   - Убедили, - кивнул головой замминистра.
   Консул долго и упорно торговался с ханом, пока не получил разрешение на раскопки.
  
   В первую очередь решили вскрывать библиотеку. На открытом воздухе установили компрессор, работающий на угле. От него протянули шланги к пневмоинструменту в туннеле. Там же установили вытяжку для чистки воздуха от пыли и оксидов углерода.
   Первую бетонную перегородку разбили, как могли, отбойными молотками.
   Потом убрали мусор и протянули шланги для ацетиленово-кислородной горелки. Ацетилен получали, залив водой карбид кальция, который в свою очередь получали прокаливанием известняка с углем. Кислород же получали, прокаливая селитру. Сначала хотели бертолетову соль, но испугались взрывоопасности.
   Марганцевая сталь, рассчитанная на стойкость к зубилам, не выдержала пламени ацетиленово-кислородной горелки. Куски арматуры тут же складывали. Сбоку стояла Камириан Филлата и с самодельными датчиками контролировала атмосферу помещения и состояние рабочих. Официально испытывала доработанные прототипы газоанализаторов, реально еще должна была чуть что спасать слесарей, взламывающих защиту.
   В первой промежуточной камере, в давние времена разгермитизированной архаичными инструментами, уже была нормальная атмосфера. На первую перегородку ушел день, все же бетон и арматура качественные.
   На второй день один из двух слесарей (большее число людей не держали одновременно в работе при взломе) работающей смены, которые менялись каждый час, пробил дырку в перегородке второй камеры и стал расширять, чтобы освободить арматуру для горелки, второй рабочий пробил дыру через несколько секунд. Киборг подошла к нему, и тут же ее датчики зазвенели.
   - Бегом наверх! - скомандовала она.
   - Мне спать хочется, - сказал первый работник по имени Портос и стал сползать.
   Камириан подхватила его и вместе с вторым рабочим, которого звали Алакс, потащила наверх. Но и тот свалился. Пришлось ей обоих тащить. Наверху все охренели от такого зрелища.
   - Мля, железная девчонка, - заметил Влад из отдыхающей смены.
   - Никогда не поверил бы, что сразу обоих вытащит, - заметил Иритий Леголас.
   - Не идите за мной! - приказала студентка и обратно сунулась в проход, закрыв низ лица мокрой повязкой. Там зажгла горелку, дав побольше кислорода и подсунув к одной из дыр. Потом пододвинула вытяжку ближе к дырам и вернулась наверх. Эндоскелету угарный и углекислый газы не могли повредить, но в живой части киборга неминуемо убили бы кровоснабжение, пусть и намного медленнее, чем обычного человека.
   Через час вернулась, притащив мешок извести и рассыпав ее на покрывале. Еще через час проверила уровень газов и вернула рабочих на их места. Они разбили еще перегородку.
   Всего оказалось семь перегородок, герметичность была нарушена только у одной. В конце концов вскрыли основное хранилище, и тут пришлось сутки проветривать.
   За эти дни оборудовали временный аэродром у древней взлетно-посадочной полосы, привезли еще технику, запасы топлива и расходных материалов, солдат. Часть сил бросили на расчистку от песка технического музея и подготовку к его вскрытию.
  
   Археологи тем временем копались в руинах древнего города, но без особого эффекта. Да и не везде было позволено, все же городок Тюрес был его частью. Пара кварталов, наспех вскрытая и осмотренная вместе с маститым архитектором из Владигарда, дали очень много. Все улицы были широкими, заранее рассчитанными на автомобили. Причем как там, где были следы частных домов, так и там, где были руины многоэтажных домов. Сами многоэтажные дома строились не сплошной стеной, как было принято во всех трех развитых державах, а с большими промежутками. Олаф Кайтес, именитый архитектор, заместитель столичного управления капитального строительства и профессор Владигардского университета, наплевал на ювелирную точность раскопок и заставил грубо раскапывать руины. И потом тщательно замерял и объемы руин, и размеры фундаментов, и расстояния между ними. Потом, зная толщину стен, увидев крупные обломки железобетонных панелей и зная их толщину, сделал макет и чертежи жилых районов Тюратама.
   Из лекции Олафа Кайтеса:
   - Архитектура Працивилизации выделена в особый раздел, потому что не вписывается в преемственность архитектурных стилей. Несмотря на свою древность, по своим решениям, это скорее перспективный архитектурный стиль. Особенности: высокоразвитая система подземных коммуникаций, крупногабаритные детали жилых домов, адаптированность под высокий уровень механизации, комплексный план застройки районов, высокий процент транзитного и общественного пространства от площади города, оптимальное соотношение размеров домов и расстояний между ними. Разумеется, на планировку города сильно влияли исторический центр, ближайшие деревни и ведущие в город дороги. Но в случае строительства нового города его планировка и планировка отдельных районов и кварталов была вот такая, объясняю на примере забытого города Ангарска, построенного недалеко от западной оконечности озера Глубокое, потому что Тюрес это не наша территория...
  
   Сразу, как только разбили последнюю перегородку, Камириан Филлата вошла в помещение с газоанализаторами. Было безопасно. Множество стеллажей с книгами, сохранившимися только благодаря защитной атмосфере, это в одной большой комнате. Множество картин, плотно уложенных, фотографии из исторических мест и музеев, копии статуй и разной посуды во второй. А в третьей три компьютера в специальном супердолговечном исполнении, а к каждому по три кинескопных монитора, практически новых, по одному подключенному и по два запасных. Генераторная установка для их питания с графической инструкцией. Инструкция как сделать принтер, и всевозможные долговечные детали. И стеллажи кварцевых оптических дисков в противоударных коробках, теоретически способные хранить информацию до миллиона лет. На свободном пространстве стен инструкция по использованию.
   - Что это? - недоуменно спросил Радис Корт, главный историк на раскопках. Толий Кранион пытался сам понять, что в комнате.
   - Кажется, это машины для хранения информации. Мне надо еще разобраться с ними, но с высокой долей вероятности содержимое этой комнаты самое ценное, что имеется в руинах всего огромного комплекса, - ответила киборг.
   - Погрузка, транспортировка, выгрузка и сборка во Владигарде содержимого этой комнаты под вашу ответственность, - приказал замминистра. - Книги и экспонаты под ответственность Радиса Корта.
  
   С огромной осторожностью все упаковывали и грузили на дирижабли, как более надежные воздушные суда. Каждый компьютер со своим набором дисков был погружен на свой дирижабль, все долетели благополучно и были помещены под сильную охрану так и не распакованными. То же и с книгами и произведениями искусства.
   Тем временем взламывали защиту технического музея. Работали так быстро, как могли. С пробиванием прохода совместили прогрызание широкой дыры для вывоза техники. Торопились, потому что было нездоровое шевеление со стороны местных.
  
   Хан Румынай, удачно договорившийся о руинах, здорово разбогател, но что-то его беспокоило. Его соглядатаи поначалу донесли о каких-то книгах, статуях и непонятных вещах, в большой спешке, но и с большой осторожностью погруженных на воздушные суда владигардцев. Но тут же последовал еще один донос о том, что руководители чуть ли не прыгали от радости, когда познакомились с находками. Даже удалось подслушать фразу, что мол почти даром купили все. Ага, это когда отвалили кучу золота.
   Ладно, один тайник умыкнули, его не вернуть. Но они второй курочат. Собственно, в Тюресе был миф о тайных сокровищах, которые не достать, потому что они заперты за очень твердой каменной стеной (на самом деле это был первоклассный бетон) с железом, которое невозможно рассечь, и что на них лежит проклятие, убивающее на месте. Хан и все местные втайне покатывались над дурачками с далекого северо-востока, но за десять дней взломали защиту, и никто не умер, хоть кой кого еле откачали.
  
  ( Речь про этого монстра.
   http://www.buran.ru/images/jpg/bbur9.jpg)
Оценка: 7.76*7  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Д.Сугралинов "Мета-Игра. Пробуждение"(ЛитРПГ) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) М.Боталова "Невеста под прикрытием"(Любовное фэнтези) А.Кочеровский "Утопия 808"(Научная фантастика) А.Емельянов "Мир Карика 9. Скрытая сила"(ЛитРПГ) В.Свободина "Прикованная к дому"(Любовное фэнтези) Е.Флат "В пламени льда"(Любовное фэнтези) Write_by_Art "И мёртвые пошли. История трёх."(Постапокалипсис) Д.Дэвлин, "Потерянный источник"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"