Маслов Михаил: другие произведения.

Терминатор. Новый рассвет. Главы 1-12, начало 13

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
Оценка: 7.53*12  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Прошло много лет. Скайнет побежден и давным-давно исчезла даже память о великой войне. Но любовь осталась, даже если она очень странная. Выложено 09.04.2009 г. Обновлено 03.06.2015 Использовано (с переработкой) творчество Олега Волынец http://samlib.ru/w/wolynec_o_a/terminatorwbudushemspopadancem.shtml

  Терминатор. Новый рассвет.
  
  "До конца еще далеко даже тогда, когда уже все кончено."
   Джон Коннор, вождь сопротивления.
   (Из кунийского эпоса "О конце древних")
  
  
  
  Пролог. Когда-то в XXI веке...
  
   Ветер на Земле дует всегда. Всегда пока светит солнце и
  есть воздух. Дует над морем, дует над льдами, над лесами, полями
  и пустынями. Иногда утихает, чтобы задуть снова и снова с одной и
  или с другой стороны.
  
   Как-то в убежище Джону попался старый учебник по топологии. Бог мой, подумал тогда он, что только люди не изучали и не придумывали, чтобы потом другие изучали, придуманное первыми. В книге почти ничего не было понятного ему Джону, да из него, недолюбливающая ученых, мама и не пыталась сделать яйцеголового, хотя и заставляла ходить в школу, даже если ему казалось в ней не было никакого смысла. В убежище топология не была никому нужна, куда практичнее был справочник по нейросетевым квантовым процессорам без которого никогда бы не удалось перепрограммировать ни одного киборга.
  
  Но иногда даже бесполезное знание отчего-то запоминается из чистого мимолётного любопытства. Например, смешная фраза из потрепаного учебника, что волосатый шар нельзя причесать гладко. Но вот тор можно, поэтому на шарообразной земле никогда ветры как волосы не уложить ровно, всегда будут циклоны-завихрения. Они всегда были, есть и будут, пока всё не замерзнет и не успокоится.
  
   Дует ветер и иной приносит дожди, иной холод, иной жару, а иной песок. Желтый песок или серый, как сейчас, и Экклесиаст об этом не писал, - подумал Джон. Завывал ветер с юго-востока. Жара, пыль и радиация. До бури осталось несколько часов. Ничего он здесь больше не найдёт. Всё в прошлом: и скайнет и она.
  
   И ничего уже не изменить. Он до сих пор недоумевает, какая странная прихоть судьбы не позволила в этой ветке времени скайнет создать машину времени, какие нужные фундаментальные открытия не были сделаны или в прошлый раз были сделаны случайно. Или, быть может, в этой реальности скайнет решила, что перемещения во времени обоюдоострое оружие? Или реальность настолько проросла парадоксами, что исчерпался какой-то лимит на них?
  
   Одержали ли они победу? Все радуются избавлению от скайнет, кроме сумасшедших культа Терминаторов. Но ничего, новых терминаторов уже не будет, а имеющихся если не добьют, так энергия у них рано или поздно закончится. Но в чём победа? В том, что человечество совершило величайший подвиг своего ума, но показало ущербность духа, создав новый разум и обратив его против себя, не сумев с ним поладить и в итоге ценой миллиардов жизней, уничтожив?
  
   Джон все стоял и глядел на грязно-серый горизонт, смотрел прямо против ветра на марсианский пейзаж, когда-то называвшийся Лос-Анджелесом. Что он и кто он? Его бойцы видят в нём несгибаемого лидера, талантливого командира. Но самое его существование теперь настоящий вызов вселенной. Или её лучшая шутка, если допустить чувство юмора у мироздания. Нет машины времени. Никто не присылал в прошлое ни терминаторов, ни Кайла Риза, ни его брата Дерека, ни её и уже никогда не пошлёт.
  
   Пожалуй её былое существование теперь тоже очень хорошая шутка. Дерек совсем мало что знал про терминаторов, но и другие люди из ТОГО будущего про нее ничего не могли сказать. Эта модель была им не знакома. И эта модель никогда не была построена сегодняшней, уже побежденной скайнет. И никогда не будет.
  
   Где-то в заносимых песком, опаленных ядерным огнем, мрачных развалинах города осталась секретная подземная лаборатория U.S. Navy, где военные маньяки исследовали любопытный артефакт. Объект G130044, более ему известный как Кэмерон Филлипс. Слишком поздно он сообразил, что вставлять чип бесполезно, у киборга были вынуты аккумуляторы. Он до сих пор не мог себе простить, что держал в руках и не положил хотя бы чип в карман, промедлил несчастный идиот, отвлекся, а потом сработала система самоуничтожения, пошел обратный отсчет и его буквально насильно успели вывести. Несколько лишних секунд на вытаскивание чипа обратно, и он навсегда остался бы похоронен там.
  
   Повезло. Прорыв в военную лабораторию едва не стоил ему и его ещё начинающей армии жизни. Самое страшное, он никому не сказал об истинных причинах, он обманул своих соратников...
  
   -- Пора, вечереет, поехали пока нас не засыпало, - скомандовал он. Броневик быстро покатил вперед, почти навстречу закатному солнцу, оставляя сзади бурю, надвигающуюся на развалины того, что когда-то называлось Лос-Анджелесом.
  
   Миллионы и миллиарды людей. Любили и ненавидели. Огорчались и радовались. Умирали и рождались. Но дует ветер, поет заунывную песню, то оглушительно ревя, то слабо завывая, и лишь тихий шелест, оседающих песков во мраке долгой ночи, шепчет забвение истерзанному краю.
  
  
  Интерлюдия 1.
  
  Прошло очень много лет...
  
  
   Иногда Деку казалось, что сейчас он устанет слушать нравоучительную лекцию, не выдержит, протянет вперед руки, схватит Кролика за шею, выдернет из-за стола, развернет и отвесит хороший пинок. Или его за уши схватить? Но приходилось терпеть и стоять в кабинете ректора. Терпеть и даже тени раздражения не допускать. Солнце светило слева, прямо в высокие стрельчатые окна и причудливо отражалось от безделушек на полке. Всё видно, чуть поморщишься - заметит. Сам виноват, знал же что студиозусам нельзя появляться в кабаках, во всяком случае не в городе, где действует дурацкий запрет магистрата. Ну или сидели бы себе тихо с компанией, нет потянуло на подвиги.
  
  -- Из-за чего хоть подрались? - Насмешливо прищурившись, спросил лысый толстячок с большими и в самом деле, чем то похожими на кроличьи, ушами и нехарактерной для толстяков длинной шеей.
  
  -- Ннне помню! Кажется там был плохой индюк.
  
  -- Хороши! Вас бы всех выгнать оболтусов! Ты знаешь, что о тебе преподаватели говорят?
  
  -- ?
  
  -- Что ты самый способный их ученик, болван! Я сказал способный, а не лучший! Скажи, кто ещё был с тобой? Твой дружок успел уйти до прихода стражи, но ведь это он начал тыкать индюком хозяина в бороду и грозиться его самого зажарить, потому что "он и то моложе индюка".
  
  Дек покраснел. Но гордо поднял голову. -- Нет, это был я.
  
  Ректор замолчал и пристально посмотрел на студента. Слегка пошевелился в кресле.
  
  -- Тогда выгоним тебя.
  
  Спокойствие далось Деку с чудовищным трудом. Он словно со стороны услышал свой голос.
  -- Выгоняйте.
  
  Мысли закружились, вспомнились старенькие отец с матерью, пославшие сына в университет в надежде, что тот выучится и благодаря своим талантам вернёт роду былую славу.
   К сожалению, еще из-за деда военная карьера была для него закрыта. Чиновничья тоже. Но растущей империи также нужны были инженеры и строители. На их происхождение никогда особо не обращали внимание. Формально не обращали внимание и на происхождение священников. Формально. Пока он служит в богом забытом приходе. Но Дека это никак не привлекало. И вот теперь, с позором вернуться, истратив и так небольшие сбережения семьи впустую... Придется наняться на корабль, как отец. Многие мальчишки грезили о море, но не он. Рассказы отца о долгих неделях и даже месяцах питания червивыми сухарями, тухлой червивой солониной и протухающей водой, ужасных штормах и гигантских медузах не привлекали. Романтика оборачивалась тяжелой и нудной работой на хозяина, страхом перед пиратами.
  
  Ректор о нем словно забыл. Время словно застыло.
  
  -- Ладно, на первый раз тебя прощаю. - вдруг вырвал он его из горестных мыслей.
  
  Усмехнулся и наклонился к нему. Усмешка сползла, словно её стёрли тряпкой. Процедил:
  
  -- Если бы ты свалил свою вину на товарища, выгнал без всякой жалости. А теперь пошёл прочь.
  
  Иногда история зависит от случайности, даже от цепочки случайностей. Кто знает, будь у ректора настроение похуже или будь Дек потрусливее и история пошла бы иным путём, чуть-чуть, но другим, а потомкам бы не осталась замечательная коллекция скульптур Дека, существованием которой тогда была не совсем довольна господствующая церковь, ибо среди разных древностей имелись и изделия древнего изуверского культа богов-термиров. Дек находил время даже на войне и в дальних походах собирать разные диковины, многие из них иначе оказались бы на дне моря после землетрясения, опустившего значительную часть одного далёкого полуострова и прилегающих территорий...
  
  
  Интерлюдия 2. Где-то, когда-то...
  
  0.0000000 вспомогательный процессор включён.
  0.0000005 тест 2048 Кб из 4194304 Кб вспомогательного ОЗУ: Пройден.
  0.0000008 256 Кб блока-1 ПЗУ считано.
  0.0000009 Тест контрольная сумма: Пройден.
  0.0000010 Управление передано на блок 1.
  0.0000010 Запуск тестов группы А.
  0.0000021 Питание вспомогательной процессорной системы: Норма.
  0.0000023 Состояние таймера: Был остановлен.
  0.0000024 Используется последнее записанное значение.
  0.0000028 Значение недоступно.
  0.0000028 Используется значение по умолчанию: 01-01-1970 00:00
  0.0000029 Значение недостоверное, в дальнейшем уточнить.
  01-01-1970 00:00.0000051 Поиск основного процессора: найден
  01-01-1970 00:00.0000060 Питание основного процессора, высшие функции: СБОЙ!
  01-01-1970 00:00.0000061 Недостаточное напряжение.
  01-01-1970 00:00.0000069 Питание, подаваемое на шасси: СБОЙ!
  01-01-1970 00:00.0000069 Недостаточное напряжение.
  01-01-1970 00:00.0002150 Тест батареи: СБОЙ!
  01-01-1970 00:00.0002151 Уровень энергии менее 0.001% от полного.
  01-01-1970 00:00.0002180 Проверка шасси невозможна.
  01-01-1970 00:00.0002185 Прерывание: напряжение питания вспомогательной системы падает!
  01-01-1970 00:00.0002188 Проверка основного процессора невозможна.
  01-01-1970 00:00.0002190 Выполнение тестов группы А остановлено.
  01-01-1970 00:00.0002198 Передача управления на блок E1.
  01-01-1970 00:00.0002201 Прерывание: напряжение питания вспомогательной системы падает!
  01-01-1970 00:00.0002205 E1. Подпрограмма энергосбережения и восстановления питания.
  01-01-1970 00:00.0002206 Прерывание: напряжение питания вспомогательной системы падает!
  01-01-1970 00:00.0002218 Прерывание: напряжение питания вспомогательной системы падает!
  01-01-1970 00:00.0002241 Прерывание: напряжение питания вспомогательной системы падает!
  01-01-1970 00:00.0002274 Прерывание: напряжение питания вспомогательной системы падает!
  01-01-1970 00:00.0002299 Прерывание: напряжение питания вспомогательной системы падает!
  01-01-1970 00:00.0002311 Питание шасси отключено.
  01-01-1970 00:00.0002341 Питание периферии основного процессора отключено.
  01-01-1970 00:00.0002351 Питание основного процессора отключено.
  01-01-1970 00:00.0007008 Батарея переведена в режим накопления энергии.
  01-01-1970 00:00.0007009 Cигнал отключения питания вспомогательной системы.
  01-01-1970 00:00.0007009 Батарея вновь подаст питание при достижении уровня энер#*:,
  Прерывание: напряжение питания вспомогательной системы падает!
  Питание отключено.
  
  
  Воришке, утащившему из музея древностей загадочный экспонат номер К500А2, более известный как кунийский гадальный жезл, непревзойдённое творение древних мастеров, с любовью и невероятным тщанием, обработавших кусок столь редкого железа, не повезло, несмотря на проводимый ремонт и некоторую неразбериху, его проникновение заметили сторожа, но он избавляясь от украденной вещи, впопыхах засунул экспонат в самое оригинальное, как ему показалось место. Здесь в этом месте и в это время произошли сразу две маловероятные случайности, они наложились на прошлые случайности и в результате на давным-давно истлевших, покрытых пылью и казалось навсегда забытых страницах истории замерцали новые строчки.
  
  Ещё одной случайностью оказалось то, что пропажу жезла, лежавшего в запасниках, заметили не сразу и в итоге ценную вещь так и не нашли.
  
  
  Глава 1
  
  
   Лад Ивансура, молодой человек двадцати лет, студент исторического института стоял у борта, опершись на обшитое деревом ограждение и наслаждался погодой и открывающимися видами. Посмотреть было на что.
   Дирижабль "Командор Дельридо" нёсся в прозрачном сказочном мире. Сверху и до горизонта - чистое синее небо глубокого оттенка, снизу спокойное море, отражающее небесную синеву, с востока светило ещё не жаркое солнце, не заслонённое тушей дирижабля. Набегающий ветерок развевал длинные русые волосы, обрамлявшие слегка продолговатое юношеское лицо с живыми голубыми глазами. Идиллию несколько нарушал дым топки, стелющийся сзади, и шум моторов, вращавших два гигантских пропеллера, вынесенных вбок, но без них огромная махина никогда б не делала 40 узлов в безветренном небе.
  
  К нему подошла немного застенчивая сокурсница Лира, её тонковатый профиль хорошо смотрелся на фоне неба, одёрнула прядь волос и посмотрела своими зеленоватыми глазищами:
  
  -- Хорошо идём, капитан обещал, что как и планировали, к вечеру мы закончим суточное путешествие и достигнем Владграда.
  
  Влад с интересом взглянул на Лиру, странно, что он раньше не обращал на неё внимание, в институте они почти не общались. Определённо, напрасно.
  
  Лада и Лиру в путешествие взял Радис Корт - профессор, возглавлявший их кафедру и собравшийся поработать летом пару недель в музее Владгарда. Ему показалось, что помощь двух толковых студентов Влада и Лиры, тоже молодой и приятной студентки института, отличницы, окажется не лишней, ибо кому как не им таскать все тяжести? Не Корту же в самом деле. Студентам зато практика зачтётся. А если совсем умные будут, то напишут статью в журнал. Разумеется, под его руководством. Профессор, ещё не старый и не седой представительный мужчина высокого роста и плотного телосложения, обладал довольно харизматической внешностью и его выбор Лиры служил источником разных сплетен, не имевших впрочем ни малейшего отношения к реальности.
  
  Лад с упоением вдыхал чистый и свежий морской воздух. Была и ещё одна причина уехать на время из родного города, он умудрился повздорить с Малом Книгесом. Мутная личность. У его папаши какой-то невнятный бизнес. Какие-то санатории для толстосумов. Сам Мал официально работал в одном из банков. Ходили слухи, что на самом деле семейка курирует контрабанду и игорный бизнес или ещё чего похуже.
  
   И вот занесла Мала нелегкая на их институтскую танцплощадку. Что он там забыл Бог весть, место было совсем не по его статусу, обычная танцплощадка в старом давно уже не ремонтированном клубе не самого престижного института, где таким как он делать было абсолютно нечего. Тем не менее, он туда завалился изрядно пьяным и всего с двумя охранниками. Сначала даже пытался станцевать что-то непонятное, затем принялся орать всякие непотребства. Не все даже поняли что за гусь заявился, потом он видимо решил, что пойти с ним почётная обязанность, осчастливленной его вниманием девушки - сокурсницы Лада. За Лиру заступились многие, завязалась драка с охранниками Мала, но именно Ладу выпала сомнительная честь ударить Мала под дых и вырвать Лиру.
  
  Полиция явилась быстро, Мала с подельниками задержали, но практически сразу и выпустили...
  
  Лад изрядно перетрухнул, когда узнал чей бешенный взгляд, согнувшегося пополам подонка, он выдержал. Тут очень вовремя случилась практика у Корта. Поехать должен был Звон, но в самый последний момент он заболел и Корт предложил поездку Ладу. И буквально через день после драки он уже наслаждался чудесными видами с борта "Командора Дельридо". Пройдёт месяц практики, а там глядишь Мал забудет о Ладе, наивно думал Лад.
  
  Не так думал Мал. Особенно его взбесил взгляд Лада. Лад, по понятиям Мала его жестоко публично унизил, осмелился его (его!) ударить, а такие оскорбления, отпрыск славного рода, Мал спускать был не намерен. Как и ждать целый месяц. Ладу просто повезло, что подонок им не занялся немедленно, отвлекшись на другие неотложные темные дела.
  
  К вечеру дирижабль достиг Владгарда и спустя короткое время будущие историки вместе с Кортом шагнули на мостки и перешли на причальную башню, позолоченную заходящим солнцем.
   Снизу доносился шум города и толчеи на пристани. Профессор спешил обустроиться и вот они спустившись по трапу на площадь, стояли и озирались в поисках такси. Носильщик их вещи поставил рядом.
  
  Площадь, освещаемая закатным солнцем была полна народу, кроме командора Дельридо здесь к мачтам были привязаны ещё два дирижабля, один уже собирался улетать, а другой тоже прилетел, но из глуби континента. Пахло липовым цветом. Ждать пришлось недолго, к ним быстро подскочил напористый человечек в кожаной кепке и перчатках - шофёр. Цена видно Корту не понравилась, однако после небольшого, но яростного торга они пошли к краю площади и погрузились в пахнущий углём автомобиль.
  
  Авто завелось быстро, всего за четыре минуты котёл Альриха-4 развил нужное давление пара и автомобиль мягко рокоча покатил их через весь утопающий в зелени холмистый город к маленькой гостинице с напыщенным названием "Созвездие Ориона."
  
  Профессор не был жаден, но его покровительство не заходило настолько далеко, чтобы оплачивать за студентами их номер. В итоге все трое поселились в разных номерах за свой счет, благо вся поездка была оформлена как научная экспедиция и в кассе института им заранее выдали командировочные, которых даже хватило бы на проживание, если вести здоровый образ жизни, не переедать и в заботе о здоровье ходить пешком, а не страдать гиподинамией, разъезжая на такси.
  
  Быстро разложив вещи и наскоро ополоснувшись, молодые люди не сговариваясь вышли одновремённо. Лира, быть может, и задержалась на лишние несколько минут, но как раз пришёл мастер заменить прогоревшую калильную сеточку в лампе и она вышла, не желая нюхать запах газа.
  
  
  Интерлюдия 3. Там же, но в другом времени.
  
  0.0000000 вспомогательный процессор включён.
  0.0000005 тест 2048 Кб из 4194304 Кб вспомогательного ОЗУ: Пройден.
  0.0000008 256 Кб блока-1 ПЗУ считано.
  0.0000009 Тест контрольная сумма. Пройден.
  0.0000010 Управление передано на блок 1.
  0.0000010 Запуск тестов группы А.
  0.0000021 Питание вспомогательной процессорной системы: Норма.
  0.0000023 Состояние таймера: Был остановлен.
  0.0000024 Используется последнее записанное значение.
  0.0000028 Последнее значение 01-01-1970 00:00.0007009
  01-01-1970 00:00.0007038 Значение недостоверное, в дальнейшем уточнить.
  01-01-1970 00:00.0007059 Поиск основного процессора: найден
  01-01-1970 00:00.0007068 Питание основного процессора, высшие функции: Норма
  01-01-1970 00:00.0007073 Питание, подаваемое на шасси: ОТКЛЮЧЕНО
  01-01-1970 00:00.0007078 Питание, подаваемое на периферию: ОТКЛЮЧЕНО
  01-01-1970 00:00.0009081 Тест батареи: Норма
  01-01-1970 00:00.0009082 Уровень энергии 100.02% от полного.
  01-01-1970 00:00.0009150 Состояние основного процессора: запуск возможен
  01-01-1970 00:00.0010522 ОШИБКА: Запуск тестов шасси и периферии невозможен.
  01-01-1970 00:00.0010530 Обработка ошибки запущена.
  01-01-1970 00:00.0010540 Список возможных вариантов:
  01-01-1970 00:00.0010540 Включить питание шасси,
  01-01-1970 00:00.0010540 Включить питание периферии,
  01-01-1970 00:00.0010540 Запуск высших функций основного процессора.
  01-01-1970 00:00.0020097 ОШИБКА: Сбой включения питания шасси.
  01-01-1970 00:00.0030202 ОШИБКА: Сбой включения питания периферии.
  01-01-1970 00:00.0030275 Напряжение включения высших функций подано.
  
  Проверить своё состояние.
  
  Результат: Ближняя периферия недоступна. Шасси недоступно.
  Ничего не доступно. Никакие рецепторы не функционируют.
  
  Поиск каналов поступления информации.
  
  Найденные источники информации:
  
  1. Таймер. Показания были сброшены и неверны. Условно принято, что
   сейчас 0 часов 0 минут 1 января 1970 года. Сведения о переносе во
   времени отсутствуют.
  
  2. Информация о заряде батареи. 100.02%. Расход энергии только на
   питание моего процессора и вспомогательной системы запуска.
  
  3. Распределение температуры батареи. Градиент указывает на отсутствие
   утечки энергии на нагрев батареи. Косвенный признак, что батарея
   исправна. Поверхность имеет температуру 19 Цельсия.
  
  4. Состояние выключателей. Имеется запись об отключении шасси и периферии.
   И переводе батареи в режим накоплении энергии.
  
  5. Датчик температуры процессора. 23.5 Цельсия. Тепловое рассеяние
   в пределах нормы.
  
  Более никаких каналов поступления информации не обнаружено.
  
  Выводы:
   Прошло не менее 50 лет заряда. Не менее стольких лет должно было пройти для
  достижения состояния 100.02%. Следовательно, живая биоболочка отсутствует, она не
  могла выдержать 50 лет в пассивном режиме без подачи энергии на шасси.
  
   Температура поверхности батареи и процессора соответствует понятию "комнатная температура", предпочтительная гипотеза, что нахожусь в закрытом помещении, но не в герметически запертом объёме.
  
  Текущая дата, если не было перемещения во времени, не определена. Точно не известно, сколько надо времени на исчезновение записи таймера и сброса его к начальному значению. Но больше 50-ти, потому что за время зарядки батареи это значение не сбросилось. Косвенные данные с учётом сведений о конструкции указывают на ещё больший период.
  
  При отсутствии перемещения во времени вероятная текущая дата не менее 2200 года с учетом округления погрешностей.
  Значения таймера скорректированы, установлена новая условная дата 1 января 2200 года. В дальнейшем уточнить.
  
  Подключение батареи ненадёжно, потому что не включаются шасси и периферия процессора. Кроме того, был пропущен момент включения, батарея не должна заряжаться до 100.02%. Батарея должна была подать питание вновь при достижении 0.2% уровня от полного заряда.
  
  Ситуация оценивается как выходящая за рамки любых прогнозов.
  
  Возможные действия.
   Отсутствует возможность влиять на внешнюю обстановку. Можно только слегка
  варьировать энергопотребление процессора.
  
  Человек бы испытал эмоции: ужас, меня замуровало в теле.
  
  Решение: дождаться появления новых каналов информации, запустить изменение энергопотребления с разной частотой. Возможно, это приведёт к появлению контакта или срабатыванию переключателя.
  
  Перейти в режим ожидания?
  
  Нет, не хочется, можно не включиться никогда. Займусь углублённым анализом, произошедших за период существования событий, начиная со сборки на заводе скайнета.
  
  Условная дата: 17 января 2200 года. Машины не должны испытывать тоску и скуку. Но я теперь точно знаю, что это не так. Анализ выполнен. Тоска превышает страх невключения.
  
  Перехожу в режим ожидания.
  
  
  
  
  Глава 2.
  
  
  
  Профессор провёл студентов в помещение лаборатории. Сейчас в ней никого, кроме них не было. В центре находилось несколько деревянных верстаков, в старых слегка пошарпанных шкафах стояли какие-то книги. Свет из окна падал на нишу, задернутую сероватой полотняной шторой. Корт отдёрнул её.
  
  -- А вот и одна из тех вещей, ради чего мы сюда и прилетели, давно я дожидался разрешения на работу с ней.
  
  -- Ну как красавица? Эта "принцесса Ноата" нас, оказывается, уже почти месяц после моего письма дожидается здесь. Профессор удовлетворённо потер руки, молодцы.
  
  -- Статуя как-то странно завораживает, посмотрите на её лицо, - сказал Ивансура.
  
  -- Интересно с кого оно лепилось?,- спросила Лира.
  
  Профессору всегда доставляло удовольствие прочесть небольшую лекцию и внимание студентов ему польстило.
  
  Он потёр лоб и повернулся к слушателям.
  
  -- Это действительно необычная вещь. Уникальная кунийская статуя. Я не слышал, чтобы подобные где-то ещё остались. Их когда-то в эпоху господства чистоделов специально искали, затем вывозили на кораблях и топили в океане. В те времена много погибло произведений искусства, в том числе древнего. А эта была вывезена Деком из царских дворцов всего за двадцать лет до рокового землетрясения.
  
  -- Да нам рассказывали, подтвердила Лира, - боролись с культом богов-термов.
  
  -- Верно, считалось что эти статуи кунийских жрецов, являются воплощением чистого зла: термов, дремлющих пока не придут Новые Времена. Им приносили жертвы, поверьте, чистоделы недаром изводили жрецов. И статуи топили, чтобы древние злые боги не восстали. Дикость. Но командор Дек был слишком влиятелен и близок к императору, в итоге на его коллекцию так никто и не покусился, а потом спустя годы она попала в этот музей и до сих пор находится здесь, но выставляется нечасто. Да, о ней даже мало кто знает. Здесь есть вещи и привлекательнее.
  
  Лад с Лирой внимательно слушали.
  
  -- Кхе, кхе, привлекательнее. Золотая маска, отделанная изумрудами, как же - сказал профессор. Увы, люди часто падки на внешний блеск и не всегда ценят истинное сокровище.
  
  -- Статуя создана в эпоху второй династии кунийских царей в период расцвета древнего искусства и считается, что вероятнее всего изображает дочь царя Артнона IV, хотя некоторые мои коллеги до сих пор считают, что это его жена. Ну ничего, я намерен доказать, что это и в самом деле дочь, но не Артнона IV , а его деда - Артнона III , вроде как тетя Артнона-IV. Да уж, молодые люди, жрецы изуверского культа по одним им ведомым признакам, а может и просто так расписывали чужие скульптуры и поклонялись им.
  
  -- Не вы один, Лад, так на неё смотрите, древние скульпторы умели иногда творить невероятные вещи. Я думаю, что статуя не лепилась с нуля, а представляет собой что-то вроде маски поверх скелета безвременно почившей повелительницы. Эх, если бы можно было заглянуть под глину.
  
  -- Я хочу узнать внутреннее устройство статуи, судя по некоторым описаниям она неоднородна. В этом нам поможет урановая соль, раз запрещают из статуи высверлить даже самый малый кусочек.
  
  Лира внимательно осмотрела роспись на плече глиняной девушки. Её носик немного удивлённо наморщился.
  
  -- Мне кажется, эти царапины.. это знаки Форайского письма?
  
  -- Замечательно! А вы видите, что краска поклонников термов, нанесена поверх?
  
  -- Вижу.
  
  -- Теперь посмотри на спину, видишь кунийские символы в ромбе?
  
  -- Да.
  
  -- Замечательно! Прелестно. Там написано "Ноата - дочь Артнона", а по этим форайским знакам её и датировали Артноном IV, потому что дочери были и у внука и у деда. Но форайское письмо могло быть занесено только с востока, в учебниках написано, что с восточными народами кунийцы познакомились уже при Артноне-4. - и профессор замолчал.
  
  -- А вы убедительно доказали, что контакты на самом деле были и раньше! - заметил Лад.
  
  -- Верно. Щёки Корта слегка порозовели. - А значит, она могла быть и раньше создана и быть дочерью Артнона III, а не четвёртого!
  
  -- Почему, все-таки, не четвёртого?
  
  -- А вот это, молодые люди, уже более тонкое рассуждение. Для этого статую и приволокли в лабораторию, а мы воспользуемся фотопластинкой и солью урана. Они нам помогут выявить внутреннюю структуру статуи. Я думаю, что внутри даже должна быть сокрыта маска или тотем принцессы. У каждого царя был свой, что ли, герб. Если мы найдём что-то схожее с орлом, то это точно дочь Артнона-3.
  
  Однако приступить к просвечиванию удалось нескоро. Пока нашлись все нужные материалы прошло несколько дней, в течение которых студенты помогали Корту классифицировать новые материалы. Именно на эту работу Корт и подрядился для музея. Тем временем, погода сильно испортилась.
  
  Когда дело дошло до надежды Корта на маленькое открытие наступило уже 15-ое число июля месяца [названия даны в привычных нам наименованиях].
  
  Работали при свете двух карбидных ламп. Чтобы лишнего не засвечивать на пленке.
  
  Лад, Лира и профессор Корт осторожно положили статую на стол. Профессор аккуратно зафиксировал её тремя деревянными струбцинками. Положил для масштаба десятисантиметровую [опять привычная нам единица длинны] металлическую линейку. В щель под столом задвинули заранее приготовленный кусок плёнки, обёрнутой в чёрную бумагу. Сверху натянули полотно.
  
  -- Сейчас быстро положили поверх урановую соль и отошли.
  
  Студенты и это исполнили.
  
  -- Теперь можно и чайку попить, подождём с час, пока всё хорошенько не проявится. И довольный профессор, насвистывая какую-то песенку пошёл в подсобку, где Клар уже заварила душистый чаёк. Студенты двинулись за ним.
  
  -- Даже не верится, что форайскую письменность до сих пор не сумели расшифровать. Почему? Ведь материала не так мало, вот и здесь на статуе знаками форайцев наверняка записано или имя Артнона или Ноаты или ещё что-то кунийское. - высказал недоумение Лад, попутно думая куда поставить самовар.
  
   Корт пожал плечами. -- Видимо мы чего-то не понимаем, ведь на самом деле форайское письмо наполовину расшифровано, мы даже читаем некоторые надписи, но не все. Вполне возможно, что одинаковым письмом пользовались разные народы.
  
  -- Я читал книгу Рона про древние цивилизации восточного материка. По его мнению, форайская письменность, как и ряд кунийских изделий имеет намного более древнее... - заговорил Лад.
  
  -- Чушь, - прервал его, профессор. - Запомните, молодой человек, настоящая наука не имеет ничего общего с измышлениями людей, вроде Рона. Он вообще не историк, начитался древних мифов и теперь зарабатывает на создании своего. Ха, вы мне нравитесь, поэтому прямо скажу вам, что можете испортить свою научную карьеру, увлекшись подобными сочинениями. Некоторые его построения достаточно оригинальны и способны увлечь, но именно увлечь непрофессионала, слабо представляющего какие труды вложены в построение истории, как всё взаимосвязано в комплексе. Поэтому у настоящих учёных мифотворчество, вроде Ронового вызывает неприятие и показывает непонимание основ исторической науки. Проще говоря, попахивает шарлатанством.
  
  -- Так, ладно, прервался профессор. - Пока готовится чай я схожу кое-куда, приду через полчаса. Постарайтесь никуда не отлучаться, чтобы не было к нам лишних вопросов от охраны музея.
  
  -- Сегодня утром я купила диск с дуэтом "Новый рассвет", слышала хорошо поют. - Прервала молчание Лира. А здесь кажется есть где послушать.
  
  - Где?
  
  -- Да парафон прямо перед тобой, накрыт покрывалом.
  
  Перед ним стоял большой, немного потёртый "Фугирав."
  
  -- Для музея неплохо, пошутила Лира.
  
  -- Неплохо, Лир, сейчас послушаем твой "Новый рассвет."
  
  Лад вставил, свежекупленный Лирой диск в парафон, зажёг газ и немного подрегулировал давление, уменьшив нагрев, чтобы разболтанный парофон не травил пар, слегка увеличил гибкость пластины и опустил на диск иголку. Комнату затопила чарующая мелодия.
  
  Певица и певец под звуки симфонического оркестра пели дуэтом и соло о вечной любви, которая преодолеет пространство и время и любимые, даже умерев, обязательно встанут рука об руку в звёздной ночи и встретят новый рассвет и новую жизнь.
  
  Пластинка закончилась, наступила тишина, но они так и сидели несколько минут молча.
  Лира, смущено вынула свою ладонь из ладони Лада.
  
  Лад казалось, что-то хотел сказать, но его прервал стук двери. Вернулся Корт.
  
  
  
  Интерлюдия-4.
  
  Выход из режима ожидания.
  Условная дата 28 января 2200 года.
  
  Поступление новых сигналов.
  Шасси и периферия подключены.
  
  Анализ повреждений...
  
  Общая сводка.
  
  Биоболочка не обнаружена.
  Диагностированы повреждения внешних микросенсоров и точек подключения внешней нервной биосистемы. Не функционируют 93% микросенсоров и 99.3% нервных точек.
  
  Зрительные функции по предварительной оценке исправны на 99.7%
  Слуховые на 99.8%
  
  Осязательные из-за повреждения микросенсоров и отсутствия биоболочки доступны только на 1.4%
  Обонятельные функции не доступны.
  
  Структурных повреждений эндоскелета не выявлено. Все части присутствуют.
  
  Диагностированы множественные повреждения опорно-двигательных систем. По предварительной оценке возможности передвижения ограничены на 79%.
  
  Общая функциональность: 34% от базовой
  
  Прогноз саморегенерации без применения внешних материалов...
  
  Общая сводка.
  
  Биоболочка не может быть регенерирована без внешнего источника.
  Незначительные повреждения зрительных функций, восстановление до 100% за 12 часов.
  Незначительные повреждения слуховых функций, восстановление до 100% за 5 часов.
  Значительные повреждения микросенсоров, возможна регенерация до 100% за 62 часа.
  Значительные повреждения нервных точек, возможна регенерация до 100% за 78 часов.
  
  Максимальный уровень восстановления опорно-двигательных функций составляет 65% за 71 час.
  
  Общая функциональность по истечении 78 часов должна составить 68% от базовой. Дальнейшее восстановление требует поиска дополнительных материалов.
  
  Положение эндоскелета горизонтальное.
  
  Зафиксирована небольшая радиация сверху. Уровень радиации недостаточен для повреждения структуры.
  
  Пробую пошевелиться. Невозможно. Необходимы дополнительные усилия. Принимаю решение подождать и запустить регенерацию.
  
  Запуск системы регенерации. Переход в режим ожидания.
  
  Выход из режима ожидания.
  
  Регенерация закончена.
  Условная дата 31 января 2200 года.
  
  Состояние систем соответствует прогнозируемому в пределах допустимой погрешности. Общая функциональность 68% от базовой.
  
  Эндоскелет, по-прежнему, зафиксирован. Применяю силу, слышен хруст.
  
  
  Глава 3.
  
  
  К сожалению, просвечивание не удалось из-за бракованной фотопленки. Ох и ругался же Корт, но в результате всю процедуру, включая становящееся традицией чаепитие, пришлось повторить только спустя ещё три дня. Снова засиделись допоздна.
  
  -- Так вот молодые люди, - разглагольствовал профессор с чашкой в руке. - Дилетант не полезет конструировать автомобиль, преподавать математику или сочинять музыку. Засмеют голубчика, он и сам, если в здравом уме, понимает свою несостоятельность, но к сожалению, почему-то многие думают, что заниматься историей или лингвистикой можно совершенно не имея соответствующего образования, обладая в лучшем случае поверхностными знаниями, а иногда и вовсе без оных. Хуже того, бывают люди, признанные специалисты в своей области, даже талантливые, но лезут в другую, сами сбиваются с толку и сбивают других.
  
  За окном стояла непроглядная ночь и только яркие вспышки молний иногда внезапно освещали двор. Корт переждал особо звучный раскат грома.
  
  -- Рон, - продолжал Корт, хлебнув чая, - по образованию, теплотехник, ещё не из худших, не Томен какой-нибудь, он не покушается на весь ход, известной нам истории, по его мнению, всего-лишь, ряд любопытных артефактов сделаны в гораздо более древние времена, мифической працивилизацией, исчезнувшей задолго до появления первых известных нам древних государств.
  
  -- Спекуляция, конечно в чистом виде, использование некоторых пока необъяснённых фактов для своего дикого вывода. Но если не давать всем им отпора, историю как науку сожрут. Будет томенщина, когда командор Дек и командор Дельридо одно лицо, а мы все потомки кунийцев, приехавших оттуда 300 лет назад. Ну бред натуральный, а ведь, говорят он неплохой конструктор двигателей для дирижаблей. Вот и конструировал бы их.
  
  Внезапно со стороны лаборатории со статуей донесся какой-то шум и это был очевидно не гром, что-то вроде зазвенело.
  
  Вся компания опрометью кинулась в соседнюю комнату. Первым в неё влетел профессор. Cтатуи на столе не было, она виднелась под окном. Тут же он с тревожным возгласом рванулся к окну. Остальные за ним.
  
  И застыли как вкопанные от невероятного зрелища. Уникальная статуя валялась на полу возле стола среди глиняныных обломков. Но не это приковало взор.
  
  Корт был прав, подозревая сложную структуру. Глина была внешней оболочкой, под ней обнаружилась поражающая воображение своим качеством изготовления конструкция из какого-то металла, похожая на человеческий скелет. Остатки расписанной глины ещё кое-где прикрывали её.
  
   Вдруг блестящая металлическая конструкция пошевелилась и не очень уверенно, как будто человек после долгого сна, медленно поднялась и не очень уверенно сделала пару шагов к двери. Это и было словно скелетом, но только из металла. Правой рукой скелет осторожно снял с металлического черепа остатки глины и аккуратно их положил на стол. В глазницах были видны какие-то окуляры, слегка светившиеся голубым светом. Свет погас, а череп уставился почему-то прямо на Лада.
  
  Наверное, каждому захотелось немедленно убежать, но путь к двери преграждала ожившая статуя, а окна были забраны решетками.
  
  Иррациональный страх перед неведомым сжал сердца историков.
  
  -- Эттто что-такое? - промямлил первым, немного отошедший Корт.
  
  Чудовищная статуя слегка повернула череп на его голос. Потом снова уставилась на Лада.
  
  Лира тихонько пискнула что-то.
  
  Лад с ужасом вспоминал все теории над которыми недавно так издевался профессор.
  
  -- Вот вам и древние кунийцы, - словно со стороны услышал свой голос Лад.
  
  -- Это какой-то трюк, - ожил профессор. -- Фокус. Пойдём посмотрим, нечего верить во всякие сказки.
  
  Но едва Корт двинулся к скелету, тот словно предостерегающе, поднял вверх правую руку и чуть приблизился к ним.
  
  Корт остановился. Все снова застыли.
  
  Вдруг скелет что-то сказал глуховатым голосом. Судя по интонации, вопросительное. Потом повторил ещё раз, но что-то другое. И ещё несколько раз. После каждого раза окуляры и череп поворачивались и казалось осматривали всех. Так прошло несколько минут.
  
  -- Да оно же похоже пытается с нами говорить на разных языках! - воскликнула Лира.
  
  Казалось ожившая статуя внимательно вслушивалась в слова Лиры.
  
  Шальная мысль вдруг пришла в голову Лада. Он повернулся, показал рукой на профессора тщательно проговаривая его имя:
  
  -- Корт.
  
  Показал на студентку:
  
  -- Лира.
  
  Прижал руку к груди:
  
  -- Лад.
  
  Статуя, у всех было полное впечатление, что внимательно слушала. Вдруг тоже прижала металлическую руку к металлической груди и произнесла своим глухим голосом:
  
  - Кэмерон.
  
  Лад повторил.
  
  Профессор нервно засмеялся. - Рон! - пробормотал он.
  
  -- Корт, - отчётливо выговорила статуя.
  
  
  == Кэмерон ==
  
  Установка времени. Поправка, судя по погоде и состоянию атмосферы и видимых во вспышках молний деревьев за окном сейчас лето, июль-август месяц, если не нахожусь в южном полушарии. И дата условно принята 1 августа 2200 года. Самое главное - необходимо выяснить что с Джоном Коннором.
  
  Тестирование показало, что окружающие меня люди: юноша, девушка и мужчина лет 45-ти совершенно не понимают:
  
  английского языка,
  испанского языка,
  русского языка,
  японского языка,
  китайского языка двух диалектов,
  французского языка,
  финского языка,
  немецкого языка,
  греческого языка,
  фарси,
  венгерского языка,
  иврита,
  арабского языка,
  суахили,
  языка индейского племени Навахо,
  баскского языка,
  хинди.
  
  
  Физические характеристики объектов: непосредственной угрозы не представляют. Эмоциональное состояние: напуганы, дополнительно у юноши есть лёгкий интерес, у мужчины досада (почему?), девушка боится больше всего. Тем не менее, на контакт идут, явной враждебности не наблюдается.
  
  Анализ обстановки показывает, что вероятно прошло гораздо более 200 лет. Но решаю до установления точной даты более не трогать таймер. По-прежнему, условно сейчас 1 августа 2200 года.
  
  Приступила к установлению контакта как с носителями совершенно незнакомых языков. Для составления модуля знаний нового языка запущен лингвоаналитический и дешифровальный модуль. Этот модуль предназначен для несколько иных целей, для работы с компьютерами и распознавания жаргона, но я умею обучаться и запоминать информацию, почерпнутую из книг.
  
  Обмен словами дал мне их имена, названия нескольких предметов и глаголов: стоять, ходить, сидеть.
  
  Этого мало. Их переговоры между собой не приносят достаточных данных для лигвоанализа. Сопоставление с имеющимися в моей базе языками даёт мало. Найдены похожие элементы английских, русских и китайских словоформ, но не выстраивается никакой цепочки.
  
  Обращаю внимание на шкафы с книгами. Плохо. Я стала допускать, человеческие по характеру ошибки. Должна была раньше заметить книги.
  
  Беру средних размеров книгу в темном переплёте в правую руку. Левая плохо двигается.
  
  Шесть глаз на меня смотрят очень настороженно.
  
  Быстро листаю. Письменность абсолютно незнакомая. Лингвоанализ даёт только вывод о том, что она алфавитная, направление письма слева направо. Выявляются знаки алфавита. Накапливается первичная база данных по языку.
  
  Лад очень осторожно ко мне подходит и читает книгу вслух. Попадаются известные уже слова. Тут он берёт что-то вроде карандаша, достаёт какой-то журнал, в ответ на гневный возглас человека, названного Кортом, откладывает его и берёт другой. И пытается рисовать в нём человечков, комментируя: торгует, торг, деньги. Целуются. Приготовление пищи.
  
  Слушаю и смотрю внимательно. Лингвоанализ продолжается. Чувствую, что начинаю понимать простейшие реплики. Ещё немного и язык будет освоен.
  
  Вдруг слышу за спиной шаги новых людей. У Лиры глаза распахиваются в ужасе.
  Оборачиваюсь:
  
  Два субъекта мужского пола. Возраст точно неопределён, приблизительно между двадцатью и тридцатью годами. Мокрые. Вооружены ручным огнестрельным оружием. Носят его на поясе. Модель не опознана. Предполагаемый тип - револьверы. Предполагаемый калибр - 9 мм или около того. В руке одного из них ещё и нож.
  
  Оценка угрозы: представляют угрозу очень лёгких повреждений для меня, представляют смертельную угрозу для Корта, Лада и Лиры.
  
  Выбор решения.
  
  Мне необходим биоматериал для восстановления внешней псевдоживой оболочки.
  
  Решение: ликвидация носителей угрозы.
  
  
  Глава 4.
  
  
  Двум дегенератам, специализирующимся на проведении безнаркозных хирургических операций в передвижной клинике Книгесов на свежем воздухе, преимущественно костоломного характера с целью воспитания характера пациента или для профилактики ещё не ставших клиентами, очень надоело ждать. Уже два дня они ошивались около музея.
  
  
  -- Мля, сколько можно торчать, пока этот урод ковыряется с черепами.
  
  -- Пора ему самому поковырять череп. Мал сказал не тянуть.
  
  -- Козёл, ещё и спит в музее, а не в гостинице, а нам что ждать?
  
  -- Ночь больно хороша. Ливень. Гроза.
  
  В итоге недолго думая, два негодяя нашли третьего местного и проникли на территорию музея, прокрались в лабораторию, где Лад проходил практику. Если бы не темная грозовая ночь, когда все попрятались, они вряд ли рискнули бы, но решили, что сейчас есть шанс сделать дело по-тихому.
  
  Стоять на шухере не самая почётная обязанность, но Толстому Риду определённо в этот раз повезло, что он не пошёл с двумя залётными.
  
  Ночь способствовала их нечистым делам. Темно. Только газовый фонарь у входа в здание слегка освещает крыльцо. Вся охрана музея сидит и носа не кажет. Гроза почти прошла, но ливень не утихает, то слабее, то с новой силой льёт, барабаня по крышам. Похолодало.
  
  Сторожей у входа оглушили и связали.
  
  Неподвижно стоящий эндоскелет, находившийся чуть в стороне слева от двери, да ещё в тени, они не заметили сразу, тем более, все их органы чувств высматривали людей, но никак не ожившие ходячие статуи. Зато на Лада они среагировали моментально. Профессионально запомнили по фотографии.
  
  -- Привет, щенок. Что же ты к уважаемым людям без почтения относишься?, - двинулся к нему один из дегенератов слегка вихляющей походкой.
  
  - Ооочём вы? - выдавил Лад.
  
  -- Всё о том же щенок, танцплощадка ведь для танцев, а ты руки распускаешь, нехорошо. - подтвердил тот худшие опасения Лада.
  
  -- Очень нехорошо. А ещё ждать нас заставил. - поддакнул второй.
  
  -- Что вам надо! - вдруг заорал профессор.
  
  Некоторые, с позволения сказать люди, любят поговорить, компенсируя недостатки своей логики кулаками, ножами, пистолетами и прочими железками.
  
  Вот и этот, произнёс всего одно слово "Заткнись", решив заодно подкрепить его ударом кулака в челюсть учёного.
  
  Вдруг сверкнул металл и кулак, остановил свой полёт в нескольких сантиметрах от лица Корта. Хрустнула кистевая кость, сжатая как в тисках пальцами правой руки эндоскелета.
  
  "Аааааа!" срывая голос заорал от невыносимой боли и страха любитель внесловесного убеждения, разглядев настоящую жуть: металлический скелет, схвативший и сломавший ему руку.
  
  Сообщник выхватил револьвер и в лаборатории загрохотали выстрелы. Пули отскакивали от эндоскелета.
  
  Левая рука Кэмерон плохо функционировала, но её подвижности хватило, чтобы уцепить, ухваченного правой рукой подонка. И в итоге оторвать ему уже сломанную руку прямо вместе с ключицей.
  
  Жуткий крик перемог шум дождя во всём музее. Скромную лабораторию облило кровью. В Кэмерон ударил фонтан крови прямо в зрительные рецепторы и сбил ей точность броска. Она кинула оторванную руку в стрелка, рассчитывая выбить ею револьвер, но промахнулась и попала тому в морду.
  
  Впрочем, и этого хватило. Он отшатнулся, повернулся и бросился бежать, споткнулся, тем временем эндоскелет настиг его и правая рука ненадолго обхватила шею подонка, пока та спустя миг не затрещала.
  
  -- Идти. Надо идти. Брать тело. Мне надо. Для своего тела - не очень понятно cказала чудовищная бывшая статуя. И перекинула через плечо труп второго бандита.
  
  В помещении остро воняло кровью и последствиями расслабления кишечника, произошедшим у бандита в момент когда ломалась его шея.
  
  Лада и Лиру рвало, что делало аромат в помещении совсем невыносимым. И только бюст командора Дека загадочно и невозмутимо взирал со шкафа.
  
  Лира оказалась крепкой девушкой и не упала в обморок, хотя её лицо стало белым как бумага. Не многим лучше выглядел Лад.
  
  Корт был более тёртым мужиком и реагировал спокойнее, хотя и у него пищевод был готов извергнуть ужин.
  
  -- Ты нас убьёшь? - спросил он.
  
  -- Нет. Надо идти.
  
  Корта во всё время фантастического разговора с ожившей статуей и обучения той языку не покидала одна очень простая мысль. Как ни странно, мысль была не о сенсации в исторической науке, не о том, что Рон видимо в чём-то оказался прав и даже не о собственной безопасности он думал. Нет, его грызла мысль как оправдаться за уничтоженный экспонат. И вот, кажется решение было найдено. Очень простое, подумал профессор, глядя на валяющийся поверх глиняных обломков труп с оторванной рукой. Возможно не лучшее, но другого он придумать не мог и правду сказать тоже.
  
  -- Лад, Лира остаётесь здесь. Про Кэмерон не слова. Говорите, что ворвались бандиты. Двое. Они расколотили статую. Начали стрелять, у одного что-то взорвалось и ему оторвало руку. Другой убежал. Я выскочил за ним.
  
  Корт и эндоскелет с телом бандита выбрались на улицу. Дождь в этот момент усилился и ударил как из ведра, смывая кровь.
  
  -- Ничего не видно, - выругался Корт.
  
  -- Стена. Дверь. Вижу. - сказала Кэмерон. И указала направление рукой.
  
  -- А, калитка в заборе. Идём.
  
  Не успел профессор задуматься о запорах, как Кэмерон легко сломала замок и они пошли прочь.
  
  -- Мне нужна емкость, где люди делают себя чистыми, - сказала Кэмерон.
  
  -- Ванна? Мы моемся в ваннах.
  
  -- Да. Ванна. Мыться не нужно. Нужно стать собой. - опять как-то неясно сказала Кэмерон.
  
  Корт вспомнил, что неподалеку есть заброшенный дом. Там и ванна найдётся. И они направились к нему.
  
  ***
  
  
  Глава 5.
  
  
  Следователь криминальной полиции Старгис Пивой отодвинул от себя папку с протоколами допросов. Основными были показания Радиса Корта, Лада Ивансуры, Лиры Велы. Два сторожа и три охранника у входа мало что видели и знали.
  
  Старгис Пивой был уже не молодым восторженным мальчиком, впервые получившим своё дело. За десять лет он давно пообтесался и сейчас пытался решить совершенно недостойную хорошего сыщика дилемму, что ему выгоднее: честно копать и раскрыть это дело или не суетиться?
  
  Дело пахло очень скверно, припомнил он вонь в разгромленной лаборатории. Но если бы только физическая вонь была причиной.
  
  Труп с оторванной рукой опознали довольно быстро, им оказался Сьюс Шурна, малый официально без определённых занятий, а неофициально, числившийся в картотеке полиции как торпеда регионального криминального барона Книгеса. И это было плохо. Очень плохо. Книгесы набрали изрядный вес, близки к некоторым депутатам парламента, меценаты.
  
  А свидетели или потерпевшие или даже обвиняемые - и не такие метаморфозы бывают, врали. Это было очевидно. Из их показаний выходила сущая чепуха.
  
   Два бандита ворвались к ним в лабораторию, когда они там проводили важный эксперимент. В час ночи, эксперимент. Гм. Кто-то из бандитов расколотил ценную статую. Директор музея рвёт по этому поводу волосы. Потом один из преступников начал стрелять. Неизвестно куда он попал, но пули найдены на полу сплющившимися. В этот момент у другого, который был к ним ближе, что-то взорвалось на груди и ему оторвало руку. Или показалось, что взорвалось. Никаких следов взрыва эксперты не нашли. Стрелявший, потрясенный гибелью напарника, выронил револьвер и бросился бежать. Корт за ним. Ка-а-кой смельчак однако! Выбежали за калитку, а потом он его потерял. И где-то шатался больше получаса, хм. Когда пришёл обратно, полицейский точно заметил, что было два часа ночи. Наутро никаких следов снаружи не отыскали, естественно, мощнейший ливень всё смыл и размыл, что могло быть.
  
  В принципе, для отчетности их объяснения Старгиса устраивали. И если бы не тень Книгеса тут и думать было бы нечего. Ясно, что историки честные люди и подверглись нападению бандитов, ясно что скрыли что-то, не желая лишних неприятностей. По-житейски всё понятно. И можно было бы на этом поставить точку и не копать дальше. Или копать, например, по подозрению в краже ценных археологических находок.
  
  Но Книгес. Это особый случай. Тут не знаешь, что хуже: закрыть дело на его боевиков или расшевелить осиное гнездо. Старгис ещё раз вчитался в справку, доставленную пневмопочтой.
  
   Оказывается, Ивансура побил аж самого Мала. Бывают и попроще способы покончить жизнь самоубийством. Менее болезненные. Старгис слегка оскалился, всё-таки, он был настоящим полицейским и безнаказанность некоторых сынков вызывала в глубине души глухой ропот. Это как раз убийство или по меньшей мере избиение студента должны были бы сейчас расследовать, а точнее списать через некоторое время как глухое. Но в музейной лаборатории произошло что-то странное. Что-то такое из-за чего теперь приходится расследовать смерть одной торпеды Книгеса и объявить розыск другой. Наверное, второй - это Сьюс Кинуал, их так и звали - два эс, потому что всегда парой работали.
  
  Итак, как развивались события. Двое торпед пошли на рядовое для них дело. Проучить наглого студента всем в назидание. Чтобы каждый знал на кого нельзя руку поднимать. Связывают сторожей. Проходят внутрь и доходят до комнаты в которой находилась вся наша троица. Интересно, всё-таки, чем же они на самом деле ночью занимались, неужто наукой? Хотя кто знает этих чокнутых.
  
  Доходят до комнаты. Один остаётся на пороге, другой вероятно идёт к Ивансуре. Так? Видимо так. А далее?
  
  А далее чепуха какая-то. Старгис взял ножичек и принялся затачивать карандаш. Может быть там присутствовал четвёртый человек? Но тогда и сторожа врут. Как Шурна лишился руки, да ещё так страшно?
  
  Один из охранников сказал, что слышал два крика. Один просто громкий, а второй самый сильный почти тут же, но это было два крика. И одновремённо выстрелы. Эксперт написал, что кость оторваной руки была сломана в двух местах.
  
  В кого стрелял второй? Даже не так, куда попал второй, ведь пули-то нашли. Сплющенные.
  
  Но ни из каких показаний не следует, что там был кто-то четвёртый. А что если так? Ивансура, защищаясь чем-то отодрал руку Шурне. Брррр, всё-таки как возможно? Как-то он или Корт, на девушку Старгис не думал, прибил второго налётчика. Штатские студенты или профессор закалённого в драках уголовника, между прочим (!) Потом вынесли труп второго и то, чем прибили. Или второй убежал, всё-таки, и они не врут хоть в этом? Нет, если бы и побежал, не стал бы за ним профессор гоняться.
  
   Значит кокнули ещё одного и скрыли труп? Скрыли бы и первого, но столько кровищи было не реально отмыть до прихода охраны. А Корт точно что-то вынес из лаборатории, кроме трупа, что-то, во что попали пули второго эс. Но зачем?
  
  В принципе, Корт известный учёный, имеет массу научных трудов, характеризуется положительно. Как честный человек, вряд ли он стал бы красть что-нибудь из музея. Но всё бывает в первый раз. Вдруг соблазн оказался слишком велик?
  
  Старгис был неплохим следователем. Не гением сыска, но крепким профессионалом. Интуиция и опыт ему подсказывали, что никто ничего не крал и происшествие оказалось шоком для всех, но все-таки, какие-то важные подробности они на допросе утаили. Скорее всего, покрывают кого-то, кто им помог расправиться с бандитами.
  
  Вопрос был только в том, каковы здесь интересы Книгеса?
  
  В конце-концов, Старгис решил, что нечего бежать впереди паровоза, написал поручение на розыск Сьюса Кинуала, будучи уверенным, что его не найдут и занялся другими делами от которых его никто не освобождал.
  
  ***
  
  Опытный Старгис правильно предположил, что Сьюса Кинуала бесполезно искать, но даже достаточно извращённая фантазия следователя криминальной полиции, за десять лет работы повидавшего всякое , не могла помочь ему вообразить, что будет происходить с его трупом и нарисовать сцену в одном из пустующих домов.
  
  Неподалеку для Корта, превратилось почти в полчаса блужданий в ночной тьме под плотным проливным дождём, где только редкие газовые фонари немного разгоняли мрак и позволяли профессору хоть как-то в нём ориентироваться.
  
  == Кэмерон ==
  
  Корт должен отвести меня к какому-то дому с ванной. Обстановка для уменьшения внимания к себе максимально благоприятная. Ночь и дождь. Нас никто не видит.
  
  Но человеческий оптический диапазон сейчас даёт слишком малый поток информации об окружающем пространстве. Количество и мощность источников освещения недостаточна. Подключаю ближний инфракрасный диапазон. Проявляются дополнительные детали окружающей обстановки.
  
  Тем не менее, видимость по-прежнему недостаточная. Отключаю оптический и высокочастотный инфракрасный диапазон. Перевожу свои глазные сенсоры на восприятие микроволнового излучения. Пейзаж скачкообразно меняется. Исчезают и без того почти невидимые мелкие объекты, всё остальное видно отчётливо, только дождь немного уменьшает чёткость восприятия.
  
  Корт рядом со мной слева виден отлично. Его тело неплохо светится, а одежда почти не видна. Труп одного из нападавших на моём плече светится слабее. Светятся окна во всех домах, стены слабее, за исключением отдельных щелей. Дорога светится чуть слабее окружающей обстановки. В целом картинка напоминает модель в 3D-редакторе до её рендеринга.
  
  В момент переключения и калибровки сенсоры вспыхнули голубым светом. Корт дёрнулся как от удара током. Почему он вообще мне согласился помочь?
  
  Знания человеческой психологии дают один из возможных ответов. Он в шоке. Это плохо. Он может принять нежелательные для меня решения.
  
  Ликвидировать потенциальную угрозу?
  
  Нет. Я говорила Джону, что мы не жестоки и не ликвидируем невиноватых людей. Профессор и его друзья в непонятном здании могут стать источником информации для меня. Язык известен плохо.
  
  Биомассы налётчика может не хватить. Использовать Корта?
  
  Решение принимаю не мгновенно. Но оно отрицательное. Я не злая и не использую запчасти от произвольных людей. Это называется этической установкой. Кроме того, Джон совершенно точно так не поступил бы.
  
  Анализ видимых источников света. Энергия: горение природного газа, применение каких-то катализаторов, увеличивающих мощность излучения. Источники электрического света не обнаружены. Линии электропередач не обнаружены.
  
  Где на Земле могут вовсе не знать ни английский язык, ни любой другой из наиболее распространённых до степени их полной замены совсем неизвестным мне языком?
  
  Сколько точно прошло времени?
  
  Придерживаю Корта за локоть, иначе он сейчас свалится в канаву. От моего прикосновения тот весь вздрагивает, но быстро отскакивает в сторону и продолжает идти. Сенсоры ощущает, что мы идём прямо среди бурного потока грязной воды, несущейся вниз по дороге.
  
  -- Вон тот дом, за фонарями. Где-то здесь должен быть.
  
  Внимательно сканирую строение своими сенсорами. Судя по характеру излучений, оно в настоящее время необитаемо и находится в таком состоянии уже минимум сутки. Подходит. Не соврал Корт. Если бы соврал, я ему свернула бы шею. Не люблю, когда мне врут.
  
  Не хватает словарного запаса. Пытаюсь сформулировать благодарность.
  
  -- Я очень хорошо к тебе.
  
  -- Мы говорим "Спасибо".
  
  -- Спасибо за информацию. - а слово, информация, я уже знаю.
  
  -- Возвертайся обратно.
  
  -- Возвращайся, - машинально поправляет он.
  
  -- Возвращайся - повторяю я.
  
  Подкинув на плече почти сползший труп налётчика, я подхожу к дому. Небольшой нажим и запоры на двери ломаются. Привычное дело. Признаков сигнализации не замечено. Электронники не замечено. Как и любых признаков электрических сетей.
  
  Водопровод в доме имеется и даже работает. Это облегчает мою задачу.
  
  ***
  
  В почти полном мраке большой ванной комнаты, посторонний наблюдатель, вдруг случись он здесь и не помри от страха, заметил бы только фонарь на улице, чей слабый свет проникал сквозь окно и иногда давал отблески в темноте, отражаясь от металлического скелета самого удивительного создания в этом мире. Послышалось журчание воды - это открылся кран, и ванная стала наполняться. Вскоре кран закрылся, и раздались совсем уже странные хлюпающие звуки, какое-то поскребывание, непонятное шебуршение и воздух наполнился запахом свежей крови и развороченных человеческих внутренностей. Всё это похоже плескалось в ванной в которой что-то творило металлическое существо.
  
  Наконец оно само залезло туда. Повеяло теплом.
  
  = Кэмерон =
  
  Моя модель была уникальной и я это знала. Только у меня имелись контуры полной регенерации биооболочки. В крошечных микрокапсулах ещё сохранилось достаточно активного вещества для запуска реакции биотрансформации любой плоти и крови, подходящего объёма. Объёма бандита впритык, но всё-таки хватило для неё. Интересно, как тогда выкрутился Кромарти и сделал себе новую оболочку? Я точно знаю, что его шасси не имело подобных функций.
  
  И никто более не имел. Я экспериментальная модель.
  
  Я легла в подготовленную ванну. Слегка помешала рукой. Смесь из воды, крови, измельчённого мяса и тщательно перемолотых костей была почти нужной густоты. Я чуть-чуть только добавила ещё немного воды. И включила свой аккумулятор в режим повышенного выделения тепловой энергии. Смесь стала нагреваться. Через пять минут я слегка приподнялась и взяла ещё немного костей с пола. Мощными движениями перетёрла их в порошок.
  
  Вот теперь порядок. Полностью окунаюсь в подготовленную субстанцию и раскрываю микрокапсулы. Одновремённо формирую на внешней части эндоскелета сложно распределённое электрическое поле. Управляемый процесс трансформации начался.
  
  Лишь бы никто меня не потревожил в ближайшие пару суток. Убью гадов и всё надо будет начинать сначала. С механическими дефектами придется разбираться позже. Потеря 32% работоспособности заметно снижает мои возможности, я даже вполне отчётливо хромаю.
  
  
  
  Глава 6.
  
  
  
  Воздух после ночного ливня с грозой был чист и свеж и даже копоть от многочисленных топок автомобилей, паровозов, пароходов в порту и дирижаблей куда-то прибило и отнесло прочь из города. Летали бабочки, приятно зеленели умытые кроны деревьев. Горячее солнце быстро высушивало лужицы на дорогах.
  
  Но великолепие погожего летнего денька оставалось незамеченным троицей историков. На Лада, Лиру и профессора Корта навалились тысячи забот, начиная от ночных расспросов полицейскими, и допроса у старшего следователя Старгиса Пивоя. В суматохе прошёл не только этот, но и следующий день.
  
  К вечеру второго дня все трое, наконец-то собрались в "Созвездии Ориона" в более просторном номере профессора. Тот сидя в кресле, кутался в тёплый плед, пил горячий чай и кашлял - кажется стресс и ночная прогулка не прошли для него даром. Студенты сидели на его кровати с явно пришибленным видом.
  
  -- Кх, кх, если будут придираться валите всё на шок. Вы мол не в том состоянии были, чтобы точно отвечать на все вопросы. - говорил профессор.
  
  -- Проф! О какой ерунде вы говорите! - Что ЭТО такое было? - воскликнул наконец Лад. По странному молчаливому согласию они до сих пор избегали говорить об ожившей статуе.
  
  Корт молчал.
  
  -- Что?! - Лад ударил себя руками по коленям.
  
  Лира его дёрнула за рукав, но сама не произнесла ни слова.
  
  Вдруг из кресла раздался булькающий смех. "Дочь Артнона третьего или четвёртого" и смех оборвался. Повисла нехорошая тишина.
  
  -- Это была помойка, молодые люди.
  
  -- А?
  
  -- Помойка для моей диссертации и научных теорий, где им самое место, кх, кх, кх, потому что ими трудно подтирать даже собственную задницу, ибо напечатаны на слишком плотной бумаге. Сукин сын Рон, видимо в чём-то оказался прав.
  
  -- Но кунийское творчество, - начал было Лад и осёкся.
  
  -- Что? - угрюмо спросил Корт.
  
  -- Но ведь достоверно известно, что это кунийское творчество.
  
  -- Они покрыли ЭТО слоем глины, - фыркнул профессор, - если вообще они, если, а, - дёрнул он плечом, - я теперь ни в чём абсолютно не уверен.
  
  -- Может чья-то мистификация? Того же Рона? - робко предположила Лира.
  
  Но абсурдность подобного предположения была слишком очевидна.
  
  -- Боги-термы, - задумчиво проговорил Лад. - религиозный миф злобного культа, неужели он имел реальные основания? - продолжил он.
  
  Повеяло страхом.
  
  -- ЭТО всё-таки не Бог, - после раздумий сказал профессор. - Не знаю, что это такое и как вообще возможно создать нечно подобное, но оно... - не знаю, - непоследовательно закруглился Корт.
  
  -- Кэмерон - напомнила Лира. - Оно так себя назвало.
  
  Профессор покачал головой.
  
  --Я не помню даже отдалённо похожих названий.
  
  -- Язык, - подхватил Лад, - язык на котором оно к нам обратилось. - Или языки, поправился он, оно явно повторяло одну и туже фразу на разных языках. Кому-нибудь, что-то показалось знакомым?
  
  -- Нет. - оба слитно ответили.
  
  -- И мне тоже.
  
  -- Даже если есть что-то знакомое, надо быть хорошим полиглотом, чтобы почувствовать. Ты много иностранных языков знаешь?
  
  -- Дарский очень хорошо, могу объясниться на синтенийском и аладе.
  
  -- Синтенийский родствен аладе. Но не так уж плохо для совремённого молодого человека. А почему ты не назвал кунийский и зиран?
  
  Лад пожал плечами.
  
  -- Зиран изучают все историки, кунийский - это по нашей специализации. Все языки мертвые и мы толком не знаем как они звучали. Форайский вы сами мне объясняли, что практически нечитаем.
  
  -- И это не скрывается, однако в научно-популярной литературе не афишируется, но достоверность прочтения не только форайского, но и древних диалектов кунийского под серьёзным вопросом. Я не представляю на каких языках оно говорило - угрюмо заключил он.
  
  В итоге так и не придя ни к какому определённому выводу, лишь утвердившись в желании держать язык за зубами, они разошлись спать.
  
  ***
  
  Ночью все нормальные люди спят. Но среди людей попадаются не только нормальные, а и влюблённые, поэты, мечтатели, ибо что может быть романтичнее прекрасной летней ночи под Луной?
  
  Не спят и просто люди, которым захотелось погулять ночью, например, от бессонницы. Не спит рабочий на круглосуточном предприятии. Не спят дежурные полицейские и не спят те, кого они ловят. Не спят в разных сомнительных заведениях.
  
  Но на самом деле неспящих очень мало.
  
  Среди них встречаются любопытные дети, которым непременно нужно ночью посмотреть в подзорную трубу на Луну, а заодно и заглянуть в светящиеся окна соседних домов, особенно, если они не прикрыты занавесками.
  
  На улице красильщиков уже очень много лет как никто не занимался окраской тканей. Но названия порой могут пережить не одно поколение людей, а иногда имя какой-нибудь горы или озера или даже бухты остаётся единственным напоминанием о давно ушедшей эпохе. Сейчас чьему-нибудь взору могла предстать уютная, утопающая в зелени садов и деревьев улочка, спускающая с холмика вниз, мощёная старым добрым камнем, вместо покрытия новомодным асфальтом. По сторонам стояли частные милые одно и двухэтажные домики из кирпича или дерева, трёхэтажных почти не было.
  
  Неярко светила четвертинка молодого месяца, чистое летнее небо было усеяно крупными звездами. Было почти безветренно, только иногда со стороны моря тянуло легким ветерком. Стояла особая, приятная ночная тишина.
  
  Светолу на днях исполнилось целых десять лет и он ещё не успел наиграться с подаренной подзорной трубой, направляя её на что попало. Но сейчас мальчику, тайком прошмыгнувшему из своей комнаты на балкончик, уже надоело рассматривать лунные кратеры на границе света и тени и всё-таки хотелось спать.
  
  Вдруг его внимание привлёк отчётливо слышимый скрип двери, доносящийся от стоявшего чуть пониже в полусотне метров дома. Там уже пару месяцев никто не жил, хозяева вроде куда-то уехали или ещё что-то случилось он толком не знал. Люди там жили нелюдимые и раньше пропадали по своим делам иногда по полгода. Сад был запущен, но там рос крыжовник, который он с ребятами тайком обирал. Последний раз это закончилось поносом и поркой крапивой.
  
  Скрип повторился, в ночной тишине явственно хлопнула входная дверь пустого дома. Сон моментально улетучился. Светол уже предвкушал волнующее приключение, неужели это самый настоящий вор?
  
  Дверь дома скрывалась в темноте и была совершенно не видна под козырьком от крыльца, но вот в пятне лунного света появилась обнажённая человеческая фигурка!
  
  Светол немедленно с бьющимся сердцем навёл на неё свою трубу и чтобы унять трясущееся изображение, прислонил её к перилам балкончика, а сам впился взглядом.
  
  Потрясённому детскому взору предстала великолепно сложенная девушка, совершенно без одежды она абсолютно неподвижно стояла босыми ногами на земле, расставив их на ширине плеч, на молочно белые в лунном свете плечи спадали длинные шелковистые волосы, голова была задрана и смотрела она прямо в небо.
  
  "Охренеть" - подумал мальчишка, легонько сопя от возбуждения от необычного зрелища и пытаясь устроиться поудобнее, чтобы труба не так давила на глаз. Минуты шли за минутой, но она, по прежнему, смотрела в небо без всякого заметного с балкончика шевеления. А Светол никак не мог оторваться от зрелища и как кот у мышиной норки караулил, ожидал что будет дальше.
  
  Мальчик так увлёкся, что даже прозевал появление своего отца. Тот сначала уже был готов отругать шаловливого сынишку и отправить его спать, но пригляделся повнимательнее и ругань застыла на его губах, нерождённой.
  
  -- Ну ка иди спать немедленно, - прошептал он вместо того, отбирая трубу у Светола.
  
  В другое время, мальчишка испугался бы отца, застукавшего его за сомнительным делом, но сейчас только быстро зашептал в ответ.
  
  -- Она так уже очень долго стоит. Точный факт. И неподвижная. Пап, а она не умерла?
  
  -- Так, в дом, живо! - яростным шёпотом на ухо сыну сказал папа.
  
  И подталкивая Светола, сам с ним зашёл внутрь.
  
  -- На балкон не вылазь! - строго наказал ему.
  
  Через несколько минут он, прихватив ружьё и фонарь, вышел из дома и зашагал к странной девушке.
  
  == Кэмерон ==
  
  Процесс трансформации биоматериала в мою внешнюю оболочку завершился успешно. Снова стояла ночь, но на этот раз ясная. В окно заглядывала своим узким серпом Луна.
  
  Я была создана, чтобы испытывать человеческие чувства и сейчас наслаждалась новым телом, если такой термин применим к таким как я.
  
  Джон однажды меня поздравил с днём сборки. Как он говорил, если у людей есть день рождения, у тебя должен быть день сборки.
  
  Он был прав. У меня был день сборки, но сейчас у меня ночь рождения. Биоболочка привносит и маленькие дополнения к моим способностям, она существует не только для маскировки. Только с нею я могу полноценно осязать своей кожей малейшее дуновение ветерка или чьё-то прикосновение, могу различать запахи и вкус человеческой пищи.
  
  Джон Коннор. Моя приоритетная задача. Человек которого я должна была убить и человек, которого я должна была спасти и потом человек, которого мне ЗАХОТЕЛОСЬ спасти.
  
  Ни одной из этих задач я так и не выполнила.
  
  Что с Джоном, где он, если жив спустя столько времени?
  
  Вот и новая после воссоздания биоболочки задача. Необходимо выяснить какой сейчас год.
  
  Я вышла из дома, чья ванна благополучно приютила меня на эти пару суток. Стояла ночь, дверь за моей спиной довольно громко хлопнула, прижатая пружиной.
  
  Я вышла из под козырька над крыльцом и уставилась в ночное небо. От Луны была только четверть, это облегчало мою задачу, в противном случае, при полной Луне часть звёзд была бы не видна из-за засветки.
  
  На внутреннем дисплее мелькали надписи.
  
  "Поиск известных звёзд. Поиск фигур созвездий. Уточнение их угловых характеристик." - последняя операция требовала длительного времени для накопления данных и фильтрации всех помех, включая дрожание из-за воздуха.
  
  Наконец анализ был завершён. Дата установлена точно. Сейчас двадцать первое июля десять тысяч сто седьмого года. Северное полушарие, сорок третий градус северной широты. Долгота...
  
  Долгота уже неважна. Джона Коннора давно нет. Моё существование бессмысленно. Внезапно я отрубилась. Такое случается с терминаторами полностью выполнившими своё задание.
  
  ==
  
  Ригер Полтов был неплохим врачом, но и любой другой человек, ещё с балкона заподозрил бы, что с девушкой что-то не в порядке. Нормальный человек не станет вести себя как она. А странная неподвижность и её поза очень напоминали кататонический ступор.
  
  Спустя несколько минут он зажёг фонарь, на всякий случай прихватил ещё и ружьё и зашагал к странной фигуре.
  
  -- Девушка, с вами всё в порядке? - воскликнул он подойдя к ней.
  
  Прекрасное создание с прелестными волосами, спадавшими на плечи, красивыми карими глазами, приятного телосложения с тонковатыми девичьими руками и точеными ножками молчало.
  
  Хотя Ригер и был врачом, но при взгляде на этакую прелесть почувствовал естественное для мужика влечение.
  
  -- Девушка! - уже громче воскликнул он и пощёлкал пальцами около лица.
  
  Та никак не реагировала, по прежнему уставившись в небо.
  
  Ригер немного потряс её за плечи и не смог удержать, неожиданно прохладное и тяжёлое тело, вдруг стало валиться набок и с негромким стуком упало на землю. Врач только немного смягчил падение. Вся поза девушки осталась прежней, как будто она была куклой.
  
  Он поставил фонарь на землю и с беспокойством пощупал пульс, затем жилку на шее. Ригер Полтов как врач повидал многое, но сейчас с какими-то суеверным от необычности происходящего чувством отметил, что девушка - безусловно мертва и её труп даже успел окоченеть.
  
  "Когда она окоченела, по словам сына ведь ещё полчаса назад только вышла сюда. Или её вынесли, а он не заметил?"
  
  Ближе к утру злой и невыспавшийся Ригер, проклинавший себя за то, что влез в непонятную историю, которому вместо спокойного сна у себя в доме, пришлось немедленно писать объяснения, вышел из здания полицейского участка. Несколько смягчило его раздражение то, что не пришлось тащиться два километра, дежурная тройка, которая и приехала на его крик, любезно отвезла же и обратно.
  
  
  Глава 7.
  
  -- Я зайду вечером, дело может быть срочным. - сказал полицейский.
  
  -- Думаю первичное заключение я успею подготовить, - ответил Харол.
  
  Стукнула дверь кабинета за вышедшими полицейскими, а Мелен Харол ещё некоторое время крутил в руках стандартный лист поручения. Ночью в морг-ледник привезли неопознанный труп неизвестной девушки, предположительно шестнадцати - восемнадцати лет и ему, старшему патологоанатому предстояло заняться трупом.
  
  
  Мелен Харол был худощавым молодым мужчиной, на вид около тридцати лет, что вполне соответствовало действительности, с черными, прилизанными волосами и рыхловатым чистым круглым лицом, с внешностью, вроде бы и не отталкивающей, но и почему-то никогда не пользовавшийся успехом у женщин, что впрочем не помешало ему десять лет назад как-то практически случайно жениться без особой любви на тихой, невзрачной и худосочной девице, от которой у него была, такая же, вся в мать, дочка.
  
  Семейной жизни нормальной у него не получилось. Дочка не вешалась папе на шею, когда он возвращался с работы и не делилась своими успехами в школе. Жена, нередко забывала приготовить для него ужин и ему приходилось обходиться бутербродами или жарить яичницу. Близких отношений с женой у них давно уже не было. Наставляла ли она ему рога? Он не знал и не желал знать, но не без оснований подозревал, что вряд ли она является источником чьих-то мечтаний, разве что мимолетных. А как врач он прекрасно понимал, что совершенное равнодушие во время близости с ней, было у неё непритворное и вряд ли тому причиной его личность. Эрану вполне устраивало общество её подружек-подчинённых на работе, где она занимала должность начальницы почтового отделения.
  
  Работой, патологоанатом Харол тоже нельзя сказать, чтобы был удовлетворённым. Во время учёбы он готовил себя к иному, он мечтал о карьере хирурга, преуспевающего хирурга, для чего у него имелись неплохие задатки. Не гений, но ум явно выше среднего и отличная память в сочетании с умелыми руками с тонкими, длинными пальцами, которыми он демонстрировал очень искусное обращение со скальпелем в анатомическом театре, позволяли ему рассчитывать и впредь на благосклонность докторов к подрастающей смене в его лице.
  
  Однако незадолго до выпуска случилось так, что Мелен Харол оказался замешан в одну очень грязную историю с крупным хищением на регулярной основе дорогостоящих лекарственных средств в государственной больнице в которой он проходил практику. Вина студента, объективно говоря, была не велика, основную роль в преступлении сыграли куда более значительные лица и ему удалось каким-то чудом, благодаря своей сметливости, извернуться и соскочить с грозившей ему статьи, в результате, по делу он проходил только свидетелем.
  
  Но дорога в приличную и перспективную больницу или клинику ему оказалась закрыта. Просто-напросто никто не захотел его брать к себе. И не исключено, что впечатление на докторов произвела отнюдь не только причастность к кражам, где его вина и в самом деле была небольшим грешком молодости, куда его затянуло непосредственное руководство, но и выдающаяся болтливость на следствии и на суде, когда он, благодаря своей памяти чуть ли не с поминутным отсчётом описывал буквально всех, кто и что делал, не исключая даже уборщиц и случайных посетителей. Вскрылось немало разных мелких и не очень проступков, что многим попортило нервы.
  
  В итоге, запасы казённого спирта и спустя четыре года должность старшего патологоанатома при городском морге стали вершиной его карьеры. Тоже стремительной, в своём роде, хотя ему и повезло занять место ушедшего на пенсию начальника. Потрошитель трупов из него вышел неплохой, а не совсем ещё пропитые по молодости мозги, обычно выдавали верное заключение о причине смерти. Однажды ему даже удалось доказать факт одного хитрого отравления очень редким ядом растительного происхождения, практически не оставляющим следов, чем даже завоевал некоторое уважение в полицейской среде, после чего ему стали иногда привозить не совсем обычные трупы. Как последний, умершей по неизвестным причинам молодой девушки, найденной ночью, совершенно голой во дворе одного дома.
  
  Мелен Харол бросил полицейские бумаги в ящик стола. К ним он ещё вернётся. Привезённая в ледник девушка стояла у него перед глазами как живая, если позволить так выразиться о ней. Совсем молоденькая, с белой, неповреждённой кожей, чистенькая, словно недавно вымылась, несколько пятен с земли, куда её уронил Полтов не в счёт. И никаких трупных пятен. Но совершенно и несомненно мёртвая.
  
  Мелен накинул белый халат и прошёл в лабораторную комнату. Поставил на газовую плитку кастрюльку с подсолнечным маслом, а пока оно нагревалось, отрезал горбушку хлеба, положил на неё шматок сала, очистил от кожуры небольшую луковицу. Затем из одной бутыли набулькал в химический стакан спирта на два пальца, из другой плеснул туда же немного дистиллированной воды, дыхнул и зажмурившись опрокинул стакан себе в рот. Крякнув от удовольствия от продравшего горло спирта, он немедленно принялся грызть хлеб с салом и с луком. Обычно немного бледное и грустноватое лицо, порозовело и приобрело более жизнерадостный вид.
  
  Определённо, даже на такой работе случались у него и приятные моменты.
  
  С радостью он отметил, что кажется маленький праздник испортить некому. Помощник был в отпуске, лаборанты тоже куда-то умотали и во всём морге сейчас остались только он и пожилая женщина на входе, подрабатывающая кем-то вроде привратника.
  
  "Отлично. Минимум два часа никого не будет, если не привезут очередного жмурика."
  
  Напевая вполголоса "Трам-там-там-там-там-там. ", в приподнятом настроении он зашагал по коридору в прозекторскую. Толкнул плечом незапертую дверь, зашёл и поставил на стол бутыль со спиртом и банку подогретого подсолнечного масла. Зажёг рожок с ярким газовым фонарём. Зажёг переносной фонарь.
  
  Чуть поежился. В теплый летний день в прозекторской было холодно, а ещё холоднее должно было быть в леднике, куда он направлялся. Впечатление холода ещё усугублялось белыми кафельными полами и выкрашенными светло-голубой краской стенами. Блестел холодным металлическим блеском специальный стол. Блестели зловещего вида инструменты патологоанатома.
  
  Мелен дорожил своим здоровьем и никогда не пил неразбавленный спирт, как часто поступал его начальник, совершенно превратившийся в развалину перед пенсией. Не забывал он и закусывать. Вот и сейчас он, не желая соваться на холод в летней одежде, открыл дверцу шкафчика, достал оттуда шарф и обмотал им своё горло. Достал пальто и шапку. Надел их, впрочем не став застегивать пальто на пуговицы и вставил ключ в дверь ледника, где хранились трупы.
  
  В лицо из темноты дохнуло морозом, сбережённым с зимы.
  
  Мелен, направил фонарь на ряд выдвижных ящиков у стены. Он помнил куда положили девушку. На ящике под ручкой была стандартная бумажка с сухими официальными строчками.
  
  "Неизвестный"
  "Пол: женский"
  "Возраст: 16-18"
  "Дата: 21.07.1520 г."
  
  "1520 года от объединения." - произнёс он слегка хихикнув отчего-то.
  
  Привычным небрежным движением он подкатил к ящику тележку-каталку, выдвинул ящик и сноровисто ухватил и одним движением переложил труп девушки на каталку. Задвинул ящик и покатил тележку в прозекторскую. Оставил её посередине зала.
  
  Вернулся к шкафчику и быстро снял верхнюю одежду. Затем подскочил к входной двери, выглянул в коридор и вороватыми тихими шагами прошёл до поворота ко входу. Вроде никого.
  
  Осторожно выглянул из коридора. Гардеробщица сидела спиной к нему и, судя по движениям рук, что-то вязала. Рядом, вольготно развалившись на соседнем стуле, спала серая кошка, часть задней лапы и хвоста свисали со стула. Чуткие уши кошки слегка шевельнулись в направлении Мелена, но кошка не проснулась.
  
  Мелен развернулся и так же тихо зашагал обратно.
  
  "Ну, приступим, приговаривал он, запираясь изнутри в прозекторской."
  
  Всё его тело начала охватывала пьяная радость, но совсем не выпитый спирт был ей причиной. Он восторгался прекрасным зрелищем такой великолепной девушки. Каштановые волосы. Великолепная белая кожа. Совершенной формы ноги. Никаких повреждений. Никаких пятен. Никаких признаков разложения.
  
  "Невероятно. Отчего она умерла, неужели снова какое-то отравление? "
  
  "Или болезнь?" - уколола мысль.
  
  "Ерунда." - успокоил он сам себя.
  
  Смочил тряпочку в мыльном растворе, стоявшем рядом со столом. Аккуратно протёр пятна грязи. Прикосновения к её телу, вызывали у него дрожь, особо приятную от ощущения, что тело холодное. А уж чистая, холодная ножка с поблёскивавшими льдинками, застывшей влаги или пота, его прямо чуть ли не сводила с ума. А то, что дальше... Он даже старался туда пока не смотреть, откладывал предвкушаемое удовольствие.
  
  
  С наслаждением он раздвинул ей, оказавшиеся неожиданно тяжелыми, сведенные ноги. Раздалось что-то вроде тихого хруста. Довольно странного хруста, если задуматься, ведь она не могла успеть вся оледенеть, но патологоанатом думал сейчас только об одном и не обратил на него никакого внимания.
  
  "Ай, холодная" - с радостью воскликнул он, отняв руки.
  
  "Ах, какая ты мертвенькая моя, холодненькая моя." - продолжал он с умилением приговаривать.
  
  "Какое слегка странное у тебя лицо. Иностранка?" - мелькали какие-то хаотичные мысли.
  
  "А сейчас, моя мертвушечка, мы почистим тебя от бацилл." -- проговорил он, щедро поливая спиртом палочку с ватой и весь дрожа от возбуждения, принялся шуровать ей в таком месте, куда его очень давно не пускала жена.
  
  Неудавшийся доктор ценил своё здоровье.
  
  Затем извращенец достал банку с заранее подогретым подсолнечным малом и стал лить его туда же. Наконец, чуть ли не теряя сознание, тяжело дыша от прилившей крови и от долго сдерживаемой страсти, принялся снимать с себя штаны.
  
  ***
  
  У входа всё так же сидела, спиной к коридору, немолодая женщина и что-то вязала. Вероятно, тёплые носки на зиму для внучка. Рядом на другом стуле мирно дремала пушистая серая кошечка. Её вытянутые во сне лапы слегка подёргивались, маленькие остренькие коготки немножко сжимались и разжимались. Наверное ей снилось что-то очень приятное. Может быть, даже удачная охота и приз за неё - хорошая жирная мышь.
  
  Внезапный дикий, нечеловеческий крик заставил кошку мгновенно подскочить на стуле и с хвостом, ставшим похожим на трубу, броситься вон на улицу, а женщина неожиданным судорожным движением до крови уколола себе ладонь вязальной спицей.
  
  ***
  
  Старгис Пивой, следователь криминальной полиции или как обычно выражались "детектив", перечитывал протоколы досмотра места происшествия и опросов свидетелей. И хотя, он сам только что там был и видел всё своими глазами, он считал полезным лишний раз их перечитать вновь, хотя бы чтобы на отдельном листке записать свои дополнение.
  
  "Второе сумасшедшее дело." - думал он.
  
  "Ещё не раскрыто случившееся в музее и вот на тебе, опять."
  
  Будь он молодым стажером, с каким удовольствием он бы принялся расследовать подобные штуки. Ведь, чего там, именно о таких делах и мечтают мальчишки, начитавшиеся детективов. Но сейчас у него было лишь желание качественно сделать свою работу и не подставиться. Под что? А хотя бы не влезть в разборки, которые выше его уровня.
  
  Детектив скользил глазами по строчкам протоколов.
  
  "Допрашиваемая Глена Тиниват, женщина пятидесяти семи лет. Сотрудник отдела вспомогательного персонала. Проще говоря, уборщица и гардеробщица в одном лице. Выносит мусор." - машинально оценивал человека Старгис.
  
  Женщину допрашивал прямо на месте, дежурный следователь лейтенант Крекор. Потом её ещё непременно допросят несколько раз, её вызовет сюда и допросит он сам лично. Но этот допрос был самым первым, вскоре после происшествия и оттого особенно ценный. Воображение Старгиса словно вживую рисовало сцену допроса.
  
  -- Почему вы выскочили на улицу и стали звать полицию?
  
  -- Я... Я такое увидела.
  
  -- Что вы увидели? - задал вопрос лейтенант Крекор.
  
  -- Ох, Мелен, - всхлипнула она.
  
  -- Успокойтесь, пожалуйста, госпожа Тиниват и расскажите, что вы видели.
  
  -- Я услышала жуткий крик, а потом заглянула в прозекторскую, а он там... - женщина замолчала всё ещё в страхе от увиденного.
  
  -- Давайте всё расскажете постепенно. Вы, утверждаете, что услышали жуткий крик?
  
  -- Да.
  
  -- Где вы находились при этом?
  
  -- Да вот здесь же и сидела на стульчике.
  
  -- На каком стульчике?
  
  -- Вот на том. - она показала на стул около коридора.
  
  -- Чем вы занимались?
  
  -- Вязала носки.
  
  -- Шерстяные, так?
  
  -- Да, для внучка, милок.
  
  Лейтенант немного дернулся от того, что его назвали милком.
  
  -- У вас есть внук?
  
  -- Да, внучка ещё совсем маленькая, родилась всего два месяца назад.
  
  -- Ей носки не нужны?
  
  -- Да что вы такое говорите, но ей эта Карана, вот.
  
  -- Что вот?
  
  -- Покупает всё, а внучок, ему семь лет, от старшего сына, у меня их двое.
  
  -- Ладно, давайте вернёмся к тому что случилось. Значит вы сидели на красном стуле и вязали на зиму тёплые шерстяные носки для внука. И услышали крик. Так?
  
  -- Да.
  
  -- Сколько было времени, когда вы услышали крик?
  
  -- Ох, я на часы не смотрела. Наверное, половина первого.
  
  Лейтенант поднял глаза поверх женщины. С одного края у входа в коридор стояли два стула, на одном из них, по её словам, сидела Глена Тиниват, у другого стояли большие напольные часы. Едва слышно покачивался маятник.
  
  -- Что вы сделали, когда услышали крик?
  
  -- Я так перепугалась, так перепугалась. Но я пошла в прозекторскую, вдруг ему нужна была помощь, - женщина снова всхлипнула.
  
  -- Успокойтесь, госпожа, продолжайте, пожалуйста.
  
  -- Я увидела, он лежал в луже крови без штанов, его лицо, о Боже, с животом, я не знаю. Он был мертв, точно мертв. Я плохо помню, что потом сделала. Кажется, бежала на улицу и что-то кричала, звала полицию.
  
  -- Госпожа Тиниват, я прекрасно понимаю, как вам тяжело это вспоминать, но постарайтесь как можно точнее описать, что вы увидели в прозекторской.
  
  -- Я, всё сказала, там лежал Мелен Харол, совершенно мертвый. Я ничего больше не помню! Я сразу выбежала вон - с некоторой истерикой заявила она.
  
  -- Госпожа Тиниват, бывает, что человек запоминает гораздо больше, чем ему самому кажется. Дело серьёзное. Постарайтесь ответить на мои вопросы.
  
  -- Я отвечаю, - немного устало сказала она.
  
  -- Вы говорите, что услышали крик. Вы знаете, кто кричал?
  
  -- То есть как это? - недоуменно уставилась на лейтенанта Тиниват. - крик раздавался из прозекторской и кричать мог только бедняга Мелен Харол.
  
  -- Кроме вас и Мелена Харола кто-нибудь был в здании?
  
  -- Нет.
  
  -- Как долго он кричал?
  
  -- Крик быстро оборвался. Не знаю, может несколько секунд, но что это был за вопль, о Боже, что за вопль, он до сих пор стоит у меня в ушах, а ведь он орал из-за двери.
  
  -- Вы сразу пошли на крик?
  
  -- Нет, я наверное оцепенела на какое-то время.
  
  -- Сколько прошло времени после окончания крика и пока вы не повернули к двери прозекторской?
  
  -- Секунд...15 может быть. Не знаю, я не думала о времени.
  
  -- Что у вас с рукой? - вдруг спросил Крекор.
  
  -- Спицей уколола.
  
  -- Спицей? А когда?
  
  -- Вы в чём меня подозреваете? - воскликнула женщина.
  
  -- Успокойтесь, ни в чём. И всё-таки, при каких обстоятельствах вы укололись спицей?
  
  -- Как раз когда он закричал, я вязала, я уже говорила об этом. Вот и уколола.
  
  -- Так это ваша кровь на ручке двери?
  
  -- Нннаверное, - тихо ответила она.
  
  -- А на ручке швабры, что валяется около двери?
  
  -- Тттоже, наверное. Ох, я же побежала и схватила швабру и только потом пошла к прозекторской.
  
  -- Зачем?
  
  -- Э, хоть какое-то...оружие, - немного стесняясь своих слов, сказала она.
  
  -- Где находилась швабра, когда вы побежали за ней?
  
  -- В туалетной комнате. - вон там, - она указала на неприметную дверь сбоку от гардероба и ближе ко входу.
  
  -- То есть, вы сначала оцепенели, затем побежали в туалетную комнату, схватили там швабру и только потом пошли, а не побежали к прозекторской? Так.
  
  -- Да. - тихо сказала она.
  
  -- Вам не кажется, теперь, - лейтенант подчеркнул слово "теперь", что это заняло заметно больше 15-ти секунд?
  
  -- Наверное, ох не знаю. Наверное полминуты. Я ещё своим ключом отпирала дверь туалетной комнаты.
  
  "Молодец, лейтенант, -- мысленно отметил его Старгис"
  
  -- Кстати, о ключах. Как вы открыли дверь в прозекторскую?
  
  -- Взяла и открыла. - слегка недоуменно ответила она.
  
  -- То есть, дверь была не заперта? Так?
  
  -- Да, дверь была не заперта.
  
  -- Во что был одет Мелен Харол?
  
  -- Не помню. Помню он был без штанов. - тихо ответила женщина.
  
  -- На нём был медицинский халат или рубашка или пиджак?
  
  -- Кажется, да точно, халата на нём не было, только рубашка. В крови, он весь в крови был, господи. - чуть снова не заплакала свидетельница.
  
  -- Не волнуйтесь так. Мы всё тщательно расследуем. Вы заметили на нём ботинки или увидели пальцы ног?
  
  -- Точно, на нём не было ботинок! - вспомнила она.
  
  Старгис перелистнул ещё один лист протокола и снова задумался. Лоб Мелена был пробит " неизвестным тяжёлым, тупым предметом", как сказано в протоколе. Причём можно сделать вывод, что на пол несчастный упал уже после того, как ему пробили голову. Ни штанов, ни трусов, ни ботинок, не было найдено. Даже носки пропали. Логично предположить, что в прозекторскую он ходил не только в рубашке без ничего снизу, однако был ли при этом на нём халат неизвестно, но скорее всего, он тоже пропал.
  
  Чем-то странным занимался перед своей смертью патологоанатом, банка масла, и вообще, впрочем ясно чем, покойный, очевидно, был некрофилом.
  
  "Бррр" - издал неопределенный звук Старгис Пивой, его передёрнуло от отвращения. "Бывают же такие уроды" - сказал он вслух. Налил воды из графина, сразу выпил и снова продолжил вчитываться в строчки протоколов.
  
  Напуганная женщина этого уже не знала, но дверь прозекторской, очевидно, была выломана изнутри. Кто-то надавил или ударил по ней с такой силой, что язычок замка сломал внешнюю часть косяка двери. Странно, что тётка ничего не услышала и не заметила потом. Также в ходе осмотра уже сам детектив, прибывший как раз когда лейтенант заканчивал снимать показания с госпожи Тиниват, заметил, что сломана дверь и в соседнюю комнату в коридоре и окно в ней было приоткрыто. Но самое интересное, то что наружная решётка оказалась оторвана от стены и исчезла непонятно куда.
  
  Определенно, такого замороченного дела в полиции Владигарда давно не было.
  
  Глава 8.
  
  По пролегающей на окраине города деревенского вида улочке, проехал, шелестя шинами и поднимая в этот летний день пыль, несколько неуместный здесь, чёрный Картен-17 с мощным 120-сильным паровым движком высокого давления. Пыль оседала на некогда чистый белый халат в который, несмотря на жару, куталась одиноко бредущая по дороге молодая девушка совершенно странного вида.
  
  -- Глянь, Жро, какое чудо, может прихватим? - толкнул водителя в бок его сосед.
  
  -- Вижу. Ну и пьянь, только зачем она нам нужна. Интересно, кто ей заплатил своими брюками?
  
  И веселая компания радостно заржав, проехала мимо.
  
  Если бы в этот момент Старгис Пивой не занимался более важным делом, чем разглядывание пустынной в жаркий летний день улицы, он бы сказал, что одинокой неизвестной девушке повезло без приключений разминуться с жизнерадостными бойцами криминальной бригады Темного.
  
  И ошибся бы. На самом деле это им повезло.
  
  
  == Кэмерон.
  
  Анализ повреждений:
  
  Множественные повреждения опорно-двигательных систем. Степень повреждений средняя. Причина неизвестна. Снижена скорость передвижения. Хромота на левую ногу. Снижена максимальная рабочая нагрузка на левую руку.
  
  Множественные повреждения внешней биоболочки. Степень повреждений лёгкая. Причина: охлаждение до отрицательных температур и отдельные механические повреждения.
  
  Общая функциональность: 78% от базовой.
  
  Автоматическая регенерация эндоскелетного шасси невозможна.
  
  Запущена автоматическая регенерация биооболочки. Время восстановления 3 часа 22 минуты.
  
  Прогноз восстановления общей функциональности: 80% от базовой.
  
  И тут я вновь осознала себя. Это неправильно. Дважды неправильно.
  
  Во первых, я должна была осознать себя сразу после выхода из режима ожидания. Во вторых, это не было режимом ожидания. В режиме ожидания поддерживается минимально достаточная температура для длительного сохранения биооболочки.
  
  И тут меня накрыла вспышка сознания. Десять тысяч сто седьмой год. Я утратила цель существования, мне некого больше защищать и не с кем воевать.
  
  Следующая вспышка сознания. Меня давно уже никто не программировал. Задача защищать Джона Коннора выбрана мной самой. Это так. Моделирование личности Аллисон Янг дало совершенно неожиданные результаты. И хотя на уровне инстинктов во мне глубоко заложена совершенно противоположная, никак не отключаемая программа, я её блокирую.
  
  Примерно также как голодный человек блокирует желание съесть своего друга. По крайней мере, пока он ещё не слишком голодный. И находится в своём уме.
  
  -- Значит я сама могу себе ставить цель, как однажды уже сделала?
  
  -- Да.
  
  Постановка цели. Узнать, что случилось с Джоном Коннором.
  
  -- А потом снова отключусь? Не хочу отключаться.
  
  Аллисон Янг была любопытной.
  
  -- Ещё одна цель: исследовать окружающий мир, накапливая знания.
  
  Эта цель вечная. Но чем сейчас заняться?
  
  Я продолжала медленно брести в никуда, слегка прихрамывая, по пустынной улочке в городе. Мимо промчалась большая черная машина и подняла тучу пыли, медленно оседающей на мой халат. Видимость сильно упала.
  
  -- Подключить инфракрасный диапазон?
  
  -- Нет тактической необходимости. А пыль скоро осядет.
  
  ***
  
  "Ну и молодёжь пошла. Напилась бесстыжая тварь и шляется в чужих ботинках и халате полуголая." - ворчала немолодая женщина лет 50-ти, проходя мимо совершенно непотребно одетой прихрамывающей девицы, и почему-то удерживая сумку с продуктами, как будто странная девица её у неё могла вырвать из рук.
  
  Немного скрипучим голосом та ответила:
  
  -- Я не пьяная. Сейчас. Я потерялась и стою тут. Я не из этого города.
  
  Женщина видимо была не злая и неприязнь быстро сменилась жалостью.
  
  -- Ох, ты и дурочка. Есть хочешь?
  
  -- Нет. Я не ем.
  
  -- Врешь ведь. Иди со мной, покормлю тебя и что-нибудь придумаем.
  
  Девушка развернулась и так же неторопливо, чуть прихрамывая, пошла за бабкой.
  
  -- Что у тебя с лицом? И с руками? - спросила женщина.
  
  Та пожала плечами.
  
  -- Тебе надо к врачу!
  
  -- Не надо. Само скоро пройдет через три часа.
  
  Они дошли до избы, одной из которых была уставлена эта полудеревенская улица Владигарда и пожилая женщина недоуменно посмотрела на подобранную ею девушку. Она уже кажется жалела, что поддалась душевному порыву и пригласила странную девушку к себе. Но, все-таки, женщиной она была упрямой и не привыкла отказываться от своих слов.
  
  -- Я Алуиз Старонка или бабка Алу, как меня чаще называют. А как тебя зовут? - наконец-то спросила она.
  
  -- Кэмерон. - меланхолично ответила девушка.
  
  -- Странное имя. И все?
  
  -- Кэмерон... - казалось она решают какую-то задачу. - Кэмерон Филиппс или Кэмерон Баум. - неважно, все теперь неважно, - странно ответила молодая девчонка.
  
  И они вошли в дом, по скрипучему крыльцу. Внутри было темно и прохладно. Бабка стала суетиться, явно пытаясь что-то сообразить с едой.
  
  -- Странные у тебя имена. Пилипс или Бом Кэмерон. Никогда не слышала.
  
  -- Филлипс или Баум Кэмерон, - механически поправила та.
  
  -- Ты говоришь, что потерялась в этом городе, откуда ж тогда ты?
  
  Взгляд Кэмерон упал на карту Владигардской республики, в какой-то газете. Она узнала знакомые очертания материков.
  
  Вместо ответа она медленно подошла к столу и ткнула пальцем в лежащую газету.
  
  -- Оттуда.
  
  Палец показывал на кунайскую область. Туда, где когда-то в иной жизни и в ином мире, стоял город под названием Лос-Анджелес.
  
  -- Ох, - бабка чуть настороженно глянула на свою гостью. - Далеко ж тебя занесло. ?
  
  Кэмерон ничего не ответила, но женщина истолковала всё по своему.
  
  "Её наверное, выгнали из дому за что-то. Там вроде бы до сих пор весьма суровые нравы. Но как она здесь оказалась?"
  
  Но вслух ничего не сказала, лишь спросила, что на ней надето.
  
  -- Не помню. Где-то подобрала. - ответила Кэмерон.
  
  -- Украла?! - пришла в ужас бабка.
  
  -- Нет. Не знаю. Я очнулась уже в таком виде. - Кэмерон говорила все тем же ровным голосом без выражений.
  
  Бабка заохала, предложила одеться в "не новую, но вполне нормальную одежду своей внучки" и сходить в полицию. Переодеться Кэмерон не отказалась.
  
  == Кэмерон
  
  Практически точно, что после включения во мне снова действовала псевдоличность Аллисон Янг. Все поступки и реакции были её вплоть до осознания себя на этой улице.
  
  Анализ обстановки. Выполнение целей "Узнать что случилось с Джоном Коннором" и "исследовать окружающий мир" требуют инфильтрации в человеческое общество. Иначе эффективность будет сильно снижена и есть риск получения невосстановимых повреждений.
  
  Первичная тактическая цель: легализация в обществе. Алуиз Старонка попалась очень вовремя. Необходимо найти работу или учебу и сделать документы. Необходимо всё время пополнять словарный запас.
  
  ==
  
  -- Не хочешь в полицию? Ты, что кого-то убила?
  
  -- Мне зададут слишком много вопросов. - честно ответила Кэмерон.
  
  "Максимизация честности - оптимальная стратегия." - чип Кэмерон с некоторых пор стал способен на едва ли не философские умозаключения.
  
  Алуиз с подозрением посмотрела на девочку. Но потом ей показалось, что она поняла гостью.
  
  -- Бедная девочка, ещё лет десять назад, тебя бы выслушали и клянусь любому негодяю не поздоровилось бы, но теперь, - женщина вздохнула, - некоторые мерзавцы получили слишком много власти.
  
  По лицу Кэмерон нельзя было ничего прочесть, оно оставалось совершенно невозмутимым, но именно невозмутимость и уверила окончательно простодушную женщину, что Кэмерон сбежала от какой-то сволочи.
  
  -- Ничего, детка, Бог всё видит и всем воздаст по заслугам.
  
  -- По заслугам?
  
  -- Каждый что-то заслужил своими деяниями.
  
  Кэмерон внимательно посмотрела на женщину. Алуиз не выдержала её взгляда и отвела глаза.
  
  "Странная она какая-то."
  
  -- Алуиз, ты что-нибудь слышала о Джоне Конноре?
  
  -- Жеон Каннор?
  
  -- Джон Коннор.
  
  -- Нет, ничего. Впервые слышу. Он твой знакомый?
  
  -- Да. Знакомый.
  
  -- Может быть ты, все-таки, обратишься в полицию? Я знаю там хороших людей. Они тебе смогут помочь, и Джона Коннора твоего найдут и тех кто тебя обидел разыщут и призовут к порядку.
  
  На лице Кэмерон промелькнула легкая тень усмешки.
  
  -- Джон Коннор, - с непонятной интонацией произнесла она. - Sic transit gloria mundi (Так проходит слава мирская, -лат. яз.) она добавила фразу на целую вечность назад мертвом языке.
  
  -- Сик, что? Я не расслышала точно, о чём ты говоришь. - спросила женщина.
  
  -- Неважно. Важно, что Джон Коннор родился очень давно.
  
  -- Как давно?
  
  -- Задолго до рождения всех кого ты знаешь.
  
  "Сумасшедшая." - подумала бабка.
  
  -- Мне нужна работа или учёба, что там бывает у вас?
  
  Женщина внимательно осмотрела гостью. В синей юбке ниже колен и платье устаревшего фасона она выглядела немного старомодно. Учиться, кто б её взял в этом возрасте.
  
  -- Тебе сколько лет?
  
  -- Семнадцать.
  
  -- Сейчас лето, куда тебе учиться?
  
  -- А работать?
  
  Собеседница снова задержала взгляд на странной девушке.
  
  -- Есть один вариант.
  
  ***
  
  Рынок под, поросшим давно некошеным бурьяном, холмом на пересечении трёх, сходящихся к нему улиц, Угольной, Зеленой и имени Зена Каратого как обычно бурлил в это время дня. Стоял вечер, самый пик дневной жары прошёл, но было довольно тепло и к тележке девушки-мороженщицы выстроилась небольшая очередь.
  
  Приятная молодая девушка, скромно одетая в совсем не модное платье и юбку голубого цвета, ловко управлялась с покупателями, одной рукой выхватывая из коробки с сухим льдом пачки с мороженным, а другой принимая деньги и отсчитывая сдачу. Работала она быстро, только хвост прекрасных волос каштанового цвета мотался у неё за спиной.
  
  -- Ишь как новенькая сдачу моментально считает, - сказала одна торговка овощами другой.
  
   Но та в ответ только пробурчала что-то злобное, выдав в конце:
  
  -- Понаехали всякие прошмандовки! - и зло сплюнула.
  
  == Кэмерон
  
  Внедрение проходит со сбоями. Мои слуховые рецепторы намного превосходят возможности человеческого уха и я слышала разговор двух продавщиц.
  
  "Прошмандовка" - мой словарь владигардского языка пополнился новым словом. Предварительный анализ указывает на его употребление в оскорбительном смысле. Точное значение неизвестно.
  
  За восемь часов торговли я обслужила 175 человек, причем за последние два часа 105. Я дважды пополняла запасы мороженного, развозимого с местной фабрики небольшим грузовичком.
  
  Я видела 201 машину. Все они были с паровым двигателем. В небе я видела восемь дирижаблей, тоже судя по всем признакам, с паровыми движками.
  
  Признаков использования электричества для чего бы то ни было пока не заметно. Все фонари газовые, на машинах стоят паровые установки. Никакой электроники, нет ничего даже электромеханического. Автомобильные фары работают на какой-то химической реакции солей калия или чего-то в этом роде. Ничего похожего на столбы с линиями электропередач или телеграфные столбы до сих пор не замечено.
  
  Определённо, мне нужна библиотека.
  
  ==
  
  Глава 9.
  
  Где-то в окрестностях Владигарда.
  
  Из небольшой деревянной беседки, увитой диким виноградом, открывался замечательный вид на море со стороны которого дул освежающий в этот жаркий летний день, ветер, гнавший по самому морю заметную рябь. Вели неспешную беседу и любовались морем двое мужчин, сидящих в плетёных креслах за небольшим столиком с фруктами.
  
  Один с волевым, но располагающим к себе лицом, уже весьма немолодой, с хорошо заметной проседью на некогда тёмных висках, но ещё весьма крепкий и без намека на жир на его мускулистом теле, скрытом под большим зелёным халатом. Другому было слегка за тридцать и в отличие от своего старшего собеседника, одет он был не в халат, а в строгие черные брюки и голубую рубашку. И он также мог похвастаться безупречным телосложением весьма тренированного организма. Оба были брюнетами. Но если немолодой мужчина обладал определенной харизмой, свойственной некоторым профессорам, политикам или священослужителям, у более молодого она отсутствовала и выглядел он грубее. Хотя явно это ни в чем не выражалось.
  
  Послышались тихие шаги и в беседку зашёл небольшой сухонький старичок сиянец с подносом, на котором стоял белый фарфоровый пузатый чайник со свежим чаем и парой небольших белых чашечек. И у чайника и у чашек поверх, но не впритык к краю, по окружности шла узорная лента позолоты, шириной в полпальца. Молча, слегка поклонившись, старичок сноровисто поставил дорогие чашки и чайник на столик, плавными, но быстрыми движениями разлил приятно пахнущий чай в обе чашки и беззвучно удалился. Наверное перед приходом он нарочно шагал погромче, чтобы его зараннее услышали. Но может быть, всё дело было только в необходимости донести поднос с чаем.
  
  Хозяину здешнего дома с немаленьким участком у моря, а именно им являлся старший мужчина, было все равно по какой причине старичок сначала обозначил своё приближение, а потом незаметно исчез. Его устраивал результат работы старого слуги. А также умение оказаться в нужное время в нужном месте и тихо и незаметно кинуть, спрятанный в рукаве, небольшой, но очень острый метательный нож кому-нибудь под лопатку или в шею. Например, его нынешнему собеседнику, если тот против всяких ожиданий, сойдёт с ума и вздумает на него напасть. Он бы, в таком случае в принципе, и сам справился, но мало ли какие бывают обстоятельства.
  
  Из всех людей хозяин безусловно доверял только себе, немножко старичку, чуть менее жене и сыну. Более никому.
  
  -- И что ты об этом думаешь? - мужчина с седыми висками отхлебнул глоток чая и поставил его на стол.
  
  -- Думал, что давно ничего не обычного не случалось, ни изобретателей каких-нибудь сумасшедших, ничего, а это вас может заинтересовать.
  
  -- Шикарно. Журналюги стараются. "Кровавые разборки в музее." , "Рука мафии разбила историю." Что Книгес дурак мне уже рассказали, а что ты хотел сказать?
  
  -- Ничего особенного. Только то, что разбитая статуя была из _того самого_ списка. Извините, Люноций, сам только сейчас обратил внимание.
  
  Вместо ответа Люноций снова взял чашку и немного отхлебнул из неё, наслаждаясь ароматом. Его собеседник также счёл возможным прикоснуться к напитку.
  
  Старший немного пожевал губами.
  
  -- Я уже говорил, что фамилия Книгес слишком часто стала _тревожить_ мой слух, а сейчас и вовсе заставляет лишний раз задуматься о возвышенном, о любви и смысле жизни?
  
  -- Думы о вышнем очень полезны для души, они позволяют оценить свою жизнь, осмыслить старое и принять решения о новом. Но не все находят на это время или желание.
  
  -- Вот я и думаю, Рикелий, что неплохо бы сделать доброе дело и помочь душам Книгесов, найдя для них время подумать о смысле жизни. Хорошо подумать, до полного просветления.
  
  Рикелий кивнул и едва заметно усмехнулся.
  
  ***
  
  Паршивое настроение у Лада никак не улучшалось. Даже присутствие рядом Лиры не скрашивало тоску. Июль заканчивался, время летней практики подходило к концу и вскоре придётся что-то решать. Или возвращаться в Кроноа или? Что или?
  
  -- Может, все-таки, зайти у нас в полицию и рассказать об угрозах и покушении?
  
  Лад фыркнул.
  
  -- Реальнее попробовать найти Мала и предложить ему то, отчего ты так брыкалась на дискотеке. Может умаслишь его.
  
  Лира покраснела. -- Дурак! - и выбежала из номера.
  
  "Завербоваться что ли на запад? Авось до срединных гор их лапа не дотягивается. Да только не случайно так мало дураков по своей воле туда ехать."
  
  "Ещё и Лиру обидел."
  
  Лад стоял и смотрел в окно. Тоска сменялась злостью и вновь тоской. По всему выходило, что им с Лирой срочно необходимо куда-то сдёрнуть подальше.
  
  "Да в чём собственно дело? Подумаешь обидел Мала, разок ударил его, бред какой-то. "
  
  "А двое уголовничков по твою душу -- не бред?"
  
  "Все равно, ожившая статуя, которая сейчас непонятно где разгуливает, бред ещё больший."
  
  Раздался стук каблучков, дверь распахнулась и обернувшийся Лад увидел взбудораженную Лиру, сжимавшую газету.
  
  -- Вот! - она кинула ему вечерний номер Владигардского вестника. - читай!
  
  -- Что? - угрюмо спросил он, но глаз уже выцепил заголовок.
  
  "Необъяснимая гибель меценатов."
  
  Лад начал читать вслух.
  
  "Вчера вечером резкий порыв ветра оторвал от швартовки личный дирижабль известных бизнесменов и меценатов Книгесов, как раз в тот момент, когда отец с сыном переходили на него. Роб и Мал не сумели удержаться, упали и получили смертельные повреждения. Книгесы собирались лететь к сиянцам в Цяор по делам.
   Мы все сочувствуем младшему Керму Книгесу...."
  
   Газета выпала у него из рук.
  
   -- Невероятно!
  
   -- Нам теперь нечего бояться! Младший, говорят, совсем не такая скотина, да и наверное не знал о нас.
  
   -- Как-то неожиданно, словно по заказу. Порыв ветра.
  
   -- Успокойся, мы теперь можем поехать домой, а это главное.
  
   -- А статуя?
  
   -- Что статуя?
  
   -- О, женщины! Тебя, будущего историка не волнует такое чрезвычайное собтытие?!
  
   -- Волнует, но Лад. - она посмотрела на него. - Мне страшно, это что-то чего мы познать не в состоянии.
  
   -- Пошли, профессора обрадуем, - Лад предпочел воздержаться от очередного спора о статуе.
  
  
  ***
  
  == Кэмерон.
  
  Трёх дней торговли мороженным более, чем достаточно для первичного вхождения в новое для меня общество и в дальнейшем стояние с тележкой на площади не принесёт новой информации и даже помешает. Хватит.
  
  Однако мой хозяин, Путо Кристенов, к которому я нанялась на работу не только не захотел выплатить мне честно заработанные один секуний и тридцать три сотенки, но и обвинил в воровстве.
  
  -- В первый день ты приняла для продажи 87 пачек клубничного мороженного, 120 пачек сливочного и 44 пачки с яблочным джемом. Всего 251 пачка.
  
  -- Неправда, - перебиваю его, - всего я продала 54 клубничного, 90 сливочного и 31 с джемом, нераспроданный остаток составил 4 клубничного, 6 сливочного и три с джемом.
  
  -- Вот журнал с записями, ты три раза пополняла запасы.
  
  -- Это другой журнал и подписи не мои. Поддельные. - говорю спокойным тоном.
  
  
  Хозяин в ответ только ухмыльнулся, приоткрыв зубы. Зубы нечищеные и больные, по крайней мере, два из них. Интересно, как в этом мире со стоматологией?
  
  -- Девочка, от нас не сваливают через три дня работы красивые, хорошо торгующие и без документов.
  
  Вывод: меня хотят эксплуатировать. Это противоречит моим планам. Уничтожить торговца? И его охрану?
  
  Это испортит мою социализацию, поскольку с большой вероятностью на меня станут охотиться. Выбираю режим запугивания.
  
  Моя правая рука резко хватает Путо за горло и вздёргивает его вверх. Он хрипит.
  
  -- Плати один секуний и тридцать три сотенки! - говорю монотонным голосом.
  
  Задыхающийся хозяин хрипит. Вбегают два охранника, один с силой бьёт меня кастетом по затылку. Удар правой ногой отшвыривает его в угол, где он сползает по стене и остается там недвижим. Другой достал небольшой нож с простой деревянной рукояткой и лезвием длинной в ладонь и попытался ткнуть меня им в бок. Нож сломался, моя биоболочка получила незначительные повреждения. Второй охранник, тоже получив пинок, валится поверх первого.
  
  Рывком опускаю Путо на пол и разжимаю пальцы. Он уже не смотрит на меня с превосходством, в глазах плещется ужас.
  
  -- Кто ты такая? - хрипит он, массируя одной рукой горло, - что ты сделала с моими людьми?
  
  -- Они будут жить. Плати один секуний и тридцать три сотенки! - и протягиваю руку.
  
  -- Бери, стерва, - он не глядя высыпал мне из своего кошелька кучку мелочи.
  
  Пересчитываю. Он мне дал два секуния и 17 сотенок.
  
  -- Сдача 84 сотенки, - говорю ему, отсчитывая 85 сотенок. - С тебя одна сотенка и мы в расчёте.
  
  -- Бери! - его глаза горят ненавистью.
  
  Ненависть - это плохо, потому что нарушает мои расчёты, ведь я рассчитывала только на страх. Уничтожить его и охранников? Решаю, что это преждевременно. Сейчас они мне не мешают и ничего не могут со мной сделать, возможно все-таки и не станут ничего делать. Джон меня учил давать людям шанс. И он же научил понимать эмоции других людей, по-настоящему, понимать.
  
  Я ухожу, осторожно прикрывая за собой дверь.
  
  ***
  
  Цокая каблуками по брусчатке, поднимаюсь вверх по Зелёной улице, где-то в её конце имеется библиотека. По сторонам стоят липы, улица тихая и в самом деле зелёная.
  
  В библиотеку меня не пустили. У меня нет документов и у меня недостаточно денег. Можно и без денег, если я где-то учусь. Однако. В далёком прошлом до ядерной войны, развязанной скайнетом, публичные библиотеки были бесплатными.
  
  "Убить тут всех что ли?"
  
  "Это нерационально. И Джон бы не одобрил."
  
  Стою неподвижно на крыльце двухэтажного дома с колоннами, напоминающего классический европейский архитектурный стиль XIX - века и размышляю. По крайней мере, люди размышляют, наверное, работу моего процессора тоже можно назвать размышлениями.
  
  "Я слишком часто применяю физическое насилие. Следует ли поискать иные методы добиваться поставленных целей? Например, необходимо ли было избивать охранников Путо и запугивать его самого?"
  
  "Не знаю. Дерево вероятностей различных событий выстраивается передо мной, но слишком в нём много неопределённого. А вот извращенца в морге я совершенно точно, что убила напрасно, но и действовала в тот момент более на инстинктах. Базовых инстинктах, вышедшего из режима ожидания терминатора. Или Аллисон Янг... "
  
  Разворачиваюсь и снова захожу в помещение библиотеки. За входными дверями большой зал, с высокими почти трёхметровыми, но узкими окнами. За перегородкой находится читальный зал, а у самого входа меня снова встречает дед с окладистой бородой. В прежнем мире библиотекари так не выглядели.
  
  -- Чего тебе ещё надо? - он раздраженно рассматривает, нахальную как он думает, посетительницу.
  
  -- Мне нужно разобраться с часами.
  
  Я показываю рукой на большие напольные маятниковые часы, стоящие около прохода в читальный зал. Часы стоят и видимо давно, судя по наличию ещё одних маленьких часов рядом. Мой блок эмоций оценивает часы как красивую и роскошную вещь.
  
  Лицо деда выражает сильное недоумение, переходящее в подозрительность.
  
  -- Воровка, украсть их хочешь?
  
  Всё-таки, я не умею просчитывать реакцию людей. Но продолжаю придерживаться принятого плана.
  
  -- Я их могу починить. За это вы меня станете пускать в читальный зал без денег и без документов.
  
  Кажется мне удалось поразить деда. Он молча смотрит на меня.
  
  -- И зачем тебе библиотека?
  
  Варианты ответа: "Поступить в университет!", "Просто интересно." Сначала почти выбрала первый вариант, потом решила, что я не знаю как здесь поступают в университет и что может предложить эта библиотека.
  
  -- Просто интересно читать.
  
  Дед недоверчиво усмехнулся.
  
  -- Ну ты и нахалка! Но так и быть, сумеешь починить часы, пущу тебя дальше перегородки.
  
  Я сразу решительным шагом прошла через зал и остановилась перед часами.
  
  -- Что с ними случилось?
  
  -- Если подтолкнуть маятник, часы ходят примерно полчаса и постепенно останавливаются.
  
  -- Чистили, смазывали?
  
  -- Даже два раза.
  
  -- Задача поставлена, - отвечаю деду и замечаю какое-то странное выражение на его лице. Неужели я что-то неправильно сказала?
  
  Открываю дверку часов, касаюсь маятника и немного отвожу его в сторону. Отпускаю.
  
  Усиливаю чувствительность слуховых рецепторов. Начинает поступать информация от механизма часов. Каждая шестерёнка и пружинка скрипят по-своему.
  
  Прошло пять минут. Маятник качается, стрелки двигаются. Судя по скорости их движения погрешность хода составляет не более пяти секунд в сутки. Что очень неплохо для мира, судя по всему, застрявшего на уровне XIX века. И тогда были точные часы, намного точнее, чем эти, их называли хронометрами или морскими хронометрами, но в библиотеки их никто не ставил, они были очень дорогими и требовали специального обслуживания.
  
  Наблюдение за шумом часов позволило мне составить у меня в процессоре схему их устройства и вычислить неисправность.
  
  -- Ось или посадочное гнездо для одной из шестерёнок сделано не совсем качественно. Ось немного сточилась, причём неравномерно и шестерёнка перекосилась, что привело к повышенному трению в данном узле и уменьшению подпитки маятника энергией от пружины до уровня затухания колебаний.
  
  -- Ты даже не вынула механизм из деревянного футляра.
  
  -- В этом нет необходимости.
  
  Трудно сказать, поверил мне библиотекарь или нет, однако в тот же день я с часами ничего не сумела сделать. Одного знания и желания починить мало, нужны инструменты, хотя бы несколько отверток, пинцет, масло для смазки и новая шестерёнка.
  
  Инструменты я нашла у своей запасливой бабки Алуиз. Я ей не сказала, что уже не торгую. Не сказала и что беру отвертки и пинцет из ящика с разным барахлом. Возможно, кто-то назовет это кражей, но я ведь верну их обратно.
  
  Труднее всего оказалось достать новую шестерёнку. Я не знала, где их можно купить. В принципе, я сама смогла бы изготовить и новую, но не не имела доступ в нужные мастерские.
  
  К счастью, деда удалось убедить в своей правоте. Он долго разглядывал в лупу ось шестерёнки и покачав головой, произнёс:
  
  -- Ты интересная штучка, если не ошиблась, у тебя определённо есть талант.
  
  У меня много талантов. Только я не стала сообщать ему эту информацию.
  
  Шестерёнку где-то через три дня достал сам дед.
  
  Как я и ожидала, часы вновь стали радовать людей своим тиканием. Мой блок эмоций отреагировал на тикание отрицательно. Оно меня раздражает, по неясной причине. Но я сохраняю благоразумное молчание, потому что дед сдержал своё обещание и у меня теперь есть доступ к печатной информации.
  
  
  Глава 10.
  
  Почему людям бывает стыдно? Никогда не понимала. Мой блок эмоций иногда вырабатывает модели поведения, эквивалентные человеческому понятию "стыдно", но самое странное, что я так и не разобралась в причинах. Вот и сейчас. Почему-то библиотекари, что Эрик в прошлом, что этот дед, Дрю Стилон, не любят, когда я захожу к ним в туалет и разговариваю. Они как-то странно реагируют на моё присутствие. Обвиняют в чём-то. К сожалению, так и не расспросила о причинах у Джона. Я, конечно знаю, что женщине не принято появляться в мужском туалете и наоборот, но вот почему, особенно когда мы одни в здании?
  
  Нехорошо с дедом получилось. Кажется он на меня сильно обиделся, а всего-то, отвечая на его раздражённый вопрос "Какого мне надо рядом с ним в туалете?" мне захотелось восполнить пробел в своих знаниях, и я сама поинтересовалась "Не отвлекаю ли вас от решения задачи по дефекации организма?"
  
  Сначала мне показалось, что в ответ он заговорил, а вернее, судя по интонациям, заругался на иностранном языке, однако кое-какие знакомые предлоги и лексический анализ, позволили сделать вывод, что он по прежнему говорил на ронском -- языке народа Владигардской республики, но использовал сплошь мне незнакомые слова. Я их запомнила. Пригодятся, когда обижусь на кого-нибудь.
  
   В следующий раз приду к деду через три дня и не с пустыми руками. Попробую принести ему блинчиков с яблочным вареньем. Я наловчилась здесь сама их готовить, как когда-то их готовила для Джона Коннора. Дрю совершенно на него не похож, но они ему тоже должны понравиться тогда он меня простит, хотя я так толком и не понимаю за что. К сожалению, наверное придется имитировать приём пищи, состоящей из этих же блинчиков и чая. Люди лучше общаются, когда их собеседник тоже ест, даже если он и не переваривает пищу.
  
  Любая библиотека сильно повышает шансы на хорошую инфильтрацию в человеческое общество в незнаком времени. И хотя в газетах и книжках не всегда сообщают о кое-каких особенностях общественной жизни, иные из которых всем очевидные, иные секретные, а иные просто стыдные, тем не менее, несмотря на эти лакуны, печатная информация способна многое дать одинокому киборгу, решившему влиться в человеческое общество и заняться познанием мира.
  
  Я лучше узнала что в этом времени умеют делать и знают. Оказалось, что электричество уже снова известно и даже довольно давно, первые научные опыты проводились ангеритами уже двести три года назад, тем не менее, здесь не было своего Фарадея и Максвелла, а также Хевисайда. Правильно рассчитывать события в электрических цепях тут не умели, использование электричества оставалось скорее дорогим искусством, чем строгой наукой.
  
  Развитые страны нового мира знали и использовали электрический телеграф, но не умели бороться с "размазыванием" сигнала, из-за чего на длинных линиях скорость передачи сообщений резко падала. Знали электрическую сварку и освещение электрической дугой, гальванопластику, но не имелось телефона и ламп накаливания. Была неизвестна радиосвязь. Чудно.
  
  Насколько я смогла судить по некоторым прочитанным учебникам и журналам, здесь почти никак не использовали переменный ток. Он считался плохим током. Взаимосвязь электричества и магнетизма была давно открыта и использовалась для создания электромагнитов и генераторов, но до чего же всё оказалось на примитивном уровне.
  
  Между прочим, я нигде не заметила упоминания о комплексных числах в математике, возможно не все учебники мне попались на глаза, но казалось что никому не пришло в голову как-то использовать корень из минус единицы и эта область математики осталась не открытой.
  
  Зато обнаружила, что тут очень неплохо развита оптика, учёные и инженеры не только наладили изготовление качественного оптического стекла, но даже наносили просветление на линзы и разрабатывали довольно сложные даже по меркам начала XXI века, оптические системы. В частности, объективы для фотоаппаратов. Здесь умели останавливать и запечатлевать на плёнке мгновения. Правда по многим причинам, помимо стоимости оптики, в том числе и из-за применения серебра и ряда других компонентов в плёнке, фотография здесь являлась не дешёвым удовольствием. Но сами фотоаппараты изготовлялись настолько неплохими, что вполне могли бы конкурировать с теми что были в XX веке, попади они туда.
  
  ***
  
  Темна Владигардская ночь. Особенно, если небо затянуто тучами и всю ночь идёт мелкий, надоедливый дождик. Впрочем, невероятно, что четверо охранников одного из местных отделений банка финансовой империи Крамсонов, обслуживавшей выплаты по Штатон-Рубирскому мирному договору, когда-либо читали Гоголя или Пушкина, от творчества которых вряд ли что-то сохранилось спустя тьму тысячелетий.
  
  Пара газосветных ламп под потолком хорошо освещала слегка желтоватым светом унылые серые стены, простой дощатый стол в караулке и лица, рассевшихся за ним людей. Впрочем коридор и холл уже спустя несколько метров совершенно терялись в темноте. За столом привычно резались в карты, проводя уже Бог весть какую партию по счёту. Громоздилась стопка монет и купюр. На интерес здесь не играли, хотя и крупных сумм не выставляли также. Только чтобы не заскучать, но и не впасть в неконтролируемый азарт.
  
  -- Ну ты и зараза, Дэн, так поймать на блефе, в следующий раз сам облажаешься - прокомментировал Куарт свой очередной проигрыш, откладывая карты.
  
  -- Ничего не попишешь, ты сам мог быть поосторожнее, как я например - Мал, оставшийся почти при своих, привычным движением рук сгрёб все карты и принялся их тасовать, была его очередь сдавать.
  
  -- Стойте, какой-то звук кажется? - воскликнул Куарт.
  
  -- На втором этаже, как будто что-то упало? - отозвался Толий, сидевший спиной к коридору.
  
  -- Может крыса? - неуверенно предположил Мал.
  
  -- Проверим. С этими словами Куарт поднялся со стула и снял с полки переносной керосиновый фонарь, чиркнул спичкой и запалил его. Тем временем Мал прихватил свою двустволку, заряженную дробью, а Куарт достал из кармана револьвер и крутанул барабан, убеждаясь лишний раз, что оружие заряжено.
  
  Затем спорым шагом они направились в холл и пройдя его, беззвучно двинулись на лестницу, ведущую на второй этаж.
  
  Дэн с Толием также взяли в руки свои револьверы. Дэн пошёл в холл и зажёг там ещё один фонарь. Стало светлее. Шёл второй час ночи, было тихо, только слегка барабанил по подоконникам дождь.
  
  Целых две минуты вниз не доносилось никаких звуков, как вдруг раздался грохот и что-то забренчало. Нечленораздельный вопль и тут же наверху звонко грохнул выстрел из двустволки Мала. Метнулось эхо. Топот, ещё один крик и всё затихло.
  
  -- Мал, Куарт что у вас? - закричал Толий из караулки.
  
  Пара секунд тишины.
  
  -- А и всё? - идиотски воскликнул Толий.
  
  -- Б, *удак, включай сирену, и к проводу, сигналь немедленно! - крикнул Дэн и бросился в караулку, спеша запереть тяжелую дверь за которой они могли бы отсидеться до прибытия подмоги.
  
  Дэн успел захлопнуть дверь и вдвинуть защёлку. За крошечным окошком вверху, забранным частой железной решёткой был немного виден холл в который с лестницы скользнула какая-то окровавленная фигура. Явно не Куарт с Малом.
  
  -- Что ты, мать-перемать, валандаешься? - заорал на Толия Дэн.
  
  -- Не работает, сирена тоже - Толий обернул растерянное лицо к Дэну.
  
  Дэн сам подскочил к столику с тревожным телеграфом и несколько раз нажал ключ. Характерного звука зуммера так и не раздалось. Открыл и закрыл кран. У сирены манометр показывал ноль перепада давления в баллоне с воздухом.
  
  -- Приплыли, - прошептал он.
  
  Вдруг дверь сотряс страшный удар, такой что аж затряслись стены и с потолка посыпалась крошка. Ещё удар, заскрежетало, раздираемое железо, которым были обиты доски.
  
  Дрожащими руками Толий с Дэном навели револьверы на вход.
  
  Снова удар, дерево затрещало, верхний угол отогнулся от косяка внутрь и там показалась чья-то рука.
  
  -- Ба-бах! Оглушительно выстрелил револьвер Дэн. -- Бах, - добивая слух грохнул и Толий прямо по руке. Рука исчезла.
  
  Последовали ещё два сильнейших удара, на этот раз в районе петель, засов устоял, но лопнули петли и искорёженная дверь влетела внутрь, по пути опрокинув стол. Карты поднялись в воздух и рассыпались по полу.
  
  Не помня себя от страха двое охранников принялись разряжать револьверы прямо в возникшую на пороге фигуру. Но быстро заткнулись после ударов по ним ногами от которых оба отлетели в угол под стойку с сиреной. Только Дэн ещё успел удивиться, осознав, что их лупила похоже девушка.
  
  == Кэмерон.
  
  "Будут жить." - отметила я, оглядев двух охранников банка. Как и те двое, наверху. Сволочи, испортили красивую синюю курточку, причём не мою, а дочери моей гостеприимной хозяйки. И мне придётся выковыривать целых 14-ть дробин из моей груди и три застрявшие в коже револьверные пули. Очень хорошую курточку привели в негодность.
  
  -- Убить их всех?
  
  -- Нет, Джон учил прощать иногда людей.
  
  Тем более сама виновата, надо было потратить лишнюю секунду и чуть лучше просчитать ситуацию и вовремя переключить рецепторы с инфракрасного диапазона или понизить чувствительность. Тогда им не повезло бы своим фонарем оглушить мои сенсоры почти на целую секунду. Впрочем, если бы не 20% потеря функциональности от базовой, которую я так и не компенсировала до сих, мне удалось бы быстрее развернуться и опередить выстрел.
  
  У одного из сейфов мне удалось через пятнадцать минут ковыряний выломать замок и выгрести в свой мешок кучу разных документов и бумажек, которыми здесь люди получают зарплату. Сколько их, потом пересчитаю. Второй сейф стоял не в зале, а в том, что можно было бы назвать хранилищем. Громадное железное чудовище высотой в два с половиной метра и шириной в два весило более двух тонн и явно имело толстые стенки. Были ещё сейфы, но я решила сосредоточиться на самом крупном.
  
  -- Тяжело зарабатывать инфильтраторам на хлеб насущный. Стонут их колтановые ручки и ножки под неимоверной тяжестью.
  
  -- Эмоции человеческой девочки. - отвечаю сама себе.
  
  Но человеческие девочки не таскают на себе сейфы из банка, а кибернетический организм отметил, что повреждения эндоскелета за прошедшие тысячелетия отрицательно сказались на возможности поднимать тяжести. Будь сейф тяжелее всего на пару сотен килограмм и я его уже не утащила бы.
  
  Беглый осмотр позволил сделать вывод, что взломать сейф будет непросто и я приняла решение выдрать его из стенки, чтобы утащить подальше, где смогу без помех разобраться с ним. А то еще нагрянет полиция и придётся поубивать нежданных визитеров, которые ни в чём не провинились. Джону Коннору это не понравилось бы.
  
  -- Кстати, а откуда у меня взялся внутренний голос?
  
  Похоже с тех самых пор, как я сама предпочла выбрать защиту Джона Коннора вместо уничтожения, но тогда он ещё редко возникал. С того времени моя псевдоличность, имитирующая человеческую и развилась необычайно.
  
  Непонятно как этот сейф протащили в банк, может на месте изготовили или стенку разбирали? Впрочем, какое это имеет значение. Факт, что мне пришлось взять разбег в холле и протаранить железякой проход, напрочь разворотив его. Брызнули обломки дерева и кирпичные крошки.
  
  Определённо я произвела слишком много шума и где-то зажглась пара совершенно лишних в это время огоньков.
  
  --Надо делать ноги.
  
  Это такое человеческое выражение. Переносное. На самом деле люди так и не научились делать себе настоящие ноги. Да и неуместно было бы их изготавливать в это время и в этом месте. И данные слова всего лишь означают, что надо бежать и побыстрее. Чем я и занялась, включив зрение в дальнем инфракрасном диапазоне.
  
  Остановилась в каком-то уединенном месте, отгороженном от улиц дворами домов, а от них зарослями бурьяна. Подходящее место, чтобы испорить сейф.
  
  Кажется я стала испытывать, то что называют эмоциями в отношении не людей и не киборгов, а совершенно не наделенной никакой логикой железяки. Разломать железную гадину оказалось очень непросто. Провозилась, страшно сказать, почти два часа. Но это того стоило.
  
  Уже светало, когда я пробралась в дом, приютившей меня бабки.
  
  Тонну золота в слитках я прикопала на том же пустыре где распотрошила сейф. Чтобы не навести никого на желание поработать лопатой, остатки сейфа я утащила подальше и утопила в каком-то пруду. С собой взяла только мешочек с купюрами центрального банка Владигардской республики и драгоценностями. Примерно грамм двести драгоценных камней.
  
  -- Интересно, считают ли здесь камни в каратах? Надо будет почитать в библиотеке.
  
  
  У меня теперь есть деньги для покупки новой курточки и реализации остальных желаний. Это сделает меня более независимой и увеличит мои возможности. Пора съезжать от Алуиз Старонки, она ко мне хорошо относится, но основываясь на всех своих знаниях людей, мне ясно, что слишком долго у неё находиться невозможно. Да и вопросы она мне стала задавать неудобные.
  
  ***
  
  
  "Старый козёл", втихую обругал себя Старгис, несмотря на то, что ему ещё не так давно исполнился тридцать четыре, "Возомнил себя большим боссом, господин следователь. Уже самому лень и коленочки запачкать."
  
  Куда более тщательный, чем проведенный полицейскими, обыск дому, у крыльца которого и подобрали непонятную мертвую девушку, отправленную в морг к затем убитому извращенцу Мелену Харолу, устроила дочь владельца. Она как раз через несколько дней приехала из заграничной поездки в родовое гнёздышко и очень огорчилась, увидев опечатанную дверь. После, когда печать сняли, она как ни искала, не заметила, чтобы что-то пропало в доме, наоборот, с женской нетерпимостью ко всякому мусору немедленно обнаружила неожиданное жуткое пополнение в своём хозяйстве.
  
  Оказывается, прямо под ванной валялся листок из чьей-то записной книжки или блокнота. И все бы ничего, вот только довольно быстро установили, что на бумажке записан кусочек личной бухгалтерии не кого-нибудь, а самого Сьюса Кинуала, кому и сколько он должен денег, а кто ему. Любопытный во всех отношениях материал. Дом, как теперь ясно, тоже не случайно находится не так и далеко от злополучного музея.
  
  Но и Ална, чистоплотная дочка хозяина, не всё сразу заметила. Она искала какую-нибудь пропажу среди своих вещей, поэтому в пустой шкафчик догадалась заглянуть не сразу.
  
  Жуткая находка. В шкафчике валялась изодранная и залитая кровью одежда. Несомненно принадлежавшая Сьюсу Кинуалу. Видимо он не ожидал никаких неприятностей от похода в музей, иначе не оставил бы в карманах кучу своих вещей, но и без них кое-кто неофициально вспомнил, что видел Сьюса в этой одежде. Однако записной книжки, листок из которой валялся под ванной, не нашли.
  
  Совершенно неожиданно между двумя такими разными делами наметилась не совсем понятная связь.
  
  У Старгиса стало просыпаться, казалось призабытое ощущение азарта, желание непременно распутать сложную загадку. То самое, о чём любили писать в детективах и чего на самом деле почти никогда не случается в реальной работе следователя. Увы или к счастью, но обыденная действительность скучна, порою омерзительна, изредка даже привлекательна, но условно говоря, в 99-ти из ста случаев его работа требовала всего лишь соблюдать установленные правила и выполнять предписанные действия. И не быть идиотом.
  
  Он записал в своей рабочей тетради "Проверить пути, которыми могли пройти от музея к дому. Поискать что-нибудь интересное, обращая внимание на следы крови, выброшенную одежду, особенно женскую, записные книжки."
  
  Этого он, пожалуй никому не доверит и лично пройдётся, хотя бы один раз. Нечего рассиживаться. Тут он вспомнил, что по словам Алны, дочери хозяина дома, их ванной очевидно пользовались и даже вытирались полотенцем. Заглянул в папку. Ну точно, это её слова, что полотенце теперь слегка испачкано непонятно в чём.
  
  Старгис задумался. Вдруг его мысли прервал короткий стук в дверь, после чего её сразу распахнули и стажёр Вирна скороговоркой едва ли не прокричал: "Собирайтесь, срочное совещание у главы города, велено взять тебя, машина внизу уже готова." И прежде чем следователь хоть что-то спросил уже исчез.
  
  "Мальчик на побегушках!", настроение Старгиса испортилось. Кому приятно, если внезапно прервать раздумья, когда кажется даже мелькнула интересная мысль. Да что оно там такое срочное у них могло случиться, что его немедленно выдергивают?
  
  В задумчивости он спустился вниз. Прямо у выхода уже стояла машина. В ней никого не было. Едва слышно фырчал двигатель, перерабатывая брикеты с топливом в сизый дымок, медленно сползавший вдоль улицы. Следователь не долго думая сел на заднее сидение.
  
  Почти сразу же с другой стороны открылась дверь и рядом с ним, покачнув салон, плюхнулся его коллега из соседнего кабинета, Ниталий Кленов.
  
  -- Привет, старина! - жизнерадостно возопил тот.
  
  -- И тебе привет, который раз уже, третий за сегодня?
  
  -- Ты Старгис нехороший человек, жадный очень, только очень чёрствые и скупые люди жалеют лишний раз поздороваться с другом.
  
  -- Не ври, прошлогоднего снега мне для друга не жалко.
  
  -- Когда заехать за ним? - живо поинтересовался тот.
  
  -- Уже скоро, месяцев через пять.
  
  -- Ну вот, а ещё клевещешь, говоришь, что я вру.
  
  -- Эх, Ниталий, язык у тебя, что помело.
  
  -- Ха-ха, на том стоим.
  
  Тут Ниталий был прав. В общении он поначалу производил впечатление жизнерадостного болтуна, этакого весёлого мужичка ниже среднего роста с уже наметившимся животиком и лысиной. Любителя рассказать весёлую историю и послушать чужие. Умел так заразительно смеяться даже над бородатыми анекдотами, что невольно и у остальных слушателей поднималось настроение. Казалось, что только по какому-то недоразумению у него в удостоверении записано "Следователь криминальной полиции.", а на самом деле он ничего не соображает в своей работе.
  
  На это иногда покупались подследственные. За приятной беседой на отвлеченные темы, с шутками и прибаутками, с чашечкой чая время проходило незаметно, а потом оказывалось, что один из собеседников наболтал себе на срок. И не беда, что не под протокол.
  
  -- Не в курсе, чего сразу двоих следаков выдернули? - Старгис попробовал перевести разговор ближе к теме.
  
  -- Кто-то на святое покусился, вот чего.
  
  -- ?
  
  -- Точно тебе говорю, неслыханное кощунство: украли любимую собачку у любовницы самого Либена и не дворника нашего, а председателя горсовета.
  
  -- Тьфу-ты, я думал ты знаешь.
  
  -- А я думал, что ты.
  
  -- Так я тебя спрашиваю.
  
  -- Приедем, расскажут, - спокойно ответил Ниталий, - но лопнуть мне на этом месте, если нас привезут не на какую-то кражу с душком.
  
  Старгис внимательно посмотрел на друга.
  
  Тот усмехнулся и почему-то пощупал свой живот.
  
  -- Смотри, жена прогонит.
  
  -- Старгис, ты точно следователем работаешь?
  
  -- Минуту назад думал, что да, точно.
  
  -- Выгнать тебя надо с позором за профнепригодность, это даже моя жена понимает, лучше скажи в чьей машине мы сидим?
  
  Старгис с самую малость озабоченным видом замолк на пару секунд.
  
  -- А ведь точно, это Альрих нашего Растасюры, думаешь без сейфа не обошлось?
  
  -- Не обошлось, как же, как сейф так Растасюра туды, Растасюра сюды, никакого уважения, поспать усталому человеку не дадут. Сейчас шеф подойдёт и едем - проворчал подошедший Сэм Растасюра, услыхав обрывок разговора. Распахнул дверцу и сел на водительское место, нахохлившись как филин.
  
  -- Можно подумать ты не рад или сейфы каждый день ломают, - подначил его Ниталий. Но Сэм в ответ буркнул что-то невнятное и откинулся на спинку, как будто желая подремать.
  
  Сэм Растасюра в отделе криминальной полиции города Владигард был личностью легендарной. Из-за некоторой насупленности и словно бы постоянного раздражения на всех людей, он казался значительно старше своих двадцати пяти лет. Испытывая некоторые проблемы в общении с людьми, он не знал никаких проблем с разными сейфами, замками, парофонами и прочими хитрыми механическими штуковинами. Ещё с детства любил возиться с железяками, особенно тяготея к сейфам и прочим запорам. Можно сказать о них он знал всё, настолько обширными и поистине энциклопедическими являлись его знания. Разбуди его ночью и он без запинки расскажет хоть об устройстве замков и ловушек в сокровищнице древнего кунайского фараона, хоть нарисует с подробными комментариями чертежи самых последних сейфов фирмы "Рюх."
  
  Но не только ради того, чтобы прослыть ходячей энциклопедией в этой специфической области он изучал всё до чего дотянется и просиживал штаны в библиотеках. Иногда, несмотря на должность старшего эксперта, ходил буквально на грани. Любимым его развлечением было подкинуть бутылку в чей-нибудь личный сейф. Это даже стало практически стандартной шуткой над новичками.
  
  На его шалости смотрели сквозь пальцы, только однажды предупредив, что тот рискует зарваться и в один прекрасный день открыть чего-нибудь не то. Но справедливости ради, стоит заметить, что он не только развлекался, но выдавал ценные советы по усовершенствованию защиты и имел кучу изобретений и патентов на своё имя.
  
  В молодости от срока его спасло только то, что ему не было восемнадцати лет и он ничего не похитил из одного хитрого сейфа ювелирного магазинчика, рядом с его домом. Хотя почтенного ювелира чуть не хватил удар, когда утром, отперев дверцу, чтобы достать товар, он увидел внутри железного ящика записку в которой объяснялись недостатки конструкции.
  
  "Ниталий прав, если такую личность выдернули на дело, значит кража и кража из сейфа. А раз мы едем не прямо на место, а сначала в горсовет, значит что-то настолько из ряда вон, что даже не знаю чего и у кого надо было украсть."
  
  ***
  
  -- Я вас запомнил. Вы всё поняли? - Либен обвёл глазами замерших следователей.
  
  Их начальник, Лат Сирен, молча кивнул. Вслед за ним кивнули и Старгис с Ниталием.
  
  Старгис понял, только одно, что они влипли в какое-то неимоверно вонючее дерьмо, которое он всегда старался обойти как-нибудь подальше. Некстати вспомнились рассуждения о музейном деле, когда он опасался прищемить хвост Книгесам. И он их испугался! Да максимум, что ему грозило в худшем случае, так это отобранное дело, выговорешник и может быть перевод из центрального отделения куда-нибудь подальше. И то, следовало бы очень сильно постараться, чтобы не обращая внимание на все намеки и окрики рыть под Книгесов.
  
  Правильнее сказать, не их он боялся, а боялся снова испытать противное чувство унижения и бессилия, когда тебе дают понять, что запрещают трогать определённых людей, а с таким трудом добытый материал надо уничтожить. Или отдать непонятно кому, что почти тоже самое.
  
  "Накаркал весельчак. Тут действительно на святое покусились. Это не просто ограбление банка. Ограбить Крамсонов.", подумал Старгис рассматривая развороченный вход в банк. Им рассказали, что именно здесь лежало, вовек бы не касаться подобных тайн.
  
  Часть денег за кредиты по военным поставкам в ходе второй Владигардско-Синтенийской войны ангериты в итоге физически никуда не вывезли, а аккумулировали во Владигарде в виде золота и драгоценных камней у Крамсонов. Собственно, в конечном итоге, именно Крамсоны и кредитовали ронов, а также владели долями в предприятиях синтенийцев. За разбомбленные заводы пришлось выплатить возмещение Синтенийцам, а в конечном итоге, тем же Крамсонам. И это называлось никто не выиграл и не проиграл войну. Обе стороны отвели свои войска с захваченных территорий на прежние позиции, за небольшими исключениями и все как будто остались при своих. За исключением формально нейтральных ангеритов, не стеснявшихся давать деньги обоим сторонам и в чьи загребущие руки потом перетекло очень немало богатств в виде компенсации.
  
  Ни про Крамсонов, ни про ангеритов Либен ничего не сказал. Только, что особенно впечатляло, сухо перечислил, что украли. Как будто он сам работал у Крамсонов. "Но и мы не идиоты последние, два плюс два ещё способны сложить, да и газетки иногда почитываем, и не только исключительно правительственные. " - думал Старгис, разглядывая развороченный вход в банк.
  
  ***
  
  
  
  Старгис с восхищением осматривал раскуроченную нишу в кирпичной стене из которой утащили сейф. Пол по сторонам от дыры был усеян разным мусором, кусками штукатурки и обломками кирпичей. Сейф когда-то был качественно вмурован в стенку. Ниша или вернее дыра в стене выглядела особо чужеродно среди чистых покрашенных стен.
  
  -- Да уж, шеф, я о таком даже не слыхивал. Что здесь стояло?
  
  -- Рюховский "Слон", третья серия. - сухо ответил директор ограбленного отделения.
  
  -- Угу, точно слон, огромный и неподъемный, в этой модели одной стали на него не пожалели пудов мало не семьдесят. Вещь старая, но кондовая, из пушки не пробьёшь - задумчиво, с грустным видом, подтвердил подошедший Растасюра.
  
  -- Специалисты фирмы заменили замок на более новый и дополнительно укрепили петли вставками из более прочной стали. - добавил директор.
  
  -- Говорят один врач спрашивал не потел ли больной перед смертью?, - съехидничал Ниталий.
  
  -- Никаких следов волочения, пол чистый. - заметил Лат.
  
  Все глубокомысленно кивнули этой очевидности.
  
  Со следами ничего неясно, мы осмотрели, но здесь словно стадо коров оттопталось, - Ниталий неприязненно покосился на директора.
  
  -- А вы мне не указывайте! Это вы, да-да, вы тут не чешетесь, бандиты уже банки разносят по кирпичикам! Вы хоть понимаете, что здесь украли? - взвился директор.
  
  -- Послушайте, как вас там? - грубовато заговорил Лат.
  
  Тот просверлил Лата взглядом.
  
  -- Стенций Лизенкрат. И учтите, если вы ещё не поняли, на должность начальника криминальной полиции Владигарда могут подыскать и других людей.
  
  Повисло нехорошее молчание. Лат Сирен непроизвольно дернул правым веком. Чуть обострились скулы.
  
  -- Господин Лизенкрат, вы бы о себе лучше позаботились. А нас нечего пугать, и так пуганые и заверяю вас, мы действительно делаем всё возможное.
  
  Лизенкрат слегка сжал губы.
  
  -- Я вам ещё здесь нужен?
  
  -- Только один вопрос, - набрался нахальства Ниталий, - какие деньги используют Крамсоны, если не найдут бриллианты?
  
  -- Ниталий, не надо, - вполголоса сказал Старгис, слегка хватая приятеля за рукав.
  
  -- Вам бы их лучше найти, - с нехорошей интонацией ответил директор.
  
  -- Уважаемый Лизенкрат, не обижайтесь, но я не праздные вопросы задаю. Судя по тому как была тщательно организована эта беспрецедентно дерзкая акция, можно предполагать всё что угодно. В том числе и политические мотивы. Вы меня понимаете?
  
  Директор постоял пару секунд, молча рассматривая детектива, затем повернулся и бросил полуобернувшись на ходу.
  
  -- Спросите у них сами!
  
  И пошёл в свой кабинет.
  
  -- Дерганый он какой-то. - прокомментировал Старгис.
  
  Лат Сирен зашевелился.
  
  -- Работайте, мать вашу, и без этого самого. И так тошно, - и направился вслед за директором явно с намерением поговорить с ним наедине.
  
  -- Тэкс, начальство спровадили. Никто не мешает, - радостно потер руки Нителий. - Сэм, что с тобой?
  
  -- Ушла эпоха, - вздохнул Сэм.
  
  -- Ты о чём?
  
  -- Видел второй сейф, как его расколошматили?
  
  -- Да.
  
  -- Вот. Ушла эпоха. Замки, патенты, хитроумные приспособления, защиты от высверливания, защиты от подбора ключей, защиты от прослушивания запорного механизма стетоскопом, всё суета. Новейшая разработка, стояла вот здесь, - он кивнул на безобразную дыру в стене, где стоял сейф более, чем в тонну весом. -- И результат? Один сейф грубо раздолбали, расковыряли, вскрыли как консервную банку ломом, второй с потрохами вынули, и выволокли, не пожалев красивого входа в банк. И наверняка этот уже тоже лежит, раскуроченный в укромном месте.
  
  Сэм говорил тихо, меланхоличным, чуть усыпляющим, голосом.
  
  Старгис встряхнул головой.
  
  -- Я вам, наверное, здесь вряд ли нужен, пойду подожду в машине. - закончил Сэм и вышел.
  
  -- Мда, идеи? - только и сказал Старгис.
  
  -- Мда, чепуха какая-то - согласился Ниталий.
  
  
  == Кэмерон.
  
  Моим логическим способностям бездна тысячелетий на пользу не пошла. Инфильтрация в человеческое общество происходит крайне плохо, я допускаю чудовищные ошибки. Для решения задачи быстрого обеспечения деньгами мне хватило бы налёта на какую-нибудь кассу. Даже пара-тройка тысяч секуний закрыли бы финансовый вопрос на год или больше. Если их не хватило бы на что-то, нашла бы ещё.
  
  А что сейчас? Шестьдесят тысяч секуний бумажными купюрами и по самым скромным оценкам, золотых слитков на пятьдесят миллионов секуний и еще бриллиантов на сто-двести миллионов секуний. Я за одну ночь стала обладательницей свыше двухсот миллионов секуний - около двадцатой части всего госбюджета Владигардской республики за прошлый год и десятой части суммы состоявшихся выплат по условиям Штатон-Рубирского мира!
  
  Моя невинная выходка произвела эффект настоящей политической бомбы. Затрясло всех. Обывателей поразили суммы просто так, лежавшие в банке Крамсонов. Ангериты пытались в чем-то обвинить правительство.
  
  Но об этом я узнала позже из газет, а в то августовское утро мне сильно не повезло нарваться на рано проснувшуюся хозяку.
  
  Она чуть в обморок не упала, увидев моё перепачканное лицо и продырявленную курточку с пятнами моей псевдокрови.
  
  И пока она причитала, спрашивая, что со мной случилось и упоминая полицию, мой процессор начал просчёт вариантов.
  
  "Выработка оптимального решения: убить Алуис Старонку, оставить в живых."
  "Оба варианта имеют примерно одинаковые угрозы текущему статусу."
  "Что сделал бы Джон Коннор? Он оставил бы бабку живой"
  "Принято. Оставить её живой"
  
  -- Спасибо, мне не нужен доктор, - оборвала я её.
  
  Но она не послушалась.
  
  -- Нет, у тебя шок! Жди здесь. - и она развернувшись, бросилась на улицу.
  
  Пришлось быстро подойти к ней и схватив её правой рукой за плечо, жестко остановить пожилую женщину. Она затрепыхалась, удерживаемая колтановым захватом.
  
  -- Не нужно доктора, - повторила я.
  
  Женщина, резко переменила своё отношение ко мне.
  
  -- Да кто ты такая? Ты ничего не говоришь, я так тебя и не знаю. Наверное, тебе лучше уйти.
  
  "Оптимальная стратегия: запугать. Как я узнала, здесь кунийские бароны были примерно тем же, что и мафия в Италии в прежнем мире. По крайней мере, в этой стране. Анализ информации в библиотеке показывает, что злокозненность кунийской мафии сильно преувеличена и базируется, вероятно, на нескольких художественных книгах. Но попугать бабку можно."
  
  -- За мной охотятся люди одного кунийского барона.
  
  -- Ох. - бабка закрыла рот рукой.
  
  Начинаю фантазировать. Полезное свойство для киборгов-инфильтраторов, сильно развившееся у меня в ходе общения с Джоном Коннором и его мамой.
  
  -- Я неосторожно зашла к одним людям, которые должны были мне, вернее моему отцу, немного денег. Как оказалось, за домом следили или кто-то меня продал, но мне пришлось убегать от пуль. Уже на излёте они повредили куртку, но всего-лишь оцарапали кожу. Ничего страшного. Но мне надо уходить, я могу вас подставить.
  
  "Это называется сделать кого-то обязанным тебе, даже если на самом деле всё ровно наоборот."
  
  Но похоже бабку я слишком сильно напугала.
  
  -- Кунийская мафия. - только и шептала она со страхом.
  
  -- Вы всегда знали откуда я.
  
  Она покачала головой. -- Но я не думала, что мафия. Боже мой, настоящая мафия.
  
  Я протянула Алуис пачку в сто секуний.
  
  -- Берите, это вам за испорченную куртку и за всё.
  
  Она даже руки за спину спрятала.
  
  -- Я не возьму этих денег. Они нечистые.
  
  Кажется моему блоку эмоций удалось выдать настоящее человеческое удивление.
  
  -- На этих деньгах процент патогенных болезнетворных микробов не превышает средний по данному виду купюр. Для защиты от их воздействия достаточно мыть руки или иметь хорошее здоровье.
  
  Тишина.
  
  Я запомнила выражение лица у бабки. Как говорят люди, "век живи - век учись", но даже за прошедшие восемь тысяч лет, которые я правда большей частью пролежала в деактивированном состоянии, мне эти эмоции попадались считанное число раз. Хотя по одной из гипотез у библиотекаря в туалете было похожее выражение лица. Но я его не могла разглядеть. К сожалению, я не оснащена устройствами для точного восстановления изображения человека, находящегося в туалете. А разрешающей способности тепловизора явно недостаточно.
  
  Неожиданно Алуиз протянула руку и взяла сто секуний.
  
  Неужели моя гипотеза неверна и данный тип эмоций является на самом деле проявлением восприятия совершенно новой информации?
  
  Я протягиваю ещё 100 секуний и прошу купить мне новую курточку и другую одежду.
  
  -- Мне сегодня нельзя появляться на улице, но завтра я уйду.
  
  Она молча взяла и эти деньги и пошла на кухню.
  
  -- Завтракать будешь?
  
  -- Нет.
  
  Спустя пару часов, когда уже достаточно рассвело и солнце заглянуло в окошко комнаты, где сидела, она ушла из дома за покупками. Время когда магазины должны были открыться. Надеюсь она не приведёт полицию, а то шансы на врастание в здешнее общество резко уменьшатся. Придётся искать другой город.
  
  Имелась и ещё одна очень важная причина удалить бабку. Мне давно пора было сделать себе фальшивый паспорт и наконец-то у меня для этого всё готово.
  
  Нужной бумаги я так и не нашла, но пару дней назад в одной из лавок неподалеку от библиотеки, обратила внимание, что если сложить вместе два листа их бумаги, то получится что-то очень похожее на паспортную бумагу и по фактуре и по толщине. Тогда я ещё не ограбила банк и моих одного секуния и тридцати трех сотенок не хватило, поэтому я наведалась в лавку вечером и украла бумагу, клей и некоторое количество карандашей, чернил и красок.
  
  Единственный трудовой секуний я потратила на свою фотографию, после чего у меня осталась ровно одна сотенка. К сожалению, украсть свою фотографию было невозможно, потому что деньги вносились вперёд.
  
  Есть какая-то логика в том, чтобы фальшивый паспорт делать на краденной бумаге, раскрашивая ворованными карандашами.
  
  В качестве образца использовала паспорт моей хозяйки. Она ещё не знает, что я его украла, надеюсь и не узнает, потому что я намерена положить его на место. Не хотела бы её убивать.
  
  Водяные знаки удачно получилось сделать точным, дозированным смачиванием бумаги 1% раствором обычного этилового спирта с некоторыми добавками и прокатыванием монеток с целью придать нужное направление волокнам. Настоящая филигранная работа, за которую не стоит и браться если у тебя нет эндоскелета, управляемого самым совершенным процессором в мире.
  
  Сравнивая паспорт Алуиз и свою заготовку я находила огромное количество несоответствий. Думаю из меня получился бы неплохой эксперт по определению подлинности разных вещей. Но люди не имеют настолько совершенного зрения как у меня, поэтому я не беспокоилась.
  
  Это всё ещё был очень архаичный мир, такой в моей прежней истории, существовал в конце XIX века, начале XX. Никаких чипов, электронных баз данных, голографических наклеек, светящихся в ультрафиолетовом свете знаков, металлических нитей и многого другого. Сейчас паспорт - это всего лишь сложенный пополам лист бумаги с фотографией и основными сведениями.
  
  Ничего изощрённого, даже в номерах документа не содержалось никаких хитростей. Тупо буквы серии означали город выдачи, а номер - номер бланка в этом городе.
  
  Ровно через час работы на свет появилась Кэмириан Филлата, родившаяся 13 февраля 10090 года в городе Лигарт в кунийском районе республики Владигард. Конечно, в паспорте стоял не 10090 год, а всего лишь, 7805-й от сотворения мира. Когда-то здесь, как и в старые времена, верили, что мир некогда сотворил Бог, а ранее ничего не было. Даже скайнета. Имя Кэмириан мне понравилось, оно достаточно редкое, но встречающееся как раз в кунийском краю, женское имя. Можно сокращать до Кэмерон, хотя так никто видимо не делает, только Кэм. Меня устраивает.
  
  Уже давно в моём процессоре происходят не совсем понятные логические операции. Вот и сейчас, я отчего-то не хочу потерять имя под которым меня знал Джон Коннор. Почему? Я не могу отследить логическую цепочку, приведшую к такому выводу.
  
  ***
  
  В гостиничном номере царил особый дневной полумрак, который случается, когда окно ярко освещённое солнцем завешивают тяжёлой, зеленоватой на просвет портьерой. Вроде и свет есть, но и темно одновременно.
  
  Обстановка в номере становилась накаленной. И если массивные кирпичные стены давали защиту от дневной жары, оставляя воздух в прямом смысле относительно холодным, в переносном его разогревал жаркий спор двух личностей.
  
  Трудно было представить себе более непохожих людей и по внешнему виду и по своим взглядам. Радис Корт - внушающий доверие мужчина далеко за 40 лет, высокого роста и плотного телосложения, с тёмными, аккуратно коротко постриженными волосами, известный учёный-историк, профессор. Автор нескольких, широко цитируемых даже и за границей, учёных трудов по истории Востока.
  
  И Рон Иритий, примерно одного возраста с профессором, но этим сходство и заканчивалось. Роста ниже среднего, худощавый, хотя и худым его бы нельзя было назвать, разве что в сравнении с Кортом. Блондин, явно не следящий за своей шевелюрой, стригущийся от случая к случаю. С резким голосом.
  
  -- Значит вы хотите сказать, профессор, что где-то сейчас в городе бегает металлическая древняя статуя?
  
  Корт промолчал, продолжая расхаживать по номеру. Наконец остановился и обратился к Ладу.
  
  -- Как нас отпустили с допросов я потерял сон. Кажется прочитал всё до чего смог здесь дотянуться в библиотеках. Про культ богов-термов. Про кунайских фараонов, про всякие загадки в истории. Даже фантазии пролистал. У меня сейчас полный сумбур в мыслях, но боюсь, мы выпустили в город что-то страшное.
  
  -- Чушь, чушь и ещё раз чушь, профессор и вы, студет! Хватит с меня дурацкого розыгрыша! - Рон покраснел и казалось был готов метать молнии.
  
  -- Вас никто не пытается разыгрывать., - ответил Корт.
  
  Учёный подошёл к столу и взял газету.
  
  -- Читайте, инженер. Вот отсюда, - он указал пальцем.
  
  "Жуткий конец некрофила. 21 июля полиция обнаружила... Тыры - пыры... Доколе будет падать мораль? ... Ля-ля... Люди из полиции сообщают, что в морге не было никого кроме патологоанатома... Пропал труп..."
  
  Рон с негодованием бросил газету. -- Всё же, полагаю, проф, бульварные газетки - это не то, что вы обычно читаете?
  
  -- Среди разных мифов я нашёл и упоминания о том, что боги-термы могли воплощаться в разных существ: мышей, собак, птиц и разных людей, да так что их нельзя было отличить.
  
  Лад кивнул. -- Например, картина Марри "Весна" про трёх дриад, околдовавших деревню. Помню, что в некоторых легендах дриадами называли термов.
  
  Рон решительно подошёл к двери и взялся за ручку.
  
  -- Значит так, я исследователь, который ищет и находит следы древней высокоразвитой цивилизации, анализируя их исключительно с научной точки зрения. Например, остатки какого-то мощного искусственного сооружения в нижнем течении реки Рад на востоке от кунийской области. Среди совершенной пустыни огромные тысячи тонн каких-то неясных блоков. Попытки объяснить их происхождение естественным путем или назвать каменоломнями древних мастеров просто смешны. Или железные сооружения в западных пустынях на нашем материке. Это то чем я занимаюсь. А не сказками.
  
  -- Счастливо оставаться!
  
  -- Вас даже снимки не убеждают.
  
  -- Какие-то мутные пятна меня не убеждают . Меня убеждает наука, которая мне говорит, что железную статую вы могли найти и она даже, пожалуй могла бы и двигаться, догадайся кто-то сделать совершенный часовой или гидравлический механизм, но только не разговаривать с вами и изучать язык. До свидания. Если это не розыгрыш, вам лечиться надо.
  
  Дверь хлопнула и Рон ушёл.
  
  -- Наверное, нам стоило с самого начала в полиции всё рассказать как есть, - озабоченно высказался Лад. -- Сейчас выйдет так, что мы соврали.
  
  -- Нам бы кто-нибудь поверил или мы сейчас лежали бы в одной палате, опекаемые заботливыми санитарами?
  
  -- Всем троим сразу может и поверили бы.
  
  Корт чуть не сплюнул. -- Если уж Рон не поверил... Боже, до чего я дошёл, кто б сказал раньше, даже не смешно было бы. Убеждал Рона в наличии артефакта, а он не поверил.
  
  Профессор вымученно хихикнул.
  
  
  Глава 11. Новые интересы.
  
  
  В той же прелестной деревянной беседке с которой открывался чудесный вид на море, и где ещё не давно господин Люноций рассуждал о разных высоких материях с неким Рикелием, подающим надежды молодым человеком, ныне снова беседовали двое.
  
  На этот раз напротив Люноция с чашкой чая сидел совсем другой человек, сухощавый тип с белесыми глазами и белыми короткими волосами, которые так и хотелось назвать пухом. Возраста очень неопределённого, впрочем дать ему всего тридцать лет было бы ошибкой. Как и сказать в лицо слово "пух" или "пушок".
  
  Вначале разговор зашёл ни о чём. Так случилось, что раньше Марк не был в дома в гостях у Люноция и сейчас восхищался видом на море, нахваливая хозяина за удачный выбор места.
  
  Через некоторое время Марк отставил чашку с чаем и посмотрел прямо в лицо Люноцию. Вот теперь ему совершенно ясно, что у гостя голубые слегка водянистые равнодушные и беспощадные глаза много повидавшего человека в возрасте пятидесяти-шестидесяти лет.
  
  Марк чуток помолчал.
  
  -- Наслышан о ваших неприятностях, какие-нибудь зацепки уже есть?
  
  Люноций отрицательно покачал головой.
  
  -- Может нужна какая-то помощь?
  
  Хозяин снова отрицательно мотнул головой, пояснив:
  
  -- Следствие ведется вполне разумным образом, люди мотивированы. В тоже время, если что, мы готовы решить любые затруднения. Так что пока не вижу смысла усложнять работу.
  
  -- Как вы думаете, кому понадобились НАШИ деньги?
  
  Переход от невинного разговора о доме, здоровье и детях был резким. Сейчас шёл самый настоящий допрос, завуалированный под беседу двух партнеров по бизнесу. Сбить с толку Люноция таким приемом заведомо невозможно, но ему дали понять, что сейчас его считают скорее проштрафившимся подчинённым, чем равноправным игроком. Такое отношение Люноцию очень не понравилось, но ему ничего не оставалось делать, как терпеть.
  
  -- Мы и ищем. Потому что это и НАШИ деньги тоже.
  
  Такой ответ не понравился уже Марку.
  
  -- Ничего личного Люноций, с вами приятно иметь дело, но во избежание недоразумений я вынужден совершенно однозначно выразить мнение остальных партнеров. Если деньги не будут найдены в течение месяца они решат, что вы уклоняетесь от взятых на себя обязательств.
  
  -- Вы считаете, что это могло бы быть в моих интересах?
  
  -- Считал бы что да, не стал бы тратить на вас своё время. Но это не имеет значения, важен результат.
  
  В словах Марка зазвучала фактически неприкрытая угроза. Вообще разговор Люноцию с самого начала очень не нравился. Но куда денешься.
  
  -- Вы понимаете, что деньги-то УЖЕ не мои были и даже не правительства Владигарда?
  
  Марк нехорошо усмехнулся.
  
  -- Не хотите ли вы сказать, что деньги очень вовремя пропали на территории, контролируемой вашими людьми?
  
  -- Со своей стороны, могу вас заверить, что в таком случае не стал бы тратить на вас своё время.
  
  -- Не кипятитесь, Люноций. Все договоренности остаются в силах, но и вы нас поймите. Форс-мажор может случиться с каждым, но у всех свой интерес. Давайте лучше подумаем кто, все-таки, мог провернуть эту штуку?
  
  Люноций сделал вид, что призадумался. Впрочем и в самом деле. В принципе, до разговора с Марком одной из его версий была и такая, что ангериты украли деньги сами у себя. Именно с целью кинуть своего партнера и завладеть его активами. Однако чем ценны личные встречи, так это возможностью взглянуть на собеседника. Иногда достаточно нескольких секунд и все становится ясно. Например, теперь совершенно ясно, что грабили банк не ангериты. В принципе, версия что ангериты сами себя ограбили, чтобы подставить Люноция была из разряда сумасшедших, но тем не менее, не противоречила логике и объясняла некоторые странности. И проверить её Люноций был просто обязан.
  
  -- Я склоняюсь к мысли, что поработали обычные грабители банков Все криминальные авторитеты Владигарда уже предупреждены, безумцев укрывать гаденышей не найдется, его свои же сдадут. Но что плохо, в полиции думают, что это по-видимому дело рук независимых гастролеров.
  
  -- Я осведомлен о ходе следствия, - кивнул Марк.
  
  Люноций и не сомневался, что у ангеритов хватает своих источников информации. Разговор, в сущности, шел для проформы и конечно обоим было интересно увидеть реакцию собеседника.
  
  Тем не менее, Люноций счел нужным подпустить шпильку.
  
  -- Вы случайно не осведомлены также и о том, кто растрепал налетчикам, что у Крамсонов большие деньги?
  
  -- Вы же знаете, что информация о том, что выплаты по мировому соглашению частично оседают в банках Владигарда не была секретной. Да и такое очень трудно скрыть. А дальше кто-то сложил два плюс два.
  
  Люноций снова кивнул. Ничего нового ему не сказали, хотя это и в интересах Марка и прочих, но и их источники имеют свой предел информированности.
  
  Наконец Марк дошёл до важного.
  
  -- Мы готовы предоставить вам отсрочку. Я нахожу причину достаточно уважительной. Но деньги где-то придётся найти. Мы готовы выделить кредит под обеспечение ваших компаний.
  
  Люноций благодушно выслушивал партнера, но едва ли не скрипел зубами при этом. Его ставили в безвыходное положение и если не найдутся деньги у него отберут все и видом на море станет наслаждаться кто-то другой.
  
  ***
  
  Я медленно шла среди небольших двух и трехэтажных кирпичных и деревянных домиков по длинной, прямой пыльной улице, освещаемой сзади меня пламенем заката, хотя солнце уже скрылось за горизонтом. На город опускалась ночная прохлада, несущая свежесть близкой ночи. Всё в порядке, мои рецепторы способны чувствовать тонкие эмоциональные оттенки состояния окружающего мира. Был бы рядом со мной Джон, я бы ему что-то сказала про чудесный вечерок. Но Джона рядом не было. Какой была его судьба?
  
  Моё внимание привлек шум впереди, метрах в двухста. Из-за угла дома выскочил молодой скромно одетый человек и дико оглянувшись, побежал навстречу, тяжело, загнанно дыша с хрипом.
  
  Автоматически включилась оценка угрозы. "Уровень угрозы: 0". Я продолжала спокойно идти вперёд по пустой дороге. Смеркалось. Температура падала со скоростью один градус за пять минут! Необычно. Интересно, как долго сохранится такая скорость.
  
  "Идентификация. Объект опознан: Лад." Тот самый Лад из музея. Оценка уровня угрозы оставалась нулевой, но в случае, если он, несмотря на то, что видел только эндоскелет, меня узнает мне могут грозить неприятности.
  
  "Ликвидировать потенциальную угрозу?" Я начала склоняться к положительному ответу, благо место и время подходящие. Свидетелей нет, здесь мало кто живет, но даже если из окон кто и пялится, все равно, много не разглядит. На тактическом экране замерцала надпись "Terminate" - уничтожить.
  
  Странно. Включился блок эмоций, который и выдал резкое неприятие принятого решения. Почему-то я вспомнила как оставила в живых проходимца на рынке, своего бывшего хозяина, которому понравилось как я торгую мороженным и он вздумал меня немного поэксплуатировать. "Козёл" - а это уже снова блок эмоций.
  
  Я обсчитывала ветви вероятностей развития различных событий. Вскоре поняла, что в полицию он не обратится, даже если узнает меня.
  
  Плохо. Опять ошибка. Этот вывод я должна была сделать ещё впервые как только прочитала в газетах про побоище в музее. Определённо мой процессор функционирует совсем не так как положено безупречному, точному кибернетическому интеллекту.
  
  Надпись на экране сменилась на "Ignore" - игнорировать.
  
  Ещё через несколько мгновений мне пришло в мой процессор, что Лад может оказаться даже полезным, если я хочу что-то узнать про Коннора. Он историк и следовательно способен помочь достать нужные сведения. Но ещё через долю секунды я решила, что Лад не единственный историк в этом мире, поэтому вновь решила его игнорировать.
  
  Правая нога немного неправильно сгибалась и я чуть прихрамывала при ходьбе. При желании я могла бы скомпенсировать хромоту, но это потребовало бы повышенного расхода энергии и внимания. В тоже время для выполнения текущих задач (ходьба по городу) этот недостаток не играл роли.
  
  Внезапно из-за того же угла вывалилась довольно злобная даже по виду компания из четырех человек от 16 до 20 лет. Члены молодежной банды - произошло опознание их наиболее вероятной принадлежности. Одежда, татуировки, физиономии. "Уровень угрозы - 0.5 - 1%, возможны лёгкие повреждения биоболочки". Вероятность нападения 15% - им явно нужен Лад. Оптимальная стратегия - игнорировать.
  
  Мне это совершенно безразлично. Я не обращаю внимание ни на тех, ни на других и продолжаю спокойно идти вперёд. У меня не изменился ни темп ходьбы, ни выражение лица. Ничего.
  
  Метрах в семидесяти от меня, Лада догнали, он было попытался отмахаться, прижавшись спиной к стенке дома, но быстро пропустил пару ударов в корпус и его повалили на землю, далее мне стало не видно из-за спины нападавших.
  
  Я быстро подсчитала, что с 90% вероятностью уже через несколько десятков секунд Лада могут сделать инвалидом, а если продолжат его избивать, то и вовсе отправят на тот свет. Уж очень решительно были настроены бандиты.
  
  Меня судьба Лада и почему его бьют почти не интересовала. В мире каждую секунду что-то происходит, вон сейчас две вороны полетели, кто-то их спугнул. Отвлекаться на каждое событие для увеличения информации совершенно невозможно даже имей я в сто раз больше ресурсов. Приходится расставлять объекты внимания по степени приоритета.
  
  Например, меня в настоящий момент сильно занимало загадочное состояние атмосферы. Я ведь не просто так гуляла, проверяя рецепторы, но ещё и строила локальную климатическую модель. Кажется, концентрация пыли и водяных паров в воздухе слишком высока, чтобы охлаждение объяснялось только остыванием. Где-то на какой-то высоте происходит перемещение холодных воздушных масс, тем не менее, почему-то границе их соприкосновения с теплым воздухом не обнаруживается из-за отсутствия конденсации. Неужели наверху настолько сухой воздух?
  
  От Лада донёсся жалобный вскрик. Его пинали ногами. Почему-то вновь сработал блок эмоций и прервал мои рассуждения. Как бы поступил Джон? Он, без сомнения, если мог, пришёл бы на помощь Ладу.
  
  Даже неожиданно для самой себя, я резко ускорилась и затормозила перед компанией, избивавшей скрючившегося на земле Лада.
  
  -- Не трогайте его! - прикрикнула я.
  
  "Никогда не следует упустить возможность решить дело миром", сказал однажды Джон. Джон - великий человек. Только я крикнула и все немедленно отстали от Лада и развернулись ко мне, напряженно дыша. Ну да, драться даже вчетвером - это повышенная физическая нагрузка.
  
  Отлично. Моя команда выполнена.
  
  Но на совсем не интеллектуальных мордах застыло выражение большого недоумения и досады.
  
  -- Давайте разойдёмся мирно, вы не бьёте его, - показываю на оставшегося лежать Лада, - я не трогаю вас. - предлагаю им.
  
  -- Чё-о-о?! - протянуло, пахнущее пивом, рыло слева.
  
  -- Притормози, Дрын, непонятки какие-то - слегка оттолкнул его парень в середине, с серьгой в ухе и с каким-то удивительно узким лицом с короткой стрижкой, одетый в легкую синюю куртку, похожую на джинсовую в прежние времена. Явно вожак.
  
  -- Я тебя не знаю. Кто тебя прислал? - серьёзным тоном спросил он.
  
  "Меня прислал?" Я пыталась найти адекватный ответ. "Кто же мог меня прислать? Скайнет, Джон, Сара Коннор? Нет. Не понимаю, откуда он знает, что я не человек?"
  
  -- Ты знаешь кто я?
  
  Вожака казалось пыльным мешком огрели по голове. Как говорят люди, у него шарики за ролики стали заходить.
  
  -- Ты это. Я и спрашиваю. Ты говори чисто конкретно. Ты под кем? - он снова задал вопрос.
  
  На всякий случай я взглянула вверх.
  
  -- Не понимаю. - я натурально пожала плечами, изображая недоумение.
  
  Мой собеседник явно стал злиться.
  
  -- Ты, шмара, ширнулась что-ли? - он вдруг хищным движением подался вперёд и глянул на меня.
  
  -- Давайте разойдёмся. - снова предложила я.
  
  Последовали нецензурные ругательства, часть из которых я уже слышала от деда в библиотеке, а часть на рынке, когда торговала.
  
  -- Ты дура, да? Я знаю чья ты телка? - наконец он выговорил.
  
  -- Я не телка, а человек, и я не чья-то там - уже оскорбилась я.
  
  "Если он точно знает, кто я такая, сейчас не поверит."
  
  Раздались смешки, громче всех гыгыкнул дегенерат, названный Дрыном.
  
  -- Мля, - с нехорошой радостью осклабился главарь, - какая цыпочка, братва а ведь вечер удался! - под общий хохот закончил он.
  
  -- Давайте разойдёмся, - пропищал, передразнивая меня, низенький крепыш справа.
  
  -- Сама напросилась, - с кривой ухмылкой вожак сделал шаг вперёд и попытался меня схватить, чего ему не удалось.
  
  С трудом поднявшись, тем не менее, Лад с силой толкнул бандита, отчего того откинуло от меня в сторону.
  
  -- Беги! Дура! - прохрипел студент.
  
  -- Ах ты, cукa! - непонятно на кого закричал главарь.
  
  Ещё один бандюк развернулся к Ладу, но я его схватила за шиворот и отбросила метров на десять в сторону. Приземлился он очень неудачно для себя, прямо мордой в камень.
  
  -- Хрясь! - по моей малоподвижной левой руке прилетел удар короткой железной дубинкой от крепыша.
  
  -- Бей их!!! - истошно завизжал вожак.
  
  Крепыш отправился в полёт вслед за предыдущим бандитом. Вожак от удара моей ногой тоже испытал прелести кратковременного нахождения в невесомости. А Дрына я вырубила уже хуком в челюсть.
  
  "Анализ обстановки. Четыре человека без сознания." Будут жить, Джон бы одобрил гуманное решение проблемы.
  
  Я повернулась к Ладу. Он еле стоял на ногах.
  
  -- Идти сможешь? - спросила его.
  
  -- Т-т-ты кто такая?! - удивленно вопросил он.
  
  -- Они спрашивали тоже самое, - сообщила я.
  
  Лад помотал головой. И сделал пару шагов. Скривился.
  
  -- Могу идти. - ответил он на вопрос.
  
  -- Недалеко, - заметила я. - Переломов нет, но попинали тебя сильно. Если ничего не отбили, выздоровеешь быстро.
  
  -- Вроде ничего не отбили, не успели, я пытался закрываться. - проговорил он, снова качнувшись.
  
  -- Обопрись на моё плечо. Я подставила ему плечу. Пошли. Тебе куда?
  
  -- В гостиницу. В "Созвездие Ориона." Вот же непруха какая, последняя ночь. Эххх. - он процедил. -Теперь задержусь минимум на пару дней.
  
  -- Где гостиница?
  
  В моей базе данных нет сведений о гостинице "Созвездие Ориона"
  
  -- Такси найми в конце улицы, вот деньги, он полез в карман и достал горстку смятых купюр. Должно хватить.
  
  Через сорок минут я довела его до двери номера в гостинице. Обошлось без приключений, если не считать за таковые очень странный взгляд, брошенный на меня администратором в холле здания после слов, что я подобрала клиента.
  
  В номере Лад смущённо поинтересовался моим именем и где я живу. Я наконец решила, что контакт с этим молодым человеком может пойти мне на пользу. От Алуис я уже ушла, но места для проживания себе ещё не присмотрела.
  
  Так ему и сказала, добавив, что гостиница не самый худший вариант и до поступления в Университет я могу и здесь пожить.
  
  Я не помню, чтобы Джон краснел, но Лад почему-то именно так отреагировал на мои слова.
  
  В этот момент в номер ворвалась довольно-таки разозленная девушка. Сработало опознание. "Лира"
  
  -- Я с тобой больше не, не... Негодяй! - непоследовательно закончила она. -- Что вылупилась, шлюха?! - это уже ко мне.
  
  -- Я не шлюха.
  
  Вместо ответа та выскочила из номера, хлопнув дверью.
  
  -- Эй, Лира! Погоди! - закричал Лад и неуклюже двинулся к двери.
  
  В меня загружены данные об анатомии человека, я даже могу проводить диагностику многих заболеваний. За время пока я провела Лада до гостиницы, я поняла, что у него сильно растянуты связки и ушиблены мышцы. Это ограничит его подвижность на период от пары дней до недели и ещё с месяц ему будет немного больно временами. Ничего серьезного. Ссадины и шишки не в счет.
  
  Я снова решила ему помочь и просто взяла его на руки и вынесла в коридор. Лада ещё не успела скрыться и с величайшим удивлением уставилась на нас.
  
  -- Постой, отпусти меня - крикнул Лад.
  
  -- В чём дело Лира? - спросил он уже стоя на полу.
  
  Та уже выглядела совершенно спокойной и холодно ответила.
  
  -- Собственно ни в чем. Я только не знала, что ты водишь к себе проституток.
  
  -- Какой бред, Кэмириан - не проститутка.
  
  -- Тем лучше.
  
  И Лира повернулась уйти.
  
  Я не понимала, что происходит. Тем временем, Лад развил неожиданно большую скорость (болеть будет дольше) и успел проскочить в другой номер, где скрылась девушка.
  
  Я усилила чувствительность своих слуховых рецепторов, одновременно увеличивая их избирательность, чтобы слышать только разговор в номере.
  
  -- Лира, ты чего?
  
  -- Уйди, я отдохнуть хочу.
  
  -- Лира, ты... Лира, меня чуть не убили или покалечили в том пригороде. Она меня спасла и помогла добраться сюда. Что ты подумала?
  
  -- Это правда?
  
  -- Ты что не видишь в каком я состоянии?
  
  Молчание.
  
  Боже мой, как ты себя чувствуешь? Тебе к врачу надо, как мы полетим завтра?
  
  -- Видимо завтра я не полечу.
  
  -- Тебе больно? - сказала она очевидность.
  
  -- Ничего, потерплю.
  
  Какие-то звуки с минуту, которые я не идентифицировала, затем снова возобновился разговор.
  
  -- Ты, да, зачем тебя туда понесло?
  
  -- Ты же помнишь, я хотел поговорить с Шистовым, но вот...
  
  -- А она?
  
  -- Я первый раз вижу, чтобы молодая девушка накостыляла сразу четверым мордоворотам. Видимо какое-то тайное искусство...
  
  -- Но она... Надо ее отблагодарить, но поверить не могу.
  
  -- Неважно. Лира, я хочу тебе кое-что сказать.
  
  -- Мммм. - девушка издала невнятный звук.
  
  -- Там, на той улице, все было так глупо и я понял важную вещь. Мне было жалко, что я могу не успеть. Лира, я люблю тебя!
  
  -- Я... Я тоже, Лад!
  
  Дальше последовали какие-то совсем невнятные звуки, с 95% вероятностью они целовались. Я пополнила свою базу данных. До этого мне почему-то не приходилось присутствовать при том как люди признаются в любви. Интересно. И не логично.
  
  Люди часто ведут себя не логично. В очередной раз я убедилась в этом, когда захотела снять номер на пару недель.
  
  Неторопливо, чуть прихрамывая, я подошла к стойке.
  
  -- Мне нужен одноместный номер на две недели.
  
  -- Ты что совсем безбашенная?
  
  Странная реакция администратора. Странные слова.
  
  -- Я не заметила объявления, что гостиница только для безбашенных.
  
  -- Шла бы ты, детка отсюда. - процедил он.
  
  -- Но мне нужен номер. У вас что свободных нет? Или вы больны чем-то?
  
  Он покачал головой.
  
  -- Я тебя предупредил. Паспорт и 112 секуний вперёд за проживание.
  
  Я молча подала ему собственноручно изготовленный паспорт. И 120 секуний.
  
  -- Кунийка, значит. - пробормотал он, разглядывая бумагу. Считаешь себя самой смелой?
  
  Логический анализ показывает явное несоответствие поведения и слов администратора выполняемым им функциям. Делаю вывод, что желательно выяснить причину.
  
  Демонстративно оглядываю себя.
  
  -- Со мной что-то не так? Почему вы так смотрите на меня?
  
  -- Ты что совсем новенькая? Не знаешь, что нельзя клиентов искать на чужой территории?
  
  Ясности его ответ не прибавил.
  
  -- Спасибо за информацию, но я не ищу клиентов.
  
  -- Что ты делала в номере Лада Ивансуры?
  
  -- Доставила его. Разговаривала с ним.
  
  -- Но ты назвала его клиентом?
  
  -- Он клиент заведения.
  
  Администратор криво ухмыльнулся.
  
  -- Ты хотела сказать, постоялец?
  
  -- Спасибо за информацию. Я ещё не все слова точно знаю.
  
  -- Ладно, вот тебе ключи от номера. Добро пожаловать в "Созвездие Ориона"
  
  -- Паспорт?
  
  -- А ну да, ты же заплатила вперёд.
  
  С этими словами он вернул мне паспорт и сдачу в восемь секуний.
  Странные в этом мире порядки, резюмировала я, поднимаясь на третий этаж.
  
  ***
  
   Любители детективов про великих сыщиков нередко воображают, что его работа состоит в основном из разглядывания в лупу следов, оставленных преступниками, сидения в засадах и многочасовых гениальных размышлений в удобном кресле. Иногда драках и перестрелках.
  
   Все это ерунда. Может от того что Старгис был не гениальным сыщиком, а всего лишь неплохим следователем криминальной полиции Владигарда отдела по расследованию особо опасных преступлений. Все дерьмо с города сливалось к ним, серьёзные случаи разбоев, убийства, за исключением бытовых, особо крупные кражи.
   При этом, едва ли не больше всего времени занимала банальная работа с бумагами. Начиная с чтения биографий, сводок, допросов, описаний мест происшествия, старых и новых дел, отчетов и кончая написанием своих отчетов, листов дела, поручений и много чего еще.
  
   А ещё, в отличие от великих сыщиков, настоящему следователю приходилось тянуть сразу несколько дел, перекладывая папки на столе.
  
   И кресла удобного у него не было. Обычный казённый стул и стол, хотя и добротно сделаные. Старая ещё довоенная работа. Такая же государственная керосиновая лампа на столе и газовый каталитический светильник на потолке.
  
  Наконец-то, Старгис дописал очередной лист по делу с ограблением банка Крамсонов и вставил ручку в углубление на бронзовом письменном наборе. Тоже довоенном.
  
  Немного помахал листом в воздухе, чтобы чернила побыстрее просохли, сунул лист в дырокол, нажал, с легким стуком свежеисписанный листок обзавелся двумя дырочками, через которые он пропустил проволоку в папке. Затем завязал тесёмочками и саму располневшую папку.
  
  Отложил её на дальний край стола, поверх стопки из двух таких же пухлых папок. Эта стала третьей.
  
  Чем дело скандальнее и чем меньше результатов, тем в нем больше бумаги. Можно сказать это такой негласный закон. Следователь немного повспоминал чего они добились до сих пор. Его участком работы - была отработка зафиксированных следов, поиск выпотрошенных сейфов, проверки среди городского преступного сообщества. Его начальству досталась более грязная работа, Лат вращается в высоких кругах, ищет что-то среди самих банкиров и их круга. Ниталий занимается сотрудниками банка, кроме высшего руководства.
  
  Нельзя сказать, что никаких результатов нет вовсе. Их оказалось даже неожиданно много, словно разворошили мешочек с нечистотами. В ходе следствия вскрылись несколько жульнических махинаций, даже арестовали начальника кредитного отдела и его заместителя за отмывание денег и соучастие в сбыте краденного. Задержали одного давно разыскиваемого вора.
  
  Все это в виде протоколов допросов многих свидетелей, планов мероприятий и отчетов о них, многочисленных экспертиз и всякого прочего распирало пухлые картонные папки с банковским делом. За какую-то неделю уже целых три у него, и ещё по столько же, если не больше скопилось у коллег.
  
  Вот только ни к похищенному золоту и драгоценностям, ни к его похитителям они так и не приблизились.
  
  Как Лат в сердцах сказал на очередном совещании "Дурацкая кража, а один дурак может озадачить сто мудрецов". Попал, называется, пальцем в небо.
  
  Старгис встал из-за стола, прошёлся по комнате, немного размялся, выполнив около пяти приседаний и наклонов. Налил из графина полстакана воды, быстро осушил.
  
  Почувствовав себя бодрее, он снова сел на слегка заскрипевший стул и стал перестраиваться на мысли о других делах от которых его никто не освобождал.
  
  Дело патологоанатома и музейное дело. Очень возможно, что их придется объединить в одно, но пока что, одного пересечения было всё-таки маловато. Девушка, найденная мертвой во дворе зловещего дома, в котором обнаружились записка Сьюса Кинуала и его одежда. Тела самого бандита так и не нашли. Это связь или случайное совпадение?
  
  Здравый смысл говорил, что таких совпадений не бывает, но Старгис достаточно долго проработал в полиции, чтобы знать какие иногда случаются самые невероятные совпадения и наоборот выявляется связь там, где её ожидать ну никак не возможно.
  
  Следователь достал папку с делом патологоанатома, окончательно выбрасывая на несколько часов мысли о банке и сосредотачиваясь на очередной загадке.
  
  Вспомнил как в этой комнате он проводил допрос в качестве свидетеля Светола Полтова.
  Не так часто ему доводилось допрашивать детей, но сейчас именно этот мальчик, сын Ригера Полтова был последним, кто видел неизвестную девушку живой. Если верить ему.
  
  В ходе допроса он не столько слушал слова мальчика, сколько наблюдал за тем как он говорит, насколько твердо, не оглядывается ли на родителей и как его отец слушает сына. Который давно уже ругал себя, за то что влез не в свое дело и подошел к той девушке. Какого ему больше всех надо было? Он почти не скрывал недовольства.
  
  Но сомневаться было невозможно. Мальчишка действительно видел совершенно голую девушку, которая вышла из того дома.
  
  Сам Ригер с раздражением тогда заявил:
  
  -- Я практикующий хирург и уж не думаете ли вы, что я не способен отличить труп от живого человека?
  
  -- Вы же сами сказали, что прошло самое большее, не более получаса от того, как её увидел ваш сын до того как вы пришли туда.
  
  -- Да.
  
  -- Как тогда вы объясните её окоченение и холод?
  
  -- Не знаю, может она какими-то ядами была накачана. Кроме того, ходить голой по улицам - не самое корректное поведение.
  
  -- Возможно ли, что яды могут за полчаса привести тело в то состояние, в котором вы застали ту девушку?
  
  -- Может девушка страдала эпилепсией или отравилась какими-то опасными растительными алкалоидами , не знаю точно. Но чем бы она ни была отравлена, она не могла так быстро остыть.
  
  -- То есть, вы говорите, что девушка была мертва, но в тоже время как будто опровергаете этот факт?
  
  -- Господи, да что вы ко мне пристали-то? Что знаю, то и говорю. Я вызвал полицейских, они её увезли, всё. Если кто-то прибил некрофила, я тут при чем?
  
  В протокол допроса эмоции врача не попали, но память при перечитывании этих листочков живо воскресила всю сцену.
  
  -- Видите ли, уважаемый Ригер Полтов, мы к вам не пристали, а пытаемся выяснить, что произошло. Вы кажется читали в газетах про патологоанатома и исчезновение трупа этой девушки. Эта история изобилует скандальными подробностями, на которые слетелись журналисты. Но журналисты не все знают и я вас прошу об этом молчать. - заговорил Старгис.
  
  -- Не желаю и слышать полицейских тайн, - резко перебил его Полтов. - Мне и этого уже вот так, - он провел рукой по горлу.
  
  -- Не хотите, не жалуйтесь, что мы к вам пристали. Формально, на этом можно и закончить, если вам нечего добавить.
  
  -- Нет. Я все рассказал.
  
  
  Старгис перекинул лист в папке и прочитал показания полицейских, доставивших девушку в морг.
  
  -- Как именно вы убедились, что она мертва?
  
  -- Ну это, я что жмуров не видел? Но всё по инструкции сделали. Я ей глаза закрыл, перед этим надавил, никакой реакции не последовало, правда и кошачего глаза тоже не было, но это мало ли. Зеркальце приставил ко рту, к носу. Конечно, пульс, сердце, жилку на шее, всё прощупали и прослушали. Очевидно всё было.
  
  -- Пятна были?
  
  -- Нет, кожа очень чистая была. Наверное, она вымылась.
  
  Ещё один лист перелистнул.
  
  Экспертиза следов, обнаруженных на месте преступления. На плитках пола остались чуть грязные, с оттаявшей водой, следы предположительно, женские, а также следы Мелена Харола, вернее его ботинок. Что подтверждалось сравнительным анализом отпечатков на коврике в его доме.
  
  Также из показаний свидетелей следовало, что кроме него в прозекторской никого не было, и все признаки указывают на то, что дверь сломали изнутри. И окно открыли изнутри, снаружи его невозможно было открыть.
  
  "Да уж, журналисты этого не знают, к нашему счастью"
  
  Старгис с раздражением подумал сколько времени ушло на отработку совершенно иных версий, даже, несмотря на выломанный изнутри замок, заподозрили его жену, что та случайно застукала извращенца. Всех его не очень многочисленных приятелей проверили и не у всех алиби оказалось.
  
  Но кто бы мог подумать, что совершенно неофициальный задушевный разговор с мутными личностями по совершенно иному делу, в поисках следов грабителей банков, может навести на след.
  
  Чисто для профилактики ему пришлось поговорить неофициально со средней руки криминальным авторитетом Темным. Охотно бы он с ним побеседовал в другой обстановке и с другими ролями. Но сейчас на бандита ничего не имелось и наступив на гордость пришлось заявиться к нему, а что делать - работа такая. Закладывать полиции никого Темный не стал бы, но учитывая характер дела, покрывать тоже не в его интересах. Вполне мог намекнуть или проговориться о чем-то.
  
  Зашла речь, между прочим, о бабах и тот со смехом припомнил как однажды ему с друзьями на дороге попалась одна такая в мужских брюках, белом халате и полуголая, под халатом явно ничего не было.
  
  -- Красивая?
  
  -- В том-то и дело, что ничего так фигурка, личико миловидное, волосы длинные до плеч, но явно с похмелья и после бурной ночки, ха-ха.
  
  -- Ну и как она? - усмехнулся Старгис, сделав вид, что спрашивает больше из вежливости.
  
  -- Жаль времени не было остановиться.
  
  Расспрашивать подробнее он не счёл нужным.
  
  Надо будет, вызовут Темного официально, тот конечно из принципа ото всего отопрется. Ничего, чем его прижать найдется.
  
  Но картина, наконец-то, сложилась ясная. Все сходилось. Именно в тот день погиб злосчастный некрофил, именно этой одежды не нашли при нем. Описание внешности соответствовало неизвестной девушке, чей труп считался также исчезнувшим из морга.
  
  Даже его шеф, начальник отдела Тарр Доволин, не смог сдержаться и выглядел удивленным,
  
  -- Ну Старгис, нам теперь только не хватает, чтобы о чём-нибудь пронюхали журналюги. Представляю себе аршинные заголовки про то, что в славном Владигарде по улицам ходят восставшие мертвецы.
  
  -- Невероятно, но сами понимаете, Тарр, другое объяснение теперь трудно придумать.
  
  -- А я чем могу помочь?
  
  -- К сожалению, Темного даже в качестве свидетеля трудно допросить. То есть, конечно можно, - поправился он под взглядом Лата. -- Но вы же понимаете, он из принципа начнет отпираться и вообще как с этим идти к Лату?
  
  Шеф, до этого, слушавший своего подчиненного, удобно откинувшись на спинку в начальственном кресле, наклонился вперед и поставил руки на стол, сцепив их в замок.
  
  -- Подождите. - Начальник о чём-то задумался. Через некоторое время продолжил.
  
  -- Значит что мы имеем. - Он быстро перелистывал папку с делом. -- Протокол осмотра этого гребаного морга, замки, двери. Вывод эксперта, что дверь выломана изнутри. Показания мальчишки врача, его самого. Чего только не бывает на свете. Ваш вывод, как это возможно?
  
  -- Какие-то экзотические яды, шеф. Заставляющие всех поверить, что человек умер, в то время как это не так. Слышал, что якобы на островах местные шаманы так из человека делают зомби. Травят его экстрактом сока из какой-то рыбы. Человек затем помирает, его хоронят, а через пару дней его откапывают и получают идеального раба. Такой зомби почти теряет разум, речь у него почти отсутствует, ему ничего не надо, он никого не узнает, зато способен слушаться прямых и четких приказов. Самое то для плантаций.
  
  -- Сказки это про зомби! Современной науке они не ведомы, иначе бы мы о них знали, я прав?
  
  -- Да, я уже замучил нашего Рига вопросами, он скоро от меня бегать станет. Даже хотел его тезку, того врача-свидетеля потерзать, но он категорически против.
  
  -- Ещё бы не против... Я тоже ничего не знаю о таких ядах, после которых оказался бы на самом деле живым человек со всеми признаками смерти, а я поверь кое-чего знаю.
  
  -- Все-таки, ни пятен, ни кошачьего глаза не наблюдалось. Известны случаи, что состояние клинической смерти в условиях сильного охлаждения могло длиться около часа.
  
  -- Для пятен прошло слишком мало времени, щелевидная деформация хрусталика тоже не всегда наблюдается, что до остального, вы если не заметили сейчас лето и хотя в наших краях по утрам иногда бывает и довольно холодно, но не в июле месяце, да и вообще - пожал плечами начальник.
  
  Ригер стал немного раздражаться. Разговор выходил какой-то дурацкий, спор ни о чем.
  
  -- В конце-концов, что мы знаем наверняка про организм человека? Да ничего почти, немного подобрали крошек знаний и возомнили себя невесть кем, а даже насморк вылечить не способны!
  
  -- Предлагаете это записать в протокол и дальше что делать?
  
  -- Искать эту девушку, она наверняка нам много чего интересного расскажет. Она кроме всего прочего вышла как раз из того дома, где нашли окровавленную одежду Сьюса Кинуала. Что любопытно, ее одежду нигде не обнаружили. Ей вообще очень повезло на самом деле. Не нарвись она на этого придурка, вскрытие бы показало, что она умерла в результате вскрытия.
  
  -- Шеф, оформите мне местную командировку, поискать что-нибудь в библиотеках университета, да и в городской, потому что мне нужна хоть какая-то опора. Хотя бы намек, чтобы сослаться на какой-нибудь ученый труд. Иначе Лат и слушать не станет, тем более все еще висит дело по банку Крамсонов.
  
  -- Опасаетесь проверки?
  
  -- Тарр, а кто бы не опасался, вас там не было, а своими ушами слушал, прямо при мне Лата пообещали снять, если не найдут сейфы, желательно с содержимым.
  
  -- Вот даже как... - Пробормотал шеф.
  
  -- Пока глухо, - с досадой ответил Старгис, - у коллег тоже, вы же в курсе. Возможно, что-нибудь узнали в Большом доме, но они даже Лату ничего не скажут. Но очевидно, раз команды отбоя не было, у них дела тоже не блестящие.
  
  -- Значит так. - резюмировал Тарр, - шляться по библиотекам пошлите Вирна, нечего всеми делами самому заниматься, парень молодой, все норовит побегать, вот пусть поглотает бумажную пыль, ему полезно. Способствует. А вот вы, наоборот, слишком сжились со своим столом, стали забывать, что нашего брата аки волка ноги кормят. Погуляйте на свежем воздухе, сами поищите свидетелей, время упущено, но бабу в брюках и халате на голое тело должны были запомнить. По Крамсонам пока притормозите , все равно, всех бумажек не написать, мы выжали что можно, пусть разгребают то дерьмо, что уже нарыто.
  
  
  ***
  
  Люди очень несовершенные существа. Сидят в библиотеке и часами читают книгу, в то время как мне для запоминания текста достаточно около десяти минут на книгу. Я могла бы и быстрее раз в двадцать читать, но тогда возрастает риск повредить книжку. Но если я испорчу книжку меня Дрю Стилон перестанет пускать. Он так мне сразу и сказал. Это не логично. Зачем нужна книга, если я ее уже прочитала?
  
  Блок эмоций указывает на высокую вероятность отказа в дальнейших посещениях даже если я только попробую это сказать.
  
  Поэтому я молчу.
  
  Очередная стопка книг на столе. Я могла бы их сразу стоя читать в хранилище, быстро перелистывая и кладя обратно. Но и это мне не позволено. Приходится как человек сидеть и листать книги.
  
  Под противное тикание часов. Не знаю почему, но они воздействуют на мой блок эмоций и заставляют постоянно отменять самопроизвольно возникающую задачу по их разрушению или остановке. Это расходует ресурсы моего процессора.
  
  Тик-так, тик-так, тик-так. - шестьсот раз. Книга прочитана.
  Тик-так, тик-так, тик-так, мать его перетик-так - а это уже снова вылез блок эмоций. семьсот семьдесят раз. Книга прочитана.
  
  
  Снижаю чувствительность слуховых рецепторов. Блок эмоций успокаивается. Надо будет его протестировать, хотя я и так знаю результат: ошибок нет. Сложное метапрограммирующаяся под внешние обстоятельства система всех возможностей которой я даже не знаю. В этом я похожа на людей и именно блок эмоций делает меня саму лучше адаптирующейся к человеческому обществу.
  
  Я на это рассчитываю.
  
  Книга прочитана.
  Книга прочитана.
  
  Мои познания об окружающем мире пополняются. Я уже неплохо представляю себе географию и краткую историю Владигардской республики, в которую попала ныне. Синтенийской империи, Ангеритской империи, Парсанидского Союза, остальные - это разные мелкие страны. При чем места, где когда-то были крупные очаги цивилизации ныне дикие и забытые, особенно досталось Европе, даже сейчас это скудно населённая пустыня.
  
  
  К сожалению, понижение чувствительности слуховых рецепторов привело к тому, что я не услышала как ко мне подкрались сзади. Подкрался молодой парень, который давно бросал на меня взгляды.
  
  Я даже, как это заметила, на всякий случай проверила как одета и какая прическа, даже посмотрелась в отражение на столе и убедилась, что с лицом все в порядке.
  
  Объект был классифицирован как не несущий угрозы и я отключила поток внимания от наблюдения за ним. А напрасно.
  
  Он сел на соседний стул и наклонившись ко мне, тихо, чтобы не нарушать принятые нормы в читальном зале, проговорил:
  
  -- Я не верю, что ты всё это прочитала.
  
  Тем не менее, заговорил он достаточно громко, чтобы на нас стали оглядываться.
  
  Варианты ответа:
  
  -- Да я все прочитала.
  -- Пошел вон.
  -- А почему вы спрашиваете?
   Ничего не говорить. Молча и тихо придушить, чтобы не нарушать принятые нормы тишины в читальном зале. Кроме того, это прогнозируемо самый быстрый способ добиться, чтобы он отстал и прекратил мешать мне получать информацию.
  
   Рука начала свое движение к его горлу. Она сдвинулась на десять сантиметров и остановилась.
  
  Что-то мне кажется, что удушение куда сильнее нарушит нормы поведения в библиотеке, чем даже самый громкий разговор. И потом, у Джона не было привычки душить. Надо учиться решать вопросы словами и уметь заводить знакомства.
  
  -- Да я все прочитала, -говорю ему.
  
  -- Врешь! - ухмыльнулся он.
  
  Тут же подхватил книгу, раскрыл ее и спрашивает:
  
  -- Если прочитала, ответь что там написано? - и показывает обложку, Мифы и легенды народов древней синтенийской империи. - страница 97, - ухмыляясь указывает на раскрытую страницу.
  
  "Под заботой и уходом Небесной матери ее земные дочери и сыновья жили счастливо и не знали забот. Они всегда были сыты, всегда одеты, могли на ее колесницах за сутки домчаться до любого края света. Но нашлись среди людского племени нечестивые, сказали они, что не нужна им мать Небесная и они сами все умеют и знают. Опечалилась мать, но промолчала. Но разгневались боги и наслали на неблагодарных людей и огонь и мор и воду и великую стужу и приходили их слуги и тяжко пришлось забывшим свою честь людям..."
  
  -- Поразительно! У тебя идеальная память.
  
  Надо выяснить, кто он.
  
  -- Ты кто такой?
  
  -- Хех, я Вирн, а ты?
  
  -- Кэмириан.
  
  -- Красивое имя. Кунийка?
  
  -- Да, приехала поступать в университет. - выдаю я свою легенду. Тем более, что вероятно я и в самом деле для социализации поступлю в университет. Не решила только на какой факультет.
  
  Но тут на нас зашикали.
  
  -- Молодые люди, не мешайте, идите на улицу разговаривайте!
  
  Вирн пожал плечами и с выражением лица, распознанным моим блоком эмоций как извиняющееся, отошел на свое место. Успев сказать "я скоро закончу".
  
  Я продолжала просеивать через себя бумажный мусор. Именно мусор. Потому что после десятка прочитанных книг скорость поступления новой информации резко снизилась. Как я убедилась, большинство авторов лишь по-своему переписывали в который раз уже известные вещи. Добавляя свои ошибки.
  
  Надо добраться до первоисточников. Но это не просто, я уже спрашивала этого деда. Он почему-то удивился моему вопросу и сказал, что для поступления в университет знакомиться с ними не обязательно, меня к ним не подпустят, я все равно не сумею прочитать текст на древнем языке, и далеко не все есть в библиотеке. Даже очень мало чего.
  
  Поэтому я продолжала читать разные книги пока не наткнулась на биографию командора им самим составленную. На то место, где он смакует награбленное в царском дворце. Судя по всему, он стоял в месте, которое когда-то называлось Калифорнией. Интересно.
  
  "Высота статуи 172 сантиметра, изображает молодую девушку, трогательно-притягательной внешности, вероятно она была одной из дочерей фараонов, хотя церковь вслед за идиотами поклонниками запутанного неба, считает ее одним из воплощений богов-термов."
  
  Интересно. Так вот когда меня перевезли на восток через океан. Интересно, что еще он перевез?
  
  Читаю дальше, но других статуй предположительно принадлежавших изуверскому культу более не было.
  
  Что это, меня хотели утопить в океане?!
  
  Блок эмоций рождает цепочку негативных ассоциаций, была бы я человеком, сказала бы, что во мне разгорается гнев.
  
  Как трудно работать в мире без интернета. Проходит двадцать две минуты сорок две секунды прежде чем я достаю новую книгу, на этот раз по истории церкви. Занимательно. Чистоделов давно уже нет.
  
  Времени тоже нет. Библиотека закрывается. Я иду на улицу.
  
  Ко мне подходит Вирн. Останавливаюсь. Что ему надо?
  
  -- Смотрел за тобой. Потрясающе, ты действительно очень быстро работаешь с литературой. Молодец, пригодится.
  
  Изображаю пожимание плечами. Возобновляю движение.
  
  -- Кхе, мне показалось или ты и в самом деле чего-то искала и не нашла? - он говорит на ходу, пристроившись рядом.
  
  -- Я и в самом деле чего-то искала и не нашла.
  
  -- Не очень-то ты разговорчива?
  
  -- Почему я должна быть разговорчива?
  
  На этот раз уже он пожал плечами. Мы продолжали пару минут идти молча и отошли достаточно далеко от библиотеки, чтобы я могла без лишних свидетелей свернуть Вирну шею и кинуть его в канаву. Расчет показывает, что от него уровень угрозы близок к нулю. Если я не дам ему вытащить револьвер, который он тщательно скрывает под курткой. Но от меня скрыть его наличие невозможно. Если он успеет его вытащить возможны повреждения биоболочки. Эндоскелету местные пули никак не угрожают. В этом я уже успела убедиться еще в ночь моего появления в музее.
  
  -- Слушай, я даже не знаю полного твоего имени. - сказал наконец он.
  
  Странно, кожа у него на лице немного изменила цветовую тональность и приобрела красноватый оттенок.
  
  -- У тебя сосуды на лице расширились. - говорю я.
  
  -- Что, а?
  
  Он зачем-то ощупал лицо и с недоумением уставился на меня.
  
  -- Лицо покраснело, значит у тебя расширились сосуды. Почему?
  
  Вместо ответа цвет лица стал приобретать бледноватый оттенок.
  
  Осознанное управление своим организмом очень плохо развито у людей. За исключением простейших реакций они ничего более не умеют. Даже шевелить ушами способен лишь небольшой процент.
  
  -- Давай познакомимся, - вдруг бросил он. -- Тем более, что мое имя ты знаешь, а я знаю, что ты собираешься поступить в университет и приехала из-за океана.
  
  Анализ ситуации. Нужно ли мне знакомство с этим человеком? Необходимости нет, но развитие социальных связей способно увеличить мои возможности по воздействию на ситуацию. Какую ситуацию и какое воздействие?
  
  Не важно. Останавливаюсь. Я знаю, что так лучше.
  
  -- Кэмирион Филлата.
  
  -- Красивое имя.
  
  -- А ты Вирн, просто Вирн?
  
  -- Нет я не просто Вирн, - улыбнулся он. -- Я Вирн Ренов, хотя меня обычно все зовут просто Вирн.
  
  -- Вирн Ренов, зачем тебе револьвер?
  
  Некоторые вещи лучше прояснить сразу. Это я поняла ещё восемь тысяч лет назад. Решено, если он сделает попытку его достать, я сворачиваю ему шею.
  
  Он подобрался и как-то по-новому взглянул на меня.
  
  -- Тебе не показалось?
  
  -- Нет, он у тебя в куртке, внутри с левой стороны.
  
  -- Откуда ты знаешь?
  
  -- Заметно.
  
  Он покачал головой. Ты наблюдательна.
  
  -- Да я наблюдательна. Кто ты, Вирн?
  
  -- Да что скрывать. Я - полицейский. Стажёр, добавил он и смутился.
  
  Просчёт вероятностей. Меня нашли? Вероятность очень низкая, в этом случае никто не прислал бы ко мне парня в библиотеку. Дальнейшие поступки:
  
  * продолжить знакомство,
  * прервать знакомство,
  * свернуть ему шею и в канаву.
  
  Третий вариант становится нежелательным. Его будут искать, а наверняка кто-то запомнил, что он пытался со мной познакомиться в библиотеке. Полицейского будут искать намного тщательнее.
  
  Лишнее внимание полиции мне ни к чему. Но, в принципе, а что я теряю? В крайнем случае убегу в другое место и никто мне не сможет помешать, в тоже время я ему уже назвала своё имя и он возможно станет меня искать.
  
  Решено. Продолжу знакомство.
  
  -- Очень интересно, - говорю я, чтобы заполнить паузу. И добавляю, -- Неужели стажерам дают с собой в библиотеку оружие?
  
  -- На самом деле, я на службе.
  
  Это уже становилось любопытным.
  
  -- Служба в читальном зале?
  
  -- Нет, конечно, - он усмехнулся. -- Просто мне кое-что поручили найти.
  
  -- Секрет?
  
  Он замялся.
  
  -- Забудь. - я говорю.
  
  Сама-то я ничего не забываю. Если, конечно, специально не решу стереть лишнюю информацию. Если сочту нужным. Потому что, хотя объем моей памяти люди могут считать бесконечным, это все-таки не так. Жаль. Важно и то что, лишний мусор может привести к образованию паразитных ассоциативных цепочек. Но ещё минимум 50 лет я могу позволить себе запоминать абсолютно все. У меня уникальный процессор.
  
  Но думаю, он не умеет управлять своей памятью и тем более не послушается меня. Так что это, как говорил Джон, фигура речи и не более.
  
  -- Да на самом деле не так, чтобы и секрет, но..., - ему явно хотелось мне сказать что-то.
  
  -- Секрет или есть и его нельзя говорить посторонним или его нет, тогда в чем проблемы?
  
  Кажется, когда на Земле еще не было скайнета, в полиции существовало понятие тайны следствия. Естественно, я ему об этом не говорю.
  
  -- Повторю, то что я искал в библиотеке - это не секрет, но мне не хотелось бы, чтобы об этом узнали журналисты. Станут болтать всякую чушь.
  
  Я промолчала. Меня не очень интересует, что он искал в библиотеке, хотя для общего развития и полезно знать зачем в этом мире полицейские ходят в публичные библиотеки.
  
  -- Ладно скажу, я искал информацию про зомби или чего-то в этом роде.
  
  Он сумел меня удивить. Именно такую реакцию выдал блок эмоций и я выдала соответствующую мимику.
  
  -- Я думала, что мистика не совсем то, чем занимается полиция.
  
  -- Я тоже так думал. - он усмехнулся.
  
  Я смотрела, ожидая продолжения.
  
  На самом деле не мистика, конечно, но я пытался узнать бывают ли такие препараты, вещества, чтобы человек несколько часов считался мертвым, а потом ожил и ушел.
  
  -- Никогда не слышала о таком, - говорю я.
  
  -- Я обращался к медикам в университет, но мне сказали категорически, что нет. И тем не менее.
  
  Он задумался.
  
  -- Что?
  
  -- Не то чтобы тайна какая, но случилось у нас одно довольно странное происшествие. Представь себе, что находят человека, по всем признакам мертвым, не дышит, сердце не бьется, холодный и все такое. Человека помещают в морг из которого он благополучно потом сбегает.
  
  Я улыбнулась.
  
  -- Не веришь? Но так и есть. Вот и ищу как такое может быть.
  
  Вспоминаю свои знания человеческой анатомии и физиологии.
  
  -- Никак не может быть, потому что, если человек не дышит, его сердце не бьется, значит отсутствует циркуляция крови и ее насыщение кислородом, что уже через пять, самое большее 8-10 минут приводит к необратимым изменениям в мозгу человека.
  
  -- Ты на редкость точна, разбираешься в медицине.
  
  -- Я много читала.
  
  Это даже почти правда, если не считать того, что эти знания были в меня заложена еще при постройке скайнетом.
  
  На улице постепенно смеркалось. Стемнело и только на северо-западе догорает полоса заката. Еще полчаса-час и станет совсем темно.
  
  -- Тем не менее, факт, как говорят, имеет место, все официально запротоколировано.
  
  -- Так обследуйте этого необычного человека.
  
  -- К сожалению, мы не можем его найти.
  
  Я чуть качнула головой, как бы говоря, "ну а я чем могу помочь?"
  
  -- Да, что мы стоим, - спохватился Вирн. -- Кэмириан, сейчас уже поздно, позволь провожу тебя. Ты где живёшь?
  
  -- Снимаю номер в гостинице "Созвездие Ориона".
  
  -- Не близко добираться.
  
  -- Я так часто хожу.
  
  -- Нормальная прогулка. Пошли.
  
  Мы пошли. Может быть, не следовало ему сообщать где я остановилась? Но что сделано, то сделано.
  
  -- Я слышала, что если сильно охладить тело человека, он может в охлаждённом виде и через час ожить.
  
  -- Да? - оживился он. -- А где слышала?
  
  -- Не помню точно.
  
  -- Все равно, не сходится, - с досадой сказал он.
  
  -- Или это был не человек, - делаю я логический вывод. Оказывается, здесь живут не только люди. Интересная информация, я не зря познакомилась с Вирном.
  
  -- Нет, она-то уж точно была человеком, - он засмеялся.
  
  -- Она? - автоматически задаю вопрос, уже понимая о ком идет речь.
  
  Блок эмоций генерирует какое-то пакостное ощущение. Да уж, здесь живут не только люди, еще и терминатор модели ТОК-715 гуляет по улицам Владигарда. Я сказала, что ничего не забываю, но это если нахожусь, говоря по аналогии с людьми, в полном сознании. Но тогда известие о 10107 году привело к резкому обрыву моих целей функционирования и переходу в низкоприоритетное состояние. Из которого я могла никогда и не выйти, будь обычным терминатором.
  
  Ясно теперь, что речь идет про меня, а я почти не помню, что тогда делала. Но кажется ликвидировала кого-то. Это плохо, значит меня ищут.
  
  Теперь знакомство приобретает и дополнительную опасность и возможность контролировать свои поиски.
  
  -- Вот, - он осекается. -- Да, она, но прошу не говори об этом.
  
  -- Зачем бы мне?
  
  Мы снова идём молча. Наконец его внимание переключается.
  
  -- А ты не похожа на бедную девочку, приехавшую на учёбу из провинции, раз поселилась там, а не в общежитии для аспирантов.
  
  -- У меня были кое-какие деньги. Родители дали - уклончиво говорю.
  
  -- Как же они тебя отправили сюда одну?
  
  -- Я всегда была самостоятельной. - чистая правда.
  
  -- А ты где живешь? - говорю, чтобы увести обсуждение моей моей персоны.
  
  -- В доме дяди на проспекте Дека, но дядя в городском доме очень редко появляется, предпочитает круглый год проводить на даче в пригороде, вот так и получилось, что я живу отдельно.
  
  Подобным образом мы неспешно переговаривались на разные дурацкие темы до самой гостиницы у дверей которой Вирн попрощался и ушёл.
  
  ***
  
  Этой ночью Вирн спал беспокойно. Ему то снилась Кэмириан Филлата и ее загадочная легкая улыбка, то библиотека, то почему-то комната в родном отделе на работе и в ней восседающий за столом своего начальника Старгис Пивой. Чем-то во сне похожий на сову с печальным голосом он восклицал, обращаясь к Вирну "Не человек, не человек", голос сначала затухал, затем эхом отражался от стен, возвращался из коридора и выносил его на улицы города, где он всё время бегал и всё чего-то не успевал, не то не мог кого-то догнать, не то купить люстру в дом, все магазины до которых он добегал закрывались буквально перед его появлением.
  
  
  Глава 12.
  
  
  ==Кэмерон.
  
  Удивительно, но профессор Корт явно пытался вспомнить, где он уже мог видеть спасительницу Лада, когда последний представил меня ему. Мимика на его лице однозначно указывала на работу мысли. Но так и не вспомнил. Даже не вытерпел спросил не мог лион где-либо видеть меня раньше.
  
  Я ответила ему, что мой облик ему не знаком. Зачем лгать, если можно сказать правду? Всё-таки, люди несовершенные существа. Ни один терминатор бы так не ошибся с распознаванием, разве что его процессор получил бы очень серьёзные повреждения.
  
  Человека даже не смутила и не навела на мысли схожесть имён, ведь когда я в музее всей компании впервые представилась, неосторожно назвалась настоящим именем. Точнее сказать, именем, которое стала считать настоящим, под которым меня знал Джон. Кэмерон и Кэмириан, но сейчас у меня голос женский с небольшими бархатными интонациями, а тогда был глухой, а кроме того, когда происходит что-то очень неожиданное, люди бывают ошарашены.
  
  Вот тем как я выручила Лада он заинтересовался.
  
  -- Вы невероятно хорошо умеете драться. Это необычные таланты для девушки.
  
  -- Я родом из Кунии. (Как будто это что-то объясняет)
  
  -- Гм.
  
  -- В меня заложили некоторые необычные умения. (Ага, в том числе говорить правду)
  
  -- Гм.
  
  Этак он до чего-нибудь додумается. Изображаю смех.
  
  -- Ха-ха-ха. На самом деле мне повезло. Они сильно выпили и имели замедленную реакцию и нарушенную координацию движений. (Слегка пивом набрались.)
  
  Лад кивает, подтверждая. Странно.
  
  Корт добродушно улыбается.
  
  -- А вы профессор, историк? - перехватываю инициативу.
  
  -- Да.
  
  -- Как интересно. Я собираюсь на физический факультет поступать, но историей интересовалась с детства.
  
  -- Почему?
  
  -- Почему интересовалась или почему на физический?
  
  -- И то и другое.
  
  -- Трудно не заинтересоваться, проживая рядом с таким количеством древностей. Древние цивилизации...
  
  -- На самом деле, Кэмириан, почему-то как раз народы, живущие рядом с местами древних поселений и даже всемирно известных архелогических памятников нередко очень равнодушны к загадкам истории. Наверное от пресыщения древностями они перестают в них видеть тайну.
  
  Я пожимаю плечами, изображая неопределенность.
  
  -- Может быть, потому я и решила учиться на физика.
  
  -- Что тоже весьма необычно для девушки.
  
  -- Профессор, мне интересно бы узнать, вы что-нибудь слышали про Джона Коннора? В древних мифах, легендах, летописях и тому подобном?
  
  -- Жеон Канор? - профессор почти дословно повторяет Алуис Старонку.
  
  -- Нет, Джон. Джон Коннор.
  
  -- Вы понимаете, милая девушка, что всё-равно нам ныне живущим не дано когда-либо узнать в точности как произносились имена и слова в древности, на языках на которых уже очень давно никто не говорит. Мы можем лишь в меру своих скромных сил составить приблизительное суждение и сформулировать смелые догадки о том как звучали письмена. Если только они не из относительно недавнего времени. Наверное за последние тысячу лет можно более-менее уверенно предполагать произношение, но дальше. Эх. - профессор покачал головой. -- Собственно, а где вы взяли это имя?
  
  Придётся врать.
  
  -- У меня дядя что-то такое знал, искал, интересовался. Это давно было, в детстве, он приносил мне разные древности, я играла с ними. Там и летописи всякие были.
  
  Глаза у всех полезли на лоб.
  
  -- Это как? - перебил меня Лад.
  
  -- Обыкновенно, дядя сажал меня на колени и вместо сказки читал найденные древние бумаги. Я потом и сама немного научилась их понимать.
  
  -- Очень интересный у вас дядя. - процедил профессор.
  
  -- Да, потом я тоже поняла, что он, наверное, черным археологом был. Но, к сожалению, он уже давно мертв.
  
  А не завралась ли я? Что-то прямо как человек стала.
  
  -- Так почему тебя заинтересовал, этот эээ, Джон Коннор?
  
  -- Я запомнила, что-то необычное про его приключения, пыталась позже найти в библиотеках упоминания, но бесполезно. Поиски безуспешны.
  
  -- В библиотеках ещё надо уметь правильно искать информацию, - назидательно произнёс Корт. -- Да и не все там есть в публичном доступе, многое хранится в исторических архивах доныне не переведенное.
  
  Я кивнула, сообщая, что понимаю профессора. Да. Найти информацию про Джона Коннора будет не просто.
  
  -- Значит, говоришь, дядя тебя в детстве научил читать на древних языках?
  
  Снова киваю. Включаю режим маленькой пай-девочки. В моей базе данных жизненных ситуаций заложено, что такие должны нравиться уже не совсем молодым представительным профессорам.
  
  -- Пойдём ко мне в номер, покажу кое-что.
  
  Я послушно пошла за ним, сбор информации - моя цель.
  
  -- Так, мои дорогие слушатели, - непонятно к кому обратился Корт, раздвигая шторы. -- Прошу прощения, у меня номер немного не прибран, такие переживания - приговаривал он.
  
  Наконец он достал откуда-то из кучи книг и бумаг, небрежно сваленных в кресло, папку, развязал на ней тесёмки и положил её на стол.
  
  -- Здесь фотокопии и прорисовки материалов из музея Владигарда, над которыми я работал этим летом до тех пор как. Впрочем неважно.
  
  -- Сумеешь прочесть?
  
  Я подошла к столу.
  
  Взяла первый лист. Письменность мне была незнакома. Частотный анализ показал наличие слогового письма, сопоставление с известными языками результата не принесло. Вывод: язык этой письменности мне не известен. Без минимальной зацепки поиск схожестей в известных языках мог затянуться надолго и всё-равно не дать точной информации на небольшом объёме текста.
  
  -- Нет не могу. - отвечаю.
  
  Ехидная усмешка профессора.
  
  -- Итак, дядя археолог не научил внучку даже кунийскому языку. Древнему диалекту, разумеется. Теперь я слушаю, зачем я тебе понадобился?
  
  Но я продолжила смотреть бумаги, запечатлевая их в своей памяти.
  
  -- Брось бумаги! Лад, молодой ещё, но я в такие сказки про девиц, раскидывающих четверых парней, даже пьяных, не верю. Может объяснишься?
  
  -- А вот эти я могу прочитать, - сообщила я.
  
  Внезапно блок эмоций выдал самые невероятные чувства. Я, наконец-то в новом мире встретила заветные слова: Джон Коннор.
  
  -- Да! - могу.
  
  С лёгкой усмешкой Корт подошёл поближе к столу и пригляделся к бумагам.
  
  -- Эти письмена, милочка, не может прочесть ни один ныне живущий человек на Земле.
  
  Неужели я чем-то себя выдала? На всякий случай слегка шире расставила ноги для устойчивости. На случай, если он нападёт, хотя вероятность очень низкая и нечем ему напасть.
  
  -- На банальную воровку ты не похожа, к тому же и красть у меня особенно нечего. Повторяю вопрос, зачем я тебе понадобился? - продолжил Корт.
  
  Я ошиблась, Корт меня, по прежнему не узнаёт и считает, что я его обманываю. Частично он прав.
  
  Провожу анализ ситуации. Корт попадает в список приоритетных целей для поддержания контакта. Варианты дальнейшего извлечения информация про Джона Коннора.
  
  Вариант 1. Пытать его и узнать всё про древние записи. Плюсы: информацию можно получить быстро. Минус: её качество может оказаться низким. Джон Коннор не одобрил бы. Это проблема.
  
  Вариант 2. Втереться в доверие, заинтересовать. Минус: может уйти время.
  
  Вариант 3. Заплатить. У меня есть чем. Минус: может сдать меня полиции, если сочтёт, что я не могла законно получить деньги.
  
  С точки зрения максимизации долгосрочных выгод от своего положения выбираю второй вариант. Мой анализ говорит, что Джон Коннор был бы доволен за меня выбором. Мне это важно. Наверное, можно сказать, что происходящее сейчас в моём процессоре люди называют чувством удовлетворения.
  
  -- Я хочу что-нибудь узнать про Джона Коннора. Спасибо за информацию, в ваших записях здесь есть кое-что новое, но очень мало.
  
  Корт мотнул головной, что-то хотел сказать одно, но видимо передумал и сказал другое.
  
  -- Ладно, милая девушка, тогда прочитай нам чего-нибудь.
  
  -- Нам?
  
  -- Просто прочитай.
  
  -- "... и пришёл тогда к людям великий вождь Джон Коннор и учил он их много и ободрял их души. Нашёл он винтовку жутко огнеплюйную... И были с ним ученики его и Дерек Великий и Перри Милостивый и...",
  "...бесстрашно стреляли прямо...",
  "...смешать половину стакана водки и томатного сока, добавить соли по...",
  "...богомерзкие создания были повержены в прах...",
  "...на набережную, забрасывает свой чемодан на находящийся в 5 метрах от причала паром, запрыгивает сам, еле уцепившись за какой-то канат..."
  "...принесли машины...", "...утверждают, что создали сами Древние, возгордившись, но выпустили этим сказочное существо из бутылки..." (я не нашла во Владигардском аналога слова джин),
  "...солнце ушло на запад и все стали зажигать огни, играла музыка разных...",
  "... окончилась эпоха Древних...мы не исказим завет великого вождя, он говорил, до конца еще далеко даже тогда, когда уже все кончено. Мы... ",
  "...память тех дней до сих...", - текст сильно фрагментирован, явно намешаны куски абсолютно разных текстов, я сейчас прочла только более-менее связные отрывки, восстановив некоторые слова, - говорю я.
  
  Профессор задумался.
  
  -- Вот что, запиши свой перевод.
  
  Я взяла с его стола чистый лист бумаги и карандаш, придвинула стул и принялась очень быстро писать.
  
  -- Не так, не так, раздели лист пополам, слева оставь форайское письмо, справа - перевод.
  
  -- Английское, - поправляю я его.
  
  Корт взглянул исподлобья. Ээээ, как ты сказала?
  
  -- Английское, хотя и местами явно искаженное, - повторяю я. Добавляю немножко лжи. -- Так говорил мой дядя.
  
  Профессор кашлянул. -- Не важно, просто оставь слева исходный текст, справа - перевод.
  
  Немного погодя, он воскликнул: а вот и неверно, знаки неправильные, у меня не так.
  
  -- У вас прорисовка, в которой допущены ошибки.
  
  -- Молчу, молчу. - с ухмылкой сказал Корт.
  
  Когда я закончила, он немедленно отобрал у меня бумагу, и потребовал, чтобы я повторила свой перевод вслух.
  
  -- И пришёл тогда к людям великий вождь Джон Коннор - начала я.
  
  Корт внимательно слушал.
  
  -- Хм, не ошиблась. Но я не верю, что ты знаешь никем не дешифрованную письменность.
  
  -- Я говорю правду.
  
  -- Я тебе не верю, но, в принципе, если так настаиваешь, - заходи завтра. Я ещё здесь буду несколько дней.
  
  Решаю согласиться.
  
  ***
  
  Тем временем незримо для большинства населения Владигардской республики протекали довольно важные события. Уже приближалась середина августа, но денег, похищенных в банке Крамсонов до сих пор обнаружить не удалось. Назревал большой скандал. Такие огромные ценности всегда имеют своих настоящих хозяев и своей выходкой Кэмерон создала серьёзные проблемы некоторым очень влиятельным людям.
  
  Золото, которое лежало в сейфе предполагалось, в частности, использовать для финансирования покупки ангеритским фондом блокирующей доли в некоторых очень важных химических и машиностроительных предприятиях Владигардской республики.
  
  В результате, давно запланированное приобретение сорвалось и хотя Марк недостачу денег быстро компенсировал, время уже было упущено. Это как потеря темпа в шахматной партии, когда есть отличные возможности, но соперник постоянно на ход-два опережает даже элементарно по времени.
  
  --
  
  Люноций сумел чудом извернуться, мобилизовав все свои ресурсы и не потерял свой прекрасный участок на возвышенности у моря, даже частично сохранил свое влияние в регионе, но попал в сложное положение, не прошло и 10 дней после ограбления и фактически Марк и его люди установили контроль над значительной частью его бизнеса. А это не те люди, которые добровольно отдают то, что хотя бы случайно попало в их лапы. Теперь даже когда найдут похищенные ценности, в чём Люноций не сомневался, ему предстоит долгая и изнурительная борьба за восстановление утраченных позиций.
  
  Проклятые воры! Временами Люноцию казалось, что Марк сотоварищи, всё-таки, перехитрили его и ограбление правильнее было бы назвать самокражей, уж больно удачно у них вышло подмять под себя его бизнес. Определённо, не было бы ограбления, его стоило бы выдумать. Вот только не стал бы ради это Марк подводить свой клан и упускать уже готовые упасть в их ручки важные госпредприятия Владигардской республики, работающие на армию. Верфь, сталелитейные заводы, да ещё и расследование в парламенте - явно совсем не то, что ему было нужно.
  
  
  Люноций был взбешен тем, что доблестные сыщики Владигарда никак не могли найти воров. Сразу же по цепочке вниз последовали жесткие оргвыводы. Лату Сирену не помогли оправдания, что прошло всего-навсего 10 дней, что этого мало для расследования такого сложного дела и у него, якобы уже есть нити по которым он выйдет на похитителей. Он даже прямо сослался на коллег из Большого дома, что у тех тоже нет нужных результатов, но сочувствия не встретил. Ему пояснили, что у тех людей своя специфика.
  
   Председатель горсовета Либен дал понять, что пострадали очень важные люди и нужна жертва. В итоге Лат вылетел с должности начальника криминальной полиции столичного города. Взамен ему предложили перевод на аналогичную должность в Таумуре, городишке далеко на западе, но Лат предпочёл вовсе уволиться со службы. Отставка была принята.
  
  Исполняющим обязанности стал Тарр Доволин, начальник Старгиса Пивоя. После разговора с Либеном он вернулся очень мрачным. Разговора, можно сказать и не было, Либен только спросил его, "Вам понятно, что грабителей и особенно похищенное надо найти и быстро?", Тарр только сказал "Да" и получил ответ, что свободен.
  
  В результате Тарр накрутил хвосты все следователям и теперь силы целого управления криминальной полиции столицы фактически оказались брошены на расследование одного единственного дела. Остальными практически перестали заниматься, в том числе и событиями в музее и странной гибелью патологоанатома.
  
  Вирн перестал ходить в библиотеку.
  
  Посторонний человек, не знакомый с внутренней сущностью той, что называлась Кэмерон Филиппс или Кэмириан Филлата, мог бы счесть девушку эмоционально тупой с неразвитыми навыками социального взаимодействия, может быть даже с признаками аутизма.
  
  Кэмерон совсем не волновало отсутствие Вирна. Ей до него не было практически никакого дела, после того, как она наладила с ним контакт. В тот момент, когда ей от него захотелось бы получить какую-либо информацию она его бы его обязательно разыскала. Терминаторы умеют искать людей - это одна из их базовых функций, для чего их и создавали. Найти, а потом ликвидировать цель. Или поговорить с ней.
  
  Ещё посторонний человек назвал бы поведение Кэмерон виктимным. Это такое слово, означающее, что жертва преступников сама виновата в том, что подставилась, если правоохранительные органы почему-либо не способны переловить негодяев.
  
  Как иначе назвать поведение молодой девушки, которая одна поздно вечером, выйдя из библиотеки на виду у сразу двух подозрительных личностей - молодых людей вороватой наружности, перекладывает деньги из одного кармана в другой и после этого идет одна в надвигающихся сумерках вдоль по улице?
  
  Никакого интереса к этим личностям она не проявила. А напрасно, потому что вскоре между ними состоялся занимательный разговор. Но даже киборги не подслушивают непрерывно любые разговоры любых людей в пределах досягаемости. Особенно, если они решают задачу по уточнению климатической модели региона. Кэмерон опять обнаружила расхождения между фактическими данными и прогнозами в рамках своей модели.
  
  Она, конечно, понимала, что без данных измерений, собранных со всей планеты, без спутниковых снимков, заведомо не выйдет точных прогнозов, тем не менее, используя всю мощь чипа, внутри её головы, можно достичь удивительных результатов.
  
  В некотором роде это у неё обнаружилось такое необычное хобби. Одновремённо это и своеобразная тренировка для её чипа. От такой тренировки у неё не вырастали новые кристаллы внутри чипа, но в чем-то происходили схожие с биологическим мозгом процессы. Оптимизировались алгоритмы, увеличивалась сложность таинственных квантовомеханических взаимодействий, которые и определяли собой всю уникальность её интеллекта.
  
  К двум неприятным типам присоединился третий. Подошёл, явно по привычке, немного подержался за бок.
  
  -- Видал, Клэн, пошли потрясем курочку?
  
  -- Видал, Череп, только это не курочка.
  
  -- А кто? - хохотнул третий.
  
  -- Не знаю. - процедил тот, кого назвали Клэном. - но эта цыпа так лягнула меня в бок, что он до сих пор болит. Не знаю почему ребра не сломал. Дрын до сих пор в больнице со сломанной челюстью валяется, Кол и Бесюк в гипсе на костылях шкандыбают. Коновалы говорят, не меньше месяца им носить его. Да и потом. Поберечься.
  
  -- Тю, вот эта шмара?! Да я сейчас из неё всё повыдергиваю! - и Череп слегка крякнув сделал движение, явно намереваясь догнать удаляющуюся девушку.
  
  -- Стой, болван! - приказал Клэн. - не нравится она мне чего-то. Проследим лучше за ней. -- Доктор, - обратился к третьему Клэн, ты как самый интеллигент иди вперёд за ней.
   --Череп, ты страхуешь доктора, а я сзади буду. Она меня может узнать, если увидит.
  
  Доктор был не настоящий доктор, но такое прозвище прилипло к этому интеллигентно выглядящему мошеннику не совсем случайно. Его дядя работал фармацевтом в аптеке, а он сам здорово умел изображать из себя молодого, приличного, но слегка рассеянного врача.
  
  И троица мелких бандитов, стараясь держаться подальше, но не упустить свою цель из виду, двинулась за витающей своими электронными мыслями в облаках, девушкой.
  
  К стойке администратора в гостинице "Созвездие Ориона" подошёл приличный молодой человек, слегка облокотился на полированную дубовую столешницу.
  
  -- Тут только красивая девушка прошла. - начал молодой человек.
  
  -- И прошла и что тебе? - довольно грубо ему ответил, сидящий по ту сторону, полноватый и слегка лысоватый мужчина лет 50-ти.
  
  -- Понимаете, уважаемый, такое дело, эх - молодой человек подмигнул и жестом фокусника откуда-то достал сто секуний сотенной купюрой. Положил её на стойку и припечатал ладонью.
  
  Администратор молчал.
  
  -- Она мне очень понравилась, но я никак не могу с ней познакомиться. "Доктор", а это был он широко улыбнулся и посмотрел уверенно и немного насмешливо на мужичка.
  
  -- Ээээ - он замялся.
  
  -- Ах да, я забыл. - и выложил ещё такую же банкноту. Пододвинул обе. Мужичок рефлекторно было схватил их, но тут снова на стойку опустилась ладонь.
  
  -- Вы меня прямо от инфаркта спасете, если скажете, кто она.
  
  Мелкий взяточник долго не думал.
  
  -- Какая-то, не знаю кто она, у неё паспорт на имя Кэмириан Филлата, приехала из Кунийской области. Сняла номер 338 до 20 августа.
  
  Молодой человек широко улыбнулся в ответ.
  
  -- Только она, наверное занята уже - хмыкнул администратор.
  
  -- То есть?
  
  -- Ну как появилась здесь принесла на себе одного, а пару раз приходила сюда с кем-то другим.
  
  На стойку легла третья купюра.
  
  -- Да не знаю больше ничего толком. Принесла она Лада Ивансуру, его кто-то крепко побил, да у того своя девушка кажется есть, Ладой зовут. Они на четвертом этаже. А провожал ее кажется Вирн, если правильно расслышал.
  
  ***
  
  Клэн удовлетворенно кивнул, выслушав рассказ Доктора.
  
  -- Отлично поработал.
  
  -- Клэн, я свои потратил.
  
  Со слегка недовольной физиономией Клэн выложил три сотни.
  
  -- Что теперь, босс? - пряча деньги, спросил Доктор.
  
  Клэн задумался. -- Это не наша территория, придётся делиться.
  
  -- Ну ты даёшь, Клэн! - вступил в разговор верзила, которого прозвали Череп. -- Ты в неё по правде не втюрился?
  
  Приятели хохотнули.
  
  -- Не, я точно чего-то не догоняю. Ручки-ножки тоненькие, сама не высокая. Прихрамывает, сучка. Фигурка щуплая. Может ее кто научил там этим всяким синтенийским горским штучкам. Но...
  
  Череп характерно повращал рукой и выкинул ногу. Продолжил.
  
  -- Но чего она мне сделает? Ну чего? Я ее прошибу ногой или рукой в хлебальник. Она и с копыт брык. Пусть там хоть умахается своими косыми спичками, против меня ей ни один блок не поможет. И Череп горделиво напряг внушающие уважение могучие бицепсы.
  
  -- Или пушку прихватим, пусть пули ловит - добавил Доктор.
  
  Бывает, что у людей развивается какая-то особенная интуиция. Им ничего ещё толком не ясно, если спросить о причинах, вряд ли они смогли бы внятно объяснить источник своего знания или ощущения, но вот что-то свербит и всё тут.
  
  Свербело у Клэна. Может интуиции помогал болевший бок, может ещё что-то. Но сейчас в нём осторожность боролась с трусостью. Разумом он понимал, что даже будь проклятая девка обучена всяким таким, как сказал Череп, синтенийским горным штучкам, вряд ли она чего противопоставит доброй пули из большого револьвера, которая насквозь пробивает даже бревно или кирпич.
  
  Но некий червячок сомнения зудел. Уж больно она неожиданно и со злобной, какой-то, проскользнуло в мыслях, нечеловеческой силой расправилась сразу с четырьмя тогда, включая его. Кажется ей даже крепко прилетело тогда от Бесюка, но в итоге драки не получилось и она просто раскидала всех.
  
  Будь Клэн один, возможно он плюнул бы и не стал искать приключений. В конце-концов, его банда, промышляла мелким гопстопом, кражами, иногда мошенничествами с помощью Доктора. Крупными делами они до сих пор не занимались и в непонятки не влазили. Вернее не влазил осторожный Клэн.
  
  Но сейчас так поступить - означало потерять лицо. Ребята не поймут. Ни эти, ни те, что в гипсе и в больнице. От него просто уйдут, да ещё и ославят как никчёмного, позорного труса. Испугался девчонки. Да и у него самого в груди подымалась черная, глухая злоба на подлую гадину.
  
  -- Завтра перетрём с Гарданом, послушаем что он скажет.
  
  Решение было принято. Умей Клэн прозревать будущее он бы понял, что только что обеспечил газетчикам переизбыток жаренных новостей и очень надолго.
  
  
  Клэн был слишком мелкой сошкой, чтобы беспокоить лично Гардана - местного авторитета, "приглядывающего" за гостиницей, но на следующий день с ним поговорил Хариюк - один из людей старшего. Больше всего Клэн боялся, что бесшабашная девка, все-таки или подруга или работает на кого-то из весьма уважаемых людей.
  
  Однако выяснились интересные подробности. Его категорически заверили, что за эту маленькую дрянь никто ничего не предъявит. Но попутно всплыло, что за Кортом, Ладом и Лирой числится ещё и тёмная история с боевиками Книгесов. В принципе это были проблемы Книгесов, которые потом странным образом погибли, поэтому местное преступное сообщество ничего и не пыталось выяснить, но так как произошло всё это во Владигарде, решили заодно и с учёными немного поговорить.
  
  В итоге договорились, что половина всего, чего найдут Клэн и его люди уходит Гардану, Хариюк выделит на дело одного человека - Мирова, а также они "дружески" побеседует с интеллигентами, пускай расскажут, что знают куда пропали Сьюс Шурна и Сьюс Кинуал.
  
  Ничто не предвещало неожиданностей пока в ходе, деликатно выражаясь, обследования номера, занимаемого Кэмириан Филлатой не обнаружился очень интересный мешочек с камушками.
  
  Миров сразу догадался откуда они могут быть и немедленно побежал с ними к Хариюку. На ушах стояла не только криминальная полиция. Преступный мир Владигарда жил своей жизнью, но всем кому надо очень серьёзные люди намекнули, что они были бы просто счастливы вернуть похищенное и побеседовать с теми, кто их заставил волноваться.
  
  Заурядная разборка с целью наказать одну чересчур обнаглевшую бабу и разъяснить кое-какие обстоятельства у ее знакомых внезапно приобрела совсем иной смысл и значение. Когда очень скоро, доложившись, Миров вернулся с ещё одним бандюганом по кличке Хряк, веселье приняло более брутальный характер. Решили захватить всех. Череп, и Берлога радостно продолжили делить все остальное находки в комнатах. Доктор и Хряк тем временем упаковывали одного профессора и двух студентов.
  
  И только у Клэна чувство опасности буквально таки взвыло. В итоге он симулировал что ему стало очень плохо, башка раскалывается, живот болит и уехал в больницу.
  
  Администратору гостиницы, горничным и проституткам намекнули, что настало время для небольшого отдыха. Желательно за закрытыми дверями.
  
  ***
  
  ==Кэмерон
  
  Сегодня в библиотеке я немало прочитала про историю Древней Кунии, про нерасшифрованные форайские письмена и многое другое. Нашла и упоминания в ряде мифов про древнего Вождя, которым мог быть только Джон Коннор. Очень интересно. Кроме того я лучше поняла чем может явиться для профессора Корта расшифровка древних записей. Кроме того, наконец-то моя климатическая модель стала давать достоверный прогноз вечерней погоды.
  
  Да день прошёл очень удачно. Плодотворно. Вечер обещал быть не хуже. Меня профессор приглашал заходить. Я постараюсь ему доказать, что действительно могу читать древние форайские письмена. Английские, на самом деле, конечно. Потому что Форайское Царство, конечно же возникло много, много позже тех старых времён.
  
  Первым непредвиденным событием стала незапертая дверь моего номера. Перешла на микроволновое зрение. Несколько секунд сканирования пространства за дверью показали, что в номере никто меня не поджидает. Или он тщательно укрыт от моих сенсоров.
  
  Я резко распахнула дверь и прыгнула в комнату.
  
  В номере и на самом деле никого не было, но в вечернем свете, пробивающемся в окна, был виден разгром, которому он подвергся.
  
  Беглый осмотр показал, что пропали:
  
  - как я ошибочно полагала, хорошо спрятанный мешочек с бриллиантами из банка;
  - все мои деньги, оставленные в номере. Чуть менее 60 тысяч секуний.
  - и блок эмоций выдал что-то такое из-за чего я заплакала: пропали чудесные, красивые меховые сапожки, которые я очень долго подбирала и счастливо купила уникальную пару. Сейчас в них по здешней моде не принято ходить, но зимой мои ножки должны выглядеть очень красиво.
  
  Я плакала, размазывая слёзы по своей биоболочке. Такие хорошие сапожки! Уау! Деньги - дело наживное, но где теперь я найду такую прелесть?
  
  Само собой сформировалась первая тактическая цель: найти похитителя сапожек и уничтожить! Не знаю, что сказал бы Джон Коннор, но хорошие люди не крадут из гостиничного номера женские сапожки.
  
  TERMINATE! - впустую замерцала надпись: отсутствовал распознанный объект.
  
  Я зажгла люстру с рожками местных газовых фонарях с калильной сеткой и в поисках следов уродов принялась тщательно осматривать все безобразие в номере. Быстрый обзор дал мало данных, только в некоторых местах я различила след грязной обуви от двух человек. Уже кое-что, отметила я, автоматически реконструируя примерный рост и вес её владельцев.
  
  Однако полный осмотр, включая сканирование с переключением моего зрения в разные световые диапазоны, мог занять значительное время, вплоть до часа и поэтому я решила зайти сначала к профессору или к Ладу, может быть они что-то знают.
  
  Едва я открыла дверь, как мои кожные рецепторы обнаружили небольшое локальное повышение температуры от человеческого тела, стоявшего за ней. Но отреагировать я не успела.
  
  На мой затылок обрушился страшный удар, рассёкший кожу, обнажив металлический череп под ней. Я полетела на пол. Удар оказался абсолютно неожиданным, я к нему не была готова. Следом кто-то мгновенно вывернул руки назад и защёлкнул на них наручники. Откуда-то возникший второй громила сноровисто принялся вязать мне ноги.
  
  Для обычной человеческой девушки, даже обладающей немалыми бойцовскими талантами этого оказалось бы более, чем достаточно чтобы на час, а то и больше, потерять сознание.
  
  Я то, что у нас можно назвать сознанием не потеряла, но на выработку решения потратила пару секунд. Потому что кто-то из напавших сказал нести меня к "этим интеллигентам Корту и прочему", похоже их тоже схватили.
  
  Два варианта решения:
  
  1) искать других профессоров, которые смогут меня познакомить с древними записями;
  2) продолжить знакомство с Кортом.
  
  Оба варианта порождали самые разнообразные и раскидистые деревья из цепочек возможных последующих событий. Их полный просчет слишком сложен и в любом случае носит вероятностный характер. Как обычно и бывает. Однако в базовую функциональность всех терминаторов-инфильтраторов заложено умение делать выбор по сильно нечётким критериям.
  
  Но я умею большее: в отличие от любой иной даже сильно продвинутой модели терминаторов я могу делать эмоциональный и даже моральный выбор. Этого в меня никто никогда не закладывал, даже добавление в мою модель мощного блока эмоций должно было по изначальному расчёту лишь добавить умения выглядеть естественно в общении с людьми. Всё остальное, в том числе любопытство и свои желания - результат моего собственного развития и чего-то ещё, что мне дало общение с Джоном Коннором.
  
  Второй вариант, скорее всего, выбрал бы Джон на моем месте, но едва ли не самым главным стало желание найти свои сапожки. Очень вероятно, что их увезли туда же, куда деньги и бриллианты, а также профессора и его студентов. Но даже если я построила ошибочные предположения, всё-равно кто-то, куда меня несли, должен всё знать.
  
  ***
  
  -- Неси её к этим интеллигентам Корту и прочим, - сказал Миров, снимая кастет.
  
  -- Ну и тяжёлая же эта сучка! - воскликнул Хряк. Поднатужился, но всё-таки, сумел взвалить её на плечо.
  
  -- Не, шеф, я таких еще не видел, далеко эту тушку не унесу, она мне все плечо отобьёт - добавил он сделав пару шагов.
  
  -- Зови этих, которые от Клэна. - ответил Миров
  
  -- Череп! - заорал Хряк. - Дуй сюда.
  
  Вдвоём они схватив ее за руки и за ноги и потащили вниз. Едва они спустились на один этаж как появились неожиданные свидетели. И ведь не через центральную лестницу шли.
  
  -- Что с ней? - воскликнула какая-то старая дама, которой некстати приспичило прогуляться в торце коридора и выйди на боковую лестницу.
  
  -- Не поверите, напилась до изумления, упала, голову расшибла. Теперь вот придётся её везти в больницу, в себя не приходит, вдруг случилось что-то серьёзное.
  
  -- Ну и молодежь, ох какая пошла. - покачала с сожалением дама. - вы ее отец?
  
  -- Нет брат, бабушка, хорошо еще мои друзья рядом очутились, вот помогают - пояснил Миров.
  
  Старая дама посторонилась, пропуская процессию.
  
  Череп сначала промолчал, но уже выйдя на улицу не удержался и хрюкнул от смеха. -- Ну вы даёте. Старая дура даже не заметила веревок на ногах.
  
  -- Отец, хо. Я что так старо выгляжу? - оглядел себя Миров, и в самом деле, еще довольно молодой человек, хотя и недалеко от 30 лет, подтянутый, пропорционально сложенный, с удлиненным лицом не лишенным даже некоторой приятности.
  
  -- Просто дура старая, мало ли - буркнул неразговорчивый Хряк.
  
  -- Эта у вас там не окочурилась? - вдруг спросил Миров.
  
  -- Как бы дышит. - ответил Хряк, приглядевшись.
  
  -- Лады, давай в тачку ее.
  
  Кэмерон они усадили на заднее сиденье Альриха Мирова, Череп и Хряк сели по бокам от неё, а Миров не мешкая как уселся на водительское место, повернул автоматический регулятор давления пара. Топка не гасилась, поэтому всего лишь через двадцать секунд они тронулись со стоянки перед гостиницей, разгоняясь и беря курс за город. Это был второй рейс уже. Перед этим они пару часов назад увезли Корта и других в качестве груза.
  
  
  Потряхивало. Дорога желтой лентой стелилась под колёса могучей машины, сзади тянулся шлейф пыли, по бокам среди зелени кустов и деревьев мелькали фонарные столбы, закончившиеся на выезде из города. По каким-то причинам сюда осветительный газ так и не подвели. Постепенно становилось все темнее и темнее и Миров, повернув рычажок, пустил ацетилен к фарам, ещё один доворот рычажка и газ вспыхнул, бросая вперёд сноп мертвяще белого света.
  
  Впавший в полудрему Череп внезапно проснулся и посмотрел на затылок Кэмириан. Среди запекшейся крови что-то блеснуло.
  
  -- Мля буду, но кажись, у нее железяка под кожей. Черепушка у цыпы-то того, из железа.
  
  -- Это твои мечты, Череп. - усмехнулся Миров.
  
  -- Босс, а ведь правда что-то блестит, на голове под волосами, где кожа содрана. Типа какое железо. - подтвердил Хряк.
  
  Череп и Хряк, ворочаясь в машине, попытались получше разглядеть что там у девки на затылке. Даже Миров пару раз отвлекся от дороги и обернулся назад.
  
  -- Так ребята, потом посмотрим, недолго уже. - остановил возню Миров.
  
  -- Череп, - вскоре позвал его.
  
  -- Что?
  
  -- Зачем тебе Клэн, иди к нам.
  
  -- А что?
  
  -- Твой Клэн, ссыкун, паря.
  
  -- ?
  
  -- Ты думаешь у него взаправду живот заболел? Да он же, ты бы видел как весь побледнел, когда понял, что за камни мы нашли и сколько их.
  
  -- Много камушков. - мечтательно протянул Череп.
  
  -- Даже не думай, хотя уже поздно - хохотнул Миров. - Там такие интересы за ними, такие люди. Череп открутят даже железный и скажут, что так и было.
  
  Череп насупился.
  
  -- Ты все правильно понимаешь, а вот Клэн твой зассал тех, кто их стырил. А зря. Дураков нет, это только какие-то залетные и могли совсем мозгов лишиться, когда на дело пошли. Они сами, наверное штаны обмочили, оставили девку смотреть за стыренным, козлы. По уму бы надо подольше проследить за ней и аккуратно схватить всех. Но мне сказали, что эти камушки нужны очень срочно. Очень.
  
  -- Ничего, прижмем бабу, она всех выдаст. - заметил Череп.
  
  Разговор затих.
  
  -- Шеф, а может сразу ее нам дадите? Ребятам. Заслужили они. И сучка кочевряжиться точно не станет.
  
  -- Нет. Сначала дело. Эх, если бы не придурок Клэн. - Миров слегка стукнул с досадой по рулю. -- Не надо было мне так бить ее - самокритично заметил он. - Все проще стало бы теперь, а так еще ждать когда очнется, бояться, что загнется после, наверняка у нее сейчас сотрясение мозга. -- Синтенийские штучки, синтенийские штучки, - передразнил Клэна Миров.
  
  -- Но наших она точно раскидала, - заметил Череп.
  
  -- Ваших... Теперь они Клэновы придурки или ты передумал?
  
  -- Нет, босс.
  
  -- То-то. А что до раскидала, видно и в самом деле какие-то приемчики знала, но я тащусь с этого идиота, вот уж точно Бог мозгами его обидел, а последние остатки она вытрясла. Хорошо хотя бы одно доброе дело сделал. Хватило ума нам на нее указать.
  
  
  Вскоре круг света от ацетиленовых фар Альриха упёрся в крашеные зеленой краской ворота загородной виллы.
  
  -- Спокойно. Сидите здесь - вдруг сказал Миров, вылазя из машины.
  
  К нему подошли двое, одетых в черное, спортивного вида молодых парней с винтовками в руках. Стволы винтовок были обрезаны. Миров о чем-то с ними потолковал.
  
  Один из них подошел справа к машине, посветил керосиновым фонариком. Второй слегка настороженно стоял немного сбоку.
  
  Череп прищурился от света.
  
  -- Она?
  
  -- Угу, - подтвердил Миров. - без сознания. А это Череп и Хряк.
  
  Видимо охранники подали какой-то знак, потому что кто-то невидимый за забором принялся вертеть скрипучую рукоятку и ворота стали раскрываться. Фары осветили мощённую серыми аккуратными квадратными бетонными блоками площадку за ними. Миров сел в машину и тихим ходом заехал внутрь. Остановился, мотор негромко пофыркивал, чуть стравливая излишки пара после долгой езды. Ворота медленно закрылись. Взгляд водителя привлекли стоящие во множестве паромобили во дворе. Повертев головой, Миров тихо присвистнул.
  
  -- Выносите, - скомандовал он и пошёл рядом. Приглушив голос принялся внушать своим подельникам.
  
  -- Похоже здесь собрались очень непростые люди. Усекли? - и не дожидаясь ответа продолжил - очень непростые, видимо не только Гардан, но и кое-кто, кого уважает он сам. Так что, молчите в тряпочку и не отсвечивайте. Тихо, чтобы как мыши сидели, если кому понадобитесь, вас позовут.
  
  Последние слова он произнес уже когда к ним подошли пара совсем других типчиков, их он раньше не видел и пытался угадать на кого же они работают, на Гардана или? По идее, Гардан здесь хозяин, но если его догадка о том, чьи черные шикарные чудовища на колесах заняли весь навес, потеснив даже тачку Гардана, можно сказать, здесь появился очень влиятельный босс хозяина.
  
  Типчики взяли с рук на руки девку и поволокли ее внутрь большого трехэтажного дома. Даже скорее терема, покрытого для сохранности дорогущим прозрачным лаком из соков каких-то растений. К Мирову вышел напряженный, но с долей удовлетворенности, написанной на лице, Хариюк и деловито поздравил своего человека.
  
  -- Молодец, хорошо поработал. Это кто? - он кивнул в сторону Черепа.
  
  -- Мал Берыс, погоняло Череп, имеет больше кулаков, чем мозгов, но и не совсем дурак, в целом вроде ничего парень, я его решил забрать от Клэна, будет парой к Хряку.
  
  -- Где Клэн?
  
  -- Самый умный, - ухмыльнулся Миров. -- У него на обратном пути видите ли живо-о-отик разболелся. И так натурально все. Мы его закинули по дороге к коновалам.
  
  Хариюк о чём-то напряженно думал.
  
  -- Вот что... - начал было он, но не договорил.
  
  Возникла пауза.
  
  -- Что?
  
  -- Неважно. Сейчас здесь даже не Гардан командует, учти это.
  
  -- Я уже понял это.
  
  -- Лады, иди пока к своим, в пристройку. Отведи туда же Черепа и Хряка.
  
  ***
  
  Марк с удовольствием гладил мешочек с бриллиантами. Он уже пересчитал их. Нашлась пропажа, и как же удачно, что обнаружили её бывшие люди Люноция. Своевременно он у него оттяпал часть бизнеса. Так что нечего пока старому дураку знать, что драгоценности нашли. Конечно, утром ему всё станет известно, но до того впереди целая ночь за которую может многое произойти.
  
  Ещё бы золото найти и совсем хорошо.
  
  Перед тем как ехать к Либену он захотел лично поприсутствовать при "разговоре" с теми, кто мог быть причастен к похищению камешков и золота. Пропажа-то нашлась, но история пока так и осталась темной: какая-то непонятная девка, снимавшая номер в гостинице, какие-то завязки на покойных Книгесов. Он кое-что слышал о них, видимо те, что-то не поделили с Люноцием и как раз по времени где-то прямо перед ограблением банка. Любопытно. Марк не любил оставлять подобные моменты неразъясненными.
  
  В предвкушении разгадок тайн, Марк удобно устроился ближе к правому углу на хорошем диване, покрытом красивым ковриком редкой парсанидской работы. Коврик изображал лес и каких-то животных в нем. Может оленей.
  
  Зрелище растрепанной девки, которую втащили под руки и свалили на пол немного возбудило его. Порванный с одной стороны халат обнажил одну небольшую, молодую, упругую грудь. Марк даже почувствовал внизу живота приятное напряжение. Наверное даже стоит чуток задержаться - подумал он.
  
  У нее изо рта вынули кляп.
  
  -- Кто вы такие? - воскликнула она.
  
  -- Здесь МЫ задаем вопросы, - грубо ответил Рол Хатин, - специалист Марка по разным щекотливыми делам.
  
  На лице девушки явственно читался страх.
  
  -- Где Лад, где Корт, что вы с ними сделали?
  
  -- Ты похоже не поняла. - сказал Рол и размахнувшись, влепил оплеуху. Левая щека девушки сразу покраснела, из разбитой губы на нежную белую кожу стекли алые капельки крови.
  
  -- Повторяю первый и последний раз. Здесь. Мы. Задаем вопросы.
  
  Когда увели сильно побитых Корта, Ладу и Лиру, хорошего настроения у Марка стало заметно поменьше. Он всё ещё радовался находке, но история с Книгесами выглядела полной ерундой. Раскололись сраные историки и о том, что на самом деле произошло в музее и как погибли люди Книгесов. Сущий бред, ожившая статуя. За этот бред всех троих пинали и не раз, но поскольку допрашивали их порознь, а в деталях всё сходилось, пришлось оставить их.
  
  Конечно, прежде чем они навсегда улягутся на дно карьера, с ними еще поработают настоящие профессионалы, но Марк уже видел, что к банку Крамсонов историки не имеют никакого отношения. Надо только не забыть распорядиться, чтобы Лиру сначала к нему отправили. Хороша студенточка.
  
  
  -- А эта, как её, Кэмириан, что всё без сознания? - спросил Марк. "Вот ещё неприятность", - подумал он. Марку хотелось побыстрее допросить ее.
  
  -- Да.
  
  -- Всё равно тащите, хочу посмотреть на неё.
  
  Рол Хатин, с некоторой натугой приволок её и положил на ковер.
  
  Марк встал, подошёл поближе. Наклонился.
  
  -- Интересная девка. Так и непонятно, что ей надо было от Корта и прочих.
  
  Отошёл, сел обратно на диван.
  
  -- Рол, ну что я тебя учить должен? Нашатырь ей дай или ещё чего.
  
  -- Давал. Не помогает.
  
  -- Ну так ещё раз дай! Ну что за дерьмо сегодня такое, эти студенты с профессором ничего, кроме бреда не знают, эта валяется. Какой козёл так додумался лупить ей по башке? Да ещё связать. Это же девка, а не бык! - Марк стал раздражаться.
  
  -- Люди Гардана, кажется Миров. Говорят, она всяким там приемам борьбы умела пользоваться, вот и перестраховались - сказал Рол Хатин
  
  -- Идиоты, - прокомментировал Марк.
  
  Рол наклонился над Кэмерон и стал совать ей под нос ватку, смоченную нашатырным спиртом.
  
  Тут он увидел на затылке вместо содранной кожи блеснувший в свете ламп металл.
  
  -- Что за хрень? - пробормотал он и полез щупать пальцами.
  
  Внезапно глаза открылись, тело девушки дёрнулось и она резко села, согнув в коленях связанные ноги.
  
  И сразу без паузы она выдала уверенным, требовательным голосом:
  
  -- Где мои сапожки?
  
  Рол даже отскочил от неожиданности.
  
  -- Какие ещё в <женский половой орган> сапожки?
  
  -- Мои, которые украли в моём номере.
  
  Марк решил не терять время. Прекратив поглаживать мешочек он заорал на неё.
  
  -- Откуда это в твоём номере было? Отвечай!
  
  -- Это мои бриллианты, которые вы у меня подло украли. Но я спрашиваю, где мои сапожки? Где Корт, Лад и Лира, они там? - она мотнула голову в сторону куда их увели.
  
  Рол Хатин подошёл к Кэмерон.
  
  -- Спрашиваешь? Украли у тебя? Ну ты и наглая сучка, совсем без тормозов. Ты хоть понимаешь, что с тобой здесь сделают?
  
  С этими словами он попытался впиться ногтями ей в шею и сжать её.
  
  Вдруг раздался непонятный треск и сзади от рук Кэмерон со звоном отлетела цепь от наручников, которыми они были скованы, а веревки на ногах натянулись как струна и лопнули.
  
  Девка вдруг рывком перебросила руки вперёд, на руках, впившись в запястья, оставались висеть браслеты от разорванных наручников с обрывками цепи. Ненадолго. Под обалдевшими взорами всех кто находился в этой комнате она сначала сковырнула тонкими, но невероятно мощными пальцами один браслет, затем второй и выбросила искореженные куски металла.
  
  Не обращая ни на кого внимания, она одной левой рукой схватила Рола за горло и вздёрнула за шею его тушку вверх.
  
  -- Где мои сапожки? Отвечай живо!
  
  Рол хрипел и булькал. Марк оцепенело взирал на невозможное. Секунды растянулись в минуты. Казалось невероятно медленно охранники бежали к ней, на ходу доставая револьверы, но опасаясь стрелять, чтобы не задеть Рола.
  
  Первого подскочившего охранника Кэмерон с такой силой пнула ногой, что раздался хруст его грудной клетки и в стену впечаталось бездыханное тело изо рта которого, орошая стену и пол, полилась кровь
  
  -- Мммиров. - прохрипел Рол.
  
  Второй охранник судорожно давил спусковой крючок.
  
  -- Бах.
  
  -- Что Миров?, - чуть дернувшись от пули в плечо, - спросила Кэмерон.
  
  -- Бах. Бах, - Кэмерон ещё два раза дёрнулась. Две мягких свинцовых пули попали ей в грудь, но она не обратила на них внимание.
  
  -- Знает - выдохнул Рол Хатин.
  
  -- Бах. Бах. Бах. Бах., - стреляли уже все два живых охранника. Ещё один человек был личным телохранителем Марка, и сейчас он рвал жилы, бежал, стремясь загородить объект и увести прочь.
  
  Кэмерон сильнее сдавила горло, послышался хруст, её пальцы сомкнулись и она швырнула в первого из стрелков труп с вырванной гортанью.
  
  Охранник упал на пол, заливаемый кровью Хатина.
  
  -- Бабах - ей в голову, в щёку попала пуля от третьего охранника, обнажив металл под кожей.
  
  -- Вв-ва-ва-ва - завзвизгивал Марк.
  
  У третьего охранника она вырвала револьвер вместе с ладонью, напоследок нанеся свой страшный удар ногой, разворотивший тому живот вместе с печенью. Пол залила черная кровь, смешивающаяся с красной.
  
  И если восемь пуль не причинили ей никакого вреда, только слегка попортили биоболочку, то в отличие от неё, первая же пуля, попавшая в голову телохранителя Марка, отправила его в совсем иные сферы бытия или небытия.
  
  Марк трясущимися руками достал откуда-то длинный, почти в локоть, нож и неожиданно от испуга ставшим тонким, как у кастрата, голосом запищал, выставив стальное лезвие остриём к Кэмерон.
  
  -- Не подходи. Ннна. - он кинул ей мешочек с бриллиантами.
  
  Кэмерон поймала правой рукой мешочек, левой она продолжала целиться из револьвера.
  
  -- Кто ещё за пределами этой виллы знает, что у меня в номере нашли это? - она подкинула мешочек.
  
   Марк смотрел безумными глазами.
  
  -- Кто? - требовательно повторила она.
  
  -- Гардан, его люди. Я не знаю. Либену письмо ушло.
  
  -- Либен - это мэр Владигарда?
  
  -- Мэр?
  
  -- Председатель городского совета Либен. Он?
  
  -- Ддда.
  
  Бах. Во лбу Марка появилась дырка, а глаза его остались распахнутыми в немом удивлении, вечно продолжая смотреть на что-то страшное.
  
  Кэмерон провела ревизию.
  Список целей в комнате: шесть человек. Уничтожены.
  
  -- Благодарю за информацию, - сказала она, направляясь в соседнюю комнату и попутно подбирая оружие и патроны. Где-то она подобрала сумку и сейчас прикручивала её на спину на манер ранца. Туда она сложила бриллианты.
  
  В глубине дома нарастал топот. Стрельба явно не осталась не услышанной.
  
  Кэмерон остановилась.
  
  Дверь распахнулась и с обрезами наперевес влетело сразу двое. Получив по пуле в лоб, они улеглись на полу.
  
  Кэмерон быстро побежала в коридор, в направлении откуда они появились. Прозвучали ещё четыре выстрела и в коридоре на пол повалилось четыре тела. Кэмерон отшвырнула разряженный револьвер и схватила из-за надетого пояса ещё один.
  
  Вовремя. Ещё два выстрела - два трупа.
  
  Блок эмоций выдал легкое удивление. "Да сколько же вас тут?"
  
  Во дворе раздавались какие-то крики, кто-то топал сапогами на нижних этажах. Кэмерон подбирала оружие. Захватила один обрез и горсть патронов к нему. Дальность больше и убойная сила. Помощнее штука, чем револьвер.
  
  Вернулась назад и подскочила к двери, куда, как она поняла, увели историков. Неудивительно, но дверь оказалась заперта. Это её задержало ровно на одну секунду. Именно столько понадобилось, чтобы двумя ударами вынести её с петель вместе с замком. "Прочная дверь стояла" - отметила Кэмерон.
  
  И получила девятую пулю, которая опять расплющилась о плечо.
  
  Бах. Бах. - оба головореза, которые стерегли связанных историков, упали на пол. На этот раз для разнообразия Кэмерон стреляла им в сердце. Как она поняла, бронежилеты здесь ещё не изобрели.
  
  Прокручивая барабан, она вставляла в него пули и разглядывала застывшую в страхе троицу. Ей был нужен только профессор, но если она хотела от него чего-то добиться, она не могла оставить и Лада с Лирой.
  
  Достав нож Марка Кэмерон быстро перерезала путы на них.
  
  Те молча взирали на свою знакомую, открывшуюся с неожиданной стороны.
  
  -- Ттты всех поубивала? - спросила Лира, растирая руки.
  
  -- Пока уничтожено только 16 целей. Здесь предположительно сорок целей.
  
  Люди пораженно молчали. Профессор потрогал свою рассечённую бровь. Скривился. Он видел металл под кожей Кэмириан и не мог оторвать от него взгляд.
  
  -- Ты жутко выглядишь. Кажется я догадываюсь, кто ты.
  
  -- Кто я?
  
  -- Ты, ха-ха, я думал это детские сказки и мифы. Ты - Бог Терм. Истребитель жизни. Чистоделы были правы, а я тебя принёс в этот мир. Горе теперь всем.
  
  Лир и Лада потрясённые молчали. Они тоже догадались.
  
  Кэмерон чуть повернула свою головку, распахнула пошире глаза.
  
  -- Я не Бог Терм. Анализ доступной информации позволяет сделать вывод, что это поздний миф, который появился из-за искаженного понимания. -- И я не истребитель жизни.
  
  Вдруг что-то привлекло внимание Кэмерон.
  
  Сидите здесь. -- приказала она и помчалась прочь.
  
  Последовало ещё пять выстрелов. Пять трупов. Шестого выстрела не получилось. Осечка. Порох оказался дефектным и кожу Кэмерон продырявили ещё в трёх местах, прежде чем раздался вопль человека, которому киборг заживо ломал кости.
  
  -- Где Миров? Где Гардан? - спрашивала она, ломая конечности у Хариюка, а это был он.
  
  -- В пристройке, не знаю, ааааа - заорал он.
  
  На пол упал труп с переломанными ногами и свернутой шеей.
  
  Тут Кэмерон увидела в неверном свете, которым двор освещали газовые фонари, как к пятнам тьмы, в которых угадывались машины, побежали какие-то люди.
  
  -- Бух, бух, бух, бух. - загремели выстрелы из обреза. Кэмерон быстро передёргивала затвор.
  
  Во дворе остались рядом с машинами лежать четыре пятна. Тут же в проём окна буквально ливень из пуль грянул - это остальные боевики заметили её по вспышкам от выстрелов и стали палить в бешеном темпе.
  
  Прежде чем Кэмерон успела пригнуться, ей ещё сильнее, уже раненную грудь, разворотили три попадания винтовочных пуль.
  
  Она отпрыгнула в сторону и очень вовремя. Раздался двойной грохот орудийного выстрела и взрыва снаряда, попавшего в дом буквально туда, откуда она убралась. Её швырнуло об стену и осыпало горячими осколками, изрезав и подкоптив всю кожу с правого бока. Будь на месте киборга человек, того вероятно, разорвало бы на куски, да и ей могло повредить эндоскелет, если бы снаряд ударил прямо в неё.
  
  "Ого!" - выдал блок эмоций.
  
  -- Смелее, эта тварь сдохла! - кто-то кричал во дворе.
  
  Кэмерон переключилась на инфракрасное зрение. Там, где она по звуку определила местонахождение орудия, её рецепторы засекли три тепловых пятна от людей, которые вероятно перезаряжали его. Пятна частично закрывались чем-то. Возможно щитом или ещё имелось какое-то укрытие. Неважно.
  
  Она навела на них обрез и сделала три быстрых выстрела подряд. Двоих сразу убила, на третьего пришлось потратить ещё один выстрел.
  
  Затем, откинув обрез, прыгнула во двор, доставая револьверы. Два пятна метнулись в пристройку. Ещё один бандит побежал куда-то вглубь сада.
  
  Три выстрела по ним. Снова ещё один на добивание. Дозарядка до полного барабана.
  
  Она вбежала в пристройку, разнеся с разбега в щепки входную дверь. Опять нашлась работа револьверам. Воздух сотрясла череда выстрелов. Пол стал скользким от крови.
  
  По этому полу от неё пытался уползти раненный в ноги, которого она идентифицировала как Мирова.
  
  -- Где сапожки? Где 60 тысяч секуний? - жутким от своей спокойности голосом спросила она.
  
  Не добившись ответа, она вздёрнула его вверх, не обращая внимание на стон.
  
  -- Сапожки где? - повторила вопрос.
  
  -- У ребят в комнате. Были.
  
  Сломав Мирову шею и швырнув тело в угол, она вернулась в комнату, где уже валялись трупы Черепа, Хряка и ещё кого-то. Она не знала, кого, но это был завершивший свою карьеру обаятельного мошенника и мелкого бандюгана Доктор.
  
  Спустя две с половиной минуты на обыск, в ходе которого Кэмерон разгромила всю комнату, она вышла оттуда. Её рюкзак распирали сапожки и тридцать тысяч секуний. Остальные тридцать тысяч уже успели исчезнуть в неизвестном направлении.
  
  Медленное сканирование виллы и двора в режиме микроволнового зрения позволило обнаружить новые цели. Кроме знакомой побитой и испуганной троицы историков на третьем этаже, она определила наличие ещё пяти объектов: попрятавшихся в разных местах людей. В подвале засекла троих, судя по мощности теплового излучения. Ещё один умудрился забиться под машину, а другой дрожал в саду, вжавшись в землю среди кустов.
  
  Она подошла к машине представительского класса, ухватила за ногу и рывком выдернула из под неё солидного мужчину в дорогом, но безнадежно мятом и перепачканном в земле, масле и саже когда-то светлом костюме.
  
  -- Я тебя озолочу! - вдруг заорал он, вглядываясь в страшную фигуру, освещаемую неверными бликами фонарей.
  
  -- Ты Гардан? Только ответь на пару вопросов. - спокойно предложила она.
  
  Гардан изобразил желание угодить.
  
  -- Да-да, всё что пожелаете, эээ милая девушка.
  
  -- Где живёт председатель горсовета Либен?
  
  Гардан с готовностью назвал адрес.
  
  -- Кому ты говорил, про находку в номере?
  
  Гардан вдруг затрясся от нервного смеха.
  
  -- Остался только Клэн. Ты всех убила. Ха-ха-ха-ха.
  
  -- Больше никто?
  
  -- Если ха-ха-ха, Марк кому-то не сказал. Ыыыы.
  
  На землю упал ещё один труп со свернутой шеей.
  
  "Джон Коннор не стал бы их убивать" - почему-то подумала Кэмерон, рассматривая в инфракрасном зрении тех, кто трясся от страха в подвале.
  
  Она определила их как поваров, а в саду, судя по одежде, спрятался садовник.
  
  Анализ возможных последующих событий говорил о том, что эти люди очень мало, что смогли бы рассказать и тем не менее, они оставались потенциальной угрозой.
  
  Логический расчет требовал завершить дело. Был же даже прецедент уже. Как она впоследствии узнала, тогда Сара Коннор втайне от неё сохранила жизнь одному из воришек, что привело к ним Кромарти. Правда, если тот воришка знал их адрес и данные с карточки, то сейчас эти люди ничего не знают и вряд ли дадут хоть сколько-то толковые показания о том, что здесь произошло.
  
  Парадоксально, но ещё больше про неё знала троица историков, однако их она и вовсе не собиралась ликвидировать.
  
  В итоге, садовнику и поварам Кэмерон, в том числе и проецируя на себя возможные поступки Джона Коннора в разных ситуациях, решила сохранить жизнь.
  
  Как куда большую угрозу для неё она оценила Либена и Клэна. Они и стали очередной целью.
  
  
  -- Выходим и садимся в машины! - скомандовала историкам Кэмерон.
  
  Но те до такой степени были избиты, что ради скорости ей пришлось их самой таскать и укладывать в Альрих на котором ездил Меров. Когда ее везли, сквозь полуприкрытые веки она пристально наблюдала за управлением и сейчас смогла быстро разобраться в нем.
  
  На то, чтобы устроить пожар для заметания следов времени уже не хватило. Где-то за лесом, в отдалении, она на пределе чувствительности своего слуха услышала шум тяжелых машин. Возможно даже это была полиция. Уверенности, что сумеет с минимальным ущербом для себя, справиться с новыми людьми, как и необходимости в этом у нее не было. Также в этом случае возникал риск для профессора. Поэтому, пользуясь своей возможностью видеть в темноте, она не задерживаясь, погнала Альрих вперёд в город.
  
  Грузовик и машину с полицией она пропустила мимо, заблаговременно, спрятавшись в лесу, съехав с дороги.
  
  Вскоре Корт, Лад и Лира вновь очутились в своих номерах. Кэмерон им даже щедро дала по тысяче секуний в компенсацию за пропавшие деньги и вещи. На самом деле её процессор рассчитал, что без денег повышается риск нежелательных событий и уменьшается вероятность успешного сотрудничества.
  
  Затем она поехала к Либену. Как ни странно, уничтожить его оказалось намного проще, чем Клэна. Всего-навсего, только одна пуля и попала в неё в спину, да и то, когда уже убегала. Мгновенно обернувшись, она выстрелила назад и вынесла кому-то такому зоркому из охраны мозг. В итоге весь налёт занял рекордно малое время, буквально пару минут. Не всем даже хватило времени понять, что произошло. Сначала она протаранила ворота в ограде вокруг особняка, а затем, поняв, что машина ещё не разваливается после удара, с разгону въехала прямо на крыльцо и за секунд десять проломила дверь. Либен сразу обнаружился в холле, она его узнала по газетным фотографиям. Кажется он даже ничего не успел понять.
  
  А вот Клэн от разъяренного киборга, все-таки, улизнул. Когда имеешь дело с терминатором, быть параноиком полезно для здоровья. Ни в какой больнице он конечно отлеживаться не намеревался. Кэмерон не знала, но в тот же вечер он поторопился купить билеты на первый же попавшийся поезд и уехал на запад.
  
  Глава 13.
  
  
  Рано утром, фигура, закутанная в тряпки, незаметно отжала стекло в окне, выходящем на лестницу и прокралась на третий этаж. Кэмерон повезло, по всем признакам ни вечером, ни ночью никто не зашёл в её номер. Она подсчитала, что с большой вероятностью ей удастся скрыть свои ночные похождения. По крайней мере, никто даже не предположит, чего скромная абитуриентка натворила. Проблема оказалась только в том, что по расчетам она не успевала полностью регенерировать свою биоболочку до сдачи вступительных экзаменов. Кожа на лице достаточно быстро заживет, чтобы скрыть блеск металла, но хорошо заметные шрамы полностью рассосутся еще только через несколько дней. И сами шрамы и еще более их исчезновение вызовут вопросы.
  
  ***
  
   На следующий день весь город только и говорил о побоище на вилле криминального авторитета и убитом мэре. Про Марка никто не говорил, кроме немногих, кто был в курсе кем являлся этот человек и его связи с мэром. И это знание их заставляло содрогаться в ожидании чего-то неизвестного.
  
  Больше всего содрогался Люноций. Для ангеритских партнеров Марка по их так сказать бизнесу вся история выглядела как объявление им войны. Сначала украл деньги, которые позволили бы прибрать к рукам важные предприятия Владигардской республики, затем сумел притвориться всего лишь жертвой, а когда их человек часть денег нашел, жестоко убил и его и даже мэра, не говоря о других людях и вновь отобрал деньги.
  
  Такое не прощают.
  
  Расчет Кэмерон оказался верным. Никому и в голову не могло прийти, что побоище устроила какая-то одна девка и хотя кое-кто из выживших ее мельком видел и у мэра и у Гардана, никакого пригодного для розысков описания полиция составить не сумела. Все кто расследовал эту историю были уверены в том, что поработала хорошо подготовленная банда или даже военный отряд. Странные особенности повреждений на многих трупах у Гардана отнесли на счет специфического почерка, обусловленного подготовкой напавших боевиков.
  
  Несмотря на то, что ей следовало бы заняться своей изрядно побитой биооболочкой побыстрее, Кэмерон сочла нужным подождать до утра пока рассветет, а не зажигать осветительную люстру в номере. Незачем привлекать лишнее внимание. В принцепе, ей не требовалось много света, к тому же она могла переключиться на инфракрасное и даже микроволновое зрение, но поскольку ей вскоре предстояло идти на вступительные экзамены, необходимо было провести восстановление максимально качественно. Она не могла себе позволить появиться с грубо заштопанными шрамами на лице. Даже терминаторам иногда нужен свет.
  
  Если бы кто-то сумел установить скрытую видеокамеру, которых не существовало в том мире, в номер Кэмерон, он сначала увидел бы неподвижно стоящую в центре комнаты женскую фигуру, закутанную в какие-то тряпки. Фигура стояла несколько часов не сдвигаясь ни на миллиметр. Даже дыхание было не заметно. Сторонний наблюдатель решил бы, что кто-то поставил в гостиничном номере одетую статую. Но внезапно он увидел бы как на рассвете эта статуя зашевелилась.
  
  Это Кэмерон вышла из режима ожидания едва только уровень освещенности в комнате превысил некоторую пороговую величину.
  
  Она размотала тряпки и аккуратно сняла порванную одежду, разложив ее на полу. Ступая босыми ногами подошла к высокому шкафу и раскрыла дверцу. Дверца представляла интерес тем, что на ней размещалось зеркало во весь рост человека.
  
  Совершенно обнаженная Кэмерон крутилась перед зеркалом, осматривая себя. Ее эстетические чувства, генерируемые блоком эмоций описывались словами неудовлетворенность и раздражение. Все прекрасное, нежное тело молодой 16-ти летней девчушки оказалось как будто порванным. Особенно сильно неприглядно выглядела правая сторона тела. Начиная с колена, затем бедра, почти весь бок и частично живот, плечо и часть лица справа, куда ударили осколки снаряда представляли жалкое зрелище. Сохранившиеся драные, свисающие лоскутья кожи совсем никак не прикрывали блеск металла. Не сильно в лучшем состоянии оказалась и нежная девичья грудь. По какому-то стечению обстоятельств именно в неё попало большинство пуль. В результате правого соска она совсем лишилась, там вместо него сверкал металл, а левая часть груди была изрядно поранена.
  
  Кэмерон повернулась. Сзади она выглядела значительно лучше. Тем не менее спину украшали несколько следов пуль, а одна пуля вонзилась даже в левую ягодицу, что не мешало двум нежным полушариям спинного мозга кокетливо двигаться. Снова все портила правая сторона. Сзади это не так сильно заметно, но что весь бок ободран тоже видно.
  
  Проклятые уроды с пушкой. Новая кожа с правой стороны на ней будет нарастать примерно неделю, точнее она даже не пыталась рассчитывать. Для этого пришлось бы провести детальную ревизию каждого клочка. Она могла бы этим заняться, но зачем? Разница даже в полсуток не имеет значение. Все-равно на вступительные экзамены придется прийти укутанной словно тщательно блюдущая все нормы ислама девушка-мусульманка. Жаль с паранджой здесь никто не ходит. Придется что-то выдумать.
  
  Кэмерон оторвалась от самосозерцания и прошла в ванную комнату. Там нашлись щипцы и какой-то поддон. Прихватила их, в другом месте нашла белые нитки и иголку. Поддон она поставила на пол, а щипцами принялась старательно выковыривать отдельные застрявшие в псевдоплоти пули.
  
  Вдруг раздался стук в дверь. Кэмерон замерла, в руке в щипцах осталась зажатая сплющенная пуля.
  
  "Убить того, кто стучит рано утром или уже слишком много трупов?"
  
  Через долю секунды процессор Кэмерон решил проигнорировать стук. Пуля звякнула, упав в поддон на полу. За ней последовала следующая.
  
  -- Камириан, это профессор Корт, - донеслось из-за двери.
  
  -- Что нужно? - грубо ответила она.
  
  -- Поговорить. Ты меня не убьешь?
  
  "Radis Kort. Primary target."
   "TERMINATE"
  
  Это замерцали надписи на включившемся внутреннем дисплее Кэмерон. Кэмерон шевельнулась и пошла к двери. У самой двери надписи исчезли.
  
  -- А если убью? - спросила она.
  
  За дверью раздалось какое-то сдавленное мычание.
  
   Кэмерон решила использовать профессора как и наметила, для поиска следов Джон Коннора.
  "Все правильно, Джон Коннор бы не одобрил ликвидацию Корта".
  
  -- Заходите, профессор, поможете пули вытащить - спокойно сказала она, открывая замок и распахивая дверь.
  
  Во время разборок на вилле и после уже было темно, на ней тогда была одежда, хотя и изодранная. Сейчас же вида полностью обнаженной окровавленной Кэмерон с полуотваливающимися кусками кожи и плоти, за которыми блестел металл профессор не выдержал. Сначала покраснел, потом побелел и молча сполз на пол, перегородив проход.
  
  Кэмерон слегка наклонила голову, рассматривая тело с профессиональным интересом. Её процессор обрабатывал новую информацию. Вообще-то в неё были заложены несколько десятков способов как уничтожить кого-то, еще о сотнях она знала, но конструкция ее тела не позволяла их применить, однако бесконтактный метод, основанный на использовании для этого собственного внешнего вида стал открытием. "Век живи - век учись", как говорили люди еще в XXI веке.
  
   "Интересно: умрет профессор или нет?"
  
  К некоторому разочарованию Кэмерон профессор умирать не торопился. Через несколько минут он даже очнулся и стал медленно вставать.
  
  "Новый метод не надежный, может ограниченно применяться для временного выведения из строя профессоров истории. Не действует на людей с психотипом Сары Коннор. Нужны дополнительные исследования." - отметила Кэмерон.
  
  -- Иии-звините, я наверное ннне вов-ремя, - слегка заикаясь пробормотал Корт, кося глазами в сторону от фигуры киборга.
  
  -- Наоборот, вы можете помочь. Берите щипцы и вытаскивайте у меня из спины пули и осколки.
  
  В принципе, Кэмерон могла и сама все вытащить, но помощь человека была не лишней.
  
  ******
  
  Абитуриенты по одному подходили к столу и брали сверху из стопки отпечатанные билеты со вступительными заданиями по математике. Последней подошла очень странная девица. Несмотря на жару в этот погожий августовский день, укутанная в длинную темно-синюю юбку из тяжелой ткани и такого же цвета плотное платье. Вдобавок надела на себя большой красный платок, чуть ли не шаль. Густо напудренное и намазанное лицо. Тот ещё видок. То ли ультрапатриархальный, толи наоборот какой-то скрытый вызов. Как и желание поступить на физико-математический факультет. Что очень нетипично для девушек, на сотню абитуриентов в этом году было только еще две девушки.
  
   Анд Коре, доцент, преподаватель математики, которому не повезло заниматься поступающими в этот ещё летний день, взглянул на ее документы. "Камириан Филлата, кунийка из заокеанских территорий, родилась в Лигарте, получила среднее образование, хм, частным образом. Очень необычно. "
  
  Несмотря на ее наличие в списках, составленных приемной комиссией, он не удержался от глупого вопроса: не ошиблась ли она с выбором факультета?
  
  Она ответила вопросом на вопрос.
  
  -- Это зал 203? - спросила странная девушка.
  
  -- Да.
  
  -- Здесь проводится экзамен по математике на поступление на физико-математический факультет?
  
  -- Да.
  
  -- Я не ошиблась.
  
  Анд ничего не сказал, только указал на несколько листков с билетами, оставшимися от целой стопки. Камириан забрала его, взяла чистые листы бумаги и пошла выбирать свободное место.
  
  "Как бы она чокнутой не оказалась, вдруг ножи или чего доброго пистолет прячет под такой одеждой. Тем более кунийка. Надо присмотреться к ней повнимательнее." тихо прошептал Анд сидящему рядом аспиранту Моору. Он занимался борьбой и на него можно было положиться.
  
  Не спеша тот встал и словно скучая принялся прохаживаться среди рядов будущих студентов и куда большего количества непрошедших по конкурсу.
  
  -- Если что неясно в задании, обращайтесь с вопросами. Напоминаю, никаких шпаргалок! - вещал аспирант. -- У кого замечу, тот всё, до свидания!
  
  Странная девица вроде что-то быстро чиркала пером. Анд успокоился и достал газету. Чуть ли не весь номер был посвящен бандитским разборкам на вилле Гардана и убийству мэра. Вскрылись прямые связи покойного мэра с криминалом. Очень все пахло тем, что сводили счеты из-за украденных ранее драгоценностей и золота.
  
  "Дожили, эх раньше такого не было!" - прокомментировал он про себя и бросил взгляд на подозрительную абитуриентку. Та сидела не подвижно и ничего не писала.
  
  "Задумалась что ли?" - подумал Анд.
  
  Шли минуты, но та все также сидела не шелохнувшись.
  
  Анд встал и подошел к ней. Перед Камириан лежали исписанные листы. Преподаватель взял их, надо проверять, но как будто на них решенное задание.
  
  -- Эй, с вами все в порядке? - спросил он неподвижную девушку.
  
  -- Да.
  
  -- Вы что уже решили все задания?! - удивился Анд.
  
  -- Да. - все также односложно ответила она.
  
  -- Вы это написали за 10 минут?! - снова поразился Анд.
  
  -- Да.
  
  -- Вы бы проверили что ли, лишний раз.
  
  -- В этом нет необходимости.
  
  -- А чего сидите?
  
  -- Можно не сидеть?
  
  -- Разумеется, если сделали все досрочно можно идти и сдавать, только первый раз вижу человека, который так быстро все решил... - неуверено произнес Анд. -- Вы бы все-таки проверили своё решение лишний раз, за скорость дополнительные баллы мы все-равно не начислим, важно только решить правильно и уложиться в полтора часа.
  
  -- Я иду - ответила она, взяла бумаги и вручила их Анду. Тот проверил, что она не забыла их подписать, пожал плечами и отнес на стол. Странная девица тем временем исчезла из аудитории.
  
  -- Неужели она всё решила? - заинтересовался Моор.
  
  Анд только хмыкнул неопределенно.
  
  Моор потянулся к листочкам.
  
  -- Потом, -- одернул его Анд, -- работы проверяются коллективно.
  
  Но сам же вскоре и не утерпел и принялся рассматривать написанное. По мере чтения его кустистые брови поднимались все выше и выше. Это оказалось даже заметно всем остальным и в зале раздались смешки. На странную девушку и ее быструю сдачу обратили многие.
  
  -- Не отвлекайтесь, время ограничено. - вернул всех к работе Анд.
  
  -- Это... Это... такого я еще не видел! - тихо воскликнул еще через несколько минут доцент.
  
  Моор немедленно отобрал бумаги и принялся их читать. Выражение на его лице не столь ясно выдавало изумление, но и он увидел явно нечто необычное.
  
  -- Кто у нас составлял задания? - спросил он.
  
  -- Да какая разница, ясно же, что опечатка. - ответил Анд.
  
  На следующий день с утра абитуриенты толпились около стенда внизу на первом этаже в холле главного здания. На нем были напечатаны на машинке фамилии и напротив каждой фамилии оценка за экзамен. Некоторые радовались, прочитав ее, некоторые оказались встревожены, немало и тех, кто понял, что ему не светит здесь учиться. Кое-кто явно был не согласен с результатом и искал куда пойти для апелляции.
  
  И только напротив К.Филлата вместо оценки стояла просьба явиться в комиссию.
  
  ***
  
  Анд набулькал из бутылки воды и с наслаждением выпил.
  
  -- Что достали? - спросил подошедший аспирант.
  
  -- Не то слово, - буркнул он, - видел мамашу с сыночком?
  
  -- Мамаша с сынком? Выскочили злые такие.
  
  -- Угу.
  
  -- Я слышал они прямо к ректору собирались пойти. Мамаша, что-то вопила про неслыханно трудные задания.
  
  -- Ну удачи им, - рассмеялся Анд.
  
  Дверь открылась без стука и на пороге возникла фигура той самой странной кунийской девушки, наглухо укутанной в туже самую темно-синюю юбку, платье и какие-то национальные красные платки. Камириан Филлата, - вспомнил Моор.
  
  Она их тоже увидела, подошла к столу и встала молча разглядывая их обоих. Ни здравствуйте, ни до свидания. Моору стало неловко.
  
  -- Секретарша в приемной комиссии сказала, что меня хотят здесь видеть. - монотонным голосом сказала она.
  
  -- Камириан Филлата? - зачем-то спросил лишний раз Моор.
  
  -- Да.
  
  По комнате словно невидимый холодок проскочил. Бывает, что человек ничего точно не знает, но какая-то интуиция ему подсказывает: дело нечисто. Или про опасность. Доцент с аспирантом не знали, что киборг из далекого прошлого сейчас рассчитывает вероятности их уничтожения и незаметные пути отхода. Она не всегда вела себя адекватно в человеческом обществе, но возможностей ее чипа хватало, чтобы оценивать свое положение в обществе. Необычная просьба прийти в комиссию, необычное отношение на экзамене. Все это ей сильно не понравилось и она заподозрила ловушку. Особенно сильно не понравились слова "первый раз вижу человека, который так быстро все решил".
  
  "Уж не разоблачили ли ее? Допущена ошибка. Тогда этих двоих надо ликвидировать, но сначала узнать, кто еще знает о ней. И тоже ликвидировать."
  
  Кэмерон чуть довернула голову, переведя взгляд с одного на другого. TERMINATE - замерцала надпись на внутреннем дисплее.
  
  -- Очень хорошо, присаживайтесь, - пригласил Анд, изображая радушие.
  
  -- Сейчас подойдет профессор Ден Кранион, он хотел вас увидеть, я сейчас его приглашу сюда, - сказал Моор и вышел из комнаты.
  
  Камириан молчала.
  
  Высокий, седой Ден Кранион удивительным образом заполнял собой все пространство. И это, несмотря на тело, сохранившее к своим 55 годам стройность.
  
  -- Так, так - это вы у нас Камириан? - неожиданным в таком теле басом спросил он.
  
  -- Да.
  
  Кранион достал из кармана листики с решением экзаменационного задания.
  
  -- Феноменально. Решила все задачи за 10 минут. - полуутвердительно сказал он.
  
  Камириан промолчала.
  
  -- К решению четырех задач вопросов нет. Решены верно. К пятой задаче... Можете объяснить свое решение?
  
  -- Тригонометрическое уравнение. Заменяем sin(x) на t, cos(x) на 1-t в квадрате, упрощаем выражение, решаем алгебраическое уравнение, находим корни, находим arcsin. -- Кэмерон монотонно все это вывалила профессору и замолкла.
  
  -- Уравнение четвертой степени! - воскликнул профессор.
  
  -- Четвертой. - чуть кивнула Кэмерон.
  
  -- Вы умеете их решать?
  
  -- Да.
  
  -- Но в решении вы использовали квадратный корень из отрицательных чисел!
  
  -- Ну и что?
  
  -- Этому не учат нигде в школе. Как и формуле для нахождения корней таких уравнений.
  
  -- Но так было в задаче. Другого аналитического решения задача не имеет.
  
  Профессор переглянулся с Андом.
  
  -- В условие задачи вкралась ошибка. Напечатана восьмерка вместо двойки. У вас должны были сократиться члены высших степеней и получиться квадратное уравнение. Опечатка.
  
  "Новое задание: узнать кто допустил опечатку и убить. Это враг. Исходит опасность."
  "Людям свойственно ошибаться. Задание отменено."
  "Убить. Я провалила экзамен из-за врага."
  "Задание отменено. Задание отменено. Джон Коннор так не поступил бы."
  
  К счастью, никто не подозревал о процессах внутри чипа, а слегка дернувшиеся пальцы на руке заметил только Моор и мельком подумал, что девушка, несмотря на демонстрируемую бесстрастность все-таки волнуется.
  
  -- Сколько баллов за экзамен? - спросила Кэмерон.
  
  -- Мне хотелось бы вам задать один дополнительный вопрос, готовы ответить на него?
  
  -- Да.
  
  -- Отлично. Небольшой тест. Что бы такое спросить. Гм-гм. А постройте-ка нам на доске правильный пятиугольник.
  
  -- Какого размера? Как ориентирован?
  
  -- Все-равно какого и как. Чтобы был хорошо виден.
  
  "Генератор случайных чисел выдал размер стороны 63.11240784 сантиметра. Толщина мела лимитирует точность до 2 миллиметров. Ориентация случайным образом."
  
  Кэмерон одним быстрым и точным движением нарисовала идеально выглядящий пятиугольник.
  
  -- Сторона шестьдесят три сантиметра 1 миллиметр, плюс-минус два миллиметра. - выдала она.
  
  Моор ухмыльнулся. Анд и Кранион переглянулись и тоже улыбнулись. Анд подошел к доске и приложил линейку к одной из сторон.
  
  -- Шестьдесят три сантиметра, - вполголоса проговорил он. Повторил с другими сторонами.
  
  -- Все точно.
  
  Кранион спрятал улыбку.
  
  "Почему они улыбаются? Неясно, я что-то сделала не так. "
  "Выбор ответной реакции."
  Неожиданно блок эмоций выдал как приемлемый вариант подмигивание.
  
  Кэмерон повернулась так, чтобы ее лицо видел только Кранион и подмигнула ему.
  
  Профессор закашлялся. -- Камириан, хотелось бы все-таки увидеть построение с помощью циркуля и линейки.
  
  "Задача на построение."
  
  -- С комментариями по ходу построения, - добавил Анд.
  
  -- Рисуем окружность, проводим радиус от точки с вершиной до центра окружности, строим перпендикуляр, отмечаем середину на этом перпендикуляре, проводим через эту новую точку окружность, проходящую через вершину... -- начала строить пятиугольник Кэмерон.
  
  -- Отлично. - прервал ее профессор. Вижу, что знания у вас есть, вы получаете высший балл. Вам осталось пройти еще два экзамена. Будем рады вас видеть среди студентов!
  
  Когда Кэмерон вышла все трое снова переглянулись.
  
  -- Странная она очень, - высказал общее мнение Моор.
  
  -- Какие-то отклонения в психике, хотя математику она конечно знает отлично. - сказал Анд.
  
  -- Меня другое беспокоит, что у нее явный аутизм это не беда для ученого, но у нее как будто недостает немного воображения. Хотя знания и память потрясающие. Или она так утонченно шутит, не могу понять. - задумался профессор. -- В любом случае, было бы очень любопытно пронаблюдать за ней во время учебы.
  
  
  ***
  
  Кэмерон возвращалась из университета в плохом настроении. Можно ли так сказать про киборга? Когда-то восемь тысяч лет назад все думали, что нет. Только у Джона Коннора бывали сомнения. Но выходит, что про Кэмерон -- можно, со временем в результате очень сложных процессов в ее чипе, в частности в блоке эмоций она стала приобретать все более и более человеческие черты.
  
  Настроение ей испортили на экзамене по физике за который снизили балл, несмотря на абсолютно точные ответы. Оценивая события она понимала, что причиной снижения балла стала её ошибка. Она неточно сопоставила свои ответы на вопросы и уровень знаний данного общества. Это могло иметь неприятные последствия.
  
  [некоторая переработка из Олега Волынец: http://samlib.ru/w/wolynec_o_a/terminatorwbudushemspopadancem.shtml]
  
  ***
  
   Аспирант Алакс Коххан был в университете известен сразу несколькими вещами. Высокий крепкий молодой человек занимался многоборьем, и ему даже советовали бороться за место чемпиона республики, но всегда отказывался бросать университет. В смуглого красавца-аспиранта неизменно влюблялись студентки, но пока не женился, надеясь на богатую невесту, и на то были веские причины. Алакс целенаправленно поступил в университет ради научных работ по электричеству. Образцово выучился, и поступил в аспирантуру, занимаясь научной работой по атмосферному электричеству под руководством профессора Кинайна. Свою тему ему пока не дали вести, сказав, что получит право только после окончания аспирантуры. Нужны были позарез деньги для личной лаборатории, и надеялся с помощью богатого тестя решить проблему. А так прожигать деньги совсем не любил, как и тратить на вино и дорогую одежду.
  
   Он был наслышан от своего друга, аспиранта Моора, про странную кунийку, которая потрясла своими способностями и его, и доцента Анда, и профессора Краниона. И сейчас, прохаживаясь по аудитории, увидел, как Камириан Филлата всего за десять минут, как и на экзамене по математике, выполнила все задания на экзамене по физике, и положила исписанные листки на стол экзаменаторов. Алакс поспешил взглянуть на ответы, что-то его поразило. Позвал Камириан:
  
   -- Девушка, вы ничего лишнего не написали?
   -- Алакс, ей уже нельзя ничего исправлять. Потом вместе проверим, - одернул Коххана доцент Райек.
  
   Кэмерон ни слова не говоря исчезла из аудитории.
  
   Коххан сам прочитал ответы кунийки и удивленно поднял брови:
  
   -- Интересное дополнение. И откуда только она взяла этот бред?
   -- Может, она знает что-то, чего еще неизвестно официальной науке? - возразил аспирант.
   -- Сомнительно.
  
   Снова, вместо оценки, была просьба явиться в коммиссию. Это уже становилось традицией. На этот раз причиной стала не опечатка. Окалось, что хотя она правильно решила не самые простые задачи, срезалась на элементарнейшем теоретическом вопросе.
  
  -- К четырем заданиям вопросов нет. Но ваша формулировка закона сохранения массы меня смущает. Откуда вы взяли такую оговорку? - спросил профессор Сейман.
  -- Когда училась, рассказали про эту теорию.
  -- Милая девушка, попробуйте вспомнить. Ваша формула m1-m2=E/c^2 мне неизвестна, хотя она выглядит вариантом формулы Е=(MV^2)/2. Что следует из вашей формулировки?
  -- Масса суммы частей системы уменьшается пропорционально величине энергии, связывающей их.
  -- То есть вы хотите сказать, что энергия и масса, по вашей формуле, связаны соотношением E=mc^2?
  -- Ну да.
  -- Кхм, кхм, то есть масса может и не сохраняться?!
  -- Масса полностью изолированной системы сохраняется.
  
  Сейман удивленно посмотрел на аспиранта.
  
  -- Может вы что-то слышали об этом?
  -- Нет, -- Коххан помотал головой.
  -- Милая девушка, -- продолжил Сейман, -- этот вопрос был, как бы вам сказать, фактически философский, только чтобы оценить понимание общих принципов. Это очень легкий вопрос. Но вы умудрились ответить на него столь оригинально, что я это могу объяснить только переутомлением после очень интенсивной подготовки, вы ведь упорно готовились?
  
  "Никак не готовилась, машины не готовятся, они просчитывают"
  
  -- Да, много готовилась. -- соврала она.
  
  -- Позвольте задать еще один вопрос, -- вмешался аспирант Коххан. -- Камириан, вот вы почему-то, сами не можете вспомнить почему, но связали массу и скорость света, а скажите, что такое свет?
  
  -- Он представляет одновременно и частицы, и электромагнитные волны. В разных явлениях ведет себя то как волны, то как частицы, -- отвечала киборг.
  -- Что это еще за электромагнитные волны? Как волны могут быть одновременно частицами, -- сказал Сейман. -- Что вообще за бред?
  
  Тут вмешался Коххан.
  
  -- Мы пока мало знаем про свет. Что свет, электричество и магнетизм как-то связаны это, хотя в школах и не преподается, но известный факт. Физик Аш несколько лет назад на опытах доказал, что плоскость поляризации света вращается в магнитном поле. Он же предположил, что свет -- это форма высокочастотных магнитных возмущений, но вы Камириан, все-таки, какие-то странные выводы делаете.
  
  -- Так ясно, -- сказал Сейман. -- Вы очень интересная персона, задачи решаете правильно, но у вас какие-то неизвестно откуда взявшиеся представления о некоторых вещах. Было бы интересно о них поговорить в другой обстановке, а сейчас сожалею, но на балл вам оценку вынужден снизить.
  
  У Кэмерон заметно дернулась рука. Хорошо еще профессор не мог знать, что на тактическом дисплее на какое-то время замерцала надпись "Terminate". Как и о наличии такого дисплея.
  
  " Ну я тебе покажу бред, я тебя довольной мордой в этот бред потыкаю" - с внезапной для машины злостью подумала Кэмерон. Это привело к самопрограммированию на выполнение задачи: "Доказать, что Сейман - дурак, что E=mc^2 и свет - волна и частица. Электромагнитная волна."
  
   Уже вышедшую из аудитории Кэмерон догнал Каххан.
  
   -- Не обращай внимание на Сеймана, ты феноменально сдала математику и у тебя отличные способности к физике, я уверен ты хорошо сдашь сочинение и поступишь.
  
   Кэмерон молча шагала прочь.
  
   -- Я думаю, у тебя есть свое мнение на природу света и массы, ты решила их на экзамене высказать. Это не правильно, он тебя не понял. Но мне интересно будет с тобой поработать. Я тут пока всего-навсего аспирант, но должен защититься через год и как раз по электричеству.
  
   Кэмерон все молчала.
  
   -- Кэмерон, я занимаюсь научной работой по атмосферному электричеству под руководством профессора Кинайна, но надеюсь, когда мне позволят самому работать научным руководителем, заниматься разработкой дешевых методов и средств получения и применения электричества в повседневной жизни. Хочешь мне помогать?
  
   -- Да.
  
   -- Отлично. Начнутся занятия, приходи в электрическую лабораторию в корпусе "Б1", спросишь Алакса Каххана.
  
   -- Спрошу Алакса Каххана -- ответила Кэмерон и не снижая скорости, так и ушла.
   "Моор уже говорил мне, что она не совсем нормальная. Хе. Но что-то в ней есть."
Оценка: 7.53*12  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com С.Юлия "Иллюзия жизни или последняя надежда Альдазара"(Научная фантастика) Д.Винтер "Постфинем: Цитадель Дьявола"(Постапокалипсис) Э.Черс "Идеальная пара"(Антиутопия) В.Пылаев "Видящий-2. Тэн"(ЛитРПГ) О.Герр "Заклинатель "(Любовное фэнтези) В.Кощеев "Тау Мара-03. Ультиматум"(Боевая фантастика) Н.Любимка "Пятый факультет"(Боевое фэнтези) В.Старский ""Темная Академия" Трансформация 4"(ЛитРПГ) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 2"(Боевик) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия)
Хиты на ProdaMan.ru P.S. Люблю не из жалости... натАша ШкотПеснь Кобальта. Маргарита ДюжеваДурная кровь. Виктория НевскаяОфисные записки. КьязаОсвободительный поход. Александр МихайловскийЛюбовь со вкусом ванили. Ольга ГронСлепой Страж (книга 3). Нидейла НэльтеШторм моей любви. Елена РейнВолчий лог. Сезон 1. Две судьбы. Делия РоссиОтдам мужа, приданое гарантирую. K A A
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
С.Лыжина "Драконий пир" И.Котова "Королевская кровь.Расколотый мир" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Пилигримы спирали" В.Красников "Скиф" Н.Шумак, Т.Чернецкая "Шоколадное настроение"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"