Матейчик Наталия Васильевна: другие произведения.

Свеча на ветру

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Вышел на бумаге

  Свеча на ветру.
  
  
  Елена Николаевна сняла перчатки и закрывавшую лицо повязку, устало бросила их в стоявший на полу таз и вышла из операционной.
  Непростая операция прошла успешно. Слабое сердце Бирюзова, за которое она так боялась, вроде бы справилось с анестезией. Теперь оставалось только ждать...
  Несмотря на усталость, вечером Елена никак не могла уснуть. Она лежала и смотрела на потолок, и это белое, в мелких трещинках полотнище, нависшее над головой, такое же белое, как и затерявшаяся в сибирских просторах, занесенная снегом по самые крыши крохотная деревенька Лигань, где пришлось провести четыре долгих года, уносило ее в пучину давно пережитого. Спальня куда-то исчезла, и юная Лена вновь была в тридцать шестом году, на узкой улочке у небольшой старинной церквушки, в которую изредка украдкой забегала по дороге из поликлиники, куда устроилась на работу, окончив медицинский институт.
  ...Лена открыла тяжелую кованую дверь церкви, вошла в холодный запустелый храм, поставила свечку перед иконой.
  - У вас какая-то беда, девонька? - раздался над ее головой мягкий вкрадчивый голос. Молодой священник неслышными шагами подошел к девушке.
  - Нет-нет, я только на минуту зашла, - улыбнувшись, ответила Лена.
  Со временем она стала заходить сюда все чаще и чаще. Бывало, они часами беседовали с отцом Андреем, и девушке казалось, что она давным-давно его знает. Однажды Лена долго молилась перед иконой святого Николая.
  - Сегодня - день рождения отца, - сказала она подошедшему священнику. - Он из дворян, - шепотом добавила она, - был генералом, погиб в 1918.
  ...Глухой ночью Лену разбудил жуткий стук: входная дверь буквально шаталась. Едва успев накинуть на себя халат, девушка открыла - и прежняя жизнь закончилась...
   Сжавшись на табуретке в углу, она наблюдала, как двое в форме переворачивают все вверх дном: они рылись в письмах покойной матери, книгах, ящиках с бельем. Отец Андрей оказался информатором НКВД - гримаса судьбы.
  Всю ночь в камере Лена рыдала. Будущее страшило неизвестностью, а предстоящие допросы - унижениями и физической болью.
  ...Следователь, невысокий лысоватый человек как-то устало взглянул на подследственную и сказал только:
   - Садись, Архипова. Следователь Бирюзов, - представился он. - Совсем молодая ты еще, - со вздохом продолжал мужчина, когда конвоир ушел, - и глупая. Не убереглась. Жизнь человека - свеча на ветру, а у нас сейчас такие ураганы...
  Он посмотрел в полные ужаса глаза Елены и тихо добавил:
  - Не бойся, не все бьют.
  На худом, смуглом лице мужчины и в его живых серо-голубых глазах, которые то блестели необычайно ярко, то угасали, отразилось сочувствие. Бирюзов действительно очень жалел ее, совсем еще молодую девчонку.
  В этом страшном месте, где, как правило, никто никогда и ни к кому не испытывал ни малейшей жалости, следователь, оказавшийся человеком, вернул Елене веру в людей, убитую Иудой-священником.
  - Закрыть твое дело, Елена, я не могу, - через несколько дней напрямик сказал девушке следователь. - Скажут: бдительность потерял, и отдадут его другому следователю, а я окажусь на твоем месте. Но в лагерь, Лена, ты не попадешь.
  Приговор был предельно мягким: четыре года на поселении.
  По сути, Бирюзов ее спас: за такое, как у нее, "преступление" обычно давали от пяти до восьми лет лагерей, и многие не доживали до конца срока, умирая от тяжелейшего труда и болезней.
  - Людей ты и в Сибири встретишь, - на последнем допросе сказал девушке следователь. - Не все еще в подлости утонули. Ты молодая - у тебя еще все впереди.
  ...Лена приехала на место поселения. Дремучая глушь, зима. Метель такая, что в метре от себя ничего не видно. Пришла в райком. Секретарь райкома, Игорь Баев - она на всю жизнь запомнила его фамилию - сказал: "Будешь являться на контроль каждые две недели. Отправляйся в Лигань".
  Добравшись до деревни, Лена стала стучаться в одну избу, во вторую, в третью. Ее никуда не пускали - поселенцев не жаловали - но девушка, повторяя слова Бирюзова "людей ты и в Сибири встретишь", шла по улице, упрямо стучась в каждую хату.
  - Входи, - коротко сказала ей, открывая дверь крайней избы, молодая женщина, по самые глаза закутанная в платок.
  С Марфой, хозяйкой дома, они жили мирно. Лена смотрела за живностью, работала в огороде, а при случае лечила больных. Как врач, она помогла многим, и люди, поначалу косившиеся, подобрели.
  Два года промелькнуло довольно быстро. Лена исправно являлась "на контроль" в райком, Баев был неизменно холоден, и, делая вид, что очень занят, заставлял часами ждать только для того, чтобы поставить в журнале свою подпись.
  Однажды зимой, на третьем году, к дому подкатили сани. Из них выскочил нервный, растрепанный Баев, и опрометью - в дом.
  - Ты лечишь здесь кого-нибудь? - не здороваясь, спросил он Елену.
  Не зная, что отвечать, она мочала.
  - Говори!
   - У меня высшее медицинское образование, - наконец ответила девушка. - Оно дает мне право заниматься врачебной деятельностью.
   - Собирайся!
   Марфа по женской привычке начала плакать и быстро крестить Елену. Лена, сама испуганная, накинула на плечи что-то теплое и вышла к саням.
   ...Сани подлетели к крыльцу добротного кирпичного дома. В темной комнате на взбитых подушках в жару металась девочка лет семи. Кожа лица была серой, щеки запали, растрескавшиеся губы спеклись, дыхание было прерывистым и тяжелым.
  У окна со скучающим видом стояла молодая женщина-врач. В глубине горницы металась мать ребенка. Она то материлась, то заклинала Бога спасти дочь.
   - Что с девочкой? - спросила Елена, входя в комнату.
   - Слепая, что ли? Дифтерит, - огрызнулась врач.
   Лена подошла к кровати и силой открыла девочке рот. Вход в гортань закрывал огромный нарыв. Девушка поняла: операцию нужно делать немедленно, а иначе ребенку конец, и ей, судя по всему, тоже.
   - Скальпель есть?
   - Часов через пять можно привезти из поликлиники, - ответила врач.
  - Часов через пять будет уже поздно, - сказала Елена и повернулась к Баеву:
  - Отдерните шторы на окнах - мне нужно больше света. Принесите свечу, нож с длинным лезвием, чистую марлю и спирт.
  Баев молча отдернул шторы и принес все, что требовалось.
  - Держите ребенка. Как ее зовут?
  - Анна.
  Баев придерживал голову дочери, осторожно открывая ей рот, а Елена прокалила над свечой лезвие ножа, ввела его в горло девочки и быстро вскрыла нарыв.
  Аня вскрикнула, брызнула кровь и гной, попавшие на лицо Елены. Мать ребенка, подскочив к девушке, стала бить ее по голове и лицу, в кровь разбив нос, подбив глаз и нижнюю губу. Баев, отпустив голову дочери, схватил жену за плечи, вытолкал из комнаты и закрыл дверь.
  Около получаса Лена очищала нарыв. Слезы обиды против воли лились из глаз, смешивались с капавшей из разбитых ноздрей кровью и падали на лицо ребенка. Очистив горло девочки, Лена привела себя в порядок. Ни еды, ни воды ей не предложили, всю ночь девушка просидела у постели больной. Она ждала кризиса, жуткого кризиса, который, как лезвие бритвы, отделяет жизнь от смерти.
  Ребенок метался, стонал и кашлял кровью. Жизнь висела на волоске, но обошлось: к утру Аня уснула, а спустя пять часов проснулась бодрой и окрепшей.
  Утром Елене наконец-то предложили поесть, а потом она немного поспала. Девушка прожила в доме Баева еще четыре дня. Маленькая Анечка привязалась к ней и с интересом слушала рассказываемые Леной сказки. Перед самым отъездом к девушке подошла жена Баева.
  - Ты это... не держи зла, - тихо сказала женщина, виновато поглядывая на наведенную "красоту": правый глаз заплыл, под ним "цветет" огромный черный фингал, нижняя губа припухла.
  Она всунула в руки Елене сумку, битком набитую продуктами. Сверху лежал теплый плед. Лена поначалу отказывалась - из гордости, что ли - а потом взяла.
  Елена никогда больше не являлась "на контроль" в течение оставшихся полутора лет. Баев приезжал три или четыре раза, "проверить, а не сбежала ли", привозил полные сумки продуктов - этот черствый человек, к удивлению Лены, умел помнить добро и не забывал о спасении дочери. Перед самым отъездом девушки он привез ей четыре наволочки, расшитых искусной вышивкой.
  - Это от Кати, жены моей, - сказал Баев, вертя в руках сверток. - Береги себя, девонька, - тихо добавил он, - и людей берегись.
  ...Елена вернулась в родной город, окончила аспирантуру, вышла замуж, родила сына и дочь, и со временем стала крупным специалистом в области онкологии.
  ...Как-то бесцельно гуляя по городу, она обнаружила себя перед той самой старинной церквушкой. Лена сюда не стремилась, даже сознательно избегала этого места - ноги сами принесли.
  Переборов внутреннюю дрожь, женщина вошла внутрь. Со стен смотрели знакомые темные лики. Елена не могла не заметить, насколько ухоженной стала церковь - от прежнего запустения не осталось и следа. Она пришла в неурочное время: утренняя служба давно закончилась, храм был пуст, лишь молоденькая монашенка подметала полы.
  - Можно мне поговорить с отцом Андреем? - спросила Елена монахиню.
  Та отложила метелку и куда-то ушла, а женщину охватило смятение. Что она собирается сказать этому, с позволения сказать, человеку? Может, лучше уйти? Елена повернулась к иконам.
  - Вы хотели меня видеть? - раздался у нее за спиной незнакомый голос.
  Елена обернулась. Перед ней стоял незнакомый священник средних лет в поношенной рясе.
  - Я хотела видеть отца Андрея, - ответила женщина.
  - Я слушаю вас.
  Несколько минут Елена удивленно и молча смотрела на него.
  - А у вас был предшественник с таким же именем? - наконец спросила она.
  - Был, - ответил священник, и его голос едва заметно изменился. - Но шесть лет назад его задавил грузовик. Прямо перед зданием церкви...
  Повисла долгая пауза.
   - А вы... вы - одна из тех, кого он выдал? - неожиданно спросил священник.
  Елена кивнула.
  - Это - Божья кара, - крестясь, продолжал отец Андрей. - Он выдал многих, - священник, похоже, сознательно избегал называть своего предшественника по имени. - Люди приходили к нему на исповедь... Я об этом уже после его смерти узнал, когда стали приходить эти люди. Господь - Он ведь все видит, особенно если злодеяние совершается в Его доме.
  Елена пристально посмотрела на священника. На его лице и в глубоких темных глазах было что-то почти неуловимое - то, что называют одухотворенностью. Или Божьей искрой.
  "Как же я не заметила отсутствие вот этого в том, первом, - с горечью подумала женщина. - Молодая была, глупая".
  Елена, как и в тот давний год, поставила свечку в память об отце и вышла из церкви.
  ...Был обычный рабочий день. К ней на консультацию направили сложного пациента. Тучный пожилой мужчина тихо сидел на кушетке, время от времени вытирая вспотевшую лысину видавшим виды носовым платком, а Елена просматривала историю его болезни. Рак желудка третьей степени, слабое сердце. "Иван Бирюзов", - прочитала она на обложке и вздрогнула. Оглянулась - и по глазам узнала.
  - Леночка, неужели это вы? - внезапно спросил ее старик. - А я смотрю-смотрю, думаю - глаза шалят.
  Они говорили долго. Елена рассказала о себе, Бирюзов - о себе. Как оказалось, в конце концов он все-таки попал на пять лет в лагеря "за потерю бдительности". Кто-то из коллег проявил эту самую бдительность и донес на него.
  - Ну, что там у меня? - наконец спросил старик.
  Елена Николаевна уже целый час над этим раздумывала.
  - Шансов, Иван Михайлович, мало, - честно сказала она. - Но давайте рискнем.
  
  Смирившись с тем, что заснуть в эту ночь, похоже, уже не удастся, Елена встала, подошла к телефону и набрала номер постовой медсестры. Долгое время трубку никто не снимал. Она стала припоминать, кто же из медсестер сегодня дежурит. "Ну, конечно, Ильева. Дрыхнет, как обычно, в сестринской", - подумала Елена. Наконец после одиннадцатого гудка трубку все-таки сняли.
  - Да? - послышался сонный женский голос.
  - Инна, это Бельская. Как там Бирюзов?
  - Да вроде неплохо. Отошел от наркоза, теперь спит.
  Елена попросила медсестру сделать Бирюзову два укола и положила трубку. Она неслышными шагами пересекла комнату и вышла на балкон. Раннее июньское утро вступало в свои права: звезды меркли. Елена посмотрела на тускнеющие звезды и в этот миг почему-то поверила, что жизненная свеча Бирюзова будет гореть еще долго.
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Джейн "Подарок ангела"(Любовное фэнтези) А.Респов "Небытие Демиург"(Боевое фэнтези) Н.Жарова "Выжить в Антарктиде"(Научная фантастика) С.Волкова "Попаданка для принца демонов 2"(Любовное фэнтези) В.Старский ""Темная Академия" Трансформация 4"(ЛитРПГ) М.Боталова "Беглянка в империи демонов 2. Метка демона"(Любовное фэнтези) Д.Винтер "Постфинем: Чёрная Эпидемия"(Постапокалипсис) Д.Гримм "З.О.О.П.А.Р.К. Книга 1. Немезида"(Антиутопия) А.Лоев "Игра на Земле. Книга 2."(Научная фантастика) У.Михаил "Знак Харона"(ЛитРПГ)
Хиты на ProdaMan.ru P.S. Люблю не из жалости... натАша ШкотВОЗВРАЩЕНИЕ. Конвалюция. Лана ЛэйЛили. Сезон первый. Анна ОрловаСлепой Страж (книга 3). Нидейла НэльтеПроклятье княжества Райохан, или Чужая невеста. Ируна��Как снег на голову�� II. Ирис ЛенскаяОфисные записки. КьязаТитул не помеха. Сезон 2. Возвращение домой. Olie-Королева теней. Сезон первый: Двойная звезда. Арнаутова ДанаВолчий лог. Сезон 1. Две судьбы. Делия Росси
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
С.Лыжина "Драконий пир" И.Котова "Королевская кровь.Расколотый мир" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Пилигримы спирали" В.Красников "Скиф" Н.Шумак, Т.Чернецкая "Шоколадное настроение"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"