Матюхин Александр: другие произведения.

Полон прозрачной воды

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
 Ваша оценка:

  Полон прозрачной воды
  
  Наташа из бухгалтерии попросила помочь с переездом. Дело было в пятницу, мы всем отделом собирались шумно пить. В такой ситуации помогать с переездом было бы сложно. Пришлось встать на скользкий путь выбора - либо отказаться и стать в глазах бухгалтерии сволочью, либо согласиться и лишить себя, как минимум, хорошего вечера.
  Я к сволочам не относился. Вернее, считал, что не относился, хотя бывшая жена Маринка любила приговаривать, морща нос: "Ну и ско-отина же ты, Саша!".
  К тому же, приходить в бухгалтерию мне нравилось. Там всегда было солнечно и прохладно. Местные девочки поили кофе, если надо было укрыться от главреда Шнуркова на полчаса-час. Кофе у них был со сливками и с печеньем.
  В общем, я согласился, а заодно прихватил непьющего, но сообразительного журналиста Гошу. Гоша пришел в журналистику из армии. Год назад он стрелял из автомата по воображаемому врагу и писал крохотные заметки в 'Российскую газету'. Потом случился внезапный душевный порыв, Гоша разорвал контракт, собрал вещи и переехал в Петербург, чтобы стать журналистом. Какими судьбами его занесло в нашу газету, откуда он знал главреда, и почему вдруг в его грубой армейской душе зародилась тяга к журналистике, мне было не интересно. Главное, что Гоша был единственным человеком в отделе, который видел во мне начальника. Остальные шесть человек видели во мне собутыльника. Приятно конечно, но неловко.
  У Наташи был собственный автомобиль, красненький, японский и праворульный. Мы с Гошей сели сзади.
  -Мальчики, сначала на Нарвскую, загрузим мое барахло, потом на Академическую. Часа два у нас уйдет, ничего?
  Она смотрела на меня через зеркальце заднего вида. Я ответил, что ничего. Гоша спросил:
  -А вы одна живете?
  Наташа была младше него года на четыре.
  -С подругой, так дешевле. Нашли недорогую двушку.
  На улице была весна, из-за крыш желтых Питерских домов выползали серые тучи. Люди бежали по тротуару по каким-то своим делам. Я смотрел в окно, читал рекламные объявления и горящие вывески. Мне хотелось холодного пива.
  -...а в армии не комнаты, а кубрики!.. - что-то говорил Гоша, наклонившийся вперед, между передних сидений. - В одном кубрике - шесть коек. Это, значит, двенадцать человек, потому что койки двухярусные.
  Наташа хихикала. Гоша был обаятельным молодым человеком, сочетавшим в себе неподдельную простоту, искренность и некий журналистский талант. То есть, умел болтать так, чтобы никто не догадался, что он выдумывает на ходу.
  Мы ехали около двадцати минут. Гоша тараторил. Я смотрел в телефон, но никто не звонил и не писал. В пятницу вечером обычно мне вообще никто не писал. Надвигались пустые и бессмысленные выходные.
  Наташа жила в старой панельной пятиэтажке, на четвертом этаже и без лифта. Вещей у нее было немного. В узком пятачке коридора, под светом лампы лежали пакеты, коробки, тряпичные узлы и перевязанные веревкой стопки книг. Я деловито прошелся по квартире, заглянул в пустую комнату с желтенькими обоями, на кухню, в ванную, где капал кран и плохо пахло из унитаза. Под ногами скрипел старенький паркет.
  -В машину влезет-то? Две ходки делать не комильфо.
  -Мальчики, все отлично! - сказала Наташа. - Утрамбуем в чистом виде.
  -А где подруга?
  -На новой квартире. У нее свой переезд.
  Когда мы закончили, оказалось, что свободным осталось только переднее сиденье, помимо водительского. Гоша по-армейски вытянулся в струнку и предложил ехать мне.
  -А как же ты?
  -Я на метро. Быстрее вас управлюсь! - заверил Гоша.
  Правда, когда мы приехали на Академическую, Гоши все еще не было. Наступал весенний вечер, солнце окрасило мир в серое, тучи тянулись с тыла, но небо над головой все еще оставалось нежно-голубым. Я постоял у автомобиля, закуривая горькую и наверняка последнюю сигарету. Я обещал себе бросить курить сразу же после развода. Прошло три месяца, а обещание висело в воздухе, как ему и положено, укоризненно пощипывая подсознание.
  Наташа поднялась наверх. Я оглядел тихий дворик вокруг многоэтажного дома. На детской площадке играли в теннис. Две девушки катались кругами на самокатах. Кто-то пил пиво на лавочке. Ко мне подошла прекрасная незнакомка в больших черных очках, с вьющимися ручейками волос; тонкогубая и невысокая.
  -Извините, - обратилась она. - Наташа наверху?
  -Вы, должно быть, ее подруга?
  -А вы, наверное, Саша с работы?
  -Искренне ваш! - заулыбался я, вынимая сигарету из уголка губ.
  Девушка заулыбалась в ответ, дотронулась кончиком пальца до оправы очков, но затем одернула руку, словно передумала. Шевельнула небрежно угловатым плечиком и пошла к дверям в парадную.
  Я смотрел ей в след и размышлял о чем-то светлом.
  Гоша появился, когда я перетащил большую часть пакетов. В доме был лифт, таскать было несложно. Вдвоем мы управились за двадцать минут. Квартира оказалась просторной, старой, с высокими потолками. Окна покрывала пузырящаяся белая краска. Паркет вновь скрипел. Едва уловимо пахло смертью.
  После переезда Наташа предложила нам кофе и сладости. Я пошутил про кое-что покрепче. Выяснилось, что в холодильнике стоит медовое пиво, свежее и холодное. Мечты сбывались.
  -Сначала кофе, - настаивал Гоша.
  Наташа ковырялась в классическом переездном бардаке: искала в коробках чашки, бокалы, сахар. Я расположился на табуретке у окна и поглядывал на улицу. Напротив окон наливались зеленью ветки берез.
  Вскоре на кухне появилась прекрасная незнакомка, заварила чаю и села у холодильника. Я не сводил с нее взгляда, хотя не мог разглядеть глаз под чернотой солнцезащитных очков.
  -Спасибо вам, мальчики! - ворковала Наташа, делая Гоше кофе.
  -А в армии сейчас отбой. Только не спит политрук... - неуклюже шутил Гоша.
  Он был холост, поэтому нравился девушкам из бухгалтерии.
  -Вы тоже журналист? - спросила незнакомка, повернувшись ко мне. - Как и он?
  -Вообще-то, наоборот, - мягко поправил я. - Пишу, потихоньку.
  -О чем?
  В отделе жизненной журналистики я вел рубрику о сверхъестественном. Считалось, что это самая легкая тема. В Петербурге много сверхъестественного, статус старого города обязывает. Писал по две колонки в неделю. В основном - выдумывал, но когда было не лень - разыскивал интересные истории, опрашивал свидетелей, подавал случившееся под разными углами. Мои статьи обычно начинались со слов: 'Мне есть, что вам рассказать...'
  -...последняя история была довольно интересной, - говорил я полчаса спустя. - Оказывается, что на Елизаровской, в одном из подвалов старого дома живет старик-угадатель. Он сам себя так называет.
  -И чем же он занимается? - выдыхала удивленная Наташа.
  -Угадывает! Спрячешь карту за спиной, а он говорит масть и достоинство. Кинешь кубик, рукой прижмешь - а он число угадает. Мы с ним сорок минут беседовали - ни разу не ошибся!
  Я был уже слегка пьян, поэтому приукрашивал.
  -И еще, - говорю, - Он мне по ладони угадал, когда я влюблюсь и в кого!
  -Когда? - спросила Наташа.
  -В кого? - спросила таинственная и до сих пор не представленная незнакомка.
  -Сегодня! В кого-то очень необычного!
  Я выразительно посмотрел в черные очки, где в отраженье плавал пьяный и искаженный я и чуть-чуть - Гоша. Набрал побольше воздуха, спросил:
  -А как зовут подругу?
  -Ви, - сказала Наташа.
  -Для друзей - Ви, - поправила девушка. - Но вы тоже можете меня так называть.
  -Трогательное имя. Хотите пива?
  -Из алкоголя только сидр, - улыбнулась Ви.
  Я поймал себя на мысли, что смотрю на нее и тоже улыбаюсь.
  -Могу сгонять и за сидром!..
  В тот вечер Ви так и не сняла очки.
  Позже, когда Наташа развозила нас по домам, я взял ее за руку и пьяным голосом - хотя в тот момент казалось, что я говорю мужественно и твердо - попросил телефон таинственной незнакомки.
  Наташа звонко рассмеялась.
  -Саша, вы ей не подходите!
  Я оскорбился:
  -Почему? Она обаятельная, самостоятельная, интересная, красивая...
  -В том-то и дело! Не хочу вас обижать, но...
  -Обижайте, - буркнул я. - К чему сдерживаться?
  Наташа посмотрела на меня так, будто я был нашкодившим ребенком.
  -Саша, о вас в отделе ходят ужасные слухи. Вы много пьете, скандалите с людьми, вы, в конце концов, циник и не любите женщин.
  -Почему это я их не люблю?
  -Я в другом смысле.
  -Он любит женщин, - вмешался Гоша, сидевший на заднем сиденье. - У него была жена... Три месяца назад...
  -Это ваш пятый развод?
  -Шестой. Наташа, что поделать, если я легко влюбляюсь? Мне даже не нужно повода.
  -Вот именно. Говорят, вам надо три дня, чтобы полюбить и разлюбить.
  -Неправда, - проворчал я, хотя не обиделся. Слухи ходили достоверные. Был во мне какой-то изъян. - Но что стоит дать мне ее телефон?
  -Беспокоюсь за подругу.
  -Я не сделаю ей ничего плохого!
  -Об этом я тоже беспокоюсь.
  Наташа высадила меня на углу Измайловского и Красноармейской, и остаток пути до дома я прошел пешком, чуть пошатываясь - то есть, сливаясь с немноголюдной массой ночных питерских гуляк.
  Сразу после выходных я пришел в бухгалтерию, сел за стол возле Наташи и сказал, что не уйду, пока она не даст телефон Ви. Я много размышлял о таинственной незнакомке. Мне показалось, что я влюбился.
  Остальные девушки из бухгалтерии смотрели на меня удивленно и оживленно. Я принес им повод поболтать на целый день.
  -Я знаю, где вы живете! - говорил я.
  -Не получите аванс! - предупреждала Наташа.
  -Плевать. У меня есть на карманные расходы и квартира.
  -Я напишу на вас жалобу!
  -У вас окна во двор. Я приду ночью и буду петь.
  -Саша! Вы ведете себя неприлично! Не будет вам больше кофе!
  Мы лениво препирались минут двадцать, потом обоюдно сдались. Я пытливо смотрел в Наташины глаза. Она смущенно перекладывала папки с одного конца стола на другой.
  -Дайте телефон, не жадничайте, - попросил я. - Вот вы мне жизнь ломаете, а я вам - нет.
  Наташа тяжело вздохнула:
  -Ну, что с вами делать... Записывайте!
  Выйдя в коридор, я тут же позвонил, и, дожидаясь ответа, вслушиваясь в гудки, мерил шагами расстояние от лестничного пролета до фикуса в горшке.
  Голос Ви спросил:
  -Да-да?
  -Это вы! - воскликнул я тихо и радостно. - Не могу без вас, хоть убейте! Можно приехать?
  Она помолчала.
  -Ну, приезжайте.
  -Вы не поверите!..
  -Охотно. Буду ждать вас около подъезда, на лавочке.
  Я положил трубку и обнаружил в коридоре Гошу с пучком мятых весенних цветов. Гоша смущался.
  -К ней? - я кивнул на дверь в бухгалтерию.
  -Хорошая же девушка! - пробормотал Гоша.
  -Одобряю.
  В три прыжка я влетел в офис и столкнулся со Шнурковым. Он выглядел недовольным и не выспавшимся. Впрочем, как обычно.
  -Лаврентьев! - просипел Шнурков, борясь с астматическим кашлем. - Завтра статью о человеке-кошке не забыл?
  -Как можно! - отозвался я, полностью забыв и о статье и о работе.
  Шнурков сипел мне в спину:
  -Лаврентьев! Саша! Лишу премии!
  -Учту, Пал Сергеевич! - радостно восклицал я, а через полминуты был на улице.
  Ви ждала меня на лавочке у дома. В черных очках и перчатках, несмотря на солнечную погоду. Я присел рядом и тут же завел разговор о весне. Я умел и любил болтать. Мне нравилось очаровывать женщин. Секрет был в том, что они сами хотели очаровываться. Мне не надо было искать темы для разговора, я подхватывал случайно выскользнувшие меж их красивых, чуть влажных губ слова, фразы, предложения, и развивал, развивал, будто распутывал тугой клубок интересной и таинственной жизни.
  Третья жена всерьез считала меня бабником, хотя я никогда не увлекался женщинами, будучи женат. Нет, я влюблялся позже, после развода. Но что-то жены видели, что-то подмечали, и когда приходила пора расходиться, каждая из них принимала случившееся, как нечто само собой разумеющееся. Вроде как катящееся за горизонт солнце. Его нельзя остановить, а можно только готовиться к ночи.
  Ви говорила мало, больше слушала. Я узнал, что она нигде не работает, рисует картины и увлекается рыбками. Деньги Ви зарабатывала случайно, подработками, но никогда не задумывалась о том, чтобы найти постоянную работу. Ей казалось, что работа - это ошейник с цепью, прикованный к собачье конуре. В чем-то я был с ней согласен.
  Мы пошли гулять под весенним небом. Я нес чепуху. Ви слушала. В какой-то момент мне показалось, что из-под черного стекла скользнула по щеке слеза, но Ви смахнула ее стремительно и непринужденно, будто случайную пылинку, упавшую с небес.
  -Вроде бы я не говорил ничего плохого.
  -Я знаю.
  -Но ты заплакала. - Несколько минут назад мы перешли на 'ты'.
  -О, я не плачу, - она провела пальцами в перчатках по щекам, показала пальцы мне. - Видите?
  Перчатки были сухими.
  -Не бери в голову. Иногда так случается.
  Мы гуляли еще какое-то время, и я как бы невзначай пригласил ее на кофе. Ви пожала плечами и отказалась.
  -Почему?
  -Саша. Ты влюбляешься на час. А мне необходимо, чтобы меня любили вечно. - Почти шепнула она.
  Это был какой-то запрещенный прием. Я растерянно промолчал. Ви провела ладонью по моей щеке, улыбнулась.
  -Мне нельзя ни с кем общаться. Это было бы слишком жестоко.
  -По отношению к кому?
  -К тебе, Саша. К вам всем.
  Я сел на лавочку, глядя на Ви снизу вверх. В ее очках отражались белые полоски деревянной спинки.
  -А если я не разлюблю тебя и через месяц, и через год? Это будет считаться за вечность?
  Она пожала плечами:
  -Я не могу сказать ничего конкретного.
  Над ее головой шелестел тополь. Небо было голубым и глубоким. Ви собиралась развернуться и уйти. Возможно, навсегда. Я поднялся, развернул ее к себе и, не слишком понимая, что делаю, поцеловал. Губы у Ви были холодными и мягкими. Она не отстранилась, не ударила, ответила на поцелуй, чуть приоткрыв рот и скользнув теплым язычком по моим губам. И только после этого дала мне пощечину.
  Я отстранился.
  Из-под очков Ви текли слезы. Два ручейка по щекам к подбородку.
  -Зря ты так, Саша, - сказала Ви тихо. - Теперь ты точно не сможешь меня полюбить.
  И она ушла - быстро, не оборачиваясь. А я, как дурак, стоял и тер щеку, тер до красноты, не в силах понять, что произошло.
  Потом я позвонил Гоше и попросил его приехать. Лучше всего напиваться, когда рядом сидит трезвый и все понимающий друг. Мы провели полночи на крохотной кухне.
  -Ну, почему? - восклицал я в паузы, когда стакан был уже пуст, но еще не полон.
  -Может быть?.. - говорил Гоша, но я ничего не запомнил.
  -А если?.. - кажется, после шестого стакана приходила какая-то дельная мысль.
  Потом настал черед Гоши. Кажется, он надышался алкогольных паров.
  -Может, я влюбился? - спрашивал он, разглядывая сальные обои в цветочек.
  -Пока не выпьешь - не поймешь!
  -Выпить! Что за мода? Всюду, куда ни посмотришь - пьют! Чушь какая-то. А почему нельзя просто так? Почему мир трезвого человека обязательно сер и уныл?
  -Жизнь вообще сера и, ну...
  -А если человек с фантазией?
  -Ну и что? - спрашивал я. - Ему, бедняге, еще хуже. Он-то понимает, что за мир кругом. И ему без алкоголя никак. Захиреет. Плесенью покроется. С ума сойдет.
  -Хорошо тебе... У тебя жизнь вокруг этих крутится... колдунов, экстрасенсов, оборотней. Тебе даже фантазии не надо.
  -Поэтому и пью. - Ввернул я, хотя пил совсем по-другому поводу.
  Мы разговаривали еще о чем-то важном и, несомненно, интересном. Я сокрушался, что шесть моих жен были серы и унылы, а любовь, что любовь? Так, бледный след от упавшей звезды. Меня тянуло на романтику.
  Я провалился в сон, и в нем мне снились яркие, золотистые аквариумные рыбки.
  Статью о человек-кошке я успешно провалил. Шнурков даже не стал вызывать меня в кабинет, а отчитал прямо в офисе, перед коллективом. Я реагировал вяло. Мне было дурно.
  -Это позор! - сипел Шнурков, оглядывая офис и тряся кулаком. - Лаврентьев, ты бездарь! Короткую статью написать не можешь! Да тут бы курица справилась!
  Я клятвенно заверял, что к вечеру статья будет готова и вылизана.
  -Мне твои клятвы вот уже где! - бил себя ребром ладони по шее Шнурков, потом, правда, отошел, выпил минералки и добавил. - Еще надо заехать к врачевателю с Бассейной.
  -Что за врачеватель?
  -Говорят, лечит необычные болезни.
  -Какие?
  -Вот и выясни. - Напутственно сказал Шнурков.
  Пришлось ехать.
  По дороге я набрал номер Ви, но она не ответила.
  Что-то скребло в душе. А еще мне казалось, что я чувствую ее поцелуй на своих губах. От этого чувства надо было как-то избавляться.
  Я доехал до врачевателя. Им оказался рыхлый мужчина неопределенного возраста. Он был лысоват, крючконос и с большими водянистыми глазами. Такие люди обычно снимаются в передачах о сверхъестественном или в "Поле Чудес".
  Врачеватель жил в двухкомнатной сталинке. Она была забита полками с книгами - от пола до потолка. В квартире стоял запах старой бумаги. В лучах света летала потревоженная пыль.
  -Вы от чего лечите? - спросил я, доставая блокнот.
  -От всего. - Гордо ответил врачеватель.
  -Даже от смерти?
  -Смерть - это не болезнь, а усталость от жизни.
  Мы проговорили почти час. Врачеватель угостил меня чаем и маслянистым пирогом с творогом. Я исписал шесть страниц в блокноте с мягкой обложкой. Чувствовал, что вечером придется сильно потрудиться, чтобы сократить написанное втрое.
  Мы тепло попрощались. Врачеватель провел ладонью по моей куртке на уровне груди и сказал, что у меня в душе какой-то тусклый огонек.
  -А эта болезнь называется любовь, - поведал он.
  -Знаю. Я много раз ею болел.
  Улица встретила теплотой и свежестью. Я сел в метро, но не доехал до дома, пересел на красную ветку и вышел у работы. Где-то тут, в переулках новостроек, притаился зоомагазин. По ночам он мигал яркой вывеской в отражении многочисленных луж.
  В зоомагазине пахло кошачьим кормом. Видимо, это был самый ходовой товар. Девушка с крашенными волосами жевала жвачку. Я спросил, есть ли у них золотые рыбки.
  -Разве не видите? - удивилась девушка и повела плечом в сторону двух прямоугольных аквариумом, стоящих у стены.
  Золотые рыбки смотрели на меня зелеными глазами.
  -Пакет с водой даете? - попытался пошутить я.
  Девушка осталась безучастной, но получив деньги, достала прозрачный пластиковый контейнер, наполнила его водой и, аккуратно зачерпнув сачком золотую рыбку, перенесла ее на новое место.
  С контейнером подмышкой я вернулся на работу.
  В коридоре, около бухгалтерии, стояли Гоша и Наташа. Гоша что-то ворковал армейским баском, Наташа тихо хихикала, прикрывая рот ладошкой. Оба нежно смущались.
  Я подошел без стеснения, протянул Наташе контейнер.
  -Ой, какая прелесть! - воскликнула она.
  Гоша покраснел.
  -Это, к сожалению, не вам. Передайте Ви. Скажите, что для меня каждая секунда - это уже вечность.
  -Обязательно передам. - Заверила Наташа.
  Всю ночь я писал статьи. Огонек в душе требовал хвороста.
  Кофе, и только кофе, говорил я сам себе.
  Мир надо раскрашивать и без алкоголя.
  Едва расцвело, я выскочил в весеннюю, колючую прохладу и поехал на Академическую.
  На лавочке у знакомого дома сидела Ви.
  Увидев меня, она кивнула головой в знак приветствия. Я неловко сделал несколько шагов, заложив руки за спину.
  -Извини! - вырвалось у меня.
  -За что?
  -За то, что я такой влюбленной.
  -Ах, Саша. Ты как Емеля-дурачок из старой сказки. Шесть раз был женат, а ума не нажил.
  -Это тебе Наташа рассказала?
  -Девичьи разговоры, знаешь ли.
  -Мне вчера сказали, что я болен. Тобой, Ви. Понимаешь?
  -Ты всегда так добиваешься девушек?
  -Да. А что случилось? Нет, ты объясни, пожалуйста.
  Я сел рядом. Посмотрел в ее очки. По щекам Ви снова текли слезы.
  -Спасибо за рыбку, - сказала она, - Жаль, что не сказочная. Исполнила бы мое желание.
  -А какое у тебя желание? Самое-самое? А?
  Она усмехнулась. Вытерла слезы тыльной стороной ладони.
  -Ты же пишешь о сверхъестественном, - сказала Ви. - Напишешь про меня?
  -Обязательно напишу. Все, что хочешь.
  -Нет. Не то, что я хочу, а правду. Ты же журналист. Ты должен писать правду!
  -А что я могу про тебя написать?
  -Скажем так. Я та самая принцесса из сказки, на которую наложили проклятье. Если ее поцелует прекрасный принц, то принцесса превратится... ни в кого она не превратится. Просто растает.
  -То есть?
  -Пшик. И на ее месте останется пара литров воды, - сказала Ви будничным тоном. - Надеюсь, хотя бы питьевой.
  -Ты шутишь?
  Она сняла перчатки и показала мне влажные подушечки пальцев. Потом медленно, осторожно приподняла очки.
  -Какие уж тут шутки. - Сказала она.
  Я смотрел несколько минут, не в силах поверить. Ви таяла, как Снежная Королева под лучами солнца. И я уже не видел ее глаз. Потому что они были полны воды.
  -И это сделал я?..
  -Мне тоже надо было быть осторожной.
  -Да уж, в такой ситуации...
  -Я потеряла голову, знаешь ли. А за такие вещи надо расплачиваться.
  -И что ты... теперь?
  Она пожала плечами.
  -Стану ручьем. Или буду бить из земли ледяным ключом. Тоже развлечение. В конце концов, я ждала этого много лет. Злая колдунья вылепила меня из воды, наложив проклятье. А теперь проклятье спало. Я влюбилась. Ты, кажется, тоже. Пора возвращаться к истокам.
  Я замотал головой. Сощурился. Не проснулся.
  -У меня есть врачеватель!
  -Думаешь, он поможет?
  -Он лечит от всего, кроме смерти.
  -Но это же не болезнь. Это другое. И, к тому же, ты можешь не успеть. Вообще, чудо, что я до сих пор не залила собой крыльцо.
  -Тогда зачем ты сидишь здесь?
  -Греюсь на солнце.
  Я попытался вскочить, но она взяла меня за плечи, потянула к себе и поцеловала. Губы у нее теперь были чуть солоноваты.
  -Ты хороший человек, - сообщила Ви, отстраняясь. - Я хочу, чтобы ты помнил меня.
  Я почесал затылок. Пробормотал:
  -Если ты действительно... растаешь, как из сказки про Снегурочку... я наполню тобой аквариум и пущу туда золотую рыбку.
  -Ты циник, Александр!
  -Рыбка - это не цинизм, а память. Кроме того, хороший подарок. Он тебе понравился. Но ты подожди. Подожди совсем немного. Я приведу врачевателя, и он сможет что-нибудь сделать.
  Внезапно я поверил, что так оно и будет. Я поднялся со скамейки, стареющий, лысеющий алкоголик-журналист. Мне было пятьдесят два. Я считал себя обаятельным и начитанным, но на деле все мои браки строились исключительно на упорстве. Уже давно никто не считал меня красивым. И много лет прошло с тех пор, как я в последний раз ощущал на себе влюбленный взгляд. Я страдал отдышкой, мой желудок плохо переваривал жаренное, а зубы - те, что еще были настоящими - шатались. Кого я обманываю в этой жизни?..
  Даже Гоша, молодой, неопытный Гоша, заметил, что я раскрашиваю жизнь с помощью алкоголя, потому что, увы, нет у меня больше сил сделать это как-нибудь по-другому.
  Я торопился, бежал по аллее, потом по эскалатору, задыхался, бежал вновь. Я застал врачевателя дома, за спиритическим сеансом. В квартире его было накурено, пахло алкоголем. Вокруг овального стола сидела кучка серых людей с горящими доверчивыми лицами. Я сказал им, что это вопрос жизни и смерти.
  Врачеватель долго одевался. Бегать он не умел. Мы шли по тротуару, и мне казалось, что голубое небо похоже на море.
  -Я не уверен, что смогу вам помочь, - говорил врачеватель.
  -Вы сможете, - твердил я. - Конечно, сможете.
  Лавочка была пуста. Я увидел цепочку мокрых следов на асфальте. Врачеватель устало вздохнул. Мы шли по следам, как опытные сыщики. Ви, судя по всему, поднималась на четвертый этаж без лифта. Дверь в их с Наташей квартиру была приоткрыта. Я почувствовал, как огонек в моей душе больно жжет сердце.
  -Ты здесь? - громко спросил я.
  Паркет поскрипывал. Кухня и одна из комнат были пусты. Всюду царил легкий кавардак неоконченного переезда. В дальней комнате на столе стоял большой круглый аквариум. Он был полон прозрачной водой.
  Врачеватель выдохнул у моего уха.
  В аквариуме плавала та самая золотая рыбка с волнистым хвостом и большими зелеными глазами. Точно такие же глаза были у Ви, пока они не наполнились водой.
  Огонек в моей душе трепыхнулся и погас. Вот она, значит, какая, смерть.
  Я невесело улыбнулся.
  -Там записка. - Подсказал врачеватель.
  Я подошел ближе и поднял сложенный в треугольник лист, лежащий у аквариума. Рыбка подплыла ближе.
  -Будете читать?
  -Конечно, буду. - я убрал треугольник в задний карман. - Только позже. Сначала надо позвонить... такси, что ли, вызвать... Как думаете, такси перевозят аквариумы с водой?
  Врачеватель пожал плечами.
  Я достал телефон и принялся искать номер такси в записной книжке.
  27-29 мая 2012
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) Я.Малышкина "Кикимора для хама"(Любовное фэнтези) П.Роман "Искатель ветра"(ЛитРПГ) А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) А.Респов "Небытие Бессмертные"(Боевая фантастика) М.Эльденберт "Бабочка"(Антиутопия) Е.Мэйз "Воровка снов"(Киберпанк) Е.Шторм "Мой лучший враг"(Любовное фэнтези) Л.Свадьбина "Секретарь старшего принца 3"(Любовное фэнтези) А.Минаева "Академия Алой короны. Обучение"(Боевое фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"