Матуш Татьяна: другие произведения.

Шоу "Шанс"

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Читай на КНИГОМАН

Читай и публикуй на Author.Today
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    В 2020 году люди предприняли очередную попытку остановить глобальное потепление, и эта попытка закончилась тем, что после получило название: "конец географии". В результате остроумных, но непродуманных действий ученых материки, получив мощный толчок, пришли в движение и снова собрались в один гигантский континент. Помимо прочего, этот катаклизм вызвал к действию вулканы, и в результате поднявшегося уровня радиации на Земле снова появились динозавры, мутировавшие из более мелких рептилий. И все бы ничего, но новые динозавры оказались разумными. И людям пришлось делить планету с ними. Казалось бы, в чем проблема? Неужели одна разумная раса не сможет договориться с другой? Но как прикажете договариваться с теми, кто считает людей пищей?

 [Елена ФИЛОН]
  Пролог.
  
   Несколько лет назад.
   Дом прятался в сонной тишине густых престольных рощ. На подлете пилот обнаружил прореху в маскировочной сетке, и лишь поэтому углядел край зеленой черепичной крыши. На самом деле, видеть крышу ему было не положено, равно как и сравнительно небольшой чистый двор, голубоватую заводь бассейна и тонкую серебристую паутину большой магнитной сети, которая обеспечивала и связь, и защиту и свободу передвижения. В последнее время лишь за счет сетки двигались подземные поезда, огромные баржи и подвижные, легкие коптеры. Воздушным яхтам сетки были не нужны, они использовали энергию солнечных парусов, которые разворачивались над ними подобно огромным темным крыльям. Про бензин уже потихоньку стали забывать даже химики. Бензин кончился. Навсегда. Уже четвертое десятилетие на Земле не было нефти. Ни единой капли. Всю "выпили"... Что ж, человечество, вопреки мрачным прогнозам, оказалось вполне готово к энергетическому кризису и предложило альтернативные пути развития. Некоторые из них действительно оказались подходящими. Но... лишь до определенной степени и со многими ограничениями. Ту свободу, которую давал двигатель внутреннего сгорания на бензине, человечество так и не обрело. Ограничения, налагаемые сеткой, оказались слишком жесткими, а солнечные паруса, увы, пока еще оставались уделом очень богатых.
   Люди искали альтернативу. Пока не находили, но духом не падали. Да и странно было бы вдруг впасть в пессимизм лишь из-за того, что "не решается задачка". Ведь еще жива была в памяти глобальная катастрофа, уничтожившая около 30% всего населения Земли, навеки изменившая ее лицо, та, которую позже назвали Концом Географии. Они выжили. Выжили, а значит, все оставалось возможным.
   ...Посадочную площадку подняли всего на несколько минут, но опытному пилоту и этого было больше чем достаточно. По маршруту 1, сверхсекретному, он вел тяжелую, бронированную машину далеко не впервые и весь сложный протокол посадки на дачу Императора знал как счет до трех. Раз - подал сигнал, два - получил разрешение и площадку, и три - посадил ровненько, мягко, словно на сырые яйца. И то сказать - КОГО вез! Нет, не Императора. Тихого, улыбчивого старичка, любителя рыбной ловли и старинной музыки, деликатного и, одновременно, какого-то очень свойского Юра подвозил не раз и не напрягался по поводу помпезного титула. Возил он и Императрицу: полную женщину в годах с материнской улыбкой и даже всех пятерых императорских дочек: вздорных, заносчивых, немыслимо красивых и невероятно испорченных... Даже с императорскими внуками он худо-бедно справлялся. Дети есть дети, пусть даже и наследники трона властителей почти половины оставшейся суши.
   А вот этого пассажира он, пожалуй, побаивался. Хоть и тоже возил не раз. Хоть и должность у того была вроде бы небольшая - шеф службы безопасности. Почти то же самое, что личный пилот, или, скажем, тот же повар Императора. Хоть и казался сегодняшний пассажир мужиком вполне компанейским, мог под настроение и анекдот рассказать. А хоть бы даже и про Императора... А вот как-то не лежала к нему душа. Вернее - лежала. Вжавшись в землю, и стараясь по возможности не дышать, а если не было возможности, то дышать только по команде. Костюмы пассажир носил лишь такие, сшитые на заказ специально для него из дорогих натуральных тканей. Впрочем, с его тяжеловесной, излишне полной фигурой иначе было нельзя.
   Все понимал личный, Его Императорского Величества пилот Юрка. И, не смотря на это, побаивался шефа безопасности всерьез. А, может быть, как раз поэтому и побаивался, что понимал?
   Вертолет уже встречали.
   Юра ничуть не удивился, увидев на площадке суховатого старичка в белой футболке и светлых летних брюках. Ну да, не царское это дело, коптеры встречать. Но император на то и император, что сам решает, что холуям поручить, а что и самому сделать. Видать, не зря тянуло в пятки мудрое Юркино сердце. По всему видать, привез его пассажир новости, да не простые, а страшные. Для иных Император сам бы встречать не вышел.
   Иных в последнее время и не ждали.
   Светлые глаза под легкими, почти невесомыми бровями не скрывали тревоги. Едва позволив пассажиру покинуть машину и, наскоро обняв, Император, буквально, потащил молодого толстяка в дом, проявляя недюжинную силу и энергию. Тот же, напротив, ступал медленно, спокойно, вальяжно... как будто даже медленнее обычного. Словно - ну не хотелось ему в дом. И разговора предстоящего он не то, чтобы боялся. ЭТОТ человек - Юра знал доподлинно, не боялся никого и ничего. Но оттянуть неприятный разговор ему хотелось.
   - Ну? - спросил старичок, едва они оказались в небольшом, по императорским меркам, кабинете, обставленном в духе прошлой эпохи. Император любил старинные вещи, и хорошо чувствовал себя лишь в окружении того, что напоминало ему детство и юность.
   Толстяк, в свою очередь, неторопливо оглядел кабинет, хоть и знал здесь каждую деталь. Нашел глазами темно-синее мягкое кресло.
   - Можно?
   - Да, конечно. Прости, ты ведь с дороги, - старик ногой придвинул к себе более привычный ему жесткий стул с высокой спинкой и уселся напротив, - кофе?
   - Потом, - отмахнулся тот, - потом.
   - Плохие новости?
   - Всякие, - вздохнул толстяк. Потер потную шею и пробормотал словно про себя, - да, а кофе бы, пожалуй, не помешал...
   Старичок кивнул и немедленно распорядился по внутренней связи приготовить кофе для Артура Геннадьевича.
   - Если новости разные, значит, есть и хорошие, - сказал он, - это радует. Это больше, чем я рассчитывал. Что же ты такой... словно тебя в уксус окунули?
   - Это меньше, чем рассчитывал я, - признался Артур и тут Император понял, что показалось ему странным в этом насквозь знакомом человеке. Он не смотрел ему в глаза. Просто - не смотрел.
   - Так, - кивнул старик, и спокойно откинувшись на спинку стула, приказал, мягко, но так, что ослушаться было ну совершенно невозможно, - говори, Артур. Говори все, ты знаешь, мое сердце выдержит, оно у меня давно полиэтиленовое. Так что выкладывай все новости. Но начинай с хороших! - шутливо предупредил он и поощрительно улыбнулся.
   - Главная хорошая новость - договор с Дино подписан.
   - Ну, - протянул старичок и обрадовано хлопнул себя по коленям. Казалось, огромное напряжение вдруг отпустило его, он словно помолодел лет на двадцать, - какая ж это хорошая новость? Это просто отличная новость! Я знал, кому поручить переговоры. Все же, Артур, не ту стезю ты для себя избрал. Нужно было тебе идти по дипломатической линии. Стал бы великим.
   - Да я вроде и так неплохо устроился, - сделал попытку пошутить тот.
   - Ну а плохая новость? Говори же, - поторопил старичок и, видя, что Артур молчит, улыбнулся: мягко, спокойно, понимающе, - я должен буду уйти, ведь так? У нас будет новый император? Таково требование Дино?
   - В общем, да, - кивнул Артур, - и мне пришлось его принять. Мы обговаривали эту возможность, и вы сами сказали...
   - Я ждал этого. Мои внуки лишены права наследования, так?
   Артур снова кивнул, по-прежнему не встречаясь взглядом с собеседником.
   - Я ждал этого, - повторил старик, пожав плечами, - но ведь они не выдвинули требования нашей ликвидации... вплоть до седьмого колена, или еще чего-нибудь? Ссылка?
   - Всего лишь отставка, - торопливо проговорил Артур, - почетная. Без поражения в правах.
   - О-о, - протянул Император, - так это вторая замечательная новость. Я на такое, признаться, и не надеялся. Как тебе удалось этого добиться? Ведь Дино, фактически, держали нас на мушке. Нам было нечего им противопоставить...
   - А это из разряда плохих новостей, - произнес Артур и впервые поднял глаза на своего повелителя, - Договор с Дино вам не понравится. Совсем не понравится. Мне он тоже не нравится. Но вы абсолютно правы - Дино держат нас за горло. Страна стоит на коленях. С их помощью мы встанем. Больше того, мы сами сможем поставить на колени кого угодно.
   - А цена? - тихо спросил Император. Уже, фактически, бывший.
   - Высокая, - так же тихо ответил Артур, - очень высокая. Страшная цена, мой повелитель. Но другого выхода не было. Либо так - либо всем пойти на бифштексы...
  
  
  
   Глава 1.
   Одна из десяти тысяч.
  
   - Вы уже закончили? - робко спросила Саша, наблюдая как двое немолодых, основательных мужчин аккуратно складывают инструменты в чемоданчик. Они были немногословны, работали очень быстро и, наверное, очень профессионально, во всяком случае, никаких заметных следов их пребывания в квартире после почти четырех часов работы Саша так и не заметила. По словам этих двоих в новенькой, чистой и неправдоподобно отглаженной форме с ярко-синей эмблемой "Шоу-Шанс", теперь ее квартира была просто нашпигована дорогущей видеотехникой.
   - Придется завязывать с бардаком в квартире, - пошутила она. И сама поразилась тому, как несмело, даже жалко это прозвучало. Вообще-то робость была свойственна Саше Монаховой примерно так же, как грация бегемоту. Но мысль о том, что вся ее жизнь отныне будет проходить "за стеклом" как-то притушила обычную живость. Теперь вся страна будет наблюдать, как она растворяет китайские макароны, гоняет на компьютере в "шарики" и заметает мусор под кровать? Интересно, а в туалете они тоже установили камеру? И теперь нужно будет попытаться делать ЭТО как-то особенно киногенично? Или такие кадры будут вырезаться?
   - В квартире мы закончили,- сухо подтвердил один из рабочих, видимо, старший, - через несколько дней мы придем и установим несколько камер в подъезде и лифте. Вам нужно получить письменное разрешение соседей.
   - Всех? - испугалась Саша.
   - Всех, - подтвердил он.
   - А что, это должна делать я, сама?
   - По условиям шоу, именно вы.
   - Не помню такого условия, - растерялась Саша.
   - Внимательно просмотрите условия контракта. Вы ведь получили пакет?
   - Да-а... Вчера, - протянула Саша.
   Яркий пакет с эмблемой самого популярного в стране реалити-шоу вверг ее в шок. Когда, три месяца назад, она послала на кастинг свою фотографию и медицинское заключение, ей и в голову не могло прийти, что из этого что-то получится. Послала по приколу, почему бы нет. Она отвечала всем критериям: возраст от 18 до 25 лет, привлекательная внешность, отдельное жилье и... девственность. Вот так! Саше Монаховой три месяца назад исполнилось двадцать лет и ТОГО САМОГО в ее жизни пока не случилось. Как она умудрилась? И ведь, действительно, не уродина: стройная, правда, не анорексичная, скорее фитнес-девушка, но это сейчас вроде как в моде. Тонкое лицо с немного острыми, но вполне привлекательными чертами, короткая платиновая стрижка и рыжие глаза с лукавым прищуром. Парни на нее заглядывались. Чего она кочевряжилась?
   Может быть из-за него? Из-за Ярослава?
   Шоу "Шанс" шло уже пятый сезон и било все рекорды популярности. В начале лета четвертый канал объявлял кастинг. Девушки присылали свои фотографии в надежде, что именно им улыбнется удача, и они попадут в заветную десятку самых красивых, самых грациозных, самых сексуальных и самых... целомудренных. Именно они на глазах у миллионов зрителей смогут начать борьбу за руку и сердце самого завидного жениха страны. Победительницу ждал царский приз - обручальное кольцо.
   Женихи были разными: Поп-звезда, известный молодой актер, двое бизнесменов - люди ну очень не бедные. В последний раз жених гордо демонстрировал четырехэтажный дом в центре столицы, настоящий таун-хаус не только с двумя бассейнами, но и с вертолетной площадкой. Ясен пень, девицам было, за что бороться и они, буквально, из шкур вылезали.
   Саша смотрела на эту ярмарку тщеславия без интереса. Ну, мужики... Ну - богатые. И что? Жить-то не с вертолетом, а с человеком. А если он подонком окажется? Или извращенцем? Да и с нормальным может жизнь не сложится. Вот Катя Малышева, победительница первого сезона, чью свадьбу с Игорем Кобургом показывали несколько каналов ТВ, прожила со своей поп-звездой всего три месяца. А потом застукала его в постели сразу с двумя "подтанцовками" и подала на развод. Развод тоже превратился в шоу... Словом, стать "шансонеткой" Саша не стремилась. Хотя шоу смотрела. Как и все.
   Так бы, наверное, и продолжалось до закономерного финала. Ну не железная же она, Саша Монахова. Нашелся бы кто-нибудь, растопил девичье сердце. Но в пятом сезоне "Шанс" выставил на аукцион Ярослава Борского. Звезду футбола, чемпиона страны, чемпиона материка, олимпийского чемпиона... И самого прекрасного мужчину на всем свете и его окрестностях.
   Ради шанса, даже призрачного, встать с ним рядом, не то, что на три месяца, на три дня, три минутки...
   - Я все сделаю, - клятвенно заверила Саша, - я получу все разрешения.
   - Сделаете - позвоните вот по этому телефону, - сказал мужчина и протянул визитку.
   - А-а...
   - Что? - обернулся мужчина.
   - Можно мне как-то узнать, кто еще вошел в десятку? Познакомиться с другими девушками? Может быть, есть где-нибудь их телефоны или "мыло"?
   - Других девушек вы будете видеть только по телевизору, - довольно резко отозвался мужчина, - всякие контакты между вами запрещены строжайше!
   - Но почему? - удивилась Саша.
   - Потому! Когда женщины хотят удачно устроиться в жизни, они просто фуриями становятся. В первом сезоне таких строгостей еще не было, так с девушкой несчастный случай приключился. В метро на рельсы ее пристроили. Потому Катя в финал и вышла. А Игорь-то другую хотел. Он ее спас, когда она на детях "завалилась"... Понятно, что жизнь у них с Катей после такого не заладилась. Вот так... Рот-то прикрой, "шансонетка". Ох, девки...
   Дверь закрылась.
   В некотором обалдении Саша прошла на кухню, покосилась на стены, бежевые шкафчики. Все такое привычное, родное... глаза б не видели! Где здесь этот самый голубой глаз? Поискать? Или это будет чересчур глупо выглядеть? А, может, за это могут с шоу снять? Что на этот счет говориться в правилах?
   Саша придвинула к себе толстенный талмуд, который накануне просмотрела "по диагонали", так оглушительно подействовала новость - она одна из десяти тысяч! Одна из самых красивых, самых грациозных, самых-самых. Но "одна из..." - этого мало. Саша написала письмо, чтобы стать одной единственной. Для него. Для Ярослава.
  
   - Забавная девчонка. Документы изучает. Сейчас камеры искать полезет.
   - Думаешь, Ему она понравится?
   - Думаю, она может понравиться им обоим.
   - И что мы тогда будем делать?
   - Выкрутимся. Ты, главное, не упусти момент, когда девушка станет опасной.
   - Да ладно, сколько ты мне еще тем случаем будешь по ушам ездить? Все его уже давно забыли.
   - Он не забыл. Это ты упустил момент, девчонка обо всем догадалась, бросилась в бега! Пришлось действовать грязно, имитировать несчастный случай в метро, приплетать какую-то мифическую конкуренцию между невестами, с прессой разруливать. Скандал был жуткий, чуть шоу не закрыли.
   - Но это было четыре года назад и больше не повторялось.
   - Заткнись и смотри. Полезла! Убедилась, что в правилах ничего такого нет, и полезла!
   - А точно не найдет?
   - Шутишь? Аппаратура по Его технологии сделана, они тут о таком еще понятия не имеют. Если и найдет - не опознает. Здесь - как в банке, прокол исключен.
   - Ну-ну...
  
   Две абсолютно одинаковые параллельные металлические ленты уходили в бесконечность, и, согласно законам суровой науки геометрии, сливались у горизонта, умудряясь при этом ни фига, блин, не пересекаться. Пространство меж ними и вокруг поросло длинной буроватой травой с бритвенно-острыми краями. В месте, где две железные ленты непонятного назначения пересекала одна, серо-буро малиновая в крапинку, такая же загадочная, да еще, в добавок, процентов на семьдесят разрушенная, торчало строение размерами напоминающее стандартный выход из убежища. Но - только напоминала. Люка там не было, Артем сто раз облазил все, проверил и щупом, и собственными чуткими пальцами, которым, только между нами, доверял куда больше. Но в этот раз пальцы согласились со щупом - ничего тут не было. Зачем тогда эта штука?
   - Выходит, затем, чтобы я тут жил, - объявил Артем, сбрасывая в угол рюкзак с сегодняшней добычей и накрывая его пирамидкой, чтобы не испортилось.
   Спутник его, синеглазый симпатичный блондинчик, скорее худой, чем стройный, обвел странное жилище внимательным взглядом, не обнаружил ни стандартного выхода теплопровода, ни примитивной "печки". Удивился.
   - А как ты тут греешься?
   Коренастый, добродушный Артем пожал плечами и с подкупающей откровенностью ответил:
   - А я тут пока не мерзну.
   - Ну, это понятно, - кивнул спутник, бросая взгляд на наручный термометр, который уже пятые сутки подряд показывал + 38, - сейчас - ладно, а летом?
   - Придумаю что-нибудь, - беспечно пожал плечами Артем, - кстати, ты так и не представился, пришелец.
   - Кирилл. И я не пришелец, я местный. Чего тут придумывать, позвони "пиратам", и они все быстро организуют. Правда, обдерут как липку.
   - Местный? - удивился Артем, - а почему я тебя раньше не видел.
   - Потому что раньше я не был местным.
   - Не был? - уточнил Артем.
   - Нет. А сейчас стал.
   - И давно? - карие глаза с подозрением уставились в голубые.
   Кирилл глянул в окошко на садящийся в бурые травы красный шар.
   - Уже часов семь, - честно ответил он.
   - Понятно, - кивнул Артем, глядя на Кирилла так, словно он на его глазах оброс зеленой шерстью, - Ну и на фига ты сюда приперся, местный? Хорошо жить надоело?
   - Надоело, - согласился Кирилл, - хорошо жить пошло. Я хочу жить отлично.
   Артем почесал переносицу.
   - Отлично, - раздумчиво повторил он,- жить... - Кирилл невозмутимо кивнул, - В Заповеднике... - и тихо, убежденно закончил, - шиза... Кстати, "пираты" сюда ничего тянуть не будут.
   - Почему? - Кирилл по-настоящему удивился, - отличная будка, вполне пригодная для жизни, если здесь забацать всю нужную инфраструктуру.
   - Нельзя. Эта, как ты выразился, "будка", в реестре имперской картографической службы.
   - Опа! - Кирилл с внезапно вспыхнувшим острым интересом обвел взглядом обшарпанные стены, бетонный пол, едва прикрытый остатками какой-то оплавленной синтетики, маленькое окно, забранное решеткой, явно, более поздней, чем все строение, - так она древняя? Сколько же ей лет?
   - Не так уж и много, сотни полторы. Было бы от чего подвисать... Но для "прыжка" на ту сторону географии вполне годиться. Поэтому имперские картографы обнюхали тут каждый гвоздь, запротоколировали и все внесли в реестр. Так что если я тут хотя бы дырку в стене проковыряю, мне мало не покажется и добавка не потребуется.
   - Н-да, шесть месяцев принудработ, это как минимум, - согласился новый знакомый, - имперские картографы - ребята о-очень серьезные.
   Чуть слышно прищелкнув пальцами, Артем включил чайник.
   - Знаешь, - неожиданно сказал он, - не верю я в этого императора...
   - Как это - не веришь? - слегка опешил Кирилл, - но ведь...
   - Ну, я никогда его не видел. Есть просто название: имперская служба, имперские земли, имперский договор. А сам император?
   - Но ведь Дино ты тоже никогда не видел, однако не сомневаешься, что они есть.
   - О, от Дино остаются весьма материальные доказательства их существования, - Артем кивнул на черную пирамиду в углу, потом, видимо решив, что кивка недостаточно, приподнял ее край и вытащил оттуда полуобглоданную кость, - несколько ну очень мертвых людей.
   На нового знакомого жалкий вид чьих-то останков не произвел никакого впечатления.
   - От императора тоже есть кое-какие ну очень реальные неприятности.
   - Например? - вздернул бровь Артем.
   - Налоги...
  
   Тайник у Артема был примитивный. Случись его искать кому опытному, сообразительному или, хотя бы упорному, обнаружил бы без вариантов. Видно, Артем и сам не питал на этот счет никаких иллюзий, потому что, едва они покончили с тем, что в этих диких краях сходило за благородный файф-о-клок, Тема, ничуть не стесняясь постороннего, стукнул кулаком по одной из потолочных досок. Она выскочила, чуть не приложив хозяина антикварной будки по лобешнику, тот привычно отскочил и так же привычно ругнулся. Потом запустил руку в отверстие и добыл оттуда небольшой "черный чемоданчик" (на самом деле темно-коричневый). Кирилл смотрел на хозяина с интересом, сдобренным некоторой снисходительностью. Но - посторонился, чтобы не мешать и не попасть под горячую руку.
   В чемоданчике, как и ожидал гость, оказалась портативная лаборатория, и, кстати, увидев на внутренней стороне крышки отметку о ее классе, он снисходительность из взгляда быстренько убрал и спрятал до лучших времен. А-4, это вам не хухры-мухры. В краях, приближенных к нормальной географии, там, где люди не меняли сапоги на тушенку, а все еще по старинке вступали друг с другом в товарно-денежные отношения, такая лаборатория стоила не меньше, чем роскошная воздушная яхта с солнечным парусом. Нужно быть миллионером, чтобы позволить себе... Только, уж больно старенькая она. Потертая, покоцаная. Да и футляр какой-то убогий, не то что без скана, а, даже, похоже, без замка. Не может быть, чтобы это была А-4. Впрочем, проверить просто, достаточно засечь время, за которое Артем справится с первым образцом. Если надпись верна, то для анализа понадобиться не больше пятнадцати минут. Если нагло врет... Ну, у самого Кирилла был вполне приличный чемоданчик, но ему потребовалось бы не менее часа.
   Артем справился за семь с половиной минут. Кирилл даже протер глаза. Тут была не просто отличная машинка, но и нечто большее - исключительное умение задавать и корректировать параметры. ТАК он бы ни за что не сумел, даже на А-4.
   А Тема быстро порхал руками над клавой, не обращая внимания на отвисшую челюсть гостя, который, скажем скромно, кое-что понимал в том, что здесь творилось.
   - Есть! - тихо порадовался он, - нашел. Ирина Хола. Дочь врача Игоря Хола, пропавшая около шести лет назад.
   - Неплохо, - прокомментировал Кирилл, в кои-то веки бескорыстно радуясь за другого человека, - не зря время потратил. Представляю, сколько можно получить за дочку доктора! Врачи - люди не бедные.
   - Наверное, много, - пожал плечами Тема, - но я не беру премии. Я работаю только на имперскую службу поиска пропавших.
   - А-а, - запоздало сообразил Кирилл. Теперь становились понятны и суперское оборудование, и высочайшая квалификация и голимая нищета гробокопателя. Ну и наплевательское отношение к этому суперскому, - Но я думал что вы, госслужащие, тоже не брезгуете премиями.
   - Кое-кто - да, - бросил Артем, не отрываясь от экрана.
   - Ага... А ты, значит, за зарплату здесь кукуешь?
   - Хобби у меня такое - мертвых хоронить, - буркнул Тема.
   - Типа, "вам не понять, вы не любили"? - язвительно бросил Кирилл.
   - Почему - "не понять"? - неожиданно миролюбиво отозвался Артем, - Думаю, что ты меня прекрасно понимаешь.
   - Почему это? - чуть ли не оскорбился Кирилл, - я, например, в Заповедник приехал с конкретной целью - бабла срубить.
   - Почему же ты тогда фернские кристаллы не подделываешь? Яхты не угоняешь? С имперскими кредитами не мухлюешь?
   - Что ты хочешь сказать?
   - Только то, что если из всех дурных способов зашибания денег ты выбрал самый честный, хотя и опасный, - Артем пожал плечами, - значит слово "честь" для тебя не пустой звук.
   - Как трогательно, - фыркнул Кирилл и оборвал разговор, который ему решительно разонравился.
  
   Ольга Мещерская, двадцати трех лет от роду, зеленоглазая шатенка скорее крепенькая, чем "модельная", на мгновение оторвавшись от компьютера, помешала ложкой в большой кастрюле с аппетитно пахнущим борщом, дунув на ложку, попробовала варево, удовлетворенно кивнула и выключила газ. Ей, живущей в небольшой комнатке коммунальной квартиры в гордом одиночестве, если не считать почти ручную мышь Клару, такую кастрюлю варить было вроде бы и ни к чему. Но это была пайка почти на всю неделю, Оля делала так всегда, пока кухня была свободна. Впрочем, на этот раз на неделю явно не хватит... Оля вздохнула, вытащила пластиковый контейнер с логотипом шоу "Шанс" и с явным сожалением отлила в него солидную порцию. Пропал продукт... Соседка, смотревшая на все это с величайшим интересом, пренебрежительно фыркнула:
   - И ты что, думаешь, богатенького жениха борщом привлечь?
   - А что, скажете, я плохой борщ варю? - поинтересовалась Оля, возвращаясь к своему ноутбуку, пристроенному тут же на уголке стола.
   - Так ведь он, небось, по ресторанам привык: сегодня итальянская кухня, завтра - французская, послезавтра - индийская...
   - Ну а сегодня украинская кухня будет. Не понравиться, пусть в унитаз выливает.
   - Так ведь вылетишь. На первом же этапе вылетишь.
   Оля пожала плечами. Собственно, она именно этого и добивалась - вылететь из шоу. И чем скорее - тем лучше. Так что ехидная реплика соседки прозвучала для нее скорее райской музыкой... Но любопытной соседке знать об этом было совершенно не за чем.
  
   Глава 2.
   Охота на лаборантов.
   - Согласно информации, которая у меня имеется, раньше тут была махровая тайга со всеми прибамбасами, - Артем перевесил тяжеленький мешок ниже и зафиксировал на поясе, чтобы дать отдых усталым плечам. Шли они уже четвертый час, в хорошем темпе и Тема все ждал, что самозваный напарник попросит привала. Но Кирилл, вопреки ожиданиям, не скулил, не жаловался, даже с дыхания не сбивался, умудряясь поддерживать разговор на ходу, и Артем слегка успокоился на его счет: похоже, на этот раз с напарником ему повезло.
   - А теперь тут что?
   - Ну... по ходу саванна или что-то близкое к ней.
   - Так что копытные здесь водятся,- уточнил Кирилл.
   - Водятся, - успокоил его Артем, - и не только копытные.
   - Что ты имеешь в виду, - насторожился его спутник, но Артем его уже не слышал. Он вытянулся в струну, как суслик, и, поворачивая голову, пытался уловить знакомый звук, который ему почудился где-то на грани слышимости.
   - Похоже, идут...
   - Кто идет? - Кирилл от неожиданности аж с лица сбледнул, - я думал, тут необитаемые места.
   - Необитаемые и есть. А идет стадо.
   - А-а. Ты про этих... рогатых, - успокоился Кирилл.
   - Я зову их козами.
   - А что, похожи?
   - Весьма.
   - А... приручать не пробовал, - поймав странный взгляд напарника, Кирилл заметно стушевался, - я к тому, что молоко было бы. Я молоко люблю.
   - Для того чтобы приручить, надо козленка взять, маленького. А чем кормить? Маленькие-то как раз молоко и пьют.
   - А взрослые?
   - Взрослые траву щиплют, как нормальные козы, - с непонятным ехидством отозвался Тема.
   - Не валяй дурака, - рассердился Кирилл, - я не это имел в виду. Взрослые вообще не поддаются приручению?
   - Ты рога их видел?
   - У меня для тебя новость. Я и их самих-то никогда не видел, не то, что рога или копыта.
   - Ага, копыта тоже ничего. Как засветит, так первая помощь уже не понадобиться... Ну ладно, сейчас посмотришь. Стадо уже близко.
   - Откуда ты знаешь? - поразился Кирилл. На его неопытный взгляд в саванне ничего не изменилось. Так же ярилось солнце, сухой, горячий ветер шевелил бороду буроватой травы, голубое небо было чистым, на горизонте ни пятнышка, ни облачка пыли.
   - Ты не смотри, ты слушай.
   Кирилл напряг слух и уловил неясный гул... словно земля гудела. Пожалуй, этот тревожный, но обещающий звук он уловил даже не ушами, а подошвами ног, обутых в легкие кожаные сандалии.
   - Большое стадо, - с непонятной интонацией проговорил Тема. Глаза его медленно округлялись, - очень большое стадо...
   - Что ты имеешь в виду? - встревожился Кирил, вслушиваясь в нараставший гул. Теперь, чтобы уловить его, уже не надо было напрягаться. Саванна гудела, и это была никакая на фиг не метафора, а реальность, данная нам, блин, в ощущение.
   - Бежим, - заорал вдруг Тема и, сбросив рюкзак, метнулся в ту сторону, где на самой грани видимости торчали верхушки каких-то деревьев. Кирилл совершил подвиг благоразумия. Даже два подвига: во-первых, он не стал ничего выяснять, а припустил за Темой, а во-вторых, подхватил с земли брошенный напарником рюкзак. Длинные ноги и приличная спортивная подготовка позволили ему вскоре нагнать коротконогого старожила, который, изо всех сил работая ногами, летел вперед.
   Гул нарастал, становясь угрожающим, но оглядываться времени не было. Подскочив к растрепанному кряжистому дереву, здорово похожему на какую-то мутировавшую березу, ребята с разбега форсировали гладкий светлый ствол и, зацепившись за ветки, резво полезли вверх, выше, еще выше... Почувствовав, что очередная ветка как-то нехорошо пружинит под ним, Кирилл остановился, прижался к стволу и осторожно глянул вниз, туда, где на саванну, только что такую спокойную и благостную, стремительно накатывало облако коричневой пыли.
   - И что, по-твоему, ЭТО - козы? - опешив, проговорил Кирилл.
   - Нет, это полевые мыши, - огрызнулся Артем, - я ж тебя спрашивал, ты рога их видел?
   - Да это лоси натуральные... - Кирилл с суеверным ужасом наблюдал, как то место, где они с Темкой только что так беспечно ловили вафли, буквально, растаптывают в блин копыта, величиной с большую сковородку.
   - Пропала водичка, - неожиданно шумно затосковал Тема. Он сидел на той же странной березе, тремя метрами выше. Как тонкие сучья держали коренастого Артема?
   - Если ты о своем сидоре, так я его спас, - небрежно, с чувством собственного превосходства бросил Кирилл.
   - Да хрен с ним, с сидором, - отмахнулся Тема, - они же смотри куда поскакали, заразы! Там же родник.
   - В смысле, затопчут? Так он же снова должен где-то из земли выйти, разве нет?
   - Вот именно, "где-то", - ядовито повторил Тема, - а мне ищи его! И потом, когда он еще выйдет. А до того что делать? Росу собирать? Так я не бабочка, мне в день два литра воды нужно как минимум. Это только внутрь. А еще я по утрам, обычно, умываюсь. Вот заразы!
   - Кто-то их спугнул, - с неожиданной рассудительностью предположил Кирилл.
   - Да понятно кто, - с досадой отозвался расстроенный Артем, - вон они, твои пугатели. Мы их не ждали, а они приперлись...
   Посмотрев в ту сторону, куда показывал подбородком тоскующий напарник, Кирилл вначале ничего не увидел. Но, приглядевшись, заметил в траве легкую волну, а уже потом засек крутой лоб и пару круглых ушей.
   - Лев? - севшим голосом переспросил он.
   - Львы, - поправил Артем, - я вижу четверых.
   - Твою мать! - проговорил потрясенный Кирилл.
   - Лучше твою, - буркнул Тема, - я инкубаторный.
   Небольшой, в самом деле, очень небольшой прайд состоял из одного царя зверей, большущего самца весом, наверное, больше двухсот килограммов, с пышной рыжей гривой и мощными лапами, и трех самочек: гибких, грациозных, с длинными мордами и янтарными глазами. Расстроенные тем, что потенциальный обед ускакал со скоростью, превышающей их возможности, львы остановились у деревьев. Самец недовольно рыкнул, прижав большие уши.
   - Они нас видят? - прошептал Кирилл.
   - Пока нет, - так же тихо ответил Артем, - но услышать могут. Слух у них очень острый.
   - А нюх?
   - Тоже в полном порядке, будь уверен. Но ветер в нашу сторону, так что будем надеяться...
   Кирилл не успел дослушать, на что им нужно надеяться. Ветка, на которой он, казалось, так удобно устроился, вдруг возомнила себя лошадью и решила его сбросить. С тихим скрипом она прогнулась и парень, издав оглушительный вопль, заскользил вниз.
   - Держись! - Тема съехал на пузе, пытаясь дотянуться до напарника, но не успел. Кирилл мешком рухнул вниз.
   Неизвестно, что подумало львиное семейство, когда чуть ли не на голову царям зверей свалилось вопящее нечто. В первую секунду они растерялись, и, похоже, слегка испугались. А может просто слух в семнадцать раз острее человеческого не выдержал акустической атаки. Прижав уши, две львицы шарахнулись прочь, а Кирилл на адреналиновом допинге подпрыгнул вверх метра на полтора, если не выше, и всцарапался назад. Рюкзак, спасенный с риском для жизни, естественно, остался валяться под деревом.
   - Похоже, наше инкогнито накрылось звездой Сириус, - констатировал на диво спокойный Темка.
   - Почему именно Сириусом, - отдышавшись, поинтересовался Кирилл.
   - Потому что она самая яркая, - флегматично пояснил Тема.
   Львы, меж тем, подтягивались ближе. Они уже сообразили, что охота продолжается, одна добыча благополучно ускакала, зато другая тут и, похоже, в ближайшее время никуда не собирается. Самец осторожно приблизился к рюкзаку, вытянул морду и понюхал незнакомую штуку. Поморщился, совсем как некурящий человек, когда рядом с ним кто-то начинает дымить.
   - Что у тебя там? - поинтересовался Кирилл.
   - Да уже не у меня, а у него, - ядовито отозвался Тема.
   - Ты же все равно его бросил, так что нечего разоряться!
   Тема немного помолчал, признавая правоту Кирилла.
   - Вода, - ответил он, - полтора литра... почти. У тебя вода осталась?
   Кирилл устроился поудобнее и, крепко держась за ветки, передвинул вперед свой куда менее увесистый бэг.
   - Меньше литра, - отозвался он, - а еще хлеб, аптечка первой помощи, сухие носки, бульонные кубики... А, и сигареты, полпачки.
   - Хорошо, - буркнул Тема.
   Кирилл не успел выяснить, что именно хорошего в сигаретах. Лев как раз в это время решил, что странное нечто, которое отвалилось от добычи, штука безопасная и очень интересная. Он прижал мешок лапой, а второй попытался залезть вовнутрь. Огромный коготь вмиг разделал рюкзак Артема надвое, как селедку.
   - Убью, заразу! - бессильно зашипел Тема, наблюдая, как рыжегривый котяра шуршит промасленной бумагой и, порыкивая на львиц, со вкусом лакомится бутербродами. Дамам он, кстати, так ничего и не предложил.
   - Э, а зачем тебе полный рюкзак камней? - удивился Кирилл, наблюдая за дальнейшим потрошением Темкиной собственности.
   - Для пращи, - отозвался тот.
   - Для чего? - переспросил Кирилл, подумав, что ослышался.
   - А козу я, по-твоему, чем должен был валить? Взглядом?
   - А... ружье? У тебя же есть, я видел, в будке висело.
   - Так оно там и висит. И вряд ли выстрелит даже в последнем акте, - так как напарник пораженно молчал, Тема пояснил, - разгрохал я спусковой механизм. Починить не получилось, мастерская нужна.
   - Мою мать! - выразился Кирилл, - так нам этих кошек даже выстрелами не отогнать?
   Парни, не сговариваясь, посмотрели вниз. Лев со вкусом жевал остатки рюкзака, его дамы расположились поодаль, не спуская глаз с березы.
   - А может, ночью...
   - Не надейся. В темноте они видят гораздо лучше, чем мы.
   - Но должны же они когда-то спать? Я где-то читал, что львы спят до двадцати часов в сутки.
   Тема вздохнул так, словно был вынужден делить березу с умственно отсталым.
   - Да будут они спать, будут, - "успокоил" он, - только нам это ничего не даст. Они спят как собаки: очень чутко. Только шевельнись...
   Сидеть на дереве можно довольно комфортно минут пятнадцать. Потом начинают затекать ноги, сводить пока легкой судорогой мышцы спины и шеи, неметь руки и, пардон за интимную подробность, чесаться задница. Дальше - хуже. Через час у тебя уже болит все, что есть. Ну, кроме зубов. Раздражение стремиться к бесконечности и грозит рвануть гранатой с поражающим разлетом осколков в четверть известной вселенной. А еще почему-то ужасно хочется в туалет. И это здорово добавляет раздражению разрушительной силы.
   Через два часа ты уже созрел и падаешь прямо в радушные объятия заждавшихся кошек... если не сообразил привязаться к стволу.
   Артем с Кириллом сообразили, и это спасло их от падения. Но все остальное присутствовало в полном объеме. Парни честно пытались держаться и даже по мере сил подбадривать друг друга, но это давалось им настолько трудно, что в обоих головах уже зрела мысль послать всю дипломатию к ляху и высказать все, что накипело. После чего на березе неизбежно должна была вспыхнуть драка, которая бы закончилась падением, и - как повезло хищникам, как не повезло нам! И это соображение удерживало языки на привязи гораздо лучше, чем воспитание и образование.
   - Тема, - спросил Кирилл, чтобы не молчать, - а ты как попал в Заповедник?
   - По контракту, как же еще, - слегка удивился Тема, - это вы, вольные, проволоку режете или яхты фрахтуете, а потом с парашютами прыгаете. У нас гораздо проще: отдел кадров, второй отдел, предложение, контракт, инструктаж, поезд, служба. Никакой романтики.
   - Но ведь... предложение многим делают, а соглашаются далеко не все. Почему ты не послал вербовщиков из второго на... курсы прикладной анатомии, а поперся сюда...
   - Почему? Потому, - Тема потер переносицу, - наверное, я скажу банальную вещь: кто-то должен быть здесь. Этот Договор с Дино - самая большая подлость и мерзость, в которую вляпались люди. Ниже мы еще не падали, даже когда ели себе подобных. Даже если мы выживем, даже если удастся что-то изменить, нам придется или снова переписывать историю, или честно вручить ключи от нового мира нашим потомкам, а самим пойти и тихо застрелиться где-нибудь в сортире. Потому что уже не отмыться никогда, никаким шампунем. На нас клеймо.
   - Какой пафос! - фыркнул Кирилл, пытаясь устроиться поудобнее. Но едва он слегка повернулся, как обнаружил, что бывают два положения: просто зверски неудобное и по-настоящему опасное. Парень недовольно крякнул и вернул себя назад, - А ты, значит, решил "искупить кровью..."
   - Да иди ты, - раздражение, которое Тема тоже сдерживал с трудом, наконец прорвалось, - вся эта хрень про то, что "мертвые сраму не имут", она была до Договора. А сейчас ее больше нет. Все замазаны, по самые уши. И живые и мертвые.
   - Хм... Я, например, себя замазанным не считаю, - с вызовом произнес Кирилл, - когда принимали Договор, мне было пятнадцать лет. Что я, по-твоему, мог сделать?
   - Ильзе Ханс тоже было пятнадцать, - бросил Тема.
   - Ну что я виноват в том, что мужиком родился? Что я, по твоему, должен был отрезать себе все на фиг чтобы было равноправие?
   Неожиданно в сгущающихся сумерках раздался звук, от которого Кирилл опешил. Тема смеялся. Прижавшись лбом к гладкому белому стволу он всхлипывал и вытирал глаза.
   - Ты чего? - испугался Кирилл, заподозрив, что Тема двинулся со страху.
   - Ничего. Просто представил себе колонну кастрированных девственников в мини-платьях...
   - Да уж, - Кирилл нарисовал себе ту же картину, и вскоре парни уже хохотали в два голоса, почти позабыв и про спор, и про раздражение. Какое на фиг раздражение, вы о чем? Тут четыре голодные кошки внизу, а вы, сударь, про антиглобализм.
   - А ты? - спросил Тема, когда охота ржать прошла, - как ты попал в Заповедник?
   - При помощи автоматического попадателя, - съязвил Кирилл, - вопросы ты задаешь, приятель! Если я развяжу язык, то здесь и останусь. А все мои премии получит кто-то другой. Тот, кто молчал.
   - Сурово, - оценил Тема.
   - А то...
   - Теперь понятно.
   - Что тебе понятно? - насторожился Кирилл.
   - Понятно, почему вы, вольные, подписку не даете, проникаете сюда пачками... а на "гражданке" тишь, гладь и божья благодать, и никто ничего не знает и даже не догадывается. Будто и Договора никакого нет. Люди сами по себе, Дино - сами, мир да любовь.
   - У нас своя подписка, - подтвердил Кирилл, - и построже вашей. Что делать-то будем, Темка?
   - С подлостью человеческой? Или с жестокостью Дино?
   - Да нет, пока всего лишь с кошками. Есть идеи?
   - Ну, в общем, одна есть. Правда, слегка безумная.
   - Излагай.
  
   Глава 3.
   Минус одна.
  
   На экране возник логотип шоу - земной шар, опоясанный обручальным кольцом. Саша приникла к телевизору, только что с ногами туда не влезла, с замершим сердцем ожидая результатов первого тура. Креветки в кляре, блюдо, которое она готовила впервые в жизни, было в меру экзотичным, в меру аристократичным, в меру дорогим и довольно простым в исполнении, что было немаловажно. В кулинарии Саша была не сильна. Но креветки показались ей беспроигрышным вариантом. Она налепила их довольно много, вложив в продукты почти всю стипендию, прежде чем поняла, что технология изготовления здорово отличается от пельменей... Словом, она выбрала только самые лучшие, идеальные экземпляры. Не слишком много их получилось, но ведь дело не в количестве, верно? Вряд ли Ярослав сидит голодным. Саша красиво уложила их в контейнер и, не доверяя доставке, сама отнесла в штаб шоу... с доставкой тоже мухлевали, чтобы зрителям было веселее.
   Когда на экране показалась рейтинговая таблица, Саша, прикусив от волнения губу, вцепилась взглядом в красную строчку в самом низу... Алена Швец... Не она... Не Саша. Она прошла этот тур, она остается! Ее затопили радость и гордость. Но не успели в сердце отзвучать фанфары, как до Саши дошло, что радоваться-то, в общем, нечему. А гордиться, тем более, нечем. Потому что следующей с конца значилась она. Александра Монахова. Ее идеальные креветки завоевали девятое место.
   - Да какого ж рожна ему нужно! - ахнула Саша, на мгновение позабыв про вездесущие глазки камер, - ласточкины гнезда? Или свое сердце под шубой?
   Явление кумира в студии она встретила чуть ли не с ненавистью.
   - Послушаем, - прошипела Саша, не отдавая себе отчета, что в этот момент ее милое лицо искажено злостью и унижением, и совсем не красиво.
   - Я хочу попросить прощения у девушки Алены, - заговорил Ярослав, и Саша расслабилась. Ненависть ушла, уступив место привычному обожанию. Его низкий голос творил с девушкой черте-что...
   ... - Просто я не люблю суше, - говорил Ярослав, чуть смущенно посматривая на двоих ведущих, - это у меня с детства. Мы часто путешествовали, ели местную кухню, которая мне не всегда нравилась. С тех пор я не люблю эксперименты.
   - То есть если бы путь к вашему сердцу и впрямь лежал через желудок, то он не должен был быть слишком заковыристым? - ввернула ведущая, длинноногая звезда Алиса Хай.
   - Ну да, как можно меньше загогулин, - Ярослав улыбнулся, - и еще, хотел бы сказать Александре Монаховой, - Сашка у экрана едва не поперхнулась яблочным соком - ОН и впрямь заговорил о ней? - Я понимаю, она девушка. Замужем не была, семью не кормила. Может быть, у нее вообще нет опыта жизни в семье. Так я хотел ей сказать - Сашенька, разве мужика так кормят?
   Камера сделала наезд крупным планом и на весь экран показала злополучный контейнер и Саша вдруг поняла, какой он на самом деле большущий и глубокий. На самом дне сиротливо лежали девять идеальных креветок в кляре. Девять! То есть одну он все-таки попробовал. Одну!!! Тогда зачем ему целый контейнер?
   Раздражение затопило Сашу с головой, и она щелкнула пультом, белая от злости и унижения. Оставшаяся часть аутодафе прошла без нее.
   - Но все же, почему такой странный выбор? - допытывалась Алиса Хай, - обычный борщ?
   - Ну, потому что это настоящий борщ. С косточкой. Такой, чтобы ложка стояла! И - щедро. Понимаете, я - большой, я люблю покушать, - смущенно улыбнулся Ярослав.
   - Итак, высший балл в первом туре получило блюдо "Борщ украинский", - объявила ведущая, - и его автор, Ольга Мещерская, согласно правилам шоу, получает иммунитет на второй тур. То есть, даже если она займет последнее, девятое место, шоу покинет не она, а участница под номером восемь! До встречи в ресторане!
   Саша горько плакала, завернувшись в клетчатый плед. Жизнь казалась ей одним затянутым и совсем не смешным анекдотом. Про Вовочку.
   - Вот позорище, - шептала она, уткнувшись в подушку со смешным мартовским зайцем - ну какое позорище! И что стоило сложить в этот гребаный контейнер все креветки. Все, что получилось. Ну, подумаешь, кривоваты. Ему же не кольца по ним отливать...
   Ее страдания прервал длинный звонок в дверь. Александра подхватилась, в панике заметалась по квартире, не зная, за что хвататься: схватилась за плед, красиво свернула его и бездумно бросила в кресло, даже не заметив, что он сполз на пол, Глянула в зеркало, с ужасом обнаружила красные глаза и припухший нос и метнулась в ванную, схватила пудреницу... неожиданно вспомнила о камерах наблюдения, бросила косметику и заторопилась к дверям, куда звонили уже в третий раз.
   ...Принесли деньги. Ровно три тысячи единых континентальных марок.
   Сумерки за окном сгущались, медленно превращаясь в ночь. Тихо-тихо на небосвод забирались звезды и зажигались по одной и парами. Ольга Мещерская сидела, подперев ладонью подбородок, и тупо смотрела на экран ноутбука. Алена Щвец, участница под номером шесть, не прошедшая первый тур и, так получилась, случайная приятельница Оли, на связь не вышла.
   ...У нее есть родители. Наверняка есть друзья. Кто-то должен что-то знать. Но как связаться с ними под бдительным оком видеокамер?
   Ольга была достаточно умна, чтобы сообразить, что если в деле крутятся такие деньги, как в "Шоу "Шанс", то и система безопасности будет "на уровне". В ее телефон поставили "жучок" вполне открыто, ни от кого не прячась. "Зарядили" все помещения в квартире, коммунальный коридор, подъезд и лифт. Можно ли отследить общение по сети? Почтовый ящик - наверняка смотрят. Но он у Ольги был не один, и именно по тому, второму должно было прийти сообщение от Аленки, как только та "вылетит".
   Они встречались по утрам в Царицынском парке, где обе занимались джоггингом.
   - Это ерунда, - безаппеляционно заявила Алена в ответ на тревожные слова подруги, - шоу идет уже пятый год. Если бы девушки и в самом деле куда-то девались, то это давным-давно бы выплыло наружу. Ведь есть же у них родные, друзья, работа. Не может человек просто исчезнуть так, чтобы никто о нем не вспомнил.
   - Может, - возразила Ольга спокойно и мрачно, - если этот человек чем-то опасен некой серьезной системе. Родственников - запугают, друзьям наврут с три короба, на работу просто пришлют какую-нибудь идиотскую справку, типа, погиб от несчастного случая или уехал... далеко и надолго.
   - Чушь, - Алена тряхнула черной, цыганской гривой, - неужели можно так запугать, например, родителей, что они будут молчать и даже не попытаются разыскать своих пропавших детей?
   - Можно. А как, по-твоему, действуют те, кто берет заложников?
   - Да откуда у тебя вообще взялись такие дикие подозрения?
   - Три месяца назад, после окончания очередного шоу, я решила сделать сюжет про девушек, которые вошли в "золотую десятку", но не обрели семейного счастья с богатеньким женихом. Я обратилась в штаб шоу с просьбой дать мне адреса и телефоны девушек.
   - И тебе их не дали...
   - Да, мне объяснили, что это делается в целях защиты самих девушек от праздного любопытства. Типа, им и так пришлось несладко, проигрыш в шоу для них серьезная психологическая травма и незачем их тревожить... Тем более, многие уже устроили свою личную жизнь.
   - Звучит вполне логично, - отозвалась Алена, наблюдая за рыбаками, терпеливо сидящими с удочками на берегу, и не сводящими взглядов с поплавков, полуутопленных в зеленоватой прозрачной воде.
   - Да ерунда это, - поморщилась Оля, - простая отмазка. Поверь мне, я журналист с приличным стажем, начала работать еще в институте. Информация, это мой хлеб и масло. И я умею ее добывать. Чаще всего информацию давать не хотят. Но нехотение нехотению рознь. Здесь понятно было, что и не дадут ни по звонку от моего редактора, ни от главного. Да хоть министр информации позвонит. Как ты думаешь, это нормально - охранять психологический покой граждан так рьяно?
   - Ну, - пожала плечами Аленка, - должно же в нашей жизни быть что-то хорошее? Может быть, это как раз оно?
   - Три ха-ха! Я работаю на телевидении с восемнадцати лет и, поверь мне, если и есть в этой жизни хоть что-то хорошее, оно не тут, а где-то в совершенно противоположном углу вселенной.
   - А ты не пробовала найти девушек через сеть?
   - Конечно, - кивнула Ольга, - сразу же после того, как мне отказали в штабе.
   - И?
   - Троих уже нет в живых, это точно. В социальных сетях есть странички их памяти. Банальные несчастные случаи. Одна погибла в метро... ну, об этом ты знаешь, одна разбилась на машине, одна отравилась несвежими продуктами.
   - Ну, трое из сорока... процент, конечно, высоковат... А остальные? С ними все в полном порядке?
   - Не знаю, - ответила Ольга, щурясь на восходящее солнце, - остальных я не нашла. Никого. Никаких следов. Ты можешь себе такое представить?
   - Они что, все из глухих деревень? - опешила Алена.
   - Да нет сейчас таких деревень! Сеть повсюду, и все ей пользуются. "пиратам" платят через сеть, учатся через сеть, работают, знакомятся, одеваются, лекарства заказывают, билеты... Браки регистрируют. Даже венчаются в виртуальных церквях. Не может быть, чтобы больше тридцати молодых девушек ничем не отметились в сети.
   - Да, - Алена присела на траву, приглашая подругу пристроиться рядом, - это и впрямь подозрительно. И что ты сделала дальше?
   - Глупость, - самокритично призналась Ольга, - пошла к редактору со всеми своими подозрениями и предложила провести репортерское расследование.
   - И?
   - На следующий день меня вызвали в кабинет почти на самом верху башни и официально объявили тему закрытой на веки вечные.
   - Деньги? В смысле, взятка от организаторов шоу?
   - Если бы все было так просто, - вздохнула Оля, - понимаешь, Аленка... Там, в том кабинете был не только его хозяин. Хозяин-то как раз помалкивал в тряпочку. За весь разговор мяукнул пару раз: поздоровался и попрощался. А "беседовали" со мной в основном господа из второго отдела. И после разговора они заставили меня дать подписку о неразглашении содержания беседы. В случае нарушения - пять лет принудработ.
   - Безопасники? - опешила Алена, - а они-то тут при чем?
   - Похоже, при всем. У меня создалось впечатление, что это вообще их шоу.
   Алена помотала кудрявой головой. Она была не на шутку озадачена.
   - А ты не врешь, подруга? - вдруг спросила она.
   - Зачем? - пожала плечами Оля.
   - Так, подумалось вдруг. Если безопасники взяли с тебя подписку о неразглашении, ты бы тут так со мной не откровенничала.
   Оля довольно хмыкнула:
   - А я, между прочим, если ты заметила, пока ни слова не сказала тебе о содержании своей беседы с безопасниками. И не скажу. Я, знаешь, найду как провести пять лет своей единственной и неповторимой жизни и помощь второго отдела мне в этом совершенно не нужна.
   - Что же ты от меня хочешь? - напрямик спросила Алена.
   - Откажись от участия в шоу.
   - Нет, - так же коротко ответила девушка.
   - Это опасно.
   - Все равно - нет. Это мой шанс. Сама-то ты не отказываешься.
   - Я хочу понять, что происходит. Куда деваются девушки. Но я не хочу рисковать тобой. У меня не так много подруг, чтобы использовать их как наживку...
   Алена посмотрела на нее в упор:
   - Откуда мне знать, что ты не сочинила эту странную историю для того, чтобы убрать со своего пути потенциальную конкурентку.
   Оля вздохнула. Зная упрямство подруги, она предвидела отказ.
   - Тогда вот что. Если вдруг вылетишь раньше меня, дай знать, что с тобой все в порядке и то, что я себе нафантазировала - просто фантазия, не больше.
   - Нам же нельзя общаться.
   - Ты мне напиши. Я дам тебе адрес, он очень простой. Я пользуюсь им, когда не хочу заранее афишировать тему, над которой работаю.
   Расстались они не то чтобы плохо, но как-то настороженно.
   А потом был этот дурацкий кулинарный конкурс, который Аленка провалила.
   Она не написала.
   Ольга старательно таращилась на экран, делая вид, что смотрит новости. На самом деле она ничего не видела и не слышала.
   Где живет Алена, она примерно знала, где работает - догадывалась по кое-каким репликам подруги. Оля и в самом деле была хорошим журналистом, умела делать правильные выводы из крох информации. Но как использовать это знание, если каждый ее шаг отслеживается?
   Ну, допустим, мегаполис - хорошее место, чтобы потеряться, "сбросить хвост", если таковой имеется можно в метро или в любом большом магазине. Но что делать с жучком, который повешен на нее саму. А ведь повешен! Хоть организаторы шоу в этом и не признавались, но кое-что из информации, которая попадала на экраны, просто невозможно было добыть другим способом. Оля умела не только делать сюжеты, но и смотреть их, и могла поручиться головой - жучок есть.
   И что же делать?
  
   Глава 4.
   Ночь. Высоковольтка.
  
   Город блистал огнями, шумел лопастями огромных вентиляторов, гудел станциями заправки. Город был прекрасен. Город был далеко. Здесь была темнота, тишина, тихое, вообще-то грозное, даже смертельно опасное, но сейчас скорее успокаивающее гудение над головой.
   - Олег? - низкий женский голос прозвучал вопросительно.
   Темная большая фигура шевельнулась.
   - Да, это я, - ответил мужчина после долгой паузы, показавшейся вечностью.
   Ольга облегченно выдохнула. Она выглядела очень уверенно, но на самом деле в груди тихонько подергивало... От "хвоста" она уходить умела, и была абсолютно убеждена, что и в этот раз все получилось как нужно. Но проклятый "жучок"...
   - Вы - Оля?
   - Да. Это я послала письмо.
   - На закрытый ящик, - уточнил мужчина, - хотел бы я знать, каким образом вы это сделали.
   - Сейчас это не важно, - отмела Ольга, - я его взломала. Вы пришли, это намного важнее. Это значит, что с Аленой действительно что-то случилось. Я права.
   - Алена больна, - голос отца девушки прозвучал глухо, - она очень серьезно больна. Она умирает. Я... не могу об этом говорить. Вы должны меня понять.
   - Когда мы встречались десять дней назад, Алена не выглядела умирающей, - сказала Ольга, даже не пытаясь скрыть недоверие.
   - Она не знала, - коротко отозвался отец, - простите. Я должен идти.
   - Постойте! Алена - моя подруга. Если она больна, если ее жизнь в опасности, то я хочу помочь ей. И, в любом случае, я хочу ее видеть. Чем она больна?
   - Вирус Хола. Так что видеть ее вы не сможете.
   - Почему нет? Через стекло...
   - Оля... - глухой голос мужчины дрогнул, - об этом не может быть и речи. Никто не знает, как распространяется вирус Хола и поэтому видеть Алену вам не разрешат. Даже мне не разрешили.
   - Но поговорить с ней можно? Как бы не передавался вирус, вряд ли можно заразиться по телефону!
   - Она не хочет ни с кем говорить. Она в шоке.
   Оля вдохнула и медленно выдохнула, про себя считая до пяти. Разговор не складывался. Если разговор не складывается, нужно менять тему.
   - Чего вы боитесь, Олег? - прямо спросила девушка.
   - Боюсь? - мужчина пожал плечами, - я ничего не боюсь. Что за странный вопрос.
   Он не оскорбился. А, наоборот, ощутимо расслабился.
   - Олег, нашего разговора никто не слышит, - спокойно, как ей казалось, очень убедительно сказала Оля, - у меня нет никаких записывающих устройств.
   - Я верю...
   - Не верите, - возразила Оля, - ну что ж. Можете меня обыскать.
   Мужчина, стоявший напротив, на расстоянии чуть меньше полуметра, аж поперхнулся.
   - Вас... что?
   - Обыскать, - спокойно повторила Оля, - я готова.
   - Вам и в самом деле так дорога моя дочь, что вы готовы подвергнуть себя такому унижению?
   - Да, - коротко кивнула девушка, не вдаваясь в подробности. На самом деле ничего унизительного в процедуре обыска она для себя не видела. В этой ситуации слепо доверится автору какой-то левой записки, назначившему свидание у черта на куличках, мог только клинический идиот. Олег Швец идиотом не был.
   - Я опасаюсь вовсе не ваших диктофонов, - неожиданно сказал он.
   Сердце девушки замерло. Он и вправду это сказал?
   - Олег, я не просто так попросила о встрече именно здесь. Это не экзотическая прихоть. Поднимите голову. Вы видите, что над нами?
   - Самая мощная артерия ""пиратов"", - кивнул Олег, правда, его кивка Оля в темноте не увидела, - провода под чудовищным напряжением. Вы - умная девушка. Или, по крайней мере, хорошо информированная. Ни один известный мне жучок не сможет послать отсюда четкий сигнал.
   - Но тогда чего вы боитесь? Простите, опасаетесь, - поправилась Оля, заметив, как напрягся мужчина.
   - Кругом могут быть глаза и уши, - пожал плечами он, - в том числе и такие, в которых я не разбираюсь. Я хороший инженер, но не Бог, и знаю далеко не все.
   - Простите, но, по-моему, это слегка смахивает на паранойю, - хмыкнула Ольга, - я догадываюсь, что на участников шоу тоже что-то вешают. Но высоковольтка глушит сигнал от устройства любой модификации.
   - Вы уверены? - переспросил он.
   - Абсолютно. Вы же сами признали, что я хорошо информирована.
   ...Вот сейчас он заговорит, - поняла Оля, - я его дожала. Сейчас он мне скажет все, что знает. И я, наконец, получу свой репортаж века.
   - Я сам не знаю что с Аленой, - с тихим отчаянием произнес мужчина, - я пришел к ней домой, чтобы утешить ее после провала на этом дурацком шоу. Вообще-то, я был даже рад. Что за идея - бороться за обручальное кольцо так, будто это олимпийская медаль. Выше, дальше, быстрее...
   - Вы пришли к Алене домой, - мягко подтолкнула Оля.
   - Ее не было. Зато были другие люди
   - Второй отдел?
   - Что? - переспросил Олег, - При чем тут безопасники? Нет, конечно. Врачи. Мне спели ту же песню про вирус Хола. Я задал те же вопросы, что и вы, и получил те же ответы.
   - Но вы им не поверили...
   - Меня насторожили два момента: во-первых, почему не разрешают общаться с дочерью даже по телефону. А во-вторых... Компенсация. Компенсация от императора. Она уже перечислена, и я даже могу ее получить. Понимаете?
   - Слишком быстро, - кивнула Оля, - это подозрительно.
   - У моей коллеги сын подхватил вирус Хола. Так она получила компенсацию только через полгода после похорон. И то побегала...
   - Олег, вы отдаете себе отчет, что вас обманывают? И не просто обманывают. Вас покупают? Причем, как говорят в репортажах: "с особым цинизмом".
   - То, что происходит, трудно понять по-другому, - кивнул мужчина.
   - И? Вы собираетесь что-то делать? - напористо спросила Ольга.
   - А разве я могу что-то сделать? - удивился мужчина, - вирус Хола - это все. Передо мной сразу же закроются все двери. Никто не захочет об этом говорить. Я не удивлюсь, если завтра меня уволят с работы.
   - Все это так, - кивнула Оля, - но что если нет никакого вируса?
   - Как? - не понял Олег.
   - Если Алена не больна. Если с ней случилось что-то другое...
   - Но, - совсем растерялся тот, - что могло с ней случиться?
   - А вот это, - тихо сказала Оля, - мы с вами и попытаемся выяснить. Да, именно мы с вами. Одна я не справлюсь.
   Внезапно девушка вытянулась в струну и, словно влекомая какой-то силой, развернулась на девяносто градусов.
   - Что? - спросил Олег.
   Ольга вскинула руку, приказывая молчать. Темнота сгустилась уже так, что ее жест Олег скорее угадал, чем увидел.
   - Слышите? - спросила она спустя пару секунд.
   - Что именно я должен слышать? А... черт! Похоже, коптер. Оля, вы же сказали, что здесь сигнал не пройдет!
   - Он и не прошел. Коптер идет не по пеленгу, а просто прочесывает определенный квадрат. Звук то приближается, то удаляется. И равномерно.
   - Через пять-семь минут он будет здесь, - решил Олег, - у нас есть время, чтобы выстроить связную сказку, которую мы будем рассказывать в полиции. Предлагаю версию любовного свидания.
   Не смотря на серьезность ситуации, Ольга прыснула.
   - Хорошее место. Темно, мягко.
   - У вас есть идея получше?
   - Идите за мной, - бросила Ольга.
   Коптер прочесывал местность, выхватывая мощным прожектором то столб высоковольтки, то дерево, то задумчиво писающую на него бездомную собаку.
   - Куда? - спросил Олег, прыгая по кочкам и стараясь не упустить из виду спину быстро идущей девушки.
   - Сюда, - Оля опустилась на корточки, - помогите мне!
   С трудом Олег разглядел контуры квадратного люка. Он потянул за железную скобу. Коптер стрекотал лопастями совсем рядом, широкий луч прожектора плясал канкан, неспешно, но фатально приближаясь к парочке нарушителей.
   Они нырнули в темноту люка, с лязгом захлопнув его за собой. Относительная темнота сменилась абсолютной. Но ненадолго. Олег на ощупь активировал фонарик в термометре.
   Они оказались в небольшом бетонном помещении размером примерно три метра на пять. Железная лестница вела вниз, в темноту, где угадывались какие-то древние трубы в разлохмаченной изоляции.
   - Остатки старых "пиратских" сетей? - предположил Олег.
   - Ага. Только в то время "пиратов" называли коммунальщиками.
   Шум лопастей здесь был почти не слышен.
   - Ты, как я понимаю, уже пользовалась этим местом для встреч.
   - Ну, да, - не стала отпираться Оля.
   - И как?
   - Пока на воле, - лаконично ответила она.
   - Убеждает. Теперь я сообразил, почему в твоей записке было категорическое требование приходить пешком, и не брать такси. А я-то ломал голову. Шесть километров! Теперь ясно. Если бы я взял транспорт, по нему бы нас вычислили мгновенно.
   - И так вычислят, - хмуро отозвалась Оля.
   - Вряд ли, - Олег уверенно улыбнулся. Он менялся на глазах и, по мнению девушки, в лучшую сторону. Исчезла скованность, расправились плечи. Взгляд стал внимательным и цепким. Похоже, у него появилась цель...
   - Почему вряд ли? - спросила Оля.
   - Потому что это был коптер полицейских, а не безопасников.
   - Откуда знаешь? - не поверила она, - мы же его не разглядели.
   - А мне и глядеть не надо. Я слышал. Модель легкая, а движок мощный. Полицейская модификация. Такая же только у "Скорой", но скорая не будет прочесывать местность по квадратам...
   - Похоже на правду, - согласилась Оля, - наверное, очередная полицейская операция.
   Слабый голубоватый свет фонарика почти не рассеивал тьму, и, через пару секунд мужчина погасил его.
   - Батарейка сядет, - пояснил он, - а нам еще отсюда выбираться.
   - А у тебя разве не на кристалле? - удивилась девушка.
   - Я же работаю с непрофилированными кристаллами у себя в лаборатории. Нам запрещено иметь устройства на кристаллах.
   - Почему?
   - Чтобы соблазна не было, - с усмешкой пояснил Олег, - скан на выходе фиксирует только, что кристаллы есть. А сколько и каких - не показывает. Взял термометр или наладонник, да что угодно, раскрутил корпус, вынул всю требуху, набил кристаллами под завязку и вынес. А потом: "испорчены в ходе эксперимента 335 по теме такой-то..." И ты - богатый человек.
   - И что, скажешь, не выносят? - не поверила Ольга.
   - А как?
   - Ну... я бы из принципа что-то придумала.
   Олег неожиданно рассмеялся. Смех у него был хороший, добродушный, не ехидный. И заразительный. Оля поймала себя на том, что улыбается.
   - Интересная ты девушка, как я погляжу.
   - Мне за это деньги платят, - буркнула она, понимая, что теряет инициативу в разговоре. Этот мужчина, вначале такой растерянный и тихий, как-то очень быстро опомнился и захватил лидерство, и Оля с неудовольствием поняла, что, похоже, становится не ведущей, а ведомой.
   - Олег, мы с тобой так и не договорили...
   - Говорить тут не о чем, - отрезал он, - завтра с самого утра ты пишешь письмо в штаб шоу, или звонишь и заявляешь о выходе.
   - Хм...
   - Объясняешь это так: неожиданно встретила на улице любовь всей своей жизни. Девушкам это понравится, у вас ведь целевая аудитория - девушки.
   - Какие слова ты знаешь! - восхитилась Оля. Правда, в восхищении проскользнула изрядная доля ехидства, - а любовь всей моей жизни - это ты?
   - А что, староват? Зато с жильем и положением. Не такой, как этот ваш бегун, конечно, труба пониже и дым пожиже...
   - Заткнись, - миролюбиво предложила Оля.
   - Не нравлюсь, - заключил Олег. В темноте она не видела выражение его лица, но в голосе проскользнуло огорчение. Искреннее или притворное, бог знает.
   - Нравишься, - успокоила она, - а вот то, что происходит в этом шоу - как раз не очень. И я намерена в этом разобраться. Алена обещала мне помочь.
   - Каким образом, - быстро спросил мужчина, мгновенно переключаясь.
   - Я дала ей адрес своего второго ящика. О котором никто не знает. Он открыт на чужое имя и по чужим документам. Она должна была дать знать, как только... Вероятно, не успела.
   - И теперь ты хочешь ее заменить, - понял Олег.
   - Я не вижу другого выхода.
   Темнота отозвалась шумным вздохом Олега. Он тоже не видит другого выхода, - поняла Ольга. Она поняла и еще одну вещь - что нравится этому немолодому мужчине, всерьез нравится. И рисковать ее жизнью он совсем не хочет. Но судьба дочери волнует его куда больше. И поэтому он рискнет... Вывод: Олег Швец - член команды.
   - Ты сможешь запомнить адрес и пароль?
   Темнота немного помолчала.
   - Нет. Этим адресом пользоваться больше нельзя. Если Алена его знает.
   - А что делать? Второго "левого" ящика у меня нет. И сейчас я не смогу его сделать, я же "за стеклом".
   - Будет у тебя ящик, - вздохнул Олег, - как передать - придумаю.
   - Да ладно, - она невольно рассмеялась, - не вздыхай глубоко, не отдам далеко. Прорвемся.
   - Думаешь?
   - Уверена. И не такое бывало. Ну, ладно, разбегаемся.
   - Может, попробуем пройти низом? - предложил он, - эти трубы должны вести в город.
   - В город они и ведут, - кивнула Оля, - только низом пойду я. А ты - верхом. И с ящиком - поторопись. Пятый конкурс мне не пройти по любому.
   - Почему именно пятый? - отстраненно удивился Олег.
   - Потому что журналистский. У нас же корпоративная солидарность. Ни один из нас о коллеге под угрозой расстрела хорошего слова не скажет.
   - Серьезно? - не поверил он, - ну вы даете, акулы пера.
   - Вот именно, акулы. А акулы себе подобных кушают с большим аппетитом. Ну, счастливо, что ли?
   - Фонарик...
   - Обойдусь. Я немного вижу в темноте.
   И "сделав ручкой" девушка нырнула в темноту.
  
   Глава 5.
   Большие кошки не курят.
  
   Кирилл с интересом смотрел, как Артем обрывает листья с березы. Все, до которых может дотянуться. Он пялился на приятеля, пока тот не буркнул:
   - А ты чего загораешь? Ты тоже рви, понадобится много.
   - А... зачем?
   - За шкафом, - фыркнул Артем, - ты разотри и понюхай.
   - Мама дорогая, ну и дрянь! - Кирилла аж шатнуло, и он чуть повторно не спланировал с ветки, - это же нюхать невозможно!
   - Не-ет, ЭТО еще возможно, - с непонятным удовольствием чуть не пропел Артем, - а вот когда мы к этому божественному аромату добавим твои сигаретки...
   Кирилла передернуло. Но замысел он оценил.
   - Уверен, что сработает?
   - А то! Нюх у них ого-го, и к пище, которая так воняет, они ни за что не притронутся. А то еще вырвет.
   - Так это что - нам придется этим натереться? - переспросил Кирилл с омерзением, которое он даже не пытался скрыть, - У меня нюх, конечно, не ого-го, и даже не ого... Но я этого не вынесу. Категорически заявляю - не вынесу.
   - От то то и оно, - широко улыбнулся Артем, - а представь, каково будет львам?
   - Даже представлять не хочу. Я им уже сочувствую.
   Кирилл спорил, а сам уже потрошил мешок, вытряхивая початую пачку сигарет "Лаки Страйк".
   - Догола, надеюсь, раздеваться не надо?
   - А у тебя там что-то такое, что может напугать даже льва? - уважительно присвистнул Артем, - Не, Кир, лучше не надо. Основная сила наших врагов - дамы. Как бы хуже не было.
   - Все шутишь, - Кирилл задержал дыхание и с омерзением мазнул себя по лицу пятерней, которая воняла как...
   - Как будто прорвало канализацию, и кто-то попытался замаскировать запах дешевыми духами, - определил Артем, - Хорошо! Просто супер.
   - Я как-то до этого дня представлял "супер" немного по-другому, - пробормотал Кирилл, задумчиво разглядывая безнадежно испорченные штаны и рубашку.
   - Я пошел! - объявил Тема и, свесившись с дерева, разжал руки.
   - Эй, ты что, так прямо, сразу?,,
   Темка приземлился на ноги, сгруппировался и, гася инерцию падения, завалился на бок. Львиная команда отпрянула, вздыбив шерсть. Самец, похоже, поморщился и помотал рыжей гривой, словно не веря своему носу. Львицы чихали.
   - Слезай, - скомандовал Артем.
   - Так они же не уходят!
   - Они еще не поняли, что с ужином им большой и светлый облом вышел.
   - А когда поймут?
   - Сложно сказать... У самца вроде бы на морде присутствуют признаки интеллекта. А бабы... Бабы, может, и просекли уже, но у них патриархат. Как самец решит, так и будет. Ты слезай, давай, а то скорее сгниешь, чем созреешь.
   Поминутно бросая настороженные взгляды на явно недовольных хищников, Кирилл неуклюже спустился. Кошки, брезгливо фыркая, отошли на несколько шагов, не сводя с ребят золотистых глаз.
   - Пошли, - поторопил Артем. Не смотря на кажущуюся уверенность, голос его слегка сел, - Только не беги, понял. Спокойно иди. Медленно и печально, как за катафалком.
   Кир повернулся, физически чувствуя, как его спину сверлят восемь пар глаз, не суливших ему ничего хорошего. Парни сделали шаг. Потом второй. Потом пошли, "медленно и печально", не сводя глаз с линии горизонта, которая не приближалась, но и не отдалялась, в полном соответствии с законами, блин, физики.
   Как будто ничего не случилось. Львы не торопились рвать их, как пресловутый Тузик грелку, и ребята немного расслабились. Метров через пятнадцать нервного хода Кирилл все-таки решил оглянуться и едва не споткнулся.
   - Темка, - осипшим голосом проговорил он, - львы идут за нами.
   - Упорные, гады, - скривился Тема.
   - Эй, а чего они тащатся следом? Мы же пахнем не как еда, а как кусок дерьма.
   - Выходит, плохо намазались, - сделал вывод Тема, - сквозь всю эту вонь пробивается запах пищи. Львы его чуют.
   - И что делать?
   - Только не беги! - повторил Артем, - Иначе у них включится инстинкт преследователя, и им будет уже по-барабану, чем ты там пахнешь. Бежишь - значит нужно догнать и съесть. А уж если вырвет - значит, судьба такая.
   Идти спокойным размеренным шагом, когда в спину дышат четыре льва, оказалось невероятно трудным делом. Кирилл и Тема поминутно оглядывались, надеясь, что большим, песочного цвета кошкам надоест преследовать неизвестно что, которое пахнет непонятно чем. Но киски попались целеустремленные. Или просто голодные. Время от времени, когда ветер ослабевал, преследователи пытались сократить расстояние, но, видимо, вонь была непереносима для нежных носов. А вот парни уже как-то принюхались...
   - Сенсорная адаптация, - со знанием дела пояснил Артем.
   - Это хорошо. А у них, что, этой адаптации нет?
   - У них, Кирюха, нюх - это не роскошь, а рабочий инструмент. А инструменты принято содержать в идеальном порядке и рабочем состоянии, иначе - кранты.
   - И откуда ты такой умный? - лениво поинтересовался Кирилл, больше для того, чтобы отвлечься от странной неспешной погони, чем потому, что ему стало интересно.
   - Из Океанска, - ответил Тема.
   - Из какого? Их же до дуры...
   - Северного.
   - Класс, - оценил тот, - У вас там климат почти курортный. Выше + 23 не бывает.
   - Бывает, - вздохнул Артем, - Правда, редко.
   - Все равно здорово. А я из Нового Киева. Там вообще сковородка, можно грешников поджаривать. После девяти утра на улицу не выйдешь, жить можно только в помещениях с климат-контролем.
   - Зато "южные" надбавки идут.
   - Ага, идут, - согласился Кирил, как-то странно морщась, - только все они уходят "пиратам" на оплату воды и кондишна.
   - В каждой избушке свои погремушки, - философски пожал плечами Артем.
   Солнце, меж тем медленно, но верно скатывалась в длинную коричневую бороду травы, но вместо долгожданной прохлады над саванной висел душный полог.
   - Попить бы, - попросил Артем.
   - На, - Кирилл великодушно протянул на две трети опустевшую флягу, - выпей все.
   - Ты что? - испугался Тема, - нам еще, может, сутки до воды топать. А может и больше.
   - Сутки продержимся на внутренних запасах, - возразил Кирилл, - а больше не протянем, хоть как тяни. Так что пей. Тебе нужно компенсировать обезвоживание, ты же на дереве "всухую" сидел, а до этого - экономил.
   - Спасибо, друг, - Тема приложился к фляге так, словно не пил неделю, - моя самая искренняя и все такое... Кто напоил жаждущего, сам никогда не умрет от жажды.
   - Ага, - скептически кивнул Кирилл, - а кто накормил голодающих, - он со значением оглянулся на семейку львов, неспешно трусивших пятнадцатью метрами сзади, - тот получит медаль Конгресса за добрый поступок месяца. Интересно, а им не приходит в голову, что с нас двоих мяса им, четверым, на один зуб?
   - Самцу хватит, - пожал плечами Тема, - он это уже прикинул. А на львиц ему плевать, это их проблемы. Он все равно пока не нажрется, никого не подпустит.
   - Их же трое, а он один, - удивился Кирилл.
   - Ну и что? За то они - бабы, а он - король. Вот так, Кирюха. У них все просто.
   - Похоже, бабам везде несладко, - сделал вывод Кирилл, - что у нас, что у львов. Интересно, а как у Дино?
   - Интересно, - согласился Темка, - и не тебе одному. И не только это. Но - параграф 1, пункт 4 - контакты с параллельной цивилизацией строго ограничены.
   Сумерки быстро густели, и неровности почвы начали создавать проблемы. Споткнувшись в пятый раз, Темка решительно остановился.
   - Надо отдохнуть.
   - А эти? - мотнул головой Кир.
   - "Эти" тоже устали. Наверное. Что ты на меня так смотришь? Не подошли же они до сих пор, значит, и дальше не подойдут.
   - А если - дождь? Смоет всю эту радость - и привет родителям.
   - А если кто-нибудь из нас в темноте ногу сломает?
   - Резонно, - признал Кирилл, - только спать я в такой обстановке все равно не смогу.
   Спустившись на дно небольшой балки, совершено сухой и не слишком удобной, Кирилл с Темой с сомнением остановились, напряженно гадая, как поведет себя их страшноватый эскорт.
   - Остановились, - прошептал Тема, осторожно выглядывая наружу, - самец лег.
   Кир выпотрошил свой небольшой бэг-трансформер, сдернул клапан. Тихонько зашипел воздух, который всасывал маленький, но мощный насос. Когда Тема спустился, его уже ждал низенький надувной домик, рассчитанный на то, чтобы в нем с комфортом разместился один путешественник, а если без особых изысков, то и трое.
   - Неплохо, - признал враз повеселевший напарник, - между прочим, когда воздух зашипел, кошки занервничали и даже отошли метров на пять.
   - Думали - змея, - предположил Кирилл.
   Усевшись по-турецки прямо на нагретую за день землю, Тема с удовольствием расправил плечи и спину.
   - Хорошо, - протянул он, - сейчас бы пивка холодного.
   - Ага. Крытый бассейн, коктейль с зонтиком, девочек без комплексов, а всех львов на фиг, - поддакнул Кирилл.
   Встряхнув флягу, которую так щедро отдал ему напарник, Тема обнаружил, что пара капель воды там еще плещется.
   - Хочешь?
   Кир не стал отказываться и с беспечностью убежденного пофигиста опрокинул их в рот.
   Может, виновата в этом была погода: жаркая и сухая, которая давала воздуху необыкновенную прозрачность, может еще какое-нибудь загадочное явление природы, но звезды, висевшие прямо над головами, были огромны и сияли так, что читать можно.
   Ветер шевелил сухую траву, и ее легкий шепот убаюкивал. Наверное, сказывалась усталость, потому что Кирилл к своему удивлению почувствовал, что впадает в легкую дрему.
   - Темка, - спросил он, чтобы разогнать усталость, - а как далеко ты бывал в Заповеднике.
   - Как и все, - пожал плечами парень, - до "паленки".
   - А дальше? Дальше вообще хоть кто-нибудь бывал?
   - Бывали, - вздохнул Тема, - как не бывать. Ильза Ханс была. И другие...
   - Только назад никто не вернулся, - подытожил Кирилл, - Тема, а эти останки, которые ты ищешь... Ты случайно не знаешь, находятся все? То есть количество пропавших с количеством останков сходится?
   - Да как же это подсчитать? - удивился Артем, - нам их не по описи сдают, просто выбрасывают за "паленку" и все. А тут, сам видел, львы, шакалы, птички разные. Нашлись - хорошо, родственники похоронить смогут по-человечески. И не всегда сразу находятся. Ирина, вон, только через шесть лет нашлась.
   - А останки... свежие? Или шестилетней давности? - в голосе Кирилла проскользнула какая-то болезненная заинтересованность, вообще-то странная для обычного светского трепа. Артем взглянул на него внимательнее.
   - Значит, ты сюда приехал бабла срубить? - очень спокойно уточнил он.
   - Ну, да. А что? Премии хорошие, если ими не брезговать.
   - Ага, - кивнул Артем. Помолчал. И вдруг спросил совершенно обыденно, - Кто она?
   - Она? - переспросил Кирилл.
   - Та, кого ты здесь ищешь? Твоя девушка? Или сестра? Только кристаллы мне не полируй. Я за пять лет тут всякого повидал. И "вольных" видел. Те, которые за бабками приехали - другие. И вопросы они задают другие.
   Кирилл молчал, уставившись в землю. Долго молчал. Тема уже начал думать, что ответа не дождется.
   - Она - моя племянница, - сказал, наконец, напарник, - шестнадцать лет. Тамара.
   - Что родителям сказали? - деловито поинтересовался Тема.
   - Авария на воздушной яхте. Хоронили в закрытом гробу.
   - А... извини за любопытство, но как ты догадался?
   - Да я и не догадался. Нашлись умные люди, подсказали. Черт, покурить бы...
   - Так может быть и не стоит бередить раны? Родители оплакали девочку. Зачем им вторые похороны?
   - Эта падла... Извиняюсь, честный человек... - Кирилл явственно скрипнул зубами, - он не мне "подсказал". Он не нашел ничего лучшего, как моей сестре в уши накапать. Маша чуть с ума не сошла, есть отказывалась. Ну я и пообещал... Пообещал ей, что найду Томку. Живой или мертвой.
   - Странно, - бросил Тема, по-прежнему всматриваясь в темноту.
   - Что - странно?
   - Имени своего "благодетеля" ты, конечно, не скажешь. Даже если знаешь, - Кирилл мотнул головой, - Я так и думал.
   - Что здесь странного? - повторил Кир, надавив голосом.
   - Не первый случай, - пояснил Тема, никак не реагируя на рычащие нотки в голосе напарника, - Странно, зачем ему это нужно.
  
   Глава 6.
   Что такое "дифлопе".
  
   Три тысячи на платье - много это или мало? Для Саши Монаховой сумма была почти заоблачной, но в то же время она смутно догадывалась, что настоящие дизайнерские модели могут стоить и дороже. Проблема была в том, что из всего разнообразия нарядов, придуманных человечеством за всю его довольно долгую историю, Саша худо-бедно разбиралась в недорогих джинсах и леггинсах, футболках с надписью: "Любовь спасет мир" и вязаных свитерах на два размера меньше нужного. Вопросы: что такое вечернее платье, как оно должно выглядеть, и чем отличается модель подобранная "со вкусом" от модели подобранной без оного ставили ее в тупик. Что есть шарм, шик и светский лоск? И чем отличается аристократизм от снобизма?
   Платье, которое ей шили на выпускной в школе, исключалось сразу. Встреча с НИМ должна была состояться в одном из самых шикарных ресторанов Столицы, расположенном на огромной воздушной яхте с солнечными парусами, которая, подобно спутнику, круглые сутки нарезала круги над городом. Там, небось, даже официанты одеты "от кутюр".
   Нет, выход существовал. Обратиться за помощью к стилисту проекта. Она бы все сделала за нее и до такси проводила. Но по правилам шоу если ты обращаешься к стилисту, то и одеть должна именно то, что она подберет. А стилист - стервозная тетка лет тридцати пяти обожала поприкалываться над девчонками. И к постороннему стилисту идти было нельзя.
   Деньги потратить хотелось с толком. Не зависимо от того, чем закончится для нее этот тур, они были уже Сашины. Так сказать, премия за волю к победе... Девушка взяла в руки золотую карточку, на которой, если верить сопроводительному письму, было ровно три тысячи единых континентальных марок, в просторечии "елочек". Так их прозвали за метки в форме хорошо уложенного паркета, которые оставались от купюр на слишком шаловливых руках. Единая континентальная валюта была единственной, которая еще существовала в классическом, бумажном виде, с одиннадцатью степенями защиты и прочими "бантиками", по мнению Саши, совершенно бесполезными. "Елочки" интересовали, да и то весьма умеренно, лишь коллекционеров-бонистов. Красть их не было никакого интереса, каждая купюра имела свой уникальный код и могла быть отслежена в любой момент. Воровать предпочитали обезличенные электронные деньги, делая это с наладонников или любых других приборов, имеющих выход в сеть. У Саши был приятель, который успешно мошенничал с бонусами в магазинах при помощи всего-лишь интернет-холодильника и пока ни разу не попался.
   Но Саше, девушке болезненно честной, такая сумма казалась чуть ли не концом света... Что же с ней делать, чтобы не потрясти Ярослава, да и прочих любопытствующих, фатальной неискушенностью и полным отсутствием вкуса.
   Ну, для начала, наверное, все же надо попробовать сходить в магазин. Может быть, и получится выбрать что-нибудь необыкновенное? Ведь не по уши она деревянная, не в лесу росла.
   Саша вздохнула, набираясь смелости, и активировала номер службы такси.
   Зафиксировав адрес вызова, и услышав, куда ей нужно, диспетчер проявила здоровое недоверие.
   - Девочка, а мама дома?
   - Я уже совершеннолетняя и живу одна, - стараясь сохранять достоинство, ответила Саша, - мне нужно попасть в дом моделей Юлианы, вы можете предоставить мне такси?
   - Номер вашего удостоверения личности, - потребовала вредная тетка-диспетчер. Саша с неудовольствием подумала, что стоило заказать такси через терминал внизу. Там дольше, но, по крайней мере, не пришлось бы так позориться на глазах у миллионов зрителей, робот есть робот, и ему плевать, на кой девушке из "спального" района потребовалось в центр, да еще в такое знаковое место, как салон Юлианы. Едет - значит надо, вызов оплачен - значит, никаких проблем. А этим теткам все нужно знать... Нажаловаться на нее, что ли?
   Неожиданно Саше пришла в голову мысль, которая совсем не понравилась девушке. Вредная тетка-диспетчер вполне могла быть одной из поклонниц шоу, которая видела ее позор с креветками. И сейчас решила развлечься за ее счет. Прелесть этой игры как раз и заключалась в том, что в нее мог включиться любой и на любом этапе.
   Успокоив раздражение, Саша пообещала себе, что выдержит любую провокацию с каменным лицом, пусть хоть гнилые помидоры с неба... и холодно и предельно четко продиктовала нужные цифры.
   ...Самое скучное место в шоу, - с усмешкой подумала Ольга Мещерская, - самое тупое и неинтересное, статичное и абсолютно незрелищное. Только и радости - на развеселых соседей по квартирке любоваться. Ансамбль песни и пьянки "Играй гормон". А звезда одной, отдельной взятой коммуналки целыми днями таращится в экран своего ноутбука, по которому скачут белогривые кони. Скачут и скачут. "Птица-тройка, куда мчишься ты..."
   Но что же произошло? И - как оно произошло? Алена узнала, что провалила конкурс. Узнала из шоу. Когда показывали злополучную рейтинговую таблицу, Алена еще была дома, и все с ней было в порядке. Это точно. Ее снимали и показывали в прямом эфире. Лицо подруги, тонкое и смуглое, на котором последовательно сменились шок, презрение и здоровый пофигизм, Оля помнила очень хорошо. Провала, тем более на первом конкурсе, Аленка никак не ждала. Но проигрывать она умела. Уж в петлю из-за того, что какой-то спортсмен не любит суше, она бы точно не полезла, пусть даже она сама эти суше готовила. Версию первую - самоубийство, можно с чистой совестью отбросить.
   Версия вторая - Олегу сказали правду, его дочь умирает...
   Оля слегка переменила положение, и свернулась клубком на диване, подперев щеку ладонью.
   ...Что мы знаем о вирусе Хола? Появился примерно пятнадцать лет назад в месте, которое перед концом географии, было материком Африкой. Поражает в первую очередь нервные клетки. Развивается в организме очень быстро, от одной недели до месяца. Человек перестает владеть своим телом, видеть, слышать, соображать... чувствовать боль, холод. Потом наступает смерть. Невероятно быстро. Как передается вирус Хола, ученые так и не выяснили. Это была загадка, об которую разбились несколько блестящих карьер. Зараженные контактировали со здоровыми самыми разными способами: пожимали руки, целовались, ели из одной посуды, даже занимались сексом. И - одни заражались, другие нет. Ученые искали причину в самом организме человека, искали предрасположенность, мощные компьютеры перелопачивали генный код. Ответа не было. Вирус Хола оставался загадкой.
   Единственное, что удалось выяснить - вирус Хола НИКОГДА не поражал рыжих. Почему-то вот так пошутила природа. Поэтому врачи и медсестры в хосписах поголовно щеголяли шевелюрами всех оттенков рыжего: от закатного золота до апельсина.
   Была ли Алена больна?
   Ольга прикусила губу и задумчиво свела брови. При таком стремительном течении болезни Аленка запросто могла подцепить вирус уже после их последней встречи. Но была ли больна спокойная, сильная и выдержанная девушка, которую Оля видела по телевизору, буквально, в тот день, когда ей поставили смертельный диагноз? Если оценить ситуацию беспристрастно - вполне. В первые дни болезнь проявляется бурно, но приступы редки. Откуда узнали о болезни? Очень просто: наблюдение за участниками ведется 24 часа в сутки и среди наблюдателей обязательно есть врач. Допустим, он заметил отклонения в поведении девушки и заподозрил страшное. Но тогда... Тогда, если мыслить логично, организаторы шоу должны были попытаться скрыть болезнь одной из участниц. Самое лучшее - поскорее вывести девушку из шоу. То есть - "вылетела" Аленка не случайно. Не потому, что "золотой" мальчик Ярослав не любит суше. Он мог любить это блюдо больше всего на свете, но ему порекомендовали разлюбить. И он, конечно, послушался. А кто бы не послушался?
   Она не сможет с чистой совестью отбросить эту гипотезу, пока не выяснит, был ли честным кулинарный конкурс.
   Итак: задача номер один - выяснить, так ли уж противны Ярославу экзотические блюда. Как все-таки удачно, что следующий тур пройдет в ресторане. Ресторане... как его? - Оля взглянула на пригласительный билет, - "Корона". Кошмарно выпертое заведение. Из тех, у которых в меню можно найти что угодно, хоть уши слона в гречке. О-ч-чень удачно.
   Телефон выдал мелодичную трель.
   - Госпожа Мещерская? - Секретаря шоу, симпатичного мужчину средних лет, Оля хорошо знала, несколько раз вместе перекусывали в кафе "на башне", и общались коротко. Но в шоу "Шанс" фамильярность не приветствовалась.
   - Я за нее, - буркнула Оля, - что случилось?
   - Как победительнице, вам предоставляется право самой выбрать ваш номер на следующий конкурс, - невозмутимо произнес секретарь.
   - Подумать только, сколько у меня прав: и иммунитет, и жребий для меня не писан. И все за какой-то тазик борща... Хорошо. Последний номер. Девятый.
   - Позвольте узнать, почему вы сделали такой выбор? - голос остался таким же вежливым, но девушка почувствовала в нем улыбку. Чем большей информацией будет обладать Ярослав на момент встречи, тем больше Оля сможет из него выкачать. Секретарь понимал это не хуже, чем она, в конце концов, они оба были профессионалами. Вот только говорить это "на камеру" было нельзя ни в коем случае.
   - Потому что запоминается последнее слово, - буркнула Оля и повесила трубку.
   Осталось подготовиться к интервью. Продумать вопросы, написать алгоритм... Нет! Не писать! Ничего не писать. Ни в компьютере, ни, тем более, на бумаге. Даже вилами по воде или пальцем в воздухе - и то рискованно. Только мысленно...
   ...Самое скучное зрелище на свете: полноватая, неулыбчивая девушка третий час сидит в углу тахты, подсунув под спину жесткую подушку, и смотрит немигающим взглядом на экран ноутбука, по которому несутся вскачь белогривые кони. Умереть можно глядя на такое, с позволения сказать, шоу.
   Ни о вечернем платье, ни о прическе, ни о макияже с маникюром Оля так и не подумала. Забыла.
   Сказки о Золушках иногда сбываются.
   Саша подумала именно об этом, когда небольшой коптер доставил ее на борт яхты, и она оказалась в холле ресторана, больше всего похожего на императорский дворец. Потолок уходил в небо. Такого быть не могло, размеры воздушных яхт и их пропорции строго регламентированы, и не какими-то там пошлыми предписаниями, а очень точной наукой - аэродинамикой. Слишком тяжелая посудина не взлетит. Слишком широкая будет медленна и неэкономична. Слишком высокую опрокинет первый же сильный порыв ветра.
   Но здесь белые колонны, украшенные лепниной, уходили, похоже, в стратосферу и туда же вела лестница, выстланная золотистым ковром. И - зеркала, зеркала, зеркала... Саша чуть повернула голову: в каждом из них отражалась высокая, стройная шатенка в сером, совершенно безумном, струящемся, полупрозрачном шелке, который оборачивал ее чем выше, тем плотнее. Увидев этот наряд впервые, Саша невольно подумала, что мастер слегка просчитался, и потратил на пышную юбку гораздо больше дорогущей натуральной ткани, чем планировал. Поэтому на верх почти не осталось. Выше лифа не было ничего, кроме нескольких тоненьких золотых цепочек. Но Саше просчет модельера был только на руку. Свои ноги она считала слишком полными и недостаточно длинными. А вот тонкая шея, покатые плечи и узкая спина были безупречны.
   И это платье она выбрала сама. Согласно условиям конкурса, ни с кем не советуясь.
   И тут, осторожно ступая по старинному паркету меж столиков, где между шикарными дамами и еще более шикарными мужчинами разворачивалась та самая "светская" жизнь, ждущая встречи, которая обязательно должна была стать судьбой, и по этому поводу слегка психующая, но совершенно счастливая Саша впервые почувствовала ЭТО...
   От неожиданности она даже остановилась. Ощущение было ни на что не похожим и крайне неприятным. Как будто на нее кто-то смотрел. И не из-за соседнего столика, а словно бы сразу отовсюду. Или изнутри. Взгляд был пристальным, в целом - одобрительным и, пожалуй, восхищенным... влюбленным даже. И от этого почему-то становилось безумно страшно.
  
   - Почему она остановилась? Не видит, куда идти?
   - Да нет. Обрати внимание на ее лицо.
   - Она растерялась.
   - Она испугалась.
   - Чего? Никогда не была в такой пафосной объедаловке?
   - Не говори глупостей. Просто посмотри на девушку. Мало ты видел таких испуганных девушек? Именно ТАК испуганных.
   - Много. Но... Ты хочешь сказать, она знает?
   - Она чует. И ей очень страшно.
   - И что делать?
   - Наблюдать.
   - Она должна "вылететь" в этом туре?
   - Пока не знаю. Посмотрим. Кстати... милая ночная рубашка у нее.
  
   - Здравствуйте, Александра, - кумир миллионов был невероятно красив, безупречно элегантен и держался так просто, как настоящий, в восьмом колене, принц с Золушкой. Наверное, вот это самое и есть - аристократизм, - подумала Саша и, усилием воли стряхнув непонятное ощущение, улыбнулась Ярославу. В конце концов, это были ее пять минут счастья, и "пусть весь мир подождет".
   - Здравствуйте, Ярослав, - произнесла она губами, немеющими от восторга.
   - Замечательное платье, - похвалил он, и улыбнулся ей так, что сердце стукнуло где-то в горле.
   "Я вас люблю", - чуть не вырвалось у девушки помимо воли. Позор с креветками был благополучно забыт.
   На заднем плане какие-то рекламщики ваяли здоровенное объемное изображение мотоцикла, наладонника и еще чего-то похожего на особо навороченный плейер. Светящийся текст призывал посетить форум продвинутых пользователей фернских кристаллов.
  
   - Она же не увидит, - расстроился, было, Олег, - девушки садятся спиной к плакату!
   - Но ты-то видишь, - давний приятель Саня был - само спокойствие и уверенность, - она не увидит сейчас. И хорошо, отвлекаться не будет. А дома телек смотреть будет - и тут у нас совершенно случайно рояль в кустах!
   - Неплохо, - одобрительно кивнул Олег и настроился на прямую трансляцию.
   - Одна проблема - догадается?
   - Эта - догадается, - уверенно отозвался Швец, - ты посмотри на нее, Саня. Просто посмотри.
   Проблему платья для похода в ресторан со звездой Оля решила изумляющее просто: забила на нее гвоздь. Палубный. В роскошной "Короне" она появилась в длинной джинсовой юбке с дизайнерскими заплатками из мешковины, белой майке и с небольшим рулончиком металлопластиковых украшений на шее. Серебряные колокольчики позванивали в такт шагам.
   - Интересный выбор наряда, - пробормотал Ярослав, увидев последнюю девушку. Скрыть шок полностью он так и не смог, хотя честно постарался.
   - У меня ведь все равно на этот тур иммунитет, - невозмутимо пояснила Ольга, отодвигая стул. Увидев это, кавалер опомнился и вскочил. Но она уже села и подвинула к себе папку с меню, - Не было смысла выпендриваться. А три тысячи "елочек" - хорошие деньги и мне они пригодятся.
   - Вы все равно выглядите на пять баллов, - опомнился Ярослав, и принялся отрабатывать вложенные в него деньги рекламодателей - что будете заказывать? Или позволите выбрать мне? Я люблю этот ресторан и неплохо знаю здешнюю кухню.
   - Я тоже, - не моргнув глазом солгала Оля, - Причем, не только снаружи, но и изнутри. Так сказать, с изнанки.
   Ярослав с любопытством поднял бровь.
   - В частности, - продолжала Оля, - я знаю, что в салате с курицей, который вы заказали, на самом деле используют мясо ГМ-лягушек...
   Трансляцию самого популярного шоу пришлось срочно прервать. А вкусным ужином в компании звезды Оля так и не насладилась. Более того, ей пришлось уплатить кругленькую сумму штрафа за клевету и дезинформацию в эфире, на что, в общем, и ушли сэкономленные три тысячи "елочек". Зато она абсолютно точно выяснила две вещи: куриный салат и в самом деле был приготовлен из курицы. А Ярослав Борский всякую кулинарную экзотику не просто "не любил"... Глядя на жениха, которого выводили из мужской комнаты под руки, Оля Мещерская совершенно не логично и очень по-женски подумала: почему он так странно реагирует на лягушек, ведь спортсмен почти одного с ними цвета.
   - Сука! - высказался Ярослав, как только его перестало выворачивать наизнанку, - тварь, мерзавка и коза.
   - Очень милая девушка, - тучный мужчина в костюме, который стоил, пожалуй, побольше, чем все дизайнерские наряды "невест" вместе взятые, вытер потную лысину и добродушно улыбнулся, - умеет мыслить логически, а это - большая редкость для женщины. Я имею в виду, когда чувства не забивают разум.
   - Не забивают, потому что нет этих чувств, - Ярослав в последний раз сглотнул и опустился в мягкое кресло. В кабинете директора ресторана, куда его отвели после злополучного происшествия, было тихо, спокойно и, главное, не пахло никакой едой. Парня все еще мутило.
   - А вы думали, что все девушки будут таять от любви? - усмехнулся толстяк. Его самого происшествие только позабавило. Впрочем, ему-то чего было расстраиваться, не он же переблевался на глазах у всей страны.
   - Я об этом и говорю. Холодная расчетливая сучка. Денежки ей мои нужны. Золото олимпийское. А знает она, как это золото зарабатывается? Я с двух лет тренируюсь, каждый день по несколько часов. Детства у меня просто не было: диета, режим, травмы!
   - О-о! - невесело улыбнулся толстяк, - мне почему-то кажется, что эта девушка очень хорошо знает, как достаются деньги. Вы же смотрели ее анкету. Она не просто из небогатой семьи. Она - отказной ребенок. Можете мне поверить, ее детство было еще повеселей вашего. Думаю, на этой почве вы вполне смогли бы найти общий язык.
   - Да не хочу я искать с ней общий язык. Опозорила меня на весь мир и радуется, зараза! Очень жаль, что у нее иммунитет. Но в следующем туре я ее точно выкину.
   Толстяк кивнул, сообразив, что смертельно обиженного жениха не переспорить и отступился:
   - Бог с ним, со следующим туром, Слава. Надо решить, кто выбывает в этом.
   - Жаль, что нельзя выкинуть эту крысу в джинсе, - опять обозлился Ярослав...
   - Ну, нельзя, - толстяк успокаивающе похлопал пухлой ладонью по столу, - пока нельзя. Смирись с этим. Кого?
   Ярослав задумался. Впрочем, неглубоко и ненадолго.
   - Может быть, эту... как ее... Карину?
   - Я думаю, лучше будет вычеркнуть Александру Монахову, - мягко предложил толстяк.
   - Что? - Ярослав аж пристал в кресле, - Нет! Она остается.
   - Понравилась? - догадался тот.
   Парень слегка смутился. Но все же кивнул.
   - Ярослав... Против нее зрители. Мы получили несколько тысяч сообщений с двумя словами: "Гнать в шею!"
   - Это три слова, - буркнул Ярослав, - какого черта? Чем вам Саша не угодила?
   - Да мне пополам, - откровенно признался толстяк, - но твоя прелестная Саша явилась в ресторан в пеньюаре!
   - Ну и что? Не знала она! Она в первый раз выбирала себе приличное платье в дорогом салоне.
   - И выбрала ночную рубашку, - усмехнулся толстяк.
   - Ну и... она смотрелась в ней отлично. Черт, Артур, это же не шестьдесят или сколько там миллионов домохозяек, а я выбираю себе девушку! Мне нравится Саша и не нравится эта корова с колокольчиками на шее!
   - Настолько нравится, что готов хоть сейчас венчаться? - толстяк прищурился и испытующе посмотрел на жениха.
   - Ну... нет, - сдал назад Ярослав.
   - А если "нет", так и вопроса нет, - подытожил толстяк, - значит, в этом туре выбывает Монахова. Дуры, которые могут перепутать ночнушку с вечерним платьем нам не нужны. Она, конечно, повеселила народ, но одного раза вполне достаточно. Это телешоу, - оборвал толстяк Ярослава, который собрался, было, в очередной раз влезть со своим мнением, - мы не можем игнорировать симпатии и антипатии телезрителей, в конце концов, именно они из своего кошелька оплачивают нам все это безобразие.
  
   Глава 7.
   Паленка.
  
   - Черт. Пить хочу больше, чем жить, - Кирилл остановился и вытер вспотевший лоб. Но рука тоже была мокрой, так что профилактический эффект от процедуры оказался равен нулю.
   - Так уж и больше? - усомнился Тема. Он снял рубашку и повязал голову. Спина и плечи старожила уже давно приобрели цвет темной бронзы, так что обгореть он не боялся. Да и что такое солнечный ожег по сравнению с львиной пастью? Мелочи, не стоящие двух секунд раздумья, - если б тебе сейчас предложили стакан воды, а ты, к примеру, точно знаешь, что она отравлена - стал бы пить?
   - Стал бы, - уверенно ответил Кирилл. Ему тоже минута на размышление не потребовалась.
   Взглядом Темка выразил приятелю вотум недоверия. Тот сощурился.
   - Стал бы, - повторил он, - помер бы я от яда, или нет - еще бабушка на двое сказала. Может быть концентрация недостаточна, а может быть... я после лечения от бурой лихорадки ко многим ядом устойчив.
   - А-а, - Тема кивнул с пониманием и невольным сочувствием. Пережившие бурую лихорадку считались кем-то вроде ветеранов войн. Смысл в этом был, потому что смертность от "бурки" составляла процентов восемьдесят, так что доктора заболевших списывали в пассив сразу, и в средствах не стеснялись. Лечили так, что еще живые, случалось, завидовали мертвым.
   - Я не знал, - сказал Тема. В его устах это звучало как извинение.
   Но Кира мало волновали извинения приятеля. Его мозг был занят загадкой более волнующей и куда более актуальной. В течение последнего получаса он то и дело оглядывался назад, и начал замечать, что зубастая команда как будто забеспокоилась, а железная целеустремленность львов начала слегка сбоить. А потом и не слегка.
   Первой отстала молодая львица. Потом и ее товарка села на хвост, а затем легла, почти скрывшись в траве, недвусмысленно давая понять, что дальше идти не собирается. Лев и его подруга, старая и опытная самка, продержались немного дольше, но вскоре и они отстали. Недовольный рык прокатился по саванне и в самом конце сорвался на обиженное мяукание.
   - Кискам что-то не понравилось, - прокомментировал Кирилл.
   - То же, что и мне, - ответил Тема, глядя вперед так же недовольно, как львиная семейка, - они дальше не пойдут. И правильно сделают, между нами.
   - То есть? - насторожился Кир, - Поясни, будь добр.
   - Под ноги посмотри, - буркнул Тема.
   Кирилл перевел глаза туда, куда было велено, и сначала ничего не увидел. Он уже хотел, было, одернуть Тему за глупые шутки, но потом заметил, что трава под его ногами здорово отличается от обычной поросли, сухой и бурой. Нет, в основном она такой и оставалась, но начали попадаться участки полукруглой формы, примерно метра по два-три в диаметре, где растительность была мягче, короче и более насыщенного цвета.
   - И что это означает? - озадачился он.
   - Ну... похоже, что в месте этих загадочных кругов, - Темка поморщился, - трава совсем молодая, непуганая. Недавно выросла.
   - И что в этом опасного? - не понял Кирилл.
   Тема посмотрел на него гораздо внимательнее, чем, давеча, большие кошки.
   - Как ты думаешь, Кир, куда могла деться старая трава?
   - Мало ли, - пожал плечами Кирилл, - молнией выжгло.
   - Выжгло, - согласился Тема, - только не молнией.
   - Ты хочешь сказать?.. - Кир замер, не веря себе, и беспомощно посмотрел на приятеля, - Хочешь сказать, что это и есть "паленка"?
   - Не то, чтобы хочу, - признался Темка, - мне самому это ни фига не нравится. Только это, блин, она и есть. Граница владений Дино. Куда людям нельзя. По договору.
   Кирилл еще раз оглянулся назад в надежде, что львиная семейка испугается неведомой опасности и свалит. Но кошки лишь отошли на безопасное, по их мнению, расстояние, и залегли в траву. Никуда они не собирались. По крайней мере, пока добыча находится в зоне видимости.
   - А у кисок с ними тоже договор? - поинтересовался Кирилл.
   - Может быть, - Темка на полном серьезе пожал плечами, - но скорее всего они просто что-то чуют. Они дальше не пойдут.
   - А мы?
   Темка глубоко вздохнул.
   - А нам - придется, - произнес он, наконец, не глядя на приятеля, - без воды мы на такой жаре к вечеру - покойники. Так что придется пойти.
   - Это опасно? - уточнил Кир.
   - Да бог его знает... Сам понимаешь, договор никто не нарушал, и за "паленку" не ходил, так что никто пока не знает, что делают Дино с нарушителями. Может, выдворяют из своих владений, соблюдая все тонкости дипломатического протокола...
   - Похоже, ты сам в это не веришь, - перебил Кир.
   Тема, не отвечая, смотрел вдаль, куда уходила, сливаясь с горизонтом, "паленка".
   - Темка, - дернул его Кирилл, - а что ты сам-то думаешь?
   Приятель цепко глянул на Кира и очень спокойно сказал.
   - Думаю... что чужаков они едят.
   - Они же разумны! - возмутился Кирилл.
   - И что? Мы тоже разумны. А мясо кушаем.
   - Ты хочешь сказать?..
   - Мы для них просто мясо.
   Кирилл почувствовал, что земля под ногами как будто утрачивает твердость.
   - Не то, чтобы я боялся смерти, - пробормотал он, скорее себе, чем приятелю, - но как-то обидно ощущать себя чьим-то завтраком.
   - Да какой, к ляху, завтрак, - невпопад возразил Тема, - ужин скоро.
   Артем был прав. В тех приличных краях, где трапезы делились не на жизнеобеспечивающие и излишние, а на утренние, дневные и вечерние, давно уже гостеприимно распахнули двери бары и рестораны. А у них как кончилась еще вчера вечером последняя водичка, так больше и не начиналась. Кириллов домик что-то там вытянул за утро из влажного воздуха. Получилось чуть больше полстакана. Парни честно разделили их пополам и тут же выпили. Обезвоживание организма уже давало о себе знать сильной усталостью и головокружением. Тема припомнил, что еще в юности читал книгу о путешественниках, так там говорилось, что человек способен выжить без воды почти пять суток. Но то ли он был неправильным путешественником, то ли книга ему попалась какая-то уж слишком художественная, а чувствовал Темка, что пять суток они точно не продержаться.
   - Во владениях Дино должна быть вода, - сказал он, стараясь казаться уверенным, - ведь живут же они там. А раз живут, значит, и пьют чего-то.
   Кирилл кивнул, ничего не ответив. Непонятно, согласился или нет. Но когда Темка не без внутреннего сопротивления пересек невидимую границу, то есть сделал то, что категорически, абсолютно, под страхом лишения гражданства, зарплаты, пенсии, жилья и защиты закона запрещали "безопасники", приятель без колебания шагнул следом. Впрочем, Киру было легче. Связавшись с "вольными" он и так поставил себя вне закона, и выбор, который Темке пришлось делать сейчас, Кир сделал уже давно. Темка не стал спрашивать, легко ли этот выбор дался Кириллу. Захочет - сам расскажет, а нет - значит, нет.
  
   Саша глухо рыдала, спрятав голову под подушку, как страус. Надо же было ТАК опозориться. И продавец... Эта мерзавка! Она ведь узнала Сашу, не могла не узнать. И лицемерно помогала ей примерять то, что Саша приняла за красивое вечернее платье... О своей ошибке она с ужасом узнала уже после встречи, когда, окрыленная, летела домой как в прямом, так и в переносном смысле. Ярослав распорядился отправить ее на своем личном коптере. Ступая, словно по облакам, она взмыла вверх, в свою квартиру, и бросилась к телевизору, чтобы еще раз пережить эти волшебные минуты и убедиться, что он и в самом деле ТАК на нее смотрел! И первое, что она услышала...
   Правилами шоу запрещалось отключать телефон. Саше полагалось быть на связи двадцать пять часов в сутки, и теперь она не могла, просто не могла заткнуть чертов аппарат, который уже третий час заливался, торопясь принести ей очередное свидетельство того, КАК она опозорилась.
   - После ТАКОГО не живут, - отчетливо подумала Саша.
   До этого все неясные слухи о том, что кто-то из девушек после провала покончил жизнь самоубийством, казались ей досужим вымыслом, или не слишком корректным рекламным ходом. Что за дурь - расставаться со своей единственной жизнью из-за того, что не добрала полбалла в каком-то дурацком телеконкурсе? Да наплевать и забыть!
   Но сейчас она вдруг поняла, что после этого эфира действительно жить не сможет. Осознание обрушилось на нее ледяной волной, смыло ужас и сожаление, и ушло, оставив четкую, как таблица, инструкцию: что нужно делать и в каком порядке. Во-первых - камеры. О них забывать нельзя ни в коем случае. Она уже достаточно развлекла почтеннейшую публику, хватит. Зрелище ее смерти никому не доставит ни единой приятной минутки.
   После того памятного утра, когда к ней постучалась мировая слава в лице монтеров, Саша принималась искать аппаратуру не раз. И не находила. Даже следов не было. Она бы решила, что все это - нелепая шутка, и, на самом деле, никакой аппаратуры нет. Если бы не видела регулярно, в прямом и повторном эфире себя, любимую, терзавшую телефон или заряжающую посудомоечную машину.
   Зал, спальня, кухня, прихожая... ванна. Коридор, лифт... Все регулярно мелькало на экране, нигде не спрятаться. Аптечка стояла на кухне, но если она полезет за лекарствами, это мгновенно обнаружит полмира.
   Вариант - выбросится из окна, Саша сразу отбросила, как совершенно невыполнимый. Этаж-то вполне подходящий, сорок второй. Сердце откажет раньше, чем долетишь до земли... Но дом, в котором жила девушка, был оборудован цельнорамными окнами со встроенными кондиционерами и окономоями. Окна в ее квартире просто не открывались!
   Можно сделать вид, что собралась резать салатик. Почему не в блендере? А так захотелось. По старинке, ножичком. И попытаться этим ножичком сотворить что-то такое... Сашу передернуло. Конечно, после ТАКОГО не живут, но смерть смерти рознь. Одно дело - блаженный сон под воздействием большой дозы седативных препаратов, переходящий в такую же блаженную смерть. И совсем другое - собственные кишки, со всем содержимым, которые на твоих глазах вываливаются на чистый кухонный пол. Не-ет, Саша Монахова не была самурайской девушкой и прекрасно это понимала. Остается что... Вскрыть вены? Но смерть от потери крови не бывает мгновенной, а "скорая" прибывает за полторы минуты. Неудавшуюся попытку примут за дешевый фарс, и Саша покроет себя еще большим позором. Хотя, куда уж больше-то.
   - Не паникуй, - шепнул ей внутренний голос, - ведь не читают же они твои мысли. Ты собралась принять ванну. Напусти побольше горячей воды, чтобы глазок камеры запотел. А что-нибудь острое - найдется.
  
   Психолог, наблюдавший за десятком мониторов одновременно, не отрывая глаз, протянул руку и притопил кнопку прямой связи.
   - Артур, - произнес он, - Нам Монахова еще нужна?
   - А что? Вообще-то она вылетела в этом туре, и мы собирались за ней ехать. Ну и заодно аппаратуру снимать, - ответил давешний толстяк, но не по телефону. Он как раз входил в аппаратную, вечно потный и вечно добродушный, в костюме уже не горчичного, а бледно-серого цвета, но точно таком же дорогом, - А что?
   - Поторопитесь. Судя по тому, что я вижу, она решила покончить с жизнью.
   - Да ну, - Артур пригляделся, - девушка наполняет ванну...
   - Зачем ей в ванной сломанный пополам диск от телефона.
   - А она взяла его с собой? - удивился Артур, - действительно, странно. А зачем?
   - Он острый...
   - Черт, - выругался толстяк.
   - Отдать распоряжение?
   - Погоди! - Артур вскинул руку, напряженно размышляя, - легенда все равно нужна. А тут все четко - не подкопаешься. Сама решила, сама выполнила. Пусть группа выдвигается к ее дому, а ты, как только она попытается, все равно, успешно или нет - гаси сигнал.
   - А если вдруг успешно?
   - Заклеим, - буркнул Артур, с любопытством, смешанным с неприязнью, наблюдая за приготовлениями девушки, - вот дурища-то, прости Господи!
   - Полагаешь, он не только есть, но и простит? - тихо поинтересовался оператор. Артур смерил его взглядом, далеким не просто от восхищения, но даже от понимания. Тот мгновенно понял, и развивать свою мысль не стал.
   Дверь в аппаратную не уходила в стену, а складывалась "гармошкой". Звук был негромким и мягким, но все же был.
   Артур и оператор обернулись разом. На пороге стоял нынешний "жених", звезда футбола, Ярослав Борский собственной персоной.
   - Что-то случилось? - поинтересовался Артур, внешне невозмутимо, в душе помянув и мать, и бабушку, и еще пару родственниц женского пола.
   - Что с Сашей?
   - Да все в порядке с твоей Сашей, - поморщился толстяк, - ванну принимать собирается. Хочешь посмотреть?
   - С ней беда, я знаю, - тихо, напористо заговорил Ярослав, - мне позвонила Оля.
   - Какая еще Оля? - не понял Артур.
   - Ну, та самая, с колокольчиками. Мещерская Оля.
   - Которую ты сравнил едва ли не со всем "Справочником Зоолога"? И крыса она, и собака, и корова... И змея... И что она?
   - Она только что смотрела телевизор. Показывали Сашу.
   - И?
   - Оля сказала, что Саша готовится к суициду, - выпалил Ярослав, жадно вглядываясь в монитор, - черт, зачем же ей пару-то столько?
   - Да все они столько напускают. Кроме отъявленных эксгибиционисток, - пожал плечами Артур, - кто такая твоя Оля, чтобы так точно поставить диагноз. Вот сидит психолог, он ничего тревожного не заметил.
   При этих словах доктор поднял голову и послал толстяку в дорогом костюме довольно красноречивый взгляд.
   - Точно? - спросил Ярослав.
   Специалист оторвал взгляд от мониторов и... промолчал.
   Ни слова не говоря, молодой человек сорвался с места и исчез в глубине коридора раньше, чем мужчины успели хоть как-то среагировать.
   - Мать его, - выразился Артур, на этот раз вслух, не стесняясь, - тебе что, трудно было языком повернуть, Отсох бы он у тебя, или что?
   - И какое чудо после этого поможет мне остаться человеком? - едко поинтересовался он, и, почти без паузы добавил, - А Мещерская-то, надо же! Углядела. А ведь не профессионал.
   - На журфаке психологию тоже дают, - бросил Артур, - причем довольно объемно.
   - Группа уже готова, - напомнил доктор, - его перехватят...
   - И что? - перебил Артур, - шоу после этого сворачивать? Ярослав нам нужен - лояльный и вменяемый!
   - Что тогда делать?
   - Что делать, что делать... Мне вам всем инструкцию выдать? Извольте. Ярослав будет делать глупости, его ненаглядная идиотка - млеть от них, теряя остатки мозгов... если там есть что терять. А ты... Да, да, ты свяжешься с НИМ и объяснишь ситуацию.
   Психолог мгновенно сделался серым, как армейские будни.
   - А я-то почему?
   - Почему, почему... Не уследил за психологическим состоянием "жениха". Да чего ты сдулся, как шарик. Не съест же он тебя?
   - Точно? - на полном серьезе спросил тот.
   Артур сплюнул на пол и вышел. С мягким чмоком дверца-гармошка развернулась за ним.
   Остановившись в коридоре, в ожидании лифта, Артур машинально поправил галстук и пробормотал себе под нос.
   - А Мещерская, действительно, умница. Ведь не в штаб позвонила, а этому ... призовому рысаку.
  
   Ярослав заложил сумасшедший вираж и, уйдя с предписанной для частных машин высоты, рухнул на воздушную магистраль, зарезервированную для служб экстренного реагирования. Занимать ее было чревато крупным штрафом, а в случае осложнения - принудработами на срок до года. Но Ярослав решил, что об этом он подумает потом. Когда точно выяснит, что с Сашей все в порядке.
   Когда из-за небоскреба, широкого как проспект и плоского, как анекдоты про Императора навстречу ему вынырнул коптер аварийной службы, Ярослав даже не испугался...
  
  
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  А.Замосковная "Иномирянка для министра" (Попаданцы в другие миры) | | К.Марго "Женская солидарность, или Выжить несмотря ни на что" (Любовные романы) | | Л.Морская "Ведьма в подарок" (Любовное фэнтези) | | Н.Кофф "Капучинка " (Короткий любовный роман) | | Т.Серганова "Дети Тьмы. Непокорная" (Любовное фэнтези) | | С.Вайнштейн "Печать твоего вероломства" (Любовное фэнтези) | | О.Соврикова "Рожденная жить" (Фэнтези) | | Л.Миленина "Не единственная" (Любовные романы) | | А.Анжело "Сандарская академия магии" (Любовное фэнтези) | | С.Волчок "В бой идут..." (ЛитРПГ) | |
Связаться с программистом сайта.
Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Е.Ершова "Неживая вода" С.Лысак "Дымы над Атлантикой" А.Сокол "На неведомых тропинках.Шаг в пустоту" А.Сычева "Час перед рассветом" А.Ирмата "Лорды гор.Огненная кровь" А.Лисина "Профессиональный некромант.Мэтр на учебе" В.Шихарева "Чертополох.Лесовичка" Д.Кузнецова "Песня Вуалей" И.Котова "Королевская кровь.Проклятый трон" В.Кучеренко, И.Ольховская "Бета-тестеры поневоле" Э.Бланк "Приманка для спуктума.Инструкция по выживанию на Зогге" А.Лис "Школа гейш"
Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"