Матвеенко Андрей Григорьевич: другие произведения.

Спаситель Отечества (Другая Цусима)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
Оценка: 6.14*9  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Похоже, русско-японская война так просто меня не отпустит... А посему продолжаем делать "настоящих человеков" из великих князей. Какой же именно из представителей династии Романовых в этот раз попал под раздачу и что конкретно авторской волей натворил - предлагаю узнать из нижеследующего текста. Впрочем, думаю, из названия уже все (или почти все) понятно... И да, это опять то, что я называю "псевдодокументальная альтернативная история". Писать что-то иное у ее автора пока, увы, просто не выходит. Так что плачьте, колитесь, но кушайте сей кактус. :) 07.01.2019 - обнаружил, что с форматированием после финальных правок просто какой-то ужас, вплоть до потери кусков текста. Перезалил текст и прописал форматирование вручную. Мелкие косяки остались (вроде курсива в основном тексте глав 10, 11 и эпилоге), но крупные вроде бы пофиксил. Прошу прощения за эту катавасию у потенциальных читателей. С уважением. А.Матвеенко.

  Спаситель Отечества (Другая Цусима)
  
  
  
  Предисловие
  
  Изучая работы отечественных историков флота, посвященные русско-японской войне, для себя я сформировал мнение, что во многом недостатки в достройке, предпоходном ремонте и снабжении кораблей 2-й Тихоокеанской эскадры имели финансовые причины. Вот так, к примеру, об этом пишет М.А.Богданов в своей монографии про эскадренный броненосец 'Сисой Великий':
  
  'До конца марта работы по достройке и ремонту кораблей эскадры шли весьма неторопливо. Даже для уже прошедшего испытания броненосца 'Император Александр III' требовалось не менее месяца, чтобы подготовить его к дальнему походу. Остальные новые корабли все еще находились у заводских достроечных набережных. На рапорт главного корабельного инженера Санкт-Петербургского порта Д.В.Скворцова о необходимости форсирования робот ГУКиС ответило, что постройка и ремонт кораблей эскадры должны производиться только в строгом соответствии с утвержденными планами и сметами, так как 'на ускорение работ не отпущено никаких новых или дополнительных кредитов, а посему никакие сверхурочные работы не могут быть допущены'.
  Конец благодушному настроению положила трагедия 31 марта 1904 года, когда флагманский броненосец 1-й Тихоокеанской эскадры 'Петропавловск', на борту которого находился С.О.Макаров, подорвался на японских минах у Порт-Артура.
  В руководстве Морского министерства стала очевидной необходимость и срочность снаряжения 2-й Тихоокеанской эскадры.'.
  
  Соответственно, возникла мысль - что, если бы денег на ремонты, сверхурочные работы и закупку различных предметов снабжения было бы больше, чем в действительности? А ведь источник дополнительного финансирования и вправду имелся...
  Столь необходимые средства аккумулировались в такой структуре, как патронируемый Великим князем Александром Михайловичем Романовым 'Особый комитет по усилению военного флота на добровольные пожертвования' (далее для краткости - просто Комитет). Комитет официально начал действовать с 6 февраля 1904 года, а на 1 февраля 1905 года уже имел в своем распоряжении 13,275 млн. рублей. К моменту окончания Комитетом своей деятельности (1910 год) под его эгидой удалось насобирать 17,1 млн. рублей плюс набежавшие банковские проценты в 1 млн. рублей.
  В реальной истории на эти средства удалось построить 18 минных крейсеров-'добровольцев' (от 0,72 до 0,8128 млн. рублей каждый), эскадренный миноносец 'Новик' (2,19 млн. рублей) и 4 подводных лодки ('Фельдмаршал граф Шереметев' - около 0,6 млн. рублей, 'Почтовый' - 0,4 млн. рублей, 'Кета' - 0,011 млн. рублей, подводная лодка Боткина ('Челим') - около 0,01 млн. рублей). Остаток средств Комитета в размере 0,9 млн. рублей в последующем был пущен на нужды развития воздухоплавания в России.
  В предлагаемой же вашему вниманию альтернативе сделано допущение о том, что Великий князь Александр Михайлович как глава Комитета распорядился средствами несколько иначе и обеспечил постройку за них 8 минных крейсеров (4х0,74411 млн. рублей и 4х0,72 млн. рублей), новейшего турбинного эсминца и четырех вышеуказанных подводных лодок (с ценником, соответствующим реальному). 0,9 млн. рублей также отправились в пользу Императорского ВВФ.
  А вот куда пошли еще около 8 млн. рублей из собранных денег - предлагаю узнать из нижеследующего текста. И - да, предупреждаю сразу, автор в нем собирается злостно подыгрывать русским. :)
  
  
  Глава 1. 'Крошка сын к отцу пришел, и спросила кроха...'
  
  Ученик седьмого класса общеобразовательной гимназии Артем Костенко сидел над учебником истории и тяжко вздыхал.
  Такую реакцию вызывала отнюдь не заданная на дом тема для дополнительного изучения как таковая - уж что-что, а историю войн почти любой нормальный мальчишка штудирует более-менее охотно. Тем паче ежели война была достаточно успешной для государства российского. Но вот постановка учителем конкретного вопроса, а именно 'За какие заслуги в ходе русско-японской войны 1904-1905 годов Великий князь Александр Михайлович Романов получил негласный титул 'Спаситель Отечества'?', была, пожалуй, как порой выражался отец Артема, 'вне пределов его профессиональной компетенции'.
  Посему, отчаявшись разобраться в хитросплетениях взаимоотношений между такими структурами, как ГМШ, МТК, ГУКиС и Комитет по усилению флота, Артемка уныло поплелся за помощью к папе. В самом деле, у кого же, в конце концов, спрашивать обо всех этих военно-морских нюансах, как не у потомственного инженера-кораблестроителя?! Тем более родитель, не только работавший на Балтийском заводе, но и преподававший в профильных вузах, был по искомому вопросу очень даже 'в теме'.
  Артему повезло. Костенко-младший уже привык, что отец - человек занятой, и не обижался на относительную фрагментарность проявляемого им внимания к собственной персоне. Но сегодня папка, воодушевленный победой в чемпионате России по футболу всецело почитаемого им питерского 'Штандарта', оказался как раз в нужном настроении для беседы. Кроме того, лекций, к которым нужно готовиться, у него на завтра не имелось, супруга со старшей сестрой Артема упорхнули на очередную нашумевшую премьеру в Большом императорском театре - а посему свободные пара-тройка часов для сына вполне нашлись.
  В итоге рассказ о 'делах давно минувших дней', может быть, получился и слегка неканоничен по содержанию, но зато достаточно доходчив по сути для надежного усвоения семиклассником. И если очистить его от неизбежных пауз, междометий, шутливых отцовских подначек и явных отступлений от темы, звучал он примерно так...
  
  
  Глава 2. 'Лучшая комбинация' Великого князя
  
  Начальный период войны с Японией вышел для Российского императорского флота крайне неудачным. Были безвозвратно потеряны крейсера 'Варяг' и 'Боярин', минный заградитель 'Енисей' и канонерская лодка 'Кореец', повреждены и надолго вышли из строя самые современные броненосцы 'Цесаревич' и 'Ретвизан' и крейсер 'Паллада', канлодка 'Манджур' интернирована в Шанхае.
  Приезд в Порт-Артур нового командующего флотом Тихого океана вице-адмирала С.О.Макарова оживил обстановку ненадолго. Уже 31 марта 1904 года гибель флагманского броненосца 'Петропавловск' на японской мине оборвала жизнь и Степана Осиповича - наряду с без малого семьюстами душами прочих членов экипажа корабля.
  Пожалуй, именно это событие окончательно дало понять российским верхам в Петербурге, что война пошла всерьез и без подкреплений русские дальневосточные силы против японцев не выстоят. На совещании императора с руководством Морского министерства в апреле 1904 года было принято решение о формировании второй Тихоокеанской эскадры, командовать которой назначался контр-адмирал З.П.Рожественский [примечание 1]. Но вот вопрос о том, какие именно корабли войдут в состав этой эскадры, оставался открытым.
  На Балтике из относительно современных основных боевых единиц имелись в наличии броненосцы 'Ослябя', 'Сисой Великий', все еще проходящий испытания и переделки по итогам оных новейший 'Император Александр III', а также крейсера 'Светлана', 'Алмаз' и 'Аврора'. Спешно достраивались броненосцы 'Бородино', 'Князь Суворов', 'Орел' и крейсера 'Олег', 'Жемчуг' и 'Изумруд'.
  Теоретически можно было рассчитывать и на ресурсы Черноморского флота - броненосцы 'Ростислав', 'Три Святителя', а также находящиеся в процессе достройки 'Князь Потемкин-Таврический' и хотя бы один из двух крейсеров типа 'Богатырь'. Но именно что теоретически - из-за позиции МИДа, страшившегося возможной реакции Британии на проход русскими боевыми кораблями черноморских проливов, все разговоры на эту тему так до поры, до времени лишь разговорами и оставались. Но здесь с одной идеей выступил Великий князь Александр Михайлович Романов...
  Александр Михайлович к тому времени отдал морю уже почти 18 лет своей жизни, дослужившись до чина контр-адмирала и должности младшего флагмана Черноморского флота. Еще в феврале 1904 года именно ему Николай II поручил организовать крейсерскую войну на японских коммуникациях и отвечать за работу 'Особого комитета по усилению военного флота на добровольные пожертвования'. По сути, в лице Великого князя имело место редкое сосредоточение серьезных профессиональных знаний и навыков, значительных финансовых ресурсов, широких полномочий (в том числе, что немаловажно, права прямого обращения к императору), а также доступа к неприукрашенной информации о русских военных 'успехах' и донесениям, обобщающим боевой опыт.
  И, видимо, все это вместе взятое (вкупе с присущей характеру Александра Михайловича некоторой авантюрной жилкой) привело в результате к рождению того, что после один из историков окрестил 'лучшей комбинацией' Великого князя. А другой летописец с более наукообразным складом ума - 'ярким примером высокоэффективного кризис-менеджмента в условиях ограниченности ресурсов'.
  Будучи принципиальным противником самой идеи высылки еще одной эскадры, как он считал, на верную смерть, Александр Михайлович, однако, не сумел отговорить от нее своего венценосного племянника. Но, видя, что монаршая воля выражена вполне однозначно, князь внес одно неожиданное предложение - а что, если, дабы не гневить Англию, Россия выведет с Черного моря не боевые корабли, а уже исключенные из списков флота невооруженные суда, якобы для опытов с ними на Балтике? Благо, прецеденты такого рода уже не раз имели место - из самого недавнего достаточно было вспомнить проход через проливы строившейся на Охтинской верфи четверки миноносцев-'соколов'. Корабли, не имевшие на борту штатного вооружения (а упомянутые 'соколы' перегонялись к месту службы именно в таком виде), Турция, может, и без особой радости, но пропускала. Причем как в акваторию Черного моря, так и из нее. Да даже и с пушками на палубах всевозможные стационеры и прочие озадаченные представительскими функциями боевые единицы - в том числе и российские - туда-сюда бегали довольно активно.
  На воспоследовавший вопрос Рожественского, какие же корабли Великий князь хочет разоружить и протолкнуть в таком виде через проливы, Александр Михайлович, загадочно улыбнувшись, сказал - 'Двенадцать Апостолов' и 'Синоп'.
  На очередной вопрос Рожественского, за каким лядом ему этот антиквариат, подобного которому и в Балтийском флоте полно (и который Зиновий Петрович изначально брать в поход отказывался), Александр Михайлович ответил, что оно-то, может, и антиквариат, да не простой. И кратко, но емко пояснил этот свой тезис, подкрепив его выложенными на стол записями и чертежами.
  После вдумчивого ознакомления с бумагами Рожественский крякнул, хмыкнул и нехотя признал - да, в принципе это может сработать. Но только если подрядчики со сроками не напортачат, как обычно у нас в богоспасаемом отечестве бывает. На что Великий князь ответствовал так: ежели выполнить все под его прямым руководством, за средства Особого комитета и без лишнего вмешательства в процесс ГУКиС и МТК - тогда сделают. Благо предварительные договоренности уже есть - и с Путиловским заводом, и с Балтийским, и с прочими предприятиями Санкт-Петербурга, Севастополя и Николаева.
  А еще Александр Михайлович с напускной озабоченностью отметил, что стационером в средиземноморском порту Пирей дружественной Греции как-то несообразно партнерским отношениям двух стран прозябает дряхлая канонерка. И, мол, хочется туда отправить чего посолиднее. С крейсерами на Черном море не очень, но вот его 'Ростислав' для этой задачи - пожалуй, самое то, что нужно. Благо, турецкий султан уже привык к тому, что именно этот броненосец ходит под вымпелом происходящего из правящей династии младшего флагмана Черноморского флота, и вряд ли рискнет чинить препятствия кораблю с членом императорской фамилии на борту. А уж если вдруг дипломатические нужды заведут 'Ростислав' в иные края - значит, была на то острая государственная необходимость [примечание 2].
  Присутствовавший на совещании Министр иностранных дел, крепко озадаченный византийским коварством великокняжеских умопостроений, откровенно не нашелся, что на них возразить. По крайней мере, возразить так, чтобы это звучало достаточно убедительно даже для вечно колеблющегося русского императора, в этот раз вполне определенно вставшего на сторону своего двоюродного дяди.
  И 'вишенкой на торте', оформившей окончательное 'да' пропозициям Александра Михайловича, стало его предложение об ускоренном вводе в строй за счет средств Особого комитета несколько отстававшего по срокам готовности от систершипов последнего броненосца-'бородинца' - 'Славы'. Это особенно понравилось Рожественскому и генерал-адмиралу - тем более что видимая динамика пополнения комитетских фондов внушала стойкую уверенность в возможности реализации всего задуманного.
  Посему по получении 'карт-бланш' от царственного родственника на осуществление очередных своих инициатив Александр Михайлович без промедления взялся за дело...
  
  Примечания к главе 2:
  1. В нашей истории соответствующее назначение Рожественского состоялось, по разным данным, то ли 17, то ли 19 апреля 1904 года. В описываемом мире данная дата не менялась.
  2. В единственной известной мне более-менее комплексной работе, посвященной 'Ростиславу' (P.M.Мельников, 'Эскадренный броненосец 'Ростислав' (1893-1920)'), его предвоенная корабельная жизнь описана достаточно скупо. Но имеется в данной книге такое вот интересное указание:
   '1 мая 1900 г. в командование кораблем вступил капитан 1 ранга великий князь Александр Михайлович ... это был первый случай занятия командирской должности на флоте членом императорской фамилии. Случай, конечно, особенный, отличавший и плавание 'Ростислава', и жизнь экипажа под августейшим командованием. Особыми были почести и церемонии придворного этикета, которыми встречали корабль при заходах в турецкие порты (выстроенные войска, визиты высших должностных лиц, салюты, приемы), особыми были и плавания, в основном одиночные и чаще заграничные, служившие как укреплению дружбы с турками, так и изучению театра возможных в будущем военных действий.'.
  Так что вроде бы и выдумка со стороны автора - но с опорой на некоторые реальные факты.
  
  
  Глава 3. 'А я тебя раздену, а потом одену...'
  
  Так почему же все-таки Великий князь избрал для своей 'комбинации' два далеко не самых новых черноморских броненосца? Что ж, логика этого решения имела сразу несколько слоев.
  Во-первых, что было самым очевидным, 'Двенадцать Апостолов' и 'Синоп' на первый взгляд действительно являлись уже изрядно пожилыми кораблями с устаревшей броней и артиллерией. И по всем статьям уступали даже слабейшим из броненосных крейсеров японцев, не говоря уже об их броненосцах. Посему крайне маловероятным был какой-либо действительно острый демарш со стороны Великобритании по поводу их проводки через проливы. Ну а неизбежные в этих случаях словесные нападки английских дипломатов можно было и перетерпеть.
  Но как раз в вооружении двух названных броненосцев крылся второй смысл предложения Великого князя. Он вовсе не думал после протаскивания этих кораблей через Босфор и Дарданеллы заново оснащать их старыми пушками. 'Двенадцати Апостолам' и 'Синопу' после спешного обдирания с них в черноморских портах всего стреляющего и взрывающегося предстояло максимально оперативно попасть на Балтику. И там обзавестись новыми башнями, заказ на которые уже получил Путиловский завод.
  'Путиловцев' русское Морское министерство вообще как-то не баловало заказами, больше предпочитая продукцию Металлического завода. Из той же пятерки 'бородинцев', к примеру, лишь два оснащались 'путиловскими' башнями (даже несмотря на их, как оказалось, бОльшую техническую скорострельность, чем у конкурентов) [примечание 1]. И, собственно, после их сдачи флоту башенная мастерская Путиловского завода оставалась без работы, остро нуждаясь в новых контрактах. Таковой ей и перепал - на изготовление пары 12-дюймовых башен по образцу установленных на 'Императоре Александре III' для 'Синопа' и еще двух 10-дюймовых по образцу 'Победы' для 'Двенадцати Апостолов'.
  Главным условием великокняжеского заказа являлась скорость его выполнения. Башни требовалось изготовить и установить на корабли не позднее чем к началу января 1905 года. И помимо уже выверенных конструктивных типов башен, которые надо было просто адаптировать к местным условиям перевооружаемых кораблей, повысить скорость работ была призвана назначенная Великим князем премия в небывалые 10 процентов от цены заказа при выполнении его раньше указанного срока. Для русских промышленников, не избалованных лишними деньгами, тем паче со стороны государства, то был, пожалуй, куда более солидный стимул, чем обычные штрафные санкции за несвоевременное или некачественное выполнение заказа (о таковых, однако, Александр Михайлович тоже не забыл). Броню для этих установок заказали в Англии заводу 'Уильям Бирдмор', уже делавшему ее для 'бородинцев' - тот обещал самые короткие сроки фабрикации плит, около 6 месяцев со дня получения шаблонов [примечание 2].
  Впрочем, при неготовности самих броненосцев к установке башен смысл во всей этой спешке пропадал - но здесь должна была помочь инициатива Великого князя о премировании за срочность в аналогичном размере и всех иных предприятий, причастных к работам на этих двух кораблях. А также принципиальное решение еще на стадии подготовки соответствующих проектов, которые по просьбе Александра Михайловича оперативно разработал создатель 'бородинцев' Д.В.Скворцов, минимизировать, насколько это возможно без ущерба для боевых свойств, объем будущих переделок.
  В частности, и это можно было считать третьим смыслом, в процессе модернизации почти не подвергалась изменениям схема защиты кораблей. Да и зачем, если она, несмотря на старую броню-компаунд, изначально была достаточно мощной: полный пояс по ватерлинии толщиной до 16 дюймов и 12-дюймовый каземат над ним у 'Синопа' и 10-14-дюймовое двухъярусное поясное бронирование у 'Двенадцати Апостолов' протяженностью в две трети длины корпуса. Фактически это примерно соответствовало вдвое более тонкой крупповской броне - уровень защиты если не японских броненосцев, то уж броненосных крейсеров точно.
  Новую броню получали только башни и барбеты на 'Синопе' и башни 'Двенадцати Апостолов'. На втором броненосце решено было обойтись даже без замены брони барбетов - уже имеющиеся по диаметру (7,47 м) почти идеально согласовывались с принятыми для 'Победы' (7,2 м). Их требовалось лишь срезать по высоте с 10 до 8,75 фута - но облегчения корабля это, увы, почти не давало, так как высвобождаемые веса шли на дополнительное подкрепление барбетов и палуб для выдерживания ими более резкой отдачи современных орудий. Равным образом снижение веса от уменьшения размеров носовой надстройки на 'Двенадцати Апостолах' и ликвидации боевого марса с 37-мм пушками (на фок-мачте оставалась только небольшая марсовая площадка с двумя пулеметами) шло на обеспечение установки вместо четырех старых 35-калиберных шестидюймовок аналогичного числа скорострелок Канэ того же калибра и на замену центральной четверки 47-мм пушек в надстройке спардека 75-миллиметровыми.
  На 'Синопе' тоже в значительной мере утилизировали уже имеющиеся конструкции или использовали 'быстрые' решения, когда на задуманное изначально не хватало времени или ресурсов. Так, листы палубной брони, ранее прикрывавшие сверху общий каземат 12-дюймовок, переносились на уровень батарейной палубы, формируя 'крышу' нижнего каземата. Новые места на батарейной палубе также требовались только для четырех 45-калиберных шестидюймовок - еще четыре, как и такое же число 75-миллиметровок, устанавливались на имеющихся позициях снимаемых старых 152-мм и револьверных 47-мм пушек с соответствующим изменением их портов. Для защиты среднекалиберной артиллерии ввиду категорического отказа отечественных заводов изготавливать профилированную тонкую броню и неясности со сроками работы у зарубежных подрядчиков борт в районе размещения орудий обшили двумя дюймовыми слоями обычной судостроительной стали. А для коммуникационной трубы боевой рубки, поднимаемой на одну палубу вверх, просто подобрали на Обуховском заводе (как в свое время уже делалось для 'Рюрика') испорченную заготовку крупнокалиберного орудийного ствола.
  В результате всех переделок водоизмещение 'Двенадцати Апостолов' практически не уменьшилось - на примерно 885 тонн снимаемых грузов пришлось около 875 устанавливаемых. 'Синоп' в этом отношении был в чуть большем выигрыше - с учетом установки на нем котлов Бельвиля удавалось избавиться от 60 тонн лишнего веса [примечание 3].
  Ну, и, наконец, четвертый смысл. Несмотря на возраст, именно 'Двенадцать Апостолов' и 'Синоп' де-факто являлись одними из самых быстроходных броненосцев Черноморского флота. Первый из них в свое время на заводских испытаниях развил скорость свыше 17 узлов - правда, будучи недогруженным, а позже при нормальном водоизмещении выдал 15,75 узла, причем без особого надрыва машин. Второй на пробах еще в 1889 году тоже показал весьма приличный ход - около 16,5 узла. При этом котлы и механизмы 'Двенадцати Апостолов' из-за того, что броненосец за последние 10 лет был в кампании только 5 раз, все прочее время отстаиваясь в резерве, были мало изношены и почти не нуждались в ремонте, а на 'Синопе' уже заканчивалась замена котлов на новые водотрубные. Так что оба этих корабля достаточно свободно могли поддерживать эскадренную скорость, не уступающую их более молодым 'одноклассникам' [примечание 4].
  Предпринятые Великим князем меры по всемерному ускорению работ дали необходимый эффект - начатое 26 апреля разоружение 'Двенадцати Апостолов' завершилось к 3 июня. 'Синоп', на котором пришлось также повозиться с демонтажем брони верхнего каземата, справился с задачей всего на неделю позже.
  А уже к 20 июля 1904 года оба 'бывших' броненосца стояли в Кронштадтском порту. В плавании до главной русской гавани на Балтике их сопровождали недавно вступившие в строй миноносцы 'Завидный' и 'Заветный' - по соображениям охраны от возможных провокаций японцев. Хотя через черноморские проливы, в отличие от шествовавшего вместе с ними в Пирей с Великим князем на борту и с 'дипломатической' миссией 'Ростислава', этой паре кораблей пришлось проходить без орудий и минных аппаратов. Для соблюдения всех политесов их вооружение временно передали на броненосец, вернув его на место уже за пределами турецких территориальных вод.
  На 'Ростиславе' перед походом тоже имели место кое-какие изменения - были сняты двенадцать 37-мм и обе 63,5-мм десантные пушки Барановского, 2 бортовых надводных минных аппарата и мины заграждения. Взамен на корабле появились четыре 75-мм орудия и два пулемета на освобожденном от 37-миллиметровок боевом марсе. Также демонтировали главные элементы системы нефтяного отопления котлов - сейчас было уже не до экспериментов. Правда, завершали переделки по этой части уже в Пирее - равно как и установку оптических прицелов к орудиям калибром от 75 до 254 мм, горизонтально-базисных дальномеров Барра и Струда с их прикрытиями и дополнительной защиты боевой рубки [примечание 5].
  Если британцы надеялись, что Турция запретит проход 'исключенных судов NN 3 и 4' и их свиты через проливы, то эти надежды не оправдались. В конце концов, у турецкого султана имелась в этом вопросе и своя корысть. Соперничество Турции с Россией за первенство на Черноморском театре никуда не делось. А минус три броненосца (пусть и не самых сильных) и два новейших миноносца у потенциального противника - это было вполне весомо. Тем более что корабли, идущие на войну, имели все шансы с нее уже не вернуться.
  Так что англичане оказались в ситуации 'все вижу, все понимаю, но сделать ничего не могу'. Россия действовала, может, и на грани международно-правового фола, но все же не переходя ее и соблюдая букву закона. Это был тот действительно редкий случай, когда русские смогли утереть нос 'просвещенным мореплавателям', как говорится, на их поле. Конечно, нападок со стороны британской прессы, науськанной правящими кругами, избежать не удалось. Но, как говорят на Востоке, 'собака лает - караван идет'. Вот так и русский 'караван', невзирая на редкий накал русофобской истерии, льющейся со страниц лондонских газет, благополучно добрался до места назначения.
  Впрочем, не обошлось в этой истории и без негативных для русских моментов. Так, у 'Завидного' и 'Заветного' практически сразу после выхода в плавание начались проблемы с трубками котлов (сказалась неопытность их кочегаров) [примечание 6]. Из-за этого сопровождаемым ими 'исключенным судам' порой приходилось ложиться в дрейф, ожидая, пока их номинальные конвоиры починятся, или даже брать миноносцы на буксир.
  В итоге опасения и за надлежащую охрану 'Двенадцати Апостолов' и 'Синопа', и за своевременность прибытия их на Балтику вынудили ГМШ спешно отправить следом пароходы 'Петербург' и 'Смоленск', которые как раз закончили переоборудовать во вспомогательные крейсера. И именно на буксире у 'Смоленска' добрался до Кронштадта 'Заветный' - на две недели позже тех кораблей, которые он теоретически должен был сопровождать [примечание 7].
  
  Примечания к главе 3:
  1. Авторский тезис о большей скорострельности башен Путиловского завода соответствует действительности. Так, для башен 12-дюймовых орудий 'Князя Суворова' время полного заряжания (без учета наведения) составило от 58 до 63 секунд. А для произведенных Металлическим заводом башен 'Ретвизана', конструктивно аналогичных башням 'Бородино', 'Орла' и 'Славы' - около 96-100 секунд, также без учета времени на наведение (С.А.Балакин, 'Броненосец 'Ретвизан'. Лучший линкор русско-японской войны'; В.Ю.Грибовский, 'Эскадренные броненосцы типа 'Бородино'. Герои Цусимы').
  2. Со сроками изготовления башен, конечно, автор дает изрядную волю своей фантазии. На самом деле согласно книге А.Кудрявского 'Эскадренный броненосец 'Император Александр III' при заказе башен для 'Победы' и 'Императора Александра III' срок их полной готовности, включая установку на корабле и опробование стрельбой, определялся как 18 месяцев со дня предоставления чертежей с размерами расстояний между палубами кораблей. С другой стороны, при рассмотрении в марте 1898 года заказа на башни для всех 8-ми будущих броненосцев 'типа 'Пересвет' Путиловский завод обещал изготовить все башни не позднее окончания навигации 1903 года. При этом первую пару он предполагал выделать к концу навигации 1899 года, вторую к началу навигации 1900 года и т.д. - то есть сдавать по четыре установки (для двух броненосцев) ежегодно.
  Но будем считать, что предложенное материальное стимулирование для целей непосредственного изготовления башен сделает свое дело. А уж что касается собственно их установки на броненосцы, то, к примеру, согласно приводимой Кудрявским информации на 'Победе' погрузка башен на корабль заняла всего две недели.
  Информация про сроки изготовления брони заводом Бирдмора соответствует действительности. Так, при общем заказе для 'бородинцев' это предприятие заявляло срок от 6 до 8 месяцев, обещая ежемесячно отгружать не менее 200 тонн продукции. А фактически выделанные им плиты для 'Императора Александра III' при контрактном 8-месячном сроке изготовления со дня получения шаблонов были получены хоть и с запозданием, но всего на три недели.
  3. Относительно изменения водоизмещения обоих броненосцев при модернизации - автор действительно в меру своих знаний и способностей старался учесть все снимаемые-устанавливаемые грузы.
  4. По поводу 'Двенадцати Апостолов' известно, что его машины оценивались на флоте как отлично изготовленные и легко могущие развить полную мощность. Однако ни на одной из его официальных проб эту самую полную мощность не развивали. Так что авторское предположение о хорошей резвости корабля и неплохой сохранности его механизмов имеет под собой реальные основания (про количество кампаний броненосца - сведения подлинные).
  Что касается 'Синопа', то в нашей истории он действительно завершил замену котлов как раз в 1904 году. Причем по данным Л.А.Кузнецова в 57-м выпуске сборника 'Гангут' после замены котлов по состоянию на 1916 год мощность его машин и скорость составляли соответственно 12807 л.с. и 15,35 узла при нормальном водоизмещении 10380 т. Более того, указанная скорость обозначена у Кузнецова как '93 процента от полной' - то есть полная равнялась 16,5 узла. Как по мне, для 27-летнего корабля - просто отличный показатель.
  5. Про прикрытия дальномеров - тоже не совсем вымысел. Ибо вот что пишет про их внедрение во Владивостокском отряде А.Ю.Емелин в статье 'Уроки боя в Японском море' (сборник 'Гангут', выпуск N 17):
  'Другим важным техническим средством, обеспечивающим меткость огня на возросших дистанциях, являлись дальномеры. Места для их установки и способы защиты обсудила 29 ноября 1904 года комиссия под председательством капитана 1 ранга В.А.Лилье. Входившие в нее судовые артиллеристы пришли к выводу, что для получения хорошего обзора дальномерные посты (ДП) целесообразнее всего разместить на возвышенных площадках на полубаке и юте. Поскольку в этих местах личному составу практически не угрожали осколки, летящие сверху, решено было крыш над постами не устраивать.
  Кормовой ДП на крейсере 'Громобой' установили позади люка кают-компании. Он представлял собой стальную ферму высотой 1,8 м с находящейся на ней площадкой диаметром 2,1 м. Выше помещалось прикрытие из двух цилиндров: наружный имел высоту 1,35 м и толщину 6 мм, а второй, внутренний, диаметром 1,2 м - 0,6 м и 3 мм соответственно. В центре этого сооружения находился штатив с дальномером Барра и Струда. Носовой ДП разместили впереди фок-мачты на крышке элеватора погреба N 3 и обмотали для защиты от осколков стальным тросом. Примерно так же выглядели посты на 'России'.'.
  И если в нашей истории подобные переделки так и остались отличительной чертой лишь Владивостокского отряда крейсеров, то в этом мире боевой опыт с подачи Великого князя внедряли более активно. В том числе и в плане защитных прикрытий дальномеров, конструкция которых здесь будет все же слегка усовершенствована.
  Что же до нефтяного отопления на 'Ростиславе', то в нашем мире его тоже демонтировали, причем ненамного позже - а именно зимой 1904-1905 годов.
  6. Аналогичные проблемы преследовали эти миноносцы и в нашей истории. Уже за первые месяцы их эксплуатации в 1904 году на обоих кораблях вышло из строя 4750 водогрейных трубок, которые затем пришлось срочно заказывать на Ижорском заводе.
  7. Ага, и миноносцам своим подмогнем, и заодно от скандала, связанного с успешной охотой означенных ВКР на британских купцов, как это было в нашей истории, избавимся... ;)
  
  
  Глава 4. Дурные вести - новые хлопоты
  
  Июль и начало августа 1904 года принесли в Санкт-Петербург с Дальнего Востока очередные недобрые известия по флотской части.
  11 июля в бухте Тахэ были торпедированы миноносцы 'Боевой' и 'Лейтенант Бураков', причем последний пришлось взорвать. На реке Ляохэ 20 июля перед наступлением японских войск была затоплена экипажем канонерская лодка 'Сивуч'. Так и не состоялся прорыв эскадры из Порт-Артура - когда в бою 28 июля после гибели Витгефта с русской стороны было утрачено руководство сражением, большая ее часть вернулась в крепость. Семь кораблей были интернированы - броненосец 'Цесаревич' (в Циндао), крейсера 'Аскольд' (в Шанхае) и 'Диана' (в Сайгоне), миноносцы 'Бесстрашный', 'Беспощадный', 'Бесшумный' (все в Циндао) и 'Грозовой' (в Шанхае).
  В ходе прорыва имелись и потери - сел на камни у Шантунга и был уничтожен экипажем миноносец 'Бурный', в Чифу захвачен японцами 'Решительный', а крейсер 'Новик' затоплен после перестрелки с японским крейсером 'Цусима' у острова Сахалин. 1 августа после многочасового боя с отрядом крейсеров Камимуры в Корейском проливе ушел на дно крейсер 'Рюрик'. 'Россия' и 'Громобой' в том же сражении были тяжело повреждены. И до окончания ремонта и их, и напоровшегося еще в мае на скалы у мыса Брюса 'Богатыря' угроза воинским перевозкам японцев со стороны Владивостокского отряда фактически отсутствовала. А 5 и 11 августа подрывы на минах лишили русских сразу трех кораблей - канонерки 'Гремящий' и миноносцев 'Разящий' и 'Выносливый'.
  Таким образом, русские силы на Тихом океане стремительно таяли и необходимость высылки подкреплений становилась все более насущной.
  Не радовали и приходившие с театра военных действий рапорты об итогах боев, вскрывавшие различные недостатки в техническом оснащении российских кораблей. К примеру, особенно плохо было с конструкцией боевых рубок - они с их грибовидными крышами оказались знатными 'осколко-уловителями', буквально сами способствуя 'выкашиванию' находящегося в них командного состава. Остро не хватало оптических прицелов и современных дальномеров, чтобы на равных тягаться с японцами на навязываемых ими дистанциях огневого контакта - а тем, что имелись, как показывала практика, очень не помешала бы защита хотя бы от осколков вражеских снарядов. Миноносники как один твердили о слабости вооружения своих кораблей - единственная 75-мм пушка против двух 76-мм на японских дестройерах действительно 'не играла'. И это была лишь малая часть выявленных огрехов в подготовке флота к войне...
  C учетом всех этих факторов и складывающейся обстановки с имеющимися в строю кораблями в Порт-Артуре и Владивостоке встал вопрос об очередном расширении состава эскадры, планируемой к отправке на Дальний Восток. И теперь к походу готовили почти все остатки более-менее боеспособных единиц Балтийского флота - несмотря на негативное отношение Рожественского к устаревшим кораблям, у А.А.Бирилева, назначенного главным ответственным за подготовку подкреплений со стороны Морского министерства, имелась в отношении них совершенно иная точка зрения.
  Откровенно говоря, Алексей Алексеевич был в своем мнении не так уж и неправ. Ведь деятельность по перевооружению и дооснащению целого ряда кораблей, развернутая ГУКиС и МТК, а с подачи Великого князя Александра Михайловича поддержанная также ресурсами Комитета в общих интересах усиления отправляемой эскадры, обещала ощутимо повысить боеспособность старых броненосцев и крейсеров.
  Соответственно, после всех потерь в июле и августе планировалось, что в поход выступят эскадренные броненосцы 'Князь Суворов', 'Император Александр III', 'Бородино', 'Орел', 'Слава', 'Сисой Великий', 'Синоп', 'Ростислав', 'Ослябя', 'Двенадцать Апостолов', броненосные крейсера 'Дмитрий Донской', 'Владимир Мономах', бронепалубные 'Олег', 'Аврора', 'Светлана', 'Жемчуг', 'Изумруд', безбронный крейсер 'Алмаз', три вспомогательных крейсера (они же транспорты) и одиннадцать миноносцев-'невок'.
  Однако очередные коррективы, вызванные событиями сентября 1904 года, о которых будет сказано ниже, привели к тому, что к числу уходящих на Дальний Восток прибавились эскадренные броненосцы 'Император Николай I' и 'Наварин', броненосцы береговой обороны 'Адмирал Ушаков' и 'Адмирал Сенявин', броненосные крейсера 'Адмирал Нахимов' и 'Память Азова', минный крейсер 'Абрек' и миноносец 'Громящий' [примечание 1]. Еще одна 'невка' - так и не дождавшийся моторов Луцкого 'Видный' - к моменту отправления эскадры в свой ставший впоследствии знаменитым поход, увы, все еще пребывал в состоянии замены силовой установки. Балтийские миноносцы-'соколы' решено было в состав отправляемых на войну сил не включать - даже в отношении более крупных 'невок' после довоенных мытарств 'Бурного' и 'Бойкого' имелись обоснованные опасения о том, как они перенесут дальнее плавание.
  Из-за последовательно проводимой Александром Михайловичем в жизнь идеи о необходимости обеспечить русским силам максимальную эскадренную скорость на Балтике из броненосцев оставляли лишь 'Император Александр II' и 'Генерал-адмирал Апраксин'. Ни первый, ни второй из них особой резвостью похвастаться не могли, а 'электрические' башни 'Апраксина', помимо того, остро требовались для обучения комендоров на современных типах орудийных установок [примечание 2]. Кроме того, для перевооружения 'Императора Александра II' и другого остающегося корабля - крейсера 'Адмирал Корнилов' - уже неоткуда было взять новые скорострельные орудия.
  А.М.Романов стал автором еще одного вполне здравого и принятого к реализации предложения, по сути позаимствованного у противника - максимально унифицировать вооружение кораблей в формируемых боевых отрядах для облегчения управления огнем артиллерии.
  При этом 1-й броненосный отряд ('Князь Суворов', 'Император Александр III', 'Орел', 'Слава', 'Бородино', 'Синоп' и 'Сисой Великий') должен был иметь 305-мм, 152-мм и 75-мм орудия, а 2-й ('Ростислав', 'Ослябя', 'Двенадцать Апостолов', 'Адмирал Ушаков' и 'Адмирал Сенявин') - 254-мм, 152-мм и 75-мм. Лишь 3-й отряд ('Император Николай I', 'Наварин', 'Адмирал Нахимов' и 'Память Азова') сохранял свою разнообразную и сплошь устаревшую артиллерию ГК (30- и 35-калиберные 12-дюймовки, 229-мм и 203-мм 35-калиберные пушки). Но в том тоже была логика. Даже 'пожилые' главные орудия кораблей этого отряда на деле не слишком уступали новым крупнокалиберным артсистемам по темпу стрельбы - в отличие от их старых 6-дюймовок, вместо которых планировалась установка единого скорострельного среднего калибра в 120 мм.
  Крейсерский же отряд ('Дмитрий Донской', 'Владимир Мономах', 'Олег', 'Аврора', 'Светлана', 'Жемчуг', 'Изумруд', 'Алмаз', 'Абрек') уже обладал современными орудиями трех основных калибров - 152, 120 и 75 мм. Но сентябрьские события внесли и в состав этого отряда, и в его вооружение некоторые изменения...
  
  Примечания к главе 4:
  1. В нашем мире 'Наварин' и 'Адмирал Нахимов' изначально были включены в состав 2-й Тихоокеанской эскадры. Однако в этой истории три черноморских броненосца до определенного времени были им вполне адекватной заменой, тем более в свете переоснащения двух из них современной артиллерией.
  2. В отличие от формально однотипного 'Императора Николая I' замена котлов на 'Императоре Александре II', завершившаяся в реальности в 1905 году, мало помогла последнему. Котлы оказались с дефектами, и даже после их дополнительного ремонта в 1911 году скорость броненосца составляла всего 12,7 узла (В.В.Арбузов, 'Броненосец 'Император Александр II'). А 'Генерал-адмирал Апраксин' действительно был самым тихоходным из тройки кораблей соответствующего типа. Его средняя скорость на официальной 7-часовой пробе 20 октября 1898 года составила всего 15,07 узла при 5763 л.с. Тогда как 'Адмирал Ушаков', к примеру, при той же мощности в течение 12 часов держал ход свыше 16 узлов (В.Ю.Грибовский, 'Броненосец 'Генерал-адмирал Апраксин', сборник 'Гангут' N 18).
  
  
  Глава 5. 'Сентябрьский прорыв'
  
  Сентябрь 1904 года тоже начинался не слишком радостно - в Сан-Франциско была интернирована 'Лена', оставив Владивостокский отряд без быстроходного угольного транспорта. А вот в очередных новостях, на этот раз для разнообразия сравнительно позитивных для русских, оказался 'виноват' неугомонный Эссен...
  К моменту возвращения 1-й Тихоокеанской эскадры из неудачной попытки прорыва во Владивосток до Порт-Артура уже дошли известия об увенчавшейся полным успехом операции с проводкой через проливы трех черноморских броненосцев. И деятельная натура командира 'Севастополя' никак не могла принять тот факт, что пока эскадре всеми правдами и неправдами готовят подмогу, сама она по воле ее предводителей готовится превратиться не более чем в поставщика артиллерии, боевых припасов и людей для нужд крепости.
  Посему Эссен с идеей выхода в очередной прорыв начал буквально осаждать своих непосредственных начальников, сначала Ухтомского, а после его смещения Алексеевым 18 августа - Вирена [примечание 1]. И его напор дал свои плоды, хотя и немного не те, на которые рассчитывал изначально Николай Оттович.
  После очередного разговора, происходившего на изрядно повышенных тонах, Вирен вспылил и пообещал законопатить строптивого подчиненного в такой глухой угол на берегу, что оттуда тот будет видеть море только по очень большим праздникам. После чего прыгнул в пролетку и отправился, фонтанируя эмоциями, в штаб 'сухопутчиков', где должен был договариваться о снятии с кораблей в пользу крепости орудий, боезапаса и личного состава команд. Из-за расстроенных чувств свежеиспеченный контр-адмирал не сразу услышал окрик кучера о начавшемся обстреле и не успел вовремя убраться в безопасное место. Этим и воспользовался один из осколков рванувшего рядом с экипажем японского снаряда. Полученное ранение в голову оказалось крайне серьезным и вывело Вирена из строя до конца осады крепости [примечание 2].
  Едва прознав о случившемся, Эссен понял - вот он, шанс! И, упреждая все официальные донесения, сварганил довольно-таки патриотичную эпистолу в адрес наместника, отправив мичмана потолковее с этой бумагой на катере в Чифу.
  Если вкратце, то в своем письме Николай Оттович выражал готовность костьми лечь, но вывести хотя бы часть кораблей эскадры из Порт-Артура и добраться с ними до Владивостока, если ему на то будут даны соответствующие полномочия, ибо:
  '... порукой тому, милостивый государь Евгений Иванович, моя дворянская честь и честь морского офицера России...' [примечание 3].
  Выражаясь метафорически, это 'зерно раздора' упало на благодатную почву. Алексеев уже откровенно осатанел от постоянной необходимости проталкивать свои решения о выходе эскадры в море через желание сразу трех ее последних командиров отсидеться на рейде Порт-Артура. И слова Эссена, транслированные из Чифу по телеграфу, оказались Евгению Ивановичу как бальзам на душу. Поэтому в крепость после недолгих консультаций наместника с Санкт-Петербургом с самой ближайшей оказией полетела ответная депеша и прилагаемый к ней приказ.
  Этим приказом окончательно утверждалось 'полевое' звание капитана 1-го ранга, присвоенное Эссену еще в марте 1904 года, а сам Николай Оттович назначался командующим Отдельным отрядом броненосцев и крейсеров, как теперь именовались остатки Первой Тихоокеанской эскадры в Порт-Артуре. Более того, в сопроводительных документах к приказу наместником были недвусмысленно обещаны Эссену контр-адмиральские эполеты, буде тот сможет выполнить свое обещание. А также всякоразные кары в случае, если затея строптивого каперанга обернется не более чем очередным конфузом и новыми бессмысленными потерями [примечание 4].
  Кипучая энергия одного из лучших учеников Макарова все же смогла переломить заданное прежними командующими похоронное настроение, заново вдохнув в экипажи кораблей тот самый макаровский дух, который, казалось, совсем было иссяк в людях после гибели Степана Осиповича. И все силы были брошены на приготовление отряда к очередному выходу в море. На броненосцы и крейсера возвращались с сухопутного фронта орудия и люди - те, кто еще не был ранен или не погиб в боях с японцами на крепостных укреплениях.
  Мнения армейцев по поводу начавшейся подготовки к походу разнились - Стессель и Смирнов, конечно, не радовались уменьшению боевых возможностей крепостного гарнизона и препирались с Эссеном чуть ли не за каждого человека и каждую пушку. Но такие руководители, как Горбатовский, Белый и особенно Кондратенко, все же лучше понимали значение флота и порой даже в обход прямых приказов старались уважить просьбы Николая Оттовича. В порядке ответной любезности со стороны моряков заявки крепости на работу по береговым целям в этот период выполнялись со всем тщанием. Чаще всего это делали 'Ретвизан', 'Полтава' или 'Севастополь' - для их 12-дюймовок снарядов еще хватало, в отличие от 10-дюймовых для 'Победы' и 'Пересвета', которые берегли для прорыва, равно как и боезапас 6-дюймовок Канэ. Впрочем, для флота в том была и своя корысть - проще было подавить очередную японскую батарею, чем потом перед самым выходом в море спешно латать полученные от ее снарядов повреждения, как уже однажды было с 'Ретвизаном'. Особенно это стало очевидным после захвата японцами в начале сентября горы Длинной - броненосцы теперь регулярно отстреливались по ее вершине, чтобы сбивать корректировочные посты врага [примечание 5].
  Что касается моряков в более высоких, чем у Эссена, чинах, то мнения отстраненного наместником от дел Ухтомского никто особо и не спрашивал. А у Лощинского, поставленного заведовать всей прибрежной и минной обороной Порт-Артура, было чересчур много забот по своей непосредственной должности - тем более с учетом планируемого увода Николаем Оттовичем во Владивосток части миноносцев, до сей поры выполнявших роль тральщиков. Тут уж было не до каких-то козней...
  Григоровичу же чисто по-человечески стало весьма любопытно, выгорит ли затеянное дело или нет. Да и, как командир порта, он просто обязан был всемерно содействовать успеху очередного похода остатков эскадры. Причем помощь с его стороны не ограничилась лишь отпуском со складов угля и прочих запасов. Видя, как идея с прорывом обретает все более зримые очертания, он, тщательно все обдумав, заявил Эссену:
  - Ну что, Николай Оттович, начальником штаба к себе возьмете?
  На это Эссен ответствовал, что-де не только возьмет, но и кое-что из наработок Ивана Константиновича планирует использовать в своих целях.
  План прорыва в исполнении Эссена и в самом деле по сути был лишь слегка модифицированным под изменившиеся условия планом, который еще перед боем 28 июля озвучили Григорович и Лощинский. Тогда оба упомянутых контр-адмирала предложили Витгефту взять в прорыв только самые быстроходные броненосцы, оставив в Артуре 'ветеранов' 'Севастополь' и 'Полтаву'. Это, по их мнению, давало эскадре шанс прорваться во Владивосток, избежав решительного боя, поскольку в данном случае ее скорость могла составить около 17 узлов. Помимо того, Лощинский предлагал свести оставшиеся корабли в один отряд (два броненосца, 4 канонерских лодки и 10 миноносцев), во главе которого он должен был одновременно с выходом эскадры направиться к главной базе японцев в Дальнем с целью отвлечения основных сил адмирала Того. Если бы это не удалось, то отряд Лощинского, появившись на рейде Дальнего, смог бы нанести японцам серьезный урон, подвергнув базу ожесточенному обстрелу [примечание 6].
  То, на что в свое время не согласился Вильгельм Карлович, теперь заново пришлось ко двору, и к походу и бою готовились сразу два отряда кораблей.
  Первым из крепости должен был выйти отвлекающий отряд под началом Григоровича (Лощинский на сей раз уже не рвался в бой). В него вошли броненосцы 'Полтава', 'Севастополь', канлодки 'Отважный', 'Бобр' и миноносцы 'Стройный', 'Скорый', 'Сердитый', 'Статный', 'Расторопный'. Основной же отряд, возглавляемый Эссеном (на мостике 'Севастополя' его сменил Ф.Н.Иванов, до того командовавший минным транспортом 'Амур'), включал в себя броненосцы 'Ретвизан', 'Пересвет', 'Победа', крейсера 'Баян', 'Паллада', минные крейсера 'Всадник', 'Гайдамак' и миноносцы 'Бдительный', 'Властный', 'Бойкий', 'Смелый', 'Сильный', 'Сторожевой'.
  Кроме того, в поход с основным отрядом готовилось и госпитальное судно 'Москва'. Вернее, вспомогательный крейсер 'Ангара' - кораблю вернули прежнее название, два 120-мм и четыре 75-мм орудия, больше взять уже было просто неоткуда. Впрочем, его главная сила была отнюдь не в пушках - на 'Ангаре' должны были отправиться к месту назначения отряда мастеровые Балтийского завода во главе с корабельным инженером Н.Н.Кутейниковым, а также часть материалов и оборудования, имевшихся в мастерских Порт-Артура. То была уже инициатива Григоровича, наслышанного о слабых ремонтных возможностях владивостокского порта. Кроме того, несла 'Ангара' и некоторый запас угля для боевых кораблей, которые она должна была сопровождать.
  Условный день 'Д' настал 14 сентября, когда утром, протралив безопасный фарватер в минных полях на ближних подступах к крепости, отправился к Дальнему отряд Ивана Константиновича. А спустя примерно три часа, понадобившихся отвлекающему отряду, чтобы выйти к заливу Талиенван, на Дальний упали первые русские снаряды.
  Этот прорыв дался русским нелегко. Имевший место с самого утра туман выгнал из мест, по которым двигались корабли Григоровича, обычно располагавшийся там отряд из 'Ниссина' и 'Касуги' с их миноносной свитой - памятуя о судьбе 'Иосино', адмирал Мису решил не искушать судьбу и отвел свои крейсера к мысу Энкаунтер-Рок. Данный факт, а также движение отвлекающего отряда практически по самой кромке доступных для броненосцев глубин у береговой черты позволили скрыть от врага почти две трети его пути [примечание 7]. Но обнаружение такого количества кораблей было лишь вопросом времени. И когда оно, наконец, состоялось, было уже не до скрытности.
  Тралящий караван из портовых судов и паровых катеров Григорович отправил обратно почти сразу по выходу из порта, и всю минную оборону на остатке пути пришлось взять на себя идущим с отрядом миноносцам. Японцы успели превратить эти места в тот еще 'суп с клецками' и, невзирая на тралы, выставленные неприятелем 'гостинцы' стали роковыми для 'Стройного' и 'Скорого', когда потребовалось после вскрытия врагом диспозиции отряда в форсированном темпе прорываться к цели. Еще одна мина взорвалась в трале рядом с едва успевшим починиться после августовского подрыва 'Севастополем', вызвав подводную течь в корпусе, которую пришлось спешно устранять аварийным партиям.
  До того, как настала пора всерьез отбиваться от подошедших главных японских сил, 'Полтава' успела дать по городу и порту Дальнего три полных залпа главным калибром, 'Севастополь' - четыре. И именно после одного из выстрелов 'Севастополя' в порту, как говорили те из моряков, кто выжил в этой самоубийственной атаке, что-то рвануло 'ну просто дюже приятственно'. Во всяком случае, замеченный даже с русских наблюдательных постов в Порт-Артуре огромный дымный столб, выросший над Дальним, и донесшийся до крепости через все имевшееся расстояние соответствующий ему звук внушали в том полную уверенность. Причем эти признаки сообщили о начале боевой фазы операции даже вернее, чем посланное Григоровичем сообщение по радио [примечание 8].
  Эссен, несмотря на нетерпение всех собравшихся на мостике 'Баяна', который он избрал своим флагманом, выжидал еще примерно час после всей этой светозвуковой феерии - нужно было, чтобы противник как следует втянулся в сражение с кораблями отвлекающего отряда. И лишь по истечении этого времени он отдал команду:
  - Ну-с, господа, вот теперь и наш черед. Выступаем!
  Как оказалось, Николай Оттович, сам того не зная, подгадал, пожалуй, наилучший момент для прорыва сквозь боевые порядки японцев. Именно в это время противник взялся основательно чинить на оперативной базе в Бицзыво свою главную 'посудину' - броненосец 'Микаса'. Помимо того, в Дальнем и Бицзыво ремонтировались пострадавшие от мин крейсера 'Чиода', 'Цусима' и 'Ицукусима'. И очевидно, что присутствие как минимум первого из этих кораблей в бою 14 сентября вполне могло бы сказаться на его результатах куда более печальным для русских образом [примечание 9].
  Но и 'остатков' японского флота вполне хватало для того, чтобы с гарантией расправиться с русскими кораблями. К тому моменту японцы действительно бросили против отряда Григоровича все, что могли. Из Дальнего вышел отряд 'стариков' в составе броненосца 'Чин-Иен', крейсеров 'Мацусима', 'Хасидате', 'Идзуми' и канонерской лодки 'Сайен' с приданным им броненосным крейсером 'Якумо'. Со стороны моря поспешали им на помощь основные силы из броненосцев 'Асахи', 'Сикисима', 'Фудзи', броненосных крейсеров 'Касуга', 'Ниссин', трех 'собачек' ('Касаги', 'Читосе', 'Такасаго') и авизо 'Тацута'. Из обретавшихся в окрестностях Порт-Артура крупных японских кораблей в этом действе не участвовали лишь крейсера 'Сума', 'Акаси' и 'Акицусима', прикрывавшие зону высадки у Бицзыво, 'Нийтака' и 'Отова', проворонившие выход отвлекающего отряда и теперь пытающиеся реабилитироваться в наблюдении за проходом на внешний рейд, а также отряд из 'Асамы' и временно отобранного у Камимуры 'Ивате', находившийся в тот день в 16 милях от южной оконечности Ляодунского полуострова.
  Позже многие историки осуждали решение Того, бросившего большую часть своего флота на защиту Дальнего и тем самым упустившего шанс перехватить отряд Эссена. Но лучшего адмирала Страны Восходящего солнца тоже можно было понять. В Дальнем на тот момент скопилось изрядное число транспортов, ремонтируемых боевых кораблей и военных запасов, критически важных для армии Ноги и самого Объединенного флота. И их защита была в чем-то даже поважнее пары-тройки вырвавшихся из порт-артурской гавани русских кораблей. Тем более что последние вполне могли быть перехвачены дозорными бронепалубниками и южным отрядом броненосных крейсеров, а затем еще и эскадрой Камимуры [примечание 10]. Да и изрядный хаос, который воцарился в Дальнем после даже кратковременного огневого налета 'Севастополя' и 'Полтавы', наверное, не мог не повлиять на действия японского командующего. И его желание как можно быстрее и с наименьшими потерями разобраться с 'зарвавшимся' противником, который фактически сам завел в ловушку далеко не самые большие свои силы, было в принципе вполне естественным.
  Кроме того, в какой-то мере Того подвела разведка с моря. Японские дозоры в сложившихся погодных условиях опасались подходить близко к берегу. И сквозь клочья расползающегося тумана видели лишь, что в проходе на внутренний рейд маячили крейсер 'Паллада' и канонерская лодка 'Гиляк', да еще сновали с тралами по рейду внешнему 'Гайдамак' и 'Всадник'. Но это все было похоже не более чем на охрану проделанного пути в минных заграждениях от поползновений легких сил японцев перед возвращением ушедшего к Дальнему отряда. Каких-то же других опасных шевелений со стороны русских кораблей в крепости не наблюдалось, о чем Того и донесли с дозорных крейсеров и миноносцев. Ничего особенно подозрительного не заметили и наблюдатели армии Ноги с ненадолго поднимавшегося в этот день над Волчьими горами воздушного шара.
  Накопившаяся практика частых уклонений кораблей Эссена от японских обстрелов внутреннего рейда Порт-Артура тоже сработала русским на руку. И когда примерно в 11.00 пришло время разводить полные пары (до того все котлы на кораблях уже прогрели, но очень аккуратно, на минимуме, имитируя повседневную подачу пара для общекорабельных нужд) и выходить на внешний рейд, это было сделано с похвальной скоростью [примечание 11]. Шедшая первой 'Паллада' (ее Николай Оттович поставил так намеренно, жертвуя возможным подрывом на случайно не выловленной мине далеко не самого ценного в отряде корабля), 'Баян' под флагом командира отряда, 'Ангара', 'Пересвет', 'Победа' и 'Ретвизан' буквально рванули вперед тем же фарватером, который уже успели протралить перед выходом Григоровича и дополнительно отшлифовать усилиями 'Всадника' с 'Гайдамаком'. Вслед большим кораблям наладились из гавани и назначенные в основной отряд миноносцы и минные крейсера (правда, не все - 'Смелый' из-за внезапной поломки в машине почти сразу был вынужден повернуть назад). И дарованной этому отряду форы в пару часов оказалось достаточно для того, чтобы задумка русских удалась.
  За промах Объединенного флота, добравшегося до Григоровича, но проворонившего Эссена, частично удалось отыграться японской осадной артиллерии, успевшей обстрелять в проходе 'хвост' ускользающей русской колонны. Но если два 150-миллиметровых снаряда, попавших в 'Ретвизан', к счастью, никак не сказались на боеспособности броненосца, то единственный, угодивший в 'Победу', натворил дел.
  Этот снаряд разорвался у основания третьей дымовой трубы и проникшие через дымоход осколки сразу вывели из строя три котла. Паропроизводительности оставшихся вроде бы еще хватало для поддержания заданной для всего отряда скорости - но лишь при полном напряжении сил котельных команд. А в них, увы, как и в целом в экипаже броненосца после порт-артурской эпопеи, уже имела место значительная убыль. Командиру 'Победы' Зацаренному пришлось отправить к котлам почти всю прислугу противоминных орудий, но этого хватило лишь на три часа. Затем выданный броненосцем полный ход и накопившиеся мелкие поломки привели к выходу из строя еще четырех котлов, и 'Победа' начала отставать.
  Эссен, видя это, с чувством выругался, но и такой вариант был оговорен русскими перед прорывом. И 'Победа' по сигналу с 'Баяна', приняв вправо, стала поворачивать к Вей-хай-вею - возвращаться в Порт-Артур приказом по отряду Николай Оттович запретил ('Смелый' с его особой ситуацией был не в счет), а в Чифу после того, что случилось с 'Решительным' 30 июля, соваться как-то не хотелось.
  Здесь Того совершил свою очередную непреднамеренную ошибку, отрядив за 'Победой' мчавшийся на перехват со своей южной позиции отряд из 'Асамы' с 'Ивате' и присоединившихся к ним дозорных 'Нийтаки' и 'Отовы'. Японский адмирал рассчитывал, что огневого превосходства этих четырех кораблей хватит для того, чтобы за оставшееся время хода до английской угольной станции уничтожить одинокий русский броненосец, а отряд Эссена он догонит и сам.
  Но 'Победа' в этот раз в полной мере оправдала свое название. Избитая в последовавшей ожесточенной перестрелке до полусмерти, с затапливаемыми оконечностями и молчащим к концу боя средним калибром - частью выбитым, частью полностью расстрелявшим снаряды, но продолжая отгонять настырного противника грозными залпами своих 10-дюймовок, она все же прорвалась к Вей-хай-вею. Если, конечно, слово 'прорыв' было уместно по отношению к кораблю, ползущему в концовке боя не более чем на 9-10 узлах.
  Японцы в горячке преследования попытались было достать ее снарядами чуть ли не самом рейде. Но англичане, хоть и благоволившие в этой войне Японии, свое реноме великой морской державы, воле которой не смеют перечить всякие там 'второстепенные', тоже старались поддерживать. Посему после того, как между враждующими сторонами бесстрашно встрял английский крейсер-стационер, огонь врагу пришлось прекратить. В итоге 'Победа', конечно, вынуждена была интернироваться до конца войны - но это было всяко лучше, чем гибель в порт-артурской гавани под снарядами осадных орудий.
  Не улыбнулась удача и гнавшимся за отрядом Эссена основным силам японцев из броненосцев 'Асахи', 'Сикисима', броненосных крейсеров 'Касуга', 'Ниссин', бронепалубных 'Касаги', 'Читосе', 'Такасаго' и авизо 'Тацута'. Верный выбор Эссеном времени начала выдвижения привел к тому, что его отряд к 13.00 опережал данную группу кораблей примерно на 8 с половиной миль - и, как показали следующие несколько часов, это расстояние, к неприятному удивлению Того, и не думало сокращаться.
  Разумеется, японский командующий всеми силами пытался задержать уходящих русских. Однако стрельба на предельных углах возвышения из носовых башен 'Ниссина' и 'Касуги' (главный калибр обоих японских броненосцев с их 82 кабельтовыми по паспорту после нескольких залпов с явными недолетами задробил стрельбу) была не слишком удачной. Эссен при близких разрывах сразу сбивал японцам пристрелку небольшими отворотами, не уходя при этом с генерального курса и всеми силами стараясь держать уже отыгранную дистанцию. В результате единственный восьмидюймовый снаряд, все-таки попавший в 'Ретвизан', был надежно остановлен кормовым броневым траверзом. 'Пересвет' же и вовсе 'отделался легким испугом', когда бронебойный десятидюймовый 'гостинец' с 'Касуги', угодив в грот-мачту, снес ее стеньгу и слегка попятнал осколками третью дымовую трубу - но лишь этим и ограничился.
  Отчаявшись достать корабли Эссена артиллерийским огнем, Того бросил на них свои миноносные отряды, поддержанные тремя 'собачками' Дэвы. Но дневная (а скорее уже вечерняя) атака привела лишь к тому, что два дестройера и три миноносца были повреждены, и близко не дойдя до рубежа пуска торпед - на огонь по ним остатков шестидюймовых снарядов русские не пожалели. А 'Касаги' и 'Читосе' получили одиночные, но крупнокалиберные 'подарки' - соответственно десятидюймовый с 'Пересвета' и двенадцатидюймовый с 'Ретвизана'. На 'Читосе' все ограничилось частично выбитой артиллерией и иными не слишком значительными повреждениями преимущественно посреди верхней палубы. Зато заклиненный в положении на борт руль на 'Касаги' бросил крейсер в циркуляцию, на которой он едва не протаранил 'Такасаго'. Повторно лезть под главный калибр двух русских броненосцев и броненосного крейсера после восстановления управления на своем флагмане Дэва уже не рискнул.
  В результате до наступления темноты Того так и не смог задержать рвущийся к Владивостоку русский отряд. Не принесли ему удачу и ночные действия миноносцев. В темноте отряд Эссена пошел без огней, но этот вынужденный шаг - прожектора к тому времени были либо разбиты в боях, либо переданы на крепостные укрепления в Порт-Артуре - оказался как нельзя к месту. К тому же после окончательного отрыва от главных сил японцев приказом по отряду скорость снизили для избегания появления факелов огня из дымовых труб, а также уклонились несколько в сторону от прежнего направления движения. Этих мер оказалось достаточно для того, чтобы минимизировать число встреч с японскими миноносцами и попыток их атак. Попаданий в русские корабли в ходе последних не было. К рассвету обе стороны окончательно утратили контакт друг с другом.
  Тем не менее, для Эссена утро следующего дня все же ознаменовалось новыми потерями. Как стало известно позже, 'Паллада' и державшиеся около нее миноносцы 'Бойкий', 'Сильный' и 'Сторожевой', уклоняясь в ночи от легких сил противника, умудрились отбиться от основного отряда. Поутру же, видя, как горизонт кишит дымами снующих по всем доступным для пути во Владивосток направлениям японских кораблей, их командиры решили не искушать судьбу и направились в Циндао. Там корабли и были интернированы, составив компанию 'Цесаревичу' и трем 'шихаусским' миноносцам.
  Не хватало в походном ордере и 'Всадника' с 'Гайдамаком', момент расставания с которыми остался незамеченным. Но эти два 'старика', как и 'Победа', оказались вполне достойны своих лихих наименований. Буквально просачиваясь сквозь японские дозоры у берегов Кореи, они все же дошли до Владивостока - на два дня позже основного отряда, но зато успев потопить по пути имевший несчастье подвернуться им небольшой японский пароход с военными грузами. С него же минные крейсера смогли пополнить свои запасы угля, которого к тому моменту у них уже почти не оставалось.
  А основная группа русских кораблей после отрыва от преследования смогла снова обмануть японцев. Уйдя несколько дальше к югу, чем предполагал противник, и не будучи в этой связи обнаруженным, Эссен потратил почти весь световой день на догрузку углем с 'Ангары'. После чего повел свой отряд кратчайшим путем через Цусимский пролив, подгадав скорость движения так, чтобы миновать его в ночи, и максимально уклоняясь от всех встреченных дымов. Курс при этом был проложен ближе к японскому берегу - почти как в первом Цусимском походе Владивостокского отряда крейсеров.
  Единожды сработавшая уловка не подвела русских и в этот раз. Правда, все мог испортить подвернувшийся отряду на траверзе Симоносеки старый японский миноносец - но ему хватило трех шестидюймовых снарядов с 'Баяна' и одного 120-миллиметрового с 'Ангары', чтобы утратить всякий интерес к чему-либо, кроме спасения команды до того, как уйти под воду. Эссен же, резонно опасаясь, что случившаяся перестрелка будет услышана и иными дозорными кораблями, очередной корректировкой курса ушел в сторону от возможного контакта с рыскавшей в этих водах эскадрой Камимуры. Во Владивосток отряд попал уже во второй половине дня 20 сентября, благополучно избежав новых столкновений с японскими силами и будучи с восторгом встречен в месте прибытия.
  Куда драматичнее, однако, все происходило у Дальнего. Первоначально в бою с отрядом 'стариков' Катаоки с примкнувшим к ним 'Якумо' русские имели успех. Оба русских броненосца оправдали репутацию лучших стрелков эскадры [примечание 12]. 'Полтава' закатала пару 12-дюймовых снарядов в 'Чин-Иен', причем один - ниже ватерлинии в носу, вынудив старый броненосец выйти из боя и спасаться от начавшегося обширного затопления в непростреливаемой части акватории залива Талиенван. 'Севастополь' прямым попаданием еще одного снаряда своего главного калибра буквально распотрошил кормовую башню 'Якумо', полностью выведя ее из строя. И страшно было подумать, что случилось бы, окажись на месте 'немца' один из броненосных крейсеров британской постройки с их башнями, напичканными 'шимозными' снарядами как брюхо нерестящегося осетра - икрой... А 'Отважный' на пару с 'Бобром' неплохо отметились в стрельбе по 'Идзуми', провернув с ним тот же фокус, что и 'Полтава' с 'Чин-Иеном'. 'Мацусима' и 'Хасидате' получили соответственно три и четыре 152-мм снаряда с броненосцев, однако для их боеспособности эти попадания оказались некритичны.
  Но потом к японцам подтянулись их главные силы, и настал уже черед русских платить за проявленную дерзость.
  В этом сражении Того впервые применил переосмысленный по итогам боя 28 июля метод массирования огня по одной цели - и он дал весьма многообещающие результаты. Крейсерам 'Касаги', 'Читосе' и 'Такасаго' понадобилось всего пятнадцать минут, чтобы привести к молчанию канонерскую лодку 'Бобр', и еще около десяти, чтобы окончательно втоптать ее в море. Лишь на семь минут благодаря своей неплохой защите пережил собрата 'Отважный', который сначала обстреливали 'Мацусима', 'Хасидате' и 'Сайен', а потом какое-то время - и вышеназванная тройка 'собачек'.
  'Асахи', 'Сикисима' и 'Фудзи' вели сосредоточенный огонь по 'Севастополю'. При подходе отряда Того к месту боя именно он оказался для них более близкой и удобной целью - Григорович как раз начал поворот к Порт-Артуру, но 'Севастополь', идя концевым, еще не успел лечь на обратный курс. С учетом этого основной удар японцев пришелся на правый борт броненосца, уже пострадавший от близкого взрыва мины в трале. И 35-минутной канонады хватило для того, чтобы нанести русскому кораблю фатальные повреждения, от которых он перевернулся и затонул. Спаслась с 'Севастополя' лишь примерно треть из имевшихся на борту 500 членов экипажа, включая командира корабля. Примерно такой же была пропорция спасенных с 'Бобра' и 'Отважного'. Вылавливать всех их из воды пришлось уже противнику.
  А вот 'Полтава', ставшая целью для 'Ниссина', 'Касуги' и примкнувшего к ним 'Якумо', оказалась куда более твердым орешком. В ее пользу сработало лучшее тактическое положение в завязке огневого контакта с броненосными крейсерами, крупповская броня и отсутствие до сего момента сколь-нибудь значительных повреждений. Все это не позволило противнику за время до отбытия на перехват отряда Эссена сделать с русским броненосцем то же, что ему удалось с 'Севастополем'. 'Полтава' к концу боя держала ход не более 8-9 узлов, от принятой воды осела на полтора фута, периодически полыхала пожарами в местах многочисленных попаданий и имела действующими только кормовую башню главного калибра, правую носовую среднего, одну батарейную шестидюймовку слева и несколько мелких пушек. Григоровича к тому моменту уже снесли в лазарет - он получил два осколка в грудь и один в левое бедро от взорвавшегося рядом с рубкой и насытившего ее широченные смотровые щели своими осколками снаряда. Но тоже дважды раненый в этом бою командир 'Полтавы' Успенский оставался на посту до самого финала сражения - и вывел-таки корабль обратно к крепости. При этом 'Полтава' своим корпусом как могла прикрывала от японских снарядов миноносец 'Статный', буксировавший поврежденный на мине 'Сердитый'. Сам броненосец на обратном пути избежал минной угрозы - чего, увы, нельзя было сказать о 'Расторопном', ценой своей гибели проложившем дорогу для 'старшего брата'.
  Более того, именно все более редкий, но по-прежнему точный огонь 'Полтавы' стал, пожалуй, тем фактором, который не дал японцам потопить в этот день еще один русский броненосец. Потому что из двух оставленных Того для окончательной расправы с ним основных кораблей линии - 'Фудзи' и 'Якумо' - оба были последовательно выбиты из игры артиллерией флагмана отвлекающего отряда.
  Сначала 'Якумо' в дополнение к порушенной 'Севастополем' кормовой башне получил подводное попадание 12-дюймового бронебойного снаряда, прошедшего сразу через две его кормовых кочегарки. После этого искалеченному броненосному крейсеру оставалось только с изрядным креном на правый борт ковылять на оставшихся в строю носовых котлах в Бицзыво для ремонта.
  А уже в двенадцати милях от Порт-Артура, наконец, получил свое и 'Фудзи', слишком близко подошедший к на удивление 'кусачей' цели. Один из последних остававшихся в боекомплекте 'Полтавы' шестидюймовых фугасов угодил в помещение носового надводного минного аппарата японского броненосца. Детонация пораженного осколком боевого отделения заряженной в него торпеды основательно разворотила 'Фудзи' форштевень, вынудив его команду бросить все силы не на добивание 'Полтавы', а на борьбу за живучесть собственного корабля. И пока броненосец врага, прекратив стрельбу, пятился кормой в направлении все того же Бицзыво, 'Полтава', 'Статный' и 'Сердитый', провожаемые лишь огнем двух старых японских крейсеров, канонерки и нескольких миноносцев, успели уйти под защиту береговых батарей. На внешнем рейде остатки геройского отряда были дополнительно приняты под опеку канлодкой 'Гиляк' и успевшим наскоро починиться 'Смелым'.
  Корабли Григоровича своими действиями доставили японцам изрядное число неприятностей. Помимо отправленных в длительный ремонт снарядами 'Полтавы' и 'Севастополя' броненосца и броненосного крейсера, еще одной непреднамеренной жертвой стал чинившийся в Дальнем после подрыва на русской мине 'Чиода'. Тот самый удачный выстрел с 'Севастополя' попал в складированные на пирсе в процессе выгрузки заряды и снаряды 11-дюймовых осадных гаубиц. Часть из них в результате последовавшей цепи детонаций разлеталась в самых неожиданных направлениях. И для одного такого снаряда путь завершился в корпусе 'Чиоды'. Пробивший палубу боеприпас для 'малышки из Осаки' напрочь разворотил одну машину крейсера и изрядно повредил вторую. Этот ремонт был уже не для условий Дальнего, и покалеченный корабль отволокли в Сасебо. В строй до окончания боевых действий он так и не вступил.
  В результате потери практически всего завезенного боезапаса и разрушения портовых сооружений в Дальнем приступить к обстрелу русских укреплений из 11-дюймовых орудий японцы смогли только в середине октября. Да и в целом необходимость приводить в порядок пострадавшие причалы, разумеется, негативно сказалась на скорости развертывания под Порт-Артуром очередных 'порций' войск и вооружения и армии для Ноги. И тем самым обеспечила некоторую передышку для измотанных боями защитников русской крепости. У последних теперь нашлось время и на починку укреплений, и на пополнение состава обороняющих их команд за счет выздоравливающих раненых и выдвижения немногочисленных резервов на наиболее угрожаемые направления [примечание 13].
  А контр-адмирала за 'сентябрьский прорыв' Эссену все-таки не дали... Под шпицем сочли, что предшествовавшие ему нарушения строптивым капитаном правил субординации не дают оснований для подобного чествования командира отряда. Что ж, Николай Оттович был внутренне готов к такому развитию событий и, как говорится, 'проглотил пилюлю'. Тем более что в конечном итоге 'орлы' на плечи ему все же упали - спустя семь с половиной месяцев, по сумме всех боевых заслуг в Порт-Артуре и Владивостоке. В числе таковых было и налаженное вместе с воспылавшим энтузиазмом к подплаву Щенсновичем постоянное боевое дежурство подводных лодок, позволившее отвадить подальше от русской гавани главные силы Того и тем самым обеспечить выход Владивостокского отряда на соединение с эскадрой Небогатова. Поэтому в завершавшее войну на море сражение при Цусиме Эссен шел уже в контр-адмиральском звании во главе собственного отряда.
  Впрочем, сразу после прорыва Эссена нашла другая награда - пусть и более 'приземленная' по своей сути. Авторами ее были Великий князь Александр Михайлович и патриотично настроенная общественность. Почин в том задал некий купец первой гильдии, проживавший в Полтавской губернии, родом из которой был тяжело раненый на 'Полтаве' Иван Константинович Григорович. Достойный представитель купеческого сословия пожертвовал весьма солидную сумму Комитету по усилению флота - но с условием оказать за ее счет вспомоществование 'пострадавшему во славу Отечества' адмиралу-земляку. А Александр Михайлович, вдохновившись идеей, предложил больше - вознаградить не только Григоровича, но и всех, кто участвовал в деле у Дальнего, экипаж 'Победы', сумевший в неравном бою сохранить для России свой броненосец, а также Эссена и команды прорвавшихся во Владивосток кораблей. В итоге Эссену с Григоровичем было пожаловано по 6 тысяч рублей - одному за удавшуюся 'авантюру', второму за обеспечивший ее успех отвлекающий бой у Дальнего и полученные в нем ранения. Всего же участникам 'сентябрьского прорыва' либо их родным было роздано из средств Комитета около 110 тысяч рублей. Но то, право же, была малая плата за спасенные корабли и обстрелянные экипажи для них...
  Однако одной из самых значимых, хотя и неочевидных на первый взгляд выгод от решительных действий Эссена стал определенный патриотический подъем в настроениях общественности, уже уставшей от постоянных поражений России в этой войне. Успех бравого каперанга вкупе с удавшейся 'комбинацией' Великого князя с черноморскими броненосцами как минимум на время нивелировали эффект антивоенной пропаганды революционных партий и земско-либеральной оппозиции, скрасив горечь оставления Куропаткиным Ляояна. Не прошла мимо внимания людей и история с выплатой 'призовых' денег всем героям 'сентябрьского прорыва', вплоть до простых матросов. И теперь газеты куда охотнее публиковали верноподданнические адреса представителей разных сословий и сообщения об очередных пожертвованиях армии и флоту с их стороны (причем больше именно морякам), чем земские петиции за введение конституции и представительного правления. Политическое брожение в умах российских подданных хоть немного, но отдалилось от опасной черты острого социального взрыва.
  Более того, достижения флота оказали влияние и на ситуацию на сухопутном фронте. И невнятного топтания в боях на реке Шахэ, в ходе которых русские потеряли убитыми и ранеными около 40 тысяч человек - против 20 тысяч у японцев, и притом без всякого видимого эффекта - Куропаткину уже не простили. Тем более после его громкого заявления перед началом сражения о том, что 'пришло для нас время заставить японцев повиноваться нашей воле, ибо силы Манчжурской армии ныне стали достаточны для перехода в наступление'. 9 октября 1904 года вместо него главнокомандующим русскими войсками в Манчжурии был назначен генерал Н.П.Линевич. Куропаткину же отдали под начало прежде возглавляемую Линевичем 1-ю Манчжурскую армию [примечание 14].
  
  Примечания к главе 5:
  1. В действительности Е.И.Алексеев 'ушел' П.П.Ухтомского только с 24 августа - но давайте сделаем скидку на несколько иную обстановку в этом мире и, соответственно, немного другие настроения в умах высших сановников Российской империи.
  2. На самом деле Вирен и правда имел боевое ранение в ходе русско-японской войны. Правда, насколько автору известно, получил он его в ноябре 1904 года, да и столь тяжким, как здесь описано, оно не было. Но мы же все-таки подыгрываем русским, не так ли?! :)
  3. Сразу возникающий закономерный вопрос - а, правда, сложись события так, как здесь описано, хватило бы у Эссена наглости на подобный демарш? Здесь предлагаю вспомнить, что и спустя десяток лет именно по приказу Эссена были осуществлены минные постановки на Балтике - за несколько часов до официального вступления России в Первую мировую войну. Да и проводившаяся им активная подготовка 'Севастополя' к прорыву из Порт-Артура в то время, когда все прочие командиры смирились с участью их кораблей, как бы намекает... Так что, полагаю, здорового авантюризма у Николая Оттовича, в том числе и на такой ход при приведенных раскладах, теоретически могло бы оказаться в достатке.
  4. Почему вдруг капитана 1-го ранга поставят командовать отрядом при наличии в крепости как минимум еще пары адмиралов в лице Лощинского и Григоровича? А потому, что есть в военной сфере такие понятия, как звание и должность. И тот либо иной военачальник, будучи даже ниже по званию, чем его коллеги, вполне может занимать более высокопоставленную должность, чем у этих самых коллег. Да и прецедент в виде командующего Владивостокским отрядом крейсеров капитана 1-го ранга Н.К.Рейценштейна в начале войны имелся.
  Кроме того, приводимый в томе VIII работы Военно-исторической комиссии по описанию русско-японской войны 'Русско-японская война 1904-1905 г.г.' (страница 305) подлинный текст телеграммы Алексеева от 23 августа 1904 года о назначении Вирена гласит, что назначался командовать Отдельным отрядом броненосцев и крейсеров именно 'кап. 1-го ранга Виренъ'. Контр-адмиральское звание ему присвоили уже по итогу состоявшегося назначения на должность, 29 августа. Так что опять-таки не совсем уж фантастичны авторские умопостроения.
  5. На самом деле не знаю, как В.Н.Горбатовский и В.Ф.Белый, но Р.И.Кондратенко и в нашей истории был одним из тех немногих генералов, которые действительно высказывались в поддержку попыток флота вырваться из порт-артурской ловушки.
  Касательно наличия боезапаса для орудий - тоже правда. Уже не упомню, в каком именно источнике, но читал, что на начало осады в Порт-Артуре имелось около 2,5 боекомплекта на каждую 12-дюймовку и лишь 1,5 боекомплекта на каждую 152-мм пушку Канэ. На описываемое же время оставалось лишь около трети от этих запасов.
  6. Сведения о предложении И.К.Григоровича и М.Ф.Лощинского соответствуют действительности.
  7. К сожалению, ни в одном из известных мне источников не нашел точных данных о погодной обстановке 14 сентября 1904 года. Поэтому про туман - сугубый авторский вымысел. Хотя и небеспочвенный с точки зрения общих знаний о метеорологии в тех широтах в осеннее время.
  А касательно того, как не заметить русские корабли в тумане, стоит спросить у самих японцев. Смогли же они в свое время проворонить состоявшийся именно в туман примерно трехчасовой выход из Порт-Артура 1 мая 1904 года минного транспорта 'Амур', причинивший им самые тяжелые потери на море за всю войну...
  8. Русские радиостанции Попова-Дюкрете, имевшиеся на 1-й Тихоокеанской эскадре и конкретно на 'Севастополе' и 'Полтаве', обеспечивали уверенную связь на дистанции лишь около 15-17 миль (А.Ю.Емелин, 'Уроки боя в Японском море', сборник 'Гангут' N 17; С.В.Сулига, 'Эскадренные броненосцы типа 'Полтава'). В описанной же ситуации от места боя у Дальнего до Порт-Артура было около 27-30 миль.
  9. С.А.Балакин в своей книге 'Триумфаторы Цусимы. Броненосцы японского флота' говорит, что 'Микаса' после боя 28 июля был наскоро починен за двое суток, но не описывает, что происходило с броненосцами японского флота непосредственно в сентябре 1904 года. А вот Ю.В.Дискант в работе 'Порт-Артур, 1904' сообщает, что 25 сентября 1904 года, когда на внешний рейд, спасаясь от обстрела, вышел 'Ретвизан', на возможный перехват его прорыва из Порт-Артура вышел к мысу Энкаунтер-Рок 1-й дивизион броненосцев - но без 'Микасы', который, по сведениям Дисканта, в это время все еще исправлял на оперативной базе в Бицзыво полученные 28 июля повреждения.
  'Чиода' в реальности подорвался на мине 13 июля, 'Цусима' - 22 августа 1904 года. Точные данные по срокам их ввода в строй у автора отсутствуют, поэтому, продолжая подыгрывать русским, считаем, что в середине сентября оба корабля все еще ремонтируются. То же самое касается и 'Ицукусимы', по русским данным получившей некоторые повреждения от мины 21 августа.
  10. Диспозиция сил Того в целом основана на реальных данных по расположению различных отрядов его кораблей в ходе морской блокады Порт-Артура.
  11. Честно говоря, автор ни разу не видел, как дымят паровые суда той эпохи на разных режимах работы котлов. Но будем считать, что в данном случае возможные несообразности дымообразования помогал маскировать придуманный автором туман.
  12. Информация про снайперские качества 'Полтавы' и 'Севастополя' соответствует действительности. Как писал старший офицер 'Полтавы' С.И.Лутонин, на артиллерийских учениях в июле 1903 года 'Полтава', взяв первый приз, выбила 168 баллов, за нею шел 'Севастополь' - 148, затем 'Ретвизан' - 90, 'Пересвет' - 80, 'Победа' - 75, 'Петропавловск' - 50.
  13. В реальности первый обстрел крепости из 11-дюймовых орудий состоялся 18 сентября 1904 года. Насчет того, когда именно были доставлены боеприпасы для них - очередной авторский домысел в порядке имеющего место в этой истории бессовестного подыгрывания русским. :)
  14. В нашей истории соответствующая рокировка военачальников имела место, как мы знаем, уже после Мукдена. Но в описываемом мире, по мнению автора, высочайшее благоволение всем 'успехам' Куропаткина должно было исчерпаться куда раньше...
  
  
  Глава 6. 'Стариковская' одиссея
  
  С приходом отряда Эссена штаб командующего флотом Тихого океана во Владивостоке наконец получил под свое начало что-то, уже минимально похожее на эскадру. Соответственно, сами собой утихли и ходившие под шпицем разговоры о возможном отзыве в Петербург Н.И.Скрыдлова и П.А.Безобразова ввиду бесцельности пребывания во Владивостоке сразу трех практически 'безлошадных' адмиралов [примечание 1].
  Но помимо воодушевления Николая Илларионовича и Петра Алексеевича прибытие дополнительных сил принесло и новые проблемы. Вырвавшиеся из Порт-Артура корабли нуждались в более основательном, чем можно было обеспечить в осажденной крепости, ремонте, а также требовали дооснащения с учетом полученного боевого опыта и пополнения изрядно расстрелянного боезапаса.
  В то же время ремонтные возможности Владивостокского порта были, как уже указывалось выше, весьма ограничены. Разумеется, доставка по инициативе хозяйственного Григоровича работников Балтийского завода и некоторых запасов из Порт-Артура существенно повысили скорость и качество работ. Но на все корабли, которых теперь во Владивостоке резко прибавилось в числе, и на всё задуманное к реализации на них ни людей, ни средств по-прежнему не хватало. Поэтому практически сразу по приходу отряда Эссена встал вопрос о направлении в крепость дополнительных квалифицированных рабочих и усилении технического оснащения портовых судоремонтных мастерских.
  С людьми оказалось возможным помочь уже через полтора месяца, когда по железной дороге во Владивосток прибыли еще около 200 мастеровых с петербуржских судостроительных предприятий [примечание 2]. Кое-что из оборудования и материалов также смогли перевезти поездами. Но такие вещи, как, к примеру, новый запас снарядов на всю эскадру или 254-мм пушка для замены поврежденной на 'Пересвете', проще всего было доставить морем - ведь единственная ветка железной дороги требовалась и армии с ее постоянно растущими потребностями.
  ГМШ в этой связи пребывал в глубокой задумчивости. С одной стороны, необходимость экстренной высылки помощи морским силам в Порт-Артуре отпала - почти все, что можно, из осажденной крепости уже получилось вытащить, а ее сухопутная оборона пока держалась. И это давало лишнее время на подготовку 2-й Тихоокеанской эскадры. Но, с другой стороны, возможные грузоперевозки по морю во Владивосток теперь находились под прицелом практически всего японского флота. А боевые припасы, производственную оснастку и различные материалы требовалось доставить как можно скорее, чтобы успеть с ремонтом и переоборудованием кораблей во Владивостоке до прихода и планируемого воссоединения с ними свежих сил с Балтики.
  И в данном случае помогла очередная идея Великого князя Александра Михайловича. Вместо больших караванов транспортов с мощным боевым охранением он предложил оперативно направить во Владивосток всего четыре корабля - плавучую мастерскую 'Камчатка', транспорт 'Анадырь' с его огромной грузоподъемностью и старые крейсера 'Дмитрий Донской' и 'Владимир Мономах' в качестве их эскорта. Весь расчет в данном случае делался на то, чтобы не лезть в открытую драку с японцами, а малой группой постараться как можно более скрытно дойти до места назначения.
  А для маскировки истинной цели этого отряда его выход решено было совместить с давно планировавшейся отправкой на коммуникации противника вспомогательных крейсеров 'Терек', 'Кубань' и 'Дон'. Вкупе с ними, а также с нанятыми немецкими пароходами-угольщиками отряд обретал все черты именно того, на что он был больше всего похож - крейсерского соединения с группой судов обеспечения.
  После всех спешных приготовлений данный отряд кораблей под общим командованием капитана 'Дмитрия Донского' И.Н.Лебедева вышел из Либавы 19 октября 1904 года. Но, как в принципе и ожидалось, путь его на Дальний Восток протекал отнюдь не безоблачно.
  Одним из препятствий стала английская администрация Суэцкого канала, изрядно потрепавшая нервы Лебедеву своим нежеланием должным образом обслуживать русские корабли, вплоть до отказа предоставлять уголь. Англичане пошли на попятную только после вмешательства российского дипломатического агента [примечание 3].
  Но основной неприятный сюрприз поджидал 'Донского', 'Мономаха', 'Камчатку' и 'Анадырь' на подступах к Владивостоку, куда они уже почти было добрались, сумев незамеченными миновать пролив Лаперуза. Ранним утром 13 февраля 1905 года русский отряд пересек линию доселе не обнаруженного большого японского минного заграждения. Состоявшее из 715 мин, оно было выставлено Камимурой между островом Аскольд и островом Корсакова 2 ноября 1904 года в целях блокирования выхода из Владивостока остатков 1-й Тихоокеанской эскадры. Однако после прибытия к новому месту базирования корабли, приведенные Эссеном, встали на ремонт и модернизацию и в море не выходили (кроме, разве что, миноносцев и минных крейсеров). А единственный поход 'Громобоя', окончившийся 'свиданием' с банкой Клыкова в заливе Посьета, отправившим крейсер в док для исправления повреждений на три с лишним месяца, имел место еще до постановки заграждения, 30 сентября. Не способствовал плаваниям и начавшийся к концу осени ледостав, надежно запечатавший гавань.
  Встреча с вражескими минами завершилась подрывом на одной из них 'Владимира Мономаха'. Экипажам кораблей Лебедева пришлось пережить несколько неприятных часов, пока из Владивостока после вызова по радио (до того отряд сохранял молчание в эфире) не пробились сквозь лед 'Россия' и 'Громобой' с миноносцами и не оказали вновь прибывшим помощь с тралением и проводкой в порт [примечание 4].
  Пострадавший 'Владимир Мономах' тоже удалось дотянуть до портовой стенки, но идти в бой старому крейсеру было уже не суждено. Его полноценный ремонт, в том числе учитывая фронт работ на иных кораблях эскадры, был сочтен нецелесообразным. В свете такого решения крейсер-'ветеран' был разоружен и после минимально необходимой заделки повреждений превращен в плавучую казарму.
  Впрочем, ситуация с 'Мономахом' частично оказалась из разряда 'не было бы счастья, да несчастье помогло'. Выразилось это в том, что обе его шестидюймовки пошли на повторное вооружение 'Богатыря', который наконец-то вновь поставили в док и спешно приводили в боеспособное состояние. Все свои 152-мм пушки передал 'Богатырю' и 'Дмитрий Донской', также поделившийся парой снятых бортовых минных аппаратов с 'Ангарой'. Взамен он получил две 35-калиберных восьмидюймовки и шесть 120-мм орудий с 'Мономаха'. Плюс еще четыре 120-миллиметровки для него - вместо 75-мм пушек - нашлись в крепостном арсенале. Такой состав вооружения старого крейсера превращал его в весьма опасного для японской 'мелочи' противника.
  Но главным все-таки было то, что прибытие отряда Лебедева и особенно 'Камчатки' с ее обширным станочным парком, запасами материалов и еще 80-ю вольнонаемными мастеровыми оказало существенную помощь портовым службам в ремонте и переоснащении скопившихся во Владивостоке кораблей. К месту пришелся и доставленный 'Анадырем' дополнительный боекомплект для эскадры.
  Хотя с последним весьма неожиданно вышел преизрядный конфуз. Начался он с сообщения, адресованного в начале марта 1905 года Иессену вернувшимся из японского плена офицером с 'Рюрика'. Будучи на 'Адзуме', тот видел 'в кают-компании и во многих других местах следы наших снарядов, пробивших борт с одной стороны и вылетевших затем в другой борт, очевидно, не разорвавшись' [примечание 5].
  Озвученные данные определенно требовали проверки, да и испытать полученные эскадрой новые шестидюймовые бронебойные снаряды с 'макаровскими' колпачками корабельным артиллеристам тоже хотелось. Однако организованные Иессеном с одобрения Скрыдлова в марте 1905 года опытные стрельбы с крейсера 'Россия' по снятым с 'Мономаха' броневым плитам, старым судовым котлам, коечным сеткам и разному железному лому принесли крайне неожиданные результаты - которые сразу строго засекретили. Да и было отчего...
  Как оказалось, бронебойные снаряды после пробития брони взрывались лишь в 9-11 саженях за целью уже при ударе о землю - то есть на расстоянии, превышающем ширину большинства кораблей. Более того, до половины снарядов не взрывалось вовсе! Аналогичную картину, но уже при стрельбе по легким конструкциям, продемонстрировали и снаряженные 920 г влажного и 45 г сухого пироксилина 152-мм фугасные снаряды с такими же, как у бронебойных, донными двухкапсюльными трубками Бринка. Только они взрывались еще дальше за целью - саженях в 15-16. При этом количество осколков снарядов в обоих случаях было слишком мало, а сами они имели большие размеры.
  Для сравнения одновременно испытали фугасные снаряды, кустарно переснаряженные во флотских мастерских бездымным порохом и донными трубками Барановского. Результат оказался совершенно иным - взрывы происходили в двух-трех футах за первым препятствием. А использовавшийся для опытов старый котел был исковеркан первым же попаданием.
  В итоге под давлением главнокомандующего сухопутными и морскими силами, действовавшими против Японии, генерала от инфантерии Н.П.Линевича председатель МТК вице-адмирал Ф.В.Дубасов телеграммой от 31 марта 1905 года разрешил переснаряжение боезапаса кораблей эскадры с пироксилина на бездымный порох и переход в фугасных снарядах на трубки Барановского. Бронебойные решено было оставить с прежними взрывателями в расчете на то, что попадания редко приходятся точно по траверзу корабля и путь снаряда в корпусе почти всегда будет больше полученного опытным путем значения. Разве что после дополнительных стрельб отбраковали часть партий взрывателей, дававших наибольшее число несрабатываний [примечание 6].
  Увы, но на уже полтора месяца как находящейся в плавании 2-й Тихоокеанской эскадре провернуть такую операцию было практически невозможно... И это обстоятельство, равно как и неважное состояние после длительного похода главных механизмов на миноносцах, сопровождающих эскадру, совершенно определенно повлияло и на ее дальнейший путь, и на ход боевых действий в целом.
  
  Примечания к главе 6:
  1. В нашей истории Н.И.Скрыдлов, вступивший в должность командующего флотом Тихого океана 9 мая 1904 года во Владивостоке, был возвращен в Петербург с назначением членом Адмиралтейств-совета 20 декабря 1904 года. Соответственно, П.А.Безобразов 27 сентября 1904 года был назначен старшим флагманом Балтийского флота, а 29 ноября того же года - исполняющим обязанности начальника ГМШ на время отсутствия З.П.Рожественского.
  После их отбытия начальствовать над остатками флота на театре военных действий остался один К.П.Иессен.
  2. Насчет судоремонтных возможностей Владивостока в ту войну и помощи порту рабочими и оборудованием автор практически ничего не придумывает. Ибо вот что, к примеру, сказано по этому поводу в работе В.Е.Егорьева 'Операции владивостокских крейсеров в русско-японскую войну 1904-1905 гг.':
  'Число портовых рабочих в августе 1903 г. исчислялось цифрой в 1080 человек, но не хватало квалифицированных рабочих.
  Осмотрев поврежденные крейсеры, возвратившиеся во Владивосток после боя 14 августа 1904 г., наместник Алексеев вынужден был телеграфировать в Петербург о неотложной необходимости выслать во Владивосток 'возможно большего числа указателей и хороших мастеровых всех специальностей, а также материалов при одновременном усилении состава сведущих инженеров-судостроителей'.
  Только присылкой опытного инженера и первой партии нанятых в Европейской России рабочих в количестве полутораста человек удалось ускорить затянувшийся ремонт поврежденных кораблей. За первой партией должна была последовать и вторая группа в два раза большей численности.
  В ходе войны портовое оборудование и снабжение Владивостока улучшилось. Многое из того, что предназначалось Порт-Артуру и направлялось туда по Сибирской железнодорожной магистрали, попало во Владивосток. В ожидании прихода второй Тихоокеанской эскадры, в этот оставшийся единственным русский военный порт на Востоке, он также пополнился кое-какими доставками.'.
  3. В нашей истории подобный факт имел место с отрядом Д.Г.Фелькерзама.
  4. В действительности это заграждение было выставлено 2 апреля 1905 года в ожидании прихода эскадры Рожественского (В.Е.Егорьев, 'Операции владивостокских крейсеров в русско-японскую войну 1904-1905 гг.'). А 11 мая 1905 года на нем подорвался 'Громобой'.
  5. О таком разговоре 'очевидца' с 'Рюрика' с К.П.Иессеном (и именно в марте 1905 года) сообщает В.Е.Егорьев в книге 'Операции владивостокских крейсеров в русско-японскую войну 1904-1905 гг.'.
  6. В нашей истории шестидюймовые снаряды с 'макаровскими' колпачками действительно имелись на вооружении кораблей 2-й Тихоокеанской эскадры (В.Ю.Грибовский, 'Эскадренные броненосцы типа 'Бородино'. Герои Цусимы'; А.Кудрявский, 'Эскадренный броненосец 'Император Александр III'). Полагаю, что в этом мире с его линией событий их должны были бы отправить и во Владивосток.
  Опытные стрельбы 6-дюймовыми фугасными снарядами в реальности проводились на крейсере 'Россия' уже после Цусимского сражения - с результатами, полностью соответствующими описанным выше. Соответствующая телеграмма Дубасова после требований Линевича также имела место, но датирована она была 9 июля 1905 года (А.Ю.Емелин, 'Уроки боя в Японском море', сборник 'Гангут' N 17). А вот про эффект от шестидюймовых бронебойных снарядов - уже авторские догадки на основе экстраполяции результатов испытаний снарядов фугасных.
  Что касается отбора 'самых взрывающихся' взрывателей, то встречал в Сети такую выдержку из работы Рдутловского (по тексту исключены ссылки на элементы соответствующего рисунка):
  'Тяжелые орудия флота (12-, 10-/8- и 6-дюйм. калибра) имели снаряды двух образцов: 1) стальные (палубобойные) и 2) бронебойные снаряды с наконечниками. Оба типа снарядов были снаряжены влажным пироксилином, лекальные шашки которого были помещены в латунные никелированные футляры аккуратной работы. Разрывные заряды были очень малы и имели около 18 % влажности.
  К этим снарядам была принята трубка с детонатором из сухого пироксилина. В корпусе этой трубки был собран ударный механизм, состоявший? из ударника, предохранителя, разгибателя, тупого стального бойка и свинцового кружка под ударник. Сверху в корпус была ввинчена втулка с наковальней, заключавшая в себе обыкновенный винтовочный капсюль и пороховую петарду, выше которой был расположен, алюминиевый боек, охваченный гильзочкой с разрезанными краями, которая удерживала его до выстрела. Эта гильзочка была поджата втулочкой. В запальном стакане находились две шашки сухого пироксилина и капсюль-детонатор с 2 г гремучей ртути. При выстреле ударный механизм взводился, обычным порядком и не удерживался на полете никакими предохранителями, так как прикосновение тупого бойка к винтовочному капсюлю с толстым дном было вполне безопасно. При встрече с преградой боек разбивал этот капсюль, и алюминиевый ударник должен был наколоть и взорвать капсюль с гремучей ртутью и тем вызвать взрыв снаряда. Взрыватель ввинчивался в дно или в донный винт снаряда с внутренней стороны.
  Во время разработки этой системы получить алюминий достаточной чистоты было еще трудно, и алюминий, применявшийся для изготовления деталей трубки, содержал случайные примеси других металлов, что повышало твердость бойка. Ко времени же войны алюминий стали изготовлять значительно чище, бойки стали мягче и потому не давали достаточного накола гремучей ртути и не всегда обеспечивали действие взрывателей. После войны эту деталь изготовляли из стали.
  При косвенной встрече снарядов с тонкими преградами и при попадании в воду сила набегания ударника, вызывающая накол капсюля-воспламенителя, особенно в тяжелых снарядах крупных калибров, невелика. Поэтому в донных взрывателях к таким снарядам необходимо применять высокочувствительные капсюли и острые жала. Современные японской войне трубочные капсюли давали 100 % воспламенений при затрате энергии около 1600 г\см. Винтовочные же капсюли воспламеняются от удара тупым бойком при затрате энергии не менее 13 000 г\см. Поэтому по слабым преградам и по воде этот взрыватель должен был действовать плохо.
  При ударе в более толстые плиты передняя часть взрывателя вследствие малой прочности соединения с корпусом могла обрываться. Это создавало необеспеченное действие взрывателя.'.
  Так что в принципе по части взрывателей было из чего выбирать и что отбраковывать...
  
  
  Глава 7. Подготовка завершается
  
  Как уже было сказано выше, череда оперативных совещаний после всех вестей, полученных с театра военных действий, позволила к октябрю 1904 года окончательно сформировать состав 2-й Тихоокеанской эскадры, уходящей отвоевывать утерянное господство на море.
  Правда, теперь у нее был новый предводитель - Рожественского окончательно подкосил избранный им график и стиль работы и адмирал ходатайствовал перед царем об освобождении от должности командующего эскадрой по причине 'крайнего расстройства здоровья'. Эта просьба была удовлетворена Николаем II в конце октября [примечание 1].
  Тем не менее, особых охотников занять главный командный пост на спешно доукомплектовываемой эскадре не имелось. Даже несмотря на отличные действия Эссена с его 'сентябрьским прорывом', слишком многие уже не верили в победу на море, где японцы успели показать себя весьма умелым и опасным соперником.
  В итоге спешного перебора в ГМШ всего наличного состава российских адмиралов выбор нового командующего 2-й Тихоокеанской эскадрой остановился на кандидатуре Николая Ивановича Небогатова, начальника Учебного отряда Черноморского флота, который в 1900-1902 годах был ближайшим помощником Рожественского [примечание 2]. Компанию ему в качестве командира отряда крейсеров составил Дмитрий Густавович фон Фелькерзам, переведенный с поста руководителя еще одной учебной структуры - Учебно-артиллерийского отряда Балтийского флота. А младшим флагманом на сведенные на время похода в один 2-й и 3-й броненосные отряды неожиданно для многих вызвался Великий князь Александр Михайлович Романов. Причем среди тех, кто откровенно приветствовал и поддержал перед царем такое назначение, оказался сам глава Морского ведомства Великий князь Алексей Александрович. У генерал-адмирала была в том своя выгода - а именно сплавить то и дело 'покушавшегося' на его вотчину родственника подальше от Петербурга. Да еще и с возможной перспективой обеспечить своему главному конкуренту по флотским делам дорогу в один конец - все же эскадра уходила отнюдь не на увеселительную прогулку...
  Впрочем, политический подтекст всей этой истории не стоил особого внимания в свете реального эффекта, достигнутого кадровыми перестановками. Ведь, как внезапно оказалось, 'бывший помощник Рожественского' не обязательно означает его единомышленника. И два флотских 'педагога' поладили с инициативным Великим князем куда лучше, чем отошедший от дел Зиновий Петрович. С последним у Александра Михайловича не раз имели место те или иные трения из-за несовпадения во мнениях на подготовку кораблей и личного состава эскадры к предстоящему походу. А вот те, кто по роду своей деятельности обязан был обучать людей обращаться с новинками техники и тактики, оказались куда менее закоснелыми в своих взглядах. И за три с половиной месяца, оставшихся до дня отправления эскадры на Дальний Восток, трое удачно 'спевшихся' контр-адмиралов успели сделать для нее как бы не больше, чем удалось при Рожественском в качестве главноначальствующего.
  Вообще, тот гигантский объем работы, который был выполнен при подготовке 2-й Тихоокеанской эскадры к плаванию, проще всего оценить на примере состоявшихся перевооружений кораблей. В российских условиях данный аспект сильно осложнялся тем, что требуемых новых орудий, особенно среднекалиберных, практически не имелось - и не было возможностей их оперативно изготовить. Поэтому и МТК, и ГУКиС, и ГМШ, и Особому комитету пришлось крепко поломать головы, прикидывая, откуда взять ту или иную пушку и на какой корабль ее поставить с наибольшей выгодой для общего дела.
  Начало всех свершений по этой части было, однако, в какой-то мере радужным - так, требовавшиеся для перевооружения 'Двенадцати Апостолов' и замены одного поврежденного орудия на 'Пересвете' пять 254-мм пушек, по счастью, отыскались на складах. А в процессе изготовления башен для бывшего 'черноморца' Путиловскому заводу удалось еще и устранить такие выявившиеся на 'Победе' недостатки установок этого типа, как конструктивная слабость крепления накатников и ненадежность средств предотвращения протечек жидкости компрессоров [примечание 3].
  А вот с 12-дюймовками для 'Синопа' было хуже - лишних стволов этого калибра не было и не имелось никакой возможности их экстренно выделать. Поэтому пришлось запускать руку в портфель заказов для 'Потемкина', в том числе возвращая обратно в Петербург два только-только доставленных в Севастополь орудия [примечание 4].
  Но наиболее активно, пожалуй, 'кочевали' с корабля на корабль шестидюймовки Канэ. И самому существенному 'разворовыванию' здесь вновь подверглись заказы для строящихся кораблей Черноморского флота. От них ранее уже успели 'откусить' восемь пушек, которыми изначально планировали оснастить 'Император Александр II'. Но эти стволы в 'комбинации' Великого князя по согласованию с МТК и ГУКиС нашли другого хозяина - им стал 'Синоп'. Суммарно же 'Очаков', 'Кагул' и 'Князь Потемкин-Таврический' недосчитались 32 орудий - по сути, все, что было, кроме башенных пушек крейсеров с их особыми станками. Причем с броненосца сняли даже частью уже установленную артиллерию, о чем Александру Михайловичу пришлось особо просить командующего Черноморским флотом Г.П.Чухнина [примечание 5].
  По слухам, на великокняжеский запрос Григорий Павлович ответствовал не без юмора:
  - А, Господь с Вами, Ваше сиятельство, начали грабить - так уж грабьте до порток...
  Присутствовавший при этом разговоре строитель 'Потемкина' А.Э.Шотт только горестно вздохнул. Его надеждам сдать корабль в казну хотя бы к началу кампании 1905 года, увы, не суждено было сбыться. Ждать, когда ОСЗ сможет изготовить недостающие орудия, и броненосцу, и крейсерам пришлось до конца 1905 - начала 1906 года, пребывая у достроечных стенок [примечание 6].
  Оставшиеся же за вычетом 'синопских' 24 пушки распределили между 'Авророй' (4 орудия, заменившие собой дюжину 75-миллиметровок на верхней палубе - под шпицем наконец-то осознали ущербность изначальной батареи 'богинь'), 'Адмиралом Ушаковым', 'Адмиралом Сенявиным', а также остающимся на Балтике в качестве учебного 'Генерал-адмиралом Апраксиным' (еще по 4 на каждый), и 'Баяном', пришедшим во Владивосток всего с половинным комплектом среднекалиберной артиллерии. На 'Баян' ушло сразу 8 орудий, при этом дополнительные четыре шестидюймовки опытные мастера Балтийского завода умудрились воткнуть в центральный каземат, на место прежней батареи 75-мм пушек. С заделыванием старых и прорезанием новых орудийных портов и подгонкой к ним броневых плит пришлось, конечно, повозиться, но обеспечение устанавливаемых орудий нормальной защитой определенно того стоило.
  А еще как-то так получилось, что почти все 'богатыри' поневоле оказались 'донорами' артиллерии для своих более удачливых коллег - включая и родоначальника серии, в начале войны крепко поврежденного на камнях у мыса Брюса и до сих пор пребывающего в ремонте. Его 8 палубных и казематных шестидюймовок были переданы для усиления вооружения на 'Россию' и 'Громобой'.
  И, наконец, снятая с 'Осляби' погонная пушка (по сути бесполезная, как показал бой 1 августа) и три носовых орудия с 'Владимира Мономаха' образовали новую среднекалиберную батарею на 'Двенадцати Апостолах' [примечание 7].
  Пересмотрели и вооружение всех шести собравшихся в Либаве вспомогательных крейсеров. Особенно сильно обобрали 'Смоленск' и 'Петербург', выкупленные Морским министерством у Доброфлота и переименованные в 'Днепр' и 'Рион' соответственно - у них осталось лишь по паре 120-мм пушек на брата (высвободившиеся 11 таких орудий пошли на оснащение кораблей 3-го броненосного отряда). Восполнить уменьшившуюся огневую мощь решено было за счет установки минных аппаратов - благо их, снимаемых с различных кораблей, скопилось в портовых арсеналах немало. А топить с их помощью встреченных купцов было даже сподручнее, чем артиллерией.
  При этом с учетом разделения вспомогательных крейсеров на два отряда - собственно 'крейсерский' ('Терек', 'Кубань', 'Дон') и тот, что в планах построения ордера эскадры становился 'транспортно-боевым' ('Днепр', 'Рион' и 'Урал') - состав их вооружения тоже постарались более-менее стандартизировать, отдав все нештатные для русского флота 76-мм и 57-мм орудия как раз 'крейсерскому' отряду.
  Однако одиннадцати снятых со вспомогательных крейсеров 120-мм пушек для перекрытия всех потребностей эскадры было маловато. Ведь их требовалось куда больше - по десятку для крейсеров 'Адмирал Нахимов' и 'Память Азова', восемь для 'Наварина' и шесть для 'Императора Николая I'. Кроме того, неплохо было бы хотя бы пару таких орудий установить на 'Алмаз', текущий состав вооружения которого никак не соответствовал его крейсерскому рангу.
  Посему пришлось в очередной раз перетряхивать все наличные закрома и 'грабить' не идущие в поход корабли Балтийского и Черноморского флотов. В итоге из 12 таких пушек, снятых со всех трех броненосцев береговой обороны типа 'Адмирал Сенявин', удалось, перебрав установки, собрать 5 относительно малоизношенных. На складах в Кронштадте и Севастополе нашлось еще соответственно 4 и 2 орудия - все благодаря изрядным пертурбациям с вооружением и разоружением в довоенный период пароходов Доброфлота и других кораблей, пушки которых то оседали в арсеналах различных портов империи, то вновь оттуда изымались. Четыре 120-миллиметровки позаимствовали у броненосца 'Три Святителя', еще столько же - у переоборудуемого в учебно-артиллерийский корабль 'Императора Александра II'. Ну и, наконец, шесть новых орудий по наряду от 12 октября 1904 года все-таки взялся изготовить изрядно перегруженный заказами Военного и Морского ведомств Обуховский сталелитейный завод [примечание 8].
  Кстати, у 'Императора Александра II' отняли не только 120-миллиметровые пушки. Пять изготовленных для него 8-дюймовок со стволами длиной в 45 калибров отправились во Владивосток - для довооружения 'Громобоя' и 'России' и замены одного уничтоженного в бою 1 августа орудия на последней [примечание 9].
  Не обошла вся эта лихорадка замен и перестановок также и более старые артсистемы. Так, с обдираемого как липка Черноморского флота в Санкт-Петербург укатили две 35-калиберных 8-дюймовки, снятые со списанной канонерской лодки 'Запорожец'. Их установили в носовых спонсонах на батарейной палубе 'Владимира Мономаха' вместо снятых шестидюймовок Канэ. Еще два таких орудия, имевшихся в запасниках в Кронштадте, получил 'Память Азова', что довело его главный калибр до четырех 203-мм пушек (все за щитами на верхней палубе) - в компании с десятком 120-миллиметровок в крытой батарее на местах старых 152-мм орудий это выглядело уже вполне прилично [примечание 10].
  Нужно сказать, что в целом к вопросу перевооружения сведенных в один боевой отряд 'Императора Николая I', 'Наварина', 'Адмирала Нахимова' и 'Памяти Азова' подошли предельно практично. Главную артиллерию, пусть и не самую современную, но на первых трех кораблях размещающуюся в башнях или башнеподобных установках с нормальной защитой, трогать не стали. Разве что заменили заряды в боекомплекте на новые, с бездымным порохом (и для восьмидюймовок 'Мономаха' тоже). На 'Император Николай I', кроме того, вместо четверки центральных шестидюймовок на батарейной палубе поставили снятые с 'Императора Александра II' 229-мм 35-калиберные пушки. Теперь с каждого борта старый броненосец мог встретить врага сразу шестью тяжелыми орудиями, а возглавляемый им отряд в целом - 18-ю 203-305-мм и 17-ю 120-мм. При этом 120-миллиметровки на 'Николае' ставились на батарейной палубе на позициях концевых 152-мм пушек (четыре) и на месте срезанного полуюта (две палубные установки побортно за щитами). На 'Нахимове' и 'Наварине' новые скорострелки просто заменили собой прежние 152-мм орудия - в батарейной палубе и броневом каземате соответственно. А еще оснащение старых кораблей именно 120-мм артиллерией, а не шестидюймовками Канэ, обычно позволяло обойтись без дополнительного подкрепления палуб в местах ее расположения, упрощая тем самым производство работ [примечание 11].
  Пушки меньших калибров тоже находили себе новое применение. Так, дюжина 75-миллиметровок, снятых с 'Авроры', пошла на довооружение снаряжаемых в поход миноносцев-'невок' - призывы с их воюющих 'коллег' были услышаны Скрыдловым и Александром Михайловичем и пролоббированы через МТК и ГМШ. На всех этих корабликах ими замещалась ютовая 47-мм пушка, а еще одну пару орудий этого калибра, стоявших ближе к корме, на их огневых позициях сменяли два пулемета. При этом двенадцатым кораблем, перевооружаемым по новому стандарту, оказался 'Громящий'. Ускорению его ввода в строй и включению в эскадренный отряд миноносцев в очередной раз помогли деньги, собранные Особым комитетом.
  Еще двадцать четыре 75-мм пушки, предназначавшихся для 'Очакова' и 'Кагула', поровну поделили между собой 'Ростислав', 'Синоп', 'Двенадцать Апостолов', 'Адмирал Ушаков', 'Адмирал Сенявин' и 'Генерал-адмирал Апраксин'. Почти все орудия этого калибра, планировавшиеся к установке на 'Потемкин', ушли на экстренную достройку 'Славы'.
  Во Владивостоке на удивление с трехдюймовками оказалось даже полегче, чем в Кронштадте и Либаве - там нашлись и два орудия для 'Бдительного' и 'Властного', перевооружаемых по образцу балтийских 'невок', и четыре таких пушки для 'Всадника' с 'Гайдамаком'.
  За их наличие нужно было сказать 'спасибо' тем метаморфозам, которые претерпело вооружение 'Громобоя' и 'России'. После боя 1 августа их обширные малокалиберные батареи были сильно сокращены, уступив место дополнительным шести- и восьмидюймовкам, число которых достигло соответственно 20 и 6 орудий. Причем на каждый борт теперь могли работать четыре восьмидюймовых пушки и десять шестидюймовых - лучший показатель для всех российских кораблей. Снимаемая противоминная артиллерия при этом не осталась без дела - трехдюймовки, как уже было сказано, пошли на дестройеры и минные крейсера, а орудия меньших калибров на номерные миноносцы.
  Более того, была существенно улучшена защита главного и среднего калибра - за счет устройства броневых траверзов толщиной 50,8 мм на 'России' и 76,2 мм на 'Громобое' для защиты кормовой пары и двух вновь установленных на полубаке и юте восьмидюймовок, а также казематов на верхней палубе для шести 152-мм пушек с круговой защитой из 25,4-12,7-мм стали на обоих крейсерах. Аналогичные казематы получили и четыре палубных шестидюймовки на 'Богатыре' в ходе его ремонта. Тогда же этот крейсер лишился окончательно устаревших десантных пушек [примечание 12].
  Пожалуй, меньше всего изменений было в конструкции крейсеров, отправляющихся в составе 2-й Тихоокеанской эскадры. Так, на 'Жемчуге' и 'Изумруде' ограничились лишь снятием десантных пушек Барановского - как и на 'Олеге', который вдобавок получил казематы для палубных шестидюймовок по образцу 'Богатыря'. Вооружение 'Светланы' пополнили четыре 75-мм и столько же 47-мм орудий, также на ней смонтировали радиотелеграф - как и на минном крейсере 'Абрек', на котором, помимо того, перебрали машины и установили два пулемета. Несколько выбились из общего ряда разве что 'Аврора' и 'Алмаз', оснащенные дополнительными среднекалиберными скорострелками.
  Что касается прочих переделок, не связанных с минно-артиллерийским вооружением, то многое, конечно, за отведенное время сделать просто не успели. Но еще несколько крайне значимых новшеств в конструкции кораблей все-таки реализовали.
  Во-первых, по итогам обобщения боевого опыта усовершенствовали конструкцию боевых рубок кораблей. МТК для защиты от осколков предлагал просто установить на нижней кромке толстой вертикальной брони одно-двухдюймовой толщины козырьки-отражатели. Но Александр Михайлович вместе с Д.В.Скворцовым и инженерами Балтийского завода предложили более совершенный вариант - не только с козырьком, но и с установкой от края козырька до кромки грибовидной крыши полосы брони с проделанными в ней смотровыми щелями уменьшенной до четырех дюймов ширины, а также с подпирающими всю эту конструкцию мощными кронштейнами. Правда, если козырьки русские заводы еще брались изготовить из броневой стали, то гнутые листы с прорезями в них они в отведенное время уже не смогли осилить. Поэтому в конечном итоге для данного элемента защиты пришлось довольствоваться одним или двумя (в зависимости от конкретного корабля) дюймовыми слоями кораблестроительной стали.
  Из такой же стали изготовили и прикрытия дальномеров, на приобретение которых Комитет по усилению флота тоже отжалел известное количество средств. В результате к январю 1905 года каждый корабль 1-го ранга и на Балтике, и во Владивостоке был обеспечен четырьмя, а 2-го ранга - двумя этими несомненно полезными приборами. Что же до их защиты, то она имела вид рубок высотой в сажень и диаметром в пять футов с прорезанными по периметру визирными отверстиями. Стенки этих рубок, опять же смотря на каком корабле, выполнялись толщиной от 12,7 до 25,4 мм, а крыши - от 6,35 до 12,7 мм.
  В-третьих, не забыли про оптические прицелы к орудиям, которые, как показала практика, тоже весьма положительно влияют на меткость огня. Таковые получили все пушки калибром от 75 до 305 мм на 1-й и 2-й Тихоокеанских эскадрах - и опять же в значительной мере благодаря финансам Комитета. Увы, но кредиты, выданные самому Морскому министерству, были к тому моменту практически исчерпаны [примечание 13].
  Ну и, наконец, были устроены дополнительные посты управления в прикрытых броней помещениях на тех кораблях, которые их еще не имели. Во многом здесь сказался опыт 'Цесаревича' в бою 28 июля 1904 года, успевший дойти и до уполномоченных лиц в ГМШ и МТК, и до Великого князя, который в свое время сам принимал участие в устройстве такого поста на 'Ростиславе' [примечание 14].
  Кроме того, после отставки Рожественского по инициативе Скрыдлова и Фелькерзама на 2-й Тихоокеанской эскадре, как и на остатках 1-й, был введены достаточно прогрессивные правила артиллерийской стрельбы образца 1903 года за авторством А.К.Мякишева. Помимо чисто практических вопросов организации стрельб, они устраняли еще и такие явные анахронизмы, как ношение артиллерийскими офицерами палашей, определенно бессмысленное в эпоху парового броненосного флота [примечание 15].
  В начале весны 1905 года к этим правилам было сделано одно, но весьма существенное дополнение - пристрелку предлагалось вести не одиночными выстрелами, а залпами. Это диктовалось тем, что на возросших по опыту боев дистанциях стрельбы падение группы снарядов наблюдалось значительно лучше. Впервые новый метод был опробован 11 апреля 1905 года при практической стрельбе с крейсера 'Громобой' по острову Циволько и в сочетании с применением оптических прицелов и дальномеров дал прекрасные результаты [примечание 16].
  Еще одним сомнительным решением времен начальствования Зиновия Петровича, от которого удалось избавиться, была нарочито демаскирующая окраска кораблей - черных с желтыми трубами. С приходом Небогатова основным цветом эскадры стал 'боевой' серовато-оливковый.
  Смогли поправить и кое-какие наиболее нетерпимые технические неполадки и конструктивные недочеты на отдельных кораблях, большей частью из числа 'ветеранов'. Так, значительный объем работ пришлось реализовать на 'Сисое Великом'. Помимо довооружения, определения остойчивости и замены проржавевших переборок, серьезного исправления на нем потребовали котлы и холодильники машин, а также рулевое устройство. После всех доработок по машинно-котельной части броненосец смог уверенно и практически безаварийно держать максимальный эскадренный ход в 15 узлов. Еще сильнее помогла замена котлов 'Императору Николаю I', который по ее завершении развил скорость в 16,85 узла - почти на два узла больше, чем при вводе в строй.
  На 'Ушакове' и 'Сенявине' Путиловский завод отремонтировал изношенную гидравлику в башенных установках, также на них починили динамо-машины. На 'Нахимове' заделали обнаружившиеся течи в подводной части корпуса и заменили металлическими изрядно 'постаревшие' в долгих плаваниях деревянные световые люки и щиты в каютах. Ремонта по машинам и корпусу, наряду с состоявшейся заменой котлов, потребовал и 'Память Азова'. А на 'Наварине' вкупе с исправлением главных механизмов и устройством полноценной фок-мачты стальную ходовую рубку заменили медной - прежняя мешала работе главного магнитного компаса, причем об этой проблеме знали (но ничего с ней не делали) уже девять лет [примечание 17].
  На 'Славе' еще в процессе достройки, а на прочих 'бородинцах' в порядке подготовки к походу устроили продольные переборки позади орудий в центральной батарее трехдюймовок - 'для увеличения боевой непотопляемости' при попадании воды в орудийные порты. Таковое на броненосцах данного типа, увы, было весьма вероятным, как показал печальный опыт происшествия с 'Императором Александром III' во время его сдаточных испытаний. Также по примеру 'Орла', на котором соответствующую инициативу проявили с подачи инженера Балтийского завода В.П.Костенко, на всех пяти 'бородинцах' систему перепуска воды между отсеками приспособили для оперативного парирования контрзатоплениями возникающих кренов от боевых повреждений. Кроме того, на 'Бородино' систематически ломавшиеся чугунные эксцентрики золотниковых приводов цилиндров высокого давления паровых машин удалось заменить стальными, изготовленными Франко-Русским заводом по отдельному заказу [примечание 18].
  Уделили, наконец, необходимое внимание и вопросам тактики. Так, в случае успешного соединения с кораблями из Владивостока планировалось, что основную силу эскадры составят разделенные на два равных отряда восемь броненосцев с современными 305-мм орудиями. А поддержку им будут оказывать отряд броненосцев с 254-мм главным калибром и отряд устаревших броненосцев и броненосных крейсеров. 'Баяну' предстояло вместе с 'Россией' и 'Громобоем' образовать самостоятельное мощное и быстроходное крейсерское соединение - этакую 'пожарную команду', действующую по обстановке. 'Богатырь', когда его удастся ввести в строй, должен был присоединиться к 'Олегу', 'Авроре' и 'Светлане' в качестве флагмана отряда, призванного противостоять вражеским бронепалубным крейсерам. А 'Изумруд' и 'Жемчуг' предполагалось определить 'лидерами' двух миноносных отрядов, занимающихся уничтожением вражеских минных сил.
  Одновременно учли и опыт боя 28 июля, когда эскадра утратила управление в том числе из-за невозможности разобрать сигналы Ухтомского с 'Пересвета' с его полностью сбитыми стеньгами. Посему 'Алмазу' и трем минным крейсерам была уготована роль репетичных судов, держащихся при флагманах броненосных отрядов. При этом помимо повторения сигналов флагманских кораблей им вменялось в задачи также спасение людей при выходе из строя кого-либо из 'подопечных'.
  Кроме того, и сами сигналы Небогатов (как и Скрыдлов во Владивостоке), пользуясь еще наработками Макарова, применял в основном простейшие - 'боевые' однофлажные. Они были, может, и не столь информативны, как многофлажные, зато позволили быстрее привить навыки совместного судовождения всей огромной массе практически не 'сплаванных' кораблей, включаемых во 2-ю эскадру [примечание 19].
  
  Примечания к главе 7:
  1. Вот как Д.Б.Павлов в своей книге 'На пути к Цусиме' описывает типичный рабочий день З.П.Рожественского в качестве командующего эскадрой, ссылаясь на сборник статей генерала флота В.А.Штенгера о подготовке 2-й Тихоокеанской эскадры к плаванию:
  'Вставал он в 7 часов утра и в 8 часов уже сидел за бумагами в кабинете; при этом резолюции его [...] почти никогда не ограничивались краткой подписью: 'справку', 'к распоряжению' и т.п., а почти всегда составляли подробное и определенное решение, так редактированное, что можно было его целиком переписывать как ответные бумаги; нередко эти резолюции были очень резки, иногда в них проглядывала ирония, но всегда были определенны. Почерк у адмирала был редко хороший, и все свои заметки и резолюции он всегда писал чернилами и всегда без поправок. Бесчисленное количество [...] просителей он принимал обычно утром до 10 час.; с 10 же часов начинались доклады по делам Штаба и шли без перерыва до 1 часа дня. При этом телефон из других министерств действовал беспрерывно, телеграммы в это тревожное время сыпались как из рога изобилия и решения по ним следовали немедленно. Тут же наряду бывали сношения по вопросам, касающимся формирующейся эскадры и разных предложений изобретателей, самых разнообразных и подчас несуразных. Далее наступало время завтрака, но уже в 2 часа адмирала не было дома - он делал многочисленные визиты, участвовал в заседаниях и пр. В 4 часа он снова был дома, где его уже ждала полная приемная народу. Тут были и заводчики, и всякие иностранцы, и чины флота и Штаба, и опять это колесо вертелось до 7 часов вечера, когда адмирал обедал. В 8 часов обычно я снова бывал у него с последними бумагами и телеграммами и уходил не раньше 11 часов, притом нагруженный бесконечными приказаниями, экстренными поручениями и пр., и пр. - адмирал продолжал один работать и ежедневно около 2 часов ночи предупреждал меня по телефону, что посылает мне еще партию бумаг, давая по некоторым указания. Тут кончался его рабочий день.'.
  От себя после сказанного выше отмечу лишь одно. Автор сам отнюдь не из числа тех, кто любит поспать подольше. Но даже его лишь 5 (а скорее даже меньше) часов сна каждый день, да еще на протяжении нескольких месяцев подряд, да еще и все это время в режиме 'работа на износ' вполне способны довести до ручки. А еще большей достоверности авторским 'измышлизмам' добавляет тот факт, что Рожественский и на самом деле, хотя и чуть позже, чем здесь описано, просил освободить его от должности командующего эскадрой по состоянию здоровья и заменить Чухниным.
  2. Про взаимоотношения Небогатова и Рожественского - не выдумка. Именно так их характеризует В.Ю.Грибовский в своей статье 'Крестный путь отряда Небогатова' в 3-м номере сборника 'Гангут'.
  3. Вопрос о том, существовали ли в действительности 'лишние' 254-мм орудия и если да, то сколько их было, на самом деле дискуссионный.
  С одной стороны, имеется такая фраза в книге В.Ю.Грибовского и И.И.Черникова 'Броненосец 'Адмирал Ушаков' применительно к подготовке к походу броненосцев береговой обороны:
  'Не был поставлен вопрос о замене 254-мм орудий, изготовление которых выросло в серьезную проблему для Обуховского завода'.
  Из этой фразы напрашивается вывод, что запасных 254-мм стволов в наличии не имелось. Но так ли это? Ведь, с другой стороны, есть указание в справочнике А.Б.Широкорада о том, что к 1 мая 1901 года ОСЗ сдал Морскому ведомству 30 таких пушек.
  При этом Р.М.Мельников в книге 'Эскадренный броненосец 'Ростислав' (1893-1920)' говорит следующее:
  'Между тем находившиеся еще на Обуховском заводе 10-дюймовые пушки 'Ростислава' только начинали готовить к стрельбам на морской батарее Охтенского полигона, и результаты их было трудно предугадать. Проходившие начиная с 1895 года испытания новой модификации орудий этого калибра, названной впоследствии орудием образца 1897 года, выявили не поддававшиеся объяснению повреждения. В результате предназначавшееся для броненосца 'Адмирал Ушаков' и переданное на полигон, но обнаружившее дефекты, орудие N 1 на 72 выстреле получило сквозную трещину в стволе.
  Уверенное в случайном характере дефектов, руководство МТК не стало останавливать уже начавшееся на Обуховском заводе производство орудий - это сразу сорвало бы ввод и строй семи строившихся с этими орудиями броненосцев (трех типа 'Адмирал Ушаков', трех типа 'Пересвет' и 'одиночки' 'Ростислава'). Более прочную пушку с утолщенными стенками (отчего ее вес увеличился на 5000 кг и достиг 27,6 т), разрабатывавшуюся в то время в МТК, успел получить лишь последний из кораблей типа 'Пересвет' - броненосец 'Победа'. ... Пушки же 'первого чертежа' подвергли интенсивным полигонным испытаниям и, устраняя обнаружившиеся дефекты, продолжали поставлять на ожидавшие их корабли.
  'Адмирал Ушаков' после замены дефектных пушек N 1 и ? 3 (их на полигоне расстреляли до полного износа) получили пушки за номерами 2, 4, 5, 9. 'Ростиславу', четвертому в очереди на поставку артиллерии, достались орудия с 16-го по 19-й номер.'.
  А в статье 'Эскадренные броненосцы типа 'Пересвет'. Часть 5' (сборник 'Гангут', выпуск 16) все тот же Мельников относительно состояния орудий 'Пересвета' при его возвращении России указывает:
  'Орудия в башнях 'Пересвета' остались прежние - Обуховского завода (N 21, 22, 23 и 24), а потому от множества выстрелов оказались изношены почти до предела. Исключение составляло орудие N 21 - в результате попадания в 1904 году снаряда оно имело глубокую наружную выбоину, и его внутреннюю трубу японцы заменили новой.'.
  Последняя из 254-мм пушек 'Пересвета' по данным Мельникова была готова и прошла контрольные испытания стрельбой на Ржевском полигоне в августе 1900 г. Установку орудий и сборку башен на этом броненосце завершили в 1901 году. При этом из работы Мельникова, а также из книги В.Я.Крестьянинова и С.В.Молодцова о броненосцах типа 'Пересвет' четко следует, что 'Ослябя' и 'Победа' получали свои пушки уже после родоначальника серии, в 1901-1902 годах. Но даже механически прибавляя к последнему номеру орудия 'Пересвета' (N 24) количество орудий 'Осляби' и 'Победы' (8), мы получаем цифру 32 - то есть уже не 30, как говорит Широкорад.
  Правда, уже в фундаментальной 'Энциклопедии отечественной артиллерии' за авторством того же Широкорада следует уточнение, что из означенных 30 орудий на судах было установлено 27. То есть с учетом данных Мельникова можно предположить, что 30 - это все сданные исправные пушки, без учета двух расстрелянных на износ дефектных (32 минус 30 - равно 2), а запасных тогда, выходит, было всего 3 (напомню, по состоянию на май 1901 года).
  Однако там же у Широкорада имеется указание, что к началу 1917 г. в Морском ведомстве было не более 10 пушек 254х45, в том числе на Черном море только 4 (на броненосце 'Ростислав').
  Когда конкретно были изготовлены эти лишние 6 пушек (10 минус 4 - равно 6) Широкорад не уточняет, а проверить его данные по другим источникам у автора нет возможности. Посему в этой истории сделано допущение, что все запасные орудия были изготовлены все-таки до русско-японской войны или уже в ходе боевых действий и сосредоточены в балтийских портах.
  Информация про недостатки башен 'Победы' соответствует реальности (о них в статье 'Эскадренные броненосцы типа 'Пересвет'. Часть 1' в 11-м выпуске сборника 'Гангут' упоминает Р.М.Мельников).
  4. По данным Р.М.Мельникова из книги 'Броненосец 'Потемкин' два 305-мм орудия этого корабля прибыли в Севастополь к 5 апреля 1904 года, а все пушки главного калибра были установлены на свои места лишь 14-22 декабря.
  5. В действительности, исходя из информации в книге Р.М.Мельникова 'Броненосец 'Потемкин', по состоянию на март 1903 года прибыли в Севастополь, но еще не были установлены на этот корабль 10-152х45 и 37-мм пушки. К 30 сентября 1904 года еще не было 4 пулеметов, а вся артиллерия 'Потемкина' была установлена к началу апреля 1905 года.
  А в книге Мельникова 'Крейсер 'Очаков' сказано еще и такое:
  '... заказ для 'Очакова' был использован для ускорения подготовки кораблей 2-й тихоокеанской эскадры... На Балтику и Тихоокеанский театр военных действий ушли и заказанные для 'Очакова' орудия: 152-миллиметровые - передали для усиления и замены артиллерии на броненосце 'Император Александр II' и на владивостокских крейсерах 'Россия' и 'Громобой', а 75-мм - на броненосцы 'Слава', 'Цесаревич', учебные корабли 'Воин' и 'Рында'.'.
  Фактически на 'Очакове' по состоянию на начало 1905 года артиллерии еще не было - она была установлена только к сентябрю 1905 года. Что касается 'Кагула', вступившего в строй в 1905 году, то, судя по всему, его пушки тоже использовали для дооснащения 2-й Тихоокеанской эскадры и Владивостокского отряда - как минимум, частично.
  6. Да-да, всем ждать и достраиваться! Особенно 'Потемкину' с 'Очаковым'! Чтоб никаких мне тут, понимаешь, революционных поползновений!! :)
  7. Вообще идея таких перетасовок вооружения имеет под собой вполне реальные корни. Про использование артиллерии строящихся на Черном море кораблей уже говорилось выше. А вот, к примеру, что сказано в книге А.Кудрявского 'Эскадренный броненосец 'Император Александр III' на страницах 59-61:
  '28 мая 1904 года командующий 2-й Тихоокеанской эскадрой контр-адмирал Рожественский в докладной записке на имя управляющего Морским министерством сообщил, что в вооружении некоторых кораблей эскадры не имеется трехлинейных пулеметов, 'польза которых удостоверена опытом настоящей войны, особенно при отражении атаки миноносцев'. Тем самым он просил разрешения, 'если к тому окажется хоть какая-нибудь возможность', заказать недостающие пулеметы для броненосцев 'Наварин', 'Сисой Великий', 'Ослябя', крейсеров 'Олег', 'Светлана', 'Алмаз' и восьми миноносцев.
  К тому времени большое количество пулеметов уже было заказано компании 'Виккерс-Максим', однако мало кто верил, что они успеют прибыть ко времени отхода эскадры на Дальний Восток. Тогда решили поскрести по сусекам, т.е. взять их с кораблей Черноморского и Балтийского флотов, в последнем случае - с тех, кто в поход не шел, а также попробовали перетасовать пулеметы непосредственно и на самой 2-й эскадре. В результате 8 июня Технический комитет на имя управляющего ведомством отправил донесение с таблицей соответствующих пертурбаций, в которой подробно расписывался каждый пулемет: откуда его взять, куда поставить, способ и место установки.
  При этом по 2 из 8 имевшихся пулеметов снимали даже с трех 'бородинцев' ('Князь Суворов', 'Орел' и 'Бородино'). 'Император Александр III' в этом плане оказался в привилегированном положении и сохранил все 8 пулеметов. Но уже 26 сентября в Либаву ушел поезд, везущий все шесть снятых с броненосцев пулеметов и еще четыре для крейсеров 'Жемчуг' и 'Изумруд'. При этом данные 10 пулеметов были только частью общей партии из 20 пулеметов, остаток которой, очевидно, пошел на вооружение других кораблей.'.
  Ну и в этой истории все получилось похоже - разве что несколько более масштабно.
  8. По поводу завалявшихся в портовых арсеналах орудий - не выдумка. По крайней мере, после анализа информации в 6-м выпуске 'Морской коллекции' за 2007 год, посвященном пароходам Доброфлота, у автора получилось, что в Севастопольском порту после оснащения уже в военное время 'Петербурга' и 'Смоленска' на хранении должны были оставаться 2-120х45 и 2-75х50 орудия, а во Владивостоке на начало войны - 10-120х45, 12-75х50, 16-47 и 10-37. В Кронштадтском порту согласно авторскому предположению могла осесть часть из 6-120х45, снятых в 1902 году с 'Дмитрия Донского'. А 'Император Александр II' действительно перевооружался в это время на новую скорострельную артиллерию среднего калибра, включая 4-120х45. Про октябрьский заказ 6-120х45 у ОСЗ - чистая правда (в нашем мире они пошли на замену половины средней артиллерии броненосцев береговой обороны).
  9. Ни А.Б.Широкорад, пишущий про русскую морскую артиллерию, ни В.В.Арбузов, освещающий историю 'Императора Александра II', ничего не сообщают о конкретных сроках изготовления для этого броненосца новых восьмидюймовых пушек. Поэтому здесь сделано допущение, что данные орудия были изготовлены не позднее середины февраля 1905 года и не позднее середины марта того же года по железной дороге доставлены во Владивосток.
  В принципе, к тому есть и определенные логические предпосылки, ибо Широкорад говорит о сдаче ОСЗ к 1 мая 1901 года суммарно 13 орудий 203х45, а потом - о вооружении в 1906-1907 годах 6 орудиями трех крейсеров типа 'Адмирал Макаров'. Посему видится разумным предположить, что пушки 'Императора Александра II' изготавливались в промежутке между этими двумя партиями.
  10. Про наличие двух 'свободных' 203-мм 35-калиберных пушек, которые в 1904-1905 годах передали во Владивосток, говорит в своем справочнике А.Б.Широкорад.
  А 'Запорожец', равно как и 'Черноморец', действительно был одной их самых некачественно построенных среди всех черноморских канлодок соответствующего типа. Потому в основном обе эти лодки использовались как стационеры в зарубежных портах. Более того, согласно данным В.И.Катаева в реальности по 'Запорожцу' еще в 1905 году комиссией был подписан акт о невозможности его дальнейшего боевого использования. И в случае с разоружением этой канонерки автор лишь самую малость сдвинул срок ее вывода из состава действующего флота.
  Касаемо же того, стоит ли тащить с собой 'Память Азова' - здесь нужно помнить, что на нем и в нашей истории в 1904 году были осуществлены замена котлов на водотрубные и ремонт машин. Так что совсем уж дряхлой развалиной этот корабль не был. А опыт показал, что даже более старые 'поясные' крейсера в лице 'Донского' с 'Мономахом' в Цусимском сражении держались против своих оппонентов вполне достойно.
  11. Что касается зарядов бездымного пороха, то про их введение для орудий 229х35 и 305х35 прямо пишет А.Б.Широкорад в своем справочнике.
  Про орудия 203х35 известно, что, в частности, у 'Рюрика' на 22 мая 1904 года по корабельной ведомости в боезапасе этих пушек значились полузаряды бездымного пороха. Такие полузаряды пироколлодийного пороха были введены с 1901 года и имели массу 30,75 фунта каждый (Н.А.Пахомов, 'Океанский крейсер 'Рюрикъ'. Подвиг выше варяжского').
  Про наличие аналогичных зарядов для орудий 305х30 в известных мне источниках ничего не говорится - так что будем считать это авторским вымыслом. Хотя в принципе каких-либо особых технических препятствий для их введения не имеется.
  Что же до выбора именно 120-мм пушек для перевооружения старых кораблей - то в нем тоже есть резон. Как известно, у 152-мм орудий Канэ в ту войну массово ломались подъемные механизмы. Однако причиной этих поломок была не порочная конструкция подъемных дуг, а слабость палуб в местах размещения орудий, из-за чего они при стрельбе подпрыгивали и чрезмерно вибрировали - с соответствующим воздействием на все элементы тонкой орудийной механики. По крайней мере, именно так утверждают в своих работах В.Е.Егорьев и Н.А.Пахомов.
  В то же время для 120-мм орудий эта проблема была выражена в гораздо меньшей степени. Так, к примеру, в отношении работы артиллерии 'Рюрика' в бою 1 августа 1904 года у Н.А.Пахомова сказано, что на второй час боя 120-мм орудия на верхней палубе продолжали действовать (причем из контекста получается, что все). А из приводимых Пахомовым воспоминаний комендора Г.А.Марьина действительно выясняется действие на всем протяжении боя 120-мм орудий (по крайней мере, до их вывода из строя японским огнем), исправность которых не страдала от подкреплений палубы. Чему подтверждением, в частности, как раз 120-мм снаряд, попавший в 'Такачихо' в 9.25.
  12. Предложенный здесь вариант защиты дополнительных орудий 'Громобоя' и 'России' практически не отличается от реального - с поправкой лишь на факт установки погонно и ретирадно не шести-, в восьмидюймовых пушек.
  Про защиту орудий на 'Богатыре' в нашей истории есть три разных источника сведений. Р.М.Мельников в посвященном 'Богатырю' выпуске журнала 'Стапель' (N 6 за 2009 год) говорит об устройстве над ними 25,4-мм крыши. А.Ю.Емелин в статье 'Уроки боя в Японском море' (сборник 'Гангут' N 17) утверждает, что крыша была 10-миллиметровой. А В.П.Заблоцкий в журнале 'Морская коллекция' (N 3 за 2010 год) просто сообщает, что 'открытые палубные орудия прикрыли броней', не указывая, какой толщины и как именно устроенной. Поэтому автор предложил для 'Богатыря' свой вариант, коррелирующий с реализованными в данном мире на других владивостокских крейсерах.
  13. В реальности на том же Владивостокском отряде крейсеров звучавшие с 1904 года просьбы командующего о высылке оптических прицелов для его кораблей были удовлетворены только в мае 1905 года.
  Что касается конструкции защитных прикрытий дальномеров, то здесь имеет место авторская фантазия. Ибо то, как они в реальности были оформлены на 'России' и 'Громобое' при модернизации во время войны, автора все же не вполне устраивает.
  14. Можно сказать, что здесь автор фактически не прогибает реальность под свои нужды. Ибо вот вам такие две цитаты:
  а) 'Деятельность августейшего командира (так в третьем лице писали в официальных документах) способствовала и некоторым усовершенствованиям в устройстве корабля. ... При участии великого князя происходило и оборудование (по чертежам МТК) не предусматривавшегося ранее, а теперь делавшегося обязательным для всех броненосцев и крейсеров 'центрального боевого поста' - запасного командного пункта в трюме под боевой рубкой, откуда можно было управлять кораблем в случае выхода из строя оборудования в боевой рубке.' (P.M.Мельников, 'Эскадренный броненосец 'Ростислав' (1893-1920)');
  б) 'Личный состав Отдельного отряда крейсеров, стремясь повысить боеспособность кораблей, использовал не только свой боевой опыт, но и сведения о боях артурской эскадры. Так, например, анализируя повреждения эскадренного броненосца 'Цесаревич', полученные в сражении 28 июля 1904 года, офицеры 'России' пришли к выводу о необходимости устроить во внутренних помещениях крейсера импровизированный центральный пост. На жилой палубе, позади машинного каземата, установили штурвал, компас и переговорные трубы, связывавшие пост с верхней палубой и машинными отделениями.' (А.Ю.Емелин, 'Уроки боя в Японском море', сборник 'Гангут' N 17).
  15. В действительности данные правила были введены вице-адмиралом Н.И.Скрыдловым только на 1-й Тихоокеанской эскадре (В.Ю.Грибовский, И.И.Черников, 'Броненосец 'Адмирал Ушаков', страница 167).
  16. В реальности метод залповой пристрелки действительно был принят во Владивостокском отряде крейсеров весной 1905 года (А.Ю.Емелин, 'Уроки боя в Японском море', сборник 'Гангут' N 17). А вот стрельбы по острову Циволько состоялись только 11 августа того же года. Но мы-то, как уже не раз здесь упоминалось, подыгрываем русским... :)
  17. Увы, в нашей истории с 'Сисоем', помимо перевооружения, ничего из описанного выше сделать не смогли. И он так и остался с ветхими переборками и постоянно тормозившими отряд Фелькерзама своими поломками котлами и машинами. Про скорость 'Николая I' после замены котлов - сведения подлинные, как и про ремонт башен 'Ушакова' с 'Сенявиным' и переделки на 'Наварине'. По 'Памяти Азова' и 'Нахимову' - комбинация правды и авторского желания подправить отдельные слабые места этих кораблей.
  18. В реальности первая из указанных конструктивных особенностей имела место только на 'Славе', а вторая - сугубо на 'Орле'. А 'Бородино', как известно, чугунные эксцентрики в ЦВД, унаследованные от прототипа в лице 'Цесаревича', сохранил до момента своей гибели при Цусиме. Хотя В.Ю.Грибовский в брошюре 'Эскадренный броненосец 'Бородино' ('Гангут - корабли отечества', N 6) и указывает, что, даже невзирая на них, за время стоянки у Носси-бе машинисты броненосца под руководством В.С.Рябинина и флагманского инженер-механика В.А.Обнорского 'привели главные механизмы броненосца в полный порядок, ликвидировав заводские недоделки'. Впрочем, насиловать оные механизмы ради проверки качества произведенных работ Рожественский запретил.
  19. По правде говоря, автору неизвестно, как в реальности обстояло дело во Владивостокском отряде при Скрыдлове. Но вот Небогатов действительно использовал на своем отряде в основном однофлажные сигналы (В.Ю.Грибовский, 'Крестный путь отряда Небогатова', сборник 'Гангут' N 3).
  
  
  Глава 8. На Дальний Восток
  
  Январь 1905 года ознаменовался сразу двумя важными событиями на сухопутном фронте. Сначала в Петербург пришли, наконец, хорошие вести - Линевич в сражении у Сандепу сумел оттеснить войска Оямы и 15 января занял указанный город. Но следом, увы, прибыли и сообщения не столь радостные.
  В тот же день 15 января в отчаянно сражающемся в кольце блокады Порт-Артуре во время обстрела форта N 2 из 11-дюймовых гаубиц был тяжело ранен генерал Кондратенко, 'душа обороны', как считали многие. И его отсутствие на фронте не замедлило сказаться самым пагубным образом. Преступные приказы об оставлении почти без боя передовых укреплений, отдаваемые пораженцем Фоком, изрядно облегчили врагу овладение ими. В результате уже 24 января после взятия японцами горы Большое Орлиное Гнездо генерал Стессель отдал приказ о сдаче крепости - несмотря на то, что боевых и продовольственных припасов, равно как и людских ресурсов хватало еще минимум на несколько недель интенсивных боевых действий [примечание 1].
  К чести моряков, остававшихся в Порт-Артуре, нужно сказать, что они сделали все возможное для того, чтобы их корабли не достались противнику. Так, старые крейсера 'Джигит', 'Разбойник' и 'Забияка' были затоплены в проходе на внешний рейд. Минный транспорт 'Амур', использовавшийся после полученных повреждений как база тральщиков, был основательно искорежен взрывами боевых отделений торпед в сухом доке Порт-Артура.
  Куда более насыщенными событиями оказались последние дни в крепости для еще нескольких кораблей, включая 'Полтаву', которая после боя 14 сентября была насколько возможно отремонтирована. Конечно, без персонала Балтийского завода, пребывающего теперь во Владивостоке, с этим было непросто, но и 'пациентов' у портовых рабочих теперь изрядно поубавилось. На броненосце залатали пробоины, включая подводные, но пострадавшие внутренние помещения восстановили лишь минимально. Увы, с одной изрядно поврежденной машиной сделать ничего не смогли, зато по максимуму реанимировали артиллерию - на корабле продолжали действовать три 12-дюймовых и семь 6-дюймовых пушек. И эти орудия до самого конца вносили свою лепту в борьбу с японцами на суше и на море.
  Конечно, неприятным фактом стало начало в октябре 1904 года систематических обстрелов из 11-дюймовых орудий внутреннего рейда Порт-Артура. Но на первых порах 'Полтава', в распоряжении которой была почти вся акватория последнего, более-менее успешно уклонялась от их снарядов. При этом для защиты корабля от навесных попаданий на палубу насыпали толстый слой шлака, накрыв его полудюймовыми стальными листами. Однако к середине декабря японцами была захвачена гора Высокая, с которой полностью просматривалась вся панорама крепости и порта. Для 'Полтавы' в первый же день начала прицельного обстрела порт-артурской гавани это встало в четыре угодивших в корабль 280-мм 'чемодана'. Один из них, пронзив на своем пути ряд переборок и палубных настилов, был найден невзорвавшимся на жилой палубе. Еще один снаряд сделал подводную пробоину, которую смогли залатать водолазы. Однако было уже понятно, что в сложившихся условиях гибель броненосца - лишь вопрос времени. Причем ближайшего.
  Но и сдаваться без боя Успенский не хотел. Тем более что одним фактом своего нахождения в строю героический броненосец продолжал приковывать к Порт-Артуру немалую часть японского флота и тем самым облегчал положение эскадры во Владивостоке. Посему на следующий же день 'Полтаву' вывели в бухту Белый Волк, где вокруг нее были установлены противоминные сети и боны.
  Выход корабля из-за плохой погоды поначалу остался незамеченным для японцев, и они с утра выпустили по месту его старой стоянки свыше трех сотен 11-дюймовых снарядов. Но уже днем 'Полтава' была обнаружена с наблюдательных пунктов на высотах. И адмирал Х.Того, опасаясь возможного прорыва блокады старым броненосцем, который еще в сентябре 1904 года заставил врага крепко себя уважать, решил уничтожить его силами миноносцев, держа свои броненосцы и крейсера к югу от Порт-Артура.
  В отражении яростных атак легких сил противника, продлившихся ровно неделю, помимо 'Полтавы', принимали участие канонерская лодка 'Гиляк' и три последних порт-артурских миноносца - 'Смелый', 'Статный' и 'Сердитый'. По их окончании броненосец получил одно прямое попадание торпеды в корму - и еще две взорвались рядом с корпусом в сетевом заграждении, отчего заполнилось водой несколько отсеков правого борта. Торпедного попадания удостоился и 'Сердитый', который ранее после повреждения на мине оставшиеся в крепости специалисты Невского завода вместе с рабочими портовых мастерских чудом смогли ввести в строй, использовав часть конструкций от 'Разящего' [примечание 2]. Увы, на повторный полноценный его ремонт времени и средств уже не было.
  То же касалось и 'Полтавы'. Корабль сидел кормой на мели и при этом, по выражению Успенского, 'тек, как решето'. А крен его, несмотря на затопление отсеков неповрежденного левого борта, доходил до 8 градусов. Пострадал от торпедных попаданий и правый гребной вал.
  Впрочем, врагу пришлось изрядно заплатить за достижение такого результата. Двух представителей японского 'москитного' флота, миноносцы N 42 и N 53, русским совокупными усилиями удалось отправить на дно, а еще около десятка кораблей противника получили повреждения различной тяжести (некоторые после этого даже не вводились в строй до конца войны).
  Имея возможность наблюдать за состоянием броненосца с господствующих высот, японцы сочли его небоеспособным и, не желая больше рисковать своими миноносцами, прекратили атаки. За эту последнюю операцию японского флота под Порт-Артуром адмирал Того получил благодарственный рескрипт от императора.
  Тем не менее, после временной заделки пробоин и выпрямления крена 'Полтава' снова открыла перекидной огонь по японским позициям. В ответ противник, уже не имевший под Порт-Артуром крупных кораблей, которые ушли на ремонт в Японию, возобновил обстрел корабля из 150-мм орудий и добился десятка попаданий.
  Последняя стрельба с 'Полтавы' состоялась 23 января, а вечером был получен приказ о затоплении оставшихся на плаву судов в связи с капитуляцией крепости. На следующий день броненосец, несмотря на полученные повреждения и наличие всего 40 человек на борту (все прочие уже давно воевали на сухопутном фронте), был выведен с помощью парохода 'Силач' на глубокую воду и затоплен. Перед погружением 'Полтава' опрокинулась на правый борт и легла на дно кверху килем на 50-метровой глубине. Рядом с броненосцем нашла свое последнее пристанище и канонерская лодка 'Гиляк' [примечание 3].
  Три небоеспособных из-за повреждений от мин и торпед миноносца - 'Сердитый', 'Разящий' и 'Боевой' - при сдаче Порт-Артура были дополнительно взорваны командами. Зато двум оставшимся на ходу 'соколам', 'Смелому' и 'Статному' удалось прорвать блокаду и интернироваться в Чифу. При этом 'Статный' еще и вывез знамена порт-артурских полков, секретные документы и донесения главнокомандующему.
  Нужно сказать, что к моменту оставления главными силами Того окружающих Порт-Артур вод японский флот также понес немалые потери - помимо имевших место при атаках на 'Полтаву'. За них стоило благодарить в основном мины заграждения, в постановке которых Российский императорский флот и особенно его дальневосточная компонента к тому времени изрядно поднаторели, а также 'неизбежные на море случайности'.
  Так, особенно урожайным стали дни с 30 апреля по 4 мая 1904 года. Тогда японцы лишились броненосцев 'Хатсусе' и 'Ясима', крейсера 'Иосино', авизо 'Мияко', канонерской лодки 'Осима', дестройера 'Акацуки' и миноносца N 48. Впрочем, про окончательную потерю 'Ясимы' русским было неизвестно, и до самого Цусимского сражения они ожидали встретить его в числе своих противников. А с 15 июня по 9 декабря от мин и навигационных аварий враг недосчитался четырех канонерок ('Каймон', 'Хей-Иен', 'Атаго' и 'Сайен'), дестройеров 'Хаятори' и 'Сиракумо' и миноносца N 51.
  Кроме того, хватало ситуаций и не со столь печальными для врага последствиями. Уже после 'сентябрьского прорыва' Эссена 10 октября повреждения на мине получил истребитель 'Харусаме', 29 октября - еще один истребитель, 'Оборо', 24 ноября - миноносец N 66, 27 ноября - броненосец 'Асахи', 6 декабря - крейсер 'Акаси'. Вдобавок истребитель 'Инадзума' был торпедирован оставшимся в крепости минным катером с 'Ретвизана' в бухте Тахэ 4 ноября. Но все эти корабли впоследствии были отремонтированы и приняли участие в главной морской битве русско-японской войны [примечание 4].
  Однако события, долженствующие определить исход конфликта между двумя империями, в то время разворачивались все-таки в других местах. Падение Порт-Артура требовало должного ответа со стороны России, чтобы успокоить мятущееся общественное мнение, в котором вновь в полный голос зазвучали антивоенные нотки. И таковой ответ воспоследовал - причем как на суше, так и на море.
  Во-первых, кое-что удалось сделать в Манчжурии. Линевич после своего начального успеха на посту главнокомандующего прекрасно понимал, что в дополнение к уже противостоящим ему японским силам совсем скоро придется иметь дело и с перебрасываемой от Порт-Артура 3-й армией Ноги. И решил упредить ее в развертывании.
  Данное им японцам сражение под Мукденом, может, и не стало одной из самых громких 'викторий' русского оружия. Но оно, пожалуй, смогло окончательно закрепить в войсках столь нужный им настрой на победу, заданный еще при Сандепу. В ожесточенных встречных боях, продлившихся с 14 февраля по 2 марта 1905 года, русские вынудили 4-ю армию Нодзу отойти к станции Янтай, а 2-ю армию Оку вытолкали за линию рек Шахэ и Тайцзыхэ. У противника смогла отличилась только 5-я армия Кавамуры, сумевшая оттеснить противостоявший ей Цинхэчэнский отряд русских до рубежа Импань-Саньюньюй. Но на нем русские, подтянув резервы, встали намертво и отразили все последующие атаки. Потери японцев за все время сражения составили около 73 тысяч человек убитыми и ранеными, русских - чуть более 56 тысяч.
  А 31 марта 1905 года началась последняя в этой войне попытка наступления японцев - уже с участием армии Ноги. Однако русские войска, насчитывавшие к тому времени 497 тысяч человек, выдержали натиск врага, не отдав ни пяди своих позиций. И даже более того, контратакой по левому флангу сами смогли 'выпнуть' за реку Тайцзыхэ армию Кавамуры, поквитавшись за ее февральские достижения.
  Во-вторых (хотя хронологически именно это событие все же должно было считаться первым), 10 февраля наконец-то отправилась в путь эскадра Небогатова. Теперь, после капитуляции Порт-Артура ей ставилась задача прорываться во Владивосток и, базируясь на него, вместе с остатками 1-й Тихоокеанской эскадры положить конец японскому господству на море. Сил для этого, по мнению ГМШ, уже хватало - Небогатов вел под своим началом 12 эскадренных броненосцев, 2 броненосца береговой обороны, 9 крейсеров (2 броненосных, 5 бронепалубных, один безбронный и один минный), вспомогательный крейсер-аэростатоносец, 3 быстроходных вооруженных 'транспорта-крейсера' (из них два с грузом продовольствия и различными боевыми припасами и один, оборудованный как эскадренная мастерская), 12 миноносцев, госпитальное судно 'Орел' и буксирный пароход 'Русь'.
  Дополнительно обеспечивали поход этой армады учебное судно 'Океан' с 4000 тонн угля, транспорт 'Иртыш' и буксирный пароход 'Свирь', которые должны были расстаться с эскадрой в Средиземном море. После выхода же из Суэцкого канала обязанность по снабжению ее всем необходимым почти до самого театра военных действий ложилась на зафрахтованные Морским министерством немецкие угольные транспорты и ряд иных специализированных судов (водолеи, рефрижераторы со свежей провизией и т.д.).
  Своим составом и окончательным обликом отправляющихся в поход кораблей 2-я Тихоокеанская эскадра во многом была обязана Комитету по усилению флота. На все работы по ее подготовке к плаванию, помимо средств, ассигнованных Минфином на эти цели Морскому министерству, Комитетом было потрачено около семи с половиной миллионов рублей. Еще примерно 530 тысяч рублей были розданы в качестве премий за срочность различным предприятиям - Александр Михайлович держал свое слово. Почти без 'призовых' остался разве что Путиловский завод, никак не поспевавший со сдачей башен 'Синопа' и 'Двенадцати Апостолов' к контрактному сроку. Установить их на положенные места удалось лишь перед самым отправлением эскадры. Доводка же до полностью работоспособного состояния осуществлялась уже в пути, для чего на корабли сопровождения приняли целую когорту специалистов-'путиловцев', снабженных необходимым инструментом, запасными частями и материалами. Впрочем, справиться с этой задачей представителям завода удалось еще до того, как эскадра миновала Суэц. И на борт возвращающегося на Балтику 'Океана' они переходили с чувством выполненного долга [примечание 5].
  Удивительно, но единственной значимой потерей для эскадры Небогатова за все время ее странствования стала случившаяся спустя всего шесть дней после выхода из Либавы серьезная поломка механизмов на вспомогательном крейсере - 'специальном воздухоплавательном разведчике' 'Русь'. Исправить ее в походных условиях не представлялось возможным, и корабль был отправлен обратно, вернувшись в порт уже 16 февраля [примечание 6]. Смешное в этой ситуации нашли разве что записные флотские острословы, разродившиеся такой вот частушкой:
  
  Ой, что деется-творится,
  Ох, ты, Господи, спаси!
  По дороге за границу
  Не ужились две 'Руси'!
  
  Намек в данном случае был на шедший с эскадрой буксир с тем же названием, что и у покинувшего ее вспомогательного крейсера.
  Русское Морское министерство, резонно опасаясь возможных диверсий со стороны противника, приложило немало усилий для обеспечения надежной охраны пути следования 2-й Тихоокеанской эскадры и противодействия японским разведывательным службам. На севере Европы в этих целях оперировал коллежский советник А.М.Гартинг, в районе черноморских проливов - полковник Отдельного корпуса жандармов В.В.Тржецяк, в Суэцком канале и Красном море - действительный статский советник П.В.Максимов, капитан 2-го ранга А.Ф.Шванк, надворный советник М.М.Геденштром и француз Морис Луар, в Индийском океане - коллежский асессор Х.П.Кристи и капитан 2-го ранга А.К.Полис. Немалую долю работы выполняли и местные чины российского МИДа. Именно стараниями всех этих людей и завербованных ими многочисленных агентов удалось не допустить каких-либо происшествий с русскими кораблями. Тем более что Небогатов, памятуя, как ранее отряд Лебедева едва не обстрелял в ночи английскую рыболовную флотилию в районе Доггер-банки, которую с 'Камчатки' поначалу приняли за атакующие миноносцы, приказал проложить курс ближе к берегам Голландии для исключения самомалейшей возможности повторения подобного инцидента [примечание 7].
  Со своей стороны, одни из наибольших опасений имелись у Небогатова по поводу прохода через Суэцкий канал. Но проведенные Максимовым и Шванком переговоры с его английскими и французскими властями позволили в этот раз избежать любых неприятных случайностей. Более того, администрация канала любезно исключила движение по каналу кораблей всех прочих стран на время прохода им русской эскадры и обеспечила его дополнительную охрану с воды и суши. Ни одного вопроса со стороны управляющих каналом британцев не прозвучало даже по поводу следующих в составе эскадры трех черноморских броненосцев. Причина подобной покладистости представителей Туманного Альбиона в этих землях выяснилась, увы, уже позднее...
  С прохождением Суэцкого канала, хватило, однако, чисто технических вопросов. Строительная перегрузка, из-за которой осадка почти всех броненосцев эскадры в нормальном грузу превышала установленный в канале лимит в 26 футов, потребовала их основательной разгрузки. А разница в углублении носом и кормой - еще и перемещения либо опять же снятия отдельных грузов для обеспечения посадки на ровный киль. Броненосцы типа 'Бородино', к примеру, смогли протиснуться сквозь фарватер канала лишь с минимумом угля (не свыше 150-200 тонн), переданными на транспорты шлюпками и частично выгруженным боезапасом.
  Не обошлось здесь и без одной весьма занятной оказии. 23 марта Небогатов наблюдал с берега, куда он сошел для утрясания очередных технических вопросов с представителями администрации канала, за выгрузкой снарядов с 'Бородино'. И невольно обратил внимание на закрытые деревянными пробками отверстия для взрывателей - на кораблях в походе последние во избежание неприятностей хранились отдельно. В результате между командующим эскадрой и командиром броненосца П.И.Серебренниковым состоялся такой короткий диалог:
  - А что это за новшество Вы тут выдумали, Петр Иосифович? Ужель боитесь, что убегут 'потрошка' из этих 'поросят'?
  - Да кабы так, Ваше превосходительство, то было б не страшно. Дальше бомбового погреба все одно не уйдут, - усмехнувшись, оценил адмиральскую шутку командир 'Бородино'. - Нет, 'заглушки' сии для иного предназначены. Пироксилин-то в наших снарядах горазд влагу набирать. А сейчас, сами видите, еще и через такие места курс держим, где с влажностью совсем беда. И как после подобного вояжа эти 'поросята' с их отсыревшими потрохами взрываться будут?
  Небогатов от сказанного Серебренниковым на некоторое время впал в задумчивость, но уже к вечеру после спешно созванного совещания с эскадренными артиллеристами приказал распространить 'бородинское' новшество на все корабли. И несколько дней свободные от вахт члены их команд были заняты изготовлением таких пробок из специально закупленных запасов дерева [примечание 8]. Однако, к сожалению, уже к середине апреля на эскадре был получен секретный циркуляр из ГМШ о том, чем закончились опыты с отечественными снарядами во Владивостоке. И содержащиеся в нем сведения о принципиальной ущербности боезапаса русских кораблей изрядно снизили ценность организованных работ по его сбережению.
  Вообще же нужно отметить, что в походе Небогатов и его младшие флагманы в целом времени не теряли и всячески подтягивали уровень боеготовности вверенных им сил. По части артиллерии на 2-й Тихоокеанской эскадре внедряли те же новшества, что уже опробовали на 1-й, вроде стрельбы на дальние дистанции, пристрелки залпами и тренировок на повышение темпа огня. За последнее особенно ратовал Фелькерзам, незадолго до отплытия ознакомившийся с брошюрой полковника В.И.Алексеева 'Скорость стрельбы' и всецело проникшийся ее идеями. Хотя были у этих идей и противники, аргументировавшие свою позицию тем, что при повышенном расходе снарядов не хватит на длительное сражение. К сожалению, внезапная кончина Дмитрия Густавовича 11 мая 1905 года после перенесенного месяцем ранее инсульта не позволила ему довести до конца сие благое начинание.
  Кстати, после первых стрельб на дистанции 40-60 кабельтовых, давших изрядный разброс снарядов по расстоянию, самое серьезное внимание было обращено на выверку и сличение дальномеров. И на очередной тренировке, состоявшейся 21 апреля, получили уже весьма недурственные результаты с очень даже приличным процентом попаданий. А по израсходовании практических чугунных снарядов Небогатов разрешил пустить на тренировочные нужды фугасные, запас которых имелся на транспортах. При этом, переосмыслив владивостокский опыт, для учебных стрельб отобрали наиболее проблемные партии взрывателей - образованию пробоин в щитах и, соответственно, оценке реальной результативности огня их вероятное несрабатывание помехой не являлось.
  Увы, старых надежных взрывателей для оснащения ими фугасов на эскадре не имелось. Но зато удалось по примеру 1-й эскадры начать их переснаряжение бездымным порохом. По предложению уже Великого князя Александра Михайловича новое содержимое для снарядов брали... из их же зарядов. А точнее, снова из их дополнительного запаса на транспортных судах. Из трех с половиной пудов одного 254-мм заряда, к примеру, выходила начинка почти для десятка фугасных снарядов того же калибра [примечание 9].
  Практиковались в своем деле не только артиллеристы, но и рулевые со штурманами. Так, уже после прохождения Гибралтара эскадра постоянно шла ночью, выключив ходовые огни и палубное освещение, с одними лишь кильватерными огнями. Совершенствовали навыки трюмные команды, 'притираясь' к подведомственной машинерии на новых кораблях или поддерживая ее нормальную работу в долгом походе на 'ветеранах' эскадры. Особое внимание механики уделяли снижению расхода угля, считая это крайне важным в преддверии близящегося прорыва к Владивостоку, когда эскадра пойдет уже без обширной 'свиты' пароходов-снабженцев. На броненосцах береговой обороны, к примеру, его потребление при движении экономическим ходом удалось сократить с первоначальных 36-42 тонн в сутки до 32 [примечание 10].
  Немало сил приложил Небогатов для создания на эскадре нормального психологического климата и, в частности, искоренения 'мордобоя'. Нарушителей данной установки, как правило, заключали под арест с приставлением часового, а двое наиболее рьяных 'дантистов' решениями специально созывавшихся судов и вовсе были списаны с кораблей и отправлены обратно в Россию [примечание 11].
  Последняя стоянка, на которой перед финальным рывком насколько можно тщательно перебрали механизмы и пополнили запасы, имела место у берегов Аннама в бухте Ван-Фонг и завершилась 5 мая. А 'крайняя' погрузка угля состоялась уже почти на траверзе южной оконечности острова Кюсю, после чего эскадру покинули все угольные транспорты и прочие тихоходные суда снабжения.
  Идти во Владивосток на собрании флагманов эскадры решено было через Сангарский пролив. Изначально составленный штабом эскадры план похода через более отдаленный пролив Лаперуза был отвергнут по причине 'прожорливости' главных механизмов новейших броненосцев типа 'Бородино'. Несмотря на все усилия машинистов и кочегаров, дальность их плавания экономическим ходом с близким к полному запасом угля в 1250 тонн не превышала 2500 миль [примечание 12]. Да и включенные в эскадру черноморские корабли, как и броненосцы береговой обороны, тоже вообще-то недалеко ушли от этого значения. Еще меньше был запас хода миноносцев - и поэтому их, разбитых на 'смены' по четыре корабля, на части пути поочередно вели на буксирах 'Русь' и все три эскадренных транспорта. А с учетом необходимости сбережения резерва топлива на движение полными ходами при возможной встрече с противником это ограничивало доступные варианты лишь Цусимским и Сангарским проливами.
  Но по донесениям разведки, которые в итоге вполне подтвердились, Того со всеми своими силами ждал русских как раз на кратчайшем пути - у острова Цусима. А Небогатов видел своей главной задачей доставить вверенные ему корабли командующему флотом Тихого океана Скрыдлову, а не ввязываться в драку со всем японским Объединенным флотом с ходу после длительного и непростого плавания. И к тому же с проблемным, как выяснилось, боекомплектом орудий. Поэтому проход через Сангарский пролив был признан в сложившихся условиях наиболее оптимальным вариантом. Да и опыт Владивостокского отряда крейсеров, во время своего тихоокеанского похода дважды без особых проблем форсировавших этот пролив, к такому решению весьма располагал.
  Между тем противник в ожидании эскадры Небогатова в основном занимался охраной войсковых перевозок в Корейском проливе и следил за тем, чтобы из Владивостока не вышли для действий на коммуникациях остатки 1-й Тихоокеанской эскадры. Про выставленное в этих целях 'блокирующее' минное заграждение, на котором подорвался 'Владимир Мономах', уже говорилось выше. Правда, в последующем столь близко подходить к русскому порту враг уже опасался - особенно к апрелю-маю 1905 года, когда, наконец, начались постоянные дежурства подводных лодок на дальних подступах к крепости. Боязнь субмарин, как известно, преследовала в ту войну обе стороны. Но у японцев, в отличие от русских, для этого действительно имелся повод - особенно после замеченной у берегов Кореи 'Касатки' и попытки атаки 'Сомом' двух японских миноносцев в бухте Преображения 29 апреля [примечание 13].
  Кроме того, японские крейсера, в том числе и броненосные, поочередно привлекались в это время к борьбе с морскими перевозками в интересах противной стороны, идущими через северные проливы. Однако это не помешало в свое время отряду Лебедева просочиться мимо 'Адзумы' и ее присных. Но так везло не всем - 'Асама', к примеру, смогла-таки перехватить два парохода, на 4126 и 3160 брутто-регистровых тонн, с грузом фуража и угля соответственно. А 'Ивате' чуть позже добавил к ним еще один, на 2597 брт [примечание 14].
  И, конечно, Того, пользуясь тем, что остатки главных сил противника на дальневосточном театре погрязли в ремонтах и модернизациях, также старался максимально 'довести до кондиции' свои корабли. Особенно это было нужно тем из них, что входили в состав сил, блокировавших Порт-Артур, базируясь на острова Эллиот, и уже почти год не получали в этой связи полноценного ремонта - как остававшиеся у русской крепости почти до самой ее капитуляции 'Микаса', 'Сикисима', 'Касуга' и 'Ниссин'. Но падение Порт-Артура и во многом вынужденная пассивность оставшихся у Скрыдлова крупных боевых единиц позволили с конца января до середины апреля 1905 года перебывать в доках и у портовых стенок Сасебо практически всему Объединенному флоту.
  Японцы тоже осмысливали полученный в ходе войны опыт и, помимо ремонтно-восстановительных работ, вносили в конструкцию кораблей те или иные изменения. Так, например, на броненосцах и броненосных крейсерах сняли боевые марсы и сигнальные семафоры, установили новые радиоантенны и заменили изношенные орудия, увеличив при этом на треть боезапас главного и среднего калибра, большую часть которого теперь составляли фугасные снаряды. На ряде кораблей появились новые телескопические прицелы для шестидюймовок и дальномеры.
  Уменьшили и количество малополезных, как выяснилось, 47-мм пушек - а на 'Якумо' и 'Адзуме' от них избавились совсем, заменив соответственно восьмью и четырьмя дополнительными трехдюймовками. Правда, на том же 'Якумо' еще после встречи со снарядом 'Севастополя' сократилась в числе главная артиллерия - починить его кормовую башню противник так и не смог. В итоге японцам пришлось ее демонтировать, заменив одной палубной восьмидюймовкой со щитом и импровизированным броневым бруствером по периметру орудийной площадки. Бортовой залп главного калибра 'немца' теперь был урезан на четверть, делая его самым слабым из японских кораблей линии [примечание 15].
  В свете приближения к зоне боевых действий 2-й Тихоокеанской эскадры на кораблях Объединенного флота, все главные силы которого к тому моменту были сосредоточены в Корейском проливе, проводилась интенсивная боевая подготовка. 22 апреля и 2 мая состоялись большие артиллерийские учения с боевыми и стволиковыми стрельбами, а также тренировками с использованием прибора Скотта. По завершении всех этих мероприятий Небогатова ожидали на его наиболее вероятном с точки зрения Того пути 4 эскадренных броненосца, 8 броненосных крейсеров, 1 устаревший броненосец ('Чин-Иен'), 15 бронепалубных крейсеров, 3 авизо и 20 дестройеров - не считая целой оравы миноносцев и вспомогательных крейсеров. А также 'кое-чего' еще в количестве двух единиц, что тоже усиленно готовилось к встрече с русскими и о чем последние пока не догадывались.
  И... все это ожидание оказалось напрасным. Небогатов вел свою эскадру сторожко, двигаясь тремя компактными кильватерными колоннами (броненосцы и часть крейсеров по краям, транспорты в центре), 'рассыпав' вокруг дозоры из оставшихся крейсеров и миноносцев и уходя от сближения с любым подозрительным дымом. А двух самых настырных в попытках сблизиться с русскими кораблями 'нейтралов' под английским и голландским флагами пригласив совместно прогуляться до Сангар - причем с обещанием оплатить издержки за вынужденный крюк. Отказывать просьбе, подкрепленной дулами орудий, желающих не нашлось. Но так везло не всем встречным - один японский пароход с военными грузами и три рыболовецкие шхуны были без затей отправлены на дно. Посему неудивительно, что появление четырех десятков русских кораблей в Сангарском проливе утром 16 мая 1905 года стало для врага сюрпризом - и весьма неприятным...
  При последней 'большой' бункеровке с учетом протяженности предстоящего финального отрезка пути топливо брали с большим перегрузом. Тем не менее, за пару дней до форсирования пролива на самое слабое в плане автономности звено эскадры - миноносцы - во время их буксировки все же потребовалось перекинуть с транспортов по два десятка тонн кардифа. Зато теперь Небогатова ничто особо не сдерживало от финального рывка.
  В пролив русские корабли входили на 13-14-узловой скорости, пятью параллельными колоннами, держась ближе к южному берегу - для избегания наиболее быстрой части встречного проливного течения и чтобы не подставиться под береговые батареи крепости Хакодате. В крайней левой колонне, со стороны наиболее вероятного появления противника уже в Японском море, шли самые сильные корабли - 1-й броненосный отряд и 'Олег' с 'Авророй'. 2-й броненосный отряд целиком образовал крайнюю правую колону. В центральной колонне, как и прежде, двигались все три эскадренных транспорта, 'Орел' с 'Русью' и примкнувшие к ним после отпадения надобности в разведке 'Жемчуг', 'Изумруд', 'Абрек' и 'Светлана'. А в промежутках между этими тремя отрядами располагались две колонны миноносцев - по полдюжины кораблей в каждой.
  Два часа спустя после начала операции эскадра вышла на траверз Хакодате, представ взорам приписанных к крепости кораблей береговой обороны. А потом и пары вспомогательных крейсеров, посланных сюда командующим японским флотом после того, как Небогатов не появился в расчетное время в Корейском проливе. Противник благоразумно держался под берегом вне досягаемости русских орудий, но сразу начал телеграфировать о прохождении эскадры. Точнее, попытался - согласно полученному приказу 'Урал' работой своей мощной радиостанции старательно глушил японские передачи. И то, что японцам пришлось изрядно покорпеть над разбором мешанины точек и тире в эфире и передачей информации в Мозампо, а также с ее дублированием и подтверждением по наземным каналам связи, позволило русским отыграть еще пару часов форы в начавшейся гонке со временем.
  Войдя в Сангарский пролив около 10 часов утра, 2-я Тихоокеанская эскадра вышла из него спустя примерно 7 часов, без единого выстрела как со стороны японских кораблей, так и с хакодатских батарей, к которым она не приблизилась менее чем на 6 с половиной миль. И теперь ей предстоял 450-мильный бросок до Владивостока.
  Главным же силам японцев для перехвата Небогатова к тому моменту нужно было преодолеть примерно на 70-80 миль больше. Это фактически выключало из игры один из главных козырей врага - многочисленные миноносцы. 500-мильный марш не экономическим ходом, а хотя бы на 18 узлах для гарантированного опережения русских и организации им 'теплой' встречи до захода в зону, где могли встретиться владивостокские подлодки, просто оставил бы их без запаса топлива для боя [примечание 16]. Не поспевали и самые медленные корабли из состава линейных и крейсерских сил. Пожалуй, шанс сделать хоть что-то имелся у наиболее быстроходной части отрядов Камимуры, Дэвы и Уриу - но подставлять примерно полдюжины броненосных и столько же бронепалубных крейсеров под удар одних только 14-ти русских броненосцев, не говоря уже об их сопровождающих, было явно не слишком разумно. Фразу 'бить по частям' командующий японским флотом все-таки предпочитал примерять к своим оппонентам, а не к себе. А что могут сделать с каким-нибудь 'Ивате' или 'Адзумой' до подхода главных японских кораблей линии 12- и 10-дюймовые русские снаряды (даже при всей малоудачности их конструкции), наглядно показывал опыт 'Якумо' в бою у Дальнего в сентябре прошлого года.
  Нет, это вовсе не означало, что Того отказался от преследования ускользающего противника. Все боевые отряды Объединенного флота исправно вышли в море и теперь надрывали машины с единственной целью - успеть. Вспомогательные крейсера японцев, держась на границе видимости с кораблей 2-й Тихоокеанской эскадры, продолжали поставлять своему адмиралу информацию о ее курсе и скорости. Но кочегары выбивались из сил, после долгого движения на полных ходах начинала капризничать техника... И волевым решением японского командующего по прошествии чуть менее суток, когда стало ясно, что эскадра его противника явно раньше доберется до контролируемой русскими зоны вокруг Владивостока, погоня была прекращена.
  Самым обидным в этом решении для японцев явилось то, что шанс догнать Небогатова у них все-таки был - к вечеру 17 мая на двух русских миноносцах и 'Сисое Великом' тоже случились поломки в машинах. Но за пару часов один миноносец удалось починить, а второй, как и 'Сисой Великий', взять на буксир. Того, которого эта новость достигла уже после его поворота обратно к Мозампо, лишь еще раз бесцельно метнулся со своими кораблями туда-обратно на примерно 40-мильном отрезке.
  Окончательно же отвратил японского адмирала от попыток с ходу разделаться с русскими, эскадренный ход которых из-за буксировки аварийных кораблей несколько снизился, спешивший им навстречу (и успевший) Владивостокский отряд. После того, как примерно с 260 миль - новая радиостанция на 'Урале' определенно была хороша - удалось 'достучаться' до Владивостока, Скрыдлов вывел для встречи прибывающего подкрепления почти все свои наличные корабли [примечание 17]. Как раз на закате 17 мая его отряд из 'Ретвизана', 'Пересвета', 'России', 'Громобоя', 'Баяна', 'Ангары' и 'Бдительного' с 'Властным' и соединился с эскадрой Небогатова. А оставшиеся легкие силы Владивостокского отряда, равно как и мобилизованные гражданские суда, в это время усиленно утюжили тралами всю прилегающую к порту акваторию. Повторения с одним из новых броненосцев того, что уже произошло с 'Владимиром Мономахом', определенно никто не желал.
  Собственно, ничего такого благодаря всем принятым мерам и не случилось. И к 9 часам утра 18 мая 1905 года флагман Небогатова 'Орел', а следом за ним и остальные корабли эскадры, с честью выдержавшей более чем 4-месячный поход, уже входили в бухту Золотой Рог...
  
  Примечания к главе 8:
  1. По данным, приводимым А.Н.Куропаткиным, в нашем мире на момент сдачи крепости 20 декабря 1904 года в ее 'закромах' имелось продовольственных запасов еще примерно на 1,5 месяца боев (согласно иным сведениям - на месяц). А количество оставшихся в строю защитников Порт-Артура, при сдаче заявленное японцам Стесселем как около 8-10 тысяч человек, в действительности превысило 43 тысячи (по другим данным - около 24-25 тысяч). Так что, по мнению автора, лишний месяц, тем более в свете того, что в этой реальности 'натворил' в бою у Дальнего отряд Григоровича, крепость все же могла продержаться. И даже иметь к концу осады средства для продолжения борьбы в течение, как здесь довольно неопределенно сказано, 'нескольких недель' (фактически, вероятнее всего, не свыше еще одного месяца). Тем более что и в реальности до самого конца осады, прорывая блокаду, в Порт-Артур приходили корабли с различными грузами (как английский 'Кинг Артур', доставивший 29 ноября 1904 года 820 тонн муки и мясные консервы и ушедший из крепости неделю спустя).
  2. По данным В.Ю.Усова (статья 'Порт-артурские 'соколы', сборник 'Гангут' N 2) в Порт-Артуре действительно до конца осады оставались два десятка работников Невского завода.
  3. По сути, описанные автором действия 'Полтавы' почти полностью скалькированы с того, что в действительности происходило в конце осады с броненосцем 'Севастополь' с подачи его командира Н.О.Эссена. Разве что процентов на 20 снижены потери японцев с учетом меньшей огневой мощи русских кораблей в сравнении с реальной. Плюс при атаках японских минных сил на 'Полтаву' в силу измененной событийной линии данного мира вместо миноносца 'Сторожевой' торпедирован 'Сердитый', а в бухте Белый Волк вместо 'Отважного' затоплена канонерская лодка 'Гиляк'.
  4. Потери японцев соответствуют реальным, разве что дата гибели последней канонерской лодки ('Сайен') авторской волей сдвинута с 17 ноября на 9 декабря и подкорректированы сроки повреждений кораблей после 14 сентября 1904 года - с учетом несколько иной обстановки у Порт-Артура в описываемом мире к тому времени. Кроме того, в порядке соблюдения баланса за крепко покалеченные русскими в деле у Дальнего 'Якумо', 'Фудзи' и 'Чиоду' (причем последний - с выходом из строя до конца войны) автор сохранил японцам крейсер 'Такасаго', в нашей истории не переживший свидание с миной 30 ноября 1904 года. Но поскольку опять же баланса ради какую-то жертву Нептуну вместо 'Такасаго' все-таки нужно было принести, то таковой был назначен истребитель 'Сиракумо'. А то взял он, понимаешь, моду то по 'Ретвизану' торпедами пулять, то на пути 'Наварина' плавающие мины ставить... :)
  5. Вообще довольно занятный вопрос, а сколько же в реальности стоило снаряжение кораблей в поход? В.Ю.Грибовский и И.И.Черников в книге 'Броненосец 'Адмирал Ушаков' пишут об этом так:
  'По просьбе Ф.К.Авелана от 22 ноября 1904 г. Николай II разрешил ассигновать 2 млн. руб. на снаряжение 3-й эскадры, с готовностью к отплытию 15 мая 1905 года. В состав эскадры включили эскадренные броненосцы 'Слава', 'Император Николай I', 'Император Александр II', три броненосца береговой обороны типа 'Адмирал Сенявин', крейсера I ранга 'Память Азова', 'Владимир Мономах', до девяти новых минных крейсеров и восемь миноносцев типа 'Сокол'. Инициатором вооружения 3-й эскадры выступил вице-адмирал А.А.Бирилев, который больше думал о политической выгоде, чем о военном успехе.'.
  Как известно, этих денег на все нужды не хватило, и потом тот же Бирилев (по другим данным - командир Либавского порта контр-адмирал А.А.Ирецкой) принимал решения не проводить на кораблях из-за отсутствия финансовых средств те или иные работы. Но хотя бы общее представление о затратах на один корабль, зная окончательный состав эскадры Небогатова, указанная цифра дает.
  Что же до стоимости предложенных автором модернизаций кораблей, то в нашем мире новые котлы для 'Синопа' обошлись в 0,703 млн. рублей. Для 'Чесмы' в 1903 году замена котлов и артиллерии (на 4-305х40 в башнях и 10-152х45 в бронированных казематах) оценивалась примерно в 4 млн. рублей. А для 'Синопа' и 'Двенадцати Апостолов' в 1907 году замена орудий главного и среднего калибра (на 4-305х40, 8-120х45 и 4-254х45, 4-120х45 в новых башнях и казематах) должна была стоить 1,72 и 1,275 млн. рублей соответственно.
  В описываемой альтернативной реальности стоимость котлов 'Синопа' не менялась и точно так же уплачивалась Морским министерством. А вот все прочие работы, производившиеся уже за счет выделяемых Великим князем средств Особого комитета, по оценке автора должны были обойтись примерно в 2,3-2,4 млн. рублей для 'Синопа' и 1,6-1,7 млн. рублей для 'Двенадцати Апостолов' - с учетом изготовления и монтажа на кораблях новых башен, установки требуемого комплекта приборов управления огнем и всех кораблестроительных работ. Также около 1,0 млн. рублей должны были стоить сверхурочные работы на 'Славе' и 'Громящем'.
  Соответственно, на все прочие 'альтернативно-исторические' авторские хотелки остается еще примерно 2,5 млн. рублей. И если говорить о том, что можно сделать за эти деньги, то, к примеру, стоимость одного дальномера Барра и Струда с базой в 1,37 м в те годы составляла при поставках в Россию от 225 до 252 фунтов стерлингов (то есть около 2,2-2,5 тысячи рублей), а модели FQ с базой в 2,74 м - 325 фунтов стерлингов или примерно 3,2 тысячи рублей (Р.М.Мельников, книги 'Крейсер 'Варяг' и 'Слава'. Последний броненосец эпохи доцусимского судостроения (1901-1917)'). И учитывая, что часть работ (как минимум, ту же, что и в реальности) оплачивало само Морское ведомство, а вооружение при его перестановках и вовсе почти полностью бралось из наличия, полагаю, остатка средств должно было хватить на то, что здесь так красиво нарисовано.
  6. То, что случилось с вспомогательным крейсером 'Русь', полностью повторяет произошедшее с ним в нашем мире.
  7. Подробнее о контрразведывательном и противодиверсионном обеспечении похода 2-й Тихоокеанской эскадры можно прочесть в книге Д.Б.Павлова 'На пути к Цусиме. Беспримерный поход 2-й Тихоокеанской эскадры'. Здесь отмечу лишь, что все названные персоналии и их дела - вполне реальные. Ну а то, что в этой истории не случился Гулльский инцидент - так смею еще раз напомнить потенциальным читателям, что тезис 'в этой версии истории мы подыгрываем русским' по-прежнему актуален. А потому нечего тут баловать английское общественное мнение публичным судилищем над русскими офицерами! :)
  8. Указание на то, что именно подобным образом хранились снаряды на кораблях 2-й Тихоокеанской эскадры и что лишь на 'Бородино' были приняты меры по сбережению их начинки от сырости, аналогичные описанным, встречалось автору на цусимских форумах. Подтвердить данный тезис документальным источником, увы, не смогу.
  9. Фугасные снаряды для учебных стрельб Небогатов разрешил использовать на своем отряде и в нашем мире, а вот Рожественский на вверенной ему эскадре - нет. А что касается деяний, приписываемых здесь Фелькерзаму, то он еще в 1903 году докладывал о необходимости введения состязательной стрельбы для определения реальной эффективности артиллерии (В.Ю.Грибовский, И.И.Черников, книга 'Броненосец 'Адмирал Ушаков', страницы 167-168). Но про его увлечение скорострельностью - скорее все же авторский домысел. В отряде Небогатова, к примеру, от увеличения темпа стрельбы в процессе боевой подготовки в действительности все же отказались.
  Что же до типа и массы взрывчатых веществ, которыми снаряжались русские снаряды, то здесь на самом деле есть ряд разночтений между различными источниками. Так, В.Ю.Грибовский и И.И.Черников в книге 'Броненосец 'Адмирал Ушаков' на странице 98 пишут следующее:
  'Стальные бронебойные и фугасные 254-мм снаряды снаряжались пироксилином. Масса разрывного снаряда составляла 1,3 % от массы бронебойного и 2,9 % от массы фугасного снаряда. По количеству и качеству взрывчатого вещества (6,7 кг) 254-мм фугасный снаряд был самым мощным в отечественной морской артиллерии (305-мм снаряды снаряжались 6 кг бездымного пороха).'.
  Похоже, что эти цифры были взяты указанным дуэтом авторов у С.И.Титушкина, данные которого по массе взрывчатки в снарядах русской морской артиллерии следующие (через дробь - бронебойные/фугасные):
  305 мм - 4,3/6,0 кг (снаряд - 331,7 кг);
  254 мм - 2,9/6,71 кг (снаряд - 225,2 кг);
  203 мм - 1,47/2,42 кг (снаряд - 87,8 кг);
  152 мм - 0,53 кг/1,0 кг (снаряд - 41,46 кг).
  Также Титушкин обобщенно называет влажный пироксилин как ВВ для снаряжения всех видов снарядов.
  Между тем Широкорад говорит о том, что применявшийся в орудиях 254х50 фугасный снаряд 'старого чертежа' (то есть изготовления 1895-1903 годов), унифицированный с орудиями 254х45, имел заряд ВВ массой 8,3 кг, не уточняя его тип. А фугасные и бронебойные снаряды 'старого чертежа' для орудий 305х40 по его данным имели массу взрывчатки в них (опять же неназываемой) 12,4 и 5,3 кг соответственно.
  Судя по всему, две последние цифры Широкорад взял из такого источника, как 'Альбом снарядов морской артиллерии 1941 г. Таблицы боевых припасов морской артиллерии ТБП-40, 1941 г.'. По крайней мере, на тамошних чертежах 12-дюймовых снарядов фигурируют именно они.
  Одновременно про снаряды для пушек 152х45 Широкорад пишет, что первоначально все их снаряды имели вес около 41,4 кг. При этом бронебойный снаряд 'старого чертежа' имел длину 2,8 калибра и содержал 1,23 кг мелинита, взрыватель 11ДМ. Фугасный стальной снаряд 'старого чертежа' длиной 3 калибра содержал 2,713 кг тротила, взрыватель 9ДТ. Кроме того, упоминает он снаряды обыкновенного чугуна длиной 3,25 калибра с 1,365 кг черного пороха и ударной трубкой образца 1884 года.
  Но только вот общеизвестен тот факт, что тротилом русские снаряды стали снаряжать лишь после русско-японской войны. По данным Рдутловского первые опытные работы в этом направлении состоялись только в 1906-1907 годах. А взрыватели 11ДМ и 9ДТ применялись в снарядах 'сухопутного' Главного артиллерийского управления, но не Морского ведомства, хотя сами снаряды (6- и 10-дюймовые, снаряженные влажным пироксилином) и брались во время войны из наличия последнего. Причем взрыватель 9ДТ - исключительно в фугасных тротиловых снарядах 6-дюймовых береговых пушек Канэ (еще раз, такие снаряды появились лишь после войны). И именно 'сухопутчики', а не моряки, ограниченно использовали снаряды, снаряженные мелинитом.
  Поэтому очень похоже, что насчет типа и веса 'начинки' снарядов 'старого образца' в их 'доцусимском' исполнении прав все же именно Титушкин. А данные из альбома 1941 года, вероятно, относятся к снарядам хоть и 'старого чертежа', но уже в послевоенном снаряжении, с заменой пироксилина тротилом.
  10. Именно так, без лишней иллюминации, ходил отряд Небогатова и в реальности, что выгодно отличало его от эскадры Рожественского.
  Про принимаемые меры по снижению расхода угля - тоже правда. И это, по мнению автора, опять-таки большой плюс в копилку командирских качеств Николая Ивановича. Особенно в сравнении с лобовым требованием Зиновия Петровича, невзирая на официальное предупреждение МТК о недопустимости приема грузов в помещения выше ватерлинии на броненосцы типа 'Бородино', грузить на них уголь 'от забора и до обеда' и во все доступные места. А потом иметь в бою вусмерть перегруженные корабли с катастрофически низкими показателями остойчивости.
  11. Насчет отношения Небогатова к 'мордобою' автор не кривит душой. В.Ю.Грибовский и И.И.Черников в книге 'Адмирал Ушаков' на страницах 186-187 приводят пример, когда именно так, пятидневным арестом в каюте с приставлением часового, был наказан за объявленный в приказе от 23 апреля 1905 года 'постыдным поступком' удар по лицу машиниста катера Ф.Ф.Щербакова лейтенант А.П.Мордвинов с крейсера 'Владимир Мономах'. Говорят эти авторы и о случаях судебных разбирательств в отношении любителей постучать кулаком по матросским лицам.
  12. В реальности по рапорту Рожественского дальность плавания 'бородинцев' оценивалась в 1900 миль при 1100 тоннах угля и скорости 9,25-9,5 узла. Однако здесь предполагается, что предпринятые Небогатовым усилия по повышению экономичности машинно-котельных установок его кораблей смогли несколько повысить это значение.
  13. 'Касатка' действительно совершала семидневный поход к берегам Кореи в апреле 1905 года. А атака 'Сома' в нашем мире тоже имела место, но месяцем позже, 29 мая 1905 года.
  14. Данные о перехваченных японцами транспортных судах соответствуют реальным (А.С.Александров, С.А.Балакин, 'Асама' и другие. Японские броненосные крейсера программы 1895-1896 гг.').
  15. Думаю, за данный эпизод автору не избежать обвинений в краже идеи у Г.Дойникова с его 'Варягом-победителем'. Там на 'Якумо' вместо разбитой башни тоже ставили палубное орудие - только десятидюймовое. Но в этой-то истории, как уже не раз упоминалось, имеет место бессовестное подыгрывание русским - так что обойдется 'немец' пушкой калибром пожиже... А касательно того, что персоналия 'пострадавшего' не меняется - так, пардоннэ муа, автор не виноват, что Того в разных исторических 'альтернативках' одни и те же корабли под русские снаряды подставляет. :)
  16. С.В.Сулига в своем справочнике по корабельному составу японского флота приводит данные по дальности хода только для дестройеров типа 'Харусаме' (1200 миль на 10 узлах) и для нескольких наиболее совершенных типов миноносцев (1800-2100 миль на 10 узлах). Но даже хотя бы 15-узловый ход, экстраполируя результаты для других сходных кораблей, сокращал эти значения почти вполовину, а дальнейшее увеличение скорости - еще больше (русские миноносцы типа 'Циклон', к примеру, на 21 узле могли пройти лишь 300 миль). Так что автор, как минимум, старается не сильно врать, оперируя приведенными в тексте цифрами и их влиянием на возможность японских миноносцев догнать и перегнать эскадру Небогатова в том случае, если стартовая позиция этих миноносцев находится в районе Мозампо и острова Цусима.
  То же касается и других японских кораблей, применительно к которым автору кажутся маловероятными и способность их кочегаров пару суток кряду без перерывов кидать уголь у топки в количестве, потребном для обеспечения полного хода, и способность техники абсолютно безболезненно выдержать такой марш. Русские, в предложенном раскладе двигающиеся скорее в режиме 'что-то между полным и экономическим ходом, хотя и ближе к первому', как представляется автору, находятся в более выигрышном положении. Причем как по части потенциальной возможности успеть проскочить во Владивосток без боеконтакта с врагом, так и по части физического состояния их котельных команд и сохранения технической исправности механизмов для обеспечения такого рывка.
  17. Про радиостанцию 'Урала' уж не помню, где, но встречал сведения о якобы 500-мильном радиусе ее действия. Но даже если это и неправда, то точно известно, что для установленных в феврале-марте 1905 года на 'России' и 'Громобое' радиостанций фирмы 'Телефункен' наибольшая дальность приема составила соответственно 72 и 313 миль (А.Ю.Емелин, статья 'Уроки боя в Японском море', сборник 'Гангут' N 17). Про дальность передачи там, правда, ничего не сказано - но есть такое дело, как авторская фантазия и желание еще немного, еще хоть капелюшечку подмогнуть русским. :)
  
  
  Глава 9. 'Последний бой, он трудный самый...'
  
  Май 1905 года, помимо успешного прорыва эскадры Небогатова во Владивосток, ознаменовался и очередной удачей Линевича в боях на суше. Нарастив численность войск до полумиллиона человек, он во время начавшегося 22 мая наступления снова заставил врага отступать. На этот раз японские фланги остались на своих местах, зато армиям Оку, Нодзу и Куроки пришлось отойти за реку Тайцзыхэ. И следующей целью русских определенно должен был стать расположенный на пока еще японском ее берегу Ляоян...
  Разумеется, враг старательно 'цементировал' свою линию обороны, выгребая все доступные резервы, дабы не допустить перехода пока еще тактических успехов русских в стратегические. От планов высадки на Сахалин японскому военному командованию пришлось отказаться - после прибытия эскадры Небогатова обеспечить перевозку войск под самым носом у противника, снова оказавшегося 'в силах тяжких' на морском театре, объективно не представлялось возможным. Да и в Манчжурии пара лишних дивизий сейчас явно была нужнее.
  От накачанного корабельным составом по максимуму Тихоокеанского флота в Петербурге теперь тоже ждали активных действий. И отнюдь не таких, как пара небольших (и по степени удаления от Владивостока, и по масштабам причиненного вреда) набегов крейсеров и миноносцев на японские пути снабжения, организованных Скрыдловым в конце апреля - начале мая текущего года. Тем более что по коммуникациям врага по завершении майского наступления русских вот-вот должны были пойти транспорты с новыми людьми и боевыми припасами для потрепанных в сражении японских армий - желанная и законная цель для любого русского военного корабля.
  Правда, до того, как двинуть все силы в 'последний и решительный' бой, пришлось решить еще ряд целый ряд задач. В их числе были завершение мелкого (а порой и не очень) послепоходного ремонта новоприбывших и окончательная доработка их боекомплекта, пополнение на них запасов угля и провизии, ввод в строй 'Богатыря' в последних числах мая, перетасовка кораблей в боевых отрядах и отработка их совместных действий в штабных кабинетах и практических плаваниях.
  Кроме того, крейсерским и миноносным отрядам русских пришлось изрядно 'почистить' прилегавшие к Владивостоку воды от японских легких и вспомогательных крейсеров и миноносцев, часть которых Того вынужден был вновь перебросить в Гензан для слежения за противником и проведения скрытных минных постановок.
  Но с последней задачей у врага не заладилось - водное пространство на своих обычных судоходных путях вдоль 50-саженной изобаты, за которой было возможно 'высеивание' тогдашних мин, русские, наученные горьким опытом, теперь стерегли как зеницу ока. В результате попыток прорваться к цели японцы потеряли миноносцы 'Сиротака' и 'Киджи'. А 'Одори' и невезучий N 66, до того едва успевший починиться после подрыва на мине, нахватали такое количество русских снарядов, что едва смогли уйти и на месяц угодили в ремонт. Повреждения русских кораблей во всех этих схватках оценивались как 'незначительные' и оперативно устранялись ремонтными бригадами. При этом весьма неплохо зарекомендовала себя практика лидирования отечественных миноносцев одним из крейсеров-'камушков', и правда становившихся своего рода краеугольными камнями общей системы огня таких сводных отрядов.
  Помимо того, 'Россия', 'Громобой' и 'Баян' подловили и пустили на дно вспомогательный крейсер 'Америка-Мару'. Уходя от спешивших на выданные им в эфир призывы о помощи кораблей Камимуры, отряд Иессена, тем не менее, успел выловить из воды нескольких членов экипажа своей жертвы. От них штаб Скрыдлова узнал, что главные силы Того продолжают пребывать в районе Корейского пролива, прикрывая основной путь транспортировки войск из Симоносекского пролива в Манчжурию [примечание 1]. Собственно, эти сведения и предопределили направление планируемого удара. Как было подытожено командующим флотом на собрании флагманов:
  - Думаю, не стоит здесь ничего лишнего изобретать, господа. Собираем все силы в кулак и идем бить врага в его логове. Или же там, где он будет готов с нами встретиться.
  Скрыдлов сказал так вполне осознанно, без какого-то франтовства и позерства. Дело было в том, что попыткам потягаться с японским флотом в долгом и вязком позиционном противостоянии препятствовал, в частности, такой фактор, как запасы угля во Владивостоке. Его к июню 1905 года имелось лишь примерно 130 тысяч тонн зарубежных марок (кардиф, ньюкастль, трофейный японский с захваченного 'Аллантона' и прочие) и еще около 26 тысяч - местных, из сучанских, дуйских и мгачинских рудников [примечание 2]. И это количество почти семь десятков только боевых кораблей, не считая портовых судов, могли поглотить буквально за пару осуществленных по всем правилам боевых выходов. А ведь уголь еще расходовался и просто на стоянке... Да и за 'торгашами', доставляющими во Владивосток топливо и прочие припасы, японцы продолжали охотиться с не меньшим рвением, чем русские - за японскими судами снабжения.
  Поэтому уже утром 9 июня 1905 года русский флот, завершив последние приготовления, двинулся в сторону Корейского пролива. Состав и диспозиция его сил были следующими.
  1-й броненосный отряд вел командующий Тихоокеанским флотом вице-адмирал Н.И.Скрыдлов. В него были включены новейшие эскадренные броненосцы 'Орел', 'Князь Суворов', 'Император Александр III', 'Слава' и крейсер 2-го ранга 'Алмаз' в качестве репетичного судна при флагмане.
  2-й броненосный отряд под флагом вице-адмирала П.А.Безобразова составили эскадренные броненосцы 'Ретвизан', 'Синоп', 'Сисой Великий', 'Бородино', а также минный крейсер 'Абрек'.
  В 3-й броненосный отряд, возглавляемый вице-адмиралом (новое звание стало наградой за успешный прорыв) А.М.Романовым на 'Ростиславе', входили также броненосцы береговой обороны 'Адмирал Ушаков', 'Адмирал Сенявин', эскадренные броненосцы 'Пересвет', 'Ослябя', 'Двенадцать Апостолов' и приданные отряду минные крейсера 'Всадник' и 'Гайдамак'. А еще одному свежеиспеченному вице-адмиралу, Н.И.Небогатову, достались под командование устаревшие корабли - эскадренные броненосцы 'Император Николай I', 'Наварин' и броненосные крейсера 'Адмирал Нахимов', 'Память Азова', 'Дмитрий Донской'. От прикрепления репетичным судном одного из минных крейсеров Николай Иванович отказался, в принципе справедливо считая свой отряд более крейсерским, нежели в полном смысле этого слова броненосным. Зато он взял себе в помощь три самых 'дальнобойных' номерных миноносца - NN 203, 205 и 206.
  Над 1-м отрядом крейсеров (броненосные 'Баян', 'Россия' и 'Громобой') начальствовал контр-адмирал К.П.Иессен. А 2-й крейсерский отряд (бронепалубные 'Богатырь', 'Олег', 'Аврора', 'Светлана') отдали в подчинение тоже уже примерившему контр-адмиральские погоны Н.О.фон Эссену.
  Оба крейсера-'камушка' по опробованной в стычках под Владивостоком схеме возглавили два отряда миноносцев. При этом в 1-й отряд во главе с 'Жемчугом' вошли 'Бдительный', 'Властный', 'Громкий', 'Грозный', 'Громящий', 'Завидный' и 'Заветный'. А 'Изумруд' принял под начало миноносцы 'Бедовый', 'Быстрый', 'Буйный', 'Бравый', 'Блестящий', 'Безупречный' и 'Бодрый'.
  Помимо того, чуть поодаль двигались госпитальное судно 'Орел' и 'Ангара' с 'Уралом', взятые в поход в качестве угольного транспорта и эскадренной мастерской соответственно. Оставшиеся же вспомогательные крейсера и номерные миноносцы вместе с подлодками должны были обеспечивать охрану опустевшей владивостокской 'квартиры' во время отсутствия ее главных хозяев.
  Встреча русских сил с Объединенным флотом японцев под предводительством Х.Того состоялась в полдень 11 июня примерно на полпути между группой островов Мацусима и островом Цусима. Из-за этого в русской исторической литературе состоявшуюся схватку двух флотов поначалу именовали как раз битвой при Мацусиме, тогда как в японской - Цусимским сражением. Со временем общепризнанным стало все же второе название, тем более что под конец дневной артиллерийской дуэли стороны выходили из нее ближе именно к Цусиме.
  К удивлению Скрыдлова, на пути от Владивостока к будущему месту схватки на эскадру не пытались напасть многочисленные японские миноносцы, которых русские обоснованно опасались. Сам Того позже довольно логично объяснял это тем, что предпочел приберечь свою миноносную 'саранчу' для атак на поврежденные после дневного боя корабли врага с уже изрядно повыбитой артиллерией [примечание 3].
  Повод считать, что он нанесет солидный урон противнику именно огнем орудий своих линейных сил, у японского командующего на самом деле имелся. Русские, как уже говорилось, рассчитывали встретить в составе 'Тэйкоку кайгун' пять броненосцев и восемь броненосных крейсеров. Но записанного в 'живые' 'Ясимы' в Первом боевом отряде японцев на самом деле уже не было. Зато при сближении эскадр в его хвосте обнаружились два корабля, которые после лихорадочного листания справочника Джейна были опознаны на русском флагмане как британские броненосцы 'Свифтшур' и 'Трайомф'.
  Как позже было установлено разведчиками и зафиксировано историками, англичане все же не стали безропотно терпеть то 'унижение', которым был в их глазах условно свободный проход через черноморские проливы трех русских броненосцев. И, раз один из основных геополитических соперников прибегнул к 'бесчестным' в понимании лондонских властей действиям, Великобритания сочла себя вправе адекватно ответить на русскую 'военную хитрость'. Ответ выразился в передаче в конце сентября 1904 года Японии (фактически в кредит, 'живых' денег у той уже не было) двух новейших броненосцев, лишь три месяца назад вступивших в строй.
  Во время их недолгого плавания под английским флагом 'Свифтшур' и 'Трайомф' были известны среди моряков под шутливыми кличками 'Ваканте' и 'Оккупадо' - за надписи на дверях офицерских гальюнов, выполненные на испанском (корабли изначально строились для Чили). И числились в списках флота в качестве броненосцев 2-го класса. Однако на деле это был такой 2-й класс, которому мог позавидовать иной первоклассный броненосец самого Ройял Нэви... Менее чем в 12000 тонн водоизмещения проектантам удалось вместить и 7-дюймовую на большей площади броню корпуса с полным поясом по ватерлинии, и почти 20-узловую скорость, и, главное, чрезвычайно мощное вооружение из четырех 254-мм и четырнадцати 190-мм орудий - причем все они были упрятаны в броневые башни и казематы.
  Нужно сказать, враг изрядно постарался, чтобы об этом пополнении как можно дольше не узнали русские. Во избежание малейших информационных утечек 'Свифтшур' и 'Трайомф' даже шли в Японию не через Суэцкий канал, а вокруг Африки, прибыв к месту назначения в конце марта 1905 года. Во флоте Страны Восходящего солнца они получили имена соответственно 'Ики' и 'Ивами' и после формирования команд (их собирали в основном из экипажей кораблей 7-го отряда Третьей эскадры и стоящего на приколе 'Чиоды') сразу включились в боевую подготовку. Занятно, что задуманные для борьбы с крейсерами типа 'Гарибальди', в одном случае они их и правда 'победили' - когда заменили собой в составе Первого боевого отряда японского флота принадлежавшие как раз к названному типу 'Касугу' и 'Ниссин'.
  И теперь эти непредвиденные 'Ики' и 'Ивами' вынуждали Скрыдлова спешно перекраивать ранее распланированную систему организации огня первых двух русских броненосных отрядов. А еще надеяться, что отряд Великого князя сможет выдержать удар Камимуры, у которого под началом имелось, оказывается, уже не шесть, а восемь броненосных крейсеров.
  Вряд ли стоит поминутно расписывать в рамках данного повествования весь ход главной морской битвы той войны, который к настоящему времени уже не раз и во всех подробностях 'препарирован' и военными, и исследователями истории флота. Достаточно сказать лишь, что в силу установок на индивидуальное маневрирование отрядов, причем как с русской, так и с японской стороны, то, что в совокупности именуется Цусимским сражением, практически сразу после открытия в 13.49 огня разбилось на несколько самостоятельных схваток. Причем более-менее классически в пестрой мешанине боя выглядело лишь противостояние отрядов Того и Камимуры с силами Скрыдлова, Безобразова и Романова. Но на то они были и линейные силы, чтобы сражаться, выстроившись друг против друга в кильватерные колонны. Вместе с тем, успехи у разных 'компонентов' этих боевых линеек тоже оказались различны.
  Того, используя уже наработанный опыт, стремился охватить голову отряда Скрыдлова для сосредоточения на ней огня всего своего отряда. Но теперь русские имели наконец-то в полной мере освоенные машины 'бородинцев' и в очередной раз починенную силовую установку 'Сисоя'. Все это позволило им в первой фазе боя, пока не было серьезных повреждений, уверенно идти на 14-15 узлах против начальных 16-17 у японцев, не дав последним тем самым решающего преимущества в скорости для реализации задуманного.
  А еще Скрыдлов, как оказалось, исключительно верно определился с приоритетными целями для стрельбы. Его отряд вел огонь всего по двум кораблям, 'Микасе' и 'Сикисиме' - но именно они являлись лучшими стрелками среди броненосцев Того и в этой связи были наиболее опасны [примечание 4]. Более того, сама по себе расстановка кораблей в отряде Скрыдлова, дававшая на каждую цель по два собственных броненосца с разными типами башен, 'путиловскими' и 'металлическими', различающимися по скорострельности, позволяла им еще и не путать падения своих и чужих снарядов.
  Отряд Безобразова, в свою очередь, просто разобрал 'поштучно' все оставшиеся корабли Того и перемогался с ними в индивидуальных дуэлях, не оставляя необстрелянным никого и при этом в принципе не испытывая проблем с контролем авторства попаданий. Ну и, соответственно, вызывал тем самым у своих прямых оппонентов закономерное желание ответить, снижая интенсивность огня по броненосцам Скрыдлова.
  Итогом противостояния главных сил для русских стало потопление примерно в 16.50 'Сисоя Великого' - здесь отличился 'Ивами', корабль младшего флагмана японского отряда С.Мису. Он же, отлично распорядившись своей артиллерией с самыми современными снарядами, сумел 'накидать' столько подводных пробоин шедшему замыкающим 'Бородино', что тот около 18.00 был вынужден выйти из боя, дабы просто не перевернуться от ширящихся затоплений. Самым обидным для Безобразова являлось то, что на момент оставления линии 'Бородино', исключая дыры в корпусе, был еще вполне боеспособен и сохранял действующей почти всю главную и среднюю артиллерию, но нанести достаточно серьезные повреждения своему обидчику так и не сумел.
  Однако если одному из двух японских 'новичков' крепко повезло, то второй явил собой обратный пример. Да, 'Ики', как и 'Ивами', добросовестно, но не слишком удачно - сказалась худшая подготовка его комендоров, большей частью переведенных со старых кораблей 7-го отряда - старался поддерживать огонь по 'Синопу' и 'Ретвизану'. Но два снаряда предпоследнего залпа 'Сисоя' буквально отправили 'японца' в нокдаун. Один из них сделал подводную пробоину в корме, своротил и намертво заклинил руль и повредил правый вал, из-за чего 'Ивами' выбросило из японской колонны на циркуляцию - хорошо хоть еще в сторону от противника. А второй 12-дюймовый бронебойный спустя мгновение пронизал левый верхний носовой каземат 190-мм пушки. Орудие в нем молчало еще почти с самого начала боя, поврежденное прямым попаданием 152-мм снаряда. Из-за этого у тыльной стенки каземата скопилось более двух десятков поданных заранее и не расстрелянных снарядов и зарядов. Их детонация произошла фактически прямо под боевой рубкой 'Ики', убив всех, кто находился в ней и на носовом мостике. О том, какие последствия для корабля имел данный факт, будет сказано чуть позднее. Но русским на тот момент хватило и того, что в японской колонне стало на одну посудину меньше.
  'Синоп' не блеснул особыми успехами, но добросовестно продержался в линии на протяжении всего боя, стреляя по 'Асахи' и 'Ивами' и отвлекая на себя часть ответного огня. В конце сражения на нем действовала только носовая башня ГК и по одной 152-мм и 75-мм пушке на стреляющем борту; после прямого попадания 190-мм снаряда в просвет боевой рубки, разворотившего его дополнительную защиту, кораблем управлял старший артиллерийский офицер - все прочие погибли. Однако и противники к тому времени чувствовали себя немногим лучше. Зато полный главный пояс сумел уберечь бывшего 'черноморца' от существенных повреждений в районе ватерлинии, в случае с 'Сисоем' ставших непосредственной причиной гибели корабля, и позволял уверенно держать назначенную по отряду скорость.
  А вот Щенснович на 'Ретвизане' смог показать класс. Сначала он хорошенько 'расковырял' носовую оконечность 'Фудзи'. А потом еще и разнес ему кормовую башню, в которой взрыв шести снарядов и восьми полузарядов перекорежил также подбашенные механизмы и лишь чудом не перекинулся на погреба. При этом с затоплениями в носу никак не удавалось справиться (сказывались последствия не слишком качественного военного ремонта после попадания с 'Полтавы' в сентябре 1904 года), что вынудило врага примерно к 16.30 вывести 'Фудзи' из боя. А реальные опасения, что корабль затонет, так и не добравшись до порта, привели его командира Мацумото Канау к необходимости выбросить свой броненосец на берег у острова Цусима. Сам же 'Ретвизан', хотя и будучи как флагман Безобразова приоритетной целью для противника, благодаря развитому бронированию пострадал сравнительно умеренно. Но от попаданий вездесущих осколков японских снарядов в рубку, легко ранивших адмирала и еще трех человек, не уберегся и он.
  Скрыдлову тоже пришлось несладко - Того действительно навострился дирижировать огнем своего отряда и 'Орел' к пяти часам вечера превратился фактически в руины. Его корпус и надстройки зияли многочисленными пробоинами, была снесена грот-мачта, имелся крен в 4 градуса на правый борт, корабль с запозданием реагировал на перекладку руля, а отвечать врагу могли лишь пара шестидюймовых башен и несколько 75-миллиметровок. В разных частях броненосца то и дело вспыхивали пожары, но их, к счастью, пока удавалось своевременно тушить - сказывалась проведенная подготовка эскадры к сражению, когда в рамках некоторой разгрузки, особенно необходимой для 'бородинцев', с них удалили все лишнее дерево и прочие предметы снабжения, могущие дать пищу огню. А когда на броненосце еще и сбило кормовую трубу, Николаю Илларионовичу, чтобы не тормозить своим увечным кораблем ход русской колонны, пришлось отвалить под ее нестреляющий борт и перебраться на 'Алмаз'.
  Но к тому моменту главную задачу Скрыдлов все же мог считать выполненной - 'Орел' с продемонстрированной им потрясающей живучестью слишком долго тянул на себя снаряды японских броненосцев, давая возможность своим собратьям-'бородинцам' вести огонь по врагу практически в тепличных условиях. Впрочем, это вряд ли можно было сказать про шедшего вторым 'Князя Суворова' - ему тоже перепадало изрядно, но в отличие от 'Орла' он сохранил и обе трубы, и бОльшую часть своих пушек. Зато попадания в 'Император Александр III' были лишь спорадическими и мало влияющими на боеспособность. А 'Слава' и вовсе оказалась почти не обстрелянной.
  В свою очередь, 'бородинцы' сумели 'вынести' из боевой линии 'Микасу' и отправить на дно 'Сикисиму'. Последней в этот день в принципе не слишком везло - так, в 15.57 уже на 11-м выстреле взорвался снаряд в правом 305-мм орудии носовой башни, после чего башня больше не действовала. А ближе к половине седьмого 'Сикисима' просто не сумела пережить нескольких очень уж хорошо легших буквально один за другим залпов пристрелявшихся 'Императора Александра III' и 'Славы'. Русские отчетливо наблюдали ряд попаданий по миделю и в носовую оконечность и большой взрыв в районе носовых казематов среднего калибра, после которых японский броненосец внезапно лег на левый борт и больше уже не выпрямился. В силу скорости затопления и крайне малого числа спасшихся точная причина его гибели до сих пор представляет собой предмет пристального изучения.
  'Микаса' также не избежала взрыва собственного снаряда, причем тоже в правом орудии носовой башни. Вернее, взрывов было даже два. Но первый, случившийся еще в 15.49, произошел уже после вылета снаряда из ствола и не причинил серьезных повреждений. Зато второй, в 17.46, полностью вывел и пушку, и саму башню из строя. Но в какой-то мере самым эффективным оказался уже русский 12-дюймовый фугасный снаряд с 'Суворова'. Этот переснаряженный по новому образцу боеприпас, в 18.18 угодивший в носовой мостик, своей взрывной волной обеспечил Хейхатиро Того, опрометчиво не пожелавшего находиться в боевой рубке, серьезной контузией и потерей сознания [примечание 5]. Адмирала смогли привести в чувство лишь спустя девять часов. На тот момент контроль японцев за действиями своих сил уже преимущественно был утрачен - равно как и место 'Микасы' во главе боевой линии, которое ей, подобно скрыдловскому 'Орлу', в 19.35 пришлось временно оставить из-за накопившихся повреждений от русского огня. Вкупе с ранением младшего флагмана Первого отряда С.Мису, произошедшим еще около 16.20, но окончательно подкосившим вице-адмирала лишь к вечеру, это привело и к выходу из контакта с численно превосходящим врагом следом за 'Микасой' все еще боеспособных 'Асахи' и 'Ивами'.
  Могло показаться странным, что Того поставил против восьми броненосцев Скрыдлова и Безобразова лишь шесть своих кораблей. Но, как пояснял потом сам японский адмирал, его расчет строился на большом числе тяжелых орудий на этой шестерке, которая могла работать на каждый борт 16-ю 305-мм, 8-ю 254-мм и 14-ю 190-мм стволами. Русские же против них имели 32 305-мм пушки на борт, и некоторый перевес у них де-факто был лишь в числе 152-мм орудий - 43 против 26 у японцев. Но вряд ли критичный, как думал перед боем Того, будучи при этом уверенным в низком качестве русских снарядов и превосходстве его собственного боезапаса. О принятых противником мерах по приведению в божеский вид и своей артиллерии (особенно шестидюймовок Канэ с их хронически ломавшимися подъемными механизмами), и особенно того, чем она стреляет, японскому адмиралу к моменту начала Цусимского сражения еще не было известно.
  Помимо того, командующий Объединенным флотом не без оснований полагал, что Камимура с его восьмеркой крейсеров быстро расправится с отрядом Великого князя и окажет необходимую помощь уже его собственным силам. Однако и этому ожиданию не суждено было сбыться. Как минимум, сбыться полностью.
  Действительно, корабли отряда под предводительством Александра Михайловича, говоря поэтическим языком, вытерпели на себе в тот день основную ярость японского огня. Да, на их стороне было превосходство в могуществе орудий главного калибра над противостоящими им броненосными крейсерами противника (24 десятидюймовки против всего одной пушки того же калибра и 29 восьмидюймовых). Но это лобовое сравнение не учитывало бОльшую скорострельность японских орудий, а также куда более обширные среднекалиберные батареи оппонентов - 54 ствола на борт против всего 20 у русских. К тому же площадь бронирования японских кораблей делала их гораздо лучше приспособленными для эскадренного боя. И именно за врагом в данном конкретном случае было преимущество в скорости, доходившее минимум до 3-4 узлов.
  Все плюсы и минусы своего отряда Великий князь осознавал прекрасно - как и то, какую тактику скорее всего применят против него японцы. И единственным приемлемым выходом в сложившейся боевой ситуации Александр Михайлович счел решение пожертвовать наименее ценными боевыми единицами, выведя их в голову своей колонны. Роль 'агнцев на заклание' закономерно досталась двум броненосцам береговой обороны. Но и 'Ростислав' при этом сохранил позицию флагманского корабля - со своей по-черноморски основательной броней он был, пожалуй, лучшим выбором главного изначального 'магнита' для японских снарядов. А пока эти три корабля намеренно подставлялись под массированный огонь врага, замыкающие строй 'Пересвет', 'Ослябя' и 'Двенадцать Апостолов' с их самыми современными, скорострельными и дальнобойными башенными установками должны были постараться выбить у Камимуры как можно больше кораблей. При этом подобно 1-му отряду Скрыдлова расстановка сил в отряде Великого князя позволяла иметь три группы по два корабля для одновременного сосредоточения восьми 254-мм и шести-семи 152-мм орудий по любым трем доступным целям.
  Тем не менее, первый раунд в данном конкретном противостоянии закономерно остался за Камимурой. К четырем часам дня сконцентрированный японский огонь буквально сожрал 'Ростислав' и 'Адмирала Сенявина' и лишь немного не успел 'дожевать' 'Ушакова'. Общее состояние второго и уже последнего в отряде броненосца береговой обороны к тому моменту можно было описать разве что словами 'краше в гроб кладут': изуродованные надстройки, пробоины в не прикрытых броней оконечностях, через которые то и дело вливалась вода, и бушующий на юте пожар, с которым никак не могли справиться аварийные партии. А единственными стреляющими по врагу оставались неведомо каким чудом уцелевшие 75-мм пушка и пара 47-мм скорострелок (эти - скорее уже от отчаяния).
  Но 'Ушакова', можно сказать, спас положенный под его корму вражеский снаряд, временно заклинивший руль и заставивший корабль описывать циркуляцию. Увы, ее направление оказалось в сторону противника, а в завершающем витке, убравшем, наконец, броненосец за остатки русской боевой линии, еще и чуть не привело к столкновению с 'Ослябей'. Однако при этом бравый кораблик, словно оправдывая начертанную на его борту знаменитую фамилию, еще умудрился на циркуляции выпалить по японцам из двух сохранившихся 152-мм пушек нестрелявшего левого борта, из одной даже попав в 'Асаму'. Несколько же угодивших в столь удобно подставившуюся цель японских снарядов лишь искорежили надводный борт в корме и спардек, 'заглушив' заодно ту самую меткую шестидюймовку - но этим и ограничились.
  В отличие от близкого по конструкции 'Сисоя', тоже ставшего жертвой Цусимы, 'Ростислав' уходил на дно почти без крена, хотя и с изрядным дифферентом на нос. Это позволило 'Всаднику' успеть снять с него значительную часть экипажа во главе с вице-адмиралом Романовым. Остатки людей с тонущего броненосца 'добирал' 'Гайдамак', до того поднявший из воды немногих спасшихся с перевернувшегося 'Адмирала Сенявина'. Увы, отказ Небогатова от одного из минных крейсеров определенно оказался пророческим...
  Александр Михайлович уже был дважды ранен (левая рука потом беспокоила его еще несколько лет, а шрам на виске остался на всю жизнь), но отлеживаться в лазарете отказался и приказал переправить его на 'Двенадцать Апостолов'. Бой для себя он еще не считал законченным. Тем более что ожесточенная перестрелка с Камимурой отнюдь не была 'игрой в одни ворота' и русские моряки под его началом тоже смогли добиться ряда успехов.
  Так вышло, что еще одним 'козырем в рукаве' Великого князя была, пожалуй, лучшая, чем в среднем по эскадре, квалификация артиллеристов на кораблях его отряда. 'Ростислав', к примеру, в свою бытность на Черном море постоянно входил в число отличников по боевой подготовке. Таковым же, по сути, являлся и 'Ослябя', где железной рукой 'рулил' суровый и требовательный командир В.И.Бэр. Комендоры 'Ушакова' и 'Сенявина' приобрели немалый опыт за долгое время пребывания в Учебно-артиллерийском отряде. 'Пересвет', хоть в мирное время и не блистал на учениях, успел хлебнуть военного лиха полной ложкой - и его экипаж уже кое-что умел. А на 'Двенадцать Апостолов' при комплектовании эскадры были переведены расчеты орудий с 'Генерал-адмирала Апраксина', хорошо знакомые и со скорострелками Канэ, и с 'электрическими' башнями производства Путиловского завода.
  Учитывая изложенное, вряд ли стоило удивляться тому, что 'Ростислав' с 'Сенявиным' до своей гибели успели крепко потрепать 'Идзумо' - жаль лишь, что не до смерти. Но одних только попаданий десятидюймовыми снарядами флагман японского отряда успел получить уже 8 штук, а число убитых и раненых на нем перевалило за полсотни. Тем не менее, свое место в строю он пока еще сохранял.
  Зато шедшей второй 'Асаме' наконец-то аукнулось и за 'Варяг', и за 'Победу'. Разумеется, тому был причиной отнюдь не единичный снаряд с 'Ушакова', хотя и он внес свою лепту. Просто так вышло, что 'Асама' хронически ловила недолеты по 'Идзумо' - и наловила их аж пять штук, причем четыре из них в корму. Хотя подобная кучность наводила на мысли, что один из русских броненосцев, скорее всего 'Адмирал Сенявин', соблазнившись удачной наводкой и игнорируя изначальный приказ, какое-то время бил по этому японскому кораблю вполне осознанно. На 'Асаме' дважды выходил из строя рулевой привод, вынуждая крейсер временно покидать колонну для исправления повреждений, корма осела на шесть футов, а вода была даже на средней палубе, доходя почти до пояса. 'Ушаковский' же снаряд, разорвавшийся у основания кормовой дымовой трубы и попортивший своими осколками сразу три котла, по сути поставил точку на дальнейшем участии крейсера в сражении, вынудив 'японца' примерно в 16.10 окончательно уйти к ближайшей базе для починки. Интересно, что, несмотря на такие повреждения, потери в экипаже 'Асамы' оказались сравнительно невелики - 8 убитых и втрое больше раненых.
  Еще одной пострадавшей стала 'Адзума', из-за своего характерного силуэта с далеко отстоящей третьей трубой показавшаяся в завязке боя очень уж удобной целью паре 'Адмирал Ушаков'-'Пересвет'. От этих двух кораблей крейсеру досталось 18 снарядов, из них 9 десятидюймовых и 5 шестидюймовых. На 'Адзуме' от русского огня еще в 14.47 вышла из строя одна восьмидюймовка в кормовой башне (254-мм снарядом ей погнуло ствол), успев сделать всего 19 выстрелов. А носовую башню в 15.35 заклинило листом брони барбета, сдвинутым вверх и перекошенным от ввинтившейся в стык между плитами бронебойной 'болванки'. К сожалению, русские снаряды порой 'по старой привычке' не взрывались, несмотря на все принятые меры, а иначе эффект от пробития брони рядом с действующим элеватором боезапаса мог быть куда как весомее... Тем не менее, эта башня впоследствии располагала возможностью вести огонь лишь в очень узком, примерно 6-7 градусов, диапазоне курсовых углов, выпустив до конца дня не более двух десятков снарядов.
  Помимо того, к 16.30 крейсер лишился двух шестидюймовых пушек и трех 76-миллиметровых, причем взрыв 10-дюймового снаряда убил весь расчет в верхнем кормовом каземате левого борта, а также ранил старшего офицера и еще 8 человек на кормовом мостике. Да и в целом 'Адзума' имела наибольшие людские потери среди своих 'коллег' - более 60 убитых и раненых. Но, как и 'Идзумо', продолжала идти вперед и сражаться.
  'Ивате', хоть и не обстреливался в первой фазе боя специально, но порой принимал на себя перелеты по 'Адзуме'. Тем не менее, все его повреждения (две разбитых каюты в корме, сорванная грузовая стрела на грот-мачте и пробитая дымовая труба) и людские потери (полтора десятка раненых) не влияли сколь-нибудь существенно на боеспособность. В целом лишь случайными и пока не несущими особой угрозы были также единичные попадания в 'Якумо' и 'Токиву'.
  А вот 'Ниссин' в тот день, можно сказать, 'сполна испил чашу скорби'. Камимуру по сути подводила излишняя длина боевой линии его отряда, из-за которой ее хвост при всех попытках охвата головы колонны противника продолжал оставаться в зоне надежного действия орудий концевых броненосцев А.М.Романова. И 'Двенадцать Апостолов' с 'Ослябей' не замедлили воспользоваться этим для расстрела корабля младшего флагмана Х.Симамуры - тем более что расчеты его орудий в этот раз не блистали меткостью ответного огня. Сказывалось то, что в свое время вице-адмирал С.Мису вытребовал бОльшую часть опытных комендоров с 'Ниссина' на новейший 'Ивами'. И, видимо, именно это же объясняло успехи последнего в бою с броненосцами Безобразова.
  Не исключено, что один из этих переведенных моряков был прирожденным везунчиком, щедро делившимся удачливостью со своим прежним кораблем. И в его отсутствие на 'Ниссин' обрушились все беды мира. В такое легко можно было поверить, когда в 14.40 взорвавшийся в стволе одной из пушек носовой башни снаряд вывел из строя и само это орудие, и башню в целом, и ряд офицеров и нижних чинов на носовом мостике крейсера. При этом гибель артиллерийского офицера Исороку Ямомото, выброшенного взрывом за борт, определенно не шла на пользу точности собственной стрельбы корабля [примечание 6].
  Всего в 'Ниссин' русской стороной было отмечено семь достоверных попаданий десятидюймовых снарядов, из которых японцы затем подтверждали лишь шесть. Но фатальным для японского крейсера стал выстрел с 'Осляби', который сами русские поначалу сочли очень близким недолетом. В действительности же бронебойный 254-мм снаряд, упавший в 15.43 у борта 'Ниссина', прошел под нижней кромкой броневого пояса, перемолов конструкции двойного борта и внутренние переборки. И очутился в погребе носовой башни, запасы снарядов в котором были расстреляны едва ли на четверть. В отличие от попавшего в барбет 'Адзумы', этот снаряд взорвался...
  Последовавшей детонацией боекомплекта 'Ниссин' разломило на две части. Носовая затонула почти сразу, а вот корма еще какое-то время держалась на воде, позволив части экипажа спастись - и позже нарисовать точную картину причин гибели крейсера. Тем временем под могучее, исторгнутое матросскими глотками не по приказу, а от чистого сердца 'Ура!' 'Двенадцать Апостолов' и 'Ослябя' уже разворачивали свои стволы в сторону пока еще мало поврежденного 'Касуги'.
  Гибель 'Ниссина', конечно, показала, сколь опасным для броненосных крейсеров может стать противостояние с броненосцами, пусть даже и 'облегченными'. Однако, как бы там ни было, к половине пятого положение отряда Великого князя стоило охарактеризовать как отчаянное - против шести кораблей противника у него оставалось только три своих. Но корректировку в этот расклад внес Иессен...
  Изначально в этом бою семь русских крейсеров (не считая корабли Небогатова и 'Жемчуг' с 'Изумрудом' с их особой задачей) противостояли трем боевым отрядам врага, насчитывавшим дюжину кораблей - Третьему, Четвертому и Шестому. Впрочем, видя, как разделены русские силы, японцы тоже переформировались. И в итоге иессеновским 'Баяну', 'России' и 'Громобою' довелось сражаться с шестью самыми современными японскими бронепалубниками - Третьим отрядом вице-адмирала С.Дэвы ('Касаги', 'Читосе', 'Такасаго', 'Отова') и присоединившимся к ним 'Цусимой' и 'Нийтакой' из состава Четвертого отряда.
  Похоже, после боя 1 августа японцы как-то совсем уж пренебрежительно относились к выжившим в нем владивостокским крейсерам типа 'Россия', даже вкупе с более совершенным 'Баяном'. Корабли Дэвы лезли на них столь же бесстрашно, сколь и неосмотрительно, видимо, не зная доподлинно о модернизациях, которые претерпел их противник, и рассчитывая, что численный перевес сыграет свою роль. А, возможно, еще и наделяясь на шесть восьмидюймовых пушек на 'собачках' как на главный аргумент против бортовой брони и таких же орудий русских крейсеров.
  Увы, этот расчет не оправдался. А Иессену, которого за глаза уже втихую называли 'крейсерской погибелью', наконец-то представился шанс доказать, что он может нести беду не только собственным кораблям. И своими последующими действиями он и правда смог полностью дезавуировать данную ему обидную кличку. 'Баян', 'Россия' и 'Громобой' прошли через противников как горячий нож сквозь масло, чуть меньше чем за два часа успев отправить на дно 'Такасаго' и 'Цусиму'. Тяжело поврежденным 'Касаги' и 'Отове' в компании единственных сравнительно мало пострадавших - 'Читосе' и 'Нийтаки' - пришлось, пока еще сохранялась такая возможность, убраться для починки в ближайшую удобную бухту у берегов Цусимы. Там они и пробыли до 9 часов утра следующего дня - кроме вынужденного еще подзадержаться 'Касаги'. Главными потерями Иессена в этом фрагменте боя стали выбитые носовая восьмидюймовка и три 152-мм пушки на 'России', одно шестидюймовое орудие на 'Громобое', а также ряд поврежденных мелких пушек и несколько близких к ватерлинии пробоин в бортах на всех трех крейсерах. Но все это, как и прочие попадания в русские корабли, пока не представляло для них особой опасности.
  Расправившись с силами Дэвы, Карл Петрович ринулся на выручку Великому князю, терпящему жестокий урон от вдвое превосходящего его числом противника. И с прибытием 'Баяна', 'России' и 'Громобоя', которые Иессен к концу пятого часа вывел впереди броненосцев, в голову русской колонны, отряд Александра Михайловича, можно сказать, возродился, словно Феникс из пепла. Камимуре же взять 'субститутов' взамен выбитых русским огнем было уже неоткуда...
  Прибытие относительно 'свежего' подкрепления не могло не сказаться на результатах данной конкретной схватки. Наконец-то у русских 'дошли руки' до 'Ивате', который словил от 'России' и 'Громобоя' несколько 203-мм снарядов чуть выше ватерлинии, два пробивших поясную 89-мм броню в носу и одно подводное попадание там же. Из-за крена и начавшихся затоплений (уровень воды в некоторых отделениях доходил до трех-четырех футов) этот крейсер около 18.10 вынужден был временно выйти из боя для заделки пробоин.
  По той же причине в 18.54 отряд Камимуры лишился и 'Адзумы'. Правда, на ней десятидюймовый снаряд с броненосца 'Двенадцать Апостолов', ставшего новым кораблем-флагманом остатков отряда Великого князя, проделал подводную дыру в корме. Ее результатом стало затопление отсека подводных минных аппаратов, поступление воды в погреб кормовой башни и машинное отделение через пробоины в переборках и осколки, заклинившие подшипник левого гребного вала, - не самые приятные вещи для их исправления под огнем противника.
  А в 19.23 настал черед и 'Идзумо'. Флагманскому кораблю Камимуры в Цусимском сражении долго везло, но предел есть всему. Для данного японского крейсера он наступил с 203-мм снарядом с 'Баяна', который пробил верхнюю и батарейную палубу, пролетел вдоль броневой и через дымоход проник в котельное отделение. Взрыв, почти что ополовинивший котельные мощности корабля и отправивший к Аматерасу два десятка кочегаров, вынудил, наконец, и 'Идзумо' оставить поле боя. Следом за ним, не желая оставаться одни против пяти русских кораблей ('Пересвет' к тому времени из-за ряда неприятных попаданий в небронированную носовую оконечность тоже на время покинул боевую линию), наладились и три оставшихся броненосных крейсера японцев.
  В этом отступлении, пожалуй, не было ничего зазорного. Из всех кораблей Камимуры к тому моменту относительно нормально себя чувствовали лишь 'Токива' и 'Якумо'. Они за весь день получили лишь два и три 203-254-мм, три и пять 152-мм и девять и шесть малокалиберных снарядов соответственно, имели примерно по три десятка убитых и раненых каждый, однако сохранили главную и почти всю среднюю артиллерию и в целом могли бы еще продолжать бой. Но вот на 'Касуге', к примеру, действовала только носовая десятидюймовка - оба 203-мм орудия кормовой башни были выведены из строя взрывами в стволах своих же снарядов, случившимися в 17.20 и около 19.00. Носовой мостик снесло, а осколки, попавшие в прорезь боевой рубки, смертельно ранили командира корабля. Всего же на 'Касуге' к концу боя имелось 14 убитых и около 80 раненых.
  Отряд Романова к концу дневного сражения тоже был изрядно потрепан. На удивление неплохо после шестичасовой канонады выглядел лишь 'Двенадцать Апостолов'. Но повреждения 'Осляби' были уже довольно существенными, а 'Пересвета' - откровенно тяжелыми. У Иессена в очередной раз больше всего досталось 'России', потерявшей еще одну восьмидюймовку и четыре шестидюймовых пушки. Однако в целом отряд русских броненосных крейсеров пережил обе фазы боя без фатального урона для его боеспособности. Тем более что с Дэвой 'Баян', 'Россия' и 'Громобой' сражались в основном левым бортом, а с Камимурой - правым. А это закономерно привело к 'размазыванию' всех попаданий в них на практически вдвое большей площади и, соответственно, к ограниченной результативности таковых.
  К сожалению, во многом хуже оказалось положение отряда бронепалубных крейсеров Эссена. Ему в качестве противников достались Шестой боевой отряд М.Того ('Сума', 'Акаси', 'Акицусима', 'Идзуми') с приданными ему 'Нанивой' и 'Такачихо' из Четвертого отряда. И именно последние два корабля, ветераны еще японо-китайской войны 1894-1895 годов, несколькими удачными попаданиями в промежутке между 16.22 и 16.49 смогли практически обездвижить 'Светлану'. Николай Оттович был вынужден активно маневрировать, пытаясь отогнать японцев от едва ковылявшего крейсера-яхты, на котором те сосредоточили весь огонь. Но 'Богатырю', 'Олегу' и 'Авроре' все же остро не хватало по-настоящему тяжелых орудий, как на других отрядах русских кораблей 1-го ранга, чтобы быстро и с гарантией достать врага...
  В конце концов Эссен в свирепой атаке все же разогнал противостоящих ему 'сынов Ямато', потопив самый 'хилый' из крейсеров противника - 'Идзуми'. Помимо того, получили тяжелые повреждения и вышли из боя 'Акаси' и 'Нанива', причем последняя - с 8-градусным креном от трех подводных пробоин. 'Суме' как флагманскому кораблю тоже досталось, но он, равно как и мало пострадавшие 'Акицусима' и 'Такачихо', сохранял боеспособность. Тем не менее, оставшись с тремя крейсерами против трех крупных русских бронепалубников, каждый из которых индивидуально превосходил любой из его кораблей, Того-младший предпочел разорвать огневой контакт. Крейсера Эссена хоть и не имели значительных потерь в артиллерии и людях (25 убитых и 71 раненый на всех троих), но из-за ряда пробоин в районе ватерлинии временно были ограничены скоростью в 17,5 узла. И ввиду надвигающихся сумерек вместо преследования примерно равного им по максимальной величине хода противника предпочли заняться спасением команды с тонущей 'Светланы', окончательно доломанной японскими снарядами. Последующий детальный подсчет потерь на этом крейсере добавил к общему списку таковых на кораблях Николая Оттовича еще около сотни погибших и раненых.
  Возможно, Эссен сожалел о том, что с ним не было еще пары крейсеров - 'Жемчуга' и 'Изумруда'. Кто знает, окажись под его началом не четыре, а шесть кораблей, возможно, 'Светлана' и не была бы потеряна. Однако особая миссия, возложенная на отечественных потомков знаменитого 'Новика', оказалась не менее важной, чем крейсерские баталии. Так уж вышло, что против двух десятков русских представителей легких сил (считая практически не задействованные в боестолкновениях номерные миноносцы и минные крейсера) японцы имели 20 дестройеров и 40 миноносцев 1-го и 2-го класса [примечание 7]. И парировать исходящую от них угрозу можно было только грамотным использованием лучших качеств двух 'быстроходных эскадренных разведчиков'.
  Собственно, примером такового, позже разбиравшимся в военно-морских учебных заведениях всех основных морских держав, стало определение 'Жемчуга' и 'Изумруда' флагманскими кораблями двух русских миноносных отрядов. Маневрирование сторон перед боем развело эти отряды: 'жемчужный' оказался ближе к отряду Великого князя, а 'изумрудный' - подле броненосцев Скрыдлова и Безобразова.
  Их японские визави тоже сначала держались со стороны нестреляющего борта своих линейных сил - 1-й, 2-й и 3-й отряды истребителей при броненосцах Того, 4-й и 5-й рядом с броненосными крейсерами Камимуры. Миноносцы, приберегаемые врагом для ночных атак, в течение дня располагались подальше от всех артиллерийских баталий (кроме следовавшего с Катаокой 5-го миноносного отряда).
  Назначение своих истребителей Того видел в уничтожении остававшихся на плаву поврежденных русских кораблей. И случай выполнить данную функцию представился врагу как минимум дважды, первый раз с 'Адмиралом Ушаковым', второй - с 'Орлом'. Однако реализовать задуманное им помешали как раз обе русских 'драгоценности' с их миноносной пристяжью.
  Командиры 'Жемчуга' и 'Изумруда' хорошо помнили мысль, высказанную на совещании штаба Александром Михайловичем по поводу роли их кораблей в бою с вражескими миноносцами:
  - Вам, господа, даже не столь важно обязательно их топить. Главное, всю эту 'мелочь' проредить как следует. Запарил один, вышел из боя или ход потерял - бей следующего, пусть ваши миноносцы, если есть время, добирают 'подранков'! На крепко побитого еще и дружки его отвлекутся - помощь оказать, на буксир взять опять же, чтоб до порта дотащить... То бишь, считайте, не одного, а двоих сразу из дела выведете. А чем меньше их потом ночью по наши души придет - тем спокойнее нам всем будет.
  И хотя 'играть' им пришлось от обороны и далеко не все прошло так, как 'завещал' Великий князь, 'камушки' в общем раскладе схватки легких сил действительно удачно противопоставляли нежным корпусам своих противников огневую мощь 'стодвадцаток' Канэ.
  Впрочем, лучше это получилось у отряда, возглавляемого 'Жемчугом' - благодаря ошибке, допущенной Камимурой. Тот поначалу направил против увечного русского броненосца береговой обороны лишь 4-й отряд истребителей при поддержке авизо 'Чихайя'. Данная попытка оказалась неудачной - 'Чихайя', неосторожно пройдя слишком близко от 3-го броненосного отряда русских, получила три 75-мм снаряда с 'Пересвета'. Ущерб в людях от этих попаданий был невелик - всего четыре раненых. Но вот образовавшаяся в корме подводная пробоина вынудила авизо убраться с поля боя и заниматься ее заделкой до начала следующего дня.
  Оставшиеся без поддержки японские дестройеры, в свою очередь, подверглись расстрелу со стороны 'Жемчуга' и русских миноносцев. Отчаянный рывок к рубежу пуска торпед завершился гибелью 'Асагири' и тяжелым повреждением 'Мурасаме', после которого тот вынужден был уйти на базу и уже не вернулся к месту сражения. Два других корабля этого отряда, 'Асасио' и 'Ариаке', лишь бесцельно расстреляли свои мины с дальних дистанций и тоже отвалили подальше от убийственно плотного огня противника.
  Вторая попытка, совершенная уже 5-м отрядом, была не более эффективной, чем первая. В придачу 'Жемчугу' с миноносцами 'подмогнул огоньком' спешивший на выручку броненосцам Романова отряд Иессена. Поэтому данный боевой эпизод стоил врагу уничтоженного 'Сирануи', серьезно поврежденного и вышедшего из боя 'Кагеро' и нескольких не столь опасных попаданий 75-мм и 47-мм снарядов в 'Муракумо'. Кроме того, на остававшихся в строю 'Югири' и 'Муракумо', успевших вовремя убраться за спины крейсеров Камимуры, теперь оставалось лишь по одной торпеде... У русских в обеих этих сшибках задело самого 'лидера' отряда и миноносцы 'Властный', 'Громкий', 'Грозный' и 'Громящий', но их людские потери и урон, нанесенный матчасти, в целом были незначительны.
  Куда хуже пришлось 'Изумруду' и его миноносной компании. Во-первых, Того двинул против 'Орла' всю свою дюжину миноносцев разом. Во-вторых, в закипевшую на подступах к раненому броненосцу схватку неожиданно вмешались проходившие поблизости 'Читосе' и 'Нийтака', на время оторвавшись от задачи по конвоированию пострадавших 'Касуги' и 'Отовы'. С их приходом первоначальный успех русских (потопленный 'Икадзучи' и временно выведенный из строя 'Оборо') сменился для них уже схваткой за собственное выживание. Увы, удалось это далеко не каждому.
  Японский огонь лишил отряд трех миноносцев. 'Буйный' погиб почти со всем экипажем, когда практически одновременно взорвались попавшая в его котельное отделение торпеда с 'Сазанами' и сдетонировавшая от угодившего в боевую часть осколка мина в собственном носовом аппарате. 'Быстрого' своими шестидюймовками достала 'Нийтака', но с него хотя бы удалось спасти людей. А вот немногочисленные остатки команды отсеченного от своих и до последнего дравшегося против 'Читосе' и трех дестройеров 'Бедового' вылавливал из воды уже противник. 'Изумруд' палил по вражеским кораблям буквально на расплав стволов, отвлекая внимание на себя, кое-что добавлял и 'Орел', когда оппоненты попадали в углы обстрела его немногих уцелевших орудий. Но этого, увы, было слишком мало, чтобы остановить вошедших во вкус японцев...
  Отучить японских 'собачек' лезть не в свои дела и перевести потенциальный разгром в хотя бы относительное подобие ничьей помог еще один 'калика перехожий' - 'Бородино'. Малость оправившись после выхода из линии от своих опасных, но далеко не смертельных ран, догнать отряд Безобразова он, однако, уже не мог. Зато катящийся в его сторону клубок миноносцев и крейсеров прямо-таки располагал к тому, чтобы вставить в 'собачье тявканье' их калибров голос зверя покрупнее.
  Попадание в 'Акебоно' двенадцатидюймового снаряда - увы, не взорвавшегося, но тем не менее лишившего истребитель одного из котельных отделений и заставившего его уползать на оставшихся котлах к ближайшей японской гавани, - стало при этом первым звоночком. А еще один такой же подарочек, оставивший 'Читосе' без кормовой восьмидюймовки и пары 120-мм скорострелок, окончательно дал понять врагу, 'чьи в лесу шишки'. Резко вспомнившие о своей конвойной миссии крейсера практически сразу же покинули место схватки. Следом за ними устремились и японские миноносцы, к тому моменту, за исключением 1-го отряда, уже расстрелявшие свои торпеды.
  Кроме 'Икадзучи', 'Оборо' и 'Акебоно', в течение этого боя различные, но в основном несущественные повреждения у японцев получили 'Фубуки', 'Араре', 'Усугумо', 'Касуми' и 'Сазанами'. Русские, помимо трех погибших миноносцев, имели поврежденными 'Бравый', 'Бодрый' и 'Изумруд', на которых суммарно было около двух десятков убитых и вдвое больше раненых. Больше в дневных стычках этот русский миноносный отряд не участвовал, взяв на себя сопровождение и охрану ковыляющих в направлении заблаговременно назначенного Скрыдловым места рандеву 'Орла' и 'Бородино'.
  А вот отряду, возглавляемому 'Жемчугом', еще довелось поработать 'по профилю'. После того, как с приходом крейсеров Иессена была купирована угроза разгрома отряда Великого князя, командир 'камушка' П.П.Левицкий решил и сам попытать счастья в охоте на уже малость побитую японскую посуду. Угля на миноносцах, которые по примеру похода Небогатова прошлым днем догружались топливом с 'Ангары' и 'Урала', хватало, чтобы чувствовать себя не стесненными в маневрах. И кривая военного счастья привела в его руки 'Асаму'...
  Левицкий, до того успевший еще раз влезть в перестрелку с оставшимися дестройерами Камимуры и еще раз их разогнать, удачно вывел свои миноносцы против поврежденного крейсера врага, когда уже стемнело. Кроме того, верным решением был и заход в атаку с кормовых углов, где артиллерия 'Асамы' не могла действовать в полную силу из-за так и не устраненных дифферента и крена. Помог и сам 'Жемчуг', для отвлечения внимания от миноносцев выбежавший вперед и с носовых румбов выпустивший по 'Асаме' несколько снарядов из 120-мм пушек.
  Японцы все же смогли разобраться, откуда исходит реальная угроза, но, увы для них, сделали это слишком поздно. Левицкий приказал не скупиться на торпеды и таковых по 'Асаме' было выпущено 11 штук - все, что еще оставалось на миноносцах после дневных схваток с японскими 'коллегами'. Одна 'рыбка', тем не менее, так и не смогла выйти из минного аппарата 'Заветного', две затонули, не дойдя до цели, а еще одна была отброшена в сторону потоками воды от винтов крейсера. Из оставшихся семи в цель попали две, но у одной не сработал взрыватель. Тем не менее, 'Асаме' хватило и той единственной, которая угодила в корпус напротив машинного отделения, силой своего взрыва вдобавок вызвав разрушение временных заделок образовавшихся ранее пробоин в корме. Остановить начавшееся быстрое затопление японцы так и не смогли. К 22.00 крейсер покоился под водой, а болтавшуюся в шлюпках его команду уже в ночи поднимали на борт вспомогательные крейсера противника. Теперь 'Варяг' мог чувствовать себя полностью отмщенным...
  Для русских атака тоже не прошла даром - шестидюймовый снаряд снес мостик на 'Грозном', доведя общий счет убитых и раненых на этом миноносце до 3 и 12 человек соответственно. Имелись также попадания 76-мм снарядов в 'Завидный' и 'Громящий' с сопутствующим им ущербом для людей и техники. Но в целом этот раунд определенно остался за кораблями под Андреевским флагом.
  Однако самая большая удача в Цусимском сражении выпала все же на долю человека, от которого, откровенно говоря, не ждали великих ратных подвигов. Да и выделенные ему под начало корабли как-то не особо к таковым располагали. Разумеется, мы сейчас ведем речь об Н.И.Небогатове.
  Отряд Николая Ивановича, следуя в арьергарде русских главных сил, несколько припозднился к началу сражения. Но это было даже и лучше, потому что на поле боя как раз нарисовалась 'дичь', приходившаяся его 'старикам' как раз 'по зубам'. Причем именно такими словами обычно живописали эту историю все к ней причастные. Потому как по свидетельствам людей, бывших вместе с ним на мостике 'Императора Николая I', Небогатов, увидев плетущийся к месту схватки Шестой боевой отряд японцев (его 'стреноживал' тихоходный 'Чин-Иен' с его парадными 14-ю и к этому времени фактическим 11-ю узлами), недобро улыбнулся и пробурчал себе под нос:
  - А вот вас-то, голубчики, мы и будем кушать...
  Номинально у Шестого отряда Катаоки против Небогатова имелось равное количество кораблей - но это если посчитать с не имевшим особой боевой ценности авизо 'Яйеяма'. Фактически же ни три архаичных 320-мм орудия на японских бронепалубных крейсерах, стреляющих в лучшем случае раз в десять минут, ни четыре не менее древних 305-мм пушки 'Чин-Иена' не были достаточно весомым аргументом в споре с двумя русскими броненосцами и тремя броненосными крейсерами. А сравнивать защиту кораблей и вовсе не имело смысла - здесь преимущество отряда Небогатова было просто подавляющим.
  Поэтому, наверное, не стоило удивляться тому, что спустя чуть более двух с половиной часов после первого выстрела с 'Императора Николая I', сделанного в 14.41, состояние отряда Катаоки можно было описать словами 'полный разгром'. Оба русских броненосца обстоятельно разобрались с 'Чин-Иеном', отправив его на дно, тогда как 'Память Азова' и 'Дмитрий Донской' провернули ту же операцию с 'Хасидате'. А 'Адмиралу Нахимову' лишь самую малость не хватило для того, чтобы вдобавок прикончить еще и 'Мацусиму', выходившую из боя объятой пламенем пожаров и с изрядным креном. Впрочем, о данном 'подранке' не стоило особо кручиниться - на пути к тому месту, где его смогли бы подлатать, переборки старого крейсера начали не выдерживать напора воды. И 'Мацусиме', как и броненосцу 'Фудзи', пришлось выброситься на цусимский берег, отправив за помощью один из двух отряженных ей в сопровождение миноносцев 5-го отряда. Лишь 'Ицукусима', бывшая флагманом Катаоки, смогла избежать серьезных повреждений и вместе с авизо 'Яйеяма' и миноносцами 'Фукурю' и N 25, с трудом уйдя от кораблей Николая Ивановича, осталась на поле боя. На исходе дня этим кораблям удалось примкнуть к остаткам сводного отряда Того-младшего, к тому моменту стараниями Эссена съежившегося до трех крейсеров. А еще чуть позже авизо и оба миноносца Катаоки были откомандированы для ночной охоты на русскую эскадру.
  В отряде Небогатова, несмотря на преимущество по всем статьям над доставшимися ему оппонентами, тоже имелись потери и повреждения. 'Императору Николаю I' достался единственный попавший в русские корабли в этом фрагменте боя 305-мм снаряд с 'Чин-Иена', два шестидюймовых, четыре 120-мм и несколько малокалиберных, убыль в экипаже от которых составила 3 человека убитыми и 21 ранеными. Сам корабль, тем не менее, пострадал незначительно. На 'Наварине' двумя снарядами была уничтожена кают-компания, имелась надводная пробоина в носу, но зато обошлось без убитых. Лишь дюжина человек с ранениями обреталась в лазарете. Четыре снаряда, угодившие в 'Память Азова', лишили крейсер 2 членов команды, еще 14 было ранено. Кроме того, вышли из строя несколько малокалиберных орудий и левая кормовая 203-мм пушка (к утру следующего дня, однако, ее удалось вновь ввести в действие).
  Больше всего японских снарядов, около 20, как оказалось, принял на себя 'Адмирал Нахимов'. На нем насчитывалось 13 убитых и 34 раненых, были разрушены надстройки, заклинило кормовую установку ГК, еще две могли вращаться только на ручном управлении, подбило также и одну 120-мм пушку... Впрочем, на способности крейсера продолжать бой все это пока не сказывалось. Антиподом 'Нахимова' по сути стал 'Дмитрий Донской', получивший от японцев всего один снаряд и имевший в экипаже только 8 раненых.
  Разобравшись с Катаокой, Небогатов решил двинуться вслед за ушедшими вперед главными силами русской эскадры. Одной из своих главных задач он при этом ставил оказание помощи поврежденным кораблям, которые могли встретиться на его пути. Тем более что рядом с его отрядом в том числе и в этих целях держались оба русских вспомогательных крейсера и госпитальное судно 'Орел'.
  И такую роль Небогатову действительно пришлось выполнять при встрече с покидающими поле боя 'Орлом' и 'Бородино', сопровождаемыми 'Изумрудом' и миноносцами. После кратких переговоров с их командирами, позволивших немного прояснить сложившуюся к тому моменту обстановку, Николай Иванович оставил в помощь этому импровизированному отряду 'Адмирала Нахимова', а сам двинулся еще дальше. И спустя некоторое время сигнальщики 'Императора Николая I' смогли заметить кое-что крайне интересное...
  Этим 'кое-чем' был неудачник 'Ики', бедовавший с тех самых пор, как снаряд с 'Сисоя Великого' разворотил его винто-рулевую группу. Того еще около 17.00, после констатации факта невозможности для этого броненосца починиться собственными средствами и не то что двигаться с эскадрой, а просто держаться прямо на курсе, отрядил ему в помощь авизо 'Тацута'. Но кораблику водоизмещением менее 900 тонн просто не хватало момента инерции, чтобы стронуть с места 12000-тонную малоуправляемую махину 'Ики'. Поданные концы рвались уже дважды и на 'Тацуте' как раз пытались завести их в третий раз, когда в пределах прямой видимости с мостика авизо нарисовался отряд Небогатова.
  Первые же тяжелые снаряды с 'Николая' и 'Наварина', легшие возле 'Тацуты', ясно дали понять капитану Ямагате, что если он останется с 'Ики', то Япония рискует лишиться не одного, а двух кораблей. Бросив буксирный трос, маленький кораблик рванул от греха подальше, телеграфируя всем, кто мог слышать, о разворачивающейся трагедии. Но, как назло, помочь увечному броненосцу и пытавшемуся спасти его авизо в тот конкретный момент оказалось некому...
  Отогнав 'Тацуту', Небогатов со своими кораблями к 19.15 выстроился 'палочкой над 'Т' по носу 'Ики' на расстоянии около 30 кабельтовых от цели. Такое расположение давало ему возможность иметь действующей против себя лишь носовую десятидюймовую башню вражеского корабля и не более пары-тройки 190-мм орудий. Сам же он в ответ мог поражать противника из шести 305-мм, четырех 229-мм, трех 203-мм и восемнадцати 120-мм орудий, причем с дальности, дающей шансы на достаточно высокий процент попаданий. Но как раз стрелять почти не понадобилось...
  Николай Иванович по действиям 'Тацуты' сразу понял, что японский броненосец до сих пор способен передвигаться исключительно на буксире и особой угрозы его отряду представлять не может. И в его голове родилась идея, которая была бы под стать скорее капитанам парусной эпохи, когда абордажи и захваты вражеских кораблей были в порядке вещей. А может, Небогатову еще и хотелось поквитаться за подлые действия против 'Решительного' в номинально нейтральном порту - кто знает... Мемуаров, объяснявших его мотивы, адмирал не оставил, а газетчикам интервью на эту тему после боя он давал скупо, без лишних прикрас. Но, как бы там ни было, после первых выстрелов носовой башни 'Ики' по 'Императору Николаю I', легших изрядно в стороне от цели из-за хаотичного курса 'японца', и ответного залпа тяжелых пушек русских кораблей (одно попадание 305-мм снаряда с 'Наварина' в грот-мачту, неожиданное для самих его авторов) на флагмане Небогатова взвился сигнал следующего содержания:
  'Предлагаю сдаться, в противном случае потоплю артиллерией и минами, спасать команду не буду. Даю на размышления 10 минут.'.
  Семь минут спустя после подъема этого сигнала на 'Ики' внешне ничего не происходило. Пушки броненосца, как и орудия русских кораблей, молчали. А вот на кормовом мостике 'Ики', где собрались все уцелевшие офицеры, было отнюдь не так спокойно.
  Старший механик Маширо Миядзаки, принявший командование броненосцем как очередной по званию после гибели всех предстоящих ему по рангу в боевой рубке и на носовом мостике, буквально рвал на себе волосы, не зная, что делать. Лишь недавно спешно рекрутированный из гражданского флота за свои познания в современных котлах и машинах, но отнюдь не за личную храбрость, он пребывал в отчаянии. Да, против него сейчас имелось всего лишь русское старье - но, черт возьми, их было четыре, причем не стесненных в своих действиях, против его почти неподвижного корабля! Да еще и грамотно зашедших с носа, где артиллерия 'Ики' уже была частично выбита... Кроме того, то, как эти русские попали в него первым же залпом, откровенно пугало и вкупе со своей неточной стрельбой наводило на неприятные мысли относительно итога возможной артиллерийской дуэли. И если бы господин Миядзаки знал поговорку 'разделать, как Бог черепаху', он наверняка бы подивился ее столь точному соответствию тому, что сейчас готовился проделать противник с его кораблем. Не добавляли душевного спокойствия и мысли об оставшихся в Осаке жене и двух дочках, которым в случае, если русские выполнят свою угрозу утопить корабль со всем экипажем, увидеть отца было бы уже не суждено.
  Экстренный военный совет, однако, принес некоторое облегчение мятущейся душе старшего механика. Как оказалось, младшие офицеры, большей частью переведенные на броненосец с канонерок 7-го отряда и бывшие по сути тем, что русские бы назвали 'второй сорт - не брак', тоже не рвались в бой против заведомо превосходящего противника. Фанатично настроенных потомков самураев, способных своим примером повлиять на ситуацию, среди них уже не оказалось - все таковые полегли от снаряда 'Сисоя Великого'. А вот обремененные семьями и, подобно Миядзаки, испытывающие надежду снова встретиться с ними имелись ...
  И на восьмой минуте отведенного ультиматумом Небогатова времени впервые в этой войне на мачте японского корабля - да еще и корабля 1-го ранга - начал подниматься сигнал о сдаче.
  Взятие под контроль вражеского броненосца осуществляли в спешке, даже без спуска катеров для призовых команд - их удалось быстро перекинуть на подошедших прямо к трапам миноносцах. Экипаж 'Ики', не мудрствуя лукаво и не деля на офицеров и матросов, загнали в кубрики в носу, выставив возле них усиленную охрану - как и в прочих жизненно важных частях корабля. Уточнив у наскоро допрошенного 'исполняющего обязанности командира' состояние броненосца, пытаться заставить его двигаться самостоятельно не стали. Вместо этого подошедший поближе 'Память Азова' взял добычу на буксир. Причем для надежности завели сразу два каната и дополнительно еще трос, обвязанный вокруг бизань-мачты на русском корабле и за брашпиль на японском. Такие предосторожности оказались отнюдь не лишними - хотя у старого броненосного крейсера силенок оказалось поболе, чем у миниатюрного авизо, на непростом обратном пути, пока его не сменил 'Урал', менять лопнувшие буксирные концы пришлось еще трижды.
  На возню с 'Ики' у русских ушло чуть больше часа и выдвинуться к месту сбора отряд смог лишь около половины девятого, когда уже практически стемнело. Для прикрытия ценного трофея от возможных атак Небогатов выстроил свои корабли в особую защитную формацию. При этом 'Император Николай I' с миноносцем N 205 шел по его левому борту, 'Наварин' и N 206 - по правому, а в арьергарде двигались 'Дмитрий Донской' и миноносец N 203.
  Между тем к исходу светового дня артиллерийские дуэли уже завершились и корабли обеих сторон стягивались кто к своим базам, кто к назначенной в океане точке рандеву. Впрочем, для русских бой еще не был закончен - Камимурой, оказавшимся главным на время недееспособности Того и Мису, были наконец-то 'спущены с поводка' многочисленные японские миноносные отряды.
  Русские смогли в основном собрать оставшиеся силы эскадры примерно к половине десятого. Не хватало лишь миноносного отряда во главе с 'Жемчугом', слишком далеко убежавшего в погоне за 'Асамой'. Но с отсутствующего 'камушка' уже пришло радио о том, что возглавляемый им отряд тоже поспешает на встречу с основными силами. Как теперь выяснилось уже со всей достоверностью, лишь Небогатов, Иессен и Левицкий обошлись без потерь в дневном бою. При этом из переживших его кораблей были временно образованы следующие боевые соединения:
  1-й броненосный под командованием Н.И.Скрыдлова - броненосцы 'Князь Суворов', 'Император Александр III', 'Слава', 'Синоп', 'Двенадцать Апостолов' (младший флагман А.М.Романов), 'Пересвет', 'Император Николай I' (младший флагман Н.И.Небогатов), 'Наварин';
  2-й броненосный из поврежденных кораблей и их охранения - 'Адмирал Нахимов', 'Орел', 'Память Азова' с 'Ики' на буксире, 'Бородино', 'Адмирал Ушаков', 'Дмитрий Донской'.
  Дополнительную охрану этих отрядов взяли на себя крейсера 'Алмаз' и 'Изумруд' и десять остающихся на тот момент в распоряжении Скрыдлова представителей легких сил. 'Урал' и 'Орел' тем временем приступали к выполнению обязанностей, ради которых, собственно, их и брал с собой командующий флотом.
  А вот у отряда из обладавших хорошим запасом хода и не получивших в бою критических повреждений броненосцев 'Ретвизан' (флаг П.А.Безобразова), 'Ослябя', броненосных крейсеров 'Баян' (флаг К.П.Иессена), 'Россия', 'Громобой' и бронепалубных 'Богатырь' (флаг Н.О.фон Эссена), 'Олег' и 'Аврора' была еще одна задача. Вместе с 'Ангарой' в качестве транспорта снабжения им предстоял выход на японские коммуникации. Ведь, собственно, ради него вся эта эпопея со схватками эскадр 'стенка на стенку' и затевалась российским морским командованием...
  Ночь для русских выдалась откровенно непростой. Но она, наверное, была бы еще труднее без очередной ошибки врага. Временно взявший бразды правления в свои руки Камимура после получения сообщений о пленении 'Ики' клятвенно пообещал самому себе, что не спустит подобного позора. Обструкция, устроенная ему японским обществом еще за действия владивостокских крейсеров, и дом, сожженный в отместку за упущенный в сентябре прошлого года отряд Эссена, тоже не добавляли взвешенности решениям японского адмирала. Результатом же таковых стал приказ в первую очередь искать, атаковать и во что бы то ни стало пустить на дно 'затрофеенный' русскими броненосец. И ввиду данного приказа основным объектом приложения усилий вражеских миноносников стал 'инвалидный' 2-й броненосный отряд.
  Японские истребители и миноносцы, большей частью успевшие до того, как море объяла ночная мгла, определиться с направлением атаки, буквально кишмя кишели у поврежденных русских кораблей. Последним же из-за своего состояния приходилось двигаться со скоростью не более 9 узлов. И это изрядно сковывало их в возможности уклонения от нападений опасной японской 'мелюзги'.
  Впрочем, далеко не всем японским легким силам довелось в ту ночь оказаться хотя бы рядом с противником. Запоздавшие с выдвижением к месту боя 14-й и 18-й отряды миноносцев так и не смогли найти русскую эскадру, снизив тем самым численность ударной группировки до трех десятков миноносцев и пятнадцати дестройеров (к последним присоединились сумевшие исправить повреждения 'Оборо' и 'Кагеро'). Но и этого русским хватило, говоря современным языком, по самое 'не балуйся'...
  Наученные опытом перехода в составе эскадры Небогатова, с вниманием воспринятым и Скрыдловым, русские корабли ночью шли без огней, не включая прожекторы и открывая огонь только в случае совсем уж явной угрозы. И такая тактика приносила свои плоды. Как выяснилось спустя годы, после опубликования и сверки военных архивов обеих сторон конфликта, в нападениях на 1-й и 2-й отряд и их ближнее охранение японцы потеряли потопленными миноносцы NN 68, 32, 34, 36 и 35; были тяжело повреждены и вышли из боя 'Цубаме', N 72 (этот еще возвращался после починки) и 74; имели повреждения, но остались в строю 'Аотака', 'Кари', 'Фукурю', 'Удзура', NN 39, 41, 67, 70, 73.
  Помимо того, еще два миноносца ('Саги' и N 43) в кутерьме боя столкнулись и были вынуждены уйти на базу. Та же участь постигла и дестройеры 'Югири' и 'Харусаме'. От артогня пострадал также истребитель 'Синономе'. Но больше всего вреда было от 'Акацуки-2'. Уж неизвестно, есть ли души у кораблей, но, что бы там ее ни заменяло бывшему русскому 'Решительному', он в Цусимском сражении определенно действовал на стороне своих бывших хозяев. Иначе, пожалуй, ничем не объяснить тот факт, что от его торпед и снарядов не пострадал ни один русский корабль. Зато его таранный удар миноносец N 69 отправил на дно, а сам 'Акацуки-2' - в ближайший порт для ремонта пострадавшей носовой оконечности со свернутым набок форштевнем.
  У русских имелись попадания снарядов в миноносец N 203, минный крейсер 'Абрек', крейсера 'Алмаз' и 'Изумруд', но без особого ущерба. Однако около 3.30 ночи, когда основной вал атакующих схлынул и, казалось, можно было уже вздохнуть свободнее, настал час расплаты и для них. Самый конец 'собаки' [примечание 8] и усталость людей после сражения, видимо, тоже сыграли свою роль. Как бы там ни было, двум японским дестройерам удалось изрядно подравнять счет в свою пользу.
  Этими двумя оказались 'Асасио' и 'Ариаке' - все, что осталось от 4-го отряда истребителей. Примерно в 2.50 с них были замечены вспышки выстрелов, которыми идущий в голове колонны 'Адмирал Нахимов' провожал выходящую из атаки очередную партию миноносцев. Командиры дестройеров, определившись с местонахождением цели, терпеливо выждали некоторое время, пока русские снизят бдительность, и одновременно понемногу выдвигались вперед по курсу русского отряда. После дневного боя у 'Асасио' и 'Ариаке' уже не оставалось торпед, зато хватало решимости выполнить боевую задачу. Имелось для этого и нужное средство - две связки плавучих мин заграждения на каждом (по четыре мины в связке). Раньше враг уже применял такие под Порт-Артуром - вероятно, именно на их счету была гибель 'Петропавловска'. И в ночь с 11 на 12 июня 1905 года это оружие продолжило свое победное шествие...
  Японской паре удалось незамеченными вывалить свой смертоносный груз в трех кабельтовых перед 'Адмиралом Нахимовым' - и эффективность их действий превзошла все ожидания. В протянувшееся двумя короткими линиями заграждение угодил не только броненосный крейсер, но и шедший за ним 'Орел', после дневного боя испытывавший проблемы с управляемостью и не успевший вовремя среагировать на взрывы у бортов 'Нахимова'.
  Но и удачливые истребители не смогли уйти безнаказанными - высветившее их пламя взрывов дало ориентир русским артиллеристам, и 'Ариаке' был буквально растерзан шквалом обрушившегося на него огня. Досталось и 'Асасио', но он все же сумел скрыться. Тем не менее, размен одного дестройера на броненосец и броненосный крейсер был однозначно выгоден японцам. 'Ариаке' мог чувствовать себя вполне отмщенным...
  'Нахимова' смело с водной глади почти сразу - к взрыву мины присоединилась еще и детонация в погребе боезапаса правой бортовой башни. Бросившемуся на помощь 'Абреку' удалось спасти с него лишь 39 человек, преимущественно тех, кто находился в момент взрыва на верхней палубе. На 'Орле' же две центральные мины в связке взорвались почти одновременно сразу по обоим бортам в районе носового котельного отделения, на примерно равном расстоянии от форштевня. Возможно, если бы не тяжелые повреждения, полученные днем, такой синхронный их подрыв, фактически дававший сразу и затопление, и контрзатопление, даже позволил бы спасти корабль. Но, увы, не в этот раз... Тем не менее, к чести проектантов и строителей 'Орла', он продержался на воде еще почти полчаса, дав 'Изумруду' и 'Алмазу' время для снятия с него всей команды. Заодно удалось выловить и шесть человек из экипажа расстрелянного и затонувшего 'Ариаке'. От них, собственно, и узнали, кто именно, как и чем столь сильно напакостил русскому отряду.
  Чуть иначе - и, к счастью, менее драматично - все сложилось у 1-го броненосного отряда Скрыдлова. Минные силы врага атаковали его не столь активно, как поврежденные русские корабли. К тому же успевшие примкнуть к нему 'Жемчуг' с семеркой истребителей изрядно погоняли настырных японских миноносников. Однако примерно в 2.15 ночи размочить счет смогли и они.
  В успешной атаке принимали участие авизо 'Яйеяма', 1-й отряд истребителей ('Фубуки', 'Араре' и 'Акацуки-2', не было лишь 'Харусаме', столкнувшегося с 'Югири') и 1-й же отряд миноносцев (NN 67-70). Но они сработали лишь приманкой, отвлекавшей охранение от еще двух миноносцев - 'Фукурю' и N 25 из 5-го отряда, заходивших в это время на русские броненосцы с другого борта.
  И когда самодвижущаяся мина с 'Фукурю' угодила в 'Князя Суворова', многим японцам казалось, что кораблику из состава сил Катаоки удалось отыграться за общее унижение его эскадры. Но... Сравнительно маломощная 356-мм торпеда поразила флагман Скрыдлова, во-первых, в мало пострадавший левый борт, а, во-вторых, практически по миделю, чуть позади средней башни, где имелась противоминная переборка. Последняя выдержала удар - и сработала при этом куда лучше, чем аналогичная защитная структура на 'Цесаревиче' в начале войны. Площадь образовавшейся пробоины составила примерно 130 квадратных футов, пара плит поясной брони была вдавлена в корпус на десять дюймов, перебило и смяло шесть шпангоутов - но при этом вода не проникла ни в котельное отделение, ни в расположенные выше отсеки, а принятое ее количество не превысило 200 тонн. И, главное, уцелевшие переборки по периметру пробоины, как выяснилось уже после первых докладов аварийных партий, держались под напором воды вполне надежно и никак не препятствовали броненосцу идти заданным по эскадре ходом.
  Еще одна мина с 'Фукурю' прошла мимо цели, а сам он, получив два 75-мм и один 47-мм снаряд с русских броненосцев, вынужден был скрыться в ночи вместе со своим ни в кого не попавшим компаньоном. Впрочем, были еще и достижения в действиях отвлекающего отряда, где 'Араре' удалось всадить торпеду в 'Завидный', вынудив русских спешно снимать с тонущего кораблика остатки экипажа. Помимо того, в артиллерийских перестрелках снаряды угодили в 'Жемчуг' (без вреда для команды) и 'Заветный' (2 убитых и столько же раненых). У врага, в свою очередь, досталось миноносцам NN 67, 70 и 68, из которых последний от полученных повреждений затонул. Вдобавок случился уже описанный таран миноносца N 69 истребителем 'Акацуки-2' [примечание 9].
  С учетом всех своих достижений и потерь больше отряд Скрыдлова японские миноносцы той ночью не тревожили...
  Ну а утром русским стало уже полегче. По крайней мере, столь досадивший эскадре минувшей ночью 'москитный флот' врага остался за кормой, и опасаться его как минимум до вечера не стоило. Правда, был еще вопрос с состоянием главных сил Того и их готовностью продолжать битву, особенно в свете 'тумана войны', окутывавшего потери противника. Ведь если гибель ряда кораблей русские видели своими глазами, то вопрос с поврежденными крейсерами и 'Фудзи' с 'Микасой' оставался открытым. И Скрыдлов, у которого теперь имелось уже всего семь более-менее боеспособных броненосцев, два ('Бородино' и 'Князь Суворов') лишь ограниченно годных к сражению и пять разномастных крейсеров, из которых 'Алмаз' мог считаться таковым с большой натяжкой, испытывал по поводу возможной новой встречи с кораблями Того и Камимуры определенный мандраж.
  Однако, как говорится, 'глаза боятся - а руки делают'. Поэтому в ожидании очередной схватки ремонтники с 'Урала' буквально зашивались, стараясь помочь наиболее пострадавшим кораблям в исправлении хотя бы самых неотложных повреждений. При этом сам 'Урал' сменил 'Память Азова' в качестве буксира 'Ики', высвобождая пусть старый, но полноценный броненосный крейсер для боя. На плавучий госпиталь 'Орел' миноносцы и немногие уцелевшие в дневном бою паровые и минные катера перебрасывали раненых. Попутными рейсами поднятые из воды команды погибших кораблей, насколько можно было, раскидали по эскадре, пополнив образовавшуюся после сражения убыль в людях.
  Вся эта суета оказалась не напрасной. Около полудня на горизонте было замечено большое скопление дымов и колокола громкого боя разогнали русских моряков по боевым постам.
  Обнаруженные дымы принадлежали тому, что осталось после дневного сражения и спешной починки наименее поврежденных кораблей от японских сил. А оставалось, по правде говоря, не так уж и много - хотя кораблям Скрыдлова могло хватить и этого. Отряд Того, вернувшегося к своим обязанностям, включал в себя 'Микасу', 'Асахи', 'Ивами', временно переведенный из Второй эскадры 'Касугу' и авизо 'Тацута'. За ним следовали четыре броненосных крейсера Камимуры - 'Токива', 'Якумо', справившиеся с повреждениями 'Адзума' и 'Ивате', на последний из которых переместился в качестве младшего флагмана Катаока, а также авизо 'Яйеяма'. Силы Дэвы были временно представлены крейсерами 'Читосе', 'Нийтака', 'Отова' и 'Акаси'. Несколько отстававший второй отряд бронепалубных крейсеров под командованием Того-младшего состоял из 'Сумы', 'Такачихо', 'Акицусимы' и 'Ицукусимы'. Чуть в стороне следовало и авизо 'Тацута' с одиннадцатью все еще дееспособными дестройерами.
  По сумме боевых возможностей японцы в этот раз были объективно сильнее. Помимо того, русских сковывал тихоходный отряд поврежденных кораблей, который нужно было оберегать. Но, к немалому удивлению Скрыдлова, сблизившись с его кораблями примерно до 75 кабельтовых, силы Того отвернули назад, так и не сделав ни единого выстрела. Правда, радиотелеграфисты сообщили, что непосредственно перед этим имел место очень оживленный обмен сообщениями в эфире. Но на тот момент радость от отступления врага как-то затушевала в восприятии офицеров эскадры данный факт.
  До Владивостока отряды Скрыдлова добрались спустя двое суток. В контакт с вражескими силами они больше не вступали, хотя на подступах к русской гавани по-прежнему шныряли вражеские миноносцы. Но, увы, без очередных потерь завершить поход не получилось. 'Ушакову', на котором окончательно сдали водоотливные средства, пришлось во избежание гибели выброситься на берег острова Стенина. Эвакуация его оттуда грозила стать делом весьма небыстрым. А после того, как спустя несколько дней те самые японские миноносцы, просочившись ночью через немногочисленные силы охранения, всадили в борт броненосца две торпеды, окончательно его разрушившие, она оказалась и вовсе бессмысленной. С корабля лишь демонтировали уцелевшие артиллерию и наиболее ценные приборы и выгрузили остававшийся боезапас, а по завершении боевых действий разобрали на металл.
  Между тем своим спасением шедшая во Владивосток часть эскадры была обязана двум вещам. Прежде всего, это была информированность Того о результатах ночных действий собственных миноносцев. Их капитаны, как, впрочем, и командиры многих русских кораблей, рисовали в своих донесениях весьма далекие от реальности картины потерь противника - естественно, в сторону их завышения. Хотя, если сложить все подобные заявления, выходило, что силы Скрыдлова были истреблены как минимум дважды. Тем не менее, успев за время сближения рассмотреть, сколько кораблей остается у русских, командующий японским флотом поневоле принял как минимум часть этих донесений за чистую монету.
  Но здесь весьма нежданно для врага подоспел уже фактор номер два - а именно удачный выход на коммуникации противника отряда Безобразова. Если русских 'подранков' ночью атаковали все, кому не лень, а отряд Скрыдлова - уже лишь десяток миноносцев и истребителей, то 'крейсерский' отряд, сразу после переформирования ушедший в обратном им направлении, враг вниманием своих минных сил полностью обошел.
  Не заладилось с его обнаружением и у вражеских вспомогательных крейсеров. Хотя это было еще как сказать... Номинально 'Кейджо-Мару' на рассвете смог увидеть русские корабли - но уже после того, как с них на крейсер обрушился град снарядов калибром от 305 до 75 мм. Радиотелеграф пал их жертвой в первую же минуту боя - и о том, куда делись еще два броненосца и семь крейсеров врага, включая один вспомогательный, Того узнал лишь в 12.32. Именно тогда отряд Безобразова подловил, что называется, со спущенными штанами хвост конвоя, транспортирующего на континент очередную японскую дивизию.
  Русские сполна воспользовались элементом внезапности. И всласть порезвились среди почти беззащитных целей, отправив на дно четыре парохода и еще один повредив. Японские сухопутные силы недосчитались около половины личного состава дивизии и почти всего ее артиллерийского парка - и было вполне понятным то изрядное количество утонченно-издевательских хокку и танка, которые армейцы впоследствии адресовали офицерам флота. Шедшие в охранении конвоя два вспомогательных крейсера радировали об их действиях с безопасной для себя дистанции - с полноценными боевыми кораблями, да еще в таком количестве, тягаться им было явно не с руки. Ну а русские, завершив свое дело и наблюдая все возрастающую активность вражеских переговоров в эфире, с достоинством, но и не слишком мешкая, удалились. Теперь их путь лежал в обход Японии, через пролив Лаперуза.
  Тем временем Того, оставляя в покое отряд Скрыдлова и устремляясь за новыми целями, поступал в принципе вполне разумно. Прошлым днем он на собственной шкуре уяснил, что корабли врага уже отнюдь не столь беззубы, как прежде. И поневоле ожидал от возможной схватки с девяткой русских броненосцев, пусть и частью поврежденных, а частью устаревших, такого уровня собственных потерь, который бы поставил бы под сомнение его последующую возможность совладать еще и с 'крейсерским' отрядом противника. Зато над последним у него было явное преимущество. И если справиться с ним - а это минус два броненосца и шесть крейсеров 1-го ранга, - стратегическая инициатива снова перейдет на сторону японцев.
  Тем не менее, перехватить отряд Безобразова до ночи Того так и не удалось. А дальше оставалось только ловить его на возможных путях отхода в главную русскую гавань на дальневосточном театре. Японские ремонтники в портах совершили почти невозможное, за пару дней сумев подлатать 'Идзумо', 'Касаги' и 'Наниву'. Это дало Того возможность выделить Камимуре пять броненосных крейсеров и четыре лучших бронепалубника ('Касаги', 'Читосе', 'Отова', 'Нийтака'), отправив их к проливу Лаперуза. Сам он с тремя броненосцами, 'Касугой' и оставшейся шестеркой бронепалубных крейсеров сторожил Сангарский пролив.
  Но финальная часть войны России и Японии на море определенно проходила под знаком благосклонности фортуны уже не к Токио, а к Петербургу. И в который уже раз в пользу русских сработала погода. Или, если быть уж совсем точным, непогода.
  По пути к проливу Лаперуза кораблям Петра Алексеевича удалось еще немного 'пощипать' противника, утопив один американский пароход с военной контрабандой и несколько рыболовецких шхун, а также ангажировав к себе в отряд быстроходный транспорт в восемь тысяч тонн водоизмещения под бельгийским флагом, имевший несчастье везти в Японию уголь. С двумя угольщиками несколько пополнить запасы топлива на подходах к северной оконечности острова Хонсю удалось вдвое быстрее, не привлекая долгой остановкой лишнее внимание потенциальных соглядатаев.
  А при форсировании пролива отряду пришлось выдержать короткий, но сильный шторм. И если бы не изрядное опустошение к тому моменту угольных ям, поднявшее корабли из воды, и более-менее прилично заделанные за время пути пробоины в бортах у ватерлинии, русские могли бы недосчитаться еще как минимум 'Осляби', а если бы совсем не повезло, то и 'России'. Зато этот же шторм выгнал из пролива его не слишком мореходных японских сторожей. Как итог, отряд смог миновать пролив без особых препятствий, будучи обнаруженным дозорами противника уже на полпути к заветной цели. Погоня за ним по успокоившемуся морю крейсеров Камимуры завершилась безрезультатно. Русские, все же потрепанные стихией, на тот момент особой скоростью похвастаться не могли - однако японцы, несмотря на экстренный ремонт, тоже были после Цусимского сражения отнюдь не в лучшей своей форме. И 22 июня отряд Безобразова уже бросал якоря в бухте Золотой Рог.
  Для обеих сторон наступало время подведения итогов состоявшейся схватки и тщательного зализывания полученных ран...
  
  Примечания к главе 9:
  1. Откровенно говоря, автору всегда было несколько затруднительно продумывать действия 'за противника'. Но в данном случае предложенный 'modus operandi' для господина Того кажется (по крайней мере, на авторский взгляд) довольно логичным. Раз Небогатов все же попал во Владивосток - надо готовиться к сшибке главных сил в полном их составе. Но лезть означенными силами прямо под крепость пока опасно - там уже есть кому и чем ответить. А в компании с береговыми батареями и 'расплодившимися' в окружающих русскую гавань водах подлодками - ответить так, что мало может и не показаться. А качественно поврежденный корабль от Владивостока до своего ближайшего порта можно потом и не дотянуть. И ладно, если это будет какой-нибудь древний 'Ицукусима' - а ну как 'Микасе' достанется на орехи, да и еще паре-тройке кораблей линии за компанию?
  Посему, чтобы до этой самой сшибки главных сил постараться ослабить врага, нужно гадить ему по мелочи и не очень, как минимум, теми же минными постановками с миноносцев. А уже после его ослабления встречаться на более выгодных для себя условиях (чего, собственно, Того и в нашей реальности старался добиваться на протяжении всей войны). И противника 'принимать' при этом выгоднее как раз поближе к своим базам, куда в случае критических повреждений добираться будет проще уже японским, а не русским кораблям. Опять же, на длинном обратном 'плече' русские дольше будут находиться в зоне, доступной для атак миноносцев. Плюс, обязанность надежно прикрывать воинские перевозки из Симоносеки с японского командующего флотом никто не снимал - и поэтому именно Корейский пролив (и именно поближе к главным японским портам) как место встречи противоборствующих сторон по авторскому разумению, пожалуй, наиболее вероятен.
  2. Насчет запасов угля во Владивостоке - автор лишь немного видоизменил с поправкой на более позднее время и возможные дополнительные поставки реальные цифры, которые В.Е.Егорьев приводит в своей книге 'Операции владивостокских крейсеров в русско-японскую войну 1904-1905 гг.'. Там указано, что в декабре 1904 года во Владивостоке имелось 110 тысяч тонн угля зарубежных марок и 22 тысячи тонн местного. А, между прочим, одна лишь полная угольная 'заправка' одного броненосца типа 'Пересвет' - более 2000 тонн.
  3. На самом деле, спорный вопрос, стал бы в подобных условиях Того пытаться сначала достать русских миноносцами. С одной стороны, перспектива утопить какой-то из броненосцев Скрыдлова или Безобразова до схватки главных сил вполне заманчива. С другой стороны, лезть на неподавленные противоминные батареи (к тому же еще и более 'богатые', чем в реальности) действительно может оказаться себе дороже. И, к примеру, в реальном Цусимском сражении Вторая Тихоокеанская эскадра была обнаружена еще в 4 часа ночи 14 мая, однако свои минные силы против нее японский адмирал двинул только на следующую ночь, после дневного артиллерийского боя. Да и эпизодические атаки, имевшие место днем, совершались лишь против уже поврежденных и малобоеспособных кораблей ('Князь Суворов', 'Камчатка', 'Урал').
  4. Это действительно так, судя по информации на странице 101 книги С.А.Балакина 'Триумфаторы Цусимы. Броненосцы японского флота'. Там сказано, что на артиллерийских учениях 12 апреля 1905 года 'Микаса' с 12,5-15 кабельтовых добился 5 попаданий из 8 при стрельбе главным калибром и 14 из 84 при стрельбе средним, 'Сикисима' - соответственно 6 из 8 и 56 из 84, 'Асахи' - 3 из 8 и 40 из 84, 'Фудзи' - 2 из 8 и 13 из 60. Но при этом 'Микаса' и 'Фудзи' вели огонь старыми снарядами и зарядами, хранившимися в арсенале 2-3 года. Кроме того, орудия 'Фудзи' к тому моменту были сильно расстреляны и давали повышенный разброс снарядов. 'Сикисима' же стреляла новыми снарядами и зарядами. Какой боезапас был на 'Асахи', у Балакина нет информации, но по проценту попаданий шестидюймовок похоже, что скорее всего тоже новый.
  5. Подобное попадание 305-мм русского снаряда имело место и в нашей истории, но случилось оно вскоре после 14.00 (С.А.Балакин 'Триумфаторы Цусимы. Броненосцы японского флота', страница 103), а по уточнению В.Ю.Грибовского в книге 'Эскадренные броненосцы типа 'Бородино'. Герои Цусимы' на странице 145 - в первые 17 минут боя. Этот снаряд ранил 17 человек, но как раз Хейхатиро Того все осколки миновали. Но мы же здесь, черт возьми, хоть и малость запоздало в сравнении с реальностью, но все-таки помогаем русским! :)
  6. Некоторых врагов, простите за грубость, надо давить, пока они еще не выросли и не заматерели. И хоть автор пока еще не решил, что будет дальше в этом мире и станет ли он его в принципе развивать, но означенный Ямамото, в реальности при Цусиме лишь раненый, а потом выросший в человека, устроившего американцам Перл-Харбор, как раз из потенциальных противников подобного рода.
  7. На самом деле два из этих сорока миноносцев, NN 26 и 27 из 5-го отряда, числились в японском флоте по 3-му классу. Но при этом и в реальном Цусимском сражении они (единственные из своих одноклассников) все-таки участвовали.
  8. 'Собака' или 'собачья' вахта - вахта с нуля до четырех часов ночи, когда сильнее всего хочется спать.
  9. Вместо долгих пояснений по каждому попаданию в русские и японские корабли и по потерям противоборствующих флотов хочу сделать общую ремарку. Да, как уже не раз упоминалось и подчеркивалось, автор в данном тексте 'ворожил' в пользу соотечественников. Но при этом старался все же базироваться на том фактическом ущербе, который стороны при Цусиме смогли нанести друг другу, и на реальном списке потопленных и поврежденных боевых единиц. Хотя и, разумеется, с поправкой на такие играющие в пользу русских факторы, как, в частности:
  большее количество кораблей у русских, чем то, которым они располагали в 'настоящей' Цусиме;
  лучшее состояние матчасти отечественных кораблей благодаря их более качественной подготовке к походу и бою (разгрузка, избавление от огнеопасных предметов на борту, ремонт и замена износившихся частей и механизмов) и модернизациям военного времени;
  лучшее состояние русской корабельной артиллерии, средств управления ее огнем и, особенно, боезапаса (как недавно вычитал в одной статье на сайте topwar.ru, проведенные в 1906 году сравнительные отстрелы показали, что одна лишь замена в снарядах пироксилина на бездымный порох повышала их бризантные свойства в 3-4 раза - да и взрыватели, срабатывающие в 90-95 случаях из 100 для фугасных снарядов и в 80-85 для бронебойных, куда лучше, чем реальные 50-70 процентов взрывов для боеприпасов обоих типов);
  использование русскими маскирующей 'боевой' окраски своих кораблей;
  лучшая 'сплаванность' и обеспечиваемое ею более активное маневрирование русских сил в ходе боя, а также их более высокая эскадренная скорость, мало уступающая японской;v
  достаточное число компетентных командиров на театре военных действий, лучшая подготовка экипажей кораблей, в первую очередь по части использования артиллерии, и их более высокий боевой дух, не столь подорванный поражениями, как в нашем мире.
  Отсюда, собственно, и вырастают такие описанные здесь вещи, как потопление 'Ниссина', а не его просто повреждение, гибель большего, чем в реальности, количества японских миноносцев, значительно меньший уровень собственных потерь русских и прочая, и прочая, и прочая...
  
  
  Глава 10. Дела ремонтные
  
  Обе стороны конфликта поспешили публично объявить Цусимское сражение своей победой. Причем по первым публикациям в газетах и отдельным непроверенным боевым рапортам выходило, что и русские, и японцы извели морские силы друг друга практически под ноль.
  Справедливости ради стоит отметить, что больше оснований для таких заявлений было все же у российской стороны. Плененный броненосец врага - причем самый современный - был, несмотря на собственные потери, весьма зримым примером славы русского оружия. 'Чики-брики, мы поймали 'Ики'!' - именно так звучала в то время любимая дурашливая присказка всех мальчишек Владивостока.
  Тем не менее ввод трофея в строй с учетом всех имеющихся повреждений явно был делом нескорым, хотя подводные пробоины на нем и пришлось заделать, как говорится, на 'живую нитку'. А вот ремонт собственных кораблей эскадры ждать совершенно не мог. И здесь владивостокские мастеровые самым натуральным образом разрывались между работами категорий 'немедленно' и 'срочнее срочного'.
  Первым в док загнали 'Бородино', сумев справиться с повреждениями его подводной части как раз к возвращению Безобразова. Часть внутренних помещений и то, что было попорчено выше ватерлинии, приводили в порядок еще три недели - но это уже хотя бы не мешало броненосцу выйти при необходимости в море в составе главных сил. А тем временем на освободившееся место в доке был определен до сих пор стоявший с пластырем под торпедной пробоиной 'Князь Суворов'.
  В основном не сильно пострадавшие миноносец N 203, минный крейсер 'Абрек' и восемь истребителей были починены максимально оперативно - чуть больше чем за неделю. Однако в дальнейшем лимитированные запасы кораблестроительных материалов во Владивостоке и широкий фронт образовавшихся работ поневоле заставляли весьма избирательно подходить к вопросу о том, какому кораблю было вставать на ремонт следующим.
  Так, закономерно попали в приоритет 'Император Александр III', 'Слава', 'Ретвизан', 'Двенадцать Апостолов', 'Баян', 'Громобой', 'Богатырь', 'Олег' и 'Аврора'. На них требовалось исправить в основном надводные повреждения - да и в принципе эти корабли являли собой основную силу эскадры и нужны были в ее составе как можно скорее. Сильнее пострадавшие 'Синоп' и 'Ослябя' шли уже следующей очередью, а починка 'Пересвета' и 'России', на которых основательно проредило артиллерию, сдвигалась на еще более поздний срок.
  В отряде Небогатова незамедлительного нормального ремонта удостоился только 'Наварин', на котором объем требуемых исправлений был невелик. Остальные корабли из этого отряда Скрыдлов, несмотря на их повреждения, предпочитал пока держать в строю - как и не понесшие серьезного ущерба 'Жемчуг', 'Изумруд' и 'Алмаз'. Николай Илларионович поступал так сознательно - легкие крейсера требовались для борьбы с вновь активизировавшимися в окрестностях Владивостока миноносцами врага. А вот насчет 'Императора Николая I', 'Памяти Азова' и 'Дмитрия Донского' одну интересную идею в очередной раз подкинул Александр Михайлович Романов.
  Ознакомившись с трофейным японским броненосцем, он обратил особое внимание на его среднекалиберную батарею. После взрыва в носовом каземате она насчитывала одиннадцать действующих 190-мм пушек и две поврежденные. Кроме того, принятый японцами в перегруз боезапас к ним даже с учетом того, что было расстреляно за время Цусимского сражения, составлял еще не менее 120-130 выстрелов на ствол. И Великий князь предложил использовать эти орудия для замены на 'Николае' и обоих броненосных крейсерах-'ветеранах' их старых 35-калиберных 8- и 9-дюймовок. При этом снимаемые пушки можно было пустить на усиление береговых батарей, прикрывающих гавань.
  Вдобавок российские инженеры и офицеры-артиллеристы, тщательно осмотрев оба поврежденных 190-мм орудия 'Ики', вынесли вердикт о принципиальной возможности собрать из них одно действующее. Таким образом, можно было рассчитывать на дюжину современных скорострельных и дальнобойных тяжелых пушек, которых в свое время так остро не хватало при перевооружении кораблей Второй Тихоокеанской эскадры.
  Данную идею сумели реализовать лишь в августе, совместив ее выполнение с наконец-то начатым ремонтом боевых повреждений на тройке заслуженных 'стариков'. 'Император Николай I' при этом получил восемь 190-мм орудий - все на местах прежних 9-дюймовок. А вот вооружение 'Дмитрия Донского' и 'Памяти Азова' из соображений недопущения перегрузки пришлось пересмотреть более тщательно. В итоге оно было сведено к единому составу главной и средней артиллерии для обоих крейсеров - пара 190-миллиметровок в спонсонах на верхней палубе и дюжина 'стодвадцаток' в крытой батарее. Причем 190-мм пушки удалось прикрыть щитами, позаимствованными от старых восьмидюймовок, а также дополнительно установленными противоосколочными траверзами из 12,7-25,4-мм стали.
  Интересно, что для ставшего 'донором' артиллерии 'Ики', который решено было окончательно привести в действующее состояние уже после завершения боевых действий, было найдено и еще одно вполне посильное применение. После отбуксирования не имеющего хода корабля поближе к одному из наиболее угрожаемых направлений и прикрытия его противоминными сетями и бонами он до самого конца войны выполнял роль плавучей батареи с четверкой 254-мм и дюжиной 76-мм орудий. Вкупе с переданными крепости шестью 203-мм и восьмью 229-мм пушками с трех вышеназванных кораблей это весьма ощутимо усилило ее возможности по отражению потенциальных нападений противника.
  Последние теоретически не исключались, даже не смотря на прикрытие Владивостока подводными лодками. Общественное мнение в стане врага, взбудораженное сведениями о собственных потерях и, самое главное, о захвате русскими новейшего японского броненосца, на все голоса требовало от флота 'кровью смыть позор Цусимы'. Тем более что японцы, располагавшие весьма приличными ремонтными возможностями в одном только Сасебо, не говоря уж про прочие порты, справились с восстановлением своих кораблей быстрее русских - в основном уже к концу июля (кроме 'Фудзи' и 'Мацусимы'). Их противник в это время только приближался к завершению починки 'Князя Суворова', 'Синопа' и 'Осляби', а 'Пересвету' и 'России' в ожидании пушек взамен подбитых было куковать у портовых стенок еще не меньше месяца.
  Однако новой морской битве уже не суждено было случиться...
  
  
  Глава 11. На мирные рельсы
  
  Вопрос о прекращении русско-японской войны решался все же не на улицах - или, по крайней мере, не только на них. Японцы при посредничестве Великобритании, Германии и САСШ начали зондировать почву на предмет мирного договора еще в июле 1904 года после первых своих успехов. А та обстановка, которая сложилась на суше и на море к середине 1905 года, еще более подстегивала курс на сворачивание боевых действий в среде японского истеблишмента.
  Россия, по правде говоря, к тому времени тоже не слишком жаждала крови своего геополитического оппонента, в основном из-за внутренних проблем. Левым партиям и примкнувшим к ним различным маргиналам, науськиваемым из-за границы, все-таки удалось раскачать обстановку в стране. И империю уже начинало крепко лихорадить от ширящихся народных выступлений...
  Занятно, что при этом в военном плане у каждой из противоборствующих сторон имелся свой персональный жупел. Японцы со страхом ожидали, что будет, когда вновь накачанная до более чем полумиллионного размера армия Линевича с положенными ей по штату средствами усиления соберется форсировать реку Тайцзыхэ. Парировать ее возможный удар выгребшему все свои резервы до донышка противнику было бы, пожалуй, просто нечем.
  Русские же, наоборот, куда больше опасались за военно-морскую составляющую. Пленение 'Ики' и достоверно известные потери японцев в Цусимском сражении, безусловно, внушали некоторый оптимизм, но, по большому счету, после всех предшествовавших поражений на море были сочтены лишь шальной военной удачей. Да и урон собственным силам, пусть и пришедшийся в основном на корабли далеко не первой свежести, оказался весьма значительным.
  Более того, непосредственно потопление той или иной боевой единицы было еще не самым страшным. Ведь сразу после Цусимы Скрыдлов честно сообщил в Петербург, что еще одна подобная схватка - и то, что в ней выживет, можно будет ставить на прикол. А все потому, что для ремонта потенциальных подранков в бедном на портовые запасы Владивостоке банально не останется необходимых ресурсов.
  Так что, пожалуй, установка на мирное завершение дальневосточной эпопеи в те дни уже вполне надежно проторила себе дорогу в высоких кабинетах как Токио, так и Санкт-Петербурга. Дело было за малым - договориться о взаимоприемлемых условиях прекращения конфликта и надлежащим образом все оформить.
  Работа конференции по выработке конкретных формулировок мирного договора началась 29 июля [примечание 1] в американском Портсмуте при прямом посредничестве президента САСШ Теодора Рузвельта. Переговоры шли трудно. Хорохорящиеся японцы, делая хорошую мину при не вполне соответствующей таковой игре, требовали на первых порах ни много, ни мало признания свободы своих действий в Корее, вывода русских войск из Манчжурии, передачи Японии Ляодунского полуострова с крепостью Порт-Артур, Южно-манчжурской железной дороги, предоставления рыболовных концессий в территориальных водах России, уплаты контрибуции и выдачи русских кораблей, интернированных во время войны в нейтральных портах.
  Два последних пункта этих требований были уже настолько откровенной наглостью, что представлявший Россию в качестве переговорщика В.Ф.Дубасов [примечание 2], уважительно именуемый самими японцами 'адмирал Ду', ответил - а он это умел - довольно резко, практически на грани дипломатических приличий:
  - Здесь победителей или побежденных не имеется, господа! И впредь прошу тщательно соизмерять ваши желания с вашими реальными военными возможностями!
  Разумеется, данный выпад русской стороны не прекратил одномоментно все стяжательские поползновения японцев, но определенно задал переговорам более конструктивное русло.
  С учетом того, что землю Кореи уже вовсю попирали сапоги японских солдат и уходить оттуда враг явно не собрался, особых вопросов с признанием преобладающих интересов Японии в этой стране не возникло. Да и на японское рыболовство в своих водах Россия все же согласилась - но отнюдь не с теми размерами квот и далеко не во всех тех районах, на которые рассчитывал противник. По воспоминаниям очевидцев, в кулуарах переговоров кто-то из российской делегации разродился по этому поводу хлесткой и нелицеприятной фразой:
  - Право же, господа, им ведь на этих их островах-каменюках и в самом деле жрать, простите за вульгарность, почти нечего. Ну так и давайте за-ради мира бросим им кость. Хотя бы рыбную...
  Сложнее было с железной дорогой и русскими войсками на севере Китая. Россия, накопив в Манчжурии весьма изрядные силы и стараниями Линевича войдя во вкус побед на суше, уходить из этой области Поднебесной явно была не настроена. Но и Японии не улыбалось иметь под боком у своих новых владений ориентированного на дальнейшую территориальную экспансию и вооруженного до зубов соседа. Поэтому в конце концов не без нажима со стороны Англии стороны пришли к такому компромиссу - русские в Манчжурии остаются, но их воинский контингент будет 'порезан' по численности до примерного паритета с японскими силами, планируемыми к постоянной дислокации в Корее и на Ляодунском полуострове.
  С последним, кстати, тоже далеко не все было просто. Русские признавали, что в военном отношении полуостров с расположенным на нем Порт-Артуром ими полностью утрачен. Но средства, вложенные в развитие крепости и особенно Дальнего, буквально вопияли о том, чтобы получить за них компенсацию. Однако платить живые деньги ни одна из сторон не была согласна - ни в виде контрибуции, ни в качестве каких бы то ни было выплат компенсационного характера. Поэтому сошлись в итоге на предоставлении Дальнему статуса порта, открытого для русских торговых судов, которые получали в нем право преимущественного обслуживания по сравнению с кораблями прочих третьих государств (кроме Англии, конечно же). Это касалось и дальнейшей перевалки грузов по железной дороге - ее, кстати, поделили между Россией и Японией по текущей линии разграничения войск - до территорий, находящихся под русским управлением. Собственно, такой вариант был реализован как раз в обмен на японские рыболовные концессии.
  Разумеется, в конце переговоров уже не шла речь и о том, чтобы передавать японцам хоть самый завалящий миноносец из числа интернированных. Зато у Страны Восходящего солнца до самого последнего дня консультаций имелся в переговорной повестке пунктик о 'настоятельной необходимости' возврата ей русскими взятого в плен 'Ики'. Как и в случае с вопросом о войсках в Манчжурии, здесь Японии вторила Великобритания, которой явно не хотелось видеть бывший 'Свифтшур' ходящим под Андреевским флагом.
  Но здесь уже Дубасов откровенно выступал на стороне тех, кто подарил России целый (ну, почти...) броненосный корабль 1-го ранга. А английскому представителю припомнил, что прямые поставки вооружения (и какого!) воюющей стране - это вообще-то столь же прямое нарушение всех действующих международных соглашений. И некоему дражайшему сэру во избежание весьма красочного описания в прессе всей этой истории как наглядного примера подлости и коварства обитателей Туманного Альбиона очень не мешало бы поумерить градус своей риторики... Ну а в общем и целом русский ответ Японии по данному вопросу предельно четко описывался одной из любимых поговорок казаков - 'что с бою взято, то свято'.
  Японцы, однако, не оставляли попыток затушевать в массовом сознании подданных 'божественного тенно' неприятный момент со спуском их кораблем флага в виду неприятеля - и вовсю сыпали альтернативными вариантами решения этой неудобной для них проблемы. Они даже договорились до того, что предложили поменять 'Ики' на 'Варяг', который как раз в эти дни им наконец удалось поднять в Чемульпо [примечание 3]. Но дураков, готовых стать обладателем полтора года покоившегося на дне бронепалубного крейсера - хоть и насквозь героического, но, будем честны, не самого удачного по конструкции - в обмен на современный и не слишком сильно попорченный броненосец, среди русских не было. И японцам в ответ на это их предложение лишь покрутили пальцем у виска. А, точнее, изобразили вежливый дипломатический эквивалент означенного действия.
  В конце концов, двенадцать тысяч тонн даже первосортной английской стали, невзирая на сопряженные с ними околичности, все же не стоили продолжения вражды между двумя державами. И японская делегация вынуждена была обойтись без русских уступок по предмету 'несмываемого позора Японской империи', как окрестили 'Ики' ушлые и несдержанные на язык западные газетчики. Преподать же всю возню вокруг него как оглушительную победу японской дипломатии стало уже задачей официальных пропагандистов Страны Восходящего солнца. Ведь можно же было в своей родной прессе написать и так, что это русские любой ценой требовали у Японии 'Варяг', а она не согласилась менять его даже на 'Ики'...
  Официальным днем подписания 'Портсмутского мира' между Россией и Японией стало 23 августа 1905 года. А вот о порядке реализации соответствующего документа применительно к действиям морских сил договаривались чуть позже - 5 сентября. Именно тогда в заливе Корнилова японский отряд из броненосца 'Асахи', крейсеров 'Ивате' и 'Нийтака' и дестройеров 'Оборо' и 'Акебоно' встретился в этих целях с русским в составе 'Императора Александра III', 'Памяти Азова' и 'Богатыря', 'Бдительного' и 'Грозного'.
  Говорят, на непременном участии в данном мероприятии старого броненосного крейсера настоял сам российский император, ходивший на нем в Японию в далеком 1891 году. Японцы, помнившие, чем обернулось в их стране то самое путешествие для тогда еще цесаревича Николая, наверняка смогли расшифровать сделанный намек [примечание 4]. Впрочем, эта мелочная, но тешащая царское самолюбие шпилька не породила каких-либо дипломатических осложнений. У бывшего врага лишь недавно прямо в гавани Сасебо взорвался 'Микаса' - и ему было отнюдь не до новых конфликтов [примечание 5].
  Уже по завершении всех положенных процедур Эссен на мостике 'Богатыря' задумчиво сказал воспользовавшемуся в этом походе его гостеприимством Великому князю Александру Михайловичу:
  - А ведь, Ваше сиятельство, когда б не эта Ваша 'комбинация', уж простите за сие словцо, еще неизвестно, как бы у нас с японцами дело-то обернулось... Теперь же, считай, гоголями здесь идем!
  Великий князь, баюкавший на перевязи до сих пор заживающую руку и, казалось бы, бесцельно вглядывавшийся в горизонт, ответил Эссену не сразу, когда тот уже и не ждал:
  - Полно Вам, Николай Оттович... Я лишь нашел деньги и сумел уговорить государя на затею с 'черноморцами'. А наши трудовые и ратные подвиги - это уже общая заслуга всех сопричастных, вплоть до самого последнего рабочего, солдата или матроса.
  Но Эссен был отнюдь не одинок в своем мнении. В сознании широких масс российских подданных хорошо отложилась память о том, чьими стараниями попали в состав эскадры корабли, которые так не хотел брать Рожественский. И чего эти корабли смогли достичь - погибая ли ради успеха других, как 'Ростислав', 'Сенявин' и 'Ушаков', честно ли держась под вражеским огнем, как 'Двенадцать Апостолов' и 'Синоп', либо же громя Катаоку и принуждая к сдаче 'Ики', как отряд Небогатова. И как изначальный прекраснодушный порыв всего одного человека привел Россию если и не к безусловной победе, то уж, во всяком случае, отнюдь не к намеченному ее врагами всецелому поражению.
  
  ...
  
  Ну, что, Артемка, теперь тебе понятно, почему Великого князя Александра Михайловича Романова называют 'Спасителем Отечества'?!
  
  Примечания к главе 11:
  1. В нашей истории - 9 августа 1905 года (по старому стилю).
  2. В реальности, как известно, с японцами о мире договаривался С.Ю.Витте. Однако в это истории, где нет сокрушительных поражений русских и пристойные условия мирного договора не нужно вымаливать, кандидатура В.Ф.Дубасова, в свое время весьма удачно 'разрулившего' Гулльский инцидент, видится куда более обоснованной.
  3. Согласно данным В.И.Катаева (книга 'Крейсер 'Варяг'. Легенда Российского флота', страница 75) 'Варяг' после всех усилий японцев по его подъему всплыл на поверхность 8 августа 1905 года.
  4. А обернулось оно, как известно, ударом саблей по голове цесаревича от японского полицейского по имени Цуда Сандзо. И в ряде источников гуляет мысль, что в том числе под влиянием данного инцидента Николаем II после его восшествия на престол был взят курс на конфронтацию с Японией.
  5. В данном мире, как и в нашем, взрыв боезапаса на 'Микасе' случился 30 августа 1905 года.
  
  
  Эпилог
  
  Наверное, раз уж это повествование в большей мере посвящено делам морским, в заключение стоило бы отметить, как сказались итоги русско-японской войны на судьбах кораблей, принимавших в ней участие, и в целом на развитии Российского императорского флота.
  Но на первый план в этом вопросе выходили, однако, не совсем боевые аспекты. В частности, пришлось поработать над устранением того неудовлетворительного состояния, в котором пребывали в войну портовые службы Владивостока. Необходимость совершенствовать оборудование теперь уже единственной русской гавани на Тихом океане заставила правительство в 1906 году раскошелиться на строительство Дальневосточного судоремонтного завода, оснащенного по самым передовым стандартам, а также на заказ двух портовых ледоколов и еще целого ряда вспомогательных судов. И именно завершенный в 1909 году 'Дальзавод', как его сокращенно называли, заканчивал ремонт и модернизацию поднятого двумя годами ранее знаменитого 'Новика'.
  Дальше было больше, и с помощью иностранного капитала к 1912 году во Владивостоке появился еще и современный судостроительный завод. Он располагал двумя открытыми 220-метровыми стапелями для больших кораблей, еще двумя 150-метровыми для крейсеров и эсминцев, котельной, механической и башенной мастерскими и мог производить по полному циклу все, вплоть до линкоров, исключая разве что броню и артиллерию для них.
  Претерпела изменения и сама структура Морского министерства, не прошедшая испытание войной. Так, наконец-то в нем появился Морской генеральный штаб именно как инструмент для выработки стратегии и тактики применения военно-морских сил. Кроме того, вскрытые системные недостатки в подготовке флота потребовали принятия кадровых решений - и одним из таковых стала тихая, можно сказать, келейная отставка генерал-адмирала Алексея Александровича. Вместе с ней прекратил существование и сам этот пост - его заменила должность полноценного Морского министра, равного с прочими членами правительства. Первым Морским министром еще 29 июня 1905 года был назначен А.А.Бирилев.
  При этом больше всего вопросов у новообразованного МГШ возникло с дальнейшим распределением сил на балтийском и тихоокеанском морских театрах. Ведь по окончании боевых действий русская эскадра на Дальнем Востоке по сути состояла почти исключительно из кораблей Балтийского флота, тогда как в 'Маркизовой луже' оставались лишь разномастные 'старожилы' с весьма условной боевой ценностью.
  После всех размышлений и возвращения интернированных кораблей на Тихом океане были оставлены броненосцы 'Цесаревич', 'Князь Суворов', 'Император Александр III', 'Слава', 'Бородино', 'Ретвизан', 'Ослябя', 'Пересвет', 'Победа', броненосные крейсера 'Баян', 'Громобой', 'Россия', бронепалубные 'Аскольд', 'Диана', 'Паллада', 'Аврора', 'Жемчуг', 'Изумруд', переоборудованный в минный заградитель 'Алмаз', минные транспорты 'Алеут' и 'Монгугай', канлодка 'Манджур', 17 эсминцев, минный крейсер 'Абрек' и 8 миноносцев. Помимо того, в качестве учебных артиллерийских кораблей оставались старые броненосные крейсера 'Память Азова' и 'Дмитрий Донской', а минные крейсера 'Всадник' и 'Гайдамак' передавались Корпусу пограничной стражи. После начала работы 'Дальзавода' дошли руки и до 'Владимира Мономаха', который был перестроен в минзаг и возвращен в состав действующего флота под названием 'Обь'.
  Соответственно, на Балтику возвратились эскадренные броненосцы 'Император Николай I', 'Наварин', 'Синоп', 'Двенадцать Апостолов', бронепалубные крейсера 'Богатырь' и 'Олег' и эскадренные миноносцы 'Властный' и 'Грозовой', а также переименованный в 'Адмирала Макарова' 'Ики', на котором наконец-то привели в порядок руль и винты и устроили временные ходовую рубку и носовой мостик взамен уничтоженных взрывом. Последний еще ждали ремонт и перевооружение на орудия отечественных типов (за исключением главного калибра), после которого он мог похвастаться четырьмя 254-мм, дюжиной новых 50-калиберных 203-мм и тем же количеством 110-мм 55-калиберных пушек. Причем для размещения последних были переделаны бывшие казематы двух центральных 190-миллиметровок, а также устроены два бронированных каземата в носу и корме на батарейной палубе.
  И Балтийский, и Тихоокеанский флоты пополнялись также новыми кораблями. Так, первому предназначались четыре канлодки типа 'Гиляк' и единичный 'Хивинец', второму - десять речных канонерок типов 'Бурят' и 'Монгол' и восемь заложенных чуть позже башенных мониторов типа 'Шквал', образовавших костяк Амурской флотилии. На Дальний Восток пошли строившиеся в Германии десять миноносцев типа 'Инженер-механик Зверев' и десять новых минных крейсеров 'добровольческого' типа (восемь из них - вместо отмененного заказа на миноносцы типов 'Деятельный' и 'Твердый'). А на Балтику отправились восемь самых первых 'добровольцев' и десяток эсминцев типа 'Лейтенант Бураков', собранных на двух заводах во Франции.
  Однако за редкими исключениями французская школа кораблестроения, на которую в большей мере до войны ориентировались русские, показала себя не с самой лучшей стороны. Поэтому два новых броненосных крейсера для Балтийского флота, получивших названия 'Рюрик' и 'Варяг', были заказаны в Англии у Виккерса. Корабли получились весьма удачными, сочетая в себе вполне приемлемую скорость (свыше 21 узла), мощное вооружение (четыре 254-мм и восемь 203-мм пушек с длиной ствола в 50 калибров в шести башнях, а также двадцать 110-мм 55-калиберных скорострелок в казематах) и развитую схему броневой защиты, включавшую и два полных пояса, и противоминную переборку.
  Изменения с учетом военного опыта коснулись и двух заложенных броненосцев типа 'Андрей Первозванный'. После временной остановки строительства и пересмотра планируемых характеристик они переродились в корабли проектным водоизмещением 17750 тонн при 19 узлах скорости и вооружении из четырех 305-мм, восьми 254-мм 50-калиберных орудий и шестнадцати новых 'стодесяток'. Кроме того, чуть позже к ним добавились заложенные по этому же проекту еще два линкора (так после войны переклассифицировали броненосцы), унаследовавшие имена погибших при Цусиме 'Орла' и 'Ростислава'.
  Помимо постройки новых, находилось применение и пожилым, но еще крепким кораблям. Так, в дополнение к строящимся для Балтийского флота минзагам 'Волга', 'Амур' и 'Енисей' в таковые были переоборудованы крейсера 'Минин', 'Генерал-адмирал' и 'Герцог Эдинбургский', получившие новые названия - 'Ладога', 'Нарова' и 'Онега'. А броненосец 'Петр Великий' переделали в учебный корабль.
  Не было обойдено вниманием и Черное море. Из остававшихся на нем старых броненосцев 'Чесма' была исключена из списков флота и переведена в разряд опытовых судов, позже сыграв большую роль в отработке системы защиты российских дредноутов. А 'Георгий Победоносец' и 'Екатерину II', сняв старые орудия, перевооружили современной 6- и 8-дюймовой (вторая - только на 'Георгии') артиллерией в палубных установках. После чего они были назначены соответственно учебно-артиллерийским кораблем и брандвахтенным судном для охраны входа в Севастопольскую бухту.
  На 'Трех Святителях' чуть позже переделали каземат шестидюймовок, которых на корабле стало уже двенадцать, и до 25 градусов увеличили угол возвышения орудий в башнях. На 'Потемкине', избавившись от 75-мм пушек, число 152-миллиметровок довели до двадцати, а пояс по ватерлинии продлили в нос и корму противофугасной двухдюймовой броней. Подобную же операцию с защитой оконечностей, кстати, провели потом и на двух строящихся черноморских линкорах - 'Евстафии' и 'Иоанне Златоусте' (на них еще и проектные трехдюймовки заменили дополнительной парой 203-мм пушек на спардеке), тех же 'Трех Святителях', а также на тихоокеанских 'Ослябе', 'Пересвете', 'Победе', 'Баяне', 'Громобое' и 'России'.
  В дополнение к ранее заложенным миноносцам-'невкам', которых после ухода 'Завидного и 'Заветного' в Черноморском флоте оставалось лишь семь, в 1904-1906 годах были построены еще два таких корабля. А позже к ним добавились и четыре минных крейсера-'добровольца'.
  Кроме того, на кораблях всех трех флотов постепенно, по мере выделения необходимых кредитов на производство работ, снимали оборудование для установки противоминных сетей (если таковое имелось), избавлялись от лишнего дерева и части шлюпок, устанавливали облегченные мачты без боевых марсов, новое радиооборудование и новые замки на орудия главного калибра, обеспечивающие повышенную скорость заряжания. Укрепляли подъемные механизмы и фундаменты среднекалиберных пушек, приспосабливали погреба и элеваторы боезапаса для размещения и подачи более длинных и тяжелых снарядов послевоенного образца, а также в очередной раз совершенствовали приборы управления огнем и защиту боевых и дальномерных рубок. Перевооружался ряд старых, но еще имеющих определенную ценность боевых единиц, таких, как канонерская лодка 'Грозящий', получившая четыре шестидюймовки Канэ и образовавшая на Балтике вместе с 'Храбрым' и 'Генерал-адмиралом Апраксиным' броненосный дивизион береговой обороны. В штабах и морских учебных заведениях разрабатывались, а на кораблях, теперь находившихся в море почти постоянно, проходили практическую обкатку новые подходы к тактике и стратегии ведения боя.
  Как видим, Российский императорский флот, с немалой болью и кровью пройдя через одну войну, делал все от него зависящее, чтобы в очередном столкновении с возможными противниками не оказаться лишь 'мальчиком для битья'. И, увы, такой конфликт был отнюдь не за горами...
  Впрочем, это уже, как говорится, совсем другая история.
  
  
  Минск, 2018 год.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Отдельные характеристики кораблей
  Российского императорского флота, принимавших участие
  в русско-японской войне в описываемом мире
  
  1-я Тихоокеанская эскадра
  
  1. Вооружение кораблей основного отряда под командованием Н.О.Эссена на момент его прорыва из Порт-Артура:
  ЭБР 'Ретвизан' (капитан 1-го ранга Э.Н.Щенснович): 4-305х40, 12-152х45, 16-75х50, 12-47, 6-450-мм т.а. (4 надводных, 2 подводных; из них оба подводных аппарата выведены из строя в результате попадания торпеды в ночь с 26 на 27 января 1904 года);
  ЭБР 'Победа' (капитан 1-го ранга В.М.Зацаренный): 4-254х45, 10-152х45, 16-75, 12-47, 5-381-мм т.а. (3 надводных, 2 подводных);
  ЭБР 'Пересвет' (капитан 2-го ранга А.А.Дмитриев 5-й): 4-254х45 (из них одна неисправна из-за выбоины в стволе глубиной 45 мм после боя 28 июля 1904 года), 10-152х45, 16-75х50, 12-47, 5-381-мм т.а. (3 надводных, 2 подводных);
  БрКР 'Баян' (капитан 1-го ранга Н.О.Эссен (командующий отрядом)): 2-203х45, 4-152х45, 12-75, 8-47, 2-381-мм т.а. (подводные);
  БпКР 'Паллада' (капитан 1-го ранга В.С.Сарнавский): 2-120х45, 8-75х50, 3-381-мм т.а. (1 надводный, 2 подводных);
  ВКР 'Ангара' (капитан 2-го ранга Е.Н.Одинцов): 2-120х45, 4-75х50.
  2. Вооружение кораблей отвлекающего отряда под командованием И.К.Григоровича на момент боя у Дальнего:
  ЭБР 'Полтава' (капитан 1-го ранга И.П.Успенский, контр-адмирал И.К.Григорович (командующий отрядом)): 4-305х40, 12-152х45 (из них одна неисправна - 8 августа 1904 года при стрельбе оторвало ствол), 8-47, 12-37;
  ЭБР 'Севастополь' (капитан 2-го ранга Ф.Н.Иванов): 4-305х40 (из них одна неисправна - 2 апреля 1904 года при стрельбе на предельных углах возвышения сломан станок), 12-152х45, 8-47, 12-37;
  БрКЛ 'Отважный' (капитан 2-го ранга А.М.Лазарев): 1-229х35, 1-152х35, 4-75х50, 6-47, 4-37;
  КЛ 'Бобр' (капитан 2-го ранга В.В.Шельтинга): 2-120х45, 6-107х20, 2-75х50, 4-37.
  Вооружение миноносцев и минных крейсеров основного и отвлекающего отряда - как и в нашей истории к описываемому моменту (с учетом возможных изменений в военное время).
  Касательно того, насколько декларируемый здесь состав вооружения кораблей соотносится с действительным, можно узнать из донесения Р.Н.Вирена главнокомандующему от 10 сентября 1904 года. В нем говорилось, что, 'кроме 'Севастополя', исправления всех кораблей были закончены. На 'Баян' устанавливали 6-дм пушки 'Паллады', так как с фортов снять невозможно, много подбитых во время бомбардировок с берега'. При этом в донесении констатировалось, что в целом на кораблях эскадры на тот момент недоставало одного 12-дм, одного 10-дм, 16-ти 6-дм, 25-ти 75-мм и 26-ти 47-мм орудий.
  Что же до возможных предложений разоружить 'Полтаву' и 'Севастополь' в пользу того же 'Баяна' - здесь нужно учесть, что шестидюймовки этих броненосцев были либо батарейными на станках с бортовым штыром, либо башенными (со своими особыми станками). Поэтому их, в отличие от орудий на станке с центральным штыром на других кораблях, и в реальности не снимали в пользу нужд сухопутного фронта. И, к примеру, в бой 28 июля 1904 года именно 'Полтава' и 'Севастополь' (наравне с 'Цесаревичем') шли с полным комплектом среднекалиберной артиллерии.
  
  
  Отряд И.Н.Лебедева
  
  Вооружение кораблей отряда И.Н.Лебедева на момент его отправления из Либавы:
  БрКР 'Дмитрий Донской' (капитан 1 ранга И.Н.Лебедев): 6-152х45, 4-120х45, 6-75х50, 12-47, 4-37, 2 пул., 5-381 мм т.а. (надводные, 10 торпед);
  БрКР 'Владимир Мономах' (капитан 1 ранга В.А.Попов): 2-203х35, 2-152х45, 6-120х45, 16-47, 4-37, 2 пул.;
  ВКР 'Терек' (капитан 2 ранга К.А.Панферов): 2-120х45, 4-75х50, 16-57, 2 пул., 2-381-мм т.а. (надводные, 6 торпед);
  ВКР 'Кубань' (капитан 2 ранга Н.С.Маньковский): 2-120х45, 4-76х40, 16-57, 2 пул., 2-381-мм т.а. (надводные, 6 торпед);
  ВКР 'Дон' (капитан 2 ранга П.В.Римский-Корсаков): 2-120х45, 1-76х50, 3-76х40, 16-57, 2 пул., 2-381-мм т.а. (надводные, 6 торпед);
  ТР-ПМ 'Камчатка': 8-47;
  ТР 'Анадырь': 8-47.
  
  
  Отдельный отряд броненосцев и крейсеров во Владивостоке
  
  Вооружение кораблей Отдельного отряда к 15 мая 1905 года (после перевооружения, ремонта и модернизации во Владивостоке):
  ЭБР 'Ретвизан': 4-305х40, 12-152х45, 20-75х50, 12-47, 2-37, 2 пул., 4-450-мм т.а. (надводные, 8 торпед);
  ЭБР 'Пересвет': 4-254х45, 10-152х45, 16-75х50, 12-47, 2-37, 2 пул., 3-381-мм т.а. (1 надводный, 2 подводных, 6 торпед);
  БрКР 'Громобой': 6-203х45, 20-152х45, 16-75х50, 8-47, 2-37, 2 пул., 4-381-мм т.а. (подводные, 8 торпед);
  БрКР 'Россия': 6-203х45, 20-152х45, 12-75х50, 12-47, 2-37, 2 пул., 3-381-мм т.а. (надводные, 6 торпед);
  БрКР 'Баян': 2-203х45, 12-152х45, 12-75х50, 8-47, 2-37, 2 пул., 2-381-мм т.а. (подводные, 4 торпеды);
  БрКР 'Дмитрий Донской': 2-203х35 (на спонсонах на верхней палубе), 14-120х45 (на батарейной палубе), 12-47 (на верхней палубе), 4-37 (на верхней палубе), 2 пул. (на марсе фок-мачты), 3-381-мм т.а. (надводные, 6 торпед);
  БпКР 'Богатырь': 12-152х45, 12-75х50, 8-47, 2-37, 2 пул., 3-381-мм т.а. (1 надводный, 2 подводных, 6 торпед) (по состоянию на 15 мая 1905 года завершает ремонт, в строю с 27 мая 1905 года);
  ВКР 'Ангара': 2-120х45, 4-75х50, 6-47, 4-37, 2 пул., 2-381-мм т.а. (4 торпеды);
  МТР 'Алеут': 2-75х50, 2-37, 2 пул., 130 мин;
  МТР 'Монгугай': 2-75х50, 2-37, 2 пул., 150 мин (в перегруз - еще 180);
  МКР 'Всадник': 2-75х50, 2-47, 2 пул., 2-381-мм т.а.;
  МКР 'Гайдамак': 2-75х50, 2-47, 2 пул., 2-381-мм т.а.;
  ЭМ 'Бдительный': 2-75х50, 2-47, 2 пул., 3-381-мм т.а.;
  ЭМ 'Властный': 2-75х50, 2-47, 2 пул., 2-381-мм т.а.;
  М NN 209, 210, 211: 1-47, 2-37 (пятиств.), 2 пул., 3-381-мм т.а.;
  М N 203: 1-47, 2-37 (пятиств.), 2 пул., 3 -381-мм т.а.;
  М NN 205, 206: 2-47, 2-37 (пятиств.), 2 пул., 3-381-мм т.а.;
  М NN 201, 202: 1-47, 2-37 (пятиств.), 2 пул., 2-381-мм т.а.;
  ТР-ПМ 'Камчатка': 8-47;
  ТР 'Анадырь': 8-47.
  Вооружение номерных миноносцев отличается от полученного ими при постройке, но согласно данным Д.Г.Малькова и А.Ю.Царькова ('Морская коллекция' N 9 за 2012 год) примерно таким оно и стало после военных перевооружений. А вторая 75-мм пушка по данным того же источника еще в ходе войны появилась на таких эскадренных миноносцах, как дошедшие до Владивостока 'Бравый' и 'Грозный' из состава Второй Тихоокеанской эскадры, а также на 'Сильном' и 'Статном' в Порт-Артуре (Д.Г.Мальков и А.Ю.Царьков, 'Морская коллекция' N 7 за 2009 год; Н.Н.Афонин, 'Мидель-шпангоут' N 18 за 2009 год).
  Вооружение подводных лодок ('Касатка', 'Налим', 'Скат', 'Фельдмаршал граф Шереметев', 'Осетр', 'Дельфин', 'Сом', 'Форель') и миноносок (NN 91, 92, 93, 94, 95, 97, 98) - как в нашей истории.
  
  
  Вторая Тихоокеанская эскадра
  
  Вооружение и некоторые иные характеристики кораблей Второй Тихоокеанской эскадры на момент их ухода на Дальний Восток:
  1. 1-й отряд броненосцев (командующий отрядом и эскадрой - контр-адмирал Н.И.Небогатов):
  ЭБР 'Орел', 'Император Александр III', 'Князь Суворов', 'Слава', 'Бородино': 4-305х40, 12-152х45, 20-75, 20-47, 2-37, 4 пул., 4-381 мм т.а. (2 надводных, 2 подводных, 8 торпед);
  ЭБР 'Синоп': фактическое нормальное водоизмещение - 11250 т, максимальная скорость - около 16,5 узла, защита батарейной палубы в пределах нижнего каземата и его траверзов - 38,1 мм (включая 12,7-мм палубный настил), коммуникационная труба под боевой рубкой (высотой в два межпалубных пространства) - 76,2 мм (пушечная сталь), вооружение - 2х2-305х40 (броня башен - 229/50,8 мм (Крупп), барбетов - 203 мм (Крупп)), 8-152х45 (на батарейной палубе; со стороны борта дополнительно прикрыты двумя слоями судостроительной стали суммарной толщиной 50,8 мм), 4-75х50 (на батарейной палубе в оконечностях), 12-47 (4 на батарейной палубе, 8 на мостиках), 2-37 (для вооружения катеров, не имеют судовых установок), 2 пул. (на марсе грот-мачты);
  ЭБР 'Сисой Великий': 4-305х40, 6-152х45, 4-75х50, 12-47, 4-37, 2 пул., 4-381 мм т.а. (надводные, 8 торпед).
  2. 2-й броненосный отряд (командующий - контр-адмирал А.М.Романов):
  ЭБР 'Ростислав': 4-254х45, 8-152х45, 4-75х50, 12-47, 4-37, 2 пул., 4-381 мм т.а. (2 надводных, 2 подводных, 8 торпед);
  ЭБР 'Ослябя': 4-254х45, 10-152х45, 20-75х50, 20-47, 2-37, 2 пул., 3-381 мм т.а. (1 надводный, 2 подводных, 6 торпед);
  ЭБР 'Двенадцать Апостолов': фактическое нормальное водоизмещение - 8700 т, максимальная скорость - около 16 узлов, вооружение - 2х2-254х45 (броня башен - 203/50,8 мм (Крупп), барбетов - 254-305 мм (компаунд)), 4-152х45 (в каземате на батарейной палубе на месте прежних 4-152х35), 4-75х50 (в крытой батарее на спардеке на месте прежних 4-47 над установками 152-мм орудий), 8-47 (6 на батарейной палубе, 2 в крытой батарее на спардеке), 2-37 (для вооружения катеров, не имеют судовых установок), 2 пул. (на марсе фок-мачты);
  БРБО 'Адмирал Ушаков', 'Адмирал Сенявин': 4-254х45, 4-152х45, 4-75х50, 8-47, 4-37, 2 пул., 2-381 мм т.а. (надводные, 4 торпеды).
  ЭБР 'Император Николай I': 2-305х30, 8-229х35, 6-120х45, 16-47, 2-37, 4 пул., 2-381 мм т.а. (надводные, 4 торпеды);
  ЭБР 'Наварин': 4-305х35, 8-120х45, 16-47, 4-37, 2 пул., 4-381 мм т.а. (надводные, 8 торпед);
  ЭБР 'Адмирал Нахимов': 8-203х35, 10-120х45, 12-47, 2-37, 4 пул., 3-381 мм т.а. (надводные, 6 торпед);
  ЭБР 'Память Азова': 4-203х35, 10-120х45, 8-47, 4-37, 2 пул.
  3. Крейсерский отряд (командующий - контр-адмирал Д.Г.фон Фелькерзам):
  БпКР 'Олег': 12-152х45, 12-75х50, 8-47, 2-37, 2 пул., 2-381 мм т.а. (подводные, 4 торпеды);
  БпКР 'Аврора': 12-152х45, 12-75х50, 8-47, 2-37, 2 пул., 3-381 мм т.а. (1 надводный, 2 подводных, 6 торпед);
  БпКР 'Светлана': 6-152х45, 4-75х50, 8-47, 2-37, 2-381 мм т.а. (надводные, 4 торпеды);
  БпКР 'Жемчуг': 8-120х45, 6-47, 2-37, 2 пул., 3-381 мм т.а. (надводные, 6 торпед);
  БпКР 'Изумруд': 8-120х45, 6-47, 2-37, 2 пул., 3-381 мм т.а. (надводных, 6 торпед);
  БбКР 'Алмаз': 2-120х45, 4-75х50, 8-47, 2 пул.;
  МКР 'Абрек': 2-75х50, 4-47, 2 пул., 2-381-мм т.а.;
  ВКР-ТР 'Днепр': 2-120х45, 4-75х50, 6-47, 4-37, 2 пул., 2-381-мм т.а. (надводные, 6 торпед);
  ВКР-ТР 'Рион': 2-120х45, 4-75х50, 6-47, 4-37, 2 пул., 2-381-мм т.а. (надводные, 6 торпед);
  ВКР-ТР 'Урал': 2-120х45, 4-75х50, 6-47, 4-37, 2 пул., 2-381-мм т.а. (надводные, 6 торпед);
  ВКР-АН 'Русь': 4-75х50, 8-47, 4-37, 4 пул.
  4. Отряд миноносцев (командующий - капитан 2 ранга К.К.Андржеевский ('Грозный')):
  ЭМ 'Грозный', 'Громкий', 'Громящий': 2-75х50, 2-47, 2 пул., 2-381-мм т.а.;
  ЭМ 'Безупречный', 'Блестящий', 'Буйный', 'Быстрый', 'Бедовый', 'Бодрый', 'Бравый', 'Завидный', 'Заветный': 2-75х50, 2-47, 2 пул., 3-381-мм т.а.
  Также с эскадрой следуют до Владивостока плавучий госпиталь 'Орел' и буксирный пароход 'Русь'.
  До Суэцкого канала эскадру дополнительно сопровождают учебное судно 'Океан' (в качестве угольного транспорта; вооружение - 6-47, 2 пул.), транспорт 'Иртыш' (в качестве транспорта снабжения; вооружение - 8-47) и буксирный пароход 'Свирь'.
  
  
  
  Боевые корабли
  Объединенного флота Японии, принимавшие участие
  в Цусимском сражении в описываемом мире
  
  1. Первая эскадра:
  
  Первый боевой отряд (командующий - адмирал Х.Того, младший флагман - вице-адмирал С.Мису):
  Эскадренный броненосец 'Микаса'
  Эскадренный броненосец 'Сикисима'
  Эскадренный броненосец 'Фудзи'
  Эскадренный броненосец 'Асахи'
  Эскадренный броненосец 'Ики' (бывший 'Свифтшур')
  Эскадренный броненосец 'Ивами' (бывший 'Трайомф')
  Авизо 'Тацута'
  
  Третий боевой отряд (командующий - вице-адмирал С.Дэва):
  Бронепалубный крейсер 'Касаги'
  Бронепалубный крейсер 'Читосе'
  Бронепалубный крейсер 'Такасаго'
  Бронепалубный крейсер 'Отова'
  
  Первый отряд истребителей:
  'Харусаме'
  'Фубуки'
  'Араре'
  'Акацуки-2'
  
  Второй отряд истребителей:
  'Оборо'
  'Инадзума'
  'Икадзучи'
  'Акебоно'
  
  Третий отряд истребителей:
  'Синономе'
  'Усугумо'
  'Касуми'
  'Сазанами'
  
  
  14-й отряд миноносцев:
  'Чидори'
  'Хаябуса'
  'Манадзуру'
  'Касасаги'
  
  2. Вторая эскадра:
  
  Второй боевой отряд (командующий - вице-адмирал Х.Камимура, младший флагман - Х.Симамура):
  Броненосный крейсер 'Идзумо'
  Броненосный крейсер 'Асама'
  Броненосный крейсер 'Токива'
  Броненосный крейсер 'Ивате'
  Броненосный крейсер 'Адзума'
  Броненосный крейсер 'Якумо'
  Броненосный крейсер 'Касуга'
  Броненосный крейсер 'Ниссин'
  Авизо 'Чихайя'
  
  Четвертый боевой отряд (командующий - контр-адмирал С.Уриу):
  Бронепалубный крейсер 'Нанива'
  Бронепалубный крейсер 'Такачихо'
  Бронепалубный крейсер 'Цусима'
  Бронепалубный крейсер 'Нийтака'
  
  Четвертый отряд истребителей:
  'Асагири'
  'Мурасаме'
  'Асасио'
  'Ариаке'
  
  Пятый отряд истребителей:
  'Сирануи'
  'Муракумо'
  'Югири'
  'Кагеро'
  
  9-й отряд миноносцев:
  'Аотака'
  'Кари'
  'Цубаме'
  'Хато'
  
  3. Третья эскадра:
  
  Пятый боевой отряд (командующий - вице-адмирал С.Катаока, младший флагман - контр-адмирал Такетома):
  Бронепалубный крейсер 'Ицукусима'
  Броненосец 'Чин-Иен'
  Бронепалубный крейсер 'Мацусима'
  Бронепалубный крейсер 'Хасидате'
  Авизо 'Яйеяма'
  
  Шестой боевой отряд (командующий - контр-адмирал М.Того):
  Бронепалубный крейсер 'Сума'
  Бронепалубный крейсер 'Акаси'
  Бронепалубный крейсер 'Акицусима'
  Бронепалубный крейсер 'Идзуми'
  
  1-й отряд миноносцев:
  N 69
  N 70
  N 68
  N 67
  
  5-й отряд миноносцев:
  'Фукурю'
  N 25
  N 26
  N 27
  
  10-й отряд миноносцев:
  N 43
  N 40
  N 41
  N 39
  
  11-й отряд миноносцев:
  N 73
  N 72
  N 74
  N 75
  
  15-й отряд миноносцев:
  'Хибари'
  'Удзура'
  'Хаситака'
  'Саги'
  
  16-й отряд миноносцев:
  N 34
  N 31
  N 32
  N 33
  
  17-й отряд миноносцев:
  N 36
  N 60
  N 61
  N 35
  
  18-й отряд миноносцев:
  N 65
  N 62
  N 64
  N 63
  
  
Оценка: 6.14*9  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Научная фантастика) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) В.Соколов "Обезбашенный спецназ. Мажор 2"(Боевик) А.Черчень "Дом на двоих"(Любовное фэнтези) М.Атаманов "Искажающие реальность-5"(ЛитРПГ) В.Палагин "Земля Ксанфа"(Научная фантастика) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"