Чистюнин Алексей, Кедр: другие произведения.

Забытые Острова. Одиночное плавание-2

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Продолжение текста "Забытые Острова. Одиночное плавание"-1, разделено пополам для удобства выкладки, авторских правок и чтения читателями

Продолжение текста фанфа "Забытые Острова. Одиночное плавание"-1, который разделен на две части только лишь для удобства выкладки, правок и чтения. ОП-1 и ОП-2- неотемлемая часть большого соАвторского проекта "Забытые Острова", фанфика к серии книг Вадима Денисова "Стратегия". Здесь пишут авторы Алексей Чистюнин и Кедр и живут ИХ персонажи

   Забытые Острова. Одиночное плавание - 2

   День Пятнадцатый

   Виктор Палыч
   о.Аврора. Белый Парус надежды

   Неприветливое утро нового дня было по тропически не приятным. Ветер плескал водой во все стороны, разгладив траву на острове словно мех утюгом. Насытившаяся влагой почва не впитывала воду совершенно и та катилась по поверхности, скатываясь в лужи и ручьи мутными потоками.
   Выглянув на улицу я принял холодный душ, который отбил всякое желание выходить наружу. Пробежавшись по щиколотку в воде проверил укрытие лодки. Убедившись что его не растрепало и есть надежда на то что её удастся сохранить сухой, я в этих хлябях с трудом нашёл место для утреннего туалета. После чего ополоснул ноги в ближайшей большой луже по дороге и вернулся в тёплый сухой подвал.
   - Ну и как погодка, шеф?
   - Гадость редкостная. Внимание, 'граждане тунеядцы'! Посещение мест 'культурного досуга' с книгами и другими увеселительными средствами откладывается на неопределённое время. В целях обеспечения санитарной безопасности всем гадить ближе к берегу так, чтобы отходы жизнедеятельности уносило в море, желательно сразу. Второе: для малорослика и терминатора я в погребе поставлю ведро. Наш стационарный пункт дефикации всплыл и утёк в неизвестном направлении. Надеюсь, в ту сторону, куда, согласно сложных математических расчетов, он должен был переместится по уклону рельефа.
   Этим заявлением я вас всех уведомляю о том, что дерьмо в той стороне теперь везде. Ходить осторожно с целью избежания получения вляпывания в неприятности путем дермического поражения конечностей.
   - Какого поражения?
   - В говно своё не наступайте - так понятнее!?!
   Грусть и печаль - вся работа встала и заняться нечем.
   Уголь в печи горел плохо из-за отсутствия нормальной тяги. Завтрак прошёл никак, однако был и положительный момент - мы в тепле и сухости.
   Петрович сел заниматься со школьником, а я устроился в сторонке планировать дальнейшую работу. Ко мне, от нечего делать, присоединились Антон с Якудзой. На кухонный стол выложили схему, нарисованную со слов Ярослава, и стали предполагать о том, что может быть в неопределённой вероятности. Я ознакомил нашего военного со списками креативного разума и обрисовал в общих чертах вероятного противника.
   - Если вы предполагаете что возможен конфликт, то мы - первая мишень, - согласился Антон.
   - Безусловно, 'нормальное' укрытие от непогоды есть только у нас, и у соседей - это машины. В машине можно просидеть сутки, потом от неподвижности крыша едет.
   - Что делать будем?
   - В этой реальности нет исключений из правил. Придут и потребуют! Быстро поделят и сожрут, что есть, а потом начнут искать виноватых.
   - Предлагаете сбежать, наплевав на моральные принципы и возложенные обязанности?
   Якудза непонятно с чего, возможно из неудачного личного опыта, взгрел градус беседы:
   - Придут какие-нибудь особо хитрые хохлы и всё.
   - Не говори так - испортишь карму. Везде есть нормальные люди, просто их идиотами разбавляют, чтобы больше ценили. Что делать, мы тут как в ловушке? Захотят - возьмут измором.
   - Виктор Палыч, какие версии? Где мы и что мы?
   - Да какие версии, крутится тут мысль: "Платформа пять" - книга такая была. Может и не такая, я не помню. Кто-то что-то когда-то говорил. Вспомнилось, что книга. Кто автор, какой - не знаю. Сведений - только вот эти листочки. Я понимаю, как материалист и человек с техническим образованием, что с нами произошло необъяснимое с точки зрения нашего здравого смысла событие.
   - Может мы - сон или вообще какая-нибудь супер-программа? - Слушая нашу беседу со своего места предположил Петрович.
   - Вы понимаете что у меня, от всей этой вашей дурнины, сейчас мозг закипит и голова взорвётся? Я сейчас вполне ощущаю себя живым человеком. Даже более здоровым чем был там . Я не родился, не вырос здесь, меня переместили сюда с жизненным опытом прожитой там жизни со всеми тараканами и фобиями, навыками и привычками. Я это могу объяснить только одним. Неизвестный Он почему-то выбрал для этой затеи нас. И всё! Ни логика, ни жизненный опыт ничего не объясняют. Как только начинаю оценивать произошедшее - ситуация только усугубляется.
   - Представляю какие тараканы сейчас у остальных - если у меня они едва из башки не разбегаются?
   - Правильно, Ярик, и скоро найдется самый активный, который догадается их использовать.
   - Ваше предложение, Виктор Палыч. Всех зачистить?
   - Радикально и здравый смысл есть, но это - не наш метод.
   - Предлагаю искать другое место для жизни.
   - А это всё мы что, им отдадим просто так?
   - Не всё, не сразу и не просто так. Это точка бифуркации - все будут биться за этот "бункер", а мы в это время найдем более защищённое и менее уязвимое место.
   - Я бы довооружился и попытался вскрыть кладовку дальше. - Антон намекнул на наш угольный склад и гипотетическую вероятность нахождения ещё чего-нибудь полезного. - Поищите там в этом вашем компьютере книгу эту, а вдруг повезёт?
   - По логике: книга - выдумка и как она может быть там, когда мы все - здесь. Второе: допустим писатель случайно придумал, и произошло чудо - наша реальность совпала с его домыслами. Какова вероятность такого совпадения? Правильно, стремится к нулю! В данном случае мы вероятность не отбрасываем и считаем что этот мир был описан там. Вопрос - как? Отсюда можно выбраться или это всего лишь перенос из России на остров без самолёта. Тогда где эти космолёты и летючие корабли? Что за выверт с вывихом извилин тут происходит? Оснований не верить нет ни у кого: есть плита поставки, которая работает.
   Петрович, как самый продвинутый и читающий, вбросил версию:
   - Если писателя этого, тот, кто может такое, обработал космическими лучами и он написал?
   - Если он такое может - зачем ему тривиальные лучи, он его изначально запрограммировал книгу написать когда тот не родился.
   - Верно, Антон. Но мы сделаем допущение и пойдем на поводу у своей интуиции. Студент, ну-ка сформулируй вопрос для поиска - ключевые слова: Платформа пять.
   - Фантастические произведения о попаданцах на планету Платформа 5?
   - Жидкий понос, а не вопрос. Очень неконкретно и расплывчато.
   - У меня нет других идей.
   - Давайте забьём книги о попаданцах на другие планеты?
   - Нет, оставим как есть. Последний вариант совсем в никуда.
   - Тогда так: русские книги о попаданцах на другую планету Платформа 5 в электронном виде на карте памяти.
   - И выдаст она нам бесконечный список на четыре тысячи сортов картошки!
   - Давайте ограничимся годом в период с 1990 по 2017.
   - Почему семнадцатый?
   - Так мы же из семнадцатого года все?
   - С чего ты это взял?
   - Вы говорили из июня, Колька из сентября, я из ноября.
   - Я, студент, про год не говорил - это ты домыслил. Значит ты у нас из семнадцатого, а я из девятнадцатого. Антон? Ярик?
   - Я из девятнадцатого точно!
   - Ярослав?
   - Я чё? Меня что, в одного в четырнадцатом скоммуниздили?
   - "Вот оно чё, Михалыч"! Нам что, так могут и фашистов с Наполеонами забросить! - Быстрее всех сообразил Петрович.
   - Нам "тортов" не надо! Господи, сжалься - дай мне "Гостью из будущего", чтоб любила меня одного, дурака грешного. Пожалуйста! - Встал на колени, дурашливо или на полном серьёзе, Ярослав.
   - Ладно, сегодня делаем заказ на каталог, а там Студент за пару дней нам найдет искомую книгу. Если она существует и эта платформа не бред нашего коллективного помешательства. Кстати, Антон Сергеевич, как вы оцениваете нашу обороноспособность?
   - Никак!
   - Аргументируйте.
   - В отношении инженерных сооружений мы не готовы. С точки зрения вооружения не мне судить, я не знаток и не специалист, больше продвинутый пользователь. Я не оружейник. По хорошему надо знать ТТХ противника и от этого прыгать.
   - ТТХ обычное. Нам нарезное не дают, что не могу сказать про остальных - просто не знаю. Сейчас на руках у всех гладкоствол и мой маузер. Пока у нас паритет. Но он может быть изменён в любой момент.
   - Почему вы именно это ружьё выбрали?
   - Отдача мягкая. Патроны три за два двенадцатого по весу. Специализированное, для пулевой стрельбы. Эдакий компромисс - лучшее из возможного проверенного временем и эксплуатацией. Надёжное и простое в обслуживание. Лом для ленивого. Настильная траектория будет сглаживать погрешности прицеливания в стрессовых ситуациях.
   - Да вы знаток, Виктор Палыч! Это мне у вас учится надо, а не мне вас обучать! Вы сами-то какую 'бурсу' заканчивали?
   - Да где что. "Птушник" я. ИПТУ МВД РФ. А потом по наклонной покатился - в институты всякие с академиями.
   - В каком чине?
   - По седьмому классу вышел в отставку. Так что - плодить разнокалиберное не будем? Возьмём еще такое же?
   - А смысл менять боеприпас? В такой местности только обороняться.
   - Верно. 'Мы в атаку не пойдем - сядем в яму, подождем'.
   - Так что, шеф? Будем копать проход в угле?
   - Нет, давайте старым способом поищем окна. Если нет, то будем перетаскивать мешки в погреб.
   От нечего делать после окончания уроков у Кольки достали 'Монополию' и сели кидать кубики. Дождь так и лил, ломая планы, пуская в сердце необъяснимую тревогу.
   Сегодня в заказ я взял смолу с расходниками и ружье. За две ходки, укрываясь плащ-палаткой от дождя, перенёс заказ из погреба в подвал.
   - Держи свой заказ, студент, - я протянул ему карту памяти. - Планшет ещё не посадили?
   - Нет.
   - Смотри, у тебя глаз моложе. Вдруг повезёт и мы узнаем хоть что-то полезное?
   К четырём часам дня погода начала улучшаться и дождь, шедший, казалось, отовсюду, неожиданно прекратился. Солнце выскочило из облаков и через пятнадцать минут всё вокруг парило. Стало трудно дышать - теплая сырость обволакивала тяжелым удушьем.
   Было ощущение что ещё немного и воздух, перенасыщенный молекулами воды, просто лишит сознания. Через час ветерок развеял сырость и воздухе появился резкий запах йода и водорослей.
   Мы разбились на пары. Петрович остался со мной раскрывать лодку и натягивать тенты. Потом раскроем палатку на просушку. Сегодня ночевать, скорее всего, в ней не будем, но место нужно подготовить. Остальные, вооружившись биноклем, памятуя об оранжевом контейнере, пошли осматривать берег.
   В этот момент к нам пришла наша "добрая соседка" с "гостинцем". Под глазом у Елизаветы Вячеславовны горел свежий фонарь.
   - У, как вас разукрасили! Кто?
   - Не важно! Я сама виновата. Надо было сразу соглашаться.
   На что она согласилась в итоге - мы гадать не будем и так ясно: 'автобус в дождь не поделили'.
   - Что у вас за наряд такой вычурный? Радуете взгляд, прям слов нет.
   На ней были шаровары из тонкой ткани, которые больше подчёркивали, чем скрывали все уголки тела и узкая блуза, на которой груди без лифчика бесстыдно остро выдавливали два пупыря.
   Вооружилась, стервь! Однако ж кровь будоражит аж штаны малы! И не капли стыда и сомнения.
   - Поужинаете с нами или просто посидите посветите? Хорошая ты, Елизавета, баба. Справная - до ломоты, но ничего у нас с тобой не получится - разные мы. Ищи в другом месте. Плохо тебе?
   Она не ответила.
   - К нам приходи. Живи. Правила наши знаешь.
   Та едва мотнула головой, обозначив отказ.
   - Не пойдёшь? Как знаешь. Автобус тот тебе боком выйдет.
   Колька, который маячил в отдалении, подбежал и по своему, по-детски пожалел тётю Лизу:
   - Вы не плачете?
   - Нет, не плачу.
   - Надо мазью помазать и всё пройдёт, мне так мама говорила.
   - Беги играй, спасатель, - избавляясь от назойливого внимания ребёнка предложила она.
   - У нас дядя Витя - Спасатель, а я при нем!
   - Беги уже, помощник, догоняй остальных и смотри аккуратнее - неизвестно, что море выкинуло на берег.
   Колька побежал догонять отправившихся в обход побережья Ярослава и Антона. Неожиданно я услышал крик у скалы. Чувствовал нехорошее, может это - оно? Закончилось тревожное ожидание?
   - Побудь-ка пока здесь, Елизавета. Чувствую, ты сейчас там лишняя будешь.
   На подходе я увидел стоящего в наклон Якудзу с заведенной за спину рукой с ножом. За ним стоял безоружный Антон. Набычившись Ярик, зыркая глазами, выбирал жертву и ему было плевать на направленный в его сторону ствол.
   Владлена с ними не было. Двое на двое, но мне эта сцена сразу не понравилась и я достал свой револьвер. Сзади меня догонял ковырявшийся в своей сумке студент. Петрович, как учил, сразу сместился вправо. Наконец, справившись с непослушными конечностями, тот вытащил револьвер и, взводя курок, схватил его двумя руками.
   Увидев, что мы взяли их в перекрёстный огонь те немного струхнули, но Якудзу с мушки не сняли.
   - Слышь, "председатель", вы тут у себя нашу бабу не находили?
   - Допустим, "Председатель" только что разговаривал с Елизаветой Вячеславовной и ему очень не понравился её макияж. Мужики, расходимся - не хватало нам тут перестрелять друг друга из-за ерунды. Повечеряет с нами и придёт обратно. Бабу надо сначала лаской, потом хваткой удивлять, а не наоборот. Всё, опускаем стволы и расходимся. Куда она денется от своего драндулета?
   - Я тебе говорил - вернётся.
   Старший словно от прикосновения оголённым электрическим проводом дернул рукой, потом закинул ружьё на плечо и молча пошёл к переправе. Молодой немного постоял, потом побежал догонять в след.
   - Молодой, что с отцом?
   - "Приболел".
   Вот и поговорили.
   - Они всё время с оружием ходят? - спросил делавший вид что все нормально Антон.
   - Да нет. Вину чуют за собой - вот приперлись.- Ответил расслабившийся Якудза. - Думал дернется - я его, сучару, тут на перо посажу. Сдрейфил.
   - Мм, да, не ружьё надо было заказывать, а револьверы. Завтра эту оплошность исправлю. Расходимся и давайте недолго, а то с самого утра на живом нервяке.
   Не успели мы вернуться как к нас снова отвлек от работы Ярослав.
   - Виктор Палыч! Виктор Палыч! Командор!
   Я сразу понял по радостному крику - новость хорошая.
   - Виктор Палыч, там парус! Парус там! Корабль!
   - Не ори, понял я. Дай подумать. Бери второй бинокль и "гостью" нашу зови сюда - пусть бежит своих предупреждает, ей самое оно сейчас в жилу так вернуться
   Гостья поднялась на встречу мне из кухни.
   - Елизавета, там мои охламоны на берегу увидели парус. В свете недавнего конфликта я не рискну кого-то отправлять на "вашу" сторону. Передайте Владлену - нужно привлечь внимание. Выгоните машины к берегу - поморгайте фарами. Посигнальте. Я больше не знаю что можно сделать.
   Как только Елизавета ушла с просветлевшим лицом, я спустился вниз и достал из своего рундука две запаянные в полиэтилен пластиковые ракетницы и свой маленький бинокль. Вскрыл толстую упаковку и убедился что моя догадка верна - в ракетнице был сигнальный патрон.
   Когда я вышел на берег мои парни пристально по очереди следили за линией горизонта.
   - Что у вас и где неопознанное судно? - присоединился я к наблюдателям со своим оптическим прибором.
   - Видите?
   - Вижу! Это яхта, небольшая. Можно сказать - маленькая. И идёт.. да, идёт мимо. На, Антон, пуляй. - Я протянул нашему вояке ракетницы. - Сначала одну, вторую попозже, как скажу.
   С шипением красная ракета ушла в высоту, распадаясь на отдельные звёзды. До наступления темноты оставалось не больше десяти-пятнадцати минут.
   - Не видят, мимо идут.
   На границе сумерек запустили последний сигнал. Не знаю, показалось мне сначала или нет, но яхта вроде стала поворачивать. Точно, парус заполоскало - они потеряли ветер.
   - Парни, нас заметили. Где "соседи" со своими машинами? Придется мне самому бежать к переправе, подгонять этих "рэкетиров". На ход ноги отдал распоряжение:
   - Студент, Ярик - вытаскивайте наши керосинки, ставьте в кучу на пригорок. Пусть светят.
   Не успел я отойти как на пляже с той стороны загудела сигналом машина и стали видны два луча дальнего света, прорезающие наступающую темноту.
   Буквально прошло несколько минут и в наступившей темноте с той стороны в высь взлетел ответный сигнал. Нас видят.
   Парни стояли и бесполезно вглядывались в мрак ночи
   - Пошли уже ужин готовить. Они в темноте к берегу не пойдут если не идиоты.
   - Почему?
   - Потому! Не один капитан своё судно к незнакомому берегу в темноте не поведёт. Если за ночь их сильно не снесёт, то завтра к обеду они вернутся. Фонари снимем через час. Соседи вон как светят. Наши огоньки на их фоне не рулят, хотя одну лампу давайте оставим. Остальные забирайте обратно - пустое это.
   Весь вечер только и было разговоров о том - кто это может быть? Как далеко на такой яхте можно уплыть. Как здорово что мы её заметили. Я эту истерику смог остановить на время только ложкой дёгтя:
   - Плохо что берег не осмотрели. Может и ничего, до утра пролежит если есть, не как в прошлый раз.
   Зачарованные надеждой мы и наши соседи не могли долго уснуть. Все выходили на берег с фонарями и тщетно всматривались в темноту в надежде, что в неясном свете скрытой в облаках луны белый парус проявит себя.

   Касатоныч
   Ох рано встаёт моя орава!

   Обоснулся. Темень - хоть глаз коли! Слышно как рядом сопит Настя. Где это мы? А точно - в одной из комнат подвала.
   Вечером по-быстрому разок осмотрели помещения прилегающие к залу. Прачечная с тремя рядами стеллажей со стиральными машинами, стоящими друг над другом. Смежная с ней комната, скорее всего гладильня. Утюги, доски и т.д., дальше - что-то вроде кладовой - уж больно много шмоток...
   Вот шмотки мы и растащили по обследованным комнатам, пока накидали вместо матрасов, кстати, и их надо будет продумать что лучше - или заказывать или сделать чехлы да травой набить, и быстренько устроились на ночлег. Если и есть здесь пять звёзд, не убегут - все наши будут...
   Торкнувшая иглой мысль - разбудила окончательно. А потом ещё нахлынули чувства - неловкости, смущение, даже стыд.
   - Вот жеш! Богатыря нашла!
   Тоже мне - "Илья" Касатоныч.. Впрочем, меня всё на нравоучения тянет, стало быть - "Добрыня".
   А Тофик? Он, конечно, добрый, но не силён физицки. Жилист - да. Но не Поддубный. Оно конечно, у него не отнять - характер есть. Коли что - тонну поднимет. На кишках вытянет! А потом что?! Посему нечего пыжится - быть ему "Поповичем"!
   Осталось "Иваныча" найти... в общем - еще одного или больше! А что - мечтать так мечтать!
   И кстати. Насчёт Добрыни. Чего это я всех поучать взялся? Менторский тон - проскакивает. Нужно придержать эту бяку в себе. Пень с бугра, а туда же! "Мэтр" нашёлси. Или у них батыры? Точно, как же я сразу не вспомнил! Ох, Гульнара - заварила кашу...
   По-тихому выбрался с накидушек, заменивших нам матрас. На четвереньках, добрался до двери. На кой вставать, если ориентироваться можно только на ощупь? Нашёл дверь, встал на ноги. Поднять правую руку. Во, есть! На вешалке нащупал автомат со сбруей. Дверь выпустила не скрипнув.
   На улицу никто не выходил - задвижка заперта.
   Рассвет только занимался. Алело справа от меня.
   Как там Любэ поют? "Заря, заря, заря - занималась алая...!" Ну как-то так. А тут - что день грядущий мне готовит? Прогуляться пойти по утренней зорьке, что ли?

   О - ботинки уже мокрые от росы! Противно будет, если вода доберётся до носков. Поскорее выбраться на ощипанное место. Наши мохнатые "газонокосилки" небось ещё спят: умаялись, и просто рано, да и день для них вчера выдался еще тот.. Да, многих из них мы потеряли. Не, не стоит о грустном!
   Вот эта травка мне точно знакома. Только не спрашивайте названий! Они у меня в голове не задерживаются - почему-то. А травку точно знаю! На тонком стебле - куча веточек с мелкими семенами, в разные стороны. Немного похожа на ёлочку, ну с очень "редкими звеньями "веток". С ней игру можно устроить - угадайку. "Петух или курица". Зажать стебель двумя пальцами, и потянуть в верх, срывая веточки. Если сложится в аккуратненький небольшой пучок, значит "курица". А если с выступающей в верх веточками - "петух".
   А вот у этой - съедобная сердцевинка. Если потянуть за похожую на камыш метёлку, вытягивается верхнее звено травинки. И внизу будет два или три сантиметра мягкой части. Вполне съедобно...
   Крутилось в голове одно название - тимофеевка. Но скорее и здесь путаю чего-нибудь..
   Кстати, у этой травинки бывает иной раз сложно ухватиться за метёлку. Верхний лист примыкает к самой шишке камышика. И тогда чаще всего звено вытягиваемой травины попросту ломается. А может это две травки, поэтому и ведут себя по разному?
   И ещё, если съел - выбрасывать не спеши - с травиной в зубах думается сподручнее..
   Бывает такое - задумаешься а ноги сами несут по знакомой дороге. Очнёшься только когда руками начнёшь что-то делать. Оглядишься, а ты уже совсем не там где себя помнил. Вон, к примеру, Некрасовские семь мужиков из поэмы "Кому на Руси жить хорошо": "За спором не заметили, как село солце красное, как вечер наступил.." А меж тем они только что отмахали сколько-то там верст, как бы не тридцать, да так, что оказались не просто в глухом лесу, но еще и в соседнем уезде. Там дальше в следующей строфе вообще веселуха - "За водкой двое сбегали, ведерко принесли.." Это ж какое чутье надо иметь чтобы вот так вот с бухты-барахты, ни с того ни с сего ведро водки в ЛЕСУ отыскать! Не иначе как и им по полтора кило на рыло причиталось - другого объяснения я не знаю.
   Вот и я теперь, как и они, осознал себя открывающим дверь овчарни.
   Впрочем, "открываю" - громко сказано. Я только-только дотронулся до ручки двери. Слева, в неплотно прикрытую калитку на меня смотрел Август.
   - О! Брат, привет! Проснулся? Как ночь прошла?
   Август молчал, а глаза печальные-печальные..
   - Ты чего, обиделся что ли?! С чего бы? Ты ж сам сетовал на тесноту в первые дни. А теперь - скучно стало?
   - Беее! - вот не поверите, а в этот раз он бекнул как-то с укоризной.
   - Ну-у прости, друг.. Ну да, понимаю - своих вспоминаешь, печалишься. Все, нет их больше, в бою пали. Надо жить дальше! Не смотря ни на что! В качестве извинений - предлагаю совместную прогулку. Ты тут абориген - вот и покажешь мне окрестности. Так как ты относишься к утреннему моциону? Прошвырнёмся по-бырому?
   - Беее, - согласился баран.
   - Тогда попёрли. Только куда? Во, точно! Прогулка для тебя, ты и выбирай маршрут.
   - Бее, - как ни странно, Август меня послушал, согласился (!) и вышел "на улицу".
   - Вперёд! Веди меня мой Проводник! А я в твоём кильватере пристроюсь - оп-па, это я что стихами заговорил?
   Настроение у меня великолепное, погода прекрасная. Маршрут знакомый. Рядом проверенный в бою друг, который меня внимательно слушает и не перебивает, иногда даже что-то свое добавляет, причем я его прекрасно понимаю! Балагурил вплоть до "каменной бутылки" - выхода на косу.
   В нескольких метрах от него на траве, вытянувшись в струнку, припав животом к траве, с пробитым черепом лежал труп собаки. Похоже она приползла с "бутылки" - кровавый след тянулся оттуда. И я точно помню - вчера в нападавшей стае этого не было! Значит не всех мы вчера, или что?
   - Ээ, братуха, кто ж тебя так?!
   Рыжий, гладкошёрстный, не особо крупный дворовый пёс. Не знаю почему, но я перевернул "друга человека". И увидел - впалый живот, с донельзя оттянутыми сосками. - Сука! Причём кормящая..
   - Прости, "подруга", обознатушки-перепрятушки.. Но вот вопрос! Куда ты так старалась добраться! Да с такой раной?! Щенят где-то оставила? Логово недалеко? - Я невольно осмотрелся вокруг. - И что у нас тут за Вильгельм Тэлль с пращёй завёлся, понимаете ли. Да ещё на моём огороде!! Или Давид?
   Нарисовалась дилемма. Кого искать первым? Неизвестного, и тем опасного "пращника"?! Или последовать зову сердца павшей! Получила смертельную рану и всё равно рвалась к малышам! Весомый аргумент..
   - Август, мне тут как-то говорили, что у овец нюх хороший. Врали небось? Короче, можешь найти, куда рвалась эта псинка?
   Август молча фыркнул. Я так для себя понял - "и ты еще во мне сомневаешься?" В раздумье я почесал жидкую бородёнку. Блин. Бритвы нужно взять сегодня! Типа "Жилета". -
   И мы двинули в обратном направлении вдоль ручья.
   Минули поворот к нам, Август уверенно пошёл дальше. Ручей разделился на два рукава. Точнее сказать они здесь соединялись. Один бежал от нас, от подвала с овчарней и здесь впадал в другой, что тёк почти прямо вдоль весьма высоких кустов. Именно в эти заросли, флегматично перепрыгнув наш ручеёк, Август и полез. А мне что делать? Последовал за ним...

   Интерлюдия - Катя
   Лето, солнце, тепло, лёгкий ветерок... Катя так любила играть с летними солнечными зайчиками! Зимние - они не те, слишком уж робкие и пугливые, зато летники - такие радостные и горячие!
   Утро начиналось с того, что она тихонечко заходила в спальню родителей, специально оставляла дверь в комнату открытой, чтобы создать сквозняк. Мало того, подпирала дверь своими тапочками, чтобы та не захлопнулась.
   Закрыв глаза, босиком на щелястых досках пола - ей так это нравилось! Замерев стоять перед дверью на балкон, и прятать глаза от солнца, в широких полосках тени от тюли. Ветерок играл занавеской и то и дело весёлые зайчики попадали на лицо девочки. И ещё она вставала так, чтобы в самый пик порыва ветерка занавеска, поднимаемая ветром, могла коснуться её колен.
   Катя могла стаять так очень долго.
   Но чаще всего она слышала шуршание одеяла. Затем сонное бурчание папы. Дело вот в чём. Ветерок будил маму, так как она спала с краю кровати. Просыпалась - открывала глаза и видела счастливую дочурку, и локтем толкала мужа. Дескать, "Посмотри что делается!"
   Когда Катя слышала что со стороны кровати наступала тишина, она поворачивала голову, и видела улыбки папы с мамой.
   Дальше? Бурное вставание. Шум, гам, тарарам! Весёлые завтраки... Как давно это было..
   Когда Кате исполнилось восемь лет - их не стало.. Что уж там случилось - ей не рассказывали, только оба - сразу.. И как холодом пахнуло..
   Уже позже, когда Катя подросла, по маленьким обрывкам разговоров, которые она слышала, сложилась картинка - родни у неё не много. Бабушка очень хотела её взять, но не могла по здоровью. И служба опеки не позволила, сказали "условия не те". А сестре папы она оказалась не нужна...
   Зато шикарная родительская квартира отошла ей.. Но от квартиры - не горячо не холодно! Её дадут в восемнадцать, а до того дожить надо! Интернатским всем дают. Чаще всего .. Ещё два года...
   Выросла в детдоме. Разное случалось - и хорошее и дурное. Было и было. Люди и события. Было и прошло. Важно то что здесь сейчас!
   Ссоры? Их и не было как таковой. Первые - давно забылись. Девчонки из параллельного класса гнобили её давно. За то что тянула руку на уроках, и часто отвечала верно. За то, что голову держала прямо. За то что красива - как говорят. Сама-то она себя не считала красивой. Ну коса, ну фигурка округлилась. Ну а так - ничего особенного... Ну чего они взъелись-то?!
   Драться научилась - хоть и не любила... Пришлось. В фильме "Расмус-бродяга" интернатские дети хором поют "Хорошо живется нам, детям из приюта - нет у нас ни пап ни мам, но полно уюта". Ага, как будто про их детдом спето! Подружки есть - вот уже несколько лет вместе. С ними давали отпор. Если могли.
   И ещё момент. В интернате хоть и "одна семья", и старшие за младших заступаются, а Катя стеснялась старшакам признаться, что её в школе обижают. Должно быть не хотела. Гордость - может и излишняя.
   А сегодня училка послала её к техничкам на первый этаж. Понадобилось чего-то. В коридорах встретилась с тремя "гончими"! Старше всего-то на год. А гонору! Как же - выпускницы! До "дембеля" им два месяца осталось! Почему вдруг в школе армейские понятия-словечки? Катя тоже не понимала...
   Катя рванула от "гончих". Их так звали потому что бегали хорошо, в спортивных командах за город от школы выступали. А догнав били! "Гончие" - из спорткласса. Сейчас модно такие заводить, как поветрие - типа гармоничное развитие, ага. Школам престиж, директорам почёт. Вот они и стараются. Или математические или языковые, или вот такие, как в их школе. Ребята-то и девчонки там сильные, но слишком уж недалёкие, так скажем. Но как-то их тянули, не исключали, вы что, разве ж можно? Да на спорткласс оценки не больно-то нужны, кому поступать - в институт физкультуры только айда пошёл возьмут. Ну и ребятам в армии спортподготовка пригодится. Вот и эти - мымры тупые, а гонору - на десятерых хватит. Что бог не додал, в магазине не купишь!
   Тёлки - одним словом. Чуть заколосилось, сразу в утреннюю гимнастику включают упражнение. Раз, два - ноги врозь. Ни ума, ни чести!
   Заводила у них - Люська. Низкого роста, круглолицая, с вечной паклей вместо причёски. Не повезло ей с волосами - жёсткие, непослушные. К тому же рябая. То ли от ветрянки оспины, то ли ещё что - одна щека дуршлагом, вся в мелкую дырочку. Короче, отсюда и характер - дрянь девка...
   Погоня продолжалась недолго. Загнали!
   И вот - сортир, кабинка. Дальше бежать некуда! Единственное, что осталось от защиты - это шпингалет, и обрезок трубы в руках. Нужник воняет - а "подружки" за фанерной дверью.
   Закрыла глаза. Глубокий вдох-выдох. Задёшево она не проиграет! Как бабушка говорила - "Нас не купишь за рубь двадцать!"
   И тут - зайчики!
   Ощущения детства - солнечные зайчики сквозь закрытые веки, и по коленкам плещется занавеска - щекочет.
   Открыла глаза.
   Перед ней стояли высокие кусты и сквозь листву, пробивается жаркое солнце. А под ногами - куча разномастных щенков. Первые уже тычутся ей в колени носами, лижут её, отсюда и щекотка.
   Ничего не понимая Катя опустилась на корточки. А щенкам того и надо. Полезли на неё. Повалили на спину. Передние радуются, задние напирают.
   Да сколько ж их тут?!
   Всё это вместе взятое - и налетевший ветерок и языки щенков! По лицу, рукам! Пробило Катю - покатились слёзы. Труба куда-то делась. Она лежала на траве и гладила собачат. Солнце сквозь листву играло с ней в прякки, и ему помогал слегка прохладный ветерок

   Касатоныч - "лыцарь на белом ..Августе"
   Пробираясь вперёд я услышал человеческий плач. Рыдания навзрыд!
   Хорошо что Августу не нашлось места для разбега!
   Посередь кустов он вдруг скакнул вперёд, и! Раздался пронзительно плачущий скулёж собаки! Который тут же перерос в ор. Так как к обиженной присоединилось невесть сколь голосов. Разбираться после будем, главное гладиатора унять! Догнал быстро, а вот оттащить... Ага! Поди справься с эдакой тушей, рвущейся в бой! Моих сил явно не хватало. Мне пришлось на него сесть, и держать за рога, чтобы хоть немного унять. И только тогда удалось оглядеться.
   Доложу я вам - таки было на что посмотреть!
   Юная деваха, с красной моськой от слёз.
   Две взрослые собаки, явно находившиеся не в форме. Худющие донельзя. Явно не знавшие что им делать. Толи бросаться в бой, или тикать без оглядки сломя голову. Для атаки у них явно не хватало сил. А от бегства их останавливали находящиеся здесь кучка щенков. И единственное что они себе позволяли себе, это скалится на пришельцев.
   И все они. Деваха, собаки и щенки - жались теперь друг другу. С абсолютно одинаковыми ворожением "лиц"... Страх! Шок! Недоумение. Непонимание, что от него ждать!! И это всё, относилось ко мне. Ко мне! Можно сказать народному спасителю. Рыцарю, в рыцарских.. ой, форме российской армии! Верхом на белом рыса.., пардон, не очень белом баране!
   - Спокуха, ребята! Всё в поряде! Обещаю, он больше не будет! - заявил я. - И вообще, мы хорошие - чес слово.
   И.. я начал ржать..
   - Кто вы? - спросила спасаемая.
   - Мы? А что именно вы, барышня, имеете в виду? Вы столь вежливы и обращаетесь к человеку старше Вас летами на Вы. Или ваше Вы - множественное число? И вы имеете в виду нас с моим другом?
   - Ммнее.. - протянула спасаемая.
   - Отвечаю по всем пунктам сразу. Я - местный лыцарь. Это мой Рассинанд. Не видишь? Белый! Правда его зовут Август. Подтверди!
   - Беее!
   - Вот, видишь, - он так и сказал - моим словам можно верить! И я на нём сижу. Чё, не похож? Ну извини! Каков лыцарь, таков и скакун под ним.. А Вы, барышня, стало быть моя блинцесса, и я вас спасаю. Или ты предпочитаешь Македонского? Тогда он Буцефал. Слышь, Буцефал Рассинандович, ты как? Плечо-то болит?
   - Бее!
   - Буянить не будешь?! Слезу! - баран мотнул башкой. И я сполз с него на траву, но всё же обнимая барана одной рукой.
   - А вас? Вас как зовут?
   - Ой да, чё это я?! - я приподнял воображаемую широкополую шляпу, которую заменила вчера заказанная панама, - Разрешите представится, Лыцарь Кас.
   - Девица Катерина - изобразив реверанс сидя, произнесла Блинцесса.
   - "Святая Катерина - пришли ей дворянина.." - как мог я пытался спародировать строки из фильма про мушкетеров.
   Барышня наконец-то соизволила оценить мой экспромт, и прыснула в кулачёк. Ну а, то что вместо кулачка использовали щенка, это уже детали. Победа была на лице спасаемой... И тут заметил у Барышни на руке интерком...
   - Слушай, Барышня-Боярышня-Блинцесса - тут вот какое дело. Нашим животным попривыкнуть друг к дружке надо. А нам поговорить есть о чём. Ты кино "Место встречи изменить нельзя" - смотрела? "О делах наших скорбных покалякать надо" - сиплым голосом Джигарханяна процитировал я.
   - Здесь недалеко наше жильё и твоего нового приятеля - я потрепал Августа по загривку - овчарня. Людей шесть человек, с тобой - семь. Попали сюда неожиданно. Бац - и уже здесь..
   Ты ведь наверняка так же ПОПАЛА?!
   - Да, закрыла глаза. И...
   - Вот-вот! И я о том же. Со всеми так. Раз и "тама", то бишь тута. В день по человеку прибавляется. Только вчера трое - женщина с ребятишками. И до сих пор везло - все больше люди хорошие приходят к нам. Только один гад от всего отказался - драться полез. Говорю как есть без прикрас. Тебе теперь - с нами! Если решишь присоединиться конечно.
   - А что у него с плечом? - Катя указала на Августа.
   - Вот об этом-то и речь. Одному здесь сложно. Разное случается. Вчера повоевать пришлось. Похоже на нас вот их отцы напали!..
   - Ой!
   - Вот тебе и ой! Вчера от "папаш" отбивались. Они чуть людей не убили. Шестерых овец зарезали. Из них трое ягнят! Вот он, товарищ Калашников спас! - я одним взглядом, чтобы не пугать четвероногих, указал на автомат. - А сегодня их сыновей будем кормить. Знаешь что по сему поводу говорил товарищ Сталин? "Сын за отца не отвечает." Вот мы и будем, по этому принципу жить, с собачками дружить.
   В этот момент самый смелый из щенков ткнулся носом мне в ботинок. Не глядя на него я похлопал ладонью по траве.
   - Иди сюда, ну..
   Одновременно сжал загривок Августа.
   - Тебе говорю: не обижай слабых! А тем более маленьких. Здесь все свои.
   Спокойно, дружище, спокойно!
   У нас ещё всё впереди.
   И пить нам, и весело петь.
   Уже и рассветы проснулись,
   Что к жизни тебя возвратят.
   Уже изготовлены пули,
   Что мимо тебя просвистят.
   Смастерил я каламбурчик из заглавных строк песни Визбора, ну уж как смог. .
   Некоторое время ушло на знакомство. Даже взрослые псины подставили головы под мою ладонь. А пока "принюхивались", мы с Боярышней "калякали".
   - Кать, ты чего про эту штуку знаешь? - я покачал интеркомом.
   - Ой и у меня такая же!..

   Ещё через полчаса, мы всей гурьбой шагали домой. Самых слабых щенят несли на руках. Матерям придавал сил страх за своих чад.. Катерина несла плиту.
   На подступах к овчарне пришлось остановится.
   - Катя, как сможешь - придержи щенков. А я мамаш за загривки! Блин! Как же развести-то их?!
   Хорошо что на встречу уже шёл..
   - Ха! За тобой глаз да глаз нужен! Я ж думал, ты ещё дрыхнешь! А ты вон.. опять с приплодом...
   - Тофик Арташесович, хватит ржать! Помог бы лучше.. Август, ты тоже - попридержи своих. Видишь же, новенькие боятся...
   За Тофиком показалась и Гульнара с Настей.
   - Гвардия - это Катя. Только пару часов как ПОПАЛА...
   - Привет!
   - Здравствуйте.
   - Всегда рады пополнению.
   - Накормить же надо!
   - Сейчас дойкой овец займусь.
   - Я помогу.
   - И немного! Они и слона готовы проглотить! Но с голодухи, просто нельзя...
   - У меня сырое мясо есть - в погреб вчера снесла. Потрошки пригодятся. Вот, Настя, а ты нос воротила. Как раз то самое мясцо и пойдёт в ход...
   - Только смотри, без костей давай! А то с голодухи не разгрызут толком. "Колита" ещё не хватало..
   - Сама знаю! Да и кости ещё вчера все выварены, перебраны..
   - Знаем, знаем! Видели - как ты! Слушай, Гульнара - будешь такие тяжести тягать сама - я тебя от кухни отстраню! Так и знай!!
   - Гвардия! Давайте договоримся сразу! Сорванные спины, грыжи, и прочие прелести усердий нам на фиг не нужны! Больничек у нас нет! Помните об этом. Так что танки на пупу таскать не надо. Попросту запрещаю!
   Дальше? "Суетня-беготня-толкотня"

   Мы все сидели в летней кухне. Собачки накормлены. И как воспитанные, находились вне беседки, в ее тени. Пригодились калитки на входах в беседку. Плита присоединена к нашим, и общий вес поставки будет десять с половиной кило. А мы - просто сидели и болтали.
   - Вокруг "того" дома за ЖД, помните я позавчера рассказывал, Иван-чай растёт постоянно. Вчера я не стал уточнять. Но Иван-чай" - это первое что пришло на ум из возможных травяных сборов в округе. Вон же сколько тут луговых трав! Наверняка ж найдутся и знакомые нам. О нём я знаю давно, но сам никогда не пил. Когда предлагал своим собрать засушить - мне отвечали - "заводы кругом, машин полно - не чистая экообстановка..".
   Сборные чаи из трав очень люблю. Один раз погорел на таком сборе - потом неделю выхаживался! ну так сам виноват. Температурил под 39. Вот представьте. Зима. Деревня. На улице около нуля. Вечером пошли в другой дом. примерно за километр от нашего. там провели часа два, и отправились домой. А за те два часа мне предложили чайку выпить. я естественно не отказался. Рубашка прилипла к спине моментально! Переодеться не во что! А там и домой пошли. На утро проснулся с простудой... и это я был в гостях! до дома добирался с температурой 38 полчаса на автобусе, 2,5 часа на электричке. В общей сложности пешком километра два. И по времени часа четыре. Помню, я после того "приключения" проболел неделю...
   - Сбор-то какой был?
   - Малина и липовый цвет. Да ещё немного листьев мяты, для вкуса. - жуткая потогонная смесь!
   Алия подошла ко мне.
   - Ата, можно погулять?
   Я стрельнул глазами на Гульнару. Та замерла, сжав платок в руках.
   - Просто она знает, - Гульнара почти извинялась. - В доме главный - "Ата" - отец по-нашему, Папа.
   - Да, конечно. - Ответил я девчушке, - только далеко не отходи, до ручья и обратно. А с кем пойдёшь? У нас теперь собаки. И мы с ними мало знакомы! Давай договоримся - без взрослых, первое время никуда! Присмотримся к собачкам, поймём что они добрые. Тогда и дружить с ними будете. Договорились?
   Азамат, к тебе тоже относится - я не шучу. Будь аккуратен! Ты отвечаешь за сестру!
   Мальчишка ничего не ответил, молча взял Алию за руку.
   - Молодца! Так с кем пойдёте?
   - Я с ними пройдусь, - Гульнара отлепилась от тарелок. - Да и к собачкам присмотреться нужно. По их поведению характеры легко понять. Кому можно доверять, а кого опасаться.
   И, когда девчушка вслед за мамой ускакала, я, глянув на Настю, развёл руками.
   - А что я должен был сказать?
   Тофик при этом разговоре молчал, но очень громко молчал! Так выразительно, что и слов не надо.
   - Вот только ты не ревнуй! Да? - рявкнул я ему. - Завоюешь её сердечко. Сам станешь папой. ЕЁ Папой!
   Ребят. Желаю нам всем, чтобы эта проблема была самой серьёзной из всех, что нам встретятся в ближайшее время.
   А вообще-то, Тофик, ведь они - правы. Кто успел тот и съел. Ты чего сам-то тормозишь? Кто не успел, тот опоздал.
   - Вот сейчас, точно не понял. Ты о чём?
   - Не понял он... Ты с чего начал когда мы с ними знакомиться начали? С разговора с детьми. С поднятия их статуса. И, прежде всего, в своих собственных глазах. Чтобы они сами ощущали себя значимыми людьми. Я лишь подхватил и продолжил твоё дело.
   - Ну да. Всё так. Ты к чему это?
   - Ты полностью "замолчал"! Отдал мне инициативу! Почему?
   Когда вчера ты начал с ними разговор, я молчал. И не только потому что не понимал, чего ты, именно ты хочешь. И потому что ты знал, для чего тот разговор, а я - нет.
   Пойми правильно: Ребёнок - это Человек! Со своим мнением. Со своим видением мира. Он часто молчит. Но не потому что ему нечего сказать, а потому что он слушает; внимает; учится! Ребёнок слушает взрослых. Отвечает только равному себе. И тому, кто докажет, что хочет слышать его. Взрослый должен доказать ребёнку, что Его мнение важно, что Его хотят слышать. Что над ним не будут смеяться. И если засмеялись - объяснить почему. Объяснить, а может и доказать, что смеялись не над ним. А над сказанной шуткой. Да, то что Он только что сказал, обернулось шуткой. Потому что взрослые больше знают, больше читали, имеют жизненный опыт, и могут сопоставить и сравнить. И эти сравнения действительно забавны.
   Ты отстранился. Со вчерашнего обеда, из мужчин, с ними разговариваю только я. И вот тебе результат!
   Ты равный мне за этим столом. Обладаешь полным доверием в общине. Кабы было по-другому, я бы вручил тебе оружие? Конечно же нет! У тебя такой же ствол как и у меня. И ножи примерно одинаковые. Да, наш Статус сейчас одинаков. Для детей - стопудовый аргумент! Если для тебя это так важно, чего отстранился?
   Тофик понурился, понимая что я прав. А я продлолжал "проработку":
   - Нет, Тофик Арташесович, ты плохого не подумай! Никаких претензий к тебе нет. Скорее это я оправдываюсь. Когда Алия заговорила со мной, ты так ожог меня взглядом! Будто я в чём-то виноват...
   - Дети любят сердцем, а не головой, - спокойно и, скорее по-философски, протянул Тофик.
   - Вот именно! Повторяю - у тебя прав сколько и у меня. Не тормози!
   Тофик молча кивнул и пошел догонять Гульнару с детьми.
   - А у вас и правда интересно! - Улыбаясь сказала Катя. - Только вот почему "Блинцесса"? Почему вы меня так назвали? Просто так или смысл есть?
   - Не совсем. Так мой родной дядька, брат отца, называл мою маму. А лыцарь - это от меня вдогонку и в рифму чтобы.
   Мы все трое - Настя, Катя и я, тоже вышли наружу. Позвали наших. Всё делали медленно без резких движений. Дабы не пугать собак. Они и так все на нерве - чуть что готовы бежать спасаться...
   Сытых "мамаш", лежавших у крыльца, клонило в сон. Но толком подремать им не удавалось. Как только кто-нибудь из них заваливался на бок, щенки сразу атаковали матерей - "Дай молочка! Дай молочка! Дай молочка!" И поэтому тем приходилось всё время лежать на животах, подобрав под себя лапы.
   - Ой бедные, и поспать-то толком не могут!
   - Можно их в подвал пустить - пусть поспят?
   - Грязные уж очень. Помыть бы их сначала, причём всех.. Забодаемся проветривать.. Кстати, надо будет обязательно заказать шампунь от блох - у нас же дети, не дай бог на них перескочат..
   - Вода ж ледяная!
   - Набрать побольше, как вчера. И как нагреется мыть - в первую очередь мамаш. А пока, может их сюда пока пустить? В беседку щенки не пролезут. Смотрите как смирно себя ведут. Накормили и всё, больше ничего не надо. Лежат себе смирненько, послушные.
   - Эээ.. Нет, не факт! "Накормили" - вот ключевое слово. С голодухи и не так присмиреешь. А характеры мы через несколько дней только сможем узнать. Да и то, если они не особо хитрить будут..
   - А что, можно и пустить сюда. Обеим сейчас только б поспать. Да и присмотрим..
   - Где им только место отвести?
   - У овчарни неплохо бы и привыкнут скорее..
   - Не погрызут?
   - Приглядим! Попервости я могу снова к овцам перебраться, - предложил подошедший Тофик.
   - Уйй Ёёё! - "Поглядим". "Проследим". "Пощупаем". Послушаем! - Совсем с этой собачьей "ребятнёй" о деле забыл! У нас же ещё темка нарисовалась! У выхода на песчаную косу, лежит ещё одна псина! Убитая! Причем недавно. С раскроенным черепом!! Рвалась обратно к логову. По направленю куда ползла из последних сил прошел и вот их всех и встретил..
   - И кто ж у нас еще тут завёлся?
   - А поди угадай?!
   - Выслеживать нужно...
   - "Наконец они смекнули, чтоб стоять на карауле.."
   - А что, самое то.
   - Ну чё? Я ничё. Кнём морге, значит кнём. Кстати, насчёт "усидят или нет" - плюсы тоже есть. При теперешней "сигналке" чужак вряд ли сунется!
   - Эт точно!
   - Мне не нравится один щен, - заявила Гульнара. - Я нагнулась его погладить, а он клацнул зубами около моего горла.
   - Это который же из них?!
   - Вон тот, похож на ротвейлера.
   - Таких два. Не перепутаешь?
   - Нет, я хорошо рассмотрела, обоих.
   - Таких давить сразу нужно!
   - Знаю, согласен. Вот и уводите с собой.
   - Куда, зачем?! Они же такие милые все..
   - Катюш, пойми! Это признак - инстинкт убийцы проявляется. Как только видит бьющуюся жилку - сразу тянется к ней! И ему всё равно. Овечка перед ним или человек. Взрослый или ребёнок. Он убьёт! Не сможет остановится.
   - Ну а если следить, воспитать?
   - Сталкивался я с подобным. Мои знакомые - оставили воспитывать. Вырастили, потом пришлось отдать. Попросту встал вопрос: либо люди живут в доме, либо пёс. И куда отдали, я не спрашивал...
   - Катенька, знаю, жалко. Ну а если бы он тебя зарезал, пока ты в кустах сидела с ними, что тогда?!
   - Вот именно! Я с ними около часа сидела, и ничего!
   - Значит другие его оттесняли. Или он слаб был сам не лез. А теперь поел, осмелел... Всё, Не спорь! Вон их сколько ещё...
   - Кстати, мы хоть знаем, сколько их всего?
   - Мельтешат, фиг посчитаешь..
   - Ну пожалуйста! Давайте проверим - вдруг ошибка? - Катя уже плакала.
   - Охх, ё...
   - Ну где твой неблагонадёжный?
   - Вон, бегает.
   - Тащи сюда.
   Азамата с сестрой отправили в беседку. И начали играть со щенятами. Хоть посчитали, и то ладно - оказалось девять штук. Всех перетаскали на руки, только бешено лизались.. Раз шесть "подозреваемого"- он клацнул больше половины. Катюшка просто разрыдалась. Настя обняла её.
   - Хорошо, разобрались. Кто эту псинку "приберет"?
   - Разделывать лучше не здесь. Сами понимаете..
   - Ну чё говорить попусту? Я с Гульнарой и пойду.. За час управимся. И за обстановкой послежу! - это Тофик, ну да, куда уж тут без него.
   - Добро.
   - Сейчас только казан возьмём, - направившись к кухне произнесла Гульнара.
   - Да казан разве удобно будет? Да и нету вроде такого большого..
   - На узбекском языке, - пояснил нам Азамат, - казан - это кастрюля. Любая. Маленький или большой, с круглым дном или с плоским. Всё - казан..
   - Вот здорово! А я не знал..
   Тофик с Гульнарой ушли, увлекая за собой бедолагу с дурной кровью.
   - А мы тогда воду греть начнём.

   Наши вернулись через часа полтора. Хмурые оба, донельзя. Без вредного псенка.
   - Собаки той нэт! Кровавый след до песка, а далше засыпан песком. - Это Тофик волнуется и акцент проскальзывает.
   - Но совсем не аккуратно, кровь местами проступает, - добавляет Гульнара.
   - Следы босых ног уходят в воду. Не везде видны. Пытался шифроваться.

   Капитан
   "Капитан, капитан - улыбнитесь!" (с)
   (из личного дела: Истомин Александр Сергеевич. Год рождения 1993.)
   Он был здоров. И морально и физически. Ну вот так случилось! В его детстве не было плохого. Да, и такое бывает! Ни скандалов, не разводов, ни алкашей, даже среди соседей. Смерти? Да. Он видел, как уходили люди. Папа снимал шапку, а когда был в форме - отдавал честь. А мама подходила к женщинам в толпе, о чём-то разговаривала.
   Помнил как и его семья шла за гробом. Умерла его прабабушка. В памяти осталась её добрая морщинистая улыбка, запах ванили с корицей, и вкус мягкого, ещё горячего хлеба только что вынутого из печи.
   Детство среди казаков. С песнями, вкусными весёлыми застольями. Навыками обращаться с лошадьми. Джигитовкой. К четырнадцати годам он всё уже умел. Крутил шашкой получше некоторых. Рубил лозу на скаку. А к шестнадцати научился управляться и двумя.
   Папа - кадровый военный, офицер. Мама - врач, терапевт. Все выходные на природе. Палатка, костёр, или у бабушек с дедушками за городом. Песни под гитары.. Папа очень неплохо освоил шестиструнку, а мама замечательно играла на семиструнной - закончила музыкалку по классу гитара.
   Сначала пели под две гитары, а после подтянулись ещё четыре. Знаете как на Руси говорят? Один ребёнок - это не ребёнок. Два ребёнка - это пол ребёнка. Три ребёнка - вот Ребёнок!
   А у них было четверо! Вначале родился он - Сашка, а через год ещё тройня! Сестрёнка и два брата-акробата! Вечно чего-то выделывают, и норовят повыше от земли. То на дерево заберутся, то на крышу. Сестрёнка за ними присмотри - брата позови, он их снимай-спасай. Да чтобы мама не заметила. А если всё ж узнает - упросить чтобы папе не рассказала! Так и росли - дружно и весело. Шумно. Но соседи не жаловались, потому как если что - к ним и обращались за помощью. Каждый отпуск у воды, облазили весть берег Крыма. Под парусом!
   В четырнадцать лет - Севастопольское президентское кадетское училище. Затем Войска Дяди Васи.
   В то же время посмотрел фильмы о Гардемаринах! Запало в душу: "Жизнь принадлежит Родине, но Честь никому!"
   С девчонками тоже получилось. В четырнадцать - познакомился. В шестнадцать - влюбились. В двадцать - женаты. Хотели детей! Планировали, как оно будет - всё. Их всё!
   А вот потом..
   И авария-то можно сказать пустяковая. Скорость не превысил, тем более поворот. И трезвые все! А попали в клещи..
   Грузовик занесло - водитель не справился. Ну и пришлось мотоцикл класть на бок, крутанулись. Всё бы нечего, кабы не дачник со своим стеклом в багажнике на крыше. Главное ж.. И скорая рядом, оказалась. И госпиталь недалеко. И операцию провели успешно. А вот диагноз! Жизни ничто не угрожает... Множественное повреждение осколками стекла. Оно проникло во внутренние ткани живота!! Осколки повредили!!!.. Пришлось удалить!!!!...
   А дальше... Как гром среди ясного неба! Контрольный в голову..
   "На момент аварии пациентка была беременна. Срок три недели", или как врачи выразились - "первый триместр". Шансов родить в дальнейшем - никаких.
   Конечно, он винил себя! Конечно, все отговаривали - "скорость не превысил, всё сделал как надо. Кабы не легли на асфальт - расшиблись бы в лепёшку". Вот именно если и кабы..
   Конечно же он её не оставит. Надо жить дальше! Вон сколько детей сирот.. Усыновляй, расти, воспитывай. И всё будет хорошо.
   Когда жена вышла из госпиталя..
   Через полгода она уехала. А ещё через полгода прислала развод по почте. Вся семья собралась вместе. Друзья, не оставляли его. Но на ночь-то он оставался один.. Тут и начиналось самоедство. И к бутылке не тянуло, ну вот тоже с детства неприятие к алкоголю, нет, мог с друзьями и роднёй посидеть, ну одну-две рюмки и всё. А заливаться - не, ну его! Спасала работа. Решил перевестись на другое место службы. Помог набор во внутренние очень специфичные спецвойска. Там и людей знающих его ситуацию меньше. И нагрузки будут больше. Они и были! И опять - с сослуживцами после очередного скажем так, дела, посидеть мог, а выпить нет, не тянуло.
   По жизни к нему дважды приклеивались прозвища. Первый раз ещё в суворовском - "Пушкин". Ну понятно из-за имени-отчества. А второе - "Майор Томин" из "Знатоков". Потому и позывной в спецвойсках себе выбрал - "Знаток".
   К подначкам всегда относился спокойно. Себя в обиду не давал - отшучивался. Спокойный уравновешенный.
   Итого Александр Истомин прослужил три неполных года в ВДВ, и четыре года в спецвойсках.
   Затем ранение и затянувшаяся реабилитация. Шансы восстановиться есть. Вот и на медкомиссию документы недавно подал. По сути же - его комиссовали окончательно. Но командир, дабы не добивать парня, сказал так:
   - Ты вот что, Саша - отдохни побольше. Рыбачь, на охоту сгоняй да и не раз. А я к тебе в отпуск с семьёй! А? Не против? Тогда и решим...
   Александр так и сделал. Неожиданно полученный "отпуск" не профукал впустую. Дома в Астрахани помнили каким он был в юности - добродушный, всегда улыбчивый. Знали его историю и, зазря не трогали столь несправедливо ушибленного судьбой мужика. Да и к семье его очень тепло относились.
   Устроился работать в "Рыбнадзор", с лицензией на оружие - всё чин по чину. Ему нравилось бродить одному, сплавляться по Волге, неплохо изучил дельту, да и вообще - ему нравилось на природе.
   Поначалу мужики-браконьеры давали ему отпор. Вернее - пытались. Но! После того как увидели, ЧТО делается с новым инспектором после того как наставишь на него оружие! Как чернели его глаза. Нет! У него не падала планка. И сдавал всех подотчётно без единой царапины и вывиха. Не говоря о прочих членовредительствах. Брал их Александр жёстко, расчётливо, без пощады. И прежде всего к себе.
   Оценили. И даже гордились. Браконьерный планктон, считал за шик если в полицию или опорный пункт их доставлял сам Истомин А.С..
   Когда накатывала тоска - шёл к людям. Если же случалось такое среди недели и все близкие были заняты - тогда в пейнтбольные клубы. Александр знал их все наперечёт. Брал себе в команду пару новичков, и гонял как и ветеранов в команде соперника, до седьмого пота...
   Чтобы отвлечься - у старого друга выкупил недостроенный проект. Минияхту - деревянный каркас, оклеенный армированным стеклопластиком на эпоксидной основе. Дальше шпаклёвка, покраска. Четырнадцать метров в длину. Ширина 3,6. Осадка 1,6 метра. Короче, должно выглядеть не хуже пластика.
   Но это в задумке. А по сути - стройка застопорилась на стадии обшивки деревом. У друга закончились свободные деньги. А эллинг под яхту занимает много места на небольшом участке...
   Александр и выкупил. И отвёз.. Помните выходные у бабушек? Ну вот эллинг переместился на один из участков семьи за городом. Деньги у него были, ну так уж сложилось. Потом и братья с сестрёнкой - вложились в семейную лодку.
   По военной карьере, по стопам отца пошёл только сам Александр. Братья остались в городе, освоились в коммерции. А сестрёнка, и вовсе молодец - пошла в медицину и теперь работала под началом у мамы.
   У всех сложились семьи! Везде дети! И не по одному! Так что выходные дни, как и прежде - проходили весело.
   Лодку достраивали без пауз полтора года. И совсем недавно спустили на воду. На дворе стоял теплый сентябрь 2019 года.
   Накануне Александр спустился, уже на новой яхте по Волге. Заночевал у приятеля. И на рассвете вышел в Каспий. Чем раньше доберётся до Оли - тем дольше будет долгожданная встреча. Сейчас завернёт в Бахтемир и до посёлка Оля на моторе.
   А вы про Олю что подумали? Фу-у, пошляки...
   Вот ведь Палыч! Забрался в свою Олю... Ну да ладно! Ради него Александр куда угодно залезет. Кабы не майор, не было бы ранения с реабилитацией, хоть и после комиссования. А был бы оркестр и скупой армейский салют над венками. Ну и будя об этом.
   Командир не для красного словца говорил про отпуск. И вправду приезжал, уже дважды - и семьёй. Женой и двумя дочками. А второй раз даже тёщу свою притащил! Видимо внучки и дочка уговорили, не иначе. И ведь реально понравилось! Месяц из дельты Волги не вылезали. Вот ведь... Благодарил потом Александра. Дескать та поездка ему помогла помирится с матерью жены... А Палыча ждал. Готовился! Палыч давно обещал приехать. Тем более земляк. Но вот так складывались будни, три года не был в Оле..
   Внизу, в кают-компании лежит кейс с отдарочком...
   Сейчас он смотрел на остров Нижний Камызякского района.
   Пойду к нему, а потом направо и вверх. Немного ниже спустился чем надо. Но приятно вот так под парусом по широкой воде. У острова поверну вправо и вверх на моторе. Мысли снова вернулись к жене. Да, жене. Хоть и время прошло. И он временами не думал о.. Не мог он назвать её по-другому.
   Александр много раз пытался поговорить с Катрусей. И до развода, и после. Она не гнала, всегда встречалась с ним. Выслушивала. Но! Всегда одно и тоже - холодное, непреклонное нет. "Ты не в чём не виноват. Да и никогда я не винила тебя. С чего ты взял такое! Но - не вернусь!"
   Сейчас подумалось - а вдруг?! Вдруг она отказалась от семьи с ним, для того чтобы спасти его?! Развелась потому что решила - она даёт ему шанс успеть родить детей. Своих детей!
   Как вернусь в город - обязательно поеду к ней! Неужели она не понимает.. "
   Александр бросил взгляд назад, в сторону дельты Волги. И! Так хорошо знакомые берега, покрылись маревом. Расплывались как мираж.
   - Что за..
   Александр потёр глаза и посмотрел вперёд. Остров Нижний находился в резкости.
   Вот туда и буду смотреть - вперёд. Сослагательные наклонения замучили уже! Если она вернётся? Если сложилось бы иначе? Надоело!
   "Что будет - то будет, была не была, что будет пусть будет - такие дела!" Даже напевать стал этот простенький мотивчик, от хорошей мысли даже как-то радостней стало.
   Подходя мимо острова, почуял подвох. Что за ерунда? Вроде тот остров, а вроде как и нет.. Глянул на радар - пусто! Железяка бьёт на расстояние в двадцать морских миль - и ничего...
   Он обернулся вновь. Берегов сзади не было вообще. Да и нигде больше земли не видно! Только о.Нижний, вроде как остался на месте. Если это он вообще!
   Сплошные вопросы. Ответы на суше - туда и двинем..
   Подойдя к отмели, бросил якорь. Поверил - надежно ли тот закрепился, подергав за линек. Истомин все привык делать обстоятельно, чтоб после не переделывать, а уж пути отхода сделать надежными - этому еще в учебке натаскали. И на маленькой надувной лодке добрался до берега. Карабин с собой, куда ж без него?!
   Вытянул надувнушку на берег, осмотрелся.

   День Шестнадцатый

   Виктор Палыч
   о.Аврора. Напрасные ожидания

   Ночь была слишком короткой и нервным, а утро ранним и беспокойным. Мои непоседы с самого утра столбиками стояли на берегу, высматривая яхту. Завтрак - побоку! На работу - плевать! Все пялятся в море. Еле уговорил пойти сажать кукурузу пока почва окончательно не высохла.
   Работу прервал звуковой сигнал клаксона из-за 'речки'. Все "сельские пролетарии" как ужаленные рванули смотреть прибытие, а оказалось - пришествие. К машинам вышел молодой парень в поношенной горке на голое тело с интеркомом на руке. Представился Александром Черноусовым.
   Оказывается это - разведчик, посланный к нам депутатом Костей. Они - большая самостоятельная группа в центре косы, самоорганизовались, выбрали правление, и сейчас собирают всех кого находят по всему острову. Нам, как и прочим, предлагали всё немедленно бросить и неотложно явится пред светлые очи "народного избранника", чтобы покаяться и влиться в их дружный коллектив.
   На резонный вопрос "зачем?" - посланец ответил так:
   - Мы решили объединить всех для совместного выживания.
   На закономерный вопрос ЧТО у них есть для этого - получили пространное описание ни о чём, а по факту выяснили - пока только машина и большая палатка и, вроде как, пять человек.
   На что, резонно, причем без меня, Владлен Михайлович и ответил:
   - У нас, как ты сам видишь - Две Машины и Две большие Палатки, а ещё подвал, погреб и протока-кормилица. Сидим мы здесь не первый день и никуда бежать не собираемся, так как начали обживаться. Вон, гляди: и здесь и там - посадки всякого разного полезного распланировали, уже и проклюнулось кое-что. И вот, глупо, так ни с того ни с сего, все бросить и уходить? Передай своим: хотят жрать - пусть присоединяются. Они - к Нам, без вариантов, не хотят - сидят там голодные.
   Осмотревшись он сказал что доложит Руководству общины о нас, и бодро учесал в обратную сторону.
   - Про яхту-то мы у него и не спросили? - интересуется моя молодежь.
   - Мы у него много чего не спросили, например, не спросили как далеко они от нас.
   Мы было уже развернулись, как меня догнал Владлен:
   - Виктор, подожди - поговорить надо.
   - Давай поговорим.
   Чтобы мои парни не стояли впустую - я отправил их продолжать посадку зерновых квадратно-гнездовым методом. Ткнул лопатой, отогнул дерн, кинул семечку - пошёл дальше.
   На этой стороне появилась восьмиместная палатка, как у нас, и несколько грядок. Отдельно из дёрна камней и глины выстроен туалет.
   - Чего кукурузу не сажаете?
   - Пока не собрались. Думаешь надо?
   - Владлен, ты мужик тертый - должен понимать, что чудес просто так не бывает. Раз это кому-то нужно, - показал пальцем вверх. - Значит так тому и быть. Мы с тобой тут пешки на игровом поле, куда поставят - там и будем гавкать.
   - Истину говоришь.
   - Истина - мать противоречий!
   - Не понимаю я тебя, Виктор. Наверное никто не понимает. Что ты за человек?
   - Человек я - хороший. Даже слишком. Долго терпеть могу. Но в гневе я страшен. Меня до кондиции довести сложно. Практически невозможно. Ярый становлюсь. Ничего не чувствую. Ни боли, ни страха. Всё так чётко, выпукло и ясно становится. Мозг работает так быстро, что всё вокруг замедляется, как арифмометр обрабатывает шестерёнками информацию и отщелкивает результат. Я сам себя в такие минуты не узнаю, подсознание такие пласты информации выдает, страсть. Внутри лёд, а снаружи ревёт пламя.
   Чужую головушку, помню, в первом классе разбил. Кровь из затылка течет, а оно мне подсказывает - поверни его немного и об угол бетонного пасынка стукни - мозги посмотрим. Ни радости ни удивления. Страшно такое из себя выпускать.
   Это древнее глубинное, так полагаю. Защитный механизм психики на стресс. У кого-то он спит, а у кого-то он и вовсе не управляем. У кого-то он проявляется очень редко, а кто-то стремится такое повторить - это маньяки.
   Плюсуй сюда навыки и абсолютный внутренний покой. Но внешне это не видно - иногда мне говорят, что я впадаю в истерику, а я не в истерике, просто мой мозг так разогнался, что окружающие не успевают оценивать вводные, вот от этого я психую, когда меня начинают тормозить чужие, не включившиеся, мозги.
   Я не жалею о том, что мне пришлось пережить, ни об одной капле личных страданий, унижений, несправедливости и горя. Кем бы я стал без всего этого?
   Спокойно это рассказывал и Владлен напряженно слушал. Нечасто такое откровение доведется узнать. Продолжал, так же ровно и спокойно:
   - Я видел смерть, и не раз. Видел смерть детей и взрослых. Держал тела, сделавшие последний выдох и последний удар сердца, у себя в руках. Пережил их боль и их страдания вместе с ними. Видел много разных смертей - чужих и знакомых людей. Видел такое, что, не приведи Господи, вообще видеть.
   Но и после всего этого я не стал злым. Я люблю Жизнь, которую многие беспощадно тратят на всякую ерунду. Я умирал три раза, чтобы остаться. Ценю каждый вздох.
   Этот опыт и эта боль уйдут когда-нибудь навсегда со мной.
   Вам останется память и страшные истории, от которых будоражит кровь и сводит от страха затылок морозом по коже.
   Боюсь, этого слишком мало для тебя, Владлен? И слишком много для меня. Но это все, что я могу рассказать о себе.
   - Даже здесь?
   - Особенно здесь!
   - Что с "пришельцами" делать?
   - Ничего. Жить.
   - Так просто?
   - Зачем усложнять?
   - Придут, хорошо - они с нами. Не придут, тоже хорошо - они не с нами. Определённость лучшее из качеств оценки ситуации.
   - Допустим. Если придут?
   - Ничего не меняется - договор остается в силе: хотят, перебираются к нам или присоединяются к вам. Ты мои правила знаешь - я ничего никому не навязываю, все сами решают, полная свобода выбора.
   - У тебя - диктатура и военный коммунизм!
   - Иначе никак! Сложная ситуация требует концентрации власти и полномочий.
   - Поэтому ты нам отказал?
   - Да, зачем устраивать делёжку - когда можно мирно сосуществовать? Кому от этого плохо? Не хочу я власти, и людей не хочу, там наелся. За всеми сопли вытирать не хочу.
   - Присоединись к ним - они будут тебя холить и лелеять.
   - Веришь - не хочу! Завтра придут и скажут надо то, надо сё...
   - Владлен, не скажут, а прикажут: помоют, побреют, поставят в строй и с песней пошлют на стройку.
   - Лучше, Виктор, и не скажешь. Не хочу!
   - Так и я не хочу, Владлен.
   - Теперь понятно в чем собака порылась. Вернёмся к разведке?
   - Хочешь проследить? Не советую.
   - Почему?
   - Однозначно отследят: раз человека послали - отследят. Обратил внимание - он был абсолютно пустой?
   - Верно!
   - Значит человек, который его послал, понимает чётко всю глубину и ширину.
   - Послал пустым - 'если что, то и черт с ним, а наше при нас'!
   - При этом заметь - у него интерком на руке, значит там их больше чем три. Паша-'депутат' - прагматичный циник. Ты готов с ним тягаться?
   Владлен Михайлович задумался.
   - Альтернативы не вижу. - Подумав ещё немного он добавил. - Пока. Виктор Палыч, давно меня мучает один вопрос...
   - Если не уверен - не задавай, а то как в сказке: взял за руку - женись, узнал лишнее - молись.
   - Я рискну! Где твой интерком, или ты из этих самых - Организаторов?
   - О, куда тебя измена вывела! Не боишься, значит? Тогда - смотри.
   Я показал как на запястье появляется и исчезает инопланетный прибор. Он попытался потрогать, но ничего не вышло.
   - Как???
   - Тебе банально или с научной точки зрения?
   - С научной!
   - Хрен его знает. Но, сам понимаешь, теперь язык - твой враг. Ты же не революционер, ты капиталист - возмещение ущерба будет несопоставимо репутационным потерям.
   - Почему?
   - Потому что там я всю жизнь довольно успешно "толкал камень в гору". Человека нельзя заставить делать как для себя, если он этого не хочет.
   - А ты - хочешь...?
   - Я сейчас отдыхаю и беседую с тобой, в то время как мои бойцы бьются за урожай. Советую не откладывать посадки. Набей себе хотя бы полосы в лучшем месте, а то, не ровен час, не успеешь.
   - Если что - примешь нас всех?
   - Ты мои условия знаешь, припечёт - приходи, двери не закрыты, но и неволить и держать если что, не буду. Правила одни для всех. Все начинают каждый раз с нуля.
   Старый пройдоха остался в одиночестве на бугре для бесед размышлять над суетным, а я неспешно отправился на свою землю. Работа кипела и я решил этот котёл несколько разгрузить.
   - Мужики - вы просто молодцы! Предлагаю внести изменение в расстановку и точки приложения сил. Давайте сначала вместе ял перевернём. Ярик, Антон, если вы не против - то досажайте кукурузу и Колю возьмите, он вам зёрнышки кидать будет, сразу две борозды ведите. Мы с Петровичем до обеда наличную смолу израсходуем. Начнем изнутри выклеивать. Думаю - до обеда управимся. Потом все вместе перевернём ял обратно и будем борта снаружи наращивать. Если сегодня все сделаем - завтра корпус уже будет ограниченно пригоден к использованию. Но я бы ещё пару раз прошёлся. Мало ткани для основы - сегодня вся уйдет, даже если закажу.
   Для установки корпуса пришлось вытащить все одеяла и простыни. Найти наиболее ровное место, проверив его ниткой. Срезали пару бугорков, расстелили одеяла и накрыли их простынями, чтобы к корпусу не липла лишняя пыль и шерсть. Сразу, исходя из экономии, мы укладывали полотно в три слоя, разведя смолу с десятью процентами ацетона. Переваливая будущий ял с борта на борт, начиная от носа, мы покрыли весь корпус трёхмиллиметровым слоем композита.
   Если ничего не изменится - то после обеда нам удастся нарастить толщину пропитанного смолой полипропилена до 6-8 миллиметров, это придаст конструкции необходимую жёсткость. Дальше желательно корпус вышкурить на мокрую и использовать стеклоткань. Стараясь экономить я вытянул из утренней процедуры в остаток почти полтора кило смолы. Изнутри корпус был явно неважно пропитан, но сейчас это было не критично, так как я собирался завтра повторить процедуру с использованием меньшего количества слоёв и большим количеством "полиэфирки" - тем самым, устранить 'технологический дефект'.
   Не зря мы со Студентом надышались ацетона до зелёных соплей - не зря! Гарантированно полотно, смола и бальса теперь будут единым целым.
   К началу поставки я был, наверное, в полном неадеквате, так как, кроме расходников, смолы и двух пакетов спанбонда ничего не заказал. Бывает!
   В таком "весёлом" состоянии нас нашли наши землепашцы.
   - С чего вас так развезло, Виктор Палыч?
   - Да они ацетона походу перенюхали? - предположил Антон
   - Есть такое, Пух. Пух - пупух! Внутри-то оно более воняет чем снаружи. Ярик, нам бы чайку с молоком да пожрать - организуешь? Надо дальше делать. Обязательно!
   Посидели, продышались и, вроде как, пришли в чувство.
   - Нету яхты... - расстроенно сообщил, вернувшись с берега очередной раз, военный.
   - Ну была да не пришла. Могли направление потерять, могли в другом месте пристать - вариантов тьма. Если тут-то объявятся - все равно узнаем. Ни тебе, ни нам с неё никакого прока, Антон - чужая вещь, на которую без нас охотников лопатой не отогнать. У нас скоро свой шлюп будет. Чтобы не так грустно жилось - займитесь поиском второй части подвала.
   - Сейчас?
   - Нет, позже. Вы нам лучше помогите со смолой.
   - Да ну, ацетоном этим вонючим дышать!
   - Ацетона не будет, а тот должен уже выветриться.
   - Да от вас самих так воняет - курить рядом страшно.
   - Сильно?
   - Не то слово!
   - Искупаться надо. Но сначала доделать нашу лодочку. Немного усилий и будет приличное средство передвижения, которое нам развяжет руки.
   С матюками и прочими "красивыми словами" мы нежно перевернули личинку судна кверху дном.
   Вчетвером работа пошла в два раза быстрее и мы использовали все наличные ресурсы для достижения наилучшего результата. Три слоя нетканого материала и сверху слой стеклоткани, который промазали практически до полного укрытия смолой.
   Нет-нет да мои ребята не выдерживали и срывались, отбегая на пригорок в надежде снова увидеть парус. Напрасные ожидания едва не привели к потере этого дня, но мне удалось уговорить всех заниматься делом вместо пустого созерцания морских волн.
   День погас в положенный срок. И, чем сильнее издевательски холодно светила практически полным ликом Луна, тем все меньше оставалось веры в изменения к лучшему.

   Касатоныч
   Вот и не верь в приметы!
   Проснулся в темноте. Ну правильно, света ж нет! Ни лампочки задрипанной, ни будильника с подсветкой. Нужны часы с тихим ходом и фонарики.
   Снова зазудела бородёнка.. Вот же ж блин! А?! Шестые сутки растёт, и всё никак не вырастит..
   Волосы у меня на подбородке растут жидко - очень редкие. Вида никакого. Так что брею. А тут, так уж получается - поневоле отращиваю. И вот какая бяка - пока не вытянутся больше сантиметра - будут щекотать. Гады! Как Настя не ругается? Сегодня точно возьму "Жилет".
   "Жилетт - лучше для мужчины нет. Нева - день пройдёт и ты вдова." Чушь конечно про лезвия "Нева"! Брился я и "Невой" - ничего такого, суперопасного там нет... Да, одно лезвие. Да, легко порезаться. Ну и что теперь? А как же бритвы столетней давности? Ими пользовались и не считали за опасные. Не понимаю шумихи что сейчас развели.. Пиарщики, так их эдак!
   Впрочем, чего уж там - понимаю. Опять очередная хитровыдуманная рекламная политика. Зачморить чужой товар, взамен навязать свой "На базаре два дурака - один продает, другой покупает!"
   Где-то рекламу видел, что-то вроде того: "первое лезвие бреет чисто, второе еще чище,.". и добавку слышал - следующее скоблит кость!
   Вчера не получилось. Почему? Катюшку одевали. Лимонад грузинский тоже допробовать, а как же?! Азамат с Алиёй перед самой поставкой, как сговорились: - Можно, лимонада?
   - Там ещё четыре вкуса...
   - Дядя Кас, ты же говорил, нужно понять какие вкусы нравятся..
   - Давайте попробуем?
   Разыграли по нотам...
   Ну что я могу противопоставить супротив её глазюк? - Взяли, все четыре вкуса..
   Ещё бытовой химии изрядную шеренгу баклажек, тюбиков и т.д.. вот куда ушло основное количество весового лимита. Кто б спорил с женщинами - только не я! Как говаривал волк из мультика голосом О.Табакова "ДитЯм чистота нужна... Ребёнки, они в грязи расти не могут..." Плюс женский санитарно-гигиеницкий пакет. Настя сунула мне записку с кучей пометок.
   - Вот не бережёте вы меня! Сегодня сугубо женский заказ поставки, какого я делаю с утра до вечера. "Тампакс", "тампакс".. Я пробовал, "Сникерс" лучше, вкуснее... - развернулся, и с серьёзной миной, пошёл в "операторскую"... За спиной сначала немая пауза - а потом заливистый женский смех - дошло!

   Капитан - (продолжение)
   "Нас снимают скрытой камерой?"

   Выбрался из надувнушки - глубина по колено. Под ногами скрипели мелкие камешки. В обе стороны, насколько глаз дотягивался - тянулся нескончаемый каменистый пляж, шириной метра три.
   Берег, где высадился, круто поднимался вверх. Скальные породы устроили резкий подъём, метров на двадцать.
   Чуть в стороне между камней нашлась ложбина. Ущельем её сложно назвать, мелковата, зато подъем облегчает.
   Истомин забрался наверх. Утро выдалось ясным, всю округу хорошо видно. Остров лежал как на ладони.
   Площадь его составляла примерно километра два на полтора. Но это грубо. Так сказать - на первый взгляд. А там, кто ж его знает?
   Центр сплюснутого овала занимало поле. То, что это не дикая трава, а именно поле с каким-то культурным растением - выдавало наличие борозд. Видать пахали когда-то? Возможно. Но не теперь. Светло-жёлтая стерня стояла ровным ковром. Собирали урожай? Более чем вероятно, и явно не вручную, так как следы от покрышек трактора кое-где на земле еще оставались видны.
   Местами кое-где стояли высокие деревья, с длинными, почти плакучими ветками. Именно в этот момент, как по заказу, настойчивый порыв ветра тронул густую листву ближайшего дерева. Шелест густой кроны разнёсся вокруг.
   Примерно в километре от Александра, ближе к центру острова обнаружились несколько построек. Ух ты! Неужто живёт кто-то? Над всеми строениями возвышалась некая башенка. Впрочем, узнать, что это - не представляло труда. Над ней располагались четыре лопасти. И сейчас, когда ветер добежал до них, слегка тронул ворчунов, те охотно ответили нетерпеливым поскрипыванием. Может жаловались своему другу-ветру, мол: "надоело стоять без дела! До нового урожая, ещё нескоро..."
   Вот, значит что это такое - деревянная ветряная мельница.
   Безлюдная картинка, вот садись за мольберт и пиши пейзаж. Интересно, собачки есть на дворе, или без них обойдётся? Ивана Шишкина не хватает... Хотя он вроде как только лес писал? Или и поля - тоже? Не вспомню.. все равно, какого-то хорошего художника "деревенщика", так вернее будет.
   Но это с точки зрения мирных граждан. Истомин смотрел на округу другими глазами. Вся ситуация, складывающаяся вокруг, заставляла его прислушаться к чуйке военного. Что-то тут было не так и резало глаз. Может строения не "наши", или форма конструкции этой мельницы? Вообще-то в наше время чего только чудного люди не строят. Хотя именно эта смотрелась в окружающем ландшафте вполне гармонично и казалась с виду вполне рабочей, а не построенной наобум игрушкой по чьей-то дурной прихоти.
   И еще вопросы. Куда делась дельта Волги со всеми прилегающими берегами и островами?! Как мог в одночасье настолько изменится о.Нижний?!! И вообще - он ли это? Что вообще тут происходит?!!!
   Возможно что ответы - найдутся там, где есть люди? И вообще - до мельницы и поселения добраться нужно. И отчего-то кажется что это будет не просто. Как только он отойдет от береговых камней, то кажется на том поле словно голый. И все местные, кому ни лень, будут тыкать пальцами, палками, и всем чем захотят.
   Или при желании, "скосить" непрошенного гостя, если есть чем, это не составит труда. Поле-то со всех сторон простреливается. А дистанция-то ого-го. Александр терпеть ненавидел выставлять себя загонным зайцем. Да ещё на открытой местности.
   Жалко было топтать молодую зелень побегов, но иначе - никак. Истомин рванул бильярдным шаром по столу. Зигзагами, часто меняя направление, на максимальной скорости. Только без кувырков. Они хороши при наличии укрытий. Придать ускорение телу, перед входом за бугорок. А здесь - только скорость терять. Рвал когти до последнего. До первого забора, которым ему на удивление оказался плетень, перемахнул через него. Нырнул к стенке. Потом в сарайку. Осмотрелся.
   Обычный деревенский двор. Жилой дом, колодец с воротом, пара сараев, немного дальше длинный сарай или может амбар, и, чуть в стороне - мельница, стоящая на малом срубе. Никаких сомнений - постройка имела поворотный механизм. С обыкновенной двускатной крышей. На противоположной от лопастей стороне располагался балкончик шириной во всю стену, по центру лестница от земли, и не будем забывать что она не крепилась к земле. Дверь во внутрь здания. А над дверью, видимо на втором этаже, ещё балкончик.
   Ветряк-то ладно, но вот дом! Дом сейчас куда интересней! С его трубы тихонько потянулся дымок. Люди значит тут всё-таки есть? И кто они?
   Вы никогда не плавали по Северной Двине? Бывали в Архангельской области? Короче - видели северные избы? Нет? Просто подумайте сколько там снега наметает! Тут снега, судя по всему, не бывает, очень уж тепло, но окна..
   Окна находились на уровне трёх метров и Александр, уже более не опасаясь быть замеченным, прошёл вдоль стены к высокому и весьма широкому крыльцу. Поднялся вдоль торца, дабы избежать скрипа, и вошёл в сени.
   Пришлось остановится. Контраст света оказался слишком резкий. Из ярко солнечного дня в тьму сеней. Александр попросту ослеп на несколько секунд.
   Напротив двустворчатых дверей, у противоположной стены стоял сундук. Истомин даже на секунду замер, разглядывая его. Ёлки, сундук подобных размеров он ещё никогда не встречал! Не сундук, а целый Сундучище, или уважительно - Сундук Судукович. Добрых три метра по фасаду, и не меньше двух по ширине! Старинный, заслуженный и добротный.
   Поглядеть было на что, но он не стал отвлекаться. Едва разглядев дверь напротив, Александр пошёл в жилую часть избы.
   Дверь открылась с резким скрипом-чваканьем, так что скрывать своё присутствие - бессмысленно. Александр и вошёл не таясь. По привычке вытер ноги у входа. Даже запершившее вдруг горло не сдерживал. Кашлянул как следует, от души, типа вот он я - встречайте.. Только карабин не поставил у косяка. Проделывая всё это он не забывал осматриваться.
   Большая комната. У двери, как и положено, вешалка с кучей тужурок. С другой стороны, низенькая лавчёнка, на ней вёдра с водой. Дальше вдоль стены стол, о четырёх лавках. Всё на месте, всё ухожено... вдоль противоположной стены - госпожа русская печь.
   В комнате находилось двое мужиков. Один возился у печи, а второй сидел на табурете, стоявшем посередь помещения. Оба спинами к входу. Оба босые. Оба в белых, по всей видимости, полотняных портах и рубахах свободного покроя. На этом их сходство и заканчивалось. Кашевар - крепкий седоватый мужчина, с в меру атлетической фигурой. Возрастом явно за, но ещё вполне. Седина, как говорится, в полголовы - а ему шло.
   Второй, о нём можно сказать так - боровик за сорок. Большелобая, не так давно стриженая под ноль голова с изрядной залысиной и едва начавшими седеть висками. Высокая поджарая развитая фигура с явно сильными руками. Истомин подумал - не Аполлон, но близко. Худой больно. Тогда уж скорее - кощей.
   - Это ты, Грач? - поворачиваясь спросил тот что на табурете - "кощей". - Вы уже ве.. - Тут он понял, что зашёл чужак, глаза сузились, лицо стало жёстким и он резко стартанул к столу. - Э-э! Даже не думай! - Истомин преградил ему дорогу, сам прошёл вглубь комнаты. У стола вдоль лавки лежал калаш.
   - Ого! Как всё серьёзно-то! - Отодвигая автомат дальше по лавке и сам садясь рядом, проговорил Александр. - Так-то вы гостей привечаете - сразу за оружие хватаясь? Ну-ну.. И кто это вас тут так напугал-то? Я вот, человек прохожий - к вам на чаёк зашёл, п-нимашь, а вы "бодаться"! Сидеть, я сказал! Ммм - не хорошо.. Мужики, честно! Я - человек мирный. Теперь. Но когда в меня стволами тычат.. "Кто к нам с чем зачем - тот от того и того! Понятно объясняю? Ну не нравится мне это всё! Давайте-ка спокойненько, без нервов - поговорим. - Он положил свой карабин себе на колени. - Ну рассказывайте, "Голуби".
   - Я местный, а это из хозяев, - затараторил "стряпух".
   - Слышь, "Прохфессор"? Не тарахти, а?! А с голубями ты угадал! Мы все здесь "свободные".. Только неувязочка. Это ты вошёл в дом, тебе первому и представится положено, рассказать о себе. Что, как, по какой статье, в смысле - откуда будешь, с чем пришел. Вместо этого ты хозяевам этого дома оружием угрожаешь.. Нехорошо, паря! Это как, вежливо по-твоему? - Сухой негромкий голос с хрустом чеканил слова, словно сушёные горошины бросал на дощатый пол.
   Он снова сел на табурет и внешне расслабился. Но Истомин прекрасно понимал. Спокойствие обманчиво. Дай такому хоть мизерный шанс, - взорвется мгновенно. Умные цепкие глаза буравчики перестали стрелять по сторонам. Смотрел в упор на пришельца.
   - Твоя правда, "дядя". Нарушение устоев налицо! Но давай разберём по порядку. Это ж ты первый дёрнулся к оружию, я ж - остановил тебя. Только остановил! Ты, "дядя", за стволом дёрнулся. Я тебя своим остановил. Всё на равных.
   И заметь еще: ствол на тебя не наводил. И второе. Конечно гостю называться первому. Что ж, тут ты прав. Представляюсь по прибытию: Истомин Александр Сергеевич. Астрахань. Служу в рыбнадзоре. И это всё, за что я сейчас уверен. Остальное - непонятки... Непонятки и с тем - куда попал! Моргнул при выходе из дома, и вот оно - я здесь. Где здесь? Что здесь? Как оно здесь? Сплошь вопросы. И ответы только у вас.
   - Любопытство не порок. Узнать где оказался - вполне законное желание. Ладно! Напой ему, Проф, только лишнего не болтай, - ухмыльнулся дядя из "хозяев".
   - В таком случае разрешите представится: Илларион Тихонович Шафранов. Профессор ташкентского института микробиологии. Доктор наук. Автор множества статей в специализированных журналах. Впрочем, Ташкентского, это я оговорился - это уже все в далёком-далеком прошлом. Это единственное что я могу сказать твердо и ничего не скрывая о месте прежней работы. Далее - настолько важные подписки о неразглашении, что и о своем месте службы я не могу полностью рассказать даже здесь. - При этом "дядя" удивлённо посмотрел на профессора, видимо для него такие "новости" оказались неожиданными.
   Нда, не все так гладко у них, раз мне он готов о себе рассказать, а им - нет.
   - Да-да, вы, я вижу, Александр Сергеевич, человек серьёзный, тем более, судя по вашей выправке - служивый и к понятию гостайны относитесь с уважением. Итак, продолжим. Попал я сюда из Полинезии, с острова Бора-Бора, что входит в государство Таити. Мы с женой отдыхали там, будучи законными заслуженными пенсионерами. Тепла, знаете ли, захотелось после долгих многомесячных командировок в полярные области нашей страны. А уже там, в нашем отеле, где мы жили - объявили штормовое предупреждение. Нас всех, постояльцев и персонал, зачем-то продержали несколько часов в фойе, не разрешая никуда выходить, а потом, когда опасность отменили, объявив что все обошлось и шторм благополучно прошел мимо острова, жена устала от всего этого и пошла отдохнуть в наше бунгало, а я отчего-то задержался на ресепшене, хотел узнать когда связь восстановится, когда рейсы ожидаются, потом решил еще в бар заглянуть ..
   Даже и не дошел туда, что-то случилось - я поначалу не разобрал и .. оказался здесь. С острова, так сказать, на остров. Почему-то я твердо уверен что она тоже где-то на здешних Островах, есть у меня такое предчувствие и мы непременно должны найти друг друга, просто обязаны! Вы, кстати, ее не встречали? Её зовут Людмила Борисовна Тимофеева, она примерно моих лет, невысокая, тоже, как и я, ученый и микробиолог. Нет? Ах да, вы же здесь совсем недавно и пока мало что видели... Но вдруг - я обязан был спросить. Извините.. Очень жаль. Но я все равно надеюсь на нашу с ней встречу..
   Впрочем, откуда мы, как собственно и кто мы - не столь уж и важно! Вы, молодой человек, абсолютно правы! Гораздо интереснее - где мы. И вот это - одна из первых загадок. Вы, Александр Сергеевич, представляясь, изволили сказать, что "попали", моргнув. И в этом вы не одиноки! Мы все осознаём себя в этом мире примерно одинаково. Например я очутился возле этой самой печки, идя в ресторан при гостинице. Захотел чайку, знаете ли. Пошёл и вот, такая оказия...
   "В этом мире" - это не оговорка, смею вас уверить! Мы в ином мире - нежели прежде! Смеетесь? Зря! Я совершенно серьезно. Постепенно сами поймете! Те же звёзды и координаты во Вселенной, но иные широты, иные земли. Я провёл исследования, систематизировал наблюдения, и, смею вас уверить, данного островка нет на нашей родной планете. Да-да, мы не на Земле! Вам это покажется поначалу абсурдным, как, впрочем, и всем, кто здесь оказывается, но это - факт. А здешняя планета называется "Платформа номер пять". Почему именно так - я могу рассказать свою теорию, но это пока не столь важно. Поймете.. Более того, оказывается есть некие "локации". Так вот наша отчего-то называется "Забытые острова". Кто их забыл и где - это еще предстоит выяснить, и я небезосновательно полагаю, что вы, да-да, именно вы, коллега, в этом примете непосредственное участие.
   Наш остров называется Хлебный. Потому что хлеб всему голова. А здесь выращивают хлеб. Впрочем, есть и второе название - о.Мельница, но мне больше нравится - Хлебный. Оно теплее.
   - Ага, и потому что это ты его так назвал, - засмеялся "хозяин".
   - Да. Я - первый житель этого клочка суши. Я сжал пшеницу. Я первый заставил крутится жернова нашей мельницы, смолол муку. Я первый испёк хлеб в печи. А они все, "чистые и нечистые" появились позже.
   - Ты, паря, поосторожней словами-то бросайся, - недовольно влез в рассказ "дядя", - схлопочешь! И в баню мы ходим.. Или ты не об этом и "чертями" нас приложил?
   - Это фигура речи, из Библии! Надеюсь против Библии-то ничего не имеете?
   - А, ну тогда ладно, "пой" дальше, складно у тебя получается, я аж заслушался!
   - Вот видите, Александр Сергеевич, с кем приходится иметь дело. И это "сильные мира сего", - Илларион Тихонович при этом слегка поморщился. - Впрочем, о том и речь. Здесь правят люди "западники". Люди, воспитанные западной культурой. Юристы, демагоги, и, как в данном случае, силовики - от несогласных с любой властью. Я бы назвал их современными анархистами, но, впрочем, лирику в сторону.
   Сюда прибывали и продолжают прибывать разные люди. И, уверяю вас, все западники. На основании разговоров с ними у меня сложилась теория и, смею уверить, небезосновательная. Подкрепленная фактами и наблюдениями.
   Чтобы вам стало более понятно, немного поясню, что именно я имею в виду. Как известно историческое название западных областей Европы - Гесперия.
   Ещё в древнегреческих мифах говорится о богине утренней зари Эос - дочери.. впрочем есть несколько версий происхождения героев той истории. Точность в данном случае не важна - важнее суть. Каждый из источников имеет свои плюсы. Все сходятся в одном: Эос - красивейшая крылатая Дева.
   На своей колеснице, запряжённой волшебными крылатыми лошадьми она каждое утро выплывает из глубин моря. Какой великолепный образ, неправда ли?!
   Её сына Геспера считали вечерней зарёй.
   Вообще, надо сказать, Эос весьма любвеобильна. Объяснялось это тем что она часто встречалась с Аресом. В отместку Афродита, а именно её любовником был Арес, внушила Эос вечную неразборчивую страсть к смертным юношам. Именно поэтому цвет утренней зари пунцовый, она как бы стесняется проведённой ночи.
   Дочь Геспера Гесперида родила семь дочерей, звездных нимф - Гесперид. О них тоже множество мифов. Только один миф "Эсак и Гесперия" чего стоит...
   Юный Эсак, сын Приама царя Трои, и брат великого героя Гектора, влюбился в красавицу Гесперию. А её возьми да ужаль змея. Нимфа умерла. Эсак обезумев от горя бросился со скалы в море. Фетида пожалела юношу, и когда он опустился в море одела его в перья. Всплыл он уже превратившись в птицу. Эсак не согласился с такой участью, и стал искать смерть. Нырял и нырял в море, но перья его оберегали выталкивая его на поверхность. Нырял он так нырял, пока совсем не исхудал. И не превратился в нырка...
   В римской мифологии богиню утренней зари зовут Авророй, от которой произошли все остальные звёзды, горящие на ночном небе, в том числе и Люцифер.
   Вечернюю зарю называли Веспер, позже отождествив его с Эосфором. Веспер символизировал восток, а Геспер - запад.
   Я всё это рассказываю к тому, чтобы подвести к нехитрой мысли. Вокруг нас - мир запада. То есть - Гесперия.
   Все люди до сих пор приплывавшие на сей благословенный клочок суши страдали одним и тем же "недугом". Да-да, именно недугом, не побоюсь этого слова! Западное воспитание. Отсюда вывод - слишком меркантильны. Материальные блага затмили в них духовность. И не важно какое у них образование. Высшее или три класса церковноприходской. Все говорят на одном языке... Вот и вы - наш соотечественник, ведь так, я вас правильно понял? Вас из какой области сюда занесло? Ах да, вы же сказали - из Астрахани.
   - Совершенно верно.
   - И как вы считаете - кто вы по натуре? "Восточник" или "западник"?
   - Мне не совсем понятна терминология, простите. То есть что такое в вашем понимании - "человек востока"? Понятно что яркие представители таковых это Китай и Япония. Но что вы вкладываете в это понятие, мне пока не ясно
   Но, смею заметить, уважаемый Илларион Тихонович, есть ведь и третье понятие - Русские! Я как раз из них. Кровей понамешано конечно. Но всё нанизано на русский род-фамилию. Русские вобрали в себя и сделали своими все культуры, и восток и запад. То-то нас не могут понять рационалисты западники.
   - Очень интересно, вам свойственны нетривиальные ходы, это радует. Х-ха! В вас есть потенциал приятного собеседника! Поверьте, это немало. Тем более здесь. Где каждый человек - на вес золота. Возможно мы с вами неплохо сойдёмся?
   - Отчего же нам не сблизится, уважаемый Илларион Тихонович? Не вижу препятствий! Тем более если совпадут взгляды на политику и прочее. Хотите верьте, хотите нет - мне всегда хотелось познакомится с человеком учёного склада характера, пообщаться в спокойной обстановке..
   - В таком случае поспешу задать "вопрос" Остапа Ибрагимовича, - расплылся в улыбке Илларион Тихонович.
   - Какое же ваше политическое кредо?
   - Я думаю на подробный разговор у нас будет время. А пока...
   - Вы правы, - спохватился профессор. - Дел полно, и иных тем для разговоров. Да и людей узнавать лучше постепенно. Иначе можно оттолкнуть важного тебе человека, лишь по первой неприглядной черте характера. А это - ошибка!
   - Совершенно с вами согласен. Мм... Заканчивая вашу мысль - могу сказать, что та неприглядная черта характера, может и не быть таковой. И происходить лишь от недопонятости.
   - Ну блин, спелись! Ещё один словоплёт объявился.. - не выдержал светской беседы "дядя" - Но, надо признать, красиво языками метёте. Да и складно.
   - Чем бранится, лучше б назвал свои имя отчество. Разговаривали бы на вы, как и положено в культурном обществе. А то всё на ты и неопределённое "дядя", Видишь? Приличные люди собрались.
   - Я те не салага в хату зашёл! А ты мне не старшак, что б я те обзывался!
   - Даже так? И кто ж ты тогда, какой масти?
   - Я - Вор! Этим всё и сказано. И харэ обо мне. Вон с профом базарьте, у вас лихо получается.
   - Илларион Тихонович. Коли нам так любезно разрешили продолжить столь занимательную беседу. У меня вопрос, - Истомин тут же вернулся к светскому тону. При этом все трое улыбнулись.
   - С Гесперией вы обяснили - теперь всё мало-мальски понятно. Хотя и здесь масса вопросов. Вообще, это один остров или нет?
   - Ооо! Мир Гесперии весьма обширен. Как я уже говорил, сюда приезжают люди. И, судя по тому что они рассказывают, здесь по соседству находится ряд островов и о.Хлебный не самый маленький, надо сказать. Он стоит наособицу. На некотором удалении ото всех. Остальные гораздо западнее.
   - В таком случае - следующий вопрос. Как обстоит с миром Авроры? Она есть? Или нет? По всем законам жанра, как обратная сторона медали, должна быть.
   - Совершенно верно! Судя по тем же рассказам прибывающих, строго на восток располагается не менее обширный и весьма интересный архипелаг. Судя по всему там люди не робкого десятка. Те, кто вернулся оттуда - весьма активно почёсывают бока знаете ли! - При этих словах профессор весело потирал руки.
   - Но-но! Я ж тя просил, лишнего не болтать! - возмутился "дядя".
   - А что такого секретного я сказал?! - невозмутимо возразил Илларион Тихонович.
   - Если не говорить о людях, у нас бывавших, тогда на чём основываются мои выводы, позвольте вас спросить! Голословным теоретиком, уж простите, никогда не был, и становится не собираюсь, знаете ли!!
   - И хватит мне тыкать! В конце-то концов Вахтанг Константинович ЧТО вам сказал?! Отдыхать, и местных НЕ трогать. Вот и будьте людьми - наслаждайтесь жизнью.
   - Едрить тя в пупырочку! Да кто тя трогает-то? Надо же! Тушканчик взбесился!.. - на худом лице "хозяина", до этого сохранявшем напряжённое спокойствие, выплыло искреннее удивление.
   - "Дядя!" - Обратился к нему Александр. - Всё же на Вы пожалуйста. Во-первых он вас старше намного и человек ученый, интеллигентный, а вы ему постоянно тыкаете! Да и меня слишком уж мало знаете. Во-вторых, суть в чём: когда такие "тушканчики" бесятся, значит все, пришёл край, дальше терпеть нет мочи! Сейчас чугунок "те" на голову оденет! И будет танцевать вокруг. Отбивая длинным хвостиком ритм по твоей новой шляпе.
   Ха! У меня случай был в детстве! Расклад такой. Основной компашке лет по восемь. Но несколько пацанов на два года младше. И был ещё во дворе парень на четыре года старше нас - Толька.
   У него сила, у него задумки интересные. Если, к примеру, крепость зимой строим, то у него получались самые большие комы снега. Но и ховна в нём хватало! Коли не в духе, мог всех достать.. И вот как-то - достал! Стонали уже все.. И один из младших - Олежка. Подошёл к нему сзади, и с полного оборота огрел Толечку хоккейной клюшкой! Шишка выросла моментально.
   Конечно Олег огрёб своё. Домой убежал в синяках! Но через несколько дней Толька признался, что побаивается шпингалета. И спиной больше к нему старался не поворачиваться. Фиг его знает, что выкинет этот карапет...
   - Отчаянный видать пацан тот Олежка.
   - А что теперь с ним стало?
   - Его семья переехала. В первый класс он пошёл уже не из нашего дома. После видел его пару раз, но не знаю, что да как. Дружбы не заладилось...
   - Люди приезжают, люди уезжают, - продолжил учёный. - Останавливаются кто на пару часов кто на день. Делятся новостями. Так как наш остров Хлебный крайний в архипелаге, он стал для кое-кого и транзитным. Все, кто плывут мимо - обязательно высаживаются и у нас. Новостей всегда полно.
   - А далеко ли отсюда архипелаг Аврора?
   - От нас - шестьдесят морских миль строго на восход, это примерно 110 километров.
   - Откуда такая точность?
   - Ну вы меня обижаете, коллега! Я ж ученый! - а у самого профессора бесенята в глазах так и прыгают. - Ладно уж, скажу - вижу же что не верите. Приборами измеряли - те, кто туда добирался. Или оттуда шел - потому и знаем.
   - Ага, уяснил. Ээ.. простите что прыгаю с темы на тему, уважаемый. Мне правда всё интересно. Но вопросы роем в голове вьются.
   - Задавайте уж свой рой, - благодушно улыбнулся профессор. Больше всего это напомнило как кот мурлыкнул, объевшись сметаны. - Утолять жажду знаний я всегда готов!
   - В разговоре мелькнуло имя - Вахтанг Константинович. Судя по контексту - кто-то здесь главный. Не поясните, кто такой?
   - Да, вы правы: Вахтанг Константинович Кобахидзе, - с охотой продолжил энциклопедист, - начальствует здесь над сими "товарищами".
   Шафранов взглядом указал на сидящего. Тот зыркнул, но смолчал.
   - Несколько раз уже приплывал и сюда, порядок наводит. Весёлый, улыбчивый человек. Грузин - умница. Несколько лет в Москве прожил. Никогда не подумаешь о таком плохого. Куча анекдотов, весёлых историй за плечами. Ни одного грубого слова. А между тем... Вор в законе. Да-да, очень для них всех авторитетный человек. Подручный Мамуки Чкадуа. До того как сюда попасть - Черкизон крышевал. И здесь ему мало кто возражать осмеливается.
   Знаете, он такой.. умеет. Тихо-мирно, с шутками. Вроде бы. Но порой, когда он с братвой разговаривает - от той лавки, где они сидят, холодом веет. Не будем переходить на персоналии, просто скажу. С тех разговоров мужики белее мела выходят.
   - Но-но! Проф, ты это... Не зазнавайся. И "мужики" - пашут. А правильные ворЫ - нет. Был бы ты на киче - знал бы кого КАК называть.
   - Не ты, а Вы, уважаемый!
   - Ну "Вы", ётить! Не думайТе что ВЫ жар-птицу за коки ухватили! Накось выкуси!! Вишь ли, сам Пахан ему глазки состроил. И теперь он гоголем тут ходит! Пнимаешь.. Как в фавор попал - так и слетишь оттуда! Глазом не успеешь моргнуть! Мимино как раз мёдом стелет тем кого закопать решил...
   - Мимино?
   - Ага. Кликуха у него такая, погоняло. Он же двойной тёзка Бубе. Вот и привязалось.
   - "Весьма оригинально", не правда ли? - Профессор просто сиял.
   - Не банально - это точно..
   - Да уж, незаурядный товарищ. Я, знаете ли, здесь, с позволения сказать, наблюдатель как в вива̀рии. Богатейшая палитра характеров!
   - А не боитесь говорить подобное?
   - Нет. И не из-за "жар-птицы в руках".. Вовсе нет! Да, я умею договариваться! Не горжось, но... И что с того?! Переговоры, беседы, споры - вот мой конёк! Но, кроме этого, есть вельми веские доводы к тому, чтобы чувствовать себя в относительной безопасности.
   Шафранов как актер на сцене подержал какое-то время шикарную театральную паузу, привлекая внимание слушателей и, и наконец, продолжил.
   - Я нужен им! Никто из здешнего общества не умеет того что могу я. Я единственный кто знает как, и умеет - хотя бы теоретически, то, что необходимо сделать на данном клочке суши.
   - А ведь "дядя" прав - насчёт знайки-зазнайки, - улыбнулся Истомин.
   - Да?! А вы знаете как сжать рожь или любую другую сельхозкультуру? Или, как в нашем конкретном случае - растущую здесь пшеницу? Причем при всей внешней схожести - климат-то тут тропический и южное, да-да, это я точно могу сказать, полушарие! И сорта зерновых тут нужны не наши, привычные, а местные, районированные и акклиматизированные. А как отобрать здоровое зерно для следующего посева? Что нужно учесть для его сохранности? Как устроена Мельница? Войти в неё и не лупать зенками, а сразу работать! Назовите рецепт хоть одного хлеба? Что, зачем и почему! Как поставить опару? И совсем уж простое: управится с печью, соблюсти гигиенические нормы? И это только про хлеб..
   Ещё когда профессор рассказывал о мифах древней Греции, Истомин заметил за ним привычку поправлять очки. Пусть очков и не было, Илларион Тихонович подносил руку к переносице. Его жест не повторял движение гимназиста Валерки из "Неуловимых" - тот, если помните, поправлял очки одним указательным пальцем. Как бы интеллигентное движение. Профессор же в полемическом запале лупил себя по середине переносицы почти наотмашь! Вот и теперь он "поправил" очки.
   - Ыыы! Ну пряма Тоська из "Девчат", когда та про блюда из картошки перечисляла, - прохрустел "дядя".
   Шафранов вновь сиял как новогодняя ёлка. И подмигивал Александру, косясь на "свой объект наблюдений". Как бы говоря: "Ну, каков красавчик? А?!!"
   - Ну хорошо, уважаемый Илларион Тихонович. Про ваше здешнее житьё-бытьё я понял. - Истомин, решил закинуть разведывательный вопрос. Пора было закруглять разговоры.
   - А появись у вас возможность уплыть отсюда. Вы бы воспользовались случившейся оказией?
   - Амм.. Вот ведь! Умеете вы вопросики подкидывать! - Шафранов вновь встал в пятую позицию. - Вы знаете, коллега, я вас сильно удивлю, но пожалуй что и нет.
   Здесь я неплохо устроился. С власть предержащими договорился. Даже смены власти не боюсь. И ещё. Вы даже не представляете какое это удовольствие - от теории перейти к практике! Я вечный научный деятель. Мои инструменты - колбы-реторты, да блокнот с карандашом. А тут деревенская жизнь. Настоящая ветряная мельница - работающая! А каков колодец? Колесо продумано так, что здоровенное ведро поднимает от усилия мизинца! Каждое действие в удовольствие! Когда я наладил трактор, справедливости ради нужно сказать, там и налаживать нечего было. Но душа пела когда мы на нём поехали!
   Смена формы деятельности - просто в кайф! Как бы вульгарно это не звучало. Да-да, не смотрите так удивленно. Хоть и человек я, как вы сами видите, коллега, уже немолодой, но отдельные словечки и понятия из современного новояза применяю в своем лексиконе. Но это я отвлекся, извините. Так вот, я о здешнем - "новыми игрушками" играть не надоело... К тому же, я шестнадцатый день здесь. Не успел устать от нового быта.. Плюс юные друзья. Благодарные слушатели. Есть кому рассказать то что знаю.
   Во всё время разговора, напряжение между собеседниками постепенно спало. По крайней мере - внешне. В их движениях перестала присутствовать скованность. О профессоре и говорить нечего, он просто купался в происходящем. И Истомин решил действовать.
   Слушая ответ Илларион Тихоновича Александр встал. И пошёл на сближение с мужиками. "Дядя" не снимая благодушия с лица, задрав рубаху на пояснице, потянулся чесать себе спину. А назад рука выскочила уже с ПМом.
   Он сделал только одну ошибку. Слишком близко подпустил Истомина. Пистолет был выбит прикладом карабина.
   ЗК тут же был уткнут в пол носом. Не долго думая Истомин подтащил пленённого к ближайшей стене и, сняв с его пояса ремешок, связал его руки за спиной.
   - Слышь, "дядя", ты б не кобенился - со мной, видишь, такое не проходит, и назвал своё имя, а? А то пойдёшь в поруб без заполненного протокола, непорядок!
   - Пошёл ты! "Начальничек.."
   - Ну, твоё право. - Истомин соорудив кляп из ближайшей тряпицы заткнул "безымянному" рот. - Вы же тут не один, вот чтобы не искушать "вас" призрачными соблазнами..
   Всё произошло быстро, даже буднично. На сцену из боевика ну никак не тянуло. Вот только Илларион Тихонович Шафранов побледнев побрёл к лавке и, схватившись за живот, сел скрючившись.
   - Илларион Тихонович, что с вами?!
   - Ничего-ничего... Сейчас пройдёт. Ох! Ффффф. Живот скрутило. Со страху наверное. М-м..
   - Где болит? Чем помочь?!
   - А пес её знает где болит. Пониже желудка выше пупа. А помочь.. Там на шестке, горшок с заваренной ромашкой. На днях нашёл, знаете ли, не удержался - собрал некоторое количество. Заварил... Вас не затруднит?..
   (Через несколько минут.)
   - Воот, кажется отпускает.
   - Ну слава те! Вы уж не пугайте меня так больше, Илларион Тихонович.
   - Не дождётесь! - Болезный уже улыбался.
   - Вот и ладно. Илларион Тихонович, а "этого" куда определить? - Александр указал на пленника. - Не хорошо как-то при нём разговаривать. Неуютно себя чувствую. Закут бы какой?
   - Вы серьёзно решили власть менять?
   - А что мне остаётся? Они ж так просто меня не выпустят. Да и на месте житья не дадут.
   - Тоже верно.. Там дальше по коридору, чуланчик малый. Как раз без режущих инструментов. И засов с внешней стороны надёжный.
   - Агась. Понято. - Истомин поволок пленника к выходу. - Илларион Тихонович, а сколько "этих" тут всего?
   - Четверо. Сейчас трое находятся на дальнем конце поля. За мельницу и прямо до упора. Гараж у нас там. Первый трактор в СССР, выпускавшийся массово. Трактор СТЗ-15/30 колёсный. Ну в общим "экскурсия" у них. И мальцы мои там же - показать, пояснить...
   - Что за мальцы?
   - Двое пацанят. Мы трое - первичная группа на острове. Полтора кило поставки на человека. Эти - "гости". На них ничего не дают.
   - Простите, не понял...
   - Не заморачивайтесь! Всё объясним после. Идите - меняйте власть. Кажется вы и правда - стоящий человек...
   - Благодарю на добром слове!
   - С Богом!
   Заперев безымянного Истомин поспешил за мельницу.
   Выглянул из-за строения:
   Опять во чистое поле! Прятаться негде. Расчёт только на скорость. А там, по обстоятельствам! Впереди стерня на добрый километр. А если в бок, хоть в какой, то примерно в половину. Куда не метнись, всюду столбиком маячить.
   С другой стороны. Если прямо к ним - солнце в спину. Тем кто заметит меня от сарая, толком не рассмотреть. Буден виден силуэт, но и только. Так что можно и не бежать. А то ещё всполошатся, выскочат все разом на встречу, что делать тогда? Идём прямо на них и не торопимся. Бережём - им нервы, себе дыхание...
   И приладив карабин на плечо мелкой рысцой потрусил к уже видневшимся вдали деревцам.
   По мере приближения к месту ему открывалась симпатичная картинка. Берёзовая рощица площадью в половину стадионного футбольного поля, заполняла остриё овала.
   Александр добрался как ни странно без приключений. Притулившись у сросшихся вместе трёх берёзок, осмотрелся.
   Нечасто растущие молодые тонкие деревца окружали бревенчатый сарай. Он стоял как раз по центру рощи. От поля по траве в его направлении тянулась колея, петляя между деревьями. Одностворчатые ворота открыты градусов на пятьдесят. Нигде никого не видно.
   Ну что? Одно из двух. Или они все внутри, или попрятались, или я ослеп! Или.. (Что не хотелось бы думать..) - мой новый знакомый Илларион Тихонович врун.
   Истомин дослал патрон, и вновь поставил на предохранитель.
   Как говорит наш новый знакомый: "Едрить тя в пупырочку" Чего, спрашивается, калаш не взял?! С другой стороны - незнакомое оружие, насколько оно к неожиданнстям готово, как пристреляно? Не, все правильно - свой карабин не подведет точно. На него и надежда. Ладно. Двум смертям не бывать!
   И Александр по дуге забирая влево, тем самым скрываясь за створкой ворот, рванул бегом к сараю. - "Очень быстро, Джакоп!" и следом "Рредиска! Трава по ногам громко шуршит!"
   Высоко поднимая ноги он добежал до стены. Заглянул за угол - никого. Подошёл к воротине, и заглянуть в щель у косяка.
   Внутри оказалось довольно светло. На обеих боковых стенах были окна. Илларион Тихонович говорил правду. В гараже находились двое мальчишек и трое взрослых мужиков. Собственно на виду находились только двое. Но пятый участник разговора несколько раз подал голос.
   Истомин обратил внимание, что у обоих мужчин было оружие. Но калаш одного лежал на верстаке. А второй только что повесил свой автомат на какой-то крюк.
   Как раз в это время из сарая вышел обладатель третьего голоса. Потянулся сомкнув лопатки, и слегка обернувшись назад сказал:
   - Да, надоело! Железки как железки.
   Бывший военный не стал ждать более подходящего случая. Момент был идеален для внезапного нападения.
   Истомин прикладом приложил детину в основание черепа. И ворвался в сарай.
   - Ты кто?!
   - Что за?!
   Ну и конечно раздался визг пацанят..
   Перекрывая всех разом Александр гаркнул:
   - Я Инспектор Рыбнадзора Истомин. Лицензия на рыбалку есть? Нету! Разрешение на ношение оружие на МОЕЙ территории - тоже нету? Граждане подозреваемые - у вас проблемы. И главная проблема - это я! Молчать! Не шевелится - Я СКАЗАЛ!
   - Новобранцы, спокойно! - обратился он к мальчишкам. - Ничего страшного не происходит. Как окрестил происходящие Илларион Тихонович - я меняю власть. Только и всего.
   - С ним всё в порядке? - задал вопрос тоненький и весьма высокий белобрысый парнишка.
   - Да конечно - он в доме. Сидит за столом у печки. Уже чего-то вкусное сварил. Я не пробовал, не до того было. Мы с профессором всё больше о древней Греции разговоры вели. Но уж больно вкусно пахнет...
   На сбледнувших мордашках заиграли улыбки.
   - Это он мастер. Дай только повод. Расскажет такое! Заслушаешься!.. - подал головок второй мальчонка.
   Во время этого разговора Александр водил стволом от одного мужика к другому. Тем ничего не оставалось, только стоять замерев. И скрипеть зубами.
   - А теперь делаем то что скажу. Медленно, не торопясь начинаем движение. Мальцы, без команды ни шагу и держитесь подальше от этих злых дядек. И вообще, залезьте-ка вы на трактор. Нет, стой! Брунетик, как тебя? Обойди бочку! Слишком близко будешь к тому "очень доброму" дяденьке! Я ж сказал, всё делаем медленно...
   - Теперь - "дяденьки". Не опуская рук - пять шагов назад! - Скомандовал Александр. - Сзади вас свободное пространство, так что не бойтесь споткнуться.
   Истомин подошёл и забрал автоматы. Ребята сидели на корточках поверх кожуха на тракторе, ну что тебе воробьишки в пыли посередь драки. Взъерошенные, но заинтересованные. Александр подмигнув им продолжил командовать.
   - Не спеша выходим все на улицу. РРУКИ ЗА ГОЛОВУ!
   Необходимо провести обыск всех "добрых дяденек". А для этого нужно положить их на животы. Держать пять человек в поле зрения не так просто. Тем более мальчишки находились выше его обзора. Александр мальцам доверял, хотел доверять. Но сейчас кто он им? Чужой! Пока не станет своим, о полном доверии речи нет. Так что приходилось действовать одному.
   Пятясь спиной к выходу Истомин поманил за собой уже доведённых до белого каления взрослых.
   - Ребята, как только они выйдут, спускайтесь. - Александр старался говорить спокойно. - Дел впереди невпроворот. А каша уже стынет. Непорядок! - Он снова подмигнул пацанам. Оказавшись на улице Истомин глянул на ушибленного. Тот лежал всё ещё не шевелясь. Забирая вправо Истомин отошёл в сторону.
   - Обходим лежащего. Заходите ему за голову. И в линейку, ложитесь на животы.
   - Витёк, МЛЯ!
   - Ну ты ещё у меня..
   - Без разговоров! И резких движений заодно. Сами понимаете - мне терять нечего. И, кстати, я тоже в курсе. Малейшая ошибка, и вы меня на лоскуты порвёте. Так что действовать буду максимально жёстко! Уж не обессудьте..
   Расклад прост как булочка от Илларион Тихоновича. Делаете что велю, встретите полдень в добром здравии. Нет, могилы рыть не буду! Брошу в море и адью. Неча пейзаж портить. ЛЕЧЬ МОРДАМИ В ЗЕМЛЮ! ЖИВО!
   Когда бандосы улеглись как велено - РУКИ ВВЕРХ! Александр позвал: - Братцы новобранцы! Где вы там? - мальцы тут же появились на пороге сарая. - Давайте, обходите наших "добрых" слева и встаньте в сторонке.
   Когда все заняли свои места, Истомин подошёл справа к лежащему без чувств, не выпуская из поля зрения остальных. Мальчишки столбиками замерли в метрах двадцати чуть правее и дальше от него.
   Сел на корточки, начал обыск.
   Сапоги на нём оказались новенькие кирзовые, но засапожника не оказалось. На поясе нашёлся нож, ну и калаш на плече. Вот и весь улов с этого "баловня судьбы". Лежит себе отдыхает. И в ус не дует пока его сотоварищи зубы по злобе крошат.
   Александр перешёл ко второму. Тот не выдержал, начал скажем так - шевелится!
   - Дядя, ОН! - раздалось со стороны ребят.
   - Вижу! Спасибо, хлопцы! - А сам подумал - Добрый знак"!
   - КТО ЕЩЁ ГРАБКАМИ ПОШЕВЕЛИТ, ПОЛУЧИТ ПУЛЮ!
   И выстрелил над головами лежащих. Отчего лежащие мужики прекратили всякие попытки к шевелению и возмущению.
   Вытащив ПМ из кармана взвёл затвор и продолжил досмотр.
   "Урожай" составил три хороших ножа и ещё один ПМ.
   Истомин связал руки пленных их же ремнями. И затащил всех троих обратно в сарай. Вернее затащил-то одного, малоподвижного, а остальных двоих просто отвел по одному. Вроде в помещении на виду ничего острого не видно? Ну и хорошо! Подольше посидят связанными - меньше мешаться будут.
   Пока волок ушибленного, тот подал голос, посепенно приходя в сознание. У Александра отлегло от сердца. Убивать ему не хотелось. Вины за мужиками он не знал, скорее он сам в данной ситуации действовал как налётчик!
   - Ну вот, братва, - обратился он к пленникам. - Ваш Витёк начинает приходить в себя.
   - Ты за всё ответишь...
   - Но-но, без грубости! Я вам благую весть, можно сказать, несу, а вы ругайтесь.. Короче, я вас сейчас запру. Но здесь окна большие, тем более стеклённые, выбраться не составит труда когда развяжитесь. А мне фора нужна! Так что без обид, лады?
   И Александр по очереди врезал им в челюсть. Отправив обоих в нокаут. Запер гараж на засов.
   - Дядя, здесь ещё замок. Вот на скобе висит. - Сказал "блодинчик". Оба ребят подошли ближе.
   - Замок - это прекрасно! - Сказал Истомин. - Но он нас не спасёт. Вылезти в окна, минутное дело. И, кстати - вам меня можно называть дядя Саша. А вас как величают?
   - Меня - Володя, а его - Казтуган.
   - Вот и познакомились! Только почему наш юный друг молчит? Или "рождённый судьёй" так думает? Что ж, хорошее качество для несущего справедливость!
   - Ой и правда, Илларион Тихонович говорил что имя Казтуган переводится как "рождённый судьёй". - Опять затараторил Володя. - Просто я чаще говорю. Он всё больше помалкивает.
   Оба мальчика заулыбались.
   - Дядя Саша, а почему вы про рыбалку и лицензию спросили, мы же все на берегу, а не в море были?
   - А потому, Володя, что моя задача была - удивить, и даже ошарашить и показать им, что право ходить ЗДЕСЬ с оружием теперь только у тех кто Закон соблюдает. Они из таких? Вот! А я - при исполнении. Давайте ребята, прибавим-ка ходу. У нас вправду впереди куча дел..
   Поднявшись в дом и найдя своего учителя где и ожидали, мальчишки наперебой затараторили.
   - Ой, Илларион Тихонович, да вы не знаете!
   - Чего сейчас былооо!!... А вот Александру профессор не понравился. Всё ещё бледный. Ребятам улыбается, а сам кривится. Значит боль ещё не ушла. Начал отвечать - а у самого холодный пот на лице. И говорит через силу..
   - Ээ, братцы-новобранцы, нашему Аксакалу совсем не весело! Давайте-ка займитесь кухней, а я тут...
   - Да, ребят, вы же ещё не завтракали? Соберите на стол, и гостя попотчуем. Он вряд ли где такую кашу ел. У нас Полба, знаете ли!
   - Что, настоящая полба?! Та самая? Из сказки про Балду?
   - Да-а!
   - Правда здорово?! Илларион Тихонович её вкусно варит! Попробуйте.
   - На поле росла другая пшеница. А вот в амбаре мы нашли несколько мешков "Двузорянки". Латинское название - "Triticum dicoccum"...
   - Профессор это всё очень интересно но...
   - Да-да, конечно же - я снова отвлёкся. Рассказывайте, как вы намерены действовать дальше? Вы уже составили план?
   - А что тут мудрить? Уходить надо! "Хозява" подобного обращения не спустят! Кабы у нас была рота от "Дяди Васи", можно б было потягаться. А так, не потяну.
   Как прибыл сюда - так и уйдём. У меня на берегу яхта, знаете ли.. - Александр постарался передразнить профессора, с его любимо фразочкой, и, по-видимому, неплохо получилось, потому что все заулыбались.
   - Оо-у, если есть такая великолепная возможность, нужно воспользоваться. Конечно уходите! И ребяток моих увозите!
   - Илларион Тихонович! Да что вы такое говорите! - закричал Володя.
   - Мугалим-Учитель, даже не думайте..
   - Тише ребята! Никого мы не оставим! Речи о том нет! Пойдём в море, все вместе! Всё, Профессор, решено! Лучше скажите, где у вас аптечка? Чем помочь?
   - НЕТ ЗДЕСЬ АПТЕЧКИ! - Учёный сорвался на крик. - А помочь... Хрен его знает! Ой, простите. Мальчики, не берите в голову, всё в порядке. Скоро всё будет хорошо...
   Ребята нехотя стали возится у печи. А Шафранов покосившись на них тихо сказал Александру:
   - Никогда так не болело...
   Истомин сжал его предплечье. Повернулся к пацанятам, и скомандовал:
   - Мальчиши-Кибальчиши! С завтраком возится некогда. Пожуйте чего-нибудь и за дело. Задача - собрать всё самое ценное, и к берегу. Предупреждаю - тяжести самим не таскать, звать меня! Не забыли? Окна в сарае. Рано или поздно "плохиши" выберутся. Профессор, командуйте!
   Примерно за час всё и вся перетащили на берег. Профессор конечно хотел бы и мельницу утащить, но не получилось - домкрата не нашлось...
   Александр всё делил на десять! То есть брал десятую часть из намеченной поклажи. Например:
   - Там ещё восемь мешков полбы!
   - Возьмём один!
   - Урожайную пшеницу надо! Хлеб печь..
   - Илларион Тихонович, печка здесь остаётся. На чём печь-то?! - Удивился Володя.
   - Ммм.. Транжиры! ПОСЕВНУЮ ВЗЯТЬ - ОБЯЗАТЕЛЬНО!! На новом месте посеем!
   - Да-да - возьмём.
   - У нас её двадцать мешков! - С гордостью произнёс учёный.
   - Берем два.
   - ПЯТЬ!!! - Не сдавался учёный.
   И так далее...
   Ещё час ушёл на погрузку. Ведь пришлось на надувнушке еще все на яхту подвозить.. Короче - зщапарились все. И старый и малые..
   - Гвардия, а поведайьте-ка мне - на чём приплыли "Плохиши"? Если их или ваша лодка какая есть, то погрузка намного шустрее пойдёт!
   - Нету! Ни их, ни нашей. У нас вообще лодки не было.. Плохиши, как вы их метко окрестили - всегда приходили на катере. И в это раз - Вахтанг Константинович привёз их и уплыл с двумя, так сказать, "матросами". У него скоростной, современный, вытянутый такой...
   Захламили всю палубу. Что можно кидали в рубку, лишь бы побыстрее управиться. Кое-как справились.

   День Семнадцатый

   Виктор Палыч
   о.Аврора; Прости-прощай !

   Утром нас ни свет ни заря разбудил сын Владлена Сергей. Он соизволил впервые представиться и сообщил:
   - Яхта вернулась, крутится - не может подойти к берегу. Вас отец зовёт, может вы подскажете где - лучше?
   - Лучше туда, на самую оконечность, к скале. Там небольшой глубокий участок у самого берега, но я не могу сказать есть там подводные камни или нет.
   Пока я перекидывался парой фраз моя орда голых папуасов убежала на пляж махать руками, свистеть и делать мне инфаркт своими танцами.
   Проморгавшись, надел шорты, накинул рубашку, взял бинокль и простынь - выложить на берегу створный знак. Я расставил своих орлов по берегу и они, по команде, поднимали вправо руку - флешмоб-указатель. К нам присоединился прибежавший Михалыч со всей бандой, даже растрепа Елизавета встала в общую цепочку и исправно махала рукой.
   Видимо капитан разглядел наконец наш сигнал и яхта, переложив руль, со спущенным парусом медленно заскользила в указанную сторону.
   На месте гипотетической стоянки я положил простынь, обозначая фарватер. Напротив скалы вода была чище и темнее, что говорило о большой глубине в этом месте.
   - Виктор, как думаешь - подойдут?
   - Не знаю, мы тут были пару раз. Приметное место. Но я не представляю что там дальше от берега. Может каменная гряда или отдельный камень? С эхолотом подойдут если капитан не облажается.
   Капитан не облажалась. Вы всё правильно поняли - экипажем руководила женщина. Сейчас мне было хорошо видно в оптику этих нудисток, махавших нам издалека руками, потрясая пространство видом открытой женской груди. Скажу сразу - весь экипаж был женским.
   Капитан грамотно руководила швартовкой. Яхта, отдав носовой якорь, подработала рулём и мотором, развернулась на циркуляции, ловко остановившись напротив нас кормой, буквально в паре шагов. На корме яхты висел небольшой норвежский флаг, показывая национальную принадлежность экипажа.
   Вместо трапа были брошены технологичные раздвижные алюминиевые сходни.
   Две взрослые женщины в бикини, скорее раздетые, чем одетые, уставшие от длительного плаванья, перебрались на берег. Владлен галантно подавал дамам руку, не скрою - я в какой-то миг пожалел, что упустил свой шанс проявить себя джентльменом.
   Их было трое. Взрослые, полная противоположность друг друга и девочка, чуть постарше Кольки. Капитан Гретта - светлая, коротко стриженная, крепкая, ширококостная, накаченная, больше похожая на мужика, вторая - Ребекка, бледная как и все скандинавки, с точеной талией и иссиня черными длинными пышными волосами, уложенными в замысловатую причёску. Компанию дополняла курносая и конопатая, белобрысая с редкими волосиками, девочка Хеидрун.
   Мы - народ гостеприимный, сразу решили организовать стол. Мужики быстро закинули в протоку мерёжу. Елизавета принесла несколько бутылок вина и красивые столовые приборы вместо наших алюминиевых. Столы поставили под навесом, убрав на время в сторону нашу лодку.
   Владлен поинтересовался насколько долго нам её доводить до ума.
   - Не долго, на воду можно и сейчас спускать, но я хочу добавить ещё толщины бортам для жёсткости. Установим такелаж, банки и румпель с пером руля, и хоть сейчас в поход.
   С прибывшими в основном общалась Елизавета Вячеславовна, в совершенстве владеющая бытовым и деловым английским языком. Хочется отметить в лучшую сторону, что наша землячка знала иностранный лучше чем норвежки.
   Из рассказа капитана стало понятно как они оказались здесь. Они вышли с Финских Аландов в сторону Риги и должны были выйти к ним утром, но пошло не по плану - навигационная система не работает, климатические условия явно не соответствуют шестидесятой параллели. К вечеру после многочасового плавания по компасу они наткнулись на наш остров.
   Как я и предположил, ночью они нас потеряли и прошли на запад. Там они обнаружили странный маленький песчаный остров с большим черным монументом. Дальше был виден архипелаг, на котором живет очень много людей. Им повстречались "весёлые шотландские парни", которые просветили об их месте в этом мире. Пришлось немного пострелять - парни оказались слишком горячие, а у них - Семья.
   Я спросил у Елизаветы, которая на чистом глазу подтвердила мою догадку. Норвежки оказались официально зарегистрированной лесбийской парой. Девочку им просто передала на воспитание служба опеки. За это они получали увеличенное пособие.
   - Она им не родная?
   - Говорят что нет. Они - уже четвертая семья, в которой живёт Хеидрун. Она им не особо нужна и они могут её нам передать, разумеется не бесплатно.
   От такого я чуть не подавился.
   - Как!? Она же живой человек!
   - Говорят - теперь за её содержание никто платить не будет. Спрашивают - заберу я её?
   - Бесплатно - возьму.
   - Ребекка просит вас не спать с ней хотя бы пару лет. Они её ничему такому не обучали, но не знают как она жила в других семьях.
   Вы знаете, у меня от всего услышанного встал в горле комок, который я не мог проглотить, как не старался.
   Покашливая я спросил, чтобы уйти с неловкой темы:
   - Как далеко тот странный остров?
   - Миль шестьдесят.
   - Около ста километров. Не близко! Поэтому они так долго искали обратную дорогу.
   На перекуре от пресыщения информацией ко мне подошёл Ярик и тихо на ухо спросил:
   - Палыч, извини - вспомнил. Ещё позавчера забыл спросить: кто кроме меня ходил в кладовку?
   - Когда?
   - Точно не скажу. После обеда?
   - Не знаю. Никто. А с чего ты взял, что там кто-то был?
   - У меня глаз намётан. Продукты трогали. Вещи двигали. Пару банок сзади упало.
   - У Коли и Петровича спрашивал?
   - Ни к чему - они точно туда не полезут.
   - Есть только один человек кто оставался на недолго без присмотра. Ярик, ты там меточки поставь, да за бабёнкой "нашей" молча приглядывай.
   После сытного обеда, как говорится по закону Архимеду - полагается поспать!
   Не знаю, что сказали эти 'любвицы', но Хеидрун осталась с нами, а капитанша с женой и соседи свалили за протоку.
   Я уложил девочку спать в гамак в прохладу погреба. Пусть отдохнёт, а дальше у нас сложный период налаживания контакта и преодоление языкового барьера. Будет у Кольки сестрёнка.
   - Шеф, что делать будем?
   - Копать будем.
   - Зачем?
   - За фундаментом! Сена принесите - если что, раскопки травкой накрывайте. А то шастают тут "всякие", потом печенье консервированное с гуталином пропадают.
   - Что, правда?
   - Что правда - то правда, остальное домыслы. Студент, завтра с утра с учетом расхода по записям проведёшь инвентаризацию. Проверим целостность кубышки и рассчитаем суточную норму.
   Научный метод с многолетним опытом рулит. Наш сапёр взял у меня шомпол и методом тыка или глубокого погружения в тему быстро нашёл в толще песка аномальное углубление. Убрав грунт подальше с помощью тачки мы вскрыли известную кирпичную кладку.
   За ней было двустворчатое окно. За ним в мраке пряталась неизвестность.
   - Так, парни, отходим - был у нас прецедент.
   Я принёс куртку, привязал её к шнуру. Для веса сунул в карман камень и, размахнувшись, швырнул в центр комнаты, заваленной разными полезностями. Верёвку с 'наживкой' удалось протянуть немного. Куртка узлом зацепилась за лежавшие на полу крашенные колья. Подергав и убедившись в невозможности вытянуть обратно шнур я остановил варварские попытки 'порвём, но освободим'.
   - Мужики, нашумели мы изрядно. Думаю - никого там нет. Можно спускаться.
   Я оглядел наше воинство, выбирая "жертву". Пухлый и одноногий отпадают.
   - Командор, чего думать - кроме меня лезть некому. - Прервал меня Ярослдав на самом интересном месте.
   Не спрашивая согласия он сам нырнул в сумрак подвала.
   - Фонарик дайте!
   Длиннорукий Петрович, свесившись, протянул другу включенный фонарик. Ярослав побродил, погремел и вышел обратно к окну.
   - Что там?
   - Много всего. Продуктов нет. Инструмент, коробки, ящики. Много двадцатилитровых канистр. Канистры пластиковые с маслом. В углу уголь в мешках до самого верха. К нам коридорчик ведёт, там дверь, за дверью - тамбур. Там уголь, походу, всего в два ряда лежит.
   - С чего взял?
   - По длине стенок и с той стороны через мешки и дверку слышно как вода из крана капает. Я сейчас мешки перекидаю, а вы с той стороны толкните.
   Так и получилось. После того как Якудза быстро перекидал два десятка мешков, стенка с нашей стороны поддалась и завалилась внутрь. Расчистив проход мы смогли пройти внутрь большой кладовой. Угля было даже меньше чем казалось ранее по моим прикидкам.
   Склад. Скромный, но с разнообразным ассортиментом. У стены пачками стояли армейские советские складные столы с табуретами. Разобранные металлические пружинные кровати. Ватные матрасы. В брезентовом чехле палатка УСТ-56, за колья которой зацепилась наша приманка.
   Пачка листовой фанеры шестёрки и десятки. Строганые доски и бруски из разных пород дерева. Печи типа буржуйки с маркировкой МПС. Рядом с ними печные трубы.
   Инструмент свален у стены в кучу: топоры, лопаты, кирки, пилы и ломы. Там же кувалды и четыре железные тачки. Огромную площадь занимали армейские канистры, составленные друг на друга. Я открыл одну - пахнуло бензином. По запаху вроде старый семьдесят шестой.
   - Вам не кажется что инструмента слишком много?
   - Как для заключённых набор. - Согласился со мной Ярик. - Робы и варежки брезентовые в наличии.
   Антон среди коробок пробрался к железным ящикам.
   - Виктор Палыч, здесь две кухни переносные - полевые КП-30. Новые! Нам больше ваша лодка не нужна! Тут есть кое-что получше!
   - Что может быть лучше парусного судна с жёстким корпусом?
   - СНЛ-8!
   - Не удивил. Вещь хорошая. В хозяйстве годная, но не практичная.
   Из другого угла Петрович порадовал своей находкой.
   - Тут мотор. Лодочный!
   - Что за мотор?
   - На бумажке написано Нептун-23. Хороший?
   - Не знаю! Наверное неплохой.
   В ходе осмотра были найдены две швейные машинки. Рулоны с тканью и парусиной. Нити на бобинах. Краски и лаки в мелкой фасовке. Различное железо, всего понемногу, включая скобяные изделия и гвозди.
   Это было похоже на склад запасливого прапорщика, где всё есть, но понять, что где лежит, сразу не возможно.
   Ажиотаж и общая экзальтация от открывающихся перспектив была прервана простым вопросом Якудзы:
   - Виктор Палыч, а где Колька?
   Я крикнул, покричали мужики, а пацаненка нет. Сходил в подвал в надежде, что он там с девочкой.
   Девочки на месте тоже не оказалось, что несколько успокоило.
   Подходило время сеанса. Я дождался полдня и перенёс поставку на завтра.
   Для успокоения отправил Ярослава осмотреть яхту и побережье. Он вернулся через тридцать минут.
   - Командор, нет нигде! Весь берег обошёл. Может туда, за разлом ушли?
   - Мужики, прикройте окно сеном. Перепишите чего сколько навскидку. Я схожу на ту сторону, детей поищу.
   Девчушка, смешно задирая голые ноги, бегала вокруг микроавтобуса и кричала:
   - Греттаа! Греттаа!
   У соседней машины, громко смеясь, сидела весёлая троица и курила по очереди трубку. О чем так оживлённо говорили эти люди, не понимавшие друг друга, сейчас было не важно. Сердце тревожно сжало и не отпустило.
   Неужели мальчишка обиделся из-за девочки? Мог напридумывать себе чего хочешь. Не поговорил я с ним. Какой же ты, дядя Витя, невнимательный. Дети ранимы. А тут одно на другое. Старый дурак, проглядел мальчишку.
   Хеидрун начала ладошками стучать в дверь и кричать, видимо требовала от капитанши открыть дверь. Изнутри была слышна борьба, звук разрываемой ткани и женский вскрик.
   Я откатил дверь в сторону и увидел наклонившуюся довольную голую женщину, улыбнувшуюся призывно мне, а сзади, спустив штаны, пыхтел Владлен. "Крепость" сдалась на разграбление сама и отдалась в руки победителя!
   Она сочно дышала и, постреливая глазами в сторону двери, мило щебетала не понятными мне словами.
   Мне пришлось закрыть эту сцену своим корпусом от ребёнка. Она удовлетворённо прикрыла глаза.
   - Продолжайте! Не отвлекайтесь, я тут Колю ищу, - оправдался не понятно за что перед ними я.
   - У Лизки спроси и девчонку забери!
   Я закрыл дверь. Передумал и открыл обратно. Зря - капитан уже "давала интервью" на тему 'Пятьдесят оттенков Гретты'.
   Вернул "занавес" на место. Задумался на мгновение, где она может быть? Подхватил хлопавшую глазюками Хеидрун на руки и пошёл искать "нашу белошвейку" - пусть расспросит девочку.
   Она сидела на берегу, заткнув уши пальцами и смотрела на море. Когда я подошёл она обернулась и её лицо подернулось непонятной гримасой то ли разочарования, то ли обиды. Елизавета быстро справилась с собой и, улыбнувшись, спросила:
   - Виктор, вы, я так понимаю, ко мне с новой пащенкой?
   - Это пока не определено. Хотел бы вас спросить - вы Колю не видели?
   - За детьми следить нужно, Виктор Палыч. Ваш Коля по берегу пошёл.
   - Почему вы его не остановили?
   - Так он меня и послушал.
   - Скажите девочке, что она теперь живёт с нами.
   - Не могу - она английского не знает. Но, как я понимаю, её "мамы" уже сообщили ей эту 'приятную' новость.
   Я, как мог быстрее, с ребёнком на руках добежал до нашего подвала. Не знаю что у девочки была за жизнь в прошлом, но точно её на руках никто не носил. Она хохотала и замирала когда я резко закладывал витражи и перебегал по "мостику" через пролом. Страшно и весело.
   - Мужики, беда! Студент, бери Хеидрун, корми её и сидите в подвале, читай ей книжки, играй в шашки - короче, займи чем-нибудь. Планшет с мультиками включи. Антон, бери ружьё и десяток патронов. Петрович то же самое. Рации заряжены?
   - Да, Виктор Палыч.
   - Ярик и Антон, пожрать с собой возьмите. Пайки и воду- не забудьте. Что ещё? Рации мне и Ярославу, последнюю тебе, Петрович. Тоже бери ружьё и будь готов, как говорится, до последней капли крови.
   - Что с Колей?
   - Не знаю. Сказали "ушёл по берегу". Тут и там его нет.
   - Вы всё осмотрели? У "этих" спрашивали, может они нам помогут?
   - Не помогут - трое укурились. Владлен любит капитаншу.
   - А Лизка?
   - Лизка в прострации - её не пригласили. Поэтому, Студент, девочка на тебе, там все кто в любвях, кто в печалях - им не до ребёнка!
   Я открыл рундук, надел снаряженную боепрпасами портупею с маузером.
   Попил на дорожку, зачерпнув из бачка ковшиком воды.
   - Все собрались?
   - Да.
   - Пошли. Антон, иди по левому берегу, если что - доходишь до новеньких, предупреждаешь насчет мальчика, он в их сторону пошёл. Я - по правому берегу. Якудза посередине.
   Когда мы отошли километра на четыре, у меня забулькала обрывками слов рация.
   Я вызвал Якудзу.
   - Ярик, слышишь?
   - Да, это Петрович к нам прорывается. Давайте я сбегаю назад, а вы пока дальше идите, через меня свяжемся, я узнаю, что он хотел. На километр вернусь - там точно будет слышно. Я мигом.
   - Давай.
   Ярослав убежал, а я забыл сказать чтобы он предупредил 'Пуха' притормозить. Ничего, не страшно - заодно познакомится.
   Через минут двадцать на связь вышел запыхавшийся Якудза:
   - Палыч, дома перестрелка! Петрович в подвале отстреливается. Нас грабят. Колька в заложниках.
   - Бегу!
   Давно я так не бегал. Пробегу, пройду отдышусь, снова бегу. Пока мы пешком возвращались обратно - они успели обстряпать всё что планировали.
   Наш "недострой" они стащили на воду. Поставили свой мотор и загрузили всем, что в кладовке попадалось под руку. Вытащили практически все продукты. Потом подогнали свою машину и перекидали вещи из неё. К нашему появлению на берегу оставалась Елизавета Вячеславовна со своим микроавтобусом. Владлен у меня на глазах пробил отверстие в борту у форштевня и сейчас вязал петлю чтобы взять его яхтой на буксир.
   Ярослав сходу накинулся на Елизавету:
   - Что расселась тварь? Я тебе, сука, сейчас такое вымя через сраку надую - всю жизнь жопой вбок стоять будешь! Если с Петровичем что случилось, я из тебя котлет нарежу!!!
   - Ярик, подожди, ты её пугаешь, - остановил я готового исполосовать на дольки, как мне показалось, испуганную дуру.
   - Где ребенок? ГДЕ???
   Она улыбнулась:
   - "Уплыл к папе с мамой". Теперь вы без него - просто толпа озабоченных мужиков!
   Ярик замахнулся, хотел ей втащить кулаком и размазать это не прикрытое удовольствие по омерзительно разгладившемуся лицу. Я перехватил его руку:
   - Оставьте её. Пусть.
   - Так это она Кольку сманила!
   - Это теперь не исправить.
   Неожиданно на яхте произошло какое-то движение. В вскинутый глазам бинокль было видно - мальчишка, извиваясь в чужих руках 'среднего', вырвался из каюты наружу.
   Колька увидел нас, укусил захватчика за руку и прыгнул в воду. За ним пинком Владлен отправил виновника побега. На встречу мальчишке с ножом в руке в волны бросился Ярослав.
   Ребёнок барахтался как умел и плыл к берегу. Его размашистыми гребками догонял злой 'Слышь'. Неожиданно из воды выскользнул черный плавник. Меньше мгновения и бурун поглотил мальчишку. За ним рывком без крика ушёл под воду похититель.
   Я стрелял по этой чертовой яхте, по акуле, по воде. Случайно попал и перебил шнур, который держал на привязи наш ял с их мотором.
   Они завели двигатель на яхте и стали быстро уходить в открытое море. Я кричал, срывая голос, Ярославу, чтобы тот вернулся. Наконец он услышал нас и повернул к берегу.
   Ял, подгоняемый волнами и ветром, скользил ему вслед.
   - Коля! Коленька! Маленький мой! Как же ты так? Как же я проглядел поганцев? Какой спектакль они разыграли.
   Ярослав с мокрой бородой стоял и ревел как телок, махал руками и швырял горстями в воду песок.
   Молчаливые волны не отвечали, только мерно качая подгоняли всё ближе белый чёлн к берегу.
   Разрывая тишину с воем и треском завёлся двигатель. Его резко перекрыл рёв повреждённого глушителя. Микрик, набирая с места максимальную скорость, рванул от нас по пляжу.
   - Э нет, "подруга". А поговорить!?
   Я спокойно пристегнул кобуру-приклад к маузеру и два раза выстрелил по заднему колесу.
   - Не я такой - жизнь такая!
   Машину развернуло. Через лобовое стекло Елизавете открылась панорама моря с уходящим в даль белым парусом последней надежды.
   Мы подошли не спеша. Я обогнул машину. Она со стеклянными глазами сидела в кабине. Словно окаменела. Не дыша. Не существуя.
   Я оперся правым боком на водительскую дверь и постучал стволом по стеклу. Она его опустила.
   - Понимаешь, "милейшая", ты, наверное, думала по своей московской привычке, что русские - это вечные терпилы в поле? Вы там среди своих привыкли бусать на халяву и всучивать друг друга. Кроме воров есть нормальные люди, которые живут нормальной жизнью. Я тебя просил ребёнка не трогать? Просил! Ты меня не послушала.
   Нет, это не ты такая, а привычка чихать на всех ради себя. Потешилась? Поигралась? Кинули тебя, "подруга"?
   Вы же не бизнесмены, а купи-продаи. Барыги! Бизнес - это дело по-нашему. Сена сам накосил. Коровку вырастил и молочко продал. Человек Дела - это, в первую очередь, человек Слова. У "вас" - не так. За такие дела, что вы себе позволяете - раньше головы рубили. Весь ваш бизнес стоит на обмане! Вы - воры и мажоры на папкиных золотых велосипедах и прочие варнаки. Привычка возить хер в тепле и жрать икру в лифте это только привычка. Ваш междусобойчик гламура, которому вы все подражаете - обычная пустота, надутая чужими деньгами.
   "Вы" - кто? В чем от "вас" польза?
   Елизавета с сухим лицом потянулась. Тряхнула головой, раскидывая длинные волосы по плечам. Я раньше не замечал какие у неё красивые длинные волосы.
   - Мы - вас содержим и кормим. Мы - вам создаем рабочие места. Терпим от вас убытки. Думаем за вас. Мы устраиваем вашу жизнь. Платим за вас налоги. Детские сады, школы, институты, только чтобы вы все жили 'как люди'.
   - Справедливо. А ещё вы не доплачиваете за работу. Плюете на все нормы. Воруете у людей здоровье и личное время ради себя любимых.
   - Они сами воруют, портят, не хотят ничего делать. Для вас созданы все условия - только работайте, а толку? Бессмысленная трата времени и денег. Большая часть вас просто существует. Слово консерватория для таких - "продовольственный магазин".
   - Это понятно, "золотая моя".
   - Не ваша, не надейтесь!
   - Сама-то небось из интеллигенции? Папа - доктор, мама - врач? А до этого дед с бабкой коровам хвосты крутили, не доедали, чтобы детки большими людьми стали. Детки стали, а внуки пошли дальше.
   - Моё происхождение не имеет значения. Главное в человеке - ум, внутренняя красота и воспитание, свобода мысли и освобождение от предрассудков и штампов прошлого.
   - Теперь-то чего - теперь всё ясно. Вы отдельно - и мы отдельно. Сермяге на бульваре делать нечего.
   У маленьких людей случается - бывает большое горе, но я понимаю, вам этого не понять это не майбах поцарапать или квартиру в Испании продать. Поэтому объясняю для "талантливых и одарённых" - мы с лихоимцами не договариваемся!
   Дети - это черта. Перешла за кон - забудь про закон!
   - У своего урки научился?
   - Ты с людьми вежливой будь. То, что ты баба не делает тебя бессмертной. Бешеной суке первый сук!
   - Ты где людей нормальных увидеть успел?
   - Каждый 'нормальный' человек окружает себя своими представлениями о жизни?
   - Каждый видит что он хочет.
   - Много ты с такой философией нажила?
   - Не в деньгах счастье, а в возможностях, которые они дают. Ты, надеюсь, понимаешь, что бывает ЗА людей из определённого круга?
   - Тут нет прокурора, судьи, полицейского и "друга" в администрации. Что, сучье вымя, обоссаться понты мешают или решила в благородные без церковной книги проскочить? Ты на себя ярлык не вешай. Твоя пайцза не индульгенция, а билет.
   - Ты не посмеешь!
   - Пересадка закончена. Следующая - сучье болото! У вас тормозная жидкость потекла.
   Я повернулся и пошёл своей дорогой, она выскочила и нагнулась посмотреть, что там течёт.
   Не целясь с разворота, я вскинул руку и выстрелил. Пуля попала в прямо в затылок и выбила глаз.
   - Теперь понимаю отчего ловцы человеков так любили символ рыбы.
   - Почему?
   - Потому что человеки говорят: мы - не рабы! А все рыбы - немы! Кругом рыбы!
   - А вы, Виктор Палыч, оказывается, отменный душегуб, я даже подумал вы из серьезных анархистов с багажом, так басить умеете.
   - Это мне говорит кулинар, который обещал женщине вымя через зад надуть и котлет нарезать? Отнюдь, я - из породистых, а не как все случайные любители.
   - Что с тёткой делать?
   - В море места много. За ноги и в воду.
   - А вы?
   - А у меня душа болит - пить буду. Невинную душу загубил.
   - Да туда ей и дорога!
   - Грех это. У "этой" - души не было. Сама себя сожрала, заплутала в желаниях и обидах. Несчастная она была баба. Кольку-мальчонку жалко, одно утешает - может быть он вернулся к родителям?
   Шурша по песку Якудза потащил тело к воде. Ухоженные белые руки, с свежим маникюром, длинными музыкальными пальцами бороздили след на гладком песке, а длинные красивые волосы волнами стлались в одном ритме с ними, оставляя кровавую полосу. В этот момент рядом со мной остановилась машина, из которой выскочил Антон.
   - Виктор Палыч, что случилось, зачем вы её?
   - Её - за дело.
   - Коля где?
   - "Уплыл к папе с мамой".
   - Виктор Павлович, - я услышал чужой глубокий бархатистый голос, - я правильно говорю?
   - Правильно.
   - Что за самосуд вы здесь устроили? Кто вам дал право стрелять в людей? Сдайте немедленно ваше оружие Антону.
   - Ладно, Костик, не серчай. Горе у меня! Так что давай без глупостей! Не тревожь меня неделю. Потом поговорим.
   Вслед за приехавшей машиной на берег стали выходить люди, окружая нас с Ярославом.
   - Депутат, у тебя тут аборигенов вон сколько, воспитывай. Самых буйных можешь ко мне присылать. Я знаю верную дорогу и умею туда водить экскурсии. У меня есть индивидуальный подход к каждому. - Стволом 'подхода' я поправил сползшую на глаза панаму.
   - Сам понимаешь - солнце, оно одно. Места под ним заслужить надо.
   В этот момент в берег уткнулся наш ял. Несколько человек из пришлых тут же метнулись его обследовать и потащили всё что попалось под руку. Я молча поднял маузер и выстрелил вверх.
   - Так, "тимуровцы" - положили всё обратно! Сегодня дедушка устал объяснять бабушкам, что конь - с яйцами.
   - А ты докажи что это - твоё? У нас в общине демократия. Тут всё общее - мы так на собрании решили!
   - Я НЕ БЫЛ на вашем "собрании".
   - Это - ваши проблемы. Надо вовремя приходить! Вас приглашали.
   - Ярик, заводи мотор - я оттолкну. Не газуй, транец слабый.
   Тарахтя мотором лодка отошла от берега и медленно пошла к нашему пляжу.
   Я, больше не разговаривая ни с кем, пошёл к себе. Меня сзади догнал Пух:
   - Виктор Палыч, но так же нельзя!
   - Можно, Тоха! Иди посмотри - жив там наш студент, а потом расскажешь мне свои военные песни.
   Отвязавшись от меня Антон убежал вперёд.
   Перебравшись вслед за ним через пролом я тут же втянул на нашу сторону брошенную лодку.
   По пути я остановился у родника. Умылся. Посмотрел на заполнившийся пруд, в котором больше некому купаться. С камнем на сердце я вернулся к разорённому дому. Палатка и тент на месте и, вроде как, целые.
   В подвале на кухне расстреляна дверь в угольную кладовую. Студент не прятался под лавкой - дверь была повреждена с двух сторон. В кухне всё было ободрано и разбито. Мой рундук был вытянут со своего места, но, видимо, услышавший за дверью возню, студент смог отогнать воров.
   В кладовке "прошёл мамай". Обидно что часть продуктов была банально испорчена. Часть стеклянных банок в спешке была разбита. Оставшиеся мешки с крупой и мукой политы керосином. Даже не сомневаюсь кто это сделал.
   На табуретке сидел грустный Студент, рядом девочка с планшетом смотрела как приказано мультики и беззаботно болтала ножкой.
   - Рассказывай.
   - Минут тридцать прошло как вы ушли. Они пришли все сразу и стали требовать отдать им продукты. Я их не пустил, тогда они, прикрываясь Колькой, вошли внутрь. Нам пришлось уйти в угольную. Когда они начали сундуки курочить и пытались к нам вломиться - я выстрелил.
   - Почему сразу по рации не вызвал?
   - Я не сразу догадался к спрятанному окну подойти. Дальше, они, когда поняли что я по рации вас вызвал, сбежали. Я выскочил, а они на той стороне хотели лодку-переправу снять, но я их из ружья отогнал. Они в ответ стрелять начали, я в наш окоп засел. Что с Колей?
   - Уплыл наш Коля.
   - Как?
   - Просто уплыл навсегда. Давай не будем о грустном. Студент, ты ребёнка кормил?
   - Да, Виктор Палыч.
   - Ярослав, ты когда на лодке шёл, посмотрел что в ней лежит?
   - Всё подряд: в основном - их вещи, палатка и наши продукты. Бензин в канистре и баке полные. Канистра нестандарт.
   - Сколько в литрах?
   - Литров сорок-пятьдесят. А может и все шестьдесят.
   - Где Пух? - поинтересовался я местонахождением военного.
   - Да он только в кладовку заскочил и сразу ушёл на ту сторону. Странный он.
   - Чёрт с ним! Он больше не наш. - Я похлопал себя по левой руке.
   Ярослав расстроено от услышанного сказал:
   - Они сегодня придут за продуктами.
   - Я и не сомневаюсь. Думаю - что делать.
   'Чёрт с ним' в сопровождении 'Депутата' и любопытствующих заявился буквально минут через пять.
   Я как раз подметал пол и собирался убирать в кладовке разбитые банки. Разлитый керосин в кладовке и кухне Ярослав засыпал испорченной мукой.
   На звук шагов я сначала не обратил внимание и думал, что это кто-то из моих ребят, выносивших вонючие мешки, вернулся. Оказалось - я ошибся. Бархатный голос заставил поднять глаза.
   - Подсчитываете убытки?
   В подвал спустилось шесть человек. Пух видимо хотел провести их на склад. Но на пути оказался я с метёлкой.
   - Куда это мы все, "гости дорогие", без разрешения?
   Антон хотел было обойти меня, но я шагнул назад и достал из кармана револьвер. Чего от меня явно не ожидали, так как маузер лежал в кобуре на буфете.
   - Не усугубляйте. Вы - у меня дома. Здесь я решаю кто куда идёт. Антоха, это и тебя касается. День был тяжёлый у всех. Руки у меня устали, не дай бог палец дёрнется - в живот попаду, а доктора у нас нет. Самим потом добивать придётся страдальца. Затея ваша глупая, говорите чего хотели - я добром поделюсь.
   - Мне нужно размещать людей! - Сбился на фальцет обладатель баритона.
   - Размещайте.
   - Мне сказали у вас есть армейская палатка?
   - Давай людей - вытащат палатку и кухню. Мойте котлы. Уголь есть. Продукты дам. Можете забрать все подпорченные, мы их не перебирали, но часть можно будет использовать. Сыры - точно. Часть муки и круп - вероятно.
   Моё условие простое: вы прямо сейчас сваливаете за разлом. Присылаете четырёх человек, они носят до разлома, вы - там принимаете и тащите дальше куда хотите. Совет: поменяй колесо на микрике и вози. Всё не на руках таскать.
   - Вы мной не командуйте!
   - Я, Костя, не командую, а предлагаю решить вопрос без конфликта. Очистите маленькое помещение от лишних. Проход узкий - таскать много. У меня от керосинового духа мозги и так набекрень, а вы тут последний кислород вдыхаете.
   Сначала палатка - потом все остальное. У меня к вам предложение: отдайте мне наше ружьё, чтобы все спали спокойно. За него я поделюсь продуктами по-братски.
   - Это - ружье Антона.
   - Оно было ружьем Антона пока он был с нами.
   - Я и сейчас с вами!
   - Антон, не ври самому себе. Ружьё! И всё будет в ажуре! Я вам дам даже больше чем вы просите.
   - Да забирай!
   Он было хотел швырнуть ствол, но я его придержал:
   - Аккуратно поставь к стене и отойди. И не дури. Оружие любит уход и ласку. Не порти хорошую вещь. Я с вами поступаю честно. В отличие от некоторых.
   - А я тебя тоже не обманываю. Я вступил в общину и вам советую! - Это он сказал только что вошедшим сзади него Петровичу и Якудзе. Константин Романович - он настоящая власть. Я не хочу так жить - утром за одним столом сидим, а вечером ты их шлёпаешь как комаров и рука не дрожит. Может ты, Витя, и был хороший мужик, но сейчас люди для тебя мухи. Счастливо оставаться.
   Антон, расталкивая людей, вышел наружу.
   - И тебе не хворать. Выводи своих, Константин, наружу. Мы сейчас вам тачки вынесем - на них повезёте. Палатка состоит из восьми единиц укладки. Самая тяжёлая укупорка наружного и внутреннего намёта. Остальное легче. Колья стоек - две пачки, вам придётся на руках перенести.
   Пока они отвозили первые части палатки мы остальное сами вынесли наружу.
   - Петрович, где девочка?
   - Спит. Я её на Колькино место положил. Правильно?
   - Да! Пусть спит. Носильщикам надо сказать чтобы меньше шумели.
   Когда вернулись 'несуны', я их предупредил о спящей девочке и дал задание вытащить наружу полевые кухни. Чтобы было легче выносить железные ящики кухонь наверх - сняли все навесное оборудование: трубы, котлы и крышку.
   Посулив хороший перекус дармовой голодной рабочей силе, использовал её в своих целях.
   Пока Ярослав на скорую руку делал бутерброды с колбасой и сыром и грел воду на чай, они для нас подняли наверх мешок с лодкой и мотор.
   После "рабочего полдника" выдал им из новых запасов: две совковые и две штыковые лопаты, шесть оцинкованных вёдер, все алюминиевые миски, кружки и ложки, четыре куска хозяйственного мыла, шесть вафельных полотенец. Раскладные армейские столы поделил пополам - четыре им, четыре нам.
   При переправке кухни растяпы продрали дно, теперь лодку необходимо клеить прежде чем спускать на воду. Пока не стемнело отправил Петровича вытянуть из протоки ловушку. Оказалось зря - проверили без нас и бросили обратно как попало. Выдал 'сиротам' для освещения заправленные керосином три лампы и десять мешков угля. Хотел было ещё кровати дать, но мужики взмолились: 'Руки как у орангутангов до земли вытянулись!'.
   - Дело хозяйское: я предложил - вы отказались.
   На прокорм дал пачку чая, остатки сахарного песка, пачку соли, сушёной морковки и лука, пару банок сгущёнки для детей. Головку сыра. Несколько кругов сухой колбасы, теперь нет смысла экономить - условия хранения нарушены.
   В стеклянных банках гороховую кашу с мясом на первое и перловую с мясом на второе.
   И, для вящей радости переселенцев, две литровые бутыли медицинского спирта. Был и такой в наличии. На этом "раздача слонов" закончилась.
   Нас культурно поблагодарили за оказанную помощь и удалились. Так бы всегда. Нормальные обычные работяги без закидонов и все как один без интеркома.
   Хотел было я прибрать мостик для своего спокойствия вслед за ними, ан нет, этот ход остался за Депутатом - они решили ходить к нам в гости по своему усмотрению.
   Избавившись от гостей решили вопрос 'манка' - разгрузили лодку и перевезли всё в погреб. Окна и двери в подвале на ночь оставили открытыми для проветривания. В кладовке и кухне теперь долго будет не избавиться от керосинового запаха.
   Пустую лодку подтащили ближе к 'дому'. Завтра прямо с утра я буду её доводить до ума.
   Ярик приготовил ужин. Разбудили Хеидрун и посадили за стол.
   - Виктор Палыч, эти столы получше нашего, только тяжёлые и табуреток всего две, - похвалил новое приобретение Петрович.
   Видя что я не реагирую на слова Ярослав озаботился моим состоянием:
   - Может вам стопочку, Виктор Палыч?
   - Отставить стопочки. Спирта не хочу, а коньяка нет. Нельзя нам сегодня пить. Нас ночью "воспитывать" придут. Маленькую палатку ставьте в стороне - туда студент с девочкой спать лягут. А мы с тобой, Якудза сегодня не спим. Ты мне из своих кухонных выдели тесак поухватистей да поострее.
   Студент, видя моё лицо, взбледнул. Что он там такого страшного увидел, не ясно.
   - Не бзди, студент, мы их не больно. Они под наркозом будут. Зря я им два литра "чистой слезы" выдал? Давай, Ярик, по-чайковскому слегонца. Душа не на месте - посидеть хочу один, подумать.
   - Может чифирнём?
   - Не стоит, у меня мотор итак сегодня с перебоями работает.
   Чтобы не ждать сидя напрасно - нагрели воды бак и полный самовар. Ярослав не выдержал и помыл везде полы с мылом. Сильный запах сразу ушёл и в кухне стало свежо и чисто. Вижу, нервничает - работой пытается тревогу заглушить, да не выходит.
   - Ярик, говори что гложет. Вижу - душа не на месте.
   Ярослав с белыми от муки руками сел напротив меня и честно признался:
   - Виктор Палыч, извини ты меня и прости. Я людей резать так просто не умею. В драке да, по злости - это одно, а так - не могу.
   - А кто тебе сказал что мы кого-то будем резать?
   - А тогда зачем нам ножи? Всех, кто ночью придет - на перо и, главное, тихо, чтобы мяу сказать не успели.
   - "Лиходей" ты мой бородатый! Зачем нам с тобой с ними в ножички играть, чтобы ответку получить впотьмах, и друг дружку прирезать? Они мосток положат да перейти захотят - вот тут мы их и прищучим: ты - с одной стороны, я - с другой. Режем баллоны пошире и решаем сразу две задачи простым способом. Самые активные да тупые - в протоку, лодка в труху. Мы с тобой, пока они орут, тишком спать. Резать!? Я что, на ухореза похож?
   - Вы - вылитый! У вас такое лицо было....
   - Сам-то с архангела писаный!
   - Думаете придут?
   - Уверен. Пошли робы черные надевать и рожи сажей мазать. Нам с тобой ещё потом отмыться надо.

   День Восемнадцатый.

   Виктор Палыч
   о.Аврора. Исход.

   Спал как убитый после бдения на скале и ночной помывки. Прошло даже лучше чем предполагал.
   Вода в протоке упала в ночь до минимума, так что лететь 'каликам перехожим' пришлось на острые камни почти до дна. Троих разом. За руки держались. Двое первых третьего утянули за собой, лодка под их весом тоже провалилась вниз. Течение там, может, и отсутствовало в тот момент, но выбраться они не смогли. Последний, видимо, поломался - кричал, звал на помощь, но увы, помощь опоздала, начался прилив и течение вынесло раненых и погибших, обдирая по камням тела в море.
   Проснулись под будильник рано. Духовка ещё не прогрелась, поэтому Ярослав начал жарить лепёшки на сковороде. Чуть позже он поставит выпекаться формы с поднявшимся тестом и будет привычный магазинный формовой хлеб.
   - Ярик, возьми кастрюльку, налей масла и жарь тесто во фритюре, не успеешь ты столько переработать.
   - Как пончики?
   - Точно! Главное - делай небольшие, чтобы сырого теста внутри не было.
   Раздав ЦУ и 'оборзев окрестности' кроткой пробежкой, пошёл разбираться с наследством - отделять украденное у нас от попавшего "в плен" чужого.
   Теперь стало ясно почему вчера по нам в ответ не стреляли. Вместе с вещами и рюкзаками нашлись тяжёлые оружейные чехлы. Я вываливал из рюкзаков содержимое на расстеленное одеяло и делил вещи на "Нужно", "Может пригодится" и Ввыбросить сразу". Кучка "Нужно" была до удивления мала - принадлежности для чистки, патроны, спальные мешки, посуда, два термоса, газовая плитка, ножи, автомобильная аптечка. В "Может пригодится" попали: набор ключей и головок в кейсе, ременные стяжки, тент, термобелье, запасные носки и трусы. В последнюю категорию - все остальное, за исключением собственно рюкзаков, которые имели самую большую ценность.
   Спустившись в подвал позвал Ярослава осмотреть вещи, если он ничего не возьмёт, то всё унесу на склад. Петровичу предлагать нет смысла - не его ростовка.
   - Ничего не надо?
   - Да нет, - поковырявшись в вещах ответил Ярослав. - Может рыбу сделаем на завтрак по-быстрому?
   - А давай!
   Вышли мы к пролому, а там на скале мужичок сидит, трясётся - нашу мерёжу "сторожит".
   - Привет честной компании.
   - И вам не хворать!
   - Давно сидишь?
   - С ночи вас, мазуриков, караулю.
   - Зачем?
   - За тем, чтоб вы общественное имущество не испортили и к себе не утянули.
   - Вас как звать-величать, человек-ответственность?
   - Иван Борисыч я вчерась был. Присыпкин.
   - Иван Борисыч, скажи-ка мне, пребывающему в неведении, когда МОЯ мерёжа стала "вашей", а то я, по недоразумению, запамятовал.
   - Так вчерась на собрании. У Вас, сказали, целый склад заныкан - год продуктов не съесть! Врут, поди? У нас людей много, поэтому мы решили Вашу мерёжу реквизировать в пользу общественности.
   - "Реквизировали" значит? Как Швондеры? А я-то боялся - думал просто скомуниздили. Я не против, главное чтобы на пользу было, а не во вред. Мостик где?
   - Правление сказало из-за вас его вчера повредили. Унесли ремонтировать.
   Иван подошел ближе, вижу - мнется, не знает как продолжить:
   - Вот я и говорю - собрание вчера было, перепились вожди-то. Ночью вас пошли убивать, да незадача приключилась. - Он многозначительно посмотрел на меня.
   Я посмотрел на него. Он воспринял это как согласие на продолжение беседы.
   - Железный ты мужик! Не нравишься ты им. Я с утра смотрю - хозяйство у тебя. Им завидно сколько тебе всего да на халяву. Им-то не обломилось. Про бабу только сплетни страшные распускают. Говорят ты душегуб редкостный - баба тебе не дала, так ты девочку купил для утех?
   Этот вопрос я оставил без ответа.
   - Не о том говоришь!
   - Достал меня этот ликбез! Целыми днями только заседают, да обещают друг другу что делать будут. Не секрет, ты сколько дней тут?
   - Семнадцать.
   - Один?
   - Сначала один - потом ребятишки. Встречный вопрос, а "вас" сколько?
   - Вчерась двадцать две души по списку было.
   - Женщин сколько?
   - Четыре. Да ребятишков трое.
   - Получается с тобой двенадцать мужиков всего.
   - Откуда знаешь? Да что я? Правильно всё. Не сумлевайся, Виктор Палыч, я - могила. Мужиков-то справных всего шестеро осталось. Два пенсионера - я да Юрий Карпыч. Остальное - молодёжь неразумная. Бежать тебе надо! Зуб они на тебя имеют большой. Сегодня днем как канал ихний заработает - ружья закажут и придут.
   - А постреляю я их на той скале? Что народ скажет?
   - Мнение у общества про тебя нехорошее. Боятся будет народ и молчать. Любви такие дела не прибавляют.
   - Верно говоришь.
   - С вами хочу - возьмёте?
   - По берегу пойдешь?
   - Пойду. Нам не привыкать. Если детишков на лодку возьмёшь - с нами женщина-учителка пошла бы.
   - Возьму. Все наши взрослые пешком пойдут. У меня одноногий не ходок, так что он править лодкой будет.
   - А плиту как забрать?
   - Мне твоя плита не нужна - мне Слова достаточно.
   - Не моя, учительницы.
   - Подойди да забери.
   - Не можно. Счиплетца.
   - Сумка есть?
   - Большой нет.
   - Ярик, сходи принеси большой рюкзак и сунь туда плиту с улицы.
   - Иван Борисыч, сейчас Ярослав тебе рюкзак принесёт с плитой. Она не рабочая - вместо плиты учительницы положите, а эту - сразу с рюкзаком, пока все спят, отнеси дальше и спрячь в траве. Если что - учительница пусть говорит 'время начала сеанса в три часа дня'.
   - А проверят?
   - Не смогут. Экран видит только оператор. Потом в лодку закинем. Километра три сами пройти сможете?
   - Пойдем.
   - Там детей заберём. Как заваруха начнется - сразу уходите! Не останавливайтесь, идите всё время - мы вас по морю догоним. Дальше уйдёте - проще будет. Вещи не жалейте, бросайте и идите налегке. Начальству что скажешь?
   - Спать лягу после ночной смены. Да меня никто и спрашивать-то не будет - рылом не вышел!
   - У вас кто без плит - "второй сорт"?
   - Не совсем...
   - Так да или нет?
   - Да.
   - Вполне ожидаемо. И как оно?
   - Вроде и честно и ровно, но те, у кого есть телефончик - свои килограммы на канале имеют. Остальные, что дадут.
   - Или что достанется.
   Как я и предполагал. Социальная дифференциация по наличию висюльки. Ничего, пройдёт время - они как конкретные деляги себе малиновые панамы заведут и лакированные пироги. Лет через десять окончательно одичают, а через пару поколений всё путём по понятиям будет. У таких мозг работает только в одном направлении: всех в стойло и сверху сесть, собой любоваться. Что выросло теперь не исправить - это наказание за предательство самих себя на многие поколения вперёд, пока не прочувствуем всласть до невыносимости. Упустили мы свой шанс и обрекли детей на тёмные века там и здесь.
   Вернулся Ярослав и перепрыгнул на ту сторону, передать рюкзак.
   - Беги, отец, прячь вашу заначку - мы позже подойдём. Как будто и не виделись. Хлеб принесем на завтрак.
   - А если ещё кто с нами пойдёт, возьмёшь ли?
   - Возьму! Первое время тяжело будет. Условие у меня простое: работайте по силам, всем поровну не получится, но я постараюсь. На ноги поставлю, хозяйство организую, а дальше сами. Без вождей и соплей.
   Мы отошли немного в сторону и Ярик задал вопрос в лоб:
   - Когда?
   - Сразу после обеда. Надо дать шанс людям на той стороне уйти. Собирай вещи и дели их на три части. Первая группа - "Обязательно забрать": это консервы, крупы, концентраты и сублиматы, сухофрукты и остальное, без чего край как будет первое время не легко. Однозначно весь сахар, соль и специи. Не бери стекло, оно тяжёлое и оставшимся первое время надо что-то есть, иначе вслед за нами завтра побегут. Сыр и колбасу оставляй, боюсь просто испортим на жаре. Всё складывай в тару: ведра, кастрюли и бачки. Приготовь свежую воду в флягах на дорогу. Аптечки положи отдельно. Во вторую группу выкладывай то, что "Нужно, но можно обойтись". Будет место - заберем.
   - А третью кучу?
   - Пусть лежит на своих местах, но так, чтобы я видел, вдруг это очень нужно, но ты не догадался.
   Раскладывай сразу. Я должен понимать сколько всего вывозить по объёму и весу. Буди Петровича, всё - время пошло.
   Я сразу занялся нашим ялом и резиновой лодкой.
   Помог Студенту распаковать тюк и сейчас он, хрюкая насосом-лягушкой, накачивал пять баллонов дна СНЛ-8.
   В это время я стянул борта шнуром в двух местах наибольшего поперечного измерения и стал резать фанеру начерно, раскладывая её по бортам и дну, набирая фанеры с запасом на достройку. Отобрал самые лучшие, на мой взгляд, бруски и доски на мачту, рей, бушприт и подкрепление бортов. Забрал бы всё, да не увезти. После этого стал разбираться с тем, что мы берём и определять места погрузки.
   Время пролетело быстро и, если бы не напоминание Ярослава, то мы могли пропустить время нашего повторного свидания с Иваном.
   Находясь на скале у пролома мы наблюдали забавную картину: по берегу на расстоянии двадцати-тридцати метров друг от друга, стоя на корточках, люди мыли задницы.
   - Что это они???
   - Жопошники. Кустов, как видишь, нет. После утреннего туалета подмываются, - ответил я на искренне изумление Петровича от увиденного.
   Ярослав позлорадствовал вместе со мной:
   - Поедят теперь рыбки! Их дерьмо течением в протоку засасывает. На бумагу тратится не хотят?
   - Или слишком много едят или бумагу не успевают заказывать.
   - Мы-то так не делаем!
   - Мы с тобой, Якудза, суровые и брутальные. Кал надо не растирать, а откусывать анусом, не пачкая жопу.
   - Виктор Палыч, смотрите - тот здоровый дрищет прямо в воду. Откусят же все!
   - Это Вован! - Опознал засранца Иван Борисович. - Он вчерась громче всех кричал на собрании, что надо как нормальные мужики этого 'буржуя Дядю Витю' в стойло поставить и нагнуть. Со вчера дрищет. Колбасы да сыру нажрался на халяву. Мамка с тятькой откормили, а ума не дали. Дураку и пьянице повезло - он ночью к вам по причине 'болезни' не ходил. Влад-то, его дружок - того! Утёк к рыбам - не интересно ему, стало быть, с нами.
   Ярик сходи - в аптечке найди лекарство Лоперамид. Принеси один блистер. Не хватало нам на такой жаре дизентирии.
   - Скока сказать ему таблеток есть?
   - Сразу две, потом каждый час по одной.
   Не успели мы, передав хлеб и лекарство, уйти, как прибежала делегация:
   - Вы почему здесь ходите?
   - А почему вы здесь разговариваете? У нас что, запрещено ходить, или карантин и самоизоляция? Хлеб вам принесли и засранцу вашему лекарство, а чего мостика нет? Вопрос ко всем: кто вам дал право распоряжаться чужими вещами? Дед тут не при делах, поэтому я спрашиваю у вас.
   - Мы так решили.
   - У "мы" есть имя и фамилия? А то как-то не понятно: вас тут за незаконную приватизацию всех пострелять или через одного?
   Захлопали глазами и молчат, мысли в уме собирают, кроме, а нас-то за что?, сейчас сказать нечего.
   - Мостик где, молчаливые?
   - Ремонтируется.
   - Хлеб забирайте и идите пока я добрый!
   - Ярик, сделай красиво - по быстрому верёвку перекинь обратно и не задерживайся.
   'Общиники' увидели как через пролом сиганул на их сторону Якудза и кинулись его проучить. Выстрел в воздух остановил самых ретивых.
   Под хмурыми взглядами мы вытянули мерёжу и перекидали всю пойманную рыбу на их сторону. Недовольные собирали скачущую по скале серебристую живность, а мы уносили нашу снасть к лодкам.
   Если сейчас меня спросят: 'Верю я в благополучный исход для этих людей?' Я отвечу: 'Нет, не верю!'. Среди них нет лидера. За прошедшее время они не удосужились навести элементарный порядок - 'заминировали' весь берег. Депутату, чтобы добиться подчинения, придётся стать диктатором. У него тяжёлый выбор. Другого не дано.
   Проснулась весёлая Хеидрун, поэтому все сели завтракать. Я, как мог, показал на Петровиче, что мне нужно её обмерять. С обувью было проще - на подошве потёртых сандалет был размер.
   - Мужики, говорите кому чего неотложно нужно. Заказ следующий возможно будет не завтра.
   - Виктор Палыч, а рассаду мы будем забирать?
   - У тебя душа должна болеть не за рассаду.
   - Оставлять жалко! Поднялась вся. Давайте её в верхние ящики от кухонного стола сложим. В три ящика запихнем! Всё войдёт.
   - На волнах землю утрясёт, не довезём.
   - И тут она никому не нужна будет. Всё равно пропадёт, а так может хоть часть довезём?
   - Ладно, но грузим в последнюю очередь! Петрович, сейчас отнесём наш ял на берег до самой воды. Твоя задача - перенести все матрасы и одеяла, всё белье и форму к лодке. Будем раскладывать по бортам и укреплять корыто изнутри. Снимаем палатки и тенты - их тоже к лодке.
   С меня второй мотор - я сейчас ему расконсервацию сделаю. У нас времени осталось два часа. За это время, как хотите - нам нужно быть готовыми уходить.
   - Виктор Палыч, сервиз тут остается?
   - Однозначно.
   - У нас посуды практически нет, вы вчера всю алюминиевую отдали.
   - Да, не подумал. Закажу на время одноразовую: и проще и легче, а там нормальную, позже. Ещё что?
   - Тентов нам надо больше!
   - Согласен.
   - Патронов!
   - С этим, парни, облом: "высшая власть" за Лизавету нам на оружие табу на сутки наложило. Потому и уходим, что патронов у нас кот наплакал и стрелять вы толком не учились. А я один это сражение, как не извивайся, не вывезу, все равно огнём задавят, обойдут и подстрелят. Студент, помалу озадачивай девочку - пусть одела носит по одному с тобой.
   - Она ничего не понимает.
   - Возьми за ручку, доведи до одеял - дай одно и вместе с ней к лодке, маршрут покажешь. Главное чтобы была с тобой.
   На этой задушевной фразе наш разговор прервал гомон взвившихся в небо чаек, оравших истошно: 'Мое! Моё! и Где? Где?'
   Размеренным шагом, несмотря на птичью бомбёжку, по травке, крутя головами в широких шляпах, к нам шествовала колоритная группа: папан, маман и дочь перестарок.
   - Уважаемый. Не подскажете, где тут ближайший населенный пункт? - неуместно отвлек меня от разборки ящика, постучавший палочкой по моей ноге, подошедший сзади нахальный гражданин.
   - Ну если вам Населённый Пункт - то вы уже пришли. Палочкой своей аккуратнее - у меня на них аллергия.
   - Я - известный литературный критик!
   - Хм?
   - Не хм, а Стырьжменьский Эдуард Абрамович. Это моя дочь Галина.
   Дочь соизволила отвлечься от осмотра пленэра и мимолётным взглядом оценить меня.
   Габаритная женщина, которую я считал женой импозантного седого джентльмена в годах, незаметно выпала из списка представленных особ.
   - А...?
   - Пардон. Это - мой друг. Последних дней очарование - прекрасная Валерия Ильинична.
   Валерия Ильинична смотрела всё время куда-то в сторону, от чего мне казалось, что она чувствует себя неловко.
   - Эдик, прекрати!
   - Виктор Павлович, здешний старожил. Эскваейр.
   - Очень приятно.
   - Милейшие, я вижу в вас посланцев Провидения!
   Простому плебсу не доступен сей девайс, - я показал рукой на интерком.
   - Хотел бы проводить вас дальше,
   Там есть еще одно, так скажем, поселенье и избранный народом депутат,
   Злой рок разрушил твердь земную между нами и воды моря между скал впустил.
   Отведайте ж пока простого угощения, чем за труды нас Бог вознаградил.
   - Не надо этого! Вы плохо сочинили! И декламируете, так себе. Подражание - это безвкусица, говорите нормальным языком.
   - Жрать будете? Обедом накормим.
   - Лучше помогите нам нашу машину вытолкнуть.
   Пришлось бросить движок и сходить на пляж с Ярославом, теряя драгоценное время.
   Сразу стало ясно, что нашими силами вытащить - это не вариант. Мерседес сидел у кромки воды по самое днище в песке.
   - Пусть здесь стоит. Теперь её точно никто не угонит.
   Профессор тут же начал давить на совесть. Якудза, понимая, что времени на пустое толковище нет, скинул рубаху и, поигрывая ножичком, спел:
   У Атамана новый ножик -
   Рукоять наборная,
   Лежит финка в голенище
   Острая бедовая!
   Эх, играй, играй, гармошка,
   Покуда не разбитая!
   Эх, гуляй, гуляй, головушка,
   Покуда не убитая!
   Вот старый пёс - ему хоть бы хны! -пролетела мысль, потому как тот сразу стал поучать:
   - Вы неправильно поете эти частушки! Он поются в другом темпе.
   - ПапА, кому ты объясняешь? Посмотри на их лица. Они русского языка не знают. Скажите лучше, любезный, где у вас "тут"? Хотя чего я спрашиваю - оно у вас везде!
   - Ошибаетесь, Галина Эдуардовна! "Это" у нас там, за копёшками сена. Я вам буду признателен если вы будете испражняться в отведённом для этого месте. Критик, иди пока выгуляй подругу дней суровых и позагорай - обед будет, позовём.
   Не успел я залить чистый бензин в цилиндры для промывки как снова пришла женщина-'Спутник'. Твою дивизию!
   - Простите нас, это он сейчас немного не в себе.
   - А в себе он, я так понимаю, гусар!
   - Он в армии служил. И неплохой охотник.
   - А ещё - старый интриган и специалист включать дурака. Кто-кто, а "такие" строчат доносы грамотно. Со всеми запятыми. Вы зачем пришли?
   - Вы знаете, мы уже обсуждали - возможно вам это поможет. Эдик читал. Есть автор или был. Как сложно теперь определённо говорить о времени. Вадим Денисов - он написал цикл книг Стратегия. Цикл с точки зрения литературы ничтожен, но пользовался успехом у определённой категории граждан.
   - Ближе к телу!
   - Там есть 'эта' Платформа номер пять. Эдуард писал рецензию. Но всех подробностей не помнит. Знает что по сюжету они должны объединятся.
   - Он решил нас "объединить"?
   - Мы рассматривали и такой вариант. Но что-то мне подсказывает что Вы будете против.
   - Почему сам не пришёл?
   - У него нервный срыв.
   - Вы чего хотите? Не смотрите, что я работаю. Я слушаю вас.
   - Я в молодости очень любила туристов и вижу, что вы собираетесь уходить. Заберите меня отсюда! За последние три дня он утомил своим занудством до предела.
   Увидев моё уставшее и не озабоченное её проблемами лицо, она скороговоркой торопливо стала продолжать:
   - Понимаю, искуствовед и юрист со стажем вам не нужен, но я шикарно готовлю и написала несколько книг по кулинарии, а ещё я умею молчать!
   - Ценное качество, которое перевешивает все ваши недостатки. - Я стал прокручивать цилиндры, используя шнур стартёра, выгоняя через свечные отверстия остатки смазки и бензина. - У нас - форс-мажор. Через полтора часа нас придут убивать. Мы уходим сразу после обеда. Будьте готовы и найдите свою плиту доставки.
   - Как её искать?
   - Она где-то рядом с машиной. При нахождении ближе пяти метров сработает интерком на вашей руке. Не забудьте свои вещи и очки. У вас левый глаз...
   - Да, косит. Такой родилась. Я привыкла, не переживайте.
   - Плиту сразу несите сюда, её нужно уложить на дно.
   Ял заполнялся сначала всем длиномером: досками, брусками, садовым и шанцевым инвентарём. Туда же были поставлены два сундука с инструментом и мой рундук.
   - Ярик, не смотри на меня глазами раненой лошади: печка и кухня остаются здесь!
   - Разрешите выдернуть из кухни бачки-скороварки?
   - Зачем?
   - Угля возьмём - первые дни будет в чем готовить.
   - Уголь?
   - Пару мешков.
   - Нам бензин нужен. Его где везти?
   - Шеф, это я знаю. Сольем немного бензина и канистры поплывут - только привязать.
   - Ты представляешь какой это якорь?
   - Сядем на них.
   - На кого?
   - На канистры!
   - Это - в любом случае. Сейчас фанеры четыре листа положим на дно и будем бензин таскать.
   - Весь? - Удивившись спросил меня Ярик, вспоминая количество железных ёмкостей.
   - Нет, все не надо. - До этого десять канистр с бензином и одну с маслом я сам уложил в ял. - Ещё штук десять или двенадцать и масла моторного три десятилитровых канистры.
   - Какое именно?
   - А там одно МГ8А, другого нет. Хотя... На сколько сил хватит - столько и вытаскивай. Ещё четыре кирки на якоря и все столы армейские.
   После укладки фанеры и столов на дно СНЛ-8, студент надул фальш-борт, который зажал баллонами импровизированный пайол. Лодку поставили на якоря из кирок, наш гружёный ял переставили ещё глубже
   На транец закинули вдвоем сорока килограммовый мотор и подсоединили бак. Я подкачал бензин и опробовал его. Мотор схватил на прокалёных по инструкции свечах со второго рывка. Дал немного ему поработать на холостых, убедился что насос гонит воду по рубашке охлаждения, и заглушил.
   - Догружаем, что осталось! Место для Хеидрун, одеяло и плащ-палатку. Ял обернуть тентом и замотать скотчем. Под тент разрешаю сунуть ящики с рассадой, вроде не сильно перегрузили.
   За полтора часа, срывая жилы с помощью тачки, мы перевезли на берег все что планировали забрать.
   В очередной раз, когда я вышел на берег осматривать место куда нужно переставить лодки, ко мне подошёл пьяный Стырьжменьский со своими претензиями:
   - Я буду жаловаться! Прекратите всех пугать своим пистолетом! Почему вы ходите в общественных местах с оружием?
   - Я в туалет маузер не беру, а надо?
   - Я про пляж вам говорю - вы здесь были сегодня три раза!
   - А, пляж. Вы как считаете? Вот тебе ответственное поручение, ссака-писака. Иди и считай лобковых вшей. Только там ты найдёшь свой путь к счастью! Я доходчиво объяснил?
   Шлепающему губами от невыражаемого в приличном обществе чувства Эдуард Абрамович сейчас сильно жалел, что не уехал, как советовали все умные люди, из этой проклятой страны.
   Масла в агонию смыслов подлил проходивший мимо Якудза:
   - Тьфу на вас, интеллигентов, вечно водки нажрётесь и больную мозоль в соплях ковыряете. Нет чтоб как приличные люди просто про баб, а потом в морду. Сразу скажите - за какой хобот вас нужно дёрнуть, чтобы вы за речку, как Лизка, газанули?
   Профессора отморозило и он решил ударить своей тростью наглого гопника. Якудза перехватил ещё крепкую руку и дал в лоб открытой ладонью заигравшемуся в барина старикашке.
   - Не балуй, а то дочь, красавица и умница, сиротой останется. И на будущее - русских родным им языком больше не попрекай - не тебе, курицын сын, нас грамоте учить. Как хотим так и разговариваем - ихний, евоный и вообще. У нас живой русский язык, а ваши литературные инсинуации от лукавого, потому что вы русских не понимаете, душа у вас другая. Корчите из себя самых избранных и умных из каждого холодильника и утюга. Терпим вас. Жалеем. Надоели!
   Походив по пляжу я ничего лучше не нашёл для своей авантюры. Удобное место для отхода было толькло одно - напротив той скалы, где глубина. Под стенкой лодок не видно особо и есть где спрятаться стрелкам.
   К двенадцати часам всё, что было возможно, мы забрали и упаковали. Обедали последний раз на сервизе, стоя у стола. Гостям вынесли на улицу. На травку.
   Время!
   Добежав до погреба я включил интерком:
   Сообщения сегодня не важны - главное, что я могу перенести основной вес на завтра.
   Русско-норвежский разговорник. Ветровка. Сарафан. Пару футболок. Купальник. Панамка. Комплект детских трусиков на неделю. Средство от загара. Детский крем. Резинки для волос. Весёлый рюкзачок. Носки. Кроссовки и сандалии. Одноразовая посуда. Книжка эта 'Денисова стратегия'. Скотч широкий - пару штук. Десяток сигнальных патронов для ракетниц. На остальное крепкий двадцати миллиметровый шнур.
   Поставка.
   Сгребаю всё, кроме детского в приготовленный рюкзак. Детское - отдельно. Интерком - снять привязку точки поставки. Получаю подтверждение на перемещение. Всё, сутки мы без канала. Плиту в подмышку и ходу на берег.
   В последний момент в добавку к штатным вёслам в лодки закинули штыковые лопаты.
   Я в последний раз инструктирую Якудзу:
   - Сцена приготовлена, ждём актеров. Хорошее место: бугор и вокруг ровно - не проскочить. Все тут соберутся. Держи мой маузер да постреливай с него. Панаму не снимай - за меня будешь играть! Рожу не кажи и очки надень! Ракетницы заряжены. Когда что делать всем ясно? Валерия Ильинична, вам ружьё дать?
   - Я уже взяла переломку. Я умею с таким обращаться. Остальные заряжены.
   - Хорошо.
   - Как полезут - стреляй с маузера и бегом, постреливая, ходу зигзагами к этому бугру. Оттуда пару раз и ходу к скале. Как соберутся все - шмаляйте с ракетниц. Если что не так - уходите в море и догоняйте Ивана Борисовича. За меня не переживайте - приду пешком сам. Будем!
   Разошлись по своим местам - затаились, сидим ждем. Прошёл час, а враги не идут. Я взмок под копной тут у туалета лежать, но терпю, нервы трачу. Думал играть отбой, как услышал первый выстрел. О, захлопали, по звуку - автоматы, двенадцатый калибр. "Двадцатка" суше и резче. Завертелось! Главное, чтобы Ярик не рисковал. Мимо пробежали несколько человек, снова выстрелы и крики. Зацепили кого? Защёлкала рация. Три щелчка - значит все нормально! Все на месте. Мой выход.
   Аккуратно вылезаю, осматриваюсь: у нашего подвала крутится народ, но это ожидаемо - все в перестрелку не полезут. Жарко пылает разлитое по траве масло с бензином, отсекая на время нападающим путь к берегу. Только с высокого бугра есть возможность стрелять. Там все собрались и сейчас "весело обсуждают" непонятно что. Жду, сейчас они должны высадить по второму-третьему боекомплекту и перегреть стволы. От скалы слышу шелчки выстрелов маузера. В ответ бухают тройными, двойными 'очередями' калашоиды.
   Ползу в сторону бугра, прикидываясь ветошью. На мне черная роба, вымаранная до серого цвета, в почти такой же нас утром дед Иван встречал.
   - Дед, не бзди, ползи - они все равно не попадут, - летит шальная мысль. А я и не бжу, жду когда вы все перезаряжаться начнете. Или большинство. Тут кому как повезёт.
   Есть! Сползли вниз, отстегнули магазины. Патроны внизу в пачках и россыпью на куртке лежат.
   А я и не боюсь, - сам же себе и отвечаю. - Я вскочил во весь рост и в несколько шагов достиг импровизированного пункта боепитания. Не дав 'депутатчикам' дотянуться до патронов. Сколько было удивления. Словами не передать! Пух было потянулся куда-то, видно за запасным магазином.
   - Руки вверх все! Не увижу поднятой руки - стреляю. Я в два револьверных ствола всех тут положу - маму позвать не успеете. Встали и по одному пошли в сторону с поднятыми руками.
   По рации сообщил Ярославу что все нормально.
   Он появился буквально через минуту.
   - Ярик, обыщи Пуха и остальных. По одному отходим в сторону, руки не опускаем, ноги держим на ширине плеч.
   - Шеф, смотри что у него.
   Из-за пазухи он вытянул револьвер Нагана.
   - Остальных проверяй.
   У остальных, кроме ножей и патронов, в карманах ничего не было.
   - Ножи кинь в сторону, потом заберут. Оружие и патроны собирай и отнеси в лодку. Валерию Ильиничну с ружьем позови и маузер верни.
   Довольный Ярослав унёс пять ружей и патроны, завязав узлом куртку.
   Бензин выгорел и масло практически везде потухло. Черная полоса пускала в небо копоть тонкими струйками, кое-где по обгоревшей земле ещё скакали язычки пламени.
   От подвала к нам двинулась делегация для принятия капитуляции, раздачи орденов и праздничных деревянных одежд неосторожным.
   Я скомандовал всем сесть и заложить руки за голову.
   - Не портим "праздничное впечатление" народным массам. Иначе ваш "электорат" будет вами сильно недоволен.
   Вернулся Ярослав с Валерией Ильиничной с двумя ружьями на плече.
   - Уважаемая, как человек благородного происхождения, я не могу отказать даме в удовольствии, поэтому прошу вас из любви к искусству подержать на мушке вашего кармультука этих заблудших. Мне с их "пастырем" нужно обсудить аспекты духовного воздержания и вред свинца для плоти страждущих.
   Когда Костя 'Депутат' приблизился, мы вышли у их группы за спиной и банально разоружили, направив оружие со спины на драгоценные организмы Вована и Депутата. Ещё один револьвер и ВПО 205-03.
   - Как быстро растет твоя паства, Костик! Ещё два новых адепта. Смотри - они тебе всю мессу испортят критическими замечаниями.
   Стырьжменьский, увидев свою спутницу в новом амплуа, не удержался:
   - Как вы могли присоединится к этими маргиналам?
   - Иди нахер, старый козёл!! Давно хотела это сказать! Ты жирный - не дёргайся! А то гуся отстрелю. Я в детстве у бабушки в деревне курям головы рубить не могла. Глазик у меня косой. Поэтому курей душила, а гуся - возьму так нежно за шею и поглажу, - она сделала паузу и показала фривольное движение согнутой кистью руки вверх-вниз, вверх-вниз несколько раз,- он расслабится, - а потом резко сжала кулак, так что некоторые впечатлительные вздрогнули. - Р-раз и ему головку свернула! Могу случайно промахнуться и попасть не в того. Стойте, граждане, спокойно пока Начальник не отпустит. У меня ВСЕ ружья заряжены. Жирдяй, прекрати дергаться!
   - Я в туалет хочу!
   - Молва героя обгоняет! Ты вчера колбасы объелся от жадности? Кажется тебя Вован зовут? Экий ты бычок, кровь с молоком. Жалко такого здесь оставлять. Хочешь комиссарского тела? - Она звонко похлопала себя через юбку по внутренней поверхности ляжки.
   По его представлениям 'бабушкино' предложение было весьма экстравагантным, от этого Вован потерял контроль над собой и громко и ароматно наделал в штаны.
   Пришлось провожающих распустить "в силу обстоятельств не преодолимой силы". Запретив приближаться ближе ста метров.
   - Костя, я ухожу. Еда и огород вам оставлены. Не забывай кормить своих акул.
   - А вам не кажется, Виктор Палыч, что вы слишком много гребёте под себя?
   Он улыбнулся.
   - Вы - обычный трус! Вы просто бежите от проблем. Слышите, - он повысил голос, чтобы услышали все и свои и чужие, - ваш "Дядя Витя" - терпила. Вссал в открытую против выйти. Со спины исподтишка как всегда. Он только с бабами и может воевать!
   - Нет, Костик, не ори, мои и так через включенную рацию нас слышат. А твои и сами все видят. И я спасаю всех оставшихся от ещё больших проблем. Не путай доброту с мягкостью, а выдержку с трусостью. "Тебе" такие понятия неизвестны, видимо.
   - А что ж вы женщину не спасли - раз мните себя благодетелем?
   - Нельзя спасать человека против его воли.
   Мы спокойно сели в лодки и отчалили. Берег, ставший привычным домом за время, которое я там провёл, медленно превращался в узкую полоску посреди бескрайнего моря. Когда совершенно стало не возможно разглядеть что-либо даже в бинокль, я скомандовал к повороту. На запад, вслед солнцу.
   Через полчаса мы увидели берег. В бинокль я нашел бредущих по песку людей. Две женщины, два мужчины и три ребёнка. Нас сносило легким бризом и мы, своим караваном, тяжело сидя в воде, медленно нагоняли уставших людей.
   Пересадив детей на лодку и погрузив их вещи мы передали румпель СНЛ-8 в руки Юрию Карповичу, шестидесятилетнему полноватому мужику-среднячку и рыбаку-любителю с большим опытом вождения маломерных судов. Тот, не газуя, повел наш караван дальше вдоль берега. Мы, не спеша двинулись вслед. Ярослав уходил вперёд и, по одному ему известным приметам быстро, буквально в десять штыков отброшенного дёрна, находил все новые и новые источники воды.
   Не знает Костя что проблемы у него только начинаются...
   Пол пятого вечера мы вышли на берег бухты, через которую нас должны переправить. Волн в бухте практически не было и перед нами стелилось гладью зеркало воды. Длинная бухта не превышала пятисот метров. На противоположной стороне высокие скалы расходились в стороны двумя высокими кряжами. Между ними ровный склон, покрытый травой поднимался вверх, теряясь в дымке разогретого морского воздуха.
   - Ярик, а ты не говорил что тут так красиво.
   - Впечатляет?
   - Очень! А зверь твой где?
   - Там, - он махнул влево, - у дамбы.
   Женщины предложили не ждать и быстрее перейти на ту сторону.
   - Не выйдет - там проход носорожище сторожит. Никто не пройдёт, а то зачем бы мы сюда шли?
   Я посмотрел в бинокль - действительно дамба. Искусственное сооружение перечеркивало потоку путь сложенной из крупных каменных блоков стеной. В дамбе, ближе к нашему берегу, был пролом или водопропускной канал, через который течением несло воду на другую сторону.
   - Даже если бы хотели - не пройдем, там мостик разрушен. Протоку не перепрыгнем.
   Я посмотрел на неисследованный остров впереди и он мне нравился - широкий, высокий и закрытый от ветров. Наконец, обогнув широкий мыс, подошли наши лодки. Уставшие дети тут же спрыгнули на берег.
   - Переправляемся, шеф? - поинтересовался измученный долгим сидением и качкой Петрович.
   - Нет! Ночуем здесь - все устали. Сегодня тут безопасно. За нами они не пойдут. Завтра рано с утра разведка того берега на наличие хищников. Потом переправа. Сейчас ужин и отдых.

   День Девятнадцатый

   Виктор Палыч
   миниархипелаг Зори, о-ва Малая Аврора и Новая Аврора,
   Валера и Чёрная рука

   (о.М.Аврора, вечер трудного дня)

   Поужинали молча разогретой в банках на углях рисовой кашей. Вскипятили в одном из 'захваченых' бачков-скороварок кипяток на чай с пончиками и сгущёнкой. Все устали от перехода до предела. Мало радости у людей на лицах - привели непонятно куда, даже воды питьевой рядом нет. Утром Якудза пробежится, посмотрит - может и найдёт место для родника.
   Знакомства и подробные расспросы отложили на завтра. Уяснил из разговора только что учительницу Ольгой зовут, дочь Ульяной, а младшего не запомнил. Вторая женщина чуть постарше, дочь Маша, самая взрослая из детей. Такой я раздолбай руководитель. Дети с интересом поглядывают на Хеидрун, она на них, но коммуникационный барьер пока не сломан и моя ребетёнка сидит одна, перекладывает, довольная свои обновки.
   На ночь поставили большую и маленькую палатку. Раздав одеяла и спальные мешки уложили всех спать. Не отель 'Палаза', но лучше чем вчера. В прошлую ночь они просто на земле спали. Женщины и дети, среди соотечественников!!! Мало я их.. Студента положил с Хейдрун в палатку, а мы с Якудзой посидели на бережку.
   - Ярик, страшно было?
   - Поначалу - да, а потом, когда поняли что они попасть не могут, ничего.
   - Я оружие их осмотрел. Понятно какой "чудак" заказывал, но остальные или психи или вообще ничего не понимают!
   ВПО-205-СП в базе без мушки и целика, зато есть планка Пикатинни, а на планке самого 'Пикатини' не наблюдаю. Как они целились, куда стреляли? Загадка! Понимаю, что хотели как лучше, и, скорее всего, прицелы даже и взяли в заказ, но пристрелять не успели или специалиста среди своих не нашли или кто специально надоумил?
   - Может шуметь не захотели, чтобы нас не спугнуть?
   - Тоже вариант. Отправить людей в бой с оружием без прицельного приспособления - надо быть не просто талантом, а "вундеркиндом"!
   - Второе, ПО-205-03 укорот. Неплохой выбор. На пятьдесят метров половина картечи, плюс-минус, придёт в цель. Пулей, если подобрать правильно патрон, метров на семьдесят тоже можно пострелять. Но все равно - тяжёлое! А лягаться, не смотря на собственную массу, будет как конь. Оружие хорошее, но изначально спектр его применения лежит вне рамок нашей ситуации. На стену повешу, если стена найдется. Сгодится на черный день и в последний путь. "Тёткам" нашим не выдать - отдача не для них. Хотя удобно целится им и не нужно. Картечью от пуза на кого бог пошлёт - самое то.
   - Ну учительнице и Вере можно револьверы дать, а Валерия Ильинична сама не возьмёт. Она с ижом горизонталкой, как сицилийский мафиози. Ей курки взводить нравится. Оттянет, а потом аккуратно спустит. Прёт тётку от ружбайки. Только кепки не хватает и сигареты.
   Якудза сейчас мне напомнил как вторую женщину именуют - Вера Леонидовна Кузнецова, медик. Или фармацевт? В аптеке работала провизором.
   - Завтра всех научу стрелять и пользоваться оружием. Вычистим всё с утра, заодно изучим устройство. У нас ситуация полной неопределённости. Держимся вместе, стреляем по команде и всё будет хорошо.
   - Зря вы автоматы ругаете, можно я себе коротенький возьму?
   - Понравился?
   - Стильный!
   - На это они и развелись. Бери, я тебе к нему разгрузку закажу и магазинов побольше. Один патрон магнум с навеской в сорок четыре грамма картечи, восемь с половиной миллиметров по силуэту на пятидесяти метрах - как очередь будет.
   - А дальше?
   - Дальше как повезёт. На полтинник гарантия, а дальше разлёт больше будет. Давай спать - утро вечера, как говорится, мудренее.

   (Утро на берегу, о.М.Аврора)
   Ночью просыпался два раза и обходил лагерь по кругу. Проверил своих и не зря, накрыл одеялом свернувшуюся калачиком раскрывшуюся Хеидрун. Снова ложился спать на всё более примятую подстилку из срезанной травы.
   Не спалось? Я волновался? Наверное. Не каждому доводится в жизни вести людей в неизвестность. Моисей вот вел.. но я ж не он? Оправдаю ли я надежды? Время покажет. Сейчас простые задачи: найти место для нового дома и источник питьевой воды. Наш ограниченный запас продуктов можно растянуть на три дня.
   Обеспечить приемлемые условия для жизни на начальном этапе я смогу. Дальше упорный труд каждый день. Всей группы, без исключения, иначе не выйдет. Есть у меня план? Нет! Буду смотреть по ситуации, исходя из доступных ресурсов и условий.
   Просыпаюсь от того, что меня за плечо кто-то трясёт. Закрывая солнце передо мной сидит нарядная егоза Хеидрун. Гладит меня по затёкшей руке и что-то рассказывает на своем забавном языке. Я улыбнулся ей:
   - Привет, Хеидрун!
   Она улыбнулась.
  , - Привет Командор! - Донеслось из-за спины. - Вставайте, завтрак проспите! Хеидрун, иди кушать, - позвал к расстеленному вместо стола одеялу всех Якудза.
   Все ждали меня.
   - Здравствуйте товарищи, простите - я сейчас.
   Пошёл умыться на берег. Стряхнуть с лица утреннюю дрему. Здесь вода была удивительно прозрачной и чистой. Утро было тихим и умиротворяющим. Если бы не было забот вот прямо сейчас бросился бы в эти голубые волны и лежал и смотрел на небо. Плевать на всё! На депутата. На чаек. На акул. Просто лежать и молчать.
   Нельзя! Там у народа от запаха голова кружится и слюни текут.
   На завтрак была рыба в фольге на углях. Мои бойцы раненько, пока все спали, достали снасти и натаскали чудесных жирных макрелин. Сварили всем кофе, а на заедки были вчерашние пончики.
   Позавтракали, спокойно обсуждая только вид на море и утреннюю тишину.
   - Виктор Павлович, дети спрашивают - здесь можно купаться?
   - Думаю да. На старом месте акулы баражировали как корсары вдоль богатого порта. А тут идиллия. Дно надо проверить на скатов и ежей. И можно будет купаться. Если аккуратно в обуви - то могут поплавать. Бездумно в глубину чтобы никто не лез, ничего со дна не подбирал, особенно раковины. Был прецедент.
   - Какой?
   - Улитка девушку укусила, та умерла.
   - Я знаю такую - Конус Географус, она как раз обитает в теплых тропических морях. Они опасны наличием конотоксина, он вызывает онемение и остановку сердца. Очень красивая раковина. В виде конуса. Противоядия нет, помогает экстренное кровопускание.
   - Вера Леонидовна, откуда такие познания?
   - Я же медик. Конусы не только ядовиты, ещё они вырабатывают инсулин. Их изучают. Я читала статью в научном журнале.
   - Спасибо за консультацию. Всем понятно? Молчание - знак согласия. К Хеидрун это не относится - она не знает наш язык.
   - Извините, а зачем тогда вы её забрали? Поймите правильно- про вас таааакое говорили...
   - Ребёнок чужой. Они от него так избавились. Мне какая разница - один или два. Жил с нами мальчик Коля, который попал сюда без родителей. Женщина, о которой так все печалятся, обманула меня. По её вине и моему недосмотру он погиб.
   Вы сами как решились с нами пойти?
   - Ваш человек сказал, что нам будет лучше с вами.
   - Он не мой, он - наш! Да, Иван Борисыч?
   - Ты за обабка меня не держи! Вы все сами сделали.
   - И все же, Вера, вы решились на побег? В чем была ваша корысть?
   - У меня слишком взрослая дочь, а на Ольгу слишком сильно давили. Четыре с половиной килограмма получить разом хотели все.
   - Они не объединились?
   - Нет, только часть из них, остальные решили подождать.
   - Я постараюсь сделать так, чтобы все выжили и никто больше не пострадал. Девочка - теперь моя приёмная дочь. Она хорошая, вы её не обижайте! Я разговорник заказал, он у неё в рюкзачке должен быть. Вас, дамы, я попрошу приглядывать за ней. У меня самого родная взрослая дочь там осталась. Постарайтесь наладить контакт и продумайте, что вам в первую очередь нужно из личных вещей, многие у нас не по сезону одеты. Это вообще всех касается.
   Но сначала инструктаж, изучение устройства и чистка личного оружия. И это не обсуждается! Затем переброска личного состава на тот берег. Прошу всех быть собранными. Мы не знаем, что нас ждет на той стороне. В любом случае оставаться здесь нам нельзя. 'Депутатчики' могут перевооружится и приехать на машине, тут расстояние не больше двадцати километров. Поэтому переправляемся и сидим ждём отмашки на распаковку вещей. В разведку мы пойдем втроём. На берегу останутся Петрович с бенелькой. Наши мужчины спелых лет и молодые дамы. Дамы, по желанию - есть два револьвера, думаю, что вы их удержите двумя руками. Почтенные Юрий Карпыч и Иван Борисыч - есть два охотничьих ружья и полуавтоматы на базе пулемёта Калашникова, но отдача жесткая. Выбирайте.
   Уважаемая Валерия Ильинична свой выбор сделала, но мы можем по желанию расширить и ваш арсенал.
   - Вы мне патронташ снарядите. Двухстволки достаточно, всё-таки я женщина, но на разведку с вами пойду!
   Обучение стрельбе свелось к банальному освоению простых манипуляций. Зарядить- разрядить. Взвести курок и нажать на спусковой крючок. Банально для револьверов и бенелек не было лишних патронов, а двенадцатый калибр - слишком мощный для женщин. Мужики, если не проморгают, то пару раз успеют выстрелить, вся надежда на студента, которому я отдал все патроны двадцатки. Оружия гора, а войско у нас маленькое, но гордое возложенной ответственностью. Пришлось и мне довооружиться укоротом. У нас на двоих было по три магазина. Якудзе достались все десятизарядные от СП, мне - родные от 'ноль три' восьмёрки.
   Сам переезд прошёл буднично. В два захода сначала перекинули нас троих: меня, Якудзу и Валерию Ильиничну. В пути под звук мотора я у неё спросил:
   - Валерия, у вас в молодости было какое-то прозвище или кличка? У нас боевая операция, я не могу кричать каждый раз столь длинный набор слов.
   - Зови меня просто - Валера!
   - Вам однозначно нужен компаньон к вашей курковке. Вот держите, это тоже - "Валера"!
   Я протянул руку, передавая блестящий дамский револьвер.
   - Специальная модель. Леди Смит. Убойный аргумент в излишних спорах. Не потеряйте - вещь статусная. Он у меня по квоте. Может когда-нибудь пригодится, и вам придётся мне его вернуть, но вот когда - я сам не знаю. Владейте на правах аренды. Забирайте вместе с поясом, длинны ремня на вашу талию должно хватить.
   - Вы смелый, так шутить с дамой и заряженным ружьем.
   - Я тоже в прошлом из гусар-интеллигентов.
   Нашу душевную перепалку оборвал Юрий Карпович.
   - Где высаживаться будем? Тут по всей длиннее пляж.
   - Правьте ближе к дамбе.

   (о.Новая Аврора)
   Пристав к берегу мы первым делом подтянули ял, и помогли Петровичу занять оборону, быстро накидав лопатами бруствер из песка. Разгрузили нашу скоростную лодку и отправили её за остальными на другой берег. Отсюда в бинокль я впервые разглядел носорога. Таких животных в известной нам природе не бывает. Даже ископаемый Цоелодонт всего лишь короткая тень этого монстра. Пазик на ногах. Сколько же он весит?
   Дал бинокль нашей спутнице.
   - Это сколько в нем мяса?
   - А вы практичнее меня, Валерия! Последний раз спрашиваю: пойдете с нами? Если там наверху такой же, то убежать, пардон, и обоссаться не успеем.
   - Пойду, как говорил классик: 'Лучше ужасный конец, чем ужас без конца!'.
   - Нимфеток всегда возбуждает этот афоризм?
   - Милейший, отвечу словами своей всем известной тёзки: 'Я читала про секс - там нет ничего интересного'.
   Я стал осматриваться. От пляжа на верх достаточно круто поднимался высокий берег, заросший как везде тут, зелёной травой. Что сразу бросилось в глаза - трава была сочнее и выше, чем на косе. Отсюда открывался лучший вид на выход из бухты. Сейчас можно было оценить истинную глубину вдававшегося в побережье залива. От дамбы до мыса было никак не менее трёх километров, поэтому тут была такая тишина. Разрыв между скал, открывавший проход внутрь острова, был сопоставим с шириной бухты. Дамба, которую сейчас можно было разглядеть вблизи, была сложена полигональной кладкой из обработанных камней разного размера. Высота над уровнем воды была никак не менее трёх метров. До её середины вдоль тянулась песчаная отмель как продолжение пляжа. Жирные чайки ходили по каменному краю и безмолвно срывались вниз, выхватывая из воды мелкую рыбу.
   По прошествии двадцати минут мы все были в сборе.
   - Последний инструктаж! Ярослав проверил пляж напротив лодки. Можно купаться. Но следите за водой на всякий случай. Тут достаточно мелко и акул все это время было не видно. Мы выходим. Сверим часы как говорится. Вернёмся не позже одиннадцати. Раскройте ял и полейте рассаду.
   Немного отойдя от места высадки в сторону я посмотрел на ребятишек, резвившихся в воде. Девочки стесняются, но что делать - купальник есть только у Хеидрун. Будет возможность - закажу всем.
   Поднявшись мы первым делом вышли на дамбу. Широкая, выложенная гладкими плитами в стык она была практически идеально ровной, если бы не небольшой изгиб, специально приданный ей неведомым архитектором, как конструктивное решение для увеличения прочности. Ширина, я специально измерил, была семнадцать моих больших шагов, это около пятнадцати метров. От неё вглубь острова шла дорога, чистая от травы.

   (наверху - о.Новая Аврора)
   Выстеленая камнем с бордюрами шириной около двух с половиной метров, она напоминала военные Римские дороги. Раз есть путь - значит он куда-то ведёт! Мы по рации сообщили об этом на берег.
   Раз приглашают - нужно идти. Растянулись. Впереди Якудза, я в середине, сзади, шлёпающая своими туфлями по камням, Валера. Идём не спеша, внимательно осматривая всё вокруг. Панорама острова открывалась по мере того как мы поднимались выше и, наконец, мы поднялись на самый верх берегового вала, за которым открывалась огромная долина между обрамлявших её береговых скал. На обозримом пространстве, как и на косе, не было ни одного дерева.
   Справа, буквально метрах в трёхстах от нас, был широкий взгорок, наверху которого словно неудачно прилепленный, возвышался холм с крутыми склонами. Вершина холма казалось была срезана большим ножом, настолько она казалась ровной отсюда и, если бы не трава, ровным ковром устилавшая его, я бы даже решил что это - искусственная постройка. Единственным диссонансом в общей картине была выдляющаяся отдельная пупырём доминанта на правом крае холма - под травой находился то ли большой камень, то ли выход скалы, торчавшей в небо острой верхушкой.
   Прямая дорога вела нас, причем вела в другую сторону, поэтому мы пошли по ней - изучение холма откладывалось на потом. "Потом" наступило через двести метров - мы вышли на Т-образный перекрёсток. Перпендикулярно основному пути примыкала точно такая же дорога, уходившая в сторону холма.
   - Командор, куда? Прямо или направо?
   Заманчиво повернуть направо и сразу "вот тебе конь серебряный и дворец хрустальный". Но логичнее пойти прямо. Основная-то Дорога идёт не к холму, а мимо него, в сторону. Слишком просто. А может я усложняю?
   - Ярик, сходи аккуратно - глянь, мы на рации. Близко не подходи, обойди вправо по кругу чтобы мы тебя все время видели, и обратно.
   - Есть, шеф.
   Ярослав сошёл с дороги и прямо по полю отправился осматривать странный холм. Я смотрел за ним всё время, пока не понял, что в один из моментов, когда я моргнул, он исчез. Словно провалился сквозь землю. Только что был и теперь его нет.
   Медленно, растягивая буквы я вызвал его по рации:
   - Ярослав?
   В ответ тишина.
   Смотрю в бинокль на холм, а там ветер колышет травинки и ничего, словно и не был там никто. Идиллия да и только!
   - Твою мать!!! Ярослав!
   Тишина, даже рация не включается.
   - Валера, пошли. Берег, это Командор - у нас ЧП. Ярик пропал.
   - Шеф, вы далеко?
   - Нет, от вас метров шестьсот-семьсот. У высокого холма. Оставайтесь там.
   - Валера, будь сзади метрах в тридцати, ближе не подходи.
   Я двинулся по видимому следу примятой травы. Шел осторожно, смотря по сторонам. Маузер в кобуре. Укорот в руках, изготовлен к стрельбе. Холм рос на глазах, нависая надо мной своей массой, широкий, около сотни метров и высокий, с двухэтажный дом, даже выше. Неправильный с размытым прямым углом между видимыми склонами.
   От неожиданности я вздрогнул - впереди из-под земли приглушённо доносился знакомый голос:
   - Палыыч! Палыыч! Сними меня отсюда!
   В земле или дёрне виднелся узкий провал. Нора? Тогда почему сними?
   - Ярик, это ты?
   - Я, Виктор Палыч. Я тут вишу на корнях, не подходите - тут глубоко.
   Наконец я разглядел место куда провалился Ярослав. Узкая дыра, затянутая корнями.
   Я потрогал землю, она вполне казалась прочной. Якудза словно провалился на болоте в высохшую водяную линзу.
   - Держись. Сейчас мы тебя вытащим.
   По рации вызываю Петровича:
   - Берег. Высылайте Ивана с новой верёвкой и лопатой. Ярослава нашли - провалился в заросшую яму.
   Я аккуратно пытался расчистить отверстие, но переплетение корней было настолько плотным, что руками это было сделать невозможно.
   - Идет! - Сообщила мне Валерия Ильинична о приближении увидевшего нас снизу Ивана.
   Запыхавшийся Иван Борисыч принёс две лопаты и верёвку.
   - Ружьё где?!!!
   - На берегу оставил. Мне такой спринт с ружом не осилить. Так что не взыщи. Зато я две лопаты принёс. Где копать будем?
   - Да вот тут он. Только не видно ничего.
   - Ясно, ты это - говори с ним, чтобы его слышно было.
   - Ярик, слышишь нас?
   - Слышу.
   Иван, простукивая землю лопатой, двинулся в сторону.
   - Хочешь край ямы найти?
   - Да. А то сами туды нырнём.
   - Палыч?
   - Да? - Откликнулся я на голос Ивана.
   - Яма-то так и тянется, край-то где?
   - А я почем знаю?
   - Я немного тут сейчас почищу, дёрн срублю, может хоть что видно будет, где дно у неё.
   - Чисти! Только быстро, будем сейчас верёвку вниз опускать и "попаданца" нашего вытягивать.
   Иван Борисыч лопатой как секирой, ухватившись двумя руками за черенок, начал рубить перед собой землю. Неожиданно все услышали треск и огромный пласт земли, выбрасывая наверх пыль и мелкую труху, осел вниз.
   - Палыч, смотри какое диво!
   Я подошёл и посмотрел. Словно гигантским ковром из корней был накрыт широкий сухой канал, одна из сторон которого была одета в камень. Ров? До ровного сухого дна было метра четыре.
   - Ярик. Слышишь меня?
   - Да! - донеслось гораздо звонче чем прежде.
   - Ты от верха на какой высоте?
   - Метр. Может чуть больше.
   - Тебе до низа тоже метр. Сползай помалу.
   Через минуту засыпанный землёй с запорошенными глазами, щурясь на свет, вышел Якудза.
   - Виктор Палыч, я думал всё - кранты мне, отбегался, а оно вот!
   - Сейчас верёвку скинем, вытянем тебя.
   Я вспомнил про берег и сообщил им радостную новость, что спасательная операция завершилась успешно.
   Не успели мы вытянуть Ярослава как тот, грязный и злой, взял лопату и пошёл рубить дёрн напротив места своего фиаско. Подрубая корни он стал обрушивать метр за метром зелёный полог вниз, увеличивая дыру, сделанную Иваном. Тот, в свою очередь, пошёл своим путём разрушать земную твердь.
   - Эй, "Потрясатели Вселенной" - у нас другая задача. Нам место под жильё нужно найти.
   Сказал, а червь сомненья, тут же стал грызть мозг. А нафига тут этот ров? Палыч, не тупи! Обойди ларчик по кругу. Точно!
   - Иван Борисыч, мы по кругу этот холм обойдём. Вы здесь будьте. Главное - сами не провалитесь.
   - Не боись, Командор, всё будет путём. Мы её живо подрубим - больше никто не провалится. А то детишки легкие. Это Ярослав далеко не забрался. Надо рубить. Не углядим - обязательно сюда залезут.
   - У нас вроде девчонки и один пацан.
   - Любопытные бабы хуже куриц. Мозгов ни у тех ни у других - нет! - Категорично отшил меня вредный дед.
   - Валера, пошли. Все самое трудное нужно делать самому.
   В этот раз я решил пойти налево. Направо сегодня не удачное решение.
   С этой стороны была видна дорога, которая убегала в сторону скал. Интересно, что там?
   Это точно в план на завтра. Сегодня у нас - эта загадка природы. Левый склон был короче, но прямая линия была видна невооружённым глазом. Вызвал по рации Якудзу с лопатой.
   Потный с грязными разводами по телу тот подошёл с лопатой в правой руке и карабином за спиной.
   - Ярик, ну-ка проруби нам тут дыру.
   В несколько взмахов он пробил отверстие, нашёл край и быстро чёткими движениями срезал по кромке все корни. Огромный кусок земли сначала нехотя, потом ускоряясь, рухнул вниз и в этот раз удача улыбнулась нам. Не выдержав перемены нагрузки зелёный ковер под собственным весом лопнул наверху и обнажил высокую каменную стену. С узкими окнами, забранными снаружи кованными решётками!!!
   - Командор, это ЧТО?
   - Без сомнений - наш новый Дом, за который мы положим всех: "поровну-делильщиков", "неплательщиков алиментов", "депутатов" и "асоциальных элементов". Пошли дальше, зови Ивана и несите сюда верёвку. Будем искать вход.
   Эта сторона холма, с учетом скрадывающей истинные размеры зеленой пелены, продолжалась около шестидесяти метров. Обогнув короткий склон мы вышли к входу. Именно в этот участок упиралась вновь повернувшая каменная мостовая дороги.
   Скрытая стена поворачивала под прямым углом и натягивалась выступающим непонятным изгибом в десяти метрах от угла, а дальше, как везде, шла ровным склоном до следующего угла холма.
   - Ярослав, Иван Борисыч - рубите посерёдке дыру. Есть у меня подозрение, что за ней мост или нечто подобное.
   Быстро, хлёсткими ударами с лязгом железа по камню, была проделана дыра. В пыльной тьме ничегоне было видно.
   - Расширьте. Мало света.
   При увеличении дыры первой вскрылась кладка мостовой, за ней - каменное ограждение моста. Тут меня посетила шальная мысль - :сжечь всё и не мучиться. Мысль дурная и глупая: а вдруг как всё сгорит и вместо дома будет пепелище?
   - Валера, смотри за поляной, я внутрь. Мужики, обрубите края за мостом.
   В пыльной темноте, едва просматривающейся из-за висящих белой вермишелью воздушных корней, судя по всему, наметились большие ворота, одна из створок которых была приоткрыта, и через щель под покров сумрака на них падали косые лучи света. Туда, продираясь через корни, словно паутину, осторожно прощупывая ногой дорогу пробирался и я. Перед воротами была решетка, в ней - открытая калитка. Мне пришлось упереться в ворота, расширяя взод, и только после этого я смог заглянутиь вовнутрь. За воротами оказался освещёный двор между двух зданий перед другими не закрытыми воротами метрах в двадцати от первых.
   Я прошел дальше. Вторые глухие ворота скрывали поворот налево с третьей преградой из кованных крупной ячеек решётки распашных двустворчатых ворот.
   Классический захаб для обороны с прямоугольным барбаканом и каменный мешок с двойным огнём. В стенах были видны артиллерийские и стрелковые бойницы. На верху в бруствере, выполненном в виде парапета, словно узор в кладке, чередовались узкие бойницы с элементами декора. Дальше между стен была видна внутренняя площадь цитадели сорок на шестьдесят метров, именно цитадели - теперь в этом не было сомнения.
   Почти в самом её центре находился сухой фонтан в форме черной колонны, обвитой тремя бронзовыми змеями. По логике из их голов должна течь вода, но кольцевой бассейн был сух и завален, как и весь двор, сопревшей от времени травой. Тут я увидел медленно вытягивавшуюся по земле тень длиннее моей собственной. Обернулся.
   За моей спиной, выгнув тело, возвышалась огромная змея с собачьей головой и рудиментарными конечностями, похожими на руки. Из глубин сознания всплыло слово Наг - человеко-змей или дракон?
   Я смотрел на него, он разглядывал меня. Ну да, я наглый пришелец, потревожил его логово. Захотел было повернуть ствол карабина в его сторону, но змей зашипел и подался вперёд. Не даст. Понимает, что такое оружие.
   Стегнув по ушам резко хлопнул двойной выстрел. Наг, глупо икнув, варёной колбасой упал раскрытой пастью с жёлтыми клыками на теплые каменные плиты.
   За его телом стояла босая Валера и, по-деловому, переломив стволы через руку, меняла отстрелянные гильзы на снаряжёные патроны.
   - Валерия Ильинична, где ваши тапочки?
   - Ой, Виктор, они вам уже не пригодятся. Ноги устали. Я их так вовремя сняла...
   - Пожалуй, больше да чем нет. В прошлый раз зверюга была покороче.
   - Как вы думаете - она тут одна?
   - Возможно! Но вероятность второго экземпляра исключать не будем. Я, с вашего позволения, присяду.
   Я сел на край каменной чаши фонтана. Повезло!
   - Что будем делать?
   - Осматривать помещения. Слишком крупный экземпляр. Хотя в прошлый раз борьба была куда опасней чем сегодня.
   - А на фонтане, обратите внимание, три змеи.
   - Откуда она вылезла?
   - Из того подвального окна, что ближе к воротам.
   - Ясно, надо звать Ярослава - пусть тоже сюда идёт.
   Двор по периметру был интересен. Где-то были глухие стены и узкие бойницы, где-то арки, в тени которых прятались широкие стеклянные витражи. Несколько ворот, похожих на гаражные или складские. Вдоль земли шли подвальные окна по типу тех, что были в прошлом нашем доме. Второй этаж по длинным сторонам манил открытыми галереями с высоким каменным резным парапетом? И, в противоположность им, дальняя стена была глухой с узкими стрельчатыми окнами, более похожими на бойницы чем на окна. В левом углу была единственная башня, возвышавшияся над двухэтажной цитаделью ещё двумя ярусами.
   - Везёт вам, Виктор Палыч!
   - Да, необыкновенно - на хороших дам.
   - Я - про крепость.
   - И я о ней. О цитадели в смысле. Валера, вы курите?
   - Увы, не пристрастилась.
   - А пьёте?
   - Пью!
   - Отложим на потом?
   Она кивнула.
   - Сестра Валера, вам бальзам или коньяк?
   - Мне водки и кусок лардо! Люблю холодную я салом заедать!
   - Какую вам?
   - Мне - "Ельцин".
   - Странный выбор...
   - Про человека не скажу, а водка хороша! Что пьёте вы?
   - Камю предпочитаю! Из всех французов для меня душевней нет.
   - Джестив отличный.
   - Я про это знаю.
   - Вы, Виктор, очень необычный человек. Без рефлексий и прочего мещанства.
   - Мадам, я - Русский офицер! И не смотрите на меня с жеманством, на все вопросы у меня один ответ - мой долг служения превыше личных чувств и качеств.
   - Сегодня очень необычный неба цвет.
   - Он бирюзовый, как морской волны колор. Наверно будет дождь. Затянет небо скоро! Нам нужно торопиться и осмотреть весь дом.
   На грохот выстрела к нам наконец явились Якудза и Иван, облепленные землёй с обрывками корней, и прервали наш поэтический настрой..
   - Ух! - Они остановились перед телом лежавшей кожаным столбом от решётки до трети площади змеи.
   - Ох и нифига себе! Это как вы её, Виктор Палыч?
   - Так то не я. Она - сестра Валера! Дуплетом в темечко. Мозги в дуршлаг! Дистанция тут плёвая была. Картечь в контейнере убойней пули оказалась. Отдохните. Пора нам вызывать подмогу. Ярик, как ты сам?
   - Мне б ополоснуться.
   - А вам, Иван?
   - Покуда потерплю. Что надоть?
   - Фонари. Ещё лопат и тачку. Воды для всех. Начнем искать колодец или кран. Он должен быть! Не может цитадель без питьевой воды остаться.
   По рации я вызвал берег:
   - Петрович, разгружай корабль. Вези сюда на тачке по дороге: воду, лопаты, одеяла, фонари. Берите всё, что сможете нести. Вас встретит Ярослав, он к вам пойдет помыться.
   Ярик, иди и приведи народ. Сегодня будет сложный день. Нам очень много нужно потрудится. Перенести вещей порядка пары тонн. И плиты наши если сможете достать, несите сразу, как их брать, надеюсь, понимаешь?
   - В варежках. В рюкзак и сюда?
   - Верно.
   - Ну что, Ильинична, пойдем искать второго змея? Откладывать нет смысла. Время быстро утекает.
   Мы обошли двор по периметру. От башни не с самого начала, на правой длинной стене тянулась крытая галерея с короткой лесенкой на три ступени, на поднятый от площади первый этаж. Там, в тени стен и арок, скрывались столики и стулья за длинными витринами из толстого стекла. Под пыльной пеленой не видно было ни зги. А жаль, две двери, что вели во внутрь, оказались закрыты на замки. Уборки тут не на один день. Кроме окна в подвал открытой оказалась только одна дверь на широкую лестницу с выходом на галерею второго этажа в противоположном углу от башни. Сама цитадель напоминала по форме большую квадратную букву 'G'.
   Поднявшись на этаж мы шли вдоль закрытых дверей, на которых, как в приличной гостинице, прикреплены номера. Широкая галерея перешла в закрытый коридор. Узкие световые окна давали достаточно света. Здесь почему-то оказалось меньше дверей, а расстояние между ними стало больше. Впереди уже стала видна стена с закрытыми бойницами.
   Последняя боковая дверь привела нас в гулкий зал. Без фонаря там делать было нечего, дальнейший путь нам преградила темнота. На стене в галерею видны две бойницы, закрытые изнутри.
   Пока Ярослав в сопровождении остальных возвращался к нам, мы вышли обратно и вытащили на площадь пару стульев. Было тихо и потому отлично слышно как Иван Борисыч обрубал у входа ковер гербария, раздевшись до пупа. Его куртка лежала здесь на чаше у фонтана. Только сейчас я обратил внимание, что на стенах висели чаши из резного камня, в которые, как и в фонтан, когда-то из бронзовых голов змеев на стенах текла вода. Есть уличные фонари в старинном стиле на изогнутых кронштейнах. Интересно, газовые или масляные?
   Некий итальянский стиль в постройке неуловимо присутствовал, но всё вокруг выполнено не из полированного мрамора, а из добротного черно-зеленого габбро-диабаза, что было удивительно вдвойне. Фонарик, как таковой, у нас имелся всего один, тот самый, которым подавилась первая змея в подвале. Все остальные, заказщанные позже - это кемпинговые светильники, дававшие яркий, но рассеянный во все стороны свет. Не самая удобная в нашем случае вещь, потому что слепит всех.
   - Валера, вы идете сзади. Вам отдаю три наших лампы. Мы с Яриком вперёд - у нас один фонарик. Сначала смотрим башню и ищем воду и ключи от дверей, и выход на самый верх.
   Мы снова подошли к двери, за которой в темноте пряталась большая комната или зал.
   Луч фонаря первыми выхватил из тьмы столы, стулья и широкие лавки.
   - Похоже на кабинет. Смотрите, Виктор Палыч, дальше дверь и на потолке люстры.
   Покрутив фонариком по сторонам, нашли у двери белый старинный керамический выключатель, не клавишный, а тот, который надо поворачивать. От него по стене на маленьких овальных керамических изоляторах шла винтажная, в шелковой оплетке, витая проводка.
   Рука повернула со щелчком ручку сама. Да чего это я! Совсем плохой. Откуда тут электричество? А с другой стороны - надо было попробовать!
   Широкий проход через зал, выложенный красивыми светлыми плитами, и белёные стены давали ощущение нереальности происходящего в этом царстве вечного мрака.
   Приемная или зал для ожиданий, тут у входа есть несколько шкафов с пустыми полками. Дальше высокая резная дверь.
   Пошарив фонарём по залу я изменил своё мнение об этом помещении. Вдоль стен стояли стойки-пирамиды. Старинные капсульные ружья тульского оружейного завода 1848 года. Времён крымской войны? Караулка или арсенал? Узкие, не шире сорока сантиметров, окна в толстой наружной стене совершенно не давали света, от чего там было абсолютно темно.
   Самое главное - тут были окна. Достаточно убрать со стен заросли и можно будет осматривать всё внутри.
   За резными дверями обнаружилась большая комната с винтовой лестницей в левом углу. Это, скорее всего, зал совещаний или зал приёмов. Вдоль стен стояли кожаные диваны. Справа - большой камин, по бокам которого две большие двустворчатые двери, каждая из них была с массивной бронзовой ручкой и своей замочной скважиной. В центре длинный стол из нескольких частей и много кресел во французском стиле, отделанных кожей и слоновой костью.
   Ближайшая дверь выходила в помещение, как раз напротив которого с улицы на втором этаже были видны окованные железными полосами деревянные ворота с выносной стрелой из двутавра, скорее более похожего на очень толстый рельс.
   Двери были закрыты. Для нас был свободен только путь на верх. Третий ярус башни располагался вровень с крышей боковых паласов. Здесь был внутренний каземат с низкой железной дверью и коридор углом с закрытыми на засовы дверями. Отодвинув засовы мы вышли на кровлю.
   Что интересно - даже по крыше нельзя было передвигаться без препятствий, она разделена на секции стенами, поперёк которых строителями предусмотрены для обороны окна-амбразуры. Скорее это и не крыша даже, а крытый каменными плитами верхний валганг бастиона. Сильное смешение стилей и строительных элементов. Всё не так. Непривычно и не понятно.
   По всему периметру внешней стены шла полуоткрытая широкая галерея боевого хода, закрытая от солнца и дождя. Парапет в сторону внутреннего двора был изрезан, как и на втором этаже, бойницами для стрельбы вниз. Позже выяснилось - в некоторые части цитадели можно попасть только через башню с верхнего яруса стен. Если говорить точнее - в глухие отдельные казематы на оконечностях буквы 'G' путь лежал только здесь. Тут осталась Валера, смысла подниматься с нами выше не было, она пошла вдоль стены проверять кованые решётчатые калитки в поперечных стенках.
   Четвёртый этаж башни, пожалуй, больше походил на наблюдательный пункт. Вдоль широких окон в абсолютно непроницаемой темноте стояли лавки. В центре было несколько столов, у внутренней стены - не столь большой камин как в зале на втором этаже. Хочется отметить что первый и второй этаж были заметно выше третьего и четвёртого яруса башни.
   На самом верху на смотровой площадке галереи не было, только в углу стоял грибок лестничного марша с тяжёлой толстой дверью. От него шёл парапет с зубцами и узкими косыми машикулями в полу.
   Поверх прямоугольных зубцов по всему периметру шло толстое кованное ограждение, за которое узловатыми стеблями держались тонкими усиками стебли вьюнов и лиан. От внешнего угла через всю площадку к внутреннему углу, лежала сложенная труба мачты флагштока. Достаточно было его поднять и вставить толстый стальной палец в нижнее ухо и его не сможет уронить ни один ветер. Будь то бриз или ураган.
   Не жалея ножа Якудза, прямо по железу, махнув лезвием на участке в пару метров от внешнего угла, срезал несколько зеленых жгутов. Дальше процесс пошёл без нашего желания и участия.
   С треском, словно гнилая ткань под собственным весом, поползла вниз шагреневой кожей зелёная пелена, скрывавшая стены, все ускоряясь, расходясь в разные стороны от башни. Мы наблюдали гигантский эффект домино, очищающий стены от цепкого плена. Цитадель, ухнув опавшей вниз травяной массой, словно выпрямилась и заблестела стёклами окон во все стороны.
   - Палыч, во! Я чё! А!!!
   - Молодца, Ярик! Пробегись - посмотри может ещё где что висит.
   - Вряд ли. Вон какая пылища по всему кругу!
   - Лентяй! Валера, пойдемте осмотрим Арсенал - скорее всего ключи там. У нас пусто, - крикнул я с самого верха, а панорама тут открывалась великолепная. Глянув в бинокль в сторону уходившей от цитадели к скалам дороги, я увидел в километре выше по склону каменистое русло ручья и каменный мостик, а перед ним обмелевший пруд.
   Рядом с мостиком - небольшой штабель серых от времени брусьев или бетонных пасынков. Отсюда даже в оптику было не разглядеть. Одно самое важное дело я только что сделал - нашёл воду! Отсюда, к сожалению, не просматривался наш берег, но была видна вторая часть за дамбой - там песчаный пляж выходил двойной косой, образуя закрытую лагуну, которую заполняло морской водой в высокие приливы. Вот куда можно отпускать нашу молодёжь купаться, предварительно в этом месте нужно будет поставить по периметру сети и нашу ловушку. Там точно не будет акул и, надеюсь, прочей морской дряни.
   Отсюда был виден весь остров? Сомневаюсь. По ширине наверное - да, километров пять-шесть, а вот в длину определить не представлялось возможным, и в этом были виноваты не только холмы, а сама его протяжённость, уходившая как и коса, за горизонт.
   Небо затягивало облаками. Становилось душно. Нагретый камень стен сушил тело. Жарища и духота предстояла неимоверная. Было видно как наши носильщики возвращаясь со второй ходкой, восторженно рассматривали новый дом и некоторые в нарядном сарафане прыгали от радости и хлопали в ладоши. Пора спускаться, не нужно заставлять ждать себя.
   Ситуация изменилась разительно - сейчас мы спускались по освещённой лестнице, проходили через освещённые коридоры и комнаты. Отмоются окна и света станет ещё больше. Я поддался порыву и открыл одно из окон - в воздух взвилась пыль с рамы и стекла, ну и пусть, зато воздух внутри сразу стал свежее, а жизнь ярче.
   В арсенальной или караулке, скорее всё-таки караульном помещении, нашлась большая закрытая ключница, за дверцами которой прятались три секции. На внутренней поверхности дверец были вырезаны и раскрашены поэтажные планы помещений, везде стояли номера комнат и залов, точно такие же номера были выбиты на фигурных стержнях ключей с узорными головками в виде урабороса, висевших парами на пронумерованных крючках. Нумерация начиналась с второго этажа и опускалась вниз до подвала, причем подвал тут был обширный.
   Ярославу стало интересно почему первым номером шло помещение, вход в которое был из большого зала башни. Та дальняя двустворчатая дверь.
   - Пойдемте посмотрим что там ценного?
   - Сходи глянь, я схему посмотрю. Тут кольца снизу висят специально для ключей - пора открыть на первом этаже ворота. Столовую, что прячется за стеклянными дверями, и осмотреть комнаты на галерее. Подвалы пока подождут.
   Только я решил набрать ключиков как вбежал Якудза с обликом горяшим:
   - Там! Там!
   - Что "татам"? Барабан потерял?
   - Там полный звиздец! Молнии везде!
   Пришлось бросить увлекательное занятие - надевание ключей на металлическое кольцо и пойти смотреть "звиздец". Он явно важнее дела. Вообще пора этого "безбашенного исследователя" отправлять к лодке за вещами и самому туда же сходить, оставив на хозяйстве Валеру, как самую опасную из женщин, и выволочь змея, иначе, по старой памяти, он скоро завоняет.
   Дверь была закрыта. Дверной замок, как и ключ на накладке скважины, был отмечен номером один. Не успели мы снова открыть дверь как тут же отскочили от неё. Внутри по помещению всполохами гуляли синие разряды молний, а в центре на постаменте лежала большая черная плита, расколотая вдоль напополам. Из этой трещины, словно из чрева ада, вылетали яркими болидами, шипя и вращаясь, маленькие шаровые молнии. Пахло озоном и неразрешимыми проблемами.
   - Ярик, иди займись делом - помоги вещи носить, я подумаю что можно сделать.
   Как только Ярослав отошел на пять метров, вакханалия электрических разрядов тут же прекратилась.
   - Якудза, стой! Иди обратно. Теперь опять на выход. Стой, вернись!
   Эта "электронная шарманка" включалась на его приближение к двери.
   - Позови Валеру. И стой там.
   - Валерия Ильинична, подходите ближе. Ещё ближе, стойте. Теперь назад.
   Что и следовало доказать - эта дрянь не действовала из нас троих только на меня. Избирательная защита помещения. Моё отличие от них лишь в том что я Спасатель. Один могу зайти, с другими, к сожалению, нет. Это значит что лично для меня здесь приготовлен сюрприз. Интересно, хороший или как всегда? Руки щипнуло - пришло сообщение. Пришлось снять интерком и прочитать:
   Панель доставки Спасателя. Суточная ширина канала 100 кг. Подключить с учетом акций и организационных поощрений оператора. Да/Нет.
   Да! Где мои мозги были в этот момент?
   Новое сообщение:
   Переключение оператора канала произведено. Панель канала требует ремонта, для восстановления необходимо использовать три индивидуальные плиты поставки.
   - Эй, Темные Силы Вселенной, верните мне обратно мою плиту, раз эта не рабочая! А всё, сказал А - кушай Б. Поигрался в кнопочки от счастья?
   Обратный переход на канал с низкой пропускной способность невозможен.
   Иди, счастливый баран, договаривайся! Может достучишься. Обычно так в умных книгах пишут. "Стучите и вам откроют". Постучал без ума пальцем - закрыли. В моём случае - ситуация небезнадёжная, но и не благополучная, а вдруг сейчас у кого личное взыграет и будем мы тут сидеть и смотреть в окно и писать диктанты под чужую диктовку пока не найдётся пара самаритян. Как запасной вариант - можно организовать операцию по извлечению двух плит со старого места. Ну или покушение на убийство с целью завладения чужим камнем судьбы.
   Я вышел из зала.
   - Ну что ТАМ, Командор?
   - Две новости, хороших.
   - А плохих?
   - Гораздо больше. Начну, пожалуй, с позитива. Молнии больше не летают. Второе, нам дали новую плиту с шириной канала в сто килограмм в сутки с сохранением всех бонусов, полученных ранее.
   - Ураааа! - Заорал малахольный бородач, не придав значения плохим аспектам сообщения.
   Его поправила Валера:
   - Что у нас в минусе?
   - Теперь мы не сможем сбежать. Точнее, я привязан к этой "крышке гроба". Второе - ей необходим ее ремонт.
   - И в чем проблема?
   - Проблема в ингредиентах. Мне нужны все ваши плиты. Иначе склеить не получится её.
   - Допустим, я согласна! Дело в Ольге?
   - И в ней, и в вас, да и во мне, пожалуй! Я не готов лишать вас шанса уйти в любой момент.
   - Что ж, честно и порядочно. Я вам отвечу - да, а с Ольгой мы сейчас, надеюсь, всё уладим. Пойдёмте, я взяла ключи, которые вы раньше не собрали.
   Спустившись вниз при помощи ключей открыли обеденный зал и вход на кухню. Там стояли большие плиты, духовой шкаф, и печь для хлеба. Была дверь в подвал и несколько кладовых. Отдельно от кухни была моечная для посуды. Туалеты, как и всё вокруг, были без воды, но вид приличный, как со старинных фотографий - все белое, блестит керамикой и зеркалами. Свет попадает из внутреннего двора через окна галереи. Верхний свет тут выше человеческого роста, а ниже цветной витраж, через который ничего не разглядеть.
   Очень большой и красивый общий зал с барной стойкой шириной восемь метров и длинной не менее тридцати. Вдоль глухой стены стоят буфеты и открытые шкафы с фарфором. В центре - часы в большом напольном исполнении. По углам и рядом с входом увядшие в больших кашпо драцены и пальмы. Чистота, только снаружи окна грязные. На столах поверх зеленых скатертей стоят керосиновые лампы с абажурами. Наверное это мечта Ярослава, потому что у него от увиденного просто текли слёзы. За туалетами и моечной для посуды была прачечная и баня. Это уже ближе к воротам. Больше ничего мы не успели осмотреть, пришли уставшие наши ходоки без радости на лицах. Таскать в горку на руках вещи очень тяжело. Они заходили внутрь и рассаживались на стульях, наслаждаясь прохладой в тени зала.
   - Товарищи и дамы! Хочу сделать объявление. Первое, я понимаю что все устали. Мы нашли ключи и уже открыли несколько помещений. Мы нашли воду. Правда, пока только в ручье ближе к скалам. Есть ещё одна позитивная новость - ночевать нам есть где. Пока не все помещения осмотрены, но думаю, что всё что необходимо - тут есть. Нам сейчас придётся осмотреть подвалы. Чтобы понять откуда поступает вода в систему водопровода. Это - хорошее.
   Плохое. Первое, нам надо совместно вытащить подальше за стены змею. Скоро она начнет разлагаться и будет вонять неимоверно. Второе, мы обнаружили панель доставки с суточной шириной канала в сто килограмм.
   - Что в этом "плохого"?
   - Для вас, Вера, ничего, а для Ольги у меня будет предложение. Сразу скажу: Оператором на канале могу быть только я. Валерию Ильиничну она не подпускает, сразу начинает отстреливаться электрическими разрядами в виде шаровых молний.
   Панель требует ремонта и для восстановления необходимо использовать все три индивидуальные плиты поставки, которые есть у нас. Я не готов лишать вас возможности уйти в любой момент. Валерия Ильинична свою плиту жертвует. От вашего согласия или не согласия будет зависеть что мне делать дальше.
   - Если я не соглашусь?
   - То я в ночь отправлюсь с Ярославом на старое место за недостающей плитой.
   - Не надо никуда ездить - я согласна!
   - Тогда вы мне должны помочь. Передать свои плиты для ремонта с помощью интеркома прямо сейчас, потому что времени совершенно нет, иначе будет штраф ещё на сутки в поставках.
   - Как это сделать?
   - Первое, сейчас громко и четко объявить, что вы присоединяетесь к нашей группе, я получаю подтверждение, это касается всех кроме Хеидрун, Ярослава и Петровича. Они уже в моей группе. После этого операторы набирают текст: "передать для управления панель поставки другому оператору." Указываете меня - Дорофеев Виктор Павлович. Придёт сообщение, я принимаю управление - дальше моя забота.
   У меня к вам просьба, пока все здесь - вскройте все двери и ворота на первом этаже. Нужно понять что тут есть, что там хранится. Как видите тут не голые стены - кухня и обеденный зал шикарные. Правда без продуктов. Подвалы и кладовые мы ещё не осматривали. На полках пусто. Второй этаж весь жилой - туда мы пойдем позже. Есть караульное помещение возле башни, там пирамиды с старинными ружьями и там находится ключница от всех помещений замка. Поэтому все ключи сдавать туда вечером, за исключением задействованных помещений. Ключи из цитадели не выносить. Все ключи, если лень идти, складывать пока на барную стойку. Вечером проверю.
   Как говорил ранее - мне срочно от всех вас нужен список вещей, которые остро необходимы, с размерами, количеством и прочими параметрами. Женщины, не стесняемся - я дяденька взрослый, гигиену и прочее указывайте как надо, меня вам эти не смутить. Обувь всем! Непременно. В той демисезонной обуви, как дед Иван или Юра, можно лишится ног. Мужикам сегодня выдам светлую форму. Женщины - решайте вопрос что нужно. Ярослав и Валерия - список продуктов для торжественного ужина. Всё расходимся. Пишущее и бумага есть в яле, уточните у Петровича. Кстати, он там не изжарился?
   - Он тент натянул и книгу читает.
   - Какую книгу?
   - Сказал - Очень Важная: Стратегия Денисова.
   Тут я вспомнил, что сам заказал её и кинул не глядя в рюкзак.
   - Ладно, мужики, помогите мне донести плиты - я начну процедуру восстановления.
   Всем стало интересно что это за плита и восстановление и паровозом пошли за нами.
   - Начальник, куда класть?
   - Прямо на трещину.
   - Может ты сам?
   При приближении к ней посторонних словно зубы в пасти между двух частей заскрежетали короткие голубые коронные электрические разряды.
   - А молния не выскочит - как ты говорил?
   - Не должна. Мы, когда сюда пришли, она прямо из трещины шарами плевалась, сейчас сами видите - только "злится".
   - А как она работает?
   - Хрен его знает - набираешь заказ, потом уходишь или отворачиваешься, поворачиваешься, а оно лежит.
   - Чудеса!
   - Чудеса у ЧубайсА, а здесь - реальные технологии.
   Получилось что плита по длине равна трём плитам и равнялась двум метрам десяти сантиметрам и была шириной в половину длинны.
   Набрал на интеркоме: Запустить процесс восстановления. Пришло сообщение:
   Приложите руку с интеркомом к плите и надавите.
   Давлю, а ничего не происходит, я сильнее - тоже самое. Смотрю, а вокруг толпа зрителей с открытыми ртами зависла.
   - Граждане, покиньте помещение и закройте двери. Отойдите все на пять метров. Фокус в присутствии не работает.
   Все вышли и закрыли дверь. Я снова, уверовав в высший разум, стал давить. Чувствую, неподатливая алмазу плита поползла под пальцами жирным пластилином. Рука медленно уходит вниз, я стараюсь не смотреть - настолько ярко, словно сварочная дуга, светится она. Наконец ладонь во что-то уперлась, а свечение погасло, я открыл глаза.
   Трещины не стало. По плите побежали узоры, чертежи и карты, картинки этого мира вспышками откладывали образы чужих городов и дальних земель на сетчатке глаз. В воздухе прокрутилась призрачная модель увеличенного в десятки раз маленького шара глобуса. Вспышка доставки и всё погасло. Моя рука освободилась из плена, машинально подношу ее к лицу вытереть выступившую испарину на лбу и не узнаю её. Ровно по то место до куда она погрузилась в плиту потемнела кожа. Черный цвет с плиты перешёл на руку как метка о недопустимом вторжении в тайны мироздания. Словно тонкая черная перчатка была одета в напоминание о произошедшем до конца моих дней.
   Тут же пришло сообщение:
   Достижение: расширение численности базовой социальной группы.
   Организационное поощрение - увеличение суточной нормы на 10 500 грамм веса.
   Организационное поощрение - увеличение лимита очередной разовой поставки - семь килограмм дополнительного веса.
   Достижение: укреплённое поселение!
   Поощрительная акция - расширение численности стержневого этноформата.
   Организационное поощрение - увеличение лимита разовой поставки - двести килограмм дополнительного веса.
   Достижение: присоединение к стержневому этноформату 'русские' дополнительного этноформата 'норвежцы'.
   Поощрительная акция - сателит-комплекс укреплённого поселения.
   Достижение: Источник питьевой воды!
   Поощрительная акция - расширение численности стержневого этноформата.
   Организационное поощрение - увеличение лимита разовой поставки - пять килограмм дополнительного веса.
   Текущий суточный лимит группы 110,5 кг
   Разовое организационное поощрение 212 кг
   Разовое организационное поощрение - перенос времени поставки на время выбранное оператором. Принять Да/Нет.
   Да! Вы еще сомневаетесь?
   Выбор времени поставки определяется началом ввода данных на панели управления.
   В этот момент на столе, что стоял в стороне от стола, вспыхнул голубой экран встроенной в деревянную столешницу плиты.
   Я подошёл посмотреть - там была надпись:
   Начать ввод данных.
   Посмотрел и отошёл. Полдень не самое лучшее время для заказа - надо подумать, что лучше утро или вечер? В этот момент в кабинет вломился взъерошенный Якудза:
   - Шеф, там такое!
   - Какое?
   - Тебя по рации Петрович вызывает!
   - Я не слышал - наверное помехи от панели или слишком толстые стены.
   - Там на берегу такое!
   - Инопланетяне высадились?
   - Хуже! Там за дамбой дома появились! Петрович говорит - молния такая ррраз! Грохнуло и дома стоят как новые и машинка!
   - Какие дома???
   - Большие!!! А еще у Валеры и Ольги эти штуки с рук отвалились. В пыль - махом! Пошли дома посмотрим?
   - Пошли, только не на берег. С башни поглядим.
   Поднялись на четвёртый смотровой этаж, теперь самое светлое помещение Цитадели. А вид из окон. Лепота!
   На берегу, где я планировал купальню, появилась набережная, второй широкий мол. Четыре высокие черепичных кровли, возвышались словно шатры готических соборов над стенами многоэтажных кирпичных домов. Там был виден наш Петрович, ходивший кругами вокруг серо-голубой машинки фургона. Дома стояли буквой 'Г', образуя между склоном и набережной закрытое пространство, но меня интересовали не машина и Петрович, а деревья вокруг домов. Высокие большие цветущие деревья! От разглядывания меня вновь отвлёк бородач.
   - Виктор Петрович, вы туда посмотрите!
   Он позвал меня на другую сторону. У того мостика, что был у ручья, стояло несколько зданий, закрывая сам мостик из вида. Этот, как там - сателлит-комплекс был обширнее. Я увидел среди розовой и белой пены яблоневого или другого цвета около десятка крыш жилых домов и несколько отдельных зданий в полях. Вокруг деревеньки, утонувшей в деревьях, распаханные поля, на которых уже что-то росло. В стороне - ещё цветущие плодовые деревья ровными шпалерами. От переизбытка чувств и ударившей от счастья в голову не мочи, закружилась голова и я сел на лавку.
   - Вам плохо? - Встревожился Якудза.
   - Виктор Палыч! Народ, Палычу плохо! - Заорал Якудза в открытое окно.
   Слышу как наверх бегут по лестнице ноги моей не многочисленной женской банды.
   Меня за руку ухватила Вера с аптечкой под мышкой, которую я сам собирал.
   - Виктор Палыч, посмотрите на меня. Вам так нельзя. Вы взяли такой приз!
   - Приз взять - не значит удержать. За эту цитадель придётся убивать не раз. Готовы вы на это?
   - Я - готова. За детей убью любого! Вы мне оружие по силам только дайте. Ну что же вы. Вам так нельзя!
   - Вы посмотрите как цветут деревья и зеленеют всходами поля. Какой с меня свалился тяжкий груз. Как удержать всё это. Отчаянно маленьким гарнизоном?
   - Люди придут. Хорошие Люди. Не могут быть всё время только подлецы.
   - Где Борисыч и Карпыч?
   - На берег убежали - осмотреть машину.
   - Они уже пришли! - Оповестила Ольга от окна. - У Юрия была машина дома. Сказал что справится и вещи все сюда перевезёт.
   - Вам лучше?
   - Вроде да.
   - У вас лицо порозовело. Когда пришла - были бледны как смерть. А что у вас с рукой? Вы посмотрите- она вся почернела!
   - Всё хорошо! Расплата за канал. Нам ничего бесплатно не дается - у каждого поступка есть цена. Вы осмотрели помещения двора?
   - Не все. Нашли подвал, где рядом дверь и широкие ворота. Заполнен весь углём до потолка. Второе помещение пустое, там сложены скамейки и кованные низкие столбы.
   - А дальше?
   - Дальше не успели - ваш Ярослав нас вызвал к вам.
   - Он наш - тут все теперь свои.
   - Конечно наш!
   - Вы не смотрите на его татуировки - за оболочкой спрятан человек. Иной бывает чист, опрятен, в беседах вежлив и приятен, а в жизни гнида гаже нет.
   - Действительно, вы странный человек. Не зря Валерия сказала - вас разом не понять. Вас слишком много! Вас боятся люди. Наверное не зря?
   - Всё будет хорошо, я подышу. Пройду до берега к мужчинам, прогуляюсь. Хеидрун, ласточка моя, пойдём со мной авто смотреть?
   Я прихватил девчонку и по дороге пошёл к морю. На душе легко. Напьюсь сегодня. Ей-бог напьюсь! До изумления и лягу спать пораньше.
   Внизу у моря был свежий ветерок. Хеидрун убежала вперёд, я шел медленно, привыкая к новому ощущению человека, получившего больше чем ожидал.
   Дома стояли просто как в европах, под ключ - заходи и живи. Пара домов была с магазинами на первом этаже, один с большими воротами гаражей. Последний походил на гостиницу с кафе внизу. Наружная сторона к морю была выстроена глухой стеной с узкими окнами в решётках, внутренняя - с площадью, на которую можно было попасть только через ворота между двух домов. Площадь по склону была обнесена высокой кованой оградой с пиками наверший по венцу. Деревья обрамляли площадь. В их тени скрывался павильон заправки. Две небольших ручных колонки с топливом. В одной бензин, в другой соляровое масло. На импортном написано - газолин и дизель. Небольшой фонтан или источник в углу сейчас стоял сухой, как и в цитадели.
   Идиллию нарушил звук стартера. Старинная машина годов шестидесятых прошлого века Вольво Р 210 Дуэтт затарахтела двигателем.
   - Виктор Палыч, новая - на спидометре пара тысяч. Хорошая машинка, вместительная. Мы грузимся?
   - Да, Юрий Карпыч. Что так долго заводили?
   - Проверял всё.
   - Прокатите Хеидрун.
   - Это - всегда пожалуйста!
   - Бензин наш залили? - Я увидел знакомую зелёную канистру. - Можно его заливать? Движок не запорем?
   - Хрен его знает. Пока работает, не чихает. - На чистом глазу мне отвечает Юра. - Ихней заморский как наш семьдесят шестой. Там магазинчик рыболовный, а за крайним домом отсюда не видать - рыбацкий катер или траулер на прицепе стоит. Большой. Метров десять-двенадцать и два баркаса деревянных на берегу кверху килями, переворачивать надо. Дальше по берегу к скалам сараи или ангары рыбацкие. Сети висят.
   - Колонки топливные проверяли?
   - Нет. Не успели. Проверим, куда они теперь денутся? Эк нам привалило! То ничего - то сразу дофига! Удачливый ты, Виктор Палыч.
   - Есть немного. Но за всё нужно платить. - Я показал им руку.
   - Ох! Етишкина жисть! Как тебя!
   - А теперь представь, что с нами будут делать за всё это "депутатские"?
   Юрий Карпыч сел на мостовую.
   - Да нас за это.. всех живьем...
   - Вот именно. Поэтому - готовимся! Придут за нами скоро.
   - Откуда знаешь?
   - Я сам всё предложил, но не думал что так всё обернётся. На берегу, где высадились - сложите пирамидку из камней. Она нужна для обозначения границы.
   - Перевезём и сложим. Не переживай.
   - Боятся поздно. Какие могут быть волненья? Нам нынче ружья нужно заряжать. Расходимся, я в замок. Ял оставьте там пока на берегу. Переверните только.
   К моему возвращению были вскрыты все ворота на площади и все двери. Нашёлся спуск в подвал и всё водопроводное хозяйство. В основную метровую магистральную трубу после задвижки была встроена улитка турбины с передачей через вал с муфтой крутящего момента на генератор. От него шёл кабель в соседний зал. Там стоял трансформатор и распределительный щит.
   Обнаружились пустые помещения под склады. В которых нашлись мётлы, совки и прочий инвентарь для уборки. Пустые чаши керамических кашпо и вазоны, для украшения площади и галерей.
   У нас теперь есть гараж, и в нем два мотороллера Муравей 2М.
   В смежном зале стоит большой слесарный верстак и два небольших станка - сверлильный и токарный. В углу кузнечный горн и наковальня. Немного метала в прутках и полосах. В самом гараже голые стены, топливо и масло в канистрах стоит на полу. На удивление - у мотороллеров оказались заправлены бачки. На поворот ключа в замке зажигания, горящими огоньками сигнальных лампочек откликнулся заряженный аккумулятор.
   У меня был мотоцикл, но никогда не было мотороллера. Бегло прочитал паспорт и завёл аппарат. Выгнал его на площадь и вручил девчёнкам мётлы, убирать с площади мусор в кузов.
   - Девочки, мне не нужен идеальный порядок - мне нужно чтобы стало чище. Сейчас приедет машина, мы откроем ворота и вывезем змею подальше. Маша, постарайтесь включить в работу и общение Хеидрун.
   Кстати, о воротах - я пошёл их открывать, ждать мужиков нет смысла. Они нагрузят пепелац по самое не могу и только потом приедут.
   Ворота закрывались очень интересно - на каждой воротине была круглая штанга с рейками и зубчатыми линейками. Внизу, прямо на воротах висела рукоятка с квадратом, которую нужно было вставлять в маленькую шестерню, ту, что крутила большую, она через штангу двигала огромные засовы, что входили в зацепление с коваными скобами на другой воротине. На второй створке конструкция зеркально повторялась. Одному было не возможно одновременно закрыть обе створки. Либо только одну либо вместе сразу две. Сложная двойная система запирания. Быстро не откроешь. Днем ворота можно просто распахнуть и откатить в стеновые ниши.
   Снаружи были малые кованные ворота до половины высоты основных с калиткой и навершием из острых пик, открывавшиеся в сторону моста.
   Конструкция первых и вторых ворот была идентичной. Последняя кованная решётка была закрыта на два навесных замка. Нижний сцеплял между собой нижние упоры, опускавшиеся прямо в специальное отверстие, сделанное в массивном камне брусчатки. У калитки был свой отдельный встроенный замок. Ключи от них висели на специальном крючке под ключницей. Вот их я и взял в первую очередь. Распахнув по очереди все ворота, кроме самых последних наружных и зацепив их на крюки, вышел на мостик.
   Грязновато снаружи. Гораздо грязнее чем внутри. Дождики смоют, а ветер унесёт пыль, но это процесс затянется не на один день.
   Наконец я услышал звук мотора. Пришлось открывать последние ворота крепости чтобы пропустить машину. Я сразу второй ключ от замка отдал водителю чтобы он сам пока ворота запирал. Юра, предупредительно сигналя, проехал внутрь. За машиной шли грузчики - Петрович, Якудза и дед Иван.
   - Что, Палыч, мост держишь?
   - Подпираю, а то у нас, видишь, мост один, а раздолбаев много. Вы в курсе, что проверь вы все двери на первом этаже - пешком ходить не пришлось бы?
   - Ещё машина?
   - Лучше! 'Муравей' - две штуки, техники нам подкинули именно ту что нужна. Компактная и надёжная.
   - А в магазине и домах мы нашли велосипеды! Хеидрун сзади едет!
   - Вы чего ребёнка одного оставили?
   - Она устала и чутка не доехала. Тут всё в гору, не забывай. Уже катит.
   Позвякивая звонком к нам подъехала довольная девчушка. Было видно - руль и сидение надо опускать, не её размер дамского велосипеда.
   - Детских великов там нет?
   - Не было. Есть взрослые и трех колёсные с грузовой корзиной. Этот самый маленький и лёгкий.
   - Завтра будем осматривать берег, послезавтра - деревню. Дальше будет видно.
   Я почувствовал что снова тяжесть наваливается на меня. Слишком большим потоком идёт информация. Слишком много впечатлений для одного дня, пора сконцентрироваться на актуальном, всё остальное вынести за рамки. Гонка, а времени на интеркоме всего половина второго - с одной стороны вроде много, а с другой, мало. Тут же подумал о своей мобильности: чего я бегаю, надо себе тоже коня педального трёхногого завести, пока народ не понял, что на такие расстояния машину гонять пустое, бегать утомительно, а ездить всегда лучше чем ходить.
   - Вещей много осталось?
   - Три полные ходки. Сейчас продукты привезли и всё что Ярослав настоял взять, да мыло с полотенцами. Рассаду, а то она там совсем сомлела.
   - Я чего-то ящиков не видел.
   - Мы их на низ в багажник сунули, сверху фанерками накрыли. Остальное шмотками забили. Петрович рыбы наловил. Куда всё выгружать?
   - Пошли внутрь. Там есть один не совсем пустой склад со стеллажами. Пока всё туда, потом рассортируем. Как разгрузимся, змею вытянем машиной подальше.
   Ярослав, обеспокоенный состоянием коллектива, тут же стал требовать своё:
   - Палыч, сначала за водой нужно съездить! Все голодные - обед пора ставить!
   - Заводи мотороллер, да езжай.
   - Я не ездил никогда...
   - Ладно, отвезу тебя, заодно мусор вывалим и деревню осмотрим.
   Тут же образовалась новая проблема - куда девать мусор? Не тот, что с площади - это просто грязное сено, вывози в поле и бросай, перегниёт. Куда девать бытовые отходы? Сделать мусоросжигательную яму или компостную, или все вывозить на баркасе в море и сбрасывать подальше от берега?
   Машину разгрузили молниеносно и мужики, попив воды, зацепили на удавку голову змеи и уехали с ней на берег за новой партией груза.
   Тут же пришёл опять недовольный Якудза с флягами для воды:
   - Чего смурной такой?
   - Виктор Палыч. Командор! Электричество сделай.
   - Ярик, не зли меня. Я вам что, волшебник?
   - Ты круче! Ты - Черная рука! Плиту починил! Замок нашёл! Змея убил!
   - Змея, допустим, Валера грохнула.
   - Меня от лютой смерти спас! У нас на кухне холодильники есть, а без электричества они не работают.
   - Ладно, поехали - будет тебе электричество вместе с водой.
   Мысль о том, что вопрос воды решается просто - витал на краю сознания и требовал немедленного подтверждения. Закрыв вопрос водоснабжения я автоматически решал проблему электричества.
   Со второго этажа спустились дамы.
   - Виктор Палыч, мы осмотрели помещения, нашли лазарет - он в углу на первом этаже, где лестница прямо. Вон те узкие окошки. Весь второй этаж - жилые номера. На две раздельных комнаты, как в гостинице или общежитии - один совмещённый санузел. Комнаты большие, можно жить по двое. Если уплотнится, то и вчетвером. За глухой стеной, начиная с угла - рабочие кабинеты и несколько более комфортабельных квартир. Гостиная, две спальни и совмещённый санузел. Над рестораном - апартаменты. Как правило, планировка та же: две спальни и гостиная. Но есть отличие - у вас дополнительно большой рабочий кабинет. Ванная и два раздельных санузла. Дальше поскромнее. Вся разница в основном в свободных площадях. Везде мебель и отделка абсолютно одинаковые, скромно и просто.
   - Вы меня уже и поселить успели?
   Меня тут же огорошила Ольга
   - У вас выбора нет! Комната с плитой примыкает к кабинету, кабинет к апартаментам.
   - Ясно. Что-то необычное обнаружили?
   - Нет. Только не смогли пройти к воротам и в подвалы на оконечностях замка. Валерия Ильинична говорит, что туда можно пройти через башню.
   - Раз говорит - скорее всего так и есть. Она ходила поверху. Давайте отложим дальнейшее изучение цитадели на завтра. Собирайтесь в столовой сейчас и составляйте списки.
   - А вы куда?
   - Надо вывезти мусор и набрать воды. Немного пробежимся по деревне для общего понимания ситуации.
   С нами напросилась Валера.
   - У меня в молодости была итальянская Веспа. Я думаю, что на этом драндулете я смогу уехать.
   - Вы удивляете меня своими срытыми талантами. Я буду рад если у нас появится ещё один водитель. Я заведу второй. На нем поедете вы с флягами. Не забудьте ружьё. - Я показал Валере как включается передний и задний ход и передачи. Она, не мудрствуя лукаво, покатила не торопясь на первой.
   Неспешно тарахтя моторами и соблюдая дистанцию мы поехали по немного щербатой дороге в сторону деревни. Наверняка там найдется место под компостную кучу. В крайнем случае можно высыпать на поле и потом сжечь или перепахать.
   Остановились на небольшой круглой площади. Её формировали четыре здания: магазин или лавка, здание, похожее на сельский клуб или небольшую школу, в советское время я бы сказал - Правление, сейчас Администрация и здание Почты. Жилых домов оказалось больше около двух десятков на трёх улицах на этом берегу и улице за ручьем. Ниже, в самом конце была видна небольшая плотина и водяная мельница с остановленным верхнебойным колесом.
   Сначала казалось жуткой совершенно не выносимая тишина, пока мимо нас не пролетел жирный шмель, по своим, одному ему ведомым, делам. А потом словно очнулись напуганные мотороллерами птицы, и из ветвей деревьев и кустов полились песни. Недалеко из одного двора раздался голос петуха.
   Мы спешно проверяя все калитки в каменных оградах, отправились на поиски курятника. Нашли! Небольшой одноэтажный дом. Участок соток десять. Там по двору ходил петух и куры. Мы загнали их в птичник.
   В капитальном кирпичном курятнике в одном из помещений в деревянной бочке обнаружили зерно. Принесли воды из ручья в поилку и задали небольшую миску корма. Завтра необходимо их покормить. Думаю женщины и, особенно, дети охотно этим займутся.
   Зашли в дом. Там все было как будто хозяева недавно ушли по своим делам. В шкафах, кроме постельного белья, полотенец, занавесок - ничего не было. Пустые полки и плечики.
   Водопровод и электросеть были в наличии и, так же как в цитадели, не функционировали. Под самим домом был подвал с гаражом, к которому вёл бетонный спуск. О стиле местной архитектуры можно было уверенно сказать - он не русский, точнее не советский, скорее это немецкая довоенная застройка, как в Калининграде.
   Не удержались осмотрели дома на площади - пусто. Магазин оказался зданием загоконторы. Много пустых ящиков и кип джутовых мешков. В одной из комнат стояло несколько новых упакованных в бумагу 'Юбилейных' радиол Ригонда 102.
   Их по кругу стал обхаживать Якудза:
   - Давайте возьмём одну и в ресторане поставим? Винтажные, в тему будут. Зачем их столько здесь?
   - Заготконтора вместо денег привозила дифицитные товары на обмен сельхоз продукции. Они ламповые, Ярик. Не довезём. На машине нужно ехать. Смысл в ней без электричества? Пыль собирать?
   - Для интерьера.
   - Не будем терять время. Сейчас решаем главный вопрос большевиков. Перефразирую классиков 'Касса. Почта. Телеграф!' на 'Вода и Электричество!'.
   - Каким образом ?
   - "Будем искать перламутровые пуговицы". Поехали к мосту!
   Мы вернулись к мотороллерам на площадь. Скрипя пружинами подвески расселись по местам. Ярослав пристроился сзади меня на не слишком большом сидении. Я левой рукой нырнул под руль и, повернув ключ зажигания до упора, стартером запустил двигатель. Почти машина, пока не сломается диностартер! На этот хитрый случай у нас есть слева хитрая ручка кикстартера. Поехали дальше.
   У моста, там где я их видел, аккуратным штабелем лежали деревянные серые морёные брусья, но мое предположение о трубе водозабора в обсохшей чаше пруда не подтвердилось. Широкая каменная лестница спускалась до самого дна водоема. Берега были укреплены каменными плитами, а дно засыпано небольшими окатанными валунами.
   За ручьём в право и влево шли полевые грунтовые дорожки и чернели вспаханной землёй пустые полосы наделов.
   В доме 'с курицами' тоже был водопровод. По законам физики и элементарной логике самотечный водозабор не может быть ниже деревни. Вопрос - где он может быть? Вдруг это банальное издевательство. Перенос строений без сетей. Внутри трубы есть, а наружного водопровода нет? Канализация тоже должна куда-то вытекать, а ни одного люка я не видел.
   Этими мыслями я поделился со всеми.
   - Не логично. Пока всё, что здесь есть - работает по назначению. Должно быть простое решение.
   - Валера, я тоже так думал. Но "не выходит каменный цветок"!
   - Есть только один способ проверить нашу правоту - поехать направо вдоль ручья.
   - Ярик, давай вернём на место шлагбаум для воды.
   Двухметровые, пятнадцать на пятнадцать сантиметров, брусья были достаточно тяжёлыми, так что нам пришлось сильно постараться, чтобы уложить всю чертову дюжину в каменные пазы.
   - Пруд с такой скоростью наполнения заполнится в лучшем случае через неделю.
   - Виктор, вы не правы - смотрите как быстро поднимается вода. Под камнями гораздо более мощный поток, чем нам кажется.
   Действительно, вода прибывала и сейчас она закрыла первый брус.
   - Поехали дальше. Возможно за холмами есть отгадка.
   Ни через триста, ни через пятьсот метров и далее, кроме извивающегося по склону русла, ничего не было. В один из моментов дорога пропала и мы встали посередине поля.
   - Предположение оказалось неверным, едем обратно.
   - Почему?
   - Там был приток. Проверим ручей с другой стороны.
   - По-моему, никакого смысла. Я зря вас сбила с толку.
   - Да нет, всё верно. Просто решение может оказаться совершенно не логичным.
   Когда мы переезжали мост обратно, уровень воды поднялся на половину от максимума.
   Поездка вдоль ручья с другой стороны тоже ничего не принесла. Мы посмотрели на сады и огороды. В огородах пусто, а сады цветут. Поля засеяны, чем не отвечу - я не специалист, не кукуруза точно!
   Петрович сбегал и с каменных ступенек лестницы что спускалась в пруд, зачерпнул две полные фляги чистой холодной воды.
   Сейчас буквально не хватало нескольких сантиметров чтобы поток начал переливаться через верхний край. С другой стороны через щели с шумом вырывались тонкие разлетающиеся в пыль струи.
   - Вот чисто ради эксперимента - давайте проверим есть вода и свет в любом на выбор доме или нет?
   Ярослав сбегал и удрученно вернулся - ни света ни воды.
   - Подождём?
   - Чего тут ждать. Воду возить надо!
   - Нет, подождём - пару минут погоды не сделают, а определённость дорогого стоит.
   Парой минут не обошлись, но момент перелива наступил неожиданно, только что ничего не было, а сейчас с шумом водопада вниз начала падать вода.
   - Ярик, будь другом, сходи проверь ещё раз и кран не забудь закрыть.
   Якудза пулей вылетел обратно.
   - Вода есть! А света нет? - Обгоняя готовые сорваться его с губ слова предположил я.
   - Откуда вы знаете?
   Я показал пальцем в небо, намекая, что просто сказал наугад, а получилось двусмысленно.
   - Да ладно! Сами сказали?
   - Ты, чёрт бородатый, от счастья совсем умом повредился! Пальцем в небо, говорю, ткнул и попал. Как с вами "херувимами" нам жить?
   - Кем? Нам?
   - Живым Пророком быть тяжело, Богом проще - молва сама на небеса возносит. Поехали домой. А то опоздаем - весь фестиваль пропустим. Там сейчас такой праздник будет, боюсь без нас все из штанов повыпрыгивают.
   - Почему вы так думаете?
   - Потому что одну мысль в заначке имею.
   Зачем портить людям праздник и говорить, что я открыл в пустой трубе задвижку и забыл её вернуть в исходное положение. И рубильник на распределительном щите включил когда проверял его исправность.
   Обогнав Валеру мы утарахтели вперёд на своём трицикле. Заехав внутрь я застал всех на месте разгрузки пикапа. Девочки смели мусор в кучи и ждали Муравей для погрузки.
   Я спрыгнул с мотороллера, поставив на ручник педаль тормоза и, не глуша мотор, сказал:
   - Грузите, девчонки! - И сразу отошёл в сторону к одной из настенных чаш. - Внимание, граждане! У меня есть для всех экстренное сообщение. - Говорю, а сам слушаю как выходит воздух из трубы. Кручу в воздухе "Чёрной рукой" замысловатые пируэты и говорю, всё что в голову взбредёт. - Абракадабра! Ахалай-махалай! - Чувствую не успеваю. Детишки и взрослые работу бросили стоят ждут непонятно чего. - Чёрная рука - воду призывай!
   Не искушённому зрителю и человеку, не знавшему всю подноготную предыдущих событий, в данном конкретном случае показалось, что одновременно из всех змеиных голов после прикосновения черной руки к одной из них хлынула вода. Над колонной в виде колокола образовалась тонкая плёнка воды, которую разрезали веерные струи из пастей змей. Восемь настенных каскадных фонтанчиков тоже больше распыляли воду чем лили. Вот такой кондиционер получился.
   Въехавшая во двор Валерия Ильинична застала самый пик восторга. Её едва вместе с мотороллером мужики не начали подбрасывать в воздух.
   Я вместе с Якудзой от радующихся масс позорно спасся бегством в подвал, где проверил частоту, напряжение и силу тока по приборам на мраморной доске щита управления. Генератор раскрутился и выдавал привычное напряжение в 380 вольт. Один основной рубильник с плавкими вставками, за ним четыре распределяющих. Каждый к своему щиту со своими приборами контроля и автоматикой. Оказывается как просто - четыре рубильника, каждый отвечает за свой распределительный щит. Один на замок. Один на берег. Один на деревню. Куда четвёртый? Четвёртый куда, я вас спрашиваю!
   Прибежал радостый Ярик:
  - Командор, холодильники включились, я в подвал сходил - кладовки проверил.
   - Не томи?
   - Есть соль. Сахар как и раньше, в головках. Есть масло растительное. Макароны. Рис. Сухофрукты. Орехи. Специи. Отдельно целая кладовая с одеждой для кухни. Ещё скатерти, шторы в зал и алкоголь. Винный погреб набит битком.
   - Лучше бы мяса положили! Пиши заявку на продукты. То, что срочно. Что требуется и что нужно, но не критично. Ключ от винной лавки мне сразу! Чтобы у остальных к тебе вопросов не было.
   - Сейчас оба принесу.
   Ключи на связке я сунул в карман.
   - Занимайся ужином и не забывай про список.
   Узнал что всё перевезли в цитадель, осталось только забрать с берега резиновую лодку, которую там сдувает сейчас Петрович.
   - Виктор Палыч, можно нас Иван Борисыч с детьми отвезёт на пляж? - Подошла ко мне уставшая Ольга - Мы полотенца взяли из ваших запасов.
   - Не можно, а нужно! Взяли - молодцы, вечером всё обсудим. Сейчас у меня предложение: поехать всем на берег и ополоснуться.
   Я предупредил Ярослава о том что мы уезжаем. Посадил Хеидрун перед собой на сидение и мы, не на перегонки, конечно, но уже быстрее поехали с Валерой на двух мотороллерах впереди нашей машины.
   Своим ключом закрыл калитку и открыл ворота. Подождали Юру пока он проедет и закроет решётку на навесной замок.
   На площадке развилки у дамбы я остановился и заглушил мотор. Дальше не поедем, дорога кончилась. Вспомнил про включенные рубильники и решил посмотреть есть ли свет тут на берегу.
   - Валерия, берите Хеидрун и идите купаться, а мы с мужчинами пока осмотрим дома. - Снова проинструктировал всех о правилах обращения с оружием:
   - Ружье у вас всегда должно быть под рукой. Пойдёте купаться - назначайте дежурную. Рация у вас есть. Как наплескаетесь - вызывайте.
   Ольга подтолкнула сына к нам, тот застеснялся взрослых дядек.
   - Давай, человек, знакомится! Я - Виктор Палыч, 'Чёрная рука'!
   - А я Серрёжа. - Мальчик немного грассировал. Но говорил вполне хорошо.
   - Серёжа, раз ты мужик - пошли с нами бомбить рыбацкий магазин. Как настоящие пираты!
   Ольга улыбнулась:
   - Всё, Виктор Палыч, вы его с потрохами купили. Он на 'Пиратах Карибского моря' там был помешан, большое спасибо! - Она махнула рукой, обняла дочку Ульяну и пошла догонять остальных на пляже.
   А я повел мужское войско к домам.
   - С чего начнем, Командор?
   - Граждане "пираты", начнем мародёрку с дальнего дома. Ничего не ломаем, тут потом наши люди жить будут. Забираем только ценное и полезное. Обходим все помещения сверху донизу. Всё полезное выносим сразу на улицу. К полезному относятся. Различные приборы. Велосипеды. Инструмент. Продукты. Одежда любая. Полотенца большие и маленькие. Что не сгодится нам - может пригодится кому-то ещё. Бытовая химия. Оружие. Часы. Канцелярия любая. Грузим в машину и мой мотороллер. На Муравье Валеры домой поедет наша лодка.
   Первый дом порадовал! Велосипеды - три штуки. В "кафе" обнаружили несколько кофейников гейзеров. Сахар. Сухие сливки и большой мешок не обжаренного кофе. Ручную кофемолку. Специи и соль. Не распечатанные топинги в бутылках в виде ванильного и вишнёвого ликера.
   Второе здание было с гаражом. В этом доме на двух этажах было восемь квартир и отдельные комнаты в мансарде без удобств. Половину первого этажа занимала прачечная с душевыми и общими туалетами, вторую половину - гараж на четверо ворот. Гаражи порадовали нас чистотой и двумя велосипедами, один из которых, трёхколёсный с низкой рамой, я присмотрел себе. Следующий дом был похож на предыдущий. Он отличался квартирами в мансарде и тем, что первый этаж занимал рыболовный магазин, внутри которого было много всего. Из интересного: одежда для рыбалки не в нашем климате, навесные лодочные моторы разных производителей по штуке каждого вида от двадцати до тридцати сил, термосы, фляги и ножи в ассортименте. Подбор моторов удивил. Наверное где-то когда-то в семидесятых годах использовали только такие.
   Как оказалось, здесь теперь есть свет и вода. Жить можно. Проблема отсутствия угля в подвалах, где у каждого дома была своя индивидуальная котельная, компенсировалась климатическими условиями.
   Последний дом был шире остальных с пологой крышей в четыре этажа. Он преподнёс сюрприз, мимо которого прошли все. На первом этаже были залы с пустыми стеллажами, поэтому никто на него не обратил внимание. Зато на втором этаже нас встретил универсальный магазин, где в сейчас работающих холодильниках стояли и лежали разные продукты. На полках и стеллажах в большом количестве - фрукты и шоколад, молочные продукты и много разных и полезных нам вещей. Как сказал Иван: "изрядно тут, а колбасы как в мавзолее". Продукты - не современные нам. Пластик есть, но его несоизмеримо меньше. Как в далёком детстве: картон, стекло и жесть. Или это такая шутка от 'космонавтов'?
   На второй половине был магазин непродовольственных товаров с одеждой. Подсобка отсутствовала как класс, всё лежало в торговом зале.
   - Твою мать, как это всё теперь перевезти чтобы не испортить!
   - Тут холодильники, день-два продукты простоят, - успокоил меня Юрий Карпыч.
   - Мужики, у нас на кухне - пусто! Одни консервы и крупа. Берем сначала мясо молоко и масло и всё остальное. Муку обязательно! Разрешаю набрать деликатесов. В меру.
   - Не слушайте вы его, выносим всё, что сможем увезти и побольше. Нам за это Якудза такой стол выкатит что язык съешь. Верно, Командор? - В конце своего спича уточнил дед Иван.
   - Верно, он в большом ресторане работал. На конкурсы ездил. Готовит отменно и любит свою работу.
   - Не гони, Палыч! Берём корзинки у входа и носим их не спеша вниз. Мне Вара Леонидовна сказала - тебя блюсти как зеницу ока. Ты сегодня ещё ненаскакался? Угомонись, годков-то, небось, тоже не пять?
   - Мне - шесть! - Гордо заявил Серёжа, трескавший из пачки печенье с молоком из бутылки.
   - Кто ему?
   - Я ему. Парень с утра голодный, пусть поест. Я попробовал - молоко свежее, печенье мягкое. Самая "пиратская еда"! Кушай, Серёженька, мы твоей мамке не скажем.
   Свет есть - и ночью потаскаем, даже легче будет, не так жарко. Ты у нас человек теперяча Государственный! Поэтому должОн себя беречь! С машиной сейчас пусть Петрович едет, там ему бегать меньше, парень тоже замаялся - нога-то железная. Потом вернётся, искупаемси, пока наши женщины вторую часть магАзина выносить будут.
   - Думаете?
   - Какая баба мимо халявных тряпок пройдёт? Да ни в жисть!
   Пока дамы купались мы вынесли и вывезли всё, что считали скоропортящимся.
   Не так и много всего пару полных машин. К этому времени пришли женщины и мы их сменили на пляже.
   Ошиблись мы в наших женщинах. Нет, конечно, кое-что они набрали. Сложили в мой мотороллер бытовую химию. В корзины велосипедов обновки кое-какие и, опять же, пополам, я там и носки и трусы мужские и прочее мельком увидел.
   Машину продуктами нафаршировали так как ни один хомяк набить свою нору не сможет, колёса как блины стали. Приврал конечно, но села машина до практически не сдвинуть. Юра еле втиснулся на своё место, а ехал медленнее велосипедов.
   - Как сказали, остальное - терпит, но с утра, чтоб было на складе! - Я не спорю, пусть будет. Действительно устал.
   Темнело на глазах во дворе замка стало легче дышать, сказывалось действие фонтанов. Пересчитав людей по головам закрыли наружные малые и большие ворота. Наступило время привести себя в порядок.
   - Милые женщины, у меня там была форма светлая - подберите мужчинам чистые комплекты на вечер.
   - Нам тоже можно взять?
   - Все могут взять, я не против. Не уверен, что на всех есть размеры, но какие-то обновки вы себе из магазина прихватили. Пол часа. Нет! Час всем на устройство и приведение себя в порядок. Сбор в нашем обеденном зале. Ольга, попрошу приготовить несколько ручек или карандашей и на чем писать. Не подскажете, где мой рундук и сумка с личными вещами?
   - Всё на складе. Завтра вы нам стеллажи и полки перевезёте, мы все разложим и посчитаем.
   - Верно. Учет - наше всё!
   - Виктор Палыч, вы не знаете где включается свет во дворе?
   - Не знаю, но есть предположение. В караулке перед башней щиток с выключателями есть. Скорее всего там, но оттуда не видно внутренний двор, бойницы узкие. Кстати, о свете - прошу всех занавешивать ночью окна. Сегодня обойдёмся без лишнего света. Во двор вынесите наши светодиодные светильники. Незачем пока создавать "приманку для мух".
   - Почему мух?
   - Потому что вместе с мотыльками прилетят на сладкое с навозом в голове. "Всякие". Может это и нехорошо, но сегодня мы должны нормально выспаться. Боюсь, завтра суматохи будет больше чем сегодня.
   Нашёл свои вещи и переложил из рундука в сумку патроны и глобус. Хеидрун доверил нести камеру.
   - Пошли, красавица, наш новый дом осматривать.
   Подталкивая девочку в нужном направлении я поднялся с ней на второй этаж. Нашёл необходимые ключи и решил пройти через комнату с плитой. Женщины мне сказали там есть путь в апартаменты через кабинет. Кабинет доставки? Зал поставки? Пункт телепорта? Телепортационная? От мыслей не о чём перед дверью с ключом в руке меня отвлекло жужание и вибрация в сумке. Телефон?
   Порывшись я вспомнил с грустью про Колю. Нет, не телефон! Путем прикладывания руки к всему что там было я обнаружил нервного колобка, который выскочил из крепления и сейчас пытался сбежать из руки.
   - Пойдём-ка, Хеидрун, другой дорогой.
   Дверь на галерею была открыта. Мы прошли мимо ворот и висящей у стены на балке под потолком цепной лебедки. Дальше было широкое в романском стиле с колонной посередине двойное витражное окно и дверь, которая открылась ключом номер три. Широкий коридор, пожалуй - прихожая с вешалками и банкетками вдоль стен. У входа два небольших платяных шкафа и на стене напротив двери красивое ростовое зеркало в резной раме. Две двери налево и направо.
   Включил свет. На сводчатом потолке вспыхнула люстра, возможно с подвесками не из пластмассового хрусталя. Шарик в сумке успокоился и не подавал более признаков жизни. Чисто. Налево за дверью оказалась большая комната совмещенного санузла с ванной за ширмой. Умывальник с зеркалом и рядом шкафчик. В углу у окна - трюмо с банкеткой. Отдельная кабинка уборной. Просто и пусто, ни мыла, ни зубного порошка.
   Вторая дверь привела нас в гостиную. Уютно, но также просто. Есть камин слева и два больших окна справа. В центре не очень большой стол. Пара кожаных диванчиков и четыре кресла. Комод. Часы. Стены и полы отделаны светлым камнем. Большая люстра. Как в ней лампочки менять на такой высоте? Две двери по углам, за ними спальни. Та, что слева - немного меньше той что ближе ко двору. Убранство одинаковое. Разница в размерах кроватей и окнах. Пусть спит здесь, не хватало чтобы по ночам она или к ней подружки шлялись через окно. Пыли нигде нет. Я показал Хейдрун на меньшую спальню - пусть заселяется. Убедился что кровать под тяжёлым плотным покрывалом заправлена. Как смог объяснил, что её нужно надеть своё новое платье. Достал его из рюкзака и показал на него пальцем. Сам закинул вещи в свою комнату. Сходил побрился, поменял нижнее бельё и переоделся в постиранный, помятый костюм в колониальном стиле, он мне идет. Особенно к маузеру - про него я теперь не забываю. Хеидрун пробежала по всем комнатам и заглянула во все шкафы и комоды. Я понял что она искала. А ведь для женщины и девочки эта вещь иногда важнее всего остального. Она искала гребень или расческу. Я, как смог, пригладил ей волосы и заплёл косички.
   - Окей, Хеидрун?
   - Окей, дада Вита.
   - Пошли, малявка, на банкет в ресторан.
   Слова банкет и ресторан она поняла сразу. Я протянул ей свою ладонь и мы за ручку спустились вниз. Мужчины уже сидели в новых рубашках и брюках.
   - Чего сидим, граждане?
   - Так не наливають?
   - Чего изволите? Озвучте предпочтения.
   Мужики оживились и ответили с пиитетом почти слаженно.
   - Водочки!
   - Ярик, ты где? Выйди в зал? - Громко, чтобы было слышно, я крикнул своему помощнику.
   - Он переодеваться побежал. Моется в бане наверное.
   - Ладно, тогда я сам.
   Зашёл на кухню, нашёл дверь в подвал, там, путем сличения номеров, определил искомую дверь. Помещения тут большие. Пожалуй, если все заполнить продуктами, осаду год держать можно будет. Винный погреб был изумительно велик. Зачем его тут столько?
   Наш остров со всеми жителями, которые есть и появятся, можно будет споить раз сто, а может и всю тысячу.
   Нашёл водку 'Посольская' и 'Золотое кольцо'. Дилемма: две им много, одна - мало. Меньше - лучше! Взял 'Золотое кольцо'. Себе искал коньяк и нашёл, армянский 'Отборный' и 'Наири' рядом грузинские Варцихе, Иверия и далее по списку, все лучшие республиканские коньячные марки СССР по два вида. Дамам нашёл 'Рижский Бальзам'. Себе любимому взял 'Наири'.
   С тремя бутылками я было хотел подняться на верх, но тут взыграло ретивое, что я как гопник - набрал стеклотары и побежал. Пожалуйста, вот грязные бутылочки и бумажка рядом из золотых советских фондов. Мускат 'Барселона' 1828 года и 'Люнель' 1848 года или портвейн 'Ливадия' 1894 г., говорят его любил последний Царь. Если сильно поискать, могу, наверное, и старые коньяки найти - 'Шустовский' и прочие, включая французские завезённые ещё для самодержцев? Штольня не одна и глубокая!
   Того же 'Наири' там несколько полок разных годов выпуска. Этот ларчик нужно прикрыть и никого не пускать, иначе ситуация выйдет из-под контроля! Надо сказать чтобы Якудзе сделал небольшой запас и всем говорить, что это последнее.
   Пронюхают все равно. Легче взорвать этот подвал чем охранять его. Распродам к чертям собачьим за продукты, технологии и скотину. Это такой резерв, хоть охрану ставь! Что я несу. Узнают - вынесут вместе с охраной!
   Поставил все на место и закрыл дверь.
   - Ну, Виктор Палыч, где?
   - Не нашёл, а в магазине - было?
   - Было!
   - Что ж вы не отложили?
   - Всё сюда снесли.
   - Значит оно есть, но спрятано! Его мало, поэтому будем растягивать удовольствие. Придёт Якудза - возьмём бутылочку под чай на всех!
   - Начальник, у нас там под сидение в машине может закатилось.. надо проверить!
   - Проверьте, там наверное не одна - сидения широкие. Я не против, но смотрите не увлекайтесь, мужики, из доверия выйти легко, зайти обратно тяжело. Несите чего там под сидением "случайно" оказалось.
   Принесли прозрачные бутылки, похоже на водку. 'Бреннивин' и 'Аквавит Крогстад' с серо-красной этикеткой. Первую сразу унесли - на запах сивуха и на вкус тоже. Аквавит на нашу анисовую похож. Терпимо. Решили ждать всех.
   Юра после дегустации сразу сказал:
   - Какая гадость! Как они это пьют? Всегда слышал, но никогда не пил импортную. Теперь понятно почему иностранцы нашу водочку уважают. От такой водки даже бабы страшные будут. Мужик без водки не мужик!
   - Спорно, но логика присутствует.
   Удивил и укрепил общее мнение о неведомом напитке дед Иван:
   - Эдирасты от такого... они вместо бабы на мужика залазят или пьют самые отчаянные, чтобы всего этого не видеть!
   - Так, "отчаянные" думайте над списком кому чего нужно из одежды и личных вещей с размерами. Ольга принесёт бумагу, а я вечером опробую наш новый телепорт. Кстати, Петрович, тебе какой протез нужен для комфортной жизни? Но так, чтобы с ним было меньше проблем.
   - Модульный протез с вакуумной гильзой.
   - Я запомнил.
   Наконец все собрались и Якудза отозвал меня в сторону:
   - Виктор Палыч, давайте я другое принесу, а это пойло отдадим медичке.
   - И как ты представляешь? Все поймут.
   - Всё нормально скажу, что захватил оттуда, хоть вы и не велели. Вы их отвлеките немного, я быстро, и начнем ужинать.
   - Я там в проходе оставил. Возьми две водки и коньяк и оботри их.
   Передал ключи Якудзе и он убежал, а я попросил всех собраться:
   - Давайте сдвинем столы и сядем все вместе. Сейчас Ярослав доделает десерт и начнем выносить.
   Хотел похвалить Веру и Олю за наряды, но вспомнил про крупную Валерию в форме "номер раз". Ей, увы, не удалось подобрать женский наряд, а то, в чём она была, за эти дни испачкалось и обтрепалось.
   - Дамы, вы сногсшибательно выглядите! Сегодня у нас знаменательный день!
   - Какой?
   - Согласно моего журнала - девятнадцатый!
   - А недели?
   Я посчитал на пальцах:
   - У нас на острове Аврора - тяпница!
   - Командор, но это - другой остров, - заметил Студент.
   - Формально Петрович прав! Островов по факту - три. Откуда начиналась эпопея - Малая Аврора. "Коса" - это тоже остров, самый длинный в архипелаге, назову его Большая Аврора.
   - А как вы назовётёте этот остров? Названий не осталось. Нужно новое. - Улыбнулась Ольга.
   Вот язва!
   - Ничего нет проще. Новая Аврора!
   - Как крепость называется тогда?
   Вот вредный дед, наверно не налили - они меня сейчас на атомы растащат.
   - Название очень важно! Оно ведь как потом и так дальше будет.
   Пришло спонтанное решение:
   - Раз остров наш Аврора и, по факту, он архипелаг в заморских странах. Пусть будет крепость Святого Архангела Михаила! Завтра поможете поднять флагшток на башне, мы переходим на военное положение. Я теперь не просто командор, а комендант морского Русского форта Святого Архангела Михаила.
   Ольга, если вам не трудно - начните вести протокол собрания и запишите кратко принятые решения. Завтра я перенесу все в боевой журнал.
   Вернулся расторопный Якудза.
   - Всё готово! Кто мне поможет накрывать на стол?
   Якудза отличился: пока мы бегали он сварил легкий овощной суп. Сделал на второе пасту с соусом. Нарезал много мяса и колбас. Сварил морс и компот из сухофруктов. Всё было подано на тонком, изящном и лёгком, практически прозрачном, столовом Кузнецовском фарфоре.
   А хлеб! Все сидели и нюхали нарезанные треугольниками безумно ароматные ломти. Собрание, не успев начаться, закончилось.
   Когда первый голод был утолён Ярослав вынес два графинчика, а анисовую демонстративно убрал со стола.
   - Виктор Палыч, не ругайтесь - это я без вашего разрешения из подвала в ял сунул. Как знал что повод найдётся.
   - Это всё, или ещё осталось?
   - Немного есть. Вдруг нужно будет - пусть стоит. Выпить всегда успеем.
   - Ладно, в последний раз всех прощаю! Одни в лодку перегруженную угля с коньяком напихали, другие под сидением "не проверяют". Чего я ещё не знаю - говорите сразу.
   - Я книгу прочитал почти. - Встал Петрович. - В общем мы, если верить автору, попали на другую планету. "Этих", которые все организовали, называют Смотрящие. Тут должны быть локалки. Одну... Две, - поправился с подсчетом он. - Мы нашли. Монстры их охраняют. Только по книге Медведи, а у нас - змеи. Группа должна быть сто двадцать человек, тогда открывают большой канал. Оператор один. Все собирают разные ресурсы, очень важна медицина и техника. Книги разные.
   - Я в Клубе в деревне библиотеку видел, - вспомнил Ярослав.
   - Почему сразу не сказал? - Тут же впился в него взглядом я.
   - Командор, откуда я знал. Кому они нужны?
   - А если их за ночь какой нибудь чудак в костер пустит, или на цигарки, или "жопошники" найдут?
   - Виноват. Больше не повторится!
   - А я о чем говорил! Нет ненужной информации. Есть неправильная её интерпретация.
   Подняла руку Вера:
   - Я список составила по медицине что необходимо.
   - Хорошо, пойдете со мной на вечерний сеанс. Все пойдут, чтобы разговоров не было - "чем там у нас командор занимается, когда все в поле пашут".
   - Ещё мы в магазине нашли, а потом подумали и вот... - Ольга подала мне журнал мод.
   - Э, нет, девочки, я вас понимаю, но это не наш метод - значит с вас список журналов мод на русском языке, мне нужны понятные русские буквы для заказа, иначе за сорок минут я только одно платье вам закажу. Поэтому список печатными буквами и подсказчик чтобы сидел рядом.
   - Виктор Палыч, а в книге написано что Оператор должен в помещении находится один, иначе канал испортится.
   - В книге может быть написано и наложено, что угодно, мне по необходимости нужны консультанты. Заказывать всё равно буду я. Причина простая - текст на экране и картинки видит только оператор.
   Снова встал Петрович.
   - Петя, садись - я уже понял, что в книге не так.
   - А мы уже подумали, вот, - Ольга протянула список.
   Я прочитал:
   - Мадлен, Бадер, Баур, Ута, Импрейшен, Барбур, Венц, Квелле, Отто и Меуер. А чего Бурду сюда не включили? Я, пока нас мало, могу себе позволить такое расточительство как готовая одежда. В текущем положении мне даже выгоднее это. Какое-то время смогу и буду вас баловать. Мне тут серо-коричневой тоски в унылый горошек не надо! Машинку швейную мы привезли. Надо будет - ещё закажем. Завтра обыскиваем деревню. Кстати, Юра утром с Ярославом, он знает где, нужно будет туда съездить и покормить птицу. Собрать яйца или наоборот, посадить курицу на них. Всё что найдём, особенно средства производства, перевозим пока в замок. Причина простая: растащат и попрячут, чтоб было и оно будет лежать. Всё в дело, всё в работу! Экономика, в нашем случае, должна быть экономной.
   Какой здесь климат я пока сказать не могу, но мы точно близко к тропикам в южном полушарии. Поэтому, дамы, возвращаясь к каталогам, закажем весну и лето за несколько сезонов года с 90. Так нормально будет?
   - Да.
   - Следующая задача: рассада и продовольственная программа. В магазине я видел картофель. Весь посадить и я закажу ещё и буду заказывать каждый день по ведру или больше. На посадку овощей и кукурузы выходят все. Это не тяжело и очень важно. Канал этот сегодня есть - завтра его нет. Умру и всё! Зубы на полку сложите? В подвалах, как я посмотрел, прохладно и свежо, туда можно заложить на хранение хоть весь замок разом. Поэтому работаем каждый день. С завтрашнего дня наш коллектив начнет расти, смотрите внимательно - люди все разные.
   Ловцом Человеческих Качеств до появления более компетентной кандидатуры назначается Валерия Ильинична Стародворская.
   Кому не понятно объясняю: ЧК у нас будет. Выбрать себе рабочий кабинет. Составить список необходимых для организации работы ресурсов. Провести анкетирование и собрать у всех личные данные. Не забыть указать если известно группу крови и прочие медицинские неприятности.
   Диспансеризация населения на Вере Леонидовне. С вас, уважаемая, план мероприятий и список, разбитый посуточно на части. Причина - много букв в названиях. Отмечаю особо лекарства для хронически больных. Если кому-то они срочно нужны - заказываем прямо сейчас.
   Ольга, на вас вместе с Петровичем - инвентаризация. Петрович отвечает за материальный склад. Ольга и Ярослав - инвентаризация продовольственных запасов. Я должен точно знать на какое количество суточных порций я могу рассчитывать. Ярослав мои требования знает. Список для пополнения запасов.
   Ярослав, я видел чёрную доску на входе. Отмыть и, с помощью юных помощников, привести террасу в порядок. Задача: написать мелом график приёма пищи. Опираясь на него я буду составлять суточный план мероприятий.
   Старики-разбойники, с вас Механический и Транспортный участок. На мне - общее руководство и электроводопроводная служба. По причине одной "диэлектрической" руки.
   - Что, правда?
   - Нет, легенда, но красивая!
   Снова встал Петрович.
   - Петя, садись.
   - Виктор Палыч, закажите ещё две книги цикла.
   - Какие?
   Петрович открыл книгу и прочитал с последней страницы рекламу:
   - "Экспансия" и "Спасатель". Дальше - "Русский союз". "Колония". "Командировка". "Возвращение" и "Гоблин".
   - Какой смысл?
   - Информация.
   - А если это всего лишь совпадение?
   - Можно проверить!
   - Как?
   - У них вещает радиостанция. У нас на радиоле приемник есть!
   - Какой радиоле? Которая в деревне в заготконторе осталась? Я опять чего-то не знаю?
   - Мы хотели Вам сюрприз сделать.
   - Сделали. Даже больше - удивили! Ещё раз объясняю. Сюда выбрасывает кого угодно. Девочки слушают внимательно! Убийц, маньяков, асоциальных элементов. Петя, садись.
   - Я только хотел уточнить - в книге написано про рецидивистов их называют "раздражители". Они вооружены. Могут быть. А ещё там есть зусулы и...
   Я закругляющим движением кисти показал Петру чтобы он остановил поток информации.
   - У нас тут не курорт. У нас на носу война. Не по книжкам, не по телевизору, а всамделишная со стрельбой и прочими прелестями. Объявляю тотальную мобилизацию. У нас, вероятно завтра, будет спокойно и, возможно, гипотетически послезавтра тоже, но двадцать второго нас придут убивать по настоящему.
   Я закажу радиостанции и зарядные устройства. Выдам всем взрослым. Петрович настроит канал. Заряжать каждый день здесь на барной стойке. Продумаем сигнал тревоги. По сигналу - всем в замок, кто не успевает вернуться, спрятаться и сидеть ждать отбой.
   Поэтому Маша завтра получает от меня радиостанцию. Маша, завтра ты составляешь с помощью Ольги... Напомните мне ваше отчество?
   - Мироновна.
   - Ольги Мироновны краткий разговорник для общения с Хеидрун. Я думаю что в школу она ходила и должна сама читать. Простые фразы: "Пойдём с нами. Пойдём кушать. Хочу в туалет."
   На эту фразу дети засмеялись.
   - Весело вам? Серёжа и Ульяна, представьте: вы хотите в туалет, а вас никто не понимает и вы прямо сейчас писаете себе в штаны, а мы все будем над вами смеяться. Вам это понравится?
   Серёжа надулся и прижался к маме. А я продолжал:
   - Для начала десяток бытовых фраз, потом добавим. Для вас я определяю постоянное местонахождение: столовая, двор, зал на четвёртом этаже башни или с родителями. По тревоге - зал в башне на втором этаже. Можете со склада взять все игры. Планшет с мультфильмами. Если нужно наверх мы вам поднимем даже диван. Принесём подушки и одеяла. Я должен всегда знать ГДЕ вы находитесь. Выход из цитадели только с моего разрешения. При появлении посторонних сразу сообщить старшим и не спеша, не привлекая внимания уйти - куда?
   Правильно, Машенька, в зал на втором этаже башни.
   Для всех - посторонние завтра будут точно на сто процентов, единственное, я не знаю во сколько они дойдут до нас.
   Пока достаточно!
   План работы я доведу на завтраке. А теперь давайте выпьем за успех нашего безнадёжного предприятия!
   Хитрый Якудза сбегал в глубину зала и в след ему через минуту негромко заиграла музыка.
   - Откуда?
   - В магазине была стойка с пластинками, Шеф. Наши женщины прибрали. А вы и не заметили!
   - Спасибо, это действительно сюрприз.
   Весь вечер фоном из радиолы лилась живая классика семидесятых. Наверное жутко дорогие коллекционные диски в двухтысячных.
   Тяпнув по граммульке и, чтобы не лопать в молчании, Иван Борисыч решил озадачить Студента:
   - Петрович, ты вот ту книжку читал, почему монстра не уходит? В эту сторону понятно - протока. Почему на косу пастись не убегает?
   - Сторожит?
   - Что сторожит, если тут змей был?
   - Вы думаете сторожит что-то свое?
   - Я не думаю, я у тебя спрашиваю.
   Как точно подмечено действительно, что она там сторожит?
   - Что там такого чего тут нет?
   - Локалка?
   - Давайте её пристрелим и посмотрим!
   Пришлось излишний энтузиазм укротить неоспоримыми доводами:
   - Во-первых, она не тупая и стоять не будет. Во-вторых, чтобы такое убить - пушка нужна. В-третьих, зачем нам монстру трогать, через него ещё пройти надо. Пока пусть бегает. Якудза от неё еле убежал, а тех, кто с ним сюда прибыли на машине - в блин раскатал.
   Разговор, как всегда, покатился своей непредсказуемой траекторией. Дети поели горячего и лопали десерт в виде шоколада и фруктов.
   - Виктор Палыч, ты тут дольше всех - скажи, что ты думаешь про всю эту вот! - Теперь ко мне пристал Иван.
   - Не знаю что ответить! Попробую объяснить как я это вижу, может не правильно, и я ошибаюсь. У вас будет время оценить мои выводы и сделать свои. Тот мир слишком быстро летит вперёд. Люди, не успев освоить одну технологию, тут же вместо неё получают две. Это гонка в тупик к стене.
   Всё вокруг - выдуманная реальность. Объясню почему я так думаю и почему так действую, опираясь на понятные всем примеры.
   Вы, когда сюда, Иван Борисыч, попали - увидели много напуганных людей?
   Дед согласно кивнул.
   - Что они начали делать? Они, с ваших слов, начали заседать, вместо того чтобы объединиться. Они сотрясали воздух словами, потому что всё знают и всё умеют чужими руками. Соглашусь, что хороший руководитель-инженер ценнее десяти, допустим, токарей. Один токарь - важнее десяти военных. Один военный - важнее десяти менеджеров-администраторов.
   Давайте за дружбу и мир во всем мире. Накатили!
   - Вы к чему ведёте, Командор?
   - К тому, что финансистов нельзя допускать до управления экономикой. С вашего позволения я продолжу. Один администратор - важнее десяти дворников. Один дворник важнее десяти финансистов. А хороший финансист!
   Тут я сделал драматическую паузу выпить морса.
   - Стоит целого предприятия! Только волю ему давать нельзя и к управлению подпускать. Скряга ничего путнего не сделает. Будет экономить на всем, чем можно, кроме себя любимого.
   У нас там в прошлой жизни получилась перевёрнутая экономика, когда к власти пришли недоучки, не способные к физическому труду и, как правило, финансисты. Люди никогда и ничего не производившие, кроме строчек в бумаге и жёлтых луж на снегу. По сути ничего не понимающих в производстве продукта, кроме затрат в виде ноликов и палочек.
   Для чего в советское время отправляли работать студентов в стройотряды?
   - Работать? - Выдвинул версию студент.
   - Нет, Петрович, их туда отправляли постигать истину простого труда. Чтобы сидя в тиши кабинета он смотрел на жопу секретарши и знал, что гипотетический Вася Пупкин сейчас, как и он в своё время, забил болт на работу и лежит пялится на сочных доярок или прыщавых студенток, и не строил иллюзий, что в это время булки растут в магазине сами.
   Финансисты сначала купили законы. Они всегда покупают себе среду обитания. Почему в США самые большие сроки дают за финансовые преступления? Не знаете? Потому что США создали буржуа. Они знали в чем их мерзкая натура и ограничили право воровать. Не помогло.
   Сначала за бугром, потом у нас подлогом и обманом, была создана мнимая реальность, где удобно экономить, ставлю равенство, воровать. Мы жили в мире, где горлопан и взрослый дядька с мячиком получает больше чем токарь. Финансисты за возможность получать реальный доход за мнимую работу, удавят всех голодом, придумают внешнего врага.
   Библия - она не про евреев. Она про вечного Жида и фарисеев. Евреи - идеальный инструмент. Такого избежать - есть благо для народа. И если их не станет, на их месте окажемся все мы. Несчастные люди, посаженные на трон гордыни. Не помню кто сказал: 'Если бы внезапно не стало всех евреев, то их стоило бы придумать.'
   Чем капиталист отличается от буржуа? Капиталист - это промышленник, а буржуа - ростовщик. Генри Форд был капиталистом и ходил в одном костюме годами. Он создавал свою империю и вытягивал из нищеты людей. Буржуа в феврале 1917 года совратили купцов и капиталистов и совершили Февральскую революцию. Именно буржуа с помощью заграничного финансового капитала разворовали военный бюджет и свергли царя, когда поняли, что после победы в войне их начнут вешать. Капиталисты всегда работают на прибыль. Буржуа - на проценты. В конечном счете финансисты удушили капитализм и социализм, и построили сумасшедший мир. Они научились манипулировать человеческим сознанием ради доли процента.
   Они манипулируют миром там, они рано или поздно будут манипулировать миром здесь. Один человек две тысячи лет назад попробовал найти выход из этого тупика. Не получилось.
   Финансисты ведут мир в бездну не первый раз и, думаю, что не в последний. Истинным богам ничего не надо, лживым нужны подношения.
   Возвращаемся к сути вопроса.
   Всё вокруг - выдуманная реальность для того кто с печки внезапно свалился. Плиты и канал этот - для умственно не полноценных и ни к чему не способных. "Скатерть-самобранка", ничего не напоминает? Это окошко в иной мир, вы не задумывались для чего оно?
   Я показал пальцем в верх.
   - Им наши танцы и нанотехнологии не интересны. Они материей и временем оперируют. Что в этом крысином загоне изучают? Нас изучают как вид не на жизнеспособность, а на вероятность создания новой поведенческой модели, потому что как биологический вид мы предсказуемы! Им интересен наш творческий потенциал.
   - Вы думаете?
   - Уверен. А ещё я уверен: если мы не переломим ситуацию, то нас не ждёт ничего хорошего. Придёт команда зачистки и полигон просто сотрут. Не будет прямого контакта с высшим разумом.
   - Почему?
   - В нашем социуме нет человека, который не считает себя не умнее других. Гордыня главный инструмент порабощения. Тяжкий грех, пораждающий зависть и корысть. Поэтому всегда будет обман и ложь. Можно спасти человека от другого человека, его невозможно спасти от самого себя.
   Не путайте гордость и гордыню. Гордость - это когда человек совершил невыполнимое преодоление над собой. Подвиг. Получил знак отличия и все гордятся таким человеком. В этом все равно есть природа лукавства.
   Другой пример: люди собрались и построили нечто невообразимое. Башню до небес. Достижение. Это тоже гордость и тоже лукавство.
   Гордыня - это когда человек приходит в исполком и говорит "дайте мне квартиру без очереди, я внук героя". Другой приходит и требует путёвку в санаторий для всей семьи и орден: "я - вдохновитель идеи! Я чуть щёки не порвал."
   Нам мало славы и признания, желаем счастья благ земных.
   Увы, все продаются. Исключений нет. Важна цена.
   В ней разница сокрыта. Вот истина - мать всех противоречий.
   Все привыкли фантазировать и отвыкли вламывать!
   Мир не строчками в бумажках строится, а потом и кровью. Не за два абзаца в рассказе. Нам там на голодных костях дедов и отцов досталось всё слишком легко, и тут только прынца на белом камне не хватает. Будем учится жить как нормальные люди. Рано вставать и поздно ложиться.
   Разнежились. Расслабились. Впустили в свой мир болтунов. Знал там одного. Как заводной попугай тарахтел: 'Всё придумали иностранцы. Русские - тупые алкаши. Ничего не умеем и ничего не можем, а что можем дрянь. Америка град на холме.' Это его выбор. Но ему этого мало! Он 'свои' мысли несёт везде, как знамя прогресса.
   Преклонение перед западом - это диверсия против своей экономики. Пока люди не поймут очевидное, они никогда не будут жить хорошо, потому что это психология папуасов и карго-культ на чужие фетиши и слова.
   Поддержание политическими и другими институциональными методами своих декларируемых ценностей на территории другого государства - это направленное действие на подавление чужой экономической модели, с целью захвата не военными методами объёмов не свободного рынка сбыта.
   Ничего личного - это просто бизнес. Поэтому врут все!
   - И вы и я?
   - А чем я лучше присутствующих? Исключений нет!
   Все задумались.
   - Что загрустили? Пойдемте лучше "просить милостыню" и "оформлять пособие по уродству". Порадуем, как Петрович сказал, 'Смотрящих' своей приземлёной фантазией.
   - Командор, а какой из всего вывод?
   - Вывод, Ярослав, банален до невозможного: мы не будем кормить и содержать никчемных людей. Не умеешь - научим! Не хочешь - отвесим пинка и отправим в свободное плавание. Поэтому я никого не агитирую, не призываю встать под свои знамена, мне нужен личный осознанный выбор, а не стадо надеющихся на чудо восторженных идиотов. "Смотрите, нас ведёт сам Чёрная рука! Он - Змея убил, Плиту починил! Замок нашёл!"
   - А ещё вводу и электричество! - пробубнил на пару с Валерой Якудза.

   Не буду рассказывать подробности работы канала.
   В девять вечера, я ввёл всё, что просили и немного сверху по личным мотивам. Выпроводил всех и сказал: 'Спокойной ночи. Ложитесь спать. Утром все раздам.' Закрыл дверь на ключ. Нажал подтверждение и вышел к себе в кабинет. Там нашел сейф и переложил в него патроны и шар.
   Перед этим ещё немного поэкспериментировал. Он работал как индикатор артефакта, в роли которого выступала плита. Завтра озадачу своего чтеца - пусть найдет информацию по шарам в книгах. Я заказал их все. Пусть читают - полезное занятие. Завтра перевозим в обязательном порядке библиотеку из клуба.
   Ночью я проснулся от звуков дождя за открытым окном. Непонятна тревога подняла меня с тёплой постели и вывела на последний смотровой этаж башни. Распахнул окна и прислушивался к монотонному звуку барабанивших о стены капель. Теперь каждую ночь, когда здесь шёл дождь, я просыпался и слушал его шум, в ожидании снова услышать детский голос: 'Папочка, мамочка - простите меня!'
   Лукавый обманщик ветер изредка дарил надежду, и я был рад обмануть себя и выскочить в темноту навстречу судьбе.
   Дождь скрывает слезы,
   Но не гасит боль внутри!
   Зачем такие вопросы
   Ставит смерть на пути?


 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) М.Орехова "Бегущая во сне"(Научная фантастика) Д.Игнис "На острие гнева"(Боевое фэнтези) Т.Рем "Искушение карателя"(Любовное фэнтези) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) К.Воронова "Апокалиптические рассказы"(Антиутопия) А.Тополян "Механист"(Боевик) А.Верт "Пекло 3"(Киберпанк) А.Кутищев "Мультикласс "Союз оступившихся""(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"