Матвеев Олег: другие произведения.

Наруто: Дорога длиною в жизнь.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние конкурсы на ПродаМан
Открой свой Выход в нереальность
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Peклaмa
Оценка: 4.14*74  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Мир шиноби жесток. Изо дня в день, из года в год кланы проливают свою кровь и кровь своих врагов. Битвам нет числа, им нет конца. Каждый день может стать последним. Судьба мира расписана на годы вперед, это знают многие. Но можно ли ее изменить? Или она незыблема? Или, все таки, существуют альтернативные миры, порождённые нашим выбором в той или иной ситуации? Что будет, если в жернова истории попадет другая песчинка? Сможет ли она изменить историю или ее раздавит судьба и не заметит?
      Знаю только одно - мир никогда не будет прежним!
      P.S. Вычитка - зло!

   Наруто: Дорога длинною в жизнь!
  
   Аннотация:
   Мир шиноби жесток. Изо дня в день, из года в год кланы проливают свою кровь и кровь своих врагов. Битвам нет числа, им нет конца. Каждый день может стать последним.
   Судьба мира расписана на годы вперед, это знают многие. Но можно ли ее изменить? Или она незыблема? Или, все-таки, существуют альтернативные миры, порождённые нашим выбором в той или иной ситуации?
   Что будет, если в жернова истории попадет другая песчинка? Сможет ли она породить новую реальность или ее раздавит судьба и не заметит? Или историей предусмотрено, что кто-то будет плыть против течения?
   Знаю только одно - мир никогда не будет прежним!
   P.S. Все события данной книги высосаны из пальца и являются домыслами автора.
   P.S. Вычитка - зло!
  
   Пролог.
   Волны неспешно накатывали на берег, раз за разом. Медленно, но верно подтачивая тот валун, на котором сидел мужчина, свесив ноги в воду. Его хакама была повязана чуть выше колена, чтобы не намокла. Легкий бриз трепал края его рубашки, обнажая рельефный торс, на котором виднелись шрамы. Конусная соломенная шляпа скрывала голову мужчины от палящего солнца. Из-под нее выбивались седые волосы с прядями некогда черных волос, что не вязалось с лицом мужчины, которому от силы было лет сорок.
   Он спокойно сидел и бросал камни в воду, беря их из кучи, что была рядом с ним, после чего наблюдал, как круги быстро исчезают среди морских волн. В небе парили чайки, крича во все горло, но бьющая о камни вода ненадолго заглушала их крик.
   Пространство позади мужчины пошло рябью, из центра которой появилась высокая фигура, у прибывшего были пышные белые волосы доходящие гостю до пояса. Из-под которых, на лбу торчало два небольших рога. На осунувшемся и сероватом лице гостя выделялись глаза. Они были с белой радужкой и черным белком. И привлекали гораздо больше внимание, чем зажатый в зубах танто. Незнакомец был одет в белое кимоно оголяющее торс, на котором проступали все ребра, обтянутые сероватой кожей. Вдобавок гость был прозрачный и от его фигуры веяло Силой. А что еще стоит ожидать о Синигами.
   -Давно я ждал этого дня - не убирая изо рта оружия, проговорил Синигами - Диссонасу. Сколько лет, сколько долгих лет я ждал, чтобы сопроводить тебя в Страну Мрака. А ты, как ни в чем, ни бывало, продолжал топтать верхний мир. - В голосе Синигами послышалась грусть. - Что изменилось, почему ты добровольно оказался от своей жизни? - В голосе этого существа послышался легкий интерес.
   -Я прожил долгую жизнь, многое сделал и еще больше совершил ошибок. В итоге это поставило мир на грань войны. И если я приму в ней участие, то выживших будет очень мало.
   -Считаешь, что твой уход предотвратит войну, и люди не умрут?
   -Нет, конечно же! Но не будит войны на полное уничтожение. Кстати, давно мучало пару вопросов, как раз по твоему профилю. - Когтистая рука остановилась, в считаных сантиметрах от спины.
   -Задавай. - После нескольких секунд раздумий, сказал Синигами.
   -А правда, что боги смерти едят только яблоки?
   -Ха-ха-ха - Бог Смерти смеялся долго и искренне. - С чего люди взяли такую глупость? Мы ничего не едим - мы Синигами.
   -За мгновения до смерти, проносится вся жизнь перед глазами?
   -Это ты сейчас и узнаешь - Синигами пробил рукой спину мужчине. Голова склонилась вперед, руки безвольно упали на камень. Прошло совсем немного времени, и очертания мужчины стали расплываться. Одежда, что была на нем начала проседать и в итоге Бог Смерти стоял один с вытянутой рукой, на который висела протравленная рубашка. Это будет интересно, подумал он и исчез.
  
   Не примиряемые враги Учиха и Сенджу. Их вражда идет со времен Мудреца шести путей. Уже никто не помнит причин той ненависти, которой они испытывают друг к другу. Даже члены этих великих кланов не знают, с чего все началось, но не могут остановиться. Слишком много пролито крови, слишком много убито.
   Вот по этому, заполучив в свое руки Девятихвостого демона лиса. Учиха собрали отряд, дабы раз и навсегда уничтожить заклятых врагов и покрыть свои имена славой и взять богатую добычу. Только Сенджу, на этот счет, имели свое мнение. Все это вылилось в закономерный конфликт...
   Землю покрывало множество борозд, разбросанных в хаотичном порядке. Кое-где их края начали стягиваться от обилия влаги, пропитавшей почву, и далеко не везде это была вода от применяемых техник суйтона. Виднелись воронки, в которых скопилась мутная вода, а в некоторых местах и раскаленная порода. Также присутствовали области, где иссушенная земля покрылась множеством трещин
   В воздухе летал запах гари и пепел от некогда разнообразной флоры, произрастающей здесь. Однако не все растения сгинули в огне битвы. Нескольким счастливчикам удалось пережить тот ужас, творившийся вокруг них. И теперь редкие стволы, черные от копоти, тянутся к небу. Возможно, эти монстры смогут дать ростки и стать основой леса, а пока от порывов ветра на них разгораются оранжевые пятна, разнообразных форм и от них тянутся бледные струйки дыма.
   На ногах осталось еще несколько шиноби, принадлежащих к разным кланом, что говорило - бой еще не закончен. Единицы из сотен, что учувствовали в битве. Остальные были разбросаны на территории в несколько километров, служившей для них полем боя, и опознать в них людей было довольно проблематично
   Один из шиноби выглядел неважно (они все были изрядно потрепан долгим и изнурительным боем, но он выделялся даже на их фоне), от одежды остались лохмотья, держащиеся на ниндзя, только, благодаря доспеху, который был одет поверх них. Да и он имел множество дыр, а некоторые элементы и вовсе отсутствовали.
   Кожа на видимых частях тела лопнула, покрыв его неповторимым рисунком, и задралась наружу, оголив мышцы, казавшиеся черными от запекшейся кожи. Стоял он на коленях и в вертикальном положении находился, благодаря поддерживающим его шиноби, стоящим по бокам.
   Шиноби держали его в захвате, не давая ему возможности вырваться, пока к ним подходит еще один ниндзя. Шаг за шагом он сокращал разделяющее их расстояние. Бледное, осунувшееся лицо, на котором была различима сеть сосудов, пульсирующих в такт биения сердца. Под глазами круги, пряди волос прилипли ко лбу, образовав переплетение из черных, серых и белых прядей. Плечи опущены вниз, что вместе с покачиванием из стороны в сторону при каждом шаге создает картину уставшего человека. Таким он и был, но сил, чтобы убить еще одного человека, состояние у которого гораздо хуже, хватит.
   Глава клана Учиха и джинчурики Девятихвостого демона по совместительству, предпринял попытку остановить надвигающуюся на него врага. Глубокий вдох и Учиху поглощает ревущее пламя, вырвавшееся из-под его кожи, расширяя и углубляя покрывающие его трещины. И вот он уже готовился выдохнуть струю пламени в приближающегося врага, как ему помещали, в самый последний момент.
   Он просчитался с шиноби державшими его, они должны были сильно пострадать при попытке его сдерживания или отпрыгнуть в сторону, спасая свое здоровье и жизнь, но они поступили иначе. Также быстро укутались в покров из воды и земли, что позволило им остаться в эпицентре и слегка ткнуть Учихе под ребра, отчего он изошелся кашлем, а окружающее его пламя пошло на убыль.
   И вместо струи пламени изо рта вырвались сгустки пламени, достоинства которых - количество и объемы влитой чакры, что нивелировалось большим радиусом поражения. И Сенджу легко проскользнул мимо многочисленных огней и нанес удар.
   Три четыре-лучевых сюрикена вращались, в глазах Учиха, вместо привычных томоэ, помогая разглядеть в мельчайших подробностях летящую к нему в живот руку. Она легко прошла сквозь остатки пламени и, пробив доспех, погрузилась внутрь, и сразу рванула назад. Вместе с кровью за ней потянулась густая, насыщенно-красная чакра демона. Учиху скрутила дикая боль, вызванная движением чакры по его телу. Он кричал все то время, пока из него извлекали Кьюби. Это была вторая вечность в его жизни, гораздо длиннее предыдущей. Когда все закончилось, Учиха обмяк в руках своих врагов, склонив голову к груди и жадно глотая ртом воздух.
   Поэтому он не заметил, как у одного из врагов в руках появился меч и, опустившись вниз, снял его голову с плеч.
  
   Кионо - один из многочисленных портов страны Воды. Располагался он удачно в гавани, рядом с основными торговыми маршрутами, ведущими на материк. От буйства морской стихии его прикрывал мыс, который не однократно спасал порт и стоящие на якоре корабли от сильных повреждений во время шторма.
   Однако главное преимущество превратилось в сдерживающий фактор, не позволяя порту расти дальше и принимать большое количество кораблей. Мыс, служивший до этого зашитой для жителей Кионо, на этот раз подвел их, позволив опасности скрываться до последнего момента.
   Но о ней знал экипаж корабля, плывущий вдоль берега, поэтому они выжимали все, что могли из своего судна. Паруса на трех мачтах были подняты, и часть матросов ловило, так необходимые воздушные потоки, в то время как остальные работали веслами.
   Мужчина, стоявший рядом с рулевым, сжимал перила с такой силой, что костяшки побелели. При этом он выдавал хитроумные морские загибы, в адрес матросов налегающие на весла. Но они, из всего словесного потока, обрушившегося на них, слышали главное - 'РАЗ, ДВА, ТРИ!'.
   Непостижимым образом капитан умудрялся ввернуть в сплошной поток брани три слова. Которые служили командой для гребцов, обливающихся потом, но раз за разом синхронно опускающие весла в воду, чтобы сделать очередной гребок и держать максимальную скорость. Никто из экипажа не знал, что из их корабля можно выжать такую скорость.
   Но желание жить, заставляло их проливать пот и кровь, выжимая из себя все. За кораблем следовало существо, оно перемещалось под водой, но впередсмотрящий смог разглядеть темное извивающееся пятно, словно гигантская змея, и плывущее за ними. С того момента и началась эта гонка.
   Капитан гнал свой корабль в гавань в надежде, что морское чудовище не заплывет на мелководье и там они будут в безопасности. Наблюдатель видел, как расстояние между ними медленно увеличивается, но не спешил радоваться, а то мало ли, ведь им еще придется обогнуть мыс, чтобы войти в гавань. И вот здесь их могут перехватить.
   Корабль приближался ко входу в гавань, поэтому посыпались новые приказы вперемешку с отборными ругательствами. Рулевой начал разворачивать корабль на право, в чем ему помогали гребцы, прекратив работать веслами с лева и наслаждаясь моментом отдыха.
   Но монстр ускорился и в считанные мгновения преодолел разделяющее их расстояние и оказался под кораблем. Перед самим носом корабля из воды вынырнула белая арка, образованная могучим телом морского змея. Солнечные лучи, падая на многочисленные белы чешуйки и стекающую с них воду, отбрасывали множество бликов.
   Вслед за первой аркой появилась вторая, и в эту ловушку влетело судно на максимальной скорости, не имея возможности избежать расставленной ловушки. Когда в первое кольцо начал заплывать корабль оно стало сужаться, захлопывая ловушку. От чего экипаж бросил свои весла и начал прыгать за борт, спасая свои жизни.
   Капитан также не стал геройствовать и прыгнул за борт, один из первых, как и рулевой. Десятки людей, оказавшись в воде стали плыть к берегу, который был не далеко. Однако не у всех были силы преодолеть сотню метров до суши. Уставшие от изнурительной гонки матросы еле шевелили своими руками, отчего только держались на воде, и навряд ли бы продержались долго.
   Раздался треск ткани и дерева, после чего последовал глухой удар. Матросы, нашедшие в себе силу воли оглянуться, увидели, как два белых кольца обхватили их немаленький корабль, порвав паруса и снасти. К тому же был остановлен чудовищем, после чего нарочито медленно начал его сжимать.
   Это зрелище приковало взоры людей, а скрип постепенно переходящий в треск одних заставлял обернуться и посмотреть, что происходит, а другим давал так необходимые силы, для преодоления расстояния, отделяющего их от спасения.
   Данное происшествие не осталось незамеченным жителями Кионо, а также людьми, что находились на кораблях, стоящих в данный момент на якоре в порту. А именно медленно и показательное превращение корабля в груду щепок, за полминуты, что вызвало немалую панику среди народа, особенно когда все поняли, что морской змей заплыл в гавань и движется к порту.
   Такому повороту люди, что находились 'за бортом', обрадовались, поскольку монстр не захотел их есть. К тому же после него осталось множество обломков от корабля, и они находились значительно ближе, чем берег, что увеличивало их шансы добраться до берега.
   После того, как монстр на глазах многочисленных зрителей уничтожил корабль, дальше он поплыл не таясь. Такое развитие событий вызвало панику среди жителей горда, наблюдающих за его приближением. Одинокую фигуру, стоящую на голове гигантского змея, разглядеть они не смогли, не из-за расстояния, хоть оно и было приличным, а потому что шиноби был скрыт техниками от взора простых людей.
   Монстр быстро подплыл к ближайшему кораблю, после чего протаранил его, повалив при этом набок, и ринулся дальше. Под изумленные взгляды он направился к другому судну, после чего из воды вынырнула часть его тела и опустилась на один из кораблей. От удара корпус судна жалобно затрещал, продавленный монстром и погрузился в воду. После чего монстр прошелся своим телом по корпусу судна к его карме, ломая перила и прочие выступающие части из палубы.
   Нос корабля из-за такого обращения задрался вверх, а в многочисленные пробоины начала затекать вода. После того, как корпус судна был освобожден, он упал на воду и начал медленно тонуть. Паника в городе по мере уничтожения кораблей нарастала, многие бросились прочь, создавая давку.
   Монстр, бушующий на воде, не обращал внимание на матросов находящихся в воде. Он планомерно уничтожал суда, и когда с ними было покончено, он обратил свое внимание на город. Показавшийся на поверхности хвост чудовища, поднял вслед за собой огромную массу воды, которая, повинуясь движению его тела, обрушилась на улицы города.
   Люди, гонимые своими страхами и ужасом, преследующим их по пятам, бежали вперед, не разбирая дороги. Водный хлыст разрушил здания, попавшие под его удар, после чего потерял свою стабильность и растекся по улицам, разнося обломки домов. Сбивая с ног людей, оказавшихся на ее пути.
   Вслед за первым ударом последовал второй, третий. Медленно, раз за разом змея наносила удары по городу, сея все больше хаоса и разрушения. Так продолжалось до тех пор, пока к городу не подоспели шиноби, которые после оценки сложившейся ситуации атаковали монстра.
   Змея исчезла в клубах белого дыма, оставив своего наездника разбираться одному с многочисленными врагами.
  
   Два гигантских существа вели свою битву, нанося сильные удары по своему врагу в попытке его убить. От некогда старого леса остались дымящиеся стволы, разбросанные по округе среди многочисленных озер, которых раньше не было. Причем в некоторых озерах находилась раскаленная порода и вытекала из них по многочисленным трещинам в земле. Вместе соприкосновения огня и воды, в небо поднимались клубы пара.
   В небо поднимался не только дым и пар. Облака пыли также пытались покорить воздушное пространство. Все это сильно ограничивало видимость противников, но они не останавливались. Росчерки молний выхватывали их фигуры в этой пелене, да порывы ветра иногда сдували ее, ненадолго.
   Настоящие гиганты. Один имел метров двадцать в холке и напоминал собаку с белой шерстью. Размеры были не единственной странностью 'собаки', у нее было пять хвостов, которыми он активно размахивал. Можно было различить, как по ним бегают то языки пламени, то разряды молний. После чего во врага летят всполохи огня, росчерки молний. Пятихвостый демон, а именно им был один из противников, не ограничивался только двумя стихиями. Воздушные лезвия рвали пелену, открывая на краткий миг часть поля боя, который быстро тонула в пыли, дыму и клубах пара.
   Пятихвостый активно перемещался по полю боя, постоянно атакуя своего противника который возвышался над землей метров на десять, опираясь на четыре своих щупальца и старательно перебирая ими, быстро перемещался по полю боя, в то время как оставшаяся четверка конечностей использовалась для атаки.
   Черные щупальца метались из стороны в сторону. Хватали комья земли, если так можно выразиться о каменных глыбах в несколько сотен килограмм и кидали их во врага. При этом, они меняли свою форму, превращались в каменные сюрикены и летели во врага.
   Второй существо явно использовало датон, для создания своих снарядов и каменных стен, вырастающих из земли на пути следования вражеских атак. А ведь на сюрикенах появлялись электрические разряды, что явно говорило об использовании райтона, от чего снаряды с невероятной скоростью улетали во врага, который уклонялся от них и создавал на их пути препятствия. От столкновения снаряд разлетался в щебень, оставляя серьезные выбоины, а иногда и сквозные дыры.
   Существо с восьмью щупальцами не было Восьмихвостым биджу, поскольку он не пользовался ничем кроме суютона. А 'осьминог' демонстрировал владение датоном, райтоном и суйтоном. К тому же Восьмихвостый на берег редко выходил, а если такое и происходило, то не уходил далеко от воды, так милой его сердцу. Сейчас же битва проходила далеко, в сотнях километрах, от береговой линии.
   На черном сферическом теле не было видно глаз, но это не мешало ему ориентироваться в пространстве. Битва, продолжающаяся уже не первый час, явно подтверждало это, как и его силу. Однако, никто так и не мог взять вверх над соперником.
  
   Беловолосый Учиха стоял, опираясь на меч, воткнутый в землю. Ноги его дрожали, не желая держать тело (которое тоже трясло от недавних нагрузок, выпившие все силы) вертикально, но он одним усилием воли не позволял себе упасть. Дыхание его было хриплым, готовым в любой момент сорваться на кашель. Изо рта стекала кровь, как и из множества ран по всему телу. Учиха стоял, чувствуя, как из его израненного тела медленно вытекает жизнь. Смертельные раны тела его не волновали, поскольку причины жить для него больше не было.
   Но все же он испытывал отголоски радости, поскольку смог забрать жизни Ее убийц. Правда они сменились яростью и ненавистью, поскольку он вновь увидел тот момент.
   Девушка увернулась от летящих в нее сюрикенов, продолжая складывать печати, чтобы применить технику из своего арсенала. Чакра окрасила в характерный коричневый цвет, показывая стихию, которую она собиралась применить.
   Готовая было вырваться чакра из очага, сделать это не успела. Земля под ногами девушки разошлась, чтобы через несколько мгновений с хлопнуться, ломая девушки ноги, не успевшей среагировать на опасность. До ушей молодого человека долетел хруст ломаемых костей и крик боли его возлюбленной.
   Но он длился не долго, молодой человек увидел, как к ней приближаются кунаи. Снаряды быстро приближались, и он видел, что она не сможет увернуться или защититься от них. Поэтому, позабыв про своего противника, Учиха бросился вперед, чтобы защитить ее.
   Кунаи летящие к девушке, начали замедляться, отчего он смог разглядеть электрические дуги на их поверхности. Сюрикены брошенные им, в тщетной попытке сбить подлетающие снаряды, тоже неспешно летели вперед, в то время как молодой человек 'медленно' двигался вперед. Сознание было явно быстрее тела.
   От этого было еще больнее видеть, как оружие медленно раздвигает плоть и движется вперед, как кровь вытекает из раны и тело девушки от удара опрокидывается назад. Кунаи прошли ее насквозь и вместе с брызгами крови вырвались из ее спины.
   Чакра бурлящая в очаге, начала успокаиваться, в то время как девушка продолжала падать назад. Непросто успокаиваться, а рассеиваться, словно ее больше ничто не могло удержать в теле. Мертвом теле.
   Постепенно краски начали выцветать, а время замедлялось еще больше. И когда мир окрасился в сотни оттенков серого, по венам прокатилась волна раскаленного метала и Учиха ускорился. Мышцы, в попытке успеть за сознанием, прилагали колоссальные усилия, отчего начали разрушаться от сверх нагрузок, находящихся далеко за пределами их возможностей.
   Стремительный рывок, и меч рассекает плоть не успевшего среагировать врага и он видел как красная чара (единственное, что сохранило цвет в восприятии Учихи и ставшим еще более насыщенным и глубоким) начала рассеиваться, знаменуя смерть врага. После чего он бросился к другому. Не было техник, только меч, который двигался на невероятной скорости вместе со своим владельцем, проливая кровь.
   Шаринган может видеть многое и помогает запоминать все в мельчайших подробностях. Вот только сейчас все преимущества обернулись одним сплошным минусом для обладателя додзюцу. Поскольку он никогда не сможет забыть тот момент. Не то как он собственноручно убил четверых своих соклановцев, они не первые, кто пал от его руки, а смерть его возлюбленной Сенджу Сузу.
   Они любили друг друга и планировали сбежать и зажить простой жизнь, но им не дали. Они убили Ее! Чувства, распирающие молодого человека изнутри, требовали выход. И в этом помогли тела тех, кто убил ее. Взгляд скользнул по ненавистным телам, глаза защипало, и их начал пожирать огонь. Черный огонь.
   Краем глаза Учиха Сиро заметил цветное пятно, и сначала скосив глаза (в которых кончики томоэ касались предыдущей запятой, обхватывая зрачок в кольцо) в ту сторону, после чего с трудом повернул голову, чтобы встретиться лицом к лицу с Седжу вышедшему к нему.
   -Ты тоже пришел, чтобы убить нас, за нашу любовь? - Обратился Сиро к Фениксу Сенджу. О нем знают все заинтересованные стороны в этой части материка, да и в соседних, наверное, тоже. Ведь он одним своим существованием подрывает авторитет Учиха.
   Чакра из его очага медленно растекалась по организму. В ней можно было различить коричневый, синие и голубые цвета, показывая стихии, которыми этот шиноби владел. По насыщенности цветов Сиро сделал вывод, что он ими владеет на высочайшем уровне, за исключением, наверное, райтона.
   -За этим приходили Учиха - Сенджу осторожно указал в сторону догорающих тел, чтобы не спровоцировать своего собеседника и неважно, что его шатает из стороны в сторону и стоит он из одно лишь упрямства. -И они умерли. Но, похоже, со своей задачей они справились. - Действительно, девушка мертва, поскольку отказалась идти с Учихами, а ее защитник также умирает. Иръенин, возможно, и смог поставить пациента на ноги, но таких поблизости не было.
   -А я опоздал. - От данного заявления Сиро даже растерялся. Феникс Сенджу не выказывал агрессии по отношении к нему, и в голосе его чувствовалась грусть. -И не успел спасти. - В данное заявление верилось с трудом, но не было видно ни одного признака, что ему врут прямо в глаза. Он действительно сожалел, что не успел их спасти.
   Ками! Какая все-таки ирония, из-за любви Сиро хотел убить собственный клан, а заклятый враг спасти. Ками, ну почему они нашли нас первыми?! Данная мысли позабавила молодого человека. Он начал было смеяться, только не весело, а как-то истерично, но кровавый кашель прервал его.
   -Убей меня, пожалуйста - справившись со своим состоянием, попросил Сиро. И в следующее мгновение его сердце было пробито клинком, внезапно приблизившегося Сенджу.
   -Нет повести печальнее на свете, чем повесть о Ромео и Джульетте. - Перед смертью Сиро смог прочитать по губам то, что ему сказал его проводник в мир мертвых.
  
   Крепостная стена, которая должна была защищать жителей города от внешних угроз, на этот раз только препятствовало спасению их жизней. От многочисленных пожаров в черте города, которые даже не пытались тушить, поднимались черные клубы дыма.
   Сейчас город напоминал жерло вулкана, только изливавшуюся из него магму заменяли люди, в панике бегущие из города и давящие друг друга, а запах серы - удушающий аромат жаренного мяса. Человеческого мяса. В схожести картин, можно было убедиться легко, извержение происходило в паре километров от города.
   Но не это стало причиной паники и разрушений в городе и даже не две армии, сошедшиеся в жестокой сече за право обладания им. Хоть и они приложили к этому свои 'руки'. И даже не отряды шиноби, принимающие во всем этом активное участие, а Биджу, беснующийся в черте горда.
   Девятихвостый демон лис в холке имел метров двадцать пять. Он метался из стороны в сторону, выдыхая струи пламени. При этом биджу хаотично размахивал своими хвостами, с которых периодически срывались потоки огня, в чьем реве можно было различить крики боли сгораемых заживо людей. Не смотря на обилие конечностей демон, прекрасно с ними справлялся, ведь не было заметно, что они мешали друг другу.
   При этом он активно гонял шиноби, который пытался сбежать от него, что только больше распаляло демона. Он скакал вокруг него, выпуская струи пламени, из-под которых ниндзя исчезал, чтобы появиться неподалеку. Языки пламени, плещущие на его шерсти, периодически разгорались сильней, но потом становились меньше. Демон, явно, наслаждался охотой.
   Кьюби подскочил к своей жертве, в очередной раз, и открыл пасть. В недрах которой клокотало пламя, готовое вот-вот вырваться наружу в виде струи, только это не произошло. Шиноби, до этого только убегающий, развернулся, а в руках у него появился гигантский сюрикен. С него размером. Поворот и бросок били продолжением одного движения, и столь грозный снаряд устремился, прямо, в услужливо открытую пасть.
   Сюрикен ударил в открытое небо и чуть запрокинул голову демона назад. Пламя, которое должно было выглядеть как струя, из-за неожиданного препятствия, стала похоже на широкий конус.
   -ГРРРРРРРРААААА!!!- Раздался вой лиса, его шерсть встала дыбом, а языки пламени увеличились в размерах. От демона пошла волна Ки, от которой казалось, загустел сам воздух. Челюсти биджу резко сомкнулись, и сюрикен превратился в крошево.
   Демон повернул голову к дичи, посмевшей ОГРЫЗНУТЬСЯ! Его глаза пылали гневом, а зрачок вытянулся в тонкую, едва заметную, вертикальную линию. Обнажив свои немаленькие зубы биджу зарычал. И между ними начали прорываться языки, а вместо слюны падал расплавленный камень, оставшийся во рту от сюрикена.
   -ГРРРРРРРРААААА!!!- Из пасти демона вырвалась акустическая волна с красными каплями, сметающая все на своем пути. Шиноби, попавший под этот удар, был отброшен вместе с обломками зданий. Но, даже лишенный опоры, он извивался в воздухе в попытке увернуться от довольно крупных камней и горящих балок, пролетающих рядом с ним. Иногда ему это удавалось.
   Биджу мгновенно подобрался, готовясь броситься и растерзать свою жертву, но ему помещали. Из-за пределов города прилетела молния, которая покрывала другой гигантский снаряд и помогла стремительно сокращать разделяющее их расстояние. Демону пришлось отпрыгнуть в сторону, чтобы пропустить ее мимо, но снаряд не пожелал лететь дальше.
   Летящий до этого единым целым сюрикен внезапно разделился на мириады осколков, которые, в мгновения ока, разбросало силой вращения, во все стороны. Часть из них впилось в шкуру биджу, оставляя в ней множество мелких ран, которые быстро затягивались. Такой Девятихвостому явно не понравилось, и он повернулся в ту сторону, откуда прилетел сюрикен.
   Его хвосты начали метаться из стороны в сторону, а срывающийся с них пламя укутало демона в гигантский огненный шар, от которого исходил жар не позволяющий подобраться к биджу. В постоянно бурлящем пламене с трудом можно было разглядеть силуэт Девятихвостого, а вот понять, что он делает, уже нет.
   Внезапно, хвосты перестали кружить вокруг демона и огненная сфера начала истончаться. Спереди этот процесс проходил быстрее, поэтому можно было разглядеть, в уменьшающихся всполохах, сферу метров двух в диаметре, висящей перед его мордой.
   В следующее мгновения сфера рванула вперед сквозь огонь, забирая часть его вместе с собой. Сквозь покрывающий снаряд языки пламени, можно было различить концентрированную чакру биджу - биджудаму.
   Но далеко она не улетела, поскольку встретила на своем пути еще один сюрикен, не уступающий размером первому. Столкновение привело к закономерному взрыву. В яркой вспышке высвободилась энергия, заключенная в бомбе биджу, образовав при этом приличный кратер, а ударная волна разбросала стоящие рядом дома, точнее то, что от них осталось.
   С демона, так же были, сдернуты остатки огненного покрова, и протащило пару метров по земле, несмотря на его изрядный вес, все же он находился слишком близко от эпицентра взрыва. После чего он совершил стремительный рывок и зигзагами бросился к достойной добыче.
  
   Это только малая часть того, что я сделал в своей жизни. Эти события стали поворотными не только в моей судьбе, но и окружающих. А ведь когда все это начиналось, оно не выглядело так печально.
  
   По одной из безымянных дорог, что пролегала по землям страны Камня, шел караван. Вез он множество товаров и разные диковинки из соседних стран. В нем насчитывалось двадцать телег, запряженные парой мулов которые медленно, но верно тянули свою ношу вперед.
   Поскольку на дорогах можно встретить разбойный люд, охочий до чужого добра. Купец, которому принадлежал это караван, нанял отряд охраны, который должен отпугнуть бандитов. А если они глупы на столько, что бы напасть на караван с полусотней воинов, командир которого прошел обучение в храме Мудреца, ну так охрана поможет им с переездом в Страну Мрака.
   Пройти обучение в храме мечта всех воинов. Вот только чести пройти обучение удостаиваются не все, и еще меньше его заканчивают. Но те кто, все же, прошел обучение очень сильные воины. Поговаривают, гвардия самого дайме состоит из одних учеников храма Мудреца.
   Купец Рю видел этих воинов в деле, и даже он ни капли не разбирающийся в военных делах видел, что они мастера. И ему становилось жалко простых воинов, реально осознающих всю пропасть, что отделяет их от Учеников.
   Самым интересным для Рю был брюнет, что попросился в охрану каравана в Онагаве. Мужчина был одет в простую рубаху, поверх которой была жилетка. Штаны, что заканчивались ниже колен и гэта. Еще эти странные очки, что закрывали глаза мужчины, представившимся Дисом, даже с боку. На безымянном пальце правой руки черное кольцо с синим кандзи 'воля'. Единственное что не дало его прогнать это знак Ученика, который висел у него на шее.
   А ведь это именно он предупредил о засаде, организованной бандитами на одной из дорог, что помогло охране среагировать на 'неожиданное' нападение, в результате которого никто не умер. Из охраны, конечно же, жизни разбойников купца не интересовали.
   Тем временем караван преодолел равнину и входил под сень леса. Передовой отряд конников уже был в лесу, как и боковое охранение. Рю никак не мог нарадоваться на таких хороших воинов.
   Они уже час двигались по лесу.
   -Надеюсь, у вас не осталось важных дел? - спросил Дис. От этого вопроса купцу как-то резко поплохело, на лбу выступили капельки пота, которые он смахнул платком.
   -Сколько? - спросил командир наемников.
   -Один. - Рю недоумевал, как всего один противник может угрожать целому каравану.
   Потом из леса, впереди выскочила пара людей, один бросился бежать дальше, а второй чуть задержался.
   -Б...
   Но его фраза потонула в треске ломаемых деревьев. Обломки некогда могучих исполинов нашинковали людей и полетели дальше, вместе с кровавым месивом. Все, от увиденного, замерли. На их пути оказался сильный щиноби, о чем красноречиво говорила свежая просека поперек дороги и уходящая дальше.
   На дорогу выскочила, довольно внушительная фигура, разглядеть которую, из-за поднявшейся пыли, было проблематично. Поэтому все довольствовались смутными очертаниями четырех-ногого существа. Все завороженно смотрели, даже мулы и те остановились, пытаясь понять, кто перед ними. Пыль постепенно оседала, позволяя разглядеть гостя.
   Он склонил свою вытянутую голову, на которой виднеются две пары рогов, растущие назад и к чему-то, явно, принюхивался. Ноздри так и раздувались, втягивая воздух, в то время как он крутился практически на одном месте и периодически подрывал землю передним копытом, размахивая при этом своими хвостами. Пятью.
   -Хвостатый! - Люди смогли наконец разглядеть того кого им посчастливилось встретить разнобой заголосили люди: кто тихо, кто громко, а кто одними губами. Равнодушным не остался никто, даже мулы и те подняли вой, почувствовав хищника рядом с собой.
   Биджу резко повернул голову в сторону источника шума, оскалился и обрушил на людей свою Ки. Страшный по своей силе удар парализовал слабых волей людей и животных. Взмахнув одним из хвостов, который тут же окутался разрядами, он открыл пасть. Из нее вырвалась молния, которая с чудовищной скоростью полетела в сторону людей, но на своем пути встретила препятствие.
   Из земли выросла стена, принявшая на себя удар, но сдержать всю его силу не смогла. Молния просто выломала приличный кусок и превратила его в шрапнель, которая посекла тех, кто находился в непосредственной близости от стены. Окрестности огласили предсмертные крики и стоны боли.
   Но они были прерваны раскатом грома и треском камня, который протаранил демон, пользуясь своей массой. Но пронестись росчерком молнии дальше ему не дал появившийся перед ним каменный кол, на который он и налетел. Из пасти биджу вырвался рев боли, от которого люди схватились за голову, зажимая уши из которых потекла кровь от громкого звука. Удивительно, но именно это заставило их очнуться и побежать врассыпную. Из-за контузии они бежали не очень быстро и шатались словно пьяные, но страх и желание жить заставляло бежать даже в таком состоянии.
   Но были и те, кто не поддался общей панике - Ученики. Но и они здраво оценили свои шансы и отступили. Командир наемников криками и пинками пытался привести людей в относительно вменяемое состояние, что оказались рядом с ним и организованно отступить в лес. Моля Ками, чтобы творение рук Мудреца, не напало на его последователей. Второй в считанные мгновения исчез под землей в надежде переждать буйство стихии.
   Ударив копытом по торчащему из груди колу, Хвостатый сломал его. После чего каменные осколки начали вылезать из его тела. Один из хвостов покрылся языками пламени и в следующее мгновение демон открыл пасть, в глубине которой зарождалось зарево пожара. Поворот головы и струя пламени прошла от одной стены деревьев до другой, поджигая все: телеги с товаром, мулов, деревья и людей что не успели убежать вглубь леса. Таких было большинство.
   Дис похвалил себя за предусмотрительность. Не нужно бегать от противника превосходящего тебя в силе, можно затаиться и переждать. Вот он и ждал, пока бушующий на поверхности демон успокоится и уйдет. А пока он медленно погружался в землю, спасаясь от нарастающего жара, стараясь не привлекать к себе внимание.
   Пятихвостый активно полевал окрестности огнем, не отвлекаясь на крики сгораемых заживо. Его пламя пожирало плоть и древесину, обращая их в пепел. Но остановился он только, когда земля превратилась в раскаленную стекловидную массу. Демон закрыл пасть и выдохнул из ноздрей струю черного дыма с вкраплениями искр, после чего медленно пошел вперед.
   Его конечности погружались в почву, мешая идти, так как при каждом шаге за ними тянулись липкие нити. Биджу шел неспешно, опустив голову к земле, и к чему-то принюхивался. В какой-то момент он остановился, а его ноздри начали раздуваться, выпуская клубы дыма, которые с каждым разом становились больше. Взревев, демон вырвал переднюю лапу из жижи, поле чего с силой вогнал ее обратно.
   По поверхности прошла волна, но основной удар был направлен вглубь, где находилась цель, полностью окруженная землей. Мужчина атаку, сдобренную таким количеством чакры, прекрасно почувствовал. Сложив знак концентрации, он запрокинул голову вверх и выплюнул поток воды, закручивающийся спиралью и пробивающий себе путь, через раскаленною поверхность, наружу.
   Земля, недалеко от морды демона, взрывается, разбрасывая капли раскаленной породы в разные стороны и из дыры вырываются клубы пара, в которых теряется водяная струя. Вслед за которой выскакивает человек, нежелающий больше оставаться под землей.
   Для хвостатого это не стало неожиданность, поскольку он уже стоял в пол оборота и вращал всеми своими хвостами, и стоило Дису только появиться над землей, как в него тут же полетели полупрозрачные лезвия воздуха.
   В недрах белого облака вспыхивали вспышки, выхватывая силуэт человека, и оттуда вылетали голубые серпы. Атаки с двух сторон разрывали несчастную пелену, но она каждый раз восстанавливалась, скрывая то, что происходит у нее внутри.
   Лезвия летали с невероятной скорость, но противники успевали от них уворачиваться и посылать новые атаки. Только демон, из-за свои габаритов, не всегда успевал увернуться. Отчего на его теле, изредка, появлялись ранения, которые быстро восстанавливались, что злило биджу еще больше.
   Неуловимое движение и с его хвостов, разом, срывается множество лезвий рванувших к своей цели. Эта атака должна была прервать попытки сопротивления, но мужчина извернулся и смог проскользнуть мимо летящих, в опасной близости от него, воздушных лезвий. Из его стоп ударили струи воды, выбросив его из зоны поражения врага.
   Вылетев из своего укрытия, Дис взмахнул мечами крест-накрест и под прикрытием серпов, сорвавшееся с них, выплюнул поток воды, на раскаленную поверхность, смывая часть почвы, а что осталось, изрядно остужая, отчего образовалось новое облако пара. В которое он и нырнул, скрываясь от взора своего противника.
   Соприкоснувшись ногами с землей, мужчина оставил позади себя борозды, пока скользил по инерции дальше. Но он резко развернулся, бросив при этом во врага свои мечи. Сначала один, а затем и второй. Вращаясь, они образовали сияющие диски, которые летели вперед и принимали на себя воздушные лезвия, разбрасывая искры во все стороны.
   Сложил серию печатей, Дис указал раскрытой ладонью на демона, из которой вырвалась струя воды диаметром в метр. Извиваясь, словно живая, она рванула вперед. От нее отделялись небольшие потоки, которые перехватывали часть лезвий, что могли попасть в человека.
   Биджу, ударом копыта, воздвиг перед собой стену, с которой и столкнулась струя воды. Встретив препятствие, она не смогла с ходу преодолеть ее и разделилась на пять потоков, которые начали огибать препятствие и опять бросились к демону. Хвостатый отскочил в сторону, тем самым, уклонился от четырех струй, но пропустил последнюю, которая смогла достигнуть свою цель.
   Получив приличную рану в боку, демон взревел, ведь ему было больно. Не в первый раз за сегодня и скорее всего не в последний. Биджу продолжил уклоняться от струй воды, но уже окутавшись молниям, для большей прыти.
   Мужчина скользил, но постепенно замедлялся, при этом одной рукой он управлял все увеличивающимся числом потоков воды, что гоняли демона по окрестностям. Они уже сильно уменьшились в диаметре, но он тянул время. Пальцы второй руки складывались в разнообразные фигуры, формируя очередную технику (рядом с ним катилась волна раскаленной породы, которая уплотнялась с каждым знаком), но демон мешал этому.
   С его хвостов срывались шаровые молнии, которыми он пытался достать человека. Но он успевал создавать на их пути каменные стены, словно зная, куда будет направлен следующий удар. От вторичных снарядов его спасала гигантская водная плеть, которой он прекрасно успевал перехватить осколки, не ослабляя напор на биджу.
   Складывая последние печати, Диссонасу прекратил выпускать воду из своей ладони и крутанулся на ходу вокруг своей оси. При этом у него в руке появился меч, лезвие которого вошло в волну и потянуло ее за собой. Меч перешел из вертикального положения в горизонтальное, поверх которого сформировался сюрикен, размером с самого создателя. Ново созданный снаряд, по мере своего перемещения, раскручивался и остывал, немного уменьшаясь в размерах и приобретая прозрачно-голубоватый оттенок.
   И когда оборот был практически закончен, произошло, одновременно, два события повлиявшие друг на друга. Мужчина пустил по мечу чакру молнии, напитав ей до предела свой снаряд. Демон сделал очередной ход. Подпрыгнув, Пятихвостый врезался в землю, именно в этот момент молнии, бегающие по его шерсти, исчезли. По земле расползлась сеть глубоких трещин, смещая каменные острова в разные стороны.
   Из-за этого пришлось срочно подправлять траекторию движения меча, с которого слетал сюрикен, но этого было недостаточно. Он должен был пролететь в паре метров от Бижу, который не стал уклонять от него уклоняться. Зря.
   Сюрикен покрыла белая паутина, видимая через покров молний, после чего он взорвался, орошая окрестности своими осколками и вгрызаясь в плоть хвостатого. Правда, раны начали быстро регенерировать, выталкивая осколки наружу.
   Задрав голову, демон раскрыл пасть, над которой появилась черная точка, быстро увеличивающаяся в размерах. Биджу решил пустить в ход свой главный аргумент. Дис понял, что не сможет скрыться под землей. Ни от этой техники! Руки начали очередной танец, пока вокруг мужчины конденсировалась вода, укрывая его в сфере. Из земли проклюнулись черные побеги, которые начали переплетаться и покрывать воду, формирую еще один слой защиты. И словно этого было мало, перед ним вырос клин из тех же ростков, прикрывая собой сферу, где находился человек.
   Демон тем временем закончил формирование своей техники. Обхватив сферу хвостами, он отвел ее чуть-чуть назад, и начал формировать новую, на этот раз огненную. Она росла как на дрожжах. Достигнув размера в пять метров, шар прекратил расти. А потом из него вырвалось пламя раздуваемое потоками воздуха.
   Неистово ревущее пламя обрушилось на деревянную стену, которая исправно держала натиск. Но время шло, древесина начала тлеть и погружаться в раскаленную землю.
   Мужчина чувствовал, что демон, закончил свою атаку и готовит очередную пакость. Сложив серию печатей, он возвел еще одну защитную сферу, парой движений убрал воду. Потом еще одна серия печатей и древесина стала прозрачной.
   Увиденное ему не понравилось. Стена, которую Дис создал для своей зашиты, погружалась в раскаленную почву и ее лизали языки пламени и как по ней взбирались ручейки раскаленной земли. Эта учесть не избежала и сфера, в которой прятался мужчина. Извиваясь словно десятки красно-оранжевых змей, земля ползла вверх, обхватывая сферу со всех сторон и пытаясь утопить в раскаленном стекле.
   Мужчина сложил серию печатей и заставил внешнюю сферу крутиться, пытаясь так вырваться из ловушки. Обездвижив свою цель, демон, кинул в нее бомбу, которую он держал своими хвостами.
   Ученик топнул ногой, сопровождая это действие посылом чакры. В сферу врезался столб, помогая вырваться из ловушки. Этот толчок дал необходимый импульс, который толкнул сферу в бок, подальше от вражеской атаки. Но она была настигнута взрывной волной от бомбы биджу, которая придала ей дополнительное ускорение.
   Дис быстро сложил печати, и копоть с сажей, что присутствовали на сфере, начали осыпаться, открывая полный обзор своему хозяину. Но он не остановился и продолжил. Из сферы выросло восемь жгутов, которыми Ученик пытался затормозить.
   Один жгут захватил пласт земли, который начал превращаться в гигантский сюрикен. В следующее мгновение он был брошен в демона. Хвостатый окутался молниями и начал нарезать круги вокруг гигантского деревянного осьминога, который пытался отступить, но ему всегда преграждали путь. Гигантские, взрывающиеся сюрикены заставляли его только сменить траекторию, но не отступить.
   Демон, улучив момент, на огромной скорости помчался на осьминога. Дис сложил серию печатей и сфера начала покрываться голубоватым камнем, образуя дополнительный слой зашиты. Биджу в сотне метров резко затормозил, и вперед полетела огромная шаровая молния. Развернувшись боком, он закрутил смертоносный танец своими хвостами.
   Шаровая молния вгрызлась в каменную преграду, разбрасывая крошево, а затем и куски раскаленного камня. Следом по раскаленному щиту начали бить струи воды, резко охлаждая его. От чего стали появляется трещины, неуспевающие восстановиться и следом струи воздуха. Они уже не крошили преграду, а отрывали целые куски, стремясь к центру.
   Жгуты начали формировать сюрикены и кидать их в демона, но он лихо сбивал их траекторию потоками воздуха, но в результате ослабил основной напор. Этой оплошность и воспользовался Дис, заставивший свое создание (на каменных наростах которого появились шипы) рвануть вперед, навстречу Пятихвостому.
   Мощный удар отбросил биджу, но он быстро вскочил на ноги и начал формировать очередную бомбу. Эта техника скрыла от его взора противника. Осьминог одной из своих щупалец хлестнул по ней, заставляя детонировать преждевременно.
   Прогремел мощный взрыв, раскидывая куски раскаленной земли, а затем и противников. Мужчина тормозил отростками своей сферы, оставляя огромные борозды в земле, тянущиеся на сотни метров от эпицентра взрыва.
   Местность вокруг претерпела кардинальные изменения. Вдалеке виднелась пара огромных воронок, диаметром с километр и глубиной метров в триста. Вокруг валялись огромные камни, появились новые скалы. Кое-где в лучах солнца, и многочисленных пожаров, поблескивал синий камень.
   Кругом начинались многочисленные пожары, от которых в небо поднимались столбы дыма. Виднелось пара лавовых озер и куча простых и гигантские трещины, расходящиеся радиально от кратера. От леса остались редкие рощи, да и те в печальном состоянии.
   Скорее всего, местность за сегодня еще поменяет свой внешний вид и не раз.
   В небе над осьминогом начали стрелять молнии, с каждым мгновением их становилось больше. Мужчина начал складывать печати и из земли выросли десятки колонн, а осьминог присел, прячась за них, и с небо начали бить молнии. Целью их был мужчина, но часть из них отклонились к колоннам, и в первоочередную цель попала только треть.
   Сфера была изрядно повреждена, но повреждения осыпались, а затем сфера восстановила свою целостность. Над головой Диса летали сотни молний между созданными им колоннами. Сложив серию печатей, он возвел еще одну колонну, сероватого цвета, в которую ударили все молнии и, в это же мгновение, от нее отлетела пятерка снарядов, увлекая за собой порядком ослабнувшие молнии.
   Демон стал бить копытами, спешно возводя огромную стену. Снаряды преодолели ее, изрядно поубавив заряд, но были встречены мощным потоком воздуха. Глыбы камня были превращены в пыль и отброшены назад, как и куски стены. Но молнии смогли продолжить свой путь и подпалить шкуру биджу.
   Пятихвостый взревел, окутался молниями и ломанулся на своего врага, словно шаровая молния. И таранным ударом налетел на осьминога, который вырастил шипы, на которые и налетел демон. Не считаясь с ранами, он прорывался вперед. Потом его начала оплетать сеть лиан, светящихся зеленым светом. Они начали выкачивать чакру демона.
   Хвостатый стал выплескивать наружу просто огромное количество чакры. Тем самым отодвигая от себя путы и сжигая их ядовитой чакрой. Мужчина при этом испытывал море приятных ощущений, поскольку эта техника передавала чакру ему.
   И вот демон выскочил из ловушки, но не один, а пять, и все в разные стороны. Вот только когда они приземлились, мужчина опознал настоящего, ведь иллюзии не имеют массу. А имея идеальный контроль над дотоном, мужчина давно научился определять положение людей по колебанию земли.
   Деревянные колья пронзили демона, а светящиеся лианы начали с удвоенной силой оплетать его. Демон пытался вырваться, окутываясь то огнем, то молниями, то становился эпицентром маленького смерча, пытаясь скинуть с себя путы. Но враг неумолимо истощал запас чакры своей техникой, плюс эти трепыхания, да попытка залечить раны от попаданий огромных сюрикенов, которые под воздействием чакры демона рассыпались.
   В какой-то момент фигура демона дрогнула, и начала становиться прозрачной и была поглощена лианами целиком.
   Мужчина от такого приобретения сильно досталось. Его сфера, поддерживаемая ранее отростками над землей, упала. Сам он также упал на четвереньки из его рта начала течь черная кровь. Одежда начала окрашиваться черным. На видимых участках кожи появились глубокие раны, повторяющие ход каналов чакры, из которых сочилась кровь.
   Мужчину сильно трясло, и даже будучи на четвереньках он еле стоял. Постепенное прерывистое дыхание начало выравниваться, мужчина приходил в себя.
   -Ох, и на косячил же ты, Дис! - сказал он, сплевывая кровь.
  
   Интересно, послушай бы я жабьего мудреца в свое время, смог бы не допустить того, что случилось в последствие. Или все могло быть хуже, а может лучше? Неважно, история не терпит сослагательных наклонений. Тем более сделанного уже не изменить.
   Особенно сейчас, когда бой с Синигами уже начат, отступать некуда.
   Идущий на Смерть приветствует тебя!
  
   Часть первая. Новый мир.
   Глава -1
   Молодая девушка лежала на футоне, подложив под спину несколько подушек, что она скорее сидела в своей постели, прикрыв ноги одеялом, поверх которого лежали руки, слегка обхватывающие живот, характерный для беременных. В комнате она была не одна, а с двумя девочками, лет тринадцати. Они сидели рядом с ее постелью, подогнув ноги под себя и разговаривали. Темой беседы были травы и способы приготовления из них различных мазей, настоек и прочих полезных вещей.
   Но иногда разговор уходил в другую сторону и тогда Ханака словно улетала куда-то далеко-далеко, а на лице появлялась блаженная улыбка. Им нравилось, когда наставница так улыбается, вот они и старались увести разговор в сторону, нисколько не пугаясь ее грозного взгляда, когда она понимала, что ее опять отвлекли.
   И она продолжала свои лекции, пока в один момент не оборвала свою фразу на полу слове и не прижала руки к животу, чем испугала своих слушателей. Одна подалась в перед в попытке узнать, что случилось с матерью и чем она может помочь. Пока вторая вскочила и собиралась побежать за опытным медиком.
   Поднявшуюся панику Ханака остановила поведав о том, что начались схватки. Это сразу сбавило градус напряжения, но не убрало его полностью, но это позволило им действовать адекватно. Вот ее руку перестали сжимать и отпустили, а на лице девочки появился румянец, и она не надолго отвела взгляд, но, успокоившись, стала интересоваться состоянием женщины более осмысленно.
   Через минуту к ним зашла пожилая женщина в сопровождении сиделки, которая выходила. Подойдя к матери, она присела рядом с ней и положила руку, светящуюся слабым зеленым светом, ей на живот и стала водить ей из стороны в сторону, слушая, что говорит сиделка.
   Дав указания помощницам, ирьенин стал ждать, когда приготовят все необходимое и начнутся непосредственно роды, время от времени проверяя состояние матери. А пока интервалы между схватками становился меньше. И вот время пришло.
   Роды хоть и физиологический, но тяжелый процесс. Поэтому за их ходом всегда следит опытный медик, который поможет унять боль у женщины и проследит как за ее состоянием, так и за ребенком.
   Спустя пять часов, уставшая мать услышала плачь своего ребенка, и на ее уставшем лице появилась улыбка. Медик быстро проверил состояние младенца, после чего укутал в покрывало и передал матери со словами 'мальчик здоров'.
   Ханака баюкала свое чадо на руках, позабыв, что мужа нет рядом, чтобы разделить с ней счастье. Она шептала ребенку нежные слова, и он потихоньку успокаивался, чувствуя направленную на него любовь. Ведь дети это чудо, и оно в двойне приятнее, если семья его ждет, чтобы окружить любовью и лаской. Таким и был малыш Диссонасу, будущий воин клана Сенджу.
  
   Новоиспеченный отец, вернувшийся в поселение, сразу направился домой, где и застал жену на крыльце дома, в окружении подруг. Казалось, что они не заметили появление мужчины с короткими темно русыми волосами, торчащими в разные стороны, поскольку, все их внимание было направленно на маленький сверток, что держала Ханака в руках и пела ему колыбельную.
   Мужчина с непослушными темно русыми волосами пошел вперед, стараясь не шуметь. Однако, опытный воин двигался как-то неуверенно, отчего постепенно замедлялся и в итоге остановился, не дойдя метра, и тоже стал разглядывать своего ребенка, который сладко спал, под нежный голос матери.
   Руки сами потянулись к ребенку, но Данзо подавил свой порыв. Не время. Поэтому он просто смотрел и слушал.
   -У него глаза как у тебя, дорогой. - Для мужчины мучающегося вопросом - на кого будет похож ребенок на него или на мать? такое заявление было неожиданно. Ведь он еще мал! Но быстро справился с собой. Уж цвет глаз, то, можно определить сразу. Да и не верить жене, в таком вопросе, причин не было.
   Гамма чувств, сменившихся на его лице, позабавило как Ханака, так и ее подруг, наблюдавших за мужчиной. А когда у него появилась глупая улыбка от осознания факта, что родился мальчик. Наследник! Хоть они не из главной семьи, но для него, как для любого мужчины, это важно. Девушки начали смеяться, тихонько, чтобы не разбудить малыша Диссонасу.
   Заметив, как Данзо тянет руки, чтобы подержать их ребенка, Ханака сжалилась над ним и протянула ему младенца. Опытный воин, твердой рукой проливающий кровь врагов, нервничал, но это не помещало ему аккуратно взять сына на руки. Диссонасу словно почувствовал изменения и открыл свои темно карие глаза и... и заплакал.
   Неожиданно! Данзо даже толком понять ничего не успел, как у него забрали ребенка и вокруг него захлопотали женщины, стараясь успокоить малыша. Изредка бросаемые на мужчину злобные взгляды, заставляя его чувствовать себя неуютно. Но намеков он не понимал, пришлось действовать.
   Одна из девушек, схватила растерявшегося отца за руку, и повела его прочь. Благо он не сопротивлялся, а постоянно оглядывался назад. Вот только с его уходом ситуация не сильно изменилась, ребенок продолжал плакать, не смотря на все старания матери, и она приложила его к груди. Маленький проглот сразу преступил к трапезе, вмиг перестав кричать и только влажные дорожки на щеках, напоминали о недавних слезах.
  
   Малыш Диссонасу был непоседливым ребенком. Постоянно тащил что-нибудь в рот: будь то пальцы, фигурки воинов, рукава своей рубашки. В общем все, что попадало под руку. Также он пытался исследовать окружающий его мир, вертя головой, и пытался уползти от матери при любой возможности.
   Стоило ему научиться ходить, как он стал исследовать дом. Он был приличного размера. Двух этажное здание с подвалом имело множество комнат и извилистых коридоров.
   Территория была разделена на три части: дом и два небольших дворика и все это огораживала живая изгородь. На заднем дворе росли деревья и многочисленные кустарники, среди которых были спрятаны многочисленные манекены для тренировок.
   Для одной семьи это было слишком поместье. Поэтому здесь они проживали не одни, а еще с несколькими семьями, у которых были дети. Среди них Диссонасу нашел себе друзей, и они вместе бегали по дому и играли в саду, выискивали притаившихся врагов, дислокацию которых родители постоянно меняли.
   Ханака радовалась энергичному и непоседливому ребенку. Однако от его неуемной энергии, она сильно уставала, поэтому ей помогали подруги, которые вначале с энтузиазмом возились с мальчишкой. Но узнав как это трудно устранялись. Помогали в основном те, у которых уже были дети и в полной мере понимающие, каково сейчас молодой матери.
   Единственный способ угомонить ребенка была медитация. Как ни странно это единственное, что могло заставить его сидеть спокойно хоть какое-то время. Вначале Диссонасу не мог усидеть ни минуты, но постепенно втянулся и начал уделять медитациям больше времени. Что вызывало легкое недоумение, как такой непоседливый ребенок может сидеть больше минуты и не вертеться.
   Но после медитаций он также бегал с братьями по дому, метал сюрикены на полигоне. В общем, рос и радовал всех, как и остальные дети.
  
   Меня зовут Диссонасу Сенджу, и мне три года. Мне не нравиться мой маленький рост, даже для сверстников, которые, практически все, выше меня на пару сантиметров. А вот взрослые выше меня сантиметров на семьдесят-восемьдесят, и на их фоне я кажусь мелким. Хочу побыстрее вырасти!
   Также мне не нравятся волосы, торчащие во все стороны. Не потому что они непослушные, а потому что все норовят увеличить степень хауса на моей голове. Чтобы их причесать приходится изрядно повозиться и обязательно найдется какая-нибудь девушка, что взъерошит их и после этого ущипнет за щеку. 'Ты такой милый, когда дуешься' говорят они.
   Такое поведение, со стороны матери, не вызывает никакого внутреннего протеста. Ведь с растрепанными волосами ей я напоминаю отца, несмотря на черные волосы, доставшиеся мне от нее. А вот когда со мной, тоже самое, проделывают другие мне хочется дать им по рукам, но я не могу. Не потому что девушки, а потому что чисто физически не успеваю. Хочу быстрее вырасти!
   Как мне удалось выяснить, живу я в мире Наруто. Так он, вроде, и не называется, но у меня была уверенность, что это он. На это указывает название моего клана Сенджу и их закадычных друзей Учиха. А также название стран в честь разнообразных стихий и других природных явлений, где проживают разнообразные кланы шиноби. Все это позволило мне сделать такое предположение.
   Эти знания, скорее всего, были со мной с рождения, но в силу своего юного возраста, и не зрелости сознания не помнил их. Если честно и теперь я знаю не все об этом мире, и большую часть информации получал на занятиях. И она неплоха ложилась на пробужденные мной знания.
   Удалось мне это благодаря медитации, которой меня начали обучать достаточно рано, чтобы хоть немного успокоить непоседливого ребенка. Не уверен, что им полностью удалось добиться задуманного, но, вроде бы, я стал поспокойней. Немного.
   Было очевидно, что ждет меня судьба шиноби и изменить ее, не прибегая к крайним мерам не получиться. А это значит кровь, боль и смерть, а возможно и не долгую жизнь. Хотя местные истории и внушали надежду на светлое будущее, но сдается мне, они подверглись серьезной цензуре, чтобы правильно замотивировать подрастающее поколение. Не хочу вырастать!
   Но поделать с этим я ничего не мог, и поскольку никак не мог помешать этому, решил возглавить!
   Поэтому я стал уделять медитации должное внимание. Постепенно удалось вспомнить мангу Наруто. Мне посчастливилось попасть в мир, описанный в ней. Похожий уж точно. Именно эти знания стали основой, на которую в последующем и ложились знания от наставников, но их было не много. Ведь в основном у меня была информация о возможном будущем, которое с моим появлением можно поставить под сомнение. Ведь своим действием или бездействием я могу его изменить.
   Помимо манги Наруто я вспомнил множество других манг, анимэ, фильмов, книг. Правда, вспомнить свою прошлую жизнь удалось в общих чертах, никаких подробностей. Так общие сведенья плана жил, рос, учился и ничего конкретного. Да я даже имени своего не помню! С чем это связанно сказать не могу, но есть идея. Она была такой скучной и серой, что единственными яркими воспоминаниями были выдуманные истории.
   Внимание медитации я уделял не только для того, чтобы вспомнить все, а для того чтобы быть дееспособным. Свою новую жизнь я помнил урывками и подозреваю, что большую часть времени не отдаю отчет своим действиям.
   К примеру, сидел я как-то, за маленьким столиком, в руках огромная кисточка, которой я старательно вожу по деревянной дощечке, размазывая по ней чернила в кляксу, отдаленно напоминающую иероглиф. Моя сосредоточенность во время этого процесса вызывала улыбку у мамы, и она подсовывала мне новые дощечки, на которых я тренировался.
   Благодаря советам и ненавязчивой помощи я стал делать успехи. Постепенно получалось лучше и когда мне удалось, относительно, красиво вывести изрядно поднадоевшие иероглифы спросил.
   -А почему я занимаюсь этим? - Такой вопрос явно вызвал у нее замешательство, и мне пришлось уточнить. -Каллиграфией.
   Ответ, что я сам настоял, меня возмутил. Ничего такого не помню. Значит - не было. Наверное, возмущение, появилось на моем лице, заставило рассмеяться маму. Искренне и весело, а мое недовольство, после того как она потрепала меня по голове, быстро сошло на нет.
   Наверное, этот момент запомнился из-за ярких чувств обуреваемых меня тогда. К тому же у меня была твердая уверенность, что писать я научился за один день, хоть здравый смысл и говорил, что это невозможно.
   Из-за подобных случаев, заставляющих чувствовать себя частично не дееспособным. Вот еще одна причина вырасти.
   Я был не единственным ребенком в доме. Дети были разного возраста, но старше семи лет только девочки, которые утром уходили на занятия к кому-то из медиков и возвращались днем, а порой и под вечер. Парней же забирали на обучение и все. Больше я их не видел. Похоже, живут где-то отдельно, да тренируются.
   Здесь мы все были родственниками: двоюродными, троюродными и родством чуть подальше, но, тем не менее, у меня есть родные сестры, родители постарались. Коро, была младше меня на год, и мама любила расчесывать ее темно русые волосы, и девочке, вроде, это нравилось. Малютке Ай было всего шесть месяцев и она требовала к себе много внимания матери. Но это не значит, что Ханака обделяла нас в этом плане.
   Среди мальчишек я нашел себе компанию или они себя, это как посмотреть от чего сформировалась очередная банда одногодок. Банда это конечно громко сказано, нас было пять пацанов, и мы вместе играли в ниндзя. Основными задачами были: утащить из кухни что-нибудь вкусное, украсть у сестер куклу, за что частенько бывали биты. Все же наши навыки не велики и нам не помогают наши детские уловки.
   Было еще сокровенное - попасть в библиотеку, чтобы овладеть крутыми техниками. Зачем они нам если мы, даже, чакру свою не чувствуем, не говоря о том, чтобы ей пользоваться, я решительно не понимаю. Однако, это не мешает мне учувствовать во всем этом. Арсенал, что находились в подвале нашего дома, также относился к этой группе, но они были недостижимы. Это было проверено старшими поколениями, но, тем не менее, мы попробовали свои силы и там.
   Идей попасть в арсенал мы загорелись после того как в наших руках побывало настоящее оружие, а не деревянные поделки, которые мы использовали для своих игр в шиноби. Ими не убьешь и не покалечишь, а вот синяк поставить запросто. Сразу почувствуешь, что в тебя попали и это неплохо мотивирует.
   Оружие в наши загребущие руки попадало только на заднем дворе и под присмотром взрослых, где мы метали его в мишени. Вот только железное оружие было тяжелее деревянное. Мы больше привыкали к его весу, нежели отрабатывали навыки, и редкость таких моментов толкала нас на авантюры.
   Мы выкладывались на максимум, придумывая разнообразные планы, но результат оставался прежним - заветной цели мы не достигли, но попыток не прекращали.
  
   Нашим воспитание занимались женщины, поскольку мужчины выполняли различные мисси вне нашей деревни. Но когда появлялись, они обязательно чему-нибудь нас учили: некоторым приемам рукопашного боя, метанию настоявшего оружия и другим полезным в будущем мелочам.
   Такой возможности радовались все, поскольку обычные занятия: растяжки и всевозможные упражнения на гибкость и ловкость надоели, хотелось чего-нибудь существенного. Но больше всего они не любили медитировать, поскольку приходилось долго сидеть неподвижно, а ведь это время можно было потратить на что-нибудь полезное и интересное.
   На медитациях я не халтурил, и однажды мне удалось почувствовать тепло в животе. Вначале я растерялся, и это ощущение покинуло меня, но потом сообразил, что это была чакра. С тех пор, на медитации, я наблюдал за сгустком энергии, которая пульсировала на манер сердца, выбрасывая порцию чакры, расходящейся по организму. Моих скудных мозгов хватило, чтобы не лезь туда своими корявыми ручками, а только наблюдать. В итоге мне удалось почувствовать основные каналы, отходящие от очага.
  Также нас учили истории и географии, замаскировав все под сказки и легенды, которые мы слушали с превеликим удовольствием.
   -Давным-давно, когда ночное небо освещали только звезды, а мир был молодым, по нему бродил ужаснейший из демонов - Джуби! - Многие из слушателей завороженно повторили это имя, ведь рассказывали одну из любимых историй, поэтому послушать ее собрались все.
   -Демон был размером с гору, у него было десять хвостов, из-за чего он превосходил нынешних биджу в силе на порядок. По земле, от его поступи, расходились трещины, из недр которых потоки пламени и столбы воды. Рев его порождал ураганы, сметающие все на своем пути. Джуби был настоящей катастрофой, грозящей уничтожить мир, очертания которого постоянно менялись.
   Его силы, должно быть, преувеличили, за давностью лет. Ведь, если бы он и вправду так буйствовал, на протяжении неопределенно длительного времени, то от Мира остался бы только кусок камня, на котором нет ничего живого, да море не сильно бы от него отставало. А человечество не только застало эпоху террора, но смогло ее пережить. Об этом я задумался позже, а пока слушал историю, в которой мой предок сыграл решающую роль.
   -То были страшные времена, когда люди умирали каждый день, и никто не мог это остановить. Неизвестно, правда, пытались ли? Но об одной попытке известно точно. Ведь на следующий день на небе появилась луна, что ознаменовало начало новой эры, но люди не сразу это поняли.
   -Чудовищу бросил вызов человек, имя которого история не сохранила. Ракудо-сеннин, так будут говорить о нем потомки. Именно он смог остановить демона, используя силу, название которой - чакра. В ее овладении ему помог ренеган. - Да, эти глаза считаются глазами бога, ведь с их помощью победили сильнейшее существо этого Мира, но уничтожить не помогли. -Наверное, это первый и самый сильный улучшенный геном за всю историю.
   -На месте их битвы остался гигантский котлован, земля из которого, пошла на создание луны. В ней и был заточен демон, лишенный своей силы, но до сих пор еще живой, как гласят придания. Ракудо запечатал в себе его чакру, которой было необычайно много.
   -А можно также запечатать других Хвостатых? - Непроизвольно вырвалось из моих уст, когда мы в очередной раз слушали историю, описывающую те события. В ней было много белых пятен, которые каждый рассказчик интерпретировал по-своему, заставляя взглянуть на известные события немного с другой стороны, и открыть для себя что-то новое.
   Из-за этого вопроса на мне скрестились взгляды всех присутствующих. В них читалось недоумение, непонимание, кто-то смотрел с превосходством на глупца, что смог спросить такое. Но были и те, кто задумался о такой возможности, ведь пример вот он, перед глазами, так сказать. От такого пристального внимания к своей персоне мне стало не по себе.
   -Биджу сильны - после паузы, во время которой Сиеми (сегодня именно она рассказывала о тех давних событиях), прищурив глаза и нахмурив брови, рассматривала меня и о чем-то думала - на поимку даже самого слабого из них придется отправить немалые силы, которые сможет выставить не каждый клан. Ведь для этого потребуются конкретные навыки, и когда Хвостатый будет повержен, его нужно будет запечатать, а как это сделать неизвестно. Но не это главное, чакра демонов ядовита, и ее носитель долго не проживет.
   -Как Ракудо с этим справился неизвестно - ответила она, на вопрос который я еще, даже, не успел озвучить.
   -Возможно его чакра была сильней, и она смогла подавить чакру демона! Может он использовал фундзюцу! - Дети наперебой выдвигать свои теории и старались перекричать окружающих, от чего разобрать что-то было проблематично. Такого результата я не ожидал, как и наш оратор. Хлопок в ладоши, заставил большинство детей перестать кричать и обратить внимание на Сиеми. Тех, кто проигнорировал такой сигнал, соседи пихнули локтями под ребра, привлекая и их внимание.
   -Не смотря на получение силы таким путем, ее нужно будет обуздать, а пока это не произойдет клан, решившийся на такое, будет ослаблен и этим непременно воспользуются его враги. Или вы думаете, что такое событие останется незамеченным? - Задумавшись над ее доводами, нам пришлось признать, что такое провернуть будет очень сложно, так что не стоит об этом задумываться. Эту задачку решат и без меня, в свое время.
   - Однако история на этом не заканчивается. Ракудо обладая великой силой, которой поделился со своими учениками. Среди них были и его сыновья, они были лучшими и шли вровень - такое не вызывало отторжения в умах слушателей. -Так появились первые ниндзя, точнее их предшественники.
   -Мудрецом были созданы двенадцать печатей, которые позволили его ученикам воздействовать на чакру. Знания, оставленные Ракудо, совершенствовались и приняли привычный нам вид. Но по мимо стандартных печатей, которые за долгие годы претерпели некоторые изменения, и могут отличаться от таковых в других кланах, существуют не стандартные печати для особых техник.
   -Доподлинно неизвестно, что послужило причиной ссоры между братьями, которая вылилась в битву, после которой они стали врагами. Но ее зачинщиком был старший, что в последующем основал клан Учиха - дети негодовали из-за глупости совещенной давным-давно, и результаты которой пожинать их потомкам, ставшими непримиримыми врагами. Вот только, сомневаюсь, что причиной послужил пустяк. Из-за него здравомыслящий человек не пойдет убивать брата. У меня есть нехорошее предположение, что Учиха в кровавой вражде винят нас, но об этом я лучше промолчу. -Вражда между нашими кланами началась, еще до их основания...
   -Но я отвлеклась. Как бы не был силен человек, он не бессмертен и Ракудо-сеннин не был исключением. Предчувствуя свою кончину, он разделил заключенную в нем силу, чтобы она не вернулась к Джуби после его смерти, и он не начал терроризировать мир заново. Так было создано девять Хвостатых демонов. - Из этих рассказов мы знали, как выглядят Хвостатые и какими силами обладают.
   Нам рассказывали не только о появлении шиноби, но и о выдающихся представителей нашего клана одни смогли отличиться в боях, другие принести контакт. На данный момент у нас было пять контракторов, но далеко не все воины могли похвастаться, что у них подписан договор с кем-нибудь из них. Права призыва они раздают, пользуясь своей логикой, которую никто до сих пор не понял.
  
   Когда мы немного подросли нашу банду стали водить на выступления ниндзя клана. Они метали друг в друга сюрикены, кунаи, разнообразные техники. Выступления были как индивидуальные, так и групповыми, также были и один против группы. Это позже я понял, что это были показательные выступления, ведь они могли двигаться быстро, да так, что мы бы их различали с трудом, в лучшем случае. А тогда я смотрел на них с широко распахнутыми глазами. Я помню то чувство восхищения, с каким я смотрел на них и как потом дергал папу за подол кимоно и спрашивал. 'Папа, папа, а ты так можешь?' с какой гордость он мне отвечал 'могу и лучше!'. Тогда он мне казался самым сильным ниндзя клана.
   Нас стали выпускать из дома, чтобы мы погуляли по территории клана, где мы встретились с другими детьми, с которыми решили сыграть в ниндзя. Только в первый раз у нас получился банальный мордобой. У каждого был свой любимый герой, которому он и подражал. Если в своей компании мы решили, кто есть кто (мордобоем конечно), теперь эта проблема встала по новой.
   Дрались мы просто и не затейливо, ведь мы знали мало приемов рукопашного боя, поэтому просто махали кулаками стараясь заехать в нос, да подбить глаз сопернику, защищая свои интересы и своих друзей. Взрослые давали нам подраться всласть, но растаскивали раньше, чем случалось что-то серьезное.
   Дома нас встречали сердитые надзирательницы, читали лекции и в конце лечили.
   Так и живем. Когда возвращался отец, он интересовался моими успехами. И немного обучал нашу ораву, по минимуму, как и другие родители.
   Время шло, нас начали свободно выпускать из дому и мы ходили искать мальчишек, чтобы поиграть в ниндзя.
   Кстати, в наших играх начали вырисовываться группировки по две-три команды. Которые сражалась сами за себя. В основном командами выступали мальчишки из одного дома. И это гордо именовалось - Клан!
   Мы носились по всему поселению, заодно исследуя его. Деревня состояла из десятков домов, как и у нас огражденных высокими изгородями, чтобы за глянуть за них, приходилось залазить на деревья, растущие на улице. Можно было просто зайти и посмотреть, но так было не интересно. Арена, на которую нас водили смотреть выступления, находилась в центре поселения.
   Также нами были исследованы близлежащие территории, были найдены места тренировок воинов клана, где обучались более взрослые парни. Мы частенько бегали к ним и наблюдали из-за кустов. Шпионили. Нас по любому замечали, но гнали не сразу, в основном камнями пониже спины. Обидно. Но именно так я научился напитывать место удара большим количеством чакры и смягчать удар.
   Нашли мы и поля с разнообразными растениями, где занимались женщины, от мало до велика. От туда нас гнали сразу, ведь мы практически всюду устраивали драки с условным противником, в попытке нейтрализовать его.
  
   Местная медицина творит чудеса, думал я, пока мама лечила мой заплывший глаз при помощи техники мистической руки. Глаз это фигня вот зуб действительно жалко, эти маленькие Биджу выбили мне первый постоянный зуб.
   Вот и ругаться начал как местные, вот что значит впитывать культура с материнским молоком.
   Хотя полной уверенности, что он первый, у меня нет, мне их столько повыбивали, что и не счесть, а мама взамен выбитым выращивала новые особо хитрой медицинской техникой. Но возраст в шесть лет обязывает иметь первый постоянный зуб.
   Занимаясь моим лечение мама, в который раз, отчитывая меня за то, что я прихожу побитый после наших игр. Я не виноват, что все норовят побить именно меня, видите ли я сильный. Да вся моя сила в том, что я быстро бегаю и успеваю увернутьс от удара вовремя, при этом, по возможности ударив, толкнув или сделав подсечку противнику. Все благодаря чакре, которой я напитываю тело. Это дает мне небольшое ускорение, которым я и пользуюсь. Иначе эти мелкие Биджу, вообще, бы меня забили.
   А так, из вех драк я выходил сам, как правило на ногах. В связи с чем я и стал целью номер один, мол я сильный и многие хотят сразиться со мной. На меня устраивали постоянные облавы, отчего приходилось постоянно выкручиваться. В конечном итоге, за такую манер боя меня прозвали Учиха, и количество желающих сразиться со мной возросло, что способствовало развитию моих навыков.
   Отец радовался моим успехам и показывал приемы, которые я использовал, когда меня догоняли, и благодаря им давал отпор преследователям. Он гордился тем, что я уделяю должное внимание медитации. Товарищи, глядя на мои успехи тоже стали налегать на медитацию, не без основания предполагая причину моего прогресса. Да я благодаря этим медитациям могу чувствовать свою чакру, и напитывать ей тело. Получается, меня не убили, только из-за моих тренировок с чакрой.
   Может быть, меня бы не считали сильным, если бы я не напитывал тело чакрой и не стремились бы победить? Хотя, к черту сомнения, здесь есть магия! Зовется она по другому, но сути это не меняет. Магия! Так что цель моя стать крутым ниндзя. Поэтому я тренирую стихии, пытаюсь воздействовать на камешки в руке и на воду в стакане.
  
   Глава ?2
   Утро третьего октября началось, необычно, со стука, настойчиво так. За окном настойчиво моросил дождь, который начался вчера вечером, но до сих пор еще не закончился. Похоже, это дробь меня и разбудила. Стук повторился, на этот раз настойчивей и до меня дошло, что стучаться ко мне в дверь!
   -ПОДЪЕМ! - Послышалось, стой стороны. Гость, по всей видимости, был не рад, что его заставляют ждать. Открыв дверь, я увидел Парня лет двадцати пяти с черными волосами, собранными в пучок на затылке, одет он был в доспехи. Схватив меня за ухо, увернуться мне не удалось. Он пошел по коридору, ведя меня за собой, и долбя в двери остальных парней.
   В итоги, пройдя по всему дому и собрав призывников, нас повели наружу, а меня как самого неудачливого тащили за ухо.
   На улице было прохладно, к тому же дождь тоже был не теплым, да и грязь месить голыми ногами то еще удовольствие, одеться ведь мне не дали. Радовала, что не только у меня были такие проблемы, большинство ребят, из собравшихся во дворе, также были одеты в штаны, у редкого счастливчика была рубашка.
   Похоже, наш дом был не первым, который посетили в поисках будущих шиноби. 'За мной' приказали нам, и повели по другим домам, собирая всех, кто достиг призывного возраста. В итоге нас набралось человек пятьдесят. Забрали бы больше, но оставшиеся были еще маленькими.
   Почему нас решили обучать именно сегодня, ни в понедельник, ни с первого числа, а именно сегодня? Думал я, продолжая напитывать тело чакрой, чтоб не было так холодно.
   - Сенсей, почему сегодня, ливень же? - Рью задал вопрос мучавший, наверное, всех здесь присутствующих.
   -Трудности закаляют. - Понятно, что не убивает, то делает нас сильнее.
   В общем наш учитель вывел нас на полянку создал огромную лужу грязи и заставил нас в ней отжиматься.
  
   Этот ливень бесил, а также бесила грязь, в которую приходилось окунаться раз за разом. А изверг, гордо именуемый сенсеем, ходит рядом и втолковывает нам прописные истины.
   -Чакра - энергия, которую использует шиноби, что бы применять свои техники. Она принципиально присутствует в каждом живом организме...
   Проклятая грязь липкая и густая, каждый раз погружаясь в нее, она словно нехотя отпускает тебя, когда поднимаешь тело вверх.
   -Энергия тела- энергия, произведённая клетками живых организмов...
   Он наверное специально сделал так, обычная грязь не имеет таких свойств, а созданная при помощи дьзюцу запросто.
   -Объединяя её с духовной энергией (силой воли), можно сформировать чакру ...
   Чакра! Как много в этом слове. Радует только то, что я уже могу ее чувствовать спокойно и даже напитывать ей тело. Хорошо. Иначе лежал бы пластом как некоторые. Несколько парней, по всей видимости, выдохлись и даже не пытались вылезти из грязи. Проходя мимо них сенсей морщился, но речь свою продолжал.
   -Способы использования этой энергии разнообразны, так как чакру можно использовать не только для техник - шиноби способен изменять свои физически качества с помощью чакры...
   Приплыли, он что так мягко намекает использовать чакру, чтобы пройти его задание. Но даже напитав тело чакрой отжиматься в этой грязи тяжело. Осмотревшись, я заметил, что еще несколько выдохлось и лежат пластом. А остальные продолжают.
   -В зависимости от соотношения смешанной физической и духовной энергий, могут быть сформированы разновидности чакры. Пять основных типов стихий - Огонь, Ветер, Молния, Земля, Вода.
   Идиот, как я мог забыть про стихийную чакру, когда сам уже давно тренирую их, и добился кое каких успехов. Добавив в тело чакру земли, почувствовал, как отжиматься стало значительно легче. Спасибо тебе сенсей.
   -Они взаимозависимы - каждый элемент превосходит по силе последующий, но слаб против предыдущего...
   -Встать!- рявкнул сенсей, и мы подчинились - Бегом, вокруг леса.
   Вот гад, сколько бежать не сказал, значит пока не остановит. Печаль.
  
   На поляне стоял инструктор, который сегодня начал тренировать будущее своего клана. Уже по первому тесту он мог приблизительно сказать, кто будет развиваться в тайдзюцу, а кто в ниндзюцу. Конечно, это все неточно, но достаточно для предварительной сортировки, не зря же он ходил перед ними, когда они отжимались.
   Рядом с ним, земля начала подниматься, формируя человекообразную фигуру. Достигнув размеров взрослого человека, земля осыпалась, явив на свет еще одного шиноби явившегося сюда при помощи шуншина.
   -Ну как тебе молодняк? - поинтересовался новоприбывший.
   -Неплохо. Только пятеро еще не научились чувствовать чакру вне медитаций, у десяти слабый контроль и постоянно сбивались.
   -Хорошо - сказал он, видя, что инструктор замолчал.
   - Вот только один умник даже стихийной чакрой помочь себе умудрился.
   -Неплохо, неплохо. Стихия в таком юном возрасте. Далеко пойдет если раньше не убьют.
   -Если и дальше так пойдет, то старики не дадут.
   -Да и глава их поддержит.
   -Поддержит.
  
   Проклятый лес мы оббегали полчаса, потом еще круг и еще. Постепенно наши ряды уменьшались. Но отставшие, не сдавались и ползли вперед, не желая навлекать на себя гнев сенсея.
   Бежать я уже устал, не смотря на помощь чакры, спутники мои тоже устали, но продолжали бежать. В очередной раз поравнявшись с сенсеем он остановил нас.
   Из-за пазухи он достал свиток и извлек из него мешочки и роздал их нам.
   -Можете поесть. - Развязав мешочек, я увидел шарики сантиметр в диаметре. Достав один, я закинул его в рот, лучше бы я этого не делал. Гадость какая. Сенсей стоит и лыбится, а парни ничего не понимают.
   -Попробуйте, поймете - дал я им совет и закинул в рот очередной шарик. Парни неуверенно последовали моему примеру. Сухпай им явно не понравился, один даже выплюнул пищевую пилюлю, правда, сразу получил от наставника под дых и лишился и такой пиши.
   Постепенно начали подтягиваться остальные, сенсей и им выдал пилюли.
   После скудной трапезы были поединки. Против меня вышел мой старый знакомый Маморо.
   -На этот раз я сам тебя побью - выдал он мне, хрустя костяшками пальцев. А у него есть все шансы, ведь это он накануне, со своей командой, нехило мне накостылял. Я быстрее и сильнее, но он дерется значительно лучше меня. И мы оба это знаем.
   Маморо кинулся ко мне и ударил правой в голову. Ставлю блок, но в последний момент он бьет меня коленом в живот. От мощного толчка меня отбрасывает назад, а он продолжает нападение. От его удара в челюсть уворачиваюсь перекатом. Подхватив горсть грязи, осушаю и превращаю ее в пыль. Моих скромных способностей на это хватает.
   Маморо продолжает теснить меня, и вот выждав подходящий момент, я бросаю ему в глаза пригоршню пыли. Своей цели я добился, но он все равно продолжает свой напор. Шаг вперед и апперкот. Не ослепи я Момор, такой трюк бы не прошел.
   От мощного удара его подбросило, и откинуло назад. Кажется, я слышал, как клацнули его зубы. Кажется, перестарался, думал я, смотря на дезориентированного Маморо. Губы были разбиты, да и челюсть как-то странно смешена и потерянный, блуждающий взгляд.
   Сенсей погрузил его в сон и отнес в сторонку.
   Потом бои продолжились. По окончанию спаррингов на полянку пришли десять девушек и начали осматривать нас при помощи мистической руки и лечить нуждающихся, а потом удалились.
   После нас разделили на группы по пять-десять человек, которые потом разобрали наставники. И мы разошлись, наставник отвел нас на одну полянку и приказал располагаться здесь.
  
   С этого момента началось наше обучение, наш ад на земле. Длящийся с утра и до четырех дня, потом свободное время. Которым мы были вольны распоряжаться как хотели.
   Парни медитировали, восстанавливая чакру после тяжелых тренировок. Я не отставал от них, но еще тренировал стихию земли. Она мне хорошо помогла в спаррингах, помогая легче переносить удары, да и усиление дает не слабое, Маморо оценил.
   Основной упор наших занятий делался на скорость и реакцию. Все наши тренировки были направленны на это. Даже наши спарринги, во время которых сенсей со своими клонами закидывал нас камнями. Да и отмазку подобрал замечательную.
   -Вы всегда должны быть готовы к нападению.
   Мои опасения, что здесь я буду худшим, не оправдалось, мы все были на одном уровне - ниже некуда.
   -Мало кому из вас светит стать мастерами тайдзюцу, поэтому наши тренировки будут направлены на развитие ваших сильных сторон с попутной корректировкой слабых.
   В итоге сенсей заставил нас улучшать контроль чакры, а так же заставлял заниматься нас физически: отжимания, приседания, растяжка, пресс, утренние пробежки. На которых, мы видели другие группы.
   Группы, наверное, были сформированы по специализации. А наша - ниндзюцу. Да!
  
   -Диссонасу, подойди сюда - позвал меня наставник. Подойдя, я увидел как он вертел в пальцах листик. - Прикрепи листок чакрой ко лбу. - Я выполнил его указание. - Внимание, цель сегодняшней тренировки забрать листок у Диссонасу, что находится у него на лбу.
   Парней дважды просить не пришлось и мне пришлось отбиваться от четверых разом. Вот только боя как такового не получилось, увлекшись усилением тела, уклонений от камней, я не удержал листок.
   -Стоп! - и ребята прекратили наседать на меня. - Диссонасу у тебя хороший контроль, как у всех вас и его нужно развивать, с этого момента все упражнения вы проделываете с листком на лбу.
   А ведь не поспоришь. И мы приступили к ежедневным тренировкам. В течение дня у нас не однократно падал лист, но у меня реже.
  
   На утренней пробежке выяснилось, что мы не одни обзавелись таким украшением. Пара групп также была с листками на лбу, видно тоже будут специализироваться на ниндзюцу.
  
   Наставник обучали нас как правильно передвигаться. Крадущийся шаг, скользящий, пружинящий, одностопный, малый и куча других видов шагов приспособленные под все случаи жизни. И за каждый звук получали камнем пониже спины.
   Также нас обучали простым техникам: хенге, иллюзорные клоны, замена.
   Для хенге необходимо высвободить чакру наружу, удержать ее вокруг себя в голове сформировать образ сложить печати, все просто. Только с первого раза у меня не получилось также как и у парней, но мы с этим справились быстро.
   Потом мы учились сливаться с местностью, используя эту технику: превращаясь в разнообразные камни, кусты, пеньки. И опять же получали камнями, если сенсей оставался недоволен нашими результатами.
   Иллюзорный клон также проблем не составил. Его принцип такой же, как и хенге, только чакру должна быть отдельно от тебя и воплощать образ, что ты задумал.
   Самым трудным для меня стала замена - пространственная техника. На объект приблизительной равной с тобой массой наносится метка. И потом возможно поменяться с ним местами. Ох и намучился я с этой техникой. Но все же освоил.
   Также нас научили ходить по вертикальным поверхностям и воде, после чего все наши тренировки перешли на гладь воды. Что вначале повысило сложность наших тренировок, но со временем передвижение по вертикальным поверхностям и воде стала также естественно, как и дышать.
  
   Периодически происходили спарринги членов различных групп. Наши наставники смотрели на что мы способны, и чего добились, с периодичностью раз в месяц.
   Во время этих тренировок мне частенько приходилось драться с Маморо. Не знаю, просил ли он об этом сенсеев или они сами нас ставили вместе. Но с каждым боем мне все труднее с ним справиться. Выручала напитка тела чакрой земли и сильные удары ломающие ему кости, но раз за разом это провернуть становилось сложнее. Не далек тот день, когда он меня победит.
   После поединков приходили девушки и занимались своей практикой: лечили синяки, вывихи и редкие переломы.
   -Диссонасу, опять ты сломал Маморо пару костей - посмотрела на меня Рей, продолжая лечить парня. Благодаря нашим стараниям она стала очень лихо восстанавливать кости, еще бы мы ей предоставляли столько практики.- Ты чего позволил это сделать, драться, что ли не умеешь? - поддела она Маморо, который надеялся, что на этот раз весь гнев Рей достанется мне.
   -Умею я драться и в следующий раз обязательно одержу победу над Диссонасу - тут же завелся парень. А ведь сможет, у него есть потенциал, который он постепенно раскрывает, боюсь в следующем бою он меня победит, если мне нечего будет ему противопоставить.
  
   Также нас учили противостоять гендзюцу. Я бы удивился, если бы нас не обучали этому, ведь наши 'друзья' специализируются на огне и гендзюцу.
   Также мы изучали анатомию - смертельные точки, способы их поражения: в врукопашную, при помощи метательного оружия.
   После года мучений нас начали обучать стихиям. Наконец то, теперь мне будет, что противопоставить Маморо, ведь он победил меня, не легко, но победил. Как же он был тогда счастлив.
   Стоит заметить, что я не один, владел стихиями. Все уже владели стихией - воды. И не мудрено учитывая, что человек процентов на шестьдесят состоит из воды и спарринги в последнее время проходят на воде. Да и у клана основные стихии были вода и земля.
   -Так, сегодня мы будем учить водного клона - наставник сложил серию печатей и из речной глади вырос его клон. Который тут же опал. Показав нам печати, на этот раз медленно, что бы мы их запомнил.
   Только теперь я понял по чему у меня не получались стихийные клоны. Печатей было больше, нежели в иллюзорном. Но основа была та же. Да я самостоятельно пытался, сделать водного клона взяв за основу иллюзорного, вот только кроме аморфного облачка тумана у меня ничего не получилось.
   С земляным клоном дела обстояли еще хуже. Каждый раз как я его создавал, на земле появлялась кучка пыли и все. Как я только не изгалялся, итог всегда был один. Зато я начал заниматься с песком.
   Как оказалось песок можно двигать и при помощи чакры земли, главное чтобы песчинки контактировали друг с другом, и была точка опоры. Из песка я научился формировать руку и брать ей предметы. Правда если она была больше метра в длину, она начинала осыпаться, не позволяя мне увеличить длину более. Песок летать мне заставить также не удалось, наверное, для этого нужен ветер. А ведь Гаара такое вытворял при помощи стихии песка.
   Хоть мне такое и не светит, но это улучшало мой контроль, и я продолжал заниматься.
   Пока я осознавал это, ученики начали складывать печати и из водной глади начал подниматься водные кляксы, но ни одна из них не приняла вид своего создателя. Они опали на разных стадиях формирования.
   Сложив все печати медленно стараясь прочувствовать ток чакры, сосредоточился на результате. Из воды поднялась не клякса как у остальных, а небольшое облачко, которое начало принимать вид человека. Водный клон у меня более-менее получился, вот только какой-то безликий. Правда, он сразу распался, не дожидаясь отмены техники.
   Увидев мой результат, товарищи продолжили тренировку стараясь догнать меня.
   Ну, я и не надеялся выполнить технику с первого раза. Продолжил тренироваться, пытаясь сформировать нормального клона. К вечеру у меня начала получаться моя копия правда не устойчивая. По воде она ходила более-менее уверенно, но вот на суше практически сразу превращалась в лужу.
  
   К пищевым пилюлям я так и не привык, как и никто из парней, но жрали мы их исправно. Правда потом втихаря ловили рыбу и жарили ее на костре. Наставники нас периодически ловили, но мы совершенствовали свои навыки незаметного поедания рыбы. Как мы не изгалялись, но нам все равно периодически доставалось от наставников. Правда, нам объяснялись наши ошибки. Похоже очередная методика обучения.
  
   В общем на освоение этой техники у меня ушло три дня. А мои товарищи все продолжали ее изучать. Зная, что мне все равно не дадут другую технику, продолжил оттачивать эту. Правда, в свободное время пробовал создать земляного клона, использую печати водного. Результат был лучше чем раньше, но все же не то. Я не сдавался и оттачивал техники.
   Мои товарищи освоили водного клона на приемлемом уровне за неделю. К этому времени я научился клепать клонов одним знаком концентрации.
   -Поздравляю. Теперь, когда последний из вас может создать водного клона, который хотя бы сам не развеется - наставник вы к нам строги, слишком. Но ваша строгость позволит нам выжить в будущем. - Мы будем учить земляного клона. - И он показал печати для техники. Как и ожидалось часть печатей отличалось от водного. Часть мной подобранная, даже, совпала. Но не все.
   Сложив правильную серию печатей, я получил земляного клона. Разваливаться он не спешил. Но моего удара в живот не выдержал и рассыпался. Не идеален, но это мы поправим.
   На изучение земляного клона нами было потрачено три дня. Правда одним знаком концентрации земляного клона создать не получается, нужно три. Но и это круто. Моим товарищам нужны все печати.
  
   - Сегодня будет необычная тренировка по тайдзюцу - вешал наш сенсей стоя на воде вместе с нами. - Биться будут ваши клоны, а вы наблюдать со стороны. Возможно, это поможет вам понять себя лучше и развиваться дальше. - Парни скосили на меня взгляд, Да я не силен в тайдзюцу, моя сильная сторона ниндзюцу.
   Первыми были я и Маморо. Парень явно нервничал, прекрасно понимая, что у меня контроль гораздо лучше, чем у него. Маморо сложил печати и вызвал водного клона, я сделал то же одним знаком концентрации.
   Наши клоны сразу приступили к битве без всяких расшаркиваний. Мой клон отпрыгнул в сторону, уходя от удара ногой Маморо. Водяные клоны легче переносят колотые раны, нежели рубленные. Маморо явно решил реализовать свое преимущество в тайдзюцу.
   Серией ударов он пытался достать моего клона, а он лишь уворачивался, не позволяя себя задеть. Вот только Маморо очень умелый боец и вскоре его удар достиг цели, и мой клон разлетелся брызгами. Уверенный в своей победе Маморо не заметил, как из брызг собрался недавно поверженный им враг. Единственный удар и голова клона разлетается брызгами и его тело распадается. После чего он сразу разрывает дистанцию.
   -Проклятья! - Крикнул Маморо, еще бы он не возмущался, он понимал, что наши поединки опять буду выигрывать я. В ниндзюцу то я гораздо лучше чем он и смогу свести его преимущество к минимуму. - Ты опять перевел все в ниндзюцу.
   А я что? Я ничего! Знак концентрации и связь через воду со своим клоном и марионетка готова. Главное чтобы марионеточники из Песка этого убожества не видели, а то засмеют.
   Потом спарринг провели остальные ученики.
   -Выводы? - после тренировки спросил сенсей.
   -Не лезть в ближний бой усилить тренировки по ниндзюцу - выдал я свое заключение. - Парни засмеялись, а мне показалось, что я слышал скрип зубов Маморо.
  
   Следующей техникой стала водная стена, каменная. каменные колья, водные пули, каменная кожа.
   Каменная кожа стала моей любимой техникой, будучи не таким искусным в тайдзюцу как мои товарищи я делал основной упор на ниндзюцу в котором у меня и были основные успехи. Техника личной зашиты повышала шансы выжить в столкновении с врагом.
   Я старался отточить техники как можно лучше, чтобы создавать их за минимум времени и с минимум затрат чакры. С моим контролем мне это удавалось, но я не останавливался.
   Землю для каменной кожи, я стал носить в поясной сумке, что бы она всегда была при мне, и ее можно было одеть в любой момент. На это меня вдохновил Гаара, со своей песчаной броней. Правда с маскировкой под кожу пришлось помучиться. Я долго подбирал состав, чтобы каменная кожа была неотличима от оригинала. Да и держать я ее старался как можно дольше.
  
   Постепенно мои тренировки переместились на дно водоема, рядом с которым и проходили наши тренировки. Там я случайно выяснил, что в воде водные техники создавать легче, но имелись и минусы сила техник резко падала. Наверное, из-за родной стихии сила техники быстрее растворяется в воде. А может и нет, кто знает.
   Одногруппники также попытались повторить мои тренировки с ниндзюцу, но у них получалось гораздо хуже и они вернулись на поверхность.
   Вот только следующий поединок с Маморо состоялся под водой. Сенсей вы предатель! Этот мелкий Биджу гонял меня и в хвост и в гриву. Мое главное преимущество снизилось на порядок, а он и рад воспользоваться моей слабостью. Хорошо, что для него такое было в новинку и мне удалось его победить с Большим трудом. Вот только к следующей схватке он будет готов. Какой Биджу надоумил меня заниматься под водой?!
  
   Появление Маморо, на очередной тренировки, с бокеном в руках, меня насторожило. То, что эту игрушку он принес специально для меня, становилось очевидным, стоило только взглянуть, как он мне лыбится.
   Разумеется, наставник не стал лишать парней удовольствия полюбоваться на наш поединок и мы были первыми.
   Маморо, как всегда, сразу пошел в наступление. Быстрым и плавным движением он хотел нанести рубящий удар снизу вверх, при извлечении своего клинка из ножен.
   Отскочив в сторону я создал водную стену и направил ее на Маморо, Но он не нашел ничего умнее чем перепрыгнуть ее, за что получил парочку водных пуль, но и здесь он смог отличится, разбив все снаряды своим бокеном.
   Пришлось уходить под воду. Мой контроль стихии позволял мне уверенно стоять под водой, а вот у моего соперника похоже с этим были проблемы. Под воду он, конечно, спустился, но ручками и ножками, чтобы замереть пользовался, а меня держала сама вода.
   Какое-то время мы обменивались ударами под водой, а затем Маморо поплыл на поверхность. Похоже, еще не научился дышать под водой? Ая-яй!
   Когда он вынырнул, я создал топь на воде и дернул его вниз. И сам всплыл на поверхность. Маморо не растерялся, быстро сложил печати одной рукой, он создал водную плеть, которой и ударил меня.
   Плеть я поймал и дернул на себя. Маморо по инерции подался навстречу мне, ла и я сделал пару шагов вперед и впечатал ногу ему в грудь. Парня отбросило в сторону и потащило по воде. Соединяющая нас плеть порвалась. Подбежав к нему, я заключил Маморо в водяную тюрьму. Победа.
   Битва была познавательная. Для нас и для зрителей.
   С того дня Маморо на наши спарринги приходил со своим бокеном и показывал мне все новые и новые приемы.
  
   -У Маморо есть талант в обращении с мечом и желание развиваться дальше. С ниндзюцу у него гораздо хуже, но он старается вплести его в свою манеру боя. На него многие равняются, хотя сам он стремиться превзойти Диссонасу. - О их поединках известно всем присутствующим.- Также хочу отметить Араши, Даи и Хидеки. По моим все.
   -Диссанасу очень талантлив, обожает ниндзюцу. Основные дистанция боя средняя, дальняя, близкая. - Видя непонимание продолжил. - На близкой дистанции использует клонов. Может какое-то время противостоять своей команде, но недостаток опыта и численное превосходство, все равно приводит его к поражению. Но мальчик талантлив, талантлив.
   -Уважаемые мастера вы выслушали мнение наставников, теперь взгляните на них сами и примите окончательное решение.
  
   Нога летит в голову, блок, отвожу ее в сторону. Толчок в грудь и Рафу отлетает в сторону. Разворачиваюсь к Кимао, уворачиваюсь от его удара и бью ему в грудь, выбивая воздух из легких. Все бой окончен.
   А тренировки под водой дают свои результаты. Скорость и сила возросли, вот только умения мои в тайдзюцу все также на среднем уровне. Но скорость и сила, от части, нивелируют разницу в умениях. Да и каменная кожа вносит свою лепту.
   Мои тренировки также принесли пользу и в ниндзюцу. Водные техники стали мощнее, а техники земли срабатывают гораздо быстрей.
  
   Как лети время, думал я, стоя напротив своего противника. Мне уже четырнадцать. Мой противник мне известен - хороший рукопашник, гораздо лучше меня. На арене окруженной барьерами мы вдвоем да сенсей, что наблюдает за боями.
   Дис резко сокращает дистанцию и идет в ближний бой. Его удар встречает препятствие - выросший столб. Его нога несется мне в бок, но также встречает каменный столб. Опорную ногу его окутывают топь и мой мощный удар в грудь кидает его в объятия топи, из которых он не может выбраться.
   Выхватив кунай, я кинул его рядом с шей Диса, тем самым обозначив смертельный удар. Отменив технику, я позволил ему уйти. Но его место занял другой.
   Суги сразу пустил в меня несколько водных пуль, от которых я увернулся, но вдогонку мне летели кунаи, которые были отбиты руками. На которых увеличилась толщина каменной кожи. Изо рта вырвалось облачко тумана, скрывшее мои руки. Простая уловка, позволяющая скрыть ручные печати. Прием, которым пользуются все, с моей подачки, правда.
   Противник начал складывать печати каменной стены, понимает, что я готовлю что-то серьезное, вот только за его спиной появился мой земляной клон, когда он возводил перед собой каменною стену.
   Противник что-то почувствовал и отпрыгнул в сторону, правда, налетел на созданный мной каменный столб. Если бы он был острым, то он возможно бы умер, а так отделается по легкому.
   Его унесли, а ко мне вышел, очередной соперник.
   Пока не начался бой я медленно начал складывать печати, все. Так меньше тратилось чакры. На трибунах начали роптать, но судья не обратил на это никакого внимания. Я начал складывать печати водной пули, а на самом деле готовил трясину.
   Биджу, как это трудно, чакра так и хочет начать формировать пули, но нельзя. Титаническими усилиями я продолжаю формировать трясину, чакро затраты чудовищны, того количества мне бы хватило на две или даже три техники. По лицу покатилась капля пота. Демонстрировать свои возможности я не боялся, тут все присутствующие из кожи вон лезут, чтобы их заметили мастера и взяли в обучение. Ведь у нас выпускные, точнее местный их аналог - смотрины.
   Соперник не будь дураком, тоже начал складывать печати и возвел между нами стену.
   -Начали.
   Поскольку враг приготовился к одной технике, то он не ожидал получить другую, поэтому и погряз по колено, лишаясь подвижности. Из обычной грязи он бы выбрался без проблем, но из техники уже труднее. Обогнув препятствие на максимальном ускорении, и оцарапал ему лицо водной пулей. Бой окончен.
   Потом были еще парочка боев, я проиграл только на седьмом поединке. Чакра она ведь не бесконечная.
  
   -Как тебе Диссонасу, по-моему вполне перспективен?
   Двое мастеров стоили среди других взрослых членов клана и внимательно наблюдали за боями. Они были похожи как две капли воды и неудивительно они были близнецами. У них было только одно отличие: один из братьев был мастером воды, другой земли.
   -Контроль - парировал брат.
   -Согласен, он потратил много чакры на одну технику. Но он вместо одной техники он использовал другую - не унимался первый.
   -В три раза.
   -Он использовал другую стихию.
   -Это не отменяет его ужасного контроля.
   - Каменная коже идеальна.
   - Скажи еще, печати для нее он мог и не использовать.
   - Ответ ты знаешь, так же как и я.
   - Как и для некоторых других техник.
   - Для многих только концентрация, а для сильных парочка печатей.
   -Но контроль дрянной.
   -Будем исправлять.
   -Будем.
  
   Глава ?3
   После экзамена счастливчиков начали разбирать мастера. Мне тоже достался мастер, вот только не один, а два. Братья близнецы. Одеты он были в кимоно с символикой клана и в гэта. Мужчины лет сорока с черными волосами. Блин у них даже прически были одинаковыми.
   -Меня зовут Акихико, а моего молчаливого брата - и он пихнул в бок братца - Акихиро. - Замечательно у них еще и имена похожи. Надеюсь, я смогу их различать.
   -Да ладно не все так страшно, не так уж мы и похожи. Ну разве что внешне, немножко. - Мужик, а ты шутник. Вы близнецы!
   -За мной! - приказал Акихиро, или Акихико? Нет, все же, это Акихиро. Ничего не оставалось, как последовать за ними.
   -Слушай Диссонасу-кун а ты каллиграфией владеешь? -поинтересовался Акихико, пока мы шли.
   -Писать умею, не то чтобы красиво, но разобрать можно.
   -Ох и трудно тебе придется парень!
   Так мы и шли, болтая с Акихико, под молчаливое одобрение его брата. Из рассказа мастера я узнал, что он специализируется на техниках земли, но не чурается и воды. О его сварливой жене, про его детей. В общем, много узнал.
   Они привели меня в поселение, как давно я здесь не был! Нужно проверить мать и сестренку интересно у меня появились еще родственники?
   -Вечером ты сможешь зайти домой и проведать близких - сказал мне Акихико видя, что я его практически не слушаю, а только киваю по инерции. В тот момент, когда мы как раз проходили мой дом. Как давно меня не было?! Словно жизнь прошла. Хотя детство закончилось точно.
   Так неспешным шагом мы и прошли поселение насквозь. Найдя нужный дом, мастера завели меня внутрь и повели на полигон.
   Первым делом с меня стребовали показать все техники, что я знал. Продемонстрировав все чему нас учили. Получил неслабую затрещину от... вроде это был Акихиро.
   - Все - точно Акихиро.
   Пришлось показывать свои самоделки. Мастера хмурились, фыркали, но вроде бы остались довольны.
   -А теперь посмотрим, умеешь ли ты всем этим пользоваться?
   И сразу сорвались с места. Удар под дых мной был пропущен, и меня откинуло в сторону. Хорошо, что каменная кожа была на мне, но все равно было больно. Стоило ногам коснуться земли, как справа подскочил мастер и ударил ногой, принимаю на каменную колонну. Вот только ее разнесли в щебень, и нога летит в меня. Погружение в землю, попутно принимая удар на скользящий блок. Но нога резко меняет траекторию и вместо головы мне досталось в бок. Мощный импульс выбивает меня из земли.
   В мастера летят водяные пули. От которых, он легко увернулся. Ну а я быстро помчался к воде, попутно создавая земляных клонов, с надеждой, что это удержит их на дистанции.
   Мастер направился за мной. Первому клону на своем пути он пробил грудь, но он не пожелал рассыпаться и схватил мастера за руку и попытался заехать коленом в живот, а еще двое бросились на него с разных сторон. Но они не успели, клон, что произвел захват, покрыла каменная корка, не дающая ему двигаться.
   Одного пнул в грудь, откидывая его в сторону, а затем вырвался из захвата, перекрутился и оказался за спиной у второго клона. Один удар и он рассыпается пылью.
   Водную струю мастер принял на грудь, но даже не поморщился. Единственное, что я добился порванные одеяния в месте попадания техники и мокрые одежды, из под которой выглядывала каменная кожа. Круто, я тоже так хочу!
   Но водные клоны уже шли в атаку под прикрытием моих пуль. Быстрый обмен ударами и мои клоны разлетаются мириадами брызг. Но потом снова собираются, чтобы вновь превратиться в брызги. На мастера не действовала топь, он по ней ходил не напрягаясь. Я тоже так хочу! Другие атакующие техники земли ничего не принесли.
   Постепенно я начал уставать, чакра подходит к концу. Что явно не укрылось от мастера. Он быстро сократил расстояние не смотря на мое сопротивления этому, но он был быстрее. Получив мощный удар под дых, я отлетел в сторону. Знак концентрации и волна ловит меня и аккуратно ставит на водную гладь.
   -Кхе, кхе - из груди вырывается кашель и кровь. Грудь болит, похоже, мне сломали пару ребер. Зеленый свет на руке зажегся практически сам, стоило только приложить руку к груди. Стало легче, но не на много. Сам я с такими ранами возиться буду долго.
   -Мей! - позвал один из мастеров, и на поляну рядом с которой мы тренировались, вышла симпатичная девушка с корзинкой в руках, которую тут же экспроприировали старики и начали в ней рыться.
   Эти гады у меня на глазах начали есть нормальную еду, домашнюю! Я уже и забыл что такое нормальная еда. Приготовленная еда не считается, никто из нас не умел готовить. Так что она была немногим вкуснее пилюль. Ненавижу!
   -Есть хочешь? - из мрачных мыслей меня вывел приятный голос.
   -Да - ответил я, провожая взглядом данго, которые лопали мастера. В нос ударил приятный запах, который я думал, уже давно позабыл. Пришлось громко сглотнуть. Что вызвало приступ боли и я сморщился. Потом я почувствовал прикосновение и воздействие чакры. Скосив глаза вниз заметил, что одна ее ладонь лежит на моей груди, а пальчик второй руки выводит замысловатые фигуры на моей груди. От чего мне становится легче.
   -Спасибо - и сполоснул лицо сконденсированной влагой, негоже быть в не надлежащем виде с красавицей. Теперь я мог это сказать точно, черные волосы, ниспадающие чуть ниже плеч, красивое лицо и голубые глаза как два озера. На что она лишь улыбнулась и продолжила лечение.
   -Держи.
   -А - смутился я, поняв, что пялился на нее, она протягивала мне еду. - Спасибо - обрадовался я и взял еду. Еду!
   -Я люблю тебя Мей-чан.
   -Ты что-то сказал?
   -Идатемас! - и приступил к трапезе. Я люблю тебя Мей! Думал я, наслаждаясь пищей. Теперь я проникся до глубины души к выражению 'путь к сердцу мужчины лежит через желудок'. А потом этот ангел ушел.
  
   Вечером, как и было обещано, меня отпустили проведать близких. Стоило только мне появится на пороге родного дома, как тут же был атакован деревянными сюрикенами, от которых легко увернулся.
   -Ты кто такой? - раздался громкий детский голос.
   -Что тебе здесь нужно? - вторил ему другой.
   Кажись местные воины защищают свой дом.
   -Я пришел с миром! - а что еще мне им сказать.
   -Мелкие вы чего творите?!- раздался девичий крик. Навстречу мне вышла девочка лет двенадцати, которая за ухо тащила пацана лет пяти. Девчонкой оказалась Коро. А она повзрослела и по всей видимости растёт красавицей.
   -Поздоровайся с братом, бака!
   -Правда?! - и мелкий чуть ли не за светился от счастья.
   -Да - стоило ей сказать это, как мелкий бросился меня обнимать с диким визгом. Подхватив мелкого, подбросил его вверх, от чего он завизжал еще больше.
   -Как звать тебя воин?
   -Саске, а тебя?
   -Диссонасу. - затем мелкий начал меня расспрашивать обо всем и разом. Попутно схватив меня за руку, и потащил на полигон. По пути ели выяснил почему он так рад, что у него есть брат. Оказывается у меня целых четыре сестры. Старшей, Коро скоро исполниться тринадцать. Ай десять. Джун семь, а Изуми только три. Одни сестры, когда у остальных есть братья и сестры. Согласен не порядок.
   Затем эти мелкие Биджу раскрутили меня на тренировку по метанию сюрикенов. Показав как правильно метать из разного положения и с разных рук, попутно выложив знак клана на мишени. Дети были в восторге, после чего уже сами пытались повторить мой трюк. А я смылся под шумок.
   Встреча с мамой прошла хорошо. Меня попытались закормить до смерти под смешки сестер, которые помогали матери, вот предательницы!
   Правда, с отцом пообщаться не удалось, опять на задании. Хоть жив еще и то радость.
   В итоге распрощавшись со всеми, пошел к мастерам.
  
   Стоило только появиться на пороге, как меня взяли в оборот.
   -Пойдем - сказал мне Акихико и повел меня на улицу. Поскольку он не начал опять чесать языком, сделал вывод, что это Акихиро. Ох, и намучаюсь я с ними. Привел он меня к одному из немногочисленных одноэтажных домиков. Войдя внутрь, я увидел лестницу уходящую вниз.
   -Приветствую вас Акихиро-сан - поздоровался с мастером пожилой мужчина. Вот как он определил, что это именно Акихиро?
   Зайдя в помещение, я увидел стеллажи со свитками и книгами, здесь их было много. Библиотека?!
   -Здесь храниться множество техник. Как нашего клана, так и других. Здесь ты будешь проводить время, знакомясь с техниками наших врагов и думать, как им противодействовать.
   От такого количества книг и хранимой в них информации разбегались глаза. Взяв первый попавшийся свиток, быстро пробежал по нему глазами. Содержал он описания различных техник огня. Прадо не заметил методики освоения самой техники, только внешнее описание.
   Библиотека, Ура! Надеюсь, по ментальным техникам здесь что-нибудь есть? Тогда есть шанс создать теневых клонов. У меня на них большие планы.
  
   На следующий день мне показали водного дракона и дали неделю на его освоение. Сложив печати из воды начала формироваться змея. Чакра утекала сквозь пальцы, ее не хватало. Мне так и не удалось закончить технику, не хватает сил.
   -У тебя неделя - обрадовали меня Акихиро и свалил.
   -Не расстраивайся ты так, времени более чем достаточно - решил подбодрить меня Акихико. Сомнительно все это, скорее времени впритык или даже меньше.
   Скрипнув зубами я устроился на воде поудобней и стал медитировать. Слегка колышущаяся гладь реки успокаивала и как всегда убаюкивала меня. Отдавшись воле стихии, я задремал.
   Из дремы меня вывело, ощущение, что я не один, кто-то был рядом. Прислушавшись к себе вначале не почувствовал никого, но интуиция говорила, что я не один. Пришлось поднапрячь свое шестое чувство. И мне удалось почувствовать человека рядом, а он неплохо скрывается. Не знал бы, не нашел.
   Открыв глаза, увидел Мей, которая заметив, что я обратил на нее внимание, отвернулась и похоже слегка покраснела. А она симпатичная, стала еще красивее за прошедшие годы. Не о том думаю, одернул себя. Эти пердуны наизнанку меня вывернут, за свою внучку и скажут, что так и было.
   Вот только гормоны играют, кровь кипит. Но ничего не светит. Разве что только после свадьбы.
   -Я поесть принесла - протянула мне корзинку.
   -Спасибо - и принял ее, раскрыл и от увиденного разбежались глаза. Я же столько не съем.
   -Не составишь компанию?
   Она не отказала и присела рядом и достала откуда-то еще пару палочек. Не было ведь!
   Потом она меня поцеловала и убежала.
   А меня накрыло такой жаждой крови, моей крови, что на лбу выступил холодный пот.
   О женщины, имя вам - коварство.
  
   Отрабатывая эту технику, столкнулся с проблемой не только нехватки чакры, но и недостаточного контроля, как это ни прискорбно. К тому же на любое новое дзюцу чакры тратиться больше, а только потом идет адаптация под пользователя. Так что нужно повышать контроль, для этого я начал складывать печати водной кожи, стараясь при этом покрыть не все тело, а определенные участки: рука, нога, туловище, голова.
   К вечеру начало получаться, и я повторил водного дракона. Результат был лучше, но не на много. Зато прогресс виден.
   Тренировки продолжались, мой контроль рос. На водной коже я начал выводить разнообразные рисунки. Бесполезная в бою штука, но контроль повышала. И на пятый день мне худо, бедно удалось сделать дракона. И теперь у меня два дня чтобы отточить его.
  
   Мои тренировки заключались не только в освоении техники и вечерних походов в библиотеку, но и занятия с мастерами.
   На первом занятии Акихиро окунул руку в чернила, а потом смахнул их на бумагу. Но вместо размашистой кляксы, на ней появился аккуратный текст. Как он это сделал?
   -Разум шиноби не менее опасное оружие, чем его тело. - Говорил он и демонстрировал настоящие чудеса обращения с кистью. Из под которой выходили зеркальные надписи, также ему не составило труда написать две разные фразы.
   Акихиро учил меня каллиграфии. Письму правой рукой, левой. Двумя одновременно.
   Акихико играл со мной в сеги, попутно рассказывая различные истории из своей бурной молодости.
  
   И вот настал день, чтобы показать свой результат. Серия печатей и у меня получается отвратительный дракон. А все из-за этих пердунов, что так виртуозно надавили на меня своей Ки, во время формирования техники. У меня еле хватило контроля, чтобы его вообще создать.
   -А ты боялся, получилось же! - Радовался Акихико - а то-что дохлый такой вышел, так тренироваться больше нужно.
   -Отвратительно.
   -Ты бы больше тренировался, а не на Мей заглядывался - серьезно заявил Акихико, заставив меня сжать челюсти. -Хотя девушка она видная, а ты не урод! Да и дело молодое. - И заговорщицки подмигивает.
   -Ты чему парня учишь? - кричит Ато, мастер отпрыгивает в сторону, а мне в лицо, что-то летит, еле поймал. Пиала. -Ты должен ему опыт и знания передавать...
   -Так я...
   -Молчи старый пень и не учи ребенка плохому. - Схватив мужа за ухо, она потащила его домой.
   -Покажешь мне земляного дракона через месяц, и нормального, а не как этого.
   Охренеть: ни печатей, ни инструкций. Только приказ и все. От грустных мыслей, меня отвлекла Мей, вышедшая из леса. Поприветствовав, я подошел к ней.
   - Это было поразительно! - порадовалась она за меня - ты освоил дракона за неделю, не многие этим могут похвастаться. Не поделишься секретом? - И так мило мне улыбнулась.
   - Все просто - мотивация. Я даже не знаю, что бы они со мной сделали. - Пришлось пояснить ей, видя недоумение на ее лице. -От их Ки рыба брюхом кверху всплывает и что-то мне не хочется проверять смогут ли они проделать со мной тоже самое одной жаждой крови.
   Остаток дня я посветил Мей. Не то чтобы мы встречались, просто общались. У меня была надежда, что пообщавшись со мной более тесно (ни каких пошлостей, все в рамках приличия) ее влюбленность пройдет или я в нее влюблюсь, это уж как повезет.
  
   С утра я направился в библиотеку, поскольку решил не изобретать велосипед, а найти нужную информацию там. Благо за прошедшее время я начал разбираться, что где лежит.
   -Что-то ты сегодня рано Диссонасу-кун, обычно вечером приходишь. - Да есть такое дело, уделял я два часа на библиотеку, час изучал техники, второй искал ментальные техники. Скудновато здесь с последним. Не Ямонако мы.
   -Да, задали мне задачку явить пред светлые очи мастеров зверюшку неведомую, мифическую. Вот и думаю где тварь эту искать ведь указаний мне не дали, кроме наказа 'покажи'. И дали на все про все мне сроку в месяц.
   - Ха-ха-ха. Эко завернул-то о драконе земляном.
  -А что есть свиток с этой техникой?
  -За то-что потешил старика скажу сразу, свитка такого здесь нет и никто тебе его не даст, так что иди не трать время. -Печально, придется самому.
  
   И вот я сижу на водной глади, анализирую печати водного дракона, прикинул какие печати нужно изменить. Благо небольшой опыт переделки техник с одной стихии в другую имелся. Поэтому черновой вариант нашелся практически сразу, но памятуя о проблемах с водным драконом, начал оттачивать контроль земли по той же схеме.
   Вечером уже пытался сотворить земляного дракона, не удачно конечно. На бумаге все было гладко, да забыли про овраги. Чакра уходила сквозь пальцы еще хлеще, чем при водном, печально. Нужно думать.
   Так потянулись дни за днями, сменяя друг друга, а я оттачивал контроль. Да два раза в день пытался создать земляного дракона стараясь подобрать правильные печати. Вскоре что то начало вырисовываться и обрадованный этим я старался усердней.
  
   И вот я опять стою перед мастерами ждущими демонстрации результатов. Помня подлянку, что они устроили мне в прошлый раз. Печати я складывал медленно, полностью сосредоточившись на чакре, вот только результат был тем же - полудохлый дракон, старанием мастеров.
   -Какие проблемы у тебя были в освоении этих техник?
   -Недостаток чары и контроля - а также объяснений и советов, но этого я не озвучу. Жить мне еще охота.
   -И ты не нуждался в совете?
   -Объяснений?! - Еще и издеваются гады.
   -Полагаю, мое главное задание было разобраться самостоятельно - осторожно подбирая слова, отвечаю.
   -Молодец. На сегодня свободен.
   Остаток дня я провел с младшим братом, и его друзьями. Потренировался с ними в метании сюрикенов. Показал им пару зверюшек из тумана, которых я использую для тренировки контроля. Детям понравилось и они, начали, требовали зверей под заказ. Для создания которых приходилось поднапрячься, чтоб не ударить в гряз лицом.
  
   -Что ты знаешь о воде?
   -Вещество в жидком состоянии. Возможно также газообразное и твердое.
   -Правильно. Назови техники воды каждого агрегатного состояния.
   -Газ - туман. Жидкость - водный клон и т.д.
   -Лед?
   -Разве это не улучшенный геном Юки из страны Воды?
   -Да, сочетание ветра и воды дает лед. Но разве из воды нельзя получить лед, также как и туман? Только не говори мне, что не пробовал сделать лед. Пробовал, только у тебя не получилось.
   Потом он сложил ладони лодочкой. В которых появилась вода. Вот это контроль! Интересно он создал воду или сконденсировал влагу из воздуха? А когда там появился кусочек льда, у меня глаза полезли на лоб. Дрожащей рукой я взял льдинку. Холодная, настоящая. В ней чувствовалась чакра. А воде я ее не чувствовал. Полюбовавшись кусочком льда запихнул в рот и начал ее сосать, теперь уже удивился мастер.
   -Я научу тебя этому, даже паре техник, но и только. К сожалению многого в освоении льда я не добился. Да и подозреваю, что лед у Юки лучше, все-таки геном. Но для начала я научу тебя создавать воду из чакры.
  
   Как только мене показали создание воды из чакры, я понял, что существуют четыре агрегатных состояния вещества: твердое, жидкое, газообразное и энергия она же чакра. Как я раньше не видел столь очевидных вещей? Ведь чакра не просто воздействует на материю, но и создает ее.
   Смысл заключался в том, чтобы высвободить стихийную чакру наружу и превратить в вещество и в зависимости, какая стихия такое вещество и получишь. А ведь ответ лежал на поверхности если воздух, воду и землю можно черпать из окружающего мира, то огонь и молния создаются!
   -Вижу ты кое что понял. Иди, тренируйся.
   Пришибленный откровением мастера я ушел прочь.
  
   Овладение данным трюком потребовало недели, как для воды, так и для земли. Оставалась еще одна неделя, отведенная мне на эти тренировки. Которую я постарался потратить с максимальной выгодой. Я пытался создавать различные виды земли. Для этого облазил берег реки, выискивая разнообразные камни, которые планировал использовать в качестве образца для своих техник дотона.
   Неделька выдалась напряженная, сплошная тренировка разнообразных техник земли. Сначала я пытался идеально повторить структуру камня и сотворить технику и мне это удалось, правда к вечеру. Целый день на простую технику! Нет уж увольте. Взяв камешек в одну руку, и сложив печати второй, одноручные печати рулят, с пятой попытки получил стену из нужного мне камня, а не из того, что был под ногами.
   Вот теперь дело пошло веселее. Наложив метки замещения на камни, продолжил тренировки. Создать стену, заменить камень, создать стену, заменить камень и опять создать стену. Романтика блин. Вот только эта мысль выбила меня из колеи. Какая к Биджу романтика? Подумал и плюнул на очередную свою странность.
   Мастера мне помогут разобраться, какой материал для чего лучше подойдет. Сломают при этом пару костей, но подскажут.
   Также мне удалось продвинуться в создании теневого клона. Используя на нем технику создания материи из чакры. Теперь он материальны и может пользоваться техниками, пока в нем есть чакра, после чего развеивается, Только информацию он не передает, но это пока.
  
   Демонстрация моих умений прошла также под эгидой давления Ки. Правда всегда при этом игра идет на гране фола. Эти пердуны виртуозно владеют своей Ки, и умело ей пользуются.
   -Пройдем на полигон.
   Я стоял напротив них и готовился к бою, взвинтив восприятие на максимум. Создал трясину и затем превратил ее в первый образец. Что удивительно пердуны не стали отпрыгивать, а дали себя захватить. Правда, сразу освободились. Потом все повторилось только теперь со вторым образцом. История повторилась. Мастера приняли мой бой и спокойно дали мне проверить свои наработки.
   В ходе опытов обратил внимание, что Акихико освобождается из моих капканов гораздо легче, видно сказывается лучший контроль земли.
   Так же мы проверили и защитные техники, которые мастера вскрывали также лихо. Но пару удачных образцов я запомнил и намерен тренироваться уже с ними.
   -Не плохо, но где же лед? - Курама подкрался незаметно, также как и кулак Акихиро, сломавший мне пару ребер, несмотря на каменную кожу, которую я уже ношу практически не снимая. Но находясь на полигоне вместе с этими зверьми, людьми именуемыми, дополнительный слой зашиты делаю.
   Мистическую ладонь активировать мне не дали, залепив хорошую оплеуху.
   -Лечить не смей, ты наказан. - И ведь не оспоришь. Придется ждать, когда освободится Мей и подлечит меня.
   -За мной - и я послушно пошел за мастером.
   Привел он меня к себе домой. Зайдя в одну из комнат, я увидел стеллажи, а в них камни много, очень много и все разные. Я пожирал глазами все это богатство, ценность которого я понимаю только от части, и от этого больно.
  -Это коллекция мастеров и ты ей воспользуешься. Но не сейчас.
   Потом он повел меня в другую комнату, в которой тоже были стеллажи с камнями, но их было меньше
   -Это моя коллекция, в ней гораздо меньше уникальных камней. И к моему сожалению здесь нет камня которого нет в коллекции прежних мастеров. Теперь и ты начал собрать свою коллекцию мой ученик.
   -Да.
  
   Мастер не обманул и научил меня создавать воду из чакры, бонусом шло умение создавать землю. А также куча других упражнений на контроль стихии. К числу которых относилось складывание печатей техники одной стихии, а применение техники другой. Теперь мне это давалось гораздо легче, чем в годы поступления к ним в ученичество. Техникам они меня обучили многим, но основное направление наших занятий контроль.
  
   Кстати, теперь я женатый человек. Жену мою зовут, как не трудно догадаться, Мей.
   Поженили нас можно сказать насильно, меня по край ней мере. Влюбленность Мей переросла в любовь и в шестнадцать состоялась наша свадьба.
  
   Глава ?4
   -Радуйся ученик, сегодня ты идешь на задание. Да не просто так, а как командир!
   -Чему? Меня направили в команду, к тому же командиром. И мы сразу идем на задание. Ни я не знаю их, ни они меня, мы не слаженны, не знаем стиль друг друга. А ты говоришь 'радуйся ученик'. -Передразнил я мастера.
   -Ну не все так плохо.
   Мы с мастером вышли на полигон. А там нас уже ждало трое парней лет тринадцати-четырнадцати. Они были одеты в доспехи с эмблемой клана у белоголового на поясе висела катана, видно он неплохо ей владеет. Двое других были брюнеты. Мечей у них видно не было, но кунаи были под рукой.
   -Вот ваш командир - взъерошил мне волосы мастер - слушайтесь его как отца родного.
  -Есть! - хором отозвались парни, странные они. Мало эмоциональные.
  -Меня зовут Диссонасу мне восемнадцать. Специализируюсь на ниндзюцу. Предпочитаю среднюю и дальнюю дистанцию в бою, поскольку не силен в тайдзюцу и кендзюцу. - решил представится, мне с ними работать и возможно кто-нибудь из них спасет мне жизнь. - надеюсь мы сработаемся.
   -Хироши. Владею кендзюцу, с ниндзюцу плохо - выдал беловолосый под моим взглядом. Негусто. Хотя я также представился.
   -Акено. Тайдзюцу с ниндзюцу плохо. - И этот также.
   -Горо. Иренин. - Замечательно, двое контактника, медик и мастер ниндзюцу.
   -Какое задание мастер?
   -Патрулирование территории клана, в течения недели.
   Ну что ж, звучит не сложно. Владения кланов редко становятся местом битвы. В основном это происходит вовремя ведения активной войны кланов. Последняя была тринадцать лет назад, плохо. Интервалы обычно лет десять-пятнадцать.
   Наш отряд вышел из поселения, и мы запрыгнули на деревья и начали передвигаться верхними путями. До самого вечера мы двигались вдоль территории клана и на ночь решили устроить привал. Быстро перекусив пищевыми пилюлями и распределив дежурства, мне досталась первое, затем очередь Хироши, Акено, Горо. Мастер сразу предупредил, что в дежурствах учувствовать не будет.
   Отстояв на часах положенное время, я аккуратно разбудил Хироши, а сам лег спать.
   На следующий день мы продолжили патрулирование и к ночи опять устроили привал.
   Ночью меня разбудил Акено. Слегка приоткрыв глаза, я дал ему понять, что проснулся. И он пошел дальше обходить лагерь, будя остальных. Подаю в глаза побольше чакры, от чего стало видно лучше. Вот ветка шевельнулась, что характерно, не по ветру. Срываюсь с места и в перекате отправляю туда сюрикены. Мой отряд тоже начинает действовать. В место предполагаемого нахождения врага так же летят сюрикены.
   Мы все рассредоточиваемся, занимая более удобные позиции для обороны.
  -Тише парни - из тени деревьев выходит воин с нашей эмблемой. Напрягаю свою сенсорику, пытаясь прощупать его, ни подделка ли. Чувство воды говорит, что это человек. Земля, что он именно там где стоит. Мне еще плохо даются такие трюки, поэтому я слежу за окрестностями, во избежание атаки. Хенге на нем, вроде бы, нет. Но это не значит что он из Сенджу.
   Незнакомец делает еще один шаг и ему под ноги летит сюрикен, предупреждая.
  -Древо сильно на столько...
  -На сколько сильны его корни - продолжил воин. Точно наш. - Прощай, надеюсь еще увидимся - и он скрылся в тени. Хоть мои глаза и не видели его, но я чувствовал, что он удаляется от нас. Осмотрев ребят, понял, что они заняли хорошие позиции и вполне могли отбить первый наскок врага.
  
   На следующий день также повстречались с патрулем клана, проверили друг друга и двинули дальше. Все было спокойно изо дня в день одно и то же. Пока на пятую ночь меня опять не разбудили.
   На этот раз был виден туман, вначале я его принял за предрассветный. Но вскоре понял, что это не так. Постепенно он сгущался, это явно не к добру. Все приготовились к бою.
   Потом из тумана прилетело несколько кунаев. Даже будучи готовыми к нападению момент атаки мы пропустили и уходили из под удара в последний момент. Кунай задел меня по касательной, Хироши умудрился отбить летящий в него снаряд мечом. Акено увернулся от своей порции железа и подхватив Горо которому повезло меньше, куная попал ему в сочленение доспеха. Но тот быстро избавился от избытка железа в организме и латал свою тушку.
   Созданные мной три водяных клона отправились помогать парням. Из тумана в нас летело железо, но ребята при поддержке моих клонов успешно отбивались. А вот мастера нигде не видно, скорее всего, пошел в бой.
   Я же спрятал каменного клона в водяной тюрьме, и оставил его на виду. Сам же находился под землей рядом с ним. Туман давал преимущество врагу, и нужно было от него избавится.
   Сделав выброс своей чакры, я начал пропитывать ей влагу в воздухе. Пока она не рассеялась в окружающей среде, резкое движение руки вниз, повинуясь мне, туман прибило к земле.
   Но своими действиями я демаскировал свое укрытие для врагов. Земля вокруг меня затвердела, сковывая меня. Техника подземного плаванья, не позволила выбраться из ловушки. Не к добру это. Замена.
   Стоило только оказаться в водной сфере, как рядом прогремел взрыв. Как раз там, откуда я переместился. В сферу врезались комья земли и были ею успешно остановлены. Вот только не я один оказался рядом от места взрыва.
   Хироши с кем-то рубился, мой клон поддерживал его, плюясь различными мелкими техниками воды. Прогремевший за их спинами взрыв, заставил клона превратиться в водяную стену, но видно чакры у него оставалось мало, поскольку часть осколков прошли ее насквозь и обрушились на Хироши, повалив его на землю.
   Враг, что до этого отгонял мой клон с Хироши, пошел на сближение. Попав под технику, кисель, враг замедлился, но не остановился, пришлось срочно возводить вокруг белобрысого панцирь, и погрузить его под землю. Не зря. Враг мощным ударом едва не пробил защиту, а вторым и вовсе ее преодолел. Хорошо, что Хироши там уже нет.
   От первой водяной струи враг увернулся, но нарвался на вторую , созданную моим клоном. Врага распилило пополам. И он распался кусками земли. Клон, замена!
   От размышлений меня отвлекла резкая боль в правом боку. Отпрыгиваю в сторону, мистической рукой останавливаю кровотечение. В почку, отродье Биджу, целило. Спасибо тебе каменная кожа. От трясины враг увернулся, от водных пуль тоже. Но приземлившись, попал в кисель и тут же получил водные пули в голову, сердце, печень. После чего он распался на куски земли.
   Проклятье! Чакра еще есть, но ее маловато, а враг не известно где. Создаю еще тройку водяных клонов.
   -А вы неплохо справились- сказал Акихико, выходя из леса - Диссонасу, доставай Хироши из под земли, рано ему там прохлаждаться.
   -Это ведь были вы мастер? -Я скорее утверждал, нежели спрашивал.
   -Радуйся, что я, а не враг. Иначе бы все лежали рядом с Хироши и не дергались.
   Вполне вероятно, но не факт. Вслух я этого, правда ,не сказал, а то бы первого и уложили.
   Как выяснилось, легче всех отделался Горо, отделался только одной раной в самом начале. А вот Хироши досталось силене всего, от удара по голове получил сотрясение, но Горо обещал быстро его поставить на ноги.
   После оказания помощи Акихико повел нас в деревню, чему парни изрядно обрадовались. Да и я к слову тоже. Так что по прибытии мы расползлись по домам, но завтра должны встретится у нас, на полигоне.
   К сожалению Мей дома не оказалась, наверняка занимается со своими учениками, так, что поев, я завалился спать. Проснулся от того что кто-то зашел в комнату. Разумеется, это была Мей. Увидев свежую рану на моем теле. Приступила к моему лечению, которое перешло в массаж. Как же мне хорошо!
  
   Парней я встречал на веранде за чашечкой чая. Они выглядели гораздо лучше, чем вчера.
  -Ну что парни готовы к тренировке?
  -Да! - отозвались они бодро.
  -Хорошо, но сначала Горо проверь Хироши, а то, может, перепутал чего. - Белобрысый, конечно же, начал возмущаться, что его дома подлечили, но был проверен нашим штатным медиком. И только после его заключения мы приступили к тренировке.
   Для начала мы составили план наших совместных действий. Хироши с Акено идут в ближний бой при поддержки моих земляных клонов, как рукопашники они не сильны, но прикрыть в случае чего смогут. Горо поддерживает их метательным оружием, а я раздаю техники на право и на лево.
   Составив предварительный план действий, мы собрались провести тренировку, чтобы отрабатывать командную работу. Во время которой, я использовал своих теневых клонов. Мне, все-таки, удалось создать эту технику. В библиотеке информацию для этого пришлось собирать буквально по крупицам, но итогом моих многолетних поисков стали - теневые клоны.
   Правда, чакру они получали столько, сколько дашь, не более. Да и после их уничтожения, чакра не возвращалась, но информация переходила оригиналу, то есть мне. После этого скорость моего обучения возросла раза в три-четыре. Большее увеличение ведет дикой головной боли, при которой делать, что либо невозможно.
   Клоны помогали в изучении новых техник, но, к сожалению, они передавали информацию о том, как правильно выполнить технику. А теория без практики мертва, поэтому оттачивание техник до идеала оставалось на мне. Но и это было неплохим подспорьем.
   Да технику эту взяли на вооружение воины нашего клана, те, что поопытнее. Материализация чакры не простое дело.
   Против команды я вышел сам. Во-первых, я хотел проверить нашу тактику на практике. Во-вторых, проверить их, да и себя заодно.
   Вот мы стоим напротив друг друга. Хироши вместе с Акено пошли вперед. Горо согласно плану держался позади них и кидал в меня оружие, от которого я вполне легко уворачивался.
   Несущихся на меня в лоб парней поймал в трясину, а затем пару жестов и с двух сторон их пытаются придавить каменные плиты. Парни не пострадали но поражение в этом бою признали. Потом мне не составило труда победить и Горо. Пустить по земли волну, заставив его подпрыгнуть и окотить слабой струей воды.
   Провели мы несколько спаррингов. В условном бою я всегда побеждал, не слаженно работали ребята. Да глупо ожидать чего-то другого от новой команды.
   Зато в тайдзюцу у нас был шаткое равновесие. Хироши с Акеро действовали вполне уверенно, и вполне успешно теснили меня. Благодаря своей каменной коже и усилению тела я легко переносил их удары, но ничего с ними поделать не мог. От всех моих ударов они уворачивались или вполне успешно блокировали.
   Мы тренировались каждый день проводя учебные бои и тренировки без ниндзюцу. Хироши я показал пару приемов, что демонстрировал мне Маморо в годы нашего обучения. Жаль парни не смогут воспользоваться теневыми клонами - не их уровень.
  
   Через неделю нам дали следующее задание. Доставка груза. Работенка с виду не опасная, так что в путь. Прибыли на место забрали груз у поставщика, сложили все в запечатывающий свиток и отправились назад.
   Следующие задание тоже было доставка. Трудностей ожидаемо не возникло. Также пришли, забрали, ушли.
   Последующие миссии были такого же плана.
   После каждого задания нам давали два-три дня отдыха, которые мы тратили на совместные тренировки.
  
   И вот нам выдали серьезное задание доставить нашим союзникам Узумаки чакропроводящую бумагу. С этим заданием возможны трудности. Путь не близкий, нужно пересекать несколько стран, проблемы неизбежны. Видно по этому с нами отправились оба мастера. Обычно нас сопровождал один из них.
   С виду простая бумага, но качество отменное. Именно на ней Узумаки предпочитают рисовать свои знаменитые печати. Бумагу делают из, выращенных нашими женщинами, деревьями. Нет, это не мокутон, просто они вливали в дерево чакру, и оно росло быстрее. Хотя возможно это способ его освоения. Надо будет разузнать методику. Может и удастся освоить стихию дерева.
   Не о том думаю, нужно сосредоточится.
   Путь, пара битв, встреча с Узумаки.
  
   Встретили нас еще на подступах к острову Водоворота. Узумаки подобрались к нам по обратной стороне морской глади. Поразительно! И появились уже в непосредственной близости от нас.
   Вот только их внезапное появление было воспринято нами как нападение, и я с командой приготовился к бою.
   -Отставить- рявкнул мастер, давя в зародыше начинающийся конфликт.
   Оспорит приказ мастера никто из нас не решился и в более спокойной обстановке я сумел разглядеть знак водоворота на их доспехах. И слона то не заметил. Так опозориться.
   -Молодцы воины, не растерялись! - похвалил нас один Узумаки, потом и попенял - но нужно быть внимательней, враг не дремлет.
  
   В деревне нас встречали радушно, дети высыпали полюбоваться на пришельцев. Похоже, мы у них будем главной сплетней на ближайшее время. На сколько я расслышал дети обсуждали цвет наших волос. Еще бы среди различных оттенков красных волос наши черные сильно выделялись, а Хироши вообще был белой вороной.
   Акихиро начал болтать о всяких мелочах со всеми подряд, и как-то быстро собрал вокруг себя толпу, которая весело с ним болтала. Однако быстро!
   Аккуратно пробравшись к нему, решил испортить ему малину.
  -Акихико-сан а как же жена, дети?
  -Парень, ты что на солнышке перегрелся? Она далеко, а я здесь с такими прекрасными девушками - на что девушки рассмеялись и еще больше стали жаться к мастеру. Похоже, вразумить мне его не удастся. По этому начал искать Акихиро, чтоб хоть он его обломал. Каково же было мое удивление, когда я увидел его уходящего с двумя девушками в обнимку!
  -Кай! - все взаправду. Куда катится мир?!
   Моих парней, кстати, тоже разобрали девчонки. Да что здесь происходит?
   Пока я пытался прейти в себя, меня обхватили с сади и прижались к моей спине.
   -А ты чего один? - Бархатный голосок раздался у меня возле уха, я аж сглотнул.
   И эта бестия начала снимать с меня доспехи прямо на улице. Вот это поворот!
   -Диссонасу, я ничего не расскажу Мей! - Орет Акихико - дерзай.
   Заменой уйти не получилось, шуншином тоже. Биджу!
   -Не будь бакой! - притворно обиделась она и усердней стала меня раздевать. Еле вывернувшись из объятий этой женщины, сразу ретировался. - Тебе от меня не убежать! - Неслось мне в спину. Чур меня.
  
   В общем, эта настырная куноичи преследовала меня всюду. Моя б воля и я бы не вылезал из предоставленной мне комнаты, но нет же. Есть мы должны все вместе ,и всегда она оказывалась рядом. Да она по страшнее Биджу будет!
   Нет, Кира Узумаки была красива. Шикарное тело, которое она мне постоянно демонстрировала, красивое лицо и огненные волосы. Но общаться с ней я не горел желанием, помня, чем это закончилось в прошлый раз. И всегда позорно сбегал.
   Вот только к игре 'охмури Диссиасу' начали подключаться другие куноичи.
   -Джио, ты вроде подраться хотел?
   -Это мы всегда, это мы пожалуйста! - решил я избавится, от девушек хоть таким способом. И мы с Джио отправились на полигон. Вот только девушки не желали отставать, и отправились за нами, подбадривая меня.
   Наш поединок собрал много зрителей, набежала куча детворы, жаждущая зрелищ. Также присутствовал Акихико, в окружении девушек, во всю заливавшего про своего гениального ученика всякие небылицы.
   Мои фанатки его тоже слушали и охали, ахали в нужных местах. Похоже, старанием мастера их количество увеличилось. Увидев, что я смотрю на него мастер показал большой палец 'я ничего не расскажу' прочитал я по его губам. И начал дальше болтать, как ни в чем не бывало. Точно сдам Ато. Во всех придуманных мной подробностях.
   Этот бой был долгим и выматывающим, меня достали барьеры, которые постоянно возводил Джио. Он ими изматывал и сдерживал меня, в то время как создавал очередную водную технику. В общем бой был веселый. В конце он просто наложил на меня какую-то сдерживавшую печать, от чего я не смог применить ни одной техники, только усилить тело. Фол.
   После этого куноичи стали хлопотать вокруг меня и поволокли меня домой, что самое характерное не ко мне. Похоже, мне не отвертеться от них, приобнимаю первую подвернувшуюся куноичи и начинаю с ней флиртовать. По пути к ней домой, все лишние отстали, и я вздохнул свободней.
   Домой мы к ней просто валились, меня раздевали на ходу и я не отставал. Повалив ее на кровать. Прокричав про себя 'бансай!' выскочил из окна. А теперь ходу, ходу.
  
   -Что скажешь о наших гостях?
   -Почти всех удалось затащить в постель - среди собравшихся послышались смешки. Все слышали то, как Диссонасу выскакивал из дома Сакуры на ходу натягивая штаны и бежал без оглядки. Быстро бежал, без использования чакры. -Через пару недель будет ясно забеременели или нет.
   -С этим ясно, а что по поводу работы братьев?
   -В своих изысканиях они продвинулись вперед, и похоже в этом помог не без известный Диссонасу. Его чакра также отличается от привычной Сенджу. Вот только его изменения более качественные, чем у его учителей. Возможно, они делают ему переливание чакры, чтобы добиться такого, а может тут что-то другое.
   -У них получилось?
   -Пока нет, но у Диссонасу есть все шансы освоить новую стихию и помочь клану в ее овладении.
   -Главное чтобы их не задавили, и мы поможем в этом.
  
   Расплатились с нами за бумагу своеобразно - детьми. Правда, они были из побочной ветви, но все равно они могли усилить наш клан. Правда, лет через двадцать-двадцать пять.
   Мне вот только интересно, сколько детей сделал Акихико, девушек-то вокруг него вилось прилично. Акихро вон тоже укреплял связь с союзным кланом. Парней и тех в койку затащили.
   Вон периодически оглядываются и печально вздыхают. А какие лица у них при этом загляденье. Парни явно не хотят уходить от столь гостеприимных союзников. Только мастера идут, как ни в чем не бывало. Даже Акихиро идет довольный, один я пролетел, вот только нет у меня веры, что Акихико удержит язык за зубами.
   Но нам еще предстоял обратный путь с трехлетними карапузами.
  
   Вот и поселение клана. По прибытии мы сдали детей женщинам, они разместят детей и займутся их обучением. На этом наша задача закончилась, а я побежал к теплицам. Мое появление, ненадолго, отвлекло женщин и их учениц от ежедневных занятий с целебными растениями и травами. Мей на плантации не обнаружилась, и я побежал к дому, где занимались созданием лекарств.
   В доме я начал проверять комнату за комнатой. Пока не нашел Мей, узнал о себе много нового и нелицеприятного. Открывая очередную дверь, обнаружил за ней благоверную. Наконец-то!
   -Занятия на сегодня закончены! - Сообщил ученицам своей жены, поднимая оную на руки. - До свидания девочки.
   Вот так с супругой на руках я несся домой. На попытки узнать, что происходит только и мог отвечать 'потом, все потом'.
  
   На следующий день Мей проснулась позже обычного, одна. Муж уже успел проснуться и по любому тренируется.
   Одевшись, она вышла из своей комнаты и направилась на веранду. Там уже был Акихико, он попивал чай и наблюдал как тренируется Диссонасу с Акихиро.
   -Выспалась красавица? - поинтересовался дед, как только Мей присела рядом и налила себе чаю.
   -Да.
   -Хоть кто-то в этом доме выспался - и он лукаво подмигнул Мей. Которая как ни в чем не бывало, продолжила пить чай. -Хотя дело молодое! - И дед расплылся в мечтательной улыбке.
   -Ему стоит почаще бывать у Узумаки. - Диссонасу конечно и раньше по долгу отсутствовал дома, но вчера была ночь любви и страсти.
   -Ого! А не боишься, что какая-нибудь красноволосая уведет? Они так и вились вокруг него, парень то видный, да и сам он не плошал!
   Как?! Он... он спал... с ними. Убью!
   -Да не слушай ты этого извращенца Мей-чан. Он тебе нагло врет, а ты веришь. -После слов Ато-сама стало легче.
   -Тебя, старая, там вообще не было, а я своими глазами видел.
   -В отличии от тебя, членистоногое, Диссонусу по прибытии домой взял жену в охапку и в постель. А ты на меня внимания с неделю не обращал, все о Узумаки грезил. Кстати милочка когда дети будут, пора уже. - И так пристально на меня смотрит.
   -Скоро - и погладила живот, где начинается зарождаться новая жизнь.
  
   Часть вторая. Клановые войны.
   Глава?5
   А утром после тренировки с Акихиро, Мей сообщила мне, что я скоро стану папой. Как? Как это понятно, в смысле как? Это новость выбила меня из колеи. Мне самому недавно восемнадцать исполнилось, я сам еще ребенок!
   Акихико рад до неприличия и достал уже откуда-то банку саке и начал разливать его по пиалам. Которую, я опрокинул в себя, и даже не заметил этого. Я буду отцом! Это мысль занимала мою голову.
   -Чего такой хмурый? - отвлек меня отец, которого я встретил на улице, по которой в задумчивости прогуливался.
   - Я скоро стану папой - был ему ответ.
   -Ого! Пойдем - и поволок меня по одному ему известно маршруту, я и не сопротивлялся.
   Вскоре мы уже сидели за столом с разнообразными закусками и пили в компании моей команды.
   -В первый раз это всегда неожиданно и страшно. Помню, как мне Ханака сказала, что беременна, я тоже из реальности на выпал полдня. - Он еще много говорил постоянно нам подливая, да и сам пить не забывал. Мелкие уже начали клевать носом, видать развезло с не привычки. Я пока держусь. Мед чакра рулит, вон Горо тоже вроде еще держится. А у Данзо ни в одном глазу, опыт, что с него взять. Он через такие попойки проходил не однократно.
   -Я ввот ббоюсь не уввижу - начал я заплетающимся языком - ккак онн ррастти ббудет.
   -Ты мне брось эти глупости - отвесил мне подзатыльник отец, первый на моей памяти. - Ты не умрешь, по крайней мере раньше меня. А я на свидание к Синигими не собираюсь, меня еще Ханака устраивает. Хотя к Узумаки я бы заглянул. - И лыбится гад. Небось Акихико слушок пустил, мол я всех куноичи Узумаки перелапал. А ведь говорил, что не сдаст.
   - Я нне прро это, я жж не уввижу ккак реббенок рассти буддет. Ппервые шшаги, пперввое ссловво.
   -Это да! -Печально протянул он и опрокинул еще одну пиалу.
   Дальше я уже плохо помню. Вроде пили дальше, да за жизнь говорили.
  
   Мей не могла успокоится, Диссону странно отреагировал на такую радостную новость. Выпил и ушел, она сначала собиралась пойти за ним, но ее остановила Ато-сама и сказала все в порядке и вечером его принесут дружки.
   -Принесут?! - Удивилась девушка.
   -Конечно принесут, пьяного, правда. Помнишь, как Акихико приносили - Мей и вправду припомнила пару таких случаев. -В следующий раз он сам должен прейти, это только в первый раз они такие чумные, потом проще.
   Все произошло, как и говорила Ато. Под вечер явился Данзо с переброшенным через плечо Диссонасу. Шатался он при этом изрядно.
   В его невнятном бормотании Мей с трудом разобрала 'куда положить отца?'. Я повела гостя в дом, вот только он скинул свою ношу у порога, поздравил и ушел.
  
   На следующее утро у меня болела голова. Во рту дикая сухость, к тому же я проснулся на крыльце, свернувшись калачиком. Мед чакра не сильно помогла в борьбе с похмельем, пришлось лечиться дедовскими методами. Чай, споласкивание помогли не очень. Нужна посторонняя помощь.
   Дома мне никто лекарство от похмелья не дал. Пришлось идти к маме, но и она была непреклонна, как и сестры. Хоть и поздравили с ребенком. Как выяснилось, у отца была схожая проблема, его тоже лечить не желали.
   С трудом удалось выклянчить микстурки для парней. Отец сопровождал их таким жадным взглядом, что захотелось самому выпить, но взгляд мамы, приправленный Ки, выгнал эти мысли из головы.
  
   Нико сидел в своем кабинете и просматривал документы и то, что от видел, ему не нравилось. Повышение цен на продовольствие, руду и ряд других товаров. Вроде и не на много, но все вместе ничего хорошего это не сулило.
   Да кадровые перестановки на границе о чем-то говорили. И неважно, что они длятся два года. На душе не спокойно и значит нужно действовать.
   -Рафу, направь усиленные группы на границу - хоть ответа и не последовало, приказ будет выполнен.
  
   На следующий день мы были отправлены на патрулирование северных границ страны. До нее мы добрались за день и приступили к выполнению задания.
   За время наблюдения ничего не происходило. Тиш да гладь. За неделю прошло пять караванов, но ничего подозрительного замечено не было.
   Тренироваться в походе можно было только контроль, что-то большее могло выдать нас врагу. Поэтому я начал расспрашивать Акихиро о способах определения стихий. С трудом удалось выяснил два способа.
   Первый простой, быстрый и дает точный результат. Лист бумаги, обработанный специальным образом. При напитывании его чакрой лист меняется. Если намокает -вода. Рассыпеться - земля. Сгорит - огонь. Распадется на части - воздух. Если сомнется - молния. Вот только изготовление его очень долгое и сложное, поэтому такой способ мало распространен и опять же наш аналог был лучшим.
   Вот еще одно подтверждения наличия стихии дерева у моего клана. Надо будет расспросить поподробнее по прибытии. У меня хороший контроль, должно получиться. Хаширама ведь смог. Да и не просто так мастера занимаются со мной, смешивая воду и землю, для комбинированных атак.
   Второй более долгий и не дает точного результата, но совмещает в себе начальный контроль стихии. Для огня нужно взять уголек и вливать в него чакру, стараясь разжечь пламя. Для воздуха дышать на листок, чтобы воздух его порезал или сдвинуть на большом расстоянии.. Для молнии наблюдать за природными, в надежде, что получится. Ведь по слухам Учиха овладели молнии, скопировав их шаринганом.
   Поломав голову, с какой стихией попытать счастье, остановил свой выбор на молнии. Поскольку вспомнил, где можно достать электричество в походных условиях. Знания прошлой жизни рулят! Берем корнеплод, втыкаем в него два сенбона и беремся за 'контакты'. И вуаля, электрическая цепь замкнута. Только сила тока ничтожно, что даже не чувствуется, но чакра мне в помощь!
   Две недели я страдал этой фигней, но в итоге мне удалось почувствовать молнию. Я крут! Правда, все, что я смог сделать - выпустить с руки пару электрических искорок.
   Но лицо офигевщего Акихиро стоило моих мучений. Еще бы обычно дополнительная стихия у нашего клана ветер, реже огонь и у единиц молния. С последними была проблема, клан просто не знал, как овладеть молнией. А тут я такой умный.
   Наша миссия продолжилась, и я на привалах тренировал молнию, стараясь вызвать определенное количество искорок. Через две недели мне удалось пускать между пальцами маленькие молнии. Правда, кроме слабого разряда тока таким способом вызвать не мог. Да и напитав место удара чакрой сводило весь эффект практически на нет.
  
   Встретив очередной караван, что шел в нашу страну, мне не давала в нем что-то покоя. Только что? Интуиция. В результате я понял, что я чувствовал больше людей, чем видел. А это значит...
   Уворачиваюсь от куная. Прыжок в сторону, и в ответ летят сюрикены. Создаю теневых клонов и отправляю одного вперед. На клона полетел рой огненных шаров, размером с кулак. Не повезло ему, но он прикрыл наш отход.
   С боку прилетают сюрикены, от которого я смог увернуться. Вот только уйдя от них, но на моей шее оказалась удавка, которая начала затягиваться. Замена. И клон, с которым я поменялся, был уничтожен.
   Не успел я толком сориентироваться, как передо мной оказался Учиха, выдыхающий струю пламени в меня. Дымовая шашка под ноги и уход в сторону. Во врага летят водяные пули, разрываю дистанцию. Краем глаза замечаю, что Хироши еле отбивается от Учиха. С моей руки срываются сюрикены, с начинкой из молнии. Летят они быстрее, но не сильно.
   В спину прилетает сильный удар, больно. Замена. На спине нарастает новая каменная кожа, скидывая расколенный верхний слой. Вижу перед собой спину Учиха и атакую. Не знаю, какой биджу меня дернул, но я нанес колющий удар рукой, посылая чакру молнии по руке. От плеча к кончикам пальцев, в результате, чакра прошла по ней волной, с каждым пройденным сантиметром набирая силу. И в момент удара мои когти окутались маниями и я нанес удар.
   Тело врага скрутили судороги, даже когда он умер, судороги не прекратились. Моя рука безвольно повисла, и пошевелить ей я не мог, даже кончиками пальцев. В руке я чувствовал только токи чары, а сому руку нет. Проведя диагностику ужаснулся. Молниями я сжег себе мышцы.
   А ведь бой еще не окончен. Быстро создаю клонов для своей защиты. Слава Ками, с руками у них проблем нет. Мед чакра направлена в спину, это приглушит боль и подстегнет регенерацию.
   Бой закончился быстро, моя помощь практически не понадобилась. Дальше я только отвлекал Учиха, остальное сделал Акихиро. Хироши кстати своего противника убил, когда он отвлекся на мои подарки.
   В итоге мастер отослал меня и Хироши в деревню, в сопровождении своего клона.
  
   Глава ?6
   По возвращению в клан мы сразу были атакованы медиками. Хироши повезло, серьезных ран у него найдено не было и отпустили. А вот за меня принялись всерьез. Диагностику проводили долго и вдумчиво и не по одному разу. Потом принялись выпытывать все подробности травмы.
   Спасение пришло внезапно, посыльный передал приглашение главы клана. Распрощавшись с медиками, которые не хотели меня отпускать отправился на аудиенцию.
   -Ты овладел молнией? - поинтересовался мужчина средних лет с сединой в волоса. Нико-дано глава клана Сенджу. В место ответа я выпустил из руки парочку мелких молний. - А рука пострадала в результате использования твоей техники молнии?
   -Да - видно клон мастера ему уже все рассказал.
   -Пока наши медики восстанавливают твою руку, ты будешь здесь. И у меня есть просьба...
  
   И вот я уже неделю нахожусь в поселении клана и разрабатываю упражнения по освоению стихии молнии. Приказ главы клана был просьбой, но сути это не меняло. Мы прекрасно понимали, что те методики которые я выдумываю пойдут воинам, что имеют предрасположенность к молнии, но не умеющие ей пользоваться. То есть всем у кого стихия молнии.
   Мей была рада тому, что я задержусь в деревне на долго, но ее огорчала причина. Травма моей правой руки очень серьезна, и восстановят ее через два-три месяца. Да и реабилитация на месяц. Поскольку моя жена занималась медициной, то для нее первоочередной задачей вернуть меня в строй. Ведь началась очередная война кланов и Сенджу нужны все ее воины, а я прохлаждаюсь. С этим моя благоверная смириться не могла.
   Нет, я конечно не сежу без дела, на меня временно не боеспособного оставили детей, что начали проходить обучение. Все равно моя эффективность резко снижена, а так при деле. Плюс разрабатываю методику освоения молнии. Для клана это тоже важно.
   Подвижность руки я восстановить смог с помощью каменной кожи. И двигаю не руку, а покрывающую ее кожу. Далось мне это не легко, все же обычно происходило на оборот. Для этого пришлось сделать аналог мышц и только так удалось заставить эту конструкцию двигаться.
   Не забыл я и про элемент дерева. Выяснив все подробности производства чудо бумаги. Я в небольшую кадку посадил семечко, обработанное чакрой особым способом. Теперь я буду растить из него бансай. Может он поможет с освоением мокутона.
   По моей теории все Сенджу могут овладеть мокутоном, просто не знают как. Аналогичная ситуация была и с молнией до моего вмешательства. Возможно, мне удастся разобраться и с этой проблемой. Вон девушки выращивают деревья гораздо быстрее, чем отведено природой, чем не начальный этап освоения мокутона?!
  
   Знакомство с юными воинами клана, прошло не очень. Слухи расходятся быстро и парни уже знали, что их новый наставник не может пошевелить рукой.
   Конечно, открыто они о своем не довольстве не высказали, даже словом не обмолвились. Но по глазам было видно. Пришлось погрузить в землю до плеч. Покрыв руку каменной кожей, с трудом ее приподнял и зажег между пальцами молнии, стараясь чтобы было позрелищней. После этих понтов лица парней сильно изменились, и они начали просить научить!
   Парней я учил контролю чакры, упражнений которого я знал море. Боюсь это единственное чему я мог их обучить, по мимо ниндзюцу.
  
   Так время и шло, занятия с детьми, процедуры у медиков и персональные процедуры от Мей. Дорабатывайте каменной кожи, для восстановления подвижности руки, написание свитка по стихии молнии. Не забывать уделить время своему деревцу. Куча дел, на которые времени не хватает, даже с использованием клонов. Так же я начал осваивать чидори, потихоньку. Хотел начать с ресенгана, но мяча я так и не нашел - дифицит.
   Через месяц техника была доработана, и я свободно мог двигать рукой. Правда на ее поддержание тратилась чакра и доля внимания. Мей в била в меня медицинские техники, которые должны восстановить мне руку. Сделала она это потому, что меня направляю на фронт, а так бы не доверила бы мне столь важного дела.
   И вот по истечению месяца я и Хироши уходим на задание. Нас направили в качестве усиления одной из групп.
  
   Очередная стычка с Учиха, ознаменовала начало новой войны. Сама по себе она не была причиной, просто с нее начались активные боевые действия. Воины клана принимали активное участие в войне. Мужчин в поселение осталось мало и возвращались не надолго, чтобы подлечиться и назад.
   Из редких новостей понял, что в войну вовлечено много народу. Кланы шиноби, торговые кланы, наместники и правители, вовлечены были даже крестьяне.
   'Клановые войны' оказывается не просто противостояние кланов ниндзя, но еще и политическое, экономическое, а также военное (куда уж без него) противостояния стран и торговых домов.
   Все таки правда, что на войне делаются большие деньги.
   Осознание того факта, что начался очередной виток войны, не радовало меня. Смерть и страдание - спутники войны, а ведь мне придется окунуться в них с головой. Однако именно в битве, преодолевая свой предел можно стать сильнее. Только сила, шла рука об руку с моей смертью или инвалидизацией. С рукой мне вообще повезло, я каким-то неведомым способом умудрился повредить плоть, нежели систему чакры. Обычно бывает наоборот.
  
   На месте нас встречала группа из пяти воинов. Командир лет тридцати и парни по лет шестнадцать-семнадцать. Вот только на крою поляны чувствовалось скопление воды, похоже человек. Командир на его присутствие не реагирует, значит наш.
   -Диссонасу - ниндзюцу, Хироши -кендзюцу - представил я нас командиру.
   -Юко.
   В этот момент на поляну вышел скрывавшийся до этого человек.
   -Что с рукой? - послышался знакомый голос из-за спины. Развернувшись, я увидел Маморо. Повзрослел парень, возмужал. Да и меч у его пояса уже не смотрится нелепо. Причина спрашивать у него была, ведь моя рука была подвешена на косынке. - Двигать можешь?
   На правой руке появился покров - модернизированная кожа, дающая возможность ей двигать. Маморо пожал протянутую руку. Я проверил силу покрова.
   -Весьма неплохо, учитывая, что ты проделал все это каменной кожей - а теперь добавим молнию, он дернулся от неожиданности, и мне удалось сжать его руку сильнее. - Молния! Впечатляет. Ты всегда умел удивлять. А кендзюцу парня мы еще проверим.
   Потом последовало знакомство с остальным отрядом и мы выступили.
   Задание наше было в добыче документов наместника Кано из Фусса.
  
   По пути к Фусса, нам пришлось поплутать, ведь он находился в другой стране, и нам нужно было преодолеть все кордоны. Так что к городу мы прибыли на третий день.
   Весь отряд отправился на задание, а мы с Хироши остались не далеко от города для подстраховки. Официально он был моим телохранителем, вот только парня я мог победить и в таком состоянии, все же с ниндзюцу у него плоховато. Так что еще вопрос, кто кого защищает.
   Ждали мы команду недалеко от города. Хироши старался выглядеть спокойным, но удавалось ему не очень. Да и я нервничал.
   Из леса вылетели сюрикены. Стену, появившийся у него на пути они не заметили, и полетели дальше. Замена. И я ушел из под удара. Но в меня опять летят сюрикены. На этот раз я успел заметить, что они срезают ветви деревьев, мимо которых пролетают. Ветер! Опять замена на камень.
   От меня во все стороны распространяется туман, скрывая меня и часть леса, а так же уход под землю. Теперь нужно помочь Хироши.
   Найдя его, утянул под землю. Не разобравшись в горячке боя, он попытался ткнуть меня мечом. Вот только скорость под землей его резко упала, поэтому зафиксировать его не составило труду.
   -Это я - пришлось кричать, чтобы он меня услышал и успокоился.
   На поверхности мой туман начали сдувать в сторону, но в лесу сделать это было проблематично, но враг это делал. По всплеску чакры определил, где он и запустил в него земляные колья и замена на поверхность.
   В землю вгрызаются воздушные ядра, пытаясь достать меня там, где меня уже нет. В бой ринулся созданный мной теневой клон, навязывая ближний бой.
  
   Воздушный клон вернулся с разведки и сообщил представителю клана Шимура о двух Сенджу, что были недалеко от города. Молодые парни, для которых эта война первая. По этому, он решил навестить их.
   Не доходя до их стоянки, Исами создал воздушного клона. Едва заметное марево полетело на разведку и вскоре вернулось сообщив, что они по прежнему там. Вдвоем.
   Подбираясь, Шимура приготовил сюрикены. Основной удар он решил на нести по старшему, в него полетела пятерка сюрикенов напитанная чакрой ветра, а в мелкого простые. Вот только он успел среагировать и создать каменную стену, которую сюрикены все же преодолели. Все это насторожило второго, и он успел среагировать. Выхватил меч, но отбить сюрикены не успел, однако доспехи его спасли.
   Исами уже собирался кинуть сюрикены ветра в мелкого, как заметил первого, появившегося на месте камня и сразу изменил цель. Которая, в прочем, опять ушла заменой. Ловкий парень. Перемешаюсь в сторону, ведь он заметил, где я и лес заволок белый туман. Дальше вытянутой руки ничего не видно. Нужно выбираться от сюда.
   Вот только спокойно уйти мне не дали каменные колья летящие в меня на каждом шагу, как он бьет так прицельно, еле успеваю уворачиваться и уходить заменой. Пришлось создать воздушный поток, чтобы убрать этот дурацкий туман.
   Почувствовав всплеск чакры, бью воздушными ядрами туда и готовлю сюрикены. Это Сенджу очень изворотлив, по любому увернулся. И вот он выскакивает на меня и получает пять сюрикенов ветра в грудь. Его разрезает на десятки кусков, которые срастаются вновь. Что?! Водяной клон! Как?
   Мы одновременно выдыхаем воздушный и водяной потоки друг в друга. Брызги летят во все стороны, перекрывая мне обзор. Заменой не уйти иначе он успеет зацепить меня водным потоком, одна надежда, что клон скоро выдохнется. Но ведь и оригинал не дремлет. Готовлю сюрикены.
   За спиной раздается дикий треск, и грудь обжигает дикая боль. Посмотрев вниз, вижу руку, пробившую мне грудь сзади, а в ней сверкают молнии.
  
   Врагом, что напал на нас оказался - Шимура. Клан специализирующийся на техниках ветра. Не известный шиноби подтвердил это. Правда, ему мало это помогло. Шиноби прошедший не одну войну, недооценил врага и поплатился за это своей жизнью.
   Запечатав тело в свиток, пошел к Хироши. Парню досталось, но железки, что в него попали были без подарка. Иначе бы он не отделался столь легкими ранами.
   Мы переместились в другое место, поскольку битва должна привлечь к себе внимание. Нужно уйти в другое место, хорошо, что командир предусмотрел такую ситуацию.
   Через день к нам пожаловала наша команда, слегка потрепанная, но задание выполнившая.
   Теперь нам нужно было доставить документы заказчику. Подлечив свою команду, мы выдвинулись в обратный путь. Через два дня документы были доставлены. И мы расположились недалеко от городка, в ожидании других приказов.
   Нами был поставлен сигнальный контур и все начали заниматься своими делами. Я сидел в сторонке и тренировал контроль молнии.
   -Парень, как насчет спарринга?! -Маморо решил проверить Хироши, вот только поглядывал он на меня, точнее на молнии в моей руке.
   Хироши не отказал и медленно пошел в атаку, прекрасно осознавая, что его противник опытней. Маморо отдал инициативу Хироши, только изредка проводя контратаку.
   Тренировка привлекла внимание всех, еще бы хоть какое-то развлечение. Пуще всех за спаррингом следил Юко, все-таки командир группы, плюс мастер Маморо.
   Маморо явно поднабрался мастерства и новых связок со времен нашей последней встречи. Из-за чего вполне ловко справлялся с Хироши. Вот только продемонстрированная им парочка финтов, заставила бросить на меня гневный взгляд. На что я только пожал плечами. Подумаешь, показал парню то, что ты использовал против меня.
   Поединок их закончился через час, когда Хироши начал уставать, а вот Мамору еще был бодрячком. В конце они поклонились друг другу, Маморо пошел ко мне, а Хироши был перехвачен Юко и был отведен в сторону. Видимо разбирать ошибки, допущенные парнем.
   -Овладел еще одной стихией? - констатировал Маморо, подойдя ко мне, нежели спросил. -Научи. А то эти Учиха за долбали со своими мечами запитанными молниями, из-за них остаются зазубрены на клинке.
   Маморо смотрел на меня и ждал ответа. Чем дольше я на него смотрю, тем больше на его лице проступает улыбка. Делать не чего, достал корнеплод воткнул в него два сенбона и объяснил задачу.
   -Тренируйся.
  
   Время идет своим чередом, миссии сменяют друг друга. Убийства, похищения, кражи, диверсии нужно успеть всюду и остаться не замеченными. С простыми людьми проблем не было, но вот с шиноби разминуться не всегда удавалось и приходилось вступать в схватки. Основным врагом были Учиха, потом шли Шимура, а остальные следом, до кучи.
   Но даже во время войны, в тылу врага, никто не забывал про тренировки. Ведь это залог выживания. Вот Маморо со своим наставником занимались акупунктурой корнеплодов, пытаясь овладеть новой стихией.
   Я от них не отставал. Нет, над корнеплодами я не издевался, это пройденный этап. Я оттацивал чидори! Причина моей травмы была в том, что я использовал биопотенциал клеток своего тела при поддержке чакры, а не чистой чакры молнии. Вот и сдохла тонкая энергетика, а я теперь мучайся.
   Медики мне, конечно, помогли. Только я про себя узнал столько нового и нелицеприятного. Да и родословная у меня оказалась внушительная, и кого там только не было! И Джуби (я и не против, ведь, у него такой интересный глаз был, Мм! Я себе такие же хочу!) и другие Биджу, и прочая мелкая нечисть. Обобщив все это, мне поставили диагноз - клинический идиот.
   Отчасти они правы.
   Только одна красавица Мей, без лишних сов проводила манипуляции над моей рукой, стараясь вылечить меня поскорей, но меня направили на фронт.
   Поэтому, я сам в полевых условиях провожу все процедуры необходимые для скорейшего выздоровления. А это куча отвратительных на вид вкус и запах зелий, да кропотливая и монотонная работа мед чарой над рукой.
   Маморо занялся Хироши, на привалах проводя с ним спарринги, показывая разнообразные приемы и связки. Подобных тренировок я также не избежал.
   -Хватит в сторонке тучку изображать, пошли, разомнемся - отвлек меня от тренировок Юко. Он старший, ему виднее, думал я, поднимаясь с камня, на котором недавно сидел, концентрируя чару молнии в левой руке.
   -Мы с тобой тоже займемся кендзюцу - Юко выхватил из ножен меч и бросился на меня. А ведь у меня нет меча, даже бамбукового, но наставника это не смущает.
   От рубящего удара сверху вниз, я уклонился, отскочив в сторону. А потом создаю меч из земли и атакую в ответ. Наставник легко отвел мой выпад и прошелся по моей груди своим клинком. Удар был рассчитан до мелочей, пробив мой покров Юко, всего лишь оцарапал мне грудь.
   Следующая попытка атаки также провалилась, только на этот раз он не отводил мой меч, а перерубил его. И остановил удар в последний момент, иначе он бы разрубил меня.
   Разорвав дистанцию, я создал новый меч и тут же был вынужден отбиваться от многочисленных выпадов Юко. С каждой секундой я обзаводился множеством мелких ран. Но противостоять на пору мечника я не мог, наш уровень слишком разный.
   Какого, Биджу, я играю по его правилам?!
   Юко ринулся на меня, я отскочил назад, создавая перед собой кисель, в который и угодил мастер. Потом я пустил в него водяное ядро. Которое было разрублено, и следом он атаковал меня. Замена. Оказавшись за спиной мастера, атаковал его, но он смог отразить мой удар.
   -Используй свои преимущества перед врагом - и ударил меня под дых, отбрасывая назад. Было больно, несмотря на улучшенную броню в месте удара.
   Мастер гонял менял около часа, он прорывал мою оборону несмотря на все мои потуги и навязывал мне бой на мечах. Мастер явно щадил меня, используя малую толику своего мастерства, но и этого было более чем достаточно. Он ничего мне не объяснял, не показывал приемы, он просто бил меня мечом оставляя на мне множество мелких ран, а ведь я в покрове.
   Интересная манера обучения. Но стоит признать -действенная. За месяц виртуозно владеть мечем я, разумеется, не научился, зато получил интересный опыт противостояния на ближней дистанции. Надеюсь, он мне не пригодиться, иначе я труп. Меч хоть и не стал продолжением руки, но теперь я ходьбы был уверен, что не зарежусь им случайно.
   Нашим мечникам удалось освоить стихию молнии, и теперь они учились подавать чакру молнии в свои клинки.
   А еще я придумал технику мерцающего шага - сюмпо! Надеюсь, местные шинигами не покарают меня за нарушение авторских прав.
  
   Рождение такой полезной техники произошло случайно, как множество других полезных вещей. Сложив серию печатей, и в моей руке появился клубок молний, оглашающий окрестности клекотом сотен птиц.
   Потом я решил адаптировать часть техник под новую стихию. Начал я с полюбившегося мне покрова, он вроде должен давать неплохое ускорение. За несколько дней мне удалось задуманное.
   Но на достигнутом, я не остановился и пошел дальше - частичный покров. Растянуть покров по передней поверхности тела я сделал шаг вперед. Вот только я не рассчитал и протаранил лбом дерево, которое эту встречу не пережило.
   С техникой пришлось изрядно повозиться, чтобы нормально с ней управляться, иначе от нее больше вреда, нежели пользы.
  
   Глава ?7
   И вот спустя месяц мы возвращаемся в страну Пепла. Мне бы хотелось, чтобы путь наш лежал в клан, но видно не судьба. К тому же поддержит она нас в этом вопросе еще не скоро. Обидно.
   Очередным заданием было разобраться с пропажей караванов города Матида. Из-за чего торговая гильдия несла убытки, в связи с чем, они и выложили крупную сумму, чтобы мы разобрались с диверсионными отрядами, промышляющими в этом районе.
   Видимо отряды наемников с заданием не справились и толстосумы решили, чтобы с ниндзя разбирались ниндзя. Правильное решение.
   Вот наш отряд и движемся к Матида. Хорошо, что нас отозвали с фронта, а то практически ежедневные бои выматывают. По прибытии на место Юко достал карту региона, разделил территорию на квадраты и приказал их проверить.
   Мне с Хироши достался участок, вдоль северного тракта Матида. С прилегающей территорией. Выступаем. Двигаясь вдоль дороги, нагнали караван, и я решил проследить за ним, может, диверсанты сам выйду на нас.
   -Впереди засада, бандиты - знаками сообщаю Хироши. - твои справа.
   Добравшись до засады, я создал топь и погрузил всех бандитов в землю, чтобы и пошевелиться не могли. Так часть нейтрализована, теперь те, что на деревьях. Пара прыжков. Сюрикен на право, сюрикен на лево, вот и стрелки на деревьях тоже нейтрализованы.
   Теперь у кочанов можно выяснить, кто они и что здесь делают, а главное на кого работают. С этой целью я и направился к ним. Но легкий дискомфорт заставил насторожиться. С каждым мгновением напряжение нарастало, а его причину я не мог определить. И только остановившись, я понял, что до этого и не шел. А значит...
   -Кай! - и отпрыгиваю в сторону.
   -Кай! - опять сбрасываю гендзюцу, поскольку я так и не сдвинулся с места. Отпрыгиваю в сторону, есть контакт.
   Из леса в меня летит железо, на путь которого возникает стена, в которую не чего не врезается.
   -Кай! КАЙ! - передо мной нет стены и атака совсем с другой стороны.
   Кунаи попали аккурат в сочленение доспехов и не избежать бы мне ранения, если бы не интуитивно уже поддерживаемая каменная кожа. Вот только кунаи были с подарочком.
   Взрыв! И меня бросает на встречу с деревом. Которую бедолага не пережил. Очутившись на земле, начинаю погружение, и вновь звучит заветное слово.
   -Кай! - Я не погружаюсь под землю, а на меня летит огромный огненный шар. Погружаюсь и возвожу перед огнем преграду. Укрывшись под землей начинаю лечение ожогов от взрывов.
   Мне и раньше встречались Учиха, что накладывали на меня гендзюцу, но это их всех был наголову выше. Мастер гендзюцу, я уже мечтаю выдавить ему глаза.
   На поверхности появляется мой клон, который сразу поймал несколько кунаев. Взрыв. Плоть клона разрывает, но он восстанавливается в считанные мгновения. Клоном я управлял через землю, получается этакая марионетка. Плохая, правда.
   К сожалению, она не смогла отвлечь врага от меня, он кинул пропитанный молнией в землю. И ведь не промазал гад. Судороги лишили меня возможности двигаться, но не на долго. Небольшой выброс чакры молнии и весь заряд уходит в землю. Но тело еще дрожит. Клон сорвавшийся с поводка пошел в бой.
   Серия печатей и выскакивает еще одна пара клонов, а я в спешке убираю последствия удара молнии. Похоже, отсидеться мне не дадут. Создаю туман, он хоть немного, но поможет определить, где этот Учиха. Как только получилось его засечь, отправляю в него каменные колья. Замена на одного из своих клонов.
   Справа. Сюрикены из камня летят и вгрызаются в плоть врага. Учиха оседает с множеством ран, но он чувствуется левее.
   -Кай! - поверженный враг растворяется, а настоящий Учиха уходит влево. Новая порция сюрикенов молнии летит во врага, но он умудрился отбить их все своими. Проклятые глаза.
   Перед приземлением Учихи на земле, создал топь, в которую он и угодил, а нет. Я вижу, что он погряз в топи, но не чувствую этого.
   -Кай! - это гад зацепился леской за дерево и не желает падать. Поможем. Сюрикены молнии летят в леску, но этот гад, опять! умудрился их сбить.
   Трель тысячи птиц и на Учиху летит мой клон с чидори. Но этот гад изворачивается, пропуская клона рядом с собой, причем успевая при этом его развеять. Вот как он это сделал?!
   Сюмпо и я пробиваю грудь врагу.
   -Кай! - Учиха, видимо, оттолкнувшись от моего клона, отпрыгнул в сторону и пустил в меня огненный шар. Накачав кожу чакрой побольше, делаю шаг через огонь. Как оказалось, шар был не таким уж и большим, однако, с металлической начинкой. Благо, Ками, миловал.
   Пробиваю врагу грудь и понимаю, что это иллюзия.
   -Кай!- приземлился я, как ни странно, рядом с ним. Подскакиваю к нему, и наношу удар чидори. - Кай! - Врага задел по касательной и бью его каменным колом в горло.
   -Кай! - но он не спешит исчезать. Кровь льется из его рта, а взгляд меня прожигает. Обволакиваю кисти рук чакрой и вырываю ему глаза. Редкая возможность и упускать ее не стоит.
   Бой с мастером гендзюцу не слабо меня вымотал психологически, нужен отдых. Пойти прогуляется по городу? Тоже вариант, заодно поискать по лавкам мячи. Резенган тоже нужно изучить. Вроде бы убойная штука, да и контроль улучшает.
   Бандиты оказались простыми исполнителями, которыми руководил убитый мной Учиха. Этого они мне не сказали, но выводы такие я сделал. Во-первых, у них не было главаря, но почему-то все знали что делать. Во-вторых, двадцать три лба как-то маловато для захвата каравана.
   Узнав это, мы с Хироши убили бандитов и направились в город, предварительно обчистив их логово, ценного, правда, там было мало, но не пропадать же добру.
   Хироши применил хенге, чтобы принять вид путника, а я снял доспехи и при помощи каменной кожи изменил свою внешность. Теперь я странствующий воин, одежда была позаимствована из лагеря бандитов.
   В город мы прошли через главные ворота, и пошли бродить по улочкам, заглядывая в различные лавки. Я покупал разнообразные игрушки, а Хироши просто ходил за мной.
   В какой-то момент, идя сквозь толпу, почувствовал, что у меня пытаются стащить кошелек. Вором, пойманным за руку, оказался парнишка лет семи. Не у того ты решил воровать, думал я ломая парню руку. Он да не вскрикнул, но поморщился, не хочет привлекать стражу. И я его отпустил.
   -Зачем? - тихо спросил Хироши.
   -Он неверно выбрал жертву, к тому же оказался недостаточно хорош, за что и поплатился.
   Побродив по лавкам я так и не нашел резиновых мячей, были только кожаные. Почесав голову, решил, что и такие подойдут, вот и купил десяток.
  Когда мы уже уходили на меня напали. Парнишка из толпы, ткнул мне в поясницу спицей, и как ни в чем не бывало, побежал дальше. Конечно, о его намереньях я знал заранее, простым людям трудно контролировать свою жажду крови. А вот такое спускать нельзя, на моем пальце появился каменный шип, который быстро удлинился, и в пился в плоть и тут же уменьшился.
   Парень даже ничего не заметил, а через день-два он умрет.
  
   Глава ?8
   По ночному небу медленно плывут редкие облака, периодически скрывая полную луну, что с черных небес взирает на грешную землю. Скорее всего, она останется единственным свидетелем того, что случиться. В ней нет презрения, осуждения, понимания. Только холодный свет.
   Геро, Хасима, Хидзи, Ивате, Кикуе. Пять целей, пять деревень близ Минакме. Сотни жизней. Которые я должен прервать.
  
   Это задание нам дали, вот только населенных пунктов там было не пять, а двадцать и наша группа была вынуждена разделиться, чтобы сделать все быстро.
   -У нас задание - вещал Юко, после того, как получил очередной приказ. - Сегодня ночью нам предстоит самая черная и кровавая работа. Мы будем резать крестьян.
   К такому заявлению командира не был готов никто. Одно дело убивать солдат, пусть они и не могут ничего сделать и совершенно другое убить простых крестьян.
   -Отставить панику! - повысил голос Юко -это наша работа. Да, неприятно, но мы шиноби - убийцы из тени. На придется разделиться на отряды.
  
   Первый шаг в сторону Геро, я сделал только через несколько минут, как добрался на место. Я не горел желанием убивать, но я был готов к этому. И теперь мне это придется сделать.
   Идя по улочкам Геро, я убивал людей, что спали дома. Каменные колья вырастали там, где я чувствовал скопление воды. Вот так неспешно пройдя по деревеньке, я убил пару сотен людей. Меня ждет Хасима. Где история повторилась. За тем в Хидзи.
   На пути в Ивате на меня напали, и я впервые был рад тому, что встретил врага.
  
   Отряд Шимура в составе пяти шиноби возвращался с задания. Пищевые пилюли надоели всему отряду, они хотели нормальной пиши. По этому, командир легко согласился заглянуть в Хасима и позаимствовать у крестьян нормальной еды.
   Вот только стоило зайти в деревню, как Моро почувствовал запах крови. Подав сигнал, рассредоточится своим людям, он создал воздушного клона с приказом обследовать близ лежащие дома. А сам приготовился к бою.
   Вот только живых в деревне никого не было. Всех крестьян убили тонкие каменные колья, пронзившие им сердца. Хоть колья и были тонкими, но Моро пришлось напрячься, что бы сломать один, даже с усилением чакры. Не многие Сенджу могут сотворить такое. Думал Мору, разглядывая голубоватый прутик в руке.
   Найти, был его приказ. И вскоре весь отряд идет по следу мастера Сенджу. В Хидзи были найдены также одни тела. Шумура было плевать на крестьян их как грязи, а вот мастера Сенджу было желательно убить.
   Нагнав, свою цель Моро был удивлен. По дороге шел парень лет двадцати. Невероятно в столь юном возрасте стать мастером, да парень гений. Но он молод.
   Напав Моро был удивлен тому, что парень, будучи порезанным на куски воздушными сюрикенами, собрался воедино и бросился в атаку. Водной клон, но он не распался. Новая атака от которой он ушел в сторону. Один из его воинов был убит Сенджу - техникой молнии! Он заметил кольцо с кадзи 'Воля'.
   'Воля Сенджу' молодой и талантливый мастер, пустивший немало крови Учиха, да и другим кланам тоже. Бой будет сложным.
  
   На приманку, что шла по дороге, клюнули шиноби Шимура. Атака водного клона им ничего не дала кроме смерти одного из них от чидори теневого, который сразу развеялся из-за истощения чакры. Все же мои клоны не возвращали чакру создателю, только знания.
   Туман скрыл поле боя, создавая неудобства воинам Шимура. Мои клоны пошли вперед в ближний бой. Они использовали технку мерцающего шага. Быстрое перемещение при помощи молнии. Немного чакры в ступни как при ходьбе по дереву и по телу с той стороны, куда нужно двигаться и легкий толчок. И вот ты движемся в нужную сторону. Минусы передвижение по прямой и разум не поспевает за телом.
   Подойдя вплотную, к двоим воинам, одного они смогли убить, а вот второй отбился. Зарядив в клона воздушным ядром, после которого он не смог восстановиться.
   Один не сплоховал, пустил воздушную сеть в клона, разрезая его, в месте с мертвым товарищем на мелкие кусочки. Потом во все стороны полетели воздушные сюрикены. Вот только я находился под землей. Теневой клон выскакивает за спиной у одного ниндзя и проходится чидори по его спине.
   Забравшись на деревья, Шимура попытались закидать меня железом запитанным ветром. Но я не сидел на месте и переместился в сторону. Правда, мои попытки достать врага не увенчались успехом, но отступить врага я заставил.
   Забив на последнюю деревню, я пошел назад. Хватит смертей на сегодня.
  
   В лагерь я вернулся в отвратительном настроении, ведь за сегодня я убил чуть ли не больше чем за всю эту войну, к тому же не воинов, а простых людей. Война без жертв не бывает, это я понимал. Но легче от этого не становилось.
   Лагерь встретил меня только потрескиванием костра и котелком над ним. А так была тишина, все присутствующие были погружены в свои мысли.
   Юко зачерпнул варево в миску и подал ее мне. Получив свою порцию, присел на корягу и стал есть.
   Вкуса я не чувствовал просто отметил, что бульон горячий, остальное прошло мимо меня, в какой-то момент осознал, что рядом сидит кто-то еще.
   Соседом оказался Маморо, вот только выглядел он опустошенным, наверное, и я выгляжу не лучше.
   Доев, я пошел прогуляться.
  
   В итоге прогулки, я вышел на дорогу, рядом с которой обнаружилось капище. Место, где путник может поднести дары духам и попросить счастливого пути, удачи, здоровья, любви или что-нибудь другое.
   Меня подобное сейчас не интересовало я просил у Ками позаботиться о погибши и даровать им новую жизнь, лучшую жизнь. Для тех кого я убил прошедшей ночью и для других убитых ранее.
   -Никогда не думал, что буду молился за убитых мной - проговорил себе под нос, закончив молебен я пошел в лагерь.
  
   В таком плане и идет война. Я не уверен, чья это война: кланов или стран? Похоже обе стороны пытаются извлечь пользу из ситуации. Кланы ослабить врага, страны отхватить кусок от соседа, а купцы нажиться на всем этом.
  
   Отходили от кровавой ночи мы не долго. Шиноби как никак. Готовили нас с детства с основной целью - убивать. Подготовка шла как физическая, так и психологическая. Благодаря этому с нарезки никто не слетел, по крайней мере явно.
   Через три дня мы опять приступили к миссиям.
  
   Войска Огня форсировали реку вброд. И так не легкое дело осложнялось, ливнем идущем с самого утра. Конные реку преодолели быстро и теперь ждут обоз, который помогают перенести на другой берег солдаты.
   Половина войска форсировала реку, как появилась гигантская волна и смела людей, что находились на реке. Прихватив и тех, кто стоял с рекой рядом.
   Из воды выскочили шиноби, а никем иным они быть не могли и с мечами наголо бросились к воинам огня.
  
   Нападение на войско прошло по плану. Я огромной водой убил тех, кто переправлялся через реку, а Маморо с Хироши после этого пошли убивать выживших. Все просто.
   Ликвидация оставшейся живой силы противника не заняла много времени. После этого ребята начали собирать вещи из обоза. Я же тем временем погружал трупы под землю и просил духа огня, чтобы он позаботился о своих вонах после смерти. После того как все было собранно, мы отправились в путь.
  
   Война идет уже девятый месяц. За это время было убито много врагов, пролито море крови. И мои руки пролили не малую ее часть. Хоть я и не боюсь крови, могу убить тысячи людей (если они не шиноби, конечно же), но война мне не нравится: слишком много крови и ненужных смертей.
   Но человечество, похоже, не может без войн. Что здесь, что в прошлом мире. Люди воевали, воюют и, скорее всего, будут воевать. Выживает сильнейший. Точнее тот, кто успевает адаптироваться, под новые условия. Война, как это не прискорбно, стимул к развитию.
   Поэтому я как проклятый оттачиваю свое мастерство в любую свободную минуту. Ведь как бы я не любил войну, на столько, и даже больше, я люблю жизнь.
   А жить я хочу долго, счастливо и хорошо. Поэтому я проливаю пот и кровь и движусь к намеченной цели. К несчастью я проливаю кровь не только врагов, но и свою.
   Глава ?9
   Наши отряды к границе земель Токио подошли к ночи. К крепости были отправлены отряды разведчиков. Хоть у нас и была информация о численности врага и расположение командного состава, но ее следовало уточнить. А то Абураме могли забыть сообщить какую-нибудь важную мелочь.
   В операции учувствуют не только Сенджу, но Акимичи, и Сарутоби. Мы все не были в восторге от этого, но все понимали, что эта битва очень важна. Учиха со своим огнем и Шимура с воздухом очень опасны. Битва будет тяжелой и важной обе стороны это понимали.
   -Диссонасу-семпай в этот раз вам не придется спасать меня. - Заявило это блондинистое чудо. Вот только после пятого раза, когда я его спасал, веры в его слова у меня уже нет. Поскольку мне все равно приходится спасать его. Хорошо хоть кендзюцу свое подтянул и научился запитывать свою катану молнией, а то бы давно уже убили. Вот сюмпо и чидори он не освоил.
   -Я бы рад, но ты как всегда не оставишь мне выбора. -Так в перепалке мы каратели время до начала сражения.
   Протрубил сигнал к атаке, и мы выдвинулись вперед к стенам. Подбегая к которым, Сенжу создают каменные колья, направленные к вершине стены. И по ним как по лестницам взбираются атакующие.
   Вот только враги не дремали и обрушили на атакующих шквал огня, раздуваемый ветром. Но в первой волне шли теневые клоны, которые и приняли на себя основной удар.
   Пока наверху бушует пламя, основные силы, ведомые Сенджу, под землей проникают за стены крепости. Первыми на поверхность выскочили мои клоны и ринулись на врага. За ними выскочил я и Хироши.
   Мои клоны смогли отвлечь на себя внимание шиноби, чем мы поспешили воспользоваться, ударив в спину. Чидори, как всегда, выше похвал, клону удалось убить одного. Потом пришлось прикрывать Хироши от воздушных пуль стеной. Как меня задолбали Шимура со своими техниками ветра. Как же трудно их сдерживать.
   Стена выдержала, но обзавелась не плохими кратерами на своей поверхности. Из которой выросли шипы во врага. Шимура, что стояли в той стороне бросились в россыпную, но одного все же задело и он был разрублен Хироши.
   Хватаю парня за шкирку и прыгаю в сторону. Земля, там, где мы стояли, взрывается в разные стороны и из подземного туннеля вылезает Акимичи. Пятиметровый здоровяк. Застряв в туннеле, этот толстяк не придумал ничего лучше, чем применить технику увеличения тела, а уменьшиться, что не судьба?
   Так он еще размахнулся своей палкой, что увеличилась вместе с ним, и снес пару домов, что попали под удар. От такого удара пострадали здания и простые солдаты, а шиноби увернулись и кинули в него различные техники. Вот только Акимичи не стал ждать и уменьшился назад.
   Ну что понеслась душа в рай?!
   Сюрикены молнии я с клонами раздавал на право и на лево. Перемешаюсь по полю боя используя замену, на всякие камни валяющиеся в округе в достатке. Блага высокий контроль земли позволяет это делать и без спец меток на предметах.
   Основными врагами были Учиха, они с каким-то фанатизмом пытались меня прибить. В этих постоянных баталиях я потерял Хироши. Он конечно где-то рядом, должен быть. Ну не сенсор я, не сенсор. В классическом понимании.
   Подземный толчок я почувствовал заранее и он не стал неожиданностью для меня, в отличии от моего врага, что стоило ему жизни.
  
   Внезапно земля задрожала, битва не на долго прервалась и началась с новой силой. Пока очередной толчок не прошел по земле.
   В близ лежащей горе раздался взрыв. Часть скалы просто рухнуло вниз. И в следующее мгновение из многочисленных трещин, полетели куски раскаленной породы. Клубы черного дыма взмыли в небо, поднимая тонны вулканического пепла. По склонам горы поползли реки магмы.
   Вулкан проснулся. Но не один.
   Магма забурлила и начала разлетаться по округе, и в следующее мгновение из огненной бездны вынырнуло нечто. Оно окинул взглядом окрестности, увидело битву шиноби. Дикий рев сотряс округу подкрепленный выбросом Ки. И гигантской струей огня, что разогнала облака пепла.
   Оповестив округу о своем пробуждении, нечто бросилось к крепости букашек вокруг которой и проходило сражение.
  
   Первые подземные толчки, навели на мысль, что вулкан Джамалунгма начинает просыпаться. Так что взрывы в горе с последующими выбросами магмы, не вызвало недоумения. Вот только к тому, что вылезет из вулкана, не был готов никто.
   С диким ревом и мощным Ки, из вулкана вырвался Биджу, а никем иным, Это, быть не могло. Поревев свой клич и пустив в небо столб пламени, демон бросился в нашу сторону. Нужно сваливать!
   Похоже, к такому же выводу пришел и мой противник, но не успел. Сюмпо в его сторону и шаровая молния в моей руке пробивает грудь Учиха. Нечего отвлекаться. Вот теперь можно сваливать.
   Шиноби отступали даже не пытаясь поразить живую силу противника. Зачем? Биджу итак все прекрасно сделает сам. Главное отойти от него подальше и не попасть под раздачу.
   Рядом пролетел кунай от которого я увернулся. Учиха сделал замысловатое движение рукой. Я уклоняюсь, но моя рука была обмотана леской, вгрызшейся в каменную кожу. А ведь это могла быть моя шея. Разряд и Учиха начинает резко дергаться. Держать леску больше он был не в состоянии, и я тут же от нее избавился. Молния быстрей огня. Добить врага который не может сопротивляться не составило труда.
   Только справился с одним противником, как подоспел второй и со светящимся мечом наперевес, и пошел на меня. Замена, и несчастный кусок стены был разрублен вместо меня. Учиха быстро разворачивается и кидает в меня кунаи, Перекат и сюмпо в его сторону. Позади гремит взрыв, но я уже лечу на Учиху. Три томоэ в его глазах вращаются с бешеной скоростью. Он все видит, но среагировать не успевает. И я пробиваю ему грудь.
   Не успел я перевести дух, как на меня навалилось трое Учиха. 'Полюби вас Джуби! Откуда вас здесь столько?' Парням было лет пятнадцать и в глазах их было по одному томоэ, кроме одного у него два. Побочная ветвь, уже проще.
   Трясина смогла поймать только одного и тут же переломала ему ноги. Парень вскрикнул, но поймав в открытый рот сюрикен, напитанной чакрой молнии, и замолчал навсегда. Остальным удалось избежать участи своего товарища. Один успел отпрыгнуть в сторону, а второй уйти заменой.
   Я погрузился под землю, пропуская над собой огненный шар запушенный одним из Учиха. Один из беглецов обнаружился сразу и его убил мой клон, выскочивший из земли позади него. Быстрый удар и рука клона пробивает его насквозь. Избавившись от тела, клон аккуратно обходит окрестности, ища врага. Вот только, похоже, здесь его уже нет. Сбежал, значит. Мне же лучше.
   Выбравшись на поверхность, был преизрядно удивлен. Биджу хлестал своими хвостами по земле, давя бегущих солдат. Иногда с них срывались языки пламени. По полю боя он метался и похоже выискивая шиноби. Ох, и плохи наши дела. Он же здесь ничего живого не оставит.
   Пришлось отослать клона, подальше с заданием привлечь туда девятихвостого, а сам начал прятаться и без чакры, а то сожгут, сожрут, раздавят. Как не повезет! Но на всякий случай горсть стимуляторов принял.
   В городе была паника, люди разбегались кто куда, Шиноби бежали первыми, а я решил остаться в городе. Время покажет, правильно ли я поступил.
   Во время своих пряток, наткнулся на Акимичи, он был сильно ранен. Но имел все шансы выжить. Однако мой сюрикен оборвал его жизнь. В подсумках у него обнаружились различные пилюли, которые я забрал себе.
   Девятихвостый носился по округе, громя все подряд. Я аккуратно прятался среди руин в надежде, что меня не заметят. Когда эта махина пролетала над моей головой - сердце замирало. Даже я, не сенсор, чувствовал ту чудовищную силу, что исходила от девятихвостого.
   Проблемы начались, когда девятихвостый остановился надо мной и начал принюхиваться. Ох и не к добру это!
   Девятихвостый начал крутиться на месте и рыть землю лапами. Полюби тебя Джуби, долго и с выдумкой! Он же меня ищет.
   А затем эта тварь выдохнула струю огня в землю. Пришлось складывать печати и возводить вокруг себя несколько каменных коконов с водной прослойкой. Знак концентрации венчал сие действо.
   Первые слои зашиты, просто испарились, под напором огненной стихии. Предпоследняя скорлупа выдержала, но медленно оплавлялась, и тянула чакру для своего поддержания. В рот отправляется еще одна горсть стимуляторов.
   Одним ударом лапы девятихвостый сломал мою защиту и отправил меня в полет. Попытка скрыться в тумане не увенчалось успехом. Лис вспыхнул и начал иссушать воздух.
   Девятихвостый открыл пасть, в зеве которой полыхало пламя, готовой вырваться в следующее мгновение, но я успел раньше. Гигантский каменный сюрикен влетел в раскрытую пасть демона. Из-за чего у Кьюби не получилось выдуть концентрированную струю пламени, а широкий конус редкого пламени. Защититься от которого было на порядок проще.
   Лис выдал волну Ки. Мне досталось слабо, наверное, из-за ударной дозы стимуляторов.
   -ГРРРРРРРРААААА!!!- раздается вой лиса и в меня летит волна всякого мусора и осколков. Успеваю создать стену на пути этой картечи. Вот только ее сносит и в меня летит гораздо большее количество вторичных снарядов.
   Накачанный стимуляторами под завязку с ускорением я успеваю заметить, как все это лети в меня, влекомое потоками воздуха. Сюмпо в сторону и...
   Я не успеваю, в меня врезается воздух с силой тарана и увлекает за собой, попутно сталкивая меня с различными обломками. В спешке усиливаю свою защиту. Но меня тащит по земле, не слабо прикладывая об нее. Даже погрузится не получается, земля не проницаема.
   В небе, по направлении к демону, мелькнула молния. Девятихвостый легко увернулся, но снаряд не пожелал лететь дальше и взорвался, осыпая демона градом осколков. Ему это явно не понравилось, взревев, демон кинул бомбу хвостатого туда, откуда получил подарок. Вот только навстречу огромному шару чакры летела молния. Столкновение.
   Яркая вспышка, оглушительный рев, за которой последовала мощная ударная волна, отбросившая меня еще дальше.
   Придя в себя после контузии, увидел взбешенного девятихвостого, несущегося в ту сторону, откуда к нему прилетели подарки. Кое какие подозрения у меня были по поводу личности того умника, что додумался напасть на девятихвостого. Нужно сваливать пока он бежит в другую сторону.
  
   Я стоял и смотрел на результат работы девятихвостого. Руины Токио, несколько огромных кратеров, там куда падали его бомбы. Десятки пожаров, как в самом городе, так и в его окрестностях. Армия страны огня разгромлена, множеств ее шиноби погибло. А девятихвостый отправился на ее территорию.
   Я догадывался, что эта битва будет важной, но не догадывался, что она станет ключевой. Похоже на этот раз Дайме откусит хороший кусок от страны Огня. Вот сможет ли он его удержать? Время покажет.
   Я, наверное, должен радоваться, я выжил после встречи с сильнейшим Биджу. А ведь я не только встретился с ним лицом к лицу, но выжил после битвы с ним. Хоть наше шапочное знакомство битвой и не назовешь, но самого факта оно не отменяет. Ками, ну как же у меня все болит!!!
  
   Часть третья. Охота на пиранью.
   Глава ?10
   Как чуть позже выяснилось, моя битва была видна многим. А последующее нападение на Биджу со стороны, воспринялось как тщательно продуманный план. Поскольку Биджу в той стороне, откуда кидал сюрикен мой клон, наткнулся на группу отступающих Учиха. После испепеления, которой, направился дальше, в страну Огня.
   Вот в каком месте они нашли хитроумный план?
  
   -Диссонасу-семпай расскажите! Ну, расскажите! - Канючил, идущий рядом, Хироши, требуя рассказать о битве с Биджу. В очередной раз! А все кто двигался с нами, опять, начали прислушиваться.
   -Во время первого толчка, я бился с одним из Учиха. Он заставил его отвлечься, всего на мгновение, но мне этого было достаточно, чтобы убить...
   -А сколько было Учих? - Прервал меня вопрос.
   -Один.
   -Один отряд!? - и восторг в голосе парней. Ну, вот опять. С каждым пересказом количество врагов увеличивается и она обрастала все новыми подробностями, поскольку слушатели не верили, что Учиха был один и убит с трудом.
   -Во время первого толчка, я бился с отрядом Учиха из пяти воинов. Он заставил их отвлечься, всего на мгновение, но мне этого было достаточно, чтобы убить их всех... - Начал я рассказывать 'правдивую' версию событий. Самое печальное они верят в этот бред, хотя большинство из них видело, что происходило на самом деле. Радовало лишь то, что Биджу в конце был один, а не все девять возглавляемые Джуби.
   Но парни продолжают слушать ту чушь, которую я несу. Единственный кто скептически относится к моим словам это Маморо. Но он только фыркает, за что парни косо на него смотрят. Ну почему он не может прервать этот фарс? Наверное, его это забавляет, а меня бесит!
  
   Добравшись до земель клана, я рванул вперед, оставив отряд позади себя. Наконец-то тишина, только за это я был рад вернуться. Но это не главное. Дома меня ждет жена и ребенок. Прошел уже год.
   -Нехорошо бросать товарищей! - донеслось из-за спины, когда я почти достиг деревни. Маморо. - Ведь ты им не до рассказал свою...
   -Хоть ты не начинай - прорычал я.
   -Да ладно, я пошутил - пошел на он попятную, - я что за тобой пошел, тебя вызывают к главе, еще увидимся - попрощался он и пошел по своим делам. Ну а я был вынужден идти к главе. Похоже ответ на волнующий уже давно вопрос: мальчик или девочка я узнаю чуть позже.
   Не зная точно пол ребенка, в походе я насобирал кучу всяких подарков: куклы, мячи и прочие побрякушки. Надеюсь ему понравиться.
  
   Давно я не был в этом доме. Думал я, стоя напротив главы клана.
   -Приветствую тебя Воля Сенджу!
   -Ээ, какая воля?
   -Воля Сенджу, что убивает врагов своего клана. Редко кому удается в первую войну сделать себе имя. И ты Кровавая Воля Сенджу смог это сделать. - Откуда прозвище кровавый, я догадываюсь, но Воля? Надо будет поспрашивать, может быть, кто знает. - Хотя это уже устаревшая информация. Поле битвы с девятихвостым трудно предсказать, как тебя назовут - а вот это плохо, меня теперь будут выслеживать и травить. - Хорошо что ты понимаешь всю глубину неприятностей в которых ты оказался, но это и престиж клана у дайме Пепла. Иди, тренируйся, к следующей войне ты должен быть сильней.
   Из дома главы я выходил пришибленный. Делай, что должен и будь что будет! К Биджу сомнения, я иду домой.
  
   Моя душа пела, ликовала, и я хотел кричать вместе с ней. У меня родился сын. Сын! Правда под взглядом Мей, я не стал искушать судьбу и кричать на всю округу 'у меня родился сын!'. Но это не отменяло моего замечательного настроения.
  
   Утром я сидел на крылечке, попивая чай, и строил планы по пересадке глаз. Мей вчера рассказала мне о всех ирьенинах, что способны провести такую операцию. На удивление их оказалось много, чуть ли не каждый второй. Но основное внимание уделила лишь единицам. Полагаю это были мастера мед техник нашего клана, на которых и ровняется моя жена.
   Но мой выбор пал на Тироко, уж больно ее нахваливали.
   От этих мыслей меня отвлек, появившийся на пороге, Маморо.
   -Привет.
   -Привет.
   -Показывай, что ты там придумал.
   -Ты же вроде кендзюцу занимаешься?
   -Да мое дело мечом махать, но сюрприз для врага должен быть, неприятный, желательно смертельный.
   -Ох и научу тебя на свою голову.
   -Не без этого -согласился он со мной.
   Пришлось показывать покров молнии, теперь контроль молнии моего друга позволял изучить эту технику. В тренировку был втянут Хироши, его возражения в расчет не принимались. Я показал парням все печати, объяснил принцип. К моему сожалению сюмпо им освоить не свети. Жаль!
  
   -Вы слышали, шиноби победил девятихвостого?! -Эта новость, словно лесной пожар, охватила страны Огня и Пепла, а также близ лежащих мелких стран. Эта новость обсуждалась в трактирах, рынках и дома.
   Она была самой противоречивой. С одной стороны опыт поколений. Увидел Биджу, беги! Только тогда ты можешь выжить, если Ками позволит. Даже шиноби были беспомощны перед ними. С другой: очевидцы говорят, что было! и смеются над теми, кто им не верит.
   Один из таких споров проходил в трактире городка, через который отступали войска Пепла.
   -Биджу не победить! -Возмутился один из крестьян, что приехал в город и рассмеялся своему собеседнику в лицо.
   -Мудрец же смог победить Десятихвостого. -Ответил ему однорукий мужчина который собрал вокруг себя всех посетителей, хозяина трактира и прислугу. Ажиотаж вокруг этого человека был потому, что он учувствовал в битве под Токио, где видели Девятихвостого!
   С войсками он не ушел из-за ранения, которое получил в той битве. Его правая рука заканчивалась чуть выше локтя и была перемотана тряпками на скорую руку. Без руки мужчина не воин и его бросили в первом же городе, выдав смешную компенсацию, которую он и спускал здесь за бутылкой саке. Рассказывая всем желающим, что же случилось, и от чего бежали храбрые воины Пепла.
   Мужчина выглядел неважно. Осунувшиеся лицо, впалые щеки, круги под глазами. К тому же прожилки сосудов сетью покрывали бледное лицо, не добавляли ему красоты. А вкупе с седыми волосами с редкими прядями черных волос, мужчина выглядел на шестьдесят, хотя ему не было и тридцати.
   -Так-то Мудрец! -Опять возразил тот же мужик, но получив удар в бок от соседа и замолчал.
   -Так и ниндзя тот был из потомков Мудреца. -Стоял на своем бывший солдат.
   -Да, Учиха мог противостоять огню, поговаривают у них в место крови - огонь. -На эту фразу толпа утвердительно зашумела, а калека рассмеялся из-за чего шум начал стихать.
   -Сенджу, -отсмеявшись сказал воин - тот ниндзя был из клана Сенджу. -Толпа словно прорвало. Все начали спорить, кричать, позабыв о воине, что принес эти вести.
   -Ну, я тогда пойду -обратился солдат к толпе, которая его уже его и не слушала, допив саке. После чего направился к выходу, аккуратно пробираясь через активно спорящую толпу. Движения его были плавными и выверенными. Если бы люди обратили на него внимание, никто бы не смог сказать, что этот человек выпил на их глазах несколько литров саке.
   Но они его не замечали, даже когда он проходил перед ними на расстоянии вытянутой руки. Выйдя из трактира воин, задрал голову к небу, полюбовался облаками. Печально вздохнул, прекрасно понимая, что в ближайшее время он ими будет любоваться урывками, пошел в другой город, другой трактир, чтобы повторить свой рассказ.
  
   В небольшой комнате находилось пятеро мужчин, один сидел за столом, остальные стояли напротив него и ждали распоряжений.
   -Рассказывай. -Бросил мужчина, что сидел за столом над которым висел белый веер с красной каймой.
   -По стране ползут слухи -ответил главе клана один из воинов, что присутствовал здесь. -Что Сенджу смог победить Девятихвостого. Вот только его подали в таком свете, что этот факт бросает тень на наш клан.
   -Он и так бросает тень на наш клан. -Возразил глава.
   -Несомненно. Но это происшествие выставлено в наилучшем свете для Сенджу и соответственно, в наихудшем для нас.
   -Оставлять это нельзя, он должен умереть.
   -Но...
   -А какую силу он наберет через десятилетие? А к следующей войне? Даже сейчас он очень опасен.
   Двое мужчин улыбнулись и вышли из комнаты.
   -А теперь будем думать...
  
   Прошла неделя, и я полностью оправился от приема ударных доз стимуляторов. В течении которой я проходил множество процедур по очищению организма. Но не это было самым ужасным.
   Диета. Мей кормила меня всякой полезной дрянью, помогающей в лечении. Ну почему все полезное на вкус просто отвратительно. Но меня не слушали, а кормили этой дрянью.
   Еще я занимался сыном: пеленки, распащенки, купания. Ками, ну почему в этом мире не изобрели памперсы?! Хорошо, что большую часть времени он спит.
   Также я уделял время своему деревцу. За время моего отсутствия оно успело проклюнуться и немного вырасти. Я обрабатывал его чакрой, стараясь почувствовать деревце.
  И только после заключения моего лечащего врача, что мой организм справился с последствиями. Можно заняться тем, что я откладывал так долго - щаринган. Для этого я отправился к лучшему хирургу клана Тирока.
   - Могу я поговорить с Тироко-сама? - поинтересовался у девушки, встретившей меня на пороге.
   - Следуй за мной - она повела меня в дом. Усадив водной из комнату, налила чай и удалилась. Попивая который я ждал, когда ко мне придут. И минут через десять дверь отъехала в сторону и зашла пожилая женщина.
   -Тироко-сама? - получив утвердительный кивок продолжаю. - Я пришел к вам проконсультироваться по поводу пересадки глаз. Сколько времени займет реабилитация?
   -До трех дней. - Сколько?! - Молодой человек, глаза это не просто орган это часть мозга, вынесенная за пределы черепной коробки. Это в полевых условиях операция занимает мало времени, ведь происходит сопоставление только крупных чакра каналов. А мелкие потом срастаются сами и то не всегда. Я же сопоставлю все каналы и прослежу, чтобы все срослось правильно. Поэтому это и займет столько времени.
   -Когда приступим к операции?
   -Через неделю. - Нет, так дела у нас не пойдут. Достаю свиток и распечатываю баночку со спец раствором, в котором плавает пара шаринганов с тремя томоэ. Лицо Тироко сразу изменилось, похоже, она плюнула на свои дела, схватила меня за руку и потащила вглубь дома. - Пациент ведь ты? Приступаем немедленно!
   Она уложила меня на кушетку и погрузила в сон.
  
   Когда проснулся, глаза чесались неимоверно. Рука непроизвольно дотронулась до лица с намереньем унять зуд. Вот только она наткнулась на повязку, прикрывающую глаза. Операция!
   -Не три, все равно не поможет, а навредить запросто - услышал я чей-то голос, и я убрал руку.
   -Сколько прошло времени?
   -Три часа.
   -Подайте пожалуйста бонсай. - после моей просьбы в руках у меня оказалось кадка с деревцем. Хорошо, что я догадался взять его с собой, а то бы провалялся без дела три дня.
  
   Вот и пришло время снимать повязку с глаз. Я ждал этого мгновения четыре дня. Да четыре, шаринган вам не простые глаза, а додзюцу и чакра система его отличается от простых глаз, даже шиноби. В итоге пришлось повозиться дольше.
   Этого момента ждал не только я, но и Тироко-сама. Она уже успела настрочить целый свиток по трансплантации. Шустрая женщина.
   Наконец-то повязки сняты, и я медленно открываю глаза. От непривычного света наворачиваются слезы, проморгавши я взглянул на мир новыми глазами.
   Ничего не заметил ни увеличения остроты зрения ни тока чакры. Попробовал увеличить поток чакры в глазах -ничего. Усилил еще - без результата. Усилил до максимума и опять ничего.
   -Ну как? - поинтересовалась Тироко.
   -Да, как-то не очень.
   -В смысле?
   -Шаринган чего-то не работает. -Меня резко дернули в сторону и положили на глаза руки и применили мед технику.
   -Скажи мне Диссанасу-кун как ты изымал глаза? -Почему-то от ее голоса у меня по спине пробежали мурашки, хоть в голосе и не чувствовалось угрозы.
   -Обычной техникой для извлечения органов.
   -Я могу сказать тебе только одно - беги. -Я сначала не понял, что она хотела этим мне сказать. Но внезапно повеявшая от нее жажда убийства, подсказала мне верное решение. И я выскочил из окна и побежал, куда глаза глядят, да ноги несут.
  
   -Пациент прошел полный курс реабилитации, все каналы срослись полностью. Все замечательно только есть одно большое но.- получив вопросительный взгляд главы клана. -Этот мальчишка извлек додзюцу ОБЫЧНОЙ методикой! Шаринган с ТРЕМЯ томоэ. В результате чего теперь они отличаются от обычных глаз только более развитой системой каналов. Этого паршивца я чуть на месте не прибила.
   -Какова вероятность, что он пробудит додзюцу?
   -Мы имеем общего предка, очень дальнего. Так что вероятность есть, но очень маленькая.
  
   Глава ?11
   Свое бегство я прекратил, когда понял, что за мной никто не гонится. Осознание этого факта помогло мне, остановиться. Находился я в лесу, видно пробежал деревню и не заметил. Нужно возвращаться.
   На обратный путь было затрачено гораздо больше времени. Во-первых, спешить не нужно, во-вторых а в друг Тироко-сама где-нибудь притаилась и поджидает меня? Так что возвращался я со всей осторожностью.
   Вернувшись домой обратил внимание что бонсая нет. Биджу! Я оставил его у Тироко-сама. Придется возвращаться.
   В дверях меня встретила девушка и попросила следовать за ней.
   -А Тироко-сама нет дома?
   -Нет! - Ну, тогда пройдем в дом.
   Меня привели в комнату, где на столике стояло мое деревце. Ну не может все быть так просто, думал я стоя на пороге. Но нужно поспешить, пока хозяйка не пришла и не уложила меня отдохнуть. На вечно.
   Делаю первый шаг, второй. Потихоньку подбираюсь к столику, но не попал ни в одну ловушку. Подобрались к дереву, я проверил стол на наличие ловушек. Пусто. Однако я замер в не решительности. Перепроверил все еще раз, И только после этого аккуратно взял бонсай и отпрыгнул в сторону.
   Со стола упал листок, в начале грешным делом я подумал что это взрывная печать, но оказалось запиской. 'Надеюсь ты достаточно понервничал ища несуществующие ловушки. Тироко' . Биджу, меня провели!
   Возвращался домой подавленным, от подтруниваний Акихико просто отмахнулся. И пошел к себе в комнату Мей дома не было, как и карапуза Тодао. Наверное, ушли гулять.
   Сына мы назвали Тодао. Мы это конечно громко сказано, все мои варианты отвергались практически сразу, над единицами задумывались не надолго, но все равно отвергались. В итоге получилось 'мы посовещались и я решил!'. Дома делать было нечего, пошел тренироваться с Хироши.
   На полигоне никого не было, обидно.
   -Диссонасу-кун, Хироши с Маморо ушли на задание - окликнул меня Акихико. - Так что давай выпьем за твоего сына, теперь ты у меня не отвертишься.
   Да было дело, меня пытались напоить под предлогом рождения первенца. Но удавалось отказаться от сомнительной чести, я еще помню как мне было плохо после того как узнал что я скоро стану папой. И повторения истории я не хочу.
   -Диссонасу иди сюда - подхожу к мастеру, а он уже разлил саке по пиалам. - За Тодао! - выпили, за это грех не выпить. Сидим, болтаем ни о чем, я потихоньку пью саке.
   -Что у тебя с глазами - резко перещел мастер к другой теме.
   -Пересадил.
   -Это я знаю - отмахнулся мастер - но шаринган не активен? Тироко смогла сделать, так чтоб он отключался?
   -Нет, это я извлек додзюцу простым методом и мне его пересадили - нехотя я признался - и вот результат. - Мастер иронию оценил. Он долго смеялся не в силах вымолвить и слово.
   -Не повезло тебе, добыть глаза и так облажаться в конце это нужно уметь. - Дальше он подтрунивал по этому поводу, а я слушал.
  
   На следующий день меня направили в группу, что охраняла территорию клана. Война еще не окончена и нужно быть бдительным.
   Также мы занимались поставкой продовольствия в клан и других материалов. Диверсантов мы гоняли мало, да и не ходили никого если честно. Они препятствуют продвижению войскам пепла вести войну на земле Огня.
  
   Группа мужчин сидела за столом в небольшом трактире, склонив головы друг к другу, и тихо обсуждали слухи с войны, что шла между странами Огня и Пепла. Мужиков мало интересовала политика, крестьянам все равно кому платить налог, лишь бы не трогали.
   Темой, что они обсуждали, была битва под Токио в народе прозванная Инферно, а точнее двух ее участников. Во-первых, Кьюби, что объявился посредине битвы втоптал войска и уничтожил город. Во-вторых, шиноби, что смог противостоять самому Девятихвостому. Сильнейшему из Биджу!
   Мужики обсуждали свою тему тихо не недостаточно. Компания за соседним столиком также втянулась в обсуждение. Вот только у них был свой клан в фаворитах.
   -Акимичи могут вырастать больше гор -крикнул один мужиков из толпы. Тема, что обсуждалась в узком кругу, захватила весь зал. - Они бы скрутили Девятихвостого!
   -Вот только Биджу победил Сенджу! И в бою за служил свое имя ... - договорить ему не дал удар в челюсть. На мгновение воцарила тишина, а потом началась драка, в которую были вовлечены все.
   -Ну и зачем ты сделал это брат? - спросила одна неприметная фигура другую, когда они спокойно выходили из трактира охваченном всеобщей дракой.
   -Они оскорбили клан! Клан, что берет свое начало от Мудреца!
   -Но и Сенджу, приходятся ему потомками!
   -Додзюцу досталось нам! Нам, а не им! Мы его истинные наследники!
   -Шарингаг не риниган.
   -Рениган высшая форма шарингана!
   -Опять ты за свое, брат.
   -Я чувствую, три томоэ не предел, не придел.
  
   Война закончилась через три месяца после Токийского Инферно. Та битва в историю вошла под этим пафосным названием. Правда оно хорошо отображала суть.
   Кстати, теперь я ношу гордое имя Феникс. Видите ли в том огненном царстве, что устроил Кьюби, мог выжить только Феникс. Почему мне дали прозвище идеально подходящие Учихам?!
   Видно это камень в их огород, от других кланов (булыжник скорее).
   И мое полное имя теперь - Священная Воля Сенджу! БРЕД!!!
  
   Глава ?12
   -О, Священная Воля Сенджу! -Начал этот клоун по имени Маморо -снизойдёте ли Вы до тренировки с нами, простыми смертными?!
   -Ты так не хочешь, чтобы я с тобой тренировался?- интересуюсь продолжая попивать чай на крылечке.
   -Напротив, я хочу проверит свои силы, да посмотреть на что способны глаза Учиха - по-моему, в клане уже каждая собака знает, как я облажался с додзюцу. Ну кто же знал что их извлечение кардинально отличается от обычных глаз? Но теперь я такой ошибке не допущу, я проштудировал все свитки по этой теме и отработал нужную технику.
   -Пошли.
   И мы пошли на полигон.
   Спарринг на мечах против Хироши и Маморо.
   Взмахнув правой рукой, и в ней появляется черный меч, созданный при помощи чакры земли. За время наших тренировок я неплохо поднаторелая в этом приеме и теперь у меня неплохо выходит разнообразное оружие. А то создавал раньше одни сюрикены, печально.
   Маморо медленно, но плавно двинулся ко мне. Его быстрый выпад был принят на скользящий блок. Вот только он хитрым движением руки, повел меч на себя, и разрывая дистанцию. В результате кончик лезвия прошелся по моему предплечью. Вроде бы нечего страшного, но на руке появилась борозда из дна которой появилась кровь.
   -А ты продвинулся в контроле молнии - пришлось признать мне, леча неглубокую рану, что нанес он мне. В ране были остатки чакры Маморо, со стихийным окрасом молнии.
   -А то! -и он крутанул мечом, выписывая им воздухе восьмерки, очертания которых подсвечены голубыми линиями -концентрированная чакра молнии, на кончике меча.
   На лезвии моего меча начали плясать молнии, постепенно переходя на кромку, а потом начала стягиваться к кончику меча. Всего за минуту мне удалось воссоздать продемонстрированный прием. Правда концентрация на кончике моего меча была меньше, чем у Маморо.
   -А шаринган не плох! -Заявило это чудо, нагло глядя на меня.
   -Какой к Биджу шаринган?! Протри глаза у меня простые глаза!
   -Да, простые глаза - пошел он на попятную, даже руки приподнял в примирительном жесте.
   -Глаза с шаринганом! - Вот гад! И язва еще та.
   Похоже, он понял, что смог довести меня до белого колена и бросился на меня в атаку. Я не стал блокировать его атаку, а нанес встречный удар с концентрировав молнию в одной точке.
   Наши мечи схлестнулись мгновения столкновения вспышка молнии и я перерубил клинок Маморо. И мой клинок летит в него, хорошо успел развеять лезвие, иначе бы Маморо стало бы двое. Осколок его меча впился в мое плечо.
   -Катану за что?! - Возмутился Маморо.
   Выдернул острую железку и приступил к своему лечению, а Маморо отобрал у меня осколок и чуть ли не плакал, как маленький ребенок, которому сломали его любимую игрушку. Воистину 'все мужчины дети только игрушки подороже'.
   -Я не чаяно - честное слово, но меня уже не слушали.
   В итоге пошел к Акихико (сбежал, если честно) на тренировку.
  
   Утро прекрасно, птицы поют, а я опять сижу на крыльце и пью чай и радуюсь жизни. Хорошо! Идиллию столь прекрасного момента нарушил Маморо, заявившийся, по всей видимости, ко мне. Вот только вязанка кучи мечей у него за спиной наводила на плохие мысли.
   Сгрузив свою ношу рядом со мной и налил себе чаю.
   -Научи! - опорожнив всю чашу одним залпом, и сразу перейдя к делу заявил Мамору.
   -Рубить сталь -видя мое замешательство, подсказал он мне.
   -Ты, что про вчерашний случай? Так у меня случайно получилось.
   -Получилось же, а у меня нет, хоть я и тренировался вчера весь день.
   -Напитай мышцы чакрой.
   -Тогда меч разлетается кучей осколков, а ты его именно разрезал. Причем так красиво, что Юко был в таком восторге от перспектив. Этот изверг заставил меня отрабатывать прием, опринципах которого я только догадываюсь.
   -Теперь ты хочешь чтобы я помог тебе? -он кивнул - и ты от меня не отстанешь? -еще один кивок. -Пошли.
   Допив чай, мы пошли на полигон отрабатывать прием, что получился у меня случайно.
   На полигоне мы приступили к порче мечей в особо крупных размерах. Сначала у нас ничего не получалось, даже при помои клонов, который после пяти-семи ударов развеивались делясь информацией.
   Через час тренировки у меня, худо бедно, начало получаться, а еще через пару часов непрерывной рубки, в течение которой Хироши носил нам кучу мечей у меня начало получаться чуть-ли не каждый удар. Так что к обеду я смог нарезать меч тонкими ломтиками.
   У Маморо, тоже, наметился прогресс в этом вопросе, но значительно скромнее моего. Пришлось объяснять ему и Хироши, что так старательно грел уши рядом.
   -Нужно сконцентрировать чакру молнии точно в том месте, где произойдет столкновение клинков, желательно за мгновение до столкновения и тогда получиться перерубить. Это похоже на мою технику шагов только для оружия.
   Озадачив парней, пошел по своим делам. Проклятый бонсай, все не поддавался моей воле.
  
   Я стоял в комнате, знакомой мне до неприличия. Ведь именно здесь я прожил первые годы свои жизни. Моя комната, хоть маленькая, но уютная. Шкаф, стол на котором лежали кисточки и пузырек с чернилами.
   Вон в углу лежит фотон, отодвинув его в сторону, я увидел аккуратную гравировку своего имени. Которое было вписано в дом, с эмблемой клана. Красиво, хоть я нацарапал все это довольно криво, в свое время.
   Увидев свое творение я непроизвольно потер пятую точку, ох, и влетело мне, когда об этом узнала мама. Правда, испорченную мной половицу заменили, да в воспитательных целях устроили порку. Но я маленький проказник с упорством рисовал снова. И опять получал по жопе. В какой-то момент я прекратил портить половицы и стал выводить свои художества пальцем.
   И за многие годы, что я повторял это действие, здесь появился этот знак. Хоть его в реальности нет, но это не отменяет его наличия в моем внутреннем мире.
   -Ура!!! -Разнесся мой крик по всему миру - да!!! Наконец-то я попал сюда.
   Долгие годы медитаций, тренировок, самосовершенствования в духовном плане. И вот я попал сюда, теперь я смогу улучшить свою защиту разума, это должно помочь от Ямонако и подобных им. И, предположительно, поднять мою сопротивляемость к гендзюцу.
   Мастер гендзюцу Учиха продемонстрировал мою не компетентность в этом вопросе, и только дополнительные чувства помогли мне выйти победителем из той битвы. Вот я и развивал их, чтобы они помогали мне отличить обман от реальности. Но также я работал и над защитой своего разума. Где путешествие в свой внутренний мир занимала не последнее место. Ведь разум проще защитить изнутри.
   Пройдясь по дому, я услышал странный шипящий звук, доносившийся из комнаты. Заглянув внутрь, я не поверил своим глазам. Ведь я увидел ЕГО...
   Посреди комнаты, на небольшой тумбочке находился телевизор! Здоровенная, такая, бандура с полметра в ширину, высоту и глубину. Единственно, что показывал этот монстр - помехи.
   Пульт управления этим чудовищем лежал рядом с ним на тумбочке. Нажал первую попавшую кнопку. Изображение моргнуло и на экране появился блондин, стремя полосками на щеках в ядовито оранжевом костюме и закричал 'Я стану Хокаге!'
   -Биджу мне в жены, Наруто!
   В итоге я прилип к экрану и смотрел аниме Наруто. Вскоре выяснилось, что это не оригинал, вытащенный моим подсознанием из глубин памяти, а жуткий микс по всему этому миру, что известен мне из анимэ, манги и фанфиков.
   После осознания этого факта, я пытался восстановить оригинальное анимэ. Вот только подвижки были не очень.
   Из внутреннего мира я вышел внезапно. Голова кружилась, желудок льнул к позвоночнику, да и в чакре не слабо потратился. Видно из-за всего этого меня и выкинуло из внутреннего мира. Ну, тогда пойдем есть, а потом спать.
  
   Кусок леса, что недавно был местом битвы, сильно изменился. Часть деревьев была вырвана с корнем, часть предана огню. На земле было множество трещин и куски земли были на разном уровне.
   На поле боя было семеро шиноби. Четверо лежали без сознания. Один осматривал окрестности своими красными глазами.
   -Что скажешь брат? - Обратился он ко второму шиноби, что был в сознании и склонился над одним из бессознательных тел. Нажав на какую-то точку на шее шиноби, что мгновение был без сознания, открыл глаза и встретился с хороводом трех томоэ в красных глазах.
   -Я не Ямонако, мне нужно больше времени. -Ответил он, не отрывая взгляда от своей жертвы. Шиноби в его руках начал мелко дрожать и пытался отвести взгляд, безуспешно. Томоэ захватили все его внимание, не позволяя видеть ничего более.
   Дрожь переросла в судороги, но шиноби ничего не мог поделать, в какой-то момент из его рта пошла пена, а следом в глазах погасла последняя искра разума.
   На руках Учиха появились языки пламени, которое переползло на шиноби из клана Сенджу и начало пожирать его плоть. А он пошел к следующему воину и повторил свои действия. И так раз за разом.
   -Его зовут Диссонасу. - Сообщил он брату, отходя от очередного шиноби объятого пламенем.- Владеет водой, землей на высоком уровне. Молнию начал осваивать, но уже добился не малых успехов. Учителя Близнецы!
   -Значит, есть шанс убить сразу троих? Глава будет доволен!
  
   Глава ?13
   Во внутренний мир я стал наведываться каждый вечер, что бы для начала изучить его, а потом и защиту разума сделать. Поэтому комнату с проклятым ящиком я прошел. И продолжил исследовать дом.
   Здесь все было, как я и запомнил, подстрекаемый своим любопытством я зашел в библиотеку, ведь нам так и не удалось туда попасть. Там я увидел кучу книг. Бегло просмотрев часть из них, понял, что здесь записана информация, что я читал.
   Но и здесь без касика не обошлось. Книги были наполовину пусты. Печально. Видно написано то, что я помню.
   Снаружи внутренний мир представлял собой территорию клана, окруженную лесом. Направившись вглубь леса, через пару минут понял, что лес представляет собой защиту этого мира. И если я продолжу идти дальше, то выйду из медитативного транса.
   Так, защита моего разума найдена, и ее нужно усилить. В связи с чем лес окутал плотный туман сквозь который и носа своего не видно. Но я мог ориентироваться здесь свободно.
   Вот каждый вечер я и спускался в свой внутренний мир, чтоб нагнать туману, а то он задень, практически полностью, выветривался.
   Укреплением своего разума я занимался даже на миссиях, благо времени много не занимает, результата пока невидно, но не за две же недели возводить неприступный бастион в разуме! Хотя, я бы не отказался.
   Но я отвлекся, мы же с Маморо на задании, а здесь нужна постоянная бдительность. Хоть мы его и выполнили убив правую руку торговой гильдии и забрав все его бухгалтерские книги. Теперь доставить их заказчику и получить расчет. Копии мы ведь уже сделали хе-хе.
  
   Двое шиноби стояло на ветви дерева, один смотрел вперед. Второй облокотился спиной к дереву, прикрыв глаза, шептал одними губами себе что-то под нос.
   Постояв так какое-то время, он открыл глаза.
   -Я избавился от хвоста, цель идет к нам.
   -Хорошо брат. - Двое шиноби начали готовится к схватке.
  
   Мы уверенно идем к своей цели с каждым прыжком сокращая расстояние на десяток метров. Вот только не спокойно что-то на сердце, Постепенно сбавляю скорость, вынуждая напарника поступить так же.
   -Маморо, опасность? - просигналил я напарнику, пытаясь найти то, что меня насторожило.
   -Чисто - ответил он мне, быстро осмотревшись по сторонам. Но рукоять катаны проверил.
   Хоть опасности нами не было обнаружено, дальше мы передвигались осторожно. Здоровая паранойя продлевает жизнь, к тому же паранойя профессиональная болезнь шиноби и лечиться только смертью.
   Благодаря своей бдительности, я сумел вовремя среагировать на активацию ловушки (правда, я в нее все же попал, что явно мне в минус), под моими ногами. Уйдя заменой, я был крайне удивлен, что взрыв прогремел под моими ногами, а не там, откуда я ушел.
   Покров сдержал силу взрыва, но без ран я не остался. Куча несерьезных по отдельности царапин, вмести становились проблемой. Слава, Ками, решаемой. Замена под землю и быстро восстанавливаю ноги.
   На поверхности чувствуется один шиноби. Маморо? На разведку отправляется мой клон и через мгновение я узнал - враг. Следом идет двойка клонов и земляные колья, а потом и я с чидори в руках.
   Проклятый Учиха смог увернуться от всех кольев и зарубить клонов. Но спина его открыта, использую шаг, и бью его в грудь. Но отродье Биджу сумело извернуться, и я задел вскользь его грудную клетку. А затем, я повинуясь своей интуиции создал меч и заблокировал его клинок.
   У меня словно дежавю случилось, не помню, что это такое, но присутствует твердая уверенность, что это именно оно.
   Полюби тебя Джуби с огоньком, да с выдумкой, Учиха. Хватаю Маморо которого неслабо так приложил, только что и использую замену.
   Очутившись под землей, фиксирую этого буйного и начинаю латать его на скорую руку. Сломано пару ребер, мясо содрано, задето легкое. Хорошо, что часть сосудов прижгло и мне меньше работы.
   Вот только глаза говорят мне, что передо мной Учиха, но пульс не знакомого шиноби твердит, что это Маморо.
   -Кай. - Опять мастер гендзюцу. И в место эмблемы Учиха, проступили знаки Сенджу, а лицо не изменилось. Но теперь я точно могу сказать, что это Маморо, хотя до этого считал, что вижу его в первый раз. Шаринган! Ответ на все.
   На этот раз я не пушу свой шанс! Думал я, леча напарника. После того как я опозорился на весь клан, я изучил всю литературу посвященному этому вопросу. Теперь все будет как надо!
   Вот только вылезать придется в любом случае. А вот Маморо пока придется оставить здесь. Этот баран не хочет приходить в себя и все норовит убить меня. Видно крепко его зацепили гады, раз не приходит в себя. Пришлось вырубать.
   -Помоги мне, Ками! - С этими словами я начал действовать.
   На поверхности меня уже ждало двое сенджу лет за пятьдесят с красными глазами по три томоэ в каждом. Хирошо и Маморо.
   -Диссонасу, где Учиха? - жестами спрашивает Маморо. Тем временем, осматривая окрестности, готовясь отразить атаку с любой стороны. Позади него находился Хироши, так же с мечом наголо, но оглядывался более нервно, опыта не хватает.
   Слева мелькнул силуэт.
   -Слева! -Сигналю я, и Маморо перекатом уходит от врага ко мне, становясь между нами.
   Он закрыл меня своей спиной. Шаг Маморо за спину и наношу удар ему в спину, но он сумел увернуться. Я даже не задел его. Извернувшись, он попытался отрубить мне руку, но я успел провести замену на клона.
   И вот я стою на против Маморо и Хироши. Мы готовимся к битве. Маморо идет на меня, чтобы вступить в ближний бой, меч в его руке светится от разрядов молний бегающих по его лезвию. Выпад. Замена.
   Уйти от Маморо и нарваться на Хироши, Биджу!
   -Диссонасу зачем ты напал на Маморо?! - проводя серию хитрых выпадов, поинтересовался Хироши.
   -Потому что это не Маморо, 'Хироши'! -И пытаюсь распороть ему бочину, внезапно появившимся мечом с молнией на кончике. Но он решил отвести удар в сторону, и в результате на клинке образовалась зазубрина.
   Сделав замысловатый кульбит Хироши отступил.
   -Интересно -выдал он вердикт рассматривая свой меч. -Думаю продолжать бессмысленно. -'Хироши' прекратил ассоциироваться у меня с Хироши и теперь передо мной стоял Учиха. Такая же метаморфоза случилась и с 'Маморо'.
   В следующее мгновение Учиха с мечами наперевес бросились на меня, прикрывая друг друга. Силуэты их смазались я увидел десятки наложенных друг на друга изображений и все они атаковали меня, только по разному.
   -КАЙ! - Наваждение не пропадает. Трясину им под ноги, каменную стену между нами. В следующее мгновение уклоняюсь от нападения со спины. Этот гад чуть не отрезал мне руку. Замена.
   Но Учиха не дремлют и в меня уже летят сюрикены, уклоняюсь от них, чтобы в следующее мгновение быть опутанным леской. По которой, ко мне, подбирается огонь и молния. Биджу!
   -КАЙ!- И огня становится в разы больше. Джуби!
   Покров раздувается, отгораживая меня от стихий, и я срочно ухожу под землю.
   Над головой раздался взрыв, видно оставленную мной приманку превратили в пыль. Серия печатей, для восстановления покрова. Технику делал в впопыхах, уворачиваясь от атак, что выжигали землю тонким лучом в моем направлении. Джуби, да кто они такие?! Замена.
   Учиха прекратили ковырять землю своими мечами и обратили на меня внимание.
   -А у тебя интересные техники Диссонасу-кун.
   -Жаль воспроизвести нельзя.
   -Неужели есть что-то не может скопировать шаринган?!
   -Просто не наша стихия, но мы запомнили.
   И опять они пошли в атаку, пустив в мою сторону огненное облако, чтобы скрыть свое передвижение. Двойка клонов, созданная мной, ринулись в это облако, на перехват.
   Серия печатей вокруг меня появляется водный покров, из которого вырастает десяток жгутов. Пока мои клоны проливают свою 'кровь' выигрывая мне время, раскручиваю жгуты. Понеслась душа в рай!
   Со жгутов начали срываться сюрикены из земли. Вот только ливень из сюрикенов оказался им нипочем. Они раскрутили свои клинки и начали отбивать летящие в них сюрикены, уворачиваясь от тех немногих, что я успевал напитать молнией.
   К тому же они умудрялись перенаправить часть сюрикенов друг на друга, а потом отравить их уже мне, шаг за шагом приближаясь. Благо я успевал клониться.
   Из этой адской мельницы я выжимаю максимум, но без результатной, вход пошли стимуляторы и пищевые пилюли до кучи. Делаю рывок вперед, превращая жгуты в хлысты, и наваливаюсь на одного противника, стараясь не подпускать второго.
   Но эти гады лихо порубили мои хлысты своими световыми мечами. Биджовы ситхи! И попытались взять с двух сторон. Обломитесь. От меня во все стороны расходится белый туман, от которого они отпрыгнули.
   Правда один зацепился за него и туман тонкой нитью последовал за Учиха. Но он ее сразу отрубил от греха подальше. Точнее попытался, ведь нить также прилипла и к мечу, и чем больше он дергался, тем больше запутывался в белые нити.
   Сложив пару печатей одной рукой Учиха, окутался пламенем, в котором постепенно начали проскакивать молнии, тогда то ему и удалось вырваться из моей техники.
   Постепенно пламя начало спадать и исчезло практически везде кроме волос, кистей рук и стоп.
   -Задери меня Биджу, Огневолосый! -Дела мои дрянь, что-то мне не верится, что Огневолосый случайно мимо проходил в компании со своим братцем Небесным Клинком. Они же меня убьют, это только вопрос времени,
   -К сожалению ты избежал этой участи, Феникс Сенджу, приходится все делать самим. -Они точно за мной. Джуби! Срочно запихиваю в себя еще одну горсть стимуляторов. -Ты, это смотри не умри раньше времени! -Ишь, какой заботливый.
   Огненоволосый прыгнул ко мне помогая себя струями пламени, вырывающимся из стоп. Шаг в сторону и в него уже несется мой клинок, норовя разрубить на части. И в следующее мгновение я вижу как мой клинок разрубает Огнволосого. А потом на меня нападает Небесный Клинок , пользуясь кровавой завесой перед моими глазами.
   Пара движений и я обзавелся парочкой серьезных ран и десятком царапин. Я до этого считал Маморо прекрасным мечником, да он бледная тень настоящего мастера!
   Посылаю в него волну белого тумана и благодаря выигранным мгновениям, ухожу заменой под землю. Лечиться, срочно!
   Спокойно мне отсидится не дали, эти братцы опять начали ковырять землю, чтобы выманить меня. А ведь вылезать, все равно, придется. Биджу!
   Выскакиваю вместе с поддержкой клонов. Нас сразу нападает Небесный Клинок, Огневолосый чуть позади, готовит очередную пакость.
   Помоги мне, Ками! Вступаю в ближний бой с Мечом. Он один нас четверо, выдыхаю туманную сеть, что так им не понравилась и разбрасываю ее вокруг, но этот гад начал порхать над землей используя реактивную тягу. Сжигая все, что к нему липнет. Биджу!
   Скорость его поражала, катана в его руках порхала, раздавая удары всем четверым разом. Только используя шаг, я с клонами мог увернуться от его атак, но все равно обзаводясь кучей ран.
   Сеча на сверх скоростях, как будто первого меча мира шиноби мне мало, так он при поддержке мастера гендзюцу. Затуманивая мне разум лишая возможности увидеть настоящую атаку, за десятком ложных. Также он кидал в меня сюрикены да различный огненные техники. Эти Биджова отродья действовали так слаженно, гоняя меня по окрестностям.
   Приходится выбирать позицию, чтобы мечник прикрывал меня от Огневолосого. Причем руководствоваться при этом не глазами, а сенсорикой. Ничто не истинно, все дозволено! Поэтому я с клонами щедрой рукой раздавал техники, враги не отставали.
   В какой-то момент моему клону все же удалось перерубить клинок врага и полоснуть его по лицу. В итоге Клинок обзавелся прекрасной раной начинающейся на левой щеке идущей поперек лица на правую сторону лба через переносицу. А глазки то на месте. Джуби!
   Каналы чакры горят, в очаге пожар, а битва только началась. А я ведь на пределе, и они это знают.
   Небесный Клинок выбросил не нужную рукоять и распечатал еще одну катану. Биджу! Хотя чего еще ожидать от мечника?!
   Они приготовились и... бросились в рассыпную. На то место, где они всего мгновение назад стояли, обрушился водный дракон. Раскидав комья земли во все стороны.
   На сцене появились Акихико с Акихиро. Спасен!!!
  
   Глава ?14
   Похоже, прибыла группа поддержки, а никем иным мастера быть не могли. Встречу с воинами Учиха такого уровня я еще могу списать на случайность (да ни за что), то в случайность встречи с мастерами своего клана уж точно не поверю.
   Пока я отвлекся, с Небесным Клинком вступил в бой Юко. Оба использовали выбросы стихийной чакры из стоп, для увеличения своей скорости и маневренности. Создавая мельтешение своих тел под аккомпанементы свиста воздуха и лязга клинков. Их танец завораживал!
   Пока стоял и любовался яростным танцем, на моей шее затянулась удавка и начала прожигать мой покров, стремясь достичь плоти. Взмах меча и я скидываю с себя леску, которая чуть меня не убила.
   -Не спи! -Окликнул меня Акихико. Биджу, из-за невнимательности я чуть было не лишился головы. Закидываю очередную порцию стимуляторов. Третью или уже четвертую за сегодня? Неважно, главное выжить.
   Уворачиваюсь от россыпи огненных шаров с кулак, чтобы нарваться на кунаи, кинутые в меня Клинком. Взрыв! Меня отбрасывает в сторону. Кувырок в воздухе, из стоп вырываются вода под давлением, толкая меня в сторону Клинка. Шаг, и я с чидори в руке, лечу на него.
   Лечу на него со спины, с каждым мгновением приближаясь к нему. Но эти глаза, словно, видят все вокруг, позволяя своему владельцу среагировать на любые изменения вокруг. Хочу себе такие глаза! Небесный клинок в последний момент делает сальто назад, пропуская меня под собой, не забыв слегка толкнуть меня в спину, направляя меня на Юко. Бибжу!
   Как будто этого мне было мало, так Небесный Клинок умудрился полоснуть меня по спине. Потом я по инерции пропахал в земле борозду в десяток метров. Благо, Юко сумел увернуться от моего удара.
   Вот только полежать и отдохнуть мне не дали. Огненный дракон это красиво, но не когда он несется на тебя! Ухожу перекатом и использую шаг, для ускорения и ныряю под землю, чтоб уж наверняка.
   Спина. От резких движений заболела рана, что я недавно получил и закашлялся кровью. Проклятье! Рана серьезнее, чем я думал. Начинаю в срочном порядке лечение с трудом мне удалось остановить кровотечение в легком и слегка прикрыть рану на спине. Сейчас главное не дергаться.
   Так что на поверхность отправляется мой водный клон.
  
   На поверхности тем временем битва набирала обороты. Все соперники сосредоточились друг на друге, поскольку, ни кому теперь не нужно отвлекаться на мальчишку.
   На Огневолосого навалились Близнецы и потихоньку начали его теснить, не обращая внимания на попытки помощи от Небесного Клинка у которого дела обстояли значительно лучше ведь он сражался против одного Юко.
   Из под земли выскочил Диссонасу, прикрытый водным покровом, с несколькими водными хлыстами и присоединился к битве мечников.
   В саму битву он не лез, а все время держался позади Юко и атакуя из-за его спины. Вот только Клинок успевал побренчать железом с Юко, но и рубить мои плети. Также атаки теневыми клонами со спины, ничего не приносили, он как будто видел все вокруг.
   -Лучше берись за меч, - говорит клинок, отбиваясь от наших совместных атак.- И тогда у вас будет шанс, возможно.- Ишь, что удумал - играть на его поле по его же правилам! Не дождешься.
   Постепенно воды вокруг становилось больше и больше, противники этого даже не замечали. Внезапно вода под ними вспенилась и появившиеся из нее туман и хлысты попытались схватить Учиха.
  
   Вот противники оказались над большим скоплением воды, это шанс! Складываю серию печатей и пытаюсь спеленать Учиха туманом и водными плетьми, но столь хороший план провалился.
   Клинок смог среагировать вовремя, его фигура окуталась огнем, а из ног ударила особо мощная струя пламени, и он выпрыгнул из расставленной ловушки. Причем, за его мечем шел кровавый шлейф.
   Оказалось, при своем отступлении, он сумел полоснуть по груди Юко и пробить его доспех. Рана хоть и серьезная, но не смертельная.
   Огневолосый тоже отступил. Этот бой остался за нами.
   -Диссонасу, где Маморо -поинтересовался Юко когда я вылез из под земли.
   -Здесь - и я указал в ту сторону, где оставил напарника, но увидев во, что превратились окрестности, понял, что не знаю, где он точно. - Где-то.
  
   -Брат, ты видел его глаза? -Поинтересовался Небесный Клинок, накладывая мазь на свежую рану, что оставил ему мальчишка на память.
   -Глаза Учиха Сура. - Ответил второй, продолжая писать шифровку.
   -Да. К концу битвы белок покраснел и это значит...
   -Они пробуждаются - закончили они вместе. - Возможно, мы увидим истинный Шаринган у Сенджу, а не то убожество, во что превращается додзюцу после трансплантации.
   -Такое чувство, что ты желаешь ему удачи?!
   -Да. А потом я заберу эти глаза себе. -он посмотрел в небо и нашел там парящего в вышине сокола. Проследив за ним взглядом, он поднял руку, на которую, вскоре, приземлилась замеченная ранее птица. Скормив ей капсулу с посланием, он подбросил птицу вверх.
   Сокол сделал круг над лесом и полетел в сторону клана Учиха.
  
   Место боя пяти сильных шиноби сильно изменилось. Поваленные деревья, новые водоемы, расщелины в земле, где-то до сих пор тлели угли. Вот, что сразу бросается в глаза. К тому же звери и мелкие твари, покинули близ лежавшие территории, на какое-то время.
   Внезапно в земле образовался небольшой холмик, из которого выросло два тоненьких стебелька, которые начали колыхаться по малейшему колебанию ветра. Через какое-то время из земли вылез жук, который заполз на корягу и начал шевелить своими усами в воздухе и забавно дергать передними лапами. Постояв так, пару минут, он побежал к ближайшей луже. Побегав по ее поверхности, он нашел только ему известное место и начал откладывать там личинки.
   Сделав одну кладку, он побежал в другое место, чтобы создать еще несколько кладок, прежде чем умереть. Если присмотреться то по всему полю бою ползало с десяток жуков делающих многочисленные кладки.
   Через пару дней на свет появится сотни жуков и они начнут свой трудный путь домой и до цели достигнут десятки, но и этого будет более чем достаточно.
  
   Глава ?15
   Когда я очнулся, у меня дико болела голова. Стоп. Очнулся?! Я что вырубился? Похоже на то. К тому же мое состояние отягощала качка: вверх, вниз и снова вверх. Уверен меня бы давно стошнило если бы желудок уже не был пуст.
   Глаза я открыл с трудом и лучше бы этого не делал. Яркий свет был безжалостен ко мне, даже прикрыв веки я видел хоровод солнечных зайчиков, а вкупе с качкой убивало!
   Единственно, что мне удалось понять - меня несут перебросив через плече. Причем наши, но легче мне от этого не становилось.
   -Очнулся? -Необычно громко поинтересовался Акихико, распугивая последние мысли в моей бедной голове. А вот подкидывать меня на своем плече не надо было. От резкого движения мне стало еще хуже и изо рта вырвалось нечленораздельное мычание.
   -Потерпи немного, скоро прибудем домой - новость конечно хорошая, и была бы еще лучше если Акихико перестал меня подбрасывать, но мое мычание его явно забавляло. Убью!
   Сознание периодически покидало меня и ненадолго возвращалось, из-за этого я не смог оценить, сколько мы добирались до дома. Но очнувшись в какой-то момент, я отметил, что качка прекратилась и уснул.
  
   В кабинете главы Сенджу собралось достаточно много народу. Советники, архивариус, несколько влиятельных мастеров и Тироко.
   -Тироко-сама, что вы скажете о нашем воине? - Поинтересовался глава клана, главного медика клана. Вот только воин в его устах прозвучало, как мальчишка. Еще бы встретиться с Небесным Клинком и Огневолосым он не нашел ничего лучше чем пойти в ближний бой. Ками, милостива к дуракам, и даровала ему жизнь.
   -У него сильное чакро и физическое истощение. На данный момент его состояние стабильно-тяжелое.
   -Что с глазами? -Этот вопрос интересовал многих присутствующих здесь, ведь шаринган пробуждается в критических ситуациях, что недавно и произошло с этим мальчишкой. Битва не на жизнь, а на смерть с превосходящим противником.
   -А вот здесь интересней. Чакро каналы перестроились, и я не могу сказать стабилизировались ли они, или это результат пробуждения шарингана.
   -Какова вероятность того, что додзюцу пробудится у его потомков? -Был задан следующий вопрос.
   -О таком говорить еще рано, достоверно неизвестно пробудился ли шаринган - но под тяжелым взглядом главы клана Тироко всеже ответила на озвученный вопрос.- Есть бесконечно малый шанс, что полностью, повторяюсь ПОЛНОСТЬЮ! активный шаринган сможет пробудить наше наследие крови.
   -Да будет вам известно, никто не смог пробудить шаринган, -в разговор вмешался пожилой мужчина, архивариус клана - и все кому удалось его пересадить, пользовались тем, чего смогли добиться настоящие владельцы.
   -Тогда мы должны помочь парню, а для этого спровоцировать ситуацию еще раз.
   -Побуждение шарингана и смерть выдающихся Учиха! А не много ли вы хотите от мальчишки? -Поинтересовался молчавший до этого Акихиро, ведь сейчас обсуждали судьбу его ученика и члена его семьи. От подобного заявления присутствующие были ошеломлены. Нет, в подобном вопросе ничего предосудительного не было и шок она вызвала по тому, что прозвучала из уст Акихиро, а не Акихико.
   -Поддерживаю.
   -Что ты поддерживаешь Юко? Парня едва не убили, твоего балбеса, к слову, тоже! - Возмутился Акихико. После этих слов начались споры, крики, взаимные упреки в нерешительности.
   -Кх-кх - легким кашлем глава клана прервал зарождающийся спор. - Ну, мы же поможем ему выжить.
  
   Пришел я в себя, лежа на футоне. Пошевелиться я не смог, во всем теле была слабость, а каналы чакры просто горели, заставляя выть. Только сил не было даже на это.
   В дополнении к этому нос мой ласкал 'дивный' аромат, от которого слезились глаза. Меня похоже всего намазали неизвестной дрянью, из-за чего тело чесалось и сделать с этим я ничего не мог. Биджу!
   Единственное доступное мне удовольствие это смотреть на потолок. Но это неинтересно, но делать все равно нечего, поэтому мой взгляд бесцельно блуждал по потолку.
   Потом было время томительного ожидания. Сил не было даже позвать кого-нибудь, не говоря уже о движении. Единственно чем я мог двигать это глаза, от чего становилось только обидней. Часы ожидания растягивались в вечность.
   Когда открылась дверь в мою комнату, и кто-то вошел я был счастлив, наконец-то! произошло хоть что-то. Перемена меня обрадовала, и я перестал испускать волны Ки. Когда успел? Наверно на меня так подействовало чувство полного бессилия.
   Долгожданным гостем оказалась Тироко-сама с подносом в руках.
   -Незачем так злиться - с улыбкой начала она - или ты хочешь, чтобы я расстроилась? - и сама надавила на меня Ки, от чего у меня перехватило дыхание, и я ничего не мог с этим поделать и испускаемая мной Ки усилилась. На что Тироко-сама надавила сильнее, и я ответил тем же. Биджу! Порочный круг какой-то. Была моя последняя мысль, прежде чем я потерял сознание.
  
   Несносный мальчишка, возмущалась Тироко выходя из его комнаты, не успел толком прейти в себя, как начал испускать Ки. Хорошо, что я успела первая, а то были бы проблемы. Хотя, они и так будут, но так можно выиграть немного времени для их решения.
   -Позови Акихиро. - приказала Тироко своей помощнице, придя к себе в кабинет.
   Через десять минут он со своим братцем, был у нее.
   -Что с парнем Тироко?
   -Очнулся и сразу ударил Ки. Пришлось его вырубить, а то он разошелся не на шутку. -От чего Акихико попытался возмутился, но был остановлен братом. -Но не в этом проблема, его глаза были красными.
   -Шаринган?
   -Не совсем, красным был только белок, а радужка была черной. Глаза я проверила, ему остался шаг до первого томоэ. После чего с него не слезут.
   -Старики не упустят шанс усилить клан.
   -Самому сколько лет?
   -Твоими стараниями я чувствую себя на восемнадцать, остальное не важно.
   -Еще бы мозгов было чуть больше чем тогда.
   -Хватит - прервал перебранку Акихиро. - Нельзя позволить умереть парню ради призрачного шанса усиления клана.
   -Не сердись, Тироко, мы все прекрасно знаем, что шансы ничтожны, но советники считают, что этого достаточно.
   -Каждое томоэ увеличивает шансы.
   -С миллиардной, на миллионную и на тысячу. Да он скорее умрет над очередной девушкой. Хотя, не самая плохая смерть - Акихико состроил мечтательную рожу и закатил глаза представляя себе все что только что сказал. Лицо Акихиро также посетила улыбка. Удивительно как при таких наставниках Диссонасу-кун не оторвался у Узумаки. Тироко не обманывалась спокойствием Акихиро, она прекрасно знала, что у этих двоих не по одному бастарду осталось у союзников.
   Тироко почувствовала, что пациент пришел в себя и пошла к нему, оставив братьев думать, как повысить шансы парня выжить.
  
   Очнулся я в той же комнате, мое плачевное состояние нисколько не изменилось. Но на этот раз я старался контролировать свои чувства и не выпускать наружу, но поучалось из рук вон плохо.
   -Ты опять за свое мальчишка? -В попытке совладать со своими чувствами я не заметил как ко мне зашла Тироко-сама и надавила на меня Ки, радует, что я смог совладать с собой. И эта женщина прекратила прессинг. -Молодец.
   Она приподняла мою голову, и поднесла чашку с каким-то варевом к моему рту. Как и все лекарства в чашке оказалась редкостная дрянь, а красноречивы взгляд Тироко-сама говорил - только попробуй выплюнуть убью! И я был вынужден пить.
   Благодаря тому, что меня приподняли я смог немного оглядеться. Руки мои были перебинтованы от кончиков пальцев и до плеч, подозреваю, я весь перебинтован с ног до головы. Я - мумия! От осознания этого я чуть не захлебнулся дивным варевом, которое с трудом пил.
   -Тише, тише - Тироко-сама убрала чашку от моего рта и полотенцем вытерла мне рот - надеюсь, Мей-чан об этом не узнает, а то я буду вынуждена рассказать, что ты приставал ко мне. - Ничего себе наезды! От такого заявления я даже кашлять перестал. -Зато сразу помогло. Поправляйся. -Дола она мне напутствие и ушла.
   Вот только она была не единственным моим посетителем на сегодня.
   -Ну что балбес, пришел в себя? - С порога поинтересовался Акихико, стоило только моему врачу покинуть комнату.
   Он говорил много и постоянно интересовался моим самочувствием, а испускаемая мной Ки его не отпугивала, а наоборот раззадоривала. Из его разговора я уяснил, что провалялся в бессознательном состоянии месяц. Месяц! Но вечно длиться это не могло, поэтому через полчаса попрощавшись, он ушел.
   А потом потянулись минуты, часы, дни. Единственным моим посетителем была Тироко-сама. Она поила меня своими зельями, меняла бинты, втирала какие-то мази, меняла утку. И все это время я мучился вопросом: почему этим занимается она лично, разве нет ученицы, которой можно поручить заботу обо мне?
  
   -Я свободен словно птица в небесах... -дальше крик мой души оборвался. Тироко-сама пнула меня под зад, не навязчиво, провожая меня из своего дома. Но это не могло испортить моего хорошего настроения. Наконец-то меня выпустили. Слава, Ками! Месяц мучений и ничего не деланья ПО-ЗА-ДИ!
   -Дивная, наверное, птица, что прячет голову в землю! - Раздался надо мной голос. Приподняв голову из той траншеи, что пропахал носом, увидел Маморо. - Паршиво выглядишь друг, тебя эта старая карга вообще лечила? - Вопрос его понятен, вид у меня еще тот, а вас бы лицом в землю, да протащить с полметра.
   Я еще не восстановился полностью: чакрой пользоваться не могу, передвигаюсь со скоростью улитки не шиноби, а сплошное расстройство. Так что не мудрено, что я сломал себе нос и получил пару ссадин. Был бы в форме, отделался легким испугом и то не факт.
   Маморо добрая душа, помог мне подняться, даже отряхнул мои одежды. Правда бил собака, сильно, видно мстит за ранение.
   -Сам то как? - отогнав Маморо от своей одежды, спросил я его.
   -Твоими стараниями, нормально.
   Маморо помог мне дойти до дому, поп пути я ловил множество взглядов на себе, под которыми мне было не по себе.
   А дома меня ждала Мей. Слава, Ками, она не стала меня пилить, чего я в глубине души опасался. Хотя ничего подобного не было ни после моего ранения руки, ни после Биджу. Так с чего бы ей начинать сейчас?
   Мей забрала меня у Маморо и повела в дом, где меня накормили, нормальной едой, а не той гадостью, которой я был вынужден питаться до этого. Я заметил, что Мей беременна, о чем говорил явно увеличившийся живот, а то, что она поправилась, мне не верилось.
   После кухни меня повели в нашу комнату, раздели и уложили животом на футон. Жена присела на меня и начала делать массаж. Благодать.
   Массаж делать она умела, о чем я знал уже давно, после тренировок он вообще не заменим. Сей час же она втирала в меня какие-то мази и делала иглотерапию. Все таки хорошая она у меня а потом я уснул.
  
   Будучи по жизни натурой деятельной, я не мог сидеть на месте. Поэтому я свое свободное время, которого на удивление оказалось слишком много, решил уделить своему сыну, а то не известно, когда я смогу уделить ему время.
   Поэтому мы с карапузом, отправились к бабушке в гости.
   Вот только на улице на меня косились все кому не лень. Отцы редко гуляли со своими детьми и то только по своему двору, а я прусь, через всю деревню, с ребенком на руках. К Биджу все предрассудки. Это мой сын и я буду с ним заниматься и плевать, что обычно отцы начинают заниматься сыновьями с трех летнего возраста и то готовят к жизни воина.
   Но мы сделаем морду кирпичом и дойдем до своей цели, словно так и должно быть. В отчем доме меня встретила Джун, и как выяснилось, что мамы и старших сестер дома нет, они все в госпитале.
   -А ты чего дома сидишь? - Поинтересовался я, устроив сына на коленях.
   -Я сегодня на хозяйстве - поведала Джун, ставя передо мной, чашку с чаем. Потом мы разговаривали, говорила в основном она, а я слушал и пил чай. Тадао пил молоко и ел печенье. Забавно было наблюдать, за тем, как он своими маленькими ручками пихает себе в рот печенье и старательно его грызет.
   Хорошо Мей просветила меня, что можно а что нельзя давать ребенку. Печенье в ходило в список дозволенного, немного можно. Благо зубы у семи месячного троглодита есть. Коро щебетала о своем и подавала карапузы печенья, когда он говорил 'еще'.
   Тодао знает: мама, есть, еще и пару других слов. А вот, папа, не знает. Хоть меня не пугается и то радует, а новому слову мы его научим.
   За чаепитием, мелкий потихоньку начал клевать носом, поэтому распрощавшись с сестрой, пошел домой, чтобы уложить сына спать. После обеда мы тоже пошли гулять.
   По возвращению домой нас встретила Мей, которая взяла ребенка и пошла на кухню его кормить. Я было тоже собрался за ней, но был перехвачен Акихико.
   -Диссонасу-кун есть разговор - окликнул меня Акихико.
   -Хорошо мастер - и мы вместе пошли на веранду.
   -Поздравляю, ты пробудил шаринган. - Без предисловий начал мастер.
   -Ээ. - Я не смог сказать ни чего, более вразумительного.
   -Твой случай уникален, - продолжил свою речь мастер - в хрониках не было ничего подобного. Возможно, тебе удастся достигнуть трех томоэ, пройдя через сотни битв, но это мало вероятно. Ты просто умрешь раньше. - Акихико не был рад этому разговору, но не начать его не мог.
   -Мастер вы не верите, что я не смогу пройти сотню битв и выжить? - Я все равно буду сражаться за свою жизнь, семью, клан. Этих битв мне просто не избежать, а теперь мне говорят, что я их просто не переживу!
   -Боюсь от тебя потребуются схватки 'за гранью', - это он выделил особенно - на подобии той, что была недавно. - А вот это уже серьезно. Каждая Такая битва легко может стать последней. Надеюсь, мастер преувеличивает, сильно. А может ну его? Что я других глаз не достану, правильную методику извлечения глаз теперь я знаю.
   -Но не это главное, тебе нужно научиться контролировать шаринган. Иначе от него не будет пользы. - Возможность активировать додзюцу по своему желанию дорогого стоит, и лишаться ее ради трех томоэ? Ладно, как достану глаза, тогда и начну думать.- Теперь тебе придется носить очки, что бы скрыть додзюцу. - Мастер протянул мне затемненные очки, полностью закрывающие глаза, подобные носят Абураме.
   Очки, на удивление, не сильно меняли цветоощущение, чего я опасался глядя на них. Поблагодарив мастера, я пошел к себе.
   Этот разговор заставил меня думать, как научиться контролировать шаринган. Единственный кто мог внятно ответить, как это делается - Учиха. Но по этой же причине не удастся спросит их об этом. А если спросить он не ответит, даже под пытками. Придется самому.
   Вот только ничего умнее увеличения подачи чакры в глаза на ум не приходило. Поэтому раздобыл зеркало и уставился в свое отражения и медленно начал ускорять движение чакры по всему телу, а не конкретно в глазах. Ками знает, сколько нужно чакры, а вдруг все испорчу? А если разгонять всю систему, то по всему организму начнется ускоряться ток и объем поступаемой чакры. Так на косячить гораздо сложнее.
   Я сидел, ускорял чакру и смотрел на свои глаза. Время шло, я достиг максимального ускорения на данный момент, а результата нет, пришлось снизить ток чакры до нормы. Поддерживать ускорение долга я пока не могу.
   Так я и занимался с небольшими перерывами. И это дало свой результат, во время ускорения радужка начала краснеть, что заставило меня заниматься усерднее.
   Только на второй день тренировок радужка окрасилась в насыщено-красный цвет характерный для шарингана. Вот только томоэ у меня не было. Запомнив ток чакры в глазах, я вернул все в норму и медленно начал ускорять чакру только в глазах. Радужка медленно начала приобретать насыщено-красный цвет.
   Теперь я тренировался активировать глаза быстрее, чем в прошлый раз. На быструю активацию ушло три дня. Активируя глаза, в очередной раз, я заметил, что токи чакры изменились. Не ужели?! Я направился в свою комнату к зеркалу, сняв успевшие мне надоесть очки, в отражении увидел кружащиеся томоэ по часовой стрелке. Получилось! Оставив додзюцу активным, решил проверить на сколько меня хватит.
   Хватило меня только на час, я бы еще мог держать их в активном состоянии, но я восстановился не полностью и просто не смог поддерживать шаринган активным дальше. Но скоро это пройдет.
  
   Мне потребовался месяц на восстановление, в течении которого, я активно питался по диете разработанной Мей. На этот раз гадостью меня не кормили, меню было разнообразным. Ел я мало, но часто. Что в купе с физической нагрузкой помогло мне быстро вернуться в форму.
   Тренировки мои проходили после обеда, когда Тодао спал. Ведь я практически все время проводил с ним. Бабушку мы все же застали дома, правда, для этого мы совершили несколько прогулок. Зато Тодао познакомился со своими тетями.
   Вот только для знакомства с Коро пришлось идти в другой дом. Оказывается она уже вышла замуж и ждет ребенка. Дела.
   Всему приходит конец, мой больничный также закончился. И я вынужден был расстаться с семьей, отправившись на очередную миссию.
  
   Глава ?16
   Из деревни мы с Акихико вышли на рассвете и направились на северо-восток. Куда мы направляемся, для меня было не известно, как и наша цель. Через час движения к неведомой цели, мастер скомандовал привал.
   Причины стоянки именно в этом месте мне не ясны, что ему здесь понадобилось. Поэтому я просто ждал. Через полчаса нас нагнали Акихиро с Юко и только после этого пошли дальше. А не плохой у меня конвой получается.
   Путь наш был долог, труден и тернист. Двигались мы по мудреной траектории, избегая абсолютно всех. Из-за чего, только на третий день, я понял, что направляемся мы к Узумаки. А все наши маневры направленны на то, чтобы сбить Учиха.
   К счастью до цели мы добрались без происшествий. Даже отряд сопровождения я смог почувствовать заранее, это радовало.
   Узумаки, как в прошлый раз, появились из-под воды и сопроводили нас до своей деревни. Нас встретили и повели в дом, где мы остановимся. Мастера взяли меня в кольцо и не подпускали девушек, хотя они не сильно рвались к нам.
   Акихико оставил нас располагаться в гостевом доме, а сам удалился вместе с красавицей. Как ни странно с одной.
  
   -Икари-дано, надеюсь, вы присмотрите за мальчишкой? -Поинтересовался Акихико у своего собеседника.
   -Разве что одним глазком. Хотя -глава клана Узумаки почесал подбородок явно что-то обдумывая -если он не будет избегать Сакуру-чан то можно и двумя глазами последить.
   -Ах ты старый извращенец!
   -Я мужчина в рассвете сил! Жена недавно родила мне седьмого сына!
   -А я про что? А все туда же!
   -Да ладно тебе ты бы и сам не отказался задержаться и понаблюдать за ними.
   -Не без этого.
   -А еще мне что-то говорит! Ну да ладно шутки в сторону присмотрю я за мальчишкой, как и весь клан в особенности Сакура-чан. Ха-ха-ха.
   -За парнем охотятся Небесный Клинок с Огневолосым. - После этой фразы смех резко стих. Данные представитель Учиха личности весьма известные. - К тому же наши старейшины мечтают получить у его детей додзюцу.
   -Теперь понятно, зачем вы отослали его подальше.
   Поговорив о делах мужчины стали вспоминать всякие забавные случаи, из своей достаточно длинной жизни, попивая саке. Потравив байки 'старики' распрощались и Акихико ушел.
   -Икари-дано, у Диссонасу что-то с глазами. - Сообщила Кира главе клана.
   -Ему пересадили шаринган.
   -Откуда такая информация? - Поинтересовался лучший сенсор клана, запоминая, как чувствует додзюцу Учих, вдруг пригодиться.
   -Ею любезно поделился Акихико. Однако это не главная проблема за ним охотятся Учиха. Еще вопрос из-за чего: глаз или то, что он, якобы, одолел Кьюби? Предупреди Сакуру, да и остальных, чтобы были менее настойчива, и все было по обоюдному согласию. Парень итак в постоянной боевой готовности и мне не нужно чтобы он сорвался, иначе мне придется его убить. И тогда я потеряю старого друга.
   -И союзника.
   -Да-да и союзника.
  
  
   Проснулся я в хорошем настроении. Совершив утренний моцион, я пошел на кухню, дабы позавтракать. По всей видимости, встал я раньше всех, так как на кухне никого не было. Позавтракав, я пил чай на кухне.
   Потом пришел Акихико с Узумаки, крепкий мужчина лет сорока на вид.
   -Диссонасу ты пока поживешь у наших друзей. Твоим новым командиром будет Ханк - представили мне Узумаки, что пришел вместе с мастером. -Слушайся его как меня.
   -Диссонасу-кун - обратился ко мне мужчина - я пришел проверить твои навыки.
   Причин отказать у меня не было, поэтому я пошел за ним на улицу. Мои опасения по поводу того, что охота на меня возобновится, не оправдались, слава, Ками! И я спокойно шел за Узумаки, хотя возможно это из-за его присутствия, девушки не решались перейти к активным действиям. Главное что мы без пришествий дошли до полигона.
   -Я сейчас проверю твои навыки - Начал Ханк.
   -Хорошо - не успел я это договорить, как на меня бросился Ханк, в руке которого появился меч. Мерцающий шаг назад, с моей руки срываются водяные пули, от которых Узумаки прикрылся голубоватым барьером и продолжил движение ко мне.
   Скорость Ханка поражала, он за считаные мгновений подобрался ко мне. Сюмпо в сторону и с моей руки срывается водяной дракон. Чей удар был также принят на барьер, вот только на этот раз его немного протащило назад.
   За выигранное время создаю теневых клонов, и мы втроем окружаем мастера и начинаем вокруг него хоровод, забрасывая разнообразными мелкими техниками, от которых он легко укрывается за барьерами.
   Пришлось создавать еще клонов и отправлять их в ближний бой. Они наскакивали на мастера с мечом в руках, пытаясь на нести ему удар, но их попытки были тщетны, Ханк легко отбивал все их атаки и уверенно шел ко мне.
   Трясина его замедлила не надолго, он просто вырвал свои ноги из оков и пошел дальше. От каменных тисков он закрылся барьером, который задержал технику и дал ему возможность уйти шуншином.
   И опять началась вся эта чехарда. От слабых, но многочисленных атак мастер успешно прикрывался барьером. Мощные техники тоже не могли пробить его барьеры, те, что попадали. В итоге я только и делал, что убегал от него, прекрасно осознавая, что в кендзюцу я ему не ровня.
   Поэтому я создал клонов побольше, чтобы задержать Хенка и выиграть время. Потом из земли было сделано копье со спиральными бороздами, запитал его чакрой молнии, сконцентрировав основной заряд на кончике, и метнул этот снаряд в Ханка.
   С диким треском копье умчалось к своей цели, оставляя за собой голубой росчерк. Попадание в барьер было подобно раскату грома. Яркая вспышка и снаряд прошел препятствие
   К подобному повороту Ханк был явно не готов, хорошо я в него не попал, а то было бы бо-бо. С начало Ханку, а потом и мне.
   На этом наш спарринг был закончен. В целом мной остались довольными. Обещали подтянуть в кендзюцу, а то 'машешь мечом, как оглоблей'.
   В итоге мастер начал обучать меня и еще нескольких парней. Вот только они были неплохими мечниками и пришли перенимать опыт мастера. Только мои навыки в кендзюцу в общем и стиле Узумаки в частном были не очень.
   В деревне Узумаки я провел месяц, в течение которого я изучал стиль кендзюцу красноволосых ниндзя. Хоть мне дали основы их стиля, малоэффективно без навыков установки барьеров, к которым у Узумаки природная склонность. Это нисколько не мешало мне проводить с ними спарринги.
   У каждого была своя манера ведения боя, к которой приходилось адаптироваться. Поединки со своими ровесниками проходили более длинными, в которых мы выкладывались по максимуму.
   Шаринган с одним томоэ стал неплохим подспорьем в этом деле. Благодаря нему скорость моего восприятия увеличилась, и мне частенько удавалось ударить на опережение.
   Постоянные тренировки помогли мне не только окончательно восстановиться, но и подтянуть свои навыки кендзюцу, да и отточить свою манеру боя.
  
   Отряд Сенджу двигался по территории страны Пепла, он недавно выполнил задание и шел на другое. Командир подал сигнал своим товарищам, и все троя остановились. Члены команды начали осматривать по сторонам, ища причину их остановки.
   Поэтому гигантский огненный шар не стал для них неожиданностью и они успели среагировать на его появление. Однако он был отвлекавшим маневром, на одного из Сенджу напал Учиха со шрамом, пересекающим его лицо. И они скрестил мечи. Остальных Сенджу занял второй Учиха.
   Битва двух кланов, заклятых врагов и старых знакомых. Ведь эти шиноби не в первый раз встречаются друг с другом на поле боя. Способности врага известны практически в полном объеме, но это не помогло им одолеть врага в прошлый раз, но они верят, что эта встреча станет последней. Враг ее не переживет.
   С каждым мгновением битва набирала обороты, с обоих сторон летели разнообразные техники и куча метательного железа. Мечники нещадно рубились, постоянно перемещаясь по полю боя уклоняя от техник которые разбрасывала вторая группа. Однако меченный успевал метнуть кунай другой в близнецов, которые сражались с его напарником.
   Вторая схватка была жарче. Учиха изливал целые потоки огня на своих соперников, которые отвечали потоками воды. От столкновения стихий образовывались клубы обжигающего пара, скрывающего все своих недрах. Но врагов это не останавливало Учиха иссушал воздух, Сенджу разгоняли пар при помощи стихии воды и продолжали атаковать друг друга.
   -А где же наша пташка? - Поинтересовался Огневолосый, после того как битва ненадолго прекратилась. - Неужели ее сегодня не будет?
   -Уходим - бросил Небесный Клинок своему напарнику, понимая, что быстро убить противников у них не получится. Вот только Сенджу не желали их отпускать и возобновили битву.
  
   Глава ? 17
   Я с клонами кружил вокруг манекена, периодически совершая на него в буквальном смысле молниеносные нападения. Цель данной тренировки была в том, чтобы повысить эффективность действий моих клонов. Ведь то, что они думают одинаково, не значит, что они будут действовать слаженно. Вот это я и пытался исправить, раз за разом проводя одни и те же выпады. Занимались избиением беззащитной макивары, мы добивались слаженности действий.
   Дополнительной сложностью было то, что Ханк начал обучать меня двуручному бою.
   -Со своей скоростью ты можешь стать неплохим мечником, -начал Ханк - к тому же ты можешь использовать техники без печатей. -Здесь он уважительно посмотрел на меня. - Поэтому ты будешь изучать двуручный бой. Направлять техники ты сможешь и мечом. -Не дал он мне возразить.- К сожалению, этот стиль у нас используется единицами, признанными мастерами. Далеко не каждый может возводить барьеры, совершая движения мечом. А барьеры являются неотъемлемой частью нашего стиля. Но ты у нас не Узумаки и такие тонкости тебе не нужны. Но твой талант в области ниндзюцу, достоин восхищения. И если грамотно все это соединить получиться неплохой стиль. То, что ты используешь сейчас, ни в какое сравнение не будет идти с конечным результатом. Я тут придумал пару комбинаций, которые ты будешь отрабатывать.
   -Жаль я не увижу конечного результата, я бы посмотрел на схватку мастера этого стиля с нашим. -После чего Ханк показа пару упражнений для двуручных мечей и велел отрабатывать их с применением различных техник.
   Как выяснилось двуручный бой значительно трудней. Хоть шиноби амбидекстры и Акихиро внес немалый вклад в развитии этого полезного навыка для меня. Я могу с одинаковым 'успехом' махать мечом как правой, так и левой рукой. Однако двуручный бой это нечто иное, нежели поочередные махи мечами. Они должны дополнять друг друга, действовать одновременно и независимо друг от друга.
   Поэтому я и избиваю несчастную макивару, отрабатывая те удары, что показал мне Хан. Конечно, они были видоизменены под стиль волчьей стаи. Этот хитрый жук показал пару приемов и связок остальное оставил полностью на мне. 'Это твой стиль и только ты можешь довести его до ума, с моей помощью, конечно. Но даже так у тебя уйдет на это не один год'.
   В итоге бедная макивара помогала мне в освоении нового стиля. Я старался направлять техники при помощи мечей. В след за махами отправлял водные, электрические плети, во время колющих ударов удлинял лезвие. Пропускал по клинкам разные стихии. Закручивал разнообразные мельницы, в результате раздавая плети, пули и прочие мелкие техники. При помощи мечей заряженных водой и молнией получилось передать заряд воде.
   И если макивара молча переносила все тяготы и лишения наших тренировок, то для Узумаки я стал неприятным соперником. Я был быстр и что самое главное нас было много, в результате чего соперники, которых мне поставлял Ханк из числа своих учеников, просто не успевали закрываться барьерами от многочисленных атак.
   Что позволяло мне завязать ближний бой с Узумаки. Однако здесь всплывало первое НО. Разница во владении мечом, из-за чего моих клонов просто развеивали, а меня вынуждали отступить, чтобы начать сначала. А после этого всплывало второе но - запасы чакры. Мой объем чакры был не сопоставим с Узумаки, в результате чего наши тренировки были поединком на истощение. А единственную технику, которая позволяет мне быстро победить, Ханк использовать запретил. Мотивируя это шлифовкой волчьей стаи.
   Технику электрического копья я назвал лом. Поскольку она такая же простая, прямая и эффективная. Ее я также отрабатывал, но уже отдельно. Ханк ставил разнообразные барьеры и предлагал их пробить ломом. Получалось не всегда, да и не с первого раза.
  
   Я сидел на веранде и пил чай и наслаждался утренней прохладой, пока не пришел Ханк.
   -Собирайся бездельник -обратился он ко мне - сегодня ты будешь отрабатывать проживание. Наденешь эти вещи - протянул мне свиток.
   В свитке оказалась стандартное обмундирование клана. Узумаки. Похоже, мое нахождение у союзников желают оставить в тайне. С учетом того кто охотится за моей головой это разумно. Ближайшее время мне что-то не хочется встречаться с горячо любимыми родственниками. От встречи, с которыми, у меня на спине остался шрам на память. Что-то мне подсказывает, что мастера не смогут решить эту проблему и мне придется столкнуться с ними. Желательно чтобы это случилось попозже, когда я буду к этому готов.
   Обмундирование было не единственное, что находилось в свитке. Еще там была краска для волос. После применения которой, волосы мои стали темно красными.
   -Чакры бы тебе в три-четыре раза больше и был бы вылитым Узумаки - выдал свой вердикт Ханк, когда я предстал перед его светлые очи в новом облике. - Пошли нас ждут великие свершения и не только. - В итоге мы с ним вдвоем отправились на задание.
   Путь мы держали в портовый город, где должны будем встретиться с послом, который отправляется в страну Риса для подписания торгового договора. Однако это не устраивает политиков страны Воды которые всячески препятствовали этому, но похоже потерпели поражение в своих политических спорах.
   Однако оставался верный и действенный силовой метод. Так что на посла вполне вероятно будет совершено покушения шиноби из страны Воды. Дабы таким способом затянуть подписания договора и выиграть время, а там, глядишь, и политики найдут способ не дать подписать этот договор. Вот мы с командиром будем сопровождать посла, защищая от вражеских шиноби.
   До города в котором нас ждал посол мы добрались за пару часов и гостиницу, в которой он остановился, мы тоже быстро разыскали. Оказывается за ним уже следило двое Узумаки. Выйдя с ними на контакт, выяснилась интересная деталь. Встреченную нами двойку нанял сам дайме страны для зашиты своего посла. А нас нанял уже сам посол, причем для явного сопровождения и отпугивания всевозможных убийц, которые мерещились ему за каждым углом и в каждом встречном.
   На счет степени паранойи клиента поделились Узумаки, уже неделю следящие за господином Омаедо. Они очень интересно поведали как он в сопровождении пятерых воинов ночью пробирался из столицы в порт нехожеными тропами избегая всех дорог и троп, а также всех поселений. Тяжелый случай. Как он за казал свою охрану не ко дворцу, а в порт? Ума не приложу.
   К заказчику отправили меня, как самого молодого и крайнего.
   В комнату, где скрывался клиент от многочисленной армии убийц, идущих по его следу, я проник через окно. И застал прелюбопытнейшее зрелище. Полноватый мужчина сидел у стены комнаты и трясущимися руками направлял взведенный арбалет в сторону забаррикадированной двери. Тяжелый случай.
   От моего вежливого покашливания, чиновник дернулся и разрядил арбалет и даже в дверь не попал. И как он собирался убить шиноби? После чего повернул ко мене свое бледное лицо, покрытое испариной, и уставился затравленным взглядом. После чего, схватил второй арбалет, лежавший наготове, и выстрелил в мою сторону. На этот раз его выстрел был более точным. Болт летел в меня, но был легко перехвачен.
   -ОоохххРАНА!!! - Взревел чиновник и выхватив танто из под складок своего одеяния и начал пятиться от меня размахивая им перед собой, словно отгоняя меня от себя. - Охрана, убивают! - Звал этот умник себе на помощь. А ничего, что ты сам забаррикадировался изнутри, не?! - Спасите!!! - Продолжал надрывать он горло, хорошо, что Ханк поставил на это помещение звукоизолирующий барьер, иначе сюда бы прибежала не только охрана этого ничтожества, но и вся стража.
   -Если бы я хотел твоей смерти то ... - раздался треск переломленного мной арбалетного болта одной рукой. Чиновник перестал верещать как резаный, однако нож так и не опустил, похоже, искренне веря, что сможет защититься при помощи него.
   -Чем докажешь, что не сделаешь со мной того же? - Прохрипел посол, косясь на сломанный мной болт. Я медленно, чтобы не нервировать этого психа, достал свиток и аккуратно протянул его чиновнику. Выхватывая свиток, посол его чуть не уронил, но все же сумел удержать в трясущейся руке. Во второй руке у него был нож готовый за любое неверное движение 'распороть' мне горло. Развернув его и пробежавшись по нему глазами стараясь при этом следить за мной, как косоглазие только не заработал?
   -Это не доказательство! - Продолжал гнуть свое чиновник. Ками, за что мне это?! Чем я тебя прогневал?
   -Это заказ на твою охрану, написанный твоей же рукой - начал я переговоры с этим психом.
   -Да у нас любой казнокрад и то лучше подписи подделывает - продолжал припираться чиновник, а ведь это его письмо - тебе меня не провести! - Он бы еще слюной брызгать начал, и образ сумасшедшего был бы полным.
   -Лучшее доказательство, это то, что ты еще жив - попытался я воззвать к логике и здравому смыслу этого человека. По буравив меня взглядом и придя к каким-то выводам он молвил.
   -Считай, что я поверил тебе, шиноби - Слава Ками, он не окончательно потерянный человек! - Но учти, я буду следить за тобой! - Похоже, я погорячился в своих выводах.
   Отплытие корабля было завтра с утра, в итоге мне пришлось провести ночь в четырех стенах с господином Омоедо. В течении которой он прожужжал все уши, что от него хотят избавиться завистники и поэтому на это важное, но и опасное задание отправили его. Не знаю, на сколько, его подозрения верны насчет целого дворца заговорщиков и единственного верного человека дайме, но под коверная война за хлебные места там по любому существует.
   За ночь он меня изрядно достал своим нытьем. Так что рассвет я встретил с большим облегчением, поскольку посол наконец-то заткнулся.
   Путь из гостиницы мы проделали под многочисленными взглядами прохожих, которые были направлены на меня. Еще бы, не каждый день шиноби в открытую прогуливается по городу. Естественно это вызвало всеобщий интерес к моей персоне. Тем временем заказчик, пока все внимание было обращено на меня, незаметно добрался до корабля. После чего я шуншином отправился к кораблю.
   Прибыв на причал пространственной техникой, я ожидал увидеть отбывающий корабль, однако он даже не отошел швартовы, не убрал сходни ни говоря уже о всем остальном. К тому же с корабля доносились какие-то крики, угрозы и крутые морские загибы. На нападение не похоже, но я все же поспешил, чтобы разобраться в причинах этих криков.
   Запрыгнув на корабль, я увидел прелюбопытную картину. Команда ломилась в какую-то дверь, ведущую в недра корабля. Парадом командовал здоровенный мужик в распахнутой рубахе. На могучем торсе виднелось несколько шрамов. Простые штаны были подвязаны ремнем, на котором с боку висела абордажная сабля. Он через слово поминал восьми и треххвостого, а также духов моря и прочих тварей живущих в глубинах. С ним ясно - боцман или капитан. А сочетание всего этого с взъерошенными черными волосами и топорщейся жесткой бородой придавало ему звероватый облик.
   Матросы тем временем топорами вскрывали дверь, быстро расширяя дыру, под чутким командованием начальства. Из-за двери доносился истеричные вопли Омоедо-сана, что его срочно, Срочно нужно доставить в страну Риса.
   -Да я тебя за кишки на мачте подвешу и быстренько доставлю, куда тебе надо - взревел капитан от него даже посла слабенькая волна Ки, от чего ребята с топорами начали работать быстрее. - и за дверь, ты, мне заплатишь!
   Охрана в разборки не вмешивалась, да и не могла, остальные члены команды оттеснили ее к носу корабля и не подпускали к месту главных событий. Да они и сами не рвались. Похоже этот чудик успел отличится, за время моего отсутствия.
   -Стоять! - Рявкнул я и придавив людей слабой Ки. Ну как слабой, для шиноби слабой, а для простых людей ощутимой, посильнее той, что недавно выдал капитан. Матросы перестали ломиться в дверь, а капитан уставился на меня недовольно.
   -Шиноби-сан! Спасите, убивают! - Очнувшись, начал звать на помощь Омоедо, а ведь недавно грозился прирезать меня. А теперь 'спасите, убивают!'.
   -Заткнись придурок, тебя не убивают - достаточно громко произнес капитан, чтобы его расслышал Омаедо, и тихо добавил - пока. - Это расслышал я, да пара человек рядом с капитаном. - Значит, ты, его охраняешь - осмотрел меня, капитан явно поубавив желания взглянуть на внутренности своего пассажира.
   -Только от наемных убийц - что самое интересное в договоре это действительно было, но только в том, который был от самого Омоедо. Воля дайме была куда проще и значительно четче - доставить в целости и сохранности. Но ведь ему об этом знать не обязательно?!
   -Замечательно - сразу воодушевился капитан, поняв мою игру и приняв ее правила.
   -Я заплачу, ЗАПЛАЧУ! - За что и комму собрался платить Омоедо было понятно.
   На этом маленький инцидент был исчерпан, правда, капитану его каюту не вернули, но он смерился с этим, поскольку все равно ничего поделать не мог. А я заступил на стражу перед дверью. Вскоре мы вышли в море.
  
   Мы уже не первый день плывем на корабле, сопровождая посла в страну Риса. Самое печальное кто-то вынужден торчать перед дверью в его каюту, словно какое-то пугало у всех на виду. К тому же никто не горел желанием сменить меня на этом посту, где единственное развлечение болтовня с Омоедо и то сомнительно. Я что самый крайний? Остальные члены команды, как положено, сопровождают цель незаметно. Не удивлюсь, если посол считает, что из шиноби его сопровождаю только я.
   Вот только на третий день плаванья я почувствовал разлитую вокруг чакру. Поскольку я не был сенсором, это было странно, поэтому я сразу подал сигнал - внимание.
   Ханк среагировал сразу и приказал идти за ним. Создав теневого клона и поменявшись с ним местами, я пошел за командиром, оставив видимость моего присутствия у двери. Мы вышли к борту корабля. В воде чакры чувствовалось гораздо больше, она была сильной и ее было много. Наблюдая за волнами, накатывающими на борта корабля раз за разом, я понял, чья это чакра.
   От осознание сего факта, меня прошиб пот. Встретиться с еще одним биджу у меня не было желания. Особенно с Треххвостым или Восьмихвостым, а по стихийному окрасу это явно кто-то из них, посреди моря - чистое самоубийство. А ведь биджу где-то рядом.
   Ханк положил мне руку на плечо, из-за чего я невольно вздрогнул.
   -Успокойся, Диссонасу, Восьмихвостый спит - начал успокаивать Ханк, видя мое состояние.
   -Кьюби тоже спал, но это ему не помешало уничтожить город, две армии, уйму шиноби и пойти дальше буянить в стране Огня. - Привел я пример из своего личного опыта.
   -Смею тебя уверить Восмихвостый не проснется, даже если здесь произойдет сражение, если только его не трогать, конечно. Биджу мирные, пока спят и их никто не трогает. Кьюби, скорее всего, проснулся не из-за битвы, а из-за извержения вулкана, да и встал он, явно, не стой лапы.
   -Успокоил - немного, но все же успокоил. Восмихвостый в своей стихии может наделать гораздо больше бед. Ходят слухи, что при одной битве Трехвостого с Восмихвостым поднимались волны достигавшие десятков метров и расходились по окрестностям, сметая рыбацкие поселения и города на побережье, да и по руслам рек волны натворил не мало бед.
   Да если эта тварь, вдруг, проснется, она же раздавит наш корабль и не заметит.
   -Все будет хорошо - похлопал он меня по плечу командир и вернулся к своему посту, а я пошел мозолить глаза окружающим.
   Не смотря на мои опасения из-за близкого присутствия биджу, все было спокойно. Я также продолжал подпирать дверь. Ханк прогуливался по кораблю, а двое Узумаки находились в каюте в месте с послом, который считал, что он там один. Матросы, как ни в чем ни бывало, продолжали выполнять свои дела помогая капитану довести корабль до порта. Ну, прям идиллия.
   Которую нарушил Ханк, подав мне сигнал 'враги'. Оставив клона я пошел к командиру выяснять причины тревоги. Один из безымянных Узумаки уже был здесь, второй видно остался сторожить клиента.
   -У нас гости - поведал нам Ханк, указывая на две фигуры приближающиеся по воде. А вот и убийцы, которых так опасался Омоедо, не зря. - Разберитесь с ними - отдали нам приказ, и мы с Узумаки прыгнули за борт и медленно двинулись на встречу к врагам.
   Чакра привычно ускоряет свой бег, повышая мое восприятие и реакцию. Шаринган также был активирован, и мне удалось лучше разглядеть врагов. Двое парней лет двадцати с белыми волосами и красными точками на лбу и с диким оскалом на лице одеты они были в простое белое кимоно. Неужели? Нет! Кагуя.
   Подбегая к нам по их телам прокатилась волна судороги и из под кожи начали вырастать кости. На лице оказалось некое подобие шлема закрывающего голову, по которому стекала кровь. Из запястья вышло три когтя диной с полметра, из плеча, также, вышел длинный шип. Одежда местами приобрела красный цвет. Вот она боевая трансформация Кагуя. С утробным рыком и не контролированной жаждой крови, эти природные берсеркеры бросились на нас.
   Теневые коны ринулись на того что побежал ко мне и Пока они занимались друг другом создаю лом и кидаю его в Кагую. Этот Псих бьет его наотмашь когтями двух рук. Крошево костей и камня напитанные электричеством разлетаются во все стороны, а Кагую откидывает назад. Кувыркнувшись пару раз он вскакивает на ноги и продолжает катиться назад, тормозя ногами и одной рукой.
   Одежда его изорвана, обнажая торс, покрытый костяными пластинами, местами они были пробиты. Из дыр текла кровь, выталкивая каменную и костяную крошку наружу, после чего раны зарастали прямо на глазах. Тем временем Кагуя смеялся и смотрел на меня своим безумным взглядом, испуская неудержимую жажду крови, неважно чьей. Лишь бы было МНОГО!
   Затем он рванул на меня, почувствовав достойную дичь, которая может дать отпор. Клоны бросились ему наперерез, стараясь отвлечь на себя. Однако надолго задержать его не получалось он пер напролом. Клоны умирали один за другим, напарываясь на вырастающие из его тела кость. А потом разрывались когтями, на куски, он даже некоторым в глотку вгрызался. Но не обнаружив в них крови начинал яриться больше.
   От брошенного мной еще одного лома Кагуя увернулся, видно хоть немного мозги у него работают и в таком состоянии. Жаль была возможность закончить бой одним ударом, но не судьба.
   Это псих все приближался и приближался. Нужно время пара печатей и нас разделяет гигантская водяная стена, создаю новый лом и готовлюсь встречать врага перепрыгивавшего через препятствие. Но нет, мы же не заморачивается такими мелочами, как стены, и прем напролом!
   Кагуя нашел вариант к которому я был не готов, в результате чего мне пришлось разворачиваться и встречаться с врагом лицом к лицу. Метнуть копье не получается. Поэтому бью им в Кагую, но он отводит выпад в сторону огромным костяным шитом. На котором остается черная выбоина, от которой расходятся трещины.
   Второй рукой, на которой покров превратился в острые когти, покрытые молниями, как копьем наношу в грудь врагу удар. Однако он тоже целит мне в грудь своими тремя когтями с ужасными шипами, покрытыми какой-то дрянью, выяснять природу которой мне не хочется.
   Поэтому чакру в ноги, струю воды из стоп и взлетаю на реактивной тяге избегая удара Кагуи, но и сам лишаюсь возможности его ударить, а посему перехватываю копье и метаю во врага оставшегося внизу.
   Лом с диким ревом уносится вниз. С диким БУБУХ! поднимается облако водной взвеси, в которой гуляют молнии. Попал?! Из облака выскакивает Кагуя, в еще больше изорванных одеждах, местами тлеющей, и понесся за мной по воде.
   Его жажда крови разрастается еще больше, и похоже происходящие ему нравиться. Берсеркер биджу его побери! Преследуя меня, он стрелял в меня костяшками пальцев, стараясь меня задеть. Корректируя полет, потоками воды вырывающимися из стоп и ладоней я уворачивался от его атак. Иногда складывая печати, я плевался в Кагую водяными драконами, в последний момент заряжая их молнией.
   Но его скудных мозгов хватало не подставляться под такие атаки, а держаться в воздухе задача непростая и требовало много сил. Поэтому сгруппировавшись, я извернулся и выстрелил собой в сторону врага, окутываясь покровом молний с диким треском, я рухнул вниз, поднимая мириады брызг сноп молний.
   Выскочив на поверхность, я при поддержке клонов бросился на Кагую. Чидори в грудь, один меч в печень один из клонов даже голову ему отрубил. Однако даже это не остановило берсеркера. Во все стороны ударили костяные шипы, от которых пришлось уходить при помощи сюмпо.
   Отскочив назад, я увидел, как шипы вернулись в тело, и оно побежало в мою сторону. Берсеркер, воистину берсеркер! Однако до меня тело не добежало, упало передо мной, окрашивая воду в красный цвет.
   Не простой бой у меня выдался, думал я, смотря на тело поверженного врага, и потихоньку переводил дух. Однако движение за моей спиной, подводой заставило обернуться и отскочить назад.
   Из под воды вынырнула гигантская акула и вцепилась мне в левую руку, а ведь могла и в тело, если бы не среагировал. Эта тварь прокусила мой покров и старалась оторвать мне руку, но когда я вспорол ей брюхо при помощи чидори передумала. Быстро активирую технику мистической руки и останавливаю кровотечение. Пошевелив пальцами левой руки я убедился в относительной целостности своей конечности.
   Оглядываясь по сторонам, я искал нового врага, поскольку призывные акулы ни как не связаны с Кагуя.
   Потом мне приходится опять подниматься в воздух, избегая акулы, которая попыталась заглотить меня, вынырнув подомной. Однако водяная струя с примесью электричества подбросила меня вверх и изрядно покромсала морду акуле.
   Взмыв воздух, мой взгляд начал блуждать в поисках врага, и он был найден. На поверхности воды стоял здоровый мужчина в доспехах. Кожа его была синего цвета, как и волосы, в которых уже начала проявляться седина. Беловатые глаза, чуть ниже которых располагались жабры. Он широко улыбался, обнажая свои акульи зубы. В общем, типичный Хошигаки, только в возрасте.
   В руке он держал здоровый прямой меч, который начал окутываться синеватым свечением, и повинуясь взмаху меча с него срывается водяной серп летящий в мою сторону. Произвожу маневр уклонения и нарываюсь на другой серп. Мощный удар прерывает контролируемый полет. Ах, ты морда акулья!
   Размахивая руками и ногами, выбросами водяных струй пытаюсь стабилизироваться, однако со сбитым дыханием сделать это трудно. Да и многочисленные водяные пули пытаются прошить мое тело, благо доспех пока держит. Однако летящий в меня серп вызывал опасения. В результате чего я через не могу начал изворачиваться, чтобы разминуться с атакой.
   А потом за одним серпом я увидел второй, на который я бы налетел, уворачиваясь от первого. В другую сторону уйти я не успевал, а посему. Я подныриваю под первый серп, проходя с ним практически в притирку, но второй серп меня задел, по касательной и меня опять начало крутить в воздухе.
   Кое как восстановив дыхание, я при помощи ускорения нырнул в воду. Однако под водой меня уже ждали. Хошигаки в сопровождении своих акул. Этот зубастик по всей видимости пристально следил за моим боем с Кагуя и сделал некоторые выводы, которыми сейчас активно пользовался.
   Он улыбнулся в месте со своими акулами окружавшими меня. По мановению его руки эта свора рванула в мою сторону. Шустрые твари, особенно в воде. Акулы на высокой скорости рванули в мою сторону, клинки сами формируются в руке, совершаю дикий кувырок, разгоняя себя потоками воды вокруг своего очага чакры на подобие кайтена Хьюг, только из потоков воды, а не чистой чакры.
   В результате акулы не смогли подплыть ко мне. Потоки воды отталкивали нас, вдобавок оставляя неглубокие раны на телах хищных рыб. А вот клинки мои напитанные молнией, разили врага неплохо если попадали. Орудовать ими затруднительно, крутясь вокруг своей оси по трем плоскостям. Шаринган спасал, позволяя выцепить врага в этой круговерти, а дальше я пытался зацепить кого-нибудь.
   Совершай очередной оборот я заметил, что фигура Хошигаки покрыта синей дымкой, которая стягивается к его огромному мечу. На следующем обороте вижу, как он делает колющий удар в мою сторону, и с меча срывается огромная акула. Разинув свою гигантскую пасть, на меня несся этот монстр из воды.
   Группируюсь в позу эмбриона, попутно сжимая водные потоки как можно плотнее и в то мгновение, как эта тварь пыталась сомкнуть свои челюсти, сожрав меня целиком, выпрямляюсь, раскидывая руки и ноги в разные стороны, и отпускаю все потоки на волю. Из-за чего бедной рыбине разносит голову, однако потоком воды меня отбрасывает назад. Но я жив, жив. В бурлящем потоке замечаю быстро приближавшегося рыбо-человека, не на долго.
   Хошигаки подплыв ко мне нанес рубящий удар мечом, от которого я увернулся, но водные потоки следующие за мечом не дали мне отойти подальше и притянули к оскалившемуся врагу. Мою попытку попасть по врагу мечом Хошигаки не заметил и хорошо двинул мне в грудь своим могучим кулаком, от чего меня изрядно отбросило в сторону не смотря на то, что мы под водой.
   Отлетая в сторону, я все же сумел выдохнуть водного дракона на приближавшегося ко мне врага. Который был разрублен водным серпом, сорвавшимся с меча Хошигаки. Убрав мечи, я создаю теневых клонов, которые бросаются в лобовую атаку на врага пока я заглатываю стимуляторы. Уж лучше мне будет плохо после боя, нежели плохо не будет никогда.
   Проклятый рыбо-человек спокойно продвигался ко мне невзирая на всякие недоразумения в виде моих клонов. Складываю серию печатей и создаю встречный поток в попытке откинуть его назад, а самому отойти назад за счет него.
   Меч Хошигаки опять окутывает синяя аура и двумя взмахами он сминает мой поток. Второй серп преодолев поток несется в мою сторону, увернувшись от самой атаки, водные массы попытались было увлечь меня за собой, но выпустив мощную струю из стоп, я смог преодолеть течение и уйти в сторону.
   Выскочив из воды, я поднялся повыше попутно создавая лом, шаринган без ошибочно улавливает местоположение врага. Серия печатей и резкий в мах руки в сторону моря и вода проседает на несколько десятков метров и в следующее мгновение туда отправляется лом.
   Бабах! В кратере образуется гигантское облако с многочисленными молниям. А потом стенки схлопнулись, заполняя пустоту, и подняли столб брызг охваченных молниями высоко вверх.
   Уловив едва различимое движение в этом столбе, формирую еще один лом и кидаю его. И в следующее мгновение из водного столба вылетает акула, которую разрывает мой лом.
   Приземляясь на воду, был сразу атакован рыбо-человеком, вынырнувшим из под воды со своим гигантским тесаком в попытке меня разрубить. Но благодаря додзюцу я смог заметить его приближение и среагировать. Реактивная тяга дернула меня вверх спасая меня от близкого знакомства с мечом врага, мне даже удалось зарядить коленом ему в челюсть.
   Удар был силен и Хошигаки отбросило назад, а изо рта брызнула кровь, я даже сумел заметить крошево зубов. Знай наших!
   Отлетая в сторону я сформировал два меча, запитав их чакрой молнии. Я метнул эти снаряды во врага. Вращаясь и издавая дикий свист, мечи полетели в Хошигаки. Проклятая рыбина сумела проскочить между ними и бросилась на меня. Теперь губы рыбо-человека были поджаты, а по подбородку стекала кровь, и он больше не демонстрировал свой оскал, видно знатно я ему прикус поправил.
   Сложив серию печатей, выпускаю в сторону врага водяного дракона охваченного молниями. И он с невероятной скоростью несется к рыбо-человеку. Однако превращается в облако брызг из которого выскакивает Хошигаки. Лицо в многочисленных мелких ран, пара ожогов, да и доспех тоже слегка пострадал. А потом его глаза распахиваются, и в них я вижу, как Хошигаки приближается мой лом.
   Лом медленно погружается в грудь врага и от него начинаются расходится молнии вовсе стороны, охватывая тело, заставляя дергаться его в судорогах. Копье прошло навылет разорвав грудную клетку Хошигаки напрочь. После чего он упал, а вода вокруг него начала окрашиваться в красный цвет, со спины рана выглядела еще хуже. Осколки костей и практически пустая грудная клетка.
   После осознания того, что враг мертв, из меня вырвался вздох облегчения.
   NEW
   Когда я было расслабился и думал что бой окончен на меня напала акула про которую я забыл. Непростительная ошибка, однако отпрыгнуть от нее мне, спасибо Ками, не помешало. Оттолкнувшись от воды, избежав гигантских челюстей, я сформировал парочку сюрикенов и метнул их в голову акуле, целя в ее глаза.
   Маленькие светящиеся точки пробили акуле голову в нескольких местах и гигантская туша пролетела по инерции дальше. А я начал оглядываться в поисках оставшихся рыб. Но их не было видно, за исключением одной, которая активно пожирала тело поверженного мной Хошигаки. Ах ты тварь! Небось, и меч уже сперла, скотина!!!
   От меня пошла неконтролируема жажда крови, от чего рыбина начала работать челюстями быстрее, уничтожая тело своего контрактора. Быстро формирую лом и кидаю его в рыбу, которая не успела среагировать на угрозу и распрощалась со своей жизнью. Подскочив к ним, я стал искать меч, который заинтересовал меня своей синей аурой. К сожалению в руке меча не было. Потрошении акулы, также, не помогло в поисках заветной вещи. Хорошо догадался нырнуть под воду и посмотреть там.
   Преодолев кровавое пятно, я стал осматриваться по сторонам в поисках меча и о чудо я заметил отблеск от его лезвия в низу. Клинок быстро погружался в морскую почину, изредка отбрасывая солнечные лучи от своей поверхности.
   Сплавать за ним не составило никакого труда. Схватив меч за рукоять, поплыл на поверхность где меня уже ждал Ханк, запечатывающий тела убитых мной акул.
   -Ты что шумишь - всполошился командир, стоило мне только вынырнуть - Восьмихвостого разбудить хочешь? -От осознания того как и где я шумел, мне резко стало плохо, меня начало колотить. Я даже меч и тот выронить умудрился, однако то, что тяжесть из моей руки исчезла, помогло мне прейти в себя.
   -Я, я - как заведенный начал повторять, смотря на своего командира, видно меня еще не полностью отпустило.
   -Вот умора - воскликнул Ханк и рассмеялся - видел бы ты свое лицо парень! -Сквозь смех выдавил он. Сплюнув в сердцах я, а потом нырнул за оброненным мечом, благо он не далеко улетел.
   На поверхности Ханк продолжал смеяться, поэтому встав на воду и закинув этот гигантский меч себе на плечо, пошел к кораблю.
   -Постой, Диссонасу, не обижайся - крикнул Ханк и пошел за мной -но вы действительно пошумели изрядно. Несчастный корабль качало на огромных волнах и отнесло в сторону. Его даже на абордаж пытался взять второй Хошигаки - это известие заставило меня остановиться и подождать командира. - Он думал, что вы вся охрана и решил напасть пока вы заняты, но просчитался.
   Да, на корабле ведь остался командир и, по всей видимости, справился со своим врагом. По пути мы встретили Узумаки, что бился с Кагуя. Парень прижимал руку к окровавленному боку и сам спокойно шел к кораблю. Догнав парня, я начал его лечение. Рана была серьезная - разорвана печень, сосуды, поврежден кишечник, из-за чего его содержимое попало в брюшную полость. А он идет вперед, ну и что, что бледный. Простой человек умер бы уже давно, шиноби помучался перед смертью, если медик хороший не поможет, а Узумаки идет на своих двоих. Вот она - легендарная живучесть.
   Хотя вспоминая Кагую, и то, как его раны затягивались буквально на глазах. Думаю они легко поспорят с Узумаки в живучести.
   Я конечно не великий медик, но и я что-то могу. Пациент был уложен на воду, так работать проще. Досех пришлось с него снять. Мои руки окутываются зеленым светом, и я сквозь рану засовываю руки в брюшную полость и начинаю перебирать кишки Узумаки, в поисках проникающего ранения. Пациент морщится, но молчит, анестезия видно плохо подействовала. Найдя ранение, я его закрыл. Потом восстановить сосуды, собрать куски печени в единый орган, промыть брюшную полость и закрыть саму рану. На все про все ушло около часа.
   На словах может и, кажется, что я поставил его на ноги, но на самом деле это только поверхностное лечение и от любой нагрузке все мои наложенные швы разойдутся и ситуация повториться. Однако Узумаки крепкие ребята с хорошей регенерацией, так что пару дней правильного питания, отдыха с обработкой раны мед чакры, и он будет как новенький.
   После лечения мы втроем вернулись на корабль, подбегая к которому, я запрыгнул на палубу. Мое внезапное появление привлекло внимание команды. Она сразу направила на меня оружие, готовая дать бой, но признав меня немного расслабилась.
   -Принесите поесть - приказал я экипажу и пошел на свой пост, где привалился к стене и начал отдыхать. Два боя подряд это не легко, к тому же с приемом стимуляторов. Хорошо, что принял только одну дозу а не все как обычно. Каналы чакры болели от проведения больших объемов чакры, а очаг все еще выдавал больше чакры чем обычно, но постепенно приходил в норму.
   Поесть мне принесли быстро, рыбный бульон. Который я начал есть восстанавливая свои силы. В стимуляторах, конечно, есть все необходимые минералы, витамины и прочие полезности в больших количествах, но они также повышают расход резервов самого организма. Пополнением которых я сейчас и занимаюсь.
   -А не боитесь, что отравлено? - Подал голос Омоедо из-за двери, брешь в которой так и не заделали.
   -Нет, я ее уже проверил, как проверял ту, что передают вам. Бояться нечего - оторвавшись от еды, пояснил я послу, может отстанет.
   -Аа! - многозначительно протянул он. -А что случилось? Я слышал шум, корабль по волнам бросало словно шепку. Я уже боялся, что в царство морских духов отправлюсь.
   -Да с коллегами встретился, поговорили на профессиональные темы, провели курс повышения квалификации, да обменялись опытом. Ничего особенного.
   -Ээ - выдал клиент и замолчал на какое-то время, давая мне нормально поесть, а потом видно дошло - Вы их убили? Убили?! Моих убийц -похоже у него истерик.
   -Ну я же с вами и в верхнем мире, прошу заметить в отличии от ваших убийц - но судя по доносящемуся шуму посол мечется по каюте, ища надежное укрытие. Ладно, не буду ему мешать, займусь ка я своим трофеем.
   Ширина лезвия этого монстра была с полторы моих ладони, толщина с палец, да и сам он был с меня. Длинная рукоять простая крестообразная гарда и односторонняя заточка. Весил это ужас кузнеца немало. Но не это главное, меня интересовала та синяя аура, которой окутывался меч, прежде чем с него срывалась мощная водная техника. Я хотел было сразу испытать меч в действии, но здравый смысл и нехватка чакры остановила меня. Ничего, прибуду в водоворот, разберусь.
   Поэтому я прислонился к стене, рядом находился это Монстр. Команда, суетящаяся на палубе, бросал в мою сторону заинтересованные взгляды. Само собой их в большей степени интересовал меч, да и мне доля уважения от них перепадала. Каперы прекрасно осознавали, что с такой дурой дурак расхаживать не будет, и прежний владелец должен быть чудовищно силен и быть неслабым мечником, чтобы реализовать все преимущества и нивелировать минусы данного оружия.
   Команда под моим хмурым взглядом, которым я сопровождал все их метания по короблю, работала споро. Боясь навлечь на себя мой гнев, чем не побрезговал воспользоваться капитан.
   -Шевелитесь сухопутные крысы господин шиноби не доволен задержкой - кричал на команду капитан из-за чего они забегали быстрей.
   Как выяснилось, моя битва с Хошигаки не только изрядно покачала на волнах корабль, но и изрядно отнесла его в сторону, а неплохо мы разошлись, что неслабо так корабль отнесло в сторону. Хорошо, что Восьмихвостый не проснулся, а то досталось бы не только нам, но близлежащим землям. Мое, было, раздувшееся самомнение о моей крутизне не выдержало столкновение с жестокой реальностью. Как выяснилось волны от нашей битвы действительно снесли корабль в сторону где он попал в течение, которое благополучно и увело корабль в сторону.
   Ну ни чего, большая земля ждет нас.
  
   На второй день после битвы, на горизонте показалась земля. Этому я был несказанно рад, в особенности возможности доставить Омоедо во дворец дайме, где он подпишет все необходимые документы и я смогу с ним расстаться. Поскорее бы. А то его жалобы и причитания достали меня.
   По прошествии семи часов наш корабль, благодаря попутному ветру, смог достигнуть побережья, где капитан повел свой корабль к порту страны Риса Имоно. По совместительству являвшимся столицей.
   В порт корабль заходил ближе к вечеру, и я увидел Имоно в лучах заходящего солнца. Взор сразу был притянут ко дворцу возвышающемся на холме посреди зелени. Комплекс зданий впечатлял, я даже невольно активировал додзюцу, чтобы по лучше разглядеть это чудо архитектуры.
   Основное здание было выполнено в виде ступеней на углах которых располагались золотые статую отражающие, лучи заходящего солнца. По бокам от основного комплекса зданий стояло четыре башни высотою с Семь! этажей. Казалось, что эти гиганты подпирают само небо.
   -Господин шиноби, вам придется опять отвлечь на себя внимания, чтобы я незаметно смог попасть во дворец - начал раздавать приказы Омоедо, не выходя из каюты.
   -Омоедо-сан, зачем заранее информировать своих недоброжелателей о своем прибытии в город? - О его прибытии узнают в ближайший час все кому это нужно, но даже такая малая фора дорогого стоит.
   -Молодец! Не зря я тебя нанял, не поддался на провокацию. - Я может быть и поверил бы если ты сказал это сразу, а не после долгой паузы. Поэтому я применил хенге и принял вид охранника посла.
   В результате после швартовки с корабля на причал сошел посол инкогнито в сопровождении шести охранников. Трофейный меч был убран в свиток, поэтому не выдавал нас. В портовом районе было многолюдно, поэтому охранники шли вперед, сквозь людскую массу. После того как мы вышли из порта народу стало поменьше, но наша скорость поубавилось. Это в портовых районах, завидев стражу или вооруженный отряд, люди в срочном порядке уступали дорогу, а в остальных районах люди не спешили освободить дорогу. Здесь каждый считал себя, как минимум дворянином. Столица.
   Вот тут-то паранойя Омоедо-сама расцвела с новой силой. Убийца мерещился ему в каждом втором встречном, если не первом. Поэтому он начал отставать от сопровождавшей его группы, стараясь быть поближе ко мне. Видимо немного он стал мне доверять.
   Наш отряд вышел на главную дорогу в верхних районах и направился ко дворцу дайме. Мы шли вдоль высоких стен окружающих поместья дворян, у ворот которых стояли стражники с гербами дома которому они служат. Здесь в основном передвигались в паланкинах с почетным эскортом и уже мы были вынуждены уступать дорогу.
   До ворот дворца мы добрались, когда уже изрядно стемнело. Поэтому стража несшая караул сразу отреагировала на наше появление. Копейщики перестали опираться на свои копья и перехватили их по удобней, а остальные положили руки на рукояти мечей.
   -Что привело вас ко дворцу в столь поздний час? -Поинтересовался старший караула.
   -Дела государственной важности - ответил Омоедо, передовая свиток командиру через своего охранника. Стражник внимательно изучил полученный документ.
   -Мы вас ждали позже Омоедо-сан и с надлежащей свитой. - После чего документ был возвращен, а стражник ударил кольцом в двери, которые тут же распахнулись, впуская нас внутрь.
   -Прошу за мной господа - поприветствовал нас служка и повел во дворец. Шли мы через сад в котором росли ухоженные деревья, кустарники среди которых виделись ажурные беседки. Похоже о саде неплохо заботятся, да и на страже не экономят, патрульных было достаточно.
   В итоге нас провели по тропинке выложенной маленькими камушками сплетенные в замысловатые рисунки, переходящие из одного в другой. Вели нас по парковой зоне около десяти минут, по прошествии которых мы подошли к самому дворцу.
   А вблизи он еще более величественен, чем казался в гавани когда я смотрел на него с палубы корабля. В близи можно было оценить не только размеры строений, но и их отделку. Резчики по дереву, наверное, не мало получили за свои труды оставив следы своих инструментов на колоннах и перилах. Любуясь на это, мне захотелось повидать другие дворцы. Ведь стран не мало, и дворцов должно быть не меньше.
   Слуга подвел нас к дверям, которые радушно распахнулись перед нами, впуская внутрь. Зал впечатлял своим убранством, как и весь замок. Под высоким потолком висела люстра с сотнями свечей над которыми висели листы полированного метала отражающие свет вниз. Стены украшали множество канделябров дающих свет. А свечи качественные, не дымят, по крайней мере явно.
   -Мы рады приветствовать послов Водоврота - воскликнул тучный мужчина, в дорогих одеждах, спускающийся по лестнице к нам. Его голову украшали золотые кудри. На шее было ожерелье украшенное множеством разнообразных драгоценных камней. Толстые пальцы украшали массивные перстни с крупными камнями. В руке он держал кубок. Ну, хоть пудры на нем нет.
   Эту важную особу сопровождало две служанки с большими веерами обмахивающие этого господина, по всей видимости, являющегося дайме этой страны. Слева и позади него шел юноша разодетый в пестрые одеяния, держащий солидный кувшин, С права от правителя шел тучный мужчина в простом с виду кимоно, но ткань была качественной.
   -Только мы вас ждали не в столь поздний час, главное, что вы к нам прибыли и мы сможем поговорить о делах.
   -Мой дайме! - Воскликнул пухлый мужчина следовавший за правитель по правую от него руку -гости проделали долгий путь и вероятно устали с дороги о делах проще говорить на свежую голову.
   -Это я выпустил из виду - дайме хлопнул ладонью по тыльной стороне второй руки держащей кубок, -выделите покои для гостей о делах мы поговорим завтра. - Слуга, что привел нас сюда поклонился своему дайме, за тем повернулся к нам, указал рукой в сторону одного из коридоров, уходящих вглубь здания.
   Нас повели по нему и проходя мимо очередных дверей украшенной резьбой и золотом слуга открыл их и пригласил нашу компанию внутрь. Гостевые покои также были богато обустроены. Плетеная мебель, гобелены вышитые золотыми нитями и огромный камин, сделанный из белого мрамора.
   -Еду сейчас принесут -сообщил слуга и после того, как Омоедо махнул рукой в его сторону, удалился, поскольку его помощь больше не нужна, но остался возле двери. Видно на тот случай если гостям что-нибудь понадобится.
   Я прислонился к камину и стал наблюдать за происходящим вокруг. Стражники разошлись и встали караулом у окон, через которые могли проникнуть убийцы, которых так боялся их господин. Через пару минут в комнату вошли служанки несущие подносы с едой, фруктами и кувшинами с напитками они поставили их на столик и удалились.
   После чего мне пришлось оторваться от так понравившейся мне стены и идти проверять пиши на наличие разнообразных ядов. Вот только не велики у меня познания в этой области и помогал мне в этом сенсор Узумаки, как и на корабле, но так как их здесь нет, вердикт о разнообразных ненужных приправах должно выносить лицо официальное. То есть Я.
   Проверив всю еду, я ничего не обнаружил, но дал добро после того как дал добро сенсор. После короткое трапезы все разошлись по своим местам. Омоедо в кровать, остальные на посты, я же опять вернулся к камину и задремал с открытыми глазами.
   Из состояния полу дремы меня вырвало ощущение постороннего присутствия. Вот только сенсор не подал сигнал тревоги, а моя интуиция кричала о постороннем. Подав сигнал внимание и проверки. Я сам начал ощупывать пространство своей кривой сенсорикой но ничего не нашел, как и сенсор. Но интуиция вопит. Проверка. Чисто.
   Узумаки уже все приготовились к встречи неизвестного врага, что может скрыться от неплохого сенсора. Конечно, была вероятность, что мне показалось, только интуиция и чутье инструмент шиноби, игнорирование которых, обычно, приводит к встречи с Синигами.
   Я постепенно проводил ускорение течение чакры, чтобы не привлечь внимание и тут я почувствовал. Стена дрожит едва уловимо: тук-тук, тук-тук. Это...
   Прежде чем я успел осознать свои действия я уже совершал кувырок вверх по стене, вызывая меч из печати и напитав его чакрой молнии втыкаю его каминную трубу, обрывая так настороживший меня звук бьющегося сердца. В трубе послышался шорох и из дымохода упали первые капли крови. Хоу-хоу-хоу.
   После краткой паузы сенсор сообщил что убийца мертв. Вот тогда охрана поняла, что что-то происходит и потянулась было за мечами, но была остановлена моим жестом. Хорошо, что они были дисциплинированны и выполнили приказ без лишнего шума.
   После минуты длящейся, как час сообщил, что не чувствует невидимок 'а ты?'. Пройдясь по округе своей сенсорикой, я также не обнаружил никого, о чем сразу же и сообщил.
   После чего один Узумаки подошел к камину, я вынул из стены меч и тело, больше не поддерживаемое, рухнуло в низ. Шум поднятый при этом наверняка разбудил бы Омоедо, который спал и даже не подозревал, что происходит сейчас если бы не барьер глушащие звуки не был установлен на камин.
   Шиноби оказался из клана Саито славящихся своими убийцами способными проникнуть практически куда угодно незаметными. Да обмануть сигнальные печати и сенсора и практически подобраться к своей цели и споткнуться на финишной прямой.
   Тело убийцы было запечатано в свиток, а все следы тщательно убраны включая отверстие в стене, чакра земли творит чудеса.
   Утром Омоедо на завтрак пригласил сам дайме, куда я был вынужден направиться в качестве сопровождения, куда моей тенью проследовал Узумаки, что, признаться, меня немного нервировало. Я хоть и иду туда под личиной, но иду открыто, а Узумаки крадется как кой-то, которым, в сущности, он и является. И если его обнаружат это подозрение в покушении. Что легко может легко повлиять на подписание договора в сторону его разрыва.
   Нас привели в обеденный зал, где за довольно таки большим столом сидело всего два человека: дайме и тот мужчина, советник. Позади них стоял виночерпий со своим неизменным кувшином. У стен стояли воины в доспехах и с гербом своего господина и у каждого на груди был серебряный медальон с тремя черными кругами вписанными один в другой. Гвардия.
   Когда мы пересикали порог они кивали по всей видимости считая вошедших и когда они кивнули в третий раз, я понял что им известно о сопровождении, но поскольку они никак больше не отреагировали на это. Значит все в порядке, пока.
   Омоедо присел за стол и приступил к трапезе после, моего одобрительного кивка, продублировавшего согласие сенсора. О делах они заговорили после завтрака. Причем говорили посол и советник, а дайме изредка вставлял свои комментарии.
   Переговоры длились неделю, за которую компетентные лица пересмотрели каждый пункт договора по нескольку раз, внесли незначительные изменения. Омоеда чуть ли не с пеной у рта чуть ли не с кулаками выбивал лучащие условия для своей страны. А словесные баталии между дипломатами разворачивались на часы. В течении которых они спорили, спорили и спорили, а я вынужден был все это слушать.
   Но этот биджова бумажка, в конце концов, была подписана. После чего я получил копию документов и отправился в Водоворот чтобы доставить подписанные документы дайме. Охранять на обратном пути посла будет вторая группа.
  
   В обратный путь до Водоворота мы отправились на своих двоих. Необремененные клиентом мы двигались значительно быстрее.
   Я бегу с не малой скоростью, перепрыгивая с гребня одной волны на другой. Ветер развивает мои волосы. Именно в такие моменты я чувствую себя максимально свободным. От меня никто ничего не требует, ничего не ждет. Есть только движение и ветер, который идет вместе со мной вперед. Как я хочу, чтобы это длилось дольше, чем краткий миг.
   От этих мыслей меня отвлекли две фигуры, движущиеся в нашу сторону. Они были еще далеко, чтобы сказать кто это. Шаринган сам активируется, улучшая мое зрение, позволяя лучше разглядеть гостей. Лиц, конечно, их разглядеть не удалось, но вот доспехи опознать вполне. Учиха.
   Столкновения не избежать, это понимаем мы и они, поэтому мы снизили скорость и направились им на встречу. Сблизившись на сотню метров, я смог разглядеть своих старых знакомых, встреча с которыми грозит быть жаркой.
   -Меченный мой! - Кричит Ханк, распечатывая два меча, и бросился к Небесному Клинку. Значит мне оставили Огневолосого.
   Ну что? Понеслась душа в рай?!
  
   Глава ?20
   На обратном пути нам повстречались Учиха. Да не кто-нибудь, а Небесный Клинок и Огневолосый и что-то мне не вериться, что эта встреча случайна. Вот Диссонасу тоже не верит и готовится к битве, прекрасно понимая, что они за ним. Выходит твои мастера не смогли решить эту проблему, надеюсь, они живы.
   -Меченный мой!- Лицо Небесного Клинка пересекает полоска шрама, оставленная парнем в прошлую их встречу. Ханк уже давно хотел с крестить с ним свои клинки. Сегодня будет бой мастеров: бой меча против меча, дзюцу против дзюцу.
   Ханк распечатал свои катаны и направился к своему противнику. От сюрикенов он легко уклонился, сместившись немного в сторону, от прикреплённых к ним взрывным печатям защитил барьер, созданный левым клинком.
   Подойдя в плотную мечники начали свою битву. Кленки летали с невероятной скорость, пробуя защиту друг друга. Учиха благодаря своим глазам предвидел часть ударов и успевал на них реагировать, но вот с многочисленными барьерами, что ставил на его пути Ханк, ничего поделать не мог.
   Проводились замысловатые связки обоими противниками, также использовались некоторые огненные водные техники для отвлечения противника и получения преимущества
   Небесный Клинок оказался превосходным мастером кендзюцу и слава его как превосходного мечника не преувеличена, в отличии от моего подчиненного, в столь юном возрасте заполучившего столь громкие имена. Но не в состоянии их подтвердить, хотя учитывая его недавний бой с Кагуя, а потом и Хошигаки, парень талантлив и не побоюсь этого, гениален. Вон с Огневолосым один на один сражается вполне уверенно, хотя лишь пару месяцев назад они его чуть не убили.
   Меченный делает выпад в момент которого от его меча идет ряб воздуха словно он раскален до бела, но лезвие не изменилось. Ханк решил перестраховаться и поставил достаточно мощный барьер. Однако он всю равно был пробит, но Учиха не смог реализовать свою инициативу. Прилетевший гигантский сюрикен, объятый пламенем и молниями, от второй группы, заставил соперников разорвать дистанцию.
   Что там творилось ни в какое сравнение не шло с тем, что вытворяли мечники: гигантские огненные всполохи, гигантские волны и летающие в разные стороны молнии. Там использовались многочисленные сильные техники.
   А они не плохо там разошлись, думал Ханк, возврашясь к своему противнику.
  
  В руках Учихи поблескивает проволка, которую он перебирает в руках, неспешно так. Из печати нанесенной на внутреннюю сторону перчатки появляются сюрикены и я кидаю их во врага, напитав чакрой молнии. Небрежное движение кисти врага и во все стороны брызнули искры и в воду падают осколки сюрикенов.
   Вторую порцию сюрикенов постигла та же участь, как и третью. Быстрые перемещения не помогают, Огневолосы поворачивается в след за мной, делая плавные и замысловатые движения руками и все мои сюрикены разлетаются мелкими осколками не долетая десятку метров до своей цели.
   Мое внимание привлекли тонкие, практически незаметные нити, мелькающие перед врагом. Присмотревшись к ним, я отметил, что они тянуться к рукам Учиха, который ими и управляет, сбивая мои снаряды на подходе. Неужели это леска?
   Зашита его была превосходна, клоны, бросившиеся было к нему в ближний бой, были в мгновения ока уничтожены, Они, не смотря на сюмпо, так и не смогли подобраться к нему. Огневолосый продолжал свой танец, и от метив, что я понял принцип его зашиты улыбнулся мне. И в следующее мгновение в нескольких метрах от него сформировался огненный шар полетевший в мою сторону.
   Признаться это изрядно меня удивило, но не помешало организовать волну, которая приняла на себя вражескую атаку. Сюмпо назад и там где я ранее стоял прошлись десятки полос по воде оставленные проволкой Учиха. Похоже, мне придется порвать все проволку, прежде чем сразиться с ним.
   В руке у меня появляются сюрикены из печатей, и я при помощи земли из маленьких звездочек делаю гигантские мельницы и пытаюсь их раскрутить, но враг при помощи струй огня резко сокращает расстояние между нами. Бросаю сюрикены назад и ухожу сюмпо туда же, попутно складывая печати.
   Учиха выставил одну руку вперед направляя десятки тонких нитей в мою сторону на концах которых светятся маленькие искры, разбрасывающие во все стороны миниатюрные молнии. Выросшая между нами тончайшая стена обрезает нити, тянущиеся в мою сторону. Выйдя из сюмпо и поймав сюрикены, подлетающие ко мне, напитываю их молнией и отправляю в Огневолосого.
   Враг легко уклонился от новой атаки, попутно умудрившись перехватить один из сюрикенов многочисленными нитями и совершив круговое движение, попытался направить его обратно, добавив от себя в сюрикен огненной чакры. Однако натянувщиеся нити стали моей целью. Полетели десятки сюрикенов в попытке их перерезать, в результате чего этот снаряд улетел в сторону дерущихся мечников.
   Выпустив из своей хватки сюрикен Учиха, развернулся ко мне, в груди его начал зарождаться красное свечение. Глубокий вдох и оно разгорается еще больше. Выдох из его рта вырывается огромное огненное облако принявшее форму дракона, бросившегося в мою сторону. Но гигантская волна начавшаяся формироваться еще в момент вдоха Учихи закрыла меня.
   От столкновения двух техник вода превратилась в пар, большим облаком, расползающимся по округе и скрывая противников, от взора друг друга. По возможным траекториям движения, я бросаю кунаи в надежде хотя бы ранить врага.
   Из облака пара, разрезая его словно нож масло, вылетает красная нить. Воздух вокруг нее рябит, словно она источает неистовый жар. Она летит в мою сторону как хлыст в мою сторону в вертикальном ударе. Шаг в сторону и я принимаю удар на сформировавшийся меч и в следующее мгновение лишаюсь половину меча. И замечаю, как с боку, на меня несется вторая плеть, тоже раскаленная.
   Из стоп бьет струя воды, и я оказываюсь высоко в воздухе. Если смотреть сверху, то облако пара не такое уж и непроницаемое и сквозь него виден силуэт врага. Распечатываю сюрикены и начинаю закидывать ими врага.
   Стальной дождь обрушившийся на врага был остановлен этими красными нитями, что так ловко орудовал Учиха. К тому же он успевал контратаковать, с его нитей срывались многочисленные огненные шары, которые пришлось сбивать водяными пулями.
   Плеть в метнулась в очередной раз, и по ней пошла концентрированная огненная аура. Быстро начинаю складывать печати и драконы одновременно бросились друг на друга. Гигантский водяной дракон покрытый разрядами молний вырвался из моей ладони, и бросился к своему огненному собрату, что сорвался с нити, управляемой Учихой.
   Техники с немалым грохотом столкнулись разбрасывая разные стороны брызги, молнии и сгустки пламени и море пара.
   В глубине этого хауса замечаю несущиеся в мою сторону сюрикены. Уклоняюсь в сторону и начинаю метать распечатанные сюрикены. Снаряды летели в кажущуюся пустоту, но встретив своих собратьев начали разлетаться в разные стороны.
   -Кай! - В кажущемся пустом месте, где только слегка рябил воздух, появляются сюрикены сбив их все, я приземлился на воду.
   И в следующие мгновение мне пришлось уходить в сюмпо, спасаясь от пролетающей в опасной близости от меня плети, которая полоснув по воде, подняла облако пара. Со второй же плети срывалось множество огненных шаров летящих в мою сторону.
   Отступая назад и уворачиваясь от многочисленных техник врага, я создал свои клинки и напитал их чакрой молнии, взмахнув ими в сторону врага, лезвия отделились от рукояти и вращаясь понеслись во врага.
   Учиха дернул руками, возвращая свои плети, и похоже даже запечатал их. В руках у него появились кунаи, два он бросил вперед, а еще два назад и подпрыгнул. Вращающиеся лезвия летели к Учихе, разбрасывая молнии во все стороны. Однако пролетающие мимо кунаи начали притягивать к себе молнии. Именно в этот момент Огневолосый оказался между лезвиями, в результате чего в него не только не попали лезвия, но и молнии. Вращающиеся снаряды миновали Учиху и молнии притянулись к кунаям, что были позади врага, помогая ему избежать даже случайного попадания.
   Пока враг в воздухе и мобильность его снижена, формирую лом и кидаю во врага, который выдыхал в меня огненного дракона. Сюмпо в сторону, и моему взору предстала радостная картина, как лом пробивает грудь Огневолосому и из огромной раны вылетают брызги крови.
   -Мимо - одними губами шепчет Учиха, смотря мне прямо в глаза.
   -Знаю - ответил я беззвучно и уклонился от смутного силуэта плети, что несся в мою сторону. -Кай!
   Учиха несся ко мне, обогнув летящие в него снаряды. Плеть что пролетела недалеко от меня изогнулась и сгусток огненной ауры по ней устремился в мою сторону. Серия печатей и гигантская волна в зародыше затушила огненного дракона, готового было сорваться в свой полет.
   Хлопнув в ладоши создавая две волны которые попытались сдавить Учиху, но он струями пламени подбросил себя в верх и закрутил своими плетьми , бросая в меня многочисленные огненные техники. Уворачиваясь от которых, я сложил серию печатей, и брызги поднятые столкновением двух волн собрались в маленькие иглы, продолжая свой полет в сторону Учихи.
   Взмахнув левой рукой Огневолосый заставил плеть сделать замысловатый пируэт под собой и с нее сорвался огненный вал испаряя все снаряды, что летели в его сторону. Попутно продолжая закидывать меня техниками второй плетью.
   Резкий взмах ребром ладони в сторону Учихи за мгновение до того как он опуститься на морскую поверхность. И море под его ногами расступилось, образуя под ним пропасть в десяток метров, а вытесненная масса воды поднялась вокруг Огневолосого на несколько метров. Конечно же он попытался выскочить из этой ловушки, но не успел. Повинуясь моей техники, печати которой я только что сложил. Огромная масса воды обрушилась на Учиху с двух сторон, погребая его в своих недрах.
   Печать концентрации сложенная двумя руками и влитая в технику чакра делает воду твердой словно камень, хотя и оставляет ее в жидком состоянии. Однако Огневолосый не желает погибать и сопротивляется моей техники, на поддержание которой с каждым мгновением уходит все больше чакры.
   Под водой было видно, как сгусток огня пытается сопротивляться окружающей его воде. Как постепенно в огненном облаке сферической формы появляются белые пятнышки, постепенно увеличивающиеся в размерах. Пока полностью не поглотили пламя. Вот только Учиха не сдавался и только яростней сопротивлялся. Пока не случилось это.
   Я не смог удержать технику с каждым мгновением требующую все большей концентрации. Из белой сферы, расположенной в десятке метров под водой, в верх устремился белый поток. Достигнув поверхности, которая в одночасье вскипела, из него под большим давлением вырвалась струя пара и пламени, бьющая словно гейзер. В месте с которой на поверхности появился Учиха.
   Выглядел он не так безупречно как раньше. От всей его фигуры поднималась белая дымка пара. На лице и шеи виднелись ожоги.
   -Используй всю силу ШАРИНГАНА! - Взревел Учиха и с его плети сорвались всполохи огня, летящие в мою сторону, рывок в сторону. Подать крохи чакры на печати из которых появляются сюрикены сразу же отправленные во врага. Попутно с моих рук срывались капли воды, с немалой скоростью, и все это летело в Учиху.
   Но Огневолосый благодаря своему додзюцу, похоже, видел все снаряды летящие в него. Отозвав одну из плетей, он также начал метать сюрикены. Вот только, несмотря на меньшее количество пушенных снарядов, Учиха умудрялся, сбив траекторию одного снаряда, сбить несколько других, которые задевали разлетающиеся в разные стороны сюрикены. Вот он уровень, в данный момент для меня не достижимый. Да я даже не видел, как он сбивает большую часть снарядов.
   Если бы этим все ограничилось, то было бы проще, но с его плети также срывались многочисленные техники огня, заставляя меня постоянно двигаться и тратить столь драгоценную чакру, которой и так осталось не много. Да и пилюли принять он не дает времени, подавляя меня огнем, стоит мне только потянуть руку к подсумку.
   Учиха совершил резкий рывок и под прикрытием очередного огненного дракона подобрался ко мне практически вплотную. Раскаленная плеть прошлась практически в сантиметрах от моего левого бока. С моей руки срывается порция сюрикенов практически в упор и я замечаю как тонкая нить слева от меня слегка дрогнула. И в следующее мгновение из стоп вырывается поток воды, помогая мне совершить кувырок в лево. Что помогло мне избежать движение плети, грозившей оставить меня без ног.
   Во время прыжка я кинул во врага кучу сюрикенов, от которых он смог увернуться. Немного чакры пошло в печать и в моих руках оказались два меча, с которыми я бросился к Огневололсому. Сократив дистанцию, я начал орудовать мечами, стараясь задеть своего врага.
   Битва на ближней дистанции не обрадовала Учиху, и он попытался ее разорвать, но кто ж ему даст эту возможность, ведь ему труднее орудовать своими плетьми вблизи от меня. Однако того, что он уберет плети и достанет свою катану, я не предусмотрел.
   В результате мы сошлись в схватке на мечах. Совершая множество разнообразных выпадов в сторону друг друга и отводя удары соперника. На моей стороне было два клинка, на его опыт и шаринган, что в купе с моим малым мастерством в кендзюцу. Вот здесь уже он не дал разорвать мне дистанцию.
   Клинки мелькали с не вероятной скоростью, Огневолый своим раскаленным клинком оставлял, неплохие зазубрины на моих клинках, да и на доспехах он оставлял следы, но это не спасло меня от раны поперек всей груди, а затем и ноги, заставившей опуститься на одно колено.
   -Я не буду сегодня тебя убивать - сказал Учиха, смотря на меня сверху в низ с полным превосходством. Еще бы ведь я стою, преклонив перед ним колено, практически обессиленный, а он способен закончить этот бой. У меня сильно ранена правая нога, грудь пересекает длинная рана, да с уголка губ стекала струйка крови. А у Учихи всего пару ожогов на лице.
   -Ты не реализовал весь потенциал глаз, которые тебе достались, но в следующий раз я заберу их себе.
   Следом за этими словами мне пришлось превозмогать сильную боль и отпрыгивать в сторону уклоняясь от выпада Небесного Клинка, оружие которого также было красным и воздух вокруг которого рябил от жара источаемого лезвием оружия. Вот только я увернулся в право, а он нанес удар значительно левее меня.
   -Мы закончим в следующий раз - сказал Огневолосый, отзывая от меня Небесного Клинка который так и сверлит меня своими красными глазами, в которых так и читается желание убить меня прямо здесь и сейчас. Вид но 'родственничек' не простил мне шрама поперек своего лица. Однако он отскочил к своему напарнику, и они вместе побежали в сторону материка.
   -Ты как? - Рядом со мной оказался Ханк, осматривая мои помятые доспехи, по которым неоднократно прошелся Учиха своим мечом. К счастью основную свою задачу они выполнили - спасли мою жизнь.
   -Значительно лучше, чем по окончанию нашей прошлой встречи. - От такого заявления Ханк рассмеялся, ему наверняка известно в каком состоянии я был после прошлой встречи с родственниками. -Сейчас чакра немного восстановится я подлечу себя и будет еще лучше - сказал я засунув в рот чакровосстанавливающую пилюлю.
   Пока выработка чакры помаленьку ускорялась, я при помощи Ханка снял свои доспехи и с горем пополам обработал свои раны и перебинтовал их, а после как немного восстановилась чакра, прошелся по ранениям мистической рукой. После чего мы медленно двинулись к Водовороту.
  
   Возвращение в Водоворот не было триумфальным, но и полным позором к счастью тоже не было. Хоть все и было в шаге от него, а все из-за того, что нас, меня в частности, просто отпустили. А может это и было полным позором, что враг даже не пожелал марать свои руки твоей кровью. После этого не радовало осознание того факта, что мы сами вернулись в Водоворот.
   По прибытии в селение нас сразу медики взяли в оборот. Мази, микстуры и все не только выглядит отвратительно, но и пахнет не лучше, а вкус вообще не передаваем. Ханк в своей битве не пострадал, пару царапин не в счет, но и он не смог одолеть своего врага из-за чего он был необычайно хмур и пошел докладывать результаты миссии, как только медики убедились, что ему не требуется их помощь.
   Из лазарета меня выпустили только на следующий день, и я сразу направился на полигон. Где я достал из свитка трофейный меч и начал его пристально рассматривать активированным додзюцу. После получасового изучения клинка я не заметил никаких различий и приступил к практике.
   Занеся этого Монстра над головой, я начал вливать в него чакру воды. Больше еще больше, до тех пор, пока его не начала окутывать голубая аура. Затем рубящий удар сверху вниз с высвобождением всей чакры заключенной в мече и из меча во все стороны ударил водный поток, чуть было не вырвавший меч из моих рук.
   Всетаки меч обычный и все фокусы, что выполнял при его помощи Хошигаки были его личные навыки, а не возможности меча. После битвы с Огневолосым у меня появились подозрения, что я вижу чакру, которые только, что подтвердились. А тогда думать об этом было некогда и теперь у меня есть время для овладение новых навыков. Для этого я создал свои привычные мечи и приступил к тренировке.
   Я создал трех клонов, и мы приступили к созданию водного серпа. Напитать клинок чакрой и когда чакра становится видна, вовремя удара выпустить ее с кромки лезвия. Раз за разом, серп становился все более концентрированным, а аура не такой аморфной, постепенно в ней начала вырисовываться своя внутренняя гармония. А техника получалась все лучше и лучше.
   -Отрадно видеть, что ты перенимаешь приемы врага - я так увлекся своей тренировкой, что не заметил как ко мне подкрался Ханк и приставил клинок к колу -Но и по сторонам смотреть не забывай - дал он мне совет усиливая нам из-за чего лезвие порезало мне кожу по которой тут же потекла струйка крови. Попытка уйти заменой вызвала боль в очаге чакры, видно на меня уже поставили какую-то печать. Толчок в спину и я делаю шаг вперед, и если бы Ханк не убрал клинок, то мне бы распороли горло.
   -Однако тебе не хватает опыта, катастрофически. Поэтому ты будешь тренироваться с ними. - После этих слов к нам подошло трое парней, двое из которых были мечники, а третий, по всей видимости, специализировался в ниндзюцу. -Тренироваться ты будешь с ними они команда и неплохо действуют в месте что в купе с большим запасом чакры чем у тебя делает их, достойными противниками.
   Парни словно ждали этого пошли в атаку.
   -Клоны пускай следят в оба, поскольку после спарринга ты будешь отрабатывать приемы, которые будут тебе продемонстрированы, и не дай Ками ты что-нибудь не увидишь. - Похоже Ханк в курсе моего секрета и жаждет реализовать все его возможности, по максимуму.
  
   Так потянулись дни. С утра у меня был спарринг с командой боевиков Узумаки, которые гоняли меня по всему полигону заставляя защищаться, не давая возможности контратаковать не говоря уже о чем-нибудь другом. Где я зарабатывал множество ран, а после этого отрабатывал продемонстрированные мне водные техники.
   К сожалению шаринган с двумя томоэ видел только большую концентрацию чакры и ту которую не скрывали. Поэтому я замечал манипуляции с чакрой только у сильных техник и старался запомнить все изменения в процессе формирования, ведь это сильно помогало при освоении нового приема.
   Принципиально новыми я бы их не назвал, это скорее были местные модификации известных мне техник. Демонстрацию которых от меня и требовал Ханк, из-за чего острота моего шарингана постепенно росла. И мне все лучше удавалось разглядеть формировать формирование техник, да и порог восприятия постепенно опускался, позволяя мне разглядеть все менее затратные техники.
   В общем, я со своими клонами эксплуатировал додзюцу по максимуму.
   Этот бесконечный марофон практически до полного истощения продолжался до тех пор, пока в Водоворот не явился Акихико. К которому меня сразу отвели, прервав мой спарринг.
   -Я рад, что ты выжил - сказал мне мастер, стоило мне появиться на пороге комнаты, где он пил чай. - А вот то что они тебя пощадили вызывает множество вопросов, возможные ответы на которые меня очень пугают - напоминание о моем поражении было словно соль на свежую рану, что не укрылось от взора мастера. - Нет я тебя ни в чем не обвиняю, но согласись, просто так они бы не оставили тебе жизнь. - Да просто так они бы этого не сделали и похоже главный инициатор этого Огневолосый, которому что-то нужно от меня. А поскольку у меня ничего кроме додзюцу нет, то ему нужно именно оно. Причем развитое по максимуму. Интересно Учиха сможет развить эти глаза до мангека, а потом до ренигана. Просто это единственная причина по которой он жаждет получить эти глаза. А получится ли это у меня? Время покажет.
   После этого разговора мастер забрал меня из Водоворота и мы отправились в клан. Мастеру я поведал, что смог развить додзюцу до уровня двух томоэ. Чему он был рад и одновременно огорчен. Странно.
  
   Как только мы с мастером вернулись в клан, он не отвлекаясь ни на что, повел меня к главе. Я не частый гость в этом доме, но я еще ни разу здесь не был просто на чашечку чая с разговором ни о чем. Значит, что-то случилось, или, что более вероятно, от меня, что-то нужно.
   Акихико вошел в дом, я за ним и по коридору мы пошли прямо к кабинету главы. Стоило мастеру взяться за дверь и отодвинуть ее в сторону, я увидел полный кабинет народу. Мастер впустил меня первым, прошел сам и прикрыл за собой дверь, после чего присел на свободный стул. Я же был вынужден стоять.
   Напротив меня стоял стол, за которым сидел Нико-дано. Но смотрел на меня, словно решал какую-то важную дилемму для себя. Вот только его спокойный взгляд словно говорил, что любое принятое им решение меня не обрадует. Что самое паршивое у многих из здесь присутствующих был аналогичный взгляд. Из-за чего я чувствовал себя неуютно.
   Похоже, здесь собрался совет клана, и я как-то связан с этим. Другой причины своего присутствия среди множества мастеров и прочих ученых мужей, принимающих непосредственное участие в управлении клана. С каждым мгновение мне это нравиться все меньше и меньше.
   -Диссонасу, сними очки - в приказном порядке попросил меня один из стариков. -Активируй додзюцу - приказал он когда первая его просьба была выполнена. А вот это уже серьезно, во мне начал просыпаться страх, которого никогда не было на территории клана. Мой взгляд начал блуждать поприсутствующим, пока не наткнулся на Аакихико, который слегка кивнул мне, говоря, чтобы я подчинился. Вот только сделал он это без радости.
   Стоило мне только подать чакру в глаза, как мир преобразился. Четкость увеличилась в разы, было такое ощущение, что я смогу пересчитать волосы на голове присутствующих здесь. Хоть я и раньше не жаловался на зрение, но это было нечто. Мир словно заиграл новыми красками. Более яркими, более глубокими. И почему я не замечал этого раньше?
   Мой взгляд сам скользнул к очкам, которые я держал в руке. Наверное, они все же искажают цветоощущении в большей степени, чем мне показалось в первый раз. Или они не были рассчитаны на шаринган.
   В зале поднялся гвал, когда активировался шаринган. Причину этого я понимал, развить додзюцу из не активного состояния до двух томоэ это сильно. Вот только та обреченность, которая появилась в глазах мастера, меня не обрадовала. Было такое ощущение, что он меня только что похоронил. И это вызывало еще большое напряжение.
   Тем временем страсти на совете накалялись, люди начали повышать голос. В себя вернуться мне помогло упоминание о трех томоэ в моих глазах. Из-за чего я начал искать взглядом полированную поверхность и наткнулись на серебряный кубок. Где в искаженном отражении я увидел себя с красными глазами, в которых отчетливо было видно три томоэ.
   -Тебе запрещается покидать территорию клана! -Заявил глава клана, а его советники закивали головами. После чего я развернулся и под их престольным взором удалился из зала, не зная радоваться мне такому повороту или нет.
  
   Небо заволокли тучи, из которых на земли лил дождь. Изредка сверкали молнии и раздавались раскаты грома. На каменистом плате среди редкой травы и низеньких кустарников стоял мужчина, запрокинув голову назад подставляя лицо льющейся сверху воде. Глаза его были прикрыты и казалось, что он не обращает внимание на творящуюся кругом непогоду.
   Мужчина был одет в простую рубаху, серые штаны подвязанные невзрачным поясом. На ногах его были гэта. Поясу крепилось две катаны. Простой наемник, странствующий по миру в поисках работы. Так могло показаться с первого взгляда. Но абсолютно сухие одежды под дождем выдавали в нем шиноби.
   Мужчина стоял, отрешившись от окружающей его действительности, и не заметил, как к нему приближалось двое шиноби в доспехах. Они также были брюнетами, но их волосы давно тронула седина, на лицах появилось множество морщин, у одного даже был шрам через все лицо. Но глаза продолжали гореть красным огнем, как в молодости, только за прошедшие годы прибавился опыт, мастерство, делая обладателей этих глаз во много раз опасней.
   Когда они подобрались к своей, ничего не подозревающей жертве, один кинул в нее множество сюрикенов, а второй чуть позже бросился, чтобы пронзить сердце своего врага.
   Вот только молодой брюнет даже не попытался избежать летящего в него железа, поэтому оно беспрепятственно вошло в его плоть, как и клинок в сердце несколькими мгновениями позже. Опытный мечник понимал, что враг не мог просто так расстаться с жизнью и попытался отскочить в сторону.
   Но летавший до этого в неведомых далях противник схватил за руку своего убийцу, лишая возможности разорвать дистанцию и посмотрел в глаза своему убийце, где он встретил такие же красные глаза с вращающимися томоэ.
   -Это только начало - одними губами проговорил он и по его коже начали плясать маленькие разряды молнии, вылезшие прямо из-под его кожи, разрывая ее в клочья. После чего последовала яркая вспышка, поглотившая обе фигуры и заставившая свидетеля прикрыть глаза рукой.
   Из сферы осветившей окрестности вмиг, выскочил Учиха. Лицо его было сплошным ожогом, доспехи спереди на нем оплавились, В место правой руки за которую его схватили была обожженная культя у которой отсутствовало предплечье, а само плече было черное с краплением метала.
   -Проклятый мальчишка - сквозь зубы процедил Огневолосый. В душе у него клокотал гнев на юного Сенджу. Этот мелкий засранец не только сдох, к тому же не от его руки, но и забрал додзюцу с собой. Но предаваться гневу не время, интуиция сообщила об опасности, и Учиха отскочил в сторону, уходя из од удара.
   Новым врагом оказался Сенджу, которого Огневолосый хоронил мгновение назад. Вот только от удара в спину ушел только он. Небесному Клинку не повезло, серьезная рана не дала ему среагировать вовремя. Клинок Сенджу торчал из его груди. В то мгновение, когда его клинок пошел вниз, разрубая Учиху у него в место трех томоэ, появился крестообразный зрачок, вращающийся вокруг своей оси. И клинок прошел сквозь него, не причиняя вреда.
   Однако преображение додзюцу и использование его возможностей отняло у него много чакры, к тому же из-под предыдущей атаки он ушел, по всей видимости, так же. Три томоэ не предел! Вот только Небесный клинок сразу упал на колени и начал кашлять кровью, тратя остатки чакры на поддержание жизни.
   -Лучше бы ты убил меня пять лет назад, когда была возможность - сказал Сенджу и двинулся к последнему врагу, что может дать ему отпор.
  
   Часть четвертая. Пятилетку за четыре года.
   Глава ? 21
   Из кабинета я вышел со странным чувством. Вроде бы хорошо, что я не буду больше ходить на мисси, и я смогу больше уделять времени семье. Ведь у меня скоро родиться второй ребенок, да и Тодао не гоже расти без отцовской заботы. Предположительно у меня должно появиться время для самосовершенствования. А с другой стороны миссии не отъемлющая часть моей жизни и сомневаюсь, что тренировки смогут восполнить эту пустоту. Надеюсь, забота и воспитание детей поможет в этом, ведь это тоже важная миссия, и негоже сбрасывать ее только на женские плечи.
   Так я и шел по коридору, погрузившись в свои размышления. Пока движение справа не вырвало меня из задумчивости. Отскочив в сторону, я пропустил рядом с собой клинок напитанный молнией, которым мне намеревались вспороть живот. Прыгнув на врага, в моей ладони зажглись молнии, и я попытался ударить Сенджу, что напал на меня, в грудь и обездвижить.
   Вот только он увернулся, и моя рука погрузилась в стену, обугли древесину, в которую рука погрузилась сантиметров на двадцать. С выставленного указательного и среднего пальца во врага срывается слабая молния (он то об этом не знает), удара которой он уворачивается, но и его удар из-за этого проходит мимо.
   Наша схватка в тесном коридоре была скоротечна, обменявшись парой ударов, часть которых я пропустил, но так и не смог задеть врага.
   -Остановитесь! - Послышался властный окрик, которому мы оба подчинились. - Деактивируй шаринган. - Приказал Акихико, буравя меня тяжелым взглядом. Биджу! Додзюцу активно. Вот, оказывается, почему на меня напали - приняли за Учиху. А учитывая, что здесь проходит собрание клана...
   Мир начал терять краски, четкость, глубину. Из-за этого мне стало грустно, захотелось активировать шаринган немедленно, но я не стал. А то опять нарвусь на какие-нибудь неприятности из-за этого. Потихоньку я начинаю жалеть о своей гениальной идее - пересадке глаз. От них больше проблем, чем пользы.
   Поклонившись мастеру и запомнив того воина, что достал меня в схватке, развернулся и пошел домой.
  
   Как ни странно проблемы которые только, что свалились на мою голову отошли на задний план от предвкушения скорой встречи с Мей и малышом Тодао, которого я уже не видел несколько месяцев. Только поднявшиеся настроение, было испорчено. Я не принес ему никакого подарка.
   В свитке у меня, конечно, есть трофейный меч, вот только взять его в руки он сможет лет через десять, не говоря уже о том, чтобы им орудовать. Да и Мей, навряд ли, одобрит такой подарок. Прямо этого не скажет, но довольной явно не будет. Сомневаюсь, что трупу Кагуи обрадует Тодао. Ктомуже это ценный материал для наших медиков, который я передам супруге для изучения. А что бы остальные не ворчали, для них есть яды Саито. Таким образом, у меня есть подарки для всех кроме собственного сына. Плохой из меня отец.
   Какое-то время я шел в подавленном состоянии, но, уже подходя домой, взял себя в руки. Зачем портить встречу своим хмурым лицом и расстраивать ни в чем не повинного ребенка? Подбодрив себя таким не хитрым способом, я отворил ворота калитки и вступил на территорию поместья.
   Дом нисколько не изменился, да и с чего? На крыльце сидел Акихико, на коленях у которого по хозяйски расположился Тодао. В маленьких ручках которого были две деревянные фигурки воинов, которыми он энергично размахивал, по всей видимости разыгрывая сражение против третьего воина, что держал мастер. Отвлекать от столь важного занятия я их не стал, хоть мастер заметил мое появление, но виду не подал.
   Я стоял и наблюдал за 'боем' в котором новоявленный шиноби уверенно теснил опытного мастера. Мне бы так в бою с Учихами! Но жизнь жестокая штука, до тех двоих мне расти и расти, вкалывая круглые сутки. Но не будем о грустном.
   Мастер. Почему его не было на совете? Ни за что не поверю, что он не входит в него. Задумавшись над этим, я стал его рассматривать. Из под ворота кимоно виднелся ожег, которого раньше не было, а так вроде бы с ним все в порядке. Да и не выглядит он серьезным, его практически свели, насколько я могу судить. Так почему он не явился, не мог же он сослаться на ранение или мог?
   Тодао внезапно перестал размахивать фигурками, старательно имитировать звуки боя, когда увидел меня стоящего у калитки. Он с интересом стал меня рассматривать, на лице его появилась печать задумчивости. Брови сведены домиком, он явно пытался меня вспомнить. Смотря на своего сына, я был счастлив, что вернулся домой целым и невредимым. Этого не могло испортить тот факт, что меня не узнали. Хоть и было обидно.
   -Проходи, Диссонасу, присаживайся - распорядился мастер, жестом указывая напротив себя. Отказаться от приглашения не было причин, поэтому я прошел небольшой двор и уселся напротив мастера. Вовремя моего короткого шествия, Тодао не сводил с меня своих голубых глаз.
   -Папа - сказал Тодао, через какое-то время, когда я уселся напротив него - папа! - Закричал он, вырвавшись из объятий прадеда, и бросился меня обнимать. - Папа, папа - кричал сын, прыгая у меня на коленях. После чего запустил свои ручонки мне в шевелюру и начал дергать меня за волосы. -Рыжий! Рыжий папа! - Осторожно высвободив свои волосы из цепких рук сына. Уж больно неприятно. Тодао не обратил на это внимание, только смотрел на меня сияющими лазами, да кричал 'рыжий папа' уже весь дом, похоже, в курсе, что я вернулся.
   Подхватив сына под мышки, подбросил его не высоко. Крики прекратились, но на их место пришел веселый смех. Подбросив сына пару раз, я усадил его себе на колени. Правда, сидеть он не пожелал, соскользнув с моих ног, он пошел вглубь дома, на ходу крича 'Мама!'.
   -Что сказал совет?
   -Глава запретил мне покидать территорию клана - говоря это, я активировал шаринганг, показывая три томоэ на радужке. Мое восприятие реальности изменилось вслед за глазами. Я увидел очаг чакры мастера, который пульсировал словно сердце, разгоняя чакру по сосудам. Пульсовые волны разбегались по ним во все стороны, позволяя на краткий миг увидеть те сосуды, что я еще не мог разглядеть, и вновь исчезали.
   На удивление такая картина не вызвала дискомфорта. Непривычно, да. Но похоже с этим у меня не будет проблем.
   -Ты знаешь, чем это тебе грозит?
   -Запретом покидать клан?
   -Все гораздо серьезней - словно и не заметил моего высказывания мастер -ты пробудил наследие крови Учиха, не являясь им. Хоть мы и родственники, до тебя этого не удавалось никому. У нас общий предок - Ракудо. Сыновья которого основали наши кланы - история древняя как мир. Два сына величайшего из шиноби за всю историю и по легендам первого в мире. Они что-то не поделили между собой и в итоге их потомки проливают реки крови своих 'братьев'. Вот только никто уже не помнит причину вражды. Знаем. - Ты смог пробудить наследие крови одного брата, будучи потомком второго, в результате чего ты приблизился к пробуждению величайшего додзюцу мира - ринигана.
   А вот это плохо, очень плохо. Нет, в самом додзюцу нет ничего плохого, насколько известно. Но вот те проблемы и беды, что оно мне несет - ужас.
   -Да мой ученик, от тебя ждут пробуждения величайшего додзюцу - подтвердил мои опасения мастер. -Более того, его хотят видеть и у твоих детей. В связи с чем, есть вероятность, что к тебе будут подсылать девушек, дабы увеличить шансы. В любом случае от тебя должны родиться здоровые и сильные дети - говорил Акихиро это спокойным ровным голосом, от которого у меня пробежали по спине мурашки. Что то не радует меня перспектива быка-осеменителя. -Так что руки не распускать, держать себя в узде, кроме Мей ни на кого не смотреть - опять ровный и спокойный тон, только приправленный не слабым Ки направленным на меня. Намек понят.
   Обстановку смогла разрядить Мей, вышедшая на крыльцо с Тодао на руках. Живот у нее был прекрасно виден, и не мудрено, скоро у нас будет еще один ребенок. Как я рад видеть свою семью.
   -Акихиро-сама разве вы не должны быть в постели, у вас ведь 'тяжелое' ранение - на счет ранения не сомневаюсь, вот только, боюсь тяжесть его преувеличена, сильно. Не выглядит мастер как лежачий больной. -Но раз вам лучше на свежем воздухе, то можете находится на крыльце, главное не напрягайтесь. - Выдала моя жена, осмотрев пациента и присев рядом с нами.
   -Непременно - согласился мастер, наблюдая, как Тодао перебрался от Мей ко мне на колени.
   -Расскажешь, чем занимался все это время? - поинтересовался он стоило только ребенку устроиться поудобней.
   Рассказ всех своих приключений занял около часа. Событиями была насыщена только малая часть того времени, что я отсутствовал. На что и ушла львиная доля рассказа, а будни описаны парой слов. Как я предполагал, Мей заинтересовалась телами шиноби, что достались мне во время выполнения мисси. И она была довольна, что я принес их лично ей, а не медикам клана.
   Мастера больше заинтересовала встреча с Учихами, которую мне пришлось пересказывать во всех подробностях, отвечать на постоянные уточнявшие вопросы по мере моего рассказа. Мастер въедливо докапывался до каждой мелочи, до каждой крупице информации. В конце этого допроса свою лепту внесла Мей, раскритиковав и так небольшие знания в медицине.
   -Тебе нужно подтянуть мед техники - авторитетно заявила она - Так как у тебя появилось свободное время, часть ты будешь трать на изучение медицины, свои тренировки и про сына не забывай он скучал без тебя - Тодао из всего разговора похоже выудил только два момента в силу своего разумения: папу у него сильный и то что он никуда уходить не будет.
   -Папа остается, папа остается! - В не себя от счастья кричал Тодао зацепившись за грудную пластину доспеха и со счастьем, так и плескавшимся в его глазах, смотрел мне в лицо.
   -УРА!!! - закричал он, стоило только прозвучать заветному слову.
  
   Следующим утром Мей выдала мне несколько свитков, в которых были расписаны азы медицинских техник и анатомия, которые мне нужно изучить до вечера. А после ее возвращения меня ждет опрос.
   -Да Мей-сенсей - и кланяемся ей, кланяемся. Уж больно она сейчас похожа на строгого наставника, расписывающего своему ученику тягости его будущего обучения. Хотя она и есть мой сенсей в медицине, а все из-за моей не состоятельности в плане мед техник.
   Выслушав все ЦУ по нескольку раз, я передал ей свиток стелами и яды, клятвенно пообещав приложить максимум усилий для изучения выданного материала, после чего Мей со своими ученицами ушли изучать тот материал, что я привез из своего путешествия.
   Стоило Мей пересечь порог нашего дома как, я тут же создал троих клонов которым и вручил свитки с наказом все изучить, а сам направился искать Тодао. Нашелся этот проказник у мастера и опять они играли в куклы. Хе-хе похоже кто-то на самом деле не такой строгий, как хочет показаться, подумал я, видя улыбку на его лице, не такое частое явление хочу сказать. А тут и в солдатики и играет с маленьким ребенком, к тому же улыбается при этом.
   Почувствовав мой внимательный взгляд к своей персоне, мастер посмотрел на меня. Слегка приподнятые уголки его губ опустились вниз, из глаз исчезло все доброта. На меня смотрел не добрый дедушка, мгновение назад игравший с любимым внуком, а матерый убийца. Для завершения образа истинной машины смерти не хватало только подавляющей воли Ки. Об этом лучше не распространяться, хотя, уверен, многие знают, вот только помалкивают.
   Перебросившись с мастером ничего не значащими фразами, я позвал Тодао погулять, и он не отказался. Так что, посадив его себе на плечи, мы выдвинулись на прогулку. В ходе которой мы походили по самому клану, побегали вокруг поселения на невероятно скорости, под восторженные крики сына, погуляли по поверхности реки. Но больше всего ему понравилось скакать с ветки на ветки. Такое активное и насыщенное приключение его быстро утомило и нам пришлось вернуться. Накормив, я с трудом сумел уложить его спать уж больно он был возбужден и не в какую не хотел спать, но усталость взяло свое.
   Уложив сына, я пошел к своим клонам, узнать чего они там вычитали. Клоны как я их и оставил, сидели на крыльце, изучая литературу, что мне дала супруга. Развеяв их по одному, я узнал, что они там вычитали. Ничего кардинально нового разве, что более подробное описание методики работы с мистической рукой, да пара слабых целенаправленных медицинских техник.
   Создав еще клонов, оставил их читать дальше, а сам, поймав несчастную рыбу, начал отрабатывать навыки на практике. Чем и занимался до вечера, пока отдохнувший Тодао делился впечатлениями с Акихиро, дав мне возможность позаниматься.
   Вечером вернулась Мей и провела опрос с проверкой моих навыкв. Теоритической часть она осталась довольна, а в практике у меня были проблемы. Здесь мне приходилось складывать все печати, когда как в обычных я обходился минимумом, а кое где вообще без них. Мей давала практические советы, по ходу моих издевательств над несчастной рыбой.
   Закончив практику Мей поведала, какой пришлось выдержать бой за материал исследований, который я передал ей. Тела шиноби из отдаленных стран ценны. Их у нее оказалось три и переданные медикам яды не могли их удовлетворить они желали большего. В ходи долгих переговоров из Мей смогли выбить одно тело. Саито. Подозреваю, что супруга позволила это сделать. Коварная женщина, вроде, как и пошла на уступки, но в тоже время смогла оставить самое интересное себе.
   Как только Тодао увидел мать он сразу начал рассказывать, как весело он провел день со мной, причем во всех подробностях. Слушая заливающегося соловьем сына, Мей была счастлива. А мне было приятно видеть радость на их лицах.
   Так потянулись дни за днями Мей давала мне различную литературу которую я сразу же спихивал на клонов а сам в первой половине дня гулял с сыном, после чего тренировался со своим 'пациентом', к несчастью для него не в состоянии отказать доброму доктору, который сначала калечит, а затем с горем пополам лечит. Также я ходил на полигон проводя спарринги с воинами, что там тренировались.
   Разные мастера приводили своих учеников, дабы они оценили свои возможности при встрече с обладателем шарингана. С одним противником я справлялся, после чего против меня начали выставлять двоих. Вот тогда мне стало трудно, и здесь уже я начал проигрывать. Как-то раз Биджу дернул меня за язык провести спарринг с мастером.
   В ходе которого мне показали разницу между нами, где даже чудо глаза не помогли. Как бы хорош и гениален я не был, до настоящего мастера мне еще далеко. После этого случая стал просить мастеров по спринтоваться со мной, дабы подтянуть свое мастерство в поединке с более опытным соперником,
   Также я начал просить у Мей бумагу, что способна определить стихию. Бонсай конечно хорошо и с его помощью я обязательно добьюсь результата, но зная, какая стихия у меня развита лучше, я буду точно знать, что с чем смешивать. Думаю это должно ускорить процесс овладения мокутоном.
  
   Мне удалось, удалось! Радовался я как ребенок, держа в руке вожделенные листки бумаги. Чего мне только стоило выбить эти проклятые листки бумаги. Долгие уговоры Мей, а потом Долгое ожидание, когда ее сделают. И вот она у меня в руках!
   Хоть я владею тремя стихиями и у меня есть возможность смешав две получить мокутон. Несбыточная, пока, мечта. Однако у меня было желание узнать какая из стихий доминантна: вода или земля. Ведь мне удается с легкостью управляться с обеими стихиями, да и не сказал бы, что и молния дается мне трудно.
   В общем, я решил точно выяснить доминирующую стихию, чтобы уже к ней добавлять вторую, дабы получить идеальное сочетание при котором можно получить мокутон. Ну, что приступим.
   Лист бумаги зажат между указательным и средним пальцем правой руки которая сложена в знаке концентрации. Подою чакру и наблюдаю как бумага впитывает ее как губка и... лист распался на десятки кусочков, между которыми бегали молнии, что характерно они были мокрыми. Однако, что было в начале, я не смог определить
   Взяв новый листок и активировав шаринган, я начал как можно медленнее вливать в него чакру. Бумага охотно начала ее впитывать и, не смотря на мои попытки замедлить ее насыщение, все происходило быстро. Влажными кусками листок распался, порождая при этом разряды молний летающих между ними, пока влитая в них чакра не закончилась. Интересно!
   Вливая в бумагу стихийную чакру, я получал результат, который соответствовал данной стихии. Вот только стоило подать простую чакру, как тут же получал этот странный результат. Так какая стихия доминирует: вода или земля?
   Ответ на свой вопрос, я не смог получить, даже используя для этого додзюцу. Скорее всего, родство с водой и землей у меня на одинакова высоком уровне. Да и молния мне не чужда. Хе-хе.
   Не добившись точного ответа, я был вынужден вернуться к обработке своего бансая специфическими медицинскими техниками.
   -Не боись Игарь, не куда я от тебя не денусь - сказал я своему бонсаю, при помощи которого пытался овладеть стихией дерева.
   Свой бонсай я назвал Игарь. Однако правильно выговорить это имя, к сожалению, я не могу. Ну, разучился я правильно разговаривать на своем старом родном языке. Хотя, встреться я с его носителем, я бы его понял, а вот он бы мои тщетные потуги внятно изъясниться, вряд ли. Но это не важно, главное, что у этого имени глубокий сакральный смысл.
   При помощи дерева по имени Игарь Темный Властелин терроризировал целый мир, запугивая им своих подданных. Мне сомнительно, что в той истории фигурировало простое дерево, без всяких сверхъестественных способностей. Подробностей вспомнить не удалось, поскольку я с этой историй был знаком поверхностно и урывками. Не смотря на все мои старания и работой во внутреннем мире.
   Кстати, работа в подсознании дала свои результаты. Я смог понять, почему у меня так много информации по этому миру, порой противоречащей. Гениальное оказалось просто, помимо оригинальной черно-белой истории на бумаге, существует ее экранизированная версия. Вот они-то идентичны, но был еще раздел художественной литературы - фанфикшен. И вот здесь объем информации зашкаливает, а ее противоречивость поставит в тупик, наверно, даже Нара.
   Но канон я уже давно забил по тому, что я попал в не определенную историческую эпоху. То, что клановые войны это и Биджу ясно, но вот сколько лет до основания скрытых деревень? Да я не знаю родился ли уже Хаширама! Так что я с чистой совестью забил, поскольку оригиналом не предусмотрено моего появления. Так что канон можно смело слать к Биджу в пасть.
   Так что я тратил свое время на тренировки: в медицине в которой подвижки были не велики, но я не отчаивался, на спарринги с учениками других мастеров изредка удавалось проверить свои силы в поединке с ними. Они всегда заканчивались проигрышем. Также не забывал про свои тренировки.
  
   Я стоял на полигоне напротив куска спрессованной земли до каменной прочности и готовился провести пару опытов. Сложив левой рукой знак концентрации, создаю теневого клона. По каналам правой руки проходит поток чакры и выходит из ладони, начиная формировать в ней полупрозрачную сферу с многочисленными и на первый взгляд хаотичными потоками. В моей руке сформировалась сфера. Клон меня страховал, а то один несколько раз чакра вырывалась и секла мне руку серьезных травм тогда я не получил из-за покрывающей меня каменной кожи. Не хочу чтобы мне оторвало руку.
   Ресенган оказался не такой уж и сложной техникой, особенно когда знаешь, что делать. Так что пройти все три этапа я смог за один день. Однако время на создание этой техники уходило изрядно. Непривычно. Да и для ближних дистанций у меня есть чидори, практически стихийный аналог этой техники.
   Удар и сфера вгрызается в камень. Дикий визг, из-зпод ресенгана вылетает облако каменной пыли, но я продолжаю его двигать вперед. Камень не желает поддаваться бешено вращающейся чакры, но все же сдает позиции. Погрузив руку на полметра, я прекратил подачу чакры, прерывая прожорливую технику.
   Вторая рука окутывается молниями и как копье проникает в камень, также на полметра. После чего я начал осматривать 'ранения' оставленные этими техниками. Ну что могу сказать отверстие от ресенгана больше, края ровные. От чидори диаметр чуть больше моей руки, края слегка оплавлены и почернели. Но это только одна сторона.
   Чидори быстрее менее затратное и более привычное. Так что хорошо что в свое время я сделал ставку на чидори. Хотя, отдай тогда свое предпочтение второй техники подозреваю результат был бы с точностью да на оборот. Но наличие свободного времени заставило вспомнить эту технику и все же освоить ее. Сам ресенган меня интересовал мало, а вот его аналог заряженный молнией, да!
   Вот только чтобы это сделать для начала нужно освоить ресенган и вбить эту технику себе в подкорку, и только после этого приступать к добавлению стихии.
   Сформировав ресенан в своей руке, я отскочил назад используя для этого мерцающий шаг, удерживая технику перед собой. Мир привычно смазался и сместился на десяток метров, вот только от ресенгана в моей руке остались обрывки для восстановления которых мне пришлось повозиться, но своего я добился. Сфера вновь восстановилась, после чего я кинул ее в несчастный камень.
   Полупрозрачный шар видимый даже обывателю, не говоря уже о владельце додзюцу полетел к своей цели. С каждым пройденным метром он увеличивался в размерах, а расстояние между бесчисленными потоками увеличивалось, уменьшая силу техники. В итоге она пролетела пять метров, слегка поковыряв землю в конце и полностью пропала.
   К тому же не покидаешь. Одна надежда на стихийный ресенган.
   В итоге потратив неделю на оттачивание этой техники, значительно сократив время ее создания и научившись делать ее разного размера. От трех до пятидесяти сантиметров в диаметре. Причем в маленьких шарах проблемой было удержать рвущуюся энергию наружу, а в больших подавать необходимый объем чакры.
   Но тренировки принесли свои плоды, в итоге я решил приступить к следующему этапу.
   Стоя на полигоне, я сделал вдох-выдох, после чего рядом со мной появилось небольшое белое облачко, из которого вышло две мои копии. Клоны сразу направились в другой конец полигона. Техника безопасности.
   Один клон создал ресенган величиной с грецкий орех, второй же накрыл его своими руками и начал подавать чакру молнии которая начала втягивать во вращающуюся сферу. Наблюдал я за этим с приличного расстояния, мало ли что может произойти. И как на зло, в следующее мгновение, шаровая молния, что зарождалась в руках клонов, вышла из-под контроля.
   Я успел заметить сотни тонких молний разлетающихся в разные стороны и пробившие в десятках местах двух клонов. После чего они исчезли в облаке чакры, что еще оставалась в них образовав в том месте, где они находились десятки почерневших клочков земли, куда попали молнии. А я получил пару неприятных ощущений и знание того, что клон державший ресенган не смог совладать с ним. Ну что, приступим ко второй попытке?
  
   Время шло, так не заметно и подкрался первый день рождение Тодао, который мы отметили в семейном кругу. А через полмесяца случилось другое радостное событие - у Мей родилась прекрасная дочка. Которую она назвала Сиеми. Как же я радовался, когда мне сообщили имя мое принцессы. Ведь его предложил я. Я! Я!!!
  
   Жизнь взаперти мне не очень нравилась. После того как я повидал больший мир, за пределами кланами, я периодически ловил себя на том, что смотрю куда-то в даль с желанием отправиться в путь. Неважно куда, лишь бы быть в движении. Хотя есть пару мест, куда я бы хотел заглянуть, но меня никто не отпустит.
   Единственно, что меня радовало то, что я мог уделить свое время семь: Мей, Тодао и Сиеми, однако и про тренировки не забывал. Я оттачивал свое мастерство, проводя спарринги с теми мастерами, что желали потренироваться. Таковых было большинство и все из-за додзюцу. Все желали научиться лучше противостоять шаринану.
   Эти спарринги заканчивались моим поражением, все же у нас был слишком разный уровень, который я не мог нивелировать додзюцу, которым, как выяснилось, я еще не овладел в полной мере. По заявлению мастеров, я с трудом дотягиваю до Учихи с двумя томоэ. Чакру вижу плохо, с определенного объема, технику скопировать не могу, гендзюцу распознает и идиот. По заявлению мастеров вот таким и должен быть идеальный Учиха.
   С сожалением пришлось признаться хотя бы самому себе, что в активации додзюцу моей заслуги было чуть, основную работу проделала предыдущий владелец, развив шаринган до трех томоэ. Я же всего лишь сделал доступным то, что было и раньше. Теперь у меня впереди долгий путь в постижении всех возможностей глаз, в чем мне активно помогали мастера.
  
   Но это мелочи, главное, что случилось в один 'прекрасный' день.
   После очередной тренировки с Акихико, по объединению стихии воды и земли. И получения стихии второго порядка нас постигла неудача. Нет, однородности потока стихийной чакры нам добиться все же удалось, но это была однородная масса, никак не мокутон. Видно не хватает еще чего-то. И это что-то по моим прикидкам - медицинская чакра. По крайней мере в выращивании специальных деревьев они используются.
   А это значит, что мне придется вырастить не одно деревце по специальной технологии и овладеть процессом в совершенстве. И после этого попытаться снова уже прекрасно зная, что делать. План обозначен, осталось его реализовать.
   -Диссонасу, ты больше не будешь ходить на миссии - поднял больную тему мастер - но не только так мы можем принести пользу клану. Обучение нового поколения тоже важная задача - продолжил он. Мне что хотят доверить группу?! Как-то не хочется. - Не кривись - уловил Акихико мое настроение - все мастера проходят через это. И ты уже большой мальчик, вот подарил мне стариков двух внуков. Надеюсь, вы, меня еще порадуете? - Прищурившись, он посмотрел на меня с улыбкой на лице. -Но я отвлекся, теперь у тебя будет ученик, которого ты будешь обучать.
   К такому повороту я не был готов. Но за меня, похоже, опять все решили. Хоть Акихико уверял, что первого ученика назначает. Что-то мне подсказывает, что не все так просто.
   В полдень к нам на тренировочную площадку пришло двое мужчина лет тридцати и чернявый парнишка лет четырнадцати. Упарня были прямые коротко стриженные волосы. Одет он был в простые штаны, подпоясанные простой веревкой. Шел он к нам босиком. Тело его неплохо сформировано. Виднелись мышцы, но они не были перекачены. В общем, обычный подросток шиноби, когда-то и я таким был.
   -Меня зовут Хаширама - промямлило это чудо - позаботьтесь обо мне - и согнулось в церемониальном поклоне. Я смотрю на него в каком-то ступоре, причину которого я не могу понять. А ведь он ждет моей реакции: положительной или отрицательной. Я стоял и думал, откуда мне известно его имя, на периферии была мысль, что это очень важно.
   Пауза явно затянулась, это понимал я, Акихико, потихоньку это начало доходить и до Хаширамы. Но я не обращал на это внимание и погрузился в некое подобие транса, чтобы пой мать ту мысль, что не давала мне покоя. Через какое-то время мои глаза расширились а рот слегка приоткрылся от осознания того Кто стоит передо мной. Это же...
   ОФИГЕТЬ!!!
  
   Глава ? 22
   Хочешь рассмешить Бога, расскажи ему о своих планах. Во истину так! Стоило только заикнуться про канон, и куда я его собрался отправить, как появляется человек, которому суждено изменить этот мир. Вот он стоит, передо мной склонившись в поклоне, ожидая моего ответа. Отказаться я не могу, да мне и не позволят.
   -Позабочусь - дал я свой ответ, после долой паузы. Получить в ученики того, кто сумел овладеть улучшенным геномом нашего клана! Такими подарками судьбы не разбрасываются. Спасибо тебе, Ками-сама! Хаши-кун разогнулся, на лице у него была счастливя улыбка. Ведь он еще не знает, что его ждет впереди. И это не только изменение мира...
   Шаринган уже сам активируется, стоит мне только ускорить циркуляцию чакры. Раньше приходилось включать его в 'ручную', тренировки приносят свои результаты. От живота Хаширамы расползлись сосуды чакры, я же при помощи сюмпо сокращаю расстояние между нами, и замедляю свои движения и толкаю его в грудь.
   Глаза парня расширились, он явно понял что происходит, когда я оказался на расстоянии вытянутой руки от него. Хаши-кун начал смешаться в права и попытался отвести удар в сторону, но не успевал. В его груди начала скапливаться и уплотнятся чакра, а затем последовал удар, отбросивший парня назад. Я был выше его на полторы головы, в результате удар пришелся сверху вниз, из-за чего он покатился по земле, но быстро сгруппировался и под конец сумел вскочить на ноги.
   -Сенсей! - Крикнул он, гневно сверкая своими очами, но кто ж его слушать-то будет?! Сюмпо, и я уже в трех метрах перед ним, носком правой ноги подрываю землю и кидаю ее в лицо Хашираме. Попутно обезвоживая ее и превращая в пыль. Прикрыв глаза, в которые попала земля, Хаши-кун лишился 'контроля' ситуации, за что получил еще один толчок в грудь и опять покатился по полигону.
   На ноги он вскочил также ловко, не смотря на слезящиеся глаза, которые он быстро вытер рукой и без разговоров начал складывать печати. То-то же! Серия знаков и чакра через ноги устремляется в землю. Делаю шаг в сторону и туда где я стоял несется каменное копье, которое я сломал ребром ладони напитанной чакрой молнии.
   Хаши-кун выглядит расстроенным, но начинает складывать новые печати. В руке у меня появился сюрикен, в следующее мгновение отправившийся полет и оцарапавший парню левую щеку. Хаширама предупреждению внял и перестал стоять столбом и начал передвигаться по полигону уворачиваясь от моих пдарков. Вот тут его хороший контроль дал течь. Но не смотря на мои 'старания' Хаши-куну удалось возвести между нами каменную стену.
   Если он намеревался спрятаться за ней от шарингана, то зря. Хоть стена и была пропитана его чакрой и мешала мне, но очаг его я видел. Такой фокус получался только у мастеров, у них стены монолитны как в физическом, так и духовном плане. А здесь такого нету и у меня есть возможность рассмотреть его приготовления. Хаширама спешит из-за чего часть драгоценной чакры уходит в никуда.
   Пара печатей и в белом облаке появляется клон, который бросился вперед и запрыгнул на двух метровую стену, чтобы быть тут же пронзенным десятками водных пуль. Тем временем я успел сложить другие печати и по дуге отправить маленького водного дракона, который вымыл Хашираму из его укрытия.
   После чего шаг в сторону и пропустить выпрыгивающего из-под земли Хаши-куна и приложить его ладонью окутанной молнией, от чего он развалился на куски земли.
   Добравшись до пруда, куда его даставил мой дракон, Хаширама начал складывать печати. А вот это уже интересно и я не стал ему мешать, у него итак еле-еле хвати чакры на эту технику, а если еще и мешать будут, так только пшик и выйдет. Вода перед Хаширамой забурлила, из ее недр начал подниматься огромный жгут воды, отдаленно напоминающий дракона, и кинулся в мою сторону.
   Сложив знак концентрации перед грудью, я сделал вдох. Легких воздух насытился чакрой воды и вместо обычного выдоха из моего рта вырвались маленькие снаряды. Жадно начавшие вгрызаться в несчастного дракона. Из-за чего и так нестабильная техника просто распалась, просто расплескавшись по земле.
   А Хаширама не плох, водного дракона мне показали мастера. А он его уже знает, хоть и с трудом, но может применить. Интересно, что еще он знает из высшей школы? Не важно, чакры у него осталось мало, так что нужно проверить в ближнем бою. У меня в руках появились кунаи, которые я бросил ему и пошел на сближение.
  
   Хаширама рефлекторно поймал брошенные сенсеем кунаи. После чего сразу же встал в стойку, готовясь отражать нападение наставника, который не заставил себя ждать. Голубой росчерк, с двумя раскаленными углями вместо глаз, в считанные мгновения сократил разделяющее их расстояние. Мерцающий шаг - техника которой владеют единицы. Хаширама несколько раз видел, как мастера кендзюцу тренировались с ней, но то, что ему продемонстрировали ни в какое сравнение не шло с тем, что он видел до этого. Насколько знал Хаши-кун, так виртуозно с этой техникой мог обращаться только один шиноби - Диссонасу!
   От радостных мыслей Хашираму отвлек клинок в руке Диссонасу-сенсей летящий в него. Обругав себя за то, что отвлекся в поединка и сместившись в сторону, кунаем подправил траекторию каменного меча, но мастер сделал незначительный поворот кистью и клинок задел правое плечо парня. Укол боли сменился судорогой из-за чего Хаширама, чуть не лишился куная, но сумел нанести удар второй рукой, отгоняя сенсея.
   После чего последовал непродолжительный бой с сенсеем и его клонами, которые, набрасывались на него с разных сторон, по очереди. Только это позволяло реагировать на молниеносные атаки, в конце которых они замедлялись, дабы Хаширама успел увернуться, отклонить атаку и получить небольшой порез с обязательным электрическим разрядом. Но даже это заставляло его вертеться с не вероятной скоростью, которую он, наверное, не достигал до этого дня.
   К счастью для Хаширамы сенсей остановил тренировку, когда у него практически закончилась чакра, а все из-за того, что он решил выпендриться и показать водного дракона. Техника получилась, но была уничтожена водными пулями. Результата он не добился, к тому же сильно потратился в чакре и дальше был вынужден сойтись в ближнем бою с клонами. В итоге он стоит с множеством неглубоких ран покрывающих торс и руки.
   -Надеюсь, ты знаешь мед техники, а то с ними я не знаком - поинтересовался сенсей с легкой улыбкой, рассматривая Хаши-куна, из-за чего стало сразу ясно. Врет! Сложив печать единственной известной ему медицинской техники Хаширама начал обрабатывать свои многочисленные царапины.
   -А разве иръенины не будут лечить нас после боя - говоря 'нас' Хаширама имел в виду себя. Поскольку реально оценивал свои шансы в схватке с мастером, особенно после демонстрации разнице в их уровне.
   -Поверь моему опыту, парень, единственны медик который будет всегда рядом, это ты сам. Так что все в твоих руках.
  
   Реакция у парня была отменная, но вот скорость была низкой исправим, да и контроль подтянем, в нашем деле без него никуда. После отдыха с поеданием пищевых пилюль, медитации для скорейшего восстановления чакры, полный объем Хаширама за столь короткий промежуток он не восстановил, ведь это поможет ему экономнее ее расходовать. Хе-хе. Похоже, Хаши-кун увидел мою улыбку, и она ему не понравилась. Ничего, приятель, это только начало!
   Как Хаширама и предполагал моя идея ему не понравилась. К кроссу он отнесся спокойно, к созданию техник на бегу стойко. То, что он будет делать это быстро - без возмущения. Проблемы начались, когда мы побежали. Хаширама ожидал подвох первый же слабый разряд, сорвавшийся с мое руки, от которого он к слову увернулся, убедил его в этом окончательно.
   Однако я не был таким извергом, каким он подумал обо мне. Молнии в него летели только, когда он сбавлял темп или начинал излишне фонить чакрой в никуда, что заставляло его сосредоточиться на какое-то время, а потом по новой.
   -Так Хаши-кун сегодня ты преступаешь к очень важной тренировке, которая поможет тебе на пути самосовершенствования и саморазвития - начал я свою речь после нашей 'легкой' пробежки. С этим заявлением уставший Хаширама был в корне не согласен. А вы что хотели после кросса, когда вас подгоняют разрядом молнии, выглядеть бодрым и отдохнувшим? Это не про нас! В смысле не про Хашираму. -Держи - протянул я ему свиток. За которым успел сбегать мой клон, пока мы здесь круги нарезали. Ученик развернул его и пробежался по нему глазами. По мере чего принимал странное выражение лица, он явно пытался понять, КАК написанное поможет ему стать сильнее. И я продолжил, стоило ему поднять глаза, не давая ему возможности задать свой вопрос. -Если ты не видишь смысла в тренировке, это не значит, что его нет.
   -Значит, польза от него есть?! - Как-то не уверено спросил Хаширама после паузы, видимо пытался прикинуть неведомую пользу, но не сильно преуспел в этом.
   -Конечно! - Обрадовал я парня, что у него даже скепсис из глаз пропал -У меня такой красивый бансай, я тебе его завтра покажу.
   На этой радостной ноте нам пришлось закругляться, Хаширама потратил достаточно много чакры за день, и ему нужно отдохнуть, иначе, завтра он будет просто не в состоянии заниматься. А нам еще предстоит множество различных тренировок, которые он должен пройти, все. И бансай занимал во всем этом не последнее место. Хаши-кун пока не видит смысл в этом упражнение, но он мне еще спасибо скажет, когда они начнут приносить результаты. А пока будем ждать, а также тренировать одного из сильнейших шиноби этого мира.
   Вот только просто отпускать парня я не собирался. После тренировки Хашираме была показана клановая библиотека, что располагалась под землей, чему парень явно обрадовался. Предупредив, что жду его завтра с утра у себя дома, оставил его в царстве книг, а сам пошел домой.
  
   Рассвет прекрасное время, солнце только показывает свой край из-за горизонта, а первые лучи бегут по земле вперед, оповещая всех, что начинается новый день. Вот я и встречал их на веранде с чашкой чая в руке, я не был ранней пташкой, у нас многие просыпались до рассвета или с ним. Единственные кто не выполнял этот распорядок - дети, им нужно больше спать, чтобы вырасти здоровыми и сильными. Поэтому никому и не приходило в голову будить их, сами проснуться.
   Хорошо, что веранда выходит на восток и можно наблюдать, как солнечные лучи ползут по деревянному полу. Не прошло и пары минут, как на территорию нашего дома появился Хаширама. Ученик сменил свои старые и потертые штаны, на новенькую хакаму, появилась белая рубашка и хаори, на ногах гэта. Не хватает доспеха поверх всего этого и можно отправлять на миссию. Хотя ему еще рано, его обучение не окончено. И эта ответственность легла на мои плечи, и я не должен подвести ожидания. Клана, мастеров, Хаширамы и самое главное - свои.
   -Здравствуйте сенсей - поприветствовал меня Хаширама, подойдя ко мне по дорожке выложенной мелкими камнями в замысловатый узор.
   -И тебе здравия Хаширама -кун - поприветствовал я его. -Как тебе библиотека?
   -Просто замечательно, там так много свитков - воодушевился парень и начал мне рассказывать, что он вычитал и что хочет попробовать. Не трудно догадаться, что Хаши-кун кун хотел всего и сразу, видно и его не баловали техниками. Мне даже с трудом удалось усадить его напротив себя. Чашку с чаем, которую я с трудом ему вручил, парень держал в руках, но не пил, все говорил и говорил. У меня даже зародилось подозрение, а спал ли он сегодня ночью или провел ее за свитками?
   -Все это прекрасно и многое из того, что ты мне сказал мы будем изучать - обрадовал я парня - ты мне скажи другое, ты приступил к выполнению того упражнения, что я тебе дал?
   -Ээ, нет - как то сразу стушевался парень.
   -И почему же?
   -Я не выбрал стиль - сжав в руках чашку и опустив голову, признался Хаширама.
   -Да, стилей много - согласился с учеником, у меня в свое время, ушло изрядно времени на выбор. После чего я решил не извращаться и отдать свое предпочтение классике - теккан. - Вот поэтому я решил свою проблему гениально - после этих слов я продемонстрировал Хашираме свой бонсай, который стоял на столе у стенки.
   -Теккан? - Неуверенно выдал Хаши-кун, смотря на столик, на котором располагалось несколько бонсаев. Да, есть у нас личности, которые также занимаются выращиванием 'деревьев в горшке'. Но это энтузиасты, отдающие дань высокому искусству, а не тренируются, как я и Хаширама в будушем. - Красивый - выдал свой вердикт парень, вот только обмануть меня ему не удалось, не очень-то ему и понравилось мое деревце.
   Хотя, на фоне прочих красавцев прямой ствол с небольшими ветвями на которых были непропорционально большие листья выглядел ужасно. Среди белых лебедей, что стояли на столе у меня был гадкий утенок, но ведь я только начал, два года для бонсая не срок. У знати их даже в наследство передают, ведь красивый бонсай стоит целое состояние.
   -Над актерскими способностями мы тоже поработаем - 'обрадовал' я своего ученика, после чего повел его на полигон, на границе нашего клана, по пути выяснив, откуда ему известна техника водного дракона. Оказалось все просто, он подсмотрел одну из тренировок старших товарищей. Пришлось поздравить его с тем, что он прекрасный шиноби, раз сумел проникнуть на полигон и 'выкрасть вражеский секрет'.
   Придя на полигон, который представлял из себя приличную поляну с искусственным водоемом и деревьями по краю.
   Хаширама расположился на середине искусственного водоема, что находился на полигоне, который мы заняли для наших тренировок. У него впереди неделя тренировок, посвященная созданию водного дракона. Я же расположился на берегу, с намереньем адаптировать одну технику под стихию молнии - водный серп. По моему, такая ее вариация должна увеличить ее скорость. Ну что ж. попробуем.
   Передо мной вырастает каменная колонна в десяти метрах от меня. В руке появляется меч, по лезвию которого начинают бегать молнии с каждым мгновением их становится больше, после чего следует взмах, и с клинка слетает электрическая дуга и вгрызается в колонну впереди. На ней осталась глубокая борозда, с почерневшими краями. Получилось не совсем то, что я хотел. Это больше походило на плеть, ибо серп не утратил связь с клинком.
   Так выпад, за выпадом я отрабатывал прием, периодически посматривая на своего ученика, который после применения техники во все глаза наблюдал за моими действиями.
   -У тебя своя тренировка Хаширама - обратился к своему ученику, прежде чем обрушить очередной удар на несчастную колонну, и восстановить ее после повреждения - не отвлекайся.
   -У меня не хватит чакры на еще одного дракона - смущенно проговорил Хаши-кун, слегка опустив голову, но смотреть в мою сторону не перестал. Парню явно интересно, чем я занимаюсь.
   -Тогда вот тебе упражнение, не требующее много чакры - с этими словами я сложил одной рукой печати, так чтобы Хаширама рассмотрел их все. Левую руку начала покрывать пленка из воды в виде наруча с замысловатым рисунком на поверхности. Водные доспехи расползались по моему телу, закрывая его полностью. Хаширама был впечатлен. -Тут главное не сила, а контроль - дал я напутствие парню, видя как загорелись его глаза - и начинай с ног.
   Хаши-кун явно уцепился за возможность изучить интересную технику, но и улучшить свой контроль. Ну, пускай мальчишка развлекается, а мы потренируемся.
  
   В таком ключе прошла неделя, отведенная Хашираме на оттачивание техники водяного дракона. Благодаря улучшению контроля водной чакры Хаши-кун мог выдать двух драконов, подряд и чакра у него оставалась, но на третьего не хватало. Неплохой результат, но мы его улучшим.
   -Итак мой юный ученик пришло время показать, чего ты добился за это время - начал я в тоже утро, когда отведенное время закончилось. Уверенный в своих силах, Хаширама тут же метнулся на середину водоему, дабы продемонстрировать дракона которого я уже неоднократно видел в его исполнении. Парень резво начал складывать печати, на что его очаг привычно отозвался выбросом чакры в каналы и тут начались неожиданности.
   В парня полетели сюрикены, заставляя уйти с их траектории, из-за чего привычный ток чакры дрогнул и часть пошла в никуда. Для активации техники Хашираме пришлось усилить подачу чакры, что привело только к еще большим потерям. Больших трудов и чудовищных затрат Хаши-куну удалось создать технику, вода перед ним забурлила и из нее вынырнул дракон, диаметром в пол метра, которого он запустил в меня. Вырвавшиеся из моего рта водяные пули, разобрались с несчастным созданием.
   -Это не дракон Хаширама - складываю печати техники, что мне продемонстрировал Хаширама, но что он быстро сложил другую серию печатей. Чакра устремилась ему в грудь и с его выдохом в меня понеслись десятки водных пуль, от которых я с легкостью увернулся. Хаши-кун явно попытался отплатить мне той же монетой, однако это не возымело того эффекта на который рассчитывал мой ученик. Я не стал 'фонтанировать' чакрой в никуда и не сбился. Сложив последние печати и указав правой рукой с раскрытой ладонью на столб, с которым я отрабатывал серп молнии.
   С ладони сорвалась струя воды в два метра в диаметре, впереди которой была морда существа, напоминавшая дракона. Разинув пасть, дракон понесся вперед, вспарывая землю и разбрасывая ее комья во все стороны. За метр дракон извернулся и сомкнул свои челюсти на массивной колонне, переломив ее как тростинку, и врезался в землю за ней, образовав еще одну борозду, заполненной водой, что осталось от дракона.
   -Вот это дракон - показуха в чистом виде, но парень должен знать к чему стремиться. Сила и мастерство поможет ему выжить и добиться своих целей. - Следующий этап земляной дракон - сложив все печати, так чтобы Хаширама с трудом смог их различить и продемонстрировал ему технику. Земля на дне водоема пошла рябью и из нее начал подниматься дракон. Разинув пасть, он метнулся вверх, туда, где стоял Хаши-кун. В считанные мгновения он был приподнят над водой, вот только находился он в раскрытой пасти полной острых зубов, по которым бегали разряды молний. Пускать пыль в глаза, так по полной.
   Хаширама выпрыгнул из ловушки до того как она захлопнулась. Сомкнув челюсти, голова дракона окуталась молниями, после чего он начал разваливаться на куски и опадать в воду.
   -Ну как-то так - выдал я ошарашенному ученику, которого чуть не убил собственный мастер. А не нужно было направлять на меня своего водного дракона. Я не злопамятный, я просто злой и память у меня хорошая. И все-таки, какой я еще мальчишка. -Не забывай про контроль.
   Дав наставления своему ученику, мы приступили к тренировкам. Он к улучшению контроля при помощи каменной кожи. Я же оттачивал серпы молнии, которые в последнее время у меня стали неплохо получаться. Молнии, изгибающиеся дугой по взмаху моего меча, устремлялись в несчастную колонну. С каждым новым взмахам это становилось делать проще.
   Так мы и занимались. Хаширама оттачивал контроль земли при помощи каменной кожи, но делал он это, передвигаясь по воде земле и даже деревьям, что увеличивало его нагрузки, но в целом положительно сказывалось на его контроле. Под вечер мой ученик решил попробовать создать дракона, Хаши-кун медленно начал складывать печати формируя технику, чакра потекла по каналам, направляемая печатями и волей шиноби, земля перед его ногами вздулась, и из нее вверх пошел столб земли, отдаленно напоминавший моего дракона.
   Похоже, такому результату ученик не сильно был рад, однако расстроенным он, тоже, не выглядел.
   В тренировках пролетела еще одна неделя. Хаширама по нескольку раз на дню создавал технику, которая с каждым разом получалась у него лучше. Также он оттачивал контроль, скача по деревьям и создавая мелкие техники. Я же продолжал тренироваться с серпами. Так же периодически отправлял свих клонов для создания стихийного ресенгана. От неудачных попыток на краю полигона образовался небольшой кратер с оплавленными краями и копотью, трех метров в диаметре. Постепенно они справлялись со своей задачей все лучше. Пока не случилось это...
   Воспоминание клона: появился я из белого облака в месте с братом. Свою задачу мы знали четко - оригинал все не унимался, он хотел создать стихийный ресенган. Интересно ему, каким будет электрический ресенган? Шаровая молния, уже и так ясно, но нет, он хочет видеть окончательный вариант. Да посмотреть, как жахнет! Чего греха таить, я этого тоже, как и мой брат. Поэтому мы резво направились на край полигона, как и десятки наших братьев до нас. На моей руке быстро сформировался шар чак сантиметров пятнадцать в диаметре, а брат начал вливать в него чакру молнии. Вспышки молнии бившие из его ладоней втягивались в водоворот чакры, чем больше ее утекало тем труднее становилось контролировать технику. Постепенно внутри сферы появилась синяя точка, которая быстро начала впитывать в себя электричество, увеличиваясь в размере. И вот у меня в руке не пятнадцати метровая сфера, а пяти сантиметровая синяя сфера. По ее поверхности не плясали молнии, странно. Я во все глаза уставился на это чудо, как и мой брат, а потом он не нашел ничего умнее - ткнуть в нее пальцем...
   Ударная волна прокатилась по полигону, сбив с ног, она поволокла меня прочь. Совершив пару кувырков, мне удалось вскочить на ноги и проехать пару метров, оставляя за собой глубокие борозды. Взвинтив восприятие до максимума, и создав два меча, я начал высматривать врага, что осмелился напасть на клан.
   Так что в первого кого я увидел, полетело два серпа, сплетенные в крест. Сюмп, в сторону, колющий удар в направлении пришельца каким-то чудом избежавший быстрой атака и в него уже летит молния, сорвавшаяся с кончика лезвия. ОПАСНОСТЬ! Интуиция бьет набат. Левой рукой делаю круговой взмах мечем и с него срывается серп назад, в сторону врага. Я же рванул в сторону, по путно создавая клонов и готовясь дать бой.
   -ПРЕКРАТИТЬ! - Рявкнул Акихиро, перекрывая шум начинающейся битвы. Напавшие послушались и тут я смог разглядеть их получше, точнее осознать увиденное это были члены моего клана. По всей видимости они также отражали атаку врага. Биджу! Проклятый шаринган, похоже он мне еще ни раз аукниться. Так если ния ни они не нападающие то, где враг? Где Хаширама?!
   -Здесь я - донесся неуверенный голос ученика сбоку. Обернувшись я увидел изрядно потрепанного парня, одежда грязная порвана, да и на нем вины царапины и кровоподтеки. Ничего серьезного на первый взгляд. Но вот блуждающий и расфокусированный взгляд наводит на мысль о сотрясении.
   Парня кто-то из новоприбывших осмотрел, после чего подхватил и поволок к медикам, похоже, у него и впрямь сотрясение.
   Быстрый осмотр никаких врагов не выявил, были только члены нашего клана, которые явились сюда на шум. Здесь присутствовало. к роме меня, пятеро воинов, все готовы к битве с неизвестным врагом. А его нет. Осматривая окрестности, я заметил изрядный кратер. Как раз в том месте, где занимались мои клоны. Воронка метров десяти в диаметре, неглубокая, края оплавлены и от нее радиально отходит черная паутина. Сие явление очень сильно заинтересовало новоприбывших, особенно того парня что не желает выходить из-под прикрытия деревьев. Сенсор.
   Созерцая картину кратера и частично поваленных деревьев близ нее, я понял причину зуда по всему телу и головной боли, на которую в первое время не обратил внимание. Конечно, в этом виноваты мои кульбиты по земле, но только отчасти. Главной причиной как боли так и кульбитов было то что клонам все же удалось клонам сделать стихийный ресенган, а потом взорвать его. И вот он результат. Переполошили весь клан. Ох, и влетит мне!
   Стоило мне прийти к таким не утешительным для себя выводам, как народ начал расходится. Видимо сенсор разобрался во всем и сообщил им.
   -За мной - бросил мне Акихиро и направился в деревню, а за ним. В деревни паники не было. Детей бегающих на улице, как и женщин видно не было, по всей видимости из-за угрозы нападения их расположили в убежище, роль которого исполняет подземная библиотека. Вот только улицы не были безлюдны на них можно было увидеть воинов, которые готовились к отражению атаки. Да, шуму надел не мало.
   До дома главы клана мы добрались довольно быстро и еще быстрее я предстал пред светлые очи Нико-дано, под которым мне стало не по себе. Такое чувство, что он прекрасно знает причину переполоха, как и его виновника.
   -Рассказывай - спокойно попросил глава, без нажима, вот только отчего-то появилось желание рассказать все. -Или ты думал, - не позволяя мне открыть рот, чтобы покаяться в содеянном - что твои тренировки останутся не заметными? - Уголки его губ приподнялись вверх, обозначая легкую улыбку, а слегка прищуренные глаза пронзали насквозь. -Да все сенсоры клана, в тот же момент, как ты начал экспериментировать со своей техникой, узнали об этом. - Меня отчитывают как мальчишку! Хотя, трудно, что либо утаить от клана профессиональный шиноби. - Правда, стоит отдать должное твоему мастерству, только обученные смогли почувствовать твои махинации. И судя по тому, как громыхнуло в последний раз, да и по заявлениям сенсоров у тебя получилось. Что?
   -А как же... - начал было я и махнул рукой в сторону, как был прерван.
   -Пускай побегают, им полезно - заявил глава клана, не давая уйти в сторону.
   -Это была попытка ... -так я пустился в объяснения, своих действий. Описал ресинган, который продемонстрировал слушателям в лице главы клана своего мастера, а также прочих, что наблюдали сейчас за нами из потайных ниш. Рассказал об идее включения стихийной чакры в этот шарик. Также поделился своими предположениями что такое можно проделать с ветром, молнией, огнем и сомнениями по поводы воды и большим скепсисом по поводу земли. Рассказ мой закончился на том моменте, когда после немалого взрыва поднялся весь шухер.
   -Понятно - под итожил мой рассказ Нико-дано. Как только я остановился. -Завтра продемонстрируешь нам свою технику. Свободен. - Вот только отдохнуть у меня не получилось, ибо мастер повел меня патрулировать окрестности клана, поскольку неведомый 'враг' близко и его нужно найти!
  
   Своими поисками я занимался до самого утра в месте с мастером. Халявить он мне не давал, так что пришлось, наравне со многими воинами, бегать по окрестностям, ища следы вторжения, которых не было. Частенько нам попадались другие патрули, но нас они не беспокоили, только старшие сенсоры улыбались при встрече и особо рьяно заставляли искать 'врага' своих подопечных. Похоже никто из них так и не опознал меня. С одной стороны это хорошо, а с другой, ох, и достанется им от своих мастеров за провал.
   В итоге, спать я лег под утро, а ведь в полдень мне придется демонстрировать технику, которой я поставил на уши весь клан. На следующий день 'военное' положение еще не сняли, поэтому многие члены клана были в убежище, а воины патрулировали территорию.
   Спать меня направили в убежище, ибо нечего подставляться врагу, ночуя на поверхности. В итоге пришлось спать в маленькой комнатке с кучей народу. Мне даже как-то неловко стало, что из-за меня их загнали под землю. Но ничего страшного не лучилось все спокойно переносили тяготя и лишения судьбы, что выпала на них. Даже дети и те не плакали.
   В назначенный час я был на месте, которым выбрали полигон, на котором я вчера отличился. На месте меня ждала целая комиссия в виде главы клана и нескольких мастеров и все жаждали зрелищ. Ну что не буду их разочаровывать. Сложив пальцы крестиком создал двух клонов, которые тут же отошли вперед и начали создавать технику. Ресенган пошел на ура, со стихийным компонентом им пришлось повозиться, но они справились. Продемонстрировав всем желающим голубую сферу, один из клонов поднял каменную колонну на другом конце полигона и развеялся, а второй метнул свой снаряд в мишень.
   Прозвучал негромкий хлопок, и клона с его мишенью соединила голубая линия. Правда при столкновении, сфера начала увеличиваться, разбрасывая по округе голубую взвесь по которой плясали десятки молний и периодически вырывались за ее пределы. Красиво!
   -У тебя неделя - после короткой паузы сказал Нико-дано. Биджу! Весь клан ищет неведомого агрессора, коим являюсь я. Своей демонстрацией я пригласил всех желающих пообщаться. По всей видимости это спланированно. Чакра, что течет по моему организму резко ускорилась и бросился вперед, прочь от многочисленных преследователей. - Радиус десять километров - послышалось позади. Да, где я прятаться буду?! Тоже, нашли время для учений.
  
   Глава ? 23
   На приличной скорости я бросился прочь с поляны, и в пару прыжков преодолев ее, направился под сень деревьев, дабы они прикрыли меня от многочисленных преследователей. Так передвигаясь по ветвям деревьев, я старался уйти прочь, пока меня не начали преследовать. Размеренно двигаюсь в перед, тщательно осматривая окрестности, дабы не нарваться на противника. Не правильно так говорить о членах своего клана, но в данной ситуации они противники, не приравнивать же их к врагам?!
   Взяв неплохой темп, я обдумывал на ходу сложившуюся ситуацию. Во-первых, чакра, точнее ее остатки после применения достаточно затратной техники. Вывод - нужно экономить каждую каплю этой энергии. Во-вторых, погоня, которую организовали за мной в качестве учения для всего клана и меня в частности. Исходя из этого, мастеров за мной не пошлют, ибо они меня и полного сил нейтрализовать смогут. Значит максимум ученики, при поддержке нового пополнения. В-третьих, временные ограничения - неделя. День или два я бы от них, может, и смог убегать, но неделю, не получиться, к тому же на таком малом участке. Это будет долгая неделя.
   Отойдя на самую границу отведенной территории, после чего спрыгнув на землю, припустился бежать вдоль нее, не используя чакру для своего усиления. Двигаясь по лесу, я высматривал преследователей, что искали меня. Из-за чего скорость упала, а учитывая то, что я старался передвигаться по камням, дабы оставлять меньше слетов, я двигался медленно. Пока все было спокойно, но я не обманывал себя. В ближайшие дни будет много схваток. Я один против всех.
   По пути, я аккуратно срывал листья растений, что можно употреблять в пишу, и сразу отправлял их в рот. Таким наесться трудно, но приглушить голод в самый раз. Жуя всякие листья, которые то горчили, то кислили, я жалел, что у меня нет с собой пищевых пилюль. Они тоже не вкусные, но ими хотя бы наесть можно было.
   Двигаясь вперед, я наткнулся на одно дерево, корни которого вылезли из-под земли, образовав некое подобие пещеры. Осторожно пробравшись внутрь я осмотрелся. Окрестности можно рассмотреть и отсюда, поэтому решено было, пока, остаться здесь. И дабы не терять время даром, я стал медитировать, чтобы чакра восстановилась быстрее, поскольку она мне еще понадобится.
   Из медитации меня вырвало ощущение приближающееся отряда. Приложив к земле руки и сконцентрировавшись, я почувствовал колебания земли от передвигающихся людей по верхним путям, приближались они с юго-востока на расстоянии в пол километра. Передвигались они медленно, периодически останавливаясь, а затем возобновляли движения. Замедлив движение чакры по максимуму, отметил, что они замедлились еще сильнее. Видимо мои махинации помешали сенсору, но небыли непреодолимыми, ибо отряд рассредоточился и пошел в мою сторону.
   Похоже, избежать боя не удастся, поскольку, если я останусь здесь сидеть, сенсор все равно меня найдет, а вздумай я убежать, он почувствует меня и направит поисковый отряд за мной. Поэтому ждем и нападаем 'неожиданно'.
   Добирались они до меня около минуты, могли и быстрее, но нарваться на меня не желали, шли осторожно и явно готовые к бою. Чем ближе, тем медленнее они передвиались. Последние метров пятьдесят двигались совсем медленно, явно выискивая меня. Ну что пора, хоть оружием у них разживусь, а то бегаю по лесу в одном кимоно да гэта, непорядок.
   Поэтому я приготовился выскочить из своего убежища и напасть на противника. Шаринган был активирован в считанные мгновения и я рванул вперед, не давая времени среагировать своим преследователям. Прыжок на одну из нижних веток, затем быстро вверх и назад дабы вскочить на ствол дерева и рвануть по нему к голубому небу. Вовремя своего восхождения, успел заметить пятерых, что находились чуть выше меня.
   Парни среагировали достаточно быстро и командир начал отдавать приказы, выкрикивая на первый взгляд какую-то белиберду, но на деле оказавшиеся командами, которые его подчиненные тут же начали выполнять. Десятки сюрикенов полетели в мою сторону, а шиноби начали обходить меня, беря в кольцо и стараясь удержать господствующую высоту.
   Снаряды, пушенные юными шиноби, не представляли собой реальной угрозы. Разве, что парочка, напитанная чакрой молнии. В итоге, сместившись по стволу в стволу, я легко избежал возможного ранения. После чего, оттолкнувшись от ствола, прыгнул к другому, и так несколько раз, хаотично меняя направление и уворачиваюсь от летящего в меня железа. Хоть я и двигался значительно быстрее своих оппонентов, они были настроены решительно, и кидали в меня железки со всей доступной скоростью и меткостью.
   Меня старались удержать в кольце, держась на достаточном расстоянии, но преимущество в скорости и опыте, в купе с шаринганом, играло против моих противников. В итоге мне удалось прыгнуть к одному из своих противников. Парень, будучи в доспехах, все равно напитал тело чакрой, а кунаи в его руках говорит о его решимости. Он готов к бою. Но удар раскрытой ладонью, окутанной молнией в грудь не только остудил его пыл, но впечатал в ствол дерева. Ударившись спиной о которое, парень выронил один кунай. Стоит отдать ему должное, парень быстро отошел от удара и кинув в меня куная, а сам достаточно резво рванул в сторону.
   Перехватив за рукоять, летящую в меня железку, я обзавелся оружием. Разворот, в став в пол оборота к летящим в меня сюрикенам. Напарники не дают мне преследовать своего товарища. Отбиваю часть железок, от других увернувшись, я бросился в сторону, вырывая из дерева парочку сюрикенов, которые я туда переправил. Арсенал пополняется.
   На перерез мне выскочил парнишка, постарше предыдущего, с катаной в руке. Появился он справа и летел на меня сверху вниз с явно читаемым желанием скрестить со мной оружие в глазах. И решил оно сделать по ка мы оба в воздухе. Выпад его принимаю на скользящий блок кунаем, отводя клинок в сторону. Из стоп ударили струи воды, перебрасывая меня через парнишку, и я кидаю сюрикены в подбиравшегося к нам второго мечника, задерживая его не на долго. Тем временим, перепрыгнув первого мечника, приземляюсь на одну из веток и сразу бросаю прочь.
   Многочисленные метательные снаряды заставляю петлять: вправо-влево, вверх-вниз. Я хаотично перемещаясь в трех плоскостях. Причем они пытаются не дать мне уйти, в то время как мечники стараются выйти на удачные позиции для атаки. Похоже, мне пытаются навязать бой с этими двумя, ну что приступим!
   Оттолкнувшись от очередной ветки, я подпрыгнул вверх, совершив кувырок, приземлился на другую ветку, горизонтально земле, а затем прыгнул навстречу своим преследователям. Пару прыжков по немыслимой траектории, и я налетаю на первого противника. Лязг стали, брызги иск, после чего я отвешиваю ему пинок в грудь, отправляя прочь в полет. А затем уворачиваюсь от метательного железа, летящего в меня и встречаю второго мечника. Что-то все они при полном параде, один я с кунаем.
   Парень бросился на меня, сместиться в сторону, пропуская летящее железо мне в спину. Сам бросок, от другого мечника, я почувствовал, но увиденное мной в отражении клинка того, что находился передо мной, позволило сместиться, на минимально необходимую дистанцию. Шаринган чудесная вещь, особенно если умеешь ей пользоваться. Жаль, что я посредственный пользователь.
   Летящий на меня в лоб шиноби отбил сюрикены, что неслись в него и продолжил атаку, как и его напарник за моей спиной. Быстрый обмен ударами, в ходе которых я в основном оборонялся, ибо разница в длине оружия давала о себе знать. Конечно можно, было создать нормальные клинки, но все упиралось в дефицит чакры, которую нужно экономить. Парни неплохо знали кендзюцу и пользовались всеми своими знаниями и умениями. А периодически пролетающие мимо меня сюрикены, не давали расслабиться
   Выловив момент, я сократил расстояние с одним из мечников, отведя его клинок в сторону, и ударил электрической ладонью ему под дых, парализуя не на долго, и отбрасывая в сторону. В тот момент, когда он отлетал от меня, я умудрился выбить из его руки меч, который вонзился в дерево, и я тут же бросился к нему.
   Получить более серьезное оружие в свое распоряжение попытался не дать второй противник, бросившийся в яростную атаку. Но я был быстрей. Получив в свои руки оружие, я схлестнулся с ним. И тут же вынудил его защищаться: я быстрей, сильней. В связи с чем он быстро получил удар по предплечью правой руки. Парень рисковал остаться без запястья, но наручи его уберегли, да и бил я плашмя, из-за чего он расстался с мечом, а не кистью.
   Заехав ему ногой в живот, я отбросил его в сторону, сам же рванул прочь, не забыв забрать второй меч.
   Преследовать они меня не стали видно, решили привести себя в порядок, после того как основная ударная сила, неслабо огребла, и даже лишилась оружия. Мне оно нужнее. Поэтому было позаимствовано без сожаления.
   После чего был забег, в ходе которого я быстро двигался вперед, не забывая при этом поглядывать по сторонам. Пройдя так несколько километров, я сбавил темп, поскольку достаточно сильно углубился на север. Замеченная мной река, породила в моей дурной голове безумный план. Не долго думая, я прыгнул вниз.
   Водная гладь рванула в мою сторону и через несколько секунд падения, подняв изрядное количество брызг в воздух, я оказался в ее объятиях. Глубокий вдох и прохладная вода устремляется в легкие, а воздух крупными пузырями устремляется на поверхность, я же тем временем плавно опускаюсь но дно. Задрав голову, я немного полюбовался постоянно меняющейся картиной леса из-за ряби на поверхности реки, после чего пошел по ее дну, замедлив течение чакры. Может вода укроет меня от сенсоров.
  
   Мои надежды не оправдались, поскольку мое укрытие уже через минут тридцать было обнаружено. По правде говоря не совсем укрытие, ибо я расположился в небольшой заводи образованной рекой по которой я шел, рядом с корягой на которой в изобилии росли водоросли, в которых собственно я и прятался. Тем временем поисковой отряд тщательно прочесывал окрестности в попытке обнаружить меня. Под воду они еще не залазили, но, похоже, скоро они полезут и сюда.
   На каркал, полезли. Трое умников, начали разгуливать по поверхности водоема, высматривая меня. Остальные же расположились на деревьях на окраине, готовые в любой момент помочь своей команде. Шиноби осторожно перемещались, по воде на незначительном отдаление друг от друга. Находясь с одной стороны достаточно близко, чтобы помочь друг другу, случись что. В то же время, не позволяя атаковать их одновременно.
   Один из них оказался рядом со мной и я начал действовать. Резко ускорив циркуляции чакры, я выскочил на поверхность на против своего противника. Он попытался уйти в сторону, но поднимающая в след за мной вода, окутывая парня сзади не позволяя ему разорвать дистанцию. Из-за чего он тут же получает хороший удар в нос. Послышался знатный хруст, из разбитого носа брызнула кровь и дезориентированный парень начал заваливаться назад, поскольку вода его больше не удерживала.
   Тут началось самое интересное. Ко мне бросаются двое его товарищей как две капли воды похожие на того, что только что получил неслабый удар. Разворот, несколько сантиметров стали распарывают горло одному из нападающих, разбрасывая по округе кучу брызг, и вскоре сам опадает, поскольку по клинку в него попала чакра молнии, дестабилизирую структуру водного клона.
   Второй клон начал быстро складывать печати в попытке послать в мою сторону волну воды и выкинуть на берег где меня уже ждут. Второй клинок устремился к воде и, задев ее самим кончиком, метнулся вверх. До противника было чуть больше двух метров, и меч не достал бы его. Только это и не нужно, ибо за мечем метнулся водный хлыст, полоснувший по рукам складывающим печати. Бурлившая в несчастном чакра, разорвала его изнутри.
   Рывок в сторону и я уворачиваюсь от обилия водных пуль, что несутся в мою сторону. Так я и пробирался к берегу, пока к самой водной кромке не прыгнул шиноби, завершающий каменные колья. Которые быстро выросли со дна и попытались проткнуть меня. Ускорившись, я увернулся от его атаки, а плечо несчастного использовал как подставку и прыгнул на деревья. Попутно раскраивая ему голову, и рванул к оригиналу.
   Дальнейший бой свелся к поиску и нейтрализации. В этой группе ставку делали на ниндзюцу и тайдзюцу явно мало уделяли времени, и небыли достаточно быстры чтобы уйти от приближающегося противника. За что и поплатились.
  
   Десятки мелких стычек за неполный день. За меня принялись в серьез, даже ранения легкой-средней степени тяжести не охладило их пыл, а скорее даже наоборот, подогревало азарт. Хорошо, что отряды идут по одному по пять-семь человек. А то нарвись на несколько и возможно задавили бы числом. Убивать ведь их нельзя. В этом то и проблема. Стоит мне нейтрализовать один отряд, как за мной отправляется второй, по любому, направленный хорошим сенсором. В это время предыдущий отряд медики ставят на ноги и отправляют в бой. Такой не приятный для себя вывод я сделал, поскольку противники периодически повторялись.
   Не слабое учения организовало руководство клана. Тренировка молодняка в условиях приближенных к боевым. Медиков, что в кратчайшие сроки ставят пострадавших на ноги и отправляют на 'фронт'. Сенсоров ищущих меня на маленьком пяточке. И меня родимого, убегающего от всей этой оравы, и вынужденного вступать сними в боестолкновение. Пару раз я пробовал убегать от преследователь, но всегда находились шиноби, что могли меня задержать до подхода группы и оперативно уходили после этого. Обложили!
   Разобравшись с очередной группой преследования: пустив им немного крови, да по выворачивал пару рук, я двинулся прочь, ибо прекрасно знал, что следующая группа под предводительством сенсора уже вышла. Радовало, что была глубокая ночь, а по небу плывут облака скрывающие множество звезд, во множестве расположившихся на черном покрывале наверху, да периодически скрывали, растущую луну. Из-за этого в лесу было достаточно темно. Конечно, шиноби видит в темноте гораздо лучше обычного человека, но не как днем. Я же, благодаря шарингану, видел все гораздо лучше, только в черно-белом варианте.
   Облако, что закрывало собой луну, медленно отошло в сторону, открывая путь мягкому серебренному свету, что лился с небес, разгоняя серость и внося краски. Подняв голову вверх и рассмотрев ночное светило, сквозь ветви деревьев, я понял одну вещь.
   Шесть дней. Осталось шесть дней.
  
   По лесу, прыгая с ветки на ветку, неслось трое мечников. Периодически слышался лязг стали, от соприкосновения их клинков, высекая при этом сноп искр. Двое воинов в доспехах наседали на третьего, одетого в кимоно и вооруженного двумя мечами. На вид они были приблизительно одного возраста. Хоть мастерство было на стороне постоянно атакующих шиноби своего противника. Но он лихо орудовал клинками в своих руках, отбивая многочисленные атаки. Он словно предугадывал все их движения и только благодаря этому обзавелся только неглубокими царапинами.
   Соперники двигались достаточно быстро, чтобы только изредка отвлекаться на пролетающее мимо них метательное оружие, но все же иногда им приходилось отбивать его дабы не получить не нужное им ранение и вновь скрестить свое оружие друг с другом.
   А ведь все начиналось с молодого поколения, которое гонялось за мной в тщетной попытке 'захватить'. Теперь же за мной отправляют усиленные группы, в которых присутствуют хорошие мечники да специалисты по ниндзюцу попадались. До звания мастеров им конечно далеко, но это ни в коем случае не влияет на их мастерство. В связи с чем, приходится соревноваться с ними в кендзюцу, которое они знают явно лучше меня, и это под постоянным обстрелом.
   Фехтуя с умелыми противниками, я ждал, когда они отступят. Хорошо, что погоняв меня по лесу какое-то время, они всегда отступают. Не делай они этого, меня бы уже давно схватили и доставили начальству, а так они не дают восстановить чакру и играючи справиться с основными силами преследования. Хотя и без них у меня бы не было полного резерва из-за скудного питания, отсутствия нормального сна и постоянных схваток.
   Обменявшись очередной серией ударов с противником с облегчением отметил, что они отступают, значит и мне пора. И мы рванули в разные стороны.
   Воздух рассекает отточенная сталь, что несется в мою сторону в виде кунаев. Смешаюсь чуть в сторону, взгляд привычно вылавливает летящие снаряды, попутно отмечая расположение противников, что стараются скрыться от меня в ветвях деревьев. Меч в моей руке описывает замысловатую фигуру, отбивая снаряды, что угрожают непосредственно мне.
   После чего отскакиваю в сторону, избегая удара в спину. Да, парни составляли кучу разнообразных планов, как справиться со мной, однако мне удавалось справиться со всеми неприятностями, что они мне готовили. Вот только вместо твердой земли, на которую я должен был приземлиться, я начал погружаться в землю, размягченную техникой в последний момент. Из ног ударили струи воды, вырывая меня из ловушки пока она не захлопнулась.
   Небольшого усилия с моей стороны хватило, чтобы вырваться из плена вязкой почвы пытавшейся утопить меня. Но этого оказалось не достаточно, взмыв в воздух оказался на одной из веток многочисленных деревьев, после чего продолжил свое движение. Свист пролетающего рядом железа, за прошедшие дни, стал не отделимым шумом леса, как и пение разнообразных птиц.
   Избегая ранения, я постоянно менял направление движения. Мое сопровождение старалось не отстать от меня, прикладывая к этому максимум своих сил, а ведь они при этом метали в меня сюрикены, которые мне иногда приходилось отбивать.
   В какой-то момент нашей гонки, я выскочил на поляну, которую решил пересечь. Выйдя из-под прикрытия деревьев, я понял, что погорячился со своим решением. Привыкнув подмечать не заметные на первый взгляд вещи, я отметил кое-где помятую траву. К своему стыду сделал это только после того как не наступил ногой на взрывную печать скрытую под не глубоким слоем дерна.
   Уйдя из одной ловушки, я чуть было не влетел в другую. Полянка, на которой я очутился, была нашпигована взрывными печатями, и посреди всего этого изобилия находился я. На землю я приземлялся, извернувшись немыслимым образом, дабы не наступить ни на одну взрывную печать и не активировать их.
   После чего начались пляски на минном поле. Обилие летящего в меня железа со всех сторон, не давало мне возможности убраться прочь. Быстро перемещаясь по поляне, я размахивал мечами, отбивая снаряды. От чего на поляне прогремели первые взрывы. Печати, в которые попало железо со следами чакры на них, детонировали, разбрасывая клочья земли и траву, образовывая какое-то подобие дымовой завесы.
   Организовав завесу и снизив видимость противнику, я пошел на прорыв. Ускорившись, я выскочил из-под прикрытия облака пыли, поднятого нашими общими усилиями. Не имея возможности точно прицелиться в меня, шиноби кидали свое оружие на авось, надеясь хоть так достать меня там, где меня уже нет. На приличной скорости прорываю кольцо, сжавшее вокруг меня, не забыв отвесить хорошего пинка ближайшему шиноби, и пытаюсь уйти прочь пока сенсор не направил команду за мной.
   Уже пятые сутки я бегаю по окрестным лесам, которые за это время изрядно пострадали. Сколько железа теперь здесь валяется, сколько ловушек я еще не разминировал. Точнее во сколько меня не смогли заманить, из скольких я выскочил в самый последний момент? Считать я уже давно перестал, поскольку некогда. Нужно держать глаза открытыми, чтобы не попасть в очередную.
   После того случая на поляне они словно с цепи сорвались, нападали чуть ли не каждые минут десять. После того как они меня находили происходила ожесточенна схватка с мечниками которым было лет семнадцать-восемнадцать, заставляя выкладываться меня по полной и нагружать свои глаза сверх меры, дабы не получить серьезных ранений, вылечить которые будет выше моих сил. Отбившись от них, мне приходилось разбираться с новоявленными шиноби, которые также хотели проявить себя. И это все под чудный металлический дождик, от которого я теперь с легкостью отмахивался благодаря шарингану. Вот только разобравшись с одной группой, в скором времени я сталкивался с другой. И так раз за разом.
   Постоянное напряжение, которое в последнее время только усилилось, не позволило мне вовремя кое-что заметить. А именно снижение моей реакции, что привело к появлению новых ранений. Не придав в начале этому значения, я все же был вынужден отметить это. С каждой последующей схваткой в теле нарастала усталость, избавится от которой не могла ни чакра, ни массаж с медитацией. Причину в таком своем состоянии я видел в том, что последнее время я плохо питался и был вынужден активно действовать. К тому же все это проходило на фоне полупустого резерва. И все это было списано на банальную усталость как физическую, так и психологическую.
   Но ухудшающиеся состояние, после каждой схватки, натолкнуло меня на куда более вероятный вариант. Яд! Тем более что ухудшение моего состояния началось с повышением активности противника. После этого другого варианта кроме как отравления я не видел. Ситуацию осложняло мое не знание того вещества, что влияет на мой организм, хотя это не сильно бы помогло противоядия мне все равно не достать.
   Битвы в последнее время следовавшие одна за другой не могли благотворно сказаться на моем состоянии, не намного усугубляя его каждый раз. Так что я не удивился, встретив в очередной раз отряд состоящий целиком из мечников.
   Ребята старались действовать максимально слаженно и атаковать с разных сторон. Они как всегда были свежими и отдохнувшими в отличи от меня. Усталость надежно угнездилась в каждой из моих мышц, не давая действовать на пределе своих способностей, в этом мне не помогала даже чакра. Заставлять ее течь быстрее приходилось титаническим усилием воли, для того чтоб сравняться в скорости с новоявленными шиноби.
   В этом бою даже шаринган периодически выключался из-за нехватки чакры для поддержания своей работы, но я находил в себе силы, чтобы заставить его работать вновь. Этот бой, наверное, был самым ожесточенным за последние дни. Клинки мелькали на приличной скорости, иногда окрашиваясь кровью. Как моей, так и моих соклановцев. Каждое мгновение, каждый взмах мечом приближал мое поражение. Это понимали все, от чего наседали активнее, вынуждая меня отбиваться яростней.
   Отведя в сторону очередной выпад своего противника, я сместился в сторону, уходя от другого удара. И нарвался на удар рукоятью клинка, летящей мне в голову. Увернуться от которой я просто не успел, и в результате после сильного удара был отправлен во тьму. Ками! Как же я был благодарен тому счастливчику, что вырубил меня. Отбегался!!!
  
   Проснулся я лежа, по всей видимости, на траве, которая неприятно колола кожу. По щеке полз какой-то жук, что тут же был скинут с моего лица. Приподнявшись, я быстро осмотрелся и отметил, что нахожусь на той поляне, где мы занимались с Хаширамой. Усталость, что сковывала мое тело, практически ушла, видно сон помог справится с последствием препарата, которым я имел неосторожность надышаться. А может мне помогли медики. Вот только меня здесь бросили одного, печально.
   Помимо этого у меня было еще одна проблема - пустой желудок, который требовал, чтобы ему дали что-нибудь существеннее, чем трава которой я питался прошедшие дни, да в большем объеме. Поднявшись, я обнаружил рядом с собой небольшой мешочек, заглянув в который нашел пищевые пилюли, которые сразу же отправились в рот, не смотря на свои вкусовые качества. Утолив тем самым первый голод.
   После чего приступил к разминке, дабы разогнать остатки усталость из своих мышц. Проведя весь комплекс упражнений, я приступил к медитации, за время моего вынужденного отдыха запас которой не сильно восстановился, и это нужно исправить.
   Так я и сидел в позе лотоса на поляне, воронки на которой после использования моей техники, засыпали землей и, последние следы пыталась скрыть молодая трава. Тем временем на востоке начало появляться зарево нового дня. От, несомненно, важного занятия меня отвлекло появление нового действующего лица, которым оказался Хаширама.
   -Сенсей, вы в порядке - воскликнул он, подбегая ко мне осматривая при этом. Да, видок у меня еще тот. Некогда чистое кимоно, пропиталось потом и пылью. Также присутствовало множество разрезов, места которых окрасились в красный цвет. Да и лицо мое, наврядле, выглядело излишне здоровым. Так что не удивительно, что Хаширама обеспокоен моим состоянием.
   -В относительном - ответил я ему - отдохну немного, поем нормально и приду в норму, до того момента как совершу очередную глупость. - А потом вспомнив о задании, что я выдал своему ученику. Время прошло больше, чем было ему отведено - Но хватит пока обо мне, показывай свои достижения.
   Хаширама сразу решил показать свои успехи и начал складывать печати. Делал он это споро и был явно готов увернуться от пушенного мной сюрикена в его сторону, в попытке помешать ему выполнить технику. Но помимо физического воздействия существовало еще и психологическое.
   Черный цвет моей радужки сменился на красный, после чего последовал удар Ки, направленный на Хашираму, с целью сбить его концентрацию. Я не умел так виртуозно пользовать своей жаждой крови, как близнецы в свое время. Поэтому в моем исполнении это был грубый удар, направленный на конкретного человека. Хаши-кун, почувствовав Ки исходящую от меня, отскочил в сторону, продолжая складывать печати. Часть чакры, все же, вырвалась из под его контроля, но это не помешало моему ученику завершить технику. Под конец он ударил правой ладонью об землю, чтобы в следующее мгновение, перед ним, из земли вырвался дракон и рванул ввысь.
   С моим, конечно, не сравнить, но у него все впереди, и я помогу реализовать его потенциал.
   -Ты занимайся, а я пока схожу нормально поем и отдохну - предупредил я парня, после того как похвалил его, и пресек все его попытки разузнать подробности, того как я бегал по окрестностям, отделавшись расплывчатой формулировкой 'потом, все потом'. После чего направился домой, к нормальной пиши и мягкому футону.
   Идя по улочкам в столь 'презентабельном' виде, я привлекал гораздо меньше внимание, чем с ребенком на руках и без жены под боком. Действительно чего странного в картине - воин в рваных одеждах, залитой кровью. Тут и не такое видели. Но дойти мне, не было суждено. Меня перехватили.
   -Нико-дано желает тебя видеть - сообщил мне шиноби, появившийся из поднявшегося передо мной облака пыли. Шуншин - однако! После чего исчез, оставив после себя облако пыли, которое опало на дорогу. Пришлось разворачиваться и идти в резиденцию главы клана. Я бы с большей радостью понежился в каком-нибудь горячем источнике, хорошо поел, да спать пошел, а не шел на поклон к начальству, но раз зовут - пойдем.
   Внутрь меня впустили без всяких проволочек, и пройдя длинный коридор, я попал в кабинет главы клана. Как и в прошлый раз, я чувствовал себя здесь не уютно, не смотря на то, что мы были вдвоем.
   -Как тебе твой ученик?
   -Трудно сказать, он у меня первый, да и времени прошло мало, чтобы сказать что-то конкретное. - Начал я свой ответ. -Но исходя из того что его направили в ученики говорит о том, что парень не лишен таланта. В пользу этого говорит самостоятельное изучение водного дракона, подсмотренного у старших товарищей. Так что я приложу все усилия, чтобы реализовать весь его потенциал.
   -Это похвально - оценил мое рвение Нико-дано - но и о себе забывать не стоит. Твой ресенган произвел на нас впечатление, но его нужно доработать, как и серпы молнии. - Получив на прощание, добрый совет закрепить подсмотренные движения мечников с опытными противниками, меня отпустили.
   Уходя от Нико-дано, я обратил внимание, что на паркете были следы от чьих-то ног. Пять минут назад проходил здесь, все было чисто, а теперь куски земли отмечали чей-то путь по коридору. И это шиноби? Да такой явный след за собой, наврядли, и обычный человек оставит, не говоря уже шиноби. Неизвестный явно показывает свое недовольство. Биджу с ним, я иду домой!
  
   Глава ?24
   Хаширама сидел на полигоне, на котором они занимались со своим сенсеем. На первый взгляд он просто сидел на траве, прикрыв глаза, прижав раскрытую ладонь к земле, а второй рукой сложил знак концентрации. Но это не была простая медитация, о чем говорили капли пота выступившие на его лбу. Причиной такого напряжения был клон земли находившийся неподалеку. Именно его Хаширама поддерживал от разрушения, вливая в него чакру для его восстановления и поддержания его жизни.
   Вообще-то прямого контроля клоны не требовали и им вполне хватало того количество чакры, которое затрачивали при его создание, для выполнения поставленной перед ним задачи. Но случай был особый. Точнее плохое настроение Диссонасу-сенсея, которого пять дней без остановки гоняли по окрестным лесам, недавно закончившие свое обучение шиноби. И дернул его Биджу поинтересоваться 'каково это!'. Ведь ему не довелось принять участие в этом увлекательном действии. Не пустили. По этому, он и решил узнать у непосредственного участника тех событий. И вот он результат.
   Его заставили создать земляного клона, на котором сенсей начал отрабатывать удары, кружа вокруг него, покрывая разные участки своего тела покровом молнии и меняя направления движения, и легкими касаниями обозначал удары. Кончики его пальцев в этот момент окутывались концентрированной чакрой молнии, наносящей серьезные повреждения клону. Хаширама же в этот время седел и передавал чакру своему творению, препятствуя его полному уничтожению.
   Сенсей назвал это тренировкой на выносливость и концентрацию. И это именно то чем он занимался последние дни, вступая, при этом, в постоянные схватки. 'Интересно, все ученики страдают из-за своего длинного языка и плохое настроение своего сенсея?' или это только ему так повезло?!
   Отвлекшись, Хаширама не на долго утратил контроль над ситуацией, что привело к тому, что от очередной порции ударов клон опал кусками земли. В связи с чем, ему пришлось в срочном порядке складывать печати и создать очередного клона, которого он тут же бросил на растерзания своему сенсею.
  
   Хаширама хорошо справлялся со своими обязанностями и исправно поставлял 'свежее мясо'. Хотя это выражение для созданных из земли клонов мало применимо, но суть отображало верно. Очередной смертник пошел мне на встречу, пытаясь при этом ударить меня. Не великие навыки Хаши-куна тайдзюцу в исполнение его клонов выглядели еще хуже.
   Клоны всегда шли в яростную атаку, бросая на это все свои силы, и пытались достать меня. Уворачиваться от них не составляло никаких проблем, но даже такая видимость отпора была предпочтительней вседозволенности и попустительства со стороны макивар. А так тре6ировка для нас обоих.
   Обманный удар я проигнорировал и, поднырнув под мах ногой, оказавшись за его спиной, наношу серию ударов в корпус. Но вместо жестких ударов, я касаюсь его только ночниками пальцев, объятых разрядами молнии. От каждого прикосновения, по телу клона расползаются черные пятна, вскоре осыпавшиеся, обнажая землю, из которой он и состоит.
   Удар локтем, на развороте, пролетает надо мной, а вот удар второй рукой, летящий мне в лицо, заставляет отступить. Все же клоны гораздо лучше макивар, заставляют больше двигаться. После чего мы опять сближаемся. Клон всячески старается достать меня, а я осыпаю его ударами, изредка разрывая дистанцию.
   'Раны', нанесенные мной, постепенно затягиваются, благодаря стараниям Хаширамы. Но периодически он не справляется со своей задачей и создает новых клонов, которых я приступаю обрабатывать 'джукеном'.
   Хоть это и не фирменный стиль Хьюг, основанный на выбивании танкецу у противника, не вижу я их, как и все Учихи. Но отрабатывать этот стиль мне ничто не мешает, к тому же я не собираюсь выбивать их, поскольку прилети такой удар, равнодушным никто не останется. Не важно, попал ли я в одну из трехсот шестидесяти одну точку, иле нет.
   Разогнанное до предела сознание пыталось выловить идеальный момент подачи чакры, чтобы он точно совпадал с ударом. Осуществить такое трудно, даже при помощи шарингана, старательно фиксирующего все происходящее. Синхронизировать удар и выброс чакры трудно. Я всегда опаздываю или действую рано. Что приводит к увеличениям затрат чакры и снижения эффективности, но я стараюсь.
   Эта идея пришла мне в голову спонтанно, а все из-за желания Хаширамы узнать о моих недавних приключениях подробнее. А ведь день начинался так хорошо.
   Проснулся я, задолго до рассвета, от того, что в своей кроватке завозилась Сиеми. Похоже, дочь проснулась и, кажется, была готова заплакать, чтобы привлечь внимание родителей, которые спали рядом с ней. Точнее ее кроватка была рядом с нашим футоном. Мей аккуратно высвободилась из моих объятий, невзирая на то, что я тоже проснулся.
   Склонившись к нашей дочери, она быстро проверила пеленки, разговаривая с ней, что возымело положительный эффект. Готовая было расплакаться, малышка начала успокаиваться, благодаря голосу своей матери.
   Убедившись, что белье менять нет необходимости и причина шума в другом, Мей достала Сиеми из кровати и приложила ее к своей груди. Тусклый свет луны очерчивал их силуэты в ночи, что я невольно залюбовался этой картиной.
   Покормив дочь, она уложила ее назад в кроватку и чтобы она быстрей уснула начала петь ей колыбельную. Сиеми была не единственным слушателем, я также поддался магии ее голоса, завороженно слушая ее. Уверен, даже, Тодао прислушивается сквозь сон, не смотря на то, что его не разбудила сестра.
   В какой-то момент Мей повернулась ко мне в пол оборота, демонстрируя мне изгибы своего тела. Она смотрела на меня, продолжала петь, в глазах отображалась счастье. Почему-то мне захотелось ее поцеловать, даже не смотря на то, что это прервет песню. Приподнявшись с кровати, одной рукой обхватив Мей за талию, я аккуратно пододвинул ее к себе. Медленно наши губы приближались друг к другу.
   Но в последний момент мне в губы уперся ее палец, останавливая меня в каких-то сантиметрах от цели. Я прекрасно чувствовал ее дыхание, как она мое, но, тем не менее, она продолжила петь. Мы смотрели друг другу в глаза, где я видел неприкрытое веселье. А руки! Руки жили своей жизнью, скользя по фигуре женщины сидящей рядом.
   Момент, когда меня повалили на пол, я позорно проморгал, но когда с моих губ убрали преграду, я приподнял голову и поцеловал нависающую надомной Мей. Долгий поцелуй, выбил из головы все лишние мысли. Так что, когда Мей его прервала, мне огромного труда стоило подавить рвущиеся из груди протест.
   -Сиеми, у нас красавица - тихо произнесла она, но слышно было прекрасно.
   -Иначе быть не могло - сказал я, после чего мы продолжили...
  
   Утром позавтракав, я отправился на полигон, где начал разминку. Через пару минут ко мне присоединился Хаширама. После которой, он тут же начал засыпать меня вопросами.
   -Сенсей расскажите... Сенсей а правда... Сенсей ведь... - десяток подобных вопросов обрушился на мою бедную голову. А ведь ему было интересно, по глазам вижу.
   Вот только, напор с которым все это было реализовано...
   В итоге мне в голову пришла просто гениальная идея. В душе захотелось злорадно похихикать, но на лицо наползла улыбка. Увидя которую, Хаширама резко оборвал свои вопросы и, побледнев, сделал шаг назад.
   И вот мы вдвоем отрабатываем контроль стихийной чакры. Наши пляски длились достаточно долго, и Хаширама начал уставать, из-за чего пришлось закругляться.
   Отдых это смена видов деятельности. Хаширама неплохо сегодня потренировался, так что теперь его можно нагрузить полезной информацией о преобразование чакры.
   -Хаширама, сила шиноби в чакре - начал я - и в умение с ней обращаться. Важным моментом идет превращение обычной чакры в стихийную. Ведь тогда шиноби получит преимущество над врагом, который данным умением не владеет или владеет, но хуже. - Хаши-кун быстро уловил мою мысль и подобрался прямо на глазах, усилием воли прогоняя усталость, и собрался слушать то, что ему скажут. -Вот только если мастер суйтона будет далеко от источника воды, его эффективность значительно снизится. Та же проблема и у шиноби практикующих дотон. Во избежание этого была разработана методика преобразования чакры в материю, а для этого нужно... - И я приступил к выносу мозга своего ученика, объясняя ему суть этого процесса.
   Вот так и началось его обучение в материализации чакры. При помощи моих советов Хаширама достаточно быстро делал успехи в этом направлении. Шаринган позволял видеть его действия и поправлять в тех местах, которые вызывают у него затруднение.
   Я тоже тренировался оттачивание свое мастерство в махание мечами, в чем мне старательно помогали клоны. Как в спаррингах, так и в самостоятельных тренировках и передовая мне знания, как правильно выполнять тот или иной прием, но его все равно требовалось закрепить на практике, иначе в бою пользы от него будет не много.
   Хаширама тренировался в создании воды, периодически отвлекаясь от этого дела, чтобы помахать вместе со мной мечами. Правда, железками размахивал в основном я, в то время как Хаширама учился правильно пользоваться своим арсеналом.
   Такие тренировки были полезны больше для Хаши-куна. Спарринг с сильным соперником помогает достичь свое текущего предела и расширить его. Вот и моему ученику приходилось стараться, чтобы дать мне и клонам отпор. В чем он делал успехи.
   Однако мне этого было недостаточно, мне нужен достойный соперник.
  
   На полигон, как и договаривались, я пришел в полдень. Со мной пришел Хаширама, ему тоже будет полезно посмотреть на то, что произойдет. Да и пусть выдаст свое мнение об увиденном, когда все закончится ведь 'со стороны виднее'.
   Однако, не я один был с сопровождением. Мастер Кацу также пришел не один, а в сопровождении своих учеников и своих приятелей, также взявших с собой воспитаников. Вместе с нами на полигоне было двадцать человек. Причем все сидели по периметру и, по всей видимости, ждали только нас.
   Жестом указав Хаширпме сесть с краю и внимательно следить за происходящим, а сам пошел к ожидающему меня на полигоне противнику. Парень ждал меня с обнаженным клинком, стараясь при этом выглядеть расслабленным. Однако в его позе чувствовалась скованность.
   Еще бы он не нервничал, за ним наблюдает четыре мастера кендзюцу, сидящие по краям вместе со своими учениками и будут следить за его действиями, как и за моими.
   Двигался я шагом, с каждым последующим увеличивая скорость, от чего мой путь, начавшийся размеренно быстро перешел в рывок. И вот за считанные мгновения, сократив разделяющее нас расстояние, я нанес удар, во время рывка, выхватив из ножен один из клинков.
   Удар с трудом, но вовремя был встречен скользящим блоком, во время которого мой противник припал к земле и клинок прошел над его головой и ударил меня свободной рукой в живот. Точнее попытался, поскольку я оттолкнулся от земли и перемахнул через его голову. В воздухе я выхватил второй меч и во время приземления нанес второй удар.
   Клинок только вскользь прошелся по боку, оставляя хорошую зазубрину на доспехе моего соперника, который вовремя ушел в перекат. После чего начались натуральные пляски. Мы кружили друг с другом, обмениваясь ударами, принимая их на блоки или уворачиваясь.
   Я был быстрее своего противника, а он значительнее опытнее меня и за счет этого не позволял взять вверх. Но все же мои удары достигали цели, оставляя зарубки на доспехах, однако и он мог похвастаться тем же.
   Бой изменился по хлопку ладоней мастеров. Мой противник разорвал дистанцию, но последовать за ним мне не дал новый участник сего действа. По всей видимости это предусмотрено. Ну что ж сражусь и с ним.
   Поединков было много, участники менялись по сигналу и, вскоре против меня выходило по двое, заставляя отражать атаки скооперировавшихся противников. Было тяжело, но я справлялся, но когда против меня вышло трое, то я понял, что дело дрянь, и воспользовался помощью клонов.
   Поединков было много, постоянная смена противников заставляла подстраиваться под противника, от чего первое время новой партии меня всегда изрядно теснили, но со временем я приспосабливался после чего происходила смена партнеров и все по новой. Биджу!
   Я уже несколько раз успел пожалеть о том, что попросил помощи у Кацу, поскольку мне приходилось иметь дело со свежими силами, но я глубоко в душе (очень глубоко) понимал, что такая тренировка эффективней.
   -Прекрасно! - Воскликнул Кацу, после того как отозвал последних бойцов. - Додзюцу, реально, способствует повышению реакции - вешал мастер присутствующим - что вам и продемонстрировал Диссонасу, хоть в технике он вам и уступает значительно - последнее он выделил особенно - но благодаря глазам, он видит ваш следующий шаг, порой и не один. От чего и реагирует заблаговременно. В итоге вы можете проиграть Учиха, который мечем владеет хуже вас, подстроившись под вашу манеру боя, что и было вам продемонстрированно.
   Слушать завуалированную похвалу было приятно. Ведь тот безликий Учиха, что сегодня 'победил' с десяток Сенджу я. Но все мои радужные мысли были развеяны жестокой, но справедливой фразой мастера.
   -Но победил вас далеко не Учиха, а ... - он замолчал толи подбирая слова, толи делая театральную паузу- ...а так. - Выдал он, махнув при этом рукой в неопределенном жесте. - Хоть у него и три томоэ в радужке, но реально он и на два с трудом тянет. - После этой фразы многие вновь перевили свой взор на меня, уже по новой рассматривая, явно делая выводы. Как и я, как и я.
  
   В наши тренировки помимо стандартной военной подготовки были включены занятия по медицине. Основы первой помощи Хаширама прекрасно знал, как и все молодые воины прошедшие Курс Молодого Бойца. Знания данные в этой области полезны, но, к сожалению, минимальны. В чем я успел убедиться неоднократно. Поэтому было решено выделить время и для этих занятий.
   Вот только моих познаний в этой области было явно недостаточно. К тому же я не мог научить парня тому, чего сам не знал. По этому на занятие к своему наставнику по меддзюцу я пришел не один, а с учеником.
   Открыв дверь, я зашел в комнату, где обычно занималась Мей со своими ученицами. Вначале наше появление не привлекло лишнего внимание, поскольку девушки уже привыкли, что я иногда провожу вечера в их обществе, постигая основы медицины под их присмотром.
   Мей практически перестала заниматься со мной, переложив это ответственное занятие на хрупкие плечи своих учениц. Мотивируя это тем, что 'объясняя и помогая освоить материал другому, они сами лучше разберутся в том, что объясняют!'. С данным утверждением никто спорить не стал. Так у меня в место одного учителя появилось четыре.
   На нежданного гостя первая обратила внимание Мей, подняв глаза от рыбы лежащей перед ней, осмотрела Хашираму, после чего кивнула, дав свое разрешение на его присутствие на занятиях. Ее телодвижения привлекли внимание остальных присутствующих. Девушки также оторвались от своих 'пациентов' и проследив взгляд своего сенсея также начали рассматривать Хашираму. При этом они стали обсуждать парня шепотом, с клонившись при этом друг к другу. Вот только шептались они так, что все было прекрасно слышно.
   -Смотри какой красавчик, Мива!
   -Да, красивый - ответила она подруге. Девушки продолжили обсуждать парня, потихоньку вгоняя его в краску. Но Мей осадила, начавших было веселиться, девушек, цыкнув на них. Так что Хаширама прекратил мимикрировать под томат.
   Пройдя в помещение, я присел на пол, после чего из аквариума начал вытягиваться жгут к моим ногам. По этой реке ко мне была доставлена рыба, которую там держали специально для занятий. Пациент, очутившись в руках заботливого доктора, был парализован, а жгут растворился в воздухе за ненадобностью.
   -Мика, займись новеньким - отдала распоряжение Мей. На что обозначенная личность встала и, подойдя к Хашираме продолжающего стоять в дверях, взяла его за руку, втащила в комнату. После чего он был усажен и, через несколько секунд, перед ним извивалась рыбина, оказавшаяся во враждебной среде.
   Хаши-кун прижал ее рукой к полу, которая окуталась зеленым светом, стал поддерживать в ней процессы жизнедеятельности. Основы парень знал и не должен опозориться. Да, и я приложил свои невеликие силы, чтобы подтянуть его уровень. Убедившись, что процесс пошел, я занялся своим заданием.
   Указательный палец, наставленный на рыбу, удлиняется несколько раз, за счет каменного когтя, проделывая колотые раны. Ну, покалечил, теперь приступим к лечению...
  
   Хаширама стал ходить на занятия вместе со мной. С нашим появлением в женском коллективе, они начинали 'шептаться', пока это не прекращала Мей, но в следующий раз все начиналось по новой. Странно, меня они встретили так только раз, и больше такого не было.
   Так что первое время на эти занятия мне приходилось тащить парня, чуть ли не, силком. Но через несколько занятий он перестал артачится, да и поддевать его стали меньше. Может это связано с тем, что он стал меньше краснеть от обсуждения своей персоны?
   Но, тем не менее, на занятия мы ходили исправно, стараясь выкроить по паре часов каждый день, но это получалось не всегда. К сожалению, весь день посветить этому мы не могли, поэтому приходилось довольствоваться малям. Да, нарабатывать навык на полигоне, леча многочисленные синяки и ссадины.
  
   Время шло, а мы тренировались. Солнце неторопливо пересекало небосвод, а мы тренировались, даже оного не было видно, из-за облаков скрывающих небо. Луна и та не единожды росла и убывала, а мы продолжали тренироваться.
   Хаширама активно впитывал знания и опыт, которые я ему передавал.
   Сегодняшняя тренировка, была совместной с Хаширамой. Мы будем оттачивать скорость и точность наших атак. Полезный навык, способствующий выживанию, как нашему, так и наших союзников.
   Стоим мы на расстоянии тридцати метров друг от друга, образуя треугольник, третьей вершиной которого является каменный столб, возведенный специально для этой цели.
   Моя задача в том чтобы поразить его (столб, а не Хашираму) при помощи серпов молнии, а Хаширама будет стараться попасть в них кунаями, сюрикенами или сенбонами, а мне нужно этого избежать. Зная своего ученика, уверен, часть его арсенала полетит в меня, но ничего так даже интересней.
   В руке у Хаширамы появляются сюриикены, которые сразу полетели в мою сторону. Ожидаемо. Смешаюсь в сторону, пропуская железки мимо. Мечи покидают ножны, и мелкие разряды молнии бьют в разные стороны, наполняя пространство своим треском.
   Сюрикены летящие мне в лицо на своем пути встречают преграду и отлетают в стороны, высекая сноп искр. Со второго клинка слетает дуга и устремляется к своей цели, изгибаясь по пути. Ей на перехват сразу бросились сюрикены. Часть которых попала в цель, получив заряд они полетели дальше, но уже в виде раскаленного куска метала.
   Так и проходила наша тренировка с моих мечей срываются атаки, которые я старался закручивать при помощи разнообразных финтов, осложняя сначала свою жизнь, а потом и своего ученика, стоило только приноровиться. От чего количество острых предметов летящих в мою сторону увеличилось. Хашираме явно пришлись не по вкусу извивающиеся при своем движении дуги и он старался мешать мне финтить.
   Наши пляски продолжались достаточно долго и я начал уставать не смотря на подпитку чакрой, вод только тратил я ее при этом достаточно в больших количествах. Пришлось закругляться.
   Хаширама был доволен, ведь он тоже хорошо потренировался и отправил кучу метала на переплавку, что свидетельствовало о его успехах сегодня, да и меня он заставил попрыгать на небольшом пяточке, уклоняясь и отбивая его атаки.
   Вот только Хаширама похоже не заметил одной детали, которую мне удалось подметить. Металлические снаряды, пролетающие рядом с электрическим разрядом, меняли свою траекторию, не значительно, но заметно для шарингана. Но с каменными снарядами этого не происходило. А теперь вопрос. Что это? и главное как это использовать?!
   Полученные во время тренировки вопросы требовали ответа, который вертелся где-то на периферии, но никак не хотел обретать конкретную форму. Поэтому я устроился медитировать, сосредоточившись на конкретном вопросе.
   Медитации через несколько дней дали результат - обрывки знаний из прошлой жизни. Молния при своем движении образует вокруг себя некое поле чувствительность к которому у разных предметов отличается, и метал откликается на него. Все дело в физике, некоему аналоге дзюцу в прошлом мирре.
   Интересно, что это поле есть у каждого живого существа. Чакра? Нет, там ее не было, насколько мне известно. Это что-то другое. Поломав голову в этом направлении, я просто забил, ибо не важно. А важно, что этим можно научиться управлять. Теоритически. Ведь в человеке по нервам тоже бегают электрические разряды и, следовательно, поле тоже должно быть. И это уже начинает смахивать на биополя, ауры, э, души... Осталось научиться этим пользоваться.
   Однако я затруднюсь сказать, как этого добиться. То что при помощи филигранного контроля райтона - даже не обсуждается, а вот как именно добиться такого эффекта? После долгих размышлений, кроме бредовой идеи, укутаться в покров молний и вращаться в некоем подобии кайтена Хьюг, во время чего попытаться почувствовать это поле, которое является частью электричества. И чем оно больше и больше вращение, тем больше шанс нащупать его.
   Вот и некое подобье плана уже появилось. Осталось его реализовать.
   Тренировки по улучшению контроля я не стал откладывать в долгий ящик, дело это нужное, даже если задуманное не удастся, улучшенный контроль некуда не денется.
   Сведя указательный и большой палец правой руки, я пустил между ними чакру, преобразованную в молнию, после чего, медленно развел их. Между ними, появилась голубая нить из молнии. С которой я и начал играться: делая ее тоньше толще, увеличивая их количество, и когда я захотел свернуть ее в спираль, встретился с первыми трудностями.
   Молния не хотела увеличивать свой путь, а желала двигаться из токи 'А' в точку 'Б' напрямик. Пришлось изрядно попотеть, чтобы заставить ее двигаться, как хотелось мне, но с начало пришлось попотеть. Поскольку она шла напрямик, пришлось ввести промежуточную точку 'С', которой стал указательный палец левой руки.
   Ткнув им в маленькую молнию, и отведя его чуть в сторону, я получил две прямые линии. Стоило убрать дополнительную точку опоры, как линия выпрямлялась, чему я старался противиться, прилагая к этому все свои силы. И это начало давать результат после сотен попыток, выпрямление электрической дуги замедлилось, но не прекратилось.
   Зато у меня стало получаться заставить электрическую дугу выгнуться, без помощи второй руки. Всего-то нужно свести пальцы и она выгнется на столько, на сколько свел пальцы, но, не смотря на все мои усилия, все равно выпрямится. Не смотря на этот прогресс, спираль сделать пока у меня не получается. Если при сведении пальцев с одной стороны и появляется, отдаленно похожее на задуманное мной, то вскоре все равно выравнивается. Своевольная стихия.
   Во время всех этих тренировок мою больную голову посетила идея. Ведь я хочу научиться двигать металлические предметы при помощи рейтона, а по возможности не только их, но вообще все. Мечтать не вредно! Так почему бы мне не поступить также как и в тренировке с листом, сделав необходимые поправки?!
   Сказано - сделано. К следующей тренировке я раздобыл железные опилки, позаимствованные в кузне. Они все равно ни на что не годятся, разве что на переплавку, так что взять немного у меня получилось без проблем. Вот я и сежу с небольшой горстью этого мусора на ладони, по которой ползают молнии, и стараюсь сдвинуть эти частички.
   Тренирующийся Хаширама периодически поглядывал в мою сторону, ему ведь тоже было интересно.
   Молнии ползали по моей коже и соприкасались с металлическими крошками, постепенно раскаляя их. Отчего приходилось скидывать металлолом вниз и лечить ожоги, благо ничего сложного не было, одной медицинской чакры хватало, дабы избавиться от всех следов. После чего на ладони оказывалась новая порция метала, и все повторялось вновь.
   Молнии, бегающие по ладони, меняли свое направление, чертя замысловатые узоры на руке, но это не приносило нужного результата. Даже играя силой молний при помощи чакры, мне не удалось изменить результат. Раскаленные опилки сбрасывались вниз.
   Но, однажды, сбрасывая металлические крошки вниз, избавиться от всех мне не удалось, парочка впилась мне в кожу и не желала расставаться с моей плотью, пришлось выковыривать их кунаем. Извлекая эти занозы, я радовался результату. Хоть он и не тот, что я ждал, а даже диаметрально противоположный, но все же результат!
   После этого случая, проверяя все, что я делал в прошлый раз, мне удалось повторить свой результат и это радовало. Вот только прикинув размеры опилок и кунаев, и количество чакры необходимой для того, чтобы притянуть /оттолкнуть, меня хватит десятка на два таких фокусов, после чего чакра должна кончиться.
   Теоритические обоснования требовали, проверки суровой действительности. Добровольцами были назначены мои теневые клоны, которые должны были проверить все на практике. Для начало бедолаги, вместе со мной отрабатывали вращение на месте, крутясь как волчки. Ох, и намучился я сними, как будто мне своих ощущений, после тренировки, было мало так эти гады, а никем другим они быть не могли, ибо перед развешиванием они так 'мило' улыбались, от чего, не смотря на мое плохое состояние, хотелось дать им в глаз.
   Но они развеивались раньше, передавая мне новую порцию ярких впечатлений. А все от того что человеческий организм слаб. Несмотря на все тренировки и усиления чакрой он продолжает оставаться таким, разве только в меньшей степени. Вот после продолжительного вращения, вестибулярный аппарат и начинал сбоить. А мелькающие перед глазами деревья начали бесить и появлялись рвотные позывы. Закрытие глаз, как выяснилось, проблему не решает, а слегка приглушает.
   Вот по этому я и остановился, чтобы не вывернуло на изнанку, так мои клоны, так же остановились и улыбнувшись мне развеялись. Уу, гады! Новый позыв рвоты удалось подавить, после чего я отдыхал и приходил в себя. И все начиналось снова, и я повторял свои эксперименты, которые с каждым разом переносить становилось все проще и проще. Человек - тварь, которая ко всему привыкает!
   Время шло, и вскоре клоны начали крутиться не просто так, а поддерживая на себе покров из молний. Вращаясь клоны, образовывали вокруг себя водоворот из молний. Когда это произошло в первый раз, клон остановился, и бедолагу зашибло собственными молниями. В ходе опытов такие несчастные случаи периодически происходили, клоны не справлялись со своей же силой в столь экстремальных условиях. Что заставляло меня улучшать контроль, дабы клоны не гибли по глупости - нехватки контроля над своей силой.
   К сожалению клоны не могли качественно отработать технику, поскольку знали ее только в теории, как и я. Каждый раз делали ее как в первый раз и непременно развеивались, позже чем самые первые, но развеивались. От чего мне самому пришлось тренироваться в освоении модификации кайтена.
   Первое время у меня также плохо получалось, и меня били созданные мною же молнии, и приходилось выпрыгивать из электрического вихря и лечить полученные ожоги. Но, тем не менее, это было хорошей тренировкой контроля. Боль мотивирует. И со временем у меня получалось все лучше и лучше.
  
   И вот настал момент истины. Мы с Хаширамой стоим напротив моего клона, для создания которого я потратил практически всю чакру. По телу клона начали бегать молнии, покрывая всего, после чего он начал раскручиваться, быстро набирая обороты. Земля под ним начала проседать, очерчивая небольшой кратер в котором находился мой клон.
   Молнии вокруг клона начали закручиваться вправо, по ходу вращения, очерчивая вокруг своего создателя некий кокон. Подождав еще немного, я бросил первый кунай. Снаряд изначально летел точно в цель, но в паре метров от нее он отклонился вправо. Пролетев по дуге, он умчался в сторону, так и не поразив цель.
   Хаширама данным поворотом был изрядно удивлен. Нет то, что мы будем метать кунаи в моего клона он знал, но к такой подставе он, похоже, не был готов. Поэтому справившись со своим удивлением он взвесил кунай находящийся у него в руке, проверяя не в этом ли причина изменения его траектории.
   -Не со всей силы - дал я ему напутствие, когда увидел, что он собирался метнуть оружие. Хаши-кун послушался, наблюдая за его полетом. Результат был тем же - железка отклонилась вправо.
   После чего мы с Хаширамой закидывали несчастного клона металлоломом, постепенно увеличивая силу броска, и вскоре нам удалось преодолеть защиту. Точнее это сделал мой ученик, прикинув отклонение куная, он взял поправку и кинул левей. От чего железяка, подхваченная магнитным полем, полетела к клону, но не попала.
   Взяв новое упреждение Хаши-кун опять кинул свое оружие и проведя еще несколько пристрелочных бросков, все же попал в моего клона. От чего он развеялся и выбросил в воздух около половины вложенной в него чакры.
   -За что? - Крикнул Хаширама, потира свою макушку, по которой я только что дал парню затрещину.
   -За срыв эксперимента! - Обрадовал я ученика.
   -Так мы и должны были в него попасть - продолжал он возмущаться, глядя на меня как на врага народа, что не уберегло его от второго подзатыльника.
   -За то, что так долго возился - пришлось пояснить ему, свои действия, что не прибавило любви в его глазах. Но все равно эксперимент можно считать успешным. Кайтен, если эту технику так можно назвать, летящие в меня железяки будет отклонять, с предметами какой скорости это действовать не будет, пока выяснить не удалось, но в скором времени мы это исправим. Также выяснилось, что поправку взять с первого раза не получиться, что хорошо. Проверить бы еще сможет ли он отражать техники. Вот только прожорливая она, что не есть хорошо.
   Последующие несколько дней мы выясняли возможности техники.
  
   -Развлекаетесь?! - Раздался голос позади нас. Развернувшись, я сразу метнул парочку кунаев в покравшегося к нам человека. И стоило только это сделать, как я понял, что совершил глупость. Сначала дал подкрасться к себе, а потом бросил оружие. У Хаширамы нервишки, как оказалось, также шалят или он просто повторил мои действия.
   Незваный гость, которым оказался Исао, от брошенного в него оружия увернулся и одарил нас грустной улыбкой. Как бы взывая к остаткам совести людей, что посмели поднять руку на старика. Так я и поверил! Точнее, поверил бы, если не знал, о актерских талантах данного индивида.
   Вот только Хашираме, доброй душе, стало совестливо, и он уже собрался было извиниться, как моя затрещина прервала все поползновения в эту сторону. Обидели мы его как же?! Этот мужик скрутит в бараний рог с десяток, таких как мы и не вспотеет.
   -Есть немного - ответил я, не обращая внимание на бормотания Хаширамы о вселенской несправедливости. Голова моя была занята вопросом - что он здесь делает?
   -Я как погляжу, твои успехи в райтоне впечатляют! - Перевел он свой взгляд на клона, позади нас, который прекратил вращаться, дабы не тратить чакру попусту. Ведь мы еще узнали не все возможности техники, да и не освоил я ее полностью. - Придумал очередную технику, взяв за основу кайтен. Молодец! - Он опять перевел свой взгляд на меня - а не хочешь проверить свои наработки на практике? Клоны конечно полезны, но живого спарринг партнера, к сожалению, не заменят - выдал он аргумент, с которым трудно не согласиться. Да грех отказываться от спарринга с опытным соперником.
   Обговаривая детали, поединка сошлись на идее использования только райтона. А встреча была назначена через пару дней, дабы мы (в частности я) смогли восстановиться и показать все на что способны.
  
   На полигоне собралось несколько десятков человек и похоже сюда они пришли с конкретной целью - проследить за нашим поединком. Такой интерес именно к нашему спаррингу был вызван условиями - райтон дзюцу. Многим интересно посмотреть на такой бой, увидеть различные техники и подумать, как им противодействовать, ведь у врагов обязательно найдется нечто похожее и скорее всего на порядок лучше. Вот они и пришли.
   Мы вместе с Исао вышли в центр, после чего на земле, между нами и зрителями, вспыхнула зеленая линия, очерчивая границы нашего полигона. Стоя друг напротив друга, на расстоянии десяти метров, мы поклонились, приветствуя противника. После чего, даже не разгибаясь, сразу разрываем дистанцию, окутавшись молниями.
   Клинки сразу выскакивают из ножен, и с них срывается электрические плети, которые метнулись за врагом. На своем пути они встретили порцию сюрекенов, летящие им на встречу. Часть снарядов было сбито на подлете, а от остатков пришлось отбиваться мечом, в то время, вторым мечом, направляя плеть.
   Как оказалось Исао овладел покровом на превосходном уровне и даже научился концентрировать его стой стороны, в которую собирался двигаться. Похоже моя монополия на сюмпо закончилась. Выхватив пару кунаев, Исао начал крутить их в руках. После чего с них сорвались плети и рванули в мою сторону.
   Две фигуры окутанные молниями, быстро перемешались по полигону, оставляя за собой след из пожухшей травы от высокой температуры. Между ними мелькали два жгута, как правило, перехватывающие друг друга на полпути, после чего происходил не большой взрыв, оплавлявший землю под ним и разлетающийся сноп искр. От чего пожухлая трава начинала тлеть и чем дольше шла схватка, тем больше таких проплешин становилось.
   Иногда на земле появлялись черные полосы в тех местах, где соперники проходили плетьми, стараясь задеть оппонента. За мельтешением противников следили зрители, большинству сделать это было трудно, но они старательно всматривались в ход поединка, пытась рассмотреть как можно больше.
   Внезапно мой соперник зажал кунай в левой руке, которая быстро окуталась молниями, и кончик лезвия был направлен в мою сторону. После этого небольшой толчок чакры и комок молний протиснулся в лезвие, быстро концентрируясь и сорвавшись с кончика, рванул ко мне.
   От снаряда я попытался отбиться плетью, вот только эта мелкая гадость, уцепившись за нее, помчалась ко мне уже по ней. Пришлось в срочном порядке обрывать плеть и тем самым, направить технику в сторону от себя.
   Вслед за первой атакой последовала следующая, но на этот раз в сопровождении куная. Принимать ее на плеть я не стал. Вместо этого направив на летящую в меня технику клинок, после чего толкнул заключенную в нем чакру молнии на встречу.
   Молнии, покрывающие мой клинок, стремительно начали покидать клинок от гарды меча к лезвию, концентрируя чакру и стоило клинку очиститься, как с него тут же сорвался шаровидный сгусток. Маленькая шаровая молния сорвалась с лезвия и понеслась вперед. Технику на своем пути она не заметила и, долетев до края полигона, столкнулась с барьером.
   От земли пошло зеленое свечение очерчивающие границы барьера. Наиболее четко она была видна в месте попадания. По внутренней поверхности барьера начали расползаться молнии, под которыми было зеленое свечение не позволяющее вырваться стихии наружу. Некоторые зрители приложили ладони к барьеру со своей стороны и начали вливать в него чакру, от чего свечение, начавшее было блекнуть, налилось новым цветом, сдерживая технику, так неудачно повторенную мною.
   На грохот позади себя, Исао не обратил внимание, а вместо этого начал складывать печати свободной рукой. Второй кунай также был зажат в кулак, в котором начала концентрироваться чакра молнии. Рывок и оружие устремляется в мою сторону, а чакра в руке продолжает преобразовываться под воздействием печатей. Сделав последние жесты, Исао разжал кулак и из него вслед за кунаем рванул электрический ДРАКОН!
   Могучее тело, полностью состоящее из молний, внутри которого виднелась плазма, до моего ресенгана не дотягивает, но впечатляет! рвануло ко мне. Увернувшись, я различил леску, тянущуюся за кунаем, по которой передвигался дракон.
   Так что предсказать, движение руки, направляющей куная, я смог предугадать и без шарингана. Изменив траекторию куная Исао также поправив полет своей техники. От удара лески, по которой ко мне двигался дракон, увернуться я не успевал, от чего пришлось завертеться в кайтене, не позволяя леске коснуться меня.
   Покров молний закрутился вместе со мной, образуя вокруг меня вихрь. Я двигался вперед, оставляя за собой солидную выжженную полосу. Леска соприкоснувшись с границей моей техники и начала скользить по ее поверхности, уходя вверх. И после этого ко мне подлетел дракон, который, казалось, совершил последний отчаянный рывок и попробовал мою защиту, на свои многочисленные зубы.
   Таранный удар, обрушившийся на мою защиту, отбросил меня, а по ее поверхности начали растекаться молнии от дракона. Единственное что удерживало их на расстоянии от меня - кайтен. Мячиком проскакав по полигону, при каждом столкновении отдавая часть заряда. В конечном итоге я столкнулся с барьером, который протаранить мне не удалось. К счастью.
   Но от приличной скорости меня неслабо приложило о его границу. При этом в месте столкновения зажглось зеленое свечение, по которому сразу рванули молнии. Наблюдатели, как и в прошлый раз, своевременно позаботились о поддержании барьера. Сила инерции была велика, что на какое-то время мне удалось встать на поверхность барьера, и скрестив мечи пустить два голубых серпа в подбегающего Исао.
   После чего я оттолкнулся от барьера и рванул к своему противнику, не обращая больше внимание на электрического клона, которого он успел послать ко мне, ведь от моей атаке увернуться он не смог и я пролетел над очередной проплешине на полигоне.
   После чего начались наши мельтешения, снова. Во время которых происходила отчаянная сеча плетьми. Кайтен мне пришлось применить еще несколько раз, от чего запасы чакры сильно уменьшились, ведь техникой на должном уровне я до сих пор не овладел, и на нее уходило много чакры. Естественно, это не сталось не замеченным для Исао.
   -Полагаю можно закончить на ничьей - сказал он мне, сбавляя скорость и прекращая бить плетьми в мою сторону. Возражать я не стал, хотя видел, что Исао и сам с трудом поддерживал взятый нами темп.
   -Благодарю за поединок - кланяясь, сказал я, на что получил поклон в ответ. Действительно, поединок был познавательный для нас обоих. Мы оба проверили свои наработки в бою, вынесли некоторые идеи используемые противником. Я больше! Поскольку видел больше, благодаря шарингану.
   -Жаль что владеющих додзюцу у нас единицы и те у неодаренных, но ты! Ты одарен, талантлив и также с додзюцу. Которое достал собственноручно - что-то не нравиться мне в какую сторону он клонит. - Неудачно пересадил, но все же смог его активировать. От чего я не пойму ты безумец или гений?! - Озвучив свой вопрос, он убрал улыбку с лица и, не моргая, смотрел на меня, ожидая ответа.
   -Похоже, это две грани одного целого - после продолжительной паузы нашел я ответ.
   -Хорошо, что большинство Учиха и в половину не так безумно гениальны, как ты. Но и у них есть свои гении, как у нас, так и в других кланах, но их мало и клан их бережет. Ведь потеря даже одного из них сильно ударит по клану - на его губах вновь появилась тень улыбки и, смотря мне прямо в глаза, он сказал - будь аккуратен в своих тренировках. - Дал он последний совет, покосившись на мои доспехи, которые в некоторых местах были слегка оплавлены. Причем причина этого была в том, что мне трудно сдерживать кайтен, и не поджарить себя. Ну ничего, я это исправлю.
   Видя, что наш спарринг закончился барьер сняли, но в наш разговор вмешиваться не спешили, поскольку сами были заняты обсуждением увиденного, только изредка бросали свой взгляд в нашу сторону. Дав последний совет, Исао покинул меня. Подойдя к своим друзьям, и он с ходу включился в разговор.
   -Диссонасу-сенсей! - Раздался позади меня голос Хаширамы, обернувшись, я увидел подбежавшего парня. Обратив на себя внимание, он сразу задал интересующий его вопрос...
  
   Глава ? 25
   Я сидел на полигоне, подогнув под себя ноги и расположив на них бансай. Прогресс в освоении мукутона был незначителен. Ускорить рост дерева мне удалось, а также придавать ему замысловатую форму, но этого было не достаточно для применения его в бою, ведь дерево все равно росло слишком медленно. Да и работало только со специально обработанными семенами или черенками от уже обработанных мной деревьев. Не буду же я вовремя боя разбрасывать семена вокруг? Или буду?!
   Теперь у меня имеется целая коллекция бансаев разнообразных стилей и размеров. Моими успехами заинтересовались наши садоводы, я про тех энтузиастов, что также выпрашивали бансай. С моими объяснениями они довольно быстро овладели техникой, и пошли ее отрабатывать на практике, не забыв на прощание посетовать о не возможности применения этого в бою. Разными словами, но одно и тоже. Профессиональная деформация личности - шиноби постоянно ищет новые способы убиение себе подобных, попутно придумывая способы противодействия.
   Хаширама, на которого я возлагал большие надежды, также не преуспел в этом деле. Нет, ускорить рост и изменить форму своего бансая он также мог, но это проходило растянуто во времени, но быстрее чем у меня. Но даже в его исполнении мокутон, вернее его зачатки, не применимы в бою. Мы явно делаем что-то не так. Надеюсь только пока. С увеличением числа практикующих 'стихию' шанс найти правильный путь увеличивается
   Медитацию над своим бансаем я уже давно вынес на природу и занимался этим уже порядка полу года, посвящая этому делу понедельник, среду и пятницу. Этим можно было заниматься где угодно, но мне нужно было, чтобы меня не беспокоили, ведь сидение в клане меня не устраивало. Пока шло обучение моего первого ученика, это было не так заметно, но стоило ему покинуть меня, как жажда свободы нахлынула вновь.
   Вот тут, мои уединенные занятия сыграли на моей стороне. Все уже привыкли, что я провожу здесь целый день, и никто меня не беспокоит, поэтому есть шанс провернуть одну задуманною мной авантюру.
   Я медленно начинаю погружаться под землю, попутно формирую своего клона с имитацией системы чакры, так чтобы при беглом осмотре не возможно было обнаружить подмены, а повода в меня 'всматриваться' у сенсора не должно быть.
   Оставив на поверхности свою копию, я двинулся в сторону границы клана. Времени на это ушло изрядно, ведь я действовал аккуратно, не привлекая внимания патрулей. Поэтому приходилось плыть в наиболее мягких породах, огибая всякие камни и скальные породы, что отрицательно сказывалось на моей скорости, но я медленно шел к своей цели.
   И вот по прошествии нескольких часов, я вышел на поверхность и пошел, куда глаза глядят...
  
   Хоть моя первая самоволка не заняла много времени, и не сопровождалось дикой гонкой неизвестно куда и зачем, а было простой пешей прогулкой обычного человека, она принесла море впечатлений.
   Самое интересное началось, когда я возвращался. Сердце начало колотить с невероятной скоростью разнося по организму море адреналина, который разве что из ушей у меня не изливался. Был страх, что меня обнаружат, а ведь тогда патруль сначала ударит, а после начнет задавать вопросы, если будет кому. Надеюсь, первый удар я переживу и буду цел, иначе будет печаль.
   По возвращению я был изрядно перевозбужден, примерно также как при знакомстве с Кьюби. От воспоминаний о источаемой им мощи и Ки меня передернуло, тогда было страшнее. Не дай, Ками, встретиться с кем-нибудь из их братии. Я еще не готов и буду готов не скоро. Но все равно не нужно мне такого счастья.
   Вернувшись на свой полигон и заняв место клона, я приступил к медитации, успокаивая организм и бурлящие чувства, так что сделать мне это удалось с большим трудом. К тому же я отдавал себе отчет, что это не последняя самоволка в моей жизни.
   Вечером я, как ни в чем ни бывало, вернулся домой. Радушная жена быстро организовала ужин.
  
   Как я и предполагал, та самоволка была не единственная и следующая состоялась через неделю. Она также была непродолжительной, но этого было достаточно, чтобы раз в неделю почувствовать себя свободным. Вот только со временем простых прогулок мне стало мало. Аппетит приходит во время еды. Так и мне захотелось чего-то больше чем хождение в окрестностях нашего поселения.
   Вот тут и вспомнилась видимая мной столица страны Риса, а ведь своей столицы я не видел. Эта идея была воспринята на ура, к тому же у меня было желание посетить столицы известного мира. Решено иду в Рино.
  
   Моим глазам предстала интересная картина. Голубая лента извивалась по равнине, на которой виднелись небольшие домики разбросанные маленькими группами до пяти штук. Также виднелись маленькие точки - крестьяне, занятые работой в поле. Но самым интересным был город, что расположился на берегу реки, где она разделялась на четыре рукава.
   В центре располагалось огромное здание из белого камня с деревянными вставками, покрытые черной краской. По краям которого находилось две башни, возвышающиеся в высь. Дворец дайме. Центральный остров утопал в зелени и был обнесен стеной.
   На другом берегу располагались, здания также обнесенные заборами, но их территория была значительно меньше, да и не было среди зданий исполинов равных дворцу, Последний же район города был представлен простыми домами, без всяких излишеств, в основном одно и двух этажные. Здания в три этажа были редкостью.
   Поперек города проходила дорога, тянущаяся через все районы города, а через реку, на ее пути, были проложены мосты с небольшими крепостями по краям на внутреннем острове для удержания врага от продвижения ко дворцу.
   Так же было видно несколько лодок плывущих по своим делам выше по течению от Рино, а ниже виднелся уже корабль, правда небольшой. Реку использовали для речного судоходства. Пробежав взглядом по берегу реки, заметил пару причалов на берегу внешнего района и у знати.
   Ну, что вперед! И я достал плащ из печати и набросил его себе на плечи, по лицу прошла волна чакры, наращивая каменную кожу телесного цвета и меня черты лица. Теперь меня не узнать. Вышел я из рощи и двинулся к главной дороге, которая вела к моей цели.
   Дорога оказалась добротная, выложена из плотно подогнанных друг к другу каменных блоков. К тому же достаточно широкая, чтобы на ней легко могло разминуться пара телег, не мешая друг другу. Качественная и дорогая работа.
   Я шел вместе с не многочисленными путниками, которые также двигались в город. Мимо проскакал отряд стражи, лениво осматривающих путников, но никого досматривать не спешили.
   В первый район проход был свободный, даже стражи и той видно не было, стен, кстати, тоже.
   По краям главной улочки стояли вполне приличные здания, за фасадами которых хозяева следили. Красная линия города, как никак. Да и располагались в них многочисленные лавки и мастерские. Вот тут я почувствовал потребность в вещи, так необходимой в современном обществе - деньги.
   На решение этой проблемы меня натолкнул парнишка, что столкнулся с прохожим и незаметно для него избавив от презренного метала, находящегося в его кошельке. Этот вариант мной был признан предпочтительней, чем искать неприятностей в трущобах.
   Я двинулся вперед, крутя головой по сторонам, и по этому 'случайно' столкнулся плечом с прохожим, вот только от слабого толчка его развернуло, и он чуть было не упал, но я успел схватить его за руку и не дать упасть. Какие-то хиленькие горожане.
   -Куда прешь, бродяга - возмутился мужчина, вырывая свою руку из моего захвата, с перекошенной физиономией от презрения и демонстративной отряхивая чистый рукав кимоно.
   -Прошу прошение - извинился я за свое неуклюжесть.
   -Пошел прочь - рявкнул он мне в лицо, после чего пошел дальше по своим делам, а на нас практически никто не обратил внимание, видимо что-то такое на улице происходит регулярно, и народ этим не удивить.
   Ну, если гражданин считает, что инцидент на этом исчерпан, то не буду его в этом разубеждать. Поэтому так же пошел прочь, взвешивая в руке кошель моего благодетеля, правда об этой сомнительной чести он еще не знает. Конечно, можно было обойтись и без столкновения, вот только не учили меня на карманника, поэтому было такое представление. Ловкость рук, и ни какой чакры.
   Деньги, что находились в кошельке подверглись досмотру, перебирая их, я понял, что стал счастливым обладателем восьмидесяти семи рье. Бумажек не было, только монеты разного достоинства, осталось уточнить покупательскую способность этих круглящков и возможно что-нибудь приобрести.
   Свернув в один из многочисленных переулков, я пошел вглубь квартала. Стены домов подходили достаточно близко друг к другу, но двое путников моли спокойно разминуться, если они не будут упитанными, в таком случае возможны затруднения.
   Здесь в отличие главной улицы было грязно, кучи непонятного мусора виднелись то там, то здесь. Они исто были источником неприятных запах. Но их убирали, видел я мужика, что лопатой закидывал одну в тачку, и наверное вывозил куда-то после этого.
   Бродя по этому лабиринту из стоящих в хаотичном порядке домов, я наткнулся на одно заведение, посетить которое появилось иррациональное желание, в котором я заподозрил гендзюцу. Ускорившее свое течение чакра на мгновение 'ударила' в голову и замедлилась, а потом еще разок, ибо желание не пропало. Сложив печать концентрация, я произнес заветное 'кай!', но даже так наваждение не пропало. Пришлось признаться, что желание посетить трактир было моим, и никем не навеяно. Поэтому я зашел в это заведение, но готовый к неприятностям.
   Зал был достаточно просторным, и в нем стояло множество добротных столов. Большинство посетителей столпилось у одного из них и что-то оживленно обсуждающих, но из-за множества голосов все сливающихся в гам. Присев за стол, я заказал себе пиво (кружка которого обошлась мне в один рье) и после того как принесли мой заказ подошел к многочисленной группе, которая, как я понял, из выкриков, играла.
   За столом сидел жилистый парень, ловко движущий, с изрядной сноровкой три пиалы, перебрасывая при этом, между ними, маленький камешек. Наперстки. Игра для ловких рук и зоркого глаза. Вот только я прекрасно видел, где находится камень. Ведь я шиноби, а не погулять вышел, и на губах отразилась легкая улыбка, ведь я действительно погулять вышел.
   Пиалы прекратили свое движения, и мужик уставился на три предмета, силясь сообразить, где искомое, ведь на кону пять рье. Народ столпившийся вокруг затих в предвкушении, не мешая своему товарищу. Стоило ему приподнять центральный пиал... Как люди издали вздох разочарования, проигравший вышел из-за стола уступив место следующему. А ведущий смахнул горсть монет, оставив на столе только один пятак.
   Люди меняли друг друга с завидной регулярностью, стоило только одному мужику выиграть, как таверна огласилась радостным ревом толпы, и каждый посчитал своим долгом похлопать счастливчика по спине или плечу. Сыграв второй раз, он проиграл и уступил место следующему. Понаблюдав, я тоже решил поучаствовать в забаве.
   Дождавшись своей очереди, я присел на против парня, он продемонстрировал камень под центральной пиалой, после чего начал их вращать, постепенно наращивая темп. Тем нарастал, камень перекидывали из пиалы в пиалу. После минутной манипуляции мне предоставили выбор. Помучавшись с ним которым какое-то время, я аккуратно выбрал правый пиал, под которым оказался камень.
   Зал вновь огласили крики, и народ начал лупить по моей спине в порыве чувств, поздравляя меня. От предложения сыграть еще отказываться я не стал, и пиалы начали свое движение вновь. Однако на это раз все было немного иначе, словно он перешел на второй уровень, траектория движения пиал была, по запутанней и присутствовали ложные перебрасывании камня, но цель от меня все равно не скрылась. И я смог указать на нее. Второй победе подряд народ обрадовался еще больше.
   От третьей попытке я отказываться не стал, ведь мне было интересно все ли это на что он способен, или у него есть еще сюрпризы, для таких глазастых, как я. И парень меня не подвел и перейдя на еще одну ступеньку, от чего наблюдающие за его действиями люди притихли. Мне даже пришлось приглушить ток чакры, и не ускорять восприятие, ведь за камнем стало следить проблематично.
   Кода мельтешение на столе закончилось, я задумался. Поломав голову, я указал на пиал, под которым предполагал наличие камня, и с задержав дыхание, приподнял его. Все уставились на камень, а парень не выглядел расстроенным, он лишь уважительно кивнул мне.
   -Это подстава - взревел один из мужиков и попытался опрокинуть стол, вот только он явно переоценил свои силы. Мебель от мощного рывка подскочила вверх, но этого было недостаточно, и она полетела вниз. Раздался крик боли, перекрывший звук столкновения ножки с полом и, похоже, чьей-то ноги.
   Народ отпрянул от стола, я тоже не забыв прихватить свой выигрыш со стала, как и мой оппонент свой реквизит. Потом один из мужиков зарядил зачинщику в глаз, за что сразу схлопотал по печени от другого, и тут началась форменная свалка, народ поделился на компании и пытался побить другие группы. Столы при этом не трогали. Как и прочую мебель.
   Под шумок попытались и меня отоварить, но я не дался, перехватив летящий в меня кулак я перебросил противника в группу, пинающую наперсточника, который не успел свалить, повалив тем самым всех и давая ему возможность отползти прочь.
   Мои действия раззадорили толпу, и она пошла на меня в едином порыве, к счастью драться никто из них не умел, поэтому повалив основную массу народу на пол, прочие, посверлив меня злобным взглядом (как они это понимали, а на самом деле уже, просто, не горели желание, падать на пол), оттеснили к выходу из заведения.
   Пройдя по края помещения я выскочил наружу, настроение было приподнятое и в душе была какая-то удовлетворенность, такое впечатление, что и зашел я сюда за этим. Не важно, пора домой.
  
   Все мои визиты в столицу были без происшествий (да и было это всего пару раз, а то был третий), и я надеялся, что все так будет и впредь. Но человек предполагает, Ками располагает. Видно поэтому в очередное посещение города случилось это...
   Под ногами проносились ветви деревьев. Приземление и я снова отправляю себя вперед, перепрыгивая несколько препятствий. Глаза привычно осматриваю окрестности в поисках неприятностей, о которых я к сожалению не знал, и двигался к ним на встречу.
  Раздавшийся невдалеке вой, поднял в воздух стаи птиц, бросившиеся спасаться бегством от приближающегося хищника. От него, даже у меня, по спине пробежались мурашки, да и сердце позорно пропустило удар, от чего в груди появилось чувство холода. Которое тут же пропало, стоило сердцу сократиться в очередной раз.
  Прекрасная атака, особенно ее исполнение. Вой с искусно вплетенным в него Ки. Свой цели - ошеломить противника, враг достиг. Теперь осталось узнать поможет ему это или нет.
  Мечи, ведомые мной, покидают ножны и готовятся испить вражеской крови. Коснувшись очередной ветки, я тут же прыгаю назад, разворачиваясь лицом к противнику. Инудзука, а никем иным ЭТО быть не может.
  На меня надвигался шиноби мало похожий на человека. Рост за два метра массивное телосложение. Лицо вернее морда была волчья, оскаленная пасть в которой красовались внушительные такие клыки, с которых стекала слюна. Пальцы, заканчивающийся когтями, сжимали копье, на обоих концах которого крепились наконечники. Морда и руки были покрыты шерстью, делая Инудзуку более похожим на екая, нежили на человека.
  Но самое страшное во всем этом были глаза, в которых читались животные инстинкты и желание вцепиться в горло своему врагу. И все это в придачу к интеллекту и изворотливости человека.
  Инудзука скакал среди деревьев словно блоха, хитроумной траекторией. Короткие рывки и смена направления в неожиданные стороны, затрудняя отслеживание траектории своего движения. Внезапно одно из лезвий его копья, окуталось лазурной аурой и сорвалось с его клинка в мою сторону. Вот только интуиция Взвыла, что это не единственная атака.
  Клинки начали свое движение. Правый вспарывает пространство передо мной и с него срывается водная плеть, которая столкнувшись с воздушным лезвием и нейтрализует его, рассыпаясь на мириады брызг. Пальцы, сжимающие рукоять клинка, начинают по одному выпрямляться, выбивая замысловатый ритм, от чего брызги превращаются в густой туман, что норовит утопить в себе близлежащие пространство.
  Второй, тем временем, подчиняясь левой руке, уходит назад, где я перехватываю его обратным хватом и посылаю еще одну плеть в существо напоминающего Инудзуку, только без доспехов. Нинкен.
  Отбив первый выпад врага, я прыгаю дальше, стараясь держать противников в поле зрения. Вот только не смотря на окружающий нас туман, они уверенно движутся за мной, словно белая пелена не застилает им глаза. Проклятые Инудзуки, со своими животными инстинктами, острым обонянием и слухом.
  Шиноби во время всех своих акробатических кульбитов успевал вращать свое копье, осыпая меня целым градом ударов. Не смотря на все мои старания, атаковал он достаточно точно. Я так же не отставал, клинки порхали передо мной, выписывая в воздухе замысловатые фигуры. Плюс с них постоянно стекала водная плеть, на которую я принимал вражеские атаки, от чего, несмотря на все наши хаотичные передвижения, мы были в окружении тумана.
  Но моим противникам это мало мешало. Инудзука в какой-то момент даже усилил свой натиск, заставляя меня уйти в глухую оборону, позабыв про резкие контратаки, его копье вспарывало туман, а летящие в меня лезвия норовили снести его в сторону, но мне пока удавалось удерживать свое прикрытие. Ключевое слово - пока.
   Поэтому я перешел к более активным действиям. Плети, недавно срывающиеся с моего оружие, прекратили бить по врагу. Незначительная задержка и по мечам начинают плясать молнии, быстро покрывая все лезвия и превращаясь в пленку на них.
   Взмах и с мечей срываются сюрикены, за которыми устремляются всполохи молний, образуя электрическую сеть, которая постоянно меняет свой рисунок из-за вращения снарядов, служащих ей основой. Вот только чем дальше они разлетаются, тем крупнее становятся ячейки и слабее нити связывающие их.
   Пространство разделяющее нас заполнилось вместо брызг, мелким крошевом, в котором, нет-нет да проскочит небольшой разряд молнии. Порождая много шума, озона и вспышки, которые изредка выхватывают силуэты в белой мгле. Улучив момент, я создал несколько клонов и отправил их вперед на ошеломленного врага.
   Вот только не я один такой умный, нинкен так же решил воспользоваться предоставленной возможностью и бросился вбок, прикрываясь своим хозяином, который поднял в воздух кучу всякого мусора, перекрывая мне обзор, после чего пошел на меня в атаку, но был встречен клонами. Нинкен из поля зрения был утерян.
   Оставлять врага, который может вцепиться в шею и запросто переломить тебе хребет, не считая множества ран от зубов, за спиной верх глупости. В итоге я начал перемещаться в сторону, осматривая окрестности в поисках сбежавшего врага. К тому же не выпуская из виду Инудзуку сражающийся с моими клонами, и коим приходится явно не сладко, но они его хотя бы сдержат, какое-то время.
   Быстро перемещаясь по округе используя сюмпо, я тщательно осматривал окрестности в писках нинкена. Вот только он напал первым, выскочив на меня сбоку, и бросился на меня, оскалив пасть. Его когти, на тянущихся в мою сторону передних конечностях, покрывала лазурная пленка, увеличивающая их длину.
   Клинки смогли отвести его когти в сторону, но были заблокированы. Мы оба не давали друг другу воспользоваться ими на столь близком расстоянии. Вот только нинкен решил воспользоваться своим преимуществом надо мной. Его пасть метнулась к моей шее с явным намереньем отведать моей крови. Не бывать этому!
   Моя нога ударила ему в брюхо, удерживая меня на минимальном расстоянии от пасти обдавшей меня жаром и слюнями в купе с неприятным запахом, да и клацнувшие челюсти перед самым носом, не были приятным моментом. Вот только весил он значительно больше меня, поэтому нас понесло прочь. Меня спиной вперед.
   Стоило мне начать выбивать пальцами ритм по рукоятям мечей, как зверь резко свел руки вместе, затем резко дернул в стороны, провернув свои лапы и вырвал клинки из моих рук. В следующее мгновение они улетали прочь от нас, очерчивая в воздухе траекторию своего полета в виде голубой дымки.
   Неожиданно. Кисти начинают складывать другие печати. По груди прошлись когти ветра, высекая мелкое крошево. Мне удалось нарастить на доспех внушительную камену корку, прикрывшую мои внутренности, от жестокого внешнего мира.
   Зверь сделал глубокий вдох, а грудную клетку начинает наполнять чакра ветра. Не знаю, что он намерен делать, но на малой дистанции мне мало не покажется в любом случае. Раскрытая ладонь устремляется в морду зверя, я не дотянусь, но мне этого и не надо. Из нее бьет молния, вот только нинкен умудрился в последний момент убрать морду в сторону, но ему все же проплавило шерсть и, кажется, задело правое ухо.
   Этот разряд развернул нас в воздухе и пока мы крутились я ударил второй ладонью, в которой образовывалась сфера, в недрах которой проскакивали вспышки молний. Поменявшись местами с нинкеном, теперь он летел вперед, правда к верх ногами, как и я. Из моей ноги ударил поток молний, обжигая брюхо моего врага, и вызывая рык полный ярости из его пасти. А чакра в его груди копилась.
   Оттолкнувшись, я кинул в него ресенган, но не успел. Нинкен закончил формирование своей техники раньше и выплюнул ее в меня. Вот только на ее пути оказался мой ресенган, столкнувшись они породили взрыв, разбрасывая множество разноцветных искр во все стороны, большинство, все же, летело в мою сторону.
   Однако это мелочи, а ударная волна, неслабо так, ударившая по мне, вызвала звон в ушах и красные круги перед глазами. Да и картинка, к тому же, поплыла. Сложив несколько печатей, я смог зацепить камень, что валялся не далеко от нашего поля боя. Знак концентрации и я меняюсь с ним местами.
   Земля с силой ударила меня по ногам, из-за чего я чуть позорно не упал, но с трудом удержал вертикальное положение. Добиться этого было трудно, поскольку меня постоянно норовило увести в сторону. Рука потянулась к глазам, вытирая выступившие слезы. После чего взгляд сам задержался на окровавленных пальцах.
   Какое-то время я стоял и рассматривал окровавленные палы, не обращая внимание на текущие по щекам слезы. Кровавые слезы. Все мое внимание было сосредоточено на пальцах, по которым стекала кровь. Но долго продолжаться так не могло, и я заставил себя оторваться от этого зрелища. Прошло лишь мгновение, веки опустились и тут же поднялись, а мир для меня расширил свои границы многократно. Чтобы сразу реагировать на опасность, обрушившуюся на меня в лице Инудзуки.
   Копье в его руках порхало, и с его наконечников срывались потоки воздуха, режущие все на своем пути. А то, что я был на их пути, не очень-то пришлось мне по нраву. Взгляд скользил по десяткам лезвий, несущимся в мою сторону. Смещаюсь немного в сторону, пригнулся, тело двигается не охотно, но под влиянием чакры, которая затопила организм, четкость движений восстанавливается. И от последующих атак я уклонялся все лучше. В результате я отделался только не глубокими порезами, хоть и многочисленными.
   Враг виртуозно перекрыл все пути отхода, даже мало вероятные, сдерживая меня на одном месте, подбираясь ко мне все ближе. Клинки привычно сформировались в моих руках, и я спешно стал встраивать их движение в наш танец и водные плети, что срывались с них. Но это было лишь отсрочка, незначительная.
   Сократив дистанцию до десятка метров, он взмахнул своим копьем, обрушив на меня мощный вертикальный поток воздуха, защититься от которого плетьми я не успевал, да и не получилось бы. Поэтому, плети резко оборвались, и передо мной выросла каменная стена. А меня окутала водяная сфера.
   Стена удара не выдержала, и ее остатки приняла на себя окружающая меня вода, в которой начали появляться кровавые разводы от многочисленных ран, гася поток воздуха и каменные осколки. Защиту на прочность проверили достаточно быстро, зашедший с боку Инудзука молодецким ударом распорол ее практически полностью, от чего масса воды опала, растекаясь по земле, превращая ее в вязкую кашу.
   Но я успел покинуть ее заблаговременно и нанес удары плетьми по врагу на время потерявшего свою маневренность. Вот только потоки воды были встречены вращающимся копьем и сорвавшейся с него волной воздуха, исходящие от него. Она разбила мою атаку и сдула большую часть жижи. А настоящий сюрприз произошел когда, когда его копье разделилось на три части соединенные цепью, и удары стали срываться с дух лезвий одновременно, вынуждая меня уйти в глухую оборону и отступать.
   Взгляд лихорадочно бегал по многочисленным воздушным лезвиям, летящим в мою сторону, помогая принять их на поток воды и тем самым отразить непосредственную угрозу, от остального я просто уворачивался, не всегда успешно, но пока без серьезного ранения. Вот только количество также может перейти в качество.
   Однако беда пришла с другой стороны, на поле боя объявился нинкен. Видок у него был не важный, на брюхе красовалось черная корка, через многочисленные трещины которой сочилась кровь. Шерсть во многих местах опалена. По нижней челюсти стекали струйки крови, правая часть морды была изрядно обожжена, от молнии, что пролетела с ней рядом. Кожу покрывали волдыри, часть из которых лопнуло. Вот только на сцену нинкен вышел не просто так.
   Он подался немного вперед, открывая пасть и выплевывая в мою сторону багровую сферу. Воздушное ядро.
   Его полет был стремителен, прыгаю прочь. Взмах мечем, и одна из плетей сталкивается с ядром, немного меняя его траекторию и помогая мне разминуться с ним. Багровая сфера пролетает рядом, я даже почувствовал потоки воздуха исходящие от нее. Столкнувшись с землей, сфера разбросала во все стороны комья.
   -Учиха без внутреннего огня. Это что-то новенькое - прорычал мне этот оборотень, продолжая осыпать меня градом ударов и растягивая губы в оскале, который должен отображать улыбку на этом лице. Вот только от осознания того ЧТО! он мне только что сказал я сбился, за что тут же получил порез. Да он сенсор, его нужно убить вместе с шавкой.
   Крестообразный взмах мечами с обильным высвобождением воды, ненадолго создает преграду между нами. В то время как Инудзука с нинкеном пытаются преодолеть ее по моему клинку начинают плясать молнии, покрывая клинки электрической пленкой. Как только Инудзука показался, в него полетел голубой диск из отделившегося от рукояти правого лезвия, а потом и второй.
   Оборотень увернулся от одной атаки и каким-то чудом сумел извернуться на своих животных инстинктах, избегая второго удара, который был в состояние прервать его жизнь. Увидев своего противника без оружия Инудзука рванул вперед, лихо размахивая свои оружием.
   Ныне бесполезные, рукояти летят прочь, пока я отступаю, пытаясь сохранить разделяющей нас расстояние. Потоки воздуха летают в опасной близости от моего тела, но я складываю ладони и резко развожу их в стороны, формируя лом. Уворачиваться было трудно, и я постепенно получал все новые ранения, но подходящего момента я все же дождался.
   Перехватив лом по удобней и уклонившись от очередного лезвия я метнул свое оружие во врага и разворотил ему грудную клетку. Только не посередине как целился, а правее. Все же у Инудзуки реально животное чутье на опасность, но оно ему мало помогло. Создаю клонов, которые добили раненого врага и направились за нинкеном, который изрядно отстал от нас.
   Почувствовав смерти своего хозяина, он огласил окрестности воем полным ярости и жажды крови и явно поднажал, стремительно приближаясь к нам. Выскочив со стоявшей дыбом шерстью, багрового оттенка, явно не от крови и с диким рычанием, от которого закладывало уши, бросился на меня не обращая внимания на клонов, заходящие с боков. В глазах у нинкена читалось одно желание отведать моей крови. Не взирая ни на что.
   Однако до меня он не дошел, сраженный совместным ударом клонами. Которые прошлись своими мечами по его телу, правда, были развеяны ударами воздушных когтей, бьющих наотмашь. Упав на землю с серьезными ранами, он не сдавался, дрожащие конечности упрямо поднимали израненное тело.
   Стоя в паре десятков метров от своего противника на ветке дерева, я сформировал в руке несколько сенбонов и, напитав их чакрой молнии, метнул во врага, ставя окончательную точку в этой битве.
   Со смертью нинкена можно вдохнуть посвободней. Свидетелей боя, а также слов Инудзуке не было, я надеюсь на это. Иначе возможны неприятности, которые ни мне, ни клану не нужны. Сенсоры должны увидеть место битвы Инудзуки и Сенджу, Учих здесь не было.
   Тела врагов были мною запечатаны в свиток, который нашелся у шиноби, Несколько минут мной было потрачено на поиски мечей, которые нинкен вырвал из моих рук и выбросил. После чего я, погрузившись под землю, и двинулся прочь, попутно леча многочисленные раны.
   Больше неприятностей в пути не было, чему я был безмерно рад.
   Остаток дня я сидел на полигоне, в попытке свести следы недавних ранений, моих умений для этого явно не хватало. Нет, раны не кровоточили и затянулись, но свежие рубцы присутствовали. Однако это была не единственная проблема, изрядно порезанный доспех Учиха. Вот это проблема. Ведь именно в нем я провожу спарринги, изображая закадычного друга. Надеюсь, до следующей тренировки я сумею привести его в надлежащий вид.
   Вечером придя домой, я был накормлен любящей женой. После чего в нашей комнате, она сняла с меня кимоно и прикоснулась к свежим шрамам рукой окутанной нежным зеленым светом.
   -Надеюсь, в следующий раз ты будешь осторожней - в ее голосе не было осуждения, злости. Похоже, Мей знала про мои прогулки, а возможно и не она одна. Время покажет.
  
   Глава ? 26
  Уснуть я никак не мог, поскольку голова была забита возможными проблемами, связанными с моими самоволками. Начиная внутренними из-за нарушения прямого приказа главы, заканчивая ... Вот тут моя богатая фантазия рисовала совсем удручающие картины будущего, мало вероятные, но имеющие право на существование.
  Конец моей буйной фантазии принесла Мей, которой надоели мои мучения. Положив руку мне на лоб и воздействуя чакрой на мою голову, отправила меня в мир грез, чему я не сопротивлялся. И почему не попросил об этом раньше? Гордость, глупость или все сразу?!
  К счастью никаких сновидений у меня не было, а то, учитывая всю чушь, что активно бродила в моей голове, меня бы жали веселые грезы.
  Следующий день, как ни странно, прошел спокойно. Никто не спешил поднимать вопрос о моем отсутствии. Доспех и тот удалось спокойно заменить на новый. Склад, где хранились трофеи был в свободном доступе. Приходи, бери, что хочешь. Больше волновался.
  Дни шли за днями, я старался заниматься своими обычными делами, не привлекая к себе излишнего внимания. Размеренный темп вернул мне спокойствие, и я перестал ждать вызова к главе клана с минуту на минуту. В итоге я даже перестал совершать свои прогулки, от греха подальше. А для того что бы отвлечься стал усиленно тренироваться с другими мастерами, улучшая свои навыки.
  -Диссонасу, хоть тебя и считали мастером до этого - начал один из моих спарринг партнеров - но необходимый уровень ты достиг в последние годы. Главное ты не останавливаешься на достигнутом и продолжаешь развиваться.
  -Раньше ты и одному из нас не мог дать достойный отпор. - Да, да. Раньше у меня было мало шансов победить кого-нибудь из мастеров клана, но то время прошло. - А теперь наравне бьешься с двумя - улыбнулся он, красиво уйдя от того, что мне удалось их 'победить' .
  -Продолжай тренироваться и не забывай, на каждого силача найдется свой хитрец.
  -А на хитреца мудрец - парировал я.
   -Ничего мы приведем силача - не остались они в долгу. Ведь этот спарринг далеко не первый и не последний.
  
   Расположение поселений кланов известно достаточно точно. За многие годы и даже поколения такую нужную информации о близлежащих соседях мы узнали, как и они про нас. Но меня интересовал конкретный клан - Учиха, поскольку к двум его представителям у меня личные долги и пришло время вернуть их с торицей.
  Так что я быстро одел доспехи. Подтянув все ремни и закрепив на поясе мечи, и подсумок за спиной, попрыгал на месте, проверяя, не вмещает ли что-нибудь. После чего взяв свой бонсай, направился на полигон 'медитировать', откуда аккуратно покинул территорию клана и, взяв неплохо темп, направился прочь.
  
  Я все дальше двигался к своей цели, от чего меня раздирали противоречивые чувства. С одной стороны желание воздать по заслугам конкретным Учиха, не клану в целом. Вот только, чем дальше я уходил, тем больше мне это казалось не взвешенным и обдуманным решением, а детской обидой с юношеским максимализмом вперемешку. И с каждым шагом эта уверенность росла.
  С другой ради своей цели мне придется провести вне клана несколько дней, от чего было не по себе. Ведь такое трудно, скорее невозможно скрыть, так что по возвращению меня будут ждать вопросы, а после и наказание. Когда выдвигался, я был к этому готов, но постепенно моя уверенность таяла и все чаще мою голову посещала предательская мысль 'вернуться пока не поздно'. Прогонять которую, со временем, становилось все труднее.
  Противоречия привели к снижению скорости моего передвижения, давая мне все больше времени, на обдумывания сложившейся ситуации. От чего мне все больше хотелось вернуться, забив на этих Учиха. Все равно ведь встретимся на узкой дорожке жизни.
  Взвесив все за и против в последний раз... Я повернул назад.
  Путь мой лежал через долину, на которой росла сочная зеленая трава, по колено высотой. Всюду возвышались небольшие холмы, от чего трава казалась зеленым морем, по которому бежала рябь создаваемая порывами ветра. Полноту картины портили куски скал виднеющиеся то-ту, то-там.
  Я даже перешел на шаг, чтобы в полной мере насладиться этой чудесной картиной. Пару минут назад я здесь пробегал и краем сознание отметил этот чудесный пейзаж, но будучи полошенный тяжелыми думами мало уделили внимание этой красоте, а высматривал опасности, поджидающие в пути. Но теперь спешить мне некуда, и я смогу насладиться ей в полной мере.
  Вот только созерцание прекрасного пришлось резко прекращать. Из рощи выскочила тройка здоровых шиноби, явно, принадлежащих клану Акимичи. Вырвавшись на зеленую гладь, они увидели меня и приготовились к битве.
  Рука одного шиноби немедленно увеличилась, после чего он схватил увесистый камень и крутанувшись на месте, запустил его в меня. Увернуться от метрового камня не составило никаких проблем, несмотря на немалое ускорение, которое придал ему Акимичи, бросив в меня камень. Но разделяющее нас расстояние давало времени больше чем нужно.
   Рука Акимичи увеличилась еще больше и он подхватил своего товарища, раздувшегося в приличны шар, после чего метнув мою сторону это живой снаряд, а сам в месте с товарищем бросился ко мне. Похоже, мне пытаются навязать бой, что мне ой, как не понравилось.
  
  Под сенью редких деревьев находилось двое шиноби на амуниции которых виднелась эмблема клана Сенджу. Один из них, сложив знак концентрации, стоял и смотрел вдаль, не видя, что твориться перед его глазами и был отрешен от окружающего мира. Но это ему и не нужно было, ведь для этих целей у него есть сопровождающие, один из которых при нем, а второй возвращается.
  Приближение третьего шиноби охранником было расценено как угроза, ведь движущийся к ним воин был Учиха. Его приготовления к бою были остановлены легким движением кисти сенсора 'смотревшего' в другую сторону. Получив команду 'свои', Сенджу немного расслабился, но продолжал держать потенциального врага в поле зрения.
   'Учиха', увидев такое отношение своего напарника к себе любимому, перешел на шаг. Оттянув нижнее веко правого глаза, он аккуратно дотронулся указательным пальцем другой руки до глаза и убрал красную пленку, за которой показалась черная радужка. После чего линза была помешена в коробочку, куда, чуть позже, отправилась и вторая. Затем послав небольшую порцию чакры в доспехи, где красовались эмблема, можно было увидеть, как красно-белый веер Учиха сменился на символ Сенджу.
  После этих манипуляций его перестали расценивать как угрозу, ведь это был второй охранник и они оба стали ждать сигнала от сенсора. Время шло, где-то вдалеке слышались глухие удары. Именно там, куда был устремлен 'взор' сенсора. А шиноби стояли и ждали.
  И вот настал момент, когда они выступили к месту битвы, непродолжительный бег среди редких деревьев и вот Сенджу выскочили на зеленую поверхность, покрывающую большую площадь, что стала полем боя шиноби из клана Акимичи и Учиха...
  
  Массивный снаряд, описав в воздухе дугу, постепенно увеличиваясь в размерах, собирался приземлиться на то место, где я стою, подминая под себя. Сюмпо в сторону, и я выхожу из зоны поражения своеобразного снаряда и, выхватив мечи, послал в Акимичи два серпа молний.
  Шиноби резко ужался в размерах и моя атака прошла мимо, после чего он приземлился, по колени уйдя в землю, вызвав при этом не слабую такую дрожь, не пропорциональную его телу. После чего, с развороту, попытался ударить меня кулаком, не смотря на разделяющий нас десяток метров.
  Его рука резко удлинилась, и увеличилась в размере, из-за чего в меня летел кулак размером с валун, даже больше того, что кинули в меня в начале боя. Увернуться от этой махины не составило труда, ведь Акимичи потерял меня из виду.
  Отскочив в сторону, я послал во врага серп молнии, целясь ему в туловище, но он смог меня удивить. Увеличенная рука разжала кулак и, вцепившись в землю, погрузив в не пальцы, начала возвращаться к своим истинным размерам, подтягивая к себе туловище, выдергивая его из под удара.
  Но на этом сюрпризы не закончились, извернувшись он пнул меня ногой, которая также начала увеличиваться и теперь его стопа летела в меня. Скрещенный серп молнии, пушенный в него, был обращен в облако искр, оставив только черный оплавленный след, на подошве ботинка моего врага.
  На этот раз уворачиваться пришлось не только от удара Акимичи, но и от камней, которые в меня метнули остальные участники этой схватки.
  Нога пролетела мимо и, врезавшись в землю, разметала комья земли. Затем Акимичи опять воспользовался своими особенностями тела, подтягивая себя к ноге, прихватив с собой пласт земли и сложив пару печатей второй рукой, утрамбовал его, после чего метнул в меня.
  Взмах меча и кусок породы распадается на две части, между которыми я проскочил и оказался перед летящим на меня Акимичи. Резко остановившись и упершись ногами в землю, посылаю в выстояшую чуть впереди чакру, отчего вырастают каменные колья, направленные на Акимичи. Когда он налетел на них, я было обрадовался, но увидев, что он их просто смял и не заметил, был вынужден уходить в сторону.
  Сложив серию печатей, заставил воду, находящуюся под нами, пробить путь на поверхность. Незначительная дрожь земли и из ее недр ударила струя воды под давлением, прямо из-под ног, стремящихся к нам, бойцов Акимичи. Не смотря на свои габариты, они сумели избежать серьезных ран, и отделался довольно легко.
  Вода подвластная моей технике, смогла отогнать рвущихся в первые ряды воинов. После чего я переключился на основную цель, под которой также начали возникать гейзеры, от которых он шел, но это дало мне время.
  Водные столбы, поднимались на десятки метров, после чего начинали разбрасывать по округе крупные капли, орошая землю и насыщая воздух влагой. Поэтому мне не составило больших трудов укутать наше поле боя туманом, ведь в воздухе, итак, присутствовала изрядная доля моей чакры.
  Скрывшись от взора своих противников, я рванул в сторону молодых парней, с целью вывести их из боя поскорее и сконцентрировать все свои силы на их командире, представляющего угрозу и не отвлекаться на мелочи. Быстро преодолеть разделяющее нас пространство у меня не получилось.
  Оставшийся позади Акимичи, создал технику на основе дотона и ударил о землю увеличенными в размерах кулаками. От чего земля под моими ногами резко ушла вниз, а впереди начала расти стена. Очутившись в яме, я оттолкнулся от ее дна и вскочив на стену, и попытался было ее преодолеть, но структура чакры в ней начала меняться и я оттолкнулся от нее не дожидаясь окончания.
  Сильный толчок с ускорением в виде реактивной тяги из воды и кувырок назад. Стена, по которой я хотел взбежать, оплывает и под силой тяжести спускается в созданную до этого яму. Вот только, мои выкрутасы, не остались не замеченными увеличившимся в размере Акимичи.
  Возвышаясь над уровнем белого покрова, он заметил меня близко подлетевшего к верхней границе, от чего ему удалось разглядеть мой силуэт в пелене и ударить по нему. Могучая ладонь обрушилась на меня, желая вжать в землю. Извернувшись, я на краткий миг соприкоснулся с ней ногами, частично силу удалось погасить, увеличив подпитку тела чакрой, и амортизировав его ногами, чтобы в следующий миг оттолкнуться от нее и встретиться с землей самостоятельно.
  Влетев в нее как в воду, благо контроль над этой стихией такое позволял, но если бы Акимичи лично приложил бы меня об землю, этот трюк наврятли получилось бы провернуть. А так его удар не доставил мне неприятностей, благо не успел сделать какую-либо технику и с ходу достать меня под землей, а так, я оперативно ушел от него и направился к молодым воинам.
  Выбравшись на поверхность я застал интересную картину, один из воинов увеличил в размерах свою грудную клетку, втянув в себя изрядное количество воздуха и смешав ее со стихийной чакрой, разумеется с воздухом. Рядом с ним находился второй и прикрывал своего товарища, готовящегося применить дзюцу.
  Сложив последние печати, воздушный шарик начал сдуваться, опорожняя свои легкие, при этом возвращаясь к своим истинным размерам. Из его уст вырвался достаточно мощный поток воздуха, не представляющий большой угрозы шиноби, и начал сдувать созданную мной завесу. К несчастью помешать я ему не могу.
  Точнее мне не дали. Пришлось перекатом уходить в сторону, уклоняясь от гигантской ладони, которой меня попытался прихлопнуть Акимичи, в очередной раз, как какую-то козявку. Я Сенджу, а не какой-нибудь Абураме! В перекате метаю сенбоны, напитанные чакрой молнии. Однако они для такой туши словно мелкие занозы и попав в цель, похоже, не причинили никакого вреда.
  Веселее стало, когда его рука начала уменьшаться в размерах и из под кожи начали вылезать сенбоны, застрявшие там и падать на землю. Похоже здесь нужен лом, иначе ни как. Теперь моя идея разжиться качественными чакровосстанавливающими пилюлями не кажется такой гениальной. Ну, кто же знал?!
  Битва с врагом, владеющим своим телом на таком уровне была нелегкой. Акимичи гонял меня по равнине, норовя при этом раскатать в тонкий блин своими кулачищами, и все это при поддержке товарищей, которые слава Ками, в ближний бой не лезли, а поддерживали из далека.
  Добраться до этих двух мне не давал их командир, как и отступить прочь.
  Переломный момент произошел, когда с нами решили поздороваться Сенджу. Вот тут я струхнул изрядно, за что тут же получил удар от Акимичи. Кулак, превышающий своим размером человека, просто снес меня с места, несмотря на все мое усиление и попытки устоять на земле. Скрещенные мечи оставили следы как на латной перчатке Акимичи, в виде черного креста и сочившейся от туда крови, так на моих доспехах, но только слегка опалив их.
  Катясь по земле кубарем, я заметил атаку врага и сумел совершить рывок в сторону избегая встречи с массивной пяткой. И вот тут я не поверил своей удаче. Рядом находился молодой Акимичи, и этим грех не воспользоваться.
  Совершая очередной кувырок, я оттолкнулся от земли, закрутив при этом тело вокруг своей оси. Удерживая один клинок на горизонтальном уровне, я пролетел, к верх ногами, мимо не успевшего среагировать парня, вспарывая ему горло, из которого хлынула кровь. Второй клинок был перпендикулярен земле, и он срезал его поясную сумку, в месте с правой рукой.
  Приземлившись, я сразу ушел в перекат, не забыв выстрелить водной плетью в сторону поверженного врага и подцепить его подсумок, дернув его на себя. Вскочив на ноги и получив нужную вещь, я рванул изо всех сил, использую для этого сюмпо.
  Погоня, что было увязалась за мной, из представителей двух кланов, долго преследовать меня не стала, тем более что двигался я в сторону Учиха, ну не в сторону же Сенджу вести такой хвост?!
  Оторвавшись от преследователей и помянув Джуби, я был вынужден продолжить план, от которого отказался, поскольку меня так и так на кажут за побег, но если я выполню задуманное то, хотя бы, не зря.
  
   Глава ? 27
   Отряд шиноби из клана Учиха возвращался со своего задания. Один из пяти воинов, двигался чуть впереди своих товарищей. В его глазах горел шаринган, и он осматривал окрестности, высматривая любую опасность, которая может угрожать отряду. Они двигались в сторону поселения своего клана, но все равно не ослабляли бдительность, цена ошибки - жизнь. И расставаться с ней ни один из членов отряда не желала.
   В какой-то момент у одного из членов отряда активизировался шаринган и он вышел вперед, сменяя своего предшественника. Поддержание додзюцу в активном состоянии требовало чакры, которой, как известно, много не бывает и таким не хитрым способом отряд проверял свой путь, не доводя никого до истощения.
   Но даже так они не забывали о мерах предосторожности. Бесшумное перемещение на небольшие дистанции и соблюдение дистанции, чтобы не оказаться, в случае чего, на одной линии при нападении. Вот только как бы шиноби не старались быть бесшумными, абсолютно скрыть следы/звуки/запахи невозможно. И если кто-то сведущий и достаточно опытный будет знать на, что обратить внимание, то он заметит противника. Особенно если он его ждет.
   Вот только появление шестого шиноби, выскочившего из-под земли, для отряда стала неожиданностью, не смотря на все предосторожности, но это не помешало им отреагировать на угрозу. Из подсумков и ножен стало извлекаться оружие, часть которого полетело во врага.
   Однако этого оказалось не достаточно. Неизвестный шиноби, облаченный в доспехи воинов Учиха и горящим в глазницах шаринганом, махнул в сторону врага руками и с них сорвались сюрикены из материализованной чакры земли, которые отбили снаряды, летящие в своего хозяина. Плавное движение запястьями вниз и новая порция сюрикенов устремляется во врага.
   Не смотря на внешнее сходство, воины не принадлежали к одному клану, как могло показаться стороннему наблюдателю. Это были кровные враги.
   Отправив во врага вторую порцию сюрикенов, в руках Сенджу появились клинки, которыми он ударил по летящему на него Учиха. Короткая сшибка и они летят дальше, но только один из них покинул мир живых, оставив этот бренный мир.
   Взмах мечем во врага и лезвие объятое разрядами молний, отделяется от рукояти и преодолев разделяющее их расстояние вгрызается в плоть. Вскрик боли теряется в шуме ревущего пламени. Командир отряда обрушил на врага огненного дракона, желая побыстрей покончить с опасным врагом.
   Огонь обрушившись на Сенджу, в считанные мгновения, охватил его фигуру, находящуюся в воздухе. Учиха видел, как его врага пожирает пламя, вот только то, что она подернулась дымкой и растворилась в пламени, оставив после себя незначительное облако чакры, быстро исчезающее в пламени. От мыслей, какую технику использовал ненавистный Сенджу, Учиха отвлек, тот самый Сенджу, опять выскочивший из-под земли и прошедший по его груди мечом.
   Сложив печать концентрации, Учиха выплюнул в своего врага несколько маленьких, но достаточно мощных шаров огня. На таком расстоянии увернуться невозможно и огненные шары размером с кулак пробивают грудь врагу. И в следующее мгновение мир совершает кувырок.
   Цвет на периферии меркнет, а четкость в центре растет. Боли нет, есть только вращающийся мир. Глаза из круговерти выхватили обезглавленное тело, фонтанирующее кровью, объятое белой дымкой чакры и Сенджу с окровавленным мечом чуть впереди. Превосходное гендзюцу, думал Учиха, в безнадежной попытке сбросить наваждение.
   Понеся серьезные потери в самом начале боя, и потеряв командира, который был обезглавлен Сенджу при помощи своих странных клонов, боевой дух оставшихся в живых членов отряда был подорван, что не мешало им дать отпор, выкладываясь по полной в попытке захватить врага с собой. Но на исход сражение это повлиять не смогло. Все Учиха были мертвы, кроме одного, самого молодого и одним томоэ в глазах.
   Его держали за голо, прижав спиной к стволу дерева. Сопротивляться он не мог, поскольку запястья обоих рук были раздроблены, ноги также не слушались своего хозяина. Удары, нанесенные в специальные точки, препятствовали этому, и Учиха был в полной власти своего врага.
   -Я жду вас - произнес Сенджу, приставив указательный и средний палец второй руки ко лбу Учиха справа. - Через неделю. - Пальцы окутались зеленым свечением, из под их кончиков пошла кровь. - На плато Саято. - Пальцы пошли вниз через переносицу, на левую щеку, оставляя за собой кровавую рану. Учиха крепился, но все же начал шипеть сквозь сжатые зубы, сверля своего врага красными глазами, в которых появилось второе томоэ.
   Отпустив своего гонца, Сенджу быстро удалился.
  
   Возвращение Таске произвело не малый эффект, не сам он, а те новости, которые он принес, как на устах, так и на лице. От чего два воина клана сразу в стали в стойку, поскольку получили известие от своего врага, о котором не слышали уже лет пять.
   Энтузиазму мастеров мало кто обрадовался, ибо многие рядовые члены клана помнят ту бурную деятельность, которую они развели. Тогда досталось всем, не исключая других мастеров. А для многих старших учеников и их наставников настал ад при жизни, ибо с ними занимались эти монстры, оттачивая свое мастеров. Вот только возможность перенять опыт признанных мастеров никого не обрадовало, по тому, что кроме тумаков им мало что перепало. Но и тем крохам они были счастливы глубоко в душе, очень глубоко.
   И теперь многие, не без основательно, ожидали новой волны гиперактивности не сулящей ничего хорошей. Удалившийся на заседание совет клана, приказал ждать, пока он не примет решение. Однако никто не верил, что Окума остановит, даже прямой запрет на устранение Сенжу. У него личные счеты к 'Фениксу' Сенджу.
   Скандал с медиками из-за шрама, полученного в бою с ним, помнят все. Особенно сами медики, поскольку заикнувшегося о его сведения, чуть не прирезали на месте. 'Его сведут, только тогда, когда я сниму его голову с плеч. Не раньше!'. Вот он и ходит.
   А Хикаро - единственный, кто может повлиять на Окума-сана также желает встречи с Сенджу, а еще больше он жаждет заполучить Шаринган, который он смог пробудить не будучи членом клана Учиха и пересадить их себе, чтобы с их помощью пробудить рениган. Но об его интересах, к этому делу, знал ограниченный круг лиц.
   Окума-сан в задумчивости водил пальцами по шраму на левой щеке, погрузившись в свои мысли. Новая привычка мастера не сулила ничего хорошего, ибо после этого его посещали гениальные идеи, которые никого не радовали. В итоге улыбнувшись своим мыслям и оторвав руку от щеки, он не стал дожидаться решения совета клана и пошел собирать отряд ликвидации, пологая, что если Сенджу отправляет такое сообщение, он уверен в своих силах и своих товарищах. Не может же он явиться в одиночку?! Следовательно, необходимо подстраховаться.
   После чего последовало шествие по домам, откуда вытаскивались те, кого считали достойными этого дела. Оспорить право Окума-сан отдавать приказы в обход совета оспорить никто не решился. Достаточно было взглянуть на его легкую улыбку, играющую на устах и любовно поглаживаемая рукоять меча и было понятно. Не спорь! А учитывая источаемую им слабую волну Ки, но почему-то пробирающую до дрожи становилась ясно, что смельчака, который осмелится сделать это, будут убивать долго и мучительно.
   Собрав два десятка воинов, Хикаро с Окумой устроили спарринги с претендентами, после чего отобрали шестерых. 'Счастливчики' не знали радоваться или плакать от оказанной им чести.
   Решение совета их уже не интересовал, поскольку они знали, что с рассветом выступят в любом случае и приняли это как свершившийся факт, на который ничего не могло повлиять. Но, тем не менее, новость, что отряд отправляется не в самоволку, а на миссию подняло им настроение и прибавило уверенности в своих действиях.
   Группа добиралась до места назначения двое суток. Плато Саято встретила Учиха непогодой. Льющий сплошной стеной с небес дождь, был помехой даже для обладателей шарингана, но необходимость осмотреть поле предстоящего боя присутствовала. Отряд разделился на четыре группы и, рассредоточившись, выступил на скалистую землю.
   Кругом виднелись камни, между которыми текли потоки воды. Редкие кустарники с трудом пробивались через скалистую почву. Шиноби вглядывались в каждый камень, куст, ища ловушки, которых не было, и сей факт вызывал недоумение. От чего они начинали действовать еще осторожней.
   Очередная вспышка молнии выхватила во тьме одиноко стоящую фигуру. Хикаро подал знак сопровождающим группам, отстать и окружить врага, не забывая поглядывать по сторонам, поскольку один он здесь быть не может. А сам, вместе с напарником, двинулся к Сенджу.
   Продвигаясь вперед, они смогли подробнее разглядеть мужчину и определить в нем старого знакомого. Только повзрослевшего и припасшего пару новых трюков в рукаве. Перебросившись несколькими знаками, заменившие длинный диалог с согласованием действий мастера, начали действовать...
  
   Небеса были скрыты от моего взора, непроницаемой свинцовой пеленой, которая льнула к земле. Крупные капли дождя сплошной стеной ниспадали вниз, затрудняя видимость. Вспышки молний разгоняли полутьму пасмурного дня, очерчивая скалистые силуэты вокруг, и гром перекрывал шум капель, во множестве разбивающихся о камни.
   Неистовый ветер играл тучами где-то там, в вышине, заставляя их постоянно перемещаться, меняя свой причудливый рисунок. Подвластная воле воздушных потоков, льющаяся с неба вода также меня направление, заливая меня своими косыми струями с разных сторон.
   Вода омывала запрокинутое вверх лицо, стекая по шее на грудь. Одежда не намокла, не смотря на бушующую вокруг меня непогоду. С хорошими навыками обращения суйтона промокнуть, если ты того не хочешь, довольно сложно. Так что я спокойно смогу дождаться здесь своих старых друзей, к которым я отправил гонца несколько дней назад.
   Звук шагов побирающихся ко мне людей заглушал дождь, но вибрация от их передвижения отчетливо чувствовалась, не смотря на барабанящий по земле дождь. Вопрос только в том кто мои гости?! Они заходили с разных сторон, двое, соблюдая все меры предосторожности - Учиха. Хоть вероятность, что это Сенджу остается.
   Медленно и осторожно, они сокращали разделяющее нас расстояние. Скорость моего восприятия увеличивалась, от чего капли воды постепенно замедлял свой полет, и вскоре я был готов реагировать на возможною угрозу. Последние сомнения развеялись, когда в меня полетело метательное оружие.
   Смещаюсь самую малость и летящие в меня сюрикены пролетят мимо. Второй враг резко сокращает дистанцию и наносит колющий удар мне в сердце. Вот только по лезвию раскаленного меча бьют мои ладони, покрытые каменной коркой. Чего метал не выдерживает и разлетается осколками и мне в грудь летит не острая сталь, а гарда меча. Полшага назад и перехватить руку Небесного Клинка за запястье.
   Наши глаза встречаются, всего на мгновение, но его хватило, чтобы понять 'наши чувства взаимны!'. Мы оба хотим убить друг друга и оба шли к этому так долга.
   Во второй руке у Учиха появляется меч, который он достал из печати и наносит стремительный удар снизу-вверх. Я также не зеваю и кисть объятая молниями повторяет движение оппонента. Мы вскрываем друг другу грудные клетки, орошая соседа своей кровью. Боли нет, ибо какой вред может нанести полупрозрачный силуэт? Особенно если знаешь, что это в принципе не возможно.
   Вот только от настоящего удара вакидзиси, который был скрыт под гендзюцу, все же пришлось уворачиваться, от чего чидори прошлось по фантому, быстро развеивая его. Изменить траекторию удара, так чтобы задеть настоящего Небесного Клинка мне не удалось.
   Но он продолжил атаку, стараясь засадить клинок мне в открытый бок. На локте правой руки, вырастает каменный шип. Опустить поднятую руку и заблокировать удар. Продолжая движение начатое рукой, Учиха с разворота метит своим коленом мне в пах. Чуть смешаюсь в сторону, переношу вес на выставленную, чуть позади ногу и на пятке разворачиваюсь, используя инерцию врага, дабы пропустить болезненный тычок. А потом произошло то, что стало для нас полной неожиданностью.
   С небес сорвалась молния и ударила в мою кисть окутанною чидори. Огромный поток силы хлынул по каналам чакры, будучи загонной в малый объем она рвалась наружу. Я не мог противиться этому, да и не хотел. Из излишков я создал электрический покров, о чем практически сразу пожалел.
   Ощущения были, словно кожа лопается под напором вырывающихся из меня молний, бьющих во все стороны. Рот был открыт, но вместо крика из него вырвалась молния, неслабо при этом громыхнув. Из глаз потекли слезы, обжигая щеки. Сложив знак концентрации свободной рукой, я направил бьющие из меня молнии в Учиха, который пытался вырваться из моего захвата. Зрачки его были расширены практически на всю радужку, от чего томоэ были практически не заметны.
   Взгляд сконцентрировался на враге, и я начал старательно прожигать в нем дыру. Бьющие от меня молнии под напором моей воли, начали концентрироваться и полетели в моего врага. Черный зрачок резко сократился и томоэ по краям от него растянулись, образуя нечто вроде водоворота и молнии до этого оставляющие черные пятна на доспехе стали проходить сквозь него.
   Стоило первой молнии пройти сквозь не материальное тело, как Учиха тут же бросился прочь, оставив меня самому разбираться с вырывающейся силой. Но без ранений уйти у него не получилось. У меня осталась рука, которая раскрошилась под моими пальцами и упала мне под ноги кучкой углей, по которым бегали молнии.
   Сбросив излишки напряжения, сразу погружаюсь под землю, в спешном порядке прогоняя по организма медицинскую чакру. От чего проходит волна прохлады и вместо ноющей боли осталась легкость. Двинулся я не к Небесному Клинку получившего серьезное ранение и потратившею изрядное количество чакры, с него хватит и клона организованного по пути, а к Огневолосому, представляющего максимальную опасность.
   Описав под землей изрядный круг, маскируя свое присутствие, я зашел за спину врагу и тут же атаковал. Выхваченный клинок устремляется в спину, но ему удалось увернуться, такое чувство, что у этого потомка Биджу есть глаза на затылке.
   -Лучше бы ты убил меня пять лет назад, когда была возможность - Говорю Учиха, который явно рад моему присутствию, но ничего сейчас мы это исправим.
  
   Отряд Сенджу двигался вперед, невзирая на не погоду, бушующую на плато Саято. Шли они туда ведомые сенсором, взявшего след беглеца, по следу которого их отправили с целью вернуть его назад. Негоже шиноби сбегать из клана.
  Вспыхнувшая впереди молния, заставила отряд остановиться, не смотря на команду 'стоять', данной сенсором. А повод в остановке был. Молния ударила в землю, ничего необычного, но то, что произошло следом.
   В месте удара словно зажглась маленькая звезда, разгоняющая тьму далеко впереди. Последующий выброс чакры молнии смог почувствовать сенсор, но и остальные члены команды догадались об этом по спецэффектам, сопровождающим все это безобразие.
  Звездочка начала увеличиваться в размерах, разбрасывая во все стороны молнии, и в какой-то момент они начали бить, преимущественно, в одну сторону, а затем все прекратилось. Также внезапно, как и началось. Отряд стоял, дожидаясь ращения сенсора.
  -Двое Учиха дерутся с Сенджу, нашей целью - при помощи языка жестов сообщил сенсор, после того, как проверил, что творится впереди остальной команде.
   -Ничего, он уже взрослый и раз решил справиться с этим самостоятельно, не будем ему мешать. Пока.
  
   Перерыв, во время которого мы перекинулись парой фраз, закончился и мы продолжили нашу битву, что была прервана на пять лет. Мы носились по плато используя для ускорения стихии. Не забывая при этом, наносить удары друг по другу.
   Учиха низвергал на меня потоки огня, орудуя многочисленными лесками используя их для нанесения атак с разных сторон в большом количестве. Я не отставал, бил электрическими плетьми и проламывал стены огня своими серпами. Клонов я старался создавать при любом удобном случае, и предоставлять мне их не спешили, от чего они и не помогали мне постоянно.
   Всполохи огня и разряды молний, освещали плато скрытое от солнечного света под плотным покровом многочисленных грозовых облаков. От чего они заставляли прикрывать глаза привыкшие к полумраку, и петлять от вражеских атак.
   В начавшую было набирать обороты битву вмешался, забытый нами Учиха, ведь никто кроме нас не было. В то место, где я раньше стоял, врезался серп из фиолетовой чакры, разметавший куски камня в стороны. Крутанувшись в воздухе, я запустил кайтен, который отодвинул и частично покрошил летящие в меня куски камня. С моих мечей сорвалась ответная атака.
   -Кайтен. Изумительно! - Воскликнул Огневолосый и с удвоенным усердием начал наседать на меня. А мне пришлось сражаться уже с двумя противниками.
   Правая рука у Небесного клинка состояла из фиолетовой чакры как и клинок сжимаемый ей. Руку покрывал замысловатый рисунок из переплетенных фиолетовых нитей ползущих вверх и, миллиметр за миллиметром, покрывающие его тело. Чакры у него постепенно восстанавливалась. Видно не я один разжился пилюлями Акимичи.
   Бой закипел с новой силой, заставляя меня двигаться еще более активно и практически полностью отказаться от помощи клонов, ибо редко удавалось их создать.
   Очередные неприятности у меня начались, когда у Огневолосого поверх доспеха начала появляться фиолетовая грудина поверх доспеха, от которой формировались ребра, прикрывая Учиха. Видно глаза его также изменились и даровали дополнительную защиту. Несправедливо, я тоже хочу! Но мои глаза не спешили меняться, чтобы даровать мне новые возможности. А тем временем бой продолжался.
   Стоило мне только встретиться глазами с Учиха, даже через отражение, как я в очередной раз попал под воздействие гендзюцу. И у меня возникло ощущение двойственности своих ощущений. В одном случае я стою, сцепившись со своим противником, хоть в этот момент мы обменивались с ним ударами, и в тоже время наш бой продолжается.
   Огненная плеть пролетает над моей головой, в безнадежной попытке снять ее с плеч, после чего Учиха, окутавшись молниями прыгнул назад, используя для этого сюмпо. Его силуэт с невероятной, даже для этой техники скорости, начал отдаляться от меня в неведомые дали, оставив за место себя грудную клетку образованную Сусано.
   Грудина, с отходящими от нее ребрами, начала быстро отращивать недостающие кости. Сначала замкнулась грудная клетка, после чего начал формироваться позвоночник, череп, таз, ноги. А затем на этом каркасе стали нарастать жилы с мясом, формируя человеческую фигуру, когда это чудо покрылось кожей и фиолетовыми доспехами, передо мной стоял Огневолосый, собственной персоной, только фиолетовый. Шаринган, правда, был красный, но в нем виднелись три томоэ.
   Произошло это достаточно быстро, так что после незначительной задержки Огневолосый возобновил свою атаку. Размахнувшись, он отправил в меня свою леску, так же фиолетового цвета. Увернувшись от которой, мне пришлось сильно сместиться. От чего в голове появился диссонанс от ощущения присутствия, одновременно в двух разных местах, и мои движения были не такими четкими, как раньше, но похоже не только у меня были такие проблемы.
   Атака моего противника также была далека от идеальной, плеть пролетела на изрядном расстоянии, не смотря на мои попытки уклониться. Да я вообще мог оставаться на месте, она бы меня не задела.
   -Кай! - шепчут губы, но гендзюцу не спешит развеиваться. Повторная попытка вместе с маневром уклонения результата так же не принесла. Но наши движение со временем становятся более четкими и плавными. Восстановление моей координации радовало, а у противника удручало. Все попытки сбросить это гендзюцу были тщетными.
   В связи с чем, у меня появились подозрения о том, в какую ловушку я попал. И осознание этого факта не радовало меня, поскольку желания провести несколько суток с Учиха, в мире, где ему подвластно ВСЕ! не было никакого желания. Однако и способа выбраться отсюда я не видел, а значит, меня ждут веселые деньки.
   Копия, оставленная мне противником, прекрасно владела всеми его приемами, вот только с учетом того, что это его мир техники он стал создавать быстрее, да плеть его стала менять свою длину, слава, Ками, не до бесконечности.
   Бой был долгим и выматывающим. Силы словно утекали в некуда, но желание победить не давало опустить руки и давало крохи сил на продолжения боя.
   Но в конечном итоге мне удалось нанести серьезное ранение своему противнику. Получив десяток сантиметров стали в грудь, от раны, по ней, побежала волна, вслед за которой тело начало осыпаться фиолетовыми искрами. Сие дарило надежду, что вместе с тем как его тело обратиться в прах, гендзюцу развеется.
   Отойдя на несколько шагов, я наблюдал за тем как мой враг, застывший в одной позе, постепенно осыпается. Дыра в груди быстро увеличивалась в размерах и в какой-то момент она стала размером с туловищем, от чего верхний пояс конечностей, вместе с головой, упали на остатки туловища, значительно ускоряя процесс разрушения.
   Землю под ногами начало потряхивать, словно при землетрясении незначительно, но я уже предвкушал свою свободу, но в месте с внезапным порывом ветра, подхватившим фиолетовые искры, все прекратилось. На приличной скорости, этот искрящийся шлейф, метнулся прочь от меня и начал собираться в человеческую фигуру. Этого я не мог допустить и бросился к ней, дабы не дать Огневолосому появиться в этом мире.
   Меня окутали молнии и я, использовав сюмпо, рванул к своему врагу. Сюмпо, сюмпо, сюмпо. Рывкам нет числа, но я не могу приблизиться к нему, точнее разделяющее нас расстояние, несмотря на все мои попытки, не хочет уменьшаться. А ведь он, почти, восстановился. Биджу.
   Вопреки моему ожиданию, новым противником оказался не Огневолосый, а Небесный клинок, о чем я догадался еще до того, как его тело покрылось кожей, нового врага выдавал меч, зажатый в руке. В тот момент, когда на нем появилась кожа, и его обхватил доспех, я смог преодолеть разделяющее нас расстояние и напасть.
   Мой колющий удар, был отведен в сторону, а второй пришелся на перчатку и также отведен в сторону, но сталь все же смогла преодолеть его защиту, отчего кисть отделилась от туловища. Использовав сюмпо, он разорвал дистанцию.
   Конечность, упав на камни, рассыпалась множеством искр, которые были подхвачены порывом ветра и доставлены к своему владельцу, после чего начали оседать на обрубке, постепенно восстанавливая его. Похоже, чтобы убить Небесного клинка придется нанести смертельное ранение, а это будет сложно.
  Стоило руке вернуть прежний вид, как Учиха сжал-разжал свой кулак, убедившись в работоспособности недавно пострадавшей конечности, и приготовился к бою, как и я.
  Рывком он сократил разделяющее нас расстояния, и нанес удар. Фиолетовый клинок, был отведен в сторону, искры от соприкосновения клинков поднимал раскаленный воздух, порождая рябь пространства, через которую трудно было определить расстояние разделяющее нас.
  Второй клинок, которым я пытался распороть бок своего врага, рассек лишь воздух, поскольку из стоп Учиха ударил поток огня, перепрыгивая через меня и пытаясь задеть мою челюсть выставленным коленом. Перенеся вес на пятку опорной ноги и, используя свою инерцию, разворачиваюсь на месте, пропуская удар мимо, чтобы тут же парировать новый удар.
  Клинки мелькали между нами, вспарывая воздух, каждый раз порождая рябь с мириадами искр. Все мои попытки разорвать дистанцию и применить ниндзюцу не давали должного результата, он не отставал от меня ни на шаг. Не смотря на то, что у него в руках был всего один меч, он достаточно ловко им орудовал, но будучи копией, он не мог сравниться с оригиналом. Однако этого было вполне достаточно, чтобы не отдать мне инициативу.
   Скорость нашего боя постоянно возрастала и в этом иллюзорном мире наша скорость уже давно перешла доступную нашим телам, но нас это не волновало. Каждый желал ускориться еще больше и в тоже время, чтобы его противник замедлился. В мире иллюзий воля играет большое значение, поэтому я желал двигаться быстрее, еще быстрее, одновременно с этим чувствуя как на плечи давит, чужая воля, заставляя двигаться, словно в киселе. Это заставляло двигаться быстрей, чтобы остаться на уровне своего противника, не говоря уже о том, чтобы превзойти его.
  От чего по камням, среди заставших капель носилось два вихря - огненный и электрический. Каждое соприкосновение их клинков было подобно раскату грома и порождало бесчисленное количество искр, разлетающихся во все стороны. Каждый из противников за весьма продолжительный период нанести множество ранений своему врагу, но ни одного смертельного не было. От чего раны достаточно быстро исчезали, лишь на не продолжительное время, снижая темп битвы. По моей вине, боль хоть не настоящая, но все же мешала, а для противника ее словно не существовало. В такие моменты я радовался, что мой враг всего лишь копия и не успевал воспользоваться ситуацией.
  Распробовав новые возможности, я начал подставляться под незначительные ранения в попытке перехватить инициативу, не смотря на боль, которую приходилось подавлять. Постепенно мне это стало удаваться. Хоть противник и пытался скопировать мою манеру боя, но будучи копией, высококачественной, но все же копией, а не живым человеком, не мог реагировать как оригинал.
   В итоге мне удалось снять с плеч его голову, но ради этого пришлось изрядно попотеть.
  Получив смертельное ранение, тело начало осыпаться. Земля под ногами задрожала, сообщая о критическом состоянии этого мира. По ходу разрушения тела, толчки усиливались, но проклятый порыв ветра, подхватил прах Учиха и унес в его в сторону. Сила землетрясения перестала нарастать, а с началом формирования нового тела пошла на спад.
   Нестись к противнику сломя голову я не стал, мало ли вид кого он примет на этот раз, а бой с еще одним мастером кендзюцу проводить я не желаю. Уж больно хорошо они машут своими полосками стали. Так что я ждал своего нового врага, все равно до конца его формирования я с ним ничего не сделаю.
   Когда формирование врага практически закончилось, меня посетила догадка о его личности. Джуби! Превосходный выбор Огневолосый, победить свою копию, которая будет адаптироваться к условиям боя, так же как и я, будет сложно.
   Стоило моей копии только появиться, как она тут же начала действовать. Выпустив мечи из рук, копия начала весьма быстро складывать печати и ее тело начала покрывать водный пузырь, от которого впоследствии отделилось десяток щупалец, которые хаотично мельтешили в воздухе.
  Но долго это не продлилось и стоило копии закончить формирование техники, как их движения упорядочились. Щупальца, раскручиваясь над своим создателем, своим кончиком касались земли и, забрав ее кусок, превращали их в каменные сюрикены, которые сразу же летели в меня.
  Мечи замелькали передо мной, отбивая летящие в большом количестве снаряды. Причем количество напитанных чакрой молнии, неуклонно растет, а учитывая плотность производимого обстрела, дело дрянь. Два клинка в отражении атак было очень кстати, но постепенно их становилось маловато.
  Приходилось активнее махать своим оружием, иначе возможна критическое превышение микро и макро элементов в организме, что также может привести к смерти. Поэтому улучив момент, мечи на мгновение задерживаются, сформировав крестообразную фигуру, и по бокам от меня появляются по белому облаку. После развешивания которых, здесь появляются два моих теневых клона.
  Теперь, пушенные в меня сюрикены отбиваются не просто в сторону, а передаются весьма конкретным лицам, которые в свою очередь отправляют гостинцы обратно. С появлением новых лиц количество летящего в меня оружия уменьшилось, что позволила теневым клонам ринуться на врага.
  Вот только, копия так же повторила мой жест и создала себе двух помощников, которые бросились защищать своего создателя. Сшибка наших клонов закончилась тем, что появились бело-фиолетовое облако, быстро растворяющиеся в воздухе, в которой виднелась одинокая фигура моего клона. Выяснилось, что вражеские клоны, не восстанавливаются, как оригиналы, что весьма меня обрадовало, а то вскоре они просто задавили бы меня числом.
  Мой клон не стал терять времени и метнулся к противнику, стремясь нанести ему смертельную рану, и на этом закончить все, но не успел. Враг скрестил клинки и перед ним появляется фиолетовое облако, из которого выскакивает пять фигур, окутанные молниями с раскаленными углями вместо глаз. Они рвутся в перед, в то время как оригинал отступает назад.
  Стену, воздвигнутую моим клоном, они преодолевают. Обогнув по краям, перепрыгнув, один уникум даже протаранил ее, закрутившись в кайтене. Не став ждать, когда моего клона уничтожат и враги примутся за меня, скрестив клинки, я, поднапрягшись, создал десяток клонов, выступивших навстречу врагу.
  А тем временем мой клон попал под слаженную атаку врагов. Два земляных дракон набросились на него с обоих сторон и попытались сомкнуть челюсти на нем, один горизонтально, второй вертикально, не давая ему увернуться. Челюсти, которые должны были его смять, сомкнуться так и не смогли. Появившийся практически в пасти кайтен, начал нещадно выбивать у них зубы. Но все же это не спасло его от сомкнувшейся с силой земли, в том месте, где он стоял, оттуда, чуть позже, поднялась струйка белого дыма, сигнализируя о смерти клона.
  Один из врагов начал складывать печати и его тело покрывает вода, образуя пузырь, который увеличивался в размерах и поднявшись до пяти метров из его поверхности выросло четыре отростка. После чего осьминог пополз к сцепившимся клонам.
  Участники активно махали своими клинками, разбрасывались техниками, периодически кого-то уничтожали, но участников от этого не становилось меньше, а наоборот. Ведь к ней присоединялись новые действующие лица с обоих сторон. Партиями, которые становились все больше.
  Весело стало, когда водный осьминог ворвался в гущу событий и начал, бить своими 'щупальцами' во все стороны, круша все и всех, на пути своего следования. Каменные колья, впивающиеся в его плоть, он не замечал, поскольку они не могли достать того, кто им управлял, и двигался дальше. Но сразу распался, стоило прошить его вмести с клоном ломом умником, что поднялся в воздух, используя электрическую тягу.
  Опавшая вода сразу была пушена в дело. Десятки жгутов ударили из нее, оплетая тех, кто оказывался рядом. Правда их быстро рвали, но некоторым хватало и этого, чтобы нанести удар и развеять противника.
  Очередная партия клонов была брошена в бой, хорошо отдачи здесь нет или я ее просто не замечаю, но сейчас я этому рад, иначе мне бы не удалось сдерживать растущие число моих врагов, а так у нас есть хоть какой-то паритет.
  Новую волну атакующих, встретили каменными кольями, выросшими прямо перед ними из под земли. Препятствия эти преодолевались прыжками, помогая себе, при этом, струями воды и молниями бьющих из стоп. А некоторые отмороженные личности просто запрыгивали на острые колья и крошили их стопами усиленными чакрой. Не всегда, правда, это у них получалось, но было!
  Пока шиноби бежали, навстречу друг другу, они перебрасывались в основном сюрикенами, отвлекая внимание противника, но стоило только сократить дистанцию, как разнообразней и сильнее техники начинали применяться.
  Тщетность наших попыток мы осознали быстро, но остановиться уже не могли и с каждой минутой только усугубляли наше положение. Создавая клонов десятками, сразу бросали их в мясорубку. Пространство между нами заволокла бело-фиолетовая пелена, в которой виднелись силуэты сражавшихся воинов и применяемых ими техник. Благо она им не мешала. Тем временем я думал, как можно переломить хот событий и в моей голове созрел план.
  Новая партия клонов появилась, и начала создавать электрический ресенган и бросились в гущу сражения, в стане противника также начали появляться индивиды в руках у которых были сгустки плазмы. Мои воины, увидев в руках врага столь опасное оружие, начали бить в технику.
  В центре битвы начали греметь взрывы, уничтожая клонов как моих, так и вражеских, последних было больше. Не знал враг, что делать с ресенганом, не знал. И теперь в поредевшую толпу ворвались мои воины, спровоцировав очередную серию взрывов. А когда к ним подоспели вражеские камикадзе, началась форменная вакханалия.
  Десятки взрывов. Сотни камней, шрапнелью разлетались по полю боя, уничтожали клонов, что оказались в центре всего этого безобразия. Неудачникам, что умудрялись защититься от камней, как правило, добивали молнии.
  Я начал раскручивать мечи перед собой и убедившись, что моя копия повторяет все мои движения, приступил к выполнению ко второй части своего плана.
  У тебя нет власти надо мной - шептал я одними губами, наблюдая, как противник копирует все мои движения и губы тоже. -У тебя нет власти надо мной - клинки описывали круги, оставляя за собой голубую дымку. -У тебя нет власти надо мной - руки были в центре голубых дисков, появившихся в следствии моих действий. -У тебя нет власти надо мной - мы произносим это в полный голос и при очередном вращении клинка голубой диск впитывается в клинок, враг не поспевает за моими действиями, но тем не менее, повторяет их. Мечи впитавшие в себя избыточное количество чары начинает светиться, и их интенсивность увеличивается по мере того, как чакра под воздействием моей воли устремляется к кончику лезвия.
  Собрав всю эту мощь в одну маленькую точку. Отправляю их в полет. Не забыв прокричать им в след.
  -У ТЕБЯ НЕТ ВЛАСТИ НАДО МНОЙ!!! - И противник повторяет мои действия, с задержкой. Две пары звезд полетели на встречу друг другу, вращаясь при этом вокруг некоего центра. Пролетев часть расстояния, между ними проскочила молния. Одна, вторая. Со второй парой, летящей ей навстречу, случилось тоже самое.
  Бьющие молнии, между летящими снарядами, начали притягивать их друг к другу, и соединяющая их линяния начала расширяться, превращаясь в овал. И попавшие под их влияние скалы начало разрывать и притягивать к полюсам и чем ближе они становились друг к другу, тем с большей силой они воздействовали на мир.
  Земля дрожала и чем дальше летела техника, тем сильнее становилась дрожь, и в какой-то момент я понял, что этот мир начал двигаться к пропасти. Учиха пытался остановить это безобразие, используя власть над этим миром. Его атака, скопированная с моей, пыталась 'затухнуть', но будучи отражением, не желала исчезать. Система запушена и только набирает обороты.
  Самое интересное началось, стоило техникам соприкоснуться друг с другом. Четыре звезды резко сократили разделяющее их расстояние и соприкоснулись, порождая мощный выброс чакры. Волна силы, в вперемешку с рвущимися на волю молниями, ударила во все стороны, заставляя землю под ногами ходить ходуном и покрываться трещинами, как и небо над ней.
  -КАЙ!!! - Ору во все мощь своих легких, сопроводив крик колоссальным выбросом чакры и увидел, как под моими ногами разверзлась земля и начала падать во тьму. Причем в небе происходило тоже самое. На доли мгновения все перед глазами окутала тьма, а потом я оказался на плато.
   Огненная плеть пролетает над моей головой, в безнадежной попытке снять ее с плеч и я вижу, как на щеках противника появляются кровавые дорожки, видно не очень ему понравилась прерванная техника. Плеть описала между нами спираль, порождая огненный вал и под его прикрытием отступил.
   Развить достигнутый успех не дал фиолетовый серп, врезавшийся в землю передо мной, стоило мне только выступить за врагом. Крутанувшись на месте и создав вокруг себя кайтен, мне удалось отбить летящую в меня каменную шрапнель, и после этого, в очередной раз, скрестил мечи с Небесным клинком.
   Клинки мелькали с чудовищной скоростью, оставляя за собой цветные полосы, которые расплывались в воздухе. Лязг стали изредка перекрывался раскатами грома и ревом пламени, которые срывались с наших рук, и направлялись мечами во врага. Но знания, полученные в иллюзии, помогали мне адекватно реагировать на действия противника и сдерживать этого монстра с мечом.
   Изредка прилетающие в нас дзюцу, заставляли на краткий миг отвлечься друг от друга. Именно в такие моменты я успевал создавать парочку клонов и отправлял их занять Огневолосого, выигрывая тем самым время на поединок с мечником. А потом все это повторялось вновь.
   Фиолетовая клякса уже покрыла Учиху практически полностью, что изрядно осложняло мне жизнь. Ведь мне уже несколько раз удалось задеть его самим кончиком. Но и только. Благодаря этой фиолетовой дряни единственное, чего я добился, так это сноп искр и неглубоких царапин, которые быстро восстанавливались, не смотря на своевременный перевод чакры из всего клинка в его кончик.
   Но и враг все лучше приноравливался к моей манере боя, от чего его меч мелькал все ближе от моего тела. Пару ранений мне удалось избежать только чудом, иначе и не скажешь.
   Очередной огненный шар, приличных размеров, заставил нас разорвать дистанцию и клинок, парировать который я не успевал, рассек лишь пустоту, а ведь на ее месте могла оказаться моя голова.
   Огненная стена, образовавшаяся между нами, была разорвана фиолетовым серпом, именно в тот момент, когда я создавал очередную партию клонов. Биджу! Рассчитали все превосходно. Мечи расходятся в стороны и с них срывается голубая волна, в четной попытке остановить движущуюся в мою сторону опасность.
   Пальцы добровольно выпускают из своей хватки мечи, которые перехватили клоны и ринулись в бой, оставив меня одного. Сведя руки вновь, я сложил их в замок, выставив указательный и средний палец обоих рук. По телу, словно, заряд электричества прошелся и в следующее мгновение серп...
   ...не долетев пары метров, встретился с невидимой преградой и начал выгибаться дугой, вырисовывая полукруг с которым он и столкнулся. Сила атаки была такова, что меня начало тащить вслед за ней. В то время как фиолетовый серп огибал препятствие, вырисовывая контуры полусферы, в которой я был заключен. Сдерживать обрушившуюся на меня мощь было тяжело, но необходимо. Жизненно.
   Так что пришлось прикладывать все свои силы и держать оборону, от чего электричество, колотившее меня изнутри, увеличивало силу. Покров молний, на поверхности моего тела, начал образовывать пленку, от которой пошел голубоватый пар, словно он испарялся и заполнял сферу, раздвигая ее границы.
   Из носа, от напряжения, потекла струйка крови, которая быстро испарялась, добавляя каплю бардового цвета в голубую сферу, в которой начали проскакивать молнии. К тому же было такое чувство, что от напряжения глаза вот-вот вылезут наружу, лишив меня тем самым шанса на победу. Но мгновения текли одно за другим и не поправимого не происходило.
   И вскоре все закончилось, обойдя мою защиту, атака полетела прочь, и Небесный клинок появился передо мной, с легко читаемым намереньем нанести один удар и поставить точку в этой битве. Однако сила, сдерживающая до этого атаку, почувствовала слабину и тут же рванула вперед, навстречу моему врагу. Учиху пробил мощный поток молний, но учитывая то, что он продолжил свое движение вперед, не спеша превращаться в уголек, он перешел в не материальное состояние, что далось ему нелегко, кровавые полосы на лице говорили за это.
   После чего, меня бросило прочь, на невероятной скорости. Защитная сфера, начала таранить куски камня позади меня, от чего меня достаточно быстро подбросило вверх, на изрядную высоту. Расцепив руки, я прервал технику и собранная вокруг меня сила начала рассеиваться в виде молний бьющих во все стороны. Сделав сальто в воздухе, я устремился к земле, после того как помог себе реактивной тягой.
   Но увидев огромного огненного пса, несшегося за мной по земле, я понял, что поторопился. Бьющие вокруг него молнии не сильно его задерживали, поскольку он без видимых усилий уклонялся от них и приближался ко мне. Влага вокруг него быстро испарялась, образуя за ним шлейф из пара, в котором виднелись лужицы раскаленной земли от его лап. Но самое главное это просто чудовищное количество влитой в эту технику чакры с необходимым контролем, чтобы превратить огонь в сгусток плазмы и предать ему сложную форму.
   Приземлившись, я сразу прыгнул вперед, использую сюмпо, в противоположную от нее сторону, заставив при этом свое тело незначительно вращаться. Ладони бьют друг друга, выбивая при этом сноп искр, и когда они расходятся, между ними формируется каменное древко. Я же тем временем потихоньку разворачиваюсь, и через плечо, неотрывно следя за приближающимся ко мне врагом.
   Копье сформировалось, когда я летел спиной вперед и смотрел прямо на врага, после чего я перехватил лом по удобней, используя инерцию вращения своего тела, метнул в тварь, которая единственное, что успела сделать так, это разинуть пасть, в которую и влетела.
   Голубой луч, на острие которого было каменное копье, влетел в зев монстра и ворвался в его огненное нутро. Копье под действием чудовищной температуры начало оплавляться и отдавать свой заряд, от чего на его теле появился не большой покров из молний, а прошедшее его насквозь копье вырвало небольшой кусок его плоти, вылетая из него. Этот клок, превратился во второй хвост твари, незначительно уменьшив ее размер. И все!
   Удивленный таким поворотом событий, я начал складывать серию печатей. Кисти рук начали свой танец, чтобы на мгновение сплести пальцы в причудливой фигуре, после чего возобновить свое движение и показать уже совершенно другое и так десятки раз.
   В тот момент, когда большая часть работы была сделана, я начал тормозить, упершись ногами в скалу, по которой мы в тот момент бежали, продолжая складывать печати. Оставляя за собой две борозды от своих ног, я скользил вперед, постепенно замедляясь. Значительно снизив скорость, я развернулся все еще продолжая катиться дальше. Расцепив руки, сложившие последнею печать, ударил раскрытыми ладонями в землю, от чего по ходу моего движения уже оставалось четыре борозды.
   От живота пошла волна чакры, разрисовывая мое тело сотнями коричневых линей, которые рванули через мои конечности в землю, паутиной расползаясь, по ходу моего следования. Огненная гончая неслась ко мне на всех порах, бросая свое могучее тело вперед раз за разом. Вот она влетела в зону, где находилась моя сеть и камень, на который она хотела приземлиться, ушел вниз, вместе со скалой, на которой он располагался.
   Края образованной мной расщелины поднялись вверх, при этом под действием чакры обычный камень начал меняться. Его структура изменилась, и теперь это был не обычный камень, а минерал, который может выдержать невероятный жар источаемый телом врага. Поймав свою жертву, он заточил ее в себе.
   Паутина, что казалось хаотично расползалась, сконцентрировалась в том месте, где был схвачен огненный зверь, постоянно меняя свой узор, изменяя при этом камень, так чтобы он смог удержать жар внутри. Со всем этим безобразием меня соединяло четыре коричневых ленты, переплетенные из десятков более мелких. У двух было самое хитроумное плетение, и отходили они от рук.
   Но закончить мне не дали, Небесный клинок напал в тот момент, когда я был занят и стоял неподвижно, вынуждая уйти в сторону, дабы сохранить свою жизнь. Рывок в сторону и в том месте, где я до этого стоял земля разлетается в стороны, от попадания в нее фиолетовой волны.
   Тем временем, огонь потерявший стабильность рвался наружу, плавя камень, лощенный моего контроля, и достаточно быстро вырвался наружу, извергая в небо целый огненный фонтан. Вместе с ним в небо поднялись куски раскаленной породы и огненным дождем падали на землю. Красные 'капли' обильно орошали землю. Попадали они не только на скалы, но в лужи, от чего они вскипали и от них поднимались струи пара.
   Происходило это не в одном месте, а в десятке. В эпицентре вода достаточно быстро превратилась в пар, который образовал некое подобие покрывала висевшего в десятке метров над землей и не пропускающее дождь.
   Учиха, не сумевший достать меня издалека, решил исправить это, подойдя в плотную, навязывая мне бой. Отсутствие у меня в руках оружия его ни сколько не смутило, а скорее даже обрадовало. Но первый же серп молний, сорвавшийся с ребра ладони, остудил его пыл. Хотя он прекрасно видел, что эта атака значительно слабее пускаемых мной с лезвий мечей, но все равно принимать ее на грудь не стал.
   Первая атака выиграла мне немного времени, как раз для того чтобы создать один меч в левой руке и ударить в полную силу. И Учиху, подошедшего в плотную, я встретил достойно. Обмениваясь с ним ударами, я создал второй меч, тут же вплетая его в рисунок нашего боя, меня картину, на более благоприятную для меня.
   Битва наша как всегда была недолгой и опять была прервана Огневолосым. Но вместо огненного шара к нам рванула очередная огненная гончая. К тому же Небесный клинок не собирался отступать и продолжал наседать на меня, не давая возможности отступить, связав меня боем. По всей видимости, он надеялся в последний момент уйти в нематериальность, оставив меня с гончей один на один.
   Пришлось выкручиваться, с клинков начали срываться электрические плети, которые разбивались встретившись с фиолетовым мечом, но все же мне удалось крутануться в кайтене, обрушив целый град ударов на врага, после чего прыгнуть прочь.
   Огненная гончая ускорилась еще быстрее и прыгнула за мной. С моего клинка в ее сторону тут же начали срываться серпы, в безнадежной попытке попасть по цели. Из ее лап вырывались струи огня, которые помогали ей маневрировать в воздухе. Однако этого оказалось не достаточно и мне удалось попасть в нее.
   Очередная волна, сорвавшаяся с моего меча, отсекла ей ногу и следующая попала ей точно в морду. Столкновение двух плотных энергетических тел, сдобренных изрядным количеством чакры, а в гончей было влито просто море! Привело к дестабилизации ее тела, а затем и взрыву.
   Из-за яркой вспышки заслезились глаза. От места столкновения расползлась паутина из молний, вокруг которой расцвело огненное облако, сопровождаемое ревом пламени, разносимое по округе ударной волной. Сие явление также подхватило и меня в тот момент находящегося в воздухе и подбросило еще выше.
   Вращаясь, я набирал высоту и вскоре преодолел пелену отрезавшую землю от дождя, приподнятую взрывной волной еще выше. Оказавшись наверху, где во всю бушует непогода, в меня сразу ударила молния, которая начала плясать по поверхности кайтена. Вскоре к ней присоединялась еще одна и еще. Электрическая сфера сжималась вокруг меня, норовя либо поджарить, либо влить в меня чрезмерное количество силы и опять-таки поджарить.
   Допускать этого было нельзя. Поэтому мечи были брошены вниз, жаль из-за электрической скорлупы и пелены пара я не мог разглядеть, что в низу и где мои враги точно. Поэтому в этом деле пришлось полагаться на удачу. Импровизированные снаряды улетели в сторону земли, увлекая за собой часть молний, но этого было явно не достаточно. Поэтому в ход пошли сюрикены, которые, я кидал с невероятной скоростью, тщетно. Электрическое кольцо продолжало сжиматься.
   Поэтому пришлось идти на отчаянный шаг. Из стоп ударили молнии, толкая меня вниз. Гигантский электрический шар с треском полетел к земле. Белую пелену я протаранил, оставив в ней дыру, и по ее внутренней поверхности начали разбегаться молнии. После чего я, с десятком молний, врезался в землю, порождая очередной мощный взрыв.
   На месте моего приземления оказался гигантский кратер, в котором виднелись лужи раскаленного камня. Запрыгнув на гребень, я начал быстро осматриваться. Небесного клинка я увидел сразу. Он явно стоял с трудом, расшатываясь из стороны в сторону. К нему тянулась линия из прерывавшихся траншей, видно его протащила ударная волна. От его доспеха, из чакры, отваливались куски и растворялись в воздухе. Правда, он восстанавливался, медленно, но восстанавливался. По лицу стекали струйки крови, срываясь крупными каплями с носа и подбородка.
   Огневолосого видно не было, что напрягало, ведь он мог использовать своего товарища как приманку. И не раз проделывал такое с ним за этот бой, так чем эта ситуация принципиально отличается от тех, что были раньше?
   Сложив печать и вызвав клонов, которые окутавшись молниями рванули к врагу, на ходу создавая себе оружие, а я пока создавал себе лом, дабы ударить издалека. Клоны быстро достигли своего врага и напали на него с двух сторон, но не смогли его серьезно ранить и начали крутиться вокруг, не давая возможности увернуться от летящего в него каменного копья.
   Миг и оно прилетает в грудь Небесного клинка, пробивая его фиолетовую броню. Но силы прошить насквозь у него не хватило, погрузившись в плоть, оно разлетелось на сотни осколков, отбрасывая его назад и сдирая с его груди доспех из чакры и обнажая грудную клетку, ломая при этом ребра. При всем этом он еще жив.
   Вместе с новой парой клонов, приближаемся к врагу. Учиха явно, пока, не в состоянии продолжать бой, но благодаря своему доспеху вполне сможет в скором времени встать в строй. Чего допускать никак нельзя. В руке появился меч, взмахнув которым я оборвал еще одну жизнь. Поймать отлетевшую голову не составило труда.
  Получив в свое распоряжение голову своего врага, я был счастлив. Ведь это открывало мне такие перспективы... но не время для этого, сейчас важно закончить этот бой, который изрядно утомил как меня, так и моих противников. Поэтому я собирался запечатать голову Небесного клинка. Однако у Огневолосого по этому поводу были свои планы.
  Плеть, повинуясь движению его руки, прошлась аккуратно по глазам своего товарища, в мгновения обесценивая ее полностью. Такой поворот заставил вспыхнуть ненависти в моем сердце. Между нашими кланами не было любви, мы были врагами, но именно сейчас я возненавидел Огневолосого и возжелал его смерти. Долгой и мучительной!
  Отбросив бесполезную голову и создав в руке второй клинок и начал раскручивать клинки описывая ими круги рядом с собой. Между ними начали проскакивать молнии, количество которых быстро возрастало. Клинки начали притягиваться друг к другу, из-за чего приходилась прилагать усилия, дабы они не соприкоснулись.
  Заметив мои приготовления, Учиха опознал в них технику, которая не сулила ему ничего хорошего. Глаза его расширились, по щекам вновь потекла кровь. Сусано, на его теле, начал стремительно разрастаться, стремясь покрыть своего владельца полностью, именно в этот момент с кончиков мечей срываются два маленьких шарика чакры.
  С диким треском они полетели навстречу своей жертве, разрывая камни, что попадались на их пути. Учиха пытался увернуться, но не успел. Оказавшись в эпицентре, по сусано начали бить молнии, а звезды не пожелали лететь дальше и начали сближаться, вращаясь вокруг Учиха.
  Каждый удар молнии выбивал сноп искр и разрушал сусано, которое не успевало восстановиться от многочисленных повреждений и, вскоре, он был погребен в голубых вспышках, скрывших его от меня. Затем прогремел взрыв, разбрасывая куски скал, окутанные голубыми молниями с редкими фиолетовыми вкраплениями.
  Увидев кончину последнего врага, меня обуяли противоречивые чувства. Удовлетворение от убиения ближнего своего. Сожаление, что мучился он не долго. Негодование из-за того что меня оставили без мангеко шаринана. И ненависть направленная на самого себя, ведь поддавшись чувствам я упустил вторую пару глаз и в этом винить кроме себя некого. Отчего она только росла. Противоречивые чувства бурлили во мне.
  В какой-то момент наступило опустошение, из меня словно вынули стержень. Плечи сани опустились, и я просто рассматривал котлован на том месте, где стоял Учиха. До меня стала доходить простая мысль.
  -Все кончено!
  Однако это не был конец. Поскольку на поле боя вышли новые действующие лица. Стоило только увидеть врага, как я был вновь готов к битве, не смотря на изрядно опустошенный резерв, но ведь для моих врагов это не станет препятствием. По этому, недолжно быть и для меня.
  
  Акира с напарником издалека следили за битвой. Приказ у них был один - добить Сенджу, если с этим не справятся мастера. Правда, в такой исход никто не верил, но картина, разворачивающихся перед глазами событий, говорила о разумности таких предосторожностей.
  Битва мастеров завораживала. Всполохи огня, росчерки молний, очень часто мелькали голубые и фиолетовые сгустки, источниками которых были два очага чакры скачущие друг с другом. В танец мечников Хикаро-сан регулярно отправлял огненное дзюцу, после чего, как правило, появлялось еще несколько очагов Сенджу. Видимо это и есть те материальные клоны.
  Льющий с неба дождь и изрядное расстояние не позволяли рассмотреть ничего, кроме источников чакры и наиболее мощных дзюцу, что заставляло носителей шарингана приближаться к эпицентру битвы, неосознанно. Но Акира вовремя одергивал себя, не давая сделать эту глупость, поскольку не желал попасть под случайный удар. Те же проблемы были и у Кенджи, он тоже хотел увидеть все. Но никто из них так и не решился. Наверное, как и другие.
  Наблюдая, за явно затянувшимся боем, в голову все чаше стали закрадываться мысли он том, что им придется выйти против Сенджу. Надежда была на то, что если, все же, такое случиться у него останется мало чакры и тогда превосходящими силами удастся справиться с ним. Но это как то мало прибавляло уверенности.
  Хикаро-сан, постоянно державшийся в стороне, создал скопление огненной чакры и пустил его в Сенджу. Если мастер использовал Это, врага хотят убить. Причем быстро. Но к его удивлению огненная гончая была остановлена и превращена в огненный гейзер. Не восхититься таким зрелищем Акира не мог. Одно из мощнейших огненных дзюцу было остановлено, а ведь он уже успел вычеркнуть Сенджу из мира живых, а тут такое!
   После первой гончей, вскоре, появилась вторая, которая так же рванула к врагу. Сенджу взмыл в небо в тщетной попытке оторваться от врага, который последовал за ним, но все же был сбит, от чего в небе расцвел огненный цветок.
   Из водной пелены вырвался Сенджу, вокруг которого быстро сформировалась электрическая сфера из молний, что ударили в него с неба. После чего на землю обрушился электрический дождь, а сфера все росла и превратившись в огромный шар, который спикировал вниз, порождая очередной взрыв.
   Прошло всего пару мгновений после этого, как один источник чакры исчез, на этот раз окончательно и к разочарованию Акиро он не принадлежал Сенджу. Погиб кто-то из мастеров. А затем с поля боя повеяло жаждой крови и в следующее мгновение два скопления чакры молнии рвануло к Хикаро-сана и его накрыл взрыв, в эпицентре которого источник его чакры просто затерялся и когда все последствия прошли, Хикаро-сана нигде не было видно, похоже и н погиб.
   Акира, осознав это факт, оглянулся на своего товарища, который также повернул к нему лицо, на котором явственно читалось не желание идти к Сенджу. Так что какое-то время они смотрели друг друга в глаза и решились. Первый шаг дался тяжело, но последующий гораздо легче. Пару шагов и вот Акиро идет вперед, подбадривая себя мыслью, что после такого боя у Сенджу не осталось чакры.
   Какое-то время он двигался один, но вскоре Кенджи присоединился к нему, остальные Учиха увидели своих товарищей прекративших скрываться и идущих к Сенджу, отбросили последние сомнения и присоединились к ним. Четыре группы приближались к своей цели, но появление еще одной стало для них сигналом к началу действий.
   Две группы рвануло к своей цели, тем временем как оставшиеся стали прикрывать их от подкрепления виде трех шиноби Сенджу. Сократив дистанцию в руках Акиро появились сюрикены, из печатей на перчатках и сразу же метнул их во врага.
  
   Появления двойки принадлежащей клану Учиха, стало для меня неожиданностью. Но стоило только немного подумать, как команда прикрытия стала вполне логическим и очевидным действием Учиха на мое приглашение. Осмотревшись, насчитал еще три. Один я самый умный - явился один!
   Приближение еще трех шиноби, сначала не вызвало ничего кроме чувства увеличения проблем, но как только я разглядел их герб и осознал, что это не иллюзия, я был удивлен. Сенджу! Появление союзников, слегка, поумерило пыл Учиха, но от свой цели, моей головы, они не отказались.
   Биться с врагом, превосходящим тебя только в численности, оказалось значительно легче, нежели если он превосходит тебя в мастерстве. Я привык к более тяжелым боям, поэтому справился достаточно быстро, прекрасно видя все их движения, чуть ли не до того как оно начиналось. Привык я к уровню мастеров.
   Стоило пасть последнему врагу, как весь мой запал просто испарился, все же у меня состоялся серьезный бой, ради которого мне пришлось выложиться по полной, и даже больше, но я не только остался в сознании, но и на своих двоих.
   Причина появление здесь соклановцев была очевидна, в связи с чем, я без разговоров вложил мечи в ножны и встал между ними, ожидая выступления группы домой. При этом я поймал на себе взгляд старого мастера, в котором читалось уважение и недовольство одновременно. И мы выступили домой, после того как забрали все тела. Останки Огневолосоко так и не нашли, от него даже пепла не осталось.
  
   -Мальчишка слишком самоуверен и импульсивен - разговор среди старейшин клана, продолжался уже довольно долго. Были взаимные упреки и обвинения среди собравшихся в этом помещении, но до прямого конфликта люди не опускались.
   -Это присуще многим молодым воинам - попытался оспорить его слова другой.
   -Но они не идут наперекор клану, ради того, что им пришло в голову какая-то дурь. Из-за него чуть не закончился нейтралитет с Акимичи и если бы...
   -Знаем, но все же закончилось с выгодой для нас.- Мастер Акихико.
   -Тем более уж больно удачно они там оказались. - Поддержал брата Акихиро.
   -Хватит покрывать своего ученика.
   -Хватит! - слегка повысив голос, глава клана прервал зарождающийся очередной спор, готовый найти проторенную колею. -Что там с Учиха?
   -Пали от его руки - начал сенсор - но перед смертью сумели продемонстрировать несколько интересных техник. Покров из чакры, обладающий невероятной прочностью и гендзюцу способное создать часть мира, перенести туда и удерживать несколько дней. - Сказано было то, что известно со слов Диссонасу, попавшего под его воздействие.
   Выдав свое краткое заключение по поводу этих техник, он замолчал, предоставляя возможность собравшимся обсудить это, и вот тогда поведать еще одну новость. Люди бурно обсуждали информацию, изредка, задавая уточняющие вопросы у сенсора, на которые он при возможности отвечал или предлагал поговорить с непосредственным участником тех событий. Диссонасу хоть и не сенсор, но и дураком не был, да и успешно справился с ними. Значит, выводы он сделал правильные.
   И вот когда ажиотаж стих...
   -Техники завязаны на четвертую ступень шарингана - сказал он, вызвав у собравшихся, состояние близкое к шоку, с которым они справились быстро - именно четвертая ступень шарингана, не рениган - добавил он до того, как был озвучен вопрос.
   -А Диссонасу?! - Этот вопрос вызвал лишь усмешку с его стороны, на сколько бы парень не был талантлив, или даже гениален ему не обогнать мастеров, посвятивших додзюцу всю свою жизнь.
   -Увы, годы тренировок не сравнить с десятилетиями потраченными Учиха на оттачивании своих способностей и его глаза в том бою не претерпели изменений. Конечно, если вы не имели в виду полностью красные склеры от физического и чакрового перенапряжения, а следующую ступень.
   Собравшиеся желали узнать о новых возможностей своих врагов, но не судьба, поскольку обе пары глаз были уничтожены в бою. Это не понравилось собравшимся, особенно Тироко. Что никого не удивило, один из лучших медиков клана, упустил такую возможность! По ее прищуру, собравшиеся поняли, что парню просто необходимо достичь нового уровня, как можно быстрей. Для его же блага.
   Совету пришлось принять это и продолжить свое заседание. И через полчаса они вышли на центральную площадку, где обычно проходят показательные бои, чтобы огласить свой вердикт.
   -За разжигания конфликта между кланами - начал глава клана, чуть выйдя вперед из рядов советников, обращаясь к собравшимся здесь членам клана. В основном к воинам, женщин было мало, и конечно же к виновнику, что стоял перед ним, преклонив колено - и нарушение приказа. - Послышался отчетливый 'пф' Тироко, ведь ни слова не было сказано, про утерю шарингана, что по ее мнению было самым главным его преступлением и должно быть первым в списке, а это ему даже не инкриминируется. При этом 'разжигание' вражды между кровниками идет первым пунктом. -Приговаривается к десяти плетям. - На что опять был удостоен многозначительным 'пф', за такое наказание. Все таки политика грязное дело интересы разных групп нужно учитывать, но никто не запрещает слегка подталкивать отдельных индивидов, чтобы они в итоге приняли верное решение.
  
   Две недели спустя.
   Ветер играл в кронах деревьев, не надолго пропуская лучи солнца к спрятанной в их тени беседки. Маленькое деревянное строение, укрытое от поселения шиноби молодыми деревьями.
   В прохладе этого уютного места сидел человек пол и возраст которого трудно было определить из-за обилия бинтов, не оставляющих ни одного участка тела открытым. Поверх бинтов было накинуто кимоно. Человек водил указательным пальцем правой руки по листу бумаги, выжигая на ней огненной чакрой стихи.
   Вот только каллиграфической точности, как всего пару месяцев назад, уже не было, что сильно его злило. Отчего итак расползающиеся кандзи и в скором времени становившиеся совсем не читаемыми, вспыхнули, превращая лист в пепел. Поморщившись, мужчина, а им и был сидящий человек, смахнул пепел со стола, который упал на пол, изрядно припорошенный предыдущими порциями.
   Взяв новый лист из стопки расположенной рядом, мужчина продолжил свое занятие. Его глаза следили за движением руки, координация которой ему также не нравилась. Ведь пересаженная рука не родная, что в физическом плане, так же каналы чакры были не приспособлены под его нужды. А ведь такая проблема была не только с рукой, но и с ногой, глазом, что не давало ему в ближайшие годы участвовать в миссиях, а учитывая его возраст, о дальнейшей полевой деятельности можно забыть. От чего достижения своей мечты не казалось таким радостным.
   От тренировки его не отвлекло появление нового действующего лица под этой крышей, хоть это и не осталось для него не замеченным. Мастер Каюри сел напротив и молча следил за тем, как выводятся кандзи на листе. Лицо было спокойным, но глаза показывали всю глубину боли, которую он испытывал, видя, к чему могут привести ранения. Некогда превосходный мастер, творивший, при помощи чакры, настоящие чудеса с трудом делал то на, что способен любой закончивший обучение шиноби. А ведь на восстановление ему потребуется время, много времени.
   Вот, очередное кандзи начало появляться из под пальца Хикаро, но на этот раз, оно не просто расползлось, а начало пожирать лист.
   -Ты должен лежать в постели - сказал Каюри, как только лист был сметен со стола, а новый еще не взят из стопки.
   -Надоело. - Бросил Хикаро и, взяв очередной лист, снова начал выводить на нем кандзи, даже не взглянув на собеседника.
   -Твое исчезновение вызвало переполох у ирьнинов.
   -Дети. - Словно выругался, сказал Хикаро. - Не могут уследить за немощным стариком - после чего поджал губы, это единственно чем он выдал свое негодование к будущему своего клана. Собеседник легко улыбнулся, грустно. Разделяя опасения своего товарища, но также понимая разницу между рядовыми членами клана и мастерами, пускай даже и серьезно ранеными. Опыт и сотни битв разделяют их, но его время, похоже, прошло.
   -Не стоит быть столь категоричным...
   -Я прошел мимо них - оборвал его Хикаро - на расстоянии вытянутой руки - оторвав свой взор от кандзи, и перевел взгляд своих глаз, на собеседника. Радужка правого была черной, как когда-то в молодости, а вот левая была серой, выцветшая за долгие годы - а они спохватились только тогда, когда пришло время очередных процедур. Они безнадежны. - Сказал, как отрезал.
   -Тогда может...
   -Я не отдам его! - Глаза его при этом поменяли цвет на красный, в левом зажегся мангеко шаринган, а в правом закрутилась одна запятая, на против которой, быстро появилась вторая. Каюри спокойно смотрел в новый шаринган, прекрасно зная, что может попасть под мощное гендзюцу. Эта способность была продемонстрирована совету клана, где Хикаро отчитывался о своей встрече с Сенджу. По очереди показывая тот бой, всем присутствующим.
   Эта способность заинтересовала Каюри, как мастера гендзюцу в результате он больше уделил внимание самой технике, а не продемонстрированный с ее помощью бой, хотя и ему он уделил внимание. Но возможности цукиеми захватили его, но отвратительное исполнение, заставляло негодовать. Как и других членов совета.
   Вот только нагрузка, которую испытывали глаза, была существенной. На белке выступали сосуды, а после пары раз использования цукиеми, потекли кровавые слезы. Медики склонялись к варианту, что это из-за травмы нанесенной Сенджу, вот только это не вязалось с продемонстрированными событиями. Такая картина была и до ранения. В итоге медики не смогли сказать с чем это связанно, каналы чакры в глазах сильно изменены и никто из них не мог сказать, что следствие пробуждения мангеко, а что результат ранения.
   Все это послужило причиной, не желания пересадить себе мангеко шаринга, хотя этого хотели все. В итоге медики должны будут разодраться с глазом Хикаро, дабы помочь пробудить мангеко у остальных членов клана. И как они сетовали, что вторая пара глаз утрачена, да и первой некомплект.
   -... тебе взять ученика - словно и не был перебит, хотя, от мангека бы он не отказался, поэтому и надеялся, что ирьенины смогут быстро разобраться в этом вопросе. Тогда носителей мангека будет больше, и одним из них - Он!
   -Я не возьму ни одного из этих лоботрясов, которые усвоив азы, считают себя мастерами.
   -Именно для этого им и нужны учителя, дабы показать всю степень их заблуждения и невежества. К тому же есть очень талантливый молодой человек и дабы раскрыть весь его потенциал нам нужна твоя помощь.
   -И как зовут это дарование? - После продолжительной паузы, все же поинтересовался он, когда Каюри уже стал сомневаться, что сумел заинтересовать Хикаро.
  
   Часть пятая. Мокутон.
   To be continued!
Оценка: 4.14*74  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) В.Соколов "Мажор 2: Обезбашенный спецназ "(Боевик) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) М.Федоренко "Крылья свободы"(Постапокалипсис) В.Василенко "Стальные псы 5: Янтарный единорог"(ЛитРПГ) А.Емельянов "Мир Карика 10. Один за всех"(ЛитРПГ) Д.Максим "Новые маги. Друид"(Киберпанк) А.Верт "Нет сигнала"(Научная фантастика) П.Лашина "Ребята нашего двора"(Научная фантастика) А.Робский "Охотник: Новый мир"(Боевое фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"