Матвеев Олег: другие произведения.

Г.П: Грим

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Аудиокниги БОРИСА КРИГЕРА
Peклaмa
Оценка: 5.06*21  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    09.01.14

   Гарри Поттер: Грим.
  
   Аннотация:
   Существует тысячи 'Я'. Ведь оного и того же человека все видят по разному. Одни старательно создают 'Я', которое показывают обществу. На других оное вешает 'ярлыки', после чего люди пытаются изменить мнение о себе или признают новое 'Я'. А что делать тому, кого 'заклеймили' Черным магом? Кода Ты считаешь, что Светлой и Темной магии не существует - таковой ее делает разумный! Что предпримешь: будешь рвать жилы, дабы изменить представления общества о себе или смиришься? Потому, что в любом твоем действие, жесте, слове люди видят только обман. Ведь ты - Черный маг!
   А может, Ты, найдешь единственный верный выход из сложившейся ситуации?!
   P.S. Вычитка - Зло!
  
   Было раннее утро, когда солнце еще не появилось из-за горизонта и не разогнало туман, что стелился над водной гладью. Хотя, будь оно даже в зените то максимум что смогло сделать - слегка разогнать облако, в котором можно было разглядеть силуэты какого-то строения. Ведь природа сего явления была не физическая, а магическая, порожденная обитателями этого места. Но вечная сырость небыли главной проблемой данного места. Это было меньшее, что волновало людей, обитающих на том берегу.
   Главной же проблемой было отчаяние и уныние, царившее здесь, проникающее в самые потаенные уголки души, вытесняя все остальные чувства: радость, счастье. Заставляя переживать самые страшные воспоминания из своей жизни раз за разом. Многие, да наверное все, обитатели того острова с радостью сменили бы место жительства. Но в виду того что они были узниками черной цитадели, сделать этого не могли. К великой радости существ, что издревле обитали на этом острове.
   Хотя считается, что они не испытывают радости, счастья, им неведом страх и милосердие все же они были по своему счастливы. Наверное. Полагают, что они питаются светлыми эмоциями, выпивая их из человека словно 'воду', да и душами не брезгают. Вытаскивая при этом множество неприятных моментов из жизни человека, заставляя переживать их вновь и вновь. В густом тумане можно уловить едва различимые силуэты, что парят в воздухе, оставляя за собой промерзлый воздух, от чего туман превращается в колючие снежинки.
   По округе начал разноситься плеск воды и наблюдатель с берега смог бы различить, как по воде пошла рябь, а плеск постепенно приближался. Через пару минут у берега показалось черная собака, что старательно гребла к берегу, пофыркивая от того, что вода попадала на нос. Преодолев последние метры, пес на подгибающихся ногах выбрался на берег.
   Черная собака была явно истощена: осунувшаяся морда, выступающие ребра, впалое брюхо. По животному видно, что жизнь его не слабо побила, и заставила долгое время голодать. Но в серых глазах не было бесконечного страха присущего сломленному существу. В них была безграничная решимость и вера в свои силы. Хозяина этих глаз не сломило время, что он провел бок обок со страшнейшими существами магического мира.
   Стоило только лапам коснуться твердой земли, собака приподнялась из воды и выбиралась на берег усеянный крупной галькой. Приоткрыв пасть и явив свету желтоватые клыки, она высунула язык набок и, тяжело дыша, отошла от кромки воды на пару метров. После чего, начала энергично отряхиваться, разбрасывая брызги холодной воды по округе.
   Закончив приводить себя в порядок, пес начал водить мордой из стороны в сторону, осматривая окрестности и принюхиваясь к одному ему известным вещам. Во время этих действий пес громко чихнул и потер нос лапой, дабы подобное более не повторилось. Убедившись, что на берегу он один, пес оттолкнулся от земли передними лапами, вставая на задние, после чего начал преображаться.
   Хвост стал стремительно уменьшаться. Морда начала втягиваться в череп, который также претерпевал изменения. Фигура выпрямилась, став более человечной. На голове появилась копна длинных и спутанных волос. Некогда насыщенно черная шевелюра, являющаяся гордостью своего владельца, сейчас была тусклой и ломкой, давно позабывшей о мыле с расческой. Лицо также покрывала спутанная борода. На передних лапах начали удлиняться пальцы, когти на которых превратились в длинные ногти, кончики которых были потрескавшимися. Шерсть, покрывающая это существо, начала втягиваться под кожу, порождая легкий зуд по всему телу. Но он не остался голым, на нем появилась грязная роба, чисто символически спасая мужчину от утренней прохлады в столь не гостеприимном месте.
   -Трепещи магический мир, я иду - произнес маг хриплым голосом, после чего с хлопком исчез.
  
   В министерстве магии Британии был аврал, который чиновники во главе с министром пытались скрыть от простых граждан страны. Даже поисковые отряды, что авроорат разослал по всему туманному Альбиону, с трудом они смоли преподнести как учения после окончания британской магической войны, дабы доблестные стражи смогли пресечь на корню, попытки захвата власти всякими воинственными радикалами, на подобии Темного Лорда.
   На самом деле они боялись, боялись до дрожи в коленях. За свои жизни, за жизни своих близких и того, что Пожиратели Смерти вернуться, а с ними придет Война! Которая была закончена благодаря Мальчику-Который-Выжил, неведомым образом сумевшего остановить Темного Лорда, желавшего забрать его жизнь. Это стало первым переломным моментом во всей войне, а через пару дней была задержана его правая рука, которой оказался Сириус Блэк.
   Единственный Блэк, который, как считалось, до этого не поддерживавший Темного Лорда и выступавший на стороне Света. Но он оказался истинным слизеринцем, сумевшим провести всех: министерство, авроорат, Дамблдора, своих 'друзей' и даже распределяющую шляпу, попав на гриффиндор. Но все же был разоблачен Петтигрю, убитым в попытке задержать преступника, как и десятки маглов, оказавшихся на месте происшествия. Но его жертва не была напрасной, прибывшие на место авроры сумели задержать Блэка, и в срочном порядке доставили в зал суда, где на быстром заседании, под сывороткой правды, он признался в содеянном. Правда, единственное, что смогли из него вытащить 'Я виновен в их смерти, Я!'. Но этого оказалось более чем достаточно, для вынесения пожизненного приговора и отбывания его в Азкабане.
   Дамблдор попытался надавить своим авторитетом, ради пересмотра дела Сириуса Блэка и добиться хотя бы смягчения приговора. Ведь ему удалось договориться об отмене пожизненного заключения Снейпа, объявив того своим шпионом в рядах Темного Лорда. Однако, второй такой попытки ему не дали. Имея на руках признание самого подсудимого, Визенгамот даже не стал слушать Альбуса Персиваля Вулфрика Брайана Дамблдора и прочее, прочее, не смотря на то, что он являлся председателем суда. Уж больно у многих великий маг сидит поперек горла.
   Лишившись главных своих руководителей, Пожиратели Смерти были деморализованы, чем и воспользовалось правительство, переловив часть членов этой террористической организации. Из них, в последствие, удалось выудить состав. После чего произошла череда громких арестов влиятельных лиц и долгие судебные тяжбы. Входе которых часть магов сумело оправдаться тем или иным способом, но многие, все же, попали за решетку к Блэку.
   И вот когда народ уже практически отошел от пережитой войны, хоть имени Темного Лорда никто не произносит, боятся. Случилось Это! Из Азкабана совершен побег. Из тюрьмы, которая до этого считалась неприступной как извне, так и снаружи, охраняемой сотнями дементоров, был совершен побег. Осознание того факта кто именно смог сбежать наводила ужас на людей. Блэк. Сириус Блэк.
   Но как бы чиновники не старались утаить эту информацию, вскоре она стала достоянием общественности. Ведь то, что знают двое, скоро узнает весь мир, а посвященных в эту тайну было больше. Только и так темная история с каждым днем обретала все новые подробности из 'достоверных' источников. Единственной крупицей правды, в которой было - побег Блэка.
  
   1: Узник Азкабана.
   Ранее.
   -Сириууссс - по темному коридору разносился женский голос -Сириууссс, зачем ты предал Поттеров? Ты же был их лучшим другом? - Женщина прижалась телом к массивной железной двери, ее худые руки обхватили прутья решетки, позволяя своей хозяйки подтянуться чуть-чуть и просунуть между ними осунувшееся лицо, в небольшое окошко в монолитной двери. Беллатриса Лестрейндж, в девичестве Блэк, косила свои глаза в ту сторону, где была камера ее непутевого братца.
   В Азкабане не было развлечений, но извращенный разум Беллатрисы нашел его даже здесь. Привыкнув доставлять своим жертвам море физических и душевных страданий, она уже не могла жить без этого. По этому, она не видела причин отказать себе в удовольствие ранить брата, пошедшего против Темного Лорда, хотя бы словом.
   Крики и угрозы, доносившиеся из соседней камеры, поднимали ей настроение. И как же она радовалась, когда доводила его до крайности. Когда он Молил ее о том, что бы она заткнулась, для нее это был бальзам на душу. После чего она заливалась смехом, эхо которого разлеталось по коридорам и его подхватывали другие сторонниками Темного Лорда. Вот только это единственное, что они позволяли себе в данной ситуации.
   Издевательство над Блэком была привилегия Миссис Лестрейндж, которую никто из присутствующих на этаже не желал оспаривать, даже ее муж. Дабы не навлечь на себя гнев этой сумасшедшей ведьмы, которая стала для Блэка, наверное, на один уровень с дементорами. Вечные издевательства Беллатрисы, давали моральные силы не только ей, но другим слугам Волан-де-Морта.
   -Сириууссс - начала она по новой - Волан-де-Морт вознаградит тебя за верность - хоть официальная версия тех событий гласила, что ее Лорд погиб, но она верила - это не так. Он вернется, обязательно вернется и освободит своих верных последователей. И вознаградит Сириуса. Авадай, после долгих пыток. Столь приятная мысль заставила ее рассмеяться, после чего она продолжила свои попытки довести Блэка.
   За долгое время Лестрейндж научилась подбирать нужные слова для достижения эффекта как можно быстрее, но в последнее время Сириус никак не реагировал на то, что она ему говорила. Его, словно, не было в соседней камере, и это ее злило. Как он посмел игнорировать ЕЕ?! И она с двойным рвением начала издеваться над братом.
   Белла говорила долго, который раз пройдясь по знакомым брата, не обделив вниманием ни одного, но все равно осталась без ответа. В какой-то момент из ее рта помимо слов начало выходить облачко пара. От осознания этого ее глаза расширились, придавая и до того неадекватной женщине, вид сумасшедшего. Тем временем, оборвавшись на полу слове, Лестрейндж завороженным взглядом рассматривала, как по противоположной стене от ее камеры расползается неповторимый ледяной узор, что могло значить только одно.
   Оттолкнувшись от двери, женщина забилась в самый дальний угол своей маленькой камеры и спешно начала возводить защиту вокруг своего разума. Это мало помогало, но женщине не могла вызвать потронуса или другое мощное заклинание, которым можно отогнать этих тварей. Оклюменция была одним из немногих разделов магии не требующих волшебной палочки. По этому, она хваталась даже за такой ничтожный шанс защититься от дементоров.
   Холод постепенно нарастал, а клубки пара, вырывающиеся из ее рта, становились больше. Вот ледяная пелена начала пробираться внутрь камеры и в окошке появился черный капюшон полностью скрывающий лицо под ним. Существо просунуло свою голову сквозь прутья и уставилось на нее. Из черных недр рваной накидки, раздался приглушенный хрип втягиваемого воздуха. Какое-то время зашита, выстроенная Лестрейндж, держалась, правда она прекрасно чувствовала, что она готова вот-вот рухнуть, если надавить сильнее.
   Стоило дементору, что остановился у ее камеры, вдохнуть более резко, как ее зашита была тут же содрана. И куча неприятных воспоминаний всплывали в ее разуме, даруя полный букет соответствующих ощущений, и затопили сознание.
   В соседней камере сидел тот, до кого пыталась докричаться Белла. Вот только опознать в нем человека было трудно. Тело несчастного покрывали клочки шерсти. Верхняя челюсть выступала немного вперед, нос был приплюснут. Из под губ торчали увеличенные зубы. Ногти его больше напоминали когти. Блэк больше напоминал оборотня, застрявшего на полпути при трансформации, но сегодня не было полнолуния, так что этот вариант можно исключить.
   Блэк также почувствовал приближение стражников и забился в угол, но в отличие от своей сестры, он прижал свою голову к стене, а его взгляд был устремлен на руки, сложены лодочкой. Видоизмененной пастью Блэк шепотом проговаривал одно слово 'люмос', но вместо слов у него получалось рычание, отдаленно напоминающее вербальный компонент заклинания света. Он повторял его, пока в руках не появился маленький комочек света, отогнавший тьму от того угла, где примостился мужчина. Он держал его аккуратно, словно боясь раздавить в своих руках. Ведь этот комок единственное, что защищало его от дементоров, помимо скудных знаний в оклюменции.
   Постепенно в голове всплывали различные воспоминания, теребящие старые душевные раны. Но это мелочи по сравнению с тем, что должно произойти далее. Вот огонек начал потихоньку тускнеть, заставляя своего создателя напрячься, дабы поддержать его существование как можно дольше. На лбу и висках мужчины выступила испарина, показывая степень напряжения мага.
   Люмос, конечно, не то заклинание, которое может защитить от дементоров, но Блэк не был великим магом, чтобы без палочки сотворить высшую магию - патронус. Так что ему приходилось довольствоваться малым. А ведь раньше он не мог творить волшебство без палочки, до ареста вершиной его мастерства были невербальные заклинания из низшей магии при помощи палочки.
   Но время, проведенное в месте, по праву, считающимся адом на земле, заставили Блэка заниматься и самосовершенствоваться как мага. Однако он занялся этим не в первый день своего пребывания здесь, не во второй и даже не через неделю. Все время, до второго переломного момента в своей жизни, за короткий промежуток времени, он только и делал, что занимался самобичеванием, да развлекал Лестрейндж своей реакцией на ее слова, постоянно сыплющей соль на самую страшную его рану. Как будто ему было не достаточно дементоров, которые, вовремя своих обходов, заставляли Блэка вспоминать тот проклятый день.
   День, когда Джеймс уговаривал его стать хранителем Федилиуса, который сокроет его дом в Годриковой лощине. И как сам, САМ! уговаривает Поттера выбрать хранителем тайны Петтигрю. После чего Питер привел к нему домой Волан-де-Морта, дабы устранить угрозу, пока она не стала во весь рост. В результате Джеймс, который для него был как родной брат погиб, по его вине. И дементоры заставляли вспоминать тот день в мельчайших подробностях, с полным пониманием, но без возможности повлиять на происходящие.
   Отключившись после очередного визита дементоров, через несколько часов в камере очнулся другой человек. Нет, заключенного не меняли, в камере по-прежнему находился Блэк, точнее его физическая оболочка, а суть была другая. Может сперва показаться, что он просто сломался и вот она причина того, что проснулся другой человек. Но изменения были куда глубже. Душа что занимала это тело отправилась За Грань, а ее место заняла другая, что пришла от туда. Что послужило этому причиной: магия, провидение, высшие силы или такова воля демурга, создавшего этот мир (Да простит меня тетушка Ро)? Кто знает, но это стало фактом.
  
   Еще раньше.
   Секундная стрелка больших напольных часов заканчивала свой очередной круг, и стоило ей достигнуть финиша, как с едва слышным щелчком, минутная стрелка указала на - пятьдесят четыре, и ознаменовал начало нового. Хозяйка дома номер двенадцать на площади Грюмма, спала, как и домовые эльфы, за исключением нескольких, на тот случай если хозяйке что-нибудь понадобиться. Щелчок - пятьдесят пять. Для одного жильца в доме эльфов было многовато, но не так давно здесь жило гораздо больше магов принадлежавших к Роду Блэк. Щелчок - пятьдесят шесть. Но война подкосила этот чистокровный род, как и многие другие. В живых остались только пять прямых потомков. Вальпурга, Беллатриса, Нарциса, Андрамеда и Сириус. Щелчок - пятьдесят семь. Беллатриса и Нарциса теперь принадлежат другим родам, а последние двое были изгнаны и чтобы вернуться в Род, им придется приложить не мало сил. И то не факт. Щелчок - пятьдесят восемь. Данная информация была отражена на родовом древе, где были изображены портреты всех членов семьи, под которыми были ленты с их именами. К несчастью все они были черными, за исключением пять. Щелчок - пятьдесят девять. Портреты двух членов семьи разглядеть было не возможно из-за черного облака скрывающие лица Адромеды и Сириуса Блэк. Щелчок, и минутная стрелка завершила свое путешествие, после чего рывок совершила часовая и указала вверх. Полночь.
   Дверца над циферблатом часов открылась, и наружу выдвинулся небольшой помост, по которому прошелся огромный черный волк. Усевшись с краю, он задрал голову вверх и завыл, отмечая конец одного дня и начало другого. Хоть он выл достаточно громко, но никого не разбудил. Магия.
   Под аккомпанемент гримма, а черный волк его и изображал, на родовом древе начали происходить изменения. Серебреная лента, с надписью 'Сириус Блэк', почернела, сообщая всем, кто взглянет на зачарованный гобелен, что еще один представитель рода покинул этот мир. Однако изменения на этом не закончились.
   Черное облако, скрывающее лик Сириуса, перечеркнула белая косая линия, разделив его на две части. Лента удлинилась и обхватила портрет на манер оливкового венка и также была разделена на две части. Буквы с именем и родом изображенного человека переползли на 'нижнюю' половинку. В то время как название рода, только без имени, заняло 'верхнюю'.
   Прошло совсем немного времени и верхняя лента начала светлеть, после чего окрасилась в серебряный цвет. Теперь один портрет изображал двоих магов - Сириуса и Безымянного. Близнецы?! Трудно сказать, поскольку второго также скрывало черное облако. Но спустя непродолжительный промежуток времени облако, скрывающее Безымянного, начало рассеиваться. Показывая точную копию Сириуса, только бледную, словно привидение.
  
  
   Очнулся тогда Блэк в маленькой комнате два на три метра. Глаза, привыкшие к полумраку, разглядели силуэт массивной двери, через маленькие отверстия у пола и зарешеченного окошка у самого верха, из коридора проникало немного света. В памяти сразу всплыло - Азкабан! Находиться здесь он не желал совершенно, но, не имея возможности самостоятельно покинуть камеру, он тихо позвал домовика Блэков.
   -Критчер - произнес он одними губами, поскольку на большее его сил не хватило, но немного отдышавшись он опять подал голос -Критчер! - Появления домового, как он вначале рассчитывал, не было. Не собираясь так просто сдаваться, молодой человек продолжал звать домового, который должен ему подчиняться. Вот только это создание его, похоже, не слышало или, что более вероятно игнорировало.
   Потратив не мало времени на это бесполезное дело, в успешности которого, он был уверен на все сто процентов, молодой человек задумался над вопросом - а где это он собственно находится?! На что практически сразу получил ответ из глубин своего сознания - в Азкабане. Потянув за эту ниточку, молодой человек узнал или же вспомнил, что сидит в тюрьме за преступления, которые не совершал.
   Он вспомнил еще множество другой информации полезной и не очень. Они были словно воспоминания о сне, вот он рядом, но ничего конкретного сказать не можешь. Для этого нужно изрядно поднапрячься. Именно этим Сириус Блэк и занимался - вспоминал свою жизнь.
   Детство, обучение магии, война, предательство лучшего друга и апофеоз его арест и Азкабан. Воспоминания были смутными и неясными. Более четкими были воспоминания о магии, которая была с Сириусом на протяжении всей его жизни.
   Однако молодой человек понимал, что Сириус он не был. Он знал, что произойдет в ближайшем будущем, лет на пятнадцать точно. И если это можно было списать на неведомо откуда взявшийся пророческий дар, то воспоминания о другой жизни, где не было магии, пророческим даром объяснить было нельзя. Плюс, каждый раз, называя себя Сириусом, что-то кололо в сердце, однако если называть себя Блэком, ничего не происходило.
   Как догадался молодой человек, он стал 'попаданцем' в мир Поттерианы. Кто не знает Гарри Поттера?! Книги, фильмы, игры и куча разных фанфиков! Со всем он был знаком, кроме игр и фанфиков у ж больно их много, а часть из них алогичны, а порой и откровенно бредовые.
   В итоге Блэк вынужден сидеть в камере Сириуса, за преступления совершенные Питером. К том же не зная своего имени. По причине ведомой одной только магии он не может назвать себя Сириусом, а имя из другой жизни он не помнил. Конечно, он пытался придумать себе имя. Однако, сердце начинает колоть, не так сильно, но все равно неприятно.
   Перебрав, наверно, сотню имен, он ничего не добился. Не у одного пападанца таких проблем Блэк (пока он решил называть себя так, а позже разобраться с этими непонятками) не помнил.
   Находясь в окружении четырех стен, Блэк думал. Он сидит в тюрьме, значит, война скоро закончится или уже закончилась, что более вероятно. В любом случае Регулус мертв, а родители пережили его не надолго. В связи с этим, он последний прямой потомок рода Блэк и домовик должен ему подчиняться. И единственная причина, покоторой он еще не явился - чары наложенные на Азкабан. Тюрьма строилась магами, для магов и скорее всего, дураками они не были, и предусмотрели если не все, то многое.
   В его положения были сплошные минусы. Во-первых, он в тюрьме. Во-вторых, его подставили. В-третьих, 'друзья' про него забыли, ведь никто так и не пришел навестить. Даже письмо не прислал, не говоря уже о том, чтобы вытащить его отсюда. Дамблдор точно был в силах, как политических, так магических сделать это, но он НИЧИГО не сделал. А с учетом того, что Сириус был крестным Гарри, вырисовывается не очень радужная картина. В-четвертых, по соседству невменяемая сестра желающая свести его с ума. В-пятых, 'приятная' компания дементоров. В-шестых, он Безымянный, такое обращение к своей персоне боли не вызвало. На этом фоне то, что он маг, не очень радостен.
   Приведя себя в относительный порядок, Блэк приподнялся на своей лежанке, и облокотился спиной на стену. Подогнув под себя ноги, он устроился поудобней, после чего прикрыл глаза и погрузился в себя, чтобы почувствовать свою магию, вариант с ее отсутствием даже не рассматривался. Точнее попытался сделать это. Ну не привык он медитировать на холодном полу, когда чешется все тело, под крики женщины, которая пытается вывести тебя из себя. Ведь не был мастером медитаций и йоги, а всего лишь любитель.
   Первое появление дементоров было неожиданным. Холод, который он вначале принял за простое похолодание, оказывается, был вызван этой тварью, совершающей очередной обход. После чего он потерял сознание, даже не успев понять, что произошло. Из-за этого, сперва, ему показалось, что он почувствовал свою магии, но быстро уверился в ошибочности этого мнения. Не будет Сила держать в ледяных тисках Смерти своего хозяина.
   Очнувшись, он не вспомнил причины, по которой сполз по стене на пол, но слабость физическая и эмоциональная явно указывала на причину такого состояния. Однако даже это далось ему с трудом. Какое-то время он просто лежал и дрожал не в силах подняться. Поэтому он сделал единственно, на что у него хватило сил - стал дышать правильно. Вначале ему, стало чуть ли не хуже, но он быстро пошел на поправку. Увлечение восточной культурой с их многочисленными духовными практиками и дыхательными упражнениями нашли здесь применение.
   -Сириус - донесся до молодого человека голос Беллатрисся, старательно растягивающей его имя, после чего следовала попытка вывести его из равновесия, рассказывая старую историю на новый лад. Вот только, было трудно не обращать на нее внимание, уж больно хорошо был у нее подвешен язык.
   Но Блэк старался не обращать на это внимание, ведь впереди маячила так желаемая им магия. Поэтому с упорством достойным любого гриффендорца, коим он раньше и являлся, Блэк шел к своей цели, не обращая внимания на препятствия. Только игнорировать их полностью не получалось. Дементоры заставляли обратить на себя внимание, после чего он выпадал из реальности на какое-то время. После чего, все повторялось вновь.
   Блэк старался отрешиться от всего и концентрировался на магии. Постепенно, во тьме из-за закрытых глаз, постепенно начало появляться светлое пятнышко. Первое время, Сириус не обращал на него внимание, считая его игрой своего воображения. Изменение его формы прекрасно вписывалось в эту теорию.
   Первые дни, находится в столь добродушном и любящем обществе, было трудно. Дементоры регулярно устраивали обходы, интересуясь состоянием своих подопечных. Правда, им от этого не становилось лучше. Беллатриса продолжала свои игры, но из-за изменений, произошедших с ним, он не реагировал так остро на ее провокации. А теперь он видел, что все ее речи были ими. Это не отменяло желания убить ее, которое посещало его голову все чаще.
   Но он упорно шел к своей цели и вскоре ему это удалось. Пятнышко, что плавало перед его глазами, резко приблизилось, заполняя собой все 'видимое' пространство и сила пульсировала в такт биения сердца. Это единственное, что он успел понять, прежде чем, испугавшись случившегося, не вышел из транса. Но ощущение силы и приятной прохлады расходящейся от груди, к сожалению быстро проходящей, говорило о том, что ему удалось.
   Пришлось потратить немало времени, прежде чем научиться вызывать это состояние. После чего первым желанием было сразу перекинуться в пса, у которого Блэк пошел на поводу, что привело к судорогам, дикой боли по всему телу, без желаемого эффекта. Стиснув зубы, Блэк решил сначала освоить магию попроще. Выбор мага пал на Люмос.
   Поломав голову, вспоминая необходимые движения палочкой которой у него нет, Блэк все же вспомнил, что для такого волшебства нужно символическое движение палочки вверх-вниз и волшебное слово 'люмос', а что бы погасить нужно тоже движение и заклинание 'нокс'.
   Блэк начал махать перед собой рукой, бубня под нос заклинание, стараясь чувствовать при этом свою силу. Это само по себе было не простым занятием, так и компания не способствовала изучению магии. Беллатрису, кричащую в соседней камере и постоянно сбивающую итак плохую концентрацию хотелось заткнуть, а еще лучше убить.
   Да, последние полчаса Сириус хотел ее убить именно с этими мыслями он совершал махи рукой и в итоге он добился того что от его кисти полетело несколько иск и осыпались ему на ноги. Сердце мага переполняли противоречивые чувства, когда он наблюдал за тем, как часть иск осыпало его. С одной стороны - радость, от совещенного волшебства. С другой стороны страх от того, что искры были насыщенно-зеленые и до боли напоминали одно из непростительных.
   В итоге Сириус широко распахнутыми глазами смотрел на затухающие зеленые огоньки на его одежде и облегченно выдохнул только поле того, как они погасли, а с ним ничего не случилось. Представив заголовок некролога 'Убит собственным светляком!', Блэка пробило на истерический смех, быстро прервавшийся от того, что ребра сдавили легкие и не позволили смеяться.
   Придя в себя, он продолжил тренироваться, стараясь не обращать внимание на свою сестру, и постепенно делал успехи. Вначале у него получались только искры, но постепенно их становилось больше и спустя несколько часов практики, в руке у него зажегся маленький шарик, испускающий мягкий серебряный свет. Успешному заклинанию он был несказанно рад, даже на краткий миг забыл, что находится за решеткой.
   После этого Блэк игрался с созданным светляком, меняя его размер. Попытка изменить форму привела к вспышке и рассеиванию заклинания. Посчитав, что это пока не его уровень маг пытался изменить цвет светляка, зная, что в зеленый окрасить его, точно, сможет.
   Время шло Блэк тренировался прерываясь на визиты дементоров, во время которых он стал забиваться в угол и смотреть на светляк. Помогает это или нет, Блэк точно сказать не мог, но психологически ему так было проще. Поэтому он раз за разом повторял это действие. Еще он отвлекался на 'пищу', которую, через отверстие в двери у самого пола, раздавали тюремщики, чтобы заключенные не умерли раньше времени. Еще он заметил, что еду ему давали через раз.
   Одного заклинания вскоре стало мало, поэтому Сириус приступил к изучению другого - левитация, блага можно тренироваться на соломинках, в изобилии присутствующих в его камере. На простое заклинание опять ушло не мало времени, но меньше чем на первое.
   Добившись 'сушественных' успехов на ниве магии, Блэк сразу же приступил к изучению анимагии. Но не стал ломиться в перед, а делать все постепенно, как много лет назад, Сириус с друзьями, изучал этот раздел магии, дабы они все могли погулять с Римусом в полнолуние по Запретному лесу. Тут нашелся еще один раздел магии, где присутствовала медитация, только специализированная - познание внутреннего зверя. На что ушли не месяцы как в прошлый раз, а чуть меньше недели.
   Вот тол только на этот раз он не почувствовал себя волком бегущим по ночному лесу, вдыхающим тысячи различных запахов, обычному человеку недоступных. За время медитаций он понял, что его анимагическая форма изменилась, и поэтому ему не удалось превращение как Сириусу в собак.
   Блэк бежал в своей анимагической форме 'волка' по бескрайней гладкой поверхности в кромешной тьме, но это не доставляло ему неудобств, при помощи магических способностей своего зверя он прекрасно ориентировался в этом мире. Он бежал вперед, без всякой цели, привыкая к своему новому тело. Единственно, что он знал о нем, что он из рода псовых, с магическими способностями, но не более. Как он знал, для скорейшего освоения превращения нужно знать конечную форму. Конечно можно и без нее, но все выйдет дольше и гораздо больнее.
   Блэк рассекал тьму без всякого напряжения, его поступь была легка и беззвучна. Дыхание его также не нарушало тишины этого места. Внезапно он остановился, поскольку услышал что-то на периферии. После чего он начал вглядываться вдаль, шевеля ушами в разные стороны, стараясь определить источник звука. Вот он пять услышал его и повернул голову в ту сторону, как и уши. С каждым последующим разом слышно становилось отчетливей, но с другой стороны, куда он смотрел, и вот он смог различить вой. Вой существа, что был ему родственником, от чего, сразу, захотелось ему ответить.
   Задрав голову вверх, Блэк увидел полную луну, висящую в черном небе. И он завыл, а ему вторило десятки голосов со всех сторон. Теперь он знает кто он. Он - ...
   Дозваться до своего внутреннего зверя Блэк смог. И результат его изрядно удивил. Хотя подумав над этим немного, он пришел к выводу, что ничего удивительного в этом нет. Зверь Сириуса и так больше походил на гримма, чем на собаку или волка, а теперь после смерти он им и стал. Мифическим существом даже для волшебного мира. Хотя в кого еще превращаться человеку познавшего смерть и являющегося представителем благородного магического рода Блэк, чьи предки издревле занимались 'темной' магией.
   Сосредоточившись на своем звере, Блэк попытался почувствовать себя им, принять его форму. Медленно, словно неохотно из груди пошло прохлада разливающаяся по его жилам, дарую облегчение, и вымывая слабость, что оставляли после себя дементоры. Постепенно магия заполняла его тело, потихоньку изменяя его под себя. Вот по всей коже, опять, появился зуд, после чего из-под нее начали прорастать жесткие черные волосы клочьями. Но это мелочи по сравнению с тем как его голову обхватили тиски магии и начали ее изменять под звериную. Главным было контролировать процесс и не поддаться инстинктам зверя и сохранять ясность ума.
   Постепенно челюсти выдвигались вперед, зубы изменялись в клыки. Растущий хвост, также, не приносил приятных ощущений. Ногти удлинялись, заострялись, а пальцы становились короче. Структура тканей человека так же претерпевала изменения, становясь более совершенной. В какой-то момент Блэк, почувствовал, что если продолжит превращение, то не сможет взять под контроль тело и его займет гримм, чего он допустить не мог. Поэтому он пустил прочес вспять.
   Все трансформации, практически сошли на нет. Остались только видоизмененные зубы, слегка вытянутые челюсти, да кое-где торчали клочья шерсти. Изменения в своем теле Блэка не пугали, поскольку он знал, что без подпитки магией они скоро исчезнут, а до тех пор он будет таким.
   После очередной попытки превратиться, Блэк втянул в себя промерзлый воздух, пропитаны страхом и отчаяньем, в котором он был вынужден мариноваться. Пребывание в таком месте не несет душевного благополучия личности, особенно если она заперта в помещении два на три метра, за массивными железными двери с отвратительным питание и 'чудной' компанией. На последней мысли, бледные губы Блэк тронула легкая улыбка. Последнее время его забавляли попытки кузины вывести его из себя.
   То на, что давит Белла, не доставляет, теперь, столько боли как раньше. Самобичевание сменилось целью - выбраться отсюда и поговорить по 'душам' со старым 'другом'. Вот на этом месте робкая улыбка, переходила в звериный оскал, а в глазах появлялся зловещий блеск, не сулящий ничего хорошего. Также у Блэка есть пару вопросов к глубоко 'уважаемому' директору по поводу своего заключения. Ведь он верховный судья и должен был разобраться в деле правой руки Темного Лорда. И это не смотря на то, что судили его человека. Члена Ордена Феникса. А так же на счет национального героя, живущего, наверное, хуже домовых эльфов.
   Мысли о убийстве старого друга, обрекшего его на заключение в Азкабане, были прерваны появлением нового друга, которому Блэк также желал смерти, хотя нет. Лучше он их познакомит! Привычно заняв угол. Видоизмененной пастью Блэк шепотом проговаривал одно слово 'люмос', но вместо слов у него получалось рычание, отчего у него получалось не так хорошо как обычно и не с первого раза.
   Постепенно в голове всплывали различные воспоминания, теребящие старые душевные раны. Но это мелочи по сравнению с тем, что должно произойти далее. Вот огонек начал потихоньку тускнеть, заставляя своего создателя напрячься, дабы поддержать его существование как можно дольше.
   Постепенно, тьма стала отвоевывать пространство назад. Вместе с ней приходил холод, запускающий свои щупальца в саму душу. И когда исчезнет свет, щупальца начнут проникать в самые дальние и сокровенные уголки, сковывая душу в холодных тисках, и потянут куда-то. Предположительно к Грани. Хоть он уже ни раз отправлялся туда, однако кроме холода ничего не помнил.
   Позади мужчины послышалось, как кто-то стал шумно втягивать в себя воздух, а маленький огонек затрепыхался и вскоре потух, оставив мага одного. Перед глазами Блэка все начало темнеть, он перестал слышать собственное дыхание, стук сердца. Единственно, что он понял, прежде чем потерять сознание - то, как он заваливается набок, подпирая стену. Но и здесь ему не было спасение. Оставшись полностью один, не ощущая своего тела, он почувствовал всеми фибрами души ее - ГРАНЬ!
   Раньше, находясь здесь, он ее не чувствовал, видно анимагическая форма гримма повысила его чувствительность, и теперь он ее чувствует.
   А ведь стражники Азкабана, раз за разом, отправляют его сюда, без возможности вернуться или преодолеть Грань. В итоге он был вынужден находится здесь, объятый холодом, вспоминая, что был здесь не однократно и попадет сюда еще не раз. В последнее время к вечному холоду начало примешиваться чувство недовольства, источником которого, как полагал Блэк, была Грань. Интересным был один факт, что когда он очнется, в своей камере, он не вспомнит, где был, но каждый раз попадая сюда, эти знания всплывают сами собой. Видимо, простым смертным не положено помнить об этом месте.
   К счастью вечно находиться здесь Блэк не мог. Через какой-то промежуток времени, как и всегда, он отправился назад, чтобы вернуться сюда вновь. И он прекрасно отдавал себе отчет, что в свое время обязательно сюда вернется и без всякого страха и сомнения преодолеет ее. Однако Грань - не проходной двор, в который превратили ее дементоры.
   Очнулся Блэк в сидячем положении, прислонившись к стене, сползя по которой он улегся на соломенной подстилке заменяющей ему кровать. Свернувшись калачиком, он попытался унять дрожь, своего тела и согреться. В тишине его хриплое дыхание было отчетливо слышно, но оно было подчинено какому-то ритму, вследствие чего оно постепенно выравнивалось. Блэк не смотря на сильное воздействие дементоров, первым отходил от него. Дыхательные практики востока были не только подспорьем в достижения просветления, но и помогали восстановиться.
   Приведя себя в относительный порядок, Блэк приподнялся на своей лежанке, и оперся спиной на стену. Подогнув под себя ноги, он прикрыл глаза и попытался отстраниться от всего, что здесь происходит. От той оболочки, что он сейчас занимает и почувствовать втору - звериную. В очередной раз он пытается перекинуться в свою анимагической форму, и снизить влияние этих проклятых тварей!
   Блэка привлек шум, появившийся в коридоре. По нему разносилось дребезжание металлических колес по каменному полу, на фоне которого терялись шаги тюремщика разносящего баланду. Еду давали один раз в день, а соседям, похоже, два, а посещения были по три раза на дню. Вот и нет ничего удивительного, что маги после такого сходят с ума. Такой печальной участи минут только люди со стальной волей иле те, кто уже итак не в своем уме. С лязгом, через маленькое окошко в двери находящееся у самого пола, в камеру заехала миска с непонятной жижей отвратительной как на вид, так и на вкус, по недоразумению называемой тюремной едой.
   -Вингардиум Левиоса - проговорил Блэк, указав рукой на миску, на пороге его камеры. Она неуверенно оторвалась от пола и медленно полетела в сторону заключенного, по пути немного расплескав похлебку, на что он поморщился, ведь это была еда. Правда, такие тренировки давали гораздо лучший результат, чем полеты пустой миски и пучков соломы. Взяв подлетевшую тару, Блэк приступил к скудной трапезе. С которой он постарался покончить побыстрее. После чего миска вернулась на прежнее место.
   -Люмос - новое заклинание и в его руке появился маленький шарик, робко разгоняющий тени. Подержав его какое-то время в руке, Блэк перебросил его в другую, из-за чего беловатое свечение сменилось на красноватое. Новый пас оранжевый, затем желтый, зеленый, голубой, синий, фиолетовый. Так люмос и менял свой цвет по кругу, когда его перебрасывали из рук.
   -Сириууссс - донеслось с боку. Похоже Белла пришла в себя и приступила к своему развлечению. Кузина была отвлекающим фактором, которым Блэк пользовался для улучшения своего контроля над магией. Поймав шарик света в очередной раз и заставил сменить его цвет с зеленого на белый. Который постепенно стал сереть, а на лбу Блэка выступили бусинки пота. Источник света в его руке, постепенно, перестал испускать свет. Крупные капли пота покатились по лицу, после чего он стал тяжело и глубоко дышать. После неудачи ему нужно отдохнуть.
   Мужчина прикрыл глаза. Глубокий вдох, медленный выдох и так раз за разом пока бешено стучащее сердце в груди не уймется, а силы не начнут восстанавливаться. Где-то на периферии доносились слова, которые должны были ранить его, но он не обращал на них внимание. Его волновала только свое состояние, а не окончательно спятившая сестра, ведь он не желал стать таким же. А ведь до не давнего времени он сам был на пути в безумие, ее стараниями, но теперь это в прошлом. Блэк полон сил, решимости и у него есть цель!
   В какой-то момент исчезли голоса из соседней камеры, стало тихо. Из-за чего мерное дыхание заключенного стало отчетливо слышно в камере. Тем временем температура в помещении начала понижаться и на всех присутствующих надавила аура отчаяния. Заключенные в безнадежной попытке спрятаться от тюремщиков забились в дальние углы своих 'апартаментов'.
   Блэк также забился в угол, в руке его зажегся огонек, на котором сконцентрировался мужчина, изгоняя из своего разума все кроме света, разгоняющего тьму. Но холод был безжалостен, казалось, он вырывал саму душу из плена плоти и отправлял к Грани. Где он пребывал в объятиях нескончаемого холода, после чего возвращался назад.
   После чего Блэк приходил в себя и приступал к новой попытке, превратиться в гримма. И совершив очередную попытку, при которой он продвинулся дальше, он начинал развлекаться с люмосом меня его цвет. А также заставляя летать миску по камере, выделывая ей фигуры весящего пилотажа. Блэк выводил миской восьмерки, заставляя ее при этом вращаться вокруг своей оси. Иногда она даже не падала.
   Так потянулись дни, в которых, практически не было изменений. Лестрейндж не сдавалась, перебирая то, что могло задеть Блэка. И будь он прежним, она бы смогла добиться результата. Однако новый Блэк был глух к потугам своей сестры. Все также приходили 'добрые' дементоры справляющиеся самочувствием подопечных. Он медитировал, практиковался в магии и отрабатывал анимагию. Вот здесь были отличия. С каждым последующим превращением он заходил дальше.
   Маленькие клочья шерсти покрывающие кожу, расползались по ней во все стороны, скрывая бледную кожу под черным покровом. Челюсти с неприятными ощущениями росли вперед, во рту появлялись остры клыки. Изменение носа привели к обострению обоняния, теперь Сириус чувствовал одиннадцать людей, трое из которых были женщинами. Ногти загнулись и стали острыми, конечности превратились в лапы, появился хвост. И вот в камере уже не человек, а огромный черный волк, в котором бы любой маг признал гримма. Вестника смерти.
   Превратившись в первый раз Блэк так мило улыбнулся, что увидь его кто-нибудь из магов, скончался бы на месте. Будь он хоть самим Мерлином. Ибо в камере был не просто большой черный волк, это был грим - вестник смерти. А для нее не существует преград, препятствий. Она заберет свою жертву, не смотря на все ее попытки убежать, спрятаться. Поговаривают, такое удалось только одному магу, и то это сказка. Легенда.
   На полное превращение у Блэка ушла неделя, в отличии от полу года как в школе. Вот что значит хорошая мотивация, а может причина в том, что он знал, что и как делать? Неважно, теперь влияние дименторов не будет таким сильным. Эти твари не заставили себя ждать и Блэк, во время очередного обхода почувствовал только сильный холод, который старается вымыть его сознание, но ему можно сопротивляться.
   Опять в этом помола медитация. Находясь в облике грима и погрузившись в транс, Блэк, практически, не замечал присутствия своих надзирателей. Вот только теперь перед ним в полный рост стала проблема побега. Дверь была массивной, присутствовало зарешеченное окошко вверху, да маленькая прорезь у пола под миску. Также присутствовало маленькое отверстие в углу камеры. Этакий санузел в местном 'люксе' от Азкабана. Нигде он не пролезет при всем своем желании будучи человеком или гримом, как бы он не голодал. Остается учить 'алохомора'.
   Составив такой нехитрый план, Блэк уставился на дверь, но смотрел он сквозь нее, что-то вспоминая. Внезапно он вытянул одну руку вперед и начал размахивать ей. Губы беззвучно шевелились, комментируя и направляя движение руки, которые постепенно перестали быть рваными и излишне резкими. Направив в жест немного маны Блэк произнес 'алохомора'. Сила потекла по венам и сорвалась с пальцев, полетела к двери, но достигнуть ее не смогла. Развеялась раньше.
   Ну ничего люмос у Блэка, также, получился не с первого раза. Последовала череда попыток, в которых он пытался правильно направить силу, чтобы она долетела до двери и смогла воздействовать на нее. Каждый взмах сопровождался магическим выбросом, который с каждым разом чуточку менялся. Но время шло заклинание правильно не получалось. Вот опять начал подступать холод, предвещая очередной обход.
   Не теряя времени, Блэк обратился в гримма, и в отличи от первого раза, превращение прошло быстрее и причинило гораздо меньше дискомфорта. Мужчина знал, что освоившись со своей анимагической формой превращении будит практическим мгновенным и безболезненным. Практикой дементоры его обеспечат. Не желая чувствовать полное воздействие этих тварей, Блэк очистил свой разум и сосредоточился на своей магии.
   Маг должен интеллектуально и духовно развиваться, ведь магия продукт воздействия разума на окружающую действительность при помощи магических сил. Следовательно, хороший маг глупым быть не может. Блэк знал троих великих магов современности: Дамблдор, Гриндевальд и Волан-де-Морт. На сколько он знал, двое из них превосходно знают как легилименцию, так и оклюменцию. Что-то подсказывало Блэку, Гриндевальду эти науки также были не чужды. И это наводит на определенные мысли.
   Конечно отпрысков благородных фамилий обучали защите разума, Сириуса тоже. Ведь никто не хочет разглашения своих секретов. Но это все на начальном уровне, редко кто идет дальше. Есть множество амулетов, которые справятся с этой задачей, зачастую лучше, чем юный маг разума сам. Вот люди и не уделяют должного внимания этой дисциплине, однако те кто целенаправленно развивались достигли высот. Видя перед собой такие примеры, Блэк хотел встать на один уровень с ними или даже превзойти. Ведь как многие люди из своего прошлого мира он мечтал о магии, волшебстве, чудесах из-за этого он и принялся за занятия йогой и медитации. Это было хоть какая-то связь с тем чудом, о котором он мечтал раньше. И теперь став магом не удивительно, что он решил воспользоваться шансом и раскрыть свой потенциал на максимум.
   Плох тот маг, что не мечтает стать архимагом, перефразировал одну из поговорок Блэк и приступил к медитации. Ибо он не только мечтает, но и идет к своей цели.
   Погрузившись в себя Блэк, почувствовал свою магию разлитую в неведомом пространстве нарисованном воображением и пульсирующую в такт биения его сердца. Его интересовал один вопрос -увеличились его силы после перерождения? Хорошо бы - да. Но главное реализовать свой потенциал на максимум, по этому, он видел свой путь только в одной ветви искусства. Темная магия. Родословная располагает, личные склонности присутствуют, в противном случае у него не было бы столь интересной анимагической формы. Да тесное знакомство со Смертью, должно оставить свой след. Но про другие направления забывать не стоит.
   Вот так, плавая в море своей силы, Блэк строил планы на будущее. Находясь во власти своей маги, бесцельно перемещаясь по ее просторам, Блэк случайно наткнулся на другую силу - еще одно море. Оно непосредственно прилегало к его силе, но в то же время было в недосягаемости. Попытки зачерпнуть оттуда силы, хоть немного, не увенчались успехом. Как бы он нее тянулся к этой силе, она ускользала от него.
   Это ему не понравилось, ведь он уже привык контролировать свою силу, на минимуме, но сам без всяких проводников. А здесь, вот она магия, только руку протяни и она твоя. Но она была недостижима, что говорило о его низком уровне и это нужно исправить.
   Весь обход Блэк медитировал, пытаясь обуздать силу, безрезультатно. Ну ничего, время у него есть. Стоило только дементорам покинуть коридоры, как в камере вновь появился мужчина и продолжил указывать своей рукой на дверь в попытке ее открыть. Час за часом, одно и тоже, взмахнуть рукой, повернуть кисть указать на дверь, не забыв при этом сопроводить жест силой и словом. И после череды неудач ему все же удалось правильно выполнить заклинание. Прозрачное марево сорвалось с его руки, после чего, ударило в дверь и расползлось по ней. Не веря, что ему удалось, Блэк медленно поднялся и неуверенно подошел к двери, остановившись в полу метре от нее, и неуверенно толкнул ее. Но она не шелохнулась.
   -Мордред - тихо выругался Блэк, каким же он был наивным, пологая, что камеры в магической тюрьме будут закрыты на простой замок. Дверь наверняка закрыта при помощи магии. Припомнив с десяток разновидностей отпирающих чар, Блэк был вынужден признать, что с их помощью выбраться будет проблематично. Одни не сильнее алохоморы, а другие наоборот сложны и в ближайшее время без палочки он их не осилит.
   Заклинание открывание дверей, на которое он потратил несколько часов, было бессильно. Был момент, когда он, после очередной раздачи пищи, подойдя к двери, подтянулся к окошку, после чего начал рассматривать дверь с наружной стороны. Отсутствие, каких либо запоров и замков ему не понравилось, ибо он рассчитывал попробовать открыть дверь снаружи, но не судьба.
   Вернувшись на свою лежанку, Блэк погрузился в медитацию, дабы разобраться со вторым источником магии, который недавно обнаружил. Оказавшись в море своей силы, он бросился его искать. Правда, это ему не удалось. Иной магии, кроме своей, не было.
   Новость неожиданная, она даже заставила Блэка выпасть из медитации. Правда он быстро справился и пошел искать потерянную магию во второй раз, но более тщательно. Однако потратив на это достаточно много времени, без какого либо результата, Блэк был вынужден сменить тактику. Обернувшись в грима он опять устремился к своей магии и нашел то что искал. Второй источник магии одновременно близкий и далекий. И как в прошлый раз он не желает сотрудничать. Неподвластная магия воле своего хозяина не в ходила в планы Блэка, ибо она не способствовала его планам развития как мага. Но если ее обуздать, она могла стать неплохим подспорьем на выбранном пути. Зная по существу только один способ, он тут же приступил к нему.
   Огромный черный пес, как и мужчина до этого, сидел на соломе, вот только его чуткий нос улавливал прелый запах этой жалкой подобии кровати. Влажный воздух, в котором явственно ощущался запах немытых тел и канализации. Все это при приближении дементоров отходило на задний план и практически не ощущалось. Сейчас же это просто било в нос с немалой силой. Тем временем Блэк в обличии грима старался медитировать и отрешиться от всего этого, через кое-то время это ему даже удалось. После чего начались попытки достучаться до магии грима.
   Вот только будучи полностью сосредоточенным на самом себе и своей магии Блэк не заметил, как его жесткая шерсть начала шевелиться, словно под дуновением легкого ветерка, от чего визуально она стала казаться мягче. Но не это было главным изменением, а то, что от его фигуры начала исходить едва заметная дамка. Она появлялась на пару мгновений и исчезала, чтобы вернуться вновь и так раз за разом. В состоянии медитации Блэк сидел достаточно долго, что даже не заметил очередной обход дементоров. От столь важного для него дела Сириуса отвлек запах еды.
   Ароматы не были аппетитными, в отличии от того что давали соседям, но проведя достаточно много времени впроголодь, будешь рад и этому. Поэтому приняв облик человека Сириус, отлевитировал к себе миску и опрокинул в себя ее содержимое побыстрее, дабы не смаковать прелести тюремной пиши. Подкрепившись, мужчина опять обернулся гримом и продолжил свои медитации, без видимых результатов. Как он считал, тем временем охватывающая его, раз за разом, дымка держалось дольше. Не знавший об этом Блек 'безрезультатно' медитировав в обличии гримма. Время для него, слилось в одну сплошную медитацию, прерываемую приемом пиши, что иногда проходили мимо его сознания.
   Потратив на медитации изрядно времени, Блэк решил зайти с другой стороны. Частичная трансформация. Идея конечно бредовая, но как он подумал не лишенная смысла. Во-первых улучшение контроля, во-вторых тренировка в анимагии, в-третьих возможность лучше почувствовать своего зверя, по крайней мере он надеялся на это. Что в купе по его замыслу должно помочь ему с освоением магии гримма.
   После чего потянулась череда превращений из человека в гримма и обратно. Вначале неудачные превращения одной конечности в другую форму. Захваченный такой идеей, Блэк немедленно приступил к ее реализации. Ибо просто сидеть он не мог, четыре стены, что окружали его, давили на него. Нет, клаустрофобией он не страдал, но сама атмосфера давила на него. К тому же, он желал сбежать отсюда, а человеческая магия ему в этом не сильно помогла.
   С начало это ему не удавалось, поскольку он норовил превратиться полностью, но постепенно это ему удавалось. Всего-то надо было сконцентрироваться на выбранной части тела и произвести превращение. Но все равно пришлось повозиться с этим. И со временем он смог относительно спокойно частично превращаться в гримма.
   Блэк легко мог отрастить когти, которые были в состояние оставить царапины на каменных стенах его темницы и не важно, что при этом на тыльной стороне ладони проступала черная шерсть. Он старался, чтобы изменялись только когти, но шерсть все равно росла. Также он наловчился изменять структуру своих мышц, насколько полными были изменения, Блэк предположить не решался, но чувствовал он себя при этом сильнее, быстрее, выносливее. В какой-то момент ему показалось, что именно так чувствуют себя оборотни. Но вспомнив Люпина, что вечно был осунувшимся особенно в преддверии полнолуния. Для человека ликонтропия в первую очередь, это проклятье. Но он также помнил его превосходную реакцию и выносливость. Искал ли он общий язык со своим зверем? Хоть кто-нибудь из оборотней? Идея обучить оборотня анимагии, показалась Блэку интересной, но не осуществимой в данных условиях. По причине отсутствия оборотня.
   Добившись новых результатов, Блэк решил попробовать снова овладеть магией гримма. На этот раз его магия не казалась ему такой далекой, как прежде и чем дольше он медитировал, тем ближе она становилась. Время шло, магия приближалась, а дымка, что окружала его в такие моменты, становилась интенсивней. Тренируясь изо дня в день, практически без сна, ему удалось 'прикоснуться' ко второму источнику магии. Не на долго, но этого хватило, чтобы понять все!
   Гигантский зверь, известный как грим, был окутан довольно сильной черной дамкой, которая казалась продолжением его шерсти и колебалась по порывами неощутимого ветра. В этот миг, Блэку показались такими пустыми и глупыми попытки удержать его в четырех стенах. В сторону двери кинулся сгусток мрака, в котором можно было различить очертания гигантской собаки. Столкнувшись с препятствием, мрак аккуратно просочился через такое 'гигантское' отверстие в которое подавали/забирали миску. У него была возможность пройти через саму дверь, не потревожив при этом ни материю, ни множество чар наложенные на двери, но зачем?! Есть же просто 'гигантская' брешь, воспользовавшись которой, потратив значительно меньше сил, можно получить тот же результат?
   Очутившись в коридоре, Блэк принял более материальную форму, так как этот маленький фокус и так отнял у него достаточно много сил с непривычки. Быстро осмотревшись. Блэк при помощи своего обоняния уловил свежий воздух, едва различимый здесь, бросился в его сторону, дабы выбраться наружу. Как бы он не хотел навестить своих 'соратников', на это не было ни сил, ни времени. Поэтому он достаточно быстро мчался по коридору, мимо камер, за которыми они находились.
   Несясь вперед, он не замечал ничего вокруг себя, его вел вперед только свежий воздух и жажда свободы. Множество поворотов, бесчисленные коридоры которые он преодолевал в пару своих прыжков. Так он и несся, успевая уклониться от дементоров, что в большом количестве сновали тут и там по тюрьме. Но в какой-то момент ему не повезло, приближение опасности из-за угла он почувствовал в последний момент. Единственно, что он успел это посильнее оттолкнуться от пола и подпрыгнуть.
   Из-за поворота выплыла фигура, закутанная в темный, рваный плащ с ног до головы, если можно так выразиться о этих существах. В это мгновения на него набросился огромный, черный пес, с распахнутой пастью метящийся туда, где у обычного человека, да и у мага, должна быть шея. В дементора сначала ударили лапы с выпушенными на всю длину острыми когтями и впиваясь в его плоть. Мощный толчок опрокинул фигуру, и пока они вдвоем летели к земле, челюсти Блэка сомкнулись на шее врага. Ему было не известно тот ли это дементор, что так долго мучал его или нет. Это не важно!
   Его челюсти сомкнулись на шее врага, и пасть оросила его кровь, запах которой вскружил голову Блэку и он начал рвать его когтями, зубами. Обезумевший дементор пытался вырваться из под гримма, навалившегося на него всем своим весом и безжалостно рвавшего его на части. Температура стремительно начала опускаться. От фигур, лежащих на полу, разбегалась корка льда, которая постоянно ломалась в процессе их борьбы и заливалась вязкой и отвратительной кровью или той дрянью, что ее заменяла этому существу. В борьбе дементор выпустил всю свою силу, но ничего поделать не смог. В итоге хрипы и бульканье, издаваемые им, сменились на что-то совсем не разборчивое, после чего резко оборвались.
   Оторвавшись от шеи своей жертвы, Блэк задрал свою голову вверх и завыл. Звуки, вырывающиеся из его пасти, разнеслись по коридорам Азкабана, гонимые волной магии источаемой этим существом, стоящим над растерзанным дементором. Услышь столь 'нежный' голосок сам его обладатель возможно бы помер на месте, но будучи опьяненный кровью для него это прошло без последствий, да и вой его эхом разносящийся в этих стенах услышали только дементоры. Не сказать, что они обрадовались или испугались, но встречи с этим существом искать не стали.
   Однако это не уберегло несчастного аврора, который за какую-то провинность был сослан на Азкабан. Патрулируя территорию, он наткнулся на 'это'. Залитый кровью коридор и две фигуры. Дементор разорванный на куски, валялся в ногах гримма с пасти которого стекали капли крови. Он, запрокинув голову, беззвучно выл в честь своей победы. Молодого аврора сковал дикий ужас от всего этого. Но тогда, кода гримм обратил на него свое внимание и их глаза встретились, его сердце не выдержало.
   Новое действующее лицо в этих коридорах, Блэком было замечено не сразу. И когда взор его пал на невольного свидетеля он, каким-то шестым чувством понял, что жизнь покинуло это тело. Аврор, увешанный различными амулетами, какое-то время простоял на своих двоих, а затем рухнул на пол. Подскочив к несчастному и частично преобразив свои руки Блэк быстро начал снимать кобуру с руки безымянного аврора и крепить ее к своей руке, если так можно о ней выразиться. После чего бросился дальше на поиски выхода.
   Десятки коридоров сотни, сотни перекрестков Азкабана, Блэку приходилось метаться из конца в конец здания, дабы добраться до лестницы, ведущей на другой этаж, по пути стараясь избежать ненужных встреч, и не плодить на своем пути ненужных трупов. Рядом с каждой лестницей присутствовал пост, в котором должна находиться стража этой цитадели, но на его счастье они использовались как складские помещения. Сие монументальное строение строили настоящие мастера фортификации, осложнившие возможный штурм/побег по максимуму и это не считая дементоров, в изобилии водящихся здесь.
   Преодолев с десяток этажей, Блэк все же спустился на первый. Здесь наиболее сильно чувствовался запах свободы, который пьянил не лучше крови. Блэку пришлось даже стукнуть себя по носу лапой, дабы прийти в чувства и действовать разумно. На первом этаже было достаточно авроров и нужно пройти мимо них, не подняв тревоги раньше времени, поскольку о его побеге через какое-то время все равно узнают. Не нужно ведь врагам облегчать задачу.
   В итоге от лестницы он не несся как раньше, а передвигался перебежками, прячась в многочисленных тенях, и освещенные участки преодолевал в считанные секунды, когда был уверен, что никого нет рядом. В результате последний этаж был пройден за большее время, но оно того стоило, на пути он никого не встретил. К центральным и единственным воротам гримм прокрался практически ползком, скрываясь в тени.
   Массивные створки дверей, были усеяны многочисленными рунами, значения большинства (да всех всех) из которых беглецу были неведомы, но общая мысль была ясна. Также присутствовали гигантские запоры и двое несчастных стражников стоящие по кроям от двери. Они стояли, закутавшись как можно лучше, у обоих в руках были палочки. У правого из кончика палочки выходил голубоватый туман и он периодически махал ей вокруг себя, отгоняя давящую атмосферу въевшуюся в сами стены этого места и с завистью посматривал на своего коллегу в ногах которого расхаживал голубой кот, жавшийся к ногам хозяина.
   Перед Блэком был единственный выход и он охранялся. Пройти незамеченным, он не видел ни одной возможности, а ввязываться в бой с двумя врагами он не желал, поскольку сомневался в своих шансах одержать победу над ними, точнее над подкреплением, которой придет после того как он с ними расправиться, если получиться. Такой вариант не приемлем. Поэтому он вернулся назад и направился искать внешнюю стену, дабы пройти ее и оказаться с наружи.
   Поплутав по первому этажу с полчаса и обследовав множество его коридоров, Блэк все же вышел к нужной стене. Тут то он и задумался, а получится ли у него преодолеть ее. Подойдя к ней в плотную, и тщательно обнюхав, гримм почувствовал не только запах камня, но еще чего-то, что он окрестил магией и в стене ее было изрядно. В прошлый раз ему это удалось, поскольку в двери была изрядная 'брешь', которой он и воспользовался, а здесь монолит.
   Усевшись перед препятствием, Блэк стал медитировать, не для того чтобы достигнуть просветления, а для того, чтобы восстановить силы. Вот только стоило ему войти в транс, как он тут же попал в объятия магии гримма. Разве смерть удержат стены, она везде и всюду. Отбросив сомнения в сторону, поддавшись этому чувству, Блэк рывком бросился вперед, и он увидел множество дыр в некогда монолитной стене, а в магической структуре они были больше. Пройдя сквозь стену, затратив изрядное количество магических сил, Блэк оказался снаружи тюрьмы.
   Перед глазами появился тумана, снижающего видимость метров до тридцати. Не далеко слышался рев разбивающихся волн о неприступные скалы этого острова. Холодный ветер гулял на каменистом острове, на котором не было видно ни травинки не то, что кустов с деревьями. Обойдя черную цитадель кругом, Блэк нашел только один пологий спуск к воде, на нем и располагалась небольшая пристань. И пост авроров в придачу, где и находились основные силы сотрудников министерства.
   Обойдя остров по второму разу, по самому его краю, в надежде найти удобное место, дабы сойти в воду. Тщетно, всюду резкий обрыв и острые скалы в низу и бьющиеся о них волны. Нарезая круги по острову Блэк думал, как бы ему покинуть столь гостеприимное место, и пришел только к одному решению, на что осмелился бы не каждый гриффиндорец.
   Медленный неглубокий вдох-выдох, вдох-выдох тем постепенно нарастал. После чего последовали шаги, перешедшие в бег, и Блэк черной стрелой несся по скале вперед, прижав уши к голове и вытянув ее как можно дальше вперед. Разогнавшись до максимальной скорости, он быстро приближался к обрыву и у самого его края оттолкнулся всеми четырьмя лапами и взмыл в воздух.
   Поджав передние лапы к туловищу, он летел над острыми скалами, о которые неистово бились волны, и попади туда живое существо, то быстро превратилось бы в кровавый фарш, который исчез в прибрежных водах за мгновения. И над всем этим безобразием летел гримм, ибо только так он мог покинуть этот остров.
   Благополучно миновав острые скалы, беглец влетел в холодную воду, от чего тело скрутили судороги. К тому же у него было такое ощущение, что ему попытались выдавить глаза. В спешном порядке насытив тело маной, Блэк снизил неприятные ощущения, что помогло ему всплыть на поверхность, а не уйти на дно. Как только его морда показалась над водной гладью, Блэк энергично заработал лапами, направившись в сторону берега.
   Так он и двигался в тумане к своей цели. Волны, одна задругой, накатывали на него, стараясь вернуть к проклятой тюрьме, но он не сдавался, периодически фыркая от того, что холодная вода попадала в нос. И метр за метром он двигался к свободе, и чем дальше он был от берега, тем легче становилось ему плыть, но впереди его ждал долгий путь. Противоположный берег не близко.
   Постепенно отдаляясь от тюрьмы, туман становился реже, это внушало уверенность беглецу, что берег близко, поскольку даже усиленное магией тело чувствовало усталость. Через пару часов впереди показались очертания деревьев, увидев их смутные силуэты, у Блэка открылось второе дыхание. Преодолев последние метры, он достиг цели.
   Стоило только лапам коснуться твердой земли, собака приподнялась из воды и стала выбираться на берег усеянный крупной галькой. Приоткрыв пасть и явив свету желтоватые клыки, он высунул язык набок и, тяжело дыша, выбрался на берег и спешно отряхнулся от осточертевшей воды.
   Закончив приводить себя в порядок, Блэк начал водить мордой из стороны в сторону, осматривая окрестности и принюхиваясь. Во время этих действий он громко чихнул и потер нос лапой, дабы подобное более не повторилось. Убедившись, что на берегу он один, Блэк встал на задние лапы, и начал преображаться.
   Хвост стал стремительно уменьшаться. Вытянутая морда начала втягиваться в череп, который также претерпевал изменения. Фигура выпрямилась став более человечной. На голове появилась копна длинных и спутанных волос. Некогда насыщенно черная шевелюра, являющаяся гордостью своего владельца, сейчас была тусклой и ломкой, позабывшей о мыле с расческой. Лицо также покрывала спутанная борода. На передних лапах начали удлиняться пальцы, когти на которых превратились в длинные ногти, кончики которых были потрескавшимися. Шерсть, покрывающая это существо, начала втягиваться под кожу, порождая дикий зуд по всему телу. Но он не остался голым, на нем появилась грязная роба, чисто символически спасая мужчину от утренней прохлады в столь не гостеприимном месте.
   Превратившись в человека, беглец прислушался к своим ощущением и отметил отсутствие давление (да он даже не подозревал о нем, но сейчас чувствовал разницу). Барьер, мешающий аппарации, здесь не действует. Обрадовавшись Блэк вошел в неглубокий транс, и сосредоточился на тех ощущениях, что он испытывал во время телепортации. Почувствовав, что его сила откликнулась, он пустил ее вперед.
   -Трепещи магический мир, я иду - успел он произнести, прежде чем его скрутило и на мгновение сжало в одну точку, а после вернуло как было. В тот момент он с ужасом осознал, что не задал конечную точку.
   После того как Блэк преодолел пространство, (а возможно и время - П.А.) земля с силой врезалась ему в ноги, от чего он упал. Голова кружилась и его тут же скрутили рвотные позывы. Во рту появился горький привкус, но на этом все и закончилось, поскольку желудок был пуст. Отдышавшись и придя в себя, Блэк осмотрелся. Вокруг были одни надгробия, да кресты.
   -Ну куда еще могла привести телепортация мага в 'некуда' имевшего тесный контакт со смертью и принадлежащего к роду Блэков - распалялся мужчина своей глупости, радуясь тому, что не направился к ней на свидание в очередной раз. С этой стороны кладбище казалось не таким плохим вариантом, с учетом того, что он жив и не растерял части своего тела по всей Англии. -КРИТЧЕ!
   -Чего желает непутевый хозяин, позорящий род одним своим существованием - сходу заявило маленько существо, появившись перед мужчиной с небольшим хлопком. Домовой эльф рода Блэк был обернут в некогда белую ткань, сейчас пожелтевшей от времени, но все еще чистой, на манер тоги с гербом своего дома на груди. Большие глаза, казалось, с презрением рассматривали стоящего перед ним мага, и как это удалось существу, чей род пресмыкался перед магами, непрнятно. А тут эльф смотрел на мага будто, это он должен прислуживать ему. Ибо его 'хозяин' был мягок и бесхребетен, в связи с чем недостоин зваться гордым именем - Хозяин!
  
   2: Площадь Гримма 12.
   -Вот тут ты прав, мой лопоухий друг - Сириус подтвердил слова домового эльфа - Блэком я могу считаться только по крови, но не по духу. - На это Критчир скривил свою мордочку, ожидая очередную 'пылкую' речь, позора рода, о непринятии его наследия, о величии света и прочих глупостях, что он подхватил на факультете маглолюбов. - Но ты явился на мой зов и это внушает надежду, что я не пропащий человек. Мне нужны книги ...
   -Критчер хороший эльф - перебило это создание мага - он не может вынести книги из дома. - Похоже, тем фактом, что он не может выполнить приказ своего непутевого хозяина, эльф был горд. Поскольку не начинал биться в истерике и не пытался покалечить себя.
   -Плохо. Есть ли дома кто-нибудь? - Попытался зайти с другой стороны Сириус.
   -Не могу знать - последовал ответ.
   -Так узнай. - Эльф стоял и молчал с вызовом смотря на Блэка. Тишину никто из них не прерывал около минуты. -Ну?!
   -Не могу знать - как ни в чем ни бывало ответил Критчер, по всей видимости решивший саботировать все начинания своего непутевого хозяина. Слова в данном деле помогут мало, понял он и, взявшись за палочку, направил ее на эльфа. В голове у мага пронеслась вся известная информация об известных ему пыточных проклятиях.
   -Crucia - из палочки вырвался красноватый сгусток и ударил в грудь эльфу, куда была направлена его палочка. Критчер с криком упал на землю и начал биться в судорогах от боли пронзившей его тело. Подержав заклинание пару секунд, Блэк отменил его. Ну не испытывал он удовольствия от созерцания корчившегося у его ног домового эльфа.
   -Дома кто-нибудь есть? - Повторил мужчина свой вопрос, смотря на эльфа который приподнялся на четвереньки и подергивал своими гигантскими ушами, пытаясь прийти в себя после пыточного проклятия. Услышав вопрос, Критчер прикрыл глаза.
   -Никого нет - через пару секунд выдал он свой вердикт.
   -Хорошо, перенеси меня домой - приказал Блэк - и смотри мне без глупостей - пригрозил он эльфу, тянущему к нему руку. После чего он неуверенно схватил за штанину мага, и они с хлопком исчезли с кладбища.
   Вторая телепортация в новой жизни Блэка прошла успешна. Приземлился он на ноги, и падать не спешил, как и выворачивать пустой желудок, хотя ощущения протаскивания через какую-то трубочку, минимального размера, было, но это мелочи.
   -Приготовь мне поесть, живо - приказал мужчина, а сам направился в библиотеку за необходимыми книгами. Дом был все так же мрачен, головы домовых эльфов развешанные в лавном зале. Но еще не было грязи во всех углах и туч пыли. Похоже, Критчер еще ждет возвращения хозяев и добросовестно выполняет свои обязанности, по поддержанию дома в порядке.
   Под библиотеку было отведено достаточно большое помещение, в котором было изобилие шкафов, полки которых чуть ли не ломились от разнообразных фолиантов. Здесь было множество книг по разным магическим дисциплинам, было даже пару книг по темной магии. Но ничего откровенно запретного, найти было невозможно. Проходя вдоль стеллажей, Блэк брал книги, и вскоре у него в руках оказалась целая стопка, из-за которой он не мог больше взять ни одной книги.
   Пришлось ставить их на пол. После чего мужчина поднапряг память и, поминая магов древности, парой взмахов палочки, подкрепленной волшебными словами, заставил книги подняться в воздух и следовать за ним. Вот только магия, проходя через магический инструмент, встречало сопротивление, видимо ее начинка была плохо совместима с его силой, это не сильно помешало. Правда, не было уверенности, начни он колдовать что-нибудь серьезное, это не повлечет за собой последствий. Нужна палочка, нормальная.
   Разобравшись с грузом, Блэк продолжил набег на оплот знаний, из-за чего количество книг летящих за ним стремительно увеличивалось. В итоге он набрал литературы, на пару месяцев не прерывного чтения, не говоря о практике. А ведь еще нужно посетить отдел темной магии, поскольку до этого он брал только 'общеобразовательные' книги. А теперь нужно взять, что-нибудь из боевой магии.
   Для этого Блэк подошел к горгульи, стоящей у стены. Статуя преграждала проход, расположилась на постаменте, вцепившись в него своими когтями, исключая любую попытку согнать ее с насиженного места. Пасть зверя была разинута, демонстрирую всем желающим ряды острых зубов и высунутый язык. Насколько мужчина было известно, это был страж, охраняющий проход в секцию темной магии. Подойдя к нему, он рассек большой палец о клык монстра и провел им по его языку. Он ни разу не был в том отделе и не знал, как на него отреагирует страж. Поэтому размазывая кровь по холодному камню, Блэк влил в нее побольше силы.
   Кровавая полоса, оставленная им, была насыщенно красная, а после засветилась. Каменный страж, даже, наклонился вперед, стараясь, получить как можно больше крови. Дав ему испить крови, пока она текла из ранки, мужчина радовался, что ему не откусили руку. Как только кровь перестала течь, страж чуть отодвинулся назад, а затем вместе с постаментом и частью стены поехал дальше, открывая проход в закрытую секцию.
   Закрытая для посторонних библиотека, где хранятся накопленные поколениями знания. Помещение хоть и не сильно уступало соседнему в размерах, но количество представленных здесь книг было значительно меньше. Большинство полок пустовало, но было похоже, что на них раньше стояли книги. Скорее всего, наиболее темные книги храниться в Гринготсе, где министерство с их проверками до них не доберется. Тут уж Блэк начал забирать чуть ли не все книги подряд, не особо вникая даже на то, что написано на корешках.
   Поддавшись своему желанию получить так необходимые ему знания, маг неосмотрительно повернулся спиной к входу в помещение, видно запамятовав, где он находится. Поэтому женский выкрик позади него стал неожиданностью.
   -Crucia - крикнул смутно знакомый голос, и заклинание полетело мужчине в спину. Блэк попытался увернуться, но не преуспел. Заклинание ударило промеж лопаток, разнося по телу ощущения тысяч раскаленных игл, пронзающих тело. Не сумев подавить крик, мужчина повалился на пол, дергаясь от ужасной боли.
   Выступившие на глазах слезы не позволили толком рассмотреть мага напавшего со спины. Но платье на нем все же разглядеть смог, да и копну черных волос торчащую в разные стороны, которые тронула седина. Уцепившись за эту деталь он, похоже, догадался кто перед ним, и это его не радовало. В отличие от женщины, что так 'ласково' встречает своего сына в отчем доме.
   Взмахнув палочкой и произнеся заклинание, которое мужчина не расслышал из-за боли затуманившей его голову. Веревки стянули его извивающиеся тело, врезались в плоть своими шипами, пустив ему кровь, и чем больше он бился в судорогах, тем сильнее они впивались в его тело. Вальпурга взмахнула палочкой, отменяя действия круциатуса.
   -Я тоже рад вас видеть, леди Блэк - более-менее придя в себя, прохрипел мужчина, рассматривая мать Сириуса, которую тот не видел лет эдак шесть, а он увидел ее в первый раз. Женщина выглядела не лучшим образом - растрепанные волосы с заметной сединой. Десятки морщин, что испещрили каждый сантиметр ее лица, под глазами виднелись мешки. Все это сильно старило Вальпургу, переставную следить за собой. По всей видимости он не делала этого уже давно. Данный факт не могло исправить, опрятное черное платье, сильно контрастирующее с внешностью леди Блэк. Она походила на эталон ведьмы в глазах простых людей. Бородавки только не хватает и фамильяра жабы.
   Для беглеца, сам факт того, что Вальпурга жива, стал неожиданным и болезненным. Ощущения от круциатуса были свежи и полностью не прошли полностью. Сириус сбежал из дома в шестнадцать, громко хлопнув на прощание дверью, и больше не желал слышать о своей семьей. Но война поменяла его планы, поскольку развела их по разные стороны баррикад. На слуху была только Беллатриса, печально известная своими наклонностями, об остальных членах семьи информации было мало, и он ей не интересовался.
   Блэк был уверен, что она мертва, но это оказалось не так.
   -Сириус , что же ты забыл в Этом доме? - Поинтересовалась женщина у лежащего в ее ногах сына, специально подчеркнув так ненавистный им дом. - К тому же в секции 'темной' магии, из-за которой ты, между прочим, и сбежал?! - Ей это было интересно, а точнее, КАК он здесь оказался! Не в доме, а именно здесь.
   Если то, что он находился в доме объяснялось тем, что он ее сын, этого факта не отменяло даже изгнание из рода. То для входа в Родовую библиотеку, необходимо быть его членом. Но ведь она лично выжгла его портрет с древа предков, тем самым изгоняя его из рода. Однако он здесь!
   -Пришел за знаниями - не стал отрицать очевидное, мальчишка, тем более находясь в таком положении. -И поскольку я здесь, то у меня есть право на обладание ими. Или вы не согласны с этим, леди Блэк?! - Ответил Блэк в меру вежливо, но в тоже время и нагло, за что тут же получил заклинанием, от которого перехватило дыхание и заставило мужчину жадно хватать воздух ртом.
   На грязной робе трудно было заметить кровавые пятна, но это не мешало ей стекать вниз на пол, где начала впитывалась в него. От чего пол под ним начал светиться, что не осталось незамеченным для Вальпурги. Взмах палочкой и он прокатился вперед, открывая светящийся силуэт на том месте, где до этого лежал ее сын. К тому же присутствовала святящаяся дорожка к мужчине.
   Это сильно удивило Вальпургу, и посмотрела на своего непутевого сына. Сына в котором кровь предков проявила себя лучше, чем в любом в любом из ныне живущих Блэков. Сына, что отверг свое наследие и ушел во 'свет'. От насмешки, что бросили ей в лицо судьба, Вальрпуга рассмеялась, не в силах сдержаться.
   Истеричный смех старой женщины, не суливший ничего хорошего, был прерван молодым человеком, сумевшим, наконец, вдохнуть так необходимый ему воздух. Что заставило Вальпургу сфокусировать на нем глаза, в которых он уловил что-то, не сулящего ему ничего хорошего.
   -Ты должен находиться в Азкабане, за содеянное в Хэллоуин. Пожизненно! - Поинтересовалась Вальпурга, сев в кресло, которое она наколдовала для себя. Ведь он должен был находиться в неприступной цитадели, из которой невозможно сбежать. Но, тем не менее, человек который смог опровергнуть эту древнюю истину, был перед ней. Ведь не могли его выпустить за хорошее поведение.
   -Пришлось бежать из столь не гостеприимного места - сплюнув кровь от прикушенной губы, ответил Блэк, но не заметил, как она исчезла с пола. -Забавно, выступая в войне против Волан-де-Морта, но по итогам все равно объявили его сторонником. А Регулус, шедший под знаменами Темного Лорда, погиб, пытаясь остановить его.
   -Что ты сказал? - Не хуже змеи прошипела миссис Блэк, подавшись вперед. О смерти своего младшего сына она узнала через родовой гобелен. Портрет сына и надежды рода обвила траурная черная лента, сообщая о том, что этого человека нет среди живых. В семьдесят девятом она уже практически смерилась с тем, что ее род прервется. Ведь не осталось прямых наследников, не считая Сириуса, лично исключенного женщиной из рода. Но, тем не менее, он прошел в родовую библиотеку, окропив стража своей кровью, и магия рода его признала.
   -Регулус умер, пытаясь убить Волан-де-Морта.
   -Критчер! - Хлопок и перед своей госпожой появился эльф, готовый исполнить любой приказ. -Неси сыворотку правды - поклонившись, он исчез. -Ты же подтвердишь сказанное только что?! -Тон леди Блэк говорил о том, что она не приемлет отрицательного ответа. Вскоре явился Критчер, с пузырьком прозрачной жидкости, и передал его своей госпоже.
   Вольпурга встала со своего кресла и подошла к сыну, который послушно высунул язык и дал вылить несколько капель зелья, после чего вернулась в кресло. Сознания мужчины начало затуманиваться, похожее состояние было, когда его поили этим зельем на суде. Но в тоже время были и отличья, он был уверен, что соврать не сможет, но недоговорить вполне сможет.
   -Мой сын мертв? - Задала Вальпурга простой вопрос, после того как увидела, что зрачки Сириуса расширились.
   -Да - последовал ответ, без всякого эмоционального окраса. Давая понять, что зелье подействовало в полной мере.
   -Как это произошло?
   -Он пытался убить Темного Лорда, но его попытка провалилась в связи с его смертью.
   -Почему Блэки не пали в немилость?
   -Вален-де-Морт не знает о покушение на крестраж.
   -Крестраж - в задумчивости повторила Вальпурга. Похоже с этим видом маги она была знакома, но именно этой оговоркой воспользовался мужчина, чтобы развить тему дальше.
   -Крестраж - предметы в которые Волан-де-Морт поместил частицы своей души, в попытке обрести земное бессмертие.
   -Так их несколько?
   -Реликвии основателей Хогвартса, кольцо Гонтов, дневник Тома Марволо Ридлла, змея, человек - последнее выговорить стоило ему огромных трудов, точнее ограничится обозначением 'объекта' в котором заточена частица души Волан-де-Мота, но не назвать его полное имя, прекрасно ему известное.
   -Мордред и Моргана! - Воскликнула миссис Блэк, отдавая себе отчет, что даже создание одного крестража серьезное испытание, для рассудка мага решившегося на этот ритуал, не говоря уже о множестве манипуляций с такой тонкой материей как душа. -И какой крестраж пытался уничтожить мой сын?
   -Медальон Слизирина. -На какое-то время повисла тишина.
   -Кто же тебе поведал, такие тайны, Дамболдор?
   -Нет. Смерть.
   -Кто?!
   -Смерть. - Похоже, данное заявление слегка не вписывалось в ее теорию. И это мягко сказано. Причин не верить человеку, находящемуся под сывороткой правды, она не видела, разве что он искренне верит в то, что говорит.
   Но если предположить, что сказанное им - правда, то возможно это и не бред. Все-таки маги мало знают о Смерти и то, что она может дать, кроме бузинной палочки, оживляющего камня и мантии-невидимки. То что он изменился - факт, причем в лучшую сторону. В пользу этого говорило то, что он явился в отчий дом за знаниями, которые раньше и слышать не желал. Возможно, у рода Блэк есть возможность не угаснуть.
   За время их разговора и длинной паузы, во время которой каждый думал о своем, действие сыворотки правды подошло к концу и взгляд Сириуса начал фокусироваться, стал более осмысленным. Вальпурга хотела задать ему множество вопросов, но не могла влить целый флакон, дабы получить ответы. Ее останавливало то, что он, скорее, и сам не знал на них ответы. Плюс, это могло сделать из ее собеседника идиота, который не сможет связать и пару слов. Придется повременить, но потом, обязательно, проверить его слова.
   Мать не стала его убивать и сдавать ни одной из сторон недавно прошедшего конфликта. Для начала она решила разобраться в этом лично, и уже после этого принимать решения. Взмахнув палочкой, она убрала веревки с молодого человека.
   -Критчер, принеси зелья - обратилась она к домовому, положив палочку на подлокотник. Вроде и убрала ее из рук, но все равно в любой момент сможет воспользоваться ей. Взяться за палочку, Блэк даже не думал, не в его состоянии. Тело еще помнило ощущение от тысячи игл пронзающих каждый его миллиметр, но постепенно уходили.
   После чего он приподнялся с пола на дрожавших руках и с трудом уселся, не валяться же ему в ногах. Он бы и в кресло сел, но его не было, а создавать для него кресло или хотя бы стул, леди Блэк посчитала излишним. В другой ситуации мужчина бы наколдовал себе кресло, но будучи в таком состояние он не мог вспомнить заклинание, да не был уверен, что оно у него получиться.
   Размышления Блэка прервал хлопок и появления Критчера с подносом в руках на котором стоял флаконы с жидкостью. Один со слабым голубым свечением, второй насыщенно красной. Эльф протянул поднос к магу, предлагая взять зелья, которые он принес по приказу своей хозяйки, но взгляд говорил совсем другое - только по пробуй взять! Проигнорировав который, мужчина выпил зелья.
   -Хотела бы убить, давно бы это сделала - прокомментировал он, поднятую бровь женщины. Действительно, возможностей было масса и ни одной не воспользовались, значит и травить его не собираются. В ближайшее время.
   -Правильно - улыбнулась она так, что начавшая было утихать дрожь, усилилась - иди в ванну и приведи себя в порядок - приказала Вальпурга, после чего покинула библиотеку и направилась к родовому гобелену.
   Отыскать изображение Сириуса для нее не составило проблем, вот только увиденное женщину удивило. Портрет был разделен косой белой линей. Изображение на нижней части было скрыто черным облаком, под ним была черная лента с именем Сириус Блэк. В верней части был также изображен Сириус, только на надписи не было имени, только род Блэк. Вальпурга долго стояла и смотрела на это, после чего позвала эльфа.
   -Да, Хозяйка - сразу поинтересовался Критчер, появившись подле своей госпожи.
   -Что можешь сказать по этому поводу? - спросила она, указав на двойной портрет. Таких на древе не было, даже близнецы, что были в роду, изображались на отдельных портретах. А тут такое, причем живой Блэк был Безымянным.
   Эльф посмотрел туда, куда указала его Хозяйка. После чего его мордочка вытянулась, показывая всю степень удивления этого существа. Чем дольше он смотрел, тем больше становились его глаза.
   -Безымянный вошел в Род после смерти Сириуса - наконец выдал эльф. -Но Критчер этого не почувствовал -на этом месте его голос начал дрожать, ведь он не сообщил своей Хозяйке, такую важную новость. -Они очень похожи и если бы вы не указали, Критчер, бы и не заметил - с каждым словом его плечи опускались ниже вместе с головой. В конце он упал на колени и выдал. Причины Критчер не знает.
   Вот и теория со Смертью нашла свое подтверждение, думала Вальпурга, после того как отпустила эльфа. Возможно и остальное сказанное им - правда?!
   Тем временем обсуждаемый человек, находился в горячей ванне, больше напоминающей небольшой бассейн и аккуратно отирал от себя грязь, стараясь не потревожить многочисленные свежие раны. После чего он тщательно отмывал свои волосы, постоянно выражаясь нецензурно, поскольку они были сильно спутаны, отчего привести их в порядок было проблематично. Но он с этим справился, после чего хотел понежиться в холодной воде, но урчащий желудок, был настроен радикально против.
   Выбравшись из ванны, он заметил вещи аккуратно сложенные, на тумбочке и раскладную бритву. Намек более чем понятный.
   На кухню спустился совершенно другой человек. Волосы были тщательно вымыты и расчесаны. Борода исчезла, открывая утонченные черты потомственного аристократа. Штаны и рубашка на нем не весели бесформенным балахоном, а были по фигуре. Единственно, что могло связать этого человека с тем, что несколько часов назад сбежал из Азкабана - худоба и пронзительные серые глаза.
   Там его его ждал плотный завтрак с несколькими пиалами зелий, а также компания в лице его матери. Есть овсянку под ее взглядом было трудно, каких трудов ему стоило не подавиться. Смутно представлял даже он сам. Но эта пытка вскоре закончилась, и он тут же позвал домовика.
   -Критчер, мне нужен медальон, что достал мой брат - эльф какое-то время стоял и не спешил выполнять приказ, но получив кивок от леди Блэк, исчез. Вернулся он уже с небольшим золотым медальоном, на котором была изображена S-образная змея, выложенная из зеленых камней. Блэк протянул руку, чтобы забрать крестраж Волан-де-Морта. Однако, Критчер дернулся назад, не желая отдавать вещь.
   -Критчер - Вальпурга протянула руку, в которую Критчер вложил медальон. Получив реликвию, в свои руки, миссис Блэк положила ее на стол, она начала размахивать над ней палочкой, произнося разнообразные заклинания. От чего медальон периодически вспыхивал разными цветами, после чего он выдала свой вердикт. -Крестраж.
   -Вот ваши слова и подтвердились, молодой человек - переведя свой взгляд с крестража на собеседника, что заставило его напрячься. -И теперь нам нужно обсудить ваше место в Роду Блэк. -А вот это ему уже не понравилось. -Или вы наивно полагали, что Такое останется не замеченным?! - Совсем не понравилось, что вызвало улыбку на лице Вальпурги, которая шаг за шагом прижимала своего собеседника к стенке. -Для начала давай проясним когда это произошло?
   -Точно не знаю, в Азкабане трудно уследить за временем, примерно полтора месяца. -Начал отвечать мужчина, поскольку заметил в руке Вальпурги пузырек, с бесцветной жидкостью и испытывать на себе ее действие он не желал. Ведь без нее утаить информацию будет проще.
   -Как тебе удалось бежать?
   -Магия! - Многозначительно выдал мужчина. По крайней мере он постарался. Такой полный и в тоже время бесполезный ответ леди Блэк позабавил, но она приняла право на наличие тайн у своего собеседника. Полезно иметь силу, о которой никто не знает до последнего момента.
   -Как тебя звать?
   -Не знаю. Пытался назваться Сириусом, закололо сердце. Если назваться другим именем, происходит тоже. - Повисла пауза. - Может, вы мне дадите имя, матушка?! - Поинтересовался мужчина. А почему бы и нет?! Она мать Сириуса, тело которого он теперь занимает. Возможно, по неведомым законам магии она теперь и его мать и вправе дать новое имя своему 'сыну'.
   -Альберт. - После долгих раздумий сказала Вальпурга и увидела, как вокруг ее сына появился серый ореол, постепенно проходящий. Альберт, также почувствовал его, но в отличии, от своей матери, он не сразу разобрался в том, что произошло. Заметив исходящий серый свет от своей руки мужчина приподнял ее, что бы лучше рассмотреть свечение. Просто свет, только серый. На организм никак не влиял, по крайней мере, он этого не чувствовал. Перестав светиться Альберт, перевел взгляд на леди Блэк, желая получить объяснения случившемуся.
   -Теперь у тебя есть имя.
   -Я Альберт Блэк - произнес мужчина, но привычного укола в сердце не было. Значит, теперь, у него есть имя! Эта новость заставила его улыбнуться.
   -Что планируешь делать?
   -Изучать магии, чтобы пережить новую войну, в которой все будут охотиться за моей головой. - Действительно, в случае войны, которая должна вспыхнуть вновь, ему придется сажаться с аврорами, поскольку для них он будет правой рукой Темного Лорда. Для последователей Волан-де-Морта он будет человеком Дамблдора и этого достаточно, чтобы стремиться его убить. Ордене Феникса, также как и вся Британия, считает его предателем и без Петтигрю там делать нечего. А чтобы его получить, нужно попасть к Узли, у которых он обитает, в виде крысы.
   Вот и получается, что все три группировки будут искать его. Даже до начала войны за ним будут охотиться, что сразу снижает шансы на выживания. А жить то хочется, значит нужно учится.
   -Прольется немало крови - сказал Альберт, представив штурм Хогвартса, точнее то количество людей и прочих существ, которое приму в нем участие. При любом исходе битвы, жертв будет много. С обоих сторон.
   -Грязной крови. Крови тех, кто притесняет права настоящих магов. - Возразила Вальпурга, повысив голос.
   -Кровью будут расплачиваться обе стороны, поскольку будут принимать активное участие в конфликте, отстаивая свои права и интересы. В стороне мало кто останется. А после победы останутся руины, на которых и будет строиться новый мир. Какой?! Решать победителям. И я сомневаюсь, что ваш Лорд выполнил бы свои обещания. Тебе должно быть известно, как обстояли дела в кругу пожирателей. Похоже это на обещанное общество, где чистокровные во главе?! Их заклеймили и держали на уровне... - Альберт замолчал, подбирая нужное слово. - ... рабов.
   -Может в этом и кроится причина, почему от некогда многочисленных домов остались единицы, многие из которых сидят за решеткой? Боюсь, если война продолжится в том же ключе, то рода, что пошли за Темным Лордом прервутся.
   - И ты знаешь, как это предотвратить?
   - Я знаю, где стоит искать пять крестражей - удивление на лице миссис Блэк можно было прочитать без труда. Еще бы ведь, он утверждал, что знает от месте нахождения пяти крестражей, а это не мало. Но и охраняется они должны соответственно.
   -Это избавит Волан-де-Морта от пары 'якорей', но наврядли это помешает ему возродится и продолжить войну. Поэтому нужно лишить его как можно большего числа сторонников. Не только магов, но магических существ. - Упоминание каких-то животных в стенах этого дома заставило Вальпургу поморщиться.
   -И как ты планируешь провернуть все это?
   -Как?! Я же правая рука Волан-де-Морта, это можно использовать.
   -У этой 'руки' и палочка имеется - с иронией заметила Вальпурга. О палочке, которую достал Альберт во время побега, она знала. Как и то, что она ему не подходит, ну не может чужой инструмент ему подходить. -Однако, ее придется заменить. Поэтому мы отправляемся в Лютный переулок.
   Рядом с Альбертом появился Критчер, у него в руках была аккуратно сложенная мантия черного цвета. Получить нормальную палочку он хотел, но идти за ней в магической части Лондона сразу после побега. Хотя с момента его побега не прошло много времени и об этом еще навряд ли знают, то палочку можно будет купить без проблем.
   Альберт встал из-за стола и быстро надел предложенную мантию. Капюшон был накинут сразу и спущен до самых глаз, отчего лицо мужчины скрыла тень и разглядеть, кто под ним скрывается, стало проблематично. Это хорошо, а то осведомители есть везде и они сообщат кому следует, чтобы выслужиться перед той, или иной стороной.
   Вальпурга, также облачилась в мантию, скрывающую ее личность, схватила молодого человека за руку, чтобы исчезнуть в одном месте и появиться в другом. Хлопок аппарации был приглушен гамом улицы, по которой ходило множество магов, часть которых тоже накинула капюшон. Народ спешил по своим делам, не которые шли и переговаривались между собой. Но будучи прикрытыми залучающими чарами, расслышать их было проблематично.
   -За мной - приказала Вальпурга и двинулась вглубь улицы, по кроям которой стояли двух-трех этажные дома. Простые без всяких показных излишеств, во множестве присутствующие на Косой Аллее. Даже вывески здесь не пестрили красками, они просто информировали прохожих о том, что можно найти за той или иной дверью.
   Вальпурга уверенно шла вперед по центральной улочке Косой аллеи, ведя за собой мужчину, среди смещавших по своим делам магов. Темные личности обычно сворачивали в многочисленные переулки и скрывались в недрах аллеи туда, где обитал разнообразный люд, и встретить криминальные элементы есть реальный шанс. И они не привлекали к себе большого внимания. Похоже, здесь уважают чужие секреты или делают вид, что уважают.
   Они шли, пока на их пути не попалась вывеска с нарисованной на ней волшебной палочкой. Ни названия магазина, ни его истории выведенной позолоченными буквами. Просто палочка. Именно в эту дверь открыла миссис Блэк, после чего зашла в нутрь и Альберту ниче не осталось как последовать за ней.
   Помещение было небольшим. На против двери находилась стойка отгораживающая часть помещения. которой сидел полноватый мужчина и читал газету, но стоило в его заведении появиться клиентам, как она тоже была убрана в сторону, и все его внимание сосредоточилось на них.
   Вальпурга подтолкнула своего спутника к мастеру, явно давая понять, кто пришел сюда за палочкой. Быстро осмотрев нового клиента голубыми глазами, скрытыми за толстыми стеклами круглых очков. Он взмахом волшебной палочки водрузил ящик, взлетевший с его стороны стойки, рядом с собой.
   Крышка была быстро откинута в сторону, открывая взору Альберта сложенные в ячейки палочки, которые мастер начал передавать ему по одной. Давал подержать какое-то время одинаковые палочки, после чего забирал и выдавал следующую. Они были похожи друг на друга, как родные сестры, но ощущения от них были разными. Мастер давал все новые и новые палочки, пока в его руках не оказалась та, от которой исходила приятная прохлада и спокойствие. Похоже, полученный результат удовлетворил мастера, по тому-что, по взмаху его палочки из подсобного помещения приплыл еще один ящик, также приземлившийся на стойке. Теперь Альберт перебирал его содержимое.
   Все палочки из второй партии дарили ощущения спокойной прохлады, как и предыдущая. Отличья были в мелочах, практически не ощутимые, но какое-то шестое чувство говорило, что они были. Блэк перебирал палочки, пока не взяв очередную в руку, и не почувствовал, что его магия нашла отклик не только с сердцевиной, но с древесиной, порождая некий резонанс. Подавшись желанию, он взмахнул ей и за палочкой остался дымчато-серый след, который достаточно быстро рассеялся.
   -Бузина и шерсть фестрала тридцать сантиметров...
   -Старшая палочка! - Практически одними губами прошептал Альберт, разглядывая волшебную палочку, зажатую в его руке. Узловатые сочленения, соединяющие ее сегменты, и утончающиеся к кончику.
   -Если бы это была Старшая палочка, - по тону мастера было понятно, что он не рад тому, что его перебили - я бы ее вам никогда не предложил, да и не приняла бы она никого, кроме убийцы своего прежнего владельца. Как гласит легенда. - Быстро добавил он, уходя с этой темы, после чего продолжил. - Средней жесткости. Сильная, но предпочитает больше мастерство, чем грубую мощь. Идеальна для темной магии. Авада с ее помощью будет получаться на загляденье. Надеюсь, вы не будите пользоваться столь грубым заклинанием? - Поинтересовался мастер, уставившись во тьму капюшона заменяющую собеседнику лицо.
   -Конечно - ответил Альберт, на что мастер лишь улыбнулся, понимая что менее расплывчатого ответа он не получит, да и не нужен он ем был у. За свою работу он потребовал двадцать галлеонов, которые ему быстро отсчитала Вальпурга и удалилась из лавки, вместе со своим спутником.
   Покинув лавку, клиенты аппарировали прочь.
   Оказавшись дома, они разошлись по своим делам: его Вальпурга в библиотеку, дабы найти способ уничтожить крестраж Темного Лорда, не повредив при этом реликвию Основателя. Ведь такой ритуал придется провести неоднократно. Альберт также сначала заглянул туда и постояв над горку книг оставшихся валяться на полу, он выудил оттуда несколько книг по трансфигурации, пошел вниз, дабы найти место, где он сможет опробовать свою новую палочку и начать изучение магии.
   Подходящее помещение он нашел на первом этаже. Небольшая комната по середине, которой стоял круглый стол, а вокруг него было пять кресел. Усевшись в одно из них и положив книги на стол. Альберт взял в руки 'азы трансфигурации' и погрузился в чтение. Книга была написана хорошо, на неискушенный взгляд мужчины, в ней приводились магические формулы заклинаний с разбором того за что отвечает тот или иной взмах палочки, в данном заклинании. В учебнике приводилось десятки примеров превращения спички в иголку.
   Затребовав у Критчера учебное пособие, Альберт сразу приступил к практике заклинания. Следуя советам автора, он достаточно быстро смог превратить спичку в иголку, после чего начал извращаться над ней. Делая ей различного размера, сечения, меняя форму ушка, что было наиболее трудно, по словам автора. Так оно и оказалось, красивый результат у него получался не всегда, но это уже не были те стандартные иглы, которые делают в Хогвартсе.
   Взглянув на обложку, Альберт прочитал название 'Азы трансфигурации. Автор Флорен Ваит'. Прочитав введение от автора, мужчина понял причину такого подробного и детального разбора материала. Сей труд предназначен для углубленного изучения трансфигурации, и в первую очередь тем, кто решил достичь мастерства в столь тонкой науке. Сначала наличие такой книги в доме Блэков вызвало недоумение. Но не на долго, ведь именно такие книги и должны быть в частной библиотеке, а не простые школьные учебники с минимумом пояснения и голыми формулами.
   Занятия с магией продолжались до вечера, увлеченный процессом Альберт чуть не пропустил ужин, настолько он был поглощен размахиванием палочки и превращением спичек в разнообразные иголкируководствуясь советами книги. Отвлечь его смогло только урчание собственного желудка, требующего к себе внимания. Отложив книги, он пошел на кухню, где сразу появилась еда и парочка пузырьков с зельями. Не став отказываться от предоставленной еды Альберт сел за стол и приступил к еде.
   Трапеза затянулась на долго, поскольку он смаковал каждый кусочек, наслаждаясь его вкусом. Это явно была не тюремная еда. Но все хорошее как всегда имеет тенденцию быстро заканчиваться и как бы Альберт не оттягивал этот момент он все равно остался с пустой тарелкой.
   Зелья пришлось пить одним глотком чтобы не чувствовать их отвратительный вкус. Подкрепившись, мужчина собрался было продолжить свои занятия, но нашел в себе силы отложить их на завтра в угоду сну в нормальной кровати.
   Поднявшись на четвертый этаж, где была его старая комната и, открыв дверь, оказался в пустом помещении. Обведя взглядом пустые стены, Альберт помянул Мордреда и Моргану, вышел из комнаты, не потрудившись, даже, закрыть за собой дверь. После чего направился в соседнюю, которую раньше занимал его брат.
   -Вот это другое дело - сказал он сам себе, пока шел к вожделенной кровати, на которую упал, не раздеваясь, и вскоре уснул.
   Проснувшись утром, Альберт спустился позавтракать и встретил на кухне свою мать, которая уже приступила к самому важному приему пищи. Выглядела она к слову гораздо лучше, чем вчера. Волосы аккуратно расчесаны и сложены в простую, но в тоже время элегантную прическу. Темных мешков под глазами видно не было, на лице легкий макияж. Теперь перед ним сидела не старая ведьма, а истинная леди.
   Перед одним из стульев за столом появилась еда и зелья, приглашая молодого человека к трапезе, отказываться он не стал. На этот раз под взглядом леди Блэк он смог есть нормально, не стараясь сбежать из-под ее очей. Но и такого удовольствия от еды, как вчера не получил.
   -Я рада, что ты осваиваешься с новой палочкой - сказала Вальпурга Блэк, когда с едой было покончено. -Для того чтобы осуществить задуманное, тебе понадобиться много сил, личных. У слабого мага шансы пережить битву двух группировок, которые считают его своим врагом, не велики.- Как не прискорбно пятнадцать лет не тот срок, за который можно догнать главных действующих лиц, как по силе, так и по знаниям. И, похоже, Альберт только сейчас стал это понимать.
   Гриффиндор это диагноз - признался Альберт себе, а ведь он наивный полагал что он наведаться дамой взять книги и нужные вещи, после чего отправиться в Запретный Лес потому что Пожирателям Смерти о доме на площади Грюмма 12 должно быть известно. Малфою точно. Поэтому и был выбран лес рядом с Хогвардцем.
   Темнее всего под пламенем свечи, что доказал Петтигрю, который провел десяток лет под носом у Дамблдора, который ни о чем не подозревал. Не подозревал или делал вид?! Вот такая гениальная идея, как убежище в Запретном Лесу такой уже не кажется, несмотря на то, что лес был ему неплохо известен.
  
   Две лодки плыли в густом тумане, на них не было весел и мотора, что нисколько им не мешало спокойно двигаться вперед, несмотря на неспокойную воду. Десяток пассажиров куталось в свои мантии, спасаясь от вездесущей влаги и холода. Вместе с людьми плыли два голубовато-призрачных существа: рыба и птица.
   Эти магические создания летали (рыба тоже летала, точнее, плавала в воздухе, но никто этому не удивлялся - магия) рядом с транспортом, вселяя уверенность в магов, и защищая их от тварей обитающих здесь. И они считали, что этого достаточно. Все кроме одного.
   Один из пассажиров водил посохом из стороны в сторону, преследуя одному ему известных врагов. Нет, кто представлял здесь опасность знали все, он Следил за одному ему видимыми врагами, не полагаясь на чужие патронусы.
   На странности этого опытного мага уже давно перестали обращать внимание. Ведь его Легендарная паранойя не однократно спасала жизнь ему и его товарищам во время войны. К тому же они плывут в Азкабан, где половина заключенных поймана лично им. Вот он и ищет засаду, организованную для него, старыми друзьями.
   Лодки достигли острова и уткнулись в скалистый берег, после чего прибывшие авроры выбрались на сушу и пошли по весьма условной дороге на верх, ко входу в тюрьму. Каждый второй шаг, мага с посохом в руках, отдавался клацаньем, едва различимым, среди шума неистовых волн, разбивающиеся о многочисленные скалы. Он провел отряд мимо здания прикрывающего единственный проход к берегу, с которого можно уплыть с проклятого Мордредом и Морганой острова.
   Командир прошел мимо здешнего КПП, и отряд последовал за ним, не удосужившись проверить здание. Пройдя весь недолгий путь они вышли ко входу в тюрьму.
   -Кто? - Раздался приглушенный крик изнутри, после того как в массивные двери пару раз ударил посох.
   -Авроры! - Последовал ответ и послышался шум, множество механизмов пришли в движение. Когда все закончилось, одна из створок отъехала наружу, открывая проход, в который быстро проскочил маг с посохом, гаркнув при этом - Petrificus Totalus!
   Посох ударил в живот несчастного, что оказался у него на пути. От удара он отлетел и повалился на пол парализованный заклинанием. Еще один взмах посохом и его прикрывает полупрозрачная пленка, в которую ударило несколько разноцветных лучей, но пробить шит старого аврора не смогли.
   -Отставить! - Рявкнул он на стражников собравшихся атаковать его вновь. Услышав командный голос они, на какое-то время замешкались, и этого времени мужчине хватило, чтобы скинуть капюшон и явить свое лицо стражникам Азкабана.
   Оно было изуродовано шрамами, с которыми не смогли справиться целители. Часть носа отсутствовала, позволяя собеседнику заглянуть немного дальше чем он того хочет. Губы мужчины были изуродованы многочисленными криво сросшимися порезами, местами демонстрируя пожелтевшие зубы. В левой глазнице у него была металлическая рамка, в которой вращался искусственный глаз, во всех трех плоскостях, независимо от родного, периодически закатывался назад.
   Мужчина оказался Аластором Грюмом, также известный, как Грозный Глаз. То что он в составе вооруженной группы напал на режимный объект вызывает вопросы. Панические мысли начавшие появляться в головах несчастных, которые сторожили единственный выход, прервало появление сержанта вместе с пятью магами.
   -Аластор, ты как всегда в своем репертуаре - воскликнул он, увидев гостей, поднявших шум в 'прихожей'. -Хорошо, что ты не один, надеюсь это наша смена? - поинтересовался он у старого аврора и взмахнув палочкой расколдовал своего подчиненного.
   -Не все. - Группа магов пошла по коридору, вслед за сержантом и его людьми. - Что за ЧП у вас случилось, неужто побег? - От этих слов его лицо перекосило от 'улыбки'.
   -Похоже на то - ответил он. - Заключенный номер 97453. Сириус Блэк - пояснил сержант - причем его уже нет на острове. Дементоры обыскали все, по моему приказу. Ты понимаешь, что это значит?
   -Не нужно было оставлять охрану тюрьмы на сторонников Темного Лорда - не это он имел в виду, но с данным утверждением он был вынужден согласиться. Дементоры действительно сражались на стороне Сами-знаете-кого, не все. И посули им богатые жертвы и они пойдут за любым, если сможешь найти общий язык с ними. Слава Мерленну, что сделать это не так просто, а то все темные маги давно бы обзавелись дементором другим. -Удивительно, что Пожиратели в первый же дни не вышли на свободу за хорошее поведение.
   -Точно никто больше не сбежал! - рявкнул Грозный глаз, схватив сержанта за ворот мантии, он упер кончик посоха под его челюсть, не давая возможности открыть рот, чтобы ответить. В итоге мужчина умудрился сказать, что это первый побег. Одними глазами, после чего его отпустили, и они пошли дальше.
   Побег такого человека сможет объединить сторонников Темного Лорда, что приведет к новому витку кровопролитной войны. А ведь прошло всего полгода, и ни одна сторона не оправилась от последствий. Возможно, без жесткой руки своего господина они не смогут или не станут продолжать. Но за Блэком могут пойти многие. А ведь он потратил немало времени на его обучение вместе с Джемсом. Сначала в Авроорате, затем и в Ордене, а вот как оно обернулось. Сириус оказался приспешником Темного Лорда. И, наверняка, состоял в ближнем круге, до правой руки щенок явно не дотягивал.
   -Это может породить новый виток войны, особенно если он преуспеет в поисках своего господина, в отличие от сестры. - В возможность возвращения безумца мало кто верил, его не без обоснования считали мертвым. Члены Ордена Феникса, с легкой подачи Дамблдора, считали, что он не умер, а находится между жизнью и смертью и только ждет возможности вернуться.
   Аластор в это верил, не потому что так сказал директор, а потому что он не видел тела. Кучка пепла не считается, она могла быть при жизни кем или чем угодно. Пока он лично не засвидетельствует смерть Темного Лорда, паранойя не даст ему расслабиться.
   Отряд двигался по коридорам тюрьмы, поднимаясь по лестницам все выше и выше. Пока они на пятом этаже они не свернули в сторону и не вышли к перекрестку.
   -Вот здесь мы нашли Джейкоба - сержант указал на пол - это один из стражников, делавший плановый обход. Причина смерти инфаркт, не магический. Сердце парня просто не выдержало увиденного. - Пока им рассказывали всякий бред про то, как он не явился вовремя и за ним отравили группу Авроров. Аластор изучал второе тело, которое не потрудились убрать.
   А ведь посмотреть было на что. Фигура в рваном, заляпанном какой-то черной жидкостью, плаще, покрытая ледяной корочкой лежала вначале одного из коридоров у этого перекрестка. Аластор потыкал посохом в нечто, что он классифицировав, как 'останки дементора', и убедившись, что он умер, наклонился к нему. Осмотрев тело, уделив внимание разодранной груди, горлу со сломанной шеей Аврор сделал вывод, что поработал крупный хищник. Значит анимаг. Что ты еще скрыл Блэк?!
   После этого Аластор решил осмотреть камеру, в которой держали заключенного, может это поможет понять, как он сумел выбраться из нее. На девятом этаже располагались одни из самых лучших камер, но одна из них не задержала Блэка в своих стенах, а Дамблдор хотел перевести его из строго режима, в общий. И сколько бы он там просидел? Месяц, два?
   Одна из трех непреложных истин магического мира пала, Британской части так точно. В связи с этим Грюм начал обдумывать вопрос, как бы заключить пари с коротышками, что их драгоценный банк ограбят. А также надеялся, что до штурма Хогвартса, он не доживет.
   На девятом этаже их уже ждали. Заключенные прильнули к окошкам и старались рассмотреть наведавшуюся к ним компанию. До этого их тоже провожали взглядами, но на девятом этаже была особая атмосфера. Здесь был ближний круг Лорда, из тех, кто не смог отказаться и особо отличившиеся его сторонники.
   Осмотр камеры ничего не дал, она по прежнему была заперта. Аластор, со своими товарищами, работал, не отвлекаясь на смешки и язвительные комментарии Лестренж, находящейся в соседней камере. Система чар исправно работала, и не дало никаких предположений, по поводу того, как он покинул свою камеру.
   -Ищите лучше - донесся с боку хриплый женский голос - и, может быть, вам улыбнется удача - после чего Беллатрисса рассмеялась. Своими словами она успела достать всех, кроме Грюма, который не давал магам отвлекаться от своей работы. Но ничего конкретного они так и не смогли сказать.
   -Он придет за Поттером. - Крикнули группе магов в спину, когда они уходили. -И убьет его. - И опять смех...
  
   Так потянулись дни, завтрак вместе с матерью, после которого они немного разговаривали и расходились по своим делам. Альберт сразу перенес выбранные книг в свою комнату, чтобы не бегать за ними в библиотеку, где обосновалась Вальпурга, читая толстые фолианты. Поэтому сидя в своей комнате, он и не заметил, что она покинул дом.
   В вестибюле министерства маги в разгар рабочего дня было не очень много народу. Волшебники и ведьмы появлялись и исчезали в многочисленных позолоченных каминах стоящих в этом длинном помещении. Некоторые маги для своего перемещения использовали аппараци, доступную только в атриуме. В общем, была суета обычного рабочего дня.
   Но несколько магов стояли возле каминов и лениво рассматривали посетителей, выискивая среди них шпионов, убийц и прочих темных личностей человеческого и не человеческого происхождения. Все это они дела без особого рвения, больше создавая видимость работы.
   С хлопком, сопровождающим аппарацию, в атриуме появилась пожилая женщина. Она была одета в черное платье, на котором были многочисленные белые узоры. Седые волосы были аккуратно собраны на затылке в прическу закрепленную гребешком. Остались только две вьющиеся пряди на висках. Рукава, в три четверти руки, по краям которых, как и на подоле были кружева. В руках у нее была небольшая сумочка. Она уверенно направилась к золотым воротам, ведущим вглубь министерства.
   Молодые люди, дежурившие по краям от прохода, обратили внимание на гостью, и прошлись по ней беглым взглядом и опознав в ней чистокровную ведьму, дружно поморщились, что нее скрылось от нее. Она испытывала к ним тоже, но не позволила себе, проявления чувств. Не перед ними!
   И на этот раз безусые юнцы, а ведь она надеялась, что ее встретят маги. К тому же они стали демонстративно ее не замечать, что получалось у них не очень. И после этого Он считает, что Мы с Ними равны?! Внутренне женщина негодовала, но не позволила своим чувствам взять вверх над разумом. Она уже смирилась с тем, что ее задержат эти животные, но они позволили ей спокойно пройти. Интересно!
   Она как-то и не думала, что сможет пройти дальше атриума. Весь ее план строился на том, что 'доблестные' авроры попросят ее пройти с ними стоит ей появиться. Однако этого не произошло и она решила сделать то, что первоначально было только предлогом для посещения министерства. Войдя в одну из кабинок, женщина нажала на клавишу 'департамент правопорядка' после чего дверцы лифта закрылись и он повез ее на нужный этаж.
   Доставив женщину в нужное место, двери лифта распахнулись перед ней, после чего она вышла в коридор и направилась в нужный кабинет. По пути она отметила целые эскадрильи листов, летающих под потолком из одного кабинет в другой и бегающих по своим делам авроров. Все это показывало степень активности работы департамента. Похоже, у них неприятности, подумала женщина и от этой мысли ее губы тронула улыбка, которую никто из окружающих не заметил, как и злорадный огонек, что зажегся в ее глазах.
   Дойдя до нужной двери, она вошла в кабинет, даже не потрудившись постучаться. Хозяин кабинета, сидевший за своим письменным столом, перебирал какие-то бумаги. Посетитель заставил его поднять голову. Несколько мгновений он рассматривал незнакомку, которая прикрыла за собой дверь и пошла к креслу для гостей стоящему напротив его стола, он уже было набрал воздух в легкие, чтобы высказать все, что он о ней думает. Но узнав свою гостью, подавился воздухом.
   -Леди Блэк рад вас видеть - выдал он после того как прокашлялся. На самом деле он нисколько не был рад ее визиту и всячески старался это не показывать, боясь прекращения 'финансирования' системы правопорядка. Ведь Вальпурга Блэк приходила один-два раза в месяц и приносила ему золото на содержание ее племянницы Беллатрисы Лестрендж.
   -Как заключенные, не голодают? - поинтересовалась Вальпурга, достав из сумочки кошелек, в котором позвякивало золото. Кошелек в руках леди Блэк завладел всеми мыслями чиновника.
   -Питание двух разовое, меню разнообразное, шоколад есть всегда - на последнем он акцентировал внимание. Этот разговор повторялся не раз, слово в слово и он, в принципе, был не нужен. Но они всегда проводили этот ритуал. - Они не голодают, но и не едят вдоволь. Тюрьма. - Он виновато развел руки в сторону, состроив при этом страдальческую гримасу, нечаянно при этом опрокинул лампу, которую быстро поставил на место.
   Получив вожделенный кошель за свои услуги, чиновник стал чувствовать себя лучше, что не укрылось от взгляда Вальпурги, но повода задержаться не было, и она покинула кабинет. По пути к лифту, мимо нее пробежало четверо авроров, но дойти ей все же не дали.
   -Леди Блэк, я попрошу вас задержаться - раздался позади нее голос.
   -Зачем? - Поинтересовалась она.
   -Нам нужно задать вам пару вопросов - проинформировали ее и сделали жест рукой, указывая, куда ее просят пройти. Не став спорить с аврорами она прошла вмести с ними.
   Ее привели в комнату с диванчиком и попросили немного подождать. Двое авроров осталось вместе с ней. Практически сразу прибежал чиновник и принес чай, от которого она отказалась. Минут через тридцать пришел еще один аврор и попросил пройти вместе с ним.
   На этот раз леди Блэк привели в один из залов суда. Круглое помещение, на подобии амфитеатра в три яруса. За которыми сидели маги, многие места пустовали. С ее появлением практически все разговоры стихли, и члены визингамота стали рассматривать ее.
   Осмотрев присутствующих Вальпурга, практически не увидела представителей Родов, ни молодых ни старых. Грязнокровки заполонили их мир, и во главе всего этого безобразия сидел он. Высокий пожилой колдун, на плечах которого была яркая малиновая мантия, скрывающая его худую фигуру. Кончик знаменитой бороды скрывался под столом. На длинном и искривленном носу, который неоднократно ломали, но не удосужились нормально вылечить, были очки половинки, за которыми прятались живые голубые глаза. Альбус Персиваль Вулфрик Брайан Дамблдор.
   -Не знала, что для ответов на пару вопросов необходимо созвать Визингамот - от такого заявления многие скрипнули зубами.
   -Да, если вопросы того стоят - мягко сказал Дамблдор, пресекая недовольство и остужая горячие головы. Он понимал, что поспешность в таком деле может принести к проблемам. Аристократы, несмотря на недавнее поражение, не полностью потеряли свою власть и объединившись, на свободе осталось пара личностей способных провернуть это, могут привести к проблемам. А при определенных условиях и новой войне, которую страна может и не пережить.
   -Сейчас именно такой случай, к тому же вынужден просить вас, леди, принять сыворотку правды - просить в данной ситуации он мог, но не настаивать. Вальпурга Блэк отреклась от своего сына Сириуса, как и ее Род.
   -Хорошо - такой ответ его удивил, сильно. Она на законных основаниях могла отказаться и никто ничего бы ей не сказал. Но вспомнив, кто сидит рядом с ним, Дамблдор понял, что криков и угроз было бы море, и это можно было бы повернуть против них. -Но мне нужен защитник - такое заявление, как и ожидал Дамблдор, встретило сопротивление, усилившееся после того как он был обозначен. -Малфой.
   Пока ждали Люциуса, в зале стоял шум. Дамблдор пытался утихомирить людей, а Вальпурга этого, словно, не замечала, она спокойно сидела и наблюдала за этим базаром. Очагами спокойствия были чистокровные также игнорирующие шум вокруг них.
   Страсти начали утихать с сообщением о том, что Люциус явился и не один, а в сопровождении своих друзей. В сам зал суда он явился один.
   -Теперь, когда все собрались - начал Дамблдор - мы можем начинать. - После этих слов к Малфою подошел аврор и передал ему флакон с сывороткой правды. Повертев флакон в руках, проверив его на свет, проверил его магией и только после этого создал бокал и наполнил его водой и добавил ровно три капли зелья и передал его Вальпурге.
   -Что вам известно о побеге Сириуса Блэка? - Спросил глава суда, когда леди Блэк выпила зелье.
   -Ни чего - ответила она.
   Потом последовали вопросы, на которые она отвечала, коротко и по существу. Ну не знал она, где Сириус, о его планах и местах, где он может прятаться.
  
   На мощенной каменной дорожке, с хлопком в качестве звукового сопровождения, появился беловолосый маг. Он не был стар, просто такой цвет был характерен для Малфоев, кем мужчина и являлся. Люциус подхватил свою трость и не спеша направился к мэнору, ведь ему нужно было обдумать информацию, которую он получил в Министерстве и правильно ей распорядиться.
   Люциус прошел до самого мэнора, двери которого распахнулись перед своим хозяином, даже, не обратив внимание на декоративные кусты. Оказавшись в стенах своего дома, он снял с себя теплую мантию, и повесил ее на вешалку, после чего отправился проверить свою жену и ребенка.
   Нарцисса нашлась в малом зале, она сидела в кресле с Драко. Он устроился у нее на коленях и всматривался в книгу, которую держала перед ним мать, и не заметил, как отец встал в дверях, любуясь этой картиной.
   -Кто-то из друзей попал в неприятности? - Дочитав рассказ до конца, спросила Нарцисса и повернула голову к мужу. Маленький Драко также оторвался от книги, и посмотрел на отца, но был обеспокоен тем, что у его друзей неприятности.
   -Нет, с ними все в порядке - успокоил Люциус сына и главное жену. Ведь ему не придется использовать связи, деньги и пятнать с трудом отмытую репутацию, вытаскивая из лап министерства умников, что не только попались им, но и просили помощи у Малфоя.
   -Я был защитником Вальпурги. Ничего серьезного - сразу же заверил он свою семью. -Интересовались Сириусом, который умудрился сбежать из тюрьмы - удивление на лице любимых доставило Люциусу не мало удовольствия. Ему самому с трудом удалось достойно выдержать такую новость и не показать своего удивления.
   -А тетя, тетя сбежала вместе с ним?! - Воскликнул Драко, желая получить еще одну хорошую новость. Все же он еще маленький и считает, что все родственники хорошие. -А когда я их увижу?! - У Люциусу, даже, защемило сердце от того, что ему придется расстроить сына, Нарцисса это тоже понимала.
   -Сбежал только он - что, конечно же, расстроило мальчика. -Сейчас Сириус скрывается, поэтому увидеть его не получиться, но ты можешь написать письмо его матери и узнать подробнее. -Драко такой идее обрадовался и начал сочинять письмо своей бабушке. Его даже не смутило, что с леди Блэк он не знаком. Учитывая ее характер, не мудрено. Особенно если принять во внимание смерть одного сына и изгнание второго, то на внука она могла среагировать как угодно. Лучше не рисковать.
   Оставив семью, занятую важным делом Люциус пошел к себе в кабинет, сопровождаемый пристальным взглядом Нарциссы. Придется рассказать все в подробностях, а не этот урезанный вариант.
   Оказавшись в своем кабинете, Люциус направился к своему письменному столу, махнув на ходу палочкой в сторону зеркала. Сев в свое кресло, он дождался, когда оно подлетит к столу и, развернувшись горизонтально, повиснет в воздухе. Мужчина протянул палочку навстречу своему отражению. Стоило им соприкоснуться, как по поверхности прошла рябь, которая стерла изображение Люциуса.
   После чего он постучал палочкой по столу, и перед ним появилась кружка чая. Взяв ее в руки, стал пить ароматный напиток и ждать. Через несколько минут по зеркалу прошла рябь, в центре которой виднелась уже другая комната и маг, которому отсалютовали чашкой и начали светскую беседу. Вскоре по зеркалу прошла еще одна волна, но началась она не посередине, а сбоку и к их беседе присоединился еще один участник. Так продолжалось до тех пор, пока не появился пятый маг, если считать и Малфоея. И он как организатор данного разговора, начал главный разговор.
   -Я позвал вас, чтобы обсудить одно важное дело...
  
   New!
   3 : Ученье - свет.
   Леди Блэк сидела в кресле. Она была погашена книгой и практически не обращала внимание на происходящее вокруг, на потрескивание поленьев в камине напротив нее и то, как брала кружку чая со столика и сделав пару глотков, ставила ее обратно. Домовик следил, чтобы напиток был в наличии и достаточно горяч, как любила его хозяйка.
   Критчер радовался, что его Хозяйка перестала хандрить и стала следить за собой, а то смерть младшего сына и последовавший за ним муж сильно подорвали ее здоровье как физическое, так и душевное. Но с приходом молодого человека, так похожего на Сириуса, все изменилось. В лучшую сторону, что не могло не радовать старого эльфа и быть благодарным мальчишке, но все равно не любил его.
   Хоть это и было два разных человека, и Критчер это чувствовал, но все равно переносил грехи старшего брата на его неведомо откуда взявшегося близнеца. Но будучи связанным с магией Рода, Критчер чувствовал, что он с ней связан, и эта связь постепенно растет. Медленно, но растет.
   -Леди Блэк - начал Критчер, появившийся перед своей Хозяйкой, держа в своих руках письмо доставленное совой, на котором красовался герб Рода Малфой. А учитывая родство двух домов, игнорировать такое письмо нежелательно.
   Вальпурга подняла глаза от пожелтевших от времени страниц и посмотрела на домового эльфа, который сразу согнулся в поклоне и протянул к ней руки с письмом. Взгляд женщины упал на герб, она взяла письмо и, вскрыв конверт достала письмо.
   Вальпурга сразу узнала почерк своей племянницы, но не стиль изложения, который был сумбурны и прыгал с одного на другое, отчего смысл постоянно ускользал, и приходилось перечитывать раз за разом, что бы понять, что же имел в виду Драко. Он интересовался судьбой дяди сумевшего самостоятельно покинуть тюрьму и скрыться от авроров и жалел, что он не смог забрать с собой тетю.
   Так же была и вторая часть, написанная самой Нарциссой и Люциус тут совершенно не причем. Вальпурга в это сразу поверила. Она также интересовалась судьбой брата, и старалась узнать известно ли леди Блэк об этом, что ни будь.
   Ознакомившись с посланием, она написала ответ один для Драко, где честно призналась, что с его дядей все в порядке, и он в безопасности восстанавливается после пребывания в тюрьме. Во втором, призналась, не прямо, конечно же, что не знает, где Сириус.
   А через пару дней она держала в руках свежий выпуск 'Пророка', где на первой странице красовалась колдографию, на которой был запечатлена мрачная цитадель Азкабана, укрытая пеленой тумана, в которой можно было различить силуэты дементоров. И все это венчал заголовок - Побег из Азкабана!
   'Тюрьма-крепость Азкабан, за все существования которой не было совещено ни одного побега - дальше шли красочные описания атмосферы того чудного места, в котором были вынуждены находиться заключенные. - ... Но нашелся тот, которого все это не остановило. Его путь от камеры до выхода был устлан кровью. Брызги которой покрывали пол, стены, местами потолок. Жертвами буйства заключенного стали не только доблестные авроры, но дементоры, которые были разорваны на части.
   При виде зверств совершенных Блэком, кровь стынет в жилах, даже у бывалых стражей правопорядка. Считалась, что на такое способна только Беллатрис, но Сириус Блэк, правая рука Темного Лорда превзошел ее в этом. Смотря на сотворенное им, без всякой палочки, начинаешь понимать, почему раньше боялись боевых магов из Рода Блэков...'
   Скитер хорошо описывала подвиги Сириуса, от чего было трудно понять восхищается ли она содеянным или страшится. Вот только, Вальпурга прекрасно знала, что массовых смертоубийств, с особой жестокость, не было. Хотя след от недавних убийств в день возвращения Сириуса она на нем почувствовала, но он не тянул на ту кровавую вакханалию приписанную ему.
   -Критчер, позови Сириуса - сказала она, перечитывая понравившиеся места. Через пару минут спустился Альберт, заставивший, в очередной раз, говорить о себе всю Англию. Выглядел он гораздо лучше, но все еще сохранял бледность, и по прежнему, был худ. Но это должно скоро пройти, нормальное питание и целебные зелья сделают свое дело.
   -На, ознакомься - сказала леди Блэк, протягивая своему сыну газету. Альберт сразу узнал стены, которые недавно покинул и с явной неохотой взял газету в руки и стал читать статью посвященную ему.
   Пока он был поглощен статьей, Вальпурга внимательно следила за его реакцией. Молодой человек в основном хмурился и злился, такой интерпретации его действий, но все же пару забавных моментов он там нашел.
   -Что можешь сказать по этому поводу? - Спросила она Альберта после того как он закончил читать.
   -Наивно было полагать, что такое грандиозное событие останется неосвещенным - сказал он и вновь уставился на колдографию, о чем-то думая. -Возможно оно и к лучшему - наконец сказал он - но свой фактический уровень, до официального -Альберт встряхнул газетой, показывая о чем он говорит - придется подтягивать долго.
   -Хорошо, что ты это понимаешь. Тинки! - И словно ждавший этих слов, что не исключено, появился домовой эльф, со стопкой книг. -Я собрала тебе немного литературы - такое заявление немного не вязалось с тем количеством знаний, которые скрывали за собой маленькое существо. -Также он поможет тебе с не которыми материалами.
   Альберт приказал доставить книги к нему в комнату и, поблагодарив мать, пошел изучать подобранные для него книги. Трансфигурация, зелья, чары в принципе все, что он читал до этого, только акценты были смешены. Сильно. Практически везде использовалась кровь, как самого мага, так и его жертвы, а иногда органы людей и магических существ. Понятно, о каких ингредиентах говорила Вальпурга.
   Книги он, толком, не читал, а пролистывал, поверхностно знакомясь с информацией. Пока не наткнулся на фолианта, посвященный инферналам, местной нежити. Вот его-то, Альберт, и прочитал от корки, до корки. И загорелся идей создать себе такого.
   Они не умны, не способны сделать что-то сложное самостоятельно (творческий процесс даже и не рассматривается), но под контролем создавшего их мага способны на многое. К тому же один из критериев мастерство некромантов определяется количеством инферналов под его прямым контролем. Но ни каких количественных показателей, как и упоминаний других критериев качества.
   -Тинки, нужен свежий труп...
  
   Солнце зашло за горизонт, уступив место ночному светилу, бледный свет которого освещал землю, где, несмотря на поздний час, жизнь шла своим чередом. Кто-то спал, другие проворачивали свои дела, не все из которых были законными. Ничем не примечательная ночь, которых было множество и будет столько же.
   Но она была особенной, по крайней мере, для оборотней. Ведь именно сегодня полнолунье, зверь брал верх над человеком и выходил на хоту, чтобы почувствовать вкус свежей крови и мяса. Вой разрывал ночной воздух не только на туманном Альбионе, но и на континенте, где ночь вступила в свои права раньше.
   Для жителей Лондона, а точнее для жильцов одного дома, она прошла бы не заметно, если бы не излишнее рвение домового эльфа, решившего угодить своему господину. Это ушастое чудо принесло еще теплый труп оборотня, а великий маг, не удосужился его проверить. А вдруг проклят, может быть заразен? Здесь, же, присутствовало оба пункта.
   Вот и обороть превращенный в инфернала, почувствовал зов белого солнца. Лицо его вытягивалось, то же происходило и с телом; плечи сузились, руки обратились в когтистые лапы, вылезли клочья шерсти, однако полной трансформации не произошло, но это несколько не помешало завыть этому существу на невидимую луну.
   Непонятный вой, разнесся по дома 12 на площади Грюма, поднимая жильцов из их теплых кроватей. После чего последовал глухой удар, мертвый обороть, жаждущий крови, попытался выбить дверь и не справившись с этой задачей, начал полосовать ее когтями неистово рыча при этом.
   Вальпурга быстро сориентировалась и поняла, что угроза исходит не извне, а изнутри. При помощи защитных чар, она смогла обездвижить взбесившегося инфернала. Альберту, чтобы разобраться в ситуации потребовалось значительно больше времени, но и он смог определить, что шум доносится из подвала. И он решил воспользоваться своим созданием, чтобы безопасно, как он считал, посмотреть, что же там происходит.
   Оказавшись в голове существа которым движут инстинкты, да и мыслит оно немного другими критериями. В итоге Блэк попал в водоворот из обрывков мыслей и желаний, которые быстро затянули его. Осознание того, что мир воспринимается иначе, пришло быстро, только было уже поздно, он стал его частью.
   Он хотел ощутить кровь на своем языке, вкусить свежего мяса, но загустевший воздух мешал двигаться. Слабость порадела ярость, которая дала сил преодолеть невидимую преграду и вонзить когти в древесину, чтобы оставить на ней глубокие борозды и еще немного приблизиться к глотку живительной влаги.
   Внезапно стены начали жалить, они не причиняли боль, а разжигали другое чувство предвкушение, нет, азарт! Рыча, оборотень ломился в дверь, которая содрогалась от каждого удара лапы, но держалась. В какой-то момент, его взгляд зацепился за ручку, он даже перестал ломиться в дверь.
   Постояв так немного, он ухватился за нее лапой и дернул на себя и, о чудо!, дверь легко открылась. Выйдя в коридор оборотень опять столкнулся с загустевшим воздухом, но ярости на его преодоление не осталась, выветрилась.
   Каждый последующий шаг давался все трудней. Хотелось опуститься на четвереньки, но что-то не давало сделать это, какая-то мысль на краю сознания. Когда он застыл не в силах пошевелиться, у него появилась возможность погоняться за ней.
   Именно это помогло Блэку вырваться из того водоворота безумия, в который он нырнул с головой по незнанию. Теперь он лежал без сил на своей кровати, жадно хватая ртом воздух, чувствуя, как постепенно проходит привкус крови.
   После столь экстремальной побудки Вальпурга рассказала много нового и интересного о своем сыне. Нисколько не стесняясь не заботясь, что ему итак не сладко, а только распалялась еще больше. Единственное, что вынес юный Блэк - к оборотню в голову не ногой, особенно если в небе полная луна. А зомби, все-таки, упокоили...
  
   С того дня были введены жесткие меры безопасности. Альберт проверял труп, который нужно было превратить в инфирнала заклинаниями, любезно вбитыми Вальпургой в пустую голову, дабы там хоть что-то было. После чего он его поднимали и упокоивал, и так раз за разом. Час, день за днем.
   Время шло, и Альберт, несмотря на свое наказание, разбирался с управлением инфернала все лучше. Теперь его движения небыли дергаными. Беря нежить под полный контроль, Блэк пытался писать ручками, которые частенько у него ломались, поскольку он с трудом контролировал его силу. Но корявые буквы у него получались, пока пергамент не рвался под нажимом.
   После долгой подготовки, Альберт отправил инфернала на первое в его жизни серьезное испытание.
   Утром, первого сентября, дома 11 и 13 на площади Грюмма разошлись в стороны, явив свету дом, о существовании которого мало кто знал. Окрестности немного потрясло, вот только этого никто не заметил, как и мужчину выведшего на крыльцо несуществующего дома.
   Кожа у него была бледная словно, не знала солнечного света. Одежда у него была старая. Стоило ему сойти на тротуар, как дом, позади него был раздавлен соседями, но на это он не обратил внимание, а пошел гулять по округе.
   На изучение новых возможностей ушло несколько дней, в течении которых Альберт исследовал Лондон, точнее просто бродил по его улицам, катался на автобусах и никакого дискомфорта с увеличением расстояния не заметил.
   Трудная в управлении игрушка уже изрядно наскучила молодому человеку, и он уже подумывал забросить занятия с ней и оставить только для того, чтобы выбираться на улицу и не бояться быть задержанным аврорами. От обычной полиции могли скрыть чары неприметности, которыми пользовались все маги, иначе бы многих из них отправили в психбольницу или задержала полиция из-за манеры одеваться.
   Возможно так бы и случилось, если бы не вмешался Случай. Взяв под контроль инфернала в очередной раз Альберт решил выпендриться, используя трофейную палочку он сотворить люмос. Сил на это ушло много, но сам факт! И история получила продолжение...
  
   Использование инфернала в качестве своего аватара открывало множество перспектив, от которых начинала кружиться голова. Вот только на всех возможных плюсах, один существенный недостаток ставил жирный крест. Чтобы колдовать требовалось много сил, даже на простые чары, превращая сильного мага в слабака.
   В попытки найти решения этой проблемы Альберт изучал книги по некромантии, знакомясь с различными модификациями заклинания поднятия нежити. Во всем кажущемся разнообразии основа всегда оставалась неизменной, менялись нюансы. Немного другие жесты у одних плавные у других резкие движения палочки. Интонации заклинаний также различались.
   Из всего этого Блэк сделал вывод, что каждый маг адаптировал исходное заклинание под себя, вот и решил поступить также. Экспериментировал он над несчастным зомби, которого пришлось упокоевать, чтобы поднять вновь и так раз за разом, отрабатывая наказания и подгоняя заклинание под себя.
   В начале различий Альберт не замечал, но отрабатывая, по сути, одно и то же заклинание он начал замечать странности. Мана встречала некое сопротивление, когда больше когда меньше, причем у разных модификаций оно было в разных местах, но были и некоторые пиковые мощности, присутствующие во всех вариантах.
   Здесь присутствовало множество авторских дополнений. По всей видимости, кудесники древности пытались сгладить их, но не убирали, поскольку они и являлись основой заклинания. Перебрав все доступные варианты несколько раз Блэк так и не смог избавиться от этого дискомфорта. Отчего он отложил осточертевшие книги в сторону и стал адаптировать заклинание непосредственно под себя.
   Потратив на это пять дней, Альберт добился некоторых успехов на этом поприще. Ему пришлось перебрать множество вариантов движений палочки в сопровождении речитатива заклинания, плавно пройти пиковые мощности, не прилагая при этом лишних сил. Полностью избавиться от растрачивания сил впустую, не удалось. А вот снизить их - да.
   Блэк не только экспериментировал, но продолжал читать книги в поисках решения и удача, наконец, ему улыбнулась. В одной из книг он нашел упоминание о 'ловушке духа', которые можно использовать в качестве источника маны. Но о самих ловушках ничего толком сказано не было, только о их наличии. В итоге Альберту пришлось изрядно перетрясти библиотеку, в поисках информации. Им было найдено несколько книг посвященных данному вопросу.
   Ловушка духа - предмет в котором заточена душа, некогда живого существа и служащая источником маны, чем сильнее было существо при жизни тем больше оно может дать сил. Существо не обязательно должно быть магическим, только, в таком случае, мощность будет невелика.
   Вопрос мощности можно было решить количеством, схема многоячеистой ловушки прилагались, здесь загвоздка была в другом. Сила, выдаваемая несколькими душами, складывалась только по каким-то магическим законам: один плюс одному давало полтора. Ито в лучшем случае. Чем больше душ в ловушке, тем хуже становилась картина. Казалось бы, посади две сильные души и радуйся, но и здесь магическая математика, дала интересный результат в одну целую одну десятую.
   Помучавшись с данным заклинанием, Блэк сумел сделать данный артефакт из небольшого стеклянного шарика, качество которого можно было оценить только эмпирически, а посему.
   -Тинки, бездомного магла в подвал - приказал Альберт, специально акцентируя внимание домового на качестве материала. Разбираться с магом попавшего на опыты случайно, у него не было желания, к тому же он мог с ним и не справиться. Такой вариант нельзя исключать. Домовик прижал уши к голове и энергично закивал, едва разборчива бормоча 'магловмагловмаглов...' и исчез.
   При правильной постановке задачи результат был, через несколько минут, а не через пару часов. Оглушить дезориентированного человека труда не составило. Артефакт левитацией был вогружен на грудь бездомному. Зеленая вспышка быстро и безболезненно убила человека, после чего артефакт начал светиться изнутри, сигнализируя, что в нем заключена душа. Альберт уже радовался своему успеху, но эйфория длилась не долго. До того момента пока сияние не погасло - ловушка пуста.
   Такой поворот быстро вернул Блэка с небес на землю, поколдовав над шариком, он убедился, что с ним все в порядке. Домовик убрал тело и доставил новую жертву и Альбер повторил попытку. Результат был тот же. Сделав несколько десятков попыток, во время которых он даже перезачаровывал проклятый шарик, но результат от этого сильно не менялся. Проблема была в чем-то другом. Прекратив бессмысленные убийства, он пошел искать ответы в книгах.
   -Да вы издеваетесь! - Закричал Блэк, просматривая книгу содержание которой, как он считал, ему было хорошо известно. А причины возмущаться у молодого человека были, поскольку он нашел главы, которых раньше там не было. Ведомый шестым чувством Альбер просмотрел другие книги о ловушках духа и там тоже нашел информацию, как делать ловушки для различных существ.
   -Точно издеваетесь - после того, как в душе Блэка улеглась буря чувств, и иссякло желание проклясть авторов этих книг. Всех вместе взятых и по отдельности до седьмого колен. В каждой, Каждой, книге по некромантии для возможности колдовать советовали использовать ловушки душ. Кое-кто даже рассказывал, что это за зверь такой.
   Вооружённый новыми знаниями Альберт сделал нормальною ловушку, а не заготовку под нее, как он делал раньше. В итоге поймать душу удалось с первого раза. После чего Блэк учился пользоваться этой батарейкой в состоянии аватара, постепенно увеличивая количество душ.
   Итогом кропотливой работы стал инфернал в грудную клетку которого Блэк вшил ловушку, с заточенной в нее десятком душ. Большее количество, хоть и давало прирост в силе, но синхронизировать их становилось труднее, что вело к увеличению затрат собственных сил и в итоге низкой эффективности.
   -Критчер! - Позвал Альберт старого эльфа и тот явился. -Помнится ты ходил с Темным Лордом - при упоминания мага, погубившего Регулуса, эльф скривился - в одно интересное место, а расскажи, что ты видел...
  
   В пещере раздался негромкий хлопок, и под ее сводами появилось три фигуры. Одна была низкой и доходила своим спутникам до пояса и, находясь посередине, держала своих спутников за руки. Стоило им здесь оказаться, как домовой эльф, а низкая фигура ему и принадлежала, вырвала свою ручку из хватки своего спутника, что стоял слева от него. И повернувшись ко второму.
   -Тинки доставил слугу господина, к месту хранения плохой вещи! - Звонкий голос эльфа, отражаясь от стен, привыкших к тишине, порождал эхо, в котором потонул конец фразы. Его уши прижались к голове, а он сам сжался, бубня себе что-то поднос, а взгляд его бегал в поисках предмета наказания.
   -Идем - едва слышно донеслось из-под капюшона черной мантии, однако этого было достаточно для чуткого слуха домового эльфа и их спутника, который отреагировал не на сому фразу, а на посыл, доставленный не воздухом.
   В руке мага появилась палочка, на кончике которой появился бледненький огонек, который выхватил впереди камни лежащие необычно, напоминая ступеньки, уводящие куда-то вдаль, именно по ним маг и пошел, не обращая внимание на последовавших за ним спутников и озеро в коне этого туннеля, точнее в его начале.
   Свет люмоса отражался от влажных стен и кристалликов соли на них, что порождал разноцветные огоньки. Сноп разноцветных искр виднелся в огромных глазах эльфа, вертевшего головой в разные стороны и любуясь красотой, которую не замечает его спутники. И через минуту неспешного шага они уперлись в стену.
   Маг взмахнул палочкой, огонек с нее слетел и повис в метре на их компанией продолжая освещать окрестности. После чего он стал проговаривать заклинания, выписывая в воздухе разнообразные фигуры и указать в разные места стены. Колдовать пришлось долго, но в конечном результате на стене стала проступать арка, между створками которой клубилась белая пелена, на подобии тумана.
   После этого последовала новая череда заклинаний, от которой поверхность тумана пришла в движение. Он то разряжался то наоборот сгущался, но, несмотря на все старания, ни только не развеялся, но и не дал взглянуть на то, что он скрывает.
   Прекратив свои попытки преодолеть, защиту Темного Лорда, маг отошел в сторону и уступил место своему спутнику. На первый план вышел мужчина, дрожащий от холода, в изрядно поношенной одежде ничего не имеющей общего с одеяниями магов, что выдавало в нем обычного человека.
   Из кармана куртки он достал нож, и распорол себе руку, после чего сунул ее в туман, который начал впитывать в себя кров и окрашиваться в багровый цвет. Постепенно мужчине стоять становилось все труднее, а его лицо побледнело. Вот он упал на колени, но руку из тумана так и не вынул. Кода он упал на каменный пол, убрать руку у него уже не было сил, но он бы все равно этого не сделал. Импирио не позволит.
   Через минуту, рядом с аркой, лежало бездыханное тело, которое можно было охарактеризовать как скелет обтянутый кожей и только тогда туман начал рассеиваться, открывая проход.
   -Следующий - опять раздался едва слышный голос из-под капюшона и домовик исчез, чтобы появиться опять, с еще одним оборванцем, который перешагнул своего предшественника и прошел через арку и только после него прошел маг.
   Группа оказалась в пещере, потолка которой, как и противоположной стены, видно не было. Перед ними было озеро, занимающее все видимое пространство. Только туманный зеленый свет разгонял тьму, где-то посередине озера. И они медленно пошли по краю озера.
   Их шаги отдавались эхом от камней, которые находились вокруг воды. Они все шли и шли, а вид вокруг них все не менялся - неровная стена пещеры с одной стороны, а с другой - безграничное пространство гладкой зеркальной темноты, посередине который мерцал мистический зеленый свет.
   Маг начал опять размахивать своей палочкой и читать заклинания, по воде пошла рябь, словно в ее глубинах что-то пришло в движение, и она постепенно усиливаясь. Люди шли вперед, не обращая на это внимание, а вот домовой эльф, которому это очень не нравилось, не имел возможности покинуть слугу господина, отгородился им от озера. Когда по воде начали гулять волны колдун решил сделать перерыв и стал ждать, пока нечто успокоится, после чего они продолжили свой путь.
   Таких остановок было много, пока маг не остановился и не стал водить палочкой из стороны в сторону. Заколдованный человек, повинуясь команде, стал водить руками в воздухе в тщетной попытке схватить, что-то невидимое.
   Время шло колдун выписывал разнообразные знаки, пока его помощник раз за разам ловил лишь воздух, но вот им повезло. Его руки на чем-то сжались, и раздался лязг множество металлических деталей. В воздухе появилась цепь, мерцающая зеленым светам, как и остров посередине озера.
   Вначале ничего не происходило, но спустя минуту, из воды вынырнула лодка и причалила к берегу. Лодка была маленькая, но люди с трудом все же смогли уместиться в ней, после чего она тронулась, оставив эльфа одного на берегу ждать слугу своего господина.
   Лодка скользила по воде, практически не издавая шума, от чего дыхание человека было отчетливо слышно, нагоняя, на бедолагу, еще больше жути, чем он пережил до этого. Через несколько минут пассажиры смогли различить очертания острова, к которому они приближались. Он был из белого мрамора, подсвечиваемого снизу зеленым светом.
   Из-за этого освещения в воде можно было различить людей, плавающих в глубинах этого озера, и это явно не доставляло им никого не удобства. Причем взоры многих были направлены на лодочку, точнее на ее пассажиров, а некоторые даже тянули к ним свое когтистые руки. Отчего у человека волосы на затылке шевелись и сидели. А на мага все это, похоже, не произвело должного эффекта.
   Вот лодочка уткнулась своим носом в берег и пассажиры сошли на небольшой остров в центе, которого, на пьедестале стояла чаща, похожего на Омут Памяти. Она была полона изумрудной жидкости, которая источала фосфорное свечение. Но рассмотреть на дне цель их путешествия было невозможно.
   Маг опять начал колдовать, пока человек пытался опустить руки в жидкость и достать медальон. Но, несмотря на все его усилия, пальцы оборванца натыкались на что-то, похожее на гибкий и прочный воздух. А зелье начинало светиться ярче.
   После очередного магического паса в воздухе появилась кружка и упала в чашу. Мужчина взял ее и, зачерпнув непонятное зелье, сделал первый глоток. На его лице появилась гримаса отвращения, и он тут же отбросил кружку с той дрянью, которой его пытались напоить.
   -Да Ты... - закричал он, как только понял, что может двигаться самостоятельно, а не по команде этого колдуна. И не успел ничего больше, поскольку его обвили веревки, даже рот закрыли, на манер кляпа, который он пытался грызть, чтобы высказать ему все.
   -Imperio - едва слышно произнес маг, указывая палочкой на человека, но он продолжил вырваться и грызть кляп, сверля взглядом своего похитителя. Взмах и кружка, которая катилась к озеру, прыгнула в руку магу. Еще один взмах и у пленника исчезает кляп, но его возмущения тонут в новой порции зелья, которое вливают в него насильно.
   Зелье текло по подбородку, когда только часть попадала в рот, благодаря зажатому носу, заставляя пленника открыть рот и глотать гадость сваренную злобным гением. С каждым глоткам силы покидали человека, он бледнел, на лбу проступала испарина, дышать ему становилось все труднее, что не способствовало в деле опорожнения чащи.
   Но, несмотря на все мольбы и слезы, содержимое чащи перекочевало в желудок, открывая доступ к золотому медальону, лежавшему на дне. Маг потянулся за ним, выпустив из виду своего пленника, который со стоном 'воды, воды' по пластунски пополз к берегу, где припал к воде и стал жадно пить, не замечая мертвецов плавающих рядом.
   Тем временем маг достал медальон и раскрыл его, явив на свет послание Темному Лорду оставленное неким Р. А. Б. После чего из кармана своей мантии извлек уже свое послание и вложил его внутрь и положил медальон обратно в чашу. Его быстро поглотило зелье, которое стало вновь наполнять чашу.
   Оп созерцания этой картины и обдумывания реакции адресата, который получит это послание через десяток лет мага отвлек крик резко перешедший во всплеск и бульканье. Обернувшись, он увидел, как его добровольного помощника утянули под воду и судя по красной воде разорвали на части инферналы, обитающие там.
   Вода уже не была гладкой и вовсю бурлила вокруг острова. Из ее глубин начали подниматься мертвецы и карабкаться на остров, чтобы убить непрошенного гостя. Вот только он стоял, держа перед собой палочку, и не спешил атаковать идущую на него толпу. Бросившиеся на него мертвецы со всех сторон в итоге замерли перед ним, не доходя метра.
   Прошла секунда, затем вторая. Слышно было только как с вынырнувших мертвецов стекает вода, ни дыхание ни сердцебиения. Прошла минута, а ничего так и не изменилось, разве что вместо струй воды была капель. После чего маг сделал шаг, на который инферналы никак не отреагировали, затем второй и он идет сквозь их ряды, а они не атакуют. Маг спокойно дошел до лодки и отправился обратно.
   Возвращению слуги господина Тинки обрадовался, но еще больше он обрадовался приказу возвращаться домой.
  
   Долгие старания Вальпурги были вознаграждены, она нашла заклинание, при помощи которого можно извлечь крестраж из медальона Слизирина, не повредив его. Права, его пришлось дорабатывать, чтобы обойти множество чар легендарного мага, которые она изучала последний год, и все равно потерпела неудачу. Слишком велика, оказалась, разница в мастерстве магов и медальон надежно хранил частицу души потомка своего создателя.
   Но над книгами корпела не только она. Альберт также изучал книги, впитывая мудрость предков запечатленные на страницах, для своих потомков. Знания эти были не только теоритическими, но и прикладными. Тинки, приставленный к Блэку, исправно снабжал его маглами, которые долго не жили.
   А вечерами они разговаривали, о плюсах и минусах, той или иной защиты и способах ее обойти. Причем инициатором был Альберт, который разбирался в защите места, где хранился медальон Салазара, но всячески старался скрыть этот факт. Леди Блэк прожила достаточно, чтобы видеть эти детские попытки скрыть истину насквозь. Главное он сам не рискует, а действует через третьи лица, и значит можно не бояться за здоровья сына.
   Во время таких разговоров, она не только помогала ему, но и сама порой находила удачное ращение своей проблемы, но даже так она не могла сделать все сама и ей пришлось просить помощи у Альберта, который по косвенным признакам, за прощающие месяцы неплохо разобрался в защитных чарах и способах и преодоления. И уже совместными усилиями сделать то, что не получилось у нее.
   После того как молодой человек ознакомился с заклинанием, он заперся у себя в комнате и сидел там не выходя от-туда. И вот на двадцать пятый день он спустился в низ, в сопровождении инфернала обряженного на манер дементора. Как знала Вальпурга, при его помощи он и исследовал защиту пещеры, где раньше хранился медальон.
   -Вальпурга, могу я сначала попробовать сам? - Спросил Альберт, прекрасно зная желание женщины лично поквитаться с Темным Лордом за смерть своего младшего сына. Она и к его помощи не прибегала бы, но у нее ни чего не получалась, не смотря на все коррективы заклинания.
   Вопрос заставил ее задуматься и взвесив все 'за' и 'против'. Она положила медальон на стол, давая возможность молодому человеку попробовать свои силы. Ей не верилось, что у него получится с первого раза то, в чем она потерпела неудачу.
   Альберт достал палочку, и начал медленно водить ей в воздухе, проговаривая заклинание. Постепенно вокруг медальона начала проявляться аура, окрещенная в разные цвета, показывая все хитросплетение чар. Причем аура была четче, чем получалось у нее, но 'белые' пятна на ней все равно оставались.
   Закончив предварительный этап Блэк начал выводить в воздухе замысловатые фигуры своей палочкой, шепча заклинания себе под нос. Вскоре с нее 'потекла' струйка оранжевого дыма к крестражу, у Вальпурги получалась нить, а не дымка. Осторожно подлетев к ауре, от чего женщина подалась вперед, чтобы лучше рассмотреть, что произойдет дальше.
   Ей не удалось пройти и трети, зашита смогла отразить все ее атаки. Не помогали ни хитрость, ни голая сила. Теперь, она смотрела за попыткой своего сына, вот оранжевая дымка коснулась зашиты и... и не смогла продвинуться и на миллиметр, от чего из ее груди вырвался вздох разочаровании, оставшийся незамеченным молодым человеком.
   Почувствовав вторжение, зашита пришла в движение, и вместе контакта ее плотность увеличилась, показывая готовность отразить атаку, но ее не последовало. Оранжевый жгутик отлетел назад и, повинуясь движению палочки, направился к медальону с другой стороны. Взмахнув палочкой, еще несколько раз и струйка стала еще бледнее, после чего она прикоснулась к защите, которая сразу отреагировала на его действия.
   Альбер проводил выпады с разных сторон, давая время защите успокоиться. Иногда жгутик заклинания скользил по самой границе, проверяя ее. Увидев это в первый раз Вальпурга удивилась, ведь подобное давалось ей с трудом, а Блэк явно не испытывал проблем с этим. Поэтому она и не могла пройти защиту, ее заклинание просто 'перемалывалось' в ее недрах.
   После нескольких неудачных попыток, жгутик заклинания в очередной раз прикоснулся к защите, которая снова пришла в движение, но не такое интенсивное, как раньше, и оранжевая струйка начала продвигаться к своей цели. Медленно и осторожно он 'прощупывал' препятствие перед собой и начал продвигаться. Не напрямик, а вдоль границы, постепенно приближаясь к центру.
   Оранжевый жгутик был прекрасно виден в защите, находящейся в движении, но она не спешила его рвать. Складывалось ощущение, что он невесом и движется вместе с защитным полем, отчего и так небольшая скорость продвижения упала еще больше.
   Выбранная Альбертом тактика давала результат, но было видно, что такая концентрация давалась магу нелегко. Лицо сосредоточено, глаза слегка прищурены, но неотрывно следят за происходящим, практически не мигая. Однако жгутик заклинания, задел что-то на своем пути и это привело защиту в движения, от чего его просто разорвали.
   Нить, остающаяся снаружи, подплыла с другой стороны, и предприняла новую попытку. Медленно она двигалась по сложной траектории, но опять потерпела неудачу. Блэк не сдавался и предпринимал одну попытку за другой и каждый раз он умудрялся пройти немного дальше.
   Вальпурга, наблюдающая за его действиями, не мешала. На другой результат она и не рассчитывала, но все же была приятно удивлена успехами молодого человека, ведь с его помощью она сможет уничтожить крестраж Темного Лорда. Но не сейчас, похоже, Альберт устал и не сможет помочь.
   Совместную попытку они предприняли на следующий день. Для этого Блэки встали друг с другом рядом и одновременно начали движения своими палочками. У Вальпурги опять получилась тонкая нить, а у ее помощника был дымчатый жгутик, который окутал ее заклинание и вместе с ним направился к медальону.
   Заклинания вошли в защиту и совместными усилиями стали продавливать себе путь. Однако никакого облегчения своей задачи Вальпурга не почувствовала, она словно в одиночестве пробивала путь, и чем дальше она заходила, тем труднее ей было продвигаться.
   Женщина уже собиралась возмутиться, почему ей не помогает Альберт, но она увидела, что он просто не поспевает за ней. Вальпурге пришлось остановить свое продвижение и ждать пока он ее догонит. Вот только сделала она это зря, потеряв инициативу на миг ее заклинание было сломлено в мгновение ока.
   -В следующий раз действуй быстрее - дала она указание Альберту, готовясь ко второму заходу.
   -А ты не иди напролом - ответил он и также приготовился действовать.
   -Поведешь ты - немного подумав, сказала Вальпурга. Ее действия слишком прямолинейны, в отличии от молодого человека, который несмотря на свою неопытность действует эффективно. Он хоть и не ушел дальше леди Блэк в процессе преодоления защиты, он и трети не прошел, как и она впрочем. Но, не смотря на это, Альберт проделал гораздо больший путь.
   Молодой человек, в место ответа, создал жгутик магии, который прикоснулся к защите с другой стороны и начал двигаться к своей цели. Вальпурга тоже создала оранжевую нить, которая последовала за заклинанием Альберта. В защитное поле она зашла достаточно легко, что приятно удивило женщину, но потом начались сложности.
   Альберт продвигался слишком медленно, но не это было проблемой, а то, что его заклинание 'дрейфовало' в защите, постоянно изгибаясь. Вальпурге с трудом удавалось держаться 'наплыву', пока ей указывали путь, она тратила силы только на поддержание заклинания и увеличение его длины, а основную работу по 'продвижению' на себя взял Альберт.
   Много сделать они не смогли, Вальпурга вышла за пределы указанного пути, что спровоцировало защиту и она справилась с вторжением. На этом Блэки не остановились и продолжили свои попытки достать крестраж, с каждой попыткой их действия становились слаженней и они продвигались дальше.
   Делая три-четыре попытки, они давали время крестражу прейти в норму, и предпринимали новые попытки. Так прошел день, за ним другой. Прогресс стало прекрасно видно. По отдельности они могли пройти не много, но объединив усилия, они смогли пройти половину. Альберт указывал путь, аккуратно преодолевая защиту, а за ним шла Вальпурга, давая заклинанию необходимую жесткость, не доступную, на данный момент, мужчине.
   Они действовали в симбиозе, помогая друг другу, но движение вперед замедлялось, чем ближе к цели, тем труднее становилось двигаться вперед. Каждый раз, в случае неудачи, им приходилось делать перерыв, чтобы крестраж успокоился, и они могли предпринять следующую попытку.
   Месяц. Блэкам понадобился целый месяц, чтобы добраться до свой цели. В течении которого они дорабатывали и оттачивали единственное, узко специализированное заклинание. Изначально они пользовались одним заклинанием, но постепенно они изменили его поправив под свои цели. Правда, этот комплекс чар, назвать одним заклинанием не совсем корректно, но и применяться они должны в связке.
   И вот настал тот миг, когда они достигли своей цели. Струйка едва различимого оранжевого дыма достигла медальона Слизирина и начала его окутывать, после чего до него дошло и второе заклинание. Палочки в руках магов начали описывать совершенно иные фигуры, нежели раньще. Заклинание Вальпурги истончилось и стало насыщеннее, а туман Альберта разделился на десяток волосков находящихся на поверхности медальона.
   Золото потемнело, будто в его недрах находился дым. Блэки, не сговариваясь, взмахнули палочками, отчего связующая нить натянулась. Из медальона показалось черная дымка, в которую проникали оранжевые нити и тянули его наружу. Зашита медальона просто взбесилась в попытке спасти свое содержимое, и ей бы это удалось, но она резко, прекратила все попытки сопротивления, что стало для Блэков неожиданностью.
   Черное облако выскользнуло из медальона и, проскочив сквозь окутавшие ее многочисленные линии, рвануло вперед, по пути четко обозначенному Блэками и они не успели ничего предпринять, как оно подобралось к Вальпурге, но в последний момент свернуло в сторону и втянулось в палочку Альберта.
   Женщина быстро повернулась к мужчине. План только, что полетел к Мордреду, подготовленная ловушка духа, которая должна была стать последним пристанищем крестража, осталась не востребованной. Какое-то время Альберт стоял неподвижно, уставившись в некуда, а кончик палочки Вальпурги, указывал ему в грудь.
   Секунда. Другая. Ничего не происходит. Время тянулось очень медленно, что заставляло Вальпургу пристальней всматриваться в лицо Альберта. Вот оно приобрело более осмысленное выражение, и он повернулся к леди Блэк.
   -Avada Kedavra! - Вальпурга так и не поняла, кто выкрикнул это заклинание первым. Она или ОН. Или же они это сделали одновременно...
  
   В одночасье расстановка сил в магической Британии изменился. Правда, большинство жителей об этом не знало, и даже не догадывалось. Что нельзя было сказать о тех, кто носил черную метку. Они благодаря связи со своим господином узнали об этом сразу. Темный Лорд вернулся!
   Азкабан затопила волна радости, невиданное дело для места, где правит отчаяние. Но тем не менее - факт. Верные последователи Волан-де-Морта в душе ликовали. Их Господин вернулся и вытащит их отсюда, нужно только подождать и тогда они вновь встанут под его знамя.
   Удивительно, но в доме ярых сторонников Дамлдора, тоже радовались возвращению Темного Лорда. Не важно, что эти чувства исходили не от представителя рыжего семейства, а от крысы, появившейся у них дома, около двух лет назад. Самого факта это не отменяло.
   Немногочисленные меченные 'разумные животные', притесняемые Минестерством со всех сторон сообщили своим сородичам благую весть -Темный Лорд вернулся! Стаи оборотней и общины вампиров отправляли гонцов с этой радостной вестью тем, кто не мог оперативно получить такую информацию.
   Возращение Лорда, в многочисленных слухах, предписывали Сириусу Блэку, его правой руке, сумевшему сбежать из Азкабана. Авторитет Блэка в рядах Волан-де-Морта стремительно рос, и возражения не слушались. Для них он стал национальным героем.
   Но далеко не все были счастливы возвращению величайшего темного мага столетия. Были те, кто этому не обрадовался и один из таких, как раз спешил по коридорам Школы Чародейства и Волшебства, к горгульи, на восьмом этаже, скрывающей проход к директору.
  
   4 : Лорд Блэк?!
Оценка: 5.06*21  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) Ю.Эллисон, "Наивняшка для лорда"(Любовное фэнтези) Д.Панасенко "Бойня"(Постапокалипсис) Р.Прокофьев "Стеллар. Инкарнатор"(Боевая фантастика) Н.Кожедуб "Земная сфера"(Научная фантастика) А.Черчень "Дом на двоих"(Любовное фэнтези) А.Шихорин "Создать героя 2. Карманная катастрофа"(ЛитРПГ) А.Ардова "Брак по-драконьи. Новый Год в академии магии"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) В.Василенко "Стальные псы 5: Янтарный единорог"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"