Матвеева Эйли: другие произведения.

Архив за июнь 2015 года. Мурманск

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Семидневная поездка с напарником. Дневник вёлся непосредственно в дороге, позднее был дополнен согласно фотографиям и заметкам в телефоне.


   Затея эта жила в моей голове давно и была на удивление настырна. Я более-менее освоился во всех направлениях (особенно преуспев в южном), но на север дальше Твери и Дмитрова не ездил.
   Мурманск - самый большой город за Полярным кругом; Карелия - плохо изученное моими знакомыми, но вроде как безумно красивое место; полярный день на Кольском полуострове длится с конца мая по конец июля, то бишь на неделю до и после летнего солнцестояния приходится самый его пик. Как тут устоять?
   Матушке я сказал, что до Мурманска тысяча с хвостиком километров. Да, вполне себе - если 961 километр можно посчитать за хвостик.
  
   11 июня
   Всё началось в вечер пятницы. Как следствие, вечер оказался весьма весёлым.
   На работе с утра усидеть не мог, не иначе как чудом завершил все срочные дела. Несрочные передал тем, кто остаётся. Удирал из офиса, будто там пожар начался. Забежал домой, буквально за полчаса покидал в рюкзак все необходимые вещи - съестное, к счастью, в основном прикупил заранее, остальное было (для поездки даже приобрёл наручные часы!) Заехал на старую квартиру, там более-менее привёл себя в порядок и утянул ещё пару нужных штук, заодно и аптечку заполнив до конца. После триумфального бегства от родственников - в магазин за помидорками черри, оттуда - галопом на стартовую базу, к моему напарнику Ш.. Успевал впритык, спасибо сумасшедшей моей семейке.
   Было принято стратегическое решение заночевать у Ш. в гостях. Как известно, перед важным мероприятием (а поездка - это очень важное мероприятие) рядом с непунктуальным человеком обязательно должен быть кто-то пунктуальный. Увы, ввиду неудачного расписания электричек опоздание на несколько минут вполне могло стать фатальным.
   В метро на меня пырились все кому не лень, ибо не каждый день увидишь человека, который прямо в метро что-то шьёт. В прошлый раз светоотражающие полоски (сопы), украшавшие рукава ветровки, висели на булавках и к концу приключения благополучно потерялись. На этот раз я скрепил их надёжно - сопы не порвались до конца путешествия.
   Трамвай пришлось ждать дольше обычного. Пока стоял на остановке, ко мне подошла женщина. Благодаря трамваю-"аннушке" между нами состоялся диалог, возможный, наверное, только в Москве:
   - Какой трамвай только что уехал? 26-й?
   - "А".
   - А?
   - "А"!
   - А-а-а-а!
   Пока ехал на долгожданном трамвае, поражался ловкости местной ребятни, пользовавшейся преимуществами здешней холмистой местности. Парочка шкетов, лет одиннадцати-двенадцати на вид, съезжала на скейтах вдоль трамвайных путей (уклон был не особо заметен, но на скейт его вполне хватало), после чего запрыгивала "зайцами" в подошедший трамвай и, проехав три-четыре остановки, опять оказывалась на старте. Гениальный приём! Хоть и запрещённый.
   Добравшись до квартиры Ш., позвонил в звонок. Дверь открылась, на пороге стоял человек в респираторе и, кажется, таращился на меня... Чуть не бросился бежать. Оказалось, у Ш. полным ходом идёт ремонт ситара. Запах лака заполнил всю квартиру, хорошо, что на кухне окошко было приоткрыто. Владелец, кстати, за ситаром не приехал до сих пор (а уже конец июня!), мы же из-за этой вроде как срочной работы Ш. легли спать в час ночи, перед этим спешно собрав вещи Ш.. Свои пожитки я перелопатил, пока ждал окончания ремонта; моих вещей в итоге оказалось немного - 30-литровый рюкзак заполнился всего на три четверти. Пенку и спальник умудрился пристегнуть запасным брючным ремнём к верху рюкзака - здравствуйте, походные инженерные технологии.
   Квартира тем временем почти освободилась от стрёмного лакового запаха. Когда Ш. сказал, что утром нужно будет доделать пару деталей ситара, я насторожился...
  
   12 июня
   ... и не зря. Не спасло "поставить будильник на пятнадцать минут пораньше". У меня оказался тонкий слух, поэтому не только Ш. проснулся в 4:45.
   Не зря - поскольку, невзирая на сварганенный моими лапами нехитрый завтрак и моими же усилиями прибранную (насколько её вообще можно прибрать) кухню, мы вышли из дома с некоторым опозданием. При этом Ш. забыл захватить головной убор, поскольку закончил с ситаром за пятнадцать минут до выхода из дома.
   Трамвай приехал сразу, как мы подошли к остановке - повезло. С дальнейшей дорогой тоже всё было гладко: минут десять пешком до станции, около получаса - в метро, десять минут ушло на поиск платформы электрички. Я более-менее представлял, где находится Петрашка, и знал короткий путь от метро - учился неподалёку и студенческие воспоминания, к счастью, пока не потускнели.
   Из двух электричек, отправляющихся в семь с небольшим, выбрали первую, благо ждать оставалось недолго. Народу в ней оказалось мало, так что мы смогли даже сесть, не помешав никому здоровенными походными рюкзаками.
   В очередной раз убедился, что среднестатистическая жэ-дэ платформа в Москве и МО выглядит не лучше оных в провинциальных городах. Особенно в этом смысле "порадовали" Химки.
   Ещё мы проехали легендарную Ховринку - огромную заброшку, похожую на висячие сады Семирамиды.
   Сойти с остановки Планерной без приключений не удалось - на ней в самом разгаре был ремонт. Пришлось обойти платформу с конца и потом вернуться к началу, чтобы выйти на дорогу до Ленинградки. Без учёта этой помехи добирались до шоссе минут пять. Неподалёку обнаружился подземный переход; его наличие отсрочило традиционное развлечение автостопщиков -- вынужденное перебегание трассы.
   Ленинградка оказалась почти пустой! Пробок не было и в помине; стабильный, но неплотный поток машин. Для М-10 это крайне необычное. Такое начало пути порадовало. Хотелось видеть в этом добрый знак.
   Решив на сей раз соблюсти обычай, я бросил монетку в обочинную пыль и попросил трассу не трепать слишком сурово двух московских болванов-приключенцев. Трасса, однако, не ограничилась монеткой - когда я садился в первую машину, она каким-то образом забрала мой казу, лежавший на самом дне кармана, под кучей прочих вещей. Пропажу заметил сразу же, но подбирать не стал -- намёк понят, вопрос закрыт.
   Стояли где-то минут пятнадцать. Удача улыбнулась Ш.: он застопил очень милую леди, которая ехала забирать дочку из лагеря. Женщину звали Светлана и это имя необычайно ей шло.
   Леди оказалась женой творческого человека-ветра и сама немного похожая на белоснежный ветер. Наши пути частично сходились ранее и ещё могут пересечься: Светлана была на Этномире и заинтересовалась конвентом, в организации которого я участвую уже несколько лет. Поговорили и о музыкальных инструментах - её эта тема заинтересовала. Из беседы с ней же я почерпнул первые сведения о пока ещё бесплатной трассе М-11.
   В Клине и Солнечногорске традиционно были пробки - не сомневался в их наличии, но тоску всё равно слегка нагнало. Зато мы видели большое поле, сплошь заросшее лилово-фиолетовыми цветами. Такая красота! Цветы идентифицировать так и не удалось - никто из нас не встречал похожих, да и трудно было разглядеть издали на лету.
   Нас угостили в МакАвто, мне в заначку пошли два пакета морковных палочек. После этого нам отдали ещё и заготовки бутербродов с сыром и колбасой - Светлана сказала, что вряд ли ребёнок, пробывший в хорошем лагере не одну неделю, захочет есть, едва оказавшись в машине. В дальнейшем этот дар здорово нас выручил.
   Прощались спешно: оказалось, что в лагере вот-вот начнутся соревнования (кажется, по верховой езде), и Светлана ужасно боялась опоздать - дочку-то поддержать надо! Нас она довезла до поворота на Конаково.
   Отошли в сторонку, чтобы были обзор и обочина, но не было ДПС - эти ребята шныряли на другой стороне, возле поста. Обочина процентов на пятьдесят состояла из грязи, оставшиеся проценты приходились на пыль. Ветер налетал порывами, пришлось накинуть ветровку на манер плаща. Спасибо хоть, что солнышко более-менее стабильно светило. Замёрзнуть и простыть на трассе гораздо проще, чем в городе.
   Второго водителя тоже застопил Ш. - и какого!
   Стас ехал в Питер на выходные, от одной жены и ребёнка к другой жене и ребёнку. Похоже, туда-сюда он катался часто - не хотел бросать ни бывшую семью, ни нынешнюю. Ехал не торопясь, рассказывал много интересного. Началось с разговоров о Карелии и Мурманске - Стас оказался ярым фанатом Севера. Рассказывал много интересного и полезного - про неожиданно хорошее состояние трассы М-18, про чистые озёра и хвойный запах; про военные трофеи, валяющиеся по лесам и никому не нужные; про старинные города; про жителей - зверей, птиц, рыб и людей. Мне особенно понравилась традиция карельцев сигналить, когда они проезжают мимо военных памятников, коих на их дорогах немало. В дальнейшем я убедился, что по соблюдению этого обычая можно отличить карельца действительно карельского от приезжих.
   Проскочили Вышний Волочёк по объездной, по пути послушав ужастики о единственном в городе светофоре. Трасса проходит ровно посередине города, из-за чего светофор ориентирован на пешеходов. Пятичасовые пробки у Волочка были нормальным явлением. Новенькая объездная спасала время и нервы, но грозилась стать платной с начала июля.
   Проехали по последнему недоделанному участку трассы. Над ним работали так браво, что проехать стало ещё сложнее. Ремонтируемое покрытие, кажется, положили ещё при СССР.
   Обедали бичпакетами и зефиром из заначки Стаса и бутербродами из нашей новой заначки. Выпили по чашке горячего кофе. Обычный дорожный перекус? По содержанию -- возможно, но не по обстановке: обедали мы на берегу прозрачного как стекло Валдайского озера. Радовались свежему ветерку, наблюдали за чайками-хохотунами и парусниками. В какой-то момент мимо нас проплыла утка, за ней попарно плыли милые пушистики-утята - шесть штук, одиночка-седьмой замыкал процессию. Ш. нашёл здоровенную стрекозень -- мне таких видеть вживую ещё не приходилось. Стрекоза не спешила улетать, позволила нам посмотреть и поснимать её. Заметили, что у неё не хватает одной лапки.
   Вернулись на трассу к половине пятого вечера, проведя на озере минут сорок. Проскочили Крестцы - посёлок весьма примечательный. Кажется, подавляющее большинство местных жителей зарабатывало продажей пирожков и прочей снеди на обочине трассы. Мы остановились, но купить что-либо не рискнули. Слухи о порой возникающей лаже с качеством местной еды не вдохновляли, особенно после вкусного обеда и со скудным, но сносным запасом продуктов.
   Новгородская объездная порадовала глаз - такая ровная! Хотя стопить там было бы, мягко говоря, не очень - на таком полотне машины разгоняются за сотню.
   Проскочили Спасскую Полисть, место незнакомое, но ставшее для меня родным. Именно за участком возле неё я со скуки наблюдал во время университетской практики на третьем курсе, когда тестировал систему дистанционного наблюдения за автотранспортом. Местечко разваленное, печальное, но чем-то милое душе, а чем -- не объяснить.
   Путь наш выявил схожесть музыкального вкуса Стаса с моим и Ш.. Он посоветовал и дал послушать несколько неплохих групп. Одна из них называлась "Полигон", она просуществовала совсем недолго и распалась несколько лет назад. Ш., в свою очередь, поделился со Стасом музыкой Канцлера Ги. Оказывается, в дороге знакомые песни звучат совсем по-иному. Дальше ехали под Люмен, ненадолго притормозив за мостом через реку Волхов - Стас решил купить рыбы.
   За Волховом наши носы сразила нестерпимая вонь. Оказалось, неподалёку свиноферма, а запашок был хиленьким, обычно он гораздо мощнее - нам ещё повезло. Боги...
   Проехав подальше, увидели, куда фуры, что порой попадались по пути, везут гигантские железобетонные балки. Оказалось, эти балки нужны для строительства моста. Длина их впечатляла -- они не помещались в длинные кузова с прицепами. На трассе такой груз возить опасно, поэтому каждую фуру сопровождала машина а-ля маршрутка с сигнализацией.
   Растительность менялась - если Подмосковье хвасталось в основном листвой, то за Великим Новгородом в основном встречалась мешанина сосен и берёз.
   Участок возле Зуево припугнул следами ДТП. По пути видели итоги жуткой аварии, которые уже вовсю разгребали, выволакивая из оврага, и впечатавшуюся в кого-то фуру (от этого кого-то осталось только обугленное место). Оказалось, сейчас аварийность на этом отрезке трассы заметно снизилась из-за отбойника (машины перестали выскакивать на встречку) и бдения полиции. И всё равно -- жуть. (Водители, никогда, никогда не вздумайте спешить!)
   Попрощавшись со Стасом возле Зуево и пожелав ему удачи, мы перешли на хилую трассу А-115 - полторы полосы, раздолбанное покрытие, следы старинной разметки. Тем не менее, я надеялся, что сия дорожка позволит нам проскочить на карельскую М-18 быстрее питерской КАД. Не ошибся. Встав за вечной (как убедился позднее, застав её там же на обратном пути) лавочкой всяких сувенирных и не очень штук, довольно быстро застопил первую за эту поездку фуру.
   Дальнобойщик сразу обрадовал нас новостью, что едва-едва дотянет до Сясьстроя - бензин почти на нуле, а платить за него нечем, так что до конечной точки, Петрозаводска, не добраться. К счастью, это стало единственной неприятностью. К тряске на полугрунтовых участках я был морально готов, а водитель оказался человеком той же породы, что и мой близкий друг А. - любил трассу и стал дальнобойщиком по зову души. Он оказался на удивление образованным человеком, всерьёз увлекался философией (особенно восточной). С таким разговаривать по душам - самое оно, особенно на полупустой трассе, где гайцев не предвидится. Мы узнали, какие города есть на этой трассе и неподалёку от неё; какие - постарее, какие - совсем новые, а в какие стоит когда-нибудь заехать, чтобы познакомиться с ними поближе.
   К девяти вечера дотянули до Сясьстроя -- еле-еле, прямо впритык. Дальнобойщик сказал, что в городе есть гостиница. Пока мы с Ш., следуя перечню путаных указаний местных жителей, искали место для ночлега, я вовсю наслаждался местным воздухом - таким густым и хвойным, что голова кружилась, не чета подмосковному. Гостиницу мы действительно нашли, но все номера оказались заняты. Других мотелей в городе не оказалось. Врученная нам визитка с координатами несостоявшегося ночлега стала слабым утешением (а скорее - издевательством). Непредсказуемо ливанул дождь и так же быстро прекратился - я едва-едва успел достать дождевик.
   Посмотрев на небо, заметил, что солнце не спешит садиться. Как-никак, белые ночи на носу, в девять вечера было так же темно, как в Москве - в шесть. Мы с Ш. пораскинули мозгами и решили испытать удачу - поехать дальше, а там - будь что будет. Палатка-то есть, так что ночевать под открытым небом точно не придётся! Пройдя городок пешком, мы встали на выезде из него.
   Через несколько минут Ш. застопил легковушку. Нам очень повезло - водитель ехал в Оять, а на повороте в этот славный город (говорят, с красивым монастырём!) находились кафе и гостиница. До места добрались за полчаса - и восхитились открывшимся перспективам.
   Ибо гостиница "Фермер" оказалась гостиницей в не совсем привычном смысле этого слова. Вместо типичного здания "кафе-мотель-магазин" - несколько длинных деревянных домиков а-ля таунхаусы, в каждом домике - по пять комнат. Входы в комнаты - прямо с улицы, на дверях - форточка с москитной сеткой, в каждой комнатке - кровати, стул (пластиковый, правда), тумбочка и ОБОГРЕВАТЕЛЬ! Эта роскошь обошлась нам сильно дешевле, чем койкоместо в среднестатистическом придорожном мотеле.
   Рядом с гостиничным комплексом располагалась стоянка, напротив - кафе, хозяйственные постройки и загоны с разной живностью. В одном загоне были козочка и козёл (которые всё время бодались - даже пофотографировать их из-за этого нормально не получилось), в другом - куры в количестве трёх штук (с невидимым, но хорошо слышимым петухом), в третьем - мешанина из гусей и уток. Кормить их было нельзя, но мне вполне хватило наблюдений. Почему-то во время такого времяпровождения у меня всегда улучшается настроение и прибавляется сил.
   В кафе было неплохое меню и при этом весьма низкие цены. Огромная тарелка макарон с овощами и сыром обошлась в полтинник. Чай, правда, принесли чёрный, хотя я заказывал зелёный, но возмущаться не хотелось, так что решил воспринимать нелюбимый напиток как часть приключения. В меню заметил котлеты из медвежатины, но заказывать их не рискнул. Правильно поступил -- пятью годами позднее уже на другой (но тоже северной) трассе один водитель рассказал мне, что медвежье мясо может быть ядовито для человека.
   Счёт пришлось ждать долго. Кафе обслуживали две девушки, а народу набилось много - место не только дешёвое, но и весьма антуражное, почти настоящая таверна, явно пользовалось популярностью и у местных, и у путешественников. Но время полюбоваться на закат мы всё-таки нашли, даже не опоздали на него, хотя вышли из кафе ближе к полуночи. Белые ночи, как же вы чудесны!
   Спать с открытой форточкой и включённым обогревателем - непередаваемый кайф, неизбежная ступень на пути к нирване.
  
   13 июня
   Ну так вот. Спать с открытой форточкой и включённым обогревателем - оно, конечно, великолепно, но только при отсутствии шума. Шум же стоял образцово-классический: полночи собака лаяла, полночи орал петух.
   В итоге выспался не очень. Будильником послужил особо громкий петушиный глас, совпавший с подходящим для начала пути положением солнца. Встали мы в районе семи утра, по-быстрому позавтракали в комнатушке, вернули ключ от номера персоналу (с прибавкой - словами благодарности, поскольку деньги приходилось экономить) и потопали на трассу.
   На практически пустой М-18 я застопил мужчину до городка с чудным (ударение варьируется) названием Лодейное Поле. За сорок с хвостиком километров мы узнали, что на трассе сейчас ремонтируется мост, поэтому многие едут на север через Вологду. Впрочем, водитель обещал оставить нас возле развязки с этой самой вологодской трассой, чтобы нам было проще уехать.
   В результате мы высадились возле какой-то невнятной деревеньки, в тёмной низине. Полотна трасс спускались к нам с холмов. Тишина-пустота, только время от времени доносится лай собак. И глухо - будто бы на всех ведущих сюда трассах начали чинить мосты.
   Промучавшись на въезде в загадочное поселение где-то с час, мы решили попробовать пересечь город пешком. Моё внимание привлекал огромный условно белый металлический мост. Домишки и обильная растительность не давали нормально осмотреть окрестности даже с биноклем, поэтому пришлось идти прямо по городу, проигнорировав ведущую на мост лесенку. Увиденная нами часть городка оказалась тщедушной и глаз не радовала - высокий забор по одну сторону дороги (из-за него доносился недружелюбный лай), хилая автобусная остановка в окружении щуплой растительности - на другой стороне. На выезде - пост ДПС, в состоянии весьма скорбном и пробуждающем сочувствие. Возле него - огромная (но не белазовская, помельче) покрышка, ещё какие-то железяки, плюс грузовичок с лодкой в кузове. Возможно, композиция должна была внушать что-то возвышенное, но мне не внушила настолько, что я лишь чуть-чуть замедлил шаг.
   В результате дорога всё-таки привела нас на мост. Мост оказался не простым, а разводным! (Если подумать - я в первый раз прогулялся по настоящему разводному мосту.) Там даже была предусмотрена удобная дорожка для человеческих ножек. С моста мне открылся замечательный (и единственный нормальный в округе) вид - на реку Свирь и курчавое побережье.
   Встав за мостом, мы начали стопить - и вновь застряли.
   Всё бы ничего, но проснулась голодная кровопьющая мошкара, так что нам пришлось едва ли не выплясывать джигу на обочине, мысленно молясь, чтобы нас поскорее отсюда забрали. Дорожный бог, налюбовавшись на парочку олухов, смилостивился и послал нам грузовик с доставкой в какой-то соседний город. Водитель с ходу сообщил нам, что стоянка за мостом запрещена - дескать, все об этом знают. Да, даже на таком большом расстоянии. (Интересно, а знак поставить нельзя было? Или их тоже запрещено устанавливать возле мостов?)
   Подвёз он нас километров на двадцать-тридцать, оставив посреди трассы возле пустого перекрёстка - нам было по прямой, он уходил влево. Сказал - мол, здесь точно по-быстрому что-нибудь застопите. Вариантов у нас не было. "Зебра", конечно, радовала глаз, но смотрел я в основном на поток машин, который, напротив, расстраивал и сулил медленную и мучительную смерть от полчищ кровососов, с энтузиазмом на нас накинувшихся.
   За два часа, что мы простояли на перекрёстке, Ш. научился мастерски убивать оводов рукавом своей флисовой кофты, а я мастерски едва не удушил бедного Ш. дождевиком, пытаясь приспособить свою шмотку для той же цели. Рукава ветровки не годились - слишком коротки, а давить бяку голыми руками не хотелось (самые маленькие бяки были с ноготь моего большого пальца). Пшикалка из запасов Ш. насекомых припугнула, но не напугала.
   Когда положение стало близко к "совсем хреновому", мы начали пытаться петь. Что-то даже получалось, каким-то чудом ни одной летающей штуки не проглотили.
   Спасительную машину застопил Ш.. Мы радостно втиснулись в добрый транспорт, водитель которого обещал подбросить нас аж до въездного карельского ДПС. С учётом того, что до полудня мы не осилили и сотни километров, предложение показалось шикарным. В машине по большей части молчали. Ничего сугубо интересного по пути не встретили, разве что занятную процессию - по обочине не спеша ехало несколько девушек верхом на лошадях. Всадницы - в форме и при полной защите, вплоть до митенок; кони пытались шарахнуться в сторону от проносящихся мимо машин.
   Позиция за ДПС оказалась очень даже годной, Ш. удалось быстро застопить следующего водителя, ехавшего в Петрозаводск. Долетели быстро, более того - водитель объяснил нам, где лучше встать и как быстрее пройти к этому участку. Нас высадили на объездной, у одного из поворотов в город. Мы, как посоветовал добрый дяденька, вскарабкались на виадук (забраться на горочку с углом градусов в пятьдесят оказалось непросто; каким-то чудом мой рюкзак меня не перевесил) и прошли подальше, за все развязки и повороты.
   Глянули на часы и решили, что перед продолжением пути надо поесть. Разложились сбоку от трассы, за отбойником. Прямо-таки идиллический пикник получился - с бутербродами, шоколадом и водой, на подстилке, роль которой прекрасно исполнил мой дождевик. Отдыхали минут пятнадцать, после чего решили ехать дальше.
   На сей раз мы застопили сразу две легковушки - два товарища ехали в Медвежьегорск (по-местному - в Медгору), забирать жену одного из них. Поскольку жена была с вещами, понадобились две машины, и ребята опасались, как бы не понадобилась третья.
   По пути мы узнали многое и увидели больше, чем рассчитывали. Началось наше знакомство с Карелией и заодно -- понимание, что же такое Карелия. Так, машины остановились набрать питьевой воды. Встали посреди трассы. Оглядываюсь - ни малейших признаков водоёма, по бокам холмы, поросшие соснами. Склоны холмов усыпаны шишками. Я вслед за водителем поднялся на холмик... Сначала мне показалось, что я вижу лоскут неба, который кто-то аккуратно вырезал и положил на прогалину между деревьев. Оказалось, это не небесный лоскут, а вполне себе земное карельское озеро. Вода в нём была чистая , совершенно прозрачная (настолько, что Валдай показался грязным и илистым) и ужасно холодная -- когда проверял, пальцы свело от холода, а ведь было по-летнему тепло! По зеркальной глади время от времени пробегала рябь от ветра. Не залюбоваться было невозможно. Водитель отнёсся к диким московским туристам с пониманием, подождал, пока мы с Ш. всё отфотографируем, осмотрим и найдём пару шишек посимпатичней - на сувениры таким же диким москвичам.
   Пока ехали до Медгоры, узнали, что возле трассы нередко бродит зверьё, в том числе волки и медведи. Также нам рассказали про водителя разбившейся фуры, который уже около двух недель живёт в палатке возле обломков своей машины и ждёт, когда за ним приедут коллеги с Дальнего Востока - бросить груз он не имел права, хотя от этого груза после аварии ничего не осталось. Повезло, что сам водитель уцелел и медицинская помощь ему не потребовалась.
   Нас оставили у самого начала одной из дорог, тянущейся вправо, в сторону Медгоры. Извилистые сероватые трассы на фоне коричневато-жёлтой насыпи и тёмно-зелёной растительности походили на змей. Напротив нас возвышались каменные валуны-исполины, которые, разумеется, успели исписать путешественники и прочие мимокрокодилы. Самые старые надписи - восьмидесятых годов; кажется, тут из каждого снг-шного города кто-то да побывал и оставил след. Особенно порадовала огромная надпись "ХОМЯК" на одном из валунов -- сразу вспомнился дом и родственница по прозвищу "Хомячок", которой было бы нелишним отправить смс-ку, что я жив-здоров.
   Встали за валунами, в небольшом "кармане", который посоветовал водитель. Ждали совсем недолго. Когда дождались - поняли, что наши настоящие удалые приключения только начинаются.
   Квартет ребят из Тюмени и Тольятти ехала на Белое море - торопилась на завтрашний лодочный заплыв. По дороге они не забывали и про отдых, да и вообще - основательно подготовились к путешествию. Внедорожник был забит почти под завязку, но широте русской души было не до рамок и размеров транспортного средства. На заднее сиденье втиснулись вчетвером, рюкзаки кое-как запихнули в багажник, достали пиво, врубили музыку (не абы какую, а "Кино"!) и поехали.
   Самый старший (и единственный трезвый) товарищ, Паша, сидел за рулём. Болтал с нами в основном Славик, сидевший впереди. Самых тощих - меня, Ш., Веню и Серёгу - отправили назад. Никогда ещё я так не радовался своим скромным габаритам!
   Ехать было весело и незанудно. Ребята показали крошечную экшн-камеру и даже немного нас поснимали - запечатлевали поездку. Такая камера - вещь, самое оно для автостопщика, пожалуй: заряд и память большие, габариты -- крохотные. Потрындели, поделились впечатлениями об увиденном и о том, что предстоит увидеть. Каждые сто километров устраивали пит-стоп. На каждой стоянке Слава пытался помочь мне выбраться из машины - и каждый раз безуспешно, образ барышни мне никогда не удавался. На одной из стоянок, когда открыли багажник, из него выкатился и звонко шлёпнулся в придорожную грязевую субстанцию мой рюкзак. Испачкался несильно, но душевные ребята извинялись так отчаянно, будто бы я вёз в нём чайный сервиз и прочие семейные реликвии. Извинения я, конечно же, принял и попросил больше не извиняться - ясное дело, что виновата сила земного тяготения.
   От спиртного мы с Ш. предусмотрительно отказались, но разве можно отказаться от вкусной колбасы, чёрного хлебушка и божественных сырных сухариков, которые Слава приготовил сам перед отъездом! Пакет с сухариками в конце концов подарили нам - вместе с суровым тюменским кремом от комаров (который, как мы убедились позднее, прекрасно действовал, несмотря на истёкший срок годности) и лимоном (пришедшимся очень кстати на следующий день). Ш. отрыл в дорожных закромах чересчур детскую, но симпатичную шамбалу, которая стала единственным ответным подарком, который мы могли себе позволить.
   Пока ехали и слушали баталию водителя (воспитанного на "И вновь продолжается бой" и влюблённого в эту песню) с остальными (Кино-о-о-о-о-о!!! Цой жив! И подпевать хором было очень забавно), пейзаж за окном заделался классически-карельским. Этажность леса вдоль трассы - высокие-высокие прямые-прямые берёзы и сосны; деревца помельче и покривее - под ними; клочья травы, пышный лишайник и камни. Много-много камней. Размеры их разнились от огромного валуна до мелкого камешка с полноготка. Я смотрел на камни и думал, что они, наверное, ползут. Ползут, конечно же, на юг, придерживаясь маршрута, заданного ледником. Они ползут невероятно медленно - а те, которые возле дороги, вообще еле движутся, потому что к ним слишком часто прикасались люди. Камням тяжело двигаться, когда кто-то настолько возмутительно подвижный и глухой трогает их - одно такое прикосновение вычерпывает из них почти всю скорость. Каждая же лесная прогалинка была захвачена либо болотом, либо озером. Земля стала казаться какой-то зыбкой и ненадёжной: под трассой были болотца, ещё ниже - вечная мерзлота, брррр...
   Когда проезжали не отремонтированный участок трассы, решили попробовать сменить водителя, но оказалось, что в состоянии вести только Паша - остальных за руль сажать просто-напросто опасно, машина начинала выписывать зигзаги, норовя поближе познакомиться с деревьями и валунами. Так что пришлось ехать дальше, вовсю жалея уставшего и задолбавшегося водителя.
   Музыкальная баталия ненадолго притихла, когда Славе позвонила жена. Замолчали тогда все, дабы дать ему спокойно поговорить.
   В конце концов победу одержал Цой в союзниках с суровыми околоохотничьими песнями (опознал "Лесника" КиШа, другие вроде где-то слышал, но не помню, чьи они), а бедный Паша заткнул уши салфеточными берушами, попросив похлопать его по руке, если сработает анти-радар. Мы с Ш. попробовали в трио с телефонным метрономом выдать-сварганить "Чукчу". У нас даже что-то получилось -- внезапно.
   Навигатор электронный начал глючить километров за сто с хвостиком до Чупы, так что роль навигатора запасного пришлось играть мне в комплекте с биноклем. Справился я, как ни странно, на "отлично" - по-быстрому заучил наизусть названия населённых пунктов на этом отрезке дороги (благо их было немного), а бинокль позволял читать указатели, когда до них оставалось ещё шестьсот-семьсот метров. Километров через пятьдесят пассажиры машины погрузились в сон, бодрствовали, помимо водителя, лишь Ш. (следивший за зарядкой телефона и, видимо, не желавший упускать впечатления от дороги) да навигатор имени меня.
   Сонное царство частично ожило и помахало руками, когда Паша высадил меня и Ш. на повороте в сторону Чупы. Мы пожелали ребятам удачи, посмотрели на часы (половина одиннадцатого), взглянули на небо (семь вечера?) и решили всё-таки остановиться на ночлег. За второй день мы проехали девятьсот с хвостиком километров - немалое расстояние даже для оживлённых магистралей центральноевропейской части. Таким образом, возможность проделать оставшийся путь до Мурманска за полдня выглядела вполне реальной. А раз так, то зачем торопиться и выматывать себя? Так рассудили мы и, немного углубившись в лес (чтобы видеть трассу, но не бросаться в глаза) отыскали прогалинку и разбили на ней палатку. В процессе разбивания погнули один колышек - скорее всего, о какой-нибудь подземный булыжник. Булыжников, кстати, вокруг было о-о-очень много - самых разных форм и размеров. А ещё был густой-густой и пушистый-пушистый лишайник нежного цвета очень бледной морской волны!
   Комплектом к палатке сделали костерок - скорее по традиции, чем из необходимости, ибо приготовить на нём что-либо всё равно не удалось бы, подходящая посуда отсутствовала. Я лишь подогрел воду до тёплой, на несколько минут приткнув кружку сбоку. Тарелка же моя использовалась для укрощения мелкого, но тёплого огонька. Как я понял позднее - дым заодно отогнал часть мошкары, так что десантироваться в палатку удалось почти на пятёрку, не напустив внутрь уйму незваных гостей.
   Десант во время всех ночёвок в палатке проходил в несколько этапов: мой рюкзак, мои же спальник и пенка, спальник и пенка Ш., я, рюкзак Ш. и его владелец. Палатку ненадолго открывали, шустро пропихивали необходимое и немедленно застёгивали, чтобы не налетело насекомых. Я, первым забираясь в палатку, расстилал пенки и раскладывал спальники, благо ввиду комплекции мог шустро вертеться волчком даже в сравнительно маленьком пространстве.
   На сей раз мы умудрились впустить в палатку лишь одного комара, при этом очень быстро его поймали. И то славно: за время, что были снаружи, искрутились по самое не хочу и изругались - мама не слушай.
   Время близилось к полуночи, но за пределами палатки были лёгкие сумерки. Внутри оказалось ненамного темнее, поэтому я решил опробовать приём сенсея, которым он пользовался во время летнего путешествия по Заполярью. Чёрная бандана отлично заслонила глаза от поднадоевшего света, так что спустя час-полтора мои внутренние часы согласились, что день давно закончился. Пение птиц вполне сошло за галлюцинацию-колыбельную.
  
   14 июня
   Пение птичек успокаивало и убаюкивало, а вот шум машин, летающих туда-сюда по трассе, сонливости не добавлял. Похоже, местные водители умело пользовались возможностями, предоставляемыми полярным днём. Активная (по карельским меркам) езда прекратилась лишь в районе четырёх утра. Заодно здорово похолодало. В палатке же оставалось тепло... Итого - проснувшись, я узрел на фоне покрытой конденсатом стенке палатки десятки (если не сотни) комариных силуэтов. Стрёмное зрелище, будто из фильма ужасов.
   Попутно случилась мелкая неприятность: ехавший в моём рюкзаке шампунь ухитрился открыться; открывшись же, счёл нужным замылить всё, до чего дотянется. К счастью, большая часть вещей не пострадала - спасибо целлофановым пакетам, но всё же содержимое рюкзака приобрело характерную липкость и сладковато-химический запах груши.
   Перед тем, как выбраться из палатки, мы с Ш. предусмотрительно оделись потеплее. Но, выбравшись наружу, поняли, что погорячились... то есть недооценили здешнюю холодрыгу. Моих толстовки и ветровки хватало впритык, как себя чувствовал Ш. в флисовой куртке, даже представить жутко.
   Сложили палатку (предварительно перебив всё налипшее и забившееся на сетку под тентом комарьё) и выползли на трассу. Время - седьмой час. И, разумеется, по закону подлости - ни одной машины.
   Стояли долго, около двух часов. Место выбрали не самое удачное, но идея подняться на соседний холмик Ш. не приглянулась - отбойник есть, а солнца нет. Солнце, кстати, грело ощутимо, но всё равно не спасало. Я добавил в своё снаряжение жилетку и махровые носки и понял, что нужны гетры подлиннее, а лучше - брюки с подкладкой. Ш. пришёл к выводу, что следовало взять свитер вместо лоохиподобной накидки.
   Я попытался ткнуться вбок, к белым цветочкам вдоль дороги (один из которых Ш. каким-то чудом умудрился сорвать) - обнаружил, что с виду обычная земля не земля вовсе, а болото. До цветочков не добрался, лишь вхолостую попрыгал туда-сюда по разбросанным доскам (одна из которых громко чавкнула и попыталась забрать меня в трясинку вместе с собой). Послушал пение птиц. Ш. различил бекаса, я научился подражать кукушке. Кукушка накуковала нам столько лет, что шансы пережить Гендальфа стали волне реальными.
   Так мы стояли, куковали под кукование и шарманку Ш., притворялись подсолнухами. Я стопил всех подряд, но никто даже не притормозил. В конце концов, в очередной раз безнадёжно подняв руку (безнадёжность отдельно была оценена Ш.), я застопил... служебный автобус-ПАЗик.
   Внутри ехали рабочие-работяги в оранжевых жилетах и при касках. Я, забравшись в тёплый и уютный транспорт, открыл было рот, дабы спросить - куда вы нас, собственно, завезти сможете? Но сказать ничего не успел, ибо был встречен руганью водителя. Дескать, что вы здесь стояли? надо было на холме! Вот знал же, эх!
   За сим дверь закрылась, и мы поехали. В автобусе были свободные сиденья, мы с Ш. приткнулись на двойное. В автобусе нас нехило разморило - печка работала на полную, после долгого стояния на холодном ветру салон казался баней, а ещё равномерное покачивание и размеренное молчание... Я изо всех сил боролся с дремотой - с переменным успехом. Впрочем, большинство находившихся в автобусе тоже спали, кто-то даже прилёг на двойное сиденье-диванчик. Лишь мужчина, сидевший у выхода (явно главный!) не дремал, время от времени с хитрецой косясь на неожиданных пассажиров - нас.
   Карамельки из заначки Ш. более-менее помогли справиться со сном - но ненадолго, увы. Выдернул в реальность вопрос водителя: мол, вам куда? Оказалось, ПАЗик держал путь в Зеленоборский, к которому мы как раз подъезжали. Мы с Ш. покаялись, что нам нужно километров на триста подальше. В результате нас довезли почти до выезда из городка, высадив на повороте. Рабочие дружно и горячо, всем автобусом, пожелали нам удачи. Мы поблагодарили их, пожелали удачи в ответ и отправились дальше. Для начала - пешком: нужно было найти худо-бедно удачную позицию. Перед нами был мостик через узкую, но бурную речку - мы ради интереса спустились к воде, поболтали руками в ледяном бурлящем потоке. Заодно выяснили, что краска на перилах моста препаршивейшая. То есть настолько паршивая, что мы не только изгваздали в ней руки, но и смогли оттереть с ладоней синюю синь простыми влажными салфетками. Поднялись на холмик и встали на повороте напротив какого-то сооружения - дальше трасса начинала вихлять, и я не был уверен, что там будет хоть какой-нибудь обзор, а тут мы неплохо так виднелись ещё из города.
   Простояли сравнительно недолго - откуда-то сбоку вынырнул разбитый жигулёнок и вполне дружелюбно остановился. В машине ехали двое парней. Блондин на пассажирском рядом с водителем явно был выпивши, да и водителя сей искус не обошёл. Так что ехать оказалось немного страшно - никаких тебе притормаживаний перед ямами, при этом скорость далеко за сотню, да ещё и заднее сиденье, с которого ни черта не видно - то ли от смерти бежишь, то ли, напротив, навстречу радостно чешешь...
   Ребята, заявив, что в их краях (включая Мурманск) смотреть нечего от слова совсем, обещали высадить нас на отворотке в Кандалакшу. В результате мы оказались на повороте к станице Белое Море. Прошли чуть вперёд - чтобы обзор был получше, плюс хотелось выйти из-под облака и опять оказаться на солнце. (Даже пара лишних солнечных лучиков не казалась лишней изнеженным автостопщикам средней полосы.) Чуть дальше я увидел озеро - небесное зеркало, как и другие озёра, что встречались по пути. Разумеется, возжелал немедленный спуск к водоёму, чтобы поближе посмотреть и ручками в воде, невзирая на холод, поболтать. Фига! Озеро было окружено отнюдь не полосой чернозёма (как казалось со стороны), а вполне себе болотцем, так что попытка моя потерпела крах, едва-едва начавшись.
   Продумать пути пересечения коварного болота не успел - мы застопили карельского дедушку, который направлялся всё в ту же Кандалакшу. Деда был рыбаком и ехал за своей маленькой внучкой, которая просилась на рыбалку вместе с ним. На сей раз беседа получилась очень познавательной. Лето, по мнению дедушки, было холодным и теплее точно не станет - так подсказывал опыт. Клев из-за этого тоже хреновый, хотя рыба всё равно ловится хорошая и самая разная. Какая рыба ловится? Да всякая - окунь, язь, карась, щука неплохо идёт... Лосось одно время прекрасно ловился, ух-х, каких вытаскивали! А в этом году - тишь, потому что холодно... Ещё и медведей много. Как, не слышали? По нормам в наших лесах летом двести пятьдесят медведей должно быть, а в этом году восемьсот насчитали. Медведи голодают, забредают в посёлки, да и города стороной не обходят. На трассу вылезать уже не боятся, вот так-то! (Иностранцы, наверное, были бы удовлетворены такими новостями.)
   На том моменте я ужасно обрадовался, что мы с Ш. разбили палатку на ночь так близко к трассе, а не ушли вглубь. В дальнейшем мы это учли и на обратном пути разбивали палатку совсем рядом с дорогой - лишь бы ветки более-менее заслоняли.
   Дедушка высадил нас на отворотке в Кандалакшу. Пожелал нам удачи, а мы ему - хорошей рыбалки.
   Отворотка, уходя вбок, превращалась в эстакаду, пересекающую М-18. Проходя под ней, я увидел рабочих, красивших мост... да, всё той же дрянной синей краской! Ради интереса наклонился, чтобы рассмотреть брызги краски на земле, принюхался. Она, зараза!
   Встали за эстакадой и на удивление быстро (с учётом хиленького движения) застопили мужчину, ехавшего в Кировск с ночной смены. Водитель был рад попутчикам - ему явно хотелось поговорить, а тут такая возможность. К тому же он опять-таки оказался из местных, так что поездка превратилась в познавательную экскурсию (заодно, кстати, посоветовал нам неплохую гостиницу в Мурманске, где мы впоследствии и остановились).
   Оказалось, что многочисленные маленькие карельские озёра называются ламбинами. Всего озёр в Карелии - около шестидесяти пяти тысяч, при этом их количество меняется едва ли не каждый месяц - одни озера превращаются в болота, другие становятся одним, в третьих местах начинают появляться новые... Какие-то озёра соединены широкими протоками, какие-то расположены почти вплотную к рекам, так что неясно, стоит ли считать их озёрами.
   Да, из этих рек и озёр можно брать питьевую воду, но это касается лишь тех водоёмов, которые южнее Апатит. Апатитами местные, насколько я понял, называют сами горы - хотя в атласе, вспомнилось мне, они обозначены как Хибины. Но названия "Хибины" я ни от кого из местных за время поездки ни разу не слышал, поэтому в моих дневниковых записях они тоже обозначены как Апатиты.
   На Апатиты осенью и весной приезжает немало туристов - покататься на лыжах и сноубордах. Снег на вершинах гор, скорее всего, сойдёт только к концу лета. Или же вообще не сойдёт. Бывает здесь немало туристов из Финляндии и Норвегии. Большинство из них останавливается в Кировске или Апатитах - "одноимённом" с горами городке.
   Мы проехали городок Полярные Зори и расположенную за ним Кольскую АЭС. О местонахождении электростанции сигнализировала стела возле трассы. АЭС находится в городке под названием Зашеек - сателлите Полярных Зорь. Город маленький, но из-за АЭС вызывает стабильный интерес у приезжих и мимопроезжающих. Станция обеспечивает электроэнергией немалую часть Карелии и Мурманской области.
   Мы миновали огромное озеро Имандра, на сине-голубой поверхности которого танцевало такое количество солнечных бликов, что слепило глаза. Оказалось, нам повезло с погодой - последние полторы недели шли дожди и солнца не было от слова совсем. Везучие мы с Ш., оказывается.
   Возле реки (кажется, Пиренги), немного не доехав до Лапландского заповедника (тоже вызывающего стабильный интерес у туристов), водитель остановился покурить и дать нам возможность спуститься к реке. Речка оказалась не очень широкой, но каменистой и бурной. Вокруг неё росло много одуванчиков. Немалое количество камней позволило приблизиться к реке. Камни были плоскими - лезь себе спокойно... но, добравшись до реки и начав спускаться к воде, я оскользнулся на обманчиво пологом и почти сухом валуне. Обошлось - в речку не полетел, но ботинком воду зачерпнул хорошо. В воду всё-таки сунул руку. Вода оказалась очень холодной - холоднее, чем должна быть в такую погоду. Студёная - как будто я опустил руку в весенний ручей из только-только растаявшего снега. Поскольку вода была невероятно прозрачной, удалось в деталях рассмотреть дно. Река оказалась неглубокой. Можно было бы пересечь большую часть её вброд, по камням... если не учитывать течение - такое снесёт нафиг, трость может и не спасти.
   Апатиты приближались медленно, становясь всё отчётливее и наливаясь синевой. Поскольку средняя высота этого горного массива не достигает километра, я как-то не придал ему особого значения при подготовке маршрута и ознакомлении с трассой. Оказалось, зря. Горы оставались горами. И они, чёрт возьми, были высокими! Кое-где на вершинах поблёскивал снег, а ветер был не ледяным, но ощутимо холодным.
   Тем не менее, момент, когда мы въехали в горы, я благополучно прозевал. Вроде бы синеют на горизонте - и вот их уже нет, а земля вокруг почти исчезла, остался только камень. Растительности стало заметно меньше. Тем не менее, перепады высоты не чувствовались, дышалось легко - в Москве воздух всё равно намного хуже, даже с учётом близости заводов. Кстати говоря, заводы виднелись вдали, на противоположном берегу огромного Имандры, но лес от их присутствия почти не пострадал, особенно в сравнении с окрестностями Мончегорска. Но об этом я узнал несколькими днями позже...
   Нас высадили на отворотке в Кировск. Вокруг - холмы, холмы, ещё холмы и повороты. Ни одного худо-бедно подходящего для автостопа места - чтобы с хорошим обзором да нормальная обочина. Холодный ветер. Машины есть, но тормозить явно не торопятся.
   Ш. почти безнадёжно (скорее даже машинально) поднял руку. Каково же было наше удивление, когда автомобильчик, проскочив мимо нас, дал задний ход! Мы не простояли на трассе и полуминуты - пожалуй, абсолютный рекорд!
   Сюрпризы на этом не кончились. Когда я спросил, сможет ли славный водитель подвести нас до Мурманска или просто куда-нибудь по трассе, то услышал в ответ извинения и признание, что на русском наш собеседник не говорит. Фраза была произнесена на английском, не слишком чистом, но явно получше моего устного.
   Перейдя на английский, мы смогли установить контакт и узнали, что едет водитель как раз-таки в Мурманск. Вальтер был швейцарцем и участвовал в автопробеге "SeaBridge". Он стартовал из Копенгагена четыре недели назад, а Мурманск был конечным пунктом.
   Фургончик Вальтера - настоящий дом на колёсах: настоящая (хоть и узенькая) кровать, шкафчики, стол с рукомойником... даже, пардон, для клозета место нашлось - он был выдвижным. Возле купейной двери - стена, оклеенная монетками разных стран. Увы, пополнить коллекцию доброго человека нам было нечем - мелочи к концу поездки не осталось.
   Рядом с водителем было ещё одно место, но мы с Ш. ехали сзади на кровати, наши рюкзаки разместились на полу. Вальтер то и дело оборачивался к нам, угощал вкусняшками (больше всего меня поразили имбирно-засахаренные лимонные дольки... вкусные, но настолько ядрёные, что больше одной съесть невозможно!) Мы поделились своими более чем скромными запасами - так пожилой швейцарец попробовал суровые тюменские сухарики домашнего приготовления. У меня были опасения, что он заподозрит нас в попытке отравления, но Вальтер, кажется, остался доволен.
   Языковой барьер здорово затруднял общение, но не смог помешать стремительному возникновению взаимной симпатии. Говорил в основном Ш., я больше слушал, всё прекрасно понимая, но побаиваясь открыть рот - говорить на английском мне намного труднее, чем переводить. (Английская речь, кстати, звучала для меня так же естественно, как и русская, я даже приноровился думать на английском... может, у мня с иностранными языками всё не так уж и плохо?) Пару раз останавливались поразмяться. По трассе фургончик Вальтера ехал спокойно, уверенно, но заметно медленнее большей части машин. Тем не менее, нескольких своих товарищей по автопробегу Вальтер легко обогнал, не забыв помахать рукой - поздороваться. Похоже, при этом он чувствовал себя крутым автогонщиком - то и дело оглядывался на нас с довольным видом, хотя скорость движения не превышала пятидесяти километров в час.
   Подъезжая к Мурманску, наш новый товарищ-путешественник поинтересовался, где нас высаживать. Адрес "Моряка" в моём автостопном блокноте нашёлся. Каким-то чудом я сумел разобраться в карте на незнакомом языке и ткнуть пальцем в нужную улицу. Вальтер прикинул, где примерно нас высадить, и включил навигатор. В Мурманск мы въехали как-то незаметно, зато аппаратура сразу сориентировалась. Заумные немецкие слова, произносимые мягким женским голосом, отчего-то жутко смешили, было трудно не ржать в голос.
   Вальтер высадил нас на противоположной от гостиницы стороне дороги, извинившись, что не смог подъехать с другой стороны улицы. Мы пожелали друг другу удачи, я на ломаном английском попросил славного человека беречь себя. (Надеюсь, он меня понял.)
   Телефонные навигаторы запустились быстро, благо обнаружилась совершеннейше дивная скорость мобильного интернета, но я таки дал небольшой крюк, перепутав номер дома. По пути перебросились парой слов с неким мужчиной - знаменитым, как он сам сказал, тренером... кажется, по шахматам. Что ж, кто его знает - вруном он не выглядел. Отнёсся к нам дружелюбно, сходу показал крыльцо гостиницы - оказалось, остановился в ней же.
   Номеров в "Моряке" оказалось много. Администратор ужасно удивилась, когда мы оплатили номер на три дня вперёд, заверив её, что не собираемся возвращать деньги, если вдруг решим съехать раньше - возврат денег сулил тот ещё бюрократический квест. Вообще поглядывали на нас удивлённо, ибо видок что у меня, что у Ш. был тот ещё - Ш. шмыгал носом и был одет явно не по погоде, зато я был гораздо чумазее.
   Расценки оказались щадящими, почти хостельными. Разумеется, номер в последний раз ремонтировали ещё при СССР - всё сыпалось и отваливалось, но я примерно так и представлял себе наше пристанище. Единственное, к чему оказался морально не готов - лестница, которую когда-то целиком (включая ступеньки! це-ли-ком!) покрасили масляной краской в ядрёно-синий цвет. Из-под стёршейся синей краски проглядывала бордовая. Я представил лестничную клетку в грязно-бордовых тонах и ужаснулся.
   Ужаснулся и пошёл ужасать местный персонал. Кулер с водой в коридоре почти опустел, а я всё-таки не мыслю городской жизни без чая и кофе. Администрация с ног сбилась, отыскивая для придирчивого постояльца электрочайник. Нашли! Обещал вернуть технику в целости и сохранности и радостно утащил трофей в номер.
   Чайник обещал нас спасти, поскольку мы вскоре осознали - в номере, блин, холодно! Термометр застрял на уровне семнадцати градусов. С учётом последствий блуждания по холодной трассе (особенно это касалось Ш.) свитера заняли приоритетнейшее место в списке покупок.
   Отправившись вечером за продуктами, мы решили заодно обследовать ближайшие магазины одежды и мини-торговые центры, благо таковые были. И... везде уткнулись носом в закрытые двери: большая часть магазинов по воскресеньям не работала, как в старые добрые советские времена, к тому же выходные эти были не абы какие, а праздничные. Зато нашли супермаркет под названием "7я семья", грузовички с эмблемой которого я начал замечать ещё в Зеленоборском. В нашем продуктовом наборе оказался и чёрный чай для Ш., так что подаренный тюменскими ребятами лимон пришёлся к месту.
   По пути назад пришли к выводу, что "Моряк" действительно был самым оптимальным решением - уйма неформалов наглядно показывала, где здесь лучшее соотношение "цена-качество" по гостиничной части. Возле крыльца припарковали несколько разрисованных байков; я приметил группу анимешников, ряженого под крестоносца чувака и девушку-панка в ядовито-зелёных рваных колготках. (Как ей холодно-то не было!?)
   После магазина рискнул привести себя в порядок и помыть голову, что при гостиничной холодрыге казалось прямо-таки подвигом. Оказалось, что водопровод в сговоре с температурным режимом - вода устраивала прямо-таки настоящие американские горки от кипятка до ледяной воды за полминуты, рандомно меняя напор. Намокшие волосы и феньки согреться отнюдь не помогали. Тогда я понял, что толстенное гобеленовое покрывало на кровати - это мой бро.
   Занавески тоже оказались гобеленовыми, настолько плотными, что через них не проскакивал ни один лучик света. Это оказалось очень кстати, ибо ночи в Мурманске не было от слова совсем. Даже без сумерек обошлось.
  
  
   15 июня
   Первой моей мыслью после пробуждения и взгляда на часы стало осознание, что я проспал одиннадцать часов - абсолютный рекорд за последние... не знаю сколько лет. Кажется, в последний раз я спал столько в нежном десятилетнем возрасте... в реанимации. Зато почти восстановил силы после долгой дороги, вот что сон животворящий делает.
   Если быть точнее, ночью я ненадолго проснулся из-за шума, но очень быстро уснул снова. И всё равно - рекорд!
   Небо за ночь затянуло тучами, пошёл моросящий дождь. Небо оставалось таким до дня нашего отъезда: солнечные дни в Мурманске - редкость.
   Ещё до завтрака стало понятно, что в нашей с Ш. команде завёлся простуженный. Поэтому первоочерёдным стал вопрос о лекарствах и свитерах. Прогулку по городским достопримечательностям решено было отложить на следующий день.
   Достопримечательности я всё-таки шустренько прошерстил по инету (благо скорость интернета превышала все мысленные пределы, московский и рядом не стоял). Нашёл ещё одно место, которое хотел бы посетить, и ловко вплёл его в уже намеченный маршрут, благо требовался совсем небольшой крюк. О крюке мы не пожалели - но об этом позже.
   Итак, прогулка по магазинам - одно из самых скучных занятий, пожалуй. В продуктовом купили сахар к чаю. Аптека оказалась в соседнем с гостиницей здании. Сунулись в подвальчик, гордо называвшийся торговым центром, но нормальных свитеров не обнаружили. Заглянули в соседний. Для Ш. свитер нашёлся очень быстро. Не под горло, правда, но я одолжил бандану, так что это не стало проблемой.
   Сразу после покупки Ш. отправился в гостиницу, а я приступил к поискам свитера для себя любимого. Нашёл нечто тёплое (и даже под горло) в магазинчике, который до этого мы проскочили. Правда, цвет был не совсем мой, да и немного распоровшийся бок немного портил картину. Зато за последний свитер и цена была низкой до неприличия. Сердобольная продавщица, выслушав мой полный драматизма рассказ о двух отважных путешественниках, скинула ещё сотню. После этого раздумывать не стал - бежевый перетерплю, зато по остальным параметрам свитерок подошёл.
   Вышел на улицу и почувствовал, что попался в сети Города. Сопротивляться не стал.
   Меня носило по улицам, будто листок. С каждым поворотом и зданием моё восхищение городом усиливалось и усиливалось. Я был очарован как никогда. Смоленск тоже чудесен, но по-другому. Там была прелесть зелени и старинное изящество. Мурманск же показывал себя без прикрас, поскольку ему не требовались вуаль загадочности и древние постройки. Он просто был собой. Настолько же естественно, как замечательные, сильные духом, суровые снаружи, добрые внутри, по-военному простые люди.
   В то же время Мурманск походил на Москву - особенно ценами и торопливыми людьми. Радовало глаз и количество неформалов. Встретил несколько групп анимешников и рокеров, пару раз мимо меня проезжали байкеры - причём не одни и те же.
   В Мурманске пахло морем. По городу вперемешку с голубями летали чайки. Кажется, они здесь замещали ворон и галок. Ещё в городе было много моряков. В одном дворовом закоулке я отыскал очень странные деревья с мелкими листьями и абсолютно гладкими стеблями шоколадного цвета. Но сильнее всего меня поразило дружелюбие местных собак - обычно на меня очень любят лаять и кидаться, а тут - ни одного тявка, даже когда с трудом расходились на узких дорожках!
   В Мурманске пахло ещё и камнями. Огромные древние валуны выглядывали из-под земли, нависали над тропинками, с истинно каменной естественностью занимая места на газонах, вдоль дорог, даже подле фундаментов зданий.
   Мурманск был холмистым. Отсюда - ступенчатые дома и заборы, резкие подъёмы, крутые спуски. Почти все лестницы - деревянные, добротно сколоченные. В некоторые дворы вели не асфальтированные, а грунтовые дороги или деревянные настилы. Тротуаров местами не было от слова совсем. Даже тропок не оказалось - иди, мол, по каменному бордюру рядом с автомобилями. Но убогим город из-за этих недостатков не казался.
   На газонах росли огромные одуванчики с мясистыми листьями. Стебли некоторых цветков толщиной совсем немного не дотягивали до моего мизинца.
   Мурманск - город молодой: в этом году ему исполнилось 99 лет. Тем не менее, нельзя сказать, что этот город всё ещё без своей истории. Во время Великой Отечественной в нём шли ожесточённые бои. Некоторые орудия после войны не стали убирать с позиций, а огородили и соорудили возле них памятники. Почему я так уверен, что большую их часть не передвигали? Потому что все они стоят на естественных возвышенностях. Думаю, во время войны, до густой застройки местности, с этих точек был отличный обзор.
   Забавный факт: осмотрев один из таких памятников, я задумался, как же мне спуститься вниз - лестница перегорожена из-за ремонта, а склон холма очень крутой. Развеял мои сомнения аккуратно причёсанный дяденька лет сорока в весьма дорогом на вид деловом костюме при дипломате, беспечно ухнувший вниз по почти отвесной тропинке. Я понял, что здесь такие дорожки - норма и радостно ухнул вслед за ним.
   Невзирая на то, что столетие стукнется только в следующем году, город уже наводнили памятники типа "Мурманску 100 лет". То ли дальновидность, то ли оптимизм, то ли святая уверенность в завтрашнем дне, то ли банальные бюрократические прибабахи - не разберёшь.
   Позабавили местные магазины и торговые центры. Большая часть "торговых центров" располагалась в подвалах жилых зданий. В подвале, таким образом, оказывался как минимум небольшой городок, а иногда и двух-трёхъярусный город. Типично европейские торговые центры тоже есть, но их заметно меньше, за всё время прогулок по городу я отыскал только три таких.
   Впервые видел такое количество магазинов одежды. Кажется, в Москве их поменьше. Магазины молодёжной одежды. Элитная одежда "Казанова". Дятская одежда (нет, это не опечатка!) Одежда для бодибилдинга. Одежда для высоких людей. Одежда для низких людей. Ещё было очень много книжных, но все сетевые, с одинаковым названием - "Папирус". Я в один такой зашёл, чтобы закупиться сувениркой. Ещё заскочил в магазин косметики, ибо там помимо штук для рожи продавались совершенно замечательнейшие артдизайновские открытки, которые я нежно обожаю, но в Москве не видел несколько лет. Не выдержал, купил несколько штук, благо и стоили они совсем недорого. Забежал в магазинчик финских сладостей, полюбовался, посмеялся над названиями конфет, но брать ничего не стал.
   А вот газетных ларьков в Мурманске почти не было. На автобусных остановках оказывались в основном цветочные или овощные палаточки. Я с огромным трудом отыскал один-единственный газетный киоск, чтобы купить сборник судоку - надо же как-то скоротать вечер в гостинице.
   Автобусные остановки - отдельная песня. Они походили на пароходики. Виной тому были изогнутые стены слева и справа. Крыши везде широкие, с навесами. В ветреном и дождливом северном городе такие остановки - самое оно.
   Добрался до гостиницы с опозданием на несколько часов (обещал Ш. "немного погулять") влюбившимся в город если не по уши, то как минимум по плечи.
   Ш., как оказалось, тоже не сразу вернулся в гостиницу. Он купил пряжу (сколько по России ни катайся, а пряжа всё равно будет из Троицка!) и теперь осваивал вязание на пальцах - решил сделать шарф. Для первого раза у него получилось очень здорово. От предложения связать мне аналогичный шарф я отказался. На мой взгляд, вязание на пальцах почти ничем не отличается от вязания на спицах, только петли получаются очень уж большими. Не люблю рыхлую вязку.
   Поужинать мы решили не в номере, а в трактире "Старый Томас" по соседству - средства более-менее позволяли, да и в номере оставшуюся часть дня сидеть неохота. Трактир оказался местом настолько цивильным, что мне пришлось сдать ветровку в гардероб (очень кстати достался номерок 42). Полюбовался здоровенным аквариумом с цветными рыбками и причудливыми переливающимися трубками от пола до потолка. Пицца, имбирно-лимонный чай и айриш-кофе оказались очень даже на уровне, при этом мы не разорились.
   Вечером после стирки дорожных шмоток всё-таки заскучал и попытался сорваться на поиски приключений, благо полярный день способствовал, но был остановлен Ш. на первом же этапе - в продуктовом магазине, где искал вкусняшки. Пришлось вернуться в номер.
  
   16 июня
   Эффект пещеры даёт потрясающие ощущения: просыпаешься в десять с хвостиком (накануне лёг в одиннадцать) и хочешь спать дальше. А потом распахиваешь шторы и понимаешь - вообще-то уже выспался, куда ж дальше валяться-то?
   В номере стало ещё холоднее. Шмот сохнуть не хотел ни в какую и я всерьёз начал опасаться, что придётся уезжать в сырой футболке.
   На улице похолодало ещё сильнее, где-то до плюс четырёх. Тем не менее, мы с Ш. всё-таки выползли из гостиницы, чтобы пройтись, наконец, по достопримечательному маршруту.
   Вчера я бродил в основном по новой части города. На сей раз мы оказались в районе тридцатых годов - старые здания, памятные таблички едва ли не на каждом доме, куча магазинов и кафе (в том числе и с очень забавными названиями - "Чайная ложка", "Денди", "Кафе-кафе", "Камелот сити"... Пару-тройку из них я бы не отказался посетить, но, увы, на сей раз не сложилось).
   По проспекту Ленина мы добрались до центральной точки города - площади Пяти углов. Площадью, впрочем, это место назвать было трудно. Скорее уж пятачок-скверик в окружении огромных построек: здания с гербом Мурманска, дома а-ля-книжки и двух торговых центров - большущего и поменьше. Тем не менее, это место действительно было центром города - большое скопление людей и машин; площадь словно бы магнитом стягивала потоки людей и автомобилей с соседних улиц. Несмотря на будний день, в магазинах оказалось многолюдно - в этом мы убедились, заглянув в Фикспрайс за кепкой для Ш. и чем-нибудь съедобным для меня.
   Примерно таких же масштабов толпу мы увидели в паре улиц от площади, на вокзале. Вокзал не слишком походил на вокзал и сливался с соседними строениями. Если бы не часы на здании и люди с чемоданами вокруг, вполне возможно, что мы бы его пропустили. От вокзала, как ни странно, уже виднелся наш пункт назначения. Монумент Алёши находился в двух с половиной километрах от нас (если напрямик), но его силуэт отчётливо просматривался на фоне неба, невзирая на моросящий дождь и туман.
   Пройдя немного вперёд, свернули в узенький Портовый проезд. Морской вокзал - единственное место в Мурманске, откуда можно увидеть море вблизи. Вдоль всей береговой линии тянутся рыбные и торговые порты, вход на территорию которых невозможен без пропуска. До побережья за городом добраться сложно, а дальше находится закрытый Североморск. Так что вариантов у нас, увы, было всего ничего...
   Какими-то переулками, закоулками, вдоль заборов и высоких стен, через железнодорожные пути и вдоль них, мимо грузовиков, охранников и подъёмных кранов мы кое-как сумели добраться до Морского вокзала.
   Вокзал встретил нас тишиной. Ни одного человека. Только несколько голубей, да и те не в счёт - держались в сторонке, прячась от ветра. Остальное, казалось, вымерло. Пространство, серое и тяжёлое от морского воздуха, молчало - доносился лишь лязг со стороны порта. Путь на причал был закрыт. Мы встали у забора и я долго смотрел, как плещется внизу неподъёмное, необъятное, ртутно-свинцовое суровое северное море. От него словно бы шёл холод, постоянный и давящий. А по левую руку от нас возвышался атомный ледокол "Ленин", навсегда пришвартованный к причалу.
   Было какое-то ощущение "нулевого километра", финиша, но мы ещё не добрались до конечной точки маршрута. Потому, выбравшись из портовых лабиринтов, поползли вверх по улице, поднимаясь на вершину холма. Когда прошли около полутора километров, то поднялись уже достаточно высоко, чтобы увидеть панораму южной части города, противоположный берез залива и торговый порт во всей его красе.
   Миновав маяк и церковь (если не ошибаюсь, первую построенную в Мурманске), добрались до Семёновского парка. В нём находилось Семёновское же озеро, возле которого несколько лет назад поставили очень милый памятник. История создания его, если вкратце, была такова. В 80-х семья мурманчан, собираясь возвращаться домой из Москвы, обнаружила, что пропал их любимец - сиамский кот Семён. Кота не нашли, уехали в Мурманск без него. Спустя шесть лет кот, пройдя почти две тысячи километров, добрался до Мурманска и вернулся в родной дом. Уж не знаю, легенда ли это, но памятник коту поставили.
   Парк, кстати, тоже оказался весьма симпатичным. Есть аттракционы, лавочки и прочие радости для посетителей, в то же время нет огороженных газонов, да и к озеру подойти можно запросто - никаких парапетов и мостков. Ещё мы видели в парке океанариум, но он, похоже, был закрыт. Подъём в гору продолжился; мы приближались к финальной точке сегодняшнего плана прогулки.
   И вот, наконец, добрались.
   Вид отсюда открывался просто потрясающий. Было видно весь город, всю линию портов, холмистый противоположный берег, залив и корабли в нём. Площадка была более-менее выровнена, остались лишь деревца по краям и одинокий камень, который, наверное, не смогли выкорчевать. Камень оставлял какую-то странную недосказанность и в то же время находился на своём месте - без него нижняя площадка, окружавшая памятник, была бы пустой.
   К памятнику чередой шли маленькие экскурсии по пять-шесть человек и туристы-одиночки. Все они сначала любовались видом на город с нижней площадки, а потом поднимались наверх, к Алёше. Обход до верхнего яруса был длинным, но кто-то прокопал в земле удобные ступеньки, так что нам с Ш. удалось вскарабкаться по склону прямо к подножию памятника.
   Алёша, родной брат Алёши болгарского (их прототипом послужил один и тот же человек, что было замечено его товарищем на открытии мурманского памятника - так местный Алёша получил своё имя) был заметно меньше волгоградского монумента Родины-Матери, но всё равно производил впечатление. Он казался основательным и очень надёжным. Взгляд Алёши был устремлён не на сам Мурманск - скорее на залив, порт и холмы.
   Никакого кургана, никакого зала славы в закрытом помещении, как на Мамаевом кургане, не было. Вечный огонь горел прямо у ног Алёши, колыхаясь на сильном ветру рваным стягом, но всё равно не собираясь гаснуть. Перед Вечным огнём лежали пробитые металлические каски и ржавая пулемётная лента - вне всякого сомнения, настоящие.
   С верхней площадки вид был ещё более захватывающим. Рядом с монументом прогуливалась женщина с коляской. Как она взобралась на такую гору - не представляю. Пожалуй, отважная мамочка впечатлила меня почти так же сильно, как потрясающая панорама.
   Позади Алёши располагалась пирамида "Защитникам советского Заполярья", справа от неё начиналась выложенная камнем аллея, спускавшаяся вниз, к остальным памятникам. Орудия на постаментах, огороженные сеткой, смотрели в небо. Памятная плита защитникам Заполярья находилась в противоположном конце аллеи. Памятник труженикам военного Мурманска примостился сбоку и из-за этого смотрелся очень скромно.
   Выбравшись на парковую дорожку, мы отправились в обратный путь. По дороге глаз нам порадовал продуктовый магазинчик под названием "Мелифаро" (привет поклонникам Макса Фрая). Ещё мы нашли кафе под названием "Паучок" - увы, закрытое, вывеска над ним очень позабавила.
   Удалось подойти к виденному нами по пути храму Спаса на водах поближе - мы обошли его с противоположной стороны. Спустились к маяку. Вокруг него был разбит газон. Клумбы, похоже, тоже пытались сделать, но цветы росли очень плохо, кое-где не выросли и вовсе - там так и темнели полоски чернозёма.
   Слева от маяка оказался памятник подводникам, погибшим в мирное время. Похоже, возвели его не так давно. Сам маяк казался нерабочим, но внутри что-то тихонько шуршало и поскрипывало. Наверное, дух маяка старался - знал, что свет нужно обязательно зажигать, но ждал окончания полярного дня.
   Вновь видел неформалов. Особенно впечатлили парень с рыже-розовыми волосами и девушка с зонтиком-катаной.
   А вот на местной почте впечатлили очереди. Вспомнился Наро-Фоминск конца девяностых - точь-в-точь!
   В кафе так и не посидели, зато закупились едой в самом северном в мире Макдаке (соответствующая табличка висела возле касс... интересно, где находится самый южный?)
   Вернулись в гостиницу ближе к вечеру, немного отдохнули и вновь отправились на улицу - Ш. хотел засувенириться в "Папирусе", мне же требовалось добраться до почты. Управились быстро - к сожалению. Мне настолько не хотелось уезжать из этого прекрасного города, что я изо всех сил надеялся на какой-нибудь ураган или ужасающую грозу.
   Одежда ни в какую не хотела высыхать до конца. Пришлось пристроить носки на настольную лампу. В номере стало ещё холоднее, хотя, казалось, что хуже быть не может. Эх, благословенное покрывало....
  
   17 июня
   Проснулись рано. Нежелание уезжать немного отпустило, засело где-то на дне сознания, но всё равно шевелилось. Под такой моросящий дождь и при такой температуре воздуха (плюс три!) сидеть бы у окошка в кресле-качалке, завернувшись в плед, потягивать горячий чай (в чай можно добавить столовую ложку рома), не спеша плести фенечку цвета северных морей...
   ... а мы на трассу ползём. То есть едем на троллейбусе. Идиоты.
   Ехали долго, около сорока минут - пересекли почти весь город. Сошли на предпоследней остановке. Оставалось лишь пройти по аллее вдоль домов до мурманской объездной.
   Шли не спеша, шли мимо сонных домов, по дороге, на которой то и дело встречались крупные полустёртые надписи: "Мечта, прости. Мечта, вернись. Мечта, борись. Мечта, живи" и ещё множество вариаций - я отыскал лишь два или три повторения на пути длиной в восемь минут.
   На Восточно-объездной дороге вовсю шёл ремонт - расширение и, похоже, одновременное строительство надземного перехода. Поток машин был средненьким, но никому, похоже, не хотелось съезжать на грязную обочину. Мы простояли минут сорок. Когда застопилась первая легковушка, мы даже не сразу поняли, что смогли кого-то остановить - она затормозила метрах в десяти от нас, подчёркнуто-вежливо объехав грязевую ванну и встав на покрытый промокшей пылью и песком бетон.
   Водитель ехал в Мончегорск. Узнав, откуда мы и куда направляемся, долго удивлялся - зачем москвичей занесло в Мурманск, что там смотреть-то? Кажется, смогли немного убедить, что и в Заполярье есть на что полюбоваться.
   Остановились возле въездной стелы в Мончегорск. Водитель сказал, что стопщики обычно стоят здесь, ибо самое удачное место. Помахал нам ручкой и свернул на отворотку, а мы остались с фигурально разинутыми ртами посреди... Кхм.
   В тот миг я познал истинный трындец и увидел реальные результаты разрушительной человеческой деятельности.
   Когда мы ехали в машине Вальтера, то Мончегорск проскочили быстро. Взглянуть на пейзаж не успели - для обзора ведь был только кусочек лобового стекла.
   Как описать то, что я увидел? Хм. Трындец? Ну да. Ад? Возможно, но в Аду вряд ли настолько ветрено и уж всяко теплее (хотя можно вспомнить теорию некоего ирландского студента).
   Растительности вокруг практически не было. Кое-где виднелись чахлые деревца, пригнувшиеся к земле и больше похожие на кустарник. Немного травы. Земля, покрытая чем-то вроде чёрной копоти. Безжизненная равнина. Ни птиц, ни зверей, ни даже насекомых.
   И ветер. Жуткий, пронизывающий, сбивающий с ног ветер, тяжёлый всё от той же копоти, лишённый преград на своём пути. Воздух словно загустел. Дышалось хуже - хуже! - чем в Москве. Немного вспомнился 2010-й с его смогом. Конечно, с апогеем смога не сравнить, но вот с серединой-концом августа того кошмарного года - вполне можно. Ощущения у носоглотки и лёгких были те же. И какое счастье, что я всё-таки ношу очки, а не линзы!
   В нескольких километрах от нас гордо чадил Норильский никель. Посреди огромной чёрной пустыни от гор до горизонта. Жуткий памятник мёртвой природы. А если вспомнить, что всё это сотворено руками людей... Брррр.
   Стояли минут пятнадцать, но по ощущениям - несколько часов. После десятой минуты начал дышать через бандану - боялся сбиться на кашель. Впрочем, перспектива задохнуться из-за ветра тоже представлялась не слишком привлекательной...
   Повезло. Застопили легковушку до Кировска. (Впрочем, до Апатит других населённых пунктов нет.) Долетели быстро. Водитель особо ни о чём не расспрашивал. Возможно, тоже не хотел лишний раз вдыхать жуткий чёрный воздух?
   Растительность начала заметно меняться километров через десять. Появилась трава, потихоньку она становилась всё гуще и гуще, а деревья и кустарники - прямее и выше. Даже небо сделалось не таким серым. Я сам удивлялся своей радости этим переменам и в то же время окончательно для себя уяснил: люди - гады. Просто редкостные гады!
   Возле отворотки в Кировск стопить было ужасно неудобно - горы же ж! Опять сплошные повороты и холмы, ни одного более-менее адекватного участка трассы, а Вальтера поблизости точно нет. Встали за поворотом, надеясь, что на опасном участке дороги водители притормозят и успеют заметить нас. Так и случилось.
   Третий провёз нас тридцать с гаком километров - ехал в Ковдор, к норвежской границе, а дальше - в Норвегию на отдых. Сразу предупредил, что далеко мы с ним не уедем, но я почёл за лучшее согласиться - нужно было выбраться из гор. В результате, увых, поболтать опять-таки не смогли. На этот раз банально не успели, поскольку добрались за каких-то двадцать минут.
   Зато замечательно пообщались с четвёртым. Он, как оказалось, сегодня уже успел подвезти двух автостопщиков, направлявшихся в Апатиты. Расспрашивал про Москву; сказал, что дочка его учится сейчас в рязанском вузе на инженера. Наш человек будет, однако, у меня ведь тоже диплом инженера, и Ш. двигался в том же направлении. Водитель поражался тому, как разнится в регионах уровень образования. Мол, в вузе оказалось всё невероятно сложно, при этом местные ребята изрядную часть этой сложности проходили в школьные годы, а его дочка в маленькой местной школе о таком и не слышала. Пришлось нагонять самой... К счастью, нагнала. Оно и славно.
   Когда поездка закончилась, оказались на знакомом месте - у кандалашской отворотки. Прошли немного вперёд, мысленно поздоровались с дурацкой синей краской и принялись стопить на пустой трассе. Большая часть машин, внушавшая надежду своим мельтешением на эстакаде, сворачивала на север. А нам, блин, нужно было на юг!
   В конце концов застопили легковушку, водитель которой подвёз нас километров на пятнадцать, до боковой, кажись, на Алакуртти. Там хотя бы было кафе, но трасса от этого намного гуще не стала. Тем не менее, умудрились-таки застопить уже шестого за день водителя, ехавшего домой, в Зеленоборский.
   С ним ехать было совсем не скучно - дядя вовсю травил байки. Сначала расспросил, кто мы, да как, да откуда. Потом рассказал, куда едет он. Сказал, что с трассы, с холма перед Зеленоборским видно весь город, в том числе и его местожительство. Позднее действительно показал, где живёт - и мы вправду смогли увидеть и рассмотреть нужный дом. Поведал про медведей - оказывается, те и на трассу порой не ленились выходить. Какой-то его товарищ несколько лет назад, узрев мишку на обочине, решил чисто по-русски рискнуть - остановился, быстро открыл дверь, сделал селфи с медведем, заскочил обратно и дал по газам. Дааааа... ну что сказать - Россия, вашу дивизию.
   Рассказал он и про японца, затеявшего кругосветное велосипедное путешествие - путешественник не доехал до финиша, то бишь до Мурманска, какие-то триста с хвостиком километров, был сбит машиной. Японцы поставили ему небольшой памятник и теперь ежегодно приезжают к нему. Я действительно видел причудливый памятник из белого камня по дороге в Мурманск, но тогда не придал этому значения - мало ли на дороге крестов и памятных досок... А много их. Много.
   Когда подъезжали к Зеленоборскому, я узнал, что здоровенное красно-бежевое странное здание над рекой (точнее, протоком Ковдозера к Белому морю) - не что иное как местная ГРЭС. После чего взглянул на необычное сооружение уже совершенно по-новому.
   Встали за Зеленоборским, возле стелы. На другой стороне дороги кафе "Уют" обещало нам, что мы в случае чего сможем погреться и поесть в помещении. Стояли долго. То и дело становились жертвами разочарования: машины, заруливавшие к нам на прекрасную широкую обочину, съезжали на какую-то грунтовую паршивую дорожку (колея там, тем не менее, была глубокой). К нам ненадолго привязался местный чёрно-белый, в меру лохматый собакен, обитавший, по-видимому, возле кафе. Нами он особо не заинтересовался. да и мы им тоже.
   Стоять пришлось долго, но седьмого водителя мы таки дождались. Им стал полицейский, взявший отгул и первый раз в жизни отправившийся в Питер. С нами он разговаривал мало (его попытка поговорить о смерти Жанны Фриске наткнулась на стену непонимания - я действительно не знал что сказать), но я понял две вещи. Первая - полицейского крупно кинули на деньги, финансов у него осталось впритык до пункта назначения. В Питере, похоже, его ждал кто-то, кто мог помочь. Второе - водитель ехал по этому маршруту впервые и даже не удосужился толком посмотреть маршрут. Так что пришлось мне приступить к старой доброй навигаторской работе.
   Перво-наперво выяснили, что едет он правильно и сворачивать особо некуда. Затем поняли, что вряд ли дядя успеет за сегодня добраться до Питера, разве только ехать ночью. Ближайший крупный город, который будем проезжать вечером - Петрозаводск. Водитель решил заночевать там.
   Притормозили ненадолго у стелы Полярного круга. Не остановиться было невозможно - место было ярким пятном на фоне таёжного леса. Синий обелиск с надписью "Полярный круг", окружённый символической загородкой, а на загородке и соседних деревьях... Чего там только не висело. Ленты (в основном георгиевские), куски ткани, носовые и шейные платки, салфетки, банданы... даже носки. НОСКИ. На обелиске под надписью - куча наклеек, байкерских и не только.
   Приехавшие незадолго до нас ребята-туристы объяснили: нужно оставить здесь что-нибудь для духов дороги. Полицейский разрезал носовой платок. Я, решив, что нужно всё-таки оставить что-нибудь именно своё, расстался с резинкой для волос. Завязал паршиво, увы - только сев в машину, сообразил, что нужно было её разрезать. Нож - тут же, в кармане ветровки. Болва-а-а-ан...
   Ещё и запасную резинку найти не смог, пришлось страдать, пытаясь перетянуть волосы ранцевой лентой. (Резинка нашлась спустя месяц в лекарствах, чисто по случайности.)
   Вскоре ненадолго остановились на АЗС. Заправляться водитель не стал, но в кафе перекусили. Поскольку наш попутчик был стеснён в средствах, решили поесть от него отдельно, но в результате он всё равно попытался поделиться с нами купленным на дорогу угощением. Добрый человек оказался.
   Немного проехав вперёд, увидели забавную картину: один мужик, забравшись на каменную глыбину с древней красноречивой надписью "кто-то + кто-то = сердечко", пытался встать в пафосную позу. Другой, оставшийся внизу, фотографировал первого. "Придурки финны", - проворчал водитель и всё прояснилось.
   Дальше веселье продолжилось. Оказалось, что нужно заправиться - бензин был не на нуле, но к нулю приближался. Техника сбоила, так что картами электронными воспользоваться не удалось. Но у нас были карты бумажные и бинокль, чтобы издалека видеть указатели! А ещё я знал, что ближайшая нормальная заправка - возле Пушного, про неё говорили бравые тюменские ребята, с которыми мы ехали на второй день пути. Пушной оказался в доброй сотне километров от нас. Заправка расположилась за городом, так что водитель успел проникнуться недоверием ко мне и моей памяти. Зря проникался: хотел дотянуть до ТНК - и дотянул, даже не впритык.
   Правда, не всё оказалось так просто: бензин только-только привезли, так что было велено ждать до шести вечера. В итоге прокуковали полчаса возле кафе. Заметно потеплело, я решил, что пора снимать свитер. Зашли в магазинчик. Денег оставалось не очень много, но, узрев "Риттер Спорт" с ценою дешёвой московской, мы с Ш. не удержались и купили по плитке. Дорога сделалась вкуснее. Немного пообщались с рыжим собакеном - он был явно не против хорошего сеанса глажки по голове и спине.
   Пока стояли уже в очереди на заправку (точнее, сидели в машине), водитель включил фильм. Название его я не разобрал. Фильм не особо меня заинтересовал, но было жалко, когда его пришлось выключить - спустя десять с небольшим минут после начала там наконец-то пошёл расследовательный экшн.
   А потом, отъехав от стоянки, мы увидели редкое зрелище - две радуги сразу! Сначала заметили одну, а потом оказалось, что рядом есть и вторая, только более размытая и бледная. Самое забавное, что дуги оказались по разные стороны дороги. Мы почти что въехали в радужные ворота!
   До Петрозаводска добрались в девять с хвостецом вечера. Было ещё светло (да-да, полярный день, что б его!), но ехать дальше не особо хотелось - за сегодняшний день мы отмахали девятьсот с лишним километров, что чутка утомило. Вскарабкались с отворотки на эстакаду, встали в её конце, возле леса, где начиналась обочина. Решили постопить полчаса и отправиться на боковую, если не удастся уехать. Остановили фуру, но водитель согласился везти только одного, так что пришлось отказаться. Больше никто не застопился, увы.
   Чуть-чуть углубились в лес. С трудом отыскали более-менее нормальное место для палатки - слишком густой оказалась местная растительность. Спать легли сравнительно рано, надеясь назавтра перехватить ранний поток машин из Петрозаводска.
   Уснуть не получалось долго - не все шишки и камни мы выгребли из-под палатки, спальник и пенка не спасали. Ещё смущал вой, доносившийся явно из соседней деревни. Я помнил, что на ночь в посёлках принято спускать собак с цепи и немного опасался, что местные сторожа могут заинтересоваться нами.
  
   18 июня
   День начался и продолжился (но, к счастью, не закончился) срабатыванием закона мирового свинства.
   Встали в четыре с небольшим. Я сполна наслушался пения птиц, так что поспал от силы два часа. Лучше бы вообще не ложился - после короткого сна всегда чувствую себя хуже, чем без сна вообще. Кофе, увы, не было, зато осталась шоколадка.
   Когда сворачивали палатку, услышали совсем рядом лай. Замерли. По обочине трусила пара отнюдь не дружелюбных собак. Я, будучи человеком немного деревенским, прекрасно знал, на что способны спущенные с цепи псы-охранники, убежавшие далеко от дома. Собаки нас, кажется, почуяли, но не заинтересовались. И на том спасибо. Те минуты (или лишь одну минуту?), которые мы провели, замерев в гуще кустарника и боясь даже дышать, оказались не самыми приятными в моей жизни.
   Выбрались на трассу, но тут ЗМС заработал и поток машин немедленно иссяк. В итоге простояли почти два часа. Всё это время по очереди бродили туда-сюда-обратно, тихонько ругались и зевали. Звучал птичий щебет, практически не перебиваемый гулом моторов. На другой стороне дороги в зарослях на секунду мелькнул рыжий лисий хвост.
   В конце концов застопили легковушку до Пряжи. Водитель в яркой футболке и эффектной бандане оказался, что называется, в теме. Про автостоп знал, сам не ездил, но многие товарищи катались и рассказывали. Музыка у него в машине играла неплохая; увы, в полной мере её не оценил, ибо застрял где-то на хрупкой границе между сном и явью: вроде смотрю на дорогу, мыслю, следовательно, существую... открываю глаза и вижу, что почти отпустил лямку рюкзака.
   В Пряже встали за АЗС и проторчали впустую почти два часа. Никто не остановился, хотя позиция казалась неплохой - левый поворот, хороший обзор, широкая обочина, никаких запрещающих знаков или признаков (призраков) ДПС. В конце концов я решил осмотреть окрестности с помощью бинокля и заметил примерно в километре от нас развязку на А-121, про которую какого-то хрена забыл. Пошли туда. Встали за ней - в начале спуска, зато с хорошим обзором, да и после поворота-развилки-поворота водители притормаживали.
   Постояли минут двадцать и застопили легковушку до Олонца. Водитель попался не слишком разговорчивый - мол, еду, мол, по делам. Я героически старался выглядеть бодрым - и у меня даже получилось: на попытке задремать поймал себя всего лишь один раз.
   За Олонцом мы опять застряли! На сей раз простояли около часа. Вдали была какая-то развязка, но пилить до неё было о-о-очень далеко - думаю, минут пятьдесят, я едва-едва мог разглядеть в бинокль указатели. Тем не менее, после трёх дюжин проклятий под индийскую шарманку Ш. мы застопили машинку вроде "Соболя", маршруточного типа. Ш. досталось вип-место в пустом грузовом, где он получил возможность расстелить пенку и растянуться во всю длину. Я примостился на дежурном сиденье между водителем и его помощником. Местечко маленькое, как раз под мои габариты.
   Ребята ехали в Питер за грузом, причём уже успели за сегодня сгонять оттуда в Петрозаводск - проснулись в два ночи. Теперь ехали обратно. Таким образом, набегало двенадцать часов за баранкой и разборками с товаром - и хрен знает, когда работа закончится.
   В "Соболе" у меня сработал дремучий инстинкт, выработавшийся во время стародавних поездок с А.: раз водитель не матерится во всё горло, значит, всё в порядке. В кабине было тепло, так что после холодного ветра на трассе в сон клонило особенно сильно. Водителю надоело, что я клюю носом, так что добрый человек с дивным ворчанием переключил на моём сиденье волшебный рычажок, превратив его в пародию на шезлонг, и предложил поспать. Я не отказался. Как ни странно, даже получилось - а я редко сплю днём, сон не идёт даже при сильной усталости.
   Ехали спокойно, микроЧП стряслось только в Сясьстрое - какие-то две клуши переходили дорогу вне зебры, не обращая внимания, что на них, вообще-то, со скоростью за сотню несётся не очень-то маленькая машинка! Водитель вдарил по тормозам; я обрадовался, что открыл глаза секунд за десять до происшествия (заработал синяк на коленке), Ш. приложился затылком о стенку кабины (ему-то не было видно, что творится впереди). К счастью, тем и отделались.
   Высадились мы в начале А-115... точнее, там, где должно было быть это начало. Грандиозная дорожная стройка не давала возможности разобрать не только где какая дорога, но и где, собственно, сама стройка. Кое-как разобрались, встали метрах в четырёхстах от начала трассы и принялись стопить. Довольно быстро застопили легковушку, водитель - мужчина в деловом костюме. Его лилово-фиолетовая рубашка произвела на меня неизгладимое впечатление.
   Мужчина ехал в Волхов, высадил нас у первой отворотки. Сначала мы думали, что оказались в чистом поле, широком да распрекрасном, но вскоре осознали, что мы опять в заднице...
   Стояли, кажется, где-то два с половиной часа. Почти все машины сворачивали в Волхов. Несколько раз начинался и прекращался дождь. Тут ещё обнаружилось, что одна бутылка с водой осталась в "Соболе". Конечно, воды там было немного (и она, по-моему, слегка прокисла), но меня не порадовало уменьшение и без того скудного запаса провизии.
   Несколько раз мимо проезжал таксист. Сначала предлагал подвезти за деньги. Потом начал удивляться - вас, мол, реально за бесплатно возят, что ли? (Нет, блин, мы из Мурманска за полтора дня пешком сюда дошли!) Под конец предложил бесплатно довезти до Волхова, но мы отказались.
   Проехала разбитая легковушка, тормознула. Оказалось, типичный мигрант (по-русски говорил еле-еле) вышел на охоту, кажется, за драгметаллами. Забили на него. Усталость брала своё. Вскоре я присел на пенку отдохнуть - ноги не держали.
   Буквально из последних сил, узрев очередную машину, мы с Ш. подняли руки и застопили... фуру-американца. Сбылась стародавняя мечта! Ещё и в таких обстоятельствах - мы уже начинали жалеть, что отпустили таксиста, и тут нас подобрал шикарный дом на колёсах.
   Дальнобой ехал в Кириши - не очень далеко, но рассмотреть кабину мы всё же успели. Почти настоящая кровать вместо стандартного заднего койкоместа (на ней мы и сидели), куча полок (с сеткой-защитой, чтобы ничего н вывалилось и не улетело), столик. Кажется, даже встроенные холодильничек и электроплитка. Как же круто!
   Когда высадились, ещё какое-то время не могли оторвать взгляда от красавца-американца, благо уехал он не сразу.
   За Киришами дело пошло лучше - стабильный поток машин, ибо больше на трассе городов нет; довольно удобное место для стопа - на выезде, за кафе, с широченнейшей обочиной. Ш. разжился сухими стеблями борщевика, решив позднее попробовать сделать из них флейты. Стояли недолго, остановили машину до Подберезья, что чуть севернее Великого Новгорода.
   Спать уже не хотелось, но общались всё равно мало. Мужчина, насколько я понял, ехал к родственникам. Мы немного рассказали о своём путешествии. Тем дело и ограничилось.
   Высадили нас возле автобусной остановки. По М-10 шёл хороший плотный поток машин - не чета М-18, к которой мы успели привыкнуть. Принялись стопить, уверенные, что кто-нибудь да остановится. Оказались правы - очень быстро застопили фуру. И тогда состоялось, пожалуй, самое замечательное знакомство за всю нашу поездку.
   Водителя звали Юрий. Родом он был, кажись, из Молдавии. Человек-путешественник, не перестающий любоваться миром. В его фуре и дополнительном прицепе ехали легковушки на продажу. Что примечательно, третьего лишнего пассажира, то бишь меня, не отправили на спальное место водителя - тогда было бы неудобно разговаривать. Я ехал на обитой ковролином перегородке между сиденьями и сгибался в две с половиной погибели, когда на трассе возникали гайцы. Прятаться так, кстати, было довольно просто - при моих-то габаритах. Хотя я, наверное, задолбал Ш. тыканьем своей рожи в его колени - ну упс, иначе-то не поместиться никак!
   Юрий рассказывал нам о бурной туристической молодости; о том, как познакомился с женой - история действительно была забавной. Поговорили о поэзии, о том, что есть действительно поэзия, а что нет. Взгляды Юрия во многом совпадали с моими. (И да, мало нынче в миру поэтов...)
   Он почитал нам свои стихи. Его серьёзный, вдумчивый голос трогал за душу. Стихи были хороши. Намного лучше того, что зачастую приходилось читать и слушать в последнее время.
   Рассказал про другие места, где ему приходилось бывать. Особенно меня заинтересовал Алтай. Поставил себе мысленную галочку касательно алтайских пейзажей и травниц. Первое стоит увидеть, про вторых неплохо бы помнить.
   В Вышнем Волочке мы немного постояли на том самом знаменитом единственном в городе светофоре. Шёл одиннадцатый час, так что проскочили быстро. Проехали немного дальше и остановились возле кафе - там было где припарковаться и поесть, а напротив находилась гостиница "Птица счастья". Увы, птичка нас крылом не осенила - гостиница оказалась закрыта, а другой поблизости не было. Мы попытались стукнуться в кафе. Нам предложили поставить палатку за их зданием или на другой стороне дороги. Пришлось ставить - на единственный нормальный клочок земли в нескольких метрах от мусорных контейнеров. Не слишком приятное оказалось соседство, но иных вариантов не нашлось: на стоянке палатку ставить не стоило (вдруг придавят сослепу), вокруг - высокие травы да буераки, на другой стороне трассы - болотце и остатки пола когда-то стоявшего там дома, представлявшие собой рассохшиеся доски. Одна из них сломалась прямо под моей ногой - я едва успел отскочить.
   Опасение у меня вызывало то, что наш закуток мог быть использован каким-нибудь лихачом для разворота. Но да - вариантов не было, так что решил положиться на свои слух и чутьё.
   На сей раз мы собирались выспаться. В то же время очень надеялись, что успеем проснуться раньше, чем уедет Юрий - он обещал довезти нас до Москвы, если пересечёмся на следующее утро.
  
   19 июня
   Встали несколько позже, чем обычно - в семь с небольшим утра. Шум трассы немного мешал, но зато больше не было дикого количества комарья, так что удалось выспаться. Ночью машины въезжали-выезжали со стоянки, но никто, к счастью, не стал заворачивать за здания и нас не раздавил.
   Собрали вещи, сложили палатку и огляделись. Фура Юрия была на месте, но водитель, похоже, ещё спал. Нам очень хотелось поехать с ним, так что мы изо всех сил тянули время. Нашли у стены одной из построек краник с холодной водой. Чуть позже я обнаружил, что все удобства, в том числе раковина при кране с горячей (!!!) водицей есть в этой самой постройке в свободном доступе. В кафе поели на почти последние деньги. Блинчики с мясом оказались не на высоте, но вполне себе сносные. Уже почти не знали, чем себя занять, но тут из кабины фуры выбрался Юрий. Аж от сердца отлегло.
   Так что в этот день никого не пришлось стопить - мы просто дождались, пока дальнобойщик позавтракает и приведёт в порядок кабину, забились внутрь и отправились в путь. Юрий, похоже, тоже был рад, что едет не один - на радостях аж шайбу чуть не забыл поменять.
   На сей раз момент с гайцами был продуман лучше, чем вчера. Пространство возле меня расчистили и положили подушку, чтобы я, когда нужно спрятаться, падал на неё. Мне такой способ понравился больше, единственный минус - не видно, что происходит вне кабины.
   Перед, кажись, Солнечногорском сделали остановку - пообедать. Кафе немного походило на "Муму" и способом обслуживания, и ценами, и ассортиментом. Есть не хотел, но всё-таки взял себе немного зелёного чая.
   Особой достопримечательностью кафе-стоянки была длинная, узкая клетка с дополнительной защитной сеткой. Точнее, тот, кто находился в клетке. Только в России, наверное, бенгальскому тигру могли дать ласковую кличку Барсик. Барсик ходил туда-сюда вдоль решётки, недовольно поглядывая на людей - мол, пырятся тут, снимают! Да как не заснять-то такого красавца! Наружную сетку, как мы узнали, поставили год с небольшим назад - после того, как какой-то мужик по пьяни решил пообщаться с тигром и на стадии воплощения идеи в жизнь лишился руки. Тем не менее, несколько отчаянных представителей байкерских клубов умудрились прилепить свои наклейки на табличку, висевшую на клетке.
   Позабавил пол на веранде кафе, походивший на разноформенную мозаику. Её элементы-круги были сделаны в виде разных монет.
   Пока постояли в солнечногорской пробке (мне, правда, в основном пришлось лежать), увидел самого счастливого на свете ребёнка. Мальчишка лет четырёх бегал туда-сюда по огромной кабине "американца", показывая в окна забавные рожи. Вот это я понимаю - счастливое детство!
   Юрий рассказал, что его дома ждут дочки-погодки, обе уже подросткового возраста. По пятницам он обычно звонит домой, спрашивает, как у них дела. Позвонил при нас. Эх, если бы меня отец так расспрашивал, поел ли я, как себя чувствую и чем занят... Даже позавидовал немного дочерям Юрия - у них замечательный папа. единственный минус - из-за работы редко бывает дома.
   Решили обкатать М-11, так что на первой же развязке свернули туда. Гайцев, к счастью, не было, так что я смог высунуть нос и хорошенько осмотреть новую трассу. Ну что сказать... Для автомобилей, пожалуй, она хороша. Для нашего брата - не очень. На многих участках встречается дурное сочетание отбойников и заслонов у совсем узкой обочины, при этом машины летят по прилежащей полосе со скоростью за сотню. Местами трасса ещё дооформлялась - рабочие доделывали щиты и вколачивали отбойники. Ленинградка мне как-то больше по душе, и так будет до тех пор, пока М-11 не обогнёт Солнечногорск и Клин.
   На МКАД въехали и с него съехали без приключений. Я не переставал удивляться, как можно настолько ловко управлять огромной фурой с прицепом. Особенно эффектно это смотрелось с учётом того, что Юрий не был гигантом - хрупонький, ростом-то немного повыше меня. Впрочем, мастерство не делает дальнобоя волшебником, так что идиотов-водителей, считающих, что фура сможет оч-ч-чень быстро затормозить перед ними или развернуться на пятачке для легковушки мы единодушно поругали.
   Юрий высадил нас неподалёку от ВДНХ, возле здания, куда ему требовалось доставить груз. Мы тепло попрощались с ним и отправились к метро. Контактами, к счастью, обменялись. Юрий стал первым на моей памяти дальнобойщиком, с которым хотелось бы встретиться ещё раз, пусть даже не на трассе.
   Москва встретила нас моросящим дождём. На ВДНХ пахло цветущими липами.
  
   В итоге - путешествие было великолепным. Я не прочь его когда-нибудь повторить и обязательно съезжу в Мурманск ещё раз.
   Единственный минус - с грустью убедился, что путешествие в таком темпе меня очень сильно выматывает. Здоровье запускается на раз-два. Температуру сбивал всю следующую неделю, окончательно оклемался только к концу июня. Повлияло и то, что взял с собой меньше таблеток, чем нужно (из-за дурацких пустых ячеек в блистере).
   Хотя заплатить эту цену за такое путешествие мне было совсем не жалко.
  
   А ещё обнаружил занятную закономерность: чем северней маршрут, тем культурнее дальнобой!

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"