Матвеева Эйли: другие произведения.

Архив за май 2016 года. Великий Новгород

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Поездка на праздники. Дневник вёлся непосредственно в дороге, позднее был дополнен согласно фотографиям и заметкам в телефоне.


   Идея посещения Великого Новгорода витала в воздухе давно. Вроде как Нижний-то я посетил, стало быть, пора навестить его брата.
   Дело, тем не менее, тормозилось. Пятьсот километров за день осилить - не проблема, но осмотреть город за оставшийся вечер, несомненно, не удастся. Стало быть, на поездку требуется хотя бы три дня. Два дня - выходные. Где взять третий?
   Проще всего - на майских праздниках. Вспомнив о прошлогодних первомайских пробках, я решил выехать в воскресенье. Хватит с меня четырёхчасовых заторов на трассе.
   На сей раз мне удалось вытащить В.... точнее, он охотно вытащился сам, ещё и номер в гостинице нам заранее забронировал, молодец какой. Едва-едва успел - майские праздники всё-таки, спрос соответствующий. Трассу я предварительно глянул, но без пристального изучения - маршрут-то знакомый, Мурманск был не так давно.
   Ни насморк (выданный мной за аллергию), ни травмированная нога остановить меня не смогли. Всё-таки я - на редкость упрямое создание.
  
   30 апреля
   Трудности обещали начаться ещё до выезда из города. М-10 - на севере Москвы, я - на юге, до метро на раннеутреннем автобусе - не менее пятнадцати минут плюс ожидание. Пощёлкав калькулятором и вспомнив про замедление, которое неизбежно начинается при сборах, если рядом матушка, я вывел время подъёма 4:50. Время мне не понравилось. Особенно с учётом рабочей недели, где удаётся поспать никак не более шести часов. Грустно как-то. Нехорошо.
   Поэтому я решил прикончить двух зайцев одним выстрелом и поехал к И. - увидеться и заночевать в непосредственной близости от нужной электрички.
   Вещи собрал за полчаса. Мать не вмешивалась, не наблюдала и вообще была совершенно спокойна. Когда я понял, что мои путешествия для неё стали привычным делом, вздохнул с облегчением. Теперь можно волноваться за неё не так сильно.
   По пути, благо времени оставалось предостаточно, накупил вкусняшек плюс докупил еды в дорогу. Так что в гости явился не с пустыми руками, а у И. ещё и пельмени в холодильнике обнаружились. Немного разговоров, немного волнения. После не особо удачной поездной вылазки в Питер где-то в глубине души я опасался, что на сей раз словлю плохое самочувствие на трассе. Так что не нервничать не получалось.
   Неожиданно вспомнил, что не поставил ВК оповещалку об отъезде. Всё бы ничего, но телефон-то с собой я взял новый! Разумеется, пароль ещё не вводил. Попытался зайти с ноута И. - и понял, что пароль-то я, собстна, и не помню... Поставил года полтора назад какую-то адово сложную хренекомбинацию. Угораздило же параноика, м-да. Попробовал восстановить пароль - фига, нужен прежний телефон, оставленный дома, плюс ещё до фига всего. Рассердился на себя чутка и... всё-таки вспомнил! Зашёл, оповещалочку поставил, всё, отлично, ребята, живём дальше.
   Заметил, что рюкзак продырявился. Попросил нитки-иголку и на скорую руку заштопал. (Галочка себе на будущее: нужно проверять рюкзак после каждой поездки!)
   После нелёгкого выбора между диваном и складным креслом-кроватью остановился на первом варианте - второй вызывал опасения, спине могло что-то не понравиться. А следующий день обещал ей не понравиться со стопроцентной гарантией.
   Будильник поставил на шесть утра, решив, что получаса на еду и сборы мне более чем достаточно.
   И. тоже решила встать в шесть, чтобы проводить меня как положено. Наверное, она святая.
  
   1 мая
   Кусок ночи проворочался - мысли не давали покоя; задремал лишь под утро.
   Спать бы спокойно дальше. Или хотя бы проснуться легко, с улыбкой, под приятную мелодию будильника.
   Но нет, рингтоном я поставил Хашуаль, поэтому со спального места буквально взлетел, едва не встав в шестую позицию, ещё и не сразу смог выключить будильник - аппарат-то новый, попробуй разберись, когда оно тут орёт и вибрирует. Зато сон как рукой сняло; едва разобравшись с вопилкой, развёл бурную деятельность.
   И. тоже развела бурную деятельность, поэтому на кухне меня ждал горячий чай. Позавтракал печеньками из своих запасов - есть не хотелось, а углеводы требовались; моя заначка к подобной ситуации подходила идеально.
   Собрался, как и предполагалось, за полчаса. Волнение нервное отступило, осталось волнение предвкушения.
   Вышел из дома - ветер в спину, подгоняет к метро. Время - шесть тридцать. Немногочисленные сонные прохожие не обращали внимания на бодрого меня в оранжевой ветровке с испачканными машинным маслом рукавами.
   Смотрел на тень, шагавшую впереди меня - тень, кажется, торопилась ещё сильнее.
   Одна остановка на метро, выход в почти родные края - знакомый вуз неподалёку! - железнодорожный мост, спуск от торгового центра, выход к Лиственничной. Перешёл дорогу, прошёл ещё чуть вперёд и, матерясь про себя, начал искать вход на жэ-дэ платформу, который практически невозможно найти, если не знаешь, где он.
   Нашёл! Увидел турникеты, взгрустнул о старых временах. Покорно купил билетик до Планерной. Ткнулся в один турникет - не пропускает. Ткнулся во второй - не пропускает. В третий - не пропускает. Поворачиваюсь к подозрительно довольной дежурной и охранничку, который изрядно подшофе. Стоят и ржут, гады... какого, спрашивается, хрена у них только один турникет работает? Неужели нельзя было предупредить!?
   Как бы то ни было, успел вовремя, ещё и ждать пришлось В электричке сел возле окна. Тепло! После улицы-то. Ветровку снял, толстовку расстегнул, но снимать не стал. Неохота потом опять её надевать.
   В семь сорок вышел на обновлённую и отурникеченную платформу, читая смс от В.. Да, я мог бы и запомнить, что есть люди, которые не могут не опаздывать. К счастью, припозднился В. несильно - на каких-то десять минут. Этих десяти минут ожидания мне хватило, чтобы понять - день будет тёплый, и избавиться-таки от толстовки.
   Пока шли к трассе, проинструктировал напарника как мог. Перебрались через дорогу по подземному переходу, в последний раз перед началом пути свято соблюдая правила ПДД, и встали на той же точке, откуда в прошлом году с Ш. уезжали в Мурманск.
   Трасса была заполнена средненько. Возможно, поток смотрелся бы хило, если бы не куча автобусов до кладбищ. Многие останавливались на автобусной остановке возле подземного перехода. Некоторые закладывали вираж, цепляя бортом площадку возле кафе и едва не снося нас, при этом ещё и сигналили - мол, отойдите. Блин, не судьба, что ли, повернуть вправо чуть-чуть позже, как все остальные автобусы?
   Ложная тревога тоже имела место - видишь, что машина притормаживает, уже радуешься, а потом понимаешь, что водитель намерен перекусить в кафе, а не подбирать автостопщиков.
   Но минут через двадцать нам повезло. В. застопил легковушку до Зеленограда. Водитель - мужчина с типичным южнорусским акцентом. Нам он внимания не уделял, почти без перерыва болтая по телефону. Домчал быстро, высадил на удобную, по его словам, позицию - на автобусной остановке перед развязкой с отвороткой на М-11. Да, позиция была неплоха... точнее, являлась единственной позицией в обозримом пространстве, в обе стороны от остановки вдоль трассы нагромоздили заслоны-шумогасители и бетонные блоки. Имелось лишь одно "но": на позиции уже стоял автостопщик-"тюлень". Решив, что конкуренция - это нехорошо, мы с В. отправились вперёд, на поиски более удачных вариантов.
   Пересекать отворотку пришлось прямо по проезжей части, в несколько этапов - под эстакадой шёл ремонт и мы сомневались, что нас пустят на огороженную и охраняемую территорию. Спина и нога, больные на всю голову, осложняли манёвры, но через ненавистные двойные отбойники я всё-таки кое-как перелез, спасибо В.. Угнездились возле АЗС, на широкой обочине. Далеко от выезда отходить не стали - песок вдоль проезжей части вскоре сменялся камнями, вполне способными повредить среднестатистическую легковушку. Не самая хорошая позиция, но другой не было. Вскоре нас забрала следующая легковушка.
   С её водителем, Павлом, по ходу разговора курившим сигарету за сигаретой, беседа у нас завязалась легко и непринуждённо. Говорили о многом. Павла интересовало многое. Начали уже не помню с чего, но затронули состояние М-10 и карельских трасс (тут пригодился я - оказалось, шофёр дальше Твери не ездил), особенности поиска гостиниц в Суздале (в общем, либо снимать коттедж, либо жить во Владимире), потом сползли на современную литературу, в частности фентези, а оттуда перешли к людям, которые пытаются стать писателями. Здесь Павел рассказал нам одну забавную историю. Один его знакомый в пятнадцатилетнем возрасте написал роман и понёс в издательство, но его произведение публиковать отказались. Вьюнош обиделся, поскольку считал роман гениальным, но был вынужден отправить рукопись в стол. Спустя пятнадцать лет уже-не-вьюнош вновь достал старую работу, дабы перечитать. Перечитал.
   "Ну и как?" - спросили его.
   "Знаете, - ответил он, - всё равно гениально!"
   Тут я не мог не вспомнить, что мои собственные работы даже двухлетней давности уже вызывают лютое желание либо сжечь их, либо полностью переписать заново, как надо. Наверное, оно и к лучшему.
   Также Павел, узнав, что мы с В. оба типа программисты, попросил помочь с телефоном. Требовалось отыскать, куда вставлена симка, и вытащить её оттуда, а потом вставить обратно, дабы убрать один глюк. У нас получилась прекрасная командная работа: В. отыскал местоположение сим-карты, я аккуратненько извлёк её из узкой-узкой щели и запихнул обратно. Вроде телефон после этого заработал как надо.
   Высадили нас у шоссе на Тургиново, на тверской объездной. Мы поблагодарили водителя за беседу и пожелали удачного пути. Снова пристроились возле АЗС - других подходящих мест не наблюдалось, а тут оставался участок сравнительно широкой обочины.
   А потом появился дедок.
   Дедок был довольно сутулый, но в целом бодрый. Без палочки-трости, но зато с сумкой-тележкой. И с прорвой наглости.
   Когда дедок, миновав нас, угнездился на обочине шагах в двадцати, мы даже не сразу поняли, чего он хочет. Потом сообразили. Стопит, скотина! Забил нашу позицию!
   Вообще у автостопщиков подобные финты считаются делом некрасивым. Если видишь, что удобную позицию уже забили - ищи другую. Или постой в сторонке, подожди, пока освободится. Исключение возможно для двух путешественников-одиночек, способных договориться и какое-то время ехать вместе.
   Но дедок автостопщиком в нашем понимании смысла этого слова не был, так что прогонять его... как-то нехорошо, что ли. Пришлось подойти ещё ближе к выезду с АЗС. Неудобно, но выбора не оставалось. Я хотел разорвать дистанцию хотя бы шагов на пятьдесят-шестьдесят.
   Теперь началось своего рода соревнование, кто быстрее застопит попутку: мы с В., или образчик, слегка напоминавший мне деда-мозгоеда из "Космоолухов".
   Удача всё-таки улыбнулась менее наглым нам - и ещё как улыбнулась! Я взмахом своей хилой лапки остановил фуру. Дракон остановился не абы где, а прямо возле нас с В., ясно давая понять, что дедка подбирать не желает.
   "Хры-ыстос ва-аскрес!" - поприветствовал нас дальнобойщик. Я ожидал чего угодно, но не этой фразы. Совсем забыл, что Пасха на дворе, и не сразу прорвался сквозь дебри дикого акцента. К счастью, вовремя вспомнил, что отвечать нужно "Воистину воскресе". Ответил, после чего нам дали "добро" и попросили флешку с музыкой. Флешки у меня, увы, не оказалось - на сей раз угораздило забыть дома. Так что пришлось периодически слушать то, что слушают обычные люди по радио. Фразой "Христос воскрес", как выяснилось по ходу дела, подобравший нас шофёр приветствовал всех, кто звонил и кому звонил в этот день.
   Так началась самая яркая часть путешествия, полная безудержного веселья, бесбашенных приключений и леденящих кровь ужасов.
   Дальнобойщика звали Леван. "Не "Иван", а "Л-Е-ван"", - сразу же подчеркнул он. По маршруту Москва-Петербург и обратно Леван ездит уже без малого двадцать лет. Выбирался и на другие, но не понравилось. Особенно на глухих трассах - в те времена, когда мобильных телефонов ещё почти ни у кого не было.
   Обменялись конфетами - апельсиновый "Тик-Так" из водительской заначки на мой мятный - и разговор пошёл.
   Мужчина, считал Леван, должен быть мужчиной. Человеком, который держит слово. Человеком, на которого можно положиться. Который не побоится помочь даже незнакомцу - и рассказал, как помог вернуться домой девушке, сбежавшей из питерского дома в Москву и благополучно там облапошенной.
   Женщина, считал Леван, должна быть красивой. Для этого ей нужно время, чтобы смотреть за собой - и, разумеется, за домом. Поэтому женщину должен обеспечивать мужчина. Жена Левана не работает, сейчас ещё и сына воспитывает. Показал фотографии сына. Симпатяга мальчишка!
   Меня в ходе обсуждения женского вопроса аккуратно обогнули, и на том спасибо. Правильно, не надо в такие жуткие дебри лезть.
   Леван говорил много - должно быть, радовался, что нашёл слушателей. Говорил он с расстановкой, с жестикуляциями и непередаваемым грузинским акцентом. Говорил довольно грамотно, но путался в местоимениях, так что и я, и В., и все участники рассказов для него были "он".
   В. беседу поддерживал искуснее меня. Этому способствовал тот факт, что разговаривать, сидя позади, на полке-кровати, довольно трудно - с учётом шума мотора-то.
   Детство-юность у Левана были ещё более богатыми на стычки, чем у меня. Как оказалось, даже на рейсы он берёт с собой оружие. Прошлое такое прошлое, хотя у меня оно прошло не настолько близко к "теневому" миру.
   Всё у нас было хорошо до тех пор, пока мы не зазевались. Леван отвлёкся на разговор, В. просто не знал, что нужно высматривать, а я ни черта не видел с полкокровати. Зато ДПС-ник, как выяснилось позднее, прекрасно видел, что в кабине фуры есть третий человек.
   Кому полицейский махнул жезлом, было непонятно, так что мы поехали дальше. Леван на всякий случай врубил рацию и прибавил ходу. Действительно, вскоре мы поняли, что за нами мчится самая настоящая полицейская погоня...
   Хотели съехать в сторонку, к какой-нибудь придорожной стоянке - не удалось, нагнали и прижали к обочине. Я всё-таки заныкался за сиденье, так, что меня вообще не было видно ни снаружи, ни из самой кабины.
   "Командир, прости, не сообразил, не понял, что это вы мне махнули!" - начал Леван, едва открыл дверь кабины. Поговорил с полицией минут пять. Штраф таки впаяли, но небольшой и не только за меня. Оказалось, на машину забыли вывесить знаки, которые должны там висеть. Нашего брата стопщика полиция выгонять из кабины не стала, хотя ежу было понятно, что третий пассажир всё ещё внутри - В. по-прежнему сидел впереди, на месте помощника.
   Когда поехали дальше, я сразу предложил Левану оплатить штраф, образовавшийся из-за меня, но добрый человек отмахнулся - мол, пятьсот рублей, со скидкой будет двести пятьдесят, мелочи. Но всё равно было стыдно. Зато, по словам дальнобойщика, нам больше не могли впаять штраф за третьего пассажира - уже выписан! Так что продолжили путь, став чуть более внимательными - и только.
   Возле Крестцов остановились поесть и сверить маршрут. Леван угостил нас чаем - выпили по чашке и заново наполнили мелкий термос, который я прихватил с собой. Есть не хотелось, так что я просто побродил вокруг стоянки.
   Потом дальнобой попросил помощи... с мобильным телефоном. Мол, глючит, не принимает вызовы. Мы с В. в меру своих скромных сил и способностей осмотрели агрегат и вынесли вердикт - проще всего будет поменять симку, заказав новую с тем же номером. Сим-карта была явно старой, успела потрескаться и даже чуть-чуть оплавиться. После подробных разъяснений вопроса владельцу телефона мы поняли, что наша священная обязанность на сегодня - чинить мобильники всем, кто встретится нам на трассе.
   Вопрос с маршрутом оказался посерьёзнее. Я планировал зайти в Новгород с юга, по идущей на запад отворотке. По словам Левана, западная отворотка популярностью не пользовалась и следовало проехать чуть дальше, чтобы потом перескочить на северную, от Питера.
   Чтобы не затевать долгих споров, доехали до южной отворотки и притормозили. Я вынужден был признать, что поток машин действительно слабоват. Двадцатикилометровый крюк в хорошей компании смотрелся куда лучшей перспективой. (Свиноферма у реки, судя по ароматам, благоденствовала.)
   У Подберезья мы с Леваном попрощались, посмеявшись, что новую встречу организовать легко - место-то известно, надо лишь угадать со временем. Дальнобойщик предупредил, что будет проезжать Новгород через два дня примерно в шесть вечера. Конечно, мы с В. к этому времени уже должны добраться до Москвы, но чем чёрт не шутит.
   Перебежали трассу, выбрались на отворотку. Впереди заметили автобусную остановку, но не пошли туда: машины действительно ездили довольно часто, так что был неплохой шанс поймать попутку до пункта назначения.
   Стояли не очень долго. Застопилась легковушка, в которой ехали трое: парень, девушка и прекрасный чёрно-белый кот, которому поездки были явно не впервой. Он чинно сидел на коленях девушки, без особого интереса озираясь по сторонам. Мы с В. забились на заднее сиденье, чутка потеснив роскошное детское кресло. Хорошо, что мы оба худые! Нас обещали довезти до Новгорода, но, насколько я понял, до окраины.
   Ехали молча. Добрались за каких-то двадцать минут. Нас высадили на автобусно-троллейбусной остановке возле Института строителей. Предстоял путь едва ли не в противоположную часть города - и ещё неизвестно, как добираться, поскольку я в ходе подготовки особо не уделял внимания северной отворотке и ближайшим к ней автобусным маршрутом.
   Пока пытался свести концы с концами, возился с картой, другой картой и блокнотом, В. просто подошёл к какой-то тётке и спросил, как добраться до центра. Гениально!
   Тётка велела сесть на автобус с номером либо 9, либо 9А, и доехать до Софийской. Вскоре подошёл девятый автобус, на который мы благополучно сели, оплатили проезд... и осознали, что остановки-то не объявляют! В. тут же обратился с просьбой о помощи к другим пассажирам. Кондуктор, невозмутимо вручившая сдачу юбилейными десятками, обещала предупредить, когда мы доедем до Софийской. Я же, тем временем, нашёл искомую остановку на карте и теперь терпеливо следил за навигатором в телефоне.
   Ехали минут двадцать. Выйдя на Софийской, покрутили головами туда-сюда, потоптались, примерно определили нужное направление и отправились на Прусскую улицу.
   Искомое здание - светленькое, аккуратное, квадратистое, в пять этажей, настолько простое с виду, что внутри могло оказаться всё что угодно. Я, вспомнив стоимость номера, ожидал увидеть нечто, напоминающее мурманского "Моряка", и был предательски обманут в своих ожиданиях. К такому повороту готов не был. Белоснежный просторный прохладный холл, полы и стены под мрамор, ни единой трещинки или царапинки на больших плитах. Позолоченная стойка регистрации. Позолоченные же ступени лестницы. Деревья в кадках. Зеркало в половину стены. И мы с В. - грязные, усталые и запылённые.
   Бронь номера подтвердилась, мы поднялись на второй этаж и я понял, что всё в порядке: взору предстало подобие советской гостиной весьма обшарпанного вида. Латаный пол. Ободранные стены. Классический кубик-телевизор, не желающий нормально работать, на рассохшейся тумбочке. Всё как положено
   Балкон - незастеклённый пятачок, пол сыпется под ногами, за поручень страшно держаться. Хорошо, что второй этаж. Если что, лететь недалеко и не смертельно.
   Душевая, туалет и две раковины на блок из шести номеров - не очень, но лучше, чем могло бы быть. (Хотя в душевой трудно было развернуться даже мне. Даже вещи положить некуда. А ещё там не было мыла, зато висела мочалка.)
   Номер преподнёс сюрприз. Я понял, что жизнь меня не ко всему готовила. Вешалка на стене. И кровати. Четыре кровати. И больше ничего. Ни тумбочки. Ни столика. Ни хотя бы табурета. Только четыре кровати в номере на двух человек. "После вас в номер въедет семья из четырёх человек", - невозмутимо объяснила администратор. Да, дружная семья из четырёх человек - это хорошо. Но нам-то за что страдать!? К счастью, подоконник оказался широким, как в старых кирпичных домах, поэтому вполне неплохо заменил стол.
   Разложив вещи, мы решили, что надо бы прогуляться. Время раннее, какие-то жалкие семь вечера, а нам ещё нужно еду купить, к тому же одна из достопримечательностей, земляной вал, если верить карте, находится буквально в минуте ходьбы от гостиницы. "Зачем терять время?" - решили мы и не стали его терять. Оставили рюкзаки в номере и отправились в город.
   Пока мы шли к гостинице, я, разумеется, вертел головой по сторонам. Великий Новгород напоминал мне Смоленск. Похожие здания, похожие улицы, похожие лица. Только деревьев меньше (а симпатичных девушек - больше!)
   Лишь дойдя до вала, я понял, как ошибался.
   Земляной вал оказался не небольшим огрызком былой роскоши. Это ДЕЙСТВИТЕЛЬНО был земляной вал, простиравшийся, насколько хватало глаз, прорезанный лишь проезжей частью. На местах срезов торчала старинная кладка, которую никто не пытался ни разрисовать, ни вытащить осколочек на память, ни испортить каким-либо ещё образом.
   С внешней (западной) стороны вала тянулся ров, чутка заболоченный, сглаженный, но всё равно заметный.
   Я был приятно удивлён, даже тронут. Не выдержал и рассмеялся, увидев, что по гребню вала тянется основательно нахоженная тропинка.
   Люди гуляли по валу, сидели на откосах, лежали на весенне-зелёной траве, которую никто не пытался скосить. Вал настолько органично вписался в облик не слишком старого района, что стал неотъемлемой его частью. Очень важной частью.
   Мы прогулялись по валу до сквера Воинской славы, оттуда свернули на бульвары и дошли до здания вокзала. Асимметричное, но на удивление гармоничное строение понравилось мне настолько, что я поймал себя на мысли о поездном визите в Новгород через годик-другой. Правда, это самый асимметричный и при этом классический вокзал из виденных мною. По левую сторону от центрального входа - длинная двухэтажная пристройка. Справа - трёхэтажная узкая едва ли не башня, в которую словно бы вклинили ещё один маленький домик. Над главным входом - антуражнейшие часы. А чтобы всё было не так просто, как кажется, перед вокзалом разместили памятник, бюст Невского.
   Рядом с вокзалом обнаружился Макдак. Поужинали на улице, благо в Новгороде оказалось теплее, чем в Москве, я даже ветровку снял, оставшись в футболке.
   Первое, да и последующее впечатление о городе "в целом" оказалось весьма неоднозначным. Невысокие старенькие здания в центре делали Новгород немного похожим на Питер. Всевозможные блочные новостройки на окраинах придавали сходство с Москвой. Обилие всевозможных зелёных насаждений напоминало Смоленск, а отсутствие табличек на большей части автобусных остановок вынудило с тоской и даже с нежностью вспомнить Липецк с его огромными надписями-названиями, которые даже без очков не зевнёшь.
   Зато здесь было много хороших людей. И атмосфера спокойная, расслабленная. Не потому, что дел нет и жизнь течёт вяло, а из-за общей, философской, даже немного восточной настроенности. Мол, всему своё время, всё успеется, так зачем же тогда спешить? Неспешный ритм захватил и позволил поверить, что всё задуманное мы осуществим, даже немного сверх плана перемахнём, как же иначе-то?
   При всём при том Новгород оказался более чем неформальным. Мотоциклистов всех видов и мастей и представителей всевозможных субкультур мы видели немало. Видели даже небольшую группку молодёжи на самокатах, при характерном шестицветном флаге. Чего-чего, а такого я от старинного и, как мне казалось, патриархального города не ожидал совершенно.
   По пути в гостиницу зашли в "Дикси", купили всё, что нужно, и ещё немного сверх этого, как всегда. Последнему способствовало то, что я для себя почти ничего съедобного не взял, а В. отказался верить, что кто-то может так мало есть. Он оказался прав - я забыл, какой жор нападает после дневного переезда. Заодно и чай допили, благо тот был ещё тёплый.
   Легли спать сравнительно рано, решив, что утренний город, в котором большинство туристов ещё спит - это то, что нужно. Окно открывать было стрёмновато - комары, как нам удалось выяснить, пробудились и жаждут крови, а прихватить какой-нибудь фумитокс никто из нас не додумался. Открыли-таки - лучше насекомые, чем удушье.
  
   2 мая
   Встали часов в девять, даже немного раньше, кажется. Ночь выдалась спокойной - ни шумных соседей, ни комаров. Моя кровать, правда, щедро выставила напоказ пружины и душевно прошлась по спине, но ничего серьёзного не намяла - должно быть, я, как кот, во сне принял обтекаемую форму.
   Вышли из гостиницы в десять и зашагали вниз по практически пустой Прусской. Свернули на Мерецкова-Волосова, откуда перескочили на Сенную площадь. Нырнули под кроны деревьев, вынырнули на краю рва, окружающего Новгородский кремль.
   Ров действительно оказался самым настоящим рвом. Не маленькая ложбинка, а здоровенный канал. Без воды, правда, но заболоченный, как нам удалось убедиться. С трудом верилось, что такую громадину когда-то выкопали люди, своими руками. Эх, какие же тогда были руки!
   Вышли на Софийскую площадь и начали ржать. Долго и неудержимо.
   Причины на то были. Разумеется, на центральной площади, напротив городской администрации не мог не обнаружиться памятник Ленину. Но город продолжал сыпать сюрпризами. Ну никак я не ожидал, что Ленин впишется в ряд аттракционов! Слева от него расположился батут с мультяшным кроликом, дальше, вдоль края круглой площади - батут-Скрат и батут-дракон. Самым потрясающим было то, что противоположная сторона площади не была занята ни ларьками, ни другими аттракционами, ни-чем. Нет, нужно было поставить здоровенные батуты в один ряд с монументом вождя. Люди, ну на фига!!!???
   (Или же монументальный Ленин являлся единственным и неповторимым образцом Челябинского гранитного батута? Бедные дети...)
   Немного успокоившись, увидели вывеску тира и поползли туда. Подползли, увидели, что тир закрыт, и поползли обратно. Пока наплыв туристов не начался, решили сунуть носы в Кремль, вход на территорию которого оказался бесплатным.
   От ворот сразу свернули направо, решив обойти крепость по периметру - а там как пойдёт. Почти сразу же наткнулись на Вечный огонь, подтвердив теорию, что я найду причину для минуты молчания в любом городе, даже не зная расположения памятников от слова совсем.
   Ларьки ещё не открылись, но из башен уже вовсю вытаскивали всякий фотостафф, так что В. удалось сделать пару фотографий. У башни Кокуй укрепились в невероятной догадке: можно купить билет на прогулку по кремлёвской стене. Но время оказалась раннее, экскурсии начинались в одиннадцать утра, так что мы решили для начала осмотреть весь кремль, а потом уже переключиться на отдельные башни и участки стен, куда можно забираться.
   Дошли до Монетного двора, где перед аркообразными проёмами с портретами исторических личностей обнаружили статую-игру в виде знака рубля. Благополучно преодолели искушение обвалить рубль в прямом смысле этого слова. Внутри знака перекатывались изрядно увеличенные по сравнению с оригиналами образцы отечественных монет разных времён, покатали их туда-сюда. Подошли к образцу новгородского рубля-слитка (разумеется, модели, тоже изрядно увеличенной), распополамили его, как требовала табличка с описанием игры, и узнали, что можно было купить в разное время за один рубль. Почитали, поужасались метаморфозам денежной ценности и потопали дальше.
   Двигаясь вдоль стены, обнаружили второй выход из Кремля - прямо на реку Волхов, к пляжам. Решили воспользоваться им позднее. Ещё одни ворота оказались закрыты. Не особо огорчившись, мы свернули к величественному памятнику Тысячелетия России. Первая экскурсия уже началась; экскурсовод вещала во всю глотку, рассказывая историю памятника, не слышать её было невозможно - до тех пор, пока не зазвонили колокола. (Я успел узнать, что фашисты во время Великой Отечественной войны разрушили памятник, потом пришлось восстанавливать его буквально по кусочкам. И что запечатлено в скульптуре не много не мало - сто двадцать человек, сыгравших важные роли в истории нашей страны. Сам при беглом осмотре сразу опознал Петра Великого, Ивана Грозного, Минина и Пожарского, Пушкина и Ломоносова.)
   В то же время возле Софийского собора начался крестный ход. Мы с В. подождали, пока толпа отойдёт подальше от нас, и юркнули в дальнюю часть крепости - мимо огромной осыпающейся фрески, за Грановитую палату, к развалинам возле Фёдоровской башни.
   Замкнуть круг не получилось, здание филармонии преградило нам единственно возможный прямой путь к главному входу. Пришлось возвращаться назад кружной дорогой. Мы сделали небольшой крюк, чтобы пройти мимо Научной библиотеки и полюбоваться величавыми львами, охраняющими центральное крыльцо здания. Оттуда направились к звоннице Софийского собора, к колоколам: пришла пора покорять стену!
   Первое, что привлекло наше внимание - колокола. Великолепные, огромные старинные колокола вдоль стены. К сожалению, звонить в них было строго запрещено, так что мы повздыхали и отправились в звонницу.
   Экскурсия, как оказалось, стоит недорого - двести пятьдесят рублей за посещение звонницы плюс прогулку по кремлёвской стене. Поскольку основные экскурсии до звонницы не добрались (повезло нам проскочить до них!), народ внутри кучковался мелкими группами. На звонницу одновременно допускалось не более десяти человек, но строго за количеством посетителей никто не следил. Тем не менее, более крупное столпотворение было маловероятным - слишком узкая и извилистая лестница. Хочешь подняться наверх - пропусти всех, кто спускается. Хочешь спуститься - посторонись, если видишь, что кто-то поднимается на крышу. Ступеньки и верхняя площадка из необработанных досок, крайне хлипких на вид, отдельно доставили.
   Итак, сначала мы полезли на звонницу. Низкие потолки пару раз вынудили пригнуться даже меня, уж не говоря о В.. Но все мелкие бяки подъёма компенсировались, когда мы поднялись наверх и подошли к самому бортику площадки. Такой шикарный вид! Волхов, Гребной канал и островок между ними, пляж, Вечевая площадь и церкви за ней были видны как на ладони. День, к счастью, был солнечный, блики на воде и многочисленных куполах немного слепили глаза. Налюбовавшись вдоволь, мы спустились в основной зал.
   Тут бы нам отправиться на поиски лестницы, ведущей на стену, но добродушная пожилая кассирша на входе окликнула нас и махнула рукой на выставку колоколов - мол, взгляните! Мы не смогли отказаться. Колоколов оказалось чуть больше десятка. В основном - XVI-XVII века, но было и несколько помоложе, и (если я всё верно запомнил) один постарше - большой, массивный, со сквозной трещиной на боку.
   К каждому колоколу прилагалось небольшое описание - так сказать, краткая биография. В одном из текстов мы неожиданно нашли тёзку нашей однокурсницы по имени-фамилии. (К сожалению, однокурсница не оценила.)
   Я хотел услышать звучание этих колоколов, но увы - языки лежали отдельно, на подставках, а у некоторых колоколов отсутствовали вовсе.
   Выйдя на улицу, мы счастливо разминулись со здоровенной экскурсией в звонницу, отыскали-таки лесенку с мелкими ступеньками, ведущую на стену, и поднялись по ней.
   Оказалось, нам предстоит прогуляться не по самой крыше, а по настилу над ней. Но это наш пыл не охладило. Было здорово рассматривать Кремль с высокой точки. По одну сторону - высокие деревья с пышными кронами и золотые купола. С другой стороны стелет вяло-мечтательные воды широкий Волхов. Красота!
   Сквозную башню над воротами оформлял, кажется, какой-то приколист. Под потолком болтаются картины всевозможных баталий вперемешку с досками и верёвками. Из стен лезут воины разных народов и эпох, воинственно потрясая оружием. Днём не страшно, но вот в полумраке, если никого больше в башне нет, какая-нибудь впечатлительная девица может и завизжать при виде грозно нависшей перед ней секиры. А вот цены на магнитики в сувенирном ларьке, расположившемся тут же, реально пугали. Решил поискать другой ларёк.
   У Дворцовой башни нас поджидал большой облом: настил оказался перегорожен. Прогулка закончилась. Пришлось возвращаться, осторожно спускаться по пошатывающейся лестнице и топать дальше - к башне Кокуй, то бишь дозорной башне. Во-первых, хотелось побывать и на ней. Во-вторых, прогуляться по крытой части стены, то есть уже по самой стене, а не по настилу, очень хотелось.
   В кассе взяли билеты. По пути к верхушке башни нам предстояло в добровольно-принудительном порядке ознакомиться с экспозицией, посвящённой зверствам Ивана Грозного в Великом Новгороде. Оформили выставку жутковато. По пути наверх ныряешь в очередную боковую комнатку, в полумрак, подсвеченный каким-нибудь жутковатым инфернально-зелёным, призрачно-синим или кроваво-красным светом. Несколько тел, лежащих, приколоченных к чему-нибудь или подвешенных на чём-нибудь. Рядом - высокие фигуры в длинных чёрных плащах. Текст на подставке а-ля-пюпитр. И, разумеется, мрачная, нагнетающая обстановку тягучая музыка.
   Лестницы были намного страшнее. Высокие (некоторые - мне по колено), неглубокие ступени. Узкие проходы с низкими потолками. Перила есть не везде, где-то приходится подниматься, придерживаясь за стену. Больной ноге полоса препятствий не понравилась. Я бы с удовольствием повторил её на скорость, но в более спокойной обстановке, без кучи народу, прущего навстречу.
   Лестница на самую верхушку башни понравилась особенно - деревянная, винтовая, двусторонняя, заключённая в деревянный же цилиндр. Подниматься по ней было весело. На последнем этаже обнаружились два телескопа и мужчина в церковной одежде, приглядывающий за ценным оборудованием.
   Разочарование настигло, едва я коснулся телескопа: оказалось, их строго-настрого запрещено двигать и перенастраивать! Хоть свою подзорную трубу с собой таскай... В первом телескопе был виден голубь мира на шпиле одного из зданий за пределами Кремля. С этим голубем была связана история, которую я благополучно прослушал. Второй телескоп позволял полюбоваться золотыми куполами... по-моему, Петропавловской церкви, не уверен. Побегал между узкими застеклёнными окошками, попырился на город и кремлёвские постройки с высоты птичьего полёта. Видно было мало ввиду размеров окон, но так даже забавнее.
   После визита на башню мы отправились было гулять по стене. Отправились, угу... Девушка-билетёр проворно преградила нам путь и заявила, что сюда нужны отдельные билеты. Вернулись к кассе, выяснили, что билет у нас, в общем-то, единый, а отдельного билета на этот участок стены не существует в природе. Вернулись обратно, объяснили сложившуюся ситуацию. На нас махнули рукой и всё-таки пропустили.
   Ох уж эти высокие и узкие ступени!
   Княжую башню прошли насквозь. Здесь не обнаружилось никакой экспозиции, как в надвратной башне. Просто полое пространство с проходом для посетителей. Внизу, на уровне подвального этажа - ящики, подозрительно напоминающие гробы. Впрочем, двумя часами ранее мы видели, как из этой самой башни выносят на улицу фотостафф, так что, подозреваю, мы видели ящики из-под него.
   Путь закончился у наклонной Спасской башни. Спустившись со стены, мы решили, что хватит с нас экскурсий, и пошли к реке.
   Солнце к тому моменту шкварило так, будто на дворе не начало мая, а, как минимум, начало июня. Купаться народ особо не тянуло, но загорающие на пляже были. Я, В. и кулёк попкорна пристроились на лавочке недалеко от воды. Я наблюдал за тремя мальчишками, пытающимися играть в бадминтон. Всё у них было хорошо, до тех пор, пока к ним не присоединился папа, предпочитающий футбол. В. тем временем сбегал к реке, потоптался в воде. После него общаться с Волховом пошёл я. Поговорили. Я хотел только немного поболтать руками в воде, но волны решили иначе и хорошенько обрызгали мне ноги. Правда, одарили камешком с наказом отвезти его куда-нибудь ещё.
   Поразмыслив, мы решили закончить с кремлёвским берегом и хоть чуть-чуть глянуть на другой, заодно поискать кафе, где можно нормально пообедать и почаёвничать. Поднялись на Кремлёвский мост, где наконец-то, наконец-то обнаружился лоток с магнитиками не по зубодробительным ценам! Магнитов набрал не так много, как приходилось раньше, год-два назад, но продавец всё равно счёл это оптовой закупкой и вручил в качестве бонуса брелок - широкую голубую ленту с белыми и синими надписями "The Great Novgorod". Внезапный подарок я прицепил на пояс - больше было некуда.
   Перейдя Волхов и миновав Вечевую площадь, мы прошли по краю Ярославова дворища. Кафе обнаружилось на одной из соседних улиц. Хотя я скорее назвал бы его столовой. Обстановка - помесь кухни-гостиной в большой квартире советских времён и школьного буфета. Еда - соответствующего же качества. Изрядная часть посетителей - местные жители, которые знакомы друг с другом и с хозяйкой-владелицей кафе. Меню недорогое, но скудное, часть ассортимента к тому же отсутствовала, так что мне пришлось довольствоваться чёрным чаем вместо зелёного. Впрочем, здесь хотя бы было прохладно.
   Передохнув, попетляли по соседним улицам, обогнули Ярославово дворище с другой стороны (на окружающем его заборе кто-то начертил пентаграммы, не поленился же оставить рисунок на каждом каменном столбике изгороди), вновь вышли на Вечевую площадь, пройдя на сей раз до центрального обелиска, категорически не вписывавшегося в окружающий пейзаж. Вспомнив, что зевнули статую отдыхающей туристки, вернулись к Кремлёвскому мосту. "Уставшая туристка" нашлась быстро. Труднее оказалось нормально её сфотографировать - на фотосессию с бронзовой девой, присевшей на парапет и скинувшей туфельки, выстроилась целая очередь. Бронза, походу, не самый удачный материал - бедная девушка изрядно зазеленела из-за близости реки.
   Мне памятник понравится. Что-то в нём есть такое... советское, обыденное, сиюминутное. Правда, в Самаре он смотрелся бы уместнее. Не знаю почему, но чувствую, что это так. В. скульптуру не оценил. Что ж, сколько людей, столько и мнений...
   От туристки, миновав "Флагман" (и корабль, и ресторан), побрели по набережной Александра Невского. Солнце по-прежнему отжигало (градусник на одном из зданий показывал и утверждал +25), но я чувствовал приближение дождя. Добравшись до моста Александра Невского, мы с В. притормозили у статуи Феникса, чтобы посмотреть на небо. Увидели то, что и ожидали увидеть - груду тёмных дождевых туч.
   Мы прибавили ходу. Мост пересекли быстрым шагом и, миновав причал и бело-красный маяк, свернули в Кремлёвский парк. Дождь начал моросить, но нам повезло: основная тучекучевая масса нас миновала, задев лишь боком. Оно и славно: в обозримом пространстве наличествовало лишь одно возможное укрытие от дождя - летняя эстрада. Белоснежная сцена пустовала, лишь её краешек оседлало несколько подростков.
   Стараясь не упускать концертную площадку из виду - мало ли, вдруг тучи надумают вернуться! - мы прогулялись до фонтана, где Садко, окружённый жителями дна морского (к которым присоединились местные голуби), играл на гуслях. Оттуда добрались до памятника Рахманинову; посидели, болтая ножками, на высоченной скамейке за спиной великого композитора.
   Дождь окончательно раздумал появляться, так что мы рискнули отойти от потенциального укрытия к стенам Кремля и решили прогуляться там, где ещё не гуляли и где на тот момент вообще никто не гулял - по дну крепостного рва.
   Спуститься в ров оказалось очень легко. Пологий склон, поросший травой, ноги не скользят. "Никто не попытался нас остановить - стало быть, ничего предосудительного не делаем", - решили мы и отправились покорять самое дно.
   Самое дно оказалось чутка заболоченным и загрязнённым всевозможными наполовину увязшими в земле околомусорными агрегатами разных времён и народов. Когда днище начало превращаться в русло ручья, мы решили переместиться поближе к кремлёвским стенам, под их, так сказать, защиту.
   Склон со стороны Кремля оказался куда более крутым, чем на противоположной стороне. Пришлось брать его с разбега. Вдоль стены тянулась узкая тропинка, показывавшая, что придурки, решившие прогуляться по кремлёвскому берегу, бывали здесь и до нас, причём в немалом количестве. Идти было не слишком просто. Буераки-реки-раки, каменюки, железяки - фигня, когда попадаются на равнинной дороге. Здесь же - узкая тропинка вдоль края рва, местами почти отвесного и довольно высокого. Пока докувыркаешься до дна, не одну кость сломаешь.
   Обогнув наклонную Спасскую башню, мы увидели спуск и решили им воспользоваться. Сбежали с горы, буквально влетев в толпу туристов, мирно праздношатающуюся вдоль волховского берега. Моё внимание привлекло стрельбище. Давно не держал в руках лук, решил исправиться. В итоге стрелял хреново. Ну не люблю я луки с полочками. Неудобные они. Непривычны. В. тоже попробовал пострелять - без особого успеха, как и я. Впрочем, ни один из луков не подходил ему ни по размерам, ни по силе натяжения. Организаторы явно рассчитывали на ребятню школьно-подросткового возраста (и на, кхм, компактных людей вроде меня. Хотя тетива была совсем хиленькая, где-то десяточка с небольшим).
   На аллее Воинской славы ребятня радостно визжала, пытаясь вскарабкаться на орудия и штурмуя несчастный Т-70, который танк. Небезуспешно. На монумент Победы, то есть к самому подножию статуи, насколько я понял, подняться можно, но сегодня вход был закрыт - калиточка в решётке, преграждавшей лестницу наверх, была закрыта на замок. Это не помешало нескольким ребятам вскарабкаться-таки на памятник и устроиться прямо у копыт вставшего на дыбы коня. Статный воин в седле с победно поднятым мечом в руке взирал на Волхов, словно по-прежнему видел здесь захватчиков, которые продолжают наступление, но вот-вот будут побеждены. За спиной воина находилась башня, совсем небольшая по ширине, почти плоская, формой напоминающая перевёрнутую трапецию. У подножия её тоже тусовалась молодёжь.
   Памятник не поражал величественностью, как Родина-мать или мурманский Алёша. Смотрелся как-то немного не так, как-то не очень... правильно, что ли. Красиво - бесспорно. Гордо - в какой-то мере. Но что-то было не так. Скорее, виной тому был даже не внешний вид памятника, а его расположение. Не знаю, почему так. Я долго смотрел на памятник, но так и не нашёл точной причины.
   От монумента мы повернули на шумную ярмарку, где я решил проблему припекающего макушку солнца, купив красивый расписной платок из тонкой шелковистой ткани. Побрызгал на покупку водой и намотал на голову. Стало заметно лучше. Посмотрел на трещотки. Женщина-продавец, попытавшаяся было вклиниться в нашу с В. беседу и поправить какую-то мою фразу касательно своего товара, нарвалась на добровольно-принудительную лекцию по шумящим музыкальным инструментам. А вот нефиг было со мной связываться, ещё и провоцировать!
   С ярмарки свернули на тихую и пустынную Троицкую улицу. Миновали Троицкую же церковь. От души позавидовали ребятне, учащейся в роскошном, хоть и чуть-чуть потрёпанном временем здании школы по соседству. Белая башня на берегу Гребного канала почти целиком скрылась под строительными лесами, так что рассмотреть её нам толком не удалось, увы. Зато от неё вдоль ручья начинался земляной вал, по которому мы и решили дойти до гостиницы.
   Потопали по пустынной хилой тропинке. Гребень вала словно служил разделителем, границей территории: слева от нас процветал частный сектор, справа высились многоэтажные дома, порой перемежавшиеся, по традиции многих средних городов, со старыми участками - огородами, бревенчатыми домами и бараками из листового железа. Единственными людьми, встреченными нами по пути, оказалось двое художников, парень и девушка, расположившие свои мольберты посреди тропы. Они, казалось, рисовали открывавшийся перед ними пейзаж - заболоченный ров с сухими камышами и аляповатые коттеджи. Мы с В. осторожно обогнули художников со спины, стараясь не помешать. Я мельком взглянул на холст девушки и увидел некое подобие постапокалиптическо-фентезийного пейзажа с пустынной равниной, цветными линиями на воде, заполняющей ров, и небо, обозначенное лишь несколькими штрихами.
   Была мошкара. Много мошкары, которая ни с того ни с сего прицепилась и довольно долго порхала вокруг нас, радуясь, что жертвы найдены. К счастью, в какой-то момент она всё-таки отстала.
   Позже, когда вдоль вала появилась условно заасфальтированная дорожка, мы перескочили на неё и почти сразу же увидели зелёную дверь в стене жилого дома - причём там, где, по логике, не должно быть никакой двери. Какой-то дедок, проходивший мимо, зыркнул на нас настолько недружелюбно, что мы сразу распрощались с мыслью подойти к двери поближе и подёргать за ручку - мало ли, чем судьба не шутит.
   Вечер, тем временем, приблизился и стоял рядом, наблюдая - что же мы сделаем дальше? Закупились едой в ближайшем продуктовом и по примеру местных пошли ужинать на вал. Расстелили куртки - земля ещё была не слишком тёплой, невзирая на яркое солнце. Самая обыкновенная еда казалась восхитительно вкусной. Странно, но по-другому быть не могло. Как иначе, когда под ногами (и задницей) - древняя стена, перед глазами - закат, частично заслонённый, правда, заводскими постройками, вокруг - мягкая ярко-зелёная трава, а позади - богатый на впечатления день? Всю еду мы не прикончили, забрали оставшееся в номер, решив, что и на дорогу теперь запасов по-любому хватит. Сунулись было к местному киноцентру, но оказалось, что фильмы у них строго по расписанию, а расписание крайне хилое. Разочарованные, решили вернуться в гостиницу и передохнуть. Разумеется, петляя. Как же иначе?
   Петляния наши были не напрасны - мы нашли дуб. Точнее, не просто дуб, а ДУБ. Какого-то ценного вида, ещё и старый к тому же. О ценности и древности дуба нас проинформировала табличка напротив. Сам дуб, к счастью, здравствовал и на здоровье не жаловался - раскинул мощные ветви так, что потеснил все деревца по соседству. Почки на нём только-только распустились, так что кроной впечатлиться не удалось. Но она, несомненно, будет настолько пышной, что подарит тень тротуару, газонам и даже проезжей части.
   В номер после долгой прогулки мы забились, казалось бы, надолго. На большую часть вечера так точно. Ан нет, фига, это ж мы! Разумеется, через двадцать минут я решил во что бы то ни стало увидеть памятник Петру I. Хотелось узнать, какой может быть статуя человека, судьба которого связана с городом, насколько мне помнилось, весьма косвенно. В., разумеется, тоже загорелся идеей и решил ехать со мной.
   Темнело на улице довольно быстро, а дорога грозилась растянуться как минимум на сорок минут, так что мы решили прокатиться до сквера на Гзени общественным транспортом. По пути, наученные почти не горьким, но всё равно настоящим опытом, следили за навигатором, чтобы не потеряться. Выследили верно, вышли на Кооперативной и за две минуты добрались до цели путешествия.
   Что ж, я должен был догадаться... Дорога из Москвы в Петербург проходит через Великий Новгород. Стало быть, кто поспособствовал появлению накатанного тракта? Хотя Пётр Великий, опирающийся на колесо, всё равно смотрится очень странно. Не плохо, а именно странно. На металлическом постаменте заметил странные металлические же шпеньки, причём одна явно старая, затёртая, вторая заметно новее. Покрутил ту и другую, но как оно и зачем, так и не впилил.
   Какая-то боковая дорожка, а потом боковая улица, немного напоминающая липецкую, вывела нас к скверу Памяти, посвящённому жертвам репрессий. Скверик оказался небольшим. Мы пересекли его быстро, ненамного задержавшись у памятной плиты. Вышли к зданию кордегардии, ужаснулись состоянию когда-то изящного и белоснежного, а теперь изрядно покоцанного здания. Ещё и объявление о продаже висело - домик принадлежал какой-то политической партии. Эх.
   Возле автобусной остановки наткнулись на небольшую скульптуру глухаря, очень забавную. Птыц растопырил крылья, немного присел, поднял голову и распушил хвост. То ли хорохорится, то ли... хорохорится. Не знаю, зачем возле католической церкви поселился такой глухарь, но настроение он нам поднял.
   До гостиницы шли не спеша, поглядывая на блёклый, но всё равно восхитительный облачный закат. Заскочили в уже закрывающийся продуктовый - я решил, что у меня сахара мало и нужна ещё одна пачка, маленькая, на четверть кило. Продавщица не стала пробивать товар; к счастью, у меня нашлось достаточно мелочи и сдача не потребовалась.
   Вечер прошёл бурно у В., сумевшего поймать с телефона трансляцию интересовавшего его футбольного матча, и довольно спокойно - для меня, пытающегося поднакопить силы к завтрашнему автостопному заезду длиной в полтысячи километров и ликвидировать пробел в знании организации общественного транспорта на северной отворотке Великого. Пробел был успешно ликвидирован, и маршрут - составлен.
   Окно на ночь до конца закрывать не стали. Когда я проснулся от писка комара над ухом, понял, что зря мы так поступили.
  
   3 мая
   Проснулись сравнительно рано, в половине седьмого. Собирались чуть дольше, чем я рассчитывал, но особого значения такое небольшое опоздание не имело. Зато я теперь узнал ещё один способ опаздывать, которым пользуются другие люди!
   Тепло попрощались с администратором и отправились в путь. Шли вдоль вала. За ночь заметно похолодало, так что идти пришлось быстрым шагом, ежась и пряча руки в карманы.
   Маршрут, проложенный мной накануне, оказался верен. Дождавшись нужный нам автобус, мы за полчаса добрались до Трубичино. (В сдаче за билеты, кстати, опять попалась юбилейная монетка.) Ехали бы и дальше, но это уже неинтересно. Возле автобусной остановки обнаружили километровый столб "1" - повеселило. К тому же ещё одно подтверждение, что мы уже не на улице города, а на трассе, почти в самом её начале.
   Прошли чуть дальше, перешли какую-то боковую улочку и встали на широкой обочине возле деревенских домиков. Ждать начали, но заждаться не успели - менее чем за минуту застопилась легковушка. Водитель ехал в Подберезье, что на М-10, чуть севернее новгородской отворотки. Нам его конечная точка вполне подходила.
   В салоне рокотал рэпчик, не особо громкий и вполне выносимый, так что уши не увяли, но и разговора не получилось. Высадили нас в начале развязки, объяснив, что идти нужно направо, а машина поедет дальше по прямой. Развязка оказалась странноватой, но мы всё-таки не запутались и спустились куда нужно было. Правда, успели по пути увидеть сбитую машиной собаку и сбитую машиной же синицу. Трасса была почти пуста, потому причина гибели животных - очевидна. Грёбаные лихачи, вы бы хоть по сторонам смотрели и нажимали на тормоз изредка.
   Удобной позиции не предвиделось. Сначала - эстакада над трассой, изрядно сужающая угол обзора. Затем - начало левого поворота, куда мы и приткнулись, оставив водителям шанс заметить нас ещё до проезда под эстакадой. Дальше - ещё какой-то поворот, поворот, петляние, и всё это - на холмах, с постепенным уклоном в низину. В общем, выбирать не из чего. Машины ехали редким потоком, быстрыми группками по пять-десять штук. Видимо, основная их часть летела из Питера. Судя по скорости - надеясь успеть в Москву к вечеру, до начала масштабных пробок.
   Стояли меньше двадцати минут. Застопили легковушку. Муж и жена, Макс и Оксана, возвращавшиеся в Москву, согласились нас подвезти.
   Общались не особо много, урывками - Макс оказался меломаном. Из магнитолы доносилась крайне странная музыкальная подборка, в которой попса нынешняя и попса древняя чередовались с рок-музыкой, в том числе зарубежной, шансоном и классикой. Впрочем, это не помешало нам быстро наладить добрососедские отношения. Нас с В. угостили бутербродами и чаем из термоса. Мы тоже поделились тем, что было - в основном конфетами.
   На валдайской АЗС притормозили, размяли ноги. Пролетели по объездной Волочка, миновали Торжок и Тверь и с размаху влетели в пробку. К счастью, заторы только начинали превращение в большую проблему - время только-только перевалило за полдень. Стояли в итоге не так долго, как с опасениями предполагали. В половине второго уже почти добрались до МКАД.
   В. высадили близ Химок, на автобусной остановке возле какого-то торгового центра. От трассы ему предстояла сравнительно короткая прогулка до дома. Мы с Максом завели разговор, прикидывая, где бы высадить меня. Узнав, что добрые люди едут в Коломенское, я напросился ехать с ними до конца.
   Пока мчались по ТТК, у меня выпросили номера наших с В. телефонов - я бездарно спалился, что мы разбираемся в программировании сайтов, и выяснилось, что Максу с Оксаной может потребоваться помощь по этой части.
   До Коломенской добрались быстро, встав в небольшой затор лишь на проспекте Андропова. Тепло попрощавшись с путешественниками и поблагодарив за то, что подвезли, я за пару минут добрался до автобусной остановки и вскоре сидел в автобусе до Загорья. Пассажиры подозрительно поглядывали на запылённого, взлохмаченного и счастливого меня. Я прикидывал, где будет удобнее высадиться - в десяти минутах ходьбы от дома или чуть раньше, чтобы перескочить на другой автобус. В конце концов, решив себя побаловать, выбрал второй вариант и оказался дома в четыре часа дня.
   Так удалось проехать пятьсот тридцать километров от гостиницы почти до порога дома по автодорогам, сделав лишь четыре пересадки.
   Поездка удалась, однозначно. Для открытия автостопного сезона - самое то!
   А ещё я стал тем самым странным человеком, который умудрился обгореть в мае в северном городе.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"