Матвеева Эйли: другие произведения.

Новое начало

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Годы учёбы остались позади. Кристоф - один из лучших выпускников кафедры; наградой за его усердие стало офицерское звание. В Альянсе новоиспечённого служителя ждёт отряд, возглавляемый старым другом, с чьих слов и начался тернистый путь юноши к становлению магом. Сейчас Кристоф - в шаге от мечты детства, готовой исполниться... и в шаге от разговора, который должен расставить все точки над "й".


   - Так почему я оказался четвёртым в списке выпускников?
   Кристоф старался придать голосу выражение уверенности и спокойствия, но нотки возмущения упрямо прорывались наружу.
   - Ох, юноша, что вам опять не по нраву? - син Ли устало откинулся на спинку массивного кресла, обитого серо-синим бархатом. Тёмный фон резко контрастировал с седыми волосами проректора, оттеняя бледное, утомлённое лицо. - Вы попали в первую шестёрку, поэтому получаете ранг ефрейтора и сразу вступаете в Альянс. Разве это плохо?
   Огромный письменный стол и выстроившиеся вдоль стены тумбочки были завалены листами бумаги, папками и свитками - признаками непрекращающейся бумажной волокиты. Из мебели, не занятой кипами всевозможных рабочих материалов - лишь само кресло проректора, часть узкого подоконника да один стул для посетителей возле входа. Кабинет приводили в порядок сегодня утром, но на полу успела образоваться изрядная груда мусора - обрывки и обломки перьев, карандашные опилки, упавшие со стола пустые чернильницы, скрепки, обрезки. Солнце, пробивавшееся сквозь полупрозрачные шторки закрытого прямоугольного окна, робко освещало царивший в помещении разгром. За дверью гудели голоса - толпа студентов, ожидающих своей очереди, заполонила весь холл. Светлая приёмная с молочно-белыми стенами и необычным зеркальным потолком, и без того не слишком большая, казалась ещё у?же из-за типичного для конца учебного года беспорядка. Шум, духота, соблазнительно синее небо и пение птиц снаружи - как же хочется поскорее покинуть пропитанную запахами чернил и старой бумаги аудиторию! Но сначала - дело.
   - По результатам экзаменов я стал пятым, - Крис ткнул пальцем в ведомость с итоговыми баллами. - Вот. Восемьдесят девять - физическая подготовка. Девяносто четыре - магическая. Девяносто семь - теория. Девяносто восемь - практический экзамен. В сумме - триста семьдесят восемь очков. Почему их триста восемьдесят восемь?
   - Юанон, эти незначительные мелочи...
   - Откуда лишние десять баллов?
   - За расследование на втором курсе. - Эгнацель посерьёзнел. - Тогда ректор щедро вознаградил вас за оперативную поимку преступника, не так ли? Грамота от Университета Магии, денежное пособие в пятьдесят золотых, которое вы, юноша, поспешили отправить родителям, даже не удосужившись заглянуть в кошель (Кристоф слегка покраснел) и дополнительный бонус при выпуске. Вот он и есть, этот бонус. Изначально предполагалось сделать вас ефрейтором, если вы по итогам экзаменов сможете оказаться в первой половине списка выпускников. Но вы продемонстрировали замечательные результаты, так что необходимость в таком поощрении отпала. Кстати, информация об этом происшествии внесена в ваше личное дело. Небольшое засекреченное примечание.
   - И кто его увидит, это примечание? - проворчал Крис, вновь усаживаясь на стул.
   - Ваши, гм, работодатели. Начальство. Также поинтересоваться этими сведениями имеет право любой служитель рангом не ниже Верховного комиссара или аналогичного, в некоторых ситуациях - секретариат и архивисты.
   - Начальство?
   - Вы уже привлекли внимание магов, юноша. Запрос пришёл почти сразу после того, как письмо со списком желающих вступить в Альянс добралось до Совета кардиналов.
   - И куда же меня хотят определить? - спросил парень, с трудом скрывая нетерпение. Наверняка это Аль постарался, ведь он, Крис, обещал служить под его началом! А вдруг его обогнали? Вдруг выпускника решил взять под крылышко кто-то другой?
   - Четвёртый Специальный отряд, - ответил син Ли и, заметив недоумение в глазах собеседника, снисходительно улыбнулся: - Кажется, вы удивлены. Неужели не слышали о спецотрядах?
   - Нет, не приходилось... - Кристоф торопливо промотал в голове все сведения о структуре Альянса, что сумел раздобыть и запомнить за последние десять лет, но ни о каких специальных отрядах ни в учебниках, ни в лекциях, ни в беседах не было и речи.
   - Не удивительно, - понимающе кивнул проректор. - Свеженькое нововведение. Первые десять таких групп созданы менее полугода назад. Обычно маги разных отделов работают независимо друг от друга, но в спецотряды набирают служителей всех специализаций. Во главе каждого отряда стоит либо комиссар, либо полковник - зависит от особенностей той или иной команды, это отражается и на званиях их подопечных. Лидер выбирает соответствующих его требованиям подчинённых, прислушиваясь к советам вышестоящих, но имея право не следовать им. В каждом спецотряде состоит от шести до восьми магов, но Четвёртый - исключение... был исключением до этого дня. Вы стали шестым, Юанон.
   - Кто назначил меня туда? Вам известно его имя? - спросил Крис, готовый начать молиться Всесоздателю. Ох, лишь бы главой четвёртого отряда ..!
   - Если не ошибаюсь, Четвёртым спецотрядом руководит комиссар эрн Хейн Аурициэль. Он не намного старше вас, юноша, но это не причина проявлять к нему неуважение или подвергать сомнению правильность его действий. Не забудьте об этом, когда приступите к работе.
   Кристоф едва не ляпнул "знаю", но вовремя прикусил язык и постарался выглядеть как можно более невозмутимым и равнодушным к своей судьбе. Получилось паршиво. Улыбку кое-как удалось придержать, но...
   - У вас, Юанон, аж глаза заблестели, - засмеялся син Ли. - Неужто предполагали такой вариант?
   - Не то что бы, просто много слышал об этом человеке... - начал Крис, чуть пожав плечами, но проректор прервал молодого человека.
   - Время, юноша. Я рад, что вы успешно завершили курс и полагаю, что мы видимся не в последний раз. Но вам надо спешить. Комнату требуют освободить к половине пятого, не так ли?
   - Да, - кивнул парень и неохотно поднялся на ноги. - Вы правы. Большое спасибо, господин син Ли, за то, что уделяли столько внимания моему обучению... и вообще.
   - Удачи, - коротко молвил Эгнацель.
   Часы за спиной проректора показывали ровно три часа, но Крис собрал вещи ещё утром. Торопиться не нужно - есть время перекусить и прогуляться к полигонам перед возвращением в общежитие. Что до разговора - само собой, у ближайшего помощника главы Университета не слишком много свободного времени, так что обижаться на невнимание глупо. Лучше воспользоваться предложением уйти... пока разговор окончательно не принял опасное направление.
   Выйдя из кабинета, Кристоф взглянул на огромную - человек в пятьдесят - очередь к проректору и вздохнул, искренне жалея син Ли.
  

***

   Из последней стипендии и дополнительной выплаты перед выпускными экзаменами Крис не потратил ни монеты, так что проблем с поиском места для ночлега не оказалось.
   Несколько неплохих постоялых дворов находилось в непосредственной близости от центрального здания Альянса, но парень решил заночевать в небольшой, но уютной "Кленовой ветви" пятью кварталами восточнее. Гостиница маленькая, еда вкусная, а добраться до здания Альянса после коротенькой прогулки по окрестным улочкам не хотелось. Неплохо было бы оставить время для моральной подготовки к тому, что случится дальше. Собраться, чтобы не ударить в грязь лицом при первом же появлении. Прочувствовать радость от наступления момента, которого ждал десять лет. Поразмыслить о вероятных перспективах, в конце концов.
   Номер Кристофу понравился - чистый и уютный, хоть и несколько меньше той комнатки, что была в общежитии. Мебели - достаточный для комфорта минимум: тахта, стол, табурет, гардероб. Обстановка куда проще, чем в студенческой спальне. Зато диван нормальной длины: в Митхейне Крису пришлось спать на своей старой кровати, поджав ноги. Родители не успели поменять детскую мебель в комнате юноши на что-либо более подходящее. Впрочем, теперь им нет смысла торопиться с покупками и перестановкой - вряд ли старшему сыну удастся проводить дома больше двух декад в год.
   Форма Альянса, новенькая, выглаженная, висела над постелью. Тёмно-серая рубашка с чёрными пуговицами, чёрные брюки, чёрная же короткая куртка, на плечах - погоны; одна узкая серебристая нашивка на эполете обозначает звание ефрейтора. Если Кристоф однажды поднимется до комиссара-следователя третьего ранга, на нашивку добавится перпендикулярная полоска, чуть пошире.
   Завтра ему предстоит встреча с Алем...
   Интересно, изменился ли Алтеро за минувшие шесть лет?.. Конечно, изменился. Глупый вопрос.
   Интересно, вспомнит ли?.. Конечно, вспомнит. Не просто так ведь подал запрос, да ещё настолько быстро. Остальным выпускникам военно-магической кафедры придётся ждать как минимум полдекады, а Кристоф станет служителем Альянса уже завтра. Домой удалось заехать ненадолго, всего на пару дней. Жаль. Единственная ложка дёгтя в полученной бочке мёда. Неизвестно, когда он в следующий раз увидится с семьёй. Неизвестно, увидится ли.
   Велено прийти в одиннадцать часов утра. Значит, нужно покинуть гостиницу в десять тридцать. Вещи лучше взять с собой, мало ли что. Да и немного их, вещей-то.
   Номер оплачен, завтрак заказан. Осталась одна, чисто символическая, мелочь.
   Крис рывком поднялся с постели и достал из торбы потрёпанный, мятый-перемятый дневник. Размашисто написал на пустой странице:
   "79-й день от Летней вехи 2359 года - получение чина ефрейтора, приглашение в Четвёртый Специальный отряд Альянса.
   82-й день от Летней вехи 2359 года - первый день работы".
  

***

   Здание Центрального штаба, которое часто называли Башней Альянса, впечатляло. Оно походило на крепость и казалось неприступным - монументальное, грандиозное, с мощными стенами и узкими прорезями окошек. Суровость облика сглаживалась небольшими балкончиками ближе к боковым башням, прилепленными будто бы по случайности, но при этом - с соблюдением строгой симметрии. Белоснежный камень разбавляли чёрные вставки - перила балконов, карнизы, подоконники, рамы. Оконные стёкла отражали солнечный свет, не давая возможности заглянуть внутрь и эффектно ослепляя прохожих, которых угораздило взглянуть на строение под неудачным углом. Двадцать семь этажей над землёй (и неизвестно сколько подземных) на фоне трёх-четырёхэтажных старых зданий - словно величественный дракон в стае прытких степных ящериц; шпиль центральной части самонадеянно рвался вверх, готовый дотянуться до небесной тверди.
   Средоточие магической власти находилось за двумя ограждениями, возведёнными практически вплотную друг к другу. Первое - простая чёрная кованая решётка с массивными литыми гербами Альянса посередине каждой секции. Высокие ворота под белокаменной аркой были испещрены магическими охранными знаками; висевший над ними штандарт организации - трёхглавый чёрный дракон посреди обрывка небесной синевы - притягивал к себе взгляд, являясь единственным ярким пятном на фоне второй, белоснежной, стены. Линии рунных символов слабо мерцали - значит, прямо сейчас на поверхности изящных, хрупких створок из тонкого серебристого металла растянута надёжная энергетическая сеть.
   Статный стражник с безразличным выражением лица, одетый в чёрный доспех с гербом Боевого подразделения на нагруднике, преградил Крису дорогу и потребовал:
   - Предъявите документы и назовите цель визита.
   Слегка заробевший от неожиданно сурового тона Кристоф протянул солдату стопку бумаг, выданную проректором Университета, и максимально близким к будничному голосом сообщил:
   - С сегодняшнего дня поступаю на службу.
   Мужчина не ответил. Он бегло, но сосредоточенно просматривал страницы, перелистывая их скупыми, механическими движениями, даже не моргнул ни разу. Крис засомневался: точно ли это человек? Больше похож на куклу-голема, запрограммированную выполнять определённые действия.
   Сложив листы в прежнем порядке, охранник вернул их владельцу.
   - Проходите, ефрейтор. Калитка слева от ворот, далее - по центральной дороге до крыльца.
   "Ефрейтор", - юноша мысленно повторил обращение и слегка приосанился. Ответил под стать коротким репликам стражника:
   - Спасибо. Удачного дня.
   Калитка была узкой и почти незаметной: расписанное под камень дерево, высота - меньше двух метров, ширина - в пару локтей. Створка приоткрылась, пропуская Криса внутрь, и сразу же захлопнулась вслед за ним. Парень ожидал, что окажется в кромешной темноте, но нет - потолок увивали тускло мерцавшие энергетические нити, напоминавшие паутину.
   Толщина стены составила ровно шесть шагов. Толкнув тяжёлую дверь, Кристоф ступил на посыпанную щебёнкой тропку, примыкавшую к прямой, как стрела, мощёной тёмно-серым кирпичом центральной аллее. Парню подумалось, что она узковата для основной дороги - двое всадников едва-едва разминутся. Зато удивило расстояние до здания, со стороны улицы выглядевшее куда меньше - путь отнимет минут пять-шесть. Похоже, центральное отделение Альянса занимало целый квартал.
   Вдоль аллеи росли невысокие, с пышными сферическими кронами, деревца, в которых Крис признал черёмуху. За их макушками тянулись к небу точёные пирамидальные тополя. Юноша представил, сколько тополиного пуха кружит в начале лета по отгороженной территории, и почувствовал, что в носу засвербило.
   Газона как такового Кристоф не заметил; клумбы, вопреки обычаям Пелла Асимы разбивать цветник на всяком свободном клочке земли, отсутствовали вовсе. Буйное разнотравье пытались привести в некое подобие порядка около двух декад назад - но безуспешно. Кучки сухой травы лежали у обочин, ютились под деревьями, прятались среди успевших подрасти после экзекуции сочных стеблей тимофеевки и донника. Видимо, поддержание лужаек в пристойном виде являлось скорее формальностью, чем регламентированной необходимостью.
   Крыльцо, в противовес замаскированным калиткам, выглядело броским - не пропустишь. Строгие квадратистые колонны и стены, облицованные чёрным мрамором, базальтовые ступени, двери - узорчатые, будто изукрашенная разводами от мела графитовая доска. Тёмный антураж резко контрастировал с ослепительной белизной здания.
   Поднявшись по невысокой, ступеней десять, лестнице, Крис в раздумьях остановился перед внушительных размеров дверьми. Справа и слева от массивных створок обнаружились другие входы, поменьше, расположенные симметрично, по два с каждой стороны. Какой из них ему нужен? Может, боковой? Парень неуверенно подёргал ручку ближайшей дверцы - заперто. Остальные, как выяснилось минутой позднее, тоже. Очевидно, всё-таки придётся войти в центральную.
   Взявшись за прохладные кованые ручки вороного металла, Кристоф изо всех сил потянул створки на себя и едва не потерял равновесие от неожиданности - двери оказались гораздо легче, чем он предполагал, и открылись запросто, с еле слышным скрипом.
   Взору Криса предстал короткий, в пару шагов, коридорчик, облицованный тёмно-серой плиткой. В конце него находилась одна-единственная дверь, по виду - чугунная. На сей раз внешний вид соответствовал массе, пришлось приложить довольно ощутимое усилие, чтобы попасть, наконец, внутрь здания.
   "А вдруг за этой дверью - ещё одна?" - мелькнула в голове дурацкая паническая мысль, когда Кристоф миновал порог.
   Следующей двери не было и в помине. Зато был огромный, под сотню шагов шириной и не менее полутора сотен в длину, холл с высоким потолком цвета небесной лазури и светло-серыми стенами, изукрашенными позолоченной лепниной. На удивление нежные, искусно выполненные растительные узоры уходили вверх, обвивая сиявшие молочно-белым сферические светильники под потолком. Чёрный, отполированный до блеска каменный пол отражал затейливую настенную вязь, объёмистые нагромождения абстрактных линий и завитков, покрывавших несколько небольших дверок, и рамы многочисленных картин - панорам величайших битв, портретов выдающихся магов, пейзажей других городов и земель. Крис насчитал семь дверей, включая три за своей спиной; все - закрытые. Наверняка за крупными картинами и наиболее масштабными элементами лепнины скрывались потайные ходы и тоннели - и ему, возможно, скоро станет известно местонахождение некоторых из них.
   Напротив входных дверей начинался длинный коридор с невыразительными пепельно-серебристыми стенами и чёрной ковровой дорожкой. Крис разглядел длинную лавку, покрашенную в тёмно-серый. Рядом располагалась массивная дубовая стойка-бюро, огороженная по бокам высокими, метра в полтора, стенками из того же материала. "ПРИЁМНАЯ", - гласила надпись, высеченная над позолоченной аркой прохода. Белоснежные лестницы, поднимавшиеся вдоль боковых стен зала, вели на площадку второго этажа, растянувшуюся по всей противоположной стене. С поручней балкона-галереи свисали огромные, в полтора роста высотой, штандарты подразделений Альянса. Посередине расположился стяг Боевого подразделения - золотой крылатый ящер при копье и треугольном щите. Слева пристроился знак Научного - белоснежный дракон со сложенными крыльями, бережно прижимающий к себе пухлый фолиант и чёрное перо для письма. Справа - серый дракон, изогнувшийся, словно готовый к нападению; правая лапа сжимает короткий клинок-мизерикорд, в когтях левой - перевязанный тонкой верёвочкой свиток. Знамя Следственного подразделения, расшитое серебристой нитью, выглядело не столько торжественно, сколько угрожающе.
   Краем глаза Кристоф уловил движение. Оказалось, по обе стороны от входных дверей стояли охранники, при мечах и в доспехах, но не столь массивных, как у привратных стражников. Шесть человек, по двое у каждого входа. Один из них, на вид самый старший, лет сорока, с пышными каштановыми усами на загорелом лице, чеканным шагом приблизился к юноше и произнёс:
   - Мелль Труо, капитан. Боевое подразделение. Полагаю, вы - новый служитель?
   - Да, - кивнул Крис.
   Охранник замер, явно ожидая чего-то. Парень озадаченно моргнул, не понимая, что именно от него требуется. Представиться, сообщить, куда он направляется и зачем... Точно! Спохватившись, Кристоф торопливо вытащил из-за пазухи кожаную папку, куда успел убрать бумаги после первой проверки. Мужчина зашелестел листами, бормоча что-то под нос и слегка хмурясь.
   - Есть при себе какое-либо оружие? Клинковое, стрелковое, магическое? - спросил другой страж, смуглый, темноглазый, с гладко выбритым лицом и глубоким шрамом на левой скуле.
   - Только это, - Крис приподнял полу походного серого плаща, продемонстрировав прикреплённые к поясу ножны с мечом и застёгнутый чехол для ножей.
   - Хорошо, - Мелль Труо вернул ефрейтору документы. - Позднее вам выдадут знак служителя. На входе, когда попросят удостоверение, покажете печать Альянса, и вас пропустят, вне зависимости от формы одежды и внешнего вида. Теперь идите к дежурным распорядителям.
   Скорее всего, те сидели за стойкой, решил Кристоф. Черноглазый стражник подтвердил догадку юноши, махнув рукой в сторону коридора.
   - Спасибо, - поблагодарил Крис.
   Пересечь пустой, гулкий, величественный зал хотелось как можно быстрее, но парень решил, что не следует сильно ускорять шаг. Мало ли, вдруг посчитают невежливым или вовсе почтут за трусость.
   Сапоги стучали по полу негромко, но звук многократно усиливался, отражаясь от стен и потолка. Из-за стойки приёмной раздался негромкий скрип отодвигаемого стула, над перегородкой мелькнула чья-то светловолосая макушка. Боковая дверца открылась.
   - Ну-ка, ну-ка? Ува-а-а-а! Новичок! Диана, смотри, Диана! Новичок!
   Белокурая девушка, едва ли старше самого Криса, резво выпорхнула из-за бюро. Цепкие пальчики сдавили плечи юноши с неожиданной силой - если бы не плотная ткань плаща, без синяков бы не обошлось.
   - Агнес, я всё прекрасно вижу. Незачем так кричать.
   Диана, будучи ровесницей своей сослуживицы, выглядела полной её противоположностью - худощавая, стройная, прямые чёрные волосы собраны в хвост, цвет серо-стальной заколки-зажима - точь-в-точь такого же оттенка, что и пуговицы на форменной белоснежной рубашке с узкими манжетами и воротничком-стойкой, стрелки на чёрных брюках идеально ровные. Она сидела на грубо сколоченном дубовом стуле со светло-бежевой обивкой, слишком широком для одного человека, держа спину подчёркнуто прямо и положив руки на столешницу перед собой. Карие глаза смотрели из-за стёкол очков до того строго, что Кристоф поёжился. К счастью, его движение осталось незамеченным.
   Кудрявая, плотненькая Агнес, не стесняясь, разглядывала Криса широко распахнутыми ярко-голубыми глазищами. Накрашенные ярко-розовой помадой губы расплылись в улыбке. Служительница вела себя так, будто встретила старого знакомого: обняла Кристофа за шею, потрепала по голове, взлохматив тёмные волосы, после чего принялась с интересом изучать его плащ, перебирая пухлыми пальчиками плотное сукно. Юноша слегка покраснел, заметив, что две верхние пуговки её блузки расстёгнуты. Чёрный, расшитый серебряной нитью жилет и чуть более узкая, чем следовало бы, юбка - нельзя сказать, что девушке не идёт эта одежда, совсем наоборот, но... Так, стоп!
   - Я зачислен в Четвёртый спецотряд. Мне нужен его руководитель. Н-не скажете, где его найти? - когда Агнес повисла на руке парня, задумчиво ощупывая его локоть, Крис настолько разволновался, что начал заикаться.
   - Приказ о вступлении, - Диана требовательно протянула руку.
   Агнес, недовольно надув губки, вернулась за стойку и плюхнулась на свободный стул. Крис уже отработанным жестом подал Диане пачку бумаг, но та продолжала сверлить его взглядом, не предвещавшим ничего хорошего. Парень не сразу сообразил, в чём причина недовольства. Разумеется, распорядительница не станет потрошить всю кипу в поисках одного-единственного листочка. Пришлось искать документ самостоятельно, перебирая на весу всю стопку. Лист, к счастью, нашёлся почти мгновенно. Диана углубилась в чтение, водя тонким пальчиком по ровным строкам. Агнес пыталась ознакомиться с приказом, перегнувшись через спинку стула, и закончила одновременно с напарницей, хотя ей пришлось читать текст в перевёрнутом виде.
   - Ясно, - сухо сказала Диана, возвращая бумагу. - Шестой этаж. Лестница - вторая по этому коридору, слева. Вход в крыло - направо, пятое ответвление. Третья дверь, до окна с кактусом, правая сторона.
   - Спасибо, - пробормотал Кристоф, кое-как запомнив и уложив в голове услышанное описание. Здание огромное, вряд ли удастся найти нужную комнату за пару минут. Значит, придётся поплутать. Жалко. Сколько же времени он потеряет в лабиринте коридоров?
   - Не волнуйся, - белокурая девушка потрепала пригорюнившегося Криса по плечу, - кактус не пропустишь... Слушай, давай я тебя провожу!
   - Агнес, - черноволосая повысила голос.
   - Ну же! Я ненадолго! Новенький состоит в спецотряде, это ведь та-а-ак интересно! Я обязана разузнать... ой, то есть помочь!
   - Ладно, - вздохнула Диана, - иди. Туда и обратно. Быстро. Поняла?
   - Да! - в голосе Агнес, успевшей отойти от бюро шагов на десять, звучал настолько нездоровый оптимизм, что юноша понял: его гид пропустила напутствие мимо ушей.
  

***

   На шестом этаже потолок оказался несколько ниже - всего в два человеческих роста. Кофейно-бежевые стены, ряд похожих дверей с табличками и без, расположенных на разном расстоянии друг от друга - какие-то в десяти-пятнадцати метрах, какие-то почти впритирку. Различались они лишь цветом древесины, варьировавшимся от светло-бежевого до практически чёрного. Сначала парень решил, что это - указатели с номерами комнат, но вскоре понял, что ошибся: числа распределялись хаотично, какие-то повторялись, а какие-то отсутствовали вовсе.
   Свернув в нужный коридор вслед за распорядительницей, Кристоф понял, что девушка ранее имела в виду: действительно, пропустить кактус было нереально. И в ширину, и в высоту махина разрослась до такой степени, что перекрыла весь холл. Не то что человек - кошка не проскочит. Многочисленные побеги растения упирались в потолок, полностью загораживая узкое окошко в конце прохода. Острые иглы длиной в ладонь взрослого мужчины оставили на стенах глубокие царапины, а кое-где и целые выбоины, не только повредив краску, но и разрушив часть каменной кладки. На центральном побеге покачивался и пованивал заплесневелым сыром маслянистый ядовито-розовый бутон размером с голову ребёнка.
   - Ну, как тебе наш кактус? - в голосе Агнес ощущалась такая гордость, что юноша едва не поперхнулся словами крайнего изумления, готовыми сорваться с языка.
   - Эм-м... Мило. Очень мило, - нашёлся он.
   - Вот! - девушка победоносно подняла указательный палец. - А Диане почему-то не нравится. Всё время ворчит, представляешь? Спасибо! Теперь я точно знаю - мой кактус великолепен! Его непременно нужно сохранить. Перед зимней вехой я подрежу несколько побегов, и следующей весной он превратится в роскошнейшего красавца - такого, что словами не описать!
   "Что же я натворил..." - с запоздалым раскаянием подумал Крис.
   - Отлично, мы добрались! - Агнес остановилась у двери ольхового цвета, над которой висела медная цифра "4", и громко постучалась. Не дожидаясь приглашения, повернула ручку, обёрнутую полоской замши светло-шоколадного цвета, и вошла внутрь. Кристоф, поборов секундную нерешительность, шагнул вслед за ней.
   - Ага! Вот и наш новичок!
   В первый миг юноше почудилось, что Агнес раздвоилась. Только восстановив равновесие после неожиданных объятий, Крис понял, что сходство имеется лишь в поведении, во внешности же разница весьма значительная. Во-первых, незнакомка оказалась чуть повыше распорядительницы. Во-вторых, немного старше. В третьих, гораздо стройнее. В-четвёртых, кудрявые волосы встречающей отливали изумрудным, а на узких скулах поблёскивали миртово-зелёные чешуйки. Восхитительные малахитовые глаза, обрамлённые густыми тёмными ресницами, завораживали. Парню не сразу удалось оторвать взгляд от чарующего нечеловеческого лица.
   Он ни разу не сталкивался с жителями низменности Ундика, но был уверен, что перед ним стоит ундина. Скорее всего, полукровка - кожа вполне себе обычного телесного цвета, чешуя присутствует лишь на лице и тыльных сторонах ладоней, а перепонки между пальцами не намного шире человеческих.
   - Ой, прости-прости! - зеленоглазая порхнула назад, ни капельки не смутившись. - Я совсем забыла представиться! Айзифа ур Рикано, комиссар-следователь третьего ранга. Я в Альянсе девятый год, так что не стесняйся задавать вопросы старшему товарищу! Ах да, зови меня Айзи, мне так больше нравится! - девушка подмигнула и шутливо пихнула Кристофа локтем в бок.
   - Айзи родом с Каскада ундин, - недовольно пояснила Агнес и смерила Айзифу быстрым, колючим взглядом. Та не заметила раздражения распорядительницы. - Перед тем, как попасть к нам, училась в их местной Академии, поэтому начала служить с рядового. Надеюсь, вы подружитесь. Айзи, оставляю новичка на тебя.
   - Ладушки! - ундина помахала Агнес рукой, прощаясь. Едва посетительница переступила порог, Айзифа скользнула к выходу. Копна пышных волос мазнула Криса по лицу, обдав запахом духов, в котором парень отчётливо распознал аромат водяных лилий и нотку сухого тростника. Девушка бесшумно закрыла дверь и, повернувшись к новому сослуживцу, воскликнула:
   - Ещё раз привет!
   Очередные объятия юноша пережил стоически, опасаясь, что дальше не будет хуже. Вдруг остальные члены отряда окажутся такими же любителями пообниматься, мимоходом случайно отдавив чужую ногу?! Лучше уж смириться заранее...
   Стоп. Не станет же Алтеро набирать в свой отряд исключительно назойливых ребят? Нет, скорее наоборот. И уж точно не примет под своё крылышко бесполезных слабаков.
   - Извини за неожиданный вопрос... Какой магией ты владеешь? - спросил Кристоф.
   - Водной, конечно! - бойко ответила Айзифа. - И природной. Магией разума - тоже, но на тебя она не подействует, верно?
   - Эм... ну да, - пробормотал парень. Его умение противостоять ментальным воздействиям значительно усилилось за несколько лет тренировок, но всё-таки юный служитель опасался использовать свой дар против ундины, обладающей способностью к гипнозу с самого рождения.
   - Так, - девушка проворно перескочила на другую тему, даже интонация и выражение лица не поменялись, - пока мейстер не пришёл, я тебе тут всё покажу, расскажу и познакомлю с остальными. Идёт?
   - Угу, - кивнул Крис, стараясь не выдать ни волнения, ни неожиданно кольнувшей грусти.
   Алтеро здесь нет... А он, Кристоф, так надеялся увидеться со старым знакомым.
   Десять лет в ожидании этого дня. Да и с последней встречи сколько воды утекло! Лицей, инспекция, короткий разговор в классе - совсем не то. Хочется многое узнать, о многом расспросить старшего товарища, своего нынешнего начальника и первого друга - куда более настоящего, чем все, кто присваивал себе это название.
   Стало немного обидно, хоть юноша и сознавал нелепость этого чувства. Неужели нельзя было отложить свои дела на часок-другой ради долгожданной встречи? Ведь обещание выполнено. Выполнено и Алем, и Крисом...
   Айзифа продолжала трепаться, не обращая внимания на то, что мысли единственного слушателя далеки от её речей. Пришлось на время забыть про накатившую хандру, чтобы не пропустить объяснение.
   - Это - девушка обвела рукой маленькое помещение, в котором они сейчас находились, - коридор. Обои я сама выбирала - миленько, правда? О-бо-жаю зелёный цвет! Славка белил потолок, а этот красный коврик откуда-то Руфь принесла. Надо было закрыть дырку в паркете. Я хочу найти доски такого же светлого цвета, чтобы починить всё нормально, то есть попросить Анри починить. Но их нигде нет... Это, - ладонь хлопнула по отполированной дверце новенького встроенного шкафа, покрашенного в ярко-синий, - маскировочный гардероб. Когда идёшь на разведку, бери отсюда подходящую одежду. Ну и пополнять его помогай, конечно! Особенно обувью, вдруг в нужный момент не окажется твоего размера. Спецотряды - на самообеспечении, для заданий нам только оружие и боеприпасы выдают... - ундина развернулась к противоположной стене, справа от входа. - Это - большое старинное зеркало, рама позолоченная. С ним обращайся осторожно - артефакт, внутри живёт зеркальный дух. Не ставь напротив него другие зеркала. И гардероб нараспашку не открывай, с обратной стороны левой дверки есть зеркальце! Ммм, что ещё... Вот этот навесной шкафчик по соседству с нашим раритетом - аптечка. Я сама покрасила его, но он получился тёмно-синим, а хотела оттенок в тон. Досадно, правда? Тут, рядышком, на крючках, подвесы, - Айзифа провела рукой по деревянным пластинкам-кулонам, покрытым незамысловатыми узорами. Кристоф видел похожие медальоны в сувенирных лавках. - На подвесы надо смотреть и переворачивать. Видишь, узелков на лентах нет? Значит, все живы и здоровы. Подвеска мейстера повёрнута нераскрашенной стороной, то есть он сейчас не в нашем штабе. Если лента, на которой висит кулончик, завязана в узел - значит, задание. Петелька - ранение, две петельки - командировка, бантик - отпуск. А если медальон снят... В общем, не стоит об этом. Слишком грустно. Не хочу, чтобы какой-то из них пришлось снимать.
   Кристоф кивнул, сообразив, что Айзифа имела в виду.
   Ундина встряхнулась, отгоняя мрачные мысли, и ткнула в один из медальончиков - чёрный с сине-оранжевыми разводами:
   - Вот. Это твой. Я как раз вешала его в тот момент, когда Агнес постучалась. Не забудь перевернуть подвес обратно, когда будешь уходить.
   - Понял, - ответил Крис.
   - Дальше... Дальше, дальше! - Айзифа остановилась на пороге следующего помещения так неожиданно, что юноша едва не врезался в неё. - Гляди! Это наша общая гостиная. Тут диван один, диван второй и кресла, на них можно сидеть, читать, спать и так далее. Но спать лучше в личной комнате, я твою попозже тебе покажу... Это - морозильный короб, в нём лежит еда, которую положено держать в прохладе. Это - комод, где есть всё остальное и ещё одна аптечка в нижнем ящике. Книжный стеллаж - видишь, напротив? Наша справочная. Не каждый же раз в библиотеку бегать. Наверху - архивы, по каждому своему делу пишешь отчёт, его копию нужно положить в папку, когда доведёшь работу до конца, подлинник сдаёшь мейстеру. Это - столик, на него можно всякое ставить. Банка с медяками - высыпай сюда мелочь из карманов, если надоела или мешается... Ой-ой, чуть не забыла важное! Смотри, рядом с комодом - плитка для разогрева еды, не задень её, когда она включена!
   Крис и без объяснений уже разобрался, что и где. Достаточно просторная комната, примерно семь на семь метров. Стены оклеены обоями приятного салатово-зелёного цвета, более светлого оттенка, чем в предыдущем помещении. Окон нет, зато дверей - аж пять: две - возле ведущей в коридор, две - в смежной стене. Покрытый побелкой потолок по периметру украшен саламандровой чешуёй, немного покрупнее той, что в прихожей. Этот не самый популярный, но надёжный магический артефакт заменял факелы и лампы - от него исходил постоянный ненавязчивый бело-жёлтый свет. В середине зала - побитый молью рыжевато-коричневый ковёр с заштопанным ярко-розовыми нитками углом. Напротив друг друга - приземистые диваны с ворсистой обивкой, красный и серый; красный явно поновее, зато серый заметно шире, на таком можно поместиться и вчетвером. Замыкали своеобразный прямоугольник массивные кресла с широкими подлокотниками, обтянутые тёмно-синей тканью. По центру - тонконогий деревянный столик, слишком низкий для обеденного, но чересчур высокий для журнального. Посреди тёмной столешницы, покрытой светлыми, точно выцветшими, пятнами, примостилась литровая банка, наполовину заполненная медными и серебряными монетками.
   За серым диваном, ближайшим к входной двери, вдоль стены притулились здоровенный, по пояс Кристофу, серебристый ящик-морозильник и табурет с плиткой, которую гордо венчал огромный чайник радостно-жёлтого цвета. Они вписались точно между двумя дверками - металлической и деревянной синей. В пространство между двумя другими проёмами втиснулся видавший виды комод с треснувшей ножкой, обмотанной верёвкой. На фоне двух внушительных эбеновых дверей с затейливой фрезеровкой он смотрелся нелепо, но трогательно - словно любимый предмет мебели, который хозяева не стали выбрасывать после ремонта. Стоявшая на комоде пробковая доска с многочисленными кнопками и записочками на обрывках бумаги только усиливала это впечатление. Книжный стеллаж полностью загородил собой одну стену и почти на две трети - вторую. Часть верхних полок пустовала, но парень подозревал, что это ненадолго - отряд создан не так давно, а количество книг впечатляло уже сейчас. Оставшийся свободным от мебели участок стенки занимали карта мира и подробный план Пелла Асимы с россыпью карандашных и чернильных пометок, смысла которых Крис пока не знал.
   - А тут - входы в другие комнаты, - девушка показала на резные двери. - Тот, крайний слева - кабинет главного, смежный со спальней мейстера, он часто тут ночует. Без разрешения к нему не заходи, он это не любит, обязательно стучись... За этой вот дверью рядом, справа от комода - коридорчик, он ведёт к спальням. Потайной проход в кабинет там тоже есть, но мы им не пользуемся - он же потайной! Тебе досталась угловая комнатка, с окном. В соседней никого нет, но ты в неё всё равно не заходи, ладно? Она вроде как моя, я там вещи иногда оставляю... Спальни пронумерованы, твоя - третья. В четвёртой живу я, а мейстер в первой, если что. Ещё одна дверь - за плиткой, видишь? Та, узенькая, серебристая. Это оружейная. Ключ проси у мейстера или дежурного, но обычно он прямо в замке торчит. А синяя - это... эмм... многофункциональное помещение. В нём - душевая, прачечная, сушильная, перевязочная...
   Дверь в ванную распахнулась с такой силой, что, ударившись, отскочила от стены.
   - ... и только что был Драгослав, - закончила Айзифа.
   - Так, ну-ка, кто тут у нас?
   Ростом Драгослав превосходил Кристофа примерно на голову, ширины же был такой, что за его спиной могли спрятаться сразу три Айзифы. При этом определение "полный" ему категорически не шло - "чрезмерно коренастый" звучало гораздо правдоподобнее. На пышной каштановой бороде, весьма причудливо сочетавшейся с абсолютно лысой макушкой, блестели капли воды, светло-карие глаза с притворной строгостью взирали из-под густых, почти сросшихся бровей.
   - Ага, вот и выпускник! - обрадовался мужчина. - Слышал, слышал. Надеюсь, что правду слышал. Впрочем, скоро узнаем, - Драгослав хлопнул Криса по спине, да так душевно, что парень с трудом удержал равновесие. - Ух, тощий-то какой! Что ж вы все... Ладно уж. Я - Драгослав Илдефонсо, комиссар-следователь первого ранга. Можешь Славкой звать, так проще. Двадцать лет тут тружусь - веришь, а? Ты, стало быть, Крис Юанон?
   - Да. Приятно познакомиться, - ладонь юноши полностью утонула в мощной длани сослуживца, так что крепкое рукопожатие не удалось. Мужчину это ни капельки не смутило.
   - Хм... С Айзи ты, вижу, уже знаком, а? Пока босса нет, я тут за старшего. Познакомлю-ка тебя с остальными, что скажешь? Согласен? Конечно, согласен! А ну-ка, все сюда!
   Кристоф был уверен, что после громового голоса Драгослава остальная команда повыскакивает из-за дверей, как чёртики из табакерок, но этого не произошло. В зале по-прежнему царила тишина. Из душевой донёсся гулкий удар капли обо что-то металлическое. Айзифа огляделась, поймала недоумённый взгляд парня и слегка пожала плечами.
   - Ла-адно, они у нас люди занятые, так что сходим сами... Идём, идём! - Мужчина сграбастал запястье Криса и ладошку Айзифы в свою ручищу, широкими шагами пересёк комнату и решительно распахнул дверь в межкомнатный коридор. Сослуживцам ничего не оставалось, кроме как вприпрыжку следовать за старшим товарищем, то и дело сталкиваясь плечами и спотыкаясь друг о друга.
   Неширокий, слабо освещённый проход, начинавшийся от порога, через несколько шагов повернул вправо. Кирпичные стены, холодный каменный пол - почему-то здесь поскупились на паркет и обои, даже потолок не побелили, так что контраст с другими помещениями получился разительный. Служители пересекли весь коридор и остановились у шестой комнаты. В обшитую стальными листами дверь Слава стучаться не стал, просто распахнул её так же бесцеремонно, как и предыдущую.
   - Эй, Анри! Отвлекись хоть ненадолго, умная твоя голова!
   Крис сощурился. Спальня, больше походившая на мастерскую, освещалась несколькими мощными саламандровыми лампами. Первоначальный цвет стен и потолка скрывался под многочисленными цветными разводами, пятнами и сажей. В дальнем углу - складная койка, остальное пространство занимали ящики, стеллажи, столики - покосившиеся, с брызгами краски, следами воска и подпалинами. Повсюду - всевозможные железяки, инструменты, колбы, коробки, непонятного вида чертежи и другие предметы, предназначение которых осталось для Кристофа загадкой. В воздухе стоял густой запах серы и машинного масла.
   Долговязый, слегка сутулый, бледный рыжеволосый парень, склонившийся над кучей цветных проволочек и большим тёмно-синим камнем, неспешно стянул с головы массивные сварочные очки. Серые глаза воззрились на гостей со сдержанным любопытством.
   - Это Анри Флорис, - Драгослав махнул ладонью в сторону сослуживца, едва не сметя с ближайшего стеллажа подставку с пузатой колбой, в которой плескалось нечто пепельно-серое. Смущённо кашлянул и спрятал руки за спину. - Комиссар-следователь второго ранга, ежели мерить по нашей системе. Перевёлся из Боевого подразделения, где был... гм... кажись, капитаном. Ребята из научного всё хотят его к себе перетянуть, но Анри как-то у нас прижился, а? Изобретает много чего полезного для отряда. Нам без него никуда. Анри, это Крис... Кристоф Юанон, ефрейтор, выпускник Университета Магии. Теперь состоит в нашем отряде.
   Анри смущённо взлохматил неровно стриженные волосы и с трудом выпутал пальцы из засаленных косм - похоже, его причёска не виделась с расчёской как минимум декаду. Несколько длинных прядок, заправленных за ухо, выглядели так, будто их использовали вместо свечного фитиля. Подпалины и потёки воска на плече безнадёжно испортили просторную тёмно-серую рубаху, но её владельца это ни капельки не смущало. На лбу мага чернело пятно от копоти, под ногтями пальцев правой руки Кристоф заметил запекшуюся кровь.
   - Вообще основной по боевой силе у нас я, - продолжал Драгослав, - маг из меня не гениальный, но с огнём я ого-го, знаешь ли... А изобретения Анри здорово увеличивают боеспособность нашей группы. Так что, хоть парень отсюда почти не выходит, пользы от него не меньше, чем от любого из нас, а то и поболе.
   - Значит, вы - техномаг? - уточнил Крис у рыжеволосого.
   - Да, - отозвался тот. Голос у Анри оказался негромким и осипшим, с нездоровой хрипотцой. - Техномаг и маг-преобразователь.
   - Понятно, - Кристоф не мог не оценить такое удачное сочетание способностей. Действительно, человек с даром к технической и преобразовательной ветвям магии способен изготовить своими руками практически всё, что угодно. Основное ограничение - знания, но Анри, судя по всему, отлично подкован в техническом плане.
   - Ладно, Ан-Ан, не будем тебе мешать, - Айзифа помахала изобретателю освободившейся от Славиной хватки рукой. - Удачи!
   - Угу, - буркнул рыжий, вновь водружая на нос громоздкие очки.
   - Он не особо разговорчив, - объяснила Айзи Крису, когда компания вышла в коридор. - И очень не любит покидать свою комнату. Порой выходит в гостиную, но не более того. У него эта... как её... агорафобия! То есть боязнь открытых пространств. На улицу Анри давно не выходит, но, кажется, ему это по душе.
   - А как же родственники? - удивился Кристоф. - Они за него не волнуются?
   - Анри не повезло с семьёй, - Драгослав уже стоял перед следующей дверью. - Но не вздумай поднимать при нём эту тему, парень! Обижать мага из поддержки - дело опасное, знаешь ли, а наш изобретатель бывает вспыльчивым.
   Крис, немного удивлённый, кивнул. Представить флегматичного, увлечённого работой Анри разгневанным или хотя бы повышающим голос не удалось, так что пришлось поверить коллегам на слово.
   - Ладно, теперь к нашей принцессе, - в светло-серую узкую дверку пятой спальни Слава не только вежливо постучался, но и выждал несколько секунд, оставив владельцу комнаты время на ответ. Дверь бесшумно приоткрылась, мужчина кивнул Кристофу и, пропустив Айзифу вперёд, боком протиснулся в узкий проём. Юноша с удивлением понял, что Драгослав сильно нервничает.
   - Сюда, не бойся, - Айзифа потянула Криса за локоть, вынудив пройти в середину помещения.
   Размерами спаленка не уступала мастерской Анри: около двух с половиной метров в длину, в ширину - больше, но не намного. Под потолком покачивались парившие в воздухе канделябры с зажжёнными свечами, бойко порхали туда-сюда разноцветные магические огоньки. Белёсые обои с цветочным орнаментом в пастельных тонах создавали впечатление, будто комната освещена мягким утренним солнечным светом, хотя окна отсутствовали. На пушистый бледно-голубой ковёр даже наступать не хотелось - как-то стыдно топтать сапогами такую красоту. Мебель светлого дерева - угловой письменный стол, на котором лежит открытый фолиант с какими-то схемами, изящный стул с изогнутой спинкой и выжженным узором из кленовых листьев, книжные полки и кровать, возле которой изваянием застыла хозяйка спальни.
   При виде сослуживицы Кристофа бросило в дрожь. Невысокая, примерно на голову ниже него, женщина, одетая в форму Альянса, стояла неестественно прямо, величаво подняв голову и прикрыв глаза. Она была не просто худощава - скорее, истощена: белая, тонкая кожа с просвечивающими под ней синими кровеносными сосудами, ввалившиеся щёки, запавшие глаза, тонкие, как тростинки, руки, длинные пальцы с выпирающими костяшками и косо срезанными ногтями. Блузка висела на ней мешком, расстёгнутый китель болтался на тощих плечах, как на вешалке; вместо кожаного пояса - широкая чёрная лента: наверняка стандартный ремень оборачивался вокруг талии незнакомки как минимум дважды. Длинные, чуть волнистые локоны вначале показались Крису светлыми, но, приглядевшись, он понял, что женщина седа. Цвет волос и телосложение даже приблизительно не позволяли определить её возраст. Служительница могла приходиться ровесницей Айзифе, а могла быть старше любого из присутствующих.
   Чародейка открыла глаза. Оранжево-жёлтая радужка, исчерченная линиями-прожилками, притягивала взор. Продолговатые зрачки походили на кошачьи - такие же вертикальные и узкие. Кристоф осознал, что не в состоянии отвести взгляд.
   - Это Руфь Шан-Де Назира Манджол Джициэль. Комиссар-следователь второго ранга. Служит здесь одиннадцатый год. Наш основной эксперт по традиционной магии.
   Слова Айзи доносились откуда-то издалека, но Крис уловил суть объяснения, которое в тот момент требовалось ему. Шан-Де... Ну разумеется. Древний род королей-волшебников, славившихся своими необычными чародейскими способностями. Говорят, Альянс основали после их свержения, дабы лишить Шан-Де возможности вернуться к власти. Странно, что потомок Древних служит в организации, с которой должен враждовать.
   - По всем ветвям, кроме техномагии, - голос Руфи прозвучал как-то гулко, отстранённо, причудливо отразившись от стен.
   Юноше наконец-то удалось сбросить навалившееся оцепенение. В горле запершило, пришлось прокашляться перед тем, как ответить.
   - Кристоф Юанон. Приятно познакомиться... эм...
   - Можно просто Руфь, - бесцветные губы женщины изогнулись в лёгкой улыбке. - Взаимно, Кристоф.
   - Так, - Драгослав поспешно шагнул назад, к дверям, - нам бы ещё по зданию прогуляться. Надо же новичку показать и объяснить, что где находится, а? Так ведь? Поболтать потом успеем. Пошли, парень. Принцесса, извините, что побеспокоили.
   - Хорошо, - Крис кивнул Руфи на прощание и вышел. Айзифа последовала вслед за ним.
  

***

   Новый блокнот, который Кристоф купил на днях, пришёлся к месту. Имена сослуживцев он запомнил быстро, но на усвоение всех правил и порядков уйдёт заметно больше времени. Сейчас ему заодно приходилось следить за дорогой, запоминая путь от штаба отряда - вдруг предстоит добираться обратно в одиночку? Не просить же помощи у других служителей, стыдно как-то.
   - Значит, так, - стрекотала Айзифа. - Свою комнату убираешь сам, гостиную и смежные помещения моем по очереди, дважды в декаду, в четвёртый и девятый дни... ну, кроме мейстера, конечно. Мейстер следит за порядком в кабинете. За Анри всегда приходится убираться ещё раз, это тоже делаем по очереди, но тогда, когда он уйдёт, это важно! Не обижай Ан-Ана! Постельное бельё - в прачечной на втором этаже. Меняй хоть ежедневно. Приносишь старый комплект, забираешь новый. Рядом - пункт выдачи формы. Поначалу предъявляй жетон, постепенно тебя запомнят. Сейчас носим вариант для начала осени. Затем будет утеплённая осенняя, после - зимняя. Лучше храни в комнате запасной комплект, мало ли, не каждый же раз на выдачу бегать! Есть и летняя, но она мне не нравится, там туфли открытые, я такие не люблю, с ноги то и дело спадают, вариант с перемычкой смотрится по-детски, а ботинки я не люблю...
   - Магию, - басил Драгослав, - тренируешь в залах на подземных этажах - седьмом, восьмом или девятом. Фехтование, стрельба и прочее - подземные третий и четвёртый этажи. Можешь ходить именно на занятия, расписание там висит, нужно же ж в форме себя держать, а? А один-то много ли нафехтуешь? Химичить - в лабораториях на минус десятом уровне, но с разрешения комиссара-следователя второго ранга или кого повыше. В комнате отряда магичить позволено, но по мелочи. Только слабые и безвредные заклинания. Исключение - чрезвычайные ситуации. Существуют и специальные разрешения на применение магии в жилой части здания. Из наших оно у леди Руфи есть и у Анри, под их, значит, ответственность, а больше ни у кого. Я как-то раз нечаянно взрыв на лестнице устроил - чуть в ефрейторы не разжаловали! Каково, а? До первого, говорят, замечания, коль особых заслуг нет. Порядки такие, да...
   - Ну вот, а за мебелью обращайся в хозяйственный отдел... Тебе же надо побольше мебели, правда? У тебя в комнате её почти нет...
   Криса более чем устроила обстановка его спальни. Светло-синие обои, мягкий бежевый коврик на тёмном паркетном полу, окно с белой шторкой, кровать, шкаф, тумбочка, стол, стул. Большего и не требовалось. Даже если заказать пару запасных комплектов формы, гардероб не забьётся и наполовину. Поэтому юноша покачал головой.
   Но Айзифа уже не смотрела в его сторону, продолжая щебетать:
   - ... библиотека - на подземных этажах, с двенадцатого по семнадцатый. На восемнадцатом и девятнадцатом тоже библиотека, но туда пускают только тех, у кого высокий ранг... Мейстера, например, пускают. А для нас вход по пропуску, подписанному руководителем отряда и ещё кем-нибудь рангом не ниже Верховного комиссара! Кошмар, правда?
   - Служебный транспорт используй, какой приглянется. Хотя, если едешь один, четырёхместную карету брать не стоит - ну, это, ты понял, почему, ага? В конвойных экипажах есть функция блокировки магии. Сам тогда либо также без магии остаёшься, либо используешь специальный амулет, у босса такие где-то валялись... О, а вот и столовка!
   Размер обеденного зала впечатлял. С полсотни больших, человек на восемь, столов и множество столиков поменьше. Напротив тех, что подлинней - скамьи, у остальных - стулья и табуреты. Возле одной стены вместо лавок теснились массивные кожаные кресла и диваны разных цветов и оттенков.
   - Там - места для высокоранговых, - объяснила Айзи, махнув рукой на столы с белоснежными накрахмаленными скатертями, тянувшиеся вдоль пёстрых колонн мебели. - А так садись, куда хочешь. Вон то серое окошко ближе к диванам - раздача. Готовят с помощью заклинания ускорения времени, если попросишь что-нибудь простое - получишь заказ секунд через десять. Наберёшь больше трёх блюд - придётся немного заплатить, сок и компот не считаются... Что такое, Слав?
   Драгослав, замерев, с отсутствующим видом уставился на стену. Услышав вопрос сослуживицы, встряхнулся, огляделся, пытаясь сориентироваться в пространстве, и хлопнул Криса по плечу:
   - Леди Руфь сообщила, что босс вернулся. Хочет переговорить с новичком.
   Парень выпрямился, стараясь принять как можно более решительный вид. Почему-то к его прежним ощущениям, радости и нетерпению, теперь примешивалась толика неприятного беспокойства.
  

***

   Кристоф неловко переминался у входа в кабинет, рассматривая чуть приоткрытую дверь. Провёл рукой по металлической ручке, зачем-то потёр пальцем след от сучка возле замочной скважины, постучался и, не дожидаясь приглашения, решительно шагнул через порог.
   Помещение оказалось немного просторнее жилых комнат. Из-под эбеновых настенных панелей проглядывали далеко не новые, но прекрасно сохранившиеся обои бирюзово-синего оттенка. Сквозь полупрозрачные стёкла огромного окна, обрамлённого тёмно-серыми шторами, просачивались рассеянные лучи по-осеннему золотистого солнца. Дверной проём справа загораживала чёрная занавеска - наверное, за ней скрывался вход в спальню. Над столом - саламандровые светильники в плотных чехлах, не пропускающих свет. Простая, добротная мебель из красного дерева - несколько шкафов-стеллажей с книгами и папками, большой письменный стол, два стула у стены, к дальнему прислонён длинный, узкий меч в ножнах, обмотанных бугристой драконовой кожей. Стопки бумаг на столе и тумбочке, вешалка у входа, на полу - чёрный ковёр с бордовым узором, напоминающим старинные письмена. Топтаться у порога, рассматривая обстановку - проще простого. Гораздо труднее заставить себя сфокусировать взгляд на силуэте у окна; это удалось сделать далеко не сразу. Сколько же времени прошло с последней встречи? Шесть лет, так? Долгие, сложные шесть лет.
   - Давно не виделись, Крис.
   Всё такой же худощавый, немного пониже Кристофа, пепельные волосы отросли до пояса, две алые пряди - словно два застывших ручейка крови на фоне чёрных одежд. Глаза почти полностью скрыты затемнёнными стёклами очков, но парень заметил, что цвет радужки остался прежним, фиалковым. Шрамы на скуле и над бровью - раньше их точно не было. Чёрный плащ с бело-серебристыми комиссарскими эполетами. Между бровей залегла морщинка, черты лица заострились, из движений пропала подростковая неуклюжая угловатость. Перемены заметны - и в то же время кажутся несущественными, словно взгляд давно привык к ним и отмечает как нечто само собой разумеющееся.
   Алтеро рассматривал Криса с не меньшим любопытством. Задержал взгляд на бандане, одобрительно усмехнулся. Хлопнул по столу ладонью в чёрной перчатке:
   - Что ж, предлагаю не затягивать со скучными формальностями. Обязанности - быстро и эффективно выполнять рутину, которую скидывают вышестоящие, выживать в том, что рутиной не является, разбираться с бумажками, поддерживать репутацию Альянса и прочее, прочее, прочее. Можешь брать дополнительные миссии, если решишь подзаработать что-нибудь сверх установленной платы, а других дел в ближайшем будущем не предвидится. Два выходных в декаду, если нет заданий, но город покидать нельзя. В какие дни отдыхать - решай сам. Отпуск - двадцать дней в году, поезжай куда хочешь, но возвращайся по первому же требованию - порой случается что-то непредвиденное. Ношение формы в рабочее время обязательно, по выходным - на твоё усмотрение. Казённое снаряжение сдавать на время отсутствия, личное держать при себе. Разрешены все виды оружия - конечно, в разумных пределах. Всегда держать при себе или на себе вот это, - Аль подкинул в воздух отливавшую серебром круглую подвеску и бросил её Кристофу.
   Крис ловко поймал вещицу за тонкую витую цепочку и повертел в руках, рассматривая. Посеребрённый медальон примерно пяти-шести сантиметров в диаметре. На одной стороне - знакомый герб, распахнувший крылья трёхглавый угольно-чёрный дракон. На обороте выгравированы его, Кристофа, имя, цифры "31-2359" и символы "4СН" - вероятно, аббревиатура отряда. Ниже - знак ефрейтора: прямоугольник, разделённый пополам тонкой линией. Небольшой выступ на ребре - должно быть, защёлка. Парень попытался поддеть её ногтями, но безуспешно. Тогда Кристоф нажал на замочек, и кулон с едва слышным "дзынь" открылся. Внутри обнаружился тонкий грифель бледно-жёлтого цвета.
   - Обычно на медальон накладывается заклинание магии разума, но с тобой такое не пройдёт, так что пришлось искать другой вариант. Задача нелёгкая, но интересная. Удалось добиться схожего эффекта, использовав комбинацию пространственной магии, природной магии, техномагии, кое-каких заклинаний из моего арсенала и навыков Руфи. Получилось неплохо, - Алтеро довольно улыбнулся. - Число на обратной стороне знака - твой личный номер служителя, запомни его на всякий случай. Содержимое медальона береги, потеряешь - придётся платить штраф.
   - Для чего этот стержень?
   - Послания внутри Альянса. Можно отправить кому-то конкретному, тогда укажи над записью личный номер адресата. Дальше просто пишешь сообщение на внутренней поверхности медальона или в кольце, образованном цепочкой. Ровность строк и наслоение слов друг на друга не имеют значения. Если кто-то пришлёт письмецо тебе - сработает небольшое энергозаклинание. Безобидно и незаметно со стороны, но весточку не пропустишь. Есть и телепатический канал, тоже слегка переделанный, для его использования достаточно представить в уме того человека, с которым ты намерен переговорить.
   - Понятно, - кивнул Кристоф, которому понравилась такая система обмена информацией. Гораздо удобнее, чем курьеры с записками или голубиная почта. Да и какая голубиная почта во время, например, задания?
   Собеседники немного помолчали.
   - Я даже не предполагал, что ты сможешь доучиться, да ещё и с такими результатами, - Алтеро первым нарушил тишину. - Трудно было?
   - Временами, - пожал плечами Крис, - но зато довольно увлекательно, мне понравилось. И ты лихо продвинулся. Я специально навёл справки ради интереса: ты стал самым молодым комиссаром-следователем первого ранга за последние два века. Возглавить постоянный отряд всего через десять лет после начала службы - почти такая же редкость.
   - Угу.
   На сей раз молчание затянулось. Кристоф рассматривал прислонённый к стулу клинок. Видимо, именно этот меч Аль требовал у ефрейтора десять лет тому назад перед тем, как отправиться по следу ведьмы. Командир, присев на край столешницы, задумчиво разглядывал узоры ковра. Постепенно воцарившаяся тишина начала казаться Крису напряжённой. Она настораживала. Словно на горизонте собираются грозовые тучи, всё ещё незаметные для наблюдателя, но неестественное спокойствие природы перед началом бури вызывает ощущение тревоги. Неясно, что произойдёт дальше, но безмолвие заканчивается, и за ним не последует ничего хорошего.
   Когда тишина стала настолько гнетущей, что у юноши возникло желание поскорее откланяться и покинуть сделавшийся неуютным кабинет, он услышал негромкий смех Алтеро - неуместный, неуклюжий, ненастоящий.
   - Забавно, - проговорил Аль, снимая очки, - я не думал, что в результате всё обернётся именно так. Совершенно не подготовился. Считал, что это - всего лишь полтора дня общения, которые не оставят следа и забудутся спустя веху-другую, но вышло совсем иначе. Промежуток в десять лет, обещающий продолжение истории, причём вряд ли паршивое. Чего только не случается. Люди не перестают меня удивлять, - комиссар улыбнулся, блеснули белоснежные острые клыки.
   Кристоф поёжился. Захотелось немедленно уйти, убежать из недружелюбного, давящего, залитого тяжким солнечным золотом помещения, потому что сейчас здесь происходило то, что не должно происходить, чему не было места в его надеждах. Юноша сделал шаг назад, но устыдился и одёрнул себя. Раз уж пришёл сам, добровольно, после такого долгого пути - разбирайся, чтобы недомолвки не помешали дальнейшей работе, едва начавшейся новой жизни, не оставили ни малейшего сомнения, ни единой щепоти неприятного осадка в душе. Поэтому Крис, коротким жестом поправив сползающую на глаза бандану, подошёл почти вплотную к Алтеро и потребовал:
   - Объясни.
   Натянутая улыбка мгновенно исчезла с лица Аля. Теперь он походил на загнанного в угол щенка, который успел где-то нашкодить, вопреки наставлениям строгого хозяина. Кристоф с удивлением понял, что дану боится.
   - Я, знаешь ли, довольно тщеславный, - Алтеро по-прежнему не отрывал взгляд от пола, - точнее, был таким раньше, в детстве. Редкостный гордец... давно, когда вовсю осваивал ту необычную магию, которой владели лишь мой учитель и двое бывших его учеников, я очень гордился собой. А как же! Ребёнок, с которым сильные и могущественные взрослые поделились невероятной, удивительной тайной. Я выучился очень быстро - никто не ожидал от меня таких успехов, так что поводов задрать нос ещё выше нашлась масса. А потом, оказавшись далеко от знакомых мест, оставшись в одиночестве, решил, что жизнь нищего скитальца, неприметного отшельника или солдата удачи - не для меня. Хотелось чего-то определённого, великолепного, славного, достойного моих способностей, и обязательно - с соответствующими перспективами, крышей над головой и полным обеспечением. Мне было одиннадцать, и я не ведал, что гордыня порой смертельно опасна, а мой учитель не счёл нужным предупредить меня об этом - подумал, видимо, что жизнь сама меня научит чему надо. Надаёт по шапке - и всё, мирись с этим, обижайся, злись, исправляйся, меняйся, но иди вперёд, потому что твои знания и умения не дадут иных вариантов.
   Крис слушал, затаив дыхание. Он уже начал понимать, к чему клонит его давний знакомый, но это не означало, что историю не стоит выслушать до конца.
   - Я пришёл в Альянс, - продолжал тот, - слепо уверенный в том, что мне обрадуются и жизнь сразу же наладится. А как же - такие редкие способности! Мне обрадовались. Первые несколько декад трясли, выпытывая заклинания, магические приёмы... все знания, которыми я владел и которые были неведомы им. Потом до служителей дошло, что эти усилия ни к чему не приводят: я, при всей своей недалёкости и небрежности, прекрасно сознавал, о чём позволено говорить, а о чём нет. Тогда на меня надели ограничители магии, установили испытательный срок и приставили охрану. Сначала я находился под наблюдением комиссара и четырёх ефрейторов, которые не только не помогали мне в работе, но и совали нос, куда не надо, пытаясь выведать хоть какой-нибудь секрет, о котором не упомянуто в магических книгах. Меня проверили во всех подразделениях. После седьмого задания остановились на Следственном, решив, что оно подходит больше всего - командный боец из меня никудышный, а для научной работы слишком мало усидчивости и старательности. Я был не против, но меня коробил тот факт, что все решения касательно моего будущего принимались кем угодно - кардиналами, комиссарами, порой и рядовыми - но не мной самим. Не герой, даже не признанный другими магами служитель, лишь диковинка, необычная зверушка, неисследованное, но эффективное и опасное оружие в руках Альянса. Меня боялись, сторонились, перешёптывались за спиной, но ни об уважении, ни о простом человеческом отношении речи не шло. Никаких скидок на то, что я - ребёнок. Золотые кандалы, которые нельзя снимать, конфискованное оружие, которое досталось мне от моего учителя... Из личных вещей не отобрали только блокнот с заклинаниями. Спасибо тому Архимагу, который закрепил неприкосновенность записей "мастеров" опаснейшей из клятв, иначе мне пришлось бы совсем туго.
   И вот я приезжаю в город-спутник, чтобы разобраться с последним расследованием и избавиться, наконец, хотя бы от ограничителей. Вхожу в дом, завожу ту же шарманку, что и обычно - какая, к Всенощному, разница, что молоть, начало работы всегда одинаковое, сплошная рутина и ничего больше. Сцена та же - неожиданное происшествие, испуганные горожане, их недоверчивые взгляды, волнение, недовольство, желание запаниковать и глухая надежда на непонятную им магию. И тут я понимаю, что в этот раз отличие есть. Один-единственный взгляд ребёнка, который немного младше меня. Взгляд без страха, презрения и насмешки. Взгляд восхищённый, заинтересованный, любопытствующий. Знаешь, как подстегнула меня моя гордость? Захотелось как-то показать себя, чтобы заслужить признание хотя бы одного человека. Актёрствовать я не люблю и не умею, но вот приложить всё усердие, все силы - пожалуйста. Ранее такие расследования затягивались на три-четыре дня, а тут я разобрался гораздо быстрее, дважды проигнорировав свою же безопасность. Всё - из-за гордыни, из тщеславия, всё - ради уважения, пусть всего лишь со стороны мальчика, который пока ничего не знает о магии, даже не осознаёт собственных способностей... - Аль невесело усмехнулся. Крис почувствовал, что у него горят уши. - Твоё предложение дружбы... Я не ожидал такого отклика. Вообще не представлял, что это возможно. А потом подумалось: вот в чём суть. Мне надо стараться постоянно. Вот так же, как сейчас. Лезть вон из шкуры, справляться лучше, чем от меня ожидают. Трудиться не только ради себя. Думать о других прежде, чем о себе. Тогда уважение появится, а страх если и не уйдёт, то отступит на задний план или превратится во что-то иное. Первый шаг уже сделан - но как бы его продлить? В чём разница? С точки зрения ребёнка ключевыми моментами казались...
   - Превосходство перед взрослыми, не понимающими, что происходит, - перебил его Кристоф. - Загадочность. И в той ситуации, разумеется, покровительство любознательному мальчишке, который был рад узнать, что обладает необычными способностями и этим отличается от большинства других людей. Впрочем, дар у меня действительно имелся.
   Алтеро поднял голову и с изумлением воззрился на Криса.
   - Я давно это понял, - ефрейтор смущённо почесал макушку. - Но раз так, то я - такой же гордец, как и ты, если не хуже. Ты боишься, что, использовав меня, причинил вред, нечаянно и неудачно повлиял на чужой выбор жизненного пути? Нет, всё как раз наоборот. Знаешь, в моём родном городе, Митхейне, считается, что дети обязаны продолжать дело своих родителей. Раз твой отец всю жизнь пахал землю, выращивал злаки и овощи, тебя ждёт то же самое. Если прадед торговал на рынке бестолковыми деревянными статуэтками и едва сводил концы с концами, то твои дети и внуки будут жить точно так же. Мне это никогда не нравилось. Торговлю я не любил. Единственная часть процесса, которая меня интересовала - поездки. За товаром ли, к деловому партнёру - не суть важно. Главное - дорога. Ощущение постоянно меняющейся действительности, неизвестность, при этом - сосредоточенность, изучение, размышления. Узнавание чего-то нового. Я пытался стать таким, как все. Пробовал подружиться со сверстниками - бесполезно. Мне было скучно с ними. Понимаешь? Когда наши мирные будни нарушили убийство и последовавший за ним приезд следователей Альянса, я ощутил, что эти события выбили мою жизнь из привычной колеи, и почувствовал себя везунчиком, счастливым, как бы жестоко это ни звучало. Мне сказали про возможность уехать из Митхейна и жить той жизнью, которая мне гораздо больше по душе - интересной, насыщенной, немного загадочной, при этом приносящей пользу не только мне и моим близким. До этого я и помыслить не смел о том, чтобы перечить отцу. Тем более - об отъезде и разлуке с семьёй. Я боялся, что у меня ничего не получится, если попробую заняться тем, что мне действительно нравится. К тому же подходящее дело ещё требовалось найти. Если бы ты не сказал, что я способен стать служителем Альянса, я бы и не задумался про обучение магии. Да, твои слова подтолкнули меня к действию, но решение принял я сам. Прикинул так: наверняка мне озвучили лишь полуправду - а я постараюсь поверить, что не сомневаюсь в искренности этих слов. Я знал, что непременно пойду по заманчивой, но трудной дороге, если дам кому-нибудь слово, что осилю её. Видишь? Даже моё обещание помогать тебе в Альянсе имело, помимо желания обрести друга, корыстную цель - я не просто решил исполнить намеченное, но и обеспечил дополнительный толчок, стимул.
   Да, пришлось нелегко, особенно поначалу. Знаешь, как неловко мне было среди других учеников? Почти все - либо отпрыски аристократии, либо дети зажиточных купцов. Я, человек неизвестной фамилии, не из столицы, добился бСльших успехов в учёбе, чем многие из них. Как бы объяснить... Я чувствовал себя первопроходцем. Последние полсотни с лишком лет ни один человек из наших кварталов Митхейна не предпринимал попыток покинуть город, тем более - уехать в столицу, чтобы стать магом. Я рискнул - и смог. Теперь для нынешних жителей моего родного города появился пример: парень из вот этой вот обыкновенной семьи поехал учиться чародейству, окончил два известных учебных заведения, отлично сдал все экзамены и получил право вступить в Альянс. Значит, за мной потянутся и другие. Это взбаламутит маленький городок, его дни перестанут быть настолько одинаковыми... хотя бы на какое-то время. Амбициозно, да? Вот она, моя гордость. При этом самому мне гораздо проще, чем тем, кто последует по моим стопам. Ведь я ориентировался на человека, с которым сталкивался лично и которого уважал. Когда обучение благополучно завершилось, я знал, куда идти и что делать дальше. Лёгкая задачка получилась, не так ли? Моё место под солнцем подготовили за меня. Все эти годы, пока я учился сначала в Лицее, а потом в Университете, я чувствовал, что именно мне нужно развивать и в чём совершенствоваться. Я не беспокоился о будущем - незачем, оно уже предрешено наилучшим для меня образом.
   Вначале меня смущало, что я оставил в Митхейне родню. Я стыдился, что покинул дом, что моя семья отныне обходится без моего постоянного присутствия. К счастью, у моих родителей нет претензий ко мне. Их ожидания я оправдал. Они смирились с моим выбором, поняли, что я сделал его осознанно и не ошибся. Обошлось без ссор, без лишней грусти и потрясений - благо есть, кому продолжить семейное предприятие. Сперва мне казалось, что я бросил родителей, но со временем понял - это не так. Нам не обязательно жить вместе, бок о бок, главное - не терять связей и поддерживать друг друга. Дела отца пошли в гору, и я рад, что посодействовал этому. Вот что значит "быть одной семьёй". Сам я теперь стану жить не только небедно, но и не скучно, и с пользой для других. Да, вряд ли я готов к серьёзным препятствиям и опасностям прямо сейчас, но это ведь вопрос времени, не так ли? Опыт приобретётся и накопится. Возможно, однажды я усомнюсь, правильно ли распорядился своим будущим, но сейчас я ни о чём не сожалею.
   Крис перевёл дух и, стараясь не смотреть в лицо Алю, смущённо закончил:
   - Я не считаю, что ты использовал меня, чтобы потешить свою гордость и поднять самооценку. Если же это так - тогда, получается, я тоже тебя использовал, желая выбраться из омута, в котором жил, и очутиться там, где добьюсь гораздо большего, где жизнь куда насыщенней. По-моему, наше знакомство смахивает на каприз судьбы... Предлагаю воспринимать произошедшее именно так и относиться к этому соответственно.
   Алтеро, в начале монолога ошарашенно смотревший на Кристофа и нервно вздрогнувший на фразе про обещание, теперь задумчиво разглядывал едва тронутую осенней желтизной листву деревьев, практически заслонившую каменную ограду. Негромко хмыкнул. Недоверчиво покачал головой. Наконец, резко расслабившись, словно с его плеч только что рухнул массивный и мучительный груз, махнул рукой и расхохотался. Подытожил:
   - В общем, мы оба хороши. Но всё сложилось очень даже неплохо, правда?
   - Угу, - Крис, не выдержав, тоже прыснул. Гложущее чувство недосказанности, смятение и беспокойство растворились без следа.
   - Когда тебя ранили семь лет назад, я ужасно волновался, - признался Кристоф, отдышавшись.
   Аль утёр выступившие от смеха слёзы:
   - А я первым увидел твои результаты вступительных экзаменов в Лицей. Да и на университетское табло, скорее всего, до меня никто взглянуть не успел. Представляешь - ночь, иду я со ссадиной на коленке, за мной тащится коллега со свеженьким трупом вампира на плечах. Вижу - калитка, вход на территорию Университета, открыта. Попросил парня подождать снаружи, захожу, начинаю искать твоё имя в списке. Подходит мой глухой и умом немощный помощничек со своей драгоценной ношей и спрашивает, чему я так радуюсь. Ну не его же успехам, правда?
   Крис ограничился широкой улыбкой - сил на следующий виток веселья не осталось.
   - Ладно, - Алтеро вновь надел очки, - что дальше? Отныне мы в одной лодке. Не передумал? Рискнёшь вновь пожать мне руку, скрепив обещание дружбы?
   Слова эти были произнесены шутливым тоном, но в глазах Аля отражались совершенно иные эмоции. Кристоф не сомневался, что собеседник предельно серьёзен и торопливо просчитывает вероятности того или иного ответа. Но юный ефрейтор видел лишь один вариант и не задумался над выбором ни на секунду.
   Рукопожатие получилось гораздо взрослее и крепче предыдущего.
   - Успехов тебе, новичок, - комиссар смёл подписанные документы о приёме в ящик стола.
   - И вам не лажать, мейстер, - весело огрызнулся Крис в ответ, выходя из кабинета.

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"