Матвеева Эйли: другие произведения.

Круги на воде

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Вторая повесть цикла. Новая жизнь Кристофа наконец-то началась! Жизнь в Альянсе, в Четвёртом Специальном отряде, которому поручают исключительно срочные и важные задания. Вот только всё идёт совсем не так, как представлялось юноше. И зачем его друг детства набрал под своё крылышко столько странных людей (и нелюдей?) Помешанный на семье заместитель, легкомысленная ундина, техномаг-агорафоб, потомок свергнутого тысячелетия назад императорского рода... Да и сам командир хорош - обладатель пробуждённой крови дану и запрещённых знаний "мейстеров", магов, в прошлом не подчинившихся Альянсу. Первые дни полны тревог и непонимания, а первое задание, с виду лёгкое и мирное, оборачивается кошмаром. Справится ли новобранец Кристоф Юанон со всеми испытаниями?

Содержание

Глава 1

Глава 2

Глава 3

Глава 4

Глава 5

Глава 6

Глава 7


Глава 1

  
   Около двух тысяч лет назад над Астербийской империей властвовала семья Шан-Де - клан необычайно сильных чародеев, обладавших множеством уникальных способностей. В хрониках тех времён их описывали как людей с кошачьими глазами, прекрасно видящими в темноте, неуязвимой кожей, блокирующей удары даже самых острых клинков, и даром к девяти, десяти, а то и одиннадцати ветвям магии одновременно.
  
   Шан-Де создали новое государство на руинах древнейших людских поселений, жителей которых изгнали с родных земель представители иных рас. Поработив ряд соседних стран, род значительно расширил границы своих владений. Разрозненные области превратились в сильнейшую империю, на которую никто не решался напасть.
  
   Увы - неограниченная власть, данная династии, использовалась во благо лишь поначалу. Все богатства, все самые лучшие товары стекались в столицу Астербии, Шан-Де-Сейб, где их всё чаще прибирали к рукам правитель и его приближённые. Законы ужесточались, рос гнёт; за прихоти императорской семьи расплачивались и простой люд, и более состоятельные сословия. Последней каплей, переполнившей чашу возмущения робевших перед Шан-Де подданных, стал указ Наивысочайшего Императора Ульяра Божественного, желавшего подчинить магов себе. Новое повеление обязывало всех чародеев ежегодно платить в казну колоссальный налог и испрашивать у властей разрешения на любое действие, связанное с волшебством.
  
   Шан-Де считали себя непобедимыми, поэтому не боялись народных волнений - и зря. Всего спустя год после издания указа о магах Ульяра Божественного свергли. Его семью ждала печальная участь - наспех организованный суд, пытки и казнь.
  
   Локальные восстания вспыхнули одновременно по всей стране, но признанным лидером революционного движения, объединившим разрозненные отряды, стал один человек - Джелл нир Паттерсон, маг с восточных гор Рёгнис, которому на тот момент едва минуло девятнадцать лет. Харизматичный, не по годам хладнокровный юноша показал себя и великолепным стратегом, и искусным колдуном, и отважным бойцом. Многие прочили ему императорскую корону, но у Джелла на этот счёт имелись свои соображения.
  
   Империю Астербию переименовали в королевство Астерби, на трон посадили близкого друга и советника главы восстания, пожилого Симеона Гираарда, который руководил захватом столицы. Спустя несколько часов после восшествия на престол король Симеон I издал первый закон, легендарный "Указ об учреждении Альянса Магов Астерби", гласивший следующее:
  
   1. Для надзора за волшебством и существами, способными использовать его, создаётся Альянс Магов Астерби, куда принимаются исключительно маги, лучшие из лучших.
  
   2. Все обладатели магического дара, желающие развить и взять под контроль свои способности, обязаны проходить обучение исключительно по стандартной программе, которая в скором времени будет разработана служителями Альянса Магов Астерби. Все новые разработки, связанные с волшебством, имеют право вести только получившие на то разрешение Альянса Магов Астерби.
  
   3. Для получения каких-либо должностей, связанных с использованием волшебства, необходимо окончить обучение в одном из магических учебных заведений, организованных Альянсом, или же успешно пройти вступительное испытание и доказать свою верность Альянсу.
  
   4. Маги обязаны соблюдать те же законы, что и все граждане Астерби. Для магов нет никаких дополнительных ограничений, повинностей и налогов, но нет и привилегий.
  
   5. Задача Альянса - защита жителей страны от иноземных и иномирных магических вторжений, поиск и наказание нарушителей закона, использовавших магию, уничтожение опасных магических объектов и существ. Альянсу запрещено вмешиваться в военные конфликты и правовые дела, не связанные с волшебством.
  
   Альянс магов Астерби возглавил Джелл нир Паттерсон. Всего за несколько лет Архимаг Джелл практически с нуля создал мощную организацию, не ущемлявшую прав чародеев, но взявшую их деятельность под контроль государства.
  
   Народ, утомлённый долгим гнётом Шан-Де, вздохнул свободно. Ожили старые поселения, начали строиться новые. Столицу не перенесли, но Шан-Де-Сейб получил другое название - Пелла Асима, "Асима Отважная" на рёгнисском наречии, в честь погибшей жены Джелла, защитившей союзников от последней атаки смертельно раненного императора Ульяра. Замок Шан-Де снесли и, как говорят, затопили, изменив русло реки Сэболарейн. Королевский дворец построили в другом месте, недалеко от Башни Альянса, возведённой Архимагом за четыре дня и три ночи. Позднее, после открытия локальных отделений в каждом районе города, Башня осталась основным оплотом Альянса, его Центральным штабом, откуда Архимаг и Совет кардиналов осуществляли руководство всеми служителями.
  
   Жизнь людей изменилась к лучшему, но не всех устроили произошедшие перемены. Противники новой системы желали сохранить прежние традиции колдовства, отличные от тех, которые теперь описывались в учебниках - не скованные правилами и расчётами, дававшие больше возможностей, но и подвластные не всякому. Кого-то из недовольных поймали и казнили, кого-то ждало заточение. Некоторые затаились, скрылись от властей, и на них в итоге махнули рукой. Позднее волшебников, владевших не подчиняющимися стандартам Альянса заклинательными приёмами, начали называть "мастерами" или "мейстерами". Они избегали появляться в крупных поселениях, жили обособленно и тщательно оберегали свои знания, передавая их немногим избранным последователям - адептам. Учение Альянса и приёмы "мастеров" разнились всё сильнее. Спустя несколько столетий даже искушённый исследователь вряд ли смог бы отыскать общий базис, являющийся источником настолько разной магии.
  
   Шли годы. Астерби перенесла многие беды - неурожайные года и следовавший за ними голод, волны мора, разрушительные войны, нашествия тварей из иных подпространств. Мир менялся, развивался, старое изживало себя, на смену ему приходило что-то новое, также терявшее актуальность спустя какое-то время. Лишь королевский род Гираард продолжал удерживать трон в надёжных руках, да Альянс по-прежнему надзирал за чародейством и его творцами.
  

***

   Кристоф скучал.
  
   За окном светило не по-осеннему яркое солнце. Порой оно скрывалось за пухлыми серовато-белыми облачками, обещающими вскоре превратиться в дождевые тучи, но быстро появлялось вновь. Тополя ещё бодро зеленели, черёмуха же вовсю роняла отяжелевшие, налившиеся золотом листья. Под окнами здания Альянса, радостно тявкая, носились чёрно-коричневые щенки, которых кто-то принёс пару дней назад. Стражники охотно подкармливали собак, сердобольный конюх поставил возле ограды собачью будку - наспех, а оттого грубо сколоченную, с чересчур большим входом и косой крышей, зато надёжную и просторную.
  
   Первая декада после Осенней вехи выдалась тихой и тёплой - ни пронизывающего ветра, ни унылого дождя, ни густой пелены свинцовых облаков. Солнечные лучи ласково грели землю, пуская блёклые зайчики в затемнённые окна твердыни.
  
   Сама Башня словно спала. В коридорах - молчаливая, тягучая пустота, обеденный зал почти безлюден. Лишь на первом этаже царила суматоха - шёл круглосуточный приём населения, возобновившийся всего пару дней назад. БСльшую часть посетителей перемещали в холл с помощью небольших телепортационных будок, располагавшихся вдоль ограды штаба, по всему её периметру, через равные промежутки. Некоторых пропускали через центральный вход, но после тщательного досмотра. Свободно разгуливать по территории отделения имели право только служители, гостям приходилось, никуда не сворачивая, торопливо следовать по главной аллее прямиком к входу и так же поспешно покидать цитадель магов.
  
   Драгослав объяснил, что лето и начало осени - самый спокойный период. Работы в самой столице практически нет, поскольку все богачи разъехались по загородным имениям, а с рядовыми случаями простых горожан разбираются локальные отделения. Центральный штаб существенно урезает рабочее время, так что можно преспокойно взять отпуск и уехать на пару декад куда-нибудь. Тем не менее, Четвёртый спецотряд в полном составе исправно нёс вахту, соблюдая привычный режим даже во время сезонных каникул. Этот режим несколько отличался от того, что обещали новичку правила.
  

***

   В первый рабочий день, покинув спальню незадолго до регламентированного начала смены, Кристоф здорово удивился, не застав в гостиной никого.
  
   Спустя полчаса на пороге общей комнаты появилась сонная Айзифа с набитым снедью бумажным пакетом и батоном свежего белого хлеба под мышкой, который не помещался в общую суму ввиду своей длины. Услышав, что часы показывают уже шестнадцать минут восьмого, ундина беззаботно махнула рукой:
  
   - А, не волнуйся. Всё равно раньше восьми утра ничего не случится. К тому же, мейстер ведь здесь, так?
  
   И пошла ставить чайник.
  
   Начальник всея отряда вышел из комнаты спустя двадцать минут, растрёпанный, заспанный, в не заправленной рубашке и босиком. Пока он приводил себя в порядок, Айзи успела сварить кофе. Из комода появились цветастые кружки, горка разномастных блюдец, фарфоровая сахарница с трещиной на крышке, точно посреди аляповатой чайной розы, витая металлическая салфетница и несколько тяжёлых чайных ложек, формой и размером больше походивших на десертные. В морозильном коробе отыскались заблаговременно порезанные сыр и колбаса. Крис, чувствовавший себя то ли вторженцем, то ли прибывшим издалека гостем, вызвался помочь ундине. Нарезая хлеб на аккуратные кругляшки острым как бритва охотничьим ножом, юноша краем глаза продолжал наблюдать за происходящим. Аль окончательно проснулся только к концу первой кружки кофе. Руфь, возникшая неслышно и незаметно, как из ниоткуда, заняла кресло напротив комиссарского и потянулась за сыром, не дожидаясь бутербродов. Айзифа присела на краешек серого дивана и теперь пыталась открыть бутылку с молоком. Анри появился последним, к тому моменту, когда приготовления к завтраку были завершены. Распространяя вокруг себя едкий запах растворителя, на ходу вытирая перепачканные машинным маслом руки пятнистой тряпкой, он плюхнулся на диван рядом с Кристофом и сразу потянулся к сахарнице. Пытаясь подсчитать, сколько сахара техномаг привык добавлять в свой чай, ефрейтор сбился то ли на одиннадцатой, то ли на двенадцатой ложке.
  
   - У Драгослава сегодня выходной. Анри, напоминаю про ночное дежурство, - Алтеро потянулся за вторым бутербродом. - Руфь, Айзифа, как смена? Что с заданиями?
  
   - Ночь прошла без происшествий, - отчиталась Шан-Де, пристально смотря в лицо комиссару. При виде чарующих и в то же время пугающих глаз, так похожих на кошачьи, Крис почувствовал, что у него перехватило дыхание. Слишком глубокий и внимательный взгляд. Слишком нечеловеческий. Хоть бы моргнула разок! И как Аль его выдерживает?
  
   - Для нас заданий нет! - бодро отрапортовала Айзи, взмахнув рукой с кружкой. Несколько капель чая пролилось на стол.
  
   - Принято, - кивнул Аль. - Значит, отдыхаем.
  
   Кристоф с изумлением наблюдал, как отряд неспешно покидает свои места за столом и разбредается по комнатам. Командир, прихватив чашку с кофе и тарелку печенья, скрылся в кабинете. Айзифа принялась собирать оставшуюся после завтрака грязную посуду.
  
   - Давай помогу, - вскочил юноша.
  
   - Нет, - улыбнулась ундина, - я сама. Мне нравится мыть посуду. Люблю, когда выдаётся возможность лишний раз поконтактировать с водой.
  
   - Эмм... тогда что мне делать? - растерялся ефрейтор.
  
   - Да что хочешь! - рассмеялась девушка. - Территорию штаба покидать нежелательно, особенно поначалу, пока ты не освоился, но и здесь найдётся море интересного и увлекательного. Я уверена, ты отлично проведёшь время!
  

***

   Огромное здание Башни Альянса, габаритами более походившее на замок, не представлялось возможным изучить даже за декаду. Причиной тому служило не столько количество помещений, сколько запутанная планировка и множество засекреченных участков -- создатель цитадели то ли не утруждал себя предварительным проектированием, то ли хотел от души поиздеваться над потомками. Кристоф не сразу сообразил, что закрытые коридоры и лестницы, как правило, удаётся обходить по другим коридорам и лестницам. Увы, обстановка быстро набила оскомину - серые стены, паркетный пол, саламандровые светильники, такие разные, но при этом чем-то похожие двери, чёрные мраморные ступени и отполированные до блеска деревянные поручни. Помещения, как правило, либо пустовали, либо были заперты. Вероятно, они открывались задействованием какого-либо заклинания, но проверять догадку новичок не рискнул.
  
   Второй этаж практически целиком занял Зал Общих собраний. Юноша немного побродил по колоссальному помещению, в которое запросто бы влезла небольшая деревушка вместе со всеми садами и пашнями. Шаги звучали необычайно гулко; шелест дыхания, отражаясь от светлого мраморного пола и белоснежного камня стен, казался вызывающе, непозволительно громким. Небольшое возвышение наподобие сцены, расположенное напротив входа, окружал многослойный магический барьер, к которому Кристоф не решился приблизиться. При взгляде на мощную, небрежно обтёсанную древнюю плиту, на которую всходили все без исключения Архимаги, парня охватило не свойственное ему чувство благоговения, почти что священный трепет. Дальнейший осмотр зала после этого виделся чем-то кощунственным, и любознательный служитель поспешил уйти.
  
   На третьем этаже находился лазарет - палаты, перевязочные, операционные, комнаты дежурных лекарей. Крис ненадолго сунулся в приёмную, пропахшую травами и медицинским спиртом. Пухлая русоволосая женщина лет сорока, приоткрыв миндалевидные, глубоко посаженные глаза, недовольно зыркнула на незваного гостя, пробурчала себе под нос что-то не слишком лестное и продолжила дремать.
  
   Выше двадцать четвёртого уровня подняться не вышло - помещения на верхушке центральной башни, названной Поднебесной, занимали апартаменты главы Альянса, Архимага.
  
   - Никто, кроме кардиналов и личных помощников, без персонального приглашения не допускается, - коротко объяснил вооружённый до зубов дюжий стражник в сверкающих серебристых доспехах. Его густая чёрная борода полностью заслоняла нагрудник с гербом, пышный плюмаж шлема задевал потолок, наплечники с неприятным треском чиркали по стенам, когда он пытался повернуться. Даже пожелай охранник пропустить незваного гостя, вряд ли бы ему это удалось.
  
   Вскоре, устав от однообразных немноголюдных коридоров, ефрейтор переключился на подземные этажи. В библиотеке обнаружилось невероятное количество книг, причём не только научных - нашлись и художественная литература, и подшивки старых газет, и альбомы по искусству. Присутствовали издания на других языках, включая областные наречия и древние диалекты. Лабиринт однотипных стеллажей потемневшего от времени дерева под светящимся потолком из саламандровых чешуек путал, водил, сбивал с толку одинаковыми полками и поворотами. Кристоф едва не запаниковал, осознав, что где-то пропустил перекрёсток и не может найти выход из помещения. Юноше повезло: он сумел вернуться к предыдущей развилке, свернул в противоположную сторону и вскоре увидел заветные двери, покрытые золотой крошкой.
  
   Пару раз служитель посетил уроки фехтования. Для начала он просто посидел на занятиях и понаблюдал, как рядовые повторяют ряд стандартных приёмов, которые преподавались на первых курсах Университета Магии. Во второй раз Крис рискнул смахнуться на не заточенных одноручных мечах с юнкером из Боевого подразделения - темноволосым, широкоплечим парнем чуть старше него самого. Ефрейтор ожидал, что противник одного с ним ранга одержит победу за счёт особенностей подготовки, опыта в реальных стычках и более мощного телосложения, но ошибся. После двухминутного спарринга Кристофу удалось выбить меч из рук основательно запыхавшегося офицера и нанести последний удар, победив с минимальным перевесом. Радость от победы оказалась недолгой: пожилой поручик с лёгкостью разобрался сначала с невезучим юнкером, а после одолел и Криса, использовав ряд приёмов, большую часть из которых юноша видел впервые. Сорвавшееся с уст статного седовласого мужчины "неплохо" стало слабым утешением.
  
   В тире Кристоф немного попрактиковал стрельбу из пистолета. Убедившись, что по-прежнему попадает в движущуюся мишень не менее восьми раз из десяти, он достал свой набор тайнтских ножей, купленный ещё в лицейские времена и теперь готовый сослужить реальную службу. Судя по удивлённым взглядам занимавшегося рядом взвода солдат под руководством крепыша-капитана, метательное оружие в Альянсе популярностью не пользовалось. Ефрейтор не опозорился, осилив свою обычную программу, но всё равно чувствовал себя не в своей тарелке из-за молчаливого, но назойливого интереса окружающих.
  
   Больше всего парню понравились помещения для магических практик. Выглядели они в точности так же, как тиры и фехтовальные залы - высокий, метров пять-шесть, потолок, стены ненавязчивого светло-зелёного цвета, сглаживающие эхо, посыпанный песком и опилками пол, приглушающий шаги и смягчающий падения. Но здесь были и всевозможные мишени, способные перемещаться по разным траекториям и измерять силу каждого угодившего в них заклинания, и счётчики, позволявшие следить за мощью применяемого чародейства. Крис довольно шустро разобрался в сложной лишь с виду системе рычагов и кнопок, позволяющей индивидуально адаптировать тренировочную зону под любого практиканта, и запустил с десяток небольших магических аккумуляторов-печатей, хаотично летавших по залу и атаковавших заклинателя однотипными энергетическими вязями. После этого простая отработка дистанционных пространственных заклинаний и энергозаклинаний превратилась в настоящее сражение, где требовалось не только вовремя сбивать движущиеся цели, но также блокировать и уворачиваться от ответных ударов. Маленькие заклинательные печати при попадании оставляли небольшие ожоги - кожа слегка краснела и начинала зудеть. К счастью, Кристоф пропустил всего шесть ударов за все сорок минут занятия. На практику ушло немало сил - имитация битвы потребовала полной концентрации, быстрой реакции, постоянной смены масштаба и направления заклятий. Взглянув на счётчик, вмонтированный в мощную позолоченную дверь, юноша с удивлением понял, что потратил больше трёх тысяч единиц чароэнергии, но при этом устал скорее морально, нежели физически. Вспомнив свой суммарный запас при поступлении в Лицей - две с половиной тысячи единиц - ефрейтор слегка улыбнулся. Сейчас он, наконец, осознал, насколько сильно продвинулся в ходе своего многолетнего обучения.
  
   Тем не менее, Крису казалось, что он стоит на месте. Больше никаких существенных многочасовых практик, никакого штудирования книг, никаких изнурительных тренировок, как в Университете -- а значит, никаких успехов и никакого развития. На третий вечер, уединившись у себя, любуясь россыпью огней окошек в наплывавших друг на друга силуэтах зданий, смутно выступавших из полумрака задремавшего города, парень подумал, что аллея вокруг штаба неплохо приспособлена для пробежек. Следующим утром, ближе к половине седьмого, спустившись с высокого каменного крыльца, Кристоф с наслаждением окунулся в бодрящую утреннюю прохладу. Он неспешно дошёл до пересечения центральной дороги с узкой кольцевой тропинкой, любуясь сверкающей от росы травой, не успевшей потерять радостную летне-зелёную яркость, и клочьями перистых облаков на ещё по-рассветному розоватом небе. Потянулся, сделал пару наклонов, выполнил на редкость ловкий кувырок, слегка задев влажные травяные стебли, и побежал, соразмеряя ритм шагов с темпом дыхания.
  
   В первый день немногочисленные встречные провожали юношу удивлёнными взглядами. Наездники, с утра пораньше отрабатывавшие рысь, и вовсе показывали пальцами на служителя, решившего ни с того ни с сего подбавить себе физических нагрузок. Ефрейтор решил не обращать внимания на насмешки. За сорок с чем-то минут он намотал пять кругов, одолев около десяти километров - неплохо, но хотелось бы лучше. Назавтра Крис немного улучшил результат, по пути несколько раз обогнав старательно пыхтевшего пожилого лысого мужичка в круглых очках, двух коротко остриженных смешливых девушек лет двадцати, серьёзную и собранную светловолосую сероглазую женщину в солдатской форме, группку рядовых и двух подтянутых мужчин из Боевого подразделения, державших небольшую скорость ради беседы. Спустя пару дней число любителей утренних пробежек увеличилось как минимум втрое - пример юного служителя отчего-то оказался на редкость заразительным.
  
   В один из дней Кристоф взял выходной и отправился исследовать соседние кварталы. Юноша надеялся подобрать себе подходящее жильё, а в окрестных зданиях сдавалось много квартир и комнат. Увы - единственной находкой стала недорогая кофейня со странным названием "Кладовая лета", располагавшаяся в подвале старого дома из красного кирпича. Небольшое кафе явно не пользовалось популярностью, но зато было чистым и уютным. Крису понравился выдержанный в золотисто-зелёных тонах интерьер, продуманный до мелочей, в частности - витражные окна под потолком, ярко-оранжевые кружевные скатерти и весёлые разноцветные подсвечники на столах. Он почувствовал себя мотыльком, прилетевшим на яркий огонёк свечи посреди белоснежно-пастельной Пелла Асимы. Решающим аргументом послужил великолепный и сравнительно недорогой кофе - парень решил, что периодически будет заглядывать сюда по утрам и выходным.
  
   Цены на квартиры, напротив, неприятно поразили. Ефрейтор запоздало сообразил, что искать недорогой вариант в самом сердце столицы - не самая разумная идея. Тем не менее, перспектива ездить с окраины в центр и обратно по восемь раз в декаду тоже не прельщала, так что юноша решил и дальше жить в Башне Альянса, как бСльшая часть Четвёртого спецотряда.
  

***

   То, что Анри и Руфь постоянно обретаются в Центральном штабе, а не приезжают по рабочим дням, Кристоф понял после первого же визита в их комнаты. Техномаг практически не покидал своей спальни, по уши уйдя в работу. Шан-Де же недаром рьяно заботилась об интерьере своего обиталища. Помещению, в которое мельком заглядываешь время от времени, не захочется уделять столько внимания.
  
   Сюрпризом для Криса стало то, что Аль также поселился в здании организации, которой не слишком доверял и совершенно не симпатизировал. После первого разговора со старым знакомым, довольно резкого, но зато честного, ефрейтору казалось, что мейстер желает и старается держаться подальше от территорий Альянса хотя бы во внерабочее время. Комиссару, в отличие от его подчинённых, средства позволяли выкупить целый дом на одной из соседних улиц. Невзирая на это, Алтеро продолжал ютиться в небольшой спаленке рядом с кабинетом и редко покидал помещения отряда.
  
   Айзифа снимала комнатушку-мансарду на берегу Сэболарейн. Высокая цена и ряд неудобств, связанных с житьём в ветхой постройке позапрошлого века, давно требовавшей ремонта, с лихвой окупались чудесным видом из окна и, как выражалась девушка, "постоянной бытовой романтикой". Кроме того, ундина плохо чувствовала бы себя, живя далеко от воды. Кристоф подозревал, что лишь пресловутый финансовый вопрос помешал его сослуживице подобрать квартиру близ набережной Имхонсы, более широкой и полноводной столичной реки.
  
   В штабной спальне Айзи устроила некую помесь будуара и склада личных вещей, которые не помещались в мансарде или портились от влажного воздуха. "Запасной" гардероб служительницы впечатлял. Раз в два-три дня девушка после полуторачасового прихорашивания покидала комнату, облачившись в очередной выходной костюм. Её наряды ни разу не повторялись даже в мелочах. На следующий день ундина, как правило, приходила в радостном, приподнятом настроении, приносила свежие продукты, готовила кофе на весь отряд, заваривала какой-нибудь новый цветочный чай, щедро делилась купленными "для себя" сладостями и выпечкой. Но одним утром Айзифа появилась на пороге с двадцатиминутным опозданием, без сумки с едой и в крайне паршивом расположении духа. Кристоф не рискнул тревожить чем-то (или кем-то) рассерженную следовательницу и занялся завтраком сам, пока начальник и его заместитель сортировали какие-то бумаги. Руфь пыталась помогать невольному повару, но всё-таки не уследила за кофе. Это выдернуло Айзи из мрачных мыслей - ундина, мгновенно очутившись возле плитки, успела убавить огонь, но после этого почему-то разозлилась ещё сильнее. Единственным, в чью сторону она ни разу не направила свой разъярённый взгляд во время завтрака, стал комиссар, то ли не заметивший состояния подчинённой, то ли умело не обращавший на это внимания, рассчитывая, что вскоре всё вернётся на круги своя. Что ж, так оно и получилось...
  
   Драгослав несколько лет назад приобрёл дом на Янтарной улице, близ окраины, где поселился с женой и детьми. Отчего-то Крис решил, что семья у мужчины небольшая. Об истинном количестве родственников коллеги юноша узнал, когда заместитель притащил в штаб деревянную качалку-лошадку. Огромная игрушка ядрёного морковно-красного цвета, благоухавшая свежим лаком, по ширине еле вписалась в дверной проём и полностью перегородила проход за одним из диванов.
  
   - Это... что? - Кристоф не смог подобрать подходящего эпитета, поэтому вопрос прозвучал довольно глупо.
  
   - Неужто сам не видишь? - ожидаемо удивился Слава. - Лошадка же. Деревянная. Второй младшенькой моей, Мейке, сегодня три годика исполнится. Уже большая девочка, самостоятельная, даже считать до шести научилась! Умничка, да? - голос Славы сделался умилённым, сюсюкающим, ефрейтор с изумлением взирал на нежданную ипостась сослуживца. - А это, стало быть, подарок. Забрал из мастерской нынче утром, едва открылись - позже кто-нибудь наверняка выкупил бы, боялся я опоздать... Вечером принесу. Представляешь, как доченька моя обрадуется, а? И не она одна - все обрадуются.
  
   - А почему эта лошадка такая... эээ... огромная? - продолжал допытываться Крис, не в силах унять любопытства.
  
   - А как же ж! - всплеснул руками Драгослав. - Если мои все на неё не поместятся, то передерутся! Ладно, младшенькому самому моему, Лежеку, рановато, ему одна веха только, да и старшая, Варьюшка, вряд ли согласится покататься. Она же, дескать, взрослая. Тринадцать лет! Самый трудный возраст, а! Стало быть, шестеро. Вот вшестером кататься и будут. А потом - поочерёдно с папкой своим, то есть со мной! Жена обрадуется, хоть ненадолго её в покое оставят...
  
   - Так сколько же у вас детей? - переспросил ефрейтор, решивший, что ослышался.
  
   - Восемь! - мужчина гордо выпятил грудь. - Четверо мальчишек, четверо девчонок! Мы с Серафимой, женой моей, целый дом потому и выкупили, чтобы всем места хватало и в обиде никто не был. Двухэтажный, и на чердаке комнаты есть, крыша хорошая, сам застилал! Фимочка моя не работает почти, всё за детьми следит. Живописью по шёлку занимается. Изделий готовит мало, но продаются они дорого, ценятся, она ж у меня одна из лучших столичных художниц по тканям! С одного полотна - на полвешки еды и... ну... необходимого всякого. Я, ежели что, семью стабильно обеспечиваю, всем всего хватает, даже если у Фимушки вдохновения нет. Копим, к тому же. Глядишь, и ещё детишек заведём... Дети - это радость, праздник, понимаешь? Смысл жизни, во! Детей должно быть много, тогда и счастье к тебе придёт, мно-о-ого! Они и сами - счастье!
  
   От продолжения монолога внезапно выявленного влюблённого отца Кристофа спасла Айзифа, подоспевшая с наспех выдуманным важным вопросом. Отойдя подальше от Драгослава, парень искренне поблагодарил ундину.
  
   - Ничего-ничего, - отмахнулась та. - Сочувствую. Я тоже однажды задала Славке немного... м-м-м... неудачный вопрос. Спасибо мейстеру, выручил - услал с поручением. Наверное, и он когда-то попался в эту ловушку, но выручать его не спешили, пришлось слушать. Бедолага...
  

***

   В приёмной посменно работали три девушки. Помимо жизнерадостной Агнес и строгой Дианы, порой дежурила третья - невысокая, сероглазая, стройная Чжоу. Волнистые каштановые волосы собраны в два хвостика детскими заколками-крабиками, голова скромно опущена, но взгляд из-под длинной чёлки - стремительный, решительный, даже наглый. Девушка производила впечатление хулиганки, которая ни с того ни с сего решила переквалифицироваться в примерные девочки. Она была помладше своих коллег - лет шестнадцати, не больше.
  
   За стойкой-бюро полагалось находиться двоим, но иногда девушки сидели и втроём. Тогда пребывание на посту приобретало подозрительную схожесть с выходным. Агнес либо листала какой-нибудь пёстрый журнал, либо плела браслетики из ракушек и больших деревянных бусин, охотно отвлекаясь лишь на просителей, которых требовалось куда-либо проводить. Чжоу просто сидела, практически не шевелясь, вперив взор в пол и ковыряя пальчиком царапинки на столешнице; роль "человека на побегушках", шевелящейся по велению старших, подходила ей идеально. Одна Диана внимательно следила за происходящим в холле - карие глаза строго поблёскивали из-за стёкол очков, руки почти машинально сортировали многочисленные, с виду совершенно одинаковые конверты и бумаги, приходившие в штаб каждое утро. Именно она распределяла поток заказчиков и просителей, с которыми не успевали справляться носившиеся по залу адъютанты.
  
   За четыре дня до Осенней вехи Крису вручили один из этих безликих конвертов. Вдоль шва тянулся бледный, едва заметный оттиск - какой-то номер. Печать - стандартная, с гербом Альянса. Больше никаких опознавательных знаков юноша не приметил и с недоумением уставился на распорядительниц, чувствуя себя круглым дураком.
  
   - Задание, - коротко пояснила Диана. - От Верховного комиссара Центрального района Пелла Асимы. Отдашь своему командиру.
  
   - О, заданьюшко! Первое, да? Удачи, удачи! - Агнес помахала парню рукой. Её улыбка, как всегда, лучилась чрезмерной жизнерадостностью. Впрочем, это гораздо, гораздо лучше испуга или горести.
  
   - Но... его ведь могут и не отправить... - полупробормотала-полупрошептала Чжоу, ненадолго приподняв голову. Тонкий пальчик чиркнул по столешнице чуть сильнее, чем следовало - раздался негромкий хруст, щепка улетела в сторону зала, чудом не угодив в пышную копну волос Агнес.
  
   - Ты права, могут не отправить, - согласился ефрейтор, надеясь, что слова тихони не окажутся пророческими.
  
   В итоге поручение выполнили Алтеро и Драгослав, управившись за какую-то пару часов.
  
   - Чокнутый водный маг, - объяснял Аль вечером, развалившись в кресле и потягивая крепкий чёрный чай, в который Айзифа добавила пару столовых ложек рома. - Шатался по переулкам, покрывал льдом всё подряд - лужайки, стены, даже целые здания. Повезло, что от его проделок никто не пострадал, но племянница королевы была крайне возмущена, увидев, что осталось от её любимого цветника. Поймали быстро. Не сопротивлялся толком. Слава запустил в воздух пару-тройку язычков пламени - и всё: чародей наш, как оказалось, огня боится, как... огня, - комиссар хмыкнул. - Чуть в обморок не упал, бедолага. Надели на него золотые наручники - решили перестраховаться и заблокировать его дар, мало ли что... Без помех довезли до штаба и сплавили мужичка прямиком в лапы дежурных. Всё.
  
   - Я-то думал, пожгу хорошенько, с водниками драться - дело занятное. Три огонька... Тьфу!.. Три огонька!.. - обиженно басил Драгослав, забывший и про чай, и про ужин, ничем не отличавшийся от завтрака.
  
   Кристоф был разочарован, но, с другой стороны, понял специфику небольших постоянных отрядов. Поимка преступника по обычной схеме наверняка отняла бы куда больше времени: поиск злоумышленника Следственным подразделением; выяснение, потребуется ли подмога Боевого подразделения; распределение полномочий; попытки согласовать дальнейшие действия и приноровиться к навязанным напарникам... Маги, состоявшие в постоянных группах, хорошо знали свою команду, учитывали специализации, умения и недостатки друг друга. Кроме того, для спецотрядов так или иначе отбирались наиболее подходящие служители -- командиры принимали тех, с кем имели дело раньше и хотели бы продолжить сотрудничество, к кому есть доверие, кто не подведёт. Ефрейтор в очередной раз осознал, насколько ему повезло. Начать работу не с обычной регулярной службы, а в составе цельной группы, состоящей из опытных бойцов! "Я непременно оправдаю доверие, - решил Крис. - В этот раз меня не взяли на миссию -- значит, отправят в следующий. Когда придёт время, я справлюсь максимально быстро и безошибочно и никого не подведу!"
  
   Увы - со вторым заданием, выданным на другой день, разобрались Алтеро и Руфь. Им пришлось здорово повозиться: отыскать в городе пронырливого оборотня, способного летать - дело непростое. Тем не менее, спустя четыре с половиной часа промокшие до нитки, но довольные следователи вручили запелёнутую в золотую сетку чайку дежурным стражникам. Пронзительные вопли разгневанной птицы, в которую умел превращаться нахальный похититель магических артефактов, долетели аж до дальнего крыла шестого этажа, где располагался штаб Четвёртого спецотряда.
  
   Сегодняшний день начался точно так же, как обычно - ранний подъём, пробежка, утреннее чае- и кофепитие с бутербродами и печеньем. Алтеро, узнав, что заданий для отряда пока нет, поспешно взял выходной и ушёл в город -- прогуляться и размять ноги перед очередной порцией бумажной волокиты к какому-то совещанию. Остальные вскоре расползлись по своим комнатам. Лишь Айзифа звонко грохотала тарелками в гостиной.
  
   Кристоф сидел на кровати, поджав под себя одну ногу, теребил страницы замаранной библиотечной "Истории Альянса", знакомой ещё по базовому гуманитарному курсу Университета, и скучал.
  

***

   Тишину разорвал резкий, неожиданный звук - чересчур громкий хлопок входной двери, спровоцированный явно не сквозняком. Послышались лишившиеся привычного утреннего спокойствия голосА: встревоженный и срывающийся на фальцет - Айзифы, нарочито расслабленный и чуточку насмешливый - Аля.
  
   Соскочив с постели, парень поспешил в залу.
  
   - Говорю же, они совсем распоясались! Это ужасно! Как так можно? А если бы вас поранили? Всесоздатель милостивый! - слова Айзи отчётливо слышались уже в межкомнатном коридорчике. Девушка почти кричала. Крис, всерьёз испугавшись, влетел в гостиную, чудом не запнувшись о порог.
  
   Алтеро стоял у дверного проёма, прислонившись к стене. Ундина, бледная как мел, трясущимися руками ощупывала рукав плаща мейстера, выглядевший так, будто кто-то искромсал его небольшим, но очень острым ножом.
  
   - О, Кристоф, - комиссар приветливо помахал рукой остолбеневшему ефрейтору. - Подходи, полюбуйся. Не очень аккуратная работа, правда? Сам не ожидал. Даже стыдно немного...
  
   - "Неаккуратная"? - служительница аж задохнулась от возмущения. - Они пытались вас поранить! Всерьёз! Вы атаковали в ответ - и поступили совершенно правильно! Эти распоясавшиеся новобранцы...
  
   - Наш ефрейтор - тоже новобранец, - как бы невзначай напомнил Аль.
  
   - Ой, простите... - Айзифа залилась краской и виновато опустила голову.
  
   - Что произошло? - Крис успел заметить, что его товарищ в полном порядке. Пострадали только рукав плаща и манжета надетой под него рубашки, на руке же повреждения отсутствовали - ни царапин, ни ожогов, ни синяков.
  
   - Да так, - начальник беззаботно рассмеялся, - традиция такая. Проделки новичков. Пару-тройку дней назад в Альянс начали набирать выпускников завершившегося учебного года. Часть желторотиков, разумеется, просочилась в Центральный штаб благодаря хорошим оценкам или редким способностям. Но в душе эти ребята -- всё ещё студенты. Почуяли свободу от контроля со стороны назойливых взрослых, возомнили себя умными и сильными, но к суровой реальности не готовы. При этом все друг дружку знают, если и нет, то быстро сходятся, и многих их них тянет на подвиги и открытия в развесёлой компании таких же юных энтузиастов. Но вершить великие дела бедняжкам не позволяет начальство, вот они и пытаются доказать, что тоже не лыком шиты и в сражении одолеют самого что ни на есть опытного бойца, тем более - старших по званию, засидевшихся в своих пыльных кабинетах. Сейчас они пробовали свои силы на тех, кто имел неосторожность сократить путь до крыльца через дежурный выход. Вдоль всей тропы растёт густой кустарник, выпускнички прячутся там, поджидая подходящую жертву. Нападают либо на тех, кто пониже чином, либо на высокоранговую молодёжь, выглядящую лёгкой добычей. Вроде меня, например. Я, каюсь, задумался по пути, да и спать хотелось. Всю ночь провёл за чтением, нашёл пару интересных теорий, засел их разбирать, и не уследил за временем, как водится... В общем, к Башне полз еле-еле. Они и атаковали. А я с сонных глаз не сообразил, что к чему. На автомате поставил двухслойный щит с усилителем вокруг запястья - сам же помог нашим юным авантюристам попортить собственный костюм. Тут же накинул на них энергетическую сеть. Теперь ребятишки лежат на полянке, все пять штук, и даже пошевелиться не в состоянии, - комиссар поправил очки и со вздохом закончил, - а мне придётся вызывать дежурных охранников и топать прямиком к Верховному комиссару. Объяснять, какого Всенощного я использовал против беспомощных детишек такую мощную штуку.
  
   - Ох, - забеспокоился Кристоф, - и что же? Получается, ты... вы оборонялись. Вам грозит наказание за применение слишком сильного волшебства на территории штаба?
  
   - Пусть только попробуют! - угрожающе заявила девушка. - Мейстер же защищался! Ух, я их всех...
  
   - Крис, во-первых, - перебил подчинённую Аль, - хватит мне выкать. Я знаком с тобой гораздо дольше, чем с остальными. Здесь все свои. Совещания, учения или всякие открытые мероприятия -- другое дело, но, если мы не на каком-нибудь общем официальном сборище, не бойся обращаться ко мне на "ты", как раньше. (Ундина обиженно поджала губы.) Во-вторых, не думаю, что меня ждёт такая уж серьёзная кара. Ну, пожурят, небольшой штраф влепят. Айзифа права, не я начал драку, я оборонялся. Конечно, неопытные чародеи не должны были застать меня врасплох - это мой просчёт, сам виноват, что ворон считал. Но и новички тоже хороши. Не помешает проучить их сейчас, иначе в дальнейшем они совсем отобьются от рук. Или причинят кому-нибудь серьёзный вред - всякое ведь случается.
  
   - Хм-м, - ефрейтор нахмурился, вспомнив, что среди нападавших могли оказаться его однокурсники или ребята из параллельных потоков. Нет, это невозможно, среди студентов Университета вряд ли найдутся дураки, которые рискнут напасть на мага настолько высокого ранга! Тем не менее, удостовериться в невиновности знакомых забияк отчего-то хотелось. - Ладно. Тогда я позову охрану...
  
   - Не нужно, - махнул рукой Алтеро. - Сам справлюсь, так что не вмешивайтесь. Драгослав, пока меня не будет, побудешь за главного, - добавил он, бросив короткий взгляд на мужчину, только-только вошедшего в гостиную. Слава на секунду нахмурил лоб, соображая, что его угораздило пропустить, потом приосанился и кивнул. - Я вернусь где-то через полчаса.
  
   - Мейстер, хотя бы плащ смените! - крикнула Айзи вслед командиру.
  
   - Зачем? - удивился тот, обернувшись на пороге. - Пусть моё начальство полюбуется.
  
   Дверь захлопнулась так громко, что сокомандники вздрогнули от неожиданности.
  
   - Сквозняк, - пробормотала Айзифа. Скользнула к столу, ловко подхватила стопку немытых тарелок и скрылась в ванной комнате. Из оружейной появилась Руфь; женщины едва не столкнулись, но ундина успела вильнуть в сторону. Шан-Де остановилась напротив Драгослава.
  
   - А, доброе утро, принцесса, - Слава сглотнул и неуклюже переступил с ноги на ногу. Кристоф в который раз поразился, насколько заместитель начальника боится худощавую, с виду совершенно беззащитную волшебницу.
  
   Руфь чуть заметно кивнула, продолжая сверлить мужчину пристальным взором пугающих, но притягательных оранжево-жёлтых глаз.
  
   - А, это... - заторопился следователь, - босс отошёл ненадолго, сказал, чтобы я побыл вместо него, пока... То есть заменил, занял его место и за всем присмотрел! Вот! - и Драгослав заспешил в комиссарский кабинет нарочито размашистой и сосредоточенной походкой. Манёвр Славы смахивал скорее на позорное отступление, чем на стремление скорее приступить к важной и ответственной работе.
  
   - Руфь, вы собирались что-то спросить? - Крису показалось, что женщина слегка обижена реакцией сокомандника.
  
   - Да, - согласилась Шан-Де. - Собиралась спросить Драгослава. Теперь нет.
  
   - Ясно, - юноше захотелось поёжиться, когда внимание собеседницы переключилось на него. Слишком проницательный взор, слишком нечеловеческий. Ефрейтор с трудом заставил себя остаться на месте, расслабленным, и не выказать ни малейшего признака испуга. Глупо бояться товарища, с которым предстоит работать бок о бок, возможно, прикрывать друг другу спину в настоящем бою. - Увы, он, видимо, занят. Но я готов помочь вам, если нужно. Что от меня требуется?
  
   Руфь слегка склонила голову набок. Светлая прядь волос свесилась на лоб, закрыв один глаз.
  
   - Кристоф.
  
   - Да?
  
   - Сходишь со мной в столовую?
  

***

   Алтеро утверждал, что штабные повара совершенно не умеют варить кофе, у Айзифы получается гораздо лучше. Крис же не чувствовал разницы, поэтому преспокойно брал в столовой и кофе, и чай, и выпечку, которую ругали многие - тесто, мол, тяжёлое и толком не успевает подняться.
  
   Руфи, похоже, общественное мнение также было до лампочки. Сейчас она неторопливо щипала сладкий пирожок с яблоком, не забывая запивать его слабеньким зелёным чаем. Каким-то загадочным образом женщина ухитрилась растянуть небольшой перекус на десять... нет, уже одиннадцать минут. Более того - даже почавкивая жидковатой начинкой, с прилипшими к губам крошками и перемазанными патокой пальцами, она каким-то образом умудрялась выглядеть всё так же величественно, элегантно и неприступно.
  
   Юноша тянул время, по чуть-чуть отхлёбывая кофе из большой белой кружки с выщербленным краем и треснувшей посередине ручкой, cклеенной с помощью какой-то субстанции неприятного зеленоватого оттенка. В Университете повреждённые чашки и тарелки немедленно изымали, чтобы никто не травмировался или, упаси Всесоздатель, не возмутился состоянием посуды. Здесь же, в Альянсе, на сколы и небольшие царапинки не обращали внимания. Кристофу нравился такой подход: он считал, что выбрасывать потрёпанные, но ещё пригодные для использования вещи, будь то блюдце, складной нож или старая рубашка - расточительство и чрезмерное внимание к мелочам.
  
   Доев пирожок, тщательно промокнув губы салфеткой и вытерев руки, Руфь вновь воззрилась на парня. Ефрейтор не выдержал, передёрнул плечами. Он не понимал, зачем женщина попросила его составить ей компанию. Неужели не могла поесть сама? Или не сумела бы добраться до столовой? Глупости, седовласая волшебница прекрасно обошлась бы без него. Сначала она собиралась пойти с Драгославом, но не слишком расстроилась провалу затеи и не стала ждать, когда замначальника освободится. Почему? Торопилась куда-то? Нет, не похоже. Вероятно, передумала? Так резко? Для чего Шан-Де понадобились эти бессмысленные посиделки с человеком, который появился в Альянсе совсем недавно?
  
   И тут Криса осенило:
  
   - Вы хотите что-то спросить у меня?
  
   Руфь едва заметно кивнула.
  
   - О чём же?
  
   Служительница не спешила с ответом. Сложила салфетку треугольником, подсунула под тарелку, отложила в сторонку маленькую вилочку-двузубец, так и не пригодившуюся при поедании пирожка. Сделала глоток чая, поставила чашку на стол, ложкой стряхнула прилипшую к светло-синей каёмке чаинку. Вновь подняла глаза на юношу:
  
   - Вы с командиром знакомы давно.
  
   - Да, - вежливо согласился Кристоф, - давно. А что?
  
   - Вы познакомились, когда командир собирался вступать в Альянс?
  
   Парень озадаченно нахмурился. Он недоумевал, отчего соотрядница заинтересовалась его прошлым. Или она хочет выяснить что-то об Але?
  
   - Нет. Когда мы впервые встретились, Алтеро уже был комиссаром-следователем третьего ранга. Он проходил последнюю проверку перед началом самостоятельной службы.
  
   Руфь наклонила голову и провела рукой по волосам, поправляя выбившуюся прядь. Кристоф начинал понимать, как правильно строить разговор с сослуживицей. Всё просто. Почему-то женщина не заговаривала первой. Словно предоставляла собеседнику право... нет, скорее выбор - состоится беседа или нет. Чтобы получить ответ, требовалось задать вопрос, и наоборот. Сейчас чародейка молчала, поскольку ждала пояснения, не сочтя полученные сведения достаточными. Крис отодвинул кружку подальше от края столешницы, чтобы не смахнуть ненароком, и продолжил:
  
   - Когда мне было восемь лет, в нашем доме случилось несчастье - ушёл из жизни сосед. Неожиданно и... хм-м, неестественно. Мои родители насторожились и связались с городской стражей. Серые сказали, что это - убийство, совершённое магом, и вызвали следователей из Альянса. Приехал Алтеро, с ним - двое ефрейторов. Расследование длилось полтора дня, за это время мы успели познакомиться и подружиться. Кроме того, я узнал о своих способностях к чародейству - оказалось, я пользовался ими, сам о том не ведая. Так что я, понаблюдав за работой служителей, загорелся идеей вступить в Альянс, - юноша смущённо улыбнулся, - и до сих пор с трудом верю, что у меня получилось.
  
   - У тебя получилось, - подтвердила служительница таким тоном, которым взрослые обычно озвучивают фундаментальные истины, когда пытаются объяснить что-то своим наивным отпрыскам.
  
   Не согласиться с ней было невозможно.
  
   - Но всё же, что именно вы...
  
   Парень умолк на полуслове. В голове словно что-то щёлкнуло, все фрагменты головоломки мгновенно встали на свои места.
  
   - Вы проверяли меня?
  
   - Я проверяла тебя, - призналась женщина. - Остальные поверили сразу. Они не сомневаются в словах командира. Я усомнилась. Мейстеры не любят Альянс. Некоторые приходят, чтобы навредить, разрушить его изнутри. Я боялась, что ты и командир как-то связаны с такими людьми. Теперь я уверена, что это не так, и рада. За тебя, за всех нас. Прости, Кристоф. Но мейстеры опасны. Куда опаснее, чем...
  
   - Чем Шан-Де? - закончил Крис оборванную реплику.
  
   Выражение лица седовласой не изменилось ни на йоту, но юноше показалось, что его собеседница раздражена столь резким переходом к её скелетам в шкафу.
  
   - Простите, я не хотел...
  
   - Ничего, - качнула головой волшебница. - Представители моего клана действительно крайне опасны... были. Раньше, давно. Сейчас - нет. Победитель Императора Ульяра, Джелл нир Паттерсон, позаботился об этом.
  
   - Что он сделал? - ефрейтор, сам не зная почему, понизил голос до шёпота.
  
   Руфь наклонилась к собеседнику, почти прижавшись к отполированной поверхности столешницы, и так же тихо ответила:
  
   - Он сделал так, что наши тела не способны выдерживать нашу собственную магию. Она рвёт нас изнутри. Калечит. Пытается прорваться наружу. Такова цена обладания даром, которым владела главная семья моего клана. Мы не можем не колдовать, иначе нас ждёт смерть. Мы беспомощны, потому что наша сила несовместима с обыкновенной мирной жизнью. Шан-Де живут только в бою, и нынешний Архимаг это понимает.
  

***

   Вернувшись в комнаты отряда, Кристоф машинально бросил взгляд на подвески. Алтеро ещё не вернулся - его медальон, тёмно-серый с фиолетовой вязью, поблёскивал обратной, не раскрашенной, но от души залакированной стороной. Юноша перевернул свой чёрно-оранжевый кулон. Недолго думая, сделал то же самое с бело-синей подвеской Руфи: та сразу прошла в свою спальню, значит, рассчитывала, что ефрейтор не забудет и про её медальон тоже.
  
   В гостиной Анри возился со сломанным магомером. Стрелки, пластинка шкалы и двенадцать колбочек с цветными субстанциями - образцами магии - были полукругом разложены на столике. Парень пытался то ли приладить на место чёрную кнопку включения, то ли, напротив, выковыривал её из серебристого корпуса, намертво вцепившегося в детальку погнутыми проволочками-фиксаторами.
  
   Кресло напротив техномага заняла Айзи - она заканчивала подсчёт мелочи, скопившейся в банке. Сейчас следовательница, выписав на обрывок бумажки суммы медных, бронзовых и серебряных монеток, заносила их в длинную колонку, размеченную под сложение.
  
   - Семь серебряных и шестнадцать медяков, - сходу высчитал ефрейтор. - Плюс шесть бронзовых монет. Лучше потрать их поскорее. Пару дней назад я слышал, что король опять хочет поменять бронзу на медь.
  
   - Ну хоть не на тайнтскую сталь, - пробормотал рыжий и тут же громко ойкнул - щипцы-кусачки, соскользнув, оставили на пальце некстати отвлёкшегося мага длинную красную полосу.
  
   - Ой, спасибо, Крис! - обрадовалась Айзифа. - Ты меня спас! Не люблю математику. И ненавижу считать по человеческой системе счисления! На Каскаде ундин она одиннадцатеричная.
  
   - Почему? - удивился парень.
  
   - Так у нас на хвостах ведь одиннадцать перепонок, глупый! - засмеялась служительница.
  
   Анри обмотал порезанный палец бумажной салфеткой и продолжил возиться с магомером.
  
   - Ой, Ан-Ан, так не годится! - встрепенулась Айзи. - Подожди немножко, я пластырь принесу...
  
   Но, едва ундина поднялась из кресла, как грохнула входная дверь. Спустя секунду в гостиную влетел заметно запыхавшийся Алтеро. Накинутый на плечи чёрный плащ колыхался за его спиной подобно рваным чёрным крыльям.
  
   - Отлично! Все, кто нужен, на месте! - выдохнул комиссар, резко затормозив возле дивана.
  
   - Мейстер! Что стряслось? - девушка, мгновенно забыв про техномага, ринулась к начальнику. Анри остался на месте, но работу отложил, явно заинтересовавшись происходящим.
  
   - Ничего не стряслось, - Аль вручил девушке небольшой конверт, - но это пока. Семь минут на подготовку, потом - в мой кабинет. Снаряжение - как обычно, ничего сверх этого. Анри, заканчивай с ремонтом - тебе предстоит быть на связи, вдруг ребятам понадобится твоя помощь. Кристоф, ты тоже собирайся. Поедешь вместе с Айзи на своё первое задание!
  
  
  

Глава 2

   "Ох, а справлюсь ли я?"
  
   Крис тряхнул головой, отгоняя бесполезные мысли, порождённые исключительно нерешительностью. Облажаться - недопустимо, так что не следует даже думать о таком развитии событий. Сейчас лучше уделить внимание сборам.
  
   Медальон служителя - под рубашку. Или не стоит? Оттуда его не достать быстро, если вдруг возникнет необходимость. Ладно уж, пусть висит как есть.
  
   Оружейный пояс - поверх обычного. Сумка не нужна, в куртке много карманов. Чехол с метательными ножами - справа, ножны с мечом - слева. Интересно, хватит ли этого? Может, прихватить с собой огнестрел? Или арбалет? Стоп, Аль же сказал, что "ничего сверх обычного" не требуется. Значит, оставляем ножи и меч.
  
   Парень распихал по многочисленным карманам блокнот, карандаш, кошель, небольшой рулон бинтов и маленький, в ладонь, серебристый магомер - новенький, блестящий, с двумя шкалами, хронометром, четырнадцатью стёклышками-индикаторами и парой топорщащихся длинных проволочек, скрученных спиралью. Приборчик он опробовал в тренировочных залах несколько дней назад. Показания его, как выяснилось, куда точнее встроенного измерителя. Магомер указывал общий уровень магических единиц, определял мощность и тип чар, применявшихся на определённой площади, а также отображал примерное время их использования.
  
   На подготовку, как ни странно, ушло совсем немного времени. Спустя пять минут Кристоф стоял в кабинете начальства. Драгослав, кое-как примостившийся на двух слишком узких для него стульях, при виде ефрейтора одобрительно кивнул и вышел в гостиную, притворив за собой дверь.
  
   - Магомер захватил? - спросил Аль, торопливо перелистывая какие-то бумаги. Он даже не поднял головы при появлении Криса, но тот всё равно кивнул, машинально:
  
   -Да. Магомер, бинт, блокнот, оружие. Своё, не из арсенала.
  
   - Денег хватит?
  
   - А сколько нужно?
  
   - С десяток серебряных. Вряд ли пригодятся, но мало ли.
  
   - Тогда хватит.
  
   - Медальон?
  
   - На мне.
  
   Алтеро, наконец, оторвал взгляд от вороха листов:
  
   - Да ты присядь. Айзифа всегда опаздывает. Сейчас поедете осматривать место происшествия. То, что ты взял с собой - необходимый минимум в начале каждого задания. Позже, если понадобится что-то ещё, либо заедете в штаб, либо постучитесь в локальное отделение Альянса, либо позовёте подмогу. Работа предстоит не очень серьёзная... по крайней мере, с виду. Справишься.
  
   - Понял. Что мне делать, пока Айзифы нет?
  
   - Просто посиди спокойно и не отвлекай.
  
   Ефрейтор, стараясь двигаться как можно тише, протиснулся мимо шкафов и занял ближайший стул. Поправил пытавшуюся сползти на глаза бандану. В кабинете за минувшие дни ничего не изменилось - всё тот же лёгкий беспорядок на столе, строгое кресло с высокой спинкой и узкими подлокотниками, тёмно-серые шторы из недорогой, но добротной материи, странно неуместный здесь чёрно-красный ковёр. Только ножны с мечом мейстера переместились на подоконник и теперь подпирали приоткрытую створку окна, чтобы та не распахнулось настежь от порыва ветра. "А ведь этот клинок, должно быть, довольно древний. Какое непочтительное обращение с ценными старинными реликвиями", - подумал юноша и едва не фыркнул от смеха.
  
   Алтеро, так и не сменивший порванную в стычке с новичками одежду, спешно заполнял какой-то бланк, украшенный несколькими печатями. Одну из них, чёрно-синюю, Крис опознал с первого взгляда - герб Альянса. Присмотревшись, различил на второй, красной, знак Следственного подразделения. Прочие узоры и вензеля парень не вспомнил. По-видимому, то были личные штампы и подписи кого-то из вышестоящих.
  
   Закончив с одним документом, Аль принялся за другой. Попутно он перелистывал страницы потрёпанной толстой тетради, готовой вот-вот развалиться - тонкие верёвочки стёрлись до толщины нити. Поставил какую-то отметку на полях, другой рукой параллельно продолжая выводить ровные строки. Его действия были настолько скоординированы, что Кристоф сразу понял - Алтеро привык к подобной бумажной волоките. И ощутил лёгкую грусть, почувствовав размер пропасти между ним и его другом. Да, они почти ровесники, но один - опытный служитель, а другой даже не знает, что следует взять с собой на первую миссию.
  
   Отложив в сторону поцарапанную металлическую ручку, начальник вытащил из-под вороха сломанных перьев небольшой перстень. Щёлкнул пальцами, чиркнул ногтем по блестящему чёрному камню, прижал его сначала к одному исписанному листу, потом к другому. На бумагах отпечаталась золотистая цифра "4" в круглой рамке с замысловатой вязью. Поставив небрежные, размашистые подписи вверху обоих документов, а также возле штампа отряда, Аль смахнул кольцо в ящик стола. Потянулся за пристроившимся на краю столешницы конвертом - тем самым, который принёс с собой из кабинета Верховного комиссара.
  
   В дверь постучались.
  
   - Входи, - Алтеро не счёл нужным повысить голос, и Кристоф усомнился, расслышали ли ответ в гостиной. Вдруг пришедший побоится заглянуть в кабинет и потревожить комиссара? Ефрейтор беспокоился зря - Айзифа появилась на пороге мгновенно и сразу скользнула к столу начальства.
  
   - Так. Я уже объяснил Анри, что да как, но, думаю, вы вдвоём вполне справитесь. На первый взгляд дело проще некуда, - комиссар развернул лежавший в конверте листок тончайшей бумаги перламутрового оттенка, - может вовсе оказаться пустышкой. Может, и нет. К нам поступил запрос на расследование от Люсии, графини Вейлиньен. Прошлой ночью кто-то пробрался на территорию особняка, непонятным образом миновав все уровни магической защиты. Более того - злоумышленник отпер ворота так, что заклинание сигнализации не отреагировало. Вероятно, это простой сбой в системе, но...
  
   - Что натворил этот неизвестный тип? - спросила ундина. - Ранил кого-то? Или...
  
   - Или, - Аль положил письмо обратно в конверт. - Кража. Пропали лошади, шестеро. Разумеется, лучшие из лучших, тингийской породы. Сообщать подробности письмом графиня не пожелала, но готова хорошенько оплатить работу следователей. Подробности происшествия - при личной встрече. Кажется, она не столько встревожена проникновением вора, сколько рассержена, что кто-то осмелился пробраться в её владения. Поезжайте к ней, поговорите, осмотрите систему защиты... в общем, как обычно. Крис, лови.
  
   Кристоф с трудом успел поймать брошенное начальником послание-заявку, из-за своей лёгкости не полетевшее по заданной траектории, а стремительно нырнувшее вниз, подчиняясь скользнувшему в окно прохладному ветерку. Юноша едва не опрокинул стул, зацепив его ножнами меча, но благополучно подхватил конверт сантиметрах в тридцати от пола.
  
   - Отличная реакция, - похвалил Алтеро. - Раз не сплоховал сейчас, справишься и с остальным. Не волнуйся. Айзи по дороге расскажет всё, что ты должен знать.
  
   - Я не волнуюсь, - ефрейтор поднялся с пола, отряхнул брюки - похоже, ковёр давно не чистили. Зато падать на него оказалось совсем не больно. - Куда ехать? Далеко?
  
   - Не-а, - мотнула головой Айзифа. - Я помню, где этот особняк. Соляная улица. В паре кварталов отсюда.
  
   - Ясно. Значит, пойдём пешком?
  
   Ундина прыснула. Аль негромко фыркнул и с улыбкой покачал головой:
  
   - Ни в коем случае. Несолидно ведь! Кристоф, запомни - если собираешься посетить знатного человека, поезжай в экипаже, даже если дойти пешком будет быстрее! Поддержка репутации Альянса, вечного и непобедимого, и всё такое прочее. Если вздумаешь явиться на такую предварительную встречу на своих двоих - сразу уронишь себя в глазах бдительной и мнительной столичной аристократии. А потом, уже во время выполнения задания, передвигайся, как посчитаешь нужным!
  
   - Идём, - девушка потянула напарника за рукав. - Выберем подходящий транспорт.
  

***

   Наконец-то Крис узнал, куда ведёт одна из загадочных невзрачных дверей центрального холла. Узкая лестница, словно бы сдавливаемая со всех сторон мощными стенами и сводами, уходила ниже и ниже, на первый подземный этаж, куда служитель до этого ни разу не заглядывал. Проход освещался не очень ярко. Вначале юноша решил, что на бугристые каменные стены прилепили огромные саламандровые чешуйки, но потом понял, что сияние источают сами булыжники. Не все - только серовато-белые, полупрозрачные, чем-то напоминающие кварц.
  
   - Говорят, эти светильники создал сам Первый Архимаг, - благоговейно прошептала Айзифа. - Они горят с момента основания Альянса и гаснут лишь тогда, когда штаб атакует сильный противник. Энергия, используемая ими, каким-то образом перебрасывается на защиту Башни. Не прикасайся к этим камням.
  
   "Не думаю, что дотянусь до них", - подумал ефрейтор. Булыжники располагались слишком высоко, в трёх с лишком метрах от пола.
  
   Ступени были крайне неудобными - высокие, почти по колено взрослому человеку, но при этом узкие и заметно скошенные вправо. Дважды Кристоф спотыкался и чудом избегал падения; один раз ему пришлось подхватить под локоть оступившуюся Айзи - каблук закрытых чёрных туфель едва не застрял в глубокой трещине. "Интересно, - подумал служитель, - эту лестницу хоть раз ремонтировали? Или к ней тоже запрещено прикасаться?" Он весьма скептически воспринял слова напарницы. Вряд ли Архимаг Джелл, при всём его могуществе, обладал способностью творить заклинания, действующие тысячи лет. Тем не менее, выказывать неуважение к древней лестнице отчего-то категорически не хотелось. Парень поймал себя на том, что прикасается к гладкому каменному поручню с каким-то необъяснимым благоговением, похожим на то, что он испытал в не тронутом временем Зале Общих собраний.
  
   Спуск закончился в огромном помещении с низким сводом, подпираемым многочисленными колоннами из таких же напоминающих кварц светящихся глыб. Если в других частях здания юноша замечал следы многочисленных ремонтов и переделок, то это место, несомненно, оставалось неизменным с момента постройки Башни.
  
   Меж колонн выстроились ряды всевозможных транспортных средств - самоходок разных размеров, небольших открытых повозок, фургонов, карет. Кое-где в ровном строю зияли прорехи. Вдоль дальней стены за прозрачным барьером сверкали и переливались роскошные, изукрашенные экипажи.
  
   - Это - для кардиналов и почётных гостей, - объяснила Айзифа. - А нам бы что-нибудь попроще.
  
   - И не очень громоздкое?
  
   - Угу.
  
   - Как насчёт неё? - Крис махнул рукой в сторону небольшой двухместной самоходки.
  
   - Ты умеешь водить эту штуку? - заинтересовалась ундина.
  
   - Практиковался в последнем классе Лицея. Да и в Университете нас обучали вождению. Несколько раз организовывали уличные выезды, под присмотром наставников.
  
   - О, здорово! - обрадовалась девушка. - А у меня никак не получается. Когда еду одна, беру таратайку, других вариантов не остаётся. Это ужасно! Особенно когда приходится самой вести сюда лошадей. Сначала долгий спуск, потом они видят низкий потолок, чувствуют магические барьеры, пугаются и начинают сопротивляться... Обычно я прошу конюхов заняться упряжью, но они не всегда бывают на месте. Или уходят за амуницией, а я пытаюсь тем временем сама справиться, но не всегда успешно. Кони боятся заходить в ангар, а я побаиваюсь коней. Не знаю, почему.
  
   Кристоф подсадил Айзи, помогая ей забраться в повозку. Напарница оказалась немного тяжелее, чем он предполагал. Покрутившись на пассажирском сиденье, ундина нащупала ремень безопасности и тут же пристегнулась. Следователь вскочил на водительское место и закрепил на предплечье кожаный браслет, соединявшийся с рулём полоской драконьей чешуи.
  
   - Ты долго сможешь ей управлять? - спросила Айзифа.
  
   - Десять-одиннадцать часов непрерывной езды на высокой скорости. Но сейчас мы доберёмся быстрее, так что я вряд ли почувствую отток магической энергии, слишком малая величина. Поэтому не беспокойся. Только подсказывай дорогу, ладно? Я ещё не очень хорошо ориентируюсь в центре, да и здесь...
  
   - Хорошо, - кивнула служительница. - Поезжай налево, до подъёма. Там обогнём здание, и - к центральному входу по аллее. Посигналишь охране дважды, и они откроют ворота.
  
   - Понял, - кивнул Крис.
  
   Мотор завёлся мгновенно и практически бесшумно - с лёгким шипением. Повозку слегка тряхнуло. По пальцам правой руки, стиснутой браслетом, пробежала слабая судорога. Проверив ремень безопасности и убедившись, что всё в порядке, ефрейтор аккуратно вывел самоходку из ряда одинаковых повозок с гербами Альянса на надраенных до блеска боках и развернулся в сторону выезда.
  

***

   - Значит, так, - Айзи, сидя вполоборота к водительскому месту, торопливо разъясняла соотряднику, что им предстоит. - Обычно встречи проходят как-то так... ммм... Приезжаешь, если транспорт впускают на территорию, следуешь указаниям привратников. Если нет, то паркуешься около ворот, метрах в трёх. Не забудь включить защиту от угона - мало ли, что бывает! Даже в хозяйском гараже обязательно активируй её. Если останавливаешься у обычного дома, то тут без вариантов -- оставляешь возле входа, после чего идёшь беседовать с теми, кто тебя вызвал. Довольно просто, да? Но сейчас выйдет несколько сложнее. Нас наверняка встретит кто-нибудь из слуг. Потом будем какое-то время сидеть в гостиной или приёмной и ждать. Если принесут закуски -- не налегай. Если принесут алкоголь, попроси заменить его на воду. Чем важнее порученное нам дело, тем быстрее заказчики к нам выйдут. С ними держи себя спокойно, невозмутимо. Если хотят для начала поговорить, чтобы разобраться, что ты за человек - отвечай, но о себе особо не распространяйся, ладно? Факты, никаких оценочных суждений и размышлений. И запомни -- мы, служители Альянса, склоняем голову только в присутствии членов королевской семьи! Рядовые обязаны делать это перед представителями наиболее влиятельных родов, но мы, к счастью, не рядовые. Держись прямо, понятно? Расправь плечи! Во время расследования командуем мы. Каким бы богатым и знатным ни был человек, он обязан нам подчиниться. Если его неповиновение приведёт к чьей-либо гибели или повреждению имущества, за это спросят с него, а не с нас. Поэтому, если требует ситуация, не бойся повысить голос или, скажем, отпихнуть в сторону какую-нибудь высокопоставленную рожу. Запомнил?
  
   - Угу, - кивнул Кристоф.
  
   - И ещё... Ой!
  
   - Осторожно, - запоздало предупредил парень, затормозив на перекрёстке. Мимо проползла гружёная бочками повозка, которую тянул угрожающе огромный чёрный бык. Возница зыркнул на пропустивший его телегу экипаж, цыкнул и звонко щёлкнул кнутом, вынудив громадину ускорить ход.
  
   - А! Да, всё верно, - вновь затрещала Айзи, - ты правильно поступил. Но вообще транспорт Альянса обязаны пропускать. И мы можем ездить по городу с любой скоростью. Если потребуется -- выезжать на тротуар, без разрешения пересекать закрытые и частные территории и тому подобное. Но не злоупотребляй этим! Понял?
  
   - Да-да, - ответил Крис, аккуратно выруливая на вымощенную красноватым булыжником улочку.
  
   - Так, - пробормотала ундина. Попыталась привстать, но ремень безопасности не позволил ей подняться с сиденья. Айзифа недовольно поморщилась, поджала под себя одну ногу -- ткань длинной чёрной юбки с кнопками вдоль бокового шва, украшенного полупрозрачными оборками, угрожающе затрещала -- и, вытянув шею, принялась осматриваться.
  
   - Куда нам? - Кристоф сбавил скорость, теперь самоходка ползла не намного быстрее пешехода.
  
   - Особнячок с горчично-жёлтой крышей. Бело-жёлтый, трёхэтажный. Вокруг него ещё забор с вставками из лазурита.
  
   - Лазурита?
  
   - Камень такой, голубенький... О, вот! - девушка ткнула пальчиком в забор светло-серого кирпича, разбавленный вертикальными линиями минерала густого небесно-синего цвета.
  
   Ворота нашлись быстро. Широкие, выкрашенные в белый (судя по сильному запаху краски, сравнительно недавно), они также были отдекорированы лазуритом. "Так, и что дальше? Даже самоходку оставить негде, - задумался парень. -- Улица слишком узка. Или нас всё-таки встретят?"
  
   Видимо, слуг успели предупредить о визите следователей, так что ефрейтор зря беспокоился. Стоило экипажу приблизиться к въезду, как белоснежные створки настежь распахнулись. Откуда-то сбоку вынырнул дюжий молодец в канареечно-жёлтой форме верхом на узкой одноместной самоходке, походившей на стул с подлокотниками, который зачем-то водрузили на огромное широкое колесо. Юноша едва не расхохотался в голос, но вовремя прикусил язык. Ундина осталась равнодушной -- похоже, не впервые видела подобное чудо техники.
  
   - Прошу за мной, - слова встречающего прозвучали вежливо, но жёстко. Чувствовалось, что этот человек привык отдавать приказы. Крис послушно свернул вслед за ним на длинную мощёную боковую дорогу и припарковал самоходку под навесом из плотной сетки, белизна которой успела несколько подпортиться.
  
   Сопровождающий дождался, пока водитель активирует защитное заклинание, и повёл следователей по узкой садовой тропинке, петлявшей меж аккуратно подстриженных кустов. Нависавшие над аллейкой ветви берёз дарили призрачную, полупрозрачную тень, солнце то и дело вспыхивало искорками, то тут, то там просачиваясь сквозь бреши в позолоченной листве.
  
   Путь закончился у невысокого, в три ступени, крыльца. Нависавший над ним балкон поддерживали три выбеленные колонны с резным орнаментом. На пороге гостей встретил человек в бело-голубых одеждах -- вероятнее всего, дворецкий. Фрак василькового оттенка, расшитый золотой нитью, несколько прибавлял лет седовласому, но статному мужчине. Тем не менее, его чопорность вызывала улыбку: ростом вышколенный управляющий заметно уступал даже Айзи.
  
   Черноволосый служитель, стряхнув с банданы зацепившийся за вышивку сухой листик, окинул взглядом небольшой, но уютный холл. Пол устилал пушистый синий ковёр; зеркальная стена против белокаменной лестницы, широкой дугой уходившей вверх, заметно расширяла пространство, но от мельтешения отражавшейся в ней листвы за окном начинало рябить в глазах. Двери под лестницей заслоняла расписная ширма с идиллически пышными голубыми цветами и диковинными длиннохвостыми птицами, чьи позолоченные клювы тускло блестели в бледном дневном свете. Крис оглянулся на напарницу. Та, тряхнув головой, небрежным жестом откинула за спину густые кудри изумрудно-зелёного оттенка и произнесла:
  
   - Прибыла по приказу Верховного комиссара Центрального района города Пелла Асимы. Комиссар-следователь третьего ранга Айзифа ур Рикано, Четвёртый Специальный отряд.
  
   Реплика девушки прозвучала расслабленно, с лёгким оттенком небрежности.
  
   Парень чуть заметно улыбнулся, вспоминая казавшийся таким высоким шкаф в полутёмном помещении, кряхтение папы, причитания мамы, торопливо оправлявшей юбку. Словно наяву он услышал скрип входной двери и высокий мальчишечий голос, с которого всё и началось -- интерес к магии, учёба, Лицей, Университет, а теперь...
  
   Расправить плечи. Не смущаться. Сглотнув вставший в горле ком, равнодушно и спокойно, будто бы далеко не в первый раз, отчеканить:
  
   - Ефрейтор Кристоф Юанон, Четвёртый Специальный отряд.
  
   - Пройдите сюда, пожалуйста, - чинно склонив голову, дворецкий развернулся на каблуках и неспешно зашагал вперёд. Поднявшись по лестнице, он свернул направо и остановился возле входа в комнату, пропуская служителей вперёд. Крис, поборов колыхнувшееся в душе волнение, вошёл следом за девушкой.
  
   - Госпожа скоро подойдёт. Прошу вас немного подождать, - с этими словами мужчина удалился, неслышно притворив за собой дверь.
  
   Юноша огляделся. По-видимому, их проводили в гостиную. Размерами комната заметно превосходила знакомую ему штабную залу спецотряда в Альянсе. Диваны расположились вдоль двух стен, напротив них разместились столики и пуфы. Несколько кресел выстроилось полукругом вокруг догорающего камина, от которого тянуло затухающим, приятным жаром, хвоей и чем-то пряным. Обои, настенные панели, устлавшие пол ковры, мебель -- бело-голубо-золотистая гамма соблюдалась строго и во всём. Широкие окна с крохотными, едва намеченными подоконниками закрывал ослепительно-белый ажурный тюль.
  
   - Сюда, - шепнула Айзифа, потянув ефрейтора за рукав. Тот последовал за сослуживицей к камину и осторожно, придерживая чехол с метательными ножами, опустился рядом на необычайно мягкий диван. Парень боялся зацепить ножнами обивку, казавшуюся тонкой и крайне ненадёжной, поэтому на то, чтобы устроиться более-менее удобно, ушло некоторое время.
  
   - Крайние места лучше не выбирать, - шепнула девушка, расправляя юбку, - иначе хозяева решат, что мы спешим. Лучше проходить вглубь, но не отдаляться от окон, мало ли, вдруг нападение или что-нибудь вроде... И вот ещё, смотри. Около других диванов стоят банкетки, а здесь -- кресло. Людям, живущим в таких роскошных особняках, не пристало сидеть на табурете, без опоры для спины, как простолюдину. Это тоже учитывай. Всегда садись напротив собеседника, мебель двигай по минимуму. Если вас трое, а место -- на двоих, то тому, у кого ниже ранг, придётся стоять рядом. Тогда можно прислониться к стене, например, или на подлокотник присесть, но с этим поаккуратней, иногда они такие хлипкие...
  
   Крис, заметив, что дверь в гостиную начала открываться, легонько ткнул Айзи локтем. Та мгновенно замолчала и выпрямилась, приняв невозмутимый вид.
  
   Вошёл лакей с подносом. Расставил на столе посуду -- чайный сервиз, несколько хрустальных вазочек с печеньем, вафлями и конфетами. Наполнил чашки, украшенные золотистой каймой, душистым свежезаваренным чаем. Поклонившись, отошёл чуть в сторону, к камину, и замер, заложив руки за спину.
  
   Айзифа ободряюще пожала Кристофу руку. Юноша понял, что ундина волнуется. Скорее всего, не за себя -- за него. Ефрейтор действительно нервничал, но всё же заставил себя улыбнуться и на несколько мгновений легонько стиснул в своей ладони тонкие пальчики девушки.
  
   Видимо, заказчица не слишком спешила на встречу со служителями. Ждать пришлось почти десять минут. За это время парень успел пригубить чай, на вкус оказавшийся немного кисловатым, с цитрусовой ноткой. Очень хотелось попробовать сладкое, особенно имбирное печенье с корицей и сахаром, совсем свежее и умопомрачительно пахнувшее. Крис некстати вспомнил, что за сегодняшний день успел съесть один-единственный бутерброд с сыром, утром. Надо было купить что-нибудь в столовой, последовав примеру Руфи.
  
   Обстановка быстро набила оскомину: роскошь утомляла. Золотистые разводы на обоях стали казаться слишком аляповатыми, пёстрыми и попросту захламляющими узор. Лёгкий шорох занавесок, которыми поигрывал просачивавшийся в приоткрытые окна ветерок, раздражал, заставляя то и дело вздрагивать - кольца-крепления довольно громко гремели по полому металлическому карнизу. Даже камин с резной панелью и искусно выполненной решёткой, напоминавшей наслоенные друг на друга узоры паутины, уже не радовал взор. Поэтому ефрейтор почувствовал едва ли не ликование, услышав в коридоре звук шагов, и сразу повернул голову к бесшумно распахнувшейся двери.
  
   - Графиня Вейлиньен, - объявил показавшийся на пороге слуга и торопливо посторонился, пропуская женщину в пышном небесно-голубом платье.
  
   На вид ей было лет сорок пять, может, немного больше. Седина толком не успела затронуть золотистые волосы, уложенные в простую, но изящную причёску - слегка высеребрила виски, и только. Пара локонов обрамляла узкое, строгое лицо с глубоко посаженными глазами, серыми и холодными, как осеннее небо. Слегка размытая линия подбородка, морщинки у губ и в уголках глаз; прочие признаки надвигающейся старости надёжно скрыл слой пудры.
  
   Наряд графини больше подошёл бы молодой девушке, но всё же смотрелся на ней более чем неплохо. Неглубокое декольте, полупрозрачные рукава, оставлявшие открытыми округлые плечи. Корсет затянут не слишком сильно, но достаточно, чтобы подчеркнуть стройный силуэт. Ладони скрыты тончайшими ажурными белыми перчатками с золотой строчкой и бантиками на запястьях. Шею плотно охватывает пластинчатое колье с крупным сапфиром в середине. Украшенные россыпью мелких синих камешков и позолотой туфельки глухо цокали острыми каблуками по плотному, ворсистому ковру.
  
   - Четвёртый Специальный отряд. Комиссар-следователь третьего ранга Айзифа ур Рикано, - представилась поспешно вскочившая на ноги Айзи.
  
   Юноша успел подняться немного раньше соотрядницы. Под строгим взором графини ему хотелось то ли склонить голову, то ли вытянуться в струнку, как на строевой подготовке.
  
   - Четвёртый Специальный отряд. Ефрейтор Кристоф Юанон.
  
   Люсия Вейлиньен окинула служителей пристальным взглядом. Недовольно нахмурилась, заметив чешуйки на лице ундины. Увидев пёструю бандану на голове юноши, и вовсе поджала губы. Слегка вздохнув и на секунду смежив веки, словно демонстрируя своё смирение перед неизбежным, грациозно опустилась в кресло напротив.
  
   Следователи вслед за ней вновь присели на диван. Комната погрузилась в молчание, которое на пару мгновений нарушил тихий плеск - лакей наполнил чаем чашку графини и бесшумно отступил обратно, к камину.
  
   - Рада видеть вас в добром здравии, графиня, - Айзифа первой нарушила тишину.
  
   - Мы встречались с вами ранее? - выражение лица не изменилась ни на йоту, но в глазах мелькнуло подобие интереса.
  
   - Да. В позапрошлом году я вместе с напарником сопровождала экипаж вашего младшего сына в пути до Ойлэя.
  
   - Ах, моего Карла... Бесполезный мальчишка. Позор семьи. Тогда я отправила его на курорт, чтобы отдохнуть от него хоть какое-то время.
  
   Слова эти были произнесены настолько равнодушно и отстранённо, что у Кристофа мурашки забегали по спине. Разве станет мать так говорить о собственном сыне, ещё и при посторонних?
  
   - Он показался мне вполне достойным молодым человеком, - продолжала настаивать Айзифа.- Господин Карл отнёсся к охране на удивление снисходительно.
  
   - Да он просто боялся, - махнула рукой Люсия. - Трус, каких свет не видывал. Представьте себе! Мы с детства готовили его к почётной работе в Альянсе. В этом году он мог стать вашим сослуживцем, но нет! Он провалил вступительный экзамен в Магический Лицей, провалил с треском, испугавшись взрыва какого-то прибора на одном из испытаний. После этого, услышав об опасностях, поджидающих любого волшебника, отказался поступать в какое-либо учебное заведение, где обучают чародейству. Столько сил, столько времени - и всё потрачено впустую! Ох, это ужасно, - женщина нарочито скорбно склонила голову, коснулась пальцами высокого лба, на миг заслонив лицо узкой рукой в кружеве перчатки.
  
   - Сочувствую вам, - промолвила Айзи.
  
   - Молодой господин Карл, лорд Вейлиньен, - зычно объявил слуга у дверей.
  
   - Лёгок на помине, - сквозь зубы прошипела графиня. На миг её лицо, утратив маску бесстрастности, приобрело то выражение, которое Крис называл про себя "высшей степенью недовольства".
  
   Сын походил на мать лишь светлыми волосами да разрезом глаз. В остальном он выглядел полной её противоположностью - круглое румяное лицо, нос картошкой, гордо выпирающий живот, пухлые пальцы, заметная косолапость. Из-под расстёгнутого камзола торчало пышное жабо белой шёлковой рубашки. Высокий воротничок-стойка цеплялся за обвислые щёки, явно причиняя хозяину некоторые неудобства. Голубые, в тон камзолу, бриджи и белые чулки обтягивали мощные ляжки графского отпрыска до того плотно, что Кристоф волей-неволей прислушался - не донесётся ли треск рвущейся ткани. Туфли с золотыми пряжками были единственной частью костюма молодого человека, которая ему более-менее шла.
  
   - Матушка, - баском заявило чадо, остановившись возле графини, - я хочу послушать.
  
   - Так и быть, - махнула рукой та, - только не встревай в разговор. Иначе отошлю в комнаты, к гувернёру.
  
   Карл недовольно засопел, но всё же опустился в поспешно придвинутое слугой кресло. Лакей поставил на стол ещё одну чашку и немедля налил в неё чая. Младший сынишка, одним глотком осушив едва ли не половину успевшего немного остыть напитка, проворно потянулся за вафлями.
  
   Кристоф с сомнением глядел на упитанного парня - ему казалось, что он уже где-то слышал голос с похожими интонациями. Да и широкая фигура в голубом костюме смотрелась до странности знакомо, даже ностальгично. Но где и при каких обстоятельствах они могли столкнуться ранее?
  
   - Давайте перейдём к делу, - попросила Айзифа, слегка повысив голос, чтобы заглушить громкое чавканье лорда.
  
   - Хорошо, - графиня приосанилась. - Что именно вы желаете узнать?
  
   Ефрейтор заставил себя отвлечься от ворошения воспоминаний, переключиться на то, что происходит прямо сейчас. И сразу же, чисто машинально, задал вопрос:
  
   - В котором часу произошла кража?
  
   - Хмм, - госпожа Люсия задумчиво провела пальцами по витому локону. - Полагаю, между тремя и половиной четвёртого ночи. Охрана, которой я поручила обходы, проверяет конюшню каждые полчаса.
  
   Крис вытащил из кармана блокнот с карандашом и, открыв первую страницу, принялся записывать показания женщины. Айзифа тихонько выдохнула и, расслабившись, откинулась на спинку дивана. Краем глаза служитель уловил одобрительно-восхищённое выражение её лица.
  
   - Сколько лошадей пропало?
  
   - Шесть. Четвёрка вороной масти - любимцы моего мужа, других таких красавцев в столице вы вряд ли отыщете. Два белых жеребца, принадлежавших нашим стражникам - неплохи, но в целом ничего особенного, полукровки... Полагаю, вам лучше побеседовать с конюхом по этому поводу.
  
   - Так... На территории особняка в этот период времени никто не заметил ничего подозрительного?
  
   - Подозрительного... Не думаю, - женщина лаконичным, слегка кокетливым движением поправила якобы сбившуюся набок причёску и продолжила, - ведь привратники абсолютно ничего не видели. Дежурные, которым я велела присматривать за особняком в тёмное время суток, утверждают, что на территории было тихо и пусто. Но, зная их нрав, я не удивлюсь, если эти бездельники отвлеклись на пару минут.
  
   - Их не могли подкупить? - спросила Айзифа.
  
   - Исключено! - отрезала графиня. - Все они связаны клятвой верности господину. Кровной клятвой.
  
   "Отвратительно", - подумал Кристоф. Подобные обеты, обрекавшие их нарушителя на мучительную смерть, никогда ему не нравились. Слишком жестоко. Больше похоже на пережиток прошлого, чем на нечто необходимое в современном мире. Но не читать же аристократке лекцию о приемлемом поведении! Сейчас надо сосредоточиться на ином.
  
   Итак. Кражу совершили в промежуток между тремя и половиной четвёртого утра. Шесть коней... и что, их вывели совершенно бесшумно? Они не ржали, не беспокоились, почувствовав незнакомого человека? Стоп. Чтобы кто-то в одиночку увёл нескольких лошадей за раз? Может, преступнику помогали? Тогда это - целая группировка, действующая на удивление слаженно. Предположим, им удалось прокрасться к конюшне незамеченными благодаря какому-нибудь простому заклинанию маскировки. На обратном пути такой приём бы уже не сработал: масштабной магией не воспользоваться - среагирует сигнализация, а скрыть заодно и скакунов, двое из которых белого цвета... Нет, вряд ли. Значит, воры успели пробраться к выходу за те две-три минуты, пока наблюдатели отвлеклись. Трудно, но выполнимо... Нет, глупости. Охрана у ворот ведь никого не засекла! Забор не перескочить, не обойти. Получается, они выбрались где-то ещё.
  
   - Есть другие входы на территорию особняка? - спросил ефрейтор.
  
   - Другие входы? - наморщила лоб женщина.
  
   - Да. Должно же быть хоть что-то, так? - Крису захотелось вскочить с дивана, пройтись по комнате, чтобы привести в порядок заполонившие голову мысли. Сдержаться удалось не без труда. - Запасной выход. Вероятнее всего, небольшой ход, малозаметная дверка, которой пользуются не все живущие в особняке люди, например... Например, калитка для слуг!
  
   Ундина дёрнулась и резко повернулась к леди Люсии.
  
   - Калитка... Да, кажется, есть, - неуверенно проговорила та.
  
   - Есть! - вмешался Карл. Он дожёвывал вафли, утирая салфеткой оставшийся на губах и подбородке шоколад. Слова его звучали не слишком внятно, но разборчиво. - Есть, матушка! Слуги с кухни пользуются старой калиткой в глубине сада! Я видел!
  
   - Ах, эти прохвосты... - графиня навалилась на подлокотники, явно собираясь подняться с кресла.
  
   - Стойте, - осадила её Айзи. - Полагаю, они тут ни при чём. Так, Кристоф?
  
   - Так, - кивнул тот. - Преступник решил, что пробраться на территорию вашего особняка со стороны улицы - плохая идея. Поэтому проскочил подворотнями через другой вход, который редко охраняется, поскольку о нём знают лишь те, кто вынужден часто покидать усадьбу. Например, за провизией. Вы и сами не сразу вспомнили о существовании этой калитки, не так ли?
  
   Госпожа Люсия выглядела уязвлённой. Карл с недоумением таращился на мать. Не отрывая от неё озадаченного взгляда, подцепил тарталетку со сливочным кремом, проглотил её целиком, почти не жуя, и вновь взялся за салфетку.
  
   Крис решил, что теперь-то вполне заслужил награду, и потянулся за приглянувшимся ему имбирным печеньем. Угощение оказалось превосходным - мягкое, слоёное, оно буквально таяло на языке. "Не зря столько лет провёл в одном классе с ребятнёй из богатых семей, - подумалось парню, - с тех пор ориентируюсь в правилах их жизни и устройствах домов не намного хуже самих представителей аристократии. Вот уж не думал, что воспоминания об их разговорах так быстро окажут мне услугу. Особенно - хвастливые рассказы про побеги от родителей, менторов и нянек через потайные выходы для прислуги".
  
   - Значит, калитка, - Айзифа призадумалась, покусывая нижнюю губу. Схватила чашку, за пару стремительных глотков допила остатки чая, каким-то чудом сумев не подавиться, и вскочила с дивана. - Кто устанавливал магическую охранную систему на особняк?
  
   - Ваши же и устанавливали, - графиня следом за ней поднялась на ноги, но, в отличие от ундины, сделала это с неторопливым изяществом. - Альянс. Обновляли перед предыдущей вехой, так что...
  
   - Ага, стандартный, - пробормотала девушка. Побарабанила пальцами по спинке дивана. Ефрейтор также встал, ожидая приказаний. - Давайте поступим так. Кристоф побеседует с конюхом, заодно взглянет на место преступления. Госпожа Люсия, вас я прошу пройти со мной к щитку. Мне понадобится помощь в сверке разрешений на пересечение магических барьеров и использование колдовства на территории. Кстати, кто имеет право вносить изменения?
  
   - Изменения? Только мой муж и я, - женщину, казалось, сбила с толку столь резкая смена темпа разговора. Слегка растерявшись и оттого разом утратив часть своих изысканных манер, она пыталась собраться, чтобы ответить на вопросы бойкой следовательницы. - Больше никто. Творить чары разрешено мне, мужу, нашим троим детям, дворецкому, моей камеристке-целительнице и двум кухаркам. Последний раз мы меняли данные как раз во время приезда обслуги. Сейчас в систему управления занесены образцы аур сорока шести человек - пятерых членов нашей семьи, семерых родственников, дворецкого, шестнадцати охранников и семнадцати слуг.
  
   - Отлично, - кивнула Айзи. - Крис, допроси конюха. Я перепишу на кристаллы отпечатки энергополя людей, указанные в щитке, и отдам тебе. Сможешь отыскать след ауры, не совпадающей ни с одной из этих сорока шести?
  
   - Конечно, - парень кивнул с решительностью, которой совершенно не ощущал.
  
   - Карл, заканчивай ланч. Поможешь господину ефрейтору, - не терпящим возражений тоном велела графиня.
  
   - Ма-ам, ну почему я? - как-то по-детски заныл избалованный сынок. - Отправь лакея! Лакеи для этого и нужны!
  
   - Лакей не слышал нашей беседы, - мать нетерпеливо дёрнула отпрыска за плечо, вынуждая подняться. - А ты слушал и всё запомнил. Мы вместе спустимся на первый этаж, я пойду в комнату стражи, а ты удостоверишься, на месте ли наш конюх. Если его нет - обыщи всю усадьбу, но найди его и приведи. Ты понял меня?
  
   - Ладно, - обиженно пробурчал Карл, - так уж и быть. Я всё сделаю, матушка.
  

***

   - Вы, ефрейтор, выглядите ровесником моего сына, - как бы невзначай заметила госпожа Люсия. Она не шагала, а словно плыла по коридору, гордо подняв голову и держа спину неизменно прямой.
  
   - Я закончил Университет в этом году.
  
   - Хм. Вас возвели в чин ефрейтора перед выпуском?
  
   - Да.
  
   - Насколько я понимаю, перед Университетом вы отучились в Магическом Лицее?
  
   - Совершенно верно, - Кристоф изо всех сил старался соответствовать высокопарной интонации беседы - не манерой речи, так хотя бы светски-беспристрастным выражением лица. И холл, и лестница были достаточно широки, чтобы женщина могла идти рядом со служителем, не опасаясь задеть стену или поручень своим широким платьем. Юноша, смущённый, попытался поотстать, чтобы пропустить собеседницу вперёд, но та тоже замедлила шаг, так что пришлось и дальше брести бок о бок с ней, прижимая ножны к боку, чтобы, упаси Всесоздатель, не зацепить мечом пышные оборки колышущихся лазурно-голубых юбок.
  
   - Позвольте узнать, откуда вы родом? Не припомню ни одного знакомого мне представителя вашей фамилии.
  
   - Моя семья не принадлежит к... к высокому сословию. Я - сын простого торговца из города-спутника.
  
   - Вот видишь, Карл, - назидательно заметила графиня, слегка повернув голову в сторону неуклюжего парня, который, пыхтя, пытался поспеть за мамашей, - этот молодой человек - твой ровесник. Взгляни, чего он успел добиться! А что за это время сделал ты?
  
   - Да знаю я, знаю, - проворчал тот, глядя себе под ноги.
  
   - Ничего ты не знаешь, - Люсия вновь начинала сердиться, - только и делаешь, что проедаешь наши деньги. Сегодня перед тобой - славный пример людей, посвятивших свои жизни благому делу. Научись у них хоть чему-нибудь!
  
   - Угу, - согласился лорд, явно не собиравшийся следовать совету.
  
   - Что ж, здесь наши пути расходятся, - сообщила хозяйка, когда компания добралась до первого этажа. - Карл, ты поступаешь в распоряжение ефрейтора Юанона. Господин ефрейтор, если мой сын нарушит моё повеление, смело фиксируйте, что он препятствовал вашей работе. Я вычту сумму штрафа из его карманных денег.
  
   - Ну ма-а-ам, - вновь заныл графский сынок, но его мать уже скрылась в боковом коридоре. Айзифа проследовала за леди Люсией.
  
   - Ладно уж, - вздохнул уязвлённый лорд, - я провожу, раз матушка сказала. За мной.
  
   Юноши вышли из особняка, спустились с крыльца на огибавшую дом дорожку и побрели по аллее, щедро посыпанной гравием. Крис толком не смотрел, куда идёт. Он прокручивал в голове беседу с графиней Вейлиньен, пытаясь понять, не было ли упущено что-либо важное. Потом переключился на планирование беседы с конюхом. Увлекшись, он не сразу спохватился, что его окликнули. Возможно, не один раз.
  
   - Прошу прощения, задумался, - ефрейтор тряхнул головой, возвращаясь в реальный мир с его хрустом камешков под ногами, задумчивыми лучами осеннего солнца и шелестом желтеющих листьев. - Вы хотели о чём-то меня спросить?
  
   - Я тебя знаю, - заявил Карл.
  
   - А я вас, кажется, нет, - покаялся Кристоф.
  
   Молодой лорд, похоже, не ожидал такого ответа. На некоторое время он замолчал - слышались лишь натужное сопенье да шарканье расписных башмаков по тропинке. Потом повторил, но уже не решительно, а печально:
  
   - Я тебя знаю.
  
   И, помедлив немного, добавил:
  
   - Я вспомнил, когда услышал фамилию. Юанон. Смешно звучит, поэтому в память и врезалось. Ты - тот... ха-ха, тот щуплый шкет в штанах с заплатками на коленках и с торбой, который приехал в столицу на перекладных и сходу пошёл сдавать экзамены в Лицей. У тебя ещё колба магомера рванула на проверке, я тогда вроде как слегка струхнул и чуть не отказался проходить этот этап. Ну, теперь вспомнил?
  
   - Боюсь, что нет, - Крис озадаченно почесал в затылке. - Это ведь давно было.
  
   - Я объяснил тебе про три попытки вступительных испытаний, когда мы стояли на крыльце.
  
   - Ага...
  
   - А ты мне рассказал, как сменил несколько телег по дороге.
  
   - О.
  
   - Ну? Вспоминаешь?
  
   - Вроде да, - в памяти всплыл размытый, неповоротливый, пухлый силуэт в голубом костюме. Важный вид, надменный голос... Да, точно. Потом родители, обеспокоенные результатами их чада на тестах, попытались вручить комиссии взятку, чтобы их сына всё-таки зачислили в Лицей. Попытка провалилась - экзаменаторы оказались неподкупны, к огромному удовольствию Кристофа.
  
   - Ну вот, - Карл остановился у деревянной постройки, почти вплотную примыкавшей к стене особняка. Потыкал в землю носком туфли, помялся. - Я думал, ты не поступил.
  
   - Как видишь, поступил, - служитель понял, что они добрались до конюшни, и поспешил закончить разговор, не приносивший ему ни пользы, ни радости. - Насколько я понял, мы пришли? Что теперь?
  
   Круглолицый тяжело вздохнул, явно разочарованный неразговорчивостью собеседника, и пробормотал:
  
   - Подожди тут, я сейчас.
  
   И скрылся в пристройке. Из распахнувшейся двери на ефрейтора повеяло сеном и навозом. Да, он правильно догадался - это конюшня. Интересно, кто придумал возвести её, считай, вплотную к основному зданию? Не лучше ли размещать такие строения в сторонке, чтобы малоприятные запашки не вздумали смущать нежные аристократические носы?
  
   Конюх вышел буквально через минуту. Даже не вышел - шаг его представлял странноватую помесь бега трусцой и слегка скособоченной походки лыжника, неспешно спускающегося с пологого пригорка. На удивление хорошая осанка и ноги колесом выдавали в старике бывалого наездника. Впрочем, слово "старик" не слишком подходило этому слуге - на вид ему можно было дать лет шестьдесят, не больше. Подтянутый, худощавый, ловкий, но взгляд меланхоличен и покорен. Остановившись напротив ефрейтора, пожилой мужчина потянулся, разминая плечи, и извлёк изо рта длинную, пожёванную, изрядно обслюнявленную травинку.
  
   - Шем обяжан, гошподин?
  
   Шепелявость конюха объяснялась просто - в его широком, практически безгубом рту, походившем на пасть жабы, отсутствовало изрядное количество зубов.
  
   - Я по поводу кражи, - коротко ответил юноша.
  
   - А-а-а, лош-шадки! - дедок всплеснул руками. - Я ждешь шлужу шорок лет! Шо-рок! - Рука с четырьмя оттопыренными пальцами воинственно рассекла воздух. Старый слуга бойко притопнул ногой и тотчас сник, опустив патлатую седую голову с блестящей лысиной на затылке. - Каюшь, шилы не те, што раньше. Шплю я нынше ношами-то. На первом этаже в особняшке - комнатушка, там и шплю. Не слышал я нишего, гошподин. Ни-ше-го! Уж проштите штарого шлужаку...
  
   Ефрейтор с самого начала особо не рассчитывал на зыбкую вероятность найти свидетеля ночного происшествия. Клятва на крови - страшная вещь, шутить с такими обетами нельзя. Любой мало-мальски здравомыслящий человек, способный пролить хоть немного света на случившееся, тут же кинулся бы к графской чете - доложить о том, что ему известно, в надежде на пощаду... Так, а вот это уже интересно. Надо бы уточнить на всякий случай.
  
   - Прошу прощения, - служитель повернулся к Карлу, - а где сейчас ваш отец?
  
   - Папаша? Болеет он, - сынок потёр покрасневший нос; похоже, ароматы конюшни оказались слишком серьёзным испытанием для обоняния молодого лорда. - Лежит в своей спальне. Матушку и целителей к нему пускают, а больше никого.
  
   - Соболезную, - склонил голову Крис.
  
   - А, не стоит, - беззаботно махнул рукой графский отпрыск, - папаша силён как бык. Скоро выздоровеет и опять начнёт слуг гонять. Тут не о чем беспокоиться.
  
   - Лишь Всесоздатель знает, что уготовано человеку, - наставительно заметил следователь. В эту минуту он как-то забыл, что сам едва помнит главную молитву Небесам и никогда не рассчитывал всерьёз на помощь свыше.
  
   Карл насупился.
  
   "Ложный след", - мысленно вздохнул Кристоф и вновь обратился к конюху:
  
   - Какие именно лошади пропали?
  
   - Шамые лушшие! - провозгласил дедок и тут же поправился. - То ешть не шамые-шамые, у наш вше кони лушшие...
  
   "Надо же, какого он высокого мнения о своих питомцах", - мелькнуло в голове парня.
  
   - Но шетвёрка была ошобенно хороша. Тингийшкая порода! Вороные - с лушшей родошловной, кажжая штоит, как вот это вот вшо! - слуга широким жестом обвёл особняк, попутно зачерпнув раскинувшийся вокруг здания парк. - Их на парадных выеждах только ишпользовали, когда к королю на бал ехали! А белых шедлали на парады. Крашавшы были оба! И вежь штранно што... Жнаете, што? - старик, понизив голос, заговорщицки подмигнул и наклонился к юноше.
  
   - Что? - Крис вплотную приблизился к собеседнику, поневоле заинтригованный интонацией.
  
   - Они-то не шамые дорогие у наш были! - конюх рявкнул так, что ефрейтор дёрнулся от неожиданности. - И-жа-бел-ло-вы-е! Вот они - шамые дорогие! У них и жагоны лушше оборудованы, а охраняютша так же, как и другие! Шоловые - штройные, жагляденье! Шеребришто-буланая - это вообше редкошть, таких и покажывать штрашно, шражу украдут ведь! И вше они на месте - и ижабелловая пара, и шоловые, пять штук, и шеребришто-буланый, Артур, эталон иштинного шкакуна! Вше в порядке! Не-тро-ну-ты-е! И поводья оштавили, ижукрашенные, удобные! Брошили! Предштавляете?
  
   - Да, это действительно странно, - вынужден был согласиться Кристоф. - Получается, вора интересовали именно вороные и белые лошади? Скольких из них он увёл?
  
   - Вшех! - конюх развёл руками. Звучно хлопнул ладонями по коленям, шумно вздохнул, попятился назад, к стене, и осторожно присел на шаткую лавочку, смастерённую из доски и двух кирпичей. - Вы уж найдите их, пожалшста. Граф, как ужнает, шкуру ш меня шпуштит! Три шкуры!
  
   - Сделаю всё, что в моих силах, - кивнул служитель.
  
   Дедок собирался сказать ещё что-то, но из-за угла пристройки вынырнула запыхавшаяся Айзифа со связкой маленьких полупрозрачных кристалликов в кулачке.
  
   - Готово! - выдохнула она и торопливо, точно боясь обжечься, сунула амулеты напарнику. - Проверяй!
  
   - Угу, - нерешительно кивнул парень. - Начну с конюшни.
  
   - Давай! А я подежурю у входа, чтобы тебе не помешали, и проверю магомером, какие чары здесь использовались сегодня ночью! - полная энтузиазма ундина не замечала, что товарищ, мягко говоря, не разделяет её настроя.
  
   - Позволите мне понаблюдать? - спросил Карл, кажется, заразившийся приподнятым настроением девушки.
  
   - Конечно! - радостно закивала та.
  
   - А вот я, пожалуй, отойду. Не по душе мне ваши эти магишеские штуковины, - пробормотал старик и, с кряхтением поднявшись, неспешно побрёл к особняку.
  

***

   В конюшне стоял полумрак - окна вдоль стен были слишком малы, и лившийся из них ровный дневной свет успевал иссякнуть, едва достигнув середины помещения.
  
   Стойла украденных жеребцов располагались далеко от входа - и всё же преступник вывел именно этих коней, проигнорировав ближайшую сонно опустившую голову золотистую красавицу и двух смирных пегих лошадок напротив.
  
   Каурка в соседнем деннике беспокойно переминался с ноги на ногу, не сводя с Кристофа тёмных, влажных глаз. С другой стороны негромко пофыркивал гнедой жеребёнок, помахивая коротким жиденьким хвостом.
  
   Лошади не любили магию, но хороших скакунов приучали вести себя смирно, даже если в непосредственной близости от них разворачивается мощная заклинательная печать.
  
   Крис перебирал пальцами позвякивавшие кристаллики, мимоходом удивляясь их лёгкости - будто и не камень вовсе, а спрессованный, слегка отяжелевший воздух. Закрыв глаза, он вслушивался в медитативный перестук, пропускал через себя тончайшие нити энергии, исходившие от каждой подвески.
  
   Нечто решительное, твердокаменное, абсолютно уверенное в себе, загоняющее опасения на самое дно души - должно быть, в этом кристалле запечатлено энергополе графа Вейлиньена, главы семьи.
  
   Строгость, утончённость, постоянный, несгибаемый и неискоренимый оттенок раздражённости - это графиня, ефрейтор уже сталкивался с ней, поэтому опознал сразу.
  
   А вот это, верно, лорд Карл - сгусток колебаний, недовольств и страхов, перевешивающих любознательность и жажду великих свершений. Какая жалость, какой стыд - позволить постоянной опаске победить природную доброту и желание перемен к лучшему.
  
   Два немного похожих кристаллика, напоминающих графский - видимо, старшие брат и сестра трусоватого отпрыска.
  
   Нежность, обеспокоенность, надёжность, постоянная готовность к битве и жажда её, бережливость, нетерпеливость, милосердие, чванливость - множество энергетических нитей, что тянутся возле и насквозь. Не разбирать, что к чему, а тупо запомнить, нет нужды в сортировке, да и сил не хватит - сорок шесть человек, сорок шесть аур, таких разных, таких одинаковых, которые так легко и так сложно спутать!
  
   Парень знал, как сейчас выглядит со стороны - голова запрокинута, глаза закрыты, зубы сжаты, дыхание частое и прерывистое, руки подрагивают, пытаясь удержать сложную заклинательную вязь, и плетут её дальше, круг за кругом, разворачивая и расписывая расширяющуюся, мерцающую серебром печать.
  
   Запомнить, запомнить, запомнить, эту - тоже запомнить... В висках закололо.
  
   И в тот момент, когда память до отказа заполнили слепки чужих энергетик, отзвуки магических способностей и эхо сотворённых чар, сознание выхватило одну-единственную ниточку, выбивавшуюся из общей картины. Ниточку, которой здесь не место, которая не должна находиться в этом переплетении.
  
   - Нашёл, - выдохнул Кристоф.
  
   Айзифа радостно ахнула.
  
   Не спешить. Сделана лишь часть работы. Отпустив все лишние потоки, юноша выронил связку кристалликов. Зашуршала устилавшая пол солома, негромко заржал жеребёнок. Осталось одно энергополе - то самое, лишнее, принадлежащее преступнику.
  
   Плавная, легко льющаяся сила, дар, разбирающий на части любое заклятие, магический узор, предмет. Техномагия.
  
   Умение не только преобразить полученные ресурсы в нечто новое, но и вернуть им их первоначальный облик, с которого всё началось. Небольшие передвижки, изменения в соотношениях сил, создаваемые лёгким движением пальца. Энергомагия.
  
   Защита была взломана так искусно, что возможность установить последовательность действий злоумышленника отпадала. Медальоны Альянса дают его служителям право использовать любые заклинания в частных владениях без срабатывания тревоги, поскольку создают нечто вроде "слепого пятна" - система барьеров просто-напросто не заметит обладателя такого амулета. Здесь же имел место хитроумный взлом, после которого охранные чары начали воспринимать вора как "своего" и оттого перестали наблюдать за ним.
  
   Путь - из глубины сада; очевидно, от той самой калитки для слуг, Кристоф не ошибся... Небольшое пространственное заклинание с использованием талисмана-усилителя - проскочить невидимкой через территорию, какой знакомый трюк! Пара простейших манипуляций с применением вязей техномагического и энергомагического арсеналов - открыть дверь, распахнуть входы в денники. Дальше в ход пошло природное заклинание средней силы, с магической печатью, общей для всех обитателей графской конюшни. Вывести вмиг присмиревших лошадей, дождавшись, когда охранники отвлекутся - снова природная магия, улучшение зрения... или ночное видение? Нет, это больше по части техномагии. Пересечь лужайку и сад, ведя в поводу шестерых обученных, покорных коней за две-три минуты? Вполне реально.
  
   - Один человек. Дар к техномагии и энергомагии. Хорошо владеет природной магией. Пространственную магию поддерживают талисманы. Отлично разбирается в охранных магических системах - каюсь, я не смог детально разобрать, каким именно образом он вскрыл барьер. Но факт остаётся фактом - защитные заклинания приняли его за своего и не фиксировали его действий, - открыв глаза, ефрейтор принялся растирать затёкшие руки.
  
   - Калитка? - встрепенулась Айзифа.
  
   - Подожди, сейчас, - юноша, кое-как подцепив негнущимися пальцами связку с кристалликами, вновь потянул за энергетическую нить, ведшую в сторону забора.
  
   Выйдя из конюшни, Крис зажмурил глаза - после полумрака солнце казалось нестерпимо ярким. Бросил Айзи амулеты и стремительно зашагал по узкой тропинке, ведомый нитью загадочного взломщика.
  
   Аура исчезла у маленькой, в три доски, калиточки, на которой прощупывались следы использования техномагического заклинания - преступник опасался прикасаться к каким-либо предметам на территории усадьбы, поэтому предпочёл заклятие ручному методу взлома.
  
   Распахнув створку, Кристоф выбежал в заулок и огляделся. Несколько хлипких деревянных построек, чахлая рябинка под небезопасно огромным балконом, покосившийся фонарный столб без светильника, грунтовая дорога, несколько голубей, копошащихся в пыли. Множество потоков, шлейфов чужих энергополей, но все - совсем слабые, повседневные, без остатков творимых заклинаний.
  
   Парень снова дотронулся до энергетической нити, безнадёжно покачал головой и обернулся к Айзифе. Карл остановился чуть поодаль, хватая ртом воздух. Лицо его раскраснелось от быстрой ходьбы, став похожим на перезрелый помидор, который вот-вот лопнет.
  
   - Ну что? - спросила ундина.
  
   - След оборвался, - пробормотал служитель. И тут же поправился: - То есть его оборвали. Специально. Вор позаботился о том, чтобы мы не отыскали его по ауре.
  
  
  

Глава 3

   - Обидно получилось, - вздохнула Айзи.
  
   - Прости, - Крис виновато потупился, - у меня ещё мало опыта. Если бы я уделял учёбе больше внимания...
  
   - Нет-нет, я вовсе не об этом! - замахала руками девушка. Связка кристалликов, походившая на диковинный браслет, сорвалась с запястья следовательницы и улетела в кусты. Ахнув, ундина бросилась следом.
  
   - Но я ведь не смог нащупать энергетическую нить! То есть смог, но только до обрыва нити, - ефрейтор потянул на себя несколько тонких ветвей и слегка зашипел от боли, почувствовав резкую боль в ладони.
  
   - Ой, аккуратней! Это боярышник! - запоздало предупредила Айзифа.
  
   - Угу, я понял, - юноша осторожно вытянул здоровенный, сантиметров пять длиной, шип, проколовший перчатку. К счастью, в руку колючка вошла неглубоко.
  
   - Ага, вот они где! Спасибо за помощь! Та-а-ак... Ауч!
  
   - Поранилась?
  
   - Совсем немножко, не страшно... Ладно, не суть. Картина выходит примерно следующая. Преступник запросто перекроил под себя довольно запутанную охранную систему, - Айзи сняла кристаллики с ветки и убрала в карман. Потёрла тыльную сторону ладони, отодрала повреждённую чешуйку. - Значит, он - эксперт в техномагии, способный разобрать по кирпичикам такое нагромождение магических формул. И в энергомагии - тоже, без манипуляций с энергией при взломе не обойтись. Если бы он не сумел затереть собственный энергослед, это было бы странно, правда?
  
   - Правда, - пришлось согласиться Кристофу. - Но всё равно обидно.
  
   - Не расстраивайся! - девушка ободряюще похлопала напарника по плечу. - Всё равно мы неплохо продвинулись!
  
   После неудачной попытки проследовать за злоумышленником по его энергетической нити следователи зафиксировали показания магомера, подтвердившие выводы Криса. Затем вернулись в особняк, допросили всех охранников, дежуривших минувшей ночью. Потом на всякий случай проверили и слуг. Айзифа уговорила графиню Вейлиньен, помимо беседы с членами семьи, также связаться с остальными родственниками, которым установленные защитные заклинания позволяли свободно перемещаться по территории особняка. Выяснилось, что никого из них в столице сейчас нет, а их присутствие в других городах подтверждалось свидетелями, принятыми приглашениями на различные мероприятия и одной газетной статьёй. Последняя в красках расписывала затеянное молодёжью катание на колесницах, организованное минувшей ночью и закончившееся аварией напротив посольства Барауты. В числе пострадавших оказался племянник графа - сын его младшего брата. Автор репортажа с места событий уверял читателей, что инцидент являлся спланированной акцией с целью ухудшения дипломатических отношений между странами, которые не одно десятилетие ищут достойный повод для начала крупномасштабных военных действий.
  
   Как служители и предполагали с самого начала, никто из людей, способных без ограничений передвигаться по усадьбе, не являлся преступником. Прислуга, связанная опаснейшим обетом, вовсе не имела возможности сговориться с вором: любая, даже самая малая помощь недоброжелателю означала для них быструю и крайне болезненную смерть.
  
   - Думаю, нам стоит связаться с леди Руфью, - Айзи слизнула выступившие капельки крови и поморщилась, точно проглотила что-то чересчур горькое. - Пусть проверит систему защиты и возьмёт слепок заклинания для Анри - ему бы не помешало просмотреть техномагическую часть. Ну а нам придётся вернуться в штаб...
  
   - Думаю, мы должны сделать ещё кое-что, - перебил напарницу ефрейтор.
  
   Девушка недоумённо моргнула. Кажется, её слегка задело, что Крис перебил её, но любопытство пересилило:
  
   - И что же?
  
   Парень задумчиво взлохматил волосы. Мысль пришла ему в голову буквально мгновение назад. Сейчас он уже начал сомневаться в её разумности, но мало ли? Вдруг он размышляет в верном направлении?
  
   - Предлагаю опросить соседей. Начать с того задворка, куда выходит калитка для слуг. Вдруг лошади пропадали ещё у кого-нибудь? Только вот дело поручали не нам, а Серой Страже - вряд ли дома простых горожан защищены магическими барьерами. Если преступник умеет колдовать, это ведь не значит, что он не обучен вскрывать замки простыми отмычками, так?
  
   - Отличная идея! - просияла Айзифа. - Поговори тогда с леди Руфью, ладно? Попроси её заняться местной системой защиты. А я предупрежу графиню о наших планах.
  
   - Хорошо, - согласился Кристоф.
  
   Приободрившаяся ундина кивнула, круто развернулась на каблуках и побежала к крыльцу, смутно видневшемуся за деревьями и кустарниковой порослью.
  
   Юноша потянул за цепочку, вытягивая медальон из-под куртки. Неуверенно взвесил амулет в руке. Служитель приблизительно представлял, как связаться с тем или иным членом отряда, но ни разу не проделывал это на практике. В душе зашевелилось сомнение: с чего он взял, что телепатический канал действует как надо? Откуда уверенность, что создатели медальона нашли способ, позволяющий заклинанию работать без участия чар, связанных с магией разума?
  
   Крис хлопнул по лбу ладонью. Получилось совсем слабо - бандана заметно смягчила удар. "А ну-ка, не верещать и не переживать раньше времени! - скомандовал он себе. - Пока не проверишь, не узнаешь!" Закрыв глаза, парень, как мог, воспроизвёл в уме образ Руфи. Её седые волосы, впалые щёки, янтарные глаза с вертикальными зрачками, узкие плечи, мешковатую серую рубашку, усугубляющую жутковатое впечатление от неестественной худобы...
  
   "Кристоф?"
  
   Голос Шан-Де слышался настолько ясно, словно его обладательница стояла вплотную к юноше. Ефрейтор аж подпрыгнул от неожиданности. Огляделся, но никого не увидел. Стиснув зубы, вновь заставил себя сосредоточиться. Медленно, будто бы вслух, проговорил про себя:
  
   "Да. Извини. В первый раз пользуюсь этой штукой."
  
   "Для первого раза совсем неплохо", - в изменившейся интонации собеседницы служитель уловил одобрение.
  
   "Спасибо."
  
   "Ты ведь не просто так связался со мной? Что случилось?"
  
   Да, в дистанционных беседах женщина общалась гораздо охотнее, чем в обычном разговоре. Или же во время миссий она строит диалог иначе, нежели в повседневной жизни?
  
   "Мы установили, что преступник каким-то образом взломал и переделал магическую охранную систему особняка так, что она приняла его за своего, пропустила внутрь и не обращала внимания на его манипуляции. Ни одно заклинание не зафиксировано точно, но колдовство, несомненно, использовалось. Вероятней всего, какая-то комбинация техномагии и энергомагии - у вора есть дар к обеим. Также применялась пространственная магия, поддерживаемая амулетом, и несколько природных заклинаний-печатей. Айзифа хочет, чтобы ты осмотрела барьеры и внимательно изучила энергетическую часть. Технозаклятия надо бы зафиксировать. Сделать слепок и передать Анри."
  
   "Хорошо. Выдвигаюсь на место происшествия. Что планируете делать вы с Айзифой?"
  
   "Допросим жителей соседних домов. Вдруг злоумышленник наведывался и туда."
  
   "Логично, - согласилась Руфь. - Хорошо. Я передам командиру, что вы успели разузнать, и приеду. Удачи вам, Кристоф."
  
   "Спасибо!" - ответил парень. Открыл глаза - и едва не вскрикнул от неожиданности: прямо перед ним стоял Карл с коробкой вафелек в руках и озадаченным выражением на щекастом лице.
  
   - В чём дело? - ефрейтор задал вопрос более резким тоном, чем следовало бы, но графский сынок не обратил на это внимания. Любознательность оказалась сильнее манер.
  
   - Я это у тебя... то есть у вас хотел спросить. А то стоите тут с закрытыми глазами посреди аллеи, как если бы на ходу уснули.
  
   Следователь с удивлением отметил, что отпрыск теперь обращается к нему на "вы". Но заострять внимание на этом не стал.
  
   - Телепатический канал. Связался с сокомандниками.
  
   - А-а-а, - протянул Карл.
  
   - Крис, выдвигаемся! - крикнула Айзи, сбегая с крыльца. - Ну что там?
  
   - Сказала, что скоро будет. Предлагаю оставить самоходку на одной из соседних улиц и пройтись пешком.
  
   - Одобряю, - кивнула Айзифа. - В нашей ситуации не стоит светить транспорт Альянса вблизи места преступления. Доберёмся до проулка, куда выходит калитка для слуг, разделимся и обойдём... хмм... столько домов, сколько получится.
  
   Карл молча стоял у тропинки, поглядывая на служителей и неуклюже переминаясь с ноги на ногу. Неожиданно, словно поддавшись стремительному душевному порыву, он шагнул к Кристофу и сунул ему в руки коробку вафель.
  
   - Это... зачем? - темноволосый юноша недоумённо захлопал глазами.
  
   - Да просто так! - гаркнул толстяк в ответ, вновь стремительно обретая сходство с перезрелым томатом. - Что, думаете, раз прибыли из Альянса и по работе, то имеете право игнорировать стол, который мы для вас накрыли, и не пробовать угощения моей матушки? И вообще, вы слишком тощие! Оба! Такими вам быть не положено! Наверняка хотите есть, но не признаетесь же в этом! Понятно? Я сделал это вовсе не потому, что зауважал кого-нибудь из вас, тем более ефрейтора, который в Альянсе без году декада! Уяснили? Приятного аппетита! - пухлый протиснулся мимо напарников, невзначай задев их плечами, и потопал к особняку, громко шаркая ногами по каменистой дорожке.
  
   Ундина хихикнула, прикрыв лицо рукавом:
  
   - Как мило! Такой стеснительный мальчик!
  
   - Поехали уже, - смущённо пробормотал Крис, чувствуя, что у него горят уши.
  

***

   Добравшись до деревянной калиточки, через которую вор проник на территорию особняка, следователи разделились. Айзи направилась вниз по переулку, а Кристоф свернул на улочку, уходившую в сторону от забора.
  
   Район, в котором очутился служитель, походил на обедневший провинциальный городок и выглядел не слишком дружелюбно. Когда-то здесь стояли в ряд одноэтажные каменные дома, во многих из которых наверняка располагались товарные лавки. Ныне промежутки между старыми постройками заполнили кое-как сколоченные деревянные хибарки, а прежние здания подверглись основательной переделке, добавившей им по два-три этажа. Почти все надстройки также представляли собой крайне хлипкие с виду конструкции из деревянных досок и кусков фанеры. Кое-где материалом послужил кирпич, но низкокачественный, неотшлифованный, который долго не прослужит. Практически все окна были заколочены или зарешечены. Лишь в некоторых рамах сохранились стёкла -- исцарапанные, мутные, покрытые слоями пыли и паутины. Ширина прохода меж домами подходила для пешеходов, но не для транспорта - кое-где Крис мог прикоснуться ладонями к стенам противоположных домов, подняв слегка согнутые в локтях руки. Каждый его шаг поднимал тучу пыли, парень брёл по щиколотку в смеси песка и мелких камушков.
  
   Ефрейтор с опаской присматривался к наглухо запертым дверям, из-за которых не доносилось ни звука. Вероятно, в этом переулке вовсе никто не живёт? Кто вообще решится поселиться в таком месте?
  
   Наконец он увидел приоткрытую дверь, из-за которой доносились характерные для кухни звуки -- плеск воды, шкворчание масла на сковороде и грохот посуды. Вокруг деревянной постройки, со стен которой время практически стёрло весёлую оранжевую краску, стремительно распространялся сочный запах жареной картошки.
  
   "Так. А ну не робеть!" - мысленно приказал себе юноша, почувствовав, как дрогнула его рука перед тем, как постучаться во входную дверь явно жилой избёнки.
  

***

   - Лошадки? Откуда у нас лошадки? - удивлённо протянула чумазая девчушка лет семи-восьми.
  
   - Мало ли. Вдруг у кого-нибудь всё-таки есть? - Айзи протянула девочке половинку вафли.
  
   - Вроде у дядьи была, - собеседница ундины проворно сунула угощение в рот и немедля им захрустела, не переставая говорить. - Через дом и ещё один дом. Там вроде как домик, но не верьте. Это -- забор, а за ним -- двор. Прямо без стука зайдите и кликните дядью. С дедкой не разговаривайте, только с дядьёй. Он вам больше скажет. И правильнее.
  
   - Спасибо, - поблагодарила Айзифа и отдала девчонке оставшийся кусок вафельки.
  

***

   - Была! Была, да сплыла! Отворили ворота да вывели! У нас же ни замка, ни засова какого -- ничего нету! - развела руками женщина.
  
   Скорее всего, она приходилась ровесницей матери Криса, но полнота сильно старила её. От пёстрого сарафана, перемазанного сажей, шёл едкий запах дыма, сажи и прогоркшего масла. Курчавые волосы, тёмные с проседью, хозяйка подвязала тёмной косынкой.
  
   - Давно ли? - спросил ефрейтор, наблюдая, как загорелые руки с припухшими суставами проворно шинкуют кое-как очищенную картошку.
  
   - Да во середку...
  
   "Значит, в пятый день декады, первый выходной", - парень сделал пометку в блокноте.
  
   - Какой масти?
  
   - Масть?.. А, цвет, шо ль? Чёрный!
  
   Кристоф кивнул.
  
   - У соседа моего тоже чёрную увели, - женщина стряхнула картошку на сковороду. Поморщилась, засаленным полотенцем стёрла с пухлого запястья брызнувшее масло. - А вот вторую не тронули. Хотя и породы она получше будет! Выносливая! Так нет же, забрали клячу. И на том спасибо, что работницу не тронули.
  
   - А вторая лошадь какой... какого цвета? - решил уточнить Крис.
  
   - Бело-коричневая, пятнышками! - тётка хлопнула крышкой сковородки, засуетилась, подрегулировала рычаг плитки. Подобные приспособления для приготовления еды, насколько юноша знал, вышли из моды с век назад, но, видимо, кое-где по-прежнему пользовались популярностью. Пища разогревалась на каменной пластине, раскалявшейся от воды, залитой в небольшой бидон под ней -- такой метод потреблял совсем немного магической энергии и исключал вероятность пожара.
  
   Агрегат занимал почти четверть кухоньки, располагавшейся сразу за входной дверью. Помимо него, в помещеньице втиснулись лавка, табурет, на котором сейчас сидел следователь, и небольшой квадратный столик. Число полок и подвесных ящичков было поистине угрожающим -- шаткие стены из рассохшихся досок едва удерживали такой груз. Впрочем, многие шкафчики пустовали.
  
   Ни для прихожей, ни для ванной не нашлось места в этом домике. На первом этаже -- кухня, на втором -- единственная жилая комната. Во внутренний двор вела узкая дверка, наполовину загороженная здоровенной металлической бадьёй, на тусклых боках которой слабо пробивалась ржавчина.
  
   Парень облокотился локтями о стол, наблюдая, как хозяйка соскабливает с сырой разделочной доски картофельные ошмётки, и неожиданно для себя спросил:
  
   - Давно вы здесь живёте?
  
   - Давнече, - вздохнула женщина. - Как замуж вышла, сюда и переехала. Супруг мой в порту, неподалёку, работал. Лет семь как его схоронила -- а всё тут же, всё так же. Ныне сыновья мои там трудятся, грузы таскают. Взрослые уже оба. Вот, обед им готовлю, скоро придут на перерыв. Вы как? Может, к нам присоединитесь?
  
   - Нет, спасибо, - заторопился Кристоф, окинув взглядом будущую трапезу: сковородка с картофелем, краюха сухого чёрного хлеба да чайник, заварка в котором плавала явно не первый день.
  
   - Ладно, - согласилась собеседница, - дело ваше. Спасибо хоть, что поинтересовались да посидели, поговорили. А то стража в дом даже нос не сунула. Сказали "поищем" и ушли. Не собираются они, конечно, искать нашу коняшку. Какое им до нас дело?..
  

***

   - Так вы -- Архип? - кричала Айзи в самое ухо лысому, как коленка, морщинистому дедку в рубахе-косоворотке и мешковатых штанах, изначальный цвет которых скрывали многочисленные слои грязи.
  
   - Я не охрип! - возмутился дед, притопнув босой ногой. Заохал, схватился за колено и вновь откинулся на спинку скамьи, примостившейся у стены небольшого деревянного домика, в тени корявой, раскидистой яблоньки.
  
   - Я бы с хозяином поговорила! - надрывалась следовательница.
  
   - Да-а, не всё хорошо, что было! - сипло отозвался тот самый "дедка", о котором Айзифу предупредила девочка. Увы -- Архип, владелец каменного дома, в котором ютилось около полутора десятков семей, не торопился появиться и прекратить полубезумный диалог на повышенных тонах. Возможно, "дядья" отсутствовал вовсе -- ушёл на работу или за покупками.
  
   - У вас лошадь пропадала? - девушка решила, что стоит попытаться выведать хотя бы это. Должен же отец знать, что творится в хозяйстве его сына.
  
   - Не дали мне махорки, не дали! - сокрушался глухой, как пень, и такой же узловатый собеседник.
  
   - Ох! Что вам не скажу - всё мимо, - махнула рукой Айзифа.
  
   - О, эт вы верно говорите! - встрепенулся дедуля. - Чиованевы все -- подхалимы! Да таки-и-ие, каких свет не видывал!
  

***

   - Пропали, - сокрушённо опустил голову парень и рассеянно поскоблил сальный затылок грязными, давно не стриженными ногтями. На землю спланировало несколько сухих листиков, застрявших в коротких прядях.
  
   - И? - Крис ждал продолжения, но светловолосый, веснушчатый вьюнош выдавал сведения буквально по чайной ложке -- потихоньку, помалу. При этом не слишком разборчиво, да и не совсем то, что требовалось.
  
   - Драли, - плечи парнишки горестно ссутулились.
  
   - Хорошие были лошади? Какого цвета?
  
   - Снежного. Вороньего. И ещё вороньего. Ещё вороньего. И снежного, - забормотал молодой человек, которого ефрейтор начинал всерьёз подозревать в слабоумии.
  
   - Значит, пять штук, - Кристоф перелистнул страничку блокнота. - Ты следишь за хозяйством соседей, покидающих дом на весь день. Верно?
  
   - У-у...
  
   - Мне бы хотелось переговорить с кем-нибудь из... ммм... владельцев пропавших лошадей. Где найти хотя бы кого-то из них, знаешь?
  
   Паренёк повёл рукой:
  
   - Вон, дядя Гун...
  
   - Где? - Крис повернул голову в указанном направлении и нахмурился, приглядываясь к сравнительно новому зданию, сложенному из прочных округлых брёвен. Он не сразу приметил тело, храпевшее в густом бурьяне под окном трактира.
  
   - Вон, - подтвердил блондинистый. - Позавчера пропал. Вороний. Расстроился.
  
   - А кого-нибудь другого поблизости нет? - ефрейтор нетерпеливо переминался с ноги на ногу, жалея, что вообще решился заговорить с этим веснушчатым болваном. Но что поделать, если улица пуста и выбор как таковой отсутствует?
  
   Незадачливый помощник втянул голову в плечи и зажмурился:
  
   - В трактире. Хозяева. Токмо не говорите, что у них сегодня снежный пропал. Они за вороньего дней... день за днём того назад меня так драли!..
  

***

   - Я правильно поняла, что первая кража случилась две с половиной декады тому назад? - спросила Айзифа.
  
   - Так и есть, - покивал стражник и лениво почесал щетину на подбородке. Хоть был он и брюзгл, и сед, глаза его сохранили молодой, задорный блеск. Серый Страж бойко осматривал вверенный ему переулок, и сновавшие туда-сюда вдоль прохода в порт люди стеснялись встречаться с его уверенным, проницательным взглядом.
  
   - Эх, как жалко, я блокнот не взяла, - пробормотала девушка. - Столько сведений! Вот растяпа...
  
   - Возьмите, - старый служака протянул ундине кусок коричневой обёрточной бумаги и обломок грифеля.
  
   - О, спасибо вам! - обрадовалась Айзи. - Итак?
  
   - Обшарили, по сути, все проулки между особняками, рекой и портом, - стражник неторопливо, явно наслаждаясь процессом, раскурил трубку и неспешно продолжил. Каждая фраза его казалась весомой; слова, срываясь с потрескавшихся губ, падали в дорожную пыль, точно свинцовые шарики. - Я не обращался в Альянс, поскольку следов применения чар не было ни в одном из двадцати с лишком мест, где происходили кражи. Да, впрочем, какие тут следы -- местные отродясь не ставили никаких магических охранок, это не по карману никому из них. Что мне известно? Кто-то методично обчищал дворы по ночам. Уводил исключительно чёрных и белых коняг. Порода, возраст, состояние не имели значения. Исчезало, как правило, не более трёх-четырёх лошадей за раз. Ежели гад не успевал своровать их всех сразу, то возвращался спустя ночь-другую.
  
   - Сколько же всего пропало лошадей?
  
   - Много, - вздохнул стражник. - Тридцать четыре. Из них двадцать шесть чёрных, вороных то бишь. Остальные -- белые. Стыдно мне это признавать, госпожа, но я рад, что Альянс заинтересовался этим делом. Потому как у меня идей никаких. Здесь, в портовых кварталах, все друг друга знают. Чужаки в переулки не суются. Если что-то стянут, так пострадавший вмиг выложит список мест и подозреваемых. Проверить всех голубчиков -- и виновник шустро отыщется. А эти кражи... Чушь какая-то, право слово. Я пытался наших псов подключить, да не вышло ничего из этой затеи, - мужчина задумчиво потёр здоровенное родимое пятно на щеке.
  
   - То есть? Что случилось? - Айзифа, отвлекшаяся на записи, вновь повернулась к собеседнику.
  
   - Ищейки не взяли след, - мужчина нахмурился. - И потеряли обоняние. Обе. Должно быть, преступник рассыпал какой-то порошок с сильным и едким запахом. Собачий нос -- штука ранимая, требует деликатного обращения, его легко повредить. Увы, на сей раз острый нюх наших помощников обернулся против них же.
  

***

   - Как дела? - спросил Крис, подходя к машине, припаркованной на углу улицы, под старым каштаном.
  
   - Ва так, - ундина высунулась из-под навеса, торопливо дожёвывая что-то и стряхивая с юбки крошки.
  
   - Да ладно уж, доедай, не спеши, - засмеялся парень. - Я не в обиде.
  
   - Но это ведь тебя угостили, - смутилась Айзи.
  
   - И тебя тоже!
  
   - Фпасибо, - девушка наконец-то смогла проглотить вафли, вставшие в горле комом, и развернула мятый-перемятый листок упаковочной бумаги, от которого несло табаком. - Мне удалось выяснить, когда начались кражи, сколько лошадей своровали и откуда их уводили. Район небольшой, все на виду, так что вряд ли это кто-то из местных. Сорок лошадей за двадцать пять дней -- явный перебор, ты так не считаешь?
  
   - Считаю... У меня итоги поисков куда скромнее, - Кристоф отвёл глаза в сторону, гордости своими успехами у него заметно поубавилось. - Осмотрел одиннадцать мест преступлений. Везде -- ни единого слепка серьёзных заклятий, общий магический фон средний по городу. Дворы, как правило, не запирались вовсе. Если вору встречались замки, в ход пускались отмычки - довольно грубо сготовленные, кстати говоря, для тонких механизмов не годятся. Запоры и засовы отодвигались с помощью чего-то острого, скорее всего, ножа. Лезвие просовывалось в щель, а приподнять одну-единственную доску или брусок несложно. Порой и ворота искать не требовалось - заборы-то сколочены кое-как, дырка на дырке, прорех уйма... В общем, преступник знал и о традиционных, не магических методах проникновения. Ночью в проулках темно, освещение только на перекрёстках, все местные сидят по домам, окна закрывают и зашторивают, чтобы не мешали светильники прохожих и собачий лай. Так что злоумышленника, само собой, никто не видел и не слышал.
  
   - Но везде пропадали лошади одних и тех же мастей, - Айзифа закусила губу.
  
   - Да, - кивнул ефрейтор. - Вряд ли на одном небольшом участке действуют сразу двое. Принципы отбора у этого конокрада, надо сказать, не самые логичные. Исчезали даже клячи, которых хозяева давно отчаялись продать или собирались прирезать, поскольку кормёжка и уход не окупались.
  
   - Угу, - ундина глянула на небо. Начинался вечер. Фонари пока не зажглись, и улицу окутывал лёгкий полумрак - мягкий, зыбкий, точно полупрозрачная тёмная вуаль. Солнце, потихоньку клонившееся к домам, окрасило редкие облачка в смачный оранжево-золотистый цвет, резавший глаза своей яркостью.
  
   - Ладно, - потянулась следовательница. - Думаю, на сегодня всё. Пока вернёмся в штаб, и...
  
   Юноша почувствовал, как дёрнулся неожиданно раскалившийся медальон.
  
   "Эй, как вы там? Живые? Не убегались?"
  
   В голосе Аля сквозила лёгкая ирония. Кристоф взглянул на напарницу. Похоже, та тоже слышала начальника.
  
   "Живые, на ногах", - во второй раз беседовать оказалось гораздо легче, парень был уверен, что смог одновременно связаться и с Алтеро, и с Айзи.
  
   "ЧЩдно. Значит, ваш рабочий день продолжается. Поступила очередная заявка, всё из той же оперы. Красный особнячок в двух домах от утреннего клиента. Хозяева в отъезде, сейчас там стайка перепуганных слуг во главе со старшей по кухне, некоей Яриной. Посмотрите, что да как, и возвращайтесь."
  
   "Как прикажете, мейстер", - чинно отозвалась Айзифа.
  
   "Понял", - откликнулся Крис.
  
   "Молодцы. Дерзайте!"
  
   Связь оборвалась.
  
   - На той же улице? - нахмурился парень. - По пути к графине я не видел никакого красного особняка. Выходит, он дальше?
  
   - Так и есть, - неуверенно кивнула Айзи. - Вроде там ещё фонтан был. Большой такой, прямо перед входом. Поехали?
  

***

   Неброское двухэтажное здание из красного кирпича с крытой галереей на крыше и симпатичной белокаменной террасой занимало куда меньше места, чем бело-жёлтое детище четы Вейлиньен. Для лужаек и клумб пространства не хватило: весь участок земли перед строением занял огромный фонтан. Сейчас он не работал. С невысоких бортиков свисали края мелкой серебристой сетки. Сквозь неё на дне мраморного исполина смутно угадывались очертания труб и шлангов.
  
   Охрана на входе отсутствовала. Оставив самоходку у запертых ворот, следователи беспрепятственно прошли через решётчатую чёрно-белую калитку с мелким узором кованых медных цветов, обогнули фонтан по узкой аллее, явно не пригодной для транспорта, и постучались в тёмно-бордовую дверку терраски, крыльцо которой находилось вровень с землёй.
  
   - У-у-у... - донеслось из дома. В высоком окошке, скорее служившем украшением, чем выполнявшем функцию смотрового дверного "глазка", мелькнула чья-то макушка.
  
   Дверь открылась. На пороге стояла девушка лет двадцати в пунцовом платье до пят и белоснежном переднике. Смешно топорщились заплетённые в две косички курчавые рыжие волосы. Веснушчатое лицо было бледно, губы дрожали; тыльной стороной ладони незнакомка ожесточённо тёрла покрасневшие от слёз глаза.
  
   - Вы -- Ярина? - спросила Айзифа, не сумев до конца скрыть нотку жалости в голосе.
  
   - У-угу, - кивнула служанка и шмыгнула распухшим носом.
  
   - Я -- Айзифа ур Рикано, комиссар-следователь третьего ранга, Четвёртый Специальный отряд, - голос ундины зазвучал мягко, так что привычная официальная формулировка приобрела совершенно иной оттенок, куда более спокойный и доверительный. - Прибыла по приказу Верховного комиссара Центрального района города Пелла Асимы.
  
   - Кристоф Юанон, ефрейтор, Четвёртый Специальный отряд, - парень постарался подстроиться под интонацию напарницы. - Позволите нам войти?
  
   - Д-да, конечно... Простите... - забормотала Ярина, отступая в сторону, чтобы пропустить гостей на террасу.
  
   Небольшое, но уютное помещение чем-то напомнило Крису комнату для гостей в доме его бабушки. Возле одной стены - мягкий диван и кресло с широкими подлокотниками, у противоположной -- небольшой круглый столик, накрытый кружевной скатертью нежно-персикового цвета, и два плетёных стула. Посреди стола стояла изящная фарфоровая вазочка с небольшим букетом сушёных полевых цветов. Длинные, невысокие окна под потолком были разбиты деревянными перегородками на множество мелких окошек. Солнечный свет, пробиваясь сквозь полупрозрачные разноцветные стёкла, рисовал на белых стенах причудливые разводы, придавая террасе неуместно весёлый, праздничный облик.
  
   - Кроме вас, здесь больше никого нет? - спросил юноша, вспомнив фразу Алтеро про "стайку перепуганных слуг".
  
   - Тим и Том. Это мои младшие братья, погодки. И Фихо, горничная. Она прилегла отдохнуть, - девушка шумно высморкалась в платок. - Простите, пожалуйста...
  
   - Ничего, - Айзи присела за стол и, скрывая усталость, как бы невзначай облокотилась на спинку. - Неужели это всё? А как же охрана?
  
   - Нету, - мотнула головой Ярина. - Наш хозяин, господин Яуш, перебрался в загородное имение, где останется до наступления холодов. Почти все слуги последовали за ним. Нас здесь всего четверо, включая меня. Господин сказал, что магическая система надёжна, так что в страже нет никакой необходимости... - рыжеволосая вновь всхлипнула и потянулась было за платком, но передумала.
  
   - Что украли? Или, верней, кого? - Кристоф присел на соседний стул и вытащил блокнот. - Кони? Сколько?
  
   - Жеребёнок, - проговорила служанка, и по её лицу вновь заструились слёзы. - Жена господина Яуша почила два года тому назад. Господин тогда преуспевал в торговле. Он потратил почти всё своё состояние на лечение госпожи, но целители оказались бессильны... - Ярина на секунду отвернулась, попытавшись незаметно утереть нос узким рукавом платья. Служители тактично притворились, что её манёвр удался. - В этом году единственной и любимой дочери господина, юной госпоже Улли, исполнится четырнадцать лет. Господин Яуш оставил нам денег и велел купить ей в подарок белого жеребёнка, самого лучшего, какого сможем найти. Маленького, годовалого, чтобы госпожа сама занималась с ним и обучала его - она замечательная наездница и очень любит лошадей. Мы купили. Три декады следили за ним, пестовали, выпускали побегать на наш лужок, что за домом. Утром малыш был здесь, я заходила к нему в денник, чтобы поменять воду в поилке. Тим с Томом перед этим почистили его, принесли свежей травы, поболтали с ним немножко, погладили, повосхищались, всё как обычно, - плечи девушки задрожали, - а потом, перед выгулом, жеребёночек пропал! Как мы сообщим это господину Яушу? Он ведь доверился нам!
  
   - Не волнуйтесь. Это не первый такой случай кражи. Мы всё объясним вашему господину, - ободряюще сказала Айзифа. - Во сколько вы видели жеребёнка в последний раз?
  
   - Где-то около одиннадцати утра, - Ярина подняла голову и утёрла глаза тыльной стороной ладони.
  
   "Выходит, где-то шесть-семь часов назад", - прикинул ефрейтор, мельком глянув на циферблат простеньких часов с медными стрелками, висевших в простенке у входной двери.
  
   - У вас стоит стандартная магическая защита, я верно поняла? - уточнила следовательница, поднимаясь. - Сколько человек в ней указано?
  
   - Сейчас -- только господин Яуш, госпожа Улли и не уехавшие слуги, - служанка смогла, наконец, взять себя в руки, её голос перестал дрожать, зазвучал сухо и отрывисто. - Данные на остальных господин стёр прямо перед отъездом. Он всегда так делает, на всякий случай.
  
   - Ясно, - Айзи высыпала из кожаного мешочка на ладонь небольшую горстку неиспользованных кристаллов. Юноша, понимающе кивнув, забрал у напарницы пластинки и сунул блокнот в карман. - Мне нужно побеседовать с остальными слугами. Позовите их сюда или проводите меня к ним, как вам удобней. Но перед этим, пожалуйста, покажите Кристофу, где щиток управления ... да, заодно объясните, где здесь конюшня и в каком деннике держали жеребёнка.
  

***

   Щиток управления магическими барьерами представлял собой небольшой металлический лист в широкой деревянной раме. Со стороны артефакт легко было принять за необычную картину - висит себе на стене, не причиняя беспокойств окружающим, ничего особенного, только магический фон поблизости существенно меняется. Все рычажки и кнопки располагались на изнанке, вдоль нижнего края агрегата.
  
   Но в данный момент Криса интересовали не манипуляции с защитой особняка, а простое снятие образцов. Юноша поочерёдно открывал располагавшиеся на пластине небольшие полупрозрачные сферы, походившие на панцири жуков, и прижимал очередной кристаллик к слабо мерцавшему под створкой цветному огоньку, окружённому защитной скорлупой. Записей, как и говорила Ярина, оказалось всего шесть. Остальные девятнадцать сфер, тусклые и подёрнутые мелкой тёмной сеткой, отказывались открываться - стало быть, слепки ауры в них отсутствовали.
  
   Конюшня находилась в стороне от дома. Скромная, всего на четыре стойла, сейчас она пустовала. В дальнем деннике ефрейтор заметил новенькую поилку, наполненную чистой, прозрачной как слеза водой. Жеребёнка, верно, держали здесь.
  
   Запоминание шести энергополей после куда более сложной утренней работы в особняке Вейлиньен прошло безболезненно и очень быстро. Следы присутствия седьмого, лишнего человека ефрейтор почувствовал практически сразу. Нить, которую он нащупал, полностью совпадала с предыдущей, протянувшейся через усадьбу графской семьи. Вне всякого сомнения, в конюшню купца пробрался тот же самый человек.
  
   Действовать злоумышленнику здесь было намного проще. Взлом защиты - по той же самой схеме, но на сей раз вору не потребовалось ни прятаться в подпространствах, ни использовать природную магию. Не в меру любопытный питомец, вероятно, сам последовал за похитителем, то ли соблазнившись предложенным лакомством, то ли покорившись переменчивой судьбе - новенькое кожаное седло лежало у стены. Уздечки юноша не обнаружил.
  
   - Ну разумеется, - задумчиво пробормотал Кристоф, записывая на чистый кристаллик ауру преступника, ощущавшуюся здесь ясно и отчётливо, - верхом-то на таком малыше не поедешь. Седло наверняка купили на вырост, чтобы подарок выглядел законченным. А вот ходить в поводу малыша успели научить...
  
   Шлейф загадочного колдуна увёл парня не к воротам, а в сторону. Крис заколебался: калитка или хотя бы дыра в сплошном заборе отсутствовала. Неужели воришка решил оставить ложный след? До этого он действовал проще, но и не в светлое время суток. "Тем не менее, надо проверить", - решил служитель и свернул, повинуясь указанному нитью направлению. Спустя минуту он остановился у высокого деревянного частокола, из-за которого виднелся блестящий, щедро позолоченный шпиль соседней постройки.
  
   - Ой, а почему здесь? - Айзифа, уже успевшая закончить допрос слуг, спешила к напарнику, безжалостно топча пожелтевший газон. - Преступник использовал пространственную магию? Или тут есть потайная калитка?
  
   - У нас нет иного входа, кроме как через ворота! Пожалуйста, не топчите клумбы! - Ярина, подобрав юбки, бежала за шустрой следовательницей, высокие каблуки изящных чёрных туфелек глубоко проваливались в рыхлую землю, на левом трепыхался пронзённый насквозь ветхий коричневый листок.
  
   - Если понадобится зайти, то зайдём! - отрезала Айзи, заметив, что служанка успела прийти в себя и теперь скорее рассержена на неведомого похитителя, чем напугана происходящим. - Так что там? Пространственное заклинание? Или перелетели через забор с помощью воздушной магии?
  
   - Не думаю, - пробормотал юноша, вспомнив сад соседки, который любил тайком посещать в детстве, когда у его семьи урожай фруктов не задавался.
  
   Одна из широких, в локоть с лишним, досок удерживалась в стоячем положении лишь за счёт опоры на верхнюю вертикальную перемычку и углубления в земле. Вторая, рядышком, болталась на одном гвозде. Ефрейтор с лёгкостью приподнял её и выглянул наружу.
  
   Деревянная изгородь вовсе не отделяла владения господина Яуша от соседнего участка. Между ней и высоким забором из тёмно-серых квадратных блоков оставался достаточно широкий, порядка двух метров, проход.
  
   - Вот так преступник и ушёл, - прокомментировал Крис, возвращая на место оказавшийся таким ненадёжным заслон. - Энергетический след обрывается, проход, видимо, уводит в приречные переулки. Действовал тот же самый человек, что и у, хм, предыдущих клиентов.
  
   - Разве лошадь протиснется в такое отверстие? - ундина недоверчиво покосилась на дыру.
  
   - Жеребёнок - вполне, - заверил её парень, втыкая обратно доски замаскированного выхода. - Раз его научили ходить в узде, то наверняка тренировали и не шугаться узких невысоких дверей.
  
   - А природная магия? - решила уточнить Айзифа.
  
   - Не использовалась, - покачал головой Кристоф.
  
   - Я надеюсь, нам дозволено заделать этот опасный лаз в заборе? Это не помешает следствию? - обеспокоенно спросила Ярина.
  
   - Конечно, - кивнула Айзи. - Крис, наша работа здесь окончена. Возвращаемся в штаб.
  

***

   "Здравствуйте, папа и мама", - рука привычно выводила на бумаге аккуратные строки вступления, давно набившего оскомину. Сколько писем отправилось в путь за эти восемь с лишним лет? Сколько сотен? Или уже тысяч?
  
   Крис потёр ладонью ноющий висок и продолжил писать:
  
   "Здравствуйте, Берта, Петер и Перри. Надеюсь, у вас всё в порядке. Как прошли ярмарки? Как уборка урожая? У меня всё..."
  
   Что - "всё"? Как обычно? В порядке? Хорошо?
  
   Послание застопорилось. Отложив перьевую ручку, парень привалился плечом к стене и закрыл глаза. Хотелось собраться с мыслями.
  
   Итак, сорок одна пропажа. Кони. Для чего вообще их используют в столице? Он, Кристоф, никогда не интересовался лошадьми. Отец в случае необходимости одалживал тяжеловозов у соседей, своих они никогда не держали - слишком накладно, да и для загона места нет. Товар привозил старый друг семьи, он снабжал многих торговцев.
  
   В деревенском хозяйстве без лошади никуда, там для них немалый объём работ - и в поле, и на выпасе скота, и в качестве средства передвижения... А Пелла Асима? Самоходки с каждым годом набирают популярность, но понемногу. Пройдёт немало времени, прежде чем они вытеснят конные повозки. Сейчас волшебного и гужевого транспорта здесь примерно поровну. Значит, в качестве тягловой силы... Чушь. Зачем отбирать лошадей под упряжь по масти, без учёта их возраста и физической формы?
  
   Может, соревнования какие? Скачки? Нет, тоже не вариант. Тогда и тощая кляча женщины из портового закоулка, и жеребёнок господина Яуша стояли бы себе в конюшнях и дальше.
  
   Тогда для чего? Зачем вору такие сложности? Выбираться на дело много ночей подряд, взламывать магическую защиту... Так. Стоп.
  
   Следователь скомандовал себе остановиться и резко открыл глаза. Саламандровые светильники горели тускло, свеча на столе вовсе погасла, подсвечник залило воском, уже успевшим застыть. Юноша мельком глянул на простенький будильник, блестевший в полумраке серо-металлическим боком, отражавшим полыхающие чешуйки. Циферблат показывал половину второго ночи. Из гостиной доносились хилые отголоски оглушительного, вне всякого сомнения, шума - Анри чрезмерно увлёкся, копошась с очередным изобретением. Техномага сегодня поставили дежурным.
  
   Причины происшествий. Цель преступника... Нет. Всё не о том. Вернее - не так. Для начала требуется найти нечто общее. То, что объединяет все случаи краж.
  
   Отодвинув письмо в сторону, ефрейтор подтянул к себе лист чистой бумаги и размашисто написал:
  
   1. Все украденные кони - вороной или белой масти.
  
   Это так - загадочный вор совершенно не интересовался другими лошадьми, зато чёрных и белых забирал всех до одной.
  
   Поразмыслив, парень добавил ещё один пункт:
  
   2. Все происшествия - в одном и том же районе.
  
   Более того - зона действий постепенно расширяется. Откуда же злоумышленник начал?.. Крис нахмурил лоб, пытаясь вспомнить записи Айзифы. Ага! Первый случай - Предпортовый тупик, дом семнадцать. Выходит, преступник начал с середины заулка. Но местные не знают, чьих это рук дело. То есть конокрад не живёт возле места первого преступления... он вообще не живёт в этом районе, но почему-то работает именно там.
  
   Было ещё что-то странное. Кристоф побарабанил пальцами по столу. Потянулся, прошёлся туда-сюда по комнате, вновь сел за стол и дёрнулся, сообразив, наконец, что за странная деталь не сразу бросилась ему в глаза. Нет, даже две детали!
  
   3. Преступник превосходно владеет магическими и как минимум сносно - немагическими средствами взлома.
  
   4. Преступник действует последовательно, в строгом порядке проверяя дворы. (Когда "прогулка" воришки по Предпортовому тупику подошла к концу, он, поддерживая прежний темп, переключился на дома богачей вместо того, чтобы обследовать соседние улочки возле порта, где действовать гораздо проще.)
  
   Итак, что же получается? Сходу придумалось только одно объяснение происходящему. Загадочный конокрад - просто-напросто свихнувшийся коллекционер. Например, поклонник шахмат. Или... скажем, когда-то его сбил экипаж с вороными и белыми лошадьми в упряжи. Или он не смог купить жеребцов этого окраса, а от покупки многое зависело. Или проигрался в пух и прах на скачках. Вариантов множество, хоть всю ночь выдумывай.
  
   Или... По спине пробежал холодок. Вероятно, кони этих мастей в таких больших количествах требуются для какого-либо обряда? Что же тогда с ними станет? И вообще - вряд ли у преступника, кем бы он ни был, есть возможность заботиться о четырёх десятках лошадей, обеспечить им хорошее укрытие и питание. В центре столицы съём или покупка такой огромной конюшни стоит баснословных денег. Неужели они сейчас содержатся в ужасных, не пригодных для жизни условиях? Или вовсе убиты...
  
   Крису стало не по себе. Он не слишком часто видел лошадей вблизи, но симпатизировал им. На занятиях по верховой езде ему порой казалось, что жильцы университетской конюшни намного умнее и терпеливее дураков-учащихся. А взгляд у них и вовсе почти человеческий - такой же... одушевлённый? осмысленный? Нет, скорее "человечный", при этом - удивительно доверчивый и понимающий. Как смешно кони хрустели угощениями - яблоками и морковкой, которые приносили для них из столовой сердобольные студенты! Конечно, скакуны нередко гибнут на полях брани, но пасть в сражении - это одно, а умереть от ножа чокнутого колдуна... Бр-р-р-р.
  
   Как же поймать конокрада? Рассредоточиться по проулку возле домов, в которые злоумышленник нанесёт визит? Да, наверное, так. Хоть народу в отряде мало, вшестером... стоп, Анри же не любит выходить наружу! Впятером? Справятся, наверно.
  
   Надо будет завтра поделиться с Айзифой этой идеей. Рассказать ей, что наработалось за ночь.
  
   Весточка родителям подождёт. Предыдущее послание отправлено недавно - четыре дня назад. Лучше написать им после окончания нынешней миссии. Да, отлично. Так он и поступит. Кристоф бережно свернул начатое письмо пополам и убрал в ещё не успевший заполниться за минувшую декаду ящик стола.
  
   Хотелось есть. Парень засобирался в столовую, но глянул на часы (два часа восемнадцать минут, ого!) и решил, что для ужина слишком поздно, а пропущенный обед лучше наверстать хорошим завтраком. Почти всю коробку вафель съела Айзи, Крису досталось всего три или четыре кусочка. Сейчас он жалел, что проглотил угощение сразу, а не отложил до вечера. С ним было бы легче писать отчёт о первом дне расследования - скучную восьмистраничную тягомотину, на которую напарники потратили весь остаток рабочего дня.
  
   Сон всё не шёл, и ефрейтору это не нравилось. Вставать через четыре с половиной часа, надо успеть дать отдых гудящим ногам, обошедшим столько домов - мало ли, вдруг завтра ожидается более продолжительный забег, требующий сосредоточенности, внимательности и запаса сил. Может, они с Айзифой доберутся до преступника, а тот вздумает оказать сопротивление - а вдруг, всякое случается! Против опытного мага нельзя выходить усталым и невыспавшимся.
  
   Убеждая себя в необходимости передышки, юноша лёг в кровать и потянул за витой шнур, задёрнув саламандровые чешуйки плотным гобеленовым полотном.
  
   Спустя несколько минут вскочил и опять принялся ходить по комнате, громким, злым шёпотом ругая себя любимого - если он будет так нервничать перед каждым, даже самым пустяковым заданием, то в Альянсе ему делать нечего!
  
   Поняв, что сна пока не предвидится, Кристоф открыл книгу, которую на днях взял в библиотеке, и принялся бесцельно листать страницы, лишь изредка обращая внимание на тот или иной абзац. "История Альянса" представляла собой скорее справочник, чем литературное произведение - её писали сухим, сжатым языком фактов. Зато радовали глаз иллюстрации - большие, цветные, в тонких светло-серых рамках с мелкими подписями вдоль нижнего края. Это были перерисованные мыслеснимки - образы, кусочки реальности, которые заклинатель когда-то видел своими глазами, запомнил, а потом перенёс на бумагу посредством магической формулы.
  
   Взгляд парня остановился на картине "Празднование тысячелетия Альянса магов Астерби". Ефрейтор сходу узнал Зал Общих собраний - помещение за несколько сотен лет не изменилось ни на йоту. Вокруг трибуны толпились люди - рукоплескали, подбрасывали в воздух шляпы, тянули вверх руки с обнажёнными клинками. Над ними возвышалась облачённая в чёрно-белые одежды мощная, широкоплечая, величественная фигура Архимага Алана. Крису показалось, что он слышит эхо давно отгремевшего торжества - властный голос главы Альянса, радостные восклицания служителей, бряцанье доспехов, хлопки заклинаний-фейерверков. Все эти звуки смешивались, превращаясь в оглушительную какофонию. Следователь, оглушённый, поспешно перелистнул страницы, вернувшись к началу фолианта.
  
   Там тоже была картина - портрет. Синеглазый юноша с рассыпанными по плечам светлыми рыже-русыми волосами, во взоре которого угадывались и грусть, и усталость, и множество забот, свалившихся на его ещё не окрепшие плечи. Лицо по-детски круглое, обветренное, загорелое, но практически лишённое здорового румянца. На щеках, точно совсем свежие царапины, алели полосы, по одной справа и слева - знаки несмываемого предсмертного проклятья, которому не хватило сил прикончить свою жертву. Глубокие рубцы на подбородке и на высоком лбу; слегка курносый нос, украшенный робкой россыпью веснушек, странно сочетавшихся со шрамами. Из-под белоснежной мантии выглядывал чёрный боевой костюм, явно предназначенный для кого-то более крепкого - с массивными наплечниками и чешуйчатыми щитками, закрывающими руки вплоть до запястий. Неудобные, неуклюжие одежды, гнущие к земле - но Джелл, первый Архимаг, улыбался спокойно и светло, словно его совершенно не беспокоили эти неудобства. "А ведь он на тот момент приходился мне почти ровесником", - подумал Кристоф. - "И уже столько успел сделать, столько пережил, столько боли и горя хлебнул... Многие бы не выдержали. А он - вот, улыбается, невзирая на все трудности, и миновавшие, и те, которые предстоят. Настоящий рыцарь, самый доблестный из воинов. Он никогда не выказывал волнения, а я, как мальчишка, трясусь накануне миссии, часть которой сегодня успешно выполнил. Как же недостойно. Больше уверенности в своих силах, больше старательности! Тогда всё непременно получится!"
  
   Захлопнув книгу, парень обулся и накинул куртку.
  
   Половина четвёртого утра - вполне подходящее время для пробежки. Потом, возможно, будет не до того, а пока... если хорошенько вымотаться, то и сон себя ждать не заставит!
  
   Крис бесшумно пересёк гостиную, машинально кивнул Анри, возившемуся с заклинательными схемами. Спешно миновал гулкие коридоры и лестничные переходы, разносившие назойливый шум его шагов по дремлющему зданию. На пути не встретилось ни одного человека. Только на первом этаже бдела охрана, да Чжоу с Агнес дежурили за стойкой - первая клевала носом над книгой, вторая беззаботно сопела, подложив под голову стопку бумаг.
  
   Дорожка, такая простая и скучная при свете дня, выглядела загадочной тропой, ведшей в неизвестность. Мелкие камушки в свете фонарей ярко блестели, превращая аллею в подобие Млечного пути, пересекающего таинственный чёрный небосклон - зыбкий, пластичный, полный шелеста. Сейчас, когда на город опустилось подобие тишины, нарушавшееся лишь далёким, расплывчатым погромыхиванием самоходок, стуком колёс и цокотом копыт по мостовой, юноша расслышал, как шуршит под его ногами песок, как похрустывает потревоженный стремительным бегом гравий. Фонари вдоль дорожки слегка жужжали, звук этот не раздражал, но удивительным образом помогал сосредоточиться. Стебли засыхающей травы покачивались под лёгким дыханием ночного ветра - казалось, сама темнота вокруг Кристофа движется, перешёптывается, живёт, бормочет что-то в полудрёме.
  
   На восьмом круге ефрейтор наконец-то почувствовал сонливость, но не остановился - напротив, ускорил шаг, чтобы поскорее одолеть оставшееся расстояние. К концу десятого круга дыхание заметно сбилось, ноги сделались ватными, а веки будто налились свинцом. Обрадованный Крис, предвкушая долгожданный отдых, вернулся в штаб. Пересёк безмолвные коридоры, на ходу расстёгивая куртку и стаскивая поднадоевший за день оружейный пояс. Махнул рукой Анри, увлечённо перебиравшему какие-то железяки, добрался до своей комнаты, упал на кровать и уснул, едва голова коснулась подушки.
  

***

   - Подъём!
  
   Занавеска с раздражающим скрежетом отодвинулась, пропустив в комнату даже не лучи - так, блёклые отблески едва занявшейся зари. Кристоф, приоткрыв один глаз, прикинул время, сверил его с указаниями циферблата будильника, убедился в своей правоте и взвыл:
  
   - Ты издеваешься? Ещё и шести утра нет!
  
   - Правильно, - жизнерадостно подтвердил Аль, настежь распахивая обе оконные створки. Рама, вначале жалобно затрещавшая, всё же поддалась натиску. В комнату хлынул холодный утренний воздух, отнюдь не придавая бодрости, напротив - у ефрейтора появилось острое желание нырнуть под одеяло с головой, свернуться калачиком и вновь провалиться в дремоту.
  
   Но комиссар уже тянул за шнур, сдвигая шторку, загораживавшую саламандровые светильники.
  
   - Я лёг меньше двух часов назад! - возмутился следователь сиплым со сна голосом и неохотно сел, потирая виски. - И мой рабочий день начинается с семи, разве нет? Так какого лешего ты врываешься в мою комнату без спроса?
  
   Сказал - и тотчас прикусил язык, пожалев о слишком резком тоне. Но Алтеро проигнорировал настрой своего подчинённого. Бесцеремонно плюхнулся на край кровати и заявил:
  
   - Потому что я твой друг. Так?
  
   - Так, - обречённо вздохнул Крис.
  
   - Во-от. И мне, друг мой, нужна твоя помощь.
  
   - Хотя бы окно закрой, - проворчал ефрейтор. Окинул взглядом слегка помявшуюся за ночь одежду - он так и уснул в форме. Спустил ноги с кровати и недовольно поморщился - пол успел выстыть и после тёплого одеяла казался ледяным.
  
   Аль захлопнул окно и пересел на широкий подоконник. Только сейчас Кристоф заметил в руках товарища небольшой конверт, похожий на вчерашний, с заданием от графини.
  
   - Поступил новый заказ, - начальник подтвердил его догадку, - и эту миссию вам с Айзифой придётся взять на себя.
  
   - Как же так? - удивился парень. - Мы ведь заняты другим...
  
   - Потому что эти два дела связаны. Так сказал Верховный комиссар Гюстав Эф.
  
   Крис понимающе кивнул. Обычно люди, обладающие даром к магии времени, могли предрекать развитие событий, все основные цели и участники которых установлены. Гюстав Эф прославился именно тем, что умел видеть, пусть и приблизительно, тени происшествий, о которых практически ничего не известно.
  
   Но этого объяснения недоставало.
  
   - Так зачем поднимать меня в такую рань? Нельзя было сказать позже?
  
   - Нельзя, - мотнул головой Алтеро, - и отправить больше некого. Анри должен отоспаться после ночного дежурства. Драгослав задержится или не явится вовсе, он взял внеплановый выходной - кто-то из его детей заболел. Если и придёт, то ближе ко второй половине дня.
  
   - А ты?
  
   - Меня вызывают на какое-то срочное собрание, - Аль передёрнул плечами. - Вот, оцени. Пришлось даже надеть парадное, поскольку прибудут люди из дворца. В повседневном костюме, видите ли, появиться нельзя.
  
   Кристоф с любопытством присмотрелся к униформе комиссара - чёрной с серебряным шитьём и сверкающими пуговицами, украшенной белыми аксельбантами, вокруг которых вились тонкие металлические цепочки. На планке висели четыре ордена, один из которых юноша тотчас же опознал - щит с восьмиконечной звездой, знак Дракона-защитника, вручаемый за спасение кого-либо из высокопоставленных лиц государства. Одежда эта не только не придавала своему хозяину важности и весомости - напротив, заметно молодила. Глянув на глубокие тени, залёгшие под прищуренными глазами необычного фиалкового цвета, юноша понял, что сегодня Алтеро, в отличие от него, спать не ложился вовсе.
  
   - Так что все при делах, - мейстер смахнул с обшлага несуществующую пылинку, - и остались лишь вы с Айзифой. Её я уже вызвал сюда, она доберётся минут через пятнадцать. Задание, согласно инструкции, передаю одному из непосредственных исполнителей, то есть тебе. Советую пока приготовить бутерброды на завтрак, потому что вам придётся ехать сразу, как ознакомитесь с деталями миссии.
  
   Ефрейтор поймал брошенный ему конверт и спросил:
  
   - Что за задание? Кого теперь искать?
  
   - Человека, - ответил Аль, чуть притормозив на пороге комнаты. Обернувшись, добавил, - Удачи.
  
   И захлопнул за собой дверь.
  
  
  

Глава 4

   - Лампадный переулок, дом три, - пробормотала Айзи. Отхлебнула кофе, стряхнула с коленей хлебные крошки и развернула карманную карту Пелла Асимы, отрисованную на тонкой, но очень прочной бумаге.
  
   - Эй, осторожнее! Дорогу не загораживай! - Кристоф не сдержал испуганный возглас, когда развёрнутый план города лёг на руль самоходки и мазнул по лицу, на миг полностью заслонив обзор.
  
   - Ой, мамочки! Прости, прости! - ундина спешно дёрнула карту на себя, отодвинулась от водителя и сложила лист так, чтобы видеть только часть центрального района. - Хм-м, Лампадный... Ага, вижу. Нам до конца этой улицы, потом направо и... Постой. Они же живут во флигеле?
  
   - Угу, - кивнул парень, завистливо косясь на остатки кофе в крышке термоса - нестерпимо хотелось пригубить напиток, но не отвлекаться же от дороги. Можно, конечно, держать руль одной рукой, но ефрейтор не ощущал себя достаточно опытным для этого водителем.
  
   - Тогда за один переулок до конца улицы, а там направо.
  
   На дороге не было ни души, и Крис всё-таки рискнул ненадолго оторвать одну ладонь от баранки. Не глядя дотянулся до плошки и с наслаждением сделал большой глоток. Айзифа, заметив, что самоходка вильнула, сочувственно покосилась на юношу.
  
   - Что дальше? - спросил служитель, возвращая напарнице опустевшую крышку.
  
   - Угу, погоди... Та-ак, я поняла, почему нас выдернули до начала рабочего дня. На конверте синяя окантовка, видишь? Срочное задание. Иногда попадается красная, она означает экстренную миссию, ради которой требуется отложить прочие дела, даже если ты в отпуске. Ну-ка... Заявительница - Далила Салемс. Пропал её сын, Вадим Салемс, двадцати трёх лет. Исчез прошлой ночью, без предупреждения, с собой ничего не взял, записки не оставил. Не появлялся дома больше суток. Не захватил с собой лекарства, которые требуется принимать каждые три-четыре часа, иначе - смерть в течение дня. Дом окружён примитивной магической защитой, следов взлома нет, барьер зафиксировал лишь уход молодого человека. Мать работает в ночную смену, поэтому спохватилась не сразу. Отец - в четырёхдекадной командировке. Гобируун, уехал декаду тому назад.
  
   - Гобируун... - задумался следователь. - До него же ходит колейка? Или я ошибаюсь?
  
   - Ходит, - кивнула девушка, - но с пересадкой через Сейн. Вряд ли дорога займёт менее двух суток.
  
   - Значит, он не к отцу решил смотаться по-быстрому... так?
  
   - Вряд ли. Тем более, ммм, таким способом.
  
   - То есть?
  
   - Представь себе - ночью, тайком... и не через входную дверь.
  
   - Гм. А на каком этаже он живёт?
  
   - На третьем.
  
   - Ого. Интересно, как он это сделал.
  
   - Обычно так на свидания сбегают, - хихикнула Айзи.
  
   - Кхм, - Кристоф, спохватившись, что смотрит на листок с заданием, поспешил перевести взгляд на дорогу. - Ну да. А подружка-то у него есть?
  
   - Может, и есть, - пожала плечами ундина. - Выясним у матери. Если она в курсе, конечно.
  

***

   Флигель дома номер три выглядел гораздо уютнее основного здания - мощного, каменного, основательного, лишённого каких бы то ни было декоративных элементов. Ярко-голубая деревянная трёхэтажная пристройка радовала глаз на фоне одинаковых квадратных блоков неинтересного мышино-серого цвета. В скромном палисаднике, окружённом невысокой деревянной изгородью, отцветали мелкие, робкие астры, пёстрые хризантемы и ярко-жёлтые цветы с выпуклыми серединками, названия которых Крис не знал.
  
   - Кауранский гелениум, - тихонько пояснила Айзифа, заметив недоумённое выражение лица товарища. - Они были в моде года три назад, потому что во время Посвящения наследника трона...
  
   Изящная дверь с веерообразным окошком приоткрылась, из флигеля выглянула темноволосая женщина с утомлённым, опечаленным лицом.
  
   - Потом расскажу, - бросила ундина. Решительно распахнув калитку, первой пересекла дворик и шустро поднялась по высокой, узенькой деревянной лестнице. Кристоф, размашисто шагавший вслед за девушкой, успел приметить коряжистую яблоню, росшую за пределами цветника, прямо под окнами флигеля.
  
   От ступенек пахло лаком, по краям зияли щели - перила, очевидно, сняли во время ремонта крылечка, но не торопились возвращать на место.
  
   Следователи поздоровались довольно сухо, быстро оттарабанив заученные слова, но женщина не обратила на это внимания. Мысли её будто зациклились на одном-единственном событии, шокировавшем её. Она даже не переоделась в домашнее, оставшись в фабричной униформе: чёрное рабочее платье с широкими манжетами и пуговицами цвета слоновой кости, белый передник с двумя большими карманами, закрытые чёрные туфли без каблука. Хозяйка неподвижно, покорно ждала помощи и сейчас, дождавшись, начинала потихоньку оттаивать, приходить в себя. Взгляд ещё не сфокусировался, но заказчица хотя бы нашла в себе силы заговорить.
  
   - Простите уж, плохо я о вас думала, - слегка охрипшим голосом бормотала Далила Салемс, закрывая за служителями дверь. Натруженные руки, покрытые едва заметной вязью первых морщин и пигментных пятен, проворно сновали, задвигая многочисленные запоры и щеколды. - Думала, приедете сильно позже, но вот, выглядывала на всякий случай. До этого ни разу не приходилось иметь дело с Альянсом. Вы проворней стражи, это точно.
  
   - Строго говоря, пропажу людей, не связанную с магией, обязаны расследовать Серые, - Айзи нахмурилась, рассматривая уютную прихожую с обоями в мелкий цветочек, плетёными креслами и простенькими, но всё равно симпатичными шкафчиками для обуви и верхней одежды. - Для чего здесь мы?
  
   - Я вызвала стражников, - губы хозяйки задрожали, словно она изо всех сил старалась не расплакаться. - Пришли трое, пощёлкали тут чем-то, следов волшебства не нашли. И тут главный их говорит - поблизости, на соседних улицах, взламывали системы магической защиты, крали коней. Вдруг, мол, теперь похитителю понадобилось утащить и человека? Тотчас настрочил запрос в Альянс, велел мне не заходить в комнату моего Вадима, ничего там не трогать. Отправил помощников в Башню и ушёл. Вчера вечером это случилось.
  
   - Стражник, говорите? - переспросила Айзифа.
  
   - Да, - кивнула женщина. - Толстый такой, пожилой, небритый. На щеке родинка, большая. То и дело порывался закурить. Всю кухню задымил своей ужасной трубкой.
  
   - Вот козёл... - сквозь зубы прошипела ундина.
  
   - Прошу прощения? - оторопела Далила.
  
   - Ох, да нет, ничего, - встрепенулась Айзи. - Проводите нас в комнату вашего сына, пожалуйста.
  
   Женщина неохотно развернулась, не желая упускать служителей из поля зрения, и начала подниматься по узкой винтовой лесенке. На ходу она промакивала глаза бежевым в зелёную клетку платком.
  
   - Ты чего? - тихо спросил Кристоф, поравнявшись с девушкой.
  
   - Я с этим стражником вчера разговаривала. От него и сведения о воровстве коней, - прошептала в ответ Айзифа. - Я сообщила ему, что с этим делом мы разберёмся, пусть не забивает им голову. А он на нас ещё одно происшествие решил повесить! Вот гад!
  
   - Но ведь он оказался прав, - возразил Крис, - Гюстав Эф это подтвердил. Разве не так?
  
   Девушка недовольно засопела, но промолчала.
  

***

   - Я работаю на ткацкой фабрике, Как двадцать семь... двадцать восемь лет назад пришла туда после вечерних курсов, так и осталась, - рассказывала Далила Салемс, стоя на пороге комнаты. Взгляд её, встревоженный, растерянный, сновал по небольшой и чрезмерно загромождённой мебелью спальне сына. Уголки губ опущены вниз, причёска растрёпана - из узла на затылке выпало несколько прядей длинных, почти по пояс, волос цвета тёмного шоколада. Мочки ушей оттягивали смешные деревянные серёжки-вишенки, нелепые и не слишком новые на вид. Такая бижутерия подошла бы школьнице или легкомысленной девушке-горожанке, но не взрослой женщине в строгой одежде тёмных тонов.
  
   Втиснутый в комнату гарнитур явно создавался для помещения попросторней. Узкая, неудобная кровать, зажатая с двух сторон громадными шкафами, смотрелась ещё более узкой и неудобной. Диван у противоположной стены, наоборот, жадно тянулся к центру комнаты пёстрой обивкой с растительным узором, один подлокотник сыто навалился на этажерку, другой вдавил в угол шаткий стеллаж с множеством деревянных поделок - фигурок зверей, деревьев, сказочных домиков и фантастических зАмков. Вдоль высокого подоконника выстроились одинаковые стулья, словно намекавшие гостям, что надо бы присесть. (Кристоф, которому ранний подъём подарил ощутимую головную боль, подумал, что с удовольствием не присел бы на них, а прилёг - длины пяти сидений как раз хватит, чтобы вытянуться во весь рост).
  
   - Муж мой, - продолжала женщина, - тоже там работает. Мы и познакомились в цеху. Он подошёл к моему станку, чтобы быстренько что-то уточнить, а остался до конца рабочего дня. Давно это было... Сейчас он в руководстве. Говорил мне не один раз, чтобы я подыскала более достойное место с щадящим режимом или хотя бы перешла на дневную смену. А я не хочу. Провожать его с работы домой и специально задерживаться, чтобы встретить его там утром, когда он приходит - это такая радость для меня. Словно первый солнечный лучик после долгого дождя. Вам, молодым, и не понять...
  
   Айзи потянула крышку обитой кожей шкатулочки, стоявшей на столе. Та оказалась не заперта. Крис, вытянув шею, из-за плеча напарницы разглядел содержимое ящичка. Внутри лежали маленькие стеклянные пузырьки, заполненные почти прозрачной жидкостью лёгкого розоватого оттенка.
  
   - Вадим всегда был болезненным и замкнутым мальчиком. Он мало общается со сверстниками, чему я очень рада. Ему трудно надолго отлучаться из дома. Препарат нельзя хранить на свету, а перед тем, как принимать, его требуется растворить в стакане свежекипячёной воды. Дома - запросто, а как же в кафе, в буфетах, в гостях? Ведь наверняка либо откажут, либо деньги сдерут, либо засмеют!
  
   Далила поджала губы. Очевидно, её раздражала дотошность представителей Альянса, но тревога за сына перевешивала. Ефрейтору также не слишком нравилось проводить обыск, поэтому он с удовольствием согласился на предложение ундины измерить магический фон в комнате и сейчас бродил туда-сюда с небольшим приборчиком в руках, сверяя показатели. Уровень энергетики оставался стабильно малым, как в любом помещении без следов каких-либо заклинаний или артефактов. Юноша вытянул руку вверх, проверяя, как стрелка индикатора среагирует на красно-коричневую люстру, напоминавшую сплющенный именинный торт. Магомер промолчал, но следователь уже потерял интерес к проверке - его внимание привлекла другая деталь.
  
   - Именно поэтому мы с Николасом... так зовут моего мужа... мы решили увлечь Вадима чем-нибудь таким, что позволит ему чаще сидеть дома. Поселились неподалёку от его лечащего врача. Жильё тут дорогое, но мои родители, как и родня мужа, помогают нам, если не хватает на... на аренду. Вадик не слишком любил читать, не нравились ему и женские занятия - ни вышивание, ни вязание. Я была в отчаянии, и тут Никко принёс сундучок со столярными, кажется, инструментами - не знаю, я в этом не разбираюсь. Вадичка мой - мальчик сообразительный, умелый. Увлёкся резьбой по дереву - мы вздохнули с облегчением. Ему - подходящее дело, спокойное, размеренное, а мы родственникам поделки его по праздникам дарим. Они радуются, уже и заказывать что-то начали. У Вадика руки золотые...
  
   Айзифа пролистала лежавшую на полке записную книжку, но ничего интересного в ней не нашла. Кристоф передал ей таблицу с показаниями магомера, которые также не давали ни малейшего намёка на произошедшее. Ундина расстроенно покачала головой. Парень потянул её за локоть и кивнул на один из стульев, стоявший немного не так, как остальные. Кто-то слегка развернул его, из-за чего в частоколе высоких полукруглых спинок образовалась небольшая прореха, достаточная, чтобы пробраться на широкий подоконник, с которого сползла пёстрая вязаная салфетка. В рассохшейся деревянной раме застрял короткий тёмный волос.
  
   - Что вы делаете? - испугалась Далила, увидев, как ефрейтор протискивается к окну. Её не смутило, что юноша полез туда в обуви - похоже, она больше боялась за здоровье следователя, чем за сохранность подоконника.
  
   - Крис? - Айзи потянулась было к товарищу. Тот, развернув её руку ладонью вверх, вложил в прохладные пальчики свою находку:
  
   - Взгляни. Он выбрался через окно. Похоже, сам.
  
   - Но окно не открывается до конца! - ахнула женщина. - Я сама за этим проследила! Зафиксировала изнутри цепочкой на замке, чтобы...
  
   - Ваш сын ведь худощавого телосложения? - спросил Кристоф, мягко поворачивая оконную ручку.
  
   - Да, - кивнула Далила, - худенький он. Ростом примерно с вас. Но как же?..
  
   - Не расшибёшься? - сочла необходимым уточнить ундина, заразившаяся настроением хозяйки.
  
   - Не расшибусь, - твёрдо обещал парень и дёрнул створку. Сначала на себя, потом - немного вбок.
  
   Окно приоткрылось. Не очень сильно, но достаточно для того, чтобы пролезть. Крис отстегнул от пояса мешавшиеся ножны с мечом и протиснулся наружу. Наружный подоконник, металлический и покатый, держался буквально на честном слове. Практически вплотную к нему подходил изогнутый обрубок ветви яблони, росшей у флигеля.
  
   В Университете будущих военных учили подниматься по стенам домов с использованием альпинистского снаряжения, взбираться на скалы и всевозможные ограждения, карабкаться по обледеневшим склонам и скатам крыш. Лазанье по деревьям отчего-то не входило в программу, и теперь юноша старательно восстанавливал на ходу былые навыки, в последний раз использовавшиеся ещё до поступления в Лицей. Некстати припомнилось, что однажды сбор урожая в саду закончился для него, тогда ещё малыша, множеством ссадин, вывихнутой ногой и переломом руки - лестницу зафиксировали недостаточно прочно, а тонкая верхушка груши не вынесла дополнительной тяжести.
  
   Юноша дотянулся до соседней ветки и, опираясь на неё, соскочил с ненадёжного подоконника на оказавшийся ещё более ненадёжным сук, который тотчас предательски прогнулся под ногами.
  
   - Всевышний! Что вы делаете? Вы же упадёте! Так и погибнуть недолго! - верещала Далила. Она рванула соседнюю створку с такой силой, что оборвала цепочку, распахнула её настежь и протиснулась к окну, небрежно оттолкнув мешавшие стулья - их ножки громко и неприятно проскрипели по полу.
  
   Айзи осторожно высунулась наружу, прикинула расстояние до земли и поспешила успокоить женщину:
  
   - Не волнуйтесь. Если он свалится с такой высоты, то получит всего пару переломов, не больше. Крис, что там?
  
   - Пока ничего, - пробормотал служитель, терпеливо семенивший к развилке, чтобы переступить на более надёжную ветку. Верхний прутик, слишком тонкий и гибкий, служил скорее успокоением, нежели опорой.
  
   Перескочив на соседнее ответвление, ефрейтор понял, что спуск куда проще, чем выглядит со стороны. Ветви, словно ступени, вели всё ниже и ниже - перелезай себе с одной на другую, да не забывай порой придерживаться за ствол.
  
   - Он не мог так выбраться! - доносился сверху голос хозяйки, в котором появились рассерженные нотки. - Он нездоров, поэтому я никогда не разрешала ему физических нагрузок, тем более таких!
  
   - Что думаешь? Мог? - спросила Айзифа, перегнувшись через подоконник.
  
   - Он тут и спустился, - ответил Кристоф, углядевший на потрескавшейся коре дерева свежие царапины и сколы. От его внимания не укрылись и поломанные мелкие побеги, мешавшие дотягиваться до веток покрупнее.
  
   - То есть это не очень трудно сделать? - девушка, положив подбородок на скрещенные руки, наблюдала, как напарник рассматривает сломы на прутьях, облокотившись плечом на стену дома возле окна второго этажа.
  
   - Это проще простого, - сообщил юноша, преодолевая последний отрезок пути. Очутившись в двух с небольшим метрах от земли, он повис на ветке (Далила негромко охнула) и аккуратно спрыгнул вниз, приземлившись точно между оградой палисадника и розово-фиолетовой клумбой астр.
  
   - То есть мой сын спустился с дерева... а потом... вышел через калитку? - эта подробность, видимо, казалась очень важной для ошарашенной матери.
  
   Крис взглянул на примятые, а кое-где и поломанные стебли цветов. Убедился, что они ведут к небольшой площадке у крыльца, и согласился:
  
   - Да. Через калитку.
  
   - Ой, а я по деревьям никогда не лазала! Я тоже хочу попробовать! - Айзи дотронулась рукой до ближайшей ветви и осторожно потянула её на себя.
  
   - Не стоит, - предупредил Кристоф.
  
   - Почему? Думаешь, я не справлюсь? - попробовала обидеться девушка.
  
   - Справишься, но яблоню жалко.
  
   - Ты прав, яблоньку жалко, - вздохнула ундина. - Тогда спущусь по лестнице.
  
   - Спустись. И не забудь захватить мой меч, - напомнил ефрейтор, отряхиваясь. Жёлтые листья запутались в волосах, зацепились за погоны, несколько листочков угодило в карманы куртки и даже в отвороты рукавов. На чехле с ножами повисла небольшая засохшая веточка. Парень взглянул на свои поцарапанные ладони -- в спешке он не удосужился надеть перчатки - и тихонько засмеялся, стряхивая с них пыль и ошмётки коры.
  

***

   - Значит, магическую защиту не взламывали, - Айзифа, плюхнувшись на пассажирское сиденье самоходки, по новой просматривала показания магомера. - Никто никуда не проникал, никто никого не похищал. Парень ушёл сам.
  
   - Но он не взял с собой лекарство, без которого ему не выжить, - напомнил Крис. - Чехол на месте, все пузырьки - тоже, его матушка несколько раз их пересчитала.
  
   - Это уже гиперопека, - поёжилась ундина. - Ставить фиксаторы на окна в комнате, где живёт вполне взрослый и самостоятельный ребёнок, которому самому пора бы заводить семью и детишек... Жутковато. Так, ладно. Сейчас мы...
  
   - Тш-ш-ш, - напарник ткнул её локтем в бок и кивком указал на ограду.
  
   В том месте, где низкий частокол палисада переходил в высокий каменный забор, под раскидистой ивой, прячась то ли от солнца, то ли от посторонних глаз, замерла невысокая фигурка.
  
   - Ребёнок? - неуверенно предположила Айзи.
  
   Кристоф, у которого зрение было поострее, покачал головой. Глянув на окна флигеля, практически полностью загороженные яблонькой, помахал рукой, подзывая незнакомца подойти.
  
   Силуэт неуверенно приблизился к краю тени и замер. Теперь и ундина разглядела, что это девушка - платье в цветочек чуть длиннее колена, туфли на плоской подошве, длинные светлые косы. Руки испуганно вцепились в накинутую на плечи шаль, точно пытаясь придержать её, чтобы не унесло сильным ветром.
  
   - Неужели его подружка? - шёпотом спросила следовательница. - Вот так номер!
  
   - Скорее всего, подружка, - кивнул Крис, - и она очень не хочет, чтобы её увидела госпожа Салемс. Поэтому боится выйти - тогда её заметят из флигеля.
  
   - Как поступим?
  
   - Это я хотел спросить, - пробормотал юноша. - Ты ведь главная - и по званию, и по опыту.
  
   - Ой, и вправду! - удивилась Айзифа.
  
   Ефрейтор мельком глянул на окна, потом скосил глаза на карту.
  
   - Можешь связаться с ней при помощи телепатии?
  
   - И что сказать?
  
   - Попроси её...скажем, дойти до конца этого проулка. Потом пусть повернёт налево и идёт дальше, пока не минует вон ту серую домину. Мы вернёмся на предыдущую улицу и обогнём дом с другой стороны.
  
   - Сообразил! - обрадовалась Айзи. И, поднеся пальцы к виску, активировала дар.
  
   Бедная девушка аж подпрыгнула от неожиданности, едва не покинув своё убежище в тени дерева. Замерла, вслушиваясь. Кивнула. Потеребила края шали. Кивнула ещё раз, уже уверенней, и, развернувшись, торопливо зашагала в указанную сторону.
  
   Кристоф завёл мотор, лихо развернул самоходку, решив временно забыть о правилах безопасности, и погнал к месту встречи. Транспорта на улочках заметно прибавилось, но никто из водителей, к счастью, не стал возмущаться небольшим лихачеством машины Альянса.
  
   Незнакомка к тому моменту успела миновать серый дом и бежала дальше. Шаль она, несмотря на прохладный ветер, сняла и перекинула через руку. Юноша остановился прямо возле неё. Айзифа спешно подвинулась в сторонку, поближе к водителю, освободив край широкого пассажирского сиденья:
  
   - Залезай!
  
   Девушка неуклюже забралась в самоходку. Служительница захлопнула дверцу, Крис активировал затемнённый защитный купол, обладавший теми же свойствами, что и окна в Башне Альянса. Теперь снаружи не получится разглядеть, кто едет в экипаже.
  
   Следовательница поменялась местами с неожиданной пассажиркой и пристегнула ремень безопасности. Незнакомка нервно дёрнулась, услышав громкий щелчок, но ундина положила руку ей на плечо:
  
   - Всё в порядке. Не волнуйся. В самоходке положено пристёгиваться во время движения. Верно, Кристоф?
  
   - Верно, - кивнул юноша, выруливая обратно в переулок. Улыбнулся новой попутчице, надеясь приободрить её, и свернул в противоположную от флигеля сторону.
  
   - Успокоилась? - спросила Айзи, заботливо разворачивая светло-серую шаль и вновь укрывая ею плечи девушки. - Ты ведь пришла сюда из-за Вадима, верно? Как тебя зовут?
  
   - Зовут? Леська... Олеся Роус.
  
   - Олеся, значит, - Крис убавил скорость, чтобы было не так опасно отвлекаться от дороги, и чуть повернул голову.
  
   Выглядела Леся лет на пятнадцать-шестнадцать. Легкомысленное открытое платье не подходило для осени и больше походило на домашнюю одежду - слишком заношенное, выцветшее, на плече заметна штопка. Светло-русые косы, тем не менее, заплетены очень аккуратно. Скулы с успевшими потускнеть веснушками, на светлые ресницы неумело нанесена чёрная тушь. Серо-голубые глаза смотрели на следователей с любопытством, но эта заинтересованность смотрелась наигранной, несколько бравурной.
  
   - Ага. А сколько тебе лет? - Айзифа открыла блокнот. Подозрительно знакомый блокнот. Парень похлопал по нагрудному карману - пусто. И когда успела?..
  
   - Двадцать! - провозгласила Леська.
  
   - Так и запиши в протокол, - попросил Кристоф напарницу.
  
   Девочка мгновенно стушевалась и поправилась:
  
   - Шестнадцать.
  
   - Точно? - прищурилась Айзи.
  
   - Да точно! - вспыхнула Леська.
  
   - Фамилию-то настоящую назвала? - недоверчиво протянула ундина.
  
   - Настоящую! - Олеся начала сердиться. - Вот обижусь и больше ничего вам не скажу!
  
   Айзифа беспомощно взглянула на Криса - мол, и как теперь строить разговор, если девочка преспокойно врёт следователям? Ефрейтор в ответ развёл бы руками, но отпускать руль не хотелось. Осмелевшая Леська беспокойно вертелась, изучая кабину. Решилась было посмотреть, куда ведёт шнур, зафиксированный браслетом на предплечье водителя, но юноша успел отдёрнуть руку и предупредил:
  
   - Лучше не трогай.
  
   - Почему это? - Леся смешно оттопырила нижнюю губу.
  
   - Во-первых, опасно. Во-вторых, у тебя ведь есть дело поважнее, не так ли? Ты знаешь, что случилось с Вадимом. Расскажи об этом сейчас. Так будет лучше и для тебя тоже.
  
   - С чего вы взяли, что я что-то об этом знаю? - голос Олеси задрожал. - И почему считаете, что это "лучше"?
  
   - А разве нет? - Кристоф перехватил руль одной рукой и развернулся к девушке, стараясь скрыть дрожь в руках. Править самоходкой, одновременно глядя и на дорогу, и на собеседницу - лёгкая задача для опытного водителя, но немалый риск для новичка. - Вот что мы с напарницей успели выяснить. Вадим сбежал из дома ночью, через окно, не захватив с собой лекарств, которые ему крайне необходимы, никого не предупредив о своей вылазке. К кому он мог пойти? Уж точно не навестить родственников. К друзьям? Но его мать утверждает, что парень не слишком общителен. Сложно представить, что он ушёл развлекаться с какой-нибудь шумной компанией, а для небольшого тихого сборища не потребовалось бы покидать дом тайком. Похищение исключается - мы всё проверили, посторонние на территорию дома не проникали. Вадим преспокойно ушёл сам, через калитку. Какой вариант остаётся? Тайное ночное свидание.
  
   Леська смущённо потупилась.
  
   - Что же дальше? - продолжал Крис, по-прежнему сохраняя подчёркнуто уверенную, суровую интонацию. - Мы видим девушку, которая стоит в тени забора, наблюдая за флигелем. Она явно не хочет показываться на глаза жителям пристройки, трусит, но всё равно никуда не уходит, всматривается в окна. Какие помещения она разглядит с этой стороны дома? Спальню Вадима, кабинет его отца и кухню. Николас Салемс сейчас в отъезде, его комната пустует. У молодого человека появился шанс спуститься вниз, по яблоне, никого не разбудив и не потревожив. Затея не самая простая, но вполне осуществимая и - романтичная. Сомневаюсь, что вы решили встретиться прямо возле его жилища - мало ли, вдруг заметят соседи? Наверняка договорились пересечься где-нибудь ещё. Итак, что же получается? Парень договорился с девушкой, которая ему симпатична, погулять по ночному городу. Ушёл из дома - и пропал. Девушка, о которой родители парня не в курсе, явно может что-то рассказать, но боится. На кого тогда падает подозрение? Кого в первую очередь постараются допросить? Наверняка в присутствии матери исчезнувшего юноши. То-то будет сюрприз для Далилы Салемс...
  
   - Я поняла, - ответила Олеся, готовая вот-вот заплакать. - Я и до этого понимала, поэтому пришла, просто... Да, я расскажу. Но я почти ничего не видела. Я даже не знаю, что именно видела. Наверное, мне всё это почудилось...
  
   Девушку начала бить дрожь. Айзи приобняла Лесю за трясущиеся плечи, прижала к себе и теперь сверлила Кристофа рассерженным взглядом поверх светловолосой макушки.
  
   "Зар-раза... Ну да, признаю, я переборщил немного! Переборщил! Но что мне оставалось делать? Я не привык устраивать допросы!" - ефрейтор, рискнув придержать руль коленом, на секунду сложил ладони в молитвенном жесте, всем своим видом стремясь продемонстрировать искреннее раскаяние.
  
   "Прибью! Разберёмся с этим делом - прибью! Утоплю!" - обещал взор прекрасных зелёных глаз ундины.
  
   Леська распрямилась, отстранилась от служительницы:
  
   - Я в порядке. Я расскажу, как обещала. В общем... ну... Да, вы правы. Мы с Вадимом скрывали нашу лю... наши отношения от его родителей. Вадик на несколько часов в день выходил из дома - либо в одну лавку за материалами для своего хобби, либо посидеть в палисаднике. Мы встретились в самом начале этого года, на следующий день после Зимней вехи, в соседнем переулке. Разговорились. Он помог мне донести пакет с покупками. Я живу на окраине, а работаю недалеко от его дома, в парикмахерской. Мы решили видеться время от времени, потому что... ну... - щёки Олеси вновь заалели, - нам так захотелось.
  
   Через четыре декады он решил познакомить меня со своими родителями. Дома была только его мама. И она меня прогнала, представляете? Прямо с порога, даже толком не рассмотрев, не спросив не имени, ничего! - девушка шмыгнула носом. - Я так расстроилась, не знала, что и думать... А Вадим сказал, что его матушка относится так ко всем его товарищам. Сказал, чтобы я не обращала на это внимания. И что мы всё равно не расстанемся. Но госпожа Далила что-то заподозрила. Где-то две декады назад она перестала пускать Вадика на прогулки и привезла ему много материалов, чтобы он не отлучался в магазин. Я была в отчаянии, но Вадим смастерил небольшой ящичек, похожий на блокнот, очень симпатичный, резной, обитый плюшем, лиловеньким таким... Вложил туда записку и кинул мне, когда я стояла под его окном. Там он сообщил, что у него скоро появится возможность уйти из дома на всю ночь. Предложил встретиться у заброшенного пирса, у Тележного моста. Я согласилась. Но я волновалась за него, поэтому всё-таки пришла к его дому. Увидела, что Вадик благополучно спустился на землю по дереву, и так обрадовалась! Сразу побежала в условленное место, чтобы он не догадался, что я за ним следила.
  
   Руки Леси задрожали, она обхватила себя за плечи, словно ей стало зябко.
  
   - И вот, я стояла на мосту и ждала его там. И он появился, но... Но не в одиночку. Он ехал верхом.
  
   Крис вспомнил маленький синий флигель и окружавший его скромный палисад. Конюшня там, несомненно, отсутствовала - для неё не хватило бы места.
  
   - Ехал на чём-то, похожем на лошадь. Я не разглядела, в седле ли, но поводьев не было, это точно. Лошадь шла шагом, очень медленно. Не по улице, а вдоль пирса, по деревянному настилу. Я слышала стук копыт и негромкое ржание. Фонарей в том месте мало, не все работают, так что я толком не поняла, что и как. Но Вадима узнала - по лицу, по одежде, по осанке. Он всегда сутулится, слегка клонится вправо, когда сидит. Левое плечо чуть выше, но меня это никогда не смущало, он ведь постоянно за столом сидит, работает, я понимаю... Лошадка подходила всё ближе, а я отчего-то не могла пошевелиться, мне вдруг сделалось так страшно, до смерти страшно! Я хотела окликнуть Вадика, но не сумела вымолвить ни слова...
  
   Айзифа гладила Олесю по сгорбившейся спине, а та, всхлипывая, продолжала говорить:
  
   - На улице - никого, ни прохожих, ни зверей каких, больше ни-ко-го! Собаки до этого где-то вдали лаяли - и те затихли! И ветер дуть перестал. Я стояла, смотрела на лошадь, на Вадимку. И вдруг фонари у моста погасли! Все разом! Я услышала громкий всплеск, будто что-то большое свалилось в воду. Потом фонари опять зажглись. Сами собой! Я подбежала к перилам, глянула вниз, а на пирсе пусто! Ни лошади, ни Вадима! И только круги на воде расходятся, большие-большие круги...
  
   Леся ненадолго прервала рассказ, чтобы отдышаться. Вытерла набежавшие на глаза слёзы и шумно высморкалась в ярко-розовую тряпицу, которую вытащила из кармашка платья.
  
   - И что потом? Ты убежала? - сочувственно спросила Айзи.
  
   - Угу, - кивнула Леська. Заметила в зеркале заднего вида, что тушь размазалась, и принялась ожесточённо тереть щёки, на которых остались чёрные потёки. - Летела без оглядки. Не знаю, как долго. Опомнилась у дверей парикмахерской. Я хотела сообщить о том, что произошло, в Альянс, но побоялась, что госпожа Далила узнает обо мне. И решила подождать, чтобы она сама написала заявление, а потом встретиться и поговорить со служителями, которые приедут. Переселилась на время в парикмахерскую, сказала, что проблемы с жильём, мне поверили. И стерегла...
  
   - В Альянс? - нахмурился Кристоф. - Почему туда, а не в Стражу? Раз ты заметила, что Вадим ехал на лошади, а потом...
  
   - Нет, - прошептала Олеся, вновь задрожав, словно осиновый лист, - не на лошади. На чём-то, похожем на лошадь.
  

***

   - Что теперь? - поинтересовался Крис, когда силуэт в ярком платье скрылся из виду под низкими ветвями росших вдоль набережной плакучих ив. Щёлкнул по небольшому переключателю, убирая надоевший защитный купол - тот исчез с лёгким шипением, втянувшись под обшивку самоходки.
  
   - Надо бы связаться с мейстером, но боюсь ему помешать, - Айзифа достала карманные часы. - Вдруг он ещё на собрании?
  
   Напарники взглянули на циферблат. Четверть десятого.
  
   - Давай хотя бы подытожим, что удалось выяснить, - юноша откинулся на спинку сиденья и потёр глаза. - Итак. Пропавший, Вадим Салемс, по пути на свидание с девушкой где-то раздобыл лошадь...
  
   - Нечто, похожее на лошадь, - поправила его ундина.
  
   - ... и утонул вместе с ней? В тихой, но глубокой речушке Сэболарейн?
  
   - Выглядит так, будто эта неведомая тварь прыгнула в воду, прихватив его за компанию, - Айзи задумчиво побарабанила пальцами по приборной панели. - Вижу единственный вариант - наведаться к мосту и пощёлкать магомером, проверить старый пирс. Если берег чист, то и в речку слазить.
  
   Кристоф прикинул температуру воды и поёжился. Да уж, хорошее выйдет купание... Он представил, каково было Вадиму, болезненному молодому человеку, не привычному к прогулкам на холодном ночном воздухе, окунуться в отнюдь не тёплую реку. Или бедолага не успел ничего почувствовать? Наверное, не успел. Стоп. Получается, и он, Крис, и Айзифа - оба уверены в гибели пропавшего юноши. Только что они выслушали рассказ о произошедшем, который вполне тянет на ночную страшилку. И сейчас, развалившись в припаркованной у тротуара самоходке, преспокойно обсуждают произошедшее, по-видимому, убийство, как будто это - нечто совершенно обыденное. Ефрейтору стало немного не по себе, он поёжился и плотнее запахнулся в форменную куртку.
  
   - Всё хорошо? - забеспокоилась бдительная Айзи.
  
   - Угу. Наверное, из-за недосыпа морозит, - соврал парень.
  
   Девушка собиралась что-то сказать, но собеседник поспешил перебить её:
  
   - Потом. Лучше обдумаем другое. Как считаешь, что это было за существо? Что мы о нём знаем?
  
   - Похожее на лошадь, - начала перечислять Айзифа. - Скорее всего, живёт в воде. Магическое создание. Вероятно, как-то приманивает путников и утаскивает их в воду, чтобы... сожрать или что-то вроде.
  
   - Уж точно не показать сказочный дворец, - как можно беззаботнее хмыкнул Кристоф и вспомнил ещё две детали, - да, речь также шла про стук копыт. И конское ржание.
  
   - Конское ржание, - пробормотала ундина. - Боний?
  
   - Боний - это ведь зомби, верно? Лошадь-зомби. Не думаю, что кто-нибудь нормальный приблизился бы к такой твари по доброй воле.
  
   - Ты прав. Твои идеи?
  
   - Келпи?
  
   - Хм, - Айзи озадаченно нахмурилась, - водяная лошадь, обитающая в тихих водоёмах... Очень похоже. Но тогда почему он был без уздечки? И откуда келпи взяться в самом центре Пелла Асимы? Они из ниоткуда не возникают, знаешь ли.
  
   - Как вообще появляются келпи? В учебниках Университета об этом ни слова.
  
   - В книгах по сверхъестественным существам, которые я читала - тоже. Мейстер как-то говорил, что нужен специальный обряд на фоне... не помню... какого-то поступка... Но обряд связан с кровью, в этом я уверена. И в этом заодно замешана природная магия...
  
   - Ладно, оставим пока это предположение, - нетерпеливо кивнул Крис. - Другие варианты?
  
   - Гиппокампус?
  
   - Разве он не в море живёт? Далековато до моря-то.
  
   - Угу... Единорог?
  
   - Если найтмэр, привязанный к воде каким-нибудь заклятьем, то вполне. Это объясняет и потухшие фонари. Ещё?
  
   - Всё, - беспомощно развела руками следовательница.
  
   - Да, наверное, - согласился юноша.
  
   - А, нет, стой! - встрепенулась ундина. - Оборотень!
  
   - Хорошее предположение, - Кристоф захлопнул блокнот, в котором за это утро ощутимо прибавилось исписанных страниц. - Сразу поедем к мосту, или...
  
   - Конечно, не сразу! - Айзи пристегнула ремень безопасности. - Сначала надо перевооружиться! Нужно что-нибудь вроде копий.
  
   - Зачем?
  
   - Как "зачем"? Обследовать реку, разумеется! - улыбнулась служительница. - Возле причала довольно мелко, оттого его и забросили. Пошарим по дну вдоль берега, не сходя с пристани. А вот огнестрел вряд ли пригодится, мы ведь не сможем палить из пистолетов под водой, если вдруг что.
  
   - Значит, обратно в штаб? - уточнил ефрейтор и завёл было мотор, но тотчас заглушил его, услышав голос начальника:
  
   "Ребята, паршивые новости. Вернулся с совещания - скинули новую миссию. Пропала девочка. Сэнди Аолго, одиннадцать лет. Прошлым вечером вышла погулять у дома, пока готовился ужин, и исчезла."
  
   "Где? Далеко от Лампадного?" - спросила Айзифа.
  
   "Не очень. Живут у Тележного моста."
  
   "Ага!" - не удержался от восклицания Крис.
  
   "Уже что-то нарыли, насколько я понял?"
  
   "Вадим Салемс в ночь пропажи оседлал какую-то похожую на лошадь тварь у Тележного моста, и та утянула его под воду!" - бодрый тон ундины плохо увязывался с безрадостной вестью.
  
   "На совпадение не похоже. Так, ребята. Возвращайтесь-ка в Центральное и смените снаряжение на более подходящее. Потом - к мосту. Особо не спешите, не нарывайтесь, постарайтесь дождаться новостей от нас. Драгослав только что пришёл. Отправлю их с Руфью в архив, пусть выяснят, не происходило ли в прошлые годы чего похожего на том же месте, что и сейчас."
  
   "Жестокий вы", - Айзи не скрывала укоризненного тона.
  
   "С чего бы?" - в голосе Аля прозвучал скорее интерес, чем недоумение.
  
   "Слава так боится леди Руфи, а вы их вдвоём корпеть над книжками отправляете!"
  
   "Ладно, ладно. Я тоже пойду с ними. Анри уже вскочил и работает над очередной своей штуковиной, попрошу его подежурить. Если мы не успеем ничего узнать - всё равно отправляйтесь на поиски, но будьте предельно осторожны! Поняли? Не лезьте на рожон!"
  
   Алтеро явно тревожился за подчинённых, и Крис попытался немного разрядить обстановку:
  
   "Не волнуйся. Мы отыщем виновника сегодня. Непременно."
  
   "Похоже, Айзифа не слышит твоей бравады, а? Откуда такая уверенность?"
  
   "Примета. Ещё со студенческих лет. Если во время расследования случается что-то, из-за чего меня поднимают ни свет ни заря, - загадочно протянул Кристоф, после чего резко рявкнул, - то преступник находится в тот же день! Ты сам на это напросился, заметь!"
  
   "Какой ужас! - развеселился Аль. - Тогда я рассчитываю на тебя! Приятного купания!"
  
   "Приятного копошения в пыли веков!" - шутливо огрызнулся Крис, заканчивая разговор.
  
   - Ну вот, - обиделась Айзи, - шушукаетесь тут... А со мной поделиться?
  
   - Не сейчас, ладно? - ефрейтор завёл мотор и направил самоходку в соседний переулок. Он успел более-менее запомнить расположение близлежащих улиц и теперь надеялся добраться до штаба без помощи карты.
  

***

   Гостиная пустовала. Дверь, ведшая к жилым комнатам, была приоткрыта. Судя по оглушительному скрежету и запаху сварки, Анри вовсю трудился. Не покинув любимой мастерской, техномаг, тем не менее, прислушивался к происходящему в зале: когда Айзифа загрохотала дверцей оружейной, доносившиеся из дальней спальни звуки стихли.
  
   - Свои! - громко крикнула ундина. - Не обращай внимания, Ан-Ан! Продолжай работать!
  
   Скрежетание немедленно возобновилось. Девушка, всё-таки сладив с замком, распахнула металлическую створку и шагнула внутрь. Кристоф вошёл вслед за ней.
  
   - Ого!
  
   Немудрено, что юноше не удалось удержаться от восклицания: он ни разу в жизни не видел такого колоссального количества оружия. Даже ассортимент магазинов меркнул в сравнении с закромами Четвёртого спецотряда.
  
   Длинное, узкое помещение, скорее всего, несколько превосходило размерами кабинет Алтеро. Стены полностью скрылись за рядами полированного дерева и сверкающего металла. На каменном полу осталась лишь узкая дорожка для прохода, усеянная обломками оперения стрел, щепками, обрывками ткани и пустыми гильзами.
  
   Одну стену заслонили стеллажи с разнообразными клинками - от огромных двуручников до небольших складных ножей и кортиков. Напротив выстроилось всевозможное древковое оружие - копья, пики, алебарды. Дальний угол занял огнестрел - небольшие пистолеты лежали на полках, стойку с крючками заняли стволы покрупнее. Огромная, в человеческий рост, базука подпирала пирамиду из ящиков с патронами. С другой стороны громоздились луки и арбалеты. Под потолком висели щиты разных форм и размеров.
  
   - И зачем вам... столько? - юноша сглотнул, с опаской поглядывая на щиты - крепко ли они зафиксированы.
  
   - На всякий случай, - ответила Айзи, копошась в залежах пик и посохов.
  
   - Но это...
  
   - Альянс не всегда предоставляет снаряжение своевременно, забыл? У нас тут чего только нет... Ага! Это тебе, - девушка протянула Крису нечто, с виду напоминавшее копьё.
  
   - Я с древковым, по правде говоря, не очень, - смутился парень.
  
   - Ничего, с этим малышом справишься! - заверила его служительница. - Это брандшток. Похож на обычное копьё, но у него есть одна особенность - боковые клинки. Они могут вдвигаться в древко. Вода ему не навредит. И небольшие заклинания он вполне отбивает - на наконечнике золотое напыление. А я, пожалуй, обойдусь ледяным посохом. Если создать его в сторонке от реки, то наша цель не должна ничего почувствовать.
  
   Ефрейтор взвесил копьё в руке. Оно показалось ему несколько неуклюжим, но в руку легло сносно, так что следователь решил не спорить с напарницей.
  
   - Кинжальчик бы захватить, - пробормотала Айзифа.
  
   - Мне не нужно, - отозвался Кристоф, похлопав ладонью по чехлу с ножами. - Этого вполне достаточно. Ещё и меч в придачу. Как насчёт артефакта?
  
   - Не стоит, - помотала головой ундина. - Неизвестно, как реагирует на активную магию та тварь, которую мы полезем искать. Ничего, справимся и так. Скорее всего, она сильнее по ночам, чем днём.
  
   - Тебе виднее, - пожал плечами парень.
  
   До этого он чувствовал себя на равных с Айзи - они шли бок о бок, восполняя недостатки друг друга. Сейчас же ощутилась заметная разница в опыте - девушка привыкла к опасностям и лучше него знала, как к ним подготовиться. Крису оставалось довериться старшему товарищу и беспрекословно выполнять, что она велит.
  
   - Вроде всё, - Айзифа застегнула последнюю пряжку. Теперь вместо стандартного оружейного пояса её талию крест-накрест охватывали два кожаных ремня с закреплёнными на них ножнами кинжалов - по три с каждой стороны.
  
   - Что ж, возвращаемся к самоходке? Возьмём ту же? - решил на всякий случай уточнить ефрейтор и не ошибся.
  
   - Нет, - девушка протиснулась мимо него к выходу, - выберем другую, побольше. Мало ли, вдруг придётся везти в ней ещё кого-то... или что-то.
  
  
  

Глава 5

   - Мне кажется, или мы едем немного медленней, чем до этого? - ундина вертела головой, разглядывая проплывающие мимо дома.
  
   - Не кажется, - буркнул Кристоф.
  
   - Тогда почему бы не прибавить ходу?
  
   - Потому что, - коротко ответил парень, стискивая руль побелевшими пальцами.
  
   Он нечасто встречал на улицах настолько большие экипажи и уж точно не ожидал, что вскоре после вступления в Альянс прокатится на одной из этих махин, причём в качестве водителя.
  
   В салоне запросто могли поместиться шесть, а то и семь человек: три сиденья, включая шофёрское, за ними -- широкий, вместительный диванчик и немаленьких размеров багажное отделение. Помимо этого, у самоходки имелся и кузов -- закрытый, с двумя замками, обычным и волшебным. Колдовать внутри него было невозможно, нанести какие-либо существенные повреждения немагическими способами -- крайне затруднительно.
  
   Двигатель самоходки расходовал заметно больше энергии -- примерно вчетверо больше, чем повозка, на которой следователи катались утром. Крис вполне выдерживал такую трату сил, но вот рулить грузовым транспортом, как выяснилось, было нелегко.
  
   - Вероятно, стоило взять что-нибудь поменьше, - пробормотала Айзифа.
  
   - Ты же сама сказала, что нам нужно дополнительное место, - возразил юноша.
  
   - Но...
  
   - Но мы почти добрались, - заметил служитель, увидев впереди широкий каменный мост с невысокими перилами, за которым начиналась деревянная платформа.
  
   На последнем отрезке пути следователям не встретилось ни одного экипажа - лишь пара-тройка прохожих, и то в стороне от набережной. Тележный мост, когда-то соединявший пристань с рынком на правом берегу, нынче пустовал: торговые ряды давно снесли, а причал забросили.
  
   - Оставим самоходку здесь, на обочине, - скомандовала Айзи.
  
   Ефрейтор покорно припарковался на противоположной стороне улочки, отстегнул браслет и растёр онемевшую руку.
  
   - Эй, давай быстрее! Чего копошишься? Сюда, сюда!
  
   Парень был уверен: ундина с удовольствием полезет даже в по-осеннему холодную речку. Конечно, задание -- прежде всего, но Айзифа явно истосковалась по плаванию в водоёмах. Догадку подтверждали и небрежно брошенные на полу кабины чёрные туфли девушки.
  
   Кристоф прикинул свои шансы подхватить простуду и принялся расшнуровывать ботинки. День выдался на удивление тёплый и солнечный, а интуиция подсказывала, что в воду лезть всё-таки придётся. Обувь стоит поберечь. А также -- обязательно выложить из кармана блокнот, который, в отличие от магомера и оружия, не переживёт встречи с водой.
  

***

   Напарники решили начать поиски с противоположных сторон пристани, чтобы потом сойтись у самого подозрительного участка -- возле пирса для крупногабаритных судов. Айзи отправилась к дальнему краю деревянного настила. Крис же отошёл к мосту.
  
   Юноше было немного обидно -- ундина оставила для него сравнительно небольшую полосу, раза в полтора меньше своей. Впрочем, причину такого разделения ефрейтор понимал: разумеется, следовательница не могла дать новичку более крупный и подозрительный отрезок берега, откуда, по словам Леси, и появилась таинственная тварь.
  
   Камни мостовой неприятно холодили ноги. Кристоф поспешил спуститься к реке, но здесь булыжники выстыли ещё сильнее, к тому же их покрывала какая-то слизь, не слишком приятная на ощупь. Юноша оцарапался об острый скол, к счастью, несильно.
  
   Сэболарейн неспешно катила свои воды мимо старой пристани. Волны её, натыкаясь на пронизавший русло высокий деревянный пирс, мягко огибали нежданное препятствие и стремились дальше, к величавой Имхонсе. Место слияния рек просматривалось от Тележного моста вполне отчётливо. Крис разглядел высокий серебристый обелиск Стрелки, за которым из золотистого солнечного марева выплывал белокаменный Королевский дворец. За ним, немного в стороне, решительно, горделиво тянулась к небу острым шпилем Башня Альянса.
  
   Вдоль набережной соревновались друг с дружкой в роскоши и изяществе разномастные особняки, окружённые роняющими пёструю листву садами. Напротив парня возвышалось грозное здание Всевышнего храма -- позолоченные купола щедро разбрасывали блики приветливого, но по-осеннему усталого полуденного солнца; покрытая чернёными досками крыша, напротив, поглощала свет, создавая мрачноватое, неприятное ощущение тяжести. Ветер гнал лёгкую рябь по поверхности воды, закручивал в вальсе покачивавшиеся на речной глади яркие, напоминавшие огоньки, листья.
  
   Но ни криков чаек, ни кряканья уток не слышал Кристоф в нависшей над пристанью тишине.
  
   Наклонившись, ефрейтор нерешительно опустил острие копья в воду. Довольно скоро нащупав речное дно, поводил древком туда-сюда. Под наконечником перекатывались камешки, на гладкую древесину быстро налипли тёмно-зелёные ленты водорослей.
  
   "Мелководье. Полметра, не больше", - прикинул юноша. Несмотря на небольшую глубину, лезть в реку всё равно не хотелось. Служитель продолжил путь по настилу, баламутя копьём молчаливую воду.
  
   "А ведь такой шум вполне способен разбудить эту тварь. С одной стороны, это хорошо -- не придётся тратить время на поиски. С другой -- я не уверен, что жажду этой встречи... Алтеро так и не вышел на связь. Значит, в архиве пока ничего не нашлось?"
  
   До высокого пирса, разделённого посередине деревянной изгородью, Крис добрался несколько быстрей, чем рассчитывал. И уж точно проворнее, чем надеялась Айзифа.
  
   Привалившись к прохладной деревянной стене, юноша принялся растирать озябшие ноги, покрытые мелкими царапинами -- настил изобиловал выбоинами и торчащими щепками. Лениво потянулся. Взглянул на солнце, готовое вот-вот скрыться за пышным кучевым облаком, формой напоминавшим не то белку, не то лапу неведомого чудовища. Достал из кармана магомер, включил. Ногтем сколупнул с серебристого корпуса прилипшую мелкую соринку.
  
   И вдруг услышал тихое ржание.
  
   Прибор громко пискнул. Стрелка индикатора рывком перескочила с нормальной для города семёрки на цифру "500" и задёргалась, продвигаясь дальше, к "600".
  
   Пороговое значение для малого заклинания - десять единиц. Для среднего - сто. Для большого - тысяча.
  
   Магомер почти добрался до отметки "700".
  
   Юноша завертел головой, озираясь. Нет, пристань по-прежнему пуста! Звук доносился не с набережной, а от воды.
  
   Вцепившись в брандшток, Кристоф попятился назад, к закованному в гранит берегу -- высокому, на такой не вскарабкаться даже с разбега. Он не сводил глаз с поверхности реки, утратившей сонное спокойствие. По водной глади стремительно разбегались круги, будто от брошенного булыжника. Причал окатило брызгами.
  
   "Позвать Айзифу? - ефрейтор бросил быстрый взгляд на деревянную платформу по другую сторону пирса. - Нет, не успею. Это существо, чем бы оно ни было, нацелилось именно на меня, поэтому я должен справиться с ним сам. Не хватало ещё напарницу втянуть."
  
   Уровень воды стремительно поднимался. Река не стала полноводней, но её поверхность возле пристани вздыбилась, словно под ней находилось нечто огромное.
  
   Крису не хотелось геройствовать, но выбора не оставалось. Бежать некуда: до лестницы слишком далеко, набережная -- четырьмя метрами выше, отвесная стена отрезала единственный возможный путь к спасению, на заклинание левитации не хватит времени.
  
   Следователь задержал дыхание и прыгнул навстречу налетевшей огромной волне, поднявшейся выше его головы, выше парапета пустого пирса.
  

***

   Свет от чешуек саламандрового абажура настойчиво бил в глаза. Отвернуться некуда - ослепят соседние лампы; зажмуриться - не поможет: красноватые яркие блики под сомкнутыми веками ещё неприятней. Чтение в таких условиях походило на пытку, но Алтеро не позволил Драгославу её прекратить:
  
   - Здесь слишком темно. Вдруг зрение переключится, а я не замечу.
  
   Заместитель негромко хмыкнул. От него не укрылось, что комиссар клюёт носом над архивными бумагами. Аль выбрал для борьбы со сном весьма действенный, но мучительный способ.
  
   - За 2340-й год ничего не найдено, - сообщила Руфь, откладывая в сторону очередную пухлую папку.
  
   - И почему научники до сих пор не изобрели какой-нибудь магический каталог? - проворчал Слава и громко чихнул: от раскрывшегося на середине журнала поднялось небольшое облачко пыли.
  
   - Будь здоров, - вежливо сказала Шан-Де. Бородач вздрогнул:
  
   - Эм... Спасибо, леди Руфь.
  
   - За 2329-й год - ничего, - сообщил дану. Снял очки, подул на стёкла, испачканные сажей: часть листов сожгли, из переплёта торчали обугленные обрывки. Скорее всего, сведения переместили в секретное хранилище.
  
   - Командир. Я нашла. - Женщина бережно разгладила слегка пожелтевший от времени документ с измятым, порванным краем. - Год 2325.
  
   - Тридцать четыре года назад, хах, - пробормотал Алтеро, пододвигая стул к подчинённой. Драгослав навис над столом с противоположной стороны.
  
   - Вот, - костлявый палец Руфи провёл по верхней строке. - Тележный мост. Обезвреживание и запечатывание...
  
   Слава громко выругался.
  
   - Спокойно, - бросил Аль. - Айзифа - опытный боец, да и Кристоф не из слабаков. У нас есть время. Успеем.
  
   - Я забираю архивную запись номер 1547 за 2325 год, - сообщила Руфь подошедшему служащему. - Верну после завершения задания. Спасибо.
  
   - Едем прямо туда? - Драгослав проворно вскочил на ноги, готовый сорваться с места.
  
   - Слишком долго, - ответил комиссар, сбрасывая с плеч надоевший парадный мундир. - Забери у Анри ту штуку, которую он смастерил для поимки жагницы. Я - в нижний архив, за подтверждением. Руфь, возьми свою обрядную шкатулку. Встречаемся на крыльце.
  
   - Когда? - крикнул бородач. Он размашистой походкой спешил к выходу из библиотеки, но Алтеро уже перешёл на бег.
  
   - По готовности! - крикнул парень, выскакивая в холл.
  

***

   Вода не была ледяной, но от резкой смены температуры у Кристофа всё равно захватило дух. Он чуть не закашлялся, но тотчас зажал нос и рот ладонью, сберегая драгоценный кислород.
  
   Крис умел задерживать дыхание почти на полторы минуты, но одно дело - расслабленно сидеть на стуле, наблюдая за секундной стрелкой часов, и совсем другое - пытаться экономить запас воздуха в лёгких, бултыхаясь в мутной, холодной реке.
  
   Вдоль основной части пристани глубина Сэболарейн едва достигала полуметра, но участок возле пирса оказался куда глубже. Парень не видел дна, но догадывался, что оно как минимум четырьмя метрами ниже.
  
   Как минимум четыре метра - если предположить, что чудовище сидит на дне.
  
   По ноге скользнуло что-то липкое и мягкое. Ефрейтор дёрнулся - скорее от омерзения, чем от неожиданности - и опустил взгляд вниз. От чёрной твари тянулись тонкие, склизкие щупальца, тёмные, переливчатые, словно атласные ленты. Следователь извернулся и вонзил в щуп наконечник копья. Острие легко пронзило колышущуюся субстанцию. Тварь коротко взвизгнула от боли, немедля втянув путы обратно. Что ж, одна хорошая новость есть - существо, кем бы оно ни являлось, существует в физическом мире, в основных подпространствах, поэтому способно получить урон.
  
   Юноша воздвиг позади себя небольшой энергощит, оттолкнулся от него и ринулся в атаку. Монстр среагировал моментально - развернулся, прянул навстречу. Кристоф поспешно выставил энергобарьер, и чёрная туша смачно впечаталась в тонкую полупрозрачную преграду. По гладкой поверхности заслона побежали трещины.
  
   "Твою ж..."
  
   Служитель чудом успел избежать серьёзного удара. Челюсти неведомого создания лязгнули возле его плеча и отодрали порядочный лоскут от рукава куртки. Парень, не глядя, с разворота ткнул брандштоком за спину и услышал в ответ яростное лошадиное ржание. Тотчас последовал сильнейший толчок в спину. Крис больно приложился о каменистое дно, его протащило вдоль деревянных свай и отбросило в сторону от пирса, на глубину.
  
   Вытянув руку вперёд, юноша применил заклинание воздушного пузыря. Вокруг запястья развернулась причудливая, наспех слепленная вязь. На пару секунд ефрейтор очутился внутри наполненной воздухом полости. Он поспешно сделал вдох и погасил хрупкое заклятье рубящим взмахом ладони.
  
   Со всех сторон его сжимала, стискивала вода, полная песка и мелких водорослей. Корявые подпорки пирса тянулись вверх, к недостижимому солнцу, сейчас скрывшемуся за облаками. Вокруг толстых брёвен вились, змеились водоросли. Они тянулись по илистому дну реки, из-под них проглядывали камни, обломки досок и... кости. Слишком крупные для человеческих. Лошадиные кости.
  
   Вдоль пристани шла полоса застывшего буграми цемента, не занятая никакой растительностью. Именно о неё и ударился Кристоф.
  
   А над его головой плыл, покачиваясь, тёмный силуэт лошади... нет. Существа, похожего на лошадь. Вместо шерсти - гладкая чёрная кожа, от гривы и хвоста тянутся чёрные ленты-щупальца, широкие и неуклюжие с виду ноги, увенчанные мелкими копытами, формой напоминают ласты, глаза полыхают ярко-зелёным. Габариты неприятно впечатляли - обычные кони как минимум вдвое ниже.
  
   "И всё-таки это был келпи, - равнодушно подметил парень. - Существо, подшучивающее над проходящими мимо водоёма путниками, а иногда и увлекающее жертву за собой под воду. Приманил человека, предложил прокатиться на себе, уволок в своё логово и сожрал. Но почему он без уздечки? Выходит, кто-то уже сражался с этой тварью раньше? Сражался - и сорвал поводья, лишив это создание способности принимать столь любимый им облик грациозной вороной лошади, вводящий несведущих людей в заблуждение. Но сил у келпи от этого не убыло, ослаб лишь гипнотический дар. Зато прибавилось ярости.
  
   А магическая сила! Неудивительно, что на такую их концентрацию среагировали уличные фонари. Сбой в питании добавил устрашающего эффекта. Бедная Олеся!"
  
   Чудовище, заметив, что его жертва жива и вполне здорова, возобновило атаку. Крис выставил брандшток вперёд и, оттолкнувшись от ближайшей сваи, поднырнул под противника. Наконечник копья вонзился в живот чёрной твари. Келпи взвыл от боли, рванулся, но острие вошло слишком глубоко. Юноша повис на древке, навалившись на него всем телом, и создал позади себя энергетический щит, чтобы монстру не удалось оттолкнуть оказавшуюся чересчур кусачей пищу. Мышцы Кристофа заныли от усилия, ладони обожгло болью - с них содрало кожу, когда брандшток тряхнуло особенно резко. "Либо я разожму руки, либо развалится барьер... Интересно, что из этого случится раньше?" - невесело подумал ефрейтор.
  
   Первым не выдержало копьё, с громким треском переломившись пополам.
  
   Крис отшвырнул в сторону ставший бесполезным обломок древка и потянулся за мечом. Но перемазанные кровью пальцы, онемевшие от холода и напряжения, никак не могли нормально ухватить рукоять клинка. К тому же, опять заканчивался воздух - сердце зачастило, голову словно сдавило тяжёлым обручем.
  
   Келпи, повизгивая от боли, будто незаслуженно обиженный пёс, медленно вытягивал из брюха наконечник копья - древесина почти полностью скрылась под многочисленными слоями обмотавших её щупалец. От раны тянулась широкая, густая полоса тёмно-зелёной, слегка пузырящейся крови.
  
   Лезвие брандштока гулко ударилось о дно. Чудище одним мощным гребком развернулось к противнику. Кристоф, оставив бесполезные попытки выхватить меч, начал готовить пространственное заклинание.
  
   Чудовище грозно оскалилось, обнажив ряд острых треугольных зубов.
  
   И жалобно булькнуло, когда в его морду впечатался окружённый шипастой ледяной сферой кулачок Айзифы.
  
   Парень от неожиданности аж поперхнулся. Торопливо активировав заклинание воздушного пузыря и укрепив энергомагией стенки образовавшейся полости, он нырнул в наспех созданное убежище и там кое-как откашлялся, сплюнув попавшие в рот ошмётки водорослей.
  
   Айзи, похоже, чувствовала себя превосходно. Она с трудом скрывала широкую счастливую улыбку. Раскинув руки и растопырив пальцы, перепонки между которыми заметно расширились, она непринуждённо покачивалась во взбаламученной воде, посреди облака всколыхнувшегося ила. Куртку девушка, видимо, сняла перед нырком; голову её окружал пышный ореол волнистых волос, промокшая блузка прилипла к телу, ремни оружейного пояса, отяжелевшие от воды, немного сползли. Кнопки, тянувшиеся вдоль бокового шва длинной юбки, были расстёгнуты. Из образовавшегося разреза выглядывал покрытый серо-зелёной чешуёй хвост. Крис, мельком вспомнив про систему счисления ундин, машинально пересчитал прожилки кожи на изящном раздвоенном плавнике. Их оказалось одиннадцать.
  
   "И почему меня так ошарашил облик Айзифы? Удивился ему сильнее, чем появлению келпи. Я же с момента нашей встречи знал, что в ней течёт кровь ундин, это заметно невооружённым глазом. А ну, соберись!" - юноша ущипнул себя за руку, сделал глубокий вдох и выбрался из воздушного пузыря.
  
   Присоединившись к битве, девушка вскоре утратила желание улыбаться: келпи атаковал непрерывно и беспощадно. Лицо служительницы посерьёзнело, она сосредоточенно нахмурилась и сжала зубы, едва успевая отбивать гибкие чёрные щупы резкими и стремительными потоками воды.
  
   Поднырнув под чудище, ефрейтор нанёс несколько небольших, но болезненных ударов энергомагией, целясь в оставленную копьём рану. Действие возымело эффект - водяная лошадь заверещала и забилась в судорогах.
  
   "Гадство. Он же нас попросту раздавит, если продолжит так бесноваться! - Кристоф в панике оглянулся на крутую стену подводной ямы. - Мы зажаты между пирсом, берегом и подъёмом к мелководью. Ну же! Что можно сделать?"
  
   Ундина коснулась ладонью чёрных пут, пытавшихся обвиться вокруг её шеи. Те неприятно захрустели, покрываясь коркой льда. Парень проследил взглядом за обломками замороженных щупалец, устремившихся к поверхности воды, зазевался и еле успел выставить барьер перед Айзифой, которую атаковало ещё большее их количество. Служительница благодарно кивнула и тотчас отсекла полосой воды несколько щупов, незаметно подбиравшихся к её соотряднику со спины. Крис, браня себя за беспечность, нырнул глубже, рассчитывая увернуться от нового удара келпи, но девушка вновь спасла его, окатив монстра волной крошечных льдинок.
  
   В голове следователя мелькнула мысль, вначале показавшаяся глупой и безумной. Юноша с удовольствием отмахнулся бы от неё, но других идей не нашлось. Теперь требовалось быстро и чётко объяснить план напарнице. Вот только как... Ну конечно, медальон!
  
   "Айзи! Приготовь заклинание льда, как можно мощней, и зажмурься!"
  
   Девушка, к счастью, подчинилась без вопросов - прянула в сторону от гаснущего щита и закрыла глаза.
  
   Энергетическая вспышка - бесполезное заклинание. Ему обучают на первом курсе Лицея, чтобы дети научились преобразовывать имеющуюся у них магическую энергию в нечто осязаемое. Небольшие, размером с яблоко-дичок, полупрозрачные светящиеся сферы порхают по аудитории, лицеисты шумно радуются своему первому энергомагическому заклятию средней ступени и благополучно забывают его вязь после первого полугодового экзамена.
  
   На создание такого небольшого объекта тратится сравнительно немного сил - около сотни единиц.
  
   А что, если усилить это простенькое колдовство раз в тридцать?
  
   Кристоф не стал заботиться о незаметности создаваемой печати. Вокруг кистей его рук развернулись здоровенные, больше метра в диаметре, заклинательные круги с незамысловатым, сильно увеличенным переплетением простейших чародейских символов. Зажмурившись, юноша активировал заклинание.
  
   Полыхнуло настолько ярко, что свет проник даже под защиту сомкнутых век - впрочем, жжение оказалось вполне терпимым. Вода заметно нагрелась, защекотала мелкой рябью. Сквозь жужжание энергетического сгустка ефрейтор услышал полный боли крик ослеплённой твари.
  
   Сияние померкло. Открыв глаза, перед которыми всё ещё плясали разноцветные блики, парень разглядел затухающий контур здоровенного шара, созданного заклинанием. Возле него, колотясь о сваи пирса, трепыхался застигнутый врасплох келпи. Ундина находилась прямо под ним.
  
   "Наверху! Бей!" - скомандовал Крис.
  
   Задние ноги чудовища начали покрываться толстой ледяной коркой.
  
   "Что дальше? - спросила Айзифа. - Лёд лишь ненадолго обездвижит его, но..."
  
   "По моему сигналу будь готова быстро отплыть в сторону. Я уже готовлю новое заклинание. Вышвырнем тварь на берег."
  
   "Как?"
  
   "Пространственным смещением."
  
   "Разве ты сможешь? - удивилась следовательница. - Насколько я помню, для студентов телепортация такого крупного тела в подобных условиях - это едва ли не высший пилотаж. Обычно выпускники Университета не успевают изучить этот приём."
  
   "Я успел. Если немного ошибусь - не страшно, келпи от этого только хуже. А у тебя хватит времени на подготовку... чего-нибудь."
  
   Строго говоря, это заклинание Кристоф освоил буквально за пару дней до итоговых экзаменов. Опыт использования энергозатратной и крайне сложной вязи у него был невелик: успешное перемещение нескольких небольших предметов на расстояние десяти метров и пятиметровая телепортация через стену и двойной воздушный барьер. Сейчас перед ефрейтором стояла куда более сложная задача: перебросить крупный объект в иную среду, на десяток с лишним метров в сторону, в не просматриваемую из воды точку пространства, да ещё и не прикасаясь к объекту, на котором требуется использовать заклинание.
  
   Юноша опасался задеть соотрядницу, поэтому сдвинул эпицентр будущего заклятия к левому боку келпи, подальше от неё.
  
   Кислорода вновь не хватало, лёгкие неприятно дёргало, в горле встал ком. До крови закусив губу, Крис готовил самую масштабную и сложную в своей жизни магическую вязь.
  
   Стиснутый льдом, обездвиженный монстр начал приходить в себя. Он слабо заржал, дёрнул головой и с неожиданной силой рванулся вбок, под защиту свай.
  
   "Я заморозила его качественно, но эта тварь слишком сильная! Кокон вот-вот рассыплется! Ты скоро?" - всполошилась Айзи.
  
   "Почти... Давай!"
  
   Ундина камнем ринулась вниз, по широкой дуге огибая существо, почти освободившееся от панциря из нескольких слоёв замёрзшей воды. Изогнулась, сворачивая с траектории заклинания, и бросилась к напарнику.
  
   В следующий миг Сэболарейн всколыхнулась, будто кто-то огромный рассёк тихую гавань пополам невидимым клинком. Пирс затрещал, со дна взметнулись клубы ила и тины. Наверху, над поверхностью реки, мелькнула чёрная туша келпи в ореоле брызг и ледяных осколков. Могучая волна, образовавшаяся из-за сдвига пространства, подбросила монстра высоко над пристанью.
  
   Айзифа ухватила Кристофа под локоть и вырвалась из-под воды на яркое осеннее солнце, пробившееся сквозь плотную завесу кучевых облаков.
  
   Парень с наслаждением сделал вдох. Пропахший речной сыростью и мокрой древесиной воздух, живительный, пьянящий, показался ему настоящим чудом.
  
   - Ой-ой, слишком слабо! Не допрыгнем! - взвизгнула Айзи, увидев, что от берега служителей отделяет метра три, не меньше. И немедля использовала воздушное заклинание. Порыв ветра грубо швырнул напарников вверх и немного в сторону. Крис накинул на парапет несколько энергетических нитей и протянул плетение к соседнему фонарному столбу, намереваясь хоть немного смягчить падение. Приземлился он благополучно - точно в середину созданной заклинанием сети. Ундина свалилась на него с громким шлепком, выбив весь дух и больно заехав плечом под рёбра. Нити исчезли, и служители повалились на мостовую набережной, дрожа от холода.
  
   Ундина попыталась подняться, но не смогла - трансформация, пригодившаяся под водой, для суши совершенно не подходила. Ефрейтор с трудом сел, держась за ноющий бок, и оглянулся на неподвижно лежащее чудище. Очутившись на свету, келпи лишился щупалец; кожа его влажно блестела под солнечными лучами, копыта скребли по камням, покрытым брызгами зеленоватой крови.
  
   "Не думаю, что сумею встать", - подумал обессиленный юноша, рассматривая ободранные ладони. Голова кружилась, и виной тому была не столько долгожданная возможность дышать, сколько существенная трата магических сил.
  
   - Кристоф... - голос девушки задрожал, - эта тварь приходит в себя.
  
   - Назад, - велел Крис, пытаясь подняться на ноги.
  
   - Нет уж! - крикнула Айзифа, тщетно пряча испуг. - Я справлюсь! Я старше, и у меня больше опыта. Только... Только скажи, что мне делать, пожалуйста, придумай что-нибудь! Я постараюсь, и всё получится, поверь!
  
   Но оба следователя понимали, что эти слова - пустая бравада. Трансформация ещё не завершилась: хотя хвостовой плавник успел разделиться, он оставался плавником, не способным удержать ундину в вертикальном положении.
  
   Келпи встал. Отряхнулся, будто вымокший щенок - во все стороны полетели брызги воды и крови. Подняв голову, громко заржал. Словно отвечая на его голос, набежавшая волна окатила деревянный настил пристани. До набережной долетело лишь несколько брызг. Вода в Сэболарейн громко забурлила, колыхнулась - следующий вал обещался быть заметно выше предыдущего.
  
   - Нужно его остановить! - Айзи неуклюже перевернулась на другой бок, почти лишившийся чешуи плавник влажно прошуршал по брусчатке, несколько острых камешков оставили на нём длинные, тонкие царапины. - Заморозить не выйдет. Тогда...
  
   - Огонь. Огонь наверняка подействует, - Кристоф вытянул трясущуюся от слабости руку, но тут же её опустил. Если атаковать келпи отсюда, ундину неминуемо заденет.
  
   - Огонь подействует! Верно говоришь, парень! - послышался могучий, бодрый голос Драгослава.
  
   Буквально секунду назад участок набережной возле моста пустовал. Ефрейтор был в этом абсолютно уверен. Он не заметил, откуда подоспели союзники, но сейчас подробности не волновали юношу. Сердце его наполнилось радостью. Теперь он твёрдо знал - всё закончится хорошо.
  
   Келпи не сразу заметил, что противников стало больше, но прилетевший в круп булыжник вынудил его обратить внимание на троицу позади. Алтеро, стоявший на узком парапете набережной, ухмыльнулся. Чудище бросилось на него и с размаху налетело на опустевшее ограждение.
  
   - Вы неплохо потрепали его, ребята. Молодцы!
  
   Теперь дану стоял возле Айзифы. Девушка ахнула от неожиданности, когда хрупкий с виду комиссар легко поднял её на руки. Крис заметил, что Алтеро снял очки. "Так вот почему ребята появились так внезапно, - сообразил ефрейтор. - Аль воспользовался каким-то из своих приёмов пространственной магии. Получается, он перенёс, помимо себя, ещё двоих и... и ту большую железную штуковину. Интересно, что это?"
  
   Вызвавший недоумение Кристофа металлический ящик был около метра в высоту, в длину и ширину - примерно столько же. Стенки его покрывал сложный узор, напоминавший пересечения множества магических кругов. В передней части зияли три узкие вертикальные прорези. Верхом на таинственном агрегате, изящно закинув ногу на ногу, восседала Руфь, невозмутимая, величественная и неподвижная, словно каменная статуя, работа гениального зодчего.
  
   - Босс, пора начинать обряд! - крикнул Слава и многозначительно похлопал широкой ладонью по висевшей на оружейном поясе круглой стальной пластинке.
  
   - Пора, - согласился мейстер и, поудобнее перехватив пискнувшую Айзи, щёлкнул пальцами.
  
   Драгослав мгновенно очутился возле своего начальника. Сорвал диск с крепления, зажал в ладони и активировал заклинание. С его руки слетело несколько мелких язычков пламени. В воздухе вспыхнула небольшая огненная спираль. Келпи, оказавшийся между бородачом и Руфью, беспокойно раздул ноздри и изготовился к прыжку в спасительные воды реки, но не успел: Шан-Де ударила каблуком чёрного ботфорта по широкому рычажку-переключателю на блестящем боку ящика.
  
   Чудище исчезло в огненном вихре, поднявшемся выше фонарных столбов, выше домиков на противоположной стороне улицы. Кто-то испуганно вскрикнул; открытое окно в мансарде ближайшей постройки с треском захлопнулось.
  
   - Ребята, не перестарайтесь! - крикнул Алтеро. - Тут только один келпи!
  
   - Зато очень злой! - рявкнул Слава, с трудом удерживая трясущуюся и подпрыгивающую пластину, от которой тянулись извилистые огненные нити.
  
   Кристоф, собрав остатки сил, воздвиг энергетический барьер, огородив себя и мейстера от огненных искр. Аль обернулся и одобрительно кивнул товарищу. Айзифа уткнулась лицом в плечо комиссара и подняла руку, пытаясь хоть как-то защититься от казавшегося ей нестерпимым жара.
  
   - Вроде всё, - произнёс Драгослав примерно через полминуты.
  
   Тончайшие побеги пламени, метавшиеся между пластиной в его руках и металлическим коробом, почти потухли. Келпи неподвижно лежал на неровных камнях набережной. Его шкура вздулась и покрылась волдырями, булыжники вокруг залило пузырящейся зелёной кровью.
  
   Кристоф убрал ставший ненужным энергетический барьер и стёр тыльной стороной ладони выступившую на лбу испарину.
  
   Спрыгнув с агрегата, Руфь достала из-за пазухи небольшую металлическую шкатулочку и чиркнула ногтем по золотистому замочку. Крышка откинулась назад и захлопнулась, едва служительница успела вынуть из коробочки длинный, тонкий мел, от которого исходило слабое белое сияние. Опустившись на корточки, женщина принялась лёгкими, отточенными движениями рисовать на мостовой сложную магическую вязь вокруг поверженного монстра.
  
   - Обряд запечатывания, - объяснил Алтеро, аккуратно ставя на землю завершившую обратную трансформацию ундину. Та слегка покачнулась, но удержалась на ногах. Поправила помявшийся воротничок блузки, кинула взгляд ниже и, залившись краской, поспешно запахнула расстёгнутый разрез юбки.
  
   - Почему вы не вышли на связь?
  
   Эйфория от победы схлынула, и теперь Крис злился. Ещё бы! Они с Айзи угодили в опасную для жизни заварушку - и тут выясняется, что опасного сражения под водой можно было избежать! Знали бы они заранее, насколько сильное существо поселилось возле причала - тогда и в голову не пришло бы лезть на рожон!
  
   - Успокойся, горячая голова, - Аль вновь нацепил на нос очки. Ефрейтор заметил сетку лопнувших капилляров вокруг ярко-фиалковой радужки правого глаза. - Спешили изо всех сил, поверь. Когда в архиве отыскалась нужная бумажка, стало ясно - вы уже в опасности, потому что к тому моменту, несомненно, успели добраться до заброшенной пристани и обшариваете побережье. Поэтому я решил не тратить лишних слов и организовал срочный сбор. Мы прибыли спустя три с небольшим минуты после находки. Быстро, правда?
  
   - Насколько я понял, вы телепортировались?
  
   - Не совсем. Я использовал несколько другой приём. Как бы это описать... Представь, что ты вырезал два одинаковых по размерам куска пространства и поменял их местами.
  
   - Чего? - у Кристофа отвисла челюсть.
  
   - Я не знаю, как объяснить это по-другому! - прошипел Алтеро, с беспокойством оглядываясь на остальных. Только сейчас Крис обратил внимание, что комиссар во время объяснения понизил голос. Очевидно, он опасался, что соотрядники услышат его.
  
   Руфь, закончив чертить обрядный круг, активировала его лёгким прикосновением пальцев. Полыхавший белым магический узор засветился ещё ярче. Короткая вспышка - и келпи исчез, оставив лишь кровавые потёки да несколько обрывков лент-щупалец, стремительно растаявших под солнечными лучами.
  
   - Вы же на самоходке приехали? Где припарковались? - деловито спросил Аль.
  
   - Там, на углу, возле моста... - ефрейтор, привстав, махнул рукой в нужную сторону и едва не завалился на бок.
  
   - Не дёргайся, парень, - проворчал Драгослав, подхватив побледневшего соотрядника под локоть. - Найдём. Айзифа, в чём дело?
  
   - Я... я задержусь немного, - пробормотала красная как рак ундина, озираясь в поисках чего-то.
  
   - Что случилось? - забеспокоился Слава.
  
   - Я... Я же превращалась! - прошептала Айзи. На глазах её выступили слёзы. - Я же там, внизу... я одежду оставила! Скоро вернусь! Не ходите за мной!
  
   - Одежду? - озадаченно нахмурился бородач, наблюдая, как девушка, вцепившись в подол юбки, семенит к лестнице, ведущей на пирс.
  
   - Кхем. Дружище. Она трансформировалась во время сражения, - как бы невзначай напомнил Аль. И многозначительно добавил: - В ун-ди-ну. Русалку. Создание с рыбьим хвостом.
  
   - А... О-о-о!
  
   Теперь настала очередь Драгослава краснеть.
  
   - Мы забираем ящик? - деловито спросила Руфь, рассматривая почерневшую, оплавившуюся стальную коробку.
  
   - Забираем, - кивнул Алтеро. - Непременно попрошу Анри починить его. И пусть сделает ещё парочку. "Обездвиживатель речных и морских обитателей", надо же... Он вроде как способен работать даже под водой. Отличная штука.
  

***

   Десятью минутами позже Кристоф сидел в кабине самоходки, по устоявшейся привычке забившись на водительское место, и наслаждался теплом. От его одежды, высушенной с помощью заклинания, клубами валил пар, пересушенные волосы смешно топорщились над мятой банданой, но парню не было дела до своего внешнего вида. В руках Крис вертел небольшой магоаккумулятор. Мощности устройства, оставленного в бардачке машины кем-то заботливым, не хватало для полного восстановления магических сил, но всё же следователь чувствовал себя намного лучше.
  
   На сдвоенном соседнем сиденье развалился Аль, просматривая какие-то потрёпанные временем бумаги. Он забрался в кресло с ногами, что со стороны выглядело не слишком удобным - приходилось опираться на предусмотрительно заблокированную дверцу кабины, длинные волосы цеплялись за кнопки и тумблеры на панели управления, в колено упирался рычаг-переключатель. Комиссар щурился, пытаясь читать, невзирая на нещадно бивший в глаза солнечный свет.
  
   Руфь, перегнувшись через спинку шофёрского сиденья, водила ладонями по спине Кристофа, залечивая ушибы. Чтобы дотянуться до ефрейтора, ей пришлось вскарабкаться на колени Драгослава. Заместитель сидел тихо, поглядывая за окошко и стараясь не шевелиться. Женщина казалась ему лёгкой, почти невесомой, но уважительно-опасливое отношение к ней никуда не делось.
  
   Вторую половину диванчика заняла Айзифа, со щёк которой ещё не сошёл румянец смущения. Свою одежду она только-только высушила и теперь протирала ноги каким-то лечебным раствором. Чересчур быстрое превращение способно серьёзно навредить ундине, особенно если трансформация в человеческую форму началась на твёрдой поверхности, изобилующей пылью, камнями и мелким мусором. Алтеро подоспел на помощь вовремя, и девушка отделалась парой-тройкой царапин и десятком мелких трещинок, которые даже не кровоточили.
  
   - Готово, - сказала Руфь, осторожно усаживаясь между Славой и Айзи.
  
   - Спасибо, - поблагодарил Крис. Боль в спине не утихла до конца, но заметно ослабла. Такую игнорировать - проще простого.
  
   - Раз все готовы слушать, то я, пожалуй, начну, - Алтеро бережно развернул плотный лист с мятым-перемятым нижним краем. - То, что нашла в архиве наш незаменимый специалист по стандартной магии.
  
   Шан-Де вежливо склонила голову.
  
   - Год 2325, вторая декада от Летней вехи, шестнадцатый день. - Аль поправил сползшие на кончик носа очки, поёрзал в кресле, устраиваясь поудобнее, и продолжил. - Происшествие у Тележного моста. Расследование комиссара Алексис Майяр.
  
   Пятнадцатый день от Летней вехи, год 2325, время - двадцать два часа сорок минут. Поступила срочная заявка от Серой Стражи. Адрес - Тележная площадь, дом два. Обращение от Томаса Энджика, капитана Серой Стражи, тридцати четырёх лет, отвечающего за район Высокой набережной. Согласно донесению, его дочь, десятилетняя Вероника Энджик, пропала. Мать девочки, тридцатипятилетняя Файна Энджик, специалист Альянса по магическим охранным системам высших уровней, была свидетельницей происшествия, но ничего не смогла сделать. Сейчас женщина находится в шоковом состоянии.
  
   Шестнадцатый день от Летней вехи, год 2325, время - один час сорок восемь минут. Возле Тележного моста обнаружен келпи. По словам местных жителей, он "безобиден, иногда водой брызгает". Существо живёт около моста не менее восьми лет. Вероятнее всего, это - тот самый недостающий шестой экземпляр, который не нашли во время расследования дела чёрного колдуна Эстерры. Возле причала обнаружены останки Вероники Энджик... ребята, пожалуй, я вас пожалею и пропущу некоторые подробности, - торопливо добавил Алтеро, переворачивая лист, - так-так-так...
  
   Келпи лишён уздечки и запечатан заклинанием Кровавой спирали.
  
   Дело закрыто в шестнадцатый день от Летней вехи, год 2325, время - два часа три минуты.
  
   Примечание. У свидетельницы происшествия, Файны Энджик, наблюдаются провалы в памяти. Несомненно, она повредилась рассудком. Вечером шестнадцатого дня от Летней вехи года 2325, точное время не указано, она привела к пирсу чёрную лошадь своего мужа, Томаса Энджика, и попыталась затащить её в воду, чтобы "последовать за дочерью". Лошадь сопротивлялась, но Файна использовала на ней усыпляющее заклинание. Женщину успели остановить люди, находившиеся в это время на пристани. Подано прошение в Центральную лечебницу о помещении Файны Энджик под постоянный присмотр целителей.
  
   - Дела давних дней, - Драгослав почесал лысину. - Тридцать четыре года назад, а? Я тогда мальчонкой был!
  
   - То есть эта Файна Энджик сейчас в лечебнице? - Айзи, во время чтения сидевшая неподвижно, потянулась за чулками.
  
   - Нет, Айзифа, - покачал головой Аль и, раскрыв небольшую папку, достал оттуда кипу тонких мятых листков. - Она не в лечебнице, к сожалению.
  
   Запрос Альянса в Центральную лечебницу города Пелла Асимы.
  
   Подтверждена необходимость помещения Файны Энджик, женщины, человека, 2290 года рождения, под постоянный надзор.
  
   Согласие Главного целителя дано.
  
   Муж пациентки, Томас Энджик, отказался от услуг лечебницы и обязался присматривать за Файной Энджик самостоятельно.
  
   - Дерьмо, - пробормотал Слава.
  
   - Командир, когда вы успели взять эти документы? - удивилась Руфь.
  
   - Пока вы с Драгославом собирались на задание, - Алтеро захлопнул папку и вынул из-под неё ещё два листка, - я успел связаться со знакомым из Нижнего архива. В отличие от библиотеки, у них система поиска вполне налажена. Итак...
  
   Чета Энджик покинула Пелла Асиму на двадцать седьмой день от Летней вехи 2325 года, то есть спустя двенадцать дней после происшествия. Дом они продали некому... ладно, не суть важно, правда?
  
   Нас должна волновать другая бумажка, ребята. Три декады назад до столицы добралось извещение о смерти Томаса Энджика. Ничего криминального, просто-напросто остановилось сердце, но...
  
   - Но это означает, что Файна осталась без надзора... да? - Айзи отпустила не до конца натянутый чулок и свернулась в клубочек, обхватив колени руками. - Далеко от столицы они жили?
  
   - Нет. В шести километрах.
  
   Кристоф решил, что пора бы подать голос и ему.
  
   - Файна Энджик... - голос сбился, пришлось спешно прокашляться, - она была специалистом по магическим охранным системам.
  
   - Одним из лучших в Альянсе, - подтвердил комиссар.
  
   - И после гибели дочери она попыталась отправиться вслед за ней, верно?
  
   - Всё сходится, - пробасил Драгослав.
  
   - Но почему никто из местных не заметил, что тут творится что-то неладное? - Крис покосился на ряд построек вдоль набережной.
  
   - Потому что почти все живущие здесь богатеи свалили за город и только начали возвращаться, - пробурчал бородач.
  
   - Причал находится несколькими метрами ниже тротуара, - добавила Айзифа. - На Тележной площади больше не бывает ярмарок, пристань заброшена, мостом мало кто пользуется... Глухое местечко. Поэтому никто не обратил внимания, что здесь вытворяет эта безумная Файна.
  
   - Значит, Файна Энджик утопила всех украденных коней у пирса, - подытожила Руфь.
  
   - Бедняжки. Всего лишь из-за совпадения в масти. И белых не пожалели, а ведь белые водяные лошади - это просто миф. Так много смертей... - понурилась ундина. И тотчас встрепенулась: - Подождите! Но келпи же запечатали!
  
   - Печатью Кровавой спирали, - напомнил ей Алтеро. - Простой в исполнении и не самой надёжной. Такое количество крови, пусть не человеческой, сломало заклинание. Келпи проснулся после сна, продолжавшегося тридцать с лишком лет. За это время он очень сильно проголодался. Лишение уздечки его не усмирило, напротив - озлобило. Хоть он и утратил облик чёрного коня, слабые способности к гипнозу легковерных людей сохранились.
  
   - Людей? Ох, Всевышний... - Айзи прижала ладонь к приоткрытым губам.
  
   - Пробудившись, он полностью обглодал пищу, которую нашёл рядом со своим обиталищем. От лошадей одни кости остались. Видимо, как и от людей, попавших в ловушку, - ефрейтора передёрнуло. - Понятно, почему келпи обладал такой чудовищной силой и действовал даже при свете дня. Отвратительно. Первый человек раззадорил его аппетит, следующий окончательно вернул к жизни. М-да...
  
   - Паршиво, что мы не знаем, где искать виновницу, - вздохнул Драгослав. - Получается, она конокрадствовала в районе, который когда-то патрулировал её муж. Но я не думаю, что Файна прячется поблизости. Проданный дом отпадает - я вижу его отсюда, он жилой, там занавески и горшок с каким-то дурацким цветком в ближайшем окне. Что будем делать?
  
   - А что делать? - пожал плечами Аль. - Придётся искать. Начнём с привратной стражи. Айзифа, карта у тебя? Через какие ворота виновница бед безмерных прошла в город?
  
  
  

Глава 6

   Ещё час назад Кристоф понятия не имел, кто и с какой целью воровал лошадей. Рассказ Леси Роус он воспринял не без скептицизма - мало ли что с перепугу примерещилось девушке! Не верилось, что в самом центре Пелла Асимы появилось редкое, но при этом очень опасное существо, решившее заняться охотой на людей.
  
   Теперь всё встало на свои места. Поехавшая умом женщина (стоп, сколько же ей сейчас лет, получается? На дворе 2359 год... Шестьдесят девять? Уже, считай, старушка!) вернулась в родной город после смерти мужа, так и не отказавшись от идеи отправиться вслед за дочерью. Она похищала коней из района, который хорошо знала - ведь в прошлом эти приречные переулки патрулировал её муж. Навыки, приобретённые ею за время работы с магическими охранными системами, никуда не делись, а ловкости рук и смекалки хватало на то, чтобы без помощи заклинаний разбираться с примитивными замками и засовами.
  
   У Файны имелся дар к энергомагии и техномагии, также она неплохо поднаторела в природной магии. Лошади, опутанные заклинанием, безропотно уходили за женщиной, позволяли ей оседлать себя, спускались к пирсу, входили в воду - и тонули. Сумасшедшую не останавливали неудачи - когда очередной скакун отказывался превратиться в келпи и отвезти её к погибшей Веронике, она выкрадывала и приводила следующего претендента.
  
   Заклинания-печати нередко используются для обезвреживания опасных существ, которых трудно уничтожить полностью. Создание, которое запечатывают, погружается в бесконечный сон внутри крохотного подпространства, куда нельзя проникнуть извне. Чары Кровавой спирали расходуют мало сил, поэтому применяются довольно часто. Время их действия не ограничено, а для снятия заклятья необходимо крупное жертвоприношение со стороны того, кто жаждет освободить заколдованное существо. Пленённый келпи много лет томился в маленьком, созданном для него одного мирке-каземате, бессильный, ничего не ощущающий. Но множество смертей и страстное желание женщины разделить судьбу дочери сделали своё дело.
  
   Конечно, существовала вероятность, что несостоявшаяся пациентка лечебницы сама пошла на корм впавшему в ярость чудищу. Но уверенности в этом не было. Значит, Файну Энджик придётся искать. Цель ясна, что радует, но не сказать, что задача упростилась. Что требуется сделать - понятно, а вот как...
  
   - Она жива, - сообщил Алтеро после детального обследования пристани на предмет энергетических следов. - Я засёк её след, в нём нет примеси смерти.
  
   - Так мы можем определить, куда она пошла? - обрадовалась Айзифа.
  
   - Не можем, - разочаровал её комиссар, - аура келпи и осадок от обряда, который мы провели, всё заглушили. Вблизи набережной я тоже ничего не нашёл. Файна позаботилась о том, чтобы её энергополе не засекли.
  
   - Попробуем обшарить прибрежные переулки? - предложил Кристоф.
  
   - Парень, ну ты даёшь! - заржал Драгослав. - Ты хоть знаешь, сколько там домов? Этот портовый райончик древнее, чем Гираардов род!
  
   - Осторожно, - предупредила Шан-Де. - Не поминай всуе королевскую семью.
  
   - Ну ладно, ладно, - Слава смущённо поскрёб в затылке. - Прошу прощения, леди Руфь.
  
   - Тогда какие варианты? - спросил ефрейтор.
  
   - Вариант один. Как я и планировал, прокатимся до ворот и попросим стражников показать книгу регистрации. Нам известна примерная дата прибытия Файны - в промежуток между смертью её мужа и первой кражей. Также мы знаем, что в Пелла Асиме у неё не осталось ни дома, ни близких родственников. Значит, её имя - в гостевом журнале, а приезжие обязаны сообщать, где и на сколько дней они планируют поселиться, хотя бы примерно, - Аль развернул план Пелла Асимы и окрестностей. - Так-так, деревня Вешняя... Ага, вот она, а дороги... Упс.
  
   - Что-то не так? - Айзи перегнулась через спинку кресла, пытаясь заглянуть в карту.
  
   - Угу, не так, - Алтеро с кислым выражением лица смял схему города, бумага громко захрустела, но не порвалась. - Вешняя находится на одинаковом расстоянии от Северных и Северо-Восточных ворот. Кроме того, если верить примечанию, через неё идёт дилижанс до Северо-Западного въезда.
  
   - Дела-а-а, - протянул Драгослав. - Как поступим, босс? Разделимся?
  
   - Придётся, - вздохнул дану, перебрасывая ундине конверт с синим кантом. - Айзифа, на тебе задание. Расспроси о пропавшей девочке и... впрочем, нет, они наверняка заметили всполохи над набережной, живут-то в двух шагах. Зар-раза. Ладно, всё равно расспроси, но пока не говори, что мы уже обезвредили келпи. И, пожалуйста, не обнадёживай их. Да, это жестоко, - комиссар жестом остановил девушку, которая, похоже, собиралась возмутиться, - но подумай. Мы знаем, что их дочери нет в живых, но ещё не успели отыскать настоящего виновника. Её семья не понимает, что произошло. А что, если келпи всё-таки не при чём? Нужно всё тщательно проверить, даже если ответ выглядит очевидным. Или ты хочешь с порога ошарашить родителей горестным известием, не имеющим доказательств?
  
   - Я поняла, мейстер, - понуро кивнула ундина. - Простите. Тогда я отрабатываю заявку по стандартному сценарию?
  
   - Да. После этого свяжись с нами. Кто успеет закончить, пересечётся с тобой и подбросит до штаба. Так, посмотрим... - Аль вновь уткнулся в карту. - Северо-Восточные ворота довольно-таки близко. Руфь, сможешь добраться туда телепортом?
  
   Женщина величаво кивнула.
  
   - Чудненько. Драгослав, поедешь на этой самоходке. На тебе Северные врата. Народу там не очень много, справишься.
  
   - Угу, - согласился бородач.
  
   - Так, а мне достаётся самый нагруженный путь. Северо-запад. - Алтеро задумчиво поцокал языком. - Там ещё и Катакомбы рядом... Кристоф, ты как?
  
   - В норме, - отозвался Крис, который действительно чувствовал себя гораздо лучше после исцеляющих заклинаний Руфи и магоаккумулятора.
  
   - ЧЩдно. Тогда подсобишь мне. Расходимся, ребята.
  
   Комиссар развернулся и толкнул ногой дверцу машины. Та послушно распахнулась. Парень спрыгнул на тротуар и быстрым шагом направился к мосту. Ефрейтор немного замешкался от неожиданности. Разобравшись, он поспешно вылез из самоходки и бросился догонять чересчур проворное начальство.
  

***

   - Отлично, здесь в самый раз, - пробормотал Аль, остановившись на высоком постаменте памятника какому-то военачальнику.
  
   Кристоф, основательно запыхавшийся, огляделся.
  
   Перейдя Сэболарейн, служители миновали несколько кварталов, и юноше уже начинало казаться, что его товарищ собрался пешком возвращаться в Центральный штаб. Время от времени дану притормаживал, снимал очки, бормотал "не подходит" и спешил дальше, углубляясь в замысловатую сеть улиц и переулков. Но теперь мейстер, видимо, нашёл, что искал.
  
   Следователи очутились на небольшой оживлённой площади посреди сквера. По аллеям вальяжно прогуливались дамы в пышных платьях; небрежно, на ходу, раскланивались друг с другом торопливые кавалеры в штатском; кое-где мелькали офицерские фуражки и яркие плюмажи дворцовых стражников. Дети носились туда-сюда, смеялись, беззаботно топтали пожелтевшие газоны, собирали букеты из пёстрых осенних листьев. Тявкали собаки, пофыркивали лошади, разномастные голуби перелетали с места на место, нагло выхватывая крохи еды прямо из-под ног прохожих. За деревьями виднелась резная золотисто-белая стена. Ефрейтор запоздало сообразил, что пробежка закончилась в непосредственной близости от королевской резиденции.
  
   - Отсюда и отправимся, - Алтеро проигнорировал раздражённый взгляд охранника, который явно хотел, но не имел права сделать замечание служителям Альянса, перешагнувшим невысокое ограждение вопреки табличке "Подходить к скульптуре запрещено". - От Башни до Тележного моста недалеко, поэтому я рискнул установить конечную точку на другом берегу реки. Сейчас мы отправимся на большее расстояние, а переправляться через Имхонсу сложнее. Поэтому мы пересекли Сэболарейн пешком и отошли подальше, чтобы от двух речных русел переброска не спуталась окончательно.
  
   - Ничего не понимаю, - признался Крис.
  
   - Ничего, чуть погодя поймёшь... Или не поймёшь, но не суть, - Аль нагнулся и подобрал пару кленовых листков. - Та-ак. Метр... Нет, лучше перестраховаться. Метр двадцать. Возьми.
  
   Служитель послушно стиснул в ноющей, едва начавшей заживать ладони ярко-алый листик с оранжево-золотистыми прожилками в серединке.
  
   - Теперь закрой глаза и задержи дыхание. Будет немного неприятно. Бросай лист - и вперёд.
  
   Дурацкая команда. Куда идти, если стоишь вплотную к памятнику? Или есть какой-нибудь хитрый приём, позволяющий просачиваться сквозь предметы, словно привидение? Кристоф покорно сделал один шаг, другой - и почувствовал, что находится уже не на площади. Тело сдавило с такой силой, будто парень опять очутился под водой, только на гораздо большей глубине. Постамент стал тягучим и вязким, как патока. Любое движение давалось с колоссальным трудом. В ушах зазвенело. Юноша почувствовал, что теряет равновесие.
  
   - Прибыли.
  
   Голос Алтеро прозвучал устало и немного хрипло. Крис пошатнулся, но всё-таки удержался на ногах. Зыбкая почва сменилась надёжной, твёрдой, бугристой мостовой. Изменился и шум - в пыльном воздухе звонко разносились скрип колёс, перестук копыт, гомон и брань торговцев, звон монет, грохот передвигаемых ящиков, лязг металлических доспехов, свист бдительных стражников.
  
   Парень рискнул открыть глаза и тут же зажмурился - солнечный свет показался ему нестерпимо ярким. Следователи стояли на тротуаре в тени пышного клёна. Мимо них тянулись вереницы телег, размеренно брели лошади, спешили по своим делам прохожие. Стражники тщетно пытались согнать торгашей, расставивших ящики с товаром в тени приземистых, унылых казарменных домов с одинаковыми серыми стенами и осиновыми крышами. Справа возвышалась сплошная высоченная стена из белоснежного камня. По ней сновали туда-сюда крохотные, едва различимые с земли фигурки солдат. Мощные железные ворота были распахнуты настежь, но проезд загораживала небольшая деревянная будка, сколоченная, по-видимому, наспех. Солдаты досматривали новоприбывших, прощупывали поклажу, потрошили тюки, сверяли и перепроверяли бумаги, записывая что-то в толстые журналы с ярко-синими обложками.
  
   - Мы... Мы что, у внешней стены? Северо-Западные ворота?! - Кристоф изумлённо озирался. - Точно, вон солдатские хибары, а там и складские крыши... Потрясающе! Это ведь тот же приём, с помощью которого вы добрались до набережной?
  
   - Да, да, - Алтеро неохотно кивнул. Глаза его были закрыты, он неторопливо протирал очки платком. - Но там хватило одного шага, а здесь получилось два.
  
   - Выходит, мы перенеслись в точку, которую не видели с места старта. Как ты указал конечный пункт?
  
   - Я уже говорил, это не совсем телепортация, - комиссар вновь надел очки и только тогда открыл глаза. - Этот приём, как и многие заклинания из моего арсенала, не имеет названия. Но, насколько я понимаю, его принцип действия иной, чем у ваших традиционных заклятий перемещения... Ладно, об этом как-нибудь после. Пора за работу. Для начала нужно найти во всей этой толпе начальника стражи.
  
   - Кажется, я его вижу, - ефрейтор привстал на цыпочки и указал на ворота. - Золотой шлем с полосатым чёрно-белым плюмажем, верно?
  
   Аль, сощурившись, всмотрелся в пёструю толпу напротив будки.
  
   - Не вижу, солнце слепит... Но да, это наверняка он. Веди.
  

***

   - Журнал регистрации, говорите...
  
   Начальник стражи, капитан Герур, не горел желанием общаться с посторонними. Не так давно он спровадил паренька, утверждавшего, что привратники неверно посчитали количество привезённых им на продажу тюков с тканями, из-за чего пошлина подросла на шесть медных монет. Затем прогнал двух бедно одетых женщин, пришедших жаловаться на отсутствие списка ближайших гостиниц - они что, не могли заранее узнать, где собираются остановиться? Потом еле отвязался от какого-то богача, возмущавшегося досмотром его личной кареты. После этого сбежал от жены этого богача, собиравшейся закатить грандиозную истерику.
  
   А вот от этих просителей отмахнуться не удалось. И откуда они вылезли, Всенощный их забодай? Герур был готов поклясться, что минуту назад на Северо-Западной Привратной улице не болталось ни одного чёрного мундира. Сначала он хотел соврать, что ему некогда, и отправить новоприбывших на поиски кого-нибудь из своих помощников, но расторопный парнишка-дану немедля ткнул ему в лицо медальоном служителя Альянса и похлопал по комиссарским нашивкам на плаще. Другой, ефрейтор, неподвижно стоял рядом со своим командиром, но выглядел довольно пугающе, точно успел побывать в какой-то переделке - волосы всклокочены, одежда помята, рукав куртки разорван, верхняя пуговица рубашки болтается на одной нитке, ободранная ладонь угрожающе лежит на перемазанной засохшей кровью рукояти меча. С таким лучше не спорить - вдруг не отошёл от горячки боя? Молодые любят побуянить, кровь-то кипит, а мозгов нехватка...
  
   Поэтому капитану Геруру пришлось на время покинуть свой пост и открыть дверь в святая святых - небольшое подземное хранилище, где привратная охрана держала все документы. Он нечасто спускался в секретные тоннели под городской стеной, поэтому не сразу вспомнил, как именно открывается потайная дверь за будкой. Когда вспомнил, то обнаружил, что доспехи неспроста стали ему маловаты в ширину. К счастью, сейчас начальнику стражи удалось не ударить в грязь лицом, но про второй завтрак и полдник придётся надолго забыть - иначе в следующий раз протиснуться выйдет только боком.
  
   Оказавшись в начале длинной, узкой лестницы, ведшей вниз, мужчина собирался зажечь факел, но мальчишки-служители действовали быстрее. Герур поёжился, недоверчиво глядя на россыпь мелких белых искорок, зависших под потолком. Чтобы следователи не заметили его страха, капитан с деланным равнодушием хмыкнул. Снял шлем, пригладил волосы, тщательно заслонив лысину хлипкими пегими прядками, исподтишка утёр пот со лба и зашагал вперёд, бодро насвистывая какой-то легкомысленный, успокаивающий мотивчик.
  
   Спуск давался нелегко - алебарда то и дело царапала стену, магические светляки надоедливо маячили перед глазами, шлем пришлось нести в руке, невзирая на колючий плюмаж, а тут и одышка подоспела. Чтобы скрыть последнюю, стражник замедлил ход и, тщательно подбирая слова, начал рассказ, обычно приберегавшийся для вышестоящих - неторопливый, размеренный, украшенный значительным количеством пауз.
  
   - Как вы знаете, господа, оборонительные стены нашей славной столицы, Пелла Асимы, возведены задолго до свержения династии Шан-Де. БСльшая часть того, что вы видели у въезда, включая сами ворота - это новодел. Реконструкция проводилась не так давно, во времена молодости моей бабушки, - тут Герур слегка приврал, его бабуля в то время едва научилась ходить. - Но подземелье, в которое мы спускаемся, такое же древнее, как и сами стены. Разумеется, оно регулярно ремонтируется. Если враг подступит вплотную к столице, через потайные ходы жители сумеют покинуть город, а солдаты - пробраться во вражеский лагерь и нанести неожиданный удар. Рядовых мы сюда не пускаем, местоположение двери известно лишь мне и нескольким моим помощникам. Почему же мы храним здесь заполненные регистрационные журналы, спросите вы? Всё очень просто и весьма печально, господа: нам больше негде их хранить. Будка досмотра слишком мала, ведь ежедневно через ворота проходит несколько сотен, а то и тысяч человек. Вот будь у нас постоянное здание для охраны, со всеми удобствами...
  
   - Не думаю, что Альянс сможет в чём-то вам помочь, - насмешливо перебил рассказчика комиссар.
  
   Герур прикусил язык. Спуск показался ему ещё трудней и неприятней, чем всегда.
  
   Следователи тихонько шушукались за спиной старого капитана, но тот не мог различить ни слова из их беседы. Пришлось, задыхаясь, брести дальше по длинной, будто бы бесконечной лестнице и надеяться, что идти осталось недолго.
  
   Очутившись на небольшой площадке, стражник перевёл дух и указал на плотную тёмную штору, поседевшую от пыли и побелки:
  
   - Архив здесь. Вы ищете жителя или приезжего? Какой временной период нужен?
  
   - Приезжего, - молвил черноволосый парень, по-прежнему придерживавший рукоять меча. - Около двух с половиной декад назад или чуть больше.
  
   - Тогда гляньте ближайшую полку слева, четвёртую снизу. А мне, - Герур вновь утёр пот, - пора возвращаться на пост. Я пришлю к двери дежурного, ключ вернёте ему. Вы справитесь сами, господа? Или требуется моя помощь?
  
   - Не требуется, - ответил комиссар. - Одолжить вам пару светляков? Или как-нибудь сами сориентируетесь в темноте?
  
   "Издевается, гад", - подумал капитан и веско произнёс:
  
   - Молодой человек, я начал служить здесь задолго до вашего рождения. Эту лестницу я знаю наизусть. Даже в кромешной тьме подъём по ней не составит для меня труда.
  
   - Дело ваше, - пожал плечами дану.
  
   Служители скрылись в архиве, а Герур, кое-как развернувшись, осторожненько нашарил первую ступеньку и начал долгий, утомительный, опасный путь.
  
   Он сказал неправду. Пожилой капитан не желал признаваться в своей слабости юным следователям. Потеря уважения со стороны молодого поколения казалась стражнику куда худшей перспективой, чем лишение звания или жизни.
  

***

   - Серая Стража относится к Альянсу вполне нейтрально, - Алтеро говорил очень тихо, Крис еле различал слова. - Иногда поворчат на неожиданное вмешательство, возмутятся какими-либо методами - случается. Но чаще они радуются, поскольку участие служителей освобождает их от работы - стражники занимаются только теми преступлениями, в которых не замешана магия. Нам они готовы и обязаны оказать помощь при разгребании последствий, но не более того. А вот с военными, особенно привратниками и дворцовой охраной, дела обстоят иначе.
  
   Лестница уходила всё глубже под землю. В узком тоннеле было довольно душно, но при этом заметно холоднее, чем на улице.
  
   - Основатель Альянса несколько опередил время. Плюсы разделения организации на три отделения - Боевое, Следственное и Научное - стали очевидны несколькими веками позднее. Но структура создавалась наспех. Джелл нир Паттерсон не заморачивался изобретением новых заумных званий. Научникам он позволил сохранить прежние порядки, бытовавшие в Ложе Всех Наук, существовавшей при императоре Шан-Де. Для следователей содрал иерархию с Ведьмовского сыска малоизвестного государства Джи, которое вскоре перестало существовать, немного переделал её и усложнил. А вот с Боевым подразделением получилось сложнее. Юнкеров и поручиков в нашей армии нет, а вот капитаны и генералы - есть. Серые с самого начала привыкли указывать, из какой они организации, а тут? Как не спутать стандартные офицерские чины с аналогичными званиями Альянса? А вот как - военных вынудили представляться "капитанами армии" и "генералами армии". Конечно же, ребятам это не понравилось - мало того, что служителей тех же рангов называют просто "генералами" и "капитанами", так этим типам ещё и подчиняться приходиться, потому что магический чин считается выше аналогичного армейского! Выходит, маршалы, случись что, очутятся на побегушках у наших кардиналов, хах... Серая Стража следит за порядками на улицах, но охрана дворца и стен города - забота военных. Они нечасто имеют дело с Альянсом, но такое сотрудничество воспринимается, хм, сам понимаешь, как.
  
   - Может, следовало тогда быть помягче с этим капитаном? - Кристоф с жалостью покосился на тучного вояку, ковылявшего впереди.
  
   - Нельзя. Охамеют. Дашь слабину один раз - запомнят и будут ущемлять при любом подходящем случае.
  
   - Но тебе этот капитан не мог не подчиниться, верно? Ранг комиссара в Следственном подразделении соответствует рангу полковника в Боевом. Тц, до меня только сейчас дошло...
  
   - Что?
  
   - Ты, получается, весьма важная персона.
  
   - Полковников и генералов в Альянсе больше, чем в армии. Это удешевляет звание, не находишь?
  
   - Возможно. Но я-то, выходит, всего лишь сержант...
  
   - Куда спешишь? - прыснул Алтеро. - Ты стал служителем декаду с небольшим назад! Погоди, вскарабкаешься ещё. Такими-то темпами...
  
   - А?
  
   - Айзифа любит руководить в рутинных делах, но сразу сдаётся и уступает главенство, если её напарник начинает соображать быстрее, чем она. Во время боя с келпи командовал ты, верно?
  
   - Да оно как-то само, - смутился Крис.
  
   - Верю. Но всё же... Ладно, об этом поболтаем, когда закончим расследование. Кажется, мы пришли.
  
   Капитан поспешил откланяться, оставив следователей одних в помещении архива, пропахшем сыростью и побелкой.
  
   - Не самое подходящее место для хранения бумаг, - заключил Аль, осмотревшись.
  
   - Угу, - согласился ефрейтор.
  
   Архив, по-видимому, организовали в одном из боковых тупиковых тоннелей. Конец лаза скрывался во мраке, который тщетно пытались разогнать энергетические заклинания-светлячки. Потолок помещения был невысоким, Кристоф легко дотянулся до него руками. Ладони парня коснулись отсыревшей каменной кладки красно-кирпичного цвета; на коже и рукавах куртки остались рыжие разводы.
  
   - Надо же, - хмыкнул Крис, - снаружи стена выглядит гораздо помпезнее.
  
   - По-моему, эти катакомбы древнее защитных сооружений города, - неуверенно произнёс комиссар, задумчиво водя носком сапога по покрытому землистыми разводами полу непонятного серого цвета. - Вот, обрати внимание. При строительстве использовали не только маленькие кирпичи, но и здоровенные каменные глыбы. Похоже, тоннель ремонтировали, тогда и подновили перегородки.
  
   - Так, может, и плиты заодно притащили?
  
   - А ты оцени размер.
  
   Ефрейтор пригляделся и оценил - расстояние между соседними швами составляло метров десять, не меньше. Практически впав в то состояние, которое его отец именовал "щенячьим восторгом", юноша прошёлся туда-сюда по проходу, пытаясь рассмотреть стены сквозь частокол кое-как сколоченных стеллажей.
  
   - Слушай, тут тоже кое-где виднеется этот серый камень! Сколько же лет этим помещениям? Где-то две с половиной тысячи? Три? Должно быть, кладку укрепили магией, уж больно она прочная. Представляешь, под стенами Пелла Асимы скрывается целая сеть подземных коридоров, и об этом почти никто не знает!
  
   - Надеюсь, и не узнает в дальнейшем, - Алтеро уже копошился на указанной капитаном четвёртой полке. - Так, давай за работу. Нам придётся здорово потрудиться.
  
   Взглянув на длинную широкую доску, загромождённую стопками журналов регистрации, Крис заметно приуныл. Сколько же часов отнимут поиски? Но иных вариантов не наблюдалось, и ефрейтор неохотно потянулся к ближайшей книжице.
  
   - Начнём с противоположных сторон, - предложил Аль. - Файна, вероятно, назвалась ложным именем... хотя я в этом сомневаюсь. На всякий случай выписывай всех, кто вызовет подозрение.
  
   - Угу, - отозвался Кристоф, вытаскивая блокнот.
  

***

   "Интересно, сколько часов прошло?" - подумал юноша, возвращая на стеллаж очередную подшивку.
  
   Время в подземном коридоре текло незаметно, неразличимо, минуты походили друг на друга, как близнецы, и не поддавались счёту. Каждый раз, отрываясь от торопливых, неровных строк, Крис поднимал голову и видел всё то же самое: ряды деревянных досок на вертикальных стойках, рыжеватую кладку, серые плиты. Никаких перемен, да и что может поменяться в полузабытом тоннеле, сооружённом много веков назад?
  
   Заклинания-светляки освещали помещение достаточно хорошо, но уюта они не добавляли, скорее наоборот. Причудливо переплетавшиеся тени от стеллажей, неровностей стен и самих посетителей расчертили пространство замысловатой сеткой, в которой не составит труда спрятаться какой-нибудь древней твари, испокон веков обитающей в этих катакомбах. Слух обострился настолько, что шорох одежды и стук собственного сердца сделались громче гвалта оставшейся наверху толпы, а размеренный стук капель воды где-то в отдалении вовсе казался оглушительным.
  
   Садиться на мокрый каменный пол не хотелось, и ноги начинали затекать от продолжительного стояния на одном месте. Кристоф с удовольствием побродил бы туда-сюда по коридору, не отрываясь от неизбежного занудного чтения, но боялся, что лишним шумом отвлечёт Алтеро, который полностью сосредоточился на работе.
  
   Комиссар листал страницы регистрационных журналов гораздо проворнее своего подчинённого. Он даже не снимал тома с полки - открывал, прислонял к стопке, просматривал, закрывал и сразу брал следующий. Время от времени чиркал что-то на сложенном вчетверо куске бумаги и вновь возвращался к корявым архивным строкам.
  
   "Я знал, что служить в Альянсе нелегко, - ефрейтор наклонил голову вбок, разминая затёкшую шею, та неприятно захрустела, - но как-то упустил из виду то, что искать приходится порой не только улики на месте преступления, но и документы в архивах. А это ведь куда сложнее. Такое нудное занятие... И как же неприятна эта потеря ощущения времени! Плохо, что я не ношу с собой часы. Вероятно, снаружи уже ночь, и врата заперли... Стоп, их же, вроде, не закрывают. На практических занятиях старших курсов мы спокойно въезжали в город за час-другой до рассвета. Уф, когда эти записи, наконец, закончатся? Я и не представлял, сколько народу ежедневно посещает столицу. Сотни - и это один из восьми въездов, пусть и самый популярный! Почему всем этим людям не живётся спокойно в своих родных краях? Поскорей бы кто-нибудь из нас что-нибудь обнаружил..."
  
   Парень перелистнул страницу, лениво скользнул взглядом вниз - и, спохватившись, вернулся к первой строчке. На миг ему показалось, что там указано имя "Файна".
  
   Ну да, Файна Энджик. Человек, пол женский, год рождения - 2290. Прибыла из деревни Вешней... выходит, что двадцать восемь дней тому назад. Всё совпадает. Отлично!
  
   - Я нашёл! - сообщил Кристоф. - Это точно она! И место прибытия есть! Мы знаем, где её искать!
  
   - Ну-ка, ну-ка, - Аль выхватил журнал из рук товарища. - И впрямь она. А вот адрес... Рано радуешься, Крис.
  
   - Почему? - удивился юноша. - Вроде всё написано. Заречная улица, девятнадцатое строение. "Дом моих родителей."
  
   - Потому что Заречная улица расположена не в самом дружелюбном районе, - вздохнул Алтеро, переписывая данные на листок. - Готовься. Нам предстоит визит в Катакомбы. На этот раз отнюдь не древние, а жаль. Я бы предпочёл старинные развалины, они куда дружелюбнее.
  

***

   Катакомбы были сравнительно новым районом Пелла Асимы. Когда-то на их месте находилась единственная в пределах городской стены военная база, занимавшая немалый участок земли вдоль берега Имхонсы, возле устья мелкой реки Тилапки. Потом король принял решение разделить один крупный армейский лагерь на множество мелких, чтобы обеспечить равноценную охрану каждого въезда в город. Прежние кварталы планировали снести, но обстоятельства вынудили правителя отсрочить соответствующий указ. К тому моменту, когда появилась возможность воплотить задумку в действительность, бывшая военная часть разительно изменилась. Казармы подросли на несколько этажей, улицы и проулки сузились за счёт многочисленных пристроек, а обнаруженные потайные ходы между зданиями стараниями местных умельцев превратились в колоссальный подземный лабиринт. Нищие, бездомные, нелегалы, избегающие уплаты налогов дельцы, правонарушители всех видов и мастей облюбовали этот маленький островок свободы, который в какой-то момент лишился контроля со стороны властей города и Серой Стражи. Так в столице появились Катакомбы - район, который законники старались обходить стороной.
  
   Если в паутине извилистых улочек оказывался достаточно известный преступник, лишённый поддержки местных, то на его поимку отряжали как минимум целый взвод. Небольшие отряды и одиночные патрули, появляясь здесь, серьёзно рисковали, поэтому мелкие мошенники не отлавливались. Единственными, кто осмеливался заглядывать в недружелюбно настроенный район, были служители Альянса, да и те не задерживались - удалялись сразу по окончании работы и никогда не контактировали с местными жителями без острой на то необходимости.
  
   Кристоф помнил, как на втором курсе Университета один из его однокашников решил сунуть нос в этот легендарный оплот беззакония, пользовавшийся столь привлекательной для юных авантюристов дурной славой. Парень поспорил, что сумеет без проблем раздобыть там несколько фальшивых гербовых камней. На другой день сорвиголову нашли в паре кварталов от Катакомб. Лишь благодаря незамедлительной помощи целителей бедняга остался в живых, но его обучение на этом закончилось - горе-приключенец так и не оправился от травм до конца.
  
   Теперь же, стоя на горбатом каменном мосту через хилую, заросшую Тилапку, новоиспечённый ефрейтор рассматривал причудливое нагромождение всяческих построек разной степени устойчивости и робел от одной мысли о том, что ему предстоит. Да тут и содействие местных преступных элементов не потребуется - наверняка первое же здание, рухнув от слабого дуновения ветра, погребёт под собой незадачливых следователей!
  
   Алтеро держался гораздо бодрее.
  
   - Мы управились с поиском быстрей, чем я предполагал, - вещал он, разглядывая старый план района, одолженный там же, в архиве Северо-Западных врат. - Сейчас три часа дня. Я уже переговорил с остальными. Анри будет наготове, свяжется с надсмотрщиками казематов, как только мы отправимся в обратный путь. Драгослав подъедет к мосту, но перед этим заберёт Айзифу - она развела бурную деятельность у пирса. Согнала Серых и новобранцев из Следственного, чтобы те прошерстили дно реки и достали останки жертв келпи, за старшего оставила кого-то из местной стражи. Руфь возвращается в штаб, подменит нашего техномага, заодно и оборудование вернёт. Наша с тобой задача - отыскать нужный дом, забрать Файну и вернуться сюда к прибытию Славы.
  
   - То есть мы сунемся в Катакомбы вдвоём, без какой-либо подстраховки? - поёжился Крис.
  
   Аль хлопнул товарища по плечу:
  
   - Да не трясись ты. Район не из приветливых, подраться нам придётся, но... В общем, главное - не трусь. И не медли, ни в коем случае не медли. Если тебя атакуют - отвечай мгновенно и жёстко, без колебаний. Бей так, чтобы серьёзно ранить нападающего. Лучше всего - магия, но и клинки сойдут. Продемонстрируешь силу - и от тебя вмиг отвяжутся.
  
   - Может, твои комиссарские погоны вынудят местных держаться от нас подальше?
  
   - Мои комиссарские погоны до первой стычки играют роль красной тряпки напротив морды разъярённого быка... Ничего. Топай себе спокойненько, средним шагом, не оглядывайся, не останавливайся, не убирай руку с рукояти меча - вот и всё.
  
   - Ты знаешь, где находится этот дом?
  
   - Более-менее. Заречная улица - в шести-семи минутах ходьбы отсюда. Строение номер пятнадцать - бывшая пожарная ратуша, с высоченной полосатой каланчой. Его мы точно не пропустим, а дальше плутать особо не придётся.
  
   - До домика - да, а вот Файна...
  
   - Угу, - помрачнел дану, - но иных зацепок у нас нет. Что до Файны Энджик... Сумасшедших и нищих местные бандюганы не трогают, а она и то, и другое, так что ей незачем искать другой приют. Она обязана быть здесь. Ей больше негде скрываться.
  

***

   Улица выглядела неестественно тихой и пустынной. Серые здания бывших казарм печально смотрели на нежданных визитёров заколоченными окнами. Надстроенные деревянные этажи нависали над дорогой, заслоняя небо. Ни деревья, ни трава не росли в этом мрачном, брошенном на произвол судьбы месте. Район напомнил Кристофу извилистые проулки возле порта, но атмосфера их отличалась разительно: там царило унылое, молчаливое, сирое одиночество, здесь же чувствовалась угроза.
  
   Первые местные жители попались путникам на глаза спустя пару минут пути. Ефрейтор слегка вздрогнул, неожиданно различив человеческие силуэты в тени высокой лестницы, ведшей на верхние этажи неуклюжей разлапистой домины. Трое, все - одинаково лохматые, босые, в рваных балахонах из мешковины; ни пол, ни возраст не разобрать.
  
   - Не отвлекайся от дороги, - шикнул Аль. - Вперёд.
  
   Крис поспешил нагнать товарища. Служители старались держаться рядом, вровень, но улочка иногда сильно сужалась, принуждая идти гуськом, друг за другом. Порой путь преграждали кучи мусора, остовы телег и самоходок. Один раз путникам пришлось перебираться через обломки строения, рухнувшего прямо на дорогу.
  
   Первое нападение Кристоф едва не прозевал. Он не успел заметить, как следователей взяла в кольцо группа из восьми человек. Одежда грабителей была поношенной, а вот кожаные нагрудники - совсем новыми. Вооружение их, к счастью, оставляло желать лучшего - пара затупившихся клинков на всю толпу, да несколько досок. Парень с лёгкостью разрубил пополам деревяшку, которой замахнулся на него щуплый мужичок в драном комбинезоне, и собирался полоснуть обидчика в ответ, но не сумел - так много страха плескалось в глазах незадачливого разбойника, что у ефрейтора рука не поднялась на перепуганного бедолагу. За милосердие служителя немедленно вознаградили подлым ударом сзади, в голову. Юноша еле успел выставить энергетический щит, погасивший силу отнюдь не дружественного подзатыльника.
  
   - Не вздумай их жалеть! - прикрикнул Алтеро. Двое бандитов, налетевших на него, угодили в пространственное заклинание и со всего маху столкнулись лбами. Один вырубился, другой слепо пополз в сторонку, под высокое крыльцо соседнего дома, даже не пытаясь утереть заливавшую лицо кровь.
  
   "Да знаю я!" - мысленно огрызнулся Крис. Он осознавал, что нападающие намерены причинить ему вред, но атаковать беззащитных, в сущности, людей не хотелось. Недолго думая, парень использовал заклинание магии земли, не раз выручавшее его во время полевых практик. Оно не нанесло грабителям существенного ущерба, но драться они больше не могли - ноги невезучих разбойничков увязли в земле по середину бедра.
  
   - Хорошо, что тут грунтовая дорога, - выдохнул ефрейтор.
  
   - Весьма неожиданное решение, - Аль обвёл взглядом вмиг растерявшую боевой пыл катакомбную братию, - но слишком милосердное. Вот увидишь, минуты не пройдёт, как нас снова решат обчистить.
  
   И точно - стоило соотрядникам свернуть за угол, как на них набросилась очередная ватага любителей поживиться за чужой счёт. На сей раз Кристоф подготовился заранее и развернул перед собой и товарищем энергобарьер, в который разбойники благополучно врезались. Полупрозрачная преграда треснула посередине, но банда мгновенно раздумала связываться с волшебниками и скрылась в подворотне, зажимая разбитые лбы, носы и колени.
  
   - Неплохо, - одобрил комиссар, - но щедро. Побереги силы. Ты же ещё не оправился после стычки с келпи, верно?
  
   - Не до конца, - признался Крис, - но мне пока трудно заставить себя атаковать мечом того, кто даже защититься толком не способен.
  
   Алтеро хмыкнул, но от комментариев воздержался.
  

***

   Пожарная каланча возникла на пути неожиданно, словно из-под земли выскочила. Только что не было её, вокруг нависали, громоздились облепившие казарменные строения деревянные этажи-клетки - и вдруг из-за поворота вынырнула высокая башня в бойкую красно-жёлтую полоску. Не потускневшие за минувшие годы весёлые цвета неуместно выглядели в коричневато-серых Катакомбах, но зато служили отменным ориентиром. Присмотревшись, Кристоф сообразил, что вышка до последнего пряталась за узким и бледным зданием бывшей ратуши, почти лишившейся искусного барельефа с ликами предыдущих королей.
  
   - Нам нужен второй дом от этой постройки, так? - уточнил следователь у начальства.
  
   - Второй учтённый дом, - поправил соотрядника Аль. - Новые не считай.
  
   Ефрейтор озадаченно воззрился на ряд деревянных хибарок, но тут же понял, что мейстер имел в виду. Действительно, между хлипкими сараеподобными сооружениями проглядывали одинаковые добротные избушки, сложенные из мощных брёвен. Скорее всего, в них когда-то жили семьи военных.
  
   Здесь, в самом сердце забытого района, было гораздо больше людей, чем на его окраинах. За приоткрытыми дверьми, в оконных проёмах, вдоль стен перебегали, перемещались, мелькали, деловито сновали туда-сюда многочисленные силуэты. Десятки внимательных глаз настороженно следили за каждым движением, каждым действием следователей. Жители не спешили нападать на непрошеных гостей, надеясь, что чужаки сделают своё дело и уйдут.
  
   - Девятнадцатый дом, - Крис кивнул на широкое, основательное крыльцо, под которым копошилось что-то живое и довольно крупное - то ли собака, то ли всё-таки человек. "Надеюсь, первое", - подумал юноша, брезгливо поморщившись.
  
   - Идём, - невозмутимый Алтеро, взбежав по ступеням, толкнул покосившуюся дверь. Та громко, противно заскрипела, но поддалась. В нос служителям ударил вполне терпимый, но всё равно омерзительный запах гнили. Они очутились в небольшой, тёмной комнатушке с просевшим дощатым полом. Свет в неё едва просачивался через закопчённые окошки под потолком. Напротив входа зияли чернотой три одинаковых дверных проёма. За шторкой виднелся остов большой железной кровати с погнутой спинкой. На полу валялся рваный матрац, из которого угрожающе торчали острые пружины.
  
   - Как будем искать? По энергополю? - ефрейтор перешёл на шёпот.
  
   - У тебя ведь остался кристалл с её аурой? - Аль тоже понизил голос.
  
   - Да. Держи.
  
   Комиссар стиснул подвеску в кулаке, закрыл глаза и опустил голову, будто задремал на ходу. Ненадолго замер, после чего развернулся и чётким, стремительным движением отдёрнул занавеску, отделявшую импровизированную спальню от коридора. В глубине комнаты обнаружилась невысокая дверь со стёршейся резьбой по углам.
  
   Кристоф протиснулся мимо ржавого каркаса кровати и, слегка пригнувшись, вслед за напарником юркнул в следующее помещение. Здесь было заметно светлее. Лишённые стёкол покорёженные рамы позволяли ветру беспрепятственно гулять по пустым покоям, поигрывая лохмотьями обоев. Парень споткнулся о складку паласа, настолько драного и вытертого, что на него никто не позарился - всё остальное воры вынесли подчистую, даже карнизы отодрали. Алтеро, по-прежнему не открывая глаз, пересёк комнату быстро и уверенно, словно не раз ходил этим путём.
  
   В маленькую, светлую горницу с высокими окнами и покрытым трещинами полом, под которым просматривался обжитый кем-то погреб, следователи скользнули, стараясь ступать как можно осторожнее. Вынуждала их к этому не столько ненадёжная опора под ногами, сколько скорчившаяся в дальнем углу измождённая старуха. Её длинное платье, когда-то светло-персикового цвета, основательно изгваздалось, на него налипли комья земли и засохшая тина. В копне густых седых волос, нечёсаных и немытых, запутались коричнево-зелёные нити водорослей. Бледно-голубые, выцветшие глаза безучастно смотрели на вошедших, словно полагая их естественной частью обстановки; в них не осталось ни капли страха, ни единого проблеска любопытства, ни удивления - лишь усталая, стылая печаль.
  
   "Как просто, - подумал ефрейтор с неожиданной, не свойственной ему грустью. - Вот она и попалась. Всё кончено."
  
   - Файна Энджик? - негромко спросил Аль, рассматривая женщину, выглядевшую старше своих шестидесяти девяти лет.
  
   Та медленно кивнула, поднимаясь на ноги. Что она задумала, что собиралась сделать, Крис так и не узнал: в следующую секунду старуха пошатнулась, неуклюже взмахнув руками-палками. Морщины, избороздившие загорелое лицо, слегка разгладились, исчезли скорбные складки в уголках рта. Дряблые пальцы с распухшими суставами, державшие аккуратно свёрнутую верёвку, разжались, выронив свою ношу на пол.
  
   Загипнотизировать человека, лишившегося рассудка, много лет зацикленного на определённой цели - лёгкая задача. Алтеро подчинил разум женщины, едва пересекшись с ней взглядом.
  

***

   - Вот и всё, - пробормотал Кристоф, присев на узкий деревянный парапет, ещё тёплый после на удивление щедрого осеннего солнца.
  
   - Ну где же "всё", парень? - заржал Драгослав. - А кто бабулю отвезёт? Проводит к надзирателям? Проконтролирует, чтобы её целителям передали? Навестит клиентов и сообщит им, чем закончилось расследование? И про отчёт не забудь!
  
   - Не забуду, - ефрейтор сконфуженно отвернулся от соотрядника и одёрнул задравшийся порванный рукав.
  
   Вечер подошёл мягко, неслышно, залил улицы нежным бледно-оранжевым светом, который потихоньку начинали разбавлять золотом уличные фонари. Катакомбы молчали, их бесформенная серая громада нависала над широкой и относительно безопасной набережной, заслоняя солнечный диск. За ними тянулась налившаяся синевой городская стена, незыблемая и древняя, гораздо старше самой столицы, перестраивавшейся не раз.
  
   В кузове самоходки на узкой скамье сидела Файна Энджик, укутанная плотным, тёплым одеялом. Поверх тёмно-красной стёганки протянулись крест-накрест золотые цепи. Служители сомневались, что женщина способна причинить вред кому-либо из них, но инструкции приходилось соблюдать. Напротив заключённой пристроилась Айзифа, которой надлежало следить, чтобы сумасшедшая оставалась под гипнозом. Ундина владела заклинаниями контроля разума не хуже своего начальника.
  
   "Надо будет заштопать куртку. Жаль менять форму из-за одной дыры", - подумал Крис, рассматривая драный, видавший виды плащ Алтеро. Комиссар сидел на капоте самоходки, беззаботно болтая ногами. Должно быть, телепатическая беседа, которую он вёл с конвойными, шла гладко. Драгослав развалился на водительском сиденье, закинув руки за голову. В тихом русле Тилапки, выглядевшей ручейком возле полноводной Имхонсы, лениво покачивалась на воде стайка уток. У противоположного берега, пытаясь ухватить что-то, неуклюже тыкался клювом в воду одинокий селезень.
  
   - Чего приуныл?
  
   Аль, закончивший переговоры, с ногами вскарабкался на парапет. Клинок глухо звякнул, стукнувшись об опору - дану не успел вовремя придержать ножны.
  
   - Не приуныл. Задумался.
  
   - Только не говори, что занимаешься самобичеванием, - усмехнулся комиссар. - Ты отлично потрудился последние два дня. Я отправил тебя с Айзифой, потому что она не очень хороша в энергомагии. Рассчитывал, что ты разберёшься с непосредственно чародейской частью, а она - с переговорами. Но в итоге ты перетянул на себя даже больше работы, чем я предполагал. Молодец.
  
   - Я сам удивляюсь, как так вышло, - пожал плечами Крис. - Сначала сомневался, боялся вступить в беседу, а потом оказалось, что всё не так сложно, как смотрится со стороны. Главное - начать, дальше всё пойдёт само собой. Как будто течением подхватывает - вылезти не вылезешь, остаётся плыть до ближайшей отмели или плотины. И всё шло хорошо, но потом я столкнулся с келпи... - парень замолчал, уныло глядя себе под ноги.
  
   - Испугался?
  
   Кристоф собирался соврать, но отчего-то не решился, и честно признался:
  
   - Угу.
  
   - Страх - это нормально. Главное - уметь его преодолевать.
  
   - Знаю. И в Лицее, и в Университете не раз об этом говорили.
  
   - Ты справился со страхом, - Алтеро поднялся на ноги и неспешно распрямился, пытаясь удержать равновесие. Ефрейтор замер, наблюдая, как его друг балансирует на шатком деревянном заборчике над безмолвным, мутным, пугающе тёмным полотном реки. - А вот Айзифа - нет. Она не прошла испытание.
  
   - Что ты имеешь ввиду? - изумился Крис.
  
   - Айзифа стала комиссаром-следователем всего за пару декад до твоего прихода, - размеренно вышагивавший туда-сюда по парапету Аль, чьи пепельные волосы закат подсвечивал густо-охровым, походил на диковинную тропическую птицу. Кристоф тихонько фыркнул, застигнутый врасплох этой дурацкой, неожиданно смешной мыслью. - До этого она была ефрейтором, как и ты. И не поднималась в ранге довольно много лет как раз из-за своей привычки не руководить, а выполнять приказы. Она чувствует себя уверенно лишь в роли поддержки и с радостью отходит в сторону, если замечает, что напарник ухватился за дело с правильной стороны. Не потакай ей в следующий раз, договорились?
  
   - А на ком-нибудь другом ты её потренировать не мог? - юноша не счёл нужным до конца скрыть обиду в голосе.
  
   - На ком? Анри она и так взяла под опеку - правда, в свободное время. С Руфью даже я не решаюсь вести себя по-начальственному - она гораздо опытней любого из нас. Я - командир, Драгослав - мой заместитель. Из всего нашего отряда один ты ниже званием, чем она.
  
   - Похоже, я наделал куда больше ошибок, чем думал, - Крис вздохнул и аккуратно, стараясь не раскачивать оградку, сполз на старую, щербатую брусчатку набережной.
  
   - Не-а. Ты ошибся только в одном.
  
   - И в чём же? - с неподдельным интересом поинтересовался ефрейтор.
  
   - Потом скажу, - пообещал Алтеро.
  
   - Босс, как там переговоры? - Драгослав, утомившись сидеть в низковатой для него кабине, выбрался наружу и с удовольствием потянулся. - Успешно?
  
   - Вполне, - кивнул комиссар, разворачиваясь на каблуках. - Файна проведёт в казематах меньше часа, потом её заберут целите... Ой!
  
   - Осторожней, - проворчал Слава, отточенным жестом сграбастав за шиворот потерявшее равновесие начальство. - Поплавать потянуло? Келпи в родной стихии не застали и решили просто так в речку ухнуть?
  
   - Виноват, увлёкся, - развёл руками Аль. И, резко переменив тон, строго потребовал: - Поставь меня на землю, быстро. Пока никто не увидел.
  
   - Так на нас, того, вроде и не смотрят, - удивился бородач, но послушался.
  
   - Похоже, такое случается не впервые? - тихонько осведомился Кристоф у Драгослава, когда Алтеро отошёл к самоходке.
  
   - Да он вечно так, - махнул рукой здоровяк. - Будто котёнок, право слово. Залезть куда-нибудь - это пожалуйста, а вот удержаться там и обратно спуститься - так непременно с магией, иначе сорвётся обязательно. Моя детвора тоже такая. Нынче вот вскарабкались вчетвером на шкаф, да и застряли, испугались высоты. Я шкафчик наклонил, они по стенке его и съехали, как по горке... Айзи тут спалила - ты, оказывается, по деревьям лазишь отлично? Молодчина, парень. Хоть тебя не придётся ниоткуда снимать, хвала Всевышнему!
  

***

   - Но всё-таки это как-то странно, - Крис говорил совсем тихо, боясь опять стать предметом Славиных шуток. - Сам подумай. Поначалу мы были уверены, что виновник происшествий - злодей, замысливший недоброе. И что в итоге? Получается, Файна -- тоже жертва. Что или кто тому причиной? Келпи? Колдун, что его создал, как там его... Эстерра? Служители, которые не обнаружили настолько опасную тварь вовремя? Местные, не сообщившие о поселившемся у пирса чудовище? Мы схватили преступницу, но какая же она преступница? Выходит, мы не можем сказать, кто здесь прав? И что же со справедливостью наших действий?
  
   - Не думаю, что такая штука, как "справедливость", существует, - Аль смотрел на проплывающие мимо дома, его голос едва перекрывал негромкое жужжание мотора самоходки.
  
   - Тогда в чём смысл?
  
   - Если бы келпи остался в живых, он погубил бы много людей, верно? - Алтеро не оборачивался, словно по-настоящему увлёкся созерцанием залитого огнями, шумного, беззаботного вечернего города. - Я не бог и не мудрец. Вряд ли я способен дать толковый ответ на подобный вопрос. Но для себя я смысл нашёл, и состоит он в следующем... Люди в Пелла Асиме должны спокойно, без вечной тревоги о своей безопасности гулять по её улицам и паркам, если у них есть на то желание. Ходить в театры и кафе. Возвращаться домой в любое время суток, открывать окна на ночь и так далее. Нельзя, чтобы они боялись. Пусть живут здесь, как много лет до этого, уверенные в завтрашнем дне, без постоянных оглядок по сторонам и непрекращающегося страха за своих близких. Пусть помнят - случись что, их не бросят в беде. Я понимаю, что до идеального мира нам далеко, но к этому хотелось бы стремиться. Наверное, странно звучит, да? Как-то по-детски.
  
   Крис вспомнил свою младшую сестру, Берту. В этом году ей исполнилось девять лет. Он заранее отправил ей подарок - как ему вначале показалось, очень красивый гребень, достаточно большой и прочный, чтобы удержать пышную копну волос девочки. Вернувшись домой после экзаменов, он с удивлением увидел, что сестрёнка действительно заколола свои тёмно-каштановые кудри этой слишком взрослой и строгой для ребёнка заколкой. "Берточка её постоянно носит, на ночь прячет в отдельный чехол, который сшила сама, про другие свои заколочки и думать забыла", - шепнула потом мама.
  
   Берте сейчас уже девять. Веронике Энджик было всего десять.
  
   - Нет. Хорошо звучит. Правильно, - ответил Кристоф.
  
   Чуть поразмыслив, добавил:
  
   - И человечно.
  
  
  

Глава 7

   По карнизам звонко барабанил дождь. Промозглый ветер срывал с деревьев не успевшие опасть жёлто-коричневые листья. Небо полностью заволокло тучами. Пелла Асима притихла, съёжилась, посерела, встречая первое осеннее похолодание, нагонявшее тоску и напоминавшее о скорой зиме.
  
   Здесь же, в оранжерее, царило летнее, пронзительное тепло. Магические светильники грели не хуже солнца, клумбы вдоль посыпанных песком дорожек вовсю цвели, кустарники радостно зеленели. Абрикосовые деревца клонили к земле отяжелевшие от плодов ветви, напротив них розовели легкомысленные вишни, спутавшие искусственный уголок юга с поздней весной.
  
   Прижавшись к стеклянной стене закрытого сада Центральной лечебницы подзажившими ладонями, Крис наблюдал, как темноволосая целительница в длинном халате нежно-салатового цвета бережно ведёт под локоть сутулую пожилую женщину.
  
   За минувшие два дня Файна Энджик изменилась до неузнаваемости. Теперь вряд ли кто-нибудь признал бы в ней душевнобольную. Она выглядела усталой труженицей, которой наконец-то даровала покой суетливая, неугомонная жизнь. Волосы её были вымыты, расчёсаны и заплетены в косу. Расшитый цветами палантин поверх белой кофты и длинной светло-синей юбки придавал старушке обличье доброй и мудрой бабушки из детских сказок. Опустившись на бледно-жёлтую деревянную скамью, Файна смежила веки и расслабленно прислонилась к широкой, слегка изогнутой спинке.
  
   "Ей хорошо здесь -- и это здорово. Вероятно, ей даже лучше, чем было раньше, с мужем, в тихой деревне", - Кристоф отвернулся от прозрачной перегородки. Высокая ширма за его спиной была разрисована цветами - видимо, для гармонии с обстановкой оранжереи. Минусом стало то, что покидать такое уютное место не хотелось: на улице по-прежнему шелестел холодный дождь, а самоходку пришлось припарковать у ворот лечебницы, до которых предстоит шлёпать по лужам, оскальзываясь на отполированных булыжниках дорожки.
  
   - Вы закончили проверку? - послышался недовольный голос.
  
   Ефрейтор обернулся. Старшая медсестра, строгая, сухощавая, недовольно взирала на служителя сквозь стёкла круглых очков в мощной роговой оправе.
  
   - Да, - заторопился парень, поняв, что и вправду замешкался. Обещал заглянуть на минутку, а сам простоял тут не меньше пяти, рассматривая яркие соцветия и бодро-зелёные листья. - Давайте ведомость.
  
   Женщина протянула Крису планшетку с закреплёнными на ней листками тонкой бумаги. "Принятие под опеки Файны Энджик, 2290-27", - чёрный заголовок подчеркнули дважды, то ли для пущей важности, то ли по обычаю. Следователь поставил росчерк возле печати Альянса, слегка смазанный - у ручки, как оказалось, погнулась перьевая пластинка. Вторая закорючка вышла поровней.
  
   - Готово.
  
   Целительница расписалась напротив штампов лечебницы, развернула страницы веером, дабы юноша удостоверился в наличии подписей, и передала ему верхний лист.
  
   - Спасибо вам. До свидания, - сунув сложенный вчетверо документ во внутренний карман, Кристоф застегнул куртку. Одёрнул манжеты, уже привычно зацепив латку на правом рукаве. - Что-то ещё? - добавил он, заметив, что женщина не спешит уходить, а пристально смотрит на него, будто хочет что-то спросить, но не решается.
  
   - Скажите, - медсестра по-прежнему сохраняла суровое выражение лица, юноше поневоле вспомнились грозные и не склонные к поблажкам проверяющие на выпускных экзаменах Университета, - эта пациентка, Файна Энджик, не приходится вам родственницей?
  
   - Ч-чего? - ошалело переспросил парень. - Родственницей? Нет. Конечно же, нет.
  
   Глупый вопрос, но причина его понятна. Вряд ли служители часто уделяют пойманным преступникам столько внимания.
  
   - Ясно. Тогда прошу простить. Удачного дня, - и знахарка, не дожидаясь ответа, удалилась обратно, в комнату персонала.
  
   - Благодарю. И вам того же, - произнёс Крис, оставшись один в пустом коридоре.
  
   Дождь на улице не только не закончился, но, напротив, усилился, перейдя в ливень. Ефрейтор развернул над головой энергетический щит, чтобы уберечься хотя бы от той воды, что лилась на него с небес, и зашагал к воротам. Обойти лужи не представлялось возможным - аллея успела превратиться в сплошную реку; газон же напоминал болотце, для полноты картины не хватало лишь парочки довольных лягушек на травяном холмике. Пришлось шагать напрямик, надеясь, что ботинки переживут купание.
  

***

   На то, чтобы обойти всех горожан, к которым наведалась сумасшедшая воровка, смены не хватило. Кристоф приступил к обходу на следующий день после ареста Файны, начав с Предпортового тупика, где случились первые кражи.
  
   Местные выслушивали принесённые вести на удивление равнодушно. Кажется, большинство не надеялось, что лошадей вернут. Некоторые пытались выведать побольше подробностей, но парень старался отделаться общими фразами. Он не думал, что кто-нибудь из пострадавших пойдёт мстить преступнице, но всё же опасался озвучивать имя воровки.
  
   Русоволосая хозяйка, с которой Крис беседовал в первый день поисков, вовсе не стала расспрашивать его о ходе расследования. Увидев ефрейтора на пороге кухоньки, она задала один-единственный вопрос, и совсем не тот, который юноша ожидал:
  
   - Целы?
  
   - Да, - растерялся Кристоф, - но суть не в этом. Я по поводу вашей пропажи. Она...
  
   - Поняла уже, - отмахнулась женщина. - С самого начала не верила, что отыщется наша кляча, уж простите. И Всенощный с ней, она и без того долго бы не протянула. Рукав-то, поди, на задании порвали? Что ж не зашили-то?
  
   Парень слегка покраснел:
  
   - Не успел. Потом зашью, после обхода.
  
   - Садитесь, - скомандовала хозяйка, - и снимите куртку. Попейте пока чайку. Сразу скажу - красиво починить не получится, тут заплата в пол-рукава нужна. Но надо хотя бы заштопать... Подкладка, смотрю, надорвана, но цела. Её стянуть, подровнять края дыры, подшить - и готово. Вид не товарный, но для носки пойдёт.
  
   - Спасибо за помощь, - Крис окончательно смутился, - но, право, не стоит беспокоиться...
  
   - Ой, да ладно вам, - женщина уже доставала из жестяной банки катушку суровых ниток. - Я вас, мальчишек, знаю. За вами только стирать да латать. Но чинить карманы, локти да драные коленки моим оболтусам после весёлой ночки - это одно, а вы-то, верно, жизнью рисковали. Это, стало быть, другое. Тут и подсобить не грех.
  
   Следователь покинул гостеприимный домик спустя двадцать минут, вновь отказавшись от предложения пообедать. Рассмотрев на ходу грубую, но прочную штопку, он пришёл к выводу, что сам вряд ли смог бы зашить рукав так ловко.
  
   Увы, не все горожане оказались настолько же дружелюбными, как эта хозяюшка.
  
   - Я вас засужу! Что ж это такое, а? - возмущался трактирщик, потрясая кулаком. - Что значит "убиты"? Небось себе всё втихушку присвоили, а?!
  
   - Похоже, вы не самого высокого мнения об Альянсе, - хмыкнул Кристоф, не выказывая смятения, хотя голос норовил предательски дрогнуть. Но не оправдываться же перед этим хамом, который, к тому же, неправ!
  
   - А с чего мне о вас высокое думать, а? Воры! Засужу!
  
   - Да пожалуйста, - ухмыльнулся парень, старательно копируя оскал своего товарища-дану.
  
   Мужик мигом стушевался и зашаркал обратно в трактир.
  
   - Не обращай внимания, дядья, - наставила ефрейтора чумазая девчушка в плотном жёлтом пальтишке и не по размеру больших резиновых сапогах. - Это не его лошадки. Он их забирает у дядей, которые напиваются и потом не платят. У него скоро ещё больше лошадок будет! Не расстраивайся!
  
   - Я не расстроился, - заверил Крис, потрепав малышку по растрёпанной макушке.
  
   - Вот и хорошо, - кивнула та, улыбнувшись во весь щербатый рот.
  
   С некоторыми диалог не ладился вовсе. Юноша потратил уйму времени, пытаясь докричаться до какого-то глуховатого дедка. Тот отвечал совершенно невпопад, полагая, что прекрасно слышит собеседника и знает, о чём идёт речь. Подоспевший хозяин двора быстро разобрался в ситуации и положил конец невразумительному подобию разговора, отправив старика греться в дом.
  
   - Спасибо, что сообщили, - равнодушно бросил он Кристофу, выслушав краткий рассказ о том, что случилось с его пропажей, и указал рукой на выход. Парень беспрекословно покинул пустующий двор. Ворота громко захлопнулись за его спиной, лязгнул мощный, утяжелённый металлом засов.
  

***

   Закончив с обходом переулков, ефрейтор отправился в особняк графини Вейлиньен. На сей раз он чувствовал себя гораздо смелее, чем во время первого визита, но всё же ощущал некоторую нерешительность, поднимаясь вслед за дворецким в уже знакомую ему гостиную. Пять минут ожидания показались вечностью. Крис, вопреки изложенным Айзифой правилам этикета служителей, беспокойно мерял залу шагами, и присел в кресло, только когда услышал шаги за дверью.
  
   Серо-синее платье леди Люсия словно бы выбрала в тон погоде: длинное, зауженное, оно мягко шуршало по ковру пышным кружевным подолом. Рукава с широкими манжетами, воротничок-стойка и насборенная юбка смотрелись гораздо уместнее, чем предыдущее ярко-голубое платье. Графиню сопровождал Карл, облачённый всё в тот же белый с голубым костюм. Видок у молодого лорда был испуганный, но в глазах плясали искры нетерпеливого, по-детски наивного любопытства, переборовшего страх. Отпрыск интересовался расследованием явно сильнее матери.
  
   Женщина внимательно, не перебивая, выслушала рассказ следователя, не изобиловавший подробностями. Дурные вести она пережила стоически, лишь недовольно поджала губы, да чуть сильнее стиснула подлокотники кресла. Сделала крошечный глоток свежезаваренного чая из белой фарфоровой чашки, расписанной сине-голубыми цветами, и подытожила:
  
   - В общем, вы не успели.
  
   - Получается, что так, - Кристоф слегка склонил голову, соглашаясь с очевидным.
  
   - Не "получается", - строго поправила его графиня. - Вы действительно не успели.
  
   - Скорее всего, кони погибли ещё до того, как ваша заявка добралась до Альянса. Не мы одни опоздали, - бросил юноша. И тотчас же, струхнув, отвёл взгляд: реплика, уместная в перепалке с трактирщиком, сейчас прозвучала чересчур дерзко.
  
   Похоже, леди Люсия собралась возмутиться и ответить служителю не менее резко, но тут неожиданно вмешался Карл. Он успокаивающе похлопал пухлой ладошкой по плечу женщины:
  
   - Матушка, успокойтесь, пожалуйста.
  
   - Карл? Что ты себе... - начала было графиня, но сын перебил её:
  
   - Матушка! Прошу вас, взгляните на руки господина ефрейтора и на его куртку. Он сказал, что чудовище обезврежено, но не сказал, каких усилий это стоило магам Альянса. Я уверен, сражение было ужасно стра... сложным. И, верно, у него не нашлось времени отдохнуть после этого, раз он даже не привёл свою одежду в порядок и не обратился к целителям, чтобы они вылечили его.
  
   "Кажется, я начинаю понимать, почему Аль не хочет менять свой потрёпанный плащ", - весело подумал Крис, не без труда скрыв улыбку.
  
   - Что с той зеленоволосой девушкой? Она в порядке? - счёл нужным уточнить графский сынок.
  
   - Да, - кивнул следователь. - Пара царапин.
  
   - Я рад, что ей повезло, - серьёзно молвил Карл.
  
   "Если я рассмеюсь, то меня точно прогонят. Держись. Не вздумай смеяться", - уговаривал себя ефрейтор, глядя на чинного, деловитого лорда и его мать, ошалевшую от неожиданной перемены, произошедшей с её бестолковым сыном.
  

***

   Прочим заявителям нанесла визит Айзифа. Кристоф сопровождал её, но в качестве водителя: добираясь до очередного дома, парень оставался скучать в самоходке.
  
   Отчасти он радовался, что его помощь не требуется, но причиной тому вовсе не являлась неожиданная самостоятельность девушки. Крис был не прочь отчитаться перед Яриной, хотя догадывался, что та вновь запаникует и расплачется, не ведая, как справиться с новой бедой. Пусть бы она накинулась на него с обвинениями в "некомпетентности" или чем-то в этом роде -- такое можно пережить. Но ефрейтор не знал, как ему смотреть в глаза верившей в возвращение сына госпоже Далиле Салемс.
  
   "Хорошо, что мы поостереглись давать обещания вроде "мы непременно его найдём" или "он вернётся к вам в целости и сохранности". Конечно, расследование далеко не всегда заканчивается счастливо. Скорее всего, так практически никогда не бывает. Без потерь обойтись трудно. Мы в любом случае не успели бы спасти Вадима, я прекрасно это понимаю. Удалось уничтожить чудовище, убившее пропавшего молодого человека, но разве это станет утешением для матери, зацикленной на своём ребёнке? Разумеется, нет", - размышлял юноша, поглядывая на синий флигель, окружённый отцветающим палисадом. Ночью ударили заморозки, и цветы, выдерживавшие холод ранней осени, окончательно поникли. Несколько стебельков вовсе лежало на земле. Жизнь не желала сдаваться, но всё же по капле уходила из них.
  
   Окна пристройки, закрытые и зашторенные, не выпускали наружу ни одного звука, но следователю слышалось, будто он различает доносящиеся из флигеля всхлипы госпожи Салемс. Сердце Кристофа болезненно сжалось. Он отвернулся от поблекших цветочных клумб и прислонился плечом к спинке сиденья. В приоткрытую дверцу самоходки задувал колючий осенний ветер, но его холод оказался вполне выносимым и даже приятным.
  
   Краем глаза парень уловил движение на тротуаре. Он развернулся, привычно опустив ладонь на рукоять меча, и увидел Олесю. Сегодня девушка оделась теплее -- в симпатичное лоскутное пальто с капюшоном и длинную бежево-коричневую шерстяную юбку. Шаль она обмотала вокруг шеи на манер широкого, но слишком короткого шарфа.
  
   Леська по-прежнему опасалась показываться под окнами пристройки. Она стояла в тени высокого забора, не в силах преодолеть тот десяток метров, что отделял её от машины Альянса. Она пристально смотрела на Криса, стараясь заметить, разглядеть хоть какой-нибудь знак, который даст ей понять, что же произошло с её возлюбленным... что с ним всё хорошо, что он скоро вернётся домой.
  
   Юноше хотелось обмануть Лесю. Сказать что-то вроде: "Он в порядке, но заболел серьёзнее, поэтому ему пришлось покинуть столицу. Надолго или вообще насовсем. Мне не сообщили, куда его увезли. Прости, пожалуйста." Никто ведь не узнает про эту ложь. Никто не пожалуется вышестоящему, никуда не доложит. Олеся -- просто свидетельница, её имя - малозначимая подробность в рабочем отчёте, который скоро ляжет на стол Верховного комиссара, а потом отправится в архив. Копия останется в штабе отряда, но вряд ли о ней когда-нибудь вспомнят. Да, конечно же, нужно солгать! Это оправданно, милосердно... и жестоко. Подарить такую надежду, фальшивую надежду, гораздо хуже, чем дать горький, но честный ответ.
  
   Правду озвучить нелегко. Кристоф с удивлением почувствовал, что на глаза набегают слёзы. "Я ведь только-только приступил к работе. Сколько ещё раз мне придётся говорить верные, но жестокие слова?.. Так, хватит. Соберись. Ты сам выбрал этот путь. Неужели забыл? Твои товарищи сталкивались с такими ситуациями не раз. Ты тоже это выдержишь."
  
   Избегая пересекаться с девушкой взглядом, ефрейтор отрицательно покачал головой.
  
   Олеся ссутулилась, точно на плечи её резко опустилась тяжёлая, неподъёмная ноша. Спрятав лицо в ладонях, она будто оцепенела, отрешилась от происходящего. Не попыталась отойти в сторону, даже не вздрогнула, когда из пристройки показалась Айзи. Ундина быстро зашагала к самоходке, кое-как запахнув куртку и цепляясь длинной юбкой за сухие стебли цветов.
  
   - Теперь к родителям пропавшей девочки, на Тележную площадь, - скомандовала она, садясь рядом с напарником и словно не замечая одинокой, трясущейся в беззвучных рыданиях фигурки под окнами каменного дома.
  
   - Понял, - кивнул парень, заводя мотор.
  
   Экипаж тронулся с места чуть спешнее, чем следовало бы, и поднял тучу брызг, въехав задним колесом в лужу. Напарники молчали. Айзифа заговорила лишь после того, как машина свернула на соседнюю улицу:
  
   - Ты сказал ей?
  
   - Кому? - не сразу сообразил юноша.
  
   - Олесе.
  
   - Да. Сказал.
  
   - Это правильно, - кивнула ундина. - Трудно, но правильно. Я рада, что ты не соврал ей. Сообщать плохие новости -- тоже часть нашей работы. Тут ничего не поделать... хотя нет, вру. Кое-что сделать можно.
  
   - И что же? - повернулся к соотряднице следователь.
  
   - Не забывать про погибших, - твёрдо ответила девушка. - И не сдаваться, не отступать, несмотря ни на что. Мы не спасли двоих, но защитили гораздо больше людей. Расследование начинается, когда что-то уже произошло, понимаешь? Нам не под силу предотвратить беду.
  
   Крис перевёл взгляд на дорогу. Он не знал, что ответить напарнице. Разве только поблагодарить за поддержку, но как она это воспримет? Не удивится? Не засмеёт ли?
  
   - Кстати, - служительница слегка улыбнулась, - я просила, чтобы ты звал меня Айзи. Так ведь гораздо проще! Или тебе не нравится?
  
   - Да не то что бы, - замялся Кристоф. - Мне кажется, "Айзифа" больше подходит. Ты всё-таки старше меня...
  
   - Эй! Звучит так, будто это плохо!
  
   - ... гораздо опытней и выше званием.
  
   - М-м-м, - надулась девушка. - Во время боя с келпи тебе это не помешало! Ты преспокойно сократил моё имя, я так обрадовалась!
  
   - Когда это я?..
  
   - Не помнишь?
  
   - Прости, - парень виновато потупился, ероша волосы.
  
   - Когда ты велел мне зажмуриться. И попросил ещё перед этим приготовить замораживающее заклинание.
  
   - И ты это запомнила!? У тебя очень хорошая память.
  
   - Хи-хи! Спасибо! - просияла Айзи. - Так что?
  
   - Я подумаю над этим, - пообещал Крис, выруливая на набережную.
  
   - Думай быстрее, - посоветовала Айзифа.
  
   Пока ундина беседовала с родителями девочки, ефрейтор успел изобрести неплохой вариант, способный удовлетворить обе стороны: во время боя имена стоит сокращать, чтобы упростить переговоры.
  

***

   Вернувшись в штаб отряда, Кристоф машинально притормозил у ряда подвесок, перевернул свою и вошёл в гостиную, на ходу приглаживая влажные от дождя волосы.
  
   - А где остальные? - спросил он Драгослава, в одиночестве корпевшего над копией отчёта.
  
   - Айзифу и Руфь на задание услали, - бородач нахмурился, недовольно цокнул языком и вернулся на несколько страниц назад. - А, не, всё так... Привёз?
  
   - Привёз, - кивнул следователь, вытаскивая сложенное вчетверо свидетельство.
  
   - Отлично. Подошью его сюда, - Слава пристроил бумажку между двух листов, исписанных мелким, кудрявым почерком Айзи. - Всё, что надо, собрали. Вот и чудненько. Только вот на титульник и заявки печать нужна. Добудь пока.
  
   Юноша послушно подхватил ворох документов и негромко постучался в комиссарский кабинет. Изнутри донеслись звон посуды и громкое "Ой!" Ефрейтор, встревожившись, распахнул дверь и шагнул на чёрно-красный ковёр, не дожидаясь приглашения.
  
   - Стоп! Ни шагу дальше! - скомандовал Алтеро.
  
   Крис замер, неуклюже балансируя на одной ноге:
  
   - Что стряслось-то?
  
   - Ладно, подожди у порога. К столу не подходи пока, - предупредил начальник. И, виновато улыбнувшись, объяснил: - Чашку разбил. Вдребезги. Случайно смахнул локтем со стола. На счастье, наверное.
  
   Кристоф перевёл дух и положил бумаги на пол у входа:
  
   - Тьфу, напугал! Давай помогу собрать.
  
   - Сам справлюсь, - отмахнулся Аль. - Тут работы на пару заклинаний. Но ты лучше постой спокойно в стороне, а то задену ещё.
  
   - Хм-м. И вправду, ничего сложного, - согласился ефрейтор, наблюдая, как тёмно-синие осколки сами собой собираются в небольшую горку возле стола. - Я не вижу заклинательных печатей... Пространственная магия?
  
   - Нет.
  
   Ворох обломков, слегка позвякивая, воспарил под потолок и аккуратно приземлился в мусорную корзину. Алтеро подобрал с пола ложку и протёр её рукавом рубашки:
  
   - Порядок. Что там? Документы на подпись?
  
   - Угу. Для отчёта, - Крис передал другу записи и присел на подоконник.
  
   Дождь заканчивался. Из-за туч робко проглянуло белёсое солнце. По двору проскакал гнедой жеребёнок-подросток, радостно мотая головой и вихляя из стороны в сторону. Его преследовал, размахивая хомутом, щуплый солдатик из Следственного. Ефрейтор негромко фыркнул от смеха, наблюдая, как лошадка восторженно наматывает круги по двору, а служитель, оскальзываясь на мокрой траве, носится за ней по той же незамысловатой траектории. К веселью проворно подтянулись щенки. Они, похоже, не собирались гоняться ни за скакуном, ни за человеком - просто резвились, бегая туда-сюда, путаясь под ногами и у того, и у другого.
  
   - Готово.
  
   Кристоф поймал свёрнутые в трубочку листки, перехваченные шнурком. Повертел их в руках, вспоминая, что же он собирался спросить у мейстера. Даже не сегодня, нет, раньше, шёл у них разговор... Точно!
  
   - Ты мне так и не ответил. Какую ошибку я допустил на задании?
  
   - Довольно глупую, но предсказуемую, - сообщил Алтеро. - Хотя сомневаюсь, что ты её повторишь.
  
   - Так какую же?
  
   - Ты тянул одеяло на себя.
  
   - А?
  
   Комиссар развернулся в кресле, закинул ноги на подлокотник:
  
   - Я замечаю эту ошибку у многих выпускников. Когда ты учился в Университете, попрактиковать командную работу не было возможности, верно? При обучении упор делается на индивидуальные тренировки, а зря.
  
   - Так что не так-то? - парень начинал терять терпение. Неужели так сложно ответить прямо, без предисловий и увиливаний?
  
   - Ты старался сделать всё сам. Я говорю не о том, что происходило в ходе расследования. Допросы и досмотры порой действительно проще осуществлять в одиночку, но почему ты не позвал подмогу, когда полез на келпи? Крис, здесь -- не Университет. Никто не собирается ставить тебе персональную оценку за правильное и своевременное выполнение миссии лично тобой. Здесь главное -- результат. Конечно, не стоит с любым вопросом сразу же бежать к старшим товарищам за помощью, но и пренебрегать ею нельзя. Если бы ты оповестил Айзифу, едва заметив присутствие нацелившегося на тебя чудища, вы бы разобрались с этим несчастным существом гораздо быстрее и, что важно, с меньшим ущербом. Айзи ведь ундина. Ей проще сражаться под водой, чем тебе. Ты же решил справиться самостоятельно и не втягивать её. Благородно, но глупо. Итог: ты не успел оглушить монстра до того, как он окончательно сориентировался и раззадорился, не предупредил напарницу о том, что происходит. Из-за этого вам пришлось рисковать и импровизировать вместо чёткого исполнения заранее продуманного плана. В этом и заключалась твоя ошибка.
  
   - Значит, работа в команде, да? - задумчиво пробормотал Кристоф, осознавая правильность замечания. Так и есть. Здесь не учитывается, сколько человек принимало участие в том или ином деле и кто из них какой вклад внёс. Важен именно общий результат. Потому что опасность - настоящая. Недостаточно выполнить задание, нужно ещё и уцелеть в процессе.
  
   - Угу, - кивнул Аль. - Работа в команде. Она самая. Запомни это хорошенько.
  

***

   "Так. В газете есть небольшая заметка про раскрытое нами преступление, но имена не указаны, только название отряда. Также упомянуто, что никто из служителей не пострадал. Это замечательно. Можно написать, что я цел и невредим. В самом деле, не считать же значительными травмами пару синяков на спине и немного содранной кожи!"
  
   Сочинение письма шло хорошо, гладко, но в самом конце Крис застопорился. Он решил не искать квартиру, а жить в штабе, но родителям вряд ли это понравится. Вдруг подумают, что их сыну не хватает средств, и откажутся от денег, которые он обещал им высылать? Нет, так не годится. Поразмыслив, юноша начал новый абзац:
  
   "Я снял небольшую квартирку и пару дней назад переехал туда."
  
   Слишком коротко. Мама, несомненно, захочет расспросить, что да как, и обман сразу раскроется. Хм-м... Разумеется, квартира не в самом центре города, слишком дорого выйдет, это и ежу понятно. Тогда:
  
   "Она находится в северо-восточном районе, но не на самой окраине."
  
   Так, а сюда-то как из тех кварталов добираться? На дилижансе? Получается, что да. Сколько минут должен занимать подобный путь? Хотя бы приблизительно.
  
   "До Башни Альянса я добираюсь оттуда где-то с полчаса, дилижансом."
  
   Пойдёт. А вот про само жилище подробностей не хватает.
  
   "Квартира находится на втором этаже. Комната в ней одна, но просторная и с мебелью. Кухня мелкая, но мне больше нравится завтракать в штабе, так что без разницы. Переулок тихий и тенистый -- много деревьев. В общем, неплохое местечко."
  
   Готово!
  
   Добавив пару дежурных фраз, парень спохватился и дописал:
  
   "Постскриптум. На работе я провожу больше времени, чем дома, так что шлите письма на прежний адрес, хорошо? Так я прочту их быстрее."
  
   Теперь точно всё.
  
   Ефрейтор, на ходу заклеивая конверт, пробежал по коридору, выскочил в гостиную и... налетел на здоровенную деревянную качалку-лошадку, показавшуюся ему подозрительно знакомой.
  
   - Твою ж праматерь... - прошипел юноша, потирая ушибленную ногу.
  
   - А, звиняй, звиняй! - виновато пробасил Драгослав. - Забыл предупредить!
  
   - Это что? Очередной подарок? - хмуро поинтересовался Крис.
  
   - Да если б, - погрустнел гигант. - Та же самая. Вот, сломалась. Детвора моя в печали, младшие ревут не переставая. Ну что, Анри? Сумеешь починить?
  
   Техномаг, осматривавший игрушку, выпрямился и смахнул с рукава опилки. Кристоф заметил, что рыжий смотрит на ярко-красную махину без особого восторга.
  
   - Шуруп слетел. Надо менять ножку. Это проблема.
  
   - Большая проблема? - уныло спросил бородач.
  
   - Да как сказать... В мастерскую это...т гигант не пролезет, коридор узковат. Разбирать -- долго и... лень. Придётся кому-то придерживать его сбоку, чтобы не раскачивался, а верх не отвалился.
  
   - Справимся, - Слава пригладил густую бороду. - Делов-то...
  
   Присев на корточки, он подсунул под полоз качалки свою ногу, обутую в мощный сапог с квадратным мысом, и подхватил лошадку под бочковидное брюхо.
  
   - Я начинаю, - предупредил Анри, активируя магический узор.
  
   Кристоф кое-как просочился мимо исполинской игрушки и направился было к выходу, но остановился, услышав натужное "ух" и громкий скрип.
  
   - Я же просил, чтобы она не дёргалась, - укоризненно произнёс техномаг.
  
   - Так я и...
  
   - Ты её не зафиксировал! Она вся трясётся.
  
   "Командная работа, да?" - мысленно усмехнулся Крис и положил письмо на стол:
  
   - Я помогу.
  
   - Отлично! - громыхнул Драгослав.
  
   - Будет очень кстати, - отозвался обрадованный Анри.
  
   Ухватившись за полозья и для надёжности упершись спиной в стену, юноша кивнул:
  
   - Я готов.
  
   - Угу, - техномаг вновь склонился над многострадальной качалкой и активировал заклинание. На пол посыпались щепки - обломки сломанной ножки. Злосчастная игрушка заходила ходуном. Ефрейтор навалился всем своим весом, пытаясь удержать её на месте.
  
   - Справляемся! Так её, парень! - прорычал побагровевший от натуги бородач.
  
   "Куда ж деваться, - мысленно вздохнул Кристоф. - Работа в команде, что б её. Работа в команде..."
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  


 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"