Матвеева Эйли: другие произведения.

Венок из орхидей

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Третья повесть цикла. Не всё спокойно в королевстве Астерби, не всё спокойно в Альянсе. На улицах соседнего города идут ожесточённые бои Альянса с бандой Алых Рубак; кардиналы обсуждают вероятное возвращение в столицу Хартмута Нордеманна - предателя, пытавшегося убить Архимага тринадцать лет назад; глава Четвёртого спецотряда отвечает колкостями на нападки служителей, считающих, что мейстеру здесь не место - а Кристоф Юанон, случайно столкнувшись на улице с однокурсницей, получает от неё важный ключик к будущему расследованию. На этот раз Четвёртому Специальному отряду предстоит отыскать магов, напавших на капитаншу Боевого подразделения. Приметы всего две - нестандартные, "внесистемные" заклинания, использованные на пострадавшей, и керамическая брошь в форме венка из орхидей. Рутинное и несложное с виду дело оказывается лишь верхушкой айсберга, смертельно опасного как для Альянса, так и для страны в целом - а Кристоф и его соотрядники, оказавшись в самом центре стремительно разворачивающихся событий, теперь обязаны любой ценой довести работу до конца.

Содержание

Глава 1

Глава 2

Глава 3

Глава 4

Глава 5

Глава 6

Глава 7

Глава 8

Глава 9


  

Глава 1

  
   Толпа безмолвствовала.
  
   Неподвижные, точно куклы, плечом к плечу, идеально ровными рядами; однотипные доспехи - новые, надраенные до блеска, на нагрудниках выгравирован герб Альянса; на поясе у каждого - длинный, широкий меч с покрытой рунной вязью рукоятью, в правой руке - алебарда; сотни клинков, частоколом отражаясь в сферическом зеркальном потолке, напоминают то ли заснеженные верхушки елей, то ли чешуйчатые перья огромной виверны. Шлемы - простые, без украшений; лишь у знаменосцев вдоль дальней трибуны, на которой расположился Архимаг с приближёнными - едва заметный плюмаж, небольшой пучок белых перьев, чисто для отличия от рядовых. За строем солдат беспокойно колышется пёстрое людское море, жадно ловя звуки, ища зазор для взгляда - новички, ещё не прошедшие курс подготовки, но успевшие заслужить право носить на рукаве заветную повязку с чёрным драконом.
  
   Толпа наблюдала.
  
   От широких дверей Зала Большого круга тянется вереница людей в одинаково серых, одинаково бесформенных балахонах из грубой ткани. Руки и ноги - в золотых кандалах, блокирующих магию; мощная, тяжёлая железная цепь, мерно покачивающаяся в ритм обречённо-неторопливых шагов, прошивает насквозь всю колонну, соединяя оковы, лишая пленников возможности хоть немного отклониться в сторону. Пепельно-мышиная река размеренно течёт сквозь замершую, сверкающую сталь.
  
   Толпа ждала.
  
   - ... за неповиновение закону, за неповиновение Альянсу магов Астерби, за пропаганду методов волшебства, отличающихся от общепринятых стандартов, эти люди приговариваются к смертной казни... - по-кукольному монотонно, не меняя выражения, голосит палач в красно-белой мантии. Резная деревянная арка за его спиной переливается всеми цветами радуги.
  
   - ... казнь посредством лишения души при прохождении через Поглотитель. Тела, которые сохранят способность двигаться после извлечения души, будут направлены на строительные работы. Их эксплуатация будет осуществляться до смерти физического тела... - неестественно громкий тенор, отражаясь от гладких каменных стен, пляшет, набирает обороты эха, бьёт со всех сторон, то ниспадая до шёпота, то грозясь оглушить.
  
   К помосту приблизился первый осуждённый - высокий, широкоплечий, осанистый мужчина лет сорока с курчавыми тёмно-русыми волосами и бородкой, которую заметно разбавила первая седина. В запавших глазах - ни испуга, ни капли интереса, одно усталое равнодушие; у рта залегла горестная складка. Он не спешил подниматься к арке и ступил на лестницу только после чувствительного тычка в спину древком алебарды.
  
   Маг взбирался на платформу медленно: мешали оковы и следовавшая за ним заключённая - тощая, как скелет, полупарализованная старуха. Преступнику пришлось буквально волочить женщину за собой, сбивая о грубо сколоченные деревянные ступени её босые ноги. Светлые берёзовые доски лестницы окрасились в розоватый. Палач терпеливо ждал, не подгоняя пленников, но и не пытаясь помочь.
  
   - Желаешь ли озвучить своё последнее слово? - спросил он, когда отступник замер напротив, расправив плечи и гордо подняв голову.
  
   - Да, - зычно ответил мужчина. Лицо его оставалось бесстрастным и отрешённым, но во взгляде появился недобрый огонёк.
  
   - Говори.
  
   Осуждённый, едва не запнувшись о толстую цепь, развернулся к утыканной стягами платформе - самой высокой точке зала, неподвижному островку позади серого моря шлемов и доспехов, рассекавшему пёстрое колыханье новобранцев подобно волнорезу. Слова пленённого чародея, словно гром, раскололи чинное, застывшее ожидание людей, заворожённых ритмом однообразного звона кандалов:
  
   - Именем всех небесных покровителей, именем всех миров владея, реку? - будь ты проклят, Архимаг Джелл!
  
   Тишина опустилась на зал подобно плотному колпаку. Палач обмер. Толпа затаила дыхание, оглушённая и испуганная нежданной дерзостью. Даже ведомые на казнь преступники примолкли - звон цепей мгновенно прекратился.
  
   Ответ последовал спустя несколько секунд, показавшихся присутствовавшим целой вечностью - длинной, глубокой, угрожающей. Архимаг смело приблизился к самому краю ничем не огороженной трибуны. Длинные белоснежные одежды мягко прошуршали мимо охраны, не успевшей вовремя среагировать на движение лидера Альянса. Двое дюжих стражей, встрепенувшись и схватившись за мечи, бросились следом, но вынуждены были остановиться, повинуясь решительной отмашке загорелой руки.
  
   - Твоё проклятие не в состоянии настичь меня, - равнодушно молвил Джелл нир Паттерсон. - Я проклят уже давно. Не трать последние слова на такую нелепость. Вспомни то, что для тебя по-настоящему важно. Другого шанса не будет.
  
   - Мне больше нечего сказать, - бросил мужчина, почти успешно скрыв замешательство. Он ожидал в качестве ответа стремительную стрелу под сердце или смертоносное заклинание, но никак не тихий, невыразительный голос мага, прозванного Бичом Шан-Де.
  
   Архимаг слегка пожал плечами и отступил назад, за надёжные спины верных стражников. Охранники покосились на юношу с укоризной, но не осмелились упрекнуть его в легкомыслии. Столь сильному волшебнику, как глава Альянса, не требовалась защита, присутствие нескольких телохранителей являлось простой формальностью, данью неписаным законам, средством успокоения - задумай кто атаковать лидера волшебников Астерби, удар почти наверняка примет на себя кто-то из его окружения. Если вождь новой организации, играющей такую важную роль, погибнет сейчас, его соратники вряд ли сумеют подхватить упавшее знамя. Сменить Джелла нир Паттерсона пока некому - те, кто пережил стремительную, разрушительную войну, окончившуюся свержением клана Шан-Де, прекрасно это понимали. Люди едва начали налаживать мирную жизнь, они боялись возвращения смутных времён и были готовы идти за сильным, решительным человеком, до поры до времени закрыв глаза на его жёсткость и даже жестокость.
  
   Русоволосый мужчина отвернулся от трибуны. Лишь сейчас он до конца осознал, что настали последние минуты его жизни. Вспомнит ли кто-нибудь об отступнике? Будут ли его оплакивать? Он чувствовал, что знание ответа ничего не даст. Последние минуты стоит посвятить не размышлениям, но прощаниям. Никому не ведомо, что ждёт душу на другой стороне. Да и что такое эта "душа"? Скоро, совсем скоро предстоит вплотную приблизиться к решению этой вечной загадки.
  
   В последний раз узник окинул зал взглядом - и едва не вскрикнул от изумления. К счастью, ни палач, ни конвоиры не обратили внимания на замешательство, промелькнувшее на лице осуждённого. А тот, боясь поверить в увиденное, осторожно повернул голову, ища в толпе знакомые волосы шоколадного оттенка...
  
   ... да, длинные волосы шоколадного оттенка, густые, слегка выгоревшие, вьющиеся на кончиках.
  
   Стройная, гибкая фигура, смуглая кожа.
  
   Светло-карие, как у него самого, глаза.
  
   Лицо почти полностью скрыто шлемом, но отступник вмиг узнал стражницу.
  
   "Что моя ученица... моя племянница делает здесь?! Я сдался, чтобы она успела скрыться. Она предала меня? Нет, не верю, это невозможно! Тогда зачем она пришла? Зачем ты пришла, глупышка? Что ты делаешь в этом стальном строю? Как попала сюда?!"
  
   Девушка поняла, что учитель заметил её, и обрадовалась - на одно-единственное мгновение. Ликование тут же уступило место горечи. Она ощущала на себе такой родной, такой знакомый взгляд, но заставила себя держаться прямо, ровно, не выделяясь из шеренги. На это уходили все её силы, вся выдержка. Ученица с самого начала сознавала, что ей не спасти узника. Можно рассчитывать только на прощальный взгляд, на едва заметную улыбку, на неслышно произнесённую фразу - именно ради этих последних мгновений, до краёв наполненных смыслом, она и пробралась в цитадель врага. Одно из самых важных и самых болезненных проявлений заботы - разделить последние секунды жизни, взяв на себя часть страха того, кому предстоит перейти на иную сторону бытия.
  
   Но этому объяснению не дано случиться, этим словам не дано прозвучать. Строй безлик; хочешь остаться в нём незамеченным - откажись от своего лица, сохрани самую его малость, видимую лишь для того, кто смотрит и способен разглядеть.
  
   По едва шевельнувшимся пересохшим губам преступник прочёл ответ племянницы:
  
   "Прости, что не сумела помочь. Прости меня. Молю, прости."
  
   Как же ему хотелось обнять её в последний раз! Рвануться, проложить путь через толпу, на миг прижать к себе тоненькое тело своей последовательницы, своей единственной родственницы, которая теперь останется одна, совсем одна на всём белом свете. Но - нельзя. И ответить - нельзя. Иначе в опасности окажутся и девушка, и те драгоценные колдовские знания, которые он терпеливо вкладывал в её умную головку много лет - аккуратно, тщательно, по крупицам.
  
   Как же ей хотелось обнять его в последний раз! Уткнуться лицом в родное плечо, позволить нескольким слезинкам скатиться по щекам, как раньше, до войны и гона, в детстве, таком далёком теперь. Отныне ей предстоит жить в одиночестве, самой принимать решения; нести бремя судьбы человека, который слишком очарован подлинным магическим искусством, чтобы подчиниться правилам, на скорую руку выдуманным другими людьми.
  
   - Пора начинать казнь, - негромко напомнил один из конвоиров.
  
   - Иди вперёд. Не останавливайся. Ты должен пройти через арку, - немедленно распорядился палач. В его механическом голосе прорезалось раздражение, и это, пожалуй, было ошибкой - кукла сделалась человеком: невысоким, одутловатым, тщетно пытающимся скрыть страх перед обещанными на сегодня сотнями смертей, каждая из которых оставит на нём свой отпечаток. Этот служитель не видел иного выбора для себя. Он занял место палача, поскольку больше ни на что не годился, и прекрасно осознавал, что эта работа - плата за его собственную жизнь.
  
   Осуждённый слегка улыбнулся. Он успел заметить деталь, отличавшую костюм девушки от однообразной амуниции других служителей. Ученица раздобыла такую же алебарду, как у прочих стражей магического закона, но на оружейном поясе вместо рунного клинка висел меч, который учитель доверил ей.
  
   Среди серого моря лезвий и шлемов в зеркальном потолке отражался чёрный как смоль, в ножнах из бугристой драконовой кожи, клинок...
  
  
***
  
   ... клинок в ножнах из бугристой драконовой кожи, чёрный как смоль, отражался в зеркальном потолке среди серого моря одинаковых кресел Зала Большого круга. Прикосновение к прохладной рукояти более-менее успокаивало, но раздражение не желало уходить окончательно - нырнув вглубь навалившейся меланхолии, тотчас возвращалось на поверхность отдохнувшим и набравшимся сил. Впрочем, злость лучше печали - она не парализует волю.
  
   "Какого Всенощного им не работается спокойно? Третье собрание за декаду! Третье! Соскучились за лето друг по дружке, что ли? Так организуйте собрание Малого круга и сидите себе тихонечко, обсуждайте бюджеты, гоняйте слова, чаи, пирожные, зелёных новобранцев... да что угодно! Только не трогайте тех, кто по уши в делах!"
  
   Алтеро обвёл взглядом просторное помещение, не так давно пережившее очередную реконструкцию. Здесь никогда не собиралось больше сотни человек, но зал с лёгкостью вместил бы и тысячу. Ступени-ряды серебристо-серых сидений с бархатной обивкой и узкими деревянными подлокотниками спускались ниже и ниже, к центральной трибуне, где восседали двенадцать кардиналов и сам Архимаг. Собранию полагалось занимать нижний ярус - первые шесть рядов, остальные места пустовали, как и нависавший над дальними рядами балкон, сейчас плотно занавешенный бордовыми шторами. Светильники раскрашивали атласную ткань яркими бликами, лёгкий сквозняк покачивал занавеси. Сам балкон находился высоко и был довольно узок, но колыхание на потолке красно-багряных волн, переливавшихся в лучах саламандровых ламп, поневоле притягивало взгляд.
  
   Практически все кресла сейчас были свободны - служители собирались на неожиданное совещание медленно и неохотно. Оживление наблюдалось лишь на возвышении в середине зала. За столом Совета кардиналов, полукругом огибавшим мраморный постамент с троном Архимага, шушукались лидеры Альянса. Надо же, сегодня они почти в полном составе - десять человек. Отсутствовали всего двое - проректор Университета Магии Рейнольд син Ли Эгнацель и вечно мотавшийся по городам и весям Джоук эрн Джи Ниин, без устали инспектировавший локальные отделения. Сам Архимаг, чьего лица не было видно под задрапированным чёрным тюлем низкого, покатого навеса, казалось, с головой ушёл в размышления - виднелись ссутуленная спина и опиравшийся на колено локоть. Возле трона лидера маячили двое в чёрных доспехах - личная охрана, неизменно сопровождавшая главного мага. Рядом нетерпеливо переминалась с ноги на ногу помощница; острые, высокие каблучки выбивали недовольную чечётку, им в такт шуршали полы тёмной мантии-накидки. Серый со светлыми прожилками камень, чёрные одежды в дымчато-белых капканах кресел; пышное белоснежное одеяние под полупрозрачной тканью завесы - вороной кляксы в серебристом море зеркального потолка, окаймлённом подрагивающим алым.
  
   "Додумались собрать всех днём, когда народ на миссиях. Вот и ждите теперь, голубчики. Впрочем... нет. Совещание в пять утра на прошлой декаде было гораздо, гораздо хуже. Хорошо, я согласен на три часа пополудни. Но не так часто и не в тот день, когда мой стол полностью скрылся под бумагами, которые нужно срочно заполнить, сверить и подписать!"
  
   В собраниях Большого круга участвовали, помимо лидеров Альянса и высших чинов каждого подразделения, ещё и руководители спецотрядов. Обязанность, с виду такая важная и почётная, на деле стала ещё одной головной болью по целому ряду причин. Изрядная часть этих причин зависела от внешних обстоятельств, на которые Аль никак не мог повлиять.
  
   Дану облюбовал себе место на галерке, у прохода, и вовсю предавался унынию с периодическими всплесками возмущения, вспоминая об уйме просто важных и нескольких невероятно важных отчётах, которые необходимо сдать не позднее завтрашнего утра.
  
   "Надеюсь, кресло слева от меня займёт кто-нибудь... нет, вообще никто не займёт. Мне бы держаться поближе к Верховному комиссару ур Фаэнтио или кому-нибудь из его товарищей, но они сидят там, внизу, куда мне нельзя спускаться. Обидно."
  
   Хоть Алтеро стал служителем десять лет назад, он практически не общался с другими магами Альянса. Многие чародеи избегали мейстера, родственники которого наверняка участвовали в чудовищном Фогтском налёте - мясорубке сорокалетней давности, протащившей через себя несколько десятков тысяч человек. Немало мирных жителей погибло в ту жуткую ночь или позже, от полученных увечий; выжившим повезло не намного сильнее - некоторые на всю жизнь остались калеками, кто-то сошёл с ума, кто-то лишился дома и семьи. Тень этого давнего деяния, в котором участвовало порядка двух сотен дану из южных гетто, лежала и на потомке их рода, хотя человеческого в нём было куда больше. Значительная магическая сила и умение пользоваться забытыми и запрещёнными магическими приёмами, отсутствующими в стандартном арсенале даже самых многоопытных волшебников, внесли свою невесёлую лепту в усреднённое мнение окружающих.
  
   Что до глав спецотрядов, то некоторые из них вовсе не полагали нужным скрывать своё явно враждебное отношение к комиссару. Нет, никто не считал, что парень получил высокое звание в столь юном возрасте незаслуженно. Напротив, справедливость этого признавалась - и ещё больше злила людей, которые гораздо дольше ждали, когда удача повернётся к ним лицом, а потом нещадно пробивались вперёд, чтобы попасть в число счастливчиков, добившихся разрешения организовать постоянную команду. Алтеро старался пореже сталкиваться с этими людьми, но в Зале Большого круга руководителям групп выделялась всего пара участков, поэтому сидеть приходилось возле своих недругов, порой - вовсе плечом к плечу.
  
   - Этот свобода место?
  
   Могучий силуэт угрожающе навис над Алем, заслонив обзор. Дану прищурился, всматриваясь в лицо новоприбывшего - бессмысленное действие, поскольку не опознать Иджу Санаайт Нозизв-уун по манере речи мог разве что глухой.
  
   Иджа была уроженкой плато Си-уун. Её феноменальный дар сразу к четырём ветвям магии компенсировался столь же феноменальной неспособностью к изучению других языков. Овладев в детстве родным наречием кочевников, женщина к своим двадцати шести годам так и не сумела нормально выучить астербийский язык. Она помнила значения многих слов, но какие-либо словесные конструкции, вне зависимости от их сложности и частоты использования, не задерживались в её голове ни на секунду.
  
   Вероятно, многие с удовольствием посмеялись бы над отчаянно картавящей, спотыкающейся на словах воительницей, если бы не её внешность. Рост в два с лишком метра, перекатывающиеся под изукрашенной чёрными татуировками гладкой бронзовой кожей бугры могучих мышц и пугающий взгляд больших, светло-серых, почти белых глаз отбивали охоту шутить над полковником Нозизв-уун и у самых отчаянных сорвиголов. Даже бойцы-рукопашники из Боевого подразделения смотрелись рядом с ней почти безобидно - точно ученики-новички рядом со своим опытным гуру.
  
   - Да, место свободно. Садитесь, - бесстрашно кивнул Алтеро. Лучше уж накачанная, молчаливая кочевница с непроницаемым лицом, чем некоторые шумные любители поглумиться.
  
   - Благодарность.
  
   Кое-как протиснувшись мимо дану, Иджа грузно опустилась в соседнее кресло. Провела ладонью по ёжику светло-золотистых волос, задев многочисленные кольца-серёжки, украшавшие на удивление маленькие и изящные ушки. Форму на позднюю осень служителям выдали вчера, но женщина успела поработать над курткой - обрезать рукава, слишком узкие для её накачанных рук, и пришить пару дополнительных карманов. Чёрная майка в обтяжку была заштопана на боку небрежными, размашистыми стежками, сквозь свежую прореху в штанах проглядывало забинтованное колено.
  
   Аль отвернулся от соседки, всматриваясь в нижние ряды. Верховный комиссар Оскар ур Фаэнтио, заметив устремлённый на него взгляд старого знакомого, подчёркнуто бравым жестом подкрутил лохматый рыжий ус и махнул мейстеру рукой. Алтеро, приободрившись, помахал ему в ответ. Иджа дёрнулась и недовольно скривилась - кто-то из новоприбывших глав спецотрядов, протискиваясь мимо, то ли случайно, то ли намеренно запнулся о её ногу. За движением последовало приглушённое, бубнящее извинение, слишком торопливое для искреннего.
  
   - Тишина в зале! Собрание Большого круга начинается! - объявила Холкеида Ерки, личная помощница Архимага, девушка лет двадцати со светлыми волосами и худым, веснушчатым лицом. Она стояла на ступенях возле трона лидера Альянса, повернувшись к столу Совета кардиналов. Из-под короткой накидки торчали ножки-палочки, затянутые в узкие чёрные брючки, длиннопалые ладошки прижимали к груди кипу бумаг и свитков. Служительница выглядела несерьёзно... выглядела бы несерьёзно, если бы не платиновая цепочка с мифриловым медальоном - такие выдаются только лидерам Альянса и их приближённым.
  
   Нарочито расслабленно откинувшись на спинку кресла, дану вновь коснулся пальцами рукояти клинка, прислонённого к подлокотнику. Ножны упирались ему в ногу. Негромко звякнула подвеска, украшавшая перевязь меча - плоская жестяная фигурка, формой напоминавшая пряничного человечка, тусклая, слегка погнутая и в пятнышках ржавчины.
  
   - Господа! Первое, что нам необходимо сегодня обсудить - это возможный пересмотр бюджета на текущую веху. Из-за ремонта Центрального отделения Альянса в Апянирте, которому был нанесён ущерб во время нашествия вервольфов, образовалась нехватка в девять тысяч золотых, которую крайне нежелательно покрывать средствами из нашего фонда. Самый приемлемый вариант компенсации, который мы сейчас видим - это увеличение стоимости срочных заказов, некоторое ограничение трат на снаряжение и незначительное уменьшение зарплат, но если у кого-либо есть другие предложения...
  
   - Есть! - в середине рядов взметнулась чья-то рука.
  
   - Говорите, - кивнула девушка.
  
   Невысокий, взъерошенный тип в чёрно-сером халате Научного подразделения и с пенсне на тонком носу вскочил и затараторил:
  
   - Внастоящвремямызавершамразработку...
  
   - Внятнее, пожалуйста, - прервала его Холкеида.
  
   - Да-да-да-да, - закивал научник, - прошу простить. В настоящее время мы завершаем проверку нашей новой разработки, получившей название "Подвижная Защита четыре-ноль". Она устанавливается как на здания, так и на движущиеся объекты, например - самоходки или кареты. Мы предполагаем запустить её в массовое производство через две декады. Первые три декады даётся скидка на установку в тридцать процентов. Новинка пользуется популярностью, на которую мы с коллегами не смели рассчитывать. Уже есть контракты с несколькими учебными заведениями, одной больницей, театром и двумя концертными площадками. Прибыль составит около шестисот золотых сверх запланированного. Но точная розничная цена пока не указана. Если поднять её на десять золотых...
  
   Аль с тоской воззрился на зеркальный потолок. Учёный муж размахивал руками, на верхнем ряду что-то усердно высчитывала долговязая бухгалтерша, чем-то походившая на не в меру деловитую цаплю. В дискуссию втянулись ещё несколько разработчиков, двое сомневавшихся в успехе генералов и кардинал, полагавший, что одного продукта мало и цены следует поднять на все изобретения последних лет. Пошла обычная для финансовых совещаний суматоха, которую так ненавидел дану - с торопливым выкрикиванием чисел, сумбурными параллельными расчётами и мерзким скрипом полумеханических арифмометров, неизменно сбоивших и не поспевавших за стремительными мыслями своих операторов.
  
   - Ладно, хватит. С этим мы разобрались, мелкие детали обговорим позже, - спустя десять минут Холкеида поняла, что обсуждение грозит затянуться надолго, и поспешила его прервать. - Дальше. У нас есть тревожный доклад Верховного комиссара Брендона Ченвокке, проводившего инспекцию дорог возле Танагалсы, на границе с Каураном. Брендон, прошу вас.
  
   Среднего роста и не слишком впечатляющего телосложения мужчина с прямыми, до плеч, чёрными как смоль волосами вальяжно поднялся с места и бережно оправил новенький, с иголочки, плащ.
  
   - Строго говоря, господа, этот доклад безнадёжно опоздал. Я слишком долго разбирался с рядом формальностей. Помимо этого, много времени отняло детальное изучение следов аур. Я желал удостовериться в своей правоте, но сведения так и остались неподтверждёнными...
  
   Со всех сторон на служителя зашикали, вынуждая скорее перейти к сути дела.
  
   - Вас понял. Итак, - Брендон раскрыл небольшую записную книжку в алой шёлковой обложке и зацепил проволочку-закладку за нагрудный карман, - ровно одну веху назад, то есть в пятьдесят четвёртый день от Летней вехи, границу Астерби возле реки Кыыталан пересекли люди, личности которых не удалось установить. Они пробрались на территорию нашей страны под прикрытием необычайно мощного заклинания, из-за которого их не засекли ни служители Альянса из кордона Танагалсы, ни армейская пограничная служба, что само собой.
  
   - Как вышло, что тревогу не подняли сразу? - спросил кто-то тучный и нахохленный с противоположной стороны зала.
  
   - Во-первых, заклятие накрыло слишком большую территорию, - с готовностью ответил Брендон, утирая выступивший на лбу пот, - порядка сорока квадратных километров, в стороне от трактов и жилых территорий. Зацепило четыре деревушки, но они оказались под колпаком полностью, поэтому жители ничего не поняли и не почувствовали. Во-вторых, помимо этих чар, было задействовано порядка тысячи хаотичных вязей, которые сильно затруднили работу на местности и последующую расшифровку. С уверенностью могу сказать только следующее. Под защитой этого заклинания на территорию Астерби проникло около сотни волшебников. Отдельные ауры распознать не вышло, но я засёк фрагменты, которые указывают нам на наиболее вероятного лидера этого передвижения. Я полагаю, - мужчина сглотнул, - что неопознанную группу возглавил Хартмут Нордеманн, и...
  
   Зал всколыхнулся, заговорил, зашумел весь разом. В верхних рядах уронили моргенштерн, и тот звучно покатился вниз, оставляя вмятины и трещины на хрупких деревянных ступенях; оружие чудом никого не задело, в самом низу его остановила чья-то нога в мощном кавалерийском сапоге, расписанном защитными магическими узорами. Слева от Алтеро кто-то негромко охнул - точно не Нозизв-уун, она по-прежнему сидела неподвижно, только глаза вытаращила да удивлённо приоткрыла рот, обнажив ряд молочно-белых зубов. Кардиналы беспокойно заёрзали, кто-то вскочил на ноги, кто-то потянул вверх руку, требуя слова...
  
   - Тихо.
  
   Голос Архимага Кледвина рассёк нараставшее встревоженное оживление подобно удару хлыста. Служители мгновенно умолкли, ощутив мощный всплеск энергетики. Где-то в секторе научников тревожно запищал магомер. Чародейская сила лидера Альянса была настолько велика, что ощущалась физически, даже если Архимаг не колдовал. Она падала на плечи подобно свинцовому покрывалу и тянула вниз, лишая возможности двигаться и соображать, а порой - полностью подчиняя волю.
  
   Большинство волшебников, находившихся в помещении, обладало достаточной силой, чтобы выдержать подобное давление. Лишь пара стражников у входа слегка пошатнулась, будто оглушённая на мгновение, когда Кледвин Морт поднялся с позолоченного трона, до этой поры сдерживавшего его магическую мощь. Небрежным взмахом широкого белого рукава мужчина скрыл в подпространстве навес над постаментом. Плоская широкополая треугольная шляпа с витой серебристой бахромой скрывала выражение лица чародея, но дану не сомневался - глава Альянса спокоен, уверен в себе и ни капельки не боится.
  
   - Тихо, служители, - повторил Архимаг. - Мы понимаем, что отступник Хартмут Нордеманн не мог вернуться в Астерби с добрыми намерениями. Вне всякого сомнения, за тринадцать лет, проведённых вне нашего поля зрения, к нему присоединилось много союзников из числа беглых преступников и кауранских магов-нелегалов. Ему хватит знаний и сил, чтобы превратить кучку чародеев-недоучек в небольшое, но сильное войско. Мы помним, что Нордеманн претендовал на звание Архимага, и согласны с невысказанным, но ясным каждому из вас предположением, что сейчас из чувства мести он собирается убить нас. С момента возвращения нашего врага прошёл девяносто один день. Если Хартмут Нордеманн собирается осуществить свой план, то он направился в Пелла Асиму, и, разумеется, успел здесь обосноваться. Но вам не стоит волноваться, служители. Помните: Кледвин Морт не падёт от руки предателя, который струсил, когда первое его покушение провалилось, и сбежал, бросив верных товарищей умирать в безнадёжном бою. Мы останемся в живых. Тем не менее, это не означает, что Хартмут Нордеманн волен разгуливать по столице и творить, что ему вздумается. Верховный комиссар Оскар ур Фаэнтио, я обязываю вас выбрать спецотряд, который займётся поиском преступника и его группировки. Именно поиском и ничем сверх этого! Чтобы обезвредить Нордеманна и его сторонников, потребуется более полутора сотен человек из Боевого подразделения. Итак, кого вы нам порекомендуете?.. Брендон Ченвокке, садитесь. Мы благодарим вас за доклад.
  
   Побледневший Брендон медленно опустился в кресло. В двух рядах от него невозмутимый Оскар стремительно вскочил на ноги и браво отдал честь.
  
   - Благодарю вас за оказанное мне доверие, достопочтеннейший господин Архимаг. Я полагаю разумным выбрать для этой миссии человека, который сталкивался с Хартмутом Нордеманном в прошлом, - рыжеволосый служитель говорил быстро, но чётко, давая понять, что уверен в правильности уже принятого решения. - Розыском отступника и его последователей займётся Шестой спецотряд. Возможно, позднее я подключу к работе кого-либо ещё.
  
   Алтеро был уверен: взгляд на миг обернувшегося Верховного комиссара был устремлён в его сторону. Парень слегка улыбнулся, скрывая обеспокоенность. На заданиях случается всякое. Нарвись его команда на самого Нордеманна, готового к бою, шансов выжить у следователей останется катастрофически мало.
  
   Каштановолосый, гладко выбритый, упакованный в тщательно подогнанный по размеру костюм глава Шестого спецотряда Тьери Сеццель-Кантеор отвесил полушутливый поклон в сторону Оскара ур Фаэнтио. Картинно смахнув с воротника несуществующую пылинку, широко и бесшабашно ухмыльнулся:
  
   - О, не сомневайтесь, господин ур Фаэнтио! Вне всякого сомнения, на этот раз я не упущу врага драгоценнейшего господина Архимага. Тогда я был простым комиссаром-следователем самого низкого ранга, хоть и с лестными перспективами, но нынешние мои силы и способности разительно отличаются от тех, что ...
  
   - Я понимаю, - с нажимом произнёс Оскар, не слишком старательно скрывая раздражение. - Сядьте.
  
   Кантеор плюхнулся в кресло, не забыв адресовать колючий взгляд в сторону Аля. Дану едва заметно вздохнул, с трудом сдержав желание опустить ладонь на рукоять верного, надёжного клинка. Из руководителей спецотрядов он хуже всего ладил именно с "щёголем Тьери", как его прозвали вскоре после вступления в Альянс. Увы - паяц, беспечный с виду франт из обедневших дворян, получивший ранг комиссара три года назад, на самом деле неплохо справлялся со своей работой. Порой его подводила чрезмерная самоуверенность, но наиболее важные миссии аристократ выполнял безукоризненно - не придерёшься.
  
   - Поимке Нордеманна мы посвятим отдельную, закрытую встречу, - продолжила Холкеида Ерки, дождавшись, когда Архимаг вновь займёт своё место на золотом троне и вернёт скрывшийся в подпространстве навес. - Следующая тема. Господа, некоторые члены Совета кардиналов полагают, что не следует дальше откладывать решение этого вопроса. Речь идёт о статусе спецотрядов.
  
   Иджа дёрнулась, как от резкого тычка под рёбра. Алтеро немедля отвлёкся от созерцания зеркального потолка. По спине его пробежал неприятный холодок. Помощница Архимага Кледвина сообщала и хорошие, и дурные вести одинаково невыразительным тоном. Кроме того, она обожала тянуть многозначительные паузы, словно наслаждаясь волнением и нетерпением служителей, которых очередное обсуждение касалось напрямую. Эта её привычка многим не нравилась, но Кледвина Морта, очевидно, всё устраивало, иначе бы девушка не держалась на своём посту шестой год.
  
   - Согласно статистике, скорость отработки небольших частных заказов и выполнения особых миссий заметно увеличилась после появления отдельных постоянных групп. Тем не менее, число спецотрядов в ближайшее время менять не планируется. Мы хорошо справляемся и так. Определиться необходимо с рангами в этих группах. Насколько я поняла... - голос девушки неожиданно замедлился, потеряв изрядную часть уверенности; Холкеида будто усомнилась, стоит ли ей зачитывать всё содержимое документа. Тонкие пальцы неловко смяли края листа, бумага затрещала, грозя порваться. - Насколько я поняла, некоторые руководители, с учётом их заслуг, претендуют на более высокое звание. В их числе... - вторая за минуту запинка, не свойственная помощнице, насторожила даже самых невнимательных.
  
   - В их числе, - продолжила докладчица, нарочито громко прокашлявшись, - комиссар Тьери Сеццель-Кантеор и полковник Петша эрн Цейхе. Двое претендентов - достаточное количество для пересмотра устава. Исходя из...
  
   - Юная леди, - размеренно проговорил Оскар ур Фаэнтио, - я понимаю ваше недоумение и всецело разделяю его. Полагаю, на ранг Верховного комиссара также имеет право претендовать Алтеро эрн Хейн Аурициэль.
  
   Аль сглотнул и сжал подлокотник кресла так, что костяшки пальцев побелели. Поверх магических линз он видел ауры кардиналов, нацелившиеся на рыжеволосого следователя, и отчётливо ощущал, что как минимум половина Совета испытывает явное недовольство таким неожиданным дополнением доклада Холкеиды. Энергополя их подёрнулись чёрно-болотным, зашлись мелкой индиговой рябью, выбивающей багряные искры. В глазах зарябило, виски запульсировали болью, и комиссар поспешил поправить очки, сползшие почти на самый кончик носа.
  
   "Господин ур Фаэнтио, я уже не маленький и я больше не беспомощен, как раньше. Хватит меня защищать. Хватит! Вы не только не поможете мне, но и сами увязнете в проблемах. В Альянсе не любят мейстеров, и вам это прекрасно известно!" - Алтеро хотелось выкрикнуть это во весь голос, но он понимал, что так ситуацию не исправить. А вот об эрн Цейхе придётся как-то позаботиться, полковник ненавидит "мастеров". Если он окончательно перетянет на свою сторону пока колеблющегося Кантеора, своего давнего знакомца...
  
   - Я должен упомянуть ещё одного человека, - сутулый Гюстав Эф, выглядевший сильно старше своих тридцати шести, навалился на подлокотники, поднимаясь из кресла. Собранные в хвост длинные волосы тёмно-русого оттенка мазнули по лицу сидевшего рядом невысокого сморщенного старичка, когда предсказатель повернулся к Холкеиде; дедок сдавленно чихнул в ладонь. - Леди Иджа Санаайт Нозизв-уун заслуживает звание генерала если не сейчас, то чуть позже, спустя пару-тройку миссий. Террористов из Фа-Саанга, планировавших накрыть Хессмику заклинанием Ядовитого колпака, успели остановить именно её стараниями. И это - далеко не первый случай, когда она вовремя предпринимала верные и решительные действия. Полковник Санаайт - замечательный стратег и прекрасный боец, не знающий сомнений. Уверен, что леди достойна повышения и без труда справится с возросшими обязанностями.
  
   Означенная леди удивлённо захлопала глазами.
  
   - Ха-ха-ха-ха-ха! - не удержался щёголь Тьери. - Смешнее шутки я не слышал, господин Эф! Она и двух слов связать не способна, что устно, что письменно, а вы предлагаете окончательно закопать её в бумагах?
  
   Сидевший рядом с шумным комиссаром сухощавый, светловолосый, узкоглазый Петша эрн Цейхе, прозванный Белым Волком, слегка улыбнулся тонкими, бледными губами. "Он смахивает скорее не на волка, а на змею-оборотня, - подумал Аль. - На омерзительную ядовитую змею-оборотня. Альбиноса. Только вот глаза не красные, а чёрные. Чёрно-белый. Как шахматный король. Или старая картинка-мыслеснимок. Или дёготь на снегу. Дёготь на репутации спецотрядов, что б его. Миссии он, конечно, выполняет без огрехов, да вот беда - в его тактике явный перебор с убийствами!"
  
   Иджа покраснела. Ладони её сжались в кулаки. Мейстер смотрел на трясшуюся то ли от стыда, то ли от ярости женщину и неожиданно для себя осознал, что жалеет её. Пусть кочевница и выглядит так, что с первого же взгляда отбивает у всякого драчуна охоту помахать кулаками, но это не отменяет того, что она - служительница, надёжная напарница, знакомая по редким, но удачным боевым вылазкам... бедная, испуганная женщина, которая не в состоянии достойно ответить на прилюдные нападки.
  
   Злость бывает разной. К лёгкому оттенку раздражённости в собственном настроении комиссар давно привык, как привыкают к мелким, неизбежным неудобствам вроде тридцати минут тряски в дилижансе до дома или постоянной лёгкой, ноющей боли, напоминающей о старой ране. Какое-то время сердиться на себя за задание, проваленное по вине глупой ошибки, нерасторопности или вопиющей небрежности, на некстати испортившуюся погоду или осечку пистолета - нормально. Другое дело - холодная, размеренная злоба, сейчас поднимавшая голову и расправлявшая крылья. Злоба шептала, что Тьери Сеццель-Кантеор очень красиво кувыркнётся с насиженного места вниз, к трибуне кардиналов, если резко искривить пространство под его пятой точкой - совсем чуть-чуть, хватит небольшого бугорка. Несомненно, полёт окончится сломанной шеей. А вот Петше эрн Цейхе отлично пойдёт красный, ведь ему, монохромному, так не хватает ярких цветов. Алая дыра вместо глаза, алая кровь по белому лицу, алое по чёрному... Несимметрично, но как завораживающе.
  
   Конечно, так поступать нельзя. Вне всякого сомнения. Ни в коем случае! Сейчас нужно успокоиться. Остыть. Пусть сердце уймётся, пусть кровь отхлынет от головы, пусть эти двое подавятся сегодняшним ужином, пусть забудется придуманная острая фразочка, и эта реплика тоже забудется, пусть...
  
   - Господин Сеццель-Кантеор, мне казалось, вы довольно давно служите в Центральном отделении. Могли бы привыкнуть, что леди не слишком хороша в изучении других языков. Коллеги ведь смирились с вашей категорической неспособностью составить себе приличную костюмную пару, не так ли?
  
   "Эх. Приехали, называется. Теперь на неприятности нарываюсь я сам. Не выдержал-таки... За-р-раза."
  
   - Ох, ну надо же! Неужели у воительницы нашёлся заступник? - Тьери мгновенно отреагировал на выпад.
  
   - Ничего не поделаешь, - пожал плечами Алтеро. - У вас, очевидно, плохо не только со зрением. То, что вы служитель, не даёт вам права оскорблять кого бы то ни было, а тем более - обижать женщину. Ваш род посеял хорошие манеры вместе со своим состоянием? Или это лично ваши проблемы с честью, памятью и другими чрезмерно сложными для простого вояки понятиями?
  
   Нараставший внизу шумок притих. Несколько человек развернулись к креслам лидеров спецотрядов. Кое-кто даже привстал, чтобы лучше видеть происходящее.
  
   Одним из наиболее существенных недостатков Сеццель-Кантеора была его вспыльчивость. Щеголеватый комиссар, как и ожидалось, быстро забылся. Аль, в отличие от него, прекрасно понимал, на что идёт, но отступать не собирался. Зачем останавливаться, если уже подхватило, затянуло и понесло? Бессмысленно это. Опасно. Ссоры не избежать - начало положено, извиняться поздно и нелепо. В сложившейся ситуации любая заминка не принесёт ничего хорошего - оппонент сочтёт это трусостью. Вряд ли пикировка обойдётся без последствий, но сейчас дану не слишком волновало мнение вышестоящих. Куда сильнее его тронул неожиданно тёплый взгляд смуглой, суровой Иджи, полный надежды и чего-то похожего на нежность. Словно старшая сестра, удивлённая неожиданным заступничеством младшего брата.
  
   - Ох, кстати, про память... Чуть не забыл. Ваш отряд, наконец, полностью укомплектован, не так ли? Поздравляю.
  
   - Благодарю вас, господин Сеццель-Кантеор.
  
   - Прошу вас, не надо первой половины. Она давно потеряла актуальность.
  
   - Понимаю. Безусловно, вы правы. Аристократия ведёт себя несколько достойней.
  
   - Я надеюсь, новый ефрейтор не станет таким же источником проблем, как вы.
  
   - Право, не волнуйтесь. Он на удивление хорош для новичка. Кое в чём этот молодой человек превзошёл даже вас.
  
   - О, неужели? И в чём же?
  
   - В отличие от некоторых высокоранговых магов, - усмехнулся Алтеро, - он знает, что с келпи следует сражаться на суше, а не под водой. Также, полагаю, ему недоступно ваше безупречно отточенное годами опыта искусство использовать товарищей заместо щита в буквальном смысле этих слов. Он понимает, что энергобарьеры гораздо практичней. Меня это радует.
  
   Тьери побагровел. Напоминание об ошибке, едва не стоившей ему жизни и звания комиссара-следователя первого ранга, разбередило старую душевную рану, а завершение, недвусмысленно намекавшее на сравнительно недавний промах в ходе групповой тренировки, окончательно вывело служителя из себя.
  
   - Вы так настойчиво защищаете малознакомую вам даму, господин Аурициэль. Полагаю, это нетрудно, если на вашей стороне есть расположенный к вам Верховный комиссар?
  
   Будь Аль лет на пять младше, он бы не сдержался. Будь он чуть менее опытен в интригах и не так разборчив в методах, он бы уже вцепился в глотку мерзавцу Кантеору. К счастью, сейчас мейстеру хватило выдержки не наброситься на противника, но щёголь всё равно побледнел, на миг увидев под человеческой сущностью своего оппонента совсем иное существо, носителя древней крови, больше напоминавшего зверя, нежели разумное создание. Аль широко ухмыльнулся, обнажив острые клыки:
  
   - А вы на удивление смелы. Или бессовестны? Отзываться подобным образом о человеке, которому обязаны подчиняться, в его же присутствии...
  
   - Довольно! - прогремел голос Джоанны Рхианн нир Паттер, главы Совета кардиналов.
  
   Женщина с пышными волосами цвета тёмного шоколада, прямой потомок Джелла нир Паттерсона, была одним из сильнейших магов Альянса. На её щеках, как и у её легендарного предка, алели узкие полосы - знаки проклятья, не ослабевшего за сотни лет.
  
   Джоанна выглядела молодой, но на самом деле ей было сильно за пятьдесят. Юное обличье волшебница поддерживала при помощи зелий и целительских заклинаний собственного изобретения.
  
   Большие серо-голубые глаза красавицы-кардинала, обрамлённые пушистыми чёрными ресницами, не отрываясь, смотрели на верхний ряд. Главы спецотрядов притихли, ожидая бури, и она не замедлила последовать.
  
   - Прежде всего, кардиналы! Члены Совета! Где ваша беспристрастность? Почему в списке оказались лишь двое претендентов из трёх... нет, из четырёх?! Все присутствующие здесь - верные служители Альянса, не раз доказавшие нам свою преданность! Запомните - здесь нет деления на "старших" и "младших", на "дворян" и "простолюдинов", на "программников" и "мейстеров", на "местных" и "приезжих"! Недопустимо делать выводы, основываясь на деяниях, оставшихся в далёком прошлом! Эрн Хейн Аурициэль, сколько вам было лет, когда вы окончили обучение у своего мастера?
  
   - Мне? - растерялся Аль. - Десять или около того...
  
   - Десять лет! - женщина звучно шлёпнула ладонью по столу. - Ребёнок! Дети не в состоянии самостоятельно решать, кем стать и у кого учиться. Потеря одарённого мага, выучившегося сомн... забытой магии вместо прохождения официальной программы - это ошибка не мальчика, а исполнителей Альянса, которые не уследили за пропавшими без вести, не расследовали как подобает тот инцидент у пика Мегзелл! Далее. Иджа Санаайт Нозизв-уун, эта ссора началась из-за вас, но вы не промолвили ни слова, только наблюдали за развитием событий! Такое поведение неприемлемо. Вы плохо знаете астербийский, но дара речи не лишены! В следующий раз пресекайте связанные с вами перепалки на корню. Вам ясно?
  
   - Понятие.
  
   - Замечательно... просто замечательно. Теперь вы, Тьери Сеццель-Кантеор!
  
   Каштановолосый мужчина поёжился под рассерженным взглядом кардинала Рхианн нир Паттер.
  
   - Что за поведение? У меня нет слов... Вам вообще известно, что такое "сдержанность"?! Ссору затеяли вы! И вы незаслуженно оскорбили другого человека, эрн Хейн Аурициэль верно заметил! Ещё одна подобная выходка - и вас больше не допустят в Зал Большого круга, поскольку вы не в состоянии вести себя как взрослый, здравомыслящий человек! Понятно?
  
   - Да-да, - забормотал Щёголь, бессильно осев в кресле, - я прошу прощения...
  
   Алтеро, глянув на пришибленного Тьери, не сдержал довольной улыбки и за это немедленно получил свою долю кардинальского недовольства:
  
   - Чему радуетесь, эрн Хейн Аурициэль? Вы тоже виновны в произошедшем! Ваша коллега обязана была сама защитить себя, а что сделали вы? Раззадорили оппонента, и не по случайности, а специально! Специально, отнекиваться бесполезно, вы слишком хорошо соображаете, чтобы поддаваться на провокации! Не стыдно вам?! Вы - замечательный служитель, которому доверяю даже я - так оправдывайте доверие! Прекратите насмешничать хотя бы во время совещаний и не подливайте масла в огонь!
  
   - Приношу свои извинения, - Аль склонил голову, чувствуя, что краснеет. - Постараюсь впредь держать себя в руках.
  
   - Не "постараетесь", а будете держать! Ох-х...
  
   Джоанна устало опустилась в кресло с высокой резной спинкой, провела руками по лицу и заговорила тише, с лёгкой хрипотцой:
  
   - Касательно званий руководителей спецотрядов... Этот вопрос мы уже обсуждали с Архимагом. Ситуация, скажем так, неравная. Лидеры постоянных групп несут большую ответственность, чем одиночки. На их плечах - контроль не только своих, но и чужих действий. Поэтому было решено, что командиры получат повышение, если их подчинённые также доберутся до следующего ранга. Тогда спецотряду дадут новый номер, иные наименование и статус, а также - два дополнительных места. Конкретные детали пока не продуманы. Мы представим вам этот проект, когда проработаем до конца все моменты и изменения в уставах. Холкеида, переходите к следующему вопросу...
  
  
***
  
   - Какого Всенощного ты устроил, Аурициэль?
  
   Оскар ур Фаэнтио злился, и злился справедливо, но, хвала небесам, запоздало. За минувшие полчаса его гнев изрядно поутих, увы, не погаснув окончательно. Невзирая на извечную спешку, рыжеволосый служитель терпеливо дождался окончания собрания, чтобы подловить не в меру языкастого подчинённого у дверей зала и устроить ему повторную выволочку - не такую рьяную и громогласную, как глава Совета кардиналов, но всё же малоприятную.
  
   - Я успел получить свою порцию люлей от кардинала нир Паттер, - напомнил Алтеро распалившемуся начальству, лелея надежду поскорее ускользнуть в штаб, к отчётам и чашке горячего кофе. - По-вашему, мне не хватило?
  
   - Она отчитала тебя за перепалку, но только за неё! Ты думал, я не замечу выражения твоего лица? Да ты был готов убить старину Щёголя и его товарища!
  
   - До этого бы не дошло, и вам это прекрасно известно, - устало ответил Аль. - Чего вы от меня хотите? Обещания больше не лезть на рожон? Не дождётесь. Я встану на вашу защиту, если потребуется. Сделаю то же, что и вы не раз делали для меня.
  
   - О, Всесоздатель, - вздохнул Верховный комиссар, потирая растрепавшийся бакенбард, чем-то напоминавший растереблённую проволочную губку. - Послушай, я вступился за тебя, как за подчинённого, которого попытались незаслуженно обделить, лишить того, чего он достоин. Тебя не упомянули в бумаге, в которой не могли не упомянуть. Запамятовали про твои заслуги. Моя обязанность как человека, у которого под крылом находятся спецотряды Следственного - вежливо указать на ошибку вышестоящих.
  
   - Вежливо, говорите?
  
   - Да, да, признаю, я был несколько раздражён. Но мне, помимо этого, требовалось обозначить свою позицию, чтобы впредь таких оговорок не повторилось. К счастью, глава Совета кардиналов на нашей с тобой стороне.
  
   - И что? Откуда вывод, что я не могу рявкнуть на человека, который пытается оскорбить вас?
  
   - Аурициэль, я не нуждаюсь в защите, - настойчиво произнёс Оскар ур Фаэнтио. - Я бы осадил Сеццель-Кантеора, в отличие от молчуньи Санаайт Нозизв-уун. Я ведь имею право поставить на место зарвавшегося служителя, который ниже меня рангом. Передать едва порученную ему важную миссию кому-то другому, более заслуживающему доверия - это тоже сносный вариант, хоть и жестокий... Даже если бы я поспорил с кем-нибудь из генералов, мы бы разобрались без постороннего вмешательства.
  
   Дану хотел добавить что-то ещё, но мужчина взмахом руки остановил его:
  
   - За годы в Центральном штабе ты встретил не только врагов, но и немало союзников. Ты больше не один. Не спеши за следующим званием...
  
   - Я и не спешу!
  
   - ... и не нарывайся, иначе это может негативно отразиться на твоих подчинённых.
  
   - То есть? - нахмурился комиссар.
  
   - Представь себе такую ситуацию, - Оскар посторонился, уступив дорогу выходившей из зала сухонькой старушке в комбинезоне Научного подразделения, - такую нехорошую ситуацию. Спецотряды ликвидируют, сочтя эту структурную единицу неудачной, ненужной. Или... нет, не так. Распустят спецотряды сегодняшних крикунов. Сеццель-Кантеор останется без своей ненаглядной пятёрки девочек-любимиц...
  
   - Да и насра...
  
   - Кхм!
  
   - ...довать должно такое развитие событий, - поспешно сымпровизировал мейстер.
  
   - Ага, - вздохнул ур Фаэнтио с видом человека, поневоле записанного в ряды великомучеников, - конечно. Подчинённых, как я сказал до этого, лишишься и ты. Твои ребята окажутся в рутине ежедневных выездов, среди сотен людей, по большей части не знакомых им. Те же, кто знал их раньше, непременно припомнят, что их прошлые товарищи, верные напарники, предпочли постоянный коллектив незамысловатой, но тяжкой регулярке. О репутации бывших "спецов" станут судить по репутации отряда и - обязательно! - репутации его главы. Понимаешь? Если командиры, сторонние командиры, решат, что сокомандникам вспыльчивого острослова-дану грош цена, ведь от их лидера нельзя ждать ничего хорошего - что тогда будет с ними, с твоими дорогими подчинёнными? А? Понимаешь теперь? Их разбросают по локальным штабам. Возможно, даже отошлют из столицы, в отделения потише. Кое-кого понизят в звании, припомнят старые грешки. Особенно строго отнесутся к твоему заместителю, который не раз нарушал устав, причём весьма грубо и довольно громко. Новичка же...
  
   - Я понял, - перебил Верховного комиссара побледневший Аль. - Я их не скомпрометирую. Никоим образом.
  
   - Не волнуйся, вряд ли события получат такое развитие, - Оскар поспешил успокоить встревожившегося юношу. - У вас слишком высокие показатели. Вы сейчас, строго говоря, на третьем месте среди спецотрядов по количеству успешно выполненных миссий. После прихода того паренька, выпускника Университета Магии, вплотную приблизились ко второму, того и гляди, обгоните. Что-то ещё я собирался сказать... Ах да.
  
   - М?
  
   - Я заметил у тебя эту черту довольно давно и, как твой бывший наставник, хочу тебя предупредить, - рыжеволосый служитель нахмурился. - Твоё отношение ко мне, к твоим собственным подчинённым... Аурициэль, вероятно, ты сам этого не осознаёшь, но в глубине души ты считаешь нас не коллегами и не боевыми товарищами, но своими друзьями или вовсе семьёй. Это недопустимо. Такое видение - ошибка. Сейчас она не мешает тебе на миссиях, но в дальнейшем станет препятствием. Обязательно держи дистанцию.
  
   - Я...
  
   - Да, человеку тяжело без близких, - ур Фаэнтио с трудом застегнул парадный мундир, тесноватый из-за разложенных по карманам записок, бланков и канцелярки - теперь язык не поворачивался назвать их потайными. - Но не делай таковыми своих соотрядников. Ты - их командир. Они обязаны, случись что, защищать тебя, своего лидера. Это - их долг. Если на кону - выполнение важного задания, ставящего под угрозу жизни многих гражданских, будь готов без сомнений, без излишней жалости пожертвовать кем угодно, включая своих подчинённых. Не собой, не только собой. Собой ты не дорожишь. Это, кстати, тоже не очень хорошо. Клинок, лишённый жажды жизни, не способен на по-настоящему сильный удар. Не будь таким равнодушным к этому миру, ты - его часть, а не сторонний наблюдатель. Твоя гибель не пройдёт бесследно. Мейстеров, состоящих в Следственном, можно пересчитать по пальцам одной руки. Если их не станет, шансы справиться с противниками, обладающими забытыми знаниями, существенно снизятся. Если таковые противники появятся, конечно, но судьба - штука непредсказуемая... Помни - тебе нельзя умирать. И не забывай, что иногда приходится переступать через других. Это жестоко, но такова служба. Такова наша участь, участь служителей.
  
   Алтеро выслушал начальника спокойно, сохраняя отстранённо-равнодушное выражение лица. Он догадывался, что возражения приведут к новому витку спора, горячего и совершенно не своевременного. Более того - вряд ли ему удастся донести свои соображения до ур Фаэнтио, сформулировать мысли так, чтобы тот к ним прислушался. Многоопытный следователь, полагающий основы людских душ прозрачными как вода, непременно поймёт что-нибудь не так, сделает неправильный вывод, который, в свою очередь, породит неправильное действие. Значит, надо притвориться, будто бы всё понял и учёл, а своё мнение оставить при себе. Молчание - знак согласия и всё такое. Славный метод, верный, ни разу не подводил.
  
   Дождавшись окончания речи, дану выдержал небольшую паузу и поклонился Верховному комиссару:
  
   - Благодарю за совет и наставления.
  
   - Не кланяйся так низко, - проворчал Оскар, - волосами пол подметаешь... Ладно, меня ждут дела. А тебе, похоже, предстоит интересная беседа. Удачи!
  
   - Прошу прощения? - удивился Аль, с недоумением глядя вослед рыжему мужчине.
  
   Зазевавшись, юноша не заметил движения сзади и дёрнулся от неожиданности, когда на его плечо с размаху опустилась широкая, мощная ладонь.
  
   - А?! А, это вы...
  
   Иджа Санаайт Нозизв-уун, с удивительной для её комплекции грациозностью вписавшаяся в узкую щель между распахнутой дверью и кадкой с каким-то пальмоподобным растением, застенчиво переминалась с ноги на ногу - грузно, неуклюже, сильно сгибая при этом колени, будто выполняла упражнение "бег на месте". Топот подошв по полу, тем не менее, был настолько тих и ненавязчив, что дану только теперь обратил на него внимание. Женщина робко взглянула на комиссара:
  
   - Я пугать вы? Прощение просьба.
  
   - Нет-нет, я просто немного отвлёкся, - поспешил объяснить мейстер. - Это вы извините меня.
  
   - Хотеть разговор, сие время. Суметь?
  
   - Эм... да, разумеется, - Алтеро не без труда скрыл растерянность и чисто на автомате, не задумываясь, протянул женщине руку. - Пройдётесь со мной?
  
   Кочевница замерла. Неуверенно посмотрела на предплечье юноши, толщиной заметно уступавшее её запястью. Осторожно, точно боясь сломать, коснулась чёрного рукава крепкой ладонью. Задумалась на мгновение и решительно ухватилась за локоть юноши, точно вцепилась в тоненькую веточку дерева, ненадёжную, но единственную, а оттого вполне сносную опору:
  
   - Принять приглашение.
  
   "Не свалял ли я дурака?" - запоздало подумал Аль, почувствовав, как на его руке сомкнулась железная хватка мозолистых пальцев с коротко обрезанными ногтями. Плечо едва слышно хрустнуло.
  
  
***
  
   Когда-то Зал Большого круга занимал всё основание Западной башни, но несколько сотен лет назад его переделали - уменьшили, возведя дополнительную внутреннюю стену, и превратили внешнюю часть в галерею, увеличив оконные пролёты. Лианы, которыми по распоряжению предыдущего Архимага засадили подоконники, давно оплели выделенные им металлические сетки и переключились на позолоченную решётку потолка. Растения росли и цвели круглый год, радуясь теплу, которое поддерживали специальные магические установки этажом ниже. Сад казался маленьким островком лета, надёжно укрытым от подступающей зимы, которая прямо сейчас неспешно разворачивала за окном тяжёлое облачное полотно, предвещавшее если не снег, то как минимум дождь с градом. За окнами, у ограды, оголённые ветви деревьев беззащитно темнели на фоне белых стен и покрытых инеем сухих травяных стеблей. Здесь же, в Башне, листва радостно зеленела, начисто забыв о холодном времени года и удалённости от южных земель.
  
   Служители разбежались по делам сразу по окончании собрания, и Алтеро был очень этому рад. Он понимал, что прогулка великанши-кочевницы под ручку с невысоким комиссаром - зрелище исключительно забавное. Нет, ему-то без разницы... ладно, почти без разницы, а вот Иджа...
  
   Воительница и без того смущалась. Она хотела легонько придерживаться за локоть юноши, но вскоре убедилась, что облокачиваться на руку кавалера одним только указательным пальцем не слишком удобно и правильно. Пришлось рискнуть и опереться всей рукой - совсем слабо, конечно. Тощее предплечье мейстера полностью скрылось под широкой, как лопата, ладонью волшебницы, но тот даже бровью не повёл, и полковник сделала вывод, что всё в порядке.
  
   - Так о чём вы хотели поговорить? - Аль не стал оборачиваться, уверенный, что его и так слышат. Его плечо находилось почти вровень с оружейным поясом женщины, но он подчёркнуто не обращал внимания на такое несоответствие в росте.
  
   - Я хотеть сказать благодарность. Я не успеть сказать это Зал собрание Круг. Вы от кардинал нагоняй из-за мой ответ отсутствовать.
  
   "Какая забавная манера речи! - дану едва не захихикал. - Отрывистая, запинающаяся, совершенно неправильная. Но, как ни странно, понятная. Даже немного милая."
  
   - Я мочь заступаться за я, но стеснение, растеряться. Нападки часто, постоянно, всегда, все. Не очень раздражать и не злиться, есть иногда обида. Много обида, плохо обида, кто-то понять не уметь.
  
   - Цейхе и Кантеор недолюбливали меня с самого начала. - Алтеро всё-таки повернулся к собеседнице. - Я стараюсь не вступать с ними в беседу лишний раз, но сегодня сорвался. Вам не нужно благодарить меня, полковник. Выглядело, будто бы я защищаю вас, но с моей стороны это больше походило на дурацкую перепалку ради удовлетворения собственного эго. Уверен, не окажись мы поблизости друг от друга, Щёголь Тьери не полез бы на вас. Из-за наших раздоров вы оказались между молотом и наковальней. Прошу простить меня за это.
  
   - Наковальня... - задумчиво повторила Иджа. - Наковальня? Нет. Нет похожесть. Но люди странность.
  
   - То есть?
  
   - Они нужда радоваться сила союзник, но они в зависть. Оттого злоба, оттого непонимание. Соперники. Подлости. Зря. Плохо.
  
   - Если вы обо мне, то тут дело не только в зависти. Здесь замешан и страх.
  
   - Страх что?
  
   - Страх перед неизвестными способностями. Считается, что мейстеры, или, как их зовут в ваших краях, кудесы - заклятые враги Альянса. Они прячутся в тенях, вынашивают планы отмщения... что-то вроде этого. На самом деле охота за "мастерами" давно не ведётся. Сами мастера много лет назад удалились в неосвоенные земли и перестали следить за происходящим в мире. Их больше не волнуют судьбы соотечественников. Они скорее хранят знания, а не учатся применять их на практике. И всё же вражда никуда не делась. Она просто притихла. Осадок остался. Меня пустили в Альянс крайне неохотно, и по сей день находятся люди, считающие, что таким, как я, здесь не место.
  
   - Но вы находить союзник. Более много, чем вид сторона.
  
   - Возможно, - Алтеро слегка улыбнулся, - но и неприятелей хватает.
  
   - Я иной ситуация... - Иджа грустно опустила голову. - Я и свой отряд. Знать, вы глава отряд тоже. Но вы свой в там. Я - не свой. Нет пониманий. Нет диалог. Не знать причина, не понимать, как контакт установка. Мы работать, мы хорошо работать, очень, замечательно, награда, поощрять от верховный. Мы сотрудничать, команда, защищать, прочий. Но сплочённость беда. Общений нет. Я привезти к они вкусный чай, растёт мои края. Чай у Сурья берег. Редкий вещь, вкусный вещь, славный вещь, необычный, этли... элитный? Элитный, да. Он заварка правильность труден. Я хотеть заварить чай к они. Сидеть в вечер, когда не работа, разговор, угощать. Они отказаться. Уйти.
  
   - Ваш отряд окончательно сформировали незадолго до прошлой вехи, я прав?
  
   - Да, - великанша остановилась и наконец-то отпустила локоть комиссара. Аль ужасно хотел растереть онемевшую руку и убедиться, что кости целы, но не стал - вне всякого сомнения, собеседницу бы это задело.
  
   - Прошло слишком мало времени. Слишком мало, понимаете? У нас тоже не всё сразу наладилось. С Айзифой я неплохо работал раньше, поэтому позвал её в первую очередь. Анри был готов на что угодно, лишь бы его не утянули в Научное подразделение, но при этом надеялся продолжить свои разработки. Драгославу грозило разжалование в ефрейторы после одного проступка... не слишком серьёзного, скорее глупого, но вовлекшего одного из кардиналов, так что у бедняги не было выбора - либо спешно перевестись в окраинное отделение и вести себя тише воды, либо стать моим заместителем. Руфь я пригласил, поскольку плохо разбираюсь в вашей традиционной магии. Понятия не имею, почему она согласилась. Не спрашивал. Вероятно, она почувствовала, что у нас есть нечто общее. Или, что звучит куда правдоподобней, решила присматривать за мной, как за потенциальной угрозой Альянсу, - юноша грустно улыбнулся. - До этого все мы мельком сталкивались на разных миссиях, но знали самый минимум - умения, способности, тактику боя... Первые декады ушли у всех нас на то, чтобы усвоить привычки и принципы друг друга, научиться как-то строить совместную работу. Постепенно притёрлись - и вот тогда пошло нормальное общение. Всегда нужно время на то, чтобы привыкнуть к новой обстановке. У вас всё будет хорошо, но не сейчас, а чуть-чуть позже. Главное - не опускайте рук. Вы - их командир. Вы сами выбирали служителей, с которыми хотели бы работать, но причины и критерии вашего выбора очевидны для вас, а не для них. Что до ваших подчинённых, то у них были два варианта - последовать за вами или остаться в регулярке. Они решили перейти в спецотряд, под ваше крыло. Это - самый важный момент. Хорошенько обдумайте его. Будьте терпеливы и не спешите. Могу посоветовать вам только это.
  
   - Я не думать проблема такой ключ, - Иджа поскоблила ногтем шею, изукрашенную чёрными линиями татуировок. Широко открытые глаза, обрамлённые блёкло-золотистыми ресницами, с интересом всматривались в спокойное лицо комиссара. - Я это учесть. Я благодарность испытание к вы.
  
   - Не стоит. Я понимаю, в какой ситуации вы оказались. Сам ведь через это прошёл.
  
   - А, хотеть спросить. Вы отряд брать новый человек?
  
   - Да, мой старый товарищ. Знали друг друга задолго до этого.
  
   "Ладно, думаю, ей-то можно об этом сказать."
  
   - Он быстрый подключиться в дело, общий язык, я понять так.
  
   - Я не раз рассказывал о нём остальным, так что ребята были заинтригованы. Кажется, ждали новичка ещё с большим нетерпением, чем я, - засмеялся Аль.
  
   - Вот как, - озадаченно нахмурилась кочевница. Помолчав, повторила, но уже тише и сосредоточенней: - Вот как. Казаться, я понимать. Я иметь ошибка. Хотеть узнать вы, какой ошибка?
  
   - Если вы сочтёте нужным поделиться со мной.
  
   - Я умалчивать про я! Я не рассказывать к они, но я хотеть узнать про они много, слишком! Я понимать в этот время! - Иджа радостно засмеялась и захлопала в ладоши.
  
   "Будто бы маленький ребёнок. Надо же. Без тени смущения делится настолько личными переживаниями с малознакомым человеком", - подумал парень. И неожиданно осознал, что завидует такой открытости волшебницы. Она, в отличие от него, не пыталась сдерживать эмоции и не стеснялась выражать даже самые яркие свои чувства. Более того - полковник не выказывала гнева не потому, что держала его в узде, а из-за того, что в самом деле не держала зла на окружающих.
  
   - Я это пытаться менять впредь! Спасибо для вы! Много спасибо!
  
   "А улыбка у неё симпатичная. Ни капельки не пугает, наоборот - такая искренняя, столько тепла в ней. Жаль, что приходится так высоко задирать голову, чтобы видеть выражение ваших глаз, леди Иджа."
  
   - И я придумать! - воительница звонко щёлкнула пальцами. - Я приглашение давать!
  
   - Приглашение? - машинально переспросил отвлекшийся мейстер и встрепенулся, точно очнувшись ото сна. Только сейчас он осознал, что во время беседы с полковником рассматривал её лицо, а не пялился куда-то в сторону, как во время разговоров с другими служителями.
  
   - Это я благодарить так. Благодарить вы. Чаепитие, печенье, мой угощений, из мой родина! Есть время свобода, или дела?
  
   "Отчёты, - беспомощно подумал юноша. - С другой стороны, до этого меня никто ни разу не зазывал на чай просто так. Да ещё и в такой смешной манере. Нет, нет, это не причина... Но я должен пойти. Иначе полковник обидится. Вот, точно! Нельзя расстраивать её, особенно сейчас, после всей этой неприятной кутерьмы на совещании! У меня нет выбора, придётся принять её приглашение!" Последняя мысль отчего-то вызывала не просто радость, а самое настоящее ликование, сдержать которое было невероятно трудно.
  
   - Чай, печенье! Что сказать вы?
  
   - Я предпочитаю кофе, - признался Алтеро.
  
   - Вы это чай мало знать! - подмигнула Иджа. - Идти! Я показать правильно чай! Истинно Сурья-уун-теэ-джи! Мало кто уметь делать он в правильный путь!
  
   "Сурья-уун-теэ-джи, значит?.. Звучит любопытно. Ладно, бумажки подождут. Ребята справятся и без меня. Они ведь знают, что я на совещании и сильно занят всей этой волокитой с документами. Так что отряд и не должен рассчитывать на моё присутствие до завтрашнего утра. Драгослав подменит, если понадобится, он как-никак мой заместитель. Изредка можно откладывать дела, даже самые срочные. Например, сегодня", - смалодушничал Аль, не без труда, едва ли не вприпрыжку поспевая за размашистой походкой полковника Санаайт Нозизв-уун.
  
  

Глава 2

  
   - Четыре-один в пользу Драгослава! - выкрикнула Айзи. Она, беспечно болтая ногами, восседала на шаткой пирамиде из лавок и табуретов, которые на днях собирались отправить в утиль. Не прекращавшийся шелест пышной многослойной юбки чем-то напоминал шуршание тонкой, промасленной обёрточной бумаги.
  
   Старый тренировочный зал наконец-то дождался подновления, включавшего также и замену видавших виды деревянных элементов обстановки на более практичные и реже ломающиеся металлические. Списанную мебель, изрядно потрёпанную и растерявшую все следы былого лоска, оттащили к дверям, но дальше дело пока не шло - ветхие, рассохшиеся настенные панели из сосны продолжали висеть по периметру помещения, вынуждая служителей держаться ближе к середине зала и более-менее безопасному входу.
  
   - Совсем неплохо, парень! - бородач похлопал по коленям, стряхивая прилипшие к штанинам опилки. - Для выпускника Университета - вообще отлично! Так держать!
  
   - Всё равно не то, - Кристоф, расстроенный, не мог согласиться с коллегой. - Если бы я не успевал отбивать какие-то удары - это ещё ничего. Но некоторые я не успеваю даже заметить!
  
   - Ну-у, это со временем придёт, - махнул рукой Слава и тотчас подмигнул, спеша ободрить приунывшего младшего товарища. Он широко улыбался, изо всех сил демонстрируя, что поединком доволен, но в сочетании с густой бородой его лицо при этом приобрело отнюдь не дружелюбное выражение; улыбка слишком походила на угрожающий оскал, не предвещавший ничего хорошего. Юноша, неплохо знавший соотрядника, не верил этому впечатлению, а прислушивался к словам. - Да всё будет, не переживай ты так. Я ведь фехтовать начал, когда тебя ещё и в мамкиных планах не было, сечёшь? Стало быть, и опыта у меня сильно больше. Не сравнивай, понятно тебе?
  
   - Угу...
  
   Четвёртый спецотряд, на скорую руку разобравшись с парой небольших миссий, в практически полном составе переместился на подземный тренировочный полигон, зарезервировав зал, который никто не хотел занимать из-за ожидавшегося ремонта. В штабе осталась только Руфь, которая предпочла тихую компанию отчётов. Начальство же, отправившись на собрание Большого круга, бесследно сгинуло, хотя обещало немедленно вернуться, едва удастся освободиться.
  
   - И мейстер куда-то запропастился, - вздохнула Айзи, словно прочитав мысли ефрейтора. - Я с ним связалась полчаса назад, когда совещание закончилось, предложила присоединиться к нам. Он брякнул "мне не до этого", как будто ужасно торопился, и с тех пор использует какую-то ментальную защиту, которая блокирует его медальон. Разве так можно? А вдруг что-то срочное?
  
   - Чего срочного-то? Нету ничего срочного. А как случится - дозовёмся... Да хватит, девочка! - повысил голос Драгослав, увидев, что ундина обиженно отвернулась от него. - Он в Башне, это мы точно знаем. И он, как и мы, имеет право отлучиться в библиотеку, на перекус забежать или потрепаться с кем-нибудь. Личное пространство, понимаешь? Личное пространство!
  
   - Я знаю, - буркнула ундина. - Но...
  
   - Кристоф, у тебя слишком сильный замах. Корпус искривляется, из-за этого теряется баланс, - вдруг произнёс Анри, до этой поры тихонько сидевший у стены, в тени мебельной баррикады.
  
   Крис, пробовавший в этот момент проделать один из приёмов замначальника, вздрогнул от неожиданности и чуть не выронил меч, который прокручивал в руке после очередного выпада.
  
   - Что?
  
   - Слишком сильный замах, - терпеливо повторил Анри, отстёгивая лямки рабочего комбинезона. Отрегулировав пояс, он вытряхнул прямо на пол содержимое многочисленных боковых карманов и кармашков. Инструменты рассыпались по тонкому ковру опилок, здоровенная гайка не в меру проворно покатилась куда-то под лавки. Драгослав попытался остановить её мысом ботинка, но не успел.
  
   - Ой, Ан-Ан! Давненько мы тебя не видели в деле! - оживилась Айзифа. - Покажи класс! Я хочу увидеть твою боевую алхимию! Ты же используешь её, да? Покажи, покажи!
  
   - И в мыслях не было, - обронил техномаг, неспешно подворачивая длинные рукава рабочей рубахи и утягивая манжеты пропущенными по краю шнурками. - Просто поделюсь опытом.
  
   - Парень, слушай внимательно! - крикнул Слава, успевший опуститься на четвереньки: он приступил к поискам гайки. - Это сейчас Анри днюет и ночует в мастерской, тренировки зевает. А раньше он и меня, и босса бы одолел в бою на клинковом, так-то!
  
   - Не преувеличивай, - механик смущённо взъерошил волосы.
  
   - Что значит "слишком сильный замах"? - повторил Кристоф свой вопрос. - Я отклоняюсь назад именно для того, чтобы замах вышел сильней. Если его урезать, то удар ослабнет. Разве нет?
  
   - Для начала, - цепкие пальцы в толстых кожаных перчатках стиснули плечо Криса, вынудив его отвести руку в сторону, - перейди в другую плоскость. Локоть немного распрями. Во время удара не наклоняйся вперёд, а делай шаг. Шагай! Когда клинок пройдёт половину пути, быстро выдвини вперёд правую ногу и слегка развернись. Не раньше, иначе можешь её зацепить. Не позже, тогда противник отобьёт твой клинок и наверняка попадёт им в твоё же колено. Ровно на середине. Попробуй.
  
   Ефрейтор послушно развернулся, перенося вес на левую ногу, и сделал резкий выпад.
  
   - Неплохо, - Анри едва заметно улыбнулся. - А вот те смены ведущих ног, что так обожает Драгослав, я бы не советовал. У тебя другое телосложение, да и оружие не такое громоздкое. Шеф предпочитает вихлять вокруг противника, нанося стремительные и точные удары, но ты для этого тяжеловат. С другой стороны, у тебя хватает сил на то, чтобы отбивать атаки, и ловкости, чтобы увернуться, если иначе никак. Скорость твоей реакции и такого вот переключения между контратакой и уходом - заметно выше среднего. В бою ты успеваешь не только махать клинком, но и просчитывать варианты наперёд. Поэтому сосредоточься на сериях коротких ударов и быстрых сменах тактики. Финты тоже не помешали бы. Ты вряд ли выпадешь из собственного ритма, а вот оппоненту это если не нанесёт ущерб, то хотя бы собьёт с толку.
  
   - Но я мало знаком с такими приёмами...
  
   - Потому что в Университете их не отрабатывают, - понимающе кивнул техномаг. - Оно и видно. У тебя хорошая школа, но слишком уж прямолинейные удары. Но теперь за твоё обучение могу взяться я. Заодно и сам разомнусь. Ребята, наверное, правы. Я совсем засиделся в мастерской. Не мешало бы иногда делать передышки.
  
   - Вау! - не удержалась восхищённая Айзифа.
  
   - Давай начнём с простого, - рыжий не глядя поймал брошенный Драгославом меч и ловко прокрутил его в руке. - М-да, для меня длинноват, но ладно уж... На случай, если тебя попытается зажать в угол более крупный и медлительный противник, есть одна интересная уловка. От тебя потребуется подгадать нужный момент и успеть с движением. Враг, пытаясь отразить эту атаку, точно потеряет равновесие, а то и поранит сам себя. Тогда ты добьёшь его без особого риска. Итак...
  
  
***
  
   Кошка была крупной, но при этом довольно худой, несуразно длиннолапой, с густой шерстью бело-рыже-чёрной пятнистой расцветки, изогнутым наподобие крючка кончиком хвоста и ярко-зелёными, словно весенняя листва, глазами. Посередине носа смешно темнело пятнышко, придавая мордочке задорное и слегка удивлённое выражение.
  
   - Когда-то прищемлять кошка хвост дверь, - объяснила колдовавшая над жаровней Иджа. - Но зверь общаться, нежно и добр.
  
   "Даже слишком "общаться"."
  
   - Любить ласка, не любить назойливость, равнодушье.
  
   "Что-то не вижу я её антипатии к "равнодушью"!"
  
   - Следить ты за она, хорошо это. Я не отвлекать я на она.
  
   "Спасите!"
  
   Громко, с надрывом, урча, кошка увлечённо тёрлась твёрдой, тёплой головой о комиссарское плечо. Аль, памятуя о своей давнишней аллергии на кошачью шерсть, до семи-восьми лет проявлявшейся в жутких приступах удушья, старательно притворялся неподвижным памятником. Увы, тщетно: зверюга не собиралась слезать с коленей гостя.
  
   "Так-так, ты, значит, назойливых не любишь? Получай!"
  
   Пушистая особа, ощутив несколько грубое прикосновение к спине, попытки сбежать не предприняла - напротив, выгнулась дугой от удовольствия. Перевернулась на спину, ловя лапами узкую руку, нещадно расчёсывавшую ей живот ногтями, и замурлыкала ещё сильней. Когти не выпустила, а жаль - появилась бы достойная причина немедленно унести привязчивое чудо подальше от пострадавшего.
  
   "Проклятье", - обречённо подумал Аль, поняв, что зеленоглазое создание приняло окончательное и бесповоротное решение не покидать новую лежанку.
  
   - Ты она нравиться, - обеспокоенно заметила Иджа. - Хорошо, но плохо.
  
   - Это как?
  
   - Хорошо, Чиир любовь добрый человек. Плохо, Чиир не хотеть уходить печальный или раненый человек. Она лечить.
  
   - Не думаю, что подхожу под эти определения, - пробормотал дану.
  
   Кошка приоткрыла один глаз и недовольно мявкнула. Комиссар, капитулировав, почесал обнаглевшую, но всё же очаровательную даму за ухом. Может, аллергия давно прошла и волноваться не стоит? Скорее всего, так и есть. Он привык принимать лекарство перед выходом на улицу, поэтому до сих пор был не в курсе...
  
   Кочевница медленно отсчитывала чайные листья из небольшого кожаного кулька, то ли не желая возобновлять беседу, то ли пытаясь подыскать иную тему для разговора.
  
   Мейстер обвёл взглядом уютную залу с расписными чёрно-оранжевыми стенами. Габаритами и планировкой помещение совпадало с гостиной штаба его отряда, но на этом сходство заканчивалось. Обстановка здесь была совершенно иной; комната напоминала приёмную в богатом южном доме. По центру - несколько плетёных кресел яйцевидной формы, окруживших круглый стол-тумбу тёмного дерева, под которым примостился плоский морозильный короб. В дальнем углу - стеллаж с глиняными статуэтками-человечками, явно новыми, нераскрашенными и аляповатыми, точно слепленными неумелыми детскими руками; на верхней полке - стёганая, украшенная бахромой подстилка для кошки, на нижней - металлический лоток с мелкими бумажными обрезками. Под потолком натянута сеть из широких, прочных лент с прожилками-досочками - скорее всего, тоже для питомицы. Пол устилало множество соломенных циновок разной степени новизны, потрёпанности и погрызенности.
  
   Узорчатая рыже-коричневая дверь слегка приоткрылась. Алтеро, сообразив, что за ней находятся спальни служителей, взглянул на отражение дверного проёма в отполированном до зеркального блеска боку металлического чайника. За происходящим в гостиной наблюдали три... нет, четыре любопытные физиономии: девушки-двойняшки, длинноволосая женщина средних лет и курчавый юноша, ровесник Кристофа или немного старше.
  
   - Хотеть спросить, - Иджа, долив в чайник воды, присела на край кресла напротив гостя.
  
   - Спрашивайте, - отозвался парень. "Я отвечу на любые вопросы, только уберите кошку", - добавил он. Не вслух, конечно.
  
   - Я чувство в это меч необычный сила.
  
   Алтеро дотронулся до клинка, прислонённого к подлокотнику.
  
   - Я получил его от предыдущего мастера, моего учителя.
  
   - Древность есть?
  
   - Вероятно, старше королевского рода Гираардов.
  
   - Интересность, - женщина с уважением покосилась на бугристые, испещрённые мелкими трещинами ножны. - Желать опробовать бы. В дело, баланс, сила.
  
   - Не стоит, - предупредил Аль. - Клинок - не просто артефакт, он - сам по себе заклинание, связанное со мной кровью. Я не могу гарантировать, что с вами ничего не случится, если вы возьмёте его в руки.
  
   - А смотреть?
  
   Дану аккуратно, стараясь не потревожить развалившуюся на коленях Чиир, дотянулся до крепления-ремешка, подтащил оружие поближе к себе и бережно извлёк меч из ножен.
  
   - Красиво, - выдохнула Иджа, восхищённо рассматривая прямой клинок из чёрной стали, на бритвенно-остром лезвии которого размыто светлели блёклые блики саламандровых светильников. - Опасность выглядеть. И выглядеть недавно выковать. Удивительность. Странность сплав.
  
   - Адамантиум и метеоритное железо - компоненты, в наличии которых я уверен. Остальные, к сожалению, не знаю, - Алтеро, поспешно вернув меч в ножны, отодвинул реликвию подальше от любознательного носа и проворных лапок встрепенувшейся кошки. - Впрочем, состав стали меня не особо интересует... и хватит об этом. Позвольте узнать, зачем вам столько серёжек в ушах? Должно быть, их не слишком приятно носить в таком количестве?
  
   - Пора больно, - согласилась воительница, - но они значение иметь. Один тонкий кольцо есть год до возраст взрослость. Один плоский кольцо есть год наследование. Отец у я - вождь, я - старший. Кольца есть шесть всего. Я уйти к Альянс, и младший брат от я стать следующий наследник. Большой с рубин - знак возраст взрослость, что я мочь создать семья.
  
   - Занятный обычай. Получается, наследовать власть разрешается только...
  
   - Человек племя, который жить внутри племя. Понимать?
  
   - Да.
  
   - Тогда я хотеть спросить. Интерес с собрание время, - в глазах полковника мелькнула опаска, мелькнула и тотчас погасла, уступив место любопытству. Аль притворился, что не придал значения этому мгновению испуга. - На сколько вы человек? Простить, если обиженность.
  
   "Неужели она меня боится? Лучше ответить честно - вдруг потом выяснит правду и так поймает меня на лжи. Беспричинной лжи, кстати. Мы всё-таки не в глухой людской деревушке, где жители пуще огня боятся существ, отличающихся от них."
  
   - Нет-нет, вы меня никоим образом не задели, не переживайте. Во мне четверть крови дану. Мать - человек, отец - полукровка. Теперь вопрос от меня, если вы не против, - юноша осторожно переложил задремавшую Чиир в соседнее кресло и закинул ногу на ногу. - Скажите, это правда, что в вашем племени всех без исключения детей воспитывают как воинов?
  
   - Начинать обучать обращать оружие достижение три год. Для девочка, для мальчик.
  
   - Так рано? - изумился мейстер.
  
   - Не рано, - насупилась Иджа. - Вовремя. Ребёнок не привыкнуть к война легко, если после. Опоздать плохо, потеря воин есть.
  
   - Вот оно как.
  
   - Оно так, - подтвердила кочевница. - Теперь я узнавать у вы. Какой вы край жить перед Альянс работа? Путешествовать много?
  
   Аль вмиг насторожился. Неужели Нозизв-уун поручили выведать, где скрываются адепты его учителя? Собираются их устранить? Или, напротив, использовать в своих целях? Но, взглянув в светлые, искренние, по-детски наивные глаза собеседницы, парень устыдился своих подозрений. В конце концов, он ведь не обязан указывать точное местонахождение обиталища мастеров, не так ли?
  
   - Сначала моя семья жила в Дофоке, но покинула его, когда мне было четыре. Мы перебрались в горы Рёгнис поближе к Юхо, затем переехали в небольшую деревушку возле хребта Нёль. Когда я закончил обучение и получил титул мейстера, то ненадолго поселился в Аяшнане. Оттуда отправился в Шикои, и после - в Пелла Асиму. Потом были Митхейн и Яайда, но ненадолго, что-то вроде командировки...
  
   - Удивительность, удивительность! - воскликнула великанша. Лицо её озарилось восторженной улыбкой. - Север, восток! Горы! Восхищение! Я мало бывать Астерби, только Пелла Асима, родина Тюбуун я и однажды Сурья-уун я. Так, вы сейчас задавать вопрос для я, я отвечать.
  
   "Это похоже на перебрасывание мячика", - заметил Алтеро, торопливо соображая, о чём ещё ему бы хотелось услышать. С одной стороны, спрашивать следует о тех вещах, про которые собеседнице будет интересно говорить. С другой стороны, лезть в личную жизнь недопустимо, и не приведи Всесоздатель случайно затронуть какую-нибудь тайну или плохое воспоминание! Полковник Санаайт куда более хрупкая, чем выглядит. Не надо добавлять трещин в её душу. С них обоих хватит на сегодня.
  
   - Вы размышлять, я готовить чай. Вода почти кипение, - сообщила Иджа, вытаскивая из длинного, плоского ящика стола маленькие глиняные пиалы с белой эмалевой окантовкой.
  
   Четыре пары любопытных глаз по-прежнему исподтишка наблюдали за происходящим. К ним присоединился пятый человек - пожилой мужчина, почти старик, с взлохмаченными волнистыми волосами, слегка свёрнутым набок носом и здоровенным родимым пятном на лбу. Кочевница, неожиданно смутившись, поспешно отвернулась от соотрядников. Её движения не потеряли ловкости, но Алю не нужно было снимать очки, чтобы ощутить покрывшуюся пеленой нервозности ауру женщины.
  
  
***
  
   - Мейстер здесь?
  
   - Как отчёт? Дополнять придётся?
  
   - Принцесса, новых миссий нет?
  
   - Моя распределительно-энергетическая установка не взорвалась?
  
   Руфь захлопала глазами, оглушённая роем вопросов, обрушенных на неё вернувшимися с тренировки товарищами. Оглядела соотрядников, потрёпанных, но успевших привести себя в относительный порядок, и, недолго думая, протянула Драгославу пачку документов:
  
   - С возвращением. Командир задерживается. Отчёт в порядке. Миссий нет. Анри, насчёт установки ничего сказать не могу, кроме одного. Недавно из твоей комнаты донёсся взрыв. Когда я шла в гостиную встречать вас, у двери клубился дымок.
  
   Техномаг, побледнев, метнулся в мастерскую с такой поспешностью, что едва не своротил кресло.
  
   - Опять затишье, а, - проворчал Драгослав, присев на диван.
  
   - Ничего себе "затишье"! Скажешь тоже! - возмутилась Айзи. - Середина декады, а мы разгребли уже сто с лишним заданий! Мейстер говорил, что ему нужно к завтрашнему утру подготовить какие-то бумаги, придётся работать весь вечер. И где его носит?
  
   - Если его где-то носит, значит, так надо, - рассудительно заметил Крис, плюхнувшись на диван напротив замначальника. Он заранее предвкушал, как будет вплоть до отбоя переделывать рапорт о вчерашней поимке хулиганистого энергомага, повредившего поддерживаемую заклинанием скульптурную композицию на Площади Свечей. Но документы, по словам Руфи, оформлены правильно. Значит, впереди - спокойный вечер, что не может не радовать... впрочем, день не закончился, а с Верховных комиссаров станется внезапно подкинуть спецотряду пару мелких дел, которые отодвинут окончание смены.
  
   Шан-Де задумчиво покусывала кончик перьевой ручки, просматривая титульник. Дописав что-то в низу страницы, она отложила лист в сторону и обеспокоенно нахмурилась.
  
   - Что не так? - Кристоф первым заметил встревоженное выражение лица женщины. Смятение тотчас охватило и его - Руфь по пустякам волноваться не станет. Шести с небольшим декад не хватит, чтобы детально ознакомиться абсолютно со всеми подводными камнями службы. Вдруг стряслась или ожидается давно обещанная неприятность, о которой он сам ни сном ни духом?
  
   - Я не уверена... - волшебница покосилась на вход в гостиную. Впервые на памяти юноши её голос звучал нерешительно. - Командир порой не сдержан на язык, а в Совете Большого круга много служителей, которые его недолюбливают. Вдруг что-то произошло?
  
   - Леди Руфь, босс зазря не рискует, - попытался успокоить чародейку Драгослав. Подходить к её креслу он не стал, предпочёл держаться на расстоянии, в надёжнейшем укрытии - за спинкой дивана.
  
   - А если риск был оправдан? - возразила та, сверкнув янтарными глазами. - Или неизбежен?
  
   - Неизбежен? - переспросила Айзифа. - Например?
  
   - Например, - слова Руфь прозвучали неожиданно зловеще, - он вступился за кого-нибудь из нас, услышав оскорбление из... чьих-либо уст. Если кто-то из руководителей других спецотрядов...
  
   - Тьери Сеццель-Кантеор и Петша эрн Цейхе, - проворчал Слава. Диванный подлокотник жалобно затрещал, стиснутый рукой рассерженного замначальника. - Вы ведь на них намекаете, принцесса?
  
   "Вот и та вещь, о которой я не знаю, - мысленно вздохнул Кристоф. - Отношения между командирами групп. Я давно догадывался, что не все служители дружелюбно относятся к своему союзнику-мейстеру, но Алтеро вроде упоминал, что сейчас ему начали доверять. Получается, эта реплика относилась не ко всем магам Башни? Или он попросту решил умолчать о проблемах, чтобы не втягивать меня в чужие распри? Не слишком ли бестактно спросить об этом присутствующих, не откладывая? Нет, бестактностью будет, если я не попытаюсь ничего прояснить. Названные имена мне знакомы. Что-то об этих людях я слышал, что-то читал в газетах, но это всё не то. Сведения из совершенно иной области, взгляд снаружи, а не изнутри. Этого мало."
  
   - Что не так с Сеццель-Кантеором и эрн Цейхе? - как можно более беззаботным тоном осведомился Крис.
  
   - Да всё с ними не так! - рыкнул Драгослав с такой яростью, что ефрейтор непроизвольно поёжился, почувствовав себя проштрафившимся солдатом пред ликом крайне недовольного начальства. Или, того хуже, нашкодившим мальчишкой под тяжёлым взором старшего родственника, сулящим хорошую порку.
  
   - Спокойнее, - голос Шан-Де прозвучал еле различимо, но Слава вмиг притих и наконец-то перестал сжимать ни в чём не повинный подлокотник, ткань на котором успела лопнуть по шву. Взглянув на дело рук своих, мужчина сокрушённо покачал головой и торопливо, неловко принялся запихивать вылезшую набивку обратно.
  
   - Я помню историю с Петшей эрн Цейхе, - посерьёзневшая Айзи присела на краешек стола напротив ефрейтора. - Это случилось, кажется, около четырёх... нет, пяти лет назад. Тогда меня только-только перевели в Центральное отделение. Я мало с кем была знакома, но с мейстером мы успели поработать ранее и... В общем, я постоянно интересовалась слухами о нём из-за того, что о многих вещах... ну... я стеснялась спрашивать его лично, мы ведь не были близкими товарищами... - щёки девушки слегка покраснели. - Поэтому о происшествии узнала очень быстро. Вообще новость разлетелась мгновенно, я бы сказала... Следственное подразделение занималось поимкой одного очень опасного преступника. Убийцы. Руководство решило, что отправить за таким человеком всего одного служителя - слишком большой риск. И на поиски отрядили двоих - мейстера и этого мерзавца, эрн Цейхе, - ундина нервно передёрнула плечами. - Ожидалось, что они объединятся в одну команду - следователь и боевой... Не получилось. Они не нашли общий язык и решили работать по отдельности. В результате вышло следующее, - девушка нахмурилась, - ну... я точно знаю, что злоумышленника первым обнаружил мейстер. Вступил с ним в бой и одолел, сильно потрепав, но не убив. Скрутил, собирался доставить в Башню. И тут появился эрн Цейхе. Наверное, почуял, что идёт сражение, и примчался на запах крови, будто падальщик. Этот... этот гадёныш! Он заявил, что оставлять в живых такого человека и тратить силы на его конвоирование в штаб - это, мол, непозволительная роскошь, бесполезное проявление милосердия, лишняя трата ресурсов и всё такое. После этого Цейхе вызвался немедленно провести казнь задержанного и... Никто не знает, что именно произошло дальше, но в итоге преступника живым сдали тюремщикам. А вот мейстер и этот мерзавец бригадир - оба вернулись с существенными ранениями. Оба утверждали, что пострадали от рук пойманного ими убийцы - тот вроде как оказал отчаянное сопротивление. Задержанный на допросах ничего не говорил по этому поводу, но как-то намекнул начальнику стражи, что один из служителей пытался его прикончить, а второй встал на защиту. И эти маги... думаю, нет смысла гадать. Ведь и так ясно, кто из них кто.
  
   Драгослав, слушавший рассказ Айзифы не менее внимательно, чем Кристоф, утвердительно кивнул:
  
   - Так всё и было. Девочка верно рассказала. А вот Щёголь Тьери...
  
   - Тьери Сеццель-Кантеор, - перебила сослуживца Руфь, заметившая, что распалённый воспоминаниями бородач вновь принялся мять ни в чём не повинный подлокотник дивана, - старый знакомый эрн Цейхе. Командир нарвался на Кантеора сразу после своего перевода в Башню из локального отделения. Тьери вступил с ним в перепалку - наверное, прощупывал почву. И не ожидал, что его оппонент окажется таким же любителем поязвить, как и он сам. Оба разошлись не на шутку. Столько взаимных оскорблений... Естественно, дело дошло до дуэли. Противники заняли один из залов для магических практик. Я была секундантом командира, - по губам женщины скользнула лёгкая улыбка. - Секундантом Щёголя, разумеется, стал эрн Цейхе, Белый Волк. Дуэль началась с обмена необычайно сильными атаками, и я сразу поняла, что конец ей положит лишь гибель одного из соперников. Но сложилось иначе. Система барьеров, окружавших зал, зафиксировала большое количество потенциально опасных атак, направленных на живое существо. Сработала сигнализация. Оскар ур Фаэнтио примчался почти мгновенно и разнял драчунов. Обещал вытурить их в какой-нибудь мелкий городок и понизить в звании, если они не прекратят артачиться. Командир и Сеццель-Кантеор прекратили бой и ни разу не пытались его возобновить, но неприязнь между ними с годами заметно усилилась. Хотя они не могут обменяться ударами, никто не мешает им в стороне от свидетелей обмениваться... любезностями.
  
   - Вот оно как. Спасибо, что рассказали, - слегка растерянный, юноша взлохматил волосы на затылке. Бандана съехала набок, закрыв один глаз. Сходу поправить её не удалось, пришлось снять повязку и аккуратно сложить заново. - Сеццель-Кантеор и эрн Цейхе сейчас возглавляют спецотряды, верно? Вы боитесь, что они повздорили с Алтеро на собрании Большого круга?
  
   Ответить бородач не успел - громко хлопнула дверь. Из коридора донёсся скрежещущий звук, точно по стене резко провели краем деревяшки.
  
   - Ребята, выручайте! Эта штуковина слишком широка для нашего коридора!
  
   Голос Аля прозвучал устало и немного хрипло. Кристоф и Айзи, переглянувшись, поспешили на помощь, но Драгослав, стоявший ближе к входу, опередил их.
  
   - Ну-ка, давайте сюда, - пробормотал он, перехватывая из рук бледного, запыхавшегося начальства большую плоскую коробку.
  
   - Осторожно, не помни?, - запоздало предупредил его дану.
  
   - Стены портить не позволю, - припечатал бородач, бережно передавая картонку Крису. Ноша оказалась несколько легче, чем виделось со стороны. Внутри будто бы перекатывалось что-то плоское и весомое, сползая то к одной, то к другой стенке. Водрузив коробку на стол, для чего пришлось потеснить банку с монетами, ефрейтор обернулся к мейстеру - ему не терпелось узнать, откуда взялся неожиданный груз. Новые материалы для Анри? Артефакты? Оружие? Сувенир? Если последнее, то от кого?
  
   Но все вопросы в следующий же миг вылетели из головы юноши: Алтеро, пошатнувшись, начал заваливаться набок. Драгослав едва успел его подхватить. Кристоф немедля кинулся на помощь, хоть и понимал, что проку от него будет немного -- замначальника мог поднять худощавого дану и без посторонней помощи. Руфь, мигом сориентировавшись, воздушным заклинанием развернула ближайшее кресло - наклонившись, громоздкий предмет мебели выполнил на удивление изящный пируэт, лихо крутнувшись на одной ножке - и передвинула немного в сторону, чтобы соотрядники поскорее усадили белого как мел юношу.
  
   - Мейстер, что случилось? Вас ранили? Отравили? - Айзифа, казалось, побледнела ещё сильнее, чем дану. - Всесоздатель, как же так... Я за целителем!
  
   - Стой, - хрипло произнёс Аль и тут же закашлялся, согнувшись пополам. Кое-как переведя дух, продолжил: - Это всего лишь аллергия, так что... - Реплику прервал новый приступ кашля.
  
   - Подождите, принесу аптечку! - крикнула ундина. Едва не налетев по пути на диван, она опрометью бросилась в перевязочную.
  
   - "Всего лишь"?! Ничего себе "всего лишь"! - Кристоф не хотел и не считал нужным скрывать возмущение. - От такого иной раз и умирают, знаешь ли!
  
   И тотчас замолчал, испугавшись. Собственные слова показались ему фальшивыми, ненастоящими, не имеющими ничего общего с реальностью. Он сознавал, что может погибнуть в бою - от чужого оружия или заклинания, сорвавшись с большой высоты, утонув, очутившись близко к эпицентру взрыва, не сумев выбраться из рушащегося здания. Мысленно ефрейтор считал себя готовым к подобному. В Университете Магии психологическим аспектам подготовки уделялось не меньше внимания, чем физическим и магическим приёмам, да и после Крис не раз и не два обдумывал, какие опасности будут ждать его в будущем, прокручивая в голове каждую из них, следя, чтобы страх не вздумал взять верх над способностью соображать и верно действовать в любой ситуации. Смерть от удушья, вызванного острой аллергией, на фоне полной риска жизни служителей выглядела чем-то едва ли не кощунственным. Но и такой вариант, несмотря на всю свою нелепость, существовал.
  
   - Вот, парень дело говорит! - пробасил Драгослав, заботливо придерживавший босса за плечо. - Вы что это удумали, а? И почему нам ничего не говорили? Ежели у вас такое случается, лекарства надобно носить с собой постоянно!
  
   - Дело не в этом, - еле слышно выдохнул Аль. - Обычно я принимаю меры, но сегодня не ожидал, и...
  
   - Командир, помолчите, - резко оборвала его Руфь, заметив, с каким трудом парню даются слова. - Объясните потом.
  
   Вернулась Айзи с куском марли и микстурой. От волнения её трясло так сильно, что она никак не могла открыть пузырёк - пальцы не слушались. Шан-Де на удивление грубо вырвала лекарства у неё из рук, явно опасаясь, как бы испуганная девушка не натворила беды. Ундина понуро опустилась на пол напротив кресла, наблюдая, как Кристоф торопливо расстёгивает на Алтеро тугие пуговицы мундира и развязывает замысловатый узел шейного платка, пока седовласая волшебница прижимает к носу и рту дану сложенную вчетверо материю с прозрачным раствором, оставляющим на её пальцах едва заметный белый осадок.
  
   Примчавшийся на шум Анри, выслушав беглое объяснение Славы, немедля притащил из мастерской небольшую, в локоть шириной, и крайне хлипкую на вид металлическую квадратную рамку. В середине её подрагивал закреплённый на натянутой крест-накрест леске полупрозрачный кружок то ли из очень тонкой ткани, то ли из ещё более тонкого стекла. От артефакта тянуло свежим, немного прохладным воздухом, словно от распахнутого окна, в которое задувает слабый весенний ветер.
  
   Мейстер неподвижно сидел в кресле, облокотившись на спинку, откинув голову назад и закрыв глаза. Дыхание его, было совсем слабым. "Не потерял ли он сознание? - забеспокоился Крис. - Если так, то стоит сбегать за целителем, а не ждать. Вдруг лекарство не помогло и ему прямо сейчас становится хуже?"
  
   Видимо, Айзифа думала о том же. Достав из кармашка куртки миниатюрные женские часики на тонкой серебряной цепочке, она осторожно нащупала на запястье дану пульс и уткнулась в циферблат. Её губы дрожали, и ефрейтор изумился, как настолько ранимая и пугливая девушка умудряется справляться с работой в Следственном подразделении. С таким характером ей бы держаться подальше от любых бед, жить мирно, в стороне от сражений. "Если призадуматься, это довольно странно, - озадаченно нахмурился Кристоф. - Обычно она не теряется при виде чужой боли или смерти. Её страшит проигрыш в бою, но сейчас ведь не бой, сейчас совсем другое... В чём же дело?"
  
   - Пульс - сто тридцать, - тихо проговорила Айзи. - И руки у него ледяные.
  
   Алтеро открыл глаза и слабым, но решительным движением отвёл в сторону ладонь Руфи:
  
   - Хватит. Со мной уже всё хорошо, так что хватит... хватит тут толпиться и скорбно взирать на меня, будто я на смертном одре. Спасибо, что помогли, извините, что заставил волноваться. И отлепитесь, наконец, - добавил он чуть резче, смерив раздражённым взглядом Айзифу, которая не спешила прерывать промер пульса.
  
   Ундина подчёркнуто недовольно вздохнула и разжала пальцы.
  
   - Не вздумайте вставать, - предупредила Руфь, выглядевшая непривычно расстроенной.
  
   - Не вздумаю, - утешил её комиссар, - иначе не видать мне покоя. Будете крутиться рядом и поджидать, когда опять придётся меня ловить.
  
   Кристоф с трудом сдержал улыбку облегчения. Если Аль шутит, значит, с ним всё в порядке. Или почти в порядке, что тоже неплохо. Испуг более-менее прошёл, но на душе осталось неприятное ощущение - то ли недопонимания, то ли недосказанности. Хотелось разобраться с этим как можно быстрее, но здесь ефрейтора опередил Драгослав:
  
   - Босс, помните тот день, когда мы стали отрядом? Помните, знаю я вас, вы таких вещей не забываете. И я помню тоже. Помню так ясно, будто это случилось на той декаде, а не две с лишним вешки назад. Тогда вы собрали всех нас в гостиной и сказали, мол, есть моменты, которые будущим напарникам лучше не скрывать. Потому что мало ли что, и всё такое. Приёмы боя и магию мы озвучили охотно, конечно, нам же, как-никак, бок о бок сражаться предстоит. Надо заранее всё такое сделать, а не чухнуться, когда поздно будет. Но потом-то! Вы вытрясли, именно что вытрясли из нас уйму личного, что к работе-то отношения прямого не имеет! Что мы не хотим видеть на обеденном столе, что на досуге делаем, что нам приятно и что неприятно, что помогает и что вредит! Мы всё выложили - решили, что секретничать ни к чему, чем быстрее друг друга узнаем, тем нам лучше. Но про себя-то вы почти ничего не сказали, как мне теперь видится! Если у вас случаются такие вот приступы, нам надо знать, из-за чего оно! А то выглядит так, будто вы нам не доверяяяяаааууч! Анри!!!
  
   - Прошу прощения, - виновато потупился рыжий. Наклонившись, он аккуратно поднял с пола выроненную артефакт-рамку, которая хорошенько проехалась острым углом по ноге бородача, оставив полоску содранной кожи в промежутке между сапогом и задравшейся брючиной.
  
   "Такое ощущение, что наш техномаг нарочно разжал пальцы, выронив своё драгоценное приспособление в нужный момент," - подумалось Крису. Айзи, похоже, всецело разделяла его подозрения. Подарив Анри выразительный, полный благодарности взгляд, она подхватила уже не нужные медикаменты и заспешила в перевязочную.
  
   - Пластырь захвати! - крикнул Слава ей вслед.
  
   - Я за ним и пошла! - отозвалась ундина.
  
   Шан-Де, присев на подлокотник дивана, ожесточённо тёрла руки платком. Она не проронила ни слова, но молчание её было ещё более красноречивым, чем возмущение замначальника.
  
   - Ладно, ладно, успокойтесь. Я в самом деле не ожидал, что произойдёт что-то серьёзное, - в голосе Алтеро оставалась лёгкая хрипотца, но теперь он хотя бы дышал нормально. - Как я и сказал до этого, у меня аллергия - на кошек, точнее, на кошачью шерсть. В раннем детстве она проявлялась похожими приступами, но родители не особо волновались по этому поводу. Едва я начинал задыхаться, выносили меня на крыльцо, на свежий воздух, сажали к стене, чтобы я мог на неё опираться, - дану нахмурился, вспоминая, - и, как ни странно, всё. Обычно за час-полтора всё проходило. Дома кошку не держали, из-за чего страдали наши припасы - мышам в погребах было привольно. Но моя сестра, любительница всякой живности, иногда тайком приносила домой бесхозных котят и прятала в нашей комнате, ставила корзинку за сундук или под свою кровать. Само собой, тайное быстро становилось явным... Позднее, когда я жил с моим мастером и другими адептами, я решил, что всё прошло. Мы ведь нередко охотились на барсов и горных тигров, ели их мясо, спали на их шкурах и из этих же шкур шили себе одежду. В горах зимой очень холодно, и для такого случая нет ничего лучше шубы из тигриного меха. Иначе так замёрзнешь, что не увидишь конец светового дня. Что аллергия не исчезла, выяснилось после моего возвращения к городской жизни. Но симптомы, как мне показалось, сильно ослабли. С тех пор, как я в Альянсе, кошек не всегда получалось избегать, ведь многие заказчики держат их дома. Поэтому я перед визитом к кому-либо домой заблаговременно принимал лекарства, чисто для перестраховки. Впрочем, не думаю, что всё так плохо. Чтобы аллергия напомнила о себе, недостаточно провести час-другой в комнате, где до этого какое-то время находилась кошка. Серьёзные проблемы начинаются, когда длинношерстному коту взбредёт в голову потереться о меня или посидеть на коленях. Сегодня я не планировал покидать Башню и проигнорировал препараты, а зря. Как выяснилось, кое-кто в штабе держит домашних животных. Я этого не ожидал.
  
   - И кто же этот "кое-кто"? - осведомилась Айзифа, выходя из перевязочной. В руках она несла широкий пластырь. Драгослав кивнул, одобрив выбор девушки - он предпочитал залеплять порезы одной большой пластиной, а не парой-тройкой мелких. Ундина, опустившись на колени, осмотрела уже не кровоточившую царапину и решила, что тщательно обрабатывать её не нужно - достаточно заклеить.
  
   - Этот "кое-кто" - моя коллега и теперь, думается мне, друг. Кошка по кличке Чиир живёт и наслаждается жизнью в гостиной Иджи Санаайт Нозизв-уун.
  
   Айзи громко ойкнула и выронила пластырь. Пластинка мягко спланировала на пол. Драгослав не успел подхватить её, отвлекшись на неожиданную новость, и кусок желтовато-белой материи прилип к ковру.
  
   Кристоф с ходу вспомнил полковника Нозизв-уун - он несколько раз видел её в Башне. Первая же встреча произвела на юношу неизгладимое впечатление. Даже в толпе сослуживцев из Боевого подразделения женщина выглядела великаншей, затесавшейся в толпу пигмеев. Странное сочетание тёмной кожи, покрытой татуировками, и светло-золотистых волос поневоле притягивало взгляд. Ефрейтор в тот момент беседовал с распорядительницами и пытался не отвлекаться от разговора, но воинственный вид служительницы мгновенно отбил у него желание находиться в холле. А потом он услышал позади мелодичный звон многочисленных серёжек. Обернулся - и оказался лицом к лицу с Иджей, которая как раз наклонилась, чтобы зашнуровать развязавшийся ботинок. Её белёсые глаза, слегка навыкате, с крохотной чёрной точкой зрачка, запомнились ему надолго. Кочевница походила на опасного хищника, который до поры до времени спрятал клыки и когти, но готов молниеносно обнажить их в любой миг.
  
   Соотрядники, очевидно, более-менее разделяли впечатление Криса о полковнике. Во всяком случае, удивились не меньше - за исключением Шан-Де, которая оставалась невозмутимой даже в самой абсурдной ситуации.
  
   - И как же вас угораздило? - участливо поинтересовался Слава. - Она хотела что-то выяснить?
  
   - Она хотела поговорить, - улыбнулся Аль, - поблагодарить и уточнить пару моментов. Хотя благодарить меня, признаться, не за что. Бедняжку втянули в перепалку между мной и Щёголем.
  
   - Опять этот Щёголь, - процедил бородач сквозь зубы.
  
   - О, кстати, - встрепенулся дану, - совсем забыл! Руфь, мне бы пару синяков подлечить. Справишься?
  
   - Справлюсь, - склонила голову чародейка.
  
   Комиссар кое-как, скомкав, стянул мундир и закатал рукав рубашки. Айзифа охнула и всплеснула руками, Кристоф не удержался и присвистнул.
  
   - Ничего себе "пара синяков"! - пробасил Драгослав.
  
   Синяк, пожалуй, всё-таки был один, зато почти на всю руку. Кое-где виднелась ало-фиолетовая сетка проступивших сосудов. Предплечье немного опухло.
  
   - Надо же, - удивился Алтеро. - Вот уж не думал... Точно справишься?
  
   - Справлюсь, - упрямо повторила Шан-Де, активируя заклинание исцеления.
  
   - Это кто тебя так? - полюбопытствовал ефрейтор.
  
   - Иджа во время нашей прогулки опиралась на мою руку и немного переволновалась, - объяснил Аль. И, предвосхищая очередную порцию причитаний от Айзи, добавил, перейдя на более суровый тон: - Я не мог попросить её ослабить хватку. Если бы она поняла, что нечаянно причинила мне вред, её бы это расстроило. Она и так чувствовала себя подавленно из-за случившегося на Совете, и не знала, что делать со своей растерянностью. По этой же причине я до последнего терпел присутствие кошки в гостиной. Ушёл, когда понял, что ещё пара минут - и продолжать ссылаться на головную боль не получится. Узнай Иджа, что присутствие Чиир мне неудобно, всё стало бы куда хуже.
  
   - Иджа расстроилась, говорите? - усомнился Анри. - Не думал, что она такая ранимая.
  
   - Ранимая и обидчивая, представь себе.
  
   - Нет бы просто идти рядом, - недовольно пробормотала Айзифа. - Разве так не было бы удобней?
  
   - Это да, - согласился мейстер, - но это было бы невежливо. Она всё-таки дама. Конечно, из-за её необычной внешности окружающим порой трудновато это понять. Но по мне так это не причина не видеть в ней ту, кем она так старается выглядеть, хоть и на свой специфичный лад. Если бы ей это не требовалось - другое дело... Кстати, сувенир, который я принёс, тоже от Иджи. Нти-нтиш называется. Какая-то сладость из её родных краёв. Предлагаю открыть эту штуку прямо сейчас, пока мы не разбежались по делам.
  
   - Вот здравая мысль! - оживился техномаг. Перспектива отведать загадочное угощение явно его обрадовала.
  
   - Пожалуй, да, - Кристоф не горел желанием пробовать на вкус странную нездешнюю еду, но был не прочь узнать, как она выглядит.
  
   - Делайте, что хотите, - буркнул Драгослав, - но без меня. Я лучше съем что-нибудь, что не преподнесёт мне сюрпризов. Не по душе мне всякие диковины вроде этого вашего нши-ншиша.
  
   - Нти-нтиша, - поправил его комиссар, с трудом сдерживая смех.
  
   - Да хоть бы так... Ну ладно уж, одним глазком взгляну, но не более, так и знайте, - и замначальника плюхнулся на диван, скрестив руки на груди и всем своим видом показывая: происходящее ему ни капельки не интересно и принимать участие он не собирается. Ефрейтор тоже предпочёл бы понаблюдать со стороны, но добраться до незанятого кресла ему было не суждено.
  
   - Крис, откроешь? - Айзи успела достать из ящика столовые приборы и теперь протягивала юноше маленький, но острый нож для резки картона. - Мне нужно вытащить тарелки...
  
   - Ладно, - Кристоф неохотно забрал ножик и наклонился над коробкой.
  
   Упаковка была настолько широкой, что не помещалась на столике - неудивительно, что в узкий коридорчик её втиснули с большим трудом. Она слегка помялась сбоку, на одной из стенок торчала пара завитков содранной бумаги. Какие-либо опознавательные знаки на светло-коричневых боках сувенира отсутствовали напрочь - ни этикеток, ни надписей. Нти-нтиш наверняка приехал к Идже прямо из места его изготовления, миновав склады и магазины. Вероятно, его вовсе не бывает в продаже -- кочевники славятся своим специфичным вкусом, который понятен далеко не каждому потребителю, поэтому спрос на их кухню невелик.
  
   - Кто знает, что таит внутри себя большая коробка, - пробормотал Анри. Рыжеволосый служитель думал в том же направлении, что и Крис.
  
   Ефрейтор осторожно надавил пальцем на стенку картонки. Та немного прогнулась. Нти-нтиш, чем бы он ни был, занимал не всю упаковку, сверху и по бокам оставалось свободное пространство. Придя к такому выводу, Кристоф аккуратно провёл ножом по верхним линиям сгиба. Разрезы получились на удивление аккуратными. Изнутри донёсся неразборчивый, непонятный, но аппетитный аромат. "Похоже, угощение будет довольно вкусным", - подумалось юноше; то, что запах совершенно не подходил под определения "неприятный" и "сомнительный", прибавило ему оптимизма. С трудом сдерживая появившееся нетерпение, служитель потянул вверх крышку коробки, и взглядам соотрядников предстал таинственный нти-нтиш.
  
   - М-да, - кратко, но исчерпывающе прокомментировал техномаг.
  
   Лакомство представляло собой угольно-чёрный кусок чего-то непонятного, формой походивший на плавник исполинской рыбины. Плоское, ребристое, оно влажно блестело в свете саламандровых светильников. Кое-где в странной субстанции зияли розовато-красные трещинки. Гостиная заполнилась ароматом мёда и чего-то цветочного - на удивление приятного, в отличие от внешнего облика угощения.
  
   - Кто рискнёт попробовать? - тихо спросила Айзи и тут же попятилась, давая понять, что на неё рассчитывать не стоит.
  
   - Чур не я! - Драгослав с недовольной миной скрестил руки на груди. - Мне нельзя! Сами-то подумайте, а! Вы же меня до медблока потом не дотащите!
  
   - Дотащим, - милосердно успокоила его Шан-Де. - Командир, я закончила. Но до конца вылечить не смогла. Я всё-таки не целитель.
  
   Дану окинул взглядом руку, на которой темнело несколько небольших синяков, и заключил:
  
   - Намного лучше. Спасибо.
  
   - Не за что.
  
   Едва Аль поднялся на ноги, Руфь вмиг заняла его кресло. Лицо женщины было абсолютно непроницаемо, но Кристоф чувствовал, что чародейка, как и Драгослав, подозрительное лакомство пробовать не собирается. Зато готова вовремя подхватить мейстера воздушным заклинанием, если тот снова вздумает упасть.
  
   - Так что, желающих нет? - для тарелок места на столе не нашлось, и ундина вынуждена была держать всю стопку в руках. - Куда тогда нам девать этот нти-нтиш?
  
   - Не торопи, - попросил Анри, взиравший на угощение с видом философа, который вплотную подобрался к разгадке некой тайны, долгое время не дававшей ему покоя. - Я почти решился.
  
   - Ну-ка, ну-ка, - Алтеро потыкал ногтем в нти-нтиш, сначала осторожно, потом сильнее. На поверхности необычного деликатеса осталась глубокая выемка. - Мягкий. Немного похоже на подтопленный шоколад. Рискнём.
  
   И сунул в рот перемазанный нти-нтишем палец.
  
   - Ну как? - почему-то шёпотом спросил Слава.
  
   - Знаете, - дану, не скупясь, зачерпнул лакомство горстью, - если вы отказываетесь это есть, мне же лучше. Больше достанется.
  
   - Что, так вкусно? - недоверчиво спросила Айзифа.
  
   - Очень!
  
   - Тогда я тоже попробую! - выпалила ундина и отважно атаковала угощение чайной ложкой. - М-м-м, и правда!
  
   Кристоф не удержался и подключился к ребятам. Нти-нтиш вкусом напоминал то ли мёд, то ли патоку, перемешанную с горьким шоколадом.
  
   - Недурно, - одобрил Анри. - Слав, я забираю твою порцию.
  
   - Ну уж нет! - возмутился бородач. - Подключусь, раз такое дело. Уговорили, ироды!
  
   - К сладкому следует подать чай или кофе, - заметила Руфь.
  
   - Не выйдет, - помотала головой Айзи. Слова её прозвучали не очень разборчиво из-за набитого нти-нтишем рта. - У нас чай закончился, совсем. И кофе - тоже. Я ещё утром хотела об этом сказать, но забыла.
  
  
***
  
   "Руфь - эксперт по чаю, Айзифа хорошо разбирается в сортах кофе, а ты - ответственный и умелый водитель, который доставит дам и покупки в целости и сохранности", - объяснил Алтеро, но Крис всё равно полагал, что снаряжённый на Центральный рынок десант необоснованно велик. Кроме того, ефрейтору было слегка не по себе: одно дело - утренний поход за продуктами и совсем другое - отлучка за час до окончания рабочего дня, причём на служебной машине. Впрочем, женщины отнеслись к поездке как к обыденному приключению, и вскоре подневольный сопровождающий более-менее успокоился.
  
   Кристоф и раньше бывал на Торговой площади, но смотрел лишь крайние ряды, где товары подешевле. На этот раз он очутился в самом центре рынка, где начинался широкий и шумный Денежный бульвар. Вместо грубо сколоченных однотипных деревянных прилавков здесь пестрели разноцветными крышами небольшие магазинчики, ларьки и кафе. Мигали магическими огоньками витрины и окошки, шелестели на лёгком ветру ткани, гомонили покупатели, стучали по булыжной мостовой шаги. Кто-то неспешно брёл вдоль палаток, кто-то метался от двери к двери, кто-то куда-то спешил, голосили попрошайки и продавцы газет, носились туда-сюда дети и собаки. Ефрейтору хотелось как можно скорей оказаться подальше от этой толпы. Закончить с покупками - и сразу в Башню! На это он и рассчитывал, пока ехал сюда. Такое же развитие событий предполагали служительницы, но на площади их планы резко изменились.
  
   - Кри-и-ис, гляди! Какое миленькое платье! Мне идёт, правда? - ундина, прислонив к груди нечто длинное, зелёного оттенка, полупрозрачное, с эффектно развевающимся шлейфом, крутнулась на каблучках. - Миленько же, да?
  
   - Да, - терпеливо согласился юноша, - тебе идёт. Но мы пришли сюда не за этим, верно?
  
   - Верно... Ой, какие прелестные туфельки! - и Айзи тотчас метнулась к соседнему прилавку.
  
   - Руфь, - выдохнул парень, оборачиваясь к чародейке, казавшейся ему оплотом сосредоточенности и рассудительности, - пожалуйста, и вы напомните Айзифе, что мы спешим!
  
   - Сейчас напомню, - кивнула женщина, вертевшая в руках бледно-золотистую широкополую бархатную шляпку, отделанную чёрным кружевом. - У меня нет осенних головных уборов. Это следует исправить.
  
   - Послушайте, мы ведь, по сути, сбежали с работы, так? Значит, нам надо управиться как можно быстрее! - Кристоф нервно переминался с ноги на ногу, пока Шан-Де примеряла шляпу перед большим овальным зеркалом.
  
   - Командир нас отпустил, так что не надо, - невозмутимо ответила седовласая. - Хорошая. По размеру. Куплю.
  
   - Ой, какая красивая! - встрепенулась Айзи. - А похожие есть? Мне бы что-нибудь в зелёный тон...
  
   - Одну минутку, всё подберём, - продавщица, сухощавая леди преклонных лет, затянутая в плотное сине-серое клетчатое пальто, кокетливым жестом поправила свою изящную серебристую шляпку с изогнутыми полями и скрылась в магазинчике.
  
   Ефрейтор с ужасом понял, что прогулка грозит затянуться надолго. Неужели ему предстоит бродить с соотрядницами по торговым рядам весь оставшийся вечер?! Нет, только не это! Хватит с него! Над соседней кафешкой зажёгся пронзительно-жёлтый фонарь, и решение пришло само собой. Он, Крис, сейчас нужен в качестве водителя, а не охранника -- грустно признавать, но обе коллеги в бою сильнее и опытнее него. Здесь, в центре города, едва ли кто-нибудь осмелится напасть на волшебниц из Альянса, а если и рискнёт, то не сумеет причинить им вред. Да и вообще - откуда взяться опасности на вечерней, но ярко освещённой, многолюдной, оживлённой улице в самом сердце столицы?
  
   - Айзифа, Руфь, давайте разделимся. Я посижу в кафе, подожду вас. Свяжетесь со мной, когда закончите. Хорошо?
  
   - Договорились, - кивнула Шан-Де.
  
   - Бе-е-ез проблем! Пока! - Айзи помахала рукой, даже не обернувшись. Её взгляд был прикован к шляпке светло-салатового оттенка, украшенной войлочными лиловыми цветами, которую вынесла из лавки пожилая дама.
  
   В кафе с жёлтым фонарём Крис не пошёл - его остановила надпись на входе, предлагавшая чай со скидкой, "всего лишь" пол-золотого за чашку. В кармане юноши болтались пять серебряных и горстка медяков - едва ли в ближайших рядах найдётся местечко, где удастся поесть на такую сумму. Разумнее вернуться к окраинным прилавкам и...
  
   - Юанон?
  
   Высокий девичий голос. Интонация человека, уверенного в себе и привыкшего командовать. Едва различимые нотки гладкого западного говора. Парень узнал этот голос почти сразу - до того, как обернулся на зов.
  
   Перед ним стояла высокая, стройная девушка в белом платье до пят с отделкой горчично-коричневого оттенка. Корсет украшали золотистые рюши, открытые плечи укрывало от холода пушистое норковое манто. Длинные белые волосы были уложены в замысловатую причёску с множеством косичек и лент. Сверкающее золотое колье с переливчатыми драгоценными камушками - скорее всего, бриллиантами. Ещё до того, как леди сняла маленькую шляпку с вуалью, закрывавшей лицо, ефрейтор понял, кого сейчас увидит.
  
   - Лариса!
  
   - Ты сразу меня узнал, - девушка с наигранной обидой поджала губки. Алые глаза, обрамлённые светлыми ресницами, слегка сощурились. - Так нечестно!
  
   - Работа у меня такая, - весело ответил служитель. - Не думал встретить тебя здесь!
  
   - Взаимно. Очень приятная неожиданность, - улыбнулась Лариса Сейн Риициэль. - Ты сейчас свободен? Поужинаем вместе?
  
  
***
  
   Первый год учёбы в Университете Лариса и Крис почти не общались. Девушка, наследница богатого герцогского рода Сейн, не желала иметь дело с представителями низшего сословия; юноша уделял много внимания учёбе и не собирался тратить силы и время на то, чтобы специально набиваться кому бы то ни было в друзья. Ситуация переменилась в начале второго курса, когда волшебницу заподозрили в совершении краж, а будущий служитель нашёл их истинного виновника. После этого случая ребята начали общаться -- исключительно по учёбе, но достаточно часто.
  
   Цены в кафе, куда Лариса привела однокурсника, впечатляли. Следователь сомневался, что сможет позволить себе здесь хоть что-то помимо чашки самого дешёвого кофе. Девушка, очевидно, догадалась об этом и предложила угощение за свой счёт. Кристоф согласился, хоть и с неохотой -- ему не нравилось, когда за него платили другие, но желание пообщаться со старой знакомой перевесило.
  
   Они выбрали место у дальней стены, украшенной бумажными цветами и бабочками, на которых перемигивались разноцветные магические огоньки. Шум улицы сюда не долетал, а кружевная шторка отгораживала собеседников от остального зала. Тонконогие, резные белоснежные креслица и столик с полупрозрачной стеклянной столешницей казались настолько хрупкими, что парень прикасался к ним с опаской -- мало ли, вдруг сломаются! Тем не менее, пришлось сесть и устроиться поудобнее -- наверняка предстоит беседа не из коротких.
  
   - У меня такое ощущение, будто мы не виделись целую вечность, - Лара задумчиво рассматривала тёмный потолок, под которым медленно покачивались на тонких нитях разноцветные проволочные звёздочки. - А на самом деле прошло меньше полугода. Ты сильно изменился. Когда я заметила тебя на улице, я сначала подумала: "Надо же, служитель, который носит бандану, как и один мой старый знакомый!" А потом поняла, что это ты и есть, но всё равно не была уверена и решила окликнуть. Так странно. Вроде бы и ты, но осанка совсем другая, движения более резкие и... как бы сказать правильней? Лаконичные, что ли...
  
   - Я тебя тоже не сразу узнал бы, если бы не голос, - признался Крис. - Ты выглядишь совершенно иначе. Кстати, тебе очень идёт это платье.
  
   - Платье? А всё остальное? - поинтересовалась девушка. Озорная улыбка дала понять, что вопрос задан в шутку, и Кристоф не удержался - фыркнул от смеха.
  
   - Замечательно. И одежда, и украшения. Одного не пойму - к чему тебе это колье? Камень твоей семьи -- гематит, разве нет?
  
   - Да, - согласилась Лариса, - но с недавних пор мне положены и алмазы. На прошлой декаде я обвенчалась с... с одним человеком из побочной ветви рода Гираард. Свадьба состоится в следующем году.
  
   Королевская семья Гираард, правители Астерби! Крис ошарашенно взглянул на однокурсницу, но та явно не шутила.
  
   - Невероятно! Поздравляю тебя.
  
   - Спасибо, - девушка ответила бойко, даже лихо, но Кристоф почувствовал, что грядущее событие не слишком-то её радует. Его догадку подтвердила следующая фраза собеседницы:
  
   - Знаешь, выйти замуж за знатного человека -- не такая-то большая заслуга. Решение приняли мои родители. От меня требовались лишь изящные манеры, милая улыбка и умение поддержать шаблонный разговор. Такое ощущение, что я зря провела в Университете эти четыре года.
  
   - Не зря! Ты ведь многому научилась...
  
   - И ничего не добилась, - качнула головой девушка. - В отличие от тебя.
  
   - Я просто смог стать служителем, вот и всё.
  
   - Не обманывай меня, - нахмурилась Лара. - Я не настолько глупа, как кажется. Я помню, что по итогам выпускных экзаменов ты получил звание ефрейтора, и вижу твои погоны. А эти нашивки на рукавах -- отличительные знаки спецотряда, верно?
  
   - Верно, - Крису стало стыдно. Лариса выглядит легкомысленной молодой аристократкой, из тех, которые уделяют всё своё время и внимание развлечениям, но это впечатление обманчиво. Кому, как не ему, знать об этом?
  
   - И как тебе в Альянсе? - теперь девушка стремилась увести разговор в сторону. Следователь предпочёл тактично не заметить смену темы.
  
   - Неплохо. С ребятами из отряда сдружился быстро. Пока сложных миссий мне не дают, только один раз попалось трудное задание, в самом начале, но всё закончилось хорошо. Времени на отдых меньше, чем хотелось бы, но больше, чем я предполагал.
  
   - А в каком спецотряде ты состоишь?
  
   "Ничего страшного, если я отвечу, верно? Вопрос без подвоха. Она и так узнала бы об этом, если бы захотела, и без моей помощи. Широкие связи -- опасная штука."
  
   - В Четвёртом.
  
   - Четвёртый... Помню про него. Это ведь его глава, мейстер, несколько лет назад расследовал нападение на кардинала Альянса и предотвратил новое покушение?
  
   - Он.
  
   - Как же здорово, - мечтательно вздохнула девушка.
  
   - Что будете заказывать? - спросил официант, бесшумно отодвинув шторку, закрывавшую столик.
  
   Лариса едва заметно вздрогнула от неожиданности. Сам Кристоф слышал приближающиеся шаги, поэтому появление статного молодого мужчины в чёрном переднике поверх элегантного белого костюма не застало его врасплох. Что брать, юноша решил быстро, Лара же долго обсуждала с официантом состав блюд и особенности меню; в итоге её выбор пал на крохотную порцию какого-то десерта.
  
   - Из-за корсета не могу есть нормально, - пожаловалась волшебница, когда официант ушёл. - Так сильно давит! Я совсем отвыкла от него, пока училась в Университете. Зря ты не заказал вино, клангское у них приличное.
  
   - Мне ещё в Башню возвращаться, - напомнил ей Крис. - И не пешком, а за рулём самоходки. Так что это плохая идея.
  
   - Дело твоё, - Лариса пожала плечиком. - Знаешь, мой отец в этом году лично осматривал виноградники близ Фрибирты. Я ездила с ним...
  
   Девушка щебетала, машинально ковыряя ложечкой принесённый ей шарик мороженого с мятным сиропом. Ефрейтор слушал краем уха, потягивая пряный чай, наворачивая салат и поглядывая по сторонам. Сначала он просто осматривал и оценивал обстановку кафе. По привычке приметил запасной выход. Не укрылась от его взора и дверца для прислуги за стеклянным морозильным коробом с образцами пирожных. Затем он окинул взглядом полупустой зал. У окон кучковалось несколько небольших, человек по пять-шесть, компаний; вдоль стен, в тени, ворковали и хихикали парочки. "А ведь наши с Ларой посиделки со стороны смахивают на свидание!" - дошло до юноши.
  
   Скрывая нахлынувшее смущение, он постарался отвлечься, занять голову чем-нибудь другим - и вдруг почувствовал, что что-то не так. Тревога, слегка кольнув, будто пробуя почву, исчезла на миг и тотчас вернулась, стремительно закружила, пытаясь сбить с толку. Это было не ощущение опасности, не ожидание чего-то дурного, но стойкое знание: происходит что-то неправильное. Некое отклонение, как фальшивый громкий аккорд посреди мелодичной гаммы, как нежданный зубчик чеснока в сладком пироге.
  
   Кристоф сосредоточился на этом чувстве и ещё раз оглядел зал. Нет, ничего подозрительного... В движениях некоторых людей за соседними столиками сквозит любопытство, нацеленное на необычную пару - элегантную девушку в богатом наряде и служителя-ефрейтора. Никаких изменений в пространстве. Никаких резких энергетических всплесков - стабильный магический фон, разбавляемый парой-тройкой рядовых артефактов, сейчас деактивированных. Медальон безмолвствует - Алтеро не беспокоится об отсутствующих подчинённых, Айзифа и Руфь увлечены прогулкой по магазинам и на время забыли про соотрядника. Леди Риициэль сидит напротив, на губах играет лёгкая улыбка, смешинки в глазах, пальцы покачивают на краю вазочки испачканную в мороженом ложечку, в бокале лимонада тянутся вверх и пританцовывают на жёлто-зелёной поверхности пузырьки газа. Она рассказывает...
  
   - Стоп.
  
   Девушка вмиг замолчала, изумлённо распахнув алые глаза:
  
   - Что случилось?
  
   - Лариса, - Крис недовольно нахмурился, ему категорически не нравился полученный расклад, но сомнений не оставалось, - я верю, что на улице ты встретила меня случайно. Но что ты делала на Центральном рынке одна, без друзей и сопровождающих? Более того - ты, похоже, хочешь что-то мне рассказать, но не знаешь, с чего начать, и пытаешься заполнить паузу. Так?
  
   Ложечка громко звякнула - дрогнувшая рука опустила её на стол чуть менее плавно, чем следовало. Собеседница закусила губу, с преувеличенным интересом наблюдая за пузырьками лимонада.
  
   - Итак? - от намечавшейся милой беседы старых товарищей не осталось ни следа. Ефрейтор настроился на деловой лад и теперь, с трудом сдерживая нетерпение, ждал, когда однокурсница заговорит.
  
   - Прости, - наконец произнесла Лара. Теперь она смотрела на юношу жалобно, точно умоляя о пощаде. - Я не собиралась кривить душой. Я действительно обрадовалась, когда увидела тебя. Но не только потому, что не ожидала встречи. Хотя по Университету очень скучаю. Я хотела поговорить с кем-нибудь из магов Альянса. Мне очень нужен совет. Хотя бы совет, а лучше - помощь. Я не знаю, к кому обратиться. Я тайком покинула особняк и должна вернуться туда к одиннадцати вечера, иначе мои насторожатся.
  
   Следователь перевёл дух. Он почуял напряжённость в голосе девушки, заметил скованность движений, вызванную сильным волнением, и не мог этого объяснить. Теперь, разобравшись, в чём причина, он перестал ждать подвоха. Лариса же, напротив, ощущала себя не в своей тарелке, и Кристоф поспешил её успокоить.
  
   - Я не сержусь и не обижаюсь, - сказал он мягко. - Извини, что так резко перебил. Осознал, что что-то тут не так, и среагировал не задумываясь. Нечто вроде профессионального чутья, наверное.
  
   - Ты был таким ещё в Университете, - Лара провела пальцем по краю бокала, - поэтому я догадывалась, что в итоге всё так и получится. Пыталась подвести тему к своему вопросу, но не рассчитала немного - у тебя прибавилось опыта. Ты удивительно быстро сообразил, что я тяну время... Сегодня я встретилась неподалёку отсюда с несколькими знакомыми. Они - маги-любители, в Альянсе не состоят. Ничего нелегального, им просто не хватает колдовских способностей. Я показала им один артефакт, который кажется мне подозрительным. Сама я не разобралась, для чего он предназначен.
  
   - Артефакт? Купила его где-нибудь?
  
   - Нет, - девушка отрицательно качнула головой, - нашла. Точнее, стащила... Не смотри на меня с таким осуждением, пожалуйста! У меня не было выбора. Я, конечно же, его верну... Так вот. Эта вещь принадлежит Луке, моему кузену со стороны матери. Сейчас я живу в доме его отца, матушкиного младшего брата. Лука моложе меня на год, и мы с ним вроде бы неплохо ладим. Раньше часто выезжали на концерты и спектакли. Но несколько декад назад Лука перестал сопровождать меня на мероприятия. Представляешь, он даже на бал отказался ехать! - Похоже, последний факт возмутил Ларису до глубины души. - Зато он зачастил в какой-то клуб. Отправлялся туда один и почти всегда пешком. Поначалу я не беспокоилась. Мало ли что, вдруг ему там действительно нравится. Раз он надевает выходной костюм, значит, едет общаться с людьми своего круга, а не с какими-нибудь... в общем, не с теми, с кем не следует иметь дела. Но потом дядюшка сказал мне, что у Луки сильно возросли траты. Все расходы на декаду исчезают в первые же два-три дня, а потом кузен начинает выпрашивать у родителей ещё! Недавно он настолько обнаглел, что вздумал клянчить у меня взаймы! У меня! И речь шла не о каком-то десятке золотых, а о двух сотнях, а это даже для нас немалая сумма!
  
   - И что ты ответила? - спросил Крис, дождавшись, пока задыхающаяся от гнева Лариса немного придёт в себя.
  
   Девушка залпом осушила бокал и продолжила, заметно понизив голос - некоторые посетители за соседними столиками явно заинтересовались беседой:
  
   - Разумеется, я ему отказала. Но Лука выпросил деньги у кого-то другого. Наверное, дядюшка с тётушкой сдались - они считают, что человеку из богатой семьи по молодости не грех творить глупости в компании людей своего круга. Но я всё равно волнуюсь... После этого его сумасшедшие траты прекратились. Он проводит в этом странном клубе все вечера напролёт. Я спросила, можно ли мне как-нибудь поехать с ним, но он заявил, что мне там делать нечего, и был при этом довольно груб. Несколько дней назад дядюшка взял Луку с собой в командировку на юг, в Фетто. Они вернутся сегодня ночью. Пока кузена нет, я пробралась в его комнату и нашла этот странный артефакт - он лежал в ящике стола, запертом на ключ. Вскрыла замок шпильками и магией преобразования, и чароуловители при этом ничего не зафиксировали, - добавила Лара с гордостью. - Так, эта штучка у меня с собой, погоди минутку...
  
   Кристоф отодвинул в сторону чашку и опустевшую тарелку. Лариса, немного покопавшись в атласной сумочке, вытащила оттуда маленькую позолоченную шкатулку.
  
   - Моя коробочка из-под серёг. Я положила артефакт в неё. Я ведь не знаю, как он работает, вот и перестраховалась.
  
   - Умное решение. Молодец, - похвалил однокурсницу ефрейтор и легонько нажал ногтем на изогнутый проволочный завиток, украшавший крышку.
  
   Шкатулочка распахнулась со звонким щелчком. Внутри лежала крупная, немного аляповатая керамическая брошь в виде пышного венка из каких-то цветов.
  
   - Это орхидеи, - пояснила девушка, сообразив, что служитель вряд ли хорошо разбирается в декоративных растениях.
  
   - Орхидеи, значит, - задумчиво пробормотал Крис, вертя украшение в руках.
  
   Брошку нельзя было назвать произведением искусства, но она, вне всякого сомнения, являлась артефактом с многослойным строением. Парень пожалел, что оставил магомер в штабе - прибор бы здорово пригодился. Впрочем, умелый энергомаг способен считать присутствующие в предмете заклинания и без технической поддержки.
  
   Закрыв глаза, Кристоф сконцентрировался на исходившей от предмета энергетике.
  
   Пространственную магию и энергомагию он учуял сразу. Чуть погодя различил вязи и оттенки ещё нескольких ветвей. За ними проглядывали иные цвета и ощущения. Много людей прикасалось к этой безделушке, и каждый оставил в ней часть своих сил.
  
   - Твой брат обучался колдовству?
  
   - Нет, - Лариса ответила уверенно, ни капли не сомневаясь в правдивости своих слов, - его даже на курсы не пустили. Чароэнергии - где-то единиц пятьдесят, чуть больше, чем у обычного человека. В основном огненный аспект.
  
   - В броши присутствуют все двенадцать видов магии, - заключил Крис, протягивая побрякушку однокурснице. - Они никак не взаимодействуют друг с другом. То, что содержится в броши - не заклинание, скорее... шифр. Поскольку источника магии внутри неё нет, её должны подпитывать извне. Исходя из общего объёма, предполагаю, что печати подновляют где-то раз в декаду, точно не реже. Это делает не один человек, но их число я выяснить не смог. Извини.
  
   - Нет-нет, огромное тебе спасибо! Это уже что-то, - Лара торопливо, будто украшение жгло ей руки, вернула брошь в шкатулку. - Ребята, с которыми я говорила, не определили даже число ветвей магии в этом артефакте. Ты сказал мне гораздо больше! Понять бы теперь, что с этим делать... Кажется, Луке стоит держаться подальше от этого клуба, слишком подозрительное место. Может, сообщить о происходящем в Альянс?
  
   Кристоф ненадолго задумался. Проводил взглядом официанта, унесшего пустую посуду, и решительно мотнул головой:
  
   - Не выйдет. Нет состава преступления. Изготавливать такие безобидные украшения-артефакты позволено любому. Запрета на их распространение тоже нет. Значит, и жаловаться не на что.
  
   - Но подозрения! А вдруг кузен взял деньги тайком? Просто дядюшка с тётушкой ещё не спохватились, и...
  
   - Кража без применения магии не в нашей юрисдикции. С этим вам следует обратиться к Серой Страже, - отсёк ефрейтор. И, взглянув на расстроенное лицо однокурсницы, неохотно добавил: - Я, конечно, уточню у Ал... у моего начальника. Но едва ли мы найдём лазейку, которая позволит нам заняться расследованием этого дела.
  
   - Я всё равно очень благодарна тебе, Юанон, - слабо улыбнулась Лариса. - Ты строг, но не бросаешь без помощи тех, кому она нужна. Спасибо. Я на всякий случай дам тебе визитку со своим адресом, хорошо?
  
  
***
  
   Небо мутно-серой пеленой расстилалось над тёмными крышами домов, окружёнными линиями огненно-фонарных улиц. Лишь над кварталом Центрального отделения Альянса оно оставалось угольно-чёрным. Кое-где виднелись бледные, словно подёрнутые дымкой, звёзды; над шпилем Поднебесной башни, покоями Архимага, висел немного стёсанный сбоку круг растущей луны, болезненно-жёлтый на фоне выступавших из полумрака белоснежных стен.
  
   Ночь пришла быстро - часы на соседней улице совсем недавно отбили девять гулких ударов. Вместе с ней явился и холод - предвестник наступающей зимы. Лужи на аллеях покрылись тонкой корочкой льда, сухие травяные стебли оцепенели, скованные замёрзшей водой. Дыхание вырывалось облачками пара. Крис пожалел, что не взял с собой перчаток - открытая кабина самоходки больше подходила для летних поездок. Айзифа и Руфь на заднем сиденье укутались в широкий, разноцветный плед - одну из своих многочисленных покупок.
  
   Высадив соотрядниц на крыльце, парень отогнал машину в ангар и по древней винтовой лесенке поднялся на первый этаж. В холле было тепло, даже жарко; светильники горели на полную мощность. Уставшие за день стражники переминались с ноги на ногу, слегка бряцая доспехами. Коридор у приёмной, можно сказать, вовсе пустовал - от дневной суеты и толкотни не осталось ни следа. На лавке напротив стойки сидела, согнувшись в три погибели, женщина в длинном шерстяном платье; возле неё хлопотал круглый, немного неуклюжий кудрявый адъютант с приятным бархатистым голосом. Возле бюро топталась фигурка в войлочном пальто до пят и зелёном платке, расшитом яркими красными и жёлтыми цветами. Ефрейтор, на ходу расстёгивая куртку, пересёк зал и подошёл к регистрационной стойке - узнать, есть ли миссии для отряда.
  
   - О! Крис, ты та-а-ак кстати! - Агнес, подпрыгивая от нетерпения, отчаянно замахала руками - будто ужасно боялась, что юноша пройдёт мимо, не уделив ей внимания.
  
   - Что такое? Новое задание?
  
   - Нет, старое напоминание, - недовольно отозвалась Диана. - Твой командир вот-вот просрочит смету на следующие две декады. Крайний срок сдачи - завтра утром. Иначе останетесь без стрел...
  
   - Не останемся, всё почти готово!
  
   - ... и без патронов, что негативно повлияет на боеспособность отряда, - беспощадно закончила черноволосая девушка.
  
   - Комиссар планировал сдать всю эту... все эти документы ближе к вечеру, но днём созвали собрание Большого круга. Но он доделает всё в срок, не сомневаюсь, - заявил служитель.
  
   - Передай ему, чтобы постарался успеть до девяти утра, ладушки? - с подчёркнутой обеспокоенностью добавила Агнес. - Потом Оскар ур Фаэнтио уезжает на инспекцию и не вернётся до вечера. Передашь же, да?
  
   - Передам, - кивнул парень.
  
   - Заявка заполнена верно, - теперь Диана обращалась к укутанной в платок фигуре. - Подтверждение, которое прислал ваш родственник, я нашла. Сейчас вы отправитесь на встречу с Главным целителем медицинского отделения. Вам дадут испытательный срок - вероятнее всего, около декады. Со всеми вопросами обращайтесь к старшему, которого вам назначат.
  
   - Спасибо! - немного сдавленно пискнула особа в пальто. - А вещи куда?
  
   - Полагаю, вам выделят место под них, - в голосе девушки послышалось лёгкое нетерпение. - Агнес, не вздумай её провожать! - осадила она вскочившую было напарницу.
  
   - У-у-у... Почему это? - насупилась светловолосая.
  
   - Потому что у тебя ещё много работы, - безапеляционно заявила распорядительница. - Бесспорно, новенькая заплутает, если отправить её одну. Но это не значит, что сопровождать её должны мы. Ефрейтор Юанон, вы ведь сейчас свободны, не так ли? Отведите новую служительницу в медблок.
  
   Фигурка, безуспешно пытавшаяся перебить Диану приглушёнными, невнятными репликами, терявшимися в уверенной речи служительницы, оглянулась на стоявшего рядом служителя и резко замолчала. Ладошка с покрытыми мелкими царапинами и рубцами пальчиками стянула с головы платок, практически полностью скрывавший лицо и плотно, до красноты прижимавший к горлу воротник пальто. Пышная русая коса, закрученная в замысловатый бублик, упала на плечи. Россыпь бледных веснушек на носу и щеках, изумлённо распахнутые миндалевидные зелёные глаза, растерянная улыбка на пухлых губах... Крис не сразу сообразил, почему это лицо кажется ему таким знакомым, а вспомнив, не поверил. Откуда ей взяться в Пелла Асиме? Наверняка он ошибается! Как глупо будет, если он ошибётся.
  
   - Альта?..
  
   - Кристоф? - а голос всё тот же. Мягкий, певучий. Только более взрослый.
  
   - Альта, это и вправду ты? Откуда?..
  
   - Кристоф! - восторженно взвизгнула Альта Лиири и повисла на шее ошарашенного следователя, едва не сбив его с ног. Знакомый запах цветов и полевых трав защекотал нос, застучали серёжки-подвески из речного жемчуга. Юноша нерешительно приобнял однокашницу за плечи, похлопал по спине:
  
   - Я тоже очень рад тебя видеть.
  
   - Вы знакомы? - недовольно спросила Диана, которой сцена встречи давних друзей явно не доставила удовольствия.
  
   - Они знакомы, - громко прошептала Агнес и захихикала, многозначительно поглядывая на ефрейтора.
  
   "Что-то у меня сегодня перебор встреч со старыми товарищами. И всё бы ничего, но кое-кто, кажется, несколько неверно оценил происходящее и принял дружеские объятия за нечто иное..." Последнее не сулило ничего хорошего. Парень прекрасно знал, что смешливая служительница, любительница слухов и мастерица по части сплетен, совершенно не способна хранить тайны.
  
   - Мы знакомы, - пояснил Крис насупившейся Диане, с плохо скрываемым раздражением теребившей дужку очков. - Вместе учились в Магическом Лицее, тогда и подружились.
  
   - Ага! - подтвердила сиявшая от счастья Альта, но смотрела она при этом не на распорядительницу, а на ефрейтора. - Родители согласились, чтобы я присоединилась к Альянсу в качестве целительницы. Я выехала сразу после того, как получила ответ на моё прошение. Только-только добралась. Знала, что встречу тебя здесь, но не ожидала, что так скоро!
  
   - Для меня твой приезд стал сюрпризом, - признался юноша, - но сюрпризом приятным. Пойдём, провожу тебя, - добавил он, уловив строгий взгляд черноволосой служительницы. - Пообщаться мы ещё успеем, раз теперь работаем в одном здании.
  
   Сумка девушки, с виду объёмистая, оказалась совсем лёгкой. Тем не менее, идти было тяжело - сокурсница повисла на свободной руке следователя, пытаясь уложить в несколько минут пути рассказ обо всём случившемся с ней за четыре с лишним года.
  
  
***
  
   - Так и есть, - Алтеро отодвинул в сторону кипу бумажек с расчётами и вытащил из ящика стола пару чистых листов. - Ты всё верно ей растолковал. На основании этих фактов заявку в Альянс подать не выйдет. Если бы этот Лука обладал магическими способностями, можно было бы что-нибудь придумать. А так - нет.
  
   - Лариса, вероятно, сама в состоянии предпринять некоторые шаги, - объяснил Кристоф. - Надо просто проинструктировать её - что делать, как...
  
   - И она сумеет последовать этим советам? - в голосе комиссара проскользнула ирония. - Ты же сам сказал, что леди Сейн последние два года обучалась по общей программе, а не по специальной. То, что она талантливая волшебница, не означает наличия необходимой подготовки. Здесь ты её выручить не в состоянии... Упс!
  
   Чернильница, последнюю минуту угрожающе покачивавшаяся на краю стола, всё-таки опрокинулась. Дану едва успел поймать её. Повезло - пузырёк был закупорен.
  
   Количество черновиков и документов впечатляло. Первый отчёт лежал возле ножки стола, титульник ещё не успел просохнуть. Ефрейтор, прикинув масштаб работ, понял, что его товарища ждёт очередная ночка за письменным столом с парой часов сна под утро.
  
   - Я могу хоть чем-нибудь тебе помочь? Раз уж так некстати заглянул...
  
   - Не можешь, - отрезал мейстер.
  
   - Но...
  
   - Как видишь, Драгослава тут нет. Даже мой заместитель пасует перед всем этим занудством. Понимаешь, комиссия ужасно хочет чувствовать себя причастной к тому, чем мы занимаемся. Поэтому требует максимально подробную смету, в которой указано абсолютно всё, вплоть до количества потраченных патронов того или иного калибра на всех миссиях, включая боевые задания.
  
   - Но ведь это нереально!
  
   - Разумеется. Я делаю отметки по каждому делу, но числа далеко не всегда сходятся точь-в-точь. Случаются серьёзные перестрелки, когда следить, сколько пуль выпустил, попросту нет возможности. Но есть лазейка - нам позволено иметь собственное оружие, расходники для которого мы оплачиваем из своего кармана. Через эту лазейку я протаскиваю всё, что не совпадает или выбивается из общей картины. Из-за вечного бардака в оружейной это ещё веселее, чем... чем ты сейчас представляешь.
  
   - Я могу навести в арсенале порядок...
  
   - И мы больше никогда ничего там не найдём, - прыснул Алтеро. - Иди отдыхай. Хочешь - заскочи к своей подружке с именем, похожим на моё. Кстати, ей посодействовать гораздо легче, чем твоей однокурснице Риициэль.
  
   - Как это сделать? - встрепенулся ефрейтор.
  
   - Да проще простого. Загляни в медотсек, когда она будет дежурить, чтобы подлечить какую-нибудь травму, пусть и мелкую. Потом, выходя из отделения, скажи дежурящей на входе санитарке что-нибудь вроде "у вас, я смотрю, новенькая, она так здорово лечит, у меня порез в считанные секунды затянулся". Как твоя подруга детства выглядит, кстати? Надо бы и мне брякнуть что-нибудь одобрительное, если она и впрямь настолько хороша.
  
   - Среднего роста, русые волосы...
  
   - Крис, этой репликой ты дал точное описание примерно трети нашего медицинского персонала, - мейстер произнёс это подчёркнуто холодно, но его плечи затряслись от едва сдерживаемого смеха.
  
   - Да подожди, я не договорил! - Кристоф повысил голос. - У неё толстая коса почти до колен. И ярко-зелёные глаза. Она часто носит украшения из речного жемчуга, но не покупные, а самодельные, простенькие.
  
   - О, так гораздо лучше, - кивнул дану.
  
   - Я, пожалуй, пойду, - ефрейтор, бросив взгляд на часы, поднялся со стула.
  
   - Угу... Погоди-ка! - Алтеро окликнул друга, когда тот уже стоял на пороге кабинета. - Крис, эту историю с Лукой Риициэлем пока не забывай. Держи в уме или запиши. Если происходящее как-то связано с магией, да ещё и затрагивает ребят из аристократии, то скоро кто-нибудь обязательно чухнется. Тогда нам пригодятся все сведения, которые мы успели собрать.
  
   - И долго мне хранить священную память об этом исключительном событии? - не без насмешки полюбопытствовал Кристоф. - Всю оставшуюся жизнь?
  
   - Полгода. Запомни этот срок, - посоветовал Аль. - Почти все подобные случаи, касающиеся Альянса, так или иначе всплывают в течение полугода.
  
  

Глава 3

  
   Теперь, чтобы успеть на пробежку до начала рабочего дня, Крису приходилось вставать затемно - рассвет занимался заметно позже.
  
   За ночь землю припорошило первым снегом - сырым, липким, полупрозрачным, обещавшим растаять задолго до полудня. Вяло светили жёлтые фонари вдоль аллеи, порой под ногами жалобно похрустывал тонкий лёд. Облачка пара, вырывавшиеся изо рта при каждом выдохе, исчезли уже на середине второго круга - воздух стремительно прогревался, обещая милосердно тёплый день, сохранивший последние отголоски лета. Несколько раз поскользнувшись на замёрзших лужах, юноша умерил шаг, из-за чего успел пробежать лишь шесть кругов вместо обычных десяти. "Надо будет наверстать завтра утром. Встану на полчаса раньше", - решил служитель, торопливо пересекая немноголюдный холл с сонными адъютантами и молчаливыми стражниками.
  
   Ефрейтор был уверен, что в гостиной никого нет. Половина седьмого, даже до официального начала смены остаётся порядочно времени, а до традиционного сбора сокомандников за завтраком -- и того больше. Каково же было его удивление, когда он, вернувшись, застал Драгослава, Руфь и Анри. Замначальника и техномаг, сидевшие рядом на диване, о чём-то шушукались - похоже, спорили. Женщина, по уши закутавшись в приобретённый вчера плед, с ногами забралась в кресло и время от времени вставляла негромкие, краткие замечания.
  
   - Что стряслось? - Кристоф сразу насторожился, зная, что половина спецотряда вряд ли соберётся ранним утром в штабе без важной причины.
  
   - Решаем, кому будить шефа, - лаконично ответил рыжий.
  
   - Только что пришла весточка от ур Фаэнтио, - пояснил Слава. - Он требует нашего босса к себе, и чем быстрее, тем лучше. Дескать, срочная задачка, и помощь нужна прям позарез.
  
   - Так идите и разбудите. В чём проблема? - удивился юноша.
  
   - В том, что нам очень не хочется это делать, - призналась Шан-Де. - Драгослав говорит, командир лёг спать незадолго до того, как ты пошёл на пробежку. Но если он не появится в кабинете ур Фаэнтио через двадцать минут, нас всех ждёт нагоняй.
  
   - Ждёт, - согласился Крис, - и не только от Верховного комиссара. Алтеро вряд ли оценит милосердие вашего поступка.
  
   Троица многозначительно переглянулась. Драгослав, заметив укоризну в глазах седовласой чародейки, отвернулся и немного испуганно пробубнил:
  
   - Я же сказал, что надо будить! С самого начала сказал же ж! Почему вы меня не слушаете?
  
   - Надо, - подтвердил Анри. - Но я будильником не буду. В такую рань по будильникам часто прилетают кулаки и проклятия.
  
   Кристофу вспомнилось, как несколько декад назад Аль растолкал его ранним утром после нервной, практически бессонной ночи - ночи перед битвой с келпи. "Тогда я не заметил, чтобы его сильно мучала совесть", - подумал юноша и с трудом сдержал ехидную улыбку. Вот оно, время возмездия!
  
   - Ребята, я его разбужу. Надеюсь, он не слишком разозлится на старого друга.
  
   - Отли-и-ично! Молодчина, парень! Вот это решимость! Настоящий служитель! - Слава, воодушевлённый, вмиг вернувший себе обычные громкость и пыл, вскочил на ноги и от души хлопнул ефрейтора по плечу. Он сделал это по-дружески крепко, со всего маху; колени Криса подогнулись, и парень едва не потерял равновесие.
  
   - Удачи. Береги себя, - серьёзно произнесла Руфь вослед парню.
  
   - Ур Фаэнтио просил, чтобы вместе с шефом на всякий случай пришёл ещё один человек, кто-нибудь из нас! - техномаг повысил голос, увидев, что Кристоф уже распахнул дверь в коридорчик, ведший к спальням.
  
   Следователь махнул рукой, давая понять, что услышал последнюю реплику соотрядника.
  
  
***
  
   "А ведь вначале эта идея с будильником выглядела не такой уж плохой".
  
   Ефрейтор обвёл взглядом скромную комнатушку, размеры которой ощутимо уступали габаритам его собственной спальни.
  
   За минувшие декады юноша успел побывать в домах многих заказчиков. Ему приходилось заглядывать и в хлипкие хибары, и в квартирки простых горожан, и в небольшие частные постройки, и в богатые особняки. Все жилые комнаты чем-то походили друг на друга и в то же время заметно различались. Разумеется, в каждом доме обязательно было место для сна, но где-то стояла роскошная кровать с балдахином, а где-то постелью служил тощий матрац на полу. Каждый выделял какой-нибудь угол для хранения вещей, но опять же - некоторым хватало картонной коробки, иные предпочитали сундуки, а кто-то считал нужным включить в обстановку комнаты целое ассорти комодов, шкафов, этажерок и навесных полочек, которые при этом должны непременно гармонировать друг с другом, иначе никак. Гостиная рассказывает о внешней, показной стороне жизни семьи. Кухня - о внутреннем быте и вкусовых предпочтениях. Кабинет -- о работе своего владельца и о том, чем он занимается во время передышек от своего основного занятия. Спальня же повествует о человеке, который в ней живёт - по её обстановке можно составить наиболее полный и подробный портрет хозяина, ведь именно здесь он позволяет себе расслабиться и отдохнуть.
  
   Но комната, которую сейчас увидел Кристоф, неохотно поведала пару-тройку деталей о привычках своего жильца и замолчала.
  
   "Ну и ну. Неужели Аль действительно поселился здесь больше полугода назад?"
  
   Обстановка поражала сдержанностью и простотой. На столе - несколько неровных стопок книг разной тематики: литература по стандартной магии, энциклопедии, сборники произведений старинных и современных писателей и поэтов, каталоги оружия и артефактов, атласы; пирамиду венчал широченный, но совсем тоненький "Сборник карт звёздного неба с пояснениями по межпространственным смещениям". Все до единого издания - библиотечные, о чём свидетельствовали яркие синие, зелёные и красные наклейки, обозначавшие, из какого хранилища взят тот или иной экземпляр. На краю столешницы скромно пристроился обломок грифеля; рядом лежал лист бумаги, пустой. Между столом и стеной с трудом вписался гардероб, из замочной скважины дверцы торчал потемневший от времени медный ключ. Напротив - узкая кровать, больше похожая на казарменную койку, Крису приходилось спать на таких во время декадных полевых практик на последнем курсе Университета. Окна занавешивали блёклые, размытые желтовато-серые шторки, давно утратившие свой изначальный цвет. Стены были оклеены обоями, но настолько старыми, что узор еле различался. Саламандровый светильник на потолке ярко горел - шторка у него отсутствовала. Листок, карандашный стержень, прислонённые к спинке колченогого стула ножны с мечом, деревянная расчёска на подоконнике - и всё, более ни одной личной вещи. Ни полезных в обиходе предметов, ни безделушек - ничего.
  
   Алтеро спал, с головой замотавшись в одеяло. Снаружи оставались лишь рука, преграждавшая путь готовой свалиться подушке, да длинные пряди волос - пепельный на белой ткани, ярко-медный на пепельном.
  
   Поняв, что будить друга ему совершенно не хочется, ефрейтор заставил себя выудить из памяти то раннее утро после бессонной ночи, когда начальство ввалилось в его комнату с омерзительно бодрым "Подъём!" и вытряхнуло из тёплой постели, не дав толком прийти в себя. Жалость не пропала окончательно, но отошла на второй план. Всё-таки сейчас причина для действия - это просьба ур Фаэнтио, а не личная прихоть, поэтому ничего не поделаешь. Ведь так?
  
   - Подъём! - рявкнул служитель, рывком раскрыв настежь обе створки окна.
  
   Ворвавшийся в комнату ветер был не просто холодным - ледяным. В горле неприятно кольнуло, Кристоф запахнул куртку, борясь с искушением поднять воротник - шарф он оставил в гостиной. Возможно, зря.
  
   Невзирая на резкую смену температуры, дану просыпаться не собирался. "Что ж, придётся воспользоваться более суровым способом", - решил Крис, торопливо закрывая окно -- спящему-то явно без разницы, а вот ему самому не сказать, что тепло. Снова гаркнув "Подъём!", служитель ухватился за угол подушки и, потянув изо всех сил, выдернул её из-под комиссарской головы.
  
   Подушка оказалась совсем тощей, не толще вчетверо сложенного шерстяного одеяла. Ефрейтор озадаченно посмотрел на наволочку и заметил, что та порвалась - одну из пуговиц выдрало, как говаривала мама, "с мясом". Образовавшаяся в тонкой ткани дырка была совсем свежей. Неудивительно. Кристоф, только что проделал её своими руками, точнее - слишком грубым жестом, который хлипкая материя не выдержала.
  
   Аль преспокойно продолжал дрыхнуть. "Невероятно... А он, часом, не умер во сне?" - забеспокоился следователь. Всякое ведь случается. Вчера мейстер чуть не отправился на больничную койку. Вдруг приступ аллергии по какой-то причине повторился ночью? Никто не подоспел на помощь, и Алтеро...
  
   "Да нет, быть такого не может!" - Крис отмахнулся от слишком уж жуткой мысли, но осадок остался. В любом случае, пришло время тяжёлой артиллерии. Пора, наконец, опробовать тот способ, которым когда-то торговец Гин Юанон приучал своего юного отпрыска просыпаться в одно и то же время без будильника.
  
   Для перестраховки ефрейтор использовал энергозаклинание - совсем слабое, в пределах дозволенного. Для следующего действия понадобится побольше сил, чем ушло на подушку. Если и эта попытка потерпит неудачу, он капитулирует и вернётся в гостиную к соотрядникам. Пусть они, такие добрые и отзывчивые, сами попытаются добудиться своего командира!
  
   - Подъём!!! - заорал Кристоф и изо всех сил потянул за край одеяла.
  
   Кровать надрывно заскрипела, жалобно затрещал пододеяльник. Замотанное в одеяло тело дёрнулось, служитель от неожиданности отшатнулся назад, разжав руки, и налетел на стоявший позади стул. Оба - и парень, и злосчастный предмет мебели - с грохотом рухнули на пол. Чёрные ножны приземлились Крису на ногу. Дану скатился с постели и, вне всякого сомнения, проснулся - такой отборной брани ефрейтор не слышал со времён митхейновских осенних ярмарок.
  
   - Какая мухи тебя укусила?! - Аль, растрёпанный, в мятой сине-серой рубашке и форменных брюках, кое-как выпутался из одеяла. Разъярённо зыркнул на ефрейтора и тут же зажмурился, прикрыл глаза тыльной стороной ладони от яркого света саламандровой лампы. - Который час?
  
   - Половина седьмого утра! - бодро отрапортовал Кристоф. - Погоди-ка. Ты что, спишь прямо в оружейном поясе?
  
   - Кобура пустая, - успокоил друга Алтеро, нацепив на нос очки. - Из неё выходит неплохой очечник. А с кинжалом не расстаюсь потому, что несколько раз меня пытались прикончить, пока я спал.
  
   - Удивительно, почему они так и не преуспели! Я замучался тебя будить! - Кристоф не скрывал возмущения.
  
   - Так тряхнул бы за плечо, всего-то! - Аль тоже повысил голос.
  
   - За плечо? Ты в этом одеяле походил на гигантскую личинку! Попробуй разбери, где там у тебя плечо!
  
   - Всё равно мог бы придумать что-то помилосерднее! Проснуться от удара о пол - это, знаешь ли, не самое приятное ощущение!
  
   - Что я должен был сделать? Дёрнуть тебя за волосы? Скажи спасибо, что я не рискнул перевернуть кровауумпф!
  
   Метко брошенная мейстером подушка, угодив Крису в лицо, прервала парня на полуслове. Слегка озверевший ефрейтор, смяв наволочку так, что нитки затрещали, раскрутил подушку над головой и запустил ею в товарища. Алтеро, хохоча, увернулся от летевшего в него снаряда, и куль со всего маху врезался в стекло оконной створки. Раздался звучный хруст.
  
   Служители испуганно притихли. Подушка тяжело шлёпнулась на подоконник, откуда неуклюже перевалилась на пол, роняя куски слежавшегося пуха и обрывки перьев.
  
   - Всё нормально, - Аль заговорил первым. - Эти стёкла не пробьёт даже пушечный выстрел... если стрелять снаружи. Но и изнутри наверняка есть какая-нибудь защита.
  
   - Угу, - кивнул утихомирившийся Кристоф.
  
   - Догадываюсь, что твои действия - это не желание отомстить за твоё предыдущее раннее пробуждение, - дану вытянул из-под кровати сапоги и принялся распутывать шнурки, - поэтому хотел бы узнать настоящую причину злодеяния.
  
   - Это вопрос к Оскару ур Фаэнтио, - сообщил ефрейтор, поднимаясь на ноги и отряхивая куртку. - Велел немедля явиться к нему в сопровождении кого-нибудь из отряда. Слушай, ты не замерзаешь? Может, прогреть комнату заклинанием?
  
   - Прогреть надо бы, - согласился комиссар, - но мне не холодно... Итак. Вооружение - стандартное. Подождёшь меня в гостиной. На сборы - три минуты. И будь так добр, принеси из моего кабинета готовые отчёты, они лежат на столе поверх всех остальных бумаг.
  
   - На сборы? - переспросил Крис, решив, что ослышался.
  
   - Именно, - усмехнулся мейстер. - Ур Фаэнтио ведь просил меня позвать с собой кого-либо из соотрядников? Вот ты со мной и пойдёшь. Считай это наградой за незабываемую и такую эффективную побудку.
  
  
***
  
   Поскольку подавляющая часть этажей и коридоров штаба выглядела одинаково, Кристоф не мог сказать наверняка, приходилось ли ему бывать тут раньше. Кажется, они с Алем поднялись на двенадцатый этаж... или всё-таки на одиннадцатый? Если тот переход, по которому они шли к лестнице, ведёт на запад, то сейчас их занесло в Судейскую башню? Или же нет?
  
   Алтеро шагал довольно быстро, но вид у него при этом был настолько вялый и сонный, что в душу ефрейтора закралось подозрение - а вдруг спящий на ходу дану давно сбился с пути и плутает по зданию кругами? То ли ради проверки догадки, то ли из чистого любопытства Крис задал вопрос про обстановку комнаты. Ответ последовал незамедлительно и прозвучал довольно бодро, так что следователь воспрянул духом.
  
   - А откуда в комнатах берётся столько вещей? Если исключить предметы, которые реально необходимы, останутся всякие памятные побрякушки и прочее такое. Работать я предпочитаю в кабинете, а не в спальне, так что бумага и письменные принадлежности - там. Семьи у меня нет. От учителя достались зимний плащ, который давно превратился в рваньё, и меч с кинжалом, мои верные спутники. По магазинам и рынкам я шататься не люблю, так что новым покупкам взяться неоткуда. Того, что есть, мне вполне хватает.
  
   - И всё же у тебя слишком аскетичная обстановка, - заметил Кристоф. - Нельзя же так!
  
   - Почему нет? Багажа при переезде в другую комнату получится совсем мало - можно запросто унести в руках, без посторонней помощи. Есть постель, место для чтения и шкаф, спасающий мои пожитки от пыли. Что ещё нужно?
  
   Парень погрузился в раздумья, пытаясь найти хотя бы парочку весомых аргументов, которые его старший товарищ не оспорит. Но, едва Крис хорошенько продумал свою следующую фразу и приготовился её озвучить, мейстер тихо произнёс:
  
   - Пришли.
  
   Служители остановились перед высокой дверью красно-коричневого дерева. "Верх. Ком. ур Ф." - гласила надпись на листке, выведенная ровным, размашистым почерком с сильным наклоном вправо. Бумажка была пришпилена возле входа позолоченным, явно не новым дротиком. Дверь была приоткрыта; из-за неё в коридор просачивались блёклый свет саламандровых светильников и слабый аромат кофе.
  
   Аль громко постучался и тотчас же, не дождавшись отклика, вошёл. Кристофу пришлось последовать за начальством, хотя он предпочёл бы постоять в коридоре хотя бы минуту - собраться с мыслями, оправить костюм, пригладить непослушные волосы... Словом, принять должный вид, а уже после - предстать перед человеком, у которого сейчас в подчинении почти половина Следственного подразделения Центрального района столицы.
  
   Приёмная оказалась просторной, значительно больше гостиной штаба Четвёртого спецотряда. Несколько конторок, отгороженных друг от друга высокими тёмно-зелёными ширмами из тонкой непрозрачной ткани; вдоль противоположной стены - огромный, от пола до потолка, металлический стеллаж, до отказа заполненный папками и подшивками. У окна стояли здоровенный письменный стол и внушительных размеров кресло оливкового оттенка с бархатной обивкой и украшенными кистями подлокотниками. Над столом висело тяжеленное старинное зеркало в серебристой раме, ростовое. Ближе к двери, точно в середине вытоптанного ковра, неплохо сохранившего горчично-изумрудно-коричневое нагромождение красок и элементов, поблёскивал стеклянный столик с толстыми деревянными ножками, покрытыми немалым слоем лака. С двух сторон его окружили одинаковые квадратистые диваны со светло-бежевыми сиденьями и широкими чёрными спинками, плавно переходившими в подлокотники - словно яркую точку столешницы, отражавшую лучи саламандровых ламп, заключили в чёрные, непроницаемые, угловатые скобки.
  
   По центру стола на простой белой тканевой салфетке возвышался видавший виды, но не растерявший важности и солидности кофейник, весь в царапинах и следах ржавчины, с заметной вмятиной на округлом боку, которая выглядела, точно старый шрам на лице ветерана -- ничуть не портила, напротив, добавляла достоинства. Над его коротким, прямым носиком клубился пар. Вокруг кофейника почётным караулом выстроились три чашки и тарелка с солёным печеньем. В кабинете стоял приятный, пряный запах кофе и специй, из которых ефрейтор, к своему стыду, опознал только корицу.
  
   Один из диванов занял статный, широкоплечий мужчина с пышной рыжей шевелюрой, в которой проглядывали первые нити седины, курчавыми бакенбардами и усами, напоминавшими кисточки для вытирания пыли. Он сидел, закинув руки на спинку дивана и широко расставив ноги в кавалерийских сапогах. Мундир был чист - значит, служитель собирается куда-то ехать после разговора с Алтеро. Точно, распорядительницы вчера упоминали что-то про инспекцию...
  
   Взгляд серо-голубых глаз Оскара ур Фаэнтио, острый и настороженный, пробежался по вошедшим. При виде Аля складка меж густых бровей Верховного комиссара разгладилась. Он улыбнулся, как показалось Крису, с изрядным облегчением.
  
   - Извини, что вызвал тебя в такое время, Аурициэль, - голос мужчины был, вопреки раннему часу, бодр и собран, - но дело действительно важное. Помочь сумеешь только ты... нет, я не совсем удачно выразился. Правильнее сказать так - если ты эту задачку не раскусишь, придётся передать её кардиналам-коронерам. А это, сам понимаешь, не самый удобный и удачный для нас вариант.
  
   Алтеро с бесстрастным видом кивнул, пристально всматриваясь в лицо Верховного комиссара.
  
   - Тьфу ты, куда ж мои манеры делись? Забыли проснуться, что ли?! Извините, молодые люди. Присаживайтесь.
  
   Соотрядники сели напротив Оскара. Диван оказался удобным и на удивление мягким - пожалуй, даже мягче кровати, которая стояла у Кристофа в спальне.
  
   - Я попросил новую помощницу приготовить кофе, - продолжал Верховный комиссар непринуждённым тоном, каким обычно общаются со старыми друзьями. - Знаю, какую дрянь подают в столовой. Сам-то я её нормально пью и разницы особо не чую, но тебе, Аурициэль, она не по нраву, как мне помнится. Вы, ребята, завтракайте, не стесняйтесь. Я пока изложу суть дела. Кстати, что с документами? Ты их принёс?
  
   - Юанон, - Аль пихнул локтем в бок зазевавшегося товарища.
  
   Следователь, совершенно позабывший про две пухлые папки под мышкой, встрепенулся и положил свою ношу на край стола. Ур Фаэнтио смахнул отчёты на диван рядом с собой, пояснив:
  
   - Отлично, потом просмотрю. Это тот самый ефрейтор-новичок, который лучше Щёголя Тьери знает, как сражаться с келпи?
  
   Глаза рыжеволосого служителя смеялись, но мейстер вздрогнул, точно от болезненного тычка. Его ладонь, лежавшая на колене, сжалась в кулак, но голос прозвучал спокойно, с лёгким оттенком холода:
  
   - Да. Это Кристоф Юанон, ефрейтор. Один из лучших выпускников военно-магической кафедры Университета Магии.
  
   - Да ладно, не переживай ты так, - Верховный комиссар пододвинул к дану чашку, которую только что наполнил кофе почти до самых краёв. - Я ни на что не намекаю, просто поинтересовался. Со вчерашним разбором полётов закончили, и речь сейчас пойдёт совсем не о том.
  
   - А о чём? - Алтеро пригубил кофе и одобрительно хмыкнул. - Надо же, неплохо...
  
   Крис решил, что ему также не повредит взбодриться, и потянулся за кофейником, который уже начал остывать. Кофе оказался крепким, согревающим, обжигающим горло, с лёгкой кислинкой. Заедать такую вкуснятину солёным печеньем как-то не тянуло. Ничего, если сразу не отправят куда-нибудь на задание, время для завтрака точно найдётся. А если отправят - что ж, так тому и быть.
  
   - Ты в этом сомневался? - Оскар взял печеньице, но есть не стал, повертел в руках и кинул на блюдце, к молочно-белой кофейной чашечке. Рядом с его широкими, мясистыми ладонями хрупкая фарфоровая пара смотрелась странновато. - Как весть добралась до меня, я вмиг почуял, что мои ребята тут не помогут. Стандартная магия хороша, но не всесильна. Так что я выждал какое-то время, отправил девчушку за завтраком, а сам пошёл к вам в штаб. Вернулся, дождался новостей и понял, что не прогадал. Аурициэль, я не раз видел, на что ты способен в бою, но в магии разума ты разбираешься не хуже, верно? Я имею в виду её самые, как бы выразиться... деликатные аспекты. Тонкие операции с рассудком и памятью. Ты владеешь такими приёмами?
  
   Аль одним глотком допил остававшийся в чашке кофе и откинулся на спинку дивана:
  
   - Да. У меня крайне редко возникает необходимость в их применении, да и мороки много, но с этим направлением я знаком. Что именно от меня требуется? Стереть чьи-либо воспоминания?
  
   - Наоборот, - ур Фаэнтио вновь нахмурился. - Тебе предстоит разобраться, что произошло с одной служительницей. Её доставили в медчасть сегодня ночью. Она потеряла память. Не полностью, утрачен лишь один фрагмент. Мои подопечные осмотрели её и сообщили, что на девушке использовали какие-то чары, связанные с магией разума, но больше им ничего не удалось выяснить.
  
   - Вы подозреваете, что это - работа кого-то из "мастеров"? - дану наклонился вперёд, в глазах его загорелся огонёк интереса.
  
   - Именно, - Верховный комиссар также нагнулся к собеседнику, навалившись локтями на столик. - Бессильны оказались даже двое служителей одного со мной ранга, у которых я попросил совета. Кроме тебя, остаются мейстеры, что в подчинении у моих коллег. Их наберётся человека три, причём двое из них не в столице. После этого о произошедшем придётся сообщить Совету кардиналов.
  
   - Думаете, они затеют возню ради рядового служителя? - Алтеро улыбнулся, но взгляд его был настороженным, как у хищника, учуявшего поблизости врага.
  
   - Если бы рядового, стал бы я с утра пораньше разводить тут суматоху, - поморщился Оскар. - Девочка служит в Боевом подразделении, недавно получила звание капитана и попросилась в кардинальскую охрану, её кандидатуру быстро одобрили, предложили приступить к новым обязанностям после Зимней вехи. Оно и немудрено. Двадцатитрёхлетняя Астерия Ерки - родная сестра Холкеиды Ерки, личной помощницы Архимага. В Альянс пришла девять лет назад.
  
   По спине Криса пробежал холодок. Он понял, что новое поручение существенно отличается от всех предыдущих. Миссия не просто сложнее или серьёзнее, нет, пока она даже не попадает под определение "миссии" - перед тем, как что-то предпринять, предстоит разобраться, что именно надо сделать, хотя бы в самых приблизительных чертах. До этого ефрейтор разгребал исключительно рядовые, рутинные, очевидные случаи -- происшествия в городе, жалобы жителей, поиски по худо-бедно заметным следам. Сейчас же нет ни единого следа, если только Аль не найдёт какую-нибудь зацепку в ходе осмотра пострадавшей.
  
   Стоп. С чего он решил, что задание поручат именно Четвёртому спецотряду? Взбрело же в голову! Верховный комиссар наверняка полагает, что такое расследование не по зубам небольшой группе не самых высокоранговых магов, и возьмётся за дело сам. Или перекинет дело на кого-нибудь из коллег одного с ним звания. Что за глупая уверенность! Но некое внутреннее чутьё наперекор логике твердило, что Оскар ур Фаэнтио доверяет Алтеро. Он доверяет мейстеру Аурициэлю -- поэтому не приказал, но попросил о помощи и ввёл в курс событий. А значит, будет закономерно поручить именно Алю отыскать виновника произошедшего. Особенно, если Астерия Ерки действительно попала под заклинание "мастера".
  
   - Ясно, - вздохнул дану. - Зная энергичный характер леди Холкеиды, легко предсказать, что случится, если мы промедлим. Заканчиваем кофепитие. Пора работать.
  
  
***
  
   Кристоф до сей поры умудрялся избегать попадания в медчасть. Он видел лишь приёмное, и то всего дважды -- во время своей первой прогулки по Башне и вчера вечером, когда провожал Альту. "А ведь она сейчас где-то здесь", - подумал юноша и с трудом подавил неуместную улыбку. - "Точно где-то здесь. Едва ли она ушла в город на следующий же день после приезда. Либо отдыхает в комнате, либо уже приступила к исполнению нелёгких обязанностей целителя".
  
   Лазарет Центрального отделения представлял собой лабиринт, невероятно сложный и запутанный даже по меркам Башни с её абсолютно нелогичной и несимметричной планировкой. Коридоры пустовали. Белые стены навевали тоску, по молочного цвета полу и мозаичному серовато-бежевому потолку гуляли одинаково тусклые, скучные блики от магических пластин-светильников. Кое-где возле однотипных дверей, выкрашенных в лаймово-зелёный, темнели лавки и кушетки. Несколько раз по пути служителям встречались торопливо шагавшие куда-то лекари и медсёстры. Персонал на ходу раскланивался со следователями и молча спешил дальше.
  
   Крис не сразу сообразил, что причудливо изогнутые царапины на дверных косяках -- это номера помещений. Едва он обрадовался совершённому открытию, как ур Фаэнтио остановился возле кабинета под номером 43.
  
   - Сюда, только тихо, - шепнул Оскар, открывая дверь. Та распахнулась совершенно бесшумно, без малейшего намёка на скрип. Алтеро и Кристоф скользнули внутрь и очутились в комнатке, чем-то напоминавшей предбанник. На полу лежал войлочный коврик, бледно-голубой диванчик пытался слиться со стеной такого же оттенка, к нему сбоку прижималась этажерка с журналами и подшивками. Стоять на крохотном свободном пятачке было тесновато. Верховный комиссар кивнул на диванчик:
  
   - Садитесь пока. Гюстав что-то задерживается.
  
   Протиснувшись мимо начальства, соотрядники послушно заняли узкое и не слишком удобное сиденье. Крис не без интереса покосился на белую дверь с большим полупрозрачным окошком, словно покрытым белой плёнкой. Ур Фаэнтио, перехватив взгляд ефрейтора, улыбнулся уголками губ:
  
   - Что, молодой человек, не терпится начать рабочий день? Молодцом! Но подождите пока. Аурициэль, девушка в сознании, физических травм нет, на других планах -- тоже. Единственное повреждение -- память. Она ничего не помнит со вчерашнего вечера до того момента, как очутилась здесь. Причём понятие "вечер" тут растяжимое, приблизительный диапазон -- от пяти до восьми часов. Капитана обнаружил патруль Серых в одном квартале отсюда. Такое ощущение, словно преступник хотел, чтобы мы поскорее её нашли.
  
   - Или вернул, решив, что опасности она более не представляет, - Аль, сняв очки, растёр лицо ладонями. Не открывая глаз, повернулся к товарищу. - Юанон, блокнот при тебе?
  
   - Да, - Кристоф похлопал рукой по карману куртки.
  
   - Отлично. Повезло, что я взял с собой именно тебя. Твоя невосприимчивость к магии Разума придётся кстати. Ур Фаэнтио, пока я буду работать, ждите здесь... нет, лучше вообще в коридоре. Вероятно, я буду вынужден использовать сильные заклинания, которые рикошетят на довольно большую площадь. Ефрейтор Юанон в состоянии выдержать подобную нагрузку, поэтому без труда зафиксирует всё, что удастся найти. Зафиксируешь же?
  
   - Конечно, - Крис постарался ответить как можно уверенней.
  
   - А вот и Гюстав, - пробормотал ур Фаэнтио, обернувшись к входной двери.
  
   Верховный комиссар Гюстав Эф тенью скользнул в комнатушку. Кристоф не раз слышал об этом человеке, обладавшем необычайно сильным даром к магии Времени, но воочию видел впервые. Предсказатель был высок, но при этом сутул и сухощав. Он казался старше Оскара, хотя они были ровесниками. Сальные тёмно-русые волосы, стянутые в несуразно тощий хвост длиной до середины спины; мятая, не глаженая форма, ботинки в кляксах и мазках засохшей грязи; асимметричная щетина на подбородке и тонкие, едва различимые брови. Служитель был бы смешон, если бы не его взгляд. Ввалившиеся глаза, тёмно-синие, казались двумя бездонными озёрами, в тихой глубине которых скрывается немало опасных тайн и тяжких знаний, а их выражение больше подошло бы старцу, много повидавшему на своём веку и ничего из увиденного не забывшему.
  
   - Даже если воспоминания не удастся извлечь, есть шанс, что Гюстав что-нибудь заметит, - пояснил рыжеволосый мужчина. - Гус, толика магии разума тебе не навредит, если побудешь у границы радиуса?
  
   - Нет, - голос Эфа звучал сухо и отрывисто, - это наилучший вариант. Размер палаты стандартный. Получается, четыре метра? В соседних никого, само собой, обычная мера предосторожности. Аурициэль, вы точно... да, вы развернёте заклятие до такого масштаба, я вижу. Оскар, не вздумай оставаться здесь, жди снаружи. Никому не позволяй войти сюда, пока мы не закончим. Главное - задержать темноволосую женщину с двумя тонкими косичками. Двадцать восемь процентов вероятности, что она попадёт в зону действия и серьёзно пострадает, у неё повышенная восприимчивость к магии разума. Не допусти беды.
  
   - Понял, - кивнул ур Фаэнтио и скрылся за дверью.
  
   - Теперь вы, - Гюстав, прищурившись, взглянул на Аля. - Так, здесь всё в порядке, но не торопите события и не перебивайте пациентку. От этого многое зависит. А вы -- он переключил внимание на Криса, - достаньте блокнот, едва войдёте внутрь. Складной деревянный стул у стены, именно складной! Это важно. Не вздумайте выбрать другой. Удачи вам, молодые люди.
  
   - Учту, - бросил Алтеро.
  
   - Ясно. Спасибо вам, - Кристоф поспешил дополнить слишком короткий, почти грубый ответ своего товарища.
  
  
***
  
   Чертами лица и цветом волос Астерия Ерки напоминала свою сестру, мыслеснимки которой нередко мелькали в газетах. На этом сходство заканчивалось. Холкеида телосложением походила на спицу - высокая, тоненькая, будто в юные годы её чересчур усердно дёргали за ушки на днях рождения и нечаянно вытянули в длину гораздо сильнее, чем предполагала природа. Астерия же выглядела так, словно в детстве её от души приложили по макушке чем-то тяжёлым. Приземистая, коренастая, накачанная фигура наводила на мысль о родстве семейства Ерки с гномами. Взлохмаченные, почти до плеч, волосы топорщились вокруг густо покрытого веснушками лица; из-за короткой шеи создавалось впечатление, что голова лежит на мясистых плечах, как на перевёрнутом кверху дном длинном овальном блюде, какие обычно используют для рыбы.
  
   Девушка, одетая в длинную светло-синюю тунику, сидела в постели, облокотившись на пухлую подушку. Ноги её были укутаны одеялом. Толстые пальцы нервно мяли край пододеяльника - капитан определённо была в курсе событий и не испытывала восторга по поводу того, что ей предстоит. Хотя её серые глаза рассматривали появившегося на пороге палаты мейстера далеко не с дружелюбным выражением, ей хватило выдержки на то, чтобы вежливо поздороваться со следователями.
  
   Кристоф с нескрываемым интересом рассматривал палату - просторную, но при этом почти пустую. Широкая кровать, пара небольших тумбочек у окна, обрамлённого голубыми занавесками, несколько стульев у стены - одинаковых, белых, с низкими спинками и деревянными сиденьями. В угол забился небольшой походный столик с деревянным стулом, сколоченным из нескольких узких досочек.
  
   "Складной деревянный стул у стены, именно складной!" - вспомнились ефрейтору слова Гюстава. Не мешкая, он занял указанное место и достал из кармана блокнот, в котором за минувшие декады почти сровнялось количество чистых и исписанных страниц. Листая книжку в поисках пустого разворота, он краем уха слушал беседу дану и пациентки.
  
   - ... таким образом, меня интересуют только воспоминания прошлого вечера. Волноваться не о чем. Если хотите установить ментальные барьеры на какие-то более ранние воспоминания - милости прошу, я не против.
  
   - Вы не боитесь, что я утаю какие-то нужные вам сведения? - в голосе девушки звучала неприкрытая издевка.
  
   - Полагаю, это уже проверили до меня, - сухо ответил Аль. - Моя задача - разобраться в принципе действия заклинания.
  
   Астерия нахмурилась, на её скулах заходили желваки.
  
   - Я не до конца понимаю, как именно работают заклятия традиционной магии, - бесстрастно продолжал комиссар. - Но, насколько мне известно, связанные с обследованием разума стандартные чары никаких неприятных ощущений пациенту не доставляют. Сейчас всё будет иначе. К сожалению, моя магия не столь безобидна. Капитан Ерки, вполне возможно, что вам будет больно. Не нестерпимо, но всё же. Я надеюсь, ваших сил хватит на то, чтобы не нарушить концентрацию. Если вы отвлечётесь, последовательности мгновенно рассыплются и всё заклинание придётся собирать заново.
  
   - Что конкретно от меня требуется? - девушка заставила себя более-менее успокоиться, её голос зазвучал твёрдо, но оттенок неприязни не исчез. Крис заметил, что у Астерии подрагивают руки.
  
   - Сосредоточиться на последнем воспоминании прошлого вечера. Вспомнить всё, что сумеете. Нужна абсолютно вся информация, не только зрительные и слуховые образы. - Алтеро бросил плащ на ближайший стул и подвернул рукава рубашки.
  
   - Вся? - деловито переспросила капитан.
  
   - Эхо, мелкие детали, тактильные ощущения, запахи, ощущения от энергетики. Любая из этих мелочей может послужить важной зацепкой... Так. Сядьте лицом ко мне. Кристоф, приготовься.
  
   Служительница перебралась на край постели. Осторожно спустила босые ноги на прикроватный коврик. Аль наклонился над девушкой и легонько коснулся её висков кончиками пальцев.
  
   - Я готова, - голос Астерии прозвучал натянуто, но уверенно.
  
   Кристоф даже не успел заметить, когда заклинание начало действовать. Пространство палаты, в котором ощущались многочисленные, но хилые отзвуки целительских заклятий, вмиг заполнилось сиренево-фиолетовыми лентами, спиралями, цепочками заклинательных узоров. Где-то в коридоре тревожно, надрывно заверещал магоуловитель, сбитый с толку резким изменением энергетического фона.
  
   Стандартная магия включала в себя порядка сотни магических символов, из которых составлялись вязи того или иного заклятия. Эти знаки, составлявшие саму основу волшебства, лицеистам вбивали в голову ещё на первом году обучения. Врождённый дар позволял творить заклинания без использования этих символов, но такие приёмы были менее стабильными и расходовали больше сил. С другой стороны, к беззнаковой магии так или иначе приходили все способные к колдовству люди, старательно оттачивавшие своё мастерство в тех ветвях чародейства, к которым у них была предрасположенность.
  
   Древняя магия не основана на символах - это стало ясно сразу. Нити и ленты клубились, переплетались, плясали, шли рябью, разделялись и вновь соединялись, кружась вокруг Алтеро и Астерии. Ефрейтор заметил всего несколько знаков, но они не были похожи ни на один из известных ему элементов заклинательных вязей.
  
   Лиловое свечение заполнило всё помещение. В ушах зазвенело, перед глазами поплыли круги. Крис зажмурился и закусил губу, борясь с дурнотой. Сколько это будет продолжаться? Он потерял счёт времени. Сконцентрироваться не получалось. У невосприимчивости есть свой предел, и юноша чувствовал, что вот-вот достигнет этого предела.
  
   - Семнадцать сорок девять - последнее точно зафиксированное время. Отсчёт... Восемнадцать тридцать шесть - восемнадцать пятьдесят две - промежуток, попавший под действие заклинания.
  
   Громкий голос Аля ненадолго перекрыл жужжание в ушах. Кристоф кое-как нацарапал в блокноте озвученные мейстером числа - карандаш грозился выскользнуть из одеревеневших пальцев. Обошлось.
  
   - Последняя зрительно зафиксированная точка - улица Кавалерийская, дом двенадцать, по правую руку. Пятьдесят шесть шагов вперёд, поворот направо, триста восемьдесят шагов, поворот налево. Далее - начало среза.
  
   Давление не ослабевало, но отчего-то Крису стало легче. То ли он просто свыкся с ощущениями, то ли сумел как-то подстроиться, приспособиться. Облокотившись локтем на стол, юноша торопливо записывал то, что ему диктовал дану.
  
   - Уточнение времени. С восемнадцати сорока до восемнадцати сорока шести минут двадцати секунд. Окончание среза - три часа восемь минут. Возвращение тактильных и слуховых ощущений - на семь секунд раньше остальных. Слабый след телепортационного заклинания, тут же затёрт... Всё.
  
   Свечение пропало. Магоуловитель в коридоре, напоследок взвизгнув на тон выше прежнего, смолк. Алтеро, потирая лоб, отшатнулся от кровати, плюхнулся на подоконник и прислонился затылком к стеклу. Девушка ссутулилась и сжала голову трясущимися, вспотевшими ладонями.
  
   - Ну как? - после жуткого, тошнотворного жужжания собственный голос казался ефрейтору чужим.
  
   - Из хороших новостей - чары злоумышленника капитану не навредили. С ней всё будет в порядке после пары дней отдыха, - комиссар покосился на Астерию, которая вновь забралась под одеяло. Она была немного бледна и по-прежнему смотрела на мейстера с недоверием.
  
   - А из плохих? - Кристоф не без труда поднялся на ноги. Тело затекло, будто он много часов просидел в неудобной позе. Времени же прошло всего ничего - едва ли более десяти-пятнадцати минут. Небо за окном оставалось по-ночному тёмным, деревья кутались в иней, который упорно не желал таять.
  
   - Почти всё остальное. Зови ур Фаэнтио и Эфа.
  
   Служитель кивнул, кое-как доковылял на негнущихся ногах до двери и осторожно выглянул наружу. Гюстав Эф сидел на диванчике, опустив голову и мерно раскачиваясь из стороны в сторону. "Должно быть, он в трансе, - догадался юноша. - Тогда его сейчас нельзя тревожить". На цыпочках Крис прокрался к выходу из комнатушки, приоткрыл дверь и тотчас же захлопнул: в коридоре Оскар отчаянно ругался с кем-то из медперсонала. Едва ли ефрейтор мог перебить их, не повысив голос, а говорить громко нельзя - это помешает прорицателю.
  
   "Помнится, медальоны позволяют общаться с любым служителем, не только с соотрядниками", - вспомнил Кристоф. Что ж, вот и шанс попробовать представился. Превосходный, надо сказать, шанс - другого-то выхода нет.
  
  
***
  
   - Значит, работа "мастера"? - хмурый ур Фаэнтио побарабанил пальцами по спинке стула.
  
   - Вне всякого сомнения, - Аль старательно держал маску бесстрастности, но Крис видел, что его друг волнуется. - Я узнал ряд использованных им приёмов. Насколько мне известно, традиционная магия не способна удалить память целиком. Непременно останется эхо - ассоциации, запомнившиеся звуки и запахи, чувство наподобие дежа вю и тому подобное. Здесь же картина иная. Довольно большой отрезок времени стёрт подчистую. По отдельности убраны все ощущения, вся информация, которую так или иначе воспринимала капитан Ерки. Восстановить этот фрагмент не удастся...
  
   - Но что-то ведь ты вытащил, так? - нетерпеливо прервал его Оскар, мерявший шагами палату. - Нащупал след ауры заклинателя? Хоть что-нибудь?
  
   Астерия смотрела на дану с не меньшим нетерпением.
  
   - Господин Верховный комиссар, - тихо сказал Алтеро, - я тоже мейстер, но я не всемогущ. Мне удалось изучить три ветви древней магии, это так. Но изучить - не значит овладеть полностью. Есть чары, с которыми я научился управляться далеко не сразу. Есть заклятия, которые я вообще вряд ли смогу когда-нибудь опробовать, хотя продолжаю держать их в голове на всякий случай. Тот, кто использовал магию разума на капитане Ерки, не сильнее меня, но заметно опытней. Его вязи удивительно, я бы сказал -- идеально точны. Ни одного слабого участка, и при этом -- множество зазоров, где наверняка остались ловушки для волшебника, который неосторожно коснётся их. Если бы я попробовал считать энергослед, меня бы сразу засекли и вряд ли позволили бы уйти.
  
   Рыжеволосый мужчина, резко выдохнув, остановился возле кровати, напротив Аля.
  
   - Хорошо, Аурициэль. Пусть так. Что удалось выяснить?
  
   - Во-первых, прослеживается часть пути капитана. Зрительная память оборвалась раньше памяти направления. Я смог сосчитать её шаги. Исходную точку мы знаем. Остаётся взглянуть на карту и узнать, куда она шла.
  
   - Так. Ещё?
  
   - Во-вторых, обратно капитана Ерки доставили посредством пространственного заклинания перемещения живого объекта. Стандартное оно или древнее - неясно, но заклинатель был весьма ловок. Он мгновенно затёр след и телепортировался, тотчас уничтожив слепок заклятия.
  
   - Уже что-то, - одобрительно произнёс ур Фаэнтио, потирая руки. - Предыдущие служители, осматривавшие Астерию, только плечами пожимали да жаловались, что ничего не могут разобрать. Сомневаюсь, что в ходе расследования от них будет толк.
  
   Кристоф ничего особенного в последней фразе не уловил и продолжал, удобно устроившись на складном стуле, наблюдать за беседой начальства. Алтеро же эта реплика явно не понравилась.
  
   - Я знаю, куда вы клоните, - в его голосе прорезалось раздражение, - и прошу вас хорошенько подумать. Эта работа не подойдёт для спецотряда. Потребуется задействовать множество служителей, чтобы они изучили магический фон всего района - как минимум.
  
   - И никто из них не сумеет различить следы колдовства "мастера" и обычного мага, - отсёк Оскар.
  
   - Я сказал вам, что этот человек опаснее меня.
  
   - Но есть вероятность, что он владеет только магией разума, верно? Телепортацию мог осуществить кто-то другой.
  
   - И ещё с десяток чародеев страхуют их на всякий случай.
  
   - Для начала их надо найти. Потом решим, что предпринять в их отношении.
  
   - Ур Фаэнтио, - дану более не пытался казаться спокойным, - это неоправданный риск. Это... это безумие. Нам не справиться.
  
   - Это приказ.
  
   Суровый тон рыжеволосого служителя, его непреклонный вид и решительный взгляд дали понять, что пререкаться дальше не просто бесполезно - недопустимо. Разговор двух старых знакомых закончился. Теперь беседовали начальник и подчинённый.
  
   Мейстер спрыгнул с подоконника и отдал честь:
  
   - Слушаюсь.
  
   Ефрейтор, вскочив на ноги, последовал примеру своего командира.
  
   - Не переживай, - голос Оскара смягчился, - я осознаю опасность. Если потребуется помощь - сообщи, я соберу несколько своих отрядов и свяжусь с Боевым подразделением. Тебе не нужно обезвреживать цель. Ты обязан лишь найти её, а дальше действуй по своему усмотрению.
  
   - Так точно, - отчеканил Аль.
  
   - И не забывай про совет, который я дал тебе вчера. Ты ведь так и не обдумал его, верно?
  
   Комиссар собирался что-то ответить явно недовольному старшему, но не успел - дверь в палату распахнулась. На пороге стоял Гюстав Эф. Похоже, он только что вышел из транса - взгляд расфокусирован, движения замедленные и неверные. Шатаясь из стороны в сторону, точно пьяный, он с трудом добрёл до ур Фаэнтио. Размашисто хлопнув сослуживца по плечу, оракул неуклюже опустился на кровать, проехавшись плечом по высокой металлической спинке. Астерия, возмущённая подобной невежливостью, что-то неразборчиво пискнула и поджала под себя ноги.
  
   - Ну? Что ты увидел? - Оскар наклонился над предсказателем. Тот отмахнулся:
  
   - Подожди, не сбивай... Так... Астерия... Почти ничего. Одно-единственное видение, мало, да... и одна связующая нить.
  
   - Так что же? - рыжеволосый подтащил к кровати стул и сел на него задом наперёд, сложив руки на спинке.
  
   - Орхидеи, - произнёс Гюстав. И, заметив недоумение на лице ур Фаэнтио, добавил с таким видом, будто озвучил что-то очень важное: - Точнее, венок. Венок из белых орхидей. Где он находится, я не разглядел.
  
   - Венок, - разочарованно выдохнул Оскар. - Венок! И что это может значить?
  
   - Я не знаю, - Эф качнул головой, - но знает кое-кто другой.
  
   - Кто?
  
   - Он, - ответил прорицатель, указав трясущейся рукой на Кристофа.
  
   - Что? - Дурацкий вопрос слетел с уст сам собой. Крис растерялся. Каким боком он причастен к случившемуся с Астерией? Венок? При чём тут цветы? Сейчас растения с бутонами или листьями получится отыскать разве что в оранжереях -- на улице холодрыга, граница осени и зимы. Как они вообще выглядят, эти орхидеи?
  
   - Он? - изумлённо переспросил Алтеро.
  
   - Да, он, - настойчиво повторил Гюстав. - Молодой человек, вы уже как-то связаны с происходящим. Нить совсем свежая, не старше суток. Ну же, постарайтесь вспомнить!
  
   Сутки... Легко сказать! Кристоф неспешно начал восстанавливать в памяти, чем он занимался вчера. Пробежка, потом завтрак - всё как обычно, ничего особенного... Небольшое, простенькое задание, на которое они отправились вместе с Руфью -- поймать мага воздуха, который украл из оружейного магазина пару пистолетов и ольстры к ним. Воришка, юнец лет пятнадцати, собирался устроить дуэль со студентом, с которым повздорил вчера в трактире. Перед мысленным взором на мгновение промелькнула угловатая фигурка - острый подбородок, смешно торчащие локти и коленки, взлохмаченные тёмные волосы, отчаянные карие глаза. Паренёк, скорее всего, был уроженцем одной из южных областей. Его, вероятно, даже судить не станут -- подержат под арестом дней шесть-семь, отправят весточку родителям и отпустят, велев больше не нарушать закон. Товар-то не пострадал, да и продавец просил проявить милосердие к излишне вспыльчивому молодому человеку. Видел ли Крис орхидеи во время работы? В одном из переулков? В магазине? В окнах таверны напротив? Едва ли.
  
   Далее -- отчёт о позавчерашней миссии, тренировка по фехтованию. Вернувшийся с собрания Аль, который принёс... как там называлось это странное, но вкусное угощение? Нти-нтиш? Кстати, доесть его до конца так и не успели. Потом -- поездка на Торговую площадь с Руфью и Айзифой. Чая и кофе накупили столько, что на год хватит. На рынке он неожиданно столкнулся с Ларисой, они пошли в кафе, посидели, поболтали. Лариса попросила совета. Она принесла с собой брошь в позолоченной шкатулочке. Дурацкую керамическую брошь в форме... Ну конечно, вот же оно!
  
   - Вспомнил! - обрадовался Кристоф. - Было такое! Вчера, когда я встретился с однокурсницей! Она рассказала мне, что её родственник в последнее время часто отлучается в какой-то клуб или что-то вроде этого. Он никому не сообщает, куда именно ездит. До какого-то момента тратил там необычайно большие деньги. Лариса, эта моя знакомая, показала мне брошь-артефакт. Волшебной силы в нём было немного, как таковых заклинательных печатей я не заметил. Тогда мне подумалось, что эта штуковина похожа на магический ключ. Сама по себе она ничем не примечательна. Обыкновенная керамическая безделица, какие любят девчонки. И сделана она в виде цветочного венка. Вроде бы как раз из орхидей.
  
   - Замечательно! - встрепенулся ур Фаэнтио. - Есть свидетельница! Ты знаешь, как с ней связаться?
  
   - Знаю, - кивнул Крис. - Но она упомянула, что этот родственник, её кузен, сейчас уехал со своим отцом по делам. Хотя... кажется, они должны были вернуться сегодня ночью. До Фетто ведь не очень далеко, если по колейке, верно?
  
   Оскар цокнул языком. Они с Гюставом обеспокоенно переглянулись.
  
   - Не думаю, что эти господа покинули город, - мрачно сообщил предсказатель. - В Фетто вчера засекли банду Алых Рубак. Все дороги и телепорты перекрыты.
  
   Алые рубаки? Ефрейтор был уверен, что слышал это название, но не мог сообразить, где.
  
   - Серьёзно? - воспрянувший было духом мейстер вновь сник. - Тогда это безнадёжно. Риск слишком велик. Наверняка всю знать собрали в одном месте и тщательно охраняют, пока всё не уляжется. Вторая ночка вроде Белусской резни никому не нужна. Архимаг не повторит ошибок чародеев Каурана.
  
   - Да уж, серьёзнее некуда, - буркнул ур Фаэнтио. - Если что-то такое случится у нас, нам головы с плеч снесут! Не Архимаг, так Его Величество постарается.
  
   Точно! Алые Рубаки, они же "Ары", группировка магов-убийц! Они скитаются по всему свету, появляясь то в одной стране, то в другой, вырезая целые деревни, устраивая в городах кровавые бойни с сотнями погибших. Их босс, как говорят, не особо хорош в магии, зато отменно владеет холодным оружием. За опаснейшей из банд уже третий год гонялись чародеи практически всех государств. Нескольких колдунов обезвредили, но взять их живьём не удалось -- они дрались, словно берсерки.
  
   - Фетто... Получается, они пришли из Барауты? Это не связано с пересечением границы Каурана, о котором сообщили вчера? - осведомился Алтеро.
  
   - Нет, - качнул головой Гюстав, - они переправились на корабле. Четыре декады назад их видели в Фа-Саанге. Фетто блокировали позавчера. В прессе это пока умалчивается, иначе паники не избежать. Алые Рубаки подобрались чересчур близко к столице, это серьёзная ошибка с нашей стороны. Её придётся исправлять, причём немедленно. Жаль, но ни одного человека из Фетто вывезти не удастся, даже если он -- важный свидетель. Но не вздумай из-за этого тянуть время! Аурициэль, проведи расследование максимально быстро, основываясь на том, что есть. Если Ары решатся разнести по кирпичикам весь город, то и тебя, и меня отправят на передовую. Произошедшее с капитаном Ерки напоминает случайность, но в нынешней обстановке любое такое событие может оказаться фрагментом чего-то более опасного.
  
   - Я понимаю, - склонил голову дану. - Постараюсь справиться поскорее. У нас, по крайней мере, есть зацепка. Идём, Юанон. Предстоит много работы.
  
  
***
  
   Дружного завтрака на сей раз не получилось -- смена началась не с еды, а с работы. Аль поручил Крису узнать, исходя из направления и числа шагов, куда направлялась Астерия Ерки и где оборвалась ниточка её памяти.
  
   Сам комиссар, собрав остальных соотрядников у себя в кабинете, вводил их в курс дела. До черноволосого следователя сквозь неплотно прикрытую дверь долетали тихие обрывки фраз и фрагменты длинных, деловитых объяснений, которые то и дело прерывались басом Драгослава.
  
   Кавалерийскую улицу Кристоф нашёл не сразу. На огромной настенной карте Пелла Асимы были указаны не только проулки, но и дома с их номерами. Увы -- кое-где, особенно в центральных районах, художник увлёкся подробностями и вместо безликих квадратиков отрисовал целые миниатюры наиболее известных зданий. Пестрота и обилие мелких деталей отвлекали, из-за чего следователь не сразу заметил искомую улочку, которую частично перегораживали стены и шпили Башни Альянса.
  
   "Двенадцатый дом -- ровно в середине", - рассуждал юноша. - "Пятьдесят шесть шагов вперёд. Раз постройка находилась справа от Астерии Ерки, получается, она шла на восток. Какой ширины её шаг? Где-то сантиметров восемьдесят, наверное? Нет, много, она ведь невысокого роста. Шестьдесят? Нет, пусть будет шестьдесят пять. Шестьдесят пять на пятьдесят шесть... Около тридцати пяти метров? Нет, считать в уме не очень удобно. Где там был мой блокнот? А ведь мне ещё нужно отмерить расстояние на плане!"
  
   Пришлось сбегать в комнату за линейкой.
  
   Окончание первого отрезка пути идеально совпало с перекрёстком. Ефрейтор, обрадованный неожиданной точностью, ясно указывавшей на верность выглядевших крайне смутно прикидок, с энтузиазмом взялся за дело. Расчёты заняли совсем немного времени. Пушечная улица -- прямая как стрела, но не слишком широкая. Дальше -- поворот налево...
  
   - Ну как? Закончил? - Аль неслышно, точно кошка, приблизился сзади. За ним по пятам следовали Айзифа и Драгослав. Анри поспешил в свою комнату-мастерскую, следом быстрым шагом пересекла гостиную Руфь.
  
   - Закончил, - Крис с размаху воткнул в карту булавку-флажок. - Вот здесь.
  
   Комиссар привстал на цыпочки, рассматривая блёклые карандашные линии. Бросил взгляд на блокнот в руке товарища. Убедился, что ошибки нет, и выругался настолько громко и витиевато, что Айзи от неожиданности едва не выронила чашку.
  
   - Проспект маршала Джейко, - прочёл бородач, перегнувшись над начальственной макушкой, чтобы разобрать изукрашенную завитушками надпись на карте -- точно посередине между двумя миниатюрными фонтанчиками.
  
   - Проспект Джейко! - Аль с размаху ткнул носком сапога в гладкий бок соседнего стеллажа и поморщился от боли. - Даже и пробовать не стоит! Одна из самых оживлённых улиц. Толпа народу, куча зданий и проулков, уйма магазинов с артефактами. Энергофон в округе скачет постоянно, никогда не бывает в норме... Это безнадёжно. Так мы ничего не найдём. Нам ведь даже не известно точно, что искать.
  
   - Что-то с символом орхидеи? - предположила ундина. - Цветочный магазин, например. Или кафе. Орхидеи сейчас в моде... Ой, и правда. Ими в последнее время украшают всё подряд. Хотя венков из орхидей я пока не видела, только отдельные цветки и веточки.
  
   - Потрясти бы молодёжь из новобранцев, - Слава задумчиво перебирал пальцами густую бороду. - Наверняка найдём кого. Но вот времени на это много уйдёт, да. Если повезёт, управимся быстро, а если нет...
  
   - Спрашивать придётся, - дану, присев на подлокотник кресла, задумчиво теребил жестяную подвеску, украшавшую перевязь меча, - и я знаю, кого. Не самый приятный вариант, но другого выхода нет. Иначе мы будем возиться очень и очень долго.
  
   - Знаете, кого, - Драгослав не скрывал недоумения, - и собираетесь... - На лице замначальника промелькнула догадка, секунду спустя превратившаяся в абсолютную уверенность. - Ну уж нет! - рявкнул он и саданул по стене кулаком с такой силой, что иголки-пометки на карте дрогнули и заметно покренились. Несколько неплотно державшихся флажков упали на пол. - Не желаю иметь никаких дел с этим типом! Да не то что дел вести - слышать о нём не желаю! Этого драного лиса бы...
  
   - Я и не стану поручать это тебе, - осадил его комиссар. - Поеду сам. Возьму с собой Кристофа, поскольку им всё равно бы пришлось познакомиться, и лучше рано, чем поздно. Кристофа и... и Айзифу.
  
   - Нет! Мейстер, пожалуйста! Умоляю вас, не надо! Я не хочу! - отчаянно запротестовала девушка. - Мне и прошлого раза хватило! Лучше отошлите меня опрашивать рядовых! Я круглые сутки буду работать, честное слово! Я справлюсь, я узнаю то, что требуется! Но этот... Этого человека я не хочу видеть! Никогда больше! Я...
  
   - Айзифа!
  
   Резкий и неожиданно злой окрик Алтеро подействовал на служительницу не хуже ушата с ледяной водой -- или, поскольку Айзи была ундиной, не хуже пламени, полыхнувшего у самого лица. Девушка ошарашенно заморгала. Растерянно и немного жалобно посмотрела на Криса, также застигнутого врасплох вспышкой гнева старого друга. Перевела взгляд на недовольного, раздосадованного Драгослава, который явно был против, но не решался оспорить решение босса.
  
   - Айзифа, - повторил Аль куда более спокойным тоном, - пожалуйста. Других вариантов нет. Если я попрошу Руфь поехать с нами, Ёску нас на порог не пустит. А Слава устроит там такой дебош, что я ещё полгода буду тратить все деньги отряда на возмещение ущерба. Анри... Ты и сама прекрасно это понимаешь. Мне нужен человек, который уже знаком с этим пронырой. Без тебя не обойтись. Если ты откажешься выполнить просьбу, мне придётся отдать приказ.
  
   - Ладно, - неохотно кивнула ундина. - Но я буду держаться возле вас. Ни на шаг не отойду. Я не хочу оставаться в комнате наедине с этим мерзавцем, как тогда. Мне неприятно и страшно, когда он поблизости, а так... Я постараюсь помочь вам, чем сумею.
  
   - Отлично, - с явным облегчением кивнул комиссар. - Спасибо.
  
   - Так куда мы едем? Точнее, к кому? Это кто-то из Альянса? - нетерпеливо спросил Кристоф. Он успел понять, что от встречи не следует ждать положительных впечатлений, но был не прочь узнать, что именно его ждёт.
  
   - Он не из Альянса, - вздохнул Алтеро, - но готов сотрудничать с кем угодно, лишь бы ему платили.
  
   - Какой-то частный следователь?
  
   - Информатор он, - пробубнил Драгослав. - Ёсудзи Кёртис. Оборотень-полукровка, лисёныш. Известная в городе фигура. Зарабатывает тем, что собирает сведения обо всём, что происходит -- и в столице, и за пределами её, так-то. Особенно на теневую сторону заглядывается, конечно. Потом продаёт то, что сумел выяснить, тем, кому это интересно. Ему неважно, кто покупатель -- аристократ ли, мещанин, иль вообще преступник из Катакомб, были б деньги. Гадёныш, небось, успел обратить внимание на обладателей этих брошек и вынюхал, что да как. Пусть не всё, но основу точно ухватил.
  
   - И ты пользуешься услугами такого человека? - ефрейтор с упрёком взглянул на Аля. Следователь уже не сомневался в том, что Ёсудзи Кёртис ему не понравится.
  
   - А что поделать? - развёл руками дану. - Я выясню у него самый минимум, не хочу оставлять в его кассе всё жалованье за декаду. Два не самых приятных в нашей жизни часа -- и мы будем знать, что и где следует искать. Или же ты хочешь приступить к опросу рядовых служителей? Прокатиться по особнякам представителей высшего света, расспрашивая всех подряд, известно ли им что-нибудь о венке из орхидей? Вероятно, дождёшься шанса -- например, бала - чтобы на пороге залы останавливать всех без исключения гостей и потрошить их карманы и сумочки?
  
   - Ладно, ладно, я понял, - Крис поспешил остановить разогнавшегося товарища. - Информатор так информатор. Пусть будет так, раз иных нормальных вариантов нет.
  
   - Да и этот не слишком нормальный, - громко прошептала Айзифа.
  
   Комиссар то ли притворился, что не услышал её, то ли действительно отвлёкся, сверяя свои карманные часы с настенным циферблатом.
  
   - Когда выезжаете? - Слава не стал противиться развитию событий, но всем своим видом показывал, что решение начальства ему ни капельки не нравится.
  
   - Через полчаса, - Аль звонко захлопнул створку часов. - И без опозданий, ясно? Одежда -- гражданская, оружия -- по минимуму. Медальоны служителей не светить. Возьмём самоходку без гербов Альянса. Если не найдём ни одной свободной -- поедем в карете или верхом.
  
   - Верхом -- ни за что! - запротестовала Айзи. - Я ведь буду в юбке! У меня нет осеннего костюма для верховой езды!
  
   - Ладно, не верхом, - быстро согласился комиссар, явно не желавший очередного витка пререканий с подчинённой.
  
   Кристоф с грустью вспомнил, что повседневной одежды у него практически нет. В Университете Магии студенты носили форму постоянно, даже на выходных, поэтому необходимость в пополнении гардероба отсутствовала. Оставались почти новые вещи, в которых он ездил навещать семью перед вступлением в Альянс, и купленный про запас, чисто для "галочки", выходной костюм, весьма посредственного кроя и качества. Ух, ну почему он не подумал об этом раньше? Айзифа ведь предупреждала, что работа иногда вынуждает маскироваться! Что ж, придётся выбирать из того, что есть.
  
   Ефрейтор задержался в гостиной, чтобы стереть оставленные на карте карандашные пометки и поправить булавки-флажки. На это ушло почти десять минут драгоценного времени -- одна из иголок закатилась далеко под кресло, и доставать её пришлось заклинанием. Торопясь в свою комнату, прикидывая на ходу, какую из двух имевшихся рубашек выбрать, парень не сразу заметил, что огибающий гостиную коридор вовсе не пуст.
  
   Алтеро стоял у входа в мастерскую Анри, задумчиво покачиваясь с носка на пятку. Наконец, словно приняв какое-то решение, дану тряхнул головой и громко постучался в обшитую стальными листами дверь.
  
   Царивший в спальне шум сбавил обороты, но не умолк до конца.
  
   - Анри! Мы едем к твоему брату. Передать ему что-нибудь? - крикнул Аль, пытаясь перебить раздражающее позвякивание, доносившееся из комнаты техномага.
  
   В мастерской мгновенно воцарилась тишина, показавшаяся Крису несколько зловещей. Продлилась она недолго. Запертая дверь неожиданно дёрнулась и гулко застонала, будто по ней с размаху шарахнули чем-то тяжёлым.
  
   - Передай: я желаю, чтобы он сдох поскорее! - в яростном, полном ненависти крике ставший невольным свидетелем сцены юноша с трудом распознал голос всегда сдержанного и сосредоточенного Анри.
  
   - Непременно передам, - заверил его Аль, но техномаг уже не слышал своего шефа: грохот и лязг в комнате немедля возобновились, сделавшись при этом ещё оглушительней, чем прежде.
  
  

Глава 4

  
   В ангаре оставалась последняя самоходка без гербов Альянса - скорее всего, их попросту не успели нарисовать, поскольку в остальном машина совершенно не отличалась от служебного транспорта. Впрочем, экипажи такого типа нередко встречались на столичных улицах -- они пользовались популярностью ввиду вместительности, манёвренности и встроенной защиты, способной смягчить удар в случае аварии.
  
   Подобрать подходящую одежду оказалось проще, чем Крис предполагал. Форменные рубашки и брюки были лишены каких бы то ни было опознавательных знаков; надев вместо чёрной с нашивками куртки светло-коричневый замшевый жилет с меховой подкладкой, найденный в общем гардеробе, ефрейтор стал похож на обосновавшегося в столице наёмника из северо-восточных областей. Так как с мечом и ножами парень не расстался, образ послужил отличной маскировкой. Бандану Кристоф сменил на скрученный жгутом шнурок, худо-бедно прижавший падавшие на лоб вихры.
  
   - Головной убор мог бы и оставить, - Алтеро облачился в повседневный, лишённый изрядной части украшательств дворянский костюм, явно пошитый на заказ -- одежда сидела слишком хорошо для подобранной в лавке готовых нарядов. На простой, но изящной перевязи висели знакомые ножны с чёрным клинком. Кинжал и небольшой пистолет дану спрятал под полами тёмно-фиолетового камзола - видимо, заранее пришил петли, чтобы в случае чего скрыть часть снаряжения от любопытных глаз. Волосы он убрал под широкополую шляпу, украшенную чёрным пером, наружу выглядывала лишь пара-тройка пепельных прядок по бокам.
  
   - Мейстер, вам лучше перебраться на заднее сиденье, - посоветовала облачённая в длинное изумрудное платье Айзифа. На плечи она набросила плотную накидку из серебристого меха, а в руках беспокойно вертела шляпку с войлочными лиловыми цветами, которую накануне купила на рынке. - Крис похож на вашего телохранителя, который захотел сам сесть за руль, а мы с вами - на молодых бездельников-аристократов.
  
   - Значит, я буду похож на молодого бездельника, которому не терпится прокатиться с ветерком, - засмеялся Аль. - Вперёд!
  
   - Но... - попыталась было возразить ундина.
  
   - Айзифа, Кристофу нужно объяснить, к кому именно мы сейчас едем.
  
   - А, точно! Извините, совсем забыла, - смущённо потупилась девушка.
  
   Самоходка вынырнула из ангара на заснеженную дорогу. Колёса слегка заскользили на наледи, ефрейтор немедля сбросил скорость и плавно, очень осторожно развернулся. На центральной аллее, щедро залитой солнцем, снег и лёд успели растаять, но юноша всё же решил ехать помедленнее. Сейчас ему предстоит не только вести машину, но и внимательно слушать рассказ, а также не забывать сверяться с картой, заслонившей почти всю приборную панель.
  
   - Итак, - начал Крис, едва за экипажем затворились ворота штаба, - кто такой этот Ёсудзи Кёртис? То, что он - не самый славный парень в мире, я уже понял. А поподробнее?
  
   - Ты слышал нашу с Анри краткую беседу, не так ли? - комиссар потянул за ремень безопасности и тут же отпустил, раздумав пристёгиваться. - Ёсудзи Кёртис - это псевдоним. На самом деле этого ни капельки не славного парня зовут Ёску. Ёску Флорис. Он - брат Анри... Не зевни поворот.
  
   - Не зевну, - Кристоф поспешно перестроился в соседний ряд. - Ты успеешь рассказать? Или мне поискать кружной путь?
  
   - Не нужно... Так вот. Про семейство Флорисов ты вряд ли слышал до знакомства с нашим техномагом, но в армейских кругах о них знают, пожалуй, все. Флорисы из Кэйсо-нира - одни из основных поставщиков оружия для военных. Специализируются на клинковом, особенно - средних и крупных мечах. Сейчас там всем заправляет дядя нашего Анри, старший брат его отца. Ладно, речь не о том... Начало истории, в общем-то, банальнее некуда. Младший сын предыдущего главы семьи незадолго до свадьбы засмотрелся на юную служанку, лисичку-оборотня. Кажется, её звали Джилли Кёртис. Родни у неё не было. Невеста узнала о сопернице слишком поздно и вместо того, чтобы втихушку поговорить с будущим мужем, закатила грандиозный скандал. Вскоре весь город был в курсе случившегося. Родственники обязали непутёвого молодого человека содержать служанку до конца её жизни, а также - обеспечить всем необходимым ребёнка, который вот-вот должен был родиться. Ёску появился на свет где-то на вешку раньше Анри, так что они погодки.
  
   - И потом, когда подросли, начали ссориться?
  
   - Да нет, - вздохнул Алтеро. - Ребята, насколько я понял, подружились. Вместе учились обращаться с оружием под присмотром дедушек, отца и дяди, осваивали стиль фехтования Флорисов. Вместе ходили в начальную школу, в один и тот же класс. Вместе поступили в Магический Колледж города Умарлиха, оказались в одной группе, на одной и той же специальности. Где-то здесь, вероятно, и появились первые признаки, предвещавшие размолвку. Анри стал одним из лучших фехтовальщиков потока, в это же время у него проявился сильный дар к техномагии и алхимии. Ёску отменно овладел способностью превращения в оборотня, виртуозно освоил даже частичную трансформацию, но для хороших оценок этого было недостаточно. Старший брат начал отставать. Вскоре он очутился в нижней части списка успеваемости. Это его не устроило. Парень начал хитрить, и хитрил так ловко, что преподаватели чувствовали подвох, но ни разу не смогли поймать паршивца. Видимо, он задействовал какие-то артефакты и усилители на физической подготовке и занятиях по магии. И я догадываюсь, что Анри не только был в курсе происходящего, но и сам разработал несколько таких устройств, чтобы помочь Ёску. Изобретательный ум, умелые руки и недюжинный талант к колдовству -- опаснейшее сочетание... Братья закончили колледж с отличными результатами, при этом старший обогнал младшего в науках и искусствах, а младший превзошёл старшего в магических и боевых дисциплинах. И всё бы ничего, да вот беда - отец ребят решил, что таким способным детям нельзя бросать учёбу. Полагаю, Ёску до последнего сопротивлялся воле родственников, желавших отправить его в столичный Университет Магии...
  
   - В Университет? - встрепенулся Кристоф. - А на какую кафедру?
  
   - На ту же, что и ты. Военно-магическую, - улыбнулся Аль. - Оба поступили, но Анри попал в самое начало списка, а Ёску, невзирая на все уловки, очутился в конце. Тогда-то всё и пошло-поехало... Студенты, как ты знаешь, должны жить в общежитии Университета, исключения не допускаются ни для кого. Но Флорис-старший не хотел отправлять сыновей в незнакомый город, не перестраховавшись. Он попросил одного из своих давних деловых партнёров, какого-то генерала армии, приглядывать за ребятами. Имя я запамятовал, но не суть... Генерал согласился. Первый год обучения братья ездили к нему на длинные выходные, нередко с ночёвкой. Они держались вместе, как и всегда. Но к концу семестра у Ёску появились серьёзные проблемы с учёбой. Настолько серьёзные, что лисёныш оказался под угрозой исключения. Анри его вытянул, но на следующем курсе старший братец практически перестал появляться на парах. Чем он занимался во время прогулов - трудно сказать, но ясно одно: в какой-то момент парень спелся с людьми из Катакомб.
  
   - С преступниками? - нахмурился Крис.
  
   - Хуже, - качнул головой Алтеро. - С главарями, которые заправляют этими самыми преступниками. Его необычайно острый ум и потрясающая память вкупе с ловкостью и пренебрежительным отношением к правилам приглянулись теневым боссам. Ёску начал помогать кому-то из лидеров банд в поисках нужной информации о делишках его недругов. Работал он настолько успешно, что спустя год с небольшим все конкуренты его покровителя так или иначе сошли со сцены. Анри всё это время ждал, что брат одумается, просил преподавателей повременить с отчислением. Тогда-то и случилось то, что поссорило их окончательно.
  
   - Нападение? - Айзифа привстала с сиденья, чтобы лучше слышать рассказ мейстера.
  
   - Да. На особняк генерала, опекавшего ребят, был совершён налёт, - дану попытался повернуться к ундине, но украшавшее шляпу перо зацепилось за потолок самоходки и не позволило юноше это сделать. - Хозяев не было дома. Воры вынесли все ценности. Уходя, подожгли здание. При этом нельзя не обратить внимание на удивительное проворство преступников, умело обошедших все системы защиты, и тот факт, что все тайники были найдены и вскрыты в кратчайший промежуток времени. Вне всякого сомнения, грабителям помогли, и не нужно гадать, кто это сделал.
  
   - Ну и ну... - других слов ефрейтор подобрать не смог. До этой минуты он предполагал, что держит путь просто к не слишком приятному в общении человеку. Всё оказалось иначе. Служители ехали просить помощи у преступника, который стал виновником беды достойного человека, своего опекуна, и вряд ли испытывал угрызения совести по этому поводу. Криса передёрнуло.
  
   - Ёску не соглашался со своей причастностью к случившемуся, но и не отрицал её, - продолжал Аль. - Сразу после этого он покинул Университет, оборвав связи со всеми родственниками, кроме своего младшего брата. Взял псевдоним "Ёсудзи Кёртис" и с тех пор работает под ним. Как ни грустно признавать, этот тип - один из лучших в своём деле. Сейчас он, пожалуй, самый осведомлённый информатор в Пелла Асиме. Анри старается как можно реже вспоминать Ёску и хочет больше никогда с ним не встречаться. Наш техномаг выпустился из Университета в чине ефрейтора, как и ты, Крис. Занял вторую строку списка и сразу вступил в Альянс. Про своего брата Анри рассказал мне года три назад. Тогда моей группе требовалось срочно найти укрытия одной довольно опасной группировки. Мы обнаружили все убежища, кроме последнего. Сбились с ног, но так и не узнали, где их южное логово, а времени оставалось всё меньше. Тогда Анри сообщил, что знает, как он выразился, "быстрый, но омерзительный способ" выяснить, где недостающее гнездо. И Ёску действительно помог. Не бесплатно, конечно, зато мы успели в срок и накрыли всю банду одним махом. С тех пор я обращался к нему ещё пару раз. Стараюсь не злоупотреблять поддержкой со стороны, тем более такой... специфичной. Но порой иного выхода нет. Вот как сейчас, например.
  
   - Вот как сейчас, - эхом откликнулась Айзифа.
  
   - Что-то меня не тянет знакомиться с этим типом, - поморщился Кристоф.
  
   - Придётся, - развёл руками Алтеро, - и чем раньше, тем лучше. Я не сомневаюсь, что Ёсудзи Кёртис уже в курсе насчёт тебя - и я не только про те факты, что упоминают в газетах. Лисёныш крайне любопытен и, несомненно, попытается как-нибудь тебя расшевелить - взбесить, ударить по больному месту, выбить почву из-под ног неожиданным, неуместным вопросом или какой-нибудь провокационной репликой. Ни в коем случае не поддавайся ему, понял? Ответь как-нибудь коротко и нейтрально или вообще промолчи. Если Ёску поймёт, что из тебя ничего путного вытянуть не удастся, он вмиг отстанет. Айзи, к тебе это тоже относится! Ёсудзи ещё на прошлой встрече заметил, что тебя легко ранить даже вскользь брошенным словом. Игнорируй все нападки! Проявишь эмоции - только сильнее раззадоришь информатора. Твоё испорченное настроение послужит ему лишним поводом для радости.
  
   - Я постараюсь, - ундина, взглянув на скользящий за окошком ряд светлых, аккуратных каменных домиков, совсем сникла. - Мы приехали, да?
  
   - Угу, - почти синхронно отозвались служители, один - созерцая проплывающие мимо однотипные постройки, другой - краем глаза глянув на карту и заметив, что тонкая карандашная линия маршрута подошла к концу.
  
  
***
  
   Беленький двухэтажный домик за решётчатой изгородью ничем не отличался от соседних зданий - таких же узеньких, вытянутых вверх, с серовато-синей покатой черепичной крышей, высоким крыльцом и верандочкой сбоку. В небольшом палисаде росли приземистые, широкие вечнозелёные кусты-акхони, которым придали условно шарообразную форму. Сейчас кустарники больше походили на вросшие в землю валуны - мелкие, кожистые листочки оливкового оттенка радостно тянулись к земле, вверх же поднимались крайне неохотно, не распрямляясь до конца, словно росли под непрерывными порывами ветра. От клумбы осталось лишь несколько декоративных булыжников размером с капустный кочан; груда камней отчаянно щетинилась пучками сухой травы. В самом углу участка, навалившись на ограду облезлыми лапами, высилась ёлка - тощая и несуразная, будто бы недоумевающая, как её угораздило вырасти на таком крошечном клочке земли и вообще - каким ветром её сюда занесло. Ель была единственным деревом на улице, умудрившимся вымахать до своих более-менее нормальных размеров, деревца в соседних двориках едва дотягивались голыми макушками и корявыми ветками до окон первых этажей.
  
   Отличие пристанища информатора от соседских гнёздышек мирных обывателей стало очевидным, едва Кристоф выбрался из самоходки. Дом был окружён невероятно плотным барьером, настолько мощным, что воздух вибрировал. От забора шло лёгкое, раздражающее жужжание. Прищурившись, ефрейтор даже сумел различить очертания защитного купола, подобно огромному прозрачному колпаку накрывавшего всё здание с прилегавшей территорией.
  
   - Надо же, как окопался, - Крис остановился у светло-бежевой деревянной калитки, выглядевшей вызывающе хрупко и ненадёжно. - Интересно, кто и как поставил на такую малую площадь настолько сильное заклинание?
  
   - Не Альянс, - коротко ответил комиссар и нажал перламутровую кнопку звонка возле огромного стального почтового ящика, в котором запросто мог поместиться ребёнок.
  
   Дом по-прежнему безмолвствовал, энергетический фон не изменился, но ощущение тишины стало иным. До этого неширокая, чистая, прямая как стрела улица спала, не обращая внимания на нежданных гостей. Теперь же служителей заметили и насторожились, но предпринимать что-либо не спешили... пока.
  
   "Странно, - ефрейтор настороженно огляделся вокруг, - почему-то угроза исходит не только от дома Ёску, но и от других построек. Что-то не так с этим местом. Выглядит мирно, но Катакомбы совсем неподалёку отсюда. Вероятно, дело в этом?"
  
   Айзифа заметно нервничала. Она переминалась с ноги на ногу и беспокойно озиралась по сторонам, стараясь держаться поближе к нарочито расслабленному Алтеро. Аль поймал взгляд Криса и улыбнулся уголком рта - мол, всё путём - но ладонь его лежала на рукояти меча.
  
   Спустя полминуты, продлившиеся, по ощущениям, целую вечность, до служителей донёсся негромкий лязг замка. Калитка гостеприимно распахнулась. За ней никого не было.
  
   - Нас приглашают внутрь, - объяснил дану. - Вперёд.
  
   - А она точно не сама собой открылась?.. - Кристоф покосился на калитку, но его товарищ уже ступил на территорию информаторского логова. Пришлось следовать за ним и Айзи, не пожелавшей отставать от мейстера.
  
   "Ну разумеется, в такие дома вход по случайности или недосмотру не открывается", - запоздало сообразил парень, поднимаясь по узким белым ступеням, на удивление приятно и добродушно поскрипывавшим под ногами.
  
   Алтеро, не постучавшись и проигнорировав бордово-красный клетчатый половик со светло-серой надписью "подождите здесь", скользнул внутрь. Кристоф, переступая порог, оглянулся назад, на ограду, и увидел, как серебристый замок сам собой защёлкивается на массивной чугунной петле запора. Калитка была не настолько хлипкой, как подумалось юноше - лаково блестевшие досочки оказались лишь отделкой толстой стальной створки.
  
   Внутри было темно и довольно прохладно, но заметно теплей, чем на улице. Небольшой холл, подсвеченный одним-единственным магическим светильником, наглухо зашторенное высокое окно да ведшая на второй этаж широкая, крутая лестница с высокими ступеньками, укрытая ковром, цвет которого в полумраке различить не удалось - и ни других дверей, ни каких-либо предметов мебели; даже вешалки для верхней одежды отсутствовали.
  
   - За чем вы пришли? Что ищете?
  
   Низкий, бархатистый женский голос донёсся из-за спины Криса. Служитель подпрыгнул от неожиданности и резко обернулся, ладонь на автомате нашарила рукоять клинка. Айзифа, испуганно пискнув, проворно спряталась за спиной ефрейтора. Аль слегка дёрнулся - похоже, неслышное появление незнакомки застало врасплох и его.
  
   Лампа загорелась чуть ярче, но и без неё Кристоф успел различить чужую тень на фоне белой стены.
  
   На вид женщине было лет под тридцать. Пышногрудая, широкобёдрая, с тонкой талией, она походила на иллюстрацию с картинки в каком-нибудь модном журнале, из тех, что так любила листать Агнес. Скуластое лицо с округлым подбородком и пухлыми алыми губами - косметикой дама явно не пренебрегала, но отлично знала меру. Пышные, волнистые волосы чуть ниже плеч, вороного оттенка с каштановым отливом, явно крашенные - на проборе виднелась тонкая, светлая полоска настоящего цвета. Чёрное платье до пят, узкое, облегающее, с глубоким декольте и без рукавов - бараутского кроя; чёрные туфли на острых каблуках. Ни одного украшения, но незнакомка была великолепна и без них. Никакого оружия, ни одной заготовленной магической вязи - но Крис, заметив колючий взгляд серо-зелёных глаз красавицы, ни на секунду не усомнился, что она далеко не беззащитна.
  
   Пока служители пытались второпях сформулировать краткий и более-менее ясный ответ, со второго этажа донёсся звук неторопливых, размашистых шагов. Женщина вскинула голову и переступила с ноги на ногу - в боковом разрезе платья на миг показалась изящная ножка, обтянутая чёрной ажурной тканью.
  
   - Джеспер, расслабься, - послышался молодой, явно мужской, но при этом довольно высокий голос. Чуть помолчал и ехидно добавил: - Это свои.
  
   Ефрейтор заметил силуэт на лестничной площадке, но блёклое сияние лампы не позволяло детально разглядеть незнакомца. Тем не менее, ростом и комплекцией тот настолько походил на Анри, что следователю даже не пришло в голову усомниться -братец техномага явился встретить гостей лично.
  
   - Мне проводить их в гостиную? - бесстрастно спросила Джеспер.
  
   - О, полагаю, они в состоянии отыскать её самостоятельно, - заверил девушку информатор. - А ты, надеюсь, в состоянии отыскать кухню и подать моим... дорогим друзьям сносный завтрак.
  
   орогим друзьям?" Сама по себе фраза звучала вполне невинно, но интонация придала ей отчётливо издевательский оттенок. Кристоф нервно передёрнул плечами. Насупившаяся Айзифа держалась за его спиной, явно не планируя показываться владельцу дома на глаза, покуда это возможно.
  
   - Разумеется. А после этого, господин Кёртис, - интонация голоса темноволосой неуловимо изменилась, придав следующему вопросу совершенно не деловую окраску, - я буду вам нужна?
  
   - Будешь, - равнодушно бросил Ёсудзи и скрылся из виду, юркнув куда-то в сторону. Лишь пара длинных шёлковых подвесок-кистей на перилах лестницы качнулись, как от резкого порыва ветра.
  
   - Поднимаемся, - неохотно скомандовал Аль.
  
  
***
  
   В гостиную вела первая и единственная дверь слева.
  
   Обстановка не впечатляла. Комната заметно уступала размерами даже гостиной спецотряда в штабе Альянса. Обои с каким-то блёклым и невразумительным узором, поскрипывающий сквозь тоненький синий ковёр дощатый пол, пара магических светильников, сейчас выключенных за ненадобностью - сквозь белёсый тюль просачивалось достаточно света. Окно было огромным, почти во всю стену. Пара выкрашенных в белый стеллажей, два стола - большой письменный и обеденный, поменьше, на одном валяется успевшая покрыться слоем пыли папка, посреди другого одиноко замерла салфетница, в которую, помимо салфеток, каким-то образом затесалась позолоченная спица.
  
   Служители заняли высокие, тонконогие, полукруглые креслица вокруг кухонного стола, накрытого светло-пепельной скатертью. Дом явно не был рассчитан на приём нескольких гостей сразу, и Ёску пришлось подтащить от рабочего места широкий чёрный стул с обтянутыми тёмно-серой кожей подлокотниками.
  
   Действительно, телосложением информатор походил на своего младшего брата почти как две капли воды - такой же рост, та же ширококостность при заметной худобе, даже лёгкая сутулость и забавная манера вытягивать шею вперёд при ходьбе. На этом общие черты заканчивались. Кожа Ёсудзи была заметно смуглее, чем у Анри, волосы - более тёмные, медного оттенка, до плеч. Сравнительно короткие пряди, зачёсанные на затылок, фиксировались заколками-невидимками - видимо, парень не так давно принял решение отрастить чёлку. Черты лица - тонкие, хищные и несколько надменные, глаза - ярко-зелёные, узковатые и раскосые. Как и говорил мейстер, Ёску великолепно овладел частичной трансформацией - его заострённые уши напоминали звериные, а чуть закруглённые когти на тонких музыкальных пальцах могли стать опасным оружием, если мирно побеседовать не получится.
  
   Одежда оборотня-полукровки была предельно простой - чёрные брюки да белая рубашка, не застёгнутая на пару верхних пуговиц. На шее виднелась тонкая металлическая цепочка. Ёсудзи выглядел беззащитным, но Кристоф знал, что это впечатление обманчиво - человек, о котором рассказал Аль по пути сюда, вряд ли позволит себе расслабиться в присутствии чужаков. Бежевый пластырь с ребристым кантом, обвивавший босую ногу немного выше щиколотки и едва видневшийся из-под штанины, подтвердил догадку ефрейтора - похожими полосками, насколько он помнил, военные целители фиксировали на себе наборы отравленных игл. Ёску, перехватив взгляд парня, слегка нахмурился и тотчас же широко, презрительно оскалился, продемонстрировав ряд белоснежных зубов, слишком острых для человеческих, с заметно удлинёнными клыками:
  
   - Надо же, комиссар, какой у вас бдительный подчинённый! Быстро заметил, что я не безоружен. Вы натаскали отличную ищейку.
  
   - Это - опыт, приобретённый им в Университете, а не моя работа, - прохладно ответил Алтеро.
  
   - О, правда? - прищурился информатор. - Какая прелесть.
  
   Обычно таким тоном произносились фразы наподобие "какая гадость". Кристоф хотел было придумать достойный, не менее колкий ответ, но не успел.
  
   - Значит, Кристоф Юанон, - задумчиво, уже без тени насмешки, произнёс Ёсудзи. - Военно-магическая кафедра Университета Магии, выпуск в чине ефрейтора, на данный момент - помощь в раскрытии примерно тридцати дел, из которых самым интересным оказалось первое. Кто бы мог подумать, выйти против келпи вдвоём и не погибнуть, хотя сражение шло под водой... Бойкий. Сообразительный. Как наберётся опыта - станет опасным противником. Полагаю, в Опалённый Список его включат где-нибудь через год... если мальчик не полезет на рожон. Как вам такая перспектива, эрн Хейн? Нравится?
  
   - Помнится, я попал в Опалённый в возрасте четырнадцати лет, - в тон ему ответил дану. - Это не так страшно, как звучит. На каком я там сейчас месте? Всё ещё на сто втором?
  
   - Не беспокойтесь, - голос Ёску прозвучал искренне, будто он по-настоящему взволнован происходящим, - теперь на сто двадцатом. Так что заказывать вас никто не собирается, юный комиссар.
  
   - Что за Опалённый список? - не сдержал любопытства Крис.
  
   Алтеро не ответил. За него это с видимым удовольствием сделал Ёсудзи:
  
   - Опалённый Список - перечень подданных королевства, которых боссы теневого мира считают угрозой. В нём ровно тысяча пунктов - не больше и не меньше. За убийство указанного в списке лица главари Катакомб готовы выплатить награду. Правда, по-настоящему стоящий куш можно сорвать лишь устранением кого-либо из первой сотни... Кстати, эрн Хейн, наше нынешнее королевское величество сейчас занимает сто двадцать первую строку, так что кое в чём вы обгоняете даже самого правителя Астерби! Довольны?
  
   - Нет, - отрезал Аль. - Полагаю, добавление короля в Опалённый считается государственной изменой.
  
   - О, и вы намерены сообщить об этом своему начальству! - информатор звонко хлопнул в ладоши. - Тогда вас на пару декад поднимут до сотой строчки! Эмоции будут непередаваемые, не так ли, леди ундина?
  
   Девушка, и до этого явно чувствовавшая себя неуютно, нахохлилась и дрожащим голосом ответила:
  
   - Ты просто не понимаешь, каково это - постоянно ожидать удара, не зная, чья рука его нанесёт.
  
   - Напротив, - возразил Ёску, - понимаю. Поэтому люблю, когда кто-либо помимо меня испытывает эти ощущения. Впрочем, девяносто седьмая строка стала вершиной вашей карьеры. Едва ли вам удастся вскарабкаться повыше. Для этого нужно уметь ломиться вперёд, а вы этому так и научились. А вот господин ефрейтор, напротив, отменно пользуется этим приёмом. Подумать только, провести расследование и найти преступника, будучи на втором курсе Университета! Так выручить родное учебное заведение! Неужели оно стоило того?
  
   - Стоило, - буркнул Кристоф, стараясь игнорировать изумлённо-обиженный взгляд Айзи. Он знал - его сослуживцы не в курсе, кто на самом деле отыскал виновника краж в студенческом общежитии. Из всего отряда об этом было известно одному Алю, на правах командира сунувшему нос в присланное из Университета личное дело будущего подчинённого.
  
   - Ого! Поверить не могу! Неужели вы никому этим не похвастались? - и Есудзи издевательски, раздражающе заливисто расхохотался.
  
   Крис покосился на Алтеро. Тот едва заметно дёрнул плечом - мол, ничего не поделать. Общение с братом Анри оказалось куда более сложным и неприятным, чем ефрейтор предполагал. Дело было не в словах... нет, в них, конечно, тоже, но даже самая простая и невинная фраза в устах Ёску обретала въедливое, оскорбительное звучание. Полукровка был в своей стихии и от всей души наслаждался происходящим. Растерянность собеседников и их безуспешные попытки сориентироваться, перевести разговор в другое русло вызывали у него ещё большее веселье.
  
   Отсмеявшись, рыжий утёр выступившие на глазах слёзы тыльной стороной ладони и повернулся к дверям:
  
   - Джеспер, ты могла бы быть менее расторопной.
  
   - Могла бы, - согласилась женщина, небрежно брякнув поднос на стол. Тонконогие хрустальные фужеры опасно качнулись, жалобно звякнули лежавшие на тарелках столовые приборы. С большого металлического блюда ненавязчиво сползла крышка, из-под неё пахнуло чем-то запечённым. Накренившуюся бутылку вина, неплотно закупоренную, полукровка успел подхватить.
  
   - Тогда почему...
  
   - Потому что настолько не расторопные вам не нужны, не так ли? - по губам темноволосой скользнула лукавая улыбка.
  
   - Не нужны, - согласился Ёсудзи. - Умница. Возле стеллажей осталась банкетка.
  
   - Благодарю, но я, ваша скромная помощница, предпочту держаться в стороне, - Джеспер, ловко подтянувшись на руках, присела на край письменного стола. Поправила платье, вырез которого слегка перекосился, и закинула ногу на ногу.
  
   - Что ж, - Ёску широким жестом радушного хозяина обвёл содержимое подноса, - приступайте к еде, господа хорошие.
  
   - Я бы предпочёл приступить к беседе, - заметил мейстер.
  
   - Одно другому не мешает.
  
   - Странно. Ваши родители и учителя должны были обучить вас, как вести себя за столом.
  
   - О, они научили меня многому, - усмехнулся информатор. - В основном - всякой ерунде. То, что не приносило мне пользы, я забыл.
  
   - Вы ведь в курсе, что служителям при исполнении запрещено пить? - строго спросила Айзи, заметив, что других напитков Джеспер не принесла.
  
   - Я в курсе, но я у вас не работаю, - Ёсудзи галантно склонил голову. - Впрочем, я не обижусь, если вы откажетесь от хорошего клангского вина и обойдётесь одним лишь нашим сегодняшним яством.
  
   С этими словами оборотень поднял закрывавшую блюдо крышку. Поваливший изнутри пар не позволил сразу разглядеть кушанье, зато его удалось почуять. Кристоф тотчас опознал в гамме запахов цветную капусту - точно, она аккуратно расположилась по периметру тарелки; в приправу, похоже, добавили морковь и томат, а вот в центре лежала аккуратно порезанная на кусочки рыбина с мясом нежно-розового цвета и тонкими зеленоватыми прожилками...
  
   - Да как ты посмел! Негодяй! - ахнула Айзифа.
  
   - Что случилось? - Алтеро резко повернулся к ундине.
  
   - Это... Это же... - девушка дрожащей рукой указала на аппетитно благоухавшую рыбью тушку, - это же тавейлан! Священная рыба нашего озера, озера Меяр! Её разрешено есть только в определённые дни и далеко не всем! Мерзавец, да как ты посмел...
  
   - Ох, прошу прощения! Я не знал, - Ёску покаянно опустил голову. Тихо, но отчётливо добавил: - Я купил её у торговца на рынке. У хорошего, искреннего человека. Он даже не попытался меня обвесить. Предложил мне водоросли кэе в подарок, но я отказался.
  
   - Да ты... - вскочившая на ноги Айзи, казалось, была готова наброситься на информатора с кулаками.
  
   - Стой! - Кристоф схватил соотрядницу за плечо. - Успокойся! Ты же видишь, ему нравится тебя злить!
  
   - Я же говорил, - доверительно сообщил Ёзудзи комиссару, - сообразительный парень.
  
   Алтеро с заметным усилием разжал ладонь, стиснувшую рукоять меча, и с деланной задумчивостью произнёс:
  
   - Вот уж не думал, что представитель вашей профессии так плохо разбирается в национальных обычаях других рас.
  
   - Я информатор, а не культуролог, - рыжий картинно развёл руками. - Но скидку за новые сведения вам сделаю, так уж и быть.
  
   - Премного благодарен, - дану произнёс эти слова с заметным трудом. Ефрейтор не сомневался, что его товарищ, владей он собой немного хуже, с удовольствием вцепился бы в глотку техномагова брата.
  
   Служительница несколько раз дёрнулась, неуклюже пытаясь вырваться - у Криса что-то слегка хрустнуло в запястье - и, обмякнув, бессильно опустилась в кресло. Закусила губу, явно борясь с желанием заплакать.
  
   Ёску с деланной любезностью разлил по фужерам тёмно-бордовое вино, после чего переложил на свою тарелку серединку злосчастного тавейлана. Кристоф хотел взять немного цветной капусты, но, заметив застывшее маской ненависти лицо Айзифы, предпочёл остаться голодным. Аль, последовав примеру друга, проигнорировал еду, но вино всё-таки пригубил.
  
   - Неплохой букет, не так ли? - светским тоном осведомился Ёсудзи и сплюнул на край тарелки рыбную косточку. Ундина вздрогнула и поморщилась, как от боли.
  
   - Я не ценитель, - признался мейстер, - и предпочёл бы сразу перейти к сути дела. У меня, в отличие от вас, не так много свободного времени.
  
   - Что ж, - рыжий плеснул вина в ополовиненный бокал, - рассказывайте. Кого ищете на сей раз?
  
   - Не кого, а что, - качнул головой Алтеро.
  
   - Артефакт?
  
   - Нет. Место.
  
   Джеспер неспешно приблизилась к беседовавшим и встала за информаторским стулом, немного сбоку, чтобы видеть лицо дану.
  
   - А поподробнее? - Ёску перекинул руку через подлокотник, его ладонь мягко сжала наманикюренные пальчики помощницы. Женщина улыбнулась - неожиданно светло и наивно, как совсем юная девочка, в первый раз взявшаяся за руки со своим возлюбленным.
  
   - Клуб или что-то вроде этого. Скорее всего, там собираются молодые аристократы. Времяпровождение обходится в немалую сумму - до какого-то момента, последняя оплата - порядка двухсот золотых. Кому-то из посетителей, вряд ли всем, выдают артефакты-ключи. Форма - керамическая брошь с венком из орхидей.
  
   - Так-так, - Ёсудзи недовольно покосился на Джеспер, вновь вскарабкавшуюся на письменный стол, и потянулся было за бутылкой, но передумал. - Есть четыре варианта. За десять золотых я расскажу вам, где найти человека, который сузит круг ваших поисков. За тридцать - провожу вас к этому человеку, чтобы вы с ним поговорили... ладно, не тридцать, пусть будет двадцать пять, мне давно надо к нему заехать. За сто золотых в течение дня составлю перечень десятка с небольшим заведений, которые подходят под ваше описание. И, наконец, я могу сразу сообщить вам, что это за место, где оно находится и как туда проникнуть. Это обойдётся вам в пять сотен золотых, за дополнительную сотню я отрисую подробную схему помещения, включая все потайные ходы. Срок - один день. У вас ведь наберётся шестьсот золотых, не так ли, комиссар?
  
   - Наберётся, но не для вас, - Алтеро выудил из кармана увесистый кошелёк, щёлкнул замком и высыпал на поднос десятка три золотистых кругляшков. Несколько убрал обратно, остальные придвинул к информатору. Горка рассыпалась, пара монет попыталась, перескочив через бортик, скатиться на пол, но ефрейтор успел подставить ладонь.
  
   - Двадцать пять... Что ж, очень жаль, - вздохнул Ёску. - Вы редкостный скупердяй. Нравится сторожить свои сокровища, подобно дряхлому дракону?
  
   - Нет, но мне нравится, когда нет нужды беспокоиться о непредвиденных расходах, - слегка улыбнулся Аль. - Так вы согласны на такую сделку?
  
   - Джеспер, - Ёсудзи, смахнув монеты в пустую тарелку Кристофа, сунул её помощнице, - оформи всё как подобает. Я пока подготовлюсь к визиту. Буду отсутствовать около четырёх часов. Ты останешься здесь.
  
   - Как скажете, - женщина присела в некоем подобии книксена, порядком стеснённом узким платьем.
  
   - Айзифа, - комиссар поднялся из кресла вслед за информатором, - проконтролируй. Потом возвращайся в штаб.
  
   - Как скажете, - с явным облегчением отозвалась девушка. Перспектива поездки в одной самоходке с рыжим полукровкой не слишком радовала её. Общаться с равнодушной, беспристрастной Джеспер было куда проще и спокойнее.
  
   "Похоже, мне придётся на какое-то время стать водителем этого мерзавца", - мысленно вздохнул Крис. Приступы злости ему не были свойственны, но сейчас желание впечатать кулак в самодовольную лисью морду было практически непреодолимым. Парня останавливала лишь мысль о расследовании - если сейчас что-то сорвется, даже всем отрядом не удастся разгрести последствия.
  
  
***
  
   На сей раз Алтеро пришлось перебраться на заднее сиденье - Ёску отказался рисовать нужный путь на карте. Точнее, заломил за тоненькую карандашную линию такую цену, что мейстер немедля освободил место возле водителя.
  
   Белую рубашку оборотень сменил на рыжевато-багряную, надев поверх неё строгий чёрный жилет и тёмный камзол кофейного оттенка, расшитый золотистыми и медными нитями. Не забыл и про галстук-бабочку в тон жилету, и про перчатки - бежевые, из тонкой, шелковистой ткани. На подошвах тёмно-коричневых лакированных ботинок, начищенных до блеска, Крис приметил золотистые полоски - должно быть, защиту от заклинаний принудительной телепортации. Встопорщенные, наспех расчёсанные волосы прижала шляпа с лихо загнутыми полями и пучком охрово-горчичных перьев. Странноватый, вычурный образ довершала чёрная бархатная полумаска с вытянутым крючковатым носом, как у хищной птицы, украшенная замысловатым жёлто-оранжевым узором.
  
   - Не хотите лишний раз показывать своё лицо? - попытался съязвить Кристоф.
  
   - Поддерживаю образ. Люди искусства предпочитают иметь дело с теми, кто способен выглядеть и действовать неординарно, - неприкрытая ирония в голосе Ёсудзи дала ефрейтору понять, что колкость не удалась, а людям искусства не мешало бы внимательнее присматриваться к своему окружению, мало ли кто может туда затесаться. - После следующего дома - поворот направо.
  
   Самоходка вынырнула на широкую, оживлённую улицу, и следователь порадовался, что стёкла машины затемнены - ни прохожие, ни другие водители не заметят, насколько необычная компания втиснулась в один из экипажей, мирно ползший по крайней полосе.
  
   - То есть ваш маскарад облегчит нам работу? - Крис не сдавался.
  
   - Вам - нет. Но, несомненно, он облегчит работу мне, - ответил Ёску. Помолчав, любезно добавил:
  
   - Хотя и вам требуется определённая маскировка. Пускай не проработанная до мелочей, но достаточно убедительная, чтобы вас не завернули сразу по приезду.
  
   - Что, нам тоже придётся напялить дурацкие маски?
  
   - Нет, придумать не очень дурацкую легенду, - Ёсудзи ответил спокойно, не изменив тона, но Кристоф понял, что информатор не пропустил резкость мимо ушей и когда-нибудь непременно её припомнит.
  
   - По-моему, тут и размышлять не о чем, - подал голос Аль. - Вариант, с учётом нашей одежды и невозможности как-либо подготовиться, только один. Я буду молодым аристократом-провинциалом, который недавно перебрался в столицу, а Кристоф сыграет роль моего телохранителя.
  
   - Телохранителя? - растерялся ефрейтор. Словосочетание "сыграть роль" не понравилось ему с самого начала, оно навевало воспоминания о школьном хоре, где по праздникам вынуждены были петь все без исключения младшеклассники, и о нелепых спектаклях, которые дети показывали своим родителям и учителям дважды в год, перед летними каникулами и в День основания Митхейна. Часу позора каждый раз предшествовали долгие репетиции, начинавшиеся за вешку до представления, а порой и раньше. Хлопот от таких мероприятий было много. О пользе их оставалось лишь догадываться.
  
   - Спокойно. - Алтеро, очевидно, заметил далеко не восторженное выражение лица товарища в зеркале заднего вида. - Это не так паршиво, как кажется. Импровизировать и пороть всякую чушь придётся мне. Тебе предстоит всего-то крутиться поблизости с мрачно-настороженным видом, наблюдая за происходящим и односложно отвечая на вопросы окружающих. Справишься?
  
   - А что, у меня есть выбор? Как-нибудь да справлюсь, - вздохнул Крис.
  
   - С удовольствием на это посмотрю, - хихикнул Ёску. - Кстати, комиссар, вы тоже прекрасно повеселитесь. Вряд ли среди столичной молодёжи много ребят с пробуждённой кровью дану. Ваши алые пряди привлекут чересчур много лишнего внимания. Так что вам надо как-то замаскироваться под человека, а ещё - разоружиться. Меч у вас уж больно приметный. Одного моего маленького намёка хватит, чтобы окружающие поняли, что тут что-то нечисто. Впрочем, - добавил он, оскалившись в самодовольной улыбке, - вам достаточно накинуть мне пару золотых за молчание. А за щедрые пять золотых я, напротив, помогу отвести подозрения, если таковые возникнут.
  
   - Обойдётесь, - фыркнул мейстер. - Я сделаю так, что клинок никто не заметит.
  
   - Ого! Интересно. В эту древнюю железяку зашито какое-то мощное заклинание невидимости? - оживился Ёсудзи. - Не расскажете, какое? Я готов оплатить эту информацию по высокому тарифу.
  
   - Нет уж, обойдётесь... Разъясните, наконец, к кому мы едем. Надо полагать, к какому-нибудь завсегдатаю всевозможных развлекательных заведений? - раздался негромкий лязг, похоже, Аль отстегнул ножны от перевязи.
  
   - Ну что вы! - информатор картинно всплеснул руками. - Я не до такой степени бесчестен, чтобы сдирать с вас деньги за визит к кому-то настолько бесполезному! Через восемь минут мы подъедем к дому восхитительного маэстро Юнга Дантрела, владельца нескольких известных столичных концертных площадок, пары международных сетей ресторанов и множества местных клубов по интересам. Он всегда в курсе событий и новых веяний, и вы узнаете от него гораздо больше, нежели от меня.
  
   - Неужели кто-то переплюнул вас на поприще сбора информации? - Кристоф, невзирая на предыдущие неудачи, не удержался от шпильки.
  
   - Молодой человек, - наставительно произнёс Ёску, - специализация очень важна. Вы же не станете изучать какой-нибудь опасный амулет самостоятельно, а отдадите его научникам, верно? Тут то же самое. Мне достаточно знать, к кому обратиться по тому или иному вопросу и как связаться с нужным человеком. В развлекательной сфере господин Дантрел осведомлён куда лучше, чем я, скромный информатор из Катакомб.
  
   - Скромный, как же, - пробормотал Алтеро.
  
  
***
  
   Обиталище Юнга Дантрела, которое информатор обозвал "домом", представляло собой огромный дворец, охватывавший полумесяцем пологий, песчаный южный берег Карпова пруда. Тонкая, обманчиво-хрупкая ограда, пропитанная магией, светилась ярким, зловещим медно-красным.
  
   - Это защитное заклинание похоже на барьер вокруг Башни, - заметил Крис, даже в закрытой самоходке ощущая мощный поток энергии, струящийся сквозь узорчатую стальную решётку.
  
   - Работа Альянса, - подтвердил дану, торопливо перешнуровывавший сапоги, - один из самых дорогих вариантов. Круче него - только заклинательная сеть Королевского дворца, но её в свободную продажу, само собой, не пускают.
  
   - А вы весьма безрассудны, комиссар, - Ёску слегка улыбнулся, обнажив клыки.
  
   - Нисколько, - отозвался Аль. - То, что я озвучил, вам прекрасно известно.
  
   - Действительно, - вздохнул полукровка, - за все годы нашего знакомства мне не удалось вытряхнуть из вас ни крупинки по-настоящему интересной информации... Мы почти подъехали к воротам. Поворачивайте налево, к живой изгороди. Точнее, к прорехе в заборе, которую вы увидите вместо зарослей жимолости.
  
   - Надо же, - Алтеро, выпрямившись, поправил съехавшую набок шляпу. - Неужели иллюзия? Постоянная, на зацикленных заклинательных вязях?
  
   - Именно, - подтвердил Ёсудзи, щурясь от удовольствия, точно сытый кот. Удивление собеседников льстило ему, будто бы он сам подал владельцу замка идею о такой необычной детали и лично воплотил эту непростую задумку. - За ней ниша с воротами. Не очень большая, но эта самоходка втиснется туда полностью. Два длинных гудка клаксона, три коротких, один длинный и один короткий. Повторной попытки не будет. Ошибётесь, и на территорию вас уже не пропустят.
  
   - И вас тоже, - буркнул Кристоф, поморщившись. Искомый кустарник, внезапно вынырнув из-за широкого, приземистого конуса молоденькой сосенки, ослепил, словно вспышка света в кромешной тьме. По глазам полоснуло острой болью, виски сдавило, в ушах зазвенело, мир смешался и поплыл, как отражение на покрывшейся рябью воде. Юноша всё же успел развернуть машину и чудом разминулся с оградой, угрожающе полыхнувшей ярко-алым вслед неосторожно приблизившемуся транспорту.
  
   - Здесь есть ещё пара входов, - информатор вовремя придержался за дверцу, резкое торможение не застало его врасплох. - Я бы попал к Дантрелу в любом случае. Правда, пришлось бы прогуляться пешком...
  
   Крис опустил боковое стекло и выглянул из самоходки. Небо над дворцом маэстро оказалось куда светлее, чем над вечерней улицей. Как будто по тёмно-синему фону тонким слоем размазали хорошенько разбавленные водой белила - то ли дымка, то ли магический купол, не разобрать. Трёхэтажный пёстрый дворец подмигивал из полумрака разноцветными фонариками с верхушек витых башенок. Квадратистые витражные окна, слегка закруглённые сверху, блестели заманчиво, нарочито легкомысленно и дружелюбно, словно приглашая гостей поскорее войти в выглядевшее уютным, невзирая на всю свою аляповатость, строение. За зданием темнела полоса воды. Озеро было сравнительно мелким, но воздействию чар не подверглось и выглядело куда опаснее и загадочнее небосклона.
  
   Обитель Юнга Дантрела укрылась за двумя рядами низких деревьев, успевших лишиться листвы. Вокруг неё не по-осеннему радостно зеленел газон. Ни подъездной дороги, ни какой-либо тропинки ефрейтор не заметил. Широкая, порядка пары сотен метров, полоска луга была идеально ровной, но мало ли какие ухабы могут обнаружиться под внушающей доверие декорацией! Решётка по-прежнему полыхала медью, создавая зловещее впечатление, изрядно портившее сказочный пейзаж.
  
   - Сигнал, - как бы невзначай напомнил Ёску.
  
   Кристоф хотел было со всей дури ударить кулаком по клаксону, но в последний момент ему стало жаль ни в чём не повинную самоходку. Какой смысл срывать раздражение на машине, которая, к тому же, ему не принадлежит?
  
   Где-то с полминуты ничего не происходило. Забор всё так же предостерегающе светился в полумраке, на территории особняка ефрейтор не заметил ни малейшего признака движения. "Наверное, я всё-таки неправильно запомнил последовательность гудков, - решил парень, - или мне намеренно сообщили неверный код." Следователь неприязненно покосился на оборотня, ерошившего пальцами свесившееся с полей шляпы пышное, пушистое перо.
  
   Наконец одна из секций ограды потускнела, потемнела и беззвучно ушла под землю. Крис, опасаясь, как бы охрана особняка не передумала пропускать неожиданных посетителей, завёл мотор. Экипаж резко дёрнулся вперёд, вмиг преодолев отделявшую его от владений Дантрела черту, и тут же затормозил.
  
   - Дальше, дальше, - Ёсудзи нарочито плавно взмахнул рукой, указывая на замок. - К крыльцу. Газон самовосстанавливающийся. Через пару минут на нём не останется ни следа от колеи.
  
   Следователь кивнул и бережно потянул рычаг. Самоходка неспешно поползла по лугу, её немного болтало туда-сюда на влажной, рыхлой земле. Ровно подстриженные травинки легонько чиркали по днищу машины - этот звук походил на непрерывный, едва слышный шёпот, успокаивающий и усыпляющий.
  
   Полукруглое каменное крыльцо напоминало торт, составленный из нескольких коржей разных размеров. Верхнюю ступень наполовину заслонял невысокий полупрозрачный барьер с сигнальной заклинательной вязью, одновременно и защищавший вход от незваных гостей, и служивший поручнями. На ходу вживаясь в роль телохранителя, Кристоф первым покинул транспорт и внимательно осмотрелся, нарочито оживлённо вертя головой по сторонам и держа ладонь на рукояти меча. Вроде как убедившись, что всё в порядке (а если не в порядке, за это отвечать информатору!), ефрейтор распахнул заднюю дверцу самоходки. Аль спрыгнул на землю, одёрнул скособочившийся камзол и сощурил глаза, то ли разглядывая какую-то мелкую деталь на стене особняка, то ли пытаясь приноровиться к лившемуся из окон яркому свету. Служитель удивлённо нахмурился. Мейстер действительно смог замаскироваться. Хотя облик его почти не изменился, у Криса возникло впечатление, будто бы рядом с ним стоит незнакомец.
  
   Во-первых, черты лица комиссара слегка сгладились, замылись, потеряв лёгкий хищный оттенок, свойственный всем потомкам дану.
  
   Во-вторых, не было ало-медных прядей - волосы приобрели сплошной пепельный оттенок.
  
   В-третьих, фиалковый цвет глаз утратил фиолетовую нотку и словно бы выцвел, сделавшись блёкло-голубым.
  
   Кроме того, Алтеро был без очков, а перевязь пустовала. Зато из-под рукава выглядывал широкий браслет из чёрной кожи, цветом и материалом напоминавший ножны его чёрного меча.
  
   "Блокировка способностей крови, - понял Кристоф, - и, видимо, какой-то трюк с особенностями зрения. Но где же клинок? Неужели он способен как-то трансформироваться? Похоже на то. Жаль, что я вряд ли когда-нибудь узнаю этот секрет."
  
   Ёску, выбравшийся из самоходки последним, окинул комиссара пристальным взглядом и одобрительно кивнул. Из-за маски выражение лица информатора было не разглядеть, но ефрейтор не сомневался, что хитрый лис в восторге от происходящего. Вылазка служителей и их попытки собрать сведения для него были не более чем развлечением, этаким спектаклем-импровизацией, в котором и он сам, будучи режиссёром, принимал некоторое участие.
  
   - Что-то нас не торопятся встречать, - заметил Аль, рассматривая запертые створки двери, покрытые светлым перламутровым лаком.
  
   - Не сомневайтесь, - сладко улыбнулся Ёсудзи, - нас ждут внутри. Дантрел гостеприимен, но приветствовать посетителей он предпочитает в холле, а не на крыльце.
  
  
***
  
   - Добро пожаловать, - присела в лёгком, стремительно-небрежном реверансе светловолосая девушка.
  
   Позади неё замерли в полупоклоне, выстроившись в ряд, слуги - человек десять, все в одинаковых строгих чёрных костюмах, странновато сочетавшихся с ядрёно-оранжевыми рубашками.
  
   Крис, как предписывала вызубренная в Университете инструкция по сопровождению охраняемого лица, стоял позади Алтеро, держась чуть сбоку, чтобы в поле зрения попала не только широкая мраморная лестница с украшенной мозаикой балюстрадой, но и слабо освещённые ответвления коридора позади неё.
  
   Холл походил на музей, остро нуждавшийся в расширении площади. Картины занимали всё пространство стен от пола до потолка. Всевозможные натюрморты, пейзажи, портреты висели практически вплотную друг другу. Цвет настенных панелей просматривался едва-едва - кажется, они были красно-коричневыми. Потолок украшала роспись, копия "Дня Падения" кисти легендарного Рональда син Варатты - подлинник радовал взгляды посетителей Парадного зала Королевского дворца. Следователь не особо разбирался в искусстве и не мог сказать, насколько хороша репродукция, но работа его впечатлила.
  
   Было на удивление тихо, лишь издалека, с верхнего этажа, доносилась тонкая, надрывная мелодия скрипки. Владелец хоро?м, несомненно, стремился свести к минимуму посторонние, мешавшие музицированию звуки: ведшие на крыльцо двери прикрывала плотная бархатная штора светло-золотистого цвета; ноги ефрейтора по щиколотку утопали в роскошном разноцветном ковре с очень мягким ворсом, заглушавшим шаги.
  
   - Господин Дантрел подойдёт через пару минут. Он просит прощения за задержку и надеется, что вас не слишком утомит ожидание, - девушка произнесла эти слова с улыбкой, но карие глаза её были пусты и равнодушны.
  
   "Интересно, кем она приходится этому господину. Кто-то из семьи? Или охранница?" - Кристоф окинул незнакомку оценивающим взглядом. Она была среднего роста, подтянута, но довольно широка в кости. Густые, светло-русые волосы длиной ниже пояса лаково блестели в свете множества маленьких магических ламп, закреплённых по всему периметру потолка. Лицо с пухлыми щеками и острым, слегка выступающим вперёд подбородком добавляло ей лет, как и взрослое тёмно-синее платье - закрытое, в пол. Короткую, полупрозрачную накидку-болеро с длинным рукавом украшала оторочка из белых перьев. "Наряд - это обманка, создающая неверное впечатление. Девочке лет пятнадцать, не больше. Наверняка она - родственница Дантрела" - понял Крис.
  
   - Какие люди! Неужто это сам господин Киор-Тие? - громкий, хорошо поставленный мужской голос произнёс эти слова с подчёркнутой восторженностью и подозрительно чистой искренностью.
  
   Атласный занавес, закрывавший полукруглый арочный проём напротив входных дверей, распахнулся; мелькнул силуэт слуги, торопливо отступившего в тень шторы. К гостям спешил полный, грузный мужчина лет сорока, смешно семеня непропорционально маленькими ножками в каблучистых туфлях с пышными алыми бантами. Бело-золотистые кудри на его голове - вероятнее всего, парик - подпрыгивали в такт шажкам, обтянутое плотной золотистой тканью камзола брюхо колыхалось, точно на пружинах; жалобно трепыхалось курчавое белоснежное жабо, прижатое сверху внушительным третьим подбородком. Розовощёкий, с гладко выбритым лицом, надушенный, напудренный и улыбавшийся во все тридцать два зуба толстяк, несомненно, не представлял ни малейшей опасности, но продолжавший играть навязанную ему роль телохранителя ефрейтор всё же сурово сдвинул брови и вышел вперёд, заслонив плечом своего "подопечного". Аль недовольно цокнул языком, и Кристоф с наигранным недовольством вновь нырнул за спину товарища.
  
   Подбежав к Ёску, Юнг Дантрел - это, вне всякого сомнения, был он - ухватил информатора за руки и принялся трясти их изо всех сил, мелко, радостно кивая, будто заводная кукла, и старательно растягивая рот в улыбке. Разжав хватку, окинул Ёсудзи взглядом, укоризненно покачал головой и тотчас же заключил в крепкие объятья, заметно смягчённые огромным брюхом. Оборотень осторожно высвободился из благоухавших чем-то цитрусовым тисков и похлопал мужчину по плечу:
  
   - Давно не виделись.
  
   - Давно, очень давно, - укоризненно заметил Дантрел, - а вы, господин Киор-Тие, так и не изменили своему излишне строгому стилю! Как будто на работу ко мне приезжаете, а не за душевным разговором, право слово! Где, скажите на милость, кружева? Я ведь не раз повторял, что к вашим глазам идеально подойдут украшения с хризолитами в золотой оправе!
  
   - Право, друг мой, - мягко улыбнулся Ёсудзи, - не будьте так суровы! Я предпочитаю удобство красоте, иначе мне никак не успеть разобраться в срок со всеми делами.
  
   - И точно, - согласился вмиг забывший о наигранном раздражении собеседник, - вы-то постоянно перемещаетесь с места на место! Нелегка ваша доля. Полагаю, я смогу организовать для вас должный отдых. Разумеется, - маэстро подмигнул, - наша беседа не потеряет от этого ни грамма серьёзности. Но прежде, чем мы приступим к обсуждению старых и новых вопросов, прошу представить мне вашего юного спутника.
  
   Ёску повернулся к дану и насмешливо прищурился. Крис, до этого едва справлявшийся со смехом - слишком уж комичной была сцена встречи двух знакомых - тотчас собрался. Словно пелена спала с его глаз: Юнг Дантрел выглядел дружелюбным и радушным хозяином, внимательным и предупредительным по отношению к гостям, но и охранники, и слуги были для него пустым местом -- он не удостоил ни одного из них и взглядом.
  
   - Рад встрече с вами, господин Дантрел, - голос Алтеро звучал непринуждённо, даже весело. - Эйвин Ласс-Аурициэль, к вашим услугам.
  
   - Какой милый молодой человек! - восхитился толстяк. - Насколько я понимаю, вы не из столицы? Семья Аурициэль всегда держалась ближе к северу...
  
   - Совершенно верно. Моя ветвь живёт в Эфку.
  
   - По правде говоря, маэстро, - вклинился в диалог Ёсудзи, - я бы предпочёл, чтобы для начала вы переговорили с господином Ласс-Аурициэлем. Его дело куда более важное и сложное, нежели моё. Я же тем временем хотел бы ознакомиться с новыми полотнами Песчаного Братства Ся-Вейры. Насколько мне известно, вы успели выставить их в Малом Зале Каурана...
  
   - Конечно, мой дорогой друг! - Юнг Дантрел звонко хлопнул в ладоши. - Бет-ли! Это Бетлибо, моя новая приёмная дочь, - он приветливо кивнул светловолосой девушке. - Бет-ли, душечка, будь добра, покажи господину Киор-Тие наши новые экспонаты... Ладно, солнышко? Вот и умничка! Позаботься о нашем славном госте, но не перегружай его. А мы с господином Ласс-Аурициэлем проследуем в Чароитовый кабинет...
  
   - Ничего, что ты использовал часть своей настоящей фамилии? - улучив момент, тихо спросил Кристоф.
  
   - Нормально, - шепнул Аль. - Ласс-Аурициэль - фамилия старшего брата моей матери. Семья большая, у главы дома уйма детей и племянников. С генеалогией - полная путаница. Одним наследником фамилии больше, одним меньше - посторонние точно не заметят.
  
   - А твоя мать...
  
   - Ушла из дома после крупной ссоры, - буркнул мейстер, явно недовольный любознательностью друга. - Не будем об этом.
  
  
***
  
   - Мода подобна воде. Мода переменчива и в то же время неизменна. Наши постоянные ценности замурованы в вечных северных льдах, подобных Куполам хребта Нёль. Наши сиюминутные ценности зависят от лёгких движений, пускающих рябь по поверхности воды - будь то щепотка речного песка, летний ветерок или колечко, сорвавшееся с тоненького пальчика юной особы, любовавшейся своем отражением в зеркальной глади озера с воздушной самоходки, - разглагольствовал Юнг Дантрел, вперевалочку прохаживаясь вдоль нежно-сиреневой стены, увешанной изящными деревянными полочками разных форм и размеров, но одного стиля.
  
   На многочисленных стеллажах, этажерках, кашпо и подставках размещались всевозможные экспонаты, разномастные и разновозрастные - статуэтки, посуда и столовые приборы, странные артефакты, о назначении которых оставалось лишь догадываться, музыкальные инструменты, книги и альбомы, горшки с растениями; здесь присутствовали даже представители животного мира - в террариуме на невысокой тумбе копошился огромный жук-рогач с панцирем чёрно-индигового цвета, усеянным бело-серыми крапинками, напоминавшими звёзды на ночном небе; над головой чирикали и посвистывали маленькие белые птицы наподобие синиц, с лиловыми хохолками и спиралевидными хвостами; у сидевшего в клетке с ажурной решёткой кролика шёрстка отливала аметистовым, а глаза были ярко-лавандового цвета.
  
   Для иной мебели в кабинете почти не осталось места - поместились только круглый одноногий столик с прозрачной столешницей и несколько полосатых кресел. Вся обстановка помещения была выдержана в фиолетовых тонах. Пол - каменный, белый со вставками чароита. Окна отсутствовали; по одной из стен протянулись длинные и узкие, в ладонь, щели, но переливчатые, почти не прозрачные стёкла густо-пурпурного оттенка не позволяли понять, служат ли эти проёмы чисто для украшения. Крис не удивился бы, узнав, что за ними находится стена.
  
   - Когда Его Величество играл свадьбу, - продолжал маэстро, - он приказал оформить место проведения сего торжественного обряда маленькими кустовыми розами бело-золотистого оттенка. Но в моду вошли не они, нет - людям приглянулись синие анемоны на поясе, украшавшем стан Её Величества. Популярность анемонов сохранялась более пяти лет, да и сейчас их нельзя назвать безнадёжно устаревшими. На церемонии Посвящения наследного принца многие придворные дамы держали в руках кауранский гелениум. Ярко-жёлтый цветок как нельзя лучше подходил для оформления празднества, ведь во время своей речи король упомянул, что годы его правления станут временем возвышения и величия Астерби, над которой воссияет яркое солнце. Внутренние конфликты наконец-то утихли, прекратились все раздоры. Пора процветания, пора всеобщего мира и спокойствия - тема неискоренимая и горячо любимая народом, иногда с неё необходимо стряхивать пыль. Династия Гираард прекрасно чувствует нужный момент, благодаря этому они держатся на троне третью тысячу лет - колоссальный срок, не правда ли?
  
   - Вечного солнца над домом Гираардов, - проронил Аль. Он сидел в кресле, закинув ногу на ногу и подперев голову рукой. Дану почти не шевелился, пристально наблюдая за грузным мужчиной, который бродил меж своих экспонатов, лучась поистине отцовской гордостью. Крис замер по левую руку от товарища, предусмотрительно отступив в тень невысокого, метра три, деревца с приплюснутой, словно блин, кроной. От свисавших с ветвей мелких бледно-розовых цветков, меланхолично покачивавшихся на тонких стебельках-спиральках, шёл едва уловимый аромат, чем-то напоминавший можжевельник.
  
   - Именно, - Дантрел остановился рядом с подставкой, на которой пирамидой выстроились обитые светло-фиолетовой тканью шкатулки - нижняя размером немного уступала сундуку, в верхнюю поместился бы разве что патрон от крохотного дамского пистолета. - Солнце - символ света, дня, удачи, благословения, щедрого урожая, периода счастья и тепла. Этот смысл сохраняется с древнейших времён, когда ещё не было учёных, изучавших небесные светила. Поскольку солнце - неотъемлемая часть нашей жизни, значение его никогда не устареет - меняться будут лишь малозначимые ассоциативные ряды, некоторые отождествления и научные данные... Прошу простить, я несколько отвлёкся от основного вопроса. Итак, мы остановились на предпочтениях нынешнего столичного общества, не так ли? Цветочные символики?
  
   - Совершенно верно, - кивнул Алтеро. - Я бы уделил особое внимание вариантам, которые не вызовут отторжение и у более старшего поколения. Нечто консервативное, вписывающееся в привычные им рамки.
  
   Маэстро, с ощутимым трудом протиснув своё пузо между двумя кадками пушистого густо-лилового мха, слегка искрящегося в приглушённом свете комнаты, дотянулся до столика и проворно цапнул нетронутый бокал белого вина.
  
   - Если рассматривать период с весенней вехи по текущее время, то... Гм. Прежде всего, пеларгонии. Хотя их я бы вам не советовал - они утратят свои позиции к следующей весне, в этом нет никаких сомнений.
  
   "Вот и славно", - подумал ефрейтор, никогда не слышавший о таких цветах.
  
   - Ваша тётушка хочет выбрать для своего клуба-ресторана именно цветочный символ? Или растительные также рассматриваются?
  
   - Именно цветочный. Она горячо настаивала на этом.
  
   - Цветочный... Значит, ива не подойдёт. Какая жалость, какая потеря... Что ж. Могу предложить петуньи - они сохраняют стабильную популярность второй год и пока не собираются сдавать позиции. И, пожалуй, орхидеи. Разгон они взяли слабый, но после второй вехи начался прямо-таки бум на эти цветы. Признаться, я несколько спровоцировал его - подновил пару театральных площадок, к которым посетители начали терять интерес. Теперь зрители называют восхитительную Сару Вэйат, новую приму театра Дины Ласточки, Белой Орхидеей. Вы успели посетить нашу новую постановку, "Вечер в Заречных садах"?
  
   - Нет, - качнул головой Аль. - Но я уже взял билет. Не удержался. Хотя семья просила меня помнить, что поездка сугубо деловая...
  
   - Имею все основания полагать, что вам понравится, - расцвёл в улыбке Дантрел. - Как бы то ни было, орхидеи сейчас на пике моды. И я собираюсь упрочить их положение! Смело выбирайте орхидеи - тогда вам не придётся беспокоиться об актуальности символа заведения как минимум два года!
  
   - Надо бы продумать и форму, - дану пригубил вино. - Я успел прогуляться по городу и пообщаться кое с кем из старых знакомых. У одного из них я видел на груди брошь с орхидеями. Керамическую, если не ошибаюсь. Мне приглянулся этот вариант. Выглядит интересно и в то же время свежо.
  
   Кристоф навострил уши.
  
   - Да, брошь - удачное решение, - согласился мужчина. - Гармоничный элемент, который в том или ином виде подойдёт к любому костюму. Не обязательно выставлять украшение напоказ, можно прикрепить его не на одежду, а на сумочку или перевязь, к примеру. Лет пятьдесят назад подобное считалось признаком крайне дурного вкуса, но времена, на наше счастье, меняются... Вам повезло, что немногие заведения выбрали такой вариант. Большинство по-прежнему придерживается классики - перстни, подвески... На вашем месте я бы сделал оправу из какого-либо металла. Подобные атрибуты не успели примелькаться, поэтому непременно вызовут интерес. Керамические броши уже много где используются - в кофейне "Ласточка" возле моего театра, трёх клубах-ресторанах "Зори Руэя", закрытых клубах "Орхидея", "Чудесный сад" и "Горный склон", весьма занятном заведении "Чёрный мрамор" - это некое подобие закрытого сообщества для любителей балов и магических перформансов, уверен, вы бы высоко его оценили, я сам... кхм, не стану навязывать вам свои предпочтения... Ах да, ещё есть презабавнейшее место, называемое "Грот" - этакая помесь кафе, творческой площадки и, уж простите, борделя, иначе не сказать. "Грот" и "Чудесный сад" - одни из самых дорогих заведений в Пелла Асиме. Вам едва ли позволят заглянуть внутрь даже одним глазком - туда пускают лишь тех, кто действительно богат. Что до "Чёрного мрамора" - там есть некоторая внутренняя иерархия... Но вряд ли ваша тётушка заинтересуется подобным форматом, не так ли?
  
   "Значит, "Зори Руэя", "Горный склон", "Орхидея", "Чудесный сад"... Названия - как на подбор. Надеюсь, ничего не перепутаю", - Крис пожалел, что не может немедленно записать весь перечень в блокнот. Ничего, если постоянно прокручивать его в уме, авось не забудется. Да и Аль наверняка запомнил сказанное. Хотя бы часть. "Мы выяснили, что хотели. Осталось попрощаться с Юнгом Дантрелом."
  
   - Надеюсь, мои сведения были полезны? - спросил маэстро, явно обеспокоенный молчанием собеседника.
  
   - О да, - с явно преувеличенным энтузиазмом ответил Алтеро. В один глоток допив остававшееся в бокале вино, неспешно поднялся на ноги. - Тем не менее, у меня есть ещё одна просьба. Весьма неудобно перекладывать эту заботу на ваши плечи с учётом того, как много вы для меня сегодня сделали, но...
  
   - Что от меня требуется? - подобрался Дантрел.
  
   - Увы, у меня нет возможности дождаться господина Киор-Тие. Я несколько спешу. Такой плотный график...
  
   - Понимаю. Не беспокойтесь, мой экипаж всегда к его услугам. Как-никак, именно стараниями господина Киор-Тие мне удалось добыть немалую часть моей коллекции зарубежных полотен. Вы, я полагаю, хорошо знакомы с ним?
  
   - Неплохо, - коротко ответил комиссар, явно не желая распространяться на эту тему.
  
   "Значит, мы возвращаемся в штаб. Наконец-то!" - ефрейтор с трудом сдержал ликование. Сегодняшний день утомил его поболе, чем обычная рабочая смена.
  
   - Ясно, - по лицу маэстро словно скользнула тень, но в следующий миг он вновь широко улыбнулся. - Полагаю, вы не откажетесь перед отъездом осмотреть мою коллекцию бараутских скульптур из цветного стекла? Уверяю вас, это не займёт много времени. Если вам приглянется какая-либо из них, я с удовольствием уступлю её за неплохую цену.
  
   - Такая щедрость с вашей стороны - большая честь для меня. Пойдёмте, - согласился Аль, по-прежнему не выходивший из образа молодого дворянина.
  
   "Похоже, я рано обрадовался", - Крис опустил ладонь на рукоять меча и, настороженно озираясь по сторонам, покинул Чароитовый кабинет вслед за начальством.
  
  
***
  
   - "Горный склон", "Грот"... - ефрейтор торопливо строчил в блокноте, второй рукой облокотившись на руль самоходки.
  
   - И "Чёрный мрамор", - закончил Алтеро. Он сидел, привалившись плечом к дверце машины и закрыв глаза. Чёрный клинок вновь висел на перевязи, неизвестно откуда взявшийся порез на ладони дану был обмотан платком. Скомканная, перемазанная кровью перчатка валялась на полу.
  
   - Ага, записал... Где ты успел так поцарапаться?
  
   - Успел, - комиссар провёл пальцами по пряди, вернувшей себе медно-алый цвет.
  
   - А глаза? Как именно ты изменил их оттенок? Заблокировал способность?
  
   - Если бы. Она не блокируется, - вздохнул Аль. И неохотно добавил: - Мне пришлось поставить защитный барьер. Такой, чтобы на него не среагировали датчики, обнаруживающие магию. Просто, но довольно неприятно.
  
   - Барьер? И где же ты его разместил?
  
   - Под роговицей.
  
   Кристоф выронил блокнот. Самоходка резко дёрнулась - ослабшие на мгновение руки не сумели вовремя придержать руль. К счастью, дорога была пуста - пока следователи торчали в особняке Дантрела, день незаметно перешёл в вечер. Стемнело, и большая часть транспорта переместилась ближе к ярко освещённым улицам, подальше от частных парков и бедных кварталов. Жизнь кипела в центре города, окраины постепенно впадали в сонное оцепенение, которое продлится до утра следующего дня.
  
   - Осторожней, - укоризненно произнёс Алтеро. - Казённый транспорт следует беречь, забыл?
  
   - Не забыл! А вот ты, кажется, забыл, что энергомагию нельзя использовать внутри живых тканей! Это опасно и может привести к серьёзным последствиям...
  
   - ... если ты недостаточно тонко манипулируешь энергией и плохо знаешь строение этих самых живых тканей, - перебил товарища мейстер. - Успокойся. Я проделываю этот трюк не в первый раз. Заклинание очень удобное. Оно не только лишает меня возможности видеть подпространства, но и меняет цвет радужки. Два в одном. Не раз выручало.
  
   - И без какой-либо отдачи? - недоверчиво уточнил Крис.
  
   - Зрение слегка ухудшится. Но через пять-шесть часов всё вернётся в норму.
  
   - Тогда, раз с тобой всё настолько в порядке, подними блокнот, - ефрейтор резко крутнул руль, и самоходка нырнула в поток машин, тянувшийся вдоль набережной Имхонсы.
  
   Записная книжка и карандаш, завёрнутые в полупрозрачный кокон из энергонитей, приземлились возле ряда рычажков и проворно скользнули в услужливо приоткрывшийся ящичек с аптечкой.
  
   - Надеюсь, я вовремя вспомню, что блокнот лежит не в кармане куртки, - Кристоф прибавил скорость, и экипаж, шустро обогнув размалёванную чёрно-жёлтыми карикатурными леопардами карету, скользнул в образовавшийся между перилами моста и телегой зазор.
  
   - Ты научился ездить по-служительски, - фыркнул Аль. - Никакого уважения к другим участникам дорожного движения. Продолжай в том же духе.
  
   Ефрейтор заметил, что дану наконец-то открыл глаза - изрядно покрасневшие, с сеткой полопавшихся кровеносных сосудов.
  
   - Издеваешься?
  
   - Нет, я серьёзно. Иногда вежливость не только неуместна, но и опасна. Во время погони, например. Чем быстрее научишься пренебрегать правилами в определённый момент, тем лучше.
  
   - А ты, выходит, не умеешь водить?
  
   - Мне достаточно способности к перемещению через подпространства, - пожал плечами мейстер. - Она гораздо быстрее и практичнее какого бы то ни было транспорта.
  
   Самоходка, перестроившись в соседний ряд, плавно свернула на соседнюю улицу - широкую, но совсем короткую, заканчивавшуюся перекрёстком. Над угловым пастельно-зелёным зданием пронзительно белела на фоне тёмного неба Башня Альянса.
  
   - Я правильно понимаю, что теперь нам предстоит осмотреть все перечисленные Дантрелом заведения? Начнём завтра утром? - спросил Кристоф.
  
   - Правильно понимаешь, - Алтеро достал из кармана завёрнутые в платок очки, - но мы приступим к делу не с утра, ни в коем случае. Большинство клубов и ресторанов открываются во второй половине дня. До обеда распланируем, что и как, распределимся и, разумеется, замаскируемся.
  
   - А не проще сразу прийти с обыском?
  
   - И спугнуть возможных злоумышленников? - возмутился комиссар. - Нет уж! Лучше немного заморочимся, но зато детально разберёмся, что да как. А вдруг то, что произошло с Астерией, и сведения от твоей университетской подруги - лишь верхушка айсберга? Пока нам нельзя действовать в открытую. Время ещё терпит. Для начала найдём нужное место, а там посмотрим.
  
   - Посмотрим, - эхом откликнулся Крис, затормозив возле знакомых серебристых ворот, исчерченных магическими узорами.
  
  

Глава 5

  
   - То есть мне целый день предстоит ходить в этом?
  
   Кристоф придирчиво рассматривал золотисто-белую униформу, наспех подогнанную под его размер - куртка был слишком широка, а брюки коротковаты.
  
   - Не весь, - помотала головой Айзифа, - только одну ходку. Потом сменишь верх - будешь в камзоле, и обязательно снимешь этот жуткий белый берет с пером. Обувь придётся оставить ту же - у нас пока нет ничего под твой размер ноги. Сначала спрячем голенища сапог под гетры, благо гетры эти не в облипку, а затем сделаем нормально, взаправку. Сойдёт и так, всё равно никто не рискнёт присматриваться.
  
   - Такую одежду носят оруженосцы дворцовых рыцарей, разве нет? - ефрейтор обрезал торчавшую из-под застёжки колета нитку. - Разве кому-то ещё позволено?..
  
   - Если тебя засечёт стража, покажешь медальон Альянса и скажешь, что ты на спецзадании, - ундина осторожно потрогала пальчиком тёмно-зелёную травянистую жижу, которую старательно размешивала в глубокой эмалированной миске. Недовольно цокнув языком, добавила ещё кипятка и принялась взбалтывать попахивавшую болотцем субстанцию с удвоенным усердием.
  
   - А если потребуют подтверждение?
  
   - Сошлись на мейстера - приказ командира и всё такое... Готово! - Айзи бросила шумовку в небольшое металлическое корытце, куда обычно складывали грязную посуду, и взяла столовую ложку. - Крисик, надень какую-нибудь старую рубашку, которую не жалко испачкать. И возьми брезент из оружейной, накинешь на плечи.
  
   - Брезент? - переспросил Крис и настороженно покосился на странное тёмно-зелёное варево. Подозрение, с самого начала закравшееся в душу юноши, значительно усилилось - травяная жижа, которой занималась соотрядница, предназначалась именно ему. Но для чего?
  
   - Да, да, брезент! Заколки я сама найду, не переживай, - Айзифа подхватила миску за края и переставила на поднос. Заметив недоумённый взгляд парня, радостно объявила: - Маскировка! Красить тебя будем!
  
   - Чего? - Кристофу показалось, что он ослышался.
  
   - Ну, волосы покрасим, - пояснила девушка. - Хной.
  
   - Какой ещё хнёй?! - ужаснулся служитель.
  
   - Не хнёй, а хной, глупый! - хихикнула ундина. - Краситель такой! Переодевайся, бери брезент - и быстро в ванную! Если смесь остынет, ничего не получится!
  
  
***
  
   - Ну как? - поинтересовался Алтеро, с любопытством косясь на замотанную ярким розово-зелёным полотенцем голову Кристофа. Мейстер изо всех сил старался выглядеть серьёзным, но приподнятые уголки губ предательски выдавали его настоящие эмоции.
  
   - Никак, - недовольно пробурчал парень, видя, что его начальство с трудом пытается сдержать смех. - Неприятно было. Особенно когда Айзифа шпильки втыкала. Ещё она зачем-то зачесала мне волосы назад и прижала ободком, тонким таким, из проволоки. Плеснула какой-то пахучей жидкости типа духов - вроде как отбить травяной запах. Сказала, что причёску тоже придётся поменять. Неужели нельзя было просто подобрать для меня другой костюм?
  
   - Ничего не поделаешь, - пожал плечами комиссар. - Айзи - наш основной специалист по маскировке. Она в этом деле собаку съела. Если леди ундина полагает, что тебе для смены образа надо перекрасить волосы - значит, так оно и есть. Хотя я предпочитаю парики - это гораздо легче.
  
   - А мне, значит, париком нельзя было обойтись? - возмутился следователь.
  
   - Меня Айзифа тоже при каждой возможности уговаривала покраситься, - пожал плечами дану, - но тогда несколько моих прядей будут сильно отличаться оттенком. Так что этот вариант для меня бесполезен. Поэтому нет повода для...
  
   - Мейстер, вы уже вернулись от ур Фаэнтио? - донёсся из ванной голос Айзи. - У меня осталось ещё очень много хны! Давайте я и вас подкрашу! Будете поярче! Вам очень пойдёт золотисто-рыжий, я уверена!
  
   Крис громко фыркнул от смеха - Аль, с разбегу перемахнув кресло, рванул в спасительный начальственный кабинет так стремительно, будто за ним по пятам гнался весь Альянс с разъярённым Архимагом во главе. Дверь с грохотом захлопнулась. Звонко лязгнул замок.
  
  
***
  
   Поскольку текущее задание не освобождало спецотряд от других миссий, служители решили разделить обязанности. Руфь и Анри оставались в штабе на случай, если появится другая работа. Адреса заведений распределили между двумя группами: Алтеро и Драгославу достались все три "Зори Руэя" и "Грот", Кристофу и Айзифе предстояло наведаться в "Орхидею", "Чудесный сад", "Горный склон" и "Чёрный мрамор". Кофейню "Ласточка" решили оставить напоследок - она не вызывала подозрений, поскольку её владелец, сам Юнг Дантрел, накануне рассказал о ней более чем подробно.
  
   Сейчас Драгослав, приглушённо бранясь, подравнивал свою драгоценную бороду перед зеркалом в коридоре. Он отказался сбривать её полностью, невзирая на требования ундины, и согласился только изменить форму. Теперь мужчине предстояло перевоплотиться в небогатого, но многоопытного купца с западных земель, и Шан-Де торопливо перешивала кочевнический плащ, превращая его в дорожную накидку торговца - менее длинную и с куда большим количеством карманов. Комиссар возился в оружейной, подыскивая подходящий клинок - короткий, не слишком серьёзный и дорогой на вид, но достаточно острый.
  
   Ефрейтору пришлось простоять под душем больше десяти минут, чтобы полностью выполоскать из волос болотную смесь -- надоедливые ошмётки сухой травы липли, путались в вихрах, забивались под ногти; каждый раз, когда парень думал, что уж теперь-то не осталось ни единой травинки, хна коварно вылезала из какой-нибудь недостаточно хорошо промытой пряди. Теперь Кристоф сидел в гостиной, в кресле, которое обычно занимало начальство, а Айзи, балансируя на подлокотнике, старательно расчёсывала слипшиеся, ещё влажные волосы и что-то бормотала под нос.
  
   - Ну так что? Сойдёт? - спросил служитель, поняв, что ундина увлеклась и не собирается откладывать гребень в сторону.
  
   - Более-менее, - неохотно произнесла Айзифа. - Я надеялась, что получится другой оттенок, посветлей. Хотя бы медный. Но у тебя изначально слишком тёмный цвет для нормального крашения, поэтому вышло что-то между каштановым и шоколадным... Ну да ладно, для такой маскировки сойдёт. Одежду ведь поменяем тоже, а телосложением ты не выделяешься. Из приметного остался лишь взгляд.
  
   - Что, прости?
  
   - Взгляд, - повторила девушка. - Ты никогда не обращал на это внимания? У тебя не выходит, скажем, просто войти в комнату, пройти к письменному столу и присесть на стул рядом. Ты рассматриваешь все оказавшиеся на пути предметы и детали, словно тщательно запоминаешь их или повсюду ищешь подвох. Верховный комиссар ур Фаэнтио говорит, что у талантливого следователя взгляд должен быть именно таким. Но сейчас-то тебе предстоит сыграть другую роль, понимаешь? Твоя настороженность нас выдаст.
  
   - Знаю. Но актёрство - это не моё, - пробормотал Крис.
  
   - И не моё тоже, - прыснула Айзи и случайно задела расчёской ухо юноши. - Я не прошу тебя немедленно забыть об этой привычке. Просто расслабься, ладно? Добавь на лицо немного праздного любопытства, а к телу - толику лишних неуклюжих движений, как у подростка. Тогда твоя дотошность начнёт раздражать окружающих, но перестанет их напрягать. И ты, случись что, получишь по шее не за своё нечаянно выданное настоящее "я", а за дурные манеры и глуповатый вид. Обидно, зато не так опасно. Потом, как сходишь на разведку пару раз, свыкнешься и научишься становиться неловким намеренно, когда это требуется. Это куда проще, чем обучиться фехтовальным приёмам Анри, поверь!
  
   - Спасибо, подбодрила, - вздохнул парень.
  
  
***
  
   "Чудесный сад" полностью соответствовал своему названию - клуб располагался в просторной оранжерее. По полупрозрачным стенам, обтянутым изумрудно-зелёной сеткой, вились радовавшиеся круглогодичному лету лианы, вдоль периметра тянулась живая изгородь из цветущих кустарников и карликовых деревьев. Часть зала была отделена зарослями каких-то высоких белых цветов с приятным, но чересчур резким запахом, от которого начинало зудеть в носу. Ковром на полу - поросль луговых трав, бойкие колокольчики, медуница и какие-то мелкие блёкло-синие цветы, точно рассыпанные там и сям крошки. Вместо столиков - огромные пни, над которыми слегка поработала рука резчика, чтобы посетители имели возможность придвинуться к столешнице вплотную. Стульями служили причудливо изогнутые стволы коряжистых клангских клёнов. Сидеть на таком то ли табурете, то ли скамье было не слишком удобно - ноги едва доставали до земли, а не закреплённые на гладкой коре подушки так и норовили соскользнуть. Помимо этого, Кристоф опасался облокачиваться на подозрительно тонкую и хрупкую ветвь за спиной, игравшую роль спинки. Айзифа, пристроившаяся рядом, придерживалась рукой за нависавшую над ней подобно козырьку ветку с багряно-красными листьями. Девушке пришлось полностью перевоплотиться в человека - ундины-полукровки были не самыми частыми гостями в Пелла Асиме. Чешуйки на её скулах и запястьях исчезли, кожа приобрела персиковый оттенок, а кудри потеряли зеленоватый отлив, сделавшись самого что ни на есть обыкновенного русого цвета. Ефрейтор заинтересованно вертел головой по сторонам, но старался не оглядываться лишний раз на явно смущённую непривычным обликом соотрядницу.
  
   - Итак, вы говорите, что хотели бы вступить в клуб "Чудесного сада"? - в очередной раз уточнила сидевшая напротив служителей сотрудница. Одета она была в тогу или нечто её напоминавшее - белоснежную, шелковистую, с геометрическим узором вдоль края. Тёмные волосы были собраны в тугой, гладкий узел; цвет глаз толком не получалось разглядеть за желтоватыми стёклами тяжёлых квадратистых очков. Когда девушка улыбалась, становилось видно, что передние зубы у неё несколько длиннее, чем следовало бы.
  
   - Да-да, хотим! - с энтузиазмом закивала Айзи. - Правда, милый?
  
   - Правда, - Кристоф, повернувшись к ней, едва успел подхватить дурацкую шапочку оруженосца, сползшую набок. Костюм был на удивление неудобным, в таком не то что сражаться - даже ходить трудно! Пуговицы и нашивки то и дело цеплялись за что ни попадя, штаны слишком сильно обтянули ноги, а некое подобие короткой куртки с дутыми плечами, напротив, по-прежнему было куда шире, чем требовалось. Колет, укреплённый изнутри жёсткими и шершавыми, как наждачка, кожаными вставками, неприятно сдавливал рёбра. "Наверное, девушки в корсетах чувствуют примерно то же самое", - не без сочувствия подумал ефрейтор и пожалел, что верхнюю одежду нельзя расстегнуть - тогда сразу станет видна неуставная рубашка.
  
   Айзифа, для первого визита выбравшая пышное золотисто-изумрудное платье, поправила перевернувшуюся не той стороной ленту Летней фрейлины и, застенчиво улыбнувшись, спросила:
  
   - Так мы можем вступить? Я ещё не посмотрела всё, что мне предложил папочка, но мне здесь очень нравится! Можно?
  
   - Можно, можно! - очкастая сотрудница, узким лицом и длинными резцами напоминавшая мышку, улыбнулась чуть уверенней. - Мы будем вам рады!
  
   - Замечательно! - Айзи растянула свою улыбку ещё шире.
  
   Крис с самого начала понял, что здесь ловить нечего - брошь с орхидеями, украшавшая тогу местной работницы, ни капли не походила на ту, керамическую, которую показывала Лариса. Требовалось срочно найти повод для окончания разговора. Но как? Юноша окинул собеседницу взглядом. Он старался выглядеть расслабленно, как советовала напарница, но получалось не очень. Впрочем, одну деталь, которая могла повернуть разговор в иное русло, ефрейтор заметил и не замедлил озвучить:
  
   - Какие у вас необычные серёжки!
  
   - О, у вас очень зоркий глаз! - хихикнула "мышка" и повертела головой, давая гостям рассмотреть подвески из сушёных ягод. - Их делает один мастер в нескольких кварталах отсюда. Он использует какое-то заклинание, останавливающее время. К сожалению, ни одна из его вещиц не продержалась дольше полугода. Но они потрясающие, правда?
  
   - Они - просто чудо! Вам так идёт! - Айзифа, спрыгнув со ствола-сиденья, подскочила к девушке. Осторожно потрогала застывшие, успевшие слегка сморщиться ягоды облепихи и заканючила:
  
   - Миленький! Я тоже такие хочу! Прямо сейчас! Помнишь, ты меня спрашивал, что я хочу на день рождения? Я хочу такие серёжки! Вот такие же! Или не такие же, но чтобы они были такие же красивые!
  
   - Хотите, я запишу вам адрес? - предложила сотрудница клуба, явно польщённая проявленным вниманием.
  
   - Давайте, - согласился Кристоф, с трудом скрывая ликование. Вот и прекрасный повод покинуть оранжерею и продолжить выполнение миссии! Айзи - умница!
  
   Выйдя из здания клуба, юноша протянул было руку, чтобы забрать у ундины бумажку с наспех накарябанным адресом, но та отчаянно замотала головой:
  
   - Ты что! Такие серёжки! Прелесть невероятная, ещё и редкость! Я обязательно куплю себе похожие, в тон глазам, когда закончим эту миссию!
  
   - Ясно, - кивнул следователь и неохотно побрёл к самоходке вслед за радостно пританцовывающей соотрядницей.
  
  
***
  
   - Декоративные ракушки моря Туу-Руун? - подозрительно прищурился сухощавый управляющий и тронул мизинцем тонкий чёрный ус. Взгляд его, полный недоверия, был прикован к нежданному гостю - широкоплечему, могучему мужчине средних лет с клинообразной бородкой и подозрительно добродушными карими глазами.
  
   - Так точно, ваш-ство, ракушки, - закивал бородач. - От махоньких ракушек до крупных раковин! Они прекрасно впишутся в интерьер вашего ресторана. Образцов у нас есть чуток... Ты ведь их взял с собой, Томми?
  
   Только сейчас управляющий заметил, что здоровяк пришёл не один. Из-за его спины вынырнул худощавый подросток с длинными каштановыми волосами, собранными в куцый хвостик. Лицо пацанёнка почти полностью скрывала длинная, густая чёлка - удалось рассмотреть лишь линию подбородка да острый нос.
  
   - Покажи, - велел торговец.
  
   Парнишка с ощутимым трудом поднял туго набитую дорожную суму и, дёрнув кожаный шнурок-завязку, вытряхнул её содержимое на письменный стол хозяина заведения. Управляющий приглушённо ахнул. Перед ним лежала огромная, в локоть длиной, приоткрытая ракушка-мидия пронзительно-синего цвета с оранжевым кантом вдоль массивной волнистой кромки.
  
   - Вне всякого сомнения, - сухощавый сглотнул, потёр коротко остриженный седой висок и склонился над товаром, - вне всякого сомнения, это не подделка... О, я бывал в тех краях и знаю, как выглядят раковины магических мидий. И вы готовы...
  
   - Пока нет, - пробасил бородач, - пока нет. Ежели наберётся заказов с десяток, то да. Ежели нет - ну, на нет и суда нет, мы не только ракушками торгуем. Всё, что нам надобно - это обязательство ресторана принять и оплатить заказ, коли мы его привезём. Предоплаты брать не буду, я - человек честный. Вы понимаете ведь, "Зоря Руэя" без даров тамошнего моря - это вот вообще не то, да? Согласны ли вы хотя б попытаться исправить этот недостаток?
  
   - От меня не потребуется ничего, кроме расписки? - насторожился управляющий.
  
   - Что вы купите наш товар, ежели он не поддельный. Мы с Томми сами его вам доставим, коли сложится всё удачно. Цена у нас установлена уже, но можно и поторговаться, мы ж люди деловые, - подмигнул гость и вынул из-под полы плаща бронзовую печать Морской Торговой Гильдии.
  
   Наличие лицензии второй ступени существенно ускорило переговоры. Спустя какие-то пятнадцать минут купец Салем Нанг и его сын Томми покинули ресторан и нырнули в узкий проулок между двумя доходными домами - жёлтым с барельефами-львами и ярко-красным с зеркальным грифоном на фронтоне. Задворками и закоулками торговцы терпеливо пробирались к соседней улице - более тенистой и менее многолюдной. Возле высокой кирпичной арки, обозначавшей вход в гостиницу при каком-то научном обществе, был припаркован их транспорт - порядком потрёпанная самоходка с облупившейся краской и следами ржавчины на капоте.
  
   Водительская дверца опять заклинила, и Драгославу удалось отпереть её только после особенно заковыристого ругательства, сопровождённого нехилым рывком за ручку, от которого машина зашаталась и жалобно заскрипела. Кое-как втиснувшись в слишком низкий для него экипаж, бородач спросил:
  
   - Ну что?
  
   - Ни следа, - вздохнул Алтеро. Активировав затемняющий купол, стянул с головы изрядно надоевший парик. - Тем не менее, нужно посмотреть и третью "Зорю Руэя". Если предыдущие два ресторана оказались чисты, это не означает, что в третьем всё точно так же. Ох уж мне эта "политика независимости" сетевых заведений...
  
   - Даже не будь её, нам бы всё равно пришлось проверять все точки, верно же ж? - попытался утешить начальство Слава.
  
   Начальство не отреагировало, и следователь завёл мотор.
  
   - Что, прямо сразу туда? - дану поправил шпильку, удерживавшую алую прядь.
  
   - Да не совсем, - здоровяк поскрёб в затылке, - я бы на рыночек какой заехал. Червячка заморить. В кафе было б лучше, но там мы будем довольно странно смотреться, да? Торговцы, они ж вечно близ рынков трутся.
  
   - Твоя правда, - кивнул Аль. - Тогда давай остановимся за два квартала до ресторана. Насколько я помню, там была подходящая забегаловка. Передохнём с полчаса и продолжим работу.
  
  
***
  
   - Какая милая пара! - восхитилась одна из официанток, пухленькая, с короткими золотистыми кудряшками.
  
   - Как думаешь, они давно вместе? - громким шёпотом спросила вторая, рыжая и веснушчатая.
  
   - Вряд ли, - уверенным тоном профессионала ответила рослая, с волосами цвета горького шоколада и родинкой у нижней губы.
  
   - А что это вы все стоите тут без дела? - осведомилась четвёртая, черноволосая и смуглая, лет сорока.
  
   - Извините! - выдохнули девчонки и, хихикая, скрылись в подсобке - только мелькнули полосатые платья и белые переднички, которые носили все работницы "Орхидеи".
  
   "Им обязательно надо обсуждать нас так, чтобы и я, и Айзифа это прекрасно слышали?" - Кристоф с раздражением покосился на маленькую дверь светлого дерева с табличкой "Служебное помещение". Смущённая ундина мяла в руках салфетку, вперив взгляд в пол.
  
   - Ну-ну, ладно тебе, расслабься, - ефрейтор, стараясь не выходить из роли, приобнял свою спутницу за плечи. - Мало ли, что болтают посторонние! Нас не должно это отвлекать.
  
   "Не должно отвлекать от миссии".
  
   Айзи улыбнулась и чуть заметно кивнула. Провела кончиками пальцев по скуле юноши. Игра давалась ей с трудом, но служительница старалась изо всех сил, и окружающие едва ли могли заметить подвох. Крис почувствовал, что краснеет.
  
   К столу подскочила рыжеволосая официантка. Многозначительно взглянув на парочку, представлявшуюся ей двумя недавно познакомившимися и крайне неопытными возлюбленными, она торопливо покидала на поднос опустевшую посуду и умчалась, не слишком тщательно сдерживая улыбку.
  
   "Это всё больше напоминает какой-то дурацкий фарс", - подумал парень, оглядывая обстановку кафе. Светло-салатовые обои и шашечный бежево-коричневый пол смотрелись ненавязчиво, но вид аляповатых цветастых диванов и кресел, пёстрых скатертей на столах и дурацких ваз в горошек, из которых торчали куцые искусственные орхидеи, порядком успел приесться.
  
   - Милый, - проворковала Айзифа, - ты побледнел. У тебя болит голова?
  
   "Нет, а что?" - Кристоф собирался произнести это вслух, но ундина, подмигнув, как бы невзначай тронула рукой тёмно-зелёную брошь на полупрозрачной вуали, накинутой поверх обнажённых плеч. Брошь... Задание!
  
   - Да, немного, - согласился ефрейтор, пытаясь понять, что затеяла ундина.
  
   - Тебе бы прилечь, - обеспокоенно заявила Айзи. - Диванчик узкий, но мы ведь поместимся, правда?
  
   Девушка привстала, одёрнула длинное платье цвета морской волны и передвинулась к подлокотнику. Крис, радуясь тому, что на нём сейчас наряд зажиточного горожанина - рубашка и заправленные в сапоги брюки были куда удобнее вычурного наряда оруженосца - осторожно прилёг поверх пухлых и чересчур мягких подушек, положив голову на колени напарницы.
  
   Ресторан "Орхидея", на поверку оказавшийся кафе для любителей бюджетной романтичной обстановки, был чересчур большим - целых четыре зала плюс подземный этаж и веранда на крыше. Чтобы незаметно осмотреть и прощупать энергонитями настолько просторное место, парню требовалось хорошенько сосредоточиться.
  
   Стараясь не думать ни об Айзифе и её пахнущем лилиями платье, ни о внезапно вспомнившейся Альте, служитель закрыл глаза и сконцентрировался. Если на его пальцах появится хоть одна вспышка, хоть один отсвет заклинательной вязи, следователей вмиг разоблачат. Этого нельзя допустить.
  
  
***
  
   Пока соотрядники отсутствовали, самоходка успела выстыть - ребята не сочли нужным установить защитный купол. После внимательного осмотра выяснилось, что у машины не до конца поднимаются боковые стёкла - видимо, конструкцией они не предусматривались и были приделаны не слишком умелым механиком, который не озаботился измерить расстояние между верхом дверцы и крышей. От вчерашней сравнительно тёплой погоды не осталось ни следа, тёплые осенние куртки не спасали, и Кристофу пришлось включить обогреватель.
  
   - Тоже пустышка, - с грустью произнесла ундина. - Обидно-то как. Крисик, мог ли этот рыжий гад обмануть нас? Как думаешь?
  
   - Вряд ли, - поразмыслив, ответил ефрейтор. - Как минимум по двум причинам. Первая - список нам предоставил не сам Кёртис, а маэстро Юнг Дантрел. Вторая - информатор, торгующий фальшивыми сведениями, едва ли долго продержится на рынке. Если мы нигде не найдём ни следа посторонних или подозрительных заклинаний, то Алтеро опять поедет к Ёсудзи и вытрясет из него все недостающие факты. На этот раз - бесплатно.
  
   - Ты так думаешь? - поёжилась Айзи то ли от холода, то ли от представшей перед мысленным взором картины.
  
   - Уверен, - без тени сомнения сказал юноша. - У нас слишком мало времени на расследование. Не до церемоний. Не забудь, нас грозятся перебросить в Фетто на подмогу местному отделению. Про Алых Рубак я пока ничего нового не слышал, но...
  
   Девушка чуть слышно вздохнула, стянула с руки ажурную митенку и принялась сковыривать с ногтей бледно-золотистый лак. Крис нахмурился, прислушиваясь к внутренним ощущениям. Из-за работавшей печки самоходка забирала у него куда больше магической энергии, чем обычно. Хорошо, что Айзифа решила сделать перерыв и заглянуть в штаб! Часа, который требуется ей на смену костюма и написание записки для отлучившейся на другое задание Руфи, вполне хватит, чтобы запастись магоаккумуляторами. А заодно - перекусить. Одного маленького пирожного в "Орхидее" явно мало, ведь сегодня не удалось даже позавтракать.
  
   - Сейчас займёшься своими делами? - напарница словно прочла его мысли.
  
   - Да, нужно кое с чем разобраться, - кивнул Кристоф.
  
   - Ты должен обязательно смыть с волос хну, - напомнила ундина. - С момента крашения прошло не очень много времени, так что пока удастся обойтись без специальных средств. Цвет не успел проявиться как следует, но к вечеру ты будешь шоколадного оттенка с рыжим отливом, если оставить как есть. Так что не жалей шампуня.
  
   - Ладно, - проворчал парень, уже было позабывший про утреннюю процедуру с травяной жижей. Сейчас его раздражало только отсутствие банданы - рука то и дело тянулась ко лбу поправить привычную повязку из потёртой ткани.
  
  
***
  
   Как и говорила Айзи, шампунь помог. Кристоф потрогал ещё влажную прядь, слегка отливавшую тёмно-каштановым, и задумчиво взглянул на ванну, всего несколько минут назад сверкавшую белоснежной эмалью. Краска оставила на её поверхности ржаво-жёлтые разводы, которые не убрала даже очень горячая вода из включенного на максимум душа.
  
   Парень хотел бы привести всё в порядок, но время поджимало. Сменив белую рубашку с воротником-стойкой на чёрную форменную, а кожаную куртку - на обнаруженное в общем гардеробе тёмно-серое драповое пальто, ефрейтор помчался в медблок. Насколько он помнил, основной запас магоаккумуляторов держали именно там.
  
   Дежурной целительницы на месте не оказалось. Юноша озадаченно воззрился на массивное кресло, раньше никогда не пустовавшее. Саламандровые светильники ярко освещали приёмную, в которой не было ни души. Прислушавшись, Крис различил голоса где-то в отдалении, в глубине лабиринта палат и кабинетов, но эхо причудливо искажало звуки, не позволяя даже приблизительно определить их источник.
  
   В другой ситуации Кристоф подождал бы, пока кто-нибудь появится, и попросил бы пришедшего показать ему, где хранятся магоаккумуляторы. Но время поджимало - Айзифа будет готова через сорок с небольшим минут, а опаздывать никак нельзя. Поэтому парень решительным шагом приблизился к хлипкой даже на вид деревянной двери возле конторки и негромко постучался.
  
   Никто не ответил.
  
   Служитель подёргал за ручку, убедился, что дверь заперта, и забарабанил сильнее - уже не ладонью, а кулаком.
  
   Дверка приоткрылась. На пороге небольшой полутёмной комнатушки, заставленной однотипными деревянными ящиками, стояла Альта - усталая, заметно осунувшаяся, бледная, в салатово-зелёной форме целительницы и белом переднике со следами засохшей крови. Судя по недовольному выражению лица и фразе, начатой необычайно резким для неё тоном, лекарь собиралась прогнать незваного посетителя восвояси, но не ожидала увидеть на пороге знакомца:
  
   - Какого леш... Кристоф?
  
   - Альта? - осторожно переспросил ефрейтор, опасаясь повторной вспышки злости старой приятельницы, которую он ни разу не видел настолько вымотанной. - Что случилось?
  
   - Ох, тут такое... - девушка быстро, с опаской оглянулась. Отстранив друга, высунулась в приёмную, повертела головой туда-сюда, убедилась, что никого нет, и махнула рукой:
  
   - Заходи. Тебе что-то нужно?
  
   - Магоаккумулятор. Хотя бы на шесть тысяч единиц.
  
   - Хорошо, погоди минутку. И запри кладовку, сюда запрещено заходить посторонним, - предупредила целительница.
  
   Крис послушно захлопнул дверь и дважды провернул торчавший из замочной скважины маленький металлический ключик.
  
   Комната, в которую он попал, длинная и узкая, служила складом; вероятно, когда-то здесь было нечто вроде спальни. На полу лежал выцветший, вытоптанный ковёр, разглядеть цвет которого не представлялось возможным; да и ряд блёклых светильников-бра, имевших приплюснутую форму и характерный для ночников шнур-выключатель, ясно указывал, где в помещении раньше стояли кровати. Иначе логичней было бы разместить саламандровые лампы повыше, чтобы посетители не рисковали задеть их головой или плечом, и сделать один общий выключатель на всё освещение сразу. Кое-где на голой, неровной, потемневшей от времени штукатурке желтели обрывки обоев.
  
   Вдоль одной стены приплясывали в ореолах болезненно-оранжевого цвета многочисленные пылинки, вдоль другой всё пространство занимали одинаковые деревянные ящики-коробы. Некоторые из них были подписаны, и не всегда на астербийском; на иных какие-либо пометки отсутствовали вовсе, и понять, что находилось внутри, было невозможно.
  
   Альта быстрым, уверенным шагом проследовала вглубь помещения. Отодрав от одного из ящиков державшуюся на паре гвоздей доску - раздался негромкий, но звонко разнёсшийся в полутьме треск - девушка вытащила небольшую плоскую коробку и вытряхнула на ладонь пару перламутровых пластинок.
  
   - Мне тоже нужно пополнить силы, - пояснила она, плюхнувшись на скатку из шерстяных одеял под соседним светильником. - Держи.
  
   Юноша присел рядом с сокурсницей, поджав под себя одну ногу, и принял из холодной, сухой ладони с косо срезанными ногтями переливавшийся в бледных лучах бра прямоугольник. Этот магоаккумулятор оказался заметно мощнее того, что помог служителю восстановиться после боя с келпи. Спустя несколько секунд Кристоф ощутил, что магических сил в нём хоть отбавляй, а у пластинки по-прежнему оставался довольно крупный заряд. Недолго думая, следователь затолкал артефакт во внутренний карман пальто - мало ли, вдруг пригодится.
  
   Пытаясь справиться с тугой пуговицей потайного кармашка, которая никак не желала застёгиваться, парень случайно коснулся локтем плеча девушки и почувствовал, что Альта сильно дрожит. Более того - хотя она вертела в руках магоаккумулятор, в её теле практически не ощущалось магической энергии.
  
   - Что-то случилось? - обеспокоенно спросил Крис.
  
   Девушка чуть заметно покачала головой и пожала плечами. Осторожно положила пластинку на пол и тихо сказала:
  
   - Ты сегодня без банданы.
  
   "Неужели она расстроилась из-за этого? Да быть не может!" - мелькнуло в голове ефрейтора. Поразмыслив секунду-другую, он понял - действительно, не может, ведь однокурсница выглядела грустной с первой же секунды неожиданной встречи.
  
   - У меня сегодня что-то вроде разведки, - признался юноша, - поэтому пришлось сменить причёску. Ещё и волосы покрасили, представляешь? Саму хню... хну я уже смыл, но по-прежнему в ужасе от этой пытки.
  
   Целительница, вздрогнув, едва слышно фыркнула от смеха и вновь понурилась.
  
   - Эй, ты чего? - Кристоф заволновался уже всерьёз. Отмахнувшись от мыслей, нашёптывавших что-то про этикет, осторожно приобнял служительницу за плечи и легонько потряс. - Что такое? Не поладила с кем-то? На работе неприятности? Или какие-то дурные вести из дома?
  
   - Дурные вести... Да, пожалуй, - Альта слабо улыбнулась. - Только не из дома. Мне велели ничего не сообщать людям из Боевого, но ты же в спецотряде, верно? Можно, я расскажу тебе? Или ты куда-то торопишься?
  
   - Нет, - парень задвинул подальше мысли об опоздании к назначенному часу. Ничего, Айзифа ни разу не являлась на оговорённое место сбора к указанному сроку, так что и он имеет право задержаться, если на то есть веская причина!
  
   - Хорошо, - кивнула девушка и сглотнула. - Я не расстроена. Просто устала. Устала и немного испугалась. Где-то час назад по большому портальному переходу к нам доставили раненых из Фетто. Больше ста человек. Сотня, ты можешь себе это представить? Я работала в больнице с малых лет. Не раз видела страшные раны. Какие-то из них мне пришлось лечить. Некоторые заживали, некоторые нет, но не в этом дело... Не в этом. Просто я не была готова. Я не ожидала, что увижу столько покалеченных, окровавленных, столько нуждающихся в немедленной помощи людей здесь, в этом месте и в это время. Сейчас ведь не война! Мир царит уже много лет, а мирная жизнь поставляет целителям людей, большинство из которых калечится по собственной дурости или из-за случайной нелепости... Но не в таких огромных количествах! Сто человек! Говорят, будут ещё. А мне страшно. Я никогда не думала, что стычки таких масштабов происходят совсем недалеко, всего в паре-тройке сотен километров. И ведь бои, получается, не прекращаются. Люди сидят дома, пьют чай, беседуют, ни о чём не подозревая, а в это время кто-то ведёт битву не на жизнь, а на смерть, чтобы их спасти. Разве это не ужасно?
  
   - Задача любой военной организации, заточенной под сохранение мирного уклада - это вести сражения так, чтобы гражданские не подозревали, насколько близко к ним подошла опасность, - на автомате произнёс Крис. Мысли его сменили направление. - Говоришь, Фетто? Это как-то связано с Алыми Рубаками?
  
   - Так ты в курсе... Понятно, - пробормотала Альта.
  
   - Нас предполагалось отправить туда в качестве подкрепления, - признался Кристоф.
  
   Целительница заметно расслабилась - словно с её плеч рухнула изрядная часть непосильного груза:
  
   - Теперь не отправят. Банду скрутили... Точнее, почти всю банду. Лидеру и кому-то из приспешников удалось сбежать. Это мне сказал раненый генерал, которому я лечила разорванное заклинанием предплечье. Блокада с Фетто будет снята в ближайшие часы.
  
   - Отлично, - кивнул следователь. Значит, теперь жёсткое ограничение по времени уберут! Точнее, его уберут, когда о произошедшем узнает Оскар ур Фаэнтио. Халтурить спецотряд, разумеется, не собирается, но зато удастся обойтись без авральных темпов работы.
  
   - Но я, честно говоря, испугалась не из-за этого, - призналась девушка. Обхватив колени руками, она уткнулась в них лицом и глухо проговорила: - Я боюсь совсем другого. И, наверное, не перестану бояться. Я понимаю, что это глупо...
  
   - Так чего ты боишься? Альта, пожалуйста, скажи. Я не собираюсь над тобой смеяться.
  
   - Я боюсь, кого могу увидеть в операционной, - всхлипнула целительница. - Я не испугаюсь, если там будет кто-то из высших чинов. Если человек будет при смерти или с ужасными ранами после какого-то запрещённого заклинания - это не страшно. Пусть. От такого у меня руки не задрожат. Я боюсь, что однажды я увижу на койке тебя, - голос девушки сорвался. Шмыгнув носом, она ещё сильнее стиснула колени. Ногти впились в запястья рук, оставляя белёсые следы и клочки содранной кожи.
  
   - Альта...
  
   Кристоф растерялся. Он ожидал какого угодно ответа и действительно не собирался смеяться - ведь в страхе нет ничего постыдного. Но его старая подруга, с которой он целых четыре года учился в одной группе лицея и которую не видел следующие долгие четыре года, не боялась за себя. Она волновалась за него - человека, с которым была близка, человека, который доверял ей и даже поделился самой заветной мечтой, которую после всё-таки осуществил. Который... Проклятье! Ефрейтор закусил губу. Ведь Альта не планировала переезжать в Пелла Асиму! Это он подал ей идею вернуться - опасаясь, что больше никогда её не увидит. Это из-за него она здесь, из-за него ей сейчас так...
  
   - Пожалуйста, - тихо, но отчётливо сказала девушка, - пожалуйста, не надо. Я хорошо тебя знаю. Ты ведь уже успел обвинить себя во всех смертных грехах, правда?
  
   - Чего? - озадаченно переспросил следователь.
  
   - Ты наверняка подумал что-то вроде "это я пригласил Альту сюда, Альта приехала, прочувствовала на себе, насколько тяжела работа в Альянсе, и теперь она волнуется за меня, а виноват в этом я". Верно? - целительница рассмеялась негромко и разбито, но искренне. - Я хорошо тебя знаю. И вот что я скажу: я рада, что я здесь. Рада, что могу приносить пользу. И очень рада, что сумею помочь не словами, а делом, если с тобой вдруг что-то случится. Я боюсь, но ни о чём не жалею. Так что не упрекай себя. Хорошо?
  
   - Такое ощущение, что ты видишь меня насквозь, - парень натянуто, с усилием улыбнулся. - Всё верно, так и есть. Но, знаешь, помимо этого есть и кое-что другое. То, что ты здесь - это здорово. Мои соотрядники помогают мне и на тренировках, и при разборах рабочих моментов, и на миссиях, а я помогаю им. Я хочу, чтобы на улицах Пелла Асимы стало меньше опасностей для других людей, в том числе и для тебя. Это - моя часть сражения. Ты же, случись что, поддержишь меня на поле боя, где я не умею драться - в битве против смерти. Не дашь мне проиграть или хотя бы добавишь шансов на победу. Так ведь? - смущённо добавил ефрейтор, слегка ошарашенный собственной горячностью.
  
   Девушка утёрла слёзы рукавом и нарочито весело кивнула:
  
   - Так!
  
   Увидев на лице Альты её обычную уверенную улыбку, такую же, как и прежде, Кристоф более-менее успокоился. Он понял, почувствовал, что его сокурсница справилась со страхом и теперь едва ли позволит плохим мыслям перебороть её веру в хорошее. Ей просто нужно было поделиться с кем-то своими беспокойными, нетипично мрачными и потому непривычными раздумьями. И поблизости очень кстати очутился её старый друг, единственный человек здесь, которому она могла довериться.
  
   - Мне пора возвращаться к работе, - объявила целительница, поднимаясь на ноги и отряхивая платье от залежалой пыли. - Ой, едва не забыла сказать самое важное! Меня официально приняли в служители. Это произошло раньше срока, потому что другим лекарям понравились мои навыки и методы работы. Здорово, правда?
  
   - Очень! - обрадовался Крис.
  
   - И в честь этого, - многозначительно протянула Альта и подмигнула товарищу, - я хочу набор пирожных "Шоколадный бал" из кофейни "Сорока и чай"! Она недалеко, буквально напротив центрального входа. Белое здание из крупного кирпича. По лестнице до самого верха, точно не заплутаешь. Принесёшь? Конечно, не прямо сейчас, а когда тебе будет удобно. Скажешь, что это для Лиири, или записку оставишь, если в приёмной никого не окажется. Договорились?
  
   - Ага, - не раздумывая, согласился юноша.
  
   Выйдя из комнатушки вслед за Альтой, ефрейтор бросил взгляд на часы, висевшие за пустовавшим креслом дежурной. Отъезд через полчаса, он, Крис, полностью готов, а до кофейни вряд ли больше десяти минут обычным шагом. Если бегом - и того быстрее. Неужели обязательно откладывать покупку пирожных на неопределённое "потом"? "Нет, это нелепо, - подумал Кристоф, нашаривая в кармане несколько разнокалиберных монет. - Сбегаю прямо сейчас."
  
  
***
  
   Кофейня, отчего-то представлявшаяся Крису просторной и пёстрой, на поверку оказалась небольшой забегаловкой с парой столиков у широкого зашторенного окна и несколькими высокими, карикатурно тонконогими барными стульями у стойки. В помещении с давно не крашенными тёмно-бежевыми стенами и облупившейся побелкой на потолке стоял насыщенный, густой запах какао и свежемолотого кофе. Хозяйка, пожилая южанка-мулатка с копной пышных седых волос, кое-где разбавленных чёрными локонами, предупредила, что на подготовку набора уйдёт порядка десяти-пятнадцати минут. Парень согласился подождать, а заодно попросил чашку кофе и эклер - на обед в столовой времени не оставалось, а про местечко, о котором так шустро разведала Альта, хотелось разузнать побольше.
  
   Напиток был обжигающе горячим, терпким, с совсем небольшим, почти не ощущавшимся количеством сахара. Эклер также подали свежеприготовленный, не успевший остыть; изящная шоколадная завитушка, украшавшая его, слегка расплавилась. Кристоф решил отложить лакомство на потом.
  
   Коротко звякнул колокольчик - в кофейне появился ещё один посетитель. На барный стул рядом со следователем плюхнулась рыжеволосая девушка лет двадцати в изящном чёрном приталенном пальто с плетёным пояском и бархатной короткополой шляпке с цветком из крупных жемчужин. От неё ощутимо пахло алкоголем; хозяйка поморщилась, но всё же не выставила клиентку за дверь.
  
   Незнакомка неуклюжими, смазанными движениями ослабила плотно затянутый ремешок, кое-как выпуталась из рукавов и оправила белый шёлковый шарфик. Бросила шляпу на край стойки - промахнулась, головной убор, соскользнув с гладкой, закруглённой вдоль края столешницы, полетел на пол. Крис, дёрнувшись в сторону - стул опасно наклонился - поймал шляпку в полёте, отряхнул и вернул владелице.
  
   - Спасибо, - недовольно буркнула та и рванула шарф с такой силой, что едва не расстегнулась висевшая на нём брошь.
  
   Керамическая брошь с венком из орхидей.
  
   У ефрейтора перехватило дыхание. Он чуть не выронил чашку, но всё же смог поставить её обратно на блюдце, старательно скрывая дрожь в руках.
  
   Это был шанс. Восхитительный, прекрасный шанс, самая что ни на есть ослепительная улыбка удачи. Один шаг до разгадки. И сделать этот шаг не так-то сложно. Достаточно задать пару-тройку вопросов нужным тоном. Если не напортачить, то...
  
   Но не будет ли это подлостью? Вдруг девушке нельзя рассказывать что-либо о том месте, где она получила эту брошку? Сейчас она пьяна и вряд ли хорошо соображает. Вдруг попытка Кристофа проскочить лёгким путём навредит ей? Нет. Едва ли. Никаких посторонних заклинаний на незнакомке не ощущается, а приблизительный принцип работы украшения и его назначение служитель разгадал ещё пару дней назад, во время беседы с Ларисой. Стоит попытаться. Нужно сделать хоть что-нибудь - не упускать же такую возможность. Ни Аль, ни Айзифа, ни Драгослав -- никто из них не проявил бы в такой момент неуместную душевную слабость!
  
   - Девушка, - Крис, призвав на помощь все имевшиеся у него актёрские способности, ласково улыбнулся рыжеволосой, - грусть вам совершенно не к лицу.
  
   - Вам-то что, - бросила незнакомка. Но не отвернулась - и на том спасибо.
  
   - Возможно, если я угощу вас местным кофе с карамелью, вам это поднимет настроение? - парень старался выглядеть как можно беззаботней и расслабленней, но сердце у него частило, словно после стремительного забега.
  
   - А деньги-то найдутся? - собеседница пренебрежительным взглядом окинула потрёпанную одежду Кристофа.
  
   "Упс, а об этом не подумал. Интересно, среди мелочи, которую я впопыхах пересыпал в карманы пальто, есть хотя бы пара серебряных?"
  
   Юноша не глядя зачерпнул несколько монет и деланно небрежным движением шлёпнул их на стойку. Незнакомка резко выдохнула и изумлённо воззрилась на следователя.
  
   "Точно. Я ведь положил в тот кошелёк жалованье, полученное на днях", - сообразил Крис и негромко рассмеялся - скорее от облегчения, чем от радости:
  
   - Видите? Не стоит судить книгу по обложке.
  
   Хозяйка, поджав губы, неодобрительно взглянула на горку серебряных монет, разбавленную золотом - ей явно не нравилось настолько непочтительное обращение молодого человека с весьма немалой суммой денег.
  
   - Вижу, - медленно кивнула девушка и наконец-то улыбнулась. - Я Мелисса. И я о-бо-жа-ю карамельный латте, - протянула она, жалобно глядя на парня.
  
   - Крейг, - ефрейтор не решился назвать своё настоящее имя.
  
   Темнокожая девочка-бариста поставила перед Мелиссой чашку кофе с пышной пенкой сливок, расчерченной волнистыми линиями густой карамели. Рыжеволосая сделала глоток и зажмурилась от удовольствия.
  
   "Отлично, - подумал Кристоф, - полдела сделано. Теперь нам бы переместиться в другое место - я не уверен, что сюда не сунет нос кто-нибудь знакомый из Альянса. Если меня окликнут настоящим именем - пиши пропало".
  
  
***
  
   Мелисса не отказалась от прогулки, и теперь молодые люди неспешно брели по улочке, которая, изогнувшись дугой, мимо садов и оранжерей уводила к реке - подальше от шумного проспекта, многолюдных площадей вокруг Королевского дворца и белокаменной Башни, на которую юношу то и дело тянуло оглянуться.
  
   Крис не любил лгать, но сейчас это было необходимо. Он постарался уложить короткий и практически лишённый правды рассказ о себе в несколько скупых предложений, но девушка, к счастью, не почуяла подвоха.
  
   - Надо же, - Мелисса мечтательно улыбалась, глядя куда-то вверх - то ли рассматривая крыши домов, то ли любуясь вечереющим небом. Её немного пошатывало, служителю приходилось поддерживать спутницу под локоть. - Как же здорово... Жить вдали от города, в уединённом поместье! Инкогнито навестить столицу! Как романтично!.. Получается, вы приехали сюда совсем ненадолго, Крейг? - имя она произнесла с придыханием и чуть сильнее оперлась на руку парня.
  
   - Ненадолго, - с деланным сожалением ответил Кристоф. - Послезавтра вся моя семья уезжает, и я, разумеется, с ними. Каприз младшей сестры я почти выполнил: заказал для неё наряды, украшения, сводил в пару ресторанов. Остались только пирожные... ну и отдохнуть самому, конечно же. Правда, пока не знаю, где. Мне насоветовали столько мест, что голова кругом. Концерты, балы, выставки, всё те же рестораны и бары. Но все эти варианты мне как-то не по душе.
  
   - Не по душе? - девушка захлопала глазами, с удивлением глядя на ефрейтора. - А что бы вы хотели, Крейг?
  
   "Кажется, она почти заглотила наживку. Ну надо же. Не думал, что это так просто", - разочарованно подумал следователь и едва заметно поморщился от мимолётного отвращения к самому себе - ему вспомнился Ёску с его любовью к манипулированию сведениями и людьми.
  
   - Чего-то более нестандартного. Необычного. Чтобы всё сразу - и расслабиться, и посидеть в весёлой компании, и послушать музыку, и увидеть что-то новенькое, и чтобы были хорошая кухня и нормальный бар, - осторожно начал перечислять юноша, внимательно всматриваясь в лицо спутницы. Кажется, ему удалось попасть в точку. Девушка уже знала, куда хочет его пригласить - она нетерпеливо покусывала нижнюю губу, порываясь что-то сказать, но не желая перебивать собеседника. Видимо, решила, что это место идеально соответствует описанию. Осталось добавить финальный штрих. - Сколько я потрачу, не имеет значения. Чем больше, тем лучше. Двести-триста золотых за славное развлечение - не деньги!
  
   "Ну же, давай, говори!"
  
   - Я знаю, где вам точно понравится, Крейг! - уверенно заявила Мелисса и споткнулась о булыжник. Крис успел подхватить её, приобняв за талию, но девушка, похоже, даже не заметила случившегося. - "Чёрный мрамор!" Вам точно туда.
  
   - "Чёрный мрамор"? Не слышал о таком.
  
   "Ага!"
  
   - Это что-то вроде клуба, - принялась объяснять рыжеволосая, активно жестикулируя свободной рукой. - Он открыт каждый день, часов с шести, но самое важное начинается где-то на часик позже... Концерты там разные, балы без всех этих длинных, скучных правил этикета, элитные выставки и ярмарки, ну и так далее. Меню великолепное, на любой вкус, есть даже редкие блюда! Новые коллекционные вина каждую декаду. Место недешёвое, туда чаще дворянчики молоденькие суются, ну и купеческие, как я... - Мелисса хихикнула. - Но это всё не очень важно. Самое главное - испытание на храбрость! Я не могу точно рассказать, что именно там было - это запрещено. Но оно о-о-очень сложное, поверь!
  
   - Что это за испытание такое? - заинтересовался Кристоф.
  
   - О-о-о, - многозначительно протянула девушка, - это потрясающе! Нужно без помощи магии пройти подземный Лабиринт Страхов с кучей разных пугающих ловушек! Участвовать разрешают только четыре раза. То есть всего у тебя четыре попытки. Пропуск туда выигрывают на аукционе. Кто больше заплатит, тот получит билет, а всего билетов четыре. Добираешься до центра Лабиринта, чтобы встретиться с господином Ди...
  
   - Господином Ди?
  
   - Ему принадлежит "Чёрный мрамор". Он каждый вечер выходит в основной зал перед закрытием, чтобы лично поблагодарить гостей, которые уделили время ему и его клубу. На нём всегда чёрный плащ, а на лице -- белая маска. Но его голос такой уверенный и звучный! И сам он такой представительный, такой таинственный, такой щедрый... - протянула Мелисса, закатив глаза.
  
   "Господин Ди, ну надо же. Какое вычурное имя. Явно выдуманное. Наверняка он причастен к случившемуся с Астерией Ерки... Нет. Раз господин Ди - руководитель, значит, он не просто "причастен". Он - тот, кто заварил всю эту кашу. Либо сам, либо с чьей-то помощью... так?"
  
   - Ты подходишь к нему, встаёшь на колени, а он наклоняется, целует тебя в лоб и прикалывает на одежду брошь... Вот она, на моём шарфе! Видишь, Крейг? - она сунула под нос ефрейтору хорошо ему знакомую керамическую брошку.
  
   "Вижу. И не в первый раз", - подумалось следователю. Разумеется, собеседнице об этом знать нет нужды. Предположим, он впервые узрел это необычное украшение...
  
   - Здорово. Что-то вроде памятного символа?
  
   - Не совсем, - хитро улыбнулась рыжая. - Это - ключ. Он открывает доступ в Верхнюю ложу. Как только ты туда попадаешь, больше не платишь ни за угощение, ни за мероприятия! Представляешь?
  
   - Ого.
  
   - Но, - Мелисса понурилась, - этот допуск приходится постоянно подновлять. Если ты не появляешься в "Чёрном Мраморе" дольше декады, его отбирают. Чтобы заново пройти Лабиринт Страхов и вернуть брошь, надо просить аудиенцию у господина Ди, а он и отказать может. Он не всегда добрый, этот господин Ди. Я вот пропустила целых семь дней, уже начинаю бояться. Сегодня не успеваю никак, значит, точно пойду завтра. Мы же там увидимся, правда? - девушка умоляюще взглянула на Криса.
  
   - Возможно, - кивнул парень.
  
   - Кре-е-ейг, ты запомнишь адрес наизусть? Или мне его записать? Но мне нечем и не на чем...
  
   - Не переживай, у меня хорошая память, особенно на такие... важные вещи.
  
   - Чудесно! Так вот...
  
   Девушка продолжала беззаботно о чём-то щебетать, ненароком прижимаясь к плечу спутника и всё сильнее стискивая его локоть. Ефрейтор, выведав название улицы и номер дома, перестал вслушиваться в нескончаемую болтовню, предпочтя погрузиться в свои мысли. Почему-то ему ужасно хотелось, чтобы на месте раздражающе громкоголосой рыжей девушки сейчас была добрая, искренняя, улыбчивая Альта. Отмахнувшись от нечаянно острой мечты - потом, потом! - Кристоф поспешил связаться с Айзифой.
  
   "Айзи, я нашёл. Нам нужно в "Чёрный мрамор". Случайно столкнулся с купеческой дочкой, которая регулярно там бывает, она мне всё выложила."
  
   "В "Чёрный мрамор"? Ты уверен?" - заволновалась ундина.
  
   "Абсолютно. Всё сходится - и по тратам, и по частоте посещения. На девушке брошь, точь-в-точь такая же, как и у брата Ларисы. Клуб открывается в шесть, но можно подъехать и позже. Есть вероятность, что мы успеем сегодня? Или отложим на завтра, чтобы подготовиться как следует?"
  
   "Наверное, на завтра... Или нет. Крис, побыстрей возвращайся в штаб. Я передам мейстеру новости, а он наверняка объявит после этого общий сбор."
  
   "Не могу. Девушка-то ещё со мной. Не бросать же её посреди улицы. Мне пришлось соврать, что я - Крейг, сын какого-то там богатея, живущего в усадьбе за городом, и ненадолго приехал в столицу с родителями и младшей сестрой. Такой человек, скорее всего, не покинет спутницу ни с того ни с сего, верно?"
  
   "Верно... Слушай, а где ты сейчас?"
  
   "Где?" - слегка панически переспросил Кристоф и завертел головой, пытаясь понять, куда их с Мелиссой занесло. Проклятье, он отвлёкся от дороги и совсем перестал следить, куда идёт! Что же теперь?
  
   Все здания были почти одинаковыми - невысокие, белевшие в незаметно сгустившихся сумерках, с резными фронтонами, тонкими колоннами, увенчанными узорчатыми капителями, и барельефами, которые изображали, должно быть, разные части света. С фризов на прохожих взирали люди в кауранских расписных одеждах, бараутских мешковатых накидках поверх облегающих нарядов, коротких туниках Взмория... Ага! Юноша уверенно свернул направо. По лицу знакомо мазнул прохладный, влажный ветер с Имхонсы. Посреди площадки, возвышавшейся над набережной, блестело медью странное сооружение - три арки разной высоты, пересекавшиеся крест-накрест. Покатый свод нижней густо облепили чайки. На верхней, возносившейся на тридцатиметровую высоту, слабо мерцал фонарь стражника.
  
   "Мы возле Биржи, по левую сторону", - с нескрываемым облегчением сообщил Крис.
  
   "Ясно. Обогни Биржу и двигайся дальше вдоль набережной. Я попрошу Руфь встретить вас".
  
   "Отлично, спасибо!"
  
   - Крейг, здесь прохладно, - поёжилась Мелисса. - И ветер...
  
   - Поэтому мы не станем подниматься к этой бестолковой громаде, - подмигнул ей парень. - Умный в гору не пойдёт. На Биржевой аллее ветра почти нет.
  
  
***
  
   К тому моменту, когда площадка с арочной громадой скрылась из виду за плотными рядами куцых деревец, Кристоф был готов проклясть себя за легкомысленность, с которой взялся за дело. Следовало продумать не только способ выведать нужную информацию у не в меру общительной девушки, но и пути отступления. Желание сбежать от нескончаемого потока слов сделалось практически непреодолимым, но юноша кое-как держался.
  
   Служитель понимал, что его соотрядникам нужно время на подготовку, но минуты тянулись слишком уж медленно. Удерживать на лице маску вежливого интереса становилось всё труднее. Кажется, Крис поддакивал не в такт беседе, но Мелиссу, к счастью, это не волновало.
  
   Самоходка - наёмная, на что указывали характерные белые полосы по бокам - ждала в конце аллеи. Возле машины маячила туда-сюда низкорослая, худощавая фигурка. Юноша всмотрелся в силуэт и немедля ощутил резкую, но вполне терпимую боль в висках. Как он и предполагал, Руфь использовала иллюзорные чары, чтобы скрыть от купеческой дочурки свой настоящий облик.
  
   Теперь главное - не ударить в грязь лицом, разыгрывая сцену встречи. Из-за невосприимчивости к магии разума Кристоф не знал, кого Мелисса видит на посыпанной песком дорожке вместо Шан-Де, с головы до пят укутанной в длинный, тёплый форменный плащ.
  
   Всё прояснилось, едва следователь и его спутница спустились по низкой, в пару ступеней, но скользкой от влаги мраморной лестнице. Руфь с громким, слегка сиплым "Братик!" бросилась навстречу Крису и обняла парня так крепко, что у того рёбра затрещали.
  
   Из-за соприкосновения с волшебницей, наложившей на себя магическую вязь Поверхностного миража, у парня на миг закружилась голова. Седовласая волшебница, разомкнув объятия, пристально взглянула на соотрядника. "Ну же, - скомандовал себе ефрейтор, - соберись. Вот ты встретился со своей сестрой. Что в таком случае тебе хотелось бы сделать? Что, если сейчас ко мне подбежала бы Берта?"
  
   Кристоф, пытаясь отогнать нахлынувшее смущение, потрепал женщину по голове:
  
   - Ну, ну, сестрёнка! Что такое? Я ушёл совсем недавно. Неужели успела соскучиться?
  
   - Успела, - кивнула Шан-Де.
  
   Чары Поверхностного миража заклинатель накладывает на себя самого. После этого ему приходится постоянно держать в уме созданный магией облик. Более того - иллюзия копирует звуки и жесты окутанного ею волшебника, по необходимости немного видоизменяя их. "Руфи тоже приходится нелегко, - понял Крис, - но мы непременно справимся. Ведь так?"
  
   - Крейг, это твоя сестра? - спросила Мелисса, недоверчиво рассматривая служительницу.
  
   - Да, - подтвердил парень, в лёгкой панике ломая голову, как бы назвать "сестру". Нормально соображать на лету не получалось - на ум приходили только имена и фамилии знакомых. Пришлось торопливо выхватить из общей сумятицы самый сносный вариант, позаимствованный у однокурсницы.
  
   - Лариса, разве мама с папой не велели тебе оставаться в гостинице?
  
   - Да, они сказали, чтобы я сидела в своей комнате, - Шан-Де, смешно хмурясь, склонила голову набок. - Но я соскучилась и поехала за покупками. А потом увидела, что ты идёшь по аллее, и решила подождать здесь. Крейг, это нечестно. Почему тебе можно ходить где вздумается, а мне нет?
  
   - Не "где вздумается", - поправил её Кристоф, чувствуя, что роль начинает его увлекать, - а по соседним улицам. Я купил тебе подарок, но отдам его, если ты сейчас вернёшься в гостиницу со мной. Или съем его сам... Мелисса, мне, право, очень жаль, - он повернулся к недовольно поджавшей губы девушке, - но я должен проводить Ларису.
  
   - Я хотела, чтобы ты прогулялся со мной до дома, - разочарованно протянула Мелисса.
  
   - Наёмка ещё здесь, - ефрейтор кивком указал на самоходку. - Доберёшься быстро... и, разумеется, не за свой счёт, - подмигнул он девушке, вкладывая в её ладошку золотую монету.
  
   - Мы же увидимся завтра, правда? - требовательно спросила купеческая дочка, вмиг сдавшая позиции при виде золота.
  
   - Разумеется, - как можно уверенней сказал Крис.
  
   - Тогда ладно, - с видимой неохотой согласилась Мелисса.
  
   Убедившись, что рыжеволосая барышня удобно устроилась на заднем сиденье машины, Кристоф махнул водителю рукой, велев трогаться. Он не сводил глаз с экипажа до тех пор, пока тот не скрылся за поворотом, и только после этого устало опустился на узкую деревянную скамью у обочины.
  
   - Всё нормально? - Руфь взмахнула рукой, с её пальцев сорвалось несколько фиолетовых искр. Заклинание Поверхностного миража было рассеяно.
  
   - Да, - выдохнул парень, потирая висок. - Спасибо тебе огромное! Не представляю, что бы было, если бы ты не подоспела...
  
   - Она же сказала - проводил бы до дома, - равнодушно сообщила Шан-Де, присев рядом. - Хорошо, что ты назвался приезжим и заявил, что путешествуешь с семьёй. Благодаря этому у тебя остался шанс освободиться до наступления ночи. В следующий раз действуй осторожней, хорошо?
  
   - Извини, - покаянно опустил голову Кристоф. - Сейчас я хорошенько напортачил, что правда, то правда.
  
   - Зато ты узнал то, что нам нужно, - женщина слегка улыбнулась и ободряюще стиснула запястье ефрейтора тонкими, холодными пальцами. - Это сэкономило нам много времени и сил. Ты молодец. У тебя мало опыта, но со временем ты всему научишься.
  
   - Я постараюсь, - юноша, получив похвалу, заметно воспрянул духом. - Возвращаемся в Башню?
  
   - Нет, - коротко ответила Руфь, поднимаясь на ноги. - В магазин. Выберем костюм, в котором ты поедешь в "Чёрный мрамор".
  
   - Зачем? - удивился Крис. - Не лучше ли отложить это до завтра? Подготовимся не спеша, как положено...
  
   - Не выйдет, - качнула головой чародейка. - Гюстав Эф торопит. Говорит, дело может оказаться серьёзней, чем представлялось. Командир собирается в "Чёрный мрамор" сегодня. У нас есть два часа на согласование плана и подготовку.
  
   - Два часа? Этого точно хватит? - усомнился ефрейтор.
  
   - Хватит, - непререкаемым тоном отрезала Шан-Де.
  
   - Тем лучше, - пожал плечами Кристоф, понимая, что спорить бесполезно. - Не буду чувствовать себя виноватым, не явившись на завтрашнюю встречу с Мелиссой. Какое-нибудь происшествие в клубе будет считаться уважительной причиной для срыва планов, верно?
  
  

Глава 6

  
   - Драгослав, говорю ещё раз. Нельзя соваться туда всем скопом. Астерия - сильный маг, которого трудно застать врасплох. Тем не менее, её одолели, не оставив никаких внешних повреждений. Нам понадобится подстраховка снаружи. Понимаешь? - Алтеро нетерпеливо барабанил пальцами по краю столешницы.
  
   - Так оставьте близ здания Айзифу, - буркнул бородач. - Не нравится мне это, босс. Вы, получается, суётесь в самое пекло с теми, кто послабее да позеленее, а остальных отодвигаете в сторонку? Так, что ли? Кто вам там спину прикроет, случись что?
  
   В гостиной, помимо комиссара и его заместителя, никого не было. Айзифа умчалась в архив за планом клуба - выяснилось, что "Чёрный мрамор" занимал здание, которое изначально планировали использовать в качестве резервной базы Альянса. Чертежи его помещений наверняка хранились в одной из старых подшивок с годовыми календарями распоряжений. Если бы не спешка, Аль связался бы с Ёсудзи Кёртисом, но на посещение обиталища информатора времени не оставалось. Поэтому дану с нетерпением ждал известий из библиотеки - его не радовала перспектива лезть на рожон, хотя бы примерно не ознакомившись с местом действия.
  
   Слава развалился на диване, положив ногу на ногу и закинув руки на спинку. Мейстер, занявший любимое кресло, торопливо заполнял бумаги - требовалось заранее предупредить вышестоящее начальство об операции, чтобы впоследствии не оправдываться за разрушения и суматоху в городе. Не факт, что всё пройдёт по плану и незаметно. Когда цель расположена на одной из центральных улиц, риск так или иначе втянуть в происходящее мирных жителей возрастает в разы.
  
   - Повторяю. Мне не нужна бравая команда, которая разнесёт всё на своём пути, пытаясь прикрыть мне спину от призрачной опасности. Я не знаю, как будут развиваться события, но уверен, что втроём мы справимся. Это - с одной стороны. С другой же... Если что-то пойдёт не так, нам потребуется помощь со стороны. Для неожиданного удара с тыла, например. Или для снятия заклинания-ловушки. Вот тут ваша с Руфью помощь окажется незаменимой. Из вас выйдет отличная связка: один отвечает за атаки, другой - за защиту. Если вы останетесь снаружи и будете на связи, это существенно упростит нашу задачу.
  
   - А если пойти всем вместе...
  
   - Впятером? - Алтеро вздёрнул бровь. - Серьёзно? Ты считаешь, тогда нам удастся незаметно разведать, что да как, и при этом не привлечь внимания? При всём моём уважении к твоему опыту ...
  
   - Ладно, - мужчина махнул рукой, - понимаю я... Мы с принцессой уж больно выделяемся, да? А вы втроём проскочите втихушку, легко с тамошней молодёжью смешаетесь. Ещё и Кристофа потренируете, не очень он пока во всём этом. Удобно... Понимаю я это. Понимаю, босс, но что-то тревожно мне. Не пойму, отчего оно так. Что этот господин Ди затеял? Что капитан Ерки такого выведала, что на неё, на служительницу, не постеснялись вот так вот напасть? И ведь справились же, лишили девчушку памяти. Славно, что не убили. Вы не слабак, это да, но ведь мало ли что. И сильного человека могут врасплох застигнуть. Да и с принцессой мы не очень-то хорошо работаем в связке, сами ж знаете...
  
   - Я уверен, что вы справитесь, - комиссар, отодвинув пустую чашку, заглянул в кофейник и грустно покачал головой. - Ну вот, кофе закончился...
  
   - Закончился, - вздохнул Слава, грузно поднявшись с дивана. - Ну, я пойду тогда. Надо бы на всех наших оружие подготовить. Вам - понеприметнее что-нибудь, а уж нам с принцессой придётся по полной нагрузиться.
  
   - Иди, - кивнул Аль.
  
   Когда замначальника скрылся в оружейной, звучно хлопнув тяжёлой металлической дверью, комиссар расслабленно откинулся на спинку кресла и закрыл глаза. Перед его мысленным взором стояло бледное, встревоженное лицо Гюстава Эфа.
  
   "Я ощущаю присутствие чего-то ещё, - прорицатель придвигает к себе чернильницу, перо проворно бежит по бумаге, выводя ровные строки витиеватых тёмно-синих букв. - Я не могу разглядеть, что это. Оно прячется в тени, скрываясь от моего взгляда. То ли одна из марионеток, то ли кукловод - не разобрать. Аурициэль, будь осторожен. И поспеши. Когда я узнаю, что нам грозит, будет слишком поздно. Я на связи, мои ребята сегодня взяли дополнительное дежурство. Ары порядочно потрепали наших офицеров в Фетто, но поддержка будет. Только укажи, с какой стороны обрушится удар, и проясни, что именно..."
  
   - Кто, когда и как, - пробормотал комиссар. - Чтобы рассмотреть тени, придётся включить свет... или разжечь огонь. Что ж, господин Ди, разговор нам предстоит короткий, но ёмкий.
  
   И этот "разговор" - не только ключевой момент миссии, но и важная часть тренировки наиболее слабых членов отряда.
  
   Человек быстрее всего развивается в условиях смертельной опасности.
  
  
***
  
   - Значит, - упавшим голосом уточнил Кристоф, - мне придётся весь вечер ходить в... в... вот в этом вот?
  
   - Да, - подтвердила Руфь. - Подходит только она.
  
   Юноша перевёл взгляд с бесстрастного лица Шан-Де на белоснежную рубашку, горделиво выпятившую вперёд рыхлое жабо. Осторожно приподнял рукав, рассматривая пышную манжету, отделанную тончайшим кружевом.
  
   Сейчас соотрядники были единственными посетителями в огромном магазине парадной одежды, занимавшем весь первый этаж совсем нового здания. Снаружи строение выглядело по-праздничному весело - облицованное разноцветными плитками, сверкающее витражными окошками, с уймой разномастных флюгеров по периметру крыши. Особенно впечатлял ярко-оранжевый дракон, вокруг которого плясали на ветру атласные ленты огня. Кто же знал, что внутри такого необычного дома царят тишина, скука и однообразное шуршание тканей, в которых ефрейтор совершенно не разбирался и не хотел разбираться?
  
   Всё пространство магазина от пола до потолка заполнили стойки, штанги и вешала с вычурными костюмами и броскими платьями. В этом лабиринте бессменным стражем бродила с длинной деревянной линейкой наперевес казавшаяся частью последней модной коллекции поджарая, чрезмерно бойкая старушка лет семидесяти. Хрипловатым, раскатистым, властным баском она командовала стайкой девчонок в одинаковых бордовых платьицах, чепчиках и клетчатых передниках, которые носились туда-сюда с товарами, упаковочными коробками, бланками заказов и выкройками, безоговорочно подчиняясь её громкому голосу.
  
   В настоящее время грозные окрики бабули доносились из противоположного конца помещения - она руководила оформлением витрины. Служители, пользуясь шансом самостоятельно разобраться с покупками, торопливо решали, что именно следует надеть Крису на миссию.
  
   - Эти вычурности будут мешать мне в драке, разве нет? - парень в отчаянии тряхнул деревянную перекладину, с которой печально свисал кружевной монстр, напоминавший утомлённое своей не-жизнью привидение расфуфыренного придворного. - Руфь, ну почему нельзя выбрать что-нибудь попроще? Хотя бы без жабо!?
  
   - Жабо отстёгивается, - негромко ответила женщина. - Эта рубашка подходит тебе по размеру, её не придётся перешивать. Широкие манжеты также важны.
  
   - Для чего?
  
   - Чтобы спрятать туда то, что понадобится на задании, - пояснила волшебница. - Кинжал. Алхимические ампулы. Пузырьки с ядом.
  
   - Ядами я не пользуюсь... Погоди-ка, - насторожился Кристоф. - Нам ведь нужно найти и задержать человека, который лишил Астерию памяти, так? Разве мы не пойдём в открытую?
  
   - Командир предполагал арестовать весь персонал "Чёрного мрамора", но передумал после предупреждения от Гюстава Эфа, - сказала Руфь. - Есть вероятность, что господин Ди - подставное лицо. Также мы не установили, кто именно использовал заклинание на капитане Ерки. Это мог быть сам господин Ди, один из его помощников, пленник или тот, с кем этот господин в сговоре -- равный либо вышестоящий. Как минимум пять вариантов. Будь осторожен. Командир рассчитывает на твою невосприимчивость к магии разума, но сильный "мастер" способен взять над тобой верх, и последствия будут не из приятных.
  
   - Я понимаю, - кивнул ефрейтор и, морщась, отстегнул вешалку с рубашкой от охранной цепочки. - Раз мне предстоит тащить в манжетах дополнительный арсенал, то и у верхней одежды должны быть не зауженные рукава, да?
  
   - Верно, - Шан-Де едва заметно улыбнулась. - Не переживай, я помогу с выбором. У меня хороший глазомер. И не расстраивайся, если костюм тебе не понравится. Ведь, - женщина помрачнела, - после задания, если миром дело не решится, ты сумеешь надеть его разве что на разведку в бедняцкие кварталы и кабаки.
  
   Юноша не удержался - фыркнул от смеха.
  
   - Только сохрани чеки, чтобы Альянс компенсировал стоимость твоего совсем нового и горячо любимого наряда, - строго предупредила Руфь, в глазах которой и невнимательный человек заметил бы искорку иронии.
  
   - Ладно, - согласился служитель, плечи которого тряслись от еле сдерживаемого хохота. Лихорадочная тревога, охватившая его при новости о планах на вечер, поутихла.
  
  
***
  
   В штабе спецотряда царила суматоха, подобной которой Крис не видел ни разу.
  
   Все предыдущие задания начинались с не слишком затянутого, но достаточно подробного инструктажа в начальственном кабинете. Сейчас основная деятельность развернулась в гостиной, и парень, примостившийся на подлокотнике дивана, чувствовал себя в высшей степени неловко - все, кроме него, были заняты, но принимать его помощь наотрез отказывались.
  
   Кресло мейстера заняла Айзифа, успевшая облачиться в длинное платье кофейного оттенка с пышным кружевным подолом и открытыми плечами. Руфь, зажав губами несколько серебристых шпилек, ловко работала короткой медной расчёской с частыми зубьями, укладывая непослушные курчавые локоны ундины в высокую причёску. Драгослав, разложив на диване и втором кресле с десяток разнокалиберных пистолетов, заправлял обоймы, приглушённо бранясь сквозь зубы - для его толстых, мощных пальцев подобная задачка была не из простых. На столе лежал потемневший от времени лист бумаги, исчерченный блёклыми, выцветшими линиями - похоже, план какого-то здания, ефрейтор не мог разглядеть, поскольку изрядную часть рисунка загораживали многочисленные колбочки, амулеты и приборы, назначение которых являлось для Кристофа загадкой. Анри, стоявший на коленях возле стола, копошился в этой беспорядочной груде магических инструментов, бормоча что-то под нос. На диванных подушках медленно, но верно разрастались вширь ряды артефактов, которые, по-видимому, служителям предстояло тащить с собой. Возле дверцы оружейной, прямо на полу, вперемешку валялись короткие клинки - кинжалы, мизерикорды, стилеты, охотничьи и метательные ножи, кортики, "когти". Алтеро перебирал разложенные рядом, на брезенте, ножны и чехлы, примеряя их то к одному, то к другому клинку - негромко позвякивали пряжки ремешков, щёлкали металлические кнопки. "Должно быть, подбирает оружие, которое нам придётся проносить тайком", - понял Крис.
  
   - Закончила, - сообщила Руфь, с размаху воткнув в замысловато уложенные волосы Айзи последнюю шпильку. Ундина негромко пискнула и поморщилась от боли.
  
   - А я ещё нет, чтоб вас! - рявкнул бородач. - Босс, нам обязательно брать столько огнестрела?
  
   - Не обязательно, - буркнул Аль. - Я говорил, что вполне хватит пяти-шести, включая мой.
  
   - Четыре пистолета и одна базука? - обрадованно дёрнулся замначальника.
  
   - Нет, пять пистолетов.
  
   Слава недовольно рыкнул и взмахом руки смёл мешанину из разнокалиберных патронов в угол дивана.
  
   - Шеф, - Анри крутил в руках небольшой, чуть крупнее яблока-дичка, металлический куб с выпуклыми гранями, - я доделал артефакт, который вы просили. Схожий по эффекту с сывороткой правды. Но только один. Больше не успел. Радиус действия - около трёх метров. Срок - двадцать минут. Добавил лёгкий парализующий эффект, как договаривались.
  
   - Отлично, - пробормотал дану, застёгивая узкий футляр со стилетом. - Отдай Кристофу.
  
   - Мне? - изумился ефрейтор.
  
   - Эффект этой штуковины основан на манипуляциях с сознанием, - мейстер сгрёб отобранные чехлы в охапку и неспешно поднялся на ноги, - так что тебе она не навредит. Мы с Айзифой запасёмся амулетами, чтобы не попасть под воздействие заклинания, но у нас всё равно уйдёт секунд пять на то, чтобы худо-бедно очухаться. У тебя такой задержки не будет.
  
   - А поподробней объяснить никак нельзя? - не сдержал недовольства Крис.
  
   - Можно, - серьёзно кивнул комиссар, скинув ношу на столешницу и присев на край кресла, заваленного обоймами. - И нужно. Этим сейчас и займусь... Анри, я просил быть аккуратнее с планом, он и так вот-вот рассыплется.
  
   - Я предельно аккуратен, - техномаг небрежно смахнул со стола остававшийся тонкий слой полупустых пробирок и видавших виды приборов. Руфь едва успела подхватить артефакты заклинанием левитации и перебросила на комод.
  
   - Сурово... Что ж, - Алтеро обвёл присутствующих блестящими от волнения глазами, - полчаса до выезда. Одним из наших противников наверняка станет "мастер", хорошо владеющий заклятьями разума. Поэтому - учтите это! - у нас не будет возможности на ходу переговариваться через медальоны. Теоретически прослушка исключена, но то теория... Бережёного боги берегут. Так что проясним всё сейчас. Непонятные моменты уточняйте сразу, на дополнительный инструктаж не рассчитывайте.
  
   Анри, уступив Руфи единственный не занятый магическим оборудованием пятачок на диване, сел прямо на пол. Рыжий вновь остаётся в штабе - все присутствующие это понимали и не видели смысла в излишних расспросах.
  
   - Здание под дополнительный филиал Центрального отделения, которое занимает "Чёрный мрамор", возвели в 2036 году. Строительство длилось недолго, всего-то веху. Оно было на финальном этапе, когда церковникам приспичило возмутиться, что штаб находится в какой-то сотне метров от монастыря. В итоге Третий Центральный пункт поселился на соседней улице, а монастырь, ха-ха, сровняли с землёй через какие-то полвека... ладно, не суть. Важнее - планировка. Из клуба всего два выхода. Один из них, запасной, могли перенести. Другой - где и был. Здание двухэтажное. Второй этаж больше похож на надстройку - идёт полосой по периметру, ширина - десять метров. Там есть по меньшей мере четыре выхода на крышу - два нормальных, по лестнице, два потайных. Между первым и вторым этажом - пять лестниц: одна узкая винтовая, две основные и две, опять же, секретные. Возле одной из этих лестниц есть лаз, через который можно попасть в подвал. Другой люк - возле задней двери. Я предполагаю, что Лабиринт Страхов частично или полностью находится в подземных ходах, прорытых под зданием. Едва ли он создан при помощи иллюзий - такую мощную магию давно бы засекли. Основная часть лабиринта, несомненно, вещественная и существует в пространстве этого мира. Так, тоннели... Три из них вели в Башню Альянса. Разумеется, они были надёжно замурованы, но всё же не забывайте про эту деталь.
  
   - Значит, мне и Драгославу нужно отыскать запасной вход и там спуститься в тоннель? - Руфь наклонилась над схемой, силясь разглядеть тонкие, светлые чернильные линии.
  
   - Да, - Аль постучал пальцем по обозначенному парой едва заметных штрихов дверному проёму. - Допускаю, что владельцы могли переместить или убрать люк, но едва ли им удалось что-то сделать с дверными и оконными проёмами - стена на этих участках слишком толстая, а кладка прочная. Окошки больше похожи на бойницы - узкие, хорошо укреплённые, наверняка с решётками или стёклами, защищёнными магией. Сориентируетесь по ним и двери, тогда сообразите, где тоннель и спуск в него. Со стороны улицы, разумеется, здание выглядит безобидно и беззащитно - здоровенные окнища, почти что витринные, веранда, низкое широкое крыльцо. Но там, несомненно, установлены сигнальные чары. Улица отлично освещена, так что к парадным дверям не приближайтесь - кто-нибудь непременно заметит. Идите задворками и внимательно следите за уровнем магической энергии в пространстве.
  
   - Понял, - пробасил Слава.
  
   - Айзифа, Кристоф и я пройдём в клуб без утайки, через центральный вход, как положено посетителям, - комиссар протянул ундине ножны со стилетом. - Нам с Крисом позволят остаться при оружии, но лишь в случае, если количество и качество его не выйдет за рамки разумного. Кристоф, меч пронесёшь в открытую, но вот метательные ножи придётся спрятать в рукава рубашки или подкладку редингота. Возьмёшь серебристую перевязь, там есть потайные кармашки, для ампул в самый раз... Анри, они ведь не сдетонируют в тепле, верно?
  
   - Нет, - покачал головой техномаг. - Вещество в них можно использовать как взрывчатку, но для этого надо разбить стекло ударом. Сила небольшая, зато меньше риск обрушения тоннеля. Если надломить кончик ампулы и вылить часть содержимого на землю или камень, образуется густая дымовая завеса. Постарайтесь не переборщить. Не более одной дозы на тридцать кубов, иначе отравитесь. Вещество не особо опасное. Даёт незначительное головокружение и жжение в глазах, влияет на обоняние, не более того. Но в нормальное состояние вернётесь спустя час или полтора.
  
   - Ясно. Что ещё ты подготовил?
  
   - Амулеты против ядов, в частности парализующих, - начал монотонно перечислять Анри, - амулеты против воздействия разных ветвей магии, приборы-воздухоуловители для определения верного направления в тоннеле, измерители, которые отлавливают поток психических волн, золотой и платиновый растворы, распылители, антимагические гранаты...
  
   - Слишком много, - поморщился Алтеро. - Кристофу и Айзифе - по четыре ампулы с взрывчаткой, по пять - с золотым раствором, по одной - с платиновым, пополняемые талисманы-противоядия... и, пожалуй, всё. Вряд ли мы унесём больше. Руфь, Драгослав, а вот вам придётся снарядиться по полной. Разгрузочные жилеты в помощь.
  
   - Их позволено носить только Боевому подразделению. Я ошибаюсь? - удивилась Шан-Де.
  
   - Не ошибаешься, - мотнул головой мейстер, - но оттуда нам едва ли стоит ждать поддержки. Разве что в крайнем случае, на готовенькое, которое не осилим сами. У них сейчас неразбериха после Фетто. Все слышали? На подмогу не рассчитываем, разве что стрясётся что-то действительно серьёзное. Используйте любые заклинания, но постарайтесь свести к минимуму ущерб мирному населению. Далее... Как я уже сказал, в "Чёрный мрамор" войдём втроём. После этого действуем по обстоятельствам. Вероятно, придётся разделиться. Для начала попытаемся узнать, как попасть в Лабиринт Страхов. Если кому-то из нас удастся пробиться туда не в обход местных правил - хорошо. Как обычно - натираем руки золотым раствором, проходим проверку на магию, она едва ли отличается от стандартной. Проверка не распознаёт в нас магов, мы тихонько радуемся этому и - бегом в Лабиринт. Если добыть билетик не удастся - поиск прохода в тоннель, тайное проникновение. Цель - добраться до господина Ди, устроить ему краткий и душевный, блиц-допрос. Хотелось бы избежать битвы, но что-то мне подсказывает - нас так или иначе втянут в сражение. Через медальоны переговариваться в самом крайнем случае, лучше всего - через Анри, барьер Башни защищает от любого инородного заклинания и блокирует попытку воздействия на разум, если таковая будет. Маячки для телепортации - у меня и Руфи, по одной штуке. Они не разовые, но на перезагрузку требуется где-то с полминуты. Способны перенести где-то полторы тонны груза. В точках отправления и назначения нужен хотя бы один маг, владеющий пространственными заклинаниями. Принцип телепортации детально знать не обязательно, железяка сделает всё за вас, ей потребуются только магическая подпитка и ваш дар. И не забудьте предупредить напарника, иначе заклятие сбойнёт! Всё ясно?
  
   - Что будем делать, если господин Ди окажется не ключевой фигурой, которую мы ищем, а рядовым звеном в цепи? - спросила Айзифа.
  
   - Импровизировать, - вздохнул комиссар, - иных вариантов не остаётся. Если бы Гюстав дал нам лишний день на подготовку...
  
   - Ну так не дал же ж, - развёл руками Драгослав. - Да и так справимся, не впервой же, ну.
  
   По спине Кристофа пробежал холодок. Задание, и до этого представлявшееся довольно сложным, вмиг сделалось пугающе, смертельно опасным. "Похоже, мне предстоит попасть в самую непростую и рискованную передрягу за мою не слишком длинную жизнь", - не без испуга подумал ефрейтор и потянулся за ампулами с золотым раствором. Страх страхом, а миссию, порученную Четвёртому спецотряду, предстоит выполнить.
  
  
***
  
   Здание, где находился "Чёрный мрамор", не блистало вычурностью и не ослепляло роскошью. Дом из однотонных тёмно-серых, грубо обтёсанных камней выглядел чуждо в ряду нарядных построек магазинов, ресторанов и салонов. Мрачный, отталкивающий облик клуба, казалось, бросал вызов, противореча самому названию одной из наиболее оживлённых пешеходных центральных улиц - Весёлой.
  
   Самоходку припарковали в нескольких кварталах от заведения, загнав в узкий проулок напротив кондитерского магазина. Крис ненадолго притормозил возле витрины с пирожными, покрытыми разноцветной глазурью. Он надеялся лично вручить Альте покупку, принесённую из "Сороки и чая", но не сложилось. До миссии почти не оставалось времени, и аппетитно благоухавшую шоколадом коробку ефрейтор оставил у дежурной целительницы. "Как бы эта дама не съела угощение вместо того, чтобы передать", - мелькнуло в голове юноши, вспомнившего о габаритах волшебницы и торчавших из нагрудных карманов её передника конфетных фантиках, весьма красноречиво намекавших на любовь женщины к сладостям.
  
   Сейчас служители стояли напротив клуба, под полосатым козырьком веранды какого-то кафе. В окнах "Чёрного мрамора", зашторенных ажурным, но довольно плотным чёрным тюлем, мелькали чьи-то тени, скользили блики саламандровых ламп. Группка молодых людей на крыльце, толкавшихся и хохотавших, настежь распахнула двери и ввалилась внутрь, громко выкрикивая приветствия. В доме кто-то играл на пианино. Бойкая, незамысловатая мелодия, разбавленная хрипловато каркающим баском трубы, радостно выплеснулась на улицу и смолкла, отсечённая добротными деревянными дверными створками.
  
   - Вперёд, - скомандовал Алтеро. - Хватит тут прохлаждаться.
  
   Троица непринуждённым шагом пересекла бойкую, голосистую улицу. Айзифа, облачённая в короткую меховую шубку, придерживалась за локоть Криса - ей было не очень удобно идти по неровной каменной мостовой на высоких каблуках. "И как она собирается драться, если нас всё-таки втянут в бой? - юноша покосился на многослойный подол платья. - Ладно, зато весь арсенал отменно спрятан. Девушкам вроде как не положено появляться на мероприятиях при оружии. Но этот негласный запрет, как я погляжу, совершенно бесполезен."
  
   Какая-то нотка непривычности ощущалась в происходящем. Ефрейтору было не по себе. Неуютно, словно некая важная часть его мира скрылась из виду. Лишь заметив отражения своих спутников в отполированных до блеска дверях, юноша понял: и дану, и ундина вновь приняли человеческий облик. Правда, Аль на сей раз не заблокировал свою способность видеть подпространства и из-за этого остался в очках, но у Кристофа всё равно создалось впечатление, что он вот-вот готовится распахнуть двери и шагнуть навстречу опасности в компании двух незнакомых людей. "А ведь я счастливчик, - промелькнула в голове непрошенная мысль, - моя смена облика ограничилась отсутствием банданы. Точнее, в бандану я завернул метательные ножи ... Не суть. Важно то, что мне не надо маскироваться под человека-чистокровку, что здорово экономит и силы, и нервы."
  
   Айзифа первой скользнула в приоткрывшуюся дверь. Подол её платья зацепился за стоявший у самого входа пуфик. Служитель затаил дыхание, ожидая услышать предательское звяканье кинжалов или заметить выпавшую ампулу, но обошлось - девушка небрежно одёрнула задравшуюся верхнюю юбку и сбросила шубку на руки подоспевшему лакею в ярко-алой ливрее. Пара охранников в чёрном вялым взглядом скользнула по новоприбывшим и тотчас отвернулась, не заметив ничего интересного или нарушающего местные правила посещения.
  
   Квадратный, чёрно-красный мраморно-кирпичный холл с низким потолком, множеством банкеток и огромным, во всю стену, зеркалом в позолоченной оправе был немноголюден. Нестройный шум множества голосов доносился из соседнего помещения, куда вела широкая, полукруглая арка, разделённая тремя колоннами на равные промежутки. Слуги, принимавшие одежду и вещи прибывших гостей, проворно сновали туда-сюда между гардеробной, прятавшейся за багряно-серой, пятнистой занавесью, и передней. Кристоф нехотя отдал свой плащ-накидку - отчего-то ему представилось, как он во весь опор несётся за господином Ди по улице в своём не слишком тёплом рединготе, а промозглый осенний воздух неприятно колет лёгкие, суля отпуск по болезни.
  
   Соотрядники терпеливо дождались, пока Айзифа, вертясь перед зеркалом и поправляя причёску, хорошенько осмотрит холл, после чего проследовали в главный зал.
  
   Ефрейтор ожидал увидеть не очень большую, мрачную, загадочную комнату, хотя бы примерно соответствующую наружному облику здания, но внутренняя обстановка "Чёрного мрамора" разительно отличалась от его внешнего оформления. Помещение заливал свет не десятков - сотен огоньков магических свечей в стеклянных люстрах. Пёстрые обои еле проглядывались под многочисленными рамами картин, стеллажами с экспонатами и книжными полками. В правом углу виднелось возвышение, на котором с трудом умещалось чёрное как смоль пианино; щуплый паренёк лет пятнадцати отчаянно скакал пальцами по клавишам, едва успевая за стремительной мелодией. С небольшой платформы между первым и вторым этажами ему вторили грузный трубач и тощая, взъерошенная девчонка-скрипачка, которой почти не было слышно за низким, отрывистым подвыванием тромбона. Вокруг музыкантов в бешеном темпе отплясывали какой-то быстрый танец десятка полтора человек. Дама лет тридцати в горчично-жёлтом муаровом платье, скакавшая в самом центре, была боса, на видневшихся под приподнятым подолом пухлых щиколотках бренчали браслеты; её золотистые туфли валялись возле пуфика, который занимал пианист. Напротив не в меру разошедшейся особы перепрыгивал с ноги на ногу и отфыркивался плотного телосложения юноша, побагровевший от натуги - он явно не умел танцевать, но изо всех сил старался угодить партнёрше.
  
   В другом конце зала вещал что-то на повышенных тонах взобравшийся на стол мужчина в тёмно-синем костюме. Вокруг него, заняв места за небольшими круглыми столиками, собралась немалая толпа, но большинство не обращало внимания на оратора - гостей сильнее занимал процесс поглощения еды и напитков. Сверху, из увитой искусственным плющом и разноцветными лентами беседки, за происходящим на первом этаже наблюдало десятка два человек. Кристоф разглядел у них на одежде знакомые керамические броши с орхидеями. К ложе вела узкая винтовая лесенка, огороженная тоненькой серебристой решёткой с вязью из кованых цветков.
  
   Пока парни растерянно топтались на входе, Айзифа, более привычная к такого рода местам и мероприятиям, успела сориентироваться.
  
   - Так, - сообщила она, хлопнув в ладоши - звук получился глухим из-за плотных тканевых перчаток. - Мейстер, видите за столиками барную стойку и буфет? Вон, под навесом... Да. Возьмите там что-нибудь, в том числе и для меня. Крис, ты займёшь стол - лучше один из тех, что у стены. Осматривайся, слушай, какие речи толкает говорун в синем, постукивай пальцами в такт музыке - что угодно. Постарайся выглядеть непринуждённо. Я присоединюсь к танцующим и попытаюсь по ходу дела расспросить кого-нибудь о Лабиринте Страхов. Идёт?
  
   - Ладно, - бросил комиссар и медленным, нарочито небрежным шагом направился к высокой стеклянной витрине с закусками.
  
   Кристоф завертел головой, отыскивая подходящее описанию ундины место. Почти сразу же он заметил столик, скрывавшийся в тени свисавшего со второго этажа плюща, и поспешил туда, но на полпути ему пришлось остановиться - его обогнала хихикающая молодая парочка. Растерявшись, ефрейтор затоптался на месте, случайно задел плечом не слишком трезвого молодого человека в камзоле - тот, к счастью, не обратил внимания на допущенную следователем оплошность - и, наконец, увидев, что оккупировавшая один из столов у стены стайка девушек торопится переместиться поближе к сцене, с нескрываемым облегчением рванул к освободившемуся участку и поспешил опуститься на ближайший стул - красно-коричневый, с изящно, но крайне неудобно изогнутой спинкой. Махнул рукой Алтеро, который пробирался между столами, стараясь никого не задеть. За дану шёл официант с подносом, закрытым высоким белым колпаком.
  
   Заметив жест товарища, комиссар кивнул и прибавил было шаг, но вдруг резко остановился и повернулся к дивану под небольшой книжной полкой, целиком занятой каким-то громоздким и явно древним талмудом. Там, в груде пухлых диванных подушек, закинув ногу на ногу и придерживая грозящий не удержаться на мягком, округлом подлокотнике бокал, сидел подтянутый, изящный мужчина лет тридцати, с длинным, гладко выбритым лицом. Он взирал на мейстера с весёлым, ироничным изумлением, точно разглядывал не особо важную, но необычную находку. Незнакомец был одет вычурно до ряби в глазах. Его расшитый золотыми и серебряными нитями камзол сверкал и переливался в огнях многочисленных свечей. Мягкие каштановые локоны, оттенявшие высокий лоб, были тщательнейшим образом уложены. Тонкие, но сильные пальцы, унизанные перстнями, грозились утонуть в многослойных, пышных манжетах рубашки.
  
   Незнакомец, ухмыльнувшись, спросил что-то у Алтеро. Тот ответил спокойно, выражение его лица оставалось бесстрастным, но Крис чувствовал - собеседники, хотя и знакомы друг с другом, не собираются любезничать. Дослушав ответную реплику мужчины, Аль передёрнул плечами и заторопился к соотряднику - официант едва поспевал за комиссаром.
  
   - Кто это был? Знакомый? - поинтересовался ефрейтор, когда дану занял место напротив и снял крышку-колпак с водружённого на стол подноса.
  
   - Коллега, - буркнул мейстер, откупоривая неплотно закрытую бутыль с красноватым напитком, цветом напоминавшим разбавленный водой смородиновый морс.
  
   - То есть он из Альянса? - удивился Кристоф, с сомнением осматривая угощение - большое блюдо с порезанным на треугольнички и разложенным веером сыром, мисочку чищеных отварных креветок и графин с водой. - Я его ни разу не видел, кажется...
  
   - Зато точно слышал про Щёголя Тьери, - буркнул Аль, плеснув из бутылки на дно низкого, округлого хрустального бокала с широкой ножкой. От полупрозрачной алой жидкости ощутимо пахло алкоголем. Крис хотел было напомнить товарищу про миссию, но вовремя сообразил, что волноваться не нужно - дану устойчивы к ядам. Всё верно - если посетители клуба будут вполголоса вести беседу, не почтив вниманием местные блюда и напитки, кто-нибудь наверняка почует неладное.
  
   Гораздо сильнее юношу теперь занимал другой вопрос. Комиссар Тьери Сеццель-Кантеор - довольно известная личность. Служитель, потомок захиревшего дворянского рода, несколько лет назад после головокружительного карьерного взлёта выкупил утраченные его прадедом владения и объявил о реставрации позабытой династической ветви, представители которой три с половиной века назад породнились с королевской семьёй. На тот момент предприимчивый, смелый, одарённый немалыми способностями к магии мужчина считался одним из лучших следователей Центрального отделения Альянса, поэтому его заявление сочли прихотью, но прихотью обоснованной и не лишённой изящества. Помимо этого, вспомнил Кристоф и недружелюбно покосился на каштановолосого волшебника, Сеццель-Кантеор не слишком старательно скрывал свою антипатию к Алтеро. Но что Щёголь делает здесь, в этом клубе? Он тоже на миссии? Или...
  
   - Отдыхает он, - досадливо пробормотал дану, словно в ответ мыслям ефрейтора. - Завсегдатай. Его тут, похоже, многие знают. Успел посмеяться над моими собранностью и настороженностью, как всегда. И над человеческим обликом - до кучи.
  
   - Но ты-то на задании, а он пришёл развлекаться, - рассудил Крис. - Уверен, Кантеору придётся поменять своё мнение, когда мы разберёмся с работой.
  
   - Твоя правда, - слабо улыбнулся Аль. - О, наша разведчица возвращается!
  
   Айзифа, разрумянившаяся, растрёпанная, с размаху плюхнулась на единственный остававшийся свободным стул и с наслаждением вытянула гудящие ноги.
  
   - Устала! - призналась она. - Тот блондинистый парнишка так быстро танцевал. Я едва поспевала за ним на этих дурацких каблуках...
  
   - Надеюсь, узнала что-нибудь? - комиссар протянул девушке бокал с водой.
  
   - Конечно, узнала! Спасибо, мейстер, - Айзи сделала пару глотков, зачем-то сунула бокал Кристофу и наклонилась вперёд, навалившись локтями на столешницу. - В общем, дела обстоят так. В Лабиринт Страхов пускают не всех, а только тех, кто посетил "Чёрный мрамор" несколько раз и успел примелькаться. Билеты продаются раз в два-три дня. Последний аукцион состоялся только вчера, так что нам придётся пробираться туда тайком.
  
   - Тебе удалось выяснить, где вход? - ефрейтор повертел в руках бокал с водой и, пожав плечами, поставил его на середину подноса, точно поверх маленькой завитушки с цветком орхидеи.
  
   - Разумеется! - подмигнула ундина. - За правой лестницей, которая возле сцены, есть коридорчик, он ведёт к съёмным комнатам. Рядом есть охрана - четыре человека на виду, пара-тройка в закутке рядом с кассой. Напротив закутка - бархатная бордовая портьера, за ней - маленькая деревянная дверца. Обычно она заперта, но замок, который на ней висит, не производит впечатление надёжного. Я проверила с помощью магомера уровень чароэнергии - в том направлении он не выше среднего. Значит, какие-либо защитные артефакты отсутствуют.
  
   - Не скажи, - качнул головой Аль. - Я знаю пару приёмов, которые позволяют спрятать даже крупную заклинательную вязь, которая... Впрочем, едва ли здешний "мастер" знаком с этим видом волшебства, - торопливо добавил он при взгляде на расстроенное личико Айзифы. - Замок мы отопрём с помощью энергомагии или... нет, пожалуй, заклинание металла лучше подойдёт. Кристоф, справишься?
  
   - Да, - уверенно кивнул юноша. Он редко пользовался магией земли в бою, но знал её не намного хуже пространственной и энергетической ветвей.
  
   - Основная проблема - в страже, - дану осушил бокал и потянулся было за бутылкой, но на полпути отдёрнул руку. - Шесть или семь человек плюс слуга на кассе. Танцующие дамы и господа тоже могут заметить, что происходит что-то не то. Нужно отвлечь их всех. Полагаю, для этого идеально подойдёт качественная крупномасштабная иллюзия, которую не засекут фиксирующие магию приборы. Поэтому...
  
   - Нет, - неожиданно резким и твёрдым тоном Айзи прервала рассуждения комиссара. - Я с этим разберусь.
  
   - Ч-чего? - оторопело переспросил Крис, никак не ожидавший такой реакции от девушки, привыкшей во время решительных действий подчиняться соотрядникам.
  
   Алтеро промолчал, но выражение его лица было, мягко говоря, недовольным.
  
   - Пожалуйста, выслушайте, - звенящим от волнения голосом произнесла Айзифа. - Я... я не против, если бы план выглядел достаточно логично и разумно. Мейстер, вы, бесспорно, сильны, поэтому я только за, когда вы идёте вперёд, принимая основной удар на себя. Я всегда знаю, чувствую, что с вами всё будет в порядке. Но сейчас ситуация иная, так? Вы сами говорили, что в инциденте с Астерией были двое нападавших - "мастер", владеющий заклинаниями разума как минимум не хуже вас, и другой, пространственник, который тоже наверняка силён. Ещё и этот господин Ди... Только взгляните на зал! Сколько денег вложили, чтобы открыть этот клуб! Человек, который способен в краткий срок потратить на роскошь такое колоссальное количество золота, наверняка нанял и соответствующую охрану. Мы столкнёмся не с парой-тройкой слабых магов, так?
  
   - Скорее всего, - согласился дану, не сводя с подчинённой настороженного взгляда.
  
   - Вот! - выпалила ундина. - И я, зная вас, уверена - вы, случись что, опять пойдёте в авангарде, а нам с Крисом останется прикрывать вам спину, пока не подоспеют Руфь и Драгослав! Но продержаться будет трудно. Мейстер, вам нужно беречь каждую крупицу магической энергии. Чтобы навести крупную иллюзию и скрыть заклинание от фиксации приборами или другими волшебниками, вы потратите много сил. Это никуда не годится. Вы, ребята, сражаетесь лучше меня, я же в бою вдали от воды бесполезна... ну, не очень полезна. Зато я уже придумала, как нам попасть в тоннель. У меня есть неплохая идея, как отвлечь людей в зале. Поэтому, прошу вас, предоставьте это мне. Не рвитесь вперёд без необходимости, хорошо? Мейстер, вы должны понять - если вы слишком рано израсходуете всё, что у вас есть, и лишитесь возможности колдовать, нам с Крисом тоже придётся несладко. Даже если вы отдадите нам приказ уходить, бежать-то будет некуда... Поэтому не торопитесь использовать чары. Ладно? Вы ведь не единственный в нашей команде, кто может создавать миражи, и...
  
   - Ладно, - вздохнул Аль, порядком утомлённый длинным, нервным речитативом Айзи. - Понял. Как ты планируешь отвлечь всю эту галдящую толпу?
  
   - О, это довольно легко, - Айзифа постаралась улыбнуться как можно уверенней, но губы её дрожали. - А если один из вас сумеет более-менее метко метнуть нож в одну из этих дивных разноцветных бутылок на полке напротив лестницы, будет ещё проще.
  
  
***
  
   Скрипка и труба устало смолкли следом за пианино. Танцоры не спешили уходить - паренёк-музыкант торопливо перелистывал толстую нотную тетрадь, выбирая следующую мелодию.
  
   Но прежде, чем он успел определиться с выбором, на сцену поднялась стройная девушка с густыми курчавыми волосами, уложенными в высокую причёску, в бархатной маске, закрывавшей верхнюю часть лица - видны были только подбородок и пухлые, накрашенные яркой помадой губы. Платье приятного кофейно-коричневого цвета прошуршало по полу, сгладив чрезмерно твёрдый, жёсткий цокот каблуков. Наклонившись к пианисту, заслонившись от зрителей рукой в длинной ажурной перчатке, она прошептала ему что-то на ухо.
  
   Мальчик замотал было головой, но незнакомка умоляюще сложила ладони, и музыкант сдался. Захлопнув ноты, он придвинул свою банкетку поближе к пианино и встряхнул кистями рук, разминая пальцы. Девушка замерла на самом краю возвышения. Её ярко-зелёные глаза смотрели на зрителей взволнованно и немного испуганно.
  
   В "Чёрном мраморе" на сегодня были запланированы исключительно танцы. Никакого исполнителя в программе вечера не значилось, и заинтригованные неожиданным появлением нового лица посетители повернулись к сцене. Кое-кто поспешил занять свободный пятачок у окна напротив; кто-то нетерпеливо поднялся с дивана, желая пробиться поближе к музыкантам, а двое молодых людей, бочком протиснувшись вдоль стены, встали у входа в коридорчик к съёмным комнатам, рядом с охранниками.
  
   Пианист нерешительно опробовал несколько клавиш, подбирая подходящую октаву. Незнакомка слегка улыбнулась ему и одобрительно кивнула.
  
   По залу пронеслись первые звуки музыки - тонкие, нежные, робкие. Мотив был знакомым, многие не раз слышали его. Последнюю веху на ярмарках и улицах, в концертных залах и небольших клубах нередко звучал простенький, но получивший немалую популярность "Вальс Изабеллы".
  
   - Ах, эта дивная ночь, - звонким, чистым, протяжным голосом пропела девушка, и эхо слов её разнеслось по всему огромному помещению. Люди за столиками притихли. Ослаб натиск толпы, осаждавшей бар. Сверху, из беседки для почётных гостей, свесились люди, желавшие лучше рассмотреть певицу.
  
   - Созвездия в тёмной воде, - незнакомка, казалось, почти шептала, но напев был прекрасно слышен.
  
   - Ты знаешь - не быть беде,
  
   Пусть страх уносится прочь...
  
   Пронзительно взвизгнула скрипка, запоздало вступившая труба подхватила вмиг ускорившийся мотив.
  
   Всё внимание в зале теперь было приковано к девушке. Она пела, и в голосе её было столько глубины, столько чувства, столько магии, что слушатели не могли отвести от неё глаз. Позади собравшихся у самой сцены зрителей закружились в стремительном танце первые пары.
  
   - Ах, Изабелла!
  
   Дивная ночь, а в роще трепещет
  
   Трель полуночника-соловья!
  
   Взгляни на меня - я больше не я,
  
   Платье твоё - в вальс по тропе!
  
   Никто не обратил внимания, как мимо охранников в боковой коридор прошмыгнули двое гостей. Один из них тащил под локоть другого, загипнотизированного чарующим голосом певуньи.
  
   - Ах, Изабелла!
  
   Щекою к щеке, рука в руке,
  
   Белая ткань, вереска цвет,
  
   Вереска мёд, призрачный свет,
  
   Лунная сфера в небесной тоске...
  
   Ни один из присутствовавших не пытался подпевать. Никто не хлопал в ладоши, не постукивал каблуком в такт мелодии. Незнакомка в кофейном платье всплеснула руками, точно пытаясь взлететь, вспорхнуть ввысь легкокрылой птицей - и её голос также взлетел, окреп, набрал ещё больше силы, поднялся над толпой, вынудив замереть вбежавших из холла лакеев, оглушив танцоров, полностью растворившихся в вальсе и больше не способных остановиться:
  
   - Ах, Изабелла!
  
   Как допою эту песню, тотчас
  
   Без сил упаду я к твоим ногам,
  
   Шёлку волос да ясным глазам
  
   Твоим без остатка отдам себя!
  
   Песню прервал резкий, неприятный скрежет и последовавший за ним жуткий грохот. Визг какой-то дамы смешался со звоном бьющегося стекла. Длинная, крепкая полка с цветными бутылями и хрупкими полупрозрачными статуэтками, висевшая над низкой этажеркой с одним-единственным фолиантом в серебряном окладе, вдруг резко покосилась - лопнул один из шнуров, на которых она была подвешена. Второй шнур, потоньше, недолго выдерживал двойную нагрузку - оборвался возле крюка, и вся конструкция с оглушительным шумом рухнула вниз, чудом не задев зрителей. Толпа всколыхнулась, заволновалась, забормотала - кто-то поспешил отойти в сторону, кто-то, напротив, ринулся к упавшей полке, обгоняя испуганных лакеев. Охранники также заторопились к месту происшествия - спасать повреждённые экспонаты от любопытных посетителей. Воцарилась полная неразбериха, в которой так или иначе принял участие весь зал, за исключением нескольких гостей, лениво наблюдавших за происходящим из верхней беседки.
  
   Девушка, стоявшая на сцене, исчезла в возникшей сутолоке.
  
  
***
  
   Магия ундин, связанная с голосом, нечасто фиксируется магическими приборами, которые отлавливают только существенные заклинания с чётко составленной вязью и определённой площадью действия. Именно этой её особенностью воспользовались служители для отвлекающего манёвра. Кроме того, чары существенно ослабляли внимательность. Это практически свело к нулю вероятность, что девушку опознает Щёголь Тьери. Маску соотрядники одолжили в сундуке с карнавальными костюмами, которые выдавались напрокат на время пребывания в клубе.
  
   Айзифа не соврала - она действительно великолепно пела. Кристоф поймал себя на том, что был бы не прочь остаться в зале и послушать ещё. Гипноза был ни при чём - такое размытое воздействие на разум блокировалось легко, без какого-либо напряжения. Но следовало поспешить - охрана, застигнутая врасплох, отвлеклась, и путь в коридор был совершенно свободен.
  
   За портьерой обнаружилась небольшая выемка в стене. Ефрейтор юркнул туда, волоча за собой Аля, которого после недолгих, но бурных уговоров убедили не тратить силы на ментальную защиту. К мейстеру возвращалось его обычное обличье - контроль над блокировкой крови дану из-за гипноза заметно ослаб. Комиссар словно бы впал в оцепенение: глаза невидяще смотрели вперёд, руки бессильно повисли вдоль тела. Никакой реакции на внешние раздражители, но парень хотя бы покорно шёл в ту сторону, куда его подталкивали - и на том спасибо.
  
   Замок, вопреки ожиданиям следователей, оказался совсем простым. Чтобы взломать его, даже магия не понадобится - в широкой скважине, рассчитанной на довольно-таки крупный ключ, отчётливо виднелся единственный металлический штифт, на который требовалось надавить. Крис прижал железяку остриём узкого ножа для морепродуктов. Скорее уловив, нежели услышав щелчок, парень потянул замок вниз и быстрым движением вытянул округлую дужку из двух одинаковых, симметрично расположенных проушин, находившихся почти вплотную друг к другу.
  
   Приоткрыв толстую, прочную, тяжёлую стальную дверь, обитую досками, и втолкнув Алтеро внутрь, Крис зацепил замок за карман редингота. Подкинул нож в ладони, примеряясь. Конечно, едва ли стоит рассчитывать на высокую точность броска, но полка - довольно крупная цель. Достаточно попасть в одну из округлых бутылей и сбить её, чтобы соседние тоже опрокинулись, да простит владелец заведения порчу имущества, если ему представится случай о ней узнать...
  
   Кристоф, высунувшись из-за портьеры, размахнулся как мог - пространство узкое, даже руку отвести некуда - и изо всех сил метнул ножик в ярко-зелёный сосуд с извилистым, широким горлышком, показавшийся ему наиболее удачной мишенью.
  
   Разумеется, промазал.
  
   Нож ушёл в сторону и вместо того, чтобы угодить в ядовито-зелёную бутыль, срезал один из двух шнуров, на которых висела полка. Злосчастная композиция рухнула с ушераздирающими звоном и грохотом. Никого не зацепило - ефрейтор специально выбрал момент, когда поблизости не окажется танцующих. Тем не менее, сумятица в зале воцарилась нешуточная. Четверо охранников сразу ринулись в толпу, оставшиеся двое юркнули в кассовый уголок, один... Один, последний, стремительно обернулся к портьере. Крис обмер, одной рукой вцепившись в край колыхнувшейся занавеси, а другой вовремя придержав Айзифу, влетевшую в коридорчик на полной скорости и едва успевшую чуть-чуть притормозить. Девушка сняла туфли, опасаясь, что кто-нибудь расслышит слишком звонкий топот каблуков.
  
   Прошло несколько долгих, мучительных секунд. Так и не почуяв никакого движения, парень, не оборачиваясь, рукой нашарил дверную ручку и попятился назад, волоча за собой Айзи. Протиснувшись в тоннель, ефрейтор аккуратно, как можно тише притворил дверь и, заметив на ней такие же, как с другой стороны, проушины, поспешил запереть вход в Лабиринт Страхов на замок.
  
   - Отличная работа, - послышался шёпот комиссара.
  
   Аль зажёг саламандровый фонарик. Метнувшийся круг света выхватил красноватые плиты пола, каменные стены и низкий, неровный, порядком осыпавшийся потолок. Тоннель тянулся куда-то вглубь и вниз. Едва намеченные ступени порядком затёрлись, так что следователям предстоял спуск по довольно крутой горке.
  
   - Надеюсь, ход не обвалится? - боязливо поёжилась Айзифа.
  
   - Не должен, - ответил Кристоф, дотянувшись кончиками пальцев до бугристой, сухой поверхности свода. - Вроде крепкий. Его ведь для Альянса строили.
  
   - Тоннели, связанные с Башней, стараются делать как можно более прочными, чтобы они не пострадали даже при внешнем воздействии мощных заклинаний землетрясения, - подтвердил дану. - Так что об этом нам не стоит беспокоиться. Лучше волнуйтесь об охране.
  
   - Это да, - кивнула Айзи, обувая вместо каблучистых туфель чёрные балетки на плотной подошве. - Если нас догонят... Или дело не только в этом?
  
   - Не только, - Алтеро хмуро взирал на дверь, запертую массивным замком. - Ребята, лицо охранника, который стоял ближе всех к портьере, не показалось вам знакомым?
  
   - У портьеры? Того, с рассечённой губой? - уточнил Крис.
  
   - Нет. Я про длинноносого блондина с родинкой на подбородке и залысинами.
  
   - Не-а, я точно раньше его не видела, - мотнула головой ундина.
  
   - Я, пожалуй, тоже нет, - признался ефрейтор, поразмыслив. У него была хорошая память на лица, а физиономия светловолосого стража была довольно приметной.
  
   - Ладно, - вздохнул мейстер, - тогда вперёд. Айзифа, возвращай обычный облик. Больше нет причины скрываться.
  
  
***
  
   Вязь телепорта отгорела, рассыпавшись хилыми угольными хлопьями. Руфь, опустившись на колени и вжавшись плечом в холодную, бугристую стену старинного здания, внимательно осматривала видневшийся за углом дворик. На первый взгляд он пустовал, если не считать облезлого полосатого кота у мусорного бака, но на второй и третий могло оказаться совсем иначе.
  
   Нет, служителям повезло - путь был свободен. "Если пройдём тихо, то всё в порядке", - решила Шан-Де, убедившись, что ставни маленьких, подслеповатых окошек соседнего дома действительно закрыты и смыкаются плотно.
  
   Поднявшись, женщина отряхнула со штанов налипшую на них влажную дорожную пыль, махнула рукой, подзывая соотрядника, и едва не подпрыгнула от оглушительного лязга, разрезавшего тишину подобно ножу, вогнанному в брусок подтаявшего масла.
  
   - Простите, принцесса, - громким, хриплым и оттого зловещим шёпотом извинился Драгослав. До этого он сидел на корточках, более-менее правильно распределив вес нагруженного на него оружия и оборудования, но стоило бородачу попытаться встать - и драгоценный баланс исчез.
  
   Волшебница недовольно цокнула языком, рассмотрев под мышкой напарника огромный цилиндр, завёрнутый в брезент - замначальника всё-таки не удержался и прихватил с собой любимую огневую базуку, воспользовавшись отсутствием чёткого запрета со стороны комиссара.
  
   "Надо будет донести до командира, что разрешение на использование базуки следует отдельно прописывать для каждого задания", - подумала Руфь, тенью скользнув вдоль стены, под окнами зданий, начинавших погружаться в дремоту.
  
   "А ещё нужно объяснить, что Драгослав совершенно не создан для заданий, связанных с тайным проникновением и разведкой", - дополнила она, услышав позади старательно, но недостаточно хорошо сдерживаемое стальное бряцанье.
  
   Мысли женщины текли спокойно и размеренно. Она не волновалась - откуда взяться волнению в озере отсутствия каких-либо чувств? Шан-Де ощущала лишь слабое раздражение, причиной которого являлся её соотрядник, но какой смысл сердиться на то, что нельзя изменить?
  
   Из "Чёрного мрамора" доносились музыка и громкий смех. Теперь не было смысла красться - шагов служителей всё равно не услышат...
  
   Женщина едва успела юркнуть за низенькую живую изгородь - задняя дверь неожиданно распахнулась. Прильнув к земле, сквозь колючие ветки Руфь разглядела четыре силуэта, одетые во всё чёрное. Загадочный квартет метнулся к забору, чудом не столкнувшись с Драгославом - бородач еле успел пригнуться, слившись с грудой мешков возле мусорного контейнера.
  
   Люди, вышедшие из клуба, явно спешили. И едва ли их гнало вперёд мирное дело - на спине последнего волшебница успела разглядеть чехол, из которого выглядывала пара рукоятей какого-то клинкового оружия.
  
   - Принцесса, эти люди... - начал было Слава.
  
   - Помолчи, - шикнула Шан-Де.
  
   - Нет уж, это вы помолчите, - возразил Драгослав дрогнувшим голосом. - И гляньте, что в этих тюках.
  
   Перебежав к на удивление аккуратной баррикаде из мешков, Руфь с размаху упала на землю, избегая предательски яркого света уличного фонаря, и протянула напарнику ладонь, в которую тот аккуратно пересыпал горстку чего-то, напоминавшего мелкую металлическую стружку или...
  
   - Магний, - подтвердил Слава невысказанную догадку чародейки. - Полный мешок. И не один уж точно. Зачем им столько, для представления какого, что ли? А вот тут вот, на другом, вроде надпись какая-то, но не по-нашенски. Мешок плотный, не прорезать никак...
  
   Низко склонившись над белым ярлычком, накрепко пришитым к грубой ткани мешка, женщина сощурилась, пытаясь рассмотреть в темноте слишком мелкий шрифт.
  
   - Это кауранский. Написано "нитрат аммония", - перевела она и вздрогнула, ощущая, как вмиг содрогнулся лёд спокойствия, под которым на время миссии были похоронены все ненужные эмоции.
  
   Драгослав выругался сквозь зубы и за цепочку вытянул из-под одежды медальон служителя.
  
   - Стой, - осадила его Руфь. - Нельзя. Командир велел не использовать их...
  
   - Напрямую, ага. Так нам и не надо напрямую. Анри-то в штабе, договаривались же.
  
   Замначальника насупил брови, пытаясь сосредоточиться. Шан-Де, прикрыв глаза, коснулась пальцами знака служителя, холодившего кожу между ключиц. Спустя пару секунд она сумела установить связь с техномагом, но ниточка заклинания не продержалась и мгновения.
  
   - Не работает. Где-то стоит мощный блок на пространственную передачу вязей, - сообщила женщина, по разочарованно-рассерженному лицу напарника поняв, что тот также потерпел неудачу. - Не знаю, откуда, но враг прекрасно знаком с принципом работы медальонов. Он перекрыл даже запасной вариант.
  
   - Проклятье! - прорычал бородач. - Вот же ж... Чушь! Экстренная же ситуация, а у нас и с боссом связаться не выходит, так, что ли? Принцесса, да вы только представьте, сколько примочек из такого количества сырья наклепать можно, а? Это уже масштаб военный, а не зрителям фокусы демонстрировать!
  
   - Да, - согласилась Руфь. - Дело приняло более опасный оборот, чем мы предполагали. Именно поэтому нужно придерживаться плана. Господин Ди замешан в происходящем, в этом нет сомнений. Наша вторая команда собирается схватить его и допросить. Мы доложим командиру об этих мешках, когда представится возможность. То есть когда доберёмся до него.
  
   - Раз тут какое-то движение пошло, за мешками наверняка заявятся подельники этого господина, - пробормотал Слава. - И довольно скоро, ага. Принцесса, мы должны шустрее добраться до тоннеля.
  
   - Доберёмся, - кивнула женщина. - Но и нашу находку нельзя здесь оставлять... Освободи путь, чтобы нам удалось скрыться как можно быстрей. Я не смогу незаметно использовать алхимическое заклинание такого масштаба.
  
  
***
  
   - Интересно, - Айзифа, вернувшаяся в обычный облик, вертела головой, оглядывая рубчатые стены, - почему этот тоннель назвали лабиринтом? И чего в нём страшного? Нам попалась пара небольших ловушек, но они скорее обидные, чем опасные. Едва ли кто-то умрёт, провалившись по колено в ил или попав под дождик. Что в этом такого?
  
   - Полагаю, Лабиринт Страхов обретает должный вид, когда достаточно сильный маг разума активирует определённые заклятья, - Аль перепрыгнул через небольшой ручеёк грязно-ржавой воды, просочившийся в стыке плит. - Тогда и появляется большая часть пугалок. Что-нибудь вроде кровавого ливня или прогулки по яме, наполненной насекомыми...
  
   - Бе-е-е, - скривилась девушка. - Ну и фантазия у вас!.. Да, видимо, дело в иллюзиях, которые запускает мастер господина Ди. Это объясняет недопуск на испытание людей, способных использовать магию. И ограничение по числу участников - тоже.
  
   - Да, - согласился дану. - Но едва ли иллюзия позволит воссоздать коридор, по которому можно пройти. Если вспомнить, что мы успели узнать, и высчитать примерный расход магии с учётом слоя почвы, выполняющей роль заглушки...
  
   - Пространственная магия, ага. Активируется на небольшое время, реагирует на живую ауру. Значит, как минимум два мага?
  
   - И довольно сильных.
  
   - А сам господин Ди...
  
   - ... после такой работёнки будет в лёжку. У него не останется сил бодро трепаться с гостями. Недаром Лабиринт открывают не каждый день. Колдунам требуется передышка, а тоннелю - выравнивание энергофона.
  
   - Значит, как минимум трое. Пространственный маг, мастер с приёмами магии разума и сам вот этот вот господин.
  
   - Видимо, да. И двоих мы застанем в ослабленном состоянии. Повезло.
  
   "Я и слова не успеваю вставить. Да и не знаю, что говорить", - грустно подумал Крис. Он плёлся позади коллег, не отставая, но и не пытаясь нагнать их. Ширина подземного коридора позволяла шагать рядом, вровень с соотрядниками, но почему-то это казалось неуместным.
  
   Тоннель, уводивший вглубь, вскоре выровнялся и теперь вился вперёд подобно гигантской змее. Здесь состояние его было хуже, чем на входе - слишком сыро. Кое-где на стенах проглядывала плесень. На потолке мертвенно-бледным светом сияли узкие полосы. Воздух казался тяжёлым, затхлым и настолько густым, что дышать через рот было до крайности противно: будто глотаешь что-то еле осязаемое, живое, вязкое и при этом студёное, поднятое с илистого дна заросшей зимней речушки.
  
   Как ефрейтор и опасался в самом начале, настало время пожалеть об оставленной в гардеробе тёплой верхней одежде. Ощутимо знобило - сказывались прохлада и сырость. Айзифа в открытом платье ёжилась от холода, и мейстер накинул ей на плечи свой редингот, предварительно вынув из подкладки и карманов всё необходимое. Кристоф и сам больше не прятал оружие, оставил только стилет в рукаве. Бандана привычно охватывала лоб, прижимая волосы, и это отчего-то придавало решимости.
  
   Внимание служителя привлёк знакомый чёрный кожаный браслет на запястье Алтеро. Точно, Аль же не взял с собой меч, ограничившись пистолетом и кинжалом... Глупости. Конечно, взял. И для того, чтобы укрыть его от посторонних глаз, использовал тот же приём, что и перед визитом к Юнгу Дантрелу.
  
   Комиссар затормозил так резко, что шедший следом Крис едва не врезался в него.
  
   - Что такое? - немного недовольно спросил следователь, выглянув из-за начальственного плеча - и тотчас же понял, что.
  
   Тоннель закончился. Служители стояли у входа в просторный круглый зал с высоким куполом. Воздух здесь был заметно свежее и чище. Откуда-то доносилось журчание сбегавшего вниз по камням ручья. В середине темнел узкий постамент со скульптурой в человеческий рост. Девушка с густыми волосами до плеч, в тонкой кирасе со слишком широкими для неё наплечниками и длинной, в пол, юбке, с мечом на тонком свадебном пояске тянулась вверх худыми руками, исчерченными магическими узорами. Глаза невидяще смотрят в потолок, губы сжаты, ни следа улыбки на строгом, но миловидном лице; во всём облике запечатлённой в камне волшебницы сквозила обречённая, грустная решимость. Слабый свет саламандровой лампы, мерцавшей в сердцевине купола уже не одно столетье, лился на девушку, оживляя её игрой света и теней. Казалось, красавица вот-вот шевельнётся. Кристофу чудилось, что он слышит ровное, размеренное дыхание воительницы, что взор ловит колыхание её грудной клетки, что полуопущенные веки готовы дрогнуть, а намеченный шаг завершится на самом краю постамента.
  
   - Асима, - произнёс комиссар. В голосе его звучало неподдельное благоговение.
  
   Асима Отважная, легендарная чародейка, жена основателя Альянса Джелла нир Паттерсона! Ефрейтор склонил голову. Он понимал, что нет необходимости в этом жесте, который всё равно не увидит никто, кроме его спутников, но поступить иначе не мог. Ундина, также не в силах противостоять мистическому, покоряющему сердце чувству, смешавшему воедино печаль и уважение, присела в реверансе. Мейстер отдал честь.
  
   Должно быть, не менее минуты служители простояли в оцепенении. Первым встрепенулся Аль. Окинув взглядом залу, он нахмурился.
  
   - А вот и лабиринт, да?.. Ребята, нам предстоит выбрать одну дорогу из двух.
  
   Крис и сам уже увидел, что в противоположной стене темнеют две арки.
  
   - Надо разделиться, - предложила Айзи. - Осмотрим оба тоннеля.
  
   - Нет, - качнул головой дану. - Слишком опасно. Поступим по-другому. Вы с Кристофом останетесь здесь. Я проверю оба хода пространственным заклинанием, чтобы узнать, куда они ведут. Один из них наверняка тупиковый - тот, который соединяет эту залу с Башней. Тогда по второму мы попадём в комнату господина Ди... тьфу, что за дурацкое имечко, а? Надоело уже его произносить...
  
   - Мейстер! - воскликнула Айзифа. Голос её эхом разлетелся по залу. - Мы ведь уже говорили об этом! Вам не следует расходовать магические силы лишний раз...
  
   - Этот раз лишним не будет, - Алтеро стянул с руки перчатку. - Идти должен тот, у кого больше шансов ускользнуть от неожиданной атаки и быстро вернуться назад. Для меня это не составит труда. Вам же придётся нелегко, если вы налетите... например, на кабинет этого господина, где, помимо него, окажутся и помощники.
  
   - Но... - заикнулась было ундина.
  
   - Я всё сказал.
  
   Крис даже не успел заметить, в какой момент комиссар выхватил кинжал. Перехватив клинок поудобней, дану вытянул вперёд руку и с размаху полоснул лезвием по запястью.
  
   Ундина охнула и испуганно прижала руки к груди. Ефрейтор же обмер, не в силах ни пошевелиться, ни вскрикнуть. Он тупо наблюдал, как из пореза хлынула кровь - стремительная, горячая, алая...
  
   Нет, не алая - чёрная. Да и кровь ли это?
  
   Брызги, не достигнув пола, замерли в воздухе. Чёрный браслет, змеёй скользнув по плечу мейстера, распрямился, удлиннился и подёрнулся рябью. Поражённый до глубины души, Кристоф смотрел, как тёмные капли и струйки, сплетаясь, закручиваясь спиралью, обретают форму и металлический блеск.
  
   Аль, неповреждённой левой рукой поймав соскользнувшие с плеча ножны, несколько раз прокрутил в правой чёрный как смоль клинок, словно приноравливаясь. Одобрительно кивнув, зачехлил меч и прикрцепил к поясу.
  
   - Да чтоб тебя Всенощный заглотил! - в сердцах выругался Крис. Испуг всё ещё плескался внутри, под неимоверным чувством облегчения. - Нельзя же так!
  
   - Вот именно, нельзя! - выпалила девушка. - Вы же сами говорили, что вам тяжело удерживать клинок внутри и его надо материализовать постепенно, через небольшой порез! А если бы вы промахнулись?
  
   "Так значит, он не в первый раз использует при посторонних этот приём", - сообразил Кристоф и добавил немного тише:
  
   - А я и вовсе не знал про это заклинание. Пожалуйста, предупреждай в следующий раз. У меня чуть сердце не остановилось от страха!
  
   - Неужели ты подумал, что я решил покончить с собой таким оригинальным способом? - засмеялся дану. - Выбрал место поатмосфернее, завёл туда вас и...
  
   - Не смешно, - отрезал ефрейтор.
  
   - Ну извини, извини, - примирительным тоном произнёс мейстер, перчаткой стирая брызги крови вокруг затянувшегося пореза. - Знаю, что дурак, забыл рассказать про оружейный контракт. Я не люблю постепенно вытягивать Чёрный меч. Слишком болезненно, да и онемение проходит долго. Кроме того, нужно поймать соответствующий настрой - иначе клинок останется внутри.
  
   - Что это за заклинание? Оружейный контракт? Как оно работает? - едва страх отступил, в Крисе пробудилась любознательность.
  
   - Без понятия, - признался комиссар. - Когда мастер передаёт клинок адепту, которого признаёт преемником, выбранный преемник обретает способность держать это оружие внутри себя. Такое проделывать довольно неприятно. Да и не всегда получается. Похоже, есть зависимость от телосложения, прочности мышц и объёма крови. До шестнадцати лет я мог таким образом прятать только часть клинка, да и сейчас мне это с трудом даётся... Ладно, я пошёл. Ждите здесь, никуда не уходите.
  
   Служители и возразить не успели - начальство решительным шагом направилось вперёд, к тоннелям.
  
   Кристоф подметил, что мраморную площадку вокруг постамента со скульптурой Аль предпочёл обойти.
  
  
***
  
   Люк захлопнулся бесшумно. Руфь стянула энергонити к пальцам, и лежавший поверх входа в подвал ковёр развернул скрученный плотным рулоном угол.
  
   - Темно, хоть глаз выколи, - пробормотал Драгослав.
  
   - На ощупь. Иначе увидят.
  
   - Куда?
  
   - Куда... - Шан-Де проверила потоки воздуха. За её спиной, определённо, была стена. - Направо на сто двадцать градусов и вперёд.
  
   Бородач закряхтел, залязгал, на четвереньках разворачиваясь в слишком тесном для него пространстве. Женщина поднырнула под напарника и проскользнула вперёд, довольно чувствительно задев руку замначальника краем расстёгнутой куртки с тяжёлой стальной заклёпкой.
  
   - Это что?!
  
   - Это я.
  
   - Прошу прощения, принцесса.
  
   - Ничего. Моя вина.
  
   Спустя пару десятков метров ход стал заметно выше, и Драгослав сумел подняться на ноги. В его ладони затрепетал тонкий огненный лепесток, напоминавший осенний кленовый лист.
  
   - Должно быть, нам сюда, - Руфь, обогнув узкую колонну по центру прохода, свернула. - Ох...
  
   - Что стряслось? - Слава вырвался вперёд и замер рядом с чародейкой.
  
   Тоннель по-прежнему уходил вниз, но он больше не выглядел заброшенным. Вверху ярко горели саламандровые лампы. Стены и потолок были укреплены досками - самыми дешёвыми, необработанными, но зато толстыми и прочными. Пол покрывала тонкая корка серой пыли, пропитавшейся водой.
  
   Немного дальше, шагах в сорока, ход разветвлялся. Один подземный коридор, тщательно вычищенный и хорошо освещённый, прямой как стрела, тянулся вперёд. Другой, уводивший в сторону, явно был замурован, но заграждавшую проём каменную кладку частично разобрали, частично сломали, а частично сдвинули в сторону каким-то сильным и на удивление точно выполненным заклинанием земли. Рваная дыра, в которую запросто протиснулся бы человек роста и телосложения Драгослава, зияла темнотой. В застывшей, вязкой пыли отчётливо виднелись отпечатки множества ног, по большей части обутых в сапоги на сплошной широкой подошве.
  
   - Всё хуже и хуже, - прокомментировала Шан-Де. - План...
  
   - Забудьте про план, - буркнул замначальника. - Не будем дожидаться сигнала от босса. Нас здесь легко засечь, а оно нам точно не нужно. Уберите следы, которые мы наоставляли - и галопом к нашим ребятам. Может статься, Башня в опасности, и надобно узнать, в какой.
  
  
***
  
   С потолка капала вода. Просочившаяся влага ровно за четырнадцать секунд собиралась в большую каплю, которая, сорвавшись с каменистого свода, летела вниз, ловя отсветы саламандровой лампы, переливчато сверкая оранжевым боком - и разбивалась о плиту, где успела образоваться небольшая лунка от сотен, тысяч таких же капель, чей полёт оканчивался до этого.
  
   Кристоф в очередной раз щёлкнул хронометром со светящимися стрелками, окончательно убедившись в редкостном постоянстве капели, и перевёл взгляд на Айзифу. Девушка сидела рядом с ним, скомкав разрезанный подол платья, обхватив колени руками и опустив голову. Она сидела так уже с полсотни сорвавшихся с потолка капелек - с тех самых пор, как комиссар ушёл обследовать тоннели.
  
   "Надо бы приободрить Айзи, - подумалось ефрейтору, - а то что-то она совсем приуныла".
  
   - Не волнуйся, - негромко произнёс парень и вздрогнул - тихие слова разнеслись по зале набатом. Понизив голос, Крис добавил: - Алтеро сильный, ты же знаешь. Он гораздо опытнее нас с тобой. Ничего с ним не случится. Он скоро вернётся, вот увидишь, и сообщит, куда идти дальше.
  
   - Я всё это понимаю, - вздохнула ундина. - И я понимаю, что нам с тобой действительно опасно было бы идти на разведку, пусть даже вдвоём. Но я никак... я не могу перестать волноваться.
  
   - За него? Или за нас?
  
   Айзифа неопределённо пожала плечами. "Нет, за нас она не боится. Иначе бы стояла, постоянно озираясь, ждала, когда и откуда нанесут удар. Странное дело... Такое ощущение, что безопасность Аля волнует Айзи куда сильнее, чем её собственная".
  
   Что-то не сходилось, и успевшему заскучать Кристофу хотелось взяться за эту загадку. Он ещё раз прокрутил в голове обычные действия напарницы на миссиях. Служительница не любила лезть вперёд, предпочитала перекладывать принятие важных решений на чужие плечи. Что это? Страх допустить ошибку? Нежелание сглупить на глазах у соотрядников? Как бы то ни было, сегодня ундина вела себя иначе. Она предложила собственный план проникновения в Лабиринт Страхов - весьма неплохой, надо сказать, сам Крис едва ли придумал бы что-то подобное. Что-то случилось именно тогда? Что же? Нет, не так. Не та цепочка. Нужно взглянуть на то, что было до этого.
  
   Крису вспомнилось обычное утро спецотряда. Вот он встаёт раньше всех, идёт на пробежку. Возвращается. Гостиная пуста. Потом появляется Айзифа, успевшая накупить продуктов. Она начинает готовить завтрак. Кристоф пытается помочь ей, но девушка предпочитает делать всё сама. Драгослав и Руфь особо не вмешиваются, разве что подсобят по мелочи, но чаще просто сидят и ждут, когда всё будет готово. Последними к столу подтягиваются только что проснувшийся Аль и Анри, в очередной раз засидевшийся за чертежами какого-нибудь магического устройства. Большинство соотрядников предпочитало по утрам крепкий чёрный чай, но в первую очередь Айзи всегда подаёт кофе. Ароматный, свежесваренный кофе в джезве, рассчитанной ровно на три маленькие чашки.
  
   Служители Четвёртого спецотряда привыкли обходиться без лишних церемоний. Драгослав обращался на "ты" ко всем, кроме Руфи и - периодически - Алтеро. Руфь вела себя с командиром подчёркнуто-вежливо, остальных же называла на "вы" довольно редко. Айзифа могла запросто обнять, потрепать по голове любого из соотрядников, хотя все, кроме Криса, были старше её по званию. Она словно не видела препятствий для близкого общения. Но с комиссаром Айзи старалась держать дистанцию и заметно смущалась, когда эта дистанция неожиданно уменьшалась по какой-либо причине. При этом сама ундина переступала черту, лишь сильно разволновавшись и испугавшись. Испугавшись не за себя...
  
   - Кристоф, - сказала девушка, - у тебя всё на лице написано.
  
   - А? - вздрогнул ефрейтор, очнувшись от размышлений. - Извини, отвлёкся. Что-то произошло?
  
   - Ничего, - качнула головой Айзи, - но я знаю, о чём ты думал сейчас. Ты такой предсказуемый... Как только натыкаешься на что-то тебе непонятное, сразу начинаешь анализировать.
  
   - И о чём же я, по-твоему, думал? - Крис не выдержал и виновато отвёл взгляд. Неужели постороннему так легко понять ход его мыслей? Наверное, это не очень хорошо. С другой стороны, ничего существенно плохого тут нет. Люди, с которыми ты проводишь много времени и которым доверяешь, знают о тебе гораздо больше твоих знакомых, с которыми видишься изредка. Это совершенно естественно, ведь так?
  
   - Ты думал, почему я настолько волнуюсь за мейстера и готова была пойти вместо него, верно? - непринуждённо спросила Айзифа. Как-то уж слишком непринуждённо.
  
   - Да, и...
  
   - Потому что я люблю его.
  
   - А... А?
  
   - Я люблю его, - повторила ундина почти шёпотом. Даже в полумраке Кристоф видел, что щёки девушки залились румянцем. - Поэтому я не могу не бояться за него. Мейстер... Алтеро старается пореже пользоваться умением прятать клинок внутри себя. Это довольно опасно. Нагрузка на мышцы и кровеносные сосуды сильно возрастает. Можно потерять контроль над чарами. После материализации меча магия будет сбоить минут пять-шесть. Так что он, наверное, даже колдовать сейчас толком не способен. А ещё - боль... Я верю, что мейстер вернётся целым и невредимым, но я всё равно боюсь за него. Потому что люблю.
  
   - Эм... Почему? - только и сумел вымолвить Крис.
  
   "Ух-х, ничего поумнее нельзя было спросить? Сообразил! Как будто существует чёткий ответ на такой вопрос!"
  
   - Почему... Сама не знаю, - Айзифа вытянула ноги и прислонилась спиной к бугристой кладке стены. - То есть знаю, но... Это трудно объяснить.
  
   - И давно ли...
  
   - Давно. С тех пор, как мы познакомились. С тех пор прошло... шесть лет, кажется? Нет, больше... - девушка закрыла глаза. - Я тогда только-только пришла в Альянс. Точнее, меня привёл мой дядя. Ему требовалась помощница с хорошими способностями к магии воды. Моя мама не посмела ему отказать. Она была полукровкой, а ундины, у которых отец или дед человеческой крови, не имели возможности войти в местное общество. Я обладала необычайным даже для ундин даром к водной магии. Окончила местную школу магии с отличными результатами. Но у меня... я... ну... я плохо справлялась со своими обязанностями. Мне тогда не было и восемнадцати, я думала и мечтала о многом, но не о том, о чём следовало, наверное... Редкостной трусихой была, да и решительности не хватало. Я не понимала, чего хочу от самой себя, и вообще - что должна делать. То и дело совершала ошибки на миссиях. Дядюшка Улэри меня не ругал, но я прекрасно видела, что он недоволен. Его коллеги часто ворчали и жаловались на меня. Но когда в Золотом озере недалеко от Сацуори поселился чёрный дракон, дядя взял меня с собой на задание.
  
   - Золотое озеро... Это в Меярской пещере, верно? - Кристоф судорожно шарился в памяти, припоминая лицеистские уроки географии. - Небольшое, но очень глубокое озерцо, на дне которого обнаружены колоссальные залежи золота и платины. Но до них не добраться из-за того, что такое большое количество веществ, блокирующих магию, делает колдовство в пещере крайне затруднительным...
  
   - А ты хорошо знаешь наши земли, - слабо улыбнулась Айзи. - Всё верно. Ты можешь колдовать над поверхностью Золотого озера, но под водой - нет. Почти все магические существа, включая ундин, паршиво чувствуют себя вблизи него, но во мне довольно много человеческой крови, так что... Драконы обладают иммунитетом к воздействию золота, поэтому этот здоровенный чёрный ящер, у которого и крыльев-то полноценных не было, поселился в Меяре, на большой глубине. Требовалось его выманить. Нам прислали подмогу из Пелла Асимы. Приехал какой-то бригадир, не помню имени, от Боевого подразделения, а от Следственного приехал мейстер. Я сначала насторожилась и даже испугалась, когда узнала, что рядом с нами, официальными волшебниками, будет кудес, который... ну... наверняка опасен. А потом, когда увидела Алтеро в первый раз, подумала, что кудесы не так-то уж и страшны - этому-то я, во всяком случае, и безо всякой магии легко заломлю руки за спину... - ундина смущённо хихикнула, залившись краской.
  
   - И что же было дальше? - поторопил девушку Кристоф.
  
   - Дальше бригадир и руководители штаба Сацуори составили план, - помрачнела Айзифа. - Раз дракон залёг на дне, значит, его нужно подманить к поверхности. Но не вплотную - чтобы он не выбрался наружу, а на двадцатиметровую глубину - тогда до него достанет комбинированный заклинательный удар и не возникнет риск, что дракон ускользнёт. Но как заставить дракона покинуть логово? Решили, что нужна приманка - что-то с живой магией внутри. Выбрали нескольких ундин-полукровок, включая меня - нам было проще пробыть в воде требуемое время, чем чистокровным. Велели тянуть каминные спички из кулька. На одной из них не было серы - попался брак.
  
   - И жребий пал на тебя? - сочувственно спросил ефрейтор.
  
   - Угу, - вздохнула ундина. - На мне закрепили металлические наручники-утяжелители, которые не дали бы мне всплыть, если бы я струсила и захотела сбежать. После чего опустили под воду. Я была в ужасе. Пыталась поверить, что происходящее - это просто дурной сон, который испарится, стоит мне открыть глаза. Что я вот-вот проснусь - и снова окажусь дома, беззаботной, маленькой, рядом с мамой. Пойму, что служба была всего лишь ночным кошмаром, и успокоюсь... Но я раз за разом открывала глаза и видела всё ту же прозрачную воду, которая с болью проходила через мои жабры. Я не могла полностью перевоплотиться в ундину, и вместо хвостового плавника подо мной так вяло и так натянуто болтались мои неуклюжие человеческие ноги. Я проклинала служителей, которым повезло больше, чем мне. Проклинала столичного бригадира, который гнался за новым званием и считал, что в бою все средства хороши. И своего дядюшку - тоже. Он ведь и не подумал вступиться за меня. Заявил, что я должна исполнять свои обязанности. Я даже на мейстера злилась, но не очень сильно. Потому что он был против этого плана. Сказал, что я сильно рискую, и предложил заменить меня собой. Но генерал из Сацуори заявил, что лояльные Альянсу кудесы слишком ценны и их следует использовать в качестве боевой силы, а никак не наживки. Я знаю, Алтеро хотел мне помочь, но... И вот я висела под водой. Мне казалось, что именно висела. Всплыть не получалось из-за утяжелителей, но и глубже я не опускалась, ундины держатся на воде лучше людей, даже будучи в человеческом облике. Я старалась не смотреть вниз. Не желала видеть, как со дна ко мне рванётся чёрный дракон. Потом решила, что смотреть вниз, наоборот, нужно. Ведь мейстер-дану сказал, что у него было бы больше шансов уцелеть, значит, шансы есть и у меня. Просто они не очень велики, но всё же... Я как будто увязла в происходящем. Надеялась уцелеть, но знала, что тогда всё вернётся на круги своя - дядя Улэри снова будет недоволен мной, а другие служители продолжат ворчать и ругаться. Но и умирать мне не хотелось. Я просто висела, понимаешь?
  
   Крис не ответил. Он из всех сил старался, но не мог представить эту огромную толщу воды, освещённую солнцем, падающим в пещеру сквозь огромную расщелину в потолке. Юноше всегда казалось, что у Золотого озера берега должны отсвечивать пронзительно-жёлтым, но Айзифа не обмолвилась об этой детали.
  
   - Я пыталась наблюдать за дном озера как можно внимательней, - продолжала ундина, - но всё равно прозевала миг, когда чёрный дракон напал. В какой-то момент он очутился позади меня. Надо мной мелькнула его огромная, широченная голова на тощей шее. Если бы дракон не заслонил свет своей здоровенной тушей, я бы не заметила его. Уворачиваться, конечно, было поздно... Но тут ему в спину ударило мощное заклинание. Скорее всего, энергомагическое. Оно пробило тушу насквозь. Вода сразу потемнела от крови - странной, фиолетового оттенка, жутко горькой. Я аж поперхнулась. Зажмурилась, начала кашлять... Ослабила бдительность. Это было ошибкой. Я не учла, что дракона из озера вытаскивать не собираются. Смысл его поднимать? Чудище погибло, его защитная оболочка исчезла. Концентрация золота и платины на дне настолько велика, что с лёгкостью обратит тушу погибшего магического существа в порошок. Я была немного в стороне, поэтому тонувший дракон лишь чуть-чуть задел меня - чиркнул рогом. И всё бы ничего, но на утяжелителях были кожаные петли - их не стали снимать, решили, что незачем. И один из длинных чёрных шипов возле драконьей пасти зацепился за ремешок на моей ноге и потянул меня вниз. Я и понять не успела, как это произошло. Вроде вот мелькнула чёрная, плотная кожа, я увидела отражение своего побелевшего лица в неподвижной щели чёрного зрачка - и тут меня ухватило и поволокло на дно. Расстегнуть стальные браслеты я не могла - они, как наручники, закрывались на ключ. И срезать петлю было нечем - дядюшка опасался давать мне в руки оружие, поскольку я толком не умела с ним обращаться. Я изо всех сил дёргала петлю руками. Пыталась вытянуть её снизу, но она намертво застряла в какой-то зазубрине под чешуёй дракона. Пыталась, извернувшись, порвать её зубами, но бесполезно. Пыталась снять утяжелитель, но он сидел на щиколотке слишком плотно. Я ободрала кожу до мяса, мне было жутко больно, но я продолжала тянуть проклятый браслет к пятке... Не получалось никак. Потом я почувствовала, что мне стало труднее дышать - концентрация золота в воде увеличилась. Наверное, я была уже где-то в сотне метров от поверхности. Я осознавала, что скоро умру, но не хотела в это верить, - Айзи тыльной стороной ладони смахнула с ресниц набежавшую слезу. - И тут я увидела, что кто-то плывёт ко мне. И это точно был житель суши, не ундина. Он опускался очень быстро, поскольку держался за связанные верёвкой утяжелители. Сначала я решила, что у меня начались галлюцинации - наверное, я успела сойти с ума от страха и теперь грежу о своём чудесном спасении, как-то так... Но потом сообразила, что это не мираж и не сон, что за мной действительно вернулись. И это был не кто-то из моих сослуживцев, а комиссар-следователь из столицы. Тогда я поняла, что мне больше не стоит бояться за себя. И тут же испугалась за него. Я помнила, что дану с пробуждённой кровью очень тяжело переносят прикосновение золота. А он ведь ещё и под водой, на большой глубине, без возможности использовать какие-либо заклинания! Когда мы поравнялись, мейстер выпустил верёвку с грузом. Я заметила, что у него на запястье висит шнурок с ключом от моих утяжелителей. Он отстегнул браслеты от моих ног и потянул меня за руки наверх, а сам уже задыхался. Я плыла изо всех сил, быстро, как никогда. Плела вязь за вязью, ожидая, когда же сработает водная магия, и держала его под локоть, а он при этом умудрялся как-то подталкивать меня. Боль в ноге как-то забылась, и страх забылся, я думала только о том, как бы успеть добраться до поверхности и ступить на берег. Ощущала, что он вот-вот не выдержит и сделает вдох, а потом магия неожиданно сработала, хотя до поверхности оставалось плыть немало. Потом дядюшка объяснил мне, что я сумела активировать необычайно сильное заклинание водного потока, находясь на глубине пятидесяти метров. На такое даже не всякий из генералов способен - так мне говорили после... Я оправилась очень быстро, через пару минут смогла встать - сразу, как мне промыли жабры водой и перевязали ногу. Мейстеру пришлось хуже - вода попала в его лёгкие. Я хотела поблагодарить его и спросить о самочувствии. Но он меня опередил - едва заметил меня, тут же спросил, в порядке ли я. И в этом момент я, наверное, и влюбилась, - девушка удивлённо покачала головой и пожала плечами. - Я поблагодарила, собиралась сказать, что выжила лишь благодаря его помощи, а он уже и не слушал. Увидев моего дядюшку, тотчас начал с ним перебранку - мол, почему никто не озаботился тем, чтобы дать мне возможность выбраться самостоятельно... Мейстер ругался, кашляя, пытаясь подняться, а я стояла рядом и понимала, что хочу быть с ним. Что должна быть с ним потому, что после случившегося остаться в Сацуори было совершенно невозможно. Я сказала Алтеро перед самым его отъездом, что мечтаю уехать. Он ничего не ответил, только улыбнулся. А через веху мне пришло письмо из Башни, где сообщалось, что Центральному отделению Альянса в Пелла Асиме не хватает хороших специалистов по водной магии. Меня пригласили, и я не стала отказываться. Дядюшка не собирался меня отпускать. Закатил скандал, но я пригрозила, что стану сильнее и использую свой дар ему во вред. Он испугался, а я добавила, что не хочу упускать шанс показать столичным магам способности ундин. Тогда меня с удовольствием перевели в Центральное. Я приехала сюда и... ну... я не так часто виделась с мейстером, как хотелось бы. Но я много наблюдала за ним и многое узнала. И я очень быстро поняла, что мои чувства едва ли будут взаимны, а если и будут, то всё равно ничего не сложится...
  
   - Почему ты так решила? - удивился Кристоф.
  
   - Потому что мы слишком разные, - твёрдо сказала Айзи. - Говорят, что противоположности притягиваются, но это неправда. Для взаимопонимания нужно что-то общее. Темы, предпочтения. Взгляды на жизнь. Хоть что-то. У нас этого нет. Я слишком легкомысленная. Слишком безалаберная и бестолковая. Я люблю балы, шумные фестивали на открытом воздухе, яркие концерты разных современных песен, прогулки, походы по магазинам, где мой кавалер будет восхищаться моими нарядами и с удовольствием оплатит часть моих покупок. Люблю вставать рано, на рассвете. Ужасно боюсь собак, терпеть их не могу, всегда шарахаюсь. А Алтеро их обожает - может запросто потрепать какого-нибудь бродячего пса по голове. Он нечасто позволяет себе отдых. Если идёт в парк, то почти всегда садится где-нибудь под деревом и наблюдает, как ветер пригибает траву к земле, как солнце ползёт с востока на запад, как порхают птицы. Я так не умею - мне скучно, когда нет движения. Алтеро не любит концерты, зато раз пять-шесть в веху посещает театр. Ему нравятся оперы, которые мне кажутся воплощением занудства - водевиль я бы ещё пережила, но не эту длинную голосистую тягомотину на три с лишним часа! Он ложится поздно, полночи проведя за чтением, и утром встаёт с трудом. Не любит лишний раз тратить деньги и не видит смысла в покупке вещей, которые не нужны ему каждый день. Листает какие-то фолианты, документы, в которых я ничего не понимаю, изучает старинные легенды, сравнивает свою магию с общепринятой. Он любит зиму и снег, а я - яркое, солнечное лето. На последнем празднике Годичной Вехи он пил белое сухое вино, а я - красное полусладкое, ведь сухие вина - это такая гадость... Он не любит суматохи, а я всегда суечусь. Я могла бы стать другой. Сделать так, чтобы мне нравилось то же самое, что и Алтеро. Притвориться, что у нас много общего. Но какой в этом смысл? Он презирает людей, которые сильно зависят от чужого мнения. А я не хочу ломать себя ради другого человека, чтобы потом пытаться впихнуть себя ему - смотри, смотри, какие мы похожие! Это глупо. Нельзя себя терять. Мы - это единственное, что всегда у нас есть, а остальное может измениться в любое мгновение. Если притворишься, любить будут не тебя, а ту роль, которую ты играешь. Глупость, глупость... Поэтому я решила, что не откажусь, если другой человек предложит мне руку и сердце. Главное - чтобы я не испытывала к нему отвращения и имела схожие с ним вкусы. Но при этом я всегда буду рядом с мейстером. Буду поддерживать его, помогать, оберегать. Делать то, что ему не даётся, не потому, что нас связывает и обязывает к чему-то нечто помимо отношений начальника и подчинённого. Только по своей воле, по велению сердца. Я выбрала, где хочу жить, чем хочу заниматься и кого хочу любить. Алтеро дорог мне, поэтому я буду рядом с ним, но при этом останусь собой. И не буду признаваться в своих чувствах - хотя мейстер, я уверена, давно всё заметил... Пожалуйста, не говори об этом никому. Ладно, Крис? Я рассказала тебе об этом, ведь ты и так бы всё понял сам, но наверняка не разобрался бы до конца и осудил бы, да? Я ведь всё-таки старше него и...
  
   - Не беспокойся, Айзифа. Моё мнение о тебе после твоего рассказа не изменилось в худшую сторону, - Крис ободряюще положил руку на плечо смущённой напарницы. - Спасибо, что не побоялась рассказать об этом. Я рад, что ты мне веришь.
  
   - Ты не будешь... ну... дразнить меня? Или презирать? - настороженно переспросила ундина.
  
   - За что? - искренне изумился парень. - За то, что ты приняла такое смелое решение и живёшь в соответствии с ним? Или за то, что ты не хочешь слепо идти за человеком, которого любишь, а ищешь свой путь? Не вижу ни одной причины для презрения.
  
   - Спасибо, - выдохнула Айзи и плотнее закуталась в редингот мейстера.
  
   - Мне-то не за что, - ответил Кристоф и отвернулся, уставившись в полумрак зала, посреди которого по-прежнему тянулась к центру купола высеченная из камня Асима. Он надеялся, что сейчас из-за полумрака напарница не разглядела выражение его лица и не догадалась, насколько его тронула эта история. Девушка, сидевшая рядом с ним, продолжала вести свой бой.
  
   Со стороны тоннелей послышались тихие шаги. Юноша встрепенулся и легонько толкнул ундину локтем, привлекая внимание. Айзифа вздрогнула и выпрямилась, щуря глаза, всматриваясь. Заметила. Улыбнулась.
  
   - Я же тебе говорил, что всё будет в порядке, - шепнул Крис, поднимаясь на ноги.
  
   - Нам в правый тоннель, - сообщил Алтеро. Дану больше не выглядел спокойным, ладонь его лежала на рукояти меча, он был напряжён, точно натянутая струна. - Примерно в трёх сотнях шагов от зала - комната. Оттуда доносились голоса. Четыре человека, не меньше.
  
   - Ты узнал кого-то из них? - встревожился Кристоф.
  
   - Нет, - качнул головой комиссар, - но я вспомнил, где видел того охранника из клуба. На старой розыскной листовке. Имени не знаю, но он - один из сторонников Хартмута Нордеманна, бывшего кардинала Альянса, предателя. Который, если верить последнему докладу разведки, вернулся в Астерби веху назад. Интересно, в курсе ли Щёголь Тьери, что владелец "Чёрного мрамора" может быть пособником беглого мага, которого ему поручили отыскать?
  
   - Почему вы решили, что это связано? - удивилась Айзи. - Мало ли какие пути привели сюда одного из разыскиваемых? Вдруг он просто соскучился по столице?
  
   - Я решил так потому, что медальоны не работают. Не получается связаться с Анри. Пробовал достучаться до Руфи и Драгослава - тоже глухо. Нордеманн - один из разработчиков последней модификации этих артефактов, - Аль раздражённо дёрнул за тонкую цепочку, на которой висел знак служителя, спрятанный под рубашкой. - Он умеет создавать эти штуки. Стало быть, блокировать их действие - тоже... Ребята, нам нельзя отступать. Ни в коем случае. Что-то назревает, и оно уже совсем близко. Звать подмогу глупо - потеряем время, ещё и рискуем нарваться на противника. Угроза, которую чувствовал Гюстав Эф, куда серьёзней, чем предполагалось. Наверняка наши соотрядники уже догадались, что что-то не так. Это опасно, нам придётся крайне нелегко, но мы обязаны поймать и допросить господина Ди, и чем быстрее, тем лучше.
  
  
***
  
   Закат за окном давно догорел и выцвел, растворившись в огнях города - разномастных фонарях, белой подсветке зданий, мириадах галерей, витрин, балконов, окон и окошек. Они выглядели приветливо и привлекательно, если любоваться ими из Башни, но стоит только поддаться их чаре и выйти на улицу, как явится страх. Этот страх стиснет стальными обручами грудную клетку. Сдавит горло, не давая дышать. В ушах зазвенит, сердце забьётся, как обезумевший от ужаса зверёк в ловушке рёбер. Паника лишит возможности соображать не то что рационально, а хоть как-нибудь. Под её гнётом исчезнут силы, пропадёт собственная воля, останется одно-единственное желание - бежать, бежать прочь, назад, под крышу, такую надёжную, такую сильную, неприступную...
  
   Пару лет назад было лучше. Сразу после на редкость неудачной миссии капитан Анри Флорис был в порядке, если не считать ран и магического истощения. Фобия пришла позже - незаметно, постепенно. Не сообразили сразу, проглядели - и вскоре даже вылазка на веранду приравнялась к выдающемуся подвигу. Впрочем, теперь в кои-то веки хватает времени на магию. Не приходится разрываться между миссиями и работой в лаборатории.
  
   Анри убрал со лба сальную прядь изрядно отросших рыжих волос и потянулся за последним винтиком. Ногтями вогнал в нужную выемку, скользнул пальцем по краю шляпки, закрепив на пару оборотов. Дальше - отвёртка. Закрутить винт нужно как можно крепче, иначе вылетит, если кто-нибудь из коллег опять уронит магомер на мостовую. На землю - ещё куда ни шло, земля хотя бы мягкая. Скоро начнётся зима, и тогда Айзифа обязательно посеет какой-нибудь из особо ценных приборов в глубоком снегу. А Драгослав непременно вызовется помочь и растопит сугробы своей огненной магией. Это существенно ускорит поиски, но значительно увеличит время ремонта.
  
   Проверить, включается ли. Кнопка сбоку - совсем новая, только вчера заказ пришёл...
  
   Магомер пискнул и заработал, мгновенно выдав значение магического фона в тридцать единиц. Всё верно, в кабинете шефа чароэнергия всегда держится примерно на этом уровне. Значит, плюс один прибор. Замечательно. Замечательно... Техномаг закусил губу и едва удержался от того, чтобы запустить отвёрткой в окно. Остановило его лишь осознание, что громить кабинет начальства, пользуясь отсутствием этого самого начальства - не самая хорошая идея.
  
   Иногда у Анри случались дурные предчувствия.
  
   И они, что ещё хуже, всегда сбывались.
  
   Дар предвидения напоминал рыжему служителю русло ручья на склоне холма. Когда тают льды или идёт сильный дождь, по небольшому, лысому овражку меж камней и торчащих корней деревьев бежит, спешит к большой воде чистый, свежий, холодный поток. Всё остальное время канавка, слегка влажная на дне - просто часть природного узора на склоне, не более того.
  
   Впервые временнЩю магию Анри случайно использовал незадолго до размолвки с братом. До последнего он не верил, что увиденный им проблеск будущего - не сон, привидевшийся в жарко натопленной лекционной аудитории, не случайная мысль, не пьяный бред. Видения приходили хаотично, непредсказуемо, неконтролируемо, не чаще трёх-четырёх раз в год, и всегда предупреждали о неприятностях, которые нагрянут вскоре - через декаду, послезавтра, спустя полдня... через несколько часов.
  
   Несколько часов. Скоро.
  
   Техномаг стиснул в ладони медальон служителя, который упорно не желал устанавливать связь ни с одним из его соотрядников. Можно, конечно, разобрать артефакт, отыскать причину сбоя, устранить её и попробовать снова, но что-то подсказывало - талисман полностью исправлен. Проблема в другом.
  
   - Надо связаться с ур Фаэнтио, - пробормотал Анри и покосился на дверь.
  
   И что сказать? Поверит ли ему Верховный комиссар? Нет. О даре техномага предчувствовать беду знают только шеф, его заместитель и принцесса Руфь. Даже брат не в курсе...
  
   Даже Ёску был не в курсе.
  
   Распахнув дверь в мастерскую, бывший капитан Боевого подразделения ненадолго замер на пороге, осматривая захламлённое, закопчённое помещение в поисках... Ага. Перешагнув через опрокинутый стул, юноша нагнулся над койкой и вытащил из-под неё завёрнутые в плотную ткань меч и кожаную кирасу.
  
   Кираса оказалась велика - техномаг здорово осунулся с тех пор, как надевал её в последний раз. Недовольно цокнув языком, Анри торопливо сплёл алхимическое заклинание и едва успел зажмуриться - вспышка была нестерпимо яркой. Знакомый сухой треск, шорох плотной бурой кожи, звяканье пряжек на тонких ремешках. Нагрудник пришлось сделать немного толще, но зато теперь кираса заметно у?же. Как раз впору.
  
   Клинок удобно лежал в руке, даруя знакомое ощущение защищённости и уверенности в себе, но требовал основательной заточки. Простейший вариант - сунуться в оружейную и быстренько привести лезвие в порядок общими инструментами. Но для техномага этого было мало. Недостаточно просто заточить меч - нужно придать лезвию строго определённую форму и ту остроту, которая позволит бывшему капитану ненадолго вернуться в строй Боевого подразделения, когда явятся враги.
  
   Мышцы, конечно, несколько ослабли. Виной тому отнюдь не отсутствие нагрузок - напротив, физических упражнений у Анри теперь поболе, чем раньше. Беда в том, что техномагу никогда не удавалось вовремя вспомнить про обед и ужин. Значит, пришла пора использовать артефакт, который защищает от травм во время чрезмерных нагрузок. Иначе парой-тройкой растяжений дело не обойдётся.
  
   Светло-серый с синеватым отливом оселок лежал в нагрудном кармане комбинезона. Парень так и не отвык носить камень при себе. Это хорошо, иначе бы пришлось тратить время на поиски.
  
   Сев на пол спиной к стене и скрестив ноги на восточный манер, Анри расчехлил меч. Тщательно вытер клинок куском чистой ткани. Повернул лезвие, по очереди поймав блик каждого из мощных саламандровых светильников. Отряхнул с оселка невидимую пыль, растёр кисти рук, бережно, будто маленького ребёнка, уложил оружие на колени и принялся за работу.
  
  

Глава 7

  
   "Сколько?" - Алтеро помахал рукой, привлекая внимание Криса. Указал на себя, затем - на приоткрытую красно-коричневую дверь с витой ручкой. "Сколько человек в помещении?"
  
   Ефрейтор хотел по привычке взъерошить волосы, но сообразил, что даже небольшой шорох может привлечь внимание людей внутри. Люди... Парень уже рассмотрел, сколько их в полутёмной персиково-золотистой зале, практически лишённой мебели. Одиннадцать. Пятеро стоят ближе к дверям - двое вооружены, трое, по-видимому, простые лакеи, которые едва ли станут серьёзными противниками в драке. Подальше - ещё два человека в форме официантов, с подносами. Четверых не видно, но их выдают тени. Судя по мельтешащей, дёрганой жестикуляции, в кабинете господина Ди шёл нешуточный спор, но до тоннеля не долетало и эха звука. Магическая защита? И как, как показать это лешее "одиннадцать", если пальцев всего десять?! Попросить Айзифу превратиться в ундину и ткнуть пальцем в её хвост?
  
   Неслышно вздохнув, Кристоф начертил пальцем в воздухе две единицы. Дотронувшись до рукояти меча, помахал двумя пальцами. Задумался - как обозначить прислугу? Ни одной хорошей идеи в голову не пришло; юноша обрисовал перед собой полукруг и потянул за невидимые лямки, как бы завязывая на себе передник. Потряс растопыренной пятернёй, загнул большой палец и с недоумением на лице пожал плечами.
  
   Аль еле нашёл в себе силы кивнуть - его трясло от едва сдерживаемого смеха. Айзи выглядывала из-за комиссарского плеча, явно желая увидеть, что так развеселило мейстера на пороге комнаты, где служителей ждала встреча с врагами.
  
   Более-менее успокоившись, дану потёр лицо ладонями. Обернулся к ундине, зашептал ей что-то на ухо. Девушка внимательно слушала, сжав ладонь в кулак - ногти прочертили на коже глубокие бороздки. Что-то тихо переспросила, выслушала ответ и, закусив губу, кивнула.
  
   Отступив на пару шагов назад для разгона, Алтеро в стремительном, бесшумном прыжке пересёк участок коридора, просматривавшийся из кабинета, и очутился рядом с Кристофом. Вжавшись в стену, глянул за дверь. Ненадолго замер, задумавшись. Принятое решение, похоже, не слишком нравилось мейстеру, но всё же было озвучено чуть слышным шёпотом возле уха напарника.
  
   - Пойду первым. После выстрела ударю пространственным. Айзифа возьмёт слуг под контроль. Иди за ней. На тебе второй охранник. Нападай сразу, бей так, чтобы больше не встал. Как моё заклятье прервётся - бегом к столу, где сидят остальные. Господина Ди, думаю, отличишь. Обезвредь, но без лишнего ущерба, чтобы мог говорить. Если вывернется - немедленно активируй артефакт, который тебе дал Анри. Ясно?
  
   Ефрейтор кивнул.
  
   - Отлично.
  
   Встав ближе к дверям, Аль поднял очки на лоб, закрыл глаза и сцепил пальцы в замок - начал подготовку к заклинанию.
  
   Крис сглотнул, ощутив, как у него засосало под ложечкой. Руки слегка дрожали, ладони под перчатками взмокли. Парень был неприятно удивлён - как же так, далеко не первая миссия, не слишком ли поздно трястись в испуге? Противников, конечно, многовато, но половина из них едва ли умеет сражаться и точно не обладает иммунитетом к гипнотическим способностям ундин. Получается, двое на одного. Если другая сторона не ожидает нападения - довольно удачный расклад... Нет. Дело, разумеется, было не в этом. Хоть и с трудом, но ефрейтор нашёл силы признаться себе - ему страшно поднять меч на человека. Следователю и до этого не раз приходилось сражаться с людьми, но тогда задача стояла иная - обезоружить, оглушить противника. Сейчас - совсем другой расклад. Он, Кристоф, едва оказавшись в комнате, атакует охранника, не оставив ему ни единой возможности защититься. Первый же удар должен либо убить, либо тяжело ранить ни о чём не подозревающего мужчину с русым чубом и короткими усиками, одетого в добротный, красивый, но лишённый какой бы то ни было защиты чёрно-белый костюм с оружейной перевязью поверх фрака.
  
   Слегка касаясь пальцами рукояти меча, юноша ждал. На подготовку заклятия комиссару потребуется около минуты. Сколько времени успело пройти? Тридцать секунд? Или пятьдесят?
  
   Алтеро тряхнул головой. Прищурился, вытянул перед собой напряжённые руки, левую согнул, отведя локоть в сторону - дверь надо задеть вскользь, но достаточно сильно. Чуть наклонился, готовясь к рывку, и ринулся вперёд.
  
   Удар об отполированное дерево - явно болезненный, но меткий, дверь распахнулась полностью, но не срикошетила от стены. Стальной звон. Хлопок выстрела. Ещё один. Грохот упавшего тела. Чей-то испуганный вскрик и тут же - мощное заклинание, от которого стена комнаты справа от двери выгнулась наружу и покрылась сеткой трещин. Айзифа скрылась в поднявшемся облаке известковой пыли. Крис последовал за ней.
  
   Очутившись в комнате, парень не сразу сообразил, куда ему нужно бежать. Неожиданно для себя он запутался в развернувшемся вокруг него хаосе - поле битвы вмиг преобразилось, утратив прежние ориентиры. Часть побелки, покрывавшей потолок толстым слоем, рухнула вниз и рассыпалась; облака белого дыма клубились, поднимаясь от пола, неприятно щекоча нос и горло на вдохе. После удара пространственным заклятьем форма кабинета поменялась. Один из углов, встав дыбом, точно высокая волна, скрутился в завиток, оттуда моросили клочья бумаги и комья земли из опрокинутых горшков с растениями. Напротив, ближе к дверям, верх поменялся местами с низом - огромный обеденный стол очутился на потолке и раскачивался на одной ножке, словно маятник. С него градом сыпались столовые приборы и превратившиеся в бесформенную мешанину яства, лилась жидкость из опрокинувшихся графинов и бутылей. "Странно, - подумал юноша, - разве пространственная магия способна создавать такие мощные искажения? Они ведь противоречат физике этого мира! Да, магическое искусство мейстеров здорово отличается от того, что изучал я..."
  
   Перед отвлёкшимся служителем как из-под земли выскочил русоволосый охранник во фраке, его чуб воинственно мотался туда-сюда, усики рассерженно топорщились. Кристоф запоздало спохватился, что этого человека он, согласно плану, обязан обезвредить. Повезло, что не подвела хотя бы выучка фехтовальщика - скорее на автомате, чем осознанно, парень выхватил клинок и наотмашь, не глядя, рубанул. Запястье свело от боли - удар оказался слишком сильным. Мужчина повалился на пол, по его груди н животу наискосок протянулась бордовая полоса, из которой толчками выбивалась алая, густая кровь. Ефрейтор прикусил щёку, стараясь не смотреть, как ковёр под его ногами меняет цвет с персиково-розового на бордовый. Нет, нет, нет, все раздумья, все сожаления - потом. Сейчас не до этого. Сейчас - найти господина Ди, чтоб его!
  
   Кристоф повертел головой, озираясь. Возле дверей Айзифа читала какое-то заклинание, торопливо выстраивая густо-фиолетовую магическую печать. Напротив неё безвольными марионетками замерли пятеро - обслуга, двое мужчин и три женщины, все без оружия. Позади ундины валялось тело второго охранника - вне всякого сомнения, мёртвого, едва ли человек выживет, когда изрядная часть его черепа превратилась в кровавое месиво. Алтеро стрелял буквально с пары-тройки шагов и, разумеется, не промазал. У противоположной стены, почти полностью скрывшейся в облаке извёстки, сражение продолжалось, юноша отчётливо слышал вскрики и лязг клинков. По потолку плясали отсветы заклинаний. Под опрокинутыми стульями лежали темноволосый мужчина, кираса которого разорвалась пополам подобно ветхой тряпке, и женщина в брючном костюме со свёрнутой набок шеей. А вдоль светло-розовой искривившейся стены крался кто-то полный, грузный, в рубахе с пышным жабо и сюртуке с длинными фалдами.
  
   Рванув наперерез тени, Крис на ходу перехватил клинок - такому тучному господину, наверняка носящему псевдоним "Ди", вполне хватит удара рукоятью меча в висок, чтобы отправиться на внеурочный просмотр сновидений.
  
   Тень остановилась, всплеснула руками, отточенно трагичным жестом схватилась за голову и ринулась вбок. Ефрейтор столкнулся с мужчиной лицом к лицу и поневоле остановил замах.
  
   Перед следователем стоял растерянный, взмокший, задыхавшийся Юнг Дантрел.
  
   "Так вот, значит, как выглядит солидный и представительный мужчина в глазах современной девушки", - с неуместной иронией подумал парень и развернул клинок. Позиция у стены - не самая удачная, в голову нормально прицелиться не выйдет. Значит, придётся немного повредить маэстро ногу.
  
   Дантрел пискнул, точно придушенная мышь, когда острие меча ринулась к светло-синему ботинку из мягкой кожи.
  
   И в тот же миг Кристоф ощутил, как в затылок уткнулось что-то металлическое, холодное и узкое, подозрительно напоминавшее дуло пистолета.
  
  
***
  
   - Асима Отважная, - прошептал Драгослав и поспешил преклонить колено перед тоненькой фигуркой девушки из камня.
  
   Запыхавшаяся Руфь остановилась рядом. Разгрузочный жилет, вместивший два пистолета, больше десятка обойм, множество ампул и несколько довольно тяжёлых артефактов, сильно давил женщине на плечи. Идти - можно, красться - тоже, хотя и трудновато, но бежать со всех ног на такую дистанцию... Шан-Де устало опустилась на пол, поджав под себя ноги и стараясь держать спину максимально прямо. Она не испытывала ненависти к Асиме, но всё же не желала отдавать дань уважения чародейке, которая блокировала последнюю атаку её далёкого предка, императора Ульяра Божественного.
  
   Слава, громко крякнув, поднялся и поправил сползший оружейный пояс.
  
   - Ну что, принцесса? Дальше? - спросил он и тотчас осёкся, заслышав со стороны тоннеля, откуда пришли служители, быстро приближающийся топот. Толпа обещалась немаленькая - не менее двух десятков человек, и едва ли безоружных. Бородач торопливо заозирался по сторонам, ища укрытие, но спрятаться было негде.
  
   Руфь вскочила на ноги, оскользнулась на гладкой мраморной площадке и упала бы, не подхвати её замначальника. "Не успеем", - поняла она. Заклинание невидимости плетётся около семи секунд, а оставалось не более пары мгновений.
  
   Но за миг до того, как первый ряд строя наёмников вынырнул из подземного коридора, вокруг постамента статуи Асимы развернулись, расплелись, подобно скрученным в рулоны лентам, магические вязи. Драгослав и Руфь очутились под полупрозрачным, мерцающим бледно-синим светом барьером.
  
   Отряд пронёсся мимо мраморной площадки, не заметив служителей. Волшебница, выглянув из-за широкого плеча напарника, успела рассмотреть людей, спешивших в противоположный тоннель. Одеты все они были одинаково, в красно-коричневую кауранскую военную форму, а вооружены - кто во что горазд. Впрочем, не зачехлённые алебарды и секиры выглядели совсем новыми.
  
   - Двадцать один, - пробормотал Слава, выпрямившись - он пригнулся, опасаясь, что макушка очутится вне сферического барьера. - Принцесса, что это такое было? Что за волшебство чудно?е, а? Я даже не понял толком, что оно сделало. Это ж не простая невидимость была, верно же?
  
   - Верно, - кивнула Шан-Де, наблюдая, как заклинательный рисунок сворачивается и сужается, втягиваясь под постамент разорванными щупальцами.
  
   - Защитила она нас, не иначе, - покачал головой замначальника, зачарованно глядя на необычайно искусно выполненное и кажущееся настоящим, почти живым, лицо легендарной волшебницы. - Отважная госпожа...
  
   - Защитила, - задумчиво согласилась Руфь и, робея, слегка склонила голову перед протягивавшей руки навстречу бледному саламандровому свету Асимой Отважной.
  
  
***
  
   "Проклятье! Если бы я не промедлил, если бы проворней двигался и чуть быстрее соображал, я бы успел, а теперь..." - не переставал упрекать себя Кристоф, пока тощий, лысый тип с круглыми, немного навыкате, глазами прощупывал его одежду. Лязгнуло лезвие складного ножа, пучеглазый тип одним движением разрезал рукава редингота и рубашки, довольно осклабился и указал на чехол с парой метательных ножей.
  
   - Да-да, вижу, - торопливо закивал Дантрел. - Снимайте.
  
   Толстяк заметно нервничал, несмотря на очевидный перевес в силах. Охранникам и вражеской волшебнице было уже не помочь. Над мужчиной в повреждённой кирасе колдовал болезненного вида старик, облачённый в длинную бесформенную хламиду, из-под которой выглядывали острые, загнутые вверх носы ярко-оранжевых восточных туфель.
  
   Кристофа сковали заклинанием оцепенения. Не очень сильным, перебороть можно, но толку-то, если в тебя целятся из по меньшей мере четырёх пистолетов, арбалета и мушкета. Причём целятся грамотно, без риска случайно подстрелить кого-то из товарищей. Сообразительные, что б их.
  
   Айзифа, бледная как полотно, держала руки поднятыми, пока две коротко стриженные девушки в одинаковых светло-лиловых плащах перетряхивали её платье, вороша оборки и распарывая многочисленные слои ткани. Позади ундины стоял огненный маг, с головы до пят закутанный в длинный серый балахон, полукругом развернув у пальцев почти дописанную ярко-красную вязь. Алтеро безвольно повис между двух грузных наёмников, выкрутивших ему руки. Третий приставил к шее бессознательного комиссара короткий кинжал с узорами воздушной магии на клинке - такое лезвие легко рассечёт даже гранит.
  
   Кристоф прозевал момент, когда в стене над входной дверью открылся люк, за которым скрывались ещё четверо бойцов. Даже с появлением новых противников у служителей был шанс покинуть поле боя, захватив господина Ди, но вскоре на пороге возник вооружённый отряд. Сокомандники, не успев среагировать, остались порознь и справиться с ними наёмникам удалось довольно быстро.
  
   Маэстро Дантрел, державшийся в стороне от пленников, за надёжными спинами своих бойцов, задумчиво крутил в руках медальоны Альянса, которые поспешил отобрать у следователей, едва тех обезвредили.
  
   - Я догадывался, что служители отыщут эту ниточку и распутают часть клубка, - негромко говорил он, любуясь игрой бликов магических светильников на серебряной поверхности артефактов, - но не ожидал, что это произойдёт так скоро. Мне не следовало настолько доверять господину Киор-Тие. Подумать только, я сам, своими же устами едва не обрёк всё предприятие на погибель! Как славно, что вас успели остановить...
  
   "Успели, значит? То есть то, что творится в "Чёрном мраморе" - это лишь часть какого-то плана?" - торопливо соображал ефрейтор.
  
   - Вы явно успели сопоставить события. Не считаю случайностью то, что цепной щенок Альянса, - маэстро небрежным кивком указал на Аля, - в первую очередь атаковал нашего незаменимого специалиста по манипуляциям с разумом. Впрочем, беспокоиться не стоит - скоро мой драгоценный "ведающий" очнётся и станет на ноги. Тогда-то я и займусь вами, ребятки. Ох... Вы хоть представляете, какой ущерб причинили моему имуществу?
  
   Что правда, то правда. Просторный подземный кабинет вряд ли удастся когда-нибудь отремонтировать. Простенок у двери и смежная стена выгнулись наружу, на них печально трепыхались лохмотья нежно-розовых с позолотой обоев. Стол по-прежнему болтался вверху, возле скрученного в спираль угла. Щедрый слой побелки частично обрушился, и на потолке проглядывала старинная каменная кладка. Огромный персиковый ковёр покрылся неравномерным слоем извёстки, кое-где виднелись прорехи, подпалины и пятна крови. Верхняя часть солидного лакированного бюро рассыпалась в труху - должно быть, оказалась слишком близко к эпицентру пространственного заклинания. Пару стеллажей сильно покорёжило, пол вокруг них был усеян осколками стекла. Меньше всего пострадали стулья напротив входной двери - чтобы привести их в порядок, достаточно поменять обивку. Многие магические лампы, висевшие под потолком, разбились; в зале стало заметно темнее и мрачней, чем было всего несколько минут назад, перед боем. Небольшой столик в углу, занятый посудой, разнесло в щепки - сейчас там хлопотали оробевшие, не успевшие оклематься до конца слуги, выискивая уцелевшие тарелки и бокалы.
  
   - Сомневаюсь, что вы заявились сюда одни, - продолжил Юнг Дантрел. - Не мог Альянс отправить на миссию всего трёх служителей из Следственного. Я ни за что не поверю в это. Мне следует ждать Боевое подразделение? Нехорошо, господа, нехорошо. Я планировал, что успею доделать все свои дела и уйти... О, Бернард, ты очнулся?
  
   Темноволосый маг в рассечённой кирасе медленно поднялся, опираясь на дрожащую руку старика, и едва заметно кивнул.
  
   - Замечательно! - обрадовался маэстро. - Бернард, послушай. Мне нужно выведать у этих троих... нет, погоди-ка. Всех допрашивать не требуется. Гм, вот задачка... Комиссар наверняка знает поболе подчинённых, но он точно не очнётся в ближайшее время, а лечить его я не хочу. С таких ребят станется сделать какую-нибудь глупость, я знаком с этим типажом юных героев, непредсказуемых и отчаянных. Не постеснялся обмануть меня, паршивец, и ведь почти преуспел!.. Тогда займись девчонкой. Ефрейтор - это, считай, рядовой, самое мелкое офицерское звание. Сомневаюсь, что ему детально разъяснили весь план. Комиссар-следователь поважнее будет.
  
   - Я ничего вам не расскажу, - выпалила Айзи. - Ни за что на свете!
  
   - Не расскажет, - флегматично подтвердил Бернард. - Гляньте на её личико, маэстро Дантрел. Девка - ундина. Раз маг, наверняка умеет сопротивляться гипнозу. Будет петь пташкой, а главное утаит.
  
   - Так сделай так, чтобы не утаила! - бросил господин Ди. - Ты же считаешься специалистом по допросам, да? Я тебя для этого и нанял! Узнай у пленников планы Альянса и сотри им память, как той капитанше-выскочке!
  
   "Астерии Ерки? Ясно-ясно... Эх, ну почему я не соображал хоть немного отчётливей какие-то пять минут назад? Зато сейчас, под прицелом, у меня появилась прекрасная возможность подумать!" - Кристоф чуть слышно скрипнул зубами от бессильной злости.
  
   - Память стирать не стоит, - обронил "ведающий". - Наша ведьма мертва, а остальные пространственные маги, как вы знаете, отсутствуют. Чужаков надо убить.
  
   - А не хватятся? - засомневался Дантрел.
  
   - Кто? - Бернард вздёрнул правую бровь, тонкую, словно проволока. Невыразительное лицо, выглядевшее восковой маской, ожило и стало ещё более неприятным. Узкие провалы серо-голубых глаз, острый подбородок, чёткая линия скул, прямой нос - по отдельности эти черты смотрелись бы неплохо, но, будучи вместе, выглядели отталкивающе. - Вы же знаете, завтра для Альянса всё изменится. Бедолагам не избежать весьма печальной участи.
  
   "Чего?!" - Крису хотелось надеяться, что он ослышался, но нет - слова темноволосого мастера прозвучали отчётливо и уверенно. - "Изменится? Для Альянса?! Если это правда, то Гюстав Эф очень, очень сильно ошибся в предполагаемых масштабах будущей беды!"
  
   Нужно предупредить ур Фаэнтио. Но как? О чём? Четвёртому спецотряду так и не удалось допросить господина Ди. Разве что... Точно! Руфь и Драгослав ещё могут прийти на помощь! Шанс остаётся, но надо и самим что-то предпринять. Вот только что? Что?!
  
   "Минуточку.." - ефрейтор перевёл взгляд на Аля, которого по-прежнему удерживали на месте двое наёмников. Ему показалось, или?..
  
   - Ваша правда, - Дантрел растянул губы в приторной улыбке. - Итак, что вы предлагаете? Допросить мальчишку-ефрейтора?
  
   - Нет, зачем же? - неподдельно удивился Бернард. - Мы займёмся девчонкой, как и планировали.
  
   - Но...
  
   - Она всё расскажет сама, - наставительно, словно поучая маленького ребёнка, проговорил ведающий. - Когда её соотрядник-ефрейтор, подчинённый моей воле, приставит меч к горлу комиссара, малышка сразу всё выложит. Не так ли? - он повернулся к Айзифе.
  
   Девушка, казалось, оцепенела от страха. Широко раскрытыми глазами она с ужасом взглянула на мага, усмехавшегося ей тонкогубым ртом. По чешуйчатым щекам побежали слезинки.
  
   - Не вздумай ничего говорить! - Кристоф почти сорвался на крик. - Он тебе этого не простит!
  
   Айзи взглянула на мейстера, чьего лица не было видно за свесившимися на лоб волосами, и громко, надрывно всхлипнула. Но парень не сомневался: ундина заметила то, в чём он до этой секунды не был уверен, а именно - слегка побледневшие ало-медные пряди в пепельных волосах Алтеро.
  
   Чтобы контролировать своё обличье, дану должен быть в сознании.
  
   - Начинай, - скомандовал Дантрел Бернарду.
  
   Господину Ди был твёрдо уверен в том, что ефрейтор не сумеет противостоять гипнозу ведающего.
  
  
***
  
   Невосприимчивость к тому или иному виду магии возможно установить лишь с помощью специальных приборов. Далеко не каждый волшебник в состоянии позволить себе приобретение усложнённого типа магомера, обладающего достаточной точностью, и дело было не только в деньгах. Чтобы аппарат работал верно, требуется поддерживать в помещении постоянную температуру воздуха и строго определённый уровень чароэнергии. Кроме того, агрегат весьма громоздкий, что существенно затрудняет его транспортировку.
  
   Невосприимчивость нельзя определить по реакции заклинания - заклятье активируется в любом случае, и только по его действию выяснится, работают ли чары той или иной ветви на человеке, ставшем их целью.
  
   Впрочем, пробить завесу невосприимчивости реально при большой разнице в силах. Но способность эта не исчезнет - она просто ослабнет на какое-то время и вернётся тем быстрее, чем сильнее воля её обладателя.
  
   Для волшебства Бернард не использовал никаких магических печатей или формул. Гипноз сработал, стоило ведающему коснуться пальцем лба Кристофа. Мир вокруг исчез, испарился, взорвавшись напоследок миллионами крохотных разноцветных блёсток. На смену ослепительно-белому свету пришла темнота, в которой ефрейтор растворился, точно крупинка сахара в чашке горячего кофе.
  
   Первой заявила о себе боль - сильная, почти нестерпимая, сдавившая виски раскалённым обручем. Вслед за ней появилось осязание, и юноша почувствовал, что неспешно, но целеустремлённо шагает куда-то вперёд. Правая рука крепко сжимала короткий клинок - похоже, его собственный стилет, отобранный... когда? Сколько времени назад?
  
   Зрение вернулось в последнюю очередь, и Крис понял, что прошло не более трёх-четырёх секунд. Его тело продолжало двигаться само по себе, но парень ощущал - он сумеет перебороть остатки гипноза в любой миг, выбрать бы подходящий момент. Ноги несли Кристофа к мейстеру, по-прежнему неподвижно висевшему между двух наёмников - колени подогнулись, пальцы расслаблены, голова опущена. Неужели Аль действительно настолько хороший актёр? Вероятно, Крису почудилось, что дану частично заблокировал способности крови? Или... он готовит мощное заклинание, которое требует полной сосредоточенности?
  
   Звонкий щелчок пальцами. Юноша остановился возле комиссара. Рука, сжимавшая клинок, поднялась вверх, пальцы ловко провернули рукоять, нацелив острие в пульсирующую синюю жилку на бледной шее. Боец, державший кинжал у горла Алтеро на случай, если пленник вздумает оказать сопротивление, насмешливо фыркнул и попятился за спины товарищей.
  
   "Того типа, что слева, не достать толком - слишком хорошо подогнана защита. А вот другому кираса великовата, вон какой большой проём для руки. Попасть в подмышку - проще простого... А ну-ка стоп. Разбежался! Самоуверенность уже подвела тебя сегодня. Ты не сумел схватить Дантрела потому, что расслабился и поверил, что всё будет хорошо. Потому, что позволил волнению овладеть тобой, а быстрому развитию событий - сбить с толку. Не вздумай повторить эту ошибку! Промахнёшься во второй раз - и всё будет кончено! Ну же, соберись! Сосредоточься на том, что нужно сделать прямо сейчас!" - приказал себе парень.
  
   Решение удалось принять на удивление быстро. Ефрейтор догадывался, что Аль снова использует пространственное заклинание. Прикинув примерные масштабы и направление колдовства, он пришёл к выводу, что в план впишутся и удар кинжалом, и ампула со взрывчатым веществом, холодившая завиток ушной раковины. Какое счастье, что наёмники не додумались прощупать бандану!
  
   - Ну что? - Дантрел, почувствовавший себя в безопасности, коротко рассмеялся. - Не передумала, девочка? Молчание - не всегда золото!
  
   - Если не заговоришь и после этого, паренёк отправится вслед за комиссаром. Моих умений хватит, чтобы вынудить его проигнорировать заложенную в каждом существе жажду жизни, - это голос Бернарда, холодный и размеренный.
  
   Айзифа промолчала, лишь тихонько всхлипнула.
  
   Мышцы плеча напряглись, и Кристоф понял - сковавшие его гипнотические оковы пора ломать. Не надо останавливать сам удар - надо его перенаправить.
  
   Снова - щелчок пальцев. Свист клинка. Вот только стилет вошёл не в шею дану, а в бок наёмника, в заманчиво широкую полосу не защищённой кирасой кожи, прикрытой тонкой тканью светло-серой рубахи. Лезвие, отменно заточенное, воткнулось глубоко, угодив точно между рёбер. Запястье парня окатило брызгами крови. Воин вскрикнул - коротко, пронзительно, скорее от изумления, чем от боли - и рухнул на четвереньки, безуспешно пытаясь зажать рану ладонью.
  
   Не останавливаться! Свободной рукой ефрейтор рванул бандану. Ухватил ампулу, зажав между пальцами, и с силой швырнул на пол, под ноги бойцам, которые до сей поры оставались не у дел и потому топтались в стороне, поближе к Дантрелу. Оглушительно громкий хлопок. Людей, оказавшихся в эпицентре взрыва, разбросало в разные стороны. Юноша даже не оглянулся - не до того. Напротив всё ещё стояли двое ребят, которые были явно сильнее него. Да и вооружены неплохо - едва ли кинжал поможет против длинного меча и секиры.
  
   Наёмник, удерживавший Алтеро, слегка покачнулся, потеряв равновесие. Второй вояка выхватил меч, а показавшийся ему бесполезным кинжал с вязями Воздуха раздражённо швырнул на пол.
  
   Дану, как бы невзначай завалившись набок, ловким и ёмким движением вывернулся из захвата, перехватил брошенный клинок, падая, развернулся и полоснул мечника по ногам. Зачарованное лезвие рассекло не только плоть, но и кости. Боец, взвыв от боли, рухнул на ковёр. Другой боец, неуклюже уйдя от удара, пытался выпрямиться; его рука ухватилась за рукоять висевшей у пояса секиры. Крис, не мешкая, вонзил стилет в его мускулистую шею. Не удержался, поморщился, когда чужая кровь залила руки, безнадёжно изгваздав многострадальные кружевные манжеты рубашки.
  
   Пространство за спиной ефрейтора качнулось и резко выгнулось назад, словно поверхность воды от стремительного взмаха огромного весла. Заклинание смело к дальней стене Бернарда и магов, окруживших Айзифу - сама ундина еле успела пригнуться.
  
   - Эй, а поосторожнее никак? - не выдержал Кристоф.
  
   - Айзи не хуже тебя знала, куда я направлю удар, - спокойно ответил дану. - От этого Бернарда надо избавиться в первую очередь.
  
   Юнг Дантрел также остался невредим - удар принял на себя стоявший рядом с ним старец. Ефрейтор отчётливо слышал жуткий хруст ломающихся рёбер и сомневался, что чародей выжил после такой атаки. Маэстро, побледнев, панически оглядывался по сторонам. Радоваться особо было нечему - пленники освободились, но не все наёмники успели вступить в бой, да и кое-кто из числа попавших под довольно хилую взрывную волну уже поднялся и вполне твёрдо держался на ногах. Юноша надеялся, что у господина Ди с перепугу отбило способность соображать, но толстяк, увы, очухался на удивление быстро.
  
   - Чего стоите? - Дантрел, сорвавшись на визг, смешно задёргал руками, точно отмахивался от стаи мелкой, назойливой мошкары. - Убейте их!
  
   Айзифа, находившаяся ближе к наёмникам, чем её сокомандники, торопливо рассекла воздух рукой. По очерченному полукругу в несколько рядов выстроились длинные, прочные ледяные иглы - такая запросто пронзит и кожаную кирасу. Аль, выхватив меч, бросился на подмогу девушке. Крис, вытащив из кучи-малы конфискованного оружия свой клинок и артефакт сыворотки правды, рванул следом.
  
   Первую волну удалось отбить - не глядя ринувшиеся выполнять приказ бойцы налетели на ледяные чары, получили пару порезов от стали и отхлынули назад. Служители встали спиной к спине, готовые сражаться до последнего. Юнг Дантрел укрылся за спинами подчинённых, для надёжности отгородившись двумя более-менее уцелевшими стульями, поставленными друг на друга.
  
   Недолго думая, защитники маэстро сформировали клин, выдвинув на острие троих крепких мужчин с щитами, и пошли в следующую атаку. Кто-то в середине заорал "вперёд!", клич подхватили и остальные. Строй, бряцавший оружием, приободрился, ускорился и с бравым победным воплем влетел прямо в колоссальный поток огня, неожиданно вырвавшийся из дверного проёма.
  
   Пламя гудело и извивалось, точно живое. Оно отрезало следователей от противников, окружив толпу наёмников высокой огненной стеной. Кристоф не выдержал - прикрыл нос рукой: от горячего вихря шёл жуткий запах обугленного мяса.
  
   Пара-тройка воинов, успевших избежать залпа, решила обогнуть столп пламени по дуге. Но, стоило им подобраться к входу, огонь иссяк, и Драгослав встретил противников мощным ударом базуки, которая неплохо заменила бородачу булаву.
  
   Слуги, забыв про посуду, попытались спастись бегством, но вынырнувшая из-за широкой спины замначальника Руфь с размаху опустила на них энергобарьер, прижав к полу и лишив возможности двигаться.
  
   Юнг Дантрел, всплеснув пухлыми руками, засеменил прочь - но не в сторону дверей, а вглубь помещения. Вероятно, там имелся какой-нибудь потайной люк, обходной путь, связанный с тоннелями. Это выяснить так и не удалось - Крис, мигом вспомнив про цель миссии, кинулся наперерез, грубо ухватил маэстро за шиворот и активировал артефакт сыворотки правды.
  
  
***
  
   Пособники господина Ди сидели на полу вплотную друг к другу, связанные одним на всех энергозаклинанием - широкой серебристой полосой, стянувшей им запястья и лодыжки. Наёмники, в чародейских путах напоминавшие то ли личинок, то ли подготовленный заботливым фермером к транспортировке в открытой телеге домашний скот, не шевелились, точно впали в оцепенение. Возможно, так оно и было - заклятье отнимало у них изрядную долю физических сил. Лишь одна из волшебниц, которой после удара пространственного заклинания повезло отделаться переломом ноги, была в состоянии двигаться - её спеленали не так туго, иначе не удалось бы наложить шину. Шипя от боли, словно разъярённая кошка, девушка что есть силы скребла полосу ногтями. Бесполезно - золотой раствор в такой щедрой дозировке прекратит действие часа через два, не раньше.
  
   - Да-а, конкретно вы тут поработали, - протянул Слава, обозревая то, что в недавнем прошлом было роскошным кабинетом господина Ди.
  
   - Молчал бы уж, - фыркнула Айзифа, подбиравшая рассыпанные по полу ампулы. - Будто бы обои не ты поджёг! Кто вообще разрешил тебе брать с собой огневую базуку?
  
   - Так ведь никто и не запрещал! - повысил голос довольный собой замначальника. - И оно вон всех вас как выручило!
  
   - Оружие второго класса опасности допустимо использовать только под открытым небом! - сварливо напомнила ундина.
  
   - Ребята, успокойтесь. На этот раз базука нас действительно спасла, - примиряюще сказал Аль, которому Руфь обрабатывала ссадину на виске.
  
   - Мейстер, как вы? Сотрясения нет? Вам можно вставать? - встрепенулась Айзи, вспомнив про своё самое главное.
  
   - Ерунда, - отмахнулся комиссар. - Не преувеличивай. Просто кожу немного содрало. Удар пришёлся вскользь.
  
   - Но вы же были без сознания, разве нет? - не унималась девушка. - И после...
  
   - Полмиинуты, не больше! - перебил её Алтеро. - Я очнулся в конце сражения, когда вы с Кристофом прекратили сопротивление. Пытаться вырваться было глупо, так что я решил дождаться подходящего для атаки момента. Вы молодцы, не проморгали, быстро собрались.
  
   - Это я виноват. Я сглупил, - признался ефрейтор, которому Драгослав перевязывал руку обрывком рубашки. Парень в пылу битвы не заметил, что кто-то из наёмников успел полоснуть ему клинком по предплечью. К счастью, неглубоко, но рану всё же следовало обработать.
  
   - Руфь, заканчивай. Лучше помоги Крису, - дану отмахнулся от магической печати светло-зелёного цвета, которую держала над ним Шан-Де. По символам пошла рябь. Волшебница вздохнула и прервала чары исцеления.
  
   - Это я виноват, - повторил Кристоф, когда соотрядница, наклонившись над ним, вновь активировала вязь. - Я не сразу сориентировался. Не ожидал, что с потолка рухнет побелка, и как-то... запутался, что ли. Не сообразил вовремя, куда следует бежать и что делать, а потом и вовсе... Когда я увидел, что господин Ди - это Юнг Дантрел, то растерялся и из-за этого промедлил. Схвати я его вовремя, нас бы не взяли в плен.
  
   - Юнг Дантрел? - озадаченно нахмурился Слава. - Это ещё кто такой?
  
   - Ёсудзи Кёртис направил нас к нему за информацией, - Аль осторожно дотронулся до ранки кончиками пальцев, убедился, что ссадина более-менее затянулась, и не удержался - поскрёб ногтями неприятно зудевшую корочку запёкшейся крови. - Дантрел доверял своему товарищу, помогавшему с поиском предметов искусства и подходящих площадей, поэтому упомянул и про своё заведение. Он даже слегка намекнул, что связан с "Чёрным мрамором"... Кристоф, не спорю, ты немного напортачил... как и все мы. Но для тебя это задание стало первой серьёзной боевой вылазкой, где пришлось сражаться против людей с готовностью отнять их жизни, если придётся. Здесь уже моя вина - я несколько переоценил наши силы. С другой стороны, ты сумел исправить ошибку. Мы отделались парой царапин и всё равно прижали господина Ди, хотя и чуть позже, чем рассчитывали. Не кори себя, но запомни, что узнал сегодня. Этот опыт неприятен, но важен. Проанализируй его и пойми, чего тебе не хватает. Используй промах в качестве трамплина, чтобы подняться выше. Договорились?
  
   - Да, - робко кивнул Крис, на душе у которого заметно полегчало. Он не мог перестать упрекать себя за допущенную оплошность, но был рад узнать, что его товарищи не злятся на него. "Я в спецотряде, - напомнил себе парень, - и требования ко мне, само собой, жёстче, чем к другим выпускникам, попавшим в Альянс. Ничего. В следующий раз я справлюсь. Я справлюсь", - успокаивал он себя, вспоминая самую первую миссию. Тогда Кристоф выстоял против келпи, но с немалым трудом и во многом - благодаря поддержке соотрядников. Спустя декаду он сумел самостоятельно обезвредить детёныша виверны - малыша размером немного крупнее волкодава, но до полусмерти напуганного и из-за этого непредсказуемого. Хищника получилось спеленать энергозаклинанием, не причинив вреда, и благополучно вернуть матери, служившей главным украшением зоосада какого-то богатея.
  
   Раз удалось обучиться одному, то удастся освоить и другое. Беда в том, что человека - себе подобное существо - ударить гораздо труднее. Рука попросту не поднимается. Страшно причинять вред живому созданию, которое не так-то уж сильно отличается от тебя. И ещё хуже - бить на поражение. Юноша не был уверен, что однажды сможет без тени сомнения прервать чью-то жизнь, будь его противник даже самым ужасным и опасным преступником в мировой истории.
  
   - Убей или будешь убит, - вполголоса проговорила Руфь, словно прочитав мысли Криса. - Убив одного человека, мы спасаем жизнь кому-то ещё. Себе или соратнику, мирным жителям. Это - необходимое зло, и бремя совершать его лежит на наших плечах. Ты сильный, поэтому справишься с этим. Дело не только в неудачно начатой атаке, - продолжила волшебница немного громче. - Если бы медальоны работали, мы бы согласовали действия и не угодили бы в ловушку. Но подобная загвоздка не была учтена в плане, и вот итог.
  
   - Да, точно же ж! - подскочил замначальника. - А сейчас-то они пашут, артефакты наши, а?
  
   Айзифа, прикрыв глаза, коснулась рукой своего медальона, который успела вернуть на шею. Удивлённо качнула головой:
  
   - До сих пор не выходит. В чём же дело? За магию разума ведь отвечал Бернард, верно? Но он мёртв. Заклинание должно было прерваться! Невозможно автономно поддерживать такой сложный барьер!
  
   Алтеро задумчиво рассматривал причудливо изогнувшуюся стену.
  
   - Не думаю, что Бернард создал этот защитный колпак, - медленно произнёс он. - Он - тот, кто стёр память капитану Ерки, но после Лабиринта магическое действие такой силы - его потолок. Для мастера, не знакомого с устройством медальонов, заблокировать связь между ними попросту невозможно. Заклятие создал и установил кто-то другой. И практически не сомневаюсь, что этот кто-то - Хартмут Нордеманн, беглый кардинал. Он принимал участие в разработке последней модификации артефактов. Разумеется, принцип их действия несколько изменился с той поры, но базис остался тем же.
  
   - Нордеманн? Так вы уже в курсе, что этот старый мерзавец замешан? - грохотнул бородач.
  
   - Старый? - удивилась Айзи.
  
   - А то ж! - уверенно ответил Драгослав. - С его побега сколько... двенадцать... нет, тринадцать лет прошло! Эвон сколько! Конечно, он уже старик! С ним теперешним запросто разберёмся, не беда!
  
   - Тем не менее, - комиссар поспешил охладить пыл помощника, - Нордеманну удалось тайком вернуться в Астерби. Согласно докладу на Собрании Большого круга, отступник провёл с собой около сотни умелых магов. Архимаг приказал заняться поисками.
  
   - Вот разгулялся же ж! - присвистнул Слава. - Сотня! И кто ответственен был за проверку этого слушка?
  
   - Щёголь Тьери.
  
   Несколько секунд служители молчали, переваривая неожиданную информацию. Первой не выдержала Айзифа - повалилась на испачканный, изодранный ковёр, подвывая от смеха. Кристоф тоже не выдержал и расхохотался, но его голос перекрыл оглушительный гогот замначальника.
  
   - Вы, ребята, не всё успели узнать, - сообщил дану деланно будничным тоном. - Сеццель-Кантеор - один из завсегдатаев "Чёрного мрамора". Мы видели его в клубе, и он заявился туда явно не в первый раз. Я бы осмелился предположить, что его отдых является частью процесса расследования, но...
  
   Новый взрыв смеха поднял тучи побелки, и теперь не только несостоявшихся пленников, но и Драгослава с Руфью покрывал неровный слой седой пыли. Хохот перешёл в кашель и отфыркивание. Утирая выступившие на глазах слёзы тыльной стороной ладони, Аль, всё ещё слегка задыхаясь, продолжил:
  
   - По поводу Нордеманна. Я узнал одного из клубных охранников, стоявших на страже возле входа в Лабиринт Страхов. Имя запамятовал, но этот тип - тоже бывший служитель, невысокого ранга, но тем не менее. Альянс он покинул вместе с отступником и, как мы видим, остаётся поблизости от него, пусть и не в самой важной роли.
  
   - Преданный сторонник, - седовласая волшебница убрала ладони от руки Кристофа. Рана почти перестала болеть - должно быть, более-менее затянулась. Юноша осторожно потёр предплечье, пару раз согнул и разогнул локоть, но кое-как наложенную повязку снимать не рискнул - полностью залечить глубокий порез за пару минут могли только квалифицированные целители.
  
   - Что и как удалось выяснить нашей команде, я сказал. А что было у вас? - поинтересовался Алтеро у Славы.
  
   За бородача снова ответила Шан-Де:
  
   - Несколько человек, покинувших клуб через заднюю дверь. Они явно собирались на бой. Много мешков с заготовками для взрывчатки за зданием клуба. Магний и нитрат аммония. Кауранского производства.
  
   - Взрывчатка? - дёрнулся комиссар. - Надеюсь, вы приняли меры, чтобы груз не попал в руки к врагам?
  
   - Само собой! Мы позаботились о том, чтобы их подпортить! - подтвердил довольный собой замначальника.
  
   - С помощью алхимического заклинания я превратила содержимое мешков в статую большого котика, - скромно сообщила Руфь.
  
   - Ч-чего? - нервно переспросил мейстер.
  
   - Большого котика, - послушно повторила женщина. - Магний я перевела в алюминий, чтобы обезопасить. Азот преобразовала в кислород. Кислород частично смешала с воздухом, а частично соединила с водородом и превратила в воду. Получилась алюминиевая статуя большого котика. И лужа. Глубокая.
  
   Крис сдавленно прыснул, глядя на опешившего Аля.
  
   - А почему котика? - удивилась Айзифа.
  
   - Потому что коты - древние, мудрые и грациозные животные, - невозмутимо ответила Руфь.
  
   - От общения с вами я поседею лет на двадцать раньше, чем положено, - вздохнул дану. Недовольно зыркнул на коротко гоготнувшего Драгослава. - Вы сказали, что видели группу вооружённых людей, направившихся куда-то. Дантрел же, в свою очередь, упомянул некий план, а также то, что завтра для Альянса всё изменится. Мы обменялись сведениями. Пора, наконец, приступить к допросу главного героя этого вечера.
  
   Служители обернулись к толстяку. Господин Ди, в изрядно пообтрепавшемся и утратившем основательную долю элегантности костюме, парализованный заклинанием, сидел на полу, поджав под себя ноги, и бессмысленным взглядом сверлил потолок. Время от времени он приоткрывал рот, словно рыба, которой не хватало воздуха. "Похож на умалишённого", - подумалось Кристофу. Юношу передёрнуло - он представил, как маэстро, ещё вчера представлявшийся ему почитателем всевозможных искусств, любившим блеснуть умом, будет с тупым равнодушием таращиться на задавших ему какой-то вопрос следователей. А потом - охотно, без утайки, всё с той же бессмысленностью в глазах выложит всё и даже не осознает, что натворил.
  
   - Времени мало, - буркнул Слава. - Давайте уже разберёмся с этим типом, а.
  
   - Сколько у нас в запасе, минут десять? - поспешила уточнить ундина.
  
   - Двенадцать, - поправил её Аль. - Хватит.
  
   Кристоф сглотнул. Он понимал, что беседовать с пленником предстоит не ему, и, с одной стороны, радовался этому, с другой же - упрекал себя за трусость.
  
   Комиссар присел на пол напротив Юнга Дантрела. Шан-Де, похлопав по карманам перемазанного известью разгрузочного жилета, щёлкнула кнопкой и вытащила небольшой блокнот. Ухватившись за слегка сточившийся грифель, вытянула из пружины короткий карандаш. Ефрейтор слабо улыбнулся: получается, не только у него есть привычка таскать с собой записную книжку... которую, кстати, сегодня пришлось оставить в штабе - заполненные неровными строчками страницы, следы предыдущих расследований, выдрать не удалось, а юноша опасался, что охрана "Чёрного мрамора" решит тщательно досмотреть карманы его редингота.
  
   - Начнём по стандартной схеме? -поинтересовался Драгослав.
  
   - Да, но по самой укороченной, - решил мейстер.
  
   - Ну-ну, - пробурчал замначальника.
  
   - Имя, - коротко потребовал Алтеро у пленника.
  
   - Юнг Дантрел, - чуть слышно ответил господин Ди.
  
   - Возраст?
  
   - Сорок лет.
  
   - Место рождения?
  
   - Пелла Асима, Астерби.
  
   - Значит, где родился, там и живёт, - пробормотал дану. - Так... Расскажите о плане, который сейчас начал осуществлять Хартмут Нордеманн.
  
   Маэстро промолчал. Губы его еле заметно шевельнулись, точно пытаясь обозначить какой-то звук. Конвульсивно дёрнулась левая рука - и тут же вновь расслабилась, лишь пальцы слегка согнулись.
  
   - Не хочет отвечать, - прокомментировала Руфь.
  
   - А вдруг это из-за вашего акцента, босс? - замначальника попробовал разрядить напряжённую обстановку.
  
   - Чего? - возмутился Аль. - Нет у меня никакого акцента!
  
   - Ну-у... - протянула Айзифа и недовольно зыркнула на прыснувшего Криса. Ефрейтор не один год учился бок о бок с ребятами из разных регионов и довольно скоро заметил у них разницу в произношении, а позже научился различать на слух речь обитателей разных частей страны. Алтеро говорил как северянин - немного чётче, чем столичные жители, произнося "р" и "л" и легонько озвончая шипящие согласные. Из-за этого речь его звучала проворнее и резче, чем, к примеру, у Руфи и Драгослава, всю жизнь проживших в Пелла Асиме. Разумеется, эти отличия были менее заметны, чем у коренных жителей Арбонского плоскогорья, хребта Нёль и соседних горных отрогов. Они не резали слух, но всё же слышались достаточно ясно.
  
   - Командир, я полагаю, дело не в этом, - хладнокровно заметила Шан-Де, опустившись на колени возле Дантрела и чуткими пальцами пробежавшись по рукаву его фрака. - Нордеманн вполне мог перестраховаться.
  
   - Твоя правда, - согласился мейстер. - Что-то я сглупил... Проверь.
  
   Волшебница бережно приняла стилет из рук Айзи и аккуратно, по шву разрезала ткань дорогого костюма на пухлой руке господина Ди - от манжета до плеча.
  
   - Так и есть. Взгляните. На удивление сложная вязь, - Руфь окинула взглядом магический узор на мягкой и пористой, походившей на суфле коже мужчины. С сомнением прибавила: - Её будет непросто убрать.
  
   - Напротив, легче некуда, - возразил комиссар. - Такое сплетение энергомагии и магии разума не придётся распутывать. Достаточно отцепить.
  
   С этими словами он резко рассёк воздух ребром ладони. Серебристая пыль с лилово-фиолетовыми искорками окутала руку Дантрела и, сгустившись, замерла. Линии заклинания, наложенного Нордеманном, поблекли и потускнели, остался лишь тонкий, серебристый мерцающий контур.
  
   - Я не мог поступить иначе, - торопливо забормотал маэстро, - я не мог, не мог, Хартмут, он, Хартмут...
  
   - Похоже, сработало, - обрадовалась ундина.
  
   - Где вы познакомились с Хартмутом Нордеманном? - Руфь поспешила перебить вопросом неразборчивый словесный поток.
  
   - Хартмут... - Глаза Дантрела забегали, - Хартмут Нордеманн... Хартмут был добр ко мне. Мой отец разорился. Я жаждал всё вернуть. Я жаждал большего. Я жаждал славы. Я нуждался в средствах. В золоте. В золоте! Золото! Я не умел воровать, не умел хитрить. Я был слишком юн. Я искал помощи. Просил денег. Все отказывали. Все. Все. Я рассказывал о проекте музыкальной площадки. Никто не желал слушать. Отмахивались. Уходили. Друзья отца. Родные. Мои друзья. Они все ушли. Я говорил с графом в кафе на углу улицы. Граф отмахнулся и ушёл, не оплатив счёт. У меня не было ни медяка. Я отчаялся. Хартмут помог. Хартмут заплатил за меня. Хартмут выслушал. Хартмуту понравилась моя идея. Хартмут сказал, что поможет, и ссудил денег. Я смог. Я воплотил свою мечту в жизнь. Я стал богаче. Я хотел вернуть Хартмуту долг. Но Хартмут уехал. Хартмут сказал, что вернётся. Хартмут вернулся. Хартмут потребовал, чтобы я помог ему. У Хартмута тоже была идея. У Хартмута есть мечта. Я боялся. Я боюсь. Мне страшно, страшно. Я не могу отказать Хартмуту. Хартмут помог мне, и теперь я живу во дворце. Я много заработал и выстроил дворец, вы видели? Огромный дворец. Это всё благодаря Хартмуту. Хартмут...
  
   Речь господина Ди была негромкой, сбивчивой, но вполне ясной. Он крутил головой, не обращаясь ни к одному из слушателей, словно ему было всё равно, кому давать ответ. На щеках мужчины проступили малиновые пятна. Он взмок от волнения, его пальцы нервно теребили дырку на брюках, сквозь которую проглядывало содранное колено.
  
   - С этим всё понятно, - кивнул Драгослав. - Что ты знаешь о планах Хартмута Нордеманна?
  
   - Нордеманн... О-о-о-о, - заговорщически протянул Юнг Дантрел, - отменный план... Хартмут никогда не любил армию. Хартмут считал, что лишь маги достойны стоять у королевского престола. Астерби обрела истинного правителя в магической войне. Астерби - страна волшебников! В магии - будущее страны! Альянсу пора расширить зону влияния. Во главе с новым Архимагом, Хартмутом Нордеманном, Альянс станет заменой армии Астерби и отправится на захват новых земель. Хартмут способен на это! О да, он способен!
  
   - Иными словами, - сощурился Аль, - Нордеманн планирует возглавить Альянс? Сделать то, что ему не удалось тринадцать лет назад?
  
   - Да! О да, да! - маэстро благоговейно склонил голову.
  
   - Что Нордеманну нужно от тебя?
  
   - О, ничего сверхъестественного! - радостно засмеялся Дантрел. - Деньги! Разумеется, деньги! С процентами! С доверием! По разным каналам! Я - один из самых богатых людей в Пелла Асиме! Конечно, я дал Хартмуту то, о чём он просил! Деньги, очень много денег! Связи! Связи с торговцами артефактами, перевозчиками, поставщиками оружия, боеприпасов, брони! Я попросил господина Киор-Тие о содействии. Ох, с каким упорством он отказывался! Но я уговорил его! Подкупил! Ай да я! Господин Киор-Тие обещал помочь мне отыскать подходящее место, откуда Хартмут сумеет быстро и незаметно попасть в Башню. Господин Киор-Тие нашёл такое место, и я купил это здание! Я открыл в нём клуб, поскольку не хотел, чтобы такой прекрасный дом простаивал зря. Я сделал клуб дорогим, чтобы посетители раскошеливались. Я сделал клуб, в котором можно получить определённые привилегии, и посетителей стало больше. Я сделал способ получения привилегий экстремальным, с налётом тайны, со вкусом приключения. Загадочный господин Ди... Вы не представляете, сколько молодёжи повелось на это! Они покорно выкладывали деньги на аукционный стол! Бернард и Лиззи создавали в Лабиринте Страхов потрясающие иллюзии и несуществующие помещения. Такая острота ощущений! И ведь мне не пришлось ничего делать с тоннелями. Ощущаете масштаб, господа? Вот он, мой гений! За первые три декады стоимость открытия клуба окупилась сполна! Все доходы от "Чёрного мрамора" доставались Хартмуту. Хартмуту - деньги, мне - слава! Прекрасный дуэт! Хартмут приказал своим магам незаметно разобрать завалы в тоннеле, который соединяет клуб и Башню. Маги всё сделали. Хартмут потребовал место для своего склада и подчинённых. Я открыл подвалы и привёл их в порядок, чтобы оружие в них не ржавело. Кого-то я пристроил работать в клуб и помогать мне. Другим нашёл жильё. Третьих поселил в своём дворце. Хартмут был очень доволен мной. Хартмут велел своим людям подчиняться мне. Они помогли мне, когда та девчонка заметила, что в клуб привезли оружие. Нет, я не стал её убивать. Я не жесток. Я велел стереть ей память и оставить там, где её быстро найдут! Я знал, что Альянс всерьёз возьмётся за расследование, если девчонку-капитана убьют. По моему приказу её обезвредили, но не убили. Я отсёк все ниточки, что вели ко мне и Хартмуту. Хартмут был очень доволен мной! Хартмут сказал мне, что я щедр и умён. Я достоин занять почётное место у золотого трона. Я достоин той славы, что он готовит для всех нас! О, Хартмут станет достойным Архимагом!
  
   "Он что, не умеет говорить короче?" - рассерженно подумал Кристоф, которому после монолога господина Ди сделалось не по себе. Хартмут Нордеманн планирует стать Архимагом! Как? Уж точно не мирным путём. Но не собирается же он напасть на Центральный штаб! Это немыслимо. Башня за свою историю не раз была атакована врагами, но ни одна осада не увенчалась успехом. Её не смогла захватить даже двадцатитысячная армия Барауты шестьсот лет назад. Говорят, бараутские маги безуспешно штурмовали главную цитадель Альянса больше четырёх декад, а Архимаг всё это время терпеливо дожидался приказа своего короля, опасаясь своевольными действиями подорвать авторитет юного монарха. Получив послание, в котором правитель повелевал уничтожить вражеское войско, глава Альянса лично повёл Боевое подразделение в наступление. Битва завершилась сокрушительной победой чародеев Астерби. Эмир Барауты поспешно отступил, покинув разорённую Пелла Асиму, после чего попал в окружение астербийских войск и был вынужден сдаться. Двадцать тысяч человек против нескольких сотен! Именно тогда маги Альянса стали считаться сильнейшими на этой стороне света. Атаковать Башню? Хартмут Нордеманн не настолько глуп, чтобы пойти на такое безумие! Разве только...
  
   - Что Хартмут Нордеманн собирается сделать? Ты говорил, что его план уже начал выполняться. Что это за план? Расскажи об этом коротко и ясно, - потребовал мейстер.
  
   Увы, у господина Ди было весьма своеобразное представление о коротких и ясных разъяснениях.
  
   - Прекрасный план! - восторженно воскликнул мужчина и от избытка чувств несколько раз хлопнул в ладоши. - Удивительный и дерзкий! Хартмут собрал сотню колдунов и столько же - простых бойцов. Самых неумелых он оставил мне, остальных взял с собой. Воины выдвинулись последними. Они должны собраться возле ограды Башни, в начале каждого из шести секретных путей, которые обнаружили маги-разведчики! Хартмут понимал, что после его предательства Альянс изменит местоположение потайных дверей, но воздержится от строительства новых тоннелей, поскольку это слишком затратно. Значит, новые двери окажутся недалеко от старых! Альянс солгал служителям, во всеуслышанье заявив, что прежняя система полностью переделана. Служители не знают про обман. Служители не успеют вовремя среагировать. Наши маги ушли раньше. Хартмут возглавил их. Лиззи и Бернард держали оборону здесь, на всякий случай. Потом они собирались привезти к Башне материалы для алхимических бомб. Хартмут велел заранее подготовить стальные пластины с магическими вязями. Пластины поставят одновременно возле каждой потайной двери. Пластины активируют, и барьер, защищающий секретные тоннели от посторонних, исчезнет. Хартмут знает строение этого барьера. Хартмут умён и хитёр. Хартмут вычислил все изменения в вязях, накопившиеся за годы его отсутствия. Барьер снимут. Воины присоединятся к магам в последний момент. Они проникнут в Башню. Они сделают это в одиннадцать вечера, незадолго до пересменки стражников. Предыдущие охранники устанут, а следующие не успеют подготовиться. Никто не ждёт нападения. Хартмут легко разберётся с ними. Он оставит часть войска на первом этаже, у лестниц. Маги Хартмута будут убивать всех, кто спускается вниз. Хартмут и его лучшие помощники пойдут наверх. Архимаг не заподозрит неладное. Архимаг не заметит, что в Башне что-то происходит. Хартмут придёт и убьёт Архимага. Хартмут придёт, убьёт Кледвина Морта, убьёт всех его приближённых и займёт трон Архимага! Хартмут сумеет опорочить имя своего предшественника, чтобы никто не вздумал вступаться или мстить за него! У него для этого есть все средства - включая меня и мою славу! Все подчинятся Хартмуту Нордеманну! Сегодня ночью свершится то, чего не допустил Кледвин Морт тринадцать лет назад! Сегодня ночью Альянс изменится! Прекрасный план! Восхитительный план!
  
   Дантрел рассказывал о затее отступника в подчёркнуто восторженных тонах, нетерпеливо елозя по полу и активно жестикулируя. Его круглощёкое, перемазанное побелкой и сажей лицо лучилось неподдельным счастьем, совершенно не сочетавшимся со страшными словами. То ли маэстро не понимал, о чём говорит, то ли действительно от всего сердца желал Нордеманну успеха, то ли был оглушён действием заклинания сыворотки правды - Крис не знал. Он лишь чувствовал, как медленно, но верно соскальзывает, сползает в пучину леденящего страха. Верно, враги не вынудили Башню пасть, но они атаковали снаружи, а отступник нанесёт удар изнутри. Бывший кардинал хорошо знал все системы, барьеры и потайные ходы, которые не менялись в Альянсе долгие годы. Хартмут Нордеманн в прошлом имел доступ к заклятьям и секретам Центрального штаба, о которых не было известно ни рядовым, ни большинству офицеров.
  
   - Всесоздатель... - прошептала бледная как полотно Айзифа.
  
   - Руфь, - комиссар старался выглядеть спокойным, но голос его предательски дрогнул, - который час?
  
   - Двадцать минут одиннадцатого, - даже в голосе Руфи ефрейтор уловил растерянность и страх.
  
   - Нормально, - пробормотал Алтеро. Выпрямился, сделал глубокий вдох, медленно выдохнул и повторил: - Нормально. Мы успеем.
  
   - Какие будут приказания, босс? - Славе, напротив, паршивые новости ощутимо прибавили сил. Замначальника жаждал драки.
  
   - Так... - дану раздражённо потёр ссадину на виске, - количество людей, которые перешли кауранскую границу вместе с Нордеманном, несколько разнится с рассказом Дантрела. Наёмники... ладно, об этом подумаем потом. Понадобилось бы не менее двух сотен человек из Боевого, будь это столкновением на открытой местности, но сейчас всё сложнее. Драгослав, ты отправишься в филиал Центрального штаба. Доберёшься на своих двоих, тут недалеко. Кристоф, пойдёшь с Драгославом. Возьми второй маячок. Засеките двадцать минут для телепорта. Сообщите о случившемся, запросите подмогу для Башни - чем больше, тем лучше. Передадите мой приказ - забрать пойманных пособников Нордеманна из тоннеля, всех их - под стражу. Руфь и Айзифа останутся здесь - сторожить пленников. Тех, кто сильно ранен, подлечите, чтобы с их транспортировкой не возникло проблем. Не забудьте предупредить ребят из филиала, что магам нужны наручники из золота.
  
   - А вы? - Шан-Де явно догадывалась, какой ответ услышит, и заранее была им недовольна.
  
   - Я - к ур Фаэнтио.
  
   - Мейстер! Вы что, не хотите пускать нас на поле боя? - с негодованием воскликнула Айзи. - Как же так?
  
   - Я хочу, чтобы вы закончили миссию как положено, - бросил Алтеро. Обогнув связанных наёмников, он опустился на колени возле вывалившейся из бюро груды вещей и принялся торопливо шарить в беспорядочном ворохе бумаг, канцелярской мелочёвки и прочей утвари. - Да, кстати, всё это ассорти из документов тоже прихватите. Вдруг найдём в них что-то полезное.
  
   - Не держите меня за дуру! Чтобы передать пленных страже, достаточно двоих! - вспылила ундина и тотчас осеклась, встретившись взглядом с комиссаром. - Простите, не сдержалась, - добавила она чуть слышно, опустив голову.
  
   - Так, отлично, было-таки, - Аль осторожно вытащил из-под россыпи перьев для письма небольшое зеркало в бронзовой оправе. - Мы не знаем, сколько метров земли отделяет нас от поверхности и есть ли наверху здания. Безопасно телепортироваться отсюда не получится... так, стекло вроде без трещин... не получится, разве что перескочить по тоннелю вперёд. Поэтому добраться до филиала я получаю самым быстроногим. Выберетесь через люк. Здесь оставляю тех, кто умеет использовать лечащие чары и способен дать сдачи, если пленные вдруг освободятся. Так что не тратьте времени на споры, - закончил дану, отряхивая брюки от пыли.
  
   - Как ты собираешься добираться до штаба? - полюбопытствовал Кристоф. - Через подпространства?
  
   - Типа того, - подтвердил мейстер догадку товарища. - Слой почвы великоват, так что по Теневой Лакуне я вряд ли пройду. Но Зона-За-Отражениями должна быть свободна. Путь не из приятных, ну да ладно. Переживу... наверное.
  
   - Подож... - начала было Айзи, но Алтеро уже коснулся ладонью тёмной поверхности зеркала, ставшей переливчатой и текучей, словно ртуть. В следующий миг комиссар исчез. Зеркальце упало на пол. На миг в нём мелькнуло отражение - чёрное пространство с множеством разноцветных огоньков, напоминавших звёзды, дорога из камней пронзительно-алого цвета и стремительно удаляющийся тёмный силуэт, чьи длинные пепельные волосы трепал сильный ветер.
  
   Кристоф ошалело смотрел на участок ковра, где всего секунду назад стоял его начальник и друг. Он всё ещё пребывал в ступоре, когда услышал голос Драгослава:
  
   - Двадцать минут, принцесса!.. Эй, парень, кончай тормозить! Бегом, бегом!
  
   - Да! Простите! - ефрейтор торопливо вскочил на ноги и бросился вслед за бородачом, который к тому времени успел добраться до выхода из залы.
  
   - Не переживай, - Руфь улыбнулась Айзифе, - они будут в порядке.
  
   - Знаю, - загрустившая ундина склонила голову набок. Из растрепавшейся, сбитой причёски, попорченной извёсткой, выпала шпилька и звонко звякнула о пол. - Но я хотела бы сейчас быть рядом с ним.
  
  

Глава 8

  
   Бег по тоннелю - стремительный, больше похожий на полёт. Двигаться куда проще, чем до этого - не приходится вглядываться в пол, чтобы ненароком не споткнуться обо что-нибудь или в чём-нибудь не увязнуть. Драгослав не экономит силы - ручьи огня текут рядом с ним по стенам, и в подземном коридоре светло как днём. Кристоф мчится чуть позади, с удивлением понимая, что не отстаёт и даже не начинает задыхаться, хотя кабинет Дантрела соотрядники покинули минут пять назад.
  
   Слава, оглянувшись на ефрейтора, слегка умерил шаг и начал объяснять:
  
   - Слушай. Нам нужно в филиал, это да. Маячок-то у тебя, верно? Для телепортации который. Не посеял?
  
   Юноша кивнул, нашарив в кармане редингота небольшой холодный кругляшок, напоминавший монету.
  
   - Молодцом. Ну так вот. Как от клуба отбежим - выйдем из-под колпака. Медальоны заработают. Я сразу с тамошними свяжусь насчёт подкрепления и прочего. Но нам всё равно туда надо. Мне - с отрядом пойти. Тебе - пленников наших переправить.
  
   "Разумеется, на поле боя меня не пустят", - мысленно вздохнул Крис. Он и сам понимал, что не готов к серьёзному сражению - это прекрасно показала неудачная попытка захвата господина Ди. Но всё равно было обидно.
  
   - Я, сталбыть, к боссу. К их боссу. Потом - к нашему боссу. Хорошо хоть, что не на улице драться будут, уф!..
  
   - Чего хорошего? - удивился парень. - А разрушения? Потом столько восстанавливать придётся!
  
   - Хорошего то, - пропыхтел замначальника, - что у нас, уф, есть хранители Башни. Да и Анри, небось, разгуляется. Его ж в Боевом, уф, среди молодёжи лучшим фехтовальщиком считали! Навешает на себя артефактов всяких и, уф, будет драться как зверь!
  
   Кристоф попытался представить себе Анри в его неизменном рабочем комбинезоне, со звериным рёвом расшвыривающего вокруг себя противников, будто пушинки. Получилось не очень.
  
   - Хоть бы босс, уф, про себя не забыл, - бородач задыхался, но упрямо продолжал говорить. - По этой Зоне, которая, уф, За Отражениями, ходить тяжело. Сил тратится много. Ему бы, уф, посидеть потом, отдохнуть. Уф. Так нет же - магоаккумуляторов, уф, нахватает и в бой ринется, уф. Я-то его знаю.
  
   - Скорее всего, так и будет, - согласился ефрейтор, мысли которого сменили направление.
  
   В Университете студентам рассказывали, что у нынешнего мира существуют девять подпространств, по которым можно либо путешествовать самому, либо перемещать какие-либо предметы и даже заклинания. Проще всего передвигаться по "первому", Астралу - самому просторному и мощному слою. Соседние либо сильно меняли расстояния - как в меньшую, так и в большую сторону, - либо в них присутствовали дополнительные измерения или действовали иные физические законы. В старинных магических трудах описывались ещё три подпространства, но они считались чем-то вроде легенды - путь к ним был давно потерян. Вероятно, они исчезли за минувшие века или вовсе никогда не существовали.
  
   Ни один из известных стандартной магии способов попасть в подпространства не был связан с зеркалами. Крис никогда не слышал ни о Теневой Лакуне, ни о Зоне-За-Отражениями. Ему ужасно хотелось расспросить Аля, что это за прослойки, как туда попасть и пользоваться ими.
  
   Но юноша догадывался, что друг не сумеет дать ему ответ.
  
   - Вылезем отсюдова, уф, через второй ход - тихо-о-онечко, чтоб не чухнулись. Как выберемся на улицу, уф, от клуба отойдём, доставай медальон, маши им и ори, что ты из Альянса и на важном задании, - посоветовал Драгослав. - И беги во весь опор, понял? А то остановят, уф. Видок-то у нас подозрительный. А ты ещё и без формы.
  
   - Понял, - кивнул парень, покосившись на огневую базуку, которую соотрядник терпеливо тащил на плече. Что правда, то правда - вряд ли внимание Серой Стражи не привлечёт основательно вооружённая, сильно потрёпанная парочка. Следователи сейчас выглядели так, будто чудом выбрались из начавшегося после неравной битвы пожара, по пути хорошенько вывалявшись в извёстке.
  
  
***
  
   Сидеть и наблюдать, как суетятся другие, не так здорово, как кажется.
  
   Вдвойне неловко себя чувствуешь, если причиной суматохи стали твои слова.
  
   Вроде бы понятно - ситуация экстренная, поэтому подготовку надо начать немедленно, загрузить всех по максимуму, иначе не успеть. Разумеется, задействовали всех, кто в тот момент находился в Башне. Всего полчаса до атаки! На то, чтобы забаррикадировать многочисленные потайные ходы, времени точно не хватит. Значит, придётся принять бой. Зар-раза, будь Нордеманн рангом пониже, половину тоннелей можно было бы не охранять!
  
   - Связались с Западным штабом?
  
   - Да, но они опасаются, что их атакуют тоже...
  
   - Чушь! Пусть пришлют людей...
  
   - Надо понять, как разместить...
  
   - Нельзя блокировать главный вход! Иначе они догадаются...
  
   - Башня должна стать капканом для Нордеманна...
  
   - Известите Архимага!
  
   - Совет кардиналов опасается, что...
  
   - Только сейчас сообразил? Прослушка медальонов невозможна. Сам принцип работы подразумевает...
  
   - И легкораненых из Фетто снарядите!
  
   - Не хватит базовых защитных амулетов. Запасы вышли. Ары...
  
   - Телепортацию заблокировать на всей надземной территории! Подготовить оцепляющие печати на тоннели!
  
   - Но тогда мы можем упустить тех, кто позже...
  
   - Главное - схватить Нордеманна! Если он доберётся до достопочтеннейшего...
  
   - Несмываемое пятно на репутации Альянса!..
  
   В кабинете ур Фаэнтио толпились маги из Боевого и Следственного, носились туда-сюда адъютанты, научники спешно чиркали карандашами по плану здания, выбирая места для магических установок. Возле двери переминалась с ноги на ногу распорядительница Чжоу. Ей что-то объяснял Гюстав Эф, нервно, дёргано жестикулируя.
  
   Мебель с середины приёмной оттащили к стене. Возле стеклянного столика скучковались состоявшие при Центральном штабе кардиналы-рыцари и кардиналы-коронеры. Они, перебрасываясь сухими, короткими фразами, торопливо сверяли списки служителей, находящихся в Башне или не выполняющих срочные миссии. Возле них на диване сидел, отдуваясь, взмокший кардинал-магистр, фигурой напоминавший широкий буфет. Размахивая руками и время от времени звучно сморкаясь в клетчатый носовой платок, он разъяснял окружившим его помощникам принцип действия антителепортационных устройств.
  
   Другой диван, ограждённый от всеобщей сумятицы гладким боком стального стеллажа, занял Алтеро. Он сидел, откинув голову на неудобную, жёсткую спинку и закрыв глаза. Запястья дану плотным коконом обвили вьющиеся, неровные энергонити, тянувшиеся сразу к шести магоаккумуляторам. Путешествие по Зоне-За-Отражениями отняло у комиссара намного больше сил, чем он рассчитывал. Теперь юноша спешил скорее пополнить магическую энергию, чтобы восстановиться к началу сражения.
  
   - Вы усталость выглядеть.
  
   Аль открыл глаза и вздрогнул. Прямо над ним, на расстоянии ладони, нависло темнокожее, плоское лицо Иджи Санаайт Нозизв-уун, напоминавшее лик древних южных идолов.
  
   - Я вас пугать опять? Извинение.
  
   - Ничего.
  
   Девушка-целительница с густой русой косой, выгружавшая из небольшой коробки новые магоаккумуляторы, торопливо подвинулась в сторону, и кочевница присела на край дивана рядом с мейстером.
  
   - Слышать, использовать вы путь, Фаэнтио не знать, никто не знать.
  
   - Так было быстрее.
  
   - Опасность, понимать по вы.
  
   - Есть такое, - признался Алтеро. Он был рад видеть Иджу, но на полноценный разговор у него сейчас не хватало сил. Женщина это заметила и немедля поинтересовалась:
  
   - Мешать я? Я не хотеть мешать, уйти нужда, нет мешать.
  
   - Не мешаете.
  
   Воительница немного поёрзала и всё-таки решилась опереться на спинку дивана. Подушки заметно прогнулись. Волшебница обеспокоенно покосилась на дану, но тот не обратил внимания на жалобный скрип перегруженных пружин.
  
   - Вы говорить, опасность путь, - помолчав, осуждающе произнесла она.
  
   - Я воспользовался самой короткой дорогой, которая была в моём распоряжении. Пришлось закрыть глаза на опасность - ситуация вынудила.
  
   - Вы знать пользование такой путь?
  
   - Не совсем, - Аль чуть заметно улыбнулся. - Мой учитель строго-настрого запретил мне пользоваться зазеркальными дорогами. Там трудно не заплутать. И потерять себя в одном из отражений - проще простого.
  
   - Вы плутать?
  
   - Я хорошо знал, кто я и куда иду.
  
   - От зеркало к зеркало, - задумчиво проговорила Иджа. - Хотеть видеть, как это так. Пусть сторона одна эта, не зеркало из внутри.
  
   - Спросите потом у ур Фаэнтио. Он явно был впечатлён, - посоветовал мейстер, едва сдерживая ухмылку. Теперь усмехаться, представляя, как выглядело произошедшее со стороны, было легко и приятно. Но всего каких-то десять минут назад комиссару было не до шуток.
  
   Отражения нависали со всех сторон. Отражения, отражения, отражения - сотни, тысячи зеркал, вся поверхность Зоны-За-Отражениями состояла только из них. Не получалось определить ни размеров, ни формы коридора. Не разобрать - это действительно коридор?
  
   Какие-то отражения принадлежали ему самому - нынешнему, в рваной чёрной рубахе и брюках, которые даже с помощью магии вряд ли удастся отстирать от побелки, сажи и крови. Шаги слышались через раз, зато чуткий слух улавливал множество других звуков - лязг оружия, переливчатый смех и звон бокалов, эхо криков, хлопки аплодисментов, хлопки взрывов. Над головой проплывает перевёрнутое отражение, знакомое отражение, его же отражение... Странно, разве у него такие короткие волосы? Провести рукой по прядям, убедиться, что длина прежняя - до пояса. А у зазеркального двойника - до плеч. Отражение, чуть повзрослевшее, сосредоточенное, грохает сапогами по полу в ритм стука сердца. Нет, разве пульс не быстрее?..
  
   Не сейчас, не сейчас. К ур Фаэнтио. Только туда.
  
   Чьи-то тени мелькают, бегут навстречу и проходят насквозь - будто под ледяной душ попал. Милосердно короткая вспышка боли... Что? Боль? Настоящая? Разве тени - не морок? Нет? Кто? Призраки? Души тех, кто ещё не родился или успел потратить своё время до конца? Иные Жители? Или же кто-то из "проводников"? Мейтаны? Нуры?
  
   Нет, боль фантомная, а вот холод - реален.
  
   Сколько минуло времени? Интересно, механизмы его вообще работают в этом подпространстве? Можно узнать, если вытянуть за цепочку карманные часы, но на то, чтобы поднять руку, не хватает сил. Сила... Здесь сила - это магия. Зона-За-Отражениями впитывает магию, словно рыхлый, сухой чернозём - воду. Времени мало. Здесь нет времени, но его всё равно мало. Очки в кармане негромко звякают обо что-то... Точно, о часы.
  
   Стук сердца замедляется быстрее шагов, но один участок стены выглядит знакомо. Скорее, скорее!
  
   "... пока не обнаружили. Нордеманн..."
  
   "... отправим. Что-то замыслил, но неясно..." - Гюстав Эф решил заглянуть к сослуживцу на чай и беседу? Значит, искать никого не придётся. Это хорошо.
  
   Здесь, добрался, но дыхания уже почти нет. Человек бы загнулся ещё тысячу шагов назад. Если бы не кровь дану, которые имеют тесную связь с зазеркальными пространствами, то...
  
   Чьё это лицо плывёт рядом, колышется на серебристой поверхности? Знакомый силуэт. Кто? Откуда в его взгляде столько страха? Если удалось рассмотреть этого знакомца - значит, здесь светло? Полумрак? И где оно, это "здесь"?
  
   Нордеманн, возможно, вот-вот будет в Башне. Нужно его обогнать.
  
   Удастся ли построить запруду для всех измерений сразу? Ладно, пусть для одного измерения, самого безжалостного и неумолимого.
  
   Отражение часов. Отражение же, верно? Да, отражение. Это часы на стене приёмной Верховного комиссара ур Фаэнтио. Часы показывают... показывают, что путь начался всего минуту назад. Минуту? Правда? А когда закончится? Кто выйдет из этого зеркала?
  
   Да выйдешь ты, дурак. Выйдешь.
  
   Знакомый смешок над ухом. Да, наверно, это действительно ты. Ведь тебя давно нет в мире живых. Узкая девичья ладошка нетерпеливо подталкивает в спину. Сестра, сестра, сколько памяти о тебе осталось?
  
   Вокруг руки приплясывает серебристое сияние. Зеркальная стена становится жидкой, как вода, податливой, как расплавленный воск, и такой же горячей.
  
   Нет, не горячей. Это - тепло. Тепло мира, в котором живут те, кто с настоящими душами.
  
   Здесь можно дышать, чувствовать тепло и ощущать, как в венах пульсирует кровь, но на этот мир нужно смотреть сквозь линзы. Рывок, вспышка, заклинательная вязь разворачивается, вьётся змеёй. Здесь нет опоры, здесь воздух, густой, уютный, с ароматом свежезаваренного чая, бекона и мяты. Мята не холодит. Шелест льняной туники, босые ноги шлёпают по полу - уходит, ведь здесь ей не место. Это сестра удаляется в полумрак или он? Звук удара об пол совпал с вспышкой боли в плече и боку.
  
   - ... откуда здесь? Какое-то пространственное заклинание?
  
   - Не удивлюсь, если сказки про зазеркалье - вовсе не сказки. Мейстеры, как видите, умеют там перемещаться.
  
   - Вот только успешно ли?.. Сейчас свяжусь с целителями. Хотя, каюсь, не очень понимаю, чем именно они смогут помочь. Ран, кажется, нет...
  
   - Аурициэль, да очнитесь вы уже!.. Отлично, он приходит в себя! Сесть сможете? Вот так, хорошо. Всё хорошо, слышишь? Эй! Гус, будь другом, плесни в чай чего покрепче. Точно! Мне на днях подарили коньяк. Он в нижнем ящике.
  
   - Оскар, ты уверен?
  
   - У него руки ледяные. Надо разогнать кровь.
  
   - Потом... - голос хрипит. Так странно. Неужели все звуки в этом мире всегда были настолько чудны?ми? Почему он раньше не замечал этого?
  
   - Но в таком состоянии!..
  
   - Чаронакопитель исправит. - Славно, туман потихоньку уходит. Сердце частит, будто отыгрывается за смертельно медленный пульс ранее. - Мы выяснили, кто стёр память Астерии Ерки и почему. Её остановили. Испугались. Она подобралась слишком близко. Почти узнала то, что не должна была.
  
   - Что же?
  
   - Нордеманн собирается убить Архимага. Проникнет в Башню сегодня, в одиннадцать вечера. С ним - где-то сотня чародеев и примерно столько же наёмников. Они привели в порядок тоннель, который соединяет Башню с несостоявшимся отделением Альянса на Весёлой улице.
  
   - Аурициэль, вы бредите?
  
   - Хотел бы я, чтобы это был бред, но - увы. Если ошибусь - смело срезайте с моей формы погоны.
  
   - Оскар, целители сейчас будут. Принесут магоаккумуляторы. Я доложу кардиналам.
  
   - Ты уже успел заглянуть в будущее?
  
   - Успел. Эрн Хейн прав. Надо спешить.
  
   - Я хотеть спросить, но стеснение. Хотеть спросить вы детали дорога, - Иджа говорила медленно, осторожно, будто тщательно выбирала слова.
  
   - Я не слишком отчётливо помню это маленькое путешествие.
  
   - Вы как самочувствие теперь?
  
   - Неплохо, - сообщил Алтеро и с удивлением понял, что не лжёт. Встать он может хоть сейчас, ещё пара-тройка накопителей - и пора проситься на передовую, пока не сформировали отряды. - Кстати, это ничего, что вы здесь?
  
   - Не понимать, - кажется, воительница слегка обиделась. "Упс, неудачно выразился."
  
   - Я имею в виду, что скоро нам предстоит бой. Разве вы не заняты подготовкой?
  
   - Готовить нет нужда! - довольно улыбнулась кочевница. - Возвращение от миссия только. Без драка, но думать драка. Оружие порядок, боеприпасы порядок, всё, запас, готов, нужно как. Жизель ждать указание Верховный комиссар. Сообщить мне, когда услышать, как делать что.
  
   - Ясно. Вам повезло.
  
   Иджа серьёзно кивнула.
  
   - Аурициэль! - Оскар ур Фаэнтио насилу пробился к дивану сквозь толпу суетящихся служителей. - Как ты? Знаю, едва ли ты восстановился, но мы формируем первую группу...
  
   - Я готов, - подчёркнуто бодро ответил дану.
  
   - Отлично, - мужчина с явным облегчением кивнул. - Подкрепление из штабов подойдёт позже. Когда они доберутся, Нордеманн уже будет здесь. Раньше всех обещается ваш заместитель, Драгослав Илдефонсо. Он поведёт смешанную группу из филиала. Кого ещё ждать?
  
   - Я велел Руфи присоединиться к отряду. Двоих оставлю разбираться с пойманными преступниками.
  
   - Здесь они принесли бы больше пользы, - укоризненно заметил ур Фаэнтио.
  
   - Справимся без них, - не согласился Аль. - Ребятам и так хватило на сегодня. Ур Рикано потратила немало сил. Ей нужно время, чтобы восстановиться, и не только магически.
  
   - А Юанон?
  
   Целительница вздрогнула. Вскинула глаза и с удивлением посмотрела на Верховного комиссара.
  
   - Юанон пусть отдохнёт. Он попал под гипноз вражеского "мастера". Заклятье поборол успешно, но я не уверен, что обойдётся без побочных эффектов, - вздохнул мейстер. - Лучше ему пока не колдовать. Так безопасней для него же.
  
   - И не поспоришь, - развёл руками мужчина. - Ладно. План таков. Первую группу разместим в холле и поблизости. Поддерживаем иллюзию обычной работы штаба. Вторая группа будет ждать этажом выше и вступит в бой позже, когда все сообщники Нордеманна окажутся внутри. Третья и четвёртая подойдут со стороны. Одна направится в Башню. Другая разобьётся на отряды, перекроет подземные тоннели и займётся теми, кто встретится на пути. Ты - в первой группе, Илдефонсо - в третьей, Шан-Де - в четвёртой.
  
   - Хорошая ли это идея - разделять моих подопечных?
  
   - Прости уж, но Драгослава с его аномальной способностью к разрушению я в тоннель пускать не намерен, - покачал головой Оскар. - А вот Руфь пригодится. Её энергомагия - то, что надо.
  
   - Шеф!
  
   К собеседникам спешил Анри, в кои-то веки сменивший поношенную мастеровую одежду на форму Альянса. Под куртку, широковатую ему в плечах, техномаг надел кирасу, из-под рукавов выглядывали тонкие, но прочные наручи. Бывший капитан опоясался мечом; у правого его бока болталась небольшая кожаная сума с эмблемой Боевого подразделения.
  
   - Вижу, ты уже в курсе происходящего, - Алтеро кивком указал на ножны.
  
   - Я начал готовиться, едва почувствовал, что предстоит бой. - Анри бросил на колени дану аккуратно свёрнутый плащ с серебристыми нашивками. - Это ваше.
  
   - Благодарю, - комиссар срезал пару энергонитей и потянулся к неиспользованным магоаккумуляторам, которые целительница разложила возле него на диване.
  
   - Замечательно! - обрадовался ур Фаэнтио. - Давно я не видел вашей боевой алхимии, капитан Флорис. Ставлю вас во вторую группу. Не подведите.
  
   - Не подведу, - твёрдо сказал техномаг.
  
  
***
  
   - Тридцать шесть человек, - подытожил молоденький светловолосый рядовой из Следственного. - Пятерых мы перенесли в лазарет - без медицинской помощи им не обойтись. Девятерым стража больше никогда не потребуется... - он многозначительно взглянул на успевшие подсохнуть брызги крови, зловеще разукрасившие рубашку и жилет Кристофа. - Легкораненых отправили в камеры. По отдельности рассадить не вышло, извините, места у нас меньше, чем в Башне. Дантрела, как вы и просили - в карцер. Командир не с вами?
  
   - Нет, - грустно качнула головой Айзифа. Девушка выглядела усталой - ей пришлось слишком часто и подолгу использовать чары исцеления.
  
   - Значит, потребуется подпись двух офицеров, - кивнул белобрысый. - Подождите здесь, пожалуйста. Когда документы подготовят, я сразу их принесу.
  
   Дверь захлопнулась. Крис и Айзи остались вдвоём в комнатушке-допросной, маленькой и неуютной. Тёмно-серые стены, на потолке покачивается светильник, и формой, и размером напоминающий яйцо - явно магический, но таких странных ламп ефрейтору ещё не приходилось видеть. Металлический стол с привинченными к полу ножками, над ним - бра, которое лучше не включать, уж больно яркое. Стулья у стены, узкая полочка с бумагами и письменными принадлежностями - вот и вся обстановка, ёмкая и незамысловатая.
  
   - Чувствую себя заключённой, - пробормотала ундина, покосившись на маленькое зарешеченное окошко в двери. - И зачем оставлять нас тут?
  
   - В отделении сейчас суматоха, наверное. Не до нас. Наверху мы бы только мешались, - Кристоф вспомнил, какие сутолока и беготня встретили подоспевших служителей. Двое магов из Башни едва ли смогли бы чем-то помочь в подготовке к сражению.
  
   - Уверена, это мейстер распорядился, чтобы мы остались здесь, - девушка присела на край стола. Чуть поразмыслив, легла на столешницу, свесив босые ноги в дырявых чулках и подложив руки под голову. - Ох, ну и видок у меня, наверное... Хорошо, что во всём этом ужасе я предстала только перед ребятами-тюремщиками. И перед тем милым пареньком. Стыдно ведь.
  
   Следователь неопределённо пожал плечами. Если подтвердить, что Айзифа и вправду выглядит не ахти, ундина расстроится. Если соврать - поймёт, что это ложь, и обидится.
  
   - Надеюсь, с мейстером всё в порядке, - Айзи нервничала и даже не пыталась это скрыть. Она всё сильнее болтала ногами, пятки то и дело со звоном задевали ножку стола.
  
   - Обязательно, - ответил Кристоф. Он тоже волновался, поэтому не мог заставить себя присесть, хотя всё тело ломило от усталости. Хотелось ходить - без разницы, по периметру ли, по прямой - от стены до двери и обратно, или просто беспорядочно метаться по допросной, натыкаясь на стулья. Не хватало движения. Казалось странным, неправильным и почти преступным находиться здесь, в стороне от событий. Пусть создастся хотя бы слабая иллюзия действия! Но парень догадывался, что Айзифе вряд ли понравится, если он начнёт мельтешить туда-сюда. Пришлось довольствоваться нетерпеливым покачиванием с носка на пятку.
  
   - Интересно, сражение уже началось? - прошептала ундина, закрыв глаза.
  
   - Не знаю, - ефрейтор тоже был не прочь это выяснить, но хронометр остался в комнате-приёмной, куда телепортировали пленников. Захваченный суетой, следователь просто-напросто забыл его забрать.
  
   - Жалко, - пробормотала девушка.
  
   - Да... Постой-ка, - встрепенулся служитель, - помнится, я видел часы в коридоре, у поста. Тогда схожу, гляну.
  
   - Только поскорее, ладно? - попросила Айзи.
  
   Крис кивнул и направился к двери. Едва не зацепился ногой за стул, но в последний момент неуклюже отклонился вбок. Странно, этот стул вроде бы стоял у стены, так почему он в середине комнаты? Пальцы тянутся к дверной ручке, но стена уходит вправо и вверх. Юноша не сразу сообразил, что падает, но успел выставить руку. Колени ударились об пол, ладонь звонко шлёпнула по однообразному узору из тёмно-серых плиток.
  
   - Кристоф!
  
   Ладонь Айзифы, узкая и тёплая, легла на плечо.
  
   - Крис, что случилось?
  
   Что случилось? Головокружение. Довольно резкое. С чего бы это? Может, отравление? Нет, вряд ли. Если пособники Нордеманна и использовали яды во время драки, то исключительно быстродействующие, иначе в них не было смысла. Что тогда? Усталость? Но не настолько же! Заклинание? Заклинание...
  
   - Я не уверен, но, - ефрейтор зажал рукой рот, борясь с тошнотой, и приглушённо продолжил, - это похоже на откат от гипноза. Я читал, что такое бывает, если слишком сильное колдовство пробивает твою невосприимчивость к магии.
  
   - Да, наверно, это он и есть, - обеспокоенно кивнула Айзи. - Я, правда, ни разу не видела его воочию. Поэтому не совсем представляю, как это должно выглядеть.
  
   - А я ни разу не чувствовал, - Кристоф сглотнул и зажмурился. Голова заболела резко и сильно, свет вмиг ослепил, став омерзительно ярким.
  
   - Я... Наверное, нужно целителя... - ундина метнулась к двери.
  
   - Стой, - негромко сказал Крис. - Им сейчас не до того. Да и незачем - тут не поможешь.
  
   - Ох, - растерялась Айзифа. - И что же тогда?.. А! Рядом же комната дежурных! Подожди немного, я сбегаю за помощью.
  
   - И посмотришь, который час, - велел парень. Головокружение ослабло, но он был уверен, что пытаться встать - всё ещё плохая идея.
  
   - Посмотрю! - выпалила девушка и скрылась за дверью.
  
  
***
  
   - Только малые и средние заклинания. Большие будут блокироваться местной встроенной защитой. Не использовать вязи с элементами телепортации, - шёпотом объяснял ур Фаэнтио. - Стены, пол и потолок не задействовать. Для владеющих магией земли подготовлены каменные кладки в нескольких точках поля боя. Приоритет нашей группы - защищать лестницу. Там тоже есть потайные ходы. Вся Башня пронизана ими. Если Нордеманн доберётся до первого пролёта, мы едва ли его остановим.
  
   - А что Архимаг? - поинтересовался Петша эрн Цейхе, поигрывавший кинжалом.
  
   - Достопочтеннейший заперся в своих покоях ещё днём, - вздохнул Верховный комиссар. - Велел не беспокоить. Совет кардиналов оповестил Холкеиду Ерки. Она сейчас в приёмной Архимага. Сообщит о том, что у нас творится, при первой же возможности.
  
   - Если он сам уже не в курсе, - пробормотала женщина-генерал лет сорока, облачённая в доспехи Боевого подразделения.
  
   Группа забилась в полутёмную потайную нишу, коих в холле первого этажа и соседних коридорах таилось великое множество. Углубление за картиной с однообразным горным пейзажем острова Элла, висевшей метрах в двух от пола, оказалось довольно просторным, но низким. Служители сидели вдоль стен, из них Алтеро был единственным, чья макушка не чиркала по потолку при попытках выпрямиться.
  
   Помимо мейстера, в команду вошли темноволосая генеральша с короткими курчавыми волосами и грубыми чертами лица, Оскар ур Фаэнтио, радостно предвкушавший битву эрн Цейхе и бледный, растерянный Сеццель-Кантеор, примчавшийся из "Чёрного мрамора" с жалобой на незаконное использование магии Айзифой ур Рикано и встреченный крайне холодно. Каштановолосый комиссар не успел сменить щеголеватый костюм на форму Альянса, лишь надел кирасу поверх жилета и снял галстук-бабочку. Он неуверенно косился в сторону ур Фаэнтио, явно желая оправдаться, но не зная, с чего начать. Рапиру Тьери держал в руках - широкий пояс, расшитый мелкими полудрагоценными каменьями, не был приспособлен под снаряжение. Аль мысленно усмехался, поглядывая на испуганное, непонимающее лицо своего давнего недоброжелателя.
  
   - Закурить бы, - вздохнула генеральша.
  
   - Потерпите уж, - подмигнул ей Оскар, - недолго осталось, а там вы про это и не вспомните.
  
   - Дражайший, я никогда не забываю выкурить сигару-другую даже в самом разгаре боя, - проворковала служительница со слащавой улыбкой.
  
   - Тогда до первой сигары вам ждать всего ничего.
  
   Петша приник глазом к крошечной щели в раме картины:
  
   - Кто-то вошёл.
  
   - Который час? - забеспокоился Щёголь.
  
   - Без двух одиннадцать, - прошептал дану.
  
  
***
  
   Стражники, стоявшие у входных дверей, как ни в чём не бывало пропустили мужчину, чьё лицо было наполовину закутано плотным шарфом-кашне, чёрным в горчично-жёлтую клетку.
  
   Мужчина был немолод. Лоб его избороздили рыхлые морщины, плавно перетекавшие одна в другую, точно неведомый скульптор рисовал их, стараясь не прерывать движения резца. Тёмно-карие глаза с серо-серебристыми искрами настороженно оглядели почти пустой холл. Дневной приём населения давно закончился, внизу дежурили лишь усталые охранники и несколько сонных адъютантов. Напротив конторки на скамье сидела дама в длинном тёмно-синем платье до пят и широкополой шляпке с тонкой, мелко насборенной траурной вуалью. Одна из распорядительниц, черноволосая Диана, строчила что-то в перечне заказов. Агнес листала яркий журнал с множеством картинок и минимумом текста, то и дело хихикая. Чжоу, которую блондинка по-дружески приобняла за плечи, покорно созерцала пахнувшие свежей печатной краской развороты. Бедняге было заметно не по себе - её щёки смущённо алели, девушка ёрзала на стуле, не зная, куда себя деть.
  
   Загадочный посетитель с минуту простоял в холле, разглядывая картины, после чего стремительным шагом направился к стойке бюро.
  
   - Мне бы хотелось кое с кем увидеться, - заявил он, с размаху хлопнув по столешнице ладонью в чёрной кожаной перчатке. Чернильница слегка покачнулась, Диана придержала её двумя пальцами. На коже остались тёмно-синие разводы, и распорядительница с крайним недовольством воззрилась на хамоватого незнакомца:
  
   - Добрый вечер. К сожалению, на сегодня приём окончен. Если вас сюда привело срочное дело, пожалуйста, назовите своё имя и цель визита.
  
   - Приём окончен, значит? - протянул мужчина и хрипло хохотнул.
  
   - Да, - невозмутимо кивнула Диана, - приём окончен. В зависимости от цели визита я занесу вас в перечень заказчиков или вызову дежурных служителей.
  
   - Не нужно, - визитёр размотал шарф и потёр широкий квадратистый подбородок. - Сам справлюсь.
  
   На толстых, прочных нитях кашне проступил едва заметный магический узор.
  
   В тот же миг Агнес щёлкнула пальцами. Журнал, который она просматривала, рассыпался на страницы, стремительно сложившиеся в птичек-оригами. Пёстрые бумажные ласточки налетели на незнакомца, отчаянно шелестя крыльями и цепляясь клювами за его одежду.
  
   Диана и Чжоу одновременно хлопнули в ладоши. С оглушительным жужжанием в холле развернулась колоссальная магическая печать. По стенам побежали золотистые всполохи.
  
   Отшатнувшись от бюро, мужчина одной рукой заслонил лицо, защищаясь от колдовства Агнес, а другой с силой встряхнул шарф. Полоска ткани обернулась белым, невероятно горячим пламенем, которое в один миг испепелило птиц. Светловолосая распорядительница забормотала под нос заклинание, не отрывая взгляда от спирального чародейского узора, оп