Матыцына Полина Александровна: другие произведения.

Когда заканчиваются сказки

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Читай на КНИГОМАН

Издавай на SelfPub

Читай и публикуй на Author.Today
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    В одном лесу обитает раса дриад. но это не привычные нам милые хранительницы деревьев. Они жестоки и опасны.

  КОГДА ЗАКАНЧИВАЮТСЯ СКАЗКИ
  
  
  Человек задыхался от усталости. Сколько часов он уже кружится в сложном, непривычном и непонятном танце - восемь? Девять? Больше? Ночь давно должна была закончиться, рассвету полагалось наступить пять, нет, шесть часов назад, летние ночи короткие, но на небе по-прежнему сияла полная луна, освещая танцующих девушек в белых полупрозрачных платьях и измученного мужчину в их рядах.
  Прыжок, вращение, снова прыжок, подхватить девушку, другую - и опять воспарить, и снова закружиться... Ноги уже стёрты в кровь, от обуви не осталось и лохмотьев, а он всё танцует с порхающими воздушными красавицами. Это общее у всех девушек - они удивительно красивы. Может быть потому, что больше похожи на призраков, чем на живых девушек?
  Он упал, и на этот раз уже не смог подняться. Смерть оказалась милосердна: она оборвала бесконечный танец.
  Звонкий, переливчатый смех, и девушки исчезают в стволах деревьев. На поляне под первыми бликами рассвета остаётся лежать безжизненное тело. Но его быстро скрывают трава и вьюн, и через к полудню уже ничто не напоминает о ночном танце жестоких дриад.
  
  Дворец шумел. Галдёж, шёпот, гул - какие только звуки не наполняли его! А тема для всех разговоров была лишь одна, зато благоприятная: её высочество, принцесса Женевьева, отправлялась в путешествие по стране. Обычно в такую поездку ездили наследные принцы, но каждый придворный знал: король не способен отказать единственной дочери среди шести сыновей даже в самой взбалмошной просьбе.
  А требование действительно являлось взбалмошным: она хотела не просто поехать в путешествие, а прихватить с собою всю свиту. Ехать без придворных её высочество отказывалась наотрез, и потому путешествие становилось не опасным, но неудобным. Особенно, если брать с собой не пару слуг и десяток охранников, а весь двор, который у избалованной принцессы был немаленький. И не ехать она отказывалась. Женевьева требовала поездку - и всю толпу в сопровождение. И, конечно, охрану - для каждой фрейлины, служанки и, обязательно, для каждой шкатулки с драгоценностями. А шкатулок...
  Карвер насчитал десять шкатулок и восемнадцать сундуков. Только с платьями, сундуки с бельём, обычным и постельным, должны были как раз приготовить. Да, поездка обычно длилась месяц... но даже на такой срок подобные приготовления казались рыцарю лишними. Сам-то он и на больший период обходился куда меньшим количеством вещей.
  И не стоит забывать про вещи фрейлин! И узелки служанок. А ещё вещи придворных кавалеров из свиты её высочества - иногда по количеству сундуков они даже обгоняли девушек.
  Рыцарю хотелось прибить половину присутствующих при сборах. А ведь принцесса Женевьева так и не определилась, кого же она берёт с собой. Да, кроме свиты её высочество собиралась взять ещё десяток-другой сопровождающих. А к ним - слуги, охрана, конюхи и, конечно, вездесущие сундуки, чтоб им потеряться... хотя, не надо, станет только хуже. Принцесса не простит такой нерасторопности.
  Только к полудню четвёртого дня сборов ситуация более-менее устоялась и дворец утих. Карвер же всё больше жалел, что когда-то стал рыцарем короны.
  Принцесса. Двенадцать фрейлин. Статс-дама, гувернантка и компаньонка - три дамы, хотя эти роли могла выполнять и одна, думалось рыцарю. Тридцать служанок - по одной горничной и простой служанке для каждой дамы и три для принцессы. Четырнадцать кавалеров, каждый при лакее и слуге, четыре пажа - хоть они обходились без слуг! Любимая карлица принцессы. Шут и менестрель, тоже каждый в отдельности. Пять поваров - при каждом штат поварят, кухарок и посудомоек. Кучера карет. Лакеи-каретники. Конюхи. И ко всей этой ораве - восемь десятков рыцарей под командованием капитанов, то есть восемьдесят восемь человек, и два командира в звании рыцарей короны. Два рыцаря на безграничный хаос!
  -Сэр Карвер!
  -Сэр Карвер!
  -Сэр Карвер!
  Мужчине хотелось разорваться на десяток маленьких Карверов - может быть, хоть тогда он уследил бы за всем этим безобразием.
  -Карвер!
  Он не успел рявкнуть: подъехавший мужчина был его... не другом, слишком высокое слово, но соратником. Карвера многое объединяло с Баренсом, например, они служили вместе уже пять лет, а сейчас должны были привести в порядок царящий вокруг хаос, который им двоим предстояло уже на следующий день вывести за пределы дворца.
  Мужчины эффектно смотрелись вместе. Худощавый, но при этом плечистый шатен Карвер - и рослый, статный блондин Баренс. У Карвера коротко стриженные тёмные волосы ухитрялись виться даже при минимальной длине, неправильные острые черты были привлекательны, но перебитый когда-то нос и недельная щетина мешали назвать рыцаря красивым. Он выглядел... обыкновенным. А Баренс - тот был белокур, мужественен и принадлежал к породе мужчин, к ногам которых женщины падают без малейших раздумий. Его на грани смазливости внешность часто заставляла противника не воспринимать красавчика всерьёз, и это оказывалось ошибкой: мечом тот владел ничуть не хуже, чем языком и пером.
  -Что на этот раз? - Карвер даже не пытался скрыть усталость в голосе.
  -Ничего, с чем ты бы не справился, - уверенно заявил Баренс. - Пинта эля и свиные рёбрышки у Вельмы. Да брось, - отмахнулся он прежде, чем Карвер успел заговорить, - всё сложится само собой. Каждый знает своё дело, так что с рассветом...
  -Ты сам-то в это веришь? - скепсис в голосе Карвера слышался за мили. - Её высочество поднимется к рассвету? И даже - о чудо! - сумеет собраться? И тем более, собрать весь этот... курятник?
  -Мы должны через две недели быть в Дораданском монастыре. Праздник небесной Женевьевы не станут переносить даже ради принцессы. А оскорбить небесную покровительницу не осмелится даже её высочество.
  -Специально - не осмелится. А вот ненароком - вполне возможно. Только вот догадайся, кого за это причешут поперёк шерсти? Явно не её высочество и даже не фрейлин! Мы козлы отпущения, Баренс! Мы, рыцари, а не заслуживающие этого придворные шуты!
  -Ты слишком высоко ставишь пресловутую рыцарскую честь, - недовольно заметил тот. - Мы служим короне, наш долг - охранять королевскую семью, и, следовательно, принцессу. Вот и выполняем наши обязанности, сопровождая её высочество.
  -Мы - сопровождаем - курятник! - рявкнул Карвер. И отошёл в сторону, заодно пропуская слуг с очередным сундуком. Разговаривать с Баренсом не хотелось, это было выше его сил. И в то, что они выедут с рассветом, Карвер верил ещё меньше, чем в волшебных духов, о которых как раз щебетали в покоях принцессы Женевьевы.
  Её высочество верила в небесных покровителей - по крайней мере, внешне, но с удовольствием слушала истории о разных стихийных духах: ундинах, обитающих в воде, сильфидах, живущих в воздухе, саламандрах, покоряющих огонь, и дриадах, скрытых в растениях. И сейчас, пока горничная укладывала ей волосы, принцесса наслаждалась очередным повествованием менестреля Стайлара. На этот раз он рассказывал о дриадах, о том, как эти жестокие девы заставляют мужчин танцевать с ними до восхода солнца - но солнце на их полянах никогда не появляется без дозволения Королевы дриад. Ведь солнце - повелитель саламандр, а они не ладят с дриадами, и потому обе стороны существуют, подчиняясь древнему договору. Договору, по которому над полянами дриад до исчезновения последней внутри её растения может светить только луна.
  -А что же получили саламандры? - удивилась Люсиль, худенькая рыжая девушка лет четырнадцати. - Пока в выигрыше только дриады... А ведь огонь питается растениями!
  -Дриады отдают огню сухостой и умирающие деревья. Это правда, что они не любят огня, однако то и дело они устраивают пожары, выжигающие старые деревья и слишком слабый молодняк, - менестрель, седой некрасивый старик с усами и удивительно тёплой улыбкой, поклонился Люсиль. - Если бы не договор, саламандры лишились бы значительной части своей пищи.
  -Сожгли бы всё без всякого договора! - фыркнула принцесса Женевьева, вставая и крутясь перед зеркалом. Она была красива, очень красива яркой южной красотой: длинные чёрные кудри, алые губы, яркие вишнёвые глаза, естественный румянец на высоких скулах, точёный носик и стройный стан в алом атласном платье, расшитом жемчугом.
  -Повелитель саламандр мудр, принцесса, - снова поклонился менестрель. - Он знает: если сжечь всё за один присест, то ничего не останется, и его подданные умрут от голода. Им ведь достаточно небольшого огонька, и незачем часто устраивать пиршество в виде огромных пожаров.
  -Намекаете, что я глупа? - кроме красоты, Женевьева отличалась вспыльчивым нравом.
  -Ваша мудрость сравнится лишь с мудростью повелителя саламандр, принцесса, - на этот раз менестрель поклонился, чтобы скрыть усмешку в длинных усах. - Вы ведь тоже не надеваете по десять ожерелий сразу - или не съедаете всё, что появляется на блюдах праздничного стола. Вы довольствуетесь немногим - как и повелитель саламандр.
  -Хм... - остывала принцесса тоже быстро. А лесть всегда действовала на неё благотворно. - Вы правы. Хотела бы я увидеть саламандру...
  -Вряд ли небесной покровительнице понравилась такая встреча, - несмело заметила истово верующая Самара. - Ваше высочество, наши покровители ведь боролись за наши души с этими... созданиями зла.
  -Думаешь, я бы не смогла устоять? - в гневе обернулась к ней принцесса.
  -Самара думает, что с ними лучше не встречаться совсем, - заступилась за девушку покровительствующая ей статс-дама. - Вы можете устоять перед злом, но зачем сталкиваться с ним лицом к лицу без необходимости? Вы все-таки не небесная Женевьева, ваше высочество, не стоит забывать о нашей земной природе.
  -Ну... хорошо, - протянула принцесса. - Но я бы устояла!
  И она окинула присутствующих горделивым взором. Те покорно склонились, кто в реверансах, кто в более простых новомодных книксенах.
  В дверь гостиной постучали. Выждали немного и постучали снова.
  -Входите! - позволила Женевьева.
  -Ваше высочество, - поклонился Баренс, - ваш отец просил меня удостовериться, что все ваши вещи готовы к отправке.
  -Да-да, - отмахнулась принцесса, - всё готово. Мария и Алесса укладывают последнее. Можете доложить его величеству, что всё сделано.
  -Благодарю, ваше высочество, - Баренс снова поклонился и вышел, аккуратно прикрыв дверь.
  -Какой же красивый! - вырвалось у Люсиль, слишком недавно прибывшей ко двору и всё ещё не привыкшей скрывать эмоции. - Ой, простите, - смутилась она. - Просто... ну он действительно, как статуя - приятно смотреть!
  Женевьева подошла к окну и принялась рассматривать что-то, ведомое ей одной. На самом деле она пыталась скрыть румянец - не одну Люсиль привлекала мужественная красота Баренса. Принцесса так же не осталась равнодушна к чарам его обаяния. И если бы не твёрдый наказ отца, не понадобился бы ей для сопровождения никакой сэр Карвер - вполне хватило бы общества одного только сэра Баренса. Зачем только отец навязал ей второго рыцаря? Будто мало общества фрейлин, кавалеров и прислуги!
  Но впереди месяц путешествия. Может быть, Баренсу даже удастся спасти её от какой-нибудь мелочи. И тогда он сможет... нет, не попросить её руки, но стать её личным телохранителем, как у королевы Вилланы, у той же есть личные телохранители. И тогда Женевьева сможет часто видеть его...
  А не подозревающий о коварных планах принцессы Баренс спокойно спешил в трактир, предоставив все хлопоты товарищу. Он даже не думал о принцессе - слишком велика была разница в их положении, да и дамы ему нравились постарше.
  Зато Карвер не раз помянул её высочество. И о предстоящем путешествии рыцарь думал с всё растущим ужасом. Он не верил, что они попадут в монастырь к сроку. И ждал от путешествия только самого худшего. Кроме, пожалуй, встречи с духами - в такие глупости двадцатисемилетний Карвер давно уже не верил. Детские сказки.
  
  Розмарин любила детские сказки. Хотя её куст рос в лесу, когда-то на этом месте располагался сад, и многие растения, пусть и одичав, уцелели. И она помнила каким-то далёким краем памяти детские голоса, тепло человеческих рук и сказки. Сказки, которые рассказывал кто-то... дедушка? Сказки о приключениях, странствиях, героях и духах.
  Дриаде, пожалуй, даже становилось жаль тех глупцов, которые заходили в лес. Ведь они тоже могли рассказывать кому-то сказки. Но они предпочитали охоту пустым разговорам, и потому становились добычей Рябины и её подруг. Всегда. Нужно было только подождать, и в лес снова забредал кто-нибудь, кому дриады могли отомстить за гибель своих деревьев, пусть и растущих где-то далеко. Может быть, именно этот человек и был невиновен, но духи мстили всему человечеству разом. Ведь дриады уцелели в одном-единственном лесу из сотен, и остальные деревья мира давно утратили своих хранителей. Тех же, кто уцелел, радовала только месть.
  Розмарин устала от мести. Ей хотелось странного, какого-то тепла. Впрочем, она всегда была странной, с рождения, эта дриада. Хотя танцевать она любила. Жаль, что лесные танцы были так опасны для смертных...
  
  Карвер оказался прав: на рассвете принцесса даже не проснулась. Она соизволила покинуть свои покои только после полудня, поднялась суматоха, выяснилось, что что-то забыли, кого-то потеряли - выехали лишь через четыре с лишним часа. И рыцарь не собирался расслабляться, уверенный: его проблемы едва начинаются.
  И снова он не ошибся, его дёргали по малейшему поводу через каждый десяток минут. Рыцари охраны вели себя достойно, и если и случалось что-то, то обращались к своим сержантам, а те побеспокоили начальство раза два за день. Но придворные словно не слыхивали о военной иерархии, и любые мелочи предпочитали решать с помощью главы всего обоза. Баренс же напропалую флиртовал с дамами и даже не думал помогать товарищу - ведь с такими мелочами Карвер мог справиться самостоятельно.
  Карвер мог и справлялся. Но к исходу дня, когда на постоялом дворе не хватило места для десятка придворных, ему уже хотелось убить всех, включая короля, допустившего подобное безобразие. Почему это должен решать он, а не статс-дама или ещё какой церемониймейстер, у принцессы с собой три десятка нахлебников! А впереди ещё месяц дороги... Небесные покровители, что он такого натворил, раз заслужил подобное наказание?
  Однако дня за три поездка вошла в некий своеобразный ритм. И только Карвера беспокоило, что этот ритм был изрядно замедлен. Его самого все вполне бы устроило, однако он хорошо помнил о празднике, на который должна была прибыть принцесса. А в том темпе, с которым двигался обоз её высочества, на праздник они никак не успевали. Что рыцарь и попытался донести до её высочества, когда стало ясно: за оставшиеся четыре дня пути они в монастырь не поспеют. Нужна неделя, а почти пять дней потеряно в результате неспешных поздних подъёмов и частых остановок на отдых.
  -Ну придумайте что-нибудь, - отмахнулась принцесса. - Что вы от меня-то хотите? Я не умею останавливать время.
  -Но вы можете уменьшить обоз и поехать быстрее, - сказал Карвер на грани дерзости.
  -Вы шутите? - большие глаза принцессы округлились ещё больше. - Я не могу ехать без сопровождения. И потом, как наше количество повлияет на нашу скорость?
  -Несколько всадников с каретой едут быстрее кучи карет и телег, - устало напомнил общеизвестную истину рыцарь.
  -Хм. Можно сократить путь, - Баренс всё это время не отрывался от карты. - Смотри, дорога огибает лес. Если поехать напрямую, то мы выиграем два дня.
  -Всей толпою ничего не выиграем, - помотал головой Карвер. - И потом, какой ещё лес?
  -Каракол...
  -Каракольский? Нет, Баренс. О нём ходят дурные слухи, а мы не можем рисковать её высочеством.
  -Какие слухи? - заинтересовалась принцесса.
  -Поговаривают, в нём обитают дриады, - с насмешкой заявил Баренс. - Кто в наше время верит в дриад? Или саламандр с сильфами.
  -Кто попал в руки дриад, танцует с ними, пока не упадёт мёртвым, - подошёл, услышав разговор, менестрель. - День, два, три... Без перерыва, без сна, еды и питья, без отдыха. Он кружится в этом танце, и пытается вырваться, но чары дриад не дают ему свободы...
  -Сказки! - уверенно заявил Баренс. Он никогда не верил в чудеса, да и не сталкивался с ними. - Карвер, мы сократим путь через лес.
  -Нет, - спокойно и уверенно сказал Карвер. - Мы не можем рисковать. Не собой - принцессой. Пока ты будешь выискивать призрачную опасность, обозу может угрожать настоящая. Пока мы не доставим её высочество в монастырь, никакой самодеятельности.
  -А я никогда не видела дриад, - мечтательно протянула принцесса. - Мы едем через лес.
  -Нет, - твёрдо заявил Карвер.
  -Мы опоздаем в монастырь, - напомнила принцесса.
  -Карвер, нельзя быть таким занудой, ты пропустишь все чудеса мира, -добавил Баренс.
  -Чудеса или драки? - решил уточнить Карвер. На что Баренс разразился длинной речью, из которой следовало: истинные рыцари не избегают ни того, ни другого. И потом, дриады - это всего лишь сказки. В отличие от разбойников. А долг рыцарей - разбойников найти и истребить.
  -А если нет там никаких разбойников? Но есть дриады? Им ведь может не понравится вторжение нашего обоза, ваше высочество.
  -Тогда мы поедем втроём! - объявила принцесса. Глаза обоих рыцарей поползли на лоб - такое могла брякнуть только совсем не думающая девушка. Конечно, принцесса славилась красотой, а не умом, но сказать подобное... - Ой, - сообразила и сама девушка, увидев их реакцию, - я имела в виду... я возьму фрейлину. Или даже двух! Больше нельзя, вы не сможете нас охранять. А взять ещё рыцарей - проще ехать всем обозом сразу!
  -Ваше высочество... - в голосе Карвера отчаяние смешалось с укоризной.
  -Сэр Карвер! - Женевьева поймала его взгляд. - Кто здесь принцесса?
  -Вы, ваше высочество.
  -И кто приказы отдаёт?
  -Вы, ваше высочество.
  -Правильно. Поэтому сэр Баренс, Джустина и Люсиль едут со мною через лес. Мы подождём вас в городе.
  -Я еду с вами, - жёстко сказал Карвер. - Одного рыцаря слишком мало для охраны трёх девушек. И посоветовал бы взять ещё и Ричарда.
  -Но...
  -Либо так, либо вас запирают в карете. Лучше пусть ваш отец покарает меня за неповиновение, чем за ваше похищение... или гибель.
  Карвер не верил в дриад. Но верил, что лес опасен. И потому отправить туда одну взбалмошную принцессу с парой юных фрейлин просто не мог. На Баренса надежды было мало - отличный мечник, но мог так увлечься очаровыванием девушек, что не заметил бы и дракона, пока тот не рухнет ему на голову. А вот на "старика" Ричарда - тридцатишестилетнего опытного вояку - он надеялся крепко. Даже больше, чем на себя.
  И, по правде говоря, Карвер совсем не верил в дриад...
  Дорога круто уходила вправо, огибая Каракольский лес по широкой дуге. Когда-то она вела прямо, на это указывала мощёные плиты, то тут, то там проступающие в траве, но видно было: этим участком дороги не пользовались уже очень и очень давно.
  В лес, впервые за долгое время, въехала небольшая компания из троих мужчин и троих же девушек. Один из рыцарей - Баренс - явно наслаждался прогулкой, насвистывая себе под нос. Второй, Карвер, казалось, вот-вот зазвенит от напряжения. Рука его не отпускала рукояти меча. Третий, Ричард, просто настороженно поглядывал по сторонам. Девушки щебетали о чём-то своём, послушно следуя за охранниками.
  -Расслабьтесь! - бросил в какой-то момент Баренс. - Неужели вы правда верите в сказки о танцующих духах леса? Кто-то придумал, кто-то поверил, кто-то устроил из этого страшилку. Ты же рыцарь, Карвер, а не необразованный крестьянин.
  -Тем не менее, картам проводника больше трёхсот лет. Триста лет дорогой через лес никто не пользуется! Ты не думаешь, что у этого есть причина?
  -Может и завелась тогда зверюга какая, но за эти годы она давно уже вымерла.
  -Или наоборот, расплодилась.
  -Ты слишком зануден, Карвер. Вот поэтому тебя девушки и не любят.
  Тот предпочёл помолчать. Баренс все серьёзные разговоры сводил к девушкам, а спорить с человеком, по упрямству способным превзойти дерево, Карвер устал уже давно. Лучше было ехать, едва сдерживаясь от желания пустить коня в галоп, по красивому золотисто-зелёному лесу, светлому и безопасному.
  День прошёл без приключений, и Баренс то и дело с превосходством посматривал на товарища. Ричард тоже немного расслабился. Девушки же и вовсе были недовольны: они жаждали приключений. И потому принцесса настояла - они едут дальше. Растущая луна высоко, облаков нет, тепло, дорога видна - почему бы и не насладиться ночной прогулкой по такому красивому и безопасному (тут Женевьева с явной насмешкой смерила взглядом Карвера) лесу?
  Музыка зазвучала неожиданно. Едва слышная, она звенела на грани звука, но становилась всё громче и заманчивее. Принцесса немедленно пришпорила свою кобылку, фрейлины устремились за нею. Выругавшись, за девушками помчались и не забывшие вооружиться рыцари. Впрочем, Баренс ворчал что-то о вездесущих цыганах.
  Это оказались не цыгане.
  На большой светлой поляне кружились в диковинном танце длинноволосые девушки в белых воздушных платьях. Лёгкие прыжки возносили танцовщиц в воздух, стройные ноги едва касались земли, тонкие руки, изгибаясь, казалось, жили собственной жизнью. А ещё от поляны - или от девушек? - веяло прохладой и дождём. Здесь словно стояло раннее весеннее утро, когда только прошёл дождь и вот-вот выглянет умытое солнце... и уже с трудом удавалось помнить, что высоко в небе стоит луна - странно, разве она не должна быть растущей, почему она полная? - и до рассвета ещё много часов...
  Принцесса и её спутницы замерли, наслаждаясь чудесным зрелищем. Танец был воздушен, необычен и прекрасен. Он манил и звал прикоснуться...
  Первым сдался Баренс. Он не устоял - слишком красивы были танцовщицы, слишком зовущими их жесты, слишком притягательна музыка. Рыцарь вложил меч в ножны, спешился и коснулся руки одной из девушек, той, что словно порхнула ему навстречу, чтобы ввести его в круг.
  
  Розмарин танцевала. Она любила танцевать. И ей было достаточно подруг, но и смертные оказывались неплохими партнёрами... жаль, жестокая Рябина не давала им отдохнуть - тогда они смогли бы потанцевать дольше. И сейчас, когда Боярышник позвала в круг удивительно красивого человека, в Розмарин шевельнулось нечто вроде жалости. Про него, наверное, могли бы рассказать неплохую сказку.
  Его спутники застыли, подчиняясь чарам Берёзы. Просто их очередь ещё не пришла. Эта ночь будет длиться долго, очень долго - пока последний из смертных мужчин не упадёт к ногам Рябины. Наверное, девушкам придётся их оплакать, - но кто звал их в лес, принадлежащий духам? Пусть радуются, что дриады не трогают женщин.
  Вот в круг шагнул второй - седой, изуродованный шрамами, человек. Ещё час - и к танцу присоединится третий. Всё так привычно и знакомо, что даже не сделать из этого сказку. Впрочем, Розмарин и не мастерица сказок - ей бы послушать чужие. А сейчас главное - кружиться, слившись с музыкой.
  
  Спокойствие леса нарушил пронзительный вскрик. И в круг дриад бросилась девушка - плотненькая, рыженькая, веснушчатая и некрасивая. Её крик на миг нарушил чары, и Карвер, Женевьева и Люсиль встрепенулись, осознавая, что происходит нечто непонятное и явно опасное.
  -Джустина! - ахнула фрейлина Люсиль.
  -Баренс! - осознала, что рыцарь танцует в гибельном кругу дриад, влюблённая принцесса.
  Карвер промолчал, просто пытаясь сдвинуть коня, чтобы ворваться в круг, разбить его, вырвать зачарованных товарищей. Но не смог - все трое замерли, подчиняясь едва слышному приказу музыки. И только Джустина, уже сползшая с лошади, двигалась, медленно, как сквозь воду, прорываясь через силу чар.
  
  Розмарин даже замерла. Как этой человеческой девушке удаётся подобное? Ещё никто не смог преодолеть чары дриад, ни одно живое существо! Здесь, в лесу, духи всесильны. Что же движет девушкой, настолько сильное и способное разрушать магию леса?
  Танец взвихрился, и из группы дриад выскользнула Рябина. Тонкая, красивая, с алыми гроздьями в волосах. Танцуя, она попробовала вовлечь в круг и Джустину, но та дёрнулась в сторону.
  -Отпустите его!
  -Отпустить? Кого? - от удивления Рябина даже вступила в диалог с человеком.
  -Я не дам вам убить сэра Баренса!
  -Почему? Он разве что-то для тебя значит?
  -Я люблю его! - выпалила Джустина.
  
  "Это неправда!" - хотелось крикнуть принцессе Женевьеве. "Это я люблю его, люблю больше всех!" Но червячок сомнения впервые закрался в сердце избалованной принцессы - почему-то она не смогла разбить чары дриад. Даже сейчас, она сидела истуканом, не в силах шевельнуться, а Джустина, смешная, нелепая Джустина, которую никто не воспринимал всерьёз, уверенно продиралась сквозь застывший воздух и возникающие на пути плети растений и кусты.
  
  Карвер не понимал, что происходит. Но осознавал: что-то идёт не так. И их единственный шанс выбраться - не его оружие, не мастерство Ричарда, не сила Баренса, а чувства невзрачной и незаметной фрейлины принцессы. И неизвестно, спасут ли эти чувства кого-то, кроме самого Баренса - ведь к ним-то с Ричардом Джустина равнодушна! Нужно было что-то сделать, но что? Сам он не в силах разрушить сковывающую его силу.
  
  Розмарин с ошеломлением смотрела на происходящее. Впервые за столетия человек оказался сильнее дриады. Как, почему? Ведь могущественнее духов нет никого в этом мире. Неужели люди могут быть... такими? Спутники девушки обыкновенны, но сама она светится невидимым людям светом, и этот свет разрушает магию Берёзы и остальных дриад. Розмарин замерла, нарушая рисунок танца.
  Следом за нею споткнулась одна дриада, другая... Круг начал рассыпаться и замирать. Магия стала слабеть.
  
  К людям стала возвращаться способность чувствовать и двигаться. Карвер уже хотел напасть на ближайшую дриаду, когда одна из них - та, что остановилась первой, - внезапно заговорила:
  -Рябина, это... красиво. Ты же видишь, правда? Может быть...
  -Нет! - резко возразила названная Рябиной. - Мужчин, ступивших в наш лес, ждёт только смерть. Как ждала смерть наши деревья, попавшие под их топоры.
  -Сначала умру я! - пискнула дрожащая Джустина, закрывая собой Баренса.
  -Уйди с дороги, - величественно приказала Рябина. - Мы не трогаем женщин... но это можно изменить.
  -Но так будет не по правилам, - сказала всё та же дриада.
  -Розмарин! Ты решила пойти против нашей сути?
  -Пожалуйста, отпустите нас, - дрожащим голосом проговорила Женевьева. - Я принцесса, и обещаю издать указ, который навсегда закроет ваш лес от дровосеков и охотников. Прошу вас, смилуйтесь над нашими спутниками!
  -И с кем же нам тогда танцевать? - насмешливо спросила Рябина. - К тому же, вас-то я не трону. Заберу только мужчин.
  -Заберите лучше меня! - отчаянно сказала Джустина. - Какая вам разница, кто погибнет в вашем танце?
  -Ты готова умереть вместо этого человека? - поразилась Рябина.
  -Да, - решительно кивнула та.
  -Что же, почему бы и нет? - фыркнула Рябина. - Раз ты настолько глупа, что готова пожертвовать собой вместо какого-то мужлана, который этого даже не оценит, можешь присоединиться к нашему танцу. Но кто выкупит двух других?
  -Я останусь сам, - твёрдо сказал Карвер. Он рыцарь, а рыцари не прячутся за женскими спинами, как дрожащий и молчащий Баренс. Карвер спешился и поклонился Рябине:
  -Позвольте вас пригласить?
  -Карвер! Мы не можем оставить её высочество без охраны! - вмешался молчащий до того Ричард. - Останусь я. Мне уже терять нечего.
  -Вашу принцессу будет охранять выкупленный, - фыркнула Рябина.
  -Вы думаете, тому, кто принял жертву одной девушки, можно доверить охрану другой? - Ричард горько рассмеялся. - Я останусь добровольно, прошу лишь отпустить Карвера.
  -Нет! - тот был с этим не согласен. Ричард оставался куда более достойным рыцарем, чем он.
  -Карвер, у тебя вся жизнь впереди, - жёстко сказал старый рыцарь. - Если уважаемые дриады соблаговолят, то я приказываю тебе уходить и защищать принцессу. Прошу вас, леди... Рябина?
  -Надо же, какие вы бываете забавные, люди, - с удивлением проговорила та. - Никогда не замечала за вами способности защищать других - обычно вы стараетесь уцелеть за счёт товарищей. Что же, я отпускаю вас, Баренс и Карвер - я правильно запомнила ваши имена? За вас остаются двое других.
  Карвер кивнул. Баренс всё не шевелился, не в силах поверить, что выживет.
  -Ты, - обернулась Рябина к Джустине. - Твоя любовь и сила духа невероятны. Поэтому я дам тебе шанс. Ты можешь не погибнуть, а стать дриадой. Если найдётся та, что согласится поменяться с тобой. Жизнь на бессмертие - забавный обмен?
  
  Розмарин вздрогнула. Поменяться. Стать такой, как эта девушка - человеком. Тем, кто сильнее любого духа.
  -Я согласна, - услышала она со стороны собственный голос.
  -Розмарин? - обернулась к ней Рябина.
  -Я согласна, - уже осмысленно повторила Розмарин. - Я ведь... всегда была странной, верно? Я хочу понаблюдать за людьми. Может быть, чему-то научиться.
  "И услышать новые сказки", - добавила она мысленно.
  -Что ж, - медленно сказала Рябина. - Выбор сделан. Сэр Ричард, я приглашаю вас в наш круг. Остальные же... Уходите. Я дам вам три часа, чтобы покинуть лес. Если не успеете - умрёте все. Розмарин, прощай.
  -Три часа? - ахнул, отмирая, Баренс. - Мы не успеем!
  -Успеем, - сказала Розмарин. - В путь, быстрее.
  И лёгким призраком скользнула к лошади Джустины. Взлетела в жёсткое, неудобное седло - на оленях и лосях дриады катались без подобных приспособлений. Бросила прощальный взгляд на родную поляну.
  И легко коснулась боков лошади босыми пятками.
  
  Карвер, не глядя на Баренса, ударил по крупу лошадей сначала принцессы, затем Люсиль. Лошади рванулись за ведущей их всадницей. Баренс бросился к коню, забрался в седло и последовал за ними.
  -Следуй за нашим танцем, - услышала Розмарин слова, обращённые к Джустине. - И подчинись нашей магии. Впусти в себя природу и стань единой с её сущностью.
  -Скорее, - приказала Розмарин. - Я перестану быть дриадой в течении пары часов - я чувствую, как магия леса уже покидает меня. Она переходит к кому-то... той девушке. Если я не успею использовать свои силы до того, как мы окажемся в подлеске, то мы все погибнем.
  -Почему ты... - Карвер поравнялся с нею, краем глаза наблюдая за девушками и замыкающим процессию бывшим другом.
  -Не знаю, - бросила Розмарин. - Может быть, позже обсудим?
  Карвер кивнул. Дальнейший путь проходил в молчании.
  Деревья, кусты и бурелом - поначалу всё расступалось перед ними, но скоро Карвер заметил, как лес становится более... враждебным? Если первые полчаса пути шли, как по волшебству - впрочем, почему "как"? Так оно и было, - то постепенно лес переставал откликаться на команды их спутницы. Пришлось снизить темп, чтобы кони не переломали ноги, увязнув в переплетениях вьюна, то и дело приходилось прорубаться через кусты или растаскивать завалы веток, а то и стволов.
  На исходе второго часа рыцарь начал испытывать страх. Их спасла жертва Джустины и Ричарда - да ещё странное решение белокурой дриады с огромными, в пол-лица, зелёными глазами. Что спасёт их, если они не успеют? Чудеса не случаются дважды.
  Но дриада казалась спокойной. Разве что выглядела чуть бледнее, чем поначалу.
  -Мы не успеем! - у очередного завала в голосе Женевьевы паника перемешалась с истерикой. Третий час был на исходе, а края леса все не предвиделось. - Не успеем!
  -Хватит! - впервые в жизни повысил голос на женщину Карвер. Он не собирался сдаваться, не привыкнув отступать. Никто не скажет, что он не боролся до последнего. - Хватит истерик, лучше помогайте!
  -Помогать? - от удивления принцесса едва не выпустила поводья.
  -Да! - зло рявкнул Карвер, разбирая с Баренсом и дриадой сухие кусты, преградившие дорогу.
  -Уже недалеко, - впервые подала голос дриада, опередив гневную отповедь принцессы. - Чаща закончилась, грань леса недалеко. Раньше я бы сказала точно, но теперь...
  В её голосе явно прозвучала тоска по утраченному. Но девушка только вернулась в седло, чтобы продолжить скачку по лесу.
  -Слышали? - Карвер последовал её примеру. - Не теряем времени.
  Но принцесса не пожелала тронуться с места. Она разразилась обвиняющей речью в адрес всего мира, а в особенности - Карвера и Люсиль, - выплёскивая страх, гнев и отчаяние. По её щекам текли слёзы, а голос то и дело срывался на визг. Сейчас Женевьева совсем не выглядела красивой.
  И тут дриада удивила всех. Подъехав к принцессе, она сильно ударила её по щеке.
  -Я думала о людях лучше, - негромко, но отчётливо сказала она. - Не заставляйте меня разочаровываться.
  -А что ты сделаешь? - взвизгнула принцесса. - Ты больше не дриада!
  -Но пока ещё и не совсем человек. И возможно, я смогу вымолить прощение у Рябины. Особенно если подарю ей вас по собственной воле, а не потому, что истекло наше время.
  -Ваше высочество, - несмело заговорил Баренс, - может быть...
  -Впрочем, вы можете оставаться, - сказала внезапно дриада. - Я же не сдамся так просто. Я рискнула бессмертием не ради того, чтобы умереть через пару часов.
  И пришпорила коня.
  -А она права, - внезапно для остальных сказал Карвер. - Джустина и Ричард дали нам шанс. Как его использовать - решать нам. Прощайте.
  -Вы не посмеете! - Женевьева не ожидала такого решения от верного прежде рыцаря.
  -Простите, но тех двоих я теперь уважаю куда больше, чем некоторых здесь присутствующих, - жёстко сказал Карвер. И последовал за дриадой.
  Люсиль, к огромному удивлению принцессы, тоже направилась за ними. Баренс и Женевьева на сколько-то секунд замерли, отчаянно переглядываясь и не веря, что их так вот оставят, но быстро осознали: да, оставят. И даже не обернутся.
  И бросились за своими спутниками.
  Они вырвались из леса в последние минуты. К принцессе, оказавшейся последней, уже потянулись ветки деревьев и вьюн, но Карвер, замерший на опушке, бросился ей на помощь и буквально вырвал перепуганную Женевьеву из начавших опутывать её зарослей.
  Лес остался позади. Они прошли его... и выжили.
  Принцесса разрыдалась. Люсиль мелко трясло, она всхлипывала, не в силах говорить или двигаться. Баренс растерянно осматривался, не в силах поверить спасению. Карвер же чувствовал лишь усталость и опустошение от потери товарища и хорошей, в общем-то, девушки - которую он был обязан защитить. Но принцесса всегда важнее её фрейлин...
  Он искоса взглянул на прибавление. Дриада обессилено сползла с коня и едва держалась на ногах.
  -Как вы? - спешился и подошёл к ней Карвер. Всё-таки, это существо в какой-то степени спасло Джустину - и само оказалось в незнакомом, во многом враждебном, мире.
  -Не знаю, - честно сказала та. - Так... странно. Мир словно потерял большую часть звуков, цветов, запахов... я чувствую себя такой... ограниченной!
  -Привыкните, - попробовал утешить её рыцарь. - И... спасибо.
  -Благодарите вашу подругу, - пожала плечами дриада. - Вас спасла она, не я.
  Карвер кивнул и помог спешиться Люсиль.
  -Мы целы, - неуклюже подбодрил он её. - Всё закончилось.
  -Эй, а мне никто не хочет помочь? - вспылила принцесса.
  -Это ваша прихоть завела нас в лес, - резко обернулся к ней Карвер. - И ваша вина в гибели Ричарда. Бессмысленной гибели. И Джустина - вы ведь клялись защищать и опекать своих фрейлин, как мы клялись защищать вас. Но из-за вас она, пусть не мертва, но... кто она теперь? Или - что? Вы виновны в двух бессмысленных смертях, ваше высочество. А ещё из-за вас и эта дриада потеряла привычную жизнь. Ваши прихоти оказались непростительны. И как только я доставлю вас к вашему отцу, я откажусь от "чести" служить вам.
  Слово "честь" он произнёс с настолько явной издёвкой, что принцесса залилась краской гнева. Но ответить не успела: Карвер уже обернулся к дриаде:
  -Как ваше имя?
  -У нас нет имён, - отозвалась та. - Я была розмарином, а цветы обладают названиями, но не именами. Имена ведь дают отдельным... существам, а не воплощениям сущностей растений.
  -Джуст... Нет, - тут же покачал головой Карвер. - Не стоит вам брать её имя.
  -А как имена получают люди? - заинтересовалась Розмарин.
  -При рождении мы получаем небесного покровителя, и он делится с нами частью себя. В том числе и именем.
  -А у духов не бывает небесных покровителей, - с печальной растерянностью сказала дриада.
  -Вам не кажется, что у нас есть более важные проблемы? - завелась принцесса.
  -Нам всё равно нужен отдых, - пожал плечами Карвер.
  -Но не в такой же близости от леса! До монастыря пара часов пути...
  -И ни розмарин, ни Люсиль не в состоянии продолжить путь. Да и вы, подозреваю, скоро почувствуете усталость.
  
  Женевьева действительно с трудом держалась в седле. Ей хотелось упасть и разрыдаться. Но она же принцесса, а они не показывают слабости - капризы она слабостями не считала. Сейчас же даже она понимала - всем не до её прихотей. Просто было очень обидно: Карвер подчёркнуто помогал дриаде - розмарин, да? - и Люсиль и так же подчёркнуто игнорировал её, принцессу и повелительницу! А Баренс, возлюбленный Баренс... почему-то Женевьеве не хотелось даже глядеть на него, а ведь когда-то она могла любоваться им часами. Она не осознавала ещё, что испытанное в нём разочарование напрочь убило полудетскую влюблённость в красивую внешность. А не разочароваться она не могла: воспитанная на романах и сказках, Женевьева не могла принять факта чужой жертвы. Это Баренс должен был погибнуть, защищая возлюбленную, желательно - её, Женевьеву! Баренс, а не глупая Джустина!
  А ещё принцесса никак не могла принять, что её собственные чувства оказались иллюзией. Ведь это она должна была защитить рыцаря - и он, сражённый силой её чувств, вырвал бы её из власти дриад, и... И с нею могли происходить только сказки с хорошим концом, а то, что случилось на самом деле, было неправильно!
  И все-таки, как ни отгоняла она от себя эту мысль, Карвер был прав. В гибели Ричарда - пусть всего лишь одного из рыцарей - и Джустины, пусть лишь одной из двенадцати фрейлин, - была виновата она, Женевьева. Это из-за её каприза они погибли. Не настаивай она на поездке через лес, не отдай Карверу приказ... да и просто, оставь она Джустину дома, ничего бы не произошло!
  В этот день принцесса Женевьева наконец повзрослела.
  
  Розмарин опустилась на землю. Раньше близость земли придала бы ей сил, трава стала бы ей источником энергии, но теперь она испытывала лишь неведомое ранее чувство усталости. Человеческая сущность оказалась такой слабой!
  Рядом говорил что-то темноволосый человек - Карвер. Присела неподалеку девушка Люсиль. Спешился молчаливый красавчик. Расплакалась и сползла с лошади черноволосая красавица в алом. Но у Розмарин, способной когда-то воспринимать мир десятками чувств, всё это отмечалось краем глаза и почти не осознавалось. И это было так непривычно, и так... жалко!
  Нет, пока ещё она не жалела о своём решении - просто не успела осмыслить всё происходящее. Но чувствовать себя беспомощной было до неприятного унизительно.
  Темноволосый подал ей флягу. Розмарин жадно глотнула и закашлялась - вода оказалась странной. В неё было добавлено что-то незнакомое, но едва отдающее ягодным привкусом.
  -Что это? - выдохнула она, откашлявшись.
  -О, простите, - виновато спохватился рыцарь, - вода разбавлена вином. Я не подумал, что вы можете быть к нему непривычны. Да, к повисшему вопросу об именах: я - Карвер. Пока вы не выберете небесного покровителя, позволите называть вас Розмарин?
  -Пожалуйста, - пожала плечами дриада, наблюдая, как черноволосая красавица спешивается и понуро бредёт к ним. - Это вполне привычно.
  -Я - Люсиль, - сказала рыженькая. - Спасибо, что не позволили Джусти...
  И тут пережитое напряжение вырвалось слезами. Люсиль по-настоящему разрыдалась.
  -Я - принцесса, - сказала Женевьева. И обняла Люсиль, позволяя той выплакаться. - Это не имя, но по имени меня зовут только родные. Я... простите. И позвольте мне позаботиться о вас, раз я не смогла сделать этого для Джустины. Вам всё равно придётся как-то осваиваться среди людей. Предлагаю свою помощь.
  Карвер наградил её настолько удивлённым взглядом, что Розмарин невольно улыбнулась. Похоже, принцесса совершила нечто совсем-совсем необычное.
  -Спасибо за вашу доброту, - сказала бывшая дриада. - Я очень признательна. Вы ведь расскажете мне о вашем мире?
  -Да, - кивнула Женевьева, гладя Люсиль по голове. - Обязательно. Карвер, прошу вас, обустройте привал. Нам всем следует отдохнуть. А я пока расскажу Розмарин, что будет ждать нас в монастыре.
  И Розмарин почувствовала прилив странного тепла. Не от солнца, как она привыкла, а откуда-то изнутри. И зарождавшиеся было сожаления безвозвратно пропали.
  
  Карвер с удивлением наблюдал за принцессой. Её подменили? Капризная, избалованная, скандальная девчонка как-то мгновенно уступила место вполне себе здравомыслящей и доброй девушке. Приходилось признать, что пережитая трагедия заставила принцессу немного пересмотреть взгляды на мир. Ясно, надолго её не хватит, и прежняя личность ещё не раз проявит себя, но теперь Женевьева осознала, к каким последствиям могут приводить её решения. Если так, то жертва Ричарда и Джустины - представить её существование духом Карвер как-то не мог - не напрасна.
  -Кажется, принцессам иногда необходима жестокая встряска, - тихонько пробормотал он. - Жаль, если без этого нельзя.
  И только Баренс оставался всеми брошенным и забытым. Он даже обустроился немного поодаль, в стороне от остальных. Карвер радовался, что тому хватило совести не вести себя так, словно ничего не произошло. Рыцарь чувствовал: хотя основная вина лежала на принцессе - это, всё-таки, она отдала приказ - Баренс не должен был позволять Джустине её жертву. Это было не по-рыцарски, да что-там, просто не по-мужски. Прятаться за спиной слабой девушки и даже не сделать вид, что не согласен с её поступком - Баренс оказался трусом. А увидеть в рыцаре, товарище, слабого духом труса, было очень горько.
  Краем глаза Карвер наблюдал за Розмарин. Бывшая дриада внимательно слушала принцессу, иногда что-то уточняя. То и дело к беседе присоединялась успокоившаяся, лишь изредка всхлипывающая, Люсиль. Фрейлина металась между принцессой, которой должна была прислуживать, и рыцарем, помогая ему с привалом и готовкой нехитрого завтрако-обеда.
  Никто не знал, как вести себя с Баренсом. Словно ничего не произошло? Слишком большая ложь. Что-то ему объяснять? Да он и сам всё понимал, идиотом он не был. Карвер кивком позволил рыцарю присоединиться к трапезе, но никто так с ним и не заговорил. Все, даже Розмарин, понимали: прежнего отношения не вернуть и рыцарем короны Баренсу больше не быть. Скорее всего, он отправиться служить куда-нибудь на границы, где никому не ведомо будет о его позоре, и постарается искупить свою трусость.
  После еды собрались и неспешно поехали дальше. Впереди их ждал монастырь.
  
  Прибывшую принцессу с её скромной свитой встретили с большим почётом. Обустроили в лучших гостевых покоях, обеспечили ванной и вкусной трапезой. Все три девушки отстояли вечернюю службу, простились с Карвером и устроились на ночь.
  -Вот жития, - принцесса вручила Розмарин толстую книгу. - Они помогут вам выбрать покровителя.
  -Я... кажется, не умею читать, - смутилась та. - У меня нет качеств и умений Джустины, хотя я сама не понимаю, как именно прошел обряд и что заменило нас друг на друга. Я просто получила тело и душу, как у неё, а она их утратила, став духом.
  -Магия, - сердито заметила Люсиль. - В ней, наверное, никогда не бывает понятных вещей.
  -Что же, - улыбнулась принцесса, - вечер впереди долгий. Приступим к уроку.
  И до поздней ночи девушки обучали новую подругу. К их удивлению, процесс шёл очень быстро, и скоро Розмарин уже медленно, но чётко, читала. И Женевьева, засыпая, видела огонёк свечи у кровати уткнувшейся в книгу девушки.
  
  Розмарин так увлеклась историями - они были даже чудеснее, чем сказки! - что готова была читать всю ночь без отдыха. Но новообретённое человеческое тело не выдержало тяжёлого дня, и в какой-то момент книга выпала из её рук, а глаза сомкнулись. Впервые в жизни Розмарин уснула. И во сне видела странные образы, складывавшиеся в цветные картинки.
  Ей снился сон.
  Сон. Нечто, неведомое дриадам. Странные картинки из прошлого, которые заставляли то грустить, то улыбаться. И почему-то они воспринимались не так, как раньше, когда были явью.
  Во сне она снова танцевала, на этот раз - с Карвером. В какой-то момент он исчез, снова сменившись кругом дриад, и Розмарин стало больно и грустно. И вся красота нового танца не смогла вернуть удивительное чувство тепла и защищённости, которое давал ей прошлый момент. А затем ей приснилось, как она стала ромашкой и проросла на поле под солнцем, и она забыла обо всём на свете, и проснулась от испуга: ей не хотелось снова становиться дриадой. Ей понравилось быть человеком. Потом она снова уснула, и дальнейших снов не запомнила.
  Утром она едва проснулась - Люсиль пришлось постараться, чтобы разбудить её. Оделась в наскоро перешитое фрейлиной одно из её платьев - одежда Джустины была ей не по фигуре, а воздушное белое одеяние дриады и так вызвало прошлым днём недовольные взгляды монахинь. И последовала на новую службу, где то и дело клевала носом.
  А потом настал праздник. День небесной Женевьевы праздновался с особым размахом - в том числе и в честь принцессы. И Розмарин едва успевала ориентироваться в охватившем её хаосе впечатлений.
  А вечером Женевьева отобрала у неё книгу.
  
  -Я позвала сэра Карвера, - сказала принцесса. - И... его. Нам надо придумать складную историю.
  -Зачем? - удивилась Розмарин. А Люсиль понимающе закивала.
  -Завтра прибывает мой обоз. И всем будет очень интересно, как я потеряла одну фрейлину и обзавелась другой. И как погиб сэр Ричард;
  -Он пожертвовал собой, прикрывая нас! - выпалила Люсиль. - На нас напали живые деревья и злобные духи, они схватила Джустину, и... все рыцари отважно сражались, чтобы мы и вы, ваше высочество, смогли бежать, но сэр Ричард остался выиграть для нас время.
  -Всё логично, но откуда взялась Розмарин? - призадумалась принцесса.
  -Это одна из пришедших в монастырь послушниц. Потрясённые гибелью Джустины, вы дали обет пригреть первую встречную девушку. Ею и оказалась бедная сиротка Розмарин. И вы, с вашей добротой, стали её покровительницей.
  -Люсиль, тебе бы сочинять романы! - выдохнула потрясённая фантазией фрейлины Женевьева.
  -Ну... вообще-то... - смутилась проговорившаяся Люсиль.
  -Дашь почитать, - приказала принцесса, заинтересовавшись. Люсиль служила ей больше года, а она и не догадывалась о том, что её младшая фрейлина - писательница.
  Собственно, что, вообще, она знала о своих фрейлинах? - вдруг осознала Женевьева. Они её попросту никогда не интересовали как люди с собственными желаниями и характерами. Для принцессы они всегда были как предметы для обслуживания и развлечения. Чем они живут, что любят, что умеют - принцесса не знала ничего. Как и о рыцарях, её окружающих - ошиблась же она в Баренсе, сочтя его подходящим для своего любовного увлечения интересом.
  -Я правда хочу прочитать, - сказала она, чуть тише. - Ты дашь мне?
  Люсиль кивнула, не отрываясь от иглы - она перешивала второе платье. Смущенная, но счастливая - фрейлина мечтала найти хоть одного читателя, - она впервые подумала, что хорошая фантазия иногда не только проклятие.
  -Спасибо, - сказала принцесса.
  -А мне можно? - с трепетом спросила Розмарин. - Я очень люблю истории!
  
  Настоящие придуманные истории! Те же сказки, но намного интереснее! Кажется, быть человеком всё-таки не так уж трудно, пусть тело и слабее привычного.
  И она сейчас увидит сэра Карвера. Он... тоже интересный. Не такой скучный, как второй. За ним хочется наблюдать.
  Розмарин улыбнулась своим мыслям. Сейчас придумают историю про неё. Про Розмарин. У неё будет собственная сказка.
  А ещё договорились называть её Розали. Такое странное... имя, но звучит мило.
  
  Карвер историю Люсиль одобрил. Совместными усилиями она была доработана, и приехавших дам, кавалеров и рыцарей ожидала настоящая трагедия. Как рыцарь и ожидал, никто не воспринял её всерьёз - только несколько воинов помянули старого Ричарда. А уж фрейлины с прочими дамами и кавалерами, поахав и поужасавшись, и вовсе не подумали переживать. Даже Женевьева поразилась чёрствости своего окружения - неужели она была такой же? Ведь все вели себя так, как требовала от них их принцесса.
  -Что-то нужно менять, - серьёзно сказала она Розмарин, уткнувшейся в книгу. - Подобное окружение не делает мне чести.
  Розмарин согласно закивала. Она не очень понимала, о чём толкует принцесса, однако чувствовала: для той это очень важно. А значит, важно и для Розмарин, как её... подруги?
  Девушка не была уверена, что они трое - принцесса, фрейлина и бывшая дриада - действительно подруги, слишком разными они были. Однако они пережили то, что не разъединило их, а сблизило, и, по меркам двора, они действительно стали ближе к друг другу, чем все остальные. Пожалуй, это можно было назвать зарождением возможной дружбы. Впрочем, Розмарин пока не особо разбиралась в подобных тонкостях. Просто знала: если принцессе или Люсиль понадобится её помощь, она поможет. Любой ценой.
  К удивлению свиты, Женевьева объявила, что проведёт в монастыре не три дня, как планировалось, а неделю. Пережитая трагедия, объяснила принцесса, заставила её задуматься о душе и вечном. На самом же деле, девушка хотела осмыслить своё отношение к людям - и несколько уменьшить свиту. До необходимого. Скажем, со всеми обязанностями фрейлин вполне справлялись всего две - Люсиль и Розмарин, кроме статс-дамы и трёх-четырёх служанок, остальные оказались как-то не нужны, кавалеры и вовсе были бесполезны, а охрана вполне могла ограничиться парой десятков рыцарей. И то больше из-за статуса принцессы, чем из-за необходимости. Все остальные стали... лишними. Пустая болтовня стала раздражать, а не развлекать, платья монахини меняли раз в день, а не по десятку - оказывается, так тоже можно, и людей это вполне устраивает! - слуги только мельтешили и мешали друг другу. И поговорить об этом можно лишь с Люсиль и Карвером. Остальные просто не понимали перемен в Женевьеве.
  Больше всего принцессу удивляло её собственное нежелание возвращаться во дворец. Мирное течение жизни обители позволяло взглянуть на мир по-другому, а проповеди настоятельницы впервые стали для Женевьевы не просто набором звуков. Неделя сменилась второй, третьей - придворные шумели и роптали, не понимая странной прихоти её высочества, им было скучно, а принцесса пыталась научиться по-новому смотреть на мир. Да, то и дело она сбивалась на прежние капризы, но быстро осознавала, какие это мелочи. Особенно, если рядом оказывалась наивная Розали - Розмарин: её вопросы нередко ставили Женевьеву в тупик и заставляли осознать нелепость поступка или приказа. Или, наоборот, впервые позволяли осознать, почему должно поступать так, а не иначе. Обучая Розмарин, принцесса училась сама. И Карвер едва ли не ежечасно благодарил небесных покровителей за повзросление принцессы.
  
  Розмарин была счастлива. Её жизнь казалась ей волшебной сказкой. Да, человеческое тело было слабее формы дриады, но в остальном мир людей оказался намного богаче и насыщеннее призрачного мира духов. Да, многого девушка не понимала, но и само обучение жизни казалось ей волшебством, более могучим, чем вся магия Рябины или Берёзы. И ещё - рядом был Карвер, странный молчаливый человек, около которого Розмарин чувствовала себя очень странно и очень тепло. И чем больше она его узнавала, тем дороже он ей становился.
  
  Три недели пролетели для Розмарин как сказочный сон. Люди оказались удивительно разными, а их мир - куда более разнообразным и сложным, чем простой и понятный мир дриад. Женевьева тем временем начала уставать от непривычной скучноватой жизни и принялась задумываться о возвращении во дворец.
  Но уехать она не успела: принцессу похитили.
  Карвер не знал, кто это сделал, и зачем: заговорщики, возможный жених, разбойники, - он знал одно: Женевьеву необходимо вернуть. Он отвечал за неё собственной головою и не простил бы себе, случись с только-только начавшей познавать жизнь девушкой что-то плохое.
  Погоня - три десятка рыцарей и четыре фрейлины для будущего присмотра за принцессой - отставала часа на два: Люсиль вовремя заметила отсутствие госпожи и подняла тревогу. Похитители, поняв, что их вот-вот настигнут - а кара за похищение особы королевской крови только смерть - решили рискнуть. До ночи было ещё далеко, и они, надеясь на суеверие рыцарей, направились в Каракольский лес.
  Рыцари действительно остановились на опушке. Слишком памятна была придуманная Люсиль история гибели Ричарда и Джустины. Но Карвер знал правду, и знал - принцессе, если Рябина не окажется злопамятна, мало что грозит со стороны дриад. А жалеть похитителей он не собирался.
  -Я иду в лес, - сказал он. - Больше никому идти не нужно. Но мне необходима одна из фрейлин, которая могла бы вывести принцессу.
  -А ты...
  -Мужчин здесь ждёт смерть, - оборвал товарища Карвер. - Я не вернусь. Но девушек дриады не трогают... обычно. Кто-то сможет помочь принцессе выбраться из леса.
  -В лесу лучше всех разбираюсь я, - опередила вздрогнувшую Люсиль Розмарин. Остальные девушки лишь испуганно перешёптывались, сбившись в кучки. - Не надо, Люсиль, вы только заблудитесь. Я пойду с вами, Карвер.
  "И я не позволю вам умереть" - добавила она мысленно.
  -Розали... - попытался переубедить её рыцарь.
  -Идём, - Розмарин решительно направила лошадь в лес. Карвер последовал за нею.
  -Розмарин, - скоро опушка скрылась из виду, - вы же понимаете, дриады могут вас не простить?
  -Могут, - кивнула она. - Но остальные девушки просто заблудятся здесь. А принцесса - моя подруга. Вы же собрались на верную смерть ради неё?
  -Это мой долг, - попробовал объяснить Карвер. - Как бы я к ней ни относился, она моя госпожа. Я давал клятву защищать её.
  -Другие рыцари - тоже. Но они почему-то за вами не пошли.
  -Это их проблемы, - чуть резче, чем следовало отозвался Карвер.
  
  И почему его так волнует, не пострадает ли бывшая дриада? Когда она успела стать для него чем-то большим, чем просто фрейлина принцессы, он знает-то её чуть меньше месяца! Но почему-то ему не просто нравилось наблюдать за ней. Ему было важно, как она отреагирует на то или иное замечание или действие, как смешно наморщит нос или прикусит пухлую губу, как открыто улыбнётся чему-то или нахмурится, огорчившись. Карверу больше всего на свете хотелось отправить Розмарин обратно. Но при этом он отлично понимал: она нравится ему ещё и потому, что никогда не отступит от цели.
  Нравится?
  Эта мысль поразила Карвера. Невозможно. Он влюблялся несколько раз, и оно совсем не походило на переживаемое сейчас чувство. Он ведь не был влюблён, правда?
  
  Розмарин понимала: он не мог поступить иначе. Именно это её в нём и привлекало. И всё больше она убеждалась: она не отдаст его дриадам. Любит ли он принцессу или ещё какую девушку, умереть ему она не позволит. Баренсу бы позволила, Дереку, Мартину, Джастину, но не ему. Потому что Карвер - это Карвер. Может, она и не способна на великую любовь, как Джустина, но она точно знает: есть вещи, которые нельзя менять. И вряд ли они намного слабее пресловутой сказочной любви. Что она, дриада, может знать о любви? Зато она может знать, что правильно, а что нет... пусть мир людей и не столь чёрно-бел, как мир духов. Есть люди, которые должны жить, а большего ей, бывшей дриаде, и не нужно. Да, было страшно, но передумать Розмарин не собиралась. Да и не могла.
  
  Они подъехали к поляне к закату. И услышали знакомую музыку. Шестеро мужчин мухами в паутине застыли в чарах дриад, а неподалёку на траве извивалась крепко связанная принцесса.
  Карвер, спешившись, бросился к ней, надеясь ускользнуть прежде, чем дриады его заметят - жить всё-таки хотелось, - однако не успел. В нескольких шагах от принцессы он замер, потеряв контроль над телом. Оно сделало одно непривычное па, другое...
  -Я станцую за него! - услышал он и мысленно застонал. Розмарин, дурочка, забирай принцессу и беги!
  -Ты? - и Рябина встала перед кругом. - Ты осмелилась вернуться, и теперь бросаешь нам вызов?
  -Я просто прошу. Позвольте мне танцевать вместо него.
  -Нет! - Карверу удалось это выкрикнуть, но тут же чары обхватили его с удесятерённой силой. Пятеро прекрасных дриад обвили его руками, вовлекая в танец.
  -Рябина! - Розмарин гордо вскинула голову. - Ты не можешь отказать.
  -Верно, - кивнула та. - Что же. Жизнь этого смертного в обмен на твою. Ты будешь танцевать с нами до рассвета.
  -До настоящего рассвета, - уточнила Розмарин. - Поклянись.
  -Ты забываешься!
  -Поклянись, - повторила Розмарин.
  -Позволь ей, - Розмарин не поверила своим ушам. Кто-то из дриад поддержал её?
  -Розмарин? - удивилась Рябина. Верно - это была новая розмарин, та, что когда-то звалась Джустиной.
  -Позволь ей, - прошелестела та.
  -Почему? Ты же больше не человек!
  -Я не знаю. Что-то... Мне больно, когда я вижу её. Словно что-то щемит в груди.
  -Похоже, в тебе ещё осталось что-то от человека, - недовольно сказала Рябина. - Боль свойственна только смертным. Я могу исцелить тебя от неё.
  -Не надо, -- покачала головой новая дриада. - Оно уже исчезает, но прошу, Рябина. Ведь закон дозволяет.
  -Закон дозволяет, - эхом откликнулась Рябина. - Что ж. Ты выбрала.
  Может быть, Баренс тоже пытался остановить Джустину? Просто ему мешали чары, как сейчас мешают Карверу?
  Но тут магия рассыпалась. Розмарин шагнула в круг, а Карвер получил способность двигаться. Он немедленно бросился к танцующим - и ударился о возникшую стену из кустов. Карвер пытался пробиться сквозь них, но ничего не получалось. Меч затупился, а в какой-то момент и вовсе разлетелся на две части, руки рыцаря превратились в раны... А Розмарин танцевала. К исходу третьего часа рыцарь обессилел и опустился на траву рядом с принцессой. Только теперь он вспомнил о ней. Развязав Женевьеву, он впервые за много лет заплакал.
  Принцесса молчала. Она не злилась, что о ней так надолго забыли - Карвер делал всё, что мог ради Розмарин, где уж тут помнить о Женевьеве. Он ведь пришёл за своей госпожой на смерть, не зная, что глупая дриада заменит его собой. Большего она потребовать от него не могла.
  -Прости, - сказала она как-то. Но он, кажется, даже не услышал.
  
  Розмарин совсем забыла, что тело человека - не сущность дриады. Привычные когда-то движения давались с трудом, она быстро устала, стала задыхаться. А ночь всё длилась. В какой-то момент её туфельки развалились, и Розмарин осталась босой - трава стала колоть ей ступни, иглы и камешки ранили их в кровь. Хотелось остановиться и упасть. Но Розмарин помнила почти забытое правило, возвращённое к жизни выходкой Джустины: если девушка, заменившая смертного, откажется танцевать до рассвета, она-то уйдёт свободно, но он умрёт в тот же миг. А этого она допустить не могла.
  Трава стала скользкой от крови. Руки едва поднимались. Дыхания не хватало. Как же долго длится ночь! Раньше это время казалось ей мгновением...
  Но у человеческого тела есть пределы, и этих пределов простая воли преодолеть не могла. Розмарин поскользнулась, понимая, что уже не поднимется...
  Её подхватили воздушные руки. Новая Розмарин - нет, Джустина! - стала её партнёром. Она поднимала отяжелевшие руки девушки, помогала передвигать закаменевшие ноги, кружила, поднимая над землёй и давая передышку.
  -Почему? - едва выдохнула задыхающаяся Розмарин.
  -Не знаю, - тихо отозвалась розмарин-Джустина. - Памяти уже нет, но что-то... что-то оставшееся от души помогает понять тебя. Береги дыхание, Розмарин.
  Но в какой-то момент та всё же рухнула на землю, не в силах больше подняться. Карвер вскочил, готовый сражаться хоть кинжалом, хоть израненными руками, но не пустить дриад к девушке...
  И по кронам скользнули первые солнечные лучи. Листва зазолотилась. Пришёл рассвет.
  Дриады растворились в тенях. Лишь одна из них задержалась на мгновение, легко коснувшись рукой волос Розмарин. Но, возможно, Женевьеве это лишь показалось?
  Кусты исчезли, и Карвер моментально оказался около тела Розмарин. Принцесса подбежала к ним, надеясь на чудо, но Розмарин не дышала.
  -Поцелуй её! - выпалила Женевьева. - Мы же в сказке, а в сказках это всегда помогает!
  Карверу захотелось ударить принцессу, но вместо этого он прикоснулся к губам Розмарин. Наверное, он тоже всё-таки верил в сказки.
  А зря, понял он, через мгновение. Розмарин не ожила.
  Карвер сжимал её в объятиях. Женевьева стояла и молчала, не в силах преодолеть его горя. Впервые в жизни она поверила в волшебство - а оно оказалось ложью!
  -Ненавижу сказки! - выпалила она, - Почему, почему всё... так?
  Тёплый ветерок коснулся её волос. На сердце вдруг стало удивительно легко.
  -Может быть, потому, что сказки однажды заканчиваются? - голос удивительной красоты принадлежал странной женщине в старинной до невозможности одежде. Женевьева поняла, что где-то она её уже видела, но где, и когда?
  А женщина скользнула нежнейшим дуновением и оказалась на коленях рядом с Карвером.
  Она коснулась рукой лба Розмарин. Провела пальцами по её лицу. А затем нежно поцеловала её в лоб.
  Глубокий вздох Розмарин нарушил висящую тишину.
  Карвер, не веря, смотрел только на мирно спящую девушку. Её раны затягивались на глазах.
  -Но... Как? - выдохнула принцесса.
  -Когда сказки заканчиваются, остаются только чудеса, - улыбка женщины была удивительной. Тёплой, доброй, нежной. И тут Женевьева поняла:
  -Небесная Джустина! - она же видела её на портретах! Как и небесную Женевьеву, и многих других покровителей.
  Женщина снова улыбнулась и исчезла. Вот только что она стояла здесь, - и её уже нет. Осталось только чувство безграничного счастья.
  Розмарин открыла глаза. И улыбнулась Карверу. Женевьева расхохоталась, глядя на ошеломлённое лицо рыцаря, только сейчас осознавшего произошедшее.
  -Сказка кончилась, - фыркнула, наконец принцесса. - Когда свадьба?
  Рыцарь и девушка ошеломлённо переглянулись. И тоже засмеялись - просто от чувства, что всё, наконец, закончилось. Карвер помог Розмарин встать, и все трое, забравшись на лошадей, направились к выходу из леса. Там их встретили рыцари, и скоро все были в монастыре.
  Вернувшись ко двору, принцесса Женевьева поразила всех своими переменами. Король не мог поверить своим глазам и нарадоваться на дочь. А придворные кавалеры поглядывали на новенькую фрейлину - но недолго, ибо та скоро стала невестой Карвера. Баренс уехал на границу. Люсиль выпустила книгу и стала модной романисткой.
  
  Свадьба Карвера и Розмарин была пышная и невероятная. Невеста, получившая имя Джустина, была ослепительно прекрасна. Жених - мил и впервые смущён. Подружкой невесты стала сама принцесса. А свадьбами сказки обычно заканчиваются. Остаётся повседневность.
  И эта повседневность для бывшей дриады - настоящее чудо.
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  К.Юраш "В том гробу твоя зарплата. Трудовыебудни" (Юмористическое фэнтези) | | А.Кувайкова "Коротышка или Байкер для графа Дракулы" (Современный любовный роман) | | С.Волкова "Жена навеки (Пока смерть не разлучит нас)" (Любовное фэнтези) | | Н.Любимка "Власть любви" (Приключенческое фэнтези) | | Н.Мамлеева "Я подарю тебе верность" (Любовное фэнтези) | | Каралина "Магическая академия компаньонов-ёкаев (МАКЁ): Ритуал слияния" (Любовное фэнтези) | | О.Чекменёва "Чёрная пантера с бирюзовыми глазами" (Любовное фэнтези) | | О.Чекменёва "Доминика из Долины оборотней" (Любовное фэнтези) | | Н.Самсонова "Помолвка по расчету. Яд и шоколад" (Приключенческое фэнтези) | | E.Maze "Секретарь для дракона" (Приключенческий роман) | |
Связаться с программистом сайта.
Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
М.Эльденберт "Заклятые супруги.Золотая мгла" Г.Гончарова "Тайяна.Раскрыть крылья" И.Арьяр "Лорды гор.Белое пламя" В.Шихарева "Чертополох.Излом" М.Лазарева "Фрейлина королевской безопасности" С.Бакшеев "Похищение со многими неизвестными" Л.Каури "Золушка вне закона" А.Лисина "Профессиональный некромант.Мэтр на охоте" Б.Вонсович "Эрна Штерн и два ее брака" А.Лис "Маг и его кошка"
Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"