Disobedience Writer: другие произведения.

Волшебник Харренхолла

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
Оценка: 6.52*13  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Одним холодным утром Мастер Смерти, Гарри Поттер, просыпается в Вестеросе. Он не понимает почему он там, или как вернуться назад. Гарри всегда был неудачливым, но весьма настойчивым. Как раз то, что ему понадобится. Зима близко. Оригинал

  *Глава 1*
  ***
  Моложавый мужчина открыл глаза и понял, что он лежал на спине. Он огляделся вокруг и увидел, что он лежал на берегу маленького ручейка, даже не речки.
   - Что произошло? - раздался вопрос. С его удачей, ответом может быть что угодно. Его звали Гарри Поттер, и его удача всегда была переменчивой, но чаще склонялась к проблемности.
  Гарри подскочил и осмотрелся. Он мог быть где угодно. Может раньше он жил тут в палатке? Воздух был очень чистым.
  Он подошел к деревьям и узенькой дорожке. Немощеной дорожке. Это улика. Видимо, он был глубоко в лесу. Он не слышал ни машин, ни других звуков, кроме ветра, шевелящего листья.
  Ему нужно было понять где он - а затем, он сможет узнать почему он проснулся не там, где уснул. Это место явно было далеко от его семейного дома. Гарри знал свои земли достаточно хорошо, чтобы быть в этом уверенным.
  Гарри пришел на перекресток и там стояло какое-то здание, оно выглядело так, словно его скрепляло огромное количество магии. Однако, магия полностью отсутствовала в этом строении. Гарри не чувствовал ни единой капли.
  У него появилось чувство, что он больше не был в местах, которые знал. Или, во времени, которое знал. Ему казалось... ему казалось, словно это был экспонат какого-то средневекового музея под открытым небом.
   - Посетите средневековую гостиницу!
  Гарри не думал, что он его дресс-код подходил к региону. В этом месте были лошади и грязевые дороги. А одежда Гарри была из другого столетия, чем тележки, которые тянули лошади.
  Деньги... У него с собой были монеты: золото, серебро и медь, но они точно не подойдут. Гарри использовал палочку и стал невидимым, а потом подошел ближе к тому, что он посчитал гостиницей.
  Какое-то время он просто стоял и слушал. Внутри разговаривало несколько человек.
  Язык... Он мог разобрать не больше пары слогов.
  Он поднялся и заглянул внутрь. Гарри смог разглядеть медную монетку, которая лежала на столе, за которым играли в какую-то азартную игру. Ему удалось превратить один кнат в три маленькие монетки. Наверное, ему хватит на то, чтобы купить обед.
  Гарри нужно было думать о том, что же на самом деле случилось. Он не сражался. Не испытывал какую-то древнюю магию. Он просто пошел спать.
  Он оставался невидимым, когда ушел к ближайшим деревьям. Он снял заклинание и переделал свою одежду.
  Когда он зашел обратно внутрь, он присел и прокашлялся. Неплохо. Ему дали тарелку с курицей, но он отказался от пива. Прислужница забрала все три медяка, которые Гарри бросил на стол. Он надеялся, что этого хватит. Ему нужно было трансфигурировать больше одного кната в эту новую валюту.
  Подождите-ка... У него не было с собой кошелька, когда он ложился спать. Или палочки. Но теперь они были при нем. Да и одет он был не в то, в чем лег спать...
  Это все казалось все более и более неслучайным, словно кто-то сделал это с Гарри нарочно. Кто-то выслал Гарри прочь... или притянул его сюда.
  Гарри медленно ел и подслушивал разговор. Со временем, он начал понимать часто используемые слова. Одним было Баратеон. Другим - Ланнистер. Третьим - Талли.
  Он начал планировать. Ему нужна была база. Было бы здорово, если у него с собой была палатка, но, к сожалению, ему не повезло. Ему нужна была защита и еда. Нужно было изучить местный язык. А затем понять, что произошло, а затем поискать путь - или, скорее всего, магию - которая вернет его домой.
  Курица была восхитительна и Гарри облизал пальцы, также, как делали и другие в гостинице. Он кивнул прислужнице, когда вышел из здания.
  Пока, он решил расположиться неподалеку от этого места. По крайней мере пока не узнает хоть что-то. Он точно выживет. Это было словно поход в лес заграницей, верно? Конечно же, менее прагматическая часть Гарри поклялась, что кто бы не отправил его сюда, не обрадуется, когда он вернется. Это было обещанием.
  Как только он отдохнул, Гарри понял, что он устал от слабенькой магии: парочки дезиллюминационных заклятий и небольшой трансфигурации. Это не сулило ничего хорошего.
  Он нашел неплохое место для сна, после того, как наложил согревающее заклинание. В воздухе висел непрерывный холодок.
  Ему было тяжело уснуть. Его разум все волновался о деталях, пытался решить эту проблему.
  Гарри не собирался застревать в каком-то неизвестном месте против своей воли. Он не собирался позволять этого. У него осталась семья, которая будет по нему скучать, никакой жены, конечно же, но дети, внуки, правнуки и еще больше поколений потомков. Гарри не просто так был одним из старейших волшебников Земли. Конечно, Фламель все еще был жив, даже если и снова сменил имя - и были другие, которые смогли обойти законы смерти. Смерть была победимым врагом для волшебника, у которого было хоть немного умения или удачи.
  Этот беспорядок, тоже был врагом, с которым Гарри точно разберется. А потом он отправится домой.
  Как только он поймет, что вообще происходит. И вернет себе немного магии.
  ***
  Лодочник редко представлялся своим пассажирам, но те почти никогда не спрашивали. Он использовал имя Террен, но оно было ложью. Он давно отказался от любого имени и дела, что дал ему отец.
  Свои последние годы он доживал лодочником.
  У него была хорошая маленькая гичка. Прошло много времени с тех пор, как Уэнты, или то что от них осталось, пытались назначать лодочника, чтобы возить людей на Остров Ликов. Но паломники и другие путешественники все еще хотели туда попасть. Некоторые паломники хотели посетить все Септы, а другие хотели посетить все места, которые были дороги Старым Богам. С последних-то Террен и зарабатывал деньги.
  Безумцы, которые хотели пройтись среди деревьев на Острове Ликов. Некоторые были волшебниками. Большинство не пугало Террена.
  Но этим утром, одному удалось. Террен узнал его, как одного из браконьеров, которого никто не смог поймать. Юнец дал Террену небольшую горстку медяков, но ничего не сказал. Однако, было и так понятно, чего именно он хотел от лодочника.
  Юноша ничего не говорил, пока они плыли, и даже когда прибыли, что было редкостью.
  Люди всегда говорили. Сообщали откуда родом, и куда они шли. Те, кому хватало времени или денег, почти всегда объясняли. Те, что этого не делали, ну, они хранили секреты. Шпионы или вроде того, которые встречались в подобном месте. И более странные вещи происходили.
  Террен всегда опасался путешественников - или даже местных - которые оставляли свои истории при себе.
   - Вы заплатили мне достаточно, чтобы подождать. - сказал Террен. - Как долго вы пробудете здесь?
  Браконьер просто покачал головой.
   - Вам не нужно меня ждать. Я могу сам добраться назад.
  Его акцент был странным. Браавосским? Террен не смог понять.
  А затем ему стало все равно. Браконьер почти... светился. Наверное, свет просто так падал на браконьера.
   - Ваши деньги, ваш выбор.
  Браконьер исчез среди деревьев. И обычная темнота, и тяжесть этого места полегчала... словно деревья приветствовали браконьера.
  Было ли это возможно?
  Он перевез сотни людей, может ближе к тысяче. Этого раньше не происходило.
  Кем был этот браконьер?
  Что же лодочник только что натворил?
  В его кишках появилось отвратное чувство.
   - Через неделю, в следующий вторник, вам лучше не приближаться к своей лодке. Иначе, вас захочет нанять маленький, хорошо одетый мужчина. Вы и мужчина не переживете плавания через реку.
  Древовидец... Настоящий...
   - Он убьет меня?
   - За ним гонится тот, кто убьет его. Стрела, что найдет его, также ранит и вас, но не убьет. Вы, мой полезный друг, утонете в водах, в которых плаваете.
  Ужасно.
  Ужасно...
  Террен и раньше слышал предупреждения о древовидцах. Игнорировать их дар мог только глупец.
  Ему стало намного легче. Он уже встречал парочку таких. Мирные ребята. Наверное, именно так чувствовалось первое появление истинного древовидца на острове. Террен уж точно раньше такого не чувствовал. И не хотел чувствовать снова.
   - Магия. - предположил он.
  Вот что происходило, когда ты долго работаешь в магическом месте.
   - И как же зовут человека, что спас мне жизнь?
   - Зови меня Хардивен Риверс.
   - Я этого не забуду.
   - Нет, вероятно нет. Тогда, зови меня просто Гарри.
  ***
  Харрен Черный, как его назвали после смерти, был заперт в месте, где сгорели он и его сыновья. В его величайшей ошибке, Харренхолле. Его люди должны были оставаться на Железных Островах и никогда не приходить на берег. Налетчики не захватывали места, которые они грабили, по крайней мере, те, что были достаточно умными.
  Эти три дракона. Что ж, кто мог ожидать драконов в месте, где их никогда не существовало?
  Харрен редко приходил в саму крепость. В ней жили ужасающе злобные духи, некоторые из них даже были его сыновьями, и он предпочитал избегать эту боль.
  Он двигался по окрестностям замка, и мимо деревьев, которые начали захватывать чистые поляны.
  Он смотрел как люди приходили и уходили.
  Он мало что думал о его теперешнем надзирателе, девке Уэнт. С тех пор, как Харрен в последний раз считал, еще дюжина этажей в башнях были разрушены.
  Он был внутри крепости в тот день, когда прибыл Торговец Кожей.
  Харрен видел его раньше в ближайшем лесу. Всегда одинаковое лицо, постоянно нестареющее, немного похожее на изуродованное лицо самого Харрена.
  Это точно отличалось.
  Люди в Речных землях влачили тяжелые жизни. Чертово место никак нельзя было защитить. Собственный дед Харрена захватил его, и с тех пор, оно сменило руки из-за драконов.
  Налетчики и потопы, тяжелая работа и болезни.
  Каждый год в Харренхолле появлялось все больше призраков. Это место, по какой-то причине, могло их сдерживать и поддерживать.
  Харрен говорил с некоторыми из них, а в других вселял страх и ужас.
  Прошлой ночью, еще один слуга сгорел до смерти. Один из самых верных слуг Харрена сейчас сжигал плохую прислугу. Ничего, что мог сказать Харрен, могло его остановить.
  Это стало главной сплетней замка. Даже Торговцу Кожей рассказали об этом не меньше дюжины раз.
  Харрен демонстративно наблюдал за Торговцем Кожей, когда он общался с разными людьми в замке.
  Наконец, Торговец Кожей нашел тихий уголок, ведь в Харренхолле было мало людей и много места. Там, он говорил с весьма робким призраком, что засветился от того внимания, что на него обратил живой человек.
  Харрен был следующим. Он просто прошел сквозь стену.
   - Что ты такое, раз можешь видеть призрака, который не желает быть увиденным? - потребовал король.
   - Я слышал о тебе. - сказал Торговец Кожей.
   - Ну, отвечай на мой вопрос.
   - Нет.
  Харрен покрылся пламенем.
   - Отвечай мне.
   - Нет.
  Затем Харрен почувствовал невероятную усталость. Пламя потухло само по себе.
   - Что ты такое?
   - Полагаю, исследователь.
   - Ты не можешь здесь оставаться. - Харрен был напуган той силой, что он испытал на себе.
   - Харренхолл близок к Острову Ликов. Тут есть магия, достаточно чтобы призрак мог выжить. Достаточно, чтобы поддерживать мое здоровье.
   - В таком случае, ты ешь магию?
   - Я использую магию.
   - Волшебник. - Харрен слышал разговоры о них, но никогда не встречал ни одного. Они обитали в Эссосе, а не Вестеросе. Но один все равно пришел сюда.
   - Да.
   - Почему ты пришел?
   - За магией.
   - Ты изгонишь нас. - сказал полный страха Харрен.
   - Жестоких, да.
  Волшебник мог решить, что горящий призрак считался жестоким. Но, Харрен понимал кое-что о силе. Он не мог запугать этого юнца. Но может, смог бы подружиться с ним. Но самый надежный план - стать его союзником.
   - Покажи мне. Если ты можешь делать то, что говоришь, я тебе помогу. Я поведаю тебе о секретах этого места.
   - Я могу заставить тебя мне сказать. Мне не нужно производить на тебя впечатление.
   - Тогда покажи мне эту силу.
   - Расскажи мне о леди Уэнт и ее покойном муже.
  Харрен хотел покинуть этого притворщика, но не смог. Вместо этого, он понял, что рассказывал ему все, что знал.
   - А теперь сплетни. - потребовал Торговец Кожей.
  Имена девочек, которых предпочитал старый лорд. Имена иностранных торговцев, от которых зависела леди Уэнт. Все, от мала до велика.
  Теперь Харрен понял, что Торговец Кожей не хвастался, когда намекал на свою силу.
  Что, во имя Утонувшего Бога, он планировал?
   - У тебя ведь есть некий опыт с драконами, не так ли? - спросил Торговец Кожей.
   - Да.
  Харрен был знаменит тем, что оказался не с той стороны дракона.
   - Расскажи мне о них.
  Это было сложно. Даже больно, хотя у него больше не было тела.
   - Одна просьба, волшебник.
   - Я выслушаю тебя.
   - Мои сыновья. Пожалуйста, освободи их от мучений. Я останусь и буду помогать тебе, но отпусти их.
  Торговец Кожей задумался над этой просьбой.
   - Они ведь среди самых опасных?
   - Да, к моему стыду.
   - Отведи меня к ним, но по одному. Я помогу тебе, а ты поможешь мне.
  Харрен Черный согласился на сделку. Может, он мог снова чувствовать себя хорошо. Может, если он найдет покой для своих детей, он найдет его и для себя. Может.
  А пока, он будет наблюдать.
  Он поделится тем немногим, что знал сам.
  Он будет обращать сильное внимание на этого Торговца Кожей, когда он будет возвращаться в Харренхолл или браконьерствовать в ближайшем лесу или торговал неподалеку.
   - Драконы, призрак.
   - Верно.
  И Харрен начал рассказывать эту историю. Краткие мгновения, в которые он стоял перед драконами. Харрену было интересно почему этот колдун интересовался драконами.
  Он решил, что в конце концов узнает.
  ***
  На ее столе валялись дюжины писем. Все, написанные почерком ее мужа.
  Она знала, что после увеселений ее мужа оставались побочные дети.
  Но ни один из них никогда не писал почерком ее покойного мужа. Она могла прочесть их даже при плохом освещении ее рабочего кабинета. Ей нужно поставить больше свечей, но денег всегда не хватало.
  Бастард стоял прямо перед ней.
   - Я не знаю, как ты сюда забрался. Это место слишком большое, а людей в нем слишком мало. Я занята, и все хотят от меня чего-то. Этот глупец, Хостер Талли, говорит, что я должна послать людей, чтобы остановить глупости Грейджоев. А у меня людей нет. - она бросила мимолетный взгляд на свое новое раздражение. - Чего именно хочешь ты?
   - Вы верите в эти письма?
   - Я любила его, но он был известным глупцом. Да, я в них верю. Я знаю, что он оставил, по крайней мере, дюжину детей. Итак, чего ты хочешь? У меня нет денег. А завещание твоего отца ничего не оставило его, не нашим, детям.
   - Я хочу имя моего отца.
  Превратиться из Риверса в Уэнта...
   - Узаконивание. Нет. Никогда.
  Если она согласиться признать одного из сынов его мужа законным, именно этот бастард станет правителем Харренхолла. У нее с ним не будет кровного родства, абсолютно никакого. Он сможет без задней мысли выгнать ее, словно шелудивую дворняжку.
   - У вас будет дом здесь, в Харренхолле.
   - Но ты станешь лордом.
   - Верно.
   - Итак, лорд Харренхолла, у нас нет денег. Как нам улучшить жизни людей?
  Она никогда не задавала этот вопрос себе - и ничего насчет этого не делала. Но она могла просить от других больше, чем у самой себя. Так обычно дела и велись.
  Однако, она не получила своего ответа.
  Она, не совсем зная почему, достала листок пергамента и начала писать письмо Джону Аррену, Деснице Короля.
  Она молила помощи Аррена в убеждении Роберта, у которого было много своих бастардов, чтобы он признал самого успешного из детей ее покойного мужа, того, который разбогател на продаже мехов и кожи. Ей нужна была новая, юная кровь, чтобы справляться с Харренхоллом, вместе со звонкой монетой, которую он вложит и его разумом, который сможет улучшить торговлю возле Харренхолла.
  Она отдала письмо бастарду. Он прочел его, а потом сделал с ним... что-то. Он словно его благословлял...
   - Я хочу убедиться, что оно попадет прямо в руки Десницы.
   - Джон Аррен никогда не согласится. Он не увидит в этом никакой выгоды.
   - Ну, вы написали очень хорошее письмо. Может он согласится и представит это дело Королю.
   - Он этого не сделает.
  Почему же она сделала?
  Словно ей пришлось перерезать собственную глотку из-за небольшого скачка настроения.
  Почему?
   - Я обещаю, что вы будете жить в достатке, мачеха. Я обещаю, что снова сделаю Харренхолл красивым. Я обещаю вернуть силу этого места.
   - Как?
   - Магия.
  Вот что она чувствовала и видела? Магию.
   - Я знаю секреты этого места. У меня выдающийся учитель.
   - Кто?
   - Призрак одного из первых жителей крепости, Харрен Хоар.
   - Я его видела. Он скорее убьет тебя, чем заговорит.
  Бастард просто улыбнулся.
  ***
  Джон Аррен вернулся в свою башню после долгого дня, но там его ждала вторая куча работы. Конечно же, его ожидали письма. Он послал слугу за ужином, а сам пошел искать Лизу, но ее не было на месте. Затем он стал искать своего сына, такое больное дитя. Его сиделка уверяла, что все хорошо. Всегда все хорошо, но никаких улучшений. Из нее получится хороший политик.
  Джон Аррен вернулся за стол, начал есть и читать письма.
  Потребуется много времени, чтобы прекратить это безумие Грейджоев. Они уничтожили большую часть флота Ланнистеров. Именно Кракену удалось первым надуть Тайвина.
  Он взял следующее письмо и прочел его. Его пальцы закололо, и он потратил слишком много времени на это письмо.
  Узаконивание бастарда...
  Если Король прочтет это письмо, появится новый лорд Уэнт. Королю нравились бастарды, по крайней мере, когда он был в хорошем настроении.
  Новый Уэнт. Было ли это лучше только для Харренхолла, или для всего Королевства?
  Роберт...
  Роберт не был хорошим королем. Не прилежным, даже безразличным.
  Джон и его легион помощников поддерживали правление Роберта многие годы. Он выкорчевал из Королевской Гавани старую династию, но пока не посадил новую достаточно крепко.
  Однако, Харренхолл, как награда верному подданному...
  Это может оказаться весьма полезным.
  У Роберта было мало проблем с Речными землями. Было бы куда лучше, если Харренхолл был на Западе или в Просторе. Но, щедрая награда все равно была щедрой наградой.
  Джон Аррен предпочитал ничего не разбазаривать.
  Он был бережливым человеком старой закалки. Он многое знал о страхе и о том, как отвращать новые страхи. Ради своего ребенка, Роберта. Конечно, он не был его кровным отцом, но Джон его вырастил.
  У лорда Аррена теперь был свой ребенок, которого тоже звали Роберт, хотя Лиза звала его Робином, но большую часть своей жизни он был бездетным, пока не согласился вырастить двух молодых людей: Баратеона по имени Роберт и Старка по имени Эддард.
  Его жизнь сложилась так, что пока Эддард был оставлен под его опекой, Джон все еще растил Баратеона. Однако, теперь их места сменились. Теперь, Роберт был Королем, а Джон - его главным советником, его Десницем.
  Но Джон все равно оставался отцом, защищающим и одобряющим.
  Роберт был ребенком, все еще способным на истерики и чрезмерные траты.
  Харренхолл был необходим Роберту и его сыну, Джоффри, чтобы укрепить династию.
  Харренхолл не отдадут бастарду.
  Лорд Аррен отбросил письмо, ничего не ответив.
  Он не заметил, как его рука положила письмо в стопку, с которой разбираются его писцы, а потом подписывает Король.
  Джон вернулся к посланиям из Долины, которой он все еще правил лично. А также документам из всех уголков Королевства. Запискам от его шпионов, чтобы все оставались честными, особенно Варис.
  Когда за вечерней работой пришел ночной секретарь лорда Аррена, Джон отдал ему стопку бумаг.
  Через три дня, он написал небольшую записку и вложил еще кое-какие бумаги в посылку для леди Уэнт. Он не мог точно вспомнить в чем было дело. Наверное, жалобы и оправдания. В этом она была лучше всех. Лорд Аррен про себя отметил, что ни одного человека Уэнтов не присоединится, чтобы положить конец беспорядку Грейджоев.
  Утром улетел ворон.
  Лорд Аррен не понял, что у Харренхолла появился новый лорд.
  Только через тридцать дней он смог хоть что-то вспомнить, и приказал своим писцам принести ему кое-какие старые документы. Он не мог ничего сделать, ведь приказ уже был подписан. Он быстро старел, а Роберт подписывает все, что сунут ему под нос.
  Харренхолл теперь ускользнул из его рук. Он решил сохранить это в тайне. Король уж точно ничего не скажет. Он скоро отправлялся на Железные Острова. И ничто не делало его настолько счастливым, насколько делала война.
  ***
  Королевская свита свернула с дороги, ведущей на север. Теперь они направлялись на запад, в сторону Харренхолла. Роберт все еще не знал, почему Мизинец уговорил его остановиться там по дороге на север. Ему нужно было быстро добраться до Винтерфелла.
  Может, хитрый мудак намекал на то, что он хочет стать следующим владельцем этой кучи развалин.
  Бейлиш уже давно был таким коварным, с тех пор, как Джон Аррен засунул его в Малый Совет. Покойный лорд Аррен сделал для Королевства много хороших вещей, но повышение Мизинца не было одной из этих вещей.
  Роберту точно нужно что-то сделать с Бейлишем. Его улыбка, его тихий, спокойный голос. Роберт не доверял такому человеку, даже если он и смог раздобыть пару хороших женщин.
  Роберт не понимал по какой причине он ехал в Харренхолл. Но он уж точно не собирался дарить крепость Бейлишу. Он уже отдал ее, хотя по всей видимости, Мизинец до сих пор этого не понял.
  У Харренхолла был лорд, лорд Уэнт. Не законнорожденный Уэнт, но все равно Уэнт. Роберт уже давно узаконил одного из бастардов покойного лорда Уэнта, так что у замка теперь был настоящий лорд, а не просто угрюмая старуха, которая ждала смерти. Роберт все еще был удивлен, что он согласился, но эта просьба застала его в особенном настроении. Он подмахнул бумагу даже не спросив Джона Аррена. Джон хотел бы сохранить его для кого-то другого, в качестве награды. Роберт может и не посещает большинство заседаний, но знает, что сказали бы ему его советники.
  Или что они говорили раньше.
  Но теперь Джон умер, а Роберт скоро встретится с этим бастардом-Уэнтом в первый раз. Роберт помнил старые истории о Харренхолле, но он отбросил их.
  Новые были куда более интересны. Он слышал, что теперь этот бастард-Уэнт воспитывал других бастардов. Разве Кейтилин Старк не заставила своего мужа Неда отправить туда его мальчишку-Сноу? Она использовала влияние своего отца, чтобы другой Речной лорд - самый опальный из них - забрал то, на что она не хотела смотреть. Женщина была такой же сукой, как и ее сестра, Лиза, бедному Джону Аррену пришлось с ней справляться, как Роберту - со своей собственной озлобленной невестой, колючей красавицей Утеса Кастерли. Так много женщин, проданных за поддержку в войне.
  Роберту все еще не нравилась тактика переговоров Хостера Талли. Женитесь на моих дочерях или я останусь в стороне от драки. Он не использовал именно эти слова, но их значение было достаточно ясным. Неду и Джону пришлось принять на себя эти удары. Удар Роберта пришел позже.
  Роберт все еще ненавидел Тайвина Ланнистера. Конечно, он использовал его, одалживал его деньги. Но ненавидел. Ненавидел всех этих Львов.
  Роберт сделал глубокий глоток вина. За ублюдков. Может у Тайвина и были женатые родители, но он все равно был ублюдком. Больше, чем лорд Уэнт и все остальные. По крайней мере, бастард Харренхолла не позволял Мизинцу стать лордом большего куска земли. Мастер над монетой и так имел желудок больше, чем все Семь Королевств. Он был интриганом. Когда Роберт был моложе, и трезвее, он любил снимать головы с плеч интриганов.
  Король выглянул из окна дома на колесах, повозки, на которой настояла его жена. Когда они въедут в Винтерфелл, Роберт будет ехать на своей лошади. Сегодня, он недолго посидит с женщинами. Лорд Уэнт не мог требовать ничего большего.
   - Я не думал, что Речные земли так процветали. - сказал Роберт.
   - Да. - Серсея перестала смотреть на виды. Она отвернулась и притворилась, что уснула.
  На каком же жестоком существе он женился.
  Чем дальше они отъезжали от Королевского тракта, тем больше улучшений видел Роберт. Все сильно отличалось от того, что помнил Роберт. Люди работали на полях, и у них был урожай, которому позавидуют даже Тиреллы. Зерно, картошка, ферма с тысячью голов скота, по крайней мере три пивоварни, все вещи, которые нравились Роберту, когда он садился за стол.
  Призраки или нет, он ожидал хорошего пира в Харренхолле.
  Тут не было городов, но около полудюжины деревень все же было рассыпано вдоль дороги. Их явно перестроили с тех пор, как Роберт в последний раз тут был. Он хорошо помнил тот турнир, который устроил другой Уэнт. Именно там началось кровопролитие, что усадило Роберта на престол, сожгло Таргариенов и убило Лианну Старк.
  Он увидел стены без ворот. Когда они проезжали мимо новостройки, Роберт почувствовал порыв ветра. Серсечя прекратила свой притворный сон. Она повернулась к нему, на ее лице было скучающий вид.
  Она провела больше десятилетия скучая.
  Роберт всем сердцем желал бросить ее, но деньги, золото Тайвина, защищало ее.
  Ему придется мириться с ее грустными вздохами. Все было лучше, чем, когда она кричит на него. Однако, дорога до Винтерфелла была куда длиннее, чем до Харренхолла. Какая выйдет отвратная поездка. Он должен отослать ее назад в Королевскую Гавань. Ее настроение уж точно сделает Винтерфелл, и так мрачное место, еще унылее и угрюмее.
  Приближался полдень, когда Роберт увидел вторые стены без ворот. Первые теперь произвели на него большее впечатление. Это все-таки были оборонительные сооружения в месте, где проходила каждая война.
  Уже темнело, когда Роберт увидел укрепления самого Харренхолла. Пять башен, которые Роберт помнил с того проклятого турнира, теперь стали, по крайней мере, девятью.
  Когда они были в поле зрения чудовищной крепости, ветра вернулись, стали сильнее и суровее. Лошади занервничали. Это место было трехсотлетней могилой, а он входил туда по своей воле. Оно до сих пор пугало людей.
  Кто-то мог собрать половину жителей Королевской Гавани, засунуть их в это уродство, и там все еще осталось бы место. К тому же, лес был куда ближе к замку. Место выглядело совсем по-другому.
  Как, во имя Неведомого, Роберт не услышал об этой перестройке?
  У него не было много времени, чтобы обдумать этот вопрос. Его свиту встретили почти двести тяжеловооруженных всадников снаружи замка. В середине встречающей группы был маленький темноволосый человек без меча на бедре. Лорд Уэнт выглядел не очень-то внушительно.
  Слуги Роберта помогли ему выбраться из повозки. Он удвоил свою клятву не ехать в этой проклятой штуке, как какая-то глупая женщина, в тот день, когда он наконец приедет в Винтерфелл. Он не заботился о том, как он выглядит перед этим Уэнтом. Перед Недом, однако...
  Лорд Уэнт поклонился, пока другие встали на колено. Это было ужасно дерзко. Повсюду, люди преклоняли колено перед своим Королем, но не этот Уэнт?
   - Король Роберт, гостеприимство Харренхолла доступно вам настолько, насколько пожелаете.
  Сквозь толпу прошел еще один странный ветерок. Любое опасение, что он чувствовал, когда въезжал в это место, испарилось.
   - Мы пытались к вам подкрасться. - сказал Роберт. - Нам это не удалось.
   - Мы давно заметили, что вы подъезжаете, Король Роберт.
  У этого Уэнта были свои шпионы в Королевской Гавани, или просто наблюдатель на перекрестке? Роберта не очень-то это заботило, не совсем. За ним следили всю его чертову жизнь.
   - Как вам это удалось? Перестроить эту гробницу? Заменить все... ну, оплавленные камни. Я не очень-то люблю историю, но этот замок строили три поколения. А вы были лордом этого места, сколько, лет пять?
   - Семь, ваша милость.
   - Это огромная работа для нескольких лет.
   - Могу ли я вам ее показать? - спросил Уэнт.
  Роберт оглянулся на свою свиту. Пусть слуги позаботятся о Серсее и Джоффри с остальными.
   - Хорошо.
  Стража Роберта пошла за ними.
  Однако, лорд Уэнт не взял с собой ни единого стражника. Он был очень уверен в себе.
   - Я забыл ваше имя. Как мне вас называть? - спросил Роберт. Он подписал бумаги годами ранее, но имена не были его сильной стороной. Особенно, если он очень хорошо напился.
   - Хардивен Уэнт.
  Это было нехорошим именем. Даже когда он был просто Хардивеном Риверсом, или, может, Хардивеном Флауэрсом или Хардивеном Уотерсом, смотря где он родился.
   - Ваш отец не особо вас любил. - сказал Роберт.
   - Пожалуйста, зовите меня просто Гарри.
  Так было лучше.
   - Вы не любите официал.
   - Нет. Никогда не любил. Вы бывали тут раньше?
  При событии, что тяжело довлело над его разумом.
   - Да, до того, как я стал королем.
  Двери на другом конце туннеля, по которому они шли, распахнулись и Роберт вошел во внутренний двор ужасающих размеров. Роберт пересмотрел свое мнение. Только в этом "дворике" можно построить Красный Замок Королевской Гавани.
  Самое большое отличие от его предыдущего визита? Харренхолл был наполнен людьми. Людьми Уэнта. Они стоили золота, много золота.
   - Больше, чем я помню.
   - Верно, ваше величество.
   - Я слышал, вы пустили немалое количество бастардов внутрь.
  Уэнт даже не поморщился. Роберт посчитал это хорошим качеством.
   - Они - мои гости или воспитанники. Все хорошие люди.
   - У Харренхолла теперь такая репутация? - спросил Роберт, немного разозлившись.
   - Лорд Талли попросил несколько услуг у моей мачехи. Я был рад помочь.
  Его раздражение сместилось, как часто случалось в последнее время.
   - Хостер даже не может попросить вас самостоятельно?
   - Думаю, он не может забыть мое происхождение.
  Очень похоже на старого ублюдка.
  Роберт мог стать лучшим королем, если бы у него были лучшие лорды. Или, по крайней мере, он часто себе это говорил. С друзьями как Хостер, и Тайвин, и Мейс Тирелл... можно ли удивляться тому, что Роберт был больше похож н ходячий холм, чем на мужчину? Все эти напряжения...
   - Вы очень молодо выглядите. Сколько вам лет?
   - Один и двадцать, ваша милость.
   - Вы выглядите моложе. Что бы я отдал за всего лишь один и двадцать.
   - Да, ваша милость.
  Лорд Уэнт был юным, но будь он проклят, если у него не было изысканности Джона Аррена. Даже больше. Больше, чем у любого мейстера, которого Роберт когда-лиюо встречал.
  Какой странный маленький лорд.
   - Нам нужно раздобыть вам женушку.
   - После той репутации, что мне дал Хостер Талли, это будет довольно сложно.
  Роберт кивнул. Отсталый Хостер и его Тупые Дочурки. Роберт слышал, что наследник, Эдмур, был полным идиотом. Испорченным и бесполезным. Роберт всем сердцем желал отплатить Хостеру за его щедрость.
   - Поездка была познавательной. Как вы выращиваете на этих землях такой урожай? - спросил Роберт.
  Лорд Уэнт улыбнулся.
   - Я очень рад, что вы заметили.
   - Наверное, теперь нужно называть это место Хайгарденом?
   - Ну, мы растим мало цветов. У нас много земли, но столько же и голодных ртов.
   - Верно. Вы не ответили на мой вопрос. Как вам это удается?
   - Я знаю, что вы собираетесь в Винтерфелл.
  У всех были шпионы, даже у мелких лордишек. Это раздражало, но все еще не было ответом на вопрос Роберта.
   - Верно. - он все равно ответил.
   - Как говорят на Севере, зима близко. Мы просто готовимся.
   - До такой степени? Тогда, вы должны быть волшебником.
   - Просто хороший управляющий. - настоял лорд Уэнт. - Для такого замка зерно так же важно, как и мечи.
   - А золото на это все?
   - Мы продаем большую часть нашего урожая.
  Снова то, чего Роберт не слышал. Разве Джон Аррен не знал про это место? Или это было упомянуто в одном из заседаний Малого Совета? Роберту не следовало так отдаляться от них. Что ж, уже слишком поздно.
   - О?
   - Всем нашим соседям, даже Железнорожденным. Они заявляют, что не сеют, но все равно очень любят солодовые напитки.
  Роберт зарычал от смеха. Да, Грейджои очень любили выпить. И вот откуда они доставали свою выпивку.
   - Что это за три башни? - спросил Роберт. - Они выглядят новыми.
   - Ну, они построены из старого камня. Некоторые из башен были в плохом состоянии.
   - Но зачем они?
   - Две, что снаружи - водные башни.
   - Вода? Внутри башни, внутри замка?
   - Четырехлетний запас, если аккуратно обращаться, на случай осады.
  Четыре года безопасной воды... Лорд Уэнт готовился к той еще войне. Или, он был весьма безумным.
   - А та, что посередине?
   - Мы можем использовать водные башни, чтобы охлаждать ее. В ней лежит портящаяся еда, Король Роберт.
   - Четыре года еды?
   - Ну, не так много.
   - Впечатляет, лорд Уэнт. Что насчет маленькой башни?
   - Башня Лорда. Ее тоже построили из камня, собранного из поврежденных башен.
  Она выглядела нетронутой. Кто-то очень постарался, чтобы очистить камень. Триста лет повреждений... Он должен быть волшебником.
   - Вы сделали здесь так много за такое короткое время.
   - Давайте пройдем в следующий двор. Те башни, что находятся там, вы узнаете лучше.
  Роберт кивнул. Он и вправду все здесь узнавал, однако, оно выглядело немного меньше. Они убрали верхние этажи, и использовали этот камень в других целях. Это место было ужасно большим, но менее внушающим, чем Роберт помнил.
  В конце концов, оно теперь полнилось людьми, а не только плохими воспоминаниями и историями о призраках и пламени.
  Они развернулись и пошли вниз по коридору.
   - Может вы хотите увидеть нашу защиту?
   - Однажды, я бывал на другой стороне стены. Пойдемте.
  Лорду Уэнту пришлось открывать и закрывать девять дверей и стальных ворот до того, как они пришли в центр защиты. Теперь Роберт немного понял насколько непроницаемыми были эти стены. По его прикидкам, пять метров толщины. Без драконов, что перелетят через эти стены, этот замок будет трудно взять.
  Затем Роберт понял, что он остался наедине с Уэнтом. Вся его стража исчезла. Как это случилось?
   - Где мои стражники? - потребовал Роберт.
   - Ждут нас.
   - Они никогда не оставляют меня одного.
   - Они присоединятся к нам позже. После того, как мы закончим.
   - Мне хочется избить их за то, что они оставили нас.
   - Они не оставили. Они просто стоят, уснули, там, снаружи. - Уэнт указал на закрытую дверь. Вообще-то, на ней также висел деревянный засов. До этого, Роберт ничего не замечал.
  В тот момент, Роберт почувствовал глубокий укол страха. Он не чувствовал ничего такого годами, с тех пор, как Грейджои решили восстать.
   - Выпустите меня.
   - Мы здесь в безопасности.
   - Вы, может быть, но я вас не знаю. Я - ваш Король, выпустите меня.
  Изящный внешний вид Уэнта немного треснул.
   - Сначала, нам нужно многое обсудить.
   - Я - твой Король, мальчишка.
   - Роберт Баратеон, может ты раньше и был воином, но теперь ты похож на бурдюк с плохим вином. От меня тебе не получить уважения.
  Это что, самозванец? Или убийца?
  Роберт попытался оттолкнуть лорда Уэнта, но понял, что не может двигаться.
   - Я думал, что нам нужно поговорить, наедине.
   - Отпустите меня. Дайте мне противоядие от того, чем вы меня опоили.
  Лорд Уэнт присел в кресло, которое Роберт не заметил. Роберт пытался говорить, но понял, что не смог.
   - Я прибыл сюда в первый год вашего правления. Может, в первые недели вашего брака с Серсеей Ланнистер. Я учил язык многие годы, а потом пытался решить что мне делать.
   - Что же вы сделали?
   - Я устроил собственное усыновление в семью Уэнт.
  От этих слов, Роберт напрягся. Он внезапно понял, что снова может говорить.
   - Так вы не бастард старого лорда Уэнта?
   - Я старее любого живого человека в Вестеросе. Я мог бы быть его пра-пра-дедушкой. Так что, нет.
  Роберт немного покачал головой. То, что сказал мальчик не имело никакого смысла, но Роберт также был уверен в том, что он не врал.
   - Вам не нравится быть королем, так ведь? - спросил лорд Уэнт.
  Да.
   - Нет.
  Это не то, что он хотел сказать.
  Он свирепо посмотрел на этого странного человека... этого волшебника.
   - Как я понял, вам не нравятся ваши дети или ваша жена.
  Роберт ничего не сказал.
   - Вы окружили себя своими худшими врагами. Не удивительно, что вам не нравится быть Королем. Вам не стоит беспокоит Эддарда Старка. Просто позвольте Тайвину Ланнистеру вернуться к службе Десницы. Он и так уже все контролирует из-за ваших проблем с золотом.
  Все это было правдой, но Роберт собирался заставить Уэнта заплатить за все, что тот сказал, а Роберт не желал слышать.
   - Вам плевать. Вы знаете, в чем проблемы, но вы не желаете ничего с ними делать. Вино и женщины. Они ничего не исправят.
   - Нет никаких проблем. - сказал Роберт.
  На мгновение, Уэнт просто смотрел на Роберта, а потом закрыл глаза, и глянул вниз, на пол, словно стыдясь. Когда он снова повернулся к Роберту, он был смертельно серьезен.
   - Вы умрете уже в этом году. Ваша жена устроит вашу смерть, отравит ваше питье, когда вы пойдете на охоту. Ваша смерть положит начало гражданской войне, что продлится годы.
   - Как ты узнал все это?
   - Там, откуда я родом, я видел столько же будущего, словно и обычный камень. Но здесь, в близости к Острову Лиц, я иногда могу чувствовать то, что грядет. Это довольно раздражает, если быть честным. Многие другие мои силы гораздо слабее.
   - Это - слабость? Ты мог убить меня уже сотню раз.
  Уэнт и от этого не поморщился. Он точно знал. Он знал это, и принял это во внимание. Роберт все равно был жив.
   - Я не могу исправить эти проблемы в одиночку. Я просто мелкий лорд, хотя и с некоторыми необычными способностями. Я не должен исправлять за вас ваши проблемы.
   - Нет?
   - Вы можете их исправить.
  Когда Роберт вспоминал о проблемах, он сразу же тянулся за вином.
   - Что насчет твоей магии?
   - Пока, я могу только видеть проблемы. Не исправлять их.
   - Если ты можешь так вывести меня из строя, ты можете их исправить.
  Уэнт покачал головой.
   - Можно снимать со всех головы, пока все не исправите - или не оставите всех без голов.
   - Я буду максимально честным с вами. Я могу защитить себя от любой атаки без проблем, моя сила, моя магия, позволит мне это сделать. Я могу сделать пару простеньких штучек, чтобы отвратить человека, но я не могу просто поразить кого-то, даже чтобы предотвратить то, что произойдет в будущем. Однажды, я сделал кое-что с человеком, со своей "мачехой", я заставил ее подчиниться мне и сделать меня лордом этого места. Сразу после этого, я ослабел на месяцы. Это очень раздражает. Я не понимаю почему, и не смог обойти это.
  Может быть, если Роберт переживет эту встречу, он сможет воспользоваться этой слабостью. Уэнт устроил неплохое первое представление, но насколько он был силен на самом деле?
   - Я мог бы просто наблюдать за тем, как вы несетесь навстречу своей смерти, но я не могу терпеть делать так же мало, как и мой бывший наставник. Подсказывать, лгать. У бедного старика, наверное, тоже была куча плохих наставников. Я попробую с вами нечто другое, Роберт Баратеон. Посмотрим, сможем ли мы получить другой результат. Посмотрим, сможем ли мы достать вам еще несколько лет жизни.
   - Чего ты хочешь?
   - Хочу, чтобы вы прожили больше года. Я хочу, чтобы вы принесли немного равновесия своим союзникам, Ланнистерам.
   - Равновесие? И все?
   - Я не знаю что еще может вас спасти. Я не могу сражаться за вас в ваших битвах. По всей видимости, вы и сами не хотите в них сражаться. Когда-то вы были храбрецом, но теперь кажетесь лишь трусом.
   - Я не трус.
   - Может, у вас просто было мало храбрости, и вы быстро всю ее спустили.
  Конечно, он был таким храбрым, как человек, который жил на дне бочки с вином. Мог бы, сделал бы, мечтая о прошлом, мечтая о будущем, которое все равно могло стать очень угрюмым.
   - Какого рода равновесие ты предлагаешь, волшебник?
  Уэнт посмотрел на Роберта, словно тот был полнейшим идиотом.
   - Ланнистеры желают всего на свете. Скажите мне, как это уравновесить.
  Это было правдой. Ланнистеры утихомирятся только после того, как станут кормом для трупных червей.
   - Их животы больше, чем у меня, хотя они этого и не показывают.
   - Верно.
   - Ты хочешь, чтобы я положил конец интригам моей жены и ее отца?
   - Если вы хотите сохранить свои Королевства, да.
   - Мне придется убить мою жену и ее семью. Всех из них.
   - Если вам не удастся контролировать их... жадность... до покорения, то...
  О, как он мечтал об этом. Он убил Рейгара. Но Тайвин ускользнул. А Серсея... Он их всех ненавидел.
   - Итак, что будешь делать ты? Ты просишь меня разобраться с Ланнистерами.
   - Я сосредоточусь на магии. - пожав плечами, сказал Уэнт.
  Не очень-то он поможет. Он мог только говорить.
   - Магия мертва на этой земле. - огрызнулся он.
   - Почти.
  Это на мгновение остановило его.
  Роберт помнил, что он увидел. Харренхолл, что не выглядел оплавленным, что вырос в размерах, урожай, что был здоровым и многочисленным. Он мог поверить в магию. Ну, это, и то, как его отделили от его стражи.
   - Я пытаюсь вернуть в эти земли магию. Для вас, для всех, но в основном для себя. Я хочу вернуться к себе домой, а для этого, мне нужно больше магии. Последние пятнадцать лет, я чувствовал, как магия усиляется. Я обнаружил, что у этой планеты странные отношения с магией, она приливает и отливает в длинных, долгих циклах. И сейчас мы на подъеме. Магия пробуждается повсюду. По крайней мере, пытается. Ей приходится не просто.
   - Я не понимаю. - сказал Роберт.
   - Мне сообщили, что в вашем подземелье есть черепа драконов.
   - Верно.
   - Это - магия. Именно эта магия желает вернуться.
   - Драконы, нет.
  Уэнт бросил эту тему. Роберт испугался вещей, которые ему рассказали, и не мог их понять.
   - Вас не убедить? Даже чтобы спасти себя?
   - Ты все еще не сказал мне как, мальчик.
  Уэнт свирепо глянул на Роберта, словно мастер над оружием, что собирался учить мальчишку как владеть клинком.
   - Вы хотите попросить Эддарда Старка вернуться с вами в Королевскую Гавань, чтобы тот правил королевством за вас?
   - Никто этого не знает.
   - Все в вашей свите знают. Теперь, знаю и я.
  Сплетники... Роберт захотел перебить их всех. Этот... очень опасный человек... теперь владел информацией, которая могла навредить Роберту, навредить Неду, навредить стране. Передача власти, королей ли или назначенных глав государства, всегда была опасным делом.
   - Наймите кого-то еще. Уйдите с этого пути на север. Или, продолжите его до Риверрана. Попросите Талли заняться этим. Или даже Ланнистера.
   - У меня больше Ланнистеров, чем кусачих мух.
  Это было и умно, и слишком правдиво. Чертовы Ланнистеры только создавали больше боли и раздражения.
   - Вы хотите дожить до старости? - спросил Уэнт.
   - Конечно.
   - И вы все равно не хотите сделать то, что необходимо.
   - Начать войну со своим тестем?
   - Тогда, вам нужно следить за своей женой... и ее эго. Не стоит назначать кого-то, кого ваша жена посчитает врагом. Она и Нед Старк столкнутся, вы это знаете.
   - И что, мне просто назначить ее отца? Ты хотел, чтобы я их убил, или приручил, или еще какая-то чепуха.
   - Да, я этого просил. Вы отказались на почве того, что это слишком сложно. Теперь, вам нужно окружить себя бесполезными Талли или довольно умными Ланнистерами, если вы желаете мира... и долголетия.
   - Это не мир, мальчик. Просто прекращение насилия.
   - Чья это вина? - спросил Уэнт.
  На этот вопрос был только один ответ. Роберт слишком устал, слишком распоясался, чтобы закончить дело годами ранее. Он заключил с Ланнистерами союз, вместо того, чтобы их убить. Пустил их суку в свою семью, позволил ей рожать светловолосых наследников... Нет, он не станет об этом думать, не смотря на то, чего требовал этот Уэнт.
  Он был Королем.
  Может это и его последний день на Вестеросе, но он не станет рыдать. Если это было встречей с Неведомым, да будет так.
   - Если вы так цените своего друга Старка, если вы цените его жертвы ради вас, вы найдете кого-нибудь еще.
   - Я могу повысить Петира Бейлиша. - прорычал Роберт.
   - Что ж, если вы предпочтете, чтобы он убил вас, а не ваша жена.
  Это на мгновение сбило панику Роберта.
   - Ты ведь и вправду ясновидец, не так ли? Один из тех древовидцев, которые шляются рядом с этим местом.
   - У вас нет названия для того, чем я являюсь. - сказал Уэнт.
  Уэнт не собирался вредить Роберту. Он также не собирался брать у него клятв и обещаний. Роберт и Джон и раньше обдумывали все это. Если бы они сделали что-то раньше, до того, как Роберт женился на Серсее, если бы...
  История происходила не так.
   - Я выслушал то, что вы хотели сказать. - сказал Роберт.
   - Но это все было впустую, не так ли?
   - Я подумаю над этим.
  Роберт знал, что открыто бросать вызов человеку с такой силой, глупо, если он вообще сможет покинуть эту комнату живым. Однако, он знал, что не справится с правлением Семью Королевствами без помощи.
   - Тогда, я оставлю вас с этим. Ваша жена убьет вас. Ваш сын убьет вашего дорогого друга. Ваши королевства поглотит огонь и война. Все потому что вы оказались глупцом и трусом.
  Юный лорд махнул своей рукой, или может тоненькой палочкой в руке, и вся комната стала яркой, теплой и наполненной мебелью.
   - Можете сегодня поспать здесь. Вы никогда не сможете никому рассказать о том, что тут случилось. Надеюсь, вы сможете свернуть с этого пути. Помните это, я преклонился только перед вами. Когда вы умрете, однако...
  Это могло быть самой ужасающей вещью, которую мальчик - пророк - сказал.
  Внезапно, Роберт остался один в удобной комнате, а его память о разговоре тут же померкла. Он выпил все вино, что смог найти и уснул на кровати, не раздеваясь и не требуя себе шлюху на вечер.
  Следующим утром, свита Короля покинула Харренхолл.
  В нескольких милях от крепости, Роберт посмотрел на свою нелюбимую жену. Он не мог что-то вспомнить о предыдущем дне. Однако, он смог вспомнить одну идею...
   - Ты переживешь меня.
   - Может быть. - сказала стерва Серсея.
   - Когда я умру, никогда не зли этого лорда.
   - Уэнта? Он мелкий, крохотный. Большой замок и маленький лорд.
  Роберт покачал головой.
   - Три дракона Таргариенов однажды смогли уничтожить Харренхолл...
   - Я знаю историю.
  Роберт все еще чувствовал страх от посещения Харренхолла. Не страх призраков, если те существовали. Другой страх, тот, который он не мог описать.
   - Теперь, я думаю лорд Уэнт смог бы выдержать трех драконов.
  Серсея ненавистно посмотрела на Роберта.
   - Я не видела ничего, о чем стоит беспокоиться.
  Роберт не мог - физически не мог - вспомнить магию, что он видел.
   - У него было по меньшей мере двенадцать башен с людьми.
   - Это все стоит денег. Люди лорда Уэнта с легкостью могут стать людьми моего отца, если правильно использовать золото.
  Она его не слушала.
  Роберт пытался. Он не знал почему он это делал, но от пытался.
  Серсея и этот... монстр сцепятся в будущем. Серсея не сможет победить. Роберт хотел быть живым, чтобы это увидеть. Но он просто насладится той жизнью, что ему осталась.
  Он пытался.
  Не хорошо, не очень сильно. Он использовал всю свою силу в ранней части своей жизни. Не было ли грустно, что все что он мог сделать как Король, просто говорить, что он попытался. Он тратил последние десять лет ожидая смерти. У него не было короны, которую нужно завоевать, башен, которые нужно строить, никакого знака, что он хотел оставить.
  Он был, и всегда будет, человеком, что перестал иметь большие амбиции. Это было забвением, Роберт это знал. Он просто доживал его конец.
  ***
  *Глава 2*
  ***
  Джон Сноу не понял почему, но ему пришлось отложить свои ежедневные тренировки с мечом по личной просьбе лорда Уэнта. Теперь он был снаружи, довольно далеко от Харренхолла и садил саженцы деревьев в почву. Садоводство вместо тренировок с мечом... Джону это казалось безумием, но когда лорд просит, его воспитанник не говорит нет.
  Он и Орвис Сноу, который был похож на одного из знаменосцев лорда Старка, лорда Амбера, были с лордом Уэнтом.
   - Если у вас есть вопросы, спрашивайте. - сказал лорд Уэнт.
  У Джона было много вопросов, но до того, как он смог себя одернуть, из его рта вырвалось довольно грубое замечание.
   - Нам нужно тренироваться, чтобы сражаться.
  Джон выглядел напуганным.
  Лорд Уэнт не был таким строгим, каким мог быть его отец, лорд Старк. Но когда он был несчастлив, в комнате резко холодало.
  По счастливой случайности, замечание просто позабавило лорда.
   - Какое-то время, война нас не тронет. - сказал лорд Уэнт. - Я установил ворота в три стены и научил кого надо с ними обращаться. Нам нужен их урожай, а им нужны инструменты, которые мы производим.
   - Их может снести любая армия.
  Лорд Уэнт улыбнулся, словно он знал хорошую шутку, которой он не хотел делиться. Вместо того, чтобы говорить он просто указал на стену. Которая совсем не была похожа на Стену к северу от Винтерфелла. Через нее могла перепрыгнуть крупная собака.
   - Не очень-то внушает, верно? - спросил лорд Уэнт.
  Джон знал, что она протягивалась на огромное расстояние, но та часть, что он видел... была не очень. Он все утро был в сотне метров от какой-либо части стены. Они двигались вдоль ее со внутренней стороны, ближе к Харренхоллу. И она никогда не была выше того, что Джон видел сейчас.
   - Она не очень высокая. Кто угодно сможет через нее перелезть, даже в латной броне.
   - Попробуй сам.
  Джон Сноу никогда не отказывался от испытания. Он посмотрел на Орвиса, но старший мальчик просто покачал головой. У лорда Уэнта всегда была уловка в рукаве.
   - Тебе следует оставить свой нож, Джон. Любой металл, что на тебе есть.
   - Он не задержит меня.
   - Поступай как хочешь.
  Джон подошел к стене и стал по ней взбираться. Но... он понял, что прилип к стене. Он не мог двигать своим туловищем, рядом с тем местом, где висел его нож. Его руки и ноги могли двигаться, но ему не хватило силы, чтобы отцепиться.
   - Теперь видишь? - спросил лорд Уэнт.
  Джон отвалился от стены.
   - Нет.
   - Металл. Он очень привлекателен для стены.
   - Как?
  Лорд Уэнт покачал головой.
   - Но если я сначала переброшу свой нож... я смогу перелезть без проблем.
   - Попробуй.
  Джон вытянул нож и бросил его... но нож стукнул по закругленному верху стены. Он прилип. Какого...
  Лорд Уэнт подошел и оторвал его от стены.
   - Вы мне не скажете? - спросил Джон.
   - Когда ты скажешь мне как она работает, я скажу прав ли ты. Я не хочу, чтобы у мужчин Харренхолла были только сильные руки. Нам всем также нужны сильные разумом, понимаешь?
  Джон сердито посмотрел на него.
  Они все вернулись к посадке саженцев в почву.
  Джон все еще не видел смысла ни в этом, ни в том, почему властный лорд делал часть работы самостоятельно.
  Это было работой для слуг и воспитанников, мальчишек вроде Джона или Орвиса. Лорд Уэнт... почему он был тут? И позвал так мало других людей?
   - Я не понимаю почему вы вставили ворота в стены. - сказал Орвис.
   - Что говорят сплетники в замке? - спросил мальчика лорд Уэнт.
   - Все запутанно.
   - Что ж, посмотрим смогу ли я это распутать.
   - Да, милорд.
  Лорд Уэнт посмотрел на Джона.
   - Ты слышал про Брана?
  Джон нахмурился.
   - Да.
  Лорд Уэнт посмотрел на Орвиса, который ничего не понял.
   - Бран Старк, второй сын лорда Старка, упал - или его столкнули - когда тот карабкался по башне. Он жив, но не приходит в сознание. Но затем, его попытались убить...
   - Убийца?
   - Да. Леди Старк, мать Брана, думала, что это работа Ланнистеров. Король Роберт женился на одной из дочерей этой семьи, и многие из них тогда были в Винтерфелле. Конкретно, она верила, что это дело рук Тириона Ланн...
   - Беса.
   - Верно. Какое ужасное прозвище, Бес, но и Тирион ненамного лучше.
   - Но почему...
   - Грабежи поблизости?
   - Да. - сказал Орвис.
   - Леди Старк поймала Тириона Ланнистера методами, о которых я до сих пор ничего не слышал. Ну, это не четкий ответ. Того, что случилось, хватило Тайвину Ланнистеру, отцу Тириона, чтобы дать всем знать о своем недовольстве.
   - Но зачем атаковать здесь? Почему не севернее?
   - Вы можете вспомнить, что Кейтилин Старк родилась Кейтилин Талли из Риверрана. Ее отец - здешний лорд. Тайвин бьет рядом со своими землями, но пытается показать свой гнев Талли и Старкам.
   - О...
  Джон сочувствовал Орвису. Он был хорош с мечом, но все кроме этого... не было его стезей.
   - Мне нужно сказать вам, как работает стена? - спросил Джон, чтобы уточнить.
   - Если ты угадаешь, то я тебе скажу. Но никаких подсказок.
   - Ну, я могу сказать сотню неправильных вещей, и я узнаю, что они неправильны.
   - Верно, если считаешь это подсказками, бери столько, сколько душа пожелает.
  Джон задумался.
  Затем он вернулся к посадке саженцев.
   - Зачем налетчикам приходить сюда? - спросил Орвис. Он указал кивком на стену. Очевидно, потребовалась работа многих мужчин, чтобы ее построить.
   - Репутация Харренхолла, его размеры, земля, что с ним идет, тяжелая работа наших фермеров, мельников, пивоваров и остальных. Теперь, мы обладаем многими богатствами, молодой человек.
   - Они придут сюда за нашим пивом? - спросил Джон, улыбнувшись.
  Это позабавило лорда Уэнта.
   - Люди путешествовали по миру и за меньшее.
  Они снова вернулись к посадке.
  Они неплохо поработали у стены. К тому времени, как солнце начало опускаться, Джон мог гордо оглянуться на проделанную работу. Хороший день. Теперь они могли вернуться к повозке и отправиться к Харренхоллу для трапезы.
  Пока...
   - Что это за шум? - спросил Джон.
  Все на мгновение замерли.
   - Грабители. - сказал лорд Уэнт. - Полагаю, они здесь за нашими богатствами.
  Только коротенькая стена отделяла Джона и его лорда от этих... дикарей.
  Джон потянулся за своим мечом... и нашел лишь свой нож.
  Отличное время, чтобы оказаться без стали.
  Лорд Уэнт двинулся так быстро, словно его никогда и не было рядом с ними. Джон заметил его на стене.
  Джон не мог позволить ему стоять там в одиночестве.
  Он отбросил все сожаления и снял всю сталь, что была на нем. Затем он полез вслед за своим лордом.
  Грабители... скорее небольшая армия.
   - Что мне делать? - спросил Орвис.
   - Просто ждите. - сказал лорд Уэнт.
   - Я мог бы взять лошадей и повозку...
  Джон просто отмахнулся от мальчика.
  Лорд Уэнт посмотрел на грабителей.
   - Почему вы приехали?
  Джон увидел предводителя. Он был огромным и едва мог хрюкнуть.
  Лорд Уэнт просто смотрел на них.
   - Я несколько недоволен тем ущербом, что вы нанесли урожаю, над которым я так тяжко трудился. Их было тяжело сжечь, не так ли?
   - Все горит. Даже маленькие лорды. - сказал пристально глядящий на них мамонт.
   - Речные земли могли бы стать раем еды, но всегда находятся глупцы, вроде вас, что грабят и рубят.
   - У меня есть правомочие от лорда Ланнистера. - сказал другой налетчик.
   - Лорд Ланнистер может сделать вас всех наземными пиратами? Конечно. Может ли он защитить вас от той цены, что вы заплатите? Нет.
   - Лорд...
   - Ланнистер, я вас слышал. Разве он лорд Речных земель? Нет. Лорд Талли просто помочится на ваше правомочие.
  Большой слез со своего гигантского скакуна.
   - Что ж, думаю мы разберемся с этим вот так. Вы все на время станете гостями в Харренхолле. Я перестроил тюремные клетки...
   - Разве вы не имеете ввиду подземелья? - спросил налетчик Ланнистеров.
   - В Речных землях, мы всегда находимся под риском затопления. А вы нужны нам невредимыми, для обмена или других вещей. Я повесил клетки повыше на наружнюю стену. Меньше шансов сбежать.
  Видимо, большущий был не совсем бесстрашным. Он замер, когда лорд Уэнт сказал, где именно находятся клетки. Очень высокий человек очень боялся высоты.
  Гигант вытянул меч.
  Лорд Уэнт вытянул... тоненькую веточку.
  Джон понял, что они все умрут.
  Сталь пройдет сквозь эту деревяшку, как нож сквозь масло.
  Джон почти пропустил то, что случилось дальше.
  Все камни на поле поднялись с земли, немного подвигались в воздухе, а затем одновременно разлетелись.
  Большого ударило три огромных камня, но его лишь едва покачнуло.
  К тому моменту стоял только он.
  Все его товарищи истекали кровью, лежа на земле.
   - Стоило бы догадаться, что у тебя будет такой толстый череп. - сказал лорд Уэнт.
  Гигант пытался порезать ноги лорда Уэнта, но его меч лишь прилип к стене.
  А затем и он сам к ней прилип, когда пытался оторвать его от стены, Джон понял, что его броня скует гиганта полностью, а не только у талии.
   - Скачущая Гора.
  Джон и раньше слышал это имя. Но, этот монстр... это была Гора, Григор Клиган? Сир Григор. Он был рыцарем. Почему он грабил...
  О, верно, он служил Ланнистерам.
  Даже рыцарь может творить злодеяния. Джон всегда это знал, но ему все равно было тяжко смотреть на всех этих окровавленных налетчиков, некоторые были рыцарями. Избитых маленькой палочкой.
  Палочкой.
   - Отпусти меня! - потребовал Гора.
   - Это было весьма некрасиво. Я очень, очень давно не дрался. - лорд Уэнт одержал великую победу, но звучал так, словно испытывал к себе отвращение.
   - Что случилось? - спросил Орвис с другой стороны стены, с безопасной стороны.
   - Позвольте мне...
  Гигант больше не издал ни звука.
  Лорд Уэнт убрал свою палку.
   - Это была магия. - сказал Джон. - То, что вы с ними сделали.
   - Продолжай.
   - Именно так вы сделали эту стену. Как я вообще стою на округлой стене?
   - Ты задаешь хорошие вопросы, Джон. А также, ты весьма прав.
   - Но...
  Магия.
  Старая Нэн рассказывала сказки, в которые никто другой не верил.
  Они были... правдой.
   - Смотри внимательно.
  Он снова вытащил палку и связал людей, лежащих на земле, веревками и корнями деревьев.
  Те, что покрыли Гору были толще, чем запястье Джона.
  Затем они... ну, перелетели через стену. Лорд Уэнт бросил их довольно далеко от того места, где они сажали саженцы. Они были разложены на траве и совсем не двигались. Ни один из них не двигался. Но, кроме засыхающей крови на черепах, они были невредимы.
   - Как они взлетели? - спросил Орвис Сноу. Он смотрел и смотрел, и не смог даже ответить на свое собственное имя.
  Джон задал бы тот же вопрос, но он не ожидал ответа.
  Лорд Уэнт спрыгнул со стены.
  Джон аккуратно слез вниз.
   - Давайте я вам кое-что покажу.
  Лорд Уэнт снова использовал эту палку. Он просто ей помахал. Затем все саженцы, что они посадили в землю... они начали расти. Быстро. Так быстро, как мог разгораться пожар. Но из земли просто вылезала кора и малюсенькие листочки.
  Орвис закричал так, словно на него наступили.
  Они все росли и росли.
  Они уже выросли им по колено с листками размером с ноготь большого пальца.
  Они просто безмолвно стояли и смотрели на то, как растут деревья.
  Эта магия поражала его больше, чем то, что Джон уже увидел за этот день.
  Затем...
  Там... Вдалеке. Джон увидел дерево с белой корой и красными листьями. Все другие деревья, что видел Джон, выглядели нормально... кроме этого.
  Он часто видел такое дерево раньше, в Богороще Винтерфелла.
  Чардрево.
  Магия, подвел итог Джон. Старые Боги и магия, о которой постоянно бормотала Старая Нэн.
  Джон снова вспомнил все произошедшее сегодня.
  Магия.
  Теперь ему хотелось знать все.
  Детали... вопросы, что у него были... где же начать?
   - Как именно вы узнали кто они такие? - спросил Джон. - Вы ведь никогда раньше не видели Клигана, верно?
   - Теперь я достаточно силен, чтобы снова читать мысли.
  Глаза Джона расширились. Чтение мыслей... а затем слово "снова". Он делал это раньше, потом прекратил, а теперь мог снова. Что если он... что если он делал это с Джоном?
   - Ты такой прямолинейный, нет никакой необходимости читать твои мысли. Ужас на твоем лице. Не волнуйся.
  Джон улыбнулся, но эта улыбка ничего не значила.
   - Повезло, что мы были поблизости. - сказал Орвис.
   - Это была не удача.
   - Вы знали, что они придут? - спросил Джон.
   - Да, я знал.
  Чтение мыслей. Предсказание будущего. Выращивание деревьев. Бросание камней в воинов.
  Джону стало интересно сможет ли он тоже использовать такую маленькую палочку.
  Она казалась лучше меча.
  ***
  Гарри вернулся от тюремных клеток, после того, как устроил там своих пленников. Клиган стал гораздо более послушным, когда Гарри отлевитировал его прямо в клетку. Они были его первыми пленниками, но точно не последними. Ведь много кто выбрал Харренхолл, чтобы сорвать куш во время войны.
  Гарри пожалеет о том дне, что он провел со своими воспитанниками, высаживая деревья и болтая.
  Такие широко раскрытые глаза. Такое впечатление самыми маленькими чудесами. Гарри давным-давно себя так не вел.
  Теперь это было для него словно дыхание или сон, просто нормальная функция тела.
  Он попытался достать свой ужин, но в тот вечер ему пришлось отдать оставшееся время другому. Его люди желали его внимания. Та что он его им уделил, а также заплатил всем, кто жил в замке и получал зарубежную почту. Он предупредил всех, что на следующий день у него будут свои дела, гроссбухи, письма и прочее. Теперь его не потревожат.
  Рано следующим утром, Гарри быстро съел свой завтрак, а затем опечатал свои комнаты магией. Он аппарировал из Харренхолла. Он давно ждал того дня, когда он сможет аппарировать на большие расстояния. Путешествие туда и обратно в сторону Острова Ликов было плевым дельцем. То, что он намеревался сделать сегодня, не было. Особенно, если даже его лучшие догадки о том, что он найдет за Стеной окажутся неправдой.
  Гарри появился в одном местечке на Севере. Он быстро осмотрелся, чтобы убедиться в том, что никто ничего не видел. Еще один хлопок - и он уже за Стеной.
  Здешняя магия. Она почти сбила его с ног. Эта магия была словно океанская волна, по сравнению умирающим ручейком на Юге. Почему здесь было так много магии - и так мало в других местах?
  Гарри остановился и попытался выделить отдельные ниточки. Некоторые чувствовались, как дикость, сила анимага, а другие - как лед и смерть. Остальные же... он мог чувствовать это отовсюду. Это было великолепно.
  Но сначала, ему нужно былокое-что сделать. Гарри думал, что ему будет сложно найти нужные чардрева. Он ошибся.
  Он нашел гораздо больше деревьев, чем нужно. Он решил брать по несколько веточек с каждого дерева, а также составить карту тех мест, где именно он их находил. В будущем, они ему еще понадобятся.
  Все саженцы, которые он высаживал до этого, были из тех немногих настоящих богорощ, еще оставшихся на Севере. Гарри побывал там, чтобы забрать Джона, Орвиса и еще пару детей. Во время каждой поездки он собирал все больше саженцев. Он мог становиться невидимым, в конце-то концов.
  Теперь, когда у него было гораздо больше деревьев, Гарри мог высадить тысячи саженцев. Ему не придется все выверять, планировать сколько он может посадить. Перед ним было раздолье чардрев, а не ужасающая недостача, как раньше.
  Ему нужно было достать столько, сколько можно.
  Его стены помогали в создании безопасной зоны для чардврев, для магии. Он построил три кольца, достаточно больших, чтобы окружить все Божье Око и даже дальше. Но этого было недостаточно. Гарри нужно было больше магии, чтобы поддерживать больше стен.
  Деревья, чардрева усиляли магию рядом с Харренхоллом. Это значило, что Гарри мог передвигаться между магическими местами. Но другие места, вроде Риверрана или даже Винтерфелла... они словно иссушали его.
  Второй целью Гарри было разведать возможность трансгрессии на большие расстояния. Межконтинентальные расстояния. Ему нужно было находиться в очень волшебном месте, чтобы попытаться попасть на другой материк. Он решил, что сможет сделать это отсюда.
  Сначала в Браавос. А затем дальше на восток. Там, вдалеке, была огненная магия, возможно даже драконы. И другие типы огненной магии, которую он еще не понимал.
  Гарри хотел посетить все города, связанные с магией. Кварт, Асшай. Но это потребует времени и тщательной планировки. Ему нужно было носить с собой больше магии. Если он покинет старую магию за Стеной... ему может не хватить ее на обратную дорогу.
  С войной, что разгоралась все сильнее, он не мог позволить себе потратить годы на то, чтобы посетить все места, которые ему хочется.
  Так что Гарри хотел приготовиться к путешествию, но ему нужно было убедиться, что если он очутится в таком же магически мертвом месте, как Королевская Гавань, где Гарри смог провести лишь несколько часов перед тем, как почувствовать боль, он сможет спокойно вернуться.
  Как же в этом убедиться? Как Гарри сможет хранить магию и передавать ее себе, когда она понадобится? В его старом мире было Бодроперцовое зелье, что давало телесную энергию, а не магическую. Но он не мог вспомнить ни единого зелья, которое могло восстанавливать магию.
  Скорее всего, ему придется изобретать это чертово зелье.
  Это было третьей вещью в его списке - магия, которую можно транспортировать и использовать, чтобы возвращаться, если понадобится, возможно портключ или зелье, которые можно приспособить к работе в этом странном мирке. Но пока, ему придется это отложить.
  Сейчас Гарри хотел собрать еще саженцев с чардрев, с сильнейших, что только сможет найти.
  Он потратил несколько часов составляя свою карту и складывая отрезанные, тонкие веточки в зачарованную сумку. А потом он наткнулся на что-то очень странное.
  На волка. Большого волка. Он остановился и любопытно наблюдал за ним. Он не рычал. Он не приближался или отдалялся от Гарри. Он стоял и смотрел, что показалось Гарри очень странным поведением.
  Гарри мог чувствовать магию в звере.
  Не анимагию, но какую-то другую магию. Видимо, лютоволки из сказок действительно были волшебными существами. А Гарри даже не додумался проверить.
  Гарри тоже посмотрел волку в глаза.
  Между ними возникла неестественная неподвижность.
  Затем у Гарри появилась идея. Он слышал сказки о варгах, что рассказывали детям.
  Был ли этот волк не волком вовсе, а человеком, залезшим в его шкуру? Чаще всего, Гарри слышал, что варги использовали сумеречных кошек, но в некоторых историях также фигурировали и волки с птицами.
   - Я не причиню тебе вреда. - сказал Гарри.
  Это разрушило тишину.
  Волк склонил голову набок, а потом повернулся и вприпрыжку побежал прочь.
  Все еще удивляясь, Гарри вернулся к сбору саженцев. Он уже собирался уйти, но на месте волка появилась маленькая женщина. Волк теперь стоял подле нее.
   - Почему ты режешь чардрева? - спросила она. Ее голос был мягок, словно первые снежинки зимней бури.
  Конечно же, Гарри помнил о том, что снежинки могут предзнаменовать метель.
   - Я посажу их и выращу еще сердце-деревьев.
  На лице женщины появилось ошеломленное выражение. Очевидно, она никогда не слышала о таком.
   - Почему?
  Что сказать? "Я хочу усилить свою магию, чтобы вернуться туда, откуда пришел?" - нет.
   - Потому что они красивые.
  Она заметила шутливую ложь и ругнулась на него.
  Гарри же просто пожал плечами.
  Как тебя зовут? - потребовала она. Она точно была довольно яростной, особенно в присутствии ее волка.
   - Я Гарри Уэнт.
   - Уэнт? Это какое-то лордское имечко?
   - Я лорд Харренхолла, что на юге.
  Теперь она не просто злилась, она начала сомневаться.
   - Что же лорд забыл в таком месте?
  Он просто указал на деревья.
  Женщина его не поняла.
   - Ты сказал, что не причинишь мне вреда. Знаешь, ты и не сможешь мне навредить. Не тогда, когда за мной приглядывает Джимма.
  Гарри понял, что так звали волчицу.
   - Я хотел тебя успокоить. - сказал Гарри.
   - Ты узнал волчицу. Ты понял, что за тобой кто-то наблюдал?
   - Просто догадался.
   - Верно.
   - Как тебя зовут? - спросил Гарри.
   - Алис.
   - Что ж, Алис и Джимма, приятно познакомиться. Пожалуй, я пойду.
  Она осмотрелась, скорее всего выискивая лошадь или еще одного человека. Потом, когда она не нашла никого кроме него, она решила проверить его на признаки безумия.
   - Куда?
   - Ну, ужинать, наверное.
   - В твоем замке далеко на Юге? - она засмеялась.
   - Ну, да.
   - Я в это не верю.
  Но Гарри доказал ей, что она не права. Просто так трансгрессировать было немного грубо, но он все-таки обозначил свои намерения. Может, если они снова встретятся, она сильнее поверит ему.
  А может и нет.
  Через два прыжка, он вернулся в башню Лорда в Харренхолле.
   - Нужно будет снова найти ее. Видимо она знает что делает, когда проникает в шкуру своей волчицы. - Изучение незнакомой магии всегда шло Гарри только на пользу.
  
  Гарри сложил саженцы чардрева в своей мастерской, а потом снял засов с двери в свои покои, собрал со стола почту и послал слугу за ужином. Сегодня ему прислуживал юнец по имени Ниам. Он не спросил почему Гарри был таким холодным. Умный мальчишка, он точно заметил, но все-таки у него в черепушке были какие-то мозги.
  Гарри зашел обратно в свои покои и стал открывать письма.
  Такой беспорядок. Он увидел все детали: Старки против Ланнистеров, Мартеллы, строящие козни против всех, Тиреллы, подлизывающиеся к любому, кто скорее всего победит.
  Эти детали ничего для него не значили. Они разве что могли помочь поддержать беседы в скором будущем.
  Он не часто ел в одиночестве за своим маленьким рабочим столом, но той ночью он все-таки не решился куда-либо идти.
   - Спасибо, Ниам.
   - Конечно, лорд Уэнт.
  Он ел и думал.
  Он все еще не решил свою главную задачу: понять почему он был здесь - и кто притащил его в Вестерос. Однако, повышение магии этого мира облегчало те вещи, которые Гарри еще предстояло сделать. Например, Речные земли стали плодоноснее по чистой случайности. Он был рад, что в этот раз его эгоизм окажется полезным другим людям.
  Гарри вытянул лист бумаги и записал еще больше идей о том, как работала магия этого мира. Видимо, она была сильна в определенных местах, но почти отсутствовала в других. Это казалось ему очень странным, ведь раньше Гарри жил в мире с высоким магическим фоном, который подскакивал еще выше в местах вроде Хогвартса.
  Стили магии, которую тут практиковали, тоже отличались. Прорицания были тут весьма сильны, даже Гарри изредка получал видения, если был рядом с магическим местом, вроде Острова Ликов. Некромантия была сильна, он чувствовал ее следы на дальнем Севере. Магию иллюзий тоже кто-то практиковал.
  У Гарри был список всех заклятий, которые все еще ему не давались. Он был ужасающе длинным. Гарри медленно вернул себе возможность выполнять большинство чар и даже крупную трансфигурацию, которую он использовал, чтобы починить Харренхолл. Сотворение было вне досягаемости Гарри, а магические атаки стоили огромного количества магической энергии, так что волшебник не решался делать больше необходимого.
  То, что он сделал с налетчиками Клигана и было границами его зоны комфорта в отношении такой магии. Зачаровывать вещи, чтобы они связывали другие вещи. Поднимать вещи магией, а потом отменять заклинание, чтобы они упали.
  Он мог использовать небольшие внушения, но ничего вроде того, что он использовал на леди Уэнт, чтобы она передала ему замок рядом с Островом Ликов.
  Теперь, у него появился еще один интерес: сколько людей на Севере обладают магией. Алис и еще нескольких он встретил случайно, а на Юге не нашел пока никого. Гарри было интересно почему, но он подозревал, что ответ ему не понравится.
  Его план, однако, остался неизменным. Посадить больше деревьев, желательно чардрев, хотя те и были редки. К сегодняшнему дню, он уже защитил Харренхолл первой стеной, плодоносные земли второй, а третьей - вообще все земли, приписанные к Харренхоллу, включая озеро Божье Око. Он собрался поднимать четвертую стену. Да, он начнет забирать земли у других лордов, но зато эта земля не будет предана оружейной стали, огню и войне.
  Гарри все равно нужно было больше магии, чтобы добраться хоть куда-то. Сейчас, он едва мог защитить свой замок, потому что в Вестеросе осталось так мало магии. Даже на Стене он справился бы лучше, но на Юге ему нужно было тяжело работать.
  Он будет медленно копить лишние крохи магии на то, чтобы приготовиться к поднятию четвертой стены. Когда у него будет достаточно, он поднимет всю стену сразу, в одно мгновение.
  Затем ему придется искать пути по обеспечению ее магией. Именно поэтому ему пришлось высаживать кучи чардрев у северной части третьей стены. Южная часть проходила рядом с Островом Ликов и Божьим Оком, так что для нее хватало энергии.
  Однако теперь, чардрева нужны для всей стены. Какое ужасающее дельце. Возвращать магию было отвратительно сложно, даже для человека с опытом Гарри. Это ужасно утомляло.
  Гарри, на краткое мгновение, задумался о том, чтобы переехать на верхушку Стены. Магия там была обильной и чистой, несмотря на тот запашок некромантии. Там, он смог бы построить себе замок из местного камня за несколько дней. А затем он вспомнил весь тот снег.
  Снег в десять раз глубже, чем все что он видел в Хогвартсе, как его ученик или преподаватель.
  Нет.
  Немного тяжелой работы не убьет его, а вот двадцать футов снега могут победить даже волшебника.
  Он останется в Харренхолле.
  Он просто посетит дальний Север, раз это стало куда легче.
  ***
  Мейстер Литинс зашел в кабинет, который не так часто использовался лордом Уэнтом с тех пор, как он вступил во владение Харренхоллом. Мейстера пригласили сюда небольшой запиской. Хорошо, он был готов к более близким отношениям с юным лордом. Ему нужен был совет, а мейстер Литинс готов был его давать.
  Септон и несколько септ уже были в комнате. А также заезжающие торговцы, которые так никогда и не уезжали, заполнили небольшую комнатку до краев. Последним, видимо, был один из поваров с кухни.
  Какое пестрое сборище.
  Лорд Уэнт вошел в комнату, один. Он все еще пренебрегал стражей, даже тогда, когда его замок был набит незнакомцами, а сквозь Речные земли неслись грабители. Он все еще был беззаботным юнцом.
  Мейстер Литинс, однако, юнцом не был. Даже когда он был молодым, он этого не чувствовал. Цитадель оказывала такой эффект на всех.
  Он посмотрел на лорда Уэнта и задумался о нем. Он всегда смотрел и всегда думал. Мейстер Литинс был не просто мейстером, приставленным к замку. Он, на самом деле, был Архимейстером, который еще не занял свое место в Конклаве. Его последнее полевое задание было слишком важным, чтобы посылать на него кого-либо другого. Ведь последним мейстером Харренхолла был стариком, когда умер. Но его доклады в Старомест были нервирующими.
  Для Конклава, перестройка Харренхолла была внезапным событием, сначала радостным, но потом не очень.
  Но на вопрос "как?"... Ответить не мог никто.
  Шепотки в Староместе? Магия, магия снова появилась в Харренхолле. Призраки исчезли, по крайней мере, о них никто не сообщал. Но в Харренхолле появилась куда более страшная магия. Та, что может перестраивать разрушенные вещи.
  Так, мейстер Литинс прибыл в Харренхолл как его мейстер, ненадолго. У него были особые указания покинуть свой пост через два года, вымаливая отзыв в Старомест по той или иной причине. Технически, это было нарушением протокола, ведь мейстер назначался в замок пожизненно. Но мейстер Литинс был слишком ценным, чтобы оставаться тут вечно. Он специализировался на дисциплине не обозначенной цветным звеном в его цепи. Он был шпионом, а также мастером законов, но в первую очередь, все-таки шпионом.
  Он организовывал сети передачи информации для Конклава по всему Вестеросу, Эссосу и дальще.
  Паук из Королевской Гавани думал, что у него была сеть, но она бледнела в сравнении с глубинами той сети, что контролировал мейстер Литинс.
  Также, именно он решал с кем делиться информацией. К примеру, Великий мейстер не получал от него всю информацию. Этот человек тратил слишком мало времени в Староместе. Он мог быть их лидером де-юре, но у него не было доверия Конклава. Прошли многие, многие годы с тех пор, как он стал первым на выборах. Все его друзья давно умерли. Новое поколение просто ждало пока Пицель не умрет своей смертью.
  Сейчас, мейстеру Литинсу была интересна тема этой встречи и то, что он может сегодня разузнать. Он пока не нашел ни единого доказательства магии, но мейстер не собирался сдаваться. Работать на этого лорда было сложно, ведь его главными доверенными лицами были его воспитанники, которых он собрал со всего Севера и Речных земель. Они не любили мейстера Литинса, потому что он не нравился их лорду Уэнту.
  Лорд уселся в древнее кресло.
   - Все здесь. Нет смысла ходить вокруг да около. Я думаю, мы все согласны, что в Речные земли пришла война. - сказал лорд Уэнт.
  Мейстер Литинс снова оглядел группу. Зачем этому собранию снова об этом напоминать? Повар? Чтобы он готовил лучше? Септон? Эти торговцы...
   - Я должен делать больше, чтобы защитить Харренхолл. Надеюсь, вы все поймете.
  Никто не стал спорить.
   - Я вижу, как вы оглядываетесь вокруг себя, задаете себя один и тот же вопрос. Почему все эти люди в одной комнате со мной? - спросил лорд Уэнт.
   - Да. - ответил мейстер Литинс.
   - У вас всех есть кое-что общее, к сожалению. Я довольно долго за вами всеми наблюдаю, а теперь для вас настала пора понять, что я разрешаю, а что запрещаю. Вы все - чьи-то шпионы...
   - Шпионы! - воскликнули почти все, а некоторые даже с неподдельным возмущением.
  Мейстер Литинс ничего не сказал.
  Уэнт продолжил.
   - ...направленные в Харренхолл. Я решил поговорить со всеми вами одновременно.
  Септон поднялся.
   - Я никакой не шпион, милорд.
  Лорд Уэнт открыл ящик стола и вытянул оттуда большую стопку пергамента. Он пролистал некоторые из них, а потом вытянул из стопки часть и помахал ими.
   - Вы пишите другим септонам и септам. Вы пишите Верховному септону. Вы рассказываете о делах Харренхолла по любой просьбе. Я называю это шпионажем. Именно в этом преступлении виновны вы и септы.
  Септон снова присел.
  Он не сказал ничего в свою защиту.
  Мейстеру Литинсу стало интересно что именно было написано на тех листах. Септон был довольно неплох в сборе информации. Мейстер Литинс сам видел кое-что из того, что он собрал. Как же лорд Уэнт смог заполучить эти листы?
  Этот Уэнт нанял шпиона, которого мейстер Литинс не смог заметить?
  Он задумался об этом, а лорд Уэнт стал расхаживать по комнате, рассказывая многие из чужих секретов.
  Повар докладывал каждому, у кого хватало звонкой монеты. Кто где жил, кто с кем спал, кто любил определенную еду, лучшие кусочки информации для отравителя, например.
  Торговцы работали на несколько гильдий, платя за некоторые товары информацией, а не деньгами, а также собирая дополнительную плату от Ланнистеров и Тиреллов.
  Одна из септ писала Варису в Королевскую Гавань. Другая - Ланнистерам и своему ордену.
   - Наконец, наша линия со Староместом. - лорд Уэнт кивнул на мейстера Литинса.
   - Вы говорите так, словно хотите нас изгнать. - сказал мейстер Литинс. Изгнать - или даже хуже. - Всех нас. Торговцы и повара, неважно. Но во всех замках есть Септа. Во всех замках есть Мейстер.
  Мейстеру Литинсу нужно было быстро потушить пожар его гнева.
   - Все мейстеры шпионят, и поэтому это нормально? - спросил лорд Уэнт.
  Такой ребяческий вопрос не заслуживал ответа, но его задал лорд этого замка...
   - Все мейстеры пишут в Цитадель, верно.
  Это не было правильным ответом, даже если было правдивым.
   - Я изгоню всех из вас. - сказал лорд Уэнт. - Если вы не дадите мне клятву, что исправите свое поведение.
   - Что это значит? - спросила одна из септ.
   - Никаких докладов наружу. Я буду смотреть. Я буду проверять. Мои агенты проследят за вашей честностью.
  Септа не предложила никаких поправок.
   - Нельзя иметь Септу без Септона. - конечно же, это сказал сам септон. - Вы не можете меня изгнать. Не будет никакой замены. Не будет Септы. У вас на руках окажется мятеж.
   - Если я вас изгоню, никто вас не заменит? - спросил лорд Уэнт.
   - Верно. Это я вам обещаю.
   - Кто из ваших прихожан самый набожный?
  Мейстер Литинс посчитал этот вопрос весьма умным.
  А вот септон - нет.
   - Меня нельзя заменить мирянином. Это невозможно!
   - Так вы не считаете никого из них достаточно набожным?
   - Не вам решать кому председательствовать в Септе.
  Мейстер Литинс посчитал это довольно смехотворным аргументом.
   - Тогда, я согласен на те условия, что вы предложили. Я изгоняю вас, а вы не пришлете сюда новых шпионов.
   - Но...
  Его обыграли. Может он и был неплох в выискивании секретов, но септон все равно остался тем еще идиотом.
   - Вы только что признались в том, что не справились со своей работой. Может те, в ком вы не смогли зажечь огонь набожности не станут по вам скучать.
   - Замок без септы? Семеро проклянут вас. - сказала более набожная из септ.
  Лорд просто пожал плечами. Он не боялся таких отдаленных возможностей.
   - Если вы изгоните септона... - начал мейстер Литинс.
   - Так я и сделаю. И вас тоже, мейстер-шпион.
   - ...вы настроите против себя всю Цитадель.
   - Она уже настроена против меня. Семеро тоже против меня. Они ведь посылают ко мне натренированных шпионов, вроде вас. Септона Бумарса выбрали не за его благочестие. Мейстера Литинса послали сюда не давать мудрый совет. Я наблюдал за вами с самого вашего прибытия. Вы хитры, но не очень-то осторожны. Единственная хорошая в вас вещь - это то, что вы не являетесь еще и мастером ядов. Я знаю кто вы и что вы делаете. Я предпочту, чтобы вы занимались этим в другом месте.
   - У вас нет доказательств. - сказал мейстер Литинс.
  Лорд Уэнт снова проглядел свои бумаги. Затем, он склонил свою голову и начал читать одну из них. Он поднял взгляд. Вместо того, чтобы прочесть ее вслух, он подвел итог.
   - Вы провели месяцы в попытках узнать, как работает наш охладитель портящейся еды, украсть идею для Цитадели и воспроизвести ее. Вы поговорили со всеми, кто участвовал в постройке. Вы послали все, что разузнали в Цитадель. У меня есть свои собственные корреспонденты...
   - Я не стану рассылать для вас воронов.
  Ах, мейстер Литинс сказал неправильную вещь. Верно, орден мейстеров предоставляет ворон, чтобы ускорить сообщение, но делают это для того, чтобы знать кто кому пишет.
  Мейстер Литинс только что дал весьма хитрому человеку то, чего точно не следовало.
  Лорд Уэнт мог и не понять его, но он просто наплевал на бестактность.
   - Вы думаете, что я доверю свои письма шпиону? Нет.
  Это многое объясняло, понял мейстер Литинс. Он не был настолько скрытным, как сам считал. Кто-то из Цитадели сообщил лорду Уэнту... Но кто и зачем?
  Золото?
  Обещание позиции в будущем?
  Что?
  Получить цепь, а потом встать против ордена, означало... означало изгнание.
   - Я рассказал бы вам об охладительной башне, если бы вы спросили. - сказал лорд Уэнт. - Она совсем не сложная, если соблюдать нужные условия. В месяцы с умеренным климатом, мы двигаем холодную воду вниз по стенам башни с едой, как вода движет гребной винт в лестнице.
   - Ее не питает река - или водопад.
   - Она есть. Река находится под землей. Жильцы Харренхолла знали о ней многие годы. Когда я составлял планы по перестройке этой ужасающей старой куче строительного мусора, я поговорил со всеми и узнал многие секреты этого замка. Я хочу и другие вещи двигать с помощью этой воды. Вещи, которые вы никогда не увидите.
  Мейстер Литинс почти поверил в то, что башню питала магия. Но нет, конечно же, это было невозможно. Он все равно расскажет ордену все, что разузнал. Не то, чтобы этого было много.
  Раскрытый шпион все равно был почти бесполезен. Разве что рычать да ворчать.
   - Я покину вас. - сказал мейстер Литинс. - Мне не хочется слушать ваши обвинения.
   - Если не присягнете мне, можете идти.
  Комната опустела.
  Лорд зашел в комнату один, но снаружи стояли стражники. Некоторые из них пошли за мейстером Литинсом в его покои, но не позволили ему взять многое из его вещей, кроме одежды. Ни одной книги или лекарства. Он смог забрать пару бумаг, но не золото или серебро, лежащее в комнате.
  Они считали его не только шпионом, но и вором.
  Лорд Уэнт был весьма тщателен, но он только что получил сильного врага. Цитадели, конечно же, не понравится это оскорбление, но именно мейстер Литинс прочувствовал его полностью. Теперь, он мог свободно вернуться на свой пост. Он станет помогать в войне советом, пока это будет значить проигрыш лорда Уэнта.
  Когда архимейстер покинул Харренхолл в последний раз, он был на подаренной лошади в компании раздраженных религиозных мужчин и женщин с помощниками. Торговцы уже уехали.
  Никто так и не узнал, что случилось с поваром.
  Мейстер Литинс целыми днями общался со своим коллегой по шпионажу, обмениваясь записями об их наблюдениях.
  Он также немедленно начал составлять планы по поиску всех шпионов, что закрались в Цитадель.
  Еще одна вещь продолжала его волновать. Эта встреча была излишне постановочной.
  Зачем раскрывать шпионов, а затем вышвыривать их, перед этим рассказав им обо всем что знаешь и подозреваешь?
  Если бы этим занимался мейстер Литинс, он бы просто казнил шпионов.
  Конечно же, он был рад, что лорд Уэнт не поступил так. Но... в чем была цель этой встречи? У архимейстера теперь было больше информации... но что если она была ложной?
  Этот лорд был умнее, чем выглядел.
  Теперь, архимейстеру придется снова и снова обдумывать то, что он узнал. Кое-что из этого точно не было правдой.
  Но несмотря на это, он предположил, что у Уэнта есть шпионы в Староместе или даже самой Цитадели. Обнаружить их... Настолько великое деяние... может очистить его путь к посту Великого Мейстера. Нужно лелеять эту мысль. Литинс превратит это унижающее поражение в пользу.
  Он окажется в лучшем положении, чтобы стереть этот позор. Начиная с лорда Уэнта.
  Лорд Хостер Талли, едущий во главе значительного войска, был не здоров, ему точно нельзя было разъезжать на лошади. Но мир был неспокоен. Король умер. Нед Старк умер от руки наследника этого короля. Королевства уже начали загораться, прямо как когда другой король убил другого лорда Старка. То же самое событие и в прошлый раз натворило дел. Новый набор смертей и убийств расстроит нелегкий мир, если кто-то и мог жить в мире рядом с Ланнистерами.
  Лорд Талли и его войско подъехали к какой-то стене, которая не пускала его в Харренхолл.
   - Что это такое, во имя Семерых? - спросил он.
  Ни один из его солдат не знал ответа на этот вопрос.
   - Кто нибудь, откройте ворота.
  Несколько его людей подчинилось. Он собрал людей своих вассалов, чтобы отразить вторжение Ланнистеров, а затем услышал, что один из его лордов уже поймал предводителей вражеской армии.
  Хостеру не нравилось позориться перед своими лордами, особенно, если его позорил один из его лордов.
  Его люди двинулись вперед... а потом совсем замерли в дюжине шагов от ворот.
   - Вы что, застряли, мальчики? - пошутил он.
   - Милорд, кажется... да.
  Когда он не сражался с Ланнистерами, он сражался с глупостью своих собственных людей. Как, во имя седьмого пекла, они застряли?
  Это место...
  Хостер ненавидел Харренхолл, абсолютно ненавидел его.
  Он не возвращался в Харренхолл с тех пор, как новый Уэнт, узаконенный бастард, занял свое место. Старой леди Уэнт было достаточно, ведь ее именем должно было быть Уайн*, а не Уэнт.
  Он направил еще несколько человек, чтобы помочь.
  Теперь, застряло еще больше людей.
  Что это за проклятье такое?
  Это было простым заданием - просто собрать армию. Скоро должна была начаться настоящая война. Весь Север был потревожен, словно улей. Речные земли грабили Ланнистеры. Долину можно включить туда же, у нее не было лорда, а люди жаждали возмездия. Две Десницы Короля мертвы. Сам король тоже мертв. Из этого выходили хорошие истории, если и ничего другого. Будоражило кровь.
  Хостеру не нужно было приходить. Он мог просто послать ворона.
  Если честно, он приехал, чтобы поглядеть на того, кто смог посадить в клетку Скачущую Гору. Он хотел смерти Горы. Или обмена на кого-то равноценного с Ланнистерами.
  Ему также нужны были еще люди.
  Ланнистеры точно ускорятся после того, как Клиган оказался за решеткой.
  Хостер оглядел странную стену, что была перед ним. Его люди все еще замерли возле ворот.
   - Откройте ворота. - потребовал Хостер.
  С другой стороны не последовало ответа.
  Они поставили ворота, но никто не сторожил их? В чем был смысл такой стены, если на ней не было стражи?
  Еще больше его людей бросились вперед, а затем замерли, словно мухи, прилипшие к медовому сиропу, который разлили на пол. Они тоже застряли. Война еще не началась, а Хостер уже проиграл.
   - Что-то ищите? - спросил голос.
   - Что?
  На стене стоял всего один человек. Хостер перевел свой взгляд на него.
   - Вы заблудились? - спросил маленький говнюк.
   - Пропустите нас в Харренхолл. - сказал Хостер.
   - Мы можем и тут спокойно поговорить.
   - Открой проклятые ворота, мальчишка.
   - Мы не хотим, чтобы в Харренхолле маршировали армии.
   - Та еще вежливость. - проворчал он. - Я - Хостер Талли, лорд Речных земель. Сейчас же приведи ко мне лорда Уэнта.
   - Я и есть лорд Уэнт.
  Нет. Невозможно.
   - Вам не больше пятнадцати. На лице ни единого волоска.
   - Я старше, чем выгляжу.
  Это совсем не помогло Хостеру.
   - Спускайтесь и откройте ворота. Я - ваш лорд.
  Улыбающийся говнюк не двинулся с места.
   - Вообще-то, как я понял, вы были против моего назначения, когда узнали о моем происхождении. Я клялся только Роберту Баратеону. Он и есть... нет, он был моим сюзереном. А другого у меня нет. И никому другому я не присягну.
  Хостер покраснел от напоминания этой ошибки. Да, он был мелочным. Да, он никогда не приглашал Уэнта, чтобы тот присягнул ему.
   - До сих пор, вы не обращали на нас никакого внимания, разве что присылали моей мачехе письма и разных неугодных юнцов. Прятали своих бастардов у лорда-бастарда. Что я могу для вас сделать, лорд Талли?
   - Откройте ворота. Освободите моих людей из этой ловушки. Мы обсудим все внутри вашей крепости.
   - Нет. - сказал говнюк.
   - Нет?
   - Если бы король Роберт все еще был жив, он мог бы разрешить этот вопрос, призвать нас в Королевскую Гавань. Теперь у меня нет сюзерена. Особенно, если он настолько труслив и глуп, как вы.
  Этот наглый говнюк не был закован в броню, не носил оружия и стоял на не очень высокой стенке. Он был ужасно самоуверен. Наверняка, рядом прятались его лучники. И откуда вообще взялись все эти деревья?
   - У меня нет времени, чтобы сражаться со своими союзниками. У нас общие враги, понимаете? - спросил Хостер.
   - Что я понимаю, так это то, что вы возможно самый худший союзник, которого только можно иметь. Ну, хуже вас разве что Уолдер Фрей.
   - Что?
  Это оскорбление можно было искупить только кровью. Уолдер Фрей...
   - В прошлый раз, когда вашим друзьям нужна была помощь, вы убедились, что у обоих ваших дочерей были хорошие женихи, прежде чем передать свою армию. Теперь Лиза стала вдовой, а Кейтилин развязала эту войну. Я бы сказал, что вся ваша семья поражена глупостью.
  Брат Хостера, Черная Рыба, начал смеяться.
  Хостер уже хотел начать кричать. Но крик никогда ничему не помогал. Никогда.
  Что ж, если крики не сработают, то ему придется прибегнуть к лести? Мольбам о прощении? К чему угодно.
   - Мне жаль за все те обиды, что я мог вам причинить. - сказал Хостер, потому что этот мальчишка был настолько же брюзгливым как... как Уолдер Фрей.
   - Чего вы хотите? - спросил Уэнт.
   - Речным землям нужны люди.
   - Война сталью не решит ваших проблем.
   - Я могу отрезать по голове каждый день, пока не решу все.
  Уэнт грустно покачал головой. Он вздохнул.
   - Я поискал добровольцев среди своих людей, как только услышал о вашем приближении.
   - И сколько же у вас было времени? - спросил Хостер.
   - Четыре дня.
  Это взрослое дитя был тем еще пауком. Видимо, у него повсюду были шпионы. У него было четыре дня, а он все равно вел себя очень грубо.
   - Сколько? - потребовал Хостера ответа.
   - Четыре сотни солдат. Пятнадцать рыцарей.
  Такое число ничего не значило для огромного замка, вроде Харренхолла. Однако, Хостер все равно их возьмет.
   - Вы тоже. Вы должны выехать с нами.
  Хостер собирался научить этого юнца паре уроков.
   - Я не поеду. Я лорд Харренхолла. Я буду его защищать.
   - От Ланнистеров не спрятаться за стенами замка.
  Уэнт перевел взгляд на людей Талли, которые все еще замерли у ворот. Хостер все не мог понять, как этот бастард это сделал.
  Затем, внезапно, они освободились.
  Ворота открылись наружу, заставляя людей разойтись.
  За открытыми воротами уже стояли обещанные люди. Слушали, как какое-то ничтожество говорит с Талли свысока.
  Они были достаточно воспитанными, чтобы не показать того, что подслушивали.
   - Насчет сира Григора... - сказал Хостер.
   - Он угрожал моим людям и пытался спалить наш урожай...
   - Я хочу Гору. - он понадобится ему, чтобы договориться с Тайвином Ланнистером.
   - У вас есть тюремная клетка, что сможет его удержать? - спросил Уэнт.
   - Я не собираюсь его удерживать.
  Его нужно убить или использовать в обмене.
   - Он заслуживает королевского правосудия. - сказал лорд-бастард. - Если бы король Роберт потребовал его, я бы отвез его в Королевскую Гавань.
  Лорду Хостеру Талли это не нравилось. Совсем-совсем не нравилось. Но Хостер пришел пришел молить о помощи и с ним обошлись как с попрошайкой. Он сделал то же самое, когда о помощи пришли молить Роберт Баратеон, Джон Аррен и Нед Старк. Хостер чувствовал такое лишь пару раз в жизни. Ему это не нравилось. Ему не нравился этот ублюдок-Уэнт.
  Он знал, что Ланнистеры были главной угрозой. Но он этого не забудет. Он не позволит своему сыну Эдмуру этого забыть.
   - Если вы оставите здесь Клигана, вы лишь приманите к себе больше войск Ланнистеров.
   - Я это понимаю.
   - Вы думаете, что эта маленькая стенка сможет защитить их от вас?
   - Я думаю, что меня защитит Харренхолл. Разве что Ланнистеры раздобыли себе драконов?
  У драконов и Харренхолла была долгая история, и довольно смертельная.
   - Нет. Никаких драконов.
   - Тогда мне жаль, что мои подданные будут в безопасности, а многие другие - нет. Я постараюсь найти других и взять их под свою защиту. Вы желаете защиты Харренхолла?
  Люди Хостера засмеялись. Это было ужасным оскорблением, лорду было непозволительно прятаться за стенами во время войны.
   - Нет. - немедля сказал Хостер.
   - Тогда я желаю вам безопасного путешествия и сухих дорог. Мои люди согласились служить вам шесть месяцев, но потом они вернутся. Те из них, которых вам не удастся убить и покалечить.
   - Вы позволите мне их взять? Когда у вас такое низкое мнение обо мне?
   - Я позволю им выбирать. Они молоды и желают битвы, и ничего, что я могу им сказать не охладит их кипящую кровь. Может войне удастся.
  Мужчина исчез со стены.
  Хостеру ведь это показалось... верно?
  ***
  *Whine(англ.) - нытье.
  ***
  Снаружи палатки заныла Джимма.
   - Что там девочка?
  Алис пошла наружу.
  Она оглянулась на своих брата и сестру.
   - Доедайте свой суп. Я посмотрю что там.
   - Хорошо. - сказала сестра Элис.
  Джимма рванула в чащу.
  Алис никогда не видела, как ее лютоволчица себя так вела. Она часто радовалась, но не боялась.
  Что же там такое?
  Шел же снег, во имя Зимы.
  Джимма хотела поиграть.
   - Джимма! Джимма! Когда я тебя поймаю, я с тобой...
  Ну, на самом деле, ничего не сделает.
  Джимма была выше Алис. Джимма была больше, чем палатка, в которой жило трое людей. Хорошая палатка, которую оставили какие-то вороны, но она все равно была меньше, чем растущий лютоволк.
   - Джимма?
  Алис побежала по снегу.
  Ее лютоволчица могла о себе позаботиться. Она могла съесть все, что ей угрожало.
  Там.
  Рядом с чардревом.
  Ее лютоволчица.
  И тот южный лорд.
  Он вернулся.
  Он снова срезал ветки с дерева.
  Он лгал о том, почему он это делал. Может он и садил их, но наверняка и продавал или вроде того.
  Южный лорд и замок.
  Алис в это не верила.
  Но он мог творить какую-то магию, это верно.
   - Джимма? - спросила Алис.
   - Видимо, я ей нравлюсь. - сказал лордишка.
   - Ну, а мне нет. Она выбежала на снег, а завтра может быть до двух футов.
   - Что ж, я скоро покину вас.
   - Обратно в свой замок?
   - Нет, не так скоро. Мне нужно собрать еще саженцев.
  Алис просто пялилась на него, но все равно счищала со своих плеч падающий снег.
   - Как ты можешь так исчезать?
   - А как ты смотришь из глаз Джиммы?
   - Я знаю, как я это делаю. Но как ты делаешь эту свою... штуку?
  Лорд прекратил свою работу.
   - Ты хочешь просто узнать? Или попробовать тоже?
  Алис кивнула, хотя и понимала, что это не ответ.
  Лорд подал ей срезанную веточку.
   - Пролей на нее немного своей крови.
   - Моей крови.
   - Кровавые палочки не очень хороши. Но здесь, посреди бури, это лучшее, что я могу сделать.
  Она порезала свой большой палец острым кусочком коры и провела им по веточке.
   - А теперь, держи ее прямо, вот так. - он показал ей, держа еще одну веточку.
  Она повторила его жест.
   - А теперь скажи: ...
  Она не смогла понять слово.
   - Что это за язык такой? - спросила она.
  Он произнес это более четко.
  Лю-мос.
  Ничего не произошло.
   - Попробуй снова.
  Она попробовала. Ничего.
   - Снова.
  Ничего.
  - Снова.
  Ничего.
  Вот. Небольшая искорка света. Она вздрогнула и уронила чертову веточку.
   - Она должна так делать? Светиться, на конце.
   - Поздравляю. Алис, ты - ведьма.
  Лордишка находил это весьма забавным.
   - Ведьма?
   - Варг и ведьма.
  Он подошел ближе и Джимма не зарычала. Он поднял ветку и ткнул в нее пальцем. Она начала гореть, хотя повсюду был снег.
   - Не бросай вещи, на которых есть твоя кровь. Очень плохая идея.
   - Почему ты ее уничтожил?
   - Это не была настоящая палочка. Если ты захочешь научиться магии, нам придется достать тебе нормальную палочку.
   - Научиться... магии?
  Лорд кивнул.
   - Я только сейчас это понял, но когда я нахожу людей с магическими способностями, я обязан им помочь.
   - Почему?
   - Я хочу вернуть в эти земли магию. Это значит, что нужно больше одного волшебника, и больше одного типа магии.
  Она подумала, что он снова ей врет.
   - Я стану придворным шутом? Фокусником, гадалкой? - потребовала она ответа.
  Она покачала головой, но ненадолго умолк.
   - Ты научишься магии и поможешь мне найти других. Тебе выбирать.
   - Почему ты не спросил меня?
   - Что?
   - Ты заставил меня бегать кругами в поисках. Ты должен был предложить сразу.
  Он пожал плечами.
   - Я не очень-то много магов встречал. - сказал лорд. - Я не подумал о том, что тебе может быть интересно.
  Она подумала, что тут он не соврал. Ему действительно не пришло в голову, что у него есть что-то очень особенное. Наверное, он постоянно заставлял кого-то завидовать.
   - Я должна над этим подумать. Найди меня позже.
   - Насколько позже? - спросил он с улыбкой.
   - Позже.
  Затем, он покачал головой. Это перестало быть для него простой игрой.
   - Возле моих земель бушует война. Скоро она придет и сюда.
   - Ты звучишь, как Манс Налетчик. Я уже отказала его людям.
   - Она придет с дальнего Севера. Именно поэтому ваш Манс Налетчик пытается попасть на юг.
   - Я слышала истории.
   - Думаю, это все. Я могу тебя чему-нибудь поучить, если ты хочешь. Возможно, после того, как немного научишься магии, сможешь помогать другим. У тебя будет большой выбор.
   - Я не буду сражаться в южной войне.
   - Я тоже пытаюсь в нее не вляпываться. Я вернусь "позже", чтобы проверить, приняла ли ты мое предложение, или нет.
   - Позже. - сказала она.
  Он уже пожалел о своем предложении.
   - Верно. Хочешь увидеть огромный замок на юге?
   - Хочу. Я могу возненавидеть это. Но я хочу.
   - У тебя есть другие вещи? - спросил лорд.
   - Никаких, которые не найдутся на юге, я думаю.
   - Семья, которую нужно забрать с собой?
   - Ты это позволишь?
   - Да. - сказал странный волшебник.
   - Мой брат достаточно взрослый, чтобы позаботиться о нашей сестре, но я хотела бы взять их с собой. Я за ними присматриваю. Ну, я и Джимма.
   - Они могут пойти с тобой.
   - И Джимма тоже?
   - Да. - сказал лорд.
  Она ощутила небольшой укол страха. Ей нужно было быть полностью честной.
   - Они не могут делать того, что могу я. Я так не думаю.
   - Они все еще могут пойти.
  Она почувствовала облегчение, а затем неловкость.
   - Чем они будут заниматься?
   - У меня большой замок. Для них найдется немало занятий.
   - Они не станут кланяться и вставать на колени.
  Волшебник просто кивнул.
   - Мне и самому это не очень-то нравится.
  Видимо, у нее появился учитель магии, а возможно и новый дом. Просто, верно? Она не думала, что все останется таким же простым.
   - Пройдись со мной. Наша палатка за тем холмом. - сказала Алис. - Нужно идти, пока снегопад не усилится.
   - Согласен.
  ***
  Арья, или Арри, присоединилась к конвою с преступниками, идущему на Север, к Стене. А затем все покатилось в седьмое пекло.
  Она до сих пор чуяла запах смерти.
  Она никогда не сможет забыть то, как она выглядела.
  Йорен умер со многими другими. Люди Ланнистеров все еще рыскали в поисках тех, кому удалось сбежать.
  До этого, она увидела, как ее отца убили по приказу Говнюка Джоффри.
  Сирио, ее учитель, тоже умер.
  Ей никогда не следовало ехать на юг.
  Эти Ланнистеры... Они шутили, издевались. Перед ее глазами все еще стояло изображение того маленького золотоволосого чудовища, которое убило ее отца...
  Ланнистеры... она поклялась, поклялась всем, что когда-либо знала, что они все заплатят.
  А затем, шутки кончились. Все замолкли. Все просто застыли, включая Джендри, Пирожка и других.
  Кроме одного человека, который даже не был одет в броню. Его шаги были легкими, но она все равно их слышала. Она могла видеть его из места, в котором пряталась.
  Он шел прямо к ней.
   - Я тебе не наврежу. - сказал мужчина.
  Она лишь попыталась получше спрятаться и ничего не сказала.
  Мужчина подошел ближе. В руках у него ничего не было. Никакого оружия... но как он сделал все это, всех заморозил?
   - Что ты такое? - спросила Арья.
   - Правильный вопрос.
   - Как ты сделал... сделал все это?
   - Поднимись, юная Старк.
  Это ее испугало.
  Она выглядела как мальчик. Грязный, глупый мальчик. Как этот... человек... узнал кто она такая?
   - Вы ищите меня? Я не вернусь в Королевскую Гавань.
  Незнакомец улыбнулся.
   - Меня зовут лорд Уэнт, Арья. Твой отец когда-нибудь рассказывал тебе обо мне?
  Ее лицо застыло.
   - Нет.
   - Я живу рядом, здесь, в Речных землях, где живет твой дедушка, лорд Талли. В Харренхолле я смогу тебя защитить.
  Харренхолл?
  Разве не там жил Джон Сноу?
  Это ничего не значило. Она не хотела ехать в Харренхолл.
   - Мне нужно попасть на Север, в Винтерфелл...
   - Север сейчас не очень-то безопасное место. - незнакомец казался искренне разочарованным этим.
   - Союзники моей семьи там.
   - Ты слышала слухи о последних событиях?
   - Нет.
   - Я бы осторожничал, если бы у меня были такие союзники, как у твоей семьи.
  Внутри нее поднялась ярость.
   - Я тебе не верю.
   - Тебе нравится Русе Болтон? Ты наверняка с ним встречалась.
   - Нет. Он мне не нравится.
   - Он - человек больших амбиций. Если бы твой брат Робб был бы на десять лет постарше, с тобой бы ничего не случилось. Но Робб молод, а Русе Болтон опасен. Уолдер Фрей опасен. Карстарки опасны. А у Робба нет репутации твоего отца.
  Арье совсем не хотелось это выслушивать.
   - Мне нужно вернуться.
   - Ну, я предлагаю тебе безопасность своего замка. Оттуда, ты сможешь послать своей семье ворона, попросить совета.
  Арья научилась разбираться в людях за то короткое время, что она провела на этом свете. В хороших людях. Плохих людях. Злых людях, вроде Джоффри или Пса.
  Этот незнакомец, лорд Уэнт, был силен, но и честен, по крайней мере по ее мнению.
  Он рассказал ей вещи, о которых она уже знала. Русе Болтон... Она чувствовала, что ее брат Робб не был в безопасности с такими союзниками. Она также не считала, что будет в безопасности без конвоя Ночного Дозора.
   - Джон Сноу все еще в Харренхолле?
   - Джон... Верно, он же из Винтерфелла.
   - Он - Старк! - закричала Арья.
   - Я понимаю. Да, он все еще учится в Харренхолле. Мне удалось не пустить его на войну с лордом Талли.
  Арье теперь стало поспокойнее. Ей все равно было не по себе, но если она встретится с Джоном, он может подсказать ей что делать.
   - Я смогу уйти, когда захочу? - спросила Арья.
   - Да. Желательно, в компании целой армии. Но, да, ты сможешь уйти. Если захочешь.
  Она осмотрелась.
   - Может Джендри поехать со мной?
   - Кто такой Джендри?
  Арья показала на всех своих друзей, включая Джендри. Они замерли, как и знаменосцы Ланнистеров.
   - Да. - сказал Уэнт. - Видимо, в эти дни, я принимаю всех сирых и убогих. Для них всех найдется какая-нибудь работа.
  Арья пошла с ним. И все ее друзья тоже, но это все равно не остудило ее гнев. Джон немного помог, когда она поговорила с ним в замке. Немного помогла тренировка с Иглой.
  Затем, она решила написать письмо. Этот замок был странным. У них были вороны, но никакого мейстера.
  В ее письме было написано:
  Дорогие матушка и Робб,
  Обещаю вам, что я в безопасности. Я смогла сбежать из Королевской Гавани после того, как нас попытались схватить Ланнистеры. Отец умер там, и у них все еще есть Санса, но им не удалось поймать меня.
  Как мне удалось сбежать? Мне, маленькой Арье? Это не было моей заслугой. На самом деле, несколько наших стражников и мой учитель умерли, чтобы я смогла сбежать из Красного Замка, когда за мной пришли солдаты.
  Я все еще была в Королевской Гавани, когда Джоффри убил отца. Я переоделась в мальчишку и спряталась с конвоем преступников, идущим к Стене. Потом, на нас напали знаменосцы Ланнистеров. Меня спас лорд Уэнт и отвез в Харренхолл.
  Когда война закончится, если она когда-нибудь и закончится, я хочу вернуться в Винтерфелл. Пока, я знаю, что путешествовать слишком опасно. Здесь есть несколько мечников, которые меня учат, а септ, которые бы доставали меня, тут нет. Однако, я обещаю, что буду читать. Здесь есть огромная библиотека. К тому же, никто не сможет пробиться сквозь стены Харренхолла, даже солдаты Джоффри.
  Пытайтесь отобрать Сансу у монстров из Красного Замка.
  Убейте столько Ланнистеров, сколько сможете, но оставьте Илина Пейна мне. Я научусь как использовать свой маленький меч, Иглу, чтобы отплатить ему за тот урок, которому он меня научил. Джон Сноу здесь, и он мне помогает. Жаль, что тут нет моего учителя танцев, Сирио Фореля. Он научил меня как использовать свой меч. Он был Первым Клинком Браавоса и умер, чтобы меня не поймали.
  Берегите Брана и Рикона. Пришлите мне ворона, чтобы я знала, что вы в безопасности.
  Люблю вас,
  Арья Старк.
  ***
  Лорд Болтон хотел остаться на Севере, но ему пришлось ехать в Речные земли. Сообщение от глупого юнца Старка было, мягко говоря, запутанным. У Робба Старка, "временного" сюзерена Русе, были свои идеи и странные приказы.
  Русе нужно было взять Харренхолл, хотя бы для того, чтобы он не достался Ланнистерам.
  Проблема, однако, заключалась в том, что замок все еще занимал лорд. Бастард Уэнта. Может Роберт и подписал бумажку, в которой говорится, что он не бастард... но Роберт умер.
  Пока, Русе притворится верным, но и у него были свои идеи. Вскоре, Робб не сможет вообще ничего сказать. Мертвецам сложно разговаривать.
  Русе попытался вспомнить планировку Харренхолла. Прошло много лет с тех пор, когда он в последний раз был тут. То, что замок был большим, ничего не значило. Он предаст всех в этом месте мечу, от лорда до поваров.
  Не хотелось бы заселяться в замок, только для того, чтобы его отравили на первой же вечерней трапезе. Нет, когда Русе Болтон что-то делал, он делал это до конца.
  К примеру, Русе покопался в своей обширной памяти в поисках слухов об этом месте до того, как он отправился в Харренхолл. Глупец Талли однажды трепался с Роббом о том немногом, что он увидел в замке, когда забрал на войну большинство его гарнизона.
  Русе запомнил все детали также, как он запоминал все остальное: информацию, обиды, планы, возможности, время, когда можно мстить.
  Теперь настало время использовать эти знания.
  Русе замедлил, а потом полностью остановил свои войска. Они подошли к одной из этих стен. На ней не было людей. Они даже не смогут никого предупредить. Бесполезная постройка.
  Русе повернул голову и стал раздавать приказы.
   - Снимайте броню и мечи. Залезайте по этой маленькой стенке.
  Русе спланировал тайное проникновение.
   - Используйте камни как оружие, пока не сможете украсть клинок на другой стороне. Может у них нет мечей, но мы знаем, что они выращивают еду. Снимите лезвие с плуга, если нужно, используйте его как топор. Не забудьте о внутренней стене. Когда король Роберт проезжал через Харренхолл, он сказал, что там было две таких стены. Не думаю, что теперь будет больше.
  Его люди не хотели оставлять свои мечи, чтобы слепо отправиться в опасность.
   - Хостер Талли забрал почти всех солдат из этого замка. Для нас это хорошо. Для тех, кто остался в этих старых руинах - плохо. Перережьте их всех. Затем, найдите планы этих стен... и то, как их отключить. Мы будем ждать у стены возле Зерновой Заводи. Там есть ворота, которыми пользуются местные фермеры.
  Его люди начали лезть по стене.
  Когда один вскарабкался на верх этой небольшой постройки, его пнул в лицо человек, которого еще мгновение назад там не было.
   - Это не ваша земля, лорд Болтон.
  Этот незнакомец столкнул со стены еще двоих. Когда они упали, они уже не поднялись. Мужчина ударил их не так сильно. Русе не мог понять в чем тут дело. Обычно, он понимал каждый трюк до того, как он происходил.
   - Кто ты такой, мертвец? - потребовал Русе ответа.
   - Это четвертая стена. Теперь, у нас четыре стены, а не две, как когда нас посещал Роберт. Или три, когда молить приполз лорд Талли.
  Видимо, это и был бастард Уэнт.
  Тем лучше.
  Ему не нужно было посылать людей в Харренхолл, чтобы забить его камнями.
  К счастью, он не собирался посылать всех своих людей через стену. Однако, он планировал на случай, если кто-то случайно столкнется с противниками. Болтон махнул рукой и его лучники послали специальные каменные стрелы в этого глупца. В них совсем не использовался металл.
  Две попали в цель.
  Мужчина начал истекать кровью, Русе точно это увидел. Это было хорошим началом, ведь после крови обычно приходит смерть. Юный бастард просто взмахнул рукой. У него в руке была какая-то палочка.
   - Стреляйте! - приказал лорд Болтон.
  Но ничего не случилось.
  Русе взглянул назад и увидел, что все его люди замерли. Некоторые все еще снимали свою броню. Некоторые натягивали луки и арбалеты. Русе понял, что даже его лошадь не двигалась.
  Что?
  Он не слышал ничего подобного...
  ...с тех самых пор, когда он был ребенком и слушал сказки на ночь.
  Беспощадная магия, как та, которую использовали Иные. Магия.
  Этого король Роберт... и этот идиот Талли... не упомянули. Были слишком глупыми, чтоббы упомянуть такие вещи - или хотя бы их заметить.
  Русе попытался спрыгнуть со своей лошади... но понял, что его ноги тоже замерли.
   - Я знал, что вы умны и опасны. - человек на стене, бастард Уэнт, спрыгнул со стены. - Я слышал о вашей репутации. Встречал пару людей, которые передавали вам информацию. Любопытный и аморальный, амбициозный. Опасный.
  Он тронул свою кровь пальцами.
   - Я не знал до какой степени. Обычно, я правильно оцениваю людей, но с вами я ошибся.
  Русе понял, что он может двигать только челюстью и глотать. Его и его людей отравили? Русе никогда не слышал о такой магии... а он весьма тщательно допросил Квиберна обо всех его знаниях в области тайных наук.
   - Я удивлен, что некоторые каменные стрелы - нет, это похоже на стекло, это драконье стекло, о котором я слышал? - прошли сквозь одежду, которая на мне надета. Это довольно больно. В самом деле, мне не было больнее с тех пор, как я сюда прибыл. Можете этим гордиться, наверное.
  Русе сглотнул. Сила провалилась. Теперь, ему нужно было попробовать дипломатию.
   - Я этого не хотел.
  Конечно же, Русе ненавидел молить. Он даже больше ненавидел быть под контролем того, что он не понимал. Он запомнит это и приспособится, чтобы в будущем больше не иметь таких проблем.
   - Посмотрите на меня.
  Русе не стал этого делать.
  Если смотреть на короля... или волшебника... можно сильно увеличить свои проблемы.
  Затем, голова Русе начала двигаться сама собой.
  Он не мог закрыть свои глаза.
  Какое-то время, волшебник просто пялился на Русе, так долго, что можно снять с руки человека кожу. По крайней мере, Русе был настолько быстрым.
  Он чувствовал, что этот волшебник был еще быстрее.
  Вместо того, чтобы снимать кожу, этот волшебник снимал слои с разума Русе.
  К этому времени, лорд Болтон уже сильно вспотел.
  Затем Уэнт отвернулся, на его лице застыла гримаса отвращения.
   - Это был хороший план. - сказал чужеземец. - Заставить людей снять весь металл. Мне придется запомнить это на будущее. Нельзя полагаться на что-то простое, вроде магнетической ловушки.
   - Если это был хороший план, тогда почему все мои люди отравлены...
  Он не мог признать того, что магия может существовать. Он знал это, но не мог сказать.
   - Вы не знали обо мне, но были правы в том, что не смотрели мне в глаза. Я способен читать ваши мысли. Те отвратительные вещи, которые вы хотели совершить с моим домом. Нет.
  Тогда, мужчина знал все.
   - Мне повезло, что я стал гораздо сильнее. Вы в это не поверите, но всего два года назад я смог бы "отравить" только одного из ваших людей. А теперь, я смог погрузить их всех в спокойный сон.
  Хорошо для него, но очень плохо для Русе.
   - Вы приносите безумие везде где бываете. Я не могу просто посадить вас в клетку в Харренхолле. Я не позволю вам осквернять его своим присутствием. Я также не могу просто отпустить вас. Я сделаю из вас пример в этом жестоком мире.
   - Я требую суда поединком.
   - У вас был суд, Болтон. Вы провалили суд разумом.
   - Что ты делаешь?
   - Преподаю.
  Мужчина преклонился возле замершего скакуна Русе и вставил в землю палку.
  Нет, не палку.
  Саженец. С дерева.
   - Уроки, которые многому научат ваших людей.
   - Я постоянно кого-то учу. - сказал Болтон.
   - Предупреждение в виде освежеванного человека кажется грубым по сравнению с тем, что было у меня в уме. Сомневаюсь, что вы хоть раз дали кому-то хороший урок. Я не заставлю вас начинать сейчас. Вы научите всех, что жестокость ничего не дает. Будете учить этому уроку в течение тысячи лет. Неплохое применение для отвратительного человека.
  Волшебник ткнул своей палкой в саженец, а потом отошел от него. Он остановился у стены и стал смотреть. А затем, Русе тоже стал смотреть.
  Вскоре, дерево начало расти. Один маленький саженец начал растить корни с каждой стороны Русе и его лошади. Дюйм за дюймом. Это не было обычным деревом. Нет, в центре у него будет огромная пустота, достаточно большая для лошади и человека. Русе начал дрожать, когда корни достигли его сапог. Затем, ему стало сложнее смотреть. Русе будет жить в середине дерева, которого не было лишь минутами ранее.
   - Не надо. - сказал он.
   - В конце концов, дереву удастся сломать вас и использовать ваше гниющее тело. Может, у этого дерева появится хорошая репутация. Дерево Предателя? Стонущее Дерево?
  Затем, растущее дерево полностью покрыло Русе. Вокруг осталась лишь темнота и он не мог двигаться, разве что шевелить челюстью. Он вопил и кричал.
   - Я буду поить и кормить вас. Вы не умрете слишком быстро. Стонущему Дереву понадобится время, чтобы получить репутацию. Гнетущий страх. Такой, какого вы желали в жизни - может быть вы получите его на своей новой работе.
  Русе все еще кричал, когда в его рот потек ровный ручеек воды и почти утопил его.
  Затем, на время, он перестанет. И тогда... Русе продолжит стонать.
  Вода и воздух, у него оставались лишь они.
  Но, голод... Голод сводил его с ума. Он хотел умереть и ждал - но он не умер. Вода была немного сладкой, в ней был сахар - достаточно чтобы поддерживать его на грани жизни и смерти.
  Русе был слаб и не мог думать о том, какому ублюдку он перешел дорогу.
  Не мог думать о своем сыне, Рамси.
  Не мог помочь своему союзнику, Уолдеру Фрею, не мог предупредить его. Если Русе не будет рядом, Уолдер превратит все в полнейший беспорядок.
  Русе не умер. Он желал этого всем своим естеством, но мог лишь стонать в темноте.
  ***
Оценка: 6.52*13  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Б.лев "Призраки Эхо"(Антиутопия) Б.Толорайя "Чума-2"(ЛитРПГ) Д.Черепанов "Собиратель Том 3"(ЛитРПГ) Р.Прокофьев "Стеллар. Инкарнатор"(Боевая фантастика) Л.Мраги "Негабаритный груз"(Научная фантастика) Д.Сугралинов "Мета-Игра. Пробуждение"(ЛитРПГ) Н.Александр "Контакт"(Научная фантастика) Е.Флат "В пламени льда"(Любовное фэнтези) М.Снежная "Академия Альдарил: роль для попаданки"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"