Мазур Степан Александрович: другие произведения.

Цикл Скорпиона-6: Шипы души

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Полная версия, иллюстрирован. 19.09.2018
    полная версия доступна тут:
    https://andronum.com/product/mazur-stepan-shipy-dushi/
    https://www.amazon.com/Шипы-души-Russian-Степан-Мазур-ebook/dp/B07HFGFQM8/ref=sr_1_3?ie=UTF8&qid=1537764577&sr=8-3&keywords=степан+мазур

Unknown


     No Степан Мазур

     Цикл Скорпиона:

     Слёзы Солнца
     Дыхание Власти
     Клятва Рода
     Вектор Пути
     Всполохи Эйцехоре
     Шипы Души
     Последнее Сказание

     Том шестой:

     «Шипы души»

     Фантастический роман

     
 []

     Аннотация:
     Смерть подступала к небесному страннику медленно, но неотвратимо, выжигая с каждым новым шагом глаза. Разлом, полный лавы, сулил Скорпиону верную смерть. Обнажённую кожу щипало, кончики волос, казалось, сейчас загорятся. Горячий пар, поднимающийся снизу, раскалил тело. Ощущение беспомощной обречённости давило на сознание. Распятому на цепях и поверженному неизвестными противниками небесному посланнику приходилось лишь вспоминать, почему всё так сложилось.
     Вспоминай, Скорпион, вспоминай.

     Оглавление:
     Часть первая: «Небесный феникс»
     Глава 1. Пленник лавы.
     Глава 2. За воздух держись.
     Глава 3. Моё бессмертие.
     Глава 4. Прыжок в обязательства.
     Глава 5. Путь Родослава.
     Глава 6. Путь Рыси.
     Часть вторая: «Антиподы»
     Глава 1. Зеркало.
     Глава 2. Услада.
     Глава 3. Пресекая черту.
     Глава 4. Кровь прошлого.
     Часть третья: «Сиречь Земли»
     Глава 1. Акт первый.
     Глава 2. Акт второй.
     Глава 3. Акт третий.
     Часть четвёртая: «Капитуляция»
     Глава 1. Последняя печать.
     Глава 2. Серое небо.
     Глава 3. Литургия иллюзий.

     Часть первая:

     «Небесный феникс»

     Я выживаю!1
     Срывая ногти, лезу вверх.
     Я точно знаю
     Что пораженье, что успех.
     Уйдите, беды!
     Меня не скинуть вам со скал.
     Вкушу победы!
     Не зря я душу в клочья рвал.

     Пусть немеют замёрзшие пальцы,
     Пусть чернеет мой дух, стон в груди.
     Я за целью тянусь ещё дальше
     Я срываюсь, но свет впереди.

     Ещё чуть-чуть.
     Ещё мгновенье.
     Вот он край.
     Ещё секунда.
     Преображенье.
     Только рук не опускай!

     Я покоряю!
     Через себя переступив,
     Я сам решаю,
     Черту законов заслонив.
     Не закрывайте свет,
     Я должен встретить смерть.
     Она отступит –
     Я увижу рассвет!

     Ещё чуть-чуть.
     Ещё мгновенье.
     Вот он край.
     Ещё секунда.
     Преображенье.
     Только рук не опускай!

     Глава 1

     – Пленник лавы –

     Сергий Корпионов открыл глаза и сразу закрыл от невозможного дикого жара. Сощурился, всматриваясь в просторы огненной реки под собой. Светящаяся от огромной температуры вязкая масса была прямо под ним. Ужасающе ясная, реальная, забирающая все шансы на сон или бред галлюцинаций.
     Явь!
     Правдивая, терзающая плоть на живую, явь!
     Обнажённую кожу обжигало, кончики волос, казалось, сейчас загорятся. Горячий пар, поднимающийся снизу, раскалил тело. Из одежды неизвестные пленители оставили лишь повязку на бёдрах. Смысла в ней было немного. Она не защищала нежную кожу внутренней стороны бёдер от жуткой температуры.
     Лицо пылало огнём. Ощущение, что вот-вот вспыхнет по-настоящему. Горло пересохло. Настоящая пустыня.
     Только не думать о том, как хочется сглотнуть. Горло сразу сведёт судорогой. Этого нельзя допустить. Нужно отвлечь мысли, сконцентрироваться на постороннем. Забыть о боли, не думать о смерти или жизни. Собраться.
     «Тебя не так просто убить. Соберись и придумай решение. Только так. Нет безвыходных ситуаций!... До сей поры не было».
     Но виски ломило так, словно в голове поселились тысячи муравьёв. И с каждой минутой их становилось всё больше. Смерть подбиралась не спеша, выжигая своим приближением глаза.
     «Что произошло? Где я?» – Уныло всплыли две мрачные мысли в разгорячённой голове. Испарились они так же быстро, как испаряется с кожи пот в этой жаре, невыносимом адском пекле глубоко под землёй.
     Жёлто-алое варево под Скорпионом бурлило и клокотало, вздымая большие пузыри. Они взрывались, разнося в разные стороны оранжевые брызги. Что будет с телом, вздумай на него попасть подобная смертоносная «капелька»? Благо он висит на приличной высоте, но отдельные пузыри поднимаются впечатляющими размерами. Если подобный здоровячек взорвётся рядом с ним, то прожжёт до костей. А то и сами кости. Этот «супчик» под ним способен сварить в себе всё.
     Сергий подёргал руками, невольно извиваясь всем телом. Невольно потому, что тело висело натянутым на четырёх цепях. Оно было немного прогнуто под собственным весом. Распятый чернявый невольник над ущельем, полным лавы, был обречён на пытку жаром.
     Страдание, адским мукам подобное.
     Впрочем, в аду Сергий уже бывал и те муки не ставились в один ряд со страданиями физического тела.
     Иные категории смысла.
     Подвешенное состояние и немалое расстояние до ближайших каменных выступов делало беспомощным, но и не убивало сразу. И больше всего на свете Сергий ненавидел именно это ощущение – безнадёга. Осознание того, что от тебя больше ничего не зависит, что достиг своего потолка – умирай и не дергайся. А кто-то рядом посмеивается и бормочет с эхом: «Смирись с происходящим и прими свою участь, выбора другого нет… нет … нет!».
     Скорпион помотал головой. Четыре массивных браслета надёжно сковали руки и ноги. Браслета до неприятия странных. От них веяло внутренним холодом. Пленник готов был биться об заклад, что железяки заговорены или усилены сковывающими рунами. А значит дёргай хоть сколько – освободиться не удастся. Надёжны и прочны, подогнаны строго по размеру. Словно для него только и ковали. Разогнать атомы тела и заставить конечности пройти через препятствие не удастся.
     «Выскользнуть невозможно! – стучало в голове».
     Ловушка мастера. Сильно не жмёт, но от постоянного давления тела на весу стопы и ладони немеют. И без взгляда на них ясно, что кровь застоялась и синеет кожа под негостеприимным для неё металлом. Медленно, но верно деревенеют и отмирают конечности. Это не вселяет оптимизма. Тьма обречённости не спеша пробирается к сердцу, выжигая всё светлое на своём пути.
     Звенья в этих длинных мощных цепях были такой толщины, что могли выдержать и вес танка, не то, что человеческого тела. За то, что рухнет в лаву, беспокоиться Скорпиону не приходилось. Но вот о свободе можно было и не мечтать. Ловушка, что надо. Надёжнее только лом.
     «Зачем ещё оставили в живых? Для этой невыносимой пытки? Или Мироздание и в правду имеет чувство юмора? Так причудливо сбывалось последнее желание принять смерть от огня. Да так, чтобы и праха не осталось. Верно, выходит, говорят – бойтесь своих желаний. Они имеют свойство сбываться… Но как я здесь оказался? Вспоминай. Вспоминай!».

     …Луна, блестящие глаза Семёна, осунувшееся лицо Рыси, строгий взгляд Лады. Аватары, Отшельники, Эмиссары, прыжки в вечность… Жертвы, отводящие от родного мира первую реальную угрозу его уничтожения… Слова, жесты, эмоции, информационные пакеты того, что не решались сказать вслух. Собственный последний «прыжок» с тяжёлой ношей сильнейшего представителя «Единицы»…

     Всё, дальше пробел в сознании. Белое пятно. Просто тот последний прыжок и… вот он здесь, висит как курица над грилем. И кто-то словно вырезал кусок памяти от последнего осмысленного действа до сего момента. Полная пустота.
     Нижняя губа потрескалась от жара, не выдержала испытания температурой и треснула. Капелька крови собралась на ней и собиралась уже отправиться в свой последний полёт под воздействием неумолимой гравитации, пытаясь испариться ещё в воздухе над лавой, обратившись паром, но Сергий накрыл другой губой.
     Кровь попала в рот. Скорпион закрыл глаза, ощущая солоноватый привкус, концентрируясь на нём, пытаясь проникнуть в его суть.
     Он пытался прочитать её.
     В мозгу можно заблокировать участки с памятью, можно даже стереть память навсегда, но память крови уничтожить невозможно. Этот колодец для посвящённых напомнит всё, в любое время. Структура этой основополагающей несущей жизнь жидкости полна информации в намного большей мере, чем вода.
     Вместе с ощущением влаги пришло и первое из последних воспоминание.

     * * *

     Огромное округлое помещение с высокими сводами, похожими на стеклянные. Но вряд ли это стекло. Слишком белое. И не похоже на искусственное затемнение или матовое покрытие. Чем бы это ни было, оно нежно светится собственным светом, заряжаемое голубым гигантом-солнцем снаружи. Этим естественным, мягким светом окутано всё помещение здесь внутри культового сооружения.
     На дворе самый разгар дня. День на этой планете долгий, долгая и ночь. Но ночь светлее, чем на Земле, потому что у планеты три спутника, все отражают свет солнца. И, как правило, минимум два, всегда на виду. Днём висят на небе незрячими очами. Ночью же разгоняют полумрак. Тот становится тусклым, неполным, словно ночь никак не может прийти и до самого рассвета будет царство сумерек.
     Можно трижды выспаться за время долгой ночи и трижды устать за долгий, светлый день. Рай для тех существ, кому постоянно не хватало времени на дела, когда в сутках всего двадцать четыре часа.
     Рай, конечно – сильно сказано, ведь биологические часы напомнят о себе не раз. И как их полное смещение «внутренних механизмов» скажется на организме – вопрос всех вопросов.
     Скорпион вместе с тремя оппонентами находился в центре округлого помещения в одной из четвертей круга, строго расчерченного золотистой краской. Диаметром круг был примерно десяти метров. Каждому из существ досталось по ровной дольке, своей четвертинке пространства круга. Размер существ для выделяемого пространства не имел значения.
     Сергий, как и трое других равно посвящённых, восседал на выступающих из пола возвышениях. Эти возвышения разных размеров походили на каменные столпы только внешне. Помимо тусклого света, что так же шёл от возвышений, они так же испускали приятное телу тепло. Но они не были нагреты искусственно. Тепло шло изнутри самих возвышений. Это был их внутренний заряд.
     Под куполом мигнуло ярким светом и то, что Скорпион принял за золотистую краску на полу, расплылось силовой завесой вокруг круга, прошлось по четвертям, разделяя четверых существ друг от друга, коснулось потолка, завершая блокадное формирование.
     Вокруг же отныне объёмного золотого круга с четырьмя возвышениями на полу восседали порядка тысячи Тлай Ху, вооружённых личным оружием как ближнего, так и дальнего боя.
     «Тлай Ху» называли себя сами эти существа, так похожие на людей Земли внешне, но так далёкие от них по внутреннему содержанию. Были они в просторных, белых, длинных одеяниях, с серебристыми поясами. Сидели хозяева без движения и выглядели полностью сосредоточенными на том, что происходило в кругу. Весь прочий мир, словно для них не существовал. Имело значение лишь происходящее с равно допущенными.
     Сергий за несколько недель пребывания в этом мире бок о бок с Тлай Ху едва коснулся понимания их мировоззрения. Зацепил только самую кромку, настроив своё земное понимание на язык Тлай Ху. Их весьма необычный язык состоял помимо звуков привычной фонетики ещё и из передачи ощущений и чувств, вроде аналога телепатической связи у людей, но с гораздо большим, расширенным, спектром возможностей.
     Помимо этого, в процессе обучения Сергия и настройки собственного «внутреннего переводчика» на нужную волну, в голове землянина периодически мелькали принимаемые картинки. Это было знакомо по ранее проводимым подобным практикам на Земле, но ещё вдобавок приходил и смысл картинок. Причём до того, как мозг интерпретирует его по-своему и привычно подстроит всё под себя.
     Таким образом, «принимающий» понимал всё как раз так, как хотел передать свою точку зрения его «передающий» собеседник. Смысл «сказанного» доносился в полной мере, не оставляя возможности для ошибочного понимания. И этот трёхступенчатый образно-смысловой язык был по душе Скорпиону. Не приходилось настраиваться индивидуально под каждого, как будь то с «астральным диалогом» и тем паче с «диалогом души». Каждый из Тлай Ху был открыт для приёма-передачи информационного обмена в любой момент.
     Тлай Ху были развитым обществом без личных барьеров.
     Готовы ли к чему-то подобному люди Земли?
     От единственного входа в округлую залу образовался коридор. Четверо молодых безоружных Тлай Ху в серых, облегающих тело одеяниях, понесли к кругу каждый по большой серебристой чаше. Красивые резные сосуды были в светящейся краске.
     Но не внешняя красота интересовала Сергия. Скорпион расширил сферу восприятия, стараясь ощутить содержимое чаш прежде, чем их поднесут равно допущенным.
     Трое его оппонентов в прочих четвертях круга тут же впились в него острыми, предостерегающими взглядами. Ощущая на себе внешнее давление и внутренний дискомфорт, Сергий свернул «щупальца» ощущений, так и не коснувшись чаши. Бесить оппонентов раньше времени желания не было. По крайней мере, не всех троих сразу.
     Сначала информация.
     Послушники поднесли к каждой четверти по чаше, протягивая их со слегка опущенными в уважении головами. Руки свободно прошли сквозь разделяющие завесы силового барьера, ниспадающего с центра потолка округлого здания. Сергий тут же решил, что барьер односторонний. Внешний.
     «Интересно, изнутри из него не выбраться?»
     Первым взял чашу «равно допущенный» в золотом одеянии. Он казался стариком, но только на вид. Живые глаза без тени старческой поволоки на зрачках резво оценивали соперников. Не каждому старику на плечи можно было положить бревно так, чтобы он и не заметил. Этот «старик» был порядка трёх метров в высоту, а стоило ему развести руки – свободно бы касался краёв круга своей четверти. Седая борода и усы оппонента давно сплелись с густой, пышной шевелюрой. В правой руке у него был мощный посох с навершием из синего камня. Камень периодически подсвечивался внутренним светом, но никаких солнечных бликов не отражал. Даже по внутренним ощущениям старик был грозен и могуч. Одеянием его вовсе можно было укрыть любой легковой автомобиль. Очень походило на то, что старец привык к подобным просторным одеждам и не испытывал никакого дискомфорта.
     С принятием чаши над его головой образовался шарообразный сгусток энергии, разряд высокой мощности, так напоминающий шаровую молнию. Разве что была она тёмно-жёлтого цвета и послушно висела над головой хозяина. Молния искрилась. Постоянно меняющиеся, находящиеся в движении, нити-ветки непредсказуемо меняли положение. Но в целом эта причудливая шаровая молния не выходила за пределы четверти круга хозяина. Оппоненты воспринимали её спокойно, перестал обращать внимание и Сергий. Разве что у каждого в кругу чуть засветились внутренним светом глаза, словно собственные мини шаровые молнии поселились в их зрачках.
     Вторым взяла чашу равно допущенная в светло-зелёном одеянии. Женщина была одним ростом со Скорпионом, тонкая, стройная, бледная. Кожа как свежее молоко. Длинные светлые волосы её были сплетены в боевые косички, не мешающие движению, спрятаны в уйме заколок, шпилек и прочих непонятных причудливых металлических штук на голове. Выданное одеяние висело на ней поверх её собственной облегающей одежды слегка мешковато. Но зато прекрасно скрывало оружие за плечами и ножи, а так же цветастые баночки на поясе. Об их содержимом можно было только догадываться.
     «Зелёная» оппонентка сидела всю церемонию неподвижно, прикрыв подведённые синей краской веки и, словно бы не обращая внимания на прочий мир. Но по тому, какой мягкой и плавной была её походка до церемонии, по тому, как она не допускала лишних движений и всегда держала один ритм дыхания в походе до храма, Сергий видел мастера движения и опасного конкурента. Готов был биться об заклад – скорости движения и ловкости в ней было не занимать. К тому же она так же не была человеком. И можно было только догадываться об её реальных возможностях. Внешность – одно, но внутреннее содержание это совсем другое.
     
 []

     Едва женщина взяла в руки сосуд с питьём, как по плечам и шеи поползли толстые, извивающиеся нити сначала светлого, а затем тёмного-зелёного цвета. И чем темнее становились нити, тем отчётливее становились контуры создаваемых существ вокруг неё.
     «Мастер движения. Мастер волшбы. Что ещё в тебе есть?» – Подумал Скорпион.
     Спустя мгновения по всему телу Зелёного оппонента, по одеянию и под ним, ползали небольшие змеи с головами в несколько раз превышающими диаметр собственных тел. Когда змея открывала рот, два клыка предостерегающе блестели в этой жуткой пасти. С кончиков верхних клыков свисали капельки яда, нижние были чуть меньше, но так же внушали опасение. Землянин готов был поклясться, что действие яда почти моментально и никакому яду змеи с родной планеты по скорости воздействия с ним не сравниться.
     Предостерегающе забегал по телу под балахоном низший тотем – скорпион. Вскоре он исчез с кожи, затаившись внутри тела. Сергий был готов к принятию и нейтрализации любых доз яда этих змей. Разве что пришлось скоординировать тотем только на змеях.
     Полная концентрация на одной цели! Только так можно победить сильную сторону опасного оппонента, быть готовым к отражению, считал Сергий.
     Третьим взял чашу равно допущенный в фиолетовом одеянии. Он был краснолиц, краснокож, только кожа его не допускала никаких волосков и была крепче камня. И как на глаз, так могла выдерживать огромные температуры и выдержать сильный удар.
     Вне всякого сомнения для Скорпиона, один из трёх его оппонентов был демоном. Или очень походил на него, пусть на лысой голове и не было никаких рожек. Зато роговая броня была на шипастых локтях, коленях и пластинах груди. Странные непривычно изогнутые ниже колен ноги заканчивались совсем не человеческой ступней, с когтем вместо пятки. Пусть и не копытца – пальцы имелись, но всего три и мощные, приспособленные для быстрого рывка вперёд – но там, где должны были быть ногти, определённо были когти. Это Сергий разглядел ещё, когда шли процессией от Храма Алмара, где он прошёл своё очередное испытание. А четырёхпалые руки демона выделялись бугристыми мышцами из-под балахона. Демон был страшен, когда вертел в руке свой чёрно-серебристый меч.
     О мече следовало сказать отдельно. Несмотря на небольшой размер самого демона – а был он лишь на две головы выше Скорпиона и на голову шире в плечах – меч демона был огромен. Рукоятка под две руки заканчивалась «яблоком» из белёсого материала в виде небольшого черепа. Сергий склонялся к мысли, что это просто кость, но в глазницах этой кости стояли то ли камни, то ли странный светящийся металл и он беспрерывно горел. Гарды у меча не было. Демон не собирался отражать чьи-то удары. Он привык только атаковать. На худой конец принимать удары на широкое лезвие. Само же лезвие было непропорционально большим и должно было клонить воина вперёд, вздумай он держать его перед собой. Но, припоминая, какова форма ног демона и какова, возможно, его иная структура тела, мышцы, связки, кости, землянин не спешил с выводами. Вряд ли демон использовал бы неудобное для себя оружие. Он необычайно силён.
     Всё серебристое лезвие было исписано иссиня-чёрными рунами. Непонятные, манящие, они притягивали взоры, рассеивали внимание. Сергий едва успел опомниться, завороженный теми рунами, как пациент умелым гипнотизёром. Не хватало ещё в транс впасть на виду у всех.
     Показать свою слабость сейчас – проиграть ещё до начала состязания.
     Демон первый взял чашу. Одной рукой. И не склонил голову в ответ на уважение молодых послушников Тлай Ху, проигнорировав любезный жест. На лишённом любой растительности лице отразилась доминирующая ухмылка. Фиолетовое пламя объяло демона в какие-то секунды. Оно даже на миг расширилось до пределов всей четверти отмеченного круга и все трое оппонентов демона ощутили на себе дикое давление. По коже Скорпиона как будто прошлись раздражённые осы, жаля безжалостно, умело. Захотелось кричать. Приходилось бороться с собой, скидывая с себя давление и усиливая его в ответ.
     Сергий в подобной тренировочной разведке боем с оппонентами ощутил приступ удушья. Высший тотем-орёл Велет предостерегающе замахал крыльями. Нанесённый на тело образом татуировки, он заволновался за хозяина, готовый воплотиться в физический мир и броситься на фиолетового оппонента немедленно… Скорпиону едва удалось сдержать его порыв, успокоив внутренним посылом – не время!
     Немного помедлив, принял чашу и человек. Его выданные народом Тлай Ху одеяния перед последним соревнованием были тёмно-алого цвета.
     В момент касания краёв чаши обоими руками Сергий ощутил разряд по телу. Но прежде, чем разряд проявил себя, то ли собираясь безжалостно ударить током, то ли намереваясь придать сил, последний равно допущенный понял, что содержимое чаши – яд. Метаболизм человека был просто не в состоянии справиться даже с глотком этого состава.
     Низший тотем был настроен на нейтрализацию яда змей Зелёной! Для перенастройки его нужно было время. Если же напрямую влиять на питьё, то трое других взбунтуются и убьют его прежде, чем завершит изменение состава питья.
     Землянину досталась худшая карта в этом розыгрыше.
     «Настроить всех против себя или отказаться от предложенных сил?» – мелькнуло сокровенное в голове.
     Организм хотел жить. И прежде чем донёс края чаши до губ, внутренняя суть отвергла подношение. Рука остановилась, вызвав новую ухмылку демона и усмешки Зелёной и Жёлтого.
     Как же не вовремя вырвался на свободу Велет, жаждущий боя с Фиолетовым больше чего бы то ни было. Как никогда непослушный, он прервал ритуал раньше времени!
     Сергий не успел получить положенных ритуалом сил. Лишь один из четырёх, он остался с теми силами, с какими пришёл в этот мир Тлай Ху.
     Чаша полетела из рук Скорпиона на пьедестал, орошая камень ядовитым напитком, что так и не коснулся губ. Трое других спешно опорожнили чаши, принимая питьё и с ним новые силы, необходимые для последнего испытания.
     Барьеры, разделяющие всех четверых, рухнули в один момент. Остался лишь внешний периметр, отгородивший от претендентов взирающих на них народ Тлай Ху. С возможностью вмешательства со стороны последних, но никогда изнутри.
     Велет разорвал алый балахон на груди Сергия и воинственно расправил крылья. Оттолкнувшись от тела, как от ветки, он сорвался в полёт на Фиолетового. Демон показал острые зубы и поднял меч, срываясь в движение навстречу слабейшему для него в круге противнику.
     Скорпион, разогнав тело и разум по всем постигнутым ступеням развития, помчался на огромной скорости следом, подныривая под удар меча демона раньше, чем клинок рассечёт торопливый высший тотем, а, по сути, часть собственного представления о мире, выделившемся когда-то в клочок самостоятельности.
     Правая рука поднырнула под орла, откидывая тотем назад. Тело скользнуло вперёд, оказываясь вне вектора рубящего сверху вниз удара демона, но в зоне досягаемости свободной руки демона. Фиолетовый оказался невероятно быстр для своей комплекции. Свободная рука сделала отбрасывающий жест. Что с силой демона и костяными наростами на руке могло закончиться в лучшем случае переломом костей. К тому же рука нацелилась в голову.
     Сергий присел, поднырнув под выпад демона. Его скорость реакции была все же выше демонической. Рука оппонента пролетела над головой. Но стоило вновь поднять голову, чуть дернувшись в сторону, чтобы оценить обстановку с флангов, как чёрные руны меча проявили себя с неожиданной стороны, вспыхнув тьмою.
     Этот антисвет «ослепил» левый глаз, обрушившись на голову потоком боли. Оставив на некоторое время концентрацию над сверхскоростью, чтобы подвластными силами собственного саморазвития подавить влияния тьмы рун и её последствия.
     Демон меж тем атаковал рукоятью меча, целясь в грудь. Не попав в продолжающую двигаться мишень, он тут же пнул шипастым коленом и попытался схватить свободной рукой за вьющиеся длинные волосы. Когда же и это не удалось, Фиолетовый обрушил удар локтем, стараясь зацепить шипом близко стоящего противника.
     Скорпион, прикрыв левой рукой поражённый глаз, «превратил тело в воду» и ушёл от мощного противника, ни на секунду не оставаясь на месте. Просто само тело двигалось на ускоренных рефлексах так, словно не имело суставов. В минимуме действий Скорпион компенсировал недостаток утраченной скорости за счёт прямолинейных, предсказуемых действий противника, больше отдаваясь лечению ослепившей его тьмы, чем ответным действиям…
     Едва упали барьеры, Зелёная атаковала Жёлтого оппонента первой, достав из-под балахона пару быстрых, лёгких мечей, изогнутых по локтям. Она взяла их обратным хватом. Вместе с холодным оружием над ней навис пучок десятка не до конца проявившихся в физическом мире змей. Они жаждали впиться ядовитыми клыками в плоть противников. Полуэфемерные, словно из эфира состоящие, они могли быть любых размеров по одному желанию хозяина. Зелёная могла атаковать с расстояния. Но эту особенность она оставила на потом, сразу решившись на ближний бой с дедом-магом. Как ей казалось весьма неповоротливым.
     Дед выставил посох поперёк себя для защиты. Тот засветился жёлтым, создав мгновенный щит, отражая не столько выпад мелких для гиганта мечей, сколько отбивая атаку десятка змей, что бессильно порасшибали головы о преграду, не в силах прокусить или причинить вред. Чёрный свет рун, пришедший от меча демона, так же отразился от щита.
     Глаз Зелёной тьма вовсе не коснулась, та в это время оказалась к демону почти спиной, вполоборота, посчитав, что вихрастый парень займёт на некоторое время Фиолетового оппонента.
     Бой происходил быстро и каждый удар для любого из равно допущенных мог оказаться последним.

     Глава 2

     – За воздух держись –

     Скорпион невольно глубоко вдохнул полную грудь горячего пара. Он обжёг горло и лёгкие. Несколько секунд забвения отразились кашлем.
     Он всё так же продолжал висеть распятым над рекой магмы, коснувшись лишь кусочка своих воспоминаний. Не сказать, что они многое объяснили. Скорее больше подкинули вопросов. Но хоть что-то. На безрыбье и рак рыба.
     Опомнившись, обречённый на мученическую смерть моргнул левым глазом. Тот видел так же, как правый. Значит, последствия воздействия тёмных рун демона он убрал. Никаких новых, инородных ощущений в структуре тела и разума Сергий так же не заметил.
     Значит, хорошо убрал. Либо так, либо «это» сидит настолько глубоко, что не видно. Но сейчас не до самокопаний. Разберётся с этим позже… Если выживет.
     «Так, бой. Фиолетовый, Зелёная, Жёлтый. Чем закончился бой? Я вешу здесь распятым. Выходит, я проиграл?» – Мелькало сумбурное в голове: «Что было дальше? Вспоминай, вспомина-а-ай! Точно, Велет! Ты как, дружище?»
     Скорпион закрыл глаза, концентрируясь на тотемах в теле. Низший тотем «скорпион» вяло подал знак о своём присутствии, находясь в ещё более печальном положении, чем прогорающий заживо хозяин. Это ощущение зацепило разум. Углубился в проблему, пытаясь разобраться в ситуации.
     Покопавшись немного в основной работе тотема, Скорпион увидел десятки часов беспрерывной борьбы. «Нейтрализатор» обрабатывал огромное количество яда, не позволяя крови загустеть.
     Вероятней всего, это был яд змей Зелёной. Автономный в большей степени, чем Велет, тотем-скорпион действовал и без разумения хозяина, спасая и в бессознательном состоянии от неминуемой гибели. Потреблял он лишь малое количество доступной энергии на свою работу. Палочка-выручалочка для проигравшего.
     «Так все же проиграл?» – Снова мелькнуло в голове.
     Орёл Велет в теле отсутствовал. И связи своей с высшим тотемом Сергий не ощущал. Ничего подобного на Земле не случалось. И если мир Тлай Ху не влиял на привычные связями, то вывод напрашивался самый неутешительный – он уничтожен.
     «Где он? Где мой высший тотем? Неужели кто-то из тех троих всё же достал Велета? Неужто, мой павший побратим, ты вновь по своей воле напал на Фиолетового?», – принялись терзать голову и без того мрачные мысли, окрашиваясь в чёрный цвет.
     На глаза собирались навернуться слёзы. Но беспрерывный жар иссушал их прежде. Глаза лишь краснели.
     «Сколько можно? Столько потерь. Неизвестно, что случилось с Сёмой, Рысью, Ладой, Славой. Где находится Земля? Привычный мир? Семья, Боремир, Владлена… Вспоминай! Вспоминай!!!»
     Волевой посыл, подкреплённый накатившими эмоциями, открыл новую клеть в хранилище памяти.

     * * *

     Существа в белом обступили появившегося Сергия со всех сторон. Они были порядка двух метров ростом, длинные светлые волосы их свободно развивались по ветру. Непривычно синие глаза смотрели остро, оценивающе. Так вооружённый человек, уверенный в своём превосходстве, рассматривает загнанного в угол зверя, забывая про то, что зверю терять больше нечего.
     Один из гуманоидов в белом что-то сказал. Скорпион поморщился, спешно включая в голове внутренним посылом «преобразователь смыслов» или «транслейтор», «переводчик», как было привычней его называть, земной подарок Отшельницы Тосики. Голова заболела, но когда незнакомец вновь повторил те же звуки, они обрели смысл для Сергия. Они стали понятны.
     – Мы народ Тлай Ху. Назовись и ты, небесный путник.
     Землянин выдохнул, смиряясь с новой болью в голове. Понимать – одно. Ответить же так, чтобы тебя поняли – другое. Исходным данным не хватало информации. Язык, на котором говорили эти существа не соприкасался с земными. А это был уже другой уровень понимания. Иной исходный пакет данных, иные начала, другая предтеча, совершенно другое начало.
     «Или у всех языков самых разных миров, так или иначе, один исходник?» – невольно прикинул землянин.
     Медленно, борясь с отдачей от огромного потока информации, что излил в мозг преобразователь, Сергий заговорил, скупо подбирая необходимые слова:
     – Мой… народ… зовёт… меня… Скорпион.
     Говоривший с ним Тлай Ху приблизился, положил руки на плечи. Землянин вблизи во всех подробностях рассмотрел на поясе встречного странный меч и нечто среднее между пистолетом и автоматом.
     Меч или то, что на него походило, был выполнен под одну руку гуманоида. На вид он был лёгок, даже хрупок. Всё, кроме рукояти и гарды. Сама рукоятка была толще, чем волновое лезвие. Гарда так же смотрелась внушительно на фоне остального меча. Можно было предположить, что меч либо ритуальный, либо за внешней хрупкой оболочкой лезвия скрывается некий секрет. Не зря же рукоять толще необходимого под руку размера. В ней может прятаться что угодно. И плетение яблока меча больше похоже на крышку, которую удобно откручивать и двумя пальцами, решил Сергий. Обтекаемое оружие было так же под одну руку. На первый взгляд, так вовсе без стыков или соединяющихся деталей. Ни прицела, ни курка. Если без первого можно было обойтись, то как же спусковой механизм? Иной сути?
     Рукоятка стрелкового оружия так же была чуть толще, чем необходимо. В ней вполне могла прятаться обойма. Только отсутствие дула говорило, что оружие не огнестрельное. Не выплёвывало оно пули. О принципах его работы и воздействии можно было только гадать.
     Глядя прямо в глаза Сергия своей небесной синевой очей, так свойственной отцу, представитель Тлай Ху тем временем продолжил диалог:
     – Скорпион, тебе придётся доказать своё право на существование.
     Землянин оглядел спутников говорившего. На лице тех не было и тени угрозы. Стоят спокойно, почти неподвижно.
     Так ли он понял смысл произнесённых слов? Вызов на поединок?
     У каждого из спутников говорившего на поясах так же покоились странные мечи и пистолет. Только у двоих либо меч, либо пистолет. Но по размеру те двое Тлай Ху были больше своих собратьев. У одного меч был видимо с рукоятью под две руки, а у второго удлинённый пистолет больше походил на винтовку. Тоже приходится прикладывать вторую руку. Разве что приклада нет. Отсутствие приклада могло означать только нулевую отдачу при стрельбе. Или снова намекало на некий секрет.
     – Я… готов, – ответил землянин.
     Говоривший медленно приблизил руку к лицу небесного путника. Ладонь засветилась мягким светом. Свет проник в глаза, в сознание. Сергий обмяк, отключаясь.

     * * *

     Следующее пробуждение было вечерним. Над головой висело сразу три луны. Одна почти полная, такая близкая, большая. Целое ночное солнце. Вторая и третья отдалены, видны лишь полумесяцами, и не такие яркие.
     Незнакомая россыпь звёзд над головой без привычной «молочной реки» Млечного Пути сразу бросалась в глаза. Созвездия не были привычными для землянина. Никакой Большой и Малой Медведицы. Полярная Звезда затерялась в других краях. Крупные и мелкие звёзды не с чем было сравнить. Ни Южного Креста, ни Стрельца, ни Водолея. Ни одного знакомого ориентира на небе, насколько Сергий помнил карту созвездий.
     Скорпион привстал, ощущая себя на холодной, каменной плите. На теле появилась странная набедренная повязка. Досталась от усыпивших его хозяев этой земли.
     Над головой всё же неполное небо. Часть закрыта. Сергий присмотрелся и понял причину. Он находился на каменном возвышении в центре округлого сооружения без крыши. Потому видно было лишь кромку неба, но вокруг в сумерках лишь глухие стены без выхода. Тюрьма? Решеток нет, но выбраться под наклоном стен без спецоборудования может только паук или спецназ со спецоборудованием.
     Вдоль глухих стен ни одного факела, чтобы освещать округу. Строение похоже на каменную бутылку-ловушку, но с достаточно широким «горлышком», чтобы у зрителей был хороший обзор. До краёв метров семь. И ни выступа на гладких стенах. Точно, не выбраться. Если же и добраться до края горлышка, то наклон последних метров до свободы не даст никакого шанса на успех.
     «Жаль мои пальцы совсем не когти, как у тотемов Леопарда».
     – Сёма… – Невольно прошептали губы, и грусть по потери брата накатила такой волной, что едва не заскрежетал зубами. Сердце обожгло и защемило.
     – Ты, наконец, проснулся, – зашипело где-то совсем рядом, и как ветром в лицо дунуло. Хотя какой мог быть ветер в закрытом со всех сторон месте? Это было движение.
     После шипящих слов Сергий ощутил короткий полёт от резкого, мощного удара в грудь. Выпад был настолько быстр и не ожидаем, что пробудившийся не успел понять, чем его ударили. Но удар был хорошо ощутим. Как и боль, накатившая на тело после падения на каменный пол. Поделом за щёлканье одним местом. Забыл второе правило воина – постоянная сосредоточенность, собранность, готовность к бою.
     Пролетев несколько метров и приземлившись как тряпичная кукла, Скорпион в последний момент собрался и кувыркнулся через голову, группируясь. Подскочил, на сей раз готовый к бою. Боль подстегнула. Удар в грудь, что называется «вышиб дух». Рёбра, не раз усиленные возможностями ступеней саморазвития, остались целы, но вот дыхание сбилось от адреналина. Проморгался, адаптируя не столько зрение под сумрак, сколько расширяя внутреннее восприятие. Само ощущение противника.
     Мир мгновенно стал чётче, различимее. Сумрак получил объёмен, обтекаемость, задышал. Состояние ожидания немедленного ответа пришлось привычно брать под контроль. Терять самообладание до оценки ситуации – что может быть хуже?
     Переборов ярость, Сергий присмотрелся и ощутил всю тюрьму целиком, но… жизни вблизи упорно не ощущалась!
     «А как же противник?!» – мелькнуло в голове.
     – Теперь ты мой, – вновь зашипело возле возвышения, и Скорпион увидел красные зрачки, глядящие прямо на него. Хриплый, шипящий голос существа отразился от стен, усиленный формой постройки.
     – Кто ты? – Спросил Сергий.
     Существо вновь атаковало, двигаясь настолько быстро, что воздух сопротивлялся, как при движении на сверхскоростях ступеней. Но на сей раз Сергий был готов к бою. И без ответа противника стали ясны две вещи: перед ним был враг, и он был… неживой.
     Ногти существа с уверенностью можно было назвать когтями. Длинные, чуть изогнутые, они, однако не были в земле или грязи. Белое лицо оппонента было без кровинки, тело словно завернули в тёмные одежды. Те плотно облегали торс, бёдра, но свободно висели длинными рукавами и болтались расклешёнными на ногах ниже колен. Обувь его была лёгкая, облегающая. Длинные седые волосы заплетены в косы, те в свою очередь собраны на голове в подобие вавилонской башни. Существо явно следило за собой, и потому было гораздо опаснее, ибо обладало интеллектом, который не стеснялся применять тактику и стратегию, а не просто использовать бездумно силу.
     Скорпион понятия не имел о поле существа перед ним. Оно в равной степени могло быть мужчиной и женщиной. Совсем как вампиры собственного мира, которые гламуром, лоском и популярностью довели свою внешность до абсурда. Плата за популярность мира шоу-бизнеса.
     В том же, что перед ним был именно вампир, Скорпион перестал сомневаться ещё в первые минуты боя. Собственная энергетика у существа отсутствовала. Крохи жизни, что питали мёртвое тело, были не его. И их было мало. Что говорило – упырь хочет жрать. Вынужден убивать, иначе умрёт. Но либо он и при этом себя контролировал, так как не уничтожил пленника сразу, едва тот попал в тюрьму. Либо ему не позволяли это сделать. Кто? Хозяева, которые устроили это испытание. Значит, их он вампир боялся больше, чем голода.
     В любом случае, больше думать было вредно. Вампир на контакт не шёл и оставался лишь один выбор: убить вампира или стать его трапезой. И вампиров Скорпион не любил.
     Почти каждым своим выпадом упырь пытался впиться когтями в горло, зацепить яремную вену, затем сблизиться настолько, чтобы выступившие, выделяющиеся на фоне остальной челюсти, верхние клыки пронзили кожу.
     Вампир жаждал его крови! На разумного он походил всё меньше и меньше с каждым новым движением. Похоже, его жизненная сила таяла.
     «Но почему он ожидал моего пробуждения? Тлай Ху поставили условия? Тогда какие доводы смог внушить этот народ кровососу, что этот жаждущий крови-жизни упырь терпел до последнего? Какого уровня могут быть в таком случае их возможности? И где они сейчас? В районе нет ощущения ни одного существа их рода. Вокруг вообще не ощущается жизни, словно возле этого сооружения нет жизни вовсе», – раздумывал Сергий, медленно, но верно приближая бой к завершению.
     Манера боя оппонента была определена со всей точностью. Никаких сюрпризов ждать не приходилось. Он просто дрался, не пытаясь сберечь себя, и часто допускал ошибки. Сергий переоценил противника. Со Скорпионом дрался именно кровосос. На Земле во все времена презираемое существо, одинаково ненавидимое всеми народами мира, возведённое, однако, в культ среди молодёжи века двадцать первого. Возведённое искусственно, также как культы зомби, денег, войн и воинствующей демократии. Существо-убийца, питающаяся исключительно за счёт смерти других, на волне популярности вдруг обрело человеческий облик, мораль, и право на жизнь в мире, где толпе позволили деградировать быстрее, чем когда-либо в летописной истории. Просчёт из-за недальновидности архонтов? Нет, строгий расчёт тайных правителей мира, ненавидящих человечество. Их рукой вампиры пошли на ура под легализацию инцестов, педофилии, зоофилии и однополых браков. При этом «цивилизация» сделала хитрый ход, запретив мат, алкоголь и табакокурение, прикрыв этот ход искусственно развиваемыми эпидемиями и вывертами моды. Ставшая массовой тема БДСМ заменила рабство духовное и настоящее игровым процессом. Где реальность от игры уже ничем не отличалась. А стоп-слово позабылось ради более полной гаммы ощущений. Что по итогу получили архонты? Полностью управляемое население, сметающее любые капли сопротивления человека разумного. Но старые демоны забыли, что самой цивилизации тоже надо двигаться вперед.
     А кто будет двигать, если все заняты падением?
     За заботой о теле душе позволили падать в пропасть без всяких страховок. Все религиозные выхлопы обнулили себя уже несколько десятилетий как полностью, скомпрометировав себя монетизацией, псевдочеловеческими поступками и сектами, толкующими что угодно на свой лад. Человеку без вектора духовного развития проще и понятнее заботиться о том, что он видит каждый день и понимает, исходя из своего кругозора, формируемого кинематографом и СМИ. Так же легко управляемом, как все остальное в мире, где есть право на ошибку. У существа любого уровня. Вот только ошибка разного уровня приводит к разным результатам. В одном случае это погнутый гвоздь, который легко заменить, в другом – Чернобыль. Разные категории ошибок. Но это уже дела Земли. А сейчас перед глазами землянина была другая забота.
     Скорпион присмотрелся к вампиру, встав на почтенном расстоянии. Паразит, в любом случае уничтожающий донора, что бы ни говорил кинематограф или «гуманные» писатели-фантасты, предлагая иные варианты с «умеренностью потребления», свободным донорством и прочим бредом возможности искупления, вдруг стал объектом поклонения наряду с серийными убийцами, маньяками, ворами, великими лжецами и прочей сволочью в человеческом обличие. Хвала Голливуду, делающим деньги на внимании к низости и всем им потворствующим недочеловекам.
     Рука вампира в очередной раз едва не коснулась лица за раздумьями. Сергий вывернулся, хватаясь за неё обоими руками. Создавая рычаг на собственном плече, прогнул руку, выворачивая из суставов руку кровопийцы.
     Кости этого существа были крепче человеческих, как и жилы, мышцы и силы в общем. Все они были усилены инстинктами зверя-убийцы. Сломать хищнику кости представляло большую трудность, но и Скорпион давно не был простым человеком. Потому раздался отчётливо слышимый хруст, так приятный уху звук в момент борьбы. Звук победы.
     Вампир взревел, то ли от гнева, то ли ощущая боль, стараясь, однако, тут же второй рукой пробить широкие мышцы спины, рёбра и вонзить когти в лёгкие. Ранение его волновало не настолько, чтобы прекратить бороться за цель – еду!
     Нет ничего лучше еды для тех, кто умеет только есть.
     Скорпион довёл дело с переломом до конца, тут же отпустил руку и отдалился, чтобы не попасться на уловку ближнего боя. Вампиру было достаточно распороть его кожу. Это можно было сделать и одной рукой. Что упырь и продемонстрировал.
     Сергий отскочил. Удар прошел мимо. Пришлось снова сблизиться. Боец приложил вампира кулаком в шею. Удар получился прямо в гортань. Жесткий удар, дробящий горло изнутри.
     Удар, убивший бы человека на месте, лишь вырвал сип из горла упыря. Тот отскочил, баюкая сломанную руку с торчащей наружу костью, и впервые обнажил во всю клыки. Абсолютно белые, те словно подсвечивались собственным светом в сумерках, насыщенные фосфором. Красные глаза горели ненавистью, жаждой крови и смерти обидчика.
     Скорпион застыл напротив оппонента, взглядом приглашая упыря продолжить бой. Говорить с кровопийцей далее считал бессмысленным. Он будет уничтожен. Здесь и сейчас. Без компромиссов. Души это существо не имело. Его Глубинного затмила жажда крови, и насколько помнил свой опыт пребывания на многих этажах реальности Сергий, вампиры не присутствовали нигде. Это были разовые порождения отдельных физических миров без права перевоплощения. Каждый из упырей догадывался об этом и подспудно жаждал продолжить своё существование за счёт жизни других, как зомби Иномирья. Они захватывали временные тела как обиталища, давно покинутые душами.
     «Разовые, потому старающиеся стать бессмертными, как архонты», – понял Сергий.
     Полностью восстановив дыхание, боец разогнал и без того носящуюся на огромных скоростях по телу энергию, подготовив тело к самым сокрушающим ударам и «пропитал» мышцы мощью. Обычные удары вампира не брали. Исход боя, на который Сергий рассчитывал первоначально, мог оказаться совсем иным.
     Упырь дико взревел и рванул на брыкающуюся добычу, стараясь в последних возможностях зацепить противника действующей рукой.
     Скорпион ощутил дикий гнев на мертвяка. Тот пытался забрать его жизнь, чтобы продлить свою. Боец сверкнул глазами, поднырнул под руку и останавливающим ударом локтем прервал разбег упыря. Тут же врезал ребром ладони по шее и добавил апперкотом в челюсть. Тело превратилось в машину ярости, самостоятельно нанося удары по наиболее уязвимым участкам тела, строение которого мало отличалось от гуманоидного.
     Упырь закачался из стороны в сторону, ощущая на себе мгновенные камне-дробящие серии ударов. Кости хрустели. Силы, отпущенные хозяевами на поддержание жизни, принялись за регенерацию тканей, но их было немного. И вампир с каждым ударом ощущал, как становится слабей. Так необходимая ему энергия таяла за мгновения.
     Сергий завёлся, превратившись из машины ярости в сплошное орудие уничтожения. И без обуви он мог бить так, что противнику осушало ноги, выбивало коленные чашечки, разбивало бёдра. По ощущениям как будто по макиваре работал. Но тело не дерево, оно мягче.
     «Бронированная груша» перед Сергеем кряхтела, оседала, проседала. Но, несмотря на это, никак не удавалось нанести завершающий удар. Упырь мало обращал внимание на переломы костей. Травмы внутренностей его вовсе не интересовали. Его центральная нервная система словно управлялась иначе. Вроде бы от мозга, но каждый фатальный для человека удар вампиру приносил лишь незначительный урон. Захватить же его шею и провернуть не удавалось вовсе. Когти мелькали в опасной близости от тела и по тому, как часто их пытался использовать вампир, Сергий подозревал, что на них яд. Или что-то похуже.
     Неприятные ощущения волной проносились по телу Сергея, едва эти когти мелькали в опасной близости от кожи. Внутренняя сторожевая система отчётливо говорила «нет!» этим прикосновениям. Предпочитал не рисковать понапрасну. Стоит лишь потерять бдительность, чуть расслабиться, ожидая, что противник на исходе и вампир преподнесёт что-то новое. Есть… есть у него ещё козыри в рукаве!
     Стоит дать ему себя коснуться, отведать плоти и крови, так и вовсе полностью восстановит тело. В этом не было сомнений вовсе.
     Ударов в голову вампиру Сергий пытался избегать вовсе. Так как мощная челюсть упыря находилась в опасной близости от рук или ног, то стоило ему лишь вонзить клыки в руку тело – рецидив обеспечен.
     Последний, завершающий удар был необходим как можно быстрее. Собственное тело, движимое на сверхскоростях, усиленное энергетически, быстро изнашивалось. Энергоканалы были перегружены обрушившимися на них потоками силы. Хоть тело и было подготовлено к подобным нагрузкам, неизвестно что ещё ожидало его впереди после этого вампира. Стоило беречь себя для возможных более сильных соперников. Разве дадут времени на восстановление?
     Надеяться на авось – не для него. Авось – это не бог Скорпиона.
     Осыпая упыря ударами, кружа вокруг него, Сергий выискивал слабое место. Странное сердце упыря едва билось. Кровь не бежала по жилам. Лёгкие работали едва-едва. Да, это неживое существо могло говорить, но вот источник его жизни и тем более таких невероятных сил оставался неясен. По всем внутренним ощущения тело упыря было мертво, дело было даже не в мозгу. Но словно презрев закон логики, вампир был жив и силён. Наибольшая интенсивность этой внешней жизненной энергии проявлялась в голове. Но откуда питался мозг, заставляя жить тело? Определенно не сам мозг управлял телом.
     Сергий, замедлился и отскочил на безопасное расстояние, сверяясь с ощущениями, углубляясь в них. Вампир с переломанным руками-ногами больше не мог быстро двигаться. Но процесс регенерации у него шёл. Пусть и не так быстро, как после первых полученных ударов.
     Так откуда мозг и тело получали силы? И где та копилка, куда упырь складывал отобранную жизненную, получаемую из крови или энергетики от любых живых существ? Она точно была за пределом тела. Энергоканалы отчасти касались сердца и мозга, но не настолько, чтобы считать их полностью функционирующими.
     Оставляя часть разума следить за врагом, Скорпион вышел за пределы тела в более тонкие миры. Картина предстала сразу: нити, питающие мёртвое тело, отчётливо вели от мозга к «закромам». Выходило, что вампир был не так прост. А значит, мог считаться высшим представителем своего паразитического вида.
     Высший вампир!
     Он оставался паразитом, но мог использовать отобранную жизненную энергию по своему усмотрению. И расходовал накопленное рационально, по необходимости. Опасный противник.
     Скорпион собирался было пройтись «вверх» по нитям, отыскав исток, чтобы изничтожить его. Но вампир, словно почувствовав неладное, стал проявлять резвость в переломанном теле.
     Оставленная часть сознания послала тревожный сигнал к возвращению. Землянину пришлось просто рубануть по связующим нитям выпадом воли-силы, изничтожающим все подпитывающие каналы. На том бой фактически и закончился. Оставалось только поставить точку «внизу».
     Вернувшись обратно в тело, Скорпион с удовлетворением отметил, как рухнуло на землю безвольное тело упыря.
     Приблизившись, Сергий наступил на шею врага, потянув голову на себя обоими руками. Все мышцы напряглись. Отчётливый хруст стал завершением долгой, невероятно долгой драки для воина. Длилась она под светом трёх лун почти пять минут.
     Едва окончательно умер вампир, как словно завеса спала с ощущений Скорпиона. Сразу по всей округе стала ощущаться жизнь. Вокруг «горлышка» бутылки-тюрьмы по всему периметру выстроились сотни Тлай Ху. Они внимательно наблюдали за побоищем. Их силуэты на фоне лун смотрелись чётко различимые. Разве что глаза не светились как у вампира.
     – Тот, кто называет себя Скорпионом! – Послышался одинокий голос среди сотен стоящих. Отразившись от стен, тот усилился, делая и шептуна хорошим оратором. – Ты доказал своё право на существование. Теперь, небесный путник, ты можешь принять участие в отборе. Да будет так.
     – Моё мнение не требуется? – Крикнул Скорпион, ощущая, как безнадёжно слабеет тело после всплеска мощи. Но больше ощущая, как уходит гнев.
     Ответа никто не дал.

     Глава 3

     – Моё бессмертие –

     Показалось или пузырей на лаве стало больше? Скорпион вновь заёрзал, распределяя вес тела так, что хотя бы одна конечность из четырёх временно отдыхала, пока в руку или ногу на всех порах спешит кровь на обновление.
     Чередуя в определённой последовательности руки и ноги, пленник давал себе дополнительное время для жизни. Но жар не становился меньше, к нему невозможно было привыкнуть и с закрытыми глазами. Пекло всё так же сушило тело, как полуденное солнце мокрое бельё. И это удручало.
     Он всё равно умирал. Только медленнее, тем самым продлевая себе муки.
     «Право на жизнь? Отбор… Сколько же я провёл боёв за недели пребывания в этом мире, прежде чем был допущен к финальному испытанию с тремя оппонентами в культовом храме Тлай Ху? Если даже первый вампир был не так прост – высший, то кто были другие противники? Я всех победил? Если дошёл до завесы четырёх, то да. Значит не столь важно. Но чем закончился бой в кругу равно допущенных? И как я появился на этой планете? Память! Ну же! Вспоминай! Открывайся!» – проносились мысли.
     Бесполезно. Периодически затекающие и оттекающие конечности мешали сосредоточиться. В тот момент, когда кровь вновь вдоволь начинала поступать в руки или ноги, вовсе невозможно было сконцентрироваться на более глубинном. Или даже на самом Глубинном. Ощущение близости смерти ничуть к нему не приближало. Напротив, заставляло бороться, откидывая от попыток уйти внутрь себя.
     Оставалось только стискивать зубы, терпеть жар и рассуждать.
     «Вампир. Почему меня заставили драться именно с ним? Высший вампир – достойный соперник. С мощной подпиткой извне. Откуда же он брал тогда свою силу? Куда вели те нити? Ещё бы момент и вышел на них. Понятно, что не дали успеть. Нарочно бы не выкинуло. Что, если Тлай Ху специально не дали увидеть, где исток сил вампира? Что они скрывали? Почему шёл на поводу навязываемых ими испытаний, если они скрывали от меня всё заранее? Изначально!».
     Мысли пошли мрачные.
     «Самокопание – не лучшая черта. Умирать надо быстро, не так. А то больше похоже на тюремное заключение. Доверился не тем существам? Белые одежды – тёмные мысли? Или произошло непредвиденное? Где Тлай Ху? Где я? Что всё же произошло? Столько потерь: родня, семья, побратимы; в собственном мире творится, чёрт знает что, неизвестно и где находится свой мир, как туда попасть; брат по матери последовательно идёт к уничтожению самой структуры мироздания, а я тут вешу распятый над лавой и беспомощен. Я – потомок богов, ближе к тем самым богам по роду, чем любой из арийцев! И вдруг повержен каким-то нелепым способом, который даже вспомнить не в состоянии!»
     Злость, подобная той, что появилась в бою с нежитью, завладела разумом. Ярость потекла по жилам, мобилизуя в порыве гнева ещё одну клеть памяти.
     Память выбросила в самое начало «белого пятна».

     * * *

     Прыжок был моментальным. Время с пространством более незначительная вещь за пределами привычного мира, чем привыкли считать люди. Структура предводителя Единицы растянулась длиннейшим шлейфом, распадаясь без возможности восстановления. Расстояние даже между ближайшими атомами стало больше, чем размер Солнечной системы. Будь даже что-то большее, чем просто энерго-информационная структура в этом девятимерном сверхсуществе, усиленное законами, оно все равно не нашло бы друг друга на таком расстоянии. Воля каждого пожертвовавшего собой в последнем желании растворила вместе с собой своего сильнейшего противника.
     Скорпион ощутил, как сам растворяется в этом прыжке через расстояние, уничтожая угрозу и умирая. Привычные связи в вытянутом в струну через пространство теле распадались. Растворялись и тонкие тела. Он не был к этому готов и за какие-то мгновения потерял шесть из семи известных тел. Лишь собственное высшее Я не позволяло уйти безвозвратно. Противилось приговору до последнего. Вопреки смерти выступил сам Глубинный.
     Ментальное тело, тело мыслей и разума, уничтожаясь, подкинуло память о своём надсуществе – Ви-эле. И том странном «диалоге» вне всех тел. Напомнило, что именно он, Скорпион, его когда-то создаст в том пространстве, где нет времени.
     На Земле или вне её, он всего лишь проекция своего Высшего я. Одна из многих. А тут, освободившись от барьеров-ограничителей и мировых законов, которые хороши каждый для своего мира, но лишь условность в Межмирье, возможно всё. Главный козырь – Глубинный. Без души-ограничителя он позволял воплотить всё задуманное в жизнь. Позволял фактически единомоментно стать демиургом собственного творения, а то и Алваром – осознанной частью Единого Творца. Исполнить часть его роли.
     Обрадованная новому творению душа без барьеров расплылась по Высшему Я, охватывая его, расширяя пределы допустимо-возможного до нового уровня – надуровня. Тот, кого можно было назвать Скорпионом, принялся расширять сверхсознание, осознанно создавая основу-предтечу себя самого. Нити от него пошли вглубь миров и Вселенных, в каждое из их проявлений, заявляя о своём существовании, сливаясь отчасти с Единым.
     Доступная девятимерность расширилась до сотен тысяч осознанных параметров. Сотни копий-проявлений получили высшие тонкие тела, образовали средние, затем низшие, пока в некоторых из миров не опустились до создания физических тел. По праву ли личного присутствия из самосозданных тел или по праву рождения – временного гостя физических миров, они стали существовать, созданные «сверху».
     В одно из этих проявлений и нырнул «нулевой» Скорпион, захватывая с собой память того, что было с ним до прыжка. Он вновь стал Ви-эмом, оставив, однако, большую часть себя здесь, в Межмирье. Эта часть отныне и могла гордо называть себя Ви-элом или надсуществом, обладающим сверхразумом и возможностями творца-демиурга.
     Мгновения перед нисхождениям по быстро воссоздаваемым тонким телам на основе пройденного опыта хватило на три ближайших дополнительных импульса к самовосстановлению исходных матриц существ.
     Проще говоря, Скорпион успел оказать помощь трём ближайшим существам, нити единения с которыми были максимально крепкими.
     Лишь трём из всех прыгавших с Луны в постоянно творимую армией Создателей бесконечность удалось помочь.
     Отныне Скорпион был в Межмирье и сам стал одним из алвар. Слова Меченого о том, что брат вспомнит, как сам стоял среди армии Создателей Творца обрели, наконец, смысл. Он давно был демиургом, но где-то там, на задворках памяти, в высших слоях. Теперь же это осознало и низшее Я. И раздвинуло границы возможного.
     Но то случилось в высших мирах, в физическом же мире, наречённом своими обитателями Кайгору, что в аналогии людей Земли могло звучать, как «Небесный Всполох», процесс воссоздания тел, в том числе и физического, выглядел немного иначе.

     * * *

     Крик души, вновь получающей ограничители физического тела, был страшен. Вновь став уязвимой для действий разума индивида, она скукожилась в страхе. Ещё не проявилось ничего из физического воплощения, но все тонкие миры содрогнулись от её ора. Не были хуже пытки, чем вновь стать обречённой по воле сверхразума на муки воплощения.
     Пусть эта душа была лишь каплей отныне всей общности Скорпиона, отныне творящей Ви-эл, пусть она была разделена на тысячи частей, воплощаемых в мириадах миров, но и ей при её возможностях было больно многое себе НЕ позволять.
     Не позволять просто потому, что её возможности могли так повлиять на физический мир, что его хрупкая структура не выдерживала воздействия. И всякий из гостей-путников из иных миров или изначальных бездушных существ, созданных этим миром, и стремящихся получить душу, был бы уничтожен раньше отпущенного времени. Необходимый положенный им опыт мог быть не получен. Что противоречило закону Игры.
      Небо вспыхнуло огнём, расползаясь завихрениями по всему небосклону. Сгустившись в самом центре в плотную сферу, на землю Кайгору обрушился огненный смерч. Разве что, испепелив лишь незначительный участок земли с гектар, он не принялся кружить всё по округе, а застыл на одном месте, уплотняясь постепенно к низу.
     Это уплотнение словно впитало в себя весь смерч, обретая форму светящегося, пылающего шара. Внутри этого шара при огромной температуре носился набор энергии и материи, замедляясь и воплощаясь в чётко заданную фигуру. Последовательно, атом за атомом, неизвестный, незримый, неосязаемый скульптор ваял рослую фигуру черноволосого человека с изумрудно-зелёными глазами.
     Атомарная решётка единомоментно воспроизвела мозг, внутренние органы, нервную систему, кости, мышцы, кожный покров. Ещё огненное сердце застучало. Кровь побежала по жилам, даруя силу всем частям тела. Энергия побежала по каналам, в правильном порядке стыкуя основные энергоцентры и чакры.
     В предпоследнюю очередь «скульптор» добавил улучшения тела, когда-то достроенные самим обладателем личности. Кости стали прочнее, мышцы готовы были выдержать большую сверхнагрузку, чем положено человеку, а скорости использования тела хватало для того, чтобы органы могли работать на всю мощность даже в критических условиях. Расширились энергоцентры, создавая больший запас внутренних резервов.
     В последнюю очередь налились изумрудно-зелёным светом глаза. Чернявые, вьющиеся волосы упали на плечи. Принялись бегать по телу два тотема: скорпион и орёл.
     Обнажённый Скорпион схватил рукой молнию, сжал, получая последний заряд, и упал на землю, сложившись пополам от боли.
     Скульптор доверил самостоятельно запустить лёгкие.
     Когда Скорпион резко вдохнул, закружилась голова, принялся кашлять. Состав воздуха был непривычно перенасыщен кислородом и азотом, и иные примеси проявляли себя в большей мере, чем на Земле. Дышалась легко и приятно, но организму требовалось время, чтобы привыкнуть к этой концентрации. Легкие были подстроены под привычный земной воздух.
     
 []
Сергий повертел шеей, ощущая немного меньшую гравитацию, чем на Земле. Гравитация была порядка девяносто с лишним процентов от принятой единицы g, но до ста процентов не дотягивала точно. Температура окружающей среды была порядка двадцати градусов, присутствовала небольшая влажность. Определённо условия были комфортными для существования таких форм жизни, как «человек».
     Скорпион прополз на коленях несколько метров и свалился в выжженную землю лицом. Мышцы вдруг расслабились. Организм кратковременно отключил второстепенные службы, считая отклонение от привычной гравитации и иной состав воздуха сбоем в работе внутренних структур. Он пытался найти причины внутри.
     Сергий повторно завёл внутренним посылом мышцы, переворачиваясь на спину. Незнакомый мир словно застыл, прислушиваясь к странному посетителю. Округа была тиха, и даже ветер не тревожил мыслей.
     Никакого ощущения опасности поблизости.
     Был поздний вечер. Над головой светила россыпь незнакомых звёзд в ореоле золотистого облака. Оно непривычно выделялось там, где должен быть Млечный Путь. Так же над головой висели два естественных спутника этой планеты. В неполном свете они смотрелись странными, чуть прищуренными глазами.
     Сергий освобождено улыбнулся, распластавшись на траве, и погрузился в короткий восстанавливающий все силы сон. После перевоплощения требовалось подкорректировать плоть под местные условия обитания. Да и отрезанное от Сверхразума сознание после пережитого требовало времени для адаптации.
     Всему нужно время. И лучше этому не мешать.

     * * *

      Обрывок всплыл в памяти. Лава отчётливо-различимо принялась подниматься из ущелья к распятому на цепях пленнику. Но теперь она не казалась смертельно опасной. Просто барьер, очередное препятствие. Просто условие игры, называемой «Жизнь». Одна из граней всего Общего существования.
     – Скорпион ползал, орёл летал… феникс бессмертен! – Пробормотал Сергий, временно снимая один из ограничителей души.
     Всплывшая память придала уверенности в своих силах. Более чем!
     Распятую фигуру оплело огнём. Не чужим, но своим, внутренним – пламенем души! Врата постижения огня, азы которых когда-то показал дед-волхв Всеслав, в наивысшей своей форме развития причудливо переплелись с внутренним саморазвитием. Врата поддавались легко и приятно. На этот мир не давил антимагический барьер. Этим можно было успешно пользоваться. Развивать в себе не воина этого мира, не бога по праву рождения с открытыми возможностями Межмирья, но мага.
     Воля одна. Пути разные.
     Пламя поползло по рукам, собираясь огненными лентами на сковывающих браслетах. Готовы были впиться в них по велению хозяина в любой момент.
     Пленник сосредоточил внимание на левой руке. Интенсивность огня на браслете возросла многократно, собираясь всецело на одной точке точной максимально возможной температурой. Металл, похожий на сталь, посветлел, засветился алым, долгие мучительные секунды выжигая кожу запястья до кости.
     Не в силах терпеть эту боль, Сергий закричал. Тело изводило. Крик пронёсся над лавой, отражаясь от естественных стен и сводов потолка. Браслет уничтожил на запястье с одной стороны кожу, мышцы, жилы, выплавил вены, каждый капилляр, и впился в кость. Лишь затем разогнулся и переломился пополам, улетая вместе с тяжёлой цепью в бурлящую жижу. Волнение лавы увеличилось на глазах. Как если бы кухарка огромной ложкой взволновала кипящий суп, помешивая варево.
     Главным ингредиентом этого супа был он.
     Массивная цепь утонула в магме, расплавляясь за мгновения.
     Сколько мук, но одна рука отныне была свободна! Вес тела сместился на три опоры, тело ещё больше прогнулось, напрягая мышцы спины, ног и плеча.
     Сергий приблизил истекающую кровью руку к лицу. Разглядывая жуткие ожоги, принялся за процедуру восстановления. Максимально-возможно-быстрая регенерация пошла полным ходом.
     Опалённая кость в первую очередь убрала черноту. Создалась новая костная структура. Её оплели мышцы, вены и капилляры побежали по наращенным связкам. Старая обожженная шкура свалилась лохмотьями в магму, давая место новой, бледной на фоне всего остального тела, коже. Нервные окончания соединились, и пальцы свободно зашевелились, сначала робко, неуверенно, но с каждым движением набирая силу.
     Температура поднималась. Магма определённо поднялась выше, терзая и без того измученное тело. Собственный огонь пришлось усилить, концентрируясь сразу на двух точках – ногах. Не имея возможности видеть происходящее за собой, собирать внимание пришлось на браслетах наугад.
     Угрожающе-огромный пузырь магмы под Скорпионом лопнул. Светлая, смертоносная капля магмы взвилась в опасной близости от лица. Пришлось экстренно корректировать планы. Времени на то, чтобы растопить браслеты не оставалось.
     Огонь радостно впился в ноги чуть ниже скоб, неимоверно быстро раскаляя их до температуры плавления. Затёкшие ступни, синюшные на вид, уже не были так чувствительны, как прежде. Вспышка боли была не такой острой, как на руке. Ощущение близости смерти, выброс адреналина в кровь, состояние полушока – весь этот коктейль притупил боль и страх. Сергий боялся лишь, что с потерей чувствительности не найдёт нужного времени для действия.
     Когда магическое пламя впилось в кости, пленник собрался к рывку, концентрируя в мышцах рук максимально возможное количество энергии. Связки, соединяющие ступни с голенями, выжгло. Пламя принялось за суставную сумку, хрящики. Едва не упустил момент, когда тело вдруг стало лёгким, намекая на скорейший полёт вниз, в бурлящее варево.
     Скорпион изо всех сил дёрнул цепь, помогая левой выздоровевшей рукой насколько возможно. Тело, доселе натянутое в струну, полетело к краю обрыва. Силы хватило с избытком, но вес массивной цепи скорректировал полёт. До края обрыва не хватило порядка полуметра. Сергий ударился щекой и плечом об обрыв и полетел вниз, бессильно шкрябая пальцами по почти отвесным стенам.
     Отсутствие звериных когтей сыграло злую шутку…
     Последний кусок памяти некстати всплыл в сознании.

     * * *

     Клёкот Велета слился со звуками битвы. Раздавался рёв обороняющегося демона. Он беспрерывно махал мечом, бросаясь в атаку или защищаясь. Слышались резкие, хлёсткие удары землянина, совершаемые на выдохе. Скорпион больше был занят самолечением, но периодически попадал в наименее защищённые зоны тела демона. Не давал расслабляться.
     Слышалось кряхтение Жёлтого. «Старик» выставил магический щит. Резкие выкрики Зелёной совпадали с градом ударов её мечей и выпадами змей на щит деда.
     Всё продолжалось в замкнутом круге, обретя едва уловимый баланс сил. Словно никто не спешил раскрывать козырей, проверяя противника на прочность. Но ни один не выкладывался на все сто, выжидая, пока оппонент устанет первым.
     Орёл парил над самым куполом, не решаясь больше атаковать противников до той поры, пока не подаст знак хозяин или сам не решит, что пора вмешаться. Первая атака была неудачной и больше доставила неприятностей, чем помогла. Поспешил.
     Три источника света – фиолетовый огонь, зелёные всполохи и жёлтая аура – периодически светили ярче свечения круга. Мелькал алый балахон, не успевающий за человеком. Показалось, что сам воздух в круге стал жарче. Хотя воздух всё так же беспрепятственно мог проникать через завесы извне. Но уходил ли воздух отработанный? Вот в чём вопрос.
     «Похоже, времени дают не так уж и много», – решил Сергий, ощущая, как полегчала голова и на пределе работают лёгкие, стараясь захватить побольше полезного воздуха.
     Народ Тлай Ху вокруг круга всё так же безмолвно и бездвижно созерцал битву. Лишь движение бегающих зрачков говорило о том, что не спят, а зорко наблюдают.
     Но сражающимся было не до них. Постепенно каждый из равно допущенных начал ощущать, что взаимодействие круга с окружающем миром неполное. И тем раньше следовало покончить с противником, пока у Тлай Ху не возникло желание вмешаться или ускорить затянувшейся процесс.
     Жёлтый в какой-то момент поднял над головой посох выше обычного и к вершине купола сорвался разряд ветвистых молний. Велет, приметив острейшим зрением направленный в него выпад, сложил крылья чуть ранее, камнем обрушиваясь вниз. Молнии почти все ударили в вершину купола. Но одна прошла слишком близко с орлом. Велета поразила насыщенная энергетика выпада.
     Высший тотем лишился сознания, отключаясь.
     Сергий ушёл от нового выпада меча демона, поставил ногу на его выступающий шип на колене, другую ногу на рукоять меча, и в движении добрался до предплечья Фиолетового, шеи, а затем оттолкнулся, отбрасывая одновременно демона от себя.
     Фиолетовый пошатнулся, сделав несколько шагов, чтобы не упасть в сторону двух других сражающихся. Дед резко обернулся, обрушивая на демона посох сверху вниз. Зелёная тут же выпустила всех змей в направлении прыгающего на встречу Велету Скорпиона.
     Сергий мягко поймал в руки потерявшую сознание птицу, но тут же десяток змей пронзил ноги, поясницу, живот, локти, разрывая балахон в клочья. Они перехватили в воздухе, оплели и взяли в тиски. И те тиски были ещё и ядовиты.
     Скорпион отпустил в последнее мгновение свободными руками Велета. Птица упала у каменного выступа уже с допустимой высоты, без серьёзных травм для себя. Змеи не обратили внимания на орла, посчитав того если не мёртвым, то хотя бы надолго вышедшим из строя. Стоило сконцентрироваться на более подвижных целях.
     Фиолетовый подставил меч под выпад мага. Всполохи фиолетового и жёлтого света резанули по глазам обоих. Демон почти слепо отбросил бревно-посох могучего деда, добавил пинок в бедро, но вместо добивания прыгнул на Зелёную, рубя перед собой наискось.
     Дева, занятая уничтожением Скорпиона, запоздало подставила под выпад лишь один клинок… Силы одной руки деве не хватило, чтобы сдержать могучий натиск демона. Свой же клинок вернулся лезвием в скулу, рассекая щёку и впиваясь в нежную кожу на челюсти. Меч демона прошёл по телу следом, рассекая одежду и плоть от шеи до бедра.
     Зелёная свалилась на колени, глядя на демона пронзительным уничтожающим взором снизу вверх. Несколько мгновений ей удалось удержать его тяжёлый, пылающий фиолетовым огнём, взор.
     Этого хватило, чтобы отвлечь его внимание…
     Дед упал на землю, но тут же поднялся и повернулся к противнику, обхватив посох двумя руками. Губы обронили тяжёлые слова и сильнейшая из подвластных ему шаровая молния полетела в Фиолетового, искря так, что слепило глаза и народу Тлай Ху за пределами круга. Едва коснувшись спины демона, шаровая молния распалась, детонируя таким взрывом, что демона разорвало на куски. Но мощная волна от взрыва карающей дланью отбросила и мага, вминая того в завесу купола вместе с пронзительным хрустом костей. Руки могучего старца не сдержали обратно летящий посох и… шея оказалась самой непрочной. Собственный посох переломил шейные позвонки, вминая гортань таранным ударом.
     Едва змеи Зелёной исчезли, как Скорпион освобождено упал рядом с Велетом. Каменный выступ защитил от волны взрыва. Над головой пролетели останки Фиолетового.
     Несмотря на во всю работающий «нейтрализатор», яд бежал по венкам Скорпиона, захватывая власть над мышцами. Он сжал сердце, сбивая его с ритма. Кровь быстро густела, умирая и закупоривая проходы.
     Сергий побледнел лицом, в последних осмысленных действиях стараясь подгрести под себя Велета. Соединиться хоть перед смертью с тотемом. Зрачки расширились, когда увидел, что выступ, укрывший от взрыва, раздвинулся, вбирая птицу в себя. Самый странный саркофаг из когда-либо виденных действовал как живая надгробная плита.
     Не в силах противостоять непонятному поступку живого камня, Сергий решил, что сейчас всё равно хуже не будет. Сердце принялось биться медленно-медленно, словно смиряясь со своей участью. Сознание поплыло, перед глазами закачался хрупкий мир. Хватило сил лишь поднять руки, но вскоре те слабо опустились, обмякли…
     Скорпион уже не видел, как исчез сам собой защитный купол круга. И как в одном порыве поднялись все присутствующие Тлай Ху. Они подняли к небу оружия и закричали:
     – Хвала Единому! Повелитель отныне с нами! Да поведёт нас избранный!
     Массивные двери в храм отворились. Тлай Ху, все как один повернули головы к выходу. Но вместо послушников в помещение… влетели их головы!
     Шок возобладал над посетителями храма.
     Четыре отрубленные, окровавленные головы полетели в толпу. Тут же в помещение ворвались десятки тёмных фигур с короткими мечами наперевес и высокими – во весь рост – плоскими щитами с отражающей поверхностью. Двигались они настолько стремительно и ровно в линию, что десятки Тлай Ху пали от мечей ещё до того, как вытащили свои клинки и «пистолеты» из-за поясов.
     – Иные прорвались! К бою! – Закричал один из молодых воинов, совсем недавно получивший оружие. Доставал клинок. Активировавшись, тот принялся сиять силовой энергетической оболочкой, подзаряжаемый от внутреннего запаса батарей. В другой руке у Тлай Ху удобно пристроился пистолет, готовый выплюнуть во врага сконцентрированный, пробивной для плоти и доспехов, сгусток энергии.
     – Почему они напали при свете дня?! – Раздалось в толпе под шум битвы среди тех, кто ещё не смог принять участие в битве. Многие были оттеснены от врагов спинами своих товарищей. На вербальный язык пришлось перейти потому, что эмоции гнева, испытываемые первым рядом дерущихся, «зафонили весь эфир». До состояния покоя умов стало невозможным общаться со всеми.
     – Их ведёт старейшина! – Прокричали из-за плеч.
     – Разве может он укрыть всех от солнца их всех? – Снова обронил вопрошающий.
     – Не знаю, но до заката не так уж и далеко. Действие светила слабеет, – приметил кто-то другой. – Наш шанс сейчас или никогда.
     – Как они обошли сторожевые системы?! – Возмутился ещё один.
     Его вопрос остался без ответа.
     – Когда же очнётся наш Предводитель и поведёт нас в бой?! – Обронил ещё один из народа.
     – Когда придёт время! А пока мы сами должны защитить его! – Вновь прилетело от впереди стоящих.
     – Но кто защитит наши семьи в поселениях? – Спросил молодой.
     – Не волнуйся, судя по тому количеству вампиров, что на нас напало, здесь весь их клан! – Ответил ему побратим, стоящий рядом. – Семьи должны быть в безопасности.
     – Прекратить разговоры! Держать строй! Стрелять из-за спин в иных! – Донеслось от впереди стоящих опытных воинов, которых можно было назвать «офицерами» в людской аналогии.
     Вампиры быстро прорывались сквозь разрозненный строй Тлай Ху. Короткие ножи-клинки, когти и зубы упырей легко резали незащищённую доспехами плоть под белыми одеяниями. Доспехи Тлай Ху все как один остались за пределами священного храма. Благо ещё бог позволял носить в храме оружие, иначе шансов на жизнь не осталось бы вовсе. Но ближний бой свёл всё преимущество дальнего энергетического оружия воинов в белых одеждах на нет. При выстреле щиты вампиров отражали почти весь заряд, отправляя его либо в стрелявшего, либо в рядом с них стоящих соратников. Двуручные же мечи в тесноте помогали мало, нужно было расстояние для манёвра. С теми же, кто имел один клинок в руке и мог более-менее точно нанести урон напавшим, изредка изничтожая вампиров резкими выпадами меж щитов, упыри разбирались в первую очередь.
     Ряды Тлай Ху стремительно таяли. Кровь от тел залила священные своды культового храма Алмара. Первые два плотных строя иных со щитами перешагивали павших. Старейшина как следует насытил упырей первых рядов дефицитной кровью. Следующие же за ними вампиры впивались в плоть павших, как голодные псы в брошенную кость. Им не доставалось и капли драгоценной влаги жизни.
     Последними в храм вошли трое вампиров в преклонных летах. Один был совсем седой. Длинные вьющиеся волосы торчали из-под капюшона. Глаза с белой поволокой говорили за то, что он был давно слеп. Это и был старейшина всех иных мира Кайгору.
     Двое других рослых вампиров были его младшими братьями, а по сути – «левой» и «правой» рукой управителя. Тот, который мог по праву силы считаться «правой», был рыж, тот, что «левой» – светловолос. Эта была отличительная черта высших лиц вампирского клана, так как все прочие иные имели лишь тёмные волосы. Низшую же ступень новообращённых упырей поголовно брили наголо.
     – Расчистите мне проход к кругу, – обронил старейшина.
     Двое предводителей с клинками наперевес бросились в драку, подгоняя ту падаль, что принялась пожирать кровь и плоть павших Тлай Ху ещё до того, как закончится битва…
     Самый молодой Тлай Ху, тот, что совсем недавно получил право считаться воином, рубился с левого края от круга. Почти у самой стенки. Бился он с одним клинком в руке. Пистолет давно бросил, поняв его бессмысленность в этом бою, что было тактически верно. Бросившись под ноги щитоносцам, переступавшим тела павших собратьев, он вонзил клинок в живот несущего щит иного и, подскочив, пихнул свободной рукой и плечом другого щитоносца, выкидывая его из строя на мечи товарищей-воинов. Подпрыгнув, молодой воин коленом обрушился на щит второго вампира, который должен был закрыть строй, если первый ряд падёт. Но так как напарника этого вампира уже заменившего павшего в первом ряду не было, прикрыть его оказалось некому. Тлай Ху вонзил меч в бок иного уже за пределами щита. Как оказалось, он первым прошёл строй. И увидел перед собой теперь до самого входа лишь пьющих кровь павших братьев голодных упырей. Они не внушали опасения, так как были заняты насыщением. Бой их во время голода не интересовал.
     Возрадовался молодой воин и принялся прорубать себе дорогу к выходу, обрушивая лёгкий клинок на занятых кровавой трапезой иных. Битва для них была второстепенна. Отрубленные лысые головы и руки быстро полетели на пол, усеивая трофеями потревоженные тела павших.
     Врата совсем близко. Меч разил без устали, когда сбоку прорвавшегося воина сбило с ног молниеносным ударом. Получив удар под рёбра, Тлай Ху отлетел к стене, ударившись спиной. Перед глазами мелькнула тень. Молодой воин ощутил, как в щёку впились клыки. Коварный, подлый укус расчертил жизнь на «до» и «после». На секунду отстранившись от лица, вырывая от щёки целый кусок, в глаза Тлай Ху посмотрел белобрысый вампир – старейшина.
     – Теперь ты наш, – проговорил он довольно и отпрянул в гущу битвы, потеряв интерес к укушенному.
     Прижав свободную руку к щеке, воин скривился. Рубанув перед собой энергетическим мечом. Тем самым разрубил наискось очередного лысого упыря и, пошатываясь, направился к выходу.
     Старейшина в храме Алмара меж тем свободно прошёл по созданному для него живому коридору к кругу. Иные оттеснили остатки народа Тлай Ху, прессуя и добивая их у стен. Из того плотного строя, что создали два ряда щитоносцев, прорваться больше было невозможно.
     Седой предводитель вампиров вступил на круг, расплываясь в довольной ухмылке. Когда-то он и сам проходил последнее испытание под завесами купола. И повергнул всех трёх оппонентов. Как давно это было? Сколько лет прошло с тех пор, как отделился от основного народа с кучкой избранных воинов?
     Иных воинов.
     Старейшина прошёл мимо обожженного трупа Жёлтого, мазнул взглядом по растерзанной Зелёной, наступил на валяющуюся кисть Фиолетового и остановился перед Алым.
     Предводитель иных наклонился, и рука с когтями впилась в бледные щёки Сергия. Когти впились в кожу, но не настолько, чтобы прорвать.
     – Его кровь особая. Я чувствую её силу… но я так же чувствую в его жилах яд. Не трогайте его. Потравитесь.
     Рыжий вампир, следующий по пятам за собратом, кивнул, напомнив:
     – Это он убил нашего четвёртого брата в «горле». Силён. Надо быть осторожным.
     – Да, брат, мы будем осторожными. Я сам нанесу руны смерти на браслеты. Наша месть будет равнозначной. – Добавил светловолосый.
     Старый вампир повернулся к двум приближённым, повысил голос:
     – Распните его над венами богини Алоэ! Пусть его кровь выкипит вместе с ядом!
     Двое тут же подхватили Скорпиона под руки и потащили к выходу. На закате солнца они пройдут по подземным ходам. А через несколько часов Скорпион очнётся над рекой магмы.
     Ещё через несколько часов он избавиться от части цепей и прыгнет.

     Продолжение тут:
     https://andronum.com/product/mazur-stepan-shipy-dushi/
     https://www.amazon.com/Шипы-души-Russian-Степан-Мазур-ebook/dp/B07HFGFQM8/ref=sr_1_2?ie=UTF8&qid=1537317856&sr=8-2&keywords=степан+мазур (с 26 сентября 2018 года)
     https://www.litres.ru/stepan-mazur-12644619/ (когда-нибудь)
     Notes
     [
     ←1
     ]
      «Жить». Авторское.

 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  M.O. "Мгновения до бури. Выбор Леди" (Боевое фэнтези) | | П.Працкевич "По ту сторону сна (2011)" (Антиутопия) | | А.Невер "Сеттинг от бога" (Киберпанк) | | Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 2" (Антиутопия) | | А.Михална "Путь домой" (Постапокалипсис) | | В.Старский ""Академия" Трансформация 3" (ЛитРПГ) | | В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2" (Боевая фантастика) | | М.Атаманов "Искажающие реальность-4" (ЛитРПГ) | | В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда" (Боевик) | | Н.Самсонова "Мой (не) властный демон" (Любовное фэнтези) | |

Хиты на ProdaMan.ru Офисные записки. КьязаВедьма и ее мужчины. Лариса ЧайкаВолчий лог. Сезон 1. Две судьбы. Делия РоссиШерлин. Гринь АннаАромат страсти. Кароль Елена / Эль СаннаСлепой Страж (книга 3). Нидейла НэльтеИЗГНАННЫЕ. Сезон 1. Ульяна СоболеваБез чувств. Наталья ( Zzika)Тайны уездного города Крачск. Сезон 1. Нефелим (Антонова Лидия)Подари мне чешуйку. Гаврилова Анна
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "То,что делает меня" И.Шевченко "Осторожно,женское фэнтези!" С.Лысак "Характерник" Д.Смекалин "Лишний на Земле лишних" С.Давыдов "Один из Рода" В.Неклюдов "Дорогами миров" С.Бакшеев "Формула убийства" Т.Сотер "Птица в клетке" Б.Кригер "В бездне"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"