Мазурин: другие произведения.

Репетитор

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
Оценка: 6.41*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Вышел в мультимедийном издательстве Стрельбицкого в марте 2016 году. Полностью будет на Литрес ру Сейчас продается на Андронум.ру

 []
   Олег Мазурин
  
   РЕПЕТИТОР
  
   любовно-криминальный роман
  
  
  
   Ровно дыши, капитан моей распущенной души!
   В этом городе так странно звучит безвоздушная тревога.
Жить не спеши, не сдавайся, не меняй на гроши,
Разгорится и погаснет в ночи безвоздушная тревога...
   (Лева и Шура Би-2)
  
  
   ГЛАВА 1
  
  
   Русоволосый, физически крепкий и подтянутый мужчина лет тридцати заглянул в кабинет гендиректора ЧОПа "Скорпион-97" Егорова.
   - Можно, товарищ начальник?.. - спросил русоволосый.
   - А, Игорь... Заходи, садись... - дружески кивнул хозяин кабинета.
   Молодой мужчина занял стул напротив своего руководителя и немного обеспокоенным тоном осведомился:
   - По какой-такой причине меня вызвали, Петр Афанасьевич? Что-то случилось?
   Егоров нервно пошевелил усами и тяжело вздохнул. Он достал из кармана чистый платочек, протер очки, и, водрузив их на нос, внимательно посмотрел на сотрудника Игоря Большакова.
   - Спрашиваешь, с чего это я тебя вызвал?.. Дело есть... корпоративной важности.
   - Какое?
   - С сегодняшнего, а вернее с завтрашнего дня, ты переводишься на объект "Орегон", в их центральный офис.
   - В "Орегон"?! А как же ювелирка?! Я уже к ней привык. И до дома удобнее добираться. Та же ветка метро - Калужско-Рижская. И никаких пересадок.
   - Если партия сказала: "надо!", то народ ответил: "есть"!
   - Ну, Петр Афанасьевич...
   - Не канючь, Игорек. Ты же у нас незаменимый работник. Герой, стахановец, палочка-выручалочка. Мы бросаем тебя, как Александра Матросова на ценные нам объекты и закрываем их твоею широкой грудью. Если мы потеряем нашего главного кормильца "Орегон" с его филиалами по Москве, то... наш ЧОП сразу накроется медным тазом, и хозяин всех нас уволит. Надо спасать честь мундира нашего предприятия.
   - А что там случилось, Петр Афанасьевич? Кто замарал честь нашего черного мундира с желтыми нашивками?
   - А-а, - досадливо отмахнулся Егоров. - Самойлов снова "заболел".
   - В очередной раз? - усмехнулся Большаков. - И на сколько дней теперь?
   - Не знаю... Подвел меня в который раз. Если бы он не был знакомым и стукачом нашего босса, давно бы уволил этого... как бы это помягче сказать... негодяя. А ты-то что переживаешь, Игорек? Наоборот, радоваться надо этому неожиданному и счастливому обстоятельству? Орегон - это "лакомый" объект. Так сказать, место для блатных нашего предприятия. Там ты на тысячу рублей больше будешь получать за смену. На тысячу, понимаешь, Игорек? Вот и посчитай пятнадцать дней - пятнадцать тысяч. Неплохая прибавка к зарплате. Не так ли?
   - Ну... тогда ладно, хотя ювелирка... Там продавщица, блондинка Маша такая симпатичная... Ах какие у нее ножки, Петр Афанасьевич - просто загляденье! А грудь?.. Я к ней неделю подбирался, а теперь такой, извините за жаргонизм, облом.
   - Я понимаю, Игорек, ты парень холостой, тебе нужно время от времени встряхнуться. Но посуди сам. Пятнадцать штук в плюсе - это не шутка. На эти деньги ты с успехом сводишь свою ненаглядную Машу в какой-нибудь ресторанчик, накормишь, напоишь? возьмешь такси - и вперед с ней на твою холостяцкую квартиру на "Бабушкинской"! А там кувыркайся со своей ненаглядной Машей сколько твоей душе угодно. Как там улица Сухонская, дом один "А"? Седьмой этаж?..
   - И все вы знаете, Петр Афанасьевич, Честно признаюсь, умный вы все-таки руководитель: умеете уговаривать.
   - А то... Меня бы босс не держал на этом посту, будь я глупым и нерасторопным сотрудником. Затыкать щели объектов - это своего рода искусство. Вот так-то, брат... Сегодня "Орегон" перекрыл наш Паша из группы быстрого реагирования. Завтра ты заступаешь. На том объекте старший смены - Рома Кочетов. Ну, ты его знаешь. Работал же с ним на усилении на банкете у депутата Молотковского?
   - Работал. Да, помню, Рома нормальный мужик.
   - Вот и хорошо, я думаю, вы сработаетесь.
   - Сработаемся...
   - Ах, да, там форма одежды не наша, чоповская, а цивильная: темный костюм, темный галстук, белая рубашка, туфли - тоже темного цвета. У тебя есть в наличие костюм?
   - Конечно, есть, я же на усиления хожу. Банкеты, презентации, вип-вечеринки.
   - Дело в том, что объект "Орегон" очень крутое место и соответствовать ему надо "от и до". Их президент - Роман Степанович Шмид - любит презентабельных сотрудников, в том числе и охранников. Так что туда прибыть без всякого запаха алкоголя, гладко выбритым, туфли должны быть начищены, а брюки поглажены... да что мне учить тебя, ты не первый год в охране... И еще для информации... Там в "Орегоне" бабу одну надо опасаться. Она стерва, настоящая стерва...
   - Кто такая? - заинтересовался Большаков.
   Егоров охотно пояснил:
   - Начальница юридического отдела некая Ольга Тураева. Кажется, по отчеству Владимировна... Так вот... она самая что ни на есть приближенная президента. Он ей всецело доверяет. И прислушивается. Она - "серый кардинал" орегоновской империи. Все ее боятся. Если что-то не так, то она вмиг увольняет сотрудников, особенно наших чоповцев, своих банковских охранников она меньше трогает, хотя и им изрядно достается от нее. Вон, нашего Гамизулина недавно просила заменить за то, что он, по ее мнению, играл на телефоне и не видел ее приезда, а он, оказалось, просто посмотрел, кто ему звонил. Так что мобильник запрячь глубоко в задницу. Если нужно будет срочно позвонить, подменись и отойди в сторонку чтобы она не видела. Баба она нервная. Чуть что - скандал устраивает! И нехилый!
   - О, как строго там, - заерзал на стуле Большаков. - И не расслабиться.
   - А ты думал, - ухмыльнулся Егоров - Люди делают крутые деньги, и у таких людей всегда свои причуды. Вон наш босс, что не такой разве? Недавно спрашивает меня: "Ты, Петр Афанасьевич, на какие деньги коттедж построил? И старый "Опель Астра" на новую "Тойоту Икс Трейлер" поменял? Небось, у меня помаленьку тыришь?" Представляешь, что он сморозил?
   Игорь неожиданно перешел с начальником на "ты".
   - Афанасич, успокойся, ты разве не знаешь, что нашему генералу уже шестьдесят пять и старческий маразм с каждым годом усиливается...
   - Но и я немолодой, мне уже пятьдесят шесть, но я же не впадаю в маразм!
   - Ты другое дело, ты десантник, ты "самосовец", а он - внутренние войска. Вэвэшник... А что у нее, у Тураевой, мужа нет, раз она такая злая?
   - Представь, нет, в разводе она. Муж в Штатах бизнесом занимается. Раньше он со Шмидтом вместе "Орегон" поднимали на заре Перестройки, друзьями по финансовой академии были. Потом появилось весьма крутое бабло, естественно делить его между собой начали, отсюда и недоверие и ссоры пошли. Они долго судились между собою. Для своих разборок кого они только не привлекали - и ментов и чекистов и "крыши". То один "Орегон" захватит с рейдерской командой, то второй. Потом пошли разборки покруче: в Тураева стреляли, Шмидта взрывали. Долго бодались они, но, в конце концов, разбежались в разные стороны. Муж Тураевой в Америку рванул, "Тураев Орегон Лимитед Корпорэйшн" организовал, а Шмидт с отвоеванным "Орегоном" в России остался. Как раз в это время Тураева развелась со своим благоверным и примкнула к Шмидту.
   - А она старая? Сколько ей лет?
   - Так в том то и дело, что она еще не старая, ей тридцать лет всего, а ведет себя как зловредная старуха.
   - Может ей всем ЧОПом скинуться, мачо купить, тогда она успокоиться и наших трогать не будет.
   - Да есть у нее какие-то временные, тоже крутые, но она же баба неуправляемая, все ей не так все ей не эдак. Стерва она и есть стерва. Так что будь внимательнее с нею.
   - Хорошо, Афанасич.
   - И еще... Там начальник службы безопасности - бывший фээсбэшник Аркадий Анатольевич Сиплов. "Сиплый" так любовно кличут его же сотрудники. Скользкий тип. Будь настороже с ним. Но даже Сиплый побаивается Тураевой. Так что, боже упаси, попасть в немилость к ней, а то придется убирать с "лакомого" поста.
   - Постараюсь не попасть.
   - Очень постарайся. Это же в твоих интересах.
   - А что там такого выдающегося делать?
   - Работа проще пареной репы. Смотри сам. Час ты стоишь на стоянке - паркуешь служебные машины и не пускаешь "левые", второй час стоишь на парадном входе, внутри, у ресепшн - встречаешь гостей и первых лиц компании, а следующий час - отдых, у нашего монитора, в каморке. Там чайник, микроволновка, холодильник, диванчик. Можно вздремнуть, попить кофейку, чая. Все равно все камеры контролируются охранниками компании. Наши камеры выходят только на парковку, служебный и главный вход. И потом цикл повторяется. Продолжительность рабочего дня - двенадцать часов. С восьми утра до восьми вечера. Можно там и "левые" делать, как наши парни, но осторожно. Без Ромы в это дело не суйся. Он один знает, кого ставить на парковку, а кого не ставить. У него клиентская база наработанная. У них рублей триста-четыреста за день выходит, когда и больше. Так что тысяч шесть-семь ты будешь иметь дополнительно. В целом, служба на "Орегоне" - это одни плюсы. Рома уже два года там трудиться: прижился. Ничем не сковырнешь его оттуда. Единственный минус в работе, это то, что еду свою надо таскать туда.
   Большаков возразил:
   - Да какой это минус, Афанасич! Утром перед работой плотно позавтракаю, туда возьму пару бутербродов или котлет. В обед перекушу, а вечером после работы поужинаю уже дома. И нет никаких проблем.
   Егоров поправил очки на переносице и согласно кивнул головой.
   - Действительно, нет... Кстати, у стойки ресепшн тебе особенно понравиться дежурить. Даю слово.
   - А что там медом намазано?
   - О, да еще каким! Там девчонки молодые, грудастые, с ногами от ушей. И блондинки, и брюнетки, и рыжие - какие хочешь. Может там какую-нибудь барышню и найдешь. Для усиления потенции.
   - О, это уже становиться интереснее. Деньги, девочки, левые заработки...
   - Ладно, не расслабляйся раньше времени. Твоя задача закрепиться на этом месте и понравиться хозяевам. Задание понял?
   - Понял, Афанасич.
   - Раз понял, то иди. И завтра как штык, чтоб был на объекте. Давай, дуй домой, готовься, десантник.
   - Скоро второго августа, товарищ полковник, наш праздник. Не забыл? Как всегда встретимся в Парке Победы? Приедешь?
   - Если ничего сверхвыдающегося не случиться, то приеду. Обязательно приеду. Покупаюсь в фонтане.
   - И арбузов еще поедим!
   - Нет, от поедания арбузов меня уволь, Игорек. В том году меня чуть не подкололи разъяренная толпа азербайджанцев.
   - Ну конечно, кому понравиться, когда твой товар бесплатно забирают. Хотя могли бы и нам подарить в честь праздника.
   - Если они раздарят арбузы всем десантникам, кто гуляет в Москве, то они разоряться. Нас, вон, сколько тысяч празднует второго августа в столице.
   Игорь улыбнулся.
   - Слыхал, Афанасич, новый анекдот, вернее шутку про десантников?
   - Не знаю, может и слышал. Но все равно рассказывай. Порадуй старика новой прибауткой.
   - Тогда слушай... Типа заметки в газете. "Теперь составная часть Дня ВДВ в Москве - праздничный молебен. Когда празднующие группы десантников входят в Парк Горького, они громко объявляют: "Ну, суки, молитесь!"
   Егоров рассмеялся.
   - Чего только не придумает наш ушлый народ. Ладно, давай дуй домой, погладь рубашку и костюм, готовься к "Орегону".
   - До свидания, босс! - попрощался с начальником Большаков и торжествующе сжал кулак. - Никто кроме нас!
   Егоров улыбнулся.
   - Слава дяде Васе! Ну, давай Игорек выметайся из кабинета, а то меня еще дел полно!..
  
  
   ***
  
   Недалеко от Цветного бульвара возвышалась многоэтажное здание из стекла и бетона с гордой вывеской на входе: "ЗАО Финансово-промышленная группа "Орегон". Именно к этому зданию на парковку пришел сегодня Игорь Большаков. Там его уже поджидал старший смены Кочетов. Рома принял "новенького" хорошо. Охранники обсудили свежие чоповские новости, посетовали на задержку зарплаты и вспомнили со смехом депутатский банкет, на котором они набрали домой по целой паре пакетов с едой и спиртным, и где они слушали Филиппа Киркорова и других попсовых знаменитостей.
   Неожиданно Кочетов вспомнил о службе.
   - Смотри, Игорь, не проспи Тураеву. Сиплый уже приехал.
   - А где его тачка?
   - Вон "Ниссан Патрол" новый, объемный как дворец. Номер: три девятки и знакомая аббревиатура КГБ
   - А у этой стервятницы что за агрегат?
   - Белый "Ягуар" три шестерки. И буквы "о", "вэ", "тэ" - что означает: "Ольга Владимировна Тураева". Сверхблатной номер!
   - Точно она - дьявол во плоти! Его же номер - три шестерки!
   - Дьявол не дьявол, но не проспи...
   - Рома!
   - Да?..
   - А вай-фай здесь ловится какой-нибудь? Например, орегоновский?
   - Ловит, но только для своих.
   - А код знаешь?
   - У девчонок на ресепшн спросишь, они всегда его знают.
   "Эх, скорее бы на ресепшн", - затосковал Игорь.
   И вот электронные часы на здании "Орегона" высветили зеленым цветом четыре долгожданные для Большова цифры 09.00, и произошла смена поста. Чоповский охранник Сергей поменял Игоря на стоянке. Теперь Большаков оказался внутри компании на входе. Егоров был прав, когда говорил Игорю, что ему здесь больше понравиться, чем на парковке. Действительно, служба на главном входе являлась самым настоящим "медовым" местом: кондиционеры, просторный холл, кресла, диванчики, пальмочки и самое главное - девочки! Игорь сразу познакомился с ними, поболтал и заодно узнал код беспроводной сети. Отметил для себя одну из сотрудниц - блондинку Жанну.
   "Буду ее обрабатывать", - решил про себя Большаков. - " Тем более как мне кажется, Жанна тоже не против легкой интрижки со мной Ничего деваха, симпатичная, и все при ней. А какие у нее красивые ножки - просто сдохнуть можно! Чуть полненькие, но такие сексуальные! Как их хочется потрогать - просто мочи нет! Они так и влекут к себе...
   Настроение у Игоря сразу улучшилось.
   ...Наступило одиннадцать часов, и снова Большаков занял пост на стоянке. Роман в очередной раз напомнил Большакову о Тураевой.
   - Смотри, не проворонь ее, Игорь.
   - Будь спокоен, товарищ начальник, разведчики не спят, разведчики наблюдают.
   - Вот и наблюдай.... А вот и сам Сиплый.
   - Где?
   - Вон он стоит у дверей компании с двумя банковскими охранниками.
   Большаков краем глаза принялся рассматривать начальника службы безопасности "Орегона"...
   Невысокий мужчина, лет сорока пяти, с залысинами на голове, но с мощной грудью и квадратными плечами. Костюм из дорогого материала, ладно скроенный, точно по его фигуре. Белоснежная рубашка, красивый дорогой галстук с золотой заколкой, золотые запонки, хорошие часы, дорогой ремень, дорогие туфли. Явно Сиплов уделял большое внимание к своему имиджу и одежде. Вел он себя высокомерно и важно. Он внимательно "ощупал" взглядом Игоря и снова переключился на своих подчиненных.
   Вскоре Сиплов вернулся в здание компании.
   Игорь стал расхаживать по стоянке. Со служебного входа вышла блондинка Жанна, чтобы покурить. Видимо новый охранник заинтересовал девушку с ресепшн. Она достала из белой с розовыми цветочками пачки тонкую сигарету с ментолом и, зажав между средним и указательным пальцем, подкурила изящной зажигалкой. Затянувшись, она жеманно оттопырила мизинчик с красивым маникюром. Большаков разглядел на кончике ногтя бело-розовые узорчики и звездочки, напоминающие крестики. Красиво!
   - Курим, значит? Здоровью вредим? - широко улыбнулся девушке Большаков.
   Она улыбнулась в ответ и кивнула головой.
   - Угу, травимся помаленьку.
   - А ты, Жанна, давно здесь работаешь?
   - Уже без малого год.
   - И как? Нравиться?
   - Терпимо.
   - Как сказали бы англичане: "So so". Так себе. Местами "хорошо", местами "плохо". Ни шатко, ни валко.
   - Точно, - одарила улыбкой Большакова блондинка Жанна.
   Игорь бесцеремонно взял ее левую руку в свою руку и стал внимательно рассматривать Жаннины ногти. Это был лишь предлог для того, чтобы между ним и блондинкой состоялся телесный контакт, который, сам черт не шутит, мог бы превратился в любовный электрический разряд. Как говорил великий Лермонтов: все страсти начинаются так, и первое прикосновение порой решает дело.
   - Какой красивый рисунок, - сказал Большаков. - Мне он очень нравиться.
   Девушка польщено улыбнулась.
   - Мне тоже. Я сама маникюр делаю.
   - Сама? - удивился Игорь. - Молодец.
   - Угу...
   Когда Игорь "насытился" манипуляциями с пальчиками, ладонью и запястьем девушки (Жанна не противилась этому) он с сожалением оставил ее руку в покое.
   - Значит, сама делаешь. Ясно... Какая ты у нас замечательная, - похвалил блондинку Большаков и для продолжения разговора решил сменить тему. - У меня есть один вопрос к тебе, Жанночка.
   - Какой?..
   - Тут все говорят о некой страшной-престрашной Тураевой - начальнице вашего юридического отдела. Она на самом деле такая стерва? Или... это все сказки? Страшилки для новичков?..
   Услышав грозную фамилию, Жанна сразу изменилась в лице, поменяла расслабленную позу на напряженную, деловую, кинула незатушенную сигарету в урну и нервно воскликнула:
   - О, да еще какая! Кстати, хорошо, что вы, Игорь напомнили мне о ней. Она должна скоро приехать. Побегу скоренько на рабочее место. А то если Тураева увидит меня с сигаретой в руках, штраф за какую-нибудь ерунду влепит. Она не любит курящих, особенно женского пола. У нас даже доплачивают тем, кто не подвержен этой вредной привычке... И вот еще, Игорь... держите ключи вон от того белого "Фольксвагена Таурег" три двойки. Так на всякий случай. Вдруг моя машина будет мешать кому-то из важных клиентов нашей компании припарковаться, а вы, Игорь, если не трудно, перегоните ее на другое место.
   - Хорошо, Жанночка, если понадобится перегнать вашего "немца", то обязательно перегоню
   - Вот и хорошо! Увидимся!..
   Жанна ушла. Большаков пожалел, что не успел взять у нее номер телефона. Но ничего, Жанна еще не раз выйдет покурить. Да и ключи от ее машины у него в кармане. Притом через полчаса смена поста и Игорь может застать Жанну у ресепшн. Они непременно свидятся, и заветные одиннадцать цифр Жанниного мобильника появятся в памяти его телефона. Она обязательно их продиктует Большакову, он чувствует это нутром: Жанна - его следующая "жертва"!
   Игорь посмотрел на незанятое никем банка парковочное место с красно-белым столбиком в центре. Эти свободные квадратные метры возле банка свято берегли для Тураевой. Она всегда ставила туда свою машину. И не дай бог, если кто-то из других работников "Орегона" занимал ее стоянку, тогда всем "доставалось на орехи": и чоповским охранникам и банковским. Даже Сиплов не рисковал занимать ее парковку. Но было одно исключение из правил, если на ее место вставал автомобиль самого президента компании, то она молча проходила мимо охранников в здание и уже не повышала голос на подчиненных.
   Игорь посмотрел на часы...
   Где же это дьяволица? Спить, наверное. Нелегко ей. Как это там, у Реввы в сценке, где он пародирует Стаса Михайлова. "Это огромный труд, если бы вы знали, просыпаться в четырнадцать часов дня и идти в душ. Там еще час. Потом СПА... И где-то до восьми вечера салоны, обертывания... И потом опять сон... Это большой труд..."
   - Вот она Тураева! - возбужденно воскликнул Роман и сообщил по рации охраннику Сергею на ресепшн.
   Большаков внутренне напрягся...
   На стоянку въехал длинный белоснежный "Ягуар XJ Портфолио" с номером 666 ОВТ 999. За рулем сидела женщина в темных очках. Рома припарковал ее и предупредительно открыл дверь автомобиля...
   Сначала из машины показалась одна красивая женская ножка в белом туфельке на высоком каблуке, потом вторая. Затем появилась и вся Тураева. В дорогом бело-голубом платье-футляре в стиле колор блок со свободным топом. В ушах ее сверкали бриллиантовые серьги от "Тиффани", а на руках красовались часики "Картье". Она подняла очки на лоб и вытащила с пассажирского сиденья белую сумочку фирмы "Луи Виттон" и, повесив на сгиб локтя, достала из машины еще два мобильных телефона - "Верту" и последней модели "Айфон".
   Красивая стерва!" - отметил про себя Игорь и мигом забыл о белокурой Жанне: "гроза "Орегона" явно ее переплюнула.
   И, действительно, до чего Тураева была хороша! Стройная, высокая, гибкая! Грудь третьего размера! Его любимый размерчик! Чудные, идеальной формы ноги! Шатенка. Длинные вьющиеся волосы с красивыми локонами на концах. Идеальные брови. Длинные изумительные ресницы. Красивые синие глаза. Красиво очерченные, ухоженные сочные, мягкие и свежие губы. Они словно магнитом притягивали взгляд Большакова и заставляли его думать о сладких поцелуях...
   "Вот бы ее в кровать завалить!" - размечтался Игорь. - "Нижнее белье у нее сто процентов кружевное. От "Дольче Габбана" или "Армани". Интересно, какого цвета?"
   Госпожа Тураева была явно не в настроении. Она раздраженно захлопнула дверь и за что-то отчитала Рому. Проходя мимо Игоря, она невольно повернула голову в его сторону. В это время Большакову почему-то на ум пришла диалог из фильма "Джентльмены удачи: "Слушай, доцент, у тебя папа, мама, был?" - "Был". - "А отчего ты такой злой?"
   Невольная улыбка скользнула по губам охранника. Ее заметила Тураева, и этой мимолетной ухмылки было вполне достаточно чтобы "зацепить" женщину "за живое". Она раздраженно посмотрела на Игоря и поджала свои восхитительные губки.
   - А вы почему молодой человек... - она внимательно посмотрела на бейдж Большова... и затем продолжила. - Игорь Владимирович, улыбаетесь?
   - Приятно вас видеть, Ольга Владимировна. О вас говорили многое такое... Дескать, очень строга, требовательна. И я представлял вас иначе. Не ожидал, что моя новая начальница будет такой очаровательной и красивой женщиной.
   Тураева опешила. У Рома округлились глаза от страха, и он крутанул пальцем у виска, показывая Игорю, что тот несет какую-то чушь. Затем показал жестами: мол, рот закрой на замок.
   Тураева пришла в бешенство.
   - Кто говорил обо мне?! - ее глаза блеснули холодной яростью. - Кто конкретно?!..
   - Люди говорят, - уклончиво ответил Большаков.
   - Вы новенький?!
   - Да, первый день здесь дежурю.
   - И последний! - зло выпалила Тураева.
   Затем она победоносно посмотрела на Игоря и, насладившись своим могуществом, потом уже больше не удостаивала Большакова своим взглядом, словно охранника здесь не существовало вовсе.
   - Роман, можно вас? - обратилась она к Кочетову.
   - Да, Ольга Владимировна? - подскочил к Тураевой начальник смены. Его била нервная дрожь. - Слушаю...
   - Чтобы завтра этого чересчур разговорчивого сотрудника здесь уже не было. А еще лучше, уже сегодня. Пусть ему пришлют замену. Скажите это вашему генеральному директору, кажется... Петру Афанасьевичу...
   - Хорошо, Ольга Владимировна, я позвоню нашему руководству.
   "Сука!" - послал ей мысленное обращение Большаков. - "Да еще какая!"
   Тураева, распугав своим бешеным взглядом каких-то сотрудниц, энергичной и уверенной походкой вошла в здание.
   Кочетов набросился на Большакова.
   - Кто тебя за язык тянул, Игорь?! Теперь будет Варфоломеевская ночь, особенно мне.
   - Никто не тянул. Просто я сделал комплимент этой красивой стерве. Она мне очень понравилась.
   - Просто. За это "просто" мне по башке дадут наши доблестные начальники.
   - Я виноват, мне и отвечать.
   - Нет, Игорек, ошибаешься, не тебе отвечать, а мне, как старшему объекта.
   - Вали все на меня и дело будет в шляпе.
   - Это уже не поможет: поздно. В любом случае мне пистон за тебя вставят, даже целую обойму....
   Роман стал названивать Егорову. Тот минут через пятнадцать ответил. Вскоре ожил бодрой мелодией и мобильник Большакова. На дисплее высветилось слово: "Афанасич". Игорь нажал на зеленую кнопку "ответить".
   - Алло, Игорь! Алло! Это ты?! - генеральный бился в истерике. - Игорь, что же ты там надел?! Я же тебя предупреждал, будь осторожнее с этой стервой! Босс меня... как это мягче сказать... употребил по полной программе, до сих пор отхожу. Она - Тураева - звонила ему в офис и сильно ругалась насчет тебя. Что ты там натворил все-таки?!
   - Хотел комплимент сделать. Эта мадам оказалась писаной красавицей - вот я и не вытерпел, сказал ей об этом.
   - О, господи! Я с тобой, милый мой плейбой, скоро на кладбище окажусь. Еще один такой феерический сюрприз и у меня будет второй инсульт!
   - Не преувеличивай, Афанасич, ты еще всех нас переживешь.
   - С тобой вряд ли. Сейчас надо голову ломать, кем тебя заменить. Задал ты мне задачу. Попробую послать к тебе кого-нибудь из группы усиления. Так что жди смену, доморощенный Казанова, и не выкини еще какого-нибудь фортеля. А то...
   Егоров не договорил фразу и замолчал.
   - А то что?.. - нарушил внезапную паузу Большаков.
   - Нет, ничего. Не мешай, я думаю, кем тебя заменить...
   Игорь вновь напомнил гендиректору о себе.
   - Так что, Афанасич, мне опять на ювелирку возвращаться?
   - Нет, в ссылку! - в сердцах выпалил Егоров.
   - Это куда?
   - На Кутузовский проспект, в бутик "Итальянские костюмы". Деньги те же, что и на "Орегоне". И график лучше. В будни - с десяти утра до семи вечера. В выходные с одиннадцати до шести. И подзаработать можно. Бывает, закрывается магазин - а тут крутой клиент объявляется. Управляющий просить остаться охранника за отдельную плату. В час идет штука деревянных. Так что время от времени лишние денежки будут прилипать к твоему карману.
   - Неплохо...
   - Конечно! Только один нюанс: там с оружием надо стоять. Поэтому сориентируйся по времени и до работы заскочи на Проспект Мира в оружейку. Ну, там как положено: кобура, пистолет, запасная обойма, лицензия, маршрутный лист. А на ювелирку на постоянку я уже назначил нового парня. Вроде ничего малый. Спокойный, положительный. Тоже из десантников. Пусть там уже работает и не дергается по объектам.
   - Спасибо, Афанасич. В очередной раз выручил.
   - Не за что, Дон Жуан хренов...
   Через два часа грустный Большаков дождался своего сменщика, попрощался с Ромой, отдал ему ключи от Жанниного "Таурега" и направился к метро. Хотел было зайти на ресепшн спросить у Жанны номер телефона и попрощаться, но передумал: вдруг опять на Тураеву наткнется. Зачем лишний раз усиливать и без того разыгравшуюся бурю? Себе только дороже!
  
   ***
  
   Настроение - хоть волком вой! Жизнь достала! И одиночество проклятое тоже достало! Все достало-о-о!!!
   Большаков открыл холодильник, и его взгляд наткнулся на бутылку водки...
   Надо снять стресс!
   Просто необходимо!!
   Игорь поставил тару с алкоголем на стол и следом за ней - сельдь в горчичном соусе и банку маринованных огурцов.
   "Эта сука устроила мне черный понедельник! Кинозвезда "Орегона"! - злился Игорь. - "Хотя и я хорош, ляпнул такое... Слава богу, что Афанасич есть: он всегда меня прикроет и всегда поможет! А так бы беда приключилась. Сослал бы меня генерал на вещевой рынок ворота закрывать и открывать".
   Игорь достал из шкафчика рюмку, наполнил ее водкой и залпом выпил.
   "Это первая, антистрессовая, против плохой жизни!" - объявил сам себе Большаков.
   Да, жизнь ему ни капли не давала расслабиться. После окончания школы в 1999-ом году он попал в десант - и сразу на Вторую Чеченскую войну! Служил в знаменитой 31-ой гвардейской Десантно-штурмовой бригаде. Поэтому на его правом предплечье вытатуирован парашют, а под ним скорпион - символ бригады. И надпись: "ВДВ"
   17 ноября 1999 под Ведено боевиками была уничтожена разведывательная группа их бригады: двенадцать погибших и двое пленных. В том бою Игорь потерял многих своих друзей. Но он всегда хранил о них память.
   Поэтому Большаков налил еще себе водки и еще... Он пил и вспоминал товарищей.
   "Это за, Царство ему небесное, Андрея!.. А это за Тимоху, Царство ему небесное... А это за, Царство ему небесное, Генку..."
   Игорь, отставив рюмку, обхватил голову руками. Как ему было тяжело в этот миг! На Большакова нахлынули воспоминание о другом, более тяжелом горе.
   ...После армии Игорь поступил в педагогический ВУЗ, выучился на учителя английского и немецкого языков. Стал работать в родной школе. А в двадцать семь лет женился на своей коллеге - учительнице математики Людмиле. Спустя год у них родилась дочь Настя. Большаков был счастлив, как никогда, но... через три года случилось непредвиденное - ужасная автокатастрофа! Они всей семьей ехали на дачу к Людмилиным родителям. На этот раз машину вела Людмила. А Варя и Игорь сидели на заднем сиденье. Какой-то пьяный лихач выехал на встречную полосу и врезался в них. Игорь, не смотря на многочисленные повреждения, остался жив, Люда умерла сразу, а дочь скончалась на пути в больницу прямо на руках у Игоря.
   ...Он помнил, как она угасала. Ее тельце - беспомощный теплый комочек - вздрагивало, билось в конвульсиях, Настя тяжело дышала. Глаза ее постепенно закатывались, дыхание становилось слабее. Игорь истово молил бога, чтобы тот спас его ребенка! Но... на сей раз Всевышний не услышал его мольбы. Ангельские лазоревые глазки Насти закрылись и, вздохнув в последний раз, она затихла... Тепло стало уходить из ее тела. Игорь никогда так в жизни не плакал. Врачи еле отняли мертвого тельце девочки от обезумевшего от горя отца.
   На похоронах у него случился нервный срыв. После того как опустили гробы в ямы и засыпали землей он ударился в истерику, упал на могилу дочери, распластал руки и плача закричал: "Похороните меня здесь! Я не хочу жить! Я не буду жить! Не буду! Копайте мне здесь яму!"
   Он долго пролежал на земле. Его потом подняли и увели домой его бывшие сослуживцы и родители.
   После этого трагического случая он крепко запил, уволился из школы. Но в какой-то момент он все же остановился. Решил, что надо жить дальше. Тут и подвернулся старый знакомый Егоров, дал ему работу в ЧОПе "Скорпион". К этому времени родители уехали на постоянное место жительство в Германию, к родственникам, а их двухкомнатную квартиру Игорь сдал в аренду.
   ...Большаков поставил на стол свою любимую фотографию: смеющаяся Людмила и Настя в Парке Горького на карусели. Сколько лет прошло, а рана все не заживает. Да и вряд ли заживет! Такое никогда не забывается! Эх, водка, не берет родимая!
   - Да пропади все пропадом! - воскликнул в сердцах Игорь и разбил рюмку об стену.
   Осколки зазвенели и полетели в разные стороны. Большаков взял двухсотграммовый стакан. Наполнив стеклянную тару водкою, он поднял его...
   "Это за Людмилу! Это за Настю! Пусть земля им будет пухом! И царство им небесное!"
   Дальше он плохо соображал, Игорь стал обзванивать всех друзей и знакомых. Лишь бы поговорить по душам. Наткнулся и на Егорова.
   - Афанасич, приезжай... Тяжело мне... Очень тяжело...
   - Напился что ли? Это по какому поводу? Из-за этой орегоновской стервы? Да и шут с ней! Невелика персона!
   - Много чести этой сучке, чтобы переживать из-за нее! Она деньгами насосана до края! Не знает их куда девать! Разодета как элитная проститутка! "Армани", "Гуччи", "Пьер Карден!" Гордыня и злоба так и прёт из нее! Для нее люди - мусор! Жердь стоеросовая! И сволочь редкостная! Пошла она на... сам знаешь, куда... Я так выпил, слегка. Помянул пацанов своих с Чеченской, и жену с дочкой. Вот сижу и плачу. Тяжело мне, Афанасич.
   - Приеду, только ненадолго. Дел завтра много.
   - А телефон этой сучки дашь мне? Я только скажу ей пару ласковых слов! Кто она и что стоит. Или нет, лучше завтра подъеду к "Орегону" и устрою ей Чечню! Никто кроме нас! И пусть меня держат семеро! Все охранники "Орегона", менты с Тверского отделения и участковый Понамарев!
   - Э-э, да ты точно пьян в зюзю, несешь всякую ерунду. Ладно, жди я сейчас приеду. Только никуда из квартиры не уходи, понял?
   - Понял. Приезжай, Афанасич, буду ждать... Купи там водки, в супермаркете, ну ты знаешь где, деньги я потом тебе отдам.
   - Само собой.
   - Жду...
  
  
  
  
  
  
  
   ГЛАВА 2
  
  
   Большаков, просачиваясь сквозь шумную толпу народа, вышел из станции метро "Киевская" на площадь с одноименным названием. Мимо проносились маршрутки, такси, автобусы, троллейбусы...
   Напротив вокзала находился торговый мега-комплекс "Европейский". Согласно подробной словесной инструкции Егорова его нужно было обогнуть и перейти на Дорогомиловскую улицу. Это Игорь и сделал. По всем правилам дорожного движения: под зеленый свет и по пешеходной "зебре". Игорь прошагал метров двести по вышеупомянутой улице и уперся в обелиск "Москва - город герой"...
   Вот и подземный переход. О нем Егоров тоже говорил. Через этот переход Игорь попал прямо на Кутузовский проспект - и сразу увидел перед собой многоэтажный дом с изыскано декорированным фасадом, где угол первого этажа занимал бутик "Итальянские костюмы" - новее место работы Большакова.
   В магазине нового охранника приветливо встретил сам управляющий - индус лет двадцати восьми по имени Амджад. Он неплохо говорил по-русски, а также приходился родным племянником мистера Шридеви - владельца всей сети магазинов "Итальянские костюмы" в Москве.
   Управляющий и Большаков быстро подружились. Они нашли точки соприкосновения весьма неожиданно.
   - Когда я был в третьем классе, посмотрел ваш один фильм, - признался Игорь. - Очень понравился. "Месть и закон" называется. Пятнадцать раз смотрел. А как же! Ведь там карате, стрельба, погони, танцы, красивая музыка и классные актеры. Я, может, поэтому тогда на секцию карате записался. Хотел научиться драться как Джай и Виру.
   - А я раз тридцать его видел! - оживился Амджад. - И до сих пор иногда пересматриваю. Это самый популярный фильм в Индии! И не только в Индии, а и в других азиатских странах, в том числе в ваших бывших республиках - Таджикистане, Узбекистане и прочее.
   - Мне особенно понравился актер, который сыграл злодея Габара Сингха. Он так правдоподобно играл отпетого негодяя, что я его ненавидел всей душой.
   - А это мой тезка Амджад Хан. Он не был известным актером до этого фильма. Он много снимался - но все никак не мог пробиться в "звезды". Ему было уже тридцать пять! А после "Шолей", так по-нашему звучит название этой ленты, на него обрушилась невероятная слава и любовь миллиона зрителей. Жаль, что умер рано, в пятьдесят один год. Похоронная процессия с телом актера прошла от его дома в Пали-Хилл до мусульманского кладбища в восточной части Бандры. На похоронах присутствовали все звезды индийского кинематографа. "Месть и закон" - кинолента на все времена и народы. Его в Индии объявили "Фильмом Тысячелетия" Он демонстрировался в Бомбейском кинотеатре "Минерва" непрерывно более пяти лет. Кассовые сборы составили сто шестьдесят миллионов долларов США! Играли там две семейные пары. Баччан - Джая Бхадури и Дхармендра - Хема Малини. А еще Санджив Кумар - полицейский Тхакур, всю жизнь безумно влюбленный в Хему Малини. Баччан вообще сверхпопулярный актер у нас. Когда была свадьба у его сына Абхишека, он женился тогда на актрисе Айшварье Рай, его несли через весь город на руках. А деревню, которую построил Рамеш Сиппи для съемок кинокартины, после завершения работы отдал в бесплатное пользование крестьянам.
   - А я и не знал.
   - Конечно, ты же не индиец. Такие подробности только мы знаем. Пойдем в мой кабинет, пока клиентов нет. Я покажу нашу национальную игру. Мы, индийцы, без ума от нее.
   - А что это за вид спорта?
   - Крикет.
   - Крикет? Я о нем слышал, но, если честно, слабо представляю, что это такое.
   - Сейчас я тебе все объясню... - заверил Игоря индус.
   Они зашли в кабинет управляющего. Амджад открыл свой ноутбук и включил трансляцию одного из матчей Лиги чемпионов по крикету. Стал разъяснять Большакову правила игры. Игорю было глубоко наплевать на крикет, он любил хоккей и теннис, но сделал вид, что внимательно слушает и интересуется этой игрой: чтобы индус не обиделся.
   А тот увлеченно рассказывал:
   - ...В каждой команде по одиннадцать игроков. Команды по очереди отбивают мяч и играют, пытаясь набрать максимальное количество очков или соответственно помешать сделать это сопернику. В зависимости от формата игры команда может отбивать мяч один раз или два раза подряд. В крикете существуют два основных игровых амплуа - подающий мяч боулер и бэтсмен, отражающий мяч битой. Ключевую роль в некоторых игровых эпизодах выполняет уикет-кипер. Ходы в крикете называются иннингсами.
   - Чем-то крикет похож на бейсбол.
   - Да верно, но есть различия. А вот посмотри, как играет наш лучший индийский игрок Сачин Тендулкар. Его у нас называют "Бог крикета" В том году наш премьер-министр объявил о решении вручить Сачину Тендулкару орден Бхарат Ратна - высшую гражданскую награду Индии. До настоящего времени Тендулкар остается самым молодым награждённым этим орденом и единственным спортсменом, удостоенным подобной чести.
   - Молодец этот... Сачин.
   - Не то слово. Он кумир миллионов людей! И не только в Индии. А по всему миру! Пакистан, Бангладеш, Шри-Ланка, Новая Зеландия, ЮАР, Англия, Австралия - в общем, во всех тех странах, где культивируется и развивается крикет.
   - Везет ему!..
   Амджада Большаков "добил" тем, что добровольно вызывался помогать водителю-экспедитору при разгрузке коробок с вновь прибывшим из головного склада товаром. До этого дня охранники этого не делали: говорили, что это не их должностные обязанности. Но Игорь не стал капризничать и тем самым вызвал к себе еще большое уважение у Амджада. С этого дня управляющий бутика души не чаял в новом охраннике. Даже прощал ему мелкие слабости: незначительные опоздания, прослушивание музыки в наушниках, чтение газет. Однажды Игорь, плохо спавший всю ночь, в отсутствие посетителей в магазине, задремал и заснул прямо в кресле. В этот момент зашел Амджад увидел эту мизансцену и ничего не сказал. Просто попросил горничную разбудить охранника и напоить черным кофе.
   ...Первый день Большаков ходил по магазину как по музею и удивлялся ценам. Ремень 20-30 тысяч рублей, рубашки от 20-ти, джемперы от 30-ти. Самый дешевый костюм - 150 тысяч. Портфель из крокодиловой кожи - 300 тысяч. Самая дешевая вещь в магазине были носки. Всего 1000 рублей. Или носовой платок - тысяча сто.
   В первый день покупателей практически не было в бутике. И никто и ничего не покупал. И Амджад по этому поводу нервничал.
   "Интересно как они аренду отбивают, если народ к ним не ходит, - подумал Большаков - "Она в центре просто бешенная. Любопытно: как же индус выживает?"
   Через смену все прояснилось. В обед в магазин зашли два банкира и набрали товара на семьсот тысяч рублей, затем приехал из Сургута крутой бизнесмен и вывалил из дипломата на стол пачки денег - почти миллион рублей. На эту сумму, с помощью продавцов-консультантов, менеджера и управляющего, он набрал кучу стильных вещей. Покупали в это день и по мелочи: галстуки, рубашки, плащи, костюмы. Амджад радовался как ребенок удачным продажам, чуть ли не танцевал. Так было три дня, а затем дней на пять наступило снова затишье в торговле...
   Публика, посещавшая бутик, была весьма разнообразная: тренеры и генеральные менеджеры известных спортивных клубов, банкиры, депутаты, сенаторы, префекты, дипломаты, продюсеры, известные криминальные авторитеты, и просто богатые люди. А также состоятельные чеченцы и дагестанцы.
   В магазине посменно работало четверо продавцов-девушек и два менеджера-парня плюс горничная и секретарь. Менеджеры иногда выезжали в командировки. Иногда за тридевять земель. Например, интеллигентного вида очкарик Саша Отрин недавно летал в Тюмень с костюмами и рубашками к какому-то нефтяному магнату. Прямо на дачу. Он с восторгом рассказывал о той поездке, как его кормили сибирскими деликатесами - олениной, строганиной, пельменями, и как его поили сибирской водкой. Перелет из Москвы до Тюмени и доставка с помощью такси до места, где проживал клиент, оплачивал сам клиент.
   Амджад не гнушался тем, что иногда сам, как старинный коробейник, ездил с товаром то в Совет Федерации, то в Госдуму, то в Мосгордуму, а то и в банки и офисы крупнейших компаний. Это он делал в том случае, когда клиент не мог сам приехать в магазин за покупкой. Ведь зачастую эти выездные заказы сулили управляющему хорошие барыши.
   Выяснил Игорь и причину, почему индус нервничал, когда падали продажи. Большаков как-то спросил его:
   - А почему ты, Амджад, так переживаешь, что сегодня ничего не купили? Больно на тебя смотреть. Не расстраивайся, придут завтра клиенты и возьмут товара на миллион, а то и на два. Какие могут быть проблемы!
   - Понимаешь, Игорь, - отвечал индус. - Мой дядя каждый день собирает отчеты по выручке в его магазинах. И если день-два продаж нет или они есть, но по минимуму - то он начинает меня, как вы русские говорите, дрючить. От этого у меня сильно портиться настроение на долгое время и очень болит голова. Вот я и стараюсь кому-нибудь что-нибудь да всунуть. Или не поленюсь и съезжу с новой коллекцией в какой-нибудь банк или офис. Лишь бы меня дядя не критиковал за неумение торговать.
   - Но ведь это дело случая. Сегодня - пусто, а завтра - густо! Товар-то у вас не мелочь всякая, а дорогие вещи не так часто покупают.
   - Для дяди это не аргумент.
   - Какой у тебя дядя строгий.
   - Не то слово! Чтобы держать в руках такой бизнес - нужна железная воля и решимость. И умение дрючить подчиненных. И самое печальное, что с меня, как с любимого племянника, он спрашивает вдвойне. Других управляющих он меньше трогает, хотя и им от него неплохо достается.
   - Теперь все понятно. А я-то думал... Но все равно не переживай. Амджад, вдруг к закрытию прибудет какой-нибудь богатый клиент и купит, допустим, ту кожаную куртку за десять тысяч евро. Будем оптимистами, Амджад.
   - Будем. Есть надежда, что все-таки приедет дагестанец Байсар, он звони мне накануне. Он все хочет этот портфельчик за триста тысяч купить.
   - Хорошо бы было.
   - Да, хорошо... - вздохнул управляющий и ушел в свой кабинет.
   За время службы в "Итальянских костюмах" Большаков быстро подружился с коллективом и со своим сменщиком - седым отставным прапорщиком внутренних войск Фролычем.
   К сожалению для Большакова, все продавщицы-консультанты были разобраны крутыми ухажерами. Одна - Ира - "зацепила" финансового директора одного известного футбольного клуба. Другая - Даша - богатого дагестанца. Он прихрамывал: на войне с федералами ранили. Кавказец приезжал всегда в сопровождении двух джипов с охраной - полицейскими в камуфляже и с автоматами и своими личными телохранителями в костюмах и с пистолетами. Третья - Галя - имела сразу двоих любовников - чиновника и бизнесмена. Это было ей весьма выгодно: как-то раз на ее день рождения они скинулись и купили ей "Ниссан Кашкай". Четвертая - Марина - числилась в любовницах владельца сети стоматологических клиник.
   Житье-бытие в "Итальянских костюмах" Игорю нравилось. Спокойно, уютно, и не без всякого морального напряжения. Начальник объекта вообще его не проверял. Один раз только местный участковый проверил лицензию на право ношения оружия, маршрутный лист, паспорт и лицензию на охранную деятельность. И все.
   Игорь мысленно благодарил своего заступника и спасителя Егорова за столь хорошую и непыльную работу.
  
   ***
  
   День был как день, ничего особенного. Как всегда Большаков сидел на входе в бутик, в кресле, под кондиционером, и слушал музыку на мобильнике. И вдруг!.. У Игоря выпал даже один наушник из уха и открылся рот от удивления: в магазин вошла Тураева!..
   На этот раз она была в розовой юбке-карандаше с узким черным ремешком и черной блузке. И вся в золоте: часы, браслет, цепочка, кулоны, серьги. И сумочка уже не от "Луи Виттон", а от "Гуччи". От нее повеяло дорогими духами.
   Увидев Большакова, она тоже удивилась, и самое главное, растерялась.
   - Вы? Здесь?.. - невольно сорвалось с ее очаровательных губ.
   - Да, я, - не нашелся, что ответить Большов. - И здесь...
   Возникла пауза на несколько секунд, которую первым нарушил Игорь.
   - Это тоже наш объект, - пояснил Большаков. - Начальство перевело меня сюда после неудачного комплимента в ваш адрес.
   - Это я помню, - улыбнулась Тураева: у нее сегодня было явно хорошее настроение. - Здесь, наверное, тоже неплохо работается. Видите самых успешных людей нашей страны, хорошие вещи.
   - Неплохо работается, не спорю...
   "Снежная королева" - Тураева - все больше "оттаивала".
   - А в зарплате вы потеряли при переводе?
   - Да, - солгал Большаков - И значительно.
   Игорь специально сказал неправду: ему очень хотелось уколоть ее совесть. Хотя понимал, что это бесполезная затея: вряд ли у таких железных бизнес-леди, как Тураева, есть способность критически оценивать свои поступки мысли и желания и переживать свое несоответствие социальным нормам и общественной морали. У таких руководительниц - стальная хватка! А стыд перед самой собой - давно забытое понятие. Оно похоронено глубоко в душе и никогда не воскреснет.
   Разговор вдруг прервался: возле Тураевой возник как джин из кувшина смуглый Амджад. Он улыбался во весь рот и был очень любезен и обходителен. Индус принялся расспрашивать женщину о цели ее визита. Оказывается, клиентке салона нужен был стильный и красивый галстук. В подарок ее другу на день рождения, по ее же разговору, президенту какого-то известного банка. Амджад и Тураева долго выбирали подходящий аксессуар и в итоге остановились на красном темно-синем галстуке за пятнадцать тысяч рублей. Подарок поместили в нарядную коробочку и положили в фирменный пакет с ручками с надписью "Итальянские костюмы".
   Тураева вытащила из кошелька россыпь кредитных карт - "золотых", "платиновых", "черных" - и подала одну из них продавцу-консультанту Ире. Продавщица вставила ее в терминал и придвинула его к покупательнице. Тураева ввела код и нажала на кнопку "Enter". Прошло секунд десять, и аппарат запищал. Вскоре из него вылезли чеки. Тураева расписалась на них, забрала покупку в нарядной упаковке и ушла, даже не посмотрев в сторону Большакова. Через стекло витрины, из-за спин манекенов в дорогой одежде, Игорь видел, как она гордо села в свой белоснежный "Ягуар" и уехала. И только потом он заметил, что управляющий смотрит в ту же сторону, восхищенно цокает языком и вздыхает.
   - Красивая! - не выдержал Аджад. - Такую бы в супруги. Все бы мужчины завидовали.
   - Да, я бы тоже был не против подружиться с такой, - вздохнул Игорь. - А у тебя есть жена, Амджад?
   - Невеста в Индии.
   - А на русской нельзя тебе жениться? Или на какой-нибудь иностранке?
   - Родители и обычаи не позволяют. Мне уже давно нашли невесту. Ей было семь лет, а мне семнадцать, когда нас обручили. На следующий год поеду на свою собственную свадьбу. Родители говорят: "Пора!"
   - Желаю удачи.
   - Как вы там русские говорите, к черту!
   ...Вечером Большаков за баночкой пива смотрел теннис. И вдруг раздался звонок от Егорова. Вместо традиционного приветствия генеральный директор "Скорпиона" сразу выпалил:
   - Вот чудеса, Игорек!
   - Что такое, Петр Афанасьевич? Ты меня не пугай. После того как мы на день десантника побывали с тобой, дорогой мой начальник, в милиции после драки в азербайджанском ресторане, мне не до смеха.
   - К черту этих ментов, к черту азербайджанцев! Слушай суперновость! Сам босс впал в прострацию, услышав ее!
   - Да что там случилось, не томи!
   - Тураева просит нашего генерала вернуть тебя в "Орегон"! И без всяких объяснений! Просто просит и все! Чудеса!
   - Надо же! А впрочем, нет никаких чудес, Афанасич! Я сегодня ее видел в нашем бутике...
   - Да ты что!..
   - ...Она сильно удивилась, встретившись со мной. Я перебросился с нею парою фраз. Несколько раз пошутил. Надавил на ее совесть. Она была явно в прекрасном расположении духа. Искала подарок для своего ухажера. Вот видимо барыня и смилостивилась ко мне, пожалела. Так сказать, государыня императрица снизошла до простого народа... Снизошла... Да пусть катится к черту, "звезда" орегоновской империи! Не пойду я обратно на Цветной бульвар: мне и на Кутузовском хорошо. Работа не пыльная и спокойная. Зачем мне ее менять? Тем более по прихоти какой-то богатой стервы. Зря она старается. Я не из тех людей, кто по первому мановению руки царствующей особы мчится к ней, чтобы заполучить ароматный пряник. Проживу и без нее.
   - Игорек, только не убивай меня! - взмолился Егоров. - Если ты не пойдешь на "Орегон", то меня наш генерал подвесит, сам знаешь, за какое место.
   Большаков рассердился.
   - Да что я, Афанасич, игрушка ей?!
   - Да какая разница, где работать - деньги те же!
   - Я уволюсь, Афанасич, зачем мне такие игры? С одного на места на другое кидаете. Я что... затычка в каждой бочке?
   - Не будь дураком, Игорек. Наш "Скорпион-97" - хорошее место и хорошие деньги. Не каждый ЧОП имеет такие "вкусные" объекты как у нас. И "крыша" у тебя надежная есть на нашей фирме - это моя персона... Я тебя, Игорь, выручал?.. Выручал. Так вот и ты мне помоги. Я тебе как старший по званию приказываю идти на "Орегон".
   Большаков сник.
   - Слушаюсь, товарищ полковник.
   - Вот и славно. С меня коньяк. Это бонус для тебя, балбеса.
   Игорь немного оживился.
   - Вот это дело, Афанасич! Выпьем его вместе. Приходи, когда у меня будет выходной.
   - Приду...
   Большаков допил пиво. Его мозг разрывался от неожиданной новости.
   Действительно чудеса! Госпожа Тураева оказала ему неслыханную милость. Что это? Редкий приступ человеколюбия? Заскок альтруизма?! Или женский каприз?! Впрочем, не все ли равно. По ее хотенью, по ее веленью, он должен идти на "Орегон", и он будет вынужден это сделать. Вопреки своей воле и желанию. Хотя... есть одно обстоятельство, которое меняет все дело.
   Игорь смял и кинул пустую банку в мусорное ведро и снова задумался...
   Да-а-а, только он забыл о существовании Тураевой, как она напомнила о себе таким неожиданным визитом и таким неожиданным поступком. Игорю, конечно же, не хотелось с обжитого и комфортного объекта срываться на объект непредсказуемый и необжитый... если бы не Тураева. Все-таки какая она красивая, стильная и сексапильная женщина! При виде ее так все и переворачивается в душе, оживают мужские силы, и хочется для нее совершить какой-нибудь подвиг! Эх, если бы не стервозный характер - цены бы ей не было!
   Пусть Егоров радуется: Игорь пойдет на "Орегон", но не ради их дружбы, а ради того, чтобы время от времени видеть Тураеву. Полюбоваться ею при приезде на работу и отъезде - и этого будет достаточно для Игоря!
   Большаков встал с дивана и заходил по комнате.
   Неужели он постепенно влюбляется в эту взбалмошную леди? Раз хочет лицезреть ее! Этого еще не хватало! Чувства нельзя пускать в свободное плавание - иначе не избежать крупной беды. Кто он и кто она. Они из разных социальных кругов и ничего не может быть между ними. Нужно как можно скорее избавиться от этой внезапно возникшей зависимости. Например, сказать ей опять какую-нибудь дерзость, и она снова ушлет его на другой объект. Игорь так и сделает. Но пока надо еще отработать две смены в бутике.
   ...Управляющий "Итальянские костюмы" Амджад горько сожалел, что Игорь переходит на другой объект: он так сдружился с этим русским! Всегда было с ним о чем-то поговорить, поспорить, посмеяться. К тому же Игорь охотно помогал таскать Амджаду коробки с новым товаром, и также охотно оставался после закрытия магазина, если приходил богатый клиент.
   - А если я порошу твоего генерального тебя здесь оставить? - сказал индус. - Как ты на это смотришь?
   Большаков развел руками.
   - Не получиться, Амджад. Там самый важный наш объект. А ты знаешь, у нас как в армии: есть приказ его надо выполнить. И никаких обсуждений.
   - Жаль. Ну что же, заходи в гости. Или попросись при любом удобном случае обратно ко мне. Я буду очень рад твоему возращению.
   - Непременно, Амджад, непременно, - пообещал Игорь.
   Индус на следующий день подарил Большакову в знак уважения белую рубашку с мелкой синей полоской. Тысяч за десять. Большаков горячо поблагодарил Амджада за столь дорогой подарок и в свою очередь обещал ему сделать ответный подарок. Как говориться: управляющий и охранник расстались большими друзьями.
  
   ***
  
   И вот Игорь снова оказался на объекте "Орегон". Теперь Тураева при встрече с Большаковым здоровалась, а если у нее было хорошее настроение, то еще и спрашивала как у него дела. Но не более. И к счастью для Игоря "Гроза "Орегона" уже не докапывалась к нему как прежде. И даже прощала ему некоторые оплошности и недочеты в работе. Большаков чувствовал себя на особом положении среди охранников. И это его откровенно пугало: надолго ли барская милость? Хотя все сотрудники и охранники компании ему откровенно завидовали. А начальник службы безопасности банка Сиплов, симпатизировавший Тураевой, даже возненавидел Игоря за это особое расположение. Он все искал огрехи в работе Большакова и жаловался на него Тураевой, но та только отмахивалась от Сиплова.
   Как-то Игорь видел Тураеву с дочерью. Узнал у Ромы, что дочку зовут Варя, и она с первого сентября пошла в четвертый класс в какую-то элитную гимназию. Видел Большаков и ее ухажера, президента "Дрим Юнион Банк" - брутального седого мужчину лет сорока пяти в дорогом костюме, с супердорогими часами "Hublot" за миллион долларов и в подаренным от Тураевой галстуком. Он приезжал на черном "Мазерати Куатропорте S" в сопровождении охраны. Тураева и банкир вместе обедали в ресторане напротив "Орегона".
   А сегодня Кочетов объявил Большакову:
   - А ты знаешь, что у Тураевой сегодня день рождения?
   - Нет, - откровенно признался Игорь.
   - Теперь знай! - воскликнул Кочетов. - На фирме ее будут сегодня все поздравлять.
   - Да ну! И сколько ей стукнуло!
   - Тридцать один.
   - Значит ей можно подарить такое же количество роз?
   Кочетов приложил руку к сердцу и занервничал.
   - Игорь, ты снова хочешь меня до инфаркта довести?
   - Ни в коем случае! Запомни, Рома, срывает весь банк тот, кто первый поздравляет именинницу. Все "сливки" ему.
   - Игорь!..
   - Рома, не переживай, я знаю, что делаю. Я у нее в почете, она все мне простит.
   - Смотри, как бы этот почет не обернулся новой ссылкой.
   - А мы скажем, что от нашего ЧОПа ее поздравляем. От имени генерального директора и босса. Сошлемся на то, что они сильно заняты и поручили нам произвести эту почетную миссию. Они же не догадываются, что ради хороших отношений с главными и основными кормильцами их надо периодически поздравлять с днем рождения.
   - Делай, как знаешь, только если что, я был не в курсе твоей замечательной идеи.
   - Идет! - согласился Игорь.
   Большаков сбегал за розами в торговый павильон и положил в их банку с водой в мониторной.
   - Сколько ты цветов купил? - поинтересовался Кочетов у Игоря.
   - Как и положено, в количестве тридцати одной штуки. По числу лет новорожденной.
   - А денег не жалко? Ведь наш генерал не вернет тебе бабки, скажет, что это была твоя личная инициатива, а не руководства.
   - А плевать! Хочется приятное человеку сделать.
   - Ты уже однажды ей сказал приятное, и что потом получилось?
   - Тот раз не считается.
   - Ну, ну, дерзай, герой!.. - недовольно сказал Кочетов.
   А Большаков вполголоса запел:
  
   Нас ждет огонь смертельный!
   И все ж бессилен он.
   Сомненья прочь! Уходит в ночь отдельный
   Десантный наш ударный батальон,
   Десантный наш ударный батальон...
  
   Игорь был полон решимости "осчастливить" Ольгу Владимировну красивыми розами.
   ...Тураева приехала на службу как подобает имениннице нарядной: прекрасный макияж, локоны завиты, красное платье чуть ниже колен, белые браслеты на руках, жемчуг на шее. И она благоухала неземным парфюмерным ароматом и улыбалась как майское солнышко.
   Рома показал новорождённой, куда поставить машину. В это время Большаков незаметно вынес цветы и притаился за черным "Гелендвагеном". Едва Тураева вылезла из машины - как перед ней возник Игорь с великолепным и благоухающим букетом из длинных красных роз и сразу быстро заговорил:
   - Здравствуйте, Ольга Владимировна! От имени нашего руководства, Романа и от меня лично поздравляем вас с днем рождения! Желаем вам счастья, любви, здоровья и успехов в вашей нелегкой работе! И много солнечных и позитивных дней! И душевного тепла и внутреннего и внешнего!
   Тураева расцвела.
   - Это мне? Спасибо. Не ожидала. Какие красивые розочки и прямо в цвет к моему платью.
   - Я старался, подбирал. И еще они заряжены положительной энергией, она передастся вам в течение ближайших часов, вот увидите. И вам будет легче и комфортнее работать.
   - Что же положительная энергия мне не помешает. Особенно в этот торжественный день. Спасибо, Игорь, спасибо Рома. Вы меня просто ошеломили таким красивым букетом. Как они приятно пахнут. Еще раз спасибо.
   Тураева пошла дальше донельзя довольная. Рома чуть было не открыл рот от удивления.
   - А ты боялся, - попенял Кочетову Игорь.
   - Уф, от сердца отлегло, - довольно улыбнулся Роман. - Риск оправдался. Сегодня можно расслабиться. Руководству будет не до нас, особенно Тураевой.
   - Похоже на то. Но сильно расслабляться тоже нельзя. Упорим какой-нибудь косяк - взыщут по полной.
   - В твоих рассуждениях есть здравое зерно, Рома-Рома-роман.
   - А то...
   Когда Игорь уходил со службы в восемь часов вечера, "Ягуар" Тураевой все еще стоял на стоянке, впрочем, как и "Мерседес" Шмидта и "Ниссан" Сиплого. Большакову девчонки на ресепшн сказали, что у них вечеринка в кабинете президента. Там все приближенные. Что ж, Игорь увидит именинницу только через два дня и обязательно спросит: живы ли его цветочки? А пока домой - на "Бабушкинскую"!
   Вечером Большакову позвонил генеральный.
   - Молодец, Игорек! - похвалил его Егоров. - Идея с цветами пришлась весьма кстати. Сам генерал тебя похвалил. Мы тебе в полном объеме компенсируем стоимость букета. Во сколько он обошелся тебе?
   - Около четырех тысяч.
   - Получишь пять. Я поговорю с нашей главной бухгалтершей. У меня тут идея возникло, я думаю, ее генерал одобрит.
   - Какую?
   - А может тебе вместо Ромы начальником объекта назначить? И солидная должность и хорошая финансовая прибавка за руководство.
   - Да не надо. Афанасич. Как-то некрасиво с Ромой получиться. Скажет, подсидел. Он мне хороший друг.
   - Ну, смотри, смотри. Плох тот солдат, кто не мечтает стать генералом.
   - Таким как наш босс? Нет уж, увольте, совсем не мечтаю. Лучше я буду тем, кем я сейчас явлюсь. Свое "Супер-Эго" я никому не отдам. И не продам. Самому пригодится.
   - Шутник. Ну, ладно. Пока, герой!
   - Пока, Афанасич! До скорых встреч в эфире!..
  
   ***
  
   Сегодня Кочетов пришел на службу не выспавшимся и помятым. Он усиленно сосал мятные леденцы "Холлс" - генерального спонсора всех российских охранников и жаловался Большакову на плохое самочувствие. Наконец он не выдержал и обратился к напарнику с просьбой.
   - Будь другом, Игорь, сгоняй за минералкой в магазин, а? Пить очень хочется. Да и сам попьешь, я тебя угощаю. И еще сигареты "Бонд" купи.
   - Что... вчера хорошенько отдохнул, Рома-Рома-роман? - стал подначивать начальника Большаков.
   Кочетов сжал виски руками и поморщился от боли.
   - Да тесть вчера в гости приходил - пришлось угостить водкой. Начали по маленькой, а потом сам знаешь, как всегда не хватило. Еще взяли бутылку, но уже коньяка. А затем еще поддали. Снова водки и пива. А там что дальше было - плохо помню. Голова сегодня трещит, как не знаю что. И больно в мозг отдает. Словно током бьет. Моя жена с утра со мной не общается, недобро в мою сторону коситься - это плохой знак. Вечером точно начнет меня пилить. А я ей говорю: причем тут я, это твой отец все организовал, вот с ним и проводи воспитательную беседу о вреде алкоголя. Да и разве я его в гости звал? Сам без спроса приперся. Так в чем моя вина? В чем ошибка? А она вредная молчит и уничижительно на меня смотрит, будто я недочеловек.
   - Выходит, ты в этой истории лицо потерпевшее?
   - Выходит так. Ну, не я же к тестю в гости пришел и предложил выпить.
   - Ну, ты хитрюга, Рома! Ладно, готовь бабки... А Тураева не приехала?
   - Задерживается. Так что успеешь сгонять в магазин.
   - Попробую.
   - Вот и славно, трам-пам-пам! Жду с нетерпением, а то умру от сушняка.
   - Слышишь, Рома, я давно тебя хотел спросить...
   - Спрашивай.
   - ... А куда делась такая симпатичная и длинноногая блондинка с ресепшн. Кажется, ее звали Жанна.
   - А, Жанна? Тополева?
   - Да, она самая.
   - Ее перевели в другой филиал "Орегона". Он, по-моему, находиться на Маросейке.
   - А, понятно. Жаль что перевели.
   - А что понравилась?
   - Да так, ничего деваха. Ноги там, сиськи, личико. И чувствуется, что темпераментная сучка. Хотел с ней поближе познакомиться. За чашкой кофе у меня дома.
   - Да, буфера у нее классные так и рвутся наружу. Стоячие упругие. Ножки не спорю отменные. И родинка возле губы такая сексуальная. Я к ней как-то подкатывал - бесполезно. Сказала, с женатыми не встречаюсь.
   - А ты не знаешь телефон того филиала?
   - Да, подойди на ресепшн к девчонкам, они тебе его скажут и даже может и номер ее мобильного дадут, все может быть.
   - Хорошо. Так и сделаю.
   - Делай, как хочешь, Игорь, только умоляю тебя, поторопись! Сходи в магазин, а то мне уже становится плохо. Чувствую, я скоро умру. Потом поговорим о телках. Никуда они от нас не уйдут. Это вечная тема.
   - Все бегу, бегу, Рома-Рома-Роман! Не умирай, я скоро!..
   Большаков взял деньги и направился в продуктовый магазин. Завернул в переулок и... увидел Тураеву! Собственной персоной! Вот она стоит возле своего "Ягуара" и с кем-то разговаривает по телефону. Видимо звонок для нее очень важен, раз она не доехала до Орегона и вышла из салона автомобиля. На капот она поставила уже знакомую Большакову сумочку "Луи Виттон"! Игорь тут же укрылся за павильоном "Русские блины": еще не хватало, чтобы его здесь застукала Ольга Владимировна. Тогда подведет он и Рому и весь ЧОП "Скорпион". Устроит им Тураева великий разнос!
   Большаков стал ждать, когда Тураева закончит свои переговоры, сядет в машину и поедет к "Орегону". Пока она доберется до Садового кольца, а потом свернет на Цветной бульвар, он успеет по-быстрому заскочить в магазин, купить минералки и сигарет и живо вернуться на свой пост. Ведь и Кочетова он не мог подвести: человек ведь "умирает" с похмелья.
   И вдруг затемнённая и невзрачная черная "Жигули" девятой модели резко притормозила рядом с красавцем "Ягуаром". Из "девятки" стремительно выскочил кавказец и хотел, было, схватить сумку, но Тураева вовремя вцепилась в одну из ручек. Грабитель что ей силы рванул на себя сумку. Оторванная ручки остались в руках Тураевой, и она, потеряв равновесие, упала. Добыча оказалась в руках кавказца.
   В это время Большаков правильно оценил ситуацию, выскочил из-за павильона и, сделав два быстрых шага, высоко выпрыгнул... Его тяжелый каблук с ходу врезалась в коренастую спину грабителя. Удар был такой силы, что преступник перелетел через "Ягуар" и, пару раз кувыркнувшись, распластался у дверей туристического агентства. Сумка упала рядом с Тураевой, и она вцепилась в нее мертвой хваткой словно самка питбуля.
   Выскочил из машины еще один кавказец, в руках у него был пистолет ТТ. Он направил его на Большакова.
   - Эй, ты, коз-з-зел! Стой на месте, а не то я продырявлю твою поганую бошку!..
   Игорь похолодел: сейчас может раздаться случайный выстрел, и темнота накроет его навечно. И тут в начале переулка показался экипаж ДПС. Кавказец изменился в лице, быстро опустил пистолет, юркнул в "девятку", и она резко тронулась с места. Сбитый Большаковым кавказец успел подняться на ноги и при виде полиции рванул между домами в другой переулок.
   Игорь протянул руку Тураевой и помог ей подняться. Ее пальцы были холодны как лед и заметно дрожали. Видимо Тураева испытала сильнейший стресс при ограблении. Она стала осматривать свою запыленную и загрязненную бежевую юбку дорогого покроя, пиджак и слегка порванные черные колготки.
   - Боже мой, во что я превратилась?! - воскликнула пострадавшая. - Надо срочно ехать домой, переодеваться. У меня сегодня важная встреча с японцами.
   Полицейский автомобиль остановился рядом с Тураевой и Большаковым. Дверь со стороны водителя полуоткрылась и в проеме появилась упитанная морда старшего сержанта полиции.
   - Что случилось, граждане? - увидев дорогую иномарку и представительную молодую женщину, вежливо поинтересовался страж порядка.
   - Ничего особенного, - спокойно ответила Ольга. - Какие-то кавказцы хотели украсть мою сумку.
   - Заявление писать будите?
   - Нет, все на месте, товарищ старший сержант, а грабителей я даже не запомнила.
   - А вы? - полицейский обратился к Большакову.
   - Я тоже их не запомнил. Все так было стремительно.
   - Ладно, Паша, поехали, - крикнул кто-то из машины. - Может, успеем догнать их. Если выскочат на Садовое кольцо - пиши пропало!
   Дверца белой машины с синей полосой и надписью "ДПС" захлопнулась, и полицейские уехали.
   - А как вы здесь оказались, Игорь? - спросила Тураева. - Вы разве не на дежурстве?
   - Да, я на дежурстве, но моя очередь отдыхать, а Романа, старшего смены, мучает диарея. Вот он и послал меня в аптеку за имодиумом. Жалко человека: погибает.
   - Ясно. Но здесь, по-моему, нет аптеки. Ближайшая у цирка Никулина.
   - А я и не в курсе, где ближайшая. Почему-то думал, что она здесь. Ведь они должны быть на каждом углу. Пойду значит туда... к цирку.
   - Спасибо вам огромное, Игорь. Если бы не вы, не знаю, что бы я делала. У этого абрека такая силища в руках, он просто вырвал у меня сумку с "мясом". А там лежат очень важные документы. Сверхважные. Вы словно мой ангел-хранитель, выручили в трудную минуту.
   - Должен же у человека помимо небесного ангела-хранителя быть и земной. Я согласен на эту должность. Могу работать бесплатно.
   - Я подумаю... Только жаль сумку: я ее за пятьсот долларов покупала.
   - Это пустяки. Купите новую, еще лучше. Главное что вы целы и невредимы, - заулыбался Большаков.
   На лице Тураевой впервые появилась искренняя задушевная улыбка и ее взгляд потеплел. Игорь впервые видел ее такую. Наверно здесь, в неформальной обстановке, а не на работе, она настоящая. На лице нет всеми привычной маски стервозной и холодной расчетливой бизнес-леди. Это женщина, да еще какая! Ранимая и беззащитная. И у нее оказывается есть душа!..
   Это открытие так поразило Большакова.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   ГЛАВА 3
  
  
   Земная слава накрыла Большакова с головой. Его геройский поступок не остался незамеченным. Игоря похвалило руководство ЧОПа, президент "Орегона" Шмидт, начальник безопасности Сиплов, не говоря о самой Тураевой. Земная слава была подкреплена еще и солидными вознаграждениями. Шмидт вручил Большакову конверт с тремястами евро, от Тураевой лично Игорь получил пятьсот евро, а от Егорова и генерала ему досталась премия в две тысячи рублей и... грамота с благодарностями.
   - Ты стал настоящим миллионером, Игорек! Но по справедливости часть денег принадлежит мне, - шутил Кочетов. - Это же я послал тебя за минералкой. Не сделай я этого, то твоего подвига и нынешних премиальных у тебя бы не было.
   Большаков несогласно покачал головой.
   - Нет, ты не прав, Рома. Давай разберемся досконально в этом вопросе. Если твой тесть не пришел бы к тебе в гости, то ты бы не стал пить водку, а утром не страдал бы от похмелья. И, значит, не послал бы меня в магазин за минералкой. Выходит, я твоему тестю должен, а не тебя. Это по чесноку, это по справедливости. Логично, Рома-Рома-роман?
   - Логично. Тогда передай часть вознаграждение моему тестю через мою персону. Я с удовольствием вручу ему лично в руки. Как только он снова придет ко мне в гости.
   Большаков согласно кивнул.
   - Хорошо, договорились. После смены зайдем в супермаркет, и я куплю вам с тестем бутылку коньяка. Это и будет ваша доля в деле спасения Тураевой. Идет?
   Кочетов расцвел.
   - Еще как идет! Только хороший коньяк покупай! Не московский, не крымский, не дагестанский, а импортный. Лучше французский.
   - Не беспокойся, куплю хороший. Даже французский.
   - Ловлю на слове...
   Большаков поступил, как и обещал. После работы сослуживцы зашли в магазин, Игорь купил французский "Мартель" и передал бутылку довольному Кочетову.
   - Тесть обрадуется, - заулыбался Рома. - Он любит хороший коньяк.
   На что Игорь ответил:
   - Долгих лет ему жизни и сибирского здоровья. И от меня большой привет. Только не переборщите на этот раз. И не запивайте коньяк пивом и водкой, а то, как в "Бриллиантовой руке" получиться - убойный коктейль от Миронова.
   - Не беспокойся, все будет хорошо.
   ...Как всегда вечером Большакову позвонил Егоров.
   - Ну, герой, радуйся!
   - Что случилось. Афанасич? Не пугай меня так.
   - Тураева просит у нас водителя-охранника. Для нее и ее дочери.
   - А я тут причем?
   - А просит она именно тебя.
   - Вот как! - изумился Большаков. - А вдруг я не соглашусь на ее предложение. И что она за меня все решает!
   - Только глупец может отказаться от такого предложения! Смори сам. Пятидневка. Суббота-воскресенье отдыхаешь. А денег - о-го-го! Полный карман! Да и такая красавица рядом с тобой всегда. Глядишь, и женишься на ней.
   - С какой стати! У нее уже есть жених. Президент известного банка. У них скоро помолвка. А в запасе у нее еще сотни таких, как этот ухажер. С какой стати она снизойдет до моей особы.
   - У них с этим банкиром только помолвка, и он целый день на работе, редко ее видит, а ты с ней будешь находиться всегда рядом. А вдруг что-то получиться? Повернется она к тебе одним местом - а ты и не растеряешься! Раз - и стыковка двух природных начал по имени "Инь" и "Янь" состоялась! Влечение полов никто еще не отменял. А она баба - секси!
   - Афанасич...
   - Шучу, шучу, Игорек. А то по фейсу получу, и подвиг свой не совершу.
   - То-то...
   Большаков изумился: вот так оборот! Тураева снова капризничает! "Снежная королева" пытается приблизить к своему холодному сердцу околдованного ее чарами Кая. Барыне стало скучно!
   Егоров продолжал жужжать ему в ухо.
   - Ну, ладно, не выделывайся, Игорек, давай берись за новую работу. И не тени резину. Миллион часов на раздумья я тебе не дам. Решай незамедлительно. Мне еще надо отзвониться Тураевой о результатах переговоров с тобой. Ну...
   - Не даешь ты мне подумать хоть пять минут, Афанасич.
   - Голова у солдата не для того чтобы думать, а улавливать приказания командира. Ну, так что? Рожай быстрее, гвардии сержант Большаков!
   Игорь задумался, а Егоров все наседал.
   - Ну? Давай соглашайся! Давай!
   И Большаков сдался.
   - Когда приступать к новым обязанностям? - спросил он.
   Егоров радостным голосом ответил:
   - Завтра. Записывай или запоминай адрес, где она живет ...
   - Запоминаю.
   - Элитный комплекс "Коперник"...
   - А это где?
   - Метро "Полянка" или "Октябрьская". А адрес такой... Большая Якиманка, номер двадцать два... квартира... такая. Завтра прибудь к ней к десяти часам утра. Смотри не опаздывай. Она баба строгая и деловая и любит пунктуальных и добросовестных работников... Да, рассчитай время так, чтобы до Тураевой успеть пистолетик прихватить в оружейке. Я уже оперативным дежурным позвонил - они в курсе. Понял?
   - А завтра кто главный по оперативке?
   - Вася Родионов.
   - А на подхвате Рогожкин?
   - Ну куда они друг без друга.
   - Понятно.
   - Все запомнил, Игорь?
   - Все усек, товарищ полковник.
   - Ну, давай успехов в работе, спаситель Тураевой!
   - Подкалываешь, Афанасич?
   - Завидую. Мне бы старичку спасти такую кралю.
   - Спасешь еще, - шутливым тоном уверил своего начальника и друга Большаков. - И не одну. Какие твои годы. Ну, пока!
   - Чеши грудь консервной банкой и не кашляй! Са-ла-га! - отпарировал Игорю Егоров.
   ...Большаков долго не мог заснуть. Все вертелся с бока на бок и думал. Судьба складывается так, что он теперь будет постоянно рядом с Тураевой. Об этом он тайно мечтал. Судьба ему благоприятствует. Объект вожделения становиться все ближе и ближе. А что там дальше будет - жизнь покажет.
   Ночью ему приснился цветной интересный сон похожий на игровой фильм.
   Будто Игорь в каком-то средневековом замке. Он хозяин этого владения и сказочно богат. Наверное, он то ли барон, то ли граф. В зале идет пир, шуты, музыканты, гости. Столы ломятся от яств. Бургундское вино льется рекой. Приезжает Шмидт и Тураева на красивой карете с гербом одеты в старинные одежды. Игорь начинает вальсировать с Тураевой по зале, все гости восхищенно взирают на танцующую пару. Потом декорации меняются, Игорь с Ольгой оказываются в огромной спальне, Тураева обнажается, медленно идет к нему, бросается в его объятья и... тут на самом интересном месте наступает конец сновидению!..
   Когда Большаков окончательно проснулся, он разочаровано вздохнул. Как жаль, что это только сон! Повздыхав немного, он начал собираться на работу. Пошел в ванну, умылся почистил зубы, отправился на кухню... А мысли его постоянно вращались вокруг интересного сна. Большаков вспоминал его перипетии. И снова мечтал о Тураевой.
   А может этот сон когда-нибудь осуществиться?
  
  

Оценка: 6.41*4  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"