Майер Стефани: другие произведения.

Сумерки. Глава 15 - Каллены

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
  • Аннотация:
    Не вычитано.


15. Каллены

   Тусклый свет очередного пасмурного дня заставил меня проснуться. Я лежала, положив руку на глаза, чувствуя непонятное опьянение, и сознание ко мне все еще не вернулось. Что-то... какой-то сон, который желал напомнить о себе... настойчиво пыталось достучаться до моего разума. Я недовольно застонала, и перевернулась на бок, надеясь уснуть хотя бы еще ненадолго. И вот тут весь вчерашний день нахлынул на меня, затопив своей остротой.
   - Ох! - я села на кровати так быстро, что у меня закружилась голова.
   - Твои волосы выглядят сейчас словно стог сена... но мне это так нравится, - его невозмутимый голос доносился с кресла-качалки, которое стояло в углу комнаты.
   - Эдвард! Ты не ушел! - с радостью воскликнула я, и, не подумав, метнулась к нему через всю комнату, упав в его объятия. В ту же секунду, мои мысли поспели за моими действиями, и я неподвижно замерла, сама испугавшись своего бесконтрольного восторга. Я подняла на него глаза, боясь, что слишком неосторожно перешагнула черту дозволенности.
   Но он только рассмеялся.
   - Конечно, - ответил он, немного удивленный, но явно довольный моей реакцией. Его руки гладили мою спину.
   Я осторожно опустила свою голову на его плечо, вдыхая запах его кожи.
   - Я была уверена, что все произошедшее - лишь сон.
   - Не слишком богатая фантазия, - усмехнулся он надо мной.
   - Чарли! - вдруг вспомнила я, снова, не подумав, сорвавшись с места и устремившись к двери.
   - Он уехал час назад... после того, как подключил клеммы к аккумулятору твоего пикапа, которые ночью отсоединил. Должен признать, я был разочарован. Этого действительно хватило бы для того, чтобы тебя остановить, если бы ты действительно вознамерилась уйти?
   Я нерешительно топталась на месте, до боли желая вернуться к нему на колени, но боясь, что с утра дыхание мое не слишком свежее.
   - Обычно по утрам ты не чувствуешь себя настолько неловко, - подметил он, раскрыв объятия, маня меня к себе. Перед этим приглашением устоять было практически невозможно.
   - Мне снова нужна минутка на обычные человеческие занятия, - призналась я.
   - Я подожду.
   Я юркнула в ванную, дивясь своим, ранее неведомым мне, ощущениям. Я не узнавала себя, ни изнутри, ни снаружи. Лицо, которое глядело на меня из зеркала, было лицом незнакомки - слишком яркие глаза, беспорядочные красные пятна по щекам. Почистив зубы, я постаралась как-то распутать и причесать хаос на своей голове, который именовался моими волосами. Умыв лицо ледяной водой, я постаралась восстановить дыхание, правда, без особого успеха. В комнату я вернулась практически бегом.
   И снова мне показалось чудом, что он все еще был там, с объятиями, распростертыми для меня. Он подался ко мне, и мое сердце пустилось вскачь.
   - С возвращением и добро пожаловать, - прошептал он, обнимая меня.
   Некоторое время, он качался в кресле, со мною на коленях, в полной тишине, пока я не заметила, что на нем свежая одежда, а волосы вымыты и причесаны.
   - Так ты уходил? - с упреком спросила я, касаясь воротничка его выглаженной рубашки.
   - Не мог же я сегодня выйти с тобой из дома в той же одежде, в которой пришел вчера. Что бы подумали соседи?
   Я надулась.
   - Ты очень крепко спала к тому моменту, и я ничего не пропустил, - его глаза блеснули. - К тому моменту, ты уже перестала разговаривать.
   Я застонала
   - Что ты услышал?
   Его золотистые глаза наполнились глубокой нежностью.
   - Ты сказала, что любишь меня.
   - Это ты и так знал уже, - напомнила я ему, непроизвольно склоняя голову.
   - Несмотря на это, мне все равно было приятно услышать эти слова.
   Я спрятала свое лицо на его плече.
   - Я люблю тебя, - прошептала я.
   - Ты теперь - вся жизнь для меня, - просто ответил он.
   Некоторое время, мы не знали, что еще сказать. Он продолжал качаться в кресле со мной на коленях, между тем, в комнате постепенно становилось все светлее.
   - Время завтракать, - сказал он, наконец, будничным тоном, чтобы доказать, - я была в этом уверена - что он не позабыл о моих человеческих слабостях.
   В отместку, я обхватила горло обеими руками, и уставилась на него, в ужасе распахнув глаза. На его лице молнией сверкнуло потрясение.
   - Да шучу я! - прыснула я со смеху. - А ты еще говорил, что я бесталанная актриса!
   Он раздраженно нахмурился.
   - Это было не смешно.
   - Это было очень смешно, и ты сам это отлично понимаешь, - тем не менее, я внимательно вглядывалась в его глаза, чтобы убедиться в том, что я прощена. Судя по всему, прощение было мне даровано.
   - Мне сказать иными словами? - спросил Эдвард. - Людям пришло время завтракать.
   - Ах, вот оно что!
   Он закинул меня на свое каменное плечо, сделав это аккуратно, но с быстротой, от которой у меня захватило дух. Я пыталась протестовать, когда он легко понес меня вниз по лестнице, но Эдвард эти попытки игнорировал. По крайней мере, на стул он посадил меня правильной стороной вверх.
   Кухня была казалась наполненной светом и счастьем, будто отражая мое настроение.
   - Что у нас на завтрак? - вежливо и интеллигентно поинтересовалась я.
   Это на минуту его обескуражило.
   - Эм-м-м... Я не уверен. А чего бы тебе хотелось? - его мраморный лоб пересекла складка.
   Я расплылась в улыбке, подхватываясь со стула.
   - Да ты не волнуйся, я и сама неплохо добываю себе пропитание. Можешь посмотреть, как я охочусь, разрешаю.
   Я вытащила чашку и коробку с сухим завтраком. Кожей я чувствовала на себе его взгляд, когда заливала хлопья молоком и доставала ложку. Поставив свой завтрак на стол, я остановилась в молчании.
   - Могу я тебе что-нибудь предложить? - поинтересовалась я, не желая быть грубой.
   Он закатил глаза:
   - Белла, просто ешь.
   Я села за стол, не сводя с него глаз, и поднесла ложку ко рту. Он пристально смотрел на меня в ответ, следя за каждым моим движением. Это заставило меня чувствовать себя неловко и делать все с повышенной аккуратностью. Я кашлянула, чтобы отвлечь его.
   - Что у нас сегодня на повестке дня? - полюбопытствовала я.
   - Хм-м-м-м... - от меня не укрылось то, как тщательно он старался подобрать слова для следующей реплики. - Что скажешь по поводу предложения... познакомиться с моей семьей?
   Я судорожно сглотнула.
   - Это испугало тебя сейчас? - в его голосе прозвучала искренняя надежда.
   - Да, - призналась я: отрицать не было смысла, он все видел по моим глазам.
   - Не переживай, - усмехнулся он. - Я буду тебя защищать.
   - Да я не их боюсь! - пояснила я. - Я боюсь того, что им... я не понравлюсь. Они не будут... ну... удивлены, если ты приведешь кого-то... моего вида... к себе домой, знакомиться с ними? Знают ли они, что я знаю о них?
   - О, да они уже всё знают. Вчера они пари заключали... - он улыбнулся, но голос его звучал жестко, - такие пари... верну ли я тебя домой... Хотя, как кто-то решается ставить против Элис, я не понимаю. В любом случае, внутри семьи у нас нет секретов. Да это и не возможно практически - я мысли читаю, Элис видит будущее, ну и все такое.
   - А Джаспер заставляет тебя чувствовать себя тепло и комфортно, когда ты выбалтываешь ему все свои секреты - это нельзя забывать.
   - Ты обратила внимание и запомнила, - с одобрением улыбнулся он.
   - За мной периодически замечают такую способность, - прищурилась я. - Значит, Элис увидела, что я приду к вам в гости?
   Его реакция была странной.
   - Что-то типа того, - неловко проронил Эдвард, отворачиваясь, чтобы мне не было видно его глаз. Я с любопытством вглядывалась в его лицо.
   - Ну и как, вкусно это? - он резко развернулся ко мне, и окинул коротким взглядом мой завтрак, с поддразнивающим выражением на лице. - Сказать честно, не выглядит аппетитно ни на грамм.
   - Ну, это конечно не раздраженный гризли... - пробормотала я, не поведя и бровью в ответ на вспышку в его глазах. Я все еще раздумывала над тем, почему он так отреагировал, когда я заговорила об Элис. Продолжая размышлять, я быстро расправлялась с хлопьями.
   Он стоял прямо посреди кухни, вновь, как изваяние Адониса, отстраненно глядя на темные окна.
   Потом он снова перевел взгляд на меня и улыбнулся своей ошеломительной улыбкой.
   - Кроме того, я считаю, ты должна будешь представить меня своему отцу.
   - Вы ведь с ним уже знакомы, - напомнила я ему.
   - Я имею ввиду, представить как своего парня.
   Я в изумлении уставилась на него.
   - Это зачем?
   - Разве так не принято? - с невинным выражением лица осведомился он.
   - Я не знаю, - призналась я. Мой опыт дружбы с парнями был очень ограничен, и отправных точек, в которых я была бы уверена, у меня было мало. Не говоря уж о том, что вообще вряд ли какие-либо нормальные правила такого рода отношений можно применить к нашей конкретной ситуации. - Знаешь, ведь в этом нет необходимости. Я не ожидаю, что ты... В смысле, тебе не обязательно притворяться ради меня.
   Его улыбка была полна терпения.
   - А я не притворяюсь.
   Я размазала остатки хлопьев по краям чашки, прикусывая губу.
   - Так ты скажешь Чарли, что я твой парень, или нет? - потребовал он ответа.
   - А ты - мой парень? - я подавила внутренние конвульсии, которые возникли при мысли об Эдварде, Чарли и словах "мой парень" в одной и той же комнате, в одно и то же время.
   - Признаю, конечно, что при этом слово "парень" будет использовано в значительно расширенном контексте.
   - У меня создалось впечатление, что ты, вообще-то, несколько больше, чем просто мой парень, - призналась я, не отрывая взгляда от стола.
   - Ну, я не уверен, что нам следует сообщать ему все деликатные ньюансы.
   Он потянулся через стол и ласково приподнял мой подбородок холодным пальцем.
   - Но мы должны как-то обосновать для него тот факт, что я провожу здесь очень много времени. Я не хочу, чтобы шеф Свон выписал мне запрет на то, чтобы приближаться к тебе, приняв за маньяка (Прим. пер. - Здесь говорится о постановлении, которое обычно выписывает суд, предписывая ответчику держаться от истца на расстоянии не менее 1 км, если они проживают в одном городе).
   - А ты будешь проводить здесь много времени? - я внезапно почувствовала волнение. - Ты действительно часто будешь здесь бывать?
   - Я буду здесь столько, сколько ты того пожелаешь, - заверил он меня.
   - Я всегда буду этого желать, - предупредила я его. - И навсегда.
   Он медленно обошел вокруг стола, и, замерев в нескольких шагах, протянул ко мне руку, осторожно проведя кончиками пальцев по моей щеке. Выражение его лица было непроницаемым.
   - Тебя это печалит? - спросила я его.
   Он не ответил. Лишь продолжал глядеть мне в глаза бесконечно долго.
   - Ты закончила завтрак? - наконец, неожиданно спросил он.
   Я вскочила:
   - Да.
   - Тогда одевайся, я здесь подожду.
  
  Было чрезвычайно трудно решить, во что одеться. Я сомневалась, что в природе существуют какие-либо книги по этикету, описывающие, как следует одеваться, когда твой любимый вампир ведет тебя знакомиться со своей вампирьей семьей. Я с облегчением проговаривала про себя это слово. Я знала, что внутренне до сих пор постоянно отгораживалась от него.
  В конце концов, я выбрала свою единственную юбку - длинную, цвета хаки, и, вместе с тем, вполне повседневную. К ней я надела темно-синюю блузку, которую он похвалил однажды. Быстрый взгляд в зеркало убедил меня в том, что мои волосы выглядят кошмарно, так что я стянула их в высокий хвост.
  - Ну все, - я с топотом сбежала по ступенькам. - Я выгляжу прилично.
  Эдвард стоял всего в шаге от лестницы, ближе, чем я предполагала, так что я с лету врезалась в него. Он помог мне поймать равновесие, несколько секунд удерживая меня на почтительной дистанции от себя, а затем, неожиданно, привлек меня к груди.
  - И снова ты не права, - промурлыкал он мне в ухо. - Ты выглядишь совершенно неприлично. Нельзя выглядеть так соблазнительно, это просто не справедливо.
  - Соблазнительно в чем именно? - спросила я. - Я могу переодеться...
  Он вздохнул, покачав головой:
  - Твое мышление совершенно невообразимо.
  Он мягко прижал свои холодные губы к моему лбу, и комната поплыла. Запах его дыхания отшиб у меня всяческую способность соображать.
  - Так объяснить тебе, каким образом ты меня соблазняешь? - поинтересовался он. Было очевидно, что вопрос этот чисто риторический. Его пальцы медленно скользнули по моему позвоночнику, и дыхание, овевающее мою кожу, участилось. Мои руки обмякли на его груди, и я снова почувствовала, как у меня кружится голова. Он медленно опустил лицо и прикоснулся своими губами к моим губам, очень аккуратно, слегка приоткрывая их.
  И тут я потеряла сознание.
  
   - Белла? - его голос звучал встревожено, когда он подхватил меня, и приподнял над полом.
   - Ты... заставил меня... потерять... сознание, - упрекнула я его, еще не вполне придя в себя.
   - Да что же мне с тобой делать? - прорычал он расстроенно. - Вчера я поцеловал тебя, и ты просто накинулась на меня! А сегодня - ты теряешь сознание!
   Я бессильно рассмеялась, позволяя ему поддерживать меня, пока не пройдет головокружение.
   - Вот что получаешь, когда ты хорош во всем.
   - В этом-то и проблема, - самоконтроль ко мне еще не вернулся. - Ты слишком хорош во всем. Чересчур, чересчур хорош.
   - Тебя не тошнит? - спросил Эдвард. Он уже видел меня в таком состоянии.
   - Нет, это совсем не такая дурнота, как в прошлый раз. Я не знаю, что со мной случилось, - я смущенно покачала головой. - Кажется, я позабыла о том, что нужно дышать.
   - В таком состоянии я никуда тебя не поведу.
   - Да я в порядке, - увереннее проговорила я. - Твоя семья все равно подумает, что я не в своем уме, так какая разница?
   Несколько мгновений он изучал выражение моего лица.
   - Я весьма неравнодушен к этому румянцу, который проступает на твоей коже, - совершенно неожиданно произнес он. Я вспыхнула от удовольствия и отвела взгляд.
   - Слушай, я изо всех сил стараюсь не думать о том, что я сейчас собираюсь сделать, так что не могли бы мы уже начать двигаться? - спросила я.
   - И нервничаешь ты не потому, что направляешься знакомиться с вампирской семьей в полном составе, а потому, что считаешь, что эти вампиры не одобрят тебя как мой выбор, верно?
   - Совершенно точно, - немедленно ответила я, стараясь скрыть свое удивление от того, как обыденно он употребил это слово.
   Эдвард покачал головой:
   - Ты - невообразимое существо.
  
   Эдвард сидел за рулем моего пикапа, уверенно проезжая через центр города, а я только теперь вдруг осознала, что понятия не имею, где он живет. Мы переехали через мост над рекой Калоуа (Прим. пер. - название происходит от куилиутского слова qàlówa - 'находящееся между'. Русло реки Калоуа расположено между двумя другими реками.), дорога свернула к северу, дома, которые мелькали за окном, стояли все реже, и размеры их становились все больше. А потом, мы и вовсе выехали за пределы застроенной части, устремившись в застланный туманом лес. Я все пыталась решить, спросить его, или еще потерпеть, когда он неожиданно свернул на не асфальтированную дорогу. Она не была отмечена никакими знаками, и из-за пышных папоротников ее практически не было видно. Чаща нависала с обеих сторон, и путь перед нами просматривался лишь на несколько метров, петляя, словно громадный полоз, меж древних стволов.
   А затем, через несколько миль, среди деревьев стал проглядывать какой-то просвет, и совершенно внезапно мы выехали на небольшую полянку... или правильнее сказать - газон перед домом? Лесной сумрак, тем не менее, не отступил, потому что тут росло шесть древнейших кедров, которые затеняли своими неимоверно раскинувшимися кронами целый акр (Прим. пер. - порядка 400 кв.м.). Сень деревьев простиралась вплоть до стен дома, который стоял меж ними, делая совершенно бесполезной широкую веранду, опоясывающую по периметру весь первый этаж.
   Я не знаю, что я ожидала увидеть, но, без сомнения, не такое вот место. Дом был построен в стиле, неподвластном времени, выглядел очень изящно, и стоял здесь, как минимум, уже сотню лет. Снаружи он был выкрашен в мягкий желтоватый цвет, имел три этажа, прямоугольные формы и превосходные пропорции. Окна и двери казались либо частью первоначальной конструкции, либо прекрасной реставрацией. Мой пикап был единственной машиной в пределах видимости. До слуха доносилось журчание реки, текущей где-то неподалеку, но скрытой густой стеной леса.
   - Ух ты.
   - Тебе нравится? - улыбнулся Эдвард.
   - Ну... дом обладает определенным очарованием.
   Он дернул меня за кончик хвоста и усмехнулся.
   - Готова? - спросил он, открывая мою дверцу.
   - Ни капельки не готова - давай уже пойдем скорее, - я попыталась засмеяться, но смех сухим комком застрял в горле. Я нервно пригладила волосы.
   - Ты выглядишь прелестно, - он с легкостью взял меня за руку, очевидно, даже не задумываясь над этим действием.
   Мы вступили в густую тень деревьев, и подошли к веранде. Я понимала, что он ощущает мое напряжение - его большой палец кругами гладил тыльную сторону моей ладони, пытаясь меня успокоить.
   Он открыл передо мной входную дверь.
   Внутри помещение оказалось еще более удивительным, и еще менее предсказуемым, чем снаружи. Здесь было очень светло, очень много воздуха и очень просторно. Скорее всего, здесь раньше располагалось несколько комнат, но стены большей части первого этажа были снесены, чтобы создать один огромный зал. Задняя стена, выходившая на юг, была полностью застеклена, и через окна было видно, что за пределами тени от кедров газон открытым лугом простирался вплоть до широкой реки. Массивная изгибающаяся лестница наверх занимала всю западную часть зала. Стены, высокий потолок, укрепленный балками, деревянный пол и толстые ковры - все было очень светлое, практически белое, с различными легкими оттенками.
   Ожидая, когда мы войдем, слева от двери, на приподнятой части пола, подле великолепного рояля стояли родители Эдварда.
  
   Конечно же, доктора Каллена я уже видела ранее, и тем не менее, я ничего не могла с собой поделать, и просто замерла в ошеломлении его молодостью и неоспоримым совершенством. Рядом с ним стояла Эсме, как я решила для себя, - единственная из семейства, кого я ни разу не видела ранее. У нее были такие же бледные и прекрасные черты лица, как и у всех них. Что-то в ее лице, напоминавшем очертаниями сердечко, волнах ее мягких волос карамельного цвета, вызывало ассоциации с инженю (Прим. пер. франц. Ingenue - "наивная молодая девушка") эры немого кино. Она была маленькой, хрупкой, но как-то более округлой, не такой угловатой и резкой, как остальные. Оба они были одеты в повседневную одежду светлых цветов, которая соответствовала тонам внутренней гаммы дома. Пара приветственно улыбнулась, но ни один из них не сделал и шага в нашу сторону. Я догадалась, что они старались не напугать меня.
   - Карлайл, Эсме, - голос Эдварда нарушил краткую молчаливую паузу, - это Белла.
   - Мы очень рады тебя видеть у себя, Белла, - шаг Карлайла, когда он направился ко мне, был очень медленным и осторожным. Он приподнял руку в ожидании, и я сама шагнула вперед, чтобы пожать ее.
   - Очень приятно снова увидеть вас, доктор Каллен.
   - Пожалуйста, зови меня Карлайл.
   - Карлайл, - неожиданно широко улыбнулась я, причем моя уверенность удивила и меня саму. Я почувствовала облегчение Эдварда подле меня.
   Эсме улыбнулась, и тоже шагнула вперед, протягивая мне руку для пожатия. Ее холодная каменная ладонь оказалась именно такой, как я и ожидала.
   - Мне очень приятно познакомиться с тобой, - искренне произнесла она.
   - Спасибо. Я тоже очень рада познакомиться с вами, - и я действительно была рада. Ощущение у меня было такое, словно я познакомилась со сказочной героиней - с Белоснежкой - во плоти.
   - А где Элис и Джаспер? - спросил Эдвард, но никто ему не ответил, потому что те как раз появились на верхних ступеньках широкой лестницы.
   - Салют, Эдвард! - весело воскликнула Элис. Она сбежала вниз - размытый росчерк черных волос и белой кожи - и резко, тем не менее, изящно, остановилась передо мной. Карлайл и Эсме, оба, метнули на нее предостерегающие взгляды, но мне понравилось ее поведение. Оно было естественным - по крайней мере, для нее.
   - Привет, Белла! - произнесла Элис, и подалась вперед, чтобы поцеловать меня в щеку. Если Карлайл и Эсме до сих пор выглядели осторожничающими, то теперь они стали выглядеть просто потрясенными. В моих глазах, без сомнения, тоже промелькнул шок, но я также была необычайно довольна тем, что она с такой готовностью продемонстрировала свое полное приятие. Внезапно, меня насторожило напряжение Эдварда, которое я почувствовала кожей. Я бросила на него короткий взгляд, но выражение его лица было необъяснимым.
   - А ты и правда здорово пахнешь, я раньше никогда не замечала, - заявила Элис к моему крайнему смущению.
   Остальные просто не находились, что сказать, а затем вперед выступил Джаспер - высокий и грациозный, как лев. Меня волной накрыло облегчение, и, внезапно, я стала чувствовать себя совершенно комфортно, несмотря на то, в каком месте я находилась. Эдвард уставился на Джаспера, приподняв одну бровь, и я вспомнила о его особенных способностях.
   - Здравствуй, Белла, - произнес Джаспер. Он сохранял почтительную дистанцию, не предлагая пожать мне руку. Но чувствовать себя неловко рядом с ним было просто невозможно.
   - Здравствуй, Джаспер, - смущенно улыбнулась я ему, а затем обвела взглядом, с улыбкой, и всех остальных. - Мне очень приятно познакомиться со всеми вами... и у вас очень красивый дом, - вежливо добавила я.
   - Спасибо, - сказала Эсме. - Мы так рады, что ты приехала к нам.
   Она говорила очень выразительно, и я поняла, что она считает мой приезд весьма храбрым поступком.
   Я также поняла, что Розали и Эмметта видно нигде не было, и вспомнила слишком невинное отрицание Эдварда, когда я спросила его, что, возможно, остальным я не слишком нравлюсь. Выражение лица Карлайла отвлекло меня от размышлений в этом направлении - он многозначительно и напряженно глядел на Эдварда. Уголком глаза, я заметила, как Эдвард кивнул в ответ.
   Я отвела взгляд, стараясь быть вежливой. Мой блуждающий взор наткнулся на прекрасный инструмент на возвышении, неподалеку от входной двери. Я внезапно вспомнила свое заветное детское желание - когда-нибудь выиграть главный приз в лотерее, и купить рояль своей маме. Она не умела хорошо играть, и делала это только для себя на нашем подержанном пианино, но я обожала наблюдать за ней, когда она играла. Она бывала тогда совершенно счастлива, поглощена полностью; она казалась мне в те моменты неким таинственным существом, кем-то извне личности "мамы", которую я принимала как должное. Она отправила меня брать уроки игры, но, разумеется, как и большинство детей, я ныла до тех пор, пока она не позволила мне бросить занятия.
   Эсме заметила мое внимание к инструменту.
   - Ты играешь? - спросила она, слегка наклоняя голову к роялю.
   Я покачала головой:
   - Не умею совершенно. Но он очень красив. Это ваш?
   - Нет, - рассмеялась она. - Эдвард не рассказывал тебе о том, что он музицирует?
   - Нет, - я уставилась на его, внезапно приобретшее невинное выражение, лицо прищуренными глазами. - Я должна была догадаться и сама, наверное.
   Эсме озадаченно приподняла свои изящные брови.
   - Эдвард же умеет все, не так ли? - пояснила я.
   Джаспер прыснул со смеху, и Эсме с укором взглянула на Эдварда.
   - Я надеюсь, ты не слишком задавался? - это невежливо, - пожурила она его.
   - Только самую чуточку, - спокойно рассмеялся он. Ее лицо смягчилось при этом звуке, и они обменялись коротким взглядом, который остался мне непонятен, хотя лицо Эсме приобрело очень довольное выражение.
   - На деле, он был даже слишком скромен, - поправила я.
   - Ну так, сыграй для нее, - подбодрила Эсме.
   - Ты же только что сказала, что выпендриваться невежливо, - возразил Эдвард.
   - Из каждого правила существуют исключения, - ответила она.
   - Я бы хотела послушать, как ты играешь, - в свою очередь, вступила я.
   - Ну вот и решено, - Эсме подтолкнула его к роялю. Он потянул меня за собой, усадив на скамью подле него.
   Прежде, чем повернуться к клавишам, Эдвард поглядел на меня долгим рассерженным взглядом.
   А затем его пальцы легко пробежали по слоновой кости, и зал наполнился звуками произведения, настолько сложного, настолько роскошного, что было невозможно поверить в то, что играет лишь одна пара рук. Я почувствовала, как у меня буквально отвисла челюсть, а рот от изумления приоткрылся, и услышала негромкие смешки за своей спиной - смеялись над моей реакцией.
   Эдвард невозмутимо глянул на меня, причем музыка продолжала заполнять все пространство вокруг нас без перерыва, и подмигнул.
   - Тебе нравится?
   - Это твое сочинение? - выдохнула я, внезапно осознав свою догадку.
   Он кивнул.
   - Это любимая композиция Эсме.
   Я закрыла глаза, качая головой.
   - В чем дело?
   - Я чувствую себя совершенно незначительной.
   Музыка замедлилась, приобретая более мягкое звучание, и, к моему удивлению, я распознала тему его колыбельной, которая изящно вилась меж переплетений нот и аккордов.
   - А вот эту композицию вдохновила ты, - тихо произнес он. Мелодия стала невыносимо нежной. Я не могла вымолвить и слова.
   - Знаешь, а ты всем им пришлась по душе, - проговорил Эдвард. - Особенно Эсме.
   Я бросила взгляд за спину, но огромный зал оказался уже пуст.
   - Куда они все подевались?
   - Думаю, они решили тихонько ретироваться, чтобы дать нам побыть наедине.
   Я вздохнула.
   - Им я по душе, а вот Розали и Эммету... - я не договорила, не будучи уверена, как правильно сформулировать свои сомнения.
   Эдвард нахмурился.
   - Не стоит волноваться по поводу Розали, - произнес он, широко раскрыв глаза и глядя на меня с настойчивостью. - Она еще подойдет.
   Я скептически поджала губы:
   - А Эмметт?
   - Ну, он думает, что я и правда сумасшедший, это так. Но к тебе у него нет неприязни. Он пытается уговорить Розали.
   - Но что конкретно ее не устраивает? - я и сама не была уверена, что хочу знать ответ на этот вопрос.
   Он глубоко вздохнул:
   - Розали больше, чем все остальные, не может смириться с тем... с тем, кто мы есть. Ей очень тяжело сознавать, что кто-то посторонний знает правду. И еще она немного ревнует.
   - Розали ревнует ко мне? - спросила я с изумлением. Я безуспешно попыталась уместить в своей голове идею о том, что такая сногсшибательная девушка как Розали, ни с того ни с сего, вдруг нашла бы причину ревновать к кому-то вроде меня.
   - Ты же человек, - пожал он плечами. - Она бы тоже хотела быть человеком.
   - Вот как, - пробормотала я, все еще не справившись с ошеломлением. - Но даже Джаспер...
   - А, так это моя вина, - перебил Эдвард. - Я же рассказывал тебе, что он совсем недавно с нами, и перешел на наш стиль жизни. Я предупредил его, чтобы он держал дистанцию.
   Я догадалась о причине такого предупреждения, и содрогнулась.
   - А Эсме и Карлайл...? - быстро продолжила расспросы я, чтобы он не заметил моей реакции.
   - Довольны видеть меня счастливым. Сказать по правде, Эсме было бы неважно, даже если бы у тебя был третий глаз и перепонки на ногах. Все это время она так переживала за меня, и боялась, что у меня не сформировалось что-то существенное, что я был слишком молод, когда Карлайл меня изменил... Она в полном восторге. Каждый раз, когда она видит, как я касаюсь тебя, она чуть не захлебывается от радости.
   - Элис выглядела... полной энтузиазма.
   - У Элис есть своя точка зрения на происходящее, - сказал он напряженно.
   - И ты мне ее излагать не собираешься?
   Между нами повисла пауза безмолвного диалога. Он понял, что я знаю, что он скрывает что-то от меня. Я поняла, что он не собирается говорить мне об этом ни слова. Не сейчас.
   - А что там Карлайл говорил тебе?
   Его брови сошлись к переносице.
   - Ты заметила, не так ли?
   Я пожала плечами:
   - Разумеется.
   Эдвард задумчиво посмотрел на меня, несколько секунд не отводя взгляда, и лишь затем произнес:
   - Он хотел сообщить мне одну новость... он не был уверен, захочу ли я сообщать тебе об этом.
   - А ты захочешь?
   - Мне придется, потому что я собираюсь... проявлять несколько повышенную заботу о тебе несколько дней... или недель... и я не хочу, чтобы ты решила, что я такой тиран по натуре.
   - Так что приключилось?
   - Да не то, чтобы что-то конкретное приключилось. Просто Элис видит, что к нам скоро пожалуют гости. Они знают о нашем присутствии здесь, и их одолевает любопытство.
   - Гости?
   - Да... ну, они не такие как мы, разумеется... я имею в виду, их методы охоты. Они, скорее всего, в городе вообще не появятся, но я не собираюсь ни на секунду выпускать тебя из поля зрения, пока они не уйдут. И это не обсуждается.
   Меня пробила дрожь.
   - Ну, наконец-то, хоть раз нормальная реакция! - тихо произнес он. - Я уже было подумал, что у тебя вообще отсутствует инстинкт самосохранения.
   Я пропустила эту реплику молча, отвернувшись, блуждая взглядом по просторной комнате. Эдвард стал смотреть в ту же сторону, что и я.
   - Ты не такого дома ожидала, правда? - спросил он довольным голосом.
   - Нет, - призналась я.
   - Гробов нет, груды черепов по углам не лежат... да даже паутины нет, по-моему... ты, наверняка, совершенно разочарована, - продолжил он лукавым тоном.
   Я решила проигнорировать его подначку.
   - Здесь так светло... и так просторно.
   Отвечая на этот раз, он был более серьезен.
   - Это единственное место, где нам никогда не нужно скрытничать.
   Мелодия, которую он все еще играл - моя мелодия - тихо перестала звучать; последние аккорды прозвучали в минорной тональности. Последняя нота горько повисла в тишине.
   - Спасибо тебе, - пробормотала я. В моих глазах стояли слезы. Смутившись, я стерла их.
   Он прикоснулся к уголку моего глаза, подхватив пропущенную мной слезинку. Поднеся палец к лицу, он стал внимательно рассматривать каплю влаги. А затем, так быстро, что я даже не могла быть точно уверена, что он сделал именно это, он сунул палец в рот, чтобы попробовать слезу на вкус.
   Я вопросительно посмотрела на него, и он ответил мне долгим взглядом, лишь через некоторое время улыбнувшись.
   - Хочешь посмотреть весь дом?
   - Гробов не будет? - уточнила я, и сарказм в моем голосе не смог полностью скрыть искреннее нетерпение, охватившее меня.
   Он рассмеялся, взял меня за руку, и потянул прочь от рояля.
   - Никаких гробов, - пообещал он.
   Мы поднялись по широкой лестнице; моя рука скользила по атласно гладкому перилу. Стены длинного коридора, куда выходила верхняя площадка лестницы, были обиты панелями медового цвета, такого же цвета был и пол.
   - Здесь комната Розали и Эмметта... Кабинет Карлайла... Комната Элис... - он показывал рукой на двери, мимо которых мы проходили.
   Он собирался пройти дальше, но я стала как вкопанная в конце коридора, уставившись на предмет, висящий на стене, выше моей головы. Эдвард усмехнулся моему ошеломленному виду.
   - Можешь смеяться, - сказал он. - В этом есть своя доля иронии.
   Смеяться я не стала. Моя рука неосознанно поднялась, и один палец невольно потянулся вперед, будто намереваясь прикоснуться к огромному деревянному кресту, потемневшему от времени и контрастировавшему с более светлым окрасом стен. Я так и не дотронулась до него, хотя мне и было любопытно узнать, будет ли старинное дерево на ощупь таким же гладким, как кажется.
   - Он, наверное, очень старый, - предположила я.
   Он пожал плечами.
   - Начало тридцатых годов семнадцатого века, приблизительно.
   Я перевела взгляд с креста на него.
   - А зачем вы его тут повесили? - поинтересовалась я.
   - Ностальгия. Он принадлежал отцу Карлайла.
   - Он собирал антиквариат? - с сомнением попробовала я догадаться.
   - Нет. Он сам его выточил. Крест висел на стене прихода над кафедрой, с которой он проповедовал.
   Я не могла точно сказать, отразилось ли мое потрясение на лице, но на всякий случай отвернулась, и продолжила разглядывать простой древний крест. Быстро проделав в уме нехитрые математические подсчеты, я поняла, что кресту больше трехсот семидесяти лет. Молчаливая пауза затянулась, пока я пыталась охватить своим рассудком этот непостижимый период.
   - Ты в порядке? - голос Эдварда звучал встревожено.
   - Сколько лет Карлайлу? - тихо спросила я, не ответив на его вопрос, все еще глядя вверх.
   - Он совсем недавно отметил свой триста шестьдесят второй день рождения, - ответил он. Я снова обернулась к нему, в моих глазах мелькала тысяча вопросов.
   Эдвард внимательно наблюдал за мной, начав свой рассказ.
   - Карлайл родился в Лондоне, в тысяча шестьсот сороковых годах, как он полагает. В ту эпоху, время особенно четко не отсчитывалось, по крайней мере, для простых людей. Но его рождение произошло незадолго до начала правления Кромвеля.
   Я старательно сдерживала эмоции, понимая, что он внимательно следит за моей реакцией, по мере своего рассказа. Мне было проще это сделать, если я не пыталась верить в то, что он говорит.
  
   - Он был единственным сыном англиканского пастора. Его мать умерла молодой, при родах Карлайла. Его отец был нетерпимым человеком. По мере того, как протестанты приходили к власти, он все энергичнее принимался за гонения католиков и верующих других религий. Он также очень твердо верил в реальность зла. Отец Карлайла возглавлял облавы на ведьм, оборотней... и вампиров.
   При этом слове я невольно замерла, затаив дыхание. Он, безусловно, заметил это, но продолжил рассказывать, не прерываясь.
   - Они сожгли на кострах очень много невинных людей... разумеется, настоящих созданий, за которыми он охотился, так просто было не выследить и не поймать.
   Когда пастор состарился, он поручил возглавлять облавы своему послушному сыну. Сначала, Карлайл сильно его разочаровал - он не торопился выносить обвинения, выискивая демонов там, где их не существовало. Однако, он был настойчив, и куда более умен, чем его отец. Он сумел разыскать укрытие настоящих вампиров, которые тайно жили в канализационной системе города, выходя оттуда только по ночам, для охоты. В те времена, когда чудовища не считались лишь мифами и легендами, многие из них жили именно так.
   Люди собрались толпой, разумеется, вооружившись вилами и факелами, - его краткий смешок в этот момент прозвучал мрачно, - и устроили засаду в том месте, откуда Карлайл заметил выход монстров на улицу. Наконец, один из них таки вышел.
   Теперь его голос зазвучал совсем тихо. Я вся напряглась, чтобы расслышать слова.
   - Он, должно быть, был очень древним, и ослабшим от голода. Карлайл услышал, как тот закричал на латыни, предупреждая других, как только почувствовал запах толпы. Вампир побежал по улицам, и Карлайл, которому тогда было двадцать три, и он был в отличной форме, побежал во главе погони. Существо без затруднения могло убежать от преследователей, но Карлайл думает, что вампир был слишком слаб, поэтому он обернулся, и атаковал. Сначала, он обрушился на Карлайла, но остальные были совсем рядом, настигая его, и вампиру пришлось бросить жертву, чтобы защититься. Он убил двух человек, и убежал с третьим, бросив истекавшего кровью Карлайла на улице.
  
   Эдвард умолк. Я совершенно четко почувствовала, что он что-то опускает, пытается что-то утаить от меня.
   - Карлайл знал, что сделает его отец. Все тела были бы сожжены - все, что заражено чудовищем должно быть уничтожено. Карлайл действовал инстинктивно, пытаясь сохранить свою жизнь. Он пополз прочь от аллеи, пока толпа продолжала преследовать хищника и его жертву. Он спрятался в подвале, зарывшись в гниющую картошку, и пролежал так три дня. Совершенное чудо, что он умудрился лежать тихо, и его не нашли.
   Потом все закончилось, и он понял, в кого превратился.
  
   Я не была уверена, что отражалось на моем лице, но Эдвард внезапно замолчал.
   - Как ты себя чувствуешь? - спросил он.
   - Со мной все в порядке, - заверила я его. И, хотя я и закусила губу, стесняясь спросить, что было дальше, он увидел любопытство, горящее в моих глазах.
   - Я полагаю, у тебя есть ко мне пара вопросов, - улыбнулся он.
   - Есть несколько.
   Его улыбка, открывающая сияющие зубы, стала еще шире. Он устремился обратно к началу коридора, таща меня за собой за руку.
   - Тогда пойдем, - подбодрил он меня. - Я тебе покажу.
  

Популярное на LitNet.com В.Старский "Интеллектум"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) Н.Екатерина "Амайя"(Любовное фэнтези) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) А.Кристалл "Покровитель пламени"(Боевое фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Решение офицера."(Боевое фэнтези) Н.Бауэр "Савва - Наследник генома."(Киберпанк) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"