Мазуров Алексей Михайлович: другие произведения.

Потеряшка. Дикие земли лаори. Окончание

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 8.64*8  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    "Потеряшка. Дикие земли лаори" - это книга о попаданце в другой мир, в котором нет эльфов, гномов и так далее. И попаданец не является крутым спецназовцем, не получает магических способностей, кстати и магии в новом мире нет, он обычный мужчина в возрасте сорока пяти лет. Эта Серия (а будет 4-5 книг) написана для тех, кто ежедневно "работает головой", тех кому нужно её, эту самую голову, разгрузить. Поэтому я и хотел написать так, чтобы повествование осуществлялось легко, ситуации моделировались мгновенно, сюжет протекал без излишних заумствований и резких поворотов, загадочных и трагических перипетий. Мне хотелось, чтобы человек, у которого в жизни и так есть над чем поломать голову, смог, взяв эту книгу в руки, "отключить мозги". В общем, должна была получиться "легкая книга".

ПОТЕРЯШКА

  
  

Дикие земли лаори. Окончание

  
    []
  
  

Глава 22.

  
   В один из дней, когда мы сидели под навесом, а дождь продолжал поливать, я решил ребятам рассказать про свою захоронку на площадке в горах, с которой наблюдал за городом, в тот свой день на этой планете, когда обнаружил здесь разумную жизнь. Там лежало несколько предметов, которые лучше кому-то забрать, чем они просто пропадут.
  Те вещи, которые попали со мной в этот мир, и всё ещё оставались на этой поляне, вызвали у моих приятелей неподдельный интерес. Импло естественно заинтересовали ножи, особенно кабар, я оставил здесь большой, а маленький, который USMC и лизермановый мультитул, дожидались сейчас меня на той самой площадке. А вот Двана больше увлекли катушки для рыбалки, также, как и сами удилища. Ещё их всех невероятно заинтересовали пластмассовые изделия, ни альты, ни лаори пластик не знали, а я не смог объяснить им принцип его производства. Так что я решил, что пусть знают про место, где лежат остальные мои вещи, хоть не пропадут, или чужому не достанутся. Дван, конечно, удивился безалаберности лаори, такую площадку оставили без внимания, и даже оправдания от Химбы и Импло, что это направление не считается опасным, его не переубедили. Высказался он в том духе, что всё в мире меняется, и лучше быть готовым и обезопасить себя. Лаори в ответ даже не нашли, что ему сказать.
   Дождь не дождь, но плот мы постепенно укрепили, даже накатали третий слой, по совету Двана, соорудили на нем небольшой шалаш, так, чтобы двое могли спать, с учётом размеров альта, конечно, а оставшаяся двойка на карауле, естественно. Выложили очаг прямо на плоту, и вырезали огромное рулевое весло, это опять Дван постарался. К отплытию мы были практически готовы, осталось только провизией запастись, чуть поплотнее, но это всё были отговорки. Нам попросту никуда не хотелось плыть под таким водопадом с небес. Плыть нужно было дней пять-шесть по моим расчётам, потом придется припарковаться к берегу и идти пешком. Так что пополнение запасов еды это всего лишь предлог, мы немного мандражировали перед последним рывком. Близость окончания нашей эскапады заставляла излишне нервничать, вот же, рядом же успех, и угробиться из-за какой-то мелочи просто не хотелось. Отсюда и проявления некоторой трусости, что ли, но скорее малодушия. В конце концов мы решили - хватит, пора.
   Дван оттолкнулся шестом от берега, и наш плот поплыл по течению в направлении скалистой гряды, которую под проливным дождем и видно то не было.
  Обложили перевалы знатно. Перед каждым из них, практически в самом начале дороги стояло по целому отряду изменённых. К тому же эти отряды были существенно усилены. Помимо мадалов, здесь присутствовали и огромные нетопыри, по три единицы на отряд, пара десятков инсерцев, по два паука и по примерно полусотне летающих наволочек. Да и самих изменённых медведей было по десятку в каждом отряде. Мы сидели недалеко от того самого перевала, через который я когда-то проник в земли лаори, и наблюдали за нашими противниками. Дождь прекратился еще два дня назад, как раз в тот момент, когда мы потихоньку, можно даже сказать на мягких лапах, приблизились к хребту Матери. Эти два дня у нас ушли на разведку, и надо сказать удачно всё вышло, нас пока не заметили. Но это была не наша с Химбой заслуга, мы то с ней просидели в отдалении на дереве, всю разведку взяли на себя Импло с Дваном. Итак, что у нас есть? А ситуация следующая, у каждого входа на перевал, так, чтобы даже мышь не проскочила, практически живым полукольцом расположен отряд мадалов, которые просто валяются на расстоянии в пару шагов друг от друга, в прямой видимости, а некоторые даже в простой досягаемости. Половина из них спит, другая бдит. Летающие изменённые, кроме нетопырей, которые явно в резерве, и просто сидят на выступах скал, периодически улетая куда-то, видимо на поиск пропитания, барражируют над дорогой, ведущей к перевалу. Ну как дорогой, дороги то уже как таковой и не осталось, но как это назвать по-другому, я не знаю. Инсерцы же (так мы теперь стали называть всех измененных разумных, как лаори, так и альтов) несут самую настоящую караульную службу, только в небольшом отдалении от расположившихся мадалов, параллельно занимаясь еще и хозяйственными делами. То есть отвечают за пропитание более мелкой, чем нетопыри живности, распределяют смены отдыха и бодрствования и тому подобное. Надо сказать, грамотно они расположились, пробиваться будет сложно, вернее практически невозможно. У остальных перевалов картина, по информации наших разведчиков, такая же. Мы уже с самого утра ломаем головы, как же нам миновать это заграждение, так как атака в лоб приведет только к тому, что нас либо перебьют, либо опять заполонят. Что, как вы понимаете, нас совсем не устраивает. Мыслей пока никаких, ведь даже обойти по скалам, по примеру горных коз, у нас не получится, не дадут летающие наволочки, засекут сразу же.
  - Ребята, у меня кажется есть идея. Не самая лучшая, но ничего больше в голову не приходит. - подал я голос, приблизительно ещё через час, после того как все замолчали, устав перебирать пустые варианты. - Предлагаю сделать следующим образом. Я отойду чуть правее и ближе к реке, потом высунусь или пошумлю как-нибудь, сделаю вид, что их заметил и ломанусь к реке. Здесь по прямой несколько сотен шагов, да по лесу и пересечённой местности, так что могу успеть добежать до реки, они же двигаться со своей привычной скоростью не смогут. А убегать, это не сражаться с ними, могут и не догнать, да и деревья не дадут их воздушным силам напасть на меня. По крайней мере есть шанс. А вы, воспользовавшись тем, что они преследуют меня, попробуете проскочить к перевалу. По крайней мере будете бежать очень быстро. Даже если они и оставят небольшой отряд прикрывать перевал, во что я не верю, то прорваться будет несоизмеримо легче.
  - Но там же через пару сотен метров вниз по реке водопад, затянет же, и швырнёт в низ, а это верная смерть, - у Химбы даже голос немного дрогнул.
  - Дим, а почему ты, - фыркнул Импло, - уж поверь, по такому лесу я бегаю быстрее тебя.
  - Потому что ты воин, а я нет, и Дван воин, и вы оба будете полезнее здесь, при прорыве, а от меня же толку будет мало. Химба должна дойти по любому, это без вариантов, я принцессе обещал. Ну, а если кроме шуток, и лишних рефлексий, то это единственно правильный вариант. Ну сами посудите, у вас здесь родные, близкие, друзья, а я никто и звать никак. И не ждет меня там никто. А если еще добавить то, что скорее всего вам всё равно придется пробиваться с боем, то твои мечи и топор Двана, а самое главное, умение с ними обращаться, будут здесь намного ценнее. Так?
  - Да всё так. - в сердцах сплюнул Дван, - но как-то это... не знаю, неправильно как-то.
  - Да как раз всё правильно и есть, и ты сам это прекрасно понимаешь. Всё будет хорошо, а если прорветесь, то давайте договоримся, что через пару недель будете ждать меня на той стороне перевала, вдруг подсобить понадобится. Я думаю, что за это время здесь всё успокоится, и будет шанс проскочить.
  - Не факт, по мне, так эти заслоны теперь на постоянку здесь, если мы прорвемся. Герикон просто обязан будет здесь гарнизон держать. Да и границы всех диких земель патрулировать. Но ты прав, бдительность дней через десять ослабнет, хоть какой бы ты ни был мутант, постоянно на взводе находиться не сможешь.
   Импло ситуация явно не нравилась, но это был и правда единственный вариант. Ну, который мы видели, конечно. На подготовку у нас ушло ещё несколько часов, и день уже начал клониться к своему окончанию. Как бы написал поэт или писатель - смеркалось. В основном мы потратили время на то, чтобы ребята поближе прокрались к точке старта их прорыва. С местностью всё-таки нам немного повезло, и небольшая балка, полностью заросшая кустарником, и протянувшаяся практически на половину дистанции до тропы на перевал, здорово выручила. Благодаря этой балочке, два лаори и альт смогли вплотную приблизиться ко входу на перевал, и располагались сейчас ровно посередине, между инсерцами и мадалами, да так, что те их даже не почуяли. Передвигались они явно в час по чайной ложке, ступая очень медленно, осторожно, замирая через каждый шаг. Я их не видел, но примерно представлял себе, что происходит. Я же, ещё с Импло, до того, как они ушли, прошёл по всей протяженности своего предполагаемого маршрутом побега, подмечая все нюансы и особенности местности, чтобы хоть немного облегчить себе задачу и повысить шансы на выживание. По наводке своего напарника, пару раз я даже изменил направление движения, немного удлинив дистанцию, зато используя природные ловушки в виде поваленных не до конца деревьев, зарослей колючих кустарников и даже одной ямы, глубокого провала в скальном основании, который был практически незаметен на первый взгляд, а если ещё и ломиться по лесу в азарте погони, так и вообще можно было в него загреметь с риском для жизни. Дырка то в земле была глубокая. Мы ещё соорудили мне на спину мешок, который прихватили еще в момент своего побега из камеры, чтобы у преследователей сложилось впечатление, что скраденные отрядом реликвии находятся у меня. И при побеге я ещё планировал кричать и махать руками, якобы предупреждая своих подельников. Понимаю, что всё это шито белыми нитками, но другого плана у нас не было.
  А потом я просто ждал. Мы договорились, что сигналом к началу моих трепыханий, которые начнутся, когда остальные будут уже готовы, будет наклон верхушки небольшой березки, росшей на месте, откуда и намечался забег к перевалу. Импло планировал как-то накинуть на нее петлю, не обозначив своего присутствия, и пару раз качнуть ею, словно кивнув. Вот я и ждал, а потом уже, когда сигнал подадут, мне на своё усмотрение и начинать свой забег. Потрясывало меня, конечно, было страшно и жалко себя. Когда спорил с друзьями и предлагал свою кандидатуру, как-то не осознавал до конца последствия. Я же реально сейчас могу умереть. Проняло, как говорится, доставило, и я сидел и трясся. Весь. Мне даже показалось, что зубы лязгали.
   Но когда дерево качнулось дважды, я вдохнул пару раз, каждый раз глубоко выдыхая, потом поднялся, и попёр эдаким придурком в сторону лагеря изменённых. Даже посвистывать начал, ну а что? Надежда ещё оставалась. Даже по их рожам было видно, что они ох.. удивились сильно. А я сделал лицо удивлённого идиота и ломанулся обратно в заросли леса, что-то вопя. Теперь мы, время - фигурально, а я - буквально, понеслись стремительно. Я бежал по проложенному нами маршруту, не думая, куда встанет моя нога, прилетит ли мне веткой по лицу, и не свергнусь ли я в те ямы, в которые надеялся завести преследователей. По моим ощущениям за мной побежали все изменённые, видимо инстинкт охотников, либо сторожей в них сработал. Но на то и был расчёт, и я надеюсь, что так оно и есть. Мысли скакали с одного на другое, добегу ли до реки, переплыву ли, или попаду в водопад, как там мои друзья, кто меня догонит первым, мои уши, казалось повернулись назад, прислушиваясь к шуму погони, а глаза всё-таки умудрялись выискивать и оценивать особенности местности, по которой я бежал. И я боялся. Опять. Как же мне стало страшно. Видимо, как азарт раззадоривает догоняющего, так и паника, подстегивает преследуемого. Я был прямо как лань, тут я даже усмехнулся про себя, ничего себе лань, до лани мне еще очень далеко, хоть я и схуднул в этом мире, но, как говорят, тощая корова, ещё не газель. Господи, ну что за мысли лезут в голову, тут бы выжить, а я свою грациозность осмысливаю. Так, вот и первая яма-ловушка, мы её сверху закидали тонкими ветвями, валежника в округе валяется немало. Пробегаешь по краешку, перепрыгиваем через поваленное дерево, и припускаем дальше. Сзади практически через несколько секунд раздается треск, и слышен разочарованный рев мадала, видимо одному из них не повезло.
  Справа и слева от меня, среди стволов деревьев замелькали силуэты летающего постельного белья, эти уже меня догнали, но как я и рассчитывал, маневрировать среди деревьев им было все-таки трудно, вернее скорость им приходилось снижать, да и ветки с кустами мешали нападать на меня. Правда одной твари всё-таки удалось меня достать, когда я огибал небольшой ельник, выдававшийся своеобразным язычком, в заросли деревьев, очень похожих на березы. Резкая боль в предплечье, взмах клинком, прямо на бегу, и практически разрубленная пополам тварь падает где-то сзади. Я всё ещё бегу, хотя дыхание сбилось, пытаюсь судорожно его выровнять, а по руке текут, на мой взгляд, просто потоки крови. А вот боль почти сразу прошла. Странно. Взгляд на лево, здесь в пяти примерно метрах вверх уходит, практически отвесно, каменная стена небольшой скалы, расположенной в предгорье, значит еще пара сотен метров, и река, в которую придется прыгать прямо с разбега. Река, прямо перед началом дороги на перевал, делала небольшой изгиб, сначала приближаясь к нему практически в притирку, а потом снова убегая от него, и от этого места до водопада было несколько сотен метров по воде, что давало мне шанс попробовать переплыть её, и скрыться в болотах. Я очень надеялся, что изменённые медведи и инсерцы более благоразумны чем я, и не сунуться за мной, а нетопырям меня, в зарослях кустарника на другом берегу, с которых и начиналась топь, не достать. В общем, во всей этой авантюре шанс выжить был, мизерный совсем, но был. Дорога же на перевал, словно обидевшись на реку, также сворачивала резко влево, и только через несколько сотен метров начинала подъём в гору. И надеюсь, мои друзья уже поднимаются. Тут что-то дернулось у меня в душе, и я резко рванул вправо, уходя в перекат, а прямо над тем местом, где я только что был, пролетела туша мадала, с оскаленной мордой и вытянутыми вперёд лапами. Чуть не прихлопнул меня, скотина такая. Уже заканчивая перекат, я со всей дури влепился коленом в корень дерева, торчащий из земли, боль вспыхнула резко и сильно, я аж закричал, но вскочил, и очутился лицом к лицу с инсерцем-из-альта, который видимо, только-что резко затормозил, и разворачивался ко мне, замахиваясь огромной дубиной. Мне немного повезло, я застал его в неудобной позе, в полуразвороте, а я летел с ножом в руках, да и ещё инерция переворота помогла, так что я просто влип в него, держа в руке меч перед собой, и даже услышал звук вспарываемого мяса. Глаза у него практически сразу потухли, и мы вместе с ним рухнули на землю, хорошо, что я на него, а не наоборот, а то мне сразу же пришел бы "алес". Зверь слева, уже разворачивался в мою сторону, когда я смог всё-таки подскочить и прямо сходу врубиться в кустарник, продолжая свой побег. Сверху опять упала наволочка, яростно повизгивая, и полоснула меня острыми когтями-лезвиями по спине. Снова резкая боль, но как ни странно, именно это нападение дало мне импульс к ускорению, сработало как волшебный пендель, если можно так выразиться. Я уже ничего не соображал и несся по лесу не разбирая дороги, каким-то чудом удерживая равновесие. Хотя шатало меня изрядно. Сейчас, вспоминая об этом, я так и не могу объяснить, как же я всё-таки добежал. Просто повезло, наверное. Ну как повезло, везением я бы это не назвал. Странно называть везением дорогу на тот свет. Я только помню, как один раз мне дорогу преградил ещё один мадал, а я мгновенно сориентировавшись, пробежал по поваленному дереву, и спрыгнул с него уже позади исчадия диких земель, и не останавливаясь ни на мгновение, продолжил свой бег, как один раз чуть пригнувшись избежал удара по голове дубинкой еще одного инсерца, выпрыгнувшего на меня слева из зарослей, как обрадовался, на мгновение, когда услышал шум воды, но тут же пропустил удар лапы, правда почему-то опять без когтей, выскочившего под острым углом по направлению моего движения мадала, и улетел кувыркаясь и ударяясь об стволы деревьев и сминая кустарники, как мне показалось тогда, метров на десять в сторону. Каким образом я встал на ноги, и продолжил бег, не знаю, скорее всего меня просто по инерции поставило вертикально и на ноги, и я машинально продолжил их переставлять. Не помню. И нападение на меня я также пропустил, меня что-то ударило в спину, подхватило сжимая в зубодробительных объятиях, я даже почувствовал, услышал звук похожий на то, как хрустит лёд, когда его выковыриваешь из формы для замерзания, но боли всё не было, и понял, что это ломаются мои кости, как рук, так и груди как-то отстраненно, и уже последним краем сознания я увидел, что падаю в реку. А потом всё.
   <

Глава 23.

  
   Как же мне больно. И блевать тянет. Но нечем, в желудке явно давно ничего не было, и он отвечает на мои позывы к рвоте только резкой болью, словно по нему кто-то полосует бритвой. Болит всё. Голова кружится и сильно тошнит. Глаза я никак не могу открыть, просто не знаю, как. Есть только одно ощущение, я дышу, и от этого незамысловатого действа мне почему-то больно. И вроде бы я лежу горизонтально. А что такое горизонтально? И кто я? Как бы сблевать-то, и чем? И когда перестанет всё болеть? И перестанет ли? АААААА. Я перестал.
   Как пел один певец из моей юности, я был я, но он ушел. Теперь он вернулся, вернее я. Блевать хочется по-прежнему, но это желание уже не является смыслом существования. И я начинаю вспоминать, кто я. Бежал куда-то. Боялся. Как же всё болит! Может я нажрался вчера и покуролесил. Ни фига себе оттянулся, я же обычно спокойный, когда выпью. Дикобразы какие-то на задних лапках смотрят на меня укоризненно. Странно. Попытаться открыть глаза. Вот чёрт, куда всё закрутилось. Всё.
   Я очнулся. Теперь уже я. Господи, я всё-таки каким-то образом выжил. Ну относительно, конечно, желание всё вокруг заблевать и боль всего меня, никуда не делись. Но глаза похоже открываются. Так, где я? Я лежу, а практически валяюсь, в какой-то пещере. Справа горит костер, прямо напротив меня вход в это помещение, завешенный шкурами. Стены убраны в дерево и шкуры, но камень проступает почти везде, потолок закопчённый, а дым уходит в какое-то отверстие в куполе. Шаги справа. Появляется лицо, женское лицо. Человек. Уже лучше, не лаори и не альт. Вряд ли я вернулся на Землю, пещера всё портит. Тогда я у росов? Не знаю.
   Девушка посмотрела на меня, спросила что-то, я почему-то не разобрал, шумело в голове, отошла, и через пару мгновений вернулась с чашкой в руке, и подсунув одну руку мне под затылок, чуть приподняла мою голову и приставила чашку к моим губам. У меня даже получилось сделать несколько глотков тёплого, сильно пахнущего какой-то корой напитка, как весь мой организм взбунтовался, и меня вырвало. Прям себе на грудь и руку девушки. Она нисколько не расстроилась, и опять заставил меня пить, но я и не сопротивлялся, так как понимал, что меня пытаются лечить. Сделав еще несколько глотков и допив остатки жидкости, я обессиленно повис на её руке, держать голову у меня пока не получалось. Она бережно опустила мою голову на подушку и принялась счищать с меня то, что отверг мой организм. Тут я уснул. Теперь уже просто уснул.
   Открыв глаза, я опять увидел её, она сидела у очага, перемешивая в котелке варево. У меня появилось немного времени, чтобы рассмотреть свою лекарку. Она была молодой, на вид лет двадцати-двадцати пяти, крепкой девушкой, с длинными волосами, заплетенными в косу, достигавшую ей почти до пояса, с приятным, милым лицом, знаете, как бывает, вот не писаная красавица, а внимание обращаешь. Не нравится мне такое определение, но по-другому не знаю, как сказать, но про таких говорят - миловидная. В общем, нормальная девушка, крепкая и приятная на вид, одетая в явно самодельную одежду, сшитую из простых материалов, что-то вроде льна, или хлопка. Обувь обычная, полусапожки, примерно, как и у меня были, когда я приоделся в Эйенге перед походом, по местным меркам, в женский вариант. Мужчины, по крайней мере у лаори, предпочитали более яркую обувь, за исключением военных, но у тех обувь все равно была в цветах клана, рода. Я помню замучился, выбирая себе просто черные, ну или темно-коричневые, без всяких вставок голубого, розового или подобных им расцветок, с причудливым орнаментом и вкраплениями разных, пусть мелких, рисунков, присутствующих даже на военных образцах. Либо женские, и соответственно маленьких размеров, либо красивые. Для меня это был своеобразный квест, найти, по мнению лаори, женские сапоги, но сорок пятого размера. В общем на ней были однотонные сапоги темного цвета, из-за плохого освещения я не смог толком рассмотреть какого они были цвета, но и не важно для меня это было, также на ней была кожаная безрукавка с множеством карманов и бахромой, прям как у наших байкеров. Тут она обернулась, и увидела меня.
  - Очнулся, болезный?
  - Да, здравствуйте. Спасибо, что вытащили меня.
  - Привет. А я тебя и не вытаскивала, это тебя вон Кучум притащил, - и она кивнула в угол пещеры, еще правее двери.
   Я перевел взгляд и обомлел. У самого входа, вдоль стены развалился Зверь. Здоровенный пес, размером с теленка, мохнатый, по окрасу и стати, напоминающий кавказских овчарок, только ещё больший по размеру. Этот мохнатый крокодил, наблюдал за мной, периодически отвлекаясь на запахи, исходящие из котелка, вывалив язык и обнажив здоровенные клычищи, каждый с мой указательный палец размером. Таких собак я здесь ещё не видел, у лаори роль охранника и пастуха выполняли тоже собаки, но совершенно другого вида, приземистые и совершенно лысые, усиленные в самых жизненно необходимых местах чем-то вроде костяной брони, как у наших броненосцев. Но не по всему телу, а как бы вставками, на шее, груди, животе и на ногах. Этот же был самой настоящей собакой, только большой, очень большой.
  - Спасибо и тебе Кучум. Но, то есть как это притащил? - я только сейчас сообразил, что мы разговариваем с ней на языке лаори.
  - Ну так и притащил. Мы с ним плавали к реке, за рыбой, и пока я ставила и проверяла потом сети, он, как обычно смотавшись по своим делам, вернулся вплавь, держа тебя зубами за шкирку и волоча следом за собой. Вообще-то это на него не похоже, он бы скорее всего, встретив тонущего, наоборот помог бы ему утонуть, а тут надо же, спас. Потом уже, когда я разглядела, что ты весь в ранах и переломах, то поняла, что ты не просто утопающий, и явно приплыл из диких земель. Следы порезов от летающих демонов, да и переломы от падения с водопада, а также то, что ты рос, разбудили во мне жалость к тебе. Да и профессиональный интерес тоже, я все-таки целитель уже в седьмом поколении. Ты был просто мешок с костями, к тому же еще и основательно продырявленный. Да и демона, укравшего тело медведя, и поселившегося в нем ты убил, видела его тушу, проплывающую мимо. А я их ненавижу. Поэтому и решила тебя вылечить. Ну и Кучум опять же, недаром же он тебя вытащил. - тут она ухмыльнулась. - Потом, когда ты стал в беспамятстве бормотать на языке лаори, хотела все-таки прибить, но стало жалко своих же трудов.
  - Спасибо огромное, и тебе Кучум, и Вам незнакомка. Меня зовут Дим, и я действительно шёл из диких земель.
  - Я Жданка, но тебе хватит болтать, на-ка попей отварчику, и поспи, потом поговорим.
  Она протянула мне опять чашку с уже знакомым напитком, только мне теперь пришлось дважды опустошить его, и я почти сразу же провалился в сон.
   Я уже неделю живу, ну как живу, валяюсь на топчане, в пещере у Жданки. Кости срастаются медленно, поломало меня изрядно. Всё тело болит, но уже так, простой тянущей болью. Жданка говорит, хорошо, что я в отключке был, и в принципе почти за кромкой (это её формулировка), а то бы крыша поехала от боли, и тут же съязвила, что вправляла, чтобы поломанного не хоронить, мол не труп, а комок какой-то был, не красиво, вот и спрямляла из эстетических соображений. Ну это она так, не со зла. Да и крови из меня ведро вылилось, если бы не процедуры целителей лаори, подстегнувшие иммунитет и общее состояние организма, как я думаю, то я бы помер наверняка. Но и с ними, по-хорошему, я должен был все равно помереть. Но я почему-то выжил.
   Дом Жданки, находится на болотах, и она целитель, ведьма практически по понятиям её соплеменников, меня даже не отпускает мысль, что я у Бабы Яги. Ну как дом, совсем не избушка на курьих ножках, а пещера в скале. Я такие скалы видел на побережье Португалии, у нас на Земле, по сути скалы из песчаника, с выточенными водой пещерами и пустотами. Ну и здесь похоже такая ситуация, только всё это посередине болота. Просто ещё её отец доработал за природой, придав одинокой скале обжитой вид, смастерив крышу, вместо огромной дыры наверху, таких скал тут много, в них, да и просто на островах среди топи и живет их племя. Вернее, жило, сейчас тут осталось совсем малое их количество. Нет, никто их не уничтожал, просто забрали обратно, ибо "срок вышел". Так им сказали росы, когда пришли пару десятков лет назад, и позвали к себе. Дело всё в том, что на этих болотах жили изверги, как их назвали росы, много веков назад извергнув их из своего рода, племени, места проживания. Со слов Жданки, здесь проживало несколько сотен человек, целыми семьями, которых росы выгнали за какие-то прегрешения. Может просто недовольных нравами и порядками, которые царили в государстве росов. А государство у них есть, вернее царство, и большое, а вот где оно, она говорит, что не знает. Она родилась уже здесь, как и её отец с матерью, а извергнуты были их прадеды, которые молчали как о месте нахождения царства, так и о причинах изгнания. Теперь они все уже умерли, как, впрочем, и дети изгнанных, и среди живых остались только те, кто родился уже здесь. Потом пришли росы, и позвали всех с собой, мол искупили, но изверги пожелали вернуться не все. Жданка вон осталась, осталось еще несколько семей, не пожелавших что-либо менять. В целом, я их понимаю, идти непонятно куда, подчиняться теперь непонятно кому, хоть росы и говорили, что порядки у них сейчас изменились, и уже не так строги, и, например, уже не выгоняют никого, да и попроще стало в отношении соблюдения обрядов веры. Но всё равно. В общем остались они в своих болотах, правда сконцентрировались теперь все в одном поселке, и только моя спасительница живет одна, на отшибе, ведьма же. Да и сама говорит, что характер у нее тяжелый, легче ей одной. Хотя она и не одна, Кучум собака настолько разумная, что казалось вот-вот заговорит, составляет ей компанию. Их кстати, этих собак, на самом деле росы привели в этот мир из своего, правда здесь они почему-то немного мутировали, что выразилось в росте и повышенном интеллекте. Откуда росы, тем кто остался они не сказали, да и где живут сейчас тоже, ссылаясь на то, что это в интересах их безопасности. Честно говоря, не нравится мне эта таинственность, как бы не вызревало здесь что-нибудь жуткое или просто мерзкое, никого до добра политика изоляционизма не доведет, и в моем понимании, ничего хорошего из этого не выйдет.
   Из хороших новостей, у росов, читай людей, человеков, продолжительность жизни здесь около четырех сотен лет, если раньше не убьют, конечно. Стареть начинают после трехсот тридцати, трехсот сорока лет, сейчас, говорит Жданка, даже попозже, даже здесь в болотах, все-таки медицина у них отличная, нахватались у лаори, да и сами добавили, она вон из болота ещё и поэтому уходить не захотела, что эксперименты какие-то проводит, говорит травки здесь уж больно хорошие. Ну и ещё мне кажется, что в такой продолжительности жизни не только медицина "виновата", что-то тут ещё, может минералы какие особенные, не знаю, но факт теперь подтверждён, я здесь сотни на три уж точно могу ещё рассчитывать. Если не убьют раньше, конечно. А пока здесь у меня такой образ жизни складывается, что надежды на то, что не убьют, мало. И ещё, ей также плевать на то, что я из другого мира, говорит, периодически такие здесь появляются, просто давно не было, но происходит, люди рассказывали. Вернее, росы. Никак не привыкну. Ещё из плюсов, с Кучумом мы подружились, я собак вообще люблю, а тут такая псина, да и по сути он же мне жизнь спас, наравне с целительницей, не притащи он меня, догнивал бы уже наверняка.
   В тот день, когда я впервые осознанно очнулся, и мог уже разговаривать, Жданка устроила мне форменный допрос, кто я, откуда, и что делал в диких землях. Потом приходил староста из деревни, серьёзный такой пожилой уже человек. Человек! Как же меня радовало видеть здесь себе подобных, которому я также все рассказал, но только немного изменив цель путешествия. Мол на разведку ходили, вот и доразведывались. Жданке же я рассказал всё как есть, не стал скрывать правды от человека, спасшего мне жизнь. Но вот старосте это всё, что касается тайн имперской семьи лаори, рассказывать было бы не хорошо, я и сам хотел её об этом попросить, но она предложила первой.
   Странно, но я очень похоже на то, что чем-то нравился ей, непонятно почему, но отношения у нас с ней сложились довольно хорошие, мы часто и помногу разговаривали, она старалась проводить больше времени со мной, а я с удовольствием с ней общался. Пока вроде ничего серьезного, просто интерес. Да и вряд ли будет что-либо серьезное, ей и правда двадцать два года, она мне в дочки годится. Не.
  Ну, не буду об этом.
   Мне показалось интересным, что о них, об этих извергах, практически никто не знает. Как-то в это плохо верилось, болота болотами, но жили они там почти тысячелетие. Жданка же уверяла меня в том, что просто они никому не нужны, перенаселения среди лаори со слов росов нет, болота большие и никому не интересные, а несколько сотен людей по ним размазалась мелким слоем. К тому же они вели себя осторожно, не желая быть обнаруженными. Странно всё это, ещё одна загадка этого мира. Потом, когда доберусь до своих друзей, поспрашиваю у Химбы, она особа приближённая, наверняка пояснит.
   Жизненный уклад у этой группы людей был достаточно прост. Охотились, рыбачили, что-то выращивали на небольших островах, занимались собирательством. О будущем не думали - живём, налоги не платим, безопасно, ну и ладно. Мне кажется это их то первое поколение так настропалило, видимо сознательно внедряя такой пофигизм, зная, что ненадолго. Ну в понимании поколений конечно, а не индивидуумов.
   Есть у них свои кузнецы, плотники, кожевники и ткачи, есть скот, да и выгнали их не с пустыми руками, видимо многое притащили с собой, что и позволило им с определённым комфортом здесь выживать. Сейчас, конечно, остались не все, но росы предложили торговать с ними, раз в полгода наведываются сюда для обмена товарами. Как раз за неделю до моего появления они и уехали. Не знаю, повезло мне в этом или нет. Пока у меня не сложилось определенного мнения о них, всё, что я слышу можно трактовать по-разному, а людей, в виде своего биологического вида, я здесь уже нашёл. Ура.
  Если серьёзно, то я очень этому обрадовался, даже представить себе не можете. Одно дело слышать, а совсем другое видеть и общаться с себе подобными, уже после того, как почти уже смирился сначала с тем, что будешь единственным разумным на планете, потом с тем, что являешься экзотической зверушкой, а потом уж с тем, что опасаешься встретить своих соплеменников, уж больно суровая у них репутация. Да и если представить, что сюда попали, например, кряжистые староверы из Дальнего Востока, живущие по строгим церковным заповедям, так тут же взвоешь. Нет, я конечно все равно искал бы их, но уже не торопился бы, я же атеист, сожгли бы ещё на костре. Шучу, конечно, но жить в таком случае мне было бы совсем неуютно, так как я религиозность совсем не воспринимаю, вернее всевозможные обряды. В любой религии.
  

Глава 24.

  
   Сегодня с утра, Жданка, против обыкновения никуда не ушла, а принялась за меня, снимала лубки, перевязывала и промывала раны. Как ни странно, порезы, хоть и были ровными, но заживали очень плохо, хотя чего тут странного, представляю сколько на них гадости, не верится мне, что перед нападением они свои когти-лезвия протирали ваточкой со спиртом. Вот и гноилось всё. Еще и кости все ныли, в общем болел весь Дим, как у сатирика одного было "ушиб всей бабушки". Вот это про мое сегодняшнее состояние. Жданка же вертела и переворачивала меня во время своих процедур не жалея, боль вспыхивала с новой силой сначала вспышками, а потом зажглась постоянно. Я терпел, ну потому что вообще на боль терпеливый, и перед ней выпендривался, не без этого. Кучум участвовал в процессе полноценно, всюду совал свой нос, пытался зализывать мне раны, заглядывал в глаза и тихонько поскуливал, когда мне было максимально больно. Жданка отмахивалась от него, но как-то вяло, да и как от него отмахнешься то, если его башка только, в половину моего корпуса. Закончив меня мучить/лечить, она уложила меня на спину, да, на порезы, но тут уж ничего не сделаешь, тело все переломлено, и она выбрала на её взгляд самый безболезненный вариант, накрыла меня одеялом, взбила немного подушку и с упреком посмотрела на меня.
  - Ну и стоило так выделываться? Вижу же, что больно, мог и не сдерживаться, зачем этот бессмысленный подвиг?
  - Да знаю я, но ты помогаешь мне, а я в меру сил помогаю тебе, упрощая твою работу хотя бы тем, что не ною и не дергаюсь, - немного грустно улыбнулся - боль можно и потерпеть, вот беспомощность, намного труднее выдержать. Ты красивая девушка, а вынуждена убирать за мной горшок, никакой романтики.
  - А ты на романтику рассчитывал, что ли? Ну ты даешь, - фыркнула она, тряхнув головой.
  - Ну теперь то уж точно нет. После горшка-то.
  Она перестала копошится с лекарствами, встряхнулась вся, будто дрожь пробежала, знаете это ощущение, когда с тепла на уличный холодок выходишь, и тебя всего так перетряхивает, подняла глаза и посмотрела на меня.
  - Дурак ты, Дим. Я целительница, и видела много, и в основном боль и страдания, на моих глазах и не от таких болей люди корчились. И здоровые крепкие мужики плакали как дети от поглощающей их боли. А вот ты как раз ведешь себя очень достойно. В таком положении принимать правильно помощь, правильно реагировать на заботу, и достойно её принимать, вот в этом как раз и есть сила человека. Любого разумного. А ты.. Я же вижу, что тебе очень больно, но ты терпишь, стараешься не нагружать меня лишний раз. Вот за это тебе врезать бы, конечно. Ты весь изранен, пальцем то пошевелить толком не можешь, и ничего зазорного в том, чтобы попросить о помощи нет, но ты до последнего молчишь. Я ценю это, поверь. И для меня ты в первую очередь мужчина, пусть и старый, и на данный момент развалина развалиной. Но вот когда оклемаешься, вопрос с романтикой можно будет поднять снова, разрешаю, - хихикнула она, - вон как к тебе этот лохматый оглоед привязался, аж ревную. А для меня это показатель. Я конечно повторяюсь, но за ним раньше таких нежностей замечено не было.
  - Спасибо тебе за эти слова. А этого оглоеда я и сам обожаю, - я попытался притянуть его башку к себе, почесывая одновременно за ухом, но куда там, сил моих сейчас не хватало просто башку ему сдвинуть. Пёс балдел от внимания.
  - Знаешь, Жданка, у нас всё спорили, что лучше, собака или кошка, и даже разделение было на любителей одних и других. И каждая группа твердила, что их питомцы лучше, некоторые даже своих оппонентов ненавидели. Бред, конечно. А мне всегда нравились и те, и другие, просто они разные совсем, и любишь их каждого по-своему.
  - А что такое кошка?
  - Ну, представь себе гатинхо, только маленького, и без длинных клыков, всех возможных расцветок. Они у нас домашние питомцы, сначала заводили от грызунов, потом просто для красоты.
  - Поняла, у росов такие есть, мне дед рассказывал. Вот только я название забыла. Они с ними и с собаками в этот мир пришли, говорят даже с коровами своими и лошадьми, только кошки говорят не изменились совсем, в отличии от псов.
  - Милые животные, они в доме обычно отвечают за наглость и красоту. Делают всё, что заблагорассудится, и, по-моему, это они являются венцом пищевой цепочки в моем мире. Ну представь, ничего не делают, только дрыхнут и жрут, красиво валяются там, где им охота, а человек делает всё возможно, чтобы им угодить, и пузо чешет, и горшок меняет, и кормит. Не жизнь, а сказка.
  - Да уж. Вершина, ничего не скажешь.
  - Вот, вот. Скажи, мне долго валяться ещё? По твоим прикидкам.
  - Нуууу, заживает на тебе всё хорошо, и быстро. Так что думаю, что недели через три вставать уже можно будет потихоньку, еще недели три-четыре на восстановление, чтобы опять кости не треснули. Думаю, через пару месяцев будешь уже почти здоров.
  - Спасибо. Да уж, поломало меня. Друзья наверно переживают, ну или похоронили уже.
  - Не грусти, зато радости вдвойне будет, когда объявишься.
  - Не знаю, стоит ли. Тут я среди соплеменников, хотя, конечно, нехорошо держать их в неведении. Схожу к ним, а потом вернусь к вам. Примете в поселение?
  - Ну почему нет то. Примем, старосте ты вроде глянулся. Да и лишний мужик не помешает. Вот только не скучно тебе здесь будет, в болотах.
  - Да я бы поскучал с удовольствием, и потом, что-то мне кажется, что не дадут мне спокойной жизни.
  - Ты про росов?
  - Про них, и не только. Принцесса лаори явно меня в своих раскладах как-то ещё использовать хотела. Сейчас у них там грандиозный праздник, наверно. Через многие года вернулись их вожделенные атрибуты власти. Гудят наверно всей империей.
  - Это уж точно. Так что как раз к окончанию празднеств ты и объявишься.
  - А ты со мной пойдешь?
  - А ты приглашаешь?
  - Конечно, всегда полезно лекарку под рукой держать, да и Кучум лишним уж точно не будет.
  - Вот засранец, - она легонько треснула меня по голове, - выздоравливай давай, практичный ты наш, а там уж посмотрим.
  - Слушаюсь, госпожа, - изобразил поклон я, правда только головой, за что схлопотал ещё один подзатыльник.
   Дни шли и шли, но не тянулись, общаться с Жданкой было интересно, а когда её не было, компанию мне составлял Кучум. Даже иногда притаскивал мне всякую мелкую, ну в сравнении с ним конечно, живность. Зайцев и куропаток в основном. Укладывал прямо мне в кровать и требовал похвалы. Странно, всё-таки собаки выбирают себе хозяев один раз и на всю жизнь, но этот во мне что-то разглядел, и постоянно вертелся рядом. А может быть он просто так заботился о своей находке, кто его разберёт.
   Через две недели я начал потихоньку вставать, правда под ругань своей целительницы, и опираясь на пару самодельных костылей, которые нашлись в хозяйстве Жданки, самостоятельно добираться до туалета. Правда в первый раз чуть не случился конфуз, добраться то я добрался, и даже расположился там со всеми удобствами, но вот встать с него уже не смог, не хватило сил разогнуться, хорошо прибежал пёс, и я, ухватившись за него, за счёт его тягловой силы, смог встать. В следующий поход стало легче, так как мышцы постепенно набирались сил, после долгого ничегонеделания. Ещё в те дни, когда я только лежал, я уже начал потихоньку тренировать руки и ноги, давая им небольшую нагрузку. Началось всё с работы на сопротивление, а сопротивление было что надо, целый здоровенный пёс, который решил, что я так с ним играю, когда я пытался оттолкнуть его морду от своей. Он правда всегда побеждал, так что моя морда в конечном итоге оказывалась полностью вылизанной, и постоянно воняла псиной. Хозяйка ворчала, вытирала мне лицо мокрым полотенцем, после чего наша игра с Кучумом начиналась заново, ну не терпел он не вылизанную им мою морду лица.
   Кстати, у Жданки тут был полноценный унитаз, правда несколько непривычного вида, но со смывом и душевая. Воду наверх, в крупный довольно-таки бачок, она накачивала ежедневно с утра вручную, и нагревалась она от солнца. Но там, под баком, я заметил и приспособленный такой очаг, так что можно было развести огонь и воду подогреть, если хочется горяченькой. Просто всё и незатейливо, но работает. И я помылся! Нет, не так. Я ПОМЫЛСЯ! Во, так лучше. Всё-таки это такой кайф, помыться после долгого перерыва, и в туалет сходить нормальный, а не раскорячиваться под кустиком.
   Форму я потихонечку набирал, занимаясь ежедневно более-менее полноценно, делая зарядку, которую нам ещё в советских школах давали. Кстати, очень полезная гимнастика, я как-то с её помощью свою спину вылечил. Мне тогда тридцать лет было, когда я её потянул на стройке у родителей в деревне, и один из врачей мне посоветовал делать зарядку, каждый день, хотя бы по тридцать минут. Может кто помнит, как там, три-четыре ноги шире. Вот она. Надо ли говорить, что Кучум тоже участвовал? Думаю, не надо.
   В один из дней пришел староста деревни.
  - Вижу поправляетесь, молодой человек, - проговорил он, устраиваясь за столом. Жданка тут же поставила ему чашку с дымящимся напитком, скорее всего с местным чаем, - спасибо, дочка.
   Дедок был впечатляющий. Крепкий, высокого роста, хоть и пожилой, но вполне ещё в силе и разуме мужчина. Лицо все в морщинах, но гладко выбритое, глаза серые, цепкие такие. При этом довольно располагающий к себе организм.
  - Да, спасибо, вроде выздоравливаю. Меня Димом зовут. Если полностью, то Дмитрий Тимофеевич Корчагин. Здесь уже лаори под Дима переделали. - Зачем-то заново представился я.
  - Очень приятно, Егор Ерофеич я, как ты помнишь, но ты меня называй Ерофеичем, привык уже, все так величают.
  - Очень приятно.
  - Скажи-ка мне, Дмитрий ты Тимофеевич, что планируешь далее делать, коли не секрет, конечно?
  - Да какой тут секрет, уважаемый. Сначала собираюсь в себя прийти, здоровье поправить, потом наведаюсь в Империю Фет-Фанг, нужно друзей предупредить, что жив-здоров. Потом, обратно к Вам, проситься, чтобы жить с вами позволили. Я и сам перед отъездом собирался к Вам зайти, поговорить об этом, ну ещё спросить хотел, если позволите здесь жить, что привезти из Империи, как для себя, так и для общины.
  - О как. Думаешь много чего привезти сможешь, так что денег и не только на себя и обустройство свое останется?
  - Не думаю. Уверен. Вопрос будет стоять не сколько, а как. Принцесса уверен не обидит, если друзья мои, конечно, дошли. Ценные сведения мы несли.
  - А что за сведения такие?
  - Извини, Ерофеич, не могу, при всём уважении Вам сказать, не моя тайна.
  - И даже если я тебе запрещу тут жить, ежели не расскажешь? - сурово сдвинул брови старик.
  - Да, прости. Говорю же, не моя тайна. Даст принцесса разрешение, тогда вернусь и расскажу. Пока же - нет.
  - Ну что же. Право твоё, и правильно делаешь, что не трепишься. Хвалю. Вопрос твой, про проживание здесь мне вот эта пигалица уже озвучила. Я не против, и у сельчан наших я уже спросил, они тоже не возражали, так что, приезжай и живи. Если так щедр, что готов общине помочь, то я к твоей отправке список тебе подготовлю.
  - Ну а как по другому-то, меня спасли, вылечили, с того света вернули. Да Жданка, но так ведь она в Вашей общине живет, значит и ей и всей общине в целом я благодарен должен быть.
  - Должен-то ты по большому счёту только ей, примазываться к её деяниям я не буду. Ну раз уж так ты решил, то и ладно. А вообще разумные разные бывают, одному поможешь, так он в спину тебе и плюнет.
  - Знаю, уважаемый, и таких, как правило, большинство. Но я добро помню, также, как и зло.
  - Оно конечно, оно правильно. А ты дочка, - Ерофеич немного повернулся в её сторону, - с ним небось намылилась-то?
  - Да, дядька Егор. - Жданка прямо залилась краской, - если позволите. Пропадет без нас с Кучумом. Жалко, еле собрала его.
  - Ну рассказывай мне. Давно мечтаешь мир посмотреть, хоть немного из болот вылезти, а тут повод такой. Не сверкай глазками-то. Знаю, что поучиться ещё хочешь у целителей лаори, узнать, что нового у них. Так?
  - Так, да вот только кто ж мне рассказывать то будет, а тут такой удобный случай, можно будет у самой принцессы попросить.
  - Жданка, можно даже лучше сделать, - встрял я, очень мне хотелось её хоть как-то отблагодарить, - мы можем обратиться к роду Ривер с Танга (один из родов Химбы), насколько я знаю, у них неплохие целители, чуть ли не самые продвинутые, а Химба мне не откажет.
  - Эта та лаори, что была с тобой в диких землях?
  - Да, она.
  - Отлично, тогда шансы повышаются. Думаешь, не кинет она тебя?
  - Уверен.
  - Хорошо, когда есть возможность быть уверенным в своих друзьях.
  - Да, это действительно круто.
  - Ладно, на том и порешим, - Ерофеич немного покряхтел, поёрзал на стуле, - иди дочка. Внучку мою ты неплохо натаскала уже, без целителя не останемся, да и ей пора самостоятельной становиться, а не всё к тебе за советом бегать. Вот и станет, когда деваться некуда будет. Когда планируете отправиться?
  - Через недели две, дядька Егор.
  - Ну и ладно, ну и хорошо. Договорились. Письмо от меня отнесешь императрице. Сотрудничество ей хочу предложить. Думаю, не откажет, да и нам союзник нужен, чую, возвернутся скоро многие, кто к росам умотал. Не смогут там жить, у нас то вольница считай, а там... Вернутся, куда денутся, и нам бы не помешала другая, заинтересованная в нас сторона. Да и есть у нас, что предложить империи лаори. Ладно, заболтался я что-то. Дочка, ты забеги перед отъездом-то, уважь старика.
  - Конечно, дядька Егор, обязательно забегу.
  

Глава 25.

  
   Поселок на болотах производил впечатление, по крайней мере меня он поразил до глубины души. Как люди умудрились здесь зацепиться не представляю, особенно в самом начале. Но смогли, и сейчас существовали в достаточной мере комфортно. Они использовали каждую пядь земли, каждый островок или скалу. Нужно сказать, что непроходимыми болота были на окраинах, а вот в центре громадной площади, которую они занимали, почва была менее болотистой, с частыми островами и даже небольшими скалами, в основном из песчаника. Кое где даже протекли небольшие реки, или лучше сказать каналы. Много растительности, кустарника, изредка встречаются деревья, или даже целые рощи. На островках, со всех сторон, огороженных водой, пасся домашний скот, не нуждающийся в пастухах, так как деться с них он никуда не мог, повсюду сновали лодки разных размеров, иногда попадались плоты, некоторые были просто невероятных размеров, видимо служившие для перевозки животных с одного островка на другой, после того как они объедали на первом всю растительность. На самых крупных островах были разбиты поля, на которых выращивалось практически всё необходимое, а вот дома строились на небольших клочках земли, либо организовывались в пещерах, наподобие той, в которой очнулся я. Самая большая скала служила как местной администрацией, так и молельным домом. Вера у местных людей, как я успел понять, соответствовала верованиям на Руси с ещё дохристианских времен, люди, хотя вернее их называть росами, поклонялись целому пантеону богов, начиная от Велеса, здесь Волос, и заканчивая Сварогом и Мокошью. Углубляться я не стал, не интересно. Быт же был устроен степенно и очень организованно, по своей сути общинный, он подразумевал достаточно обширные свободы внутри, как для индивидуумов, так и для семей, родов. Все и каждый вольны были, как жить внутри сообщества, объединяя усилия и результаты труда в определенных рамках и ситуациях, так и существовать обособленно, обменивая, сиречь торгуя, излишками своего труда с сообществом, или другими доступными такими же родами, семьями, специализирующимися ну другом продукте. Система оказалась устойчива, так как внешних врагов не было, болота и земля давали практически все необходимое для достаточно сытого и комфортного существования. Также, видимо, сказалась и изначальная конечность всего происходящего, так как сюда их отправили пусть и в длительное, но не вечное изгнание, и ожидание его конца, пусть и подсознательное, и возврат к местам постоянного проживания всего народа, накладывал определенное требование как к обустройству, так и к процессу развития поселения.
   Жили очень уютно. Домики все были ухожены, каждый из островков, на котором они находились, был заботливо обихожен и приукрашен, видимо жители домов соревновались в ландшафтном дизайне пространства, а именно находящегося в их собственности островка суши. Причем в этом участвовало именно что всё пространство, вплоть до причалов и берегов. Очень красивая картинка получилась. Да и жители встретили меня достаточно благожелательно, с огромным и неподдельным интересом расспрашивая меня о внешних землях. Вот парадокс, я их и сам то не много видел, и таким образом я как житель диких земель, рассказывал жителям болотных земель, новости о внешних землях. Обалдеть!
  Но даже эта небольшая по своей сути информация, воспринималась ими очень внимательно. Я же просто влюбился в эти места, ну и что, что болота, здесь, где жили эти люди, было просто замечательное местечко, очень приятное и живое.
   У самих болотников, и видимо у росов тоже, была достаточно интересная интерпретация назначения этого мира. Их народ, тогда еще неделимый на росов и извергов-болотников перенесли сюда боги, в награду за веру и усердие, подарив им новый мир, безопасное существование в укромном месте, обезопасив таким образом от всех возможных напастей. Росы верили, что этот мир, является, если так можно выразиться облегченной версией прошлого мира, мира Земли, и именно для людей. Остальные виды разумных существ не были так обласканы и существовали в "обычном режиме". И это по мнению болотников подтверждалось тем, что рассказывали о месте своего проживания представители росов, периодически торгующие с ними. Нет, это не рай, у них не было даже понятия такого, просто очень удобное для проживания место, с идеальным, по сравнению с земным климатом, с отсутствием войн и конфликтов, к тому же обладающее массой порталов, по которым росы могли перемещаться практически по всей планете, и видимые только им. С их слов лаори и альты воспользоваться этими порталами не могли. Про иканфов болотники практически ничего не знали, видимо в отличии от самих росов, просто знали о их существовании. Также по верованиям росов, альты и лаори появились на этой планете также по воле их богов, но только несколько ранее. Что интересно, так как благодаря своему обучению ещё в самом начале своего появления в землях лаори, и разговорам в пути, в основном с Дваном и Химбой, я уже представлял версию возникновения на этой планете их цивилизаций, и она не многим отличалась от этой версии.
   Так лаори, например, знают, что появились как вид не здесь, а сюда пришли с другой планеты, когда там у себя обнаружили возможность перемещения между соприкасающимися мирами. Вначале еще можно было ходить туда и обратно, и началась активная колонизация нового, абсолютно свободного от других разумных мира, словно ждавшего, чтобы его освоили. Но потом, и многие склоняются к этому мнение, порталы закрылись по причине достижения определенного количественного порога, и лаори, на тот момент находившиеся на этой планете, оказались ее заложниками. Да порталы периодически открывались, но пропускали не более одного двух путешественников, и то, только в одну сторону, и закрывались опять. Лаори погоревали, попытались вернуться, долгое время искали другие возможности к возвращению, но потом плюнули, и решили обживаться в новом мире. У альтов похожая история. Только всё у них было более основательно, все-таки этот народ максимально дисциплинирован и организован, всё по команде. Как говорил мне Дван, при обнаружении порталов, их совет вендов сразу просчитав возможные риски отключения порталов, направлял сюда своих представителей полноценными кланами, в полную "автономку", заранее установив очередность перемещения каждого из кланов, а также количественный и качественный состав переселенцев. Правда и перейти удалось не всем, порталы захлопнулись на половине запланированного объема переселения. Так что в начале им здесь было намного легче, чем лаори, правда пришлось увеличивать количество правящих родов до требуемого искусственно, что до сих пор приводит к некоторым осложнениям. Так представители кланов, сохранивших название и герб еще со времен до перехода, относились к новообразованным кланам с высокой долей презрения, словно забыв о том, что организовывали то их, несколько тысячелетий назад, младшие отпрыски изначальных кланов. Сложностей и у альтов хватало, но за счет большей организованности и готовности к автономности они, хоть и пришли в этот мир позже лаори на пару тысяч лет, сейчас находились в равной степени развития и расселения с лаори,
   Кстати, каждый из населявших планету видов, а именно лаори и альты, про иканфов неизвестно ничего, долгое время даже не имел представление, что происходит на соседних материках, а о том, что они существуют догадывались, но не знали наверняка, что там живут другие виды разумных, земли было много, населения мало, тут имеющуюся бы освоить, не до заокеанских экспедиций. Нет, флот конечно был, как у тех, так и у других, но в основном речной и каботажный. Так и расселялись каждый из видов по всей территории своего материка, пока не установили контакт с первыми представителями друг друга и не договорились о добрососедском существовании. Уникальная на мой взгляд ситуация. Обычно один вид разумных приложил бы все возможные усилия к устранению конкурента, что видимо и произошло в древние века на матушке Земле, но здесь особые условия, удаленность континентов друг от друга, и самое основное, на мой не просвещённой взгляд, это то, что они встретились, находясь уже на определенном цивилизационном этапе развития, что позволило разуму взять верх над инстинктами, да и силы были равны, что немаловажно.
   Но вернемся на болота. Сейчас мы со Жданкой и Ерофеичем сидели неподалеку от центрального для всех местных жителей здания, назовем её ратушей, в небольшом уютном кафе. Одна предприимчивая семья организовала что-то подобное бистро, где можно было прохожим заказать себе напиток и легкую закуску. Хозяева заведения, пожилая пара, служила в ратуше смотрителями и мастерами н все руки, поддерживая порядок в административном здании. Сил и времени на это требовалось немного, а количеству энергии, сохранившейся в этих немолодых, даже по меркам этого мира невообразимо старых жителей было хоть отбавляй. Вот и открыли небольшой бизнес, себе и сельчанам на радость. Многие в поселении относились к ним с уважением, сами они были людьми на редкость приятными, цены ставили грошовые, вот народ к ним и тянулся. Стоит сказать ещё, что само кафе было оформлено очень красиво, в легком, воздушном стиле, да и вид на ратушу и окрестности с каждого из столиков был просто потрясающем. Столиков то было всего четыре штуки, причем каждый их них был сделан по-разному, даже из разных материалов. Так, например, тот, за которым мы сидели, также, как и стулья вокруг него был изготовлен из чего-то, очень напоминающего ротанг, соседний, на мой взгляд, из зеленого бамбука, и так далее. Чуть левее нашего столика, сразу же за парапетом протекала небольшая речушка, с кристально чистой водой, можно было даже наблюдать за стайками небольших рыбешек, снующих совсем неподалеку. Чуть правее, у самой стены ратуши располагался небольшой рынок, на котором торговали продуктами и приправами, ну а с правой стороны, виднелась небольшая постройка, увитая плющом (точно не знаю, так я его для себя охарактеризовал), которая являлась местной школой, из окон которой даже был слышен голос учителя, рассказывающий детишкам про дроби. Стоял очень теплый и красивый день, время уже подходило к обеду, а мы уже пару часов обсуждали с Ерофеичем товары, которые нам нужно будет закупить для поселения, и самое главное, как их сюда доставить. Вернее, куда. Я предлагал приплыть сюда просто на лодках, но местный глава настаивал на том, чтобы мы привезли всё к определённому месту на берегу реки, на стороне лаори, и они уж сами заберут. Осторожничал мудрый дядька, и я его понимал. Дружба, дружбой, но лучше подстраховаться, чем меньше глаз увидит их месторасположение, тем лучше.
  В основном им нужны были учебники, бумага и всякая канцелярия, оружие, конечно, луки в основном, ну и специи некоторые. Много материи, всякой и разной, изделия из металла, любые, все будет в кассу, также просил привезти некоторые приборы, опять же для школы. Вообще, я заметил, тут образованию детей уделяли очень большое внимание, и обучение в школах, вплоть до среднего уровня в поселке было бесплатным и обязательным. Причем помимо истории с химией, и всякими математиками с физиками, большое внимание уделялось поэзии и литературе, танцам и рисованию, даже этикет преподавали, причем, с недавних пор, для трех разновидностей разумных. Это, знаете ли меня заставило уважать их общество ещё больше, вот тебе и общинный строй. Находили же силы и средства.
  - Дим, ну ладно, хватит об этом, расскажи лучше ещё раз о диких землях, - перевел Ерофеич разговор в другое русло. - а то мы только изредка всяких чудовищ оттуда видим.
  - Даже не знаю, что рассказывать. Земли как земли, много птиц, животных, но там очень опасно. По сути это и правда гиблое место, у нас проблемы начались уже на второй день. Малая диверсионная группа ещё может там пройти, но вот жить там без разрешения местного Главы невозможно. Сожрут. А раздавать такие разрешения он точно не будет, его действующее положение дел очень устраивает.
  - Все-таки там кто-то живет.
  - Ну конечно, Вы же не думали, что такие земли очистили, да ещё и никого не пускают туда уже несколько сотен лет, просто так?
  - Да у нас тут много чего балакали на эту тему, что же, всему верить. А вот ты там был. Как же вы прошли то, чтож вас то не съели?
  - Ерофеич, не могу говорить, но был у нас один талисман (тут я мысленно усмехнулся, талисманом то был я). Да и не выйдет второй раз, воспользовались мы одной ситуацией, но думаю эту брешь они уже заткнули. Лучше и правда не повторять. Не хочу, чтобы по моей, пусть и косвенной вине, погибли люди. Тем более Ваши люди.
  - Да нет, не уйдем мы отсюда, это я так, для себя варианты на разные всякие случаи в голове откладываю. Жизнь то, она по-разному складывается и много что может предложить. Вот и нужно готовиться то.
  -Нет, это уж никак не вариант, поверь, прошу.
  -Ладно, вижу упрямый ты, да и недоговариваешь, но на то твое право и есть. Что в мире то еще делается, что говорят, что нового, а то у нас информация поступает только от росов, а нужно её из разных источников получать.
  - Да, не зря Вы старший тут, дядька Егор - я даже чуть поклонился ему, выказывая свое уважение. - Расскажу, что смогу. Сам то я небольшой информацией владею, с лаори я не больше месяца прожил, а потом мы в дикие земли ушли. - И я рассказал ему про себя всё, откуда я и как оказался у лаори.
   Ерофеич воспринял информацию о том, что я из другого мира спокойно, а вот Жданка ржала как ненормальная, когда речь зашла про мои приключении в рабском загоне, раньше я ей не рассказывал про это, только про дикие земли, потом еще несколько часов я рассказывал о своем мире.
  -Да, - уже в конце разговора, когда уже вечерело, сказал этот интересный дядька, - боги были милостивы к нам, когда забрали нас сюда. Не дай боги мы бы там остались. Здесь жить лучше, да и дольше, чего уж там.
   Мне даже возразить то ему нечем было, и мы, помолчав, засобирались по домам.
  

Глава 26.

  
   Нос лодки рассекает спокойные воды реки, которую у болотников, называют Северной. Мы плывем. Прошло ещё немного времени с последнего разговора со старостой деревни, и Жданка наконец-то дала добро на путешествие, потом мы потратили ещё пару дней на сборы, забрали у Ерофеича письмо к императрице и список с необходимыми покупками, и отправились в империю. Кучум сидел на самом носу лодки, важно смотря вперед, и только изредка оглядываясь на нас, и получал просто массу удовольствия от путешествия. Мне кажется, он даже больше своей хозяйки горел идеей познания мира, да так, что аж уши подрагивали в предвкушении. Сидел на вёслах я, а Жданка пристроилась на корме, полуразвалившись на наших вещах, сваленных там же в кучу. К моему удивлению она вооружилась копьем и небольшим мечем, с локоть длиной, похожий на римский гладий.
  Я как всегда с луком и примерно с таким же мечом, просто чуть подлиннее. Мечник из меня тот ещё, вернее совсем никакой, но лучше, когда острая железяка есть, чем вообще ничего. Лат на нас не было, только кожаный нагрудник на каждом, да щитки, кожаные же на голенях. На руках, от запястья и до локтя, что-то вроде напульсников из того же материала. Да, на плечах свисают пластинки металла, наподобие эполет, видимо для защиты мышц плеча. Не самое пафосное обмундирование, зато удобное, а воевать ни с кем мы не собирались. Есть опасность наткнуться на разбойников, конечно, но мы постараемся её избежать. Как вы уже догадались наша стратегия была основана на незаметности, а не на крутости, и поэтому будем красться, а не переть напролом. Сейчас самое утро, то время которое называют "самая рань", Светило ещё не встало, но уже просветлело немного, утренний туман пока не убежал с реки, скрывая некоторые детали пейзажа, ну и нас заодно. Жданка рукой корректировала наш курс, я грёб, Кучум бдил.
   Выбрались на берег мы в небольшой бухточке, буквально метр на полтора, которая спряталась под ветками просто гигантской плакучей ивы, которая развесила свою понурую крону метров на пятнадцать если по кругу. Выбравшись, и спрятав лодку в камышах, мы отправились к ближайшему городу империи Фет-Фанг, надеясь там подать весточку своим друзьям. Как вы понимаете, телеграфа в этом мире не было, телефонов тоже, но вот огромная и очень эффективная сеть оповещения была. Вернее две. Первая, это обычная лошадиная почта, с её неторопливыми почтовыми повозками и отделением быстрой доставки срочных известий, с помощью специальных гонцов, как правило невысоких и нетяжелых по комплекции лаори, и целой сетью пересадочных станций. И вторая, при наличии достаточных средств, можно было послать специально обученного гуся, с привязанной к лапке депешей. Привычных нам голубей в этом мире не было, и не было сколько ни будь похожих на них по характеристикам птах, только вот такие вот гуси, ну я их так называю, очень они по внешнему виду похожи на наших шпорцевых гусей, которые правда могут лететь только в один город, в столицу. Потом их привозят обратно на обычных телегах. Но такой способ связи очень дорог, дешевле просто почтой отправить, а скоростной не получится в связи с тем, что ею могут пользоваться только государственные чиновники, и то только по существенной необходимости, либо срочности, но опять же по государственным делам. С деньгами у нас не очень, так что возможно просто придется нам самим ехать в Эйенг.
  Погода пела и плясала, а мы пробирались по перелеску, вернее по чередовавшимися друг за другом лесными полянами, окруженными смешанным лесом. Дорог и даже тропинок мы за весь первый день так и не встретили, необжитые места какие-то. Хотя странно, вроде бы что нужно то ещё? Берег большой реки, лесостепь, живи, охоться, возделывай землю. Но никаких поселений нам так и не встретилось, видимо численность лаори в достаточной степени ещё не восстановилось после той войны. Переночевали мы в небольшом овражке, сокрытые от любопытных глаз зарослями густого кустарника, и охраняемые чутким Кучумом. На утро, наскоро позавтракав сухим пайком, отправились по направлению северо-северо-запад. По моим смутным воспоминаниям карты империи где-то недалеко должен был располагаться пограничный город Эйваго. Пограничный только потому, что находился на окраине империи, как вы понимаете славы фронтира он не имел, тихие, практически заповедные места, за рекой только безлюдные, как считали в Фет-Фанг, болота, никому толком и не нужные. Так что этот городок можно было назвать "Захолустье обыкновенное". Но в любом мало-мальски населенном пункте, с превышающем по численности населения цифру в несколько сотен, в обязательном порядке находилась административная единица управления, назначенная императрицей. Как правило это были представители знати, являющиеся заодно и собственниками данных земель, которые были обязаны выполнять как представительские, так и исполнительские функции. Занимались они поддержанием законности на этих землях, и проведением воли правящего дома, и, как минимум, донесением этой самой воли до умов жителей. На них то я и рассчитывал, надеялся, что все-таки поверят, и оповестят род Химбы о моём появлении. Её родственники были довольно беспокойным родом, преуспевая в первую очередь на целительской и воинской стезе, поэтому их можно было встретить на всех просторах империи, а Химба планировала сообщить всем мои приметы, на случай если меня все-таки вынесет из реки после прохождения порогов и водопадов, как говорится, хоть чушкой, хоть чучелом. По крайней мере она обещали мне торжественные похороны. Хотя времени прошло уже много, и про меня вполне благополучно могли забыть, а может даже радостно забыть. Помог и помог, задача решена, цель достигнута, что возиться с благодарностью-то. На моей Земле многие мои знакомые и даже приятели так поступали, зачем благодарить, если можно забыть, а если не получится, то просто обгадить человека, а вот обгаженного, вроде уже и благодарить незачем. Очень часто так получалось, так как я со своей неуемной душой все время лез кому-то помогать. Ну да ладно, будем верить в лучшее, все-таки это другой мир, и другой вид разумных. Посмотрим.
   Кучум, в отличие от многих собак, не носился по округе, а степенно трусил шагах в пяти впереди нас, высоко задирая нос, принюхиваясь и прислушиваясь к окружающему. Он то первый и почуял что-то, резко остановившись и вздыбив шесть на загривке. А вот рычать не стал, правильный какой. Мы замерли, через несколько мгновений прыснули в сторону ближайших кустарников, все трое причем. Полежав там некоторое время, и не дождавшись никого, стали осторожно пробираться в том направлении, которое так насторожила нашего пса. Пройдя через небольшой ельник, тёмным языком вклинившийся в весёлый лиственный лес, мы, забравшись в густой орешник, выглянули на поляну, с которой раздавались лязгающие звуки и крики разумных, слышимые теперь не только Кучуму, но и нам. По проплешине, расположившейся среди леса и открывшейся нашему взгляду, проходила самая настоящая дорога, пусть и заросшая, от редкого пользования травой, но все-таки явственно читающаяся. И вот на этой дороге стояло пять телег, гружённых товаром, причём гружённых с горкой, каковая, горка имеется ввиду, была укрыта тентом из материала, напоминающего брезент. Вокруг этого каравана, ощетинившись копьями из-за ростовых щитов, стояли воины-пехотинцы лаори, а среди телег укрывались их стрелки, которые метали стрелы в нападающих на них, а под телегами прятались женщины и дети. Среди защищающихся на земле валялось несколько трупов со стрелами в телах. Нападавшие расположились по окружности и садили в караванщиков из многочисленных луков и арбалетов, явно не планируя нападать, а надеясь истребить их издали, не вступая в рукопашный бой. Ну и не мудрено, разбойники, а это явно были они, уступали как в вооружении, так и в защитном обмундировании защищавшимся. Зато многократно превосходили их в численности, и имели преимущество в позиции. Что меня удивило, и сразу бросилось в глаза? Первое, почему такое большое количество охранников у в общем-то небольшого каравана? Там всего то пять телег, что в них такого ценного, чтобы охранять их почти полусотней воинов? Второе, почему так много разбойников, напавших на этот маленький караван? Где они их набрали, и как можно прокормить такую многочисленную, а их было явно больше сотни, если считать с погибшими, банду, занимаясь разбоем в таком медвежьем углу? Ну не вяжется всё это как-то с этими тихими местами. Между тем, ситуация на поле боя складывалась в настоящий момент патовая, хотя исход её был предсказуем до безобразия. Перестреляют со временем разбойники, в числе которых я увидел и нескольких альтов, защищающихся. Караванщики могли только ждать, когда их убьют, возможности хоть какого-либо маневра они были лишены, их держали повозки, а вот нападавшие могли творить что угодно, перемещаясь по поляне, или даже забираясь на деревья, что они только что продемонстрировали, сняв с верхушки деревьев двух, из десяти оставшихся лучников каравана. Пора было что-то предпринять. Мы с Жданкой не сговариваясь, достали луки и приготовились расстреливать нападавших из нашей импровизированной засады.
  - Бей по дальним, и не торопись, чем дольше мы останемся незамеченными, тем лучше. - прошептала мне она, - если засекут нас, мы тут же умрем.
  Я ей только кивнул, и начал выслеживать свою первую жертву. Так как на нас никто не смотрел, то я выбрал лучника, усевшегося на верхушке старой, кривоватой сосны, который на мой взгляд слишком азартно расстреливал защитников каравана, стреляя в спины тем, кто стоял у противоположного от него края дороги. Тщательно прицелившись, я первым же выстрелом снял его с дерева, и тут же кинул взгляд на нападавших. Как я понял, Жданка сделала тоже самое, только со стрелком с правой стороны, мы с ней по умолчанию поделили свои цели в зависимости от своего расположения друг к другу. То есть мои слева, её справа. Наше вмешательство никто не заметил, видимо приняли это на счет отбивавшихся лучников, ну да нам это только на руку. Тут я заметил, у противоположной опушки, некий, на мой взгляд, штаб нападавших. Там под сенью громадного дуба, на лошадях сидело три воина, с ног до головы закованных в доспехи, причем все остальные разбойники были экипированы кто в лес, кто по дрова. Около этой троицы вертелось ещё человек пять, видимо вестовых. Тронув за плечо свою напарницу, я пальцем указал ей на них. Жданка нахмурилась, а потом показал мне на себя и на левого из них, потом на меня, и на того, что стоял, вернее сидел на лошади в центре, и следующим жестом указала на глаза. Ясно, бьём по глазам, она крайнего левого, я центрового. Ну а что, правильное решение, свалим основных, остальные могут и разбежаться, как ни крути, но все-таки сброд, для таких собственная шкура дороже. Мы прицелились, я ждал легкого шипения от Жданки, чтобы выстрелить по своей цели. Сигнал прозвучал, мы практически одновременно выстрелили и тут же присели, чтобы не быть обнаруженными, а потом распластавшись ниц, поползли в сторону, меняя позицию. Даже не успев толком рассмотреть, попали или нет. По крикам, раздавшимся с поляны, можно было предположить что угодно, поэтому мы были заняты тем, что, усиленно перебирая локтями и коленями, ползли в укрытие. Кучум старательно полз рядом с нами. Еще через пару мгновений туда, где мы только что были прилетела целая туча стрел, срезая побеги орешника и втыкаясь в стволы деревьев. Уже почти не скрываясь мы рванули в сторону ближайшего к нам дерева, им оказался старый, в три обхвата дуб. И через десяток секунд мы забрались на ветви, на высоте примерно метрах в пяти от земли. Подниматься старались со стороны леса, чтобы невзначай не попасть под обстрел, Кучума же Жданка отправила в лес, просто указав ему направление и приказав, "прячься". Я осторожно выглянул из-за ствола и вот, что за картина передо мной открылась. Вокруг того места, где по нашему предположению стояли руководители разбойников, высилась стена щитов, видимо взяли их в круговую оборону. Часть нападавших отскочила от караванщиков и развернула луки в ту сторону, где мы только что находились, то есть левее метров на десять от дерева. Но в саму чащу не сунулись, видимо их насторожило наше вступление, явно бандитами не ожидаемое. Неизвестное всегда страшит, да вылетело всего две стрелы, как они думали, но вот кто стрелял, и сколько там противников, им было неизвестно. Это замешательство нападавших позволило защитникам каравана сдвинуть ряды, отступив еще немного к телегам, а их стрелкам собрать дополнительную жатву. Мы тут же снова вступили в перестрелку с разбойниками, тем более, что обнаружить хотя бы направление, откуда мы метали стрелы они смогли только после того, как мы со Жданкой выпустили больше трёх стрел каждый. Тут и нам пришлось несладко, лучники разбойников развернулись, и просто рой стрел полетел в нашу сторону, Жданка успела скрыться за стволом, а вот мне ударило в ногу, слава Богу не в кость, а в мясо, и стрела просто выдрала из меня кусок, зацепив край икры, попав как назло в место, где на щитке шнуровка, и части защиты не соединены плотно. Я заорал от боли, матерясь на всю округу, так как эта самая боль была неимоверной. Дальше всё прошло как в замедленной съёмке, я сидел, привалившись к стволу у ответвления, перед глазами всё плыло, видел только, как Жданка, сжав губы так, что их практически стало не видно, всаживала стрелу за стрелой в направлении поляны, слышал крики и лязг оружия, а сам судорожно пытался перетянуть рану куском тряпки. Кровь, мне тогда казалось, просто потоками вытекала из раны, горячая и очень красная, но у меня хотя-бы хватило сил перетянуть ногу выше колена, чтобы совсем уж не истечь. Через какое-то время я увидел, как руки моей подруги прислоняются к ране, снимая мои тряпки и прикладывая к месту ранения другую, с какими-то травами, а потом она стянула рваные ошметки, бывшие ранее моей икрой, и начала туго перематывать рану. Тут я отрубился. Что-то часто со мной в этом мире такое происходит.
   Это был караван новых поселенцев этих мест. Ланда с Чар и Кван с Чар, новообразовавшаяся дворянская семья, получившая титул за заслуги перед Империей, направлялась в места своего нового поселения. Они сами выбрали где будут жить, их как раз и привлекла пустынность и удаленность от цивилизации, двор, в котором глава семейства Ланда с Чар отслужила более ста пятидесяти лет на позиции, напоминающей в земной терминологии кравчего, то есть присматривала за всеми слугами, как раз был не против, и даже выделил щедрую финансовую дотацию на обустройство. Ее муж, Кван, отслужил в армии Фет-Фанг еще более длительный срок в должности начальника гарнизона одного из приграничных городов, перед этим участвуя практически во всех локальных заварушках будучи еще простым наемником, и он то как раз и приметил эти земли, довольно обширные и никем не обжитые. Семейство Чар могло обустраивать свой надел так, как ему заблагорассудится, империя получала новую административную единицу на пустынных землях, так что всех и всё устраивало. Караван состоял в основном из ветеранов, бывших соратников Квана, ушедших на пенсию, как и он, их пассий или уже жен с детьми, и являлся лакомым кусочком для грабителей, так как был набит не только всем необходимым, для обустройства на новом месте, которое, это самое барахло, можно было потом выгодно продать, но еще и довольно существенной частью денежных средств, которые Кван с Ландой отложили на будущее, не решившись потратить все сразу. Как ни обидно было Квану, но нападавшими руководил его бывший заместитель, с которым он довольно близко приятельствовал перед самой отставкой, и которого посвящал во все свои планы. Вот и допосвящался, и тот решил обогатиться за счет своего бывшего начальника. Его как раз я и подстрелил, это был тот самый, закованный в железо воин, стоявший в центре руководящей троицы. Как ни странно, но именно наше вмешательство перевернуло ход сражения, все-таки в караване ехали в основном опытные ветераны, а вот бывший его приятель таких набрать не смог, только двое в его банде имели реальный боевой опыт, остальные обычный сброд, набранный среди бандитов всех мастей ближайшего города. Только внезапность нападения позволила им вести бой практически на равных на первых парах, а вот то, что мы выбили сразу двоих из главарей, а также проредили, как оказалось потом, наиболее опытных лучников, дало так необходимое обороняющимся время на перестроение и возможность нанести уже слаженный ответный удар. Да и разбойники, увидев гибель своих предводителей резко потеряли весь боевой запал, и попросту сбежали. Третьего из предводителей бандитов достал уже сам Кван с Чар зарубив его в личной схватке.
   Сейчас караванщики обустраивались на стоянку, разбивая временный лагерь, нужно было обработать раненных, захоронить убитых, да и отдых после боя требовался всем. В результате набега караванщики потеряли убитыми около семи лаори, еще несколько были ранены, и это слава богу, что еще дети не пострадали. Мертвых разбойников насчитали около сорока, еще с десяток взяли в плен, и вот им то точно не позавидуешь, скорее всего вздернут на ближайших деревьях. Ну сами посудите, до города несколько дней пути, кто их будет конвоировать в суд, к тому же постоянно опасаясь нападения от оставшихся в живых и сбежавших членов шайки. Да и в городе тех ждала только виселица, так что скорее всего данный приговор приведут в исполнение прямо на этой стоянке, существенно сократив время на судебное делопроизводство, если можно так выразится. Нас со Жданкой обустроили прямо посередине быстро сформировавшегося лагеря, рядом с большим костром, на котором уже что-то варилось в огромном котле. Суеты не было, каждый был занят своим делом, кто-то рубил и таскал дрова, кто-то все еще обхаживал своих раненых, кто- то отлавливал и стреножил коней, как своих, так и нападавших, кто уже ставил палатки, чуть левее от центра поляны, а пятерка воинов, взяв в кольцо связанных пленников повела их в лес, скорее всего на казнь, видимо не хотят делать это возле стоянки, а я так понимаю, что руководители переселенцев решили обосноваться прямо на этой поляне на ночь. Я сидел, прислонившись к колесу одной из телег, рядом со мной валялся, появившийся еще тогда, когда я был в отключке, Кучум, жалобно заглядывая мне в глаза. Жданка, метрах в пяти от меня, стояла спиной ко мне и разговаривала с Ландой и Кваном с Чир, она только что ввела меня в курс всех этих дел, и сейчас договаривалась с ними насчет совместной ночевки. Понятно, что никто не был против того, чтобы мы переночевали с ними, даже ко мне и то уже несколько раз подходили воины из каравана со словами благодарности за оказанную поддержку, а уж Жданке наверно все уши этим проели. Семейство Чир предлагало нам присоединиться к ним, и поехать с караваном до самого того места, на котором они хотят основать свое поселение. А место там было интересное. Насколько я понял из сжатого рассказа Жданки, через несколько дней пути, существенно ниже по течению реки, которую мы с ней форсировали, на большом острове находятся развалины какого-то древнейшего замка, которые данное семейство и хочет восстановить. Ну как развалины, Кван рассказал ей, что стены там почти все в целости, только перекрытия восстановить нужно, и облагородить максимально, а уж на следующий год к ним присоединится еще несколько ветеранов-пенсионеров со своими семьями, доведя численность нового поселения до нескольких сотен лаори. Такой план, и судя по всему у него много шансов осуществиться, ребята тут подобрались очень серьезные.
   Через некоторое время все трое подошли ко мне. Ногу дергало, сильно дергало, и настроение у меня, как вы понимаете было не особо. Все трое уселись прямо на землю, расположившись полукругом напротив меня.
  - Дим, позволь ещё раз, теперь уже тебе лично, выразить свою благодарность, - начала лаора, после процедуры взаимного представления- практически вы спасли нам жизнь, в любом случае, многим из нас. Не вмешайся вы, то нас скорее всего перебили. А теперь, благодаря вам обоим, мы отделались, пусть и болезненными, но только частичными потерями.
  - Не стоит, господа, по-другому поступить мы не могли, - засмущался я.
  - Тем не менее, - включился в разговор и Кван, - мы ваши должники, теперь можете без оглядки рассчитывать на нас в любой ситуации. - тут он тряхнул головой, разноцветная растительность на голове, спускающаяся почти до самого пояса, и собранная пучком на затылке, зашуршала, перестукиваясь, вот никак к этому не привыкну. Одновременно он скинул с лица эдакую нахмуренность, словно собака воду. Понять его можно, один приятель предал, несколько его людей убиты, приятного мало.
  - Мы спрашивали уже у твоей спутницы, куда вы держите путь, и можем ли мы вам чем-либо помочь, но она настояла на том, чтобы вы участвовали в разговоре.
  - Мы едем в ближайший город, Эйваго, по-моему, - тут я посмотрел на него, и дождавшись подтверждающего кивка, продолжил. - а потом, если не сможем связаться со столицей, направимся туда. Нужно оповестить своих друзей, что я жив.
  - Подождите, - вдруг Ланда встрепенулась, аж чуть не подпрыгнула, - не тот ли ты рос, за информацию о котором императорским домом объявлена награда. Ну точно, зовут Дим, и под описание подходишь, вот только шрамов на лице побольше, его и лицом то уже не назвать, - подколола она меня.
  - Может быть, а что там за объявление то? - проигнорировал я её подколки, да и что тут говорить то, рожа у меня после всех моих приключений сейчас та ещё, не то что трактор просто развернулся, а ещё и поелозил по ней гусеницами. Жданка говорила, что только лицо в трех местах зашивала, да и потом я свое отражение видел. Одно слово - жуть. Страшный, как говорится, как сама жизнь. Один шрам, самый здоровый проходил через все лицо, от правого виска и практически до самого низа левой щеки, как глаз то не вытек не понимаю. Еще два шрама были небольшими и параллельными, горизонтально расположившись на правой щеке, чуть ниже самого крупного шрама, это видимо наволочки постарались, но они хотя бы были с ровными краями. Крупный же шрам производил такое впечатление, будто меня ели, либо провели по лицу пучком стальных иголок. Еще один шрам был сразу над левым глазом, и он был круглый совсем, словно вырезали кусок. Нос, и до этого у меня был сломан, теперь же он чуть ли ни винтом изгибался. В общем, тот еще красавец получился.
  - Нас в пути новости застали, как раз из столицы только выехали, после празднеств по поводу возвращения имперских символов. Было объявлено, и неоднократно, глашатаи в каждом городе, несколько недель кричали о том, что за большие заслуги перед Империей, те кто встретит вот такого-то роса (далее перечислялись приметы: рост, цвет волос, шрамы, правда видимо не все, и т.п), и в обязательном порядке передаст эту информацию в ближайший пункт связи, то получит щедрое вознаграждение. А также те, кто поможет ему в хоть в малости, тоже получат материальное и репутационное поощрение. И рисунок с твоим лицом чуть ли не на каждом заборе висит. Я всё мучилась, где же я могла тебя видеть, теперь дошло.
  - На самом деле, ты меня еще и во дворце могла лицезреть, я там часто перед отправкой болтался. - усмехнулся я. А приятно, что не забыли меня друзья, вон даже какой шорох подняли по всей империи.
  - Ну да. Обалдеть, мы с такой знаменитостью общаемся. - заржал Кван, - слухи ходят, что, пробравшись в дикие земли, ты собственноручно перебив целую свору чудовищ, добыл эти самые символы. И успел их передать Химбе Ривер с Танга с Чокве, которая с каким-то ученым альтом и своим возлюбленным Импло с Нья были как раз неподалеку от перевала, показывая его как раз этому ученому-альту, а потом, после того, как ты вручил им регалии, прокричав что-то вроде, что делаешь это ради принцессы и воссоединения всех лаори, тебя утащил, внезапно напав на отряд и перебив почти всех, гигантский нетопырь. Выжили только альт и влюбленная парочка лаори, сумевшие сохранить символы власти. Теперь ты национальный герой, а возвращение реликвий праздновали всей империей четыре недели. Кое-кто празднует и по сей день.
  - Охренеть, - только и смог я выдохнуть, и про себя уже удивился версии, озвученной двором. Вот на фига нужно было так всё подавать? Ладно, при встрече узнаю, теперь я уже точно знал, что друзья прорвались, и дошли все, а это уже хорошая новость. Очень хорошая.
  - Так что тебе достаточно появиться в любом поселении и назвать себя, и всяческая помощь будет тебе сразу оказана, - проговорила Ланда. - Скажи, а как всё было на самом деле?
  - Извините, при всем уважении, но не могу вам рассказать, не посоветовавшись с друзьями, - пробормотал я, поглядывая на веселящуюся подругу. Ну как же, она то реальную версию знала, и знала, как я не хочу в эти герои записываться, обсуждали мы с ней это ещё на болоте, и сейчас сквозь смех, у нее проглядывало на лице выражение "я же тебе говорила". Да уж, попал.
  - Правда, не могу. - Еще раз повинился я перед этими, на мой взгляд неплохими людьми.
  - Да всё понимаем, не переживай, понятно было и так, по крайней мере нам с мужем, что версия сляпана, так сказать, для общих масс. - тут хихикнула уже и Ланда, - а вот именно такой огласки ты не ожидал. Так?
  - Да уж, вот в герои и спасители я точно попасть не хотел.
  - Ладно, это уже не наше дело - хлопнул ладонями по ляжкам Кван, - давайте располагаться на ночлег, нужно поесть и отдохнуть, привести себя в порядок и подготовиться к дальней дороге. Лошадьми мы вас и так хотели обеспечить, благо наловили много после боя, принадлежавших разбойникам, так сказать, хоть какая-то польза, а теперь уж подавно. Если хотите, можем еще и сопровождающих пару воинов выделить, чтобы поспокойнее вам было добираться.
  - Нет, спасибо, думаю, они вам нужнее будут, разбойники могут и вернуться, все-таки у вас целый караван, а мы никому не нужны, да и пробираться будем скрытно. А вот за лошадей спасибо, куда я с такой ногой пешедралом то. - очень искренне поблагодарил их я.
  - Повторюсь, это мы вас благодарить должны, так что обеспечим всем, и заводную лошадь тоже дадим, припасы везти, их ведь лошадей, еще и кормить нужно, а до города вам почти три дня ехать.
  На том и порешали.
   Я сидел и сидел смотрел как споро они организовывали лагерь, составив телеги в этакий неровный круг, с небольшими промежутками между ними, они натянули поверху полог, и получился огромный такой шатёр, внутри которого поместились почти все. Ну по крайней мере женщины и дети, а также раненые. Воины же в основном находились за периметром, в палатках, кто-то, те, кто стоял на охране, вообще отправились в лес, заняв посты на деревьях вокруг временного лагеря. Разумно, их так видно не будет, а они увидят всё и всех. Жданка тоже порывалась, но ей резонно указали на то, что, ухаживая за ранеными она принесёт больше пользы. Еще через какое-то время всем принесли поесть горячего гуляша, очень вкусного и сытного, с хлебом и ассамом, и обожравшись я уснул. Ночью часто просыпался, так как нога постоянно дергала болью, резкой, если неудачно поворачивался, либо ноющей, когда лежал неподвижно. Но выспался.
  

Глава 27.

  
   Утром, тепло попрощавшись с новыми знакомыми, мы отправились дальше. Лошади нам достались спокойные, Кучум трусил себе рядышком, погода стояла отменная, чего бы не путешествовать. По совету семьи с Чар, через пару часов, заприметив особую полянку, обозначенную гигантским, метров десяти высотой, обугленным деревом, мы свернули на неприметную тропку. Ну как тропку, скорее естественную просеку, состоящую, со слов наших новых товарищей, из целой череды мелких и не очень продолговатых полян, которые через некоторое время выведут нас почти к самому городу, останется с десяток километров по сравнительно легко проходимому лесу, и там уже выйдем на обрабатываемые поля, практически в цивилизованном месте, где не придется опасаться разбойников. Также мы везли с собой краткий отчет от Квана о случившемся нападении, к тому же он и его воины опознали некоторых разбойников, вернее жителей города, решивших поправить своё благосостояние за счет разбоя, и примкнувших к бандитам, и о их личностях стоило уведомить наместника города. По дороге, по здравому размышлению решили не ехать, мало ли, лучше не рисковать, и хоть разбойники наших со Жданкой лиц и не видели, мы все же решили, что так будет безопаснее. Долго ехать мы не смогли, я хоть и терпеливый к боли, но нога не давала нам передвигаться, пусть даже и на лошадях, продолжительное время. Так что уже через несколько часов мы, обнаружив просто идеальное место для ночевки, спешились, и стали оборудовать небольшой лагерь. Место и правда было чудное, ручеек, который обегал небольшой естественный холм, весь заросший невысоким кустарником, рядом высокое дерево, дающее своей кроной тень, и вокруг небольшая полянка, вся в цветах. Уютно так. В основном всё делала Жданка, я только что самостоятельно смог слезть с лошади, и улечься, опираясь на ствол дерева. Так себе помощь, как понимаете. Ногу за время поездки так растрясло, что кровь пропитала повязку, и теперь капала уже и через нее. Жданка первым делом обработала мне ногу, а потом уж принялась за лагерь. Кучум бдил, периодически подбегая и заглядывая мне в глаза, явно желая подбодрить меня, переживая совместно со мной мою боль. Что же мне так не везет-то, в этом мире, а? Постоянно то болезный, то весь израненный валяюсь. То просто по голове стукнутый. Вот же ж. Да и перед подругой своей неудобно, вечно она со мной возится. Во как, уж и подругой назвал, надо же. Но с другой стороны, кто же она мне, подруга и есть, практически боевая. Хотя я в душе её племяшкой называл, и относился к ней соответственно.
   Собрав нехитрый шалаш, и запалив небольшой, бездымный, ну практически, костерок, то малое количество дыма, что он давал, слабенький ветерок услужливо загонял в кустарник по течению ручья, Жданка принялась готовить еду. Утром мы позавтракали еще со своими новыми друзьями, а вот потом весь день перекусывали в сухомятку. По дороге, еще в самом начале дня, Кучум на некоторое время метнулся в лес, и притащил оттуда небольшого зверька, очень напоминающего сурка. В течение дня он еще пару раз отвлекался, каждый раз успешно, так что мы теперь были обеспечены ещё и свежим мясом, в добавление к тому, что везли с собой в виде солонины. Да и караванщики просто завалили нас всякими сладостями и даже деликатесами, такими как вяленые в особых специях языки какой-то степной птицы, я так понял нелетающей, горшочком с красной икрой, небольшим, но очень дорогим, так как икра изготавливалась и поставлялась только альтами, и ещё по мелочи. Жданка же поедала просто в промышленных масштабах всевозможные сладости и конфеты, жуткая любительница оказалась, и очень обрадовалась, узнав, что я к ним равнодушен, экспроприировав всю мою долю. Ну а сейчас нужно было просто полноценно поесть.
  - Дим, а когда закончится эта история с походом в дикие земли, вот вернешься ты к нам в деревню, и чем там будешь заниматься? На охотника и крестьянина ты совсем не похож.
  - Не знаю, честно мне как-то и самому не верится, что у меня тут будет спокойная жизнь. Так все закрутилось с самого начала. Умом я понимаю, что такая свистопляска не будет длиться вечно, так не бывает, вернее только в книгах, но вот в душе сомневаюсь. Мне кажется ещё что-то случится, не сразу, но возможно через месяц-два.
  - Откуда такая уверенность, люди вон, вернее многие люди, всю жизнь проживают, и с ними ничего особо значимого не происходит. Считаешь, ты особенный?
  - Нет, в своем мире я был самым обычным человеком, но вот в вашем. Не знаю, но зачем-то я здесь оказался, причем не через стандартный портал, а как будто меня сюда специально перенесли. Дван, например, именно так и считает. А если это так, то думаешь дадут мне спокойно пожить инициаторы такого переноса?
  - Уверена, что нет.
  - Ну вот, и я о том же. Но свои обязательства перед Ерофеичем я в любом случае выполню, понравился он мне, да вообще у вас я бы с удовольствием жил. Пусть не крестьянином, или охотником, но думаю, что нашел бы себе занятие. Людей у вас явно не хватает.
  - Да, есть такое. Ладно, придет время, будем думать.
  Еще через несколько дней мы стояли на холме уже на дороге, и смотрели на город. Эйваго оказался небольшим, но очень симпатичным городком, да и были ли у лаори некрасивые города? Правда я и вижу то всего второй, и обзора такого, который у меня был со скалы нет, но и от того, что видно, захватывает дух. Стены из красного камня, башенки с острыми крышами, развевающиеся флаги на них, и даже видны центральные башни замка местного владетеля. Высокие ворота, украшенные резьбой по металлу (это я потом уж разглядел, когда подошел поближе), вокруг разноцветные поля, от зеленого, желтого, до лавандового и вообще фиолетового цветов, жители, работающие на них, либо куда-то спешащие по своим делам, легкий перезвон колоколов, и небольшая речушка, протекающая неподалеку, создавали просто неповторимо пасторальный образ. За те дни, что мы добирались сюда лесными тропами, с нами ничего не произошло, так что рассчитали мы видимо всё правильно, либо остатки банды просто разбежались, не решившись нам мстить, ну или, что самое плохое, они отправились вслед за переселенцами, в надежде все-таки поживиться за их счет. Но сейчас я этого не узнаю, к сожалению, мобильников здесь нет. Нога ещё болела, и я ощутимо так прихрамывал. Постояв немного, и полюбовавшись видом, мы въехали в город. Вернее, как въехали, недалеко от ворот, находилось что-то вроде мест для парковки, для тех, кто не желал въезжать в город на лошадях, так как плата за въезд на них была намного дороже, чем за пешего, да и вообще считалось плохим тоном ездить по городу на лошадях без железной необходимости, ну если ты не герцог, конечно. Там же мы оставили и Кучума, охранником, хотя нас и заверили, что все наши вещи в полной безопасности, и никто их не тронет. Но с Кучумом оно как-то надежнее, точно никто не сунется. Стоило это совсем не дорого, и мы, даже обладая скудными средствами смогли заплатить. Изначально мы думали больше экономить, чтобы нам хватило до столицы, но после рассказа наших новых знакомых из каравана, надеялись, что теперь тратиться и не придется, главное доехать до Эйваго. Потом мы вошли в город, и были сразу же оглушены его шумом и ошарашены количеством разумных вокруг. У Жданки в поселении все-таки не так много народу, а я так вообще последнее время только по лесам и лазил. Это сколько же их, какие они все разные, в глазах рябило от многоцветья игл на головах у лаори, цвета стен и крыш города, звуки казалось окружали тебя со всех сторон и давили, давили. Мы даже остановились, пройдя всего пару десятков шагов от ворот города, и потрясенно застыли в прострации.
  - Посторонись, - я еле успел отдернуться и утащить за собой Жданку, как мимо нас пролетела конская упряжка, состоящая из двух, запряженных в что-то, напоминающее бричку лошадей. Возница зыркнул на нас недобрым взглядом, а важная вельможа, либо купчиха, расположившаяся на пассажирском месте, по-моему, даже нас и не заметила. Ну, да хамы есть видимо везде и во всех мирах. Мы стояли и вертели головами стараясь рассмотреть всё, как деревенские простачки, впервые попавшие в город, кем мы по сути и являлись. Жданка, та и правда впервые была в городе, а я за время своих странствий отвык от городской суеты.
  - Первый раз в городе? - с улыбкой спросил нас воин лаори со значком городской стражи на доспехах. Уж в этом то я уже разбирался, ещё в Эйенге им бывало морды бил в рабском загоне.
  - В вашем, да, - взял я разговор в свои руки, - да и давно уже путешествуем по безлюдным местам, вот и поотвыкли. Скажите уважаемый, как нам пройти к управляющему городом?
  - Извините за вопрос, но вам зачем? Как вы понимаете, первых встречных мы к нему направить не можем. Может вам лучше к императорскому представителю?
  - Да нам без разницы, можно и к нему, только мне почему-то кажется, что он нас все равно к главе города отведет, так что зря время-то терять?
  - Ух ты, и вы так уверены в этом? Вы простите, но ваш вид никак не указывает на то, что вы запросто вхожи в самые высокие кабинеты. - Нет, он не ерничал, и не смотрел свысока, просто был объективен. На мой взгляд, так нам даже повезло, что попался такой адекватный представитель стражи.
  - Извините, уважаемый. Наши друзья, Ланда с Чар и Кван с Чар, заверили нас, что нам будут очень рады в администрации города, и мы склонны им верить.
  - Вы знакомы с Кваном с Чар? - Удивлению стражника не было предела
  - Да, виделись несколько дней назад, и у меня даже есть письмо от его супруги управляющему города, там и для Вашего начальника, я имею ввиду главу стражи, есть интересная информация. А откуда Вы то его знаете, насколько я помню, он в этом городе был проездом, а место для своего будущего поселения заприметил намного ранее?
  - Я служил с ним, еще будучи новиком, далеко отсюда, потом пришлось уйти с военной службы по ранению, хорошо хоть в стражу взяли, вот и попал сюда. Здесь-то мы с ним снова и встретились, перед самым его отъездом. Разрешите представиться, Сукум, бывший воин, а теперь командир десятка стражи города Эйваго.
  - Дим и Жданка, путешественники, - представился в ответ я за нас обоих.
  - Тоже значит не дворяне. Я Квану С Чар доверяю полностью, и поэтому поверю Вам и отведу к своему начальству. Думаю, сможем решить вопрос с аудиенцией у барона Гишу с Торо. Прошу следовать за мной.
   Да, городок небольшой, поэтому им и управляет всего лишь барон, но это ничего не меняет, здесь он САМЫЙ БОЛЬШОЙ НАЧАЛЬНИК. Так что, это большая удача была встретить не только вменяемого стражника, да и ещё давнего знакомца Квана. Но должно же было мне когда-то и повезти, не все же по башке получать, подумалось мне, пока мы продирались сквозь толпу к сравнительно большому замку, башни которого мы видели, еще когда наблюдали за городом с холма.
  - Сегодня базарный день, причем большой праздник, обычно здесь не так много народу, - увидев наши ошарашенные лица, пояснил Сукум.
   Я кивнул, что тут ещё скажешь, да и его-то я еле услышал, гвалт стоял ещё тот, так что отвечать на мой взгляд было бесполезно. У самого входа в замок стояли часовые, но наш провожатый просто кивнул им подходя, и они даже не шелохнулись. Ворота были распахнуты, и пройдя арку, шириной в добрых два десятка шагов, мы сразу же свернули к маленькой, неприметной дверце прямо в стене. После нее, пройдя по узкому коридору буквально несколько шагов, мы остановились уже перед красивой деревянной дверью нормального размера. Постучав в него, Сукум сразу же, не дожидаясь ответа открыл её и зашёл внутрь, и нам ничего не оставалось, как последовать за ним. Видимо нашего провожатого уважают, раз без стука, а постучался он скорее формально, так как не стал дожидаться ответа, вваливается в кабинет своего начальства. Где десятник и где руководитель всей стражи, пусть и небольшого, но все-таки города? Кабинет начальника стражи был скромным и небольшим, а вот сам он был просто гигантам по меркам лаори, даже выше меня на голову. И наголо бритым, я аж дар речи потерял, так как впервые видел лысого лаори. Увидев нас, он выпучил глаза, пошарив, не глядя по столу, взял какой-то листок и посмотрел на него. Потом подскочил и со всей дури хлопнув по плечу нашего спутника, заорал:
  - Прокляни меня Сараб, Сукум, везучий ты говнюк, ты только что стал богачом! Поделишься со старым другом?
  - О чем ты, Кига с Милав? - опешил Сукум, приседая и потирая плечо, ударил видимо тот его не слабо.
  - Да этого парня, что ты сейчас привел, уже больше месяца разыскивают все стражи юга Империи. Каждую неделю приходит гневная депеша из Эйенга с требованием усилить поиски, и обнаружить хотя бы останки. А за живого, вернее за его обнаружение установлена награда в сто тысяч золотом наличными. Без налогов, просто кучей! Вот так. А тут ты заходишь с мордой, будто обычных посетителей привел.
   Сукум с каждым словом выпадал в осадок, глаза того и гляди сейчас из орбит выпадут.
  - Как я мог так опозориться, ты же только сегодня утром в меня его мордой, нарисованной на розыскном листе, тыкал! - сокрушенно проговорил он, и тут же боязливо покосился на меня, ну как же, роса разыскивает сам императорский дом, да обязывает встретить по высшему разряду, да еще и награду за него назначает, а тут его лицо мордой называют, как бы последствий потом не было.
  - Всё нормально, Сукум, моё лицо действительно лучше, чем как мордой, и не назовешь. Не парься.
  И тут понеслась. Меня как знамя тут же понесли к главе города, потом ещё куда-то, потом в банк, где на мою сумму оказывается уже лежала солидная сумма денег, видимо Ланда позаботилась, чтобы в случае, если я выползу откуда-нибудь, то у меня не было затруднений с финансами. Я сразу перевел Жданке половину, она правда по сопротивлялась, но я убедил её, что не найди меня они с Кучумом, и не выходи она меня, то и я бы этих денег не получил, ибо мертвецам в банке денег не выдают. В столицу сразу же вылетели два, один для страховки, почтовых гуся, вы представляете, какое расточительство, а нас поселили в самом замке барона Гишу с Торо. Он, кстати, оказался вполне нормальным мужиком, и порадовавшись несколько минут, сделав всё необходимо, просто отвалил, предоставив нам заниматься своими делами, только уточнив:
  - Дим, вы со своей спутницей будете дожидаться посланников императрицы здесь, или поедете им на встречу?
  - Уважаемый Гишу с Торо, если Вы позволите, то мы побудем здесь пару-тройку дней, нам нужно доделать кое-какие дела, а потом отправимся в столицу.
  - Да без вопросов, только предупредите заранее, когда отправляетесь, без охраны я вас всё равно не отпущу, пожить ещё охота, вдруг, как на грех, что-то с Вами случиться, мне тогда уж легче самому с себя шкуру снять. Шорох из-за тебя, тьфу ты, Вас, стоит нешуточный. Я так понимаю это всё из-за возвращения символов власти?
  - Вы можете обращаться ко мне на ты. Мне даже так легче. Но при всём моём к Вам уважении, я не знаю официальной версии, поэтому разрешите не отвечать на Ваш вопрос, - я даже некоторый полупоклон изобразил.
  - Эк, завернул-то, - хохотнул Гишу, - надо будет запомнить, удобная формулировка. - и всё еще похохатывая, продолжил:
  - Если возникнут какие-либо вопросы обращайтесь, а так в Ваше распоряжение поступает Сукум, пусть будет и Вашим гидом, и посыльным, если понадобится. Да и вообще, любые вопросы лучше решать с ним, люди его знают, постерегутся наглеть, а уж тем более кидать новичков. Да и мне его полезно и приятно напоследок погонять, теперь с такими деньжищами ему никакого смысла в страже сапоги топтать нет. Купит себе домик, и будет вино пить до конца времен, там денег на всё хватит. Так ведь, сынок?
   Сукум что-то невнятное проблеял, явно ещё не совсем осознавая, какое богатство на него свалилось. По местным ценам, где на сотню золотых, а здесь монету из золота называли донат, можно было прожить в столице в средней руки гостиницы ни в чем себе не отказывая почти месяц, он получил просто огромную сумму. Например, вот в таком городе, как Эйваго, на ту же сумму в сто золотых монет можно было жить полгода в самой лучшей гостинице. Да, про денежную систему я вам ещё не рассказывал. Золото и серебро здесь были в монетах единственного достоинства, только в одном золотом донате содержалось сорок серебряных тарана, а вот медные были нескольких достоинств. Они назывались по номиналу, и просто - "медь", звучало по-другому, я чтобы понятнее было, просто по названию металла, из которого они были и сделаны. Медные монеты были трех номиналов: одна медная, двойная медная, и десятка медная. Например, за постой на одни сутки наших лошадей и скарба, и за его охрану соответственно, мы заплатили десяткой меди. Кстати, в одном серебряном таране содержалось восемьдесят медных монет.
   Я решил, сразу же, как только узнал, что у меня есть деньги и много, закупиться всем необходимым для поселения болотников прямо здесь, и сразу же отправить им караван тем более, что староста обещал уже через день, после нашего отплытия выставить наблюдателя на своем берегу реки, который бы ждал сигнала от нас. Чем мы и занялись в последующие три дня, а именно закупкой всего необходимого, и организацией каравана. С Ерофеичем мы договорились, что свезем все в определенное место и складируем на берегу, и потом подадим сигнал, и если у нас самих это не выйдет, то будет доверенное лицо, который и будет знать, как подавать этот сигнал. Староста беспокоился за безопасность деревни, и поэтому просил, что если мы не сможем присутствовать сами, то товар пусть просто оставят на берегу, места там безлюдные, ничего с ним не случиться, а они в ту же ночь, если увидят, что всё безопасно, заберут самостоятельно. Кстати, караван со все необходимым для деревни вызвался сопроводить Сукум, и даже клятву принес, что сделает всё так, как мы ему говорим, хотя я его о клятве и не просил. Понятно же, что ему хотелось отблагодарить нас хоть как-то, да и с его деньгами, которые он кстати получил уже на следующий день, воровать, и портить себе имя, смысла не было. Немаловажным фактом, к росту моего доверия к нему послужило и то, что достаточно большую сумму он тут же передал Кина с Милаву, согласитесь, это характеризует разумного. Тем более, что он нам сообщил, что уезжает из этого города, к Ланде и Квану с Чир, хочет остановиться там, возрождать поселение вместе с ними и остепениться уже там. Мог же кинуть начальника-то, но не стал, поделился. С такими деньгами, а также благодаря знакомству с лидерами нового поселения, я думаю он сможет, как и занять там высокий пост, так и просто прожить с ними в их поселении в своё удовольствие.
   Сукум же и подал нам идею везти все не на телегах, а на лодках, вернее мелких таких баржах, связанных в один хвост между собой. Получился этакий караванчик из четырех лодок, каждая в десять метров длиной. И он же предложил не разгружать все купленное на берег, а просто оставить в лодках, которые я тут же и купил, чтобы моим болотникам было удобнее все перевозить. Мне самому было бы трудно купить такое количество лодок, их то всего в городке было не более десятка, но Сукума и правда здесь ценили, да и рожа моя сыграла роль, наверное, так как её изображение еще совсем недавно висело чуть ли не на каждом углу. Сам же он отправится на другой лодке, поменьше и явно побыстроходней, сбираясь после того, как решит дело с болотниками, на ней же отправиться к Чирам. В общем, с этим вопросом все сложилось очень удобно, и мы могли оправляться. Жданка ещё набросала длинное письмо для Ерофеича, в котором мы с ней порекомендовали ему обратить внимание на новое поселение семейства с Чир, с которым по нашей рекомендации они могли бы и торговать, мол лаори надежные, можно им доверять. Вот теперь на меня росы точно ополчатся, цены я им явно сбил в этом году, многое нам удалось закупить из списка старосты в огромном количестве. Одних наконечников для стрел разных видов мы закупили чуть ли не тонну. Пошопились как могли, от всей души, и даже денег еще много осталось. Не поскупился императорский двор на оплату моего труда. И это было приятно, я в них и так не сомневался, но вот прямо сейчас, испытывал к ним очень теплые чувства. Теперь, с таким капиталом я в этом мире не пропаду, денег хватит даже если буду просто кутить в столице, ничего не делая пару сотен лет. Но кутить-то я и не собирался, так что за свое финансовое будущее теперь я был спокоен. Передав Сукуму, какой сигал подавать, когда и как, мы даже помахали ему в дорогу платочком. Шучу, просто проводили его на пристани. Речка, протекавшая рядом с городом, была хоть и не большая, но вполне судоходная, в обе стороны, для таких вот суденышек, напоминавших мне наши ушкуи. Правда в основном торговля шла на север, против течения реки, но и на юг тоже некоторые, самые отчаянные купцы плавали, так как уже та река, на которой я появился в этом мире, текла вплоть до самого океана, и плавали на ней до него, чтобы потом торговать с полуостровом-государством Империей Того.
   Да, своим рассказом про разбойников и письмом, переданным Кваном с Чир, мы устроили форменный переполох, в городе прошли аресты, так как некоторые из шайки вернулись, и преспокойно жили у себя в домах, некоторые всё еще скрывались в лесах, и Кин с Милав, с полусотней воинов и стражников уже второй день вылавливали их в лесах. Кстати, за эту историю с караваном, а также помощь в очистке города от всякого сброда, Гиш с Торо объявил нам отдельную благодарность в виде пары сотен золотых донатов, и заверением в том, что пока он здесь управляющий, а это еще продлится лет пятьдесят, мы всегда желанные гости в этом городе, да и сменщику наше описание он обязательно передаст.
   Вот так, в замечательном настроении и в сопровождении двух десятков воинов, мы на третий день выдвинулись в сторону столицы. Ехать в этот раз было легко и спокойно, на ночь мы останавливались в постоялых дворах, либо просто разбивали лагерь на полянах, если было место, конечно. Земли буквально с каждым днём становились всё населённее, все свободное пространство занимали возделываемые поля, на дороге даже появилось движение, как встречное, так и в ту же сторону, что двигались мы. Мы отъедались отсыпались, Кучум каждый вечер получал вкуснейшую косточку, в общем благодать, а не путешествие.
  
   Отступление второе
  
  - Уважаемый Глава, он жив!! - вбежавший в покои, где ужинали Герикон и Овима Монбо, человек, в котором любой землянин опознал бы африканца, имел вид насквозь ошарашенный.
  - Кто?
  - Ну этот иномирянин, Дим. Только что нам сообщили наши друзья, что императрица получила сообщение об этом, и за ним уже отправлена команда встречающих.
  - Спасибо, Джейк, это очень важная для нас новость.
  - Сколько нам осталось, - спросил у своей подруги враз постаревший Глава, когда за вестником закрылась дверь.
  - Нам? Этому миру осталось не больше пятидесяти-шестидесяти лет. Если только вот этот вот мальчик не выручит нас всех. Более точных прогнозов по приходу в этот мир Пожирателя я не смогу произвести.
  - Значит, пятьдесят-шестьдесят лет. Но мы же готовы. Всё что мы смогли сделать - сделано, плацдарм подготовлен, армия протестирована и максимально оснащена, и если этот Дим действительно сможет справиться с этим явлением, то мы сможем ему максимально в этом помочь.
  - Будем надеяться, любимый, ради этого и старались. Нужно только увеличить количество измененных, думаю, что как раз к приходу Пожирателя, мы сможем увеличить их количество втрое.
  - Надо ему рассказать?
  - Да, отправь гонца, пусть встретится с ним в Эйенге, и пригласит его к нам.
  

Глава 28.

  
   В один из дней, когда было проделано уже треть пути, мы увидели мчащийся во весь опор нам на встречу довольно крупный отряд. Да, Двана не узнать даже с большого расстояния было невозможно, и поэтому я, остановившись, соскочил с седла и кинулся им на встречу, только успев крикнуть спутникам, и в первую очередь Кучуму, что это свои. Как же я был рад видеть их снова. Химба, по-моему, даже коня не стала останавливать, а спрыгнула ко мне лишь чуть замедлив движение. Я-то её поймал, но сила инерции швырнула нас на обочину, чуть не вышибив из меня весь дух, и тут же мир опять перевернулся вверх дном, потому что, альт подхватил нас обеих и подняв, прижал к себе, радостно вопя. Ноги у меня трепыхались над землей, Химба визжала от радости и тискала меня, а тут еще и вечно невозмутимый Импло повис на нас всех сразу. Теперь уж не выдержал Дван, и мы всей кучей сверзились опять на обочину дороги. Краем глаза я увидел ржущие лица Жданки и моих сопровождающих из Эйваго, и ошарашенные лица прохожих лаори. Да, устроили шоу.
  - Диииим, жив, засранец, - никак не могла упокоиться Химба, даже через полчаса, когда с обнимашками было уже покончено, и мы расположились у небольшого костерка, который развели посередине небольшого, импровизированного лагеря, который мои спутники разбили неподалеку от дороги, возле так удачно подвернувшегося ручейка, пробегавшего посередине полянки, рядом с лесом, начинавшимся метрах в двухстах от дороги. Так как ехать дальше мы были явно не в состоянии.
  - Как вы так быстро смогли сюда добраться? - спросил я у друзей, старательно пытаясь убрать улыбку с лица. Но не очень получалось, меня просто распирало от радости, глядя на такие знакомые, и практически самые близкие мне в этом мире физиономии.
   Мы сидели полукругом, прямо на траве, неподалёку от костра, на котором Жданка уже готовила обед. Воинов Эйваго мы уже отпустили домой, и они, тепло попрощавшись с нами повернули коней, и отправились обратно в свой город, охрана же моих друзей, числом около сотни, тактично расположилось метрах в ста от нас, водя на поводу коней, чтобы остудить их после бешенной скачки. Ребята гнали почтовых лошадей, еле успевая сменять их на подстанциях, желая, как можно быстрее увидеться со мной, и убедиться, что всё в порядке и это действительно я. Не ожидал от них, ну что такого в том, чтобы увидеться днем-другим позже. Но они считали иначе.
  - Мы уже и не надеялись увидеть тебя живым, дружище, - начал свой рассказ Импло, Химба никак не могла оторваться от меня, и все тискала и обнимала меня, периодически отвешивая подзатыльники. Видишь ли, заставил переживать.
  - Только Дван постоянно твердил, что ты обязательно выжил, и просто нужно ещё подождать.
  - Спасибо, дружище, - меня просто переполняла нежность (нормальная, здоровая нежность, благодарное тепло, если хотите, без всяких там) к этому здоровому ученому-бойцу, который несмотря ни на что, верил в меня.
  - Давай я по порядку все расскажу, но сначала представь нам свою спутницу.
  - Ой, и правда, забыл совсем. Господа, перед вами моя спасительница, вернее оба моих спасителей. Вот этот вот лохматый чудо-зверь, которого зовут Кучум, и который сейчас исполняет бешеные танцы вокруг нас, переполненный нашими с вами эмоциями, нашел меня всего переломанного где-то в реке, и решил не сожрать, а притащить к своей хозяйке, видимо, как сомнительный подарок, а она, не отвернулась от полудохлого мешка костей, в который я на тот момент превратился, а подобрала и выходила меня. Разрешите представить - лечащая Жданка, как видите, принадлежащая к тому же виду, что и я, к росам.
   Жданка чуть повернулась к нам, отворачиваясь от котелка, в котором перемешивала кашу, и изобразила что-то в виде полупоклона. И тут мои друзья опять удивили меня, они все встали, и на полном серьезе отвесили ей полный уважения, чуть ли не земной поклон.
  - Разрешите выразить Вам своё уважение и благодарность, уважаемая Жданка, - пробубнил Дван, - я от себя, и от имени своих друзей, хочу заверить Вас, что наша признательность к Вам безгарнична, и Вы можете располагать как мной, так и вот этими вот двумя лаори, а они не последние жители Империи. И у Вас теперь на континенте Кэрия, есть дружественный клан, соответствующие бумаги в который я отправлю сразу же, как только мы прибудем в Эйенг, на который Вы всегда сможете рассчитывать.
   Я ох.. удивился в общем, серьёзное по местным меркам заявление, да и у Жданки вид был обалдевший донельзя. Импло и Химба на полном серьёзе подтвердили его слова, снова изобразив что-то вроде церемониального поклона.
  - Ребят, вы чего?
  - Дим, давай по порядку, садись с нами Жданка, рассказывай сначала ты, потом и мы введем тебя в курс всего, что произошло после того, как мы вернулись с реликвиями. Ты все-таки добежал до реки? Жданка он тебе рассказал, что пожертвовал своей жизнью ради нас и будущего Империи?
  - Ну, он как-то не так все рассказывал, просто мол отвлекал внимание, вот и упал в реку.
  Я опять схлопотал лёгкий подзатыльник от Химбы.
  - Отвлекал, он. Во-первых, он сделал то, что не смог никто сделать на протяжении семисот лет, провел отряд за символами власти, забрал их, потом привел этот отряд, то есть нас всех обратно, а тогда, когда ситуация сложилась таким образом, что казалось выхода нет, пожертвовал жизнью, отвлекая на себя практически неуязвимых тварей, чтобы мы смогли безопасно вернуться домой. По нашим прикидкам у него даже до реки добраться возможностей не было.
  - Добрался я до реки, правда уже с мадалом не спине. Да, по пути меня несколько раз задели, а потом уж когда в меня вцепилась эта тварь, и я уже падал в реку, я практически сразу отрубился, очнувшись уже вот у неё.
  - Честно говоря, - продолжила рассказ моя спасительница, - я взялась его лечить, просто из профессионального интереса. Никогда не видела настолько перемолотое тело, всё изрезанное и побитое, но при этом всё ещё живое. Да и собака моя к нему сразу прониклась, - улыбнулась она.
  - Да, рожа у тебя ещё уродливей стала, теперь тебе лицом можно всех тварей диких земель отпугивать, по сравнению с тобой, они просто красавчики, - веселилась Химба.
  - Ну, да, покорёжило меня здесь. Химба, у меня к тебе просьба будет. Вот эта вот девушка, просто мечтает поучиться у ваших лечащих, а у тебя в роду вроде самые сильные представители этой профессии. Поможешь?
  - Да, не вопрос, Дим. Приедем в столицу, сразу же отведу к нашим в Университет, пусть лучше у нее по мимо самих знаний, ещё и диплом будет. Будет первым представителем росов, который обучался в этом заведении.
  - Спасибо, - хором проговорили мы со Жданкой.
  - Давайте, рассказывайте, что у вас то произошло, когда мы разделились.
  - Давай я расскажу, - вызвался Дван.
  - После того, как все твари, словно с цепи сорвавшись ринулись ловить тебя, представляешь, даже нетопыри со скал снялись и летали над лесом, мы, выждав несколько секунд, рванули на перевал. Часть из них спохватилась, и бросилась нам вдогонку, но было уже поздно. Так что мы без проблем добрались до нашего отряда, который, как оказалось, уже пару недель ждал нас на перевале, чтобы помочь, если будем пробиваться с боями. А, благодаря тебе, боев то и не получилось, нашим пешим латникам, которые спустились немного нам на встречу, только услышав шум, в надежде, что это как раз мы и рвемся к перевалу, пришлось отбросить всего пару атак инсерцев с мадалами. Да и атаки, какие-то вялые были, словно они просто отрабатывали роль, зная, что ты уже сбежал. Вот так. Да, кстати, я поднялся на ту площадку и забрал все твои вещи.
   Потом было триумфальное возвращение, всякие чествования, и раздача наград. Тебя объявили спасителем чуть ли не всего образа жизни лаори, "росом, который рискнул своей жизнью, чтобы вернуть Империи Фет-Фанг былое величие". Это императрица так сказала. Нам тоже досталось, не переживай. Импло сейчас чуть-ли не главнокомандующий всех лаори, на Химбу все смотрят с благоговением, и походу теперь наличие двух цветов у ребенка будет восприниматься не как уродство, а как подарок богов.
   На этой волне, праздновали недели три, а то и больше, не помню, тоже попил не слабо, особенно после того, как государства Мпон и Лухья объявили о желании воссоединиться.
  - Да ты что? Ну и ни фига себе! - моему изумлению не было предела, - и они вот так, за здорово живешь, готовы снять с себя корону и пойти под протекторат Императрицы?
  - Ну, не совсем так, пока в формате независимой провинции, как там ты говорил, конфедерации?
  - Да, есть такой формат государств на Земле.
  - Формально они будут подчиняться Императрице, будут входить в состав империи, но на своих землях сохранять определенную свободу в принятии решений. - вступила в разговор двухцветная наша. - Это невероятный скачок, думаю, остальные тоже задумались, и мне Ланда по секрету сказала, что даже в своих самых смелых мечтах, не могла на такое рассчитывать. Так что ты теперь тоже этакий символ, - рассмеялась она.
  - Да я-то тут причём? Вы же тоже участвовали, Дван, вон тоже иностранец, чего на меня-то все свалили?
  - Так надо было, Дим. Да и мы признаться поначалу, на эмоциях, думая, что ты погиб, и в благодарность, всем рассказали, что всё получилось только благодаря тебе, а потом уже, когда все лаори стали благодарить всех возможных богов, и просить у них милости в отношении тебя, стало уже поздно.
  - И потом, Дим, - Импло был как всегда серьезен, - обсудив всё втроем, мы решили, что это справедливо, без тебя мы бы и двух дней там не продержались, да и потом, в самом конце не смогли бы оттуда выбраться живыми. Так что всё по-честному. И, кстати, поздравь нас. Мы с Химбой обручились!
  - Обалдеть, ребята! Как же я за вас рад. А когда свадьба?
  - Ну мы планировали выдержать двухгодичный траурный срок по тебе, и потом пожениться, но теперь, когда ты воскрес из мертвых, свадьбу можно и не откладывать.
  - Видишь, Дим, - хихикнула Химба, хорошее настроение её никак не отпускало, - из-за тебя мне теперь придется судорожно устраивать свадьбу. А это столько хлопот и такие расходы. Подставил ты меня своим появлением, так что не отмажешься, поведешь Импло к алтарю.
  - Не напугаешь, я с удовольствием.
  - Да, теперь на перевалах опять стоят заград-отряды, твари также выставили гарнизоны и никого не пускают. Вдоль всего побережья замечены их патрули, так что Дикие земли теперь никак не назовешь пустынными. И готовься, по приезду тебя ждет великосветский прием у Её Императорского Величества!
  - Вот же вы меня подставили, а! Не могли все лавры присвоить себе, тем более они итак по праву ваши. Сейчас бы жил по-тихому, поближе к кухне, подальше от дворца. - сокрушался я всю дорогу до столицы империи Фет-Фанг Эйенге. Друзья же глумились и издевались надо мной, даже Жданка присоединилась к подтруниванию, и только один Кучум помалкивал.
  

Глава 29.

  
   Прием у Её Императорского Величества. Честно говоря, я с самого приезда был в состоянии шока. Я думал, что нам дадут время где-то остановиться, привести в порядок себя и одежду, помыться наконец, но уже километров за пять от столицы я заподозрил неладное. На обочинах стояли лаори, много, целыми семьями, меня встречали словно первого космонавта Юрия Гагарина, чуть ли ни детишек протягивали. Все нарядные, весёлые, с цветами, которые они кидали под копыта коней, и тут я со своей рожей. Мне стало совсем неуютно, когда у ворот города военные взяли на караул, а эти засранцы, друзья называются, специально чуть приотстали, и на мой недоуменный взгляд, мол что происходит-то, только кивнули, и с важным видом ехали позади меня, словно эскорт. Охренеть, я начинал уже закипать, и наверняка чего-нибудь начудил бы, но тут ситуацию разбавил Кучум, вырвавшись чуть впереди моего коня, и с важным видом, задрав хвост, шествовал перед процессией, в которую превратился наш отряд. Народ заржал, я заулыбался, и напряжение сгинуло. Жданка же веселилась вовсю, явно угорая надо мной, вспоминая мои разглагольствования ещё там на болоте, про то, что главное найти Химбу с Импло, и мол что-то придумаем, как пробиться на прием к принцессе Ланде, чтобы официально утвердиться в этом мире получить гражданство империи. Мол, пусть я и буду с вами на болотах жить, но лучше все-таки иметь хоть какой-то документ, подтверждающий личность, и какое ни-то гражданство, чем совсем без этого. И ещё я часто задумывался, не забудут ли обо мне. Нет, в тех, с кем мы были на диких землях я не сомневался, но Дван мог уехать на родину, Импло ускакать на какую-нибудь войнушку, а до Химбы я мог просто и не добраться, все-таки она жила постоянно при принцессе, не думаю, что на аудиенцию к которой пускают всех подряд. И тут такое!
   Сразу, как только мы подъехали ко дворцу, мажордом, а я думаю, что это был он, потащил нас в главную залу для приемов. Ну мне так показалось, потому что она была невероятно огромной, с футбольное поле, и в одном из торцов этой залы стояли на возвышении два трона. Один побольше и повыше, на котором восседала важная лаори с величественным лицом и в парадной одежде, а вот на том, что чуть поменьше и расположенное немного ниже сидела Ланда. Как только мы вошли, и остановились шагах в пяти от царственных особ, Ланда смогла меня удивить, да что там удивить, она просто огорошила меня до всей глубины души, когда вскочила с трона и пройдя быстрым шагом небольшое расстояние, разделявшее нас, обняла меня.
   Я стоял с упавшей на пол челюстью, совсем не ожидая такого, блуждая потерянным взглядом по сторонам, и замечая, что все придворные также пребывают в максимальной степени оху... удивления. Выпученные глаза, распахнутые рты, кто-то даже свалился в обморок. Тут мой взгляд остановился на императрице, которая наблюдала за всем этим представлением с каменным лицом, и только в её глазах плясали черти. Она явно наслаждалась увиденным, и заметно гордилась своей дочерью.
  - Спасибо, - прошептала мне на ухо принцесса, и отстранившись, вернулась на своё место.
  Мажордом проорал представления, причем начал он со Жданки, обозвав её свободной поселенкой из племени рос, потом с Двана, и минут десять только перечислял его титулы и звания, следом представил Химбу, потом Импло, из представлений которых я ничего не понял, кроме того, что они теперь занимают какие-то наикрутейшие посты в Империи, и только потом представил меня. Звучало это так:
  - Дмитрий Тимофеевич Корчагин, рос, вернувший Империи Фет-Фанг надежду и символы власти Императорской семьи, спаситель будущего лаори (ни много- ни мало, тут чуть я в обморок не упал) гражданин Фет-Фанг.
   И началась раздача пряников. Мне в вечное пользование выделялись покои в императорском дворце, с полным пансионом, если можно здесь так выразиться, возможность внеочередной аудиенции как у принцессы, так и у самой императрицы, два каких-то ордена, которые мне тут же и нацепили, и что-то там ещё, я честно говоря не понял. А ордена мне попались большие и красивые, каждый из них давал какие-то преференции, так, например, круглый, как блюдце орден, позволял мне бесплатно пользоваться всеми доступными видами связи, и останавливаться в любом гостиничном номере, и даже на постоялых дворах, за счет казны, а другой давал мне право затребовать в свое распоряжение до полусотни воинов из любой воинской части, состоящей на содержании императорского двора (их было не так и много, но зато они присутствовали в каждом населенном пункте, численностью свыше пяти тысяч жителей. В Фет-Фанг существовали войска, принадлежавшие каждой из семи высших семейств). Неплохо так прибарахлился, очень нужные медальки у меня теперь образовались. Причем таскать их с собой мне было необязательно, уведомления будут сегодня же разосланы по гарнизонам, нужно было только подтвердить свою личность, с помощью специальной татуировки, которую на следующий день мне и нанесли лечащие семейства Химбы. Говорят, что подделать их невозможно.
   Потом меня удивила Императрица, которая произнесла буквально следующее:
  - Дим (обратившись так ко мне, она опять ввергла приближенных в культурный шок, по-моему она это специально), я подтверждаю в империи Фет-Фанг (во формулировочка-то, не выдаю, не награждаю, а подтверждаю, после таких слов мое "древнейшее аристократическое происхождение" ни у кого не будет вызывать сомнений) твой титул графа (отлично, я даже и не надеялся, рассчитывал хотя бы на барона, не из спеси, или мнимого тщеславия, только из-за того, что в их обществе аристократу, пусть и не с самой голубой, из всех голубых кровей, легче жить), завтра же хранители знаний внесут твой герб во все справочники, и хочу всем сообщить следующее.
  Тут все замолчали, а у меня неприятно засосало под ложечкой.
  - Своим указом я утверждаю все земли, которые расположены между дикими землями, моей империей, и империей Того, так называемые непроходимые болота, в твою собственность, и в собственность твоих потомков, и сразу же освобождаю этот манор от всех налогов сейчас и на все времена. При этом, данное графство является самостоятельной земельной и административной единицей под военной и политической защитой империи Фет-Фанг. Ты и твои потомки вольны самостоятельно устанавливать там любые законы и правила, не подчиняясь напрямую моему двору, но всегда рассчитывая на его поддержку. а также наличие этих земель не накладывает на тебя обычные обязательства суверена, как то: поддержание порядка, создание собственного войска и тому подобное. - Тут она мне лихо так подмигнула, - в общем, если подытожить, Дим, то прав в моей империи теперь у тебя как у герцога, а вот обязанностей как у простого обывателя.
   Я выпал в осадок. Опять. И не только я, тишина стояла такая, что слышно стало как во дворе, в императорском саду, какой-то из работников, скорее всего главный садовник, отчитывает нерадивого возничего, задевшего колесом от телеги бордюр у главной клумбы и сбившего краску, его покрывавшую.
   Тишина стояла минут пять. Потом мне прилетело в спину от Импло, и я, поклонившись, пробубнил слова благодарности и заверения в вечной дружбе, которые мне на ухо он же и нашептал. Сказать, что во дворце взорвалась бомба, значит не сказать ничего.
   В полной тишине, императрица и её дочь встали, мажордом проорал, что аудиенция закончена, все склонились в поклоне, и высочайшая семья покинула тронный зал. Потом я почти ничего не помню, меня поздравляли какие-то непонятные лаори, даже альты, хлопали по плечу и заверяли в дружбе, и тому подобное. Помню, как Дван шел впереди и буквально как ледокол раздвигал дорогу, за ним шел сначала Кучум, которого, как геройского спасителя, спасшего спасителя (тавтология здесь, сознательная), тоже чем-то наградили, и пустили на вот это вот представление, потом уже Химба с Импло тащили под руки меня, а с тыла нас прикрывала Жданка. Пришел в себя я уже в какой-то ванной комнате, как потом оказалось в своей, расположенной в моих палатах в центральном корпусе дворца (что само по себе говорило о моем статусе, я имею ввиду расположение комнат, выделенных мне Императрицей), когда Жданка выливала на меня, по-моему, уже третье ведро воды.
  - Ну как ты? Очухался? -заботливо заглядывая мне в глаза спросила Жданка, набирая, тем не менее, еще одно ведро из небольшого бассейна, расположенного в ванной комнате.
  - Всё, хватит, спасибо, дорогая, итак уже весь мокрый, - замахал я на неё руками.
  - Ну, ты же хотел искупаться с дороги, считай, твоё желание осуществилось, вот одежда новая, одевайся, тебя ребята ждут, да и не только они, - загадочно высказалась она, тем не менее, отставляя ведро и удаляясь из ванной комнаты.
  - А кто ещё?
  - Увидишь, - закрыла она за собой дверь. Вот, засранка!
   Я сидел на небольшом кожаном топчанчике, у самого бассейна, рядом на таком же по стилю кресле лежал новый комплект одежды и на стене висело громадное полотенце. Ну что ж, одеваться, так одеваться.
   Картина, когда я вошел в теперь уж свою гостиную, передо мной предстала следующая. Во-первых, обстановка гостиной была хоть и богатой, но не вычурной, все в меру, посередине огромный стол, вокруг него несколько диванов и камин, у дальней стены, как раз между двух огромных окон. Во-вторых, за столом, накрытым так, что аж не видно было скатерти, сидели все мои друзья, плюс принцесса. Вот это - неожиданно!
  - Всем привет, ещё раз. Ваше Высочество, - поклонился я Ланде.
  - Да, ладно, брось ты эти церемонии, садись давай, и она похлопала по стулу рядом с собой.
  - Ланда, - подумав, я всё-таки добавил, -Ваше Высочество, а что это вы вместе с императрицей учудили сейчас, уж извините за невоспитанность?
  Все натурально заржали, и громче всех сама принцесса.
  - Да уж, учудила маменька. Мы с ней просчитывали разные варианты, но тут такая возможность щелкнуть по носу всех этих напыщенных "опор трона", которые только и твердят о своей преданности, но которым лишь бы ничего не делать, а только громко об этом заявлять. Присоединение сразу двух государств, пусть даже и на конфедеративных (да, меня уже Химба научила некоторым твоим словечкам) принципах, сразу же развязало нам во многом руки. Да и возвращение символов. Теперь поддержка народа, которая итак была высока, достигла просто абсолютных величин, и мы многое можем сделать как для всего народа лаори, так и для Империи. Провести несколько важнейших реформ, позволяющих нам вылезти из того болота, в котором мы находимся уже несколько сотен лет. Ты просто не представляешь, как я и моя мать благодарны тебе. И то, что она озвучила, все лишь малая толика этой благодарности. Причем, посмотри, как изящно. По сути, она увеличила территорию Империи просто щелкнув пальцами, сделав при этом благородный жест, наградив, теперь уже своего подданного очень щедро, при этом освободив тебя фактически от такого подданство, юридически же, все красиво. Империя Фет-Фанг расширилась, пусть и на те земли, которые раньше были никому не нужны. И она имеет на это право, так как, когда Мпон и Лухья предложили войти в состав империи на новых основаниях, сохраняя практически суверенитет, именно семь семей, все как один уговаривали её на это согласиться. Как же возрождение Империи, их прямо гордость распирало от того, что это достижение можно приписать им, вернее в их время все это произошло. Совет семи семей же отвечает за стратегические решения, и в будущем, их потомкам можно будет ссылаться на такой вот успех. Ну а то, что они не причём, то кого это будет волновать через пять-шесть сотен лет. А Императрица делала вид, что против, мол, нет прецедента, но потом позволила себя уговорить. А теперь прецедент есть, и ловите оплеуху, получайте в ответ графа с полномочиями герцога, и с такими же практически условиями вхождения его земель в состав Империи, только разве что еще и с освобождением от всех обязательств, в отличие от Мпона и Лухьи. И ведь не возразишь ей. Народа там нет, да граф, но спаситель нации, как несколько раз оповестил всех мажордом, народная любовь к этому графу есть, попробуй его тронь. И опять же, именно эти замшелые пни, убеждали её раздуть всю эту истерию по поводу спасителя, мол нужен нам герой, да и с росами будет легче впоследствии. Сами себя обхитрили, явно не надеясь, что ты выживешь. А что бы было если бы они узнали про экспедицию в самом начале, точно не дали бы её снарядить и отправить, а так, когда всё уже позади, то конечно, они бы поддержали. Тьфу, - она даже зубами поскрипела.
  -Да, весело у вас. Ну, впрочем, как у любой властной верхушки.
  - Спасибо, что понимаешь. Кстати, мама бы хотела познакомиться с тобой поближе, лицом к лицу. Сейчас пока обживайся, отдыхай после таких приключений, а где-то через неделю жди вызова на аудиенцию. Хоть твои друзья все обстоятельно рассказали, ей интересно будет послушать и тебя.
  - Да я с огромным удовольствием, императрица показалась мне очень достойной женщиной, - нисколько не лукавил я.
  - Жданка, ты тоже готовься, доклады - докладами, но Их Величество любит получать информацию из первых рук, а вашим поселением она очень заинтересовалась. И надо подготовить официальные бумаги, в ответ на просьбу о покровительстве от вашего старосты. Как его - Ерофеич? Правильно я сказала?
  - Правильно. - чуть смутилась Жданка, - напишу, конечно.
  - Заодно и поблагодари его за столь хорошую идею, присоединения болотников к Империи, так всё в тему пришлось! - Ланда просто источала хорошее настроение.
  - Непременно! Нужно же ему сообщить, что тот мешок костей, который я чуть не придушила, чтоб не мучился, теперь его сюзерен. - нет, ну не ехидна, а! Честно говоря, у меня от обилия новостей голова всё ещё кружилась, а тут ещё эта лекарка недоделанная, надо мной подтрунивает.
  - Кстати, после выходных приступаешь к обучению в университете, нужно будет только тестирование на твои склонности пройти. Императорский двор и я лично назначает тебе стипендию, жить можешь здесь, в покоях Дима, благо тут семь комнат, из которых три спальни, причем каждая с отдельным санузлом. Но если захочешь, мы оплатим тебе любой дом в черте города. И это только самая малость моей благодарности за спасение вот этого вот охламона. Скажу тебе по секрету, что даже бы если у них ничего не получилось с заданием, он бы все равно стал желанным гостем при дворе. Как-то сразу понравился мне этот обалдуй.
  - Спасибо, Ланда. Но у меня есть деньги, мне Дим отдал половину из тех, что Вы положили на его счет.
  - И почему я не удивляюсь? Но тем не менее, сто пятьдесят донатов в месяц для молодой девушки не будут лишними. Так ведь? Шопинг здесь очень дорогой, столица все-таки, - улыбнулась принцесса, сворачивая этим все споры.
   Мне между тем подумалось, как же повезло империи, что у них такая правящая семья, да и преемственность поколений вот она, сидит с нами за столом безо всяких чинов, вместе с тем являясь одной из опор трона своей матери.
  - Дим, - опять обратилась ко мне Ланда, - ты определился с гербом и девизом к нему, а также с цветами своего рода?
  - Да, только ответь мне на один вопрос. Я как представитель человеческого племени, который у вас носит название рос, могу в своих цветах использовать цвет вашего дома, не как принадлежность семье, а как знак верности?
  - Ха, - несколько удивилась принцесса, - а по подробнее?
  - Я планировал круглый герб, и как теперь уже местный граф, имею право на два цвета. То есть круглый герб, разделенный вертикально, слева будет мой старый герб, черная морда волка на синем фоне, а вот слева я планировал стилизованное изображение ракиты, приютившей меня в первые дни в этом мире, как символ надежды и тяги ко всему новому, расположенной на желтом фоне, что говорило бы о моей верности и служению вашей семье. Ну и девиз - Разум, Отвага, Сила. РОС.
  - А ты не против служить моей семье? - как-то сощурившись, и даже немного потянувшись ко мне всем телом, спросила она.
  - А куда я денусь, один я тут не выживу, сожрут, так что крыша мне нужна, да еще такая высокая, а вы, вместе со своей матерью не кажетесь мне очень противными, - все замерли, воздух словно стал осязаем, тишина стояла полнейшая целых несколько секунд, а потом принцесса стала ржать.
  - Нет, ну нахал, - отсмеявшись выдала она, всё ещё похихикивая, - вот мама повеселится, когда я ей твою фразу про не очень против противных передам. Ладно, буду с тобой честной, я уже поняла, что так лучше. Мы и сами хотели тебе предложить принести вассальную клятву, так будет и правда безопасней как для тебя, так и для твоих теперь уже подданных. Но личная клятва семье - это даже лучше, об этом я и не могла даже просить. Да, такой герб снимет многие вопросы. Вот, опять молодец, нашел изящное решение, ну что с тобой поделать, придется брать тебя и твой род под эту самую крышу. Я даже не сразу поняла, но какое замечательное выражение. Взять под крышу.
   Все выдохнули, и поболтав ещё и немного перекусив, мы разбрелись каждый к себе, нужно было отдохнуть с дороги.
   Прошла неделя. Я сидел в одном из ресторанов, недалеко от дворца в ожидании Жданки, подкармливая периодически Кучума, просовывая ему под стол куски косточек и другие вкусняшки, когда услышал:
  - Дмитрий Тимофеевич?
  - Да.
  - Не оборачивайтесь, я хотел бы остаться не увиденным, я не сделаю Вам ничего плохого, просто передам некоторые слова.
  - Говорите.
  - Уважаемый Глава Герикон приглашает Вас в гости, к себе в резиденцию с официальным дружественным визитом. Он не держит на Вас зла и хотел бы побеседовать приватно. Вы можете прибыть как один, так и со свитой, которую он просит ограничить количеством не более чем в пятерых разумных. Дело в том, что это не попытка принизить значимость Вашего визита, а технологическое (он передал, что Вы поймете) ограничение возможностей безопасного передвижения по диким землям. Вам просто нужно будет ступить на территорию диких земель, и Ваша безопасность тут же будет обеспечена. Ни один из стражей Вас не тронет, а наоборот, постарается обеспечить Вам комфортное и безопасное путешествие. Вы можете прибыть как водным, так и земным путем. Тема встречи очень важна как для уважаемого Главы, так и для Вас. Так же он передает, что время Вы вправе выбирать сами, но настоятельно рекомендовал не откладывать Ваш визит более чем на пять лет. Мне нужно повторить послание?
  - Нет, спасибо, я все понял. И я не буду оборачиваться, либо использовать ещё какие-либо уловки, чтобы узнать Вашу личность. Передайте, если сможете Главе моё уважение, и что я непременно воспользуюсь его приглашением. Благодарю Вас.
  - Я передам. Спасибо и прощайте.
   Когда Жданка пришла, я сидел в глубокой задумчивости, пытаясь понять, что это было. Зачем я Герикону? Или там я и получу ответ на свой самый главный вопрос - зачем я здесь? Или он таким образом хочет заманить меня к себе, чтобы отомстить? А это всё просто красивое прикрытие? Нужно подумать, благо время ещё есть, целых пять лет.
   Еще через неделю ко мне в покои, под самый вечер, когда я сидел у камина с бутылочкой вина, а Кучум по своему обыкновению дрых у меня в ногах, ворвался явно чем-то взволнованный Дван, и сразу с порога заявил:
  - Дим, можешь оказать мне услугу? - Кучум, зараза, даже не проснулся, только тявкнул, для успокоения.
  - Любую, дружище, ты же знаешь, все что в моих силах- и я протянул ему еще один бокал, предварительно наполнив его до краев, уж аппетит Двана я знаю.
  - Нужно съездить ко мне на материк, в Кэрию, -опустошив одним залпом бокал, он уставился на меня так, что кажется прямо сейчас он просверлит меня своим взглядом.
  - Дван, не вопрос, нужно, значит поедем, но зачем я-то там тебе нужен, сможешь объяснить, ну или хотя бы намекнуть?
  - Намекнуть могу, но только намекнуть, остальное уже после отплытия. Не обижайся, - и он глазами завращал так, словно хотел окинуть взором сразу все комнату. Ясно, секретный секрет.
   - Понимаешь, - продолжил он, - это связано с местными разборками вендов, и нужен твой свежий взгляд.
  - Хорошо, когда отправляемся?
  - Через два дня.
  
  КОНЕЦ ПЕРВОЙ КНИГИ. ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ.
  
Оценка: 8.64*8  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) Ю.Ларосса "Тихий ветер"(Антиутопия) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров. Арена"(Уся (Wuxia)) А.Ардова "Жена по ошибке"(Любовное фэнтези) С.Елена "Невеста на заказ"(Любовное фэнтези) Д.Игнис "Безудержный ураган 2"(Уся (Wuxia)) Н.Самсонова "Отбор не приговор"(Любовное фэнтези) М.Моран "Неземной"(Любовное фэнтези) Б.Мелина "Пипец"(Постапокалипсис) В.Старский "Интеллектум"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"