Вишневского Мазь: другие произведения.

Хроники проводника

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Новинки на КНИГОМАН!


Оценка: 5.78*100  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Попаданец в мир блич, пока думаю лет за 300 до событий аниме, канона не знает. МС будет, но в меру, присутствуют элементы хоррора. Возможен кроссовер с другими вселенными (если получится органично вписать туда ГГ). Это проба пера, потому объективная критика приветствуется. ЗЫ Мне не совсем нравится то что я написал, потому некоторые фрагменты будут полностью переписаны. Если ставите оценку ниже пятерки, поясните пожалуйста в комментариях что вам не понравилось, дабы я знал где я накосячил :)
    обновление от 08.12.2013, добавил 23, 24, 25 главы и Эпилог (ура, добил до логического конца!). Жду тапки и комментарии :)


    
Пролог

    
    - А все-таки скажи, Паша, почему ты не хочешь, что бы я с ним поговорил?
    - А ты как сам думаешь Толян? Пациент страдает шизофренией бредового типа, и связного диалога у вас все равно не получиться. И учитывай, что он в своем обычном состоянии опасен для окружающих, и себя в том числе. А в те дни, когда он не лежит в мягкой комнате и смирительной рубашке, его обкалывают одним спец коктейлем для особо энергичных и непослушных, или привязывают к кровати.
    Тучный следователь, телосложение которого указывало что он большую часть времени находится за письменным столом, тяжело вздохнул.
    - Ну товарищ доктор, войди в мое положение. На мое начальство давит прокуратура, а они в свою очередь выматывают душу мне. И угораздило же сына городского судьи погибнуть именно в твоей клинике?
    Он раскрыл небольшой дешевый блокнот с желтоватыми листами в крупную клетку. Такой можно купить в любом ларьке 'Союзпечать', по цене китайской зажигалки. Большая его часть была покрыта понятными только хозяину блок схемами, и исписана мелким угловатым почерком.
    - Исходя из показаний, он чаще всего общался только с пациентом 98\Б, более известным как Лазинский Марат Витальевич. И то, это общением было назвать сложно, Вячеслав Игнатов оскорблял и унижал практически всех пациентов, а особо ему понравился Лазинский. Вот он и находился возле него постоянно. Кстати, объясни, что делал особо опасный пациент в общей комнате?
    Психиатр немного замялся, и ответил:
    - Понимаешь, до момента смерти проходившего у нас реабилитацию Вячеслава Игнатова, пациент 98\Б вел себя очень пассивно и тихо. Но на его беду, покойный через санитаров, узнал, что Лазинский крайне остро реагирует на предложения что-нибудь нарисовать, и как-то раз вручил ему шариковую ручку и тетрадь. Вероятно, он решил, что это расшевелит постоянно молчавшего Марата. Ну, собственно после этого, он впал в состояние перманентной ярости, и с тех пор мы его держим под химией. Уверяю тебя, он никак не связан с этой трагедией, что случилась у нас. Лучше скажите, по какой причине этот представитель 'Золотой молодежи', пусть на нем и наркотическая зависимость с попытками суицида, попал не в элитную клинику для богатых наркоманов, а в районную психиатрическую больницу?
    Следователь слегка скривил лицо.
    - Да это отец его, устроил показуху, что бы люди увидели, что он простой и честный человек, даже сын у него лечится в бюджетной клинике. Павлуша, мне очень нужно поговорить с этим Лазинским, даже не обязательно чтобы он отвечал. Если получится связный диалог - хорошо, если он будет молчать - еще лучше, я отмечу в отчете, что свидетель психически не стабилен, и не может давать показания. А с меня за это твой любимый коньяк?
    Главврач откинулся на кресле, протер платком лысину и задумался. А подумать было над чем. Две недели назад, к нему на лечение попадает сын богатейшего и влиятельнейшего человека их города, и сразу после подписания документов о приеме, в кабинете раздается звонок. Звонили из приемной мэра, они настоятельно рекомендовали устроить новому пациенту отдых как в лучших санаториях, чтобы из лекарств давали исключительно витамины и общеукрепляющие настойки, и не вздумали принимать какие-либо другие средства излечения. И вот три дня назад он умер... Да и как умер, нашли его утром в палате люкс, в которую на время превратили комнату отдыха персонала, стены были заляпаны кровью, тело лежало на кровати, свесив голову с ее края. Точнее голова висела на небольшом лоскуте кожи, шея бела разодрана, кости позвоночника раздроблены, создавалось впечатление что здесь поработал какой-то крупный хищник. Как потом выяснил патологоанатом, исходя из следов укуса, это сделал человек, с невозможно гипертрофированными верхними и нижними клыками. Но как такое возможно, никто не догадывался, и потому в официальных отчетах значиться крупный хищник. Камеры видеонаблюдения показывали, что в палату кроме жертвы никто не заходил и не выходил. Никто не догадывался кроме некоторых санитаров-сторожилов, и самого доктора. Это инцидент, очень напомнил события прошлых лет, но Павел Алексеевич поклялся об этом молчать, потому что если бы он начал распространять свои мысли, то быстро оказался бы в рядах своих пациентов. Но сейчас перед ним сидел не просто следователь главного управления милиции, а Толик, его кореш со школьной скамьи. Как никогда ему захотелось поговорить о событиях свидетелем которых он стал, просто поговорить, чтоб его выслушали, и посоветовали как быть дальше.
    - Хорошо Толя, сделаем так. Поговорим в неофициальной обстановке за рюмкой чая, скажем завтра вечером, и я тебе расскажу интересную историю. После этого, мы уже решим твою проблему с допросом. Хорошо?
    - Договорились Пашка, в восемь в 'Офицерском погребке' ?
    - Да, самое то.
    Капитан милиции встал, пожал руку другу, и вышел из кабинета. Уходил он в смешанных чувствах. Было очевидно что бывший одноклассник ему что-то недоговаривает, почти всю встречу он боролся с собой, не решаясь что-то сказать, пока наконец не пришел с собой к соглашению. Похоже, завтра будет вечер откровений.
    
    
Глава 1

    
    На следующий день, к восьми часам, врач-психиатр Кожевников Павел Алексеевич, подошел к незаметному подвальному ресторанчику, где часто собирались на обмывания новых звезд на погонах его друга, да и просто для разговоров по душам, спустился и поздоровался с управляющим. Заказал пару стейков, салатов, коньяка, и попросил подать, как только подойдет его друг. Его хорошо знали в этом заведении, и обещали сделать все в лучшем виде.
    Капитан опоздал на пять минут, извинился, сел напротив, и с любопытством посмотрел на друга. Тот явно нервничал, хрустел суставами на пальцах, периодически проверял свой портфель, протирал платком лысину. Надо разрядить обстановку.
    - Давай может, для начала поедим, да выпьем по одной? Уже полгода как не собирались.
    Врач согласно кивнул, дождался, когда официант принесет заказ, разлил по рюмкам коньяк, и быстро выпил из обоих, чем несказанно удивил следователя. Видимо то, что собирался рассказать доктор, действительно нечто экстраординарное. Они отужинали в напряженном молчании, и наконец, Павел Алексеевич решился.
    - Прежде чем начать, я хочу сказать следующее. Ты меня хорошо знаешь, и то, что я не склонен к фантазиям, розыгрышам и мистификациям. То, о чем я сейчас расскажу, не является бредом моей больной головы. Поверь, я неоднократно проверялся на психическую вменяемость.
    - Да-да, это я в курсе что у тебя чувства юмора нет. Не томи, давай ближе к делу.
    - Ну хорошо. Начну, пожалуй с событий пятнадцатилетней давности. Я тогда только окончил институт, и был направлен психиатром в эту самую больницу. Ты со мной же отмечал мое новое место работы, и вроде бы в этом же кабаке. Буквально через неделю, поступил вызов из милиции, попросили забрать одного невменяемого подозреваемого. Это был печально известный нам Лазинский Марат Витальевич, двадцати двух лет от роду. Забрали, поставили пару успокаивающих уколов, посадили в палату. Он был не из буйных, спокойно себя вел, и проблем не доставлял. Позже, я выяснил обстоятельства этого дела. Наряд милиции вызвала соседка, к ней с потолка по обоям, начала стекать кровь, причем в таких количествах, будто соседи сверху у себя скотобойню устроили. Поднявшись на этаж выше, они позвонили в дверь, и после десяти минут ожиданий, когда они собирались ломать дверь, им открыл высокий молодой парень, лет двадцати, с отсутствующей растительностью на голове, голый по пояс. Руки по локоть в крови, брюки, живот, лицо, все было измазано кровью. Его быстро скрутили, и зашли в квартиру, там им открылась очень страшная картина. В самой большой комнате, на полу, лежало четыре трупа, три человеческих и один кошачий. Кошка была обезглавлена, у трупов, которые оказались родителями и сестрой задержанного, перерезано горло. Вот, я с собой принес фотографии из личного дела, можешь посмотреть.
    - Я помню этот случай, когда только начинал работать опером. Так это и был тот самый пациент? Любопытно... Продолжай.
    - Как потом выяснили эксперты, Марат виноват только в смерти животного, а родители и сестра, убили себя сами. И это очень странно, представь, заходят люди домой, видят мертвую кошку и своего сына, который стоит над ней с ножом. Далее они забирают у него этот столовый прибор, и по очереди сами себе перерезают горло. Неправдоподобно звучит верно? Но вердикт криминалистов... Разрез такого вида, можно нанести только самому себе. После этого парень кровью начинает разрисовывать стены. Вот полюбуйся на фото, вот девушка, а на ее фоне лес, закат... Красиво изображено, если не брать в расчет, что эти картины нарисованы кровью родственников художника.
    Следователь взял фото, и повертел в руках.
    - Жуть какая. Зачем ты хранишь это? Насколько я помню, тот случай списали как групповой суицид и дело закрыли?
    - А интересоваться информацией о своем новом пациенте, я начал после одного трагического происшествия в нашей клинике. Сразу пять человек, начали жаловаться на плохой сон. Все бы ничего, если бы не два нюанса. Первое, пересказ сна был у всех похож практически пуля в пулю, и второе, один из обратившихся, был санитаром. Сначала я решил, что они меня разыгрывают, а санитар просто хочет выбить себе внеочередной отпуск, вот и выдумывает всякую ерунду. Но я тщательно записал пересказ сна, сейчас тебе его процитирую.
    'Я шел по коридору, в котором мигают лампы дневного освещения. Знаете, с таким характерным противным треском. Света от них практически не было, лишь на доли секунды становились видны стены с облупленной краской. Каждый раз, сон начинался одинаково, но пройти получалось с новой попытки на чуточку дальше. И вот, в один раз я встретил красивую молодую девушку. Она очень добро улыбалась мне, и протягивала руки. В последний раз я остановился на моменте, когда она меня обняла, очень крепко, не вырваться. Меня будто парализовало, стало очень страшно, и я в ужасе проснулся. Я боюсь спать дальше, как только я закрываю глаза, то вновь оказываюсь в этом коридоре, он преследуем меня даже когда я слегка дремлю в трамвае по пути на работу. Мне страшно Павел Алексеевич, что с моими снами? Вы можете мне помочь?'
    - Как ты наверное понял, я ему не поверил, лишь выдал слабенького успокоительного, чтоб спалось лучше. Но на следующий день, он снова пришел ко мне, и вновь пересказал свой сон. На этот раз, по его словам, женщина впилась ногтями в его бок. Я его спросил, зачем он пришел ко мне с этой ерундой, в ответ он задрал футболку, и показал мне следы ногтей на животе. Я надо сказать, в тот раз я тоже не придал этому значения. Спросил, кто из медсестер помогал ему уснуть, и кому не понравилась, что ему сниться не она, а какая-то левая девка? Он расстроился тому что я ему не принял его всерьез, и ушел. В следующий раз он рассказал продолжение сна, та кто ему снится уже несколько дней подряд, шепчет ему на ухо, что хочет съесть его печень. Тут я от него уже не отмахнулся, потому что когда проводили плановый медицинский осмотр пациентов, у четверых обнаружили одинаковые следы ногтей на животе на одном и том же месте. После того что санитар рассказал, я решил опросить их, и представь мое удивление, когда они все почти дословно пересказали тот сон, и последний его вариант, где женщина хочет съесть печень. Я начал рыться в справочниках пытаясь найти похожие случаи с одинаковыми снами, но нигде не рассказывалось о подобных явлениях. Я пытался придумать, что мне делать дальше, но ничего путного в голову не шло. Наконец, собрав всю информацию, что у меня была, отправился к главврачу, и вывалил на него все свои наработки. Он меня выслушал, и предложил не париться, и оставить все как есть. А ногти - да хрен на них. Спят все с одной бабой, вот она их и метит так.
    Анатолий удивленно посмотрел на врача.
    - Разве у вас такое разрешается?
    - Ну, скажем что на половые связи с пациентами официальный запрет есть, но его никто не соблюдает, и за моральным обликом сотрудников никто не следит. И действительно, порой встречаются довольно странные барышни, которые предпочитают удовлетворять свои фантазии с помощью наших пациентов. Хотя, чаще с санитарами. Ты, наверное видел наших, дядьки в основном здоровые и крепкие, не мистер Олимпия, но все же где-то рядом.
    - Не отвлекайся
    - Да, извини, ты сам меня сбил. Чтоб рассказать что было дальше, надо выпить еще.
    Он разлил коньяк, и они выпили.
    - Дальше пошла совсем непонятная мистика. Через два дня, меня будят дикие крики пациентов, они беснуются и нам кое-как удалось их угомонить. Те четверо с отметинами, лежали в разных палатах, и в этот день они не проснулись. У всех был разодран бок и извлечена печень. Судя по фрагментам в ране, ее съели, причем на живую, не отрезая от тела. Тот санитар не вышел на работу, мы отправились к нему, и нашли его в таком же состоянии. По результатам вскрытия, было выявлено следующее. Живот разодрали руками, следы зубов на остатках печени человеческие, а умерли они во сне. На мой взгляд, это самое странное, это должна быть адская боль, а они даже не проснулись. Дело долго расследовали, меня таскали по прокуратурам, но наконец, его замяли. Я решил, что не буду говорить про сны, которые снились всем жертвам, так как в лучшем случае, надо мной бы посмеялись.
    - А как связана эта история с Лазинским?
    - А связана она с ним непосредственно. Являясь лечащим врачом этого пациента, я пытался выйти с ним на контакт. Говорил он с неохотой, жаловался на дикие головные боли, но никакие лекарства не помогали. Проводили всестороннее обследование, томографию, еще кучу процедур, и никаких отклонений не выявлено. Решили, что это психосоматические боли, так влияет стресс смерти родных, и прописали феназепам. Он сказал, что ему поможет только ручка и тетрадь, по его словам, рисование снимает ему боль. Мы предоставили ему тетрадку, и забыли. И вот, спустя неделю после загадочных смертей, перебирая личные вещи что были у покойных пациентов, нашел рисунок выполненный Маратом. На картинке изображена девушка, которая только что вырвала печень из тела, над которым склонилась, и вгрызается в нее. И знаешь, я помнил этот рисунок, его Лазинский начал рисовать практически сразу, как я ему дал тетрадь. Я запомнил набросок женской фигуры, с которого он начал.
    Над столом повисла тишина. Доктор над чем-то задумался, а капитан переваривал услышанное.
    - Это ведь не конец истории? Было что-то еще?
    Павел Алексеевич вздохнул, налил себе еще, и ответил:
    - Было. Продолжение истории еще страшнее. Одна из медсестер, утром пришла с длинной красной полосой вдоль руки. Я спросил ее что это, она удивилась, и сказала, что не знает, вчера перед сном следа не было. Меня это сильно насторожило, и появилось очень плохое предчувствие. Подробно опросив ее, выяснил что уже несколько дней подряд ей сниться один и тот же сон. Она выходит из леса на дорогу, видит что впереди поднимается облако пыли и слышится лошадиный топот. С каждым разом сон все длиннее, и наконец она разглядела всадников, которые мчатся на нее. В последнюю ночь, впереди скачущий, ударил ее хлыстом по руке. Описание что-то напоминают, ведь согласись?
    - Ты хочешь сказать...
    - Именно! В этот раз случилось все точно так же. Спустя неделю, когда была ее смена, она уснула в комнате отдыха персонала. Утром нас встретила жуткая картина. Ее тело было разрублено на мелкие куски, и по частям будто бы прошлась подкованная лошадь. Вот, ознакомься с фото с места происшествия.
    Капитан внимательно осмотрел фотокарточки.
    - Что выяснило следствие?
    - Они решили, что кто-то убил, а потом расчленил медсестру, незаметно принес в клинику, и раскидал по комнате. Они вроде даже нашли наркомана, который признал свою вину.
    - Похоже, они решили, что такой глухарь им не нужен
    - Да, я так тоже подумал.
    За столом повисло гнетущее молчание.
    - Знаешь Толя, я подсознательно догадывался, что ее сны закончатся плохо. Потому, прежде я кое что спросил у нее. Оказалось, что она нашла рисунок Марата на столике, там была изображена группа всадников на лошадях, похоже на крымских казаков. Она показала мне его, я не решился брать его в руки, но на всякий случай сфотографировал. Смотри.
    И доктор протянул еще одну фотографию.
    - Один раз - случайность, два раза - совпадение, третий раз... Был третий раз?
    - Да. Это случилось спустя два года. Все это время, я держал Лазинского в одиночной камере. После того как я отобрал у него ручку и тетради, у него усилились головные боли. Лекарства совершенно не помогали, и он начал бросаться на людей. Пришлось обколоть его до состояния овоща, и привязать к кровати. Странные события, казалось, закончились. Но вот старый главврач ушел на пенсию, и к нам перевели нового. Когда он обходил клинику, спросил, почему держим этого человека в одиночке. После нашего рассказа, он изучил его историю болезни, и распорядился его выпустить, а чтоб он себя хорошо вел, выдать ему принадлежности для рисования. Все мои возражения, он пропустил мимо ушей, пришлось подчиниться. Во время очередного обхода, он увидел рисующего Марата, и заинтересовался его творчеством, попросил принести ему тетрадь с рисунками. Я не хотел рисковать персоналом, потому сам, надев перчатки, и обернув тетрадь в газету, отнес ее начальству. Вероятно, ему понравилась одна картинка, потому как он ее вырвал. Потом он вернул тетрадь пациенту, а я стал наблюдать за поведением начальника, чтоб выяснить, подвергся ли он влиянию
    - То есть, ты решил, что во всем виноваты картинки, которые ваяет этот псих?
    - Да, это так. Именно тогда я начал собирать это досье на пациента 98\Б, и выяснил несколько интересных моментов из его дела.
    - Это каких?
    - Как ты наверное помнишь, в день когда умерла его семья он тоже был в квартире, и он рисовал картину на стене. Так вот, она была нарисована до того как его родственники себя убили. Это выяснили уже позже. Кровь использовалась кошачья, и брызги крови людей, находятся поверх рисунка. Т.е. получается семья пришла домой, посмотрела на стену, потом молча взяли и убили себя. Милиция решила что это не влияет на дело, т.к. факт суицида доказан, а то что свидетель разрисовывает квартиру кровью, так с этим пусть психбольница разбирается. Еще я хотел поговорить с опергруппой, которая проводила задержание, интересно было посмотреть на их описание стены, пытался выйти на них, но выяснил, что они все мертвы.
    - Как это произошло?
    - Двое застрелились, один выпрыгнул из седьмого этажа. И это в течение месяца после задержания, я уверен, что это реакция на картину. Согласись, исходя из того что я рассказал, открывается новая сторона дела.
    - Удивительно. Но как-то все слишком... В стиле секретных материалов. Ты рассказывал про третий случай?
    - Ага, так вот... Наблюдаю я за главврачом, и замечаю странность. Он много времени уделяет рисунку. Иногда разглядывает его, и будто ничего вокруг не замечает, держит постоянно в нагрудном кармане. А однажды, когда он медитировал на этот тетрадный листок, я отвлек его какой-то проблемой по хозяйственной части. Он положил лист на стол, пошел к выходу, и тут лист скользнул за ним по столу, прилип к его ладони. Он как будто не заметил этого, взял и положил его в карман. Тогда я почувствовал, что волосы зашевелились у меня на затылке, и сказать, что я испугался, не сказать ничего. В тот же день я написал заявление на очередной отпуск, и отправился лечить нервы в деревню к тетке. Месяц рыбалки, походов по лесу, банька, ночи на сеновале с румяной соседкой, вернули мне присутствие духа. Клиника уже не казалась филиалом ада, а все события что произошли отошли на второй план. А когда я вернулся, меня ждало две новости. Первая, мой начальник пропал. Однажды ночью после окончания дежурства он ушел домой, и больше его никто не видел, и вторая, меня поставили на его пост.
    - Ты думаешь, что в его исчезновении виноват Лазинский?
    - Не он, его творчество.
    - Ну знаешь, с такой же вероятностью, его могли похитить, или убить, или он решил сбежать в другой город.
    - Я практически уверен, что это не так. Как потом оказалось, это не единственный случай. Когда я стал начальником, первым делом распорядился запереть Марата Витальевича в одиночке, еду выдавать через прорезь в двери, даже туалет типа 'очко' был в палате. Рисовать ему не давали, и потому он быстро зверел, первые недели он орал, потом ор сменился на тихое поскуливание. Ему давали сильное успокоительное в еде, но это не помогало, и в одно утро, разносчик еды наблюдал любопытное действо. Пациент 98\Б размазывал свои фекалии по стенам. Причем не просто размазывал, а пытался что-то изобразить. Его скрутили, вымыли, завернули в рубашку, и вкололи лошадиную дозу аминазина. Я видел, какая у него была счастливая улыбка, и это не действие транквилизаторов, в тот момент я понял, это потому что у него перестала болеть голова. Я без задней мысли, направил санитаров убрать комнату, те повозмущались, но пошли выполнять противную и необходимую нужную работу. Спустя четыре дня, я обратил внимание что санитаров нигде нет, а когда спросил у дежурного, куда они делись, он сказал что убирают комнату. Ты подумай, три человека, четыре дня оттирают дерьмо от стен, в комнате меньше чем твоя кухня! Я понял, что произошло что-то неладное, и пошел за ними. Когда шел по коридору, я увидел, как в комнату направился один из пропавших санитаров, я крикнул, чтоб он остановился и подождал меня, но он не услышал, и зашел туда. Когда я дошел, заглянул в комнату, то не увидел никого, только нетронутые стены. Ты пойми, у меня все в порядке со зрением, я в тот день прекрасно выспался, ничего не употреблял крепче кофе, и своими глазами видел как санитар зашел в комнату с одним выходом, и исчез оттуда в неизвестном направлении. Я тогда развернул пожарный рукав, позвал дежурного, и попросил его включить, и сам стер напором воды эту мерзость со стен. С тех пор, никого из этих троих я не видел, и поныне они считаются пропавшими без вести. Именно по этому, я решил что в исчезновении врача тоже виноваты эти проклятые рисунки.
    Капитан задумался. Несколько минут они сидели каждый в своих мыслях. Наконец он нарушил молчание:
    - История с Игнатовым младшим, такая же интересная?
    - Прошло чуть больше десяти лет, мы давно выпустили Марата из одиночки, и разрешали ему рисовать при некоторых условиях, все что он нарисует - он никому не показывает, не хранит, и сразу уничтожает. Он вел себя смирно, а принимаемые им таблетки, полностью подавили его агрессию. В технику безопасности вписали несколько новых, и странных на первый взгляд правил. Не брать у пациентов их рисование, следить что бы пациент 98\Б уничтожал все что он нарисует, и пресекать любые попытки других пациентов забрать его тетрадь. За все время, был всего один инцидент с без вести пропавшей, одна из новеньких медсестер ушла утром, и не вернулась. Мы не были уверены что виноват рисунок, потому спустили на тормозах. И вот спустя десять спокойных лет, у нас появляется новый пациент, некто Игнатов Вячеслав Григорьевич, которого сразу заинтересовал тот пиетет, оказываемый тихому психу-художнику. Ну как же, в новом обществе не он центровая фигура, а какой-то неизвестный лысый дядька, который даже не разговаривает, а сидит уткнувшись носом в тетрадь, и что-то там черкает. Сначала он его подначивал и дразнил, но не получив никакой реакции, разозлился. И решил отобрать у него тетрадь. Как рассказывают видевшие все санитары, он отобрал у него его рисунки, и начал смотреть. Они побоялись его остановить, как написано в правилах, т.к. знали, что Игнатов у нас на особом положении, так вот, пролистав ее, он со словами 'А это вроде ничего так' вырвал один лист. Положил его себе в карман, и бросил тетрадь хозяину. Я после этого разговаривал со Славой, спрашивал, не снятся ли ему странные сны? Попросил показать мне рисунок. На что он ответил, что сны у него самые что ни есть нормальные, а картинку он давно выкинул. Через пару дней я обнаружил у него засос на шее, это вообще-то ничем удивительным не является, только вот одно но. На тот период в нашей клинике из женщин была толстая повариха 60-ти лет, и уборщица армянка, с усами как у Чапаева, а остальные мужики. Ну не верю я, что парень, которого постоянно видели в обществе фотомоделей, посмотрит в сторону нашей женской половины. А значит история повторяется... Надо что-то предпринять. Только вот сделатья ничего не успел, на следующее утро, его нашли в палате с отгрызенной головой. Вот теперь думай Толик, хочешь ты поговорить с Маратом, или нет.
    - А ты сам с ним говорить не пробовал? Наверняка спрашивал его, как он рисует?
    - Конечно, спрашивал. Только имей ввиду, у Лазинского тяжелая бредовая шизофрения, у него в голове живет еще одна личность который советует ему рисовать. Он говорит, что это голос женщины, она зовет себя его другом, и чтоб не болела голова, по словам этого голоса, надо рисовать. Кстати довольно странно, воображаемый друг который формируется у взрослых людей, обычно одного с ним пола, хотя исключения тоже встречаются.
    - Даже и не знаю... Загрузил ты меня Паш, давай на сегодня закончим, а я пока подумаю что мне делать дальше. Я тебе завтра позвоню
    - Хорошо, давай, до завтра
    
    Психиатр пошел по улице, по дороге почесывая засос на своей шее. Он не все рассказал своему другу. Он решил не говорить, что нашел этот злополучный рисунок в вещах Игнатова, и не смог его выбросить. Оттуда ему улыбалась очень красивая женщина, ее светлую улыбку, не портили длинные клыки, на верхней и нижней челюстях. Уже три ночи подряд, она приходит к нему во сне, ласкает его тело шаловливыми руками, целует в губы, в шею, и вот вчера она оставила ему засос.
    - Интересно, сколько мне осталось? - задал вопрос в никуда Павел Алексеевич, и подняв воротник, поспешил к себе в клинику.
    
    
Глава 2

    
    Сквозь двойной стеклопакет и чугунные решетки, которые словно с издевкой отлили в форме сердечек, можно было разглядеть заброшенный пустырь. Была уже середина октября, серое небо и промозглая погода сильно ухудшали и так плохую из за немытых окон видимость. Я не люблю осень и весну, в наших широтах в это время постоянно идут дожди, и из окна видна только слякоть и серость, которой и так много в стенах этой больницы. Сколько я тут уже нахожусь? Я сбился со счета. Какое-то время я следил за сменой времен года, но после того как меня несколько раз на продолжительное время держали в комнате без окон, я сбился. Очередное утро радует меня отсутствием боли в висках, и возможностью немного подумать. Говорят, чтоб сделать человека счастливым, надо отобрать у него то, что есть, а потом вернуть. Наверное кто-то решил сделать меня таковым, только вот не спешит вернуть мне то что забрал
    'Но у тебя же есть я.'
    'Да, действительно, без тебя мне пришлось намного хуже. Но ведь с другой стороны, если бы не ты, меня не держали в комнате с мягкими стенами.'
    'Да, тебя бы держали в тюрьме, и то, вряд ли ты дожил до этого.'
    'Не мешай мне тебя обвинять!'
    'Я это ты, ты это я. Мы едины. '
    Это была наша обычная пикировка. Я сначала задумывался, кто говорит со мной, почему ее голос никто кроме меня не слышит. И в итоге решил что это мое подсознание развилось в отдельную личность, почему-то в женскую, и помогает мне выжить. Она же мой единственный друг и собеседник, она была со мной когда я лежал связанный в мягкой комнате, она помогла мне пережить мой дар, точнее мое проклятие.
    'Почему ты говоришь обо мне в третьем лице? Разве тебе сложно назвать меня по имени?'
    Началось, снова.
    'Так ты же сама не знаешь, как тебя зовут! Все мои предложения отвергла, говоря, что это не твое имя!'
    'Ты просто не стараешься, и не нашел имени достойного меня!'
    Так она и живет безымянной, а я и обращаюсь к ней во втором и третьем лице. Интересно, когда она у меня появилась, и я впервые услышал ее голос?
    'А появилась я тебя задолго до того как заговорила. Я всегда наблюдала за тобой, но не имела собственной воли.'
    Это что-то интересное.
    'Ты никогда не рассказывала об этом.'
    'А ты не спрашивал. Впервые начала смотреть твоими глазами, когда ты учился в школе. Я наблюдала несколько часов в день, потом отключалась. Я прошла с тобой все твое детство, школу, институт, была вместе с тобой с твоей первой девушкой, когда ты страдал и радовался. Можно сказать, что я самая близкая к тебе женщина, как мать, сестра, любовница и жена в одном лице.'
    'Вот оно как... В какой момент ты решила со мной поговорить? Это, кажется, случилось в армейском госпитале?'
    Я не сильно удивился, теперь стало понятно, откуда она настолько хорошо знает меня и мои привычки.
    'Да, это произошло через пару дней после того происшествия, после которого тебя комиссовали.'
    Я снова погрузился в воспоминания.
    
    
***

    
    Я не так давно окончил институт культуры, военкомат будто этого ждал и к следующему призыву прислал мне повестку. Бегать я не хотел, болячек по которым косить можно тоже не было, как и денег чтоб заплатить за белый билет. Потому решил отпахать пару годков на благо родины, да все мои родственники служили в рядах советской армии, они смогли и я смогу. И осенью девяносто второго года я ушел в артиллерийскую часть, где поставили во взвод номером расчета. Служилось мне довольно неплохо, т.к. из-за того что я умею красиво рисовать и писать, когда мои сослуживцы вкалывали, я сидел в ленинской комнате, и попивая чай с печеньем красиво оформлял дембельские альбомы. Так прошел год, остальные солдаты относились ко мне с уважением, работал хоть и меньшем чем они, но часто делился с сослуживцами различными деликатесами, и все шло казалось бы очень хорошо. Тот день ничем не отличался от других. Так же ночью в казарму ворвался прапорщик, и громко скомандовал, 'Дивизион, подъем!'. Он часто так делал, как он говорил, чтоб не расслаблялись. Особенно он любил метод, который он называл пять-сорок пять. Это когда в десять вечера отбой, в двенадцать ночи подъем, все строиться, упор лежа принять, и пошел отсчет. Дальше приседания, прыжки, пробежка и так до пяти сорока пяти утра, потом сразу отбой. Подъем как обычно в шесть, и солдаты плелись на зарядку.
    Так вот, в этот раз он пришел и всех поднял, стал ходить вдоль и костерить нас и наших матерей. Говорил, что мы совсем расслабились, и он покажет нам как служилось в рядах советской армии. Я, как и все, стоял по стойке смирно, когда он проходя мимо остановился, глядя на меня покрасневшими глазами. Я поедал начальство взглядом стараясь не дышать, но тяжелейший запах сивухи пробивал слезы.
    - А ты уе..ище лесное, ох..л б...дь! Пока ты вы..лядок шакалиный ху..чишь картинки свои е..аные, товарщи твои въ..ывают!
    Он всегда отличался изысканностью манер
    - Значит так, еб..чос пучеголовый, ща будешь въ..ывать, чтоб наверстать все что про..бал когда гасился в ленинке.
    Он отошел в конец казармы.
    - Рядовой Лазинский!
    - Я!
    - Отставить! Военнослужащий, услышав свою фамилию, громко и четко говорят 'Я' - процитировал он устав. - Так какого х..я ты мямлишь как беременный бегемот!
    - Рядовой Лазинский!
    - Я!
    - Ко мне!
    - Есть!
    И я четким уставным маршем протопал к прапору.
    - Отставить, на исходную! Кто так марширует? А, тыж с..ка босой, одеться по форме два!
    Так продолжалось довольно долго, сначала его не устроила та скорость, с которой я одевался, потом, потом четкость моего шага. Кажется, я его чем-то сильно задел, так как он уже давно всех отпустил спать, а со мной вышел на плац. Потом была команда газы, и я нарезал в противогазе круги, в общем он вкачивал меня как мог. Не скажу что это очень уж необычно, он часто так делал, но честно говоря, со мной такое впервые. Часам к четырем ночи, началась гроза, прапор убежал в казарму, а мне приказал показать ему строевые приемы с оружием. Вместо автомата дал стальной лом, и отправил до пяти сорока пяти маршировать по плацу. Сказал, что будет наблюдать, и если я не буду стараться - повторит все, что сегодня было, следующей ночью. А ведь будет с..ка наблюдать, точно будет.
    Я маршировал туда-сюда, поливался дождем, и даже радовался что я только в сапогах, штанах и майке, и еще противогазе, голова не так сильно намокнет. Ничего, скоро подъем, меня отправят рисовать альбомы, там я и отосплюсь. Так успокаивая себя, я маршировал с ломом наизготовку, пока совсем рядом не раздался грохот, одновременно мне будто в каждую мышцу воткнули по иголке, а в голове взорвалась сверхновая.
    Я висел в темноте, и слышал голос, который звал меня к себе, просил очнуться. Голос был женский, казалось еще чуть-чуть, и она расплачется. Никогда не мог терпеть женских слез, и я ответил, что слышу ее, и иду к ней.
    Очнулся я областном военном госпитале, весь перетянутый бинтами. Что со мной произошло? Кажется, меня по голове чем-то ударило
    'Моча, наверное.'
    - Кто здесь?
    'Не кричи так, кроме тебя меня никто не слышит. '
    Я немного завис. Тут я понял, что слышу голос не ушами, он как будто звучит у меня в голове
    'Это ты меня звала? Тогда, в темноте.'
    'Да.'
    - Кто ты? Как тебя зовут?
    'Я не знаю, сам мне дай имя. И ты опять говоришь в слух'
    Дверь скрипнула, и палату вошел доктор.
    - Ну, рядовой Лазинский, у меня для тебя хорошие новости. Ты будете жить, люди редко после такого вообще приходят в сознание.
    - После такого? Что со мной случилось?
    - Так ты не в курсе? Ты за каким-то хреном, вышел, после отбоя, на плац. Где и гулял под дождем, зачем-то размахивая ломом, в который и ударила молния. Из-за того, что ты был полностью мокрым, да еще и в луже стоял, тебя очень не слабо так хренануло.
     'Неслабо, через тебя прошла дуга несколько миллионов вольт!'
    - Что случилось дальше?
    - Тебя нашли утром с обширными ожогами кожного покрова, противогаз прикипел к голове, и через несколько часов привезли к нам. Я уж думал, что вы не выкарабкаешся, неделю в коме лежал. А вот же смотри, очнулся хлопец. Ты можно сказать в рубашке родился, из травм - только ожоги, внутренние органы здоровы, нервная система тоже в порядке.
    - Голова дико болит, это нормально?
    - Это хорошо, болит - значит выздоравливает! А вы как думали, молния почти в голову попала, было бы странно, если не болела.
    Осмотрев меня, и сделав себе какие-то заметки, доктор ушел.
    'Эй, Маша!'
    'Маша, фу-у. Это не мое имя, придумай покрасивее!'
    'Может быть Юнона? Или Андромеда?'
    'Гадости говоришь всякие.'
    'Ладно, потом еще подумаю. А ты откуда взялась? Ты что, моя шизофрения?'
    'Я очнулась, когда ты собирался уходить. Мне было очень страшно одной, и я позвала тебя. Наверное, да, я твое раздвоение личности.'
    'И откуда ты это знаешь?'
    'Я знаю все, что знаешь ты.'
    Так и состоялось наше знакомство.
    
    
***

    В психбольнице нет зеркал, вообще нет ничего стеклянного. Так же в местах, где проводят время пациенты, нет дверей, тяжелых и острых вещей. Я стоял в умывальной, и уставился в отполированный кусок нержавейки, я смотрел на себя. Шрамов от ожогов практически не осталось, столько лет прошло, и на абсолютно лысой, безбровой голове, была густая россыпь морщин. Я узнал какой сегодня год, две тысячи восьмой. Я уже пятнадцать лет здесь. А на вид и не скажешь что мне еще нет и сорока. Питание за государственный счет, каждодневное употребление лекарств, периодическое заключение в мягкой комнате, не прибавляют здоровья. Я порвал на мелкие кусочки свое очередное творение, и смыл в унитаз. Следом за обрывками бумаги отправился мой дневной набор лекарств.
    -Сегодня мне нужна ясная голова, и потому прощайте мальчики.
    'Дорогой, ты разговариваешь с таблетками? Надо сказать об этом Павлу Алексеевичу.'
    'Очень смешно.'
     (Заливистый смех)
    Она хоть и еще та язва, но без нее никак. У нее появилась бредовая, но идея, как выбраться отсюда. Однажды, после того как я убил главврача, новый запер меня в одиночке. Он, наверное, единственный знал о моем даре, моем проклятии, и пытался с ним как-то бороться. Несколько недель, боль в голове все усиливалась, я уже не мог, ни есть, ни спать, только тихо стонал. Уже думал вскрыть перегрызть себе вены, и начать рисовать кровью, но она меня остановила. Она сказала, раз уж ты психически больной, с голосом в голове, то не будет ничего зазорного в том, что бы изрисовать стены своим дерьмом. Идея мне понравилась больше, чем грызть себе руки, и сформировав в мыслях желание, отправить своего мучителя в ад к демонам, я привычно повел его через руки на картину. С каждой линией боль уходила, пульсация в висках ослаблялась, боже... как же мне было хорошо. Меня тогда в очередной раз связали и обкололи какой-то гадостью, от которой мысли превращались в кисель, но боль прошла, и это того стоило. Меня бросили в мягкую комнату, и если бы не она, я бы тогда сошел с ума. Она рассказывала мне истории, которые сочиняла на месте, почти всегда нелогичные и без основной линии, часто перепрыгивала с персонажа на персонажа, и путалась в своих хитросплетениях. Я слушал ее, и старался, что бы мой разум не оставил меня. Не знаю сколько прошло времени, может месяц, может и год, но все кончилось.
    Когда меня выпустили, другие пациенты рассказали, что у нас исчезли три санитара и ходят слухи, что они сгинули в моей комнате, после того как убирали мои художества. Говорят сам наш главврач, не заходя в комнату, из пожарного гидранта смывал картину. Интересно, их забросило прямо в ад? Я им не завидую. Но получилось, что мое воплощенное желание сработало, как собственно и всегда.
    После этого мне разрешили рисовать, но на определенных условиях, никому не давать в руки рисунки, никому не показывать их, после того как нарисую, сразу же уничтожать. Условия более чем приемлемые, и я согласился на них без раздумий. Все было хорошо много лет, пока один парень, не начал ко мне цепляться. Как потом выяснилось, это сынуля какой-то шишки из прокуратуры, здесь его от чего-то прячут. В итоге он отобрал у меня тетрадь, и попался на глаза нарисованной Валерии, и она поймала его. Ее я нарисовал, когда голос в моей голове рассказывал про нее историю, она получилась очень похоже, такая же агрессивно сексуальная и любящая убивать своих любовников. Да, моя спутница не отличалась добротой характера, и все истории у нее были про насилие, смерть и секс. Так вот, когда этот парень положил в карман рисунок, я понял, что он обречен, Валерия убьет его, как до этого убивали все, кому я дал жизнь на бумаге. Тогда я понял, что теперь мне точно сделают лоботомию, или электрошоком по голове приложат, и начал перебирать планы побега. И после перебора вариантов, пришел к выводу, что никаких шансов выжить на улице у меня нет, мало того что у меня нет дома и семьи, так я очень хилый и больной, внешность очень запоминающаяся, репутация такая, что объявят меня в федеральный розыск...
    И тут у нее появилась идея. Даже не так, Идея.
    'Как ты думаешь, ад существует?'
    'К чему этот вопрос? Думаешь, попадешь ты со мной в ад или нет?'
    'Помнишь, когда исчезли санитары из твоей палаты?'
    'Да, к чему ты это ведешь?'
    'Я вот подумала, всегда, когда ты даешь своим картинам жизнь, они ведут себя согласно параметрам, которые ты вложил в них, когда рисовал. Если объект или событие в реальной жизни не существует, то они появляются во снах или видениях тех, кто на них посмотрит. Вспомни случай с медсестрой. А когда ты рисовал с желанием отправить в ад, то те кто смотрели на картину, действительно куда-то пропали. Я это к тому, если бы ада не существовало, то они бы так и остались в палате, ад открылся бы у них во снах.'
    Я задумался над такой интерпретацией.
    'Это любопытно... То есть, я при правильном формировании желания, я могу отправить человека куда угодно?'
    'Я подумала о том, что ты сможешь отправить СЕБЯ куда угодно.'
    Я перестал рисовать, и уставился в тетрадь.
    'Но ведь, мои творения никогда меня не трогают и не действуют?'
    'Ты подсознательно запрещаешь им воздействовать на тебя. Думаю, если сформировать правильную мыслеформу, то ты сможешь воздействовать сам на себя.'
    'Тогда мне понадобиться очень большой холст, а еще лучше стена. А мне разрешено рисовать только в тетради.'
    'Главное план есть, а детали мы решим.'
    С того дня, я ночами готовился к побегу. Начать рисовать я решил на внутренней стороне арки туалета. Туда мало кто заглядывает, цвет грязно бурый, и простой карандаш там незаметен. Сконцентрировавшись на желании, что бы меня перенесло в место, где мы сможем нормально жить, я по ночам выводил карандашом причудливую вязь. Через несколько дней, я почувствовал что ожила Валерия, времени осталось все меньше. Закончить к утру не успел, поднялся сильный гвалт, и меня сразу же одели в рубашку, и бросили в такую знакомую мягкую комнату. Вероятно, парня нашли, с перегрызенным горлом, и основной подозреваемый я. Только это недоказуемо, про мою причастность знает только главный психиатр, и несколько санитаров-сторожилов. Через два дня, Павел Алексеевич зашел ко мне, и у нас состоялся интересный разговор.
    - Здравствуйте Марат Витальевич
    - Здравствуйте доктор.
    - Посмотрите на меня, что вы скажете?
    Я посмотрел на него, и увидел... Даже не увидел, а почувствовал что на него обратила внимания Валерия.
    - Она хочет вас, она придет за вами.
    - А если я уничтожу картину?
    - Теперь она теперь живет у вас в голове, но картину все же, попробуйте уничтожить, что бы она больше никому не досталась.
    - Не могу. Она не дает мне этого сделать
    - Понимаю.
    Он немного помолчал, будто собираясь с силами, как перед прыжком в воду, и наконец спросил:
    - Я уже мертв, мы с тобой это понимаем. Но... ты можешь рассказать, объяснить что происходит с тем что ты нарисуешь? Куда делись те санитары? Как это вообще возможно?
    - Все мои рисунки, они живые. Это мое проклятие, которое убило и уничтожило все что у меня есть.
    - Понятно. Я распоряжусь выпустить тебя в общую палату, следи за своей тетрадью. Я не хочу, чтобы еще люди пострадали.
    Тогда же меня выпустили. И вот, снова ночь, и я стою в туалете, готовый закончить вязь.
    'Марат, я в тебя верю. Вытащи нас.'
    'Ты всегда поддерживала меня. Знай, что бы ни случилось, ты самый дорогой мне человек.'
    'Я не человек, дурак.'
    Представив себе место, куда я хочу попасть, я направил желание очутиться там, через карандаш в узор на стене, и спустя десять минут, закончил. Осмотрев свое произведение, я понял, что оно получилось. Не знаю как, но я чую родство со своими творениями, и всегда знаю чего от них ждать. Глубоко вздохнув, я шагнул в арку туалета.
    
    На следующее утро, капитан Бондарев Анатолий Ильич, узнал, что его друг детства, и заслуженный доктор, Кожевников Павел Алексеевич, умер. Убили его тем же самым способом, что и до этого пациента Игнатова Вячеслава, ему отгрызли голову. Во время этой шумихи, как-то незаметно прошла информация о пропаже пациента 98\Б.
    
    
    
Глава 3

    
    Я шел вперед вот уже несколько часов, но так и не понял, где я оказался. Исходя из расчетов, меня должно было выкинуть где-то недалеко от деревеньки, где я когда-то гостил, именно с ней у меня связаны ощущения наибольшей защищенности. Но этого не случилось, вместо необходимого мне места, я находился непонятно где, неба и земли не было, был только серый туман излучавший едва заметный свет, который клубился вокруг меня. Я нагнулся потрогать поверхность, по которой я шел, и рука провалилась по локоть в пустоту. От неожиданности, я потерял равновесия, упал на колено. Быстро выдернул руку, и встал. Почему ноги меня держат, а руки проходят сквозь поверхность?
    'Не спрашивай меня, самой интересно.'
    'И где мы, по-твоему, оказались?'
    'Понятия не имею, по крайней мере, моя теория сработала.'
    'И как всегда, немного не так как мы планировали.'
    'Зато с психушки сбежали.'
    'А ты уверена, что мы не лежим в рубашке, обколотые спецрастворами?'
    'Уверена, твое физическое состояние никак на меня не влияет, а раз я вижу то же что и ты, значит, ты здоров, и в своем уме.'
    'И что же нам делать дальше?'
    'Идти вперед, что же еще?'
    'А почему вперед?'
    'Ну, можешь назад, а раз мы не знаем, куда идти, то можно топать в любую сторону, а потому, иди вперед.'
    Попрыгав на месте, и убедившись что не проваливаюсь сквозь поверхность, я направился куда глаза глядят, может нам повезет и ситуация прояснится?
    'Как думаешь, Ирадиада, почему у нас вечно получается как-то через одно место?'
    'Ужас какой, откуда ты выкопал это имя?'
    'Где-то услышал...'
    'Не называй меня так. Так как понять, через одно место?'
    'Ну помнишь, что произошло после того как нас комиссовали из армии? Во что превратились мои планы, когда я решил что начну жить привычной жизнью?'
    
    
***

    ...Люди меня не приняли, тело абсолютно безволосое, шрамы от ожогов на лице, и очень мерзкий характер от не прекращающейся головной боли, это все сделало свое дело. Я замкнулся в себе, и перестал выходить из дома. Родители тоже относились ко мне с прохладой, я и так в семье был на правах парии, потому что в утробе матери я был не один. Со мной была однояйцевая сестра-двойняшка, которая родилась с перетянутой моей пуповиной горлом, реанимировать ее не удалось.. Это был сильный удар по матери, и всю свою заботу, минуя меня, она пустила на мою младшую сестру. Я накачивался алкоголем и болеутоляющим, пытаясь отрешиться от боли в голове, но это слабо помогало. Еще со мной постоянно говорила она, я смирился с ее присутствием, но понимал что это ненормально, и у меня по всем признакам развивается шизофрения. Тогда, она предложила мне продолжить рисовать. Я пытался, но не мог сосредоточиться, что-то черкал карандашом, но это не помогало. И наконец, в один день, в особо пакостный день, наша кошка наша захотела большой и чистой любви. Она начала тереться об мои ноги и выть, пинки и затрещины не помогали, и она не прекращала. Это стало последней каплей в моей чаше раздражения, и, не выдержав, я схватил ее за шкирку, взял нож, и перерезал ей глотку. Кровь стекала по моим рукам, я уронил тушку, и сел рядом. Когда садился, я провел измазанной в крови пальцами по полу, и вдруг боль стала утихать.
    'Марат! Ты сейчас что-то сделал, попробуй сделать это еще раз.'
    Я провел рукой по полу, ничего не изменилась
    'О чем ты думал, когда делал это в первый раз?'
    'Ни о чем, я лишь хотел, что боль ушла.'
    'Попробуй еще раз, и пожелай того же!'
    Я нарисовал жирную черту, всей душой желая унять боль, и чудо! Пульсация в голове стала спадать. Я взял толстую кисточку и своего набора, обмакнул в еще не свернувшуюся кровь, и начал выводить линии на стене, вливая в них мое желание, и мне становилось легче.
    'Ты же художник, нарисуй что-нибудь нормальное.'
    'Например? У меня нет желания думать.'
    'Нарисуй меня, какой ты себе меня представляешь?'
    И я начал делать наброски. Я настолько увлекся, что не заметил, как пришла моя семья, как испуганно взвизгнула младшая сестра, как они застыли у меня за спиной. Я только рисовал, и ничто не могло меня побеспокоить. Когда я закончил, и обернулся, я увидел, что они убили себя тем ножом, который я оставил на полу. Я смотрел на их тела, это все выглядело так глупо и сюрреалистично... будто сюжет плохого фильма ужасов. Но терпкий, металлический запах крови, безжизненный остекленевший взгляд родителей... Я сел на корточки, и прижался спиной к стене.
    'Почему? Почему они это сделали?'
    'Я не знаю.'
    'Думаю, это из-за того что я нарисовал. Зачем я тебя послушал?'
    'Прости, я не знала, что так выйдет.'
    Я замер, и уставился в одну точку. Вернул меня к реальности звенящий дверной звонок, я встал, и как сомнамбула пошел открывать. На тот момент я вообще ничего не думал, и даже догадаться не мог, кто это и зачем они пришли. А пришла милиция, которая увидев меня, заляпанного кровью, тут же скрутила, и отвезла в управление. Мне что-то говорили, спрашивали, но я не мог понять, чего от меня хотят? Потом меня перевезли в больницу, что-то вкололи, и оставили на ночь. Утром я проснулся привязанным к кровати, и долго не мог понять, где я нахожусь. Тут я вспомнил. Что случилось вчера, что натворил. Это похоже на грустную иронию жизни. Я влил свое желание избавиться от боли в свой рисунок, все кто посмотрел на него захотели от нее избавиться, и сделали это самым радикальным способом. Ведь жизнь - это сплошные страдания.
    'Я не знаю, простишь ли ты меня. Но я, правда, сожалею, и скорблю вместе с тобой.'
    'Я виноват, так же как и ты. Рано или поздно я бы вышел к этому решению, и итог был бы один.'
    
***

    Меня оставили в клинике, видя мою апатию, и периодические разговоры сами с собой, решили, что я их клиент. А когда я проговорился, что в моей голове я живу не один, начали пичкать меня таблетками, от которых я совсем замкнулся в себе. У меня пропал интерес к окружающему миру, да и было это не сложно. Меня окружали люди, у которых в глазах была пустота, они жили на одних рефлексах, жрать и спать, даже врачи и санитары не выделялись из этой серости, и поэтому, я отгородился от них, жил в историях, которые мне она рассказывала. Тогда я начал понимать, что я не вливаю свои эмоции в картины, я вливаю в картины жизнь, даже не жизнь, алгоритм ее существования. Случилось это, когда она решила рассказать про монахиню Анжелу, мы как раз обсуждали ее характер. Мы часто так коротали время, она придумывает завязку истории и главную героиню, и дальше мы продумываем характеры и поведение персонажей. В этот момент я начинал походить на статую, стеклянным взглядом уставившись в одну точку, и мог находиться в таком положении часами. И со стороны не скажешь, что у меня в голове идет жаркий спор:
    'Все-таки, поедать человечину для монахини - это слишком.'
    'Это, смотря для какой! Если монахиня какой-нибудь богини Кали, или подобной кровавой, то вполне себе может!'
    'Монахи как явление, прерогатива христианства, а 'монахинь' всяких темных богинь зовут жрицами.'
    'Хм, тогда пусть она прячется под личиной христианской монахини, и лишь в определенные дни месяца служит своему настоящему божеству. Там жертвы приносить, проводить обряды...'
    'Ну, это уже больше похоже на правду, смотри, как я ее себе представляю.'
    И я, очнувшись, поискал, где бы порисовать, но, к сожалению, ничего похожего на карандаш я не нашел. Тут как раз пробегал врач, который меня опрашивал, и я попросил его дать мне тетрадь и ручку. Он заинтересовано на меня посмотрел:
    - Марат Витальевич, я рад, что вы хотите вернуться к своему хобби, но все же тетради и ручки не положены режимом.
    - Пожалуйста, Павел Алексеевич, когда я пишу картины, у меня ослабляется головная боль, и легче переношу все то что со мной произошло.
    Пришлось немного поканючить и подавить на жалость, в итоге он сломался. Или это был его очередной психологический тест, что бы посмотреть на мою реакцию.
    - Хорошо, думаю, ничего страшного не случится.
    Он ушел к себе в кабинет, принес мне обычную общую тетрадь в клетку, и синюю шариковую ручку. Я его поблагодарил, и сразу начал набросок
    'Смотри, как я ее себе представляю...'
    Следующие полчаса прошли в обсуждении деталей, и прорисовке персонажа. Получилась на диво красивая женщина, одновременно притягивающая взгляд, и отторгающая его своим поведением. Она склонилась над еще живым телом, распятым на жертвенном камне, разорвала руками его плоть, и с наслаждением поедала его печень.
    Я особо не прятал свою тетрадь, оставляя ее в легкодоступных местах, и со временем несколько пациентов, и даже один санитар ознакомился с ней. И однажды я обнаружил, что кто-то вырвал листок с Анжелой, мне было не особо жалко ее, и я быстро забыл про это. А вспомнить мне пришлось на полнолуние, в эту ночь в палатах, были найдены мертвые тела. И убиты были очень знакомым способом.
    'Смотри Клавдия, ничего не напоминает?'
    'Какое-то деревенское имя, гадость.'
    'Но все же?'
    'Полнолуние, разорвана кожа, съедена печень. Дело рук пропавшей монахини-жрицы.'
    'Но как? Я ведь в рисунки вкладываю только свои желания?'
    'Похоже, что нет. И я думаю, ты даешь им жизнь.'
    'Глупость, как может жить рисунок?'
    'Есть многое на свете друг Горацио, неведомое даже мудрецам.'
    'Если это так, то получается, я стал виновником их смерти. Почему меня совершенно не мучает совесть?'
    'Я за нее, и ты мне такой нравишься.' (смех)
    
***

    Впредь, я проводил опыты, стараяс понять как работает мой дар. Однажды случайно убил медсестру, ее было жаль, она была доброй на ее дежурство на обед нам давали чай с сахаром, и иногда она угощала нас домашним печеньем. Но на свою беду она решила посмотреть мою тетрадь, которую я неосмотрительно оставил на столике. Там как раз был свежий опыт создания коллективной жизни на одном рисунке, отряд всадников - казаков. И как показали события, опыт был удачный. После того как ее нашли расчлененной в комнате отдыха, я заметил что доктор Кожевников, начал что-то подозревать.
    Началось все с того, что он вколол мне лошадиную дозу седативов, он устроил допрос. Я ушел в полную несознанку, рисую по наитию голоса, рисую и рисую, ничего не знаю, что происходит вокруг меня. Мне кажется, что мне не поверили, потому что у меня отобрали тетрадь и ручку. Головные боли вновь вернулись, и с ней вернулась мое раздражение. Только вот проявлять агрессию в дурке - бестолковое занятие. Меня быстро упаковали как буйного, вкололи целый коктейль препаратов, и заперли в одиночке. Сколько я там провел не знаю, дни сливались в месяцы, месяцы в годы... В существовании овоща были свои плюсы, я практически не чувствовал боль. В те дни, когда я не мог связно мыслить, и понимать что от меня хотят, и она постоянно говорила со мной, пела песни, что-то рассказывала, не давала мне потерять остатки разума. Наверное, если бы не ее забота, я так и остался овощем. Но потом все кончилось, в я пришел в себя на койке, с дикой слабостью в теле. Тогда, она впервые на моей памяти, разрыдалась.
     (тихий плач)
    'Ну, будет тебе, я ведь жив.'
    'Ты бы знал (всхлип), как я боялась за тебя.'
    '...'
    'Я думала, ты никогда не очнешься.' (всхлип)
    'Если бы не ты все бы так и случилось. Спасибо что говорила со мной.'
    'Дурак, а с кем мне было еще разговаривать.'
    
    
***

    Я неторопливо перебирал в памяти события моей жизни, и пытался понять, мог ли я что-либо в ней поменять, чтобы не прийти к такому результату. По всему выходило, что нет, это все мое проклятие, которое сломало мне жизнь.
    Я шел и шел вперед, начал уставать, и начал задумывать о том, что пора сделать привал. Еды нет, воды тоже, значит можно просто отдохнуть. Помня, чем закончились попытки ощупать поверхность, я осторожно сел по-турецки. Вроде не проваливаюсь, держусь крепко.
    'Знаешь, я тут подумал, что вполне возможно старого главврача и санитаров, выкинуло сюда.'
    'Боишься их тут встретить?'
    'Разве что их останки.'
    'Ты оптимистичен.'
    'Не думаешь ли ты, что они тут выжили за десять лет?'
    'Мы не знаем, как тут идет время, и мы не знаем, где находится это 'тут'. Все может быть...'
    'Надо попробовать нарисовать еще один выход.'
    'Да, только вот чем ты будешь это делать? И на чем?'
    'Я думаю над этим. А еще я думаю, что тогда в туалете, я нарисовал вход куда-то, и мы попали в место, вроде промежуточного перевала, или шлюзовой камеры. И если моя теория верна, то, как и вход сюда, отсюда должен быть и выход.'
    'По-моему, ты бредишь.'
    'У тебя есть идеи получше?'
    Нащупав в кармане больничного халата, шариковую ручку и простой карандаш, я начал сматриваться вокруг, пытаясь сообразить, на чем не рисовать. Сначала попробовал вести карандашом в пространстве, представляя, как за ним остается линия, и пытаясь держать ее в памяти, выводить круг. Как и ожидалось, ничего не вышло.
    'Мир потерял в лице тебя талантливого дирижера.'
    Кстати, ручка хорошо пишет на коже... Я снял с себя халат майку, и начал выводить на костлявой груди узор.
    'По моему, ты маешься дурью.'
    'Не отвлекай.'
    'Ты только что, снял с себя халат, в который можно завернуть троих таких как ты, и рисуешь на своей тощей грудке. Все-таки, ты маешься дурью.'
    'Ты гений!'
    Я развернул свой халат на вытянутых руках, и осмотрел его. Полотно было шикарное, на нем можно было нарисовать бегемота в масштабе один к одному. Разложив его у себя на коленях, и наслюнявив карандаш, начал вырисовывать петельки, вкладывая в них желание, выйти отсюда. Старался очень сильно, абстрактные узоры покрыли большую часть халата, карандаш неоднократно стачивался, и приходилось отгрызать кусочки, что бы добраться до грифеля. Времени прошло много, и наконец, я понял, что у меня получилось, глядя на свой халат, я знал, что он вытащит меня отсюда, когда я его одену.
    'Ура! Епифия, у нас кажется получилось!'
    'Конечно получилось! Ты у меня умница. Давай быстрее одевай, не хочу ни минуты лишней здесь оставаться. И опять ты какое-то глупое имя сочинил. Подумай еще.'
    Я затаил дыхание, и надел его на себя. Ничего не произошло. Ни грома, ни молний, ни светопреставлений, абсолютно ничего. Я как сидел, так и сижу.
    'Кажется, я сделал что-то не так. Но я же чувствую что сработало!'
    'Попробуй надеть наизнанку.'
    Снимаю, выворачиваю, и снова одеваю. Никакой реакции
    'А если застегнуть на все пуговицы? И так и с изнанки.'
    Я попробовал, потом завязал пояс, потом вдел в рукава ноги, потом с ногами в рукавах, но наизнанку. И так, за непрекращающимися экспериментами коротал время, пока не почувствовал что ко мне кто-то приближается, и я замер. Это был некто, и очень страшный, одно его присутствие заставляли шевелиться волосы на моей лысой голове. Я его не видел, но чувствовал его крайнюю степень раздражения, которую он изливал вокруг себя. Напротив меня колыхнулся туман, и раздвинулся в стороны, очерчивая как бы ровную границы окружности. Меня подняло вверх, и швырнуло прямо в эту окружность. И я в довольно нелепой позе, полетел в темноту. Почему-то у меня создалось впечатление, что меня вышвырнули пинком под зад.
    
    
Глава 4

    
    Я выпал на расстоянии двух метров от земли, и полетел вниз. Больно ударившись об землю, я потерял ориентацию в пространстве, и свернувшись калачиком, пытался унять тошноту. Вокруг было нестерпимо ярко, и я не сразу понял, где я. Немного проморгавшись, когда глаза привыкли к свету, я смог разглядеть траву, на которой я лежал. Сердце бешено билось, а разум никак не мог принять то что со мной произошло. Вот я дорисовываю, вхожу в арку, и оказался... где?.. Это было очень похоже на сон. Я долго бродил по тому месту, и нашел способ выйти оттуда. Только он как то странно сработал, вероятно, я побеспокоил своими экспериментами местных обитателей, и меня выкинули оттуда. Не скажу, что я расстроен, я жив, я где-то на земле, а остальное приложиться.
    'Марыся, кажется халат-выход-из-серой-пустоты сработал.'
    Ответом мне была тишина.
    'О, молчание знак согласия? Я придумал тебе подходящее имя?'
    Но привычного голоса я не слышал. Куда она делась? Ей не нужны перерывы на сон, уже лет пять, и она всегда отвечает на мой зов.
    'У меня появилась шикарная задумка, нарисовать клоуна-людоеда с дрессированными макаками во фраках, и сделаю ее без твоего участия!'
    Так, паника, меня охватывает паника, нужно встать и пройтись, может она без сознания, и не может ответить. Она никогда не отказывалась в создании очередной картины, и уже засыпала бы советами оформления боевого макияжа клоуна. Надо успокоиться, подождать немного.
    Встаю, и оглядываюсь, я нахожусь в лесу, и сейчас примерно полдень, так как солнце почти в зените. Точнее нахожусь я на поляне, недалеко стена кустарника, за которым лес. Так, надо сделать ревизию всего, что у меня есть и своего состояния. Заодно одеть нормально свою хламиду, узоры свои я не чувствую, думаю что можно смело одевать. Минут десять я потратил на осмотр, пришел к следующим выводам.
    'И так, что у нас в плюсах', - я начал привычный диалог с ней, 'Я нахожусь в лесу, сейчас, похоже, поздняя весна, ведь вполне мог оказаться зимой, или очутиться в пустыне. Далее, я практически здоров, у меня есть больничный теплый халат, который нам выдали в связи с концом осени, и такие же теплые тапочки с задником, на резиновой подошве. Хоть не голый, не замерзну ночью. Еще есть карандаш, шариковая ручка, обрывок тетрадного листа. А так же тут просто одуряющее свежий воздух, и он хорошо скажется на моем пошатнувшемся здоровье.'
    Я ненадолго замолчал, пытаясь услышать знакомый голос, но тщетно.
    'А что у нас в минусах? Начнем с того, что навыков выживания в лесу у меня нет, физическая подготовка такая, что меня заяц поймает и загрызет, оружия никакого нет, еды нет, воды нет. И если это лес, то здесь должны жить дикие животные, это тоже в минус. Единственная защита от них в моем состоянии, это огонь, но и разжечь его без спичек я не умею.'
    Какие-то грустные перспективы открываются. Если не знать куда идти, то меня, скорее всего, загрызет местное зверье, а так как на дерево я залезть не смогу, то просто убежать не получится. Надо поискать воду, и отдохнуть. Встав, я решил осмотреть полянку, может, повезет и тут есть ручей? Пока ходил, пытался дозваться до нее, но в ответ тишина, неужели она пропала? Стало очень грустно. Будто исчезла частица меня, я даже не предполагал, что так привязался к ней.
    Когда ходил, я наткнулся на тропинку, которая шла через поляну в лес, и решил пойти по ней. Пройдя примерно километр, я набрел на небольшой ручеек, и я решил остаться рядом с ним. Он был кристально чистым, шириной примерно с локоть, и довольно холодным, когда сделал первый глоток, свело зубы. Посмотрев на свое отражение, я удивился. На меня смотрел худой лысый мужчина, лет тридцати пяти, с моей внешностью. Но странно было то, что на лице не было ни одной морщины, там, в клинике, в свои тридцать восемь, я выглядел, по меньшей мере, на пятьдесят. Чудно это все... может побочный эффект пребывания ТАМ? Отлично, теперь шансов выжить существенно прибавилось. Кости есть, а мясо на них нарастет, зарядка по утрам, легкий бег по вечерам, и стану как огурчик. Так, мысли путаются, надо хоть немного поспать, утром пойду вдоль русла, может, выйду к реке, а там и рыбы наловлю. Я собрал из веток лежанку, свернулся на ней клубочком, и заснул.
    Проснулся уже затемно, от того что сильно продрог. Что бы как-то согреться, я начал приседать, и подрыгивать на месте, делать простенькую зарядку. И вдруг метрах в двадцати от меня что-то сверкнуло. Я замер и присмотрелся, в стороне от меня зажглись два зеленых огонька, а рядом еще два. Оглянувшись, увидел еще несколько огоньков, которые расположились вокруг меня. Мне страшно, кажется, история разворачивается по самому неприятному варианту. Теперь я слышу, как какой-то зверь ходит вокруг меня, и появляется новые огоньки-глаза. Осознание, что это волчья стая, пришло за пару мгновений до предъявления их визитной карточки, протяжный вой, начатый одним, и подхваченный остальными разнесся по округе.
    М-да, а я только обрадовался, помолодел, похорошел, уже про бабу начал мечтать... А чего я ожидал, что прилетит волшебник в голубом вертолете и меня спасет? Кажется, моя участь это не дать помереть с голоду этим милым зверушкам. Хоть что-то полезное сделаю перед смертью.
    Первый зверь вцепился мне в ногу и потянул на себя. Я заорал, и пнул его другой ногой, но удар не принес ему никакого вреда, он дернул сильнее, и, потеряв равновесие, я упал. Он протащил меня пару метров. Второй схватил меня за руку, и потянул в другую сторону, следующий укус был в мое горло, рывок и дикая резкая боль, я не мог орать, только хрипел и булькал. Тьма постепенно укутывала меня, заглушая боль и отключая мое сознание.
    Ну что же... Глядя на обглоданный костяк, который остался от моего тела, я переваривал несколько интересных новостей. Первая, тело мое может быть и умерло, я продолжаю жить в форме духа или призрака. Вторая, длинная цепь от моей груди и до моих костей, как бы намекает, что я все еще прикован к своему телу. А как же рай, или ад? Неужели после смерти, судьба призраков быть привязанными к своим телам? Я посмотрел сквозь свою руку на солнце, я еще и прозрачный, блеск.
    Надо, наверное, куда-то идти. Смотреть на свой разобранный скелет конечно интересно, но скучно. И я начал нарезать круги вокруг костей. Ее я так и не дозвался, если она и выжила после перехода, то наверное и сгинула вместе с моим телом. Стало очень грустно, захотелось завыть, как те серые и хвостатые, которые спят возле ручья. Так жалея себя, и ходя вокруг, выяснил, что я вполне себе нормально могу летать, и настроение чуть улучшилось. А когда осознал что вместе с телом ушла и она, я понял, что меня тут больше ничего не держит, незачем мне это тело, некого мне ждать возле него. И в этот самый момент, цепь лопнула. Теперь могу идти куда хочу, и раз есть шанс сделать это безопасно по воздуху, почему бы не воспользоваться? Вроде бы на восток можно, ощущение у меня такое, что с оттуда, будто ветром свежим дует, и что интересно, этот ветер не шевелит траву, не качает ветки. Ощущение движения, очень похожие на те, которые я пускал по руке при рисовании. И я полетел на восток, волоча за собой цепь.
    Примерно в четырех километрах от места моей смерти, я услышал далекие отзвуки взрывов, будучи когда-то в экипаже РСЗО БМ-21 'Град', и принимавший участие в учебных стрельбах, я узнал взрывы похожие на гаубичный обстрел. Только было нечто странное в этих взрывах, я это понял когда подлетел еще ближе, не было звуков залпа. Обычно при запуске реактивных зарядов, слышится нарастающий свист воздуха, а тут ощущение, что подрываются минные поля. Но это точно не они, у них совершенно другой звук! Здраво рассудив что призраку бояться нечего, я решил посмотреть, что там происходит.
    Я вышел к небольшому поселению, и с первого взгляда стало ясно, что артобстрелом тут и не пахнет. На земле, возле домов, лежали разорванные трупы и фрагменты местных жителей. Дома были частично разрушены, тут и там располагались воронки, и в метрах трех от поверхности застыли виновники этих разрушений. Почему я так решил? В момент, когда я выглянул из леса, женщина в белых одеждах, выпустила непонятный заряд света в своих противников в черном, они исчезли с траектории движения снаряда, и он в очередной раз врезался в землю, развалив дом. Я присмотрелся внимательнее, они действительно висели в воздухе, и исчезли с одного места, и появились в другом, словно телепортировались. Женщина вновь начала формировать выстрел, и я с удивлением обнаружил, что он выглядит как стрела, заряженная в натянутый лук из света. Лучница исчезла и появилась над своими противниками, и выпустила в них заряд. Один не успел увернуться, и его буквально разорвало в кашу, и раскидало по кустам. Я зачарованно смотрел за действием, которое открылось передо мной. Когда она начала создавать следующий выстрел, я увидел, откуда берется энергия. Призрак девочки, лет семи, прятался в руинах, цепь от ее груди была прикована к полуразрушенной халупе. В этот момент, лучница в белом, переместилась прямо над ней, и от девочки стал отделяться белёсый туман, и всасываться в формируемый заряд. Призрак как-то совсем тихонько взвизгнул, и полностью потеряв форму, влился в стрелу.
    Вот же черт, а бояться мне как раз есть чего. Надо быстро схорониться подальше, пока под раздачу не попал. И я полетел к поваленном взрывом дереву, что бы спрятался в яме у корней.
    С нового места, осмотрел место событий, и если изначально перевес сил был очевиден, эта артиллерийская установка в белом плаще гоняла своих противников в черном по всему полю, то теперь ситуация в корне изменилась. Над деревней появилось новое действующее лицо, пожилой мужик, в таких же черных одеждах, как и остальные, и поверх нее накинутым белым халатом, типа моего больничного, только более респектабельного. Он встал напротив лучницы, и видимо о чем-то заговорил, ветер до меня донес слова на одновременно знакомом и незнакомом языке. Японский я узнал, младшая сестра его изучала, но вот говорить, читать и писать на нем я не умел. Мужик протянул руку, и из нее вылетела золотистая светящаяся цепь, которая скрутила женщину. Она упала на землю, и пыталась освободиться, но у нее ничего не получалось. Вокруг появились еще несколько мужиков в черных, как я уже догадался, кимоно, и взяли ее под руки. Человек, который ее поймал, видимо их командир, подошел, ударил ее по лицу, и отдал несколько распоряжений ее охране, и те расторопно начали снимать с нее штаны. Кажется, начинается сбор трофеев... Все же поле боя - не место для женщин. Был бы на ее месте мужчина, он уже был бы мертв. Пару минут ей был занят командир, после него подоспели подчиненные, и что бы было сподручнее, выбили рукоятками мечей ей зубы. Я конечно циник, но даже мне смотреть на это противно, и я спрятался подальше за выворотень.
    Я не осуждаю их, думаю, они были в своем праве. Я так понимаю у них военный конфликт, и, судя по трупам на поляне, было много погибших с обеих сторон. Она их враг, она убила много их солдат, честно говоря, было бы странно, если бы ничего подобного не было. Женщины, деньги, оружие - всегда были трофеями на войне. Я хоть и видел результат ее действий, но на душе все равно гадко. Надо осмыслить, все, свидетелем чему я стал.
    Деревенька, почти полностью превратилась в развалины, что не удивительно. Дома сделанные и соломы, циновок, бумаги. Электрических проводов и столбов ЛЭП я не видел, зато здесь были печные трубы и несколько разломанных телег. Можно сделать вывод, что сейчас тут замшелое средневековье, или это страна с очень низким уровнем развития. Далее, непонятные военные действия, и передвижение противников. Я ясно видел, как они перемещались по воздуху как по твердой земле с места на место, люди так не могут. Как не могут стрелять из светящегося лука стрелами сделанными из призраков, по разрушительности напоминающие эффект попадания ПЗРК 'Игла'. Пресловутая магия? Возьмем за рабочую теорию. Также плюсик к ней, главный мужик черных, взмахом руки связал белую, те цепи уж очень не похожи на обычные, слишком они самостоятельно перетянули руки и перемотали тело. Так же в наличии у каждого по мечу, наверное, они кто-то вроде воинов-магов. Про такое будучи в России я никогда не слышал, если не считать книг, потому можно предположить что я переместился во времени, или попал в другой мир, как у Стругацких. Мало информации, надо наблюдать дальше.
    Через минут двадцать, я выглянул из за ствола, и увидел, что черные закончили с лучницей, и ее изрезанный и окровавленный труп лежал в придорожной пыли. Командир что-то приказал, и его подчиненные забегали по полю, начав сортировку раненных и убитых, причем всех белых складывали в отдельном месте, а он сам переместился на десять метров вверх, и начал чего-то ждать. Как вскоре выяснилось, ждал он открытия ворот, обычных таких деревянных ворот, которые появились рядом с ним. Они раскрылись, и оттуда попрыгали парни и девушки в неизменных черных кимоно, это что, у них форма такая? Они подбежали к лежащим на поляне раненым, и вероятно начали оказывать им медицинскую помощь, во всяком случае, я кое-где заметил манипуляции с бинтом, и всякого рода свечения, наверное, лечат тоже магией. Последней, выпрыгнула женщина, так же в черном кимоно и в белой накидке. Наверное, это командир мед. корпуса, или что-то вроде того, похоже белый халат - знака офицерского различия. Она поговорила с вероятным командующим штурмовиками, тот коротко поклонившись, собрал своих, и ушел в те же самые ворота. Странно, если у них война, зачем оставлять медицину без прикрытия? А если на них нападут? Хотя это не мое дело. Мое дело пока меня не заметили, сбежать подальше отсюда.
    Развернувшись, я со всей возможной скоростью полетел в лес, и скрылся в деревьях.
    'И куда мне направиться дальше?'
    Молчание мне было в ответ.
    'Наверное, лучше по прямой, в сторону от этой деревни, и чем быстрее, тем лучше.'
    Поднявшись чуть выше верхушек деревьев, я заскользил на запад, к месту моего появления. Только совершить задуманное у меня не получилось, у меня на пути появилась та самая женщина, командующая медиками, а мне в грудь упирался острие ее меча.
    Да, похоже я отбегался... А она довольно красива, ростом ниже меня на две головы, черные волосы зачесаны вперед, и собраны на груди в хвост, глаза синие, и теплая мягкая улыбка на добром лице, от которой волосы на коже становятся дыбом. Мне ли не знать, что кроется за мягкими улыбками, большинство моих созданий имели такие.
    Она что-то проворковала мне, красиво, но совершенно непонятно.
    - Извини красавица, не знаю я ваш язык - я пожал плечами
    В ответ она нахмурилась, и произнесла фразу более жестким тоном.
    - Сразу убьешь, или можно последнее желание сказать?
    Она отпустила меч, резко приложила меня рукояткой по лбу, и вложила клинок в ножны
    Последнюю фразу я почти не слышал, вокруг меня сгущалась темнота, и я начал терять сознание.
    
    
***

    
    Унохана Ретсу, капитан четвертого отряда.
    В тот день, у капитана медицинского корпуса, в который не так давно решили переформировать четвертый отряд, была лекция в академии по применению медицинских техник для оказания первой помощи в полевых условиях. Надвигалась война, не просто пограничный конфликт, а война на истребление одной из сторон. Когда-то давно, когда она была главой отряда, который специализировался на уничтожении сил врага, ее эта новость только порадовала. Ей первой дали титул 'Кенпачи', дьяволица меча, за ярость и упоение битвой, тогда, при виде противника, кровь начинала закипать, а в голове появлялось бесшабашное безумие. Но те времена прошли, и теперь она лечит всех, кому нужна ее помощь, и мысли о предстоящих потерях рядовых шинигами лежали грузом на ее плечах. Совет постановил, снизить уровень требований для поступления в академию, снизить время обучения студентов до четырех лет, а это значит низкий уровень подготовки и еще большее количество вероятных жертв. И вот что бы сгладить углы, было решено преподавать отдельный факультатив полевой первой помощи, что бы как можно больше раненых дожили до прибытия медиков.
    Она зашла в аудиторию, села на место преподавателя, и стала осматривать свой курс, который вытянулся перед ней в струнку. И этих олухов нужно чему-то учить... Перед занятиями, она ознакомилась с личными делами студентов которых ей вверили, и сейчас осматривая их она выводила в памяти характеристики на каждого. Это второй год ускоренного обучения, никто из них не владел поступью, воплотить свои мечи смогли только двое, уровень контроля реатцу не на отвратительном уровне только у одной девушки, надо будет предложить ей место в отряде, рукопашный бой - ну разве что с рукопашным боем эти выходцы из банд немного знакомы. Она посадила студентов, и приготовилась начать урок, как вдруг раздался голос:
    - Унохана-сенсей, расскажите нам, зачем мы изучаем эту тягомотину? Мед-техники для слабаков, которые не смогут справиться своими силами с противником!
    Капитан посмотрела на задавшего вопрос, все верно, это местный лидер курса, Ватанабэ Минору. Владеет боем на мечах лучше всех на своем курсе, контроля реатсу нет в принципе, один из тех, кто воплотил меч.
    - Ватанабэ-сан, что бы стать настоящим шинигами, и подняться по силе выше офицера, нужно разносторонне развиваться, а не только изучать кендо и наносить сильные удары.
    - Ерунда, для настоящей силы не нужны костыли в виде всяких бинтов и припарок! На нас и так все само заживает, не зачем тратить свое и наше время на бесполезную чушь!
    Похоже что он был крайне недоволен, даже встал с места, и немного повысил голос. Его поддержали некоторые студенты одобрительным гулом.
    - Ватанабэ-сан, вы что-то имеете против четвертого отряда?
    Капитан Унохана обладала талантом, улыбкой любящей бабушки, заставить человека покрыться потом от страха. Этому трюку ее научил один офицер отряда тайных операций, являвшийся негласным мастером допроса и дознания. Срабатывал резкий контраст доброго вида и чудовищной жаждой убивать, исходящий от одного человека
    Студент осекся, стушевался, и постаравшись максимально уменьшится в размерах начал бормотать что-то невнятно-оправдательное.
    Она мысленно вздохнула. Чтобы привлечь больше людей в академию, начали проводить агитацию среди местного населения, рассказывали про исключительность положения шинигами в обществе, ненавязчиво вкладывали в пустые головы людей, что они станут не просто проводниками душ, а настоящими богами смерти. Сильнее их никого не будет, и что все враги общества душ живы только по тому, что до них еще не добрались. Довольно действенная идея, для увеличения потока студентов, но взамен в юных мозгах, прочно основалась установка на то, что сила шинигами неоспорима, и она появляется у всех, как только они получат в руки меч.
    - Ватанабэ-сан, я вам зачитаю некоторую статистику по потерям во время одного боя, собранному аналитиками отряда тайных операций. Сто тридцать лет назад, в мир живых открылся ход в пустой мир, и оттуда появился отряд состоящий примерно из двухсот демонов. В тот момент, ближе всех был расквартирован одиннадцатый отряд, в составе четырех офицеров, и тридцати рядовых, и они первыми вступили в бой. Победу в битве тогда одержали мы, но высокой ценой, в живых осталось только четыре рядовых, и один офицер. И как показало расследование, большинство потерь можно было бы избежать, оказав своевременно первую помощь, применив простейшее заклинания остановки кровотечения и фиксации тела, тогда бы раненые дождались появления квалифицированный помощи. Если бы тот отряд, в свое время потратил несколько недель на отработку техник полевой медицины, то тогда бы выжило людей в пять раз больше.
    Небольшую лекцию прервала черная бабочка, которая передает срочные сообщения капитанам и лейтенантам, и начальник госпиталя, прослушав сообщение, сказала:
    - На сегодня лекция закончена, всем до свидания.
    И исчезла из аудитории. В сообщении говорилось, что на свежий выпуск шинигами, которые вышли в мир живых, напал отряд квинси. Этот отряд оказался очень силен, и вчерашних студентов перебили практически сразу, но сигнал об атаке они подать успели. По тревоге был поднято две команды седьмого отряда, и, выйдя из врат, они застали квинси за сбором трофеев, и сразу же вступили в бой. Как потом выяснилось, они встретились со специальным диверсионным отрядом, который специализировался на уничтожении слабых и неопытных шинигами, и на их совести уже пять удачных операций. Каким способом они узнают время и место очередной стажировки выпускников, пока не выяснено, похоже кто-то в верхах сливает им информацию. Во время столкновения, отряды практически взаимоуничтожились, среди квинси из дееспособных осталась только их командир, а от шинигами три офицера. В этот момент к месту боя вышел капитан седьмого отряда Ивата Рензо, что и решило исход сражения.
    Капитану и лейтенанту четвертого отряда, надлежало срочно собрать группу для обеспечения медицинской помощи пострадавшим. Поскольку это сообщение было передано и ее лейтенанту, она сразу направилась к воротам, уверенная, что ее расторопная помощница уже ждет ее с отрядом. Они встретились у входа, сразу направились к месту события.
    Унохана Ретсу осмотрела местность. Человеческая деревня была полностью разрушена, и из пространства техниками квинси, вытянута почти вся энергия, даже духов убитых людей и то не осталось. Глаза задержались на трупе командира квинси.
    - Ивата сан, я смотрю, вы нашли ее?
    В числе первых уничтоженных отрядов, был тот, в котором служила дочь седьмого капитана. Ее убили последней, наиболее показательно, с какой-то больной и изощренной выдумкой, как бы говоря, что они сделают со всеми кто встанет у них на пути. Взбешенный отец поклялся найти автора этого послания. Все последующие акции, эта команда квинси проводила в подобном ключе, быстро, жестко и показательно.
    - Да Унохана-сан, я ее спросил, и она созналась.
    - А не слишком ли вы были к ней суровы, Ивата-сан?
    - Нет, она заслужила такую смерть.
    - Я буду вынуждена упомянуть этот момент в отчете.
    - Я понимаю Унохана-сан, делайте как посчитаете нужным, а я со своими парнями пойду, не будем вам мешать. Местность мы проверили, врагов здесь нет.
    И вежливо поклонившись, скомандовал отход в казармы.
    Видя, как лейтенант организовала бурную деятельность, и что ее помощь не требуется, капитан решила тщательнее осмотреть место происшествия. В этот момент она почуяла источник реатсу, который начал от нее удаляться. Заподозрив шпиона, она переместилась прямо наперерез его движению, и встретила его своим клинком.
    - Куда-то спешим, наблюдатель-сан? - Спросила она со своей знаменитой сейчас-пущу-кровь улыбкой. Он ответил что-то на непонятном лающем языке, и виновато пожал плечами.
    Она внимательно осмотрела своего противника, Это был мужчина, на вид лет тридцати, очень высокий и худой, бледная кожа, глубоко сидящие глаза, абсолютно безволосая и даже безбровая голова. Одет был в сине-серую юкату, странного покроя, а из груди торчала цепь.
    - Интересно, и как же вы призрак-сан выжили в той бойне?
    В ответ чужеземец опять пролаял что-то непонятное, и осторожно покосился на клинок.
    - Удачного возрождения, призрак-сан.
    Капитан поставила печать, отправляя этого духа в сообщество душ, и направилась помогать своему отряду.
    
    
Глава 5

    
    
    Я стоял в тени забора сжимая в руке сучковатую дубину, и готовился по сигналу оглушить часового. Каташи почему-то уже минут на десять опаздывал, и я начинал беспокоиться, еще немного - и в дом войдет еще четыре человека охраны, их всех вместе мы не одолеем. Вот, над забором взлетает и медленно опускается разноцветная тряпка, и я начинаю действовать. Тихо выхожу из тени, и сильно бью по затылку неудачника, который стоял на часах. Попал хорошо, силу рассчитал тоже, а то в прошлый раз сломал шейные позвонки, и из-за трупа нашей банде пришлось надолго залечь и не отсвечивать. Наш главарь тогда очень четко мне разъяснил, что пока мы просто воруем, и за нами нет крови, то вызывать отряд 'проводников душ' за нами не будут, сейчас нам повезло, по району рыскают курсанты академии, а от опытного шинигами мы не спрячемся. Я схватил оседающее тело под руки, и потащил в комнату охраны, где меня ждал Каташи со своей бригадой, которые уже зачистили помещение. Переложив тело на кровать, я опять спрятался в тени за дверью, бойцы моего приятеля тоже тихо схоронились кто где, благо света в комнате не было, и это было не сложно. Послышался разговор и веселый смех, к домику приближались люди. Как и ожидалось, это были охранники сдавшие смену, и идущие на отдых. Дверь раскрылась, и они друг за другом вошли в темное помещение, и тот, что был впереди начал нащупывать что-то на столе.
    - Эй! Сай! Мешок жира, ты куда дел лампу? - громко спросил он.
    В этот момент я зашел крайнему за спину, и так же аккуратно приголубил его по затылку. Практически одновременно со мной, переднего взял на удушающий Каташи, а его парни быстро оглушили остальных.
    - Хы, гляди-ка Ма, а твоя мысль пройти впятером на склад где охраны в четыре раза больше, не такая уж и глупая, и чего мы раньше не пробовали?
    - А вы бы пошли штурмовать в лоб, и вас закономерно бы всех там и положили.
    - Ну не факт, этих отожравшихся свиней мы бы быстро уработали.
    - Угу, и подняли бы на уши весь район. Пошли товар наберем, пока еще тихо.
    Мы зашли в амбарное помещение, и начали осмотр. Ассортимент был довольно скудный, почти как полки советских магазинов конца восьмидесятых, но кой чего было. Набрав несколько мешков риса, сушеной рыбы, вяленого мяса и приправ, мы осторожно и тихо пошли к схрону, припрятать добычу. После почти пятнадцатичасовой операции, мы все дико устали, и придя на базу, завалились отдыхать. Сон мне не шел совершенно, и я прошелся мыслями по последним событиям.
    Тогда, три года назад, когда после памятной встречи моего лба и рукояти меча той красавицы, я очнулся в грязной канаве, выполняющей у местных роль канализации. Находился я в каком-то городе, в районе который напоминает трущобы. Как я потом узнал у местных, его называют 'Зараки' что по-русски звучит как 'Новое дерево', и является он восьмидесятым кварталом, из восьмидесяти. Которые идут в порядке убывания и ухудшения уровня жизни. Другими словами, я был в самом немытом и дальнем участке задницы, с которой у меня ассоциировался весь этот мир. Но об этом я узнал позже, а тогда я находился посреди трущоб, без еды, денег, знания языка, и не имея ни малейшего понятия, как и куда я попал. Первую неделю я бродяжничал, кое-где приворовывал, как ни странно, голода сильного я не испытывал, и потому еды мне требовалось очень немного. Всегда отличавшийся слабой физической силой, я с удивлением обнаружил, что гораздо сильнее многих других живущих тут, это было очень странно. Как я позже узнал у Каташи, я находился в месте 'Руконгай' который на русский можно перевести как 'кварталы скитающихся душ', в точку, очень удачное определение, потому как шатающихся личностей тут было огромное количество. Эти кварталы расположены вокруг города 'Сейрейтей', место, где проживает элита, и попасть туда жителю окраин Руконгая практически нереально. Сам этот мир, называется 'Общество душ', место куда попадают люди после смерти, и отправляют их сюда специальные сущности 'шинигами' или проводники душ, коллеги старика Харона из греческих мифов. Это и есть те самые люди в униформе в виде черного кимоно, ставя печать на лоб души, они как бы дают пропуск сюда. Спасибо им конечно за это, но отправлять в этот клоповник, лучше бы убивали... Каташи сказал, что мне просто не повезло, я вполне мог оказаться в первых районах, и там живется гораздо лучше. Так вот, особенностью этого мира является то, что все живущие здесь состоят из 'рейреку' - духовной силы, так тут называют энергию, которой пользовались виденные мной шинигами, чтоб творить свою магию. И раз мы все состоим из этой самой энергии, в материальной пище мы так остро не нуждаемся, и вполне в состоянии впитывать в себя разлитую в окружающей среде реатцу. Физический показатель, так же зависит от количества этой энергии в теле, поскольку у меня было ее довольно много, я без особого труда выходил победителем в драках один на один. Я быстро обрел уверенность в себе, и даже несколько возгордился, пока...
    ... Пока меня не подстерегло пять человек, из банды, которая крышует этот участок, и не выбила из меня всю дурь о том, что я такой сильный и без особых трудов положу любого. Я работал у них на районе, без спроса и не отдавал процент от добычи. Оказывается и здесь существует организованная преступность, а я-то думал, тут анархия, делай что хочешь.
    С неделю меня подержали в яме, по началу задавали вопросы, и поняв что я их не понимаю, избили и оставили до лучших времен. Я так и просидел там, без еды и воды, пока на хозяев этого места не был совершен налет.
    Это был обычный передел власти, а власть в этом месте - исключительной сила, и по праву сильного, ее получила шайка Мори Кейтаро. Меня они нашли не сразу, потому что яма находилась в подвале, а когда нашли, предложили войти к ним в команду. Я, конечно, не понял ни слова из той тарабарщины, что на меня вывалили, но они решили, что я буду не против, так как во время стычки у них погибло два человека, и им срочно нужен был кто-то для силовой поддержки. Я остался у них, помогая им в некоторых разборках, а команды типа 'наших бьют' понятны на любом языке. Иногда мы били, иногда нас, в таком случае набирали народу побольше, и шли мстить. Я потихоньку изучал японский язык, и начинал вливаться в общество. Каташи, парень, взявший надо мной шефство, объяснил мне про местные реалии.
    Высшей властью, в этом мире обладает Король общества душ, и если верить ходящим слухам, ни один шинигами никогда не видел короля своими глазами. Основная власть в Обществе Душ принадлежит Совету сорока шести, который верно служит Королю и королевской семье.
    Далее, совету подчиняются три ветви армии. Подробностей мой учитель жизни не знал, рассказал только что есть отряд разведки и правопорядка, отряд магии, и регулярной армии. Казалось бы, с кем воюет Сейрейтей? И зачем им армия? Когда я задал этот вопрос, Каташи спросил:
    - Ма-кун, скажи, как ты думаешь, что происходит с душами, которым не повезло попасть сюда?
    - Наверное, остаются в мире живых?
    - И да, и нет. Цепь судьбы, которая приковывает духа к тому что ему дорого, со временем рвется, и начинает распадаться. Когда исчезает последнее звено, в месте, где цепь крепилась, образуется дыра, и душа начинает перерождение в демона. Они забывают все чем они были, по разуму становятся скорее зверем, ведомые только непрекращающимся голодом. В обязанности шинигами, помимо сопровождения умерших в общество душ, входит уничтожение этих демонов, которых из-за этой дыры называют 'Пустыми'
    - И что, по миру живых бродят демоны? Кажется, мне повезло, что на них не нарвался.
    - Что ты, Ма-кун, у них есть свой мир, куда их затягивает после перерождения. Он довольно серый и унылый, и они оттуда иногда выбираются.
    - А откуда ты это все знаешь, Каташи-сан?
    - Я когда то поступал в академию шинигами, отучился полгода, и потом меня оттуда вышвырнули. И не спрашивай причины, не твое это дело. Как видишь, немного знаний в голове осталось.
    
***

    Да, с того разговора прошло много времени, Каташи-сан говорил мне, что у меня неплохие задатки для поступления в академию, но перед глазами все еще были свежи воспоминания той бойни у деревни, и становиться одним из этих мечников, совершенно не хотелось.
    Нужно как-то обустраиваться на новом месте, когда узнал про свое географическое положение, я захотел перебраться в другой район, но сначала языка не знал, потом пара дел появилась, потом еще, и я уже перестал задумываться о переезде. Еще мне очень хотелось начать снова рисовать, хоть головными болями я уже не страдал, творческая натура брала свое. Бывало, возьму веточку, и начинаю рисовать на пыли, и как в старые времена отключаюсь от реальности. Из-за этого за мной закрепилась репутация чудаковатого 'быка', любящего каллиграфию, хоть и рисовал иероглифы всего несколько раз, запоминая самые нужные.
    Все, решено, завязываю с бандитизмом, и пойду в район из первой десятки, и буду там продавать свои картины богатым аристократам. И привычно мысленно повторив все новые услышанные сегодня слова, я погрузился в сон.
    
    Меня разбудили примерно в полдень, и сказали, что меня ждет Мори-сан, и что он очень сильно злой. Когда изучал язык, у меня были сильные проблемы с суффиксами в именах, и честного говоря до сих пор проблема, и потому ко всем добавляю суффикс -сан. Я пришел к боссу, взгляд его метал молнии,
    - Какого хрена Ма?! Зачем вы вырезали всю охрану? Приходил вестовой, от старших сказал, что на нас беспредел повесили, если не заплатим - вырежут всех!
    - Мори-сан, мы на дело только дубинки брали, охрану только оглушали, если и убил кто, то это не мы.
    - А это уже не важно, утром хозяин лавки нашел у себя в амбаре двадцать трупов охраны, и сообщил об этом своим родственникам которые служат в патрульной службе, а те надавили на старшего по нашему району. А ты не хуже меня знаешь, что пока мы не наглеем, Готэй 13 смотрит на наше существование сквозь пальцы.
    - Вот как... похоже мы кому-то сильно мешаем жить Мори-сан, как думаете, к кому перейдет наша территория после нашего исчезновения?
    - Ее поделят между остальными бригадами. Я очень долго думал, что же нам делать.
    Дверь открылась, и в нее вошел Каташи. Кейтаро продолжил.
    - И у меня появилась отличная идея, как исправить положение. Мы обсудили это с Каташи, и он тоже решил, что так будет лучше всего.
    - И что же это?
    - Нам нужен виноватый, которого мы сдадим к шинигами. Они проведут показательное наказание у нас на площади, и всем будет хорошо. И уж извини, поскольку идея взять ту лавку была твоя, виноватым будешь ты!
    Я с места кинулся к окну, но убежать не успел, Мори кинул мне стул под ноги, я запнулся на мгновение, и в этот момент Каташи приложил меня по затылку гирькой.
    
    'Марат, приди ко мне.'
    'Не может быть... У меня бред?'
    'Ты же лежал в психушке, котик, голоса в голове - это твое обычное состояние. Иди на мой голос, пожалуйста, я не хочу провести еще три года без тебя.'
    Я постарался направиться в ту сторону, с которой как мне казалось, я слышал голос, и чем дальше я двигался, тем сложнее мне было пробиваться вперед, и под конец я уже почти плыл сквозь очень густой кисель. Постепенно тьма расступалась, и я начал различать свои руки, я делал движения, будто всплывал, и тяжело пробивался вверх, и вот спустя несколько мгновений, меня выбросило на поверхность озера, которое находилось на опушке леса. Я вышел на берег и осмотрелся, это сон? Озеро глубиной полметра, я только что выплыл оттуда, и не смотря на это моя одежда сухая. Но почему сон такой реальный? Вокруг шумел ветер, и было неестественно тихо, не было слышно ни щебета птиц, ни стрекота кузнечиков, только умиротворяющая тишина.
    Кто-то неслышно подошел ко мне сзади, и обнял, сведя руки у меня на животе в замок.
    - Я все-таки дождалась тебя, Марат.
    Я узнал этот голос. Он был со мной половину моей осознанной жизни, и я неверя происходящему, погладил узенькую девичью ладошку.
    - Марыся...
    За что тут же получил коленкой под зад.
    - Вот же урод, такой момент испортил. И это не мое имя.
    Я обернулся, отошел на пару шагов, и с любопытством стал рассматривать ее. А посмотреть было на что. Ей было лет семнадцать на вид, она стояла абсолютно голой, и совершенно не стесняясь своего вида, улыбалась в ответ. Курносый нос, зеленые глаза, овальное бледное лицо, очень длинные темно-русые волосы, зачесанные вперед, и они, прикрывая маленькую грудку размера чуть больше единички, опускались до середины бедра. Фигура была стройная, какие бывают у легкоатлеток или пловчих. Она очень походила на русалку или берегиню из славянских мифов. Хоть и видел я эту девочку... девушку первый раз, у меня появилось ощущение, будто я знаю ее всю жизнь, и, не выдержав, я сделал шаг и обнял ее.
    - Я уже похоронил тебя. Сегодня, наверное, самый счастливый день в моей второй жизни, и кажется, я сейчас расплачусь.
    Я зарылся носом в ее волосы. Я не чувствовал какого-либо возбуждения или сексуального желания, весь вид ее был настолько естественен для меня, что покажись она одетой в бальное платье конца восемнадцатого века, я бы удивился больше. Постояв так некоторое время, мы сели на берег озера, и я спросил:
    - Где мы? И когда у тебя появилось тело?
    - Тела у меня нет, и никогда не было, только здесь я существую в таком виде. А находимся мы в твоем внутреннем мире. Это где-то очень глубоко в твоем подсознании.
    - Почему я раньше сюда не попал?
    - Ты никогда не стремился сюда, только сейчас, когда тебя оглушили, я смогла докричаться до тебя. Уже который раз убеждаюсь, что хороший удар по голове решает половину проблем на жизненном пути.
    - Прости меня, если бы я знал.
    - Ты не мог знать, забудь.
    Я прилег, положил голову ей на колени, и закрыл глаза. Вернулось давно позабытое ощущение поддержки, и я просто наслаждался моментом.
    - Слушай, а почему ты голая?
    - Не знаю, это твой внутренний мир, тут твои правила. Но мне нравиться, тут постоянно тепло, можно купаться, греться на солнышке, и меня никто не видит, мне совершенно некого стесняться.
    - Я тебя вижу.
    - И тебя не устраивает, то что ты видишь?
    - Мне почему-то кажется, что ты выглядишь точно так, как и должна. Расскажи, что с тобой было во время нашей разлуки?
    - Последнее что я помню, это как нас вышвырнули в тот проход, после этого темнота, и я очнулась тут на берегу в этом теле. Я сначала не поняла, что со мной случилось, думала, что нас разделило при переносе. Кто знает эти законы межмировых переходов. Но вскоре до меня стали доходить обрывки твоих мыслей, я пытался кричать, звать тебя, но ничего не получалось. Постепенно, я узнала, что ты умер, а твой дух переправлен в местный аналог рая, а я видимо, все еще нахожусь внутри тебя.
    - Как думаешь, я смогу приходить сюда по желанию?
    - Думаю, нет, есть небольшой шанс попасть сюда, получив по голове, но ты и так псих, это тебе на пользу не пойдет.
    - Тогда я не уйду отсюда. Не хочу снова быть там, совсем один.
    - Есть один способ, но он тебе не понравиться.
    - Какой?
    - Ты должен стать шинигами. Я видела твои воспоминания, и вижу ту неприязнь, но ты должен переступить через себя.
    - И какая связь между становлением шинигами, и тобой?
    - Помнишь, ты попросил Каташи, рассказать тебе про них?
    
***

    Это было пару лет назад, я тогда во второй раз увидел человека в черном кимоно, который двигался с невозможной для человека скоростью. Я не так давно с горем пополам, научился понимать, что мне говорят, и решил спросить у своего учителя.
    - Каташи-сан, кто эти люди в черных одеждах?
    - Это шинигами. Каста воинов в обществе душ.
    - Расскажи про них.
    Каташи вздохнул, я, как начал говорить, вел себя подобно малому ребенку, мучая его своими бесконечными 'почему' и 'расскажи'.
    - Я тебе уже говорил, что весь этот мир состоит из духовной силы. И все души в разной степени вырабатывают эту силу. Кто-то совсем мало, практически незаметно, таких большинство, а кто-то больше. Такие вот души, могут стать шинигами, проводниками душ. Их основной задачей является, в мире живых отправлять умерших людей сюда. Весь этот мир существует за счет душ, которых они сюда присылают, чем их здесь больше, тем сильнее разрастается мир. Шинигами отличает от других, наличие 'занпакто' - духовного меча, это часть их сути, которая обладает своим разумом, и принявшая форму клинка. Обычно они уникальны и являются отражением внутренней силы и души хозяина. Именно этим мечом, они отправляют умерших сюда, и разбивают маски пустых.
    - Понятно, а ты знаешь какие у них ранги, и чем они отличаются?
    - Интересные ты вопросы задаешь... А зачем тебе?
    - Я уже говорил, что помню себя до смерти, а так же я помню, что видел шинигами. Ими командовал мужик в белом хаори.
    - О, тебе улыбнулась удача встретить одного из капитанов, они редко покидают Готэй 13. Что там случилось?
    - Там вроде как была с кем-то стычка, он появился под самый конец схватки, и добил оставшихся врагов.
    - Понятно... ладно, я тебе уже рассказывал про подчиненную совету военную структуру, это тот самый Готэй 13. Его неизменным командующим является вот уже почти тысячу лет, Ямомото Генрюсай, самый сильный шинигами во всем Сейрейтее, и он же капитан первого отряда. Ему подчиняются двенадцать отрядов, во главе которых стоят капитаны. В каждом отряде по одному лейтенанту, следующим по силе бойцом после капитана, около пары десятков офицеров, и примерно двух сотен рядовых.
    - А от чего зависит сила? По каким параметрам выбирают капитана?
    - Все дело в занпакто, чем лучше взаимодействуешь с ним, тем больше у тебя рейреку, и тем сильнее ты становишься ты и твое духовное давление 'реатсу'. Со временем, поняв свой меч, можно частично с ним слиться, это состояние называется 'шикай', сила многократно увеличивается, и у меча появляется индивидуальность. Некоторые, спустя сотни лет тренировок, могут достичь полного высвобождения, или 'банкай'. Тогда шинигами становиться в десять раз сильнее. Умение достичь, шикая и банкая, обязательное условие, что бы стать капитаном, очень немногие смогли это.
    - А можно стать шинигами без прохождения академии?
    - Нет, при поступлении, тебе выдают безымянный клинок, на который накладывается отпечаток души хозяина, и из которого уже развивается занпакто, а без такого меча, полноценным шинигами не стать. Что, все-таки передумал, и решил пойти в академию?
    - Нет, я хочу узнать про них больше, что бы знать, чего от них ожидать.
    
    
    
***

    
    Я припомнил наш разговор, и спросил,
    - Ну и к чему ты это спросила?
    - Понимаешь, я думаю, что при переходе, я слилась с твоей сутью, и теперь и есть отражение твоей души, твой занпакто. Только я уже обрела разум, и в теории ты уже достиг шикая.
    Я вскочил, и заходил по траве.
    - Ты уверена?
    - Посмотри мне в глаза, ты ведь чувствуешь что я часть тебя.
    Я взглянул на нее. Она права, мы с ней уже давно одно целое.
    - Тогда я пойду в сейрейтей, и надену это клятое черное кимоно. Я должен воплотить тебя. Только сделаю это позже, давай посидим еще.
    - Хорошо, но теперь, что бы все получилось, ты просто обязан найти мое имя.
    - Это будет самое сложное.
    
    
Глава 6

    
    Примечание от автора. В манге упоминалось (не помню где), что все умершие в Обществе душ духи, отправляются на перерождение в мир живых, и делают это вероятно вместе со своим телом. Я позволю себе немного изменить правила этого мира, у меня умирать будут как обычные люди. Т.е. у них будет вполне материальное тело, и оно будет оставаться после смерти. На перерождение отправиться только душа. А тела будут либо кремировать, либо хоронить.
    
    
    
***

    
    Гончар Мацуо Шима
    Раздался раскат грома, деревянные стены практически не заглушали звуки снаружи, мерный перестук дождя и завывания ветра настраивали на философское настроение. Мацуо прикрепил глиняную ручку к кувшину, и устало разогнулся. Уже давно стемнело, света от свечей не хватало, и пора бы уже ложится спать. Опять заработался до поздна, но он любил свою работу, и просто не мог оставить сосуд не завершенным. А хорошо получилось, на одной стороне он выложил тонкими, почти невесомыми глиняными линиями линями, сливовое дерево на берегу озера, а на другой выдавил аккуратным кандзи: 'Допиваю саке. Уж дно видать. Истины все нет...'. Осталось обжечь, покрасить, и можно будет выставить на продажу за неплохую сумму. Может, кто из высшего общества купит. А пока, пусть ночь постоит на холодке, чтобы дозрела до печи.
    Его размышления прервал звон колокольчика, и голос со двора который его звал. Гончар выглянул в окно, небо было затянуто тучами, шел сильный дождь, и ничего нельзя было разглядеть.
    - Кому там не спится?
    - Мацуо Шима-сан, открой, это я Ногути Рокуро.
    Мацуо Шима удивился, Ногути Рокуро был практически хозяином деревни и окружающих земель, он никогда не добавлял к его имени -сан, и никогда не говорил так вежливо, его тон всегда был спесивый, и он как будто цедил слова сквозь зубы. Да что там, домой к нему он бы точно никогда не пришел, тем более ночью и пешком. Из-за того что дом стоял вдалеке от основного поселения, рядом с глиняной жилой, и добираться туда приходилось через лес по размытой тропинке.
    Он раздвинул дверь, и сказал:
    - Проходите Ногути-сама
    В комнату практически влетел продрогший толстяк, полностью мокрый, и сразу закрыл за собой дверь. Ночной гость начал обыскивать комнату, не заходя в темные углы, и ничего не найдя он громко прошептал, почти прошипел сквозь зубы:
    - У тебя очень темно Мацуо Шима-сан, надо зажечь свечи! Где они, где они? Отвечай где они!!!
    - Успокойтесь, Ногути-сама.
    Шима достал связку дешевых сальных свеч, и протянул его гостю. Тот схватил их, вытащил сразу четыре, подошел уже к уже чадящей свече, и зажег их. После начал расставлять их по углам, стараясь осветить все затемненные углы.
    'Как бы пожар не устроил' подумал гончар, 'хорошо, что дождь идет'. В этот момент раздался звон колокольчика, и тихое, едва слышное из-за шума дождя, хрипение. Он уже встал, что бы открыть дверь, как его схватили за руки, и повернули к себе. На гончара смотрели расширенные от ужаса глаза, и их хозяин дрожащим шепотом ему сказал:
    - Не открывайте дверь. Что бы ни случилось снаружи, ни в коем случае не открывайте дверь, иначе оно вас тоже убьет.
    - О чем вы Ногути-сама? Кто там?
    Но он ему не ответил, было видно, что он уже на пределе, ту дрожь, которую гончар сначала принял за дрожь от холода, была дрожью пробравшего его ужаса. Когда хозяин дома это осознал, то решил как-то помочь ему. Мацуо Шима был по натуре хорошим человеком, и никогда не отказывал людям в беде, даже если они относились к нему плохо.
    И что бы успокоить гостя, он решил дать ему выпить, вроде бы пара бутылочек неплохого саке у него еще оставалось.
    - Ногути-сама садитесь, я сейчас дам вам выпить.
    Он усадил его на циновку, а сам, достав бутылку, пару небольших чашек - 'сакадзуки', налил и поставил перед на столик перед ним. Тот не с невидящим взглядом поднял чашу и выпил, в глазах немного прояснилось, потом он взял бутылочку, сделал три хороших глотка, и поставил на место.
    - Спасибо Мацуо Шима-сан, мне стало лучше. Можно мне у вас переждать ночь?
    - Конечно Ногути-сама, но вы не расскажете, что случилось?
    Его собеседник налил себе еще и выпил, и немного растягивая слова, сказал:
    - А почему бы и не рассказать? Может боги смилостивятся, и помогут мне?..
    - Кто там стоит на улице?
    Он дернулся, бросил полный страха взгляд на дверь, сделал глоток из бутылки, и ответил.
    - Я не знаю, кто это, но ради всего, не открывайте сегодня ночью дверь!
    - Хорошо, не буду. У вас такой вид, будто вы от Пустого убегали. Но будь это так, он бы давно разломал мою хибарку и не стал бы топтаться на улице.
    - Поверь, от Пустых я хорошо защищен, вот смотри:
    И он достал из-за ворота юкаты небольшой металлический кружок на веревочке.
    - Это из Сейрейтея, он скрывает меня от них. Но не смог защитить меня и мою Тамико.
    Он допил остатки из бутылки, и тихо разрыдался.
    - Тамико, моя дорогая Тамико, почему ты меня покинула? Что за демоны забрали тебя?
    Мацуо Шима смотрел на плачущего человека, и думал. Что могло случиться с этим сильным и властным человеком, хозяином этого поселения, от чего он себя так ведет? И открыв вторую бутылку, налил себе и гостю, и поставил на столик. Ногути Рокуро немного успокоился, и, выпив еще, начала рассказывать, по-пьяному немного растягивая слова:
    - Это началось шесть дней назад, я не так давно приехал с ярмарки, где купил одежды, тканей, несколько безделушек для жены, пару рабов и вина.
    Гончар незаметно поморщился, ходили слухи про то, для чего им нужны рабы, и почему они так часто их покупают. Говорят, они не выдерживают любви Тамико-самы, и редко протягивают хотя бы неделю. Но все же пусть уж лучше рабы, чем жители деревни. А Ногути продолжал:
    - Моя жена была очень довольна покупками, и решила в тот день устроить небольшой праздник. Утром, меня разбудил начальник охраны, он доложил, что один из рабов умер. Вскочив, я пошел смотреть, что там случилось. Выяснилось, что тот второй раб убил своего сокамерника, причем зачем-то сильно поглумился над трупом, выдавил ему глаза, сильно избил, все тело было в синяках. За то, что он испортил мою собственность, его высекли, и привязали к забору, чтоб постоял так пару деньков на солнце, в наказание.
    Ногути прервался, и отхлебнул еще немного саке. А гончар недоверчиво посмотрел на собеседника, как-то странно звучало все, что он ему говорил. Те слухи, что ходили среди населения, сходились в одном, у всех умерших рабов Ногути-самы, были сильнейшие побои, разодранная кожа, выколотые глаза, и прочие непотребства. Но промолчал, продолжил слушать.
    - И уже следующей ночью, началась всякая чертовщина. На начальника охраны, напало два его подчиненных, и, зарезав его, начали что-то искать у него в желудке и кишках. За этим занятием их застала одна из служанок, с которой обычно проводил ночь покойный, и громко крича на весь дом, выбежала на улицу. Когда их попытались оттащить от тела, они буквально озверели, и бросились на слуг с мечами. Убить их стоило немалых сил, пострадало несколько человек. Как потом они рассказали, охранники что-то бормотали про 'нее', и что их босс 'ее' забрал и съел, и они хотят это найти. По всем признакам сошли с ума. Тогда же утром мне под дверь кто-то подбросил грязную куклу из перетянутой веревкой соломы и куска ткани, и не придав ей особого значения, выкинул во двор. Меня утром нашла та служанка, которая обнаружила тело, и попросилась отправить ее на время к родителям, говоря, что не может забыть пережитого ужаса. Я ей не особо поверил, надавив выведал, что той же ночью, когда все легли спать, она лежа в своей комнате услышала тихое хрипение, и увидела как из темноты коридора выползает, подобно змее, мертвый начальник охраны. Причем по ее словам, полз он, совершенно не пользуясь руками или ногами, будто кто тащил его на веревке. Она сильно испугалась, зажгла свечу, и он не став заползать к ней в комнату, исчез в темноте коридора.
    Последняя фраза была сказана абсолютно трезвым голосом, и с каким-то равнодушным спокойствием. На спине и Мацуо неприятно забегал холодок, он припомнил тот хрип на улице, но решил не перебивать.
    - Я ей не поверил, решил, что ей просто кошмар приснился, и сказал что никуда не отпущу. Следующей жертвой стала она, ее нашли через несколько часов в кладовке, она сидела в самом темном углу, была полностью седой, а в руках держала свои собственные глаза. Судя по следам крови на пальцах, она сама их вытащила. Потом уже другие слуги начали поголовно проситься домой, а после того как я их не отпустил, несколько даже сбежало. По дому начали ходить слухи, что дом проклят, и что им овладел злой дух. Я слышал, что у Пустых бывают очень разные силы, и может быть это их влияние, и решил надеть на жену и себя по оберегающему амулету. Этой ночью меня разбудила криком жена, она что-то бормотала, и показывала пальцем в угол комнаты, я ничего не разглядел, и решил зажечь свет. Осветив всю комнату, я так и не увидев ничего подозрительного, спросил ее что случилось. Она, заикаясь от страха, сказала, что увидела что проснулась от хрипа, который слышался в комнате, и посмотрев в тот угол из которого он казалось доносился, увидела лицо умершей служанки, которое немного светилось в темноте. Лицо повернулось к ней, и опустилось на уровень пола, и как будто скользя по нему отправилось прямо на нее. Тут она не сбросила оцепенение и закричала, а когда я зажег свет, видение будто исчезло вместе с тьмой. В ту ночь, мы так и не смогли уснуть. Тогда же утром, нашли мертвого повара, она так и не вышел из своей комнаты, он так же сидел в углу, и у него в руках были глаза, а рядом с ним я увидел знакомую куклу. Кто ее приносит? Я тогда ее взял, вынес во двор, разобрал и раскидал солому по двору... После повара, почти все слуги сбежали, остался только один управляющий, он не стал оставлять свой пост. Что его и сгубило, следующим умер он, только было, похоже, что умер он просто от страха. Лицо перекошенное ужасом, наверное будет мне сниться до конца жизни. На тот момент, из живых в доме остался только я с женой, да тот раб все еще привязанный к забору. Мы с женой решили, с утра съехать с этого проклятого места, и осветив комнату свечами, начали ждать рассвета, понадеявшись что сначала смерть заберет раба. Наверное мы не заметив этого, уснули, и свечи полностью прогорели. Утром я нашел труп своей жены в углу комнаты, она была полностью седа, и держала у себя руках глаза, а рядом с ней лежала та самая кукла...
    Тут Ногути снова разрыдался, но быстро успокоившись, задумчиво, начал смотреть на огонек свечи. Хозяин дома налил по чашке, все услышанное не укладывалось у него в голове. Этого не может быть, потому что этого не может быть! Они находятся в мире, куда попадают люди после смерти, здесь не мир живых, и нет места аякаси и екаям. Больше походило на бред, но собеседник рассказывал все так искренне, было видно, что он верит в то что говорит. Шима спросил:
    - А что случилось дальше?
    - Дальше? Дальше я решил сбежать, так и не похоронив ее. Вскочил, выбежал во двор, и увидел что раб все еще жив. Я с криками, 'Почему ты все еще жив, и посмел выжить когда Тамико мертва?', начал его бить палкой. Он спокойно сносил удары, и лишь сказал, 'Она была нужна ей, а я всего лишь раб. Вещь, если угодно, мне она не опасна'. Он интонацией выделил слова, и я сразу понял о ком он. Я тогда отвязал его, и сказал что он теперь не раб, и волен делать все что хочет, надеясь, что проклятье заберет его первым. А сам решил убежать, и на выходе меня догнал голос раба: 'у вас не получится убежать или спрятаться от нее', а я не слушая его, побежал по дороге. Пройдя пару часов, я снова вышел к своему дому, как такое произошло я не знал, потому как шел никуда не сворачивая. Попробовав уйти еще несколько раз, я раз за разом возвращался домой. Поняв, что уйти никуда не получится, я остался в доме. Как ни странно, раб никуда не ушел, он сидел во дворе, и поедал нехитрыйобед, который нашел на кухне. Я спросил, что он тут делает, на что он заявил, 'Я как свободный человек, который гостит у доброго господина соблюдающего законы гостеприимства, не мог оскорбить хозяина, и не съесть предложенный им обед и ужин'. Я махнул на него рукой, сказал ему делать, все что он хочет, а сам решил похоронить жену. Выкопав в саду яму, я перенес ее туда, и установил деревянную табличку с ее именем. На большее сил не хватило, и я поплелся в дом. На глаза попалась кукла, та самая кукла. Тогда мне пришла в голову мысль, что это она во всем виновата, это она принесла проклятие в дом. Я ее взял, и сжег на кухне в печке. На следующую ночь, я зажег несколько свечей, не давая место тьме в комнате. И видимо опять уснул, потому как меня разбудил хрип, и прикосновение к ногам. Комнату застилала тьма, я абсолютно ничего не видел, только чувствовал, что что-то заползает мне под одеяло со стороны ног, меня парализовал ужас, и я не мог даже вздохнуть. Лишь наблюдал, как одеяло у ног вздыбилось, и бугор начал двигаться ко мне, и наконец, он дошел до границы одеяла. На меня смотрела моя жена, пустые глазницы смотрели на меня, а в хрипе угадывалось 'Мне нужны глаза'. Это не могло быть моей Тамико, я смог собрать силы, и скинул это с себя, и выскочил из комнаты. Я бежал по коридорам, а когда оглядывался, видел, как она скользит за мной, по полу, по стенам, иногда переходя на потолок, избегая мест которые освещены. Я запер дверь, и выскочил на улицу в дождь, и побежал в сторону деревни. Потом вышел к твоему дому, и постучался к тебе.
    Тут Ногути замолчал, взял бутылку, и в несколько глотков осушил ее. Он был уже сильно пьян, голова его склонялась все ниже и ниже, и он уснул.
    А гончар обдумывал все что услышал. Это все было слишком неправдоподобно, что бы верить, но не верить он не мог. Слухи что дом их господина проклят, уже гуляли по деревне, но он не придал им значения. Но чтоб такое... проклятые вещи, загадочные смерти. Он уже пожалел, что пустил гостя в дом, как бы он не принес беду сюда.
    Шима открыл глаза, похоже он незаметно для себя уснул. Встав, он покрутил плечами, и взгляд наткнулся на тело в углу. Повернувшись, он испугано вскрикнул, перед его глазами предстала картина, о которой он неоднократно слышал этой ночью. Его гость, забившись в угол, держал на вытянутой руке два своих глаза, а у ног тела, лежала грязная самодельная кукла. Не секунды не раздумывая, Мацуо выбежал на улицу, достал несколько кувшинов масла, откупорил их, и начал обливать свой дом снаружи. Второй кувшин разбил рядом с телом Ногути, потом взял огниво зажег свечу и выше во двор. Поставив ее так, что бы пламя было защищено от ветра, и одновременно оно лизало пропитанную маслом бумагу, он порадовался тому, что дом стоит в стороне от деревни, и он не устроит там пожар. Убедившись, что огонь разгорелся хорошо, гончар окинул прощальным взглядом место, которое уже десять лет было его домом, и ушел подальше от проклятого места.
    
***

    Впервые за последнюю неделю я так хорошо выспался, а то как-то не задалась у меня в последнее время жизнь, сначала сдали меня шинигами, которых вызвал тот торговец, потом вот неделя у забора в не самой удобной позе... Ну да ладно, уже все кончилось, надо набрать провианта да и двинуть к Сейрейтею, я не знаю когда там происходит набор, но будет неприятно если опоздаю. Я сейчас нахожусь в двадцать седьмом районе, и идти мне предстоит около двух месяцев. А если бы добирался с родного восьмидесятого, то и весь год, хорошо, что меня так удачно подкинули сюда.
    
    Когда я ушел из своего внутреннего мира, я пришел в себя уже в деревянной клетке, где-то на рынке. Из разговоров рядом стоящего человека, я выяснил, что пару часов назад, меня сюда принесли шинигами, и продали буквально за три бутылки рисовой водки местному работорговцу. Работорговля в Руконгае - самый прибыльный бизнес, классовое неравенство процветает. Если у тебя нет сил или друзей, которые могут тебя поддержать, то в дальних районах у тебя незавидная участь. Практически все души, с низким реатсу которые туда попадают, продолжают свою жизнь в вот таких вот клетках. Товар принято показывать во всей красе, потому с меня бессознательного, сорвали все лохмотья которые на мне были, и я находился в клетке в чем мать родила
    Торговец, увидев что я очухался, радостно улыбнулся:
    - О, смотрите-ка, наша спящая красавица очнулась! И какая крепкая красавица, это я удачно тебя выменял!
    Я никак не стал это комментировать, а сел в углу клетки и обнял колени.
    В этот момент прибыли покупатели, и он начал нахваливать им свой товар. И как же мне отсюда выбраться? В принципе, я вполне в состоянии сломать эту клетку, но вот отбиться от охраны не получится, их слишком много. Значит надо ждать когда меня купят, возможно во время транспортировки, у меня будет шанс убежать. Еще можно воспользоваться своим даром, я немного пробовал его использовать, но очень осторожно, боялся его засветить. Но все же смог выяснить две новости: первая хорошая, Дар все еще со мной, а из-за того что сил во мне гораздо больше, возможности создания разума картин у меня выше. И вторая плохая, так как я не один в этом мире обладаю духовной энергией, мои картины действуют не на всех. На обычных людей воздействовать могу, а вот на шинигами или просто души с высоким уровнем духовной силы, уже нет. А у охраны как минимум двое таких, и вариант с даром на данном этапе тоже не возможен. А значит, буду ждать.
    Как ни странно, произошедшее со мной, ничуть меня не беспокоило, даже действия Каташи меня не расстроили. Ведь именно с его помощью, я снова обрел свою потерянную часть. Я улыбнулся, и вспомнил нашу встречу, а она очень красива... Я почувствовал, будто отголосок ее эмоций, она радостно смеялась, похоже, наша связь потихоньку перестает быть односторонней.
    Времени свободного у меня было много, и я решил попробовать перейти во внутренний мир. Попробовал медитировать, но поскольку совершенно не умел этого делать, у меня ничего не получилось. Еще этот шум рынка постоянно сбивал с подходящего состояния, потом пытался почувствовать в себе эту энергию, и погонять ее по телу, но получилось только концентрировать ее в определенных участках.
    Вот так, в попытках чем-то себя занять, я убивал время. Как тут, прибыли покупатели, которым я приглянулся. Это был толстый мужчина среднего роста в богатой одежде, и вероятно его жена, красивая стройная женщина, от которой так и веяло похотью. Именно она бросила на меня такой взгляд, от которого даже захотелось вымыться, и указала на меня пальчиком, говоря 'Давай вот этого купим!'. Кажется меня выбрали в качестве секс-игрушки, это конечно лучше чем быть гладиатором или чернорабочим, но уж сильно мне этот взгляд не понравился. И чего она во мне усмотрела? Мускулатуры нет, я скорее жилистый, на лицо - еще хуже, мой редко мигающий взгляд и отсутствие бровей создают пугающее впечатление. Физические данные, которые особенно ценят у мужчин-секс-игрушек? Тут тоже не самый примечательный калибр, если посмотреть по клеткам, есть представители, с такими болтами, что даже хочется им посочувствовать. Видимо эту женщину привлекает что-то другое. Она еще немного повыбирала, и вместе со мной прихватили молодого юношу, лицом похожего на купидонов с картин Микеланджело. Нас посадили в клетку на колесах, сами сели во что-то вроде кареты, и двинулись по дороге. Я с любопытством осматривал транспорт, лошадей или иных тягловых животных в Обществе душ не наблюдалось, и потому двигались телеги на местной магии. Я про такое слышал, это одна из разработок кидо-отряда, и стоила невероятно дорого. Похоже, наш покупатель довольно обеспеченный человек, у которого есть связи в Сейрейтее. Спросив у 'шофера' нашей повозки, в какой район нас везут, был удостоен презрительного взгляда. Но все же он ответил, что в двадцать седьмой. Я обрадовался, когда еще получится с таким относительным комфортом проехать большую часть пути?
    На ночевку разбили небольшой лагерь, нас немного накормили, и снова заперли в клетке. Товарищ по несчастью, пытался разговорить меня, но я отвечал односложно и мало, не хотел к нему привязываться. Потому как уходить придется одному и с шумом, брать с собой нагрузку не хотелось. Этой же ночью выяснилось, по каким параметрам нас выбирала хозяйка, меня провели к ней в шатер, где был закован в колодки. Появилась нагая женщина с плеткой, и начала меня охаживать по спине и по заднице, и судя по звукам одновременно лаская себя. Что бы было не так больно, я в места куда меня били пытался направить свою реатсу, и вроде даже получилось. Она закончила минут через пятнадцать, и потрепала еле стоящего меня по щеке, сказала 'ты молодец, выносливый'. Потом меня отвязали и отправили в клетку. Раны к утру затянуться, но сил стоять все равно не было, потом я лежал на животе, и корректировал свой план побега. Мне вероятно повезло, что у нее был только 'походный' набор развлечений, я даже боюсь представить, что у нее храниться дома. И исходя из увлечений нашей покупательницы, можно сделать вывод, что она взяла тех, у кого больше всего духовной силы, видимо мы выдержим больше всех. Начинаю действовать в первую ночь после приезда, и в живых не оставляю никого.
    Три дня мы ехали в поместье, и за это время меня водили в шатер еще один раз, и опять я не мог шевельнуться от слабости. И наконец, мы на месте, нас бросили в пустую комнату, в которой из удобств была только солома на полу, и выдали кое-какую одежду. Этой же ночью забрали моего сокамерника, а приведя его через несколько часов, бросили его в камеру. Я осмотрел его, выколоты глаза, изрезанна чем-то спина, вывихнуты суставы, и похоже отрезаны гениталии. И что самое страшное, он был еще жив. Он что-то хрипел, и пытался мне сказать, прислушавшись, я разобрал 'убей меня'. Я не мог смотреть на его мучения, начал приводить план в исполнение. Оторвал от своей рубахи кусок тряпки, и нарисовал при помощи соломинки и его крови схематичную маленькую девочку, которая должна была остановить его сердце, и заставил его взять ее в руки. Надеюсь, у него не хватит сил противодействовать ей. Сначала надо убрать начальника охраны, у него очень высокий уровень силы, а из-за того что на него не подействует мой дар, будем влиять на него опосредованно. На втором лоскуте, рисую некую драгоценность, и убеждение того что ее проглотил этот начальник. Теперь любой, кто посмотрит на лоскут, решит что какая-то очень ценная вещь, какая он сам придумает, находится у начальника, который ее проглотил. И будет пробовать ее достать, с полной уверенностью, что он поступает так как и следует поступать, и никак иначе.
    Из третьего куска, я соорудил одежду для куклы из соломы, которую я сделал за время заключения в комнате. Теперь надо придумать, как она будет действовать. После того, что они сделали с этим парнем, простой смерти им будет мало, надо еще напугать до седых волос. К сожалению, страх - это единственная эмоция, которую я могу разжигать. Когда-то давно, еще находясь в больнице, мы придумали призрака парализованной девочки, который мог передвигаться только лежа на поверхности. Получилось атмосферно и жутко, потому возьмем как основу. Все кто увидят куклу, будут видеть ее образ везде, но восприниматься он будет как последний умерший в этом доме. И образ этот будет преследовать их только в темноте, а догнав начнет просить у них глаза. Чем ближе будет образ, тем страх будет сильнее, а после того как он подойдет к ним вплотную, появляется убеждение что чтобы избавиться от него, нужно достать свои глаза. По моим расчетам, еще до этого должно остановиться сердце от страха. Саму же куклу все кто увидят, не будут замечать, если не присмотрятся внимательно, она будет казаться настолько привычной и вписанной в интерьер, что не будет бросаться в глаза.
    - Как думаешь, я не слишком жестоко поступаю?
    Я прислушался к себе, показалось, что я уловил одобрительную эмоцию.
    - Это все же неправильно, нормальный герой должен вынести ударом ноги дверь, оглушить всех злодеев, а затем сдать на руки правосудию.
    В ответ что-то похожее на ироничную улыбку.
    - Думаю ты права, я перестал быть нормальным в тот момент, когда в моем личном деле появилась отметка (Б)уйный, и я начал разговаривать с тобой вслух. Потому как ненормальный герой, я убью их всех!
    Ну, моя совесть действия одобряет, потому, начинаем рисовать. Вложив алгоритм жизни в кусок тряпки, я сделал из него что-то вроде набедренной повязки или юбочки, и одел на куклу. Теперь остается только ждать. Вскоре умер мой сокамерник, отмучался...
    Утром к нам пришла служанка, и я ненавязчиво показав ей куклу, сказал что мой сосед умер. Она взяв мой подарок, сама этого не заметив, пошла за охраной. Им я дал посмотреть на тряпочку с драгоценностью. О, на них подействовало. Ждем развития постановки. Следующий пришел начальник охраны, осмотрел труп, и ушел за хозяином дома. Он пришел, обвинил меня в смерти, что кстати заслуженно, признаю, и приказал меня выпороть. Меня вывели во двор, и я с удовлетворением увидел куклу, которая валялась в пыли, и всем мозолила глаза. Следом за мной вышла хозяйка, ее взгляд задержался на кукле, и я ощутил, как созданная мной жизнь, перешла в ее разум. Теперь можно и потерпеть, потому что все кто сейчас находятся во дворе - просто еще живые мертвецы. Меня немного постегали кнутом, не сравнить с первой ночью, привязали к забору, так что мне приходилось стоять на цыпочках, и оставили жариться на солнышке. Бывало у меня и похуже положения, а потому будем наслаждаться представлением.
    В первую ночь, я почувствовал, как желание найти ценность стало невыносимым, и охранники начали его выполнять. Пока не появиться труп начальника охраны, все будут видеть только образ куклы, и это самая слабая часть моего плана. Вдруг он окажется сильнее, и убьет их первым? Но обошлось, половину ночи наблюдал за попытками обезвредить сошедших с ума охранников. Странно, вроде не должно было так сильно на них повлиять, кажется, я перестарался. Утром, вышел хозяин, и выкинул куклу куда-то в траву. НО ведь настоящая кукла лежит в другой стороне двора? Почему их две?
    На вторую ночь, я почувствовал пробуждение куклы, и увидел тело начальника тюрьмы ползущее по траве куда бросили вторую куклу, в дом. Я понял, что правила в этом мире тоже другие, и если в родной России увидевшие картину, получили бы очень убедительные галлюцинации, то здесь будет полная материализация. Возможности влияния на мир стали больше, это и радует и пугает. Этой ночью никто не умер, но вот ближе к обеду, кукла нашла и убила в темной кладовой служанку. Опять не по правилу, она должна жить только ночью, а днем никого не трогать.
    На третью ночь, чуть не умерла хозяйка, но они не вовремя зажгли свет, и я увидел, как ползет служанка по стене дома. Очень жуткое зрелище, хорошо она меня не будет трогать. Утром выяснилось, что умер повар, хозяин вынес в руках куклу, и разворошил и раскидал по двору. Если бы он знал, что вынес... Этим днем, ушли почти все слуги, которые остались после первой смерти, про меня кажется забыли... Я попробую заснуть, до ночи ничего интересного не будет.
    Четвертая ночь прошла тихо и спокойно, я полудреме провисел, и ничего не запомнил, разве что умер дворецкий, или кто там тут его роль исполняет... Жаль, а было бы забавно, представить так, что всех убил дворецкий. Правда этот юмор здесь кроме меня никто бы не понял. На меня наконец-то обратили внимание, хозяин начал готовиться уйти, и собирал вещи, а хозяйка спросила, что будет со мной, и можно ли будет меня взять с собой. Он глянул на меня, и сказал 'пусть тут остается'. Ну спасибо за разрешение, чем быстрее вы отсюда уйдете, тем мне лучше.
    На пятую ночь умерла эта садистка. Ну, мой сокамерник, у которого я даже не узнал имени, ты отомщен. Покойся с миром. Хозяин, выйдя во двор, начал меня бить палкой, спрашивать, как я посмел не умереть раньше своей госпожи. А что ты хотел? Я же теперь вещь, не человек, и кукле на меня плевать. Примерно в таком ключе я ему это высказал, он немного подумал, отвязал меня, и сказал, что я теперь свободен, и волен делать все что захочу. Не то что бы я сам не мог освободиться, веревочки то хлипенькие были, но спасибо тебе. Он видимо подумал, что сначала она убьет меня, а он в этот момент убежит куда подальше. Я ему в след крикнул, что это бесполезно, все равно никуда не убежит, но он не стал меня слушать и припустил по дороге. А я пошел на кухню, нашел воды, немного еды, вышел на улицу, и с наслаждением начал есть. Хозяин несколько раз приходил обратно, и опять уходил, кажется он немного сошел с ума. Уже под вечер он снова вернулся, и поплелся в дом. Проходя мимо он спросил что я тут делаю, я сказал что раз я свободен, то решил задержаться немного у него в гостях. Потом он устроил похороны, но за ними я уже не наблюдал, дико хотелось спать, и я уснул в одной из гостевых спален, хозяина. Наутро, меня разбудило ощущение от куклы, я понял что хозяин мертв, и пора бы уже остановить ее. Я вышел во двор, нашел в луже оригинальную куклу, растопил печь, и сжег ее там, нашел и сжег лоскуток с драгоценностью, и с девочкой-эвтанизией. Вроде следы затер, можно набрать провизии и отправиться в Сейрейтей.
    Может есть смысл взять самобеглую повозку? Очень заманчиво, можно будет добраться очень быстро и с комфортом, но вот люди могу знать откуда она такая, будут лишние вопросы... Нет, лучше пойду пешком, также шансов что меня захотят ограбить меньше. И я сложив несколько комплектов подходящей одежды, обуви, набрав продуктов, в сделанный из мешка и веревки подобие вещь-мешка российского солдата, двинулся прочь от дома.
    
    
Глава 7

    
    В Сейрейтей я пришел спустя два с половиной месяца. Дорога была спокойной, из-за постоянных патрулей, разбоя на ней не наблюдалось, и как оказалась я зря мерил преступность здесь, мерками восьмидесятого квартала. Самые опасные кто здесь промышляли, это были карманники, а потому как вид у меня был очень непрезентабельный, они на меня не обращали внимания. Пришел я за месяц до начала приема в академию, что меня ничуть не расстроило. Будет время узнать что здесь да как, кто чем живет, и какая обстановка. Устроился на подработку к одному художнику, он однажды увидел, как я на улице углем делаю быстрый портрет одной горожанки, и сам мне это предложил. У него местный бордель, заказал несколько привлекающих картин, и не зная с чего начать, он ходил и искал вдохновения. Я ему вызвался помочь, девушки в пинап-графике у меня всегда хорошо получались. И впервые, за всю свою историю, первый район познал радости легкой эротики. Ну для меня легкой, подумаешь немного бедро оголилось, и очень рельефно прорисована грудь, изгиб в стиле 'кошечка', а для консервативный японцев, это выглядело как самое настоящее порно. Узнав кто это написал, на меня посыпались заказы, даже жена главы дома Сихоуинь, Ячи Сихоуинь-сан, пришла позировать мне в довольно открытой одежде. Получилось очень шикарно, в лучших традиция фотографий плейбоя, но только более целомудренно. Мне такая жизнь нравилась, но вот настал день приема в академию, и я толкался у входа вместе с остальными соискателями. Я не однократно слышал, как в местных барах ведется усиленная агитация, рассказывали что шинигами круче всех, что все кто противостоят им - грязь под ногами. Я на такой примитивный пиар не велся, но в памяти отметку сделал, вероятно тут очень сильный недобор, раз на такое пошли.
    Вступительный экзамен был довольно простой, дали в руки небольшой куб, и сказали, что надо заставить его светиться. Я взял его в руки, и сконцентрировал рейреку в пальцах, которая тут же начала всасываться в куб. Он засветился красноватым светом, шинигами которые меня экзаменовали, сказали что я подхожу, и отправили в комнату, где уже ждали конца распределения остальные счастливчики. Хм, три минуты делов, и все. А я настраивал себя чуть ли не на битву с Пустым. Похоже, вступительные экзамены тоже сильно упростили, это плохо... Вероятно у них были сильные потери, и нужно как можно больше утолить кадровый голод. Не удивлюсь, если еще и срок обучения сократят.
    Я уже успел задремать, как вошел один из экзаменаторов, и согнал нас в аудиторию, где мы расселись по местам. Нам задвинули коротенькую речь, минут на сорок, в которой рассказывалась что нам выпала честь попасть в ряды шинигами, и мы не должны опозорить честь мундира, учиться достойно, и прочее и прочее, я на середине речи перестал в нее вслушиваться, потому как шел все тот же пиар который я слышал в городе. Только под конец дали информацию, что сейчас нас распределят по классам, и выдадут одежды, занятия начнутся с завтрашнего утра.
    Меня определили в первый класс, из трех, и вроде для самых сильных и одаренных. Если я по их меркам одарен, то у них дела действительно идут очень плохо. Потом отправили в общежитие, если до этого мне было все равно в какой класс попасть, то после того как увидел отдельную комнату которая мне полагалась, я обрадовался. Второй класс жили по четыре человека в комнате, а третий по восемь. В комнате был комплект студенческой формы, синие штаны-шаровары 'хакама', нательная рубашка и верхняя рубашка-косодэ с синей окантовкой, и эмблемой академии на спине, несколько пар носков, и плетеные сандалии. Я так понял что мальчикам синее, девочкам красное. Утром, после гонга, нам надлежит собраться на местном аналоге плаца, и нас введут в курс дела. А пока до того времени отбой.
    Уже давно стемнело, мы разошлись по комнатам.
    - Я поступил, сегодня я стал на один шаг ближе к тебе.
    Я попытался уловить ответные эмоции, показалось что на миг почуял легкое нетерпение и волнение. Я тоже был слишком взволнован и возбужден, слишком важный для меня день будет завтра, и потому смог уснуть ближе к утру.
    Проспал всего пару часов, встал затемно, и сильно нервничая, вышел на улицу. Сделав небольшую зарядку, направился к плацу, и стал ждать рассвета, который уже почти наступил. Потихоньку начали подходить другие первокурсники, и так же начали топтаться рядом со мной, собираться в небольшие группки и знакомиться. Минут через двадцать, раздался громкий звук гонга, видимо будивший всю академию, и спустя пару минут появился пожилой шинигами, и сказал всем следовать за ним. Он привел нас большому дому, и начал рассказывать небольшую лекцию.
    - Здравствуйте, меня зовут Накаяма Тору, я буду преподавать у вас историю, можете называть меня Накаяма-сенсей.
    - Здравствуйте Накаяма-сенсей! - недружно послышалось отовсюду.
    - Так вот, сейчас вас ожидает самый важный момент в жизни любого шинигами, вам выдадут заготовки для занпакто, асаучи. Все они выглядят одинаково, но при привязке к хозяину, они меняют форму, становясь отражением души владельца.
    Он продемонстрировал свой занпакто, в виде прямого китайского меча 'цзянь' с полностью серебряной рукояткой и ножнами.
    - Потом вы возьмете выданные мечи, проткнете ими свой 'сон души', таким способом осуществляется привязка. В этот момент вас выкинет в ваш внутренний мир, и вы познакомитесь со своим занпакто. От того, сможете ли вы его понять, и договориться, зависит очень многое, так что постарайтесь. У вас не обязательно должно это получиться сегодня, в перспективе, вы будете этим заниматься все время обучения, но чем быстрее вы поймете свой духовный меч, тем лучше. А теперь построились, и по одному подходим ко мне.
    Мы собрались в колонну, пошли в здание за учителем. В помещении, аккуратными рядами, в специальных сервантах, лежали мечи. Все стандартные одинаковые катаны, сделанные по одному образцу, будто их завод штамповал, как ложки. Все получили по клинку, и нас проводили в соседнее помещение, где было постелено татами, мы сели на обозначенные кружками места, и приготовились слушать учителя. Он ходил между нами, и говорил, что нам нужно делать.
    - Вот у вас в руках, типовой асаучи. Все шинигами начинали с ним, даже у всех ныне живущих капитанов изначально были такие. Им возможно убить слабого пустого, или сделать погребение души. Уже получив этот меч, вы стали хоть и не опытными, но шинигами. У вас в руках очень большая сила, используйте ее с умом.
    Он походил еще немного, подождал что бы мы прониклись.
    - А теперь, обнажите клинок, уприте его конец к себе в грудь, вот в эту точку:
    Он развернул плакат, лежавший до этого рулоном в углу. На нем было схематично изображено тело, и красной точкой помечено то самое место. Мы послушно сделали что он указал.
    - А теперь, не бойтесь, это вас не убьет, резко воткните мечи.
    Я собрал всю смелость, что у меня была, и воткнул в себя асаучи.
    
    Я стоял на берегу знакомого озера, и смотрел на воду.
    - У тебя получилось!
    Я обернулся, и мой взгляд наткнулся на стоящую рядом со мной фигуру. Она изменилась, но не сильно. Если раньше она была юной девушкой, лет семнадцати, с еще полностью не оформленным телом, то теперь на меня смотрела она же, но повзрослевшая лет на десять. Грудь стала заметно больше, тело приняло форму песочных часов, волосы опустились ниже колен.
    - А ты кажется подросла, в некоторых местах.
    - Я теперь полноценный дух твоего меча, и немного сменила свою форму.
    - Я рад тебя видеть. Интересно, а почему ты так выросла?
    - Это единственное что тебя интересует? Думаю, что если раньше я выглядела на свой возраст, потому как разговаривать я начала только восемнадцать лет назад, то теперь я стала отражением твоей души. А тебе никак не восемнадцать.
    - Понятно...
    Стоять и пялится на нее мне было несколько неловко, и я решил немного потянуть время, и шагнув по берегу, и сел у озера. Она неслышно подошла ко мне, устроилась рядом, и прислонившись ко мне спиной положила голову мне на плечо. Я спросил:
    - Как ты тут?
    - Скучно. Но теперь, я смогу говорить с тобой в любой момент.
    - Да, как в старые времена. Я опять буду забывать произносить фразы про себя, и пойдет слух что я говорю сам с собой.
    - Тебе надо наработать репутацию, чтобы на это не обращали внимания.
    - Попал в новый мир, и тут снова надо влезть в шкуру сумасшедшего.
    - Что поделать, карма у тебя такая. Тебе лучше стать как можно сильнее, что бы на твои странности не обращали внимания.
    - Ты ведь теперь полноценная занпакто?
    - Да.
    - Я смогу тебя воплотить?
    - Конечно сможешь, надо всего лишь меня позвать. Но я бы не радовалась этому.
    - Почему?
    - Это будет, как придя в тренажерный зал, без дополнительных тренировок поднять стокилограммовую штангу. Поднять может быть и сможешь, но не удержишь. Со мной так же, что бы овладеть моей силой, надо провести много тренировок, даже больше чем этого потребуется для других шинигами.
    - И то верно, а то все как-то легко и просто получается. Чем я отличаюсь от других, что получаю такие ограничения?
    - Когда сможешь применить мою силу, поймешь.
    - А когда это будет... я все еще и не знаю, как тебя зовут...
    - Знаешь, уже знаешь.
    Я осекся. Появилось знание, уверенность, что я знаю имя своей красавицы.
    - Это что, тебя ДЕЙСТВИТЕЛЬНО так зовут? Я бы гадал это имя еще сто лет!
    - До того как я стала занпакто, оно бы мне и не подошло, а теперь оно лучше всего отражает мою силу. Ну чего ждешь? Позови меня.
    - Поднимись к облакам, Дабижива (Дающая жизнь, старослав.)
    
    Я сидел среди медитирующих студентов, а у меня из груди выходил асаучи. Не так, уже не асаучи, это был полноценный занпакто, потому как форма поменялась полностью. У меня в руках был небольшой кинжал-танто, с лезвием односторонней заточки сантиметров двадцать. Рукоятка была выполнена в виде золотой статуэтки голой женщины, в которой угадывалась фигура настоящего облика Дабиживы. Роль цубы выполняли поднятые над головой руки, и из них рос клинок. Конечно красиво, но рукоять на мой взгляд неудобная, и я взял ее в руку, проверить как держится. Как ни странно, под рукой ощущалась удобная, слегка шершавая поверхность, и это совсем не походило на ее внешний вид.
    - А ты выглядишь не тем чем являешься.
    'Ты еще оценишь преимущества моей формы.'
    'Да, она у тебя просто идеальная.'
    'Ты бы знал, как ты прав'
    Наш диалог прервал учитель.
    - О, Ма-сан, у вас уже получилось! Очень редко студент сразу знакомиться со своим занпакто, я вам сказал что это нечто само собой разумеющиеся, что бы все старались изо всех сил. Разрешите посмотреть?
    Я вложил ее в ножны и показал Накаяма-сенсею, он немного покраснел, глядя на ярко выраженные соски, и начал внимательно ее изучать, при этом его взгляд постоянно срывался на рукоять.
    - О, какой необычный вид! Это первый раз такое, когда рукоять совершенно не похожа на рукоять! Скажите, а кто это изображен?
    - Это Дабижива, так она выглядит в моем внутреннем мире.
    - Вы хотите сказать, что когда вы попали в свой мир, вас там ждала она?
    - Ну да Накаяма-сенсей, а что такого?
    - Н-н-ничего, все нормально.
    Учитель мечтательно закатил глаза, и улыбнулся чему-то своему. Потом опомнился, и спросил:
    - Подождите, вы сказали, что ее зовут Дабижива?
    - Ну да, я это понял после того как оказался там, а что?
    - Удивительно! После того как узнаешь имя, ты можешь воплотить истинную силу своего занпакто! А что бы его узнать, нужно много тренироваться, и провести не одну беседу со своим мечом!
    - Ну, она довольно легко идет на контакт, и она всегда готова мне помочь.
    Учитель видимо опять подумал не о том, и захихикал.
    - Ой, простите. Ма-сан, призовите пожалуйста ваш шикай.
    - Накаяма-сенсей, я не думаю что это хорошая идея, она сказала, что у меня не хватит опыта и сил им воспользоваться.
    К этому времени еще несколько студентов очнулось. У трех человек мечи приняли вид вакидзаси, а у одного девушки длинный но-дати, почти с нее ростом. Еще у пары человека катана только поменяла цвет, а у остальных асаучи не претерпел изменений. Они прислушались к нашему разговору, и начали меня уговаривать, убеждать что от одного раза ничего страшного не будет, что никаких особых техник я все равно не знаю, и прочее и прочее. Мне было самому интересно попробовать, и потому я все же решился.
    - Ну хорошо, думаю ничего страшного не случится.
    Я извлек кинжал, поставил его торцом на ладони, и создалось впечатление, что статуэтка держит над головой клинок.
    - Поднимись к облакам, Дабижива.
    Клинок начал светиться, фигурка ожила, и подняла его выше над головой. Теперь начала меняться форма лезвия, оно начало раздуваться, будто кто-то надувал воздушный шарик, и приняв полностью сферическую форму, начало опускаться, поглощая собой статую девушки. Наконец изменения завершились, у меня в руках лежал шар из прозрачно-мутного материала, диаметром примерно двадцать пять сантиметров, внутри угадывалась статуэтка, которая развела руки в стороны, и запрокинула голову назад. В зале повисла звенящая тишина, которая вскоре прорвалась градом вопросов со всех сторон:
    - Ээээ, а где у него рукоять и лезвие?
    - Какая странная форма...
    - А какая у твоего занпакто сила?
    - Какой-то он убогий...
    Я смотрел на шар, и не мог понять, это такая шутка? Мне что, нужно бить им по головам своих врагов? Или в боулинг играть?
    - Ма-сан, через меня прошло огромное количество студентов, и я могу сказать, что у вас самый странный шикай, который я видел. А и правда, какая у него сила?
    'А ты попробуй влить в меня немного реатсу'
    Я долго пытался сконцентрировать силы, потом кое-как направил ее через руки в шар.
    Эффект был... впечатляющий. От меня во все стороны разошлась волна красной реатсу, по форме и поведению, напоминавшую каплю красной краски, которая упала в стакан с чистой водой. Всех кто попал под волну, а не попавших под нее в комнате не было, вынесло на улицу. Кому то особо не повезло, и они пробили своими телами отверстия в стенах. И посреди этого хаоса стоял я, с полностью опорожненным резервом, шатаясь от слабости. Дабижива вернулась в исходное состояние, и у меня на руках покоился танто.
    'Это как называется?'
    'Помнишь, я говорила, что тебе пока рано пользоваться моей силой?'
    'Да, но я не думал, что будут такие последствия.'
    'Пока не научишься контролировать свою реатсу, и не думай о шикае.'
    - Да Ма-сан, кажется, ваша занпакто была права, вам еще рано. Вы в порядке?
    - Я полностью пуст, мне бы поесть и отоспаться.
    - У вас будет возможность. С асаучи лучше всего работать без завтрака, потому я вас и собрал так рано, а на обед вы скоро пойдете.
    С однокурсниками я так и не сдружился, приятельствовал, пару раз выпивали вместе, но не более. Дни шли быстро, из предметов нам преподавали рукопашный бой, владение мечом, поступь, кидо, история Сейрейтея. Последнее что-то вроде полит-информации. Учился не то что бы очень плохо, но единственный предмет который не вызывал у меня проблем, это кидо. Благодаря своему воображению, я один из первых смог изучит хадо четыре - бьякурай 'белая молния'. Для его вызова требуется рассказать небольшой стих, по мере произнесения слов которого меняется течение рейреку по телу, собираясь на указательном пальце, выстреливала вперед в виде молнии. Рукопашный бой, он же 'хакудо' был похуже, но три года мордобоя давали неплохой опыт. Поступь или 'хохо'... Искусство быстрого перемещения из точки А в точку Б, которое я сначала принял за телепортацию, давалось мне довольно тяжело, и смысл понятен, вроде получается, но вот очень плохо. То переношусь слишком далеко, то слишком близко, то впечатываюсь в стену. Учитель говорит что у меня очень плохой контроль, и мне надо как можно больше тренироваться. Владение мечом 'зандзюцу', у меня совсем на зачаточном состоянии, на каждом занятии из меня выбивают пыль деревянными боккэнами. Поскольку у меня занпакто вида танто, учится мне тоже приходится с палкой уступающей размерами катане раза в три. Учитель говорит, что смысла тягаться в фехтовании с мечником у меня нет, лучше изучать увороты и уколы в уязвимые места. Но поскольку он не был специалистом боя на коротких клинках, учил он меня только правильным движениям тела и уворотам, что я и осваивал на его уроках. После одно из них, он попросил меня остаться, и между нами состоялся разговор, который повлиял на всю мою будущую жизнь.
    - Ма-кун, задержитесь пожалуйста
    - Да Негучи-сенсей.
    - Я бы хотел поговорить о твоем будущем. Ты довольно талантливый студент, я смотрел твои результаты, тебе очень легко даются кидо, несмотря на то, что с это самый сложный предмет для большинства студентов, так же шикай твоего занпакто, совершенно не приспособлен для рукопашного боя. И исходя из всего что я сказал, очень похоже, что вы являетесь кидо-направленным шинигами.
    Увидев вопрос в моих глазах, он продолжил:
    - Неофициально, бойцов шинигами можно разделить на три вида: полный ближний бой, у таких занпакто часто усиливают удары, увеличивают скорость, в общем, они дают преимущества в ближнем бое. Дальний бой, у таких занпакто обычно обладает силами для дальнего боя, или шикая вообще нет, и они активно используют кидо. И Универсалы, которые используют преимущества обоих вариантов. К слову сказать, все капитаны отлично владеют как ближним боем, так и кидо. Ты вероятный боец второго варианта, и тебя Ма-кун, после обучения, без особых вопросов возьмут в четвертый отряд, с мед-техниками у тебя проблем совершенно не будет, или в отряд кидо, там такие как ты нужны. Я практически уверен, что после выпуска тебя будут ждать приглашения от них, и что тебя туда заберут даже без проверки на силы, у них постоянно не хватает людей. Но я хочу предложить тебе другой вариант.
    - И какой же, сенсей?
    - Я сторонник идеи, что шинигами должен развиваться разносторонне, и если ты будешь хорошо владеть только кидо, то выше третьего офицера ты никогда не поднимешься. Меня как учителя, это совершенно не устраивает, и я хочу дать тебе все возможности, что бы ты мог стать капитаном. Один мой знакомый, служит в отряде тайных операций, и там есть специалисты фехтования на танто, которые могут дать повод задуматься даже некоторым капитанам, если конечно брать в расчет только технику фехтования. Помимо этого, там очень углубленно используют хакудо и хохо, на более высоком уровне чем этим занимаются в других отрядах. И я бы хотел, что бы ты после обучения пошел туда, мне думается, что ты раскроешься наиболее полно только там. Ну, в общем, у тебя время еще есть, ты пока подумай.
    Он меня отпустил, а я шел и думал о его словах. Нам давали некоторую сводку по отрядам и чем они занимаются, и я видел себя в четвертом отряде, а что? На смерть отправлять не будут, сидишь себе в тылу, ничего не боишься... Я не то что бы трус, просто я не хотел быть участником тех событий, которые я видел до смерти, да и боязно, это да. Или отряд кидо, он тоже подойдет. И вот предложение сенсея... оно застало меня врасплох, и я впервые задумался, чего я хочу от моей последующей жизни.
    'Как думаешь, Дабижива, что мне делать? Если я пойду в разведку, у меня вряд ли будет возможность оттуда уйти, из таких организаций так просто не отпускают. У меня не будет возможности попасть в библиотеку кидо-отряда, на которую я уже давно облизываюсь. Зачем мне развивать то, чего у меня в таком зачаточном состоянии, если можно развивать то, в чем я силен?'
    'Думаю, ты не совсем прав. Уверена что библиотека отряда тайных операций, ни чуть не хуже той, что в кидо-отряде, а уйти тебе дадут, если ты станешь достаточно для этого сильным, и насчет развития, ты не прав. Ты не всегда сможешь использовать магию, и она не во всех случаях может помочь, я думаю, стоит принять предложение Негучи-сенсея.'
    И она тоже так считает... Ладно, пока еще думать про это рано, подожду выпуска.
    
    Сделать окончательное решение, мне как ни странно, помогла капитан четвертого отряда. У нас иногда проводили занятия по лечащим техникам 'кайдо', обычно лекцию читал один из офицеров четвертого отряда, но в тот день пришла Она. Я ее сразу узнал, такого способа крепления волос, я еще нигде не видел. Она меня тоже узнала, потому как когда она нас осматривала, ее взгляд задержался на мне, и бровь чуть-чуть изогнулась, в намеке на удивление. Но больше никак не выказав его, начала урок. Сначала, она в очень вежливой манере представилась, и высказала нам свое несогласие с мнением вербовщиков, которые уверяли нас глупых, что как только мы получим мечи, сильнее нас никого не будет. Рассказала несколько историй подтвержденными цифрами, и убедила нас важности умения вовремя вылечить себя и товарища. Ну лично я проникся, и был всеми руками за, и готовился записывать каждое слово. Даже как-то повелся на ее пиар своего отряда, и мне резко захотелось туда попасть. Это наверное потому, что когда она это говорила, ее взгляд был направлен на меня, и надо сказать, я в этот момент немного поплыл. Не знаю, почему ее считают одной из самых опасных женщин Сейрейтея, но я кажется в нее влюбился. Дабижива ее тоже оценила и одобрила. Когда она уже заканчивала лекцию, я решил задать, давно интересующий меня вопрос, и спросил:
    - Унохана-сенсей, разрешите вопрос?
    - Конечно, Ма-сан.
    - У вас случайно нет сводки, при столкновении какие бойцы погибают чаще, мечники, или ориентированные на использование кидо?
    Она немного погрустнела, видимо вопрос задел у нее что-то личное, и ответила.
    - Это смотря кто противник, Ма-сан. Если это группа низших Пустых, то наибольшие повреждения несут те, кто вступает в ближний бой, если пустые высшие, то им это без особой разницы. Чтоб их убить, нужен хотя бы один боец уровня лейтенанта.
    - А если квинси?
    - А если квинси... они более опасный противник, особенно сейчас. В отличие от тех же пустых, они отлично действуют в группах, и стараются выбить как можно больше слабых противников. А среди рядовых шинигами, это обычно те, кто практикуют кидо. Иногда они нападают на отряды поддержки, в последнее время, выходя в мир живых, мой отряд всегда сопровождается охраной. Еще вопросы?
    - Нет, спасибо Унохана-сенсей.
    Она закончила урок, и удалилась, а я задумался над полученной информацией. Когда я начал учится, то решил найти информацию, на ту женщину, свидетелем смерти которой я стал, перед отправкой меня в Общество Душ. Так я нашел информацию про квинси, медиумов из мира живых, которые могут видеть призраков и уничтожать Пустых. Они подобно шинигами, используют рейреку для своих техник, но в отличии от них же, берут силу которая разлита вокруг них, тогда как шинигами используют энергию созданную его душой. Хоть это тщательно скрывалось, но было понятно, что у Общества Душ сильные проблемы с квинси. Их сейчас стало очень много, а их способы уничтожения пустых опасны. Нам рассказывали, что шинигами, разбивая маску пустого своим занпакто, очищают его душу и отправляют на перерождение. Квинси же, своей техникой полностью уничтожают его душу. Если одна-две, это не страшно, но когда пустых станет слишком мало, потеряется тот баланс, на котором находится мир пустых и общество душ. Страшно подумать, что произойдет если одна из чаш весов перевесит, это может быть полное уничтожение Общества Душ, или пространственный коллапс от взаимной аннигиляции двух миров. Сейчас, квинси стало слишком много, круговорот душ нарушился, и с ними начали пытаться вести переговоры, но они не слушают, периодически нападают на шинигами, и им в ответ тоже наносятся уколы. Готэй 13 должен будет принять решение, и судя по ускоренной подготовке бойцов, будет война на полное уничтожение, в которой мне придется участвовать. А умирать ой как не хочется... Прости Унохана-сан, но я все же приму предложение Негучи-сенсея.
    
    
Глава 8

    Где-то в мире живых
    Было раннее утро, солнце только появилось на горизонте и начало окрашивать край неба в розовый цвет. В большом доме выполненной в стиле христианской готики, можно было увидеть очень редкую, для знающих людей, картину. Возле камина, повернувшись лицом к нему, и полубоком друг к другу, в мягких креслах с высокой спинкой, сидел типичный японский буси, в черных косодэ и хакама, и человек в белой одежде, которая напоминала тунику католических священников. Он видимо был хозяином дома, и вел со своим гостем неспешную беседу.
    - И не смотря на все ваши слова, при нашей прошлой встрече, вы все же пришли.
    - Будто у меня есть выбор.
    - Выбор есть всегда, господин шинигами.
    - Я уже повязан с вами, у меня нет выбора.
    - Вы сам встали на этот путь, и сами предложили нам свои услуги, вас никто не заставлял, так что пожинайте плоды своих деяний. Если вы до конца выполните свои обязательства, квинси выполнят свои, и вы получите то, чего вы так жаждите.
    Человек в белых одеждах, откинулся на спинку кресла, и с презрением смотрел на своего собеседника. Он ненавидел шинигами, а еще больше он ненавидел предателей, и выполнять обещания которые он взял на себя, он не собирался. Этот жалкий пес просто не доживет до тех дней, но те сведения, которые он предоставлял, были очень важны, и только поэтому, с ним еще вели дела.
    - Вы уверены, что никто не знает что вы здесь?
    - Более чем, у меня официальный пропуск в мир живых, и я для всех нахожусь недалеко от места прорыва ткани мира в Хуэко Мундо.
    - И что же вы хотите нам сообщить?
    Шинигами достал свиток, и протянул человеку, сидящему рядом с ним.
    - Мою группу снова поставили на охрану студентов в их учебном выходе, и на этот раз сделайте так, что бы в живых не осталось никого из отряда сопровождения, иначе выжившие начнут задавать мне неудобные вопросы, на которые я не хочу отвечать. Вот полная информация о времени выхода, и обо всех кто в нем участвует. Думаю, это не составит особых проблем для вас.
    Квинси взял свиток, и внимательно с ним ознакомился.
    - Не беспокойтесь господин шинигами, в этот раз мы не будем учувствовать в зачистке лично, все будет выглядеть как внезапный прорыв пустых в мир живых, про наше участие в этих событиях, никто не подумает. Мы лишь проконтролируем, что бы ни кто не ушел.
    - Я рассчитываю на вас, квинси.
    Шинигами поднялся, встал, вышел на балкон, и исчез в рассветной дымке. Когда то давно, лет тридцать назад, для сокрытия некоторых своих проступков, он сдал офицера который ему мешал и его отряд, руководству квинси. После этого, он еще несколько раз сотрудничал с ними, и они убирали тех кто не давал ему подниматься по служебной лестнице, а взамен он передавал им сведения, которые те просили. Прошло много времени, он стал лейтенантом в своем отряде, и в подобного рода услугах больше не нуждался, но квинси так не считали. Они вызвали его на встречу, показали доказательства их сотрудничества, и сказали, что предоставят их главнокомандующему Готэй 13. Если конечно лейтенант не будет себя хорошо вести, и не будет им продолжать доставлять некоторую информацию. Выбора не было, и потому он вновь и вновь, тщательно маскируясь, приходил в этот дом.
    
***

    Я держал в руках кисть фудэ, и наносил штрихи черной туши на рисовой бумаге. Мой учитель по сёдо 'пути каллиграфии', говорил, что это не просто начертание иероглифов, очень большое значение имеет жест, танец кисти, передача эмоций в написанные кандзи. Одно и то же выражение или идиому можно начертать по разному, в разном настроении и ведя кисть каждый раз по новому. И исходя из того как твоя рука ведет в 'танце' фудэ, полностью меняются внутренние акценты, которые в общем могут придать выражению другой смысл или скрытый подтекст. Вот я сейчас, пытаюсь написать 'голод', но от лица толстого и никогда не голодавшего человека, это задание от моего сенсея. Пока не очень получается, мне сложно представить себе нужные движения кистью, но я стараюсь.
    То, что по началу было способом запоминания новых иероглифов и просто хобби, стало помощью в овладении шикая. Наш учитель по истории Сейрейтея Накаяма-сенсей, наткнулся на меня на закате, когда я делал набросок еще не зацветшего вишневого дерева, и попросил разрешения понаблюдать за мной. Мне он нравился, чисто по человечески, и потому я решил, что не стоит ему смотреть как я изливаю на холст всю тоску, которая скопилась во мне. Может на него и не подействовало в полную силу, но было бы неприятно его расстраивать. И по этому, извинившись и что-то пробормотав я ушел в общежитие. Спустя несколько дней, после одного из занятий, он сказал что проводит уроки сёдо для старших курсов, и хотел бы мне предложить посещать его уроки каллиграфии, потому как развитие духовное не менее важно, чем физическое. Я решив не тратить свое время на бесполезную для меня науку, отказался, но после одной из бесед с Дабиживой пересмотрел свое решение. Я тогда перед сном погрузился во внутренний мир, и пытался понять, как работать с шикаем.
    
    Мы находились в уже привычном месте на берегу озера, она лежала на спине, а я положив голову на ее бедра смотрел на облака, жевал травинку, и слушал ее претензии.
    - Ну Марааааат, я не хочу висеть у тебя на заднице!
    Она никак не хотела согласиться с местом, где я буду держать клинок.
    - Не на заднице, а сзади не поясе, мне было бы очень удобно доставать тебя, и ты на глаза не бросаешься.
    - Я не хочу! Я хочу находится там, что бы меня все видели! У меня такая форма не для того что бы от всех прятать, для скрытого ношения подошла бы любая другая рукоять.
    - А почему у тебя такой странный вид? Ведь на ощупь твоя рукоять не отличается от обычной?
    - А сам как думаешь?
    - Ну... для меня твой внешний вид не важен, значит ты таким способом привлекаешь внимание других. Твоя сила как-то с этим связана?
    - Да, чем сильнее я привлекаю внимание к себе, тем лучше.
    - И где ты предлагаешь разместиться? Предплечье забраковала, за поясом в стиле грузинских горцев тоже, какие твои варианты?
    - На груди, на цепи, рукоятью вниз, самое лучшее место.
    - Тогда все с кем я буду разговаривать, будут смотреть на твои сиськи, это же консервативное общество, могут не понять.
    - А тебя и так считают довольно странным, будет еще один пунктик. А когда ты освоишь шикай, то в полной мере оценишь то что я такая заметная.
    - Да?.. Можешь мне рассказать, в чем твоя сила? Тогда я смел выбросом реатсу своих однокурсников, это было слишком затратно и неэффективно. И в руках тебя держать неудобно, что бы уронить, даже стараться не надо. Кто-то говорил, что у тебя форма идеальная.
    - Да будет тебе известно, шар - идеальная геометрическая форма!
    - И действительно, если у нас будет соревнование по лучшим евклидовым занпакто, я буду победителем, и единственным участником.
    Ее кулачок стукнул меня по темечку.
    - Балда, что бы меня использовать, не нужны руки.
    - Поясни?
    - Моя сила в том, что я могу создавать направленные потоки реатсу, которые проявляются вокруг тебя. Причем ты в состоянии менять их физическую структуру, то есть толщину, длину, плотность. В тот раз, когда ты впервые призвал меня, ты вбухал почти все силы, и не подумал о том какую форму мне принять, и как результат - выброс во все стороны.
    - Так ты же сама мне сказала так сделать!
    - Ты должен был попробовать, и набить шишку. Ты бы все равно рано или поздно попробовал, а тогда был уже ослаблен после контакта с асаучи, и результат был не столь разрушительный. Но как бы там ни было, это не основная особенность. Сам шар ты можешь двигать силой мысли, и потому держать его в руках не обязательно, лучше подвесить меня у себя над головой, что меня было очень хорошо видно.
    - О, и почему же так важен факт того что на тебя смотрят?
    - Тем, что так больше шансов, что у меня получится воздействовать на противника. У тех кто на меня посмотрит, в течении некоторого времени, эти самые волны и потоки реатсу будут создаваться в голове. То есть на самом деле их не будет, но враг будет убежден, что они существуют на самом деле, и получать от них урон.
    - И зачем такие сложности?
    - Так будет тратиться раза в четыре меньше реатсу, и у тебя будут свободны руки, можно использовать кидо. Да и если противник не будет смотреть на меня, ты всегда можешь взять шар, и все мои возможности проявятся в реальности.
    - По-моему, какая-то неудобная сила, можно сделать раза четыре сильных выброса, которые могут серьезно покалечить противника, и все.
    - А мне кажется, она идеально сделана под тебя. Когда запускаешь в меня реатсу, представь что у тебя в руках кисть, и ты рисуешь полосы в пространстве, ты сможешь ими атаковать, ими защищаться, прыгать и отталкиваться от них... все зависит от твоей фантазии. И если учитывать что, рисуя это все в разуме противника, то сил будет тратиться очень мало. Но, к сожалению, у тебя настолько отвратительный контроль, что ни о чем кроме направленных волн, которые будут забирать половину твоего резерва за раз, можешь и не думать. А про одновременное использование вместе с кидо, забудь лет на пятьдесят.
    - Ну, с шикаем я понял, а причем тут твое желание висеть на самом видном месте в не высвобожденном состоянии?
    - А сам подумать? На меня будут смотреть когда ты будешь призывать меня, и в этот момент они уже будут у меня на крючке.
    - Ладно, уговорила... Это получается, что еще придется гораздо плотнее изучать кидо, так как думаю, что на поле боя под твое влияние могут и не попасть, придется атаковать магией...
    - Угу, и сюнпо изучай, чем быстрее ты будешь бегать, тем лучше, и рисовать не прекращай, и я бы порекомендовала принять предложение Накаямы, думаю каллиграфия поможет тебе развить ровные и четкие движения кистью.
    - Хорошо, тогда я приму предложение сенсея, но курсе на втором, мне надо подогнать контроль до приемлемого уровня.
    
***

    Я старательно выводил кандзи, и у меня, кажется, получается что-то похожее на то, чего от меня хотел учитель.
    'Не, это больше на вопль голодающего похоже.'
    - Думаешь?
    'А то, у меня кстати идея есть отличная.'
    'Что на этот раз? Мне та твоя мысль про плакат над футоном до сих пор аукается.'
    Когда я только начинал изучать сёдо, я написал слово 'похоть', а поскольку я вполне себе нормальный мужчина, в это кандзи влилось всем мое нерастраченное желание размножаться. Я уже собрался выкинуть результат, как Дабижива меня остановила, и предложила повесить надпись над своим футоном. Как она пояснила, чтоб мне хорошо спалось, и чтоб ей было на что посмотреть в моих снах. Но так получилось, что в тот же вечер, ко мне за конспектами, зашла студентка, которая попав под действие плаката, меня практически изнасиловала. Она была очень примерной ученицей, отличницей и скромницей, и после этого, практически весь курс знал, к кому она пошла, и чьи крики были слышны этим вечером в нашем общежитии. Что бы как-то спасти свою репутацию, она пустила слухи, что я совратил ее бедную и непорочную, и воспользовался ее недалекостью и наивностью. Надо сказать, уже тогда я усилено создавал себе образ, мягко скажем, странного человека. Резкая смена эмоций, ответы не впопад, беседы с периодически вставляемыми русскими словами, рассуждения о размерах вселенной и причинах, почему земля круглая а не квадратная, разговоры с самим собой. А после того как я начал носить занпакто на шее, и про меня пошли слухи как об извращенце, меня начали считать помешанным на сексе психом. Ну, тут я отчасти виноват, когда то давно, в прошлой жизни, еще до армии, я встречался с девушкой, которая достала очень редкую для СССР книгу 'Кама-сутра', с черно-белыми фото, из которой я запомнил несколько интересных приемов, которые и использовал при случае. Когда нужно я вел себя вполне адекватно, но в повседневной жизни мое поведение раздражало всех. После еще нескольких инцидентов, приличным девушкам ночевать у меня стало чем-то вроде дурного тона или табу. А так как для меня секс уже давно не является чем-то сильно нужным или обязательным, я даже не расстроился когда про это услышал, будет больше свободного времени для сна и учебы. Но как выяснилось, очень многие хотят запретного плода, и некоторые студентки начали приходить ко мне ночью тайно.
    'Ну ведь до сих пор работает! И не говори, что тебя что-то не устраивает.'
    'Да я молчу, просто я боюсь представить, что ты хочешь сделать с голодом.'
    'Никаких сложностей, взять да повесить в столовой, а то студенты какие-то тощие.'
    'Не, я пожалуй все таки воздержусь, и так слишком много вопросов ко мне.'
    'Угу, чем такой мягко скажем, не красавец, берешь женщин.'
    'Спасибо на добром слове.'
    Так вот мысленно переговариваясь, я продолжал отрабатывать движения кистью, когда ко мне подошел Накаяма-сенсей, и напомнил мне что сегодня ночью у нас учебные бои с Пустыми, и мне нужно подготовиться и отдохнуть. Да, совсем забыл про это... заканчивался третий год обучения в академии, и это был второй практический выход в мир живых.
    Первый был в начале второго года, тогда мы учились правильно использовать занпакто для погребения душ. Да, можно использовать неправильно, если приложить энергии больше или меньше чем нужно, погребаемый испытывает сильные боли при переходе, или не переходит совсем, опять же испытывая страдания. Глядя как корчиться у моих ног мой первый подопытный, я обрадовался, что моим погребением занималась целый капитан с почти тысячелетним опытом. Мы находились на небольшом погосте, как нам сообщили, это самые лучшие места для подобного обучения, так как призраков здесь всегда находиться с избытком. В тот раз мы впервые встретили Пустого, как он подкрался незамеченным, неясно, но обнаружили мы его, когда он проткнул когтем живот нашего провожатого из старших курсов. Это был огромный сине-зеленый монстр, напоминающий краба, высотой примерно шесть метров, три пары когтистых конечностей, одной из которой он проткнул шинигами, и здоровая гипертрофированная клешня. Сильно выделялась белая маска с закрученными как у барана рогами. Мы стояли в ступоре, и я тогда отреагировал первым на крик в моей голове 'вяжи его!' , и используя бакудо четыре 'Хайнава', одно из немногих кидо которые я умел делать без полного произношения стиха, связал его золотыми нитями. А там уже очнулись мои сокурсники, и кое-как разбили его маску. Сопровождающего тоже спасли, одна девушка, хорошо запомнила, чему нас учил четвертый отряд, и смогла остановить кровотечение, а там уже подоспела дежурная группа, и его унесли в госпиталь. Тот раз показал мне, на сколько я слаб, и что мне очень сильно не хватает опыта боя с настоящим противником.
    Я мысленно прошелся по всем делам, которые я должен был сделать до отбытия, и похоже что мне осталось только отдохнуть до выхода. Это я без проблем. Завалившись на свой футон, я перебирал события второго курса. После встречи с пустым, я понял что довольно убог как боевая единица, и начал совершенствовать магию и поступь. С сюнпо я разобрался, на многие километры перепрыгивать у меня не получалось, в пределах видимости, перемещался почти без сбоев. Так же выучил почти все кидо до тридцать третьих номеров, но без предварительного зачитывания текста мог пользоваться только первыми пятнадцатью, и особенно мне понравилось пара бакудо восьмая секи, и девятая геки, разновидности паралича. При использовании восьмого, создается щит, и если противник на него наткнется, его парализует и отбрасывает в сторону, а девятая просто парализует. В учебных спаррингах, этими связками я приносил много головной боли своим противникам, и потому эта парочка отлично вписалась в мой стиль боя. Хотя, если конечно можно назвать тактику парализовать\связать врага, и пока он не очнулся ткнуть его ножиком в глаз, стилем. Ну, против низших безмозглых пустых и этого хватит, а там когда стану сильнее, придумаю что-нибудь поэффективнее. А сегодняшний выход как раз против этих самых пустых, в небольшом городке засекли несколько штук, и нас будут учить, как их уничтожать.
    Кажется, я задремал, меня разбудил один из студентов, и сказал, что начинается сбор у ворот. Собравшись, пошел к воротам, возле которых находилась наша группа, на меня как обычно слегка косились, но уже ничего не говорили, прогресс. К нам подошел наш отряд из пяти шинигами, в главе которого была девушка, и она окинув нас взглядом сказала:
    - Меня зовут Кикути Тинатсу, я двенадцатый офицер второго отряда, и мы будем охранять вас на вашем задании.
    'Ты посмотри какая лапочка, ты просто обязан пригласить ее к себе на чашку чая.'
    - Мне еще поступать в их отряд, не хотелось бы наживать там врагов.
    'Да какие враги, после всего у тебя там появиться новый лучший друг.'
    - Ты возможно права, но если после ночи у меня про ее пристрастия пойдут слухи, она на меня обидится.
    Судя по тому, как слегка заалели уши некоторых студенток, которые были публично замечены в связях со мной, я это сказал вслух.
    - Вы хотели что-то спросить, студент?
    - Нет-нет, просто говорю сам с собой.
    - Тогда строимся, и выходим.
    Врата открылись, и мы отправились в мир живых.
    
***

    Ну, пробую что ли? Размахиваюсь, и наношу неглубокую царапину на маску Пустого. Блин, что-то я делаю не так. Как там нас учили? Уплотнить рейреку вокруг клинка, и бить с желанием убить противника, но этого желания нет. Маска пустого напоминает лицо Пьеро из советского буратины, и мне его даже жалко. Переношусь к нему за спину:
    - Бьякурай.
    Белая молния входит в его затылок, и выходит через лоб полностью разрушив маску. Но так не пойдет, нужен следующий. Этот вроде пострашнее, я появляюсь прямо перед ним, и замахиваюсь для удара. Он уворачивается, и бьет хвостом, которого я не заметил, меня по ребрам, и я лечу сторону периодически отскакивая от земли. Пока проходили звездочки перед глазами, он подошел почти вплотную, начал прицеливаться для точного укола хвостом.
    - Геки.
    Успел, еще чуть-чуть, и во мне стало бы на одно отверстие больше. Я с размаху вбиваю занпакто в скулу маски, и пробиваю ее. Она начала распадаться, а следом за ним тело превращается в невесомую пыль, и развеивается по воздуху.
    - Ма Рат-сан, у вас получилось, но очень плохо. Задача была уничтожить используя только занпакто, и никаких кидо.
    Я согласно кивнул, а что делать? Ближний бой моя самая слабая сторона, тут не поспоришь.
    Учитель стоял освещенный кострами, и наблюдал как справляются студенты, а я находился в стороне за барьером, за которым нас не было видно для Пустых, вместе с остальными кто закончил практическое занятие. Враги были какие-то вялые, ни в какое сравнение не шли с тем кого мы встретили на первом выходе. Создавалось впечатление, что их накачали препаратами которые выдавали в нашей психушке, для замедления мыслительных процессов, похоже это специально обработанные учебные пособия для таких как мы. Командир нашей охраны сделала какой-то замысловатый жест своей группе, и они все начали озираться положив ладони на рукоятки мечей. Ой не нравиться мне это... что они почуяли?
    - И почему у меня ощущение, что все идет не по плану?
    'Может потому что ты прав?'
    Я начал осматриваться вокруг, пытаясь понять, что их насторожило, и тут заметил краем глаза вспышку. Обернувшись, я увидел, что как в замедленной съемке, голова офицера Кикути начала раздуваться как будто ее накачивали воздухом изнутри, и достигнув своего предела лопнула, забрызгав рядом стоящую охрану. Время вернулась к своему обычному течению, и буквально сразу, знакомые стрелы-снаряды убили остальных наших сопровождающих, последним умер сенсей, его практически разорвало на три части. Я еще не успел осознать, всего что произошло, как появились новые действующие лица. Это были два человека в белых туниках, мужчина и женщина, в которых я без труда узнал квинси, эти белые одежды и лук из духовной энергии ни с чем не спутаешь. Оглянулся на остальных студентов, некоторые даже не заметили того что произошло, и продолжали схватку с учебными Пустыми. Другие же все видели, но еще не осознали того что на них свалилось. Мужчина квинси сформировал стрелу, и выстелил в барьер, и он сразу после попадания рассыпался с громким треском, который привлек все взгляды в их сторону. Вперед вышла женщина, и громко сказала:
    - Шинигами, кажется у ваших противников слишком мало шансов победить вас, думаю стоит немного уровнять возможности. И будучи третей стороной, я добавлю немного веселья в вашу скучную ночь.
    Она достала из кармана какой-то округлый предмет, похожий на большую монету.
    'Это то, о чем я думаю?'
    'Похоже, если она раздавит это, шансов выжить будет мало.'
    'А если сбежать?'
    'Не вариант, они сильнее нас, и не дадут нам этого сделать.'
    Этот предмет являлся приманкой, ими пользовались охотники квинси для охоты на пустых. Если ее разобьют здесь, то через несколько минут это местность превратиться в филиал Хуэко Мундо. Если тот справочник о квинси, который был в нашей библиотеке, не врет, то на запах реатсу этой приманки, пустые открывают проход прямо из своего мира.
    'И что теперь, сидеть сложа руки, и ждать смерти? Даже если убьем всех кто здесь появиться, нас достанут они, или те кто пришел с ними.'
    'А кто сказал что ждать? Надо всего лишь убить их, и пустить кровь всем демонами что сюда явятся. Думаю они не воспринимают нас всерьез, и не будут готовиться к сопротивлению, это наш шанс. И надейся на то, что они одни.'
    Лучница широко улыбнулась, и раздавила в кулаке приманку.
    'У тебя один шанс, убей их!'
    Я стоял чуть в стороне от них, и они на меня не смотрели, ну что же... действуем. Взял танто в правую руку, и направил левую ладонь в сторону мужика:
    - Геки.
    Даже не проверив, сработало ли бакудо, перехожу в сюнпо за спину женщине, и почти без замаха вбиваю ей в спину занпакто. Судя по тому, что я еще жив, паралич сработал, и таких действия от меня никто не ожидал. Клинок скользнул по позвонкам, вошел в межпозвонковый диск, разрезая все на своем пути. Она дико заорала, и начала судорожно пытаться что-то достать из кармана, но я не дал ей этого сделать.
    - Тзури Райден.
    Разряд электричества прошел через Дабиживу прямо в нервные каналы моей жертвы, она конвульсивно задергалась. Я вынул клинок, схватил квинси за волосы и воткнул его в место, где голова крепиться к черепу. Разворачиваюсь вместе с обмякшим телом к второму противнику, и продолжая правой рукой держать рукоять, направил на него левую раскрытую ладонь. Он все еще был парализован, и пытался с этим бороться. Я начал быстро бормотать текст:
    - О, господин, маска из плоти и кости, всякая тварь, трепет крыльев, тот кто носит имя человека, истинность и трезвость. Направь на эту стену снов безгрешных гнев своих костей. Хадо тридцать три: Сокатсуй!
    В ладони начал формироваться синий шар, который я тщательно нацелил на квинси. Расстояние было метров пять, и я решил приложить самым мощным известным мне кидо. Поскольку оно формировалось у меня довольно долго, и увернуться от него много ума не надо, использовать его лучше всего на таких вот парализованных мишенях. Поток синего огня сорвался с ладони, и полетел к нему в область ключицы, врезался в тело, и негромко взорвался. Этот точно не жилец, даже контролировать не надо... Я смотрел на все еще парализованное обезглавленное тело, и честно говоря, не ожидал такого эффекта. Я целился в грудь, но получилось даже лучше.
    'Мне конечно приятно что ты решил напоить меня кровью, но не мог бы ты достать меня из мозгов этой с..ки, и переместить в более удобное место?'
    Кое-как оторвав взгляд от висящего на лоскутке кожи фрагмента головы, я вытер занпакто о тунику женщины, вложил в ножны, и обернулся к своим однокурсникам. Меня встретил оглушающая тишина.
    - Ма-кун, а зачем ты их убил?
    На задавшего глупый вопрос шикнули, и кратко пересказали последние события. Вот же незадача... они еще не в курсе того что сейчас здесь будет, и какими последствиями это нам грозит, надо бы им рассказать. На всю мою атаку ушло менее минуты, и еще немного времени у нас есть.
    - Всем слушать меня!
    Дождавшись когда на меня обратиться всеобщее внимание, я продолжил.
    - На наш отряд напал квинси, и уничтожил сопровождающих нас шинигами и тех, кто может подать тревогу у нас больше нет.
    - А почему они не убили нас?
    - Они хотели натравить на нас пустых, и использовали здесь приманку для них, и сейчас они полезут на нас в огромных количествах. Это конечно зафиксируют, нам надо лишь продержаться до прибытия помощи.
    Кажется, моя речь не принесла плодов, однокурсники наоборот как-то расправили плечи, и приготовились к драке. Вот черт, ведь кинутся в разнобой каждый сам за себя, в таких условиях выжить шансов все меньше. И не докажешь ведь, что сейчас будут настоящие пустые, не те больные и несчастные калеки которых мы били до этого.
    Ждать пришлось не долго, первый разрез в пространстве открылся практически у нас над головой, и оттуда вылезла туша демона, похожего на гигантского червя, он начал падать прямо на нас. Почти все успели отскочить в стороны, но двоим не повезло, их раздавило этой огромной тушей. Следом начали беспорядочно открываться проходы, из которых начали выскакивать пустые, которые увидев нас, начали приближаться. Мои мысли об организованной обороне, так и остались мыслями, монстры слишком быстро оказались среди нас, и мы разбежались от них разные стороны. Слева от меня быстро, очень быстро мелькнула чья-то белая лапа, парировать или увернуться я не успевал, получилось только слегка сместиться, что бы удар попал вскользь, и меня откинуло в сторону от общей свалки. Зацепило не сильно, неглубоко пропорот бок, слегка задеты ребра, но в целом ничего серьезного. Я достал занпакто, и приготовился к атаке, которая не заставила себя ждать. Небольшой, по меркам пустых, метра два ростом, муравей в костяной маске, с шестью ногами и парой когтистых лап-клешней, кинулся на меня. Я невольно залюбовался его движениями, лапы двигаются асинхронно, с совершенно невозможной траекторией, но при этом не запутываются и перемещают тело очень быстро. Мной овладело странное сочетание эмоций, восхищение и азарта, я не мог оторвать глаз от перекатывающихся мышц противника, они выглядели так органично и так совершенно, мне показалось что все движения в совокупности, образуют танец, смертоносный танец демона. И в то же время я хотел убить его, не так, МЫ хотели убить его. Дабижива у меня в руках, начала вибрировать на одной мне слышимой ноте, я ощущал в этом пении, ее желание испить крови. Я широко улыбнулся, и прыгнул к демону на встречу, одновременно уходя в сюнпо, и оказался сзади, и одним движением снес ему голову. Меня заметило еще трое, которые вышли из разреза практически одновременно, и кинулись на меня.
    Ушел в сюнпо, планируя оказаться слева от первого, а вышел прямо напротив второго. Еще не очень хорошо получается рассчитать точку выхода. Выставив левую руку прямо напротив маски, сформировал в ней белую сферу.
    - Секи.
    Пустой с размаху врезался в шар, и его парализованного отбросило в сторону. Бегущий следом за ним, остановился, и стал вибрировать своим пористым наростом на спине. Оттуда начали вылетать крупные насекомые, похожие на больших комаров, и собираться в небольшой рой над ним. Не обращая на них внимания, перемещаюсь прямо к его морде, и тычком вгоняю клинок ему в маску.
    - Тзури Райден.
    Электрический разряд обратил ее в мелкое крошево, и вслед за ней, и комары и сам пустой рассыпались в невесомую пыль. Обернувшись, я начал искать того кто бежал первым, меня он уже заметил, и большими прыжками сокращал расстояние. Остановившись недалеко от меня, я услышал гулкий голос:
    - На меня твои фокусы не подействуют, шинигами.
    'Ты тоже это слышишь? Он разумен?'
    'Какая разница? Его кровь и его кости такие же, как и у всех, убей! Отрежь ему голову!'
    Кажется, я не один веду себя неадекватно.
    - Геки.
    Гориллоподобный монстр замер с открытым ртом, вероятно, хотел сказать что-то еще. Переместившись к нему за спину, максимально уплотнив реатсу вокруг клинка, ударил по шее. Перерубить с одного удара не получилось, и паралич начал спадать, потому в открытую рану засунул палец, и направил его в сторону маски:
    - Бьякурай.
    Шкура у него может и крепкая, но мышцы и все остальное... Молния пробила сквозное отверстие, разбив на выходе, все замершую с открытым ртом, маску. Я так и стоял, переводя дыхание, и наблюдал как распадается тело. Этот причудливый танец духовных частиц которые остались после монстра, гипнотизировал, он составлял различные фигуры и линии, которые медленно оседали на землю. Я не знаю, по чему-то весь бой вызывал у меня ощущения просмотра картины, и мое участие - это легкая коррекция невесомыми штрихами кисти. Мои мысли прервал сильнейший удар в спину, который отбросил меня на несколько метров вперед. Я совсем забыл про первого парализованного мной пустого, за что и поплатился еще тремя разрезами на спине, и сбитым дыханием. Он был человекообразен сверху, и имел длинный сегментный как червя хвост, свернутый кольцами снизу.
    - Бьякурай.
    Он отскочил с траектории движения молнии, и моментально собрав хвост в кольца, бросился на меня. Мое тело еще слушалось плохо, я успел только нырнуть ему под руку, и полоснуть его вдоль тела, от груди до начала хвоста. Рана похоже не доставила ему никаких неудобств, потом как он снова быстро начал сворачивать хвост кольцами. Пока он не успел закончить, я успел связать его золотыми нитями:
    - Хайнава.
    Только вот я не учел, что опутываются только руки, а ноги остаются свободными, а моем случае хвост, и он снова оттолкнулся, и полетел ко мне. Похоже, этот не очень разумен... потому должно сработать:
    - Секи.
    Опять создав в ладони сферу, направил ее на приближающегося монстра. Он видимо попытался поменять направление движения, что ему частично удалось, он попал в бакудо не головой как я планировал, а плечом. Он будто налетел на гигантский батут, который его откинул в противоположную от движения, сторону. Переместившись на место его падения, без особых изысков разбил ему маску. Окинул взглядом место бойни, из дееспособных осталось человек восемь, они вроде как собрались вместе под началом одного студента, Мугурумы Кенсея, вроде бы неплохого парня, и пытались кое-как отбиваться. Одиночек как я, больше не осталось, это печально... да и группу скоро раздавят, пустых слишком много, они пока мешают друг другу, но это всего лишь вопрос времени. А вот демоны стоят очень удобно, и у меня появилась задумка, которая может сработать... Переношусь недалеком от группы, парализовал пару пустых что стояли на пути, и примкнул к Кенсею.
    - Мугурума-сан, есть идея.
    - А, живой еще Ма-кун, это хорошо. Что за идея?
    - Помнишь день как выдали асаучи?
    Он отбил очередную атаку, и бросил:
    - Ты что, опять хочешь всех нас раскидать по полю?
    - Я поработал на техникой, она теперь более эффективная. Когда скажу лечь на землю, все падаете, хорошо?
    - Других идей все равно нет, хорошо. Если ничего не предпринять, нас сомнут.
    Убедившись что все поняли идею, я поставил занпакто торцом на ладонь.
    - Поднимись к облакам, Дабижива.
    Как и в прошлые разы, она превратилась в шар, который я сжал в руках. Представив острую тонкую кромку, которая расходится от меня, я крикнул
    - Ложись!
    И направил все свои остатки энергии в шар. От меня во все стороны начала увеличиваться окружность из красной реатсу, разрезая все, что было у нее на пути. Достигнув радиуса около шестидесяти метров, она исчезла, оставив после себя изрезанных на половины демонов, некоторые из которых были еще живы. Такой слабости я не ощущал никогда, ноги меня уже не держали, и я опустился на колени.
    - Кенсей-сан, надо добить тех, кто еще живы.
    Тот поднялся, и кивнул.
    - Ма-кун, похоже, ты нас сильно выручил.
    Отвечать ему, сил у меня не было, я смог лишь вложить занпакто в ножны, и упасть на бок, который у меня наименее пострадал. Только вот еще ничего не закончилось, над полем раздался оглушительный треск, образовался разрыв высотой с десятиэтажный дом, из которого показалась гигантская белая нога. Из разреза пространства вышел высший пустой, гилиан, демон высотой более тридцати метров. Они почти никогда не выходят в мир живых, и противопоставить ему, никто из нас ничего не мог. Его духовное давление свалилось на меня как бетонная плита, силы окончательно покинули меня, и отключаясь я разглядел край открывающихся врат миров.
    
    
Глава 9

    
    Мы опять лежали не берегу, вечное солнце, которое никогда не сходит с горизонта, нагревало землю.
    - Тут вообще бывает когда-нибудь ночь?
    - Это твой мир, он отражение тебя. Когда тебе грустно, тут идет дождь, когда тебе хорошо, здесь светло...
    - Дабижива, почему я сюда пришел?
    - У тебя сильное истощение, ты будешь без сознания еще долго. Наверное ты сам хотел сюда прийти.
    - Понятно... Как думаешь, что произошло тогда, во время драки? Я стал отвлекаться непонятно на что, было сильное желание убивать, и двигаться стал быстрее... Да и ты была немного не в себе, поведение было какое-то не типичное.
    - Даже сама не знаю что на меня нашло. Вдруг стало очень весело, и показалось что убить всех кто тебе угрожает очень удачная мысль. Я и сейчас считаю что эту мысль удачной, но причину такой эйфории, такой радости я понять не могу.
    - То что я становлюсь сильнее, это конечно хорошо, но вот неадекватное поведение может создать проблемы.
    - Будем учиться это контролировать. Когда ты закончишь академию.
    - А нас ведь там ждали. Они не могли совершенно случайно выйти к нам.
    - Да, я это тоже заметила, и их было всего двое, то есть они знали, что они могут справиться с нами.
    - Да, они время, место выхода, и состав группы. Кто-то нас сдал... Не все чисто в королевстве Готейском...
    Я молчал, и смотрел на облака. Они тут тоже не двигаются, замерли в одном положении, что создавало сюрреалистический вид. Я сел, и посмотрел на озеро.
    - Давай искупаемся? Или ты искупаешься, а я на тебя посмотрю?
    - Нехочется что-то. У меня идея получше.
    - Интересно услышать.
    - Давай будем тебя учить, использовать шикай, так сказать на кошках.
    - А разве тут это можно устроить?
    - Конечно, это же твой мир, ты волен делать с ним все что захочешь. Для тренировки нужна большая кисть, метра на полтора длинной, и ведро красной краски, попробуй представить их тут.
    Я сделал что она просила, и стал обладателем кисти для каллиграфического письма, больше напоминавшей по размером швабру-лентяйку, и ведра красной туши.
    - Смотри, берешь кисть, макаешь в краску, и рисуй полосы в воздухе, помни что это твой мир, и ты можешь это сделать без проблем.
    Я начал делать как она говорила, и быстро приноровился. Взмах, и полоса начерченная кистью, зависает в воздухе. Я ее потрогал, какой-то твердый и пружинящий материал, похожий на резину, еще взмах, еще полоса.
    - Да ты активнее работай, активнее! Думаю, мне стоит немного разнообразить твою тренировку.
    Она достала откуда-то палку, и с размаху стукнула ей меня по голове.
    - Чего зеваешь? Блокируй!
    Она начала довольно шустро избивать меня палкой, а пытался блокировать ее удары линиями. Она двигалась очень быстро, мне нужно было успеть наперерез ее выпаду нарисовать линию, но никак не получалось.
    - Ты можешь двигаться быстрее, ты же в своем разуме!
    Я принял это к сведению, и продолжил махать кистью. А ведь если подумать, зачем мне вообще нужна кисть? Что бы было проще рисовать линии? А для этого эффекта достаточно представить как я это делаю, и рисовать штрихи мыслью. Мне совершенно не нужен костыль в виде кисти. Следующий ее удар блокировала мгновенно появившаяся линия, последующие два тоже, а четвертым штрихом я атаковал сам.
    - Наконец-то до тебя дошло.
    Она улыбнулась, и отбросила палку.
    - Здесь у тебя получается очень даже хорошо, но вот реальном мире, все будет гораздо сложнее. Принцип работы ты понял, дальше тренируйся сам, экперементируй с длинной, толщиной и прочими параметрами. На сегодня хватит, теперь тебе нужно хорошо поспать, ты очень сильно вымотался.
    Узенькая ладошка шлепнула меня по лбу, и я провалился в сон без сновидений.
    
    Разбудил меня солнечный луч, который светил прямо в глаза, и что бы спрятаться от него, я закинул на лицо руку, и понял что что-то не так. В моей комнате окно с северной стороны, и солнца в ней никогда не бывает, еще забинтована рука, и от движения слегка простреливают болью ребра. Я начал вспоминать что вчера было, и на меня калейдоскопом посыпались воспоминания о событиях, участником которых я стал. Похоже, что я госпитале, то есть в гостях у четвертого отряда, запах различных трав и притирок, который был повсюду, подтверждал сделанные мной выводы. Пора просыпаться, я открыл глаза, и осмотрелся.
    Незнакомая комната, в ней десять футонов, и все занятые спящими людьми, разной степени перебинтованости. Я сел и потянулся, похоже раны практически зажили, потому как удалось мне это без особых проблем. Мои движения заметила сиделка из четвертого отряда, и заставила меня лечь на место, говоря что я еще не здоров и мне нельзя двигаться. Ну она доктор ей виднее, еще поваляюсь, я только за. Она выскочила в коридор, и видимо позвала свое начальство, потому как через пару минут в палату вошла капитан Унохана. Она подошла ко мне, поставила какой-то хитрый барьер, наверное гасящий звуки, и обратилась ко мне:
    - Как ваше здоровье, наблюдатель-сан?
    О, интересно она меня назвала... Это она случаем не намек на нашу первую встречу? Ладно, попробуем поиграть в ее игру. Я ответ по-русски, старательно вспоминая язык, на котором нормально не разговаривал уже более шести лет.
    - Извини красавица, я не понимаю о чем ты.
    Судя по ее улыбке, она прекрасно поняла что я имел ввиду.
    - Я вижу, вы помните свою жизнь до духовного погребения, это редкость. Но все же скажите, Ма-сан, как вы себя чувствуете?
    - Да вполне нормально, спина не болит, только вот немного ребра ноют и под бинтами чешется, но это терпимо.
    - Это хорошо, раз чешется, значит заживает. Я бы хотела узнать у вас, что случилось на вашем выходе?
    - Я вам расскажу, только разрешите сначала узнать, сколько нас выжило? Перед тем как отключиться, вместе со мной нас было девять.
    Она немного погрустнела, и ответила:
    - Из двадцати одного студента и шести шинигами, выжило только пятнадцать студентов, шестеро ранены тяжело, они все в этой палате. Очень вовремя появилась команда лейтенанта одиннадцатого отряда, они уничтожили прошедшего в мир живых гилиана и еще оставшихся пустых.
    - Понятно, теперь по поводу что произошло. Во время прохождения задания, когда я уже выполнил свою задачу, появились двое квинси, и убили всех из сопровождения, и сенсея.
    - Всех? Они что, не сопротивлялись?
    - Они не успели, все произошло слишком быстро.
    - А почему они не напали на вас?
    - Вероятно, они хотели, что бы нас убили пустые, и для использовали специальную приманку.
    - Мы нашли их трупы, кто их убил?
    - А вы еще не разговаривали с другими студентами? Их убил я.
    - Вы первый очнулись. Как вам удалось их убить?
    - Я застал их врасплох, они не успели хоть как-то защититься.
    - Продолжайте Ма-сан, что было дальше?
    Я рассказал ей все что было, вплоть до появления гилиана.
    - Ма-сан, вы уже овладели шикаем? Какая у него сила?
    Мне почему-то не хотелось говорить правду, и потому решил обойтись полуправдой.
    - Ну, может и овладел, но пользоваться совершенно не умею. А сила создавать потоки реатсу, произвольной формы, которыми я могу нападать или защищаться, в этот раз я сделал разрезающую волну. Где кстати мой занпакто?
    - Когда вас лечили, пришлось его снять, так как он сильно отвлекал офицера который оказывал вам помощь, и он не мог сосредоточиться на ваших ранах.
    Она улыбнулась.
    - Почему вы носите его как кулон? С такой формой рукояти, это выглядит очень неприлично.
    - Я ей тоже это говорю постоянно, но нет, ей нравиться только это место.
    - Вам принесут ваш танто вместе с обедом. А теперь скажите, вам ничего не показалось странным в том что с вами произошло?
    Кажется, она решила задать вопрос, ради которого и пришла. Стоит ли ей говорить? Может, она как-то связана с предателем? Нет, это вряд ли, не похожа она такого человека... Ладно, будь что будет.
    - Унохана-сан, нас ждали. И то что их было всего двое, говорит о том, что они знали сколько нас будет и когда мы выйдем. Такую информацию можно получить только в Готэй 13.
    - Все верно Ма-сан, все верно. Помните нашу первую встречу?
    Хм, неожиданный поворот.
    - Вы про тот самый день, когда вы меня отправили в Руконгай?
    - Да, в тот день была похожая ситуация, на выпускников напал отряд квинси, и они прекрасно знали, сколько их было, и когда они вышли. И если немного покопаться, таких случаев можно найти много. В последнее время квинси очень хорошо осведомлены о наших перемещениях, и информация об этом у них очень свежая, что исключает разовый захват необходимых сведений. Как вы наверное поняли, в Готэй 13 есть предатель, который уже очень долго контактирует с ними.
    - И для чего вы мне это сказали?
    - Похоже, что вы сами пришли к этому выводу, и я бы не хотела что бы вы, Ма-сан, начали устраивать свое расследование, или задавать неудобные вопросы. Информация уходит с очень высоких постов, и потому, для них не станет проблемой, устроить ваши похороны.
    - Спасибо за заботу, Унохана-сан.
    - И еще, Ма-сан, я хочу предложить вам место офицера в моем отряде, когда вы закончите академию.
    Думает, я соглашусь из чувства благодарности?
    - Еще раз спасибо Унохана-сан, но я бы хотел закончить академию, и уже после этого уже сделать выбор.
    Мой ответ ее не устроил, и она быстро свернула разговор.
    - Вам нужно, отдыхать Ма-сан, скоро будет обед, набирайтесь сил.
    И она сняв барьер, вышла из палаты.
    
***

    Конец четвертого года обучения, и выпускные экзамены. Такие знакомые слова для когда-то закончившего институт культуры человека, и такие разные содержание и смысл. Потому как никаких билетов и утомительных ночных зубрежек, никаких шпаргалок с датами важных событий и танцев с зачетками у кабинета преподавателя, вообще не было ни одного знакомого для меня атрибута. Для экзаменационной комиссии надо было продемонстрировать уровень владения кидо, сюнпо, зандзюцу и хакудо. Для тех кто уже овладел шикаем, требовалось показать его возможности, что я с успехом и сделал. После недолгих рассуждений, мы с Дабиживой решили, что не стоит всем знать, как она работает, потому как если знать принцип действия, ей можно очень легко противостоять. И для всех, штрихи и линии которые я создаю, очень даже реальны, и состоят из моей рейреку. Сейчас у меня принимают вольный спарринг с каким-то младшим офицером их шестого отряда, и я должен показать чему я научился за время обучения. А показать было что, практически весь четвертый год, я большую часть свободного времени уделял каллиграфии, где вместо холста и кисти, использовал Дабиживу и пространство. Я уже мог вполне нормально, помимо линий, создавать крючки, запятые, которыми очень удобно можно было испортить рисунок боя. Представь, замахиваешься ты, что бы сильно и больно меня ударить, а опустить руку уже не можешь, так как запястье держит что-то напоминающее букву 'J'. Конечно, не все так радужно и хорошо, например штрихи хоть и крепкие на вид, их вполне можно разрубить, а то и вообще разрушить направленным выбросом реатсу. Другими словами, кто-то с силами как у среднестатистического лейтенанта, может даже и не обращать внимания на мои атаки. Но это на текущем уровне моего развития, Дабижива меня убедила, что с ростом моей силы, противостоять мне будет гораздо сложнее, и линии так легко не разрушить. После того, как несколько раз разрубили поставленные на пути движения клинка штрихи, я старался не ставить жесткие блоки, и лишь немного исправлял траекторию удара, что бы он не попадал по мне. И оставался еще один гигантский минус, шикай вытягивал из меня энергию как пылесос, Дабижива говорит, что львиная доля потраченной реатсу, уходит в никуда, и пройдет очень много времени, прежде чем я начну ее тратить в тех количествах, в которых нужно. Сейчас меня хватает минут на пять противостояния, а по началу, был выжать полностью уже через тридцать секунд.
    А теперь, начинается бой, по которому меня будут оценивать потенциальные работодатели. Задачу победить никто не ставит, уж очень разный уровень, но вот показать себя хорошо нужно. Я вышел на большую площадку, которая чем-то напоминала маленькую копию Колизея, и поднял голову к шинигами, которые находились на зрительских трибунах. Народу было мало, где-то по одному или два представителя от каждого отряда, в основном лейтенанты, но пара капитанов все же пришла. Особенно в глаза бросался здоровый верзила, в розовом цветастом кимоно поверх белого хаори и в плетеной амегасе. Но не его внешний вид привлекал внимание, а то что он сидел напротив маленького столика, на котором стояло пара бутылок саке и местные рюмки. Вот видно что человек решил совместить приятное с полезным. Второй капитан, выделялся длинной седой гривой, и каким-то болезненным цветом лица, ему бы в больничку, а не на трибунах сидеть.
    Один из экзаменаторов поднялся, и объявил меня, сообщил результаты предыдущих испытаний, из которых у меня в порядке были только сюнпо и кидо. Рядом со мной, с видом мученика, стоял мой вероятный спарринг-партнер, и судя по его лицу он чем-то проштрафился, и его в качестве наказания отправили сюда.
    По сигналу судьи, бой начался. Мой противник, нарочито сильно замахиваясь, начал наступление, но даже сейчас мне было сложно за ним уследить. Похоже, если бы он взялся за меня всерьез, вырубил бы первым ударом. Ладно, попробуем его подловить... Выхожу из сюнпо прямо над ним, вытягиваю руку:
    - Шаккахо!
    Он это прекрасно видит, и лениво отбивает свободной рукой красный шар. Вот же засада, силен для меня, хорошо хоть он понарошку бьет. Надо использовать другую тактику, если прямо в лоб его не возьмешь. Прыгнул ему за спину, и нанес вскользь удар, который все так же лениво заблокировали, а я направил ладонь вниз:
    - Секиэнтон!
    Площадку заволокло красным туманом, видимость снизилась практически до нуля. Пока он блокировал мой занпакто, быстро начал рисовать пальцами в воздухе треугольник, создавая приковывающее бакудо, пока туман скрывает мои действия, это должно сработать.
    Бакудо тридцать: Шитотсу Сансен!
    Из вершин нарисованной фигуры, вырвались три снаряда, которые ударили в спину моего противника, и впечатали в стену за ним. Судя по приглушенным матам, он от меня такой подлянки не ожидал, но это еще не конец. Когда произносишь текст кидо вслух, то его сила увеличивается, только не всегда дают это сделать, а у меня сейчас как раз такой уникальный шанс. Пока он еще не освободился, надо продолжать:
    - О, господин, маска из плоти и кости, всякая тварь, трепет крыльев, тот кто носит имя человека, истинность и трезвость. Направь на эту стену снов безгрешных гнев своих костей. Хадо тридцать три Сокатсуй!
    Усиленный поток синего пламени, направился на прикованного противника, казалось, поглощая его полностью. Я даже слегка испугался, не убить бы, но когда пламя сошло, стало видно шинигами, который укрылся за своим занпакто, который был похож полуметровую в ширине стальную доску, заточенную с трех сторон, и рукоятью. А я даже и не мечтал, заставить его показать шикай, но так даже лучше. Взгляд немного подпаленного противника, не обещал ничего хорошего, и что сейчас мне всыпят, и всыпят очень больно. Протянул руку вперед, что бы статуэтку ему было хорошо видно, слегка сбив этим его напор, и он недоуменно посмотрел на меня.
    - Поднимись к облакам, Дабижива.
    Управлять шаром мысленно, я научился быстро, надо нащупать его внутренним взором, и как бы потянуть в нужно место, где он и останется. Я это представляю как некую координатное пространство, где за точку отчета берусь я. Выставляя занпакто по нужным координатам, шар прикрепляется ко мне, и постоянно двигается вместе со мной, всегда оставаясь на одном расстоянии от меня. Я повесил шар над головой, и приготовился к атаке. Которая не заставила себя ждать, шинигами бросился на меня, и замахнулся для сильного удара, своей рельсой. До того как он сделал последний шаг ко мне, я сделал маленькую петельку за ногой, которую он собирался шагнуть, и длинный штрих вдоль которого скользнул его меч, минуя меня. В результате он потерял равновесие, а мой легкий тычок рукой по спине, окончательно его уронил. На месте где он должен был упасть, сделал узкую стилето-подобную линию, на которою он должен нанизаться, и пару штрихов которые остановили его падение в паре сантиметров от нее.
    
***

    Тем временем на трибунах
    - Укитаке, ты вроде не здоров был, почему на экзамен пришел не твой лейтенант, а ты?
    - Что ты, Шюнсуй, мне наоборот полегчало, вот решил хоть как то облегчить ему жизнь, и так почти все обязанности ложатся на него.
    - Вот как... А у меня Хирако-кун, как ты знаешь, подал заявку на экзамен капитана, и успешно его сдал, вероятно мы увидим его в белом хаори на следующем собрании... мне надо подобрать толкового человека на свободное место.
    - Не знаешь, кого сейчас будут проверять?
    - О, это Ма Рат-кун, очень интересная личность. Учителя говорят что у него немного не в порядке рассудок, и поведение граничит с безумием и не совместимо со здравым смыслом. Его даже собирались отправить в 'гнездо личинок', только решили что он не на столько опасен для окружающих. У него великолепное для его уровня, владение кидо и сюнпо, и еще он призвал шикай в первый день обучения.
    - Интересная характеристика, ты меня заинтриговал.
    В этот момент, на площадку вышел пятый офицер шестого отряда Вада Дайки.
    - А это еще не все, может слышал, в прошлом году на отряд студентов напали квинси?
    - Это когда еще был массовый прорыв пустых?
    - Да, так вот, обоих лучников убил Ма-кун, и он же убил большинство пустых, призвав шикай.
    В этот момент дверь открылась, и на площадку вышел экзаменуемый студент. Это был высокий, худощавый мужчина, с абсолютно лысой головой. Она была постоянно наклонена направо, и создавалось впечатление, что он что-то внимательно рассматривает. Но это впечатление полностью портили глубоко посаженные глаза, в которых проскакивало искорки сумасшествия, и скривившийся в легкой полуулыбке рот.
    - А он смелый, носить на шее такое непотребство...
    - Не будь ханжой, Укитаке, и это 'непотребство' - его занпакто. Это наверное единственный шинигами во всем Готэй, у которого занпакто не похоже на оружие. Его шикай я еще не видел, но слышал что он еще более странный, и надеюсь на его демонстрацию сегодня. Экзаменатор встал, представил студента, коротко пробежался по результатам предыдущих экзаменов, и объявил начало поединка.
    - Тратить рейреку на отбивание рукой, хотя легко мог уйти от удара, наверное красуется перед кем-то.
    - Не тебе это говорить, не напомнишь, кто на прошлой тренировке, все кидо блокировал ладонью?
    - Так то не тренировка была, это меня Аяме-чан побить пыталась, а мне было так лениво шевелиться...
    В этот момент, поле заволокло красным туманом, а еще через мгновение, три желтых шипа прибили чье-то тело к стене. От порывов воздуха, туман начал немного рассеиваться, и все разглядели на площадке студента, который направив ладонь на прикованного к стене офицера, громко и четко зачитывал текст тридцать третьего хадо.
    - Смотри Укитаке, двадцать первое и тридцатые бакудо без текста, уверен, что и сокатсуй ему вполне по силам, вот только сейчас хочет ударить посильнее.
    - Но все же это ему не поможет, разница а силе слишком высока. Ма-сан хорош, но только для студента.
    - Ну не скажи, он заставил Дайки-куна призвать шикай. Думаю, сейчас начнется самое интересное.
    Студент протянул руку ладонью вверх, на которой стояла золотая статуэтка с клинком над головой. Лезвие засветилось, приняло форму шара, и поглотило собой рукоять, затем поднявшись в воздух, замерло чуть выше и левее его головы. Офицер Дайки кинулся в атаку, намереваясь закончить все одним ударом, но в последний момент обо что-то запнулся и потерял равновесие. Его меч, который был направлен сверху вниз в голову его противника, скользнул по внезапно появившейся красной ленте к земле, а легкий удар по спине, завершил эту атаку. Офицер падал прямо на появившееся под ним красное лезвие, как вдруг замер, не долетев до него буквально чуть-чуть. Его держали в воздухе, все те же ленты.
    - Ты смотри, Шюнсуй, а он не такой уж и безумец, во всяком случае когда нужно, он делает правильные решения.
    - И не только, он хоть и слабее противника, но все же чуть его не убил, это говорит о том, что он заранее планировал бой, хорошо зная свои сильные и слабые стороны. В моем отряде такой боец точно лишним не будет.
    - Думаю, что тоже отправлю ему приглашение.
    
***

    Победу мне засчитали, впечатление я произвел, и надеюсь что нужное. На следующий день, мне было передано пять приглашений, от второго, четвертого, восьмого, тринадцатого и отряда кидо, во втором и четвертом на должность седьмого офицера, а в остальных на девятого или десятого. Все служащие в отряде тайных операций, прописаны во втором отряде, от них приглашение понятно, Негучи-сенсей держит свое слово, откуда взялись четвертый и кидо отряды, это тоже не является загадкой. А вот восьмой и тринадцатый?
    'Ты разве не помнишь, капитан восьмого отряда Шюнсуй Кьераку, ходит всегда в кимоно с цветочками и соломенной шляпе, он был на твоем экзамене.'
    'Откуда я могу это помнить?'
    'Вот же балда, я помню все то же, что помнишь и ты. О нем и других капитанах, рассказывали старшие студенты.'
    'Ладно, замнем. А из тринадцатого отряда кто был?'
    'Джуширо Укитаке, он сидел рядом Кьераку, такой бледный весь. Они вроде как кореша, и на подобные мероприятия всегда на пару ходят.'
    'Об этом тоже студенты говорили?'
    'Конечно! Все почти все мечтают попасть в тринадцатый отряд, под крылышко капитану Укитаке, у него репутация очень доброго и понимающего командира, который всегда помогает своим.'
    'Не верю я в его доброту. Шинигами прежде всего убийцы и воины, а на войне нет места доброте и состраданию. Во всяком случае, я уже обещал Негучи-сенсею, отправиться во второй отряд, и менять решение не собираюсь.'
    Я пошел к учителю, который занимался нашим распределением по отрядам, и сказал ему, что хочу принять предложение второго отряда, и мне было выдано предписание, в течении двух дней явиться в их расположение. Ну вот, закончилась очередная часть моего пути, самая легкая и беззаботная, и мне совершенно не хочется думать о том, что будет дальше.
    
    
Глава 10

    Исибаси Хироши. Хозяин постоялого двора 'Королевский карп', тридцать пятого района Руконгая.
    В этот день, у Исибаси Хироши все шло наперекосяк. Даже разливать саке важным гостям, он поставил свою жену, потому как у него сильно тряслись руки, и он боялся оскорбить людей, которые пришли отужинать в его заведение. А причина такой нервозности была проста, страх. Он очень сильно боялся и ждал визита этих гостей, боялся того что они могу с ним сделать, ведь это птицы такого полета, и его жизнь, жизнь простого управляющего гостиницы, стоила не больше пыли с их сандалий. А еще больше, до дрожи коленей, он боялся пятого офицера омницукидо Готэй 13, Ма Рат-сана, который несколько дней назад приходил к нему, и настоятельно рекомендовал приглядывать за своими посетителями, и встретив определенных лиц сообщить ему. Про этого офицера ходило множество слухов и домыслов, но все они сводились к одному, его просьбами и рекомендациями не стоит пренебрегать. Каким-то невообразимым образом, ему становилось известно, выполнили ли его поручение или нет, и в отрицательном случае, кара была незамедлительной. Она не была только физической, создавалось впечатление, что Ма Рат имел внушительную подборку компромата на почти всех хоть наделенных хоть какой-то властью в Руконгае людей, и не стеснялся его использовать. При встрече, он намекнул Хироши о том, что в курсе его приключений в далекой юности, и что этих самых приключений хватит на не на одну жизнь в 'гнезде личинок', ну впрочем, он 'успокоил' его, сказав что проще будет казнить на месте, чем тратить на никчемного убийцу целую камеру. Хироши надеялся, что эти люди не придут в его заведение, но вот вчера к нему пришел посыльный из благородного дома Казуми-одзи, и сказал что сегодня к нему для важных переговоров придет Казуми-одзи Кумой. Один из тех лиц, за которыми нужно следить, и сообщать при его появлении. Клан Казуми-одзи, клан известный своими оружейниками, один из сильнейших и влиятельных кланов всего сообщества душ. С ними даже дружить опасно, не то что враждовать. А ведь после того как он донесет на них, он станет их врагом.
    Чувствуя себя совершенно разбитым, Исибаси взял кувшин самого крепкого саке, и пошел в свою комнату, что бы привести нервы хотя бы в подобие порядка. Он сидел на дзабутоне  (японская подушечка для сидения. прим. авт.) , и пил рисовую водку небольшими порциями, ожидая когда в голове появится легкость. Этот Ма Рат, уже несколько лет держит почти весь легальный, и половину криминального мира Руконгая в кулаке, местные его боятся гораздо больше, чем всех вместе капитанов взятых, потому как они далеко и редко выходят за пределы Сейрейтея. А пятый офицер может оказаться на пороге в любой момент, и если его что-то не устроит, убить настолько страшно и безжалостно, что даже матерые головорезы начинают бледнеть и заикаться.
    Его размышления нарушил стук в заднюю дверь. Хироши встал, пошел открывать, про себя ругаясь на ночных гостей. Отодвинув дверь, его взгляд уткнулся в груди золотой статуэтки, которую он моментально узнал. Такое украшение носит только один человек...
    - Доброй ночи Ма Рат-сама, проходите!
    Предательски дрожа коленями, хозяин низко кланяясь проводил гостя в комнату, и усадил на центральное место, тут же подвинув ему столик, на которой стояла початая бутылка, и поставил туда еще одну чашку. Внутреннее холодея от ужаса что его пробирал, он спросил:
    - Ма Рат-сама, что привело вас ко мне?
    - Ты не прав Хироши-сан, это не украшение
    У Хироши перехватило дыхание, этот офицер что, умеет читать мысли? Он попробовал внимательнее рассмотреть гостя, но это было сложно, потому как лампа давала очень мало света, даже глаза невозможно было разглядеть. Казалось вместо них у него два черных провала, что пугало еще больше.
    - П-п-простите, Ма-сама, вы о чем?
    - У меня на шее, это не украшение, это мой занпакто, смотрите.
    Он взял статуэтку, и потянул ее вниз, обнажая клинок. В момент когда он начал это делать, свет в комнате стал еще тусклее, темнота в углах стала как будто оживать и тянуться своими щупальцами к нему. Шинигами схватил хозяина за руку и притянул к себе, Хироши почувствовал как ледяные пальцы, высасывают из него все тепло, и ему стало очень холодно. Офицер Ма притянул его поближе к своему лицу, приставил ему клинок к животу, и почти прошипел:
    - Ты что же, Хироши-сан, решил что меня можно обмануть? Так ты не прав, я ж тебе уроду за это обрезание твоими же зубами сделаю, ты меня знаешь.
    С каждым словом, он увеличивал давление, и к последней фразе танто был в животе почти на три пальца.
    - Ч-ч-что вы, Ма-сама, я собирался вам сообщить!
    - Поздно, Хироши-сан. Говорить про них поздно, об этом я уже знаю, и к сожалению не от вас. У меня на вас другие планы, надо всем показать, что бывает с теми, кто не выполняет моего задания.
    С этими словами, он резким движением увеличил разрез, вытащил занпакто, и с коротким замахом засунул туда руку. Хироши завыл от боли, и попытался оттолкнуть своего убийцу, но тщетно, руки будто и холодной стали, держали его крепко. Перед его глазами мелькнула вторая рука, испачканная его кровью, которая что-то сжимала, и сделала пару оборотов вокруг его головы. Была какая-то странная тянущая боль в животе, и ощущение чего-то мокрого и склизкого на шее. Шепот у правого уха, раздался неожиданно:
    - Хироши-сан, длина кишок у человека, около семи метров, мне же хватит и двух.
    До него сразу дошло, что ему обмотали вокруг шеи. Его потянуло за шею вверх, медленно, с все больше нарастающей болью в районе пупка, и наконец ноги оторвались от земли, и их глаза встретились. Хироши смотрел в черные провалы, и увидел там в глубине, небольшие красные огоньки, которые казалось высасывают его душу.
    - Думаю, я дам вам небольшой шанс исправиться, Хироши-сан, но не забывай о моем предупреждении.
    Дышать становилось все тяжелее и тяжелее, хозяин хоть и слышал что ему говорили, но не понимал ни слова. Его взгляд был прикован к огонькам в глубине глазниц, они будто затягивали его в себя, погружая его в темноту беспамятства.
    Исибаси проснулся резко, он лежал на полу, положив под голову дзабутон. Это был сон? Сердце все еще бьется так, будто он пробежал вокруг квартала в быстром темпе. Да, всего лишь кошмар, он нервно рассмеялся, ну откуда бы Офицер Ма мог узнать про эту встречу? Он закрыл глаза, и потянулся, но тут в памяти показались те провалы во тьму с красными огоньками, и появилось ощущение ледяных пальцев на руке, 'я дам вам небольшой шанс исправиться' пронеслось у него в голове. Поежившись, он попытался стереть ощущение холода с руки, и скривился от боли. Закатав рукава, он внимательно при тусклом свете масляной лампы осмотрел предплечье. На том месте, которое было так сильно сжато во сне, находились пять вытянутых гематом, повторяющих форму пальцев. Зачарованно смотря на них, Хироши Исибаси встал, пошел к себе в рабочий кабинет. Он достал амулет который ему оставил пятый офицер, и зажав небольшой иероглиф сообщил время, место и имя человека который остановился у него на ночь, из него выпорхнула небольшая черная бабочка, и вылетела в открытое окно.
    
***

    
    'Марат, тебе не надоело?'
    'Что именно?'
    'Ты вот уже почти двадцать лет играешь в Берию, устроил свою агентурную сеть, собираешь доносы, компромат, ловишь врагов Сейрейтея... Ты не устал от всего этого?'
    'Да я как-то не задумывался, по началу мне нравилось, а теперь привык, наверное.'
    'Привык копаться в этом грязном белье? Насилие, убийство, узаконенная работорговля, сколько раз ты ловил офицеров за контрабандой? Сколько шинигами избежали заслуженного наказания, и сколько получили срок практически ни за что?'
    Я не стал ей возражать, потому как она была полностью права.
    'Именно по этому, наша команда, только собирает информацию, и уже не участвует в задержаниях.'
    'У тебя есть команда? У тебя есть кучка шинигами, которая ходит к тебе на работу как на отбытие наказания, до такой степени их достал неадекватный командир.'
    'И что, предлагаешь все взять и бросить? Я над этой системой столько лет работал!'
    'Думаю, тебе стоит сменить область деятельности. Ты уже и сам понимаешь, что для выполнения твоих планов, надо уйти с этой должности, твои обязанности сильно будут их тормозить. Не обязательно забрасывать все свои наработки, достаточно найти толкового человека на свое место.'
    Я задумался. После того меня приняли в отряд тайных операций, я восемь лет был во взводе задержания преступников, потом меня повысили до пятого офицера, и направили в отдел разведки. Разбираясь с делами, я к своему удивлению понял, что добычей информации занимаются исключительно путем слежения и скрытого проникновения. Ничего не скажу, наших бойцов практически невозможно заметить, если они этого не хотят, но мне показались их методы не очень эффективными. Вспомнив про советские фильмы о Штирлице, я надумал сделать в Руконгае что-то похожее на агентурную сеть осведомителей. Составив примерный план работ, я пришел с ним к нашему капитану, и обрисовал свою идею. Он дал добро попробовать в первом районе, и сообщить ему результаты. Вербовку начал как ни странно, с борделей и трактиров, именно в этих заведениях люди не следят за тем что говорят. Одновременно я собирал различный материал на вербуемых людей, и путем взяток, шантажа, запугивания получал самые свежие сведения в первом районе Руконгая. Если с обычными душами работать было довольно просто, то с криминальным миром было гораздо сложнее. Я не тешил себя надеждами, что смогу искоренить всю преступность, и даже если вдруг я начну этим заниматься и у меня получиться, то появиться новая, и потому - если что-то не можешь прекратить, это следует возглавить. И я начал усилено создавать себе образ отморозка, который не задумываясь убьет того кто ему перечит. По Руконгаю начали ходить про меня слухи, причем большую часть из них пустил я, что я чуть ли не маньяк-потрошитель с некрофильскими замашками. Это помогло при важных переговорах с местными бандитами свести торги к минимуму, порой достаточно было только на них показаться.
    Получив первые отчеты, капитан Сихоуинь Кишо окончательно разрешил построить агентурную сеть, и я усердно начал над ней корпеть. Вот примерно тринадцать лет работы, у меня под колпаком оказался практически весь Руконгай до шестидесятого района включительно.
    Во время расследования одного происшествия, мне попались первые намеки на того, кто передает информацию квинси, и взяв это дело в разработку, я получил приличное количество косвенных улик, что бы с большой долей уверенности сказать имя этого шинигами. За это время, было еще несколько инцидентов, в которых были замешаны сильно информированные лучники в белых туниках, и незадолго до этих моментов, у подозреваемого был официально оформленный выход в мир живых. Теперь мне нужно внимательнее присмотреться к этому шинигами, что невозможно будучи на посту командира отряда внутренней разведки. А доверить кому-то другому такое важное дело я не мог, так как этот самый предатель, имеет мощную поддержку в совете, и в благородном клане Казуми-одзи.
    А ведь я устал, устал от этой грязи в которой копаюсь каждый день... Действительно, попробую сходить к капитану, и разузнать про возможности перевода. Капитан Сихоуинь Кишо, брат главы клана Сихоуинь, очень жесткий и требовательный, но понимающий командир. Мою игру в с неадеквата он раскусил на раз, и слегка пожурив меня за то что его обманываю, дал добро на такое поведение, как он тогда сказал 'чем больше тебя недооценивают разведку, тем лучше'. В последствии, он был сильно недоволен моими методами работы, но он не мог не согласиться что они очень действенные, и мне разрешалось продолжать мои изыскания, при этом представляя полный отчет о своих наработках. Думаю, он один из немногих в курсе всех моих дел, и наверное только благодаря ему, я не нахожусь в 'гнезде личинок', как опасный для Сейрейтея субъект.
    Через несколько дней, я сидел в кабинете начальника отдела тайный операций, и смотрел на его усы. А они были шикарные, причудливо извиваясь, они опускались практически до середины груди, и этим он очень напоминал мне Тараса Бульбу, ему еще бы трубку в руку. Думаю если в Готэе провести конкурс на самые роскошные усы, первое место займет именно Сихоуинь-сан, даже капитан шестого отряда Кучики Гинрей с его мохнатыми седыми вибриссами, проигрывает нашему командиру по всем статьям. Примерно в этом ключе я и высказался в ответ на его молчаливый вопросительный взгляд. Он устало прикрыл глаза, и сказал:
    - Ма-кун, я слышал, что для того что бы заставить говорить тебя по существу, твои подчиненные кидают в тебя тяжелые предметы.
    И он начал задумчиво взвешивать в руке, металлическую пирамидку которой он прижимал бумаги.
    - Сихоуинь-сан, я бы хотел пройти квалификационный экзамен на офицера.
    - С чего бы это? Насколько я помню, ты уже четыре раза отказывался от него, я уже подумывал провести его в приказном порядке, но все как-то времени не было.
    - Капитан, вы ведь сами понимаете, что я не самый подходящий человек что бы руководить моим отделом. Любой офицер, может организовать службу гораздо эффективнее.
    - Да, но ты тот кто создал ее, и раньше тебя такие вопросы мало волновали. Что-то случилось?
    - Скучно. Хочу перейти в отряд внешней разведки.
    Он некоторое время побарабанил пальцами по столу, и о чем-то задумался.
    - Ма-кун, думаю я смогу пойти тебе на встречу, к тому же вижу, что по силе ты уже давно на уровне третьего офицера. Через несколько дней, моя племянница Сихоуинь Йоруйчи заканчивает академию, и ты должен передать ей все дела, перед этим обучив всему необходимому. Но смотри, она наследная химэ клана, и она ни в коем случае не должна пострадать. Следи за ней как за своим занпакто, и постарайся сделать из нее достойную замену себе.
    - Вы уверены, капитан? Вы же прекрасно знаете с чем мне приходиться иметь дело, не думаю что молодой принцессе следует во всем этом копаться.
    - В том то и дело Ма-кун, по той причине что она наследная химэ, она должна узнать про оборотную сторону жизни общества душ.
    - Хорошо Сихоуинь-сан, я выполню ваш приказ
    
***

    
    Сихоуинь Йоруйчи, выпускник академии шинигами.
    Сихоуинь Йоруйчи два дня назад закончила академию, и внутренне сгорая от нетерпения, шла на прием к капитану второго отряда, и по совместительству к своему дяде Сихоуинь Кишо. Она являлась наследной принцессой клана одного их благородных кланов Сейрейтея, и с рождения ее готовили к династической свадьбе с другими домом. Только ее это не которой мере не устраивало, врожденное упрямство и умение добиваться своих целей, сделали свое, и ей удалось поменять свою судьбу, и поступить в академию шинигами. Было страшно вспоминать, какую битву ей пришлось пережить со своей семьей, что бы ее туда отпустили, но она в ней одержала вверх. Ее практически вышвырнули из дома, оставив в ее без поддержки клана, сказав что пусть даже не думает возвращаться как минимум без лейтенантского шеврона. И вот, обучение полностью закончено, и закончено с великолепными результатами. После экзаменов к ней пришло приглашение от второго отряда, на должность рядового, и небольшая записка от дяди, который рекомендовал воспользоваться этим предложением. Ее немного задевала такая низкая должность, но она надеялась на то, что капитан расскажет ей о причинах такого решения.
    Ее встретил у входа безликий шинигами, и проводил до кабинета капитана, и сказав что ее ждут, удалился. Не показывая ту нервозность, которая ее охватила, она постучалась и отодвинул дверь.
    - Капитан Сихоуинь-сама? Разрешите войти, я по вашему приглашению.
    За столом сидел дядя, и что-то писал. После ее слов, его хмурое лицо посветлело, и растянулось в улыбке:
    - Йору-чан! Как хорошо что ты пришла, заходи девочка, у меня чай и данго есть.
    - Ну дядя, я уже выросла и давно не та маленькая девочка, которую ты подкармливал сладким!
    Его лицо немного посмурнело, и он сказал:
    - Йоруйчи, ты решила принять мое предложение, и сегодня последний шанс для меня поговорить не со своей подчиненной, а с любимой племянницей. А потому...
    Его лицо снова расплылось в улыбке.
    - Йору-чан, что ты как не родная, давай чаю выпьем!
    Она села напротив дяди, один из все тех же шинигами в масках сервировал стол, и чаепитие прошло в ничего не значащей беседе и воспоминаниях о проказах Йоруйчи когда она была совсем маленькой.
    - Вот что, племяшка, своим уходом ты подняла очень большую бурю в клане. Нам с трудом удалось замять этот инцидент с отменой свадьбы, но потом немного посовещавшись, мы решили что это и к лучшему. Ты показала себя первоклассным шинигами, с очень высоким потенциалом, и было бы жаль хоронить такой талант в династическом браке.
    Девушка почувствовала что краснеет от похвалы. А ее дядя продолжал.
    - И на совете клана было принято решение, сделать из тебя командира омницукидо. Но не просто взять и поставить во главе, а что бы ты прошла весь путь до командира из самых низов, потому только так можно понять, как работает эта организация, пройдя ее от начала до конца.
    - Но дядя, я...
    - Никаких 'но дядя', ты наследная принцесса, и у тебя нет братьев, которых можно было обучить на командира. А потому, это тот пост, который достоин тебя. Твердость и целеустремленность свою ты уже доказала, уйдя из дома, теперь осталось доказать, что у тебя хватит сил не опозорить семью и дойти до конца.
    - Я не подведу, дядя.
    Он улыбнулся в ответ, и предвкушающим голосом продолжил:
    - Я решил, что тебе стоит еще многому научиться, и лучше всего будет поставить тебя в отряд, который специализируется на сборе информации, под командование пятого офицера Ма Рат-сана.
    - Меня почему-то твой тон пугает. Там есть какой-то подвох?
    - Ну, разве что под его началом совершенно невозможно работать, и десять из десяти шинигами просятся перевестись в другие отряды, приходится отправлять к нему провинившихся или оставлять в приказном порядке. Если ты сможешь пережить этот этап своей карьеры, ты с остальными справишься без проблем, и слухи про то, что я даю свою протекцию родственнице, тоже ходить не будут. Думаю, ты со временем поймешь, что это самый наилучший для тебя вариант.
    - Ну не покусает же он меня там? Думаю, я справлюсь.
    - Ну как сказать... прецеденты уже были, ты только не злись на него сильно, главное он свое дело знает. И вот еще, с этого момента нет доброго дяди Кишо и племяшки Йору-тян, есть только суровый и требовательный капитан Сихоуинь, и рядовой шинигами у него на службе. Поблажек и послаблений тебе никаких не будет, наоборот, с тебя спрос будет гораздо больше, чем с любого другого шинигами. Вам понятно, Йоруйчи-сан?
    - Да, Сихоуинь-сама.
    - Можете быть свободны, на выходе вас встретят и проводят в расположение разведывательного корпуса.
    
    Ее вели через парк, к небольшому одноэтажному зданию, и не доходя до него, показали на него рукой:
    - Тут располагается служба внутренней разведки разведывательного корпуса. Прошу меня простить, дальше я не пойду.
    И ее сопровождающий исчез в сюнпо. Странно, неужели там совсем все так печально? Она подошла к зданию, и постучалась. Дверь открыла девушка, с хмурым лицом, и посмотрела на нее.
    - Это ты новенькая что ли? Соболезную, и добро пожаловать в сумасшедший дом.
    И развернувшись, пошла в внутрь здания, махнув за собой рукой:
    - Ну заходи, выбирай любую удобную комнату, и приходи знакомиться с нашим... - она слегка замялась - командиром.
    - Я лучше сразу к нему.
    - Ну смотри, я бы на твоем месте еще дня два обустраивалась...
    Йоруйчи стояла напротив двери, на которой висела табличка 'пятый офицер', и внутренне готовилась к знакомству, возможным вопросам, тому как следует отвечать и как себя вести с начальством. Собравшись с силами, она уверено постучалась и открыла дверь. На стене, прямо напротив входа, висела картина, и мельком бросив на нее взгляд, она узнала довольно известное полотно 'Красавица на отдыхе', на ней прекрасная дева, склонившись над озером, поедала яблоко. Только вот что-то на картине было не так, какая-то неправильность, и присмотревшись, она слегка вздрогнула. На берегу сидело яблоко, с мохнатыми как у шмеля ногами, оно держало на вытянутой руке маленькую девушку, и пережевывало откушенный от нее кусок. Место укуса было очень детально прорисовано, были видны даже мельчайшие фонтанчики крови из перекушенных артерий, и фрагменты органов. Какая-то странная жуть исходила от полотна, она заставляла отвернуться от него, и одновременно не давало это сделать, вынуждая снова и снова осматривать его. Наконец она смогла отвести взгляд в сторону.
    Напротив окна, спиной к ней, стоял довольно высокий мужчина, и она представилась ему еще слегка дрожащим голосом:
    - Рядовая Йоруйчи Сихоуинь, прибыла под ваше командование. Позаботьтесь обо мне пожалуйста.  (если я не ошибаюсь, это обращение новичка к своим более опытным товарищам у японцев. Прим. авт.)
    И традиционно поклонилась. Фигура обернулась, и она услышала ответ:
    - Это наверное про вас говорил капитан?
    - Да, про меня.
    - Любопытно... Я пятый офицер Ма Рат, можно просто офицер Ма.
    Он начал подходить к ней, она подняла взгляд, и он уцепился за статуэтку голой девушки, которая висела у него на шее, и раскачивалась в такт шагам. Ее руки упирались в расписанные золотистой вязью ножны, что говорило о том, что она не просто украшение. Офицер обошел ее вокруг, сел на колени, и начал внимательно осматривать ее сандалии и хакама, ощупывая особо заинтересовавшие его места. Затем встал, взял ее руку, и внимательно осмотрел ладони, уделив время каждому пальцу. Йоруйчи стояла, и боролась с желанием покраснеть и врезать этому нахалу, но вдруг он начал тщательно ощупывать ее грудь, и она застыла в шоке. Так далеко она еще никого из своих кавалеров не пускала, и она была в ступоре, пытаясь понять, что сейчас происходит. Далее Ма осмотрел ее лицо, чуть ли не обнюхал его, и закончил осмотр вердиктом:
    - Нет, ты ничем от обычных девчонок не отличаешься, а то твердят все 'аристократия', 'благородное происхождение'. Но мне понравились твои... - он сделал движение рукой, будто ощупывает что-то упругое, - глаза. Они мне напоминают две спелые дыньки. Цветом.
    Йоруйчи стояла, пытаясь прийти в себя, и наконец собрав мысли в кучу, приготовилась порвать извращенца.
    - Офицер Ма, я...
    Но он резко перебил ее раздраженным криком:
    - А я ненавижу дыни!!!
    Слова обвинений застыли на половине пути.
    - Но вы сказали, что они вам нравятся? - Она сказала совершенно не то, что хотела.
    - Я ненавижу дыни, и поэтому я люблю их резать.
    В его глазах разгорелся азарт, и он продолжил.
    - Ты не представляешь, какое это наслаждение взять в руки спелый плод, такой беззащитный и беззаботный, который думает что его будет ожидать долгая и насыщенная жизнь, и одним ударом разрезать его на половины.
    Он резко взмахнул ладонью, что раздался свист воздуха.
    - И вот так одним движением, я рушу все его мечты и надежды, не обращая внимания на его крики и мольбы о пощаде. А потом вытащить все его внутренности - тут он сделал жест, будто что-то наматывает на кулак - и наблюдать за его агонией. Хотя чего я тебе рассказываю, давай лучше покажу!
    И он схватив ее за рукав, потащил к углу кабинета, где находился небольшой столик с фруктами. Она послушно пошла за ним, и села на предложенный ей дзабутон, тело будто не слушалось ее, позволяя сделать с собой что угодно. Йоруйчи начала охватывать паника. В это время, офицер достал из корзинки небольшую дыню, и положил на стол.
    - Посмотри на эту гадость, Йоруйчи-сан.
    Ее глаза, против воли приковались к фрукту.
    - Как же я эту мразь ненавижу!
    С этими словами он проткнул плод насквозь ножом, который лежал здесь же, и из фрукта брызнуло во все стороны что-то красное. Одновременно с этим комнату заполнил плач, вой и причитания, источником которых была дыня. Прислушавшись, Йоруйчи разобрала в этой какофонии просьбы прекратить и пощадить. А офицер улыбаясь все шире и шире, продолжал резать, крики усиливались, лужа красного сока, который очень сильно напоминал кровь, становилась все больше. Наконец разрезав ее на половины, он положил перед девушкой две части, и внутри них вместо семечек был небольшой набор из органов, в которых угадывались легкие и кишечник с сердцем. Офицер схватил эту требуху руками, и начал доставать ее, и в этот момент к Йоруйчи вернулся контроль над телом, и она отпрыгнула в сторону.
    - П-п-простите Ма-сан, мне бы хотелось расположиться в своей комнате.
    Он как-то погрустнел, тяжело вздохнул, и сказал:
    - Конечно Йоруйчи-сан, вы свободны.
    Девушка на ватных ногах вышла и кабинета, на последок бросив взгляд на столик в углу. На нем лежала совершенно обычная желтая дыня, которую хозяин кабинета очищал от косточек. Она поежилась от ощущения липкого пота на спине, и пошла в местное общежитие. По пути встретила ту девушку, которая ей открыла дверь, и решилась уточнить.
    - Он... Он всегда такой? Что случилось в его кабинете?
    - Что, уже оценила, какой тебе подарок сделали? Это сила его занпакто, он может внушать людям легкие галлюцинации. К сожалению, у него такой характер и шутки, что в те моменты когда он не ведет себя серьезно, всем хочется его убить.
    
***

    Я смотрел на уходящую девушку, от которой так быстро избавился, и прокручивал в памяти сообщение, которое получил этой ночью. Давно интересующий меня Кумой Казуми-одзи, вышел из тени, и наконец-то встретился со своим деловым партнером из местных банд. Хоть мне и дали официальный запрет копать под клан оружейников, но держать руку на пульсе событий мне никто не мешает. Теперь вот еще нянькой поставили...
    'Да ладно, она уже взрослая девочка, ты в этом убедился лично.'
    'Может и так, но проблем от этого меньше не становиться. Командир ясно мне дал понять, что она должна выжить при любом раскладе. По этому буду нянькаться с ней как с грудничком.'
    - Касуми-сан! Подойди пожалуйста!
    Мацубара Касуми, единственная шинигами из моего отряда, которая со мной с самого начала, и в курсе большинства моих махинаций. И наверное она одна знает, что образ который я так тщательно лелеял, всего лишь маска. Она вошла, и привычно хмуро спросила:
    - Чего звал?
    - Касуми-сан, как тебе наша новая сотрудница?
    - Ма-кун, ну сколько можно? Я с тобой уже почти двадцать лет, мы спали с тобой неоднократно, а ты все еще бесишь меня этой учтивостью!
    - Ты как всегда права, Касуми-сан.
    Она спрятала лицо в ладонях.
    - Ты знаешь Ма-кун, про тебя даже анекдоты ходят, о том что ты даже лежа на самых дешевых проститутках Руконгая, добавляешь к их имени -сан. И наверное только я знаю, что это никакие не анекдоты, а правда.
    - Да, я в курсе, эту байку я сам пустил.
    - Зачем?
    - Меня и так в Руконгае считают чокнутым мясником, пусть хоть у наших будет повод посмеяться надо мной. То над чем смеешься, не так пугает.
    - Как тебе это удается? Держать в страхе людей, которые зарабатывают на жизнь убийствами и грабежом?
    - Пусть это будет моей маленькой тайной. Так что скажешь о юной принцессе, Йоруйчи из благородного дома Сихоуинь?
    - Так она что, родственница нашему капитану?
    - Она его племянница.
    - Странно, а почему рядовая, и отправили на службу в наш отдел, он же самый непопулярный?
    - Мне не сказали, но думаю, что они хотят проверить ее характер, и исключить видимость протекции, что бы для всех казалось что это она сама всего добилась.
    - Видимость?
    - Я не верю что ей никто не будет помогать, даже мне дали негласную рекомендацию, следить за ней как за своей дочкой, и не дай боже с ней что-нибудь случиться.
    - И что ты думаешь?
    - Думаю показать ей, как все здесь у меня работает, а там посмотрим, может полностью введу ее в курс дела.
    - Ну боевой настрой у нее еще остался, посмотрим справиться ли она. Только я думаю, она не выдержит всей правды, такие как она росли в тепличных условиях, для нее будет шоком узнать, что скрывается за большинством капитанов.
    - Касуми-сан, как насчет небольшого спарринга?
    Ее лицо скривилось в предвкушающей улыбке.
    - Вот за что ты мне нравишься командир, так ты всегда чувствуешь, когда тебе хотят набить морду, и даешь возможность это сделать.
    
***

    Спустя пару дней, я пригласил Йоруйчи прогуляться по саду, и поговорить. Она пришла на место, и всем своим видом пытаясь показать, что с ней все в порядке, и она совершенно на меня не злится. Мы шли по вдоль декоративных прудов с крупными карпами, и убедившись что рядом никого нет, я решил начать:
    - Йоруйчи-сан, вы уже познакомились со своими коллегами?
    - Да, пятый офицер.
    - Готов поспорить что услышав истории про меня, вы еще решили узнать про своего командира, и собирали информацию из других источников. Я не верю что у принцессы клана нет в омницукидо знакомых.
    - Все верно, Ма-сан.
    - И вероятно, Касуми-сан рассказывала про меня больше всех, про то какой я плохой командир и сваливаю на нее все заботы, про несправедливое обращение и злые шуточки над ней.
    - Да офицер, зачем вы так с бедной девушкой?
    - Ты знаешь, она со мной со дня моего назначения на этот пост. Это уже около двадцати лет.
    Она замерла и удивленно посмотрела на меня.
    - Что, думаешь что невозможно прожить рядом со мной столько?
    - Ма-сан, почему вы так себя ведете? Ведь вы же можете быть вполне нормальным?
    - Репутация, Йоруйчи-сан, ее очень трудно заработать, и очень легко потерять. Вы удивитесь, но если станет известно, что я вполне себе адекватный человек, все над чем я работал все эти годы, начнет рушиться.
    - Зачем вы мне это рассказываете?
    - Все просто, мне дали задачу обучить тебя всему что знаю, и я с удовольствием этим займусь.
    - С удовольствием?
    - Ну, на мой взгляд, это будет очень весело, по крайней мере для меня и Касуми-сан. А начнется обучение, с посещения заведения матушки Норико.
    - Но это же...
    - Бордель, я знаю. Готовься узнать много нового и интересного! Будь готова, сегодня вечером мы выходим. Форма одежды - гражданская.
    Девушка как-то странно сверкнула на меня глазами, и ушла в сторону наших казарм.
    'Мне показалось, или ты хочешь с ней подружиться?'
    'Все так, уверен что ее готовят к какой-то очень важной должности, а лишний друг с подобным статусом не помешает.'
    'Ты можешь обмануть себя, но провести меня тебе не удастся.'
    'Может ты и права, и я хочу от нее чего-то еще.'
    
    
Глава 11

    
    - Ма-сан, а что мы забыли в борделе?
    Мы шли в предзакатных сумерках по пятому району Руконгая, Йоруйчи была в одежде богатой горожанки, и шла рядом со мной, взяв меня за локоть. Я в этот раз оделся в синее кимоно из дорогой ткани, а на голову одел широкополую амегасу со шторками, которую обычно носят знатные люди что бы спрятать лицо.
    - Для этого две причины. Первая, как ты думаешь, какая информация полезнее, сказанная без принуждения, в расчете похвастать своей удалью, или добытая через пытки или моральный пресс?
    - Если так поставить вопрос, то наверное первая.
    - Все верно, потому как информатор не пострадает, он не будет знать что он сказал что-то важное, и самое главное, его вероятный наниматель или хозяин не будет знать о том что его подчиненный что-то разболтал. И когда я начинал работать, я подумал, а зачем мне заниматься прослушкой или целенаправленной добычей нужной информации, если есть места, где ее все сливают просто так, главное правильно надавить на их больную мозоль. Как ты уже поняла, мужчины перед красивой девушкой начинают распушать хвост, и хвастаться своей значительностью, а эти самые девушки, потом составляют подробный доклад и отдают его в наш отдел. Конечно не факт, что то что они говорят это правда, но получив такие же доклады из других источников на этого же человека, можно найти зерна истины. Точно этим же занимаются хозяева таверн и постоялых дворов, подсадные пьяницы, с которыми можно просто так выпить и потрепаться о жизни, и даже уличные проститутки и карманники Руконгая, вплоть до шестидесятого района.
    Йоруйчи прониклась масштабом моей организации.
    - А как с вами связываются люди, с самых дальних районов?
    - О, я над этим сильно поломал голову, пока не озадачил этим Кидо-отряд. Они сообразили что-то вроде комплекса амулетов, из каждого дочернего, можно выпустить стандартную Адскую бабочку с записанным сообщением, которая летит к владельцу материнского амулета, то есть ко мне. И что самое интересное, для использования дочерних совершенно не требуется навыки владения реатсу, достаточно только приложить палец в определенное место, и проговорить текст сообщения.
    - И что, они так просто взяли и сделали?
    - Ну, их текущий лейтенант должен был мне кое-что, вот он и рад был от этого долга избавиться.
    - А как вам удается заставлять людей, сотрудничать с вами?
    - С законопослушными все просто, я им за полезные сведения плачу. С моим приходом в графе расходов омницукидо появился новый пункт 'оплата информаторов', которая пока что оправдывает свою полезность. Причем плачу не обязательно деньгами, бывает услугами, бывает еще какой помощью. Вот например заведение матушки Норико, я помог им замять одно щекотливое дело с кланом Кучики, и они мне по гроб жизни благодарны за это. Хотя они не знают, что тот инцидент устроил я сам, попросив Кучики Сузуме вернуть мне один должок.
    - Это подло, Ма-сан.
    - Может быть. Но я обеспечиваю безопасность Сейрейтея, так как умею, и надеюсь, что получается хорошо. Ведь в результате никто не пострадал, наоборот, Кучики рад что перестал быть моим должником, и Норико рада что ее делам ничего не угрожает, и я рад тому что перестал мозолить глаза благородному клану и тому что этот бордель стал моим другом на веки. С какой стороны не посмотри, я несу людям только добро.
    - Как вы склоняете к сотрудничеству других шинигами? Ведь насколько я знаю, омницукидо запрещено засылать шпионов в другие отряды без веских причин?
    - Да, это было довольно сложно... Я перепробовал кучу вариантов, вплоть до вербовки людей еще во время обучения в академии, но про мои потуги быстро узнал наш капитан, и дал мне за это по шее. И вот однажды, сидя в одном ресторанчике, я наблюдал как две девушки-офицера, перемывали косточки своим командирам, мне пришла довольно оригинальная идея. Ты наверное заметила, что женщин в Готэее, если сравнивать с мужчинами, довольно мало, и некоторые из них поддерживают дружеские отношения. Я вот подумал, а почему бы не подружить их всех так сказать, на почве одной половой принадлежности, и не устраивать им своего рода посиделки, где они будут перетирать свои проблемы в теплой дружеской обстановке? А специальный подосланный к ним агент, будет тщательно все запоминать, и разводить своих подружек на откровенный разговор. Хотя конечно затея себя не очень оправдала, читать отчет о том, кто какого офицера считает симпатичным, и о фасонах кимоно, которые может пошить 'один знакомый портной' немного напрягает.
    - Ассоциация женщин-шинигами?!
    - Да, я задумывал другое название, но они общим голосованием решили сменить его.
    - Касуми-сан мне уже дала пригласительное письмо...
    - Ну а то, это и есть мой агент в этой организации. И рекомендую сходить, помимо просто хорошей компании, узнаешь много не афишируемых деталей и тонкостей, про которые не услышишь в академии.
    Мы некоторое время шли в тишине, она переваривала полученную информацию.
    'Ты что, собрался ей про все свои источники рассказать?'
    'Еще чего, самое интересное приберегу для себя.'
    - А что на счет бандитов и прочих грабителей? Как вы держите их под контролем?
    - Это уж сила моего занпакто, я могу воздействовать на их память, и когда они получают знания, которые по их мнению могут меня заинтересовать, и не захотят ими делиться, у них в голове всплывает мой образ, который настоятельно советует передумать. Причем для них все происходит достаточно реально, что бы у них не возникло сомнений в правильности решения. Ты испытала на себе возможности этого внушения.
    'Да, правильно, сваливай все на меня.'
    - К сожалению, этот способ действует только на простые души и слабых шинигами, и для использования на сильных он уже не годится. Ты наверное обратила внимание, какая репутация у меня в среде простого народа? Меня считают неадекватным маньяком и садистом с педо-некрофильскими замашками, даже разговаривать со мной и то бояться. Скрывать не буду, большинство историй которые про меня ходят, придумал и пустил я сам, часть внушил особо языкастым людям, и часть люди придумали сами. Реально же, я только трижды не очень сильно избил некоторых бандитов, и это совершенно не было похоже на: 'оторвал ему голову, и начал насиловать его еще пульсирующее горло'. И вот благодаря всем этим слухам, мне порой достаточно просто появиться и попросить сделать кое-что для меня, как тут же все исполняется в лучшем виде.
    Йоруйчи передернулась.
    - Привыкай... Ты что думала, работа шпионом похоже на те романы, в которых благородный ронин своей честью и праведными намерениями спасает свою возлюбленную? Разведка это прежде всего грязь, особо мерзкие секреты, наказание невиновных и награждение непричастных, в зависимости от того куда смотрит политический курс.
    Она вновь переваривала мои откровения, а я просто наслаждался приятной компанией и спокойными минутами.
    - Мне все понятно Ма-сан, но все еще неясно как это связано с походом в бордель?
    - Я хотел на примере показать, как это работает...
    - Это можно было сделать, не выходя из нашего здания, зачем вы меня старательно пытаетесь туда затащить?
    - Таки заметила... Тут в дело вступает вторая причина.
    'Обманщик. Зачем ты хочешь подвергнуть ее такому риску?'
    'Ты сама прекрасно знаешь почему.'
    - Я не мог не заметить, что тебя Йоруйчи-сан обучали мастера этикета, можно даже сказать, что в тебе прямо видна аристократическая порода.
    Было видно, что похвала ей приятна.
    - Только вот эта подготовка совершенно не годится для нашей работы.
    - Это еще почему?!
    - Ну, когда я с тобой разговариваю, я с трудом борюсь с желанием резко упасть на колени, и сказать что готов исполнить любой приказ Йоруйчи-сама, есть в тебе такая скрытая властность командира, приказы которого не обсуждаются а выполняются. Надо учиться вести себя более раскрепощено, что бы с тобой было приятно поговорить как с подругой или просто кем-то равным, обычно именно в таких беседах можно услышать самое интересное. К тому же у тебя есть то, что чем меня обделил создатель, а именно симпатичная мордашка и шикарное тело, и надо учиться пользоваться своим преимуществом.
    Смотря на ее выпученные глаза, я поправился.
    - Не так использовать как ты подумала. Ты должна научиться быть более женственной и привлекательной, одним взглядом и походкой вызывать помутнение в голове у мужчин, а такие навыки, к сожалению, не входят в курс обучения юной аристократки. По твоему поведению и по той скудной информации которую я на тебя нашел, ясно что делать ты этого совершенно не умеешь, а научить такому ни я и никто из моей группы не может, и поэтому, я договорился о небольшом курсе лекций от профессиональных гейш и проституток, который исправит этот досадный пробел в твоих знаниях.
    'Кажется, ты немного переборщил. И как у тебя хватило ума, сказать девушке, что она не умеет быть красивой?'
    'Кхм, тут я с тобой согласен.'
    Я смотрел как ее лицо наливается кровью, и начал судорожно просчитывать пути отхода. Мои метания прервал ее кулак направляющийся в мою скулу, который я принципе без труда мог перехватить. Мог, но не стал, путь душу отведет, сам виноват, я действительно перегнул палку. В следующий момент, я пролетел сквозь стены, приземлившись в кучу сделанного моим телом строительного мусора. А неплохой удар, сколько я стен проломил, две?
    'Три, ты забор пропустил.'
    'Точно. Интересно, она успокоилась?'
    - Хадо тридцать один: Шаккахо!
    'Нет, непохоже.'
    Я стоял у нее за спиной и наблюдал разгорающийся пожар в помещении, где я лежал мгновение назад.
    - Ты смотри, чуть не попала.
    - Мма-а-семпа-а-ай!
    Она растягивая слова с плотоядной улыбкой повернулась ко мне. И в этот момент я почувствовал какое-то движение за спиной, и рефлекторно сделал шаг в сторону, но не успел. Резкая боль в левом плече практически моментально вывела меня из состояния легкой расслабленности, кажется началось основное действие. Глаза Йоруйчи недоуменно расширись, смотря на окровавленный клинок, торчащий у меня под ключицей, и она сделала шаг назад. Резким пинком меня сняли с катаны, и я повалился мешком на землю, постаравшись упасть так, что бы видеть как можно больше происходящего. Нападавший был не один, и это были не простые грабители. По долгу службы, мне приходилось слышать про некий засекреченный клан убийц, и похоже я встретил их представителей.
    Они были все одеты в сине-черную униформу, напоминающую одежду нашего отряда, и закрытые головные уборы, в которых было видно только глаза. Пока я их рассматривал, четверо начали окружать мою спутницу, которая была совершенно не готова к происходящему, и еще двое направились добивать меня. Пора начинать действовать.
    Сюнпо из положения лежа, довольно хитрый трюк, а сюнпо на два шага из положения лежа, при этом доставая занпакто из скрытых одеждой ножен, это почти цирковой номер. Этот способ поступи считается очень сложным в исполнении, и достичь подобного результата способны немногие. Но он того стоит, в результате такого перемещения, можно находится практически в двух местах одновременно, и соответственно нанести сразу два удара по разным целям. Есть некоторые шинигами, которые способны на три, четыре и больше дополнительных шага, но мне получилось освоить только два, что я и продемонстрировал. На таких скоростях можно не задумываться о прицельных ударах, и оказавшись за спинами своих противников, дважды взмахнул клинком. Первому я просто отрезал голову, по второму слегка промахнулся, и клинок вошел ему в плечо, отрезая руку и входя глубже в ребра.
    Свист рассекаемого воздуха и хрипы недобитого, привлекли внимание нападавших на меня, их предводитель, кивнув на меня троим бойцам, напал на уже пришедшую в себя Йоруйчи.
    - Геки.
    Парализовав одного, легким движением занпакто отвел клинок первого нападавшего, одновременно ставя его этим между собой и вторым противником, и пользуясь его заминкой, направил на него ладонь:
    - Шаккахо.
    Сколько раз зарекался не закачивать столько энергии во взрывающее хадо при использовании его вплотную, но нет же, почему-то всегда получается именно так, все опасаюсь что может не хватить. Взрывом практически испарило одного и частично разорвало второго врага, попутно порвав и обильно залив кровью мою одежду. Йоруйчи еще держалась, но неудобное для боя кимоно с обувью и сравнительно небольшой опыт реальных схваток делали свое дело, и если бы не взрыв который на время сбил напор атаки, ее бы пришлось гораздо хуже. Я без затей перерезал шею еще парализованному убийце, и переместился прямо к ним успевая блокировать потенциально очень опасный для нее удар.
    - Где занпакто потеряла?
    - В казармах оставила.
    - Плохая привычка.
    Противник отскочил и быстро бросил взгляд на то что осталось от его бойцов, а у меня появился шанс получше его разглядеть, чем я и занялся, одновременно кинув обезболивающее кидо на свою рану. В общем, ничего примечательно в нем не было, разве что его катана... Да, она была очень странной, из её рукояти торчала целая гроздь фиолетовых склизких щупалец, которые опутывали руку взявшую ее, и кажется что они прямо таки врастали в кожу. Давление реатсу убийцы начало возрастать, и одновременно с этим зашевелились щупальца, увеличиваясь в размерах закутывая собой руку. Форма клинка катаны начала меняться, задняя часть лезвия покрылась довольно внушительными зазубринами, и форма острия приняла более хищный загнутый вид.
    - Ма-сан, кто это? У него есть занпакто?
    - Реатсу этой катаны не имеет ничего общего с реатсу духовного меча.
    - Тогда что эт...
    Ее вопрос прервал наш противник, резко перейдя в нападение. Казалось, его скорость возросла вдвое, и я с трудом успевал блокировать и уклоняться от его выпадов. Во время очередного удара, я резко сократил дистанцию, я полоснул клинком по окутанной щупальцами руке снизу вверх, и не прекращая движения, усилив нажим левой рукой, сделал глубокий разрез о ключицы до низа грудной клетки, завершив серию прямым ударом ноги в живот. А он крепкий, от обычной души после подобной атаки остается только две половины, а у него только кожа до кости прорезана. Он отскочил еще дальше назад, и по возросшему духовному давлению, я решил что он опять начал передавать энергию своей катане.
    'Как думаешь, это оружие-паразит?'
    'Скорее симбионт, некий аналог занпакто. Надо добыть образец для изучения.'
    Щупальца оплели всю его руку и часть шеи, судя по светящимся глазам, это слияние не проходит для него бесследно. Он взмахнул клинком, и в мою сторону полетела сконцентрированный сгусток реатсу, в виде синего полумесяца.
    - Бакудо тридцать девять: Энкосен!
    Щит успешно блокировал его атаку, но впредь надо быть осторожнее, вдруг еще чего выкинет.
    - Поднимись к облакам, Дабижива.
    Вижу привычное непонимание, впервые увидевших мой освобожденный занпакто людей, в глазах убийцы и Йоруйчи, которая благоразумно отошла подальше. Широко улыбнувшись, перехожу в атаку.
    Узкий красный штрих расчеркивает воздух, целя в глаз противника. Он сумел отреагировать, и уклонившись отправляет в меня еще один заряд, направление которого я успешно сменил широкой линией, сделав некое подобие трамплина, и он пролетел высоко у меня над головой. На поддержание этих полос, тратиться моя энергия, по этому я стараюсь практически сразу их развеивать, и когда я понял этот момент, затраты уменьшились, а после нескольких лет тренировок, я могу непрерывно использовать шикай около пяти часов. Оттолкнувшись от верхней точки 'трамплина', я прыгнул в сторону противника, и он, направив в мою сторону очередной заряд, ушел в сюнпо. Рисую у себя на пути линию, которую использую как опору, и появляюсь прямо над врагом, и направил на него обе руки, припомнил подходящее для этого момента кидо:
    Хадо семьдесят три: Сорен Сокацуй!
    Расширяющийся конус синего пламени ударил в него, оплавляя каменную кладку, на которой он стоял. Чем больше реатсу у использующего кидо, тем разрушительнее эффект у его заклинаний. Я видел как капитан Сихоуинь простым Ще, снес три здания, забор, и еще кучу мелких деревянных построек. И, надо сказать, хадо в моем исполнении получаются тоже весьма эффектно. Он не умер, прикрывшись светящейся катаной, он стоял в воронке расплавленного камня, и тяжело дышал. Похоже этот трюк забрал у него слишком много энергии, и долго он не продержится. Он переместился ко мне, и замахнулся для удара, но слишком медленно. Небольшая петля остановила его руку на половине пути, а следующий штрих, пробив затылок, вошел в его мозг. Щупальца на нем начали светиться и пульсировать, заставляя мерцать непонятным светом уже мертвое тело, и через мгновение оно начало распадаться на мельчайшие духовные частицы, и впитываться в них. Спустя несколько секунд все закончилось, вместо трупа, остался лежать только его меч, отличавшийся от обычной катаны только моргающим глазом на рукояти.
    'Вот тебе и симбионт, взял и сожрал.'
    'Да, теперь я даже в руки его брать не хочу.'
    Пока я смотрел на нее, то пропустил еще одно действующее лицо, которое до этого оставалось незамеченным, и предостерегающий вскрик Йоруйчи заставил меня отскочить в сторону. Воспользовавшись моментом, неизвестный, одетый в точно такой же костюм, схватил лежащую катану, и ушел в сюнпо. Я смачно выругался, вот же засада, такую улику забрали. Я осмотрел другие трупы, надеясь что хоть у кого-то из них было похожее оружие, но тщетно, видимо такое было только у одного.
    - Ма-сан, вы весь в крови.
    Я осмотрел себя, и действительно... Шляпу я давно потерял, из-за взрыва кимоно превратилась в лохмотья и оно держалось только на честном слове и поясе, и вдобавок я был обильно орошен кровью взорванного убийцы. Наверное на фоне такого вот красного лица белые глаза с зубами производят незабываемое впечатление.
    - Да, она не моя, ничего опасного.
    - Кто это был?
    - Наемные убийцы, пришли по наши души.
    - Но... вы понятно, что им сделала я?
    Давай не будем это обсуждать здесь, есть у меня на примете одно место. Я вернул Дабиживу в ножны, и привычно перевесил их на шею.
    - Случайно не в бордель?
    - Нет, в это время там слишком людно, да и вид мой может кого-нибудь смутить... Хотя для укрепления моей репутации вполне сойдет.
    - Вы серьезно?
    - Более чем. Но все же надо уходить, лучше чтоб нас тут не видели. Есть тут одно место, которое я иногда использую при подобных случаях.
    Мы находились в небольшом домике на окраине шестого района Руконгая, я чисто вымытый и переодетый, сидел напротив такой же посвежевшей Йоруйчи.
    - Ма-сан, а что за случаи такие, что здесь есть даже женская одежда?
    - Случаи разные бывают... Это один из домов я приобрел для встреч с информаторами, и среди них бывают встречаются женщины.
    Последнюю фразу я подкрепил парой жестов, которые должны были показать что за женщины, и для каких целей я с ними общался. Она слегка покраснев, решила сменить тему.
    - Что случилось там?
    - Это был клан убийц, встретить кого-то из них практически нереально, так как редко кто после этого выживает. Наверное слышала про дом Казуми-одзи?
    - Конечно! Они считаются лучшими оружейниками.
    - Так вот, я нашел сведения, которые доказывают, что они связаны с квинси, и создают оружие для них. Они про это узнали, и захотели убрать меня, и тебя заодно, видимо решив что ты будешь моей преемницей, и что я могу тебе об этом рассказать, для чего наняли тех парней в синем.
    - Твоей преемницей?
    Взглянув на ее удивленное лицо, я улыбнулся.
    - Тебе Сихоуинь-сан не сказал? Наверное решил сюрприз сделать. Я ухожу с должности начальника внутренней разведки, и капитан дал мне задачу, подготовить тебя для этой работы
    Она молчала несколько минут, обдумывая мои слова
    - А как они узнали про то где мы будет этим вечером?
    - Тут все просто, я им об этом сказал.
    - Зачем?!
    - Это была провокация, факт их работы на квинси был подтвержден сегодняшним нападением, до этого у меня были только туманные слухи и предположения. Я сообщил одному шинигами о том, что у меня есть неопровержимые вещественные доказательства, и вскользь похвастал что иду на прогулку с принцессой Сихоуинь. И в результате подтвердил свои подозрения, установил канал по которому сведения уходят на сторону, и проверил тебя в боевой обстановке. И надо сказать, проверку ты не прошла, будем учить.
    Она потупила взгляд, и тихо сказала:
    - Простите Ма-семпай, это случилось слишком неожиданно, я тогда подумала что вас убили и...
    - Успокойся Йоруйчи-сан, все в порядке. Как у тебя кстати с медицинскими техниками? А то рана еще болит, а в вотчину Уноханы-сан соваться не хочется.
    - Кровь остановить могу, но вот залечить подобное...
    - Жаль, придется все-таки идти к ней. И почему она все время норовит оставить меня на пару дополнительных дней, и прописывает обязательные клизмы с травяным настоем? Я специально проверял, она такое назначает только мне.
    Она хмыкнула, и немного подумав, задала еще вопрос:
    - Ма-семпай, а кто тот шинигами, который нас сдал?
    - Я пока подержу это в секрете. На сегодня все, морально готовься, завтра я примусь за твою тренировку, а то если в следующий раз тебя убьют, капитан Сихоуинь меня за это мехом внутрь вывернет.
    И мы разбрелись по комнатам, я долго не мог уснуть, ноющая боль сильно отвлекала, все же себя лечить гораздо сложнее, чем кого-либо. Перебрал события сегодняшнего дня, убедился что все идет практически так как я задумал, если не считать несколько незначительных ляпов с моей стороны.
    'Ну что, лейтенант второго отряда Хаттори Ханзо, ты практически у меня в руках.'
    'Не говори Гоп, Марат. Уверена, он доставит тебе еще много головной боли.'
    
    
Глава 12

    
    - Ну и где твой занпакто?
    - Что бы надрать тебе уши, мне он не понадобиться, Ма!
    А Йоруйчи что-то осмелела в последнее время, а всего-то научилась поступи лучше меня. Я ей даже завидую, то сюнпо на два шага, которые я осваивал лет восемь, у нее стало получаться всего после месяца тренировок, а вчера у нее стало выходить уже четыре шага. Но что поделать, талант... Не удивлюсь что в будущем он станет лучшем специалистом по поступи, но насколько она хороша в сюнпо, настолько же она бездарна в зандзюцу и кидо. То есть на средненьком уровне владеет, но использует их по заученным еще в академии правилам. Импровизации и интуитивного применения я так и не смог от нее добиться, вроде бы и понимает что я от нее хочу, и в бою с тенью все получается, но как только начинается спарринг, она начинает с дикой скоростью носиться вокруг меня и пытаться достать в рукопашную.
    - И куда только делась та вежливая и стеснительная девушка... Кажется я плохо на тебя влияю.
    Она заржала, высоко подняв подбородок, я даже смог разглядеть в глотке цвет ее миндалин.
    - Сам же отправил меня на эти курсы, вот и получай результат.
    - Так я тогда не всерьез это говорил! Мне нужно было тебя спровоцировать на удар, что бы дать возможность на нас напасть.
    'Угу, случайно ляпнул, а теперь преподносишь это как плод своего гения.'
    'Я знаю это, ты знаешь это, а она не знает.'
    - Поздно Ма, идея мне понравилась, и узнала я там много интересного...
    Последнюю часть фразы она произнесла, прижавшись грудью к моей спине, томным многозначительным шепотом, прямо на ухо. Наверное, от любой другой девушки я бы был только рад подобным намекам, но не от нее. Во-первых, она давно хочет мне отомстить за все мои шутки, и это - единственный способ манипулирования который на меня может подействовать, и во-вторых, капитан Сихоуинь хоть и не показывает это, очень внимательно следит за процессом обучения, и как-то дал мне понять, что не приемлет никаких отношений между нами, кроме дружеских. По крайней мере пока я не получу лейтенантский шеврон, так как лейтенанты в Сейрейтее приравниваются к аристократии. Вот опять, я вижу у нас на заборе черного кота с 'носками' из белой шерсти на лапах, и он внимательно на нас смотрит. У кланов члены, которых изначально рождены в обществе душ, за века поколений, встречаются некоторые особенности духовного тела. Обычно это держат в секрете, но мне удалось узнать тайну Дома Сихоуинь, причем совершенно случайно. Однажды, я учился использованию бакудо двадцать шесть 'Кьякко', которое полностью скрывает заклинателя из виду, причем маскируя даже испускаемое реатсу. Обычно капитан за ним меня всегда замечал, и давал мне пинка, за то что я за ним подглядываю, а я в свою очередь использовал его как лакмусовую бумажку, все время дорабатывая кидо, и вновь и вновь проверяя его на нем. И в один день, я увидел как он превращается в кота, в обычного такого ухоженного черного кота с белыми лапами. Я тогда так и не понял, это у меня получилось так здорово спрятаться, или он решил мне показать свой секрет? Во всяком случае, он меня потом все же поймал, и сказал что бы я молчал о том что видел. И вот, я снова смотрю на капитана, который сидит на заборе, и наблюдающий как его племяшка прижалась грудью мне в спину, и эротично дышит мне на ухо.
    - Конечно узнала, тебе ведь наверняка показывали учебные пособия?
    - Эээ... ну да, там были картинки...
    - А как ты думаешь, кто их нарисовал?
    Я поднялся и встал в горделивую позу, ткнув себя пальцем в грудь. В этот момент мне в спину ударилось что-то тяжелое, и меня отбросило в сторону.
    - Нашел чем хвастать, видела я эту пахабщину, извращенец.
    - Касуми-сан, ты такая злая... - картинно охая и причитая, я начал вставать, держась за поясницу.
    Она для профилактики еще раз меня несильно пнула, и сказала:
    - Третья команда сообщает, что объект выдвинулся на точку, и спрашивают что делать дальше.
    Я прекратил дурачиться и снова стал серьезным. Наконец-то! Где-то четыре месяца назад, в Руконгае начали пропадать люди, на это изначально обратили мало внимания, но спустя какое-то время исчез первый шинигами. Потом было еще несколько пропаж, и мои люди даже нашли вероятного виновного в этом, но его активность снизилась. Двенадцатый офицер девятого отряда, Куротсучи Маюри, очень странный шинигами. Абсолютно асоциальная личность, для которого в его жизни имеет значение только исследования и получение знаний. Мы подозревали что он проводит эксперименты над душами, и наш командир нам пока запретил его задерживать, но последним пропавшим был лейтенант из клана Киба. После этого инцидента мне было поручено провести задержание, но при этом нужно было достать железные доказательства. Капитан готовил меня на пост третьего офицера, и командира отряда внутренней полиции, и это задание должно было стать моим вступительным экзаменом. Я решил взять его с поличным, и для этого отправил ему картинку с некоторым алгоритмом, над которым давно работал. Само воздействие было настолько мизерным, что вполне действовало даже на довольно сильных шинигами, и избавиться от него было очень легко. Достаточно всего лишь увеличить количество создаваемой реатсу, тем самым 'смывая' с себя мое воздействие.
    - Выходим, думаю сегодня все и случиться.
    
***

    Двенадцатый офицер девятого отряда Куротсучи Маюри.
    - Офицер Куротсучи! Третий офицер Мугурума приглашает всех на вечеринку!
    - Мне это неинтересно. Пошел вон, не отвлекай меня от работы.
    Рядовой выскочил из захламленной комнатки, и побежал дальше разносить приглашения. Маюри пытался понять, что с ним происходит, неужели его начала подводить память? Он начал вспоминать свой день с самого утра, вот проснулся, оделся, пошел в умывальную комнату. Достал из второго слева шкафчика свое мыло... так, это надо проверить. Он пошел в комнату, и открыл все шкафчики, во втором слева были только полотенца, и судя по расположению полочек, мыла там никогда не хранили. А находится оно в первом... Все началось с того, что ему вернули его отчет, сказав перепроверить. Он тогда наорал на лейтенанта, но его быстро охолонили, показав на самое начало записей, где в шапке была подпись 'Пятый офицер девятого отряда, Куротсучи Маюри'. Написано было точно его рукой, и он помнил как писал это, но содержимое было совершенно другим!
    Это было очень странно и нетипично, и в то же время очень любопытно. Придя в свой рабочий кабинет, в который он превратил собственную комнату в общежитии, он сел за стол.
    - Я точно помню, что в верхнем ящике стола у меня находится четыре кусочка угля, двадцать пять листов бумаги, неразведенная тушь и восемь кистей. Для чистоты эксперимента запишу это на бумаге.
    Маюри заполнил неровными кандзи лист той информацией, перевернул его, и открыл ящик стола. В нем было шесть кусков угля, двадцать листов бумаги, и после пересчета последних, он прекратил, и взял первоначальные записи.
    - Шесть кусков угля... Я же точно помню что было четыре! Проклятье, что с моей памятью? А если вспомнить эксперимент номер тридцать девять? Я использовал образцы сорок пять и пятьдесят четыре на объекте с уровнем реатсу 'лейтенант', в результате выявлены следующие закономерности: полное отделение занпакто от шинигами возможно на короткий срок, с разрушением их связи духовный меч со временем теряет разум, и после того как у него заканчивается реатсу распадется на духовные частицы, а хозяин же полностью теряет силы шинигами. А теперь посмотрим записи...
    Офицер Куротсучи развернул свиток, и начал водить пальцем по столбикам иероглифов.
    - ААААААА! - Маюри в бешенстве скомкал бумагу, и бросил в урну. - Все не так! Результаты абсолютно другие!
    Немного успокоившись, он задумался о причинах. Налицо потеря контроля над памятью, и надо исследовать этот феномен. Для начала, нужно повторить тридцать девятый эксперимент, и тщательно его записать, и потом сравнить с предыдущим... Да, так он и сделает, и достав скомканную бумагу из урны, он начал подготовку.
    - Необходимые образцы находятся у меня в лаборатории - он начал привычно бубнить себе под нос. - Лейтенанта к сожалению, мне достать не получиться, не думаю что мне попадется еще один пьяный, потому по ищем офицера и снизим дозу. Ашисоги Дзизо?
    Он поискал свой занпакто, и найдя его прицепил к поясу. Он смог призвать шикай не так давно, это очень сильно помогло ему в исследованиях, сила его меча это полный паралич тела, и благодаря ему он без проблем мог достать себе подопытных.
    - Теперь нужен подходящий объект.
    Он вышел из казарм, и пошел на прогулку в шестой район Руконгая, где через некоторое время, встретил четвертого офицера одиннадцатого отряда. Это тоже неплохо, в этом отряде бойцы всегда немного сильнее чем в других, и четвертый офицер равен по силе третьему, а то и лейтенанту в других.
    - Господин офицер, вы бы не могли мне помочь?
    - А? чего тебе сопля синяя?
    - Вам не сложно пройти со мной? Мне нужна небольшая силовая поддержка, а как вы видите я слаб.
    - Чего, морду кому начистить? Так это я без проблем! Показывай кто тебя обидел.
    Молча проглотив издевку, Маюри повел объект к ближайшему безлюдному тупику.
    - И зачем ты меня сюда притащил? - Четвертый офицер схватил его за косодэ и приподнял над землей - Думаешь это смешно?
    - Разорви когтями, Ашисоги Дзизо!
    Всего один порез, этот грубиян парализован и готов к транспортировке. Офицер Куротсучи схватил обмякшее тело, и перешел в сюнпо к своей тайной лаборатории. Проверив окружающие ее барьеры, убедился что никто не приходил к ней без его ведома, и предвкушением от ожидающего его интересного опыта, он начал готовить препараты.
    
***

    
    - Ма, а что у него с ушами?
    - Он одержим идеей модификации своего тела, видимо его не устроили стандартные уши, и он захотел их усовершенствовать.
    - Но... Но зачем?
    - А почему бы и нет, Касуми-сан? Это вопрос из разряда, зачем собака лижет свои яйца.
    - А это тут причем?
    - Пес лижет свои яйца потому что он может, если бы человек мог так согнуться, и он бы лизал. По аналогии, Маюри так сделал потому что он может так сделать, и он попробовал. Йоруйчи-сан!
    - Я!
    - Пойдешь со мной, остальные окружите местность, не дайте никому уйти, четверо страхуйте выход.
    Я направился к лаборатории, без особых проблем миновав барьер. У офицера Куротсучи, я смог полностью отключить механизм который отвечает за критическое мышление, и после этого любая, даже самая бредовая галлюцинация будет ему казать очень правильной и логичной. Но я всего лишь заставил его разум и память действовать в разнобой. Все то что он вспоминал, он вспоминал с немного подправленными и дополненными деталями, которые от подсознательно хотел видеть в данной ситуации. Это бы не сработало, если бы не отключенное критическое мышление, которые все ставит под сомнение. К примеру, у него на тарелке лежит несколько котлет, и он их съедает. Подсознательно ему хотелось, что бы их было четыре, и по этому, вспоминая о своем обеде, он будет ясно видеть именно это количество котлет, сколько бы их первоначально не было. Даже если он, перед тем как съесть, посчитает их и запишет цифру на бумаге, то впоследствии вспоминая это, он будет ясно помнить, как написал число четыре, хотя там будет написано их реальное количество. В результате этого внушения, все опыты и эксперименты которые он будет вспоминать, не будут соответствовать его лабораторным журналам. Я предположил, что он решится повторить свои изыскания, и у нас будет возможность взять его с поличным.
    'Зачем ты нагородил такие сложности?'
    'Ну я давно хотел испробовать эту идею, а тут такой удобный случай... Я думаю использовать ее же для работы с Лейтенантом Хаттори.'
    'Вот как... ты не говорил.'
    'Ты без проблем можешь прочитать все мои мысли.'
    'Так не интересно, теряется удовольствие от диалога.'
    Нашу мысленную перебранку прервал сильнейшее давление духовной силы.
    - Ч-что там за реатсу?
    - Это пугает, верно? Похоже что там Пустой, по силе не ниже гилиана. Вот думаю и нашелся потеряшка, помнишь как пару месяцев назад был зарегистрирован разрыв в Хуэко Мундо? Адьюкаса который оттуда вышел, так и не нашли. Не зевай, мы на месте.
    Мы находились в большом помещении, примерно тридцать на тридцать и высотой в десять метров. Большая часть комнаты была заставлена какими-то саркофагами с трубками, в одной стене были вмурованы решетки, на которых видимо было еще какое-то кидо, напротив стояло несколько столов, заваленными бумагами.
    - А неплохо он тут развернулся, видно что он душой радеет за свое дело.
    - Кто вы такие? Пошли вон, не мешайте работать.
    Хозяин даже не обратил на нас особого внимания, он был занят закреплением здоровяка-офицера на препарационный стол, и подводил к кандалам какие-то трубки. Похоже, мое внушение все еще действует, он не видит в нас никакой угрозы.
    - Бакудо четыре: Хайнава!
    Вот же неугомонная... Теперь видит угрозу. Силовая веревка примотала правую руку Куротсучи к телу, оставив левую свободной. Чем он и воспользовался, он схватил какую-то бутылочку и бросил в нас.
    Хадо пятьдесят четыре: Тенран!
    Я успел вовремя, воздушный вихрь мягко подхватил бутыль, и откинул ее куда-то в дальний конец зала. В это момент, Маюри направленным выбросом реатсу сбросил с себя оковы, и отпрыгнув в сторону, нажал какой-то рычаг. Одна из решеток начала опускаться, из нее вырвалась та реатсу, которую мы почуяли у входа.
    - Саджо Сабаку.
    Я связал золотыми цепями ученого, чтоб больше не выкинул ничего, и быстро переместился к рычагу, пытаясь вернуть его в исходное положение. Но тщетно, он был заклинен намертво, и не двигался с места.
    - Йоруйчи-сан, тут все слишком кисло для нас двоих, иди и скажи Касуми-сан что здесь случилось, она знает что делать.
    - Я могу помочь!
    - Ты будешь только мешаться, этот пустой тебе не по зубам, если уж по правде, у меня шансов против него тоже немного, но все же больше чем у тебя. Потому, не спорь со своим командиром, и иди найди мне помощь, чем быстрее ты начнешь, тем больше у меня шансов выжить.
    Она кивнула, и исчезла. А я пока судорожно пытался вспомнить все, что я знал о меносах, высших демонах. Сначала по силе идут гилианы, это такие здоровые тупые небоскребы, очень медлительные, основное оружие - направленный поток реатсу, серо. Таких даже мне сейчас убить не проблема, а вот следующая ступень... Когда гилиан начинает поедать себе подобных, и усваивая их энергию наберет нужное ее количество, он начинает эволюционировать в адьюкаса, в пустого размером гораздо меньше но неизмеримо сильнее. У таких почти всегда присутствует разум, а при его совмещении с огромными запасами реатсу, высокой скоростью, и еще более сильным серо, он становиться весьма грозным противником. Следующая ступень, вастер лорд, пустой по силе сравнимый с капитаном, и вне пределов Хуэко Мундо шанс встретить его исчезающее мал.
    'Ну что дорогая, начинаем?'
    Меня начал охватывать знакомый азарт и легкое предвкушение, которые в большей степени являлся отражением эмоций Дабиживы. По началу, я пытался как-то с этим бороться, но отвлекаясь на это, делал только хуже. Потому я старался направлять эту энергию в нужное русло.
    Из камеры, осторожно вышел Пустой, внимательно осматривая комнату, кажется он еще не верил что он свободен, и я решил не терять время зря. У него было человекоподобное тело, частично закованное в костяную броню, маска своей формой напоминала рыбу.
    - Рикуджокоро!
    Белая лента почти прикоснулась к нему, но адьюкас исчез из моего поля зрения. Но они же не могут владеть сюнпо! Это невозможно! С легким хлопком он появился чуть левее меня, и открыв рот практически моментально сформировал в нем огромный красный шар, выплеснув на меня самое сильное серо, которое я видел.
    Что из себя представляет серо? У меня была возможность изучить эту атаку во время выхода в Хуэко Мундо, и даже попасть под нее несколько раз. Оно очень похожа по поведению на струю горячей воды из пожарного гидранта, на которую не действует гравитация. Если этот направленный поток реатсу направить на существо с более высокой духовной силой, то она не оставит на нем даже и следа, слабых может сильно поджарить, а то и пробить насквозь. Теоретически, если в момент попадания, резко усилить свое давление духовной силы, то можно сильно снизить ущерб от атаки, и это единственное что я успевал сделать.
    Такое впечатление, что окунулся в кипяток, плюс меня ударной волной впечатало в стену. Двигаться еще могу, второй раз меня так не поймает. Пустой одним прыжком оказался возле меня, и размахнулся лапой, целя мне в голову.
    - Секи.
    Я создал небольшой шар в районе виска, адьюкас с огромной скоростью ударил в него. Я закачал в щит недостаточно энергии, он его просто сломал, и немного ослабленный удар обрушился на мою голову. В последний момент, на одних инстинктах, я успел уплотнить кожу в месте удара своей реатсу, и повреждения были не столь фатальные. Меня снесло в противоположный конец лаборатории, ломая моим телом все приборы и шкафчики которые были на пути.
    'О-ох, и как он мне голову не оторвал?'
    'ВСТАВАЙ!!!'
    Этот окрик вернул меня к реальности, и я осмотрелся, ища своего врага.
    - А ты крепкий, шинигами. Но все равно слишком слаб для меня.
    Ну и голос у этих демонов, будто им на голову кастрюлю одели.
    - Ну, может и слабее, но кто сказал что мы соревнуемся в силе? Саджо Сабаку, бакудо семьдесят четыре: Гочу Теккан!
    Золотая цепь скрутила адьюкаса, пять стальных столбов придавили его к земле. Это самое сложное бакудо, которые я мог использовать без предварительного зачитывания текста. Переместившись чуть ближе, решаю использовать что-то вроде кумулятивного заряда.
    - Конгобакку!
    Шар расплавленной магмы отправился к связанному Пустому, при контакте, содержащаяся в нем под высоким давлением начинка, выплеснется с огромной силой. Кажется я перестарался, взрывной волной меня в очередной раз отбросило к стене, хорошенько приложив об нее. Радует что духовное тело достаточно крепкое, и после всего что произошло, у меня только несколько ушибов и небольшие порезы. Я быстро потушил начавшийся разгораться пожар, и осмотрел место попадания. В небольшой воронке лежал частично раздавленный, частично разорванный пустой, и его все еще держал Гочу Теккан. Очень хорошее бакудо, даже таким взрывом его не сломало, одно из моих любимых.
    'Почему ты позвал меня?'
    'Ты ведь тоже чуяла его давление, ему твои удары не принесли вреда.'
    'Ты ведь даже не попробовал! А я уверена что все получилось бы.'
    'Во всяком случае, уже поздно. Он что, еще шевелиться?'
    Пустой действительно начал двигать головой, а из его глотки раздался хрип. Я обнажил клинок, напитав его реатсу, со всем силы ударил по маске, которая не выдержав, разлетелась на кусочки.
    'Вот видишь, все нормально получилось.'
    'Это потому что он от предыдущего удара в себя не пришел.'
    Краем глаза заметил шевеление, и обернувшись увидел офицера Куротсучи, с которого слетело связующее бакудо.
    - М-моя лаборатория... Варвары... Как вы посмели! Разорви когтями, Ашисоги Дзизо!
    Он замахнулся на меня своим странным клинком, из трех лезвий, и я решил не испытывать на себе его удар.
    - Сай, Геки, Рикуджокоро!
    Его руки отвелись назад, тело полностью парализовалось, и напоследок шесть лучей света обернули его пояс, на манер ромашки. Фух, вот теперь можно отдохнуть.
    'Что скажешь, Дабижива?'
    'То что ты совсем расслабился, и заплыл жирком. Тебе не хватает битв с сильным противником.'
    'Тут ты права... Я совершенно не ожидал что адьюкасы пользуются сюнпо.'
    'Отличная эпитафия на могиле.'
    'Скоро там придет кто? Что-то неохота на себе утаскивать отсюда эти две тушки.'
    'А что там со вторым? Живой хоть?'
    Я подошел к прикованному к столу шинигами, и осмотрел его. Судя по вращению выпученных глаз и мычанию, он был вполне себе жив, только чем-то парализован. Ладно, пока отцеплю его от стола, а там дальше Унохана-сан разберется, что с ним. Вот за этим занятием, меня застал капитан Сихоуинь, лейтенант Хаттори, и еще несколько офицеров вбежавших в помещение. Командир окинул взглядом разгром, на мгновение задержавшись на воронке и скованном офицере, и бросил:
    - Рассказывай.
    Я вкратце пересказал ему события, показал где лежат лабораторные журналы и прочие интересные документы. Он кивнул, отправил человека за медициной, которая толпилась у входа, и самолично потащил офицера Куротсучи из зала, сейчас тут взвод задержания начнет сбор улик.
    
***

    В госпиталь я так и не попал, решив что ранен не настолько серьезно, я взял трехдневный отпуск, и отлеживался в горячих источниках. Двенадцатого офицера девятого отряда, Куротсучи Маюри, приговорили к пожизненному заключению в 'гнезде личинок', как опасного для общества душ шинигами. Как по мне зря, у парня него просто талант к исследованиям, ему бы лабораторию, и зеленый свет на любые исследования, держа все его эксперименты под контролем, он бы нарыл очень много полезного. Но решение совета сорока шести было однозначно: виновен, заключить под стражу. Кто я такой, что бы судить их вердикт?
    'Что будешь делать дальше?'
    'Надо спровоцировать лейтенанта на контакт с квинси.'
    'Ты сможешь это сделать незаметно от... От нее?'
    'Думаю что смогу.'
    'У тебя в плане слишком много "если", мне это не нравиться.'
    'Я продумаю все настолько хорошо, насколько это можно.'
    
***

    - Ма-кун, и почему ты так уверен, что встреча будет именно в сегодня в мире живых?
    - Я сделал такой вывод на основе нескольких событий.
    - Это каких?
    - Боевики клана Казуми-одзи собрались в гостинице недалеко от нелегальных врат миров.
    - Я тебе приказывал не копать под этот клан! И раз ты знаешь где находятся врата миров, почему они еще не закрыты?
    - Специально за ними я не следил, но у меня есть все основания предполагать что они работают с квинси, у них слишком часто встречается оружие которое было сделано этим кланом. А врата... я уже неоднократно прикрывал такие, но постоянно открывались новые, и приходилось тратить ресурсы и время на их поиски. Я решил лучше уж пусть они будут под нашим незримым контролем, и предоставляют списки тех кто через них проходит. Я кстати каждый месяц готовлю отчет по ним, и отсылаю вам вместе с остальными бумагами.
    - Хм, действительно, что-то такое припоминаю. И ты на основании подозрений, хочешь что бы я все бросил, и пошел с тобой?
    - Я бы с нашими парнями сходил, но там нужна поддержка банкая, если я прав, то без вас нас просто раскатают в лепешку.
    Я все пытался уговорить капитана на выход, уже подготовился, все просчитал, и сегодня должно было все решиться. Я повесил в кабинете нашего лейтенанта картину, поскольку я часто это делал без спросу, на это никто не обратил внимания. В ней был зашит алгоритм, который я уже использовал на Куротсучи, только более сильный. При желании можно было даже почувствовать в картине мою реатсу, но для того что бы это подействовало на лейтенанта, нужно было постараться. Пока все прошло как по нотам, Хаттори-сан вышел уже по известному мне каналу на клан оружейников, и затребовал силовую поддержку на переговоры, и уже по другому каналу, о котором я пока только догадывался, направил весть в мир живых, я так думаю прямо к квинси. Алгоритм проявлял себя сильным недоверием к людям, разговор с которыми он вспоминал, а потому как лейтенант начал вести как типичный, страдающей манией преследования, пациент психушки, я понял что пока план работает. И вот сегодня утром, он отменил некоторые свои важные встречи, и ко мне пришла бабочка от хранителя нелегальных врат, который сообщил о заказе на проход от товарища Ханзо...
    - Так почему бы тебе не взять с собой лейтенанта Хаттори?
    Сказал бы я почему...
    - Я уже узнавал, у него вечер чем-то занят.
    - Хорошо, но если сходим зря, пеняй на себя.
    - Спасибо капитан, спасибо большое.
    Сложнее всего было выяснить место их встречи, но и с этим у меня получилось справиться. Я несколько раз следил за лейтенантом во время его выходов, используя Кьякко, и видел как он осматривает одни развалины, периодически вешая на них какое-то кидо, скорее всего сигналку. Обычно он этим занимался предположительно перед встречами с квинси, и вероятно это было то самое место. Только вот он это делал не всегда, и можно сделать вывод что таких мест у него больше чем одно. Но именно эти развалины были на равнине, хорошо просматривались, и не очень далеко от места открытия тех самых нелегальных врат миров, и я был практически уверен что на лейтенант с временной манией преследования будет вести переговоры именно тут. Когда я был там в последний раз, то уже сам расположил сигнализацию, и буквально пару часов назад она сообщила мне о том, что были замечены люди, с высоким показателем духовной силы.
    'Возьмешь с собой Йоруйчи?'
    'Нет, там будет драка, а я не хочу что бы она в ней участвовала.'
    'Беспокоишься? Ты ее почти год натаскиваешь, она даже в некоторых аспектах посильнее тебя будет'
    'Она еще шикаем не овладела, в зандзюцу меня может победить только за счет своей скорости, а кидо совсем на уровне третьего курса.'
    'Но ведь побеждает. Признайся что просто беспокоишься за нее.'
    'Не путай желаемое с действительным. Я хочу взять Касуми-сан, при таком раскладе Йоруйчи только помешает.'
    'Но Касуми, она же...'
    'Я прекрасно знаю кто она, пусть Хаттори думает, что у него есть козырь в рукаве.'
    
***

    - Что Ма-сан, думаешь ты самый умный? Я давно в курсе что ты интересуешься мной, а после того как я узнал твою реатсу в той картине, я понял что за всеми моими галлюцинациями стоишь ты!
    Я окинул взглядом развалины, вот трупы квинси, вот капитан прожаренный практически до уровня головешки, расчлененные тела бойцов клана Касуми-одзи... Все пошло не так, не по плану, всего одна маленькая деталь испортила все.
    Немногим ранее.
    Мы вышли к месту вовремя, издали разглядели стоящие над руинами фигуры. Лиц было не разобрать, можно было только определить что присутствовали восемь квинси, и семь шинигами. Нас тоже было семеро, капитан, я, Касуми, и еще четверо бойцов из взвода задержания которых отобрал Сихоуинь-сан. Немного приблизившись, мы смогли рассмотреть лица шинигами, и теперь все отчетливо видели лейтенанта Хаттори, который тоже заметил нас, и дал какую-то команду своим людям. Сихоуинь-сан только расстроено крякнул, когда понял кого он видит, и спросил меня:
    - Ма-кун, ты знал кто будет на встрече?
    - Да. Думаю понимаете почему не сказал.
    - Я с ним сам разберусь, ты со своими займись остальными.
    - Слушаюсь.
    Квинси собрались небольшой группой, и взяли наизготовку свои луки. У некоторых были какие-то странные мечи, выглядящие как рукояти без гарды, из которых начинается клинок состоящий из рейреку. Боевики клана Казуми-одзи, на которых я уже ясно мог разглядеть знакомую униформу клана убийц, обнажили катаны. В этот момент, их давление духовной силы возросло, и из-под цуб мечей появились сине-фиолетовые щупальца. Вот же черт... все обещало быть гораздо сложнее чем я предполагал. Капитан переместился к Хаттори, и начал о чем-то говорить, а в этот момент квинси открыли огонь, выпустив по нам залп сразу из пяти луков. Я жестами отправил Касуми и двух присланных бойцов в их сторону, а сам еще с двумя перенесся к сопровождающим лейтенанта. Я особо не беспокоился за своих, Касуми начинала работать со мной во взводе задержания, и являлась очень сильным бойцом, ее поддержка тоже те еще волкодавы, капитан отобрал лучших из того что было.
    Стиль моего боя, когда я начинал использовать шикай всерьез, был довольно неряшливым  (что бы примерно представить картину, вспоминаем девочку с прозрачными дополнительными руками из аниме 'Эльфийская Песнь', только вот у ГГ атакующие линии видимые и изначально неподвижные. Прим. авт.) . Обычно я захожу с тыла или фланга противника, и начинаю создавать штрихи и линии с максимально возможной скоростью, стараясь нанести как можно больше непоправимых повреждений. Для этого я целюсь в сухожилия, локтевые и коленные суставы, артерии на шее, стараясь отрубить конечность. Как показал опыт, на данном этапе эта техника для меня самая эффективная, она позволяет мне за первые две-три секунды схватки, отрезать руки или ноги у пяти-шести противников, если конечно уровень его духовной силы не больше моего. И наверное самый главный минус был в том, что в процессе меня очень обильно заливало кровью, и мой вид после драки не добавлял мне популярности.
    - Поднимись к облакам, Дабижива.
    'Убей их всех Марат (веселый смех). Их кости буду хрустеть, даже если их вымочить в крови!'
    В этот момент я полностью согласен с ней, ее желание убивать смешалось с моей жаждой хорошей драки, и я почти дрожал от предвкушения. Перемещаюсь левее группы клановых убийц, и одной линией вывожу из строя двоих противников, практически отрезав голову первому и часть руки которая держит катану второму. Третий успел среагировать, и заблокировал удар в последний момент. Мои напарники взяли на себя по паре, теперь неожиданно на нас никто не нападет, а значит можно отдаться угару кровавой бойни. Я насел на своего противника, пытаясь отрезать ему какую-нибудь конечность, но он вполне удачно блокировал мои удары, успевая контратаковать в ответ. Я не спешил развеивать линии, они оставались на своих местах, и пару раз он об них запинался, но достать его так и не получалось. Держать это все в памяти и одновременно использовать кидо у меня пока не получалось, была велика вероятность что у меня не получиться ни того и не другого, и по этому я продолжал нашу схватку, которая стала мне напоминать партию в шоги. Щупальца катаны моего противника уже оплела его руку практически до шеи, и сила ударов все увеличивалась, надо заканчивать. Собравшись, я разом рассеял все штрихи что висели в пространстве, и напал одновременно сразу с трех направлений. Этот способ довольно сложный, представьте что у вас три руки, и вы одновременно ведете три разных орнамента по разным заранее продуманным траекториям, я очень долго тренировался нужной синхронности, и до сих пор получается плохо. Он смог заблокировать две, и третья пройдя сверху вниз пробила его затылок и вышла чуть ниже груди, а следующими двумя росчерками я разрезал его на четыре части. Не знаю что двигало мной в этот момент, но показалось что эта схватка должна закончиться именно так. Я огляделся, из моих напарников остался дееспособным только один, и он довольно успешно отбивался сразу от двух, благо его шикай в виде щита и короткого копья, давал ему возможность очень неплохо обороняться.
    - Рикуджокоро.
    Один его противник парализовали шесть лепестков из света, и он сразу воспользовался шансом, послав во второго врага какую-то ослепляющую волну из щита, и когда тот пытался проморгаться, короткими тычками убил обоих. Бросил взгляд на выведенного из стоя шинигами, у него был глубокий разрез от ключицы до низа грудной клетки, кровь уже остановилась. Выглядит хоть страшно, но уже не опасно, жить будет. Посмотрел как дела у Касуми, а у нее все плохо... Она одна отбивалась от троих квинси с мечами, надо ей помочь... Мои мысли прервал хрипловатый баритон нашего капитана:
    - Банкай.
    Вот же, не уж то лейтенант доставляет столько проблем? Сила у нашего капитана довольно пакостная, если в шикае он получает власть над тенями, то банкай помещает почти все окружающее пространство в сумерки, в которых он царь и бог.
    - Банкай. Возмездие огненных бабочек.
    Нет, нет, у него не должно быть банкая! Я же все проверил, все изучил, ну не мог он его достигнуть!
    'Соберись, если он победит капитана, нам придется уходить, что ты там припас на крайний случай?'
    Так, точно, без паники... я нащупал в потайном кармане небольшую пластинку. В это время, сумрачный мир капитана освещала пылающая фигура лейтенанта, за его спиной сформировалось пламя, похожее на крылья королевского махаона, и оно освещало все вокруг, выжигая тени. С его клинка сорвались сгустки огня, которые летя по ломаным траекториям, подобно стрекозам, направились к капитану. Кажется, это самый неудобный противник для нашего командира, тени - его основное оружие, а рядом с таким источником света их просто нет. Несколько огненных бабочек полетело к квинси, и сожгло сразу двоих, Касуми воспользовалась моментом, и добила последнего.
    Бой закончился быстро, лейтенант каким-то сильным выбросом огня разрушил капитанский Данку, а следующей атакой испепелил Командира. В этот момент я раздавил пластинку, и приготовился ждать удобного случая. Лейтенант отозвал банкай, и сказал Касуми:
    - Убей остальных.
    - Слушаюсь.
    Через мгновение она оказалась позади выжившего, и одним движением снесла ничего не понимающему бойцу голову, и переместилась мне за спину. Все же она решила сделать это... я конечно не тешил себя надеждами, что у человека который сообщал каждый мой шаг лейтенанту не хватит духу меня убить, но все же мы были довольно близки. Я потому и решил залезть в ее спальню, потому как после таких отношений, женщина начинает считать мужчину своей собственностью, защищать и заодно оберегать от других конкуренток и прочих напастей. Только видимо не сработала моя идея, и сейчас решается вопрос кто из нас будет жить, и тут к сожалению выбор для меня очевиден.
    За малую долю секунды до ее сюнпо, я сделал подшаг назад, и она нанизалась на клинок, который я выставил на месте ее появления. Я посмотрел в ее слегка удивленные глаза, погладил тыльной стороной ладони ее щеку, потом наклонился к уху и прошептал, что бы только она слышала:
    - Прости меня Касуми-сан, мне и правда тяжело это делать, но ты просто не оставляешь мне выбора.
    Вытащив клинок из ее живота, вторым ударом перерезал ей шею, и пинком откинул от себя. Я за свою жизнь много убивал, иногда за меня это делали мои картины, иногда я это делал сам в бою, убивал мужчин, убивал женщин. Но впервые за все это время, я убил свою любовницу, стоя к ней вплотную и смотря ей в глаза. Внутри было мерзко, и даже осознание что она получила по заслугам а я всего лишь защищался, не облегчало положение. Ведь казалось всего несколько недель назад, она засыпала у меня на плече... Мои переживания прервал Хаттори:
    - Не ожидал Ма, что ты так запросто убьешь свою любовницу.
    - Я предполагал такой исход, и давно знаю на кого она работала все это время.
    - Да? И когда же она прокололась?
    - Да практически сразу, совершенно случайно. Но решил оставить поближе к себе, что бы следить за ней.
    Он внимательно окинул меня взглядом.
    - Что Ма-сан, думаешь самый умный? Я давно в курсе что ты интересуешься мной, а после того как я узнал твою реатсу в той картине, я понял что за всеми моими галлюцинациями стоишь ты!
    - Да... Хреново все вышло, всего одна маленькая деталь, я просто и представить не мог что ты уже достиг банкая.
    - А ты совсем дурак. Разве не заметил еще одной мелочи? Когда шинигами с уровнем силы лейтенанта или капитана выходят в мир живых, что бы своим присутствием не вредить людям, им блокируют четыре пятых их силы. Капитан выходил через официальные врата, ему поставили печать, а я ожидал чего-то подобного от тебя, и вышел через другой, незарегистрированный проход. Другими словами, капитан был слабее в пять раз, а у меня блокирующей печати не было.
    'Вот же бл..ть, провел как щенка. Убил и командира, и свидетелей добьет, еще и тушки квинси предоставит как основных злодеев.'
    Больше рассусоливать он не стал, оказавшись рядом со мной, он с размаху нанизал меня на свой клинок. Единственное что я сделал, это немного сместился, что бы удар не задел позвоночник, а он столкнув меня с меча, следующим ударом разрубил мне ключицу. Боль была страшная, но я пока держался и ждал, когда же они придут... и они пришли. Раздался громкий треск, пространство начало рваться, и на нас свалилось тяжелое давление реатсу Пустого.
    'Началось! Теперь главное под шумок уйти.'
    - Меносы? Откуда они здесь?!
    Я вытряхнул из кармана уже ненужную приманку, и нащупал там два маленьких контейнера, разных по форме. Это была одна из разработок квинси, особым образом сжиженная реатсу, которая действовала на манер кидо. Пока Хаттори отвлекся на появляющегося демона, я незаметно достал небольшой цилиндрик и кинул его в него, одновременно разбивая об бедро второй контейнер, в виде небольшой пирамидки. Он заметил движение, и начал уже поворачиваться в мою сторону, как небольшая капсула взорвалась рядом с его лицом. Разрушительной силы огненный шар вспух на месте разрыва, сжигая и калеча взрывной волной все что находится рядом, и лейтенант подхваченный импульсом взрыва, улетел далеко в сторону. Я лежал прикрытый небольшой полусферой щита, и ждал когда прекратиться безумство пламени, и пользуясь передышкой кинул обезболивающие и кровоостанавливающее кидо на раны. Лейтенант был жив, только слегка подпалена одежда, но я и не ожидал другого, мне нужно было выиграть немного времени. Огонь спал, и моя временная защита начала разваливаться.
    - Кьякко.
    Я спрятался вовремя, на поляне начались массовые разрывы ткани мира, и из них начали появляться демоны, которые увидев лейтенанта, кинулись на него. Я ждал самого важного гостя, который не заставил себя ждать. Первый разрыв растянулся метров на сорок, и из него появилась гигантская нога гилиана, и я осторожно поковылял к проходу, стараясь не скинуть с себя маскировку. Юркнув между его ног, я пошел через разделитель миров в Хуэко Мундо. Что бы держаться здесь, нужно создать под ногами дорогу из своей реатсу, а учитывая мое состояние, это было очень непросто. Я медленно двигался по рваному и прерывистому пути, и уже почти подошел к разрыву, как через него начала лезть уже второй гилиан. Я переместился ему на голову, оттолкнулся, и прыгнул на недалеко находящуюся сухую ветку... Этот финт не прошел для меня даром, маскировка слетела практически сразу, а от резких движений у меня потемнело в глазах, и я свалился на некоторое время потеряв сознание. Придя в себя, я повторно огляделся, в пределах видимости было несколько гилианов, которые не обращали на меня внимания, и уже начавшийся закрываться разрыв больше никто не лез. Ветка росла из гигантского дерева на высоте около тридцати пяти метров, где-то внизу находился слегка светящийся песок, высоко наверху, кроны деревьев упирались свод этой местности.
    - Ну здравствуй, Лес Меносов.
    
    
Глава 13

    
    Бег, никогда в своей жизни я еще не бегал с так быстро, я вкладывал в него все свои силы, какую скорость я развил не знаю, но оторваться от своих преследователей я не мог. Двадцать семь адьюкасов, ДВАДЦАТЬ СЕМЬ мать их, чертовых адьюкасов! Я первый раз встретил их в таком количестве, кажется я слишком сильно наследил в этом месте, раз они решили напасть на меня такой группой. Но ничего, главное дойти до точки, у меня пока получается уворачиваться от серо которыми в меня палят, и обходить обогнавших меня демонов, но пару раз они все же меня зацепили. Бегают они может и быстрее меня, но я меньше и ловчее, и пока получается выкрутиться без сильных повреждений. Вдалеке показалась горная гряда, которая начала приближаться с такой скоростью, будто я ехал к ней на поезде, осталось еще чуть-чуть до одного ущелья... Я направлялся до одного приметного разлома в скале, который постепенно сужался и переходи в небольшой грот, зайти туда можно было только с одной стороны, и я надеялся что в азарте погони, не отличавшиеся высоким интеллектом пустые, набьются туда преследуя меня, как огурцы в банку. Я немного притормозил, вбегая в эту расщелину, что бы поставить между стенами упругий, гасящий физические удары, щит. Я почти успел, уже наметились ключевые узлы создаваемого барьера, как мне по голове прилетел страшный удар, сбивая всю концентрацию и отбрасывая вперед на несколько шагов. Но все-таки кидо сработало, и полулежа, пытаясь уменьшить звон в голове, я рассматривал как озверевшие демоны пытаются пробить проминающийся под их ударами щит. Он долго не выдержит, если кто-то догадается выстрелить по нему серо, то мне придет амба, и потому, надо подниматься. Адьюкасы набились в расщелину очень плотно, она сужалась к верху, и оттуда они напасть не могли, хотя опять же места для небольшого залпа там хватит. Вытянул правую руку вперед, левую положил на предплечье, и начал преобразовывать свою реатсу особо хитрым способом, собирая ее в центре раскрытой ладони. Давление энергии в окружающем пространстве усилилось, подпирающие меня по бокам скалы начали вибрировать и крошиться. На мою изрядно порванную одежду будто перестала действовать сила гравитации, она начала себя вести как в невесомости. Держать такую мощь под контролем, невероятно сложно, и я начал слегка рычать, что бы сконцентрироваться на этом кидо. Мельчайшие песчинки и камешки, начали подниматься в воздух, устраивая замысловатый хоровод возле меня, в этот момент, хадо достигла своего пика, и я сказал ключ-фразу:
    - Хадо восемьдесят восемь: Хирюу Гекизоку Шинтен Райхо!
    Низкий гул который сопровождал все мои манипуляции резко прекратился, и настала неестественная тишина, даже ревевшие демоны замолкли. В центре ладони робко щелкнула голубая искра, за ней еще несколько штук, и сразу после них сформировался разрушительной силы поток реатсу, состоящий из молний и пламени. Синяя волна в виде конуса, радиусом около полутора метров, с оглушительным грохотом направилась в самую гущу адьюкасов, моментально разрушив мой барьер и распылив на мельчайшие частицы впереди стоящих демонов. Через пару мгновений раздался взрыв, и огненная волна начала расходиться во все стороны, в том числе и мою. Из последних сил поставил барьер Данку, который в теории должен выдержать даже залп танкового взвода, и полностью опустошенный свалился на землю.
    - Ну ничего себе сходил за хлебушком.
    'Ты как?'
    'Выжат до состояния изюма.'
    'Как думаешь, там выжил кто?'
    'Скорее всего нет, но проверить не помешает.'
    Я встал, и посмотрел на плоды своих действий, и впечатлился. По земле, шла глубокая борозда, границы которой состояли из оплавленного до состояния стекла песка, стены расщелины от высоких температур потекли будто восковые, и я начинал ощущать себя в этом небольшом ущелье как в печке. Сняв щит, я в быстром темпе выскочил наружу, и оказался в центре воронки глубиной около десяти метров, частично заполненной расплавленным песком. Я поднялся в воздух, и встал на спрессованные под ногами духовные частицы, и поискал выживших адьюкасов. Их было семеро, из них только двое всего лишь потеряли по одной ноге, и были вполне дееспособны, они уже начали регенерировать, и я быстро разбил их маски.
    Как добрался до своего убежища не помню, сохранились в голове только ободряющие реплики Дабиживы, да ощущение холодного песка на голых пятках. Моя база была спрятана хорошо, пустым сюда зайти нереально, куча барьеров которые я по случаю выучил с этим хорошо справлялись. Теперь можно заняться собой... Тот последний удар, практически меня скальпировал, кусок кожи с головы свисал ошметком в районе затылка, и по ощущениям на спине тоже несколько порезов. Немного силы у меня восстановилось, и я занялся самолечением.
    - Таааак, сначала обезболивающее, затем очищающее...
    Я приложил куски кожи к оголенному черепу, и направил туда немного лечащей реатсу.
    - Нужно экономить, мы же не хотим что бы я отключился от переистощения?
    'Не, не хотим.'
    - Точно, а теперь фиксирующее... все, конец.
    Кое-как дойдя до уголка, в котором из двух упругих барьеров сделал что-то вроде топчана, я свалился полностью обессиленный. Дико ныли все мышцы и кости, саднили ушибы и ранения, я настолько сильно устал что не мог даже заснуть. А как все начиналось... сегодня я привычно вышел на прогулку, потренироваться на местном населении так сказать. Обычные Пустые мне проблем практически не доставляли, я мог без особых проблем убить их даже голыми руками, что и проделывал неоднократно, один удар кулаком или коленом по маске, и все. С гилианами если они были в одиночку, тоже долго не возился, в рукопашную конечно на них не лез, но пары взмахов занпакто им хватало. Адьюкасы встречались редко, и при встречах один на один победителем почти всегда оставался я, всего один раз была техническая ничья. Я ему отрезал обе руки, а он всадив в меня серо почти вплотную, и пробил моим телом проход в лес меносов, куда я благополучно и провалился. А в этот день я наткнулся на команду из трех адьюкасов и одного гилиана, которые всей кучей напали на меня. Они были довольно слабые, и я с небольшими потерями одержал верх, но вот на всплески реатсу нашей битвы пришла еще одна стая, и мне пришлось делать ноги. Уже тогда я был на три четверти пуст, а добежав до той расщелины, на постоянное сюнпо потратил половину оставшейся духовной силы. Сам не знаю как после всего этого у меня получились восемьдесят восьмое хадо и восемьдесят первое бакудо.
    
***

    Еще только начиная копать под лейтенанта Хаттори, я озаботился путями экстренного отхода, если все пойдет не так. Изначально я планировал спрятаться в мире живых, даже присмотрел себе место в одном городке, только вот я так и не смог достать себе гигай. Это такая новая разработка, которую придумали наши умники, что-то вроде искусственного тела без души. Шинигами могут вселиться в него, и жить в мире живых как обычные люди. Только вот эта штука была очень новая и редкая, все были на перечет, и мне не хватало всех своих связей, что бы добыть одну. Второй вариант, это спрятаться в Хуэко Мундо, которым я и воспользовался. Этот довольно опасный план родился у меня, когда я занимался добычей помещения для архива нашего отдела. Было одно очень важное условие, необходимо было провернуть так, что бы никто кроме меня и капитана не знал где оно находиться, а мою мысль нанять строителей в Руконгае которых после работ ликвидировать, командир не одобрил. По этому, я решил обратиться в отряд Кидо. Один мой знакомый оттуда, рассказал, как они справляются с созданием помещений. Есть одно специально кидо увеличивающее пространство, которое позволяет помещение с объемом тридцать кубометров, увеличить например до трехсот тысяч кубометров. Обычно сверху натягивают дополнительные барьеры, которые создают иллюзию, и можно сделать так, что зайдя в с виду маленькую комнатушку, оказаться в гигантском океанариуме, где в углу стоит бассейн с бегемотами, а на стенах показана жизнь в подводном мире. Идея мне эта очень понравилась, и я нашел всю возможную информацию по этим барьерам, которая была в библиотеках омницукидо. Архив я тогда сделал, а так же у меня родилась идея, как можно организовать безопасное убежище в Хуэко Мундо.
    Тогда, семь лет назад, я оказался в Лесу Меносов, весь израненный и ослабленный. Моих не очень обширных знаний медицины хватило на частичное излечение, и я сразу после лечащих мероприятий, направился подальше от места моего выхода. Несколько дней провел в дупле дерева, закрыв его со всех сторон маскирующими щитами, местный воздух очень сильно наполнен духовными частицами, и постоянное нахождение в этой среде полностью снимало вопрос в еде и ускорило процесс выздоровления. Потом я прячась и маскируясь от местных жителей, несколько недель бродил по лесу, ища выход наружу, и вскоре обнаружил такой через пещеру в скале, над самым потолком этого места. К тому времени, я уже научился по силе выхлопа реатсу выяснять примерные силы Пустых, и тщательно прощупав местность, выяснил что на поверхности опасной живности гораздо меньше. Поплутав по пустыне еще несколько недель, нашел очень неплохой естественный грот, который я и решил сделать своей базой. Небольшое помещение, размером с ванную комнату среднестатистической хрущевки, я расширил до масштабов четырехкомнатной квартиры. Получилось честно говоря хреново, потому как насыщенный духовными частицами воздух, сбивал настройки увеличения пространства, и для Хуэко Мундо требовалось провести калибровку и перенастройку этого кидо, а для этого моих знаний не хватало. Энергии которую я влил в эту квартирку, в обществе душ хватило бы на самолетный ангар, по этой же причине, моя затея повесить иллюзию леса и рассветного неба, провалилась. Зато очень хорошо получились мягкие стены и моргающая люминесцентная лампа, да так, что меня даже передернуло от воспоминаний. Остановился на светло бежевых обоях, паркетном полу и обычном белом потолке с лампами накаливания. Обстановка получилась очень домашней и умиротворяющей, в ней я и прожил последующие несколько лет.
    Потеря капитана очень сильно ударила бы по моему положению, исполняющим обязанности временно назначен лейтенант Хаттори, а он бы быстро организовал мой переезд в гнездо личинок, и препятствовать этому никто бы не стал. Именно по этому, я стоял под его ударами как корова на заклании, убил Мацубару Касуми, так как она единственная могла догадаться, что моя смерть инсценирована, и надеюсь лейтенант тоже считает меня мертвым. Тот взрыв был очень высокой температуры, и оставил после себя оплавленную воронку, если бы я не защитился тем куполом, меня там бы и испарило как остальные трупы. Этот план я разрабатывал на всякий случай, что бы был, и не надеялся его использовать, но видимо не судьба. Опять, если бы да кабы... не думаю что я смог убежать от Хаттори и его банкая, Дабижива права, в моих идеях слишком много 'если'.
    После обустройства базы, я впервые за несколько месяцев оказался в безопасном месте, и погрузившись во внутренний мир, начал составлять планы и прогнозы на будущее.
    Лежать на травке и смотреть на неподвижные солнце и облака, это такое удовольствие, после вечной луны и песка под ногами, я с наслаждением вдыхал запах свежего луга, который услужливо подсовывало мне мое подсознание.
    - И что же ты будешь делать дальше? Останешься тут жить отшельником?
    - Какое-то время да... Хаттори должен забыть про меня, надеюсь умереть у него на глазах у меня получилось хорошо. А дальше... у меня компромата на него хватает, думаю у меня хватит возможности показать их кому, например главнокомандующему.
    - Ты забыл про совет сорока шести, часть из них ведь тоже замешаны. Они могут свалить все на тебя, и твою хваленую макулатуру с доносами потеряют.
    - Я тоже про это думал, и пока единственным выходом вижу полную нейтрализацию совета и лейтенанта, причем одновременно.
    - Ооо, и первое, и второе, и можно без хлеба. Как ты собираешься противостоять его банкаю?
    - Я хотел бы попросить тебя помочь мне призвать свой.
    - Свой банкай? Не смеши меня. У тебя до сих пор убогий контроль реатсу, и шикаем толком пользоваться не умеешь.
    - Мы это уже проходили, убогий он только по твоим меркам, а по сравнению с другими шинигами, я на очень высоком уровне.
    - А не волнует, моя сила полностью держится на контроле духовной силы, и пока ты не будешь тратить на штрихи энергии чуть-чуть меньше чем это нужно, я не признаю твои успехи на этом поприще.
    - Вот же вредина.
    -...
    - Тогда мне не остается ничего, кроме как стать как можно сильнее за время этого вынужденного отпуска, и развлекать себя сафари на Пустых, хорошая тренировка будет...
    
***

    
    Я открыл глаза, и уставился на тускло горящую электрическую лампочку. Энергия заканчивается, скоро будет пора обновлять кидо.
    'Очнулся? И почему ты у меня такой дурной?'
    'Если б я был другим, это уже был бы не я.'
    Я осторожно ощупал рану на голове, она немного зажила. Еще пара дней, и останется только шрам... еще один шрам, сколько их уже на мне?
    'Исходя из поговорки про мужчин и их шрамы, ты просто неотразимый красавец.'
    'То-то на меня пустые так и кидаются, наверное они не могут устоять от моей неземной красы.'
    Я пошлепал босыми ногами в сторону небольшого умывальника, на самом деле это конечно было создающее воду кидо и несколько барьеров, но я придал этой системе вид обычного умывальника. Сандалии я порвал года через два, и с тех пор бегаю босой, косодэ последнее приключение превратило в рванину, только хакама выглядели вполне себе прилично, на фоне всего остального.
    'А я теперь крут, видела как я жахнул по той компании?'
    'На глупые вопросы не отвечаю.'
    'Ну не дуйся, если бы я знал что у попытки контакта будут такие последствия, то не стал им показываться.'
    Оказавшись в Хуэко Мундо, я столкнулся с проблемой, про которую даже не подумал при планировании переезда сюда на ПМЖ, а именно как покинуть этот мир? Недолго поразмышляв, я пришел к единственному возможному варианту, межмировой переход умеют открывать пустые. Периодически встречаясь с адьюкасами, я бывало перекидывался с ними парой фраз, это меня подтолкнуло к выводу, что в принципе они разумные, а раз разумные значит они чего-нибудь хотят, а из этого следует что с ними вполне реально договориться. Только вот эта классовая ненависть, она все портила. Вчера я встретил целых трех разумных демонов, и я решил рискнуть с ними переговорить, ведь собравшись вместе они создали хоть и маленький но коллектив, а существование в коллективе невозможно без компромиссов и решений которые бы устроили всех, и я надеялся что эти смогут меня хотя бы выслушать.
    'Твоя идея припахать на роль привратника, адьюкаса, бредовая. Ты бы еще горничную себе из их братии искать пошел.'
    'Других идей все равно нет.'
    При ходьбе слегка расползались зажившие раны, и я решил пока заняться рисованием. К сожалению, или к счастью, я свой набор красок с собой не взял, а потому:
    - Поднимись к облакам, Дабижива.
    Я обхватил шар обоими руками, и начал тоненькими штрихами делать набросок на фоне стены. Сейчас все получалось на удивление легко, держать в голове каждую нанесенную линию по началу было очень тяжело, а сейчас я это получается почти на уровне инстинктов.
    'Опять Йоруйчи?'
    'Угу.'
    'А чего снова в униформе рисуешь? Сделай сейчас хотя бы в белье.'
    'Я ее в нем не видел.'
    'Будто тебя такие мелочи могут остановить.'
    'Не мешай.'
    'У нее грудь гораздо больше, что ты ей эту позорную двоечку рисуешь?'
    'Да не, я отлично помню что нащупывал.'
    'Так она ее бинтом тогда перетянула, ты вспомни ее после похода в бордель, она была только из бани, и форма просматривалась очень хорошо.'
    'Да? И то верно, что-то стерся этот момент из памяти.'
    Я развеял несколько линий, и начал на их месте создавать новые.
    'У меня кстати для тебя новость.'
    'Ммм?'
    'Я тебя отвлекаю разговором, а ты не только не потерял концентрацию и не распылил картинку, а еще отвечаешь и продолжаешь рисовать.'
    От неожиданной новости, я вздрогнул, и набросок рассеялся. Черт, а ведь она права, обычно при использовании шикая, она не говорит мне под руку, потому как я отвлекаюсь, концентрация над созданными линиями падает, а тут я даже не обратил на это внимания.
    'Видимо на меня положительно повлиял последний бой, я там без текста использовал взрыв воздушного дракона, сотрясающий небеса, и отвергающую пустоту сразу друг за другом, у меня так еще никогда не получалось.'
    'Скажу больше, теперь у тебя контроль по моим расценкам уже просто хреновый, а не отвратительный.'
    'Ты хочешь сказать?..'
    'Ага, как залечишь дырки у себя в шкуре, будем пробовать банкай. А пока, иди во внутренний мир, нам есть что обсудить.'
    
***

    
    - Твое имя?
    - Вандервайс.
    - Ты как, цел?
    - Ты шинигами. Зачем ты меня спас?
    - Кто знает... Я уже давно тут один, хотелось поговорить с кем-нибудь, и надеялся что ты в качестве благодарности не будешь сразу на меня нападать.
    - Не верю, шинигами убивают нас. Мы убиваем шинигами, это закон.
    - Как же с вами сложно Вандервайс-сан. Нет чтоб хоть один просто сел, отдохнул, поговорил с умным человеком, так нет же, все норовят напасть и убить. А мне между прочим уже трупы девать некуда.
    - Чего ты от меня хочешь?
    - Переходи в мою фракцию, Вандервайс-сан!
    (хриплый хохот.) - Ты сумасшедший, какая фракция у шинигами? Это бред!
    - Да? А я тут поспрашивал некоторых адьюкасов, они сказали, что сильный пустой когда ему становиться скучно ходить одному, начинает набирать себе команду или фракцию помощников, это разве не так?
    - Это так, но ты шинигами, это совсем другое! И у тебя реатсу слабая, я никогда не буду служить пустому, который слабее меня.
    - То есть в принципе ты не против, но тебя смущает моя реатсу? Тогда минутку, я сейчас я тебе кое-что расскажу и покажу.
    - Ч-ч-что это?!
    - Как ты наверное знаешь, шинигами в отличие от пустых делят свой источник духовной силы пополам, между собой и своим занпакто, причем держа последний в ножнах, мы как бы запечатываем его силу, и пользуемся ей только во время боя. Так же, ранги шинигами в Готэе 13, очень сильно зависят от личной силы конкретной души, и на самый верх командования проходят с уровнем силы 'капитан'. У всех капитанов очень сильная реатсу, и если он не научится ее скрывать, то все его подчиненные будут падать в обморок от одного только присутствия своего командира. Я в свое время занимал пост пятого офицера, а это значит что в своем отряде я был пятый по силе, и мне уже приходилось снижать силу своего источника что бы не травмировать рядовых шинигами. А вот сейчас, я достал из ножен свой занпакто, и полностью перестал маскировать свою силу. И я повторяю предложение, пойдешь ко мне в фракцию?
    - Это невозможно.
    - И почему же?
    - Да хотя бы потому, что я убивал шинигами, и буду их убивать!
    - А Пустых ты убивал?
    - Конечно, убийство и поглощение себе подобных - это единственный путь для нас что бы стать сильнее.
    - Я тоже убивал Пустых, и убивал шинигами. И буду их убивать если потребуется, и уже в этом мы похожи.
    - Ты псих.
    - Наверное... Так многие считают.
    (Хриплый смех) - Твое имя, шинигами?
    - Ма Рат, можно просто Ма.
    - Я не буду на тебя нападать, Ма.
    
***

    Я вспоминал свой диалог, с первым адекватным пустым, которого я встретил...
    Лет шесть назад, я как-то гуляя по Лесу, я почуял всплески реатсу, характерные для серо адьюкасов, и решил сходить посмотреть. Подойдя к месту схватки, стал свидетелем битвы троих слабых демонов против одного посильнее, который уже начал сдавать. После долгих попыток контакта с адьюкасами, решил сменить тактику, и начать разговор со слегка помятым демоном. Поэтому когда встречал вот такие побоища, ждал когда определиться победитель, и помогал проигравшему. Они сбили своего противника с ног, и готовились его добить, но я им этого не дал. Однажды мне пришлось схлестнулся с вастер лордом и одержать победу, а после него их сопротивления я даже не замечу. Хотя если честно, без банкая я бы с ним не справился, да и после боя у меня добавилось несколько новых рваных шрамов. Это не первый пустой которому помогаю, но первый который пошел на диалог со мной. Он назвался Вандервайсом, мне даже стало слегка стыдно представляться своим неказистым именем.
    По началу он держался настороже, но через несколько недель это прошло. Я научил его играть в шоги, как-то когда я в очередной раз зализывал раны, сделал себе набор из разноцветных камешков, и мы частенько коротали за игрой время, травя всякие байки и истории из своей жизни. За это время, я узнал о жизни пустых больше, чем было написано в любой книге в библиотеке шинигами, Ванедрвайс оказался нормальным, вполне компанейским парнем, если так можно выразиться о пустом. Во всяком случае, он всегда помогал мне в боях, и частенько прикрывал спину, а я в свою очередь помогал ему разжиться отборной демонятной. Я к нему даже привязался, он мне стал если и не другом, но очень близким товарищем, и это было мне даже немного смешно, за все время моей жизни в этом мире, у меня впервые завязались такие приятельские отношения.
    Я рассказал ему свою историю, слегка ее отредактировав, даже познакомил с Дабиживой, я уже мог призвать ее в материальной форме, и она сверкала своей голой попой, отражая ей свет небесного светила Хуэко Мундо. Сюрреалистическая картина, нагая барышня, прыгает вокруг адьюкаса, пытаясь потрогать его маску, а тот от нее пятится, как кот который застрял головой в консервной банке.
    Внешний вид у Вандервайса был несколько странный, ростом он был примерно два с половиной метра, внешне был человекообразным, только имел очень тонкие руки и ноги, а голова неестественно ровная и толстая, напоминала формой полупроводниковую лампу из телевизора 'рубин'.
    - Глупая игра, шоги интереснее.
    Мои мысли прервал Вандер, и я посмотрел на расчерченные на квадраты песок и камешки заменявшие шашки. Я пытался сократить его до Вани, но он согласился только на Вандера, и то после получасовых уговоров.
    - Зато шашки гораздо древнее!
    - Все равно глупо. Хотя их вариация 'Чапаев' мне нравиться больше. А откуда это название?
    Вот же научил на свою голову, после каждой партии проходиться заново искать замену раскрошенных могучими ударами шашкам.
    - В районе где я вырос, был большой знаток всяких азартных игр, вот он и научил меня, только вот историю названий я не спрашивал. Только ты мне зубы не заговаривай, кто в чапаева разбил мой набор для шоги?
    - Так это я не один, ты вместе мо мной был.
    - Вот же дубина лампоголовая.
    Он хмыкнул, и постучал когтем по моей маске. Да, моя одежда за двадцать три года жизни в песках, развалилась не дожив до своего первого юбилея, и я щеголяю в шортах из плотного полотна, безрукавке, и в головном уборе сделанный из маски одного неудачливого пустого. Ткань, а на самом деле это была паутина, из желез паукообразного адьюкаса, была достаточно удобной для повседневного ношения, но фасон и вид этого одеяния был очень и очень уныл. Этим стуком он напоминал мне о проигрыше, а так как играли мы исключительно на шелбаны, то меня ожидал полет от удара напитанного реатсу пальца. Вздохнув, я снял маску и подставил лоб, куда мне и прилетела смачная оплеуха, которая отбросила меня на соседний бархан.
    Наше развлечение, прервал множественные источники реатсу быстро передвигавшиеся в нашу сторону. И судя по их составу, это было несколько не самых слабых адьюкасов, и как минимум один вастер лорд. Надвигались они сразу с шести сторон, с одной скоростью, не давая нам возможности уйти.
    - Ма, они опять пришли.
    - Вижу. И прорваться как в прошлый раз получилось не выйдет, они уже ученые.
    - Ну, тогда я готовлюсь для боя?
    - А что остается делать. Поднимись к облакам, Дабижива.
    Это была фракция вастер лорда, с громким именем Фортуна, и он уже давно пытается нас убить. Живем мы у него под боком, и сильно мозолим ему глаза. Был бы Вандер один, он бы может и взял его к себе в группу, но мое присутствие все меняло. К сожалению, прогрессивные взгляды моего фракциона, про то что не все шинигами плохие, кроме меня никто не разделял, и похоже сейчас будет поставлена точка в нашем противостоянии. Здесь было тринадцать адьюкасов, и сам Фортуна, как самая мощная боевая единица, более чем достаточно что бы нас доставить большие проблемы.
    Переговорами и прочим словоблудием, они решили не страдать, и буквально сразу дать по нам залп из четырех серо. Способ борьбы с такими атаками у меня уже забит в подкорку, и я выставил на пути каждого луча по блестящей ленте, которая отражала их в нужную мне сторону. А это сторона была на месте самих атакующих, другими словами этот залп стал для них последним, они отстрелили головы друг другу. Это случилось настолько быстро, никто даже не понял что произошло, а когда они разобрались, они с громким ревом кинулись на нас в атаку.
    Вандервайс был очень сильным бойцом, и у него как и у других высших пустых, была особая сила. Каждый раз, когда наносит удар, он своими когтями вытягивает реатсу из своего противника, которую хранит где-то в себе, и использует как топливо для серо. Я за него не особо беспокоился, с тремя четырьмя он справиться без особых проблем. Только вот в его сторону нацелилось пятеро, а на за меня взяться решил Вастер Лорд с четырьмя помощниками.
    - Фушиби!
    Специальная бакудо-сеть, раскинулась над полем боя, и в нее моментально все запутались, и пока они не пришли в себя, несколькими росчерками и одной молнией нейтрализовал шестерых адьюкасов. Взбешенный Фортуна выбросом реатсу развеял мою сеть, и кинулся на меня. Всю его поддержку я вырезал, и потому мешать мне никто не будет, а Вандер со своей тройкой справиться сможет и сам. Серо в упор я благополучно избежал переместившись ему за спину, одновременно нанося сильнейший удар ногой ему по голове, которым без особых проблем отламывал куски скал. Его отбросило в сторону, но сильных повреждений я ему не нанес, он переместился с хлопком прямо ко мне, и без особых затей нанес удар лапой мне в корпус. Я мягко отвел его ладонью немного в сторону, и пользуясь тем что он немного потерял равновесие, затянул петлю на его собиравшейся шагнуть ноге, и он как-то неловко завалился на созданный мной шип. Практически сразу он поднялся, и выстрелил в меня сгустком реатсу, который они называют 'бала'. По мощи, оно слабее обычного серо, но создается раз в десять быстрее, и от него сложнее увернуться. Эта атака даже не сдвинула меня с места, лишь неприятно обожгла кожу, в ответ я двумя петлями обернул ему ноги, с направил в него взрывающее хадо.
    - Райкохо!
    Залп, похожий на выстрел из РПО 'шмель', но в моем исполнении гораздо мощнее, врезался прямо в демона. В месте попадания, вспух желтый огненный шар, который довольно сильно потрепал Вастер Лорда, но все же этого было слишком мало что бы убить. Он взревел, от его давления силы по барханам пошла рябь, как от камня на воде, куцые кусты которые были поблизости начали крошится и осыпаться. Находится под таким выбросом реатсу было вполне терпимо, но все же неприятно, похоже он решил взяться за меня всерьез. Ну и я тогда тоже начну.
    - Банкай.
    
    Интерлюдия. Пятнадцать лет назад.
    - Ну, рассказывай, чего ты мне такого хотела сообщить?
    - По моим прикидкам, тебе пора начинать тренировки, что бы потом без проблем использовать банкай.
    - Ммм.. А я разве не еще не могу взять и просто его призвать?
    - Помнишь мой пример, про стокилограммовую штангу? Все точно так же.
    - Ээээх... Я то надеялся что хоть сейчас будет все просто и легко... Не расскажешь о своей полной силе?
    - Как и в шикае, это отражение твоей души, и если на прошлом этапе у тебя шла материализация линий и волн, то при полном высвобождении, ты пропитываешь окружающий тебя мир своей реатсу, и в ее пределах ты можешь создать жизнь.
    - Какую?
    - Да любую, хочешь армию слонов, будет армия слонов, хочешь розовых пони, будут розовые пони. Главное несколько нюансов, ты должен очень тщательно держать в голове образ, который ты хочешь воссоздать, и чем лучше ты сможешь на нем сконцентрироваться, тем удачнее и крепче получиться. И именно это у тебя сейчас не получится никак, будем учиться держать нужные параметры в голове.
    - Очень любопытно, а может я все таки попробую? Просто посмотреть как это будет выглядеть.
    - Только лучше не здесь, отойди подальше в пустыню.
    Я вынырнул из подсознания, и вышел из убежища.
    'Раны мне не повредят?'
    'Ты резких движений не делай, только призови и ничего там не создавай.'
    'Хорошо.'
    Я отошел подальше, и приготовился.
    'Что мне делать?'
    'Просто держи меня как обычно, и скажи Банкай.'
    'Чувствую себя идиотом.'
    'А когда призываешь меня подняться к облакам, нет?'
    Я поставил занпакто торцом на вытянутую ладонь, и сказал:
    - Банкай.
    Ее клинок засветился, и начал раздуваться. Только в этот раз он не остановился на своих привычных размерах, он рос и рос, пройдя своей границей меня, и потом резким скачком увеличился до радиуса около пятидесяти метров, и исчез. У меня в руках осталась только статуэтка, раскинувшая руки в стороны, будто была распята на невидимом кресте. Я держал, и наверное впервые почувствовал под рукой не шершавую кожаную рукоять, а металлические изгибы голого тела. Я окинул взглядом окружавшее меня пространство. Каким-то непостижимым образом, я ощущал его как свое тело, и понимал что могу создать в любой его части все что мне угодно. Это был холст, холст на который я могу нанести любую картину, и я не смог подавить искушение.
    'Марат, не вздумай!'
    Было уже поздно, я представил раскидистый дуб, который стоит рядом со мной, и появившийся туман начал формировать какую-то фигуру. Энергия кончилась резко, банкай отменился, и Дабижива вернулась в исходное положение, а у меня хлынул кровь из носа и ушей.
    'Молодец, чуть себя не убил.'
    'Что случилось?'
    'Ты таки поднял эту штангу, и соответственно чуть не получил грыжу от нагрузки. Возвращайся, я тебе расскажу про технику безопасности.'
    Пока мое тело лежало и восстанавливалось, я находился на все том же берегу озера, и слушал нотации.
    - Да я же тебе говорила, не делай ничего! Банкай тянет реатсу в разы сильнее чем шикай!
    - Я не мог удержаться, прости.
    - Ладно, надо было тебе сразу сказать. Ты никогда не задумывался, какой принцип у проявления твоей силы рисования?
    - Честно говоря, нет.
    - После твоего эксперимента с Куротсучи, я пришла к мысли, что она очень тесно завязана на подавлении критического мышления, потому как все безоговорочно верят в то что видят. Вообще, твои произведения просто не могут в такой степени действовать на окружающих, ты же не господь бог так изменять пространство и мир. Все явления что ты создаешь, помимо всего прочего действуют как сильнейший гипноз или внушение, человек который видит что ты ему показываешь, верит в свои видения, и просто представить не может что может быть как-то иначе. Это можно разрушить здоровой долей скепсиса и силой воли, достаточно себя убедить что ничего этого не существует, и видение превратиться в безобидный кошмар. Но вот тут вступает в дело твоя способность отключения критического мышления, и человек просто не может себе представить, что то что он видит не происходит на самом деле.
    - То есть ты хочешь сказать, что та комната в дерьме, картина перенесшая доктора неизвестно куда, да взять тот проход в серый мир, это все самовнушение? Это самовнушение разрубило тело медсестры и отгрызло голову тому идиоту?
    - Ты меня не правильно понял, жизнь которую ты даешь своим картинам, она вполне реальна, только вот действовать она может только если человек верит что то что он видит является правдой. Ты ведь слышал про йогов, которые сидя на льду, медитациями и самовнушением убеждают себя что этот лед не холодный, и без особых последствий сидят на нем неделями. У тебя похожий случай, только вместо льда, человек получает от картины что-то вроде энергетического паразита, который пользуясь уверенностью носителя в правильность происходящего, может влиять на реальность, т.е. кого-то убить, отгрызть печень или открыть проход в другой мир.
    - Ммм, честно говоря, очень дикая теория, и она не лучше любой другой.
    - Не перебивай. Далее, у этой силы есть и обратная сторона, что бы нарисованное тобой стало жить своей жизнью, ты тоже должен быть уверен что это произойдет, и именно потому этой самой силой ты действуешь на свой разум, не давая себе возможности усомнится в своих действиях. Вот вспомни, почему большинство твоих картин было про насилие смерть и расчлененку?
    - Не все, я бывало рисовал просто пейзажи.
    - Я про те, которым ты давал жизнь.
    - Я как-то не задумывался над этим. Однажды я рисовал пасущихся на поле пони и единорогов, пытался дать им безобидную форму жизни, но не получилось, а вот когда я захотел что бы они устроили кровавую жатву, они ожили сразу. Ты тогда предположила, что они могут только убивать или нести какой либо вред.
    - Да я обращала твое внимание, что оживлять получается обычно только при нарастающей головной боли, и оживлять исключительное все несущее смерть. И если рассмотреть мою теорию отсутствия критического мышления получается следующее. Та энергия что скапливалась в тебе, не находила выхода, и причиняла тебе ощутимую боль, эта боль вызывала у тебя сильную агрессию, и что бы как то избавиться от мучений ты рисовал. Используя свою силу ты начинал искренне верить в то что у тебя все получится, а учитывая что ты в этот момент очень зол, ничего хорошего ты нарисовать просто не мог. Из-за невозможности сомневаться, ты и предположить не мог, что можно создать что-нибудь безобидное, и потому получались всякие страшилки.
    - Хм, а если подумать, ты права... Я тогда даже и не думал что можно пустить эту энергию в мирное русло. Ты об этом тоже ведь не догадывалась?
    - Тоже. Теперь далее, после переноса в этот мир, твои силы сохранились, и их отражением стала сила твоего занпакто, то есть я. Ты наверняка помнишь наше неадекватное поведение во время боя, ты зачем-то следил как ходят пустые, я хотела крови и смерти, в общем на лицо полная потеря контроля над своим состоянием. Это опять же очень похоже на отсутствие критического мышления, твои мысли на момент боя казались тебе очень логичными и верными, а поведение было точно такое, какое и нужно. Я так думаю, что это еще не до конца оформленная моя сила, влияла на наши мысли, ведь при освобождении шикая, ты больше всех должен верить в то что волны и линии которые ты создаешь в разумах своих врагов, существуют. И теперь главное, я полностью в этом убедилась, после того как ты вызвал банкай, поскольку ты хозяин того мирка что ты формируешь в небольшом радиусе, вопрос веры в свои творения должна быть непоколебима, и вся сила банкая прежде всего действует на тебя. Ты только подумал что можно что-нибудь создать, и тут же начал это делать, хотя в нормально состоянии ты бы вспомнил и прислушался к моим предупреждениям.
    - Хм, это многое объясняет. И что же мне делать?
    - То же что и обычно, тренироваться... Могу предложить составить несколько образов существ или явлений, которые ты будешь призывать, и условным рефлексом привязать к какой-нибудь фразе. Чтобы достаточно было названия, что бы в голове всплыл необходимый образ.
    - Как думаешь, я смогу я создавать эмоции или желания у врагов?
    - Думаю да, у тебя получалось это сделать даже через обычные картины, а тут у тебя возможностей никак не меньше.
    - Тогда у меня возникла просто шикарная идея, состоящая из двух имен.
    - Из каких?
    - Ганс Рудольф Гигер, Говард Филлипс Лавкрафт.
    - Ооо, ты страшный человек.
    
    
Глава 14

    Бой закончился быстро, от Фортуны остался изломанный кусок живого мяса, а Вандервайс убил своих противников.
    - И чего ты ждешь? Приятного тебе аппетита, пережевывай лучше, а то изжогу заработаешь.
    Адьюкас хмыкнул, и начал откусывать куски от какого-то демона, наверное решил оставить вастер лорда на десерт. Я тоже как то пробовал пожевать пустого, на вкус был как бумага, но только вот проглотить не смог. Меня практически сразу вырвало, видимо энергии пустого и шинигами совершенно не совместимы. Этот бой показал мне, что уровень сил у меня теперь сравним с капитанским, и что в принципе можно начинать исполнять свой план возвращения. Не то что бы мне не нравилось тут, наоборот, я уже привык к этому унылому пейзажу, и к Вандеру, но пора двигаться дальше. Я выжал из своего положения все что можно, и ничего нового я тут не получу. Эх... надо все таки расставаться со своим товарищем, жаль его с собой взять нельзя, о лучшем помощнике я бы и не мечтал.
    Вандер кушал быстро, и уже приступил к поеданию Фортуны, как к звукам чавканья и хруста, прибавился еще один, какое-то непонятного гудение. Он ел как будто через силу, все медленнее и медленнее, а на его спине начали появляться что-то напоминающее кожаные наросты.
    - НЕ ВЗДУМАЙ ЗАСЫПАТЬ ПОКА ВСЕ НЕ СЪЕШЬ!!!
    Я рявкнул на него так, что он встрепенулся, и ускорил темп.
    - Что случилось Ма?
    - Не отвлекайся, жуй быстрее, потом расскажу.
    Он проглотил последнюю часть, и упал на песок, поджав колени к груди, и его тело начало покрывать кожистые складки, создавая что-то вроде кокона.
    - Явись, Дабижива.
    Хрупкая девичья фигурка материализовалась рядом со мной.
    - Надо же, не думала что увижу эволюцию адьюкаса своими глазами.
    - Диета из вастер лордов ему определенно пошла на пользу.
    Она побежала к кокону, и осмотрела его со всем сторон.
    - Теплое и пульсирует. Похоже на гигантское яйцо.
    - Ты осторожнее, вдруг он как птенец вылупиться, и первого кого увидит, будет считать мамой?
    - Это был бы интересный опыт. Сколько вастер лордов ты ему скормил?
    - Если с этим, то три.
    Мы прождали несколько часов, вот момент наступил, по поверхности кокона прошла трещина, и он распался на несколько частей. Внутри находилась сильно уменьшенная копия Вандервайса, выглядел он точно так же, разве что маска стала более рельефной, и в росте убавил, став чуть ниже меня.
    - Ну с днем рождения Вандер, растешь прямо на глазах... А я тебя совсем мелким помню - я показал большим и указательным пальцами его габариты - ты тогда под стол пешком ходил, в штанишки писался
    Он прервал мой монолог:
    - Ма, ты что несешь? И что со мной произошло? Мне кажется, или ты вырос?
    - Поздравляю, юный вастер лорд, ты эволюционировал и твоя реатсу стала более жесткой. Но вот в росте сдал, теперь ты ниже меня.
    - Но ты все равно сильнее.
    - Конечно!
    Он осмотрел свои руки и ноги, и начал к чему-то прислушиваться.
    - Я чувствую источники реатсу еще дальше. И кажется своей управлять стало гораздо проще.
    Он сформировал серо, выстрелил в небо.
    - Вандервайс-сан. У меня к тебе разговор.
    Мы уже давно общаемся без всяких суффиксов, но вот сейчас, я решил начать разговор официально, что бы он понял всю серьезность. Он насторожился, и спросил:
    - Почему так официально? Что случилось?
    - Вандер, пришло время нас разойтись, ты теперь высшая степень эволюции пустого, и тебе не по пути с беглым шинигами.
    - Я предполагал такой исход. Что думаешь дальше?
    - Я хочу попросить тебя, проводить меня в мир живых, к сожалению мне такая способность недоступна.
    (Хриплый хохот.) - А я все гадал, зачем ты меня вообще взял к себе, кажется я теперь это понял.
    - Да, признаюсь, изначально у меня были именно такие планы, но так было сначала. Я ничуть не жалею о том, через что мы прошли вместе, и даже без твоих талантов открытия врат, я бы прошел этот путь опять.
    - Я не буду тебя осуждать, это время, сколько я был с тобой, самые интересные годы моей жизни, к тому же ты сделал меня сильнее. Я проведу тебя, за мной.
    В этом весь Вандервайс, он не любит долгие расшаркивания и прочую муть, сказал, и тут же сделал. Он взмахнул рукой, и пространстве открылся прорыв, в который он зашел, приглашающе махнув рукой. Мы пробежали по дорожке, которую я создал из своей реатсу, какому-то одному Вандеру известному месту.
    - Стой, здесь.
    Он взмахнул еще раз, и в темноте появился второй разрез, в котором было видно звезды.
    - Дальше я не пойду, думаю меня быстро засекут. Прощай Ма, если вдруг опять тебя прогонят, возвращайся, может тогда, уже ты будешь моим фракционом
    - Ты тоже не забывай, если вдруг что понадобиться, идешь в мир живых, ловишь любого шинигами, и говоришь ему что хочешь видеть меня. Если я буду жив, я приду.
    Он рассмеялся мне вслед, а я выпрыгнул в мир живых.
    
    
***

    Первым делом я убежал как можно дальше от места откуда я вышел, сразу сжег одежду и маску в которые был одет. От них так фонило реатсу пустого, что для всех кто мог меня засечь, я ощущался как низший демон. Голый шинигами эксгибицонист бежит по городку, именно эту картину можно было наблюдать этой ночью. Когда я служил во втором отряде, я накрыл одну нелегальную точку врат миров, но только не сдал ее как обычно командиру, а решил оставить себе на всякий случай. И вот этот случай настал, я шел к выходу который находился лесу. При создании этого устройства, не заморачивались с ключами, для шинигами достаточно было зарегистрировать в воротах свой занпакто, и открывать проходы уже им, а обычным душам приходилось пользоваться амулетами. По этому, даже одетым только в цепочку на котором висел клинок, я все еще мог открыть проход в шестидесятый район Руконгая, где были спрятаны врата.
    Прошло все быстро и без проблем, я попал в общество душ незамеченным, и уже отдыхал в одной из моих заначек, с удовольствием надев новую униформу, которую держал тут на всякий случай. Следующий пункт, архивы и письма действующим лицам... Хотя нет, нам нужен язык, который сообщит что случилось за то время что нас не было, и языком может быть только одна шинигами.
    За время нашего знакомства, я успел довольно неплохо изучить привычки юной принцессы, и знал ее маленькие слабости. Йоруйчи очень любила покушать, причем на зависть всем остальным, без последствий для фигуры. Я лично видел как она умяла четыре большие миски местных рыбных пельменей, и запила это почти литром молока, и идти на контакт я решил именно в ее любимом ресторанчике. Поджидал я ее недолго, в первый же день я увидел, как она заходит и садится на свое любимое место у окна. Я был одет в потрепанную юкату, а на голове соломенная дырявая амегаса, и я практически ничем не отличался от местных жителей, разве что уровень реатсу который я показывал, был чуть выше чем у всех. Я отдал официанту записку, в которой была просьба выглянуть в окно, и наблюдал сквозь дыру в шляпе за ней. Сначала она поморщилась, но прочитав записку, начала с любопытством смотреть в окно. Выждав момент, я поймал ее взгляд, подмигнул, и опустив голову повернулся и пошел по улице. Было забавно наблюдать такое выражение шока на ее лице, последний раз было такое когда я перед ней резал дыню. Я медленно шел, и свернул в проулок и направился дальше вдоль забора. Впереди меня, на нем сидел черный кот, и как-то очень внимательно смотрел на приближающегося меня. Точно так же как Капитан Сихоуинь следя за мной, может у девушки прорезался родовой талант? Проходя мимо, я сказал:
    - Доброго вечера Йоруйчи-сан, составьте мне пожалуйста компанию.
    Впервые видел что бы кошка выпучивала глаза, и открывала и закрывала рот пытаясь что-то сказать.
    - Ма, это ты? Как ты меня узнал?
    - А почему у вас такой низкий мужской тембр голоса?
    - Ты откуда взялся?
    - Нет, так не пойдет. Йоруйчи-сан, у вас есть место где мы можем поговорить без лишних ушей?
    - Иди за мной.
    Она отвела меня к разлому в скале, который постепенно превращался в пещеру, в конце которой был люк. Я его открыл, и мы спустились в огромный зал, на стенах которых я узнал знакомые расширяющее кидо и иллюзию в виде солнечного неба.
    - Ооо, кто эту красоту сделал?
    - Мой друг, Урахара. Ма-сан, подожди меня пожалуйста здесь, мне нужно уладить несколько вопросов, и я вернусь.
    - Йоруйчи-сан, прежде чем ты уйдешь, имей ввиду, я последний кто видел живым Кишо-сана, к тому же я очень расстроюсь если ты вернешься с группой захвата.
    - Я приду одна, обещаю. Я хочу взять отпуск по семейным делам на пару дней, думаю нам есть о чем поговорить.
    - Все верно, я буду тебя ждать.
    Она убежала, а я решил осмотреть этот рукотворный полигон. Именно полигон, по другому я не мог назвать это место, он был настолько большим, что здесь без проблем можно устроить битву двум капитанам, не сдерживая себя. Внимательно осмотрев, почти обнюхав использующиеся тут кидо, я упокоился, при желании я мог сделать не хуже. Думаю создатель этого места, в Хуэко Мундо встретился с такими же проблемами что и я. Надо будет переговорить с этим Урохарой, может вместе придумаем как решить этот вопрос... Во время осмотра, я нашел горячий источник, и чуть не прослезился. Я не купался с дня моего переезда в мир пустых, и... и в общем я не удержался, и скинув одежку развалился на специально сделанном там месте. Только вот вода какая-то необычная, у меня разом зачесались все мои шрамы, и я с удивлением начал наблюдать, как они становиться все меньше и меньше, сжимаясь до состояния маленькой полоски. А вот такой халяве я только рад, и прогрузившись в воду так, что остался торчать только нос, полностью расслабился и задремал.
    - Ма, а ты время зря не терял.
    Я проснулся и прощупал все источники реатсу рядом, и поняв что она одна успокоился.
    - Ты не поверишь, двадцать три года не мылся.
    - Тогда я составлю тебе компанию.
    И она совершенно не стесняясь меня, начала нарочито медленно скидывать одежду, а я с интересом за ней наблюдал. Скинув с себя последнюю деталь одежды, она хитро прищурилась, и спросила:
    - Нравиться Ма?
    - Конечно Йоруйчи-сан. Только вот я проиграл спор, и это меня расстраивает.
    - Какой спор?
    Я достал танто, все еще висевший у меня на шее.
    - Явись, Дабижива.
    Она материализовалась рядом с желтоглазой девушкой, и с любопытством начала ее осматривать.
    - Знакомься, это Дабижива, моя занпакто. Дабижива, Йоруйчи ты уже знаешь.
    - Марат, а ее грудь больше моей, готовь лоб.
    Я тяжко вздохнул, и подставил требуемый орган, в которой она мне отвесила сокрушительный щелбан. Моя голова откинулась, и затылок врезался в стену за моей спиной, оставив в ней вмятину и несколько трещин. Громка ойкая и причитая, я погрузил травмированную голову в воду.
    - Ну я возвращаюсь, приятного вам поговорить.
    - Что это было?
    - Помнишь день нашего знакомства?
    - Забудешь такое.
    - Ну вот, я поспорил с ней, у кого из вас грудь больше. Я почему-то подумал что у Дабиживы, а она утверждала что у тебя, мы тогда чуть не разругались, и под конец забились на шелбан. Вот собственно и все, она победила. Хотя я уверен что тогда ты была чуть поменьше, и нарастила такое богатство за то время, когда я тебя не видел.
    Этой выходкой я полностью сбил ее игривый настрой, и она без всяких дополнительных эффектов залезла в воду.
    - А почему она была голой?
    - Кто знает... Я всегда видел ее только такой.
    Перед тем как я пошел на эту встречу, я пару дней ночевал в борделе, что бы скинуть давление с баков, что бы меня при разговоре не отвлекали ненужные мысли.
    - Значит так Йоруйчи-сан, расскажи мне пожалуйста, что случилось сразу после того инцидента?
    Она рассказала мне очень интересную историю, лейтенант Хаттори придя в Сейрейтей, преподнес все как нападение квинси. Расследование на месте выяснило, что были использованы их духовное оружие и техники. По словам лейтенанта, они шли на встречу предателя и квинси, но оказалось, что там их ждала засада. Капитан Сихоуинь, пятый офицер Ма, шестой офицер Мацубара, еще четыре офицера, имя которых она не запомнила, считались погибшими при выполнении задания. Все как я и думал, я специально использовал устройства добытые у квинси, что бы лейтенант не могу придумать ничего другого. Только вот этот нюанс имел непредвиденные последствия, потому как именно смерть капитана стала причиной, объявления официальной войны лучникам. Теперь боевые действия вышли на совершенно другой уровень, квинси уже несколько раз прорывались в Сейрейтей, и под корень вырезали небольшие группы шинигами, и шинигами в свою очередь, несколько раз выходили в рейды на их земли, уничтожая всех, кого встретят. По слухам которые гуляют среди населения, Готэй готовится к крупномасштабной акции, собираясь одним сильным ударом уничтожить самую крупную их общину в Японии. Хаттори теперь капитан второго отряда, Йоруйчи стала пятым офицером, и руководит созданным мной отделом, и как она похвасталась, справляется не хуже меня.
    Теперь она с нетерпением смотрит на меня, всем своим видом говоря что теперь моя очередь рассказывать, и я не стал заставлять ее ждать. Начал я с самого начала, про свою первую битву на третьем курсе, про рассказ Уноханы-сан, про то как я впоследствии нашел кое-какие зацепки на виноватого в передаче особо важных сведений, а закончил историю схваткой на развалинах, и о настоящей причине смерти ее дяди. Опустил только то, что я убил Касуми, и мой взрыв фактически убил остальных выживших. Она опустила голову глубже, и начала задумчиво пускать носом пузыри, осмысливая то что я ей сказал.
    - У меня несколько вопросов, по теме и нет.
    - Излагай.
    - Как ты узнал, что та кошка это я?
    - Видел как дядя твой перекидывался в кота, и предположил что ты тоже так умеешь. Как видишь, не прогадал.
    - Хорошо, а где ты был все это время?
    - Тогда, когда нас всех убивали, не регистрировали прорыва их мира пустых?
    - Да, капитан Хаттори говорил, что их оставалось только двое, и он уже начал их теснить, как один сломал приманку и использовал взрывной цилиндр с реатсу, и в результате его сильно опалило взрывом, а потом связали боем пустые. Виновники успели уйти.
    - Этих пустых призвал я, и ушел через открытый ими проход в Хуэко Мундо, где и прожил последнее время. Вот буквально неделю назад оттуда вырвался.
    - И как ты там смог выжить? Там же столько пустых...
    - Это было сложно, но я справился. Пусть это будет моим маленьким секретом. У тебя еще вопрос?
    - Да, ты смог воплотить занпакто, значит ли это что...
    - Да, я достиг банкая. Если все будет хорошо, возможно стану капитаном.
    - Что будешь делать дальше?
    - Мне нужна твоя помощь.
    - Если ты собираешься взять Ханзо, я вся в твоем распоряжении.
    - Видишь ли, тут есть один большой нюанс. В сотрудничестве с капитаном Хаттори находится девять человек из совета сорока шести, они имеют долю в торговле клана Казуми-одзи и квинси, и так же им очень выгодна война, потому она позволит протолкнуть некоторые новые законы, и своих людей на ключевые должности в Готэе. Что бы полностью покончить с ними всеми, нужно взять за раз, причем так, что бы они при свидетелях полностью признались. Именно после этого, имеет смысл достать весь тот компромат который я на них собрал.
    - Это очень сложновыполнимое условие.
    - У меня есть идея как это сделать, но вот я не могу показываться в Сейрейтее не опасаясь быть узнанным, и тут на арену выходишь ты. Мне нужно что бы курьерская служба доставила несколько писем всем участникам дела, и что бы пара капитанов, а еще лучше главнокомандующий были неподалеку, и как ты наверное понимаешь, без твоей помощи я никак не справлюсь.
    - Хорошо Ма, я выполню твои условия. Думаю у меня получится договориться с капитанами шестого и четвертого отряда.
    - Ну на счет Гинрея-сан это понятно, ваши кланы дружат, а Унохана-сан почему тебя послушает?
    - Она сейчас является председателем ассоциации Женщин-шинигами.
    - Надо же, не думал что моя идея так удачно приживется.
    - Я решила исключить эту организацию из списков информаторов, все равно пользы от нее мизер, и теперь они существуют самостоятельно на членские взносы.
    
    
***

    Через несколько дней, к девяти членам совета, пришло официально письмо с сообщением, что вечером состоится очень важное слушание, и требуется их присутствие в зале, а к капитану Хаттори пришло требование, явится на суд совета, в качестве свидетеля. Это были самые обычные оповещательные письма, которые всегда приходят в таких случаях, и никто не заподозрил никакого подвоха...
    Капитан второго отряда, Хаттори Ханзо.
    Ханзо был раздражен, и его подчиненные зная характер своего капитана, старались не попадаться ему на глаза. Его с какой-то стати зовут на судебное заседание, урезанным составом совета, и судя по фамилиям участников, с ним будут говорить его покровители. Неужели они узнали про его действия, которые он от всех скрывал? Да, наверное узнали, ведь в любом другом случае они бы таким составом не собрались, а тут на лицо решение проблем в тесном домашнем кругу. Он еще раз вспомнил последние дела, вроде бы он проверил всех участников, и никто из них никак не был связан с советом, или же нет? Ведь был там один парень, и капитану сильно не понравилось его лицо... тогда получается они давно про него в курсе, и хотят от него избавиться, именно для этого его и зовут. Точно, только решением совета можно поместить шинигами в казематы 'гнезда личинок', а что бы он не догадался, в письме написали что свидетель. Не-ет, он так легко не даст себя взять, не для того он так долго шел к посту капитана. Он тихо рассмеялся, ничего, они еще ответят за свое предательство!
    Он накинул хаори, заткнул за пояс меч, и пошел к зданию совета, четко и уверено чеканя шаг, сегодня никто его не возьмет, просто несколько членов совета умрут по вполне естественным причинам. Отрубленная голова, что может быть естественнее? Он весело захихикал, представив как будет казнить этих предателей. Пройдя в круглую комнату-амфитеатр, вокруг которой находились ряды кресел, на которых располагался совет, и громко спросил:
    - Что, думали не приду? А вот хрен вам!
    - Хаттори-сан, успокойтесь пожалуйста, что с вами такое?
    - Что такое? А вы думали что я ничего не понял? Вы захотели спихнуть на меня свои дела с квинси, и торговлю что вы покрываете, а не будет вам козла отпущения, я скорее вас сам убью!
    С этими словами, он обнажил занпакто.
    - Хаттори-сан, успокойтесь, мы ничего такого не собирались вам предъявлять, напротив, мы считаем вас очень ценным сотрудником, мы даже согласны увеличить вашу долю, не надо так злиться.
    - А зачем вы присылали шпиона, который следит за мной и моими делами?
    - Хаттори-сан, нам очень важны вы и ваши связи с квинси, и поверьте, мы ни за что не стали бы ставить под угрозу такой важный для нас ресурс. Что с вами капитан? Вы себя ведет очень странно.
    Их переругивание прервали хлопки ладоней.
    - Всем спасибо господа, вы были просто великолепны, я и не надеялся услышать от вас столько признаний, и всего за первую минуту наблюдения за вами. Теперь мне даже сильно стараться не нужно, что бы арестовать вас всех.
    Хаттори с ужасом узнал голос говорившего, и в голове моментально выстроилась логическая цепочка. Офицер Ма - неадекватное поведение - он благодарит всех за свару, его занпакто, который как-то влияет на разум, он опять попал под его действие?. Но он же мертв! С такими ранами, он не мог выжить в том взрыве!
    - Ма-сан, я смотрю ты жив... Но я это быстро исправлю! Банкай!
    Его фигуру окутали языки огня, и собрались на спине в два больших крыла. Ма на это лишь ухмыльнулся, и ответил:
    - Банкай.
    
***

    Я находился в комнате для совещаний главнокомандующего, и ждал оглашения приговора. Капитан Хаттори под действием моего внушения, наговорил много интересного совету, а совет думая что они там расположены одни, не менее интересно огрызались, и в этот момент их внимательно слушали капитаны четвертого и шестого отрядов, что только добавляло пикантности ситуации. Слушали их через специальные барьеры, которые я предусмотрительно активировал, они использовались во время некоторых заседаний, и предавали картинку и звук ограниченному количеству зрителей. Мне оставалось лишь спровоцировать Ханзо на атаку, что бы нейтрализовать его, и заодно весь совет, что мне и удалось сделать. Теперь вся моя подборка по этому делу, находится на столе у главнокомандующего, и я жду вердикта его рассмотрения. Все это время меня держали под домашним арестом в казармах второго отряда, в от сегодня меня вызвали в кабинет Ямомото Генрюсай-сана. Я впервые видел его вблизи, монументальный дед, его бы из бронзы отлить и на площади поставить.
    'Ты это вслух сказал.'
    'Несного отвык от общения с нормальными людьми'
    В комнате находились все капитаны, и кто-то из них приглушенно хмыкнул.
    - Да, все как и говорил Кишо-сан, когда задумается говорит мысли вслух. Говорят лечится хорошей оплеухой. Разреши яма-джи?
    - Стой на месте Шунсюй. Мы собрались здесь, что бы разобраться в одном очень щекотливом деле, которое не следует выносить за пределы Готэй 13. Три дня назад, ранее считавшимся умершим пятый офицер второго отряда Ма Рат, убил действующего капитана второго отряда, так же сильно пострадали девять членов совета. Капитан Унохана, что показало обследование?
    Капитан четвертого отряда сделала шаг вперед.
    - Нам доставили их в невменяемом состоянии, некоторые из них никак не реагировали на внешние раздражители, некоторые реагировали, но абсолютно неадекватно, пускали слюни и рыдали. У них был диагностирован один и то же симптом, у всех в результате сильнейшего стресса был полностью разрушена личность и разум. Излечить такое к сожалению невозможно, гуманнее будет их убить.
    - Только за это, офицер Ма должен был быть приговорен к пожизненному аресту. Но я изучил кое-какие материала - Ямомото похлопал ладонью по кожаной обложке толстой папки - и ознакомился с некоторыми смягчающими факторами. Согласно этим отчетам, которые были собраны еще во время командования капитана Сихоуинь, следует что капитан Хаттори давно и планомерно передает важную информацию квинси, а его непосредственной поддержкой и защитой занимались эти самые девять членов совета, что они подтвердили вчера при свидетелях. Когда капитан Сихоуинь узнал про это, он пошел на их очередную встречу, что бы задержать своего лейтенанта, но ему это не удалось, как вы знаете, в результате того события погибли все. По словам офицера Ма, Хаттори тогда действовал вместе с квинси, и смог убить почти весь их отряд, только он смог скрыться и все это время прятался в Хуэко Мундо. Дело будет еще долго разбираться, но предварительное решение следующее. С бывшего пятого офицера Ма Рата, снимаются все обвинения в убийстве капитана, он возвращается на службу в чине третьего офицера второго отряда. Как на шинигами достигшего банкая, при выходе в мир живых запечатывается четыре пятых его сил, и исходя из особенностей его полного высвобождения занпакто, без предварительного разрешения от главнокомандующего или лица его заменяющего, запрещается использовать банкай на территории Сейрейтея и прилегающим к нему районам. Но его действия никак не умоляют его самовольного ухода из Готэй 13, и ему назначается соответствующее наказание. Есть у кого предложения или возражения?
    Вперед вышел капитан тринадцатого отряда Укитаке.
    - Ямомото-сан, а почему только третий офицер? Он смог убить капитана, значит по силам он вполне подходит что бы занять его место.
    - Это так, но давать в награду за убийство капитана и фактическое уничтожение части совета, капитанское хаори - это будет плохим примером для окружающих. Я направлю его в сводную группу собранную для ликвидации квинси, и исходя из его дальнейшей службы, будет решаться его дальнейшая судьба.
    На этом оглашение приговора закончилось, и с не самым плохим для меня результатом. Только вот дальнейшая служба в корпусе чистильщиков... Не нравиться мне это, очень не нравиться.
    
    
Глава 15

    
    Сугавара Таро, одиннадцатый офицер третьего отряда.
    Этим утром Таро разбудили незадолго до рассвета, вестовой рядовой передал приказ от капитана, срочно прибыть к командирским казармам, и он быстро одевшись и взяв с собой меч, уже находился на пути к нужному месту. К тому времени как он подошел, в небольшой беседке уже находилось несколько офицеров и лейтенант, который увидев подбежавшего Таро, сказал:
    - Все, последний подошел. Давай за мной, капитан все расскажет.
    И они небольшой группой направились в кабинет их командира. Капитан Танигути Рюзо сидел на дзабутоне, и увидев вошедших махнул им рукой на такие же подушечки вдоль стен. Подождав когда все пришедшие рассядутся, он что-то шепнул своему лейтенанту, тот кивнул и выбежал из комнаты, и спустя пару минут появились несколько шинигами с подносами, которые перед каждым поставили кружку с чаем. Капитан начал:
    - К концу совещания что бы все выпили, это специальный бодрящий травяной настой, я не хочу что бы такая ответственная операция провалилась из-за сонных олухов!
    Зевавший в этот момент Сугавара испуганно захлопнул рот, и схватив кружку начал быстро цедить горячий горький напиток. А капитан продолжил:
    - Этой ночью, главнокомандующий поставил мне очень серьезное задание, от выполнения которого зависит исход войны с квинси. Что вы знаете про короля душ?
    Этим неожиданным вопросом он поставил всех в тупик, и несколько офицеров переглянувшись между собой, повторили то что им говорили еще во время учебы.
    - Есть еще один факт, который в общем не скрывается, но мало кому известен. Король душ проживает в отделенном от общества душ пространстве, и попасть туда могут только избранные шинигами через специальные мировые врата, один из входов которых находится где-то в Сейрейтее. Еще одни вход расположен в мире живых, на территории города Киото, и по причине идущей сейчас войны перед нами поставили задачу, запечатать их навсегда. Совет очень обеспокоен тем, что проход в чертоги нашего правителя находится на территории, которая подконтрольна квинси, сложно даже представить, что случится если они смогут напасть на короля. Потому слушай мой приказ, мы небольшой группой, стараясь привлекать как можно меньше внимания, отнесем специальный ключ к вратам, и навсегда закроем их. Второй отряд проверил путь, и пока там нет никаких следов противника, мы можем идти. Третий, четвертый, седьмой, восьмой, девятый, одиннадцатый, двенадцатый офицеры идут со мной, лейтенант остается в отряде за старшего. Вопросы?
    - Капитан Танигути, ожидается боевое столкновение? - задал вопрос третий офицер.
    - Мы планируем пройти тихо, но встреча с квинси вполне реальна, и будьте к ней готовы.
    - Может взять побольше людей, на всякий случай? - это уже спросил Таро.
    - Чем больше нас пойдет, тем сильнее мы будем привлекать внимание. Нас страхует развед-команда из второго отряда, они лучше всех умеют скрывать свое присутствие, и если сильно прижмет - выручат. Но думаю их помощь не понадобится, мы простой дойдем, закроем и уйдем.
    - Почему бы нам не выйти прямо над Киото? - Таро не успел рассмотреть кто задал этот вопрос.
    - Да потому что нас сразу же засекут и нападут, балда. - ответил за командира третий офицер.
    - Еще вопросы, предложения? Нет? Тогда все расходимся, через десять минут собираемся у врат миров.
    Сборы прошли быстро, Таро даже успел взять с собой пару сладких пирожных из своих запасов, что бы по дороге зажевать горечь от чая капитана, которая никак не хотела проходить. Он подошел одним из последних, и глядя на то как офицеры его отряда что-то тщательно жуют, понял что он не один такой предусмотрительный. Пару минут спустя появился капитан, и посчитав своих бойцов он приказал следовать за ним, а сам направился мир живых.
    Прямо на выходе их встретили шинигами из второго отряда, в своих черных закрытых одеждах, маски на лицах не позволяли как-либо опознать их. Только их командир сильно выделялся из общей массы. Прежде всего ростом, он был выше самого высокого шинигами, и даже довольно крупный Капитан Танигути был на голову ниже. Одет он был в стандартные косодэ и хакама, что довольно странно, обычно командующие отрядом разведки стараются не выделятся из общей массы. Он подошел к Капитану, и что-то ему сказал, после чего сделав несколько замысловатых жестов, разогнал своих подчиненных в разные стороны. Таро попробовал почуять их источники реатсу, но так и не смог этого сделать, было похоже будто их никогда здесь и не былою. Командир разведки прошелся вдоль собравшихся офицеров третьего отряда, что-то хмыкнул себе под нос, и ушел в сюнпо в неизвестном направлении. Сугавара успел внимательно его рассмотреть, и пришел к выводу что это довольно опытный шинигами. Все об это говорило, шрамы которые шли почти через всю его лысину, стелящаяся походка, внимательный оценивающий взгляд. Таро закончил академию всего семь лет назад, и ему похоже до такого уровня еще далеко.
    До нужного места дошли без помех, раннее утро приятно холодило кожу, и вскоре это задание стало восприниматься как легкий отдых от повседневной работы. Капитан достал их шкатулки которую нес с собой, крупную золотую ключ-печать, и подошел с ней к большому цилиндрическому валуну, расположенному а парковой зоне города где они остановились. Таро был сторонник старой мудрости про меньше знаешь крепче спишь, и потому не наблюдал за манипуляциями своего капитана, стараясь нащупать все колебания реатсу которые были в округе. Только этого не получилось, процесс запечатывания который начал капитан, производил сильнейшие помехи и возмущения обычного фона духовных частиц, и это не позволяло обнаружить кого-либо внутренним зрением. Плохо, наверное для всех кто может работать с духовной энергией, они сейчас выглядят как яркий маяк в темную ночь, и если до этого их не замечали, то сейчас точно привлекли ненужное внимание.
    Капитан закончил быстро, и как будто подгадав этот момент, появился командир разведки, который взяв его под локоть и отведя чуть подальше, что-то ему сообщил. Вопреки ожиданиям, на такое фамильярное обращение капитан Танигути никак не отреагировал, а лишь сказал что-то в ответ подбежал к своим офицерам и быстро сказал:
    - Наше светопреставление заметили квинси, и они уже выдвигаются к нам на встречу, и потому быстро бегом к точке эвакуации!
    Они сорвались с места, и походной колонной побежали к заранее обговоренному месту открытия врат. Поступь была не самой любимой дисциплиной у Таро, и потому он понемногу отставал от всех, и то что он одновременно просматривал окружающее пространство, еще больше его замедляло.
    - Не тормози Сугавара! - Он не понял кто это сказал, голос похож был на Роджуро Оторибаши, их девятого офицера - не смотри по сторонам, давай ходу!
    Офицер Таро был довольно слабым шинигами, и единственное в чем он на голову превосходил даже их лейтенанта, это способность чувствовать реатсу, и если его брали на какие задания, то только в качестве сенсора, и он по привычке начал исполнять свою роль. Одернув себя, он ускорил шаг, и нагнал остальных. Только вот было ощущение, что он что-то упустил, какое-то смутное ощущение неправильности скользнуло по подсознанию. Что же там было?.. когда они уходили, офицер командующий вторым отрядом оставался у камня, и его он очень хорошо видел, его реатсу резко контрастировало с испускаемым духовным давлением запечатанных врат. Потому он исчез, и в следующий раз когда он просматривал ту местность, рядом с камнем снова появился резко контрастный источник духовной силы. К сожалению, помехи которые создавали врата, не позволяли различить те оттенки и нюансы по которым он отличал реатсу из разных источников, но все же было с тем появившимся что-то не то. Его мысли прервал приказ от капитана остановиться и приготовиться к бою, и Таро привычно прикрыв глаза начал осматривать внутренним оком обстановку. Только в этот раз ему что-то помешало, будто их отделили от окружающего мира каким-то куполом, его взгляд раз за разом пытался пробиться через стену, но не получалось. Но все же он смог кое-что нащупать, помимо восьми шинигами в этом барьере присутствовало двенадцать источников духовной силы, и Таро только теперь понял что не давало ему покоя. Шинигами, когда использовали реатсу, создают необходимое количество энергии своим ядром души, и во внутреннем зрении это выглядело как маленькое солнце от которого отходя лучи во все стороны. Сила квинси полностью противоположна, их ядро души просто неспособно вырабатывать нужное количество энергии, и по этому они пользуются духовными частицами которые находятся в окружающем их мире, и во внутреннем зрении это выглядело как то же солнце, которое притягивает все лучи к себе. И именно это зацепилось в памяти, тогда у камня стоял не шинигами, а квинси. Хотя это уже не имело никакого значения, и отряд окружили тринадцать человек в белых туниках, и судя по реатсу, двое из них были на уровне капитана.
    - Я беру на себя этих двоих, а вы позаботьтесь о остальных.
    Это сказал командир, и похоже что он не будет сдерживаться, и начнет сразу бить со всех сил.
    - Банкай.
    Духовная сила капитана закружилась вокруг него смерчем, от давления что от него исходила, начали подкашиваться ноги в коленях, меч в его руках превратился в массивную деревянный посох-дубину, которая выглядела как оружие какого ополченца нежели воина. Но недооценивший силу их командира, совершал последнюю ошибку в своей жизни. Танигути взмахом своего оружия, отправил в сторону противника целое облако мельчайших семян, которые осели на одежде и оружии квинси, и следующим ударом по земле призвал из-под нее огромное количество корней и лиан которые опутали их ноги.
    Один из лучников начал формировать лук в правой руке, но только у него ничего не вышло, вся реатсу которую он собирал, начала впитываться в мельчайшие споры на его теле, начавшие быстро разрастаться мхом и лишайником, и не смотря на то что квинси уже прекратил подпитывать растения, они продолжали расти. Таро видел действие этой способности, этот мох питался реатсу жертвы, главное было дать им импульс какой-нибудь техникой, а дальше они выпьют у нее все силы. Теперь, глядя на груду мха в которою превратился один из их противников, он содрогнулся, силы у капитана были очень пугающими. Командир квинси выпустил из себя плотную волну из реатсу, которая сбила с его одежды налипшие семена, и попробовал вызвать свое оружие. Это ему удалось, и ухмыльнувшись, он сформировал лук и послал целую россыпь стрел в капитана. Остальные последовали его примеру, и уже все сформировали заряды и выстрелили в обозначенную им цель. Все их атаки блокировало несколько толстых стволов деревьев, которые практически моментально выросли на их пути. В это время, квинси достали свои клинки, зеле шнайдеры, и разрезав ими корни опутавшие ноги, разделились на две группы. Два самых сильных лучника взяли себе по пять воинов, и напали каждый на свою цель. Целью первой группы был капитан, вторая же окружила замерших офицеров третьего отряда. Третий офицер громко крикнул:
    - В атаку!
    Этот крик будто прорвал плотину, и события закружились в водовороте боя. Семеро шинигами напали на шестерых квинси, доставшийся Таро противник умело заблокировал своим мечом его выпад, но зандзюцу никогда не было его сильно стороной. Он положил ладонь на бок лучника, и запустил самое мощное хадо что он мог создавать без текста:
    - Сокатсуй!
    Видимо его враг не ожидал такого поворота, и его пробитое насквозь тело отнесло в сторону. Сугавара подбежал к Роджуро, и помог ему добить своего противника, потом они оглядели поле боя. Тот командир квинси на которого напали сразу двое, с легкостью отбивал их удары, причем принимал некоторые просто на руки, и занпакто не оставляли на коже даже царапины. В целом, шинигами в ближнем бою оказались опытнее, и вскоре против капитана квинси, Таро про себя решил назвать его так, было четверо офицеров третьего отряда. А вот у их командира дела были хуже, потому как на него сразу напал самый сильный лучник, который без особых проблем отбивал зеле шнайдером атаки Танигути-сана. Он пытался бить по площади, вихрем режущих листьев, но они не приносили ощутимого вреда этому квинси, и вот наконец выждав момент, отбив голой рукой выпад светящегося меча, капитан вбил ему в грудь наконечник своего посоха, и из раны начали появляться побеги, расширяя края раны и стесняя движения. Его противник достал что-то из нагрудного кармана, и бросил в него выкрикнув:
    - Хейсен!
    Небольшая капсула разбилась о тело капитана, и вокруг него сформировался что-то напоминающее металлический саркофаг состоящий из рейреку с пятиконечным крестом по середине, а до этого не принимавшие участие в бое квинси переместились окружив собой гроб, и воткнули каждый свой клинок в землю. В том месте где они были, появился рисунок пентаграммы, зеле шнайдеры находились прямо на его вершинах, а в центре расположился закованный капитан. Через пару секунд саркофаг развеялся, и на его месте стоял Танигути-сан, весь залитый кровью его белое хаори было пробито в десятках местах, но он был еще вполне жив. В это же время, побеги и лианы оплетавшие лучника разрослись до невероятных размеров, и его тело разорвало на несколько частей. Это будто послужило командой для квинси, один из них достал небольшую колбочку с жидкостью, и капнул на рукоять одного из мечей воткнутых в землю. Пентаграмма засветилась, она моментально собрала в себя гигантские объемы духовной энергии из окружающего пространства, и высвободила его взрывом прямо в центре, направив весь поток разрушительной реатсу в небо. Таро застал завершение этого действа, их капитан если и жив, то продолжать битву точно не может, а к их противнику переместились те пятеро квинси, которые добили их командира. На время все остановились, шинигами встали рядом, лицом к лучникам.
    - Четверо против шестерых, я бы на вашу победу ставить не стал. Не дергайтесь, и умрете быстро и безболезненно.
    Таро судорожно пытался найти выход из ситуации, и вспомнил одну из тренировок которые затеял их капитан.
    - Роз, помнишь как изучали залп одного хадо?
    - Да, это идея... Что парни, пробуем? Один черт делать больше нечего.
    Третий и четвертый офицеры согласно кивнули.
    - Начали!
    Хор из четырех голосов выкрикнул
    - Шаккахо!
    Четыре красных шара понеслись в сторону лучников, но не принес результата, они своим аналогом сюнпо просто отскочили в сторону.
    - Ну как хотите. Огонь!
    Капитан квинси выкрикнув эту команду, сформировал лук, и выпустил одновременно несколько десятков стрел, его подчиненные от него не отставали, но били только по одному заряду за выстрел.
    - Данку.
    Перед шинигами появился мутно-прозрачный щит, который принял на себя все стрелы, Таро неверяще посмотрел на него. Откуда он взялся?
    - Еле успел, чуть было не было.
    Чуть выше них на воздухе стоял офицер второго отряда.
    - Вы извините парни, они поставили скрывающей барьер, и мы не могли вас обнаружить. Вот только они неосмотрительно использовали свой шпренгер, и он разрушил его целостность. Мои бойцы сейчас зачищают квинси что снаружи.
    - А ты еще кто и откуда знаешь про шпренгер? - Крикнул один из лучников.
    - Да вы что? Про это же все знают.
    Больше он разговаривать не стал, а переместился прямо к капитану квинси, и начал его атаковать своим танто. Двигался быстро, клинок использовал больше для парирования зеле шнайдера, а атаковал больше руками и хадо. Командир квинси выждал момент, и во время очередного выпада подставился под удар, и разбил о шинигами капсулу.
    - Хейсен.
    Вокруг офицера второго отряда появился железный саркофаг, и главный лучник махнул в его сторону сказав:
    - Используйте шпренгер, железная дева его не убьет.
    Подойти они не успели, саркофаг развалился оставив после себя странную фигуру, замотанную с ног до головы в красные бинты. Впрочем они почти сразу растворились в воздухе, и за ними оказался шинигами, державший в руках хрустальный шар.
    - Какая интересная техника, если я не ошибаюсь, она сделана на принципах девяностого хадо 'Курохицуги?'. А у вас еще такое есть?
    - Вот же живучий урод! Огонь!
    Очередной залп по одиночно стоящей цели, и у большинства зарядов на пути появились красные ленты, в которых они завязли, а от остальной части он просто увернулся.
    - Подождите минутку! - шинигами поднял в запрещающем жесте ладонь - мне важное сообщение пришло!
    Как и следовало ожидать, его никто не послушал, а лишь продолжали осыпать стрелами, которые пытались пробить установленный им щит. А в это время, с неба спускалась маленькая черная бабочка, которая уселась на палец шинигами. Тот внимательно прослушал сообщение, и весело оскалился.
    - У меня хорошая новость! С меня снимают ограничение и подавляющую печать!
    В этот момент исходящая от реатсу резко уплотнилась, и на некоторое время перебила дыхание у стоящих рядом офицеров третьего отряда.
    - Банкай!
    Шар в его руках начал увеличиваться в размерах, и поглотив собой своего хозяина, резко раздался в стороны, покрывая собой все видимое окружающее пространство. Небо посерело, из мира словно пропал все краски, звуки стали гулкими, будто они находились в пещере. Шинигами поднял вверх руку с зажатой в ней небольшой статуэткой к небу, и проорал, заглушая своим голосом сторонние шумы:
    - Собери урожай, Шуб-Ниггурат!
    Квинси и шинигами не двигались с места, они смотрели как меняется мир, почему-то шевелиться и что либо делать совершенно не хотелось. Тут раздался оглушительный треск, где-то на высоте сорока метров, в пространстве появилась дыра, в которую проскользнуло несколько щупалец, они растягивали ее, заставляя ткань мира рваться с громким треском, и наконец расширив проход до подходящих размеров, в него проникло нечто. Кошмарная, фиолетовая блестящая тварь, состоящая из тысяч узловатых щупалец, глаз, пастей, покрытая слизью, подобно мерзкому облаку медленно двигалась по воздуху. Она изрыгала из себя зловоние, от которого Таро чуть не вывернуло на изнанку, и судя по немного зеленым лицам остальных шинигами, они тоже ощущали сходные позывы. В теле монстра раскрылась пятиметровая пасть, и раздался рев которому вторил оглушительный вой сотен глоток, от этого звука начинали шевелится волосы на голове, хотелось все бросить и убежать как можно дальше, но не получалось. Ноги как ватные, не могли сделать ни шага в сторону, оставалось только смотреть. Фиолетовые склизкие щупальца постоянно находились в движении, с них капала слизь, оставляя на земле зеленые лужицы окутанные густым паром. Эта тварь двигалась к застывшим квинси, и замерла над ними, заливая все вокруг мерзкими зелеными каплями, потом в очередной раз заревев, начало распадаться. Сначала, Таро подумал что падающие с нее шевелящиеся пучки щупалец, были кусками плоти твари, но так казалось только на первый взгляд. Он смог разглядеть в упавшем рядом с ними пучке, шесть лап покрытые крючками, а в центре тела окруженное подвижными жгутиками и щетинками, находилась пасть занимавшая более половины метровой туши этого монстра. От этих чудовищ исходила самая ужасная яки которое он видел, казалось эту жажду убивать можно было потрогать руками или порезать ножом, ноги подкосились сами собой, и одиннадцатый офицер упал на колени. Рядом с ним рухнули его друзья, они лежали и смотрели на приближающуюся к ним тварь, как вдруг потеряв а ним интерес, она исчезла и появилось рядом с квинси. Первый прыгнувший монстр опутал щупальцами руку замершего лучника, и одним движением отгрыз ее, дикий крик из глотки покалеченного человека, прервала следующая тварь, которая опутала своими конечностями его лицо, и спустя мгновение кровь из разорванного горла брызнула небольшим алым фонтаном. Квинси пытались сопротивляться, только их стрелы лишь проходили сквозь монстров, оставляя в них отверстия на которые они не обращали внимания, и разрубать их было очень сложно, потому как визг который они издавали, и смрад выдыхаемый при этом, не давал им двигаться с прежней скоростью. Один за другим были разорваны все лучники, дольше всех продержался их командир, он успешно отбивался от наседающих на него монстров, но видимо он забыл про самого первого. С неба опустилось два гигантских жгута-щапальца, и они опутав его руки и ноги подняли вверх, и сразу же поместили в трехметровую пасть с тройным рядом иглоподобных зубов, которые практически сразу превратили его в фарш. На этом моменте желудок Роджуро не выдержал, и его начало обильно выворачивать, а следом за ним присоединился Таро с офицерами. Краем глаза он заметил, что самая большая тварь повернулась в их сторону, и до них донеслась еще одна волна ужасной вони, что не прибавило им здоровья, от чего их начало тошнить еще больше. Но вдруг все исчезло, небо вновь стало ясным, то давление которое они ощущали у себя в голове пропало, больше не было криков покалеченных людей, рыков и воя тварей, в воздухе ощущался только свежий запах полевой травы. Этот резкий контраст так сильно ударил в голову, что он не выдержал, и провалился в ласковое забытье.
    
***

    - Шуба нельзя! Шуба фу! Вот же скотина непослушная, Шуба это друзья! Молодец, а вот это враги, Шуба куси врагов!
    Созданное мной чудище направило свой десант на квинси, которым не повезло встретиться со мной. Я люблю свой банкай, именно он позволяет мне делать то о чем мечтает каждый художник, то что бы его картины оживали. Я конечно и раньше мог дать жизнь своим рисункам, но это не в какое сравнение не идет с возможностями полностью высвобожденного занпакто. Но вот использовать его в бою - сущее мучение. Начать хотя бы с того что если создать какое-нибудь животное не позаботившись о его разуме, оно появится и будет стоять как манекен. Можно сделать так, что бы я сам мог им управлять, но наиболее эффективно я это смогу сделать только с антропоморфным существом, а если сделать какого паука - то я просто запутаюсь управлять сразу восемью конечностями. Когда я столкнулся с этой проблемой, я начал продумывать варианта разума, и пришел к выводу, что давать полноценный рассудок зверю нельзя. Потому что это очень тяжело, помимо параметров тела держать в голове еще и наброски сложного мыслительного аппарата, плюс существо может получиться излишне самостоятельным и перестать меня слушаться. Это конечно можно исправить, но конструкция и так получается излишне громоздкой, и я решил остановиться на собакоподобном разуме, умеющим по сути делать только три вещи: слушаться меня, нападать на врагов, защищать хозяина и друзей. После нескольких сотен экспериментов, получилось следующее: существо меня боготворит, и считает счастьем выполнить мой приказ, все остальные люди или разумные существа, делятся для него на две группы, друзья и враги. Врагов нужно ненавидеть и убивать, друзей надо любить и защищать, все довольно просто. Поскольку я собирался призвать банкай только для боя, изначально думал оставить только одну категорию, враги, но выяснилось что он начинает путаться, и от его действий могут пострадать союзники. Потому я ввел в систему 'друзей', и после появления приказа защищать их, ошибки существа прекратились. Только вот выявился небольшой побочный эффект, существо подобно домашнему псу, при встрече с другом стремился выказать ему свою любовь и почтение. Это было связано с тем, что изначально делал я поведение именно для боя, и там все просто, увидел врага - делай ему плохо, кусай и мешай напасть на хозяина. И оно отдавалось этому занятию со всей возможной для себя ненавистью, а дополняя модель поведения вариантом друг, нужно было создать подобный алгоритм, и получилось встретил друга - делай ему хорошо, защищай его от врага. И получилось что, встретив цель которую я обозначил как друга, существо может его облизать, потереться о ноги, или еще каким образом выказать расположение, делая это с со всей возможной любовью и симпатией. Что поделать, ненависть и любовь по сути одинаковые эмоции, и не особо заморачиваясь, я сделал одно отражением другого, другими словами чем сильнее оно ненавидит, тем сильнее оно любит. А учитывая, что злоба существа была немереной, и один только запах я старался сделать максимально отталкивающим, этим самым дружелюбным целям могло стать плохо. А если существо это Шуб-Ниггурат... он вершина нашего с Дабиживой творчества, он как гигантский материнский корабль со своими истребителями, все две сотни малых и один большой монстр - это единый разум. На самом деле он не очень опасен, совершенно туп, неспособный понимать сложные команды. Даже простое дойти до места, окружить врагов на пару минут, а потом их убить он выполнить не сможет. Просто пойдет и уничтожит всех кого я назвал врагами. И вот из-за таких довольно ощутимых минусов, приходится использовать дикую вонь, инфразвуковой рев, давление на мозг отключающее способность связно мыслить и внушать легкий страх. Создание получилось настолько мерзким и отвратительным, что внушаемый легкий страх превращается в панический ужас, а после этого рев может просто парализовать противника. Не все так радужно конечно, враг с достаточно сильной духовной энергией может противостоять внушениям, и убить мою зверушку, а то и проигнорировав ее напасть на меня. Она конечно будет меня защищать, но достаточно быстрого противника она не остановит, а в этом мире враги которые могут меня убить, все достаточно быстрые. В одной из драк с вастер лордом, он своим сонидо меня смог достать, не обратив внимания на Шубу, и после этого я загорелся идеей научить существо пользоваться реатсу. В планах максимум, обучить их кидо, но пока получается только коротенькие сюнпо, и то после таких преобразований выходит очень тяжелая для восприятия конструкция. Не в банкае, я бы такую в памяти ни за что не удержал, а так в голове появляется что-то вроде листа бумаги, на котором держится все что я на него нанесу. Со временем лист увеличивается, и думаю лет через сто я смогу создавать по настоящему сложных существ. Ну кажется зверушка разобралась с проблемами.
    - Шуба молодец! Шуба не трогай друзей! Шуба фу! Шуба плохой мальчик!
    Общаться мысленно с существом разума Шубы, то еще удовольствие, потому если того не требуют обстоятельства, я предпочитаю использовать голосовые команды.
     'Вообще-то, Шуба не мальчик, а девушка.'
    'Девушка, это нечто легкое и воздушное, прекрасное как весенние цветы, и я на отрез отказываюсь считать Шубу таковой.'
     'У нее куча маленьких детишек, которых она порождает, следовательно она их мама.'
    'Ну не могу я считать его девочкой, у меня после этого комплекс появится, и я никогда не смогу общаться с противоположным полом.'
     'Шуба девочка и не спорь. А вот Ярла мальчик.'
    'Наверное только ты смогла додуматься сократить суровое и могучее Ньярлатхотеп до такого безобразия. Хорошо хоть не Няшей прозвала.'
    Ползущий хаос Ньярлатхотеп, еще один персонаж Лавкрафта которого я решил создать. По началу мы их звали по полному имени, но вскоре это надоело и Дабижива сократила их до Шубы и Ярлы. Вандер говорит, что это очень странно выглядит, как кошмарному монстру с сотней зубастых пастей и тысячами щупалец, какой-то мужик дает команды типа 'Шуба куси!' иди 'Ярла нельзя!'.
     'Ну а как еще нужно было сократить его? Кстати как там шинигами которым ты помог?'
    Я наконец-то отозвал банкай, и пошел осматривать поле боя. Точнее после того как там порезвилась Шуба, поле бойни. Этих квинси будто сенокосилка сбила, а от капитана один фарш остался, меня даже слегка затошнило. Те еще державшиеся четыре офицера лежат в отрубе, капитан Танигути судя по всему уже не жилец, от него остался только сильно обгорелый скелет. Реатсу в нем я не чувствую, похоже спасать нечего, почему-то мне кажется что у него ограничение не было снято, отражу этот момент в своем отчете, уже второй капитан умирает из-за этой глупой печати. Я бы тоже тут и помер, если бы не отправил запрос на снятие как только засек первого квинси. Шпренгер довольно хитрая техника, бьет так что дай боже, но требует предварительной подготовки. Кстати надо взять еще целые зеле шнайдеры, в хозяйстве пригодятся. Нашел всех выбывших шинигами, двоим уже не помочь, а вот у третьего есть шанс, я пока займусь им.
    - Тут где-то должен быть ключ... Его срочно надо доставить в Сейрейтей.
    Один из офицеров пришел в себя, и подойдя ко мне решил поделиться полезной информацией. Я сделал стандартное лечащее кидо, и начал светящимися от этой техники руками обрабатывать раны и переломы своего пациента.
    - Не беспокойся, его уже вернули на место.
    - Но как? Капитан перед нападением поставил шкатулку куда-то на землю!
    - В ней лежит очень похожая подделка, сразу после запечатывания он передал оригинал мне, а я отдал его самой шустрой шинигами Готэй 13, вероятно она уже прошла через мировые врата.
    - Получается капитан умер зря?
    - Как тебя зовут?
    - Роджуро Оторибаши.
    - Оторибаши-сан, у вас была очень важная задача, отвлекать на себя внимание квинси, которые считали что ключ находится у вас. Мы просто не могли дать врагу такой отличный шанс на захват печати. И благодаря вам и вашей отваге, задача была выполнена, и капитан изначально знал на что шел.
    Кажется я его не убедил, никогда не умел говорить воодушевляющие речи. Тут рядом появились выданные мне на время операции, сотрудники омницукидо, и седьмой офицер Икэда начал доклад:
    - Ма-сан, поставленная задача выполнена, группа их пятнадцати квинси была перехвачена и уничтожена, у нас пятеро убитых, двадцать ранено, из них девять тяжело, пришел доклад от пятого офицера Сихоуинь, ключ доставлен без происшествий, маяк установлен и вскоре здесь откроют врата.
    - Хорошо Икэда-сан. Известия от группы пять?
    - Из указанных для наблюдения объектов больше противники не появлялись, похоже они все вышли к нам.
    - Продолжать наблюдение, усилить охрану отцепленного района, запроси больше людей.
    - Есть!
    Оставленный за старшего разведчик, начал записывать сообщение на бабочку. Все-таки эти проводники сумасшедший народ, как они могли додуматься до такого способа связи? Не понимаю.
    
    
Глава 16

    
    Сон слетел с меня практически сразу, давящая боль в висках мешала сосредоточится на мыслях. Что вчера было? Судя по состоянию, вчера у меня была пьянка, только вот все как в тумане... Нужно срочно чем-то залечится, хотя бы просто водой. Я попытался встать, и с ужасом понял что не чувствую левую руку, и чтоб посмотреть что с ней, наконец-то продрал глаза. Лучше бы я этого не делал. Закрыл глаза, протер их правой рукой, открыл снова. На моей пострадавшей конечности, разлеглась Йоруйчи, да как разлеглась, обняла ее у основания и навалилась на нее всем своим телом. Так, она одета, я тоже, а это значит что мы просто уснули рядом, и она будучи немного не трезвой, обняла первое что попалось, мою руку. Я начал потихоньку вытаскивать из-под нее отдавленную конечность, и понял что не все так просто. Рука была засунута в ее косодэ, и даже слегка притянута к ее телу поясом.
    'Дабижива, ты не помнишь что между нами вчера было?'
     (Приглушенное хихикание)
    'Даже как-то обидно, все хотел залезть ей под юкату, а тут можно сказать исполнилась мечта, а я ничего нащупать не в состоянии.'
     (Хихикание перешло в хохот)
    Я высокий, около метра девяносто семь, у меня очень длинные руки, а вот высота у Йоруйчи чуть меньше метра шестидесяти, и примерно прикинув в позу в которой она спала, я предположил что кончики моих пальцев находятся где-то в ее штанине повыше колен. Интересно, это я во сне так далеко заполз, или она сама засунула? Положение конечно интересное, но без тактильных ощущений бессмысленное, и я продолжил попытки выбраться. Немного повоевав с мычащей и дышавшей на меня перегаром алкашкой, я таки вытащил из-под нее конечность, взамен сунув ей подушку, которую она обняла и засопела дальше.
    Проснулся я в доме, который когда-то использовал для переговоров, видимо дошел сюда на автопилоте. В соседней комнате обнаружилось еще несколько спящих шинигами, четверых узнал сразу, это были выжившие из третьего отряда. Еще один был тяжело ранен и находился в госпитале, а на этих я натолкнулся случайно и так слово за слово решили пойти и выпить. Они еще до конца не пришли в себя после воздействия моего банкая, и я решил их вывести из шока народными средствами. Так, тут еще трое... К более внимательному осмотру решил приступить после того как вылечусь, и поплелся на улицу, очень хотелось пить а наоборот. Там находился колодец, водой из которого я наконец-то залил тот пожар который начал разгораться у меня во рту, и полил ледяной водой голову. Тут началось покалывание в руке, и я смог пошевелить пальцами. Вроде и мелкая весит меньше пятидесяти, а отлежала будто всей тонной придавило.
     'Ты главное ей этого не скажи.'
    'Я не самоубийца.'
    Мне на правах хозяина нужно было организовать какой-нибудь перекус для гостей, а в этом доме у меня никаких запасов не было. И после посещения небольшого домика в саду, я пошел по начинавшему просыпаться району, к одному трактиру что бы договориться о завтраке, и вернувшись застал еще одного очнувшегося от алкогольной комы. Опухшее лицо, растрепанные соломенные волосы, на одной ноге гэта, сидит с печальным видом и пьет воду. Так, вчера к нам в ресторан заглянула Йоруйчи, ее сопровождал этот тип, и она его мне представила, как же его.... Урохара Киске, точно.
    - Доброго утра Урохара-сан, не желаете чаю?
    - Доброго Ма-сан. Как мы здесь оказались?
    - Сам ничего не помню. Проснулся уже здесь, это можно сказать мой дом, в котором я иногда ночую.
    - Да, чаю был бы здорово, жаль Тессай еще спит, у него талант его заваривать...
    - А кто это такой?
    - Это мой друг с отряда Кидо, присоединился к нам немного позже, сразу после Кьераку-сана.
    Так, личность еще двоих выяснена, но когда появился капитан восьмого отряда? И почему он без белого хаори и своего узнаваемого розового кимоно? Хотя учитывая сколько мы вчера выпили, этот вопрос снимается. Я пошел кипятить воду, и когда вернулся с горячим металлическим чайником, оказалось что подошла улыбчивая женщина, жена хозяина трактира, которая принесла с собой корзину рисовых пирожков и фруктов.
    - Ма-сан, а вы помните что мы вчера обсуждали?
    Мы сидели в беседке во дворе, где Киске решил меня немного разговорить.
    - Я вчера пьян был, в голове будто туман.
    - Вы сказали что ненавидите шинигами.
    - Ммм... Я этого не помню, но вероятно я не имел это ввиду. Я не ненавижу шинигами, я сам один из нас, и потому к нам я отношусь вполне лояльно. Я презираю эту систему, которую организовал совет, они преподносят Готэй 13 как спасителей мира и хранителей равновесия, проводники душ которые вершат круговорот духовных перерождений. Лицемеры.
    - Но разве они не правы?
    - Урохара-сан, вы ведь служите во втором отряде?
    - Да, я тринадцатый офицер.
    - Да, точно... Я вас кажется не застал. Так вот, вы же должны сами наблюдать что происходит за фасадом красивой обложки. Выходцы из дальних районов Руконгая продолжают держать связь со своими бывшими друзьями, и продают им женщин что ловят на улицах, заниженные требования и ускоренной обучение откуда убрали половину предметов, не способствует моральному облику студентов, и все чаще выпускники ведут себя как самый настоящий сброд с улицы. А капитаны? Они являются примером для подражания, для многих они та планка к которой стремятся достигнуть. Вот взять того же Кьераку-сана, я не являюсь противником алкоголя, но он переходит все границы. По словам его лейтенанта, он практически всегда пьян, все капитанские обязанности он свалил на нее, а сам ведет праздную и разгульную жизнь. А его отряд смотрит на капитана, и ведет себя соответственно, я в свое время собирал статистику, больше половины пьяных драк в Сейрейтее были затеяны шинигами из восьмого отряда. Или капитан седьмого отряда, Ивата Рензо-сан после того как у него убили дочку совсем помешался, вы в курсе что если ему попадется квинси женщина, он почти всегда ее жестоко изнасилует, и пускает через всю свою группу? В его отряде нормальные долго не задерживаются, либо переходят к другим капитанам, либо сами становятся такими же. Почти во всех изнасилованиях в Руконгае, в которых фигурируют шинигами, участвовали бойцы седьмого отряда. И знаете что самое противное и мерзкое? Что все кому нужно это знают, и никак не пресекают такое поведение. То что я сказал это лежит на поверхности, про это все знают и можно сделать выводы просто смотря по сторонам, а то что твориться если копнуть по глубже?
    - Ма-сан, но ведь про вас ходят такие истории, что даже Рензо-сан на вашем фоне выглядит довольно невинно.
    - Вы правильно сказали Урохара-сан, истории, они имеют мало отношения к действительности.
    Мы сидели пили чай, и каждый думал о своем.
    - Ма-кун, а кто тебе дал моральное право критиковать Готэй 13?
    Этот голос раздался с крыши беседки за которой мы сидели, Кьераку-сан подкрался незаметно. Он спрыгнул, зашел к нам, и продолжил:
    - Ты пробовал что-то сделать, что бы поменять текущий уклад жизни? Что бы ты мог сказать: 'я пытался изменить этот мир, и у меня не получилось, потому как общество прогнило' и дальше что ты там говорил про то как презираешь систему. Все что ты тут сказал правильно, но ты всего лишь один из тысячи которому что-то не нравиться, и я спрашиваю, почему ты критикуешь то что тебя не устраивает, вместо того что бы это изменить?
    Капитан сел на дзабутон, и взял с подноса рисовый пирожок с рыбой.
     'А он дело говорит, ты все ноешь что тебе не нравятся существующие порядки, вместо того что бы подумать как их исправить'
    - А ведь я потому и пью столько, потому как стыдно смотреть на то что происходит вокруг меня.
    - А вы не пробовали все поменять?
    - Наверное только я и пробовал... И лучше бы я этого не делал, результат моих реформ сейчас и наблюдается. А ведь я хотел совершенно иного, и просто представить не мог что все так обернется.
    Я задумался, действительно, мне ведь никогда не приходила подобная идея в голову. Но что я могу сделать? Если я могу в какой-то степени влиять на сознание, то у меня может получится сменить мировоззрение или моральные ограничения. Интересно, а как это сделать, развешивать плакаты на стенах Сейрейтея? Это грубо, действовать на всех одним способом, это скорее навредит чем поможет, еще вариант провести индивидуальную коррекцию каждого шинигами, на это уйдет несколько сот лет, но живу я теперь долго... Нет, это слишком глобально, такого рода решения так просто с наскоку не принимаются, надо будет обдумать на досуге.
    - Спасибо Кьераку-сан, я подумаю над вашими словами, но на трезвую голову.
    - Подумай Ма-кун, а я пожалуй пойду. Если что, заходи в восьмой отряд, я буду рад обговорить твои планы.
    Капитан закинул на плечо кимоно, и медленно пошел к выходу. Вот как получается, а он не просто так квасит. Молчание прервал Киске.
    - Ма-сан, а где Йоруйчи?
    - Я этим утром проснулся в ее объятиях, вероятно она еще спит в моей комнате.
    - Не удивительно, после того что вы ей наговорили, приличные люди предлагают узаконить отношения свадьбой.
    - А что я говорил то? Ничего не помню, первый раз за последние двадцать три года напился, и тут такое.
    - О, я не буду вмешиваться в ваши отношения, сами с ней разберетесь. А вот кстати и она, пойду я пожалуй погуляю.
    И этот белобрысый шкет вскочив с места выпрыгнул за оградку. А с другой стороны подходила проснувшаяся и немного посвежевшая принцесса великого дома Сихоуинь.
    - Ма-семпай, то что ты вчера мне сказал, это правда?
    И как-то с надеждой смотрит на меня, да что блин я ей наговорил?
    'Дабижива, выручай!'
     'Неа, мне интересно как ты выкрутишься.'
    'Вот же поганка мелкая'
     (приглушенный смех)
    Так, ну не в любви же я ей признался? Видимо если я скажу что правда, то ее это обрадует, но если она начнет выяснять какие-либо подробности, истина всплывет, и она точно обидится. Я максимально располагающе улыбнулся, сказал:
    - Йоруйчи-сан, ты меня извини, но практически не помню вчерашний вечер, даже тот момент когда вы с Урохарой к нам присоединились, как в тумане.
    Кажется такой ответ ее расстроил, но она быстро взяла себя в руки.
    - Понятно Ма-сан.
    Она села поближе к корзине с фруктами, и достав оттуда яблоко начала его грызть. Наступило неловкое молчание, изредка прерываемое хрустом, кажется Йоруйчи сильно расстроена. Именно в этом состоянии она с такой скоростью поедает фрукты. Потом она попрощалась, и куда-то убежала.
     'Все-таки ты дурак.'
    'Вполне вероятно я с тобой соглашусь, если узнаю про что я забыл.'
     'Ну уж нет, это будет слишком просто.'
    С неба опустилась черная бабочка, и села мне на палец.
    - Третий офицер Ма Рат, вам надлежит прибыть в штаб первого отряда.
    Передав сообщение, насекомое распалось в туман, который растворился в воздухе.
     'Неужто началось?'
    'Надеюсь что нет.'
    
***

    Но я оказался неправ, в штабе находился командный состав сводного карательного отряда, и мы ждали появления главнокомандующего. Ямомото-сан пришел в кабинет, и окинул всех колючим взглядом. Трижды стукнув своей тростью по полу, он привлек внимание к себе, и начал:
    - До нас дошли сведения, что в орден квинси 'Моримото' расположенный к северу от города Киото, направляется помощь из Европы, двадцать рыцарей под командованием Людвига фон Брауна. До того как это произойдет, нам необходимо уничтожить всех жителей 'Моримото' и окрестностей, потому как если они успеют объединиться, победить их будет гораздо сложнее. Для тех кто не знает, Рыцарь это квинси силам равный или превосходящий капитана, и при столкновении с ними нужно сразу принимать их всерьез и уничтожать наверняка.
    Он поманил рукой сопровождающего его шинигами, и тот дал ему небольшой арбалет, с очень знакомой фиолетовой глазастой рукоятью.
    - Это называется 'Баккото', новое оружие которое появилось у квинси, оно питается духовными частицами которые они призывают, и во много раз усиливают стандартные выстрелы. Это появилось у них не так давно, но уже сильно ими полюбилось. Поставку этого оружия мы перекрыли, но уже того что у них есть, хватит вооружить их всех. Потому слушай мой приказ, этой ночью орден 'Моримото' должен быть вырезан, все склады духовного оружия выявить и уничтожить. Командующим операцией будет Капитан шестого отряда Кучики Гинрей.
    Следующие полчаса Капитан Кучики рассказывал свой план, который был довольно нехитрым. Сегодня ночью два отряда провоцируют пограничный конфликт, и оттягивают на себя максимально возможные силы квинси, а в это время основная команда начинает зачистку территории врага, поскольку там должны находится только недееспособные противники, то они быстро заканчивают, и нападают в тыл напавших на первые два отряда. Особенностью баккото, является то что это оружие живое, и для существования ему необходимо питаться духовными частицами. Если в обществе душ с этим никаких проблем не возникало, то в мире живых с этими самыми частицами тяжело. Баккото буквально высасывали всю энергию из окружающего пространства, и если в одном помещении находилось много арбалетов, то от недостатка питания они могли и помереть. Потому они хранились сразу в нескольких складах, примерно по двадцать штук на комнату, и в каждую особым устройством закачивалось необходимое для их жизни количество духовной энергии. Специальной команде, ставилась задача незаметно уничтожить все эти склады, и как единственного старшего офицера из второго отряда, командиром поставили меня. Не так уж и плохо на самом деле, вполне привычная для меня операция по незаметной нейтрализации.
    
***

    Все шло как по нотам, мы тремя группами уничтожили специально разработанным составом, содержимое шести складов, и собирались возле последнего седьмого, самого охраняемого. По какой-то причине, там находилось около тридцати квинси, и судя по всему они что-то заподозрили, так как мы наблюдали непонятную суету. Под моим командованием находилось примерно пятьдесят человек, большинство отобраны из омницукидо, но было несколько шинигами из других отрядов, в основном те, занпакто которых подходил для тихого выполнения задания. Но отряд был больше диверсионный, к штурму мало приспособленный, а именно сейчас последний склад в тихую не вырезать, надо брать его на абордаж. Я распределил цели, и дал сигнал к атаке. Началось все очень хорошо, за первые три минуты была вырезана половина гарнизона, но потом все застопорилось. На складе находился Рыцарь-квинси, владеющей весьма неприятной техникой 'блют', я уже встречался с таким, пуская духовные частицы по кровеносным сосудам, и тело использующего приобретает невероятную прочность, которые не получится пробить даже шикаем. А у большинства такового не было, и потому он никак не реагировал на атаки, вырезая моих бойцов как цыплят, лишь от особо сильных ударов по нему, у него на коже проступал странный орнамент.
    - Этот мой, добейте остальных!
    Я с этими словами сильнейшим пинком пробил лучником стену забора, и выкинул его за пределы склада. Переместившись прямо к нему, нанес серию ударов своим занпакто, он лениво отмахивался от меня, причем принимал некоторые удары прямо на голую руку. Черт, чтоб его пробить мне нужен сразу банкай, а мой шикай против этого рыцаря так просто не подействует. А если...
    - Бакудо семьдесят девять: Куйо Шибари!
    Вокруг него появилось восемь черных сгустков реатсу, девятый сформировался на груди, полностью парализовав его.
    - Предел тысячи рук. Почтительная рука не в силах прикоснуться к тьме. Разящая рука не в силах отразить голубое небо. Путь согреваемый светом, ветер раскаляющий уголь, время, собранное когда они вместе. Отбрось все сомнения, подчинись моему приказу. Пуля света - Шесть тел - Девять предметов - Больное сокровище - Великое колесо - Серая крепостная башня. Устремитесь вдаль, ярко рассейтесь при выстреле. Хадо девяносто один: Сенджу Коутен Тайхо!
    Очень впечатляющее кидо, несколько шаров реатсу направились к закованному квинси, и врезавшись в него одновременно взорвались. Столп огня поднялся вверх, постепенно рассеиваясь вокруг, взрывной волной повалило рядом стоящие деревья, к небу поднимался дымный след напоминающий формой гриб, после такой связки вастер лорда развеяло в пыль, по идее это должно было пробить его защиту. Он был сильно обожжен, его туника вся в подпалинах, на пол лица сильнейший ожог, правым глазом он больше не видит. Раз его блют пробит, то его тело должно было в полной мере ощутить силу взрывной волны, он же все-та просто человек из плоти и костей. И судя по всему у него множественные переломы, и самое странное то что он продолжает двигаться. Он взял почти не пострадавший в этом взрыве арбалет, который до этого висел у него на ремне за спиной, и пучок щупалец обвил его руку. Только теперь я смог разглядеть мельчайшую сеть духовных нитей, которые опутывали его тело, и похоже что он таким способом возвратил себе подвижность, управляя собой как марионеткой. Его баккото отличался от тех что я видел ранее, у него по всей поверхности щупалец было что то вроде чашек. Он направил его на меня, и начал собирать духовные частицы, которые начали впитываться в щупальца, и на конце арбалета сформировалась зеленоватая стрела. Не нравиться мне ее реатсу... Выстрел был очень быстрый, не сравнить с обычным, я сумел увернутся от прямого попадания, на месте где я стоял мгновение назад землю разворотило сильнейшим взрывом. Там образовалась воронка глубиной метров семь, страшной подумать что случится попади это в меня.
    - Райкохо!
    Он разрубил летящий в него заряд, зажатым в правой руке зеле шнайдером, после чего кидо рассыпался на безобидный сноп духовных частиц, которые сразу же впитались в щупальца. После чего практически моментально сформировался еще один заряд, от которого я снова смог увернуться. Эти клинки не так просты как может показаться на первый взгляд, они способны нарушать упорядоченное движение духовных частиц, что приводит к совершенно непредсказуемому результату. Если обычное хадо превращается в сноп безобидных искр, то способности занпакто начинают сильно сбоить. Например ленты созданные мной просто теряют свою плотность, начиная больше напоминать туман, а мельчайшие осколки на которые рассыпается меч капитана шестого отряда, перестают повиноваться его воле.
    Он прикрепил свой меч к баккото, на манер штыка, что на мой взгляд довольно хорошая для него идея. Теперь он сможет без проблем разрушить любое созданное мной кидо, и тут же впитать и использовать как оружие. Надо что-то срочно выдумывать, потому как опытным путем доказано что этот клинка мой шикай практически бесполезен. Пока я бегал и думал, меня достало одним выстрелом, и отнесло взрывной волной куда-то в строну, он появился у меня на траектории моего полета и почти перерубил мою руку чуть ниже локтя.
    Левой руки я на время лишился, придется все же доставать свой последний козырь.
    - Банкай! Разрушитель миров, приди Ньярлатхотеп!
    Появление этого сущности я обставил так же впечатляюще, на земле начали появляться крупные трещины, воздух наполнился свистом и завываниями, и по носу ударил резкий запах.
    - Кого ты призвал?!
    Надо же, он умеет разговаривать, и надеюсь я достаточно его потрепал, что бы он не смог снова использовать свою броню, иначе зверушка просто не сможет прогрызть его шкуру. Судя по его бегающему взгляду, у него начались необоснованные приступы паники, а раз они появились, то и желание на меня напасть постепенно спадает. Из трещин земли начала вытекать черная жижа, похожая на расплавленный битум, от нее испарялся густой черный дым, который постепенно начал заполнять пространство. Жидкость начала собираться в шар, становясь гуще и плотнее, не менее плотный туман окружал его зловещим ореолом. Тело диаметром метров пять, находилось между нами, вещество из которого оно состояло, постоянно находилось в движении, местами волны и пузыри составляли собой искаженные гримасой страдания лица, Ярла проявился во всей красе. Самая идея была в том, что он не имел твердого тела, он полностью состоял из аморфной жидкости консистенции майонеза, простые резаные раны не нанесут ему никакого вреда, нужно бить по площадям, испаряя целые его куски, но про это я конечно же никому не говорил. В сторону квинси выстрелило щупальце, с зубастой пастью на конце, которое впилась в его плечо, он зашипел от боли, и перерезал тянущийся к нему жгут. Сейчас он напуган, очень сильно напуган, гул который раздается из трещин на земле, создан из инфразвуков, плюс сам Ярла умеет нагнетать страх. Тварь бросилась на врага, будто гигантская капля, и выстрелила в него десятком щупалец, стараясь опутать его конечности. Квинси бросил в него взрывную колбу, ее впитало в себя тело, и она взорвалась. Ярла раздулся как воздушный шар, и сразу же вернулся к исходной форме, продолжая попытки окутать рыцаря. Но тот все еще отбивался, отрезая и отстреливая большим количеством слабых стрел тянущиеся к нему щупальца, и наконец тварь прыгнула на него всем телом. Он сформировал сильнейший заряд, и выпустил вплотную в Ярлу, но заряд не встретил у себя на пути никакого сопротивления и пробил его насквозь. Это последнее что успел сделать квинси, черная смолянистая масса обернула его тело как кокон, и начало проникать через рот в его легкие и желудок, после чего несколькими сотнями игл-жгутиков разодрал его внутренние органы. Кажется все, после такого выжить просто нереально, и убедившись что не чувствую реатсу квинси, отозвал банкай. Он был очень сильным человеком, сейчас смотрю на труп, его волосы поседели, а лицо застыло в гримасе ужаса, но даже в этом состоянии он продолжал бороться со своим страхом. Все же в банкае, у меня существа не настолько сильны что бы находится на одном уровне даже хотя бы с вастер лордами, и потому я делаю расчет на страх и панику. Первый зверь которого я смог сделать, был кислотодышащим драконом, но во время испытаний его смог убить обычный адьюкас, а вот после того как я добавил к его реву инфразвуков и немного воздействия на сознание, КПД дракона резко усилился. Только вот дракон это дракон, большая летучая ящерица, не очень страшная, и тогда я остановился на Шуб-Ниггурате и Ньярлатхотепе, они действительно очень странные и чужеродные, и одним только внешним видом вызывают первобытный ужас.
    Поле боя после наших плясок было покрыта воронками от взрывов, тут и там лежали поваленные деревья, серая потрескавшаяся земля одним своим видом напоминала Хэуко Мундо.
    - Ма-сан! Вам нужно на это взглянуть!
    Ко мне перенесся офицер из моего отряда, и повел меня к складу. По дороге я как сумел зафиксировал руку, надеюсь Унохана мне ее мне починит хорошо, я даже готов смириться с клизмой которую она мне обязательно пропишет.
    - Потери?
    - Десять убито, тридцать пять ранено, с вами тридцать шесть, восемнадцать тяжело.
    - Ого, кто нас так?
    - Девятерых убил тот квинси с которым бились вы, и пятнадцать ранил. Они все использовали этот баккото, очень неудобное оружие.
    - Понятно, что вы хотели показать?
    Он провел меня в помещение, и мне перед глазами встал механизм. Я даже не сразу понял что это, размером он был с паровоз, состоял из фиолетовых брусьев, в которых угадывались глаза. Это был монстурозных размеров баккото, после недолго изучения я понял что он мне напоминает баллисту, только без лука посередине. По бокам находилось шесть посадочных мест, вероятно сюда садятся операторы данного осадного агрегата. Осадного? Такой вундерваффе можно пробить защитные стены Сейрейтея парой выстрелов, а если будет три орудия, то и одного залпа хватит. Теперь понятно почему тут была настолько серьезная охрана.
    - Жидкость еще осталась?
    - Да.
    - Залейте и побольше, обязательно уничтожьте эту конструкцию.
    - Хорошо.
    Понятия не имею принцип работы этого вещества, но при контакте с ним, существо живущее в баккото полностью лишалась духовной энергии, и умирало. Жаль что оно не действовало так на уже активированное оружие, можно было полить сверху и все.
    У меня дееспособных осталось вместе со мной, человек десять, следующей моей целью было выход к основным силам, и помощь им по мере надобности. Хотя не думаю что им может она потребоваться, в этот раз ограничивающую печать не ставили, в зачистке участвует четыре капитана, восемь офицером с запасом сил лейтенанта, и порядка пятисот офицеров послабее и рядовых. Хотя не буду игнорировать поставленные задачи, был приказ выступить - значит надо идти. Я собрал способных к бою шинигами, и приказал раненым организовать свою эвакуацию, а точнее способные идти должны отправиться в наш лагерь, и привести помощь. А я вместе со своей небольшой группой выдвинулись в сторону места боя. Пока есть время, попробую обдумать положение дел, а то все как-то не до этого было.
    Когда я был еще студентом академии и начинающим шинигами, то сильно интересовался кто такие квинси и почему между началась война между нами. Во всех официальных источниках говорилось, что все дело в самих лучниках, их способ уничтожения демонов нарушает баланс 'плюсов и минусов'. Я тогда мало знал об окружающем мире, и взял эту теорию как рабочую, но вот я немного подрос, и я узнал некоторые интересные факты. Не совсем понятен этот баланс, если считать что весь мир состоит из одной Японии, общества душ и Хуэко Мундо, все верно. Но вот Япония на земном шаре занимает менее десятой доли процента, Хуэко Мундо - является полным отражением земли, по словам Вандера пустыня там бесконечна, и можно идти в любую сторону и не находить конца. Я тогда еще сделал вывод что весь этот мир - планета покрытая песком, правда сильно смущало что из небесных светил только луна, которая отражает солнечный свет. К тому же эта луна всегда висит на одном месте, а сколько бы не идти в любую сторону, солнце или даже просто зарева на горизонте встретить невозможно. Это тогда настолько сломало мои представления и планетах и спутниках что проходили в школе, и не найдя этому объяснения, решил пока оставить этот вопрос. Так вот, каждый день на земле умирают десятки тысячи людей, и в это самое Хуэко Мундо попадают тысячи пустых, и то количество которое может убить несколько общин квинси в Японии за день, просто незаметно на фоне этого прироста. Готэй 13 тоже не единственная организация проводников душ, подобные есть практически на каждом континенте, но вот война идет только у нас. Чем больше я обдумываю, тем яснее мне становится, что за громкими лозунгами о спасении мира, идет обычная война за территорию или еще какой ресурс. Даже прибывшие из Европы квинси косвенно подтверждают мою теорию, будь у них там похожие разборки с проводниками душ, вряд ли они прислали сюда столь весомую подмогу. Ладно, хрен с ними с причинами, война от этого проще или легче не станет.
    Последний склад на котором мы работали, находился с противоположной стороны от места где планировалось столкновение, и наш путь проходил через квартал ордена квинси, самого большого и влиятельного в Японии. Квартал был превращен в развалины, практически все каменные постройки были разрушены, к небу поднимался дым многочисленных пожаров, на земле лежали трупы. Я невольно сглотнул комок в горле, и постарался как можно быстрее пройти этот участок пути, но в глаза все чаще и чаще попадались тела мужчин, женщин, детей. Особенно одна картина навсегда отпечаталась у меня в памяти, в тупике между домов лежало несколько тел, похоже три девушки защищали собой несколько ребятишек лет пяти. Наша доблестная освободительная армия, борющаяся за баланс мира не пощадила никого. Капитан Кучики выполнил свой приказ от и до, живых существ в этом поселении я не ощущал.
    Мы стараясь не смотреть по сторонам, в самом быстром темпе пересекли квартал, и направились в сторону сильных колебаний духовной силы. Наша помощь не потребовалась, небольшая армия квинси совершенно не ожидала удара в тыл, и если до этого преимущество однозначно было на их стороне, то после шансов у них не было. Не обошлось без потерь, был уничтожен практически весь седьмой отряд, именно они провоцировали лучников, и видимо слава капитана Рензо вышла за пределы Сейрейтея, потому как не считаясь с потерями они его убили. Как по мне, туда ему и дорога, его мне совершенно не было жаль. Всего мы потеряли около трехсот шинигами рядового состава, троих офицеров, и одного капитана. А вот у квинси убитых все четыре сотни человек из военных, если считать тех кого убрала моя группа, и более тысячи среди гражданских. Думаю, будь у них их обычное духовное оружие, все было бы гораздо легче, но покойный капитан Хаттори сильно нам подгадил, организовав им перевооружение.
    В какой-то степени, баккото идеально подходят для квинси. Если его будет использовать шинигами, то этот клинок будет питаться реатсу которую вырабатывает его носитель. Чем больше будет создаваться энергии, тем больше он начинает поглощать, и тем сильнее становиться, и в какой-то момент времени клинок начинает поглощать больше реатсу чем может создать шинигами, и после этого баккото начинает поедать духовное тело носителя. А вот с квинси совершенно другая история, оружие для них спроектировано так, что оно питается духовными частицами которые они извлекают из окружающей среды, и чем большим количеством может оперировать носитель, тем сильнее оружие. А из-за того что тело квинси состоит из обычной плоти и крови, в случае выхода баккото из под контроля им грозит только полное истощение, что легко исправляется хорошим питанием и отдыхом. Кажется Кумой Казуми-одзи сам до конца не понял перспектив своего детища, и к сожалению призвать его призвать к ответу его никак не получилось, для этого мне пришлось бы уничтожить совет практически в полном его составе. Да и рекомендацией главнокомандующего, не лезть в дела аристократии, не стоит пренебрегать.
    Это была самая сильная группировка квинси в районе, осталось еще четыре. Если сначала меня охватывал азарт и предвкушение хорошего боя, что я и получил возле складов, то после из меня будто вынули стержень. Теперь я прекрасно понимаю Кьераку-сана, так сильно напиться мне не хотелось никогда. Интересно, а я смогу это все поменять?
    
    
Глава 17

    
    Пустыни Хуэко Мундо.
    Под вечным ночным светилом мира демонов, в бескрайних песках, ведут войну миллионы пустых. Они убивают друг друга, поглощают силы побежденных и становятся сильнее сами, продолжают выживать ведомые только одним чувством, голодом. Пустые все разные, очень редко можно встретить одинаковых демонов, они могут быть похожи на насекомых, птиц, животных, рыб. Но есть и то что их связывает, у них у всех на лицах белые костяные, сосущая пустота внутри отображаемая отверстием на их теле, и они жаждут поглотить душу и силы других существ. Когда сотня демонов собирается в одном месте, и начинают убивать друг друга, то их духовные оболочки сливаются в одно целое сверх-существо, демона в сотни раз сильнее и выше обычных Пустых, не обладающего разумом. Подобно низшим, им движет голод, и он продолжает убивать и поедать других высших демонов, гилианов, и в какой-то момент, поглощенная ими энергия пробуждает у них разум.
    Этот гилиан мало чем отличался от остальных, точнее он думал что никак не отличался, так же две ноги, черный балахон, маска на лице, разве что не было острого носа, маска была похожа на белую полусферу с разрезами для глаз и рта. В один момент будто что-то щелкнуло, и он обнаружил себя идущим в толпе таких же как он. Голод, очень хотелось есть, заполнить это неприятную пустоту внутри себя, потому последующие мысли которые появлялись в его голове, он изучал одновременно с добычей пропитания. Где-то под ногами свились в клубок около десятка существ, пытаясь убить друг друга, он наклонился и схватил зубами визжащую кучу, и начал жевать.
    'Кто я? Что я делаю?'
    Вопросы были вполне обычными для всех оказавшимся в его положении. Сформировав внутри себя эти мысли, он прожевал и проглотил свой обед. Показалось голод стал еще сильнее, эта мелкая живность одним своим видом показывала что насытиться ей не получится. Смотря на них, появлялось впечатление их 'блеклости' или 'прозрачности'. Инстинктивно казалось, что подобная невзрачная еда не утолит голод. Какое-то непонятное ощущение возникло в груди, незнакомое и неприятное:
    'Мне не избавиться от голода?'
    Тоска, печаль, расстройство, все это начал ощущать новорожденный гилиан, он открыл рот и выбросил все это из себя в протяжном вое-рыке, который тут же подхватили остальные высшие Пустые. В этот момент он рассмотрел других гилианов, они были яркие и четкие, будто светились изнутри, и не думая не о чем, он сделал несколько шагов к ближайшему, и откусил кусок от его шеи. Было хорошо, сосущее чувство утихло на пару мгновений, и это послужило сигналом к действию, он зашагал позади своей еды, и откусывал от нее части. Еда видимо ничего не понимала, озиралась по сторонам, и пыталась ускорить шаг, но избавиться от преследователя не могла. Спустя немного времени, она уже не могла идти, упала на колеи и осталась лежать, ему осталось лишь доесть умирающего гилиана. Мысли все так же неспешно появлялись в голове, даже не мысли а образы и ощущения.
    'Что мне делать? Нужно есть. Голодать неприятно, кушать приятно.'
    Последующие месяцы, возможно даже несколько лет, гилиан не умел считать прошедшее время, он ходил убивал и съедал других демонов, мысли появлялись все охотнее и они были более четкими и предметными. Однажды догоняя очередную еду, он сильно разозлился на ее непонятливость, зачем она от него убегает если он хочет ее съесть? Поняв что не сможет догнать более высокого гилиана, он собрал всю злость что была в нем, и выплеснул в него через рот. Вместо привычного крика, поток красной энергии попал точно в ногу убегающей еды, испарив от нее кусок, и захромавшую после этого еду удалось быстро поймать. После этого охота стала гораздо проще, количество еды увеличилось, мыслей стало как будто больше. Только вот была странность, во время очередной охоты, он сделал вывод, что на вкус и силу насыщения влияет внутренний свет существ, более светлые поедают более темных. Наблюдая за другими он видел, как более яркие нападают на тех что блеклее, и он сам выбирал тех кто чуточку темнее чем он. Только вот те кто ярче никогда не обращали на него внимания, если он стоял у них на пути он тыкались в него, будто в ствол дерева, потом обходили его вокруг. Даже если он становился на пути еды, она не обращала на него внимания, только после того как он начинал охоту на них, его замечали и старались убежать.
    Однажды, во время очередной охоты, он почуял странный свет, который манил его к себе, затмевая собой даже тот уже привычный голод, казалось придя к нему он узнает или сделает что-то очень важное для себя, и он пошел туда ведомый своим желанием. Но не успел, этот свет погас до того как он пришел к нему, после этого странная навязчивая мысль найти этот свет вела гилиана вперед. Периодически отвлекаясь на еду, он все шел и шел вперед, стремясь найти свою цель, иногда он видел что-то похожее, и шел туда. Но почти всегда не успевал, его цель, то чего он жаждал больше всего, уходила от него.
    В этот раз у него получилось дойти, потому как этих источников было много, он пришел и увидел странных существ. Они были очень маленькими, даже меньше чем та малая еда которую он пробовал когда-то давно, но их свет, был неизмеримо ярче чем его или любого другого существа которого он встречал. Внимательно осмотрев их, он понял что они хоть и похожи на то что он ищет, но отличаются оттенком света, пульсацией, и еще по каким-то параметром названия и суть которых он сам еще до конца не осознал. Внешне они тоже сильно отличались от остальных, на них не было масок, хотя их тела были обычного темного цвета. Он решил не охотиться на них, потому как они были сильнее его, и если бы он на них напал, мог сам легко оказаться жертвой. А пока он будет наблюдать, когда он только стоит и смотрит, его никто не видит. Их свет был притягательным и вкусным, его чувствовала малая еда которая ходит поблизости, и идет к ним. Глупая еда, она не видит что слабее их и ее съедят, даже большая еда, которая сильнее его пошла к ним. Но он оказался неправ, эти новые не едят еду, странно, зачем убивать если не есть? Как они живут с Голодом, ведь с ним невозможно бороться? Но он умный, он не пойдет к ним, он лишь будет наблюдать.
    Все время что новые находились в лесу, гилиан ходил за ними и смотрел. Сделал несколько выводов, когда большая еда находятся рядом друг с другом, их свет как бы сливается и рассмотреть свет одного из них издали становится очень тяжело. Тоже самое с новыми, когда они в одной куче, издали их свет сливается в один большой, и невозможно выделить свет одного из них. А вот если большая еда окажется среди новых, то издали она заметна и выделяется как черный камень среди кучи белых, и наоборот, если новый окажется среди большой еды, он подобен белому камню среди черных. Потом он внимательно сравнил свой свет с новыми, и убедился что отличается от них, но после того как сравнил себя с едой, понял что отличается и от нее. Не так сильно как от новых, скорее как темно синий камень среди черных, но все же выделяется. Спустя несколько охот, они ушли так же непонятно как и появились.
    Прошло еще несколько лет охоты, он продолжал ходить и искать тот свет к которому его тянуло, встречал похожие, но все же это было не то что нужно. Он иногда видел сильнейшие источники света, их было видно за многие дни пути, он не рисковал ходить к ним, потому как существа с таким светом легко сделают его едой. Но в этот раз, источник света стал сам приближаться к нему, очень быстро, гораздо быстрее чем мог идти сам гилиан. После того как он приблизился, получилось разобрать четыре источника, цветом противоположными новым, а яркостью неизмеримо выше. И появилось ненавязчивое желание пойти туда и помочь одному их них. Но он задавил его без особых проблем, желание не быть съеденным было сильнее. Но видимо другая еда решила все же помочь, и пошла в сторону света. Предположив что его все равно не заметят на их фоне, он тоже пошел посмотреть. Четыре существа, размерами даже меньше малой еды, пытались убить друг друга. Двигаясь с невозможной скоростью, они поливали друг друга красными лучами 'гнева', и никак не могли попасть друг в друга.
    - Гилианы, Серо!
    Тут появилось желание выплеснуть свой гнев на одного из участников, которое он опять смог побороть, но вот другая еда не справилось с ним, и несколько красных лучей врезались в одного из противников приказавшего.
    'Он назвал гнев серо? Оно так называется?'
    Тот в которого попал залп из лучей, был сильно ранен, и не мог больше вести бой, и трое направились в сторону, продолжая схватку. А большая еда, гилианы как их назвали, шли за ними ведомые чужой волей. Но он не поддался этому желанию, ему хотелось подробнее осмотреть павшего, еще живого, который лишившись нижних конечностей полз в сторону ближайшего дерева. Его свет очень яркий, наверное он избавит от Голода надолго, только вот надо убить его. Подойдя ближе, он прицелился и выстрелил в него, но довольно слабо, маска лишь слегка треснула.
    - Кто здесь? Я тебя не чувствую!
    'Эта еда может передавать звуками свои мысли?'
    Следующий выстрел добавил трещин в маске. Еда начала стрелять во все стороны, пытаясь попасть в него, но ей этого не удается. Гилиан давно понял, что почему-то на расстоянии его никто не видит, лишь подойдя ближе, его могут заметить существа с более ярким светом чем у него. Еще несколькими выстрелами он сломал маску, после чего его еда прекратила сопротивление, и он подошел к ней. Еда очень маленькая, кажется что можно проглотить и не заметить, в его рот поместиться пятеро таких как она. Может она была и маленькая, но после того как он ее проглотил, уже привычный голод сразу пропал, по телу разлилась сладкая истома, и очень сильно захотелось лечь и не шевелиться. Казалось впервые за долгое время жизни, было хорошо и приятно, мысли стали ворочаться все медленнее и медленнее, разум начал затягиваться дымкой. Среди деревьев леса, лежало тело гилиана, которая начала таять и обтекать как расплавленный воск, постепенно принимая форму кокона, размером несколько метров. Он был совершенно не заметен для остальных, все обходили его стороной, лишь шли годы и он становился все меньше и меньше.
    Прошло несколько лет, на месте двадцатиметрового кокона, лежал небольшой, полуметровый немного вытянутый шар стенки которого начали покрываться трещинами, и осыпаться. В этот момент все находящиеся вокруг демоны ощутили яркую вспышку энергии, яркую и очень притягательную, и небольшой пустой первый подбежал к воронке на дне которой лежала пахнущая так притягательно скорлупа. Она была совершенно одна, рядом никого не ощущалось, и съев ее пустой побежал дальше искать себе еду.
    Сознание новорожденному адьюкасу пришло резко, скачком. Первым делом захотелось встать и пойти на охоту, Голод опять скручивал все внутри, но уже не так сильно как раньше. Попытки подняться на ноги ни к чему не привели, он совершенно не мог пошевелить ни ногой ни рукой. Даже просто двинуть головой не получалось, он лежал внутри воронки, на едине со своим Голодом и Мыслями, которых стало заметно больше.
    'Я вижу свой свет, он стал гораздо ярче, даже превосходит свет той последней еды. Я стал гораздо сильнее. И ниже, рядом проходит высокая еда, их лица очень высоко.'
    Так он пролежал не очень долго, вскоре в его воронку не заглянул какой-то демон, и посмотрел прямо на него. Но как и обычно взгляд лишь скользнул по нему, и пошел осматривать дальше, потом что-то съев, пустой ушел по своим делам. В этот момент адьюкас осознал, что у него теперь два тела, он видит то же что только что прошедший тут пустой, и то что видит сам. Это ощущение было несколько неприятно, и он инстинктивно двинулся следом за ним, и это ему удалось. Двигался он очень быстро, гораздо быстрее этой мелкой еды, хотя теперь она была гораздо выше него, но все же догнать его проблем никаких не составило. Пока двигался за едой, осмотрел свое тело, которое он видел впервые. Небольшая туша, четыре лапы, совершенно ничем не выделяющаяся, даже маска на ощупь была ничем не примечательна. Почему-то казалось очень важным знать свой внешний вид, и он решил, что можно попробовать посмотреть на себя чужими глазами.
    Он обогнал пустого за которым шел, и встал у него на пути, и уже глазами того в кого он вселился, увидел серо-зеленую фигуру, в белой рогатой маске. В голове его носителя возникло некоторое удивление, он не так давно убил и съел демона точно такого же вида, проскользнули еще свежие воспоминания с этим событием. Не долго думая он снова напал на точно такое же существо. Только в этот раз он не чувствовал его силу, но не может же тот кого он уже убил быть сильнее его?
    Эти мысли проскочили в голове нападающего, и их отголосок услышал наш адьюкас. Но даже если бы он не знал что на него сейчас нападут, силы были слишком неравны, удар не принес никаких видимых повреждений, когти лишь скользнули по его коже. Он ответил, и одним ударом пробил противника насквозь, и прижал обмякшее тело к себе, стремясь слиться с отделившейся частью своего разума. В этот момент две картинки соединились, он снова ощущал себя единым, но опять не мог пошевелиться.
    Со стороны можно было увидеть странную картину, гориллообразный низший пустой вдруг остановился, и нанес удар в воздух, и сразу в его животе сама собой появляется дыра, и буквально через мгновение демон начинает течь как расплавленный пластилин, постепенно испаряясь и тая. На его месте остается лежать совершенно незаметная, маленькая испачканная песком куколка, в смешной кожаной юбочке и маленькой маске выпученными будто от удивления глазами и двумя гипертрофированными зубами.
    
    
***

    Следующие несколько недель пролетели быстро, перед глазами мелькали гримасы ярости людей, чьи семьи и дома мы уничтожали. Поскольку задач по скрытному проникновению больше не ставили, меня включили в основной отряд зачистки, под командованием капитана Кучики. И вот сейчас, я стоял рядом с домом в котором жил местный староста или градоначальник, и с приклеенной улыбкой веселого социопата, смотрел как вызванные мной твари поедают то что осталось от защищавших первый и последний оплот сопротивления в этом поселении. Меня неоднократно пытались прогнать с этого места, но я громким матом слал всех подальше, вкладывая в него ноты истерики и легкого сумасшествия, чем изрядно пугал неудачливых инициаторов.
    - Вот же мясник. Смотрит и улыбается, его кажется прет от этой бойни. Надо позвать капитана!
    Ну наконец-то, а то я уже устал тут корчить из себя психа, нужно присутствие руководства, у меня же запасы духовных сил не бесконечны, столько банкай держать. Все предыдущие операции, мне выпадала битва с воинами поселений, и никаких особых терзаний совести я не ощущал, было просто, они убивают нас, мы убиваем их. Бойцов уровня капитана мне больше не попадались, а вот слабых лучников было очень и очень много. Я был одним из сильнейших шинигами отряда, примерно четверть всех убитых было на мне, но какой-либо славы, уважения или почета это не принесло. Все потому, что меня боялись, боялись из-за тех историй что про меня ходят, как я убил капитана второго отряда, от моего банкая сошли с ума девять членов совета, а четверо офицеров третьего отряда до сих пор не пришли в себя. Потом кто-то из старожилов вспомнил чем был я знаменит во время службы в омницукидо, а после того как я убил пару десятков врагов не шевельнув пальцем, просто проходил мимо них держа в руках шар, и они упали разрезанные на несколько частей, меня начали сторониться. Тут я уже не специально, мои линии красного цвета, создаются на доли секунды, и практически незаметны на фоне ран, и со стороны выглядит будто их разрезает без постороннего вмешательства, только от одного моего присутствия. Это выглядело очень непонятно, а люди всегда боялись всего непонятного, и это все наложилось друг на друга, и вылилось вот в такой результат. Правда сейчас я был ему рад, мне очень сильно было нужно наличие капитана Кучики, и вот наконец он пришел. Пришел и оглядел окружающий нас пейзаж. А посмотреть было на что, небольшая площадь перед домом была завалена трупами, натекшая кровь собиралась в вязкие лужи, тут и там бродили полутораметровые твари и отрывали куски от еще не закоченевших тел. От них исходил звук, кто хоть раз слышал как собаки или волки отрывают куски от своей добычи, никогда не забудут этот непередаваемый звуковой аккомпанемент утробного урчания и рвущейся плоти. Лицо капитана исказила гримаса отвращения, и он практически выплюнул:
    - Ма-сан, я приказываю вам это прекратить, иначе буду вынужден применить силу!
    - Что прекратить Кучики-сан? Я всего лишь выполняю приказ главнокомандующего, полностью уничтожить всех представителей квинси. И что из того, что я стараюсь получить удовольствие от процесса?
    - Они уже мертвы! То что вы творите, это бесчеловечно и мерзко.
    - Именно так, уничтожение женщин и детей вставших на защиту своего дома, не может быть благородным занятием.
    Он достал меч из ножен, и двинулся ко мне.
    - Отзови своих тварей! Или я заставлю тебя сделать это.
    - Спокойней капитан. Одного вашего шикая, для того что бы меня в чем-либо убедить будет мало, и что бы добиться от меня того что вы хотите, вам придется использовать банкай. А в этом случае я в целях самозащиты смогу натравить на вас своих малюток, и еще вопрос кто из нас победит.
    - А ты не слишком много на себя берешь? Что бы вбить в тебя несколько уроков, мне не нужен занпакто. Рикуджокоро!
    - Тенран, Сокатсуй.
    Вихрь воздуха из моей правой руки принял в себя желтый луч связывающего бакудо, и разрушив его конструкцию, рассеял безобидные искры вокруг себя. И одновременно с этим, через левую руку направил довольно слабую волну синего пламени на капитана шестого отряда. Такая даже рядовому шинигами не сильно повредит, что уж говорить про Кучики-сана. Я лишь хотел ему продемонстрировать, что и в кидо мне есть чем его удивить, и мой расчет оправдался. Он сбил мою атаку направленным выбросом своей духовной силы, и посмотрел на меня со странным выражением лица, смесью брезгливости и легкого удивления. Действительно, мало кто способен использовать два различных кидо одновременно, для этого не нужно иметь какие-то гигантские резервы духовной силы или вековой опыт использования магии, нужен всего лишь филигранный контроль своей реатсу. А оттачиванием такового почти никто не занимается, этот навык не нужен ни рядовым шинигами, их резерв слишком мал для этого, ни капитанам, потому как их запасы сил с успехом уравновешивает более чем посредственный контроль энергии. А вот для меня этот параметр жизненно необходим, и поэтому я могу без особых усилий выполнить подобный трюк.
    - Ладно, раз тебе так хочется 'поразвлекаться', - в этот момент он скривился, будто съел лимон, - делай это подальше от меня.
    Он повернулся ко мне спиной, и громко сказал:
    - Уходим, этот ублюдок хочет остаться, пускай. У нас нет на это времени, сбор в лагере.
    И ушел в сюнпо. Видимо это заявление несколько удивило собравшихся здесь шинигами, они никак не могил понять, почему капитан шестого отряда, известный своими моральными принципами не стал раздувать конфликт и устраивать показательную порку. Я пока еще не отозвал свой банкай, и в состоянии немного исправить направление мыслей всех кто находится здесь, в том числе и капитана. Слегка расшевелив его неуверенность в своих силах, и желание не связываться со мной, я добился от него совершенно невозможного поступка.
    - Тогда я сам преподам урок этому психу!
    На меня кинулся какой-то офицер из шестого отряда, замахиваясь мечом. Быстро, сильно, прямолинейно и очень предсказуемо. Даже если мои силы были равны ему, я бы победил за счет своего опыта, а в моем нынешнем состоянии, у него не было и шанса. Напитав свой клинок реатсу, он обрушил на меня незатейливый, рубящий сверху вниз, удар. Который я остановил просто голой ладонью, и развернув свой корпус на левой ноге, впечатал правую ступню ему в ребра. Хорошо так ударил, его занпакто так и осталось у меня в правой руке, а он сам улетел от меня метров на десять. Красиво, эффектно, но глупо и неэффективно. Мне сейчас требовалось как можно показательнее разделаться с желающим побузить, что бы больше ни у кого не появилось желания повторить благородный порыв своего незадачливого товарища. Мой расчет оправдался, в их головах появился легкий страх, который я смогу немного расшевелить, и добавив немного яки гаркнул:
    - А вы что, тоже хотите меня порадовать? Шуб-Ниггурат!
    Около тридцати тварей бросили свой пир, и развернулись к столпившимся шинигами. Все же они решили выполниться приказ своего командира, и начали перемещаться в сторону лагеря, двое из них унесли побитого мною офицера. А я устало сел на обломок здания, все же держать банкай почти два часа для меня тяжеловато, еще пришлось потратиться на показуху с кидо и блокировку меча ладонью, который я до сих пор держу в руках. Пожалуй отдам его попозже, а пока надо убедится что рядом никого не осталось.
    'В этот раз я шел по лезвию нож а. Еще чуть-чуть, и меня сочтут опасным для Сейрейтея.'
     'Но в другом случае ты бы не смог смотреться в зеркало. И потом, ты боишься что тебя посадят в тюрьму? Так ты же сам несколько путей отхода сделал.'
    'Да, но мне не хочется снова убегать. У меня новая цель, и я должен стать капитаном.'
     'Твои амбиции растут вместе с твоей силой. А помнишь, когда-то ты хотел уйти первые районы, и стать художником?'
    'Одно другому не мешает.'
    Последний источник реатсу который я чувствовал, исчез с моего поля зрения, пора отменить банкай. Окружающая меня картина начала подергиваться, будто воздух в жару, трупы детей и женщин, Шуб-Ниггурат, натекшие лужи крови и оторванные фрагменты тел, все это разом превратилось в черно-серый туман и начало стекаться к статуэтке Дабиживы, которая стояла у меня на левой ладони. Она подняла руки над головой, и в ее руках появился контур клинка, который начал заполнятся этим туманом, и спустя несколько секунд я вложил танто в ножны. Уже в который раз я полностью пуст, мерзкое ощущение.
    - Нехорошо Ма-кун, обманывать своего командира.
    Я начал ощупывать пространство вокруг меня, но засечь говорившего так и не смог.
    - Можешь не стараться, сейчас меня никто не сможет найти.
    Моя тень дернулась, и из нее начал подниматься какой-то тупоуголный конус, который впоследствии оказался соломенной шляпой-амегаса. Темный силуэт вышедший из тени, начал обретать цвет, и спустя несколько мгновений передо мной стоял капитан восьмого отряда Шунсюй Кьераку, державший в руках по мечу.
    - Здравствуйте Кьераку-сан, неужто я имею честь видеть ваш шикай? Говорят вы используете его только против сильных противников, мне льстит ваша оценка. Наверное вы хотите меня убить, но к сожалению у меня совершенно нет ни сил не желания оказывать вам сопротивление, может решим дело миром?
    - Даже и не знаю Ма-кун, когда я здесь появился, и увидел что творят твои монстры, то с каким выражением лица ты на это смотришь, я думал тебя убить. Но вот последние события немного изменили мои планы, я так понимаю что твой банкай не просто призывает существ, в чем ты усилено пытаешься всех убедить.
    - Верно капитан, Дабижива - я достал занпакто из ножен - означает 'дающая жизнь', я никого не призываю, я могу создать любую жизнь, в том числе тела нескольких десятков людей разных возрастов, и натравить на них монстров. А все остальное... всего лишь небольшой самогипноз и давление яки.
    - В таком случае я не вижу смысла в твоей смерти. - он запечатал занпакто, и вложил мечи в ножны. - Не расскажешь мне зачем ты устроил это представление? Хотя, думаю ответ кроется вот за тем барьером?
    Он кивнул на слегка светящийся купол, который изначально был замаскирован моим банкаем под кучу строительного мусора.
    - У вас хорошо получается скрывать реатсу, спрячьтесь пожалуйста еще раз. Он выполнил мою просьбу, и скрылся их всех видимых диапазонов, а я сложив пальцами отменяющий знак, разрушил блокирующий реатсу барьер. Он скрывал собой большую воронку от взрыва, в которой находилось несколько симпатичных девушек. Ну если отмыть и переодеть конечно же, они станут таковыми, а сейчас просто чумазые испуганные девочки лет семнадцати. Они стояли кругом, прикрыв от меня своими спинами совсем мелкую детвору от пяти до десяти лет, впереди них стояла женщина, которой уже за шестьдесят, вероятно заведующая этим детским садом.
    - Слушай старая и не перебивай, сейчас берешь в горсть свое стадо, и топаешь в том направлении, дня через три пути выйдешь к городу, а что делать дальше разберетесь сами.
    Я указал рукой в направлении, противоположном нашему лагерю.
    - Духовные техники и оружие не использовать, если вас засекут, я вам уже не помогу. И еще, что бы ваши командиры не делали, чем вызвали наше желание вас уничтожить, не повторяйте их ошибок. Понятно?
    Она лишь кивнула, продолжая буравить меня взглядом.
    - А раз понятно, то бегом марш!
    Она развернулась, и что-то сказала девушкам, и они споро начали соображать подобие походной колонны, и шустро посеменили в сторону которую я им указал. Я развернулся пошел в сторону от них, и остановился ожидая когда появится Кьераку. Он скинул маскировку стоя радом со мной, и смотрел вслед уходящим врагам.
    - Даже и не знаю Ма-кун что с тобой делать. Вроде и приказ нарушил, помог квинси, но как подумаю что приказом было их уничтожение...
    - Это был первый дом в который я вошел, и уже приготовился убить всех кого встречу, а тут мне дорогу перегородили две девчушки с кухонными ножами, да бабка с кочергой. А позади них в дверь два любопытных глаза выглядывают. Я хоть и убийца, но вот так просто зарезать их всех не смог. Если бы напали, то волне возможно, а они стояли на месте и тряслись от страха. Пинками согнал в кучу, вывел во двор, и спрятал в ближайшей яме. Накрыл звуконепроницаемым и скрывающим барьером, и стал ждать когда наши тут закончат. Дальше ты сам видел.
    Как-то незаметно для себя перешел с капитаном на немного фамильярный тон, но он похоже не был против.
    - Достойный поступок Ма-кун, это кровавая война, банкай использовали десятки раз, что бы убивать врагов. Но ты первый, кто при помощи него спас пару десятков жизней, вопреки приказу старого Ямы. Достойный поступок и смелый, жаль что про него никто и никогда не узнает. Конгобаку!
    С его ладони сорвался огромный огненный шар, полетел в место где я прятал людей, и взорвался выплеснув вокруг свою начинку. Площадь потонула в ревущем пламени, в таком не то что труп испепелит за пару секунд, даже камень превратиться в лужу магмы. Жар был нестерпимым, и мы поспешили отойти оттуда подальше. Все же я правильно просчитал характер капитана, а то уже начал слегка нервничать, пытаясь придумать как убедить его что нужно все тут сжечь. У меня самого сил на это не было, а замести следы было просто необходимо, потому как на самом деле там не был убит ни один человек, а отсутствие трупов могло вызвать ненужные подозрения. Хорошо что это он сделал сам, иначе мне пришлось бы быть его должником, а так он вроде как мой подельник по собственной инициативе.
    - А все же, ты мне кое-что недоговорил, я хорошо знаю Гинрея, и он ни за что бы не ушел так просто, не в его это характере.
    - Кьераку-сан, пусть это будет моим маленьким секретом, хорошо?
    
    
***

    Основные силы врага в нашем регионе были уничтожены, по предварительным подсчетам, было убито около семи тысяч квинси, из них более половины мирного населения и примерно две тысячи шинигами. Потерь с нашей стороны было бы гораздо больше, но в первые дни войны капитанами Готэя были выбиты их самые сильные бойцы, а квинси вооруженные баккото встречались очень редко, основные склады этого оружия были уничтожены. Все еще оставались неясности с прибывшими из Европы рыцарями, было известно что они собрали все оставшихся дееспособных в Японии квинси, и где-то спрятались, обнаружить их наша разведка была не в состоянии. Всеми силами пытались найти их базу, по моим прикидкам эта группировка самая сильная из тех что когда либо была сформирована из квинси во время этой войны, и двадцать рыцарей в одной команде это очень внушает. Сейчас же у нас был дикий кадровый голод, в каждом отряде из рядового состава оставалось примерно по двадцать человек, лишь отряд кидо и медслужба были более укомплектованы чем остальные, да и та часть омницукидо которая занималась патрулем и охраной Сейрейтея. Во время последней зачистки, был убит лейтенант второго отряда заменяющий на данный момент капитана, и я как оставшийся старший офицер взял в свои руки бразды правления. Капитанов осталось менее половины, держащих на примете нескольких шинигами, начали приглашать на капитанский экзамен. Первым белое хаори получил мой однокурсник Мугурума Кенсей, он занял руководящий пост девятого отряда, следующими заняли места седьмого и одиннадцатого отряда, по идее должны были пригласить и меня на должность капитана омницукидо, что вполне соответствовало моим планам.
    Я сидел под деревом парка, расположенного на территории второго отряда, и предавался важным командирским размышлениям, как тут ко мне вышла уже четвертый офицер Йоруйчи Сихоуинь, в компании двадцати шинигами из отряда задержания.
    - Ма рат-сан, по приказу главнокомандующего вы арестованы.
    Это было внезапно. Тот кто отдавал этот приказ, видимо знал что я не буду оказывать ей сопротивления, потому как убежать от нее у меня не получится, а убить ее я не смогу. Глаза отводит, нервничает...
    - Причина?
    - Вас обвиняют в массовом убийстве в шестом районе Руконгая, на месте обнаружена реатсу вашего банкая.
    Это дело было вчера, я сам на место не выходил, выслал группу проверки, и все еще ждал их рапорт.
     'И что делать? Все твои заготовки на побег с шумом и большой кровью.'
    'Да... Но похоже это обычная подстава, наверняка подлог от старейшин, потом еще припомнят другие мои грешки.'
     'А если пригласят капитана Кучики, он после того случая немного злиться на тебя.'
    'Может я ему и не нравлюсь, но он очень упертый и законопослушный, если я его смогу убедить в своей невиновности, он не будет способствовать моему заключению.'
    - Хорошо, я не буду сопротивляться.
    Они смотрели на меня, положив руки на свои занпакто, и кажется облегченно вздохнули, несколько раз я устраивал тренировочный спарринг, и даже не доставая танто и не используя кидо, выбил всех своим богатым арсеналом грязных но действенных приемов. Все же их скорость даже до слабого адьюкаса не дотягивает, а последние несколько лет слабые проблем мне не доставляли. Разве что принцесса могла меня догнать и даже перегнать, но опыта ей не хватало.
    - Только один вопрос, кто инициировал арест?
    - Приказ шел от совета, изначально они требовали немедленной казни, но главнокомандующий решил не делать поспешных выводов, и сначала разобраться в этом деле.
    - Значит все-таки совет...
    Я встал, медленно снял с шеи занпакто, и держа ее за цепь протянул Йоруйчи. Она так же медленно приняла Дабиживу, немного с благодарностью смотря на меня. Она следующий по званию офицер, и получается исполняющий обязанности руководителя разведки, и она точно не хотела бы начинать свою карьеру с побега опасного подозреваемого.
    - Протокол действий я знаю. Занпакто у меня забрали, теперь должны сопроводить к камерам заключения.
    Я развернулся, и пошел к мосту, приставленный к единственному входу и выходу из 'Гнезда личинок', сопровождающие пошли следом, лишь четвертый офицер пошла рядом со мной.
    - Если тебя это успокоит, могу поклясться, что я в этом не виноват.
    - Знаю, но приказ есть приказ.
    - А ты что, все еще на меня дуешься?
    - Нет конечно.
    - Да-да, это заметно. Можешь на пару секунд отвернуться от меня, и забыть что это сделала?
    Она глянула в сторону леса, а я максимально быстро создал бабочку, и она улетела к облакам. Ничего не заметившая Йоруйчи, или сделавшая вид что ничего не заметила, повернулась обратно. Ну теперь посмотрим, один очень обязанный мне человечек, вскроет мой архив который я прилежно собирал пару десятилетий, и воспользуется согласно моим распоряжениям. Мы уже подходили к мосту, когда мне на руку села бабочка, и передала мне только одно слово: 'Понял'. Операция под кодовым названием 'бурление дерьма' началась.
    
    
Глава 18

    Урохара Киске. Седьмой офицер второго отряда.
    - Киске, пожалуйста, разберись. Я уверенна что это не он виноват в том инциденте.
    - Я всего лишь седьмой офицер, Йоруйчи, что я могу?
    - Насколько я знаю, ты единственный шинигами который исследует природу духовных частиц, ну если не считать некоторых жителей 'Гнезда личинок'.
    - Ты мне льстишь, какое там 'исследует'? Так, просто хобби в свободное от работы время.
    - Не прибедняйся, кто занял самую большую комнату и заполнил ее непонятными железяками? Киске, если ты мне поможешь, я постараюсь достать тебе лабораторные журналы Куротсучи Маюри...
    - Да зачем мне записи этого идиота?
    - Ну хотя бы затем, что бы не было желания повторить его опыты. Думаешь я не знаю про то что ты пытался вытащить их из хранилища?
    Он несколько натянуто улыбнулся и несколько раз отрицательно махнул рукой, как бы ограждая себя от ее слов:
    - Что ты, Йоруйчи-сан, не было такого, все врут!
    - Киске, тебя глаза выдают, вижу что ты тоже заинтересован в этом деле. Пожалуйста, разберись с ним, это для меня очень важно.
    - Ну как тут не помочь подруге детства... Придется помочь, и журналы тут вовсе не причем.
    - Конечно Киске, конечно. Вот все материалы что у меня есть.
    Она протянула ему пузатую папку, и он зарылся в листки аккуратных кандзи. Потом встал, и не говоря ни слова вышел из кабинета капитана, который временно заняла принцесса дома Сихоуинь, а по совместительству его подруга. Он был согласен ей помочь еще до того как она попросила его об этом, но ему так были нужны эти журналы...
    Дело было довольно странным, началось с того что было зафиксировано раскрытие 'Гарганты', пути связывающего Хуэко Мундо с миром живых и обществом душ, и оттуда вышел не очень сильный демон. На его ликвидацию было отправлена дежурная группа тринадцатого отряда, они без особых проблем уничтожили угрозу, и решив что там мог остаться кто-то еще, шестеро остались патрулировать местность, а остальные ушли. Больше патрульных живыми никто не видел, утром были найдены окровавленные куски их одежд, и следы какой-то странной реатсу. Это были не единственные жертвы, в шестом районе Руконгая, на самой окраине располагалось что-то вроде дешевой ночлежки, и этим утром обнаружили, что из тридцати двух проживающих там, выжило менее десятка. Свидетели говорят, что они не видели никого, лишь что кто-то невидимый убил несколько человек, и после тела начали таять, оставляя после себя только следы крови и обрывки ткани. После этого отряд кидо проверил окружающий фон духовной энергии, и выяснил, что он очень сходно с рейреку третьего офицера второго отряда, Ма Рат-сана. Было в ней какое-то непонятное дополнение, напоминавшее следы энергии демона, но по ключевым параметрам оно было сходно с реатсу текущего исполняющего обязанности капитана омницукидо. Способы убийства тоже очень напоминали то как он убивал своим банкаем, и выяснить где он находился в это время не удалось. Этого было достаточно для ареста, но недостаточно для казни как настаивал совет.
    - Дело темное... Наверное есть смысл сходить на место преступления.
    И он собрав кое-какое оборудование, пошел в шестой район.
    
    Киске бежал, он даже скинул свои обычные деревянные сандалии, но как быстро бы он не двигался, липкое ощущение чужого взгляда на спине не пропадало. Кто-то... что-то преследовало его, он неоднократно пытался остановиться, и исследовать реатсу преследовавшего его явления, но при приближении он ощущал бесконтрольную панику, и он бросая все продолжал убегать. Оно начало следовать за ним сразу после заката, и уже почти полночи никак не хотело отступить. Что же делать... кроме него никто существо не видит и не ощущает, это единственное что он мог выяснить, на слово ему поверит только Тессай или Йоруйчи. К сожалению Тессай живет в кидо отряде, а ранг Урохары слишком мал что бы без предварительной договоренности встретится с ним, остается Йоруйчи. Но вряд ли она может чем либо помочь, она следователь и боевик, ему же нужен тот, кто безоговорочно поверит, и хорошо разбирается в духовный техниках и кидо.
    'А это идея, и тюрьма как раз окружена барьером который без соответствующего пропуска-печати не пройти.'
    Третий офицер Ма, тот ради которого Йоруйчи попросила провести расследование. Довольно неоднозначный шинигами, тогда на утро после пьянки, он сильно перекроил представления Урохары о существующем порядке общества душ, подчеркнув и выпятив то что привыкли не замечать и не обращаться внимания большинство. Он вполне мог представить, что именно Ма устроил ту резню, особенно после того что рассказывали участвовавшие в зачистках квинси шинигами, но вот сейчас третий офицер в тюрьме, а Киске кто-то преследует.
    За этими размышлениями, он приблизился к 'гнезду личинок', он не так давно получив ранг седьмого офицера вошел в первую десятку шинигами которые имели полный доступ к этому объекту в любое время суток. И быстро проскользнув за ворота, вошел в здание. Постепенно спускаясь все ниже и ниже, он начал терять ощущение наблюдения, страх перерастающий в ужас тоже пропал, и теперь все произошедшее стало казаться довольно абсурдным и нелепым. Ну что он скажет когда придет: 'Помогите офицер Ма, меня в темноте кто-то преследует и я его боюсь'? Над ним только посмеется и будет прав. Он уже развернулся и двинулся наверх к выходу, но остановился и задумался.
    'То что меня преследовали, я ощущал точно, некое чуждая духовная сила все же была. А раз она была, вполне возможно что и страх который я испытывал, был наносной. И где гарантия что если я выйду наружу, охота за мной не продолжиться?'
    Тут в голове будто открылась дверца, ранее заваленная различным хламом. Охота! Его сейчас загоняли как дичь, все что произошло с ним за последние несколько часов, выглядело точно как охота кошки за жирной мышкой.
    - Все же неприятно ощущать себя грызуном который спрятался в норку.
    Пробубнив это под нос, он продолжил спускаться закрытые казематы, для особо опасных. К сожалению, правилами приписывается сдать занпакто на хранение на время посещения тюрьмы, и пришлось сдать оружие в специальную кладовку, получив взамен каменный кругляш с цифрами. Для Урохары, все еще не освоившего шикай, это было не слишком фатально. В зандзюцу он был очень слаб, как в общем и в хакудо. То в чем он был действительно талантлив, это кидо, будучи еще на втором курсе обучения, он смог сделать свое собственное бакудо, а третьем немного усовершенствовать стандартное четвертое хадо 'Бьякурай', сделав его более пробивным и разрушительным.
    Он остановился у входа в крыло с камерами, в одной из которых сидел нужный ему шинигами, и сделал несколько глубоких вдохов и выдохов, стараясь привести пульс и дыхание в норму. Подождав пару мину, он нацепил на лицо самую беззаботно выражение, открыл дверь, и пошлепал босыми ногами к единственному узнику этого крыла.
    - Доброй ночи Ма-сан!
    Он подошел к решетке, и сел напротив узника скрестив ноги.
    - О, Урохара-сан, вы очень вовремя. Я тут проводил некоторые изыскания, и понял что мне не хватает фундаментальных знаний по барьерам, и я слышал от Йоруйчи сан что вы большой специалист по ним.
    - Да что вы, какой специалист? Вот в Кидо отряде вот там действительно есть самородки, а я лишь скромный седьмой офицер.
    - Ну не такой уж и скромный, я видел какой вы хороший полигон сотворили, и это еще не сдав выпускной экзамен! А тот ваш горячий источник, это вообще за гранью. Не скажите откуда он там?
    - С источником мне одна знакомая помогла, а тот полигон это не так уж и сложно, уверен вы сможете сделать не хуже.
    - В обществе душ согласен. Так вот по поводу моих изысканий, как вы знаете, я несколько лет жил в Хуэко Мундо, и для проживания устроил себе там небольшое убежище, как раз так хорошо известными нам увеличивающими объем барьерами.
    - Ну если быть точным, они объем не увеличивают, они формируют складку в пространстве, в которую помешается комната.
    - Вот видите, я про такие тонкости не знал, в курсе только про то что написано в книгах. Так вот, тогда я столкнулся с проблемой, в атмосфере более насыщенной духовными частицами, эта самая складка никак не хотела становится нужного мне объема, той энергии которую я вкладывал в них хватило было пещеру размером с ваш полигон, а по факту получалась комната раз в десять больше этой камеры.
    Вопрос был действительно интересный, и Урохара задумался над решением, редко когда удавалось найти новые грани и возможности, в уже давно изученных от начала и до конца кидо.
    - Может это потому что резонирующий контур изначально настроен на менее насыщенную атмосферу, и его колебательный интервал гораздо ниже чем требуется? Думаю если усилить колебания в резонаторе, барьер должен сработать как и задумано, правда энергопотребление увеличится процентов на тридцать, но если отдельно запитать через трансформатор к окружающему фону, проблему можно решить. Но это черновой вариант, нужно провести расчеты и несколько опытов.
    - Вот это свежий взгляд Дабижива, я уже лет двадцать себе этой проблемой морщины зарабатывают, а тут сходу такая интересная теория. Надо все же почитать подходящую литературу.
    - Ма-сан, это вы мне?
    - Что? Извини, я кажется это вслух сказал, да? Я говорил со своей занпакто.
    - Но у всех заключенных оружие изымается!
    Заключенный покачал головой.
    - Как не стыдно Урохара-сан, это же проходят на первом курсе. Клинок это лишь внешнее проявление силы занпакто, на самом деле его душа живет где-то внутри нас. И даже без плотного контакта с клинком, с ними можно общаться. Хотя Дабижива отдельная случай, я с ней разговаривал задолго до того как стал шинигами.
    - Действительно забыл. У вас был занпакто еще до того как вы стали шинигами? Любопытно было бы изучить ее...
    - Кстати Урохара-сан, а зачем вы пришли?
    В этот момент блондин вспомнил зачем он пришел сюда ночью. И вернув простодушное выражение лица спросил:
    - А почему вы решили что я пришел по какой-то причине?
    - Ну хотя бы потому что у вас одежда в пыли, обуви нет, волосы свалялись в колтун. Похоже что вы бежали, и бежали долго, еще то что вы пришли ночью, когда нормальные люди спят, и еще глаза. Очень взгляд серьезный и цепкий, из-за него улыбка фальшивой кажется.
    - Вот как... Йоруйчи-сан тоже самое мне сегодня сказала.
    - И правильно сказала, она в свое время тоже пыталась провести меня такими жалкими уловками, долго переучивать пришлось.
    - Может и мне чего посоветуете?
    - Ну, начните хотя бы с того, что когда улыбаетесь жмурьтесь или прячьте глаза. Например в тени шляпы, у меня для подобных случаев есть амегаса. Еще можно отвлечь от лица взгляд каким-нибудь предметом или аксессуаром, например Йоруйчи использует для этого свою довольно шикарную грудь, специально ослабляя пояс на косодэ, что бы разрез был шире. А если носит парадную одежду, пользуется рукавами или веером.
    - Приму к сведению, а вы чем пользуетесь?
    - Я пользуюсь грудью и телом Дабиживы, наверняка обратили внимание как я ношу занпакто?
    - Да, это притягивает внимание.
    - Все же, зачем вы пришли?
    - Сегодня днем, точнее уже вчера днем, Йоруйчи попросила меня разобраться в этом непонятном деле с резней в Руконгае, и я пришел к очень странным результатам.
    - Любопытно будет послушать.
    - Скажу сразу, я не пил, галлюцинациями никогда не страдал, и я никого не разыгрываю, все что произошло со мной настолько странно, что я сам не уверен что мне это не показалось.
    - Многообещающее вступление.
    - Когда я пришел в тот дом, в котором произошел инцидент, я первым делом взял образцы реатсу, и в походной лаборатории сравнил ее с вашими. Совпало на девяносто процентов, обычно этого хватает для идентификации, но она меня просила провести более дотошную проверку. И вот тут я выяснил странное, по некоторым ключевым характеристикам, эта реатсу не может принадлежать шинигами. По этим самым признакам реатсу принадлежит пустому, только вот она ощущается гораздо мягче чем реатсу демонов. Такая вот забавная неувязка, следы вроде как и ваши, но и нет, будто там были вы, при этом пользовались силой пустых. Я обследовал каждый клочок ткани, поговорил со всеми свидетелями, и не выяснил ничего нового, лишь невнятные бормотания про невидимого убийцу. Солнце уже зашло, и я начал собираться уходить, как вдруг вновь появилась эта реатсу, и у моего собеседника расширились глаза, он что-то пытался сказать и показывал мне за спину. Я оглянулся, но ничего не увидел, и повернувшись назад захотел спросить у него что случилось, только не успел. Сквозь дыру в его теле я смог разглядеть стену за ним, и почти сразу же такие отверстия появились в еще четырех находящихся в этой комнате людях.
    - Говорите, это началось сразу после заката? Когда было светло ничего не происходило?
    - Верно. Дальше тела начали терять форму и таять, как кусок льда, оставалась лишь рваная одежда да немного натекшей крови. Это было довольно любопытное явление, и я начал проводить замеры окружающей духовной силы, и знаете, результаты точно такие же! Будто это вы будучи невидимым начали их убивать силами пустых, если бы не был уверен что вы в этот момент находитесь в тюрьме, указал бы вас как виновника.
    - Любопытно, а что было дальше?
    - Дальше я начал изучать то что осталось от тел, было похоже на то что духовные оболочки разбавили какой-то агрессивной духовной энергией, от которого оно превратилось в однородную смесь из духовных частиц, эдакий бульон, который был каким-то способом утилизирован. Учитывая что реатсу вероятно принадлежала демону, я бы предположил что он получившийся раствор был выпит. Так вот, когда я изучал обрывки одежды, я всей кожей ощутил чуждое внимание. Даже не так, внимание.
    Урохара интонацией выделил это слово.
    - Я только и успел отскочить в сторону, как на месте где я стоял был продырявлен пол, я быстро поставил вокруг себя простой защитный барьер, и начал осматриваться. В комнате горела небольшая лампа, света было очень мало, тени по углам были словно живыми. Оттуда вышел шинигами, Исикава Амида, я с трудом узнал его.
    - Кто это такой?
    - Это дезертир из двенадцатого отряда, я был в группе задержания при его поимке, он оказал сопротивление и я его убил. Это было пару недель назад. Так вот, я не сразу его узнал, лицо было бледное уже с трупными пятнами, и у него не было глаз. Только темные провалы, он стоял и смотрел на меня. Хочу сказать, что у меня любопытство гораздо сильнее чем страх, и почти всегда когда нужно бояться, мне наоборот становится интересно, но в этот раз было все не так. Меня просто сковал ужас, я смотрел на него и не мог пошевелиться. Ударив мечом по барьеру, он его разрушил, в этот момент я почувствовал его реатсу. Когда мы шли на задержание Исикавы, дали внимательно изучить образец его духовной энергии, и эти воспоминания были еще свежи, так вот, реатсу которую я ощутил совершенно не походила на то что я запомнил. А это значит он не тот кем хочет показаться, и эта мысль будто скинула с меня оцепенение, и я попробовал его атаковать. Только не получилось ничего, он первым ударом меча снес мой блок и пробил моим телом стену, а я решив что не могу бороться с ним бросился к ближайшему патрулю. На первом же встречном мной, меня подняли на смех, я показывал им на приближающегося Исикаву, но они похоже его не видели, потом я подходил к другим, реакция была такой же. И тогда я попытался убежать от него, но казалось он всегда находится рядом, только я останавливался, как сразу ощущал его взгляд на себе. Вот я полночи бегал, даже где-то гэта потерял, и решил прийти к вам, может вы мне сможете помочь.
    - У меня несколько вопросов. Первое, когда ты осматривал одежду тех кто умер на твоих глазах, ничего странного не находил?
    - Да в общем то ничего, мусор всякий, хлебные корочки, обрывки бумаги...
    - Вспомни внимательно, кукла там была?
    - Кукла?.. Да, было что-то похожее, грязная вся в крошках грубо сшитая игрушка, наверное кто-то из детей потерял.
    - Опиши ее.
    - А зачем? Ну... такая маленькая, примерно полторы ладони размером, одета в юбку из грязной тряпки, еще схематичная маска выточенная из кости, видимо это была кукла пустого. Обычная игрушка, даже у меня по детству было что-то похожее, только вот не человек а какая-то зверушка в маске.
    - Далее, Исикава которого ты видел, ничего тебе не говорил?
    - Нет, он ни слова не сказал.
    - Звуки? Он какой-нибудь звук воспроизводил?
    - Когда шел ко мне, хрипел так противно, но ничего осмысленного.
    - Ты смотри Дабижива, это действительно она! А я думал что сжег ее еще лет пятьдесят назад...
    - О чем вы Ма-сан?
    - Извини, мысли вслух, теперь последний вопрос. Опиши Исикаву.
    - Это юноша, синевато-черные волосы, растрепаны будто намочил в сушил их ураганом, на лице шрам от кончика левого уха до носа.
    - Еще он отрезал от стандартных косодэ рукава, похоже что они мешали использовать его занпакто.
    - Точно! Вы что тоже знаете его?
    - Нет, первый раз про него услышал сегодня. Просто описываемый вами молодой человек уже минут пять стоит у вас за спиной.
    Урохара замер, и почувствовал как зашевелились волосы на его затылке, и начал поворачивать голову назад.
    - Не шевелитесь Урохара-сан. Слушайте мой голос.
    Киске сглотнул липкий комок в горле.
    - Надеюсь вы сейчас пошутили?
    - Посмотрите на меня, и внимательно слушайте.
    Убедившись что внимание блондина приковано к нему, он продолжил.
    - То существо которое вас преследует, оставила свою метку в вашем разуме, и если ее не убрать, оно будет вечно следовать за вами, пока не убьет. Вам повезло что сейчас оно не желает вам смерти. Теперь, что бы избавиться от метки, сделайте выброс реатсу в свой мозг, будут довольно неприятные ощущения, но так надо.
    Урохара слышал что ему говорят, и одновременно он смог почувствовать реатсу что находилось у него за спиной, к сожалению Ма-сан не врал. Он выпустил импульс духовной энергии в голову, в глазах потемнело, а из носа закапала кровь.
    - Слабо, нужно сильнее.
    Киске начал концентрировать в себе энергию, готовясь к сильнейшему удару по мозгам, как ощутил у себя на шее ледяную ладонь.
    - Замри Урохара-сан. Ничего не делай.
    Блондин как сидел так и застыл на месте, ладонь переползла на его плечо, и несильно сдавило. Используя его как опору, существо обошло Киске и двинулось к решетке, за которой сидел офицер Ма, и опустилось перед ним на колени. Заключенный внимательно смотрел на него, и казалось что совершенно не боялся того что видит. Наконец молчание было нарушено, лишенный эмоций хрипловатый голос произнес:
    - Х-г-хгосподин?
    
    Безымянный и безликий пустой
    Он впервые пробовал утолить голод после получения своей формы, и та первая еда которую он смог догнать, только раззадорила его аппетит. В этот раз лежал он не долго, проходящий мимо гилиан скользнул по нему взглядом, и появилось знакомое ощущение двойной картинки. Теперь он смог встать, и пойти следом за своей добычей, и в этот раз он резко увеличился в размерах, получив тело какого-то гилиана. Подобное изменение не сильно удивило демона, лишь пришлось заново привыкать к уменьшенному размеру мира. Есть гилиана он не стал, решив пойти поискать более подходящую еду, например ту которую он съел перед превращением.
    Искать пришлось недолго, несколько дней или недель пути, адьюкас все еще не умел измерять время, он встретил несколько источников света, похожих на те что ему нужно, и он пошел к ним. Первые попытки атаки ничего не дали, его руки и серо проходили сквозь них не принося никакого вреда, лишь некоторые из них почуяли его свет и насторожились. Он ходил за ними и был рядом очень долго, попытки напасть были тщетны, а голод все усиливался.
    'Я сейчас большой, по этому Голод у меня большой. Если я стану снова меньше, Голод ослабнет?'
    Он помнил хорошо, что изначально он был очень крошечным, практически незаметным, и начал вспоминать ощущения которые тогда были. Абсолютная неподвижность, взгляд направлен к куполу леса. Появилось знакомая легкость в теле, будто вытащили натянутую струну которая проходила через него, голод который терзал его последнее время ушел на второй план. Адьюкас вновь лежал на песке, полностью парализованный, и смотрел немигающем взглядом вверх. Вокруг него была стая других адьюкасов, и за те минуты что он лежал рядом с ними, на него посмотрело четверо из них. Двойная картинка к которой он уже привык, резко стало шестерной, и вместе с своими мыслями в голове появились отголоски размышлений еще четверых существ. Первые несколько мгновений он был оглушен и дезориентирован, первым желанием было отобрать у них то, что они забрали своим взглядом, и он потянул на себя те частички своего разума, которые поселились в головах других демонов, и больше не давал им похитить себя через взгляд.
    Он провел среди этой стаи много времени, их мысли и их диалоги давали много интересного, названия, обозначения, правила поведения, от них понял что он является адьюкасом, следующей ступенью развития гилиана. Так же он смог разобраться в своих талантах, и понять что они совершенно не типичны для адьюкасов. Если никто на него не посмотрит, то он не сможет двинуться с места, а если часть его разума окажется в головах наблюдателей, то он может свободно ходить между ними. Взяв направление к кому-то из них, он получает тело того, смерти которого были они виновником, обычно это наиболее яркое воспоминание. Но получает только оболочку, без каких-то особых сил или способностей, яркость его света не менялась. После этих открытий, он понял что больше ничего от них не получит, он начал их убивать, по одному. Когда осталось двое, то вовремя спохватился, ведь если он их убьет, то не сможет ходить, и потому он остался рядом с ними. Почти все время лежа на песке, он наблюдал за ними их же глазами, пока они не встретили пустого неизмеримо их сильнее. Они называли его вастер лордом, хозяином и господином, казалось он ослеплял их своим светом, и они почти визжа от восторга, бросились служить ему. Их эмоции несколько смутили адьюкаса, казалось что они нашли то что искали всю жизнь. Но ведь он тоже ищет свет, который ему нужен? Где-то тоже есть его господин? Чем дольше он ходил с ними, тем больше понимал, ему нужно найти своего хозяина, что бы это ему не стоило.
    Прошло еще несколько лет, адьюкас мог наблюдать уже более чем за полусотней пустых одновременно, проблем с перемещением больше не было. Еще он научился направлять адьюкасов в которых вселился, давать им направление движения. Это было не прямое управление, а скорее легкое подталкивание к нужному пути, не затрагивающее свободу воли. И вот однажды, встретился ему пустой, у которого в мыслях были свежи очень необычные воспоминания. Очень светлый мир, небо светло синее, и нет постоянной луны, живут там существа со светом, похожий на тот который он так давно искал. Обдумывание планов много времени не заняло, через пару недель он начал толкать этого пустого на повторное посещение того мира, а сам начал тихо наблюдать за ним.
    Выйдя следом за своим проводником, его сразу парализовало, в теле появилось привычная легкость, а взгляд уставился в небо. Необычно синее небо, которое светилось сквозь зеленые ветки деревьев, и яркий желтый диск весел там вместо холодного полумесяца. Тут было невыносимо ярко и светло, казалось что мир сошел с ума, и адьюкас не сразу осознал свое положение. Когда он немного обвыкся, он понял что потерял связь со всеми кто был в его родном мире, единственный кого он чувствует, это его проводник, но по какой-то причине он не может сделать ни шага в его сторону. Вариантов действий было немного, и он продолжил лежать и ожидать развития событий.
    Спустя немного времени, глазами своего провожатого, который успел уйти довольно далеко, он увидел существ с черной кожей, и знакомым светом. Другие адьюкасы называли их шинигами, и считали врагами которых нужно убивать. Но лично ему они пока ничего не сделали, потому он продолжить смотреть на них. Провожатый умер буквально сразу как их встретил, и он остался без дополнительных глаз в этом мире, но не на долго. К месту где он лежал, они подошли и стали осматривать место с которого он появился, ходя вокруг кругами и переговариваясь. Каждый по нескольку раз скользнул взглядом по адьюкасу, и он стал с интересом просматривать их воспоминания. Много чего непонятного, странные поступки и поведение. Как например понять, что убивают не потому что их заставляет Голод, а потому что они хотят убить? Он долго пытался разобраться в полученной информации, так долго что не заметил как небо начало темнеть. Потом появилась луна, и все яркие краски сменились полутонами серого и черного, такого привычного и спокойного. После того как исчезло солнце с горизонта, вновь вернулась способность двигаться, и раз таковая возможность есть, то нужно найти еду.
    Эти новые оказались очень вкусны, их свет очень хорошо утолял Голод, и он не удержавшись съел почти всех. Вот только одного оставил, у него не было черной шкуры, и свет был слабее, к тому же нужно было как-то передвигаться. И в довольно приподнятом настроении он шел за последним, в довольно необычно для себя форме. То что сначала он принимал за кожу, было материалом находящимся на теле, сейчас на нем была какая-то яркая розово-белая ткань, белые руки и ноги. Интересно, зачем его провожатый убил это существо? Наверняка тоже не для еды.
    Ненавязчиво подталкивая того кого он преследовал, в место где побольше людей, он медленно шел за убегающим человеком, эта охота была настолько питательной и простой, что он уже твердо решил что останется тут надолго. В деревянной пещере было много еды, он зашел и на время поменял форму обратно на базовую, после того как его увидели пара десятков человек, он принялся за еду. Он увлекся этим занятием, что даже не заметил как небо начало светлеть, и после того как появился желтый диск, адьюкас вернулся к исходной форме, и лежал среди обрывков одежды, смотря на досчатый потолок.
    Снова несколько часов без движения, рядом бегали шинигами, что-то искали, он смог поселиться почти в трех десятках головах, и продолжал ждать когда небо станет темным. Наверное он может ходить только под ночным светилом. К концу дня пришел еще один шинигами, который сильно отличался от других, этот ползал по полу, собирая что-то важное для себя, а после того как получилось пробраться в его разум, адьюкас испытал сильнейшее волнение. Этот светлоголовый, знал его Господина! И его Господин знал светловолосого, наверное он тоже его хозяин. После жизни в стае вастер лорда, адьюкас знал что хозяева очень злятся когда убивают их слуг, потому нельзя его трогать. План действий созрел быстро, как стемнеет нужно будет направить светлоголового к хозяину, и пойти следом за ним.
    'Какой глупый слуга! Уже пол ночи бегает от него, никак не может понять что его нужно идти к Господину!'
     Он опять остановился, и пытается его разглядеть, адьюкас подошел ближе и начал пытаться его направить к хозяину.
    'Ну вот снова сорвался с места и побежал, надеюсь он понял правильно.'
     Спустя еще немного времени, белоголовый подошел к какой-то пещере и исчез, полностью связь не потерялась и он больше не мог смотреть его глазами, но все еще ощущал куда ему нужно идти. Адьюкас внимательно осмотрел место у которого исчез слуга, и пошел следом. Протискиваться было тяжело, будто против ветра идти, но все же ему это удалось, и он начал плутать по коридорам пытаясь понять куда ушел его носитель. Связь с белоголовым вернулась, и он увидел как тот подошел к решетке, за которой сидел ОН, тот кого он искал многие годы. Подойдя к ним, он не осмелился прервать беседу его хозяина, покорно стоял и ждал когда на него обратят внимание. Изредка в мыслях звучал звонкий смех, непонятные куски фраз, слышные будто через вату. Хозяин его тоже заметил, но никак не обозначил это, лишь в конце разговора со слугой, поманил его рукой. Адьюкас подошел к решетке, и смотрел на заключенного в ней шинигами.
    - Х-г-хгосподин? - это было первое слово которое он смог произнести.
    
    
Глава 19

    
    Сидеть в тюрьме довольно скучно, хоть мне и не привыкать к небу в клетку, но тогда у меня была возможность рисовать. А тут решетка и стены, из блокирующего реатсу материала, теперь и не убежать... остается надеяться на моего архивариуса, у него должно хватить ума выполнить такие нехитрые поручения.
     'Зато у тебя есть свободное время обдумать то на что времени все не хватало.'
    'Точно. Например эта непонятная подстава, любой кто меня знает, поймет что это бред, если бы мне нужно было убить такое количество людей, я бы это сделал так что никто не подумал на меня.'
     'Поправочка, любой кто знает тебя настоящего, это человека три от силы.'
    'Справедливо, тут я сейчас сам заложник своей репутации. Только общая картина не такая простая. Те убийства, это лишь предлог посадить меня, даже если это шито белыми нитками, основная задача - меня отсюда не выпускать. Тут как получается, если бы подобное произошло полгода назад, меня бы оправдали, а вот в свете событий последней зачистки, я сам развязал им руки. Большая часть Сейрейтея уверена что виновник я.'
     'И как ты это будешь выкручиваться? Я помню ты что-то хитрое делал, я тогда так и не смогла разобраться.'
     'Тут все довольно просто. Более всего жаждут моей ликвидации, или хотя бы пожизненного заключения, клан Казуми-одзи, слишком уж много они из-за меня потеряли денег, до сих пор они не смогут развернуться на полную, я им как кость в горле. Далее совет, если изначально они были проводниками воли короля, то сейчас это просто одуревшая от власти куча чиновников. И я нейтрализовав на их территории самых мешающих мне, обидно щелкнул их по носу. Рука руку моет, те девять из совета при моем появлении наиболее сильно ставили бы палки мне в колеса, но это не значит что остальные не были в курсе дел. Получается они знают что я знаю об их грехах и могу это доказать, чем крепко держу их за яйца. Ликвидировать меня у них не получится, для этого им нужен боец уровня капитана, а вот нейтрализовать меня законным способом вполне вероятно. Вот они и устроили это представление, не удивительно, если они будут продолжать настаивать на моей казни.'
     'Это понятно, а что ты задумал?'
    'А вот тут начинается самое интересное. Будучи у власти, невозможно оставаться честным относительно к другим правящим верхушкам, и за двадцать лет я набрал очень неплохую коллекцию сведений о том, кто как и на какую сумму нагрел своего товарища. Например однажды член побочной семьи Кучики, сделал очень нехороший поступок, чем сильно подмочил репутацию клана. Есть информация о том, что в этот момент клан набрал очень высокий вес на политической арене, и надо было их немного сбросить с пьедестала, и кое-кто из совета подговорил глупого мальчика на такое непотребство. Вот переговоры, переписка, еще кое какие доказательства будут направлены к Гинрею Кучики. Еще куча подобных писем будет отосланы каждому представителю совета, с грешками на их коллег, домам Сихоуинь, Фон, Киба, парочке капитанов. В некоторых будет внушение начать разборки, отомстить своему обидчику, и прочее. Вот когда это бурление разрастется до масштабов, когда оно само себя начнет поддерживать без вбросов с моей стороны, самое важное письмо отправиться клану Казуми-одзи. Им предоставят такие нелицеприятные данные о то как совет наживается за их счет, что как имеющие вассальный клан убийц они просто не смогут оставить их деяния безнаказанными.'
     'И что, действительно так сильно наживались?'
    'Ну не так уж все серьезно, большей частью факты сфабрикованы, но когда ложь обильно смазана правдой, она становиться практически незаметной. Ну и еще немного внушения, думаю через пару дней мы услышим про уничтожение некоторых членов совета.'
     'Я иногда думаю, что бы случилось если бы ты пришел к власти?'
    'Я был бы хорошим диктатором.'
     'А почему диктатура?'
    'Ну монаршей крови во мне к сожалению нету, люди в здравом уме голосовать за меня не будут, потому демократия тоже отменяется, остается только военный захват власти и узурпация трона. Да и неохота мне правителем быть, ответственности много, прав и свободного времени мало. Уж лучше быть советником или еще каким замом, возможностей чуть меньше, но живется гораздо проще.'
    В камере был довольно жесткий футон, несколько тверже чем мне нравиться, но лучше чем на голом полу. Развалившись на нем, я довольно долго переговаривался с Дабиживой, перетирая с ней последние события, и думая можно было бы их как-то переиграть, как тут раздался лязг двери. В коридоре раздался звук шагов, приближающийся к моей камере, по мере движения загорался свет, освещая шинигами который ко мне пришел.
     'Какие люди, блондин-в-гэта!'
    Урохара был сильно взволнован, хоть он и пытался спрятать свое напряжение за беззаботной улыбкой, но вспотевшее бледное лицо его выдавало.
    'Не помнишь чем он увлекается? Надо сбить его настрой знакомой темой.'
     'Насколько я помню, Йоруйчи говорила что он большой любитель по составлению кидо, она его подтягивает в рукопашной, а он ее в магии.'
    'Точно, давно хотел с ним про барьеры в условиях Хуэко Мундо поболтать.'
    Я начал, по простому поздоровался с ним, и начал успокаивать его возможным в моих условиях способом. Оказывается если разобраться кидо можно разложить их на различные сегменты, даже и не знал... всегда заучивал как написано в книжке, и не пытался смотреть так глубоко. Во время беседы, заметил что-то странное с ним, будто в нем есть жизнь, похожая но созданную в моих картинах, и похожа и одновременно нет. Точно создавал ее не я, не помню такой, а вот впечатление такое что кто-то из моих... странно. Чем дальше продолжалась его история, тем сильнее во мне свербел червячок воспоминания, нечто очень знакомое...
     'Вспомни самое начало, рабство и побег. Кукла, существо которое появилось в реальности.'
    Я уточнил у него, и действительно, все очень сходится, это же объясняет ту непонятность что я заметил в Урохаре.
    - Ты смотри Дабижива, это действительно она! А я думал что сжег ее еще лет пятьдесят назад...
     'Ты опять вслух сказал.'
    'Пардон, забываюсь.'
    В этот момент, тень за спиной блондина сгустилась, и из нее вышла фигура шинигами, растрепанные волосы, темные провалы вместо глаз. Но не нападала, стояла позади и смотрела на меня, будто что-то хотела спросить. Появилось ощущение, что он ищет меня, что они шел ко мне, как потерявшийся пес ищет своего хозяина.
     'И как она смогла выжить? Ты сжег носитель пятьдесят лет назад!'
    'Как-то смог, можно это выяснить потом. А сейчас, мы в ответе за тех кого приручили.'
    Я поманил пальцем фигуру, и та подошел к решетке и сел на колени. Что-то прохрипел, но я его не слушал, смотрел на него и пытался понять что с ним случилось. От него сильно фонило реатсу пустых, а на уровне эмоций, ощущалось какая-то дикая смесь предвкушения, ожидания, надежды, радости, грусти. Я протянул руку и погладил его по волосам, и как только я его коснулся, фигура размылась, и у меня в руках оказалась небольшая кукла, будто сшитая из кожи пустых и набитая плюшем.
     'Какой хорошенький! Я ему имя придумала!'
    'Этот хорошенький убил шестерых шинигами и почти три десятка мирных душ.'
     'Так он же несмышленый совсем и глупенький! Наверное кушать хотел.'
    'То есть убить его ты мне не дашь?'
     'Нет конечно!'
    'Он интересный, будем разбираться кто он и откуда, сильно уж отличается от того что я делал изначально. Что за имя придумала?'
     'Нингё!'(кукла яп.)
    'Кукла по имени Кукла. Если когда-нибудь обзаведусь собакой, имя буду сам выдумывать. А пока пойдет.'
    - Ма-сан, вы ничего не хотите мне рассказать?
    - Что-что?
    - Не хотите объяснить что это за существо, и как оно с вами связано?
    'Как думаешь, стоит ли ему обо всем рассказать?'
     'У него голова светлая, вдруг поможет разобраться? Ты главное совсем все не рассказывай.'
    - Это старая история Урохара-сан. Садитесь и успокойтесь, пока она у меня в руках, то никому вреда не причинит.
    - Без вашего приказа естественно, надеюсь я вам достаточно симпатичен что бы оставить в живых?
    - Вы мой ключ на свободу, к тому же хороший друг Йоруйчи, и у меня есть куча интересных тем для беседы с умным человеком. В списке людей которых мне хочется убить вас нету.
    - Слабо, но радует.
    Он снова сел на прежнее место, и приготовился слушать, периодически косясь на Нингё которого я держал у себя на коленях.
    - Очень давно, еще до того как я стал шинигами, я жил в восьмидесятом районе Руконгая 'Зараки', и так получилось что местная банда в которой я состоял, продала меня в рабство.
    Забавно было наблюдать как глаза моего собеседника потихоньку расширяются, не каждый день узнаешь такие эпизоды молодости своего начальника.
    - Все подробности рассказывать не буду, они довольно неприятные и никакой важной смысловой нагрузки не имеют. Так вот, находился я тогда в рабстве местного дайме, с очень большим шансом умереть следующим утром. Именно тогда я сделал эту куклу, и дал ей жизнь. Правда выглядела она совсем по другому, из материала под рукой была только прелая солома и рваная косодэ которая была на мне.
    - Не объясните подробнее, как это дал жизнь?
    - Как вы наверное знаете, занпакто получает свою силу не из-за какой либо случайности или положения звезд на небе, сила является отражением внутренней силы и реатсу человека. Вот скажем если от давления шинигами становится прохладно и зябко, есть очень большая вероятность что его занпакто будет ледяным или воздушным. Когда разговариваешь со злым главнокомандующим, тебя будто сжигают на медленном огне, кажется будто его реатсу состоит из огня, при этом Ямамото-сан обладатель самого мощного огненного занпакто в Готэе. Точно так же с остальными шинигами, занпакто в той или иной степени показывают какая особенность реатсу у конкретного шинигами.
    - Это я прекрасно знаю, к чему эти истины?
    - Так вот, моя сила - создание жизни, я в какой-то степени могу вдохнуть жизнь куда-либо, например в эту куклу.
    Он некоторое время обдумывал мои слова, что-то считал на пальцах, потирал подбородок, и наконец его лицо просветлело.
    - Получается, если исследовать вашу силу, результат может открыть столько возможностей! У меня давно есть идея по поводу искусственных душ, но все никак не могу ее реализовать, а при помощи вашей силы, это будет гораздо проще!
    - Тише Урохара-сан, я с удовольствием дам вам изучить этого малыша - и погладил по маске куклу что лежала у меня на коленях, блондин немного побледнел, сглотнул и начал отрицательно вертеть головой - но об этом поговорим немного позже. Так вот, я оживил эту куклу, и дал ей задачу, уничтожить всех в этом доме. Да не просто так, а с выдумкой, у меня было свободное времени что бы придумать как она будет действовать. В общем те, кто на нее посмотрит, увидит вместо нее человека смерть которого он видел, и он будет преследовать и убивать всех. Что бы добавить загадочности и страха, убрал глаза и поставил задачу оживать только ночью. Через шесть дней весь дом умер, а я утром сжег куклу, и ту жизнь которую я в нее заложил. Как видишь, она по какой-то причине выжила, знать бы как...
    - Ну это как раз просто. Думаю, что куклу может вы и уничтожили, а сама жизнь, подобие души осталась, и ее каким-то образом поглотил пустой. Это объясняет и маску и появление на месте разрыва ткани мира, потом этот пустой много лет бродил по пустыне, и в какой-то момент обрел разум, и видимо разум этот слился с той жизнью которую вы создали.
    В этот момент у меня проскользнули явно не мои воспоминания, вот я высотой с десятиэтажный дом хожу по лесу, вот я кого-то ем. Кажется Нингё как-то понял что мне интересно узнать где он был все это время, и показывает мне как умеет.
    - Кстати один момент, я так понимаю, что сейчас в том доме, произошло еще пять убийств, и там находятся следы моего присутствия, несмотря на то что в это время я находился в тюрьме. Думаю вам стоит пойти в какой-нибудь пустырь, и устроить место своей эпической битвы с пустым, понимаете?
    - Конечно, пока еще не рассвело организую.
    - А что будете делать со следами духовной силы?
    - Нужный образец у меня есть, из кидо отряда будет Тессай, так что нужный порядок событий будет подтвержден. Все, я пошел, думаю у нас все получится.
    Урохара ушел, а я продолжил изучать свою куклу, слишком сильно у нее сменилось поведение. Не было такой свободы воли, действовала исходя алгоритму который был в нее зашит. Это результат слияния с душой пустого? Я хоть и показывал всем своим видом что теперь Нингё безопасен, но все же не был в этом уверен, ведь это не просто пустой у меня на коленках, это адьюкас минимум. А что будет если он выйдет из под контроля и устроит резню? Это же идеальный шпион и убийца, никто не способен увидеть или как либо засечь его, кроме жертвы.
     'Думаю ты можешь на счет этого быть спокоен, его разум сейчас на уровне трехлетнего ребенка, похоже он тебя словно маму искал, и теперь от твоей юбки ни шагу не сделает.'
    'Вот спасибо, не было печали... '
     'Кстати подумай, если скрестить твои творения, и пустых, можешь сотворить послушную только тебе армию.'
    'Армия слишком накладно, пару бойцов еще получится, тут же с каждым возиться не по одному году нужно. Вот Нингё лет пятьдесят рос. Но вот мысль про отдельные явления... Помнишь как мы сбежали с психушки? Воспользовались порталом непонятно куда, я подумал, а нельзя ли такой же сделать между Хуэко Мундо, обществом душ и миром живых? Если раньше я их не делал, потому как он будет одноразовый, не факт что он перенесет в нужное место а не в серую пустоту, и то что его рисовать почти сутки нужно. А вот если скрестить портал с пустым, то можно сделать существо которое без проблем может передвигаться между мирами. Послушное мне существо, ходящее между мирами. По моему звучит здорово.'
     'Мысль действительно дельная. А если попробовать призвать Шуб-Ниггурата и дать ему разум Нингё? Наши зверушки хоть и сильные, но довольно тупые.'
    'Думаю не получится, все же у него реатсу пустого, и будет сильно конфликтовать с энергией шинигами. Но идея мне понятна... Надо будет уточнить у Урохары его соображения об искусственных душах, может получится как-нибудь приспособить.'
    
***

    Вечером следующего дня, меня вновь посетил Урохара, и рассказал последние события. Утром неизвестными лицами, было обнародовано куча грязи и жизни членов совета сорока шести, представители кланов выстроились в очередь, требуя ответа от представителей власти. А эти самые представители грызутся между собой сваливая вину друг на друга, отличился глава дома Кучики, он доказал что один из совета оскорбил и запятнал честь его клана, и что бы восстановить ее, он убил своего обидчика. После этого прошла еще волна загадочных смертей, остаток совета был взят под стражу, что бы разгрести политические беспорядки, был вызван нулевой отряд, личная стража короля. Все идет к тому, что старый совет будет распущен, и верховная власть на время переходит к главнокомандующему Генрюсаю.
    В это время, прошла информация о том, что убийца из шестого района Руконгая, совершил еще один акт, убив еще пятерых жителей. Основной подозреваемый в этом деле находился под стражей, а следователями омницукидо был обнаружен странный пустой с модифицированной реатсу, похожей на духовную силу третьего офицера Ма. В ходе задержания демон был уничтожен, заместителю начальнику омницукидо предоставлены сравнительные характеристики образцов духовных частиц, в которых написано что может они и похожи, но совершенно от разных существ. Далее идет выкладка версии о том, что некто со злым умыслом модифицировал пустого, и целях дискредитации офицера омницукидо, выпустил в свободную охоту. Доклад сейчас на столе главнокомандующего, так что еще пара-тройка дней, пока не уляжется буча я отдыхаю тут.
    - Вы страшный человек, Ма-сан, открыто про это не говорят, но большинство офицеров знают кому обязан совет за такой насыщенный событиями день.
    - Что вы Урохара-сан, я уже больше суток не могу выйти из этих стен, что я мог сделать?
    - Что будет дальше?
    - Думаю через пару дней меня выпустят, а там будет видно.
    - Как ваша кукла? Кушать случайно не захотела? Я бы ее отнес в одну камеру...
    - Не беспокойтесь, пока она в такой форме ей вполне хватает моей реатсу, и на вас она нападать не будет.
    - Точно? Вы смотрите, мне не сложно, всего на уровень ниже спуститься.
    - Точно-точно, все под контролем.
    Судя по тому как он косится на мой новый аксессуар в одежде, мне он не очень поверил.
    - Скажи мне Урохара-сан, почему Йоруйчи на меня обиделась?
    - Ну даже не знаю Ма-сан, мне бы не хотелось лезть в ваши отношения...
    - Ну вы же друзья, и наверняка хотите ей только добра, так почему бы не сделать ей приятное?
    - А почему вы не думаете что я тайно влюблен в нее, и рад тому что у вас все так неудачно?
    - Почему-то у меня создалось впечатление, что на данном этапе вас интересует своя работа больше чем женщины. А на нее вы смотрите как на старшую сестру, да и она пинает тебя так как можно пинать сестра младшего брата.
    - Это точно... Хорошо, я расскажу. Как вы наверное знаете, она наследная принцесса клана, и еще до своего рождения она стала очень весомой фигурой на политической арене. Практически с детства ее готовили к династическому браку, чему она противилась всеми силами, и в итоге с криками и бранью ушла из дома и поступила в академию. Поступила под своей фамилией, и совершенно понятно что ей заинтересовались. Только вот заинтересовались ее кланом, деньгами и положением, которое получит ее будущий муж. Если кто знакомился с ней просто как с обычным человеком, то после того как узнал что она на самом деле, либо прекращал общение, боясь навлечь на себя гнев клана, либо начинал лебезить и заискивать. И так получилось, что вы первый, зная кем она на самом деле является, повел себя с ней по хамски да еще и поиздевался. А потом обучили как себя вести, подтянули в агентурной работе, и еще там всякого по мелочи. То есть уже сильно выбились из списка всех знакомых ей мужчин, а вот тогда в ресторане, она спросила как вам удалось выжить в пустынях Хуэко Мундо. Я дословно не помню что вы там сказали, но что-то про неземную красоту ее янтарных глаз, и тут же веточкой от вишни сделал соусом набросок ее портрета на скатерти. Потом наговорили ей кучу комплиментов, и пообещали нарисовать ее в полный рост. Дальше ход разговора я не очень помню, хорошо запомнил что она вцепилась в вашу левую руку, чуть ли не мурлыкая при этом, и наотрез отказалась отпускать. Потом мы вышил из ресторана, а у вас оказался где-то неподалеку дом. Дальше я не очень помню, кажется мы с собой взяли еще несколько бутылок сакэ.
    'Вот тебе и раз...'
     'Ага, ты ей таких красивостей наговорил тогда, что я удивляюсь тому, что она тебе там же на столе не отдалась, а только руку обняла.'
    'А нарисовать ее все же нужно, только вот как обычно или приличнее? Хотя на месте разберемся.'
    Мы еще немного поговорили, обсуждая проект с искусственными душами, который по словам Урохары давал просто невиданные перспективы, например искусственно созданное существо для охоты на пустых, или при помощи их чинить сломанные занпакто, такому изобретению можно придумать много вариантов использования. Как тут нас прервал лязг двери, вошел шестой офицер омницукидо.
    - Офицер Ма-сан, поступил приказ от главнокомандующего, с вас снимаются обвинения и возвращается занпакто. Киске, проводи после этого Ма-сана в штаб первого отряда, Ямомото-сама требует немедленного присутствия.
    - Честно говоря мне это не нравится, слишком быстро все произошло, как бы не случилось чего.
     'Почему когда ты говоришь про то что что-то не так, всегда что-то не так?'
    'Жопа у меня вещая, чует неприятности.'
    
***

    Был экстренный сбор всех капитанов, таковых был недобор. Место третьего, второго, десятого были свободны, последнего убили в одной из пограничных стычек. Я стоял на месте капитана второго отряда, и вместе со всеми ждал когда придет главнокомандующий. Нингё я пока заткнул за пояс, теперь кукла пустого была у всех на виду, пусть привыкают, слишком уж опасаюсь я оставлять его без присмотра. Я пытался на время совещания отдать его на хранение Урохаре, но даже не стал меня слушать, его не убедили мои слова что днем кукла не опасна, он убежал сразу как только проводил меня до места.
    - Ма-кун, почему от вас исходит реатсу пустого?
    Этот вопрос был от капитана пятого отряда, Синдзи Хирако.
    Я достал из за пояса куклу и показал ему.
    - Это не от меня, это от моей куклы.
    - Хорошо, почему от вашей куклы исходит реатсу пустого?
    - Потому что это кукла адьюкаса, и если бы от нее исходила реатсу шинигами, она не являлась куклой Пустого, разве не так? Ты глянь, правда миленькая?
    И погладил указательным пальцем маску. На первое время за отмазку пойдет, я хоть и закрыл ее блокирующим барьером, но все же что-то просачивается, достаточно что бы привлечь внимание особо чувствительных особ, надо будет достать немного экранирующей ткани и сшить какую-нибудь жилетку.
    'Дожил, шить куклам одежду, как пятилетняя девочка.'
     (сдавленный смех)
    - Ну не знаю, я уже давно вышел из возраста когда мне были интересны куклы.
    - Не верю, внутри мужчины всегда живет ребенок который хочет играть, разве что с возрастом размеры и цена игрушек увеличиваются.
    Стоящая рядом Унохана-сан согласно хмыкнула, чем подавила желание Хирако поспорить со мной. Дверь распахнулась, и в зал для совещаний зашел главнокомандующий, и прошел к своему месту. После этого сел и трижды стукнул тростью по полу, прекращая шепотки среди капитанов и привлекая внимание к себе.
    - Я собрал вас здесь, что бы довести до вас ряд сведений. Первое, получены доказательства невиновности третьего офицера Ма Рата, проведенное расследование показало, что его вины в убийствах нет. Закрытым кругом обсуждалась его кандидатура на пост капитана, и было вынесено утвердительное решение. Посчитали что его личностные и профессиональные навыки достаточно высокие для столь почетной руководящей должности.
    'А так же учитывая что больше никого нужного уровня силы нет...'
    - И с завтрашнего дня третий офицер второго отряда Ма Рат, назначается на должность капитана третьего отряда.
    Я сделал шаг вперед, повернулся к деду, поклонился и сказал:
    - Благодарю вас за доверие, я не подведу!
    Встал на место, а сам пытался понять, почему меня не оставили в омницукидо?
     'Потому что для них очень опасно иметь такого человека на посту главы разведки, сегодняшние события это как бы доказывают.'
    - Второе, полчаса назад, поступило распоряжение от короля, о роспуске текущего состава совета сорока шести, на то время пока не подберут новых людей, высшая власть переходит к командованию Готэй 13. Третье, наконец стало известно расположение квинси, в последних полученных сведениях сказано, что их видели заходящими в врата перехода в Хуэко Мундо, последний оплот врагов находится в вечной пустыне.
    А вот это интересно, по своему опыту знаю, искать что либо в мире пустых, это как искать древесную опилку в бархане песка. Если не знаешь точное месторасположение, то на поиски могут уйти столетия.
    - К сожалению, более точно расположение нам неизвестно. Но вот тут нам поможет наш новый капитан третьего отряда.
    Взгляды всех окружающих скрестились на мне.
    - Я всегда рад помочь Ямомото-сан, но как?
    - Это нам прояснит четвертое событие, с которым я хотел всех ознакомить. Сегодня, на территории города Киото, была зафиксировано раскрытие Гарганты, и оттуда появился пустой. Не простой пустой, по нашим данным это был вастер лорд.
    - Почему мы еще не там и не убиваем его?
    Это кажется новый капитан одиннадцатого отряда Кенпачи Киганджоу, здоровенный жирный волосатый мужик, с пирсингом на нижней губе.
    - Это очень могущественный демон, сила вастер лорда сравнима с силами капитана. То что он вышел в мир живых это уже событие, такое невероятно редко, еще более странно что он поймал находящегося рядом патрулирующего город шинигами, и попросил кое что передать своему начальству.
    'Неужели этот оболдуй вылез? Я же тогда пошутил, думал он понял.'
     'Видимо это его ответная шутка'
    - А сказал он следующее 'Передайте пятому офицеру второго отряда Ма Рату, что недалеко от моих владений появился лагерь квинси. Пусть он придет на следующий день в это же время'. Ма-сан, ничего не хотите нам рассказать?
    - Конечно, расскажу все что вам будет интересно.
    Тут главнокомандующий взорвался.
    - Откуда черт тебя дери, у простого офицера такие знакомые?!
    - Если позволите, я начну сначала. Как вы наверное знаете, от меня поступила идея агентурной сети на территории Руконгая, капитан Сихоуинь должен был вам передать мои выкладки и расчеты, потому как в будущем мне это разрешили. И после того как я вынуждено поселился в Хуэко Мундо, мне не хотелось терять такой ценный навык, и я решил попробовать завербовать пустого.
    - Я правильно понимаю, этот вастер лорд твой агент из Хуэко Мундо?
    - Ну да, видимо он вспомнил что я с квинси немного на ножах, и решил сообщить любопытную для меня информацию.
    - Сколько еще у тебя агентов на той стороне?
    - Только один Ямомото-сан! И то у меня на него почти пятнадцать лет ушло, упертый был.
    Мое выступление сопровождались интересующимся взглядом некоторых капитанов. Одно дело слышать про огромное количество обязанных мне людей, и другое дело узнать из уст самого главнокомандующего, что у меня вастер лорд в должниках, существо про которое многие из них только читали в книгах.
    - Можно ли доверять его сведениям?
    Главнокомандующий жестом остановил Кенпачи, пытающегося что-то сказать.
    - Нам сейчас нужна любая информация. То что он говорит, это не может быть ловушкой?
    - Об этом я точнее скажу после того как встречусь с ним, вероятность что он работает на квинси крайне мала. Хотя бы потому что до этого никаких соглашений между шинигами и пустыми не происходило, а просто так с нуля выдумывать операцию с внедрением двойного агента, немного надумано даже для них.
    - Как вы оцените его силу?
    - При первом столкновении шанс его победить есть только у вас Ямомото-сан, и у капитанов восьмого и тринадцатого отрядов. Ну и наверное у меня, потому что я знаю чего от него ожидать и в курсе его подлых приемов. А вот убить его наверное никто не сможет, потому как он не гордый, если поймет что не победит обязательно убежит.
    - И что, думаете он сможет убежать от нескольких капитанов?
    - В Хуэко Мундо что бы выжить одной силы мало, надо еще уметь быстро бегать, я бы даже сказал что это более важный навык. К тому же редко когда сильные пустые ходят в одиночку, чаще всего нападают превосходящим количеством. Поэтому долголетие у пустых заслуга не их внутренних сил или талантов, а скорости их ног. И да, я думаю уйти от нас у него очень высокие шансы.
    - Понятно, и какими же он приемами пользуется?
    - Он своими лапами разрушает все направленные на него энергетические атаки. Другими словами против него бесполезны кидо, дальние атаки занпакто, барьеры, даже просто пропущенное через клинок реатсу.
    Я решил выдать полуправду, все же Вандер хоть и демон, но свой парень, жаль если на него устроят охоту. И не сказать я не мог, просьбы заданные таким тоном, нельзя игнорировать. Думаю они не сильно расстроятся, если в последний момент узнают что у этого вастер лорда сила и скорость на уровне капитана, а реатсу он просто всасывает в себя при тактильном контакте.
    - Ясно, тогда завтра после полудня, в мир живых выходят капитан одиннадцатого отряда Кенпачи Киганджоу, капитан девятого отряда Кенсей Мугурума, капитан пятого отряда Хирако Синдзи, капитан третьего отряда Ма Рат, в составе делегации для переговоров с вастер лордом. Командиром назначается капитан третьего отряда Ма Рат, его агент пусть и работает с ним. Вопросы, предложения? Тогда свободны.
    Капитаны разошлись, Кьераку меня поздравил, и спросил как я отношусь к тому что бы отметить мое новое назначение, я предложил сделать это после завтрашней встречи. Как я и думал, произошло то что я никак не ожидал, все же третий отряд оказался для меня новостью, я строил все свои планы основываясь на должности в омницукидо, и даже мысли не было что меня отправят куда-то в другое место. Хотя рано паниковать, надо попробовать взять максимум из этой ситуации.
    
***

    - Ма-сан, получается если ты теперь капитан третьего отряда, то я остаюсь исполняющим обязанности командира на неопределенный срок?!
    - Ну незачем так драматизировать Йоруйчи-сан, всего лишь до того момента как не появится новый капитан второго отряда.
    - Так ты сам лучше меня знаешь, что больше никого нет!
    Кажется она начинает впадать в панику, за всего пару дней возни с бумажками, под ее глазами набрякли синюшные мешки, похоже она за это время ни разу не отдыхала.
    - Ма-семпай, как ты и дядя тут справлялись? Меня окружают тупые идиоты, которые ничего не могут решить сами, приходится перебирать тонны записок и докладных! Вот например донесение о том что в казарменной прачечной заканчивается моющее средство, или из корпуса мат. обеспечения докладная об отсутствии на складах формы, а следом килограммы жалоб от сотрудников что им не выдали новую одежду! А вот еще...
    - Тише-тише, успокойся, все хорошо...
    Я взял руки уже начавшую истерить девушку, и начал гладить ее ладони пытаясь успокоить.
    - Ты не совсем правильно понимаешь задачи руководителя отряда. Совершенно нет причин заниматься всеми вопросами лично, твоя задача как начальника найти для этого подходящих людей, а сама уже разбираешься с сухими выжимками их действий. Очень неудачно получилось, я только что снял людей с занимаемых должностей, но еще не утвердил новых, и по этому вся эта макулатура идет напрямую к тебе. Так же ты забыла про самое важное, толкового секретаря. К сожалению предыдущий попросился уйти после смерти лейтенанта, и нового я тоже еще не выбрал. Вот на этой полочке, до которой ты еще не добралась, я держал дела людей кого планировал поставить на свободные места, ты их внимательно осмотри и если они тебя устроят утверди или поменяй.
    Я говорил тихо размерено, и потихоньку девушка успокаивалась.
    - А теперь слушай приказ, сейчас идешь спать...
    -...Но...
    - Не перебивать, в третий отряд я перехожу завтра, а пока я еще офицер омницукидо. Сегодня я со всем этим мусором разберусь, а завтра уже действуй сама. Приказ понятен? Идешь в казармы, и отсыпаешься, завтра уже на свежую голову разберешься что я тут оставлю.
    - Спасибо Ма.
    Она клюнула носом меня в скулу, и куда-то ушла, видимо выполнять командирское распоряжение. Ну и помойка на столе, тут без пол литры не разобраться.
    
    
Глава 20

    
    Эти перекладывания бумаг помогают собрать мысли в кучу, пока сортирую их на три стопки по степени важности, можно переварить и обдумать завтрашнюю встречу. Не скажу что я хорошо знаком с историей Готэй 13, но уверен почти на сто процентов, что за все время своего существования он не брал себе в союзники пустых. А поскольку руководство со времен создания не менялось, я готов спорить на свою зарплату, что дополнительной задачей мне поставят уничтожение Вандера. Шинигами слишком консервативны и не жалуют новые взгляды и перемены, долгая жизнь оставляет свой отпечаток. Потому встречу планирую так, что в конце мне придется убить своего приятеля, потому как не сделать этого я просто не могу. Встать в позу и защищать его просто неразумно, я один против целой организации, в любом случае и его не спасу а меня начнут считать ненадежной личностью не оправдавшей оказанного доверия. Но вот меня несколько настораживает поведение командира, он явно показывал что не против сотрудничества изначальных врагов... Несколько многоходовых планов действий мне составить не получится, просто не хватит времени, а значит что?
     'Что?'
    'А значит надо заставить события идти так как мне нужно, и доказать что необходимо уничтожить Вандера.'
    
    К моменту когда начало светать, я уже завершил подготовку, оставшееся время решил занять модификацией своего нового белого хаори. Каких-то уставов или предписаний как носить эту форму одежды не было, главное что бы цвет и фактура узора соответствовали стандарту. Кто-то брал себе модели без рукавов, кто-то укороченный подол, кто еще что придумывал. Я же взял самый стандартный фасон, чем больше поверхность ткани, тем лучше. А сейчас я на правой стороне, пришивал большой нагрудный карман, экранированный изнутри специальной тканью, здесь будет жить Нингё. Что бы он не выпал, карман сделал с закрывающим клапаном на пуговице, и проделал в нем разрез в который просунул голову куклы. Ну вот, теперь он все видит, выпасть не может, а если понадобится, сможет вылезти без посторонней помощи. Время пролетело незаметно, пока я занимался прикладным рукоделием, пришел посыльный и передал что меня и еще троих капитанов ожидает Ямомото-сан на инструктаж. Любопытно, а почему нам не сообщили эту информацию еще вчера?
     'Может он уже слишком стар, и память стала подводить?'
    'Не уверен, вероятнее он еще сам до конца не решил как реагировать на такую ситуацию, и взял себе время еще раз все обдумать.'
    
    Капитан пятого отряда Синдзи Хирако.
    - Капитан! Проснитесь! Вас вызывает главнокомандующий!
    Сначала эти слова говорил бело-зеленый тигр, но с каждым разом фраза теряла рычащие нотки, а интонации становилась похожей на голос его лейтенанта.
    - Хватит спать Хирако!
    Сразу после этого стало очень холодно и мокро, а остатки сна моментально слетели. Синдзи резко вскочил на ноги, готовясь встретить врага и изрубить его в мелкую крошку. Но рядом стоял только его лейтенант с пустым ведром, с которого вытекали остатки воды.
    - Простите капитан, но вы никак не хотели просыпаться.
    Его всегда было очень тяжело разбудить, мало кому это удавалось, и если дело требовало таки это сделать, дежурным было дано неофициально разрешение на ранние водные процедуры. На свой страх и риск естественно, потому как не до конца проснувшийся капитан ожидающий нападения - это крайне опасное существо.
    - Спасибо Фудо-кун, сколько у меня времени?
    - Был приказ явится немедленно.
    - Думаю если на десять минут опоздаю, ничего страшного не случится.
    И капитан пошел приводить себя в порядок.
    Он пришел одним из самых первых, старался как можно меньше моргать, справедливо опасаясь что может забыть открыть глаза. Знал бы что встреча будет в такую рань вообще бы не ложился. В приемной первого штаба первого отряда, находился лишь Кенсей Мугурума, его казармы располагались ближе всех к месту сбора. Вяло махнув ему рукой, он сел рядом на дзабутон, и начал ждать когда их пригласят в комнату совещаний. Следующим пришел новый капитан третьего отряда, худой, высокий и до неприличия бодрый. С собой он принес несколько листов бумаги скатанных в рулон, и огромную треногу.
    - Привет Ма! Что ты с собой притащил?
    - И тебе не хворать Кенсей. Да вот, захотел красиво и подробно описать свои мысли, но вспомнил что Киганджоу-сан очень тяжело воспринимает такой способ подачи материала, и решил сделать несколько картинок.
    - Это хорошо, что бы там не говорили, рисуешь ты отлично. Ты представляешь Синдзи, когда мы учились в академии, за образцами его каллиграфии и живописи выстраивалась целая очередь.
    - Ну какая очередь, так были постоянные клиенты, на студенческую стипендию особо не разжиреешь, все зарабатывали как умели.
    Синдзи наблюдал за вновь прибывшим, взгляд постоянно останавливался на его занпакто которая покачивалась в такт с его движениями. А ведь он специально носит статуэтку как кулон, из-за своего роста, практически все кто на него смотрят, оказываются глазами на уровне с обнаженной грудью, что и говорить это сильно отвлекает. А теперь он носит хаори, и добавил к нему еще один аксессуар, огромный карман на пуговице, в котором находится кукла. Это еще больше сбивает с толку, и дает пару секунд замешательства, что для капитана вышедшего из второго отряда почти вечность. Нет, он не дурак и не сумасшедший каким себя показывает, Хирако был готов поспорить что это очень хорошая маска, и то что Ма третий шинигами из всего Готэя которому запрещено использовать банкай на территории общества душ, это доказывает. Пока он вяло размышлял, пришел Кенпачи из одиннадцатого отряда, и главнокомандующему доложили что в приемной ожидают вызванные им шинигами, вскоре их пригласили в комнату совещаний.
    Ямомото-сан сидел за столом, сложив кончики пальцев перед собой, и из-под густых бровей осматривал своих подчиненных. Они же молчали, ожидая когда он начнет.
    - Я хочу вам кое-что рассказать, что бы поняли чем нам грозит такая группировка квинси в Хуэко Мундо. Наверное все помнят обстоятельства смерти предыдущего капитана третьего отряда? У него была задача запечатать проход во дворец короля, с чем он успешно и справился. В мире живых таковых больше не существует, проще создать новые чем сломать наложенную печать. Покойный капитан второго отряда Хаттори Ханзо передал своим друзьям квинси много важной информации, в том числе и про наличие этих самых врат. Известно, что помимо мира живых, подобные переходы располагаются в Готэе, и в Хуэко Мундо, и если в первые им ход заказан, то взять штурмом вторые они попробовать могут. Ключа для открытия у них нет, но это не значит что пройти они не смогут, думаю силами тех двадцати рыцарей они что-нибудь и придумают. И прежде чем это случится, нужно уничтожить их лагерь, ни один квинси не должен уйти живым.
    Главнокомандующий замолчал, и начал пристально смотреть на Ма Рата. Выдержав небольшую паузу, он продолжил:
    - Точное место нахождения врат, никто не знает, даже я. Их создали задолго до моего рождения, Укитаке Джуширо внимательно изучил архивы, и к сожалению единственный документ в котором рассказывалось об их создании, исчез. Сейчас у нас лишь один способ узнать их расположение, это ваша встреча с вастер лордом, и очень важно его не спугнуть, запрещаю его трогать пока мы не узнаем всей нужной для нас информации. Вопросы?
    - А нельзя открыть врата с обратной стороны, и напасть на них изнутри? - спросил капитан девятого отряда.
    - Это слишком опасно, ведь если мы сможем выйти, то и они смогут зайти.
    Вперед вышел капитан третьего отряда, и спросил:
    - Ямомото-сан, вы позволите?
    Старец кивнул, а Ма продолжил:
    - То что Готэй сотрудничает с пустыми, знает ограниченное число шинигами, но со временем слухи все равно разойдутся по казармам, сплетни про то что главнокомандующий не соблюдает правила уничтожения всех найденный демонов, разойдутся по всему Сейрейтею. Не думаю что это воспримут правильно, как это так, самый главный шинигами и не соблюдает того что требует от своих подчиненных.
    Командир согласно кивнул, похоже он тоже ожидал подобный результат.
    - И что ты предлагаешь?
    - Помимо вышесказанного, хочу отметить что знание месторасположения врат к королю, очень опасная информация. Считаю что не следует оставить даже шанс узнать его этому вастер лорду, и уничтожить его сразу после того как он расскажет нам все что возможно. После этого пустить слухи нужной нам направленности, о том как хорошие шинигами перехитрили недалекого пустого, и после этого убили. Эту версию общество примет более благосклонно, обмануть врага незазорно.
    - И не жалко тебе будет убивать своего информатора?
    - Я не хочу ставить свои личные интересы напротив интересов Сейрейтея, я должен поступить так как будет лучше для общества душ.
    - Я рад что не ошибался в тебе. Есть еще что-то что ты хотел бы рассказать?
    - Я тут набросал план как с наименьшими потерями убить вастер лорда, разрешите покажу?
    - Будет любопытно посмотреть.
    Капитан третьего отряда поставил треногу которая до этого лежала рядом с ним, и поставил так что бы ее все видели. Потом он достал свернутые в рулон листы бумаги, расправил их на полу, и взяв один закрепил его в специальном зажиме. На нем был изображен пустой, рисовали его обычной тушью, но выполнен был он просто великолепно. Каждый мускул был прорисован, даже самые мелкие детали вроде небольших трещин на костяных когтях, не остались забытыми автором. Демон выглядел как живой, казалось он сейчас сойдет с картины, такого совершенства Хирако не видел никогда.
    - Это интересующий нас объект, постарался зарисовать его максимально похоже, но получилось не очень, времени на подготовку было очень мало - Ма виновато пожал плечами.
    - Если это называется 'не очень', то я бы хотел посмотреть что получится если ты постараешься.
    Кенпачи выразил общее мнение, мало кто знал что один из самых яростных бойцов Готэя любит живопись, слишком уж контрастировало это увлечение с его образом жизни.
    Далее - он повесил следующую картину - говорить он будет прямо из разрыва ткани мира, насколько я его знаю он никогда не будет общаться с существами сильнее его без возможности безопасно уйти.
    На картине было схематично нарисована гарганта, на обратной стороне прятался демон, напротив него в угрожающих позах замерли четыре капитана.
    - Его сила в его же руках, в них и слабость. Если его лишить возможности ими пользоваться, то убить его будет не сложно.
    Он поставил следующую картинку, на которой были изображены несколько вариантов ампутация конечностей, от банального отрезания до совсем экзотического перекусывания зубами, где трое держат вастер лорда а четвертый грызет чуть выше локтя.
    - Как видите, я старался предусмотреть все варианты - он несколько безумно сверкнул глазами, и улыбнулся, почти оскалился.
    Затянувшееся молчание прервал Мугурума.
    - Ма, скажи пожалуйста, а зачем ты это все изобразил? Ведь можно было вполне обойтись устным объяснением?
    - До рассвета было еще много времени, и я захотел немного порисовать, и как видите увлекся. Не пропадать же трудам?
    - Это все хорошо Ма-сан, но тебе есть еще что сказать?
    - Нет командир.
    - Хорошо, тогда через час у вас выход. Подготовьте место встречи, рядом не должен оказаться ни один живой человек.
    
    Подготовкой места начал заниматься Ма-сан, все же у него богатый опыт в подобных операциях, ну действительно, не Киганджоу же об этом беспокоиться? Он лишь сильный боец и только, а со всей этой административной и бумажной деятельностью справляется его лейтенант. Мугурума тоже никогда подобным не занимался, а Синдзи... а Синдзи слишком ленив для этого, да и Ма сам вызвался, так что можно подремать вполглаза.
    Солнце находилось в зените, но воздух как следует не прогревался. Был уже конец весны давно пора наступить теплым дням, но лето будто оттягивало свой приход. Капитаны стояли небольшой группой, и тихо переговаривались о всяких мелочах. Ма узнавал о тонкостях капитанских обязанностей а Мугурума жаловался на тупость своих офицеров. Тут в воздухе появилась черная полоса, и с громким треском начала расходится в стороны, формируя вытянутый овал. Оттуда выглянул демон, точь-в-точь как тот что был изображен на рисунке, и внимательно осмотрел собравшихся шинигами. Ма отделился от них, подошел к разрыву, и что-то тихо сказал вастер лорду. Хоть он и не вышел, но все равно можно было ощутить его зловещую реатсу, жесткую, яростную. Она словно говорила, что ее хозяин ненавидит все живое, даже странно что этот пустой еще ни на кого не напал, и вдвойне странно что он работает на шинигами. Они продолжали тихо переговариваться, до капитанов доносились обрывки фраз, но понять о чем идет речь было невозможно. Но тут пустой повысил тон:
    - Думаешь я не понял что ты хочешь меня убить?!
    Это был дребезжаще-хриплый голос, такой не может принадлежать живому существу.
    - Посмотрим насколько ты стал силен за это время!
    
    Демон резко взмахнул когтями, его силуэт на мгновение смазался, и его лапа разрезала место где только что была шея Ма. Это движение было настолько стремительным, на такое успели бы отреагировать единицы, и хорошо что капитан третьего отряда был одним из них. Он отклонился назад, будто падая на спину, выбросил носком левой ноги небольшую кучу дорожной пыли прямо в глаза демону, и пока его обзор перекрыло небольшое облако, взмахнул руками будто окутывая себя невидимым полотном, после чего исчез. Это было не сюнпо, техника мерцающих шагов выполняется не так, похоже что капитан использовал какое-то кидо из арсенала отряда тайных операций. Пустой расставил лапы в стороны, его длинные тонкие конечности ощупывали пространство будто их хозяин был слепым. Ничего не нащупав, демон вышел их прохода, и оставив Гарганту открытой, начал резкими взмахами полосовать воздух. Синдзи уже сделал шаг, готовясь напасть на противника, как почувствовал ладонь у себя на плече, оглянувшись, он увидел Кенсея который его остановил. На невысказанный вопрос ответил Кенпачи:
    - Это его бой, не вмешивайся. Да и узнать надо что за боец наш новый капитан.
    Что бы это увидеть, не пришлось долго ждать. Вастер лорд развернулся и бросился обратно в проход, но тут что-то сверкнуло, и левая лапа демона, разбрасывая вокруг себя рубиновые капельки, упала на землю. Он взревел и взмахнул когтями, в том месте куда был нанесен удар осталось три полосы, через которые можно было увидеть что-то белое. Разрезы начали увеличиваться, и через пару секунд уже хорошо видимый купол покрылся трещинами и рассыпался, на его месте остался Ма. Сейчас на нем не было этой раздражающей ухмылки, он был собран и внимателен, держал занпакто обратных хватом, а правую руку отвел чуть в сторону и назад, плотно прижав безымянный палец к ладони. Большая часть кидо требуют определенной фигуры составленных из пальцев, и во всех этот палец должен быть именно в этом положении. Шинигами которые часто используют кидо неосознанно держат руки в таком жесте.
    Тут капитан атаковал, его выпад клинком парировала костяная лапа, и сразу же демон ударил когтистой ногой прямо в живот своего противника. Того откинуло довольно далеко, и не дав ему прийти в себя, демон открыл рот и практически моментально выдал выстрел серо, невероятной концентрации. Через место где лежал Ма, прошел черно-красный поток энергии высотой более трех метров, земля рядом с ним трескалась и крошилась, редкие травинки что росли неподалеку почернели и пожухли. Там где прошла эта волна образовалась длинная и ровная борозда, скала в трехстах шагах, куда и попал основой заряд серо, была пробита насквозь, и лишившись основной части своего фундамента начала рушится.
    - Охренеть. Думаю можно идти собирать то что от него осталось. - сказал Киганджоу.
    - Он успел уйти.
    Синдзи был согласен с Кенсеем, от тоже разглядел как Ма ушел в сюнпо, даже не вставая с земли. Их мысли вскоре подтвердились, немного помятый но живой капитан, появился прямо перед пустым, и нанес серию ударов занпакто, которые успешно были блокированы целой лапой его противника. Когда он в очередной раз замахнулся для удара, вместо того что бы нанести тычок клинка в бок демона, выбросил вперед правую руку. Бакудо хайнава опутала пустого, тот ничего не успевал сделать, левой конечности у него уже не было и так просто разрушить кидо он не мог. Золотая веревка повинуясь движению руки хозяина, резко дернулась назад сбивая демона с ног, чем и воспользовался Ма. Двумя мощными ударами, он отрубил правую руку своего противника, и отскочил в сторону.
    - Техника у тебя очень неприятная, но как видишь есть способы ей противостоять. Саждо Сабаку.
    Из руки Ма вылетели золотые цепи, и обмотали пытающееся встать тело.
    - Хадо девяносто, Курохитсуги!
    Он разжал кулак, и его ладони сорвался небольшой черный поток который сформировал вокруг демона большой черный куб. Спустя пару мгновений он распался, оставив на месте пробитое в десятках мест тело пустого. В его маске было не менее четырех отверстий, и было видно что она начала разрушаться. Спустя еще несколько мгновений, демон распался на мельчайшие духовные частицы, та энергия что держала проход открытым пропала, и гарганта схлопнулась.
    - А ты молодец! Я думал что задохлика какого в капитаны взяли, лучшее из оставшегося мусора, а нет! Командир переоценил вастер лордов, думаю и мне он был бы на один зуб.
    Но Синдзи мало волновало мнение Кенпачи, было интересно другое, слишком уж вид у победителя был встревоженный:
    - Что он сказал, Ма?
    - Он объяснил где расположен лагерь, теперь я смогу его найти.
    - Это же хорошо? Почему ты беспокоишься?
    - Он сказал, что у них какие-то большие механизмы, которые с невероятной скоростью собирают рейреку из окружающего мира. Фиолетовые механизмы питающиеся духовной силой, ничего не напоминает?
    - Баккото?
    - Да, на подобие того что был уничтожен во время первой вылазки, осадное орудие на шесть мест. Таких там четыре штуки, думаю именно этим устройством будут открывать врата.
    - Это плохо. Нужно сообщить главнокомандующему.
    Они направились в Сейрейтей, но Синдзи задержался, что-то было не так в этой встрече, что-то что ускользнуло от его внимания. Первое, очень странно повел себя демон, ведь по словам капитана третьего отряда они знакомы очень давно, а тут буквально на ровном месте непонятная агрессия. Конечно можно подумать что это же пустой, чего от него ожидать, он повел себя так как должен. Но если убрать из условия что они были на встрече с вастер лордом, то получается что безликий информатор, ранее вполне нормально общавшийся со своим работодателем, после очередной тихой беседы, вдруг срывается и нападает. Очень похоже что он получил это указание в предыдущем разговоре, и действует так как ему приказали. Да как то наиграно его звучали слова, громко, так что бы все слышали. Второе, в какой-то момент, у демона поменялась реатсу, Синдзи помнил что ощущал ее, но вот не помнил того давления что она оказывала изначально. Что-то вроде: 'да, было такое, помню, а вот с какой силой она давила, какие ощущения при этом, совершенно в памяти не задержалось'. Странно это все, и создается впечатление, что там произошло нечто совсем не то, что хотели нами показать. Доказательств никаких, только догадки и предположения, надо будет понаблюдать за Ма.
    
    
***

    - Повтори что тебе сказал этот демон слово в слово.
    Я снова рассказал то что мне сообщил Вандер, перед своей смертью. Точнее все думают что перед смертью, а на самом деле перед искусно проведенным спектаклем, в котором мой информатор лишился руки. Но ничего, он себе отрастит ее за пару дней, а мне нужно было быть достоверным. Я воспользовался своим даром к созданию материальной жизни, и занес ее на рисунок Вандера, на остальных изобразил варианты поведения на местности, способы его уничтожения, и самое сложное, уверенность капитанов в том, что у этого существа реатсу демона. В тот момент когда все отвлеклись на залп серо, Вандер предварительно проинструктированный мной вернулся в гарганту, а я прячась за потоком энергии призвал существо и пока демон держал открытым проход, я храбро дрался с его дублером. Самое сложное во всем этом представлении, было быстро и доходчиво втолковать недоверчивому собеседнику что я должен отрезать ему руку, но я справился. После того как я показательно уничтожил тело девяностым хадо, он закрыл проход и ушел, а я остался с лаврами победителя могучих демонов.
    - Что можешь добавить?
    Главнокомандующий дотошно опрашивал всех кто присутствовал на встрече.
    - Эти осадные баккото, хоть и невероятно мощные орудия, но во втором отряде нашли несколько существенных минусов, которые дают нам шанс.
    - Это какие же?
    - Для их зарядки, требуется просто гигантское количество духовной энергии, что бы они могли стрелять в мире живых, им бы пришлось накапливать ее несколько недель. В условиях Хуэко Мундо это проще, все четыре механизма можно зарядить за час, но при этом будут высосаны все духовные частицы, находящиеся в окружающей среде в радиусе многих километров. Другими словами, после первого же выстрела придется ждать когда атмосфера вновь станет насыщенной энергией в нужной концентрации, или переносить лагерь в другое место. И это еще не все, духовные техники которые используют квинси, тоже требуют этих самых частиц, и учитывая что их не будет, боеспособность отряда резко упадет. Обычная насыщенность окружающей среды формируется сама собой, демоны когда друг друга убивают, естественным образом поднимают концентрацию духовной силы. Квинси наверняка уничтожили всех пустых в округе, и теперь у них сильный дефицит духовной энергии. Думаю они способны примерно на один зал в пять-шесть дней.
    - И что, они никак с этим не борются?
    - Предполагаю, что ни пришли к таким же выводам что и наши аналитики, и в их ситуации вижу только два выхода. Первый воспользоваться устройством, которым они собирают духовную энергию. И второй, приманкой привести пустых на максимально близкое расстояние где их и убить. Причем я думаю что они воспользуются сразу обоими способами. Хотя может они придумают что-нибудь свое.
    - Я тебя понял, можешь быть свободен.
    Я поклонился и вышел. Когда проходил через приемную, то увидел как капитан пятого отряда сверлит меня взглядом, но не враждебно, скорее с легким интересом.
     'Любопытно, что этому простофиле надо?'
    'Он стал капитаном, значит простодушным он точно не является. Хотя какая разница, мне нужно из казарм свои вещи унести.'
    Зайдя в свою комнату, я начал собирать нехитрый скарб, вещей у меня скопилось не так уж и много. Набор угля, неразведенная тушь, кисточки-фудэ, бумага разных размеров...
    - Как это понимать Ма?!
    В комнату ворвалась Йоруйчи, ее взгляд метал молнии, кажется она хотела разорвать меня на мелкие клочки.
    - О чем ты?
    - Ты!... Ты сказал что разберешься с бумагами! А сам взял и сжег их большую часть!
    - Ну если быть точным, я их разделил на три группы по степени важности, самые важные оставил а остальные уничтожил. Со следующими разберутся уже твои подчиненные.
    - Я... Я думала ты мне поможешь...
    Ее нижняя губа задергалась, намекая что ее хозяйка сейчас начнет реветь.
    - Йоруйчи-сан, ты переигрываешь.
    - Да? Ну ладно, а я думала что ты попался на образ расстроенной и плачущей девушки.
    Она моментально стала собранной и внимательной, такой какой и должна быть командир самого опасного отряда Сейрейтея.
    - Ну если бы это была не ты, может и попался бы. Ты на мне пробуешь все свои новые образы, и я подсознательно жду от тебя подвоха. И к сведению, за две бессонные ночи синяки под глазами не появляются, и если появляются, то они должны быть слегка распухшими. Ты же просто нарисовала себе их гримом, хоть и показала оттенком их объем. Издали еще незаметно, но вблизи уже можно разглядеть.
    - Ладно, приму к сведению. Кстати поздравляю с получением капитанского хаори, тебе идет.
    - Спасибо Йоруйчи-сан.
    - Еще не познакомился с третьим отрядом?
    - Нет, им еще никто не сообщил кто стал из новым капитаном, сюрприз будет. Кстати, как насчет спарринга?
    Ее глаза азартно блеснули.
    - Давай на полигоне Урохары?
    - Буду тебя ждать.
     'Кажется она начала оттаивать. Самое время пригласить ее на ужин плавно переходящий в завтрак.'
    'Думаешь стоит?.'
     'Может хватит искать оправдания? Сначала тебя держало наставление Сихоуинь-сана, даже после того как он умер, а теперь что? Боишься перенести ваше общение на новый уровень? Я же вижу что ты хочешь ее.'
    Я не стал отвечать, она была права. Не уверен что я в нее влюбился, но оказаться с ней на одном футоне я точно хотел. Ладно посмотрим что будет дальше.
    
    - Ненавижу кидо!
    Йоруйчи пыталась вырваться из парализовавшего ее Рикуджокоро, и надо сказать у нее это получалось.
    - Может и ненавидишь, но враг не будет атаковать тебя техниками которым ты можешь противостоять, а наоборот будет выбирать то что тебе больше всего не нравиться.
    Все таки она невероятно быстра, атаковать меня сразу с восьми направлений одновременно. Тут мое сюнпо на три шага, которое я смог натренировать проживая в Хуэко Мундо, смотрелось бледно на ее фоне. А вообще странно, что бы так двигаться надо контролировать свою реатсу на филигранном уровне, почему же у нее такие проблемы с кидо? Хотя если подумать, у меня контроль явно лучше, но сюнпо у меня по сравнению с ней плохое.
    - Еще разок? - я снял с нее бакудо
    - Давай, у меня тут идея появилась.
    На этой тренировке она просила использовать против нее исключительно магию и хакудо, если от обычных хадо она легко уворачивалась, то от связки захват-удар-бакудо уйти было тяжело.
    - Как скажу, направь на меня четвертое бакудо, я хочу проверить свою мысль.
    Она замерла, начала собирать свою рейреку в правый кулак. Ее руку окутал белый искрящийся туман, рукав косодэ начал раздуваться, покрываться трещинами, и рассыпаться на мелкие части.
    - Давай!
    - Хайнава.
    Желтая искрящаяся веревка полетела к ней, и уже почти коснулась, как девушка ударила по кидо ладонью. Веревка с хлопком рассыпалась на безобидные искры, а из носа Йоруйчи хлынула кровь, она побледнела и упала на колени, после чего тяжело дыша легла на бок. Я подошел к ней, и диагностическим кидо выяснил, что она полностью исчерпала ресурс своей рейреку.
    - Что это было? - Я положил руки ей не плечи, и начал вливать в нее энергию.
    Она ответила не сразу, продолжая восстанавливать дыхание, говоря прерывистыми фразами:
    - Я подумала... а что если собрать... свою духовную энергию... в одной точке... и направить ее... в структуру кидо.
    - Мысль очень интересная, только похоже что очень для тебя затратная. Хотя дай я тоже так попробую.
    Помня какая печальная участь постигла рукав ее одежды, я разделся до пояса. Так, как она говорила, собрать энергию в кулаке... Не с первого раза но получилось, вокруг моей руки появился похожий искрящийся туман, плотнее в несколько раз, за ним даже руку невозможно рассмотреть. Я отошел подальше, размахнулся, и со всей силы ударил землю под ногами, одновременно выбросив весь сконцентрированный туман в точке соприкосновения. Первые мгновения показалось что ничего не произошло, но тут от моего кулака пошла паутина трещин, разломы засветились ярко-желтым цветом, земля под мной загудела. После этого раздался сильнейший взрыв, эпицентром которого стал я, под моим кулаком вспух огненный шар, земля превратилась в мельчайшее крошево, которую разметало по полигону. Я никак не ожидал подобного эффекта, успел лишь влить остатки духовной силы в тело, и меня как пушечное ядро, взрывной волной отбросило в большой камень, который я пробил насквозь. В этот момент я на мгновение потерял сознание, и пришел в себя от следующего удара, меня впечатало спиной в скалу, как мокрую тряпку. Была дикая, просто ужасная боль в груди, кажется у меня сломано несколько костей, ребро пробило легкое, был бы человеком тут бы мне и конец пришел. Скала в которую меня ударило, на месте нашего соприкосновения начала крошится, и я тихонько сполз на землю.
     'Когда ты научишься сначала думать, а потом делать?'
    Мысли двигались очень тяжело.
    'Так я же и подумать не мог что такой эффект получится!'
     'А бить не со всех сил? Или бить не землю а какой-нибудь манекен или камень? Тогда бы энергия удара не отразилась на тебя!'
    'Не ругай меня, и так хреново.'
     'Хорошо, я подожду когда тебе станет лучше.'
    Шевелится мне очень тяжело, надо найти Йоруйчи и пойти к тому целебному источнику, надеюсь ее не сильно задело взрывом. Еще Нингё, он беспокоится, я буквально ощущаю его эмоции. Я так лежал минут пять, пытаясь пошевелится, пока в голову не пришла идея:
    'Нингё! Иди ко мне!'
     Я попытался довести свои мысли до куклы, пытаясь услышать его отзыв. Надо поработать с нашей связью, а то непонятно как она работает. Перед мной появился смутно знакомый мужчина в белой тунике, без глаз, с бледным осунувшимся лицом, этого квинси я убил в последнем рейде. Идея у меня была простая и глупая, я хотел что бы он нашел Йоруйчи и отнес ее к источникам, а после этого и меня.
    Что было дальше, я слабо запомнил, когда пришел в себя, обнаружил что нахожусь рядом с источником, а какой-то неизвестный мне шинигами принес на руках тело Йоруйчи, до меня не сразу дошло что это такой облик принял Нингё. Девушка была плоха, ее сильно контузило взрывом, было несколько переломов, куча ссадин, но она еще дышала. Целой одежды на ней практически не было, я кое-как смог снять с нее остатки рваной ткани, и с трудом перетащил бессознательное тело в воду, потом разделся и залез следом. Потом расположил ее на камне, развалился рядом, и полностью расслабил тело. Все же этот источник гениальное творение, в несколько раз ускоряет механизм регенерации, а учитывая что у тела шинигами такой и так достаточно развит, то всего часа за четыре у меня будут залечены все раны.
     'Ну что скажешь?'
    'Пока ничего, мне бы просто полежать.'
    Дабижива замолчала, насколько я ее знаю, она выскажет мне все что думает как только я буду в состоянии воспринимать ее критику.
    Кажется я задремал, потому как разбудило меня движение воды.
    - Ма, ты в порядке?
    - В моем списке идиотских экспериментов, появился почетный второй номер.
    - Боюсь даже спрашивать, что стоит за первым.
    - Попытка поговорить с компанией из трех адьюкасов, в итоге пришлось убегать от двадцати семи, сам не знаю как я тогда выжил.
    - Что это за кукла в воде лежит?
    - Йоруйчи это Нингё, Нингё это Йоруйчи - ответил я никому не известной переделанной цитатой Кэрролла - это единственное что тебя беспокоит?
    - Где моя одежда?
    - Те лохмотья что от нее остались, лежат где-то рядом.
    - Это ты меня раздел?
    - А то, был такой удачный повод.
    Она насмешливо хмыкнула, но развивать тему не стала.
    - Эта техника которую ты придумала, обладает неплохими перспективами, только вот надо ее доработать.
    - Какие перспективы? После первого же удара, было такое состояние будто целый день избивали палками.
    - Я про то же. Собирая всю энергию в руке, ты нарушаешь естественную циркуляцию рейреку, я хорошо ощущаю свою духовную силу, и примерно представляю что происходит с телом в это время. Надо попробовать собирать энергию на обеих руках, это должно скомпенсировать однобокую направленность. Или сразу на всем теле, так даже лучше, но после такого вся твоя одежда развалится на части. Кстати позови когда будешь пробовать.
    - Что, сегодня не насмотрелся?
    - Видом твоего тела насладится до конца невозможно.
    Кажется она встала, во всяком случае по воде пошли волны, я с трудом поборол желание открыть глаза. Долгое время она просто стояла, наверное ожидала от меня какой-то другой реакции, и ничего не происходило. Потом я буквально почувствовал как она нагнулась к моему лицу, и прямо у уха раздался шепот:
    - Так почему ты не смотришь на меня?
    Я послушно открыл глаза, и мой взгляд упал на грудь, которая находилась прямо у моего лица. Может это эффект от источника, или длительное воздержание, но мои мысли будто пелена закрыла, я смотрел на себя как бы со стороны, в то же время ощущая каждое свое движение. Я взял Йоруйчи за руку, и потянул к себе, она шагнула через меня, медленно, давая мне полностью насладится моментом, и села мне на живот. Нащупав ее ягодицу, подвинул чуть ближе, другую руку завел за спину и притянул к себе. Она прижалась своей грудью ко мне, тихо прошептала на ухо:
    - Если ты вздумаешь остановиться, я тебя убью.
    Что и говорить, таких мыслей у меня точно не было.
    
    
Глава 21

    
    Врата раскрылись, и на песчаные дюны Хуэко Мундо спустились восемь капитанов и командир кидо отряда с лейтенантом, во главе с Ямомото Генрюсаем. Эту операцию решили проводить только силами командиров, лишь представитель отдела кидо был со своим лейтенантом, слишком мало осталось рядовых шинигами, а учитывая кто у нас противник, то даже если и привести их, шанс у них выжить был просто мизерный. Вперед вышел Кьераку-сан, и обнажил клинки:
    - Ветер цветы тревожит, духи цветов рыдают, буря в небе грохочет, демон небес смеётся. Катэн Кёкоцу, Кагеони!
    У разных шинигами занпакто распечатываются по своему, кому-то достаточно одного слова, кому-то нужен целый стих. Почему так точно никому не известно, но я думаю это зависит от степени избалованности духовного меча. Ходят слухи, что чем длиннее фраза тем сильнее занпакто, но мне приходилось встречаться с опровержением этой теории. Что умеет делать шикай капитана восьмого отряда я знал только приблизительно, все были в курсе что он воплощает в жизнь детские игры, а вот что это за игры... Судя по названию первой, демон тени, это та самая техника которой он от меня прятался.
     'Кстати это тоже доказывает твою теорию про слова распечатывания занпакто.'
    'Это как?'
     'Ну подумай? Если сила занпакто - детские игры, то вероятно и во внутреннем мире он выглядит как ребенок, а дети любят привлекать к себе внимание.'
    У Кьераку на спине висел прямоугольный предмет завернутый в ткань, похожий по размерам на большую советскую энциклопедию. Он должен будет принести его в центр лагеря квинси, этот план был разработан главнокомандующим. На последнем совещании, пришли к выводу что пусть даже качественное преимущество на нашей стороне, мы не сумеем незаметно подойти и сломать четыре орудия одновременно, пробиваться с боем тоже не вариант, скорее всего мы завязнем в cхватке с рыцарями, а оставшиеся воспользуются моментом и сделают сразу два залпа по запертым вратам. Почему два? Потому что они максимально зарядили все баккото, и ждут пока концентрация духовный частиц снова повысится, тогда они смогут сделать два выстрела в течении получаса, а если мы нападем, то и фон духовный частиц вырастет многократно. Немного посовещавшись решили использовать пустых в целях отвлечения, квинси часто использовали приманку, вокруг лагеря находилось огромное количество демонов, которые собирались в команды под командованием нескольких вастер лордов. Сам лагерь был закрыт непроницаемым для них барьером, они не могли его найти, просто толкались вокруг. Пустых собралось просто невероятное количество, основную массу составляли низшие демоны, кое-где встречались гилианы, они выделялись как фонарные столбы на взлетном поле.
    Вся приманку что у нас была, переплавили в одну большую пластину, которую было решено сломать прямо в лагере. Ее запах притягательней обычной в сотни раз, можно быть уверенным что на такую клюнут все пустые в округе, и они нападут на окруженный барьерами лагерь. Доставить посылку было приказано Кьераку, его шикай позволял спрятаться в любом месте где есть тень, второй задачей было поставлено уничтожение окружающего барьера, чтобы пустые могли беспрепятственно войти на закрытую территорию. Когда начнется свалка, мы нападаем на лагерь, и каждый атакует свою цель, общее наше прикрытие осуществляет главнокомандующий. Его огненный занпакто способен огромные площади превращать в пылающий ад, самое лучшее средство простив больших скоплений противника, плохо что цели стоят очень далеко друг от друга, иначе он бы сжег их все за один раз. Моей задачей было самое удаленное от остальных орудие, в момент атаки оно будет охраняться хуже всех, и мне отдали цель попроще как новичку. А я не гордый, меня такое пренебрежение ни капли не задевает, наоборот радует, меньше напрягаться придется.
    Кьераку провалился в свою тень, и я перестал его ощущать. Если только в шикае он способен на такое, боюсь представить какой у него банкай.
    Ждать пришлось долго. Очень долго, капитаны уже начали выказывать признаки беспокойства, но тут нас будто волной обдало. Знакомая реатсу, которая однажды спасла меня, реатсу приманки, невероятно сильной приманки. Такой концентрации я не ощущал никогда, кажется создатели этой плитки немного перестарались, и тут скоро будет не протолкнуться от пустых. На мгновение стало страшно, ведь когда квинси кончатся, вся это масса нападет на нас...
    Я сел на песок, и начал торопливо снимать с себя сандалии и форменные белые носки.
    - В Хуэко Мундо босым удобнее - я объяснил заинтересовано глядящему на это действие Синдзи. - в обуви, на песке как-то себя неуверенно ощущаю.
    Как говорил один мой знакомый из прошлой жизни, 'вот цэ гарно'. Ноги практически не скользят, лучше ощущается вибрация земли, однажды мне это спасло жизнь. Конечно не как змея, но топот в небольшом радиусе от себя могу засечь, если вдруг глаза перестанут видеть.
    - На позиции.
    Нам заранее показали где требуется находится во время атаки, все обособленно друг от друга, капитаны воевать в команде не умеют, мы хорошие индивидуальные бойцы. Слишком уж силы разрушительные, могут пострадать союзники.
    - Поднимись к облакам, Дабижива.
    - Распадайся... Сотряси небеса... Все волны, станьте моим щитом, все молнии, станьте моим мечом... - Последовав моему примеру капитаны начали призыв шикая.
    Я ушел в сюнпо к своей цели, одновременно надевая на себя скрывающее бакудо. Пока ничего не началось, я буду прятаться до самого последнего момента, при таком буйстве энергий что тут сейчас начнется, кидо потеряет свою стабильность. Оно будет работать, но должный уровень незаметности я поддерживать не смогу, меня увидит любой кто умеет работать с духовной энергией, а здесь это каждый первый.
    Я поднялся на высоту около двадцати метров, и смотрел на приближающуюся волну. Почему-то в голове всплыла ассоциация с нашествием рыжих собак из маугли, в мультфильме их было целое море. Сейчас я наблюдал что-то похожее, даже внутренним зрением это больше походило на один гигантский организм с большим количеством ложноножек, и это было страшно. Нас всего десять, а наших врагов десятки тысяч, хоть и не нужно было всех их убивать, но я на такой результат и не замахивался. Хотелось просто выжить.
    
***

    Ограждающей барьер пал практически сразу после активации приманки, фигурки в белом начали выстраиваться в боевые порядки, орудия развернули в сторону надвигающейся волны. Я все сомневался что они будут использовать их для защиты, но Ямомото-сан не ошибся, говоря что против такого количества врагов они будут использовать все возможности. Теперь нужно в суматохе уничтожить цель. Конус на торце баккото засветился, и неимоверно яркая для вечной ночи вспышка, осветила пустыню. Гигантский заряд света был направлен в саму гущу демонов, где моментально взорвался. Я находился в около полутора километрах от эпицентра, но даже на таком расстоянии меня отбросило взрывной волной, и сбило маскировку. От разрыва в стороны пошла сфера света, все кто попал под нее сгорали как спички, казалось что они своими телами подобно дровам в печке, сильнее разжигали ее. Она выросла почти до семисот метров в диаметре, и пропала. На месте осталась просто монструозных размеров воронка, заполненная расплавленным стеклом. Такой силы удара я не ожидал, страшно представить что случится если будет залп в одну точку. Небо осветило еще несколько вспышек, остальные баккото выпустили свой заряд, думаю всего четыре выстрела уменьшила армию пустых почти на четверть. Раздался оглушающий хор рева, начатый одним меносом, и подхваченный другими гилианами, казалось что я окунулся в озеро гнева, страха, голода... я никогда не встречался с ними в таких количествах, и не был готов к такой угнетающей атмосфере.
    - Нингё, свободная охота. Держись от меня и других капитанов подальше, можешь пострадать.
    Кукла выглядывавшая из моего кармана растаяла в воздухе, у него сегодня будет пир, награда за длительный пост. В первых рядах, которые уже захлестнули позиции квинси, находились лишь низшие пустые, они немного обгоняли гилианов, по-настоящему сильные демоны держались сзади.
    Квинси очень хорошо оборонялись, первый ряд держит энергетические ростовые щиты. Они выглядят как узкие, с ладонь шириной, металлические пластины с двумя ручками. Работали они вероятно так же как луки и другое духовное оружие, только вместо зарядов, их широкий граней формировались энергетические поля, полностью закрывавшие собой носителя щита. Стоя шеренгой, плечом к плечу, они выстраивались неприступную стену, а стоявшие сзади бойцы, держали на плечах у щитоносцев длинные копья, которые свободно проходили через энергетические поля. Такой связки я раньше не встречал, видимо предпочтения оружия у европейских квинси немного отличается от того к чему привыкли в Японии. Но и лучники тоже были, они собрались за спинами первых шеренг, и залпами выкашивали наступающих на них демонов. Копейщики тоже приносили пользу, это оружие на подобие луков, выстреливало энергетическими стрелами, только не на такие большие расстояния, но на малых дистанциях оно имело просто сокрушительную мощь. Если лук можно сравнить с выстрелом из винтовки, то копье в моем понимании приравнивалось к дуплету картечи из двуствольного ружья.
    Сюнпо. Я стою позади баккото, которое превратилось в огромное фиолетовое чудовище с пульсирующими щупальцами. На местах где должны находится стрелки, был сплошной ком жгутов и плоти, существо продолжало расти и собирать щедро разлитую вокруг духовную энергию. Сжав занпакто в руках, и начал формировать в голове линию сложнейшей конструкции, если бы не предварительные тренировки, никогда бы не получилось сделать ее с первой попытки. Рядом со мной появился красный штрих, который начал стремительно расти по направлению к баккото. Не доходя до цели, линия разделилась на две, каждая из них еще на две, и после этого вошла в тело оружия. Внутри оно повторило этот маневр еще несколько раз, но я уже не мог видеть и контролировать процесс, там от каждой линии в произвольном направлении выросло еще по десятку штрихов, и от них тоже. В итоге должно получится что-то вроде гротескного дерева внутри этого организма, сотни линий которые вылезли из боков монстра, подтверждали это. Сейчас, операторы этого агрегата проткнуты в нескольких местах, и если они все еще живы, то управлять этой махиной они точно не способны. Схватив рукой за находящееся рядом со мной начало древа, я использовал одиннадцатое хадо:
    - Тзури Райден.
    Баккото само по себе не способно использовать энергию, нужен кто-то кто направляет его, если же убить того кто им управляет, а в моем случае это шесть человек, то оружие возвращается к исходному состоянию, которое можно уничтожить одним примечательным составом, которого я набрал с запасом. Электрический разряд, в который я вложил энергии как в девяностоуровневое заклинание, прошел через тело существа, на штрихах что выходили из фиолетовой плоти, искрили разряды молний, само баккото конвульсивно задергалось, и начало уменьшаться в размерах. Вскоре оно больше не напоминало живое существо, на его месте осталось стоять деревянная конструкция, пробитая в десятках мест, в специально отведенных креслах сидели мертвые квинси, практически все были убиты сразу, лишь одному повезло, и его проткнуло всего в двух местах, именно для таких живучих и предназначалось хадо. Я развеял древо которое оплетало эту конструкцию, события, которые как показалось мне длились четверть часа, на деле пролетели за пару минут, и отсутствие постоянного оттока духовных частиц обратил внимание квинси на меня.
    В мою сторону направили луки около двадцати человек, и раздалась команда на залп. Но это даже не смешно, мое восприятие привыкло к скоростям вастер лордов и адьюкасов, а последние спарринги с желтоглазой особой, не давали мне от подобного отвыкнуть. Сейчас, я без проблем ушел от выстрелов, и переместившись прямо к оружию, закрываю себя широкой полукруглой линией, в которой вязнет большинство стрел, после чего разбиваю два глиняных сосуда об фиолетовую поверхность. Вещество начинает действовать не сразу, структура баккото покрылось темными пятнами, сейчас умрет организм который привили к каркасу, и первоочередная часть задачи выполнена. Осталось убить всех людей что есть рядом, и выжить.
    Когда мои способности к контролю занпакто качественно усилились, я задумался над вопросом, реально ли мне без тяжелых последствий повторить ту атаку, которой я будучи студентом, разрезал несколько десятков пустых. В моем арсенале не было техник которые можно использовать по площадям, и я загорелся идеей разработать парочку таких. После непродолжительных экспериментов и дебатов с Дабиживой, мы придумали несколько интересных концепций. Первый вариант, который я так и назвал 'дерево', был очень эффективен против неподвижно стоящих, или крайне медленных целей. Вторую заготовку я назвал 'давилка', потому как эффект от нее был именно такой. В этот раз я не использовал так полюбившиеся мне штрихи и линии, за основу взял выброс который был мной сделан в момент первого применения шикая. Только эта гипотетическая капля краски в стакане воды, начинает раскручиваться по спирали, все кто попадает в сферу ее действия, затягивает в густую массу и перемалывает как в мельничных жерновах. Техника очень энергоемкая, но если использовать ее в окружении противника, дееспособных гарантированно не останется.
    Переместившись, я оказываюсь между лучниками и щитовиками, и применяю давилку. Изначальный радиус двадцать метров, с каждым оборотом увеличение на два метра, более пяти циклов использовать не целесообразно. Вокруг меня сгустилась красная жижа, которая начала свою карусель, раздалось в унисон несколько воплей, которые одновременно как отрезало, а смертельный водоворот набирал массу и раскручивался все сильнее. В брешь пробитую мной в рядах квинси, ринулся поток демонов, сразу же попавший в объятия давилки, которая уже начала прекращать движение. Я развеял ее, на месте остались смятые и изломанные тела, некоторые были частично размолоты в фарш, большинство демонов размазало тонким некрасивым слоем по песку. А вот теперь можно уходить, думаю пустые все закончат за меня. Я переместился на сорок метров вверх, и контролировал что бы никто из остатков охраны баккото не выжил.
    'Как-то все несерьезно тут, не находишь? Охрана из рядовых бойцов, хоть и в хорошо сработанной в группе, ни одного рыцаря. Зря я панику поднимал.'
     'Операция еще не закончена, рано радуешься.'
    'Верно, не сглазить бы.'
    Квинси храбро сражались за свою жизнь, разбитые моей атакой на две группы, они с тяжелыми потерями смогли пробиться друг к другу, и заняли круговую оборону. Против простых пустых это может быть и сработало бы, но против адьюкасов, которых я засек неподалеку, им долго не продержатся. Я находился немного в стороне от них, прикрытый стационарным скрывающим барьером, самое то для наблюдения, и прикидывал время когда все закончится, и нужно ли будет мне контролировать каждого врага, или доверится демонам... насколько я знаю, а знаю я хорошо, то они просто не удержатся и начнут пожирать убитых сразу же, даже если их под контроль возьмут высшие пустые, они не смогут выбить из них инстинкт утоления голода.
    А как там дела у остальных? Лагерь состоит из одного большого штаба, и удаленных по спирали от врат орудий, мое самое дальнее. Над местом где расположены основные силы квинси, видно зарево и огненные всполохи, это Ямомото-сан развлекается, не хотел бы я там оказаться... говорят он самый могущественный шинигами, который когда существовал. Насчет силы не знаю, но фантазия у старика буйная, его огонь принимал форму различных животных, причудливо извивался, формировал сложные узоры... Я сильно увлекся этими вспышками на горизонте, что на время совершенно забыл зачем я вообще тут нахожусь, а когда вспомнил ситуация уже вышла из-под контроля. Недалеко от остатков охраны, раскрылись врата, через которые вышло около пятидесяти человек, и одним единым залпом отбросили наседавших демонов. Особенно отличились пара квинси, я так понял что это рыцари, за раз они выпускали целые тучи стрел, посчитать возможности не было, но я прикинул что там около пятиста штук за раз. Через пару минут они уничтожили почти всех низших пустых, гилианов что были в округе, и даже трех адьюкасов что находились неподалеку, при этом никого не потеряв. Несколько человек начали разносить барьерные плиты по периметру, и если я не успею оказаться там, то я не выполню свой приказ. Как же не хочется туда идти...
    Надо убить рядовых бойцов до того как они установят барьер, а следующей атакой добить остальных. Это сделать реально? Нет, нереально. Хотя можно использовать одну теорию, которую все не было возможности испытать, риск определенный есть, но может и сработать. Сделав четыре прыжка подряд, я несколькими штрихами убил тех что шли ставить барьер, и пятым оказался перед появившимся подкреплением.
    - Банкай.
    Окружающий мир посерел, звуки начали передаваться как-то неохотно, вязко, все что находилось за куполом моей силы стало блеклым и незаметным. Осталась только тоска и вой, который разносили над пустыней гилианы, в этом месте они многократно увеличились, и десятитонным прессом навалились на людей.
    - К-кто ты?
    - Капитан третьего отряда Готэй 13 Ма Рат. А вы кто?
    - Рыцарь третей ступени Грегори Розенталь. Д-думаешь сможешь победить нас этой ничтожной атакой?
    Не такая уж и ничтожная, вон, даже его пробрало.
    - И откуда вы взялись? Почему так долго тянули?.
    - Наш отряд находился в мире живых, и тебе шинигами сильно не повезло что наша точка выхода расположена здесь.
    - Это вполне вероятно. Прежде чем ты нападешь, разреши кое-что спросить у тебя.
    - Спрашивай.
    - Этот вопрос касается всех кто здесь участвует. Ради чего вы сражаетесь? Ваш лагерь практически уничтожен, рабочих баккото более не осталось, остальные рыцари если и живы то ненадолго. Эти пески стали могилами для ваших братьев, их тела - пищей для демонов, все что вас ожидает дальше это безысходная тропа к смерти. Даже если вы убьете меня, вам не выстоять перед силой семи капитанов. Так вот, ради чего вы сражаетесь?
    - Ради гордости квинси.
    - Гордость это эфемерное понятие. То состояние в котором вы находитесь, называется агония, для чего вы все еще цепляетесь за свое существование? Все вы уже мертвы, но только не осознали этого.
    Мой голос липким ручейком вливался в их уши, люди со слабой волей не заметили, как их мысли потихоньку заменяют мои.
    - Зачем продолжать страдать? Ведь избавить себя от этой муки очень легко.
    - Ч-что ты несешь? Огонь!
    Вместо дружного залпа, меня полетело всего пара стрел. Рыцарь оглянулся на своих подчиненных, на их лицах была невыносимая тоска и мука. Один из них достал меч, и коротким замахом вбил его себе в шею. Вслед за ним еще несколько человек достали мечи, и все как один проткнули им себя. И тут будто прошла волна, квинси доставали оружие, если подходящего у них не было, брали его с трупов, и убивали себя.
    - Прекратить! Вы что не понимаете?! Это сила его банкая, внушение!!!
    Второй рыцарь всыпал несколько оплеух рядом стоящим бойцам, и тем начал возвращаться румянец на лицо. Но свое черное дело я уже сотворил, живых осталось около десятка, не считая рыцарей.
    - Это очень подлая атака, недостойная воина.
    - Что поделать, я бывший командир отряда тайных операций, это оставляет свой отпечаток.
    Продолжать беседу Грегори не стал, он сделал несколько знаков рукой, и выжившие лучники отбежали от меня на дистанцию выстрела, а сам он бросился на меня. Чуть в стороне от него двигался второй рыцарь, вероятно его личный помощник или адъютант, ему никаких знаков не адресовалось, а значит что они хорошо сработанная двойка, и они умеют сражаться в группе. Я отскочил от них подальше, и тут же на меня посыпался дождь и стрел, от которого мне пришлось спешно уворачиваться. Кажется они навязывают мне ближний бой, потому как когда я рядом с рыцарями, они не стреляют. Ну хорошо, раз вы настаиваете...
    Я перешел в сюнпо, и оказался у них за спиной:
    - Шаккахо!
    Огненный шар врезался в водяной щит, который выставил адъютант, и одновременно с этим Грегори выпустил в меня длинную разлапистую молнию.
    - Энкосен!
    Разряд сломал щит который я выставил, но меня не задело. Таких квинси мне встречать не приходилось, я слышал что у некоторых из них встречаются уникальные способности, но увидеть это собственными глазами... Свист воздуха, и я инстинктивно отпрыгиваю в сторону, в паре сантиметров от меня пролетает водяной хлыст, и тут мой левый бок обжигает болью, светящийся клинок из духовной силы впился мне чуть ниже ребер. Успеваю переместится от них подальше, он успел лишь глубоко меня оцарапать. Как же мне с ними бороться?.. Шуба? Ярла? Бесполезно. Нингё? Тоже не вариант. Кидо? Что у меня есть из разрушительного... Не получится, на этапе формирования они испортят его шнайдером. Воспользоваться задумкой Йоруйчи? Может сработать.
    Скинул с себя хаори, и остался только в черной одежде. От меня вероятно ожидают какую-то гадость, потому не дали времени на подготовку и напали. По скорости они не дотягивали до меня, но работа в паре с лихвой компенсировало этот недостаток, и всегда на пути моих ударов ставился водяной щит или жесткий блок энергетического меча. Но и меня они достать не могли, даже странно, почему это стоящие вокруг лучники на меня не нападают. Улучив момент, посмотрел туда где они расположены, и обнаружил что они все мертвы, причем один из них оплывает как свечка. Кажется верная кукла пришла мне на помощь, теперь можно не опасаться выстрела в спину.
    - Блют!
    Я наконец смог на мгновение заставить их открыться, и со всех сил впечатал кулак в скулу адъютанта, только это не принесло ожидаемых результатов, я будто ударил камень. Его лишь слегка отбросило в сторону, а на его лице проступил замысловатый узор. Грегори отскочил к нему, а я получил пару секунд передышки, чем и воспользовался на максимум. Реатсу что скапливалась на моем теле, начало принимать вид искрящегося тумана, одежда не выдержав такого обращения рассыпалась в пыль. Собранная энергия покрыла мое тело выше пояса, появилось странное ощущение легкости, казалось если я подпрыгну, то взлечу как птица. Сюнпо, я переместился на три шага, одновременно нанеся по нескольку ударов по врагу, с этим покрытием моя скорость возросла на порядок. Грегори отбросило в сторону, а я переместился наперерез его траектории полета и ударом сверху вниз вбил его в песок. Далее последовало несколько ударов с выбросом энергии, страшные атаки от которых его впечатывало в воронку, которая становилась все больше и больше, но его блют я так и не пробил. Меня окатило водой и отбросило от моей жертвы, а следом подскочивший Грегори ударил по мне молнией. Второй раз в жизни через мое мокрое тело проходит электрический разряд, то что это тело гораздо крепче предыдущего конечно радует, но не сильно. Того мгновения на которое я потерял сознание, хватило что бы кто-то наотмашь ударил меня мечом по груди. Клинок разрезал мышцы, и только скользнул по кости, не смертельно, жить буду. Быстро бросил на себя кровоостанавливающее кидо, пока они тоже приводят себя в порядок, есть немного времени. И тут меня посетила идея, и я не даже не обдумав ее как следует, на голых инстинктах, начал его приводить в исполнение.
    - Нъярлатхотеп!
    Из песка начала вытекать черная блестящая жижа, она пузырилась и бурлила, собираясь в один большой бесформенный ком. В игре лопнувших пузырей угадывались изуродованные страданием лица, смрадный газ который выделялся, заставлял першить горло.
    - Эта твоя мерзость состоит из воды, она тебе она не поможет.
    А то я не знаю, спасибо что просветил. Жгут вытянулся и попытался ухватит Розенталя, но он перерубил его клинком. Следом кинулись еще несколько жгутов, а сам Ярла начал заползать на их ноги. Адъютант это заметил, и смыл его водой, после чего начал формировать вокруг себя и своего командира водяной купол, который не могли пробить щупальца. Я направил Ярлу в одну кучу, что бы он оплел их своим телом, и он начал формировать вытянутый шар. Я перенесся вплотную, собрал кровь что выступила из раны на груди в ладони, и погрузил ее в черную массу. В этом месте Тварь стала изменяться, жидкость псевдоплоти начала густеть, постепенно превращаясь в вытянутые мышечные волокна. Дальше реакция пошла лавинообразно, Нъярлатхотеп стал одной гигантской черной мышцей, и с давлением несколько сот тонн начала сжимать кокон который она обернула. Квинси тоже не сидели без дела, в десятках местах пробило дыры из которых начала бить фонтаном вода, а после того как большая часть тела намокло, ударил электрический разряд. Ярла очень живучая тварь, но даже если через него в течении пяти минут непрерывно пускать молнию в несколько миллионов вольт, он умрет. От существа осталось только обугленная плоть, но он был еще жив, я чувствовал что ему осталось всего десяток секунд... самое время.
    Я положил на горящую агонизирующую плоть руки, и сказал:
    - Хадо девяносто шесть, Итто Касо.
    
    Капитан пятого отряда Синдзи Хирако.
    - Добро пожаловать в мир 'наоборот'.
    Особой силой занпакто Синдзи, Саканаде, был 'переворот' чувств противника, право, лево, верх и низ менялись местами, после этого как либо парировать удары капитана было невозможно, потому как первый пропущенный становился последним. Так было и в этот раз, задачей у Синдзи была отслеживание и уничтожение подкреплений противника, и с ней он успешно справлялся. Нужно было только не попасть под удар разошедшегося главнокомандующего, хоть он и находился довольно далеко, но даже тут ощущался нестерпимый жар его занпакто.
    Синдзи убил последнего из группы которую он обнаружил, и поднялся повыше, начав искать своих следующих противников. Где-то вдали раскрылись врата, он уже приготовился отправиться туда, но смог почувствовать реатсу капитана, который там находился. Это был Ма Рат, и похоже что он прятался за скрывающим барьером, но впрочем это он делал не долго, через несколько мгновений после того как из врат вышли квинси, он оказался прямо напротив них. И тут его словно накрыло куполом, стало невыносимо тоскливо и грустно, хотелось сесть на песок и расплакаться, лишь громадным усилием воли он подавил эти желания.
    - Банкай от которого сходят с ума. - он тихо проговори про себя, до этого момента он думал что его занпакто сильнее всех воздействует на разум. - мне нужно уходить.
    Ему повезло, он оказался на самой границе действия, и смог выбраться оттуда. Все эмоции вернулись резко, черная тоска в которой он утопал прошла, стало легче дышать, и захотелось смеяться и просто стоять на месте наслаждаясь покоем. В очередной раз он подавил эти желания, и постарался убежать как можно дальше оттуда, кто знает, если его еще раз накроет, сможет ли он опять выйти?
    В его голове раздался голос, это был капитан кидо отряда, и похоже он был в сильно взволнован:
    - Нет времени объяснять, всем срочно явится к точке эвакуации!
    Когда паникует такой человек, то лучше прислушаться к его словам, и Хирако ушел в сюнпо, направляясь к нужному месту. Он пришел одним из последних, и оказался за непроницаемым прозрачным барьером, не хватало только капитана третьего отряда, все остальные были на месте. Некоторые были потрепаны, капитан Кьераку потерял кимоно и хаори, оставался только в черной одежде. Лейтенант кидо отряда сказал:
    - Все вопросы потом, сейчас сами все поймете, не мешайте нам пожалуйста.
    И он свернув пальцы в какую-то хитрую фигуру присоединился к своему командиру. Тут будто от резкого порыва, поднялся ветер из духовной энергии, и где-то вдали будто мигнула красная искра. Сразу после этого столб красного огня ударил в небо, они находились слишком далеко что бы увидеть примерные его размеры, но высотой он был не менее пяти километров. Он становился все ярче и ярче, в пустыне стало светло как днем, но столб все увеличивался в размерах. Наконец он достиг своего максимума и взорвался. Сначала все увидели ослепляющую вспышку, потом взрывная волна сметая собой барханы и оставшихся пустых, прошла по пустыне, а после этого, гигантский багряный огненный вал пошел во все стороны. В самой высокой своей точке, он был несколько километров, но чем дальше от эпицентра отходила волна, тем ниже становилась, а дойдя до закрытых барьером капитанов, она не превышала двадцати метров. Вслед за огнем прошел грохот, казалось что небеса разломило на несколько частей, щит прекрасно защищал от взрывной волны и огня, но не от звука. Синдзи на время оглох, но продолжал смотреть за происходящим. Вскоре все прошло, только на месте эпицентра происходило что-то непонятное, это походило на разрыв ткани мира, но просто невероятных размеров. В том месте где изначально был лишь огненный столб, находилось постепенно затягивающееся непонятное отверстие, через которое был виден серый туман.
    Капитан и лейтенант кидо отряда упали, у последнего из носа и ушей хлынула кровь, барьер ограждавший их от огненной стихии распался. Синдзи поднялся выше, и осмотрел окрестности, вид был страшный. Что творилось в эпицентре взрыва было непонятно, но разрыв ткани мира затягивался, а вот что было вокруг него... Похоже что огненный столб пробил песок на несколько километров вниз, ширину воронки которая там осталась, он бы не назвал даже приблизительно. Но он был уверен, что на ее площади можно было расположить несколько городов и пару деревень. Песок превратился в пузырящуюся кипящую массу, она была повсюду. Сложно сказать на какой площади расплавился песок, но он располагался на многие километры от края воронки.
    - Это было хадо самопожертвования - Синдзи расслышал что говорил капитан кидо отряда, слух постепенно восстанавливался - Используя свою собственную обугленную плоть, запускается цепная реакция, при котором тело распадется, высвобождая огромное количество энергии. Обычно его запускают жертвуя какой либо конечностью, изредка полностью телом, я видел результат когда частично обугленный от серо офицер, пожертвовал собой. Тогда огненный столб был в сотни раз меньше, даже не знаю что сделал капитан Ма, но создается впечатление что он вместо себя принес в жертву пару десятков человек, хотя это и невозможно.
    Тут Синдзи понял, что капитана третьего отряда нигде нет, а взрыв был на том месте где он попал под его банкай... А в это время лекция продолжалась:
    - Там в эпицентре буйство энергий было таким, что даже ткань мира не выдержала и прорвалась, думаю что наша задача выполнена, после такого, на расстоянии многих километров нет ничего живого.
    - Все равно проверить нужно, у нас ведь уцелеть получилось? Капитаны, осмотрите места где был лагерь. А я посмотрю на этот разрыв.
    - Ямомото-сан, я бы порекомендовал не находится рядом, и подождать когда он закроется.
    Хирако не понял, прислушался ли к совету главнокомандующий, потому как тот ушел в сторону эпицентра. А капитан пятого отряда решил поискать источники реатсу в округе, для чего поднялся как можно выше. Жуткое зрелище, вокруг нет ничего живого, лишь источники капитанов отпечатываются во внутреннем взоре. Когда то Синдзи интересовало, почему девяносто шестое хадо считается запретным, ведь как умереть это личное дело каждого, но теперь это стало понятно. Даже подумать страшно, что случилось бы, если они не спрятались за барьером.
    Тут что-то словно пощекотало его затылок невесомым перышком, привлекая к себе внимание. Капитан доверял своей интуиции, и вновь начал осматриваться внутренним зрением, пытаясь найти то что он не заметил. Пересчитал количество источников, все как положено восемь капитанов Готэй, и два представителя Кидо отряда... Но ведь Ма пожертвовал собой и умер, значит все таки семь капитанов, откуда лишний? Он нашел неподвижную точку в отдалении от всех, и направился к ней. Подойдя поближе, получилось распознать того кому принадлежит эта реатсу, и он на полной скорости направился к нему. Капитан Ма Рат лежал на постепенно остывающем песке, сильно ободранный, обожженный, но живой. Но как? Как можно выжить в таких условиях?
    Тут его взгляд зацепился за что-то, Ма крепко сжимал в руке какой-то предмет.
    - А ты непростая кукла, верно? - сказал он немного помятой, но целой кукле пустого, и вызвал других капитанов к себе.
    
    
    Нингё
    Пустой очень долго шел к своей цели, и вот наконец а нашел то что искал, а что же ему делать дальше? Теперь у него есть имя, господин говорит с ним, показывает неясные мысли, много непонятного. Нингё всегда было интересно наблюдать за всем новым, пытаться своим умом понять что к чему, после того как какое-либо явление получало объяснение, он полностью терял к этому интерес. Но теперь, в его жизнь влился целый поток удовольствий, господин носил его с собой, и порой он даже отключался что бы обдумать все что он за сегодня увидел, и понять что к чему. В эти моменты с ним общалось странное существо, оно жило внутри хозяина, и говорило не словами а мысленными образами, объясняя любопытному демону суть некоторых вещей.
    - Зачем нужно одевать шкуру поверх своей?
    Нингё никак не мог сообразить, зачем нужна дополнительная шкура, если она не дает защиты, и к тому же рвется если с ней плохо обращаться.
    - Дополнительная шкура не для защиты, по тому как она выглядит другие понимают кем является носитель этой шкуры.
    - Но ведь можно посмотреть на свет что исходит от господина, и понять это?
    - Не все умеют так делать.
    - А почему?
    - Это редкий талант среди духов, видеть могут все, а разобраться в том что увидят немногие.
    - Понятно.
    Пустой вновь замкнулся, и осмысливал то что ему объяснил голос. Сложно сказать, сколько он пробыл в оцепенении, но его вновь разбудили чужие мысли:
    - Нингё готовься, сейчас будет битва, и тебя ждет много еды.
    - Еда хорошо, давно не ел.
    Он вернулся к своим глазам, и посмотрел что его окружает. Господин находился высоко над землей, под его ногами копошилось огромное количество еды со слабым светом. Кое-где находились те у кого свет был более ярким и притягательным.
    - Нингё, свободная охота.
    Пустой не понял что имел ввиду хозяин, но похоже ему разрешили поохотиться, только нужно держатся ближе у нему, что бы не потерять. Охота была хорошей, с тех пор как часть его поселилась в его господине, у него потерялась необходимость в постоянном носителе, и он мог всегда вернутся.
    На мгновение он показался перед глазами адьюкаса, и сразу же разбил его маску, после чего слился с ним. Это уже третья еда за сегодня, и в этот раз гораздо сытнее чем было, теперь можно вернутся к господину. Когда он посмотрел его глазами, то увидел что его окружили враги, а сами он дерется очень сильной едой. Пустой долго не раздумывал, и на время показал свое тело перед окружившими его хозяина врагами, и смог поселиться в нескольких из них. После этого повторил это еще несколько раз, пока все кто был рядом не рассмотрели его, и начал их убивать. Это было несложно, глупая еда даже не поняла что с ней произошло, всего несколько секунд, и он начал их поглощать.
    Доедая последнего, он обратил внимание что его господин чем-то встревожен, и вернувшись в его разум, он попытался спросить, что происходит?
    'Я сейчас умру, Нингё, уходи.'
    'Глупый господин, если господин умрет, Нингё тоже умрет.'
    'Вот как я сейчас тебе всыплю за глупого!'
    Но пустой его не слушал, он только хотел быть как можно ближе к нему, слиться с ним в одно целое. Так же как он делал когда ел, но не поедая господина. Хозяин не еда.
    Если бы в этот момент кто-то наблюдал за ними, они бы увидели странную картину. Капитан-шинигами использует хадо самопожертвования, огромный ком обугленной плоти начинает трескаться, сквозь трещины просвечивает красное пламя. Это заклинание нужно контролировать до самого последнего момента, иначе оно не получится. За мгновение до того, как плоть полностью рассыпалась, и первые всполохи энергии выстрелили молнией в небо, тело капитана размылась в туман и исчезло.
    
    
Глава 22

    Нингё шлепал лапой по воде, и с интересом наблюдал как расходятся круги.
    - А он не совсем прав Марат, ты не глупый, ты самый тупой и эгоистичный идиот!
    - Согласен, но мне такой вариант показался неплохой идеей. Это сейчас я понимаю что был неправ, но это все моя чертова сила, мне оказался тот вариант единственно правильным.
    - Даааа, ты и так не образец здравомыслия, но под банкаем это качество восходит в абсолют. Ты ведь лучше меня знаешь, что если самопожертвовании увеличить количество плоти в десятки раз, то сила взрыва усилиться в тысячи! Ты понимаешь что сейчас там пару Хиросим устроил, за сотни лет до первого ядерного взрыва!
    - Конечно понимаю, но я решил что там они точно погибнут. Хотя сомневаюсь что там вообще кто-то выжил, даже капитаны.
    - И что будешь делать если это так? Попробуешь захватить власть?
    - Мне это неинтересно, думаю что продолжу исполнение своего плана.
    Кажется меня простили, потому как к моей спине прижалась прохладная спина моей вечной спутницы.
    - Ты бы хоть спасибо ему сказал.
    - Я пробовал, но он искренне не понимает за что. Я уж приготовился помирать, как он что-то со мной сделал, и я куда-то полетел. Он умеет перемещаться между людьми в разуме которых он живет, и кажется помимо этого он может что-то с собой брать.
    - Что-то. Это он вовремя вспомнил.
    - Думаю он сам про это не знал, и действовал по наитию.
    Говорить больше не хотелось, и я увлекся разглядыванием пустого. После того как он оказался в моем внутреннем мире, он первым делом потрогал воду, и с тех пор этим и занят. Выглядит он как своя большая копия, плюшевое тело, юбочка, двузубая костяная маска.
    - Тебя нашли.
    - Что?
    - Рядом с твоим телом, появился капитан.
    - Это что, кто-то выжить смог?
    - Кажется ты переоценил свои возможности. Там выжили все, теперь рядом стоит девять источников реатсу.
    - Тогда можно расслабиться?
    - С Йоруйчи расслабишься.
    - Какая же ты пошлая, может у нас любовь.
    - Может, а вспомни, какая у нее кожа... А как она двигается...
    - Да ну тебя, не трави душу. Ты же девушка вроде как, откуда такая не здоровая тяга к своему полу?
    - Открою тебе тайну, на самом деле у меня никогда не было тела, а все гормональные изменения которые определяют женщину как женщину, у меня не происходили. А вот то что делает мужчину мужчиной, я прошла вместе с тобой, и по тому у меня такая же реакция на девушек что и тебя.
    - Тогда почему ты считаешь себя женщиной? Как ты поняла какого ты пола?
    - Сложно сказать, откуда-то узнала что это именно так. И вообще, это нужно тебя спросить, это ведь я твоя шизофрения.
    Я ткнул ее локтем в бок.
    Прошло еще немного времени, мы лениво переругивались, я продолжал наблюдать за действиями куклы. Это было невероятно любопытное существо, сейчас он брал сухие камни с берега, медленно погружал их в воду, наблюдая с какой скоростью они намокают. У меня все чаще появлялось желание создать здесь песочницу, дать ему формочки, лопаточку, и научить лепить куличики.
    - Марат, тебя перенесли и положили, сейчас рядом находится капитан Унохана, похоже ты в госпитале.
    - Это хорошо.
    Она обошла меня, встав перед мной, загораживая солнце.
    - Все таки хорошо что ты не стареешь, за пятьдесят лет твоя грудь и попа уже бы одрябли и обвисли, мне бы пришлось заставить тебя носить одежду.
    - Балда.
    Прохладная узкая ладонь шлепнула меня по лбу, выкидывая из внутреннего мира, и мой разум укутала темная пелена, постепенно переходящая в сон.
    
    Йоруйчи Сихоуинь, четвертый офицер второго отряда.
    Этой ночью она так и не заснула, сложно указать причину этого, может потому что прошлой ночью постель грел ее бывший командир, или потому что вечером он ушел вместе с остальными капитанами в Хуэко Мундо... Или и то и другое одновременно.
    В тот день когда ей сообщили что ее дядя и Ма Рат убиты, она даже себе не могла сказать, по кому из них она грустит больше. В ее жизни было много мужчин, но наверное только один оставил незабываемый след. Когда он вернулся, она неоднократно проклинала себя за те игры в соблазнение, когда ей сказали об том что Кишо запретил Ма ухаживать за ней, она не упускала случая подразнить его. А теперь... Все текущие попытки он воспринимал как продолжение той игры, и игнорировал все ее уловки.
    Поняв что уснуть ей не грозит, она оделась и пошла в свой кабинет. Распорядившись дежурному о плотном завтраке, она продолжила размышлять. Сложно сказать, что ее зацепило в этом худом и нескладном шинигами, ведь среди ее постоянных поклонников были гораздо красивее. Но вот они были без этого очаровательно чувства юмора.
    - Дожили, я считаю его шутки очаровательными - она тихо пробурчала под нос.
    Принесли еду, зная вкусы нового командира, это было шесть больших тарелок якисобы, и полтора литра молока. Ма всегда удивлялся, куда это все девается? Особенности духовного тела, из-за того что у нее есть форма кошки, метаболизм сильнее в несколько раз. Плюс еще в последние пару дней нагрузки сильно возросли, она довольно ухмыльнулась, си-и-ильно возросли. После того как Ма поставили капитаном третьего отряда, никто бы не заикнулся что он ложится под своего командира, а это значит можно использовать все возможные приемы. И это ей удалось, при воспоминаниях о совместном купании на полигоне Урохары, в животе начинали порхать бабочки. После такого, она даже готова простить то что он забыл как признавался ей в вечной любви. Тот камень который на нее упал, после того как она узнала что сказанное им было пьяным бредом, наконец свалился с ее плеч, стало так хорошо тепло внутри...
    Ее мысли прервал вбежавший в кабинет восьмой офицер Кониши, и начал доклад.
    - Сихоуинь-сан, вы просили сообщить результаты операции, только что вернулись капитаны, убитых нет, ранено двое, сейчас они находятся в казармах четвертого отряда.
    Судя по его глазам, он очень сильно хотел что-то еще сказать, но вот что-то его удерживает.
    - Благодарю Кониши-кун, что-то еще?
    - Офицер Ма... то есть капитан Ма, использовал запретное хадо Итто Касо, говорят он взорвал половину пустыни!
    Внутри все похолодело, девяносто шестое хадо, оно требует жертвы собственного тела, помимо того что оно невероятно сложно в исполнении. Она немного сиплым голосом спросила:
    - Что с ним?
    - Немного обгорел, но ничего непоправимого, говорят что он вместо себя в жертву принес пол сотни квинси!
    - Это невозможно, нужно собственное тело, и согласие на использование.
    - Йоруйчи-сан, вы же знаете нашего командира, с него станется и уговорить квинси сделать это, погрозив им папкой с компроматом.
    Да, после того как был распущен совет, а для этого Ма выпустил только одну адскую бабочку, она бы этому не удивилась.
    - Бывшего командира Кониши-кун, он теперь капитан третьего отряда.
    
    
***

    С госпиталя я сбежал, позорно ушел испугавшись процедур. Сначала меня насторожило хихикание шинигами-сиделки когда она читала бирку с рекомендациями по лечению от Уноханы-сан, а после того как я ее сам прочитал, то начал спешно собираться восвояси. Три промывания кишечника в день, перед каждым приемом пищи, после того как я отказался поступить в ее отряд, она сказала что наложила на меня охранное кидо, которое будет исцелять меня за один день. Потом я опять попал в ее казармы, и после первой клизмы я понял ее врачебное чувство юмора. Больше в больницу я старался не попадать, только вот сейчас моего мнения никто не спрашивал. Жаль, я думал она уже забыла про свое обещание...
    Я ничего не имею против, пока я был без сознания, она полностью излечила меня, лишь после того как убедилась что я очнулся, она сообщила что прописывает мне постельный режим, и отдых, который она рекомендует провести в казармах четвертого отряда. Я конечно люблю отдохнуть, но не такой ценой, а потому, прощайте гостеприимные стены, я ухожу. А кидо действительно работает, больше дня в госпитале я не находился, убеждал всех что здоров, и убегал.
    Одевшись в выданную мне одежду и новое капитанское хаори, точную копию старого, я пошел по направлению к казармам третьего отряда, надо наконец познакомится со своими подчиненными. Путь проходил через казармы восьмого отряда, и когда я проходил мимо ворот, меня окликнули.
    - Ма-кун, если не занят загляни!
    Кьераку-сан сидел на крыше одной из казарм, ему компанию составили Синдзи Хирако, Кенсей Мугурума и Джуширо Укитаке. Судя по нескольким пустым бутылкам, сидят они довольно давно и при этом активно поглощают саке. А почему бы и не присоединится?
     'Алкаш.'
    'Я не пью, а дезинфицирую душу.'
     'Это саке что ли дезинфекция? Для этого водка нужна.'
    'Справедливо.'
    Вливаться в эту компанию с пустыми руками не хотелось, и я отправил бабочку заказ в один магазинчик, там за небольшую плату, предлагались услуги доставки. И запрыгнул к ним на крышу, а капитан Кьераку продолжал ранее начатую историю:
    - Выхожу я в их лагерь, и пытаюсь сломать приманку, а она не ломается! Что я только не пробовал, даже грыз ее, вообще никак. И тут я подумал, а ведь мне еще и барьер ломать нужно, и пошел искать его источник. Нашел, это был каменный обелиск с черными письменами, и тут у меня созрел план.
    Тут капитан замолчал, делая паузу. Похоже его спросили почему он так долго тянул с ломанием приманки, и немного поддатый Кьераку решил поделится очередной байкой.
    - И что же это за план? - Вежливый Укитаке-сан хорошо знал своего друга, и понимал что тот не продолжит пока никто этого не спросит.
    - Очень просто, ироони! (демон цвета, яп.)
    Укитаке согласно закивал, видимо он понимал о чем идет речь. А лицо Мугурумы немного озадачилось:
    - Ироони?
    - Одна из способностей моего шикая, игра ироони. Там все просто, я загадываю цвет, и должен ударить по этому цвету у противника, удар по любому другому цвету не принесет ему вреда. Причем чем больше этого цвета на мне и чем его меньше на враге, тем больший урон будет нанесен. К сожалению правила справедливы и для меня, и потому никаких особых преимуществ это не дает. Так вот, я положил пластину на обелиск, снял с себя кимоно и хаори, оставшись только в черной хакаме и косодэ, и загадал черный цвет. Из-за того что я был полностью черный, а на плите и обелиске были надписи черной тушью, одним ударом я разломил приманку и уничтожил барьер.
    Да, если и остальные игры у него такие же хитрые, я не позавидую его противникам.
    - А теперь Ма-сан - сменил он тему - расскажи нам, что ты устроил там в пустыне, а главное зачем?
    И что ему сказать? Я уже слышал несколько версий, даже сам одну рассказал паре любопытных шинигами.
    - Меня сильно теснили, это был единственный возможный на тот момент способ их победить, против меня вышла сработанная пара рыцарей, с силой воды и молнии. Мой банкай был против них бессилен.
    - Меня больше интересует как ты смог там выжить? Мы находились под барьерам двух мастеров кидо, и то нас задело самым краем, а вот ты был в самом центре. Там даже ткань мира разорвалась, ничего живого там остаться не могло. Хорошо что такая материя стремится сама себя восстановить, и разрыв закрылся, страшно представить что случилось бы если он так и остался в том месте...
    - Сам не знаю как я выжил, помню вспышку, а потом просыпаюсь в казармах четвертого отряда.
    - Ну раз не хочешь, то не говори, выпытывать не буду.
    Почему-то мне не верят...
     'А ты что думал, будет что-то вроде: смотрите, этот парень пятьдесят лет работал в отряде тайных операций, наверняка все что он скажет будет правдой, давайте будем верить ему на слово!'
    'Согласен, глупость сказал.'
    Дальше разговор пошел о всяких бессмысленных вещах, типа погоды и различных ресторанах, как подошел крепкий мужичок с большой корзиной всякой снеди, которую я выписал в кредит на свое имя. Кьераку на правах хозяина предложил переехать в более удобное место, где мы и продолжили застолье.
    
***

    - Ма, ты это серьезно? - Мугурума когда говорил слегка растягивал слова, и периодически икал - ты хочешь стать учителем?
    - Не просто учителем, я хочу закрепить за третьим отрядом курирование академии шинигами, сейчас когда угроза со стороны квинси пропала, и совета сорока шести нет, можно опять сделать срок обучения шесть лет, вернуть те предметы и дисциплины что были убраны из программы.
    Эта фраза далась мне очень тяжело, в голове весело шумело саке, приходилось усилено концентрировать внимание на словах что я хотел произнести, но это плохо получалось.
    - Сейчас это как никогда важно, чем образованнее у нас будут студенты, тем лучше. Даже если добавить всего один предмет, этику и философию, это уже даст выходцам из руконгая понятие о морали и правилах поведения. Кстати, ты тоже можешь стать учителем, будут тебя называть Кенсей-сенсей!
    Мой собеседник задумчиво попробовал этот титул на вкус, и сморщив лицо закрутил головой:
    - Нет, учителем я точно никогда не буду. Да и у тебя ничего не получится, где ты и где преподавание? Конечно извини, но чему может обучить бывший чистильщик студентов?
    - А давай поспорим?
    - Хорошо, на что?
    - Если из моей затеи ничего не выйдет, ты выберешь мне лейтенанта, а если получится, то я тебе. Как мысль?
    - А давай, договорились! Укитаке-сан, будете свидетелем?
    
    Штаб главнокомандующего, закрытое совещание.
    - Шюнсуй, расскажи что ты от него узнал.
    - Одну минуту Яма-джи.
    Капитан восьмого отряда съел какую-то пилюлю, которую ему протянула начальник госпиталя, и запил водой. В этот раз ему не пришлось долго уговаривать ее на противопохмельное, она видя его страдающее лицо сама выдала лекарство.
    - Как ты и говорил, он выписался на следующее утро, и мы ждали его на единственной дороге от госпиталя. Кстати Унохана-сан, как вам удалось так быстро его выписать, он же большой любитель поспать?
    Капитан четвертого отряда лишь загадочно улыбнулась, от чего присутствующих похолодела кожа.
    - Так вот, когда его подпоили тем составом, выяснили обстоятельства инцидента. Кстати почему бы просто не спросить как было?
    - Мы спрашивали, но эти выходцы их отдела тайных операций никогда не говорят правду. Впрочем лгут тоже редко, а разобраться в их полуправде и полулжи весьма тяжело. Не отвлекайся, продолжай.
    - По вопросу как ему удалось обмануть девяносто шестое хадо. Когда он показывал нам свой банкай, то утверждал что его сила - призыв существ, так вот, это лишь часть правды. Он не просто призывает их, он создает их из своей реатсу, и создать он может все что захочет, хотя наверное все же есть какие-то ограничения. Тогда, он создал какое-то существо у которого духовное состояло из тех же частиц что и сам Ма. А после он подождал когда его хорошенько поджарят, и принес ее в жертву. Как видите, таким способом может воспользоваться только он.
    - Удивительно...
    Старик замолчал, что-то обдумывая, а находящиеся рядом капитаны начали о чем-то переговариваться.
    - Ямомото-сан, - прервал затянувшуюся паузу командир кидо отряда - мы смогли изучить последствия взрыва.
    - Я слушаю.
    - Врата в мир короля находились недалеко от эпицентра, хоть они в разрыв и не попали, но все равно это сказалось на них. Они непоправимо испорчены, и пользоваться ими более невозможно. Мы при помощи ключа запечатали их. Прорыв закрылся слишком быстро, единственное что нам удалось выяснить, это то что проход был не в гарганту, а в какое-то неизвестное нам подпространство. Все рассчитав, мы выяснили что при хадо использовалось около тонны обгоревшей плоти.
    - И все же он выжил...
    - Думаю что смогу прояснить как это получилось. - слово взял капитан пятого отряда
    - Я слушаю Хирако.
    - Не так давно, я заметил у него любопытный артефакт, в виде куклы пустого. Если присмотреться, можно почуять от нее эманации демона, похоже при ее создании использовались части пустых.
    - Как он это объяснил?
    - Сказал, что это кукла демона, и от нее должно пахнуть демоном, иначе будет непохоже.
    Вокруг раздались смешки.
    - Когда я нашел его тело, из одежды на нем были только штаны, а в руках он сжимал эту куклу. До этого он носил ее в кармане который он сделал в хаори, очень странно что одежду он потерял а куклу нет. Я думаю что это его артефакт для бегства.
    - Хоть с этим моментом мы разобрались, теперь самый главный вопрос. У капитана третьего отряда слишком опасные способности, я поднимаю вопрос о его заключении в гнездо личинок.
    Встал немного посвежевший Кьераку-сан.
    - Яма-джи, зачем так строго? У каждого из нас хватит сил на подобные разрушения...
    - Но не каждый из нас решиться!
    - Это да. Но война уже закончилась, больше подобной необходимости не будет, а еще есть запрет на использования банкая.
    - Что ты предлагаешь?
    - Вчера я с ним заговорил о планах на будущее, и он мне сообщил что хочет заняться обучением студентов. Сказал что раз совета нет, самое время поставить академию по патронаж Готэй 13, и что у него масса идей как реорганизовать процесс обучения.
    Старик заинтересованно хмыкнул, и уточнил:
    - Он не говорил какие?
    - Упомянул что хочет собрать в своем отряде всех шинигами которые любят и умеют обучать, старых и опытных бойцов которые уже устали воевать, но вполне в состоянии поделиться своим опытом с молодыми, добавить предметов для изучения. Он говорил что у него целый план мероприятий, и то что подробно все распишет и ознакомит всех с ним на одном из совещаний.
    - Вот как... Скажи Шюснуй, ты как думаешь, у него получится?
    - Думаю он справиться. Его агентурная сеть проект не менее амбициозный, но работает до сих пор. По его заметкам о правильной вербовке обучают новых рядовых. Сейчас когда появилась возможность находиться в искусственных телах в мире живых, аналитики просчитали что такую же сеть можно построить и за пределами общества душ.
    - Так что ты предлагаешь?
    - Я считаю что он не опасен, похоже что он собирается погрузиться в полностью мирное и полезное русло, которое будет под твоим контролем.
    В кабинете воцарилось молчание, мало кто ожидал что такое тяжелое и неблагодарное занятие как обучение, кто-то захочет взвалить на себя добровольно.
    - Есть еще какие мысли или возражения? Джуширо?
    - Ямомото-сан, я тоже присутствовал при разговоре, и заметил то на что не обратил внимания Кьераку. Ма-сан при рассказе своих идей загорался азартом, он точно не врал, такой блеск в глазах сложно подделать. Думаю что отдать академию под третий отряд очень хорошая идея, если он справиться с ней так же как и со своей сетью, у нас будут хорошо обученные шинигами.
    - К тому же, - продолжил Кьераку - мне птичка на хвосте принесла, что он неровно дышит к химэ клана Сихоуинь, и что самое главное она отвечает ему взаимностью. Очень похоже что у них все серьезно, если правильно воспользоваться ситуацией, Ма-куна можно привязать к Готэю гораздо плотнее.
    - Я вас понял. Можете быть свободными, а я еще подумаю что делать дальше.
    Капитаны вышли из зала совещаний
    
    
***

    В голове колокольный набат, во рту пустыня, очень хочется пить и наоборот. Вот она расплата, за вчерашнюю пьянку, надеюсь я-из-прошлого позаботился о себе-будущем, и поставил где-то недалеко воды? Я открыл глаза, левый был залит чем-то липким, и веко прилипло к коже, и потому не открывался. Я осмотрел помещение правым, и пытался вспомнить где я нахожусь, комната была незнакомая. На мне была одето хаори, вывернутая наизнанку, и поэтому оно было нежно-голубого цвета. Я снял его и вывернул, посмотрел на неприличные кандзи выведенные соком давленых ягод, и вернул как было. Лежал я на обычном футоне, в стандартной казарменной комнате, если это второй отряд, то пришел сюда сам на автопилоте, а если какой другой, вероятно сюда меня отнесли. Выйдя из помещения, я пошел искать воду, и нашел ее сразу за углом, какой-то очень добрый человек положил меня в ближайшую к кухне комнату. После того как я отмыл липкую гадость, оказавшуюся медом, и вдоволь напился холодной воды из бочки, я пошел прогуляться на улицу, надо было наконец узнать где я нахожусь.
    Было очень раннее утро, солнце еще не встало, только светлеющий горизонт на востоке показывал что ночь уже заканчивается. Часовой у ворот бессовестно дрых, часовой с очень знакомым лицом... Я внимательно посмотрел капитанский дом, на нем была написана большая цифра три. А дежурный у нас, Суговара Таро, один из офицеров что я спас несколько месяцев назад. Тот добрейшей души шинигами, что меня сюда притащил, помимо этого был очень пунктуален, раз написано на спине цифра три, пожалуйте в отряд с таким номером.
    - Ма-сан, вы проснулись?
    - Доброго утра Суговара-сан! Я смотрю вам тоже неплохо спалось.
    - Что вы Ма-сан, я не спал, я внутренним зрением осматривал окресности, с закрытыми глазами это удобнее. Я лучший сенсор третьего отряда!
    - Вот как... А храпел зачем?
    - Это не храп, я создавал звуковые волны, которые отразившись от препятствий возвращаются обратно, и я вижу внутренним оком эти самые препятствия.
    Он немного покраснел, и улыбнулся во все щербатые тридцать два зуба.
    - Ма-сан, вы ведь не скажете Розу о моих экспериментах?
    - Роз?
    - Роджуро Оторибаши, девятый офицер, самый старший кто у нас остался.
    - А как я сюда попал?
    - Вас принес Укитаке-сан, и приказал дать вам выспаться. Я вижу вам дали капитанское хаори? Вы теперь командир омницукидо? Зачем тогда вас принесли к нам?
    - О, на все эти вопросы есть один ответ, сейчас. - я снял верхнюю одежду, и вывернул наизнанку и показал ее Тору - на, читай.
    Тот начал декламировать:
    - Меж грудей у красавицы нежной, я веду языком виноград...
    Тут он запнулся и слегка покраснел.
    - Да ты не то читаешь, выше смотри.
    Он поднял голову, и его взгляд уперся в черную цифру три. Если до этого он был красный, то теперь он сначала побледнел, а после позеленел. После этого упал на колени, и стукнулся лбом об пол.
    - Простите меня Ма-сама, я был непочтителен к вам!
    - Это еще что, а вот когда ты заснул на дежурстве...
    Он сжался, и стал еще меньше.
    - Встань. То что ты уснул это очень плохо, тебя естественно за это накажут, а то что я теперь твой капитан, ничего страшного, я же изверг какой, людей не ем.
    Я максимально доброжелательно улыбнулся, но ему стало еще хуже.
     'Ты свою улыбку в зеркале видел? Ты хотя бы глаза прищуривай, а то всем кажется что ты сейчас устроишь тренировку боевым оружием в полный контакт.'
    'Отличная идея кстати.'
    
    Роджуро Оторибаши, девятый офицер третьего отряда.
    Роз убегал, но твари что гнались за ним не отставали, он слышал их щелканье зубов, иногда его хватали щупальца, но он вырывался и продолжал убегать. Но их было слишком много, укрытия по пути не встречались, а принять бой он боялся. Боялся что застынет, и от схватившего его ужаса он не сможет сделать ни шага. Тут на его пути оказалась самая главная тварь, высотой несколько метров, вся перевитая как жгутами, и она схватила его своими щупальцами. Его поднесли к гигантской пасти, в которой не несколько десятков рядом располагались острые треугольные зубы, и оно сказало:
    - Вставай Роз!
    Роджуро вскочил в ужасе, нательная рубаха пропиталась потом, одеяло сбилось в комок. Его тряс за плечи Суговара, он был очень бледен, и кажется немного дрожал.
    - Роз, опять этот сон?
    - Да. Случилось чего?
    - Случилось, к нам пришел наш новый капитан.
    - Кого нам назначили?
    - Бывший третий офицер второго отряда. Ма Рат.
    Теперь было понятно почему Таро так дрожит, их осталось двое кто выжил во время операции закрытия врат, и им обоим постоянно снились кошмары, виновником которым был их новый капитан. Роз посмотрел в окно, уже начало светать.
    - Поднимай всех, организуй завтрак, нужно хорошо встретить командира, и познакомится.
    - Сделаю, ночное дежурство закончилось уже.
    Таро убежал, а Роджуро приведя себя в порядок, пошел в капитанские покои. По дороге, он встретил Йоруйчи-сан, очень красивую офицера второго отряда, она тоже шла в том же направлении, он поздоровался с ней, и спросил:
    - Йоруйчи-сан, вы к нашему новому командиру?
    - Да Роз, а что-то не так?
    - Ну я вроде как временно замещаю лейтенанта, и я мне нужно доложить ему о вашем приходе, он тут первый день, и будет плохо если я не буду действовать по правилам.
    Она загадочно хмыкнула.
    - Ну попробуй, я подожду в приемной.
    Роз открыл дверь, и встал на колени как подобает подчиненному.
    - Простите меня капитан что не встретил вас сам!
    В ответ была тишина. Он поднялся, и оглядел комнату, она была пуста. Таро пошутил? Нет, на спинке кресла висит хаори сильно испачканное, в углу стоит мольберт и краски, несколько папок с бумагами. Раньше этого не было, значит новый жилец в комнате точно есть. Роз вышел, и прошел в приемную.
    - Йоруйчи-сан, капитана нигде нет, может вам зайти попозже?
    - Он там, пойдем я покажу где его искать.
    Он обошла его, и проследовала в кабинет откуда он только что вышел.
    - Это мой бывший командир, я чуть позже расскажу тебе все что следует знать о его привычках.
    Она встала посреди комнаты, и внимательно осмотрела каждый угол, потом зачем-то заглянула под стол, и посмотрела на потолок. Что-то заметив, она довольно хмыкнула, и крикнула:
    - Проснись и пой Ма!
    После чего подпрыгнула, и нанесла сильнейший удар ногой в пустое место между потолком и стеной. Пространство там потрескалось и рассыпалось, и за срывающим барьером обнаружился сладко спящий Ма-сан, он сделал из кидо Тсурибоши гамак, который прицепил под потолок, и скрыл себя маскирующим бакудо. Следующим ударом ноги, она сломала конструкцию гамака, и спящий свалился на пол. К чести его будет сказано, что проснулся он в полете, и приземлился на ноги.
    - Роз, прогуляйся пока немного, мне нужно сказать пару ласковых слов твоему командиру.
    От Йоруйчи начала растекаться жажда убийства, до этого милое лицо перекосил предвкушающий оскал.
    - Оторибаши-сан, не забывайте что я ваш новый капитан, и если что, вы свидетель что перед встречей с этим симпатичным офицером омницукидо, я был жив и здоров.
    Роз решил не встревать в перепалку бывших сослуживцев, и ушел смотреть, как готовится торжественный обед в честь капитана. Когда он уходил, то не заметил как резко подобревшая принцесса повисла на шее у капитана, обняв его ногами, а тот не по дружески поддерживает ее за попу, причем девушка была совершенно не против, и даже мурчала как довольная кошка.
    
    
Глава 23

     'Ну как, готов?'
    'В какой-то степени. Своим собутыльникам я слил достаточно, что бы они поделились с главнокомандующим, не верю я что они совершенно случайно устроили пьянку на единственном пути из госпиталя. Ямомото-сан уже знает что я хочу возглавить академию, и принял решение. Мне осталось только убедить его в том что мне можно это доверить.'
     'Да, мысль заняться обучением довольно изящна, ты со своими талантами можешь промывать мозги студентам как тебе вздумается.'
    'Не совсем так, я планирую лишь расставлять акценты на их мировоззрении, к примеру наглый и жестокий человек начнет задумываться о том что его поведение приносит неудобства окружающим, если мнение других он не принимал в расчет, то после моей коррекции начнет.'
     'Это получается у тебя будет индивидуальная работа над каждым? Осилишь?'
    'Индивидуальная работа только в особых случаях, я делаю ставку на массовые лекции которые буду периодически проводить для всех сразу. Например задвину какую речь о добре, зле, моральном облике и о достойной жизни, при этом воздействуя на них заставляя задуматься о моих словах и принять к сведению.'
     'Прямо как Накаяма-сенсей на уроках каллиграфии?'
    'Ага, только он брал исключительно своим ораторским талантом. К тому же написание больших кандзи на уроках сёдэ ни у кого не вызовет вопросов.'
     'Думаю что рисование кандзи на любых уроках не вызовет подозрений, это все же академия.'
    'Ну может быть. Я не хочу накидывать на себя ярмо постоянного учителя по какой-либо дисциплине, лучше в качестве приходящего профессора читать лекции раз или два в неделю. Сначала это будет каллиграфия, потом может еще что придумаю.'
    Я находился в приемных покоях первого отряда, здесь собираются капитаны непосредственно перед совещанием. Именно сегодня я собирался добровольно взвалить на себя руководство академией, причем этот шаг преследовал сразу несколько целей. Во-первых, я не отказался от мысли изменить общество душ, и сейчас после войны для этого был весьма подходящий момент. Погибло очень много шинигами, восстановить их количество можно только одним способом, через академию. И взяв ее под свой контроль, я смогу добавить в головы студентов некоторые убеждения, которым они будут следовать. Даже не так, я их будут направлять к убеждениям, которые они примут для себя сами, это настолько мизерное воздействие на разум, стоящее на грани устного убеждения и легкого гипноза. Во-вторых, после того что я показал в последней вылазке, меня стали считать опасным существом. То что я там устроил, Шюнсуй сравнил с банкаем Ямомото, только главнокомандующий свою силу контролирует, и никогда не устроит такой апокалипсис. А я, который теоретически может снова повторить свой трюк, никак действие не контролирую, и без проблем могу уничтожить пару городов, и поэтому гораздо опаснее. Я на их месте видел только два выхода, точнее их больше, но все они в конечном счете сводились к этим двум. Это либо оградить меня от общества взяв под стражу или уничтожив, либо взять меня под контроль. Второй вариант даже предпочтительнее, потому как иметь в кармане оружие массового поражения в лице меня крайне удобно, особенно после того как против нас выступили европейский орден квинси. Если есть они, то существуют и другие фракции, да те же проводники душ из других регионов, вряд ли их существование скрывается из-за большой любви к ним, а то что они существуют это точно, не верю что только в Японии додумались до такой организации шинигами, и по этим причинам, взяв меня на поводок Готэй только выиграет. Еще у них на глазах удачный пример с капитаном Уноханой, если то что я читал про нее в архивах правда хоть на половину, то мне до ее зловещей репутацией кровавого убийцы еще расти и расти. Подумать только, тихая и мягкая женщина, в прошлом настолько любила битвы и схватки, что обучилась лечащим техникам только для того, что бы во время боя лечить себя, продлевая этим удовольствие от сражения. Тогда она взяла себе имя 'восемь тысяч школ' (Ячиру) , и она же является первой кто получил титул Кенпачи. И все же ее взяли под контроль и успокоили, теперь она командир медицинского отряда. По этому я склонен думать что мою идею воспримут благосклонно, и дадут зеленый свет на возможные изыскания.
     'Кстати где Нингё? Я его чувствую, но после возвращения их пустыни от него ничего не слышно.'
    'Он решил пойти погулять. Наверное где-то наблюдал как ползет гусеница, или занимался чем-то не менее увлекательным, и забыл про солнце, теперь лежит и ждет когда взойдет луна.'
     'Не боишься что он убьет кого-нибудь? Ведь он всех кроме тебя считает едой.'
    'Он наелся на несколько недель вперед, плюс я ему ясно дал понять что если он будет кушать не поставив меня в известность, то я сильно в нем разочаруюсь.'
    Спустя несколько минут в комнате собрались все капитаны, и нас пригласили на совещание.
    - Ты как Роз, готов?
    - Готов Ма-сан, только волнуюсь очень, первый раз буду на совете капитанов.
    - Привыкай, теперь будешь ходить со мной как третий офицер.
    - Как-то все неожиданно случилось, был девятым, стал третьим...
    - И не такое бывает. Только не думай что это чисто формальное назначение, я буду гонять тебя как салагу, что бы ты соответствовал занимаемой должности. - идущий за мной блондин обреченно вздохнул.
    Главнокомандующий сидел на своем кресле, и всем своим видом изображал уставшего старика, который решил отдохнуть и вспомнить былые дни. Если бы я не видел как этот дед устроил огненный торнадо и бодро прыгал по полю боя, то может бы и поверил его виду. Он подождал когда мы выстроимся в две шеренги по правую и левую руки от него, и начал:
    - В ходе последней операции в Хуэко Мундо, была уничтожена последняя крупная группировка квинси в нашем регионе, разведка нашла еще несколько разрозненных групп которые выжили во время войны, но они нам не опасны. И в связи с этим, я снимаю военное положение, теперь на капитанов которые будут выходить в мир живых, будет ставиться ограничитель силы.
    Дед говорил громко и четко выговаривая каждое слово, при этом часто делая паузу между фразами, видимо ожидая встречных вопросов.
    - Далее, через четыре дня, из нулевого отряда прибудет Сенджумару Шутара, она будет выбирать новый состав совета сорока шести. Помимо этого, она проведет инспекцию отрядов, примите это к сведению, и хорошо подготовьтесь что бы не опозорить Готэй 13.
    Ямомото-сан подождал когда капитаны закончат тихо обсуждать эту новость со своими лейтенантами, после чего постучал тростью по полу привлекая к себе внимание.
    - Теперь я хочу вернуться к тому, что не успели сделать на прошлой встрече, по причине отсутствия свободного времени. Капитан третьего отряда Ма Рат.
    Я сделал шаг вперед.
    - Согласно давней традиции, вы должны продемонстрировать капитанам свой шикай и банкай, а так же рассказать об их возможностях.
    Я встал перед слушающими меня шинигами так, что бы меня все видели, и снял с шеи кинжал и держа его за цепь продемонстрировал его слушателям. Я знал об этой традиции, и ожидал что меня об этом когда-нибудь спросят, по этому заранее подготовил облегченную версию.
    - Это моя занпакто Дабижива что означает 'Дающая жизнь', и она довольно своенравная особа. Именно по этому мне приходится носить ее как кулон, если ее никто не видит, она просто отказывается меня слушаться. Впрочем, это вам сложно понять, лучше продемонстрирую.
    Я повесил клинок на место, и достав танто сказал:
    - Явись Дабижива.
    'Давай дальше по сценарию.'
     'Да знаю я.'
    Рядом со мной из моей рейреку соткался контур фигуры, который постепенно проявлялся и заполнялся цветом. Чем лучше было видно ту кто появился рядом со мной, тем больше расширялись глаза у Укитаке, рядом с которым я стоял.
    - Всем приветики! - Широко улыбающаяся голая девушка энергично помахала всем рукой, от чего ее груди весело запрыгали из стороны в сторону, это я заметил по движениям зрачков мужского состава капитанов, стараясь получше запомнить их реакцию.
    - Как вы наверное заметили, она не очень любит одежду.
    - Джуширо-ча-а-ан, ты такой ла-а-апочка когда краснеешь! - девушка легко подскочила к капитану тринадцатого отряда, и подпрыгнув повисла у него на шее. В этот момент даже у главнокомандующего в глазах мелькнула тень зависти.
    - Дабижива-сан, ходить в таком виде при посторонних неприлично.
    Девушка с любопытством посмотрела на Унохану, и ее глаза расширились от ужаса. После чего с громким визгом спряталась под розовое кимоно капитана восьмого отряда, и судя по его довольным блестящим глазам, плотно к нему прижалась. Потом слева показалась ее голова:
    - Какая страшная тетка. У-у-ужас!
    В ответ Унохана лишь улыбнулась, и следом на нас бетонным прессом свалилась просто демоническая жажда убийства, и я решил закончить этот балаган:
    - Назад Дабижива. Думаю теперь вы понимаете о чем я, она очень любит привлекать к себе внимание. Унохана-сан, пожалуйста простите ее, она очень уж непосредственная, и очень ярко реагирует на любые события.
    - Все в порядке Ма-сан, думаю если ты устроишь нам личную встречу, мы решим этот вопрос.
     'Не вздумай меня отдавать ей!'
    - Мы договоримся Унохана-сан. Поднимись к облакам, Дабижива.
    Танто в моей руке превратился в шар, и я показал его всем.
    - Как видите, внешний вид не похож ни на какое оружие, и больше напоминает шар предсказаний, но не стоит ее недооценивать.
    После чего написал несколькими штрихами название нашей организации.
    - Каждая линия способна убить, а создать я их могу одновременно около двадцати.
    - Теперь понятна откуда такая любовь к рисованию и каллиграфии.
    - Верно Кенсей-сан. А теперь что касается банкая. По некоторым причинам его вызывать не буду, и обойдусь устным описанием.
    - Это почему же? - раздался вопрос от капитана одиннадцатого отряда
    - Во-первых, главнокомандующий дал запрет на использование оного в обществе душ - Ямомото-сан согласно кивнул - во-вторых, особенности силы о которых я сейчас расскажу. При банкае способность создавать линии выходит на новый уровень, и появляется возможность создать живое существо. Конечно есть ряд ограничений, например слишком разумную тварь сделать не получится, чем сложнее она тем больших запасов духовной силы она требует. И самое главное, вокруг меня образуется область, которая пропитывается моей реатсу необходимой для создания и существования жизни, и как побочный эффект сильнейшее давление на разум всех кто туда попал. Попавший испытывает разнообразный букет ощущений от первобытного страха до невыносимой тоски, люди сильной воли могут побороть эти чувства, но все равно приятного в этом мало.
    - Благодарю Ма-сан, эта была - главнокомандующий немного замялся подбирая слова - впечатляющая демонстрация, впредь прошу не материализовать занпакто на совете капитанов.
    После этого еще минут двадцать он выдавал довольно скучную административную информацию, после войны количество шинигами сильно понизилось, и следовательно очень повысился объем работ. Биже к концу он спросил, есть у кого еще какие предложения, и я сделал шаг вперед.
    - Ямомото-сан, сейчас пока верховная власть в руках за Готэй 13, я бы хотел вынести одно предложение.
    - Я слушаю.
    - Я предлагаю закрепить академию за Готэем, и самим выбирать сколько и чему обучать будущих шинигами, раньше этим занимался совет, но среди них нет тех кто в достаточной мере в этом разбирался, и все реформы что они предпринимали больше зависели от политического направления в обществе душ. И как инициатор этой идеи, хочу что бы академию закрепили за третьим отрядом.
    Судя по тому как они переглянулись, мой пылкий монолог в пьяном угаре уже дошел до главнокомандующего.
    - А потянешь? - старик хитро глянул на меня.
    - Направление новое, трудностей будет много, но я уверен что у меня получиться. Я написал несколько мыслей по этому поводу - я продемонстрировал пузатую папку которую до этого была в под мышкой у моего офицера.
    - Расскажи вкратце.
    - Первым делом вернуть срок обучения шесть лет, при этом вернуть те предметы что были изъяты ранее и добавить новые, список можно прочитать в папке. Небольшая реорганизация системы экзаменования, сделать их два раза за курс, новая система поощрений и наказаний для студентов, причем список того из-за чего отчисляют из академии я немного дополнил. Помимо общих курсов, сделать два особых для тех, кто и так обладает достаточными знаниями нужных направлений. Бывают встречаются клановые шинигами которые имели хорошее образование в семье, или просто самородки из Руконгая. Один будет ускоренным обучением, необходимая объем будет выдаваться за один год, второй это нечто среднее между общим и первым. Подробнее опять же можно прочитать в папке.
    - А сам планируешь преподавать?
    - Конечно! Для начала буду учить каллиграфии и стихосложению, а то некоторые молодые люди абсолютно не умеют правильно излагать свои мысли на бумаге. Мне порой такие заметки попадались, что непонятно смеяться над своими подчиненными, или стыдиться за них.
    - Понятно Ма-сан. Я ознакомлюсь и дам тебе знать. Еще есть у кого что сказать? - выждав небольшую паузу он продолжил - тогда совещание объявляю закрытым, можете быть свободными.
    Я положил на столик перед главнокомандующим записи, над которыми трудился пару дней, и пошел в свой отряд. Меня догнала Йоруйчи, которая присутствовала на месте капитана второго отряда:
    - Ты не говорил мне что хочешь стать учителем!
    - Хотел сюрприз сделать. Ты ведь не обижаешься?
    Он подошла поближе, и прошептала мне на ухо:
    - Ты что, решил получить влияние на все остальные отряды? Я прекрасно знаю твои методы работы.
    - Что ты Йоруйчи-сан! Нет конечно! Мне так понравилось обучать тебя, что после того как предал тебе все что знаю, решил попробовать продолжить благородный путь сенсея! Ну и да, немножко хороших знакомых в отрядах мне не помещает.
    - А еще меня больше волнует вопрос с материализованным видом твоего занпакто.
    Последнее фразу она почти прошипела мне в ухо.
    - Так ты же знала как она выглядит, я тебе показывал уже. Я не изменяю тебе с ней, это физически невозможно, выкинь эту дурь из головы.
    - Я вижу что ты не врешь, но просто уверена что что-то недоговариваешь.
    - Приходи сегодня вечером, поужинаем, и я попробую доказать что ты меня интересуешь гораздо больше.
    - Очень заманчиво, но к сожалению у меня слишком много работы. Давай в другой раз?
    - Договорились Йоруйчи-сан.
    - После всего мог бы быть со мной поласковее.
    - Верно Йоруйчи-сан.
    Он пробормотав что-то про излишне вежливых идиотов, ушла в сторону своего отряда. Идущий за мной третий офицер, спросил:
    - Ма-сан, а вы не говорили про академию. Получается, мне теперь тоже нужно будет заняться обучением?
    - Если у тебя будет такое желание, почему бы и нет? Хотя надо еще дождаться когда главнокомандующий решит дать добро этой идее, или не решит.
    
***

    
    Като Дайчи, после вступительного экзамена академии.
    - ...оправдать наше доверие и ожидания. - Седовласый шинигами закончил ознакомительную речь перед прошедшими вступительный экзамен студентами. - Теперь все кто получил двухцветные повязки пройти в аудиторию номер восемь, трехцветные в аудиторию номер двенадцать, все те кому досталась одноцветная повязка останьтесь здесь, с вами проведут дополнительную беседу.
    Юноша лет двадцати на вид, с каштановыми волосами осмотрел свою красно-бело-черную ленту которую он держал в руках, и пошел двенадцатую аудиторию. Вместе с ним было еще трое человек, они сели на первые ряды довольно большой аудитории, и начали ждать.
    - Парни, не знаете что это за суматоха с повязками?
    Все же он решил поговорить со своими товарищами, может они в курсе почему так сильно изменился вступительный экзамен. Ему ответил сероглазый брюнет:
    - После того как академия перешла под юрисдикцию Готэя, был полностью переделан порядок приема студентов и система образования. Это произошло лет десять назад, сразу после войны. Академию передали одному из капитанов, и он всерьез взялся за образовательную реформу. Теперь помимо уровня духовной силы определяется моральное воспитание, физические данные, еще какие-то параметры. Например те кому выдали трехцветные ленты, обычно выходцы из кланов, и они имеют отличное домашнее образование. Конечно не всегда, бывают и исключения. У нас сокращается срок обучения и убираются из программы некоторые предметы.
    - А тех кто двухцветные?
    - А те имеют внушительные запасы реатсу, для студента конечно, но не умеют читать и писать. Это обычно выходцы из Руконгая. А одноцветные, это те кто не попал под первые две категории. С ними должны провести дополнительную беседу, и распределить по группам.
    - Какая-то странная система, не находишь?
    - Да, я тоже так думаю. Может там все сложнее, мне про это один друг со старших курсов объяснял, он мог многого не знать.
    Их разговор прервал стук открывающейся двери, и в кабинет зашел шинигами в капитанском хаори. Это был невероятно высокий лысый мужчина, с несколько экстравагантным украшением голой девушки которое он носил на шее, так же его образ дополнял плюшевая кукла пустого что он держал в большом нагрудном кармане.
    - Здравствуйте студенты, меня зовут Ма Рат, я капитан третьего отряда и по совместительству директор академии шинигами. Я преподаю каллиграфию и иногда замещаю учителя по кидо. Можете называть меня Ма-сенсей.
    - Здравствуйте Ма-сенсей!
    Студенты вставшие при появлении капитана поклонились. Тот вежливо поклонился в ответ и предложил сесть.
    - Вы попали в особую группу обучаемых, сюда отбираются только те у кого достаточно возможностей закончить академию за один год. Но не думайте что из-за этого перед вам появляются какие-то привилегии, напротив спрос с вас будет гораздо выше. Вполне вероятно что вы не выдержите этих нагрузок, если вы не будете справляться, то вам переведут в общую группу. Но не советую этого делать, за студентов что оканчивают обучение всего за один курс, между капитанами начинается самая настоящая битва полная подковерных интриг, предательств и отравлений.
    Он улыбкой показал что последнее сказанное было шуткой, и сделал паузу, ожидая вопросов. Чем и решил воспользоваться Като:
    - Ма-сенсей, а много людей не справляются?
    - Хороший вопрос, обычно в особую группу набирается от одного до двух человек, и почти все переводятся на общее обучение, а в этом году довольно уникальный случай, прошло целых четыре. За все время что я тут нахожусь, это девять лет, только двое смогли окончить ускоренное обучение. Еще вопросы? Тогда я продолжу. Вас подселят в комнату к тем, кто заканчивает шестой курс, они будут помогать вам обжиться в академии. Завтра на рассвете сразу после гонга соберитесь на шестом полигоне, вам выдадут Асаучи. А теперь идите за мной, я провожу вас в ваши комнаты.
    Дайчи вместе со своими сокурсниками проследовал за сенсеем, и он привел их в казармы. Подойдя к одной двери, провожатый постучал, и она раскрылась являя перед ним растрепанную голову. Очень знакомое лицо, Като вдруг узнал того кто открыл, и внутренне сжался от ужаса.
    Като Дайчи вырос в седьмом районе Руконгая в семье торговца, и с самого раннего детства помогал отцу с содержанием магазина. На его же улице проживала шайка местных пацанов, которые под предводительством Кумогаи Горо отравляла ему жизнь. Сначала они просто дразнили и смеялись над ним, но после того как выросли, начали вымогать деньги и всякие редкие товары. Если он не давал, то они частенько избивали его, забирая необходимое силой. Несколько лет назад Горо куда-то пропал, его банда распалась, и теперь Като понял куда он исчез. Из двери выглядывал человек, которого он всю жизнь боялся и ненавидел...
    - Кумогаи-сан, я смотрю вы с Като-саном уже знакомы? - от учителя не скрылось переглядывания студентов. - Тогда прошу принять его под свою опеку, позаботьтесь о своем младшем товарище! Заходи, а мы пойдем дальше.
    Ма-сенсей пошел дальше по коридору, а Дайчи уже внутреннее смирился с тем что его обучение станет гораздо сложнее чем могло бы быть.
    - Ну привет тебе Дайчи-кун! Давно не виделись!
    - Здравствуйте Кумогаи-сан - обреченно сказал Като. Когда-то его собеседник заставил его называть себя именно так.
    - Не стоит быть таким вежливым Дайчи-кун, я знаю что у нас было много разногласий в прошлом, но все же...
    Тут он сделал то чего Като никак не ожидал. Горо встал на колени, и коснулся лбом пола.
    - Прости меня Дайчи, за прошедшее время я сильно поменял свои взгляды, и вижу как я был не прав по отношению к тебе. Мне очень стыдно за свое поведение.
    Като застыл в ступоре, и никак не мог сообразить как вести себя в такой ситуации, а стоящий на коленях студент продолжал ждать ответа.
    - Х-хорошо Горо-кун, я прощаю, только встань с колен.
    Тот поднялся, улыбнувшись сказал:
    - Нет Дайчи-кун, не прощаешь. Но это правильно, я заслужу твое прощение. Не беспокойся о нашем былом общении, это в прошлом. Теперь я постараюсь помогать тебе во всем, если будет что интересно или непонятно, обращайся, я расскажу.
    Все еще ожидая подвоха или какой-нибудь гадости, Като спросил первое что пришло в голову:
    - Расскажи про Асаучи, что завтра будет?
    - Тут все просто, утром вам выдадут заготовки духовных мечей, после чего вас погрузят во внутренний мир, где вы с ними и познакомитесь. Точнее должны познакомиться, с первого раза узнать имя своего духовного меча почти ни у кого не получается, вероятно ты будешь пытаться это сделать все время обучения. И то не факт что получится, хотя у тебя есть все шансы, ведь ты из особой группы?
    - Да, мне выдали трехцветную ленту.
    - Да... Тяжко тебе придется, особых гоняют очень жестоко, но и перспективы открываются перед ними весьма неплохие.
    - Ты говорил что узнать имя меча почти ни у кого не получается. То есть бывает и случается?
    - Говорят, последний раз это случилось лет семьдесят назад, тогда студент узнал имя своего занпакто и его шикай при первой встрече.
    - Да? И где сейчас он?
    - А ты с ним уже виделся, это Ма-сенсей.
    - Вот как... Что-то не видел у него меча.
    - Видел, он его на шее носит, как кулон. Обратил внимание на его симпатичную статуэтку?
    - Странно, ни разу не слышал о таком. А куклу он зачем носит?
    - Кто знает... Он вообще довольно эксцентричная личность, говорят что эта кукла живая и она шпионит за студентами, еще говорят что это боевой артефакт.
    - Да ладно?
    - Серьезно, иногда эту куклу находят в самых невероятных местах. Однажды мне всю ночь снился кошмар с этой куклой, а когда я проснулся, нашел ее под своей подушкой. Я тогда отнес ее учителю, он сказал ей 'вот шалопай, опять убежал'. И это не только у меня, куклу часто находят в туалете, в раздевалках, на полигонах, в классах, в личных вещах. Если она тебе присниться, поищи вокруг, вероятно кукла лежит где-то рядом. Потом отнеси учителю, он благоволит тем кто приносит ему его игрушку.
    - А он сам не может ее оставлять?
    - В принципе может, раньше он служил в отряде тайных операций, и способен пройти в любое место абсолютно незаметно. Только неоднократно кукла появлялась в тех местах, в которых Ма-сенсей даже теоретически появляться не мог, потому что не знал о них.
    - А как он учит?
    - Он классный сенсей. Обучает каллиграфии где-то раз в две недели, и помимо этого рассказывает всякие интересные вещи. Правильно говорит, заставляет задуматься над жизнью которую мы ведем, после его занятий я и пересмотрел свое поведение.
    - А что, это обязательный предмет?
    - Первые пять уроков обязательные, но потом уже на твое усмотрение. Но я бы советовал ходить, красиво писать и излагать свои мысли, не менее важно чем умение работать с занпакто.
    Они проговорили еще около часа, Като никак не мог привыкнуть к новому поведению своего заклятого врага, а тот рассказывал ему все что необходимо знать первокурснику.
    
***

    
    Студент первого курса особой группы, Айзен Соуске.
    Соуске проснулся в холодном поту, предрассветные сумерки смывали с него остатки пережитого ночного кошмара, и воспоминания о сне начали постепенно покрываться дымкой. Он был рад что его способности по достоинству оценили, и даже немного горд собой, когда его определили в особую группу. Но если бы он знал что его ждет, то он трижды подумал об этом решении, и перевелся бы на обычное обучение. Учили их многому, на сон у них было около пяти часов, но и из тех им приходилось спать только два, и иначе не успевали подготовится к следующим занятиям. Наверное по этому, первым делом их научили медитации, студентов особой группы можно было узнать по постоянным медитациям в любое свободное время.
    Айзен прикинул сколько у него времени, до утреннего гонга осталось около двадцати минут, можно уже вставать, и студент скинув с себя одеяло, начал делать ленивые махи руками, что бы сбросить с себя остатки сна. Тут его взгляд зацепился за незнакомый предмет интерьера, и повернув голову к прикроватной тумбочке, увидел на ней куклу.
    'Ма-сенсей хочет со мной поговорить?'
    В отличие от окружающего его быдла, Айзен не верил что кукла приходит сама, он уже собрал небольшую статистику по этим находкам, что бы понять, что игрушку находят именно те студенты, у которых в обучении есть серьезные проблемы. Очевидно, что сенсей сам пустил эту глупую байку, а кукла просто предлог поговорить в приватной и доверительной обстановке. Только вот интересно, как он ее сюда принес? Соуске внимательно осмотрел окно и дверь, волоски выдернутые из кисточек для каллиграфии лежали на своих местах, видимо этими путями никто не пользовался. И как он это сделал?
    'На то он и учитель, что бы уметь то что недоступно ученикам.'
    Он положил игрушку в сумку с учебниками, и отправился в умывальную комнату. Утренняя побудка застала его за зубрением конспектов, Соуске подождал еще некоторое время, и отправился на завтрак. После него, было около получаса до первых занятий, и он решил потратить их на беседу с учителем, поэтому сразу же двинулся на второй этаж академии. К сожалению не застав там сенсея, он вернулся в аудиторию, и решил пока есть время, изучить куклу более внимательно.
    - Привет Соуске-кун!
    - Доброе утро Акира-сан.
    - Я смотрю тебе сегодня улыбнулась удача?
    - Точно, теперь пока есть время, думаю посмотреть из чего состоит ее предвестник.
    - Ты серьезно? Ма-сенсей рассердится если ты ее испортишь.
    - Я только шов один распорю, потом зашью.
    - Ну смотри сам, я бы на твоем месте не стал так рисковать.
    'Вот по этому посредственность всегда останется посредственностью, и не достигнет в жизни ничего великого.'
    Кукла была очень странной, начать хотя бы с того, что нитки которыми были стянуты лоскуты кожи не поддавались, он даже пытался их перекусить зубами, но сшито оказалось на редкость добротно. После того как карманный нож не справился с ними, Айзен всерьез рассердился, и достал занпакто. Использовать духовный меч для того что бы распороть шов на кукле, конечно недостойно для шинигами, но он решил пока отмахнутся от этой условности. Но тут случилось нечто весьма удивительное, как только он поднес клинок к кукле, у него появилось легкое покалывание в районе затылка. Имя своего занпакто он узнал на третьем погружении во внутренний мир, и немного ознакомился с его возможностями, полный контроль всех шести чувств открывал просто массу вариантов для использования, но для этого нужно иметь силы выше чем те кого собираешься подчинить. Так вот, когда разумное существо видело его занпакто, сила срабатывала, отдаваясь легким холодом и покалыванием в голове Соуске. И вот сейчас, все указывало на то, что кукла имеет разум.
    'В каждом вымысле есть доля истины, не так ли?'
    Студент задумчиво осматривая куклу, вложил оружие в ножны, после чего закрыл глаза и начал осматривать ее внутренним оком. Игрушка имела источник, очень слабый, практически незаметный, что бы его разглядеть нужно быть в непосредственной близости. Исходя из всех материалов что им преподавали, следовало что очаг рейреку принадлежал демону, и слабая реатсу пустого что можно было уловить от куклы это подтверждало. Только вот сама она сделана из куска маски демона, и такой фон вполне допустим. А вот свой источник кукла иметь не может... а вот если замерить другие параметры, длина волн, их цвет...
    Айзен откинулся на скамье, и глубоко задышал, Ма-сенсей либо сумасшедший, либо гений. Это существо разумно, и это Пустой к источнику которого, какими-то техниками привили часть источника шинигами. И если внимательно изучить ту часть что определяется как реатсу шинигами, и поискать похожие, то сразу же взгляд останавливается на хозяине куклы. Точно сумасшедший, он каким-то диким экспериментом привил свою рейреку демону, и запер его в кукле.
    До самого конца учебного дня, из головы Айзена никак не выходило его открытие, а последующие его размышления все больше будоражили его разум. То что соединить двух разнополярных существ возможно, это он понял, доказательство лежит в его сумке. А если привить источник пустого в шинигами, или наоборот... Тогда объект эксперимента будет брать силу из обоих очагов, и станет в разы сильнее, если конечно сможет взять эту силу под контроль. Сила... наверное единственное что имеет значение в этой жизни, это личная сила.
    Дождавшись окончания занятий, Айзен направился в кабинет директора.
    
Глава 24

    Если бы я знал, что за головную боль беру на себя...
     'Ты бы все равно ее взял. Так что не ной, а руки в ноги и вперед!'
    Сначала было невероятно сложно, пока вник в дела управления, пока разобрался что здесь да как... Незаметно прошло почти пять лет. Потом методом проб и ошибок подбирал способы влияния на студентов, переманивал шинигами из других отрядов, избирал из студентов наиболее любящих учить, готовил реформы, учился сам рассказывать интересно и понятно... И это при постоянном решении огромного количества мелких административных вопросов... Наверное я самый несчастный капитан из всего Готэй 13.
     'Думаю Кенсею сейчас гораздо хуже.'
    Да, Кенсей казалось забыл про наш давний спор, но я ему это напомнил когда смог выпустить пятый по счету курс студентов, и независимая комиссия из состава офицеров и капитанов других отрядов выясняли уровень подготовки юных шинигами. После того как решили что качество образования не только не ухудшилось, а местами стало лучше, меня закрепили на постоянный руководящий пост. А Кенсею я напомнил о том что я должен подобрать ему хорошего лейтенанта.
    Спустя несколько лет, среди студентов я наткнулся на милую зеленоволосую девушку, Маширо Куна. Ее карие глаза и волнистые волосы, заставляли всех мужчин что ее видят, мечтать о свидании с ней... Пока не познакомятся с ней поближе. На редкость капризный и детский характер, постоянные придирки ко всем, нытье во время разговора, одним словом она раздражала всех, и при всем этом, у нее были блестящие оценки и уровень личной силы. И после выпуска я направил ее в девятый отряд, напомнив о старом споре его капитану. С тех пор Мугурума ищет возможности отомстить мне, но к его чести будет сказано, за своего нового лейтенанта он принялся всерьез, вытягивая ее до необходимого уровня.
    - Ма-сенсей, разрешите войти?
    О, юный гений, вероятно третий шинигами кто сможет осилить особый курс. Хотя неуверенность его портила. Если поставить перед ним равнозначный выбор, он будет изводить себя часами, так и не приняв решения, и я подумал, что стоит немного ему помочь.
    - Айзен-сан, рад что вы нашли время посетить меня. У вас что-то случилось? Неужели решили перейти на обычное обучение?
    - Что вы, Ма-сенсей, я вполне справляюсь. Просто я нашел вашу куклу...
    Он достал из сумки Нингё, и положил на мой стол. После того как Урохара вдоль и поперек исследовал куклу, я так и не смог придумать чем ее занять. Военных стычек не было, заниматься патрулированием мира живых и общества душ мне по статусу не положено, скрытыми проникновениями и убийствами тоже больше не занимаюсь. Вот и начал пускать Нингё к студентам, чей характер или поведение, являлось очевидным недостатком. А сам пустил байку среди учеников, что тому кто принесет мою потерявшуюся куклу, я буду делать поблажки в обучении. Конечно я никому их не делаю, но слухи такие слухи...
    - О, нашелся беглец, благодарю Айзен-сан.
    - Ма-сенсей, разрешите вопрос?
    - Конечно.
    - Что это? - Он кивнул на Нингё - Я чувствую ее реатсу, а после того как изучил, понял что она такая же как и у демона.
    - Это... Это Нингё, мой артефакт в виде куклы. Весьма своевольный надо сказать, периодически убегает. Раз ты зашел, не составишь мне компанию за чашкой чая?
    - Буду признателен Ма-сенсей.
    Я позвал секретаря, и заказал чай и вазочку со сладким. После того как поднос поставили на столик, я пригласил к нему студента. Мы сели на подушечки, гостевое место смотрело частично на стену, где висела подготовленная мной картина, частично на сад камней что был во дворе. Промывку мозгов можно начинать.
    Говорили мы довольно долго, Соуске оказался на редкость сообразительным юношей, весьма начитанным, грамотно держал паузы и умел интересно рассказывать. Наверное впервые за все мои такие вот переговоры, я наслаждался диалогом, при этом не забывая подводить тему разговора в нужное мне русло, укрепляя те установки что Айзен подцепил глядя на картину что висела на стене. Надеюсь он станет увереннее в себе, ведь шинигами который не может сделать нужный выбор в короткие сроки, опасен не только для себя, но и для всех кем он командует. А то что он станет командиром я уверен, при том что он обучается всего пол года, уровень его силы равен седьмому или шестому офицеру. У меня такой был только после первого года во втором отряде, любопытн что из него вырастет.
    - Вот что еще, Айзен-сан. Завтра у вас и у остальных первокурсников, будет выход в мир живых на практические занятия по погребению душ. Ты как наиболее способный студент на потоке, будешь поставлен старшим над всеми, тебе пора учиться отвечать за тех кто тебе подчиняется. Причина такого решения понятна?
    - Да Ма-сенсей.
    - Теперь то, что тебе следует знать. Во время занятия, все кто за вами присматривают, внезапно исчезнут, предоставив вас самим себе. Твоя задача не допустить паники, разброда по территории, и взять на себя ответственность за весь отряд.
    - Мне есть причины беспокоиться?
    - Никаких, учитель будет рядом, так же вас будут страховать отряд шинигами, это просто проверка на то что вы запомнили из уроков. Больше не задерживаю, можешь идти. У вас и так очень мало свободного времени что бы тратить его на меня.
    - До свидания Ма-сенсей.
    - До свидания Айзен-сан.
     'Забыл только упомянуть про небольшой побег пустых как раз в том районе.'
    'Интересно же, как они себя поведут! Да и пустые там под химией, еле двигаются.'
    Дверь за моим посетителем закрылась, и сразу после этого, на мое окно залез черный кот. Сипловатым мужским голосом, он сказал:
    - Я уж думала что он не уйдет.
    - Йору-чан, ты просто не представляешь как я рад тебя видеть!
    - А почему не -сан? - Кошка спрыгнула на мой стол, и прошлась и устроилась у меня на коленях. - Хотя я знаю почему. Не расскажешь ли мне, мой драгоценный, что это за новые реформы, которые ты предоставил на голосование на прошлом совещании?
     'Ха, как ты ей это объяснишь?'
    Я осторожно покосился на выпущенные когти, которые были в опасной близости от того что ниже пупка.
    - Все не так как ты думаешь. Я думал...
    - Я тоже думаю, что мне хочется достать себе новую погремушку.
    Когти пропороли одежду, и начали царапать самую нежную, в моем организме, кожу. Она любит иногда в шутку 'поиграть с бубенчиками', но сейчас она действительно зла, и ее следует бояться. Свежеиспеченный капитан, она впервые получила право принимать участие в голосовании, и как назло решили зачитать некоторые мои предложения об академии.
    - Я знала что ты специально взялся за академию, что бы тащить в свой футон студенток, теперь извращенец старый, я отомщу за все свои переживания! На молоденьких его потянуло! Всего один чик-чик, и больше никуда не посмотришь!
    - Если сделаешь этот чик-чик, то я не смогу доказать что кроме тебя мне никто не нужен.
    - Вот как?
    Кошка начала увеличиваться в массе, постепенно принимая человеческую форму. Шерсть и когти начали втягиваться, и вскоре у меня на коленях сидела голая девушка.
    - Тебе... придется долго... просить у меня прощения - тихо шепнула она мне в ухо. После чего оседлала мое колено, и призывно потерлась о него промежностью. - Но... не сейчас.
    Миг, и девушка которую я готовился обнять, вновь превратилась в кошку.
    - Я зачем вообще пришла, - сказала она уже деловым тоном - Киске заперся в 'Гнезде', и никого туда не пускает. Говорит позвать тебя, так что сходи, глянь чего он там натворил. И зачем я ему разрешила устроить там лабораторию?
    Йоруйчи запрыгнула на подоконник, и посмотрела на меня:
    - Я тебе это реформу учебной формы, буду еще долго вспоминать!
    И выскочила на улицу. Вот же зараза мохнатая, сбежала на самом интересном месте! А я всего-то захотел устроить обязательное присутствие капитанов на экзаменах, думая что это будет положительно сказываться на успеваемости. Перед глазами будущих начальников студенты не захотят падать в грязь лицом, и будут стараться на все двести процентов. И что бы было из чего выбрать, добавил предложение о новой школьной форме. На самом деле там никакой реформы не было, всего лишь разрешить девушкам носить укороченные хакама, что-то вроде шортиков повыше колен, и убрать стандарты затягивания косодэ. Теперь желающие могут регулировать размеры декольте, и носить что-то вроде мини-шортиков, весьма смело в этом консервативном обществе. Я вставил это предложение специально, ожидая что от него откажутся и внимательнее обдумают первый пункт. Но вот все случилось наоборот, капитаны не захотели дважды в год появляться в академии, зато тщательно обсудили пакт об одежде. Против было только три голоса, Ретсу Унохана, Кирио Хикифунэ, Сихоуинь Йоруйчи. То есть женская половина, а вот почти вся мужская приняла идею с энтузиазмом, лишь Гинрей Кучики воздержался. Кьераку Шюнсуй требовал сделать эту форму одежду обязательной для всего Готэя, но после пришли к мнению что это сугубо личное дело каждой, и просто немного расширили гардероб шинигами. Прошел всего день, но уже сегодня я видел робкие девичьи коленки из-под красных шорт, и этот вид меня радовал.
     'Может нарисуешь воодушевляющий плакат о пользе мини-хакама, и развесишь его по всей академии?'
    'Дорогая, ты ГЕНИЙ! Займусь этим сразу как найду Урохару.'
    
***

    Записавшись в журнале посещений, я зашел на территорию второго отряда. Здесь появилось много новых лиц, почти все они выпустились из академии, и потому завидев меня многие здоровались называя Ма-сенсеем. Привыкли наверное, да и я настолько сроднился со своим новым статусом, что уже сам получаю удовольствие читая лекции. Что бы совсем не заплесневеть, прихожу на полигон Урохары, одно из немногих мест где мне можно использовать банкай. Точнее одно из мест где его использование не будет зафиксировано, и создаю различных монстров пытаясь убить их в рукопашную. Иногда Йоруйчи составляет мне компанию, она довела до ума придуманную ей технику, 'Шунко', и теперь стала весьма грозным противником. Проблему рвущейся одежды решила довольно изящно, она собирает свою рейреку только на руках и спине, для этого выбрала специальный костюм что держит спину открытой. Надо сказать, что ее тренировки при которых вся верхняя одежда разлетается в клочья, останутся самыми яркими воспоминаниями в моей жизни. Я тоже взял эту технику на вооружение, решил что такая подмога мне будет очень в тему, особенно во время банкая. Все же я сильно завишу от своих созданий, а так у меня больше шансов выжить с битве с сильным противником. И по поводу рвущейся ткани особо не заморачивался, и покрывал полностью всю верхнюю часть тела, а не только руки и спину.
    Я Неспешно шел к мосту, за которыми был единственный вход в тюрьму, и чем ближе туда я подходил, тем тревожнее мне становилось. Не было охраны, пост а входа пустовал, хотя по уставу там должна быть дежурная пара.
     'Йоруйчи говорила что Урохара никого не пускает в Гнездо.'
    'Может быть, но охрану убирать нельзя. Что бы там не произошло, пост должен функционировать.'
    Барьер вокруг, был поднят по директиве 'бунт заключенных', при таковой полностью закрывалась возможность выхода из помещения, но бунтом это не было точно. Иначе следующим шагом идет информирование постов о ЧП, после чего они должны связаться с командующим Омницукидо. Однако Йоруйчи сообщили что требуется мое присутствие, и это меня настораживало.
    Барьер был настроен только на меня, после чего закрылся наглухо. Теперь что бы выйти, нужно пробраться в комнату начальника тюрьмы, и снять директиву. Сдавать занпакто пока не спешил, такое впечатление что оно мне сегодня понадобиться, радует что при ситуации с бунтом, снимаются ограничения на силу и мне разрешено использовать весь свой боевой потенциал.
    Дверь со скрипом затворилась, и я осторожно прошел через небольшой шлюзовой коридор, в комнату где находится дежурный по тюрьме. Она была пуста, даже в служебном сейфе для хранения оружия никого не было, я заглянул в окошко приема что бы убедиться в этом. На стеллажах лежали занпакто с прикрепленными к ним бирками, и исходя из ощущаемой духовной силы, там было пусто.
    - Дежурный! Позови старшего!
    В ответ тишина, находится здесь дальше смысла нету. И я направился к входу в подземные казематы, лаборатория Киске находится на самом нижнем уровне, но сначала следует зайти в его кабинет, он ближе. Дверь была герметично закрыта изнутри, наружный замок никак не хотел срабатывать, похоже его чем-то заблокировали.
    'Мда, и как мне туда попасть? Не уверен что даже главнокомандующий сможет выбить эту дверь.'
     'А если немного подумать? Особенно про те планы 'Гнезда личинок' что ты зубрил ночами, готовя план побега?'
    'Точно, что бы я без тебя делал.'
    Официально, в этой тюрьме было только один вход и выход, но на мой взгляд это было крайне нелогично. Поэтому я искал в архивах Омницукидо планы этой постройки, что мне со временем и удалось. Гнездо было прошито огромным количеством тайных ходов и помещений, и один из проходов располагался в оружейном хранилище. Полный доступ к нему у меня был, как и у всех капитанов, и я направился обратно. Зайдя за стойку у которой должен стоять шинигами, я увидел небольшую лужу крови, потом был след волочения тела в оружейную.
    'И что же здесь случилось?'
     'Кто-то оглушил или убил шинигами, и утащил подальше.'
    'Это понятно, но кто это мог быть?'
    Не дождавшись ответа на риторический вопрос, пошел смотреть куда ведет кровавая дорожка, пока пройдя в другой конец оружейки, не уткнулся в монолитную стену.
    'Если я правильно помню, здесь у нас вход. Похоже не мне одному он известен.'
    Неприметная кнопка открывающая проход, была спрятана хорошо, что бы до нее добраться нужно было снять маскирующий барьер, который был вместо одного кирпича. По закрученной винтом лестнице спустился вниз и вышел в коридор который вел в общую комнату заключенных, и сразу же наткнулся на охранника. Его тело было разорвано на несколько частей, они были частично обглоданы, к моему прибытию кровь уже свернулась.
     'Заметил? Следов нет. Невозможно ТАК убить человека, и не задеть кровь. Не летал же он.'
    'Может и летал, нужно осмотреть тело.'
    Я оградил место маскирующими барьерами, и склонился над трупом. От останков отчетливо фонило реатсу демонов... Внимательно осмотрев тело, я двинулся дальше по коридору. Осмотр задал больше вопросов, чем их решил, откуда здесь Пустые?
     'Урохара.'
    'Вот же идиот-самоучка. Он что, решил поставить опыты на заключенных?'
     'Сам же ему предлагал, как там было... 'Зачем тебе искать добровольцев, у тебя и так целая тюрьма подопытных?'
    'Я тогда подразумевал шутку, уверен что он понял меня правильно.'
     'Жаль если это не так, второго Маюри только не хватало.'
    Внезапно я ощутил слева от себя какое-то смазанное движение, и рефлекторно отскочил вправо. Нечто задело край моего хаори, движение было настолько быстро, что я не успел его заметить. Достав занпакто, внимательно присмотрелся к окружающему фону духовных частиц, рядом никого не было. Ощущался лишь какой-то неясный след, какое-то невнятное возмущение окружающего фона, но ничего похожего на живое существо. Следующее движение я заметил, это был кулак в белой перчатке, он появился ниоткуда, казалось соткался из воздуха и нанес удар мне в скулу. Я специально открылся, что бы спровоцировать на атаку, и на пути движения удара уже сформировалось бакудо 'Секи', принявшая на себя весь импульс. Рука на миг задержалась на светящейся сфере, и в следующий момент ее отбросило в сторону. Одновременно начал появляться хозяин руки, шинигами в одних рваных хакама, голый по пояс, он соткался из воздуха дополняя свою конечность.
    'Кажется кто-то захотел поиграть со мной в прятки.'
    Я подошел к парализованному человеку, и схватив его руки заломил их за спину, придавив к спине коленом. Только сейчас я обратил внимание на белые перчатки, которые на деле оказались совершенно неожиданным для меня аксессуаром. Это были костяные наросты, которые можно встретить только у пустых, они сделали из рук шинигами нечто вроде набора острых когтей.
    'Переверни его!'
    Сделав как она просит, я даже отшатнулся. На лице которое некогда принадлежало шинигами, находилось несколько костяных пластин схематично отображавших маску. Самым жутким были глаза, белки потемнели приняв грязно-бурый цвет, а радужка стала красной. В них виделся какой-то потусторонний голод, дикая ненависть, ярость, желание уничтожить меня. Похоже это раньше было вторым охранником, и похоже что напачкал у входа тоже он. Что с ним делать?
     'Убить?'
    'Может пока его обезвредить, а потом попробовать вернуть к исходному состоянию?'
     'А если освободится он нападет со спины?'
    'Надо его надежно запечатать.'
    Окончательно решить свою участь, пленник мне не дал. Как-то надсадно рыкнув, он буквально растворился в воздухе, а я до этого сидевший на его теле, упал с небольшой высоты на пол.
     'Прямо как Нингё!'
    'Ага, только его не смущает что солнце еще не зашло. Теперь понятно что за эксперименты проводит Киске.'
    Когда-то, нам стало интересно как же перемещается моя кукла, и Урохара провел несколько опытов, которые выдали любопытные результаты. По словам блондина, Нингё живет одновременно в нескольких измерениях, не ограничиваясь обычных трехмерным пространством. При необходимости он переводит свое тело в чистую энергию, и перемещается в нужное место игнорируя все физические препятствия. Киске предположил что это что-то на уровне информационных или эфирных полей, того измерения что занимается передачей информации. Честно говоря я слабо понял в чем суть его теории, но то что у него работоспособное объяснение было, это точно. Еще он очень хотел повторить это перемещение в лабораторных условиях, и судя по тому что я увидел, у него получилось.
    'Если то что мы увидели не единичном экземпляре, и если они смогут вырваться на свободу... Хорошо что барьер им не пройти.'
     'Я думаю, что не зря он позвал именно тебя. Может эксперимент был на основе созданной тобой жизни? Она на тебя практически не действует.'
    'Похоже на то, радует что этот балбес не потерял остатки разума.'
    Пока я шел, на меня пытались напасть еще несколько раз, но как-то вяло, без энтузиазма. Дважды это были смотрители тюрьмы, разной степени потрепанности. Все в той или иной степени переняли черты демонов, и это изменение добавило им сил. Я специально проверил, и допустил один удар. При жизни это был обычный рядовой, и его атаки я бы просто не заметил. А вот сейчас... травмы никакой он не нанес, даже не пробил уплотненную рейреку кожу, но вот отбросить меня на пару метров у него получилось. Всех кого встречал парализовал, и ограждал особыми барьерами, которые были на вооружении полиции, в них хранили пойманных преступников. Убить их всегда успею, а попробовать помочь стоит. Чем ближе я подходил к кабинету начальника тюрьмы, тем больше попадалось на глаза следы боя, кое-где лежали трупы в белых нательных рубахах, которые носили заключенные. На всех были свежие отпечатки чьих-то зубов, видимо мое приближение спугнуло любителей погрызть косточки.
     'Они переняли от Пустых голод, но не их способ поглощения энергии.'
    'Источник шинигами не предназначен для усиления подобным образом. Не думаю что они долго проживут на такой диете.'
    Поймав по дороге трех полудемонов в белых халатах, я наконец дошел до нужного мне кабинета. На его двери находилось какое-то хитрое кидо, которое должно отпугивать всех чья реатсу не соответствует тем что в нем указаны. И я как раз вхожу в этот список, похоже когда Урохара ставил его, он еще был в добром уме и здравии.
    И если разум его был чист, то тело оставляло желать лучшего. Блондин был плох, очень плох, он сидел на своем рабочем столе в позе лотоса, вокруг него роились хороводом огромное количество иероглифов, очерчивая границу какого-то крайне специфичного кидо, которое он на себя наложил. Левая рука по локоть закована в костяную броню, форменная одежда разорвана и висит лохмотьями, сквозь прорехи видно несколько десятков ран закрытые лечебными заклинаниями. Левая часть лица частично закрыта костяными пластинами, они обрамляли глаз с темно-серым белком, правый же глаз был нормальной расцветки. Что бы тут не произошло, Урохара тоже сильно пострадал, но на момент когда он заходил в кабинет, мог вполне связно мыслить.
    - Киске, ты живой?
    - Это вы Ма-сан? Прошу прощения что не могу поприветствовать гостя и капитана как следует.
    Его остекленевший взгляд, до этого буравивший стену напротив, уставился на меня.
    - Не расскажешь что тут произошло?
    - Кажется я был прав, предположив что это на тебя не подействует. Все таки оно было создано из твоей рейреку. - Он казалось не услышал мой вопрос. Я подошел к нему ближе.
    - Ни шагу дальше Ма-сан, вы нарушите мое кидо. Прошу прошения, мне приходится одновременно сдерживать себя и говорить с вами, пожалуйста не перебивайте меня. Во всем виноват эксперимент номер двадцать семь, точнее виноват я не углядев за получившим модификацию существом. Вы помните что я хотел найти способ с которым ваша кукла перемещается в пространстве?
    - Помню - Я утвердительно кивнул.
    - Так вот, я нашел этот способ, привив некоторые особенности куклы одному демону. Ночью каким-то образом он смог вырваться на свободу, и напал на одного заключенного, после чего слился с ним.
    - Демон слился с заключенным? Как?
    - Все дело в той модификации, пустой после нее стал существовать сразу в нескольких реальностях, при этом сам не обладал телом в том виде, к которому мы привыкли. Он стал чем-то вроде духовного паразита, который цепляется напрямую к духовному телу носителя. Но и это не самое печальное, помимо этого он начал размножатся, и за несколько часов смог захватить все 'Гнездо'.
    - Да, когда я сюда шел, на меня напали несколько раз. Почему их так мало?
    - Я единственный из персонала кто смог избежать заражения, это кидо что вы видите помогает избегать духовных паразитов.
    - Я смотрю не так уж и хорошо.
    - Верно... После того как я смог всех не заразившихся согнать в одну комнату и закрыть их непроницаемым барьером, я решил уничтожить изначального демона. Он единственный кто может размножаться, все остальные стерильны. Если убить самого главного, то вычистить остальных не составит больших проблем, и я направился на нижние уровни, к своей лаборатории. Только, вы помните какой заключенный находится ближе всех от нее?
    Тут меня действительно пробрало, впервые за все это время зябкий холодок прошелся по позвоночнику. На нижних уровнях находятся самые опасные для общества душ существа, и там был заперт только один бывший шинигами. Соя Азаширо, он же Кенпачи Азаширо, восьмой капитан одиннадцатого отряда, поднявший бунт незадолго до моего побега в Хуэко Мундо. Но после того как за него взялся отряд королевской стражи, он сдался и его заперли на нижних уровнях.
    - Азаширо-сан?
    - Верно. Крайне опасный противник, я пытался его одолеть, но он смог сбить с меня защиту и заразил. Мне удалось от него сбежать, и замедлить тот момент, когда меня подчинит демон.
    - О чем ты думал когда шел к нему?
    - О том, что у него нет занпакто, и будучи подчинен демоном он не может пользоваться кидо. Иначе я бы никогда не пошел на того, кто в четырех из пяти схваток против Шюнсуя Кьераку одерживал победу. К сожалению, единственный способ остановить заразу, это уничтожить его или демона что слился с ним. И тебе нужно это сделать, причем у тебя есть все шансы на это. Он больше не тот рассудительный шинигами, на многоходовые планы и изощренные кидо теперь не способен, а без занпакто ему не использовать банкай. Правда это способность, исчезать и делать нематериальным тело, может доставить много хлопот.
    - Я понял. Чего мне еще нужно опасаться?
    - Был бы ты кем-то другим, то я бы сказал что свежерожденных демонов, может ты их и не видишь, но их по тюрьме передвигается несколько сотен.
    - Скольких они заразили?
    - Почти весь персонал, и около пятидесяти заключенных.
    - Понятно... Есть способ помочь тебе?
    - Главный пустой контролирует все потомство что создал. Думаю если мы и найдем способ извлечь из меня паразита, то это поможет ненадолго, до следующего заражения.
    - Ладно, не будем терять времени, я пошел.
    - Я надеюсь на тебя, удачи!
    Я покинул комнату, и направился на нижние уровни. Интересную историю мне рассказал Киске, похоже сам того не зная, он изобрел биологическое оружие. И как мне одолеть самого главного монстра? Кенпачи Азаширо не зря получил свое звание, говорили что он второй по силе шинигами из всего общества душ. Он же меня в порошок сотрет, даже без духовного меча!
     'Отставить панику! Пока я с тобой, у тебя есть преимущество!'
    'Тоже верно. У меня есть время придумать план, если Урохара прав, то это будет просто зверь действующий на инстинктах, можно попробовать загнать его в ловушку.'
    Пока я шел, на меня устроили настоящую охоту, пока я наконец не догадался спрятаться в маскирующие бакудо. Присутствие мое они все еще ощущали, но прицельные атаки прекратились. Периодически появлялась рука или нога, которая била по пустому месту, а я начал двигаться ломаными траекториями, периодически уходя в сюнпо.
     'Интересно, а если Нингё отправить на охоту, он по идее существует в той же реальности что и они.'
    'До его пробуждения еще около часа.'
    Я покосился на куклу что лежала в нагрудном кармане. Других идей как убить демона не затронув шинигами, у меня не было, а убивать бывшего капитана никак нельзя. После его смерти, демон может перебраться на другой носитель, и не факт что у меня останутся силы на очередную схватку.
    Бывший капитан Азаширо имел специальную камеру. По сути, это была свертка пространства, превращающая небольшую комнату, в участок скалистых гор десять на десять километров. Использовались те самые расширяющие барьеры, что я когда-то изучил для постройки своего секретного архива. Вот только места здесь сделали максимально некомфортные, промозглый ветер, отсутствие дорог, острые скалы и уступы...
    Он стоял на вершине одной из скал, совершенно не прячась как остальные, смотрел на меня, предоставляя право на первый ход. Это был худой и высокий мужчина, похожий на меня телосложением. Лица было не разглядеть, за белой рогатой маской блестели красным светом глаза, он напоминал Пустого гораздо больше чем те кого я видел до этого.
    - Бьякурай.
    Белая молния сошла с моих пальцев, и пронзила то место где до этого стоял мой противник, а он уже переместился практически вплотную ко мне, одновременно нанося удар ногой по голове. Атака была на страшной скорости, был слышен свист ветра, кажется это было быстрее скоростей Йоруйчи раза в два. Я уклонился от удара, одновременно пробивая его ногу чуть выше колена своим духовным клинком
    - Тсзури райден.
    Электрический разряд прошел с моих рук прямо в тело демона. Точнее должен был пройти, потому как одновременно с ударом его плоть растворилась в воздухе.
    'Это будет сложнее чем я думал.'
    Восьмой Кенпачи будучи капитаном, считался мастером хакудо, и это он с блеском мне доказывал. То что теперь он стал демоном, никак на него не повлияло, похоже что даже наоборот усилило. Он появлялся буквально на доли секунды, успевая набрать достаточно кинетического импульса что бы наносить сокрушительный урон. В тех случаях когда я стоя на земле принимал его удары на блок, поверхность подо мной крошилась и трескалась, казалось что по мне бьют сваезабивающей машиной.
    - Геки.
    Моего противника парализовало, это дало мне пару секунд передышки. Да, демон был очень силен... Он уже почти сбросил паралич, надо продержаться совсем чуть-чуть... Азаширо вновь исчез, а я переместился к месту что наметил во время небольшой паузы. Следующую атаку я заметил, и перенаправил импульс движения прямо в сторону скалы, рядом с которой стоял.
    - Шитотсу сансен.
    Он не успел отреагировать, три желтых шипа пригвоздили демона к стене, а я продолжал не давая ему времени уйти:
    - Шаккахо, Окасен, Сокатсуй.
    Выпустив из одной руки шар красного пламени, а из другой желтый луч, я сразу из обеих рук призвал волну синего пламени. Его немного обожгло, и не более. Сильнейшая связка на которую я способен в этом состоянии не принесла ему практически никакого вреда. Пока я переводил дыхание, он переместился вплотную, так что я мог разглядеть его черно-красные глаза. Они завораживали, та ненависть что в них виделась, парализовала волю. Слишком поздно я ощутил ладонь на своем животе, кожей я почувствовал как концентрируется очень жесткая рейреку, и ярко красная вспышка выбила из меня сознание на пару минут. Столько мощное серо вплотную... Это очень больно. Помимо этого, моим телом было пробита скала, и я лежал в груде острых обломков, стараясь прийти в себя. Я смотрел в небо, там была иллюзия солнца, которая превращала эту камеру в вечный день, смотрел и ждал. Вскоре светило загородила темная фигура, она склонилась надо мной, и пошевелила мою голову ногой. Потом выставила руку, и в ней начал концентрироваться темно красный шар из демонической энергии. В любое другое время я просто не дал бы ему возможности сделать это, а теперь... Шар становился все больше и больше, пока наконец не выстрелил потоком серо чудовищной силы.
    
***

    Урохара Киске, третий офицер второго отряда.
    Капитан Ма ушел почти два часа назад, похоже что он не смог выстоять против бывшего Кенпачи одиннадцатого отряда. Надо в этом убедиться, и блондин начал вставать со стола. Тут оповещающее кидо у входа, сообщило что вошел один из доверенных лиц, и в комнату ввалился тот кого он уже не ожидал увидеть. По внешнему виду Ма было видно, победа далась ему очень тяжело, от белого хаори остался только клок ткани на левом плече, косодэ сожжено почти полностью. Само же тело было сплошь покрыто ожогами, опаленной плотью, огромными синяками. При ходьбе Капитан кривился, присмотревшись можно было заметить несколько фиксирующих переломы кидо.
    - А этот Кенпачи был хорош.
    Ма устало развалился на одном из стульев, теперь было видно что он держался больше на силе воли.
    - Ты не сказал, что он может использовать серо.
    - На мне он его не использовал. Ты как?
    - Очень хреново. Он уничтожил Нингё, теперь я не знаю как вытащить эту дрянь из тебя.
    - Я знаю как это сделать, пока тебя не было у меня появилось несколько идей. Но сначала давай я тебе помогу, ложись на пол.
    Капитан третьего отряда послушно лег, и продолжая тяжело дышать, закрыл глаза.
    - Так вот касаемо моей идеи... Нужно всего-лишь... - Тут Урохара обнажил клинок, что до этого держал в руке, и резко вонзил в грудь лежащего перед ним шинигами. И продолжил фразу глядя в удивленные глаза своей жертвы:
    - Нужно убрать последнюю преграду.
    После этого он вынул клинок, и еще несколько раз ткнул в жизненно важные точки.
    - А ты живучий гад. Но ничего, здесь кроме нас никого, а теперь после того как будет убит единственный кого не может заразить паразит, я могу открыть Гнездо, и выпустить всех в Сейрейтей.
    В ответ Ма начал шептать что-то нечленораздельное, и Урохара склонился что бы лучше расслышать что он говорит:
    - ... отбрось все сомнения и подчинись моему приказу. Бакудо девяносто девять Кин!
    Будто из ниоткуда появились четыре черные ленты, они плотно перемотали тело Урохары, после чего свободные концы растянулись по полу, и по всему их периметру появились металлические печати. Киске дернулся, пытаясь использовать силу что дало ему вселение, но бакудо полностью парализовало движение рейреку в его теле.
    - Использовать кидо такого уровня в твоем состоянии... это невозможно.
    - Возможно Урохара-сан, или кто ты там на самом деле.
    И непримечательного угла, вышел скрытый до этого капитан третьего отряда, свежий и здоровый, без следов тяжелой битвы. В руках он держал золотую статуэтку которая раскинула в стороны руки, он взмахнул ей в сторону еще живой своей копии. Она подернулась рябью, и начала превращаться в туман, который широкой полосой направился к статуэтке. После чего из него соткался клинок, и капитан вложил занпакто в ножны.
    - Опыта тебе не хватает, что бы играть со мной. Ты тоже повелся на трюк с фальшивым телом, как и восьмой Кенпачи на которого ты меня натравил. И зачем созданному демону брать под контроль какого-то заключенного, пусть и весьма сильного, если можно поймать своего создателя? Хотя ладно, теперь твой выход, Нингё!
    Перед глазами Урохары мелькнула какая-то тень, и дикая боль пронзила всю его суть, будто выдирая с корнем жилы и нервы.
    
***

    Я наблюдал за работой Куклы. Когда Азаширо начал формировать свою атаку на тушку которую я создал банкаем, я успел зачитать текст девяносто девятого бакудо, наверное единственного которое я не мог сотворить без оного. После этого ждал пока зайдет солнце, и отправил Нингё на разведку в разум моего пленника, и кукла нашла паразита что сидел в нем. Сам процесс излечения был крайне болезненным, по словам Нингё, демон что находился внутри, сам по себе очень слаб, и ничего не мог противопоставить силе адьюкаса. Азаширо выжил, но не был в состоянии что либо говорить. Единственное что я от него добился, это то что последнее что он помнит, как к нему пришел Урохара. Это еще раз подтвердило мое предположение что изначальный пустой захватил третьего офицера. И я на всякий случай отправил на встречу свою полную копию, которую держал под контролем. Да, не зря я учился не боевому применению своего банкая, не зря.
    
    
Глава 25

    Гин Ичимару.
    Мальчик лет одиннадцати, наблюдал как от тела его подруги, его первой любви, уходят трое шинигами. Они вынули что-то из ее тела, из его Рангику, нечто светящееся. Она лежала без сознания на дороге, и Гин никак не мог привести ее в чувство. Поняв что ничего не сможет с ней сделать, оттащил ее в ближайшие кусты, а сам кинулся преследовать ту троицу. Идя за ними, он по обрывкам разговора понял, что они направляются к своему 'Господину', и он решил пронаблюдать за ними до конца. Они остановились у какого-то дерева и принялись кого-то ждать.
    Времени прошло много, солнце успело зайти, Гин сидел в кустах, стараясь не шевелиться и не привлекать к себе внимания. Вскоре к этим трем вышел еще один шинигами, у него были темные каштановые волосы и аккуратные прямоугольные очки, похоже он командовал ими. При его появлении, те трое склонились перед ним на колени, как перед старшим, и протянули ему светящуюся красноватым цветом сферу, ту что они забрали из Рангику. Руки мальчика уже сами нащупали какую-то острую ветку, как он невольно замер. Командир достал из кармана стеклянную емкость, внутри которого находился небольшой светящийся синим шар, и отпустил красное свечение к синему, и после легкого хлопка и невысокого белого пламени, они слились в одно целое.
    - Это он. Он у них главный - сказал тихо, практически про себя - Я... должен его убить.
    Мальчик покрепче схватил ветку, и приготовился следовать за шинигами в очках, никаких планов он не строил, он должен был просто его убить. Того кто заставил Рангику плакать.
    - Не торопись умирать шкет.
    Мальчик вздрогнул, и обернулся. Позади него прислонившись к дереву, сидел шинигами в капитанском хаори, мгновение назад это место было пусто.
    - Кто вы? - Гин отчаянно храбрился, стараясь не показать своего страха. Он вытянул перед собой ветку, и приготовился защищаться до конца.
    - Капитан третьего отряда Ма Рат, и я следил за тобой с самого начала. Даже пришлось помочь и поставить заглушающий барьер, слишком уж громко ты шебуршал в кустах.
    - Значит вы видели как они...
    - Да видел, и уже помог твоей подружке. Из нее извлекли часть источника реатсу, я восстановил самые опасные повреждения, и через несколько недель она придет в норму.
    - Почему... Зачем они это делают? Почему их никто не остановит?
    - Все сложно парень. Видел их главного? Это Айзен Соуске, лейтенант пятого отряда. У него крайне опасная сила, абсолютный гипноз. До того как я понял что он из себя представляет, под его контролем оказалась большая часть совета и несколько капитанов, и я просто не смогу ничего доказать если его поймаю. Поэтому мне остается только наблюдать за ним, и фиксировать каждый его шаг.
    - Все равно, я убью его, и вам мне не помешать!
    - Надо же какой воинственный. Похвальное стремление, я даже попробую тебе помочь в этом.
    - Как?
    - Держи - в сторону мальчика полетел какой-то свиток, и тот автоматически его поймал. - Это приглашение на обучение в Академию духовных искусств, где я являюсь директором. У тебя неплохой потенциал, есть все шансы стать сильным шинигами, и ты сможешь попробовать осуществить свою угрозу.
    - Почему вы помогаете мне?
    - Это так важно?
    - Я не верю бескорыстную помощь.
    - И правильно делаешь. У тебя очень высокий показатель духовной силы, так же сильно желание отомстить Айзену. Я хочу тебя научить некоторым особым приемам, и внедрить в его команду. Вскоре ты поймешь, что похищение рейреку у людей это не самое страшное, то что задумал лейтенант Айзен гораздо масштабнее и опаснее.
    - Я понял вас. Я закончу академию, но что буду делать дальше - решу сам.
    - Конечно-конечно. Набор будет через два месяца, и прихвати свою подружку, думаю ей тоже будет это полезно. До встречи Гин-кун.
    - До свидания Ма Рат-сан.
    Мгновение, и шинигами до этого расслаблено сидевший у дерева, исчез. Мальчик положил свиток за пазуху, и направился в сторону Рангику. Странно, но ведь он не говорил своего имени этому старику...
    
***

    - Ма-семпай, я обещаю что ничего страшного не случиться, дай мне исследовать твою новую куклу!
    - Нет Урохара-сан, мне тебе напомнить что случилось в прошлый раз? Ты чуть не уничтожил Сейрейтей!
    - Да это когда было? Уже сто лет прошло. Ты мне что, это до конца жизни вспоминать будешь?
    - Не сто, а восемьдесят. И да, до конца жизни. Я тогда три дня ночевал в это клятой тюрьме, пока Нингё не выловил последнего пустого! И потом по чьей просьбе я пытался замять этот инцидент с Йоруйчи? Она из меня потом три года веревки вила, в счет этого долга!
    - Я вырос и стал умнее, больше такого не повториться. Я ведь уже капитан, и у меня есть нормальная лаборатория в Бюро технологического развития.
    - А еще ты взял в команду Куротсучи Маюри, тебе напомнить за что его посадили? Кстати я собирал доказательную базу и ловил его. А еще твой собственный лейтенант вытирает свои ноги о твое лицо!
    - А это здесь причем? Хиори-сан немного импульсивна, бывший капитан двенадцатого отряда ушла в королевскую стражу, и она по ней сильно скучает.
    - Это не повод давать избивать себя девчонке, и с тех пор как ушла Хикифуне-сан прошло девять лет!.
    - И это мне говорит человек, из которого на тренировках Йоруйчи выбивает пыль.
    Сложно как-то объяснить наши отношения, сказать что мы жили душа в душу нельзя. Очень часто ругались до рукоприкладства, бывало годами друг с другом не разговаривали, но в итоге опять сходились. Она была уверена что мне нужна только она и ничего более вроде денег или влияния, а я... А я просто наслаждался тем что она рядом.
    - Ты ведь не отстанешь?
    - Конечно нет!
    Я встал с крыши, где до этого грелся в лучах солнца, и вяло пошевелил плечами.
    - У меня к тебе более серьезный вопрос, ты говорил кому-нибудь о своем том самом проекте?
    - Ты про... про то к чему я пришел изучая природу совмещенных душ?
    - Да.
    - Я все засекретил по высшему разряду, а что?
    - Есть мнение что твой эксперимент хотят повторить.
    - Кто?
    - Пока не могу сказать, потому как эту информацию никак не подтвердить.
    - Думаю ты ошибаешься, Хоугиоку повторить невозможно. Но свою Календулу ты все равно мне покажешь!
    Кукла-цветок, сделанная в виде Календулы, символа третьего отряда. Закончить ее развитие у меня получилось всего полгода назад, основной ее особенностью была сила прохода между мирами. После мысленной активации, она увеличивалась в размерах и своими лепестками опутывала меня, и проходила сквозь пространство в заранее определенный мной мир. Пока я пробовал переход в Хуэко Мундо, мир живых и обратно.
    - Хорошо, только не пытайся использовать ее по назначению.
    - Почему?
    - Ее я тоже делал на основе Пустого, разве что в отличие от излишне сообразительного Нингё, своей личности у нее нет, только набор установок. Помимо всего прочего, ей необходимо питаться, и угадай как она это делает?
    Улыбка блондина немного увяла:
    - Как?
    - Точно так же как и передвигается. Опутывает лепестками, и если существо которое оно опутало не является мной, то оно будет съедено. Конечно капитана ей не проглотить, но приятного в этом будет мало.
    - Тогда может прогуляемся до моей лаборатории?
    - Сейчас у меня запланирована встреча, давай вечером?
    - Какая встреча? Ты только что лежал и спал!
    - Важная встреча, меня хотел видеть Кенсей.
    - Ладно, жду тебя после заката у себя.
    - Договорились, я приду.
    Урохара скрылся в направлении своего отряда, а я медленно пошел в Казармам Мугурумы Кенсея. Кто бы мог подумать, прошло почти девяносто лет с тех пор как я стал капитаном, и возглавил академию. Помимо неудачного эксперимента Урохары над модифицированными пустыми, ничего особо интересного не происходило, разве что меня знают, помнят и уважают практически все выпускники нашей академии. Лет шестьдесят назад, я научился закладывать небольшие алгоритмы действий в сознания молодых студентов, создав из них идеальных информаторов. При определенных условиях, они полностью теряют волю и рассказывают все что их спросят, ничего при этом не запоминая. Моя коллекция компромата постепенно обновлялась. Не уверен что у меня была необходимость в подобной коллекции, но без нее я себя ощущал крайне неуютно. Йоруйчи стремительно выросла, кончились те дни когда в чистом Хакудо я одерживал над ней победу. Ей дали прозвище 'Богиня скорости', и надо сказать заслужено. Обогнать ее сюнпо никто не мог, разве что ее лейтенант, Сой Фон из вассальной семьи клана Сихоуинь, в перспективе могла ее догнать, но на данном этапе конкуренции у нее не было. Пару раз у нас поднималась тема о моем вхождении в ее клан в качестве консорта, но я мягко отклонял это предложение. На то было несколько причин, которые я пока решил не сообщать.
    - Здравствуйте Ма-сенсей!
    - Доброе утро Накаяма-сан. Я уже давно не твой сенсей.
    - Привычка капитан Ма.
    - Кенсей у себя?
    - Да, но он уже собирается уходить.
    - Вот как... Зайду поздороваюсь.
    На самом деле никаких сильно важных дел у меня не было, просто решил заглянуть в гости, и заодно уйти от крайне назойливого ученого.
    - Йо Ма, какими судьбами?
    - Доброго дня Кенсей-сан. Да вот мимо проходил, решил заглянуть.
    - Ты не вовремя... Нас отправляют на расследование одного дела.
    - Это какого еще?
    - Ты не в курсе? Вчера были обнаружены одежды нескольких душ, причем было видно что их никто не снимал. Будто их хозяева испарились, а одежда осталась на месте. Главнокомандующий поставил задачу нашему отряду проверить, я утром уже отправил десять человек, но от них до сих пор нет вестей. Думаю сходить самому.
    - Не против если я составлю компанию?
    - Конечно, лишний меч нам не помешает.
    Я последовал за командой Кенсея, в один из районов Руконгая, где предположительно пропали люди из его отряда.
     'Марат, мне это не нравиться.'
    'Мне тоже, кажется Айзен начал финальную стадию развития Хоугиоку. И Гин мне ничего не сообщает.'
     'Ты сам сказал, что пока ему не доверяют, и с тобой не связываться.'
    'Верно, хорошо бы с ним поговорить...'
    Айзен Соуске, третий человек который закончил Академию за один год, блестящие результаты по всем дисциплинам. Помимо своих успехов, он ничем не выделялся и не привлекал внимания, пока однажды он не стер мои установки на офицере пятого отряда. Мне повезло что это было сделано при мне, иначе я бы никогда его не заподозрил, после этого я обошел всех более или менее важных людей, и обнаружил что жизнь созданная мной в их разуме, заменена чем-то другим, чуждым для меня. В последствии я выяснил что это Кьёка Суйгецу, сила его занпакто, абсолютный гипноз. Любой кто посмотрит на его клинок, попадает под эту способность, прежде чем я это понял, он показал его всем шинигами занимающие важные посты. Теперь я просто не смогу ничего ему сделать, потому как в те моменты когда он занят чем-то предосудительным, по Сейрейтею ходит его полная копия, создавая железобетонное алиби. Конечно я пробовал его несколько раз подловить, но этот юноша казалось предусмотрел все, и его действия имеют местами двойное, а то и тройное дно. А после того как я однажды попал под силу его шикая, я решил пока ограничиться наблюдением. И в качестве разнообразия внедрил в его ближний круг одного пацана, Ичимару Гина. Думаю он давно понял что этот парень появился не просто так, но все еще не предпринял никаких действий. В последнее время, он занят тем что забирает духовную энергию из душ, сливая ее в одно целое, небольшой синий шарик с невероятной духовной силой. Это очень напоминает Хоугиоку, эксперимент который Урохара провел после внимательного исследования моей куклы. Но насколько я помню, что бы набрать необходимую энергию, он обратился в нулевой отряд, а вот Айзен пошел другим путем. И вот сейчас начали пропадать шинигами, почему-то у меня ощущение что Соуске начал собирать энергию из более сильных источников.
    - Ке-е-енсей! Я уже устала идти, ты дурак!
    - Тогда какого хрена ты с нами поперлась?! Мы и без тебя обойдемся! Иди домой и учись еду мужу готовить!
    - Я твой лейтенант, и по этому я иду с тобой! Ты такой дурак что даже этого не знаешь, Кенсей. Ду-у-урак!
    Кажется Мугурума не выдержал, и скорчив маниакальную гримасу потянулся за мечом. Его схватили за руки его подчиненные, говоря:
    - Капитан, успокойтесь, она же всегда такая!
    А Маширо, лейтенант девятого отряда, упала на землю и начала ныть колотя ногами воздух:
    - Я так устала! Я хочу есть! Я хочу рисовый пирожок!
    - Я убью ее. А сначала я убью тебя Ма, это тебе я обязан своим лейтенантом!
    Он перенес взгляд на меня, и мне резко захотелось быть подальше отсюда.
    - Спокойней Кенсей, ты же сам проспорил. И к тому же ты мне отомстил, не забывай!
    - Ты страдал всего месяц, а она портит мне жизнь почти сотню лет!
    - Это был очень тяжелый месяц, Йоруйчи-сан до сих пор не простила ту вечеринку с полуголыми девками, ты пригласил ее в самый неподходящий момент!
    - Наоборот подходящий, на тебя как раз залезла третья, и начала стягивать последние детали одежды... Да, богиня скорости была в ярости. Ты от нее так и не убежал?
    - Убежишь от нее, попробуй.
    Нашу перепалку прервала грубая реатсу, недалеко от нас появился Пустой. Мы не сговариваясь перенеслись в ту сторону, и увидели как гигантский шестилапый монстр схватил щупальцем какого-то мальца, и потянул его к своей маске.
    - Вперед!
    По команде капитана Мугурумы, его подчиненные нанесли несколько ударов по лапам демона, намереваясь их отрубить, но его тело было очень плотным. Поэтому нанесли лишь порезы, которые не доставили Пустому видимых неудобств. А Кенсей воспользовавшись тем что демон отвлекся, перерубил щупальце спасая пацана. Тот почуяв под ногами землю, вскочил у убежал сверкая пятками, а я же предположил что и без меня неплохо справятся, подошел к отрубленной конечности, и начал ее изучать. Очень любопытно, источник демона крайне нестабилен, если бы не его реатсу, которая на уровне адьюкаса, я бы предположил что он появился пару часов назад. Пустой крайне неповоротливый, медленно ходит, и при всем этом его реатсу... Такой в Хэуко Мундо не сможет выжить, и тем более развиться до этого уровня. А из этого что следует?
     'То что именно этот демон выведен искусственно, лабораторный эксперимент.'
    'В точку.'
    - Ке-е-енсей! Смотри что я нашла!
    Мугурума быстро справился с демоном, и уже отзывал шикай, к нему подбежала Маширо.
    - А ты где шлялась когда мы тут сражались?
    - Я нашла кое-что интересное. Смотри, наша форма! - Она протянула своему капитану черное косодэ, в которую была вложена нательная рубаха. Потом показала рукой в сторону откуда пришла - Их там полно! Целых десять штук.
    Я не стал дожидаться остальных, и сразу перенесся в указанном направлении. Действительно, десять комплектов формы, и то что на штанах был пояс и носки были вложены в сандалии, говорило о том... О том что я знаю откуда появился демон.
    - Что скажешь Ма? - Кенсей меня отвлек от размышлений.
    - Пропали первые шинигами, нужен кто-то из двенадцатого отряда что бы провести полное исследование.
    - Да, я тоже так думаю, уже направил человека к Урохаре. Пока здесь разобьем лагерь, сейчас нам принесут палатку. Ты остаешься?
    - Да, у меня есть некоторые мысли, надеюсь что я неправ, и моя помощь не понадобиться.
    - Темнишь ты что-то.
    
***

    - Нет, ты только посмотри как она спит! И как только у нее это получается, в такой-то момент? Маширо, у тебя грудь видно! - Кенсей протянул руку что бы прикрыть наготу своего лейтенанта.
    - Да оставь, у нее приятные формы, хоть не так скучно сидеть будет.
    - Кенсей, Ма, вы такие извращенцы - полусонно пробубнила девушка, перехватив руку своего капитана.
    - Во сне ты еще больше меня бесишь! Ща как тресну!
    Мы втроем сидели в палатке, которую доставили из казарм девятого отряда. Скоро должны были прийти люди из бюро технологического развития, мы ожидали их прибытия. Тут на улице раздался странный звук, звук разрезания плоти сталью. Кенсей выскочил наружу, а я пнул Маширо, одновременно доставая занпакто.
    - Поднимись к облакам, Дабижива.
    После чего крепко сжав шар, выскочил из палатки. Вокруг была абсолютная темнота, не было слышно не единого звука, даже ощущение ближайших источников реатсу пропало. Следуя больше интуиции чем какому-то осмысленному чувству, я создал вокруг себя максимально плотный кокон, и тут же ощутил как об него несколько раз скользнула сталь. Понятно, это видимо какое-то кидо, или сила духовного меча... Я подвесил шар над головой, продолжая удерживать кокон, и начал формировать кидо-сеть совмещенные с залпом синего пламени. Но тут следующий удар пробил мне грудь, он будто не заметил кокон что был на мне, следующий удар был прямиком в сон души. После этого, тьма пропала, Я увидел стоящего рядом со мной стоял шинигами из девятого отряда, корый постоянно носил маску. Канаме Тоусен, слепой шинигами.
    'Теперь понятно почему не подействовала моя сила'
    Дабижива молчала, и я сам начал проваливаться в забытье.
    
***

    Роджуро Оторибаши, лейтенант третьего отряда.
    - Роз, вставай!
    Роджуро вскочил с футона.
    - Что случилось?
    - Главнокомандующий собирает срочное совещание, говорят в лесах Руконгая исчезли реатсу капитана Ма Рата, капитана Кенсея Мугурумы, лейтенанта Маширо Куны. Ты как старший должен пойти вместо нашего капитана!
    - Понял, собираюсь.
    Роз быстро оделся, и взяв меч максимально быстро направился в казармы первого отряда. Он уже пару лет как достиг банкая, и по силам был равен некоторым капитанам, его присутствие не будет лишним. Он прибыл одним из первых, и занял место своего капитана, спустя пару мину подошли все остальные. Главнокомандующий начал:
    - Согласно докладу что я получил из девятого отряда, мы потеряли реатсу Капитанов Ма Рата, Мугурумы Кенсея, и лейтенанта Куны Маширо. Причина этого не ясна. Мы должны предположить самое худшее, до вчерашнего дня эти события происходили только в Руконгае. Сейчас мы обязаны решить эту проблему во что бы то ни стало, это дело затронуло честь Готэй 13! Что бы выяснить это дело, я направлю туда двоих капитанов, капитан пятого отряда Хирако Синдзи, капитан седьмого отряда Айкава Лав. Лейтенант Роджуро Оторибаши, ты давно поднялся по силам до уровня капитана, пойдешь тоже. Вы трое отправляетесь на место преступления. Капитан второго отряда Сихоуинь Йоруйчи, пока остается в резерве до дальнейший распоряжений, капитан шестого отряда Кучики Гинрей, капитан восьмого отряда Кьераку Шюнсуй и капитан тринадцатого отряда Укитаке Джуширо будут защищать Сейрейтей. Капитан четвертого отряда Унохана Ретсу, подготовит лазарет для раненых.
    Дальше Роз не вслушивался, у него молотом в висках стучали слова 'потеряли реатсу Капитана Ма Рата'. Он очень хороший командир, хоть и весьма строгий. Почти все в отряде стояли за ним как за каменной стеной, и без него... Без него все что они создали разрушиться. Совещание быстро закончилось, в качестве усиления с ними пошел лейтенант кидо-отряда Ушода Хачиген, и лейтенант восьмого отряда Лиза Ядомару.
    Успели они почти вовремя, Синдзи который передвигался немного быстрее остальных, вырвался вперед и буквально в последний момент успел отбить удар который наносил какой-то монстр по девушке в форме шинигами. Присмотревшись Роз узнал Хиори, лейтенанта Урохары, кажется он говорил что отправил ее на место преступления. В этот момент сквозь тучи выглянула луна, и ее сияние осветила скрытого сумраком монстра, и все увидели демона. Эта маска несомненно принадлежала демону, костяные наросты на спине на это тоже указывали, только вот... На нем была одежда капитана шинигами, и на груди была отчетливо видна татуировка '69' (6 производная от первого иероглифа имени Мугурума, 9 номер его отряда прим. авт.), которую носил только Мугурума.
    - К-кенсей? Что тут происходит?
    - Это и правда Кенсей? - Роз никак не мог оправить от шока - Эта маска, и Реатсу.. Он больше похож на Пустого!
    - Не знаю Кенсей это или уже нет, но вытаскивайте мечи если хотите выжить!
    Пустой утробно взревел, сквозь щели на его маске, сверкнули красным пламенем глаза, и сильнейшая волна реатсу отбросила всех на пару метров в сторону. Первым отреагировал Лав, он напал со спины на Кенсея, но его меч будто ударился о скалу, высек искры из кожи. Демон мгновенно развернулся, и кулаком закованным в костяную перчатку ударил по своему противнику. Удар бы страшной силы, от выплеснутой одновременно с этим реатсу, духовные частицы хаотично закружились вокруг, поднимая пыль и закрывая обзор. Из этого облака подобно пушечному ядру вылетел Лав, и пробив собой дерево скрылся в лесу. Впрочем он быстро вернулся к полю боя, потирая рукой место удара.
    - А он силен, это точно Кенсей.
    Тут их накрыло волной реатсу, оно шло совершенно с другой стороны, и это давление... От него веяло безумием и тоской, от него хотелось свернутся в клубок, и сжать виски ладонями.
    - Это... еще... что... - Кое как выдавливая слова, произнес Синзи.
    - К-кажется, это мой к-капитан. Я с-сам его в-встречу. Играй Киншара!
    Клинок превратился в тонкий золотой хлыст, с цветком на конце. Роз и не надеялся победить командира, у него это никогда не получалось, а вот задержать... Это был определенно Ма-сан, его хаори с большим карманом на груди, на руках были костяные перчатки с шипами и когтями вместо пальцев, а сама маска... Кажется она была нарисована небрежными мазками кисти, красками разных цветов. Большие круглые отверстия, за которыми красным светом блестели глаза, вытянутый овальный рот, будто застывший в беззвучном крике... Это создавало гнетущее впечатление.
    Роз кинулся вперед, одновременно опутывая хлыстом тело капитана, но тот выскользнул из петли, и перенесся прямо за его спину. Страшной силы удар вбил лейтенанта в землю, и чувствуя что это не конец, Роз откатился в сторону. В то место где он лежал, впечаталось колено Ма, от него по земле пошли трещины, от его следующей атаки он успел увернуться. Капитан повернулся в сторону лейтенанта и закричал. Этот крик был ужасен, кажется он пробирал до самой сути, разрывая душу на мелкие кусочки, хотелось убить себя, жизнь казалась невыносимым страданием...
    - Гочу Теккан!
    Внезапно все кончилось, пять стальных столбов придавило капитана к земле, не давая ему шевельнуться. Это подоспел лейтенант Хачиген, в силу своей тучной комплекции, он не успевал за более подвижными товарищами. Он уже успел обездвижить еще одного пустого, которого Роз пропустил, лейтенант Маширо Куна, она тоже превратилась... Превратилась в ЭТО.
    - Вы все быстрее меня носитесь. - Сказал Ушода, переводя дыхание. - У капитана Ма крайне опасная реатсу, пожалуй я его спрячу...
    Он сделал еще несколько движений руками, и прикованного к земле капитана окружил оранжевый барьер, который отсек исходящее давление духовной силы. Сразу стало легче дышать, ощущение невыносимости жизни пропало, и Лав с новыми силами начал нападать на Кенсея.
    - Бакудо шестьдесят три, Саджо Сабаку!
    С руки толстого шинигами, вылетела золотая цепь стянувшая Кенсея, тот потеряв концентрацию упал на землю. Страшно зарычав, он напряг мускулы, и звенья цепи начали гнуться. Выпустив волну реатсу, он с силой развел руки в стороны, после чего цепь лопнула и рассеялась искрами.
    - Невозможно, развеять шестьдесят третье бакудо грубой силой? Синдзи-сан, что здесь случилось? Почему Кенсей нападает на нас?
    - Потом Хачи, ты можешь его остановить?
    - Он запросто разрушил Саджо Сабаку, мне придется использовать технику высшего уровня. Вы должны дать мне немного времени на подготовку.
    - А Ма так не вырвется?
    Он посмотрел на барьер:
    - Нет, это бакудо более высокого уровня, да и по силам он слабее Кенсея. Хотя будь у него разум, его бы это не удержало.
    - Тогда я возьму Кенсея на себя. Роз, Лиза, прикройте! - Лав пинком отбросил Демона подальше, и продолжил атаку уже занпакто.
    Роджуро выстрелил потоком синего пламени, он мог использовать тридцать третье хадо даже без произнесения фразы-ключа, он побежал обходя Кенсея по дуге, постоянно поливая его синим огнем. Поднявшиеся дым возле демона скрыл его угол обзора, чем и воспользовался Лав, ударив мечом его по ключице. Это атакой он лишь прорезал ткань хаори, на коже не осталось и следа. Кенсей ударом кулака отбросил своего противника в сторону, и тут же сверху, в открытого Пустого атаковала Лиза. Тот просто принял ее клинок на предплечье, и таким же ударом попытался отбросить ее от себя. Ей удалось увернуться, и оттолкнувшись от его локтя отскочила в сторону. Кенсей взревев прыгнул в сторону где лежал Лав, целя кулаком тому в голову.
    - Хачи, давай!
    Лав откатился в сторону, демон приземлился на пустое место. Ушода свел раскинутые руки вместе в замысловатом жесте:
    - Бакудо девяносто девять: Кин!
    Четыре черные ленты, обернули Кенсея, и притянули его к земле, лишая возможности пошевелиться.
    - Ну ты даешь Хачи, кидо девяностого уровня, и без текста...
    - Я сделал немного неправильно.
    - Син... Син.. дзи... отпусти... меня!!! Хиори, которую все это время Синдзи держал на руках, начала извиваться и кричать, из ее рта глаз вытекла странная белая масса, которая начала формировать на лице маску.
    - Хиори!
    Роз бросился к девушке, но все вокруг вдруг покрылось тьмой. Ни звука, ни вспышки света... только резкая боль в груди, похоже что кто-то ранил его клинком.
    
***

    Урохара Киске, капитан двенадцатого отряда.
    Киске открыл глаза, и не сразу сообразил где он находиться. Похоже он опять заснул за столом, такое часто бывало, особенно если вопрос над которым он работал, был особо интересным. Он потянулся, и осмотрел лабораторию. В углу, бесформенной кучей лежало девять шинигами в масках демонов. И он вспомнил вчерашние события.
    Он не успел, пришел слишком поздно. Айзен уже приготовился их убить, но он с Тессаем не дали ему это сделать. Лейтенант пятого отряда, каким-то образом превратил шинигами в пустых... Сам Киске уже давно не вел исследования в этом направлении, особенно после того случая с эпидемией в тюрьме, но саму тему знал неплохо. Вот про кого говорил Ма, говоря про исследования Хоугиоку...
    Вылечить их не получилось, вместо этого он смог довести их метаморфозу до логического завершения, теперь смогут ли они вернуть себе разум, зависит от них. Айзен вчера ушел, у него не было времени его преследовать, они еле успели перенести зараженных товарищей сюда, Тессаю для этого пришлось использовать несколько запретных техник, теперь ему нужно сообщить обо всем главнокомандующему.
    Урохара вскочил со стула, и быстрым шагом направился на улицу, где на пару мгновений остановился переводя дух. Солнце уже взошло, птицы пели, казалось и не было вчерашней трагедии...
    - Капитан двенадцатого отряда Урохара Киске-сама, капитан Кидо-отряда Цукабши Тессай-сама, по приказу Совета сорока шести, мы пришли арестовать вас! Я буду вас сопровождать.
    Вокруг Урохары стояло около двадцати шинигами из стражи Совета. Ему и капитану Тессаю надели на руки блокирующие реатсу кандалы, и повели в сторону дома Совета. Больше им не сказали ничего, лишь ввели в комнату заседаний, в которой уже был собран суд в полном составе. Киске решил первым спросить:
    - Что происходит?
    - Мы разрешали тебе говорить? Здесь мы задаем вопросы. Вам запрещено говорить если это не ответ на наш вопрос. Теперь вы понимаете в каком вы положении, капитан двенадцатого отряда?
    - Прошу прощения.
    - Куда вы направились вчера ночью?
    - В лес шестого района Руконгая.
    - Проводить превращение в Пустого?
    - Постойте, кто вам это сказал?
    - Вы отправились в шестой район, что бы посмотреть результаты экспериментов вашего 'Превращения в Пустого' на капитанах и лейтенантах. Это не так?
    Черт, это все Айзен, это его рук дело! Вот почему он просто ушел, не став ничего делать, он предвидел то что будет дальше!
    - Это был Лейтенант Айзен?
    - У вас нет прав задавать вопросы!
    - Это он во всем виноват! Мы пошли туда чтобы спасти Хирако-сан, и остальных!
    - Ваша ложь нелепа. Лейтенант пятого отряда прошлой ночью не покидал Сейрейтей.
    - Но... как?!
    - Сотня офицеров и один капитан могут это подтвердить. Так что у вас не получится свалить свою вину на него.
    Этого не может быть...
    - Докладываю - Появился шинигами в форме курьера. - В бараках двенадцатого отряда мы нашли доказательства того, что там производились эксперименты по превращению в Пустых.
    - Тогда все ясно. Я оглашаю приговор! Капитан Кидо-отряда Цукабиши Тессай, за использование запретных техник, вы будете заключены в третий подземный уровень для особо опасных преступников. Капитан двенадцатого отряда Урохара Киске, за использование людей в качестве материала и последующее проведение экспериментов с ними, вас лишат духовной силы, и отправят в мир живых навечно! И конечно же капитан третьего отряда, и остальные жертвы ваших экспериментов, будут немедленно уничтожены как Пустые!
    - Не может быть! Позвольте мне все объяснить!
    Громкий грохот распахнутой двери оглушил всех. На фоне светлого проема, выделялась женская фигура, очень знакомая Урохаре.
    - Кто разрешил вам входить во время допроса?! Немедленно уходите!
    Йоруйчи, а это была она, не став отвечать, перенеслась в центр комнаты, вырубил быстрыми и экономными движениями троих охранников. После чего разломав кандалы, схватила опешивших заключенных, и вытащила из комнаты.
    - Йоруйчи-сан, нас не выпустят.
    На выходе из здания, стояло около пятидесяти шинигами из отряда охраны.
    - Спокойно Киске, у меня план!
    Она сложила из пальцев хитрую фигуру, и произнесла:
    - Директива пятнадцать. Полное подчинение и защита!
    Большая часть охраны изменилась, их взгляд будто застекленел, и они опустили оружие. Йоруйчи двинулась пытаясь уйти из окружения, и несколько человек на них напало. В это же время, те охранники которые опустили оружие, преобразились. С громкими ревом и криками они напали на своих коллег, сразу же начав их теснить. Девушка воспользовалась суматохой, и схватив ничего не понявших капитанов, сделала несколько быстрых скачков в сюнпо. После чего они оказались где-то в тридцатом районе Руконгая, в местечке между двух скал. Здесь же находились шинигами ставшие Пустыми.
    - Благодарю Йоруйчи-сан.
    - Не стоит. За то что не взял меня этой ночью, отдельно получишь. Я перенесла их всех сюда - она кивнула на лежащие тела. - Так же захватила кое-что из твоих инструментов.
    - Что это было? Там на выходе?
    - Это... Это наработка Ма-куна. - Она подошла к телу капитана третьего отряда, и обняла его, стараясь не смотреть на его жутковатую маску.
    - Что за наработка?
    - Ну ты же не думал что он возьмет и просто будет преподавать в академии? Он всем выпускникам промыл мозги, и после произнесения слова-якоря, они выполнят любой приказ что им отдадут.
    - И ты позволила ему это сделать?
    - Я про это узнала лет двадцать назад, к тому времени большая часть шинигами в отрядах, были его невольными информаторами, сами того не зная. Мне это естественно не понравилось, но ничего поделать я уже не смогла. В качестве извинения, он дал мне некоторые команды над ними.
    - Получается, теперь ты тоже в бегах?
    - Да. Я не могла оставить вас там... Оставить его...
    - Ладно. Тессай, ты не мог бы обновить на них технику замедления времени? Еще поставить два или три скрывающих барьера. Мне нужно успеть сделать одиннадцать гигаев скрывающих реатсу.
    
***

    Откуда взялся Пустой в моем внутреннем мире? Я понятия не имел, после того как меня туда вынесло, на меня обрушился град ударов. Дабиживы не было, был лишь какой-то непонятный демон, полностью закованный в костяную броню. Единственное что меня смущало, это его маска... Она как будто сошла с картины Мунка 'Крик', периодически диким визгом подтверждая мою теорию. У меня было стойкое убеждение, что мне нужно обязательно победить его, если верх одержит он... То это будет конец.
    У меня не было оружия, когда я перенесся сюда, призвать занпакто не получилось, Кидо тоже не было мне доступно, оставались только руки и ноги. Не знаю сколько времени длилась наша схватка, все вокруг было нереальным, напоминающим сон, может прошел час, а может и сутки, но в один момент мне удалось сбить с него маску. За ней было мое лицо, его перекосила зловещая улыбка:
    - Ты все равно слишком слаб!
    Первые слова что он сказал, в интонация голоса простреливало что-то потустороннее. Не слушая его, я продолжил атаку, стараясь разбить его броню.
    - Даже если ты победишь, я тебе не подчинюсь, и когда ты будешь без сознания, я смогу захватить твое тело!
    Такое впечатление что он меня пугает. Я сломал ему ноги и руки, он лежал изломанной куклой, пытаясь пошевелиться.
    - Дабижива!!! Ты где?!!
    В ответ тишина. Мне что, нужно его убить? Тут на мое плечо опустилась рука. Я дернулся, и обернулся одновременно уходя в сторону. Там стоял Нингё, в своем крупном варианте, он стоял и с любопытством смотрел на избитого мной демона.
    - Нингё поможет. Он слабее меня.
    Я не успел ничего сказать, мой домашний Пустой превратился в туман, и впитался в моего противника. Сразу же раздался визг, демон орал и извивался, руки и ноги согнутые под неестественным углом встали на место, трещины на броне начали затягиваться. Вскоре все закончилось, и демон встал на ноги.
    - Гораздо слабее. Нингё победил.
    После чего начал растворятся в воздухе, невесомый туман который остался после него, потянулся к земле, и соткался в фигурку лежащей девушки. Я не совсем понял то что сейчас произошло, но я нашел свою вечную спутницу. Я подошел к ней, взял ее тело на руки, и сел на наше обычное место возле озера. Внутренний мир сильно изменился, впервые на моей памяти здесь ночь. Деревья потеряли все листья, они выглядят мертвым колючим кустарником, даже вода, всегда чистая и прозрачная, сильно изменилась. Она теперь черная как нефть, и такая же густая. Это ужасно, что со мной произошло? Что случилось там на поляне?
    - Марат, это ты?
    - Я. Ты как?
    - Хреново. В твой источник вложили рейреку демона.
    - Тоусен?
    - Вероятно. Это было опасно, если бы не помощь Нингё, ты бы дрался с ним вечно, так и не одержав победу.
    - Что делать дальше?
    - Ждать. Я чувствую реатсу Урохары, он что-то делает с твоим телом.
    - Айзен, прежде чем я понял что мы играем по разным правилам, он выбил все мои фигуры и треснул доской по голове. Я его сильно недооценил.
    - Обидно наверное проиграть такому юнцу?
    - Он сильный противник, умеющий делать нестандартные ходы. Зная что находится под моим плотным приглядом, смог утаить эксперименты с пустыми. Причем сделал это так что и Гин про это не узнал. Если выживу, это будет ценным уроком для меня.
    
    
Эпилог
.
    Йоруйчи Сихоуинь. Беглый капитан второго отряда.
    - Киске, что значит не можешь помочь?! Ты же починил остальных, чем так Ма отличился?
    - Видишь ли Йоруйчи-сан, я внимательно изучил тело Ма-сана, и выяснил что он сильно на нас не похож. Попробую объяснить...
    - Уж постарайся!
    - Как ты знаешь, когда шинигами получает Асаучи, он запечатывает часть своего источника в нем, как бы разделяя свою силу с занпакто. Высвобождая его, он полностью раскрывает потенциал своей духовной силы.
    - Это нам еще в академии рассказывали, ближе к теме.
    - Так вот, у Ма все по другому. Изначально, у него было два источника.
    - Этого не может быть!
    - Может, такое редко но бывает в том случае, если у человека с рождения в теле находится две души. Такое случается в случае рождения близнецов, и если один при родах умирает, его душа может закрепиться в теле своего близнеца. Что не очень хорошо на него влияет, он начинает слышать чужие голоса а голове, и думать что сошел с ума. Так вот, у Ма два очага силы, не важно по какой причине, но это так. Когда он стал шинигами, он не делил силу своего источника с мечом, он просто запечатал в него свой второй источник. Теперь по поводу пустификации, во время этого процесса, в тело подсаживается часть очага демона, которая встает в равновесие источнику шинигами. Я именно этим сейчас и занимался настраивал их равновесие, что бы не было конфликтов между разнополярными силами. Понятно?
    - Примерно, а причем тут Ма?
    - Ясно что ничего не ясно. У Ма два источника, и два уравновесить одним невозможно.
    - И что, ничего нельзя сделать?
    - Можно, но я еще не придумал что. Пока Тессай держит его под своим кидо, у меня есть время прикинуть несколько теорий.
    Йоруйчи оставила блондина, а сама отправилась в соседнюю комнату. Уже почти неделю они прячутся в мире живых, искусственные тела что изобрел Урохара скрывали их присутствие. Всем остальным шинигами уже помогли, они сейчас находились на полигоне, пытаясь взять свою сущность Пустого под контроль. Она подошла к футону на котором лежал ее друг, любовник, учитель... И села рядом.
    Прошло около часа, как вдруг фигура зашевелилась, и от нее излилась реатсу, которой ее придавило к земле. Она не было какой-то особо сильной, но от нее веяло такой тоской и печалью, ненавистью и желанием... Дикая смесь эмоций давила на разум, хотелось одновременно смеяться и выть от горя, жить дальше и убить себя. Она услышала как кто-то прибежал, видела гэта Урохары, кажется он тоже не выдержал и свалился на пол. Краем глаза заметила как Ма поднялся, и немного неровным шагом прошелся по комнате. Потом видимо увидел тех кто находится в комнате, и остановился. После чего он достал что-то из кармана, и бросил на пол. Оттуда моментально вырос огромный цветок, который обернул лепестками капитана, после чего с легким треском прорвал ткань мира, и исчез в полученном проходе.
    Духовное давление исчезло так же быстро как и появилось, и Йоруйчи смогла встать.
    - Что это было? - Тессай кряхтя встал на колени, после по стенке принял вертикальное положение. - Такое впечатление, что я на время сошел с ума.
    - Кажется это Ма-сан пришел в себя. -Урохара выглядел не лучше. Бледное лицо, посиневшие губы, слегка дрожащие руки.
    - Что это была за реатсу?
    - Это видимо его внутренний Пустой, он смог его побороть, но взять под контроль его силу... Единственное чем он мог нам помочь, это уйти в Хуэко Мундо, что он только что и сделал.
    - Мы должны ему помочь!
    - Конечно Йоруйчи-сан, я соберу гигай блокирующий избыточное реатсу, и мы пойдем его искать.
    Йоруйчи отряхнулась, и пошла готовиться к выходу в Пустой мир.
    
    Конец первой части.
    
    
    

    
Оценка: 5.78*100  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  С.Лайм "Мертвая Академия. Печать Крови" (Юмористическое фэнтези) | | Л.Вайс "Красная Шапочка для оборотня " (Городское фэнтези) | | Н.Соболевская "Темная страсть" (Любовное фэнтези) | | Ю.Меллер "Кому верить?" (Попаданцы в другие миры) | | LitaWolf "Проданная невеста" (Любовное фэнтези) | | Д.Рымарь "Притворись, что любишь" (Современный любовный роман) | | Н.Волгина "Беглый жених, или Как тут не свихнуться" (Юмористическое фэнтези) | | Л.Ангель "Серая мышка и стриптизер" (Современный любовный роман) | | Д.Сойфер "Остров перевертышей. След орла" (Магический детектив) | | РосПер "Альфарим" (ЛитРПГ) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Котова "Королевская кровь.Связанные судьбы" В.Чернованова "Пепел погасшей звезды" А.Крут, В.Осенняя "Книжный клуб заблудших душ" С.Бакшеев "Неуловимые тени" Е.Тебнева "Тяжело в учении" А.Медведева "Когда не везет,или Попаданка на выданье" Т.Орлова "Пари на пятьдесят золотых" М.Боталова "Во власти демонов" А.Рай "Любовь-не преступление" А.Сычева "Доказательства вины" Е.Боброва "Ледяная княжна" К.Вран "Восхождение" А.Лис "Путь гейши" А.Лисина "Академия высокого искусства.Адептка" А.Полянская "Магистерия"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"