Медянская Наталия: другие произведения.

Весь мир за пазухой

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    В соавторстве с Delly, Кщерь и Никой Ракитиной
    Посвящается графоманам как классу и графомании как состоянию души

  Действующие лица:
  Темный Властелин - харизматичная личность.
  Селестина Ивановна - санитарка-разведенка, она же трепетная дева-магичка с пятым размером бюста, он же темный дроу с темным прошлым.
  Сания Мавлетовна - процедурная медсестра, она же светлая эльфийка со светлым будущим. 90-60-90.
  Геннадий Петрович - завотделением, он же некромант-меланхолик.
  Вячеслав Николаевич - врач-психотерапевт, он же дева-экзорцист, тварей усмиряющая.
  Гликерия Карповна - постовая медсестра, она же демоница в плаще, он же парень с дудкой.
  Вдул и Абдул - студенты-практиканты по обмену, они же разноцветные тролли.
  Зомби, скелеты, прочие силы Зла, санитары.
  
  Примечание:
  За стилистику и грамотность Темного Властилина автары ответствености ни нисут.
  
  Я сидел, склонив свою изящную шею над листком бумаги и выводил рукой изощренные строчки. Буквы текли по листку, как бумажные кораблики по воде, а мерное жужжание... Стоп.
  Я вскинул бледное лицо, тряхнул черными как смоль волосами и уставился миндалевидным разрезом глаз на некое существо, посмевшее нарушить мой уют.
  Муха. Мерзкая, мохнатая, отдающая гнилостной болотной зеленью, скалилась на меня с оконного перекрестья рамы окна выходящего на пустошь, окружающую Замок. Ненавижу мелких тварей, они так несовершенны!
  Я поднял свою руку (медленно) и проговорил заклинание (быстро). С аристократичного пальца, прямо из-под ногтя, вылетел сюрикен и на излете отрубил мерзкому животному голову. Голова с тихим шелестом свалилась на пол, в это пыльное пристанище дохлых тараканов и...
  Жужжание не прекратилось. Я снова тряхнул волосами и опустил лицо к полу. Глаза мои уперлись в растрепанную голову сидящей в моих ногах женщины.
  - Это ты жужжишь?
  Она подняла ко мне взгляд и испуганно отрицала.
  Да, забыл представиться.
  Я - Хулио Паттинсон тринадцатый. Немного вампир, немного колдун, немного оборотень и безжалостный убийца. Всего понемногу, но собранное вместе, оно дает ошеломляющий результат. Да, да, я Темный Властелин! Я сижу в башне и лелею захватить вселенные. И небезуспешно, между прочим. В одних я стал королем, в других - императором, а в Соединенных Сверхштатах мне даже поставили памятник на отдельно взятом острове. Мне подвластны стихии и чужие мысли. И даже муза почти покорилась - стенает, прикованная ногой к ножке стола и надиктовывает мне двадцать четвертый лист подряд. Должен же я записать, в конце концов, историю сотворения нового мира?
  Но откуда все же доносится этот мерзкий звук?
  Я медленно и лениво поднялся из кресла и потянулся своим гибким телом, повергая музу закатить глаза. Впрочем, может это голодный обморок?
  Я взял со стола пачку чипсов и сунул их ей. Муза невнятно скорчилась и захрипела.
  Жужжание все так же билось на грани моего понимания. Я обернулся к предмету обстановки, укрытому в пол большим куском алого шелка и легким движением скинул его.
  Зеркало! Мой Эллюминат, Око Властелина в несовершенный мир, окружающий двроец. Это ты жужжишь?
  Зеркало отзывается чистым хрустальным звоном и, рябя поверхность, отражает моих врагов. Жалкие ничтожества! Кто звал вас в мой мир? Кто позволил пойти на контакт? Я, дрожа от возбуждения вглядываюсь в книги ваших лиц... смертных лиц...
  Эльфийка... человечка... аватар... кто звал вас сюда?
  - Поправка, - прохрипела Муза со своего места, - племя нави к этому миру не принадлежит. Синий - дроу!
  - Да хоть зеленый крокодил! - вызверился я (не люблю, когда перебивают) и щелкнул своими изящными пальцами. Алый плащ будто крылья взметнулся за моей спиной и я принялся выплескивать силу. Прямо в развезтый экран Эллюмината, реализуя на запустелой улице пятерку полуразложившихся зомбей.
  
  Уровень первый. Обучающий
  Прекрасная светловолосая эльфийка вышла из портала и огляделась. Земля вокруг была выжжена, точно после страшного пожара, а атмосфера каменных руин позаброшенного города навевала тоску и тревогу. Даже небо изменило здесь свой цвет и как будто стало ниже; ветер нес откуда-то вонь немытых тел и болезни.
   За спиной раздался шорох, блондинка вздрогнула и обернулась. Из сияющего проема появилась темноволосая магичка и, прижав ладонь к выразительной груди, скорбно вздохнула. Прелести ее волнующе колыхнулись, а следом из телепорта вывалился третий боец - синекожий и остроухий - и чуть не сбил волшебницу с ног.
  - Простите? - высокомерно подняла та смоляную бровь, а мужчина насупился.
   - Мутит, - объявил он мрачно. - Ненавижу эти пространственные перемещения.
  Эльфийка улыбнулась светло - так, как могут улыбаться только чистокровные высшие расы - и потянула флягу с пояса.
  - Воды хочешь?
  Мужчина скривился, точно хлебнул уксусной эссенции:
   - Мерзость... а покрепче ничего не найдется?
  Магичка презрительно сощурилась и коротко кивнула блондинке: - Побереги на потом. Мало ли, сколько тут болтаться придется. Ох, ну и запах... - она отбросила с лица растрепавшиеся волосы. - Я и не предполагала, что мировое зло настолько плохо пахнет.
   Эльфийка согласно кивнула, сморщила изящный носик и чихнула.
  Опасность почуяли одновременно: охнул дроу, зашипела волшебница. Впереди злобно взревела пятерка зомби.
  Мужчина решительно потянул из ножен меч и, коротко бросив спутницам: "Мои слева!", рванулся в бок, рассеивая внимание врага.
  Эльфийка кинулась в противоположную сторону, стягивая на бегу длинный лук. Ловко обогнула обломок стены, старые бревна, вспорхнула на постамент полуразрушенной статуи и прицелилась в группу нежити.
  Магичка яростно прокричала заклинание и направила посох на остатки каменного здания. Светящийся луч сорвался с навершия и, ударив о стену, вызвал камнепад. Стена же, заскрипев, накренилась и рухнула, вздымая тучу пыли, погребая под собою одного из мертвецов.
  Четверо оставшихся взвыли, ощерились и, разделившись, бросились на магичку и дроу.
  Одного из зомби эльфийка сняла метким выстрелом - прямо в основание покрытой трупными пятнами шеи; уцелевший мертвец развернулся и, взревев, бросился в сторону лучницы.
  Дева попыталась пнуть карабкающегося на стену противника, но промазала. Зомби ухватил лапищей стройную ножку, обломанными ногтями обдирая нежную кожу, но тут из посоха волшебницы снова вырвался луч и воткнулся в спину мертвецу. Тот взвыл, стек на землю, а девушки, переглянувшись, кинулись на помощь синекожему соратнику.
  Мертвяки навалились на дроу, вырывая из рук меч, обдавая зловонным дыханием. Острые зубы впились в предплечье мужчины, и тот заорал, поминая недобрым словом чью-то матушку и все мировое зло в придачу.
  Лучница заорала и выстрелила в спину ближайшего мертвеца. Тот оторвался от страшной трапезы и, взвыв, бросился на девушку. Дроу из последних сил вцепился в горло оставшемуся врагу, с трудом отводя от себя плешивую голову, и вдарил коленом в пах. Магичка выпустила в их сторону огненный шар, и зомби, тихо взвыв, рухнул на четвереньки, дымя подпаленным седалищем. Мужчина криво улыбнулся и упал, как подкошенный.
  Лучница снова вскинула оружие, но оставшийся мертвец сбил ее с ног, зубами вцепился в нарядную эльфийскую одежду, пытаясь добраться до горла.
  Подоспевшая вовремя магичка размахнулась и ударила основанием посоха в макушку врага. Темные вонючие мозги выплеснулись на грудь эльфийке, и та позеленела.
  - Моя любимая туника... от лучшего мастера... я умира-а...
  Волшебница оглядела место побоища, сплюнула с досадой и, поправив грудь, распахнула руки, наводя на соратников исцеляющее заклинание.
  - Тихо все! Хорош стенать, подымайтесь, и мы решим, как быть дальше.
  
  - Да, мой Властелин! - шепчет в мое правое ухо магичка, и ее выдающаяся грудь тяжко дышит под кирасой, а капелька пота бежит в ложбинку, едва прикрытую волосами.
  - Хулио... - отзывается слева нежный голос, - Хулио ли нам ответит сегодня, где проходит грань между враждой и любовью?
  Шаловливая ручка эльфийки вожделенно ползет вдоль моей грудки, медленной улиткой царапает животик...
  - Тьфу, охальник! - сварливо каркает за спиной муза. - Повадился в одних носках под плащом ходить!
  Видение рассыпалось на тысячу звенящих осколков мечты и я разъяренным тигром развернулся к мерзкой девке, взвивая в порыве ветра копну густых волос.
  Муза возмущенно закатила глаза и снова бухнулась в обморок.
  Снисходительная улыбка тронула мои карминные губы. Женщины, слабый пол. Как вы предсказуемы - не одна еще ни устояла пред моей мужественностью!
  Звуки битвы за моей спиной постепенно стихли и я, напустив на лицо ехидное выражение, стал медленно поворачиватся, предвкушая кровавое зрелище. Пятого размера, конечно, жаль, да и 90-60-90 на каждом углу ни валяються, однако...
  - А вот не стоило вам, жалкие смертные, наглеть и возомнеть себе, что сможете победить самого Хулио Тринадцатого!
  Они стояли посреди мертвых трупов моей нежити и о чем-то тихо переговаривались. Сволочи.
  Я медленно сел на ковер, представляющий собой шкуру гигантского снежного енота, и заплакал. Я любил своих зомбей. Особенно Гошу - у него были чистые голубые глаза и он так доверчиво кушал из моих рук мозги подданных. Одним глазом я периодически поглядывал в зеркало - может, врагам надоело и они ушли? Но мерзкая интернациональная троица стояла как вкопанная и, судя по ехидным рожам, травила анекдоты. Я совсем уже хотел окружить Замок непробиваемой твердыней - потыркаются и уйдут - когда Эллюминат вдруг снова зажужжал и принялся транслировать мне совсем другую местность.
  Передо мной раскинулась пустынная площадь в центре городка - когда-то я приложил немало усилий, чтобы сделать ее достаточно пустынной, установив посреди огромную скульптуру Императора ручной работы. Императора я, естественно, лепил с себя.
  И вот, на площади раскрылся телепорт, откуда дружным строем вышли несколько фигур. Первая фигура принадлежала мрачному мужику с костяным посохом, остальные были двумя девками, парнем и парочкой узколобых троллей, розового и голубого окраса. Экскурсия, что-ли?
  Я приблизил свое сосредоточенное лицо к зеркалу и на его скулах заиграли красивые радужные блики. Заметил, что одна из девок - брюнетка, сидящая на плечах троллей. Блондинка скалила зубы парню и кокетливо играла полой плаща. Я отринул воспрявшие было мечты о нашей похожести и скрипнул зубами. С плащом, иль на плаще - они все мои враги. Друг не станет так вероломно ломится в гости, да еще без предупреждения. Ладно же, букашки-какашки, сейчас вы познаете всю силу Темного Властилина!
  Я щелкнул пальцами, матюкнулся, сделал ласточку, а мой двойник издал грозный звук со своего пьедестала и медленно поднял руку с двуручным мечом с красной рукоятью.
  
  Уровень второй. Эпический
  Пустынная площадь была частично разрушена, как будто пережила несколько войн, но даже теперь она оставалась красивой и гармоничной. Раньше, наверное, здесь играла музыка и вечерами встречались парочки... но это было так давно, и город тогда был совсем другим. Сейчас же, по сравнению с мрачными развалинами, оставшимися от жилых кварталов, площадь воистину казалась короной в сундуке нищенки. На постаменте в центре гордо возвышалась огромная статуя молодого воителя.
  Некромант, обозрев окрестности, покосился через плечо на спутников и коротко бросил: - Ждите здесь, а я проверю.
  Парень с девушкой недовольно скривились, однако, спорить не стали. Отошли к остаткам каменной скамьи, усевшись, взялись за руки и с мечтательным видом воззрились друг на друга. Широкоплечие тролли - голубой и розовый - осторожно ссадили с плеч зевающую наездницу и, плюхнувшись у стены, достали карты.
  Колдун поморщился, прошел немного вперед и остановился, мысленно просчитывая путь. Решив, что идти напрямик по открытой местности было бы неразумно, он двинулся периметром, крадучись ступая по булыжнику и держась ближе к руинам зданий.
  Ощущение слежки не пропадало, заставляя каждый раз настороженно прислушиваться и держать наготове магию.
  Призыв! Кому?
  Мужчина замер.
  Резкий металлический скрежет пронесся по площади, разлетелся эхом в руинах, и некромант, стремительно развернувшись, увидел, как статуя тяжело шагнула с пьедестала. Стены ближайших домов дрогнули. Железная голова голема медленно повернулась и неразборчиво прогудела что-то на непонятном языке. Впрочем, колдуну и дела не было до того, что именно сказал железный воитель - разговаривать с упорядоченной грудой металла все равно, что со стеной.
  Статуя глухо рокотнула и тяжело двинулась в сторону некроманта, волоча громоздкий меч, словно плугом пропахивая за собой борозду. И пусть голем был еще далеко - удирать от неутомимого создания не имело смысла.
  Колдун перехватил посох обеими руками и в сторону противника с треском отправились два разряда.
  Слишком далеко - вспышки просто коснулись великолепно сделанного лица. Напыщенное благородное выражение сменилось злобно-обиженной гримасой, которая изначально явно не предусматривалась создателем. Раздался вой и голем, продолжив путь, поднял над головой огромный вычурный клинок.
   "Медленно", - колдун усмехнулся и, отбежав в сторону, запустил в противника заклятие тлена, подрубая ноги. Темная пыль, точно новый постамент, окутала основание железного воителя, а когда рассеялась, правая конечность статуи осыпалась безобразными ошметками. В нос ударил едкий запах, гул от падения спугнул стаю ворон, разметался камень по площади. Еще рушась, голем метнул в человека бесполезный теперь клинок - маг бросился на землю, кувыркнулся через плечо, ловко подцепил посох. Воитель упрямо полз вперед, опираясь на локти, дергая единственной ногой.
  "Как в детских страшилках", - некромант скривился, рванулся навстречу, прыгнул на загривок статуе, ткнул ребром ладони в основание железной шеи, запуская магию разрушения. Оскалившаяся голова тяжело покатилась, грохоча по булыжнику.
   Мужчина слез с груды железных обломков, в которые превратился грозный враги, прикрыв глаза, устало оперся на посох.
   - Помощь нужна?
   Колдун встрепенулся - спутники медленно стягивались к месту побоища.
  - Ну вы, блин, даете...
  - Уже не нужна. - Некромант откинул за спину пыльные волосы и коротко кивнул в дальний конец площади, над которой нависало тяжелое свинцовое небо. - Идем. Нужно торопиться.
  - Стойте! - раздался звонкий девичий голос и, обернувшись, компания увидела выбегающую на площадь троицу - эльфийку, дроу и магичку.
  - Йо-ху-у! Нашего полку прибыло! - дружно завопили тролли и стали пританцовывать. Дева, снова дремлющая на их плечах, возмущенно всхрапнула.
  
  - Вставай! Подымайся, тварь!
  Я исступленно колотил музу по бледным щекам. Мерзкая девка не подавала признаков жизни, и тогда я нагнулся и, достав из своего загашника огромный титановый ключ, потыкал им в замок, который замыкал цепь, которой была прикована муза. Нечто клацнуло и негодяйка попыталась бежать. Так я и знал! Притворялась, дрянь! Ждала удобного случая, чтобы покинуть своего обладателя!
  - Неблагодарная скотина! - я сжимаю широкий кулак на цыплячьем горлышке предательницы и, злобно усмехаясь, вижу, как она синеет. Впрочем, тут же беру себя в руки. До финала моих мемуаров еще далеко и муза мне пригодится.
  - Будешь воевать за правое дело? - угрожающе спросил я, встряхивая музу как мешок с костями. - И даже ни напоминай, что тебя другие ждут! Служение Темному Властелину - это счастье и великое Предназначение!
  Муза сипит что-то невнятное, согласно лупает глазами, а я отбрасываю ее в угол и отряхаю ладони.
  - То-то же! А теперь - иди и отринь!
  Тонким пальцем с блестящими, точно раковина, ногтями, я указываю рабыне на дверь, из-за которой уже доносятся зловещие шаги.
  Чертовы экскурсанты! Сколько труда, бессонных ночей и бетона было вложено в моего Императора, а они! Пошлым заклятием подвергнуть в прах мое детище! Отомщу!
  И я решительно тащу упирающуюся музу к двери. Мерзкая дрянь в последний момент изворачиваеться и умудряеться цапнуть меня за палец. Взвыв, я выпинываю ее на лестницу, щелкаю щеколдой и иду искать зеленку.
  
  Уровень третий. Хардкор
  Я немножко побегал по комнате - мой израненный палец сильно пощипало, но потом долг взял свое и я, натянув шоссики (мало ли, а вдруг придется выйти в открытый бой, а я в одном плащще) приникнул глазом к замочной скважине. Так и есть. Мерзкое создание, вырвавшись на свободу, свернулось калачиком у двери и решило наверстать упущенное. Храп моей музы вибрировал в перепонках и наточенным лобзиком скреб в правом ухе. Сквозь храп я снова явственно услышал далекие шаги и чью-то угрожающую ругань. То ли это стенали мои пленники в подвале, то ли приближались мои враги. На всякий случай я приблизил свои губы к замочной скважине и грозно прошептал:
  - Раз-два - болит голова! Три - четыре - раскрывайтесь стены шире! Пять -шесть - мой скелет вас хочет съесть!
  И снова прислонился глазом к замку, как дитя радуясь произведенному эффекту.
  Зазвонили колокола на башне, загремели вытягивающиеся из стены якорные цепи, открывая зловещий лаз и оттуда зловеще полез полуистлевший скелет в потертой каске с надписью "Hitlerjugend" и нехорошим блеском в провалах черепа. В одной руке скелет держал огромный двуручник, а второй прижимал к груди два метательных ножа и алебарду.
  Дружное "Блин!" раздалось площадкой ниже. Мой грозный слуга, гремя оружием, пошел вниз по ступеням, а я вывернув шею, вгляделся в даль.
  Надо же, собралась вся компания - стояли кучкой и поспешно совещались. Наверное, решали, кто первым примет бой. В конце концов, когда мой скелет почти дошел, в компании началось оживление и несколько рук выпихнули вперед экскурсовода. Мужик нехорошо глянул на моего Зигфрида и вытащил из-под плаща здоровый гримуар, обшитый человеческой кожей и зловещей надписью "Некрономикон" на обложке. Размахнулся и с молодецким гиком опустил книжку на голову скелету. Зигфрид обиделся, просипел "Руссишен швайн..." и осыпался, стуча косточками.
  Я хотел уже сам выйти на бой, но тут муза всхрапнула и открыла мутные глазки. Видимо, на нее так присутствие книги подействовало.
  Она взмыла под потолок, подобно огромному ночному мотыльку и протянула руки к осторожно приближавшейся компании.
  - Пи-и-ить! - просипела она. - Я жаждю нормальный литературный языка!
  Колдун спешно уселся на книгу и сделал вид, что медетирует.
  Тролли - голубой и розовый - переглянулись и, осторожно ссадив с себя дремлющую наездницу, выступили вперед, сжимая в руках лазерные бластеры.
  Муза встрепенулась и, кокетливо поправив свою растрепавшуюся прическу, рванула тунику на груди, выставляя на обозрение сексапильный бюст.
  - Вся в меня, - растрогался я, а могучие разноцветные создания высунули языки и замерли в прострации.
  - Свободу на баррикады! - взвизгнула муза и, достав из-за спины трехцветное знамя, решительно взмахнула им над своей головой. А потом хрипло пропела семь куплетов гасконской народной колыбельной. Молодой парень завороженно вытащил из-за пазухи дуку и попытался подыграть. Правда, вид колышащегося бюста подействовал и на него, и он, всхлипнув, уткнулся в плечо аватару.
  Эльфийка, магичка и девка в плаще переглянулись, насупились и, решительно потеснив троллей, выступили вперед.
  - Кошка крашенная! - завопили они хором и стали пулять в музу заклинания холода, огня, электричества и шаманской магии. Муза уворачивалась и глумливо хихикала.
  - Смерть вам, жалкие смертные! - страшным басом проорал я в замочную скважину и со страшным скрипом процарапал в двери глубокие царапины от острых ногтей.
  Все испортил аватар. Эта сволочь, нагло ухмыляясь, достала из сумки какой-то зловещий французский фолиант (я успел разглядеть на обложке фамилию - Дэ Розенталь) и выставив, как щит, пошел вперед. Муза страшно закричала, забилась в конвульсиях и стала отступать.
  Я не мог смотреть, как там, за дверью, гибнет моя надежда, моя мечта донести до потомков свет своей славы, уселся на пол и стал грызть ногти. Ибо сколько бы миров ты ни захватил - если об этом никто ни узнает - грош цена такому Темному Властелину...
  
  Эпилог
  - Ну-с! - сказал Михаил Сергеевич, оглядев хмурую толпу медработников. - Стоит на недельку уехать до городу Парижу, как у вас тут полный бардак начинается! И неудивительно. Вот вы, Вячеслав Николаевич! Вы опять на ходу спите!
  - А я чего? - румяный психотерапевт поправил шапочку и сладко зевнул. - Я, между прочим, после дежурства! У меня, вон, студенты, пусть они и работают.
  Два смуглокожих широкоплечих юноши переглянулись и застенчиво улыбнулись.
  - А вы? - не унималось начальство. - Да, я вас спрашиваю, Геннадий Петрович! Почему вы, как завотделением, допустили такой вопиющий случай!?
  Мрачный высокий тип злобно уставился на главного и что-то пробурчал.
  - Вы еще смеете оправдываться? Да я вам выговор с занесением в личное дело организую!
  Завотделением сунул руки в карманы, развернулся на пятках и стремительно двинулся в сторону ординаторской, бормоча под нос, что трижды прав был коллега-патологоанатом, отговаривающий товарища уходить в лоно психиатрии.
  - И кто мне теперь скажет, как вообще произошел инцидент? - возмущенно каркнул в спину удаляющемуся доктору Михаил Сергеевич.
   - Он какой-то гадость нажрался и с катушка съехал, - осторожно поведал смуглокожий Абдул. - И в вашем кабинете забаррикадировалься. Мы много думал. Но ведь дверь сломать не хочется?
  - Я вам поломаю! - пригрозил главврач и постучал:
   - Больной! Откройте!
  Молчание.
  - Как там его, Гликерия Карповна?
  - Пациент Юрий Кабачков, - скучным голосом отозвалась постовая медсестра и вздохнула. - Настоятельно требует звать себя Хулио Паттинсоном, Темным Властелином вселенной.
   - Хулио! Откройте, а мы дадим вам мороженко...
  Молчание.
  - Господин Темный Властелин! Если желаете, мы предоставим вам наркотики, девушек и вертолет с миллионом евро!
  За дверью что-то упало, громыхнуло, заскрипело. В приоткрывшуюся щель высунулся любопытный нос Хулио: - Желаю диришпандель!
   - Будет тебе диришпандель и танк с ракетой! - зло прохрипел санитар, распахивая дверь и резким ударом под дых отправляя "Темного Властелина" в короткий полет.
  - Осторожней! - ахнул главврач. - Он нам еще пригодится... для диссертации!
  Санитары ухватили сипящего пациента под белы рученьки и рывком поставили на ноги, а грудастая пожилая санитарка с обвязанной шалью поясницей проворно нырнула в кабинет.
  - Жалкие смертные! - просипел тощий прыщавый паренек и подслеповато прищурился. - Я вас уничтожу! Я вас с того и с этого света достану!
  - Сожрал! Все сожрал, ирод! - оглушительной сиреной взвыла из кабинета санитарка, а главврач дернулся и, вытянув шею, вскрикнул: - Селестина Ивановна! Что там!?
  - Настойку мою сожрал, мухоморовку!
  Санитарка вышла в коридор, торжественно потрясая пустой бутылкой из-под кетчупа.
  - А я уж ее обыскалась! Ревматизьму-то как лечить теперь? А этот гад похитил, вылакал, да еще в компутер ваш, Михал Сергеич, залез. С утра все какую-то Дьяблу поминал, а потом у вас и закрылси.
  - Та-ак, - главврач смерил притихшего Юрика грозным взглядом и ласково пропел:
  - Сания Мавлетовна, сделайте пациенту промывание желудка, ну и на счет кружки Эсмарха распорядитесь. А потом угля. В таблетках. Как можно больше.
  Крашеная блондинка, жуя жвачку, равнодушно кивнула, а Темный Властелин задушено всхлипнул.
  - Не волнуйтесь больной, наша российская медицина от всего вас вылечит, - ласково произнес в спину пациенту главврач, мстительно наблюдая, как того уводят санитары. - Если успеет... Ну что ж, коллеги, полагаю, консилиум окончен. А в ординаторской, между прочим, чайник вскипел. И коньячок французский ждет. Если его, конечно, Петрович с горя не выдул.
  Медики обеспокоенно зашумели и поспешно двинулись по стерильно-белому коридору.
  В кабинете главного наконец-то воцарилась звенящая тишина. Впрочем, держалась она недолго - спустя несколько минут раздалось робкое пощелкивание, словно кто-то осторожно коснулся клавиш.
  Помятая, взлохмаченная, но отнюдь не побежденная муза крутанулась в кресле и, задумавшись, погрызла ноготь. Усмехнулась, стянула порванную тунику на груди и снова склонилась над клавиатурой. По монитору резво побежали черные строчки: "Как я стал Черным Властелином Вселенной"...
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"