Медведев Анатолий Дмитриевич: другие произведения.

Дикари Т.Т. Третья глава

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Новинки на КНИГОМАН!


Читай и публикуй на Author.Today
 Ваша оценка:

  Арсений проснулся от звонких детских голосов. Они доносились с улицы, отдаваясь набатом в тяжёлой голове. Решительно невозможно спать, когда рядом дети. В родном городе их было мало, и они не галдели толпой под окнами. Неужели нельзя подождать, пока нормальные люди выспятся? И ладно бы, если обсуждали что-то важное, а не ерунду. Дети же говорили так, будто речь шла не о бессмыслице, а о чём-то грандиозном...
  - Фу, паук! Какая гадость!
  - Давайте его раздавим?
  - Не убивайте паука, он мух ловит. За день сто мух может поймать!
  - Да. Не трогайте его, а то дома пятьдесят мух появится. Нет, шестьдесят!
  - Разве не сорок?
  - А у нас дома одна муха сегодня летала.
  - А у нас три!
  Тут разговор перешёл на спор, у кого дома бывало больше мух. Какая-то девочка рассказала, что пока хозяева были в поле, в дом пробрался вор, но убежал, испугавшись Барсика.
  - Барсик как заорёт! Как прыгнет! Вор убежал, только запах после него плохой остался. И мухи на этот запах пришли. Их потом лопатой выгребали, так много мух было.
  - Врёшь! Не бывает столько мух!
  - А вот и не вру! Не веришь - иди пол на веранде понюхай, там ещё пахнет.
  - Не буду я твой пол нюхать! Сама полы нюхай! И Барсик твой - кот! Сама говорила, что дома никого не было. Откуда тогда знаешь, что он прыгнул? Коты не говорящие!
  - А вот знаю!
  - А вот не знаешь!
  К облегчению Арсения, дети, наигравшись в "знаю - не знаешь", рассорились и разбежались. Но сон ушёл, оставив Арсения наедине с головной болью и обидой на мироздание. Он решал, что лучше - встать или попробовать отлежаться, когда с улицы раздался тихий голос Васька: - Ничего твои друзья не понимают. Я умею говорить. А Барсика просто никто не научил.
  - Ух, ты... - восторженно отозвалась девочка. - Говорящий кот! А что ты ещё умеешь?
  - Погладь меня, тогда расскажу.
  Нет, это никуда не годилось. Вместо детей, теперь бубнил Вася, рассказывая девочке истории о маньяках, почерпнутые из криминальной хроники прошлых веков. Где только понабрался? Да ещё какие-то сельские твари периодически перекрикивались дурными голосами.
  Арсений смирился с тем, что доспать не удастся, встал и уставился в зеркало. Вид неважный - волосы всклокочены, глаза красные, лицо опухло и небрито. Арсений привычным движением провёл ладонью по щеке и подбородку, убирая щетину, но та не исчезла. Возмутительно. И так настроение отвратное, так ещё и элементарные средства гигиены отсутствуют без базовой станции. Сколько Арсений ни рылся в интерпретаторе, об удалении щетины там не было ни слова. А вот похмелье удалось снять, и сразу стало легче жить. Жаль только, что пару часов сна нельзя компенсировать магией.
  - Ты не гладишь, ты рыхлишь, - доносились из окна наставления Василия. - Мягче надо и только от головы к хвосту.
  Арсений прислушался. Интересно, это Васёк ночью орал или Барсик? Коты орут когда дерутся. Неужели Вася, налакавшись вчера самогона, набрался смелости выбраться на улицу? И, судя по всему, с Васей всё в порядке, вон как с девчушкой болтает...
  - А я умею писать: мама, папа и конь. Смотри... - сказала та и продолжила после паузы: - Меня Вика научила, ей уже семнадцать. А мама говорит, что женщине буквы без надобности, главное мужа найти хорошего, а то будешь старой девой, как Вика.
  - Ерунда, я кучу незамужних женщин знаю, - отвечал кот. - Они даже лучше, можно спать вместе с хозяйкой.
  Арсений поплевал на ладонь, пригладил волосы, поправил одежду и вышел на крыльцо. Там, на дощатом полу, возлежал Василий, греясь на солнышке и благодушно щурясь на свет. Видимых повреждений у кота не было, уши торчали на своём месте, шерсть гладкая, разве что на носу царапина. Около кота, на корточках, сидела девочка в жёлтом платьице, разведя в стороны покрытые синяками коленки, и мелом писала буквы на полу. Рядом с "мама", "папа" и "конь", красовалось слово "дет".
  - Что за дет? - буркнул охотник.
  - С добрым утром, дядя Арсений, - ответил Васёк. - Её малолетний дед, я подсказал. Проверочное слово детство.
  - Ты ничего не перепутал?
  - Не-а. Какой дед, такое и слово. Он в детство впал - значит, он "дет". У них тут вообще сплошь деды, да дети. - ответил Васёк и ткнул лапой в девочку. - Это Таня, она ребёнок.
  - Сам вижу, - зыркнул на Таню Арсений. Одна из этих... Утренних болтушек... Она не обращала на него внимания, увлёкшись обведением букв. Дождавшись когда буква "т" приобретёт особую насыщенность, он сказал: - Кот врёт, правильно будет "дед", через "д".
  - От слова дедлайн, - тут же добавил Васёк.
  - От слова дедушка, - поправил Арсений. - Хватит ребёнка путать, лучше скажи, кто тебе нос расцарапал?
  - А-а, - отмахнулся кот, - ерунда, до свадьбы залижу.
  Арсений скорбно наблюдал, как, проигнорировав его замечание о правописании, девочка выводит имя "Таньа".
  - Во, сколько я теперь букв знаю! - закончив, гордо возвестила она.
  - Тебе наверное неудобно писать такими маленькими ручками? - поинтересовался Арсений.
  - Удобно, - возразила девочка. - Ты что, не понимаешь ничего? Я маленькая и руки у меня маленькие!
  - И сколько тебе лет?
  - Мой дедушка говорит, что человеку столько лет, на сколько он себя помнит, - объявила Таня.
  - Ну и?
  - Ему шесть. И мне шесть. А тебе?
  - Честно говоря, не помню.
  - Ты что, бессмертный?
  - Пока да.
  Тут на крыльцо вышла Марфа Петровна. Кивнув всей компании, она огляделась по сторонам и громко позвала: - Барсик! Барсик, ты где, скотина?! - а потом озабоченно пожаловалась: - Где его черти носят... Он по утрам всегда на кухне ошивается, отвадить нельзя. А сейчас пропал. Серый, моего не видал?
  Васёк лениво ответил: - Разве я сторож брату своему?
  - Вот беспутый, - досадливо обронила хозяйка. - Завтракать иди через пять минут, - позвала она постояльца и ушла в дом.
  Арсений взирал на оцарапанный нос самодовольного Васька, и сама собой возникла мысль, что тут что-то нечисто.
  - Куда Барсика дел?
  - Больно нужен мне ваш Барсик, - презрительно фыркнул кот. И добавил: - В малине валяется, за сараем.
  - Почему сразу не сказал?
  - А пусть валяется - заслужил. Сам потом придёт - не маленький.
  Как-то это неубедительно звучало - слишком здоровым и опасным выглядел местный кот. Арсений решил проверить обстановку. Он обошёл сарай и, действительно, нашёл за ним малинник. Нагнувшись, чтобы не мешали листья, Арсений сквозь прутья заметил голубое пятно. Он раздвинул ветки - стало видно Барсика, неподвижно валяющегося на боку. Глаза огромного кота были закрыты, а пасть разинута, и из неё, доставая до самой земли, свешивался розовый язык, контрастно выделяющийся на голубом фоне. Зелёный клоп полз по носу неподвижного кота. Никак подох?
  Оглядевшись, Арсений обнаружил длинную жердь и ткнул ей в Барсика. Тот издал болезненный всхрап, перевернулся на спину, разбросав лапы в стороны, и снова замер, будто мёртвый. Как сумел завалить Васёк этого здоровяка - непонятно. Арсений почесал щетину на подбородке и пошёл обратно.
  - Ну что? - спросил его Василий.
  - Что ты с ним сделал? - вместо ответа, спросил охотник.
  - Проучил. Делов-то... - Вася встал, потянулся, царапая доски передними лапами, зевнул, демонстрируя клыки, и направился на кухню, бормоча: - Кошек обошёл, территорию пометил, посмотрим, чем тут его кормят. Ещё на игрушки плюнуть, если найду...
  Из задумчивости Арсения вывела девочка, подёргав его за рукав.
  - Дядя, а у тебя конфеты есть? Мама говорит, что просить не надо, но ты же сам не дашь?
  Арсений испытывал странные ощущения. Снизу на него с ожиданием и надеждой смотрел макет человека. Детей у охотника не было, чужих видел редко и не помнил, чтобы они до него дотрагивались. На девочек и мальчиков детей не делил, определяя их для себя как "оно". Надо бы поскорее отделаться от этого существа. Он осторожно, чтобы не поломать, отцепил пальчики девочки от рукава и сказал: - Подожди здесь.
  Cходил в комнату, заказал интерпретатору конфету, потом убрал прибор в карман и принёс Тане леденец на палочке. Она захлопала в ладоши и приняла дар.
  - Вот, это тебе, - Таня вручила охотнику мелок.
  - Зачем?
  - Он всё равно почти кончился. А у меня ещё есть.
  Сунула леденец в рот и ускакала вприпрыжку, оставив Арсения с мелком в руке. ЧуднОе существо.
  На завтрак была каша и рассол. Каша манная, как дома. К удивлению хозяев, рассол Арсений проигнорировал, зато кашу наворачивал так, что наблюдавшему за ним Петру Ивановичу стало нехорошо - похмелье и его не обошло стороной. Некоторое время он крепился, громко сглатывал слюну и грозно шевелил бровями, но не вынес пытки, закрыл глаза, откинулся на спинку стула и протяжно застонал. Марфа Петровна всплеснула руками, заохала и убежала за лекарством, а Арсений решил сделать доброе дело. Встав за дедом, он достал кащеевский приборчик и быстро подлечил больного. Казалось, тот ничего не заметил, но когда охотник садился, дед открыл глаза и произнёс: - Полегчало. Ты маг что ль?
  - Да какой я маг, - отмахнулся Арсений.
  - Маг он, маг, - перебил тихо прокравшийся Василий, запрыгивая на свободный стул. - Пыщ-пыщ и всё такое.
  - Ну, спасибо тебе, Пыпыщ, - поблагодарил старик.
  - Ты ведь кашу не будешь? - уставился кот на деда. - А то вы Барсика чем попало кормите. А молоко я выпил.
  - Кого убили? - не расслышал дед.
  - Говорю, кашу твою съем?!
  - Не замай! - возмутился Пётр Иванович.
  Но Вася не расстроился. Он пробрался за спину деда и сунул морду в стоявшую на плите кастрюлю.
  - Не светил бы ты интерпретатором, дядя Арсений, - говорил Васёк, когда охотник собирался в дорогу. - Давай интерфейс к нему привяжем, вместо станции. Будешь в кармане таскать, а команды отдавать через датчики. Я научу.
  Минут за десять, под руководством Васька, Арсению удалось подключить прибор к вживлённому в тело чипу. Охотник щёлкнул пальцами, и через мгновение на столе появился леденец. Колдовать стало удобнее. Жаль только, мощность небольшая.
  Расплатились с Марфой Петровной, та вспомнила о яичнице и всучила картонную коробку с гладкими белыми шишками, размером с детский кулачок. Арсений решил, что это местные контейнеры для еды.
  Путешественники попрощались с хозяевами и покатили на юг.
  
  Старшие братья Мартыновы сидели в подлеске, недалеко от места, где вчера пытались ограбить Арсения, и ждали Ваню. Тот сказал, что ему неохота крутить педали и он знает как быстро и легко догнать вчерашнего вора, забравшего Стёпкин меч. Иван оставил братьев у выезда из посёлка, а сам ушёл.
  - Не надо было его слушать, - ворчал Вован.
  - Ваня дурак, - ответил Стёпа. - Но если что-то не хочет делать, то наверняка знает как. Так что тут ему можно доверять.
  - Я про кота. Прибил бы его сразу, пока меч работал, не надо было бы никуда ехать.
  - А-а... Про кота, - протянул Стёпа. - Кота поймать и сдать в кунсткамеру. Две сотни..
  - За него точно дадут, - продолжил Вован. - Ты уже вчера говорил.
  Они прислушались - вдали послышался рёв мотора и возмущённые возгласы. Звук стал громче, из-за поворота вырулил древний мотоцикл с коляской. Он чадил и чихал, но двигался гораздо быстрее велосипеда. За рулём сидел ухмыляющийся Ваня.
  - Залезайте, - скомандовал он.
  Братья подхватились, Вова запрыгнул в коляску, а Стёпа сел за младшим братом. Тот надавил на газ, и мотоцикл, стуча древним скелетом и стреляя выхлопом, рванул по дороге.
  Они мчались, распугивая прохожих. Ветер бил в лицо, а позади клубилась пыль. Деревья, заборы и дома проносились мимо на запредельной скорости шестьдесят километров в час.
  - Это ты здорово придумал! - прокричал Стёпа, перекрикивая ветер. - Быстро догоним. Где взял?
  Ваня не ответил.
  - У атамана? - осенило Стёпу. - Как он отдал?
  Ваня лишь ухмылялся.
  В гараже банды хранились несколько поломанных машин-развалюх и пара старых мотоциклов. На ходу был только один и атаман раз в неделю его заводил и лично делал профилактику. Мотоцикл был дорог, а значит атаман действительно ценил младшего Мартынова, раз доверил ему управление.
  Орать при таком шуме быстро надоело и братья ехали молча. Все им уступали дорогу, испуганно смотрели вслед, а мальчишки и собаки гнались, но быстро отставали. Отъехав на приличное расстояние, Ваня остановился у обочины, чтобы заправиться. Канистры с дурно пахнущей жидкостью лежали в коляске, мешая Вове удобно поставить ноги.
  - А ведь мы теперь байкеры, - сказал Стёпа.
  - За себя говори! - обозлился Вован.
  - Раньше так мотоциклистов называли, - объяснил Стёпа.
  - Чего вдруг? Мотоциклисты и есть, - не верил старший брат.
  - Обычные - мотоциклисты, а крутые - байкеры. Ещё у каждой банды своё имя было, - расказывал Стёпа. - Ночные волки, например.
  - Мы крутые. Но я не хочу был волком - они вымерли, - отказался Вован.
  - А кто тогда? Надо что-то боевое и яркое.
  - Петухи? - предложил Иван.
  - Так они ночью спят, - возразил Вован.
  - Тогда сонные петухи, - сказал Иван.
  - Ладно, принято, - решил Вован. - А почему именно байкеры?
  - Наверное, от слова "байка", - выдал Стёпа, почесав в затылке. - Байки травили часто, вот и назвали их так. А ещё могли байковыми одеялами укрываться, если ночевали где попало.
  - Тогда давай байки рассказывать, одеял всё равно нет, - предложил Вован.
  
  Сегодня Вася не требовал креветок - надоели. Сказал, что он постится до обеда и пытался уснуть на притороченном рюкзаке, поглубже натянув на глаза свою панаму. Чтобы не свалиться от тряски, обмотался лямками рюкзака и дремал. А Арсений крутил педали. Они снова проезжали мимо деревень, полей и лесов. Люди жили здесь натуральным хозяйством, как и века назад. Только лошадей и навоза стало меньше, а велосипедов и пластмассовой посуды - больше.
  Однажды миновали заброшенную заставу. Здесь царило запустение - домик охраны покосился, дверь висела на одной петле, битые стёкла в окнах оскалились острыми осколками. Больше всего поражал шлагбаум - его будто жевал кто-то большой и зубастый, сточив дерево наполовину.
  Арсений стоял, поддерживая велосипед, и молча смотрел на огрызок шлагбаума. Ткнул в бок посапывающего Васю и сказал: - Видел что-нибудь подобное?
  Тот всхрапнул, приоткрыл один глаз и сонно ответил: - Фигня вопрос - термиты погрызли.
  - И стёкла термиты?
  - Стёкла специально побили, чтобы термитам жизнь мёдом не казалась. Делов-то...
  - Уверен?
  - Поехали уже, дядя Арсений. И дай поспать, я всю ночь трудился.
  - Трудился он... Слышал я, как ты трудился... - ворчал охотник, снова садясь на велосипед. - Много мозгов не надо, чтобы так трудиться. Совсем как у тебя.
  - Зато сил много надо, - Василий зевнул и закрыл глаза, проваливаясь в сон.
  Проснулся он от того, что начал сползать вниз. В панике вцепился когтями в рюкзак, подтянулся повыше и заозирался. Велосипед стоял на обочине возле леса, прислонённый к дереву. Арсения нигде не было видно. Было тихо, даже птицы не пели, только жужжал одинокий шмель, да ветерок шевелил листву. Всё будто вымерло.
  - Дядя Арсений, ты здесь? - тихо произнёс кот.
  Никто не отозвался. Василий выпутался из лямок и спрыгнул в траву. Никаких следов охотника.
  - Дядя Арсений? - позвал Вася чуть громче.
  Тут же из зарослей орешника послышался то ли рык, то ли стон. Казалось, была в нём боль и ярость раненного зверя, а ещё явственно прозвучал хруст. Так хищники разгрызают кости. Вася мяукнул и быстро вскарабкался по стволу. Кусты затрещали, зашатались. Вася вздыбил шерсть и во все глаза смотрел как из орешника вывалилось какое-то серо-зелёное существо, всё в листьях, скрывающих очертания.
  Арсений выбрался на открытое пространство, держа в руке толстую орешину, с которой не успел ободрать лишние ветки. Кота не было видно - рюкзак пустовал. Это настораживало. Сверху послышался шорох, и за шиворот охотнику посыпались куски коры. От неожиданности Арсений вскрикнул и рефлекторно подбросил вверх свою палку, попав по Васе. Кот не удержался на стволе, рухнул на плечи Арсения, свалив его на землю. Человек очутился на четвереньках, а напротив него замер кот.
  - Ты что? - синхронно сказали оба.
  - Ты чего пугаешь? Куда пропал? - первым возмутился кот.
  - Я дубину делал, от термитов. А ты где был?
  - На дерево залез, когда в кустах кто-то зарычал.
  - Зарычал? - удивился охотник. - Я ничего не слышал.
  - Или застонал, не разберёшь. А ещё хруст был, будто кости перемалывают.
  - А-а, - охотник тут же успокоился. - Это я зуб об орех сломал.
  - Тьфу ты, мяу! - воскликнул Вася.
  Доселе безголосая чаща утробно откликнулась: "Уууррргхх". Арсений вздрогнул, а кот присел и прижал уши. Звук был тяжёл и могуч, эхо ещё долго перекатывало его по лесу, пока опять не наступила тишина.
  - Брандашмыг, - заворожённо прошептал Арсений.
  - Термиты, - поправил кот. - Валим.
  Арсений прямо на четвереньках заспешил к велосипеду, а Василий длинным прыжком запрыгнул на рюкзак.
  - Жми, дядя Арсений.
  Охотник вскочил на велосипед, закрутил педали, ускоряясь и выруливая на дорогу.
  "Урррр, Амфф" - послышалось из леса куда ближе, чем хотелось бы. Верхушки деревьев зашатались, послышался треск ломаемых веток.
  - Жми, дядя Арсений, жми, - повторял кот. Человек не оглядывался, не рискуя отвернуться от дороги, он не видел, как высокая берёза вдруг накренилась и повалилась там, где они только что проехали.
  - Жмяяуу Сенья! - истошно завопил кот.
  Треск деревьев сменился сотрясающим землю топотом. Земля отзывалась низким гулом - "бум", "бумм". "АМФФ, АММФФФ, ГРРР" - ревело за спиной изо всех сил вращающего педали велосипедиста. Звуки становились громче, велосипед начало потряхивать от тяжёлой поступи преследователя. Вася тоже орал без остановки: "Мяяяяаааа!". Вдруг он прервался и взревел: - Убрал хваталы!
  - АМПФФФ! - отозвался кто-то совсем рядом.
  - Дядя Арсений, колдани что-нибудь! - крикнул кот.
  - Что колдануть? - пропыхтел охотник.
  - Чай колдуй! Быстрее! Мррряуу! - послышался боевой вопль кота и быстрые удары лапами по чему-то твёрдому.
  - АМ, - обиженно ответили сзади.
  Неожиданно раздался грохот, будто на полном ходу столкнулись два отряда конных рыцарей, топот и урчание смолкли. Арсений продолжал нестись вперёд. "Амфф?" - раздалось намного тише и дальше. Арсению показалось, что они оторвались, но скоро снова стали приближаться топот и пыхтение.
  - Дядя Арсений, притормози, - неестественно спокойно произнёс Васёк.
  Арсений, скрипя зубами и скривившись от боли на месте утраченного зуба, сбавил ход.
  Сзади снова раздался грохот падения чего-то тяжёлого.
  - Табань, - скомандовал Васёк.
  Они остановились. Арсений, втянув голову в плечи, осторожно повернулся. Он даже забыл дышать, хотя только что пыхтел как паровоз.
  На дороге лежало тело монстра, поднятая пыль оседала на серой шкуре.
  - Вирус, - уверено определил Вася.
  
  Добравшись до перекрёстка, братья Мартыновы заглушили мотоцикл метрах в десяти от справочной.
  - На уток Зяба охотился с топором, - тут же воспользовался остановкой Стёпа. - Готовился с осени - подкармливал их в пруду. У него туда из кузни труба выходила, воду сливать. А вода горячая. Утки на зиму оставались - полынья-то не замерзает и хавчик есть. А как самый мороз наступал, Зяба огонь в кузне тушил и ждал. Пруд за ночь схватывался льдом, утки даже крякнуть не успевали - вмерзали. И Зяба утром вырубал их тушки топором.
  Стёпа всю дорогу травил байки, несмотря на ветер и рокот мотоцикла. Вован тоже поучаствовал в конкурсе историй, но быстро сдался, а Иван даже не пытался к ним присоединиться.
  - Куда? - спросил Иван.
  - Тут телепатов нет. Может спросим? - сказал Стёпа.
  Вован молча вылез из коляски, покряхтел, размял затёкшие ноги и пошёл к киоску.
  - Есть кто? - заколотил он в дверь.
  - А я вам рассказывал о лысом верблюде в ластах, из Шотландии? - оживился Стёпка.
  - Заткнись, - поморщился Вован. - Поняли уже, что ты самый крутой байкер.
  Стёпа удовлетворённо кивнул, спешился и подошёл к старшему брату. Заметил висящий на углу киоска колокольчик и дёрнул за привязанную к нему верёвочку. Ни на звон, ни на стук никто не отозвался.
  - Не шумите - тётя Мафа отдыхает, - послышался детский голосок.
  В придорожных лопухах, засунув руки в кармашки, стояла девочка в жёлтом платье. У девочки было безмятежное выражение лица, а из уголка рта торчала белая палочка, на манер сигары.
  - Что ещё за тётя Мафа? - спросил Вован.
  Девочка смерила его оценивающим взглядом. Палочка переместилась на другою сторону рта.
  - А у тебя конфета есть?
  - Нет у меня конфеты! - рявкнул Вован.
  - Плохо, что у тебя нет конфеты, - спокойно произнесла девочка и замолчала.
  Вова набрал полную грудь воздуха, но Стёпа постучал его по плечу и сказал: - Какая хорошая девочка. И платье хорошее. Кто тебе его сшил?
  Ребёнок молчал, невозмутимо гоняя палочку с одной стороны рта к другой.
  - Ну ладно. А ты видела здесь чужого дядю? Такого черноволосого, ростом выше меня, но ниже него, - Стёпа ткнул в Вову, - худого, в камуфляже и с носом, как топор?
  Звучно чмокнув губами, девочка достала изо рта палочку, скептически осмотрела остатки леденца на ней и спросила: - У него ещё кот говорящий?
  - Точно! - обрадовался Стёпа.
  - Не, не видела, - равнодушно ответила девочка, сунув леденец в рот.
  - Ах, ты... - вскипел Вован.
  - Спокойно, - перебил Стёпа. - Скажи, милая девочка, куда они поехали? Мы их друзья.
  Иван, оставшийся у мотоцикла и не участвовавший в беседе, зашагал к братьям.
  - Может, у тебя конфета есть? - спросил ребёнок Стёпу.
  - Сейчас нет, но мы тебе потом целый мешок конфет привезём.
  - Угу, конечно... - протянула девочка и махнула рукой. - Волшебник Пыпыщ и его кот поехали туда.
  Старшие братья ничего не ответили, дружно развернулись и подхватили под руки подошедшего Ивана. Тот не мигая продолжал вглядываться в ребёнка. Мартыновы оттащили младшего, оседлали мотоцикл и укатили.
  Таня снова вытащила свою палочку, посмотрела на фоне неба на последние крошки леденца и произнесла: - Да-а, жаль, что у них нет конфеты...
  
  Больше всего тварь походила на десятиметрового диплодока, только хищного. По хребту, от загривка до самого кончика длинного хвоста, тянулся двойной ряд треугольных пластин. Тело покрывала стального цвета чешуя, а когтистые лапы напоминали куриные, размером с кресло. Самое примечательное, что у монстра было три клыкастых головы на длинных шеях. Всё это безобразие теперь неподвижно лежало в пыли, на дороге.
  - Ты смотри, какой большой вирус, - удивлялся Васёк. - Автономного питания не хватает, к полю присосался. А тут мы с гаджетом.
  Кот спрыгнул на землю и подошёл к ближайшей голове чудовища. Деловито похлопал лапой по брылям на морде монстра, взобрался на неё и заглянул в уши. Развернулся и подул в ноздри. После пережитого ужаса, настроение Васька быстро улучшалось, он даже стал что-то мурлыкать себе под нос.
  Арсений тоже понемногу приходил в себя. Он тяжело дышал, но больше от усталости после гонки, чем от страха. Почесал небритый подбородок - кожа от непривычки зудела и раздражала. А когда Арсения что-то раздражало, он ещё больше раздражался от того, что не может с этим ничего поделать. И хочется избавиться от щетины, и колется, но единственный вариант борьбы с непослушными волосами на лице, пришедший на ум и назойливо там окопавшийся - это спалить лишнее. Арсений оставил его на крайний случай.
  - Топорная работа, - сообщил Вася, отправившись в обход твари. - Собирали из кусков, дёрнутых откуда попало - вон склеек кода сколько. Судя по поведению, внутри искусственный интеллект на основе древнего "Щенка". То-то думаю, чего он всё хвостом виляет? Ламеры убогие...
  Кот, не прекращая рассказывать о вирусах, добрался до кончика хвоста чудовища и забрался по нему на самую высокую точку туши.
  - Дизайн тоже кривой. Я дума...
  "Хлоп" - на дороге, между Арсением и чудищем возникла белая чашка на блюдце. Над коричневым напитком поднималась струйка пара.
  "АМПФ?" - сказала одна голова вируса.
  "ГРРР" - отозвалась другая.
  Третья, не издав ни звука и раскрыв пасть, развернулась к сидящему на спине твари Ваську.
  Могучие лапы заскребли грунт, поднимая тело.
  Арсений судорожно щёлкнул пальцами, огромная туша тут же рухнула и замерла. От толчка, кот свалился на землю, упав меж двух голов монстра. Встряхнулся и отскочил подальше, чуть не наступив в только что материализовавшуюся чашку.
  - Чмяуто? - спросил он, ткнув туда лапой.
  - Элитный китайский чай, как заказывал.
  Дрожа и тихо ругаясь, Васёк сунул нос в чашку и стал жадно лакать. Голова его погружалась всё глубже, пока от напитка ничего не осталось.
  - Что-то он слишком элитный, - добравшись до дна, заключил кот. - Мне бы чего попроще, чтоб пить можно было. - Вася облизывался и недовольно чихал.
  - Ну-ну... А почему у этой штуковины три головы?
  - Да хрен его знает... Может, обзор лучше? Или боевые характеристики... - ответил Васёк, двинувшись в обход вируса.
  Вася теперь избегал подходить близко к монстру, предпочитая осматривать его издали.
  - Где же у него кнопка? - бормотал кот.
  Арсений же решил отдохнуть, посидеть на травке, вытянув ноги. Любопытством он никогда не отличался. Ходить и исследовать какие-то вирусы, да ещё и плохо сделанные, ему было не интересно. К тому же, он считал, что подобное занятие - дурной тон. Вместо этого, Арсений открыл коробку с яичницами и стал гадать, как их приводят в готовый вид. Инструкций Марфа Петровна не дала, а сам он самонадеянно не стал спрашивать.
  - Смотри-ка, одна яичница лопнула.
  - Значит спелая, - не оборачиваясь, отозвался кот. Он заинтересовался рудиментами крыльев у монстра.
  Арсений достал лопнувший контейнер и отрыл его. Лучше этого было не делать - внутри оказалась какая-то слизь, измазавшая руки и попавшая на штаны. Охотник мрачно рассматривал, как она стекает на землю.
  - Обманула, - констатировал он.
  - Что?
  - Говорю, тётка с яичницами обманула, ерунду какую-то подсунула. Смотри, - он продемонстрировал грязные руки и поломанную оболочку.
  - Дядя Арсений, а ты никогда не задумывался, что яичница и яйцо - однокоренные слова? - язвительно поинтересовался кот, отвлёкшись от поиска мифической кнопки.
  - Ты что, хочешь сказать, что это птичьи эмбрионы? - недоверчиво спросил охотник. Его передёрнуло. - Да ну на...
  Он отбросил скорлупу и стал яростно вытирать руки об траву. Поднялся и пнул коробку с оставшимися яйцами, а те неожиданно разбились, оставив на бёрце жёлтые пятна. Арсений рассерженно добавил коробке другой ногой, забрызгав желтком второй ботинок. Так и стоял - руки в слизи, штаны и берцы испачканы в желтке, лицо чешется. День явно не задался.
  Издав хлопок, на дороге возникла новая чайная пара, рядом с первой.
  - Не дрейфь, я много заказал, - буркнул подскочившему вверх коту Арсений.
  Он подошёл к чаю, понюхал и вымыл им руки. Вокруг распространялся аромат дома.
  - И что интересно, - недовольно заметил Арсений, - кофе аж сорок восемь сортов на выбор, а чай только один. Элитный, зараза...
  
  Арсений неторопливо ехал на велосипеде по сельской дороге. Правда, сёл как раз не попадалось, только встречались разрушенные до основания дома. Местность выглядела так, будто тут Мамай прошёл - всё поломано, поля в запустении, людей не видно, да и животные не показывались. Редкие птицы летали в отдалении, но и те в панике спешили убраться подальше от путешественников. Не мудрено - мало кто решился бы сейчас преградить им путь. За спиной охотника, на притороченном к багажнику велосипеда рюкзаке, сидел Василий, в посеревшей от пыли панаме, и уныло смотрел на шлёпавшее за ними трёхглавое чудище. Оно то догоняло велосипед, громко издавая свои "АМПФ" и "ГРР", то валилось на землю, теряя подпитку. Потом снова вскакивало и бросалось в погоню. За велосипедом изредка появлялись чашки с пуэром, отмечая преодолённый путь. Неизвестно почему, вирус их старательно обходил.
  - А если ему глаза завязать? - не оборачиваясь предложил Арсений.
  - Ему не обязательно видеть цель камерами, у него датчиков дофига, - устало отвечал кот.
  Они уже пробовали связать ноги Чудика, как стали его именовать, но он порвал все охотничьи запасы бечёвки. Уходили в лес, но он неизменно выходил на них. Ладно бы, если Чудик был добродушным, но он был запрограммирован на агрессию и постоянно пытался достать кота своими зубами, только ему не хватало длинны шеи, чтобы преодолеть радиус действия интерпретатора. Кнопки выключения у вируса Васёк не нашёл.
  - Вот взял бы вчера световой меч, - укорял кот, - откромсали бы ему лапы и всего делов. Куда его сейчас вести?
  - Неча чужое брать, - упрямо возразил Арсений. - Слушай, а где добывают эти мечи?
  - Скорее всего, это промышленные резаки ограниченного радиуса. Переделанные, - предположил Васёк. - Клепают где-то.
  Какое-то время они ехали молча. Потом Арсений осторожно спросил: - А в интерпретаторе инженера может найтись такой инструмент?
  Вася широко открытыми глазами уставился на голову Чудика, безвольно упавшую в паре метров позади.
  - Точно! - воскликнул кот. - Наверняка есть. Как до меня сразу не допёрло?
  Спешившись, Арсений стал искать в меню интерпретатора что-нибудь подходящее для резки металла.
  - Нашёл. Клинок лучевой автоматический длинный "КЛАД-3 НЦ". Что такое "НЦ" - не сказано.
  - Нуль-центральный, - подсказал Вася.
  - А он не выключится, как вчерашние?
  - Не должен, если его как внешнее устройство зарегистрировать. Попробуй.
  Кот ехидно оскалился, глядя на Чудика, и стал тереть передние лапы друг о друга. Ему порядком надоело опасное соседство. Он жаждал крови вируса-переростка, хотя у того крови быть не могло.
  Прошло довольно много времени, прежде чем в руке Арсения возник наколдованный эфес. Он был больше, чем у меча вчерашнего бандита, и на нём находилось несколько индикаторов и кнопок настройки. Меч включился, явив полметра клинка, красный свет которого предупреждал, где проходит опасная зона.
  - Руби его, дядя Арсений, - нетерпеливо подскакивал Васёк.
  Охотник на пробу откромсал вирусу коготь вместе с частью лапы. Клинок шёл легко, без усилия, оставив ровный срез какого-то серого, упругого материала в стальной оболочке. Кот тут же схватил этот кусок, сантиметров двадцати длиной, и поволок его к багажу, на память.
  Вирусу отрубили лапы, головы и хвост.
  - Ну, вроде всё, - решил Арсений. - Больше не сожрёт никого.
  Он выключил клинок и путешественники со спокойной душой покатили дальше. Но не тут-то было. Позади раздались сочные хлопки, будто кувалдой крушили большие тыквы. Оставшись вне сферы действия интерпретатора, Чудик моментально отрастил себе новые лапы, хвост и головы, вскочил и поскакал вслед обидчикам. Только теперь у него было шесть голов.
  - Вот зараза, - Арсений остановился.
  Чудик без сил растянулся на дороге, не добежав несколько шагов.
  - Теперь понятно откуда у него три башки, - почесал ухо кот. - Одну сняли - выросло две. Ещё одну сняли - получилось три. Непонятно только, то ли это баг, то ли фича такая... А лапы и хвост не багуют.
  - Хуже, если бы из обрубков новые вирусы росли. Что с ним теперь делать? Утопить?
  - Выплывет, - ответил Вася.
  Арсений подошёл к монстру и порубил шесть шей. На секунду выключил интерпретатор. Этого хватило, чтобы Чудик очнулся, шумно обзавёлся двенадцатью новыми головами и опять неподвижно растянулся на земле.
  - Не сработает, - зевнул Васёк. - Ежели он решил менять одну на две, так и будет делать.
  Арсений упрямо сдвинул брови и приступил к усекновению головастого вируса.
  Вася сонно смотрел на бессмысленную войну, потом ему надоело и он решил вздремнуть, пока напарнику не наскучит это бестолковое занятие. Спал, пока его фамильярно не дёрнули за хвост.
  - Поехали, - cкомандовал Арсений.
  Был он мрачен и угрюм, то есть в своём обычном настроении.
  Вася оглянулся. Такое ему не привиделось бы и в страшном сне. Пока кот спал, Чудик превратился в гигантское подобие кочана цветной капусты со срезанными соцветиями и кочерыжкой из тушки. Арсений не заморачивался отдельными ударами для каждой шеи, а отсекал головы пачками. Концы плотно прилегающих друг к другу шей металлически поблёскивали ровными срезами под лучами Солнца, как огромный бриллиант своей огранкой. Головы чудовища валялись по всей округе. Не иначе, воитель пинал их от ярости или чтобы освободить место. Рядом, на дороге, стояла аккуратная пирамида из десятков чайных пар. Блюдечки верхних слоёв покоились на чашках нижних. Тихо хлопнув, там водрузилась очередная порция пуэра.
  - Мда-а, наворотил ты дел... - кот ошарашенно пялился на полусферу шей.
  - Поехали, - вместо ответа повторил Арсений и оседлал велосипед.
  Вася запрыгнул на рюкзак. Стоило им отъехать, как сзади раздалась канонада регенерирующего вируса, а затем сильный, сотрясший землю удар. Они оглянулись. Чудик преобразился. Вместо него появился почти идеальный шар, с состоящей из голов поверхностью и с торчащим в небо кончиком хвоста. Головы теснились так плотно, что виднелись только носы и сжатые челюсти. Шар покачивался, словно необъятная неваляшка, но быстро успокоился, продавив яму в грунте. С высоты десятка метров раздалось удручённое "АМФФ" - какая-то пасть ещё могла издавать звуки.
  - Ни разу не видел такого способа борьбы с вирусами, но сработало, - признал Васёк.
  
  Небо на западе окрасилось в красный цвет, обагрив апокалиптическую картину запустения. Стояла неестественная тишина, редко нарушаемая жужжанием насекомого или несмелым чириканьем одинокой птицы. Ни ветерка, ни тучки. Но посреди разорённого края, пересекая его с севера на юг и приближаясь к нетронутым вирусом местам, ехал велосипедист. Своим присутствием он нарушал не только мёртвую недвижность пейзажа, царящее безмолвие разрывала исполняемая во всю глотку песня, прерываемая недовольными репликами:
  - Мяуу едем, едем, едем, в далёукие краяуу...
  - Хватит петь.
  - Тра-та-та, тра-та-та, мяуу везём с собой кота.
  - Утомил.
  - Ну давай другую, - Вася прокашлялся и захрипел: - А я вчера похоронил корешка. Да он подлец да помяуурать не захотел...
  - Хватит, я сказал!
  Вася затих на пару минут, затем тихо замурлыкал себе под нос: - Если с другом вышел в путь, если с другом вышел в путь - веселей дорога...
  - Знаешь, ты мне больше нравился, когда спал!
  - Дядя Арсений, а что мне делать? Я выспался, мне скучно, а ты меняуу разговорами не развлекаешь. - Вася встрепенулся и прислушался. - Опять рычит вроде?
  - Это у меня в животе бурчит, - ответил охотник. - Не ел с утра.
  - А почему? Пожевал бы чего в дороге. Или привал сделаем?
  - Хочу выбраться отсюда поскорее. А есть на ходу - вредно.
  - Ничего подобного, я вчера отлично поел, - возразил Вася. - Кстати, ты не мог бы мне наколдовать...
  - Не мог! - отрезал охотник. - Вон дом стоит, целый. Доехали до нормального жилья, наконец.
  Но дом оказался только половиной дома, с открытыми для всеобщего обозрения внутренностями, вторая была разрушена Чудиком. Здесь пролегла граница его ареала. Путешественники решили не ночевать в руинах и двинулись дальше. Солнце почти зашло, вынудив Арсения остановиться в роще.
  Он снял рюкзак и достал небольшой свёрток в магазинной упаковке.
  - В палатке заночуем, - вскрыл пакет охотник.
  Там оказался скромный кусок брезента, увенчанный капюшоном. Вася недоуменно смотрел на развёрнутую материю.
  - Дядя Арсений, а ты побольше палатку не мог выбрать?
  - Ничего не понимаю, - озадаченно произнёс тот, - Вот же, на этикетке написано: "Плащ-палатка, размер большой". В каком месте он большой?
  - Ты как выбирал? По цене, подешевле? - догадался Васёк.
  Арсений засопел и промолчал. Так же молча взял клинок и отправился резать ветки для шалаша.
  - Пойду прогуляюсь, - сказал кот. - Ты бы себе пока поесть наколдовал. А то ты вредный, когда голодный.
  Он скрылся в зарослях и оттуда сразу же раздалось: - Вааа-ся, мяу! Убедитесь сами: я - Василий Котов, хищник с острыми зубами! Буду топать и кричать, оглушительно рычать...
  - Вот дурной, - пробормотал Арсений, решая, что бы поесть.
  Бросив недостроенный шалаш и положив меч на плащ-палатку, словно на скатерть, он достал миску и пристроил её тут же. Кащеевский прибор оставил рядом. Замер на мгновение, щелчком подтвердил заказ, и в миску посыпалась тонкая струйка белого порошка. Арсений подставил под неё ладонь и осторожно слизнул. Постоял, причмокивая губами и прикрыв глаза. В таком положении его и застал душераздирающий вопль Васька: - Помогите! Убиваюююют!
  Охотник, не раздумывая, бросился на крик. В темноте ветки хлестали его по лицу, корни путались под ногами, он едва не упал, споткнувшись, когда увидел подвижные силуэты, кружившие на открытом пятачке. Вася не успел далеко уйти.
  - Наверх! - крикнул кот с высоты.
  Арсений подпрыгнул и ухватился за толстую ветку. Кто-то вцепился ему в подошву, но он не глядя ударил второй ногой, попав по нападающему и освободившись от захвата. Подтянулся, сел верхом на разветвлении, прислонившись спиной к стволу. Внизу рычали какие-то звери.
  - Молодец, дядя Арсений! - похвалил Васёк, пристроившийся на той же ветке чуть дальше.
  - Кто это?
  - Собаки. Представляешь, иду я себе спокойно по лесу, никого не трогаю, песенку пою, а тут как накинутся... Еле удрал, - рассказывал Вася. - В темноте вижу хорошо, а то бы схарчили. Колдани на них что-нибудь.
  Арсений мог поклясться, что кот довольно щурится в сумерках, предвкушая разгром противника.
  - Интерпретатор на стоянке остался, - ответил охотник.
  - Тогда придётся мечом рубить.
  - И меч тоже. И лук со стрелами.
  Вася огорошенно воззрился на несостоявшегося спасителя: - Чего же ты прибежал с пустыми руками?
  - Так ты сам орал: помогииите, убивааают... - передразнил Арсений.
  - Я же это...
  - А ещё ты сам виноват - не пел бы на весь лес, может и не напали бы.
  - Да я не хотел. Я...
  - И вообще, чего тебе эти собаки, ты же Барсика задрал. Они одного твоего вида должны бояться, - Арсений стал спихивать кота ногой. - Слезай давай, покажи им, как надо морды бить.
  - Ты что, дядя Арсений?! - испуганно взвыл кот.
  Собаки внизу заинтересованно прислушивались к перепалке.
  - Только я поесть собрался, - говорил Арсений, продвигаясь по ветке и подпихивая Васю, - так нет, опять в историю втравил.
  Кот пятился, ветка дрожала и гнулась к земле. Псы сгрудились под ним, стали вставать на задние лапы, опираясь на спины других собак, подпрыгивать. Вот ещё немного, и можно достать, стащить добычу за хвост. Человек поможет, а до него очередь потом дойдёт.
  - Я Барсика не бил, он сам!
  - Что значит, сам? - Арсений перестал толкать кота.
  - Я его споил. Подсунул креветку в щель, он съел. Потом другую, только в самогон окунул. Он и эту съел. Под конец, я блюдце с самогоном подсунул под дверь и туда креветки бросал, он и нажрался. То есть напился. И уснул, пьяный. Он же не привык к алкоголю.
  - А царапина на носу?
  - С поленницы свалился. Случайно.
  - То есть утром ты соврал?
  - А я не говорил, что я его задрал. Я говорил, что проучил. Это разные понятия, - возразил Васёк.
  - Тоже мне, филолог... Так я и думал, что тут что-то нечисто, - проворчал Арсений и отодвинулся к стволу.
  Собаки разочарованно заскулили и приготовились к долгому ожиданию.
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  А.Миллюр "Сбежать от судьбы или верните нам прошлого ректора!" (Любовное фэнтези) | | Р.Вешневецкая "Хозяйка поместья Триани. Камни, кости и сердца" (Любовное фэнтези) | | Л.Тимофеева "Заклятье для неверной жены" (Юмористическое фэнтези) | | Н.Яблочкова "Академия зазнаек или Попала в дракона!" (Попаданцы в другие миры) | | А.Анжело "Сандарская академия магии. Carpe Diem." (Любовное фэнтези) | | В.Крымова "Запасной жених" (Любовное фэнтези) | | В.Мальцева "Месть" (Современный любовный роман) | | О.Валентеева "Вместо тебя" (Юмористическое фэнтези) | | М.Акулова "Вдох-выдох" (Любовные романы) | | Л.Сокол "Заставь меня влюбиться" (Молодежная проза) | |
Связаться с программистом сайта.
Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
М.Эльденберт "Заклятые супруги.Золотая мгла" Г.Гончарова "Тайяна.Раскрыть крылья" И.Арьяр "Лорды гор.Белое пламя" В.Шихарева "Чертополох.Излом" М.Лазарева "Фрейлина королевской безопасности" С.Бакшеев "Похищение со многими неизвестными" Л.Каури "Золушка вне закона" А.Лисина "Профессиональный некромант.Мэтр на охоте" Б.Вонсович "Эрна Штерн и два ее брака" А.Лис "Маг и его кошка"
Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"