Медведев Анатолий Дмитриевич: другие произведения.

In gods we trust

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Рассказ для СК-6. Не смешной, скучный. А мне нравится...

С Игорем Владимировичем я познакомился в поезде Москва-Ижевск. Руководство отправило меня в славный город Воткинск, где куётся ракетно-ядерный щит страны, а пожилой волхв оказался моим попутчиком до Канаша. Больше в купе никого не было.
Когда я вошёл, Игорь Владимирович уже сидел за столом и читал газету. То, что он раскольник, да ещё и не из последних, я сразу понял по молниям Перуна, вытатуированным на впалых щеках аскета.
Он посмотрел на меня поверх очков и сходу спросил: - В шахматы играете? - и лишь потом поздоровался и представился.
- Играю, - ответил я и тоже назвался: - Борис.
Он обрадовался коллеге-шахматисту, отложил газету и достал из потёртого кожаного портфеля доску. Шахматы у старовера оказались деревянными, ручной работы, довольно большими для походных, не какой-то пластиковый ширпотреб. Фигурки с сильными магнитами, доска декорирована розовым деревом. Это внушало уважение и настраивало на серьёзную игру. Проводя половину года в командировках и на конференциях, я хорошо научился разбираться и во временных партнёрах по играм, и в самих играх. Играл во всё, от морского боя с чужими детьми, до преферанса без интереса. В карты на интерес я зарёкся играть после первой поездки в Иркутск, попрощавшись с деньгами и часами. А шахматы я люблю и обычно остаюсь в выигрыше.
- На что играем? - спросил я.
- Чувствуется профессиональный подход, сразу к делу, - добродушно одобрил мой попутчик, расставляя фигуры, пока я убирал свой багаж.- Надеюсь, не будете возражать, если я предложу сыграть на Томаса Джефферсона? Это моя счастливая двухдолларовая банкнота. А вы можете поставить на кон сто рублей.
- Договорились. Джефферсон, так Джефферсон.
- Только одно условие, если я проиграю свою ставку, вы даёте мне возможность отыграться.
Игорь Владимирович положил банкноту на стол, а я добавил сторублёвку.
- Идёт, - согласился я. - И часто вы её проигрываете?
- Случалось пару раз, - небрежно ответил он. - Но до сих пор она ко мне возвращалась. Каким цветом предпочитаете начинать?
К этому времени я уже спрятал чемоданы, а все фигуры стояли на своих местах. По правилам, каждую новую игру партнёры меняются сторонами, и мне было всё равно какая станет первой, о чём я и сообщил.
- Зря, вы, Борис, так пренебрежительно относитесь к выбору стороны конфликта, - сказал Игорь Владимирович. - По статистике, если уровень игроков не любительский, белые выигрывают в полтора раза чаще.
- Правда? - удивился я. - Такая большая разница?
- А как же. Всё как в жизни, агрессор имеет преимущество.
Игорь Владимирович протянул кулаки с зажатыми в них пешками, и мне выпали белые.
- Как-то странно. У меня агрессор ассоциируется скорее с чёрными тонами, - заметил я, делая первый ход.
- Это потому что историю пишут победители, обеляя себя и клевеща на проигравшего.
- Всё как в жизни? - повторил я его фразу.
- Разумеется. Возьмём, к примеру, близкую мне тему раскола. Разве не было утверждено ещё князем Владимиром, что Перун и Зевс - суть разные имена одного бога? Чем руководствовался Никита Минин1, ставя греческую трактовку божественности выше исконной и объявляя волхвов еретиками? Лишь нуждами государства в едином вероучении и отъёме собственности храмов, - наставительно произнёс Игорь Владимирович и забрал мою пешку. - Имей жрецы больше земли, они сами бы стали раскольниками. Но история не знает сослагательного наклонения - царь негласно договорился с верховным понтификом, тот обсудил выгоду храмов со старшими жрецами, и на приснопамятном соборе имя Зевса объявили главным для Громовержца, а волхвов опорочили и отняли имущество.
Я даже заинтересовался таким непривычным подходом к теологии. Из школьной программы я помнил, что раскол произошёл из-за разногласий духовенства в проведении ритуалов. Тема не была мне близка, советская власть если и не сделала из меня атеиста, то агностиком я стал стопроцентным. Спасибо отцу, что не дал свой паспорт, когда бабушка и мама хотели отвести меня в храм на обряд посвящения. В те времена согласие обоих родителей было обязательным условием, а потом я уже подрос и мог сам выбирать, во что верить. Так что у меня возник чисто исторический интерес.
- А если бы вышло наоборот? - спросил я.
- Кто знает? Может быть, вы сейчас разговаривали бы со жрецом Зевса.
Демонстрируя отличное знание предмета и великолепную память на даты, Игорь Владимирович рассказал мне о религиозных противоречиях того времени, о привилегиях священнослужителей во время правления царя Алексея Михайловича и об огромных территориях во владении монастырей, не облагаемых налогами. Увлечённые игрой и беседой, мы не заметили, как поезд тронулся, оставив позади здание Казанского вокзала. Заглянувшая в купе проводница проверила билеты и принесла нам горячий чай.
Партию я проиграл вчистую, - волхв играл мастерски. Чёрный ферзь, при поддержке ладей и пешек, планомерно громил мою оборону. После размена ферзей, остатки моих сил были зажаты в угол, и мне пришлось сдаться.
Одна мысль не давала мне покоя:
- А вы могли бы служить в храме Зевса, а не Перуна, пойдя история по-другому пути?
Схизматик, разыгрывая в новой партии королевский гамбит, ответил не сразу и осторожно:
- Думаю, да. Взгляды человека формируют семья, воспитание, окружение в юные годы. Язык и общество. Если бы я вырос в общине, исповедующей греческую веру, безусловно, Зевс был бы мне ближе Перуна.
- То есть нет никакой разницы?
- Вы задаёте провокационные вопросы, - заметил Игорь Владимирович. - Помните у Толстого, в эпилоге Войны и Мира, рассуждения о свободе и неизбежности, о роли личности в истории?
К сожалению, я не мог помнить эти рассуждения, потому как не осилил и первый том этого школьного кошмара, и волхв, почувствовав моё замешательство, пояснил:
- Что бы случилось, если бы во главе Франции встал не Массена2, а другой вождь? Вторглась бы Великая армия в Россию? Уважаемый Лев Николаевич не давал однозначного ответа, полагая, что действия любого человека лежат между двумя крайностями, свободой и необходимостью. Действия правителя не только продиктованы чаяниями народа и ограничены рамками существующих правил поведения, само восхождение на вершину власти - не просто цепь случайностей, а следование законам необходимости, - говоря это, раскольник энергично взмахнул рукой, чуть не скинув со стола пустой стакан. - Как говорится, случайности не случайны, они лишь следствие предыдущих событий. А власть есть совокупность воль, перенесённых на одно лицо, и правитель должен им подчиняться.
Игорь Владимирович осёкся и извинился:
- Вы простите меня за мою нелепую риторику, профессиональная привычка.
- Ничего. Только я не понял, что вы хотите сказать.
- Я хочу сказать, какую бы трактовку имён пантеона богов тогда не выбрали, последующие исторические события мало бы отличались друг от друга. А сам раскол неизбежно произошёл из сложившихся обстоятельств. Точно так же, как и движение народов с запада на восток, под предводительством французов, а затем с востока на запад, было предопределено самой историей и волей миллионов людей. - Он указал на доску, - у нас здесь и то больше вариантов действий, хотя каждый следующий ход продиктован предыдущими.
Как раз на доске разнообразия вариантов я не видел, если не считать заведомо неудачные комбинации. Белые всеми силами старались завладеть центром, а я довольно успешно оборонялся. Но мои ходы были скорее вынужденными. Если какой-то выбор и существовал, то разве что у моего визави.
- Значит разницы всё-таки нет? - уточнил я.
- Разница есть. Но она есть на уровне личного выбора каждого, а ментальность народа чрезвычайно инертна и устойчива, и даже сама деформирует веру. Для меня, как личности, разница ощутима. Для нации в целом, она не столь очевидна.
- Но мог же каждый француз отказаться идти умирать в далёкую Россию?
- Человек - животное стадное. Куда все, туда и он. Все на убой, он туда же.
Атака белых заглохла и партия перешла в позиционное противостояние. Меня уже не столько интересовали ответы на вопросы, как то, что противник отвлекается от игры. Кажется, он начал ошибаться. Я спросил:
- А если бы не было раскола?
- Ну что вы, я уже говорил, раскол был неизбежен, вопрос был лишь в том, кто победит, жрецы или волхвы. Жрецы ударили первыми.
- Постойте, но если принципиальной разницы между ними не было, тогда получается, её не было и раньше? Князь Владимир мог выбрать не греческую, а латинскую веру или даже Баала3, и ничего бы не поменялось?
- Не мог, - отрезал Игорь Владимирович. - По политическим соображениям. Русь нуждалась в добрых отношениях с Византией и в её культуре, а не в дружбе с Истинной Римской империей или южными племенами.
- А я уж думал, был шанс избежать марсовых походов тевтонов.
- Не было такого шанса, в любом случае. Нашли бы другой повод и всё равно бы напали.
Постепенно партия свелась к ничьей. После предыдущей провальной игры, для меня это был прогресс, тем более, что играл я сейчас чёрными. Похоже, мой партнёр серьёзно отвлекался на разговор. Этим стоило воспользоваться.
За окном давно проносились домики московских пригородов, а небо затянуло осенними тучами. Под стук колёс и капризы ребёнка, доносящиеся из соседнего купе, мы развернули доску, и я спросил:
- Вот вы говорите, Владимир выбрал культуру Византии. Так может и при Алексее Михайловиче у старообрядцев не было шансов? Громовержца Перуном нигде не называли, кроме как на Руси. Зевс же есть у многих народов. Единоверие сближает, а добрые отношения с соседями всегда в цене.
Игорь Владимирович нахмурился:
- Может были, может нет. Сейчас уже не проверишь.
Мне показалось, что я задел больную тему для раскольника.
- И всё же?
- Да, у греческого вероучения было больше шансов, - после паузы, нехотя признал он. - Но это не означает, что оно правильнее.
Словно вивисектор, проводящий операцию без обезболивания, я стал развивать тему неизбежности поражения адептов Перуна. Игорь Владимирович сердился, приводя доводы об исчезновении Византии, павшей под ударами марсовых походов и добитой османами; о святости веры предков и связях с северо-западными народами; о развитии держав, стремящихся к господству несмотря ни на что. Он всё сильнее раздражался и отвлекался от игры, а я подзуживал, стараясь пользоваться одними наводящими вопросами. В это время на доске так же неизбежно приближалось поражение чёрных.
- Вам мат через два хода, - удовлетворённо сказал я, двинув коня.
- Как так?
Минуту мой противник напряжённо смотрел на доску, а затем лёгким щелчком уложил своего короля, нервно постучал пальцами по столу и проворчал:
- Мои поздравления. Хорошо играете.
Он хмуро наблюдал, как я беру в руки и рассматриваю его банкноту. Обычные доллары как на вид, так и на ощупь - ничего счастливого.
- In gods we trust4, - прочитал я. - Никогда не понимал, зачем это писать на деньгах?
- А что вы хотите от меркурианцев? Каков храм, таковы и образа, - Игорь Владимирович достал сто рублей и бросил на стол. - Вера присуща каждому человеку, но некоторым нужно постоянно напоминать о ней. Без веры люди пусты, как сосуд без вина.
- Или воды, - добавил я.
- Воды? - недовольно переспросил волхв. - Если только вы о язычестве. Истина в вине, а в воде нет ничего.
От добродушия Игоря Владимировича не осталось и следа. Мне даже стало совестно за своё желание победить. Меж тем, поезд уже подходил к Вековке. За окном, на фоне засыпающего осеннего леса, мелькали столбы с провисающими проводами, моросил дождь, оставляя дорожки воды на стекле, было серо и уныло. Назойливый плач ребёнка за стеной, периодическое шарканье ног в коридоре и запахи дорожной еды тоже не поднимали настроение. Мы молча расставили фигуры - мой помрачневший партнёр желал отыграться.
- А если бы люди выбрали язычество? - поинтересовался я.
- Единобожие? - фыркнул он. - Абсурд. Вы слишком плохого мнения о людях.
- Почему абсурд?
С моей точки зрения, все религии абсурдны, и я действительно не видел разницы.
- Во всех вероучениях говорится: человек создан по образу и подобию божьему, - ответил он. - А как единый бог может быть одновременно и мужчиной, и женщиной? Или он един в двух лицах? Скажете ещё: верую, ибо абсурдно?
- Во что только люди не верят. Раньше верили, что боги живут на Олимпе, пока альпинисты не залезли на вершину.
Игорь Владимирович с жалостью посмотрел на меня и сказал:
- Боги не там, - он указал пальцем вверх, - а здесь, - и постучал себя пальцем по виску.
- Борются с тараканами? - не удержался я.
- Кому и тараканы - боги, - буркнул он.
Дальнейшая беседа не сложилась. Волхв замкнулся, стал отвечать односложно и мы просто играли. Я проиграл ему и два доллара, и двести рублей сверху. Ночью он сошёл с поезда, не попрощавшись.

1 - Мирское имя Патриарха Московского и всея Руси Никона.
2 - Военачальник французских республиканских войск, а затем империи Наполеона I, маршал Империи.
3 - Вера в Баала была распространена у ранних семитских и других племён Аравийского полуострова и соседних территорий. Вообще является эпитетом "бог, владыка" для разных богов. Хубал (Ху-Баал) - племенной бог древних арабов.
4 - Мы верим в богов. На банкнотах США, от одного до ста долларов, присутствует надпись "In God we trust" - Мы верим в бога (На бога уповаем; С нами бог). На более крупных банкнотах надпись отсутствует.

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) М.Юрий "Небесный Трон 2"(Уся (Wuxia)) Е.Амеличева "Лунная волчица, или Ты попал, оборотень!"(Любовное фэнтези) LitaWolf "Избранница принца Ночи"(Любовное фэнтези) М.Боталова "Темный отбор 2. Невеста дракона"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Юрий "Небесный Трон 3"(Уся (Wuxia)) В.Коновалов "Чернокнижник-4. Харон "(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Дисгардиум 6. Демонические игры"(ЛитРПГ) Б.Стриж "Невеста из пророчества"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"