Медведева Екатерина: другие произведения.

Желтые носки для наследника

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Реклама:
Новинки на КНИГОМАН!


Оценка: 7.00*4  Ваша оценка:

  ЖЕЛТЫЕ НОСКИ ДЛЯ НАСЛЕДНИКА
  
  
  ГЛАВА 1
  КОРОЛЕВСТВО ПИОНИЯ
  ( статья из справочника)
  Королевство расположено в центральной Европе. Граничит со всеми понемножку. Выхода к морю не имеет.
  В административном отношении состоит из пяти-шести небольших городов.
  Площадь в королевстве одна, в столице.
  Население плотное, упитанное и довольное жизнью.
  Городских жителей 100 процентов, никто не хочет жить в деревне.
  Естественный прирост населения пока ещё положительный.
  Этнический состав населения: по национальности все - коренные пионцы, чем очень гордятся.
  Столица - город Пионбург. Крупных городов нет.
  Государственный язык - пионский.
  Вероисповедание: никто не признается.
  Государственное устройство - конституционная монархия. Глава государства - королева, потому что король куда-то делся и изредка шлет открытки с видами пляжей. Глава правительства - тоже королева, потому что она не доверяет всяким там премьер-министрам. Законодательная власть осуществляется опять-таки королевой, это позволяет сэкономить на парламенте кучу денег и тратить налоги на более интересные вещи.
  Пиония - мечтает стать членом ООН, НАТО, ЕС, ФИФА и всех организаций, в которые её согласились бы принять. Пока никто не соглашается. Все туманно намекают на какое-то там нарушение прав человека.
  Денежная единица - пионский пион.
  Историческая хроника: пионцы издавна заселяли территорию Пионии. Ни с кем не воевали, и захватывать их тоже никто не приходил, так что в стране не празднуют День Победы и День Независимости.
  Пиония - страна высокоразвитой экономики, обеспечивающей высокий уровень жизни населения. В стране добывается все понемножку, продукты и промышленные товары производятся в малых количествах, для себя. Экспорт и импорт отсутствуют даже как понятия.
  Климат Пионии - умеренный. Страна равнинная, ни гор, ни моря, ничего интересного.
  Для животного мира Пионии характерны те звери и птицы, которые ещё не вымерли из-за тщательно скрываемого королевой экологического кризиса.
  Пиония богата достопримечательностями: в Пионбурге на площади стоит памятник первому королю Пионии, фонтан и две скамейки. Интересен также королевский дворец с крупнейшей в мире коллекцией антиквариата, но туда не пускают ни туристов, ни прессу, ни полицию.
  Деятели науки и культуры в Пионии отсутствуют.
  
  
  
  ГЛАВА 2
  КОРОЛЕВСКАЯ СЕМЬЯ
  
  Королевская семья состоит из четырех человек. Король - его можно увидеть на многочисленных портретах - находится в бессрочном отпуске, изредка сообщая в почтовых открытках, что он ещё не утонул в Мертвом море, не съеден бенгальскими тиграми и не отравился рыбой фугу. Королева Арчибальда путешествовать не любит, потому что в годы школьного детства сходила в поход, где её укусил красный муравей. Теперь муравьи успешно уничтожены с большинством растительности в стране, а королева считает, что дальние поездки вредны для физического и психического здоровья. Дальней считается поездка за пределы города, даже если целью её является посещение родственников. В связи с этим визы на выезд гражданам выдаются неохотно и крайне редко. По этой же причине "Государственной газете" запрещено писать о других странах позитивно. Только частные издания могут позволить себе рассказать о красотах лесов Мадагаскара или Альпийских лугов, и то под страхом закрытия. Учебник географии королева редактировала лично, поэтому дети в школе узнают, что в тропиках все умирают от малярии, Америка полна террористов, а Африка кишит ядовитыми змеями. Путешествия и даже простые поездки на природу в стране не популярны. Население, следуя примеру королевы, предпочитает свободное время проводить за разведением комнатных растений и домашних животных. Лозунг "мой дом - моя крепость", якобы придуманный королевой, и её же любимая поговорка " в гостях хорошо, а дома лучше" всячески убеждают пионцев не покидать родных стен. Если некоторые несознательные граждане всё же решаются оставить насиженное гнездо в поисках сомнительных радостей туризма, если даже они находят, с кем оставить домашних животных и кому доверить полив комнатных растений, если их не останавливают цены на дорожные сумки, визы и билеты, равные по стоимости целому самолету, то и тогда уехать не так-то просто. Нужно заполнить анкету на "соответствие образу порядочного пионца": а достойны ли вы представлять за рубежом нашу великую страну? Кроме биографической части, там присутствуют вопросы из ядерной физики, высшей математики и генной инженерии, а также провокационные типа: если загорелся королевский дворец, кого вы будете спасать первым: королеву или наследного принца? Вопросы сочиняет сама королева, они постоянно обновляются, и их нельзя найти в Интернете, чтобы подготовиться заранее. Интернет, кстати, в Пионии запрещен как разлагающее и антигосударственное явление.
   У королевы два сына. Старший принц Анис, наследник престола, гордость и надежда всей страны. Младший - принц Маис, о нем официальная газета пишет мало, зато желтая пресса - много и охотно. Дочери у королевы нет, но во дворце живет (за счет налогоплательщиков, конечно) троюродная племянница королевы Анастасия, девушка из очень древнего и знатного рода. Королева втайне надеется, что Анастасия понравится Анису, они поженятся, и не будет нарушена чистота королевской крови. Анастасия тоже не против стать королевой. Против только Анис.
  
  ГЛАВА ТРЕТЬЯ
  ПРИНЦ АНИС
  Балкон в комнате принца Аниса был удобен тем, что не являлся проходным и запирался на ключ. Часто Анис прятался там от надоедливой кузины Анастасии. Большую часть балкона занимал роскошный дикий виноград, в его тени стояло мягкое обитое бархатом кресло (раньше было жесткое плетеное, но Анис его выкинул) и хранилась самая большая ценность после фотоаппарата: толстая подшивка журналов "Уна", в которых описываются путешествия в разные страны, с множеством роскошных цветных фотографий. Журнал был, естественно, запрещенным, поэтому Анис прятал его от матери.
  Последний номер "Уны" живописал прелести Французской Полинезии. Анис с завистью вздыхал, рассматривая снимки на весь разворот. Сказочные острова, так не похожие на скучную Пионию. Зеленые рисовые террасы, плантации ананасов, прозрачная вода и никаких ядовитых змей и скорпионов. Анис вздохнул. Чудесное место, как и тысячи остальных, которые он никогда не увидит. Пока правит королева Арчибальда, она не позволит принцу уехать в путешествие. Как же так, подрывать национальную идею! Нет места лучше, чем Пиония, а значит, и уезжать отсюда нечего. А если ты хочешь уехать, значит, ты не патриот и твое место в тюрьме на нарах. Конечно, есть вариант: скорее стать королем и получить полную свободу действий. Но тут маленькая загвоздка. Королева отказывается передавать Анису трон, пока принц не женится и не заведет наследника. А жениться - ну уж нет!
  Анис снова вздохнул и открыл другой номер журнала, посвященный Голландии. И снова множество фотографий. Черепичные крыши домов, ветряные мельницы, поля тюльпанов.... Как бы Анис хотел попасть на цветочный фестиваль, сходить в музей утюгов, попробовать ароматные овощные брууджес и голландский джин. Ведь Голландия - это рядом, это Европа, и можно не делать прививки. Школьный учебник уверяет, что в Голландии вы сразу же станете наркоманом или вас похитят торговцы людьми. Только Анис знал, что это неправда, просто мама мстит папе, который бросил её и уехал смотреть мир. Королева возненавидела этот весь мир и решила, что больше от неё никто не уедет.
  В стеклянную балконную дверь требовательно постучали. Анис вжался в кресло, надеясь стать незаметным.
  - Анис, я вижу твои длинные ноги! - донеслось из-за двери. - Впусти меня, нам надо поговорить!
  Вздохнув, Анис спрятал под виноград свои драгоценные журналы и впустил на балкон кузину Анастасию.
  
  ГЛАВА 4
  КУЗИНА
  - Это некрасиво и неблагородно - закрываться и прятаться от меня, - сказала кузина Анастасия своим томным красивым голосом. Анис вздохнул и уступил ей кресло, а сам сел на деревянный табурет напротив, куда обычно закидывал ноги во время чтения.
  Анастасия расправила пышные шелковые юбки и жеманно села. Поправила прическу, проследила, чтобы складки на юбке лежали равномерно, чуть скосила в сторону плотно сжатые колени. Села она на самый кончик кресла, как полагается дамам из высшего общества. Только простолюдинки разваливаются в кресле и перекидывают ногу за ногу. Анастасия происходила из древнего знатного рода и знала, как следует держать себя в обществе наследного принца.
  - Ты хотела поговорить, - напомнил Анис.
  - Тебе нравится мое новое платье? - спросила Анастасия.
  - Ты об этом хотела поговорить? - удивился он.
  - Тебе нравится мое платье? - повторила она, игнорируя его вопрос.
  - Нет, - сказал он честно.
  - Почему? - опешила она. - Оно самое дорогое в самом дорогом бутике столицы! Самое дорогое платье в Пионии! И оно тебе не нравится?!
  - Оно тебе, кажется, тесное, - заметил Анис. - И тебе, кажется, в нем жарко. Сейчас нужно носить белую хлопковую одежду, а не это.... Не знаю, из чего оно сшито...
  - Это, к твоему сведению, парча с золотой нитью, - сердито проговорила Анастасия, промокая платочком мокрый лоб. - Метр этой ткани стоит больше, чем твой несчастный джип!
  - Мой несчастный джип, - улыбнулся Анис, - не очень дорого стоит, если учесть, что ему уже 10 лет и я где-то шестой его владелец.
  - Фу! Как так можно - покупать подержанные вещи?! - скривилась кузина. - Это недостойно наследного принца! У тебя все должно быть самое дорогое и новое!
  - Значит, из нас двоих наследный принц не я, - сказал Анис. - Ты сколько платьев покупаешь за неделю? А туфли? И сумочки с поясами, и вчера, в разгар лета, тебе зачем-то понадобилась новая шубка? Я не говорю о духах и драгоценностях.... И как это королева позволяет тебе столько тратить? Если узнают газетчики...
  - Все газетчики подчиняются тете Арчибальде, - пожала плечами Анастасия. - И они ничего не узнают о моих тратах, как и налоговая инспекция. Эти счета оформляются как пожертвования детским домам, больницам и школам. А насчет того, почему тетя разрешает мне покупать всё, что хочу.... Просто она знает, что всё это останется в семье.
  - То есть?
  - То есть я выйду за тебя замуж, так что я делаю покупки как будущая королева. Твоя мать - очень умная и дальновидная женщина, Анис.
  - Ты никогда не станешь моей женой, - сказал Анис. - Это же очевидно!
  - Почему это? - удивилась кузина. - Если из-за родства, то оно дальнее, мы не кровные родственники.
  - Не поэтому. Просто ты мне не нравишься.
  - Что значит, не нравлюсь? - подскочила она. - Да меня стриг самый модный парикмахер! А косметика моя вся французская! И один миллилитр моих духов стоит больше...
  - Знаю, знаю, больше, чем весь наш дворец, - кивнул Анис. - Но ты все равно мне не нравишься, понятно? - и он вышел, хлопнув дверью.
  
  ГЛАВА 5
  ПЕРВАЯ ВСТРЕЧА
  Аниса рассмешили дальновидные планы королевы и Анастасии. Все женщины помешаны на том, чтобы выйти замуж. А если они уже замужем, то стремятся женить всех остальных. Но я не хочу играть в их брачные игры. Просто не женюсь и всё, с улыбкой подумал он. Не женят же меня силой?
  Анис, спрятавшись в туалете, дождался, пока разочарованная его бегством Анастасия не покинет комнату. Потом он вышел и, захватив сумку с фотоаппаратом и пленкой, которую нужно проявить, отправился в гараж. Рядом с лимузином для официальных поездок королевы и красным ягуаром его брата стоял тот самый подержанный джип. Анис забросил сумку, сел за руль и отправился в город.
  Столица Пионии, Пионбург, не являлась большим городом. Пара школ, больница с аптекой, обветшалый театр и огромные торговые ряды - вот и все достопримечательности. На площади продавали цветы, пирожки и мороженое. Но Анис проехал мимо, направляясь в узкую неприметную улицу. Там, между прачечной и булочной затаилась нелегальная фотостудия. Это было единственное место в городе, где можно купить фотоаппарат, проявить пленку и напечатать снимки. Вообще продажа фотопринадлежностей была в Пионии запрещена, как и многое другое. Зачем тебе фотоаппарат, рассуждала королева, если ты не собираешься никуда ехать? Хочешь сделать семейное фото - сходи в государственное фотоателье. А самому фотографировать не надо, все равно получится хуже. В "Государственной газете" фотоаппараты выдавали под расписку, как в полиции - табельное оружие. Мало кто решался нарушить запрет и заняться фотосъемкой. Но у Аниса была мечта: ездить по разным странам и фотографировать красивые места, интересных людей и диковинные вещи. Чтобы хоть как-то эту мечту приблизить, он стал учиться фотографировать. Место, где можно было тайно купить всё необходимое, Анису подсказал его младший брат, большой любитель всего запрещенного.
  Анис припарковался чуть дальше и в узкую улочку прошел пешком. Звякнул колокольчик на двери фотостудии, Анис прошел внутрь и подождал, пока к нему выйдет хозяин. По стенам на полках были расставлены и развешаны ошейники, намордники, клетки с хомяками и аквариумы с золотыми рыбками. На полу в больших мешках стоял собачий и кошачий корм. Если бы сюда зашел непосвященный человек, он бы решил, что попал в зоомагазин. На прилавке спала большая черная кошка, под потолком щебетали попугайчики и канарейки. Анис постучал пальцами по прилавку и стал рассматривать семейство шиншилл, дремлющих в своем домике. Вот бы поехать в Перу или Чили, забраться высоко в горы и посмотреть на шиншилл в их естественных условиях обитания....
  Из кладовки вышел продавец, он же хозяин. Узнав принца, радостно улыбнулся и пожал ему руку.
  - Приятно видеть, что есть еще в Пионии смелые люди, - проговорил он.
  Анис протянул ему сумку, где лежал фотоаппарат.
  - Как обычно? - негромко спросил продавец. Это означало: проявить и напечатать все хорошие кадры. Анис кивнул. Продавец тоже кивнул и снова исчез в кладовке. Анис уселся в пластиковое кресло для посетителей и приготовился ждать, но тут колокольчик звякнул снова, и в магазин зашла девушка. Невысокая, очень загорелая. Анис удивился, где же в Пионии можно было так загореть, если всё лето шли дожди. Вместе с ней в магазинчике появился свежий и бодрящий цитрусовый аромат. Девушка взглянула на принца ярко-голубыми глазами и подошла к прилавку, позволив Анису разглядывать её стриженый затылок и стройную фигурку, одетую в белые хлопковые бриджи и безрукавку. Совсем как в любимом журнале Аниса. Она словно только что приехала с острова Таити или из Египта.
  - Вы катались на верблюде? - спросил Анис. Она обернулась и удивленно посмотрела на него.
  - Вы это мне? - голос у неё был звонкий и немного охрипший.
  - Да.
  - Разве в Пионии есть верблюды? - сказала она и отвернулась. На голоса выглянул продавец. Увидел девушку и расцвел в улыбке.
  - Уна, какая радость! Давно приехала?
  Девушка не ответила, и Анис понял: она не хочет говорить при нем, постороннем.
  - Как обычно? - спросил продавец и забрал у девушки большую сумку.
  - Да, пять кошачьих консервов и пакетик витаминов с кальцием, - сказала девушка и села в кресло рядом с Анисом. Принц улыбнулся. Он и сам при посторонних заказывал сахарные кости или рыбий сухой корм. Откуда можно знать, не королевский ли шпион сидит рядом и внимательно следит за твоими действиями.
  Девушка взъерошила короткие черные волосы и достала зеркальце. Краситься будет, огорченно подумал Анис. Анастасия и другие девушки во дворце так разрисовывали свои лица, что порой принц их путал. Но девушка только взглянула в зеркальце, рассмотрев улицу за прозрачной витриной. Улица пустовала, и зеркальце отправилось назад в сумку.
  - Вы боитесь слежки? - спросил Анис.
  - С чего вы взяли? - неприветливо сказала она. Анис привык, что все девушки ищут встреч и разговоров с ним. Грубили принцу впервые, и это его невероятно порадовало. Значит, девушка по имени Уна не читает светскую хронику и не знает принца Аниса в лицо.
  - Вы ведь принесли в сумке фотоаппарат, - сказал Анис. Ему отчаянно хотелось поговорить с ней, показать, что он такой же непокорный и рисковый, как она.
  - Вы бредите, - получил он ответ.
  Тут вышел продавец и прервал эту содержательную беседу. Анис забрал свою сумку, расплатился и вышел, но не ушел далеко. Он достал фотоаппарат и стал ждать девушку, чтобы её сфотографировать.
  Ждать пришлось долго, больше часа, видимо, Уна принесла на проявку несколько пленок, хотя это было очень рискованно. Наконец, она вышла и пошла навстречу принцу, засевшему в засаде за деревом. Он успел дважды нажать на кнопку, после чего девушка заметила его и бросилась бежать. Конечно, Анис за ней не последовал. Зачем? Она и так испугалась. Наверно, решила, что он из полиции. Ничего. Она ещё придет сюда, и продавец ей расскажет про Аниса. Сам Анис стеснялся пойти и узнать, где Уна живет и чем занимается. Он вздохнул и подумал, что последнее время стал слишком часто вздыхать.
  
  
  ГЛАВА 6
  ЗАГОВОР
  Королева Арчибальда поливала из лейки свои цветы. Диффенбахия, циперус, узамбарские фиалки и роскошная монстера попали в кадр вместе с королевой. Фотограф "Государственной газеты" бегал по комнате и щелкал, щелкал, как королева трогательно заботится о своих зеленых друзьях. Завтра утром эти снимки с душещипательными подписями появятся в газете, чтобы население видело: королева, как и все, разводит комнатные растения и сама, своими нежными руками, поливает их из обычной лейки. Королева часто снималась для газет, открыток и телевидения, позируя то с цветами, то со своими домашними любимцами, которых она якобы подобрала на улице и поселила во дворце. Это до слёз умиляло население, и бродячих животных в Пионии практически не было, зато в каждом доме на всех подоконниках валялись сытые и ленивые кошки, а гуляли пионцы исключительно с собаками, которых тоже у большинства было несколько. Так королева своим примером воспитывала в населении любовь к братьям меньшим. На самом деле она не переносила всякую живность, её раздражали даже рыбки, снующие туда-сюда в аквариуме. Собак, кошек и ручных крыс приносили для съемок из зоомагазина, куда потом и возвращали.
  Анастасия сидела на кушетке, гордо выпрямив спину, и скучала. Она пришла поговорить с тётей о странном и некрасивом поведении Аниса, но тетя была занята. Анастасия грустно обмахивалась веером и мечтала о стакане ледяного сока, но слуги все куда-то запропастились, а звонить в колокольчик было лень.
  Когда съемки уже кончались, фотограф обратил внимание на скучающую барышню и предложил:
  - Ваше величество, может, сделать фото вашей племянницы?
  - Не стоит, - ревниво сказала королева, но помедлила секунду и передумала, - впрочем, давайте. Анастасия, сюда!
  Анастасия сразу оживилась. В отличие от Арчибальды и принцев, троюродная кузина редко попадала в газеты: кому интересно читать про дальних родственников королевы.
  - А подпишете фотографию так: " Таинственная красавица, которой увлечен принц Анис", - велела королева.
  Когда фотограф удалился, королева села на свой трон, Анастасия - рядом в обычное кресло. Королева позвонила, и через миг слуга принес божественно холодный сок, так необходимый в этот жаркий день.
  - Ну как, милочка, ты призналась Анису в своих чувствах? - спросила королева.
  - Нет, - вздохнула Анастасия. - Он почти сразу ушел. Он избегает меня. Сказал, что я ему не нравлюсь.
  - Странно, - сказала королева, которая в подробностях руководила племянницей, следила за её нарядами, прической и маникюром. - Ты делаешь всё, как я сказала?
  - Да, - Анастасия достала платочек, видимо, собираясь вытирать несуществующие слезы. - Я так его люблю, а он говорит, что я некрасивая.
  Вообще-то, Анис ничего подобного не говорил, но Анастасии требовалось сочувствие и помощь, а ради этого она могла и приврать.
  - Не расстраивайся, милочка, - сказала королева величаво. - Возможно, ему просто не понравился цвет твоего платья или лака для ногтей.
  - Но как я узнаю, какой цвет он любит? - пожаловалась Анастасия. - Он не говорит о себе.
  - С тобой не говорит, - сказала королева. - Но есть же и другие способы узнать. Скоро у Аниса день рождения. Будет бал. А "Государственная газета" даст большое интервью с наследным принцем. От интервью он не сможет отвертеться, это его королевская обязанность. Я составлю список вопросов, которые задаст ему журналист. Там будет и про любимый цвет, и про качества, которые нравятся ему в девушках. Тебе же останется только соответствовать.
  Анастасия обрадовалась и поцеловала королеве руку.
  - Пустяки, - растрогалась Арчибальда. - Мы ведь хотим с тобой одного и того же: счастья нашему милому Анису.
  Анастасия, конечно, не стала возражать, хотя она хотела счастья исключительно себе, а Анис ей нравился только из-за короны.
  - Да, я на всё пойду, лишь бы Анис был счастлив! - ответила она.
  
  
  ГЛАВА 7
  ПРИНЦ МАИС
  Вернувшись во дворец, принц Анис закрылся в своей комнате и стал рассматривать снимки. Конечно, фотографировать во дворце было нечего, но несколько красивых сюжетов он нашел. Принц любил снимать цветы, листья с каплями росы, божьих коровок, ползущих по травинке, паутину с пауком в серединке, бабочек и стрекоз, древесные грибы и незрелые яблоки. Он снимал всё живое и симпатичное, что мог найти в королевском саду, в местах, куда не добрались мотыга и ножницы садовника. А вот теперь, на новой пленке, было два кадра с Уной, и их хотелось быстрее напечатать, чтобы ещё раз увидеть яркие голубые глаза и мальчишескую стрижку. Но не проявлять же пустую пленку. Надо кого-то поснимать. Анис подумал немного. О фотоаппарате во дворце знал только один человек - младший брат Маис. К нему Анис и пошел.
  В комнату Маиса был проведен звонок. Младший принц объяснял это просто: чтобы мамочка не застала его пьяного с сигаретой во рту и голой девушкой на коленях. Правда, когда бы ни пришел Анис, у Маиса никого в гостях не было. Только иногда в воздухе витал легкий цитрусовый запах, говорящий о том, что Маиса навещала его дама сердца (потому что апельсины и лимоны принц не любил, предпочитая им персики). Анис никогда не видел эту таинственную незнакомку. Вот и сейчас Маис был один. В комнате негромко играла музыка. Как ни странно (учитывая репутацию Маиса как пьяницы и дебошира), это был Равель. Младший принц сидел за компьютером и что-то искал в Интернете.
  - Как жизнь? - спросил Анис, наливая себе холодной минеральной воды и присаживаясь рядом. - Что смотришь?
  - Да так, новости настоящие, - откликнулся Маис. - Читаю, что пишут о нашей процветающей Пионии в зарубежной прессе.
  Пресса была не очень ласкова.
  " Маленькое государство, возомнившее себя центром Европы и упорно не замечающее соседей", " Королевство, где все три власти олицетворяет деспотичная королева Арчибальда, а четвертая власть, то есть пресса, выражена лишь в одной подкаблучной льстивой газетенке", " Если вы считаете, что Интернет - это всемирная сеть, то вы заблуждаетесь! Есть еще в старушке-Европе место, где Интернет запрещен! Прямо средневековьем попахивает", " Во всем мире сезон отпусков и поездок на море, а в загадочной Пионии люди сидят дома и выращивают кактусы, подчиняясь приказу королевы. Цены на визы и билеты запредельные. Выехать из Пионии может практически одна королева, да и попасть в эту страну не легче". "Интересный факт - в Пионии запрещены ввоз, продажа и использование фотоаппаратов. Королеве повсюду мерещатся заговоры и шпионы. Уж не мания ли преследования развилась у её величества?"
  - Мы популярны, - заметил Анис, хотя читать такое было обидно и неприятно. Особенно потому, что все было правдой.
  - Тут и о нас упоминается, - Маис процитировал, - " Возможно, скоро в Пионии произойдет смена власти, и на место зарвавшейся королевы, позабывшей о конституции и правах человека, придет один из её сыновей. Хотя опять-таки, неизвестно, в мамочку они удались или в неудачника-короля, который не выдержал груза ответственности и сбежал после шести лет правления. Последний раз его видели в Исландии, где бывший монарх самозабвенно ловил рыбу и восхищался гейзерами. Думается, вряд ли у таких родителей получились удачные дети. Младший принц Маис - известный дебошир и нарушитель общественного спокойствия (о чем, правда, старательно замалчивается на его родине). Неоднократно он привлекался к ответственности и был оштрафован за вождение в нетрезвом виде, превышение скорости и драки в публичных местах. Странно, как ему удается совмещать такую разгульную жизнь с учебой в медицинском университете, хотя, по непроверенным данным, учится принц на отлично. О наследнике престола, принце Анисе, известно меньше. Он учился несколько лет на юридическом, потом философском, затем экономическом факультетах и так и не получил никакого образования, будучи каждый раз исключен за неуспеваемость. Пьяница и неудачник, нужны ли Пионии такие короли?"
  - Да уж, - Анис не знал, что и сказать.
  - Не расстраивайся, - Маис закрыл этот сайт и отправился на новый. - Ну что тут обидного? Они пишут только правду. В отличие от нашей газеты.
  - Да, но если я стану королем, надо мной будет смеяться вся Европа!
  - Да ну! Ты слишком высокого мнения о европейцах. Уверен, 90 % и не читали все эти статьи, а кто читал, сразу же забыл. И потом, лучше пусть смеются, чем считают тираном, как нашу милую мамочку. Она даже наблюдателей никаких в страну не пускает. Вообще, я читал, что к нам за последний год не приезжал ни один иностранец.
  - И зачем вообще в Пионии аэропорт?
  - Для королевы. Вдруг она решит нанести кому-нибудь официальный визит? Не ехать же автобусом с пересадками, несолидно. А второй самолет, поменьше и подешевле, для наших отважных журналистов, которые ездят в разные страны и пишут потом свои зловещие репортажи. Недавно я прочитал, что в Румынии, особенно в Карпатах, до сих пор водятся вампиры, которые издали чуют туристов и нападают на них даже днем. Позор! Я не понимаю маму. Она зашла слишком далеко.
  - Если я стану королем, я все исправлю, - пообещал Анис и погрустнел. - Правда, мне совсем не нравится эта должность.
  - Куда интереснее носиться с фотоаппаратом по разным странам, - подхватил Маис. - То муха цеце покусает, то дизентерию подхватишь.
  - Не понимаешь ты, - Анис вздохнул.
  - А я бы стал королем, - мечтательно сказал Маис. - Сразу бы отменил все маменькины идиотские указы и декреты. У меня бы Интернет стал бесплатным, а въезд в страну - безвизовым, как на Кипре. Но чтобы мне стать королем, надо сначала убить старшего братца.
  Они рассмеялись. Потом Анис задумчиво спросил:
  - А как это тебе до сих пор не отключили Интернет?
  - Очень просто! На телефонной станции, естественно, видят, что во дворце кто-то сидит в сети. Но! Они уверены, что это королева. Поэтому даже не заговаривают с ней на эту тему. В высшем обществе вообще произносить слово "Интернет" неприлично, как "лифчик" или "сидел я как-то на унитазе". Отсталая страна.... Да, Анис, знаешь, что во всем цивилизованном мире люди давно фотографируют цифровыми камерами?
  - Цифровыми? - переспросил Анис. - А как это?
  - Темнота, - покачал головой младший брат. - Такое впечатление, что это не я, а ты - пьяница и дебошир. Я тебе скачаю, почитаешь потом. Только у нас все равно пока нельзя будет её купить. Слишком опасно.
  - Конечно, - кивнул Анис. - Я понимаю.
  - Не грусти, - утешил его Маис. - Завтра выйдет новый номер "Уны". Приходи после обеда.
  - Ладно, - повеселев, сказал Анис. - О, я и забыл, зачем пришел. Я же хотел поснимать тебя, а то пленку надо быстрее дощелкать.
  - Щёлкай, - великодушно разрешил Маис. - Потом поклонницам подарю, с автографами.
  Через десять минут Анис почти бегом направлялся к себе, чтобы спрятать фотоаппарат в сумку и снова поехать в фотостудию. Но в коридорчике, где висели портреты предков (куда ж без них), принца перехватила мать.
  
  
  ГЛАВА 8
  ОБЯЗАННОСТИ НАСЛЕДНИКА
  - Анис, нам надо поговорить.
  - Я....
  - Немедленно! - так как королева Арчибальда по совместительству была еще и главнокомандующей, голос у неё был командный и хорошо поставленный.
  Анис вздохнул и, придерживая под рубашкой фотоаппарат, покорно последовал за мамочкой в её тронный зал, как она полушутя называла свою приемную.
  Королева уселась на свой трон, Анис - в кресло, где недавно сидела Анастасия.
  - Хочешь соку или минеральной воды? - предложила королева, тренькая колокольчиком.
  - Нет, - прохрипел принц, у которого как раз пересохло в горле от мысли, зачем его сюда позвали.
  - Ах, Анис, ты так похож на отца, - вздохнула королева. - Тот тоже не умел врать. Ты догадываешься, о чем я хочу поговорить?
  - Сегодня все хотят со мной поговорить, - сказал Анис.
  - Ты стал дерзок, - королева покачала головой. - Да, трудно растить сыновей без отца.
  Анис вздохнул.
  - Что за привычка у тебя появилась - вздыхать каждую минуту? - недовольно спросила королева, резко сменив тон с жалобного на резкий. - Не забывай, что ты наследник и вести себя должен достойно.
  - Ладно, - кивнул Анис. - Это всё?
  - Нет, - королева отпила сок. - Я хочу поговорить с тобой об Анастасии. Ты плохо обращаешься с ней, а ведь бедная девочка тебя любит.
  - Она любит не меня, а возможность в будущем делать покупки, пользуясь моей карточкой.
  - Ты несправедлив, - королева покачала головой. - Ну да ладно. Не хочешь говорить о ней - не надо.
  - Я могу идти? - обрадовался Анис.
  - Нет. Есть ещё кое-что. Скоро твой день рожденья.
  - А, ты хочешь узнать, что я хочу в подарок?
  - Не паясничай, - прошипела королева. В последнее время она часто выходила из себя. То ли климакс подступал, то ли она тоже читала статейки в Интернете. - Ты знаешь, что будет бал. Я хочу, чтобы на балу ты вел себя.....
  - Достойно, - вздохнул Анис. - Знаю.
  - Улыбайся, пей шампанское, танцуй с девушками, говори им комплименты. Уделяй внимание прессе, охотно позируй фотографам. Ты должен выглядеть счастливым.
  - Выглядеть? - переспросил Анис. - Значит, ты считаешь меня несчастным?
  - Ещё одно, - продолжала королева, игнорируя его вопрос. Этому у неё научилась и Анастасия. - Завтра во дворец приедет журналист. Ты должен дать традиционное большое ежегодное интервью "Государственной газете".
  - А негосударственным? - спросил Анис.
  - А негосударственные газеты мы закроем, - пообещала королева. - И журналы тоже. С журналистом веди себя вежливо и приветливо. Отвечай на вопросы не "да - нет - не знаю", а распространенными сложными предложениями. А то у читателей сложится мнение, что ты не только университет, но и школу не смог окончить.
  - "Не смог" и "не захотел" - это разные вещи, - сказал Анис.
  - Неважно, - королева встала. - Ты свободен. Можешь идти.
  - Спасибо, - Анис тоже встал и поспешил удалиться, пока она не вспомнила ещё что-нибудь.
  Взяв сумку, принц поехал в город. По дороге он размышлял над словами королевы: "негосударственные газеты мы закроем, и журналы тоже". Она неспроста так сказала. Неужели узнала, что Анис читает запрещенную "Уну"? Надо бы перепрятать журналы.
  Хозяин фотостудии уже собирался закрываться и очень удивился, увидев принца.
  - Что-то не так? - спросил он, замерев возле роллеты, которую собирался опустить.
  - Всё хорошо, просто мне нужно срочно сделать ещё фотографии.
  Возвращая Анису готовые снимки, хозяин устремил на него любопытный взгляд. Конечно, он заметил, что на всех снимках был Маис, а на двух - девушка Уна. Спросить что-то и лезть в личные дела принца он не осмелился, поэтому Анис спросил сам:
  - Скажите, вы ведь знаете эту девушку, Уну?
  - Знаю, - согласился тот.
  - А вы не могли бы рассказать о ней немного?
  - В каком смысле?
  - Она ведь тоже приносит вам фотографии?
  - Да, есть ещё в нашей стране смелые люди, - согласился хозяин.
  - Я бы хотел познакомиться с ней, с Уной, - принц вздохнул. - Она не очень-то любезна. Может, вы попросите её встретиться со мной? Расскажете, кто я, скажете, что это совершенно безопасно...
  - Так она вам просто понравилась? - с облегчением выдохнул хозяин. - Я уж подумал, что у вас претензии к журналу....
  - Какому журналу? - удивился Анис.
  - Э.... Ни к какому, - проговорил хозяин, словно сболтнул лишнего и сильно об этом жалел. - Хорошо, я скажу ей о вашей просьбе. Думаю, она сможет сама вас найти, если захочет. Вы человек известный.
  - Да уж, - согласился Анис невесело. - Ну, спасибо вам огромное.
  - Не за что, не за что, - задумчиво ответил тот, провожая глазами уходящего принца.
  
  
  ГЛАВА 9
  ВТОРАЯ ВСТРЕЧА. ИНТЕРВЬЮ
  Теперь первым, что Анис видел, проснувшись утром, были две фотографии Уны, приколотые кнопками к стене у кровати. На одном снимке Уна смотрела прямо в объектив, её голубые глаза на загорелом лице сияли и не выражали пока злости, испуга и досады. На втором снимке лицо девушки было повернуто в профиль, она уже поворачивалась, чтобы скрыться. Я выбрал не самый удачный способ знакомства, подумал Анис. Если она и вспоминает обо мне, то как о шпионе, от которого удалось сбежать.
  Почистить зубы, принять душ, причесаться и одеться - заняло полчаса. Потом Анис в одиночестве позавтракал. Королева завтракала на заре, она была жаворонком и поднималась очень рано, чтобы ничего не пропустить и все успеть. Маис, наоборот, был ночной птицей. Он на заре только ложился, а вставал далеко за полдень. Так что за завтраком никто не спорил, не читал вслух газеты и не выяснял отношения.
  В десять к Анису заглянула королева. Она сунула ему в руки свежий номер "Государственной газеты" с очень знакомым лицом на первой странице.
  - Это Анастасия, - пояснила королева, видя, что Анис её все равно не узнает.
  - А-а, - сказал Анис. - И что? Она вышла замуж и, наконец, от нас уехала? Или может, её похитили арабские террористы? Не плати выкуп, они через недельку её сами вернут и ещё доплатят. Или я не угадал, и она побила рекорд по количеству государственных денег, незаконно растраченных за рекордно короткий срок в одном магазине?
  - У тебя хорошее настроение, - злорадно сказала королева. - Почитай статью, и оно испортится, гарантирую.
  Анис вгляделся в подпись под снимком.
  " Прекрасная незнакомка свела с ума наследника. Королевская семья намерена огласить помолвку".
  - Я всё равно не женюсь, - сказал он спокойно, возвращая матери газету. - Не знаю, чего вы этим добиваетесь? Чтобы я сбежал из дома? Попросил политического убежища?
  - Чтобы ты женился на достойной девушке из хорошей семьи и стал королем, - сказала королева тоже очень спокойно. Потом открыла гардероб (в отличие от Анастасии, у которой было три гардеробных комнаты, переделанных из зала для танцев, у принца Аниса вся одежда умещалась в один шкаф) и выбрала светлый костюм и голубую рубашку.
  - Мам, я в этом спекусь, - сказал Анис, пока королева выбирала туфли и носки.
  - Не спечешься, - ответила она. - Я ведь знаю, если лично не проследить, ты встретишь журналиста в шортах и майке, а то и без неё. И спрячь эти дурацкие шлёпанцы, не позорь нашу семью.
  - Да, пусть население думает, что короли ходят по дому в туфлях.
  - Некоторые так и делают, - заметила королева. - Это только вы с Маисом можете продефилировать через весь дворец в семейных трусах и тапках, крича при этом, чтобы кто-нибудь сгонял в магазин за пивом и чипсами, и это во время приема зарубежной делегации.... При телевизионщиках и прессе....
  - Ну, когда это было, тоже мне вспомнила факт из биографии, - засмеялся Анис. - Теперь ведь к нам не ездят делегации. И телевидение в стране состоит из трех королевских государственных каналов, на которых разные дикторы озвучивают по бумажкам один и тот же текст, одобренный королевой.
  - Анис, не дерзи! - повысила голос мать.
  - Да ладно, - Анису вдруг стало её жаль. - Всё будет хорошо, приму я этого журналиста и буду таким примерным принцем, беззаветно любящим свою страну и королеву, что он прослезится.
  - Надеюсь, так и будет, - смягчилась королева. Поцеловала Аниса в лоб и вышла, оставив газету на столике у кровати. Анис взял её оттуда и, скомкав, бросил в угол. Потом прислуга уберет.
  Встреча с журналистом была назначена на половину одиннадцатого в зеленой гостиной. Анис пришел туда и убедился, что никто не додумался открыть окна и проветрить. Воздух в гостиной стоял густой и душный, Анис мигом вспотел и побежал переодеваться. Скинул жаркий костюм и рубашку, принял душ и облачился в свою любимую белую одежду из хлопка. На ноги надел те же шлепанцы и побежал назад. Так и есть, журналист уже ждал, обмахиваясь белыми листами.
  - Доброе утро, - сказал Анис, входя. - Простите, я опоздал.
  - Доброе утро, - журналист повернулся, и Анис обрадованно ахнул. Перед ним стояла Уна, в бледно-голубом льняном сарафане и шлепанцах. Да, увидела бы её королева, возмутилась бы, что в таком виде во дворец пускают.
  - Уна, как я рад! Ты пришла! - Анис подошел и взял её за руку. Она смотрела недоуменно и руку забрала.
  - Я рад, что ты нашла меня так быстро, - говорил Анис, с удовольствием вдыхая запах ее цитрусовых духов. - Сейчас я должен дать интервью, но это не займет много времени, я отделаюсь от журналиста, и мы поговорим с тобой.
  - Принц, вы хорошо себя чувствуете? - спросила девушка холодно. Он посмотрел на неё, ничего не понимая.
  - Я - журналист "Государственной газеты", и я пришла брать ежегодное большое интервью у наследника, принца Аниса. Я так понимаю, это вы и есть. Давайте быстрее приступим, у меня много дел.
  - Уна, как же так? Разве продавец из фотостудии не говорил обо мне? - спросил Анис огорченно. Всё шло не так, как надо.
  - Не понимаю, о чем вы.
  Анис огляделся. Сейчас сюда может заглянуть королева, проверить, убедительно ли Анис рассказывает о своей огромной любви к Пионии и её населению. Надо увести куда-нибудь Уну и поговорить с ней без помех.
  - Пойдемте, - сказал он официально. - Здесь слишком душно. Перенесем наше интервью в более прохладное место.
  Он не придумал ничего лучше, чем привести девушку в свою комнату. Кровать, естественно, была не заправлена. На полу валялись скомканная газета и костюм с рубашкой, сброшенные по дороге в душ. Анис смутился, но решил не извиняться. Он все-таки принц. Ему все можно. Королевские причуды.
  - Присаживайтесь, - предложил он Уне, приведя её на балкон. - Это моё любимое место во дворце. Здесь тихо и прохладно.
  - Да, уютный уголок, - неожиданно приветливо согласилась Уна, доставая из сумочки диктофон. - Ваше высочество, я задам вам ряд вопросов. Фотограф придет отдельно, на мне только беседа.
  - Хорошо, что я снял костюм, - сказал Анис.
  - Я думала, во дворце одеваются более официально, - заметила Уна.
  - Королева тоже так считает. А я люблю, чтобы было удобно.
  - Ну что, начнем? - спросила Уна, разворачивая свои листы. Анис заглянул - там было больше сотни вопросов, написанных знакомым почерком.
  - Вы сами составляли план интервью? - спросил он.
  - Да, - ответила Уна, - но королеве он не понравился, и она была так любезна, что написала новые вопросы.
  - Замечательно, - сказал Анис. - То-то она с утра была такая довольная.
  Уна включила диктофон.
  - Скажите, принц, какой ваш любимый цвет?
  - Что? - переспросил Анис. Он ждал вопросов о патриотизме и благосостоянии Пионии и решил, что ослышался.
  - Ваш любимый цвет, - повторила Уна. - Вот, тут так написано, вопрос ? 1.
  Анис улыбнулся. Он догадывался, для чего королеве нужно это узнать. Ладно, будет ей интервью.
  - Мой любимый цвет... э.... желтый, ярко-желтый.
  Брови Уны поползли вверх. Она выключила диктофон и посмотрела на Аниса.
  - Вы серьезно?
  - Конечно, - сказал он. - Напишите именно так.
  Пусть Анастасия помучается, выбирая наряд к балу, подумал он про себя.
  - Расскажите нашим читателям о своей невесте Анастасии...
  - Невесте? - опешил Анис. - С чего вы взяли?
  - Наша газета писала сегодня об этом на первой странице. Вы не видели?
  Анис подумал, что стоит все-таки иногда читать в газетах статьи, а не только подписи к фотографиям.
  - Припоминаю, - сказал он. - Но это неправда.
  - Как и всё, что пишет наша газета, - согласилась Уна.
  - Особенно эти жуткие репортажи из разных стран, - подхватил Анис. - Хочется смеяться и плакать, ведь люди верят!
  - Эти репортажи пишу я, - призналась Уна.
  - Вы?! - Анис помолчал. - Но почему?
  - Почему я или почему пишу такое? Пишу, потому что это дает возможность путешествовать, видеть мир. А небылицы - потому, что правду газета не напечатает. Вы же знаете установку: везде плохо, только дома в Пионии хорошо.
  - Да, порядки у нас в стране, - проговорил Анис.
  - Вот об этом я и хотела вас спросить, - сказала Уна. - Согласны ли вы с политикой, которую проводит королева.
  - Не согласен, - сказал Анис. - Но это ваша газета тоже не напечатает.
  - Конечно, нет. Ну что, спрашивать дальше?
  Анис кивнул.
  - Какие девушки вам больше нравятся, блондинки или брюнетки?
  Принц прикинул в уме. Так, Анастасия у нас темноволосая? Ну, пусть поборется за право стать королевой.
  - Я без ума от блондинок.
  - Нравится ли вам, когда у девушки маникюр?
  - Нет, я в ужасе от девушек с длинными накрашенными ногтями! Чем длиннее, тем хуже! И накрашенных терпеть не могу, прямо передергивает, когда вижу у девушки на лице помаду или там тени, - болтал Анис. - Мне нравится естественная красота. Люди должны быть такими, какими их создала природа. А когда девушка начинает брить ноги, выщипывать брови и лить на себя духи, чтобы скрыть естественный запах, это ужасно.
   Диктофон тихонько жужжал, а Уна с трудом сдерживала улыбку.
  - Какими чертами характера должна обладать ваша избранница?
  - О, - Анис улыбнулся, - она должна быть молчаливой, скромной, никогда не заговаривать первой, она не должна любить танцы, у порядочной девушки в голове семья и дети, а не танцы. Ещё она должна уметь варить суп.
  - Варить суп? - удивилась Уна.
  - Да, моя жена не должна быть какой-то особенной, она должна быть обычной девушкой из обычной семьи и уметь делать всё: готовить еду, стирать, вязать, - он призадумался, - ещё доить корову...
  - По-моему, это уже слишком, - сказала Уна, выключив диктофон.
  - Мамочка отредактирует, - махнул рукой Анис. - Она любит читать чужую почту и подслушивать откровенные разговоры.
  - А что вы любите читать, принц? - спросила Уна.
  - Больше всего я люблю читать один журнал, - сказал Анис. - Только он запрещенный. Про путешествия. "Уна" называется.
  - А, знаю, - сказала Уна.
  - Завтра новый номер, - сказал Анис и вздохнул. - Скорей бы.
  - Ну, мне пора, - заторопилась Уна, взглянув на часы. - Ещё надо королеве дать прослушать запись. И в редакцию.
  - Мы ещё увидимся? - спросил Анис.
  - Не знаю. Возможно.
  - А знаете что, Уна, приходите на бал, - сказал Анис.
  - Приду, конечно, - сказала она. - Мне поручено писать о нем хвалебную статью в воскресный номер.
  
  ГЛАВА 10
  ЖУРНАЛ "УНА"
  Всё следующее утро Анис и Маис провели за примеркой смокингов, без которых в Пионии на королевский бал не пускают.
  - Глупейшая традиция, - ворчал невыспавшийся Маис, всю ночь просидевший в Интернете. - Почему я должен надевать смокинг, если я не курю?
  - А при чем тут курение? - наивно и правдиво поражался портной, не владевший иностранными языками.
  - Притом, что смокинг изначально был одеждой курильщиков в Англии. У них там одно время была повальная мода на курение, дымили даже в церкви, - портной от ужаса выронил мелок. - Не пугайтесь, милейший, это было давно, в 17 веке, тогда и придумали халат с шелковыми отворотами, по которым бы скользил пепел.
  - Какие неаккуратные были англичане 17 века, - задумчиво сказал Анис. - А почему они курили именно в халатах?
  - Потому, что халат надевался не на голое тело, а на обычный костюм, чтобы этот самый костюм не провонял табаком. А на голову надевали шапочку с кисточкой.
  - Чтобы волосы не воняли дымом? - догадался Анис. - И откуда ты всё знаешь?
  - Да уж не из нашей весьма скудной королевской библиотеки, - многозначительно ответил Маис, не желая при портном выражаться более открыто. - Да, если бы я стал королем, то на бал пускали бы исключительно в джинсах. Намного удобнее.
  - Ты что, серьезно хотел бы стать королем? - удивился Анис. - Ты так часто об этом говоришь....
  - Может, и хотел бы, - неопределенно сказал Маис, стаскивая с себя сколотые булавками выкройки. - Можно много хорошего сделать, когда ты в стране главный.
  - Но это же так скучно, - протянул Анис, - сидеть в кабинете и сочинять законы.
  - Можно созвать парламент и сочинять законы вместе.
  - Все равно скучно!
  - Знаешь, - доверительно сказал Маис, - иногда мне кажется, что из нас двоих я старше.
  - Вот бы так показалось нашей маме, - вздохнул Анис.
  Они, наконец, переоделись и шли в комнату Маиса, чтобы прочитать новую "Уну".
  - А потом я лягу спать, - сказал Маис, зевая. - Ненавижу, когда меня будят и заставляют делать всякую ерунду.
  Он достал из холодильника пиво и предложил Анису на выбор сухарики, чипсы и креветки. Но Анис уже схватил вожделенный журнал и спешно перелистывал страницы.
  - Куда ты спешишь? - рассмеялся Маис. - Я уже его прочел, и отбирать у тебя не буду. Читай нормально.
  Он повалился на кровать, нашел пульт и включил телевизор. Естественно, здесь шли не только три пионских канала-близнеца, но и больше сотни кабельных. Принц минуту переключал каналы и нечаянно выбрал на пульте государственный канал. Там начиналась аналитическая передача. Бородатый дядька монотонно бубнил: "Все тревожнее вести из министерства здравоохранения. Ученые ряда европейских стран, не найдя других способов навредить нашей благополучной стране, решили подорвать здоровье пионской нации. Для этого в продажу были запущены продукты питания, приготовленные из генетически измененных продуктов. У людей, попробовавших эту еду, стали вырастать рога и копыта. У одного мужчины после употребления генетически модифицированной сои появился хвост. Другая женщина, пообедав измененной кукурузой, наутро родила ребенка с початками вместо конечностей. Страшные факты тщательно скрывались правительством, но нашему корреспонденту удалось взять интервью у надежного источника. " Генетически измененные растения, - сообщил источник, - созданы исключительно во благо цивилизации. Они не болеют, не подвергаются нападению жуков и дают огромный урожай". Но мы не так наивны, чтобы верить этим лживым словам. Подумайте сами, если даже жуки отказались есть эти растения, неужели они пойдут на пользу нам? Так что, дорогие зрители, не позволяйте ставить на себе опыты. Меньше доверяйте ярким заграничным этикеткам и берите наши, отечественные продукты, они точно не принесут никакого вреда. Покупайте пионское!""
  - Ужасно! - сказал Анис, который отвлекся от журнала и внимательно слушал. - Надеюсь, у нас эту отраву не продают?
  - Таким наивным, как ты, надо смотреть передачи попроще, - покачал головой Маис и включил брату канал с мультиками. - Неужели ты поверил в эту чушь про хвосты и рога?
  - Так это неправда? - с облегчением вздохнул Анис. - Ты меня успокоил. А я уже было решил есть только мясо.
  - У нас продают такие продукты, но они подписаны и лежат отдельно. И, кстати, стоят дешевле, чем "натуральные" овощи. Поэтому пользуются большим спросом в ущерб отечественной экономике.
  - И что? - спросил Анис, увлеченно наблюдая, как Котопес убегает от Зеленого Кролика.
  - А то, что раз люди не хотят добровольно покупать родную картошку, надо просто сделать её популярнее заграничной.
  - Но почему наши ученые не вырастят такую же картошку с улучшенными генами? - спросил Анис.
  - Они не умеют, - пожал плечами Маис. - На нашей земле даже трава плохо растет, особенно после взрыва на станции. Который мамочка тщательно скрыла, загубив практически всю экосистему.
  - Если бы ты был королем, такое не случилось бы, - сказал Анис задумчиво. - Слушай, может, мне временно исчезнуть? Буду считаться пропавшим без вести, и трон автоматически перейдет к тебе. А я поживу где-нибудь, желательно на другом континенте. Вот в "Уне" сейчас подберу местечко поромантичнее...
  - Кстати, забавно, что и "Уна", и мамина любимая газетка сегодня пишут про одну и ту же страну, - заметил Маис. - Вот сравни...
   Анис взял газету и растянулся на кровати рядом с братом. 'Уна' рассказывала про Марокко. Как обычно при чтении журнала, Анис сразу перенесся в ту страну, о которой читал. Величественные мечети и медресе, фисташковые и оливковые сады. Старые города, выстроенные из обожженной солнцем карминово-красной терракоты, так не похожей на привычный серенький пионский кирпич. И еще в Марокко живут современные кочевники, которые, как полагал Анис, все давно урбанизировались.
  Очень правильная "Государственная газета" писала:
  " Снова и снова мы возвращаемся к теме путешествий. Многие мечтают об африканской экзотике, не подозревая об опасностях чужого и враждебного для нас мира. Чтобы развеять очередной миф, сегодня мы отправимся в Западную Африку и побываем в Марокко. Королевство населяют мусульмане, не самый миролюбивый народ. Вас могут зарезать прямо в городе, если вы выйдете в шортах или с обнаженными руками. Также вас не пустят в мечеть или мавзолей, любоваться будете только снаружи. Да, традиционное арабское гостеприимство. Не сильно утешит и то, что в отеле вам могут подать вино, которое запрещено пить мусульманам. Кому захочется алкоголя при жаре в 30 градусов? А температура воздуха в Марокко даже зимой не опускается ниже 24. Так что подумайте дважды, прежде чем отправиться в это кишащее змеями и скорпионами место".
  - Недурно, - усмехнулся принц Анис. - Будь я простым обывателем, ужаснулся бы и поблагодарил бога, что живу в мирной и процветающей Пионии. Но, к счастью, я принц и могу получать информацию из других источников. Например, из журнала "Уна". Да, ты знаешь, вчера у меня брала интервью девушка, которая пишет в "Государственную Газету" эти жуткие статьи про путешествия.
  - Не может быть! - удивился Маис. - И как ты себя повел? Высказал ей всё, что думаешь?
  - Вообще, я в неё, кажется, влюбился, - признался Анис и схватил кружку с пивом. Он всегда смущался, когда говорил со своим общительным и опытным в любовных делах младшим братом.
  - Влюбился в человека, который верит в вампиров? Который убедил всю страну, что в Австрии каждый день сходят лавины, а в Испании по улицам бегают бешеные быки? Ты? - Маис так развеселился, что включил мексиканский телесериал и даже не заметил.
  - Понимаешь, - поспешил оправдаться Анис, - она на самом деле так не думает. А взялась за эту работу, чтобы получить возможность ездить за границу.
  - Хитрая девчонка, - сказал Маис, переключив телевизор на парламентские дебаты какой-то развивающейся страны.... Депутаты бегали от трибуны к сидячим местам, обливались водой, дергали друг друга за волосы и швыряли в воздух пачки документов. - Что, красивая?
  - Очень, - вздохнул Анис.
  - И как же зовут девушку, которую мой брат, 30 лет считавший всех девушек раскрашенными пугалами, признал красивой?
  - Её зовут Уна.
  - Как-как? - улыбнулся Маис.
  - Уна. Тебе не нравится? А, по-моему, красивое имя. В нем есть что-то скандинавское, ты не находишь?
  Маис некоторое время смотрел на него, как на человека, который, заметив пожар в собственном доме, заявляет, что наконец-то стало теплей.
  - Анис, как называется твой любимый журнал? - спросил Маис, насмотревшись и поняв, что до брата все равно без помощи не дойдет.
  - "Уна".
  - А как зовут твою любимую девушку?
  - Уна.
  - И?
  - И что? Ну да, забавное совпадение.
  - Совпадение? - простонал Маис и с горя включил себе трансляцию футбольного матча. - Ты называешь это совпадением? Подумай хоть немного, или я поверю, что ты действительно не смог закончить ни один курс в университете.
  - Ты хочешь сказать, что девушку Уну назвали так в честь журнала? - поразмыслив, сказал Анис. Маис рассмеялся и швырнул в него подушкой.
  - А ты не допускаешь мысли, что журнал могли назвать в честь девушки Уны?
  Анис смотрел тупо и не врубался.
  - Ладно, - сказал Маис. Взял последний номер журнала и начал читать вслух:
  - Здравствуйте, мои верные друзья, дорогие читатели. Надеюсь, за эту неделю никого из вас не арестовали за хранение и чтение моего опального журнала, который совершает самое уголовно наказуемое преступление в нашей стране: говорит правду.
  - И что? - перебил его Анис. - Я это уже прочитал. Обычное письмо редактора на первой странице. Как в большинстве толстых журналов.
  - Только без фотографии, - добавил Маис. - Иначе редактор уже давно был бы найден и отправлен в тюрьму. Ты на подпись смотрел хоть раз?
  - Конечно. Подпись такая же, как и название, только с припиской "Всегда ваша Уна".
  - Довольно распространенное в нашей стране имя, - сказал Маис с улыбочкой. - Правда?
  - Сам знаешь, что нет, - сказал Анис. - По закону, у нас в Пионии все женские имена не короче 8 букв и начинаются на букву А.
  - И вдруг мы встречаем сразу двух девушек по имени Уна.
  - Почему двух, я встретил только одну. Стой, ты хочешь сказать, что моя Уна и есть редактор журнала? Но это невозможно....
  - Почему? Она ездит за границу?
  - Да, но....
  - Она журналист и пишет о путешествиях?
  - Да, но...
  - Скажи теперь, где ты её встретил?
  - В подпольной фотостудии, - сказал Анис, и в его голове наконец-то все стало на свои места. - Но почему она мне не сказала? Я же упомянул при ней "Уну", а она сказала только, что слышала о таком журнале.
  - А что ей оставалось? Может, она думает, что ты шпион.
  - Я должен ей все сказать! - воодушевился Анис. - Что я знаю, кто она! И восхищаюсь ею!
  - Когда у вас свидание?
  - Она будет на балу по заданию газеты.
  - Как романтично, - сказал Маис и включил детский канал, там шла "Золушка". - Повезло девочке. Может, она даже выйдет замуж за принца!
  Анис улыбнулся, приняв фразу на свой счет.
  
  ГЛАВА 11
  КРАСОТА ТРЕБУЕТ ЖЕРТВ
  Анастасия рыдала в голос. Королева сидела рядом и брезгливо морщила губы, она не терпела нытья.
  - Ты же слушала пленку. Он обещал мне, что даст хорошее интервью, и сдержал слово. Даже чересчур. Я и не ждала от Аниса подобной откровенности.
  - Он любит блондинок, - выла Анастасия. - Которые вяжут и варят суп из простой семьи! Он что, издевается?
  - Я думаю, что ты должна не плакать, а посвятить оставшиеся два дня подготовке к балу. Ярко-желтое платье я уже заказала, а после обеда мы идем в парикмахерскую, красить твои волосы.
  - Что?
  - Ты забыла? Ему нравятся блондинки.
  - Но как я объясню, что перекрасилась?
  - Ты скажешь, что всегда была белокурой, но носила парик.
  - А брови?! Я только вчера была в салоне красоты, и мне выщипали брови и сделали фотоэпиляцию!
  - Нарастим, - пообещала королева. - Главное, с сего дня - никакой косметики. И обстриги ногти! Они просто вульгарно длинные!
  - Но это же модно, - возразила Анастасия.
  - Я думаю, когда выйдет интервью с наследником, мода переменится, - предсказала королева. - Знаешь, что меня радует? Что большинство приглашенных девушек уже давно сшили или купили платья, и вряд ли многие будут на балу в желтом.
  - Да, кто бы подумал, что у принца такой извращенный вкус.
  - Что?!
  - Я хотела сказать, изощренный, ну, изысканный и оригинальный.
  - Да, для меня многое тоже стало новостью, - призналась королева. - Ну ничего. Мы владеем информацией, а остальное - дело техники.
  
  За обедом Анастасия появилась в ярко-лимонном брючном костюме. Анис и Маис переглянулись. Кузина была не накрашена и чувствовала себя ужасно. Она сидела молча и смотрела в скатерть, пока не подали суп.
  - Да, кстати, этот суп Анастасия приготовила собственноручно, - между прочим сказала королева. Принцы захихикали.
  - Это съедобно? - спросил Маис.
  - Как тебе не стыдно! - прикрикнула на него мать. - Девочка так старалась! Даже вязание отложила, хотя уже сегодня собиралась закончить.
  - И что ты вяжешь? - спросил Анис.
  - Э... ну... - замялась Анастасия. Похоже, они с королевой не успели сговориться.
  - Анастасия вяжет свитера для детей из приюта, - пояснила королева.
  - Ну да, лето выдалось холодное, - сказал Маис, - всего-то 30 градусов в тени. Малютки совсем замерзли.
  - Я выгоню тебя из-за стола, - пригрозила королева.
  - Тебе необычайно идет желтое, - сказал Анис кузине. Она расцвела.
  - А я вам рассказывала, что, хотя отец Анастасии королевской крови, мать её - простая доярка? - сказала королева, когда уже перешли к десерту. Анастасия поперхнулась, услышав такое: её мать, потомственная герцогиня, не знала даже слова "доярка" и в жизни не видела корову.
  - Маленькая Анастасия часто помогала маме стирать бельё в проруби, - Анастасия подавилась снова, и Анис протянул ей стакан воды. - А ещё Анастасии приходилось готовить обед для всей большой семьи, пока родители были в поле.
  - В поле? - переспросил Маис. - А я читал, что до десяти лет кузина с семьей жила в скромном французском замке. Какое поле ты имела в виду, мама? Для гольфа?
  - Берите ещё пирожные, - ледяным голосом предложила королева. - Вы уже посетили парикмахера? Маис, тебе давно пора стричься, отрастил локоны, косу плести можно!
  - А мне нравится, - сказал Маис. - Я, может, ещё и в блондина покрашусь. Как думаешь, Анис, мне пойдет?
  Королева и Анастасия переглянулись, но ничего не сказали.
  
  ГЛАВА 12
  НАСЛЕДНЫЙ ПРИНЦ ИЩЕТ РАБОТУ
  В четверг утром, после очередной примерки смокингов, принцы решили съездить в город развеяться, посидеть в каком-нибудь ресторанчике, послушать музыку, поглазеть на людей.
  После долгих споров, поехали на старом джипе Аниса.
  - Пойми, твой блестящий ягуар сразу заметят, и за нами начнут следить газетчики, полиция, мамины агенты и твои поклонницы, - сказал Анис.
  - Ладно, ладно, - ответил брат. - Но тогда я выбираю ресторан.
  - При условии, что там ты ещё ничего не разбивал.
  Они рассмеялись. Ресторанов в Пионбурге было всего четыре, и везде младшего принца прекрасно знали, а кое-где и боялись. Он же не простой обыватель, его в полицию не отправишь и счет за разгромленное помещение по почте не пришлешь. Кому охота связываться с королевой. "Вы что, не могли всё уладить полюбовно?" - скажет она. А потом придет сан-станция и обнаружит на ресторанной кухне просроченный кетчуп, неправильно подписанную швабру и кучу опасных бактерий, коварно затаившихся под плинтусом. Ресторан закроют, и все из-за принца Маиса, которому захотелось поразмяться.
  - Хорошо, тогда давай купим еды и посидим где-нибудь на природе, - предложил Анис.
  Они купили пиво и бутерброды, поехали к реке и стали есть, любуясь на медленные буро-зеленые воды, бессмысленно куда-то текущие среди замусоренных берегов.
  - А когда-то здесь водились огромные сомы и щуки, - вздохнул Маис. - Я-то не застал, мне папа рассказывал. Это было до того, как мама решила наладить производство химических продуктов по устаревшей технологии, без очистных сооружений. Если бы я стал королем, то быстро бы сровнял с землей эту фабрику, а на её месте сделал бы парк и дендрарий.
  - Кого? - переспросил Анис.
  - Сад, где растут редкие для нашей страны деревья, - пояснил Маис.
  - Слушай, - предложил Анис, допив пиво и бросив пустую бутылку в реку, - давай поговорим с мамой. Пусть ты станешь королем вместо меня. У тебя столько идей.
  - Боюсь, поэтому она и не согласится, - сказал Маис, аккуратно заворачивая свою пустую бутылку в свежий выпуск "Государственной газеты". - Я стараюсь не проявлять при ней свои взгляды, периодически устраиваю небольшие скандалы в городе, пытаюсь выглядеть проще. Но, мне кажется, маму не провести.
  - Ну-ка, дай сюда, - Анис забрал газету, развернул и стал просматривать.
  На первой странице красовалось его фото с идиотской ухмылкой. "Американская улыбка теперь популярна и в Европе, - сказал фотограф, - улыбайся во все зубы, и народ решит, что ты отличный парень". Статья называлась, как обычно: "Большое ежегодное интервью с наследником" и, как с удивлением и радостью убедился принц, содержала все его высказывания. Королеве, видимо, так понравились его ответы, что она велела печатать их без купюр.
  - Что ты смотришь? - спросил Маис.
  - Моё интервью, - ответил Анис, но тут его внимание привлекло небольшое объявление внизу страницы. " Государственной газете" на постоянную работу требуется фотограф. Обязательные требования: моральная устойчивость, правильные взгляды, отсутствие судимостей по политическим статьям. Умение фотографировать не приветствуется. Обращаться в редакцию".
  - Слушай, а может, мне устроиться на работу? - задумчиво сказал Анис. - Вот смотри. Чаще буду видеть Уну.
  - Это вряд ли, - возразил Маис. - Она же все время в отъезде. Но работа интересная. И как раз соответствует твоим увлечениям.
  Отряхнув с одежды крошки и завернув-таки пивную бутылку в газету, чтобы потом выбросить её в урну для мусора, братья поехали назад в город.
  Редакция "Государственной газеты" находилась в центре, на красивой территории, обсаженной кустами черемухи и розами. В просторном десятиэтажном здании Анис и Маис долго блуждали в поисках кабинета редактора. Почему-то никто из сотрудников не мог объяснить, где сидит их шеф. Наконец, на десятом этаже искомый кабинет был найден. Очереди фотографов, мечтающих получить работу, возле двери не обнаружилось, к большому облегчению Аниса. Он собрался с мыслями, постучал и вошел.
   Кабинет был просторный и неуютный. На стене висел большой портрет королевы, по бокам были пристроены два государственных флага, а сверху - герб. Всюду в горшках, вазонах, кадках и кашпо росли разнообразные комнатные растения: газета строго следовала курсу королевской политики. Не хватало только парочки собак или кошек, чтобы придать завершенность образу порядочного и законопослушного гражданина, обитающего в этом кабинете.
   Редактор сидел в большом удобном кресле за большим письменным столом и ковырялся в носу. Стука он, видимо, не слышал. Анис кашлянул. Редактор взглянул на него сонными глазками, не спеша достал палец из носа, рассмотрел добытое и вытер об кресло, а потом спросил:
  - Ты по какому вопросу?
  - Я по объявлению, - сказал Анис. - Вам нужен фотограф?
  - Конечно, нужен, - согласился редактор. - Весь вопрос в том, какой фотограф нам нужен, а какой - нет. Вот ты, как тебя там, понимаешь, насколько ответственна наша работа?
  - Понимаю, - кивнул Анис и уселся, не дождавшись приглашения, на стул напротив редактора.
  - Умеешь фотографировать?
  - Как вам сказать, - замялся принц. Он, конечно, умел, но ведь это подсудное дело. Умеешь? А где взял фотоаппарат? А где пленку покупаешь? Снимки кто тебе печатает? С другой стороны, если сказать - нет, никогда не пробовал, то не возьмут на работу.
  - Вот именно, - оживился редактор. - Мы с тобой оба понимаем, что эта ситуация очень двусмысленная. Если бы ты не умел, ты бы сюда не пришел. Но и признаться, что умеешь, нельзя. Как же быть?
  - Я быстро научусь, - пообещал Анис. - Я способный.
  - У нас есть фотограф, - сказал редактор, развалившись поудобнее в кресле. - И второй нам был не нужен. Но этот чертов журнал...
  - Какой журнал? - перебил Анис.
  - Про путешествия, какой же ещё, - сердито сказал редактор, снова засунув палец в нос, наверно, ему так было спокойнее. - Не знаю, как полиция до сих пор не обнаружила его редакцию, но он выходит с пугающей периодичностью. А потом мне приходят мешки писем от недоумевающих читателей. Как же так, пишут они, вы рассказываете, что в Таиланде туристы гибнут, раздавленные слонами. Что пищу там готовят грязными руками из немытых продуктов, используя зараженную воду. Что в Бангкоке дома бедняков стоят над каналами, в которых люди моют посуду, стирают бельё и моются сами, и эти жуткие каналы являются частью экскурсионной программы, а все потому, что показать-то больше нечего, если не считать крокодиловой фермы, где многим туристам, кстати, в ходе шоу отгрызли голову или конечности. - Редактор передохнул и вытер рукавом рубашки потное лицо. - А этот проклятый журнал, видите ли, рассказывает о Таиланде совершенно противоположные вещи, я не помню точно, какие...
   А вот Анис помнил ту фантастическую статью. Прочитав её, он словно побывал в этой экзотической азиатской стране, на 60 % покрытой лесами, где по соседству с более-менее знакомыми европейцам фикусами, мимозой и бамбуком растут таинственные сандаловые, красные и эбеновые деревья, попадающие к нам только в виде мебели. Узнал прелести знаменитого масляного массажа. Попробовал целебный суп из ласточкиных гнезд и самый вкусный тайский фрукт - дуриан, с которым из-за специфического запаха не впускают в отели. Побывал на крокодильей ферме. Анис подумал, что действительно несправедливо рассказывать неправду о таком чудесном месте.
  - Эй, как тебя там, ты заснул?
  Анис вздрогнул. Он так размечтался, что не расслышал последний вопрос.
  - Я слушаю, - проговорил он и сел ровнее: на стуле не развалишься, с него разве что упасть можно. Или покачаться, но это несолидно.
  - Так вот, нам перестают верить, - пожаловался редактор. - Поэтому мы решили посылать в поездки не только журналиста, но и фотографа, чтобы потом печатать цветные снимки в качестве доказательств. Мы должны открыть народу глаза на то, что творится в мире. Кругом болезни, убийства и хаос, и нет места лучше, чем родная Пиония. Ты согласен?
  - Конечно, - не растерялся Анис, помня о правильных взглядах. - Я патриот. Люблю свою страну, и мне обидно, что многие пионцы не понимают, как им повезло. Они стремятся уехать, чтобы посмотреть другие страны, и наша задача как средства массовой информации - предупредить людей об опасности и донести до них правду.
  - Ты принят, - всхлипнул редактор и достал платок. Анис удивился, зачем ему платок, раньше он отлично справлялся руками. Оказалось, платок редактор приберег, чтобы вытирать слезы умиления.
  - А говорят, что сейчас молодежь безыдейная, - проговорил он. - Нет, ещё остались порядочные люди! Ты гимн пионский знаешь?
  - Славься, Пиония наша великая, - неуверенно проговорил Анис, который больше ничего не помнил.
  - Всё, мне ясно - ты наш человек! Теперь надо позвать эту, как её там, ну которая будет с тобой ездить .....
  Редактор нажал кнопку на большом телефаксе и проговорил:
  - Мисс, как её там, путешествия, ко мне.
  Потом он повернулся к Анису и сказал:
  - Я должен её проинструктировать насчет поездки.
  - Куда мы поедем? - спросил Анис.
  - В Австралию, - редактор снова нажал кнопку и заорал, - ну где она там? Я что, весь день ждать буду?
  - А когда нужно отправляться? - спросил Анис.
  - В субботу.
  - В субботу? Но в субботу бал! - забывшись, воскликнул Анис.
  - А, точно, - вспомнил и редактор. - Тогда отправитесь в воскресенье. Всё, пока можешь идти.
  Анис кивнул и был уже у дверей, когда редактор окликнул его:
  - Эй, как тебя там, а почему ты не спросил о зарплате?
  
  ГЛАВА 13
  ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ
  В субботу утром Анис проснулся ещё раньше, чем обычно. Смешно признаваться, но он впервые с нетерпением ждал бала в свою честь. И все потому, что впервые на этом балу появится симпатичная ему девушка. Казалось бы, у принца огромный выбор невест, все только и мечтают, чтобы он обратил на них внимание, но Анис заметил одну странность. Все девушки, высокие и низкие, красотки и дурнушки, образованные умницы и смешливые простушки, аристократки и потомственные крестьянки, школьницы и дамы преклонных лет, все еще мечтающие о замужестве, - все они почему-то ужасно закомплексованы. Считают, что не понравятся принцу такими, какие они есть, и всячески стараются улучшить свою внешность, достигая противоположного результата. Ну почему, думал с улыбкой Анис, они все уверены, что я в восторге от пышной груди, длинных ног и яркой помады? Почему в шаблон красоты входят размеры талии и бедер, но не включен коэффициент умственного развития? Неужели женская половина Пионии считает принца таким примитивным существом, которое девушку рассматривает только с точки зрения секса? Лучше бы они в надежде покорить его сердце читали хорошие книги и любовались природой. Конечно, внешность играет свою роль при знакомстве. Но и насчет внешности у Аниса была своя теория. Он большое значение придавал выражению лица. Одни люди ходят с озлобленным видом, другие с вечно наморщенным лбом, как будто решают проблемы. У некоторых уголки рта всегда опущены вниз, словно их постоянно обижают. А кто-то носит в губах спрятанную улыбку и ожидание чего-то хорошего, которое вот-вот произойдет. Анис любил рассматривать лица. К сожалению, достойные встречались редко. У короля, сбежавшего в бессрочный отпуск, вид был удивленный и как будто извиняющийся, особенно когда он смотрел на королеву. У брата Маиса на лице царила задумчивость, граничащая с хитростью, словно он замышлял что-то незаконное и очень интересное. Так, впрочем, почти всегда и было. У королевы выражения лица не было, она успешно прятала свои чувства за маской невозмутимости и величия. Королевское спокойствие, как она называла свою легкую улыбку и умение контролировать мимику. Анастасия, тут все проще. На её лице обычно сочетались гордость (какая я красивая и скоро стану королевой!) и страх ошибиться, не так себя повести. Это сочетание делало её смешной, о чем она не догадывалась. Анис подумал, что Анастасия неплохая девушка, сильно испорченная жизнью во дворце. Лучше бы она оставалась в своем замке с родителями. Каталась бы на лошади, ездила с отцом на охоту, разводила цветы или занималась благотворительностью. А здесь королева дрессирует её, забивая голову нелепыми правилами поведения и честолюбивыми несбыточными мечтами.
  Его безоблачные мысли прервал стук в дверь.
  - Почта!
  Анис покорно принял несколько мешков с поздравлениями, которые прислали жители Пионии. " ДАРАГОЙ ПРЫНЦ ПАЗДРАВЛЯЮ З ДНЕМ РАЖДЕНЯ ЖЕЛАЮ СЧАСТЯ СДАРОВЯ". Примерно половина посланий была от потенциальных невест. Каждая верила, что только она принесет наследнику счастье. " МЫ СОЗДАНЫ ДРУГ ДЛЯ ДРУГА. Я СДЕЛАЮ ТЕБЯ СЧАСТЛИВОЙ. Я УМЕЮ СТИРАТЬ, ГОТОВИТЬ И ВЯЗАТЬ, И НЕ ХОЖУ НА ДИСКОТЕКИ". Ага, рассеянно подумал Анис, значит, интервью уже вышло.
  В отдельной, золотого тиснения, папке лежала открытка от короля. Хотя он и бросил семью, но никогда не забывал поздравлять сыновей с праздниками. Шлет ли он письма королеве, Анис не знал и у матери не спрашивал.
  " СЫНОК, К ТВОЕМУ ТРИДЦАТИЛЕТИЮ Я ПРИГОТОВИЛ БОЛЬШОЙ СЮРПРИЗ. ТЕБЕ ПОНРАВИТСЯ". Король был, как обычно, немногословен. Анис перечитал открытку. Насколько хорошо знает принца отец, если обещает: "тебе понравится"? Вдруг подарком будет банальный автомобиль или, еще хуже того, яхта? Или какая-нибудь редкая вещица, купленная на рынке в экзотической стране? Анис вздохнул. Жаль, что в красивой упаковке с розовым бантом нельзя подарить свободу. Письменное разрешение на отъезд в неизвестном направлении с правом не сообщать, куда и насколько.
  Не успел Анис одеться, как в дверь снова постучали. Это пришел Маис с загадочным свертком в руках.
  - Отличный бальный наряд! - сказал он. - Ну-ка повернись! Девицы будут в восторге!
  Анис смущенно поправил банное полотенце, которым были обернуты бедра.
  - Чего это ты так рано встал? - спросил он, определяя по виду, что за подарок принес брат. Вроде бы небольшая квадратная коробка.
  - Пытаешься угадать, что я тебе купил? - хитрым голосом спросил Маис. - Так и быть, подскажу. Это не парфюмерный набор, не рубашка и не галстук. Кстати, Анастасия консультировалась у меня относительно галстуков. Какая расцветка подходит к твоим волосам.
  - И что ты ей сказал?
  - Конечно же, что тебе идеально подойдет желтый. И что ты давно мечтал о желтом галстуке, который будет потрясающе гармонировать с желтым платьем какой-нибудь красотки, если, конечно, кто-нибудь догадается прийти на бал в желтом, что вряд ли. Тут она загадочно улыбнулась и сказала, что есть ещё в Пионии умные девушки. Думаю, она захочет, чтобы ты надел её галстук на бал.
  - К смокингу? - ужаснулся Анис. - И она ещё зовет себя умной?
  - Что поделать, - вздохнул Маис. - У неё было тяжелое детство, работа в поле, стирка в проруби...
  - Мне пришла открытка от папы, - Анис протянул её брату. Тот внимательно прочитал и предположил:
  - Может, он заказал тебе стриптизершу в огромном торте? Конечно, это не ново, но многих радует.
  - Надеюсь, что нет, - Анис помедлил и спросил:
  - Ты вообще собираешься вручать мне подарок?
  - Даже не знаю, - Маис задумался. - Может, себе оставить? А, ладно, бери.
  Анис стал разрывать упаковочную бумагу, а брат тем временем рассматривал фотографии Уны, приклеенные к стене.
  - Хорошо получилась, - оценил он. - Она удивительно фотогенична.
  - Что это? - с благоговейным ужасом спросил Анис, на вытянутых руках держа пластиковую упаковку, в которой находился какой-то странный и загадочный квадратный предмет.
  - Почитай инструкцию, - посоветовал Маис. - Хотя там, естественно, нет текста на пионском. Но, думаю, английский или итальянский ты осилишь.
  - Это что, на самом деле цифровая фотокамера? Мне? Маис, это же так рискованно! Где ты достал?
  - Где я достал, там уже нету, - сказал Маис. - Тебе в газете, наверно, выдадут мыльницу, будешь делать снимки для статьи. А этой штукой - для себя и для Уны. Судя по тому, что она приносила пленки на проявку, у неё обычный фотоаппарат, так что можешь ей похвастаться.
  - Я лучше предложу ей взять меня фотографом в журнал.
  - Она будет в восторге, - сказал Маис. - Ладно, развлекайся. Увидимся за обедом. Думаю, тебя ждут ещё замечательные подарки. Анастасия приготовила галстук, значит, мама - булавку к нему. Может, они даже вместе ездили выбирать и по дороге мило болтали, какими обоями обклеить вашу будущую супружескую спальню и в какую школу отдать ваших будущих детей.
  
  Обед проходил в тихой и торжественной обстановке. Принцы сидели, то и дело поглядывая на Анастасию. Они сначала не узнали свою кузину, потому что к обеду девушка вышла блондинкой. Вдобавок она догадалась надеть бледно-желтую юбку и блузку в желтые полоски, поэтому смотрелась как большая бледная моль.
  Она хотя бы повязала красный или зеленый платочек на шею или приколола бы яркую брошь, думал Анис, без особой радости глядя на последствия своего интервью. Да, Анастасия испортила себя окончательно. Он боялся думать, что увидит на балу.
  - Ты чего загрустил? - шепнул Маис. - Поражен неземной красотой кузины?
  Она услышала и, покраснев, опустила глаза в тарелку, где терзала вилкой нетронутый бифштекс.
  - Жалко её, - шепнул Анис в ответ.
  - Сама виновата, - возразил Маис, - нечего поддаваться чужому влиянию. Своей головой думать надо.
  - Мальчики, прекратите шептаться, - сделала замечание королева. - Лучше обратите внимание на вашу кузину. Как ей к лицу желтое, не правда ли?
  - Да, да, - согласились братья поспешно.
  - Это мой любимый цвет, - тихо пояснила Анастасия.
  - Надо же, и мой тоже, - пришлось сказать Анису, а Маис добавил:
  - Как много у вас общего! Нет, вы просто созданы друг для друга!
  Анис пнул его под столом ногой. Но Маис продолжал:
  - Анис, а ты случайно не вяжешь?
  Королева решила, что нужно сменить тему. Она выразительно взглянула на Анастасию и шепнула:
  - Пора!
  Анастасия тогда чем-то зашуршала и достала сверток, завернутый в желтую бумагу, с желтым бантом.
  Она теперь что, и белье желтое носит, тоскливо подумал Анис.
  - Милый кузен, - откашлявшись, торжественно заговорила Анастасия, - позволь по случаю твоего дня рождения преподнести тебе этот скромный подарок.
  Анис встал, ему пришлось поцеловать девушку в щеку и с удивленно-радостным лицом разворачивать сверток. Там, как и предсказывал брат, оказался ядовито-желтый галстук. Королева скривилась, но промолчала. Значит, подарки они покупали не вместе, подумал Анис.
  - Какая прелесть, - проговорил он, осторожно держа галстук двумя пальцами. - Обязательно надену ... когда-нибудь. Спасибо, кузина!
  - А это от меня, - королева протянула ему маленькую коробочку, обшитую бархатом. Внутри, как и ожидалось, сияла синими камешками драгоценная булавка. Хорошо хоть, не желтыми, подумал Анис, изображая на лице безмерное счастье.
  - А что ты подарил брату? - спросила королева у Маиса.
  - Конечно, желтые носки, - улыбнулся Маис. - Они так гармонируют с его цветом лица!
  - Когда ты станешь взрослым? - то ли спросила, то ли вздохнула Арчибальда. - Да, кстати. Анис, что за сюрприз готовит тебе отец? Надеюсь, ничего опасного? Помнится, в прошлый раз он прислал огромного удава.
  Всё-таки она проверяет мою почту, подумал Анис с грустью.
  - Ну, мы же продали его в немецкий зоопарк, так что даже прибыль получилась, - сказал Маис. - Кстати, мама, а почему в Пионии нет ни одного зоопарка?
  - Подумай своей умной головой, - сказала королева. - Население пойдет в зоопарк, увидит слона или обезьяну и начнет задумываться, из какой страны их привезли. И ему захочется поехать в ту страну, чтобы полюбоваться на стаю обезьян или покататься на слоне.
  - И что в этом плохого? - спросил Анис.
  - Как что? - ужаснулась королева. - И я ещё должна тебе объяснять? Путешествия вредны и опасны. Население должно сидеть в своей стране, а не мотаться туда-сюда.
  - Но почему? - спросил Маис.
  - Так, мне надоело выслушивать ваши детские вопросы, - спокойно сказала королева. - Ступайте в свои комнаты и поспите перед балом. В восемь вечера вы должны при полном параде встречать приглашенных.
  
  Конечно, они не спали. Уселись у Маиса в комнате смотреть немецкий музыкальный канал, так показывали сто самых смешных клипов. Маис параллельно искал в Интернете какую-то редкую книгу и читал "Государственную газету".
  - Тут кое-что интересное, - сказал он радостно, как всегда, когда находил особенно нелепую статью. - Слушай! "Последнее время в капиталистических странах Европы и Америки стала популярна так называемая мобильная связь. В нашу мирную процветающую Пионию просочилась опасная дезинформация о том, что мобильный телефон - это якобы удобная и безопасная вещь. Мы не можем обойти молчанием эту актуальную тему и спешим сообщить нашим читателям правду.
  Мобильный телефон - это маленькая коробочка размером с ладонь, которая зарегистрирована на ваше имя. Его надо всюду носить с собой. Вы спросите, а как же километры проводов? Мобильный телефон работает без проводов, и в этом его опасность. Он работает от радиоактивного излучения. Вышки, расставленные по всему городу, посылают на телефон волны, и таким образом он звонит. Представьте себе, какой непоправимый ущерб здоровью наносят эти вышки. Они просто-напросто облучают весь город под предлогом мобильной связи. Но есть ещё одна опасность, не столь очевидная. Если вы носите с собой мобильный телефон, за вами могут следить те, кто вам его выдал. Ваш телефон излучает сигнал, указывающий, куда вы идете. Прощай, неприкосновенность личной жизни! Может, сразу зашить всем под кожу передатчики, не зашифровывая это благими намерениями? Весь мир уже под контролем. Весь мир регулярно получает дозы радиации. Пиония - последний оплот здоровья и свободы. Хотим ли мы все это потерять?"
  - Какой ужас, - сказал Анис. - Раз это написано в "Государственной газете", значит, мобильный телефон - хорошая вещь.
  - И очень удобная, - добавил Маис. - Но нам пока недоступная. Нет смысла привозить контрабандой сам аппарат, если негде подключиться.
  - Но почему мама не хочет сотовую связь?
  - Потому что обычные телефоны легко прослушиваются. А мобильные - не всегда. Она боится потерять контроль над страной.
  - По-моему, ты преувеличиваешь, - сказал Анис. - Ну зачем нашей маме шпионить за всеми?
  - А что ей делать без папы? - спросил Маис. - Она стала такой озлобленной после того, как он уехал, не оставив ей даже записки, зато известив все СМИ. Представь, как ей было обидно о том, что её бросил муж, узнать вместе со всей страной, из утренних новостей.
  - Ты хочешь сказать, что папа не вернется? - удивился Анис. Он воспринимал эту историю как нечто забавное и не имеющее плохих последствий, а тут выходит, это папа виноват, что они сидят без Интернета и загранпоездок.
  - А ты бы вернулся?
  - Я? - Анис знал: конечно, нет.
  
  Потом Анис ушел к себе, принял прохладный душ, побрился, уложил гелем волосы, почистил зубы и оделся. Явившийся Маис как раз помог завершить туалет и выбрать галстук-бабочку.
  - Белый - к фраку, черный - к смокингу, - проговорил он, придирчиво оглядывая Аниса. - Уши почистил? Ноги побрил?
  - Да, и сделал педикюр, - отмахнулся Анис.
  - Вот не знаю, обычные часы взять или на цепочке? - сказал Маис. - Или не брать вообще? Носки можно надевать дырявые, все равно раздеваться придется вряд ли. Ты чего опять скис?
  - Подумал: как я поеду с Уной за границу, вдруг мама не отпустит?
  - Замечательно. Мальчику исполняется 30 лет, и он боится своей мамочки.
  - Я серьезно.
  - Я тоже. Зачем тебе думать об этом сегодня? Веселись, пей шампанское, ты же именинник! Сегодня твой день, и все мечты сбываются!
  Анис вздохнул.
  - Так, проверим осанку, - братья стали перед зеркалом и втянули животы. - Я нами горжусь, - заявил Маис, и они отправились встречать гостей.
  
  ГЛАВА 14
  БАЛ
  
  Тысячи огней в массивных бронзовых люстрах. До блеска начищенные полы. Официанты в белоснежных ливреях, разносящие шампанское "Дом Периньон" и "Кюве Император", черную икру и устрицы. Королевский оркестр, играющий классическую музыку, и люди из высшего общества, танцующие вальс. Мужчины в смокингах или фраках, женщины в роскошных вечерних нарядах и бриллиантах, стоящих целое состояние. Дорогие автомобили у подъезда и праздничный фейерверк, сделанный на заказ лучшими пиротехниками Европы. Примерно такое описание бала появится завтра в воскресном номере "Государственной газеты", и восторженное население будет за завтраком обсуждать подробности. Многие мечтают попасть на королевский бал. А на самом деле, подумал Анис, ничего интересного тут нет. Шампанским и икрой не наешься, только желудок испортишь. Музыка - скучная, а танцуют - нанятые профессионалы, исполняющие забытые большинством танцы. Бриллианты фальшивые, смокинги взяты напрокат, приезжают почти все гости на такси. Фейерверк - это дань традиции, его никто не смотрит, кроме телевизионщиков, снимающих большой сюжет для вечерних новостей. А так называемое светское общество потихоньку напивается и разбредается по темному саду: кого тошнит, а кого тянет на любовь по-быстрому. Оставшиеся во дворце решают захватить что-нибудь на память. Как обычно, завтра не досчитаются множества вилок, ложек и даже, как ни странно, тарелок, хотя куда можно незаметно спрятать тарелку?
  - Анис, о чем ты думаешь? - требовательно спросила королева.
  - Подарки пересчитывает, - сказал Маис. - Маловато в этом году.
  - Ты чем-то расстроен? - допытывалась мать.
  Они втроем стояли у подсвеченного фонтана в саду и приветствовали гостей. Все проходящие стремились поцеловать руку королеве, обменяться рукопожатием с Маисом и дружески обнять именинника. Поэтому королева стояла с букетом, Маис засунул руки в карманы, а Анис держал в одной руке бокал, а в другой - тарелочку с деликатесами. В конце концов, прием начался в восемь, а сейчас уже почти девять.
  - Я расстроен тем, что Уна до сих пор не пришла, - такое Анис не мог сказать при матери. Поэтому он ответил, сделав скорбное лицо:
  - Вот у меня есть невеста, Анастасия. А как же Маис? Почему о его счастье ты не заботишься?
  Маис с интересом ждал ответа матери. Она, как ни странно, восприняла все серьезно.
  - Я думала об этом.
  - Да ну? - восхитился Маис.
  - К сожалению, первым должен жениться наследный принц. Но и для Маиса у меня есть несколько кандидатур.
  - Надеюсь, они все здоровы и хорошо воспитаны, - осведомился Маис, и они втроем направились в зал приема, показав тем самым запоздавшим гостям, что их уже и не ждут.
  - Конечно, - отозвалась мать. - Это все девушки из высшего общества.
  - Ваше величество, секунду внимания! - налетел фотограф, и королевская семья послушно замерла на мраморной лестнице. В центре королева, с синей лентой через плечо, в серебристо-черном платье и шляпке вместо короны, по бокам - любящие сыновья в безукоризненно сидящих смокингах, все улыбаются, все счастливы.
  Блеснула вспышка, и довольный фотограф отправился снимать лица для светской хроники, пока гости не напились.
  - О чем мы говорили? - спросила королева, выбрасывая за перила лестницы ставший ненужным букет. - Ах да, о девушках, достойных стать принцессой.
  - Я вижу, тут их очень много, - сказал Анис. Когда гости шли мимо, в основном по парам, наряды девушек не бросались в глаза, оттененные строгими черными смокингами мужчин. Но теперь, в зале, все мужчины стояли в кучках и вели беседы, держа в руке кто сигару, кто бокал. А вот девушки прохаживались по две-три, бросая влюбленные взгляды в сторону принцев, и Анису стало нехорошо: они все поголовно явились в желтом. Это было немыслимо, невозможно и ужасно. Бальная зала напоминала большой и шевелящийся кусок сливочного масла. Платья были яркие, как лимоны, бледные, как мед, пестрые, как апельсиновая корка.... Некоторые додумались надеть золотое, но большинство поняли слова из интервью буквально и вырядились в сочные одуванчиковые тона.
  - Вы заметили, сколько вокруг блондинок? - спросил Маис. - И все крашеные. Даже наши знакомые титулованные особы не погнушались перекисью водорода. Это ужасно. С каждым годом становится все больше неудачно одетых, плохо постриженных и дурно воспитанных девиц. А вот количество приятных барышень неизменно. Их просто нет.
  - Неужели ни одна тебе не нравится? - удивилась королева. - Здесь же весь цвет общества.
  - А жениться не на ком, - пожал плечами Маис. - Все или порочные, или плохого здоровья. Недостойные или неспособные родить дюжину маленьких принцев.
  - Ты преувеличиваешь, - сказала королева. - Тут много симпатичных девушек. Хотя бы - герцогиня Анжелика, - указала Арчибальда на стройную блондинку в соломенного цвета наряде. - Посмотри, какая осанка!
  - Явно выработанная на занятиях лечебной физкультуры. Могу поспорить, она и корсет носит, а все потому, что спина болит. И если ты присмотришься, то заметишь: у неё левое плечо выше правого, и вся фигура слегка перекошена. Очевидный сколиоз.
  - Ладно, тогда Аннабелла, у неё очень аппетитные формы, - принцы проводили взглядом пухленькую блондинку в песочно-желтом, похожую на кусок медового пирога.
  - Эта толстушка? Мама, ты меня удивляешь. У неё же плохой обмен веществ, посмотри, какая она полная. Наверняка сидит на диете и объедается по ночам. В тумбочке у неё коробка шоколадок, под подушкой пакетик леденцов, а в гардеробе припрятаны чипсы и печенья. Представь, как ее разнесет после родов.
  - Ну а княжна Антуанетта тебе нравится? Такая милая девушка, - сказала королева. - У неё великолепные глаза, просто как у серны.
  - Или у коровы, - добавил Маис. - Не смотри так, мама, это животные одного отряда - парнокопытных.
  - Парнокопытные - это у которых четыре пары копыт? - неуверенно спросила королева.
  - Нет, это у которых просто четыре копыта, - сказал Анис.
  - А у непарнокопытных, надо полагать, три? А четвертая нога с пальчиками? - спросил Маис. - Вам надо объединить свои знания и написать новый учебник зоологии. Все будут в восторге!
  - Ты, конечно, очень умный, - сказала королева, - но не переводи разговор. Что, не смог найти недостатков у княжны?
  - Зачем искать, если ты сама указала, - улыбнулся Маис. - Её глаза.
  - Ты не любишь сероглазых? - не поняла Арчибальда.
  - Не люблю пучеглазых. У княжны увеличена щитовидная железа, я бы рекомендовал ей таблетки йода. Хотя, конечно, сначала надо сделать анализы....
  - А что насчет Александры? Такая веселая, - высокая блондинка в платье цвета осенних листьев помахала им рукой и улыбнулась.
  - Во-первых, она старше Аниса, не говоря уже обо мне. А во-вторых, присмотрись. Неужели тебе ни о чем не говорят её небрежно припудренный сизый нос, одутловатое и отечное лицо, дрожащие руки и неестественная походка? Она хроническая алкоголичка. Даже сейчас у неё под юбкой, за резинкой чулка, спрятана фляжка с коньяком. Непонятно, зачем, если тут столько бесплатной выпивки. Видимо, привыкла пить втихую.
  - Тогда что ты скажешь про леди Асфоделию? - не сдавалась королева, втайне очень довольная, что сын так тщательно подходит к выбору невесты.
  - У неё сногсшибательные черные волосы, и зачем она перекрасила их в этот линялый белокурый оттенок? - сказал Анис.
  - Да, волосы у леди действительно густые и роскошные, - согласился Маис. - Но обратите внимание на её брови. На верхнюю губу. На ноги и руки. Ты видишь, Анис? Она вся покрыта волосами. А это гормональные проблемы. Возможно, она вообще не способна зачать. А что касается густых волос.... Нигде, кроме головы, она почему-то их не покрасила или хотя бы обесцветила. Тебе нравятся волосатые женщины?
  - Нет, - сказал Анис, высматривая следующую знакомую, он уже вошел в азарт и выискивал в толпе хорошеньких девушек. - Вон идет Анна-Мария, как она тебе? Исключительно нежный цвет лица, прямо-таки белоснежный.
  - И что в этом хорошего? - спросил Маис. - Белая кожа - признак анемии. Заметь, у неё и губы белые. В лучшем случае это нехватка железа, но я думаю, такую простую проблему она бы решила и нашла бы деньги на печенку, гречку и яблоки. Нет, тут что-то серьезнее. Страшно подумать, что может оказаться в ее медицинской карточке. Бедняжка.
  - Как с тобой сложно, - сердито сказала королева. - Но я все равно найду тебе невесту. Вот Афродита. Милое дитя, всего семнадцать лет. Здесь уже точно никакой анемии! Посмотри, какой румянец!
  - Он меня и настораживает, - сказал Маис. - Разве ты не знаешь, что такой лихорадочный румянец на щеках - признак хронического туберкулеза легких? Потому что подозревать у неё приливы и климакс в 17 лет было бы ошибочно.
  - Послушай! - возмутилась королева. - Не переходи границы! Ты не в пивной с дружками!
  - Как раз в пивной мы на такие темы не разговариваем, - сказал Маис мирно. - Ну что, мама, нет больше кандидатур?
  - Отчего же, - не сдавалась королева. - Вон там, у окна, видишь? Графиня Аквамарина. Прелестное жизнерадостное создание.
  - Да, она прекрасна, - согласился Маис. - Здоровая, красивая женщина. Правильно питается, бросила курить, совершает долгие пешие прогулки. Следит за своим весом и регулярно проверяется у гинеколога.
  - Так она тебе подходит? - подозрительно спросила королева, не понимая, к чему он клонит.
  - Кому-то она уже подошла до меня, - засмеялся Маис. - Мама, ты что, не заметила? Аквамарина беременна.
  Королева вытащила из сумочки свои очки и принялась бесцеремонно разглядывать юную графиню.
  - Ты прав, - печально признала она. - Но она ведь не замужем! Какой позор для всей семьи! О, наконец-то!
  - Ты о чем? - спросил Анис.
  - Анастасия, - пояснила мать. - Я всё понимаю, но нельзя же прихорашиваться целый бал! Кого она хотела поразить своей красотой - утренних уборщиков?
  Анастасия медленно шла через всю залу, торжественно выступая в длинном платье ядовито-желтого цвета. Неприятным сюрпризом для королевской кузины стало то, что все девушки вокруг были одеты в точно такие же цыплячьи одежки, а значит, поразить Аниса удачным выбором наряда не получится. " Лучше бы я надела черное, - мрачно подумала Анастасия. - Хоть бы выделилась из толпы".
  - Дитя мое, мы вас заждались, - недовольно сказала королева, когда Анастасия, наконец, добрела до королевского столика. Анис вскочил и отодвинул кузине стул, она благодарно взглянула и села, как обычно - на самый краешек, держа спину неестественно прямо.
  Анастасия принялась сбивчиво пояснять, почему задержалась. Подбежал официант, принес ассорти из морепродуктов, шампанское и фрукты.
  - Сейчас бы жареной картошки, - мечтательно проговорил Маис.
  - Анастасия прекрасно жарит картошку, - ввернула королева.
  - Слушай, а может, правда, сбегай, подсуетись? - попросил принц. - И Анис бы покушал. Он же терпеть не может устрицы.
  Анастасия сидела, как на иголках, и в недоумении смотрела на королеву.
  - Он шутит, - ледяным голосом сказала Арчибальда.
  - Просто завидую, что моему братцу достанется такая идеальная жена, - вздохнул Маис. - И готовит, и стирает, и вяжет.... Слушай, у тебя сестры нет?
  - Нет, - беспомощно сказала Анастасия и через силу улыбнулась. Анис знал: она терпеть не может Маиса за его насмешки, и давно бы уже сбежала отсюда, если бы не её великая мечта. Но ради этой мечты - стать королевой - кузина будет сидеть и терпеть, и слова поперек не скажет. Если бы Арчибальда вовремя не остановила, Анастасия побежала бы жарить картошку, хотя не знает, как это делается даже примерно.
  - Не печалься, Маис, - сказала королева. - Я найду тебе невесту. Вот скажи, если девушка будет здоровая и без явных пороков, ты женишься?
  - Женюсь, - легко пообещал Маис. - Все равно тут таких нет.
  - А ты взгляни, какая хорошенькая девушка к нам идет. Правда, я её не знаю, но с улицы сюда не пустят. Ну, поставь диагноз. Кто она? Наркоманка? Истеричка? Воровка?
  - Нет, она ... само совершенство, - с мечтательной улыбкой сказал Маис. Это прозвучало настолько странно, что даже Анастасия повернула голову, чтобы посмотреть на эту девушку. "Слава богу, не блондинка, - облегченно подумала кузина. - И не в желтом. За Аниса можно не бояться, она ему не понравится".
  - Взгляни, какая загорелая и стройная, а? - расхваливала королева. - Какие голубые глаза, какое удачное платье! А как легко она идет, на таких-то каблуках! Ну что, Маис, женишься на ней?
  - Женюсь, - легко согласился Маис, и Анис удивленно обернулся: что же там за красавица?
  Это была Уна. В узком вечернем платье такого замечательного и радостного черного цвета. С маленькой сумочкой, где точно не поместится диктофон или блокнот с ручкой. Анис подумал, что вряд ли она собирается сейчас что-то записывать. Все равно на традиционном ежегодном балу в честь наследника не происходят вещи, не указанные заранее в программке и не согласованные с королевой. Так что Уне достаточно перечислить пару традиционных блюд, назвать фамилии высоких гостей и упомянуть один-два скандала, не называя участников. Можно просто найти прошлогодний номер газеты и списать репортаж, слегка его изменив. Все равно распорядок не менялся лет сто.
  Уна медленно шла среди танцующих, и все расступались, с любопытством глядя ей вслед. Анис растроганно подумал, что происходящее напоминает ему сказку про Золушку. Ведь скоро Уна выйдет замуж за наследного принца! Он приосанился, выпрямив спину и втянув живот, и дружески улыбнулся. Но Уна его пока не заметила или специально не замечала. Почему-то её глаза, голубые и яркие, ласково смотрели на Маиса. А братец довольно улыбался. Они знакомы, что ли, удивленно подумал Анис. Королева оценила обстановку и поднялась навстречу девушке.
  - Присоединяйтесь к нашей скромной компании, - царственным жестом пригласила она. Уна слегка улыбнулась и села возле Маиса.
  - Благодарю, ваше величество, - сказала она.
  - Шампанского! - крикнул Маис официанту. И сам передал Уне бокал.
  - Я не видела вас во дворце раньше, - намекнула королева. Мол, неужели неясно, что пора тебе представиться.
  - Ошибаетесь, - весело сказала Уна. - На этой неделе мы с вами общались около получаса.
  - Не припоминаю, - натянуто улыбнулась Арчибальда. - Может, на вторничном чаепитии? Или в клубе любителей цветоводства?
  Как они все много улыбаются, подумал Анис.
  - Нет, в вашем кабинете, - напомнила Уна. - Я журналистка "Государственной газеты", приходила брать интервью у наследника, и вы составляли новые вопросы.
  - Ах да, теперь я вспомнила! - с непонятной интонацией проговорила королева, досадуя на себя: так опозориться и пригласить к столу простую газетчицу! Она даже не титулованная особа! И не знаменитость! Обычная журналистка, а Маис смотрит на неё, как на принцессу, и Анис тоже, а это уже совсем никуда не годится!
  - Что ж, было приятно пообщаться, - снова намекнула королева. Но Уна не встала и не откланялась. Вместо этого она взяла яблоко и стала его чистить фруктовым ножиком.
  - Это столик для членов королевской семьи и приближенных лиц, к которым вы не относитесь, - сказала королева с улыбкой. - Так что идите к шведскому столу и покушайте бесплатно, раз уж вам удалось сюда проникнуть. А потом напишите в газете о щедрости и роскоши королевского приема.
  - С вашего позволения, я ещё посижу, - сказала Уна. - Отсюда так хорошо видно весь зал.
  - Мне позвать охрану, чтобы они помогли вам подняться? - все так же любезно спросила Арчибальда.
  - Мама! - в один голос сказали принцы и удивленно посмотрели друг на друга. Анастасия грустно взглянула на Аниса. Похоже, ему вовсе не нравятся блондинки, подумала она.
  - Мне стоило сразу показать вам, - вздохнула Уна, - но я не ожидала от королевы такой несдержанности.
  С этими словами девушка протянула Арчибальде приглашение.
  - Такие приглашения есть у всех присутствующих, но это не дает им права вести себя по-хамски! - возмутилась королева.
  - Прочтите, - попросила Уна.
  Арчибальда неохотно раскрыла листок и замерла.
  - Это фальшивка! - заявила она.
  - Что там, мама? - обеспокоено спросил Анис.
  - Ничего, - оскорбленная королева поднялась. - Можете оставаться. Но я не желаю сидеть с вами за одним столом! Мальчики, вы идете?
  - Я тут шампанское не допил, - проговорил Маис.
  - Сейчас мы тебя догоним, мама, - сказал Анис, хватая свой пустой бокал.
  - Анастасия, за мной! - скомандовала королева, и дамы удалились.
  
  ГЛАВА 15
  СЮРПРИЗ
  - Что там написано? - спросил Анис Уну.
  - Что я гость короля и могу сидеть за этим столиком, - ответила девушка.
  - Но король далеко, он в Гренландии... - начал Анис.
  - В Исландии, - поправила Уна. - Был. Сейчас он намного ближе.
  - Насколько?
  - Вон, в дверях, - кивнул Маис. - Извини, я не мог тебе сказать, ведь это сюрприз.
  - Папа? - удивленно произнес Анис, не веря глазам. Последний раз он видел отца лет десять назад, и то помнил его больше по фотографиям: король и гигантский, собственноручно пойманный кальмар; король верхом на верблюде; король держит в руке белый коралл, трофей дайвинга. И так далее. А тут вдруг - король в дверях, внимательно глядящий на реакцию окружающих.
  Все, кто танцевал, сплетничал, накачивался алкоголем или дремал за столиком, - все резко обратили на него внимание.
  - Посмотрите, это же король?
  - Король вернулся?
  Король подошел к сыновьям.
  - Привет, ребята, - сказал он, мимоходом кивнув Уне. А они смотрели на своего блудного папочку. Загорелый, свежий и крепкий, с коротко стриженными волосами, хорошо выбритый и пахнущий вкусным одеколоном, король выглядел моложе своих лет. И моложе королевы. Он был одет в синие джинсы и белую футболку, кроссовки и кепку. И ничего не держал в руках.
  - Пап, а где подарок? - спросил Маис. - Ты же на день рожденья все-таки пришел!
  - Слушай, не успел, понимаешь, - сказал король и огляделся. - А где Арчибальда? Сто лет её не видел.
  Королева, оповещенная о диверсии, уже спешила к ним. Первые её слова, сказанные мужу за много лет, звучали примерно так:
  - Что ты на себя напялил? На кого ты похож?
  - А ты совсем не изменилась, - сказал он. - Я так и думал. Почитал европейские газеты, посмотрел Интернет и ужаснулся. Понял: пора возвращаться.
  - Интернет - это лживое, вредное явление, и я не позволю... - начала королева, но тут что-то заиграло, знакомая музыка, подумал Анис, это же Брамс.
  - Это меня, - сказал король и достал из кармана телефон.
  - Как? Он не должен работать! Не может! Я же запретила... - сказала королева.
  - Да, приезжай, конечно, - говорил король. - Нет, виза не нужна, мы же вступаем в Евросоюз, какие визы...
  - Какой Евросоюз? Ни за что! - проговорила королева.
  Король закончил говорить по телефону, спрятал его и повернулся к гостям. Среди них уже спешно разворачивали камеры телевизионщики. Они сидели в саду, поджидая фейерверк, и чуть не пропустили самое интересное.
  - Сенсация! - восторженно говорил в микрофон какой-то известный телеведущий. - Король вернулся! Сейчас он сделает официальное заявление для народа!
  - Нет, это позже, - отмахнулся король, - я есть хочу, я же к вам прямо с самолета. Что тут имеется? - он придирчиво осмотрел стол и скривился. - Ну как обычно! Одни морепродукты, даже без хлеба. Арчибальда, ну зачем эта показная роскошь? Все не натешишься своим положением? Эй, официант, жареной картошки, тройную порцию! И какой-нибудь салатик! Уна, как дела?
  - Вы знакомы? - удивился Анис.
  - Да, познакомились на празднике Розы в Провансе, - король мечтательно вздохнул. - Чудное место, просто рай!
  - Прованс - это Италия? - наморщив лоб, спросила королева.
  - Франция, - сказал Маис. - Ты что, мама! Не слышала про средневековый Грас, столицу духов? Там создали, кстати, и твою любимую пятую Шанель.
  - Откуда ты знаешь? - поразилась королева. - Я же запретила вам с Анисом изучать географию!
  Уна любовно смотрела на Маиса, улыбаясь ему уголками губ. Анис вздохнул. Как всегда, на фоне младшего брата он оказался простачком и тупицей. Не смог поддержать разговор на свою любимую тему!
  - У нас Анис ещё больше об этом знает, - вдруг сказал Маис. - Он же прочел все ваши журналы от корки до корки... Уна.
  - Правда? - без интереса сказала девушка. - Вы читали?
  - Конечно, - улыбнулся Анис. - Я читал и мечтал, что когда-нибудь отправлюсь в кругосветное путешествие и увижу все места, которые вы описывали. Или хотя бы половину.
  - Журнал? Уна? - королева только сейчас поняла, кто перед ней. - Так это та самая подпольная Уна, чью редакцию ищет вся пионская полиция? Журналистка, чей запрещенный журнал будоражит мое законопослушное население, вызывая запретные мысли? И ты сама явилась во дворец и раскрыла себя? Боже, наконец хоть что-то приятное! Официант! Вызвать полицию, немедленно! У меня в руках оппозиционная пресса!
  - Официант, - остановил его король, - не надо полиции, и где моя жареная картошка?
  - Как это не надо? - возмутилась королева. - Она же выступала против правящей династии!
  - Когда это? - удивился Маис.
  - Она просто рассказывала людям правду, - сказал король.
  - Правдолюбцам место за решеткой, - заявила королева, - так было всегда.
  - Слушай, я не хочу устраивать скандал на людях, - устало сказал король. - Теперь я вернулся, и снова буду править страной. Ты можешь спокойно заниматься цветоводством, а в политику не лезь.
  - Так, - сказала королева медленно. - Так. Хорошо. Что ещё?
  - Значит, теперь мне не надо становиться королем? - спросил Анис, еще не веря своему счастью.
  - Пока не надо, - кивнул король. - Пару лет еще можешь гулять, а потом один из вас станет моим преемником.
  - Тогда, простите, Уна, можно вас на несколько слов? - пригласил счастливый Анис. Уна согласилась и отошла с ним, то и дело оглядываясь на Маиса. А Маис только на нее и смотрел, и вид у него был очень довольный.
  - Уна, я хочу вам сказать, что теперь мы будем работать вместе, - радостно объявил Анис, наслаждаясь запахом ее прохладных цитрусовых духов.
  - Не понимаю, - холодно сказала девушка.
  - Я нанялся фотографом в "Государственную газету", - пояснил принц. - Буду ездить с вами по разным странам.... Мы ближе узнаем друг друга, Уна. Вы так красивы, так необычны. Я давно хотел вам сказать...
  - Я больше не буду работать в "Государственной газете", - перебила его Уна. - Неужели вам, принц, непонятно, что эту газету король закроет завтра утром, если не сегодня ночью? Появится новая, независимая пресса, а я смогу легально ездить за границу, не прикрываясь бумажками с королевской печатью. И журнал "Уна" станет открыто выходить и продаваться в киосках. Его будут покупать, а не доставать через третьи руки, как ваш брат.
  - Мой брат, - с тоской повторил Анис. - Да, мой брат умеет все. На день рождения он подарил мне цифровую фотокамеру.
  - Цифровую? - оживилась Уна. - С оптическим видоискателем и непрерывной съемкой?
  - Да, наверное, - неуверенно сказал Анис. - Я знаю просто, что это лучший фотоаппарат для съемки пейзажей. На пляже и на снегу, ночью и на ярком солнце, можно делать серии снимков и выбирать лучшие, а остальные стирать... Я так мечтал, что буду делать фотографии для вашего журнала.... Но теперь, когда границы открыты, вы сможете купить себе такой же фотоаппарат и ....
  Уна посмотрела на него, что-то обдумывая.
  - Вообще-то мне нужен фотограф для журнала, - сказала она. - Я собираюсь в длительное путешествие, почти вокруг света. С цифровой камерой я могла бы посылать в редакцию снимки через Интернет, не приезжая каждый раз в Пионию. Давайте поедем все вместе: я, вы и ваш брат. Он ведь, кажется, хотел отправиться в путешествие?
  - Так вы берете меня? - обрадовался Анис.
  - Не знаю, сначала мне надо посмотреть ваши работы, - сказала она.
  - Я принесу! - с готовностью предложил принц.
  - Не сейчас, - остановила его Уна. - Может, это прозвучит непрофессионально, но я пришла все-таки на бал. И не хочу сегодня заниматься делами. Может, просто выпьем шампанского, потанцуем, посмотрим фейерверк?
  - Конечно, - сказал Анис, забыв, что не умеет танцевать. Но танцевать ему и не пришлось. Уну сразу пригласил Маис, и Анису осталось только пить шампанское и прислушиваться к беседе родителей.
  - Они такая красивая пара, - заметил король, и королева поддакнула, стараясь хоть в чем-то поддержать свой авторитет:
  - А ведь это я первая обратила внимание Маиса на эту девушку.
  - Да, хороший вкус у тебя не отнять, - согласился король, взял жену под руку, и они удалились в сад. Было о чем поговорить вдали от музыки и любопытных глаз.
  Анис вздохнул. Вспомнил, что ему приписали привычку часто вздыхать, и вздохнул снова. Ему было грустно. Ведь он мечтал, что Уна влюбится в него. Как же, ведь он принц и умеет фотографировать. Но оказалось, этого недостаточно. И на самом деле, чем он мог заинтересовать такую девушку?
  Он огляделся. Маис все еще танцевал с Уной. Принц Маис и принцесса Кукуруза, без злости подумал Анис. Они хорошо смотрелись вместе. И танцевали оба превосходно. Маис успел научиться танцам в перерывах между учебой, вечеринками и сиденьем в Интернете. А вот Анис ничему не учился, только фотографировал своих жучков и бабочек в саду, в остальное время перечитывая журнал "Уна" и бездельничая. Принц вздохнул и так загрустил, что захотел срочно уехать из дворца. Тем более, до него нет никому дела: родители заняты друг другом, Маис - своей девушкой (до Аниса, наконец, дошло соответствие духов Уны загадочному аромату цитрусов в комнате брата), и даже Анастасия не бегает за принцем, как обычно. Она стояла на балконе и с несчастным лицом выслушивала что-то явно неприятное от мужчины в синем смокинге и женщины в роскошном темно-голубом вечернем платье. Наверно, это её родители, подумал Анис.
  - Как ты могла покрасить волосы и надеть это отвратительное желтое платье! У тебя что, мозгов нет? Куда смотрела королева? - услышал принц, проходя мимо. Он улыбнулся и, старательно обходя гостей, вышел в сад. Там кружили вокруг фонариков майские жуки, тихо шевелились на ветру увядшие гирлянды и воздушные шары. Только пара забытых пустых бокалов и кто-то, тихо сопящий на скамейке среди роз, напоминали о существовании гостей, дворца, праздника. Анис подумал, что завтра он будет смотреть уже на тропические пальмы или мексиканские кактусы, а может, на ледники и пингвинов. Освоит новый фотоаппарат, попробует местные деликатесы, купит сувениры - в общем, сделает все, о чем так давно мечтал. Куда ехать, принц еще не решил, знал только, что путешествовать будет один. Не станет мешать Уне и Маису своим одиноким видом. Да, Уна ему нравится - своей оригинальной внешностью и независимым характером. Но отбить ее у Маиса - нереально... Проще встретить другую девушку. А в девушках у одинокого симпатичного наследника недостатка не будет, с улыбкой подумал Анис. И газеты припишут ему привычку постоянно улыбаться.
   Принц побродил еще по саду, улыбнулся и пошел к себе укладывать чемодан.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   23 августа 2004
   15:28
   16 декабря 2004
   18:26
  
  
  
  
  
  
  
  
Оценка: 7.00*4  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Межзвездный мезальянс. Право на ошибку" С.Ролдугина "Кофейные истории" Л.Каури "Стрекоза для покойника" А.Сокол "Первый ученик" К.Вран "Поступь инферно" Е.Смолина "Одинокий фонарь" Л.Черникова "Невеста принца и волшебные бабочки" Н.Яблочкова "О боже, какие мужчины! Знакомство" В.Южная "Тебя уволят, детка!" А.Федотовская "Лучшая роль для принцессы" В.Прягин "Волнолом"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"