Медведева Екатерина: другие произведения.

Книга о вкусных и здоровых

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 8.24*15  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Моя самая любимая сказка (из моих).

СКАЗКА О ВКУСНЫХ И ЗДОРОВЫХ
ДЕНЬ, КОТОРЫЙ НЕ В СЧЁТ.

   В царстве был лес, а в лесу поляна из травы. В траве лежал Иван-царевич. Заложив руки за голову, он слушал пение птички.
   " Хорошо поёт соловушка, и наверняка - про любовь!" - думал Иван.
   На самом деле птичка был не соловушка, а Скворец, но что пел он про любовь, царевич угадал. Текст песни, наиболее близкий к оригиналу, звучал примерно так:
   Этот червяк мне очень мил,
   Но я его не проглотил,
   Я в твой нежный клювик его сую,
   Чтоб ты поняла любовь мою.
   Невеста Скворца сидела рядом на ветке и понимала всё буквально.
   - Ну и где червяк? Червяк где? - спрашивала она.
   - Это же иносказание, дорогая! - говорил Скворец. - Метафора.
   - А она съедобная, метафора? - уточняла невеста, и Скворец огорчённо заливался ещё более иносказательной песней.
   " А там, в бузине, белочка скачет", - лениво подумал Иван-царевич, и свободная его рука потянулась было к базуке, но передумала, и хорошо, ведь страшно подумать, что было бы, если бы меткий Иван попал в цель. В кустах бузины мелькала никакая не белочка, а рыжая голова молодого человека. Молодой человек был одет в форму защитного цвета и подкрадывался к барышне. А барышня сидела в кустах и подглядывала за Иваном-царевичем, потому что он ей очень нравился.
   - Спит? - прошептал молодой человек, и барышня подскочила.
   - Фу, Кащей, - сказала она. - Ты зачем подкрадываешься? Я чуть инфаркт не получила!
   - Ты хочешь инфаркт? - спросил он с надеждой. - Позволь, я подарю его тебе!
   - Дурак, - сказала она, - инфаркт - это же болезнь, от неё умирают на всю жизнь.
   - А-а, - сказал он. - Я не знал.
   - Конечно, зачем тебе медицину учить, ты же бессмертный.
   - Да, и голодный, - сказал он. - Ты зачем царевича выслеживаешь?
   - Какого царевича?
   - Эх ты, Баба Яга, а врать не умеешь. Что, думала одна его съесть, без меня?
   - Не хотела я его есть, - сказала Баба Яга и покраснела. - Что это у тебя с глазами?
   - Нравится? - спросил Кащей. - Сапфиры, настоящие. Теперь у меня синие глаза. Это ведь твой любимый цвет глаз.
   - И ты думаешь, это красиво? - скривилась Баба Яга. - Холодные камни. Мне нравились твои настоящие глаза.
   - Ладно, - сказал Кащей. - Какого они были цвета, не помнишь?
   - Серого, кажется. Или зелёного?
   - Ладно, спрошу потом у волшебного телевизора, - Кащей улыбнулся, - а сапфиры пусть будут в твоих серёжках.
   - Что?! - Баба Яга схватилась за уши. - А ну верни мои жёлудевые серьги, я их сама мастерила! Не нужны мне твои подарки!
   - В следующий раз я наколдую в твои уши живых мышей, - хмуро сказал Кащей, дёргая бровью (так он колдовал). - Подвешу их за хвостики и заколдую накрепко, и будешь ходить, раз такая вредная.
   - А я тебе тогда живое сердце наколдую, - пригрозила Баба Яга. - Что, испугался?
   - Моё сердце и так живое, - обиделся Кащей. - Оно умеет любить и страдать.
   - Ага, умеет любить свои побрякушки в сундуках и страдать оттого, что их меньше, чем хочется. Пол-леса подземельями изрыл, никак не успокоишься.
   - Богатство даёт мне уверенность в завтрашнем дне, - Кащей пожал плечами, - у меня ведь бесконечное будущее, и я забочусь о своей старости.
   - Ты просто жадина, - сказала Яга.
   - И поэтому ты не хочешь стать моей женой?
   Она пожала плечами.
   - А если я откажусь от своих сокровищ, ты меня полюбишь?
   - А ты откажешься?
   - Я положу их в банк. Это почти то же самое, я ведь не смогу их видеть, перебирать, считать. А в банке нарастут проценты - хватит и на твою старость. Ты ведь тоже бессмертная.
   - Пока да.
   - Пока? - Кащей посмотрел на спящего царевича и всё понял.
   - А-а! - закричал он. - Я всё понял! Ты влюбилась в этого паршивого царёныша!
   - Мало, что жадина, так ещё и ругаешься, - сказала Яга.
   - В этого смертного насекомого!
   - Да, я лучше выйду замуж за него, - сказала Яга мечтательно. - Он интеллигентный и начитанный. Он знает географию.
   - Но ты же станешь смертной! Умрёшь!
   - Ну и что?
   - А я? Что буду делать я, когда ты умрёшь? У меня же в этом лесу никого, кроме тебя, нет!
   - У тебя есть сокровища, и ты отлично проживёшь без меня. Каменное сердце болеть не будет.
   - Может, оно уже сейчас болит, - сказал Кащей и ушёл. Баба Яга вздохнула и заметила, что Иван-царевич уже не лежит в траве, а находится где-то в другом неизвестном месте. Тогда она нарвала дикого укропа для салата, листьев бузины и пошла домой.
   У дома её ждал Кащей с папкой.
   - Что это? - спросила Яга.
   - Компромат.
   - И тебе не стыдно, - спросила она, - ещё и ябедничать?
   - Я не ябедничаю, я предоставляю весьма ценную информацию, - Кащей раскрыл папку. - Здесь всё - начиная от грязных пелёнок и заканчивая угнанным автомобилем... А ещё он не платит налоги... А в прошлом месяце его пьяного задержала милиция, когда он шёл в...
   - Не желаю ничего слышать! - закричала Баба Яга и исчезла, для этого ей достаточно было просто щёлкнуть пальцами (так она колдовала).
   Она перенеслась в свою спальню, зажгла лампу и села писать любовное послание Ивану-царевичу. Оно начиналось так:
   " Я к вам пишу, Иван-царевич. Что я могу ещё сказать? Вы самый миленький из всех царевичей и просто Иванов (а мужчин я повидала немало, люблю съесть на ужин хорошо пропечённого мужчину, фаршированного гречневой кашей)."
   Она остановилась, перечитала и вычеркнула " люблю съесть на ужин хорошо пропечённого мужчину, фаршированного гречневой кашей", ведь полюбив Ивана-царевича, она изменила привычки и перестала ужинать людьми.
   Потом она вычеркнула всё, что оставалось в скобках: незачем царевичу знать про её опыт. " Пусть думает, что я невинна, как косточка в абрикосе", - подумала Яга. И, перечитав письмо ещё раз, вычеркнула фразу "Вы самый миленький...(и.т.д. до конца)". Комплименты мужчине делает только глупая.
   В итоге письмо получилось короткое, но загадочное: " Я к вам пишу, Иван-царевич. Что я могу ещё сказать?"
   - Вопрос риторический, - вздохнула Баба Яга. - Ну, Иван поймёт, он умный.
   Она запечатала конверт и пошла бросать его в почтовый ящик. У почтового ящика её ждал Кащей.
   - Любовное послание? - спросил он. - Да ещё и анонимка?
   - Отстань, - сказала Яга.
   - Нет, не отстану, - сказал Кащей и протянул ей большой букет голубых лилий.
   - Где ты их нарвал? - насторожилась Баба Яга. - Не в моём ли цветнике?
   - Но больше нигде они не растут, - стал оправдываться Кащей, - а ты их так любишь!
   - Ты перевёл весь мой цветник! И ещё хочешь, чтобы я тебя полюбила?! - закричала она, топая ногами.
   - Потише, пожалуйста, - Попросила Белка, жившая на дубе-почтовом ящике. - Я укладываю бельчат. Дневной сон очень полезен.
   Яга и Кащей замолчали.
   - Кроме того, - продолжала Белка, - сейчас я буду вытряхивать половики. Если не хотите, чтобы на вас посыпался мусор, отойдите.
   Баба Яга опустила письмо в дупло (почтовый ящик) и пошла по дороге домой. Кащей поплёлся к себе в замок.
   Дома Баба Яга решила привести себя в порядок. Она созвала своих слуг - диких кроликов - и велела:
   - Принесите мне крем для лица!
   - Мы его съели, - сказали кролики.
   - Тогда принесите мне пилинг!
   Кролики долго не возвращались и принесли пилу.
   - Та-ак, - сказала Яга. - По-вашему, это пилинг?
   - Ещё как пилинг! - сказали кролики. - Даже деревья пилинг!
   - Ладно, глупые зайцы, принесите листья бузины, которые лежат на кухне в зелёной тарелке, я сделаю маску.
   Кролики пошептались и не пошли.
   - Что? - спросила Яга.
   - Да, мы их не съели, они горькие, - сказали кролики.
   - Так чего же вы ждёте?
   - Раз они горькие, мы их выкинули, - сказали кролики рассудительно. - Мы подумали - кому они нужны такие горькие?
   - Ах вы мои крольчатки, - сказала Яга нежно и вдруг запустила в кроликов тяжеленной книжкой. Кролики с писком разбежались, а книжка ударилась о стенку и разлетелась на листочки, но Яга не стала её жалеть - книжку эту написал один колдун с большими усами, и называлась она " Мать на дне". Про приключения утопленников. Главного героя звали Зергиль, он умел вынимать из груди сердце и творить другие жуткие вещи, и ещё там присутствовала некая старуха, она была в сговоре с этим самым Зергилем, но чем всё кончилось, Яга не знала, она не дочитала эту страшную книгу, да и колдун её не дописал - его съел на завтрак Великан, да и не съел, а так, пожевал, пожевал и выплюнул, сказал: "Горький".
   Яга подмела листки книги на совок и выкинула в мусорное ведро. И стала ждать ответ от Ивана-царевича. Письмо всё не шло, и Яге делалось всё грустнее и грустнее, а тут ещё явился Кащей и спросил:
   - Нет, ты что, серьёзно думаешь, что он тебя полюбит?
   - А что? - испугалась Баба Яга. - Почему нет?
   - Ты кидаешься книжками. Не моешь руки перед едой. Ругаешься - да, да, вспомни, ты назвала меня дураком. У тебя никаких манер. Ты выкидываешь совок вместе с мусором - разве можно полюбить такую безмозглую людоедку?
   - Но ты же... ты же полюбил?
   - Я сам такой, - сказал Кащей. - А он - нет.
   - Я стану хорошей, - сказала Яга.
   - Да он не полюбит тебя, даже если ты станешь идеальной, из одних достоинств. Слишком их у тебя мало.
   - Стать из одних достоинств, - повторила Баба Яга. - Я где-то об этом читала...
   - Книга по колдовству "Мёртвые уши", - напомнил Кащей. - Когда мы проходили её в школе, ты как раз прогуливала уроки. А я получил похвальную грамоту и рубиновый перстень. Мой первый рубин... - Кащей зажмурился, вспоминая то сладкое время.
   - Я помню, - сказала Яга, - специальное заклинание делает из одного человека двух людей: в одном, старом остаются все недостатки, а второй, новый, получается идеально хорошим. Но сама я не справлюсь, Кащей, ты мне поможешь?
   Он улыбнулся.
   - Просто так? Из дружбы? Дорогая, не забывай, что я великий злодей!
   - Ладно, что ты хочешь за помощь?
   Кащей хрустнул пальцами.
   - Я совершу обряд, - сказал он. - Но если царевич за три дня тебя не полюбит, ты станешь моей женой.
   - За три дня?! - воскликнула Яга.
   - А ты собиралась обхаживать его долгие годы, как я тебя? Он же смертный. И кроме того, настоящая любовь возникает с первого взгляда. А уж трёх дней тем более достаточно.
   - Ладно, - вздохнула Яга.
   - Доказательством любви царевича будет ваша свадьба.
   - Свадьба? - испуганно спросила Яга. - Но Кащей, ты же изучал фольклор и знаешь, что Иван-царевич никогда не женится на Бабе Яге!
   - Настоящая любовь выше предрассудков, - сказал Кащей. - А на других условиях я не согласен.
   - Хорошо, будь по-твоему, - сказала Яга. - Приходи завтра на рассвете.
  

ДЕНЬ ПЕРВЫЙ.

   Наступило завтра на рассвете. Яга нарядилась в своё лучшее платье из розовых лепестков шёлка, завила горячими щипцами концы длинных волос, даже надела кружевное бельё. Выглядела она просто идеально. Кролики так и сказали.
   - Подлизываетесь, - сказала она. - Ну да ладно. Я сейчас должна сосредоточиться, и мне некогда швырять в вас книжками. Да и книжек больше нет...
   Тут в дверь вошёл Кащей. Он тащил под мышкой толстенную книгу с закладками из драгоценных ожерелий и бус, они свисали с двух сторон и звенели.
   - У тебя что, других закладок не нашлось? - спросила Яга.
   - Столовое серебро, - ответил он. - Но ложки всё время выпадали, а ножом и вилкой можно порезаться.
   Он осмотрелся и спросил:
   - У тебя есть большое зеркало? Чтобы ты отражалась в полный рост?
   - Дай подумать, - сказала Яга.
   - Есть, есть, - запищали кролики, - на чердаке большущее зеркало в виноградной раме!
   - Вы её погрызли? - спросила Яга строго.
   - Виноград оказался деревянным, - ответили кролики. - А мы же не бобры.
   Кащей дёрнул бровью и перенёсся вместе с книжкой по колдовству "Мёртвые уши" и Бабой Ягой на чердак.
   - Ага, зеркало вижу, - сказал он. - Яга, ты хорошо подумала? Учти, на эти три дня ты станешь смертной, и вторая твоя половина тоже.
   - Учту, - сказала Яга.
   - Тогда начнём обряд. Стань перед зеркалом и смотри в глаза своему отражению.
   - И не моргать? - спросила Яга.
   - Почему? - удивился он. - Моргай на здоровье. Только глаза не отводи.
   И Баба Яга стала в упор глядеть себе в глаза. Кащей где-то в глубине полутёмного чердака читал заклинание, и Яга чувствовала странные вещи. Ей хотелось то звонко рассмеяться и взлететь в голубое небо, то броситься на Кащея и задушить его; то пойти в свой цветник и спеть колыбельную голубым лилиям, то кинуть камнем в зеркало и поджечь дом; то поцеловать своих кроликов и повязать им алые банты, то сделать из этих кроликов жаркое. В общем, как она сама потом сказала, её одуревали самые противоречивые чувства, и она совсем одурела.
   - А теперь отойди, - прошептал Кащей, взял Ягу за руку и отвёл от зеркала. А девушка в зеркале так и осталась стоять, глядя вперёд.
   - Всё? - спросила Яга.
   -Да, - ответил он, подошёл к зеркалу и взял за руку зеркальную девушку. Та покачнулась, переступила через раму и, как во сне, сделала шаг вперёд.
   - Теперь во мне остались одни достоинства? - спросила Яга. - А она - злая, глупая, эгоистичная и тому подобное? Запру её на чердаке, чтобы не мешала.
   - Подожди, - сказал Кащей. - Сразу видно, что у тебя неполное магическое образование. Сказываются списанные контрольные и шпаргалки с заклинаниями, которые ты и прочитать-то не могла правильно. С чего ты взяла, что все достоинства остались в тебе?
   - То есть? - опешила Яга. - Ты хочешь сказать...
   - Вполне вероятно, - кивнул Кащей. Он повернул руку отражения ладошкой вверх и стал рассматривать линии.
   - Ну что там? - нетерпеливо спросила Яга, которая не ходила в школе на кружок хиромантии.
   - Много интересного. Её зовут Василиса. И к ней действительно перешли все твои достоинства. Гм, я и не подозревал в тебе так много добра. Но вот ... я так и знал...
   - Что, что там? - заволновалась Яга.
   - Я читал об этом. Специфика действия раздваивающих заклинаний при работе с объектами, имеющими магическую сущность. Твоя внутренняя
   волшебная энергия вступила во взаимодействие с направленным на тебя заклинанием, в результате чего заклинание сработало не совсем стандартно.
   - Кащей, я и так знаю, что ты умный, ты объясни мне, что не так, в чём проблема?
   - Проблемы нет. Но есть некоторые особенности у этой новой Василисы. Она доверчива, наивна, не блещет умом, любит животных и домашний уют. Добра безмерно, по любому пустяку льёт слёзы. Любит погрустить, полюбоваться природой.
   - И это что, достоинства? - Яга совсем запуталась, пытаясь хоть что-то понять. - Ты мне вот что скажи: как управлять этой Василисой? Как она будет меня слушаться?
   Кащей еле заметно улыбнулся.
   - А вот тут для тебя и правда - проблема. Она неуправляема. Считай, что она просто другой человек. Она будет эти три дня делать, что захочет.
   - Что?! Как?! А как же тогда она заставит Ивана-царевича полюбить меня? Ведь ради чего мы всё затеяли?
   - Это ты затеяла, - спокойно сказал Кащей. - А я тебя предупреждал.
   - И что же мне теперь с ней делать? - Яга грустно посмотрела на Василису, которая стояла как неживая. - Может, переколдуй всё как было?
   - Только через три дня, - сказал Кащей. - Пойми, в заклинание заложены данные, составлена программа...
   - Не умничай, - сказала Яга.
   - А ты не отчаивайся. Может, как раз всё получится. Мы оставим Василису в лесу, там, где любит гулять Иван-царевич, он наткнётся на неё, посмотрит первым взглядом, с которого любовь...
   Кащей дёрнул бровью и перенёсся с книжкой, Ягой и девушкой в лес, на берег тихого озера.
   - Иван-царевич ходит сюда купаться каждое утро. Василиса очнётся, как только он с ней заговорит.
   - Хорошо хоть, что она красивая, как я, - сказала Яга, - надеюсь, Ивану нравятся хорошенькие уступчивые девушки.
   - Забыл сказать, - по лицу Кащея было видно, что он очень доволен. - До свадьбы царевич не сможет к ней прикоснуться.
   - Что-о?!
   - Да. Она будет исчезать и появляться в совершенно другом месте. Что ты так злишься, это не я, это заклинание дало такой побочный эффект.
   - Да что ты себе позволяешь? - вскипела Яга. - Да кому нужна девушка, которую нельзя даже поцеловать? Ты играешь нечестно, Кащей!
   - Даже если и так, ты поздно это заметила, - сказал Кащей лениво. - Не злись. У неё есть и приятные особенности.
   - Например?
   - Например, она сможет сделать добрым, честным и благородным, а может, и ещё каким, человека, которого полюбит. Тоже колдовство. Главное, она сделает его счастливым.
   - Тоже мне счастье, - недовольно сказала Яга. - Вот если бы у неё за каждую слезинку выкатывался бриллиант размером с грецкий орех, вот это мне бы понравилось! Было бы всё как в цивилизованной Европе.
   Кащей как-то странно на неё поглядел.
   - Раньше ты так не любила драгоценные камни, - сказал он.
   Яга передёрнула плечами.
   - Раньше... Теперь их не любит она.
   Кащей тоже взглянул на Василису.
   - Скоро тут появится Иван-царевич, нужно торопиться.
   Он дёрнул бровью, и Василиса вдруг оказалась в воде.
   - Ой, что ты делаешь? - закричала Баба Яга. - Ты же меня утопил!
   - Не разбираешься в колдовстве - так молчи, - сказал Кащей. - Кто тебя утопил? Царевич увидит в воде то, что там и есть, - отражение. Настоящая Василиса не здесь. Это просто отражение, оно бесплотно.
   - Да, всю плоть ты оставил мне, - сказала Яга и погладила своё красивое упругое тело под тонким платьем.
   - Прекрати меня соблазнять, - сказал Кащей.
   - А что, ко мне тоже нельзя прикоснуться? - спросила она игриво, и Кащей опять как-то странно на неё посмотрел, словно не узнавал.
   - Милая моя далеко!
   Сердцу без любви нелегко! - донеслось тут до озера. Кто-то шёл по лесу и кричал, воображая, что поёт.
   - Царевич, - сказал Кащей. - Идём ко мне, будем следить за ходом событий по волшебному телевизору.
   Он дёрнул бровью и исчез вместе с книжкой и Бабой Ягой. А Иван-царевич, распевая о том, что "за собою зовёт меня милая моя, ненаглядная", подошёл к озеру. Он хотел поупражняться в плавании стилем "баттерфляй", что в переводе означает "муха в масле".
   - Посмотрим, как у нас водичка? - сказал он и наклонился над водой. И увидел отражение - не своё, а девушки.
   - Ой, какая красивая девушка! - воскликнул он и ткнул в отражение пальцем. Вода заколыхалась, и царевич увидел уже себя.
   - Исчезла, - огорчённо сказал он. И стал энергично раздеваться.
   - Не смотри, - сказал Кащей Яге и выключил телевизор.
   - Да, у него фигура получше, чем у тебя, - сказала Яга. - Ты вообще неудачный экземпляр получился. Рыжий, худой, высоченный.
   - Красота в мужчине не главное, - сказал Кащей. - Главное - деньги, а их у меня больше, чем у всех Иванов-царевичей, вместе взятых.
   - А всё равно я люблю его, - сказала Баба Яга и показала Кащею язык.
   Иван-царевич насухо вытерся, побрызгался дезодорантом "Для настоящих мужчин. Остерегайтесь подделок" и, не забыв одеться, пошёл через лес к себе домой, в царские палаты. И вдруг что-то зашуршало в кустах, мимо которых он шёл.
   "Арабские террористы!" - мгновенно среагировал Иван. Выхватил свою базуку и расстрелял кусты. Из дыма послышался крик. Царевич побежал посмотреть на недобитых террористов - и поразился: в кустах была девушка.
   - Почему обязательно в кустах? - спросила Баба Яга. - Что за двусмысленности? Нельзя было поставить её на дороге?
   - Это не я, - сказал Кащей. - Она сама. Теперь всё - она сама.
   - Где я мог раньше вас видеть? - спросил царевич.
   - Не знаю, - ответила девушка, всхлипнув.
   - Почему вы плачете?
   - За что вы убили веточки и листики? Что вам сделал этот куст?
   - Вам его жалко? - спросил Иван. - Хорошо, что я в вас не попал. Что вы тут делаете?
   - Встречаю рассвет, - ответила девушка.
   - Но рассвет уже давно кончился, - воскликнул Иван.
   - Да? - сказала девушка и опять заплакала.
   - Не плачьте, пожалуйста, - попросил Иван. - Вы знаете, что в Египте животноводство развито слабо из-за отсутствия пастбищ?
   Девушка удивлённо взглянула на него.
   - Да, а климат Египта, - продолжал Иван, - преимущественно пустынный. Вы ведь этого не знали?
   Девушка покачала головой.
   - Я войду в историю как царевич-просветитель, - похвастался Иван. - Я уже договорился с кем надо. Вас как зовут?
   - Василиса.
   - А меня зовут Иван, - сказал Иван. - Вы слышали обо мне?
   - Нет, - сказала Василиса. - Я только сегодня родилась.
   - Ха-ха, удачная шутка, - рассмеялся царевич. - Значит, у вас сегодня день рожденья? Позвольте вас...
   Он обнял Василису - и в его руках оказался большой цветок голубой лилии на длинном стебле.
   - Что такое? Я не понял! - крикнул царевич. - Василиса, где вы?
   Она не отзывалась.
   Царевич пожал плечами и зашагал в свои царские палаты. Цветок лилии он бережно нёс перед собой.
  

ДЕНЬ ВТОРОЙ.

   Баба Яга сидела в большой белой ванне, полной горячей воды и пены. Дикие кролики сновали туда-сюда: грели воду, намыливали мочалку, тёрли пятки Яги пемзой, а самый умный кролик делал хозяйке массаж.
   Кащей сидел в кресле неподалёку и болтал.
   - Представь себе, Василиса совершенно глупа. Заклинание решило, что для девушки глупость - достоинство.
   - Значит, весь ум остался у меня? - спросила Яга, сдувая на Кащея пену, и он морщась отодвинул кресло.
   - Да, ум весь при тебе. Она, конечно, мила в своей простоте... Но вряд ли понравится образованному царевичу.
   - Уже понравилась, - довольно сказала Яга. - Он поставил голубую лилию в чёрный кувшин и весь вечер задумчиво на неё смотрел. И угадай, чьё имя он произносил во сне?
   - Это ещё ничего не значит, - хитро сказал Кащей. Яга подозрительно взглянула на него и сказала:
   - Только, чур, не вмешиваться!
   - А? - переспросил Кащей.
   - Я вижу, ты что-то задумал. Поклянись не знакомиться ни с Иваном, ни с Василисой и никак на них не влиять!
   - Клянусь, - сказал Кащей. - И ты.
   - Клянусь.
   - А теперь я тебя поцелую, - сказал Кащей.
   Она засмеялась и спряталась под воду.
   - Ах так? - спросил он и превратил воду в малиновое варенье. Баба Яга тут же с криком вынырнула.
   - Да как ты смеешь! - заорала она, вытирая лоб и щёки.
   - Это же твоё любимое варенье, - сказал он.
   - Любимое, когда оно во мне, а не я в нём!
   - Ладно, - сказал Кащей, и варенье превратилось в кефир.
   - Ну, дай мне только выбраться отсюда! - угрожающе сказала Яга. - Я тебя в порошок сотру! Для выведения моли.
   - Давай, выбирайся, - сказал он. И превратил кефир в шампанское. Золотистое, прозрачное. - Выбирайся, выбирайся, всё равно я тебя вижу.
   Баба Яга щёлкнула пальцами, и кресло Кащея превратилось в большую свинью. Свинья захрюкала возмущённо:
   - Да что вы себе позволяете!
   - Ты что, с ума сошла?! - закричал Кащей, пытаясь слезть со свиньи. А свинья превратилась в высокое (насколько позволяли потолки) дерево дуб.
   - А ну прекрати! - донеслось с вершины дуба. - Ты же знаешь, я боюсь высоты!
   Яга выскочила из ванны, где шампанское превратилось в горячий кофе, и завернулась в большую махровую простыню.
   - Ладно, - сказала Яга, и дерево дуб превратилось обратно в кресло. Кащей откашлялся, сел поудобнее, поправил рыжие волосы.
   - Я тебе этого не забуду, - сказал он и дёрнул бровью.
   - Что ты сделал? - испуганно спросила Яга и осмотрелась: простыня на месте, кожа нормального цвета, ноги две, руки тоже, лицо вроде волосами не покрылось...
   - О нет! - сказала она. Волос как раз и не наблюдалось. - Ты сделал меня лысой!
   - Всего лишь на полминуты, - сказал Кащей.
   Яга щёлкнула пальцами, и кресло под Кащеем превратилось в унитаз. Кащей в бешенстве вскочил.
   - Ты... Ты...
   - Всего на полминуты, - сказала она.
   Он дёрнул бровью и исчез. Яга усмехнулась и села перед зеркалом расчёсывать волосы.
   Кащей нервно ходил по своей комнате. В его замке была всего одна комната, а остальное место занимал лабиринт с отравленными ножами, бездонными пропастями, кипящим маслом и скелетами любопытных.
   - Как она посмела так меня унизить, - бормотал Кащей. - Меня, Кащея Бессмертного! Думает, самая умная! Думает, он в неё влюбится! Я этого не допущу!
   Он дёрнул бровью два раза, и в ворота царских палат позвонили.
   - Кто там? - спросил царь.
   - Гости! - ответили ему. Царь открыл ворота и попятился: гостья приехала на слоне.
   - Куда можно припарковаться? - спросила, свесившись со слона, смуглая принцесса.
   - В конюшню, разве что, - сказал царь.
   - А слонюшни у вас нет? - удивилась принцесса, спускаясь со слона по золотой лестнице. - Бедно живёте.
   - Не жалуемся, - сказал царь, прикрывая мантией заштопанную рубаху. Он носил её из экономии, хотя в шкафу висели новые. Но мало ли что гостья подумает.
   - Вы к нам издалека? - спросил он.
   - Из дружественной Малярии, - ответила принцесса, протягивая верительные грамоты.
   - С кем это ты? - к царю подошла царица и ревниво взяла его за руку.
   - Это принцесса из Малярии, - сказал царь. - Не нервничай.
   - У вас документы есть? Паспорт или трудовая книжка? - обратилась царица к принцессе.
   - Водительские права, - сказала принцесса.
   - Посмотрим, - сказала царица. В правах она прочитала:
  

принцесса Бориска

Малярийская наследница

Имеет право на вождение слона

   - Добро пожаловать, принцесса, - сказала царица. - А вы замужем?
   - Ещё нет, - ответила Бориска, поправляя жемчужные бусы на шляпе. - Но я слышала, ваш сын тоже не женат.
   - Так вы к нам с неофициальным визитом? - догадалась царица.
   - Не только, - ответила принцесса. - Я хотела бы обсудить экономическое положение наших стран.
   - Ну, это после обеда, после обеда, - сказал царь.
   И они пошли к столу. Там уже сидел Иван-царевич и ел редиску.
   - Сынок, разве можно есть редиску натощак? - закричала царица. - У тебя будет изжога!
   - Сынок, знакомься, это малярийская принцесса Бориска, она приехала к нам в гости на слоне!
   - Ой, как интересно! - сказал Иван. - А какая в вашей стране средняя годовая температура?
   - Восемьдесят три газеля, - сказала принцесса. - Это если перевести в Фаренгейты, надо разделить на три и прибавить четырнадцать.
   - А в Цельсиях? - спросил Иван, восхищаясь такой умной собеседницей.
   - Сынок, дай же гостье покушать, - сказала царица. - Вот борщ с чесноком, вот каша, вот варёная рыба, вот кисель, а это кулебяка.
   - Какая бяка? - переспросила Бориска. - Я, простите, ещё плохо знаю ваш язык. Я не хочу бяку. Может, у вас есть филе из носорога под авокадовым соусом? Или жареные колибри с кусочками ананаса?
   - Нет у нас ни жареных калибров, ни соуса из адвоката, - вздохнула царица. - Адвокат был один, да уехал, работы тут не нашёл. Что бы вам ещё предложить? Что вы любите?
   - Ведь салата из крокодильих яиц у вас нет? - сказала Бориска. - Тогда - ревень.
   - Ревень? - спросила царица.
   - В нём содержится очень много минеральных солей кальция, фосфора, магния, а также желирующие вещества, - объяснила Бориска. - Я считаю, что мне полезно кушать ревень.
   - А что такое желирующие вещества? - спросил царь. - Я знал, но забыл.
   - Это то же, что пектиновые, - объяснила принцесса.
   - А, да-да, - сказал царь. - Именно, теперь я вспомнил.
   - А какая у вас в Малярии промышленность? - спросил Иван, доедая борщ.
   - У нас есть ковровая фабрика, кирпичный завод и мельница, - сказала Бориска, съев немного ревеня.
   - А у нас есть лес, - сказал Иван. - Я вам после еды покажу.
   - Нет, после еды мы пойдём проведать моего слона, - сказала Бориска. - Я соскучилась.
   Баба Яга взвизгнула и запустила в волшебный телевизор тарелкой супа. По экрану потекли лапша и морковные кружочки.
   - Как он посмел вмешиваться! - закричала она.
   Кролики согласно закивали, не отводя глаз от морковных кружочков.
   - Он наколдовал эту принцессу и думает, что победил! Но я куплю себе книгу по колдовству "Мёртвые уши" и тоже кого-нибудь наколдую! - Яга стала собираться.
   - Принесите ключи от моего мерседеса, - велела она кроликам.
   - От железного домика на колёсах? - уточнили кролики.
   - Да!
   - Он не поедет, - уверенно сказали кролики.
   - Ах вы глупые млекопитающие! Вы что, умнее меня?
   Кролики скромно промолчали и принесли ключи.
   Яга надела самые тонкие колготки из паутинки, красное коротенькое платье из лепестков яркого пиона, на шею нацепила бусы, а на голову косынку и очки от солнца.
   - Мужчины с ума сойдут, - сказала она, оглядев себя в зеркале. Она решила заодно с книжкой привезти из города и какого-нибудь здоровячка себе на ужин. От дурных привычек так просто не избавишься...
   Размахивая сумкой из лягушачьей кожи, она вышла из дома к гаражу. Возле гаража стоял её новенький мерседес, весь чёрный, обугленный, с расплавленными стёклами и без колёс.
   - Да, он не поедет, - задумчиво сказала она.
   Кролики победно зашевелили ушами.
   - Что вы сделали с машиной? - закричала Яга.
   - В последнюю грозу в твою машину попала молния, - ответили кролики и повторили новое слово ещё пару раз:
   - Машина, машину, в машину...
   - А почему, чёрт побери, вы не поставили её в гараж?!
   - Там нет места, - сказали кролики. Яга заглянула в гараж и поняла, почему там нет места. Там теперь жили кролики, и их становилось всё больше.
   - Вернусь - превращу вас всех в одного большого слона! И съем! - пригрозила Яга и пошла в дом переодеваться. Она сняла свои модные туфли на шпильках, колготки и всё остальное, а надела толстый тёплый комбинезон, ботинки и шлем.
   - Где моя метла? - спросила она у кроликов.
   Кроликам стало стыдно.
   - Мы её съели, - признались они. - Она была из таких свежих зелёных веточек.
   - Вы все уволены! - заорала Яга. Настроение её совсем испортилось - придётся лететь в ступе, а на ступу права давно просрочены и фара левая не работает после столкновения с ведром-самолётом.
   Кролики вздохнули и пошли паковать чемоданы. И тут в гараж заглянула Любознательная Девочка.
   - Нас уволили, - пожаловались ей кролики.
   - А я от бабушки сбежала, - похвасталась Девочка. - Ну её, целыми днями заставляет полоть морковку и гусениц с капусты снимать! Никакой жизни!
   Глаза у кроликов загорелись.
   - А где живёт твоя ужасная бабушка? - спросили кролики.
   - В домике за лесом, - ответила Девочка. - Вы сразу узнаете её дом - он стоит посреди огромного морковно-капустного поля и вертится.
   - Зачем вертится? - испугались кролики.
   - Вместо пугала. Воров отгонять, - пояснила Любознательная Девочка. - Так вы хотите помочь моей бабушке растить урожай?
   - Да, да, - сказали кролики. - Очень хотим!
   - Ну тогда я поработаю вместо вас у Бабы Яги, - сказала Девочка. - Её дом хотя бы не вертится.
   И Девочка вошла в дом Бабы Яги.
   - Фу, какой беспорядок, - сказала она, увидев разбросанную по полу одежду и телевизор, облитый супом. Но убирать не стала, а занялась примеркой красного платья и туфель на шпильках.
   - Мужчины с ума сойдут! - сказала она, увидев себя в зеркале. - Богиня красоты!
   - Привет, а где Яга? - спросил кто-то.
   Девочка испугалась, покачнулась, и левая шпилька сломалась.
   - Ай-яй-яй, какая неприятность! - сказал тот же голос.
   Девочка обернулась и увидела красавца-мужчину.
   - Так где Яга? - спросил он.
   - Я вместо неё, - соврала Девочка.
   - Некрасиво обманывать, - сказал мужчина и наколдовал Девочке заячьи уши.
   - Ничего оригинального, - пробормотал он, оглядев свою работу, - зато долговечно и надёжно. Магия высшего разряда.
   Оставив озадаченную Девочку у зеркала, он развернулся и вышел.
   - Эй, а что передать-то? - завопила Девочка, опомнившись.
   - Скажи, заходил Кащей, - ответил он.
   Кащей не знал, чем себя занять. Сокровища в подземельях он уже пересчитал с утра, магией позанимался только что. Успел даже пообедать, и вот хотел помириться с Бабой Ягой - а она улетела куда-то.
   Кащей шёл по лесу, машинально пересчитывая осинки и берёзки, это успокаивало ему нервную систему.
   - Если срубить все деревья и продать, - думал он с нежностью, - получится целый сундук драгоценностей. А там, глядишь, уже и подземелье новое надо рыть.
   - Простите, вы не видели здесь ручного белого голубя? - вдруг спросила какая-то девушка, выглянув из-за дерева берёзы.
   Кащей вздрогнул.
   - Нет, не видел, - сказал он. - Потерялся?
   Девушка покачала головой.
   - Я его придумала, - сказала она. - Понимаете, я живу совсем одна и даже не знаю, зачем. И я мечтаю - вдруг однажды ко мне на плечо слетит ручной белый голубь с золотой ленточкой на шее. Я бы кормила его семечками, и хлебом...
   - Вам так одиноко? - спросил Кащей, а сам думал - где-то я её уже видел.
   - Вы - Василиса! - воскликнул он.
   - Да, а откуда вы меня знаете? - спросила она. - Вы ведь не Иван-царевич, а больше я ни с кем не знакома.
   - Дело в том, что вы... вы мне приснились этой ночью, - соврал Кащей, - я тоже очень одинокий, и я мечтал, что однажды в лесу ко мне подойдёт девушка... такая как вы... и о чём-нибудь спросит... и мы подружимся.
   - Вы не врёте? - спросила Василиса, и её большие синие глаза наполнились слезами. - Это так чудесно - то, что вы говорите...
   - Это правда, - твёрдо сказал Кащей и дёрнул бровью. - Ой, смотрите!
   И Василиса радостно засмеялась, потому что к ней на плечо слетел ручной белый голубь с золотой ленточкой на шее.
   "Как замечательно она смеётся, - подумал Кащей. - Как будто монетки звенят. Если Яга узнает, с кем я познакомился, она меня возненавидит."
   Но Баба Яга в это время ненавидела кое-кого другого. А именно небесного гаишника, который имел наглость засвистеть на Ягу в свисток. Яга уже летела из города домой. Она купила себе книгу по колдовству "Мёртвые уши" - последнее издание с дополнениями и примечаниями, ещё купила новую метлу для кратких и долгих полётов (автопилот, подушка безопасности, аптечка - всё на месте) и свадебное платье светлого бежевого цвета, чудно подходящее к чёрным длинным волосам. Яга чувствовала себя счастливой, как любая женщина, сделавшая удачные покупки, а тут этот гаишник! И откуда он взялся? Спрятался, хитрый, за облако и высматривал нарушителей.
   - Эй! Немедленно остановитесь! - закричал он Яге. - У вас фара разбита и номера грязью заляпаны!
   Яга сделала вид, что не слышит, и прибавила скорости. Тогда гаишник вскочил в свой аэроджип и полетел следом. Яга увидела, что он её вот-вот догонит. А тут на ступе замигала красная лампочка.
   - Негодные кролики! - воскликнула Баба Яга. - Они не заправили ступу бензином! Я не дотяну до дома!
   Яга попыталась наколдовать себе парашют или хотя бы зонтик, но от страха перепутала все заклинания на свете, и в её руках оказался огромный гриб мухомор.
   Ступа стремительно падала. Яга катапультировалась и стала падать отдельно, обеими руками крепко держась за мухомор. Глаза она от ужаса закрыла.
   - Авария! - обрадовался небесный гаишник. - Наконец что-то увлекательное в моих однообразных буднях!
   И он направил свой аэроджип вниз, к месту падения ступы, откуда поднимался лёгкий чёрный дымок.
   - Есть кто живой? - закричал гаишник, выскакивая из аэроджипа.
   Ступа лежала на боку, и любой, даже самый начинающий, авиалюбитель сказал бы, что к полётам она больше не пригодна. А невдалеке тоже на боку лежала без сознания Баба Яга, и о ней можно было сказать то же самое.
   Гаишник подбежал к ней, снял с неё шлем - и ахнул.
   - О, если из-за меня она умрёт, я этого не переживу! - закричал он, и от его крика Яга очнулась. Она села, поправила свои растрепавшиеся чёрные косы и взглянула на гаишника.
   Он смутился и отдал ей честь.
   - Вольно, - сказала она. - Чего вам?
   - Вы давно проходили техосмотр? - спросил он, любуясь её ежевичными (чёрно-фиолетовыми) глазами.
   - Разве теперь это имеет какое-то значение? - спросила она.
   - Но я должен составить протокол...
   - Лучше подвезите меня до дому, - предложила она, видя, что он это предложить не осмелится.
   - О, с радостью! - вскричал он. - Мой аэроджип к вашим услугам!
   - Аэро? Нет, только не лететь! - больным голосом воскликнула Яга. - Я лучше пойду пешком.
   Она поднялась и пошла к ступе. Все покупки, к счастью, не пострадали и валялись рядом в траве.
   - Но мой джип ездит и по земле! - сказал гаишник. - Он вездеход!
   - Тогда берите! - сказала Яга и нагрузила его коробками с книгой, метлой и платьем.
   - Вы купили метлу, - сказал гаишник. - Любите чистоту и порядок?
   Баба Яга вздохнула. Она подумала, что теперь, пережив это ужасное падение, никогда не осмелится летать, и метла ей, в принципе, ни к чему.
   - А вам случайно не нужен дворник? - спросил гаишник. Он решил сменить работу.
   - Случайно нужен, - ответила Яга. Не лежать же метле без дела. - А вас как зовут?
   - Герасим, - сказал новоявленный дворник. - А вас?
   - Яга.
   - Какое красивое редкое имя!
   На крыльце Бабу Ягу поджидала Любознательная Девочка.
   - Я теперь у вас работаю, вместо кроликов, - сообщила она.
   - Уши, я смотрю, у тебя такие же, - сказала Яга. - Что, заходил этот рыжий дурак Кащей?
   - Нет, заходил другой Кащей, - сказала Девочка, почесав свои уши. - Смуглый, черноглазый, черноволосый, весь в белом, с сигарой и с шёлковым шейным платком. Шикарный мужчина, скажу я вам!
   - Ты что-то путаешь, - сказала Яга. - Кащей рыжий, долговязый и бледный как смерть! Интересно, кто же это заходил?
   - А это кто? - спросила Девочка, ткнув пальцем в Герасима.
   - Это мой дворник.
   - А почему он в форме?
   - Я всегда в форме! - гордо сказал Герасим, выпятив грудь. - Я гроза культуристов!
   - Ох, да, я тоже туристов не люблю, - сказала Баба Яга. - Вечно лезут всюду, мусорят, фотографируют, норовят стащить что-нибудь на память! Вредительский народ!
   Яга сгребла в кучу книгу и платье.
   - Я пошла колдовать, - сказала она, - а вы приготовьте ужин.
   - Ты умеешь готовить ужин? - спросил Герасим Любознательную Девочку.
   - Нет, - призналась Девочка. - Я умею его есть.
   - Это я тоже умею, - сказал Герасим. - Ладно, идём на кухню, там разберёмся.
   Кухня поразила своей чистотой.
   - Как будто и не живёт никто, - прошептал Герасим, отражаясь в начищенном чайнике.
   - Как это никто? - дрожащим голосом сказала Девочка и дрожащим пальцем указала на стену. Там, на моющихся обоях, сидел и шевелил усами страшный гигантский таракан.
   - Обстановку разведывает, - сказал Герасим и медленно стащил с ноги ботинок. - Щас мы его...
   - Фу, как это грубо! - сказал таракан и с достоинством уполз в щель, а ботинок Герасима оставил красивый чёрный след на бело-розовых обоях.
   - Ничего, - утешила Герасима Девочка. - Они ведь моющиеся.
   - Самоклеящиеся и самомоющиеся, - провозгласили обои и тут же отмылись. - Но это не значит, что можно нас... ботинками...
   - Я нечаянно, - извинился Герасим. - Я больше не буду.
   На кухне стоял большой холодильник - с кодовым замком. Ещё на кухне висела деревянная полочка с кулинарными книгами. А налево открывалась дверь в кладовку.
   - Фасоль, горох, - сообщал оттуда Герасим о своих находках. - Мука, крупы всякие, мёд. Ого-го, окорочка и колбасы! И мыши!
   - Нет, мышей не надо! - отвечала ему Девочка. Она сидела на кухонном столе и листала кулинарную книгу. - Неси сюда колбасу и муку и крупу!
   - А что мы будем готовить? - спросил нагруженный Герасим, выходя из кладовки весь в свёртках.
   - Я ещё не решила. Надо почитать рецепты и выбрать что попроще. Поставь пока на огонь кастрюлю с водой, - велела Девочка.
   Кастрюля оказалась не обычная, а музыкальная. Вода забулькала, и Кастрюля запела бодрым голосом:
   - Маленькой девочке холодно зимой,
   Маленьку девочку взяли мы домой,
   Быстро разделали, кинули в котёл,
   Будет питательным новогодний стол!
   - Неприятная какая-то песня, - сказал Герасим. - Вот, я нашёл несложное блюдо: "Бабка, фаршированная грибами с луком".
   - Это из картофеля? - спросила Девочка.
   - Нет, это из бабки, - растерянно сказал Герасим. - Тут есть ещё "Рулет из индейца" и "Шпионы с рисом".
   - Дай мне, - сказала Девочка. - "Башмак мясной", "Брюки с морковным пюре", "Овощные рога", "Кафель жареный"...
   - Давай посмотрим сладкие блюда, - предложил Герасим. Но там было не лучше. - "Сливовый пудель", "Говорящие персики", "Десерт из ремня", "Язычки слоёные детские".
   - Нет, мы сегодня останемся голодными, - вздохнула Девочка. Она встала и понесла на место кулинарную книгу (которая называлась "О вкусных и здоровых"). Кастрюля, молчавшая, опять запела:
   - Ну где же ручки?
   Ну где же наши ручки?
   Давай пожарим ручки
   И будем пировать!
   - Какая-то людоедская кастрюля, честное слово! - сказала Любознательная Девочка.
   - Эти глаза в компоте
   Чайного цве-е-та! - затянула Кастрюля.
   - Вода закипела, - заметил Герасим. - Давай хоть чаю попьём.
   - Он выключил газ, и Кастрюля умолкла на полуслове.
   - Слышишь, кто-то кричит, - сказала Девочка.
   - Нет, - Герасим открыл окно. - Уже стемнело. Звёздочки на небе... Раньше, когда небесным гаишником работал, плевался на эти звёзды, а теперь, с земли, посмотришь - красивые, как жемчужинки...
   - Но всё-таки кто-то кричит, - сказала Девочка и высунулась в окно по пояс. Герасим прислушался - и точно, глубоко в лесу кто-то кричал на два голоса:
   - Ау! Люди добрые! Помогите!
   - Выведите нас отсюда! Спасите! Ау!
   Это Иван-царевич и малярийская принцесса, проведав после обеда слона, пошли гулять в лес и заблудились. Сам по себе Иван бы не заблудился, конечно, но он всё время смотрел на Бориску, на её длинные ресницы и клубничные губки, и не запоминал, куда они идут. Опомнились они вечером. Иван с удивлением обнаружил вокруг себя старые обросшие мхом деревья дубы, чахлую траву, не видевшую солнца. И никакой дороги под ногами Иван не обнаружил, это его ещё больше удивило.
   - Кажется, я здесь раньше не был, - сказал он.
   - О, значит, мы - первопроходимцы! - воскликнула Бориска. - Как это увлекательно, ах, кровь в жилах леденеет! Сейчас, быть может, мы обнаружим обломки каменной стены или лестницу, ведущую в никуда - следы древней цивилизации! О, Иван!
   И принцесса в порыве страсти бросилась Ивану на шею.
   - Да как ты смеешь! - возмутилась Баба Яга, глядя в свой волшебный телевизор. - Ну я тебе сейчас устрою!
   И Бориска вдруг услышала страшный вой и скрежет зубов.
   - Иван, это ты? - спросила она.
   - Н-нет, н-не я, - ответил он. Его зубы стучали. Иван только что вспомнил, что забыл. Забыл взять на прогулку оружие. И теперь любой зверь, не забывший взять свои зубы и когти, легко съест Ивана на ужин.
   - Я боюсь, - призналась Бориска.
   - Я тоже, - признался Иван.
   - Помогите! - закричали они дружно. И тут из темноты выскочило ужасное стоголовое чудище, схватило Бориску и улетело прочь. А Иван от пережитого тихо упал в глубокий обморок.
  

ДЕНЬ ТРЕТИЙ

   Василиса шла по лесу и пританцовывала. Белый голубок летел за ней и баловался, гонялся за бабочками, хотя он их и не ел, так, пугал. Василиса вспоминала вчерашний день. Особенно Кащея, красивого и такого доброго. Вчера он провёл с Василисой весь вечер. Они беседовали; оказалось, у них очень много общего - любовь к животным, к природе, и...
   Тут мысли Василисы споткнулись - вместе со своей хозяйкой.
   - Ой! - сказала она. - Извините!
   Иван-царевич (это об его ноги она зацепилась) ничего не ответил, он всё ещё находился в глубоком обмороке.
   - Ой, вам что, плохо? - испугалась Василиса.
   - Может, у него летаргический сон? - предположил голубь, слетев Ивану на грудь. - Сердце бьётся.
   - Нужен врач! - сказала Василиса. - Я узнала его - это же Иван-царевич, он же войдёт в историю! Нельзя бросать его так валяться!
   Тут же, завывая сиреной и мигая мигалкой, из воздуха медленно материализовалась "Скорая помощь". Из машины выскочили два добрых молодца в белых халатах.
   - Скорую вызывали? - спросил первый.
   - Раздевайтесь и покажите язык! - велел Василисе второй и стал считать её пульс.
   - Нет-нет, помощь нужна не мне, - сказала Василиса. - Вот тут лежит Иван-царевич и ему очень плохо!
   - Иван-царевич?! - воскликнули оба. - А вы знаете, девушка, что наши услуги платные и очень дорогие? У вас деньги есть или хотя бы кошелёк?
   Василиса развела руками.
   - Бесплатно только хороним, - заявил первый молодец, а второй вытащил из машины лопату.
   - Но его нельзя хоронить, у него же сердце бьётся, он живой!
   Молодцы переглянулись и засмеялись - мол, стоит ли беспокоиться по таким пустякам. Они так смеялись, что уронили на царевича лопату. Лопата была железная и не очень тяжёлая, но Иван вырос в нежных условиях и не привык, чтобы на него роняли лопаты, поэтому он немедленно закончил глубокий обморок и очнулся.
   - Да как вы смеете! - закричал он. - Да я вас на кол посажу!
   - Так что, хоронить его или как? - спросили молодцы у Василисы.
   - Хоронить? - закричал Иван-царевич. - Да кто вы такие, чтобы меня хоронить? Да я сам вас похороню!
   Он вскочил, схватил лопату наперевес и бросился в атаку.
   - Да он буйный! - удивился первый добрый молодец.
   - Бросается на людей с лопатой, - сказал второй, и они вдвоём быстренько скрутили Ивана-царевича и надели на него смирительную рубашку.
   - Ему нужна строгая изоляция! - сказали они и потащили Ивана в машину.
   - Отпустите его! - закричала Василиса и бросилась на выручку. Но как только она прикоснулась к Ивану - тут же исчезла, превратилась в лёгкий синенький шарфик из шёлка.
   Добрые молодцы озадачились.
   - Ты тоже видел? - спросили они друг у друга. - Так этот психоз заразный?! Мы тоже заболели?!
   Они затолкали Ивана-царевича в машину, прихватили синенький шарфик и укатили в неизвестном направлении.
   А Василиса очутилась в какой-то тёмной холодной пещере.
   - Куда это мы попали? - спросил голубок, ероша перья. - Холод собачий, тут и простудиться недолго!
   - Наверно, это пещера страшного ужасного дракона, - предположила Василиса. И угадала. Пройдя довольно долгий тёмный сырой коридор, она попала в большую каменную залу. Там в огромной печи горел огонь, а рядом с дровами лежала то ли спящая, то ли зверски убитая девушка в шляпе с жемчужными бусами.
   - Ой, как страшно! - воскликнул голубок и зажмурился. - Не ходи туда, Василиса! Дракон вот-вот вернётся и съест тебя вместе с этой несчастной жертвой!
   - Я хочу её спасти, - сказала Василиса, но не успела двинуться, как в пещеру влетел дракон. У него в зубах торчал букет ромашек.
   Девушка, лежавшая рядом с дровами, тут же встала и потянулась.
   - Доброе утро, Змей Георгинович, - сказала она с акцентом.
   - Доброе утро, Бориска, - сказал дракон и кинул ей к ногам цветы.
   - Ой, это мне? - восхитилась принцесса. - Огромное спасибо! Как же это они называются? Рюмашки? Рамошки?
   - Ромашки, - сказала Василиса и вышла на свет.
   - Доброе утро, - сказала Бориска удивлённо. - А вы кто?
   - Я Василиса. Я заблудилась и попала в эту пещеру из леса.
   - Надо же, я тоже из леса! - Бориска засмеялась. - Теперь, Змей Георгинович, вам придётся отвезти нас обеих. Ну, мы не очень тяжёлые!
   - Как тоскливо мне будет без вас, - сказал дракон, и две большие бирюзовые слезы покатились по его чешуйчатой морде.
   - О, не огорчайтесь, милый Змей Георгинович, - воскликнула Бориска, и её клубничные губки задрожали, - а то я тоже расплачусь! Я так привязалась к вам за эту ночь!
   Тут у входа в пещеру раздался крик:
   - Я слышу, кто-то плачет! Никто не будет плакать, пока я жив!
   - А это кто? - удивилась Бориска.
   - Кто там? - крикнула Василиса.
   - Я - Принц на Белом Коне! - услышали они. - Я разыскиваю свою идеальную возлюбленную и по пути совершаю подвиги! Вы там одна, прекрасная незнакомка?
   - Нет, нас тут две! - крикнула Бориска. - И дракон!
   - Ага! - закричал Принц. - Дракон-то мне и нужен! Выходи, исчадье ада, на честный бой! Не волнуйтесь, прекрасные незнакомки, я вас спасу! Я убью дракона и вырежу у него сердце - как трофей!
   Змей Георгинович, услышав, что его ждёт, задрожал и прикрыл глаза красивым хвостом с кисточкой зелёного цвета.
   - Как он смеет пугать моего дракона? - возмутилась Бориска. - Эй, ты, грубиян, убирайся отсюда вместе со своим Белым Конём! Нас не нужно спасать!
   - Что я слышу! - закричал Принц, громыхая доспехами. - Вы отказываетесь от помощи! Проклятый дракон околдовал вас! Не бойтесь, прекрасные незнакомки, я отрублю дракону голову, и злые чары спадут с вас!
   - Теперь он хочет отрубить мне голову, - прошептал Змей Георгинович. - И что я ему сделал?
   А Принц с криком "Ура!" начал штурм пещеры. Его Белый Конь дико ржал и стучал копытами, доспехи Принца гремели, и когда он, создавая ужасный шум, вскакал в пещеру, голубок Василисы от страха взлетел под потолок и спрятался.
   - Ну вот я и здесь! - закричал Принц. Через забрало его голос прозвучал глухо и угрожающе. - Сейчас я одержу убедительную победу над драконом!
   И он выстрелил в дракона из гранатомёта. Граната стукнулась об чешую и взорвалась. Где-то в глубине пещеры посыпались камешки.
   - Почему он не упал? - спросил Принц обиженно.
   Дракон вопросительно смотрел на него, лапами ощупывая себя в поисках смертельной раны.
   - Почему он не умирает? - закричал Принц капризно и затопал ногами. - Я тебя убил! Умирай!
   - Он так огорчён, - прошептал дракон девушкам. - Я лучше умру, а?
   И он рухнул как подкошенный, закрыв свои большие синие глаза.
   - Ура! - закричал Принц, тут же взобрался на дракона и стал в позу победителя. - Враг повержен! Все ликуют!
   - А ну вон! - закричала Бориска. Она спихнула Принца, и он покатился по полу пещеры, гремя как консервная банка.
   - Змей Георгинович, - девушки затормошили дракона. - Очнитесь! Вставайте!
   - А зачем? - прошептал дракон, не раскрывая глаз. - Я живу на земле уже сотни лет, и вы, Бориска, первая, кто отнёсся ко мне по-доброму, а я должен расстаться с вами. Так зачем мне после этого жить?
   - Поцелуй его, - посоветовала Василиса. - Обычно если дракон говорящий, то он - заколдованный юноша. Вот увидишь!
   - Ладно, - согласилась принцесса и чмокнула дракона в чешуйчатую щёку.
   - Ах, я не верю своему счастью! - сказал дракон, но так и остался драконом.
   - Не превратился, - сказала Бориска.
   - Не целуйте его! - закричал Принц, сумевший наконец подняться на ноги. - Он же не домашний, у него могут быть глисты или лишай!
   - Мы думали, - сказала Василиса, - он станет прекрасным юношей и Бориска останется с ним.
   - Что? - спросил дракон, обливаясь слезами. - Так вы... по расчёту...
   - Простите, - сказала Бориска, - и пожалуйста, не плачьте, Змей Георгинович, я бы и так вас поцеловала, вы очень милый дракон.
   - И вы останетесь жить в моей пещере? - с надеждой спросил дракон.
   - Ну, - сказала Бориска, - вообще-то я собиралась замуж за Ивана-царевича. Но я подумаю. Дайте мне три дня на усиленные размышления.
   - Берите, - сказал дракон. - И перед уходом хоть чаю попейте.
   - Ах! - воскликнула Василиса. - А Иван-то-царевич похищен! Его увезли в неизвестном направлении!
   - Что я слышу! - сказал Принц. - Кто-то унижен и оскорблён? Кто-то взывает о помощи? Я спасу Ивана-царевича!
   Белый голубок, увидев, что убивать больше никого не будут, слетел Василисе на плечо. Увидев его, Принц прошептал в восторге:
   - Божественное знамение! Скорее на коня, прекрасная незнакомка, и удача не покинет нас!
   Он и Василиса сели на Белого Коня и, помахав на прощанье Бориске и дракону, поспешили в неизвестном направлении.
   - Куда ехать-то? - спросил Белый Конь.
   - В Сумасшедший Дом, - сказала Василиса.
   Белый Конь развернул дорожную карту и надел очки.
   - Так-так, - сказал он, - на северо-восток от Драконьей пещеры, на юго-запад от царских палат, ммм, высчитать азимут, солнце в зените...
   Конь достал карандаш и углубился в расчёты, а Принц и Василиса смогли побеседовать.
   - Где находится Джомолунгма? Кто изобрёл велосипед? Сколько фунтов в одном стерлинге? - спросил Принц.
   - Не знаю, - сказала Василиса. - А вам зачем?
   - Я ищу свой идеал, - объяснил Принц. - Девушку мечты. - Он показал Василисе три толстых общих тетради, исписанных в каждую клеточку. - Вот краткий список достоинств, умений и навыков, коими должна обладать Идеальная Возлюбленная.
   - Ух ты, - сказала Василиса. - И вы решили, что это могу быть я?
   - Это может оказаться кто угодно, - сказал Принц. - Один балл я вам уже поставил, за прекрасность. Теперь проверяю ваш интеллект.
   - Мой что? - спросила Василиса.
   - Уровень умственного развития, - пояснил Принц. - Отгадайте загадку. Над рекой повисло каменное коромысло.
   - Мост? - догадалась Василиса.
   - Вот и нет, - сказал Принц. - Радуга.
   - Разве она каменная? - удивилась Василиса.
   - Конечно! - сказал Принц. - Красная полоска из рубинов, оранжевая из топазов, жёлтая из янтаря, зелёная - изумруды, голубая - бирюза, синяя - сапфиры, а фиолетовая?
   - Фламинго? - спросила Василиса.
   - Нет, - Принц поморщился от такой глупости. - Нужно было назвать камень, камень аметист.
   - А, - сказала Василиса и вздохнула. - Я прекрасная, но не премудрая.
   - Не огорчайтесь, - сказал Принц. - Может, с тестом вы справитесь лучше.
   - Тесто? - сказала Василиса. - Да, я умею печь пироги, и блины.
   Принц решительно закрыл свои общие тетрадки.
   - Эврика! - вскричал Белый Конь. - Сумасшедший Дом - это же в двух шагах! Что вы мне голову дурили со своими азимутами?
   И, сделав два шага, Конь доставил их к Сумасшедшему Дому. Возле Дома в маленьком озере стояла машина "Скорой помощи", два санитара беззаботно плавали вокруг неё и что-то напевали.
   - Зачем же вы поставили машину в воду? - крикнул им Принц.
   - А чтоб не заржавела, - ответили санитары.
   - Понятно, - ответил Принц и, сделав большие глаза, прошептал Василисе:
   - Сумасшедшие. Его среди них нет?
   - Нет, что вы! - сказала Василиса. - Он не сшедший.
   - Что ж, - сказал Принц. - Будем искать.
   - Ты ищи, - сказал Кащей у экрана своего волшебного телевизора, - а она не будет.
   Кащей рассуждал здраво: Василиса спасёт Ивана, и Иван влюбится в неё на радостях, тем более, что он и так уже почти...Нет, нельзя это допустить, и Кащей дёрнул бровью.
   Принц стучался в дверь приёмного покоя, а Василиса сидела на Белом Коне и наблюдала. И вдруг Белый Конь почувствовал, что он взбесился. Так, не сильно, но глубоко и отчётливо.
   - Игого! - радостно заржал он и поскакал беситься в лес, и унёс с собой Василису.
   - Здесь какая-то интрига, - сказал Принц глубокомысленно, - и я распутаю её коварные сети, но прежде спасу несчастного Ивана-царевича.
   Принц решительно вытер ноги о коврик и вошёл. Он точно помнил, что вошёл, что перешагнул порог и закрыл за собой дверь, но тем не менее вот она - дверь с табличкой "Приём покойников". Принц вошёл опять, и опять оказался на улице перед дверью. Он долго так входил, но вот уже санитары с озера загрозили ему кулаками и что-то закричали.
   - Я ухожу, до свидания! - крикнул им Принц и свернул за угол Дома. Конечно, Принц не ушёл. Он решил хитроумно проникнуть в Дом через окно. Окна первого этажа все были распахнуты. Принц заглянул в первое - и увидел красивую девушку. Она принимала ванну, всюду клочьями лежала белая пена.
   - Ой, извините, - Принц отбежал и посмотрел в следующее окно. Там та же девушка намыливала свою левую ногу.
   - Извините, пожалуйста, - Принц покраснел и пропустил десять окон. В одиннадцатом окне он увидел ту самую купальщицу. Она мылила правую ногу и удивлённо сказала:
   - Вы долго будете на меня пялиться? Входите же!
   - Если вы настаиваете, - сказал Принц и влез в окно. Тут же оказалось, что он на четвереньках стоит на кафельном полу.
   - Вы всегда входите в дверь таким образом? - спросила девушка, и Принц захлопал глазами, потому что девушка сидела за столом, совершенно одетая в белый медицинский халат и белые тапочки.
   - Но это окно! - сказал Принц и обернулся. Он увидел дверь.
   - Ну-ну, не расстраивайтесь, - сказала девушка ласково. - Ночные кошмары были?
   - Что? - спросил Принц, поднимаясь и отряхивая доспехи.
   - Головой в детстве ударялись? - спрашивала девушка и чёркала что-то в медицинской карточке.
   - Я не больной, - сказал Принц, - вы меня не поняли.
   - Да? А вы уверены? - спросила девушка. - Что написано на двери?
   - Приём покойников, - ответил Принц.
   Девушка озадачилась и выглянула за дверь, на табличку.
   - В самом деле, - сказала она. - Неужели это заразно и я тоже заболела?
   Она достала градусник и сунула его себе под мышку.
   - Я ищу, - сказал Принц, - Ивана-царевича.
   - Вы родственник? - спросила девушка и достала градусник. - Боже мой, 36.6, я так и знала!
   - Нет, я спаситель, - сказал Принц.
   - А что, Ивана надо спасать? - испугалась девушка. - Так что же мы стоим?
   И они побежали спасать Ивана. Он об этом не знал и спокойно пилил решётку.
   - Марья, - воскликнул он, когда спасители ворвались в его палату. - Что, уже обед?
   - Нет, друг мой! - вскричал Принц, - обедать мы будем на воле! Я вас спас! Вы свободны, спали тяжкие оковы!
   - Как это они спали, если тихого часа ещё не было? - нахмурилась Марья. - Нарушение режима? Это в какой палате?
   - Нет, она слишком глупая, - сказал Кащей и дёрнул бровью. - И, пожалуй, маленькая коррекция внешности.
   - Бог мой! - воскликнул Принц. - Как вы вдруг похорошели!
   - И поумнела, - сказала Марья очень поумневшим голосом. - С таким умом я не хочу работать медсестрой. Я переведусь в библиотеку.
   - А скажите, - Принц достал свои тетрадки, - как называется черноплодная рябина? А - арония, Б - ирония, В - ...
   - Конъюнктура, - сказала Марья. - Я точно знаю, я читала.
   - Э, - сказал Принц. - А в каком году поэт Ушкин написал своё знаменитое "Послание к баскетболистам", оканчивающееся словами: "И братья мяч вам подадут"?
   - Он его ещё не написал, - сказала Марья, - и не спорьте, а то сделаю вам укол не в руку.
   - Простите, - сказал Иван, - вы не замечаете?
   - Что? - спросил Принц.
   - Ничего странного? - спросил Иван, указывая глазами вокруг.
   - Чёртики? - сочувственно спросила Марья. - Зелёные собаки? Ой...
   - Где здесь остановка трамвая, не подскажете? - спросила зелёная собака.
   - Вы тоже видите? - прошептал Принц.
   - Мы все заболели, - сказала Марья и достала из кармана шприц. - Будем проводить оперативное вмешательство от помешательства.
   Зелёная собака пожала плечами и ушла, перепрыгивая стопки и груды книг.
   - Кому первому? - спросила Марья, выпустив из шприца фонтанчик.
   - Простите, можно сдать книги? - сказал кто-то. Все обернулись. Неряшливого вида юноша протягивал Марье засаленную книгу стихов поэта Ушкина.
   - Ещё сумасшедший, - сказала Марья. - Он думает, что здесь библиотека.
   - А что здесь по-вашему? - спросил юноша, ковыряя в носу. - Совсем уже обкололись?
   - Так о чём и я! - крикнул Иван. - Я вам уже давно пытаюсь тактично намекнуть, что здесь творится что-то неудобоваримое!
   Подтверждая его слова, у стены с грохотом появился толстый книжный шкаф, и в него начали сползаться книжки с пола.
   - И правда похоже на библиотеку, - сказала Марья. - Ура! Я теперь библиотекарь всевышнего разряда!
   - Высшего, - поправил Принц. - Так значит, Ивану больше ничто не угрожает? Тогда я возобновлю поиски Идеальной Возлюбленной.
   - Поиски? - сказал Иван. - Ох!
   - Что такое? - испугался Принц.
   - Ох! - стонал Иван.
   - Что с вами? Живот болит? - спросила Марья и схватилась за пульс Ивана. И даже засаленный юноша вынул палец из носа и заинтересованно высморкался в рукав.
   - Бориска! Принцесса из дружественной Малярии! Её похитило стоглавое чудовище, зубы в десять рядов и всё такое! - закричал Иван. - Я не в силах был его победить, бедная, оно её сожрало!
   Принц побледнел.
   - Опишите особые приметы, - потребовал он, - и я спасу её!
   - Мм, - сказал Иван, - ну... губы у неё... Глаза такие... с ресницами, и брови... А! У неё жемчужные бусы на шляпе и акцент.
   - Стоглавое чудище? - с сомнением спросил Принц, вспомнив Змея Георгиновича.
   - Уверяю вас! - Иван приложил руку к сердцу. - Ядовитым дыханием оно убивает всё живое на километр вокруг себя!
   - Гм, - сказал Принц. - Сдаётся мне, я встречал принцессу в своих странствиях не далее чем сегодня, и могу вас успокоить: с ней всё благополучно.
   - Вы убили чудище?! - вскричал Иван восхищённо.
   - Убил, - помявшись, скромно ответил Принц. - В бою не на жизнь, а на смерть. Палимый немилосердным огнём из тысячи пастей, я приблизился и вонзил клинок в его чёрное сердце. Чудовище испустило ужасающий рык, - Принц воодушевился, сам начиная верить в своё повествование, - взмахнуло крылами, заслоняя белый свет, и ринулось на меня, впилось когтями в мою грудь! "Умираю! Но не сдаюсь!" - закричал я, - Принц запнулся, потеряв нить рассказа, и скромно закончил:
   - И прекрасная дева перевязала мне раны своим платком.
   - Да про это надо в газету написать! - воскликнул Иван. - Пусть Бориска даст интервью: "Как меня спасли от стоглавого чудища". Позвольте спросить ваше имя, о храбрый незнакомец, ибо оно войдёт в историю!
   - Имя? - спросил Принц. - Заговорился я с вами, мне же срочно нужно ехать! То есть идти, ведь моего Белого Коня угнала некая прекрасная дама.
   Белый Конь в это время уже спокойно пасся на лужайке у Сумасшедшего Дома, куда он вернулся, сбросив Василису в сильные руки Кащея. Случайная такая встреча, Кащей так и сказал:
   - Какая счастливая случайность, что я проходил тут и словил вас!
   - Как я вовремя упала! - сказала Василиса и глубоко вдохнула: от Кащея очень вкусно пахло туалетной водой.
   - Вы лёгкая как стодолларовая банкнота, - сказал Кащей.
   - А что вы делали в лесу? - спросила Василиса.
   - Гулял, - соврал Кащей. - Сочинял стихи. Тут среди деревьев думается лучше.
   - Наверно, это очень трудно - сочинять стихи? - с большим уважением сказала Василиса.
   - Ну что вы, - сказал Кащей, - ерунда!
   Он умолк. Взглянул на Василису - она явно ждала подтверждения, хотя бы пару строк.
   - Да, - сказал Кащей. - К примеру, ямб. Э... Совсем легко... Ну...
   Я помню чудное мгновенье,
   Передо мной свалилась ты,
   Как мимолётное паденье,
   Свалилась с конской высоты.
   Он стёр пот со лба и понадеялся, что Василиса не читала поэта Ушкина. Она и не читала.
   - Потрясающе! - услышал Кащей. - И... неужели это обо мне?
   - Да, - сказал Кащей и раньше, чем успел закрыть рот, предложил:
   - Хотите, я вам поэму посвящу?
   - Хочу, - сказала она, - а как это?
   - Это целая поэма будет про вас, - сказал Кащей. - Но мне прямо сейчас её не сотворить. Необходимо уединение, чтобы прилетели мухи творчества.
   - Понимаю, - сказала Василиса. - Ой!
   - Что такое? - сказал Кащей.
   - Смотрите, - сказала Василиса. - Котёнок! Вы ведь любите животных?
   - Люблю, - обречённо сказал Кащей, хотя животных любил только жареных.
   - Если бы у меня был дом, - намекнула Василиса, - я бы взяла этого сиротку к себе.
   Кащей понял, что ради завоевания Василисы (а ему всё больше хотелось её завоевать) это животное ему полюбить придётся.
   - Я возьму его, - и Кащей с трудом поднял на руки увесистого кота величиной с взрослую собаку колли.
   - Аккуратнее, - хрипло мяукнул Кот. - Я слабый и очень хрупкий. А у тебя дом с удобствами?
   - Нет, - с надеждой сказал Кащей.
   - Я буду любить тебя как родного, - проникновенно сказал Кот и обнял Кащея лапами за шею.
   - Ах, это так трогательно, - сказала Василиса, хлюпая носом. - Какой вы добрый!
   - Угу, - сказал Кащей, изнемогая под тяжестью Кота.
   - Вы знаете, - сказала Василиса, - мне надо поискать своего белого голубка, куда-то он запропал. А вы будете писать поэму?
   - Ах да, - сказал Кащей, он уже и забыл. - Ну хорошо, Василиса. Увидимся вскоре.
   - Где? - не поняла Василиса. А Кащей уже перенёсся домой, в свой мрачный непригодный для туристов замок. И соображал, что делать с Котом.
   - Где я буду спать? - спрашивал Кот. - Где тут холодильник? И ванная комната? А также клозет.
   - Слушай, ты, - начал Кащей, но Кот его перебил:
   - Ни слова, о презренный хам,
   Твои все помыслы дурные
   Могу читать я по глазам,
   Я хамов вижу не впервые.
   Кащей открыл рот, но ничего не сказал. Он тихонечко сел, прямо на землю, а Кот спросил:
   - Ну как?
   - Слушай, - сказал Кащей, - а про любовь можешь?
   - Я всё могу, - скромно сказал Кот, - но не на голодный желудок. Сам знаешь, голодное брюхо к поэзии глухо.
   Кащей повёл бровью, в комнате появился стол с богатым ассортиментом мясных изделий. Кот повязал вокруг шеи носовой платок и стал кушать ложкой печёночный паштет.
   - Откуда ж ты такой взялся? - спросил Кащей.
   - Из Сумасшедшего Дома, - сказал Кот. - Кормили там хорошо, но вот коммуникативный аспект... - Кот вздохнул. - Общаться было не с кем, понимаешь, все почему-то принимали меня за зелёную собаку... Ну и реагировали соответственно... Так что ушёл я от них.
   Кот вздохнул ещё раз.
   - Да, - сказал Кащей, - общение это да... Мне вот тоже иногда общаться хочется, а не с кем. Так и чахну...
   - Над златом? - спросил начитанный Кот.
   - Ну и над златом тоже, - сказал Кащей. - Правда, сейчас не до того.
   - А что? - поинтересовался Кот.
   - Да вот понравиться хочу одной девушке.
   - Это что ли та с длинной косой? - спросил Кот. - Раз плюнуть. Мы ей такие сонеты сослагаем - упадёт...
   - А можно поэму? - спросил Кащей. - Поэму я обещал.
   - Пожалуйста, можно и поэму, - согласился Кот.
   - Мне главное, чтобы её - Василису - Иван-царевич не отбил, - пояснил Кащей, - так я ему разных невест подсовываю. Посмотрим, кстати, как ему Марья понравилась.
   Кащей включил волшебный телевизор, и на экране появились стройные ряды книг.
   - "Война и сыр", писатель Жирный, - говорила Марья, - сто четыре экземпляра.
   - Сто четыре, - кричал из пыльных стопок Иван, и Марья ставила в списке галочку.
   - Писатель Кошёлкин, "Пластилин-подлец", один экземпляр.
   - До дыр зачитали, - удивлялся Иван, - наверно, хорошая книга.
   - Писатель Доставалкин, "Преступление и наказание".
   - "Преступление" есть, целая куча, ого, а "Наказания" ни одного тома, - Иван выглянул из-за полки, - мыши погрызли, что ли?
   - Или читатели утащили, - грозно сказала Марья. - Я вот карточки проверю и всем должникам позвоню!
   В двери Сумасшедшего Дома-библиотеки робко постучали.
   - Опять стучат, - сердито сказала Марья. - Иван, разберись.
   Иван выглянул. Перед дверью стояла толпа интеллигентного вида читателей с авоськами книг.
   - Вам чего? - сурово спросил Иван.
   - Книжки сдать хотим, - пискнула толпа одиноким голосом.
   - Хитренькие! - сказал Иван. - Книжки сдать! У нас проверка книжных фондов! Ясно? И нечего здесь толпиться! Книжки они читают! Идите лучше телевизор смотрите!
   Толпа вздохнула, но возразить не посмела и разошлась. Иван вернулся к Марье.
   - Я выявила злостного невозвращальщика книг, - заявила Марья. - Некий Кащей. И как он всё продумал, негодный, поселился в глухомани, без телефона и без Интернета, придётся идти.
   - Я с тобой, - сказал Иван. - А то мало ли что, чудовища всякие, стоголовые, или там ядовитые грибы...
   - Они придут сюда? - спросил Кот, когда Кащей выключил телевизор.
   - Именно, - сказал Кащей. - Я устрою им романтический вечер, пусть побродят по лабиринту, попугаются, Иван её пару раз спасёт , она восхитится - и можно делать свадьбу.
   - А мы куда? - спросил Кот.
   - На чердак писать стихи, - сказал Кащей.
   Из чердачного окошка было прекрасно видно, как к замку подошли Марья и Иван. Иван хромал и опирался на плечо Марьи.
   - Электрического звонка тоже нет, - проворчала Марья, - что за средневековье!
   - А у меня дома есть звонок! - похвастался Иван. - С кнопкой!
   - Я за тебя рада, - сказала Марья и стала стучать дверным молотком. Отворять двери вышел скелет дворецкого (сам дворецкий давно умер). Иван, увидев его, тихо сомлел. Марья не растерялась.
   - Что у вас за вид, уважаемый? - строго спросила она. - И не гремите костями, это не оправдание.
   Скелет покраснел и стыдливо прикрылся дверной занавеской.
   - Кащей дома? - спросила Марья. Но скелет не отвечал, видимо, от смущения.
   - Ладно, сами посмотрим, - сказала Марья. - Иван, прекрати мне это безобразие, ты слышишь?
   Иван шатаясь поднялся и на дрожащих ногах вошёл следом за Марьей в мрачный замок Кащея.
   - Летучих мышей развели, скелеты голые ходят, сплошная антисанитария, - ругалась Марья, проходя запутанный комнатный лабиринт, которым так гордился Кащей. Её не пугали внезапно открывавшиеся гробы, привидения, лужи крови и жуткие тени на стенах. Она вовсю светила фонариком и тянула за собой ошалевшего Ивана. Тот шёл с закрытыми глазами и про себя молился, чтоб скорее всё это кончилось.
   - Ага! - сказала Марья. Иван вздрогнул.
   - Держи, - сказала она. Пришлось ему открыть глаза и взять у Марьи большую сумку. А храбрая Марья уже шарила с фонариком в Кащеевых книгах, сверяясь со своим чёрным списком.
   - Так, учебники, - говорила Марья, - "Своевременный узкий язык", "Мифология узкого языка", "Истерическая грамматика", "Зарубежная литература", держи, Иван.
   Иван из интереса посмотрел на "Зарубежную литературу" - о чём книга? На обложке был нарисован топор.
   - Поэзия, - бормотала Марья, - полное собрание Ушкина, есть, так, а где сборник поэта Хлорки? Ага, а где антология вампирской лирики?
   - Чего-чего? - спросил Иван. - Чьей?
   - Не читал? - спросила Марья и открыла антологию на шестнадцатой странице:
   - Твои глаза как два рубина
   Горят безжизненным огнём,
   Цвет тёмной крови голубиной,
   Цвет ягод ландышевых в нём.
   Твоя нефритовая кожа
   Как плесень в погребе сыром.
   Ты на грибок гнилой похожа,
   И пахнешь ты гнилым грибком.
   Твоих ресниц паучьи лапки
   Бросают тень длиннее дня.
   Я словно пью кровь высшей марки,
   Когда целуешь ты меня.
   Марья читала с выражением, вживаясь в образ. Ивана передёрнуло.
   - А этот Кащей образованный тип, такие книжки редкие читает, - сказала Марья с уважением, - гляди-ка, у него и "Пластилин-подлец" есть!
   - А я зато в географии разбираюсь, - угрюмо сказал Иван.
   И тут для поднятия Иванова имиджа в комнату ворвалось насланное Кащеем стоголовое чудовище. Чтобы Иван спас от него Марью.
   Когда Иван очнулся, он лежал на травке под деревом липой, а рядом сидела Марья и гладила Ивана по голове.
   - А где... чудовище? - пролепетал Иван.
   - Ты дрался с ним не на жизнь, а на смерть, - сказала Марья.
   - И кто победил? - испуганно спросил Иван. - Я ничего не помню...
   - Победил ты, с разгромным счётом. Только головы отрубленные летели во все стороны!
   - А как же я его? Чем? - недоумевал царевич. - У меня и оружия-то не было.
   - Ты его подавил силой интеллекта, - сказала Марья гордо. - Иван, я так восторгаюсь твоим подвигом, что решила сказать тебе "да".
   - В смысле? - не понял Иван.
   - Разве ты и это не помнишь? Перед решающей битвой с чудовищем ты торжественно просил меня стать твоей женой.
   "Ну вот этого точно не было!" - подумал Иван, но спорить не стал.
   - Я очень рад, - пробормотал он, усиленно размышляя. Иван не собирался так скоропостижно жениться. Но, с другой стороны, Марья ему нравилась: она красива, ужасно умна - а ведь человеку, который уже почти вошёл в историю как гений и просветитель, нужна и супруга с мозгами. Кроме того, Марья , кажется, абсолютно ничего не боялась. Иван же был, как он сам говорил, бесстрашен, но осторожен и недоверчив, то есть стрелять предпочитал из засады и в спину, а в случае непосредственной угрозы благоразумно падал в обморок, предоставляя почётное право спасать его другим. И жена-телохранитель, к тому же с медицинским образованием, это просто находка.
   - Я очень рад! - уже бодрее сказал он и покровительственно обнял Марью за талию.
   - Поднимайся потихонечку, я отведу тебя домой, - сказала Марья. Иван начал медленно, держась за липу и за Марью, принимать вертикальное положение. Ноги после обморока дрожали и гнулись, в голове кружилась замечательная лёгкость, тянувшая к земле.
   "Слабенький он, трусливый, - подумала Марья. - Пропадёт без меня."
   - Устал, - сказал Иван, имея в виду подъём на ноги.
   - Конечно, устал, - сказала Марья, - битва с чудовищем кого хочешь утомит, даже такого силача, как ты.
   Иван выпятил грудь и важно кивнул. Ему нравилось чувствовать себя героем, хотя он теперь точно помнил, что если и поразил монстра, то только красотой своего стремительного падения. А с Марьей он чувствовал себя героем почти постоянно - когда не трясся от страха. И Иван решил жениться окончательно.
   - Отлично! - сказал Кащей. - Прямо не верится, что я выиграл! Ну а теперь давай писать стихи.
   - Начинай, - сказал Кот. - Я помогу. Давай-давай, учись.
   - Надо написать о том, как мне без неё плохо, - сказал Кащей. -Например:
   Я без тебя не жую и не пью,
   Лишь по тебе скучаю.
   Только сейчас начал я понимать...
   - А дальше не знаю, - запнулся он.
   - Как не хватает мне чаю , - подсказал Кот. - Помню, мои первые стихи были того же типа:
   Кошка моя, я по тебе скучаю,
   Я от тебя мышей не получаю,
   Ты далеко и даже не скучаешь,
   Но я вернусь...ммм...
   - Дальше забыл, - сказал Кот. - Ну это так, робкие первые шаги. А вот мой шедевр:
   Зачем любить, зачем страдать?
   Мышей налопался - и спать!
   - Тема мышей - основная в моём творчестве, - пояснил Кот. - Лейтмотив, проходящий красной нитью. Ведь не в одних же кошках смысл жизни.
   - Может, ты и прав, - сказал Кащей. - Но всё же любовь - это прекрасно.
   Кот зевнул и спросил:
   - Гости ушли, можно спускаться? Я после еды привык спать тихий час.
   - Иди, иди, - сказал Кащей, - а я посижу, подумаю, может, в голову придёт удачный образ.
   Ты прекрасна,
   Как монета золотая.
   Завладеть тобою
   Я давно мечтаю, - написал Кащей в своей тетрадке, но ему не понравилось. Он исправил монету на корону, потом прекрасна на желанна, но всё было не то. Он мучительно чёркал в тетрадке, и, вспоминая Василису, вспомнил вдруг Ягу. Ведь именно на Яге он хотел жениться, пока не встретил Василису. Интересно, подумал он, что сейчас делает Баба Яга?
   Она сидела на табуретке и чистила картошку. Бывший небесный гаишник, а ныне дворник Герасим месил тесто для пирога, а Любознательная Девочка причёсывала свои заячьи уши. Все молчали, а кастрюля с кипящей водой пела романс "Ваши пальцы пахнут кетчупом".
   - Сидим как одна семья, - сказал Герасим, подсыпая в тесто муки. - Хорошо.
   - Что хорошего? - мрачно сказала Яга, дочищая последнюю картофелину.
   - А что плохого? - спросила Любознательная Девочка. - Я, например, обязательно выйду замуж. За принца.
   - А я за царевича, - сказала Яга.
   - А за меня? - спросил Герасим.
   Яга молча сняла фартук, косынку, резиновые перчатки, кинула нож на стол и ушла к себе, к волшебному телевизору, чтобы перед ужином полюбоваться на Ивана.
   Иван был не один. Он шёл по лесу с красивой девушкой, и они говорили примерно следующее:
   - Свадьбу сделаем в царских палатах.
   - Нет, в ресторане.
   - В ресторане дорого.
   - Зато престижно. Ваши царские палаты паутиной заросли.
   - Ладно, если свадьба в ресторане, тогда платье напрокат и брильянты фальшивые.
   - Как это? Это своей невесте ты будешь дарить фальшивые брильянты? Ты ещё скажи, что лимузин заказывать не хочешь!
   - Какой лимузин? До загса рукой подать, дойдём пешком.
   Яга сразу поняла, кто всё это устроил. Щёлкнув пальцами, она перенеслась в замок Кащея. Она оказалась на чердаке, где застала шикарного мужчину с чёрными волосами и глазами. Он сидел в изящной позе и светло-синем домашнем костюме.
   - Простите, - смутилась Яга, - а где Кащей?
   Шикарный мужчина вздрогнул и уронил тетрадку, Яга успела прочитать строчки:
   Я встретил вас, и всё дурное
   В бессмертном сердце ожило...
   - Фу, вечно ты явишься вдруг, - сказал он приятным бархатистым голосом и стал собирать с пола тетрадку.
   - Мы знакомы? - кокетливо спросила Яга.
   - А-а, ты же меня ещё не видела после пластической операции! - воскликнул Кащей. - Смотришь как баранка на нового шофёра.
   - Кащей? - сказала Яга.
   - Красавец, правда? - спросил он. - А твой Иван женится на Марье.
   - Значит... - сказала Яга.
   - Что? - сказал Кащей. - А, ну да, а я женюсь на Василисе.
   - Но я не хочу за тебя замуж, - сказала Яга.
   - А я тебя и не зову, - сказал Кащей.
   - Что? - сказала Яга. - В смысле?
   Кащей замялся.
   - Не обижайся, - сказал он. - Но я больше не люблю тебя плохую. Я полюбил Василису и не собираюсь соединять вас. Она останется отдельным человеком.
   - Когда это ты успел полюбить её? - удивилась Яга. - По телевизору, что ли?
   - Мы встречались, - уклончиво сказал Кащей.
   - Но так нечестно, - воскликнула Яга. - Ты вообще клялся не знакомиться с ней.
   Кащей пожал плечами.
   - С чем я остаюсь? - сказала Яга чуть не плача. - Без Ивана, без всех своих достоинств и даже без тебя! Я так не хочу, Кащей, слышишь?
   - Ничем не могу помочь, - сухо ответил он.
   - Ты бессердечный!
   - Ну да. Тоже мне новость.
   Яга заплакала. Кащей начал нервничать, сам не зная почему, обычно женские слёзы приводили его в состояние лёгкого веселья. Тем более он никогда никого не жалел. А тут появилось нелепое желание обнять Ягу и ласково погладить по голове.
   - Не плачь, - сказал он. - Ну пожалуйста, не надо, ты всё равно ничего не изменишь. Пойми, бывают ситуации, в которых мы ничего не можем поделать.
   - Да? - сказала Яга. - Это ты не можешь. А я могу! Ты ещё увидишь, что я могу!
   И она исчезла домой. Вся в слезах. Ей было ужасно обидно, и в обиде она сделала кое-что нехорошее с точки зрения магической этики. Она открыла свою волшебную книгу "Мёртвые уши" и наколдовала Кащею живое сердце.
   Вот уж чего он не ожидал.
   После этого Яга расплакалась ещё сильнее и пошла на кухню пить чай.
   - Вернулась? - обрадовался Герасим. - А у меня пироги поспели. Слышишь, как вкусно пахнет?
   - Нет, - всхлипнула Яга. - У меня нос заложило.
   - Ты плачешь? - встревожился Герасим. - Кто тебя обидел?
   - Я ему уже отомстила и не поэтому плачу, - сказала Яга и налила заварки в сахарницу. - Я плачу потому, что теперь навсегда останусь плохой, - пожаловалась она, усердно размешивая в сахарнице ложкой.
   - Что ты делаешь? - спросил Герасим. Яга взглянула, что она делает, и расплакалась заново.
   - Вот видишь, - прорыдала она, - у меня одни неприятности... Мне не везёт, так не везёт...
   - Глупости, - сказал Герасим, споласкивая сахарницу. - Ну подумаешь, царевич женится на другой. Но есть же я.
   - Ты? - спросила Яга. - Ты отобьёшь у Ивана невесту? Эту Марью?
   - Нет, - сказал Герасим решительно. - Я женюсь на тебе.
   - Ну ничего себе заявочки! - не выдержала Кастрюля, молчавшая на полке. - Этого нам только не хватало, мужа-дворника!
   - Почему? - обиделся Герасим. - У меня высшее образование есть с дипломом, и вообще я положительный! Не пью и не курю!
   - Больной, что ли? - с сомнением сказала Кастрюля, но спорить перестала. А в кухню заглянула Любознательная Девочка и спросила:
   - А что у нас горит?
   - Пожар! - закричал Герасим. - Пироги горят!
   Из всех щелей побежали спасаться тараканы. За окнами заревела сирена и бодрый голос объявил:
   - Без паники! Пожарная тревога! Всем оставаться на своих местах!
   Разбилось стекло, и в окне появилась пожарная лестница, на ней в героической позе сидел Пожарник со шлангом.
   - Где очаг возгорания? - спросил он.
   Все показали пальцами на плиту.
   Пожарник силой мысли открыл духовку и направил туда водяную струю. Пирог зашипел, повалил чёрный дым. Яга закашлялась и вдруг упала, видимо, в обморок.
   - Отравление угарным газом, - пояснил мрачный Пожарник. - Ну, теперь хоть интересно стало!
   - Она умерла? - спросила Любознательная Девочка. - Можно, я возьму себе её платья и новую пудреницу?
   - Примите мои искренние соболезнования, - сказал Пожарник и снял каску. - Я глубоко скорблю.
   - Кто умерла? Я тебе дам умерла! - завопил Герасим. Он поднял Ягу на стол и начал делать ей искусственное дыхание.
   А вода из пожарного шланга всё лилась и лилась. Пирог уже давно утонул, и Любознательная Девочка забралась на табуретку. Пожарник свисал из окна на своей лестнице и комментировал:
   - Вода поднимается всё выше... Коврик поплыл, полотенце поплыло... Опасный момент! Вода приближается к табуретке! Выход один на один!
   - Ай, я же не научилась плавать! - закричала Любознательная Девочка, и её заячьи уши задрожали. - Спасите наши уши! Сос!
   - Я спасу тебя, дитя! - раздался голос со двора и разбилось вдруг второе окно. И в нём появился Принц на Белом Коне, не весь, правда, а только морда (коня).
   "Да у него огнестрельное оружие", - подумал Пожарник и благоразумно уполз по лестнице из кухни на свою пожарную машину.
   - А кто эти прекрасные влюблённые? - спросил Принц, спасая Девочку с табуретки.
   - Это Герасим делает Яге искусное издыхание, - объяснила Девочка.
   - Не будем им мешать, - шепнул Принц.
   Яга лежала в мелком обмороке (это нечто вроде удобного мягкого дивана) и смутно сознавала, что её кто-то целует. "Ну не может быть", - подумала она лениво. Обморок был такой уютный, спокойный, но всё же Яга решила посмотреть, в чём дело снаружи. Она выглянула...
   - Что ты делаешь? - спросила она.
   - Спасаю твою жизнь, - ответил Герасим и облизнулся. - Что, не помогает?
   - Помогает, - сказала Яга и обняла его за шею. - Ты хорошо умеешь спасать.
   Потом вода добралась и до стола, и начался потоп. Герасим спас Ягу и от потопа. Они выбрались из тонущей кухни и сели сушиться на лавку во дворе.
   - Ах, - сказал Пожарник, - ну что, все спаслись? Можно выключать воду? - Он прижал руки к сердцу. - Я так волновался, так волновался!
   - А где Принц? - спросила Любознательная Девочка (она бегала в свою комнату переодеть платье и причесаться).
   - Он уехал, - сказал Пожарник, - в царские палаты искать Одеяльную невесту.
   - Одеяльную? - огорчилась Девочка. - А я думала, он на мне женится - а у меня же ни одного одеяла...
   - И уши, - сказал Пожарник. - С такими ушами он на тебе точно не женится.
   Он злорадно засмеялся, сел в машину и уехал за другими пожарами.
   - Здесь был Принц какой-то, - сказал Герасим Яге, - а я и не заметил...
   - И я, - сказала Яга смущённо. - С этими стихийными бедствиями совершенно некогда следить за событиями в мире.
   - Кухня затоплена, - сказал Герасим.
   - Дом без кухни, - сказала Яга, - это всё равно что...
   - Могила без покойника, - сказала Кастрюля. Она тоже сушилась на солнышке и напевала:
   - Ой, лежало тело в поле у ручья.
   Парня молодого расчленила я.
   Парня расчленила на свою еду.
   Для него в желудке место я найду.
   - Прямо возвращаться домой не хочется, - сказала Яга, - дымом всё пропахло... водой всё промокло...
   - Выходи за меня замуж, - Герасим взял Ягу за руку, - и я построю нам новый дом! Только скажи "да", и я сделаю тебя счастливой!
   - Выходи, - сказала Кастрюля, - не пропадать же свадебному платью.
   - Нет, Герасим, я не могу стать тебе женой, - сказала Яга грустно. - Я очень плохая.
   - Ты исправишься, - сказал Герасим.
   - Да? - сказала Яга с сомнением.
   - Вот ты и сказала "да"! - обрадовался Герасим.
   - Нет! Я не то имела в виду!
   - Ничего не хочу слышать! Беру топор, иду валить брёвна для дома.
   - Ты умеешь? - удивилась Яга.
   Герасим гордо усмехнулся.
   - А ты что, думаешь, меня в университете учили только буквочки писать и на аэроджипе гонять? Да я даже экономическую теорию знаю! И медицину, сама убедилась.
   - Да, - сказала Яга, - целуешься ты как образованный человек.
   - Умения и навыки, доведённые до автоматизма, - сказал Герасим. - Ну я пошёл?
   - Погоди, - сказала Яга. - Что-то мне нехорошо снова. Сделай мне ещё немного того дыхательного искусства...
  

СЛЕДУЮЩИЙ ДЕНЬ,НЕВАЖНО КАКОЙ

  
   Кащей тоскливо оглядел чердак. Он искал рифму к слову "любовь", но видел только старые ненужные черепа и паутину.
   - На воздух! - решил Кащей.
   Он как-то неважно себя чувствовал, что-то постукивало в груди, прямо-таки колотилось, ритмично, как маленькие часы или барабанчик.
   "Одно из двух, - решил Кащей, - это или печёночные колики, или шумы в лёгких. А может, мениск?"
   Он шёл по лесу, думал о Василисе, в груди билось всё сильнее. И Кащея озарило! Он придумал сразу две рифмы к слову "любовь" - да, он долго думал, долго ворошил свой богатый лексический запас - и наконец нашёл - и сразу, сразу родились стихи, да какие!
   Когда увидел я случайно
   Твою изогнутую бровь,
   Твой нос, прямой необычайно,
   И рот твой, красный, как морковь,
   Я взволновался чрезвычайно,
   И понял я: пришла любовь!
   Он даже не вспотел, пока сочинял. Конечно, сказалось знание вампирской лирики, общее направление, конечно, такие абстракции, как "кровь" и "вновь", к Кащею придут позже, и конечно, если бы Василиса читала хоть одно стихотворение Ушкина...
   Кащей снисходительно подумал, что Ушкин, в сущности, тоже поэт ничего. И услышал стук топора.
   - В чём дело!? - крикнул Кащей. - Ты чего рубишь мой лес? А?
   - Ступай себе мимо, - сказал Герасим.
   - Нет, ты кто такой, я тебя спрашиваю? - Кащей уже завёлся. - А ну брось топор! Это мои деревья! Ты их у меня купил?
   - Лес общий, - сказал Герасим.- Ты отойди, а то ещё зашибёт.
   - Я сам тебя сейчас зашибу! - разгорячился Кащей.
   И тут к ним вышла Василиса.
   - Привет, - сказала она, - я нашла своего голубка, видишь?
   - Милая, подожди в сторонке, - сказали Кащей и Герасим. И озадаченно переглянулись.
   - Мы знакомы? - спросила Василиса у Герасима.
   Он так и сел, прислонившись к дереву, которое рубил. Герасим уже разглядел, что эта девушка не Яга, слишком она добрая и кроткая на вид, но как похожа!
   Кащей сразу сообразил.
   - Вы знаете Ягу? - спросил он.
   - Я её муж, - сказал Герасим, - а кто это?
   - А кто такая Яга? - спросила Василиса.
   - Тогда пожалуйста, рубите на здоровье, - сказал Кащей.
   - Но кто это? - повторил Герасим.
   - У вас дерево падает, - сказал Кащей. И, дёрнув бровью, удалил себя и Василису на другую, необитаемую полянку.
   - Как я рад вас видеть! - сказал он.
   - Я тоже, - сказала она. - Как поживает котёнок? Он уже научился лакать молоко?
   - О да, - сказал Кащей. - У него хороший аппетит.
   - Ему надо много сил для игр и роста, - заметила Василиса, и Кащей ужаснулся, представив, что Кот будет ещё расти. И играть.
   - Смотрите, - сказала Василиса, - дым.
   - Кто посмел жечь костёр в моём лесу?! - разозлился Кащей.
   Они пошли посмотреть, кто. У тлеющих угольков сидел молодой человек с печальным выражением.
   - Вы кто? - спросил Кащей.
   - Я - Бедный Угольщик, - сказал молодой человек скорбно. - Я зарабатываю себе на пропитание тем, что жгу угли.
   - Бедняга, - пожалела его Василиса.
   - Да, - сказал он, - ведь сейчас всё очень дорого. Приходится отказывать себе буквально во всём. Вот вчера хотел купить остров...
   - Остров? - удивилась Василиса.
   - Ну да, - сказал он, - чтобы было куда летать на своём личном самолёте... Но сёйчас такая дороговизна, мне по карману оказался всего лишь маленький островок с одним вулканом и деревенькой на побережье, а это, знаете ли, унизительно...
   Василиса посмотрела на Кащея, потому что ничего не поняла.
   - Вы, наверное, и питаетесь нерегулярно, - нехорошим голосом спросил Кащей, рассматривая костюм Бедного Угольщика и его модные белые туфли.
   - Да, - заговорил Бедный Угольщик, пряча под газетку надкушенный батон с чёрной икрой, - у меня уже развилось истощение и замучил авитаминоз... И ещё я недосыпаю...
   - Василиса, почему вы плачете? - удивился Кащей.
   - Мне его жалко, - объяснила она. И Кащей понял, что не сможет, как собирался, сделать с Бедным Угольщиком нечто нехорошее.
   - Вы голодны, да? - спросил Кащей. - Там вон топинамбуры растут...
   - Кого топить? - не поняла Василиса.
   - Земляные груши, - пояснил Кащей. - Я разрешаю вам их выкопать и бесплатно съесть.
   - Какой вы добрый, - вздохнула Василиса, когда Бедный Угольщик ушёл копать топинамбуры. - Вы очень мне нравитесь...
   Кащей смутился. Она обняла его и воскликнула:
   - Ах, как бьётся ваше сердце!
   - Что? - воскликнул Кащей. - Что, вы сказали, бьётся?
   - Сердце, - пролепетала Василиса.
   - Где? Где оно?
   - Тут, - Василиса ткнула пальцем в Кащееву грудь слева.
   Кащей схватился за сердце и, посерев лицом, упал на землю.
   - Что они все падают? - удивилась Василиса. - То он, то Иван...
   - Я сейчас упаду в обморок, - сказал Иван-царевич. Они с Марьей уже пришли в царские палаты и в прихожей увидели чьи-то чемоданы и клетчатые толстые сумки.
   - Почему? - спросила Марья, осматривая своё будущее жильё.
   - У нас гости, и я знаю, кто, - сказал Иван. - Пойдём отсюда, а?
   Но их уже заметили.
   - Иван! - к нему подбежала Бориска.
   - Бориска! - обрадовался Иван. - Вы живы!
   - Посмотрите, - сказала Бориска и указала на маленького серого ослика с длинными ушами.
   - Осёл, - сказала Марья.
   - Это мой слон, - сказала Бориска. - Он так тосковал без меня, что похудел на целую тонну!
   - Не огорчайся, - сказала Марья. - Теперь ты сэкономишь на его питании.
   - Да, - сказала Бориска, - и к тому же он займёт меньше места в пещере.
   - Где? - спросил Иван. - Что, в вашей стране Малярии люди живут в пещерах?
   - Нет, - сказала Бориска. - Просто я, возможно, останусь жить здесь, в лесу.
   - Ты собралась замуж? - догадалась Марья. - Я тоже, за Ивана!
   Бориска очень удивилась.
   - Но ведь у Ивана есть невеста, она приехала полчаса назад и сейчас пьёт чай с царём и царицей.
   - Варвара, - сказал Иван и скривил некрасивую рожу.
   - Это та Варвара, которая краса и длинная коса? - спросила Марья.
   - Нет, - сказал Иван. - Это та, которой на базаре нос оторвали.
   - Но как же она без носа? - удивилась Марья.
   - Она с носом! - сказала Бориска уверенно. - Я видела.
   - Пластическая операция, - пояснил Иван. - Она же богатая царевна, может себе это позволить.
   - Выгодная невеста, - сказала Марья.
   - Ни за что! - сказал Иван.
   - Звонят, - сказала Бориска. - Вы идите к гостье, я открою.
   Она открыла дверь и увидела Принца на Белом Коне.
   - Прекрасная дева! Вы спаслись от чар злого дракона! - обрадовался Принц. - Ах, у меня просто камень с души свалился!
   Он вытер ноги и вошёл, а Белого Коня ослик Бориски повёл в конюшню.
   - Какие замечательные палаты, - сказал Принц. - А вы замужем?
   - Нет, - сказала Бориска. - А вы?
   - Я ищу свой идеал, - объяснил Принц. - Вы позволите, я задам буквально несколько вопросов?
   - Конечно, - сказала Бориска. - Задавайте что хотите, чувствуйте себя как дома, а потом приходите к нам в залу пить чай.
   И она ушла, а озадаченный Принц остался. Он растерянно перелистывал свои тетрадки и не заметил, что на полу стоят чемоданы. На грохот выбежала девушка.
   - А ну поставь на место! - закричала она визгливо. - Держите! Воры! Грабители! Караул! Спасите! Грабят!
   Помогите же мне подняться, прекрасная дева! - попросил Принц. - А потом я задержу этих грабителей, от которых вы так убегаете!
   - Ты мне зубы не заговаривай, - неуверенно сказала девушка, но помогла Принцу встать.
   - Скажите, ваши доспехи из какого металла? - спросила она. - Из алюминия?
   - Серебро, - гордо сказал Принц. - А сапоги из нержавейки.
   - Вы наверно богатый? - спросила девушка.
   - Я Принц, - сказал он.
   - А я Варвара, - сказала она. - Я царевна, и ещё между прочим неженатая.
   - Да? - сказал Принц и открыл тетрадь. - У вас есть перхоть?
   - Нет, - сказала Варвара и покраснела (она носила парик).
   - Вы щёлкаете зубами во сне? - спрашивал Принц. - Какой у вас размер постельного белья? Чем вы едите овсянку, ложкой или вилкой?
   - Овсянку? - сказала Варвара презрительно. - Что я, лошадь?
   Принц оскорбился за всю свою страну и за себя лично.
   - В таком случае вы мне не подходите, - сказал он.
   - Не больно и хотелось, - ответила Варвара и показала ему язык. - Бачок для мусора!
   - А у вас нос отпоролся, - сказал Принц и с достоинством удалился. А Варвара, погрозив ему вслед кулаком, достала из чемодана нитки, иглу, зеркало и пудру и уселась пришивать свой красивый нос.
   В зале сидели царь, царица, Иван-царевич, Марья и Бориска. Все пили чай и беседовали.
   - Сахар и кофе кончились, - говорил царь, - на ванне появился известковый налёт, и нечем платить за электричество! Вот дождёшься, что свет отключат!
   - Папа имеет в виду, что ты должен жениться на Варваре, - сказала царица.
   - Я лучше буду в темноте пить чай без сахара и мыться в ванне с известковым налётом, - сказал Иван. - И вообще, у меня уже есть неве...
   Марья закрыла ему рот пирожком с капустой.
   - Кушай, Ванечка, тебе полезно, - сказала она и прошептала: "Сейчас не время им сообщать".
   Тут появился в дверях Принц. Его сразу усадили за стол.
   - Водочки? - спросил царь.
   - Лучше натурального яблочного сока, - попросил Принц. - Я хочу умереть здоровым.
   - Так вы хотите сока или умереть? - спросила царица.
   - Сначала сок, - твёрдо ответил Принц и обратился к Бориске:
   - Простите, не подскажете мне формулу скверной кислоты?
   Бориска уставилась на него.
   - А как звали няню поэта Ушкина?
   - Формула скверной кислоты "аж две осы четыре", а няню звали Зверина Скорпионовна, - сказала Варвара, входя. Она села за стол и нежно улыбнулась Принцу.
   - Я не с вами разговариваю, - сказал Принц. - А вот из истории живописи. Какой художник отрезал себе ухо?
   Варвара оскорбилась (она подумала, что Принц намекает на её оторванный нос) и стала молча есть пирожки с грибами.
   - А какой композитор был глухой? - допытывался Принц. Бориска в отчаянии развела руками.
   - Я лучше схожу за газетами, - сказала она, - там уже почту принесли.
   - Да, - сказал царь, - принесите их сюда, милочка, почитаем последние новости!
   Бориска достала из почтового ящика почту. Там было любовное письмо для Ивана и газета "Лесной карьер". Бориска быстро пролистала газету и вырвала один лист. Спрятав его в карман, она вернулась в залу.
   - Так, прочтём сперва письмо, - сказал царь. Он всё время читал чужие письма, боялся заговора.
   - "Я к вам пишу, Иван-царевич. Что я могу ещё сказать?" - прочёл царь.
   - А подпись? - спросила царица, подозрительно оглядев всех девушек.
   - Анонимка, - сказал царь. - Я уверен, что это шифровка, здесь какой-то тайный смысл.
   - А я думаю, - сказал Принц, - это любовное послание. Вспомните поэта Ушкина, его знаменитую поэму в прозе, письмо...
   - Ха-ха, поэт Ушкин, - перебил его царь, - нашли кого вспоминать... Где теперь поэт Ушкин?
   - Ты его послал, - напомнила царица.
   - Сослал, - поправил её царь. - А это письмо я отдам в тайную канцелярию, пусть выяснят, чей это почерк.
   Царь мрачно замолчал, перебирая в мыслях всех своих врагов. Затянулось молчание.
   - А давайте почитаем газету! - бодро сказала Марья. - Правда, нет одной страницы.
   - Наверно, потерялась, - сказал Иван.
   - А может, кто-то вырвал её и положил себе в карман, - сказала Варвара. Бориска покраснела, но никто на слова Варвары внимания не обратил.
   - Объявления, - сказала Марья. - Прокат свадебных нарядов, надо записать телефон.
   - Вот интересная статья, - сказал Принц. - "Битва за урожай". Какая воинственная дама изображена на фотографии! И какой у неё удивительный меч!
   - Это лопата, - сказала Бориска. - Вы не знаете, но это лопата.
   - А это что за фото? - спросила Варвара.
   - Красивый молодой человек, - сказала царица, - но почему он такой грязный? Разве можно печатать таких чумазых молодых людей в приличной газете? Надо поменять редактора.
   - "Чёрное золото нашего леса,- прочла Марья заголовок статьи. - Бедный Угольщик становится миллиардером! Топинамбур на счастье..."
   - В этот день, - прочёл Иван, - ничто не предвещало неожиданных происшествий. В доме Бабы Яги произошли пожар и наводнение, дворник Герасим рубил деревья, а Кащей обрёл живое сердце и сочинял стихи, словом, был обычный летний день. Светило солнышко и дул ветерок...
   - Ты ближе к делу, - попросила Марья. - Про топинамбуры и золото поищи.
   - Ага, - сказал Иван. - Так... цветочки... прекрасная погода... самая обычная полянка... Вот! В поисках топинамбура молодой человек скромно копался в земляных недрах нашего леса. Внезапно из глубины брызнул фонтан нефти...
   - Что? - закричал царь, очнувшись от мрачных дум. - Нефть в моём лесу? Ура! Мы разбогатели!
   - Ура! - сказал Иван. - Мне не надо жениться на Варваре!
   Марья взяла у него газету и стала читать дальше:
   - Теперь Бедному Угольщику осталось только доказать, что он имеет право владеть участком леса, и золотые потоки польются в его карманы. А так как никто до сих пор не заявил о своих правах на лес, то Бедного Угольщика уже можно смело назвать Богатым.
   - Что? - сказал царь. - Да ведь лес же мой! Что это за газета пишет такие преступные статьи?
   - "Лесной карьер", - сказала царица. - Я давно говорила, что этих земноводных пора притопить.
   - Расквакались, лягушки, - сказал царь, - я помню, они ещё поэта Ушкина печатали без моего позволения, и карикатуры на меня рисовали...
   - Замечательно, - сказала царица, - значит, два предупреждения у них уже было, и за эту статью их можно закрыть! Совсем совесть потеряли - ты им деньги даёшь, а они про тебя гадости пишут!
   - Вообще-то "Лесной карьер" - негосударственная газета, - сказал Иван, - и деньги они из казны не берут.
   - Вот! - разозлился царь. - Пускай тайная канцелярия проверит, где эти печатники берут деньги, когда даже у меня денег нет! Я уверен, тут заговор, им проплачивает эти публикации прогнившая заграница!
   - Если газета пишет гадости про царя - это неправильная газета, - сказала царица. - Мы лучше арестуем её имущество и подарим его новой, правильной газете, "Жизнь за царя", например. Чтобы народ читал правду, а не злопыхательские провокации!
   - А что, хорошее название, - одобрил царь. - Но это потом, а сперва - в лес, где на мою нефть посягают всякие приблудные самозванцы.
   - В лес, в лес!
   И все отправились в лес. Они сразу увидели большую толпу газетчиков, которые строчили в блокнотах и щёлкали фотоаппаратами. Бедный Угольщик давал интервью. Он как раз рассказывал, что в детстве мечтал работать на заводе, вытачивать железные колёсики для часов.
   - Вот и иди на завод! - сказал царь, проталкиваясь через толпу. - Вон из моего леса!
   Телохранители лезли за ним и дико извинялись.
   - Что? - не понял Бедный Угольщик. - Ваш лес? А кто вы?
   - Это же наш царь! - сказала царица громко. - Вы что, телевизор не смотрите?
   - Откуда телевизор у Бедного Угольщика, - сказал Угольщик. - У меня не было денег даже на хлеб, я питался сырыми топинамбурами, и нашего царя это не волновало! Он и не подозревал о моём существовании! А когда я разбогател - сам, своими руками - царь тут же явился и хочет всё отобрать!
   Толпа одобрительно загудела. Угольщик стал народным героем.
   - Это бунт, - проговорил царь, - я вас всех в тюрьму посажу! Это мой лес, мой!
   - Смелое заявление, - сказал бархатный мужской голос, и все присутствующие дамы машинально поправили причёски и сделали таинственные глаза. Из толпы к Угольщику и царю элегантно вышел Кащей в белом костюме и чёрных туфлях.
   - Пижон, - сказал царь тихо.
   - Это не пижон, - сказал Угольщик, - это Кащей.
   - Хозяин леса, - уточнил Кащей. - Или кто-то сомневается?
   Все молча попятились, боясь даже подумать, во что может их превратить Кащей. Царь сунул корону под мышку и сбежал, а вот Угольщик медлил.
   - Вы что-то сказали? - в абсолютной тишине спросил его Кащей.
   - Да! - выкрикнул Угольщик, побледнев и от страха дёргая щекой.
   - Ну? - подбодрил его Кащей.
   - Нефть моя! Я её нашёл! Я на вас в суд подам! - сказал Угольщик.
   Кащей только собрался превратить его в кочергу или в торфобрикет, как из воздуха появилась красивая деревянная трибуна и опустилась на землю. За трибуной сидел строгий человек в чёрной мантии и белом парике. В руке он держал молоток и, судя по суровому виду, собирался настучать кому-нибудь по голове.
   - Кто подавал в суд? - спросил он. - Суд пришёл!
   - Я, - осмелев, сказал Угольщик. - Я нашёл нефть!
   - Поздравляю, - сказал судья.
   - А он (Угольщик показал пальцем на Кащея) хочет у меня её забрать.
   - На каком основании? - спросил судья и выпил стакан воды.
   - Это мой лес, и значит, всё, что в лесу нашли, тоже моё.
   - У вас есть бумаги с печатью? - спросил судья. - Где написано, что лес ваш?
   - Нет, - Кащей пожал плечами. - Это и так все знают.
   - А у вас? - спросил судья Угольщика.
   - Тоже нет, - сказал Угольщик, - но я и не говорю, что лес мой. Я говорю только, что нефть моя, потому что я её нашёл. Ну вот например, я бы нашёл грибы и продал. Никто бы и не возражал. Так чем нефть отличается от грибов? Я её нашёл и продам.
   - Логично, - сказал судья и съел тарелку супа. - Вы что скажете?
   - Нефть и грибы, - сказал Кащей, - это две большие разницы. Грибы можно есть. Я вот ему и топинамбуры разрешил съесть. Такого мне не жалко, оно опять нарастёт. А нефть жалко, её израсходуют - и всё, останется пустая дырка в земле.
   - Логично, - сказал судья. - Вы искали нефть?
   - Нет, - сказал Кащей. - При чём тут это?
   - А он искал, - сказал судья. - Значит, ему она нужна, а вам нет.
   - Позвольте, - сказал Кащей, - значит, если кто-то посторонний пришёл ко мне домой и ищет под диваном тапочки, а я не ищу, это значит, что они мне не нужны и он может их забирать?
   - Нет, - сказал судья и съел котлету с лапшой, полив всё горчицей. - Но дом - ваш, а лес - не ваш.
   - Ладно, - сказал Кащей. - Но я вам скажу вот что: он тоже не искал нефть! Он искал топинамбуры, а на нефть наткнулся совершенно случайно!
   - Тем более, - сказал судья.
   - То есть? - не понял Кащей.
   - Вы даже не знали, что в лесу есть нефть, - сказал судья. - Так как же вы говорите, что она ваша, если вы не знали, что она есть вообще?
   - Я знал, - соврал Кащей. - Я просто не пользовался ею. Берёг на чёрный день.
   - Вы врёте, - сказал судья и съел кусок шоколадного торта. - Если бы вы знали, что там нефть, вы бы не позволили Угольщику там копаться.
   - Точно! - закричал Угольщик.
   - Он не врёт, - раздался нежный девичий голос, и все мужчины машинально расправили плечи и придали лицу мужественное выражение.
   Из толпы вышла Василиса. Она смущённо перебирала руками косу и чуть не плакала, но всё же подошла к судье и сказала:
   - Кащей не врёт, он никогда не врёт!
   В толпе засмеялись знающие люди. Василиса повернулась к ним.
   - Да, не врёт! Он знал, что там нефть, он добрый и специально сказал Угольщику копать топинамбуры!
   - Вы свидетель? - спросил судья, бросая в чашку с чаем кружок лимона.
   - Да, - сказала Василиса.
   - Что скажете? - спросил судья Кащея.
   - Она говорит правду! - сказал Угольщик. - Она была вместе с ним и всё слышала!
   - Да, - вздохнул Кащей. - Она говорит правду. Нефть ваша.
   - Но зачем тогда вы затеяли весь этот нашумевший сенсационный процесс? - спросил судья, выпив чай.
   - Для красноречия, - сказал Кащей. - Я хотел понравиться девушке.
   - Тогда платите штраф, - сказал судья и стукнул молотком по трибуне. Получив штраф, он исчез.
   Кащей прислонился к дереву и провёл рукой по лицу. Он только очнулся от обморока, как пришлось ввязаться в этот нефтяной скандал, так бесславно окончившийся. "Что со мной творится? Ради того, чтобы Василиса думала обо мне хорошо, я лишился огромного состояния! И мне почти не жалко! Без сомнения, я тяжело болен", - подумал он, дёрнул бровью и перенёсся домой - лечиться.
   Когда к Бедному Угольщику с поздравлениями хлынула толпа, Василиса растерянно огляделась, но Кащей исчез.
   - Василиса! - к ней подбежал Иван-царевич. - Наконец-то мы встретились!
   Он взял её за руку, и Василиса исчезла.
   - Что ты тут стоишь один? - спросила Марья Ивана, стоявшего с голубым страусиным пером в руке. - Идём скорее, пока без нас не уехали.
   Все погрузились в царский автобус и вернулись в царские палаты, где царь объявил собрание в тронной зале.
   - Оказалось, что экономическое положение нашей страны очень плохое, - сказал он грустно. - И нам нужна богатая невеста. И я очень рад, что малярийская принцесса Бориска согласна выйти замуж за Ивана.
   - Что? - воскликнули Бориска и Иван.
   - Она-то с удовольствием, - сказала Варвара и встала. - Но кто же видел, чтобы царевич женился на дрессировщице слонов из цирка?
   Бориска вскочила.
   - Да-да, - торжествующе сказала Варвара, демонстрируя всем номер "Лесного карьера", который она купила в лесу. - Тут страницу никто не вырвал, и вот, читайте: "Сегодня к нам на гастроли приехал цирк. Вы увидите дрессированных обезьянок, пуделей и попугаев; жонглёров и акробатов, фокусника и пожирателя змей. Гвоздь программы - смертельный номер "Девушка и слон", ослепительная укротительница слонов Бориска и её питомец слон Вазон!" Тут и фотография! Вот, жемчуг на шляпе, такие же лицо и платье! Это она!
   - Это правда? - сочувственно спросила Марья, взяв Бориску за руку.
   - Они не кормили его, - всхлипнула Бориска, - они его обижали! И мы сбежали из цирка. Я спасла его от смерти...
   - Не плачьте, пожалуйста, - сказал Иван, - ведь всё хорошо. Я очень рад, что вы не принцесса. Я по-прежнему ваш друг, и Марья тоже!
   - Друг? - сказал царь. - Она же обманщица! Ты тоже хорош, знаток географии! Малярийская принцесса, а мы и попались! За такое хулиганство я её в тюрьму посажу! И не возражайте, должен же я хоть кого-нибудь посадить в тюрьму!
   Два царских телохранителя взяли Бориску за руки и увели. Был бы Принц на Белом Коне, он бы её спас, но он не вернулся в царские палаты, тут ведь он опросил уже всех невест и ему все не подошли.
   - Не сейчас, - шепнула Марья Ивану, который хотел поругаться с царём. - Потом мы её освободим.
   - Так, - сказал царь. - Что скажете вы, Варвара? Вы спасли наш трон от самозванки - так займите его, он ваш по праву! Выходите за Ивана, и я уйду на пенсию.
   - Ха-ха, - сказала Варвара. - Я богатая невеста. Мне нужен богатый жених. А у вас крыша протекает и кофе кончился. Что, мне делать вам ремонт за свой счёт? Нет уж. Я уезжаю от вас, лучше поселюсь в гостинице. Там хоть ванна нормальная.
   Варвара удалилась, и в большой зале остались царь, царица, Иван-царевич - и Марья.
   - Вот теперь, - сказала Марья.
   - Ты можешь шить коврики из лоскутков и продавать, - сказал царь царице, - а я, может, сторожем пойду работать или бутылки собирать...
   - Папа, мама, - сказал Иван. -Познакомьтесь, это Марья. Я на ней женюсь.
   Царь махнул рукой, царица пожала плечами.
   - Царские палаты мы отмоем, - сказала Марья, - половину сдадим под офисы, а половину сделаем музеем - с живыми царём и царицей. Царь будет водить туристов по залам, рассказывать фамильные случаи из жизни, а царица - продавать горячие пирожки, чай и сувениры.
   Царь и царица переглянулись. Их лица повеселели.
   - Вот это я понимаю, невеста, - сказал царь. - Деловая хватка - истинно царское качество.
   - Но какие сувениры я им продам? - заволновалась царица.
   - А чердаки? - сказал царь. - Там хлама накопилось за многовековую историю - на миллион туристов хватит!
   Царица захлопала в ладоши и куда-то побежала.
   - Ты куда? - закричал царь.
   - Как куда? К свадьбе готовиться, - крикнула она и скрылась за дверями.
   Царь пожал руку Марье и побежал следом.
   - Главное - выбрать момент, - сказала Марья. - А теперь идём в тюрьму, к Бориске.
   Бориска сидела на нарах, под тёплым пледом, опиралась на подушку и пила чай с малиновым вареньем. Рядом сидел тюремщик и рассказывал Бориске сказки. Так он старался сгладить ей тюремное существование.
   - Василиса Премудрая осталась в избе варить обед, а Иван перекинул через плечо косу и пошёл на луг сено запасать.
   - Как это? - спросила Бориска. - У вас в стране раньше мужчины ходили с длинными волосами?
   - Да нет, - сказал тюремщик, - это не та коса. Ну вот, пришёл Иван домой, а там царь. И говорит ему царь: иди в дальние государства и принеси мне молодильное яблоко. Иван запечалился, что так далеко идти придётся, а Василиса его утешает и говорит: я тебе ширинку вышила, достанешь - меня вспомнишь.
   - Как, - покраснев, спросила Бориска, - неужели раньше так было принято?
   - Да нет, - смутился тюремщик, - это не та ширинка. Ну вот, пошёл Иван в дальние государства, видит, сидит заяц. А Иван голодный был, взял лук и убил зайца...
   - Он что, кинул в него луковицу? - не поняла Бориска. - Большую, тяжёлую, да? Как много интересного я узнаю об обычаях вашей страны!
   - Да нет, - сказал тюремщик, - это не тот лук. Может, вам блинов напечь? С вареньем, с творогом?
   - Нет, спасибо, я пока не хочу, - сказала Бориска. - А что это за шум?
   Тюремщик вскочил.
   - Как будто тюрьму штурмуют!
   Тут стена в камере отвалилась, и внутрь заглянул Змей Георгинович.
   - Я прилетел, как только узнал! - сказал он, нежно глядя на Бориску.
   Тюремщик упал в обморок.
   - Ах, я ждала вас! - сказала Бориска. - Я так ждала...
   - Вы всё раздумали? - спросил дракон. - Вы согласны?
   - Да, - сказала Бориска. - В пещере. С вами. Ой, вы даже седло надели, Змей Георгинович, какой вы внимательный!
   Бориска уселась дракону на спину, и они улетели. И когда Иван да Марья пришли её освобождать, они нашли пустую камеру и тюремщика в шоке.
   - Дракон, дракон, - твердил он.
   - Ага, Бориску спас её дракон, - сказала Марья. - Надо послать им в пещеру приглашение на нашу свадьбу.
   - А я? - спросил тюремщик умирающим голосом.
   - И вы приходите, - сказал Иван.
   - Да нет, я не про то, - он указал на стену, - что мне делать с этой дырой? Это был побег?
   - Нет, - сказала Марья, - это так и надо, царский указ. А вы идите домой, отдохните. И приходите к нам на свадьбу, мы всех зовём.
   - Смотри, нам прислали приглашение на свадьбу, - сказал Кот.
   - Чью? - спросил Кащей. Он лежал в постели с мокрым полотенцем на лбу и чувствовал себя совершенно разбитым.
   - Иван-царевич и Марья, - сказал Кот. - Тебя тошнит?
   - Нет.
   - Может, температуру померить?
   - Нет. И убери эту тряпку, у меня нет жара.
   Кот убрал полотенце и с трагическим видом спросил:
   - Но что, скажи наконец, у тебя болит?
   - Ничего, - сказал Кащей. - Сердце. Оно бьётся, понимаешь? Стучит постоянно.
   - Ну и что?
   - Да как ты не понимаешь? Я теперь шевельнуться боюсь - вдруг оно остановится? Я же не знаю, как с ним обращаться!
   - Даже в Сумасшедшем Доме, - сказал Кот, - я такого бреда не слышал. И вообще, я есть хочу.
   Кащей дёрнул бровью и накрыл голову подушкой, но чавканье всё равно было слышно, а потом - и голоса:
   - Заболел?
   - С ума сошёл.
   - Так надо же врача позвать...
   Кащей, не веря своим ушам, выглянул из-под подушки. В комнате стояла Василиса и взволнованно разговаривала с Котом.
   - А ну брысь, - сказал Кащей. - Нет-нет, Василиса, это я ему, не вам! Откуда вы здесь? Я так рад!
   - Это всё Иван-царевич, - сказала Василиса. - Когда он хочет до меня дотронуться, я сразу пропадаю и появляюсь неизвестно где.
   - Сейчас вы известно где, - сказал Кащей и вылез из-под одеяла - в чёрном смокинге с алой розой в петлице. - Вы в моём замке.
   - Вы заболели! - сказала Василиса. - Я так переживаю! Что с вами?
   - Сердце, - сказал Кащей.
   - Ах, вы влюбились! - воскликнула Василиса. - Ну да, вы же хотели понравиться девушке...
   - Как интересно вы интерпретировали мои слова, - сказал Кащей не подумав. Василиса переспросила:
   - Что я сделала? Я не нарочно...
   - Простите, - сказал Кащей, - что я умничаю, просто я совсем голову потерял...
   Он заметил, что Василиса смотрит на его голову и сейчас начнёт его переубеждать.
   - Дело в том, - быстро сказал он, - что девушка, которой я хотел понравиться, это вы...
   - Главное - во всём с ним соглашаться, - шепнул Кот Василисе.
   - Но... я ничего не замечала, - взволнованно сказала Василиса. - Вы... давно... так себя чувствуете?
   - Давно, очень давно, - сказал Кащей, имея в виду свои большие светлые чувства.
   - Недавно, - сказал Кот. - Словно заколдовал кто.
   И тут Кащея осенило.
   - Ну конечно! - воскликнул он. - Как я сразу не догадался! Ну я ей сейчас устрою!
   - Держите его! - заорал Кот. - Его нельзя выпускать, он же опасен для окружающих!
   Кащей дёрнул бровью и вместе с Василисой и Котом, висящими на его руках, переместился в некий свежесрубленный деревянный дом. Пахло смолой и опилками. Плетёные табуретки, льняная скатерть, на стенах связки золотистого лука, чеснока, красного перца и кукурузы. У стены в теньке бочонок с малосольными огурцами, на столе горячие пироги, а на плите в большой кастрюле булькала вода. Кастрюля сегодня была в лирическом настроении.
   - Ночь коротка.
   Спят облака.
   И лежит у меня на тарелке
   Аппетитная ваша рука, - пела она задушевный романс.
   - Вода кипит, - сказала Василиса. - Здесь кто-то собирался варить лапшу. Можно, я её брошу в кастрюлю?
   - Не стоит трудиться, - сказал Кащей, - сейчас от этого дома одни щепки останутся. И немногочисленные жертвы.
   - А жертвы, может, есть захотят? - спросила Василиса. - Здесь так уютно. Я чувствую себя как дома...
   - А что у них в холодильнике? - сказал Кот. - Я есть хочу. Может быть, ты отложишь свой теракт и мы сначала пообедаем?
   - Кто здесь? - спросил громкий голос, и в кухню на цыпочках вошёл Герасим с топором.
   - Где она? - спросил Кащей.
   Герасим увидел Василису и снова, как в лесу, остолбенел.
   - Я всё-таки кину лапшу, - сказала Василиса, а Кот вынул из холодильника сосиски и кетчуп.
   - Желудок у меня не больше напёрстка, - пожаловался он, - а здесь столько вкусной еды! Придётся остаться на несколько дней.
   - У нас ещё молоко есть свежее, из коровы, - сказал Герасим. - Только что подоил. Вам принести?
   - Повторяю свой вопрос, - сказал Кащей. - Где Яга?
   Кастрюля, мирно варившая лапшу, вздрогнула от его голоса и запела:
   - У кухни стояла тележка,
   И полная мяса была,
   Всё мясо нарядно одето,
   Невеста всех толще была!
   - Потрясающе, - сказал Кот, - сами сочиняли?
   - Что вы - что вы, - засмущалась кастрюля, а в кухню вошла Яга. Она была в косынке, фартуке, резиновых перчатках и защитных очках - собиралась варить лапшу. Яга увидела Кащея, Василису и растерялась.
   -К нам гости пришли, - сказал ей Герасим. - Пойду укропчику нарву, лучку, петрушки к обеду.
   - У вас свой огород? - оживилась Василиса.
   - Огород, сад, виноградник, пруд с зеркальными карпами, маленькая пасека и большое хозяйство, - похвастался Герасим. - Хорошо иметь домик в деревне.
   - Ах, как бы я хотела здесь жить! - воскликнула Василиса. - Ходить в лес за грибами, варить варенье, делать вино, доить коровку и по утрам собирать яйца в курятнике!
   - А вот Яга совсем не любит хозяйственные работы, - сказал Герасим. - Ей всё больше бы колдовать.
   - Кстати о колдовстве, - сказал Кащей добрым голосом, чтобы Василиса не испугалась. - Я к тебе обращаюсь.
   - А что? - сказала Яга смело, спрятавшись за спину Герасима.
   - Ты же не хочешь омрачать свою счастливую семейную жизнь похоронами? Я ясно выражаюсь?
   - Вполне, - сказала Яга. - Только ты зря грозишься. Я не расколдую тебя, нет.
   - Как это? - закричал Кащей, забыв о приличиях. - Мозги твои цыплячьи, как это нет? Взрослая женщина, а поступки двухмесячного младенца! Ведь твоё колдовство незаконно, башка твоя деревянная!
   - Сколько эмоций! - сказала Яга. - Живое сердце пошло тебе на пользу.
   - Не издевайся! - вспыхнул Кащей. - Какая же ты стала злая...
   - Благодаря тебе, - ответила Яга. - Всё доброе, что во мне было, теперь существует отдельно, под твоей чуткой опекой.
   - Я на тебя в суд подам! - пригрозил Кащей.
   - Кто подавал в суд? - раздался строгий голос. - Суд пришёл!
   Из воздуха, как и в прошлый раз, появилась деревянная трибуна. За ней стоял судья в чёрной мантии и белом парике, очень строгий и справедливый на вид.
   - Опять вы? - сказал он Кащею.
   - Да, - сказал Кащей, - только теперь я пострадавшая сторона и требую защиты у закона.
   - Кто вас обидел? - строго оглядев присутствующих, спросил судья.
   - Она, - Кащей ткнул пальцем в Ягу.
   - Ты первый начал, - сказала она.
   - Тишина в кухне! - сказал судья и постучал по трибуне молоточком. - Истец, изложите суть дела. Только кратко, у суда масса дел.
   - Она наколдовала мне, Кащею Бессмертному, живое сердце - без моего письменного и устного согласия.
   - Это правда, только правда и ничего, кроме правды? - спросил судья у Яги.
   - Да, - сказала она.
   - По каким важным и уважительным причинам вы это сделали?
   - Потому что... У нас с ним был уговор, и Кащей его нарушил.
   - Какой уговор? - спросил судья и отпилил от трибуны кусочек маленькой ножовкой.
   - Заклинанием он раздвоил меня на двух девушек и по уговору через три дня должен был соединить обратно в одну, а он отказался.
   - Почему вы отказались? - спросил судья и просверлил в трибуне две маленькие дырочки дрелью.
   - Потому что, - сказал Кащей, - я полюбил эту вторую девушку и хочу на ней жениться отдельно от Яги.
   - Так-так, - сказал судья, роясь в баночке с шурупами. - Теперь мне надо допросить эту вторую девушку. Что она скажет?
   Герасим и Василиса слушали раскрыв рты. Кот ел лапшу и сосиски с кетчупом. Кастрюля наблюдала с плиты и помалкивала.
   - Вот она, Василиса, - сказал Кащей неохотно. Ему стало досадно, что всё раскрылось.
   - Как поживаете, Василиса? - спросил судья, вымеряя какие-то узкие дощечки.
   - Спасибо, хорошо, - сказала Василиса. - У меня есть ручной белый голубок, только он летает где-то, и ещё у меня есть... друг, - она смутилась, взглянув на Кащея, и умолкла.
   - Вы собираетесь пожениться? - спросил судья, забивая гвозди.
   - Если он возьмёт меня такую глупую, - прошептала она.
   - Василиса! - закричал Кащей, тая от радости. - Сокровище моё!
   - Вопрос к ответчику, - сказал судья.
   - К тебе, - пояснил Кащей Яге.
   - Как поживаете?
   - Хорошо, - сказала Яга, взглянула на Герасима и улыбнулась. - Я вышла замуж, и грязи в доме стало значительно меньше.
   - Вопрос к истцу, - судья достал баночку с краской и начал красить свою трибуну в коричневый цвет. - Какие неудобства причиняет вам живое сердце?
   - Ну... - Кащей помялся. - Оно... прямо неудобно говорить, такие медицинские подробности... Оно - бьётся. Я весь пульсирую, извините за выражение.
   - Всё ясно, - сказал судья. - После шумных затянувшихся дебатов суд вынес приговор...
   Все замерли.
   - Кащей должен соединить две части Яги в одно целое, вернув Ягу в прежний вид. За это Яга должна расколдовать сердце Кащея, вернув его в прежний вид. Приговор обжалованию не подлежит и должен быть исполнен немедленно.
   Судья исчез вместе с трибуной, оставив после себя запах краски. Все молчали, и только Кот, облизываясь, спросил:
   - Я-то поел, а вы обедать будете?
   Все переглянулись, и Яга растерянно сказала:
   - Но я не хочу.... Я поняла только что, я не хочу соединяться с Василисой. Я уже не половинка из одних недостатков, я стала нормальным человеком, и нашлись даже люди, утверждающие, что я не так уж и плоха.... У меня появился новый дом, у меня чудесный муж, новая жизнь, я не хочу снова становиться злой, неуверенной в себе и безответно влюблённой Бабой Ягой. Если я исчезну, Герасиму станет плохо. И пропадёт Василиса, будет плохо Кащею.
   - Не будет, если ты избавишь его от живого сердца, - сказал Герасим. - Может, и правда, расколдуй его, смотри, как человек убивается...
   Кащей в слезах сидел за столом, мучительно обдумывая вопрос: как быть? Ему очень хотелось снова стать бессмертным. Бессмертие придавало уверенности в завтрашнем дне, да и отсутствие расходов на лекарства и похороны экономило много денег. Но за бессмертие нужно было расстаться с Василисой.
   - Знаешь, - сказала ему Яга, - не расстраивайся. Если это так важно для тебя, я наколдую тебе обратно твоё каменное сердце.
   - Правда? - обрадовался Кащей. И закружил Ягу по комнате.
   - И это пресловутый Кащей Бессмертный, - скептически сказал Герасим, - из ушей дым, из ноздрей сера, как глянет - все от страха каменеют?
   - Ну вы же знаете, фольклору всегда была присуща гиперболизация, - сказал Кащей смущённо и поставил Ягу на место. - Я просто не мог сдержаться, Яга так добра ко мне!
   - Давайте лучше обедать, - смутилась теперь Яга. - А потом сходим в мой старый дом за колдовской книгой "Мёртвые уши", я её там забыла.
   Кащей вытер глаза и улыбнулся, Герасим вздохнул с облегчением. Василиса, которая ничего не поняла, стала помогать Яге варить новую лапшу. Весело забулькав водой, кастрюля запела:
   - Отрезали мальчику ножку,
   Сварили наваристый суп.
   И плавают в супе и сердце, и почки,
   И мальчика маленький пуп.
   Герасим включил телевизор, передавали последние новости:
   - А теперь светская хроника. Бедный Угольщик - самый богатый человек нашего леса - поселился в гостинице, в самом шикарном номере "люкс", и подумывает о приобретении недвижимости с удобствами. Интервью с человеком дня читайте в газете "Лесной карьер".
   Царевна Варвара выключила телевизор и пнула ногой свой чемодан. В гостинице был всего один "люкс", а "суперлюкса" не было ни одного, и Варвару поселили в обычный номер - с телевизором, телефоном и ванной, но без швейной машинки, эскалатора и бассейна, все эти прелести жизни достались Бедному Угольщику - незаслуженно, как считала Варвара.
   Она сняла телефонную трубку.
   - Дежурный телефонист гостиницы слушает, - раздался бодрый голос.
   - Соедините меня с "люксом", - потребовала Варвара.
   - Как вас представить?
   - Царевна Варвара.
   - Соединяю, - в трубке что-то щёлкнуло, пошли гудки, потом кто-то сказал:
   - Минуточку, алло, да?
   - Мне нужен Бедный Угольщик, - сказала Варвара.
   - Это меня, - сказали в трубке. - Это мне звонит царевна Варвара.
   - Да, - сказала Варвара, но Бедный Угольщик разговаривал не с ней:
   - Я не знаю, зачем она мне звонит, но я думаю, пусть она придёт сюда, если вам это так интересно, и скажет сама.
   Варвара терпеливо ждала.
   - Алло, - теперь Бедный Угольщик обращался к ней, - тут я занят сейчас, даю интервью местной газете, так может, вы бы зашли? Тут и фотограф есть.
   - Хорошо, - сказала Варвара, и в её голове завертелись разные мысли. Самая большая мысль была о деньгах Бедного Угольщика, мысль поменьше - о том, что он ещё не женат.
   Когда Варвара, переодевшись, наклеив длинные ресницы и припудрив нос, явилась через час в номер "люкс", интервью уже подходило к концу.
   - Что бы вы пожелали нашим читателям? - спросил газетчик, и Бедный Угольщик сказал, что он желает каждому найти свой топинамбур и что главное - не робеть.
   - А вот и царевна, - сказал фотограф, - давайте быстро становитесь рядом и пристально улыбайтесь друг другу, я сфотографирую вас для первой страницы.
   Вечерний выпуск "Лесного карьера" пестрел таким заголовком: "Бедный Угольщик и Богатая Невеста: Слияние капиталов", а интервью (Варвара специально заплатила журналисту) кончалось словами: "сумел покорить сердце самой обаятельной, прекрасной и несравненной девушки Европы". На "девушки мира" журналист не согласился ни за какие деньги, туманно намекая, что газета всё-таки не его.
   После интервью Бедный Угольщик повёл Варвару в ресторан гостиницы. Они заказали себе всё самое дорогое, что было в меню, - суп из акульего плавника, омаров, икру, оливки, устрицы и шампанское, - и Варвара сказала:
   - Вы, наверное, теряетесь в догадках - что мне от вас нужно?
   - Я никогда нигде не теряюсь, - сказал Бедный Угольщик, - вот, помню, был случай - пошли мы с друзьями на рыбалку, а на улице ни одного фонаря, темно, и дорогу спросить не у кого...
   - Так вот, - перебила его Варвара, - у меня к вам выгодное предложение.
   - Так я же ещё не рассказал, как мы с друзьями на рыбалку шли, - напомнил Бедный Угольщик. - Была ночь, а на улице, как нарочно, ни один фонарь не горит...
   - У вас есть всё, кроме одного, - сказала Варвара быстро.
   - И дорогу спросить не у к.... У меня есть всё! - сказал Бедный Угольщик. - Чего это у меня нет, а?
   - Зато это есть у меня, - загадочно сказала Варвара.
   Бедный Угольщик подумал и смутился.
   - Подумаешь, новость, - сказал он. - У меня тоже есть то, чего нет у вас.
   - Да я не об этом! - возмутилась Варвара. - Я говорю про титул.
   - Титул? - Бедный Угольщик сразу посерьёзнел. - А зачем он мне?
   - Конечно, - презрительно сказала Варвара, - все вы так говорите - а царём мечтает быть каждый: корону носить, казнить и миловать, командовать парадом, кататься в карете с гербом...
   Бедный Угольщик заслушался. Если бы он стал царём, он бы утёр нос здешнему царю, который хотел отобрать у него нефть.
   - Стать царём, - сказал он, - а как же это устроить, а? Вы знаете?
   - Нет ничего легче, - сказала Варвара. - Вам нужно жениться на царевне.
   - Ага, - сказал Бедный Угольщик, - а она захочет?
   - Захочет, - сказала Варвара. - Вы что, не понимаете? Эта царевна - я.
   - Что? - испугался Бедный Угольщик. - Хотя да, вы же в самом деле, ага...
   Варвара кокетливо наморщила пришитый нос и улыбнулась.
   " Она, конечно, не красавица, - думал Бедный Угольщик, - но если закрыть глаза и отвернуться.... А потом привыкну... Главное ведь - с гербом!"
   - Что же, давайте обсудим ваше предложение, - сказал он небрежно. - Вам-то какая выгода? Денег и так куча. Зачем вам это?
   Варвара погрустнела.
   - Замуж хочу, - сказала она честно - зачем врать будущему мужу. - Надоело ездить из одних гостей в другие, пить чай с родителями неженатых царевичей, а сами царевичи прячутся и распускают про меня разные слухи, что я любопытная и так далее, а я ведь не такая! Ну не красавица, конечно, да, но ведь нет идеальных людей.... И мне так одиноко...
   Бедный Угольщик перестал грызть акулий плавник и поглядел на Варвару по-новому. "А не такая она и страшная, - подумал он. - Глаза красивые, блестящие".
   - У вас ресницы отклеились, - сказал он смущённо.
   - Ах, - сказала Варвара, - я всё экономлю, пользуюсь силикатным клеем. Надо купить всё-таки универсальный водостойкий клей "Момент", ведь я этого достойна!
   Она подклеила ресницы и спросила:
   - А вы уже приобрели недвижимость с удобствами? Я по телевизору слышала.
   - Нет ещё, - сказал Бедный Угольщик. - Вот как раз объявления в "Лесном карьере" читаю, в рубрике "Продаю дом".
   - Ну-ка, ну-ка, - сказала Варвара. - Почитаем. "Удобная вместительная будка с видом на двор", "Раковины всех размеров, цветов и извилин", "Прочное и долговечное жильё - шалаш на берегу озера. Подари своей душе радость общения с природой". Ага, - сказала Варвара, - тут кое-что есть. "Старинный деревянный дом, несколько этажей, большая кухня, кладовка, балкон и чердак, все удобства и во дворе гараж".
   - Звучит неплохо, - сказал Бедный Угольщик, - надо съездить посмотреть. Ведь как говорится: лучше один раз увидеть, чем ни разу. Какой там адрес?
   - Где-то в лесу, - сказала Варвара. - "У развилки налево, мимо старых сосен, дом с цветником, спросить Бабу Ягу".
   - Странно, Яга продаёт дом? - сказал Бедный Угольщик. - В новостях говорили, что её дом сгорел во время наводнения.
   Яга и в самом деле продавала свой старый дом. Занималась этим Любознательная Девочка. Она дала объявление в газету, прибрала с большего на кухне, а всё остальное время проводила в комнате Бабы Яги, примеряя оставленные платья, сумочки и шляпки.
   Однажды Любознательная Девочка задумалась:
   - А что это лежит под кроватью в большой картонной коробке с надписью "Не трогать"?
   К её большой радости, в коробке оказалась книга по колдовству "Мёртвые уши", рассчитанная на широкий круг читателей - как профессионалов магического дела, так и начинающих, делающих первые шаги. Любознательная Девочка первые шаги сделала быстро - прежде всего она сколдовала свои заячьи уши. Потом прирастила себе супердлинные ресницы. А вот ноги подлиннее почему-то не получились, только дом странно покачнулся и опять замер. Тогда Любознательная Девочка решила не мелочиться и наколдовала себе красоту в целом, как отвлечённое понятие. Посмотрела в зеркало и осталась довольна:
   - Вот продам дом и поеду участвовать в конкурсе красоты. Надо же устраивать свою личную жизнь.
   Тут во дворе раздался какой-то шум. Любознательная Девочка выглянула в окно - но никакого двора там не было. Исчезли гараж, цветник с голубыми лилиями и заборчик, вместо них мимо дома неслись ёлки, берёзки и другие деревья. Поразмыслив, Любознательная Девочка поняла - нёсся сам дом. У него откуда-то вдруг появились мощные длинные ноги.
   - А ну стоять! - велела Любознательная Девочка. Дом послушно притормозил. - Вперёд, только потихонечку, - сказала она, и дом плавно как балерина пошагал по лесу. Любознательная Девочка сварила себе кофе, села у окна и любовалась пейзажем. Тут мелькнуло что-то интересное.
   - Стоп, - велела она и присмотрелась. На дороге стоял лимузин чёрного цвета. Возле него ругались мужчина в белом смокинге и девушка в вечернем платье и съехавшем набок парике:
   - Ты с самого начала повернул не туда!
   - Карта у тебя! Куда ты сказала, туда я и повернул!
   - Я сказала: у развилки налево, а ты поехал направо!
   - Чего же ты молчала? Ждала, пока бензин кончится?
   - А потому что надо брать запасную канистру с бензином.
   - Вот ещё, буду я столько денег сразу тратить, может тебе ещё и запасное колесо купить?
   Девушка поправила парик и вздохнула:
   - И что нам теперь делать? Идти пешком?
   - Я не брошу здесь в глухомани свою сверхновую супермодную машину, о которой мечтает каждый автолюбитель.
   - Твоя машина может и супермодная, но сколько она ест бензина! И вечно застревает в ямах и среди деревьев!
   - Ну это же тебе не аэроджип, это лимузин - машина для избранных, причём сделанный на заказ. В нём есть пылесос, встроенная бензопила и стиральная машина-малютка. И фотообои на стенах. И минигазовая плита, и туалет - да здесь жить можно!
   - А кровать у него где - в багажнике? - ехидно спросила девушка. - Я-то думала, мы будем жить в доме Бабы Яги. Но теперь мы вряд ли до него доберёмся.
   Услышав это, Любознательная Девочка подъехала к ним и представилась. Восторгу Варвары и Бедного Угольщика не было границ, они сразу помирились.
   - Дом на ногах - это же какая экономия! И бензин ему не нужен, и техосмотр проходить не надо! Дом и автомобиль в одном флаконе! Мы берём его за любые деньги!
   - Просто камень с души свалился, - обрадовалась Любознательная Девочка. - Я ведь многим обязана Бабе Яге, она из меня, можно сказать, человека сделала, дала мне путёвку в жизнь! И теперь, когда дом продан, я наконец могу реализовать свои многочисленные таланты!
   Она взяла под мышку колдовскую книгу "Мёртвые уши", пожала руки Варваре и Бедному Угольщику и пошла по лесу, крикнув им на прощанье:
   - Не забудьте раз в полгода водить дом к ветеринару! На ногах могут появиться мозоли! И сделайте прививку от куриного бешенства!
   Ноги ведь у дома выросли куриные.
   Любознательная Девочка шла по лесу, обдумывая свои смелые грандиозные планы на будущее, и вдруг увидела, что в одном месте, густо поросшем топинамбурами, бьёт из земли чёрный маслянистый фонтанчик. Любознательная Девочка живо заинтересовалась этим явлением природы и подошла поближе.
   - Неужели это нефть? - задумчиво проговорила она. Занимаясь риэлтерской деятельностью, она не успевала читать газеты. - Да нет, откуда здесь.... А может, всё-таки на самом деле?
   Если это нефть, решила Любознательная Девочка, не учившая по малолетству химию, то она должна гореть. Чтобы проверить свою догадку, Любознательная Девочка наколдовала зажжённую спичку и бросила её в натёкшую чёрную лужицу. Лужица вспыхнула и загорелась.
   - Ура! Нефть! Я нашла нефть! - обрадовалась Любознательная Девочка.
   Лужица горела, огонь дошёл до фонтанчика. Любознательная Девочка услышала, как под землёй тоже что-то загорелось и загудело.
   - Ой-ёй-ёй, что я наделала! - испугалась она. - Теперь загорятся все нефтяные запасы под лесом, и весь лес сгорит! И всё из-за меня!
   Любознательная Девочка огляделась по сторонам - нет ли свидетелей её глупого поступка, потом быстро открыла "Мёртвые уши" и наколдовала себе другую (тоже очень красивую) внешность, чтобы никто её не узнал. Потом она подумала и наколдовала себе ещё исключительный ум. И капельку скромности. Совершенно преобразившись, она пошла дальше. Навстречу ей выехал Принц на Белом Коне.
   - Прекрасная незнакомка! - вскричал Принц. - Разрешите с вами познакомиться!
   - Я на улице не знакомлюсь, - гордо ответила Любознательная Девочка. Она просто испугалась: вдруг это переодетый милиционер.
   - Но я хотел задать вам несколько вопросов! - огорчился Принц.
   "Точно, милиционер, сейчас арестует меня за вредительство и посадит в тюрьму!" - испугалась ещё больше Любознательная Девочка.
   - Я спешу по важному делу, - сказала она и ускорила шаг.
   - Я искал вас по всему свету! - не отставал Принц.
   - Вы обознались! - крикнула Любознательная Девочка, переходя на бег. Но Принц был на коне. Любознательная Девочка поняла, что ей не скрыться от преследования. Тогда она вспомнила, что читала в книге по колдовству раздел "Тысяча и один способ избавиться от погони". Тысяча способов были очень сложны, для них требовалось высшее магическое образование, а вот один способ как раз подходил новичкам: нужно было бросить позади себя какую-нибудь вещь, и появлялась непреодолимая преграда. Из носового платка получалась бурная река, из расчёски - лес, из шпильки - свалка подержанных автомобилей. Любознательная Девочка сняла с левой ноги башмак и, не оборачиваясь, бросила. Должны были вырасти непроходимые скалистые горы до небес или в крайнем случае заборчик. Вместо этого раздался звук - башмак ударился о что-то металлическое, и Принц воскликнул:
   - О Прекрасная Дама, вы потеряли свой башмачок! Сейчас я подниму его!
   Таким образом Любознательная Девочка выиграла время. Она побежала быстро-быстро, и вдруг навстречу ей вылетел белый голубок с золотой ленточкой на шее. За ним выбежал толстый Кот на коротких ножках и раздался нежный девичий голос:
   - Ой, а где котёнок? Он такой слабый и беспомощный, а в лесу столько хищных кровожадных зверей!
   - Пока из них я видел только комаров, - сказал приятный мужской голос, который Любознательная Девочка где-то слышала. И стучал топор.
   - Герасим! - обрадовалась Любознательная Девочка. - Он всегда ходит с топором, он спасёт меня от милиционера!
   Она побежала на голоса и попала на маленькую полянку, где шла подготовка к обеду. Герасим рубил на дрова сухое дерево. Кащей делал шашлыки - нанизывал на шампуры кусочки мяса, маленькие помидорчики, картошинки и грибочки. Василиса доставала из квадратной плетёной корзины тарелочки, вилки и стаканы. Яга раскладывала на скатерти нарезанный хлеб, лук, редиску, пучки петрушки и укропа.
   - Я сделаю салат, - сказала она. - Из зелени. А у нас есть сметана?
   - Да, - сказала Василиса, - целая банка.
   - Столько всего, - задумчиво сказала Яга, - а сначала нужно резать лук или огурцы? Ведь если порезать огурцы слишком крупно, салат будет невкусный?
   - Конечно, - сказал Кащей, - огурцы нужно нарезать кубиками объёмом 1 сантиметр кубический. А редиску кружочками диаметром 2 сантиметра.
   - А как отмерить нужное количество сметаны? - спросила Яга беспомощно. - У кого-нибудь есть линейка? А как поместить соль равномерно на все порезанные кусочки?
   - Нужно посыпать каждый отдельно, - посоветовал Кащей.
   - Почему бы тебе не наколдовать готовый салат? И не мучиться, - сказал Герасим.
   - Ну, - сказала Яга, - мы же решили: обычный пикник. Ловкость рук и никакого колдовства.
   - Смотрите, кто к нам идёт, - сказал Герасим. - А где твои заячьи уши?
   - Вы меня узнали? - удивилась Любознательная Девочка.
   - Ты так повзрослела и похорошела, - сказала Яга. - Прямо колдовство какое-то.
   - Кстати о колдовстве, что это у тебя за книга? - спросил Кащей.
   - Это ваша, - сказала Любознательная Девочка Яге. - Дом я выгодно продала и теперь устраиваю личную жизнь.
   - Вот после обеда и поколдуем, - сказала Яга. - Оставайся, покушаешь с нами.
   - А вот интересно, нефть горит? - как бы между прочим спросила Любознательная Девочка.
   - Горит вообще-то, - сказал Герасим. - А почему ты спрашиваешь?
   - Да так, из чистого любопытства, - соврала Любознательная Девочка. - А под землёй она гореть может?
   - Под землёй нет кислорода, - сказал Кащей, - как же она будет гореть?
   - Только если поколдовать, - сказала Яга.
   - А если например поджечь нефть волшебной спичкой, то она будет под землёй гореть? - продолжала интересоваться Любознательная Девочка.
   - О, тогда она будет гореть, пока не сгорит всё вокруг, - сказал Кащей.
   - Ой мамочка, - вздохнула Любознательная Девочка. - Что-то мне и есть не хочется...
   - Да что случилось? - спросила Василиса. - Ты что, подожгла нефть волшебной спичкой?
   Все весело засмеялись. Любознательная Девочка тоже притворилась, что смеётся, а сама стала думать, в какую страну ей уехать, пока её злодеяние не раскрылось.
   - Прошу прощения, что нарушил ваше уединение, - раздался вежливый голос, и на поляне появился Принц на Белом Коне. - Я никогда бы не позволил себе прервать вашу беседу, но эта прекрасная незнакомка потеряла туфельку, и я должен ей её вернуть.
   Любознательная Девочка нахмурилась и подвинулась ближе к Герасиму.
   - О, юная дева, не сочтите за дерзость мои слова, вы так прекрасны, позвольте мне поговорить с вами! - Принц слез с коня и отдал ей башмачок. Любознательная Девочка подумала, что это точно не милиционер, они не умеют высказывать свои мысли так вежливо и многосложно.
   - Ну поговорите, - позволила она. - Что вам от меня нужно? Я ничего плохого не сделала!
   - Я много лет странствую по свету и ищу свою Идеальную Возлюбленную, - объяснил Принц. - Если вы так же умны, как красивы, я увезу вас в своё королевство и сделаю королевой.
   "А это совсем неплохо, - быстро прикинула в уме Любознательная Девочка. - Я всё равно уезжать собиралась, а теперь есть кому и расходы оплатить."
   - Скажите, - Принц вытащил потрёпанную общую тетрадь, - какой у вас размер одежды?
   - 90-60-90, - похвалилась Любознательная Девочка.
   - О, это же получается 486000, - быстро прикинул в уме Принц. - Сколько же ткани уйдёт вам на платье!
   - Так это если умножить, - сказала Любознательная Девочка. - А если разделить, то получится 0,01, то есть совсем маленький лоскуток.
   - Нет, я не позволю своей жене ходить в маленьком лоскутке! - воскликнул Принц на Белом Коне. - Опять же, придворные будут сплетничать.... В моём королевстве найдётся достаточно бархата и шёлка для тысячи нарядов, не беспокойтесь, Прекрасная Дама! Ещё вопрос. Как отличить рисовую крупу от гречневой?
   - Что за вопрос? - удивился Кащей. - Неужели королева будет сама стоять у плиты?
   - Моя супруга должна разбираться даже в тонкостях кулинарии, - ответил Принц. - Хотя готовить ей и не придётся, она должна знать больше, чем простая кухарка.
   - Чтобы отличить, надо сварить из крупы кашу, - охотно разъяснила Любознательная Девочка. - Если каша получится рисовая, то, значит, и крупа была рис. А если гречневая, то гречка.
   - Поразительно, - воскликнул Принц. - Никто ещё не проявлял таких обильных знаний! Ответьте мне тогда, о юная дева, как переводится с моего родного языка на ваш слово " oil "?
   - М..масло, - с запинкой произнесла Любознательная Девочка, хотя языками после колдовских преобразований владела безупречно.
   - А ещё? У этого слова два значения, - настаивал Принц.
   - Нефть, - тихо сказала Любознательная Девочка и с мыслью " Всё-таки это милиционер" протянула Принцу обе руки, чтобы он надел наручники и препроводил её куда следует. Вместо этого она увидела, как Принц на Белом Коне опустился на колени и стал покрывать поцелуями её руки.
   - Наконец-то я нашёл тебя, моя Идеальная Возлюбленная! - восклицал он. - О, согласна ли ты стать моей королевой? Я умру, если ты откажешь!
   Любознательная Девочка испуганно оглянулась на Бабу Ягу, та кивнула с улыбкой.
   - Я стану, стану, - сказала торопливо Любознательная Девочка. - И поднимитесь с колен, зачем доспехи протирать, они ж совсем новые.
   - О, бережливость - столь редкое свойство среди королевских особ! - восторженно сказал Принц, однако быстро встал.
   Белый Конь подошёл к ним, Принц посадил всё ещё подозревающую неладное Любознательную Девочку в седло и следом вскочил сам.
   - Домой! - провозгласил он, и Белый Конь с довольным ржанием умчался.
   - Даже не попрощался, - удивлённо сказала Василиса.
   - У них так принято, - пояснил Кащей. - Вы заметили, как стало жарко?
   Все стали оглядываться и обмахиваться руками, находя, что действительно, печёт немилосердно. Появился загулявший было Кот и потребовал, чтобы Кащей взял его на ручки.
   - Земля такая горячая, - жаловался он, - как будто под нами разожгли большой костёр! Неужели это всё от шашлычницы?
   - Нет, - сказал Герасим, - костёр я ещё не разжигал. Но определённо что-то где-то горит...
   - Это наверно нефть под землёй горит, - сказала Василиса. Все посмотрели на неё. - Ну мне так показалось, - смутилась она.
   - Срочная почта! Экспресс-телеграмма! - раздался крик, и на поляну спикировала большая почтовая сорока. - Распишитесь! - потребовала она.
   Телеграмма была от Любознательной Девочки, и была она такая срочная, что на ней ещё не просохли чернила.
   " Теперь, являясь подданной другого государства и не опасаясь уголовной ответственности, я спешу сообщить вам, что я нечаянно подожгла нефть волшебной спичкой. Спасайте лес! И не сердитесь на меня, я теперь королева."
   - Это что же теперь будет? - растерянно спросила Баба Яга. - Кащей, ты умеешь гасить волшебные пожары?
   Кащей стоял мрачный, словно потерял кошелёк.
   - Понимаешь, - сказал он, - я несколько преуменьшал опасность. Огонь от волшебной спички горит, пока всё вокруг не превратится в золу и головешки. Этот очаг возгорания не ограничится нашим лесом. Сгорит всё.
   - Не драматизируй, - сказал Герасим. - За лесом течёт глубокая река. Там огонь и остановится.
   - Разве я не сказал, что от волшебного огня горит всё, и даже вода? - спросил Кащей.
   - И вода? - ахнула Василиса.
   - И вода, и земля, и камни, и железо, - сказал Кащей. - Весь мир может сгореть от одной волшебной спички. Вот что значит детская шалость! И кто это додумался бросить без присмотра колдовскую книгу?!
   Баба Яга покраснела.
   - Но что же нам делать? - обеспокоенно спросил Герасим. - Выходит, сгорит наш дом в лесу? И царские палаты?
   - И пещера Змея Георгиновича, - добавила Василиса.
   - И мой замок! И подвалы с сокровищами! - закричал Кащей. - Прощай обеспеченная старость! Ну почему я не посылал взносы в пенсионный фонд?!
   - Сгорит лес, - мрачно сказала Яга. - Деревья, кусты, трава, птицы и птенцы в гнёздах, зверюшки, цветы и бабочки...
   - И целое состояние! - запричитал Кащей. - Золото и бриллианты! Всё сгорит!
   - Я, конечно, не волшебник, - сказал Герасим, - но логика мне говорит, что волшебный пожар можно погасить с помощью волшебства. А среди нас два сильных волшебника. Так чего вы паникуете?
   - Правда, - обрадовалась Яга, - Кащей, ты только скажи, что делать.
   - Нужно заколдовать что-то и этим чем-то гасить огонь, - сказал Кащей. - Например, воду. Но чтобы заколдовать так много воды сразу, её надо сначала собрать, доставить сюда, сконцентрировать в одном месте, заколдовать, а потом поместить под землю. Это очень длительный и трудоёмкий процесс.
   - Так заколдуй землю! - сказал Герасим. - Вон она вся под ногами, наложите на неё какое-нибудь сдерживающее заклятье, чтобы огонь остался глубоко внутри и догорел сам собой.
   - Точно! - сказала Яга. - Пока что ведь горит нефть, а она глубоко под землёй!
   - Но глубоко под землёй мои подземелья с сокровищами! - страдальческим голосом сказал Кащей. - Получается, сгорят и они!
   - Зато мы спасём всё живое! - сказала Василиса. Кащей посмотрел на неё. Лицо его прояснилось.
   - Доставай колдовскую книгу, - скомандовал он Яге. - Раздел " Борьба с магическими стихийными бедствиями". Так, сначала нужно открыть в себе внутреннее зрение, чтобы увидеть масштабы катастрофы. Отойдите, - махнул он рукой, и Герасим с Василисой, подхватив Кота и голубка, поспешно отошли. Кащей начал колдовать.
   - О горе! - воскликнул он через минуту. - Ты видишь? Огонь дошёл до моих сундуков!
   - Вижу, - ответила Яга. - Вот бы его там и остановить!
   - Ищи обволакивающее заклинание! - велел Кащей. - По алфавитному указателю посмотри!
   - Есть! - крикнула Яга.
   - Теперь дай мне руку, сам я не справлюсь, - Кащей выглядел как-то пришибленно. - Хотя ты знаешь, это опасно. Я могу попробовать и один...
   - Ну нет! - сказала Яга. - Книгу-то колдовскую я под кроватью бросила. Если бы не моя рассеянность, ничего бы и не случилось.
   Они взялись за руки, и Кащей опять стал произносить тихие волшебные слова. Под землёй что-то заколебалось, задрожало, Яга застонала:
   - Тяжело!.. Я не могу!
   Кащей крепче сжал её руку и сказал:
   - Только не сейчас, терпи, иначе не получится!
   На его лбу выступил пот. Герасим, сжав зубы, наблюдал, как бледнеет Яга. Василиса плакала, порывалась бежать к Кащею, но Герасим взял её за руку:
   - Терпи, мы ничем им сейчас не поможем.
   Земля шевелилась, недовольная, что её поджигают и заколдовывают, с грохотом двигались огромные камни, плескались подземные воды, а все жуки и букашки выползали из горячей травы и влезали повыше на деревья, чтобы не получить тепловой удар и не поджариться. Но постепенно гром и грохот стали стихать. Подул сильный холодный ветер и пошёл дождь. Тогда Кащей и Яга разняли руки и повалились на землю.
   - Как я устал! - проговорил Кащей. Василиса вытерла ему лоб платочком и принесла холодного сока. Герасим взял Ягу на руки, она обняла его и молчала, приходя в себя. Все радовались дождю и не думали от него скрываться, и только Кот озабоченно бегал по поляне, складывая в корзину всё, что они так и не успели съесть.
   - Переводят продукты, - ворчал он, - когда в стране такая дороговизна, такой дефицит! Неслыханное расточительство!
   В тишине раздался щелчок пальцами. Кащей оглянулся на Ягу и дёрнул бровью.
   - Не получилось? - спросил он.
   - Нет, - сдавленным голосом сказала Яга.
   - Что не получилось? - спросил Герасим. - Пожар вы погасили, кажется.
   - Пожар - да, - сказала Яга глухо. - Мы потратили на него всю нашу волшебную силу. Мы разучились колдовать.
   - У меня не вышел простейший зонтик! - в отчаянии воскликнул Кащей. - Как жить дальше? Я же ничего не умею! Я умру с голоду, ведь теперь я смертный и мне нужно хорошо питаться! Кто меня будет кормить?
   - Я, - тихо подсказала Василиса. - Ты же хотел, чтобы мы поженились. Я буду тебя кормить, и вообще я всё умею делать по дому. Только где мы будем жить?
   - В моём замке, - предложил Кащей. - Там конечно сыро, и пол проваливается в бездонную пропасть, и бродят скелеты с кровососущими мумиями, а в целом это комфортабельный однокомнатный замок с обширным смертельно опасным лабиринтом.
   - А как же наши будущие дети? - спросила Василиса. - Им вредно будет жить в сырости среди мумий и сквозняков. И вдруг они провалятся в бездонную пропасть? Вряд ли это полезно для их детского здоровья.
   - Но что же нам делать? - огорчился Кащей.
   - Если вы не против, давайте жить вместе, - сказала Яга. Герасим кивнул. - Дом у нас огромный, тёплый, и есть все удобства, да и веселее будет зимой.
   - Ура! - закричала Василиса. - Я буду выращивать редиску! Сушить семечки! Ходить в лес за черникой и орехами! Закрывать компоты и мариновать помидоры! И жить в таком чудесном доме!
   - И ещё у нас корова, две козы с козлятами, кролики, утки, куры, гуси, барашек и овечка, и свинья с поросятами, - сказала Яга. Кащей ужаснулся, но Василиса была в восторге.
   - И лошади, - напомнил Герасим. - И озеро с рыбами, и пасека с пчёлами.
   - Но что я там буду делать? - смущённо спросил Кащей. - Я не люблю домашних животных. И огород не люблю.
   - Ты будешь отдыхать, - сказала Яга. - В конце концов, в твоём возрасте давно пора на пенсию. Будешь ловить рыбу, есть булки с мёдом, валяться в гамаке, читать книги.
   - Яга тебе во всём этом поможет, - сказал Герасим. - Она у меня тоже не слишком хозяйственная.
   Все рассмеялись, и Кащей воскликнул:
   - Василиса! Вспомнил, я же написал тебе стихи!
  

ДЕНЬ ПОСЛЕДНИЙ ИЗ ОПИСЫВАЕМЫХ

  
   Тёплым осенним днём во дворе большого деревянного дома за большим столом собрались старые друзья и знакомые. Пили домашнее виноградное вино, ели соленья, копченья, пироги. Делились новостями.
   - Сегодня вторник, в царских палатах для туристов выходной, - рассказывал Иван-царевич. - А то ни одной свободной минутки. То выдай разрешение на торговлю, то дай автограф, то накладную подпиши. Наша торговая марка стала очень популярной. Вокруг палат - сплошные палатки. А как же. Турист - народ щедрый, они и сувениры скупают, и пирожки с капустой, и стиральные порошки оптом. Мы уже - крупный торговый центр.
   - Подумываем о создании свободной экономической зоны, - добавила Марья, усиленно нажимая кнопки на сотовом телефоне.
   - И сайт свой нужен в интернете, - сказал Иван-царевич.
   - А мы маслобойку купили, - похвастался Герасим. - И сыр делаем, у нас его за границу покупают.
   - Ещё бы мы не покупали, - сказал Принц на Белом Коне, он сидел за столом, а Белый Конь в конюшне ел овёс вместе с лошадками Герасима и Яги и слоном Бориски. - Мы всё у вас берём - и лисички, и клюкву, и мёд, потому что экологически чистый продукт. Мы же не кому-нибудь, а себе, королевским особам.
   - А моя бабушка, - сказала Любознательная Девочка, - оставила свой домик и морковно-капустное поле кроликам, а сама переехала к нам, она у нас министр сельского хозяйства.
   - Весьма почтенная пожилая леди, - сказал Принц на Белом Коне. - Все газеты пишут о ней. Последний раз она выпила немного бренди, так, не больше трёх бутылочек, села за руль гоночного автомобиля и поехала в театр, и так как она опаздывала и очень спешила, то не обошлось без маленьких забавных происшествий на дорогах столицы.
   - Теперь население на сто-двести человек меньше, - сказала Любознательная Девочка, - но это и к лучшему, сократилась безработица. А так как бабушка ездит в театр каждую неделю, мы решили построить ещё один госпиталь, это опять же рабочие места. Народ безумно благодарен.
   - И мой народ меня так любит, - похвастался Иван-царевич. - Развешивают везде мемориальные доски: "Здесь жил и не работал Иван-царевич", даже на сумасшедшем доме повесили, туда теперь очереди. Я в моде!
   - А наш дом на куриных ногах опять высидел яйцо, - сообщила Варвара. - Уже три маленьких будки на ножках по двору бегают. Когда подрастут, откроем агентство по торговле недвижимостью. Мы не нуждаемся в деньгах, но собираемся завести ребёнка, а дети - это очень дорогое удовольствие.
   - Главное, что я успел выгодно продать нефтяное месторождение до того, как в нём исчезла вся нефть, - сказал Бедный Угольщик. - Они хотели, чтобы я вернул деньги, но юридически сделка была законной: на момент продажи нефть била фонтаном. А куда она делась потом, это уже не мои проблемы.
   - Да, куда же она делась, - задумчиво сказал Кащей, и все засмеялись.
   - Чего только не бывает в жизни, - сказала Варвара. Она перестала носить парик, отрастила косу. После замужества её лицо покруглело и сменило выражение с презрительно-недовольного на замечательно-счастливое, так что Варвара стала очень приятным человеком, и её все стали приглашать в гости и поздравлять с праздниками.
   - А как ваш евроремонт? - спросила Василиса у Бориски. - Закончили?
   - Да, уже поклеили пещеру обоями, провели воду, свет и газ, осталось купить новую мебель. Ой, я опять сказала "Пещера"? - засмеялась Бориска. Рядом с ней сидел красивый и застенчивый молодой человек с большими синими глазами. Это был Змей Георгинович, успешно превратившийся в человека сразу после свадьбы. Пещера так же успешно превратилась в роскошный дворец, где теперь уже заканчивались отделочные работы.
   - Скоро позовём всех на новоселье, - сказала Бориска.
   - А мы на крестины, - сказала Баба Яга и заулыбалась. - Мы уже и имена придумали, ой, забыла, ну как же это? - она защёлкала пальцами, пытаясь вспомнить, и на стол посыпались книги "О именах", "Как назвать младенца", "Что в имени тебе моём" и "Назови меня тихо по имени". Яга оторопело уставилась на них, Герасим поспешно обнял её:
   - Спокойно, тебе нельзя волноваться.
   Кащей недоверчиво дёрнул бровью, и на стол посыпались зонтики.
   - Первое, что пришло в голову, - смущённо пояснил он.
   - Вы снова можете колдовать! - воскликнула Василиса.
   - Так, вы все остаётесь ночевать! - закричал Кащей. - Это какой же мы устроим праздник!
   - Сварить ещё картошки? - спросил Кот.
   - Не нужно ничего варить! Я всё наколдую!
   - Кастрюля обидится, - сказал Кот, который с Кастрюлей подружился и сочинял для неё стихи. - Она и так к микроволновке ревнует.
   - Ну хорошо, - сказал Кащей, - сварите чего-нибудь и побольше, будет пир!
   Кот ушёл, и из открытого окна вскоре послышалась бодрая песня:
   - Этот суп в кастрюле
   Потрохом пропах!
   Это мясо со слезами на глазах,
   Это мясо с сединою на висках...
   - Ну, за колдовство! - провозгласили тост. Герасим принялся ухаживать за гостями, разливать вино, а Василиса - раскладывать мясо по тарелкам. Яга встала:
   - Что-то я устала, пойду полежу.
   - Я тебе помогу, - вскочил Кащей. Они прошли в дом. Яга прилегла на диван, Кащей сел рядом.
   - Удивительно, как изменились наши жизни, - сказал он. - Мы стали смертными, и ничуть не переживаем. Ты ждёшь ребёнка, Василиса тоже носит наследника. Хотя наследовать ему будет нечего.... Все мои сундуки сгорели...
   - Ты жалеешь? - спросила Яга.
   - Самое странное, что нет, - рассмеялся Кащей. - Раньше я бы удавил любого за копейку. Не знаю, что со мной произошло.
   - А я знаю, - сказала Яга. - Ты сам мне говорил, что Василиса наделена особым даром: она сделает добрым, честным и счастливым человека, которого полюбит. А любит она тебя.
   - А я не знаю, кого я больше люблю - тебя или её, - признался Кащей, - вы так похожи, и обе такие хорошие.... Иногда мне даже кажется, что ты ждёшь ребёнка от меня.
   - Возможно, так и есть, - покраснев, сказала Яга. - Помнишь, когда мы загорали в саду? Ну когда был сенокос, и Василиса с Герасимом с утра уехали в поле?
   Кащей тоже смутился.
   - А помнишь, когда они ушли за грибами на целые сутки, и мы купались в озере? - сказал он.
   - А когда они покупали маслобойку, их тоже не было полдня, - задумчиво сказала Яга. - Тогда ещё шёл дождь, и мне стало грустно, помнишь, ты обнял меня и...
   Они помолчали.
   - А тебе не кажется, что они слишком часто вместе уезжают? - спросил Кащей.
   - Что ты имеешь в виду? - не поняла Яга, а когда поняла, спросила:
   - Ты думаешь, они тоже нравятся друг другу?
   - Они даже корову ходят доить вдвоём, - сказал Кащей.
   Из окна было видно, как Герасим и Василиса сидят рядышком среди гостей и ласково смотрят друг на друга.
   - Значит, всё вернулось к тому, с чего началось, - констатировал Кащей. - Я ведь сразу предлагал тебе пожениться, видишь, вся твоя затея с обрядом разделения была зря.
   - Совсем не зря, - возразила Яга. - Посмотри, сколько у нас появилось друзей. И они все счастливы, они нашли свои половинки. Как и мы, и Василиса с Герасимом.
   - Может, так и лучше, - сказал Кащей. - Мы с тобой похожи, мы колдуны, не смыслящие в домашнем хозяйстве. А Василиса и Герасим - земные, умелые люди, они любят трудиться. Ты замечала, как светится Василиса, когда солит огурцы или затевает большую осеннюю уборку? А Герасим всем хвастается маслобойкой и новым комбайном. Так что, мы должны им всё сказать и уйти жить отдельно? - вдруг ужаснулся он.
   - Ну уж нет, - возмутилась Яга. - Это мой дом, для меня построенный. И я не смогу жить без Герасима, не знаю, как объяснить... Да и ты не бросишь Василису, я тебя знаю, ты очень к ней привязан.
   - Я не смогу, - согласился Кащей и странно заморгал.
   - К тому же мне никогда не наколдовать такой пирог, какие печёт Василиса. И зачем нам вообще уходить? Они даже не догадываются ни о чём, - сказала Яга. - Надо жить так, как мы живём. Мы одна большая дружная семья. Меня такая жизнь устраивает.
   - И меня, - сказал Кащей. - А когда родятся дети, всё станет ещё лучше. Они научатся и колдовать, и копать картошку.
   - Ну, колдовать научиться легко, - сказала Яга, - а насчёт картошки - даже не знаю...
  
  
  
  
   Осень 2003
  
  
  
  
  
  
   65
  
  
  
  
Оценка: 8.24*15  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com LitaWolf "Избранница принца Ночи"(Любовное фэнтези) Т.Мух "Падальщик"(Боевая фантастика) М.Атаманов "Альянс Неудачников-2. На службе Фараона"(ЛитРПГ) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) Н.Пятая "Безмятежный лотос 3"(Боевое фэнтези) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) А.Тополян "Проклятый мастер "(Боевик) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) А.Григорьев "Биомусор"(Боевая фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"