Медведева Алена Викторовна: другие произведения.

Когда не везет, или Попаданка на выданье

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Peклaмa:


Оценка: 4.10*54  Ваша оценка:
  • Аннотация:


    Медведева А.В. Когда не везет, или Попаданка на выданье: Роман / Рис. на переплете С.А.Григорьева - М.:"Издательство АЛЬФА-КНИГА", 2017. ISBN 978-5-9922-2392-7

    Кто такие попаданки? Это бедняжки, которым "повезло" очутиться в другом мире, получить все мыслимые плюшки, спасти этот самый мир, обзавестись прынцем на белом драконе (а еще лучше принцем- драконом)... и жить с ним долго и счастливо. Так пишут во всех книжках.
    Нагло врут!
    Я тоже "попала"! Пошла в баню, а оказалась в другом мире. Вместо замка захудалая пещера, и прынц достался бракованный - в облике чудовища, которого изгнали сородичи. Вот только нам отныне друг без друга жизни нет - брачный обряд свершился. И языком общим не владеем, и понять друг друга не можем, а врагов кругом видимо-невидимо. И выжить как-то надо обоим.
    Остается надеяться на судьбу, которая не зря выбрала меня в суженые изгнаннику.

    За книгами с автографом автора - пишите на almed@svl.ru



    Купить в ЛАБИРИНТЕ

  
  Когда не везет, или Попаданка на выданье - Медведева Алена
  
  Пролог
  
  
  Снилась мне бабушка. С улыбкой на губах она напоминала:
   - Подожди, время еще не пришло!
  И даже во сне я странным образом не сомневалась - действительно, не пришло.
  В следующий миг всё изменилось: исказились такие родные черты, истаял ее силуэт, явив мне кого-то незнакомого. Передо мной оказалась женщина в тёмном платье, белоснежные волосы укрывали её словно плащ. Именно эти волосы первыми поразили меня. А еще глаза. Лицо незнакомки укрывали тени, но глаза буквально светились - я отчетливо видела голубоватое сияние.
  - Дороги судьбы извилисты. Не стоит страшиться перемен. Напротив - выбрав новый путь, ступай по нему смело. И знай, что ответы на вопросы будущего всегда таятся в прошлом. Ищи место, где помнят... Там вспомнишь и сама.
  Голос женщины звучал у меня в голове. Это совсем не было похоже на воспоминание о разговоре с бабушкой. А еще от нее веяло холодом - пробирающим до самых костей.
  Я испугалась. Так бывает - осознаешь что спишь, но проснуться не можешь, и вынуждена 'кадр за кадром' наблюдать странный сюжет, порожденный собственным сознанием. Я слышала незнакомку, а видела то, чего видеть не могла никогда: широкую улицу, дома... Всё это едва различимыми контурами проступало в темноте. Только гулкие шаги нарушали тишину. Мне потребовалось время, чтобы понять: шаги мои. В панике вскинув руки вверх, я попыталась рассмотреть себя. Но не смогла. Как будто и не было у меня тела, будто я тоже была частью этой темноты.
  Помчалась вперёд. Зачем? Не знаю.
  Вокруг царили тьма и... пустота. Холодная пустота.
  'Словно это место давным-давно покинули'.
  Но только стоило об этом подумать, как впереди мелькнул свет - крошечный огонёк, едва заметная искра. И от неё тончайшим ручейком пробилось ощущение тепла. Я направилась было к нему, но замерла, наткнувшись на странную преграду - что-то незримое огрождало от меня этот свет. Испугаться еще сильнее не успела: пространство вокруг изменилось за доли секунды, ослепив и оглушив шумом плещущейся воды. Желтой воды.
  Потрясенная резкой переменой, я рефлекторно барахталась в теплых волнах, пока вновь не осознала, что бесплотна и напрасно боюсь утонуть.
  В клубящемся над водой плотном тумане я смогла разглядеть только остров.
   'Место, где помнят', - бесстрастный голос женщины ещё звучал в голове, когда я, задыхаясь и судорожно хрипя, села на кровати.
  'Приснится же!' - я постаралась поскорее избавиться от остатков жуткого сновидения. Сердце разошлось не на шутку. За окном было еще темно, я встала и отправилась на кухню - пить кофе.
  Причина ночных кошмаров была проста - сегодня ровно месяц, как я осталась одна. Единственный близкий человек, моя бабушка, после долгой болезни ушла. В лучший мир, как я надеялась.
  Родителей я не помню, знаю лишь, что они погибли, когда я была совсем маленькой. Бабушка заменила мне их, всегда была лучшим другом и поддержкой в любых делах. Настало время оправдать надежды и подтвердить, что её мудрые уроки не прошли зря. Мне уже двадцать три года, за спиной медицинское училище, профессия детской медсестры и даже год работы в участковой поликлинике
  'Буду верить, что впереди только хорошее, и я со всем справлюсь, пусть даже и одна. Открываю новую страницу жизни', - для надёжности я решила произнести обещание вслух.
   'С чего же начать?'
  В голове было странно пусто, мысли испарились, так и не успев оформиться. Спать уже не хотелось, поэтому я решила начать утро новой жизни - жизни, в которой могу рассчитывать только на себя, - с душа.
  Увы, покрутив ручку, я вспомнила, что с сегодняшнего дня в нашем микрорайоне из-за гидравлических испытаний отключили горячую воду. Вот тебе и душ! А так хотелось начать новую жизнь с чистого (в буквальном смысле) листа.
  Умылась холодной водой и вернулась на кухню. Сделала бутерброд, налила кефир и, плюхнувшись на стул, начала планировать день.
  Первым делом следовало сходить в магазин, а то в холодильнике мышь повесилась.
  Подошла к зеркалу. Горе никого не красит, и я не исключение: отощала, пижама висит мешком, волосы тусклые и всклокоченные, глаза унылые, а уж цвет лица...
  'Динка, на очаровашку ты совсем не тянешь'.
  Я показала отражению язык и решила, что душ всё же не помешает, а то пугало пугалом. Вот и повод в баню прогуляться. Крайне разговорчивая мама одного моего маленького пациента рассказывала, что раз в месяц обязательно ходит в баню. 'Душ - это ерунда. Когда душа и тело требуют обновления поможет только баня', - авторитетно советовала она.
  'Итак, в баню! И обновление мне нужно как воздух, и помыться не повредит. На обратном пути можно и в магазин зайти'.
  Я вытащила из шкафа большую сумку-непромокайку, закинула в неё банные принадлежности, любимое полотенце, комплект белья и футболку. Сама оделась по-спортивному: хлопковые брюки, футболка, спортивная куртка, кроссовки, ветровка и лёгкая шапочка.
  'И ведь права была та мамочка', - сбегая по лестнице, я предвкушала что-то волнующее и неизбежное.
  На улице меня встретили яркое майское солнце и приятный легкий ветерок. Я решила насладиться утром и прогуляться пешком через парк. Кругом все зеленело, пели птицы - весна во всей красе. Я бодро подошла к знакомой с детства скамейке -здесь любила отдыхать бабушка. Рядом шелестели листвой липа, клён, каштан и березки, так и тянуло закрыть глаза и вообразить себя очаровательной принцессой рядом с возлюбленным рыцарем в окружении прекрасных цветов.
   Я присела на скамейку и довольно зажмурилась, пытаясь представить себя другой - счастливой, обновленной и обязательно любимой.
  Да! Хочу! Именно! Этого!
  В лицо ударил порыв ветра, я вскочила, открыла глаза... и замерла в ужасе.
  
   Глава 1
  
  Дина
  
  Грудь сдавило, и крик замер в горле.
  'Как? Что? Где я?' - в голове одновременно звучали сотни вопросов, но задать их было некому. Вокруг, насколько хватало глаз, простиралась пустыня. Море бурого песка, на поверхности которого лишь кое-где возвышались огромные валуны и нагромождения камней. Леденящий порывистый ветер. И ни намёка на майское солнце - небо было затянуто тусклой пеленой, а вдали, на горизонте, и вовсе стремительно чернело.
  Я задрожала: толи от холода, толи от страха. Не в силах поверить собственным глазам, я судорожно прижимала к себе сумку с банными принадлежностями: 'Что мне теперь делать? Как быть дальше?!' Хотелось закричать от отчаяния, но адский ветер и этого не позволял - я даже дышала с трудом. Глаза слезились, в нос набился песок. Я развернулась и, подгоняемая в спину резкими порывами, побежала. Не ведая сама, куда и зачем.
  Странный песок набивался в кроссовки. Небо потемнело почти мгновенно. Уже не ветер - буря завывала вовсю. Я еле держалась на ногах.
  'Надо укрыться где-то, иначе меня просто засыплет'.
   Мучительно вглядываясь вперед слезящимися глазами, я решила спрятаться за ближайшей большой скалой. Нос и рот зажала рукой, стараясь втягивать воздух сквозь зубы, чтобы не наглотаться песка. Ветер, словно специально, резко кидал меня из стороны в сторону, мешая двигаться к желанной цели.
  Практически выбившись из сил, я добралась до скалы, забежала за неё и привалилась спиной к камню. Увы, здесь было не намного лучше. Я с трудом развернулась и прижалась лицом к холодной поверхности. Глаза уже практически не открывались, сквозь узкую щелочку я рассматривала скалу, в надежде обнаружить хоть какое-нибудь укрытие, я начала ощупывая камень руками и потихоньку продвигаться.
  'Должно же тут быть хоть что-то - пещера, грот. Я согласна на любую щель, в которой помещусь, лишь бы пережить этот кошмар, не умереть в этой жуткой пустыне'.
  Вдруг рука коснулась острого края, и я наконец-то обнаружила в скале отверстие, в которое смогла протиснуться. Не раздумывая, двинулась вглубь. Ветер продолжал колотить в спину, но дышать сразу стало легче. Узкий лаз расширился, но впереди была сплошная тьма. И я впервые пожалела о том, что не курю.
  'Зажигалка сейчас была бы как нельзя кстати'.
  Продолжая изучать руками окружающее пространство, я старалась не думать о пауках и змеях (мало ли кто тут может водиться?). Прежде чем сделать малюсенький шаг вперед, тщательно ощупывала почву перед собой. Провалиться или сломать ногу тоже страшно, но выхода не было - надо как можно глубже укрыться от бури, поэтому придется идти в темноте. Подвывания снаружи сменились на какие-то леденящие кровь звуки. Дотрагиваясь руками до каменных стен, я ощущала вибрацию от ударов ветра о скалу.
  Было холодно и страшно, от напряжения мышцы сводило судорогой. Не знаю, как долго я так шла, ожидая каждую минуту удара головой обо что-нибудь или укуса ползучего гада, но силы мои были уже на исходе. Спортсменка и просто красавица - это не про меня.
  Абсолютная темнота давила, заставляла чувствовать себя маленькой и беззащитной. Испуг сменился апатией: появилось желание сдаться, смириться с неизбежным и повернуть обратно, вернуться в этот клубящийся песок и там умереть.
  'О чем это я? Сил на путь назад уже нет, значит, придётся просто сесть тут и замерзнуть во мраке, в полном одиночестве'.
  Неожиданно впереди я натолкнулась руками на стену. Ощупав её, я поняла, что каменный лаз в этом месте делает резкий поворот направо, а за поворотом...
  'Свет!'
  Уже безразличная к тому, что может оказаться его источником, и представляет ли он опасность, я собрала последние крохи сил и двинулась вперед.
  Лаз привел меня в маленькую пещеру с озерком. Оно и светилось. Вода искрилась так, словно отражала лучи яркого солнца. Но никакого солнца в глубине скалы быть не могло.
  Сейчас я особенно остро ощутила жажду. В горле пересохло, лицо, шея, все открытые участки тела горели, исцарапанные колючим песком.Про то, что утренний бутерброд с кефиром уже давно забыты желудком, даже говорить не стоило. Но еду мне взять негде, а вода - вот она, рядом. Но можно ли ее пить?
  'Терпеть жажду уже сил нет, да и умыться не помешало бы', - мысленно оправдывала я себя.
  В изнеможении опустилась на берег и вгляделась в озеро, даже наклонилась и принюхалась. На вид, исключая таинственное сияние, это была обычная вода. Я совершенно измучилась, пробираясь сюда, и решила: 'Была не была - рискну!'
  С опаской опустила в воду руки - в тот же миг она особенно ярко вспыхнула, и свечение пропало. Я оказалась в кромешной темноте.
  
  
  Нургх
  Во сне что-то кольнуло меня, резко вырывая из мира дрёмы. Я вскочил, схватил сорг и ньялу, приготовившись к нападению. Но врагов рядом не оказалось. Я был один, как и всегда. В пещере меня окружали только убогие пожитки.
  'Что же разбудило?'
  Взгляд остановился на ковше с водой, что стоял рядом с подстилкой, и сердце пропустило несколько ударов: вода светилась!
   'Этого не может быть. Не со мной. Никак не со мной'.
  Осторожно, боясь даже дышать, я приблизился к ковшу: свечение не пропало, мне это не приснилось и не показалось.
  'Как это могло произойти?'
  Я обреченно вздохнул и коснулся воды. Она тут же вспыхнула и погасла, став обычной жидкостью.
  'Все! Жертва выбрана, а у меня появилась цель'.
  
  Глава 2
  
  Дина
  Замерев, я вглядывалась во тьму. Ничего не происходило. Только тишина прерывалась моими судорожными вздохами. В какой-то момент я устала бояться и решительно зачерпнула воды. Для израненой кожи не могло быть ничего приятнее её прохлады. После умывания я напилась: 'Чему быть, того не миновать'.
  Подумала о том, что лучше стать не козленочком, а кем-то, у кого шкурка помохнатее. А то холодно до жути. Даже не видя, чувствовала, как маленьким облачком клубится дыхание. Одета я была совсем не по погоде, спортивный костюмчик и ветровка почти не согревали.
  По памяти, на ощупь, я добралась до дальнего от входа угла пещеры, достала из сумки полотенце и, завернувшись в него поверх куртки, сжалась в комочек. Я устала, безумно устала и - что самое главное - совершенно не знала, как быть дальше.
  'Где я вообще? Куда мне идти?'
  На ум приходили вялые мысли о каких-то пространственно-временных карманах, про которые слышала по ТВ. Может быть, меня в такой закинуло, а в пустыне выкинуло? На Земле пустынь немало, и бури песчаные там бывают, и температуры скачут - ночью холодно, днем жарко. Впрочем, какой пространственно-временной карман на скамейке городского парка? Это ж бред. Так бы не только меня затянуло, да и вообще... Чертовщина какая-то!
  О том, что я не на Земле, даже думать не хотелось. Итак было слишком страшно.
  Я прижалась плечом к стене и заплакала. Слезы текли будто сами собой, а душу просто выворачивало от безнадёги.
  Ну почему со мной? Я же типичная горожанка, никаких курсов по выживанию в экстремальных условиях не посещала, понятия не имею, как себя вести в дикой природе, как еду искать. При мысли о костре ничего умнее, чем сила трения, в голову не приходило. Но и это - только в теории.
  Как быть дальше, я вообще не представляла, а умирать совсем не хотелось. И было страшно, невыносимо страшно. Как бы самой ещё не стать чьей-нибудь едой. В голову полезли мысли про медведей, которые любят укрываться в пещерах. Вдруг тут действительно крупные хищники водятся? Да я и некрупному вряд ли сопротивление окажу, разве что визг смогу поднять. Вот уж повезло так повезло.
  С этими мыслями, полными безысходности, я и провалилась в тревожный, но столь необходимый сейчас сон.
  
  ***
  Проснулась я от ощущения чужого присутствия. Так бывает, когда на тебя долго и внимательно смотрят, - становится неуютно, не по себе. Вот и я, даже не успев открыть глаз, уже осознала, что в пещере не одна. Стараясь не шевелиться и дышать ровно, чтобы не выдать себя, я приоткрыла глаза. И встретилась взглядом с... каким-то существом.
  Вода снова светилась.
  Создание стояло сразу за границей света, виден был силуэт да некоторые детали, вроде шерсти и абсолютно белых глаз.
  'Неужели это я своими мыслями беду накликала, и меня сейчас действительно съедят?'
  Как понять, разумен ли этот кто-то? А может, это горилла? Стоит как человек, на двух ногах, чем-то на кинг-конга похож. Но видно плохо. Да и откуда в пустыне горилла? И глаза! Жуткие какие, совсем без зрачка, белые и... пылают?!
  Судорожно выдохнув, я начала шарить рядом в надежде найти камень или обломок скалы, чтобы хоть чем-то себя защитить. Со стороны существа раздалось рычание и какие-то гортанные звуки. Пока раскатистое эхо повторяло этот вой, я, запаниковав, вскочила на ноги.
  - Место! - с перепугу хрипло рявкнула в ответ. - Сидеть! Не вкусная я!
  И тишина.
  Мы с существом уставились друг на друга, выжидательно наблюдая. И тут одновременно произошли две вещи - я осознала, что вижу глаза разумные, а существо резко отступило на шаг, удаляясь в темноту.
  - Сто-о-ой! - выкрикнула я и, застонав от боли в затекших ногах, кинулась следом.
  Существо было пусть и жуткое, но, похоже, разумное. А у меня сейчас выбор был небогатый. Не задумываясь о последствиях и об очевидной глупости своего поступка, я вбежала в темный зев скального лаза и врезалась в мохнатую грудь. Огромные когтистые лапы обхватили меня, и существо, наклонившись, тут же стало обнюхивать.
  'Вот и попалась'.
  До меня только сейчас 'дошло', какая я идиотка. Осталось только самостоятельно в пасть залезть. Я сжалась, ожидая, что вот-вот в меня вцепятся клыки.
  Однако горло вырывать мне не спешили, а вместо этого одним рывком закинули на плечо и, издав еще какой-то гортанный звук, понесли наружу. Висела я головой вперед, уткнувшись носом в шерсть где-то на уровне живота существа. Пахло оно кошмарно, как ведро помоев недельной давности.
  Мелькнула неуместная мысль, что даже к лучшему, что желудок абсолютно пуст. Прибавьте к этому сумку, которая оказалась поверх моей головы, и свисающее сбоку полотенце, и станет ясно, почему я просто мечтала скорее оказаться снаружи.
  Добравшись до выхода, чудовище сдернуло меня с плеча и выпихнуло наружу, протискиваясь следом. Яркое дневное солнце вынудило меня зажмуриться. Привыкнув к свету, я обернулась, собираясь рассмотреть эту зверюгу, и потрясенно застыла.
  
  
  
  Нургх
  Я мысленно обратился к Дирогу и передал ему координаты Зова, позволяя самостоятельно выбрать маршрут полета. Необходимо было обдумать ситуацию, а старому другу и напарнику я доверял.
  За столетия одинокого существования мне никогда не приходила даже мысль об Обряде. Я понимал, что для меня это невозможно. Но Зов пришел. И как бы потрясён я не был, как бы не сомневался в его реальности, но обязан был следовать Зову, как всякий сын своего народа.
  'Это либо ошибка, либо... ловушка'.
  Но как это смогли осуществить? Зов всегда безошибочно находил совершающих Обряд. И имитировать его невозможно. Это было тайным знанием моего народа, и знанием этим невозможно поделиться с посторонними. При попытке разглашения любой шаенг мгновенно бы сгорел от огня собственной крови.
  Меня переполняли самые неясные опасения и тревоги, но выбора не было - я просто обязан подчиниться.
  'Но ничто не мешает мне быть готовым к любому развитию событий. И если это действительно попытка заманить в ловушку, то пощады не будет никому'.
  Втянув в легкие воздух морозной ночи, я понял, что совсем недавно тут была небольшая буря. Опять же странность: кто бы стал в такой неподходящий период приводить Жертву, да еще и так далеко от поселений? Я решил идти к источнику Зова в одиночку, заодно проверяя местность вокруг, и поэтому попросил Дирога приземлиться в отдалении.
  Никакой опасности в безжизненной и безмолвной пустыне я не ощутил, уловил лишь странный запах - ничего похожего я раньше не встречал. Это насторожило. Приготовив сорг, я двинулся к узкой щели, служившей входом в пещеру. Еще на подходе я услышал какие-то сопящие звуки. И явственнее ощутил усилившийся незнакомый запах - его источник находился впереди. Стараясь не шуметь, я зашёл в пещеру и сразу застыл, недоуменно разглядывая существо в углу.
  'Это точно какая-то ошибка. Почему она спит во время Обряда? Как вообще Жертва могла уснуть, ожидая призванного шаенга? Немыслимо!'
  Я внимательно изучал Жертву. Какая-то маленькая и слабая на вид, и скрытых способностей я не чуял. Да и внешне... странная. Я видел немало доргов и доргинь, но никого похожего не встречал.
  Следы слез на лице - ну, это нормально. Еще в детстве я слышал много рассказов о том, как Жертвы во время Обряда часто плачут и молят о милости.
  Сердцебиение девушки изменилось, и от нее хлынула волна страха.
  'Проснулась. Пора начинать Обряд'.
  Я внимательно следил за ней, отмечая малейшие изменения. Она уже не спала, прислушивалась. Медленно открыла глаза.
  'Зеленые! Какая она все же необычная'.
  - Я призван тобой. Ты готова принять свою судьбу? - произнес стандартное обращение, ожидая смиренного ответа.
  Но странная женщина вдруг опалила мои органы чувств волной неукротимой решимости и, шаря вокруг себя рукой, провыла какие-то непонятные звуки. Я потрясенно отшатнулся, осознав, что не понимаю ее. Никогда раньше я не встречал такого языка.
  'Кто она такая? И почему призвала меня?'
  Это ошибка, странная и необъяснимая ошибка. Я должен уйти, но... Тогда она наверняка погибнет. Я чувствовал ее слабость, а до ближайшего жилого круга был один оборот светила. Если лететь, конечно.
  Размышляя так, я еще немного отступил назад. Неожиданно девушка вскочила и с непонятным криком побежала ко мне, принимая тем самым свою судьбу. Нелепо ковыляя, она явно не осознала, что только что сделала.
  Схватив девушку за плечи, я изумился хрупкости ее тела и странной одежде, что была на ней. Решив вынести ее сам, вскинул на плечо и стремительно понесся к выходу, на ходу выкрикивая ритуальное: 'Принимаю!'
  
  
  
  
  Глава 3
  
  Дина
  Он определенно не был животным. При свете дня всякие сомнения в его разумности у меня пропали. И это точно был мужчина.
  Но какой мужчина! Ничего более омерзительного и жуткого я в своей жизни не встречала. В отчаянии прикусила внутреннюю сторону щеки, удерживая рвущийся из горла вопль. Хотелось сорваться с места и мчаться куда угодно, лишь бы подальше от этого чудовища. Хотя обольщаться я себе не позволила: учитывая скорость, с которой мы покинули пещеру, было ясно, что меня поймают мгновенно.
  'Это какое-то безумие! Кто он?'
  Я точно уверена, что на Земле нет никого похожего. Даже если предположить, что мне 'посчастливилось' встретиться с неуловимым для всего человечества йетти. Совсем бледная, до голубоватого отлива, кожа, беспорядочно свалявшиеся и висящие сосульками космы, скрывавшие лицо. Похоже, что это все же волосы, а не шерсть. Шерсть же не может быть настолько длинной? Хотя, кто знает. И цвет они имели неопознаваемый... какой-то буро-серый. То же, что я первоначально приняла за шерсть, скорее было разновидностью одежды из шкур, одетой мехом наружу.
  Мужчина казался огромным, он возвышался надо мной на добрых полметра, а меня, с моими ста восьмьюдесятью тремя сантиметрами, сложно было назвать миниатюрной.
  И тут жуткий громила, до этого пристально вглядывавшийся в горизонт и словно бы принюхивавшийся к окружающему воздуху, резко повернулся. Абсолютно белые глаза, неподвижные из-за отсутствия зрачка, частично скрытые под волосами на совершенно заросшем лице - даже в киношных ужастиках я не видела ничего страшнее. Сейчас они хотя бы не светились, как в темноте.
  Внезапно он схватил меня за плечо своей лапищей с огромными черными когтями и, издав очередной рык, подтолкнул влево. От неожиданности я упала на колени. Идти куда-то с этой зверюгой, в принципе, не хотелось. Было страшно, да и мотивов его поведения я не знала.
  Перспектива стать обедом все еще пугала, а, учитывая его явную принадлежность к сильному полу, прочие малоприятные варианты развития событий тоже не стоило сбрасывать со счетов. Я медленно поднялась и машинально начала сворачивать до того висевшее на мне полотенце, собираясь убрать его в сумку. Громила нетерпеливо махнул рукой все в том же направлении, на сей раз жестами пытаясь объяснить, куда надо идти.
  Отступив на шаг, я плавно покачала головой из стороны в сторону и, указав на себя рукой, махнула в противоположном направлении. Я должна хотя бы попытаться найти здесь помощь. Ведь не один же он тут обитает. В ответ на мою пантомиму раздался рык, после чего меня опять забросили на плечо, и мы понеслись. Уши мгновенно заложило от свиста ветра, а почти сорвавшийся с губ визг оборвался, так и не родившись.
  Неожиданно мы остановились. Мою дезориентированную тушку опустили на землю. Так шатало, что, не удержавшись на ногах, я грузно плюхнулась попой на песок. Сжав виски руками, я попыталась отдышаться и прийти в себя.
  Подняв взгляд на чужака, я вздрогнула. Рядом с ним, на земле, подергивая шипастым хвостом и косясь на меня, сидел огромный ящер.
  'Дракон? Откуда?..'
  Этого потрясения мой мозг уже не вынес, и, завалившись на бок, я отключилась.
  
  ***
  Первым, что я почувствовала, придя в себя, стала вибрация, вторым - опять этот жуткий запах. По ощущениям меня засунули в какой-то мешок. Попытку пошевелиться и сесть быстро пресекли - сильные лапы стиснули меня. Ладно, оставалось смириться с действительностью и надеяться на лучшее. Прислушавшись к гулу ветра, я предположила, что мы летим на том самом драконе.
  'Точно! Дракон!'
  Выходило, что я где угодно, но только не на Земле. У нас ничего подобного бы не встретилось. На душе стало совсем тоскливо: теперь я не просто одна, я еще и чужая для всего окружающего мира. Как и он для меня. Чужой и, наверное, враждебный.
  Как вернуться домой? Как вообще существовать тут? Я не знала.
  'В этом-то и основная проблема. Я не знаю ни-че-го'.
   Оставалось плыть по течению, приспосабливаться к этой реальности и... просто выживать. Ради этого я была готова практически на все. Учитывая, что противопоставить опасностям и сложностям мне нечего. Я не была ни ловкой, ни сильной, не обладаю ни навыками борьбы, ни умениями, необходимыми для выживания в дикой природе, ко всему прочему - совершенно незнакомой. Смешно сказать, я сомневалась, что смогу даже что-нибудь приготовить на костре. Ах да, для начала надо этот костер ещё как-то организовать. На глаза навернулись слезы, и захотелось просто выть в голос. Но!
  Меня удерживало это небольшое 'но': я хочу выжить, а значит, должна справиться, должна всему научиться, должна стать сильной.
  Почувствовав внезапный толчок, я поняла, что мы приземлились. Меня подхватили и понесли, к счастью, на этот раз не так стремительно. По звуку шагов, я догадалась, что мы куда-то вошли. Потом меня поставили на ноги и сдернули большую меховую попону. Чужак отошел в сторону.
  Оглянувшись вокруг, я решила, что это его жилище. Да уж, на подобном фоне и скромная хрущевка станет апартаментами класса 'люкс'. Вместо пола в тёмной пещере была утоптанная до каменной твёрдости земля, повсюду - кучи какого-то хлама, кости. Но все это стало неважно, когда в центре пещеры я увидела очаг, мой незваный пленитель как раз занялся разведением в нём огня. Я так намерзлась за последние сутки, что одна мысль о живительном тепле значительно подняла мне настроение. Шагнув ближе, нетерпеливо протянула руки к первым, робким язычкам пламени, что разбегались по куче веток.
  Отогревшись и набравшись смелости, я решила, что пора сделать попытку наладить отношения с этим мрачным и неприступным типом. У меня было ощущение, что сейчас мне ничего не угрожает. Ну, по крайней мере, стать обедом - точно. Взглянув на наблюдающего за мной хозяина пещеры, я улыбнулась и, указав на себя, медленно по слогам произнесла: 'Ди-на, Ди-на, Ди-на'. В ответ он кивнул и попытался повторить, вышло какое-то гортанное 'Диийн'. Я кивнула, согласившись с его вариантом.
  Тогда он указал на себя и выдал нечто, на мой взгляд, невообразимое и непроизносимо-рычащее, вроде 'Рррр' или 'Нрры'. Мучительно ломая язык, я пыталась повторить, но, судя по недовольному подергиванию плечами, преуспеть мне в этом не удалось.
  
  Нургх
  Было так непривычно находиться рядом с кем-то, особенно в пещере, которая, последние лет двести была моим одиноким прибежищем. Впрочем, это было не самое странное, что случилось за последние сутки. Самыми невероятными событиями были Обряд и обретение Связанной.
  Она необычайно интриговала меня, постоянно совершая неожиданные поступки. А ее реакция на Дирога только подтвердили мои предположения, что девушка нездешняя. Тем более было непонятно, как она оказалась у Источника и отправила Зов. Возможности выяснить у меня не было - впервые за свою немалую жизнь я, сильнейший маг народа шаенгов, не мог понять языка. И это тоже заставляло крепко задуматься о происхождении девушки.
  Весь перелет до пещеры я ощущал отчаяние и страх Связанной, поэтому старался вести себя с ней как можно осторожнее. Я привык жить, окруженный ненавистью и страхом, и сам с радостью порождал эти чувства в других, но как быть сейчас - не знал. Она - моя Связанная. Да, я никогда не стремился к ее обретению, даже не задумывался о такой возможности, считая несбыточной мечта для такого как я. Однако Обряд состоялся, и девушка, пусть даже неосознанно, приняла меня как свою судьбу.
  Теперь предстояло как-то с этим жить. Мой опыт совместного проживания, тем более среди совершивших Обряд, ограничивался детскими воспоминаниями о родителях. А возвращаться к этим мыслям, я желал менее всего. Чтобы не насторожить ее пристальным наблюдением, я от очага и присел.
  'Она выглядит такой хрупкой и уязвимой. Надо наложить максимальную защиту и постараться не допускать ситуаций, опасных для ей жизни. Хотя сам факт нахождения рядом со мной для нее уже смертельный риск. Какой удачный вариант моего уничтожения!'
  Немного успокоившись, девушка внезапно повернулась ко мне и улыбнулась.
  'Как странно. Как давно мне улыбались? Не помню'.
  Она, видимо, решила представиться. Что ж, это полностью отвечало моим интересам, и я кивнул, соглашаясь. Вслушиваясь в ее речь, я опять поразился этому странному языку, в нем было что-то от криков птиц. Попытался повторить это чуждое имя: 'Диийн'. Представился в ответ. Ее вариант звучал чудовищно - так мое имя ещё ни разу в жизни не коверкали! Определенно, проблему с языком надо было решать.
  'Как мне заботиться о ней? Я не в состоянии предложить ей даже нормальный дом, не говоря уж о большем'.
  Тут я уловил урчание и понял, что моя Связанная голодна. Что ж, едой я могу ее обеспечить. Я мысленно передал Дирогу, что тот может свободно охотиться в ближайшие сутки, а сам встал и подошел к очагу. Еще перед полетом к источнику Зова я закопал в золе несколько обмазанных глиной птичьих тушек. Сейчас они как раз должны быть готовы. Раскопав золу у края очага, я осторожно достал запёкшуюся дичь, положил на плоский камень рядом и жестом поманил Диийн. Она подошла сразу, но на обугленные тушки смотрела с сомнением.
  'Возможно, она не привыкла к такой пище?'
  Я осторожно очистил одну от глиняной корочки, разломил на части, помахал в воздухе, остужая, и протянул ей. Диийн настороженно взяла кусок дичи и принюхалась, потом осторожно попробовала и, улыбнувшись мне, принялась есть.
  Я же замер от эмоций, пронзивших меня: радость, восторг, небывалое удовлетворение - вот чувства, вспыхнувшие в душе. Стремясь еще больше укрепить ее расположение, я схватил грубый ковш, выдолбленный мною из дерева, и выскочил в соседнюю пещеру, где из стены бил небольшой ключ, - набрать свежей воды. Когда я вернулся, Диийн уже закончила с тем куском, что я предложил ей и пыталась очистить следующую птицу. Отдав ей ковш, я быстро очистил оставшиеся тушки, указал на одну девушке, а сам принялся за свою половину.
  'Она совсем рядом'.
  Прикрыв глаза, я с наслаждением втянул аромат девушки: потрясающе! Я был уверен, что ее запах всегда будет для меня самым изысканным и возбуждающим. Никогда раньше женщина не приводила меня в состояние восторга одним лишь своим присутствием. Я был откровенно очарован всем в ней.
  'Интересно, это действует магия Обряда или я настолько истосковался по обществу?'
  Искоса поглядывая на девушку, я неожиданно, поддавшись порыву, протянул руку и провёл вдоль скулы. Диийн застыла, и я тут же ощутил ужас, охвативший ее.
  Ужас, страх и обреченность Жертвы.
  Вспыхнул гнев, я почувствовал как вскипела кровь, взывая к инстинктам шаенга.
  'Мое! Я принял! Она приняла!'
  Впав в состояние ярости, я не заметил, как грубо сжал её волосы. Диийн медленно повернула ко мне лицо и вдруг, словно окаменев, замерла, глядя на меня округлившимися глазами. Пронзила мысль, что она впервые видит глаза яростного шаенга.
  'Стоп! Что я делаю? Собираюсь атаковать Связанную? Мою?!'
  Я отшатнулся и резко вскочил. Никогда раньше я так внезапно не терял контроль над собой.
  'Что за дикие эмоции, что я творю?'
  Диийн повернула голову, взглянула на меня, замершего у противоположенной стены, и что-то сказала. Ничего не понимая, я просто закрыл глаза и стал вслушиваться в спокойные интонации ее речи. Это помогло, напряжение медленно покинуло тело, кровь начала остывать. Оставаясь на месте, уже спокойно я проанализировал свое состояние: вроде бы всплеск агрессии прошел. Случись подобное в бою, когда накрывают инстинкты, было бы объяснимо, но вот так - без причины!
  Как теперь успокоить Диийн, вернуть зарождавшееся доверие и более того - завоевать её расположение? Она наверняка утвердилась в мысли, что я - монстр. Собственно, им я и стал, но в случае со Связанной всё иначе. Ни один шаенг никогда бы не навредил той, с которой его связал Обряд. Прислушавшись к эмоциям Диийн, я понял, что, несмотря на внешнюю беззаботность, она настороже, не зная, чего еще от меня можно ожидать. Я и сам теперь не знал, поэтому обратился к магии крови и мысленно произнес заклятие сдержанности. С облегчением почувствовал холодную волну, прокатившуюся по венам.
  - Диийн, - осторожно позвал я.
  Она медленно приблизилась, остановилась рядом и взглянула мне в глаза. Меня накрыло волной ее облегчения. Желая подтвердить, что ей больше ничего не угрожает, я нарочито медленно протянул руку и снова коснулся ее лица, нежно погладил и сразу отступил, чтобы она не напрягалась. Стараясь всем своим видом показать, что больше не намерен ее касаться, я отошел к накрытому шкурами ложу и присел, начав вырезать из деревяшки подобие миски.
  Диийн некоторое время понаблюдала за мной, а потом опять о чем-то заговорила, так же спокойно и плавно. Осмотревшись, она решительно подошла к выходу из пещеры и откинула шкуру, закрывающую проем. Заглянув в небольшую пещерку рядом, она вернулась и принялась собирать с пола старые кости и ненужный хлам. Собрав столько, сколько могла унести, она всё это вынесла и, как я понял по звуку, ссыпала в угол.
  Вернувшись, девушка бросила на меня быстрый взгляд, но я решил не вмешиваться. Стало интересно, как она будет вести себя дальше. Диийн тем временем, тихонько напевая, продолжила разбирать мусор, скопившийся за годы моего постылого существовании. Да, я превратился в зверя, совершенно безразличного как к своему внешнему виду, так и к условиям жизни, и сейчас готов был сгореть со стыда, представляя ее впечатления от всего увиденного.
  
  Глава 4
  
  Дина
  Чтобы успокоиться и отвлечься от мыслей о внезапно ставших ярко-алыми глазах мистера Ужастика - именно так я его мысленно называла, так как осилить настоящее имя не смогла, - я решила прибраться в этом мрачном склепе. Опасаясь его реакции, решила снова обратиться к уже испытанному способу - спокойно и медленно заговорить.
  - Так знай, что настоящие мужчины, приглашая девушку на первое свидание ... ну, будем считать, что меня не приволокли, а я сама пришла... Так о чем я? Значит, первое свидание. Так вот, предварительно не помешало бы прибраться в 'квартирке', - тут я выразительно изобразила руками кавычки, - а так же принять ванну и рассыпать по полу лепестки роз. Хотя с розами я, пожалуй, погорячилась. Для первого свидания это слишком по-пижонски. Так что, о великий и кошмарный мистер Ужастик, 'незачет' вам по теме сближения с девушками. Это полное фиаско.
  Видимо, от всего пережитого меня кинуло в другую крайность, явив скрытые запасы храбрости.
  Вот так, подбадривая себя, я и старалась настроиться на оптимистичный лад. Счастливая и наконец-то сытая, я начала надеяться, что ситуация не так безнадежна, и именно от этого жуткого типа я могу ожидать помощи, как его понесло. Думала, он меня голыми руками на куски порвет, как этих птиц несчастных. Бр-р-р...
  Все ж наивная я. У него ж просто бегущая строка на лбу: 'Не подходи, убьет!' Вот меня и шарахнуло. Надо быть осторожнее, но при этом и пути взаимодействия как-то искать, а то в следующий раз может и не повезти.
  Вынеся за пределы пещерки всё, что посчитала мусором, я отважилась на более решительный осмотр территории. На укрытый шкурами странный топчан из ветвей старалась не смотреть. Это явно было его спальное место. И я очень надеялась, что односпальное. Лучше прямо на землю у огня лягу: так все путешественники раньше спали, а уж в моем случае - и тепло, и целее буду. Я, конечно, девушка взрослая и отношения с мужчинами у меня были - целых два романа уже пережила. Но вот так, без любви и желания, да еще с мистером Ужастиком... Нет, я выдержу. Наверное. Как-нибудь... Но тогда от омерзения и безнадежности свет вообще не мил станет. Лучше б тогда сразу сгинула, еще в песчаной буре.
  Помимо выхода наружу я обнаружила еще какое-то отверстие. Факел бы не помешал, а то свет от костра не достигал сюда. Неожиданно позади возник объект моих последних размышлений, что-то прорычал, и тут же под самым потолком 'неосвоенной' пещерки вспыхнул яркий шар света.
   'Это что? Неужели магия?! Потрясающе!' - мой процесс адаптации к новым реалиям шёл семимильными шагами.
  Резво кинувшись вперед, я в восторге замерла прямо у входа, увидев небольшой бассейн, шириной метра в три. Вода в него стекала по стене, а дальше, перелившись через край, по наклонной, сбегала к дальней стене и исчезала в большой расщелине.
  Пусть даже холодная, но вода. В большом количестве. До бани-то я так и не дошла, а после песчаной бури и вовсе вся чесалась.
  'Так, срочно мыться! Потом, если совсем замерзну, разотрусь - и прямо к огню'.
  Я издала восторженный визг и, забывшись, ухватила стоявшего рядом грязнулю за руку.
  От неожиданности замерли мы оба.
  С неловким извинением отдернув руку, я попыталась жестами объяснить, что хочу помыться. Он, кажется, понял - посмотрел так задумчиво. Подошел к бассейну, отпустил в воду ладонь и что-то произнес, прикрыв глаза.
  Раз - и от воды начал подниматься пар!
  Не веря в чудо, я подскочила и потрогала воду: 'Точно горячая! Неужели действительно - магия?'
  Я посмотрела на мистера Ужастика, не зная как выразить переполнявшую меня благодарность.
  'Что там я говорила про 'незачет'? Зачет! Десять баллов из десяти'.
  Издав радостный вопль, я помчалась к очагу за своей сумкой. Вернулась и начала доставать из сумки содержимое: гель, шампунь, кусок детского мыла, маникюрный набор и пемзу, губку. Одежду и немного запачкавшееся с краю полотенце пока отложила подальше.
  Я скинула ветровку и куртку, сняла шапочку, стянула кроссовки с носками, взялась за пояс брюк - и тут неожиданно наткнулась на внимательный взгляд владельца пещерки. На волне грядущего женского счастья (кто не переживал песчаной бури и последующего полета на драконе, может меня осуждать сколько угодно!), не задумываясь о своих действиях, взмахом руки показываю ему, чтобы вышел.
  Он в ответ, с довольным оскалом, указал на светящийся шар: мол, без него гореть не будет. Что ж, предпочтя удобства скромности, я согласно кивнула, но повертела пальцем, показывая, чтобы отвернулся. С небольшой заминкой он подчинился. Я скинула штанишки и футболку, но бельё оставила. Ступила в бассейн, начала медленно погружаться в воду - и застонала от удовольствия.
  Трижды права была та мамаша, по чьему совету я попала во всю эту передрягу, баня - это нечто. Расслабившись, я всем телом впитывала обволакивающее тепло, слабо шевеля руками, ощущала, как ласково перетекает вдоль тела вода, насыщая энергией и унося все горести и переживания. Так бы и лежала вечно, но побоялась заснуть, все же дно естественного бассейна для этого не подходило. Взяла шампунь и принялась за волосы.
  'Сколько же песка в моей рыжей гриве!'
  Смыв грязь, я подождала, пока вода сменится, чтобы ополоснуться и идти спать. Я обратила внимание, что вода так и не остыла, и решила глянуть на организатора этой горячей ванны. Обернулась и, вскрикнув, быстро ушла в воду по самую шею: он, с пылающими белыми глазами, сидел на корточках и наблюдал за мной!
  И тут меня посетила мысль, которая должна была осенить еще в начале купания. Жестом я позвала мистера Ужастика в воду. Он недоуменно показал на себя пальцем, и я снова закивала, подзывая его. Всего за какое-то мгновение он оказался рядом, на миг заколебался, но всё же скинул меховой костюм и стремительно шагнул в воду.
  'И зачем я это сделала?!'
  Глупее и безрассуднее поведения в моей ситуации не придумать. А легкомысленность мне обычно не свойственна. Однако сейчас я сделала именно это: разделась в обществе малознакомого и явно опасного субъекта, а теперь и того хуже - пригласила его разделить купание!
  'Я прям мечта маньяка... Что это? Может местная магия? Или меня где-то головой приложило?'
  Замерев в растерянности, я посмотрела на безэмоциональное лицо белоглазого мужчины, сидевшего в воде совсем рядом, и поняла: давать сейчас задний ход опасно. И поздно!
  Но воображению не прикажешь, в мыслях всплыли все опасения, а расслабленность исчезла в одночасье. Но белоглазый не двигался, спокойно сидел напротив, по пояс в воде, и пристально смотрел на меня. Я надеялась, что влажный бюстгалтер не сильно просвечивает.
  'Надо как-то выпутаться из ситуации, которую необъяснимым образом сама и создала. Затмение нашло какое-то!'
  Я опасливо потянулась губкой к его лицу и, отодвинув спутанные колтуны, провела ею по лбу. Вроде бы спокоен. Повторила свои действия, потом опустила руку и провела губкой по груди. Спокоен.
  Резко выдохнув, я придвинулась, взяла в другую руку кусок мыла и остервенело набросилась с ним на согласного на все мужчину.
  'Определенно во мне умер Мойдодыр!'
  Отмыв грудь и руки, я открыла маникюрный набор, чтобы достать ножницы, пусть и маленькие, но острые. С его свалявшейся шерстью вместо волос одним шампунем не справиться. Я решительно обрезала все 'сосульки' на уровне чуть ниже плеч, потом принялась так же бескомпромиссно срезать колтуны. Значительно уменьшив количество волос на голове, я заставила его окунуться в воду и трижды помыла его шевелюру шампунем.
  'У этого грязнули светлые волосы! Не то чтобы блонд, скорее пепельно-седой цвет. Это сколько же он не мылся? Какое счастье, что вода в этом водоеме проточная, иначе мне пришлось бы мыться повторно'.
  Откинув назад чистые волосы, я принялась за лицо. Избавившись от бороды, я снова потрясённо замерла: нет, он не был красив, он был просто...
  'Потрясающий!'
  И даже не во внешности было дело. Слегка голубоватая кожа, жуткие белые глаза в ореоле темных полукружий, нос с горбинкой, широкие, почему-то темные, брови, глубокая морщина между ними, тяжелый подбородок, выраженные носогубные складки и уродливый шрам от лба до левой щеки - это было лицо несгибаемого, прошедшего тяжелый жизненный путь, но абсолютно непобедимого мужчины. Вот это харизма, вот это сила, вот это магнетизм!
  Он не был красив, но и взгляд оторвать - невозможно. Затаив дыхание, я рассматриваю его лицо и чувствовала себя художником, из-под кисти которого родился шедевр.
  'Невероятно! Вот вам и мистер Ужастик!'
  Пребывая в смятении, я протянула мужчине губку и мыло. На большее я сегодня была не способна, хоть бы увиденное осмыслить. Он осторожно обхватил мои запястья и вгляделся в глаза. Я мотнула головой: слов нет, эмоций тоже. В голове - бессвязная пустота, и я сама себя не понимала.
  Опять машинально ткнула в его грудь губкой и мылом. Незнакомец отпустил меня и забрал все из моих рук. Я встала, все так же, не отводя взгляда от его лица, взяла полотенце, накинула прямо поверх мокрого белья и вылезла из бассейна. Резко выдохнув, я с трудом выговарила:
   - Дальше справишься сам, - и, даже не удостоверившись в том, понял он меня или нет, подхватила одежду и выбежала из пещерки.
  
  Нургх
  Как же вовремя я это заклятие использовал, иначе бы уже опять сорвался. Спокойно сидеть и наблюдать, как купается девушка, явно было выше моих сил, но и уйти я не мог. И дело было вовсе не в магическом светляке - он не требовал с моей стороны никаких усилий и тем более присутствия. Осознав намерения Диийн, я сослался на него как на предлог.
  'Да если надо, я этих светляков по всем пещерам навешаю. Я и не думал, что она в темноте не видит. Вот и ещё одна странность'.
  Диийн, прикрыв глаза и тихонько постанывая от удовольствия, нежилась в воде. Её эмоции смешивались с моими собственными чувствами в какой-то дикий коктейль. Похоже, применение заклинания станет ежедневной необходимостью, по крайней мере до тех пор, пока мы не сможем понимать друг друга. Необходимо объяснить ей все, тогда она не будет меня бояться.
  Затаив дыхание, я наблюдал, как она моет свои пушистые волосы. Потрясающий цвет, никогда не встречал подобного. Рука непроизвольно сжималась от желания коснуться их, но я знал, что напугаю девушку этим. А она впервые с момента нашей встречи совершенно спокойна и расслаблена.
  'Поразительно спокойна!'
  Я замер, боясь вспугнуть мгновение малейшим движением. Это были лучшие минуты моей жизни. Не знаю, чему я обязан этим нежданным счастьем - обретением Связанной, но уже не отпущу его, не позволю отобрать никому, буду защищать до самого конца. А в моей жизни окончанием любого противостояния может быть лишь победа, иначе меня бы давно не было в живых.
  Я поймал ее взгляд, обращённый на меня, и решил уйти, лишь бы не расстраивать. И что же? Я опять оказался не прав, и снова оказался потрясен ее поступком: она предложила мне присоединиться.
  'Неужели? Или я снова не могу понять ее действий? Возможно, на нас действует магия Обряда, но откуда мне знать об этом?'
  Покинув собратьев еще ребенком, я мало интересовался этой частью жизни.
  Чтобы она не успела передумать, я поторопился к бассейну.
  'Стоп! Я опять себя не контролирую? Надо вести себя спокойнее, не пугать ее'.
  Я решил полностью подчиниться ее желаниям. Это дико, но раз она хочет сделать меня более приятным для себя, то мне это только на руку. С самого начала было ясно, что Диийн, в отличие от меня, жила в более комфортных условиях. Я же выглядел и воспринимался ею, как грязное и неухоженное животное. Я и сам думал, привести себя в порядок, став похожим на разумное существо, но позже, когда она уснет.
  Я ощущал скрытый страх Диийе, но несмотря на него она медленно коснулась моего лица. Я старался не шевелиться и показать ей, что никакой угрозы не представляю. А ещё не отрывал глаз от лица девушки, боюсь опустить взгляд ниже.
  'Кажется, справился!'
  Она отмывала моё тело от грязи и пота, с каждой минутой действуя всё увереннее. Я физически чувствовал её все возрастающее удивление.
  Я настороженно прислушивался к ее чувствам, пытаясь понять реакцию на результат собственных стараний. Я уже и не помнил сам как выгляжу, но очень хотел быть приятным ей, боялся пропустить хоть малейший намек на отвращение, но и страшился почувствовать его. Помнится когда-то, очень давно, меня совсем не считали красавцем. Но, если вдруг древний дар не подводит, ее просто переполнял восторг! Незаметно выдохнул.
  'Да! Я ей нравлюсь!'
  Диийн собралась уйти. Пытаясь удержать, я осторожно обхватил её руки, но в ответ получил волну растерянности и смущения. Она покачала головой, и я разжал пальцы, отпуская. Пусть уходит, это к лучшему. Я и сам боялся, что даже под действием заклятия не сдержусь и наброшусь на нее.
  Счастье - чувство из, казалось бы, давно забытого детства - переполняло меня. 'Больше я не одинок'.
  Прислушиваясь к шагам Диийн, к ее дыханию в соседней пещере, я продолжил мыться уже сам. То, чем меня мыла Диийн было мне не знакомо, но как этим пользоваться я уже понял.
  'Откуда же ты явилась, Связанная моя?'
  Я вылез из бассейна и некоторое время просто стоял, принюхиваясь и прислушиваясь, пытаясь понять, чем занята Диийн: приятный, но не привычный аромат ее чистой одежды смешался с ароматом ее тела и моющих жидкостей. Сердце бьется часто-часто - очевидно, она ожидала моего появления с некоторым напряжением. Что ж, не буду разочаровывать тебя, Связанная моя. Да и пора уже дать понять, что слепое подчинение не свойственно мне.
  Меховой наряд, который я всегда одевал, чтобы спрятать собственный запах, решил оставить тут и решительно, хотя и несколько медленно для меня, направился в большую пещеру. В душе вспыхнуло чувство озорного предвкушения.
  Реакция Диийн мне определенно понравилась. Кинув на меня быстрый взгляд, девушка потрясенно замерла, а потом тут же перевела взгляд на огонь в очаге. Чувствуя, как её сердечко начинает стремительно колотиться, я спокойно прошёл к мешку со своими пожитками и достал простые кожаные штаны. Натянув их, решил так же сменить шкуры на ложе. У меня были шкуры двух убитых мною орханов. Выделав их, я так и не решился использовать - было жаль растрачивать в пустую такой потрясающий мех. Зато сейчас был особый повод.
  Заново укрывая ложе, я ощущал взгляд Диийн: она сидела у очага, сушила волосы и украдкой, из-за огненного водопада, наблюдала за мной.
  'Напряжена'.
  Её беспокоило моё поведение. Что ж, будь она знакома с Обрядом, у нее сейчас не было бы вопросов. Пора было успокоить мою Связанную. Жаль, что у меня не было связующих браслетов - как замечательно было бы вручить их сейчас. Но изгнанникам не полагаются семейные реликвии. Да и кто мог подумать, что они мне когда-нибудь понадобятся.
  Я подошёл к Диийн и, ласково погладив большим пальцем ее запястье, поднял девушку на ноги. Она попыталась что-то сказать и одновременно отнять свою руку. Я не позволил и, коснувшись руками ее губ, остановил эту бессмысленную для меня речь и мысленно послал по её венам волну расслабленности и неги, подхватил сразу ставшее покорным тело и отнёс на ложе. Я лёг рядом, накрыл нас второй шкурой, осторожно придвинул голову Связанной к своей груди, прижался подбородком к ее макушке и ласково прошептал:
  - Спи. У нас еще много времени впереди. Мы научимся понимать друг друга, ты узнаешь меня. Я смогу защитить тебя. Просто спи. Тебе нужен отдых.
  Почувствовав, что Диийн уснула, я осторожно коснулся её губ нежным поцелуем. Пусть будет так. Теперь у моей жизни появился смысл, а вместе с ним и причина не только жить дальше, но и сделать эту жизнь полноценной. Я не мог обречь ее на жалкое существование, подобное моему, а значит...
  'Пришла пора вернуться'.
  
   *****
  Где-то далеко
  
  В этот миг белая вязь на связующих браслетах вспыхнула ярким светом. Мальчик, сидевший в кресле с книгой, резко обернулся. Увидев этот свет, он потрясенно вскочил и с криком выбежал из комнаты:
  - Папа, мама! Браслеты! Они светятся!
  - Значит, он все же выжил?! И даже прошел Обряд. Но как? И почему Жертва согласилась?
  Двое, склонившись над изящной парой браслетов, замерли в недоумении.
  - Что ж, это не так важно. Это даже к лучшему... Теперь его можно уничтожить. Надо срочно найти Нургха.
  
  Глава 5
  
  Дина
  Проснулась я отдохнувшая и полная сил. Не открывая глаз, я прислушалась, пытаясь понять, рядом ли мой ужасающий пленитель. То, что на ложе я была одна, почувствовала сразу.
  Под меховым покрывалом было тепло и уютно. В памяти всплыли обрывки вчерашнего вечера. Явившись после купания обнаженным, с капельками воды на поджаром, перевитом мышцами теле, мистер Ужастик просто деморализовал меня. Никогда не думала, что, глядя на голого мужчину, можно испытывать такой трепет и восхищение. Не было даже неловкости или стыда. Он настолько спокойно и естественно вел себя, что возникало ощущение абсолютной правильности происходящего. В каждом его движении была видна привычка не принимать в расчет ничье мнение, кроме собственного.
  'Если представить, что он тут долго жил один, то, наверное, это стало для него нормой'.
  Увидев, что он готовит ложе на двоих, я поймала себя на мысли, что подобная перспектива пусть и рождает в душе волнительный трепет, но уже не кажется неприятной.
  'Как же странно и нетипично я реагирую на этого мужчину. Но пока не разберусь в окружающей действительности, мне лучше бы повременить с любовными отношениями, особенно с непонятными голубокожими великанами'.
  Впрочем, я совершенно напрасно переживала на этот счет. Наверное, в глубине души, на подсознательном уровне, я поняла это еще тогда, когда он взял меня за руку, собираясь отвести к своей постели. Засыпать в объятиях, прислушиваясь к четкому ритму его сердца, было необычайно приятно. Я знала, что рядом с ним я в безопасности.
  Наконец, решив, что в пещере никого кроме меня нет, приподнялась и огляделась. Я действительно была одна. В очаге горел огонь, а выше, под потолком, висели три ярких светящихся шара. Однако!
  С удовольствием провела рукой по длинному ворсу белого блестящего меха: никогда не видела подобной красоты. 'Шубу бы такую!' - с грустью вспомнила я о родном мире. В этом мире огонь и пища имели большую ценность.
  Пока хозяин жилплощади не вернулся, надо было встать. Натянула стоявшие рядом кроссовки, взлохматила волосы и подумала о том, предусмотрены ли в этом жилище удобства.
  'Наверное, умыться можно водой из бассейна, а вот потом придется топать наружу и искать кустики'.
   Прихватив ветровку, направилась к соседней 'купальной' пещерке. Светящиеся шары были и там. Этот маленький жест внимания и заботы приподнял мне настроение, и я решила, что с сегодняшнего дня начну учиться жить в этом мире. Отыскала в сумке щётку и пасту, почистила зубы и умыла лицо.
  'Так, теперь наружу'.
  Обернулась и увидела великана, наблюдавшего за мной. Не зная, как вести себя, я неловко замялась на месте, переступая с ноги на ногу. 'Эх, ну как бы языковой барьер преодолеть?' Видимо, поняв, в чем причина моего беспокойства, меня взяли за руку и повели куда-то. Сейчас, при свете, я увидела в углу наружной маленькой пещеры полог из шкуры - именно к нему меня и подвели. Отдернув полог, я обнаружила выемку площадью метра в полтора, в центре - глубокая трещина, в которую сбегал по боковой стене небольшой ручеек. Похоже, отныне мой девиз будет звучать так - чем непривычнее, тем нормальнее.
  Вернулась к очагу и сразу почувствовала запах еды. Да, сытный завтрак был именно тем, что сейчас требовалось мне в первую очередь. Приглашающе указав мне на печеную рыбу, сам белоглазый исполин отошел в сторону и принялся собирать в кожаный мешок какие-то вещи, сворачивать шкуры с потрясающим белым мехом.
  'Он покидает это место?'
  Я внутренне напряглась, и мужчина резко обернулся ко мне, что-то мягко прорычав, потом махнул рукой и, подойдя вплотную, провел по волосам ладонью.
  'Ободрил? Надеюсь, это означает, что меня не собираются здесь бросать'.
  Быстро прикончив рыбу и запив её водой, я встала с намерением помочь со сборами. Получила свою сумку с явным намеком, что ее собираю самостоятельно. Не вопрос!
  Быстро сложив свои банные принадлежности и подсохшее за ночь белье, села в сторонке на камень, чтобы не мешать стремительным движениям мужчины. И принялась заплетать косу, а то путешествовать 'растрепанной' неудобно.
  Расчесывая волосы, наблюдала за сборами. Я все никак не могла отойти от вида отмытого 'чудовища'.
  'Какой мужик впечатляющий!'
  Сегодня он был полностью в кожаной одежде: брюках и чем-то вроде жилетки, на ногах - подобие высоких носков. Волосы стянуты ремешком в низкий хвост. В руках вроде бы оружие - острый шип на большом кольце и странной формы меч. Нет, я определенно рисковала влюбиться без памяти!
  Надо было отвлечься и заняться хоть чем-то полезным для самообразования, а то я без него как младенец беспомощный. И неизвестно же, что дальше будет. Может быть, сопроводит до ближайшего населенного пункта - и все. Он мне ничего не должен. Скорее уж я ему - за спасение от верной смерти.
  Белоглазый вынес все вещи наружу и вернулся за мной. Забрав мою сумку, повторил мой вчерашний жест, маня за собой. Что ж, иду следом.
  Бр-р-р-р.
  Опять ветер. То ли это место отличалось суровым климатом, то ли сезон такой, но погода не радовала. Моя ветровка не спасала от ветра, и после тепла пещеры я почти сразу продрогла. Попыталась глубже натянуть на уши шапочку. Кругом был всё тот же унылый пейзаж: буроватый песок, местами пронзённый каменными глыбами. И так до самого горизонта. Пещерка моего спасителя-похитителя тоже находилась под одной из этих скал. А вот небо сегодня было безоблачное, но непривычного для меня зеленоватого оттенка. Если у меня еще и оставались сомнения относительно того, на Земле я нахожусь или нет, то один взгляд на это небо их полностью развеял.
  Я опять увидела эту зверюгу. Подойти к ней близко я так и не решилась, а перспектива путешествия верхом на драконе не радовала вовсе. И тут этот динозавр повернул голову и... подмигнул мне. Я завизжала от неожиданности.
  Великан подошёл ко мне и, не дав возразить, усадил верхом на ящера, сам разместился сзади, укутал с головой в белую шкуру и обхватил руками.
  'Наверное, чтобы не свалилась. И спасибо ему за это!'
  Мы взлетели! Нашим самолетам до их драконов далеко - какие там воздушные ямы и реактивная скорость. И почему я не экстремалка? Сейчас бы пищала от восторга, а не от ужаса. Первые полчаса вообще от страха глаза открыть не могла, потом все же отважилась и уже не смогла закрыть - от наплыва впечатлений.
  'Вот это я понимаю - вид с высоты птичьего полета!'
  Понемногу расслабилась и откинулась назад, на твердую мужскую грудь.
  Под нами расстилалась бесконечная пустыня.
  'И где он только рыбу на завтрак достал? Наколдовал что ли?' - вот всегда так: в самый ответственный момент в голову мысли глупые лезут.
  Я заметила внизу животных, преследовавших кого-то. По крайней мере, мне они показались животными - о местной флоре и фауне я же ничего не знала.
  От плавного покачивания и тепла, я медленно заснула, а когда открыла глаза, поняла, что близился вечер. Внизу начали попадаться древообразные растения густо-фиолетового цвета.
  Ноги уже порядком затекли, да и с непривычки меня укочало. Я принялась ерзать, пытаясь хоть немного сменить положение тела. Дракон почти сразу начал снижаться, направляясь как раз к одной из рощ этих кричаще-ярких деревьев.
  'Ура, привал! Наконец-то!'
  Я слезла с ящера, ноги сразу 'пронзили' сотни уколов боли. Слегка поморщившись, я решила походить и размять конечности. Дракон, ссадив нас вместе с вещами, сразу же куда-то стремительно улетел, а мой спутник, бодрый в отличие от меня, начал обустраивать привал. Примерно через полчаса вернулся дракон с мелкой зверюшкой в лапе. Очевидно, это наш будущий ужин. Смотреть, как освежуют неудачливое животное, я не решилась, поэтому отошла к уже разгоревшемуся костру. Стемнело быстро. Я посмотрела на небо и с удивлением увидела там два небесных светила вместо одной привычной Луны.
  'Эх, где ты, дом?'
  После быстрого ужина мы легли у костра. Я с удовольствием заснула, укутанная в теплую шкуру и надежные объятия. Кажется, я начала привыкать к такой жизни.
  
  Нургх
  Невозможность нормального общения с Диийн меня очень тяготила и я решил обратиться к обучающей магией. Ведь она знает свой язык, поэтому под действием заклятия просто выучит еще один, как дополнительный.
  В успехе я был уверен, но проблема заключалась в другом - я владею атакующей и защитной магией, но не обучающей. Требовался маг-обучитель, найти такого можно было только в городе или крупном поселении, а мне появляться там опасно. Половину полета мы мысленно обсуждали это с Дирогом и в итоге решили на время выкрасть мага из Горда, ближайшего к нам селения.
  Причем основная часть операции должна была лечь на плечи Дирога, ибо любой дорг, увидев меня, сразу узнает. Сам факт нахождения шаенга в любом селении доргов - уже причина для массовой паники, а если у него еще и абсолютно белые глаза... В общем, весть о моем появлении быстро достигнет нужных ушей и приведет к самым нежелательным последствиям.
  Почувствовав состояние Диийн, я попросил Дирога приземлиться. Друг в ответ послал ехидную волну, но спланировал вниз и даже предложил поймать ужин, пока я разведу костер. Быстро справившись с обустройством ночлега, я освежевал пойманного перевертышем зверя. Диийн явно не желала наблюдать за разделкой будущего ужина и отошла к огню. Я нанизал куски мяса на прутики, пристроил их над костром и, мысленно попросив Дирога быть настороже, отошел в темноту - проверить окрестности. Вернулся как раз к моменту готовности мяса.
  Кроме нескольких скелетов животных со следами острейших зубов, мне ничего не попалось. Я предупредил Дирога о том, что рядом может быть стая зоргов. Быстро поужинав, мы с Диийн легли спать. Наверное, она впервые путешествовала подобным образом и сильно утомилась. Сжав в одной руке сорг, другой я прижал Связанную к себе и заснул.
  
  Глава 6
  
  Дина
  Я проснулась. Не открывая глаз и не двигаясь, попыталась понять причину пробуждения. Ничего необычного я не услышала, но внезапно поняла, что изменилось: ритм бьющегося рядом сердца изменился. Казалось, что мужчина рядом со мной всё так же расслаблен и крепко спит, но я почему-то была уверена, что это не так, и он готов вскочить в любое мгновение. Остатки сна развеяло. Я не знала, что насторожило моего спутника, но ничего хорошего это не предвещало.
  Вдруг раздался жуткий визг, у меня даже уши заложило. Мой спутник вскочил, а дальше вокруг завертелись, заметались неясные длинные тени. Костер почти потух, его света было недостаточно, чтобы разглядеть происходящее. Сжавшись в своем меховом коконе, я напряженно, до рези в глазах, всматривалась в темноту. Нечеловеческий визг практически не прекращался, как и странный звук, чем-то напоминавший скрип смычка, которым ведут по струнам неумелой рукой.
  Размытым пятном мелькал бледный силуэт моего спутника, иногда вспыхивал бликом клинок, отражая слабый свет костра. Страх меня буквально парализовал. Не зная, что происходит и что я могу предпринять, могла думать лишь об одном: 'Только бы он нас спас'.
  Внезапно ночь прорезала струя яркого пламени. Озарив все вокруг, она опалила жуткий извивающийся комок тел, многократно усилив визг, и позволила мне увидеть нападавших.
  Они выглядели как изможденные, покрытые морщинами... люди. Сгорбленные старики с длинными, практически касающимися земли когтистыми руками, ощерив ужасающие пасти с огромным количеством мелких и очень острых клыков, стремительно кидались на голубокожего великана. Оружие в его руках рассекало тела, и куски тварей разлетались во все стороны.
  'Как же их много!'
  Они лавиной накатили на моего спутника, желая повалить его на землю, пытались вцепиться зубами, вонзиться когтями, разорвать на куски. Рядом со мной вдруг шлепнулась отсеченная по локоть рука с отвратительными когтями, она продолжала извиваться и сгибать пальцы. В ужасе я пнула ее в костер.
  И вновь из драконьей пасти вырвалось пламя, и в его свете я увидела, что часть тварей, прекратив атаки, пожирает своих, уже поверженных, соплеменников. Меня замутило и, не сдержав отвращения, я вскрикнула. В тот же миг пылающие алым глаза моего защитника обратились ко мне. Зарычав, он стремительно набросился на остатки нападавших. Вспыхнуло и заискрилось синее пламя, мгновенно уничтожив все останки монстров.
  Темнота и тишина наступили внезапно. Все закончилось. Можно было выдохнуть и заплакать. Слезы потекли, сначала робкими ручейками, но с каждым мгновением усиливались, и вскоре я уже плакала навзрыд. Ярко-алые глаза тут же сфокусировались на мне, а сильные ладони нежно обхватили мое лицо. Что-то прорычав, мой, уже однозначно, спаситель, принялся плавно покачивать меня в руках. По телу, смывая шок и ужас пережитого, прокатилась жаркая волна, она вернула меня в состояние блаженно-сонной неги. Я и сама не заметила, как глаза закрылись.
  До самого пробуждения мне снились странные сны. Не иначе, все пережитое за последние сутки смешалось в миксере моего воображения и выдало интригующий результат. Мне снилось неописуемой красоты место на берегу небольшой реки, рядом с водопадом. Вода там была почему-то желтой, искрящейся и прозрачной. Кругом пели птицы, и разливался чарующий аромат неизвестных мне ярко-малиновых цветов, густо покрывавших ветви деревьев. Мой восхитительный спутник, опираясь спиной на ствол одного из этих деревьев, протягивал мне только что сорванную веточку, так же усыпанную дивными цветами. Его лицо было ошеломительно счастливым, а глаза... Нет, они не были белыми, наоборот - глаза, кроме светящейся голубоватой радужки, были черными, а радужку прорезал узкий вертикальный зрачок.
  Проснувшись, я специально прокрутила сон в голове, стараясь не дать ему растаять - хотелось запомнить его, сохранить в душе, как частичку чего-то дорогого и прекрасного.
  Выпутавшись из шкуры, я оглядела поляну и удивленно замерла. Помимо меня и моего спутника там находилось еще двое. Внешне они были похожи: темнокожие, с приплюснутыми носами, мохнатыми ушами и прямыми черными волосами. Один из них был явно старше - возраст выдавали многочисленные морщины и некоторая сутулость.
  Сидели мужчины молча, но напряженная атмосфера, взгляды, эмоции на лице создавали ощущение явного общения. Тот, что внешне выглядел старше, был очень напряжен, мне даже показалось - напуган. Его молодой сопровождающий наоборот широко улыбался. В какой-то момент он повернулся ко мне и подмигнул. Голубокожий великан мгновенно отреагировав на это подмигивание, полуобернулся ко мне и подозвал жестом. Я, заинтригованная, подошла ближе к мужской компании: очень хотелось рассмотреть незнакомцев.
  Осторожно присев рядом со своим спутником, я улыбнулась мужчинам. Пожилой ответил мне пристальным озадаченно-недоуменным взглядом, а второй вскинул руку и приложил ее на миг ладонью ко лбу. Даже не задумываясь о том, что означает этот жест, я зачарованно уставилась на его кисть - на ней было шесть пальцев!
  Я не успела отойти от потрясения, а великан осторожно взял мою руку и, ободряюще погладив, передал пожилому мужчине. Тот, с аналогичным моему изумлением уставился на мои пальцы, взял кисть в одну руку и накрыл другой. Не понимая, что происходит, я внимательно следила за происходящим. Голову резко пронзила боль, и я, не сдержавшись, застонала. Мой спутник медленно провел рукой по волосам - и боль отступила. Прикрыв глаза, я сосредоточилась на ощущениях.
  - Сколько времени понадобится?
  Я пораженно осознала, что это произнес сидевший рядом мужчина, и я поняла его! Суть происходящего стала сразу ясна: 'Ура! Теперь не придется мучиться, пытаясь освоить эту нереальную абракадабру'.
  - Все зависит от индивидуальных способностей, Господин, но максимальный срок усвоения не превышает суток, - ответ прозвучал несколько скованно; после небольшой паузы, с дрожью в голосе: - Как... как Вы поступите со мной?
  - Посмотрим. Я еще не решил, что сделать.
  - Понятно, - обреченно прошептал 'учитель' и медленно выпустил мою руку.
  Я же, преисполненная огромной и искренней благодарности, порывисто наклонилась к нему и поцеловала в щеку, прошептав:
  - Спасибо огромное!
  В ответ мужчина дернулся и резко отстранился, не сводя круглых от ужаса глаз с моего спутника. Я с недоумением тоже повернулась к нему и увидела прищуренные белые глаза, устремленные прямо на меня. Не зная, чем он так недоволен, я протянула руку и, пребывая в эйфории от счастья и уверенности, что теперь мне и море по колено, погладила его по волосам и подбодрила:
   - Не стоит волноваться, все обязательно устроится к лучшему.
  Молодой мужчина после этих слов откинулся назад и громко расхохотался, а его пожилой спутник, напротив, с ужасом и недоумением воззрился на меня. Белые глаза продолжали властно удерживать мой взгляд, порождая в душе сомнения и трепет.
  'Наверняка опять ляпнула несуразицу'.
  Мне стало как-то неуютно и захотелось отвернуться. Тут белоглазый великан резко перевел свой взгляд на моего 'учителя', после чего оба незнакомца, как по команде, поднялись и направились прочь от нашей стоянки. С сожалением проводив их взглядом (все же хотелось расспросить о многом), я решила заняться допросом единственного доступного мне сейчас объекта:
   - Как тебя зовут?
  - Нургх, - лаконично прозвучало в ответ.
  Какой же он суровый. Да и имя подстать.
  - А меня Дина. Если совсем правильно, то Ундина, как морского духа. Но все обычно зовут просто Дина.
  - Тебя назвали в честь морского духа?!
  
  Нургх
  Это многое объясняло. К примеру, как она смогла повлиять на воду, отправляя мне Зов. Все представители моего народа - маги воды. Именно на этой основе строятся все наши магические умения и осуществляется Обряд поиска Связанной. Я, ко всему прочему, ещё и сильнейший маг крови, поэтому обладаю абсолютной властью над любым живым существом, включая и соплеменников.
  - А кто были эти мужчины? И они вернутся еще? - спросила Дина.
  Вопрос несколько насторожил, но в ответе я был уверен абсолютно: маг-обучитель уж точно не пожелает ещё одной встречи со мной. Наложив на него маяки вечного контроля, я предупредил, что стоит ему хотя бы словом упомянуть все произошедшее, и он мгновенно превратится в кучку золы. Опасаясь за свою жизнь, он поклялся никогда даже не вспоминать о нас. И его можно было понять: ещё ни разу за всю историю доргу не было позволено увидеть Связанную шаенга. А тут ещё и Дина так легко его коснулась - у старика чуть сердце не остановилось.
  - Это дорги, - взглядом я дал понять, что считаю ответ исчерпывающим.
  - М-м-м... А кем были те... ну, которые ночью?.. - она судорожно вздохнула и замолчала, обводя глазами место ночного сражения. - И еще объясни, куда мы направляемся?
  - Стая зоргов. Они не представляют особой опасности, по крайней мере, в моем присутствии. Ты совершенно напрасно переживала. На будущее - не стоит волноваться по таким пустякам.
  Дина смотрела на меня с явным недоверием, поэтому я объяснил:
  - Я отличный воин и сильный маг. Уверяю тебя, мне много раз приходилось с ними сталкиваться. Что же до цели нашего путешествия, то это долгий разговор, и время для него ещё не пришло. Полагаю, тебе пора завтракать.
  Вернувшись к костру вместе, мы исследовали съестное, принесенное Дирогом из селения. За безопасность Дины я не волновался. Еще ночью, укачав ее после нападения, я, потратив огромный запас сил, наложил максимально возможную защиту: отныне любой, кто попытается ее физически уничтожить, сгорит мгновенно. А в пределах моего восприятия других сильных магов, способных мне противостоять, не было.
  Разогрев мясную похлебку и напиток, я набросился на свою часть еды: аппетит после такой громадной траты магических сил просыпался зверский.
  - А где ящер? - Дина с любопытством озиралась в поисках моего напарника.
  - Возвращает мага-обучителя, - в ответ меня затопило изумлением и сомнениями девушки.
  - Так тот молодой... дорг? Он что - и есть дракон? Он перевертыш?
  - Дорги все обладают вторым телом. Дирог - ящер.
  - Потрясающе! А тот, второй, кто?
  - Ёж.
  Дина так и замерла, не донеся ложку до рта, удивлённо глядя на меня.
  - У меня тоже есть вопросы. И самый главный: как ты оказалась в той пещере, где я нашел тебя?
  Девушка уставилась в миску с похлёбкой. Я сразу почувствовал, что она мучительно решает, какой дать ответ. Для меня эта информация была важна, но я готов был и подождать, пока она не начнет доверять и не расскажет всё сама.
  - Я точно не знаю как. Это просто произошло. И я не помню, что этому предшествовало, - в её голосе сквозила неуверенность. - Просто открыла глаза и... оказалась рядом с той пещерой.
  Я кивнул, принимая такой ответ.
  - Что ты намерена делать? - решил уточнить на всякий случай.
  - Не знаю. Если я не в тягость, хотела бы остаться с вами, пока не... вспомню все и не решу, как быть дальше.
  Я задумался. Не хотелось напугать Дину, рассказав ей всю правду о нашей связи, я бы предпочёл дать ей время узнать меня получше, чтобы принять осознанно. Но и лгать ей я не мог.
  - Ты нам не в тягость. И лично я не уверен, что позволю тебе покинуть нас, даже если ты решишь это сделать.
  Она хмыкнула и пожала плечами, явно не принимая всерьез моё предупреждение.
  - Ты не похож на Дирога. Значит, ты не дорг? И вообще, много тут... других рас?
  'Какой интересный вопрос!'
  - Я - шаенг! И мы действительно отличаемся от доргов, поскольку являемся другой расой. Больше разумных созданий в нашем мире нет.
  - А ваш мир, он... как называется? - Дина смущенно отвела взгляд, прекрасно понимая всю странность таких распросов.
  - Ниар.
  - А вы тоже можете изменяться? - она затаила дыхание в ожидании моего ответа.
  - Нет. Шаенгам это не требуется. У нас другие... преимущества.
  - А тут есть места, где проживает сразу много доргов и шаенгов?
  - Дорги и шаенги не живут вместе. У доргов много поселений по всему миру, но этот континент самый малообитаемый. А шаенги живут в своих отдельных... городах.
  Дина задумалась. Ей явно хотелось развить эту тему и выяснить, почему мы не живем вместе, но она не решалась. Поэтому и переключилась на другое:
  - А другие континенты густо населены? Их вообще много? Континентов?
  - На Ниаре четыре континента, но один из них полностью скован льдами, а тот, на котором мы находимся сейчас, - Пританис - практически весь покрыт пустынями и тоже очень неудобен для жизни. Два оставшихся же... Да, на них много поселений.
  Тут моя Связанная поняла, что незнание столь элементарных вещей является большой странностью, поэтому, дослушав меня, пожала плечами и с извиняющейся улыбкой пояснила:
  - Всё это я тоже почему-то... забыла. Может быть, головой ударилась.
  И окончательно смутившись, она замолчала.
  Тут я уловил мысленный призыв друга и, поднявшись, сказал Дине, что пора собираться в путь.
  
  
  Глава 7
  
  Дина
  Мы продолжили путь. Днём совершали перелеты, а ночью отдыхали. Дирог или Нургх охотились, добывая нам еду. Ящер за все это время так ни разу и не обратился, и я подозревала, что это Нургх не позволяет ему. Шаенг порой выводил меня из себя своей бескомпромиссной манерой принимать решения за всех, и за меня тоже. Впрочем, его высокомерие искупалось заботливостью. Я ловила себя на мысли, что будет крайне сложно расстаться с таким мужчиной.
  В полете мы много разговаривали. Я узнала, что Нургх может со всеми общаться мысленно, и мы тренировались делать это вдвоем. Меня в такие моменты очень беспокоило: читает ли он все мои мысли или только те, что я адресую ему. Ибо, если читает...
  'Можно сгореть со стыда!'
  Взаимоотношения между нам установились удивительно теплые. Мне было так легко и спокойно с ним, словно мы были давно знакомы.
  По мере нашего продвижения местность вокруг менялась: казалось бы бескрайняя бурая пустыня наконец осталась позади, лишь изредка еще попадались песчаные проплешины. Растения поражали меня буйством красок: от ярких малиновых и фиолетовых деревьев до ржаво-желтой травы с крупными цветами самых поразительных расцветок.
  Во время перелетов я порой часами всматривалась в расстилающуюся под нами панораму. Теперь наш маршрут пролегал в основном над лесами, воздух стал более влажным, начали попадаться озёра. В одном из них, во время очередной остановки, Нургх организовал мне ванну, каким-то непостижимым образом отделив часть воды и нагрев её. Естественно, его я тоже заставила искупаться.
  День пролетал за днем, а я ловила себя на мысли, что совершенно не скучаю по родному миру. Мне ведь не к кому возвращаться.
  'По какой бы причине я не оказалась на Ниаре, но это шанс начать новую жизнь с нуля', - так моё решение стало окончательным.
  Каждый раз на привале, пока Нургх занимался всеми бытовыми вопросами, я подходила ближе к деревьям, желая вдоволь насмотреться на чудо, которым для меня стала местная природа. Ароматы цветов радовали обоняние не меньше, чем изобилие красок - глаза. Несколько раз мне удавалось даже заметить мелких зверьков, похожих на наших белок и других грызунов. И каждый раз меня беспокоил вопрос: это просто животные или это дорги во втором теле?
  Я все больше и больше узнавала шаенга, но все так же практически ничего не знала о нем. На все мои вопросы о прошлом он давал скупые односложные ответы или вовсе отмалчивался, давая понять, что тема не обсуждается. Вот именно этот контраст между заботливой открытостью и суровой скрытностью удерживал меня от окончательного сближения с ним. Я боялась довериться своим ощущениям и оказаться бессовестно обманутой. В то же время присутствие этого мужчины рядом не оставило меня равнодушной. Я уже начинала задумываться над тем, каким может быть наше совместное будущее.
  На пятые сутки путешествия мы приблизились к какому-то городу. Об этом мне сообщил Нургх. Ящер приземлился, а когда мы слезли, он перекинулся в того молодого человека, что смеялся надо мной. Нургх надел тёмный плащ с глубоким капюшоном и перчатки, принесенные заботливым Дирогом из предыдущего поселения. Под плащом он укрыл и свой сорг, который, как я уже знала, являлся исключительным оружием его народа и обладал какими-то скрытыми свойствами. Мне же выдали нечто напоминавшее монашескую рясу, с таким же глубоким капюшоном, и велели надеть перчатки, хотя даже в них руки сказали прятать в карманах. Вот в таком виде мы и приблизились к городу.
  Сам город доргов превзошел все мои ожидания. В первую очередь поразили размеры поселения - это был настоящий мегаполис. А во вторую - отсутствие каких-либо стен. Сразу начинались невысокие двухэтажные домики и простые деревянные навесы. Рядом с каждым жилищем была роща или хотя бы лужайка, примыкавшая непосредственно к дому, и создавалось ощущение, что город полностью находится в лесу. Так непривычно было идти по широким улицам, окруженным старыми деревьями или зелеными полянками, среди которых виднелись неприметные домики. Я впервые видела, как живут обитатели этого мира, - пещеру Нургха я, по понятным причинам, в расчёт не брала - и была крайне изумлена.
  - Они специально в лесу поселились? - не удержалась я от вопроса.
  - Нет. Это старый город, за много поколений они вырастили его. Если будем в той части, где селится молодежь, то увидишь совсем еще молодые деревья. И, Дина, будь внимательна, не растопчи кого-нибудь из местных жителей.
  Я резко остановилась, уставившись на дорогу. Сама мысль о возможности наступить на какого-нибудь ужа, который тут же мог обернуться уважаемой старушкой, испугала чрезвычайно. А так увлеклась местной 'архитектурой', что совсем перестала обращать внимание на окружающих.
  Оказалось, зря.
  Приглядевшись, я заметила, что кругом, помимо уже встречавшихся мне темнокожих доргов, занятых обычными будничными делами, было много животных самых разных видом. С радостными визгами и рыками наперез нам промчалась ватага какой-то разношерстой - в буквальном смысле - малышни. Стройная коняжка, гневно тряся гривой и угрожающе стуча передними копытами, загоняла в дом невысокую девочку. На ближайшем дереве три белки собирали орехи в большое лукошко, пристроенное в развилке.
  - А как вы узнаете, на каких животных можно охотиться? Или разумные живут только в поселениях? - я мысленно задала Нургху давно назревший вопрос.
  Его мое непонимание явно озадачило.
  - Их невозможно спутать. У них аура, излучение мозга, эмоции, сердцебиение, запах и поведение совсем разные. В общем, они совершенно непохожи. Со временем ты это сама осознаешь.
  - А нас они тоже чувствуют?
  - У доргов хорошее обоняние, поэтому, конечно, они нас заметили. Но я умею подстраиваться под их восприятие, поэтому наши с тобой запахи они не воспринимают как чуждые, да и в городе всегда много путешественников.
  - А где мы остановимся? Или можно просто выбрать любую полянку для ночлега?
  - Видишь эти столбы? - и Нургх махнул рукой в сторону ближайшего деревянного колосса, украшенного странной резьбой. - Они обозначают собственность, а так же указывают на личность владельца. Поэтому устроиться на чьей-то полянке нельзя. Мы остановимся на постоялом дворе.
  Вскоре мы вышли к огромной поляне, посреди которой возвышалось массивное строение.
  'Вот уж действительно постоялый двор!'
  На поляне, рядом с небольшими кожаными шатрами, располагались дорги, группами и поодиночке, как в человеческой, так и в иных ипостасях. Нургх нашёл свободное место у края поляны, рядом со специально оборудованным кострищем. Стараясь сильно не озираться, я присела на деревянную чурку. Дирог переглянулся с Нургхом и отправился к центральному строению, вернулся он оттуда уже с каким-то рулоном и кольями. Передав все это Нургху, перевёртыш снова ушёл, как оказалось, за дровами для очага.
  Решив поучаствовать в установке палатки, я встала и подошла ближе.
  - Могу помочь?
  - Нет, отдыхай, я сам справлюсь.
  - Кстати, а в главном здании разве нет жилых комнат?
  - На верхнем этаже живет семья владельца, а нижние заняты кладовыми с запасами и складами с инвентарем. Так же кухня и столовая, для тех, кто не желает есть под открытым небом. Ты где предпочтешь перекусить?
  - Наверное, в столовой, - мне было любопытно посмотреть, что внутри, и попробовать местную еду.
  
   Нургх
  Чувствовал я себя скверно. Странное предчувствие не давало покоя. Возможно, дело в том, что я давно отвык от общества других разумных существ? На всякий случай, я не снимал сорг и настороженно прислушивался. Дирог принес дрова и, сложив их для вечернего костра, мы втроем направились обедать. Моя Связанная из-под темного капюшона бросала по сторонам любопытные взгляды. Какой же она еще, в сущности, ребенок!
  Внутри свободными оказались два крайних стола. Заняв один, я сел так, чтобы оказаться спиной к посетителям, - опасался нечаянно приоткрыть лицо во время еды. Дирог и Дина устроились напротив. К нам тут же подошел хозяйский сын, судя по запаху выбравший вторым тело оленя. Мы заказали мясное рагу, творожную кашу и ягодный пирог с горячим напитком.
  Я осторожно прощупал эмоции присутствующих. Каких переживаний только не было - от утомительно-раздраженных до яростно-завистливых. Особенно негативно 'фонила' компания из шести доргов у дальней стены.
  Принесли обед, и мы сразу накинулись на горячую еду. Даже я получал от трапезы удовольствие, ведь провел многие годы, питаясь более грубой пищей, Дина же с восторженным интересом сначала осмотрела содержимое тарелок, а потом начала пробовать. Неспешно наслаждаясь обедом, мы с Дирогом мысленно обменялись мнениями о дальнейшем пути. У нас было два варианта, как выбраться с континента: быстро - через переместительные ворота, расположенных в ближайшем городе шаенгов, или долго - обычным морским судном.
  - Уверен, что никто сейчас не ожидает твоего появления. Если будете осторожны, то сможете неузнанными пройти через ворота, - настаивал на своем Дирог.
  - Но если что-то пойдет не так, то на выходе нас уже будут встречать! И ладно бы я был один, но Диной я так рисковать не могу, - категорично осадил я его.
  - Учитывая, что уже начался сезон холодных ветров, мы можем и вовсе не найти корабль, который согласится выйти в дальние воды, - буркнул в ответ дорг.
  Меня это тоже беспокоило. Но на такой случай я оставил крайнее средство - личную убедительную беседу с капитаном.
  Внезапно органы чувств окатило волной изумления и любопытства. Как бы невзначай повернув голову, я заметил взгляд одного из тех шести неприятных доргов, направленный в нашу сторону. Проследив его направление, увидел, что Дина, увлеченная наблюдением за хозяином корчмы, виртуозно разливавшим пенный напиток, сильно наклонилась вперед, и от этого ее коса выскользнула из-под плаща. При ярком освещении, на темной ткани платья, медные волосы просто пылали. Мне сразу стала ясна причина его изумления - все дорги обладали прямыми черными волосами. Плавно подняв руку, я убрал косу под капюшон, перекинув ее за плечо Дины.
  Раздосадованный нежелательным вниманием, я мысленно сказал спутникам, что мы уходим. Дирог сразу встал, а Дина замешкалась. Она протестующее протянула руку и, подняв ко мне лицо, попросила:
  - Давайте еще посидим.
  Она и не заметила, что стала объектом чужого интереса.
  Успев только категорично мотнуть головой, я ощутил быстрое приближение того самого дорга.
  - Дорогуша, - громко вскрикнул он, еще не дойдя до нас, - присоединяйся к нашей компании. Мы не торопимся и всегда готовы следовать пожеланиям такой милейшей особы.
  Дина вздрогнула и сразу же вскочила. Дирог сделал шаг наперез доргу. А я, сжав ладонь девушки, быстро повёл её к выходу. Это не смутило нагловатого преследователя. Оттолкнув ящера с пути, он резво схватил Дину за другую руку и потянул на себя, желая задержать. В моей крови мгновенно вспыхнул огонь бешенства. Я тут же выхватил сорг и провёл им в воздухе невидимую черту. Тело дорга упало к дининым ногам, разрубленное пополам. В столовой воцарилась оглушающая тишина, и в ней я отчетливо слышал сиплое дыхание Дины, у которой от ужаса сдавило горло.
  Я подхватил на руки её обмякшее тело и вынес наружу. Следом выскочил Дирог. В душе все еще клокотала ярость - мы сделали ошибку, явившись сюда.
  'Начинаю понимать, почему Связанным так редко позволяют покидать пределы наших городов'.
  
  
  Глава 8
  
  Дина
  Даже не знаю, какими словами можно было описать мое состояние. Меня накрыло одновременно чувством вины и непередаваемым страхом перед Нургхом.
  'Он же просто монстр!'
  Такую жестокую расправу над мужчиной в данной ситуации я считала недопустимой. Один миг, легкий взмах руки и... все! Я впервые видела смерть, вот такую смерть - от руки другого. И не ради защиты жизни.
  'Это самое настоящее убийство!'
  Причем Нургх отнесся к этому, как к совершенно рядовому, не стоящему даже внимания событию. Доставив меня к нашей палатке, он совершенно обыденно поинтересовался моим самочувствием и предложил укутать в шкуру, если мне прохладно. Я была потрясена таким безразличием к собственному поступку. А еще я корила себя за легкомыслие: послушалась бы сразу - и этой смерти не было бы.
  Отпрянув от него, я отошла подальше. Он сначала двинулся следом, но потом сжал кулаки и застыл на месте. Мне же хотелось лишь одного - убежать и никогда больше его не видеть.
  Со стороны главного здания послышался многоголосый рокот. Толпа доргов явно направлялась к нам. Нургх тоже их услышал и, бросив на меня предостерегающий взгляд, обернулся. Увидев в этом свой шанс, я, поначалу робко, а потом все увереннее, начала тихонько отступать с поляны, в лес. Воспользовавшись тем, что оба моих спутника были вовлечены в гневную беседу с хозяином постоялого двора и поддерживавшими его гостями, я достигла границы леса, развернулась и бросилась бежать. Неслась я на пределе своих сил и возможностей, совершенно не задумываясь о направлении, дороге и нарушении границ личной собственности. Несколько раз с моего пути кто-то резко отскакивал, но это никак не сказалось на моей скорости. В душе было так мерзко, что хотелось просто раствориться в окружающем пространстве, забыть обо всех терзаниях. Остановилась я, только полностью обессилев, упала на колени и еле успела выставить руки, чтобы не хлопнуться лицом в грязь.
  Хрипло и натужно дыша, я попыталась оглядеться. Увы, не успев толком ничего увидеть, я почувствовала, как кто-то схватил меня сзади за шею. Резко подняв с колен, с меня грубо сдернули капюшон. Я услышала потрясенное ругательство и только тогда осознала, что это не Нургх. Резко дернувшись, я попыталась вырваться, но меня грубо дернули за косу и, схватив за руки, повалили лицом на землю, не позволяя и вскрикнуть. Руки грубо скрутили за спиной, в рот вставили кляп и, накинув на меня какой-то мешок, понесли.
  Как же страшно! Своей истерикой я навлекла на себя ещё большую беду. Как теперь вернуться к моим спутникам? Как хотя бы вырваться на свободу?! Мои мысли были прерваны диалогом этих подонков:
  - Ты видел ее волосы? Понятно теперь, почему из-за нее этот в капюшоне схватился за меч.
  - Да, сильный ублюдок! Жаль беднягу Фреза. Но надо поспешить, не хотелось бы мне нарваться на него снова.
  - Думаю, он не скоро еще сможет кого-то преследовать. Это было отличным ходом - натравить на него хозяина. И так удачно, что девка сама сбежала нам в руки.
  - Не будь самоуверен. Фрез тоже не придал значения реакции этого в капюшоне. Видимо, не зря он скрывал свое лицо. Что-то в нем меня беспокоит, поэтому лучше бы ускориться. Девка определенно особенная, за нее можно запросить в пять раз больше обычного. Трайган, бери ее, Лирид, перевернись, ящером вынесешь их из поселения, а мы выберемся волками. Сейчас лучше разделиться, встретимся в порту у дока.
  Чем дольше я их слушала, тем отчаяннее осознавала, что попала в руки торговцев живым товаром. Меня мутило от страха. Я отчаянно хотела к Нургху и готова была простить ему убийство всей этой банды. Да что там, я сама бы убила их, если б могла!
  Ощутив ставшее уже привычным чувство полета, я горько заплакала. Меня уносили все дальше и дальше от надежды на спасение. Решив, что лучше умереть, чем быть проданой, я стала отчаянно брыкаться и извиваться, в надежде, что дорг меня не удержит, а соскользнув с дракона, я наверняка разобьюсь. Но намерения мои не осуществились: меня ударили по голове, и я потеряла сознание.
  
  *****
  Не знаю, как долго я была в 'отключке', но пришла в себя от ощущения шарящих по мне рук. Дернувшись, я поняла, что уже не связана, и открыла глаза. Надо мной склонились четверо доргов, выглядели они отвратительно - грязные, с похабными оскалами. С меня сорвали платье и застыли, удивленно разглядывая мой спортивный костюм. Выдернув кляп, я громко закричала:
   - Твари! Вам это не сойдет с рук. Мои спутники вас найдут.
  - Да ну-у-у, - издевательски протянули в ответ, - как страшно! Нас найдет пара малохольных доргов.
  - Один из них шаенг! - выкрикнула я в отчаянии.
  Наступила тишина. На меня смотрели потрясенно.
  - Да она это специально, чтобы напугать нас, - неуверенно произнес один.
  - А если нет? Тот, в капюшоне... Мы же не знаем, кто он. Скорее, тащите ее на корабль, пора сматываться отсюда.
  Меня забросили на плечо и потащили, взбежав по трапу, поднесли к какой-то двери и, распахнув ее, забросили внутрь. Ударившись плечом и расцарапав руки о неотесанные доски, я приземлилась на пол.
  Осмотрелась. На небольшом возвышении стоял фонарь, в его тусклом свете я увидела еще несколько девушек. Все они были в порванной одежде, избитые, некоторые тихонько плакали.
  Сжавшись у стены, я напряженно думала и раз за разом отвергала возможные способы спасения. Если бы мы были не на корабле...
  - Дина! - раздался в моей голове вопль.
  Я подпрыгнула от неожиданности, напугав девушек рядом.
  - Нургх! Ну наконец-то!
  - Ты где?
  - Не знаю, меня похитили. Сейчас я на корабле, но куда он плывет, не знаю.
  - Жди меня.
  Воспряв духом, я даже улыбнулась. Сейчас для меня не было никого другого, кого бы я так же страстно желала увидеть. Окрыленная надеждой, я решила подбодрить и напарниц по несчастью.
  - Держитесь, помощь скоро придет.
  На меня посмотрели с недоумением, решив, видимо, что я тронулась умом от пережитого. Но все это мало беспокоило меня, я внутренне собралась, приготовившись продержаться до прибытия Нургха. Почему-то я не сомневалась, что он обязательно найдет меня.
  Время тянулось безумно медленно, мне казалось, что мы уплыли уже на немыслимое расстояние. К тому же Нургх больше не связывался со мной, и я старалась не думать о том, что не уточнила, ограничена ли его способность расстоянием. В таких сомнениях прошло почти полдня, а потоп я внезапно уловила над головой громкий шум. На палубе над нами явно что-то происходило: раздавались крики, топот ног и резкие хрипы. Дверь распахнулась, и ворвался здоровенный дорг. Он схватил меня за плечо и резко дернул вверх, загораживаясь мною.
  - Я заберу тебя с собой, проклятая, - буквально провыл он, и я узнала голос моего похитителя.
  Наверху же наступила абсолютная тишина. В следующий миг дверь слетела с петель, а в образовавшемся проеме показалась фигура моего голубокожего великана.
  - Кто ты? - с дрожью в голосе прохрипел дорг.
   Капюшон слетел с Нургха, открывая пылающие алые глаза. Дорг потрясенно дернулся:
  - Проклятый Изгнанник! - обреченно прошептал он, и с этими словами попытался всадить мне в горло кинжал.
  Едва кончик кинжала соприкоснулся с моей кожей, как синее пламя охватило дорга и его оружие . Через секунду от него осталась лишь кучка пепла. Девушки разом испуганно закричали, а я напротив - от шока не могла вымолвить ни слова.
  
   Нургх
  Меня трясло от бешенства. Мало того, что Дина сбежала, так она ещё и умудрилась попасть в плен к самым отвратным головорезам, которые в лучшем случае её бы убили. Так она и теперь упорно не желала меня слушать. Обхватив руками, не обращая внимания на испуганных доргинь, я на мгновение прижал её к себе и вдохнул такой уже родной запах. Потом вынес на палубу.
  Не желая снова пугать ее видом мертвых доргов, бывших командой этого корабля и, по совместительству, отвратительной бандой похитителей и работорговцев, я сжёг в магическом огне всё, что осталось от их тел. И сейчас лишь жалкие кучки пепла, развеваемые морским ветром, напоминали о них. Чувствуя, что сдерживаюсь из последних сил, я решил отложить 'разбор полетов' со своей Связанной до той поры, пока немного не остыну. Я укрыл её плащом и оставил на палубе, грозно наказав оставаться на месте и ни во что не вмешиваться.
  - Дирог! - рявкнул я, мысленно призывая непутевого ящера. - Немедленно спускайся, необходимо заняться кораблем.
  - Я вообще-то не водо-, а воздухоплавающее, - услышал в ответ. - Как ты вообще собираешься управлять кораблем без команды? Обязательно было убивать всех?
  - Насчет корабля не беспокойся - что бы с ним не происходило, воды нас не примут. А вот с теми, кто остался в живых, разбираться предстоит тебе.
  Дирог вместе с нашими пожитками приземлился на палубе и сразу перекинулся. Первым делом подбежал к Дине - узнать, как она себя чувствует и что произошло, - чем заслужил от меня мысленный пинок. Потом, получив от нее инструкции на счет спасенных девушек, направился к крошечной каюте.
  Я перегнулся через борт корабля, взывая к родной стихии. Договорившись с водами о том, что наше суденышко заботливо доставят куда следует, я решил осмотреть корабль - и остался вполне доволен. Запас пресной воды был солидный, продовольствия - достаточно. В крайнем случае, я мог наловить рыбы. На этом корабле мы вполне могли добраться до цели путешествия. Все складывалось не так уж плохо.
  Беспокойство вызывала только возможная реакция на события на постоялом дворе. Вся эта шумиха, проанализированная должным образом, сразу бы указала любому шаенгу на мое присутствие. Сначала, не сдержавшись, я убил дорга, а потом и вовсе озверел, когда Дина меня оттолкнула. Не повезло тем несчастным, которые решили воздать мне справедливое, по их мнению, возмездие. Но я защищал мою Связанную, поэтому был в своем праве, а как это виделось другим, мне было безразлично. Отведя душу на этой зарвавшейся кучке агрессивных доргов, я мысленно ударил по их крови волной огня. Дружно взвыв от боли, мои противники повалились на землю. И в тот же миг я осознал, что не чувствую Дины рядом. Мысленно приказав Дирогу собирать вещи, я вихрем сорвался с места. Ее запах, размытый множеством других, терялся несколько раз. Ах, как мне не хватало связующих браслетов, которыми в нашем народе обменивались совершившие Обряд. Эти браслеты постоянно притягивались друг к другу, и носившие их всегда чувствовали партнера. Эта связь была вне времени и расстояния.
  Наконец, я совсем потерял ее в месте пленения. Попытался связаться мысленно, но она не отвечала на призывы. Реакции не было никакой, позволяя строить предположения одно хуже другого. Я даже сам боялся представить, что сделаю с ее похитителями, когда доберусь до них. Одно утешало - моя магическая защита не позволит её убить. Я, как безумный, метался по поселению, до заикания пугая всех встречных доргов своей стремительностью и грубостью, не обращая внимания, на чью территорию вторгался или по чьему хвосту пробегал. Когда, наконец, смог ее услышать, сам еле сдержал крик радости. Теперь уничтожение банды стало лишь вопросом времени.
  Я решил, что пришла пора избавиться от всех недомолвок и раскрыть Дине истинное положение вещей. Спасённые девушки под руководством Дирога привели в порядок каюту капитана и отвели туда мою Связанную. Я решительно толкнул дверь и шагнул внутрь. Но не успел сказать и слова, как девушка бросилась навстречу и обняла.
  - Никогда больше не убегай от меня, - сурово сказал я ей, нежно прижимая к себе.
  - Постараюсь, - улыбнулась Дина. - Прости меня за то, что разозлилась, и за то, что втянула всех нас в эти передряги. Я не предполагала, что мое упрямство может иметь такие последствия, и очень благодарна, что не оставил в беде, - и она страстно меня поцеловала.
   - Дина... - я замолк, мучительно подбирая нужные слова, - ты должна понимать... Тогда, в пещере, я не просто появился. Это было следствием Зова, который ты отправила мне через воду Источника. И когда ты пошла из той пещеры следом за мной, это означало... В общем, ты приняла меня как свою судьбу. И это необратимо. Такова древняя магия нашего народа. С того момента, как я тебя принял, ты стала моей Связанной.
  - Как это - приняла судьбу? И что значит быть Связанной?
  - Мы теперь неразделимы. Мы вместе навсегда, наши жизни связаны - погибнет один, умрет и другой. Это древний, как сам мир, Обряд. Дорги по договору с нами приводят на место вызова - к определенному водоему - Жертву, выбранную девушку. Она отправляет Зов, и если есть шаенг, предназначенный ей, он его обязательно получит. И явится к ней. А потом все зависит от ее выбора: или примет она его как свою судьбу и согласится связать души, станет его Связанной, или не примет... И тогда погибнет - Источник ее уже не отпустит. А шаенг этот больше никогда не получит Зова.
  - Какой же это выбор? Это несправедливость! Девушке остается только безропотно согласиться на все!
  - В большинстве случаев Жертвы предпочитают смерть, - глухо ответил я.
  Глаза Дины потрясенно раскрылись.
  - Поэтому нас совсем мало, а Связанных оберегают как величайшую ценность, - продолжил я.
  - Но почему они отказываются?
  - Из страха. Чтобы выжить, моему народу пришлось стать сильнейшим среди воинов и магов. Иначе нас бы давно уничтожили и поглотили дорги. Наша репутация и оберегает нас, и лишает нас невест одновременно. Мы магическим путем пришли к долголетию, живем веками, но при этом рождение в связи двоих сыновей является редчайшим событием, чаще всего сын один. И мой сын, Дина, будет и твоим сыном так же.
  - Так, - возмущенно заявила мне Связанная, - не будем забегать вперед. Я еще не решила, как отнестись к Обряду, а ты мне уже про детей говоришь. И, кстати, почему это сразу сын? Я вот всегда о дочери мечтала, обязательно с моим цветом волос и папиными глазками... Хотя...
  Тут Дина замолчала, бросив растерянный взгляд на мои белые глаза.
  - Дина, - неживым голосом прошептал я, - девочек у нашего народа не рождается, в этом-то и вся проблема.
  
  Глава 9
  
  Дина
  Теперь мне многое стало понятным - и его собственнические замашки при посторонних, и подкупающая нежность наедине. Но чтобы вот так, сразу и на всю жизнь, без права ошибки и перемен... Я, конечно, хотела найти вторую половинку, но данный способ был уж очень радикален. Мне трудно было принять такое положение вещей сразу, хотелось повременить, обдумать, все взвесить. Но все было уже решено за меня - и именно это было самым обидным. В душе я уже решила для себя, что люблю Нургха и хочу остаться с ним. А что до их древних обрядов и устоев... Посмотрим еще. Я, в отличие от дорговских жертв, никакого страха не испытывала, но и покорно смиряться не собиралась. Эти шаенги просто еще не переходили дорогу настоящей русской женщине. Устрою им тут тихой сапой октябрьскую революцию, чтоб знали, что женщина - это звучит страшно!
  Уже устраиваясь спать, мы продолжали обсуждать эти чуждые мне взгляды. Мне требовалось время и полная информация по этому вопросу, чтобы смириться и понять, как действовать дальше.
  - А по какому принципу вообще выбирается Жертва?
  - Раз в тысячелетие в каждом нашем роду появляется Знающий, предсказывающий многие события. Чаще всего Жертву определяет он. Бывали случаи, когда одинокий шаенг указывал на понравившуюся ему девушку, но это редкость, так как при появлении шаенгов в поселениях доргов все женщины стараются спрятаться. К сожалению, даже Знающий не всегда точно может сказать, какое решение примет выбранная Жертва или как можно переубедить ее.
  - А сколько у вас родов? И часто ли выбирают... Жертву?
  Я хотела выяснить все детали, чтобы найти решение проблемы. Почему-то я была уверена, что это возможно.
  - Всего четыре рода. Каждый живет на своём континенте, в отдельном городе под магическим куполом. На планете четыре континента, два из них наиболее благоприятны для жизни и заселены доргами, тот, что мы покинули практически не заселен из-за пустынь, ну, а еще один континент полностью покрыт льдами... На нем находится город моего рода. Каждый род ежегодно требует жертву. Одну.
  Тут же решив ухватиться за эту тему и разузнать больше о его прошлом, я приготовилась задать очередной вопрос. Но Нургх, очевидно, разгадав мои намерения, перебил:
  - Дина, прошу тебя, расскажи, откуда ты? Я должен знать.
  - М-м-м... Пообещай, что не сочтешь меня сумасшедшей и поверишь, каким бы невероятным ни казался мой рассказ.
  - В этом ты можешь быть уверена. Всегда.
  - Хорошо. На самом деле, как сюда попала и почему, я и сама не знаю. Закрыла глаза в своем мире, открыла уже в пустыне возле той пещеры. А мир... Мир у нас другой. Наша планета называется Земля, и подобных вам рас у нас нет, собственно, у нас всего одна раса - обычные люди без каких-либо магических способностей. И выглядит наш мир иначе, у нас развивают технику, поэтому такого, как у вас, взаимодействия с природой нет. И... там я никому не нужна. Недавно умерла моя бабушка, а больше у меня никого не было.
  Внимательно слушавший Нургх заметно расслабился при последних словах, прижал меня сильнее и прошептал:
   - Ты нужна здесь, Дина. Очень нужна. Мне. Без тебя я теперь не смогу существовать, да и не захочу.
  Мы потянулись навстречу друг другу, безмолвно предлагая и обещая все то, что боялись сказать вслух. Поделившись сокровенным, мы словно шагнули на новую ступень наших отношений. Отныне мы действительно были вместе, стали единым целым.
  Нургх и наша любовь стали для меня откровением. Настолько прекрасно быть с мужчиной, для которого ты единственная, самая-самая! Его первые, безумно нежные, даже робкие прикосновения меня практически взорвали, вызывая феерверк ощущений и эмоций, заставляя в экстазе поджимать пальцы ног и выгибаться дугой, стремясь плотнее прижаться к нему, ощутить всем телом.
  А как он на меня смотрел! Как ласкал взглядом, одновременно изучая руками и языком моё тело. Словно я - совершенство, самое драгоценное и прекрасное, что он когда-либо видел. Мне было легко в его объятиях. Я не ощущала под собой ни жесткой корабельной койки, ни грубой простыни, нет - я словно парила в воздухе, растворяясь в надежных руках, в ощущении близости сильного тела, которое сейчас дрожало от сдерживаемой страсти, разжигаемой моими прикосновениями.
  Мы сидели на кровати, прижавшись друг к другу, и целовались, целовались, целовались... А наши руки в это время, как и наши губы, вели свой разговор, то сплетаясь, то пускаясь в путешествие по телам. Внутри меня все скрутилось, напряженно замерев в самом низу живота, в ожидании такой желанной развязки. Моя кожа стала нереально чувствительной, жадной до прикосновений. Я извивалась в руках моего восхитительного мужчины, терлась о его мускулистое, немного влажное от испарины тело, стремясь максимально соприкоснуться с ним, унять этот жар кожи, стремление ощущать его везде и сразу.
  Нургх прижимал меня в себе, слегка покусывая за плечи, впиваясь губами в мой подбородок и шею. Его руки, начав с неуверенных, изучающих касаний груди, освоившись, гладили уже всё мое тело, зарывались в волосы, притягивая к себе мою голову, порой даже несколько жестко сжимая сжатые в кулаке пряди. Но я была не против, мне даже хотелось этих жестких рывков. Они отвлекали меня от всепоглащающего желания. Я безумно хотела моего шаенга, хотела именно такого, каким он был - безмерно нежным, но и порывисто-грубоватым, любимым и только моим!
  Не имея больше сил сдерживаться, я медленно потянула его на себя, опускаясь на кровать. Нургх немного отстранился и помог мне устроиться, а после принялся выводить на моей груди и животе только одному ему известные узоры. Меня уже колотило от эмоций, хриплые стоны один за другим срывались с губ, руки комкали простынь, собирая ее складками вдоль тела, ноги то и дело подрагивали и сгибались в коленях.
  - Дина-а-а, - пришел мысленный стон от Нургха, - сейчас умру.
  - Я тоже, - так же мысленно ответила я, судорожно выдыхая.
  Решительно вскинув руки, я обхватила его за плечи и притянула к себе, одновременно обхватывая ногами. Приподняв бедра, я встретила его, не желая больше продлевать эту сладкую муку и стремясь к ощущению полного единства. Мы оба, с абсолютной самоотдачей, погрузились в водоворот этого вечного движения, основы самой жизни, восторг единства.
  Меня с головой накрыло ощущением сжигающей страсти и безграничного наслаждения, я ощущала себя песчинкой, с каждой приливной волной все больше и больше погружающейся в глубины водоворота, пока, наконец, ощущение эйфории не поглотило меня без остатка.
  Медленно возвращаясь к реальности, я лежала и счастливо улыбалась, разглядывала потолок и прислушивалась к тяжёлому дыханию мужчины. Нургх, уперевшись лбом мне в грудь, а руками в кровать по бокам от меня, пытался прийти в себя.
  - Связанная, - тихонько прошептал он, - ты самое прекрасное и бесценное, что есть в моей жизни. Спасибо тебе, что согласилась принять меня судьбой.
  Я, не имея сил на ответ, лишь мысленно послала ему волну любви и ласково провела по светлым волосам. Прекраснее момента в моей жизни не было! Люблю его! Именно с этой мыслью я заснула.
  
  *****
  
  Рык Нургха и последующее за этим возмущенное сопение за дверью заставили меня открыть глаза.
  - Вы так все плавание проспите. А между тем уже полдень и пора обедать. Мы с девочками уже все приготовили, только вас и ждем. И почему это мне приходится за ними присматривать, чем я так прогневил судьбу? - донеслось из-за двери недовольное бормотание Дирога.
  Я уже приготовилась удерживать любимого от убийства непутевого друга, но, взглянув на его лицо, поняла, что убийство откладывается. Он широко улыбался. Кажется, я впервые видела его улыбку.
  - Доброй зари, Связанная моя, - нежно прошептал он, пропуская сквозь пальцы мои локоны.
  Кушать мы вышли значительно позже, но вышли. Стоял прекрасный день - небо было ясным, а океан спокойным. Хотя на движении нашего суденышка последнее не сказывалось - непонятно как, но мы достаточно быстро продвигались вперед.
  Ожидавшие нас дорги расположились на палубе. Мне наконец-то удалось рассмотреть остальных похищенных девушек. Совсем еще юные, в грязной, порванной одежде, на лицах и открытых участках тел большинства виднелись синяки и кровоподтеки. И все три - темнокожие, с плоскими носами и прямыми черными волосами. Я начала понимать, в чем причина ажиотажа, вызванного моей рыжей и немного кудрявой шевелюрой.
  После вчерашних событий девушки с большим оптимизмом смотрели в будущее, и вели себя соответственно. Еще на подходе мы услышали смех. Впрочем, улыбки девушек мгновенно таяли и сменялись выражением панического ужаса при виде шаенга.
  Дааа, тут предстояла большая психологическая работа. И я была намерена начать ее прямо здесь и сейчас. Меня переполняли идеи, как можно было в положительную сторону изменить ситуацию с выбором этих их 'жертв', да и на счет Обряда кое-какие мысли появились. Хотя тут я решила события не форсировать, так как еще не разобралась в механизме его действия.
  Улыбнувшись девушкам и подмигнув печальному и голодному Дирогу, я озвучила беспокоящую меня мысль:
  - Может быть, нам стоит искупаться, раз возможности помыться нет. Ну и постирать одежду. И стоит поискать на корабле, вдруг да найдется что-то пригодное для носки.
  - Дина, воду для купания я могу обеспечить. Пустых бочек достаточно, и я могу немного опреснить морскую воду. Пить ее все же нельзя, но для купания и прочего вполне подойдет, - Нургх просто окрылил меня своими словами.
  - Отлично, поедим и займемся этим, - я обнадеживающе посмотрела на девушек.
  Они потрясенно прислушиваясь к нашему с Нургхом непринужденному общению, но не прореагировали на мое предложение, боясь, казалось, даже дышать от страха. Ну что ж, нужна шоковая терапия - получите! И, прежде чем присесть к импровизированному столу, я резко обернулась, притянула Нургха к себе и поцеловала. Он сначала опешил, но быстро сориентировался и с энтузиазмом ответил. Так, забыв о присутствующих, мы страстно целовались, пока со стороны Дирога не раздался разочарованный стон:
  - Вот знал я, что это кончится плохо.
  - Не завидуй, - хором ответили мы, оторвавшись друг от друга. - Кстати, Дирог, если ты мне скажешь, что среди собранных тобою вещей есть и моя сумка, то ... я и тебя поцелую.
  Дорг немедленно подавился первым проглоченным куском.
  - Дина, - сипло прошептал он, покосившись на шаенга, - все твои вещи Нургх велел собрать в первую очередь. И вообще, если хочешь, я твою сумку всегда носить буду, только не целуй меня.
  Расхохотавшись, я решила больше его не дразнить и принялась за еду, кушать хотелось действительно сильно. Стало даже совестно: девушки вообще неизвестно когда ели в последний раз, а еще нас ждали. Я однозначно преисполнилась самых твердых намерений в том, чтобы поспособствовать устройству их судеб.
   Вымыться после всех этих перипетий с побегом и последующим пленением было истинным наслаждением. Нургх, как и обещал, организовал нам горячую воду, а в моем случае еще трепетно и ласково вымыл. И как я могла считать его чудовищем?!
  
  Нургх
  Уже давно понял, что для моей Связанной возможность помыться с комфортом, кажется, искупала все мои ошибки. Вымылся и сам, очевидно, теперь это станет нормой для меня. Пора уже было вернуться к цивилизованному поведению.
  Я вспомнил о конечной цели путешествия, и это внезапно вернуло меня к суровой реальности. Нас ожидала огромная и неразрешимая проблема - мое прошлое, от которого роковым образом зависело и наше будущее. Как разрешить ситуацию, я не знал, но, только вернувшись, я мог бы понять, как действовать дальше.
  Время, проведённое на корабле, стало самым счастливым для меня. Воды стремительно несли судно вперёд, все бури и шторма обходили стороной, не причиняя вреда. В нашей с Диной каюте царила любовь, узнавая друг друга, мы укрепляли нашу Связь. Для меня не было ценнее награды, чем ощущение дининого счастья. Находясь ежедневно рядом, вскоре я стал ощущать и перемену в эмоциях спасенных девушек. По отношению ко мне страха стало меньше, а порой проскакивало любопытство и даже удивление.
  Но мысли о будущем омрачали мою радость. Раз за разом прокручивая в уме события прошлого, я понимал, что должен рассказать обо всём Дине, подготовить ее к реакции моего народа. Но мне было страшно. Теперь я знал, что могу потерять, и перспектива разрушить то, что сейчас было между нами, ужасала меня. Я не желал вновь ощутить ее отвращение, оттолкнуть навсегда. Но правда могла всплыть в любой момент. Так в итоге и произошло.
  В тот вечер Дина расспрашивала девушек об обычаях и привычках их народа. Они долго обсуждали, как у доргов принято ухаживать, выбирать спутника жизни.
  - Дина, а как ты можешь быть вместе с Проклятым Изгнанником? Тебе не страшно? - задала внезапно одна из них роковой для меня вопрос.
  Дина тогда лишь улыбнулась и сказала, что все совсем не так, как кажется со стороны. Но позже, когда мы были одни, она вернулась к этой теме.
  - Нургх, помнишь главаря шайки, похитившей меня? Он же тогда сразу узнал тебя.
  - Шаенги редко бывают на территориях доргов, а я долго жил там и создал себе... определенную славу. К тому же у меня есть отличительная черта, - внутренне я уже приготовился к самому худшему.
  - И что это за черта?
  - Мои глаза. Они абсолютно белые.
  - А так не у всех шаенгов? - прошептала Дина, приникнув ко мне.
  Я отчаянно прижал ее, вдыхая аромат волос, стремясь сохранить эти ощущения навсегда. Возможно, скоро у меня не будет ничего кроме этих воспоминаний.
  - Нет. Такие глаза могут быть только у изгнанного родом, - решил я признаться. - У шаенгов из разных родов разный цвет радужки. Моя раньше была светло-голубой.
  Очевидно, решив успокоить меня и снять напряжение, Дина с иронией заметила:
   - Надо было всем изгнанникам собраться и объединиться в свой род - белоглазых!
  Я замер, не зная, как объяснить страшную истину.
  - Дина, - еле слышно прошептал я, - объединяться некому. За время существования нашей расы только единожды род проклял и изгнал своего сына.
  Дина потрясенно замерла. Положив руки мне на грудь, над самым сердцем, она спросила:
   - Но... за что?
  Стыдясь смотреть ей в глаза, я медленно отступил, повернулся и подошел к двери, уже взявшись за ручку, произнес:
  - За убийство членов рода. Я убил родителей.
  Ну, вот и все. Все сказано. Я резко дернул дверь на себя и вышел из каюты.
  
   Глава 10
  
  Дина
  Нургх стремительно покинул каюту, казалось даже - сбежал. Меня же парализовало. Я забыла, как двигаться, как дышать, как думать. Просто не верилось в то, что услышала. Накатило какое-то опустошение. Перед глазами встала сцена из столовой постоялого двора: взмах, и рядом падает разрубленное пополам тело. Да, я понимала, что он может убить. Легко. В любой момент. Но...
  В душе жила уверенность, что не просто из жестокости, а лишь тогда, когда уверен в необходимости этого.
  'Или я ошибаюсь в нем? Что, по сути, я знаю о Нургхе?'
  Вот только сегодня он приоткрыл часть своей души и сразу же поставил под сомнение все мои представления о нем. Никогда не считала, что любовь должна быть слепа. Смогу ли я быть рядом с мужчиной, способным уничтожить близких?
  Но были ли они близки? Что вообще я знаю о его семье? И как произошла эта трагедия? Прежде чем делать выводы, надо разобраться в ситуации. Стоило ли сегодня еще раз вернуться к этой теме? Да! Надо разобраться с этим нарывом, иначе мы не сможем доверять друг другу. И я решительно отправилась на палубу.
  Нургх стоял на корме, глядя куда-то в бесконечность. Вся его фигура выражала напряжение. Казалось, даже окружающий воздух резко потяжелел и давил мне на плечи. Ноги, словно скованные цепью, еле двигались. Я шла к нему и не знала, как начать этот разговор. Мне страшно было услышать его ответы. Встав рядом, молча посмотрела на его руки. Он так сильно сжимал ограждение, что пальцы, казалось, свело судорогой.
  - Я имею право знать, как это случилось, - наконец выдавила я из себя. - Вы... поссорились?
  Нургх медленно повернул голову и пристально посмотрел мне в глаза. Не знаю, что он хотел в них увидеть, но вдруг печально усмехнулся и негромко сказал:
   - Мы, наверное, никогда не ссорились. У шаенгов особое отношение к детям, и к семьям вообще. Это слишком ценно для нас. Это самое ценное, что есть у любого шаенга.
   Нургх замолчал, видимо, пытаясь совладать с эмоциями. Внезапно он судорожно вздохнул и прошептал:
   - Никто не спрашивал меня о том, что случилось. Если честно, я даже не знаю, как ответить. Я и сам не понимаю... День накануне ничем особенным не запомнился. Мы провели его вместе, я, родители и мой брат. Да, наши родители были счастливы, а их связь одарена двумя сыновьями. Кажется, мы были последней крупной семьей в нашем роду. Хотя, возможно, за время моего изгнания появились другие. Моя семья... Мы были очень близки. Отец был величайшим воином и магом, он сам учил и тренировал нас с братом. Он был главой рода и готовил меня как свою будущую смену, - голос Нургха сорвался, и он надолго замолчал.
  - В ту ночь я спал в своей комнате, - продолжил он неожиданно. - Внезапно, сквозь сон, я почувствовал, что кто-то находится рядом, а потом уловил свист клинка, рассекающего воздух, и ощутил обжигающее прикосновение металла. За миг до того, как мне отсекли голову, я успел отклонить чужое оружие и схватил свой сорг. Клинок все же задел моё лицо по касательной. А я, не медля, взмахнул своим...
   - Это был твой отец?! - сказать, что я была потрясена, значило ничего не сказать. - Но... Но почему? Шрам у тебя на лице от той раны?
  Нургх опять долго молчал, прежде чем ответить.
  - Да, это был мой отец. И, Дина, я не знаю, почему он так поступил. Я многие годы думал об этом, но так и не смог понять его мотивов. Когда, рубанув скорее рефлекторно, я вскочил с кровати, было уже поздно что-то делать. Он был мертв, умер мгновенно. Я практически перерубил его пополам. Потом я просто ничего не соображал от ужаса, не знал, что мне теперь делать.
  - А мама? - уже предвидя ответ, шепотом спросила я.
  - Мама... Совершившие Обряд связывают свои жизни, Дина. В прямом смысле связывают. Поэтому, как только умер отец, мама тоже. Дина, и наши с тобой жизни теперь связаны так же.
  - Тебя из-за этого изгнали? Ты же защищался! И, Нургх, возможно ли, что твой отец сошел с ума? Ну, бывает же такое... Просто до этого вы внимания не обращали на мелочи, а тут случился... кризис.
  - Дина, ты не понимаешь. Шаенги никогда не убивают друг друга, мы слишком малочисленны, для нас каждая жизнь - бесценна. Никогда прежде подобного не происходило. Да и как поверить в то, что мой отец хотел сделать? Я сам до сих пор не могу в это поверить, - угрюмо бросил Нургх. - А что до его сумасшествия, то это невозможно. Мы же сильные маги, мы неподвластны болезням. Потому-то мой поступок так потряс весь род: я не просто убил отца, своего соплеменника, я убил сильнейшего мага и самого доброго, самого отзывчивого представителя нашего рода. Отец был потрясающим шаенгом, все уважали его и преклонялись перед его умом.
  Меня не отпускала мысль, что уж как-то все это нереально звучит.
  - И что, никто за тебя не заступился? Не дали возможности оправдаться? А твой брат? - меня переполняло возмущение.
  Нургх резко обхватил мои плечи и, прижав к себе, прошептал мне в волосы:
  - Эта смерть потрясла всех. Соплеменники стали относится ко мне с омерзением, кто бы стал разговаривать со мной, если даже видеть меня всем было невыносимо. Я стал причиной такого горя. Не важно, что вынудило меня это сделать, важен был сам факт. Это неприемлемо для моего народа. А что до брата... Он младше. Да, и он был просто раздавлен случившимся - в один миг потерял всю семью. Повторяю: для нас нет преступления страшнее.
  - Дина, теперь ты понимаешь, с кем связана? Я не просто чудовище, я проклятое и вечно гонимое чудовище. И все знают об этом. Даже дорги. О моём поступке объявили везде. Мои соплеменники жаждали моей смерти, но не уничтожили лишь из-за наших законов. Но за мою жизнь была назначена огромная награда. Этого было достаточно, чтобы сотни и сотни доргов готовы были идти на смерть, пытаясь убить меня. Моя жизнь превратилась в бесконечную бойню. Я стал как зверь, всеми гонимый. Мне не было места на Ниаре, где бы я чувствовал себя безопасно. Так прошли последние столетия. Вечное ожидание нападения. Вечный ад.
  Нургх замолчал, так и не выпустив меня. Я слушала отрывистый стук его сильного сердца, а моя душа разрывалась от отчаянной жалости к тому мальчику, что в один миг стал чужим для всех. Я не знала, чем уж так гениален был его выдающийся папаша, но жизнь своим детям он загубил качественно.
  - Зачем мы направляемся к ним? - внезапно меня озарила эта очевидная мысль. - Мы должны наоборот стремиться быть дальше.
  - Дина, Обряд связал наши души и жизни. Как только это случилось, ты стала самым простым способом моего уничтожения. А я обязан защитить тебя. Это самое важное для меня. И ради этого я готов даже вернуться. Это мои соплеменники поймут. Каждая Связанная для шаенгов неприкосновенна.
  Что можно было возразить на это? Я не знала этого мира, плохо представляла его законы и опасности. Мне оставалось только положиться на выбор Нургха. С другой стороны у меня появилась возможность разобраться с этим их брачным Обрядом. Впрочем, все это теперь отходило на второй план, первоочередной моей целью стал поиск причин трагедии, произошедшей в прошлом Нургха. Если мы не сможем разобраться в гибели его отца, мы обречены быть вечными изгоями.
  
   Нургх
  Моя зеленоглазая Связанная в очередной раз меня поразила: вместо отвращения и ненависти, которые я привык ощущать в свой адрес, она была переполнена сопереживанием и сочувствием. И - что самое необычное! - искренним желанием помочь. Я был не тем человеком, который принимает жалость к себе как данность, но Дина видела все так, как я и сам желал бы воспринимать, но боялся себе в этом признаться. В глубине души всегда жило осознание какой-то несправедливости, но я никогда не надеялся на понимание. Я был благодарен Дине уже только за то, что она выслушала меня. Она была единственной, кто это сделал.
  Заснуть этой ночью не представлялось мне возможным. Прошлое вновь и вновь вставало перед глазами. Но сегодня впервые я воспринимал это как трагический, но все же случай. Большую часть жизни я провел, воспринимая себя жестоким убийцей, сегодня же я впервые задумался о себе как о жертве чьего-то намеренного умысла или странного стечения обстоятельств. И если это действительно был умысел, то не совершаю ли я роковую ошибку, везя туда Дину. Я не мог предсказать, какой прием нас ожидает. И сможем ли вы вообще попасть в город моего рода.
  Визгард, последний рубеж нашей обороны, был тщательно скрыт. Попасть туда можно было лишь через пропускные пространственные ворота Орбдуха - город янтароглазого рода. Причем пройти ворота можно было лишь при условии согласия принимающей стороны. Дадут ли нам разрешение на посещение Визгарда? Я не был уверен в этом. Там должен жить мой брат. После изгнания я запретил себе даже думать о возможности его увидеть. Мы были очень близки, любили друг друга, как и все в нашей семье. Но что стало с ним после той ночи? Как он относится к случившемуся, ко мне? Ответы на эти вопросы я смогу получить лишь от него. Конечно, при условии, что он вообще захочет разговаривать со мной.
  Нежно прижимая к себе давно заснувшую Дину, я задавался вопросом, который уже не раз мучал меня с момента Обряда: заслуживаю ли я такое счастье, достоин ли его? А вдруг это все же ошибка и... Нет, даже мысли такой я уже не мог допустить. Потерять ее было немыслимо, непереносимо, в миллионы раз больнее, чем все оскорбления и насмешки, произнесенные в мой адрес.
  Приближалась заря, и я решил, что больше пользы от меня будет, если я раздобуду нам к завтраку рыбы. Выйдя на палубу, я понял, что не единственный встречал сегодня зарю. Дирог с одной из девушек, обнявшись, стояли на палубе. При моем появлении она насторожилась и теснее прижалась к доргу. Прислушавшись к их чувствам, я понял, что стал очевидцем рождения новой пары. Как же у них всё просто! Дирог, внимательно всмотревшись в мое лицо, кивнул.
  - Не спится? - спокойно поинтересовался он.
  - Да. Сейчас достану рыбы на завтрак.
  - Нургх, нам далеко еще до материка? - с каким-то затаенным напряжением вдруг спросил перевертыш.
  Я остановился и вгляделся в его глаза.
  - Через двое суток мы будем в порту Греста, а от туда сразу же направимся в Орбдух, - ответил я, ожидая продолжения.
  - И что ты намерен сделать с девушками?
  - Высадить их на берег для начала, а там... Ну, пусть остаются в Гресте или направляются, куда захотят.
  Девушки эти мне и даром не были нужны. Хотя я понимал, что после того, как они побывали в плену, будущее их было весьма сомнительным: у доргов непорочность ценилась превыше всего.
  - А я? Меня же не пропустят с вами в город шаенгов? - все так же настойчиво допытывался дорг.
  Я действительно не планировал брать Дирога в путешествие, это похищение изменило все мои планы.
  - А какие у тебя идеи по этому поводу?
  - Нургх, я... В общем, мы с Ниел хотели бы остаться тут. Гиптория большой и хорошо обжитый материк, на севере есть город Крайк, там у Ниел близкие родственники. Мы хотели бы направиться туда. Ты позволишь? - дорг затаил дыхание.
  - Конечно. Я только рад за вас. И, тем более, запретить тебе я не могу. Ты друг мне, - я ощутил искреннее облегчение Дирога.
  Надо бы поговорить с оставшимися двумя девушками, возможно, у них тоже есть какие-то планы. Но лучше попросить об этом Дину. С этими мыслями я перегнулся через борт, обращаясь к водам.
  
  Глава 11
  
  Дина
  Проснувшись, я поняла, что опять проспала до полудня. Решив не портить настроение мыслями о том, что изменить была не в силах, я умылась и вышла на палубу. Не успела сделать и пары шагов, как Нургх оказался рядом и, взяв меня за руки, пытливо посмотрел в глаза. Я поцеловала его, давая понять, что за ночь свое отношение к нему не изменила. Шаенг сразу ощутимо расслабился.
  - Пойдем обедать, Связанная моя, - тихонько прошептал он мне на ушко. - Дирог нашел себе подругу, представляешь? Может быть, ты поговоришь с остальными девушками и узнаешь, что они планируют делать по прибытии? А то вряд ли они поделятся планами со мной.
  - Конечно, - сразу согласилась я, - у меня на этот счет уже давно появились некоторые мысли.
  Нургх озадаченно взглянул на меня, но я решила пока не посвящать его в свои далекоидущие планы, лишь загадочно улыбнулась. Я присоединилась к обедавшим девушкам. Нургх отошел, видимо, чтобы не мешать моим расспросам.
  - Что собираетесь делать дальше? - я решила сразу взять быка за рога.
  Молодые доргини как-то сразу погрустнели и неуверенно пожали плечами.
  - Мы вот, к примеру, направляемся в Орбдух, - продолжила я.
  Как раз вчера, прежде чем заснуть, я распросила Нургха о цели нашего плавания. - Хочу предложить вам присоединиться к нам.
  На меня потрясенно посмотрели не только девушки, но и Нургх. Он стоял у борта и явно всё слышал.
  - О чем вы говорите? Нас что, убьют? - внезапно гулким шепотом спросила одна.
  - С чего вы взяли? Меня же Нургх не убил, и, если вы обратили внимание, даже не делал попытки, - весело рассмеялась я в ответ.
  - Ну, вас-то понятно, вы такая красивая и необычная. Но нас если заберут к шаенгам... От них ведь еще ни одна Жертва не возвращалась, - в голосе уже отчетливо были слышны нотки истерики.
  - Поверьте, то, как относится ко мне Нургх, - это типичное поведение шаенгов с женщинами, - обе доргини посмотрели на меня как на сумасшедшую. - Не знаю, что ждет вас одних в этом незнакомом для вас городе, без защиты и поддержки, но уверена, если вы наберетесь решимости и пойдете с нами, то сделаете лучший выбор из возможного.
  Плечи обоих девушек поникли, они тесно прижались друг к другу и обреченно смотрели перед собой.
  - Хорошо. Выбирать нам действительно нечего. Что тут погибнуть, что там. Раз вы обещаете свою поддержку, то лучше положиться на нее, - робко решилась одна.
  - Все будет в порядке. Вас больше никто не обидит. Пусть сейчас вы мне не поверили, потом поймете, что я была права, - обнадежила я их.
  Остается еще самой запастись уверенностью в собственных словах. Но я уже дала себе обещание помочь этим бедняжкам всем, чем смогу. Ну и пусть, что они напуганы до колик. С кем, как не с перепуганной женщиной, мужчина может ощутить себя настоящим защитником. А шаенги к защите слабого пола явно относятся очень серьезно.
  Закончив с едой, я отправилась на поиски Дирога. Нургх тут же плавно скользнул следом.
  - Дина, зачем ты решила взять их? - мысленно спросил он.
  - Нургх, прошу тебя, скажи мне только: их убьют?
  - Нет, конечно. Но, скорее всего, не пустят внутрь города.
  - Отлично. Посмотрим тогда по ситуации. Если не позволят войти, проводим их обратно. Но я буду надеяться, что их пустят, и они кого-нибудь встретят себе в пару. И даже не заикайся мне про Зов и Обряд, не хочу слышать ни про какое магическое обоснование. Я уверена, что и без Обряда гормоны и физиология своё возьмут. Ты обратил внимание, какие они миленькие, особенно та, что ниже ростом?
  Мой возлюбленный, обхватив огромными руками, нежно прижал меня к груди и погладил по спине.
  - Дина, я никого кроме тебя не вижу.
  - Подхалим, - чмокнула его в щеку.
  Решительно сменив направление, я за руку увлекла любимого в каюту.
  - Расскажи мне про Орбдух. Как мне себя вести там?
  - Дина, я много веков там не был, поэтому не уверен, что мои знания не устарели. Орбдух - город на скале, под огромным защитным куполом. Под куполом всегда лето. Но его нельзя пересечь незаметно. Там живут шаенги с золотистой радужкой глаза, это отдельный род. Возглавлял его Соордж. Когда я был изгнан, он уже давно перешагнул за половину жизненных лет, сейчас же он должен быть близок к тысячелетнему возрасту, если вообще не умер. Соордж очень честолюбив, но предан роду и своей семье, фанатично. Кстати, он Знающий. У него есть сын Ригард, он младше меня на несколько лет. Что до твоего поведения, то... сложно сказать. Я не знаю, как нас примут, поэтому прошу не снимать капюшон, пока не попрошу, и не высовываться вперед.
  Нургх опять притянул меня к себе, положив подбородок мне на макушку. Я понимала, что он переживает из-за меня, но также понимала, что другого пути у нас нет, а значит - придется его пройти.
  
  *****
  
  Оставшееся до конца плавания время мы, словно договорившись, больше ни о чем серьёзном не разговаривали. Оба, не зная, что нам предстоит впереди, решили посвятить последние часы пребывания на корабле только друг другу, желая сохранить их в памяти как драгоценные воспоминания о времени, когда мы могли быть самими собой и не задумываться о будущем.
  Вечером следующего дня воды плавно внесли наш кораблик в небольшую бухту немного севернее портового города доргов. Перекинувшись, ящер отнес на берег Ниел и все наше совместное имущество, а так же оставшиеся запасы. А меня и девушек Нургх перенес в магически созданном облаке. Как бы мне не хотелось увидеть еще один город доргов, наученная горьким опытом, я согласилась, что лучше переночевать на берегу, а на следующий день продолжить путь, минуя поселение. Дирогу, впрочем, пришлось лететь в город - им с Ниел была нужна теплая одежда, а так же дополнительные запасы для путешествия.
  Наступил уже второй месяц сезона сильных ветров, и было ощутимо холодно. Нургх сразу же заставил меня завернуться в шкуру орхана, и временами я ощущала волну обжигающего тепла, прокатывающуюся по венам - это шаенг согревал меня своей магией. Теперь никто меня не убедит, что такой заботливый и внимательный мужчина может быть гнусным убийцей. Нашим же спутницам в отличие от меня, избалованной горожанки, дополнительный обогрев не требовался - они перекинулись в юркую белочку и двух пушистых лисичек и по мере возможностей принялись помогать шаенгу готовить лагерь и организовывать ночлег. Возможно, что разумнее было бы переночевать на борту суденышка, но за время путешествия все так соскучились по суше, что готовы были мириться с дополнительными сложностями.
  Дирог вернулся как раз к ужину, состоявшему из печёной рыбы, корений и орехов, найденных девушками в лесу. Дорг не только разжился дополнительным добром, но и принес какие-то новости. По тому, как оба мужчины внезапно сосредоточенно замолчали, я поняла, что шаенг и перевёртыш общались мысленно. Выждав, мысленно спросила Нургха, о том, что так обеспокоило ящера.
  - В городе много разговоров о появившемся в ближайших лесах незнакомом монстре. Он убил уже многих, а все отправившиеся за ним охотники не вернулись. Горожане подумывают обратиться за помощью к ближайшему роду шаенгов.
  - Может быть, нам стоит задержаться тут, а не отправляться в путешествие сразу?
  - Дина, поверь, мне не страшен ни один монстр. Я сам то еще чудовище.
  Покончив с ужином, наша небольшая компания под веселый треск костра стала готовиться ко сну. Завтра нам предстояло разделиться и продолжить путь уже в разных направлениях. Дорги предпочли мохнатые и чешуйчатую ипостаси. Поэтому у меня появилось ощущение, что спать я собираюсь не просто на природе, а в вольере зоопарка. Если учесть, что Нургх, перед тем как укутать меня в привычные уже шкуры и свои объятия, по периметру нашего лагеря навесил охранные маяки, то засыпала я с чувством абсолютной безопасности.
  Проснулась я внезапно. Грядущая заря только начала рассеивать чёрное марево ночи. На сей раз я быстро поняла, что меня разбудил изменившийся сердечный ритм обнимавшего меня мужчины. Это что, дежавю? Замерев, я вслушалась в окружающие звуки, но быстро осознала свою неспособность хоть что-то распознать, поэтому решила просто ожидать дальнейшего развития событий. И они не заставили себя ждать.
  Нургх медленно поднялся и встал рядом со мной, прикрыв глаза и словно принюхиваясь. Приподняв голову, я заметила яркие глаза ящера, внимательно наблюдавшего за шаенгом, и остальных 'зверюшек', сбившихся в кучу возле нас. Очевидно, всем кроме меня картина была ясна. Я в этом мире точно комплекс неполноценности заработаю. Лечиться придется...
  Мои мысли прервало появление еще одного действующего лица. Метрах в сорока от нас из зарослей появилась огромная фигура. Если Нургх казался мне великаном, то это существо было раза в три крупнее. Гигантская жуткая тварь стояла на двух ногах. На руках длинные когти сантиметров по тридцать. Морда - огромная, чуть выдвинутая вперед, в пасти - громадные темные зубы, сквозь всклокоченную светлую шерсть горели желтые безумные глаза.
  Тварь издала жуткий рык. Нургх поднял горевшие бледно-голубым огнем руки, но не сдвинулся с места. Он словно бы напряженно о чем-то думал. Или... говорил?
  'Неужели он общается с этой чудо-юдой?!'
  Боясь пропустить хоть что-то, я прижала к себе колени и не отводила глаз от развернувшейся картины. Внезапно Нургх громко зарычая, в ответ монстр кинулся вперед. Из ладоней шаенга вырвалось яркое пламя и охватило тварь. Шаенг одним прыжком оказался рядом с монстром, схватив его за верхнюю челюсть и резко дернул вверх, отрывая голову.
  Я пыталась вспомнить, как дышать, и поймала себя на мысли, что сейчас Нургх, развернувшийся ко мне лицом с чужой головой в руке, выглядит не менее ужасающе, чем любой монстр. В чем-то он все же прав.
  
  Нургх
  Почти перед рассветом я внезапно ощутил присутствие соплеменника. Я попытался настроиться на излучение его ауры, чтобы определить местоположение и намерения: меня что, уже ждут и хотят уничтожить без рассуждений? В ответ ощущалась лишь всепоглощающая ненависть. Мои попытки мысленно заговорить были встречены яростным всплеском гнева. Что бы это значило? Я приготовился к нападению, отслеживая передвижения 'гостя'. Внезапно он замер, примерно на границе появления нашего запаха. Я ощутил как разум неизвестного на мгновение открылся от удивления, и до меня донёсся мысленный крик: 'Женщины! Уничтожить!'
  Я вскочил, принюхавшись, понял, что шаенг уже давно находится в полной боевой трансформации. Зачем? Что угрожает ему тут? Вновь попытался заговорить.
  - Брат, не нападай. Я буду защищать женщин. Почему ты тут один?
  Ответа не последовало, но меня накрыло болью и тоской, идущей от него.
  - Ты нуждаешься в помощи? Чем тебе можно помочь? - снова послал я вопрос, надеясь все же понять, как он тут оказался.
  И снова глухая стена ненависти и ни одной разумной мысли. Лишь желание уничтожить. Издав злой рык, пришелец бросился в сторону доргинь. Мне ничего не оставалось, как атаковать его в ответ, отрезая от девушек. Убежать они не смогут - полностью подавлены страхом, да и скорость, с которой способны перемещаться шаенги, делает побег лишь кратковременной отсрочкой гибели. Объяв нападающего шаенга пламенем, я прыгнул наперерез. И тут - видимо, от боли - разум его немного прояснился, и ко мне пришла четкая мысль:
  - Убей меня, брат. Умоляю...
  И столько чувства было в этой просьбе, столько страдания и такая отчаянная надежда!.. Стараясь не задумываться о том, что делаю, я резко схватил его за голову и оторвал ее. Последним, что я почувствовал за миг до его смерти, была благодарность.
  Кем он был? В чем причина его состояния? Даже я после многих веков изгнания и практически животного существования не выглядел так обреченно. Что довело его до безумия, и как вообще шаенг смог оказаться в таком состоянии? Возможно, это тоже изгнанник? Хотя нет - радужка глаз пылала янтарем. Но почему он сам нападал и молил о смерти? Что произошло за эти века с моим народом, раз происходит подобное?
  - Это тот самый монстр, о котором слышал Дирог? - разобрал я мысленный вопрос все еще напряженной Дины.
  Я положил тело в огонь, отдавая тем самым последнюю дань соплеменнику, и направился к воде, желая смыть с себя кровь и копоть.
  - Думаю, да. Но это не монстр, Дина. Это один из шаенгов в боевой трансформации. Я говорил тебе о том, что нам не нужны животные личины, причина как раз в этом.
  - Но... почему он убивал доргов? И зачем напал на нас?
  - Сам задаюсь этими вопросами. Произошло что-то необъяснимое. Не знаю, как это возможно, но он был безумен. Отсюда и агрессия. Но что довело его до такого состояния - не представляю. Он сам умолял меня убить его.
  Моя Связанная совершенно расслабилась, и я уловил ее мысленное ворчание о том, что мы с нашими традициями, обрядами и прочими глупостями вообще обречены на деградацию и полное вымирание. Возможно, в чем-то она и права.
  Спать дальше ни у кого желания уже не было, мы молча позавтракали и отправились в путь. Дирог и Ниел явно стремились скорее покинуть место боя и оказаться в более безопасном небе, поэтому, не затягивая с прощанием, мы расстались. Две доргини, согласившиеся отправиться с нами в город шаенгов, и до ночного нападения относились ко мне практически с суеверным ужасом, теперь же... Они не отходили от Дины ни на шаг, стараясь даже не смотреть в мою сторону. Не представляю, зачем Дина решила вести их в Орбдух, если они только от присутствия одного шаенга уже так нервничают. В отличие от свежеобразовавшейся парочки доргов, нам предстояло двигаться на юг, вдоль широкой реки, у устья которой мы и расположили наш лагерь. За время привала я сделал большой плот, на котором нам предстояло двигаться выше по течению, вплоть до самого Орбдуха.
  Плот, движимый водами, плавно нес нас навстречу дальнейшей судьбе. Река протекала по красивому каньону, стены которого были полностью покрыты сиреневыми деревьями, чью яркость лишь подчеркивала лазурная вода. Девушки, впервые оказавшись на этом материке, увлеченно осматривались. Вчетвером мы смогли удобно расположиться на плоту, наслаждались ярким дневным светом и теплом светила. Разговаривать никого не тянуло - сказывалось утреннее происшествие. Каждому из нас было о чем подумать, поэтому над плотом стояла тишина.
  Так прошёл первый день нашего речного плавания. К вечеру ощутимо похолодало, и я накинул Дине на плечи белую шкуру. Чтобы не тратить время на поиск места, где плот мог пристать к берегу, и охоту, поужинать решили имеющимися запасами. Мы могли спокойно плыть и ночью - воды плавно несли нас сами.
  Почувствовав волну разочарования, я мысленно обратился к Дине:
  - О чем грустишь, Связанная моя?
  - Да вот пожалела, что не догадалась днем искупаться, пока было тепло, - пожаловалась Дина.
  - Х-м-м.... Давай, если попадется подходящее место, организую купание, - пообещал я, внутренне улыбаясь: все же Дина без воды не может.
  Мысленно обратившись к водам, я узнал, что вскоре, через пару поворотов, будет небольшая заводь. Именно туда я и направил наш плот.
  - Можешь готовиться, скоро мы достигнем подходящего места, там искупаешься, - обрадовал Дину.
  Она тут же предупредила девушек о возможности помыться.
  Заводь оказалась достаточно большой, и частично была укрытая свисающими ветвями деревьев. Пологий берег зарос кустами, их красные цветы источали нежный сладковатый аромат. Вода искрилась в лучах гаснущего светила. Создав плотный водяной барьер и отделив заводь от основного русла, я нагрел воду до температуры приятной телу. Оставив девушек ближе к плоту, мы с Диной отплыли к части заводи, укрытой деревьями. Связанная моя нежно обвила мою шею руками и, тесно прижавшись, коснулась губ. Меня накрыло волной нежности, любви и ласки, и я с удовольствием растворился в ней, совершенно забыв об окружающем мире.
  Насладившись купанием и друг другом, к плоту мы вернулись, когда уже совсем стемнело. Доргини спали, свернувшись среди вещей. Мы тихонько взобрались на плот и, укутавшись в шкуры, приготовились спать. Убрав барьер, отделявший заводь от реки, я мысленно поблагодарил воды за предоставленную возможность искупаться и попросил нести плот дальше.
  Сон никак не шел. Прислушиваясь к дыханию Дины, я наслаждался ее близостью и нежностью, переполнявшей сердце. Вдруг я что-то почувствовал и замер, пытаясь понять, что меня насторожило. Даже не на мысленном уровне, а скорее эмоциональном... И тут в памяти всплыл давний разговор с отцом о том, что каждый шаенг способен ощутить зарождение жизни своего ребенка, о том, как это ощущение остается с ним навсегда, пока будет жив его наследник. Я потрясенно вслушивался в новые ощущения, зародившиеся вместе с искрой новой жизни, и уже понимал, что эти переживания, эту ночь я не смогу забыть никогда. Глядя на звезды, я пролежал до зари, обнимая Дину и нашего будущего малыша.
  
  Глава 12
  
   Дина
  Проснулась я в потрясающем настроении. Серьезно, так хорошо себя в этом мире с утра я еще ни разу не чувствовала. Нургх и молча внимавшие его указаниям девушки занимались сортировкой наших вещей. Моя банная сумка стояла аккуратно собранной. 'Мы что, близко?' Я подскочила от одной этой мысли и села, сдергивая с себя шкуру. И тут увидела у себя в ногах букет потрясающе красивых желтых цветов, нежных, хрупких. И где он их раздобыл?
  - Мур-р-р, - послала мысленный вопль восторга.
  Нургх взглянул на меня с недоумением, но потом как-то понял, что я довольна.
  - Связанная моя, - пришел нежный шепот.
  - До города ещё далеко?
  - К вечеру будем у купола.
  Учитывая, что я снова встала далеко за полдень, осталось совсем немного. Какая там нас ждет встреча? Увидев всего одного шаенга в боевой трансформации, я от страха чуть заикаться не начала, а скоро предстоит вступить на территорию их рода. Да еще надо как-то убедить их, чтобы и девушек впустили. Денек предстоял очень непростой.
  Умывшись, я запросила кушать. Нургх тут же выдал мне запеченое бедро какого-то неведомого зверя и сочные стебли, по вкусу похожие на бананы с орешками. Из этого я сделала вывод, что он успел уже побывать на суше. Подкрепившись, я решила с оптимизмом смотреть в будущее.
  По сравнению со вчерашним днем, река выглядела значительно шире - берега уже невозможно было рассмотреть в деталях, они просто сливались в далекие фиолетовые полосы.
  'Интересно, какое расстояние мы преодолели за ночь?'
  Нам с девушками предстояло одеться в подобия ряс с капюшоном и держаться позади Нургха, не мешая ему вести переговоры.
  Купол я заметила издалека. Он напоминал мутную целлофановую пленку и просвечивал насквозь: то, что находилось внутри, было не видно, но вот то, что позади, - размыто проглядывало. Метров за сто до купола Нургх подвёл плот к берегу, и мы сошли. Разобрав вещи, двинулись в сторону города шаенгов. Было очень тревожно, но вместе с тем и любопытно - как оно там, внутри.
  - Мысленно ко мне не обращайся, пока я не скажу. - пришла сосредоточенная мысль. - И что бы ни случилось - не бойся. Вам однозначно ничем не навредят.
  'Обнадежил! Можно подумать, если навредят ему, мне полегчает'.
  Подойдя вплотную к куполу, Нургх коснулся его рукой, вспыхнули искры. Я оглянулась на девушек. Даже мне было очевидно, что их просто трясло от страха. Почувствовав вибрацию, я резко повернулась к куполу и увидела, как сквозь него начинают проходить шаенги - высокие, бледнокожие, пепельноволосые и желтоглазые. Каждый - с обнаженным соргом. Не произнося ни звука, они мгновенно окружили нас. Один из них, с морщинистым лицом, искаженным яростью, остановился прямо перед Нургхом.
  - Соордж, ради моих спутниц, - при этих словах окружавшие нас мужчины как-то неуловимо вздрогнули, и все внимание, до того прикованное к Изгнаннику, переключилось на нас, - будем говорить вслух.
  - Как смеешь ты вообще ожидать, что с тобой будут говорить?! Как посмел ты явиться к нам?!
  Оглушительный вопль стал последней каплей для перепуганных доргинь, и девушки как-то разом обмякли. Стоящие позади нас шаенги подались вперед, не позволяя им коснуться холодной почвы, чуть погодя обе уже оказались на руках мужчин. Причем, стоявшие рядом как-то особенно напряженно всматривались в своих более 'удачливых' соседей.
  - Я не мог не вернуться, так как получил Зов и обрел Связанную! - прозвучал решительный голос Нургха.
  Шаенги вздрогнули. Потрясение, неверие и даже зависть отразились на лицах большинства. Соордж так вообще побелел и потрясенно отступил на шаг.
  - Ты? Как это возможно? Почему так несправедливо... - донеслось до меня его бормотание.
  - Отец, - вперед выступил один из молодых, на вид, шаенгов, - это меняет ситуацию. Мы не можем допустить, чтобы Связанная осталась без защиты рода.
  - Её мы впустим, но его - никогда, - с еще большей ненавистью выплюнул глава рода.
  - Отец, одумайся, - очевидно, это был Ригард, - а если он погибнет? Не наш род изгнал его.
  Отступив назад, молодой шаенг бросил на меня тоскливый взгляд. Напуганная перспективой насильной разлуки, я резко подалась вперед, хватая Нургха за руку и прижимаясь к его плечу. При этом прядь моих волос снова выскользнула из-под капюшона, привлекая всеобщее внимание.
  - Огненные волосы! - с резким криком Соордж кинулся ко мне, протягивая руку к моему капюшону, но был остановлен ставшим на его пути Нургхом.
  - У нее льдистые глаза?
  - Причем тут ее глаза и волосы?! Мы прошли Обряд. Она - моя Связанная и должна быть защищена! Я не прошу вас принять нас в род, мы будем пытаться попасть в род льдистоглазых, - категорично осадил его мой шаенг.
  - Ты надеешься вернуться в род? - глаза главы обеспокоено перебегали с меня на Нургха, и в итоге, он принял решение: - Хорошо, мы пустим вас в город.
  - А кто с вами еще? - вновь вмешался Ригард.
  - Эти девушки вместе с Диной. Она хочет, чтобы их так же пустили в Орбдух, - уже спокойно пояснил Нургх.
  Его ответ вызвал очередное волнение в рядах шаенгов.
  - Хорошо.
  У меня появилось ощущение, что девушки Соорджа совсем не волновали, но вот от меня он взгляд не отводил, словно надеясь рассмотреть сквозь капюшон. Этот шаенг не вызывал у меня доверия, почему-то появилось нехорошее предчувствие.
  Махнув рукой, глава рода развернулся и растворился в куполе. За ним последовали остальные шаенги, два из них до сих пор держали доргинь. Нургх так же подхватил меня на руки и последним шагнул за черту. Никакого дискомфорта при пересечении купола я не ощутила. Оказавшись внутри, я потрясенно распахнула глаза: это было не просто лето - настоящий рай.
  Перед нами расстилалась бесконечная степь. Легкий ветерок колыхал желтые травы, среди которых яркими пятнами выделялись цветы. Над ними пылало алое закатное небо.
  - Лучше закрой глаза, - прошептал Нургх мне на ухо, прежде чем стремительно броситься вперед. У меня только ветер засвистел в ушах, и мелькнула мысль о том, как хорошо, что девочки в обмороке. Нам потребовалось совсем мало времени, чтобы добраться до города. Он был совершенно не похож на селения доргов. Здесь были стены и достаточно четкие улицы. Большинство домов представляли собой круглые башенки в три или четыре этажа. Бросалось в глаза большое количество воды. Рядом с каждой башенкой обязательно был фонтан, ключ или озерцо. Привлекали внимание и сады с деревьями, усыпанными спелыми плодами. Что это за плоды, я не знала. Раститений было много, кругом все цвело и благоухало. Почти все здания были увиты цветущими лианами. Город был погружен в умиротворяющее состояние покоя, никого из местных жителей я не увидела, а единственными звуками, наполняющими его, были звуки природы.
  Мы, а так же те два шаенга, что несли доргинь, остановились возле одной из башенок, видимо, следуя полученным инструкциям. Нургх осторожно поставил меня на ноги, и мы вошли внутрь. Осторожно уложив пришедших в себя девушек на мягкие диваны, шаенги робко им поклонились, коснувшись лба раскрытой ладонью - я уже знала, что этот жест у доргов означал приветствие. Так же молча, оба развернулись и покинули нас.
  - Располагайтесь и устраивайтесь по собственному желанию. Скоро будет ужин, - сказал Нургх.
  
  Нургх
  Давно уже столько противоречивых чувств не раздирало мне душу. С одной стороны бешеный восторг от давно забытого ощущения близости подобных мне, с другой - гнев и ярость, вызванные поведением Соорджа. Я понимал его отношение ко мне и готов был с ним смириться, но не с его явной заинтересованностью Диной. Его слишком большой интерес к ней вызывал беспокойство.
  Оставив обеих доргинь осматривать нижние комнаты, мы с Диной отправились на верхние этажи. Дина совсем не испугалась подъемника, наоборот, попросила меня объяснить, как регулировать в нем движение. Добравшись до третьего этажа, я отвел Дину в спальню, рядом с которой была купальня, сам же решил, пока она будет купаться и отдохать, дождаться шаенгов, которые должны были принести ужин и новости от главы рода.
  Спустившись вниз, я показал обеим доргиням, как пользоваться подъемником и сообщил, что они могут располагаться в комнатах на втором этаже, а так же смело пользоваться в жилище всем, чем пожелают. Вот их реакция была ожидаемой: страх, волнение и удивление. Тут вернулись шаенги, неся три корзины с едой.
  - Глава рода завтра ожидает тебя и твою Связанную на беседу, - спокойно сообщили они.
  Опустив корзины на стол, оба оглянулись и несколько замешкались.
  - Мы можем спросить у твоих спутниц, нуждаются ли они в чем-либо? - пришел неожиданный мысленный вопрос.
  Взглянув на их плечи, я не увидел связующих браслетов, но не был уверен, что стоит способствовать их общению с явно перепуганными девушками. Видимо, они ощутили мое недоумение и нежелание, и поспешно добавили:
  - Мы не хотим пугать их, лишь уточним, всем ли они довольны, - смущенно проговорил один.
  - Почему они согласились прийти с вами? - с небольшой заминкой произнес второй.
  - Мы спасли их из плена. Домой вернуться они не могут, а одни погибнут. Дина взяла их с собой, полагая, что здесь они смогут обрести себе пару и защиту, - с сомнением в голосе произнес я.
  Мои органы восприятия ошпарило резкой волной потрясения и последующей надежды, на второй план отошли даже настороженность и пренебрежение по отношению ко мне.
  - А это возможно? На чем основывается их выбор пары? - ещё один робкий вопрос сопровождался отведением глаз в сторону.
  - Зачем вам это знать? Вы должны ждать Зова.
  И опять меня захлестнули чужие эмоции: тоска, боль и отчаяние. Я уже понял, что сейчас услышу:
  - Мы оба уже получали Зов...
  Что я мог ответить на это? Огромное, ни с чем несравнимое горе. Сейчас, пройдя через Обряд и обретя Дину, я понимал это. Не представляю, как они могут жить после провала, как находят силы выглядеть живыми. Но я знал, что помочь им невозможно. Стоило ли еще больше терзать им души призрачной надеждой и недосягаемой мечтой? Я просто не имел права на это.
  - Наверное, не стоит. Это только еще больше напугает их.
  Оба сразу как-то сгорбились, опустив взгляды в пол. Молча кивнув, направились к выходу. Меня практически засосало в водоворот беспросветного отчаяния и обреченности. Я совсем забыл, живя один, как это удушающе сложно для эмпата находиться в окружении множества эмоций. Как они все сосуществуют тут? Как выдерживают такие эмоции друг от друга? А если представить контраст между эмоциями тех, кто обрел Связанную, и тех, кто не прошел Обряд... И вторых было большинство. Мне стало жутко. Покинув окружение себеподобных ребенком, я никогда не задумывался об этой стороне нашей жизни. Мой детский мир был наполнен любовью родителей, светлыми и радостными чувствами. Я даже не представлял, насколько все меняется во взрослом мире. Кажется, я начинал понимать, от чего даже всесильные маги могут сойти с ума. Не сдержавшись, я задержал визитеров:
  - Постойте. Вам надо поговорить об этом с моей Связанной. Она почему-то уверена, что даже не прошедшие Обряд могут создать пару и обрести Связь при условии постоянного общения и... если оба понравятся друг другу. Но я не уверен в этом. И не знаю, что они делают, чтобы понравиться. Хотя... Моя Связанная была очень счастлива, когда я по совету доргинь подарил ей букет цветов. Но и обнадёживать вас я не хочу.
  Оба не ответили, но слушали мою сбивчивую тираду, замерев и буквально не дыша.
  - Окажите мне честь, сообщив ваши имена? Я предупрежу мою Связанную.
  - Воорт.
  - Михст.
  Я кивнул в ответ. Но совсем неожиданным для меня стало их тихое:
  - Спасибо, брат.
  Постоял минуту после ухода янтароглазых, пытаясь прийти в себя. Вот и начало возвращения, вот и мой народ. Так ли уж плохо жилось мне, изгнаннику, будучи изолированным от этого всего?
  Я взглянул на корзины и пошел звать Дину и доргинь ужинать. День выдался тот еще, и надо бы хорошо отдохнуть перед завтрашним.
  
  *****
  В башне главы рода янтароглазых
  - Отец, что нашло на тебя сегодня? Что за дикое поведение по отношению к Связанной?
  - А ты считаешь это справедливым? Ты, мой единственный сын и наследник рода, не прошел Обряд и обречен на мучительное угасание, тогда как Проклятый Изгнанник...
  - Отец, прошу тебя, не будем обсуждать эту тему. Я просто не могу... А что до справедливости, то не нам решать, кого какой ждет путь и кто чего заслуживает. Все произошедшее с ним - и в прошлом, и сейчас - очень неоднозначно.
  - Он убийца отца и матери! Что тут неоднозначного ты находишь? Впрочем, сейчас это только на руку нам. Мы должны избавиться от Нургха, не лишая его при этом жизни. Мне было Видение, давно, еще до того, как ты получил Зов. Я никак не мог понять его до сегодняшнего дня, поэтому не говорил тебе.
  - Отец, о чем ты?
  - Ригард, говорю тебе не как отец, а как Знающий нашего рода. Я видел, что ты обретешь Связь с женщиной с огненными волосами! И ты прекрасно знаешь, что видения Знающих всегда сбывались.
  
  Глава 13
  
  Дина
  Искупавшись в огромной ванне с горячей водой, я прилегла на кровать. Вошел Нургх, присел рядом и, взяв меня за руку, мягко произнес:
  - Дина, те двое шаенгов, что принесли доргинь, обратятся к тебе за советом по поводу общения с девушками. Это я направил их к тебе. Они оба не прошли Обряд. Не уверен, что нам стоит нам вмешиваться, но они очень страдают. Вдруг ты окажешься в силах помочь им. Хуже сделать уже невозможно. Их имена Михст и Воорт.
  Словами моего шаенга обнадёжили. Именно на это я и рассчитывала, когда приглашала девушек присоединиться к нам. Займусь теперь сватовством и... Ханума мне в помощь!
  - Ты готова попробовать местную еду?
  Голос Нургха звучал весьма интригующе, поэтому я быстро встала и с энтузиазмом ему кивнула. Спустившись вниз, мы застали наших спутниц, в полном недоумении изучавших содержимое корзин. Я заглянула тоже.
  'И что это такое?'
  Проявила женскую солидарность, я вопросительно уставилась на шаенга. Он усмехнулся и сказал:
  - Пробуйте!
  - И что нам пробовать? - все корзины были заняты какими-то непонятными белесыми шариками размером с хорошее яблоко.
  - А что захотите, то и пробуете, - подмигнув, он опять озадачил нас.
  'Вот вредина!'
  И тут меня осенило. Я посмотрела на одно из 'яблок' и подумала об обожаемом мною винограде (увы, тут мне пока ничего похожего не попадалось). И, вуаля! Вместо сомнительного вида плода передо мной возникла роскошная кисть киш-миша. Радостно взвизгнув, я схватила её и тут же отщипнула парочку ягодок на пробу. М-м-м... рот затопило потрясающим сладким соком. Теперь уже на меня заинтересованно смотрели все. Протянув виноград, я предложила им угоститься. Новинку оценили!
  И что тут началось! Эклер, жареная кура, копченый угорь, киви, слабосолёная сёмга, мороженое, корнишончики... И даже биг-мак! И это только у меня. У девочек тоже было много всего вкусненького. Мы дружно принялись за ужин, делясь деликатесами и знакомясь с новыми вкусами.
  'Уф-ф-ф...Вот это наелась! И за завтрак, и за обед сразу. Прощай, талия. Вот это я понимаю - великие маги! А еще переживают, что не понравятся девушкам. Да их с руками оторвут, как только выяснят, как они в хозяйстве полезны'.
  После еды клонило в сон. Нургх подхватил меня и доставил прямо в постель. Заснула, кажется, еще до того, как разделась и коснулась головой подушки.
  
  *****
  Утро выдалось ранним. Меня подняли, отправили умываться и собираться на аудиенцию к главе рода. Лично у меня энтузиазма эта встреча не вызывала, поэтому я решила хотя бы вкусным завтраком себя порадовать. Намечтала из 'яблочек' кефирчик и круасанов, потом, подумав, организовала Нургху пару громадных бутербродов с бужениной и кружку сладкого ароматного чая. Ну и молодец я!
  Любимый завтрак одобрил, и мы тут же договорились, что будем друг друга угощать любимыми блюдами. Закончив с едой, мы уже собрались выходить, когда я вспомнила, что надо написать девочкам записку, чтобы нас не потеряли. На улице, напротив входной двери, был маленький фонтанчик. Нургх подвел меня к нему и, переплетя свои пальцы с моими, опустил их в воду, о чем-то задумался или, может быть, мысленно разговаривал со своей стихией. Внезапно, повернул ко мне голову и сказал:
  - Дина, запомни следующее: в случае непредвиденных обстоятельств ты можешь вот так, опустив в воду этого фонтана руку, мысленно позвать моего лучшего друга детства Киена или моего младшего брата Маартха. Надо опустить руку в воду и мысленно произносить имя, пока не услышишь отклик. Поняла? - серьезно добавил он.
  Я так же серьезно кивнула в ответ.
  - Как бы они ко мне не относились, но моей Связанной они помогут. До определенной степени ты можешь доверять им.
  Я снова кивнула. Понять, чем вызвано его беспокойство, было нетрудно - меня так же настораживало поведение Соорджа. Внутреннее напряжение было таково, что я совершенно не обращала внимания на город, окружавший нас.
  Подойдя к расположенной совсем рядом башне главы рода, мы на миг встретились глазами и мысленно поцеловались. Потом решительно вошли внутрь.
  Помимо Соорджа нас, как и вчера, ожидал его сын. Оба янтароглазых пристально уставились на меня, разглядывая с нездоровым интересом. Мне стало крайне неуютно. Нургх грозно рыкнул, призывая хозяев к вежливости.
  - Она не из доргов. Кто она и где ты нашел ее? - прозвучал в ответ злой вопрос.
  - Соордж, я в последний раз повторяю, что это моя Связанная! И это все, что вам следует знать о ней. Я прошу тебя связаться с моим родом и запросить разрешение на наше перемещение через ворота.
  Повисло тягостное молчание. Глава рода буравил меня глазами, его сын, нахмурившись, о чем-то думал. Так прошло несколько минут, наконец, он ответил:
  - Пусть женщина уйдет. Мы будем говорить только с тобой. Это непростой и долгий разговор.
  Нургх колебался. Я чувствовала его нежелание отпускать меня. Все же, кивнув, он мысленно произнес:
  - Дина, возвращайся. И помни... об именах.
  Очень захотелось топнуть ножкой и отказаться, но я понимала, что это по-детски. Возможно, они действительно будут обсуждать что-то конфиденциальное. Ободряюще улыбнувшись любимому, я повернулась к двери. Ригард плавно двинулся за мной, произнеся в пространство:
  - Я провожу, чтобы не заблудилась.
  Учитывая, что 'наша' башенка была совсем рядом, я несколько растерялась. Но, решив, что это вежливость шаенгов, не стала спорить. Молча сопроводив меня до входной двери, Ригард внезапно скользнул ладонью по моей руке и прошептал:
  - Не переживай, все сложится к лучшему.
  Озадачив меня этим сомнительным утешением, он повернул назад. Я решила потребовать разъяснений и удержала шаенга:
  - Постой. Если ты не занят, я хотела бы поговорить с тобой.
  Не знаю почему, но было ощущение, что мое присутствие причиняет ему боль. Опять этот вчерашний тоскливый взгляд, полный беспросветного отчаяния. Но, мгновенно справившись с собой, он спокойно ответил согласным кивком.
   В нашу башенку я вошла переполненная самыми мрачными предчувствиями и удивленно застыла на пороге. Передо мне предстала забавнеёшая картина: встревоженные и взволнованные доргини в полном непонимании уставились на стоявших напротив шаенгов, в руках у каждого из которых было по целой копне цветов. Ясно! Мужчины пошли в наступление. Решив их морально поддержать, я с улыбкой сказала:
  - Доброй зари! Какие очаровательные букеты, так приятно получать с утра такие сюрпризы! Да, девочки? - те в ответ пробормотали что-то невразумительное.
  - Надо скорее поставить их в воду, чтобы не завяли, - и жестом я показала доргиням, чтобы брали цветы и уносили.
  Оба шаенга как-то неуверенно мялись напротив меня, изредка бросая напряженные взгляды на стоявшего позади Ригарда. Решила начать разговор первой:
  - Нургх передал, что вы хотели поговорить со мной?
  Ригард молча, с явным желанием не мешать беседе, отошел к дальнему окну и застыл там, глядя на улицу.
  - Да, - с явным облегчением произнес один из неопытных ухажеров, - он сказал, что вы считаете возможным для не прошедших Обряд обрести пару. Мы бы хотели получить возможность общаться с девушками, но они слишком боятся нас.
  Так как я стояла лицом к шаенгам, за спины которых удалился Ригард, я заметила, как он при этих словах словно окаменел.
  - Я не могу утверждать с абсолютной уверенностью, но логика подсказывает, что такая возможность есть, если лучше узнать друг друга в спокойной обстановке. Если вы понравитесь друг другу, то что вам сможет помешать быть вместе?
  - Но как же древняя магия Обряда? Ведь только она позволяет обретать Связь.
  - Ну, магия же не в том, чтобы влюбиться? Возможно, она нужна для призыва или для возможности появления детей в межвидовой Связи, но понравиться друг другу и без магии можно. Вам это странно слышать потому, что вы живете в таком обществе, где нет представительниц противоположного пола. Но в обычной ситуации так и происходит - мужчина и женщина знакомятся, общаются, узнают друг друга, потом влюбляются и решают создать пару. Без всякой магии и Обряда.
  Ответом мне были широко распахнутые от удивления глаза. Ну, чисто дети! Воины, маги, а элементарного не знают. Надо было в корне менять их систему воспитания.
  - Полагаете, детей в такой паре без Обряда не будет? - смущенно уточнил шаенг.
  - Ну, это можно проверить только практическим путем, - усмехнулась я. - Важно уже то, что вы не будете одиноки. Запаситесь терпением, будьте внимательны, заботливы, и девушки перестанут вас бояться, постепенно привыкнут. Я сама очень бы хотела, чтобы они обрели спутников жизни. Главное - не торопитесь и не старайтесь действовать силой.
  Надо дать им время осмыслить новую информацию, поэтому я решила сменить тему:
  - Вы уже завтракали? Может быть, присоединитесь к нам? - что-то аппетит у меня разгулялся, наверное, на нервной почве. - Ригард, к вам приглашение тоже относится.
  - Нет, благодарю. Я зайду позже, - медленно, глядя в сторону, ответил шаенг, и стремительно направился к двери.
  Одновременно с этим вернулись обе доргини, и мы всей большой компанией расселись за столом, каждый со своим завтраком. А кто-то и с повторным! Обе девушки явно терялись в обществе шаенгов, да и сели по бокам от меня. Ну, ничего, вода, как известно, и камень точит. А это как раз их стихия. Восторженные и восхищенные взгляды, которые молодые (на вид хотя бы!) шаенги бросали на девушек, последних равнодушными не оставили. Поэтому они изредка, украдкой, но кидали на них ответные взоры. Понаблюдав за ними, я поняла, что Воорту нравится невысокая Свана, а Михсту более стройная Киель. Оба янтароглазых с такой трепетной предупредительностью вели себя с девушками, подробно расспрашивая их о прошлом, что невольно вернули мои мысли к Нургху. Как же я не люблю ждать в неизвестности!
  Девушки предложили отправиться на прогулку и заняться изучением города, но мне совсем не хотелось развлекаться. Настроение было хуже некуда, даже первые успехи в сватовстве не радовали.
  - Отправляйтесь с Воортом и Михстом. Они и знают тут все, и от любой опасности защитят, - уверенно предложила я.
  Девушки сразу оробели и явно решили передумать с прогулкой, когда более решительный Михст вдруг предложил:
  - Можно не просто погулять, но и сходить в торговые зоны. Выбрать ткани для одежды или украшения.
  Вот это он правильно придумал - какая женщина от шоппинга откажется. Так и доргини все же набрались смелости и согласились пойти, хоть и крепко взявшись за руки для храбрости. Выглянув в окно, я увидела, что они так и шли в рядок - девушки в центре, а шаенги по бокам.
  
   Нургх
  Проснулся я рано. Слишком много неоднозначных мыслей бурлило в голове.
  Осторожно прижав к себе Дину, я лежал и думал, какие возможности для подстраховки у нас есть. В первую очередь я волновался за Дину и нашего малыша, так как уж очень она Знающего заинтересовала, словно нужна ему была. Вот только зачем? Надо Дине рассказать про ребенка, но, учитывая ее возмущение Обрядом, я боялся представить ее реакцию. Да и неизвестно, как в ее мире вообще к детям относятся. Я четко понял лишь, что там они не такая редкость, как у нас.
  Рассказывать о таком важном событии впопыхах, за завтраком, спеша на встречу с главой рода, тоже не хотелось.
  'Решено! Расскажу, как только вернемся. Отведу ее на целебное озеро за городом и там расскажу'.
  При мысли об озере всплыли воспоминания о Киене и Маартхе. В детстве мы часто упрашивали отца отпустить нас к янтароглазым, чтобы искупаться и порыбачить в этом волшебном озере. Киен, хоть и был из рода рубиновоглазых, но немалое количество времени проводил в гостях у нас. Иногда к нам и Ригард присоединялся, хотя он и сильно младше.
  'Киен! Как же я сразу не подумал? Именно он или брат - те шаенги, к которым Дина сможет всегда обратиться. Отдавая дань нашей детской дружбе, они не смогут отказать моей Связанной. Хоть какой-то, а все же вариант'.
  Пора было будить Дину и собираться. У шаенгов принято все важные встречи и беседы проводить сразу после зари, на свежую голову. Моя Связанная явно не была сторонником 'раннего пробуждения', или же ей передалось мое напряжение, но Дина была сдержанна и излишне сосредоточена. Обстановку немного разрядил вкусный завтрак - Дина опять удивила меня едой своего мира. Надо уже и мне познакомить ее с кухней шаенгов.
  Выйдя из башни, я подвел Дину к фонтану. Он не только наполнял силами обитателей жилища, но и служил ключом к огромной водной сети нашей планеты, через которую можно было связаться с любой точкой мира, найти кого угодно. Соединив наши ладони, я обратился к водам с просьбой признать Дину и, если она попросит, помочь ей. Но сам надеялся, что до этого не дойдет.
  Мы отправились к башне главы рода, готовые к любому варианту развития событий. В Орбдухе, в отличие от прочих наших городов, было принято делать башни разных цветов - не ярких, скорее пастельных оттенков, но различных по расцветке. Так и башня главы рода отличалась лёгким зеленоватым отливом. Располагалась она практически по соседству с башней, в которой поселили нас. Кстати, 'наша' в лучах светила переливалась нежно-лимонными оттенками. Благодаря такому многообразию расцветок Орбдух выглядел очень празднично.
  Помимо Соорджа нас ожидал и его сын. Это было к лучшему, ибо старый глава рода еще вчера показался мне несколько неадекватным. Оставалось надеяться, что Ригард сможет повлиять на него. Приглядевшись, я обратил внимание на отсутствие связующих браслетов у молодого шаенга. Все еще не получал Зов или?.. Вглядевшись в ауру, я отметил преобладание темных оттенков тоски, печали и боли. Получал...
  'Что же происходит с нашим народом?'
  Теперь мне стала понятна ярость Соорджа: он обожал Ригарда, всегда желал ему самого лучшего. И надо сказать Ригард рос достойным шаенгом, во многом даже превосходя ожидания отца. И тут - провал Обряда. Какой удар для отца - видеть неизбежное и скорое угасание единственного сына, не имея возможности ничем помочь ему. Я мог бы понять его, если бы не были затронуты интересы моей Связанной.
  Соорджа, как и вчера, переполняла ярость, но сегодня она ощущалась как нечто холодное и скрытое. Это настораживало. Ригард же 'фонил' какой-то растерянностью, смесь из сомнения, страстного желания и надежды распирала его.
  'Что они задумали?'
  Очевидным задуманное стало, когда старый шаенг потребовал, чтобы Дина ушла. Мне было неспокойно оставлять ее одну в незнакомом месте, и ощущение опасности усилилось. Ригард отправился проводить ее, оставив нас вдвоем. Значило ли это, что он не заодно с отцом?
  - Нургх, ты осознаешь, кем являешься для своего народа? Только появление с тобой Связанной вынудило меня согласиться на твое присутствие на нашей территории. Ты мне отвратителен. Вдвойне. Так как получил то, чего лишен мой сын! - неожиданно резко и откровенно произнес Соордж.
  Ответить мне было нечего, я знал, что это правда. Но мне неприятно резануло уши тем, что он сказал о Дине просто как о Связанной, но не как о моей Связанной.
  - Ответь мне, ты ожидал Зова? Мог предполагать для себя такую возможность? Ты не задумывался о том, почему тебе встретилась эта Связанная? - все так же холодно глядя на меня, вопрошал старик.
  Соордж был Знающим. Очевидно, он видел что-то о Дине, именно в этом и причина его интереса. Душа заледенела от страшного предчувствия еще до того, как Соордж сказал:
  - Она Связанная моего сына. Я видел ее с ним одной парой. У них будет наследник.
   Застыл, уставившись на Знающего. Он что, точно безумен? Даже если забыть о том, что образовавшуюся в результате Обряда Связь разорвать невозможно, то ожидаемое дитя уже однозначно говорило о том, что мы истинные Связанные друг друга. Но как тогда объяснить Видение? Я был совершенно растерян. И чего, собственно, Соордж намеревался от меня добиться своим заявлением?
  - Ты полагаешь меня безумным? Напрасно! Есть способ, не навредив женщине, избавиться от тебя. И тогда Ригард ее получит! - нескрываемое торжество в голосе главы рода вывело меня из себя.
  Глухо зарычав, я рявкнул:
  - Ты действительно безумен, старик! Отсюда и твое Видение. И если ты полагаешь, что я позволю от себя избавиться в угоду твоим диким планам, то ты очень заблуждаешься!
  - Это территория моего рода, здесь я сильнее, - с жутким фанатичным смехом Знающий распахнул пылающие алым глаза.
  В тот же миг я ощутил миллионы маленьких ручейков желтой воды, выступивших прямо сквозь каменный пол, стремительно приблизившихся ко мне. Мгновенно сплетясь в крепчайший магический каркас, они окружили меня высокой непроницаемой стеной, медленно сдавливая и отбирая силы, лишая сознания. Состояние вечной нежизни! Жуткая гадость - до последнего вдоха погружает в безжизненный сон. В нем ты еще не мертв, но уже и не жив. И проснуться невозможно - состояние необратимо, стоит лишь ему завладеть тобой. Чувствуя, как последний воздух выдавливается из меня, а разум погружается в вечную тьму, я, используя сразу весь свой резерв сил, на пределе возможностей воззвал к его крови, стремясь подчинить себе его тело. Да, я маг крови, и с этим придётся считаться! Я приказал порабощеной крови устремиться к мозгу, разрывая все на своем пути и снося все преграды. Он умрет раньше, чем успеет покончить со мной!
  - Остановитесь! Вы оба ошибаетесь! - сразу и мысленный вопль, и отчаянный крик Ригарда.
  Размытая тень метнулась ко мне, разрывая плетение отца и хватая меня за горло:
  - Не убивай его, умоляю...
  Мы оба - я и Знающий - рухнули на колени, пытаясь отдышаться и прийти в себя.
  - Отец, - продолжал взывать Ригард, - ты чуть не лишил нас последней надежды.
  - А ты, Нургх, - суровым голосом, не глядя в мою сторону, - тебе не достаточно было потерять своего отца ?
  - Сын, что ты наделал? Больше мы не сможем застать его врасплох, - сипло, возвращая способность дышать, прошипел Соордж.
  - Отец! Я понял всё. Я думал о твоем плане. Но они же явно Связанные, она выбрала его судьбой. Ты не можешь не чувствовать её эмоций к нему. Она не перенесет его утраты, любой. Твое Видение... мы как-то неверно его понимаем. Почему вчера ты спрашивал о цвете глаз? Почему?!
  Подобравшись, я был готов отразить нападение любого из них, но слова Ригарда заставили и меня задуматься.
  - Глаза... В моем видении она была с глазами цвета льда. Не знаю, как это возможно. Но это была она, я уверен, сын! И вы были Связаны, с нашими браслетами на руках. Ты обнимал ее, и вы смеялись, разглядывая личико малыша. Ты был так счастлив! Видения никогда не обманывают. Сын, зачем ты вмешался? Что теперь будет...
  Ригард стремительно обернулся, ища моего взгляда. Его глаза горели янтарным огнем.
  - Ты понимаешь?! - срывающимся голосом, дрожа, словно от ледяного ветра, прошептал он. - Огненные волосы, как у Дины, и льдистые глаза, как были у тебя!
  Ригарда затрясло, как при ударе молнии. Он тоже рухнул на колени, спрятав лицо в ладонях. Волны огромной, просто невыносимой радости расходились от него. Меня его поведение просто поразило: не задумываясь о том, как уязвим сейчас передо мной, он повернулся спиной.
  И о чем он говорит? Может быть, они все тут безумны? Это что - и есть деградация, о которой говорила Дина? Что стало с моим народом? Как это - огненные волосы Дины и мои льдистые глаза?
  Тут в памяти всплыл разговор с Диной в первый вечер на корабле, когда я рассказал ей про Обряд. Она тогда сказала, что мечтает о дочери, которая унаследует ее волосы и глаза отца.
  - Девочка... дочь... - от волнения мой голос тоже сорвался на шепот.
  По телу Ригарда прокатилась судорога, а Соордж, внезапно осознав смысл нашего разговора, замер с открытым ртом. Мы все втроем страстно желали, но боялись поверить в чудо. Даже мысль об этом казалась настолько невероятной, что страшно было произнести ее вслух.
  Именно такими - потрясенными, скорчившимися на полу - нас и обнаружил вбежавший в залу молодой шаенг. Изумленно обведя нас взглядом, он остановил его на главе рода и отчетливо произнес:
  - Двое из других родов пришли через пропускные ворота.
  
  Глава 14
  Дина
  Только я собралась подняться в спальню, как тело словно скрутило в жестких ледяных тисках. Не имея возможности даже вдохнуть, я почувствовала, как начинаю проваливаться в темноту. Тут же меня резко отпустило.
  'Что происходит?'
  И сразу поняла - Нургх! На него напали! Первым же порывом было броситься обратно, но какая от меня может быть помощь? Только попаду под раздачу, и ему же наврежу. Уже выскочив на улицу, я стояла в смятении, не зная, что предпринять. Взгляд остановился на фонтане. Конечно! Нургх же сказал, как я могу помочь. Я бросилась к воде, опустила в неё руку и мысленно завопила:
  - Киен! Маартх! Меня зовут Дина, я Связанная Нургха. Мы в Орбдухе. Нужна ваша помощь, прошу, помогите!..
  Не зная, правильно ли я делаю, все продолжала звать и звать, пока совсем не обессилила и не опустилась на землю. Я прислонилась к борту фонтана, чувствуя, что проваливаюсь в забытье. Вот и волнение с перенапряжением сказались!
  Пришла в себя я уже в спальне, на кровати. Рядом суетились обе доргини, пытаясь то ли обтереть мне лицо, то ли утопить. Состояние, судя по ощущениям, у меня было скверным.
  - Где Нургх? Он не вернулся? - прокашлявшись, просипела я.
  - Воорт пошел за ним. Мы только что вернулись с прогулки и вас увидели у фонтана. Испугались. Михст принес вас сюда, а Воорт отправился за Нургхом. Как вы себя чувствуете?
  - Жить буду, - вяло ответила я, напряженно прислушиваясь к шагам за дверью.
  - А мы так здорово прогулялись. Этот город так красив, ничего подобного мы раньше не видели. Жаль, что вы не пошли. Их торговые зоны - это что-то невероятное, - подавая мне стакан воды, щебетала Свана. - Напрасно мы боялись. Эти двое шаенгов совсем не страшные. Но к остальным нам все равно страшно подходить, и даже смотреть на них Вы оказались правы - Воорт и Михст нас не обидели и, мне даже кажется, что мы им очень понравились. Ой, а еще они нас завтра на озеро пригласили. Сказали, в нем надо обязательно искупаться. Можно сходить?
  - Девочки, конечно можно. И не спрашивайте меня, сами решайте.
  Тут, наконец-то, распахнулась дверь, и вошел Нургх. Живой и невредимый.
  - Дина? Что случилось? - эмоции в голосе зашкаливали.
  Доргини, переглянувшись, вышли из комнаты, оставляя нас вдвоем.
  - Лучше скажи, что с тобой? На меня нахлынуло что-то страшное, почти задушив. Я почувствовала, что это происходит с тобой. Это Соортж, да? Он пытался тебя убить? Ты понял, что ему надо?
  - Связанная моя, все хорошо. Мы уже все выяснили. Больше он не будет пытаться навредить никому из нас, можешь верить мне, - ласково гладя меня по лицу, прошептал пристроившийся рядом шаенг.
  Я ощутила уже знакомую волну тепла, прокатившуюся по венам. Сразу же резко полегчало - перестала кружиться голова, дыхание стало свободнее, а усталость как рукой сняло.
  - Ой, - я даже подскочила, - Нургх, я же с перепугу кинулась к фонтану звать на помощь. Только так и не поняла, услышали ли меня...
  - М-м-м... так вот что за парочка шаенгов из разных родов явилась через ворота, - увидев мой недоуменный взгляд, любимый сразу пояснил: - Перед приходом Воорта главе рода как раз доложили о появлении в городе двух гостей. Значит, мы скоро их увидим. Остается надеяться, что встреча не будет неприятной.
  Мы оба замолчали, обдумывая предстоящую встречу с близкими ему в прошлом шаенгами. Я очень надеялась, что они отнесутся к нам более терпимо, чем Соордж. Иначе... Представляю, как больно будет Нургху, если лучшие друзья детства продемонстрируют отвращение и ненависть по отношению к нему.
  - Дина... - ворвался в мои мысли голос Нургха, - вечером сходим на озеро? Там потрясающе красиво, особенно закат светила.
  - С удовольствием! Я так и не смогла рассмотреть город, никого из его жителей не встретила. Это, кстати, нормально?
  - Дина, мы живем до тысячи лет. Время для нас летит медленнее, и бытовые мелочи имеют ничтожную ценность. У нас редки большие празднества или сборища. Мы слишком восприимчивы к окружающим эмоциям, поэтому предпочитаем уединение своих жилищ и узкий круг общения самых близких. И не забывай - наша численность несравнима с доргами, поэтому ты ни в одном из наших городов не застанешь присущей им суеты и столпотворения. Мы тут первый день, ты еще встретишь местных жителей. И, кстати, как впечатления девушек?
  - О-о-о, тут все просто замечательно складывается. Они уже вполне освоились с присутствием Воорта и Михста, сегодня вместе гуляли, а завтра собираются на озеро. Я уверена, они смогут найти путь друг к другу, - с улыбкой обнадежила я его.
  В ответ меня одарили растерянным взглядом. Понятно, ему трудно сразу принять то, что все его представления об отношении полов полный бред, но и я, в свою очередь, с трудом могла представить, что доживу до тысячи лет. Чем я займу такую прорву времени? Это и в голове не укладывалось. Буду оптимисткой! Да, мы разные, но это не значит, что мы не сможем понять друг друга. Так же это касается и отношений шаенгов с доргинями.
  - Начинаю верить, что ты действительно наша надежда на спасение, - задумчиво пробормотал Нургх, явно в такт своим мыслям.
  Осторожно постучав, в дверь быстро вошла Свана.
  - Скорее спускайтесь вниз, господин! - испуганным голосом протараторила девушка. - Там целая толпа шаенгов, и все с мечами, и жуткие такие... Один вообще с кровавыми глазами!
  Мы резво подскочили с кровати и направились вниз. Свана, настороженно прислушиваясь, шла позади.
  Гостиная нашей временной башенки в самом деле была крайне переполнена. Здесь были Соордж и Ригард, двоё, очевидно, охранников, замерших у входной двери с клинками, Михкст и Воорт, за спинами которых укрылась Киель, и еще двое незнакомцев. Свана, осторожно обходя незнакомых шаенгов, проскользнула к подруге. Присутствующие мужчины пристально пронаблюдали за маневром юной доргини, заставив глаза Михста ревниво полыхнуть янтарем.
  Не успела я сосредоточить взгляд на незнакомцах, как Ригард резко шагнул ко мне, становясь напротив.
  - Ундина! - торжественно начал он, ошарашив меня тем, что успел выяснить мое полное имя. - Прошу простить меня за то, что вынужден отвлечь вас от гостей, но хочу обратиться к вам с огромной и искренней просьбой.
  'Что это с ним? Что за торжественный момент устроил?' Да и папочка его в другую крайность ударился - от вчерашней нездоровой ненависти во взгляде не осталось и следа, зато теперь он глядел на меня с каким-то восторженно-патетичным трепетом. И не знаю даже, что и лучше. Надо срочно выяснить, что там между ними произошло!
  - Я прошу Вас принять мою искреннюю дружбу, - опустившись на колено и глядя мне прямо в глаза, твердо произнес Ригард. - Можете всегда и при любых обстоятельствах рассчитывать на мою поддержку и помощь. В знак искренности моих намерений прошу Вас принять этот талисман вызова, нажав на желтую бусину в центре, Вы сможете мгновенно призвать меня на помощь. Дина, если Вы или Ваши... близкие окажутся в опасности, сразу же жмите на бусину.
  Я вопросительно взглянула на стоявшего рядом Нургха, он задумчиво кивнул. Протянув руку, я позволила Ригарду застегнуть тонкую цепочку с янтарным камешком на запястье.
  - Спасибо, Дина!
  - И отныне вы, Нургх и Дина, желанные гости нашего рода. Можете жить на нашей территории неограниченное время и приходить, когда пожелаете, - купол и ворота пропустят вас без запроса. Эта башня отныне ваша собственность в Орбдухе, - услышав слова Соорджа, я поняла, что сегодня просто день сюрпризов.
  Осталось выяснить, в чем причина такого благодушия, а до тех пор подожду радоваться этому внезапному рогу изобилия. Хотя Нургх вполне спокойно на все реагировал.
  - Приглашение нашего рода распространяется так же на ваших гостей, - задумчиво взглянув в сторону наших доргинь, добавил Ригард. - Теперь мы вас оставим, давая возможность заняться гостями.
  Развернувшись, он направился к выходу. Проходя мимо прибывших шаенгов, он твердо и недвусмысленно подчеркнул:
  - Эта пара отныне находится под покровительством нашего рода!
  Соордж и стража вышли следом за Ригардом. Странные они все сегодня. И Ригард... Тоски и боли в его взгляде я больше не замечала, только твердая уверенность.
  Наконец я смогла рассмотреть незнакомцев, которые все это время внимательно наблюдали за происходящим.
  Ближе стоял младший брат Нургха. Я сразу узнала его - они были очень похожи. Наверное, именно так мой любимый выглядел до того, как его жизнь коренным образом изменилась, а на лицо лег отпечаток пережитого горя, изгнания, трудностей и борьбы за выживание. Стройный сильный юноша (хотя я знала, что ему более четырёхсот лет), с бледно-голубой кожей, прекрасными светло-пепельными волосами и льдисто-голубыми глазами, прорезанными вертикальным зрачком. Он был очень красив, но до мужественной харизмы и уверенного обаяния старшего брата ему было очень далеко. Мне он интуитивно сразу же понравился, и я утвердилась в своем мнении, когда наши взгляды встретились, и его лицо осветила широкая улыбка.
  А вот второй... Если Маартх был открыт и откровенно рад нашей встрече, то по абсолютно непроницаемому лицу Киена ничего понять было нельзя. Вся поза его выдавала скрытое напряжение. Он не казался таким юным и прекрасным, как Маартх, но поджарое мускулистое тело, необыкновенно мудрые рубиновые глаза и пепельные волосы притягивали взор. На его левой скуле была необычная татуировка рубинового цвета, обнаженный торс пересекала перевязь сорга. Передо мной стоял уже умудренный опытом мужчина, настоящий воин. Была в нем какая-то звериная грация, что-то заставляющее быть в напряжении. Этим он был схож с Нургхом. Прищурившись, рубиновоглазый пристально рассматривал нас, взгляд его, казалось, проникал до самых глубин души.
  
  Нургх
  Еще спускаясь вниз, я начал прислушиваться к эмоциям в гостиной, пытаясь разобраться в этой мешанине чувств нагрянувших гостей. Соорджа переполняло раскаяние, Ригард, впервые с момента нашей встречи, был умиротворен и на что-то решительно настроен, радость и предвкушение, выплескивающиеся из Маартха, я узнал сразу, а вот Киен был полностью закрыт, экранируя себя от внешнего восприятия.
  Поступок Ригарда и его предложение Дине меня не удивили. Это было его извинение за попытку разлучить нас. К тому же он был прекрасным воином и сильным магом, такой защитник Дине не повредит. Хотя я не мог не заметить и более далекоидущих планов в его действиях. Что ж, Видение Знающего со счетов не сбросишь, оставалось надеяться, что будущее всё расставит по местам. Предложение Соорджа так же было своевременным. Теперь, независимо от результата моей попытки вернуться в род, без защиты и поддержки мы не останемся. Учитывая ожидание новой жизни, это было крайне важно.
  На брата и давнего друга я старался пока не смотреть. Было тревожно и волнительно. И если в брате я уже не сомневался, по его эмоциям было ясно, что он с трудом сдерживается от желания броситься ко мне, то вот скрытность Киена вызывала опасения. Так не хотелось портить сегодняшний день отвращением со стороны лучшего друга. Наконец, 'официальная' часть завершилась, и нас оставили с прибывшими шаенгами. Брат сразу радостно улыбнулся Дине. Киен же отошел к окну и отвернулся, или давая нам возможность пообщаться в семейном кругу, или...
  Брат очень вырос и возмужал. Скользнув взглядом по его рукам, я увидел связующий браслет. Пока он был первым среди встретившихся мне после возвращения, кто прошел Обряд. Я был счастлив за него.
  - Брат, - с трудом сдерживая волнение, произнёс я, - так рад видеть тебя! Так рад, что ты прошел Обряд и не одинок.
  - Нургх, я тоже рад, что наконец-то дождался нашей встречи. А что до Обряда... Я скажу правду - я его не проходил, в смысле, я не получал Зов, - несколько смущенно озадачил нас ответом Маартх.
  - Зоель я встретил случайно, когда выполнял задание Совета возле поселения доргов. На неё напал старх, покалечив ногу и разодрав спину когтями. Она смогла взобраться на дерево. Оттуда я ее и снял, когда убил старха. Она была почти без сознания от боли и страха. Я же не знал, как помочь. Отнести ее в город побоялся - ее бы точно убили за одно появление на моих руках. Нашел небольшую пещеру, отнес ее туда, ухаживал, пока она не поправилась. Сначала Зоель жутко боялась, я же не знал даже, как вести себя с ней. Но потом все наладилось. Она такая милая, я быстро понял, что не смогу с ней расстаться. Когда она поправилась, я ей всё рассказал. Упросил уйти со мной, заявив, что иначе она обречет меня на гибель от тоски. Зоель согласилась, хотя боялась ужасно. Первый год в Визгарде вообще из башни ни разу не вышла. Я одел на нее браслет, а всем сказал, что получил Зов, потому и задержался - был с обретенной Связанной. И, кстати, у нас двое сыновей! А недавно старший заметил, что засветились твои браслеты. Мы были рады узнать, что ты жив и даже нашел Связанную. Но опасались, что это опять подстрекнет желающих тебя уничтожить. Я хотел сразу же броситься на поиски, но задержался, помогая Зоель подарить миру вторую жизнь, - счастливо жмурясь, рассказал брат.
  Его рассказ вызвал всеобщее потрясение. Гостиная погрузилась в полную тишину. Не только мы с Диной, но и янтароглазые шаенги с доргинями, и даже Киен, повернувшись к нам лицом с широко раскрытыми от шока глазами, - все, затаив дыхание, слушали эту невероятную историю.
  - Ура! - первой издала вопль радости Дина и повернулась ко мне: - Я же говорила, что можно и без Обряда обрести пару. И теперь можно быть уверенными, что и в такой Связи будут дети.
  - Дина, хорошо если так, но считается ли эта пара Связанной? Представь, что будет с Маартхом, если Зоель умрет, не прожив и ста лет? И как поступить, если придет Зов? Брат, ты думал об этом?!
  - Нургх, когда я надел связующие браслеты на нас - они вспыхнули, как и полагается для Связанных. И знаешь, я предпочту прожить сто лет с Зоель, чем тысячу одному! Ты не представляешь, что чувствуют провалившие Обряд. Мучительно даже находиться рядом с ними, а уж каково им самим... Сейчас почти все получившие Зов возвращаются без Связанных. Я так боялся этого! Если получу Зов, всё сделаю, чтобы спасти Жертву, но только время покажет, как всё сложится. Нам с Зоель вместе хорошо, и, что бы ни было дальше, я рад тому, что встретил её.
  Я заметил, как Дина украдкой подмигнула янтароглазым, не сводившим с нас глаз. Если б она представляла, какая буря надежды и неверия сейчас свирепствовала в их душах! Даже если она поможет только этим двоим, её вклад уже будет огромным. Этому примеру последуют многие потерявшие надежду. Главное, чтобы мои опасения не подтвердились. Но тут брат прав - время покажет.
  Воорт и Михст встали, намереваясь покинуть нас. Им требовалось время и тишина, чтобы осознать услышанное, окончательно поверить в возможность счастливого будущего для себя. Попрощавшись, оба двинулись к выходу. Я мысленно попросил их не рассказывать об услышанном, чтобы не сломать жизнь паре Зоель и Маартха. Оба шаенга сразу поклялись молчать. Следом к себе поднялись и девушки, понимая, что мы хотим пообщаться с гостями.
   - Что с родом, брат? Есть надежда, что нашей паре разрешат вернуться?
  - Во главе встал Совет из мудрейших, пытаются как-то справляться, но до отца им далеко... - начал Маартх и внезапно осекся, поняв, что сказал.
  Повисла напряженная пауза. Мне стало горько. Чувствуя смущение брата, я понимал, что произошедшее той ночью всегда будет стоять между нами. Но Маартх удивил меня:
  - Знаешь... Тем утром мне не дали тебя увидеть, я пытался, я всем говорил, что ты не виноват, но меня никто не слушал, - грустно сказал Маартх, касаясь рукой меня, - хотя я точно знаю, что это правда. Мама накануне предупредила меня, что если мне скажут, что ты совершил убийство, чтобы я не верил! И чтобы всегда верил в тебя, моего брата! Чтобы ждал твоего возвращения! Я тогда её не понял, не придал значения словам, посчитал неудачной шуткой... Потом я не раз вспоминал их.
  Маартх грустно замолчал. Да, наше прошлое навсегда останется с нами тяжестью пережитого. Пусть его не изгнали из рода, и ему не пришлось вести жизнь проклятого изгоя, борясь за существование, но ему тоже пришлось нелегко - остаться одному после двадцати одного года жизни (младенческий возраст для шаенга!) в любящей семье и не сломаться.
  - Вы никогда не думали о причинах того происшествия? - внезапно, так и не обернувшись, прервал паузу Киен.
  Мы все дружно воззрились на его спину. Он медленно обернулся и обвел нас взглядом, остановившись на Дине.
  - Связанная, ты просила о помощи. Она ещё нужна тебе? - так же, не обращая на меня внимания, он обратился непосредственно к Дине.
  Она озадаченно молчала. Мы все почувствовали ее недовольство, даже негодование.
  - Нужна! - резко обрубила она.
  Киен несколько минут молча вглядывался в лицо Дины, игнорируя наше присутствие, потом подошел ближе.
  - Хорошо, так и будет, - не отпуская её взгляд, ответил он, и, резко повернувшись ко мне, легко ударив кулаком в плечо. - С возвращением! Сам не ожидал, но рад видеть тебя. И... задумайтесь о причинах вашей семейной трагедии.
  Озадачив нас таким неожиданным поведением, он развернулся и вышел на улицу. В гостиной повисло потрясенное молчание. И это Киен? Он определенно сильно изменился! Дина изумленно смотрела вслед шаенгу, за которым уже захлопнулась дверь, а потом повернулась ко мне и с недоумением спросила:
  - Он всегда такой?
  - Мы много веков не виделись. Кто знает, как он провел эти годы, что пережил, взрослея... Не мне судить о поведении. В детстве он был достаточно скрытным, но между нами тогда было доверие. Буду просто счастлив, если оно вернется.
  - В одном он прав. В вопросе гибели вашего отца мы должны обязательно разобраться, а для этого надо попасть в Визгард. Маартх, это возможно?
  - В сопровождении меня - да. Поселитесь в нашей башне. Но вам придется предстать перед Советом, и вот тут нельзя гарантировать, что они вас не прогонят.
  - Что ж, опять будем действовать по ситуации. Отправляемся завтра? - уточнил я.
  Все согласно кивнули. Предложив Маартху устраиваться в любой из свободных комнат, мы с Диной отправились на озеро. Я чувствовал ее нетерпение и понимал, что она захочет узнать о причинах, изменивших отношение Соорджа и Ригарда. Нам предстоял непростой разговор!
  
   Глава 15
  
  Дина
  День выдался неоднозначный.
  Сначала напряжение утренней встречи, потом переживания за Нургха и визит его брата с другом детства. Последний произвел на меня двоякое впечатление. С одной стороны ненависти и отвращения не было, но особого желания воссоединяться я тоже не заметила. Явно намекая на то, что его выдернули напрасно, спросил, нужен ли мне еще. Меня так возмутило это подчеркнутое игнорирование Нургха, что принципиально, из вредности, сказала, что нужен, хотя язык просто жгло предложение катиться туда, откуда пришел. Однако он внезапно очень по-панибратски двинул Нургха и во всеуслышание объявил, что рад его видеть. И сразу же ушёл! Да-а-а... Непростой и непредсказуемый характер, найти с ним общий язык будет непросто. А придется. На его намеки о гибели их отца я обратила внимание.
  Мысль о купании сейчас вдохновляла. Было по-летнему тепло и солнечно. Мы медленно шли среди увитых цветущей зеленью разноцветных башенок к озеру. По пути попался сад, и я рассмотрела, что эти их 'кулинарные яблочки' вырастали на деревьях. Вот что значит магическая селекция! Вырастил себе деревце - и хлопот не знаешь с пропитанием.
  - Нургх, - внезапно вспомнила я мелькнувшую мысль, - а что за тату на лице у Киена?
  - Это указание окружающим, что по специализации он сильнейший маг-целитель. Вдруг кому-то понадобится его помощь. Моя специализация - магия крови, а у него целительство. Хотя магия нападения и защиты у него тоже отличная. Нас всех учил мой отец, а он был сильнейшим в своем поколении, - немного грустно закончил Нургх.
  Начинало смеркаться. Мы подошли к повороту тропинки, за которым, по словам Нургха, открывался вид на озеро. Он попросил меня закрыть глаза. Доведя до нужного места, разрешил глаза открыть. И я увидела зрелище, которое, наверное, запомню на всю жизнь! Озеро было потрясающим - с искрящейся водой, окутанное сказочной дымкой. Создавалось ощущение, что мы одни в этом мире. Вода казалась неподвижной, а вдалеке на горизонте виднелся небольшой остров.
  - Это озеро Познания. Существует легенда, что тот, кто попадет на остров, сможет получить ответ на любой интересующий вопрос. Увы, мы, сколько не пытались, не смогли его достичь - остров всегда виднелся где-то вдалеке, не приближаясь и не отдаляясь от нас.
  - Надо будет и мне попробовать, - тут же загорелась я идеей, - а то вопросов без ответа - масса! Кстати, один из них: что случилось сегодня между тобой и Соорджем?
  - Дина, это очень важный вопрос. В первую очередь - для нас с тобой. Шаенги обладают способностью ощущать свое дитя с самого момента зарождения, - и он замолчал, видя мое потрясение. - Милая, я так боялся, что ты расстроишься...
  - Да я не то, чтобы расстроилась, но просто не ожидала... Сейчас это не очень своевременно. И так не понятно, как все в вашем мире устроено, а тут еще и ребенок... Хотя у вас это такая редкость. А когда? - что-то несуразно бормоча, я пыталась прийти в себя после шокирующей новости.
  - В заводи на реке, по пути сюда, - улыбнулся Нургх.
  Я невольно тоже улыбнулась, вспоминая наше купание, а потом опомнилась: я же совсем не представляла, как у них беременность протекает! Или все будет как у людей? Хорошо все же, что я медицинский работник. Без оборудования, правда, даже диагностику не провести... Только два дня - а у меня паника, словно рожать уже завтра.
  - А роды, кто принимает? И следить за развитием малыша каким образом?
  - К Киену можешь обратиться, он посмотрит. Обещал же помощь. А появлению жизни обычно Связанный помогает, с магической помощью все просто проходит, не переживай. И, Дина, это еще не самая главная новость. Вернее, новости.
  'Если это не главная, то мне уже заранее надо в обморок падать!'
  - Ну? - уже не зная, чего ожидать, затормошила я Нургха.
  - Дина, как бы это невероятно не звучало, но, кажется, это... девочка. Вернее, у Соорджа было Видение, что Связанной Ригарда станет наша дочь. По крайней мере, мы все решили, что это наша дочь. Похожая на тебя, с твоими волосами, и глазами, какие были у меня до изгнания.
  - Что-о-о? - возмутилась я. - Что значит - 'наша дочь станет Связанной Ригарда'? Она еще родиться не успела, а ты уже зятя нашел?!
  В бешенстве я дернула подаренную цепочку и надавила на камень. В то же мгновение перед нами возник полуодетый Ригард с оголенным соргом в руке, вторая ладонь пылала магией. Оглядевшись, он остановился напротив злющей меня и спросил:
  - Что случилось?
  - Убью, - заорала я в ответ, - тебя! Сейчас! Немедленно снимай это с меня!
  И я сунула ему под нос запястье с цепочкой. Ригард отступил на шаг, опуская сорг и недоуменно вглядываясь в меня, потом опять спросил:
  - Дина, что случилось?
  'Нет, этот двуличный расчетливый извращенец еще и Иванушкой-дурачком решил прикинуться!'
  - Случилось то, что не надо никакого покровительства вашего рода, помощи и дружбы твоей, и башни. И сними с меня этот подарок! А главное - не надо рассчитывать, что тебе моя дочь достанется! И не надо мне говорить, что ты об этом не думал!
  С каждым моим словом шаенг нервно вздрагивал, отступая, а на последней фразе плечи и вовсе поникли, он опустил голову вниз и замолчал. Его лицо было скрыто от меня рассыпавшимися пепельными волосами.
  Нургх осторожно обнял меня за плечи, прижимаясь подбородком к волосам.
  - Дина, ты не права. Ригард не рассчитывает получить нашу дочь, это только было в Видении Соорджа. А видения Знающих всегда сбываются. Ну, раньше всегда так было. Но никто не знает, что произойдет на этот раз. Девочка - это настоящее чудо для нас! Но суть не в этом, это Видение вовсе не означает, что судьба девочки предопределена и Ригард полностью претендует на нее без учета нашего или ее мнения. Такое в принципе невозможно. У нашего народа вообще подобное не случалось, так как девочек не рождается. Наша дочь будет жить своей жизнью, без влияния или вмешательства Ригарда, пока не вырастет. И Видение лишь дало ему надежду, что он сможет завоевать ее привязанность. Речи о том, чтобы насильно сделать её его Связанной, вообще не идет. Уверен, конкуренция у него будет огромная, - и уже повернув голову в сторону Ригарда, продолжил: - Я сам в первую очередь за этим прослежу! И не допущу никакого давления на своего ребенка, не принимая в расчет никакие Видения. Ясно?
  Ригард резко отвернулся в сторону, так и не давая возможности рассмотреть свое лицо:
  - Дина, я клянусь тебе собственной жизнью, что никогда с моей стороны по отношению к вашей дочери не будет никакого давления или принуждения. Да, я надеюсь, что смогу ее добиться, но намерен сам заслужить ее привязанность и быть достойным её выбора. Что же до моей дружбы и защиты, то, я повторяю, предлагаю её искренне. С твоим появлением у меня появилась надежда, что удастся спасти мой род от гибели. Определило моё решение то, что ты сделала для Воорта и Михста. Мы необратимо движемся к концу. Из их поколения был еще один не прошедший Обряд, он не выдержал... Агрессивное безумие стало его концом. Я боялся, что вскоре и они последуют за ним. Да и я сам... - голос его, звучавший все глуше и глуше, совсем стих, но, помолчав, он продолжил. - Ты права. Даря талисман вызова, я принимал в расчет, что не только ты можешь быть в опасности, но и ваша дочь. Но в моем желании защищать и её, нет ничего собственнического. Я бы защищал её в любом случае, как и любой другой шаенг. Она - наше будущее, наша надежда. Сейчас я говорю не как одинокий шаенг, а как будущий глава рода. Я буду защищать её даже в том случае, если Видение... не сбудется. Когда она вырастет, предложу ей такой же талисман, и она сама решит - принимать его или нет.
  Я обессилено молчала. Было стыдно за свои слова, было горько от его признания, было страшно от его правды. В какой же дурдом я попала!
  - Почему у вас так? Откуда вообще ваша обречённая раса? И почему однополая? Должны же вы хоть что-то о себе знать? Есть предания, книги, старики, хранящие рассказы прошлого? - спросила я в пустоту.
  - Дина, - опять вмешался Нургх, - не будем сейчас начинать этот разговор, это все очень непросто. Но я обещаю, что все объясню тебе.
  - Прости меня, - грустно прошептала я Ригарду. - Ты будешь первым, к кому я обращусь, если буду нуждаться в помощи.
  Он молча провел рукой по моим волосам и исчез. И вот откуда они все тут такие понимающие? А я то! Гормоны у меня что ли? Повернулась лицом к груди Нургха и прижалась. Он обнял, осторожно гладя по спине.
  - Стыдно мне, заставила его всю душу вывернуть.
  - Переживет. То ли еще будет. Пойдем купаться.
  Вода сняла все напряжение. Я расслабилась на поверхности, и волны слабо колыхали моё безвольное тело. 'Хорошо как!'
  Нургх, коварно поднырнув, ухватил снизу за талию и утянул в воду. Отфыркиваясь, я пыталась его забрызгать, но куда мне до мага водной стихии! Воду вокруг меня взметнули, превратив в водяной крутящийся столб со мной на вершине. И этот водоворот ка-а-ак понесся по озеру! Ух, и навизжалась я. И ведь понимала, что не уронят, а дух захватывало.
  Накупавшись, набесившись, скинув напряжение, мы отправились в свою башню. Завтра нас ожидала конечная цель пути - город льдистоглазых. Ещё предстояло обсудить наш отъезд с доргинями и решить, как с ними поступить, - оставить тут или взять с собой.
  
  *****
  Обе девушки, узнав о решении уехать завтра, растерялись.
  - Буду откровенна, я предпочла бы оставить вас тут, так как не уверена, что мы все не окажемся в большой опасности, - сообщила я им.
  - Но как мы тут будем... одни? - неуверенно произнесла Свана.
  - Вы слышали слова главы рода и его сына, вы можете сколько угодно здесь находиться. Можете считать башню своим домом. К тому же вы не одни останетесь - Воорт и Михст составят вам компанию, когда пожелаете. И как только у нас всё прояснится, мы вернемся за вами, если вы все еще будете нуждаться в этом. А пока изучите город, привыкнете к его жителям и, возможно, решите, чем хотите заняться. В случае крайней надобности попросите шаенгов, чтобы нас позвали. Они смогут.
  - А то, что Маартх рассказал про Зоель... Действительно ли мы можем выбрать их в пару? - смущенно спросила Киель.
  - Действительно. Но вы не спешите, присмотритесь, обдумайте, а то назад пути уже не будет.
  Вот не хотелось мне остаток жизни выслушивать, что если бы не я...
  Переглянувшись, девушки решились:
  - Хорошо, мы останемся.
  Здорово, что они вдвоем, им и не так страшно будет.
  С этим разобрались.
  
  Нургх
  Утром я решил не будить Дину, а дать ей выспаться после вчерашний волнений, сам же спустился вниз и сразу услышал стук в дверь. Уже понимая, кто к нам пожаловал с утра пораньше, я пошел открывать Воорту и Михсту дверь. Я сразу сообщил им, что сегодня мы уезжаем. Оба, услышав это, замерли, а Михст хмуро спросил:
  - Все?
  - Ваши ненаглядные доргини остаются. Пока. Хочу попросить вас присмотреть за ними и в случае необходимости - помочь. Если возникнут проблемы, свяжитесь через Источник и сообщите, чтобы мы могли вмешаться.
  - Об этом и просить не надо. Мы будем оберегать их и помогать. После истории твоего брата мы только укрепились в своем намерении завоевать их! Он ведь прав - лучше сто лет вместе, чем тысячу в безнадежном одиночестве, - категорично заверил меня Воорт. - Они еще не встали? Мы хотели на завтрак на природе их пригласить.
  Тут очень своевременно послышался топот и со стороны подъемника в гостиную вбежали девушки.
  - Мы так и подумали, что вас услышали, - радостно, без капли страха, улыбнулись они.
  Оба шаенга при их появлении тоже засветились от счастья.
  - Позавтракать на природе хотите? - воодушевленный их появлением спросил Михст.
  Довольные парочки удалились, а я в очередной раз поблагодарил стихии за то, что они мне и всем нам послали Дину. Вот и еще четверо в этом мире обрели Связь и счастье благодаря ей!
  Брат, похоже, еще тоже спал. А я рассчитывал расспросить его об общих знакомых и о роде в целом. И тут уловил мысленный вопрос Киена:
  - К вам уже можно?
  - Жду, - в его стиле ответил я.
  - Что это вчера было? - первым делом спросил я его, едва открыв дверь.
  - Дина обиделась? Знаю, что был груб, но пребываю не в лучшем состоянии - все чаще накатывают приступы агрессии, особенно в отношении женщин. Тихо, но верно схожу с ума от одиночества и разочарования после провала Обряда. Услышав вчера её призыв, сначала не поверил, решил, что опять накатило безумие. Столько времени ничего о тебе не знал, боялся, что тебя уничтожили. И тут ни кто-нибудь, а твоя Связанная! Невероятно... Поверь, брат, ты очень везучий. Я согласился бы быть трижды изгнанником, будь у меня шанс обрести Связь.
  - Да я сам не знаю, кого благодарить за нее. Но ты уверен в своей поддержке мне? Пойдешь против мнения рода, признавая меня равным? - обеспокоился я за друга пока мы подходили к диванам.
  - У меня нет сомнений в твоей невиновности - я знаю это достоверно.
  - Как?
  - После гибели твоего отца и твоего изгнания, не только твой мир рухнул. Для меня ваша семья всегда была как вторая родная. Я был так растерян, но и поверить в твою вину не мог, - он положил руку мне на плечо. - В отчаянии я пришел в Орбдух, на озеро, и поплыл на остров. Я продолжал плыть и плыть к нему, чуть не умер от переутомления, но смог добраться.
  Я изумленно смотрел на вновь обретенного друга. Это же невероятно - то, что он смог это сделать. Я всегда верил, что это просто красивая легенда.
  - И что там?
  - Запрещено делиться мудростью, полученной там. Но, поверь, я знаю, что ты не виноват в произошедшем. И я уверен, тебе предстоит узнать правду тоже. Это сопряжено с немалой опасностью, поэтому я хочу отправиться с вами в Визгард. Постараюсь себя контролировать. Либо не попадаться на глаза Дине.
  - Ты же слышал рассказ Маартха? Не думай, что для тебя все потеряно. Дина смогла привести с собой двух доргинь, и они добровольно сейчас общаются с двумя янтароглазыми, возможно, согласятся стать их Связанными. Дина в этом уверена. Поэтому держись, надежда есть, брат, - я в ответ крепко сжал его плечо.
  Рубиновоглазый в ответ лишь тихонько и как-то безнадежно вздохнул.
  - И еще у меня к тебе есть личная просьба. Дина ждет новую жизнь. Ты можешь посмотреть? Сдержишься? - пытливо вглядываясь в друга, неуверенно спросил я.
  - Брат... Как же я рад за тебя! Вы оба достойны этого. Я справлюсь!
  - Знаешь, есть одно невероятное обстоятельство, но я попрошу тебя поклясться, что сохранишь его в тайне, - получив клятву, я продолжил: - В это невозможно поверить, но мы думаем, что у нее будет девочка.
  - Как?!
  - Соордж видел Связанную Ригарда еще до того, как тот провалил Обряд. Она была с волосами Дины и моими глазами. Поэтому мы и сделали такое предположение. Ты посмотришь наверняка, поэтому я тебя и предупреждаю, чтобы ты сдержался.
  Киен застыл совершенно потрясенный, не сводя с меня взгляда. Я чувствовал его неверие, вернее, боязнь поверить в то, что он услышал.
  - После рассказа Маартха я всю ночь не спал, размышляя на берегу озера, боясь поверить в этот шанс. Но то, что ты сообщил мне сейчас... Это вообще непостижимо. Мы обязаны уберечь Дину любой ценой! Узнав об этом, вас примет любой род. Теперь понимаю вчерашнюю прозорливость янтароглазых.
  - Уберечь? О чем ты?
  - От любых опасностей, Нургх.
  Тут мы оба услышали шум подъемника - кто-то спускался.
  
  Глава 16
  
  Дина
  Проснулась я поздно. Что-то совсем совой-сплюхой стала. Зато аппетит был зверский. Быстренько умывшись, я отправилась вниз.
  В гостиной я обнаружила Нургха в обществе его хамоватого друга. Сегодня он не выглядел таким высокомерно-неприступным, скорее озадаченным.
  - Доброй зари! Уже кушали? - поприветствовала я их.
  Мой любимый шаенг тут же обнял меня и с улыбкой сказал:
  - Светила уже почти в зените, но ты еще не последняя. Маартх тоже до сих пор отсыпается. Видимо, заботы о ребенке - дело непростое, раз он впал в спячку при первой возможности. Поесть я так и не успел, всё гостей принимаю, - улыбнувшись в сторону рубиновоглазого, он повел меня к столу.
  - Киен, присоединишься?
  - Благодарю, но нет. Я прогуляюсь, мне надо подумать. Позовешь, когда будете готовы к осмотру, - уже на пути к выходу добавил гость.
  - Нургх, может быть, я его пугаю? - в шутку спросила я.
  - Мы сейчас многое обсудили. Он не прошел Обряд и... Помнишь того шаенга возле моря? Киен тоже начинает ощущать безумие и боится навредить тебе. Поэтому и избегает. Но он решил пойти с нами в Визгард и согласен помочь с наблюдением за малышом. Не сомневайся в нем! Он на нашей стороне, сказал, что даже смог добраться до острова на озере Познания, чтобы выяснить, что же тогда со мной случилось. Увы, рассказать о том, что узнал, он не может.
  Ещё один бедняга. А ведь мужчины-то нормальные. Ну, за редким исключением, если вспомнить Соорджа. Но как же им всем не повезло, с этим их магическим мировоззрением. Эх, кого бы ему в пару поискать? Вот освоюсь в этом мире - открою брачное агентство. Буду иметь бешеный успех.
  - Девушки ушли с шаегами на природу. Я договорился - они за ними присмотрят.
  - Хорошо. Хочешь еды из моего мира?
  Нургх воодушевлённо кивнул и был вознагражден тарелкой борща, стейком из говядины с овощным гарниром и чаем с куском пирога. Себе организовала салатик, йогурт и кефирчик с булочкой. Хорошо-о-о!
  После еды Нургх предложил позвать Киена и провести осмотр.
  - А как он его делать будет? Раздеваться надо?
  - Зачем? - изумился шаенг. - Просто над тобой поводит ладонями и посмотрит магическим зрением.
  - Тогда зови скорее!
  Тут и Маартх появился, еще щурясь со сна. Отправили его кушать и, обещав скоро к нему присоединиться, поднялись в спальню. Туда же подошел и Киен.
  Я удобно устроилась на кровати и приготовилась к УЗИ по-шаенговски. Киен был собран и спокоен, склонившись надо мной. Он поднял источавшие розовый свет ладони и плавно подвел их к моему животу. Не касаясь одежды, замер, прикрыв глаза. Стоявший рядом Нургх ободряюще мне улыбнулся. В молчаливом ожидании прошло несколько минут, когда вдруг ладони шаенга резко полыхнули алым, а Киен, отшатнувшись, изумлённо открыл глаза. Он так и застыл в полусогнутом состоянии, с вытянутыми руками, уставившись в пустоту.
  - Что с ребенком? - хором воскликнули мы испуганно.
  - Ты его предупредил? - тут же обратилась я к Нургху, намекая на возможный пол ребенка.
  - Да, он в курсе, - обеспокоенно ответил будущий папа и, схватив друга за руку, снова спросил: - Что с ребенком?
  - Дети в полном порядке, - каким-то деревянным голосом ответил Киен.
  - Дети?! - опять хором вскричали мы.
  - Да, их двое. Две девочки, - сжав виски руками, рубиновоглазый медленно съехал по стенке на пол.
  - А так бывает? - неуверенно спросил Нургх.
  - У нас часто, - ответила я. - У меня это наследственное. Как же я сразу не подумала о такой возможности?
  - Поразительно у вас все устроено. Я же думал, что быть счастливее уже нельзя. Дина, не знаю, как выразить мой восторг. Я не мог даже мечтать о Связанной, но еще и двое детей... Стихии очень милостивы ко мне! Спасибо, Дина!
  - А что с Киеном? Это всегда для него так мучительно? - показав глазами на все еще корчившегося у стены шаенга, спросила я. - Может, ему помочь как-то надо?
  - Да такой осмотр почти и сил не требует. Сам не пойму, что с ним, - наклоняясь к другу, ответил Нургх.
  -Киен? Что с тобой? - осторожно коснулся ладони шаенга Нургх.
  - Её аура отозвалась. Я ощутил Связь, магию единения. Не представляю... - несвязно бормоча, он тяжело поднялся и вышел из спальни.
  Все! Меня достали эти их порядки! Беременности третий день, а они уже не то что пол определили, а уже и суженных 'застолбили'. Подскочив с кровати, я рявкнула на Нургха:
  - Даже не заикайся мне ни о каких Связях для наших девочек! Слышать и знать об этом ничего не желаю! Все, разговор окончен!
  Он спокойно погладил меня по волосам, потом прижал к себе.
  - Конечно, все это неважно. Главное, чтобы они просто были у нас. Чтобы вы были у меня, - твердо заверил любимый.
  'Все ж потрясающий мне достался мужчина!'
  В дверь постучали, и раздался голос Маартха:
  - К вам пришли. Ригард. Я его впустил, он хочет видеть Дину.
  И кто там мне говорил, что шаенги ведут замкнутый образ жизни и предпочитают уединение? Ни минуты покоя: не жилище, а проходной двор! Пришлось топать вниз, хотя видеть Ригарда мне сейчас не особенно и хотелось. Надеюсь, он почувствует всю мою 'радость' от его визита.
  - Приветствую! Вот платье, думаю появление в Визгарде это повод выглядеть максимально заметно, поэтому советую одеть его вместо твоего черного балахона, - по-деловому начал шаенг.
  - А зачем выглядеть заметно? - недоуменно захлопала я глазами.
  - Это город бывшего рода Нургха. Если в нашем роду его избегают и презирают, то там - ненавидят и желают уничтожить. Ничего не забыто, и гибель главы рода ему не простили. Чем больше факторов будет отвлекать внимание от него, тем лучше. И, кстати, поэтому я отправляюсь с вами. Давно собирался с визитом к льдистоглазым, - Ригард оскалился.
  Ого! Да с нами собирается серьезная группа поддержки! Хотя удовольствие иметь рядом Ригарда и Киена казалось мне сомнительным. Но приходилось думать и о безопасности, если они там действительно такие... злопамятные.
  Внезапно Маартх, который вслед за мной спустился вниз и теперь с дивана наблюдал за разговором, подскочил на месте и замер, прислушиваясь к чему-то внутри себя.
  - Надо возвращаться! Зоель зовет, что-то случилось, она волнуется. Я должен идти прямо сейчас, - взволнованно проговорил он. - Нургх! Собирайтесь скорее.
  Я схватила платье и понеслась переодеваться. Наряд по моим меркам был шикарный - настоящее платье принцессы насыщенного изумрудного цвета, с широкой юбкой, узкой талией из-за вшитого корсета, глубоким декольте и пышными короткими рукавами. К платью прилагались длинные перчатки и туфли в тон. Ничего нелепее для путешествия вообразить было нельзя. Если б время не поджимало, устроила бы скандал Ригарду и заставила его самого это надеть. Какой он все же заносчивый! Быстро затолкав балахон в банную сумку, к уже находящимся там кроссовкам и спортивному костюму, я закинула её на плечо, приподняла подол юбки и потопала в гостиную. Там меня уже ждали полностью готовые мужчины - Нургх, Маартх, Ригард и Киен.
  - Надо записку девочкам оставить.
  - Уже, - ответил Нургх, разглядывая меня.
  - Да-а-а уж, думаю, нас и вовсе не заметят рядом с Диной... - протянул довольный собой Ригард.
  - Только вот волосы заплести не успела, - пожаловалась я.
  - Распущенные даже лучше, - успокоил мой шаенг.
  Кивнув напряженному Маартху, Нургх подхватил меня на руки и направился к выходу. Мы все стремительно двигались к пропускным воротам. Впереди ждал Визгард!
  
  Нургх
   Что случилось со Связанной Маартха? Я ощущал огромную тревогу брата. Она там одна с детьми, а он вынужден задерживаться из-за нас. Мы всей четверкой стремительно неслись к воротам. Там Маартх встал в проходе, не давая воротам закрыться, ожидая, когда мы все пройдем.
  Глаза сразу ослепило таким знакомым с детства ярким блеском - теплый оазис жизни окружали вечные льды. Но времени осмотреться не было - Маартх, едва оказавшись по эту сторону ворот, рванул к городу. Мы, не отставая, бежали следом. Пару раз меня коснулись эмоции удивления, сменившиеся узнаванием и яростью. Да, Визгард давно перестал быть мне домом!
  Вбежав в город, мы, не сбавляя скорости, бросились к нашей родительской башне, в которой теперь обитал брат со своими близкими. Башня была на этаж выше остальных и поразила меня таким родным чувством узнавания - здесь я провел детские годы. Первым к двери приблизился Маартх и, сняв касанием ладони, охранную магию, шагнул внутрь. Следом за хозяином вошли и мы. Дина, до этого прижимавшаяся лицом к моей груди, повернула голову, осматриваясь. Я осторожно опустил её на ноги.
  Можно было не сомневаться, что наше стремительное и нежеланное появление уже замечено, и мы в самое ближайшее время можем ожидать реакции местных жителей. В широкую комнату вбежал рослый мальчик, который, увидев нескольких незнакомых мужчин, резко замер и подобрался. Но, разглядев отца, расслабился и громко крикнул:
  - Мама! Папа вернулся!
  Малыш бросился в отцовские объятия, вызвав у меня порыв радостного восторга - меня тоже это ожидало. Придерживая сына, Маартх кивнул нам на диваны, а сам направился вглубь башни. Но на встречу ему уже шла миловидная доргиня с ребёнком на руках. Маартх облегченно вздохнул, обнимая их второй рукой.
  - Зоель, вот мой брат и его Связанная, а так же их друзья. Они останутся у нас. Почему ты звала? Что произошло?
  - Приветствую желанных и долгожданных гостей, - смущенно улыбаясь нам, сказала Зоель и обратилась к Маартху: - После твоего ухода я несколько раз слышала рядом с башней чьё-то присутствие. Сегодня ночью, пока мальчики спали, в другом теле выбралась в сад за башней, чтобы осмотреться.
  При последних словах Маартх сильно нахмурился, недовольно покачав головой.
  - На окраине сада, - продолжала доргиня, не обращая внимания на реакцию шаенга, - были двое. Я побоялась подобраться ближе, но смогла разобрать, что они говорили о тебе, ушедшем на встречу с Изгнанником. Я испугалась, что вас по возвращении может ожидать нападение, поэтому попросила сразу вернуться.
  Мы все с напряженным вниманием вслушивались в её слова. Значит, наше нахождение в Орбдухе не тайна, что в принципе было объяснимо - жители ближайших городов очень тесно общались. Очевидно, неприятностей можно было ожидать даже раньше, чем планировалось.
  - Зоель, - забирая малыша себе, попросил Маартх, - покажи гостям, где они могут расположиться. А я пойду, пообщаюсь с фонтаном, узнаю, пытались ли нанести вред в его зоне влияния.
  Шепнув Дине, чтобы шла с Зоель, я направился следом за братом. Встав рядом, мысленно спросил:
  - Каково влияние Совета? Они смогут не допустить вооруженной агрессии в городе?
  - Не уверен. Отца уважали, ему верили, на него надеялись... Ты же помнишь, он всю жизнь искал способ изменить магию Обряда. Старейшины совета не пользуются и половиной того доверия. К тому же они все имеют Связь и сыновей. Это вызывает зависть. Тебя здесь реально ненавидят, а сейчас столько отчаяния и злобы в душах, что могут не сдержаться. Не уверен, что вчетвером мы устоим против большого количества нападающих. Да и если Совет решит вас вышвырнуть, со стражами не справимся. Патовая ситуация!
  - Брат, боя нельзя допустить. Рискуя собой, ты рискуешь Зоель! Дина ждет новую жизнь, я не могу сейчас погибнуть. Это крайне важно! Это невероятно, но у нас будут две девочки, Киен сегодня смотрел.
  - Девочки?! - брат потрясенно повторил вопрос вслух.
  - Именно. Поэтому так важно не допустить бойни.
  - Нургх, зачем вы пошли сюда сейчас? Надо было укрыться до появления жизней. Пойти на такой риск! С другой стороны, если это открыть, ваши жизни станут неприкосновенны. Пока.
  - Вот именно! Пока! Я не пожелаю своим детям стать причиной гибели родителей, а так же попасть в руки тех, кто уж точно пожелает их заполучить, пойдя на все. Нет, мы должны держать это в тайне. У нас одна возможность - надо разобраться с прошлым, доказать мою невиновность. Иначе мы всегда будем на грани, не сможем стать полноценной частью рода и равными, заслуживающими доверия.
  - Возможно, стоит обратиться к Знающему.
  - Кто это сейчас?
  - Все так же - Гристн. Помнишь его?
  Как можно забыть лучшего друга отца, практически ставшего мне дядей? Шаенга, который, глядя, как меня изгоняли, молча стоял в стороне. Хотя он и не обвинял, как другие.
  - Он же должен быть невероятно стар?
  - Да, ему осталось меньше года, уже и кожа потемнела. Но он жив. Возможно, к нему прислушаются.
  Фонтан внезапно загудел, привлекая наше внимание. Брат сразу опустил в воду руку и застыл, глядя на меня неверящими глазами:
  - Совет взывает к стихиям, пытаясь заблокировать охранную магию нашего Источника! Сейчас к нам явятся!
  Мы направились к башне. Малыш все так же сидел на руках отца, дергая его за сережку-амулет. Вернувшись, застали всех в гостиной. Зоель с Диной тихонько разговаривали о втором теле доргини, шаенги же спокойно отдыхали.
  - Ждем первых 'гостей', - предупредил Маартх. - Зоель, ты и дети лучше поднимитесь наверх.
  Доргиня печально кивнула, пристально взглянув на Связанного. Он ответил уверенным кивком.
  Взволнованная Дина подошла ко мне и встала рядом, взяв за руку. Напряженное ожидание было почти осязаемым.
  В дверь постучали. Маартх откры и впустил незнакомого шаенга.
  - Изгнанный и его Связанная, выйдите из жилища, если не желаете нанести вред его жителям. Вас ожидает Совет, - спокойно произнес Страж.
  Переглянувшись, мы согласно кивнули и впятером последовали к выходу: я, Ригард, Киен, Дина и Маартх. На лужайке перед башней, но за фонтаном находились десять стражей - наш 'почетный' эскорт! А вот за ними - целая толпа пылавших негодованием шаенгов. При появлении Дины все потрясенно замерли, изумление и неверие исходили от них.
  Воспользовавшись временной растерянностью в рядах соперников, мы сразу направились к башне Совета. Первым шел пригласивший нас Страж, потом Дина и мы с Маартхом по бокам от нее, за нами - Ригард и Киен. Отряд стражей шествовал позади нашей компании, а уже за ними, на некотором отдалении, потянулись и местные жители.
  Помимо чувств ненависти и презрения, льющихся в мою сторону, нашлось даже несколько желающих выкрикнуть ругательства вслух:
  - Проклятый Изгнанник!
  - Отцеубийца!
  - Позор рода! Проклятый!
  Дина при этих выкриках вздрагивала и сильнее сжимала мою ладонь, я ощущал ее бешенство. Меня же подобное уже давно не задевало, я привык.
  Так мы и дошли до башни Совета. Войдя внутрь, оказались в просторном зале. Главный Страж махнул нам рукой, призывая двигаться дальше, пока мы не оказались стоящими напротив Мудрейших, сидевших на резной скамье. Жители города тоже входили в зал и вставали у противоположной стены.
  
  Глава 17
  
  Дина
  Я чувствовала себя мартышкой в зоопарке - все рассматривали и обсуждали. Не надо быть эмпатом, чтобы понять, какие эмоции руководили местными шаенгами. Ненависть и злость явно читались на их лицах. Еще и оскорбления выкрикивали. Я еле сдерживалась, чтобы не остановиться и не рявкнуть в ответ. Только мысль о том, что могу спровоцировать их этим, удерживала от решительных действий. Но сдерживала я себя с трудом.
  Совет Мудрейших состоял из трех пожилых шаенгов, я надеялась, не таких одиозные как Соордж. Они как-то утомленно взирали на нас, словно чего-то ожидая. Тут в залу вошел еще один старик и остановился немного в стороне от Мудрейших. Он пристально смотрел на Нургха. Было очевидно, что они знакомы. К чему бы он тут?
  - Мы приветствуем на нашей территории наследников двух родов! Отдаёте ли вы себе отчет, что заявляете себя равными с тем, кто был изгнан нашим родом за тяжелейшее преступление? - начал один из старцев.
  Оба сопровождавших нас шаенга кивнули.
  'Так Киен тоже наследник рода? Одни прЫнцы кругом, а я еще перспективным родством возмущалась', - мелькнула у меня ехидная мысль.
  - От лица моего отца я заявляю, что эта пара Связанных под покровительством нашего рода, - официально обозначил своё присутствие Ригард и добавил для толпы позади: - Тот, кто нанесет паре вред, - понесёт наказание от янтароглазых!
  Это заявление было встречено недовольным роптанием, но Ригард невозмутимо окинув всех своим заносчивым взглядом и развернулся обратно.
  - От имени моего отца и нашего рода я требую изучения событий, послуживших причиной изгнания, а так же признания Нургха невиновным с последующим снятием всех обвинений и отменой наказания, - четко произнес Киен, и зал осветил алый всполох.
  - Они на нашей территории незаконно. Доступ они не получали, и мы имеем полное право поступить с ними по собственному желанию, вплоть до уничтожения. Что же до второго вашего требования, то детальное изучение событий было сделано, - медленно произнес один из Мудрейших.
  - Приглашение одного из рода уже считается незаконным проникновением? - презрительно протянул Ригард. - И на счет наказания - вы можете только прогнать их, попытка уничтожить спровоцирует конфликт с нами. Это вам надо? И любопытно было бы узнать о этом 'детальном изучении событий'.
  - Ситуация с поступком Маартха будет рассмотрена отдельно, не будь он прошедшим Обряд, тоже получил бы изгнание! - резко выкрикнул молчавший до этого старый шаенг под одобрительный гул сзади.
  - Ну что ж... Раз род льдистоглазых так обширен, что готов изгонять всех подряд из своих рядов, то наш род всегда готов пополнить свои ряды новыми шаенгами, - парировал взбешенному старцу Ригард.
  Да он еще кошмарнее папочки станет! Хотя вот о расследовании мне тоже хотелось узнать.
  - После изгнания Нургха был допрошен охранительный Источник башни, - раздался спокойный голос стоявшего в стороне шаенга.
  - И? - цепкий взгляд Ригарда остановился на мужчине.
  - Источник подтвердил слова Проклятого: его отец той ночью пытался убить его, спасая свою жизнь, молодой шаенг, не видя нападавшего, ответным взмахом сорга зарубил его насмерть.
  Толпа сзади потрясенно замолчала.
  Вот оно как! Никто не посчитал необходимым обнародовать эти сведения, и они стали новостью для пылавших праведным гневом жителей.
  - А какие вопросы задавались Источнику? - прозвучал резкий вопрос Киена.
  - Какое вообще это имеет значение? Кого интересуют вопросы Источнику? Факт неоспорим - он убил соплеменника, за что и был наказан! Если бы погиб он - изгнан был бы его убийца! - опять вмешался тот же злобный Старейший.
  - Вот именно! - внезапно эмоционально выкрикнул Киен. - Какая предсказуемая реакция: убил - изгнали. Гарантированный способ избавиться от мешающего шаенга.
  Меня эта мысль тоже посещала, еще когда Нургх рассказывал на корабле об отце.
  - Источник спрашивали, известно ли ему о причинах, по которым глава рода напал на сына, - всё так же спокойно старый шаенг ответил на ранее заданный вопрос. - Источник отказался отвечать.
  - Источник кому подчинялся?
  - Главе рода. Это сильнейший Источник города, никто так и не имеет достаточно сил, чтобы добиться от него ответов.
  Ригард вопросительно взглянул на Маартха. В ответ тот покачал головой:
  - Не полностью. Он делает всё, о чем я прошу его, но на вопросы о том несчастье не отвечает.
  - Как мотивирует?
  - Я не тот, кому оставили это право.
  Нургх! Конечно же, ему Источник должен все открыть. Мы же только что были рядом! Но эта мысль, очевидно, пришла не только в мою голову.
  - Изгнанный, у тебя есть право ответить. Совет примет решение относительно вашей пары через три дня, а до моменты ты можешь находиться в заключении в башне Совета, отдельно от Связанной, или в башне брата вместе с ней. Но ты лишен права общаться с Источником, - прозвучало решение.
  'И чего они так не желают, чтобы правда всплыла?!'
  - Я выбираю второй вариант, - мне стало понятно, почему он молчал все время.
  - Стражи, Источник у башни главы рода взять под постоянное наблюдение, - отдал приказ уже ненавистный мне Старейшина.
  К нам подошёл тот же Страж и почему-то мне поклонился, затем жестом указал нам, что пора удалиться. Возвращались мы в том же порядке, но гневная толпа нас уже не сопровождала, а мои спутники выглядели крайне задумчиво.
  В гостиной башни нас встретила взволнованная Зоель. Повезло мне с родственниками в новом мире - что Маартх, что Зоель мне очень понравились. Жаль только, что мы им столько волнений и тревог доставляем. Решила немного поднять всем настроение и, подмигнув Нургху, вызвалась организовать ужин. Напридумывать, конечно. Кроме Нургха никто еще еды из моего мира не ел, поэтому удивлю новинками! Я накрыла большой стол, на котором, как на скатерти-самобранке, чего только не было. Пусть ещё не ясно, что будет дальше, но отметить семейное воссоединение стоило. Тем более в такой приятной компании. То, как Ригард и Киен перед Советом наши интересы отстаивали, меня впечатлило.
  - Зоель, приглашай всех к столу, - позвала я, закончив приготовления.
  Проголодавшиеся шаенги ждать себя не заставили. Незнакомая кухня имела бешеный успех - все, от взрослых до нашего старшего племянника, напробовались так, что еле из-за стола встали. Подумав, я попросила у Зоель корзину, напредставляла простой, но сытной еды и вынесла на улицу. Там, окружив фонтан, теперь несли охрану Стражи. Стоять им там предстояло минимум трое ближайших суток! Осторожно сделав несколько шагов в их направлении, я заставила их насторожиться, поэтому остановилась и, поставив корзину на землю, отошла назад. Обернувшись, я увидела Нургха, который вышел следом за мной. Грустно улыбнувшись мне, он сказал:
  - Дина, они не будут есть, побоятся.
  Меня эта мысль просто сразила. Не подумав, я обернулась и растерянно попыталась убедить, обращаясь все к тому же главному Стражу, пристально наблюдавшему за мной:
  - Все свежее и вкусное. Мы только что поели, а вы тут вынуждены... Не думайте, что отравлено.
  Окончательно стушевавшись, я убежала внутрь башни.
  'Ну и идиотка я! Бедняги, наверное, решили, что мы надумали их отравить, только бы до Источника добраться'.
  - Не переживай, - пришла мысль Нургха, - плохого они не подумали, твою искренность все почувствовали.
  - Кстати, я все забываю спросить, - так же мысленно обратилась я, - а почему род возглавляет Совет? Один наследник предыдущего главы же остался? Или они из-за тебя и Маартха не принимают?
  - Дело не в желании Совета. И быть только сыном главы рода недостаточно. Стихии выбирают главу, его должен признать главный Источник. Он Маартха в качестве главы не признал, значит, силы у него не достаточно.
  - Получается, любой шаенг рода может стать главой?
  - Да, но чаще становятся наследники, так как способности в магии наследуются от отца.
  Вот надо подумать об этом на досуге. Может, именно в этом и их проблема с девочками. Или в том, что доргини-перевертыши по сути другой вид. Интересно, какими будут наши девочки - как я, без способностей, или как папа?
  - Нургх, а может Совет тебя к Источнику не пускает вовсе не из желания скрыть правду, а просто не собираясь делиться властью?
  - Да зачем им эта власть? Особенно сейчас, когда Связанных почти не обретают. Очень сложно управлять в такое время.
  Ну-ну... Может, Нургх так и думает, но я считаю, что власть очень портит. И Мудрейшим наше появление было не в радость, уж тому противному Старейшему так точно!
  - А кто был тот шаенг, что рассказал про допрос Источника?
  - Это Знающий рода.
  Вдруг Нургх загадочно улыбнулся и произнёс уже вслух:
  - Дина, я хочу сделать тебе подарок. Маартх, где они?
  - В библиотеке! - улыбнулся брат.
  И все присутствующие в гостиной сразу заулыбались, словно знали, о чем идет речь.
  'Как же я люблю приятные сюрпризы!'
  
   Нургх
  Дина в очередной раз меня удивила. Да и не только меня. Изумление Стражей, которое вызвал её приход с корзиной еды, было непередаваемым! Мало того, что внешность у неё необычная, так я уверен: за все столетия жизни никто корзиной еды их не одаривал. У нас это вообще дико: это такая мелочь, любой себе, что захочет создаст. Хотя Дина и тут оказалась на высоте - содержимое корзины для всех стало абсолютным сюрпризом. И я ошибся, её искренность и любопытство сделали свое, и содержимое корзины съели до последней крошки.
  Но сейчас я наконец-то мог сделать то, чего так давно желал, - скрепить нашу Связь браслетами! Чтобы быть связанными не только духовно, но и физически. Да и очевидность Связи для окружающих была не последним фактором - теперь любой, увидев на ней браслет, сразу поймет, что Дина связана.
  Я забрал из библиотеки браслеты, прихватил динину сумку и вернулся в гостиную. После ужина, так любовно устроенного моей Связанной, настроение у всех поднялось, и появилось ощущение, что мы сможем справиться со всеми трудностями.
  - Мы купаться, покажу Дине нашу реку, - объявил я всем и подмигнул брату. - Как действовать дальше, подумаем с утра, на свежую голову.
  Ригард и Киен, оба уже валялись на полу, осёдланные сыновьями Маартха и Зоель, наслаждаясь кусочком семейной жизни. Да и пока они играют с детьми, родители смогут побыть вместе. Так что всем хорошо! Как вообще здорово, когда вся семья и близкие друзья дома. Раньше я об этом не задумывался.
  Мы с Диной выскользнули за дверь и, не обращая внимания на любопытные взгляды Стражей, направились к реке. Есть там место, которое я очень любил раньше, вот туда я и повёл Связанную. Там был небольшой водопад и речка с желтой искрящейся водой, вокруг росли айзалии, цветущие крупными ярко-малиновыми цветами с легким приятным ароматом. Оглянувшись кругом, присмотревшись к воде, Дина вдруг сказала:
  - Мне кажется, именно это место я видела во сне.
  И задумалась, глядя на меня.
  - Дина, это мое тайное место, раньше я очень любил тут бывать. И я рад, что могу именно здесь обменяться с тобой связующими браслетами.
  Достав из сумки пару наших семейных реликвий, которые могли принадлежать лишь старшему сыну, я аккуратно приподнял рукав платья Дины на правой руке и надел браслет.
  - Теперь ты мне, - протянул я ей браслет большего размера и подставил руку.
  Дина, погладив ладошкой чернёную вязь гравировки, надела браслет на мое плечо. Как только она отвела руку, оба браслета вспыхнули бледно-голубым светом и исчезли, оставив вместо себя татуировки, обхватывающие наши плечи и в точности повторяющие узор на браслетах.
  Я прижал Дину к груди и сказал:
  - Ты мое самое большое сокровище, смысл моей жизни.
  Она молча обняла меня в ответ, и мы замерли, наслаждаясь этим мгновением единения, прислушиваясь и запоминая свои ощущения.
  - Дина, это не просто браслеты, это физический якорь нашей Связи. Отныне, даже если нас разлучить, нас будет тянуть друг к другу, пока мы снова не воссоединимся. Помешать этому не может ни время, ни пространство. Так что отныне мы везде найдем друг друга.
  Коснувшись губ моей Связанной, я прошептал:
  - А теперь снимай это сногсшибательное платье, и идем купаться. Вода в реке поющая, хочешь послушать?
  Динино любопытство было соизмеримо только с ее непредсказуемостью - она тут же кинулась стягивать платье и в одном нижнем белье бросилась к воде.
  Стоит нырнуть в эту реку, и вместо непонятного гула и давления в ушах раздается потрясающей красоты мелодия. Мы долго - и вместе, и поодиночке - самозабвенно наслаждались этой водной музыкой, прежде чем выбраться на берег.
   Закутавшись в полотенце, Дина старательно отжимала воду из своих длинных волос, а я отошел на несколько шагов, чтобы нарвать ей букет айзалий. Время словно бы замерло для нас, отделив от всего остального мира в этом потрясающем месте.
  Но напрасно я так расслабился, забыв о враждебном нам окружении. Только благодаря натренированным рефлексам, заставившим меня резко податься назад, я на несколько миллиметров разминулся с летящим в меня клинком. Мгновенно перегруппировавшись, я развернулся в сторону нападавших, уже распознав там пятерых шаенгов. Вот и началось - бывшие соплеменники пытаются меня устранить. Совершая стремительные непредсказуемые рывки, я бросился вперед, одновременно взывая к их крови - с собой оружия не было, поэтому оставалось только положиться на физическую силу, навыки и магию. Кровь двоих отозвалась сразу и, захватив контроль над их телами, я обездвижил обоих.
  В это мгновение Дина увидела пятерых нападавших и вскрикнула. В прыжке я ухватил руки третьего и с силой рванул на себя, выдергивая оба плечевых сустава. Приземлившись позади рухнувшего на колени от боли воина, я резко дернулся в сторону, избегая удара сорга. Но прежде, чем я успел заняться оставшимися противниками, оба уже замерли, почувствовав прикосновение оружия к горлу. Это вызванный Диной Ригард решительно вмешался в бой. Тут же послышался и топот подбежавших шаенгов - брата, Киена и, что удивительно, пяти Стражей нашего Источника, в том числе и старшего.
  Быстро окружив кольцом пленённых шаенгов, Стражи мрачно осмотрели нас. Я грозно рыкнул, требуя не усердствовать, рассматривая Дину, завернутую в одно полотенце. Она же, совершенно не смущаясь, подошла к нашей группе и, коснувшись плеча Ригарда, сказала:
  - Спасибо! - и посмотрев на пленных, спросила: - Зачем вы напали? Тоже хотите стать Изгнанниками?
  Льдистоглазые шаенги хмуро молчали, уперев взгляды в землю. Тогда Ригард многозначительно закашлял, привлекая к себе внимание, и, вставив сорг в перевязь, закатал рукава. Намек все поняли. О его навыках рукопашного боя в нашем народе знали все. Один из шаенгов, переглянувшись с товарищами, соизволил пояснить:
  - Он не заслуживает этого. Почему мы не обрели Связанных, а Проклятый Изгой заполучил тебя? Нас бы не изгнали, это было бы лишь справедливое возмездие! - угрюмо бросил он, пожирая взглядом девушку.
  - Что с ними сделают? - Дина, нахмурившись, обратилась к Стражу.
  - Совет решит, - последовал лаконичный ответ.
  - Да уж, решит. Концепция 'напал - изгнан без суда и следствия' уже проверена на практике. Жалко мне их. Как воины несостоятельны - из-за спины, впятером, и то с безоружным не справились, - так еще и в личной жизни перспектив никаких...
  Дина буравила Стража взглядом:
  - А есть другие варианты наказания?
  По мере того, как Дина перечисляла их слабые стороны, окруженные шаенги все больше сникали. Ненависть и злость сменились стыдом и обреченностью. Мы же наоборот с возрастающим интересом слушали ее. Определенно, её взгляд на вещи всегда отличался совершенно новым восприятием любой ситуации.
  - Например? - Страж тоже заинтересованно внимал моей Связанной.
  - Ну, можно как-то связать их нерушимой магической клятвой и... отдать мне на воспитание что ли?
  Сказать, что нас, включая и напавших, изумило такое предложение, значило ничего не сказать.
  - А как Вы собираетесь их воспитывать? - недоуменно поинтересовался Страж.
  - Проведу воспитательную беседу, скажу 'ай-яй-яй' и отправлю с важным поручением, - оскалилась Дина.
  'Это она у Ригарда так улыбаться научилась?'
  Определённо, Старший Страж за сегодняшний день пережил потрясений больше, чем за всю предыдущую карьеру. Наконец, обдумав её слова и решившись, он кивнул и обратился к замершим нарушителям нашего уединения:
  - Вы готовы принести кровную клятву стихиями, обещая повиноваться этой Связанной, защищать ее до тех пор, пока она не сочтет вашу вину искупленной?
  Шаенги разом кивнули. Принеся клятву Дине, они были отпущены ею домой до завтра. После этого моя Связанная спокойно отошла к озеру, собираясь переодеться. Осознав это, присутствующие мужчины, следившие взглядом за каждым её движением, резко отвернулись. Я же посмеивался: то ли еще будет!
  Подобрал оброненную веточку, усыпанную цветами айзалии, и отправился помочь Связанной со сборами. Дина сложила платье в сумку, одела свой странный костюм и, принюхиваясь к цветам, направилась к городу. Ригард, Киен и Маартх со Стражами пристроились вокруг нее, а главный Страж, плавно приблизившись ко мне, прошептал:
  - Изгнанник, где ты встретил её? И... там еще есть?
  Тут у меня возникло ощущение, что все присутствующие шаенги немного повернулись в нашу сторону.
   - Она одна такая, - совершенно искренне ответил я.
  'По крайней мере - пока', - усмехнулся я своим мыслям.
  - Жаль, - очень искренне ответил Страж.
  
  Глава 18
  
  Дина
  Учитывая, что в итоге нападение обернулось хорошими последствиями, я решила не портить себе настроение от чудесного свидания с Нургхом мрачными мыслями. Очень 'удачно' эти провалившие Обряд льдистоглазые шаенги подвернулись, я как раз размышляла, кого бы привлечь к реализации своих планов.
   'Все! Завтра я начну создавать фундамент для моего будущего брачного бизнеса'.
  Я уже все дальнейшие планы обдумала, но сейчас банально хотелось спать. Я заметила, что меня все время клонило в сон, и надеялась, что дело в беременности. Надо подробнее на эту тему Зоель расспросить, а то я в вопросах произведения на свет потомства в этом мире вообще не сильна. Вот так, погрузившись в размышления, я и сама не заметила, как оказалась уже в башне.
  Попрощаться и уйти спать мне не дал Киен.
  - Дина, - задержал меня рубиновоглазый, протягивая что-то, - я хочу, чтобы ты и от меня приняла талисман вызова.
  Ох! Вот много мне хотелось сказать в ответ по поводу их далекоидущих планов, но сил уже не было и глаза закрывались сами собой. Поэтому я молча протянула ему свободное запястье, позволяя застегнуть цепочку уже с красным камешком.
  Нургх, видя, что я сейчас засну стоя, подхватил меня на руки и, кивнув остальным, направился в спальню.
  
  *****
  Проснулась опять поздно (да что ж это творится?), с наслаждением потянулась в теплой кровати и случайно задела рукой живот. Остатки сна как ветром сдуло! Я вскочила с кровати и подбежала к зеркалу: определенно на животе обозначилась приметная выпуклость.
  'Что, уже?'
  Я совсем растерялась. Надо было срочно искать Зоель. Быстро умывшись, одевшись и заплетя косу, я понеслась выяснять, кто где.
  Все нашлись на улице, на лужайке перед башней и фонтаном, все так же окруженном Стражами. Маартх и Зоель с детьми, Ригард и Киен, а так же большинство Стражей внимательно следили за боем Нургха и вчерашней пятерки. Как же я про них забыла! Надо было предупредить, чтобы рано не являлись. Хотя занятие им нашлось, да еще какое! Нургх даже не запыхался, в то время как со всех пятерых раздетых до пояса шаенгов пот лил ручьем.
  'Вот это я понимаю - активная тренировочка. А мой шаенг вне конкуренции!'
  Нургх, увернувшись сразу от двух выпадов, бросил на меня взгляд и улыбнулся.
  - И давно он их... го4няет? - поинтересовалась я, подойдя к Маартху.
  - Часа три. Они подошли сразу после завтрака.
  - Пощады еще не просят? - гордо уточнила я.
  - Так он без фанатизма, так, для поддержания боевого духа. Хотя я уже подумываю сам к нему в ученики напроситься, и, боюсь, буду выглядеть не лучше.
  - Да, - вмешался Ригард, - силен Нургх. Надо будет тоже с ним зарубиться.
  - Зоель, можно я тебя временно похищу? Хочу поговорить, - обратилась я к доргине.
  Улыбнувшись и вручив малыша папе, она шагнула к башне. Устроившись за столом с завтраком-обедом, я сразу перешла к делу:
  - Зоель, а сколько времени с зарождения до появления новой жизни проходит?
  - А ты ждешь?! Ой! Поздравляю! - Зоель порывисто обняла меня и озадачила ответом. - Три месяца, если все хорошо. Но рядом Киен, так что присмотрит за тобой.
  Три месяца? Три?! Вот интересно - и у меня так будет? Хотя... Я же не доргиня. Теперь понятно, почему изменения так стремительны. Сколько же тогда её малышу? Маартх говорил, что помогал Зоель с его рождением.
  - А сколько твоему младшему сейчас?
  - Уже третий месяц пошел! - гордо ответила молодая мама.
  Вот это да! Третий месяц? Я немало детей за время работы видела и меньше двух лет ему бы ни за что не дала. Видимо, шаенги развиваются и взрослеют быстрее.
  Я обратила внимание на связующий браслет на плече у Зоель, именно браслет, а не татуировку.
  - А почему у тебя так браслет выглядит? У меня он исчез.
  - Твой тоже может обратно возникнуть в материальном виде. Браслет сам решает, в каком состоянии ему быть. Единственное, что снять его, пока живы оба Связанных, невозможно.
  Открылась дверь, и вбежали оба мальчика, сопровождаемые Ригардом. Зоель с детьми ушла вглубь башни, а Ригард присел рядом:
  - Что за поручение ты хочешь дать кровникам? Хотя нет. Лучше скажи: оно связано с твоим видением о создании пар?
  - В общем, да. Если Нургх тебе не рассказывал, меня на территории Горда захватили торговцы живым товаром. Те доргини, что остались в Орбдухе, тоже были в плену. Я слышала разговор пиратов, когда они обсуждали, куда повезут всех похищенных девушек. Вот хочу отправить туда этих шаенгов - пусть разрушат это место, уничтожат пиратов и, возможно, им удастся спасти еще кого-нибудь.
  - Ты уверена, что шаенги справятся?
  - Ну, то, что они с Нургхом не справились, - не показатель. Доргов осилят наверняка. А вот с девушками, если они там будут, не справятся точно. Поэтому я хочу сначала отправить их с письмом к Сване и Киель, в котором попрошу доргинь последовать с ними. И на континенте они ориентируются, и освобожденных девушек успокоить смогут.
  - Уверен, Михст и Воорт пожелают доргинь сопровождать. Именно об этом я и хотел с тобой поговорить. Я уже сказал, что очень надеюсь, что твой подход будет способствовать появлению Связанных пар в нашем роду, поэтому хочу попросить тебя согласиться не только на присутствие Воорта и Михста, но и еще троих наших шаенгов, не прошедших Обряд.
  - Ригард, такая толпа шаенгов за пределами ваших городов напугает всех доргов. А если они спасут совсем мало девушек - это не вызовет конфликта?
  - Своим я дам четкие распоряжения, они их не нарушат! А что до девушек... Я даже не на это рассчитываю, просто увеличиваю вероятность встречи. Вспомни, как Маартх и Зоель познакомились. Да и просто понаблюдать за взаимоотношениями доргинь с их защитниками уже полезно для наших, поймут быстрее и начнут надеяться сами.
  Впечатлившись такой продуманной и заботливой позицией Ригарда, я согласно кивнула. Хороший глава рода будет!
  - И еще, Дина... эти пятеро твоих кровников... - шаенг замялся, но продолжил, - Один из них - сын Старейшины. Может быть, стоит подождать с поручением до решения Совета?
  Ого! Интересно, кого из них? Надеюсь, это не папочка надоумил его вместе с друзьями напасть на нас? Что-то мне все меньше и меньше верилось в объективность Совета. Отправят они нас на все четыре стороны.
  Я-то и в Орбдухе вполне обживусь, агентство открою, филиальную сеть разовью... А вот Нургх... Ему для нормального существования репутация нужна, а точнее - возвращение в род. Причем, принципиально в свой.
  Только я закончила с письмами в Орбдух и продумыванием инструкций для моей 'пятёрки', как пришел довольный Нургх.
  - Дина, я в купальню, а тебя внизу кровники ждут.
  - Ригард сказал, что один из них сын Мудрейшего. Не знаешь, какого?
  - Да, это Крахар, сын Старейшего Вихарда, он слева сидел на встрече. Я его помню немного, хотя он намного младше даже Маартха. Совсем они тут расслабились, тренируются плохо, навыков никаких.
  Ну, конечно! Сын этого злобного старичка! Да он меня живьем за него съест...
  - Вот пусть тебя оправдают и назад примут, так ты им быстро уровень поднимешь, - буркнула я, расстроенная новой информацией.
  - Да... - мечтательно протянул любимый. - Я б тут развернулся. А то скоро обычного дорга не осилят.
  - Ну, надеюсь, ты им пару приемчиков показал, так как я намерена их отправить уничтожить гнездо работорговцев.
  Нургх задумался.
  - Давай через пару дней. Я пока их еще поднатаскаю.
  Я согласно кивнула, думая, что через пару дней и нам наверняка придется убраться из города.
  - И, Дина, - уже приоткрыв дверь купальни, внезапно обернулся Нургх, - помнишь, я обещал рассказать тебе о нашей расе? Хочу позвать Знающего, он знает больше меня. Пригласим его сегодня?
  - Да-да, - я энергично закивала.
  Я и сама хотела узнать, как можно поговорить с этим заинтересовавшим меня шаенгом.
  Захватив письма, я спустилась в гостиную. Там, основательно вымотанные, на диванах сидели все пятеро вчерашних забияк. Немного в стороне, у окна, о чём-то сосредоточенно размышлял Киен. А может и общался с кем-то. Кто их поймет, этих шаенгов.
  - Связанная, - хором приветствовали меня кровники, сразу вскочив и поклонившись.
  - Так, - решительно приступила я, - зовите меня Дина. Давайте к столу присядем, вы будете есть и слушать, договорились?
  Все, озадаченно кивнув, последовали за мной. Обведя их взглядом, я спросила:
  - Кто из вас Крахар?
  Один из шаенгов несколько напряженно приподнял руку.
  - Тебя все, что я сейчас скажу, не касается. Не хочу вызвать ещё больше ненависти со стороны твоего отца, поэтому буду считать исполнением клятвы, если ты впредь обещаешь не совершать действий, направленных против Нургха.
   Шаенг угрюмо промолчал, не комментируя мое заявление. Приняв молчание за согласие, я приступила к разъяснениям. Подробно рассказав о пленении и услышанной от пиратов информации, я закончила:
  - Я хочу, чтоб туда-то вы и отправились. Надо ликвидировать этот рассадник жестокости и, по возможности, спасти всех девушек, которые там будут.
  Внимательно слушавшие шаенги при последних словах неуверенно переглянулись. После Обряда, когда каждый из них столкнулся с бьющейся в истерике доргиней, предпочевшей смерть любому контакту с ним, они опасались, что с этой частью задания не справятся. Я сразу решила их упокоить:
  - С вами отправятся две доргини из Орбдуха, они так же были в плену до того, как нас спас Нургх. С девушками будут общаться они, вам же надо будет только помогать им и защищать в пути. И их будут сопровождать несколько шаенгов из янтароглазых.
   - Дина, - внезапно вмешался в разговор Киен, - Горд находится на одном материке с городом моего рода. Им все равно придется пройти через наши пропускные ворота - не поплывут же они до другого материка на корабле. Я бы хотел, чтобы к этой группе присоединились и шаенги моего рода. Пусть тоже пятеро из не прошедших Обряд.
  'Да чтоб этих наследников обоих родов! Высказаться бы по поводу их инициативных замашек. И еще ко мне в зятья набиваются! Спрашивается - и надо мне оно? Такими темпами соберётся такая толпа шаенгов, что дорги решат, что это военная экспансия. А ведь где-то еще и четвертый род есть... тьфу-тьфу... не буду об этом, а то...'
  Мои размышления, видимо, фонили таким 'восторгом', что, не дожидаясь моего ответа, Киен категорично отрезал:
  - Иначе разрешение своим пропустить группу не дам.
  Язык мне просто жгло, но, помня о перспективном родстве, решила сдержаться. Я вымученно кивнула и была добита еще одним ценным указанием:
  - И чтобы хоть один в группе был целителем!
  Хотя вот эта мысль была здравая, пусть лучше и не один будет. Но я не удержалась от ответной инициативы:
  - Ну а ты тогда подготовь их заранее: расскажи, кто там у вас на материке водится и как с этим бороться, - мне припомнились зорги и прыгающие по пустыне зверюшки, - ну и как, и где прятаться, чтобы в глаза не бросаться всем скопом.
  Киен медленно кивнул в ответ и уже шаегам:
  - Завтра пообщаемся.
  Те в ответ как-то нервно передернулись. 'Ага! Не только меня они, эти наследники, бесят!'
  - Я не согласен с вашим решением, Дина, - неожиданно решил высказаться Крахар. - На задание я отправлюсь вместе со всеми! Это мое решение, и я от него не отступлю!
  Я мысленно застонала. Все, мы обречены. Старейшины нас не просто выгонят, а предварительно утопят в Источнике в назидание, а потом выгонят.
  - По поводу отца не переживайте, я с ним сам договорюсь. И... простите нас за нападение. Это только моя идея и моя вина.
  'Лучше бы перед Нургхом извинились', - мелькнула грустная мысль.
  - В принципе, это все, что я планировала вам рассказать. Так что дальше набирайтесь опыта и знаний от старших шаенгов, и как только Нургх сочтет вас готовыми, отправитесь, предварительно побывав в Орбдухе, - я вручила им письма для доргинь.
  - Да, он действительно очень силен и много знает, - смущенно отведя глаза, пробормотал один из моих кровников.
  И я с удивлением уловила в его словах и взглядах остальных уважение.
  
  Нургх
  Вмешательство Знающего на совете всё никак не давало мне покоя. Он был лучшим другом нашего отца, пользовался его доверием. А вдруг он знает причину, по которой отец напал на меня той ночью?
  Дина как-то предположила, что это был всплеск безумия. Сейчас, наблюдая за тем, что стало с нашими родами, я уже не считал эту мысль столь невероятной. Кто, как не самый близкий друг, мог бы заметить признаки этого недуга?
  Приведя себя в порядок после тренировки с кровниками Дины, я отправился к комнатам брата. Их семья была в полном сборе - Маартх и Зоель играли на ковре с детьми. Присев рядом и помогая старшему собирать головоломку, я между делом поинтересовался:
  - Знающий за время моего изгнания озвучивал какие-нибудь Видения?
  - Из того, что я слышал, - только одно. Он поведал его Старейшинам, после чего они его негласно объявили в опалу. О чем было Видение, никому не сообщали. С тех пор он очень редко выходит из своей башни. Так что его присутствие на вашем Совете удивило всех.
  - Маартх, для тебя доступ к Источнику не ограничивали. Свяжись со Знающим и попроси его о встрече от моего имени. Скажи - мы приглашаем его к нам или ждем разрешения посетить его.
  - Хорошо, брат.
  Я провел с семьей Маартха еще некоторое время, наслаждаясь каждым мгновением. Как же я ждал, когда и в мою жизнь придет подобное умиротворение. Я был рад, что он смог принять решение в пользу выбора Зоель, а не ожидания Зова и возможного прохождения Обряда. И тут мелькнула неожиданная мысль:
  - А кто отправил тебя с заданием к городу доргов?
  - Знающий.
  Дина мысленно позвала меня. Я откликнулся и сразу отправился к ней, застав в спальне. Дина интригующе мне подмигнула, потом обвила шею руками и поцеловала.
  - Ты моих кровников явно впечатлил, - радостно сообщила она. - Так, постепенно, большинство узнает тебя лучше и поймет, что ты не монстр, которым тебя выставляет Совет.
  Я пожал плечами. Что тут скажешь? Это все относительно. Но Дина на этом не остановилась:
  - И еще... Хочу тебе показать, что обнаружила сегодня, - Дина принялась стягивать платье и повернулась ко мне боком.
  Я отчетливо различил увеличившийся динин животик, и душу затопило счастьем и радостью. Да, у меня будет большая семья, я больше никогда не буду один - и это важнее любого мнения окружающих, любой репутации. 'В крайнем случае, осядем в Орбдухе', - решил я для себя в это мгновение.
  - Брат! Знающий принял приглашение. Скоро прибудет, - пришла мысль от Маартха.
  - Дина, скоро придет Знающий, его имя Гристн, - передал я информацию. - Предлагаю нам вместе отправиться на крышу башни. Отличное место для приятной беседы.
  Спустившись вниз, мы ждали совсем немного. Дина за это время успела напридумывать целый поднос деликатесов из своего мира.
  - Возьмем с собой на крышу, - пояснила она мне, - заодно и Знающего угостим.
  Динины блюда полюбились всем. Сегодня с утра, выйдя на тренировку с шаенгами, я обратил внимание, что на завтрак Стражи создали себе многое из того, что было в принесённой ею корзине. Про наше ближайшее окружение я и вовсе молчу. За столько веков привычная еда основательно приелась, и теперь все пользовались возможностью порадовать себя новыми блюдами.
  Знающий заявил о себе, осторожно постучав в дверь. Впустив его, я представил их с Диной друг другу и пригласил его присоединиться к нашей прогулке на крышу, а так же попробовать угощения моей Связанной. Оба предложения он одобрил и мы, прихватив поднос, направились к подъемнику.
  На крыше было очень уютно. Еще наша мама разбила здесь клумбы, среди которых стояли шезлонги и столик. Теплый вечерний ветерок приятно обдувал лица, а панорама города радовала глаз сочными красками, контрастируя с со льдами на горизонте. Устроившись в шезлонгах, мы принялись за сотворённое Диной угощение. Некоторое время стояла тишина, пока мы наслаждались едой и открывавшимся видом. Наконец Знающий несколько расслабленно протянул:
  - Как же давно я здесь не был... Спасибо, что пригласили меня, дали мне напоследок пережить эти ощущения снова, оживили почти забытые уже воспоминания. Раньше я часто бывал здесь с твоими родителями.
  - Да, многое изменилось. Моих родителей уже нет. Как нет и того покоя и умиротворения, что наполняли башню при их жизни. А их смерть все так же довлеет над жителями этой башни, да и не жителями тоже, - несколько угрюмо высказался я.
  - Покой и умиротворение, говоришь, царили, - усмехнулся старый шаенг. - Как все же интересно дети воспринимают окружающий их мир. Сколько я знал твоего отца, покоя он не ведал никогда. Всю жизнь пытался найти решение для нас. Он уже тогда понимал, что мы обречены. Не всем и не сразу дано осознать важность происходящего.
  - Видимо, это и довело его до безумия? - вопросительно уточнил я.
  - Безумия? - как-то иронично переспросил Знающий. - Вот уж в чем ты можешь быть уверен абсолютно, так это в разумности твоего отца. Готов поклясться чем угодно: до последнего вздоха он был абсолютно разумен.
  - Но тогда выходит... он действительно хотел убить меня? - я был потрясен и раздавлен этой мыслью.
  - Хотел бы - убил! Я с самого начала так считал. Ну какое сопротивление мог ты оказать ему тогда? Ему - сильнейшему воину и магу!
  - Но?..
  - Не знаю. И тогда не знал, и сейчас не понимаю, - грустно взглянул на меня Знающий. - Одно могу сказать точно: раз он так поступил, значит - был уверен в необходимости этого шага. Он ведь не только собой рискнул.
  Мы все растерянно замолчали. Ночь окончательно вступила в свои права, и по периметру внешней стены зажглись маленькие огоньки. Дина, задумчиво глядя на звездное небо, пощипывала свой любимый виноград и прислушивалась к нашему разговору.
  - А чем он занимался перед гибелью? Может быть, сказал или намекнул как-то? - уточнила она.
  - Мне он ничего не говорил, - покачал головой шаенг, - но я уверен, что он оставил тебе послание. Я думаю, оно в Источнике. И Старейшины так считают. А что до того, чем он занимался, то узнать об этом вы можете в месте прихода. Последние годы перед гибелью он почти ежедневно бывал там, изучая имеющиеся материалы и экспериментируя с магией.
  Заметив недоуменный взгляд Дины, я пояснил:
  - Гристн, Дина не знает о нашей расе. Я хотел попросить вас рассказать ей, вы знаете об этом больше меня.
  Задумавшись, Знающий пробежал взглядом по горящим огонькам:
  - О нашей расе мало известно даже нам, наши предки постарались уничтожить всю информацию. Мы, Дина, как и ты - пришли из другого мира. Почему, точно неизвестно. Мы знаем лишь, что нашем родном мире наш народ погибал. Пришла группа примерно из пятидесяти шаенгов; среди них было четыре женщины, но они вскоре погибли. Почему - мы так же не знаем. Этот мир нам подошел, мы смогли научиться взаимодействовать с его энергетическим каркасом, сродниться со стихиями. Это и позволило нам выжить. Первоначальной задачей, как мы предполагаем, было переждать здесь какое-то время и вернуться обратно. Но вернуться они уже не смогли. В чем причина неудачи - неизвестно.
  Выдохнув, Знающий о чем-то ненадолго задумался, собираясь с мыслями и продолжил:
  - Вот тогда и был установлен первый купол в месте прихода, основан первый город - Оайзир. Род сиреневоглазых - они хранители того места - так и живёт под тем куполом. Не сумев вернуться, наши предки направили все свои силы на то, чтобы закрепиться в этом мире. Все наши способности и возможности были сформированы и адаптированы под этот мир ими, они же создали магию Обряда, связующие браслеты и придумали ритуал призыва Жертв. Так называли девушек у доргов - шаенгов они воспринимали как богов. Со временем раса доргов развилась и поклонение переросло в страх и ненависть.
  Знающий опять вздохнул:
  - Практически всю информацию о себе, о своих магических экспериментах они уничтожили. Нами утеряны те знания и, надо полагать, мы утратили многие их ресурсы, в том числе возможность влиять на себя. И самое печальное, что мы, несмотря на все старания древних, стремительно катимся к жуткому концу. Твой отец понимал это еще тогда и ради вас, ради будущего для нашей расы, пытался найти выход. Чего он добился, неизвестно.
  - Знающий, а что вам подсказывают ваши собственные способности? Ведь вашей задачей всегда было направлять развитие нашего народа в нужном направлении, корректируя существующую действительность, - неуверенно добавил я.
  - Видения... Есть ли кому-нибудь дело до видений сейчас, когда раз за разом шаенги возвращаються без Связанных, впадают в ярость, терять разум... Ты полагаешь о таких Видениях хотят знать? - грустно глядя мне прямо в глаза, ответил Знающий.
  - Но... - я запнулся, подбирая слова, - неужели только это?
  - Да. За очень редким исключением - твой брат, например. Или есть, к примеру, еще одно... Я видел страшную бойню, где брат пойдет на брата, а Связанных и детей будут рвать на куски без жалости и милосердия... И так будет, если не придет глава рода, способный подчинить Источник себе, способный вернуть шаенгам надежду и веру в себя, удержав от массового падения. Но Совет обвинил меня в безумии и желании подорвать имеющийся уклад жизни. Кто он этот глава, и что станет этой надеждой - показано не было. Но вместо того, чтобы дать тебе возможность выяснить правду и проверить свои силы, они лишили тебя возможности пройти проверку. Кто знает, возможно, твой отец оставил сообщение, где указал на приемника? Ведь очень примечательно, что оба его сына смогли обрести Связанных. Старейшины сами настолько погрязли в своем закостенелом слепом преклонении традициям, что не видят изменения в мире, а мы, став его частью, должны меняться тоже. Они оплакивают своих живых еще сыновей, проваливших Обряд, и о того сильнее их ненависть к тебе, но при этом дать своим детям возможность на изменения они не хотят.
  - А про эту кровавую бойню кроме Старейшин вы рассказывали кому-нибудь? - вмешалась Дина.
  - Нет, зачем порождать панику?
  - Расскажите. Не все еще впали в безумие, и получить предупреждение будет нелишне.
  - Да, - заметил я, - в остальных родах, где есть глава, обстановка все же лучше.
  - Поэтому я боюсь за вас. Старейшины могут пойти на все.
  - Спасибо, что рассказали, - поблагодарила Дина. - Теперь многое становится мне понятнее.
  - Дина, мне бы хотелось сделать тебе подарок. Понимаю, что после моего рассказа вы захотите посетить род сиреневоглазых, желая узнать, над чем работал отец Нургха. Вот тебе мгновенный переход. Раздави сиреневую жемчужинку - и ты, и все живое, чего ты касаешься, окажется в Оайзире, городе сиреневоглазых, - Знающий протянул Дине серьгу с той самой жемчужиной.
  - Благодарю! - Дина тут же вдела её в ухо.
  Мы посидели еще немного, думая каждый о своем, а потом отправились вниз. Была уже глубокая ночь, когда мы попрощались со Знающим. Провожая его, мы вышли из башни. Возле Источника все так же находились Стражи.
  
  Глава 19
  
  Дина
  Как всегда пристальный и вдумчивый взгляд Главного Стража скользнул по нам, задержавшись ненадолго на сережке, которую подарил мне Гристн. Уже засыпая в уютных объятиях Нургха, я вдруг подумала:
  - Стражи же сообщат Совету о том, что к нам приходил Знающий!
  - М-м-м... не уверен... им поручили только оберегать Источник от контакта со мной, - сонно пробормотал Нургх.
  - Но Главный Страж так пристально вглядывался в подарок Гристна.
  -Ну, наверное, Лингранга просто удивило, что отец сделал подарок Связанной Изгнанника. Такие серьги делает только Знающий.
  - Отец?!
  - Дина, - его рука успокаивающе погладила моё бедро, - у всех в роду, помимо нас с братом, есть отцы. Лингранг же очень молод, он примерно ровесник Маартха. Думаю, даже Зов еще не получал.
  Я потрясенно замолкла. Как все тесно переплелось: сын Старейшины стал моим кровником; сын Знающего и лучшего друга отца Нургха - глава отряда защитников рода и наш основной противник в случае любого вооруженного конфликта с советом; про Ригарда и Киена, которые мало того, что оба наследники своих родов и друзья детства Нургха, так претендуют и вовсе стать частью нашей семьи, и говорить не приходилось. Клубок сплошных противоречий!
  
  *****
  Проснувшись на следующее утро, я еще долго валялась в кровати, ленясь встать. Хотелось накрыться одеялом и отгородиться от проблем этого мира, со скоростью лавины наступавших со всех сторон. Изредка сквозь приоткрытое окно до меня доносились отрывистые вскрики и лязг оружия - очередная тренировка моего 'десанта'.
  Я как раз раздумывала, чем бы сегодня заняться, когда услышала осторожный стук в двери и тихий голос Зоель:
  - Дина, ты проснулась?
  - Да, Зоель, входи, - отозвалась я.
  Доргиня плавно приоткрыла дверь, появляясь вместе с подносом, на котором стоял бокал с напитком и блюдце с булочками. Пристроив поднос на краешек стола возле кровати, она присела рядом.
  - Дина, сегодня утром Нургх рассказывал Маартху про вчерашнее посещение Знающего. Он сказал, что вы вскоре отправитесь в Оайзир на Литронию. Я жила на том континенте до встречи с Маартхом. Наше поселение - Рилд - в трех днях пути от купола шаенгов. Там осталась моя семья, и я очень переживаю за них. Отец и брат погибли во время охоты, мы с мамой и сестрами остались одни. А потом и я не вернулась из леса...
  Зоель грустно вздохнула и сцепила пальцы рук, прежде чем продолжить:
  - Они наверняка считают меня погибшей. Маартх обещал, что мы навестим их, но сейчас это невозможно. Вот я и хотела попросить тебя, если будет время, найти их и передать от меня письмо и подарки. Тебя, в отличие от шаенгов, они не испугаются. Им наверняка очень сложно одним.
  - Обязательно! Можешь быть уверена, что мы их найдем и поможем всем, что в наших силах, - я была рада отплатить Зоель за всю её доброту и заботу о нас. - Готовь письмо и подарки. Думаю, мы очень скоро отправимся туда.
  Если бы я знала насколько скоро!
  
  *****
  Оставшиеся до Совета дни пролетели стремительно. Я то спала, то гуляла по городу в окружении Ригарда, Киена и Нургха, то валялась на шезлонге на крыше, наслаждаясь теплом и спокойствием.
  В последний вечер накануне оглашения Советом решения произошло необычное событие. Когда вся наша большая компания была в гостиной башни и собиралась уже расходиться спать в преддверии сложного дня, в дверь решительно постучали.
  Маартх выглянул наружу и отступил, пропуская внутрь Главного Стража. Шаенг спокойно оглядел всех присутствовавших. На всех лицах читалось недоумение.
  - Нургх, - он впервые обратился по имени к моему шаенгу, - ты можешь пообщаться с Источником.
  Маартх опять кинулся к входной двери, Зоель и я одновременно вскочили с диванов. Только Нургх, Ригард и Киен все так же неподвижно вглядывались в Стража.
  - Это внезапное озарение Совета? - несколько презрительно уточнил Ригард.
  - Нет. Это только мое решение, - спокойно возразил Лингранг.
  Брови Ригарда удивленно приподнялись:
  - Нарушишь прямой приказ Старейшин? - прищурившись, спросил он.
  - Или это ловушка, чтобы с полным основанием напасть на Нургха без лишних свидетелей?! - яростно крикнул Маартх.
  - Зачем ты поступаешь так? - Нургх решительно шагнул к Стражу. - Последствия твоего поступка могут быть очень тяжёлыми, вплоть до изгнания. Хочешь оказаться на моем месте?
  Прежде чем ответить, Лингранг метнул взгляд на меня, а потом, прямо глядя в глаза Нургха, уверенно ответил:
  - Я наблюдал за тобой. И я уверен, что только ты достойный приемник главы рода. Я верю, что тебе хватит сил подчинить Источник и выяснить причину нападения твоего отца. Я знаю о Видении отца и уверен, что только настоящий глава сможет не допустить этого. Признаю тебя равным и достойным доверия.
  Нургх задумчиво разглядывал Стража несколько минут, а потом тяжело вздохнул и положил руку на плечо Лингранга:
  - Твое доверие много значит для меня, я благодарю за эту веру в мои возможности. Но я не могу принять твоего решения, разрушив тем самым твою судьбу, я слишком хорошо знаю, каково это. И это мое решение!
  Страж грустно вздохнул, опуская взгляд.
  - Они не примут тебя... - тихо, но отчетливо произнес он.
  - Я справлюсь с этим. Со своей стороны я обещаю тебе: если ты будешь нуждаться в моей помощи, просто попроси воды призвать меня. Я откликнусь на призыв и приду на помощь.
  Угрюмо кивнув, Лингранг повернулся к выходу.
  - У рода льдистоглазых, - нагнал его расслабленный голос Киена, - достойный Главный Страж, и это обнадеживает.
  Гостиную все покидали молча, было видно, что каждому хотелось попробовать его переубедить, но это было решение Нургха, и никто из нас не мог принять это решение за него.
  
  На следующее утро все встали рано, ожидая появления Стражей для сопровождения на Совет. Желания разговаривать ни у кого не было, все размышляли на тем, чего ждать от сегодняшнего дня, и каждый для себя решал, как к этому готовиться. Лично я на нервной почве натянула свой родной спортивный костюм и кроссовки, наплевав на все приличия. В нём мне было удобнее и спокойнее, чем в вычурном вечернем платье. Подумав, я и банную сумку перекинула через плечо -увереннее мне с ней как-то.
  Путь до башни Совета в этот раз показался мне крайне коротким. Я шла, опять окруженная своими шаенгами и Стражами. Только Маартха с нами не было. Нургх категорично запретил ему сопровождать нас сегодня. На сей раз никто не выкрикивал оскорбления, но горожане тоже спешили к башне Совета. Шагая рядом с Лингрангом, под впечатлением от его вчерашних действий я не удержалась от личного вопроса:
  - А Гристн видел, обретешь ли ты Связанную?
  Молодой шаенг немного нервно вздохнул, искоса взглянул на меня и еле слышно прошептал:
  - Он сказал лишь, что это зависит от тебя.
   'И как это понимать, интересно?' Но времени на расспросы не осталось, мы пришли.
  В этот раз внутри было значительно больше Стражей. Причем сегодня они отделяли нас и от Старейшин, практически окружив. Не успела я сделать и пары шагов, как натолкнулась на переполненный ненавистью взгляд Старейшины Вихарда. Моя пятерка кровников вчера вечером отправилась на задание, в её составе и сынок этого самого старейшины.
  'Вот и поговорил он с ним! Чувствуется, пользы мне от этого разговора будет примерно как костру от керосина'.
  Остановившись на прежнем месте, мы приготовились выслушать любой приговор. Я чувствовала, что Нургх, Ригард и Киен напряженно замерли вокруг меня, готовые оказать любое сопротивление. Их не смущало даже наличие в зале всего отряда Стражей. Лингранг тоже был рядом.
  Старейшины не спешили 'порадовать' своим решением. Они молча разглядывали нас, особенно меня. И это беспокоило. И как я не осматривалась, так и не заметила Знающего. Этот факт тоже не вселял оптимизма. Уже чувствовала, что день закончится пакованием вещей и оперативным выдворением нас за пределы купола.
  Наконец центральный Старейшина решил завершить затянувшуюся паузу и объявил:
  - Мы вынесли справедливое и единственно возможное в данных обстоятельствах решение, - пафосно начал он. - Изгнаннику не место среди нас. Деяние его столь серьёзно, что прощение ему недоступно. Но Связанную мы обязаны защитить. И наш род не оставит её, обречённую на жалкое существование с ним.
  'Это к чему он клонит?!' - возмутилась я.
  Нургх же и вовсе гневно зарычал. Старейшина, не обратив на него внимания и упиваясь собственным величием, продолжил:
  - Связанная и жизнь, которую она подарит, будут принадлежать нашему роду! Это станет не только залогом нашей поддержки и защиты для неё, но и компенсирует вред, нанесенный Изгнанником роду. Чтобы мы были уверены, что до появления новой жизни он не умрет, его временно заключат в антимагические оковы и запрут в специальной охраняемой башне. Как только новая жизнь благополучно появится, его снова изгонят. На сей раз цена его жизни будет в разы повышена. Мы должны избавиться от него.
  Меня охватил ужас: самое плохое, чего я могла ожидать, - что нам откажут в снятии с Нургха обвинений и попросят вон. Но плен! Да еще раздельный! А что случится, когда родятся детки, и вовсе представить было страшно! Их отберут, а Нургха уничтожат. Но ведь... и меня тогда вместе с ним. Это такой способ нашего устранения с максимальной выгодой для себя? Да еще какой выгодой, учитывая пол наших детей!
  Я почувствовала, как Ригард, Нургх и Киен рассредоточились вокруг меня, выхватив сорги. Глаза всех троих пылали ярко-алым.
  - Старейшины, если кто-нибудь посмеет прикоснуться к этой паре, я гарантирую вам войну! - Ригард был в бешенстве.
  - А что до наследников, то после их гибели мы сообщим обоим родам о том, что Проклятый Изгнанник, обезумев, напал на них и уничтожил собственными руками, - скорбно вздохнув, возвестил другой Мудрейший. - Полагаю, ваши сородичи пожелают сами поймать его.
  Взглянув на Совет, я увидела лишь довольные лица. Для нас тут не было надежды на понимание, нас хотели уничтожить и не скрывали этого. Мило улыбнувшись мне, всё тот же противный шаенг - папочка Крахара - скомандовал Стражам:
  - Захватить их! Изгнанника и его Связанную постараться взять живыми.
  Все! Как бы ни были сильны мои защитники, но их всего трое, а Стражей было значительно больше. Вот она бойня! Пока только для нас. Прежде, чем первые Стражи кинулись к нам, я внезапно встретилась глазами с Лингрангом. Он явно пытался что-то передать мне. Постаравшись взять себя в руки, я сосредоточила на нем взгляд. Главный Страж медленно поднял руку и коснулся уха, заправив за него прядь волос.
  'Он что, спятил? У меня волосы из косы торчат? Не до прически сейчас!'
  И вдруг меня осенило: ухо! Серьга мгновенного переноса!
  'Мы спасены!'
  - Быстро все хватайтесь за меня, - закричала я, протягивая руку к уху и наблюдая за тем, как на нас летит волна вооруженных Стражей. Еще миг - и мы не успеем. Резко сжав жемчужину, я провалилась в темноту. В последнее мгновение мне показалось, что я увидела толпу янтароглазых, хлынувшую в зал, и среди них мне даже почудился Соордж. Привидится же такое!
  Потом все пропало.
  
  Нургх
  С утра, оставив Дину сладко сопеть в постели, я отправился на поиски Маартха. Видение Знающего не выходило из головы. Как Старейшины могли так отнестись к нему? Ведь все знали, что Знающие никогда не ошибаются. В этом и смысл их таланта - предупреждать наш народ обо всех бедах, чтобы успеть предотвратить их. Брат вместе с Ригардом и Зоель завтракал в гостиной. Рассказав им о Видении, я попросил Ригарда снабдить Маартха и Зоель жемчужинами быстрого переноса, настроенными на нашу башню в Орбдухе.
  - И если только что-то начнется, хоть малейший намек на агрессию или всеобщее безумие, сразу хватайте детей и переноситесь, - с металлом в голосе произнес я.
  - Да, брат.
  Зоель принесла две подвески, в каждую из которых они вложили по жемчужине янтарного цвета и одели на себя.
  Вскоре на тренировку явились и кровники Дины. Совместными усилиями их удалось достаточно неплохо подготовить к заданию моей Связанной. Сегодня вечером им предстояло отправиться в Орбдух на встречу с нашими доргинями и янтароглазыми шаенгами, которые присоединятся к ним. Сегодня мы вместе повторили все детали разработанного плана, а так же несколько вариантов его изменения под влиянием обстоятельств. Оставалось только надеяться, что они успешно со всем справятся. Четверо шаенгов сразу же нас покинули нас, а Крахар задержался:
  - М-м-м... - он явно не знал, с чего начать. - Сегодня я попытался предупредить отца о своем отсутствии, но он отреагировал крайне сурово... Я бы даже сказал - неадекватно... Мне начинает порой казаться, что он не в себе. Поэтому будьте осторожны и берегите Дину.
  Я хорошо ощущал его искренность и беспокойство, поэтому кивнул, обещая:
  - Обязательно!
  Шаенг всё так же стоял на месте и неуверенно переминаясь с ноги на ногу, наконец решился:
  - Простите меня за нападение. Я уверен, что Вы не намеренно совершили преступление. Верю вам и признаю равным! - на одном дыхании протараторил он.
  Я был смущён и потрясён чувствами этого, по сути, еще мальчика. Не найдя подходящих слов для ответа, я кивнул, принимая его решение. Шаенг поклонился мне и вышел. Это все Дина, под её, порой неосознанным влиянием, наши заледеневшие сердца начинали оттаивать. Это затронуло всех шаенгов вокруг нас.
  Хотя сейчас было не до сантиментов. Грядущий Совет вызывал все больше и больше опасений. В первую очередь меня беспокоило то, как Мудрейшие распорядятся Связанной. Мысленно обратившись к Киену, который уже осматривал окрестности, я попросил его с утра, до того, как за нами отправят Стражей, понаблюдать за башней Совета. Он как целитель в совершенстве обладал умением экранироваться, это позволяло становиться незаметным в любой толпе. В остальном нам оставалось только готовиться к любой развязке.
  Утром, едва мы с Диной спустились вниз, от Киена пришла мысль:
  - Абсолютно всех Стражей рода собрали в башне. Старейшины готовятся к захвату.
  - Передай это Ригарду, и пусть он Соорджу сообщит, что его тут планируют атаковать.
  - Уже. Я и с отцом связался. Пусть Старейшины получат сразу два посольства. Хорошо, что главам родов не нужно одобрение на запрос о посещении.
  - Маартх, - уже вслух добавил я,- сегодня ты с нами не пойдешь. Это может быть опасно, а рисковать твоей семьей нельзя. В случае чего, воспользуйтесь переносом.
  Пока мы шли к башне Совета, я ощущал растерянность и беспокойство некоторых Стражей. Да, столь явное непорядочное поведение Мудрейшим не простят. Задумываются ли они о том, что станет с родом, если взбунтуются или его покинут сильнейшие воины? Да, они повинуются приказам Совета, но... Может наступить момент, когда они примут решение не подчиняться. И вчерашнее предложение Главного Стража тому пример. Я очень надеялся, что Совет отнесется к нам объективно, сталкивать воинов из разных родов мне совсем не хотелось. Призыв глав был отчаянной мерой.
  Надеждам моим не суждено было оправдаться, это сразу стало понятно по тому торжеству и злорадству, что излучали Старейшины. Речь же одного из них меня просто взбесила. Отобрать мою семью я никому не позволю! Как же они отвратительны: заставить нас убивать друг друга в угоду их жалкому властолюбию. Убийство себеподобных противоречит нашей природе, это заложено в нашей крови. Но нам придется оказать сопротивление, чтобы продержаться до прихода глав. И вряд ли при таком количестве нападающих нам удастся обойтись без жертв. С таким Советом род исчезнет однозначно.
  Я слишком поздно понял, что мы не приняли в расчет Дину. Когда она крикнула, чтобы мы хватались за неё, у меня в голове сразу мелькнуло - серьга! Но остановить я её уже не успел. Обхватив её свободной рукой за талию, я только успел открыть рот, чтобы крикнуть 'Остановись!', но Дина уже раздавила жемчужину. Киен схватил её за руку, а Ригард, как-то невероятно извернувшись, успел уцепиться за ногу прежде, чем нас всех куда-то швырнуло в абсолютной темноте. И кто только настраивал этот перенос? Приземлившись на ноги, я быстро подхватил Дину, не давая ей упасть. Она не подавала никаких признаков жизни! Не задумываясь о том, куда нас занесло, в тусклом свете, который давали мигавшие где-то наверху странные огоньки, я принялся судорожно нащупывать её пульс.
  - Киен! - не своим голосом вскрикнул я. - Дина! С ней что-то...
  Договорить я не успел, так как целитель, резко оттолкнув меня, наклонился над нею со светящимися магией ладонями.
  - Уф-ф, с ней всё нормально, это обморок, просто глубокий. Сейчас придёт в себя, - успокоил Киен через несколько минут.
  Ригард тоже расслабился после его слов, но потом вновь напрягся:
  - Куда был настроен этот перенос?
  - Вроде в Оайзир к сиреневоглазым.
  - Бывал я у них как-то, но такого местечка мне там не попадалось.
  Место и действительно поражало воображение. В первую очередь размерами. Рассмотреть что-то в этом тусклом освещении было невозможно, но, судя по тому, как разносился каждый звук, потолок и стены были крайне далеко. Здесь было пыльно, и воздух какой-то застоялый. Вокруг высились огромные металлические каркасы. Ничего живого не ощущалось.
  'Где мы?'
  Тут Дина зашевелилась, и все склонились к ней, пытаясь помочь подняться.
  - Ой, так мне это не снится? Мы что, в подземелье? - удивила она нас первыми вопросами.
  - Дина, ты напрасно истратила перенос, мы ждали, когда присоединятся шаенги из других родов.
  - Значит Соордж мне не показался... Вот незадача, это я с перепугу. И что там у них будет!
  - Да, учитывая, что мы исчезли прямо из-под носа Старейшин да еще и на глазах отца, можно предположить там грандиозный скандал, - усмехнулся Ригард.
  - Лучше революцию, - мстительно сказала Дина. - Пора снять с Совета их полномочия и устроить переворот.
  - Вот этим и займемся, - ехидно ответил Ригард, - как только сами выберемся. Знать бы еще откуда?
  
  Глава 20
  
  Дина
  Мне снилось, что я в темноте бегу по какому-то холодному и пыльному бесконечному коридору, а голос, звучащий, кажется, сразу отовсюду, всё зовет и зовет меня: 'Найди меня. Ты должна помочь им'.
  Вдруг все пропало, и я очнулась.
  'Где я?'
  Нургх рядом, обнимает. Вот Ригард и Киен, оба смотрят встревоженно. Ах да, я же нас заслала в местное тридевятое царство. Мрачноватое оно какое-то, однако.
  - А давайте тут осмотримся, - предложила я.
  На меня посмотрели как-то... Нехорошо, в общем. Видимо, день сегодня не мой, вот что значит - рано встала!
  Тут я наконец-то собралась с мыслями и огляделась. Появилось ощущение, что что-то подобное я уже видела - большое, тёмное, продуваемое ветрами и заставленное всем, чем только можно. Я пошла вперед и уткнулась в какую-то махину, задрав голову, попыталась её рассмотреть. Она отдалённо напоминала первую модель ЭВМ.
  - Что же это за громадины такие? - озвучил общее недоумение Киен.
  - Это машины, - на автомате ответила я.
  И тут же замерла. Нигде в этом мире мне настолько высокотехнологичных механизмов ещё не попадалось. Да и не было в них нужды, когда магия есть.
  - А мы в каком мире? - напуганная страшной мыслью, уточнила я у Нургха шепотом.
  Услышали всё, и опять на меня та-а-ак посмотрели.
  - Дина, мир всё тот же, мой, я ощущаю его энергетическое поле, - один Нургх меня понял.
  - А связаться мысленно с кем-нибудь можно?
  - Не получается, что-то экранирует наши мысли, - теперь ответил Киен.
  - Будем искать выход сами, как-то же сюда всё это доставили.
  Мы разбрелись в разные стороны, Нургх держался рядом со мной. Между нами мысленное общение не пропало.
  - Это очень скверно, что я так сломала все ваши планы? - беспокойство из-за того, что я отправила нас неизвестно куда, меня не покидало.
  - Я вот всё думаю, почему Знающий подарил тебе серьгу. Его и на Совете-то не было... Думаю, это судьба, а обижаться на судьбу смысла нет. Зачем-то нам надо было попасть сюда, где бы это 'сюда' не находилось, - успокоил меня мой шаенг.
  Тут мы услышали радостный вскрик Ригарда:
  - Кажется, какой-то выход!..
  Мы все собрались возле тёмного отверстия - вроде бы тут начинался коридор. Вопрос был в том, как идти в темноте. Магические светляки здесь почему-то не срабатывали, но наша мысленная связь с Нургхом работала - странно это.
  'Где же мы?'
  И тут меня осенило - в зале же было освещение, пусть и слабое. Но это лучше, чем ничего.
  - Надо поискать, может быть, есть какие-нибудь кнопки или рычаги, которые включают освещение в проходе, - предложила я.
  Последующие полчаса мы вчетвером тщательно обследовали каждый сантиметр стены, но, увы, ничего похожего не нашли. Либо мы как-то не так их себе представляем, либо свет зажигается другим способом. В отчаянии я совершенно расстроилась, чувствуя свою вину, захотелось со злости от всей души топнуть ногой и сказать: 'Свет, да зажигайся уже!'. И свет зажегся. Впереди мы увидели длинный коридор, освещаемый цепочкой маленьких огоньков. Я испуганно замерла, пытаясь осознать произошедшее: 'Совпадение? Или нет?'
  Первым пошёл Киен, мы нерешительно последовали за ним.
  'Сказать или нет?'
  Меня терзала неуверенность: а вдруг все же совпадение? Хороша я буду, если разведу тут сейчас панику-истерику, и так неприятностей хватает. Решила молчать.
  Мы достаточно быстро продвигались вперед. Коридор ничем примечательным не отличался - довольно широкий, обшитый каким-то металлом, такой же пыльный, как и зал, который мы покинули.
  - Похоже, здесь давно никто не бывал, - озвучил общее впечатление Ригард.
  'Лучше бы и нам тут не бывать', - подумалось мне. Настроение было отвратительным. Осознание того факта, что я не только лишила своих шаенгов возможности вывести Совет на чистую воду, но еще и забросила нас неизвестно куда, воодушевления не прибавляло. Да еще и аппетит разыгрался не на шутку. С утра перед встречей кусок в горло не лез, зато сейчас - есть хотелось за троих. Сообщать об этом своим спустикам я не стала - только переживать будут. Да и где они мне тут еду достанут? Размышляя таким образом, я подумала: 'Где взять еду?' И тут... Не знаю, как и почему, но я поняла, что знаю, где нам ее взять!
  - Стойте! - нервно выкрикнула я.
  Шаенги мгновенно развернулись, хватаясь за сорги. Я же, не обращая на них внимания, полностью сосредоточилась на своих ощущениях и, прикрыв глаза и выставив вперед руки, направилась туда, куда меня тянуло со страшной силой. Рука уткнулась в стену и продолжила двигаться по ней, что-то нащупывая. Наконец я ощутила незаметную на вид прямоугольную пластину и уверенно надавила на неё.
  'Надеюсь, мы никуда не провалимся!'
  Раздался щелчок, и часть стены плавно утекла куда-то в потолок. Мы с удивлением увидели в образовавшемся отверстии небольшое помещение, оборудованное чем-то похожим на кухонную мебель. Гладкие узкие лавочки-выступы тянулись вдоль стен, между ними стоял такой же узкий длинный стол. Я осторожно протиснулась между столом и лавочкой, продвигаясь к противоположной от нас стене, там уверенно нащупала ещё одну пластину и нажала на неё. Из стены выдвинулась прозрачная емкость с небольшими, примерно с куриное яйцо, шариками чего-то мягкого. Под ёмкостью была стопочка прямоугольных пластин и необычные двузубые вилки. Осторожно подцепив этой вилкой шарик, я отложила его на пластинку. Глядя на него, представила греческий салат. Миг - и шарик превратился в мою любимую лимонную тарелку, полную салата. А вот и прототип 'кулинарных яблочек'! Обернувшись к шаенгам, я радостно объявила:
  - Предлагаю всем подкрепиться!
  Все трое уставились на меня с совершенно нездоровым интересом, явно желая допросить меня с особым пристрастием. Молчали они, видимо, лишь потому, что пока не решили, с какого вопроса стоит начать.
  - Сама ничего не понимаю, - решила я облегчить их задачу. - Я просто словно была тут уже. Но при этом я точно уверена, что тут не была никогда!
  Шаенги, так и не решившись прокомментировать моё заявление, по очереди подходили к ёмкости с шариками, представляя еду. Вскоре мы уже обедали.
  - Дина, и что дальше? - спросил Нургх.
  Киен и Ригард тоже вопросительно на меня уставились.
  - Не знаю, - грустно вздохнула я в ответ, - может быть, стоит отдохнуть и завтра на свежую голову решить? Голодная смерть нам теперь точно не грозит.
  - Спать здесь будем? - поморщившись, уточнил Ригард.
  - Рядом, - уверенно ответила я.
  Быстрее всех покончив с едой, я снова вышла в коридор и уже уверенно пошарила рукой по стене. Рука ожидаемо коснулась панели. На сей раз за дверью оказалось помещение с большим и гладким выступом-кроватью, следом я открыла ещё одну подобную 'спальню'. Разместиться решили в обеих комнатах - мы с Нургхом в одной, шаенги в другой. Посовещавшись, мужчины решили не спать все одновременно, а дежурить по очереди в коридоре. Первым вызвался Киен.
  Меня же просто невыносимо клонило в сон. Сказались и все переживания сегодняшнего дня, и туманность будущего. Отдых мне был нужен как воздух. Увы, где тут находились матрасы или перины, я не представляла, поэтому пришлось устраиваться прямо на жесткой поверхности. Нургх осторожно притянул меня, пристроив сверху, - так мне было достаточно удобно. Уже погружаясь в сон, я отметила, что в другой руке он сжимал сорг.
  
  *****
  Внезапно я проснулась от ощущения, что меня кто-то касается. Открыв глаза, я осторожно осмотрелась: кроме меня и Нургха в комнате никого не было. Благо, освещение так никуда и не пропало. Было тихо, лишь спокойное дыхание крепко спавшего шаенга доносилось до меня. Он действительно спал, в этот раз меня разбудил вовсе не изменившийся ритм его сердца. И больше никого не было!
  Я осторожно высвободилась из объятий, каждый миг ожидая пробуждения Нургха. Но сон его оставался таким же крепким и размеренным. Мне же было страшно, и причина своего страха я понять не могла. Решив пока не будить Нургха, я выскользнула в коридор, рассчитывая присоединиться к 'часовому', чья очередь караулить была сейчас. Ригард действительно был там. Но он тоже спал. Стоя! Он привалился к стене, грудь его плавно вздымалась и опадала.
  'Что происходит?'
  Я было потянулась к шаенгу с намерением разбудить, но вдруг отчетливо услышала голос:
  - Иди ко мне, - уверенно звал он.
  Мои волосы от ужаса встали над головой. Для моральной поддержки я вытянула из сапога янтароглазого местную разновидность кинжала - длинный острый шип на круглой ручке.
  'Что же делать?'
  Но в душе крепла уверенность, что я должна идти.
  
  Нургх
  Проснувшись, я осознал, что Дины нет, и оцепенел от ужаса. Продолжая чувствовать её через связующие браслеты, я точно знал, что она жива, но определить направление не могу - она ощущалась как-то со всех сторон одновременно. Меня прошиб холодный пот: как же я смог допустить ее исчезновение? Я резко вскочил и услышал еще два одновременных вскрика. Бросившись к выходу, столкнулся в коридоре с Ригардом и Киеном.
  - Что это было? - встревожено спросил Ригард.
  - Где Дина? - вторил ему Киен.
  - Не знаю. Ригард, а почему ты не видел, как Дина исчезла? - рявкнул я в ответ.
  Ригард растерянно замолчал. Киен протянул к нему светящиеся магией ладони и вскоре пояснил:
  - Это был соматический блок, нас заставили крепко спать. Ригард не виноват. Но кто его поставил? Никого живого не ощущается...
  Целитель, прикрыв глаза, принялся сканировать доступное пространство. Я занимался тем же.
  - Исчез мой ньял, - заметил вдруг Ридард, - он всегда торчит из сапога.
  Меня трясло от беспокойства, казалось, что мы теряем драгоценное время, рассуждая здесь, вместо того, чтобы броситься на поиски Дины. Все это время я отчаянно звал её мысленно, но ответа так и не дождался.
  - Разделимся! Я пойду вперед по коридору, вы - назад в зал! Необходимо ее найти!
  Я и сам не верил, что наши поиски дадут результат. Киен был прав - все органы чувств подсказывали, что кроме нас рядом нет никого живого. Отбросив рассуждения, я кинулся вперед, вглядываясь, прислушиваясь и принюхиваясь, чтобы не пропустить ни малейшего намёка на присутствие моей Связанной. Но ничего не указывало на то, что она прошла здесь. Моё движение вперед остановила глухая стена, завершавшая этот коридор. Сколько я не ощупывал её по примеру Дины, но никаких пластин для открывания так и не нашел.
  Разозленный и снедаемый страхом, я вернулся назад к месту ночёвки. Лишь одно удерживало от безумия, гневной волной готового накрыть меня, - браслет все так же оставался на мне, значит, она жива! В коридоре, в том же месте, где мы расстались, прямо на полу, сдавив виски руками и сощурив глаза, сидел Киен. Ригарда нигде не было видно.
  - Где Ригард? Вы осмотрели зал?
  - Он ушел один, - как-то с усилием прошептал целитель.
  - А ты почему... - начал было я, но потом, не договорив, побежал в сторону зала, откуда мы пришли.
  Навстречу уже шел Ригард. Один. Неужели и от меня веет такой жуткой паникой? Мы вернулись к исходному месту, предстояло решить, что делать дальше.
  - Киен, что с тобой? - Ригард остановился при виде скрючившегося у стены шаенга.
  В ответ целитесь медленно приподнял голову и, распахнув мутные, полные боли глаза, посмотрел на нас:
  - Пытаюсь не терять связь с ребенком. Очень трудно, но временами получается пробиваться. Это не магия, связь аур на энергетическом уровне, поэтому её не так-то просто заблокировать. Но тут... Ощущение такое, что Дина закрыта сплошным экранным полем, поэтому очень тяжело поддерживать контакт.
  - Твоя аура связана с её?.. - потрясенно прошептал Ригард, не отводя взгляда от друга, - Но... это значит...
  - С одной из них, - бросив на меня вопросительный взгляд, пояснил Киен быстро.
  - Две? Две девочки... Не представляю... - шокировано бормотал Ригард. - Если мы не найдем её и не спасем их, не имеет смысла и возвращаться.
  - Какие ощущения от ауры ребёнка? Можно что-то предположить о том, что с ними происходит? - с затаенной надеждой спросил я, отмахнувшись от рефлексии Ригарда.
  - Надо ждать. От неё идут импульсы спокойствия и уверенности - полагаю, это означает, что маме ничего не угрожает. Это все, что я могу почувствовать.
  Мы с некоторой долей восхищения смотрели на целителя: вот это мощь!
  Все же спокойно ждать я был не в состоянии, слова Киена несколько успокоили меня, но до окончательной веры в благополучное возвращение Дины я был далек. Мы с Ригардом начали обследовать стены коридора, пытаясь найти панели, а за ними и другие помещения. Вдруг Дина в одном из них, раз её окражает экранирующее поле и расстояние до неё определить невозможно. Она может быть и совсем рядом, даже за соседней стеной! Эта мысль подстегнула и заставила до конца дня тщательно ощупывать каждый кусок стены ненавистного мне уже коридора! Но, то ли мы были совершенно неудачливы, то ли Дине помогало что-то сверхъестественное, нам не удалось обнаружить ничего. К тому же всё время, что мы там копошились, меня не покидало ощущение, что за нами наблюдают. При этом ничего живого рядом мы так и не чувствовали, а я бы не дожил до сего дня, если бы не доверял своим ощущениям. Мой внутренний инстинкт упорно твердил об опасности нахождения тут.
  Мы периодически обращались к Киену, и он всё так же продолжал обнадеживать нас. Мы не ели целый день, и даже мысль о еде лично у меня вызывала спазм. Дина наверняка тоже голодна. От безнадежности хотелось просто крушить всё вокруг, но я понимал, что это признак подступающего безумия. Потерять Дину для меня значило потерять смысл жизни, само желание жить. Скованный страхом за жизнь Связанной, боязнью не найти её, я в отчаянии опустился рядом с Киеном. Он давал мне последнюю надежду. Обхватив колени руками, я изо всех сил мысленно призывал Дину...
  Внезапно мы оба с Киеном вздрогнули, и я почувствовал её! Услышал мысленный голос, безумно усталый, но такой родной:
  - Я иду, не волнуйся.
  Вскочив, я принялся озираться по сторонам, пытаясь понять, откуда её ожидать. Киен и Ригард напряженно наблюдали за мной.
  - Она отозвалась, сказала - идет, - пояснил я.
  На звук отъезжающей панели прямо напротив нас мы отреагировали стремительными взмахами соргов. Но это оказалась Дина! Выглядела она жутковато - лицо настолько бледное, что казалось серым, глаза ввалились, а в них - ужас и страдание. Опираясь на стену, она шагнула к нам, и буквально рухнула мне на руки.
  - Все потом, я в порядке. Знаю, где выход, завтра уйдем. А сейчас - спать, - невнятно пробормотала Дина и уснула прямо на моих руках.
  Я отнёс её в спальню и переложил на выступ, на котором мы спали. Скатав свою куртку, подложил ей под голову, а её банным полотенцем укрыл сверху. Руки немного подрагивали, мне всё еще не верилось, что она благополучно вернулась.
  - Можешь понять, что с нею? - спросил я целителя.
  Киен, который выглядел не многим лучше Дины, сразу согласно шагнул из коридора, из которого они с Ригардом наблюдали за моими действиями. Поднеся светящиеся ладони к Дине, Киен ненадолго замолк.
  - Она здорова, дети тоже в порядке. Но очень сильное умственное и физическое истощение - она пережила глубокое потрясение. Я сейчас постараюсь её подкачать энергией, за ночь она немного восстановится.
  Всех нас мучил вопрос - что же случилось с ней? И где она была? Стена за её спиной сразу закрылась и мы не рассмотрели, что там было. Переглянувшись, мы решили сегодня не спать все вместе. Так вероятность не заснуть была больше. Да и пережить повторение сегодняшнего кошмара не хотелось.
  По одному сходив за едой, мы расселись у стены вдоль ложа Дины, боясь выпустить её из вида даже на мгновение. Её явно мучили кошмары - она металась под полотенцем, что-то неразборчиво бормотала. Я смог разобрать только несколько слов: 'уничтожены', 'убийца расы', 'сандарелл' и 'война'. Определенно, услышанное оптимизма не внушало. По-видимому, тут все же есть кто-то настолько сильный, что может полностью экранироваться от нашего восприятия. От такой возможности становилось жутко. И именно с этим кем-то встречалась моя Связанная. Наконец Киен приподнялся и положил светящуюся ладонь на лоб, Дина сразу расслабилась и дальше уже спокойно засопела.
  Не знаю, сколько часов мы так просидели, но ощущение чужого присутствия не покидало меня ни на миг. При этом, как я ни старался, определить источник беспокойства не выходило.
  'Надо выбираться отсюда! А потом вернуться сюда уже без Дины'.
   Это вернуло меня к мыслям о Гристне.
  - А почему Знающего не было на Совете? - мысленно обратился я к шаенгам.
  - Он накануне ночью покинул наш мир. Я слышал разговоры об этом, когда рано утром наблюдал за башней, - пояснил Киен.
  Я был потрясен. Казалось, только вчера мы с ним говорили на крыше... Да, он был на грани, это чувствовалось, но я как-то совсем не ожидал, что это будет наша последняя встреча. Жалко Лингранга.
  И последнее, что сделал Знающий - подарил Дине серьгу, что перенесла нас сюда. Что же он знал? И что мы должны сделать? И мы ли? Возможно, именно Дина должна была сюда попасть - ведь исчезла она одна, только на неё не подействовал внушённый сон. Да и в том, что мы находимся в Ойазире, я уже не был уверен.
  Какие цели преследовал Знающий, даря Дине эту серьгу, уже не узнать, но Дина, проснувшись, даст ответы хотя бы на часть вопросов. Хорошо уже то, что теперь ей известно, как отсюда выбраться. Надеюсь, цена этого знания была не запредельной. Хотя, учитывая состояние моей Связанной при возвращении, это вызывало сомнения. Я ненавидел собственную беспомощность, но ничего другого не оставалось. Только ждать.
  
  *****
  Дина проснулась спустя сутки после странного возвращения. Открыла глаза, посмотрела на нас и с грустной улыбкой сказала:
  - Готова съесть любого из вас.
  Ригард и Киен сразу же вскочили и быстро направились в кухню. Я моей Связанной подняться. Выглядела Дина, несмотря на длительный сон, уставшей. Серость с лица сошла, но она оставалась слишком бледной. А глаза... Я с первого взгляда заметил на белом фоне маленькие кровавые разводы - разрывы капилляров. Что за громадное напряжение могло иметь такие последствия?
  - Дина, что с тобой случилось?
  - В смысле? - недоуменно спросила Дина, прекратив растирать затекшие плечи.
  Я застыл, неверяще глядя на неё.
  - Ты помнишь, как пропала ночью и где была?
  Теперь уже Дина смотрела на меня в немом потрясении:
  - Как пропала ночью? О чем ты? Я же здесь! А вчера мы нашли эту комнатку и вдвоем уснули.
  Вернувшиеся шаенги растерянно слушали её. Мы переглянулись. Ригард молча передал Дине тарелку с салатом и блюдце с булками, а Киен большую кружку с её любимым кефиром.
  - Дина, это было двое суток назад. Мы, проснувшись, обнаружили, что тебя нет, стали искать. Безуспешно. Ты появилась из открывшегося прохода сутки назад и сразу заснула. Мы очень испугались. Ты совсем ничего не помнишь? - меня переполняло отчаяние, а тревога за будущее грозила перерасти в панику.
  - Мне снились странные сны... - задумчиво протянула моя Связанная.
  - Какие? - мы все насторожились.
  - Это даже не объяснить... Я толком и сама не помню, какое-то неуловимое ощущение невообразимо прекрасного и ужасающего одновременно. Так странно!
  Мы разочарованно выдохнули.
  - Когда ты вернулась, то сказала, что знаешь, где выход, - Ригард вопросительно смотрел на Дину.
  - Я?! Нет не зна... Ой, знаю! - Дина, прекратив есть, сжала виски руками. - Как это странно... Я вдруг поняла, что знаю. Что происходит?
  Дина недоуменно смотрела на нас, ожидая объяснений. Тут мне почему-то вспомнились слова Знающего, когда он сказал, что нам не всегда дано сразу осознать всё.
  - Возможно, ты теперь знаешь то, что не можешь ещё осознать? - сам не очень понимая себя, предположил я.
  Повернув голову в сторону, я натолкнулся на задумчивый взгляд Киена. Кто, как не обретший великую мудрость легендарного острова Познания, мог понять мою мысль.
  Дина молчала, задумчиво покусывая нижнюю губу.
  - Сама не пойму, как это возможно, но я ощущаю себя иначе. Старше что ли... А как дети? - вдруг озабоченно нахмурилась моя Связанная. - Киен, проверишь?
  Целитель согласно кивнул и приблизился к быстро улегшейся Дине.
  - Все хорошо. Растут и развиваются быстро, без отклонений. Ты тоже совершенно здорова, - отрапортовал он вскоре.
  - Ну что ж, - поднялась Дина, - давайте выбираться отсюда!
  Мы единодушно были 'за'.
  Дина ненадолго прикрыла глаза, сосредотачиваясь, после чего решительно направилась по коридору в том направлении, что я вчера уже обследовал. Стена, до того преграждавшая путь, при её приближении с громким шумом скрылась. Когда пыль осела, мы увидели небольшое округлое помещение. Как только мы все вошли в новый зал, стена за нашими спинами вновь вернулась на место, и сколько я в неё не всматривался - рассмотреть стыки скрытого хода не смог. Если бы мы только что сами там не прошли, не поверил бы, что это возможно!
  - Дина, как ты?..
  Я только собрался выяснить у Связанной, каким образом она смогла открыть проход, как внезапно распахнулась дальняя дверь и через неё ворвалась толпа вооруженных сиреневоглазых шаенгов.
  Стражи мгновенно окружили нас, заставив рассредоточиться вокруг Дины и так же выхватить сорги. Вперед выступил сразу узнанный мною Нитрок, глава рода сиреневоглазых.
  - Как вы здесь оказались? - голос шаенга буквально дрожал от ярости.
  Он задержал взгляд на Дине, а после глянул на меня и продолжил:
  - Значит, возвращение Проклятого Изгнанника не слухи. Всех задержать!
  Мы с Ригардом и Киеном, несколько озадаченные таким поворотом событий, тут же почувствовали странные разряды, мгновенно лишившие способности двигаться. Дина резко вскинула руки в предупреждающем жесте и закричала:
  - Прекратите!
  Но прежде, чем она успела продолжить, Нитрок одним прыжком оказался рядом с Диной, схватил её за локоть, а другой рукой раздавил жемчужину быстрого переноса. Они оба исчезли.
  Меня тут же накрыло волной глухой ярости.
  'Да как он посмел!'
  Я не успел. Она. Опять. Пропала. Жуткий страх за мою Связанную и гнев на наглого соперника взорвались в моей голове бурей абсолютного безумия. Не думая о последствиях, я впервые использовал сразу всю свою силу и обратился к крови. Она буквально вскипела, разрывая сковавшие тело узы. Я выпрыгнул вперед, атакуя Стражей, и одновременно с этим призвал их кровь к подчинению, стремясь охватить всех сиреневоглазых. Сметая своей силой сопротивление шаенгов, я в свою очередь заставил их тела замереть. В голове билась лишь одна мысль - уничтожать! Не осознавая того, что происходит, я был готов снести головы всем причастным к исчезновению Дины.
  Почувствовав атаку сбоку, я инстинктивно развернулся, раскрутив сорг. Рубиновые глаза и такие родные черты лица заставили вспыхнуть искры памяти и вернули сознание. В последний миг я успел остановить сорг, замерший возле шеи шаенга. Рултаргх! Отец Киена, глава рода рубиновоглазых и еще один шаенг из моего счастливого детства. Тоненькая струйкая крови сбегала по голубоватой коже. Я услышал умоляющий голос Рултаргха:
  - Нургх, остановись! Он не причинит ей вреда, а ты лишь ухудшишь свое положение.
  
  
  Глава 21
  
  Дина
  Медленно я пришла в себя. Было ощущение, что получила по затылку чем-то увесистым. В голове сплошной туман, в висках пульсировала боль, во рту - металлический привкус и уши заложены. Хотелось застонать, но я сдержалась. Почему-то не покидало чувство опасности и какой-то иррациональности происходящего. И тут в голове вспыхнуло: 'Нургх! Нападение! Меня же опять похитили!'
  Я резко распахнула глаза, морщась от сильной боли, и упёрлась взглядом в сиреневую витиеватую татуировку на широкой мужской груди. Потрясенно, я подняла глаза выше и увидела нахальную улыбку развалившегося рядом шаенга. Того самого, что приказывал Стражам в зале, того, что украл меня. Вблизи я отчетливо разглядела сиреневую радужку глаза - его родовую особенность. Эти великолепные глаза рождали во мне очень необычное ощущение, словно бы я встретила давно забытого друга детства, который за прошедшие годы вырос и изменился до неузнаваемости, но вот какой-то жест или знакомая ухмылка вмиг воскресили все былые чувства и эмоции. И, кажется, что и не было этих лет разлуки, а все эти годы вы провели рядом.
  'О чем я вообще думаю? Это, что - магия?'
  И тут меня посетила страшная мысль. Я перевела взгляд на себя - в одежде, своей. Мои нервные метания вызвали у шаенга короткий смешок:
  - Рад видеть тебя, Долгожданная!
  'И вот что он этим хочет сказать?'
  На расшифровку намеков мозг все еще был неспособен, хотя в голове начинало понемногу проясняться. Меня захлестнули гнев и бешенство, и я знала, что это не мои эмоции. Нургх!
  - Напрасно веселитесь. Надеюсь, вы понимаете, что оставили своих соплеменников на верную гибель?
  Сиреневые глаза ничуть не утратили задора:
  - Уверен, что до этого не дойдет. Там Рултаргх, он не допустит гибели шаенгов от руки Нургха. Кстати, я - Нитрок, глава рода.
  
  
  Когда не везет, или Попаданка на выданье - Медведева Алена
  
  Пролог
  
  
  Снилась мне бабушка. С улыбкой на губах она напоминала:
   - Подожди, время еще не пришло!
  И даже во сне я странным образом не сомневалась - действительно, не пришло.
  В следующий миг всё изменилось: исказились такие родные черты, истаял ее силуэт, явив мне кого-то незнакомого. Передо мной оказалась женщина в тёмном платье, белоснежные волосы укрывали её словно плащ. Именно эти волосы первыми поразили меня. А еще глаза. Лицо незнакомки укрывали тени, но глаза буквально светились - я отчетливо видела голубоватое сияние.
  - Дороги судьбы извилисты. Не стоит страшиться перемен. Напротив - выбрав новый путь, ступай по нему смело. И знай, что ответы на вопросы будущего всегда таятся в прошлом. Ищи место, где помнят... Там вспомнишь и сама.
  Голос женщины звучал у меня в голове. Это совсем не было похоже на воспоминание о разговоре с бабушкой. А еще от нее веяло холодом - пробирающим до самых костей.
  Я испугалась. Так бывает - осознаешь что спишь, но проснуться не можешь, и вынуждена 'кадр за кадром' наблюдать странный сюжет, порожденный собственным сознанием. Я слышала незнакомку, а видела то, чего видеть не могла никогда: широкую улицу, дома... Всё это едва различимыми контурами проступало в темноте. Только гулкие шаги нарушали тишину. Мне потребовалось время, чтобы понять: шаги мои. В панике вскинув руки вверх, я попыталась рассмотреть себя. Но не смогла. Как будто и не было у меня тела, будто я тоже была частью этой темноты.
  Помчалась вперёд. Зачем? Не знаю.
  Вокруг царили тьма и... пустота. Холодная пустота.
  'Словно это место давным-давно покинули'.
  Но только стоило об этом подумать, как впереди мелькнул свет - крошечный огонёк, едва заметная искра. И от неё тончайшим ручейком пробилось ощущение тепла. Я направилась было к нему, но замерла, наткнувшись на странную преграду - что-то незримое огрождало от меня этот свет. Испугаться еще сильнее не успела: пространство вокруг изменилось за доли секунды, ослепив и оглушив шумом плещущейся воды. Желтой воды.
  Потрясенная резкой переменой, я рефлекторно барахталась в теплых волнах, пока вновь не осознала, что бесплотна и напрасно боюсь утонуть.
  В клубящемся над водой плотном тумане я смогла разглядеть только остров.
   'Место, где помнят', - бесстрастный голос женщины ещё звучал в голове, когда я, задыхаясь и судорожно хрипя, села на кровати.
  'Приснится же!' - я постаралась поскорее избавиться от остатков жуткого сновидения. Сердце разошлось не на шутку. За окном было еще темно, я встала и отправилась на кухню - пить кофе.
  Причина ночных кошмаров была проста - сегодня ровно месяц, как я осталась одна. Единственный близкий человек, моя бабушка, после долгой болезни ушла. В лучший мир, как я надеялась.
  Родителей я не помню, знаю лишь, что они погибли, когда я была совсем маленькой. Бабушка заменила мне их, всегда была лучшим другом и поддержкой в любых делах. Настало время оправдать надежды и подтвердить, что её мудрые уроки не прошли зря. Мне уже двадцать три года, за спиной медицинское училище, профессия детской медсестры и даже год работы в участковой поликлинике
  'Буду верить, что впереди только хорошее, и я со всем справлюсь, пусть даже и одна. Открываю новую страницу жизни', - для надёжности я решила произнести обещание вслух.
   'С чего же начать?'
  В голове было странно пусто, мысли испарились, так и не успев оформиться. Спать уже не хотелось, поэтому я решила начать утро новой жизни - жизни, в которой могу рассчитывать только на себя, - с душа.
  Увы, покрутив ручку, я вспомнила, что с сегодняшнего дня в нашем микрорайоне из-за гидравлических испытаний отключили горячую воду. Вот тебе и душ! А так хотелось начать новую жизнь с чистого (в буквальном смысле) листа.
  Умылась холодной водой и вернулась на кухню. Сделала бутерброд, налила кефир и, плюхнувшись на стул, начала планировать день.
  Первым делом следовало сходить в магазин, а то в холодильнике мышь повесилась.
  Подошла к зеркалу. Горе никого не красит, и я не исключение: отощала, пижама висит мешком, волосы тусклые и всклокоченные, глаза унылые, а уж цвет лица...
  'Динка, на очаровашку ты совсем не тянешь'.
  Я показала отражению язык и решила, что душ всё же не помешает, а то пугало пугалом. Вот и повод в баню прогуляться. Крайне разговорчивая мама одного моего маленького пациента рассказывала, что раз в месяц обязательно ходит в баню. 'Душ - это ерунда. Когда душа и тело требуют обновления поможет только баня', - авторитетно советовала она.
  'Итак, в баню! И обновление мне нужно как воздух, и помыться не повредит. На обратном пути можно и в магазин зайти'.
  Я вытащила из шкафа большую сумку-непромокайку, закинула в неё банные принадлежности, любимое полотенце, комплект белья и футболку. Сама оделась по-спортивному: хлопковые брюки, футболка, спортивная куртка, кроссовки, ветровка и лёгкая шапочка.
  'И ведь права была та мамочка', - сбегая по лестнице, я предвкушала что-то волнующее и неизбежное.
  На улице меня встретили яркое майское солнце и приятный легкий ветерок. Я решила насладиться утром и прогуляться пешком через парк. Кругом все зеленело, пели птицы - весна во всей красе. Я бодро подошла к знакомой с детства скамейке -здесь любила отдыхать бабушка. Рядом шелестели листвой липа, клён, каштан и березки, так и тянуло закрыть глаза и вообразить себя очаровательной принцессой рядом с возлюбленным рыцарем в окружении прекрасных цветов.
   Я присела на скамейку и довольно зажмурилась, пытаясь представить себя другой - счастливой, обновленной и обязательно любимой.
  Да! Хочу! Именно! Этого!
  В лицо ударил порыв ветра, я вскочила, открыла глаза... и замерла в ужасе.
  
   Глава 1
  
  Дина
  
  Грудь сдавило, и крик замер в горле.
  'Как? Что? Где я?' - в голове одновременно звучали сотни вопросов, но задать их было некому. Вокруг, насколько хватало глаз, простиралась пустыня. Море бурого песка, на поверхности которого лишь кое-где возвышались огромные валуны и нагромождения камней. Леденящий порывистый ветер. И ни намёка на майское солнце - небо было затянуто тусклой пеленой, а вдали, на горизонте, и вовсе стремительно чернело.
  Я задрожала: толи от холода, толи от страха. Не в силах поверить собственным глазам, я судорожно прижимала к себе сумку с банными принадлежностями: 'Что мне теперь делать? Как быть дальше?!' Хотелось закричать от отчаяния, но адский ветер и этого не позволял - я даже дышала с трудом. Глаза слезились, в нос набился песок. Я развернулась и, подгоняемая в спину резкими порывами, побежала. Не ведая сама, куда и зачем.
  Странный песок набивался в кроссовки. Небо потемнело почти мгновенно. Уже не ветер - буря завывала вовсю. Я еле держалась на ногах.
  'Надо укрыться где-то, иначе меня просто засыплет'.
   Мучительно вглядываясь вперед слезящимися глазами, я решила спрятаться за ближайшей большой скалой. Нос и рот зажала рукой, стараясь втягивать воздух сквозь зубы, чтобы не наглотаться песка. Ветер, словно специально, резко кидал меня из стороны в сторону, мешая двигаться к желанной цели.
  Практически выбившись из сил, я добралась до скалы, забежала за неё и привалилась спиной к камню. Увы, здесь было не намного лучше. Я с трудом развернулась и прижалась лицом к холодной поверхности. Глаза уже практически не открывались, сквозь узкую щелочку я рассматривала скалу, в надежде обнаружить хоть какое-нибудь укрытие, я начала ощупывая камень руками и потихоньку продвигаться.
  'Должно же тут быть хоть что-то - пещера, грот. Я согласна на любую щель, в которой помещусь, лишь бы пережить этот кошмар, не умереть в этой жуткой пустыне'.
  Вдруг рука коснулась острого края, и я наконец-то обнаружила в скале отверстие, в которое смогла протиснуться. Не раздумывая, двинулась вглубь. Ветер продолжал колотить в спину, но дышать сразу стало легче. Узкий лаз расширился, но впереди была сплошная тьма. И я впервые пожалела о том, что не курю.
  'Зажигалка сейчас была бы как нельзя кстати'.
  Продолжая изучать руками окружающее пространство, я старалась не думать о пауках и змеях (мало ли кто тут может водиться?). Прежде чем сделать малюсенький шаг вперед, тщательно ощупывала почву перед собой. Провалиться или сломать ногу тоже страшно, но выхода не было - надо как можно глубже укрыться от бури, поэтому придется идти в темноте. Подвывания снаружи сменились на какие-то леденящие кровь звуки. Дотрагиваясь руками до каменных стен, я ощущала вибрацию от ударов ветра о скалу.
  Было холодно и страшно, от напряжения мышцы сводило судорогой. Не знаю, как долго я так шла, ожидая каждую минуту удара головой обо что-нибудь или укуса ползучего гада, но силы мои были уже на исходе. Спортсменка и просто красавица - это не про меня.
  Абсолютная темнота давила, заставляла чувствовать себя маленькой и беззащитной. Испуг сменился апатией: появилось желание сдаться, смириться с неизбежным и повернуть обратно, вернуться в этот клубящийся песок и там умереть.
  'О чем это я? Сил на путь назад уже нет, значит, придётся просто сесть тут и замерзнуть во мраке, в полном одиночестве'.
  Неожиданно впереди я натолкнулась руками на стену. Ощупав её, я поняла, что каменный лаз в этом месте делает резкий поворот направо, а за поворотом...
  'Свет!'
  Уже безразличная к тому, что может оказаться его источником, и представляет ли он опасность, я собрала последние крохи сил и двинулась вперед.
  Лаз привел меня в маленькую пещеру с озерком. Оно и светилось. Вода искрилась так, словно отражала лучи яркого солнца. Но никакого солнца в глубине скалы быть не могло.
  Сейчас я особенно остро ощутила жажду. В горле пересохло, лицо, шея, все открытые участки тела горели, исцарапанные колючим песком.Про то, что утренний бутерброд с кефиром уже давно забыты желудком, даже говорить не стоило. Но еду мне взять негде, а вода - вот она, рядом. Но можно ли ее пить?
  'Терпеть жажду уже сил нет, да и умыться не помешало бы', - мысленно оправдывала я себя.
  В изнеможении опустилась на берег и вгляделась в озеро, даже наклонилась и принюхалась. На вид, исключая таинственное сияние, это была обычная вода. Я совершенно измучилась, пробираясь сюда, и решила: 'Была не была - рискну!'
  С опаской опустила в воду руки - в тот же миг она особенно ярко вспыхнула, и свечение пропало. Я оказалась в кромешной темноте.
  
  
  Нургх
  Во сне что-то кольнуло меня, резко вырывая из мира дрёмы. Я вскочил, схватил сорг и ньялу, приготовившись к нападению. Но врагов рядом не оказалось. Я был один, как и всегда. В пещере меня окружали только убогие пожитки.
  'Что же разбудило?'
  Взгляд остановился на ковше с водой, что стоял рядом с подстилкой, и сердце пропустило несколько ударов: вода светилась!
   'Этого не может быть. Не со мной. Никак не со мной'.
  Осторожно, боясь даже дышать, я приблизился к ковшу: свечение не пропало, мне это не приснилось и не показалось.
  'Как это могло произойти?'
  Я обреченно вздохнул и коснулся воды. Она тут же вспыхнула и погасла, став обычной жидкостью.
  'Все! Жертва выбрана, а у меня появилась цель'.
  
  Глава 2
  
  Дина
  Замерев, я вглядывалась во тьму. Ничего не происходило. Только тишина прерывалась моими судорожными вздохами. В какой-то момент я устала бояться и решительно зачерпнула воды. Для израненой кожи не могло быть ничего приятнее её прохлады. После умывания я напилась: 'Чему быть, того не миновать'.
  Подумала о том, что лучше стать не козленочком, а кем-то, у кого шкурка помохнатее. А то холодно до жути. Даже не видя, чувствовала, как маленьким облачком клубится дыхание. Одета я была совсем не по погоде, спортивный костюмчик и ветровка почти не согревали.
  По памяти, на ощупь, я добралась до дальнего от входа угла пещеры, достала из сумки полотенце и, завернувшись в него поверх куртки, сжалась в комочек. Я устала, безумно устала и - что самое главное - совершенно не знала, как быть дальше.
  'Где я вообще? Куда мне идти?'
  На ум приходили вялые мысли о каких-то пространственно-временных карманах, про которые слышала по ТВ. Может быть, меня в такой закинуло, а в пустыне выкинуло? На Земле пустынь немало, и бури песчаные там бывают, и температуры скачут - ночью холодно, днем жарко. Впрочем, какой пространственно-временной карман на скамейке городского парка? Это ж бред. Так бы не только меня затянуло, да и вообще... Чертовщина какая-то!
  О том, что я не на Земле, даже думать не хотелось. Итак было слишком страшно.
  Я прижалась плечом к стене и заплакала. Слезы текли будто сами собой, а душу просто выворачивало от безнадёги.
  Ну почему со мной? Я же типичная горожанка, никаких курсов по выживанию в экстремальных условиях не посещала, понятия не имею, как себя вести в дикой природе, как еду искать. При мысли о костре ничего умнее, чем сила трения, в голову не приходило. Но и это - только в теории.
  Как быть дальше, я вообще не представляла, а умирать совсем не хотелось. И было страшно, невыносимо страшно. Как бы самой ещё не стать чьей-нибудь едой. В голову полезли мысли про медведей, которые любят укрываться в пещерах. Вдруг тут действительно крупные хищники водятся? Да я и некрупному вряд ли сопротивление окажу, разве что визг смогу поднять. Вот уж повезло так повезло.
  С этими мыслями, полными безысходности, я и провалилась в тревожный, но столь необходимый сейчас сон.
  
  ***
  Проснулась я от ощущения чужого присутствия. Так бывает, когда на тебя долго и внимательно смотрят, - становится неуютно, не по себе. Вот и я, даже не успев открыть глаз, уже осознала, что в пещере не одна. Стараясь не шевелиться и дышать ровно, чтобы не выдать себя, я приоткрыла глаза. И встретилась взглядом с... каким-то существом.
  Вода снова светилась.
  Создание стояло сразу за границей света, виден был силуэт да некоторые детали, вроде шерсти и абсолютно белых глаз.
  'Неужели это я своими мыслями беду накликала, и меня сейчас действительно съедят?'
  Как понять, разумен ли этот кто-то? А может, это горилла? Стоит как человек, на двух ногах, чем-то на кинг-конга похож. Но видно плохо. Да и откуда в пустыне горилла? И глаза! Жуткие какие, совсем без зрачка, белые и... пылают?!
  Судорожно выдохнув, я начала шарить рядом в надежде найти камень или обломок скалы, чтобы хоть чем-то себя защитить. Со стороны существа раздалось рычание и какие-то гортанные звуки. Пока раскатистое эхо повторяло этот вой, я, запаниковав, вскочила на ноги.
  - Место! - с перепугу хрипло рявкнула в ответ. - Сидеть! Не вкусная я!
  И тишина.
  Мы с существом уставились друг на друга, выжидательно наблюдая. И тут одновременно произошли две вещи - я осознала, что вижу глаза разумные, а существо резко отступило на шаг, удаляясь в темноту.
  - Сто-о-ой! - выкрикнула я и, застонав от боли в затекших ногах, кинулась следом.
  Существо было пусть и жуткое, но, похоже, разумное. А у меня сейчас выбор был небогатый. Не задумываясь о последствиях и об очевидной глупости своего поступка, я вбежала в темный зев скального лаза и врезалась в мохнатую грудь. Огромные когтистые лапы обхватили меня, и существо, наклонившись, тут же стало обнюхивать.
  'Вот и попалась'.
  До меня только сейчас 'дошло', какая я идиотка. Осталось только самостоятельно в пасть залезть. Я сжалась, ожидая, что вот-вот в меня вцепятся клыки.
  Однако горло вырывать мне не спешили, а вместо этого одним рывком закинули на плечо и, издав еще какой-то гортанный звук, понесли наружу. Висела я головой вперед, уткнувшись носом в шерсть где-то на уровне живота существа. Пахло оно кошмарно, как ведро помоев недельной давности.
  Мелькнула неуместная мысль, что даже к лучшему, что желудок абсолютно пуст. Прибавьте к этому сумку, которая оказалась поверх моей головы, и свисающее сбоку полотенце, и станет ясно, почему я просто мечтала скорее оказаться снаружи.
  Добравшись до выхода, чудовище сдернуло меня с плеча и выпихнуло наружу, протискиваясь следом. Яркое дневное солнце вынудило меня зажмуриться. Привыкнув к свету, я обернулась, собираясь рассмотреть эту зверюгу, и потрясенно застыла.
  
  
  
  Нургх
  Я мысленно обратился к Дирогу и передал ему координаты Зова, позволяя самостоятельно выбрать маршрут полета. Необходимо было обдумать ситуацию, а старому другу и напарнику я доверял.
  За столетия одинокого существования мне никогда не приходила даже мысль об Обряде. Я понимал, что для меня это невозможно. Но Зов пришел. И как бы потрясён я не был, как бы не сомневался в его реальности, но обязан был следовать Зову, как всякий сын своего народа.
  'Это либо ошибка, либо... ловушка'.
  Но как это смогли осуществить? Зов всегда безошибочно находил совершающих Обряд. И имитировать его невозможно. Это было тайным знанием моего народа, и знанием этим невозможно поделиться с посторонними. При попытке разглашения любой шаенг мгновенно бы сгорел от огня собственной крови.
  Меня переполняли самые неясные опасения и тревоги, но выбора не было - я просто обязан подчиниться.
  'Но ничто не мешает мне быть готовым к любому развитию событий. И если это действительно попытка заманить в ловушку, то пощады не будет никому'.
  Втянув в легкие воздух морозной ночи, я понял, что совсем недавно тут была небольшая буря. Опять же странность: кто бы стал в такой неподходящий период приводить Жертву, да еще и так далеко от поселений? Я решил идти к источнику Зова в одиночку, заодно проверяя местность вокруг, и поэтому попросил Дирога приземлиться в отдалении.
  Никакой опасности в безжизненной и безмолвной пустыне я не ощутил, уловил лишь странный запах - ничего похожего я раньше не встречал. Это насторожило. Приготовив сорг, я двинулся к узкой щели, служившей входом в пещеру. Еще на подходе я услышал какие-то сопящие звуки. И явственнее ощутил усилившийся незнакомый запах - его источник находился впереди. Стараясь не шуметь, я зашёл в пещеру и сразу застыл, недоуменно разглядывая существо в углу.
  'Это точно какая-то ошибка. Почему она спит во время Обряда? Как вообще Жертва могла уснуть, ожидая призванного шаенга? Немыслимо!'
  Я внимательно изучал Жертву. Какая-то маленькая и слабая на вид, и скрытых способностей я не чуял. Да и внешне... странная. Я видел немало доргов и доргинь, но никого похожего не встречал.
  Следы слез на лице - ну, это нормально. Еще в детстве я слышал много рассказов о том, как Жертвы во время Обряда часто плачут и молят о милости.
  Сердцебиение девушки изменилось, и от нее хлынула волна страха.
  'Проснулась. Пора начинать Обряд'.
  Я внимательно следил за ней, отмечая малейшие изменения. Она уже не спала, прислушивалась. Медленно открыла глаза.
  'Зеленые! Какая она все же необычная'.
  - Я призван тобой. Ты готова принять свою судьбу? - произнес стандартное обращение, ожидая смиренного ответа.
  Но странная женщина вдруг опалила мои органы чувств волной неукротимой решимости и, шаря вокруг себя рукой, провыла какие-то непонятные звуки. Я потрясенно отшатнулся, осознав, что не понимаю ее. Никогда раньше я не встречал такого языка.
  'Кто она такая? И почему призвала меня?'
  Это ошибка, странная и необъяснимая ошибка. Я должен уйти, но... Тогда она наверняка погибнет. Я чувствовал ее слабость, а до ближайшего жилого круга был один оборот светила. Если лететь, конечно.
  Размышляя так, я еще немного отступил назад. Неожиданно девушка вскочила и с непонятным криком побежала ко мне, принимая тем самым свою судьбу. Нелепо ковыляя, она явно не осознала, что только что сделала.
  Схватив девушку за плечи, я изумился хрупкости ее тела и странной одежде, что была на ней. Решив вынести ее сам, вскинул на плечо и стремительно понесся к выходу, на ходу выкрикивая ритуальное: 'Принимаю!'
  
  
  
  
  Глава 3
  
  Дина
  Он определенно не был животным. При свете дня всякие сомнения в его разумности у меня пропали. И это точно был мужчина.
  Но какой мужчина! Ничего более омерзительного и жуткого я в своей жизни не встречала. В отчаянии прикусила внутреннюю сторону щеки, удерживая рвущийся из горла вопль. Хотелось сорваться с места и мчаться куда угодно, лишь бы подальше от этого чудовища. Хотя обольщаться я себе не позволила: учитывая скорость, с которой мы покинули пещеру, было ясно, что меня поймают мгновенно.
  'Это какое-то безумие! Кто он?'
  Я точно уверена, что на Земле нет никого похожего. Даже если предположить, что мне 'посчастливилось' встретиться с неуловимым для всего человечества йетти. Совсем бледная, до голубоватого отлива, кожа, беспорядочно свалявшиеся и висящие сосульками космы, скрывавшие лицо. Похоже, что это все же волосы, а не шерсть. Шерсть же не может быть настолько длинной? Хотя, кто знает. И цвет они имели неопознаваемый... какой-то буро-серый. То же, что я первоначально приняла за шерсть, скорее было разновидностью одежды из шкур, одетой мехом наружу.
  Мужчина казался огромным, он возвышался надо мной на добрых полметра, а меня, с моими ста восьмьюдесятью тремя сантиметрами, сложно было назвать миниатюрной.
  И тут жуткий громила, до этого пристально вглядывавшийся в горизонт и словно бы принюхивавшийся к окружающему воздуху, резко повернулся. Абсолютно белые глаза, неподвижные из-за отсутствия зрачка, частично скрытые под волосами на совершенно заросшем лице - даже в киношных ужастиках я не видела ничего страшнее. Сейчас они хотя бы не светились, как в темноте.
  Внезапно он схватил меня за плечо своей лапищей с огромными черными когтями и, издав очередной рык, подтолкнул влево. От неожиданности я упала на колени. Идти куда-то с этой зверюгой, в принципе, не хотелось. Было страшно, да и мотивов его поведения я не знала.
  Перспектива стать обедом все еще пугала, а, учитывая его явную принадлежность к сильному полу, прочие малоприятные варианты развития событий тоже не стоило сбрасывать со счетов. Я медленно поднялась и машинально начала сворачивать до того висевшее на мне полотенце, собираясь убрать его в сумку. Громила нетерпеливо махнул рукой все в том же направлении, на сей раз жестами пытаясь объяснить, куда надо идти.
  Отступив на шаг, я плавно покачала головой из стороны в сторону и, указав на себя рукой, махнула в противоположном направлении. Я должна хотя бы попытаться найти здесь помощь. Ведь не один же он тут обитает. В ответ на мою пантомиму раздался рык, после чего меня опять забросили на плечо, и мы понеслись. Уши мгновенно заложило от свиста ветра, а почти сорвавшийся с губ визг оборвался, так и не родившись.
  Неожиданно мы остановились. Мою дезориентированную тушку опустили на землю. Так шатало, что, не удержавшись на ногах, я грузно плюхнулась попой на песок. Сжав виски руками, я попыталась отдышаться и прийти в себя.
  Подняв взгляд на чужака, я вздрогнула. Рядом с ним, на земле, подергивая шипастым хвостом и косясь на меня, сидел огромный ящер.
  'Дракон? Откуда?..'
  Этого потрясения мой мозг уже не вынес, и, завалившись на бок, я отключилась.
  
  ***
  Первым, что я почувствовала, придя в себя, стала вибрация, вторым - опять этот жуткий запах. По ощущениям меня засунули в какой-то мешок. Попытку пошевелиться и сесть быстро пресекли - сильные лапы стиснули меня. Ладно, оставалось смириться с действительностью и надеяться на лучшее. Прислушавшись к гулу ветра, я предположила, что мы летим на том самом драконе.
  'Точно! Дракон!'
  Выходило, что я где угодно, но только не на Земле. У нас ничего подобного бы не встретилось. На душе стало совсем тоскливо: теперь я не просто одна, я еще и чужая для всего окружающего мира. Как и он для меня. Чужой и, наверное, враждебный.
  Как вернуться домой? Как вообще существовать тут? Я не знала.
  'В этом-то и основная проблема. Я не знаю ни-че-го'.
   Оставалось плыть по течению, приспосабливаться к этой реальности и... просто выживать. Ради этого я была готова практически на все. Учитывая, что противопоставить опасностям и сложностям мне нечего. Я не была ни ловкой, ни сильной, не обладаю ни навыками борьбы, ни умениями, необходимыми для выживания в дикой природе, ко всему прочему - совершенно незнакомой. Смешно сказать, я сомневалась, что смогу даже что-нибудь приготовить на костре. Ах да, для начала надо этот костер ещё как-то организовать. На глаза навернулись слезы, и захотелось просто выть в голос. Но!
  Меня удерживало это небольшое 'но': я хочу выжить, а значит, должна справиться, должна всему научиться, должна стать сильной.
  Почувствовав внезапный толчок, я поняла, что мы приземлились. Меня подхватили и понесли, к счастью, на этот раз не так стремительно. По звуку шагов, я догадалась, что мы куда-то вошли. Потом меня поставили на ноги и сдернули большую меховую попону. Чужак отошел в сторону.
  Оглянувшись вокруг, я решила, что это его жилище. Да уж, на подобном фоне и скромная хрущевка станет апартаментами класса 'люкс'. Вместо пола в тёмной пещере была утоптанная до каменной твёрдости земля, повсюду - кучи какого-то хлама, кости. Но все это стало неважно, когда в центре пещеры я увидела очаг, мой незваный пленитель как раз занялся разведением в нём огня. Я так намерзлась за последние сутки, что одна мысль о живительном тепле значительно подняла мне настроение. Шагнув ближе, нетерпеливо протянула руки к первым, робким язычкам пламени, что разбегались по куче веток.
  Отогревшись и набравшись смелости, я решила, что пора сделать попытку наладить отношения с этим мрачным и неприступным типом. У меня было ощущение, что сейчас мне ничего не угрожает. Ну, по крайней мере, стать обедом - точно. Взглянув на наблюдающего за мной хозяина пещеры, я улыбнулась и, указав на себя, медленно по слогам произнесла: 'Ди-на, Ди-на, Ди-на'. В ответ он кивнул и попытался повторить, вышло какое-то гортанное 'Диийн'. Я кивнула, согласившись с его вариантом.
  Тогда он указал на себя и выдал нечто, на мой взгляд, невообразимое и непроизносимо-рычащее, вроде 'Рррр' или 'Нрры'. Мучительно ломая язык, я пыталась повторить, но, судя по недовольному подергиванию плечами, преуспеть мне в этом не удалось.
  
  Нургх
  Было так непривычно находиться рядом с кем-то, особенно в пещере, которая, последние лет двести была моим одиноким прибежищем. Впрочем, это было не самое странное, что случилось за последние сутки. Самыми невероятными событиями были Обряд и обретение Связанной.
  Она необычайно интриговала меня, постоянно совершая неожиданные поступки. А ее реакция на Дирога только подтвердили мои предположения, что девушка нездешняя. Тем более было непонятно, как она оказалась у Источника и отправила Зов. Возможности выяснить у меня не было - впервые за свою немалую жизнь я, сильнейший маг народа шаенгов, не мог понять языка. И это тоже заставляло крепко задуматься о происхождении девушки.
  Весь перелет до пещеры я ощущал отчаяние и страх Связанной, поэтому старался вести себя с ней как можно осторожнее. Я привык жить, окруженный ненавистью и страхом, и сам с радостью порождал эти чувства в других, но как быть сейчас - не знал. Она - моя Связанная. Да, я никогда не стремился к ее обретению, даже не задумывался о такой возможности, считая несбыточной мечта для такого как я. Однако Обряд состоялся, и девушка, пусть даже неосознанно, приняла меня как свою судьбу.
  Теперь предстояло как-то с этим жить. Мой опыт совместного проживания, тем более среди совершивших Обряд, ограничивался детскими воспоминаниями о родителях. А возвращаться к этим мыслям, я желал менее всего. Чтобы не насторожить ее пристальным наблюдением, я от очага и присел.
  'Она выглядит такой хрупкой и уязвимой. Надо наложить максимальную защиту и постараться не допускать ситуаций, опасных для ей жизни. Хотя сам факт нахождения рядом со мной для нее уже смертельный риск. Какой удачный вариант моего уничтожения!'
  Немного успокоившись, девушка внезапно повернулась ко мне и улыбнулась.
  'Как странно. Как давно мне улыбались? Не помню'.
  Она, видимо, решила представиться. Что ж, это полностью отвечало моим интересам, и я кивнул, соглашаясь. Вслушиваясь в ее речь, я опять поразился этому странному языку, в нем было что-то от криков птиц. Попытался повторить это чуждое имя: 'Диийн'. Представился в ответ. Ее вариант звучал чудовищно - так мое имя ещё ни разу в жизни не коверкали! Определенно, проблему с языком надо было решать.
  'Как мне заботиться о ней? Я не в состоянии предложить ей даже нормальный дом, не говоря уж о большем'.
  Тут я уловил урчание и понял, что моя Связанная голодна. Что ж, едой я могу ее обеспечить. Я мысленно передал Дирогу, что тот может свободно охотиться в ближайшие сутки, а сам встал и подошел к очагу. Еще перед полетом к источнику Зова я закопал в золе несколько обмазанных глиной птичьих тушек. Сейчас они как раз должны быть готовы. Раскопав золу у края очага, я осторожно достал запёкшуюся дичь, положил на плоский камень рядом и жестом поманил Диийн. Она подошла сразу, но на обугленные тушки смотрела с сомнением.
  'Возможно, она не привыкла к такой пище?'
  Я осторожно очистил одну от глиняной корочки, разломил на части, помахал в воздухе, остужая, и протянул ей. Диийн настороженно взяла кусок дичи и принюхалась, потом осторожно попробовала и, улыбнувшись мне, принялась есть.
  Я же замер от эмоций, пронзивших меня: радость, восторг, небывалое удовлетворение - вот чувства, вспыхнувшие в душе. Стремясь еще больше укрепить ее расположение, я схватил грубый ковш, выдолбленный мною из дерева, и выскочил в соседнюю пещеру, где из стены бил небольшой ключ, - набрать свежей воды. Когда я вернулся, Диийн уже закончила с тем куском, что я предложил ей и пыталась очистить следующую птицу. Отдав ей ковш, я быстро очистил оставшиеся тушки, указал на одну девушке, а сам принялся за свою половину.
  'Она совсем рядом'.
  Прикрыв глаза, я с наслаждением втянул аромат девушки: потрясающе! Я был уверен, что ее запах всегда будет для меня самым изысканным и возбуждающим. Никогда раньше женщина не приводила меня в состояние восторга одним лишь своим присутствием. Я был откровенно очарован всем в ней.
  'Интересно, это действует магия Обряда или я настолько истосковался по обществу?'
  Искоса поглядывая на девушку, я неожиданно, поддавшись порыву, протянул руку и провёл вдоль скулы. Диийн застыла, и я тут же ощутил ужас, охвативший ее.
  Ужас, страх и обреченность Жертвы.
  Вспыхнул гнев, я почувствовал как вскипела кровь, взывая к инстинктам шаенга.
  'Мое! Я принял! Она приняла!'
  Впав в состояние ярости, я не заметил, как грубо сжал её волосы. Диийн медленно повернула ко мне лицо и вдруг, словно окаменев, замерла, глядя на меня округлившимися глазами. Пронзила мысль, что она впервые видит глаза яростного шаенга.
  'Стоп! Что я делаю? Собираюсь атаковать Связанную? Мою?!'
  Я отшатнулся и резко вскочил. Никогда раньше я так внезапно не терял контроль над собой.
  'Что за дикие эмоции, что я творю?'
  Диийн повернула голову, взглянула на меня, замершего у противоположенной стены, и что-то сказала. Ничего не понимая, я просто закрыл глаза и стал вслушиваться в спокойные интонации ее речи. Это помогло, напряжение медленно покинуло тело, кровь начала остывать. Оставаясь на месте, уже спокойно я проанализировал свое состояние: вроде бы всплеск агрессии прошел. Случись подобное в бою, когда накрывают инстинкты, было бы объяснимо, но вот так - без причины!
  Как теперь успокоить Диийн, вернуть зарождавшееся доверие и более того - завоевать её расположение? Она наверняка утвердилась в мысли, что я - монстр. Собственно, им я и стал, но в случае со Связанной всё иначе. Ни один шаенг никогда бы не навредил той, с которой его связал Обряд. Прислушавшись к эмоциям Диийн, я понял, что, несмотря на внешнюю беззаботность, она настороже, не зная, чего еще от меня можно ожидать. Я и сам теперь не знал, поэтому обратился к магии крови и мысленно произнес заклятие сдержанности. С облегчением почувствовал холодную волну, прокатившуюся по венам.
  - Диийн, - осторожно позвал я.
  Она медленно приблизилась, остановилась рядом и взглянула мне в глаза. Меня накрыло волной ее облегчения. Желая подтвердить, что ей больше ничего не угрожает, я нарочито медленно протянул руку и снова коснулся ее лица, нежно погладил и сразу отступил, чтобы она не напрягалась. Стараясь всем своим видом показать, что больше не намерен ее касаться, я отошел к накрытому шкурами ложу и присел, начав вырезать из деревяшки подобие миски.
  Диийн некоторое время понаблюдала за мной, а потом опять о чем-то заговорила, так же спокойно и плавно. Осмотревшись, она решительно подошла к выходу из пещеры и откинула шкуру, закрывающую проем. Заглянув в небольшую пещерку рядом, она вернулась и принялась собирать с пола старые кости и ненужный хлам. Собрав столько, сколько могла унести, она всё это вынесла и, как я понял по звуку, ссыпала в угол.
  Вернувшись, девушка бросила на меня быстрый взгляд, но я решил не вмешиваться. Стало интересно, как она будет вести себя дальше. Диийн тем временем, тихонько напевая, продолжила разбирать мусор, скопившийся за годы моего постылого существовании. Да, я превратился в зверя, совершенно безразличного как к своему внешнему виду, так и к условиям жизни, и сейчас готов был сгореть со стыда, представляя ее впечатления от всего увиденного.
  
  Глава 4
  
  Дина
  Чтобы успокоиться и отвлечься от мыслей о внезапно ставших ярко-алыми глазах мистера Ужастика - именно так я его мысленно называла, так как осилить настоящее имя не смогла, - я решила прибраться в этом мрачном склепе. Опасаясь его реакции, решила снова обратиться к уже испытанному способу - спокойно и медленно заговорить.
  - Так знай, что настоящие мужчины, приглашая девушку на первое свидание ... ну, будем считать, что меня не приволокли, а я сама пришла... Так о чем я? Значит, первое свидание. Так вот, предварительно не помешало бы прибраться в 'квартирке', - тут я выразительно изобразила руками кавычки, - а так же принять ванну и рассыпать по полу лепестки роз. Хотя с розами я, пожалуй, погорячилась. Для первого свидания это слишком по-пижонски. Так что, о великий и кошмарный мистер Ужастик, 'незачет' вам по теме сближения с девушками. Это полное фиаско.
  Видимо, от всего пережитого меня кинуло в другую крайность, явив скрытые запасы храбрости.
  Вот так, подбадривая себя, я и старалась настроиться на оптимистичный лад. Счастливая и наконец-то сытая, я начала надеяться, что ситуация не так безнадежна, и именно от этого жуткого типа я могу ожидать помощи, как его понесло. Думала, он меня голыми руками на куски порвет, как этих птиц несчастных. Бр-р-р...
  Все ж наивная я. У него ж просто бегущая строка на лбу: 'Не подходи, убьет!' Вот меня и шарахнуло. Надо быть осторожнее, но при этом и пути взаимодействия как-то искать, а то в следующий раз может и не повезти.
  Вынеся за пределы пещерки всё, что посчитала мусором, я отважилась на более решительный осмотр территории. На укрытый шкурами странный топчан из ветвей старалась не смотреть. Это явно было его спальное место. И я очень надеялась, что односпальное. Лучше прямо на землю у огня лягу: так все путешественники раньше спали, а уж в моем случае - и тепло, и целее буду. Я, конечно, девушка взрослая и отношения с мужчинами у меня были - целых два романа уже пережила. Но вот так, без любви и желания, да еще с мистером Ужастиком... Нет, я выдержу. Наверное. Как-нибудь... Но тогда от омерзения и безнадежности свет вообще не мил станет. Лучше б тогда сразу сгинула, еще в песчаной буре.
  Помимо выхода наружу я обнаружила еще какое-то отверстие. Факел бы не помешал, а то свет от костра не достигал сюда. Неожиданно позади возник объект моих последних размышлений, что-то прорычал, и тут же под самым потолком 'неосвоенной' пещерки вспыхнул яркий шар света.
   'Это что? Неужели магия?! Потрясающе!' - мой процесс адаптации к новым реалиям шёл семимильными шагами.
  Резво кинувшись вперед, я в восторге замерла прямо у входа, увидев небольшой бассейн, шириной метра в три. Вода в него стекала по стене, а дальше, перелившись через край, по наклонной, сбегала к дальней стене и исчезала в большой расщелине.
  Пусть даже холодная, но вода. В большом количестве. До бани-то я так и не дошла, а после песчаной бури и вовсе вся чесалась.
  'Так, срочно мыться! Потом, если совсем замерзну, разотрусь - и прямо к огню'.
  Я издала восторженный визг и, забывшись, ухватила стоявшего рядом грязнулю за руку.
  От неожиданности замерли мы оба.
  С неловким извинением отдернув руку, я попыталась жестами объяснить, что хочу помыться. Он, кажется, понял - посмотрел так задумчиво. Подошел к бассейну, отпустил в воду ладонь и что-то произнес, прикрыв глаза.
  Раз - и от воды начал подниматься пар!
  Не веря в чудо, я подскочила и потрогала воду: 'Точно горячая! Неужели действительно - магия?'
  Я посмотрела на мистера Ужастика, не зная как выразить переполнявшую меня благодарность.
  'Что там я говорила про 'незачет'? Зачет! Десять баллов из десяти'.
  Издав радостный вопль, я помчалась к очагу за своей сумкой. Вернулась и начала доставать из сумки содержимое: гель, шампунь, кусок детского мыла, маникюрный набор и пемзу, губку. Одежду и немного запачкавшееся с краю полотенце пока отложила подальше.
  Я скинула ветровку и куртку, сняла шапочку, стянула кроссовки с носками, взялась за пояс брюк - и тут неожиданно наткнулась на внимательный взгляд владельца пещерки. На волне грядущего женского счастья (кто не переживал песчаной бури и последующего полета на драконе, может меня осуждать сколько угодно!), не задумываясь о своих действиях, взмахом руки показываю ему, чтобы вышел.
  Он в ответ, с довольным оскалом, указал на светящийся шар: мол, без него гореть не будет. Что ж, предпочтя удобства скромности, я согласно кивнула, но повертела пальцем, показывая, чтобы отвернулся. С небольшой заминкой он подчинился. Я скинула штанишки и футболку, но бельё оставила. Ступила в бассейн, начала медленно погружаться в воду - и застонала от удовольствия.
  Трижды права была та мамаша, по чьему совету я попала во всю эту передрягу, баня - это нечто. Расслабившись, я всем телом впитывала обволакивающее тепло, слабо шевеля руками, ощущала, как ласково перетекает вдоль тела вода, насыщая энергией и унося все горести и переживания. Так бы и лежала вечно, но побоялась заснуть, все же дно естественного бассейна для этого не подходило. Взяла шампунь и принялась за волосы.
  'Сколько же песка в моей рыжей гриве!'
  Смыв грязь, я подождала, пока вода сменится, чтобы ополоснуться и идти спать. Я обратила внимание, что вода так и не остыла, и решила глянуть на организатора этой горячей ванны. Обернулась и, вскрикнув, быстро ушла в воду по самую шею: он, с пылающими белыми глазами, сидел на корточках и наблюдал за мной!
  И тут меня посетила мысль, которая должна была осенить еще в начале купания. Жестом я позвала мистера Ужастика в воду. Он недоуменно показал на себя пальцем, и я снова закивала, подзывая его. Всего за какое-то мгновение он оказался рядом, на миг заколебался, но всё же скинул меховой костюм и стремительно шагнул в воду.
  'И зачем я это сделала?!'
  Глупее и безрассуднее поведения в моей ситуации не придумать. А легкомысленность мне обычно не свойственна. Однако сейчас я сделала именно это: разделась в обществе малознакомого и явно опасного субъекта, а теперь и того хуже - пригласила его разделить купание!
  'Я прям мечта маньяка... Что это? Может местная магия? Или меня где-то головой приложило?'
  Замерев в растерянности, я посмотрела на безэмоциональное лицо белоглазого мужчины, сидевшего в воде совсем рядом, и поняла: давать сейчас задний ход опасно. И поздно!
  Но воображению не прикажешь, в мыслях всплыли все опасения, а расслабленность исчезла в одночасье. Но белоглазый не двигался, спокойно сидел напротив, по пояс в воде, и пристально смотрел на меня. Я надеялась, что влажный бюстгалтер не сильно просвечивает.
  'Надо как-то выпутаться из ситуации, которую необъяснимым образом сама и создала. Затмение нашло какое-то!'
  Я опасливо потянулась губкой к его лицу и, отодвинув спутанные колтуны, провела ею по лбу. Вроде бы спокоен. Повторила свои действия, потом опустила руку и провела губкой по груди. Спокоен.
  Резко выдохнув, я придвинулась, взяла в другую руку кусок мыла и остервенело набросилась с ним на согласного на все мужчину.
  'Определенно во мне умер Мойдодыр!'
  Отмыв грудь и руки, я открыла маникюрный набор, чтобы достать ножницы, пусть и маленькие, но острые. С его свалявшейся шерстью вместо волос одним шампунем не справиться. Я решительно обрезала все 'сосульки' на уровне чуть ниже плеч, потом принялась так же бескомпромиссно срезать колтуны. Значительно уменьшив количество волос на голове, я заставила его окунуться в воду и трижды помыла его шевелюру шампунем.
  'У этого грязнули светлые волосы! Не то чтобы блонд, скорее пепельно-седой цвет. Это сколько же он не мылся? Какое счастье, что вода в этом водоеме проточная, иначе мне пришлось бы мыться повторно'.
  Откинув назад чистые волосы, я принялась за лицо. Избавившись от бороды, я снова потрясённо замерла: нет, он не был красив, он был просто...
  'Потрясающий!'
  И даже не во внешности было дело. Слегка голубоватая кожа, жуткие белые глаза в ореоле темных полукружий, нос с горбинкой, широкие, почему-то темные, брови, глубокая морщина между ними, тяжелый подбородок, выраженные носогубные складки и уродливый шрам от лба до левой щеки - это было лицо несгибаемого, прошедшего тяжелый жизненный путь, но абсолютно непобедимого мужчины. Вот это харизма, вот это сила, вот это магнетизм!
  Он не был красив, но и взгляд оторвать - невозможно. Затаив дыхание, я рассматриваю его лицо и чувствовала себя художником, из-под кисти которого родился шедевр.
  'Невероятно! Вот вам и мистер Ужастик!'
  Пребывая в смятении, я протянула мужчине губку и мыло. На большее я сегодня была не способна, хоть бы увиденное осмыслить. Он осторожно обхватил мои запястья и вгляделся в глаза. Я мотнула головой: слов нет, эмоций тоже. В голове - бессвязная пустота, и я сама себя не понимала.
  Опять машинально ткнула в его грудь губкой и мылом. Незнакомец отпустил меня и забрал все из моих рук. Я встала, все так же, не отводя взгляда от его лица, взяла полотенце, накинула прямо поверх мокрого белья и вылезла из бассейна. Резко выдохнув, я с трудом выговарила:
   - Дальше справишься сам, - и, даже не удостоверившись в том, понял он меня или нет, подхватила одежду и выбежала из пещерки.
  
  Нургх
  Как же вовремя я это заклятие использовал, иначе бы уже опять сорвался. Спокойно сидеть и наблюдать, как купается девушка, явно было выше моих сил, но и уйти я не мог. И дело было вовсе не в магическом светляке - он не требовал с моей стороны никаких усилий и тем более присутствия. Осознав намерения Диийн, я сослался на него как на предлог.
  'Да если надо, я этих светляков по всем пещерам навешаю. Я и не думал, что она в темноте не видит. Вот и ещё одна странность'.
  Диийн, прикрыв глаза и тихонько постанывая от удовольствия, нежилась в воде. Её эмоции смешивались с моими собственными чувствами в какой-то дикий коктейль. Похоже, применение заклинания станет ежедневной необходимостью, по крайней мере до тех пор, пока мы не сможем понимать друг друга. Необходимо объяснить ей все, тогда она не будет меня бояться.
  Затаив дыхание, я наблюдал, как она моет свои пушистые волосы. Потрясающий цвет, никогда не встречал подобного. Рука непроизвольно сжималась от желания коснуться их, но я знал, что напугаю девушку этим. А она впервые с момента нашей встречи совершенно спокойна и расслаблена.
  'Поразительно спокойна!'
  Я замер, боясь вспугнуть мгновение малейшим движением. Это были лучшие минуты моей жизни. Не знаю, чему я обязан этим нежданным счастьем - обретением Связанной, но уже не отпущу его, не позволю отобрать никому, буду защищать до самого конца. А в моей жизни окончанием любого противостояния может быть лишь победа, иначе меня бы давно не было в живых.
  Я поймал ее взгляд, обращённый на меня, и решил уйти, лишь бы не расстраивать. И что же? Я опять оказался не прав, и снова оказался потрясен ее поступком: она предложила мне присоединиться.
  'Неужели? Или я снова не могу понять ее действий? Возможно, на нас действует магия Обряда, но откуда мне знать об этом?'
  Покинув собратьев еще ребенком, я мало интересовался этой частью жизни.
  Чтобы она не успела передумать, я поторопился к бассейну.
  'Стоп! Я опять себя не контролирую? Надо вести себя спокойнее, не пугать ее'.
  Я решил полностью подчиниться ее желаниям. Это дико, но раз она хочет сделать меня более приятным для себя, то мне это только на руку. С самого начала было ясно, что Диийн, в отличие от меня, жила в более комфортных условиях. Я же выглядел и воспринимался ею, как грязное и неухоженное животное. Я и сам думал, привести себя в порядок, став похожим на разумное существо, но позже, когда она уснет.
  Я ощущал скрытый страх Диийе, но несмотря на него она медленно коснулась моего лица. Я старался не шевелиться и показать ей, что никакой угрозы не представляю. А ещё не отрывал глаз от лица девушки, боюсь опустить взгляд ниже.
  'Кажется, справился!'
  Она отмывала моё тело от грязи и пота, с каждой минутой действуя всё увереннее. Я физически чувствовал её все возрастающее удивление.
  Я настороженно прислушивался к ее чувствам, пытаясь понять реакцию на результат собственных стараний. Я уже и не помнил сам как выгляжу, но очень хотел быть приятным ей, боялся пропустить хоть малейший намек на отвращение, но и страшился почувствовать его. Помнится когда-то, очень давно, меня совсем не считали красавцем. Но, если вдруг древний дар не подводит, ее просто переполнял восторг! Незаметно выдохнул.
  'Да! Я ей нравлюсь!'
  Диийн собралась уйти. Пытаясь удержать, я осторожно обхватил её руки, но в ответ получил волну растерянности и смущения. Она покачала головой, и я разжал пальцы, отпуская. Пусть уходит, это к лучшему. Я и сам боялся, что даже под действием заклятия не сдержусь и наброшусь на нее.
  Счастье - чувство из, казалось бы, давно забытого детства - переполняло меня. 'Больше я не одинок'.
  Прислушиваясь к шагам Диийн, к ее дыханию в соседней пещере, я продолжил мыться уже сам. То, чем меня мыла Диийн было мне не знакомо, но как этим пользоваться я уже понял.
  'Откуда же ты явилась, Связанная моя?'
  Я вылез из бассейна и некоторое время просто стоял, принюхиваясь и прислушиваясь, пытаясь понять, чем занята Диийн: приятный, но не привычный аромат ее чистой одежды смешался с ароматом ее тела и моющих жидкостей. Сердце бьется часто-часто - очевидно, она ожидала моего появления с некоторым напряжением. Что ж, не буду разочаровывать тебя, Связанная моя. Да и пора уже дать понять, что слепое подчинение не свойственно мне.
  Меховой наряд, который я всегда одевал, чтобы спрятать собственный запах, решил оставить тут и решительно, хотя и несколько медленно для меня, направился в большую пещеру. В душе вспыхнуло чувство озорного предвкушения.
  Реакция Диийн мне определенно понравилась. Кинув на меня быстрый взгляд, девушка потрясенно замерла, а потом тут же перевела взгляд на огонь в очаге. Чувствуя, как её сердечко начинает стремительно колотиться, я спокойно прошёл к мешку со своими пожитками и достал простые кожаные штаны. Натянув их, решил так же сменить шкуры на ложе. У меня были шкуры двух убитых мною орханов. Выделав их, я так и не решился использовать - было жаль растрачивать в пустую такой потрясающий мех. Зато сейчас был особый повод.
  Заново укрывая ложе, я ощущал взгляд Диийн: она сидела у очага, сушила волосы и украдкой, из-за огненного водопада, наблюдала за мной.
  'Напряжена'.
  Её беспокоило моё поведение. Что ж, будь она знакома с Обрядом, у нее сейчас не было бы вопросов. Пора было успокоить мою Связанную. Жаль, что у меня не было связующих браслетов - как замечательно было бы вручить их сейчас. Но изгнанникам не полагаются семейные реликвии. Да и кто мог подумать, что они мне когда-нибудь понадобятся.
  Я подошёл к Диийн и, ласково погладив большим пальцем ее запястье, поднял девушку на ноги. Она попыталась что-то сказать и одновременно отнять свою руку. Я не позволил и, коснувшись руками ее губ, остановил эту бессмысленную для меня речь и мысленно послал по её венам волну расслабленности и неги, подхватил сразу ставшее покорным тело и отнёс на ложе. Я лёг рядом, накрыл нас второй шкурой, осторожно придвинул голову Связанной к своей груди, прижался подбородком к ее макушке и ласково прошептал:
  - Спи. У нас еще много времени впереди. Мы научимся понимать друг друга, ты узнаешь меня. Я смогу защитить тебя. Просто спи. Тебе нужен отдых.
  Почувствовав, что Диийн уснула, я осторожно коснулся её губ нежным поцелуем. Пусть будет так. Теперь у моей жизни появился смысл, а вместе с ним и причина не только жить дальше, но и сделать эту жизнь полноценной. Я не мог обречь ее на жалкое существование, подобное моему, а значит...
  'Пришла пора вернуться'.
  
   *****
  Где-то далеко
  
  В этот миг белая вязь на связующих браслетах вспыхнула ярким светом. Мальчик, сидевший в кресле с книгой, резко обернулся. Увидев этот свет, он потрясенно вскочил и с криком выбежал из комнаты:
  - Папа, мама! Браслеты! Они светятся!
  - Значит, он все же выжил?! И даже прошел Обряд. Но как? И почему Жертва согласилась?
  Двое, склонившись над изящной парой браслетов, замерли в недоумении.
  - Что ж, это не так важно. Это даже к лучшему... Теперь его можно уничтожить. Надо срочно найти Нургха.
  
  Глава 5
  
  Дина
  Проснулась я отдохнувшая и полная сил. Не открывая глаз, я прислушалась, пытаясь понять, рядом ли мой ужасающий пленитель. То, что на ложе я была одна, почувствовала сразу.
  Под меховым покрывалом было тепло и уютно. В памяти всплыли обрывки вчерашнего вечера. Явившись после купания обнаженным, с капельками воды на поджаром, перевитом мышцами теле, мистер Ужастик просто деморализовал меня. Никогда не думала, что, глядя на голого мужчину, можно испытывать такой трепет и восхищение. Не было даже неловкости или стыда. Он настолько спокойно и естественно вел себя, что возникало ощущение абсолютной правильности происходящего. В каждом его движении была видна привычка не принимать в расчет ничье мнение, кроме собственного.
  'Если представить, что он тут долго жил один, то, наверное, это стало для него нормой'.
  Увидев, что он готовит ложе на двоих, я поймала себя на мысли, что подобная перспектива пусть и рождает в душе волнительный трепет, но уже не кажется неприятной.
  'Как же странно и нетипично я реагирую на этого мужчину. Но пока не разберусь в окружающей действительности, мне лучше бы повременить с любовными отношениями, особенно с непонятными голубокожими великанами'.
  Впрочем, я совершенно напрасно переживала на этот счет. Наверное, в глубине души, на подсознательном уровне, я поняла это еще тогда, когда он взял меня за руку, собираясь отвести к своей постели. Засыпать в объятиях, прислушиваясь к четкому ритму его сердца, было необычайно приятно. Я знала, что рядом с ним я в безопасности.
  Наконец, решив, что в пещере никого кроме меня нет, приподнялась и огляделась. Я действительно была одна. В очаге горел огонь, а выше, под потолком, висели три ярких светящихся шара. Однако!
  С удовольствием провела рукой по длинному ворсу белого блестящего меха: никогда не видела подобной красоты. 'Шубу бы такую!' - с грустью вспомнила я о родном мире. В этом мире огонь и пища имели большую ценность.
  Пока хозяин жилплощади не вернулся, надо было встать. Натянула стоявшие рядом кроссовки, взлохматила волосы и подумала о том, предусмотрены ли в этом жилище удобства.
  'Наверное, умыться можно водой из бассейна, а вот потом придется топать наружу и искать кустики'.
   Прихватив ветровку, направилась к соседней 'купальной' пещерке. Светящиеся шары были и там. Этот маленький жест внимания и заботы приподнял мне настроение, и я решила, что с сегодняшнего дня начну учиться жить в этом мире. Отыскала в сумке щётку и пасту, почистила зубы и умыла лицо.
  'Так, теперь наружу'.
  Обернулась и увидела великана, наблюдавшего за мной. Не зная, как вести себя, я неловко замялась на месте, переступая с ноги на ногу. 'Эх, ну как бы языковой барьер преодолеть?' Видимо, поняв, в чем причина моего беспокойства, меня взяли за руку и повели куда-то. Сейчас, при свете, я увидела в углу наружной маленькой пещеры полог из шкуры - именно к нему меня и подвели. Отдернув полог, я обнаружила выемку площадью метра в полтора, в центре - глубокая трещина, в которую сбегал по боковой стене небольшой ручеек. Похоже, отныне мой девиз будет звучать так - чем непривычнее, тем нормальнее.
  Вернулась к очагу и сразу почувствовала запах еды. Да, сытный завтрак был именно тем, что сейчас требовалось мне в первую очередь. Приглашающе указав мне на печеную рыбу, сам белоглазый исполин отошел в сторону и принялся собирать в кожаный мешок какие-то вещи, сворачивать шкуры с потрясающим белым мехом.
  'Он покидает это место?'
  Я внутренне напряглась, и мужчина резко обернулся ко мне, что-то мягко прорычав, потом махнул рукой и, подойдя вплотную, провел по волосам ладонью.
  'Ободрил? Надеюсь, это означает, что меня не собираются здесь бросать'.
  Быстро прикончив рыбу и запив её водой, я встала с намерением помочь со сборами. Получила свою сумку с явным намеком, что ее собираю самостоятельно. Не вопрос!
  Быстро сложив свои банные принадлежности и подсохшее за ночь белье, села в сторонке на камень, чтобы не мешать стремительным движениям мужчины. И принялась заплетать косу, а то путешествовать 'растрепанной' неудобно.
  Расчесывая волосы, наблюдала за сборами. Я все никак не могла отойти от вида отмытого 'чудовища'.
  'Какой мужик впечатляющий!'
  Сегодня он был полностью в кожаной одежде: брюках и чем-то вроде жилетки, на ногах - подобие высоких носков. Волосы стянуты ремешком в низкий хвост. В руках вроде бы оружие - острый шип на большом кольце и странной формы меч. Нет, я определенно рисковала влюбиться без памяти!
  Надо было отвлечься и заняться хоть чем-то полезным для самообразования, а то я без него как младенец беспомощный. И неизвестно же, что дальше будет. Может быть, сопроводит до ближайшего населенного пункта - и все. Он мне ничего не должен. Скорее уж я ему - за спасение от верной смерти.
  Белоглазый вынес все вещи наружу и вернулся за мной. Забрав мою сумку, повторил мой вчерашний жест, маня за собой. Что ж, иду следом.
  Бр-р-р-р.
  Опять ветер. То ли это место отличалось суровым климатом, то ли сезон такой, но погода не радовала. Моя ветровка не спасала от ветра, и после тепла пещеры я почти сразу продрогла. Попыталась глубже натянуть на уши шапочку. Кругом был всё тот же унылый пейзаж: буроватый песок, местами пронзённый каменными глыбами. И так до самого горизонта. Пещерка моего спасителя-похитителя тоже находилась под одной из этих скал. А вот небо сегодня было безоблачное, но непривычного для меня зеленоватого оттенка. Если у меня еще и оставались сомнения относительно того, на Земле я нахожусь или нет, то один взгляд на это небо их полностью развеял.
  Я опять увидела эту зверюгу. Подойти к ней близко я так и не решилась, а перспектива путешествия верхом на драконе не радовала вовсе. И тут этот динозавр повернул голову и... подмигнул мне. Я завизжала от неожиданности.
  Великан подошёл ко мне и, не дав возразить, усадил верхом на ящера, сам разместился сзади, укутал с головой в белую шкуру и обхватил руками.
  'Наверное, чтобы не свалилась. И спасибо ему за это!'
  Мы взлетели! Нашим самолетам до их драконов далеко - какие там воздушные ямы и реактивная скорость. И почему я не экстремалка? Сейчас бы пищала от восторга, а не от ужаса. Первые полчаса вообще от страха глаза открыть не могла, потом все же отважилась и уже не смогла закрыть - от наплыва впечатлений.
  'Вот это я понимаю - вид с высоты птичьего полета!'
  Понемногу расслабилась и откинулась назад, на твердую мужскую грудь.
  Под нами расстилалась бесконечная пустыня.
  'И где он только рыбу на завтрак достал? Наколдовал что ли?' - вот всегда так: в самый ответственный момент в голову мысли глупые лезут.
  Я заметила внизу животных, преследовавших кого-то. По крайней мере, мне они показались животными - о местной флоре и фауне я же ничего не знала.
  От плавного покачивания и тепла, я медленно заснула, а когда открыла глаза, поняла, что близился вечер. Внизу начали попадаться древообразные растения густо-фиолетового цвета.
  Ноги уже порядком затекли, да и с непривычки меня укочало. Я принялась ерзать, пытаясь хоть немного сменить положение тела. Дракон почти сразу начал снижаться, направляясь как раз к одной из рощ этих кричаще-ярких деревьев.
  'Ура, привал! Наконец-то!'
  Я слезла с ящера, ноги сразу 'пронзили' сотни уколов боли. Слегка поморщившись, я решила походить и размять конечности. Дракон, ссадив нас вместе с вещами, сразу же куда-то стремительно улетел, а мой спутник, бодрый в отличие от меня, начал обустраивать привал. Примерно через полчаса вернулся дракон с мелкой зверюшкой в лапе. Очевидно, это наш будущий ужин. Смотреть, как освежуют неудачливое животное, я не решилась, поэтому отошла к уже разгоревшемуся костру. Стемнело быстро. Я посмотрела на небо и с удивлением увидела там два небесных светила вместо одной привычной Луны.
  'Эх, где ты, дом?'
  После быстрого ужина мы легли у костра. Я с удовольствием заснула, укутанная в теплую шкуру и надежные объятия. Кажется, я начала привыкать к такой жизни.
  
  Нургх
  Невозможность нормального общения с Диийн меня очень тяготила и я решил обратиться к обучающей магией. Ведь она знает свой язык, поэтому под действием заклятия просто выучит еще один, как дополнительный.
  В успехе я был уверен, но проблема заключалась в другом - я владею атакующей и защитной магией, но не обучающей. Требовался маг-обучитель, найти такого можно было только в городе или крупном поселении, а мне появляться там опасно. Половину полета мы мысленно обсуждали это с Дирогом и в итоге решили на время выкрасть мага из Горда, ближайшего к нам селения.
  Причем основная часть операции должна была лечь на плечи Дирога, ибо любой дорг, увидев меня, сразу узнает. Сам факт нахождения шаенга в любом селении доргов - уже причина для массовой паники, а если у него еще и абсолютно белые глаза... В общем, весть о моем появлении быстро достигнет нужных ушей и приведет к самым нежелательным последствиям.
  Почувствовав состояние Диийн, я попросил Дирога приземлиться. Друг в ответ послал ехидную волну, но спланировал вниз и даже предложил поймать ужин, пока я разведу костер. Быстро справившись с обустройством ночлега, я освежевал пойманного перевертышем зверя. Диийн явно не желала наблюдать за разделкой будущего ужина и отошла к огню. Я нанизал куски мяса на прутики, пристроил их над костром и, мысленно попросив Дирога быть настороже, отошел в темноту - проверить окрестности. Вернулся как раз к моменту готовности мяса.
  Кроме нескольких скелетов животных со следами острейших зубов, мне ничего не попалось. Я предупредил Дирога о том, что рядом может быть стая зоргов. Быстро поужинав, мы с Диийн легли спать. Наверное, она впервые путешествовала подобным образом и сильно утомилась. Сжав в одной руке сорг, другой я прижал Связанную к себе и заснул.
  
  Глава 6
  
  Дина
  Я проснулась. Не открывая глаз и не двигаясь, попыталась понять причину пробуждения. Ничего необычного я не услышала, но внезапно поняла, что изменилось: ритм бьющегося рядом сердца изменился. Казалось, что мужчина рядом со мной всё так же расслаблен и крепко спит, но я почему-то была уверена, что это не так, и он готов вскочить в любое мгновение. Остатки сна развеяло. Я не знала, что насторожило моего спутника, но ничего хорошего это не предвещало.
  Вдруг раздался жуткий визг, у меня даже уши заложило. Мой спутник вскочил, а дальше вокруг завертелись, заметались неясные длинные тени. Костер почти потух, его света было недостаточно, чтобы разглядеть происходящее. Сжавшись в своем меховом коконе, я напряженно, до рези в глазах, всматривалась в темноту. Нечеловеческий визг практически не прекращался, как и странный звук, чем-то напоминавший скрип смычка, которым ведут по струнам неумелой рукой.
  Размытым пятном мелькал бледный силуэт моего спутника, иногда вспыхивал бликом клинок, отражая слабый свет костра. Страх меня буквально парализовал. Не зная, что происходит и что я могу предпринять, могла думать лишь об одном: 'Только бы он нас спас'.
  Внезапно ночь прорезала струя яркого пламени. Озарив все вокруг, она опалила жуткий извивающийся комок тел, многократно усилив визг, и позволила мне увидеть нападавших.
  Они выглядели как изможденные, покрытые морщинами... люди. Сгорбленные старики с длинными, практически касающимися земли когтистыми руками, ощерив ужасающие пасти с огромным количеством мелких и очень острых клыков, стремительно кидались на голубокожего великана. Оружие в его руках рассекало тела, и куски тварей разлетались во все стороны.
  'Как же их много!'
  Они лавиной накатили на моего спутника, желая повалить его на землю, пытались вцепиться зубами, вонзиться когтями, разорвать на куски. Рядом со мной вдруг шлепнулась отсеченная по локоть рука с отвратительными когтями, она продолжала извиваться и сгибать пальцы. В ужасе я пнула ее в костер.
  И вновь из драконьей пасти вырвалось пламя, и в его свете я увидела, что часть тварей, прекратив атаки, пожирает своих, уже поверженных, соплеменников. Меня замутило и, не сдержав отвращения, я вскрикнула. В тот же миг пылающие алым глаза моего защитника обратились ко мне. Зарычав, он стремительно набросился на остатки нападавших. Вспыхнуло и заискрилось синее пламя, мгновенно уничтожив все останки монстров.
  Темнота и тишина наступили внезапно. Все закончилось. Можно было выдохнуть и заплакать. Слезы потекли, сначала робкими ручейками, но с каждым мгновением усиливались, и вскоре я уже плакала навзрыд. Ярко-алые глаза тут же сфокусировались на мне, а сильные ладони нежно обхватили мое лицо. Что-то прорычав, мой, уже однозначно, спаситель, принялся плавно покачивать меня в руках. По телу, смывая шок и ужас пережитого, прокатилась жаркая волна, она вернула меня в состояние блаженно-сонной неги. Я и сама не заметила, как глаза закрылись.
  До самого пробуждения мне снились странные сны. Не иначе, все пережитое за последние сутки смешалось в миксере моего воображения и выдало интригующий результат. Мне снилось неописуемой красоты место на берегу небольшой реки, рядом с водопадом. Вода там была почему-то желтой, искрящейся и прозрачной. Кругом пели птицы, и разливался чарующий аромат неизвестных мне ярко-малиновых цветов, густо покрывавших ветви деревьев. Мой восхитительный спутник, опираясь спиной на ствол одного из этих деревьев, протягивал мне только что сорванную веточку, так же усыпанную дивными цветами. Его лицо было ошеломительно счастливым, а глаза... Нет, они не были белыми, наоборот - глаза, кроме светящейся голубоватой радужки, были черными, а радужку прорезал узкий вертикальный зрачок.
  Проснувшись, я специально прокрутила сон в голове, стараясь не дать ему растаять - хотелось запомнить его, сохранить в душе, как частичку чего-то дорогого и прекрасного.
  Выпутавшись из шкуры, я оглядела поляну и удивленно замерла. Помимо меня и моего спутника там находилось еще двое. Внешне они были похожи: темнокожие, с приплюснутыми носами, мохнатыми ушами и прямыми черными волосами. Один из них был явно старше - возраст выдавали многочисленные морщины и некоторая сутулость.
  Сидели мужчины молча, но напряженная атмосфера, взгляды, эмоции на лице создавали ощущение явного общения. Тот, что внешне выглядел старше, был очень напряжен, мне даже показалось - напуган. Его молодой сопровождающий наоборот широко улыбался. В какой-то момент он повернулся ко мне и подмигнул. Голубокожий великан мгновенно отреагировав на это подмигивание, полуобернулся ко мне и подозвал жестом. Я, заинтригованная, подошла ближе к мужской компании: очень хотелось рассмотреть незнакомцев.
  Осторожно присев рядом со своим спутником, я улыбнулась мужчинам. Пожилой ответил мне пристальным озадаченно-недоуменным взглядом, а второй вскинул руку и приложил ее на миг ладонью ко лбу. Даже не задумываясь о том, что означает этот жест, я зачарованно уставилась на его кисть - на ней было шесть пальцев!
  Я не успела отойти от потрясения, а великан осторожно взял мою руку и, ободряюще погладив, передал пожилому мужчине. Тот, с аналогичным моему изумлением уставился на мои пальцы, взял кисть в одну руку и накрыл другой. Не понимая, что происходит, я внимательно следила за происходящим. Голову резко пронзила боль, и я, не сдержавшись, застонала. Мой спутник медленно провел рукой по волосам - и боль отступила. Прикрыв глаза, я сосредоточилась на ощущениях.
  - Сколько времени понадобится?
  Я пораженно осознала, что это произнес сидевший рядом мужчина, и я поняла его! Суть происходящего стала сразу ясна: 'Ура! Теперь не придется мучиться, пытаясь освоить эту нереальную абракадабру'.
  - Все зависит от индивидуальных способностей, Господин, но максимальный срок усвоения не превышает суток, - ответ прозвучал несколько скованно; после небольшой паузы, с дрожью в голосе: - Как... как Вы поступите со мной?
  - Посмотрим. Я еще не решил, что сделать.
  - Понятно, - обреченно прошептал 'учитель' и медленно выпустил мою руку.
  Я же, преисполненная огромной и искренней благодарности, порывисто наклонилась к нему и поцеловала в щеку, прошептав:
  - Спасибо огромное!
  В ответ мужчина дернулся и резко отстранился, не сводя круглых от ужаса глаз с моего спутника. Я с недоумением тоже повернулась к нему и увидела прищуренные белые глаза, устремленные прямо на меня. Не зная, чем он так недоволен, я протянула руку и, пребывая в эйфории от счастья и уверенности, что теперь мне и море по колено, погладила его по волосам и подбодрила:
   - Не стоит волноваться, все обязательно устроится к лучшему.
  Молодой мужчина после этих слов откинулся назад и громко расхохотался, а его пожилой спутник, напротив, с ужасом и недоумением воззрился на меня. Белые глаза продолжали властно удерживать мой взгляд, порождая в душе сомнения и трепет.
  'Наверняка опять ляпнула несуразицу'.
  Мне стало как-то неуютно и захотелось отвернуться. Тут белоглазый великан резко перевел свой взгляд на моего 'учителя', после чего оба незнакомца, как по команде, поднялись и направились прочь от нашей стоянки. С сожалением проводив их взглядом (все же хотелось расспросить о многом), я решила заняться допросом единственного доступного мне сейчас объекта:
   - Как тебя зовут?
  - Нургх, - лаконично прозвучало в ответ.
  Какой же он суровый. Да и имя подстать.
  - А меня Дина. Если совсем правильно, то Ундина, как морского духа. Но все обычно зовут просто Дина.
  - Тебя назвали в честь морского духа?!
  
  Нургх
  Это многое объясняло. К примеру, как она смогла повлиять на воду, отправляя мне Зов. Все представители моего народа - маги воды. Именно на этой основе строятся все наши магические умения и осуществляется Обряд поиска Связанной. Я, ко всему прочему, ещё и сильнейший маг крови, поэтому обладаю абсолютной властью над любым живым существом, включая и соплеменников.
  - А кто были эти мужчины? И они вернутся еще? - спросила Дина.
  Вопрос несколько насторожил, но в ответе я был уверен абсолютно: маг-обучитель уж точно не пожелает ещё одной встречи со мной. Наложив на него маяки вечного контроля, я предупредил, что стоит ему хотя бы словом упомянуть все произошедшее, и он мгновенно превратится в кучку золы. Опасаясь за свою жизнь, он поклялся никогда даже не вспоминать о нас. И его можно было понять: ещё ни разу за всю историю доргу не было позволено увидеть Связанную шаенга. А тут ещё и Дина так легко его коснулась - у старика чуть сердце не остановилось.
  - Это дорги, - взглядом я дал понять, что считаю ответ исчерпывающим.
  - М-м-м... А кем были те... ну, которые ночью?.. - она судорожно вздохнула и замолчала, обводя глазами место ночного сражения. - И еще объясни, куда мы направляемся?
  - Стая зоргов. Они не представляют особой опасности, по крайней мере, в моем присутствии. Ты совершенно напрасно переживала. На будущее - не стоит волноваться по таким пустякам.
  Дина смотрела на меня с явным недоверием, поэтому я объяснил:
  - Я отличный воин и сильный маг. Уверяю тебя, мне много раз приходилось с ними сталкиваться. Что же до цели нашего путешествия, то это долгий разговор, и время для него ещё не пришло. Полагаю, тебе пора завтракать.
  Вернувшись к костру вместе, мы исследовали съестное, принесенное Дирогом из селения. За безопасность Дины я не волновался. Еще ночью, укачав ее после нападения, я, потратив огромный запас сил, наложил максимально возможную защиту: отныне любой, кто попытается ее физически уничтожить, сгорит мгновенно. А в пределах моего восприятия других сильных магов, способных мне противостоять, не было.
  Разогрев мясную похлебку и напиток, я набросился на свою часть еды: аппетит после такой громадной траты магических сил просыпался зверский.
  - А где ящер? - Дина с любопытством озиралась в поисках моего напарника.
  - Возвращает мага-обучителя, - в ответ меня затопило изумлением и сомнениями девушки.
  - Так тот молодой... дорг? Он что - и есть дракон? Он перевертыш?
  - Дорги все обладают вторым телом. Дирог - ящер.
  - Потрясающе! А тот, второй, кто?
  - Ёж.
  Дина так и замерла, не донеся ложку до рта, удивлённо глядя на меня.
  - У меня тоже есть вопросы. И самый главный: как ты оказалась в той пещере, где я нашел тебя?
  Девушка уставилась в миску с похлёбкой. Я сразу почувствовал, что она мучительно решает, какой дать ответ. Для меня эта информация была важна, но я готов был и подождать, пока она не начнет доверять и не расскажет всё сама.
  - Я точно не знаю как. Это просто произошло. И я не помню, что этому предшествовало, - в её голосе сквозила неуверенность. - Просто открыла глаза и... оказалась рядом с той пещерой.
  Я кивнул, принимая такой ответ.
  - Что ты намерена делать? - решил уточнить на всякий случай.
  - Не знаю. Если я не в тягость, хотела бы остаться с вами, пока не... вспомню все и не решу, как быть дальше.
  Я задумался. Не хотелось напугать Дину, рассказав ей всю правду о нашей связи, я бы предпочёл дать ей время узнать меня получше, чтобы принять осознанно. Но и лгать ей я не мог.
  - Ты нам не в тягость. И лично я не уверен, что позволю тебе покинуть нас, даже если ты решишь это сделать.
  Она хмыкнула и пожала плечами, явно не принимая всерьез моё предупреждение.
  - Ты не похож на Дирога. Значит, ты не дорг? И вообще, много тут... других рас?
  'Какой интересный вопрос!'
  - Я - шаенг! И мы действительно отличаемся от доргов, поскольку являемся другой расой. Больше разумных созданий в нашем мире нет.
  - А ваш мир, он... как называется? - Дина смущенно отвела взгляд, прекрасно понимая всю странность таких распросов.
  - Ниар.
  - А вы тоже можете изменяться? - она затаила дыхание в ожидании моего ответа.
  - Нет. Шаенгам это не требуется. У нас другие... преимущества.
  - А тут есть места, где проживает сразу много доргов и шаенгов?
  - Дорги и шаенги не живут вместе. У доргов много поселений по всему миру, но этот континент самый малообитаемый. А шаенги живут в своих отдельных... городах.
  Дина задумалась. Ей явно хотелось развить эту тему и выяснить, почему мы не живем вместе, но она не решалась. Поэтому и переключилась на другое:
  - А другие континенты густо населены? Их вообще много? Континентов?
  - На Ниаре четыре континента, но один из них полностью скован льдами, а тот, на котором мы находимся сейчас, - Пританис - практически весь покрыт пустынями и тоже очень неудобен для жизни. Два оставшихся же... Да, на них много поселений.
  Тут моя Связанная поняла, что незнание столь элементарных вещей является большой странностью, поэтому, дослушав меня, пожала плечами и с извиняющейся улыбкой пояснила:
  - Всё это я тоже почему-то... забыла. Может быть, головой ударилась.
  И окончательно смутившись, она замолчала.
  Тут я уловил мысленный призыв друга и, поднявшись, сказал Дине, что пора собираться в путь.
  
  
  Глава 7
  
  Дина
  Мы продолжили путь. Днём совершали перелеты, а ночью отдыхали. Дирог или Нургх охотились, добывая нам еду. Ящер за все это время так ни разу и не обратился, и я подозревала, что это Нургх не позволяет ему. Шаенг порой выводил меня из себя своей бескомпромиссной манерой принимать решения за всех, и за меня тоже. Впрочем, его высокомерие искупалось заботливостью. Я ловила себя на мысли, что будет крайне сложно расстаться с таким мужчиной.
  В полете мы много разговаривали. Я узнала, что Нургх может со всеми общаться мысленно, и мы тренировались делать это вдвоем. Меня в такие моменты очень беспокоило: читает ли он все мои мысли или только те, что я адресую ему. Ибо, если читает...
  'Можно сгореть со стыда!'
  Взаимоотношения между нам установились удивительно теплые. Мне было так легко и спокойно с ним, словно мы были давно знакомы.
  По мере нашего продвижения местность вокруг менялась: казалось бы бескрайняя бурая пустыня наконец осталась позади, лишь изредка еще попадались песчаные проплешины. Растения поражали меня буйством красок: от ярких малиновых и фиолетовых деревьев до ржаво-желтой травы с крупными цветами самых поразительных расцветок.
  Во время перелетов я порой часами всматривалась в расстилающуюся под нами панораму. Теперь наш маршрут пролегал в основном над лесами, воздух стал более влажным, начали попадаться озёра. В одном из них, во время очередной остановки, Нургх организовал мне ванну, каким-то непостижимым образом отделив часть воды и нагрев её. Естественно, его я тоже заставила искупаться.
  День пролетал за днем, а я ловила себя на мысли, что совершенно не скучаю по родному миру. Мне ведь не к кому возвращаться.
  'По какой бы причине я не оказалась на Ниаре, но это шанс начать новую жизнь с нуля', - так моё решение стало окончательным.
  Каждый раз на привале, пока Нургх занимался всеми бытовыми вопросами, я подходила ближе к деревьям, желая вдоволь насмотреться на чудо, которым для меня стала местная природа. Ароматы цветов радовали обоняние не меньше, чем изобилие красок - глаза. Несколько раз мне удавалось даже заметить мелких зверьков, похожих на наших белок и других грызунов. И каждый раз меня беспокоил вопрос: это просто животные или это дорги во втором теле?
  Я все больше и больше узнавала шаенга, но все так же практически ничего не знала о нем. На все мои вопросы о прошлом он давал скупые односложные ответы или вовсе отмалчивался, давая понять, что тема не обсуждается. Вот именно этот контраст между заботливой открытостью и суровой скрытностью удерживал меня от окончательного сближения с ним. Я боялась довериться своим ощущениям и оказаться бессовестно обманутой. В то же время присутствие этого мужчины рядом не оставило меня равнодушной. Я уже начинала задумываться над тем, каким может быть наше совместное будущее.
  На пятые сутки путешествия мы приблизились к какому-то городу. Об этом мне сообщил Нургх. Ящер приземлился, а когда мы слезли, он перекинулся в того молодого человека, что смеялся надо мной. Нургх надел тёмный плащ с глубоким капюшоном и перчатки, принесенные заботливым Дирогом из предыдущего поселения. Под плащом он укрыл и свой сорг, который, как я уже знала, являлся исключительным оружием его народа и обладал какими-то скрытыми свойствами. Мне же выдали нечто напоминавшее монашескую рясу, с таким же глубоким капюшоном, и велели надеть перчатки, хотя даже в них руки сказали прятать в карманах. Вот в таком виде мы и приблизились к городу.
  Сам город доргов превзошел все мои ожидания. В первую очередь поразили размеры поселения - это был настоящий мегаполис. А во вторую - отсутствие каких-либо стен. Сразу начинались невысокие двухэтажные домики и простые деревянные навесы. Рядом с каждым жилищем была роща или хотя бы лужайка, примыкавшая непосредственно к дому, и создавалось ощущение, что город полностью находится в лесу. Так непривычно было идти по широким улицам, окруженным старыми деревьями или зелеными полянками, среди которых виднелись неприметные домики. Я впервые видела, как живут обитатели этого мира, - пещеру Нургха я, по понятным причинам, в расчёт не брала - и была крайне изумлена.
  - Они специально в лесу поселились? - не удержалась я от вопроса.
  - Нет. Это старый город, за много поколений они вырастили его. Если будем в той части, где селится молодежь, то увидишь совсем еще молодые деревья. И, Дина, будь внимательна, не растопчи кого-нибудь из местных жителей.
  Я резко остановилась, уставившись на дорогу. Сама мысль о возможности наступить на какого-нибудь ужа, который тут же мог обернуться уважаемой старушкой, испугала чрезвычайно. А так увлеклась местной 'архитектурой', что совсем перестала обращать внимание на окружающих.
  Оказалось, зря.
  Приглядевшись, я заметила, что кругом, помимо уже встречавшихся мне темнокожих доргов, занятых обычными будничными делами, было много животных самых разных видом. С радостными визгами и рыками наперез нам промчалась ватага какой-то разношерстой - в буквальном смысле - малышни. Стройная коняжка, гневно тряся гривой и угрожающе стуча передними копытами, загоняла в дом невысокую девочку. На ближайшем дереве три белки собирали орехи в большое лукошко, пристроенное в развилке.
  - А как вы узнаете, на каких животных можно охотиться? Или разумные живут только в поселениях? - я мысленно задала Нургху давно назревший вопрос.
  Его мое непонимание явно озадачило.
  - Их невозможно спутать. У них аура, излучение мозга, эмоции, сердцебиение, запах и поведение совсем разные. В общем, они совершенно непохожи. Со временем ты это сама осознаешь.
  - А нас они тоже чувствуют?
  - У доргов хорошее обоняние, поэтому, конечно, они нас заметили. Но я умею подстраиваться под их восприятие, поэтому наши с тобой запахи они не воспринимают как чуждые, да и в городе всегда много путешественников.
  - А где мы остановимся? Или можно просто выбрать любую полянку для ночлега?
  - Видишь эти столбы? - и Нургх махнул рукой в сторону ближайшего деревянного колосса, украшенного странной резьбой. - Они обозначают собственность, а так же указывают на личность владельца. Поэтому устроиться на чьей-то полянке нельзя. Мы остановимся на постоялом дворе.
  Вскоре мы вышли к огромной поляне, посреди которой возвышалось массивное строение.
  'Вот уж действительно постоялый двор!'
  На поляне, рядом с небольшими кожаными шатрами, располагались дорги, группами и поодиночке, как в человеческой, так и в иных ипостасях. Нургх нашёл свободное место у края поляны, рядом со специально оборудованным кострищем. Стараясь сильно не озираться, я присела на деревянную чурку. Дирог переглянулся с Нургхом и отправился к центральному строению, вернулся он оттуда уже с каким-то рулоном и кольями. Передав все это Нургху, перевёртыш снова ушёл, как оказалось, за дровами для очага.
  Решив поучаствовать в установке палатки, я встала и подошла ближе.
  - Могу помочь?
  - Нет, отдыхай, я сам справлюсь.
  - Кстати, а в главном здании разве нет жилых комнат?
  - На верхнем этаже живет семья владельца, а нижние заняты кладовыми с запасами и складами с инвентарем. Так же кухня и столовая, для тех, кто не желает есть под открытым небом. Ты где предпочтешь перекусить?
  - Наверное, в столовой, - мне было любопытно посмотреть, что внутри, и попробовать местную еду.
  
   Нургх
  Чувствовал я себя скверно. Странное предчувствие не давало покоя. Возможно, дело в том, что я давно отвык от общества других разумных существ? На всякий случай, я не снимал сорг и настороженно прислушивался. Дирог принес дрова и, сложив их для вечернего костра, мы втроем направились обедать. Моя Связанная из-под темного капюшона бросала по сторонам любопытные взгляды. Какой же она еще, в сущности, ребенок!
  Внутри свободными оказались два крайних стола. Заняв один, я сел так, чтобы оказаться спиной к посетителям, - опасался нечаянно приоткрыть лицо во время еды. Дирог и Дина устроились напротив. К нам тут же подошел хозяйский сын, судя по запаху выбравший вторым тело оленя. Мы заказали мясное рагу, творожную кашу и ягодный пирог с горячим напитком.
  Я осторожно прощупал эмоции присутствующих. Каких переживаний только не было - от утомительно-раздраженных до яростно-завистливых. Особенно негативно 'фонила' компания из шести доргов у дальней стены.
  Принесли обед, и мы сразу накинулись на горячую еду. Даже я получал от трапезы удовольствие, ведь провел многие годы, питаясь более грубой пищей, Дина же с восторженным интересом сначала осмотрела содержимое тарелок, а потом начала пробовать. Неспешно наслаждаясь обедом, мы с Дирогом мысленно обменялись мнениями о дальнейшем пути. У нас было два варианта, как выбраться с континента: быстро - через переместительные ворота, расположенных в ближайшем городе шаенгов, или долго - обычным морским судном.
  - Уверен, что никто сейчас не ожидает твоего появления. Если будете осторожны, то сможете неузнанными пройти через ворота, - настаивал на своем Дирог.
  - Но если что-то пойдет не так, то на выходе нас уже будут встречать! И ладно бы я был один, но Диной я так рисковать не могу, - категорично осадил я его.
  - Учитывая, что уже начался сезон холодных ветров, мы можем и вовсе не найти корабль, который согласится выйти в дальние воды, - буркнул в ответ дорг.
  Меня это тоже беспокоило. Но на такой случай я оставил крайнее средство - личную убедительную беседу с капитаном.
  Внезапно органы чувств окатило волной изумления и любопытства. Как бы невзначай повернув голову, я заметил взгляд одного из тех шести неприятных доргов, направленный в нашу сторону. Проследив его направление, увидел, что Дина, увлеченная наблюдением за хозяином корчмы, виртуозно разливавшим пенный напиток, сильно наклонилась вперед, и от этого ее коса выскользнула из-под плаща. При ярком освещении, на темной ткани платья, медные волосы просто пылали. Мне сразу стала ясна причина его изумления - все дорги обладали прямыми черными волосами. Плавно подняв руку, я убрал косу под капюшон, перекинув ее за плечо Дины.
  Раздосадованный нежелательным вниманием, я мысленно сказал спутникам, что мы уходим. Дирог сразу встал, а Дина замешкалась. Она протестующее протянула руку и, подняв ко мне лицо, попросила:
  - Давайте еще посидим.
  Она и не заметила, что стала объектом чужого интереса.
  Успев только категорично мотнуть головой, я ощутил быстрое приближение того самого дорга.
  - Дорогуша, - громко вскрикнул он, еще не дойдя до нас, - присоединяйся к нашей компании. Мы не торопимся и всегда готовы следовать пожеланиям такой милейшей особы.
  Дина вздрогнула и сразу же вскочила. Дирог сделал шаг наперез доргу. А я, сжав ладонь девушки, быстро повёл её к выходу. Это не смутило нагловатого преследователя. Оттолкнув ящера с пути, он резво схватил Дину за другую руку и потянул на себя, желая задержать. В моей крови мгновенно вспыхнул огонь бешенства. Я тут же выхватил сорг и провёл им в воздухе невидимую черту. Тело дорга упало к дининым ногам, разрубленное пополам. В столовой воцарилась оглушающая тишина, и в ней я отчетливо слышал сиплое дыхание Дины, у которой от ужаса сдавило горло.
  Я подхватил на руки её обмякшее тело и вынес наружу. Следом выскочил Дирог. В душе все еще клокотала ярость - мы сделали ошибку, явившись сюда.
  'Начинаю понимать, почему Связанным так редко позволяют покидать пределы наших городов'.
  
  
  Глава 8
  
  Дина
  Даже не знаю, какими словами можно было описать мое состояние. Меня накрыло одновременно чувством вины и непередаваемым страхом перед Нургхом.
  'Он же просто монстр!'
  Такую жестокую расправу над мужчиной в данной ситуации я считала недопустимой. Один миг, легкий взмах руки и... все! Я впервые видела смерть, вот такую смерть - от руки другого. И не ради защиты жизни.
  'Это самое настоящее убийство!'
  Причем Нургх отнесся к этому, как к совершенно рядовому, не стоящему даже внимания событию. Доставив меня к нашей палатке, он совершенно обыденно поинтересовался моим самочувствием и предложил укутать в шкуру, если мне прохладно. Я была потрясена таким безразличием к собственному поступку. А еще я корила себя за легкомыслие: послушалась бы сразу - и этой смерти не было бы.
  Отпрянув от него, я отошла подальше. Он сначала двинулся следом, но потом сжал кулаки и застыл на месте. Мне же хотелось лишь одного - убежать и никогда больше его не видеть.
  Со стороны главного здания послышался многоголосый рокот. Толпа доргов явно направлялась к нам. Нургх тоже их услышал и, бросив на меня предостерегающий взгляд, обернулся. Увидев в этом свой шанс, я, поначалу робко, а потом все увереннее, начала тихонько отступать с поляны, в лес. Воспользовавшись тем, что оба моих спутника были вовлечены в гневную беседу с хозяином постоялого двора и поддерживавшими его гостями, я достигла границы леса, развернулась и бросилась бежать. Неслась я на пределе своих сил и возможностей, совершенно не задумываясь о направлении, дороге и нарушении границ личной собственности. Несколько раз с моего пути кто-то резко отскакивал, но это никак не сказалось на моей скорости. В душе было так мерзко, что хотелось просто раствориться в окружающем пространстве, забыть обо всех терзаниях. Остановилась я, только полностью обессилев, упала на колени и еле успела выставить руки, чтобы не хлопнуться лицом в грязь.
  Хрипло и натужно дыша, я попыталась оглядеться. Увы, не успев толком ничего увидеть, я почувствовала, как кто-то схватил меня сзади за шею. Резко подняв с колен, с меня грубо сдернули капюшон. Я услышала потрясенное ругательство и только тогда осознала, что это не Нургх. Резко дернувшись, я попыталась вырваться, но меня грубо дернули за косу и, схватив за руки, повалили лицом на землю, не позволяя и вскрикнуть. Руки грубо скрутили за спиной, в рот вставили кляп и, накинув на меня какой-то мешок, понесли.
  Как же страшно! Своей истерикой я навлекла на себя ещё большую беду. Как теперь вернуться к моим спутникам? Как хотя бы вырваться на свободу?! Мои мысли были прерваны диалогом этих подонков:
  - Ты видел ее волосы? Понятно теперь, почему из-за нее этот в капюшоне схватился за меч.
  - Да, сильный ублюдок! Жаль беднягу Фреза. Но надо поспешить, не хотелось бы мне нарваться на него снова.
  - Думаю, он не скоро еще сможет кого-то преследовать. Это было отличным ходом - натравить на него хозяина. И так удачно, что девка сама сбежала нам в руки.
  - Не будь самоуверен. Фрез тоже не придал значения реакции этого в капюшоне. Видимо, не зря он скрывал свое лицо. Что-то в нем меня беспокоит, поэтому лучше бы ускориться. Девка определенно особенная, за нее можно запросить в пять раз больше обычного. Трайган, бери ее, Лирид, перевернись, ящером вынесешь их из поселения, а мы выберемся волками. Сейчас лучше разделиться, встретимся в порту у дока.
  Чем дольше я их слушала, тем отчаяннее осознавала, что попала в руки торговцев живым товаром. Меня мутило от страха. Я отчаянно хотела к Нургху и готова была простить ему убийство всей этой банды. Да что там, я сама бы убила их, если б могла!
  Ощутив ставшее уже привычным чувство полета, я горько заплакала. Меня уносили все дальше и дальше от надежды на спасение. Решив, что лучше умереть, чем быть проданой, я стала отчаянно брыкаться и извиваться, в надежде, что дорг меня не удержит, а соскользнув с дракона, я наверняка разобьюсь. Но намерения мои не осуществились: меня ударили по голове, и я потеряла сознание.
  
  *****
  Не знаю, как долго я была в 'отключке', но пришла в себя от ощущения шарящих по мне рук. Дернувшись, я поняла, что уже не связана, и открыла глаза. Надо мной склонились четверо доргов, выглядели они отвратительно - грязные, с похабными оскалами. С меня сорвали платье и застыли, удивленно разглядывая мой спортивный костюм. Выдернув кляп, я громко закричала:
   - Твари! Вам это не сойдет с рук. Мои спутники вас найдут.
  - Да ну-у-у, - издевательски протянули в ответ, - как страшно! Нас найдет пара малохольных доргов.
  - Один из них шаенг! - выкрикнула я в отчаянии.
  Наступила тишина. На меня смотрели потрясенно.
  - Да она это специально, чтобы напугать нас, - неуверенно произнес один.
  - А если нет? Тот, в капюшоне... Мы же не знаем, кто он. Скорее, тащите ее на корабль, пора сматываться отсюда.
  Меня забросили на плечо и потащили, взбежав по трапу, поднесли к какой-то двери и, распахнув ее, забросили внутрь. Ударившись плечом и расцарапав руки о неотесанные доски, я приземлилась на пол.
  Осмотрелась. На небольшом возвышении стоял фонарь, в его тусклом свете я увидела еще несколько девушек. Все они были в порванной одежде, избитые, некоторые тихонько плакали.
  Сжавшись у стены, я напряженно думала и раз за разом отвергала возможные способы спасения. Если бы мы были не на корабле...
  - Дина! - раздался в моей голове вопль.
  Я подпрыгнула от неожиданности, напугав девушек рядом.
  - Нургх! Ну наконец-то!
  - Ты где?
  - Не знаю, меня похитили. Сейчас я на корабле, но куда он плывет, не знаю.
  - Жди меня.
  Воспряв духом, я даже улыбнулась. Сейчас для меня не было никого другого, кого бы я так же страстно желала увидеть. Окрыленная надеждой, я решила подбодрить и напарниц по несчастью.
  - Держитесь, помощь скоро придет.
  На меня посмотрели с недоумением, решив, видимо, что я тронулась умом от пережитого. Но все это мало беспокоило меня, я внутренне собралась, приготовившись продержаться до прибытия Нургха. Почему-то я не сомневалась, что он обязательно найдет меня.
  Время тянулось безумно медленно, мне казалось, что мы уплыли уже на немыслимое расстояние. К тому же Нургх больше не связывался со мной, и я старалась не думать о том, что не уточнила, ограничена ли его способность расстоянием. В таких сомнениях прошло почти полдня, а потоп я внезапно уловила над головой громкий шум. На палубе над нами явно что-то происходило: раздавались крики, топот ног и резкие хрипы. Дверь распахнулась, и ворвался здоровенный дорг. Он схватил меня за плечо и резко дернул вверх, загораживаясь мною.
  - Я заберу тебя с собой, проклятая, - буквально провыл он, и я узнала голос моего похитителя.
  Наверху же наступила абсолютная тишина. В следующий миг дверь слетела с петель, а в образовавшемся проеме показалась фигура моего голубокожего великана.
  - Кто ты? - с дрожью в голосе прохрипел дорг.
   Капюшон слетел с Нургха, открывая пылающие алые глаза. Дорг потрясенно дернулся:
  - Проклятый Изгнанник! - обреченно прошептал он, и с этими словами попытался всадить мне в горло кинжал.
  Едва кончик кинжала соприкоснулся с моей кожей, как синее пламя охватило дорга и его оружие . Через секунду от него осталась лишь кучка пепла. Девушки разом испуганно закричали, а я напротив - от шока не могла вымолвить ни слова.
  
   Нургх
  Меня трясло от бешенства. Мало того, что Дина сбежала, так она ещё и умудрилась попасть в плен к самым отвратным головорезам, которые в лучшем случае её бы убили. Так она и теперь упорно не желала меня слушать. Обхватив руками, не обращая внимания на испуганных доргинь, я на мгновение прижал её к себе и вдохнул такой уже родной запах. Потом вынес на палубу.
  Не желая снова пугать ее видом мертвых доргов, бывших командой этого корабля и, по совместительству, отвратительной бандой похитителей и работорговцев, я сжёг в магическом огне всё, что осталось от их тел. И сейчас лишь жалкие кучки пепла, развеваемые морским ветром, напоминали о них. Чувствуя, что сдерживаюсь из последних сил, я решил отложить 'разбор полетов' со своей Связанной до той поры, пока немного не остыну. Я укрыл её плащом и оставил на палубе, грозно наказав оставаться на месте и ни во что не вмешиваться.
  - Дирог! - рявкнул я, мысленно призывая непутевого ящера. - Немедленно спускайся, необходимо заняться кораблем.
  - Я вообще-то не водо-, а воздухоплавающее, - услышал в ответ. - Как ты вообще собираешься управлять кораблем без команды? Обязательно было убивать всех?
  - Насчет корабля не беспокойся - что бы с ним не происходило, воды нас не примут. А вот с теми, кто остался в живых, разбираться предстоит тебе.
  Дирог вместе с нашими пожитками приземлился на палубе и сразу перекинулся. Первым делом подбежал к Дине - узнать, как она себя чувствует и что произошло, - чем заслужил от меня мысленный пинок. Потом, получив от нее инструкции на счет спасенных девушек, направился к крошечной каюте.
  Я перегнулся через борт корабля, взывая к родной стихии. Договорившись с водами о том, что наше суденышко заботливо доставят куда следует, я решил осмотреть корабль - и остался вполне доволен. Запас пресной воды был солидный, продовольствия - достаточно. В крайнем случае, я мог наловить рыбы. На этом корабле мы вполне могли добраться до цели путешествия. Все складывалось не так уж плохо.
  Беспокойство вызывала только возможная реакция на события на постоялом дворе. Вся эта шумиха, проанализированная должным образом, сразу бы указала любому шаенгу на мое присутствие. Сначала, не сдержавшись, я убил дорга, а потом и вовсе озверел, когда Дина меня оттолкнула. Не повезло тем несчастным, которые решили воздать мне справедливое, по их мнению, возмездие. Но я защищал мою Связанную, поэтому был в своем праве, а как это виделось другим, мне было безразлично. Отведя душу на этой зарвавшейся кучке агрессивных доргов, я мысленно ударил по их крови волной огня. Дружно взвыв от боли, мои противники повалились на землю. И в тот же миг я осознал, что не чувствую Дины рядом. Мысленно приказав Дирогу собирать вещи, я вихрем сорвался с места. Ее запах, размытый множеством других, терялся несколько раз. Ах, как мне не хватало связующих браслетов, которыми в нашем народе обменивались совершившие Обряд. Эти браслеты постоянно притягивались друг к другу, и носившие их всегда чувствовали партнера. Эта связь была вне времени и расстояния.
  Наконец, я совсем потерял ее в месте пленения. Попытался связаться мысленно, но она не отвечала на призывы. Реакции не было никакой, позволяя строить предположения одно хуже другого. Я даже сам боялся представить, что сделаю с ее похитителями, когда доберусь до них. Одно утешало - моя магическая защита не позволит её убить. Я, как безумный, метался по поселению, до заикания пугая всех встречных доргов своей стремительностью и грубостью, не обращая внимания, на чью территорию вторгался или по чьему хвосту пробегал. Когда, наконец, смог ее услышать, сам еле сдержал крик радости. Теперь уничтожение банды стало лишь вопросом времени.
  Я решил, что пришла пора избавиться от всех недомолвок и раскрыть Дине истинное положение вещей. Спасённые девушки под руководством Дирога привели в порядок каюту капитана и отвели туда мою Связанную. Я решительно толкнул дверь и шагнул внутрь. Но не успел сказать и слова, как девушка бросилась навстречу и обняла.
  - Никогда больше не убегай от меня, - сурово сказал я ей, нежно прижимая к себе.
  - Постараюсь, - улыбнулась Дина. - Прости меня за то, что разозлилась, и за то, что втянула всех нас в эти передряги. Я не предполагала, что мое упрямство может иметь такие последствия, и очень благодарна, что не оставил в беде, - и она страстно меня поцеловала.
   - Дина... - я замолк, мучительно подбирая нужные слова, - ты должна понимать... Тогда, в пещере, я не просто появился. Это было следствием Зова, который ты отправила мне через воду Источника. И когда ты пошла из той пещеры следом за мной, это означало... В общем, ты приняла меня как свою судьбу. И это необратимо. Такова древняя магия нашего народа. С того момента, как я тебя принял, ты стала моей Связанной.
  - Как это - приняла судьбу? И что значит быть Связанной?
  - Мы теперь неразделимы. Мы вместе навсегда, наши жизни связаны - погибнет один, умрет и другой. Это древний, как сам мир, Обряд. Дорги по договору с нами приводят на место вызова - к определенному водоему - Жертву, выбранную девушку. Она отправляет Зов, и если есть шаенг, предназначенный ей, он его обязательно получит. И явится к ней. А потом все зависит от ее выбора: или примет она его как свою судьбу и согласится связать души, станет его Связанной, или не примет... И тогда погибнет - Источник ее уже не отпустит. А шаенг этот больше никогда не получит Зова.
  - Какой же это выбор? Это несправедливость! Девушке остается только безропотно согласиться на все!
  - В большинстве случаев Жертвы предпочитают смерть, - глухо ответил я.
  Глаза Дины потрясенно раскрылись.
  - Поэтому нас совсем мало, а Связанных оберегают как величайшую ценность, - продолжил я.
  - Но почему они отказываются?
  - Из страха. Чтобы выжить, моему народу пришлось стать сильнейшим среди воинов и магов. Иначе нас бы давно уничтожили и поглотили дорги. Наша репутация и оберегает нас, и лишает нас невест одновременно. Мы магическим путем пришли к долголетию, живем веками, но при этом рождение в связи двоих сыновей является редчайшим событием, чаще всего сын один. И мой сын, Дина, будет и твоим сыном так же.
  - Так, - возмущенно заявила мне Связанная, - не будем забегать вперед. Я еще не решила, как отнестись к Обряду, а ты мне уже про детей говоришь. И, кстати, почему это сразу сын? Я вот всегда о дочери мечтала, обязательно с моим цветом волос и папиными глазками... Хотя...
  Тут Дина замолчала, бросив растерянный взгляд на мои белые глаза.
  - Дина, - неживым голосом прошептал я, - девочек у нашего народа не рождается, в этом-то и вся проблема.
  
  Глава 9
  
  Дина
  Теперь мне многое стало понятным - и его собственнические замашки при посторонних, и подкупающая нежность наедине. Но чтобы вот так, сразу и на всю жизнь, без права ошибки и перемен... Я, конечно, хотела найти вторую половинку, но данный способ был уж очень радикален. Мне трудно было принять такое положение вещей сразу, хотелось повременить, обдумать, все взвесить. Но все было уже решено за меня - и именно это было самым обидным. В душе я уже решила для себя, что люблю Нургха и хочу остаться с ним. А что до их древних обрядов и устоев... Посмотрим еще. Я, в отличие от дорговских жертв, никакого страха не испытывала, но и покорно смиряться не собиралась. Эти шаенги просто еще не переходили дорогу настоящей русской женщине. Устрою им тут тихой сапой октябрьскую революцию, чтоб знали, что женщина - это звучит страшно!
  Уже устраиваясь спать, мы продолжали обсуждать эти чуждые мне взгляды. Мне требовалось время и полная информация по этому вопросу, чтобы смириться и понять, как действовать дальше.
  - А по какому принципу вообще выбирается Жертва?
  - Раз в тысячелетие в каждом нашем роду появляется Знающий, предсказывающий многие события. Чаще всего Жертву определяет он. Бывали случаи, когда одинокий шаенг указывал на понравившуюся ему девушку, но это редкость, так как при появлении шаенгов в поселениях доргов все женщины стараются спрятаться. К сожалению, даже Знающий не всегда точно может сказать, какое решение примет выбранная Жертва или как можно переубедить ее.
  - А сколько у вас родов? И часто ли выбирают... Жертву?
  Я хотела выяснить все детали, чтобы найти решение проблемы. Почему-то я была уверена, что это возможно.
  - Всего четыре рода. Каждый живет на своём континенте, в отдельном городе под магическим куполом. На планете четыре континента, два из них наиболее благоприятны для жизни и заселены доргами, тот, что мы покинули практически не заселен из-за пустынь, ну, а еще один континент полностью покрыт льдами... На нем находится город моего рода. Каждый род ежегодно требует жертву. Одну.
  Тут же решив ухватиться за эту тему и разузнать больше о его прошлом, я приготовилась задать очередной вопрос. Но Нургх, очевидно, разгадав мои намерения, перебил:
  - Дина, прошу тебя, расскажи, откуда ты? Я должен знать.
  - М-м-м... Пообещай, что не сочтешь меня сумасшедшей и поверишь, каким бы невероятным ни казался мой рассказ.
  - В этом ты можешь быть уверена. Всегда.
  - Хорошо. На самом деле, как сюда попала и почему, я и сама не знаю. Закрыла глаза в своем мире, открыла уже в пустыне возле той пещеры. А мир... Мир у нас другой. Наша планета называется Земля, и подобных вам рас у нас нет, собственно, у нас всего одна раса - обычные люди без каких-либо магических способностей. И выглядит наш мир иначе, у нас развивают технику, поэтому такого, как у вас, взаимодействия с природой нет. И... там я никому не нужна. Недавно умерла моя бабушка, а больше у меня никого не было.
  Внимательно слушавший Нургх заметно расслабился при последних словах, прижал меня сильнее и прошептал:
   - Ты нужна здесь, Дина. Очень нужна. Мне. Без тебя я теперь не смогу существовать, да и не захочу.
  Мы потянулись навстречу друг другу, безмолвно предлагая и обещая все то, что боялись сказать вслух. Поделившись сокровенным, мы словно шагнули на новую ступень наших отношений. Отныне мы действительно были вместе, стали единым целым.
  Нургх и наша любовь стали для меня откровением. Настолько прекрасно быть с мужчиной, для которого ты единственная, самая-самая! Его первые, безумно нежные, даже робкие прикосновения меня практически взорвали, вызывая феерверк ощущений и эмоций, заставляя в экстазе поджимать пальцы ног и выгибаться дугой, стремясь плотнее прижаться к нему, ощутить всем телом.
  А как он на меня смотрел! Как ласкал взглядом, одновременно изучая руками и языком моё тело. Словно я - совершенство, самое драгоценное и прекрасное, что он когда-либо видел. Мне было легко в его объятиях. Я не ощущала под собой ни жесткой корабельной койки, ни грубой простыни, нет - я словно парила в воздухе, растворяясь в надежных руках, в ощущении близости сильного тела, которое сейчас дрожало от сдерживаемой страсти, разжигаемой моими прикосновениями.
  Мы сидели на кровати, прижавшись друг к другу, и целовались, целовались, целовались... А наши руки в это время, как и наши губы, вели свой разговор, то сплетаясь, то пускаясь в путешествие по телам. Внутри меня все скрутилось, напряженно замерев в самом низу живота, в ожидании такой желанной развязки. Моя кожа стала нереально чувствительной, жадной до прикосновений. Я извивалась в руках моего восхитительного мужчины, терлась о его мускулистое, немного влажное от испарины тело, стремясь максимально соприкоснуться с ним, унять этот жар кожи, стремление ощущать его везде и сразу.
  Нургх прижимал меня в себе, слегка покусывая за плечи, впиваясь губами в мой подбородок и шею. Его руки, начав с неуверенных, изучающих касаний груди, освоившись, гладили уже всё мое тело, зарывались в волосы, притягивая к себе мою голову, порой даже несколько жестко сжимая сжатые в кулаке пряди. Но я была не против, мне даже хотелось этих жестких рывков. Они отвлекали меня от всепоглащающего желания. Я безумно хотела моего шаенга, хотела именно такого, каким он был - безмерно нежным, но и порывисто-грубоватым, любимым и только моим!
  Не имея больше сил сдерживаться, я медленно потянула его на себя, опускаясь на кровать. Нургх немного отстранился и помог мне устроиться, а после принялся выводить на моей груди и животе только одному ему известные узоры. Меня уже колотило от эмоций, хриплые стоны один за другим срывались с губ, руки комкали простынь, собирая ее складками вдоль тела, ноги то и дело подрагивали и сгибались в коленях.
  - Дина-а-а, - пришел мысленный стон от Нургха, - сейчас умру.
  - Я тоже, - так же мысленно ответила я, судорожно выдыхая.
  Решительно вскинув руки, я обхватила его за плечи и притянула к себе, одновременно обхватывая ногами. Приподняв бедра, я встретила его, не желая больше продлевать эту сладкую муку и стремясь к ощущению полного единства. Мы оба, с абсолютной самоотдачей, погрузились в водоворот этого вечного движения, основы самой жизни, восторг единства.
  Меня с головой накрыло ощущением сжигающей страсти и безграничного наслаждения, я ощущала себя песчинкой, с каждой приливной волной все больше и больше погружающейся в глубины водоворота, пока, наконец, ощущение эйфории не поглотило меня без остатка.
  Медленно возвращаясь к реальности, я лежала и счастливо улыбалась, разглядывала потолок и прислушивалась к тяжёлому дыханию мужчины. Нургх, уперевшись лбом мне в грудь, а руками в кровать по бокам от меня, пытался прийти в себя.
  - Связанная, - тихонько прошептал он, - ты самое прекрасное и бесценное, что есть в моей жизни. Спасибо тебе, что согласилась принять меня судьбой.
  Я, не имея сил на ответ, лишь мысленно послала ему волну любви и ласково провела по светлым волосам. Прекраснее момента в моей жизни не было! Люблю его! Именно с этой мыслью я заснула.
  
  *****
  
  Рык Нургха и последующее за этим возмущенное сопение за дверью заставили меня открыть глаза.
  - Вы так все плавание проспите. А между тем уже полдень и пора обедать. Мы с девочками уже все приготовили, только вас и ждем. И почему это мне приходится за ними присматривать, чем я так прогневил судьбу? - донеслось из-за двери недовольное бормотание Дирога.
  Я уже приготовилась удерживать любимого от убийства непутевого друга, но, взглянув на его лицо, поняла, что убийство откладывается. Он широко улыбался. Кажется, я впервые видела его улыбку.
  - Доброй зари, Связанная моя, - нежно прошептал он, пропуская сквозь пальцы мои локоны.
  Кушать мы вышли значительно позже, но вышли. Стоял прекрасный день - небо было ясным, а океан спокойным. Хотя на движении нашего суденышка последнее не сказывалось - непонятно как, но мы достаточно быстро продвигались вперед.
  Ожидавшие нас дорги расположились на палубе. Мне наконец-то удалось рассмотреть остальных похищенных девушек. Совсем еще юные, в грязной, порванной одежде, на лицах и открытых участках тел большинства виднелись синяки и кровоподтеки. И все три - темнокожие, с плоскими носами и прямыми черными волосами. Я начала понимать, в чем причина ажиотажа, вызванного моей рыжей и немного кудрявой шевелюрой.
  После вчерашних событий девушки с большим оптимизмом смотрели в будущее, и вели себя соответственно. Еще на подходе мы услышали смех. Впрочем, улыбки девушек мгновенно таяли и сменялись выражением панического ужаса при виде шаенга.
  Дааа, тут предстояла большая психологическая работа. И я была намерена начать ее прямо здесь и сейчас. Меня переполняли идеи, как можно было в положительную сторону изменить ситуацию с выбором этих их 'жертв', да и на счет Обряда кое-какие мысли появились. Хотя тут я решила события не форсировать, так как еще не разобралась в механизме его действия.
  Улыбнувшись девушкам и подмигнув печальному и голодному Дирогу, я озвучила беспокоящую меня мысль:
  - Может быть, нам стоит искупаться, раз возможности помыться нет. Ну и постирать одежду. И стоит поискать на корабле, вдруг да найдется что-то пригодное для носки.
  - Дина, воду для купания я могу обеспечить. Пустых бочек достаточно, и я могу немного опреснить морскую воду. Пить ее все же нельзя, но для купания и прочего вполне подойдет, - Нургх просто окрылил меня своими словами.
  - Отлично, поедим и займемся этим, - я обнадеживающе посмотрела на девушек.
  Они потрясенно прислушиваясь к нашему с Нургхом непринужденному общению, но не прореагировали на мое предложение, боясь, казалось, даже дышать от страха. Ну что ж, нужна шоковая терапия - получите! И, прежде чем присесть к импровизированному столу, я резко обернулась, притянула Нургха к себе и поцеловала. Он сначала опешил, но быстро сориентировался и с энтузиазмом ответил. Так, забыв о присутствующих, мы страстно целовались, пока со стороны Дирога не раздался разочарованный стон:
  - Вот знал я, что это кончится плохо.
  - Не завидуй, - хором ответили мы, оторвавшись друг от друга. - Кстати, Дирог, если ты мне скажешь, что среди собранных тобою вещей есть и моя сумка, то ... я и тебя поцелую.
  Дорг немедленно подавился первым проглоченным куском.
  - Дина, - сипло прошептал он, покосившись на шаенга, - все твои вещи Нургх велел собрать в первую очередь. И вообще, если хочешь, я твою сумку всегда носить буду, только не целуй меня.
  Расхохотавшись, я решила больше его не дразнить и принялась за еду, кушать хотелось действительно сильно. Стало даже совестно: девушки вообще неизвестно когда ели в последний раз, а еще нас ждали. Я однозначно преисполнилась самых твердых намерений в том, чтобы поспособствовать устройству их судеб.
   Вымыться после всех этих перипетий с побегом и последующим пленением было истинным наслаждением. Нургх, как и обещал, организовал нам горячую воду, а в моем случае еще трепетно и ласково вымыл. И как я могла считать его чудовищем?!
  
  Нургх
  Уже давно понял, что для моей Связанной возможность помыться с комфортом, кажется, искупала все мои ошибки. Вымылся и сам, очевидно, теперь это станет нормой для меня. Пора уже было вернуться к цивилизованному поведению.
  Я вспомнил о конечной цели путешествия, и это внезапно вернуло меня к суровой реальности. Нас ожидала огромная и неразрешимая проблема - мое прошлое, от которого роковым образом зависело и наше будущее. Как разрешить ситуацию, я не знал, но, только вернувшись, я мог бы понять, как действовать дальше.
  Время, проведённое на корабле, стало самым счастливым для меня. Воды стремительно несли судно вперёд, все бури и шторма обходили стороной, не причиняя вреда. В нашей с Диной каюте царила любовь, узнавая друг друга, мы укрепляли нашу Связь. Для меня не было ценнее награды, чем ощущение дининого счастья. Находясь ежедневно рядом, вскоре я стал ощущать и перемену в эмоциях спасенных девушек. По отношению ко мне страха стало меньше, а порой проскакивало любопытство и даже удивление.
  Но мысли о будущем омрачали мою радость. Раз за разом прокручивая в уме события прошлого, я понимал, что должен рассказать обо всём Дине, подготовить ее к реакции моего народа. Но мне было страшно. Теперь я знал, что могу потерять, и перспектива разрушить то, что сейчас было между нами, ужасала меня. Я не желал вновь ощутить ее отвращение, оттолкнуть навсегда. Но правда могла всплыть в любой момент. Так в итоге и произошло.
  В тот вечер Дина расспрашивала девушек об обычаях и привычках их народа. Они долго обсуждали, как у доргов принято ухаживать, выбирать спутника жизни.
  - Дина, а как ты можешь быть вместе с Проклятым Изгнанником? Тебе не страшно? - задала внезапно одна из них роковой для меня вопрос.
  Дина тогда лишь улыбнулась и сказала, что все совсем не так, как кажется со стороны. Но позже, когда мы были одни, она вернулась к этой теме.
  - Нургх, помнишь главаря шайки, похитившей меня? Он же тогда сразу узнал тебя.
  - Шаенги редко бывают на территориях доргов, а я долго жил там и создал себе... определенную славу. К тому же у меня есть отличительная черта, - внутренне я уже приготовился к самому худшему.
  - И что это за черта?
  - Мои глаза. Они абсолютно белые.
  - А так не у всех шаенгов? - прошептала Дина, приникнув ко мне.
  Я отчаянно прижал ее, вдыхая аромат волос, стремясь сохранить эти ощущения навсегда. Возможно, скоро у меня не будет ничего кроме этих воспоминаний.
  - Нет. Такие глаза могут быть только у изгнанного родом, - решил я признаться. - У шаенгов из разных родов разный цвет радужки. Моя раньше была светло-голубой.
  Очевидно, решив успокоить меня и снять напряжение, Дина с иронией заметила:
   - Надо было всем изгнанникам собраться и объединиться в свой род - белоглазых!
  Я замер, не зная, как объяснить страшную истину.
  - Дина, - еле слышно прошептал я, - объединяться некому. За время существования нашей расы только единожды род проклял и изгнал своего сына.
  Дина потрясенно замерла. Положив руки мне на грудь, над самым сердцем, она спросила:
   - Но... за что?
  Стыдясь смотреть ей в глаза, я медленно отступил, повернулся и подошел к двери, уже взявшись за ручку, произнес:
  - За убийство членов рода. Я убил родителей.
  Ну, вот и все. Все сказано. Я резко дернул дверь на себя и вышел из каюты.
  
   Глава 10
  
  Дина
  Нургх стремительно покинул каюту, казалось даже - сбежал. Меня же парализовало. Я забыла, как двигаться, как дышать, как думать. Просто не верилось в то, что услышала. Накатило какое-то опустошение. Перед глазами встала сцена из столовой постоялого двора: взмах, и рядом падает разрубленное пополам тело. Да, я понимала, что он может убить. Легко. В любой момент. Но...
  В душе жила уверенность, что не просто из жестокости, а лишь тогда, когда уверен в необходимости этого.
  'Или я ошибаюсь в нем? Что, по сути, я знаю о Нургхе?'
  Вот только сегодня он приоткрыл часть своей души и сразу же поставил под сомнение все мои представления о нем. Никогда не считала, что любовь должна быть слепа. Смогу ли я быть рядом с мужчиной, способным уничтожить близких?
  Но были ли они близки? Что вообще я знаю о его семье? И как произошла эта трагедия? Прежде чем делать выводы, надо разобраться в ситуации. Стоило ли сегодня еще раз вернуться к этой теме? Да! Надо разобраться с этим нарывом, иначе мы не сможем доверять друг другу. И я решительно отправилась на палубу.
  Нургх стоял на корме, глядя куда-то в бесконечность. Вся его фигура выражала напряжение. Казалось, даже окружающий воздух резко потяжелел и давил мне на плечи. Ноги, словно скованные цепью, еле двигались. Я шла к нему и не знала, как начать этот разговор. Мне страшно было услышать его ответы. Встав рядом, молча посмотрела на его руки. Он так сильно сжимал ограждение, что пальцы, казалось, свело судорогой.
  - Я имею право знать, как это случилось, - наконец выдавила я из себя. - Вы... поссорились?
  Нургх медленно повернул голову и пристально посмотрел мне в глаза. Не знаю, что он хотел в них увидеть, но вдруг печально усмехнулся и негромко сказал:
   - Мы, наверное, никогда не ссорились. У шаенгов особое отношение к детям, и к семьям вообще. Это слишком ценно для нас. Это самое ценное, что есть у любого шаенга.
   Нургх замолчал, видимо, пытаясь совладать с эмоциями. Внезапно он судорожно вздохнул и прошептал:
   - Никто не спрашивал меня о том, что случилось. Если честно, я даже не знаю, как ответить. Я и сам не понимаю... День накануне ничем особенным не запомнился. Мы провели его вместе, я, родители и мой брат. Да, наши родители были счастливы, а их связь одарена двумя сыновьями. Кажется, мы были последней крупной семьей в нашем роду. Хотя, возможно, за время моего изгнания появились другие. Моя семья... Мы были очень близки. Отец был величайшим воином и магом, он сам учил и тренировал нас с братом. Он был главой рода и готовил меня как свою будущую смену, - голос Нургха сорвался, и он надолго замолчал.
  - В ту ночь я спал в своей комнате, - продолжил он неожиданно. - Внезапно, сквозь сон, я почувствовал, что кто-то находится рядом, а потом уловил свист клинка, рассекающего воздух, и ощутил обжигающее прикосновение металла. За миг до того, как мне отсекли голову, я успел отклонить чужое оружие и схватил свой сорг. Клинок все же задел моё лицо по касательной. А я, не медля, взмахнул своим...
   - Это был твой отец?! - сказать, что я была потрясена, значило ничего не сказать. - Но... Но почему? Шрам у тебя на лице от той раны?
  Нургх опять долго молчал, прежде чем ответить.
  - Да, это был мой отец. И, Дина, я не знаю, почему он так поступил. Я многие годы думал об этом, но так и не смог понять его мотивов. Когда, рубанув скорее рефлекторно, я вскочил с кровати, было уже поздно что-то делать. Он был мертв, умер мгновенно. Я практически перерубил его пополам. Потом я просто ничего не соображал от ужаса, не знал, что мне теперь делать.
  - А мама? - уже предвидя ответ, шепотом спросила я.
  - Мама... Совершившие Обряд связывают свои жизни, Дина. В прямом смысле связывают. Поэтому, как только умер отец, мама тоже. Дина, и наши с тобой жизни теперь связаны так же.
  - Тебя из-за этого изгнали? Ты же защищался! И, Нургх, возможно ли, что твой отец сошел с ума? Ну, бывает же такое... Просто до этого вы внимания не обращали на мелочи, а тут случился... кризис.
  - Дина, ты не понимаешь. Шаенги никогда не убивают друг друга, мы слишком малочисленны, для нас каждая жизнь - бесценна. Никогда прежде подобного не происходило. Да и как поверить в то, что мой отец хотел сделать? Я сам до сих пор не могу в это поверить, - угрюмо бросил Нургх. - А что до его сумасшествия, то это невозможно. Мы же сильные маги, мы неподвластны болезням. Потому-то мой поступок так потряс весь род: я не просто убил отца, своего соплеменника, я убил сильнейшего мага и самого доброго, самого отзывчивого представителя нашего рода. Отец был потрясающим шаенгом, все уважали его и преклонялись перед его умом.
  Меня не отпускала мысль, что уж как-то все это нереально звучит.
  - И что, никто за тебя не заступился? Не дали возможности оправдаться? А твой брат? - меня переполняло возмущение.
  Нургх резко обхватил мои плечи и, прижав к себе, прошептал мне в волосы:
  - Эта смерть потрясла всех. Соплеменники стали относится ко мне с омерзением, кто бы стал разговаривать со мной, если даже видеть меня всем было невыносимо. Я стал причиной такого горя. Не важно, что вынудило меня это сделать, важен был сам факт. Это неприемлемо для моего народа. А что до брата... Он младше. Да, и он был просто раздавлен случившимся - в один миг потерял всю семью. Повторяю: для нас нет преступления страшнее.
  - Дина, теперь ты понимаешь, с кем связана? Я не просто чудовище, я проклятое и вечно гонимое чудовище. И все знают об этом. Даже дорги. О моём поступке объявили везде. Мои соплеменники жаждали моей смерти, но не уничтожили лишь из-за наших законов. Но за мою жизнь была назначена огромная награда. Этого было достаточно, чтобы сотни и сотни доргов готовы были идти на смерть, пытаясь убить меня. Моя жизнь превратилась в бесконечную бойню. Я стал как зверь, всеми гонимый. Мне не было места на Ниаре, где бы я чувствовал себя безопасно. Так прошли последние столетия. Вечное ожидание нападения. Вечный ад.
  Нургх замолчал, так и не выпустив меня. Я слушала отрывистый стук его сильного сердца, а моя душа разрывалась от отчаянной жалости к тому мальчику, что в один миг стал чужим для всех. Я не знала, чем уж так гениален был его выдающийся папаша, но жизнь своим детям он загубил качественно.
  - Зачем мы направляемся к ним? - внезапно меня озарила эта очевидная мысль. - Мы должны наоборот стремиться быть дальше.
  - Дина, Обряд связал наши души и жизни. Как только это случилось, ты стала самым простым способом моего уничтожения. А я обязан защитить тебя. Это самое важное для меня. И ради этого я готов даже вернуться. Это мои соплеменники поймут. Каждая Связанная для шаенгов неприкосновенна.
  Что можно было возразить на это? Я не знала этого мира, плохо представляла его законы и опасности. Мне оставалось только положиться на выбор Нургха. С другой стороны у меня появилась возможность разобраться с этим их брачным Обрядом. Впрочем, все это теперь отходило на второй план, первоочередной моей целью стал поиск причин трагедии, произошедшей в прошлом Нургха. Если мы не сможем разобраться в гибели его отца, мы обречены быть вечными изгоями.
  
   Нургх
  Моя зеленоглазая Связанная в очередной раз меня поразила: вместо отвращения и ненависти, которые я привык ощущать в свой адрес, она была переполнена сопереживанием и сочувствием. И - что самое необычное! - искренним желанием помочь. Я был не тем человеком, который принимает жалость к себе как данность, но Дина видела все так, как я и сам желал бы воспринимать, но боялся себе в этом признаться. В глубине души всегда жило осознание какой-то несправедливости, но я никогда не надеялся на понимание. Я был благодарен Дине уже только за то, что она выслушала меня. Она была единственной, кто это сделал.
  Заснуть этой ночью не представлялось мне возможным. Прошлое вновь и вновь вставало перед глазами. Но сегодня впервые я воспринимал это как трагический, но все же случай. Большую часть жизни я провел, воспринимая себя жестоким убийцей, сегодня же я впервые задумался о себе как о жертве чьего-то намеренного умысла или странного стечения обстоятельств. И если это действительно был умысел, то не совершаю ли я роковую ошибку, везя туда Дину. Я не мог предсказать, какой прием нас ожидает. И сможем ли вы вообще попасть в город моего рода.
  Визгард, последний рубеж нашей обороны, был тщательно скрыт. Попасть туда можно было лишь через пропускные пространственные ворота Орбдуха - город янтароглазого рода. Причем пройти ворота можно было лишь при условии согласия принимающей стороны. Дадут ли нам разрешение на посещение Визгарда? Я не был уверен в этом. Там должен жить мой брат. После изгнания я запретил себе даже думать о возможности его увидеть. Мы были очень близки, любили друг друга, как и все в нашей семье. Но что стало с ним после той ночи? Как он относится к случившемуся, ко мне? Ответы на эти вопросы я смогу получить лишь от него. Конечно, при условии, что он вообще захочет разговаривать со мной.
  Нежно прижимая к себе давно заснувшую Дину, я задавался вопросом, который уже не раз мучал меня с момента Обряда: заслуживаю ли я такое счастье, достоин ли его? А вдруг это все же ошибка и... Нет, даже мысли такой я уже не мог допустить. Потерять ее было немыслимо, непереносимо, в миллионы раз больнее, чем все оскорбления и насмешки, произнесенные в мой адрес.
  Приближалась заря, и я решил, что больше пользы от меня будет, если я раздобуду нам к завтраку рыбы. Выйдя на палубу, я понял, что не единственный встречал сегодня зарю. Дирог с одной из девушек, обнявшись, стояли на палубе. При моем появлении она насторожилась и теснее прижалась к доргу. Прислушавшись к их чувствам, я понял, что стал очевидцем рождения новой пары. Как же у них всё просто! Дирог, внимательно всмотревшись в мое лицо, кивнул.
  - Не спится? - спокойно поинтересовался он.
  - Да. Сейчас достану рыбы на завтрак.
  - Нургх, нам далеко еще до материка? - с каким-то затаенным напряжением вдруг спросил перевертыш.
  Я остановился и вгляделся в его глаза.
  - Через двое суток мы будем в порту Греста, а от туда сразу же направимся в Орбдух, - ответил я, ожидая продолжения.
  - И что ты намерен сделать с девушками?
  - Высадить их на берег для начала, а там... Ну, пусть остаются в Гресте или направляются, куда захотят.
  Девушки эти мне и даром не были нужны. Хотя я понимал, что после того, как они побывали в плену, будущее их было весьма сомнительным: у доргов непорочность ценилась превыше всего.
  - А я? Меня же не пропустят с вами в город шаенгов? - все так же настойчиво допытывался дорг.
  Я действительно не планировал брать Дирога в путешествие, это похищение изменило все мои планы.
  - А какие у тебя идеи по этому поводу?
  - Нургх, я... В общем, мы с Ниел хотели бы остаться тут. Гиптория большой и хорошо обжитый материк, на севере есть город Крайк, там у Ниел близкие родственники. Мы хотели бы направиться туда. Ты позволишь? - дорг затаил дыхание.
  - Конечно. Я только рад за вас. И, тем более, запретить тебе я не могу. Ты друг мне, - я ощутил искреннее облегчение Дирога.
  Надо бы поговорить с оставшимися двумя девушками, возможно, у них тоже есть какие-то планы. Но лучше попросить об этом Дину. С этими мыслями я перегнулся через борт, обращаясь к водам.
  
  Глава 11
  
  Дина
  Проснувшись, я поняла, что опять проспала до полудня. Решив не портить настроение мыслями о том, что изменить была не в силах, я умылась и вышла на палубу. Не успела сделать и пары шагов, как Нургх оказался рядом и, взяв меня за руки, пытливо посмотрел в глаза. Я поцеловала его, давая понять, что за ночь свое отношение к нему не изменила. Шаенг сразу ощутимо расслабился.
  - Пойдем обедать, Связанная моя, - тихонько прошептал он мне на ушко. - Дирог нашел себе подругу, представляешь? Может быть, ты поговоришь с остальными девушками и узнаешь, что они планируют делать по прибытии? А то вряд ли они поделятся планами со мной.
  - Конечно, - сразу согласилась я, - у меня на этот счет уже давно появились некоторые мысли.
  Нургх озадаченно взглянул на меня, но я решила пока не посвящать его в свои далекоидущие планы, лишь загадочно улыбнулась. Я присоединилась к обедавшим девушкам. Нургх отошел, видимо, чтобы не мешать моим расспросам.
  - Что собираетесь делать дальше? - я решила сразу взять быка за рога.
  Молодые доргини как-то сразу погрустнели и неуверенно пожали плечами.
  - Мы вот, к примеру, направляемся в Орбдух, - продолжила я.
  Как раз вчера, прежде чем заснуть, я распросила Нургха о цели нашего плавания. - Хочу предложить вам присоединиться к нам.
  На меня потрясенно посмотрели не только девушки, но и Нургх. Он стоял у борта и явно всё слышал.
  - О чем вы говорите? Нас что, убьют? - внезапно гулким шепотом спросила одна.
  - С чего вы взяли? Меня же Нургх не убил, и, если вы обратили внимание, даже не делал попытки, - весело рассмеялась я в ответ.
  - Ну, вас-то понятно, вы такая красивая и необычная. Но нас если заберут к шаенгам... От них ведь еще ни одна Жертва не возвращалась, - в голосе уже отчетливо были слышны нотки истерики.
  - Поверьте, то, как относится ко мне Нургх, - это типичное поведение шаенгов с женщинами, - обе доргини посмотрели на меня как на сумасшедшую. - Не знаю, что ждет вас одних в этом незнакомом для вас городе, без защиты и поддержки, но уверена, если вы наберетесь решимости и пойдете с нами, то сделаете лучший выбор из возможного.
  Плечи обоих девушек поникли, они тесно прижались друг к другу и обреченно смотрели перед собой.
  - Хорошо. Выбирать нам действительно нечего. Что тут погибнуть, что там. Раз вы обещаете свою поддержку, то лучше положиться на нее, - робко решилась одна.
  - Все будет в порядке. Вас больше никто не обидит. Пусть сейчас вы мне не поверили, потом поймете, что я была права, - обнадежила я их.
  Остается еще самой запастись уверенностью в собственных словах. Но я уже дала себе обещание помочь этим бедняжкам всем, чем смогу. Ну и пусть, что они напуганы до колик. С кем, как не с перепуганной женщиной, мужчина может ощутить себя настоящим защитником. А шаенги к защите слабого пола явно относятся очень серьезно.
  Закончив с едой, я отправилась на поиски Дирога. Нургх тут же плавно скользнул следом.
  - Дина, зачем ты решила взять их? - мысленно спросил он.
  - Нургх, прошу тебя, скажи мне только: их убьют?
  - Нет, конечно. Но, скорее всего, не пустят внутрь города.
  - Отлично. Посмотрим тогда по ситуации. Если не позволят войти, проводим их обратно. Но я буду надеяться, что их пустят, и они кого-нибудь встретят себе в пару. И даже не заикайся мне про Зов и Обряд, не хочу слышать ни про какое магическое обоснование. Я уверена, что и без Обряда гормоны и физиология своё возьмут. Ты обратил внимание, какие они миленькие, особенно та, что ниже ростом?
  Мой возлюбленный, обхватив огромными руками, нежно прижал меня к груди и погладил по спине.
  - Дина, я никого кроме тебя не вижу.
  - Подхалим, - чмокнула его в щеку.
  Решительно сменив направление, я за руку увлекла любимого в каюту.
  - Расскажи мне про Орбдух. Как мне себя вести там?
  - Дина, я много веков там не был, поэтому не уверен, что мои знания не устарели. Орбдух - город на скале, под огромным защитным куполом. Под куполом всегда лето. Но его нельзя пересечь незаметно. Там живут шаенги с золотистой радужкой глаза, это отдельный род. Возглавлял его Соордж. Когда я был изгнан, он уже давно перешагнул за половину жизненных лет, сейчас же он должен быть близок к тысячелетнему возрасту, если вообще не умер. Соордж очень честолюбив, но предан роду и своей семье, фанатично. Кстати, он Знающий. У него есть сын Ригард, он младше меня на несколько лет. Что до твоего поведения, то... сложно сказать. Я не знаю, как нас примут, поэтому прошу не снимать капюшон, пока не попрошу, и не высовываться вперед.
  Нургх опять притянул меня к себе, положив подбородок мне на макушку. Я понимала, что он переживает из-за меня, но также понимала, что другого пути у нас нет, а значит - придется его пройти.
  
  *****
  
  Оставшееся до конца плавания время мы, словно договорившись, больше ни о чем серьёзном не разговаривали. Оба, не зная, что нам предстоит впереди, решили посвятить последние часы пребывания на корабле только друг другу, желая сохранить их в памяти как драгоценные воспоминания о времени, когда мы могли быть самими собой и не задумываться о будущем.
  Вечером следующего дня воды плавно внесли наш кораблик в небольшую бухту немного севернее портового города доргов. Перекинувшись, ящер отнес на берег Ниел и все наше совместное имущество, а так же оставшиеся запасы. А меня и девушек Нургх перенес в магически созданном облаке. Как бы мне не хотелось увидеть еще один город доргов, наученная горьким опытом, я согласилась, что лучше переночевать на берегу, а на следующий день продолжить путь, минуя поселение. Дирогу, впрочем, пришлось лететь в город - им с Ниел была нужна теплая одежда, а так же дополнительные запасы для путешествия.
  Наступил уже второй месяц сезона сильных ветров, и было ощутимо холодно. Нургх сразу же заставил меня завернуться в шкуру орхана, и временами я ощущала волну обжигающего тепла, прокатывающуюся по венам - это шаенг согревал меня своей магией. Теперь никто меня не убедит, что такой заботливый и внимательный мужчина может быть гнусным убийцей. Нашим же спутницам в отличие от меня, избалованной горожанки, дополнительный обогрев не требовался - они перекинулись в юркую белочку и двух пушистых лисичек и по мере возможностей принялись помогать шаенгу готовить лагерь и организовывать ночлег. Возможно, что разумнее было бы переночевать на борту суденышка, но за время путешествия все так соскучились по суше, что готовы были мириться с дополнительными сложностями.
  Дирог вернулся как раз к ужину, состоявшему из печёной рыбы, корений и орехов, найденных девушками в лесу. Дорг не только разжился дополнительным добром, но и принес какие-то новости. По тому, как оба мужчины внезапно сосредоточенно замолчали, я поняла, что шаенг и перевёртыш общались мысленно. Выждав, мысленно спросила Нургха, о том, что так обеспокоило ящера.
  - В городе много разговоров о появившемся в ближайших лесах незнакомом монстре. Он убил уже многих, а все отправившиеся за ним охотники не вернулись. Горожане подумывают обратиться за помощью к ближайшему роду шаенгов.
  - Может быть, нам стоит задержаться тут, а не отправляться в путешествие сразу?
  - Дина, поверь, мне не страшен ни один монстр. Я сам то еще чудовище.
  Покончив с ужином, наша небольшая компания под веселый треск костра стала готовиться ко сну. Завтра нам предстояло разделиться и продолжить путь уже в разных направлениях. Дорги предпочли мохнатые и чешуйчатую ипостаси. Поэтому у меня появилось ощущение, что спать я собираюсь не просто на природе, а в вольере зоопарка. Если учесть, что Нургх, перед тем как укутать меня в привычные уже шкуры и свои объятия, по периметру нашего лагеря навесил охранные маяки, то засыпала я с чувством абсолютной безопасности.
  Проснулась я внезапно. Грядущая заря только начала рассеивать чёрное марево ночи. На сей раз я быстро поняла, что меня разбудил изменившийся сердечный ритм обнимавшего меня мужчины. Это что, дежавю? Замерев, я вслушалась в окружающие звуки, но быстро осознала свою неспособность хоть что-то распознать, поэтому решила просто ожидать дальнейшего развития событий. И они не заставили себя ждать.
  Нургх медленно поднялся и встал рядом со мной, прикрыв глаза и словно принюхиваясь. Приподняв голову, я заметила яркие глаза ящера, внимательно наблюдавшего за шаенгом, и остальных 'зверюшек', сбившихся в кучу возле нас. Очевидно, всем кроме меня картина была ясна. Я в этом мире точно комплекс неполноценности заработаю. Лечиться придется...
  Мои мысли прервало появление еще одного действующего лица. Метрах в сорока от нас из зарослей появилась огромная фигура. Если Нургх казался мне великаном, то это существо было раза в три крупнее. Гигантская жуткая тварь стояла на двух ногах. На руках длинные когти сантиметров по тридцать. Морда - огромная, чуть выдвинутая вперед, в пасти - громадные темные зубы, сквозь всклокоченную светлую шерсть горели желтые безумные глаза.
  Тварь издала жуткий рык. Нургх поднял горевшие бледно-голубым огнем руки, но не сдвинулся с места. Он словно бы напряженно о чем-то думал. Или... говорил?
  'Неужели он общается с этой чудо-юдой?!'
  Боясь пропустить хоть что-то, я прижала к себе колени и не отводила глаз от развернувшейся картины. Внезапно Нургх громко зарычая, в ответ монстр кинулся вперед. Из ладоней шаенга вырвалось яркое пламя и охватило тварь. Шаенг одним прыжком оказался рядом с монстром, схватив его за верхнюю челюсть и резко дернул вверх, отрывая голову.
  Я пыталась вспомнить, как дышать, и поймала себя на мысли, что сейчас Нургх, развернувшийся ко мне лицом с чужой головой в руке, выглядит не менее ужасающе, чем любой монстр. В чем-то он все же прав.
  
  Нургх
  Почти перед рассветом я внезапно ощутил присутствие соплеменника. Я попытался настроиться на излучение его ауры, чтобы определить местоположение и намерения: меня что, уже ждут и хотят уничтожить без рассуждений? В ответ ощущалась лишь всепоглощающая ненависть. Мои попытки мысленно заговорить были встречены яростным всплеском гнева. Что бы это значило? Я приготовился к нападению, отслеживая передвижения 'гостя'. Внезапно он замер, примерно на границе появления нашего запаха. Я ощутил как разум неизвестного на мгновение открылся от удивления, и до меня донёсся мысленный крик: 'Женщины! Уничтожить!'
  Я вскочил, принюхавшись, понял, что шаенг уже давно находится в полной боевой трансформации. Зачем? Что угрожает ему тут? Вновь попытался заговорить.
  - Брат, не нападай. Я буду защищать женщин. Почему ты тут один?
  Ответа не последовало, но меня накрыло болью и тоской, идущей от него.
  - Ты нуждаешься в помощи? Чем тебе можно помочь? - снова послал я вопрос, надеясь все же понять, как он тут оказался.
  И снова глухая стена ненависти и ни одной разумной мысли. Лишь желание уничтожить. Издав злой рык, пришелец бросился в сторону доргинь. Мне ничего не оставалось, как атаковать его в ответ, отрезая от девушек. Убежать они не смогут - полностью подавлены страхом, да и скорость, с которой способны перемещаться шаенги, делает побег лишь кратковременной отсрочкой гибели. Объяв нападающего шаенга пламенем, я прыгнул наперерез. И тут - видимо, от боли - разум его немного прояснился, и ко мне пришла четкая мысль:
  - Убей меня, брат. Умоляю...
  И столько чувства было в этой просьбе, столько страдания и такая отчаянная надежда!.. Стараясь не задумываться о том, что делаю, я резко схватил его за голову и оторвал ее. Последним, что я почувствовал за миг до его смерти, была благодарность.
  Кем он был? В чем причина его состояния? Даже я после многих веков изгнания и практически животного существования не выглядел так обреченно. Что довело его до безумия, и как вообще шаенг смог оказаться в таком состоянии? Возможно, это тоже изгнанник? Хотя нет - радужка глаз пылала янтарем. Но почему он сам нападал и молил о смерти? Что произошло за эти века с моим народом, раз происходит подобное?
  - Это тот самый монстр, о котором слышал Дирог? - разобрал я мысленный вопрос все еще напряженной Дины.
  Я положил тело в огонь, отдавая тем самым последнюю дань соплеменнику, и направился к воде, желая смыть с себя кровь и копоть.
  - Думаю, да. Но это не монстр, Дина. Это один из шаенгов в боевой трансформации. Я говорил тебе о том, что нам не нужны животные личины, причина как раз в этом.
  - Но... почему он убивал доргов? И зачем напал на нас?
  - Сам задаюсь этими вопросами. Произошло что-то необъяснимое. Не знаю, как это возможно, но он был безумен. Отсюда и агрессия. Но что довело его до такого состояния - не представляю. Он сам умолял меня убить его.
  Моя Связанная совершенно расслабилась, и я уловил ее мысленное ворчание о том, что мы с нашими традициями, обрядами и прочими глупостями вообще обречены на деградацию и полное вымирание. Возможно, в чем-то она и права.
  Спать дальше ни у кого желания уже не было, мы молча позавтракали и отправились в путь. Дирог и Ниел явно стремились скорее покинуть место боя и оказаться в более безопасном небе, поэтому, не затягивая с прощанием, мы расстались. Две доргини, согласившиеся отправиться с нами в город шаенгов, и до ночного нападения относились ко мне практически с суеверным ужасом, теперь же... Они не отходили от Дины ни на шаг, стараясь даже не смотреть в мою сторону. Не представляю, зачем Дина решила вести их в Орбдух, если они только от присутствия одного шаенга уже так нервничают. В отличие от свежеобразовавшейся парочки доргов, нам предстояло двигаться на юг, вдоль широкой реки, у устья которой мы и расположили наш лагерь. За время привала я сделал большой плот, на котором нам предстояло двигаться выше по течению, вплоть до самого Орбдуха.
  Плот, движимый водами, плавно нес нас навстречу дальнейшей судьбе. Река протекала по красивому каньону, стены которого были полностью покрыты сиреневыми деревьями, чью яркость лишь подчеркивала лазурная вода. Девушки, впервые оказавшись на этом материке, увлеченно осматривались. Вчетвером мы смогли удобно расположиться на плоту, наслаждались ярким дневным светом и теплом светила. Разговаривать никого не тянуло - сказывалось утреннее происшествие. Каждому из нас было о чем подумать, поэтому над плотом стояла тишина.
  Так прошёл первый день нашего речного плавания. К вечеру ощутимо похолодало, и я накинул Дине на плечи белую шкуру. Чтобы не тратить время на поиск места, где плот мог пристать к берегу, и охоту, поужинать решили имеющимися запасами. Мы могли спокойно плыть и ночью - воды плавно несли нас сами.
  Почувствовав волну разочарования, я мысленно обратился к Дине:
  - О чем грустишь, Связанная моя?
  - Да вот пожалела, что не догадалась днем искупаться, пока было тепло, - пожаловалась Дина.
  - Х-м-м.... Давай, если попадется подходящее место, организую купание, - пообещал я, внутренне улыбаясь: все же Дина без воды не может.
  Мысленно обратившись к водам, я узнал, что вскоре, через пару поворотов, будет небольшая заводь. Именно туда я и направил наш плот.
  - Можешь готовиться, скоро мы достигнем подходящего места, там искупаешься, - обрадовал Дину.
  Она тут же предупредила девушек о возможности помыться.
  Заводь оказалась достаточно большой, и частично была укрытая свисающими ветвями деревьев. Пологий берег зарос кустами, их красные цветы источали нежный сладковатый аромат. Вода искрилась в лучах гаснущего светила. Создав плотный водяной барьер и отделив заводь от основного русла, я нагрел воду до температуры приятной телу. Оставив девушек ближе к плоту, мы с Диной отплыли к части заводи, укрытой деревьями. Связанная моя нежно обвила мою шею руками и, тесно прижавшись, коснулась губ. Меня накрыло волной нежности, любви и ласки, и я с удовольствием растворился в ней, совершенно забыв об окружающем мире.
  Насладившись купанием и друг другом, к плоту мы вернулись, когда уже совсем стемнело. Доргини спали, свернувшись среди вещей. Мы тихонько взобрались на плот и, укутавшись в шкуры, приготовились спать. Убрав барьер, отделявший заводь от реки, я мысленно поблагодарил воды за предоставленную возможность искупаться и попросил нести плот дальше.
  Сон никак не шел. Прислушиваясь к дыханию Дины, я наслаждался ее близостью и нежностью, переполнявшей сердце. Вдруг я что-то почувствовал и замер, пытаясь понять, что меня насторожило. Даже не на мысленном уровне, а скорее эмоциональном... И тут в памяти всплыл давний разговор с отцом о том, что каждый шаенг способен ощутить зарождение жизни своего ребенка, о том, как это ощущение остается с ним навсегда, пока будет жив его наследник. Я потрясенно вслушивался в новые ощущения, зародившиеся вместе с искрой новой жизни, и уже понимал, что эти переживания, эту ночь я не смогу забыть никогда. Глядя на звезды, я пролежал до зари, обнимая Дину и нашего будущего малыша.
  
  Глава 12
  
   Дина
  Проснулась я в потрясающем настроении. Серьезно, так хорошо себя в этом мире с утра я еще ни разу не чувствовала. Нургх и молча внимавшие его указаниям девушки занимались сортировкой наших вещей. Моя банная сумка стояла аккуратно собранной. 'Мы что, близко?' Я подскочила от одной этой мысли и села, сдергивая с себя шкуру. И тут увидела у себя в ногах букет потрясающе красивых желтых цветов, нежных, хрупких. И где он их раздобыл?
  - Мур-р-р, - послала мысленный вопль восторга.
  Нургх взглянул на меня с недоумением, но потом как-то понял, что я довольна.
  - Связанная моя, - пришел нежный шепот.
  - До города ещё далеко?
  - К вечеру будем у купола.
  Учитывая, что я снова встала далеко за полдень, осталось совсем немного. Какая там нас ждет встреча? Увидев всего одного шаенга в боевой трансформации, я от страха чуть заикаться не начала, а скоро предстоит вступить на территорию их рода. Да еще надо как-то убедить их, чтобы и девушек впустили. Денек предстоял очень непростой.
  Умывшись, я запросила кушать. Нургх тут же выдал мне запеченое бедро какого-то неведомого зверя и сочные стебли, по вкусу похожие на бананы с орешками. Из этого я сделала вывод, что он успел уже побывать на суше. Подкрепившись, я решила с оптимизмом смотреть в будущее.
  По сравнению со вчерашним днем, река выглядела значительно шире - берега уже невозможно было рассмотреть в деталях, они просто сливались в далекие фиолетовые полосы.
  'Интересно, какое расстояние мы преодолели за ночь?'
  Нам с девушками предстояло одеться в подобия ряс с капюшоном и держаться позади Нургха, не мешая ему вести переговоры.
  Купол я заметила издалека. Он напоминал мутную целлофановую пленку и просвечивал насквозь: то, что находилось внутри, было не видно, но вот то, что позади, - размыто проглядывало. Метров за сто до купола Нургх подвёл плот к берегу, и мы сошли. Разобрав вещи, двинулись в сторону города шаенгов. Было очень тревожно, но вместе с тем и любопытно - как оно там, внутри.
  - Мысленно ко мне не обращайся, пока я не скажу. - пришла сосредоточенная мысль. - И что бы ни случилось - не бойся. Вам однозначно ничем не навредят.
  'Обнадежил! Можно подумать, если навредят ему, мне полегчает'.
  Подойдя вплотную к куполу, Нургх коснулся его рукой, вспыхнули искры. Я оглянулась на девушек. Даже мне было очевидно, что их просто трясло от страха. Почувствовав вибрацию, я резко повернулась к куполу и увидела, как сквозь него начинают проходить шаенги - высокие, бледнокожие, пепельноволосые и желтоглазые. Каждый - с обнаженным соргом. Не произнося ни звука, они мгновенно окружили нас. Один из них, с морщинистым лицом, искаженным яростью, остановился прямо перед Нургхом.
  - Соордж, ради моих спутниц, - при этих словах окружавшие нас мужчины как-то неуловимо вздрогнули, и все внимание, до того прикованное к Изгнаннику, переключилось на нас, - будем говорить вслух.
  - Как смеешь ты вообще ожидать, что с тобой будут говорить?! Как посмел ты явиться к нам?!
  Оглушительный вопль стал последней каплей для перепуганных доргинь, и девушки как-то разом обмякли. Стоящие позади нас шаенги подались вперед, не позволяя им коснуться холодной почвы, чуть погодя обе уже оказались на руках мужчин. Причем, стоявшие рядом как-то особенно напряженно всматривались в своих более 'удачливых' соседей.
  - Я не мог не вернуться, так как получил Зов и обрел Связанную! - прозвучал решительный голос Нургха.
  Шаенги вздрогнули. Потрясение, неверие и даже зависть отразились на лицах большинства. Соордж так вообще побелел и потрясенно отступил на шаг.
  - Ты? Как это возможно? Почему так несправедливо... - донеслось до меня его бормотание.
  - Отец, - вперед выступил один из молодых, на вид, шаенгов, - это меняет ситуацию. Мы не можем допустить, чтобы Связанная осталась без защиты рода.
  - Её мы впустим, но его - никогда, - с еще большей ненавистью выплюнул глава рода.
  - Отец, одумайся, - очевидно, это был Ригард, - а если он погибнет? Не наш род изгнал его.
  Отступив назад, молодой шаенг бросил на меня тоскливый взгляд. Напуганная перспективой насильной разлуки, я резко подалась вперед, хватая Нургха за руку и прижимаясь к его плечу. При этом прядь моих волос снова выскользнула из-под капюшона, привлекая всеобщее внимание.
  - Огненные волосы! - с резким криком Соордж кинулся ко мне, протягивая руку к моему капюшону, но был остановлен ставшим на его пути Нургхом.
  - У нее льдистые глаза?
  - Причем тут ее глаза и волосы?! Мы прошли Обряд. Она - моя Связанная и должна быть защищена! Я не прошу вас принять нас в род, мы будем пытаться попасть в род льдистоглазых, - категорично осадил его мой шаенг.
  - Ты надеешься вернуться в род? - глаза главы обеспокоено перебегали с меня на Нургха, и в итоге, он принял решение: - Хорошо, мы пустим вас в город.
  - А кто с вами еще? - вновь вмешался Ригард.
  - Эти девушки вместе с Диной. Она хочет, чтобы их так же пустили в Орбдух, - уже спокойно пояснил Нургх.
  Его ответ вызвал очередное волнение в рядах шаенгов.
  - Хорошо.
  У меня появилось ощущение, что девушки Соорджа совсем не волновали, но вот от меня он взгляд не отводил, словно надеясь рассмотреть сквозь капюшон. Этот шаенг не вызывал у меня доверия, почему-то появилось нехорошее предчувствие.
  Махнув рукой, глава рода развернулся и растворился в куполе. За ним последовали остальные шаенги, два из них до сих пор держали доргинь. Нургх так же подхватил меня на руки и последним шагнул за черту. Никакого дискомфорта при пересечении купола я не ощутила. Оказавшись внутри, я потрясенно распахнула глаза: это было не просто лето - настоящий рай.
  Перед нами расстилалась бесконечная степь. Легкий ветерок колыхал желтые травы, среди которых яркими пятнами выделялись цветы. Над ними пылало алое закатное небо.
  - Лучше закрой глаза, - прошептал Нургх мне на ухо, прежде чем стремительно броситься вперед. У меня только ветер засвистел в ушах, и мелькнула мысль о том, как хорошо, что девочки в обмороке. Нам потребовалось совсем мало времени, чтобы добраться до города. Он был совершенно не похож на селения доргов. Здесь были стены и достаточно четкие улицы. Большинство домов представляли собой круглые башенки в три или четыре этажа. Бросалось в глаза большое количество воды. Рядом с каждой башенкой обязательно был фонтан, ключ или озерцо. Привлекали внимание и сады с деревьями, усыпанными спелыми плодами. Что это за плоды, я не знала. Раститений было много, кругом все цвело и благоухало. Почти все здания были увиты цветущими лианами. Город был погружен в умиротворяющее состояние покоя, никого из местных жителей я не увидела, а единственными звуками, наполняющими его, были звуки природы.
  Мы, а так же те два шаенга, что несли доргинь, остановились возле одной из башенок, видимо, следуя полученным инструкциям. Нургх осторожно поставил меня на ноги, и мы вошли внутрь. Осторожно уложив пришедших в себя девушек на мягкие диваны, шаенги робко им поклонились, коснувшись лба раскрытой ладонью - я уже знала, что этот жест у доргов означал приветствие. Так же молча, оба развернулись и покинули нас.
  - Располагайтесь и устраивайтесь по собственному желанию. Скоро будет ужин, - сказал Нургх.
  
  Нургх
  Давно уже столько противоречивых чувств не раздирало мне душу. С одной стороны бешеный восторг от давно забытого ощущения близости подобных мне, с другой - гнев и ярость, вызванные поведением Соорджа. Я понимал его отношение ко мне и готов был с ним смириться, но не с его явной заинтересованностью Диной. Его слишком большой интерес к ней вызывал беспокойство.
  Оставив обеих доргинь осматривать нижние комнаты, мы с Диной отправились на верхние этажи. Дина совсем не испугалась подъемника, наоборот, попросила меня объяснить, как регулировать в нем движение. Добравшись до третьего этажа, я отвел Дину в спальню, рядом с которой была купальня, сам же решил, пока она будет купаться и отдохать, дождаться шаенгов, которые должны были принести ужин и новости от главы рода.
  Спустившись вниз, я показал обеим доргиням, как пользоваться подъемником и сообщил, что они могут располагаться в комнатах на втором этаже, а так же смело пользоваться в жилище всем, чем пожелают. Вот их реакция была ожидаемой: страх, волнение и удивление. Тут вернулись шаенги, неся три корзины с едой.
  - Глава рода завтра ожидает тебя и твою Связанную на беседу, - спокойно сообщили они.
  Опустив корзины на стол, оба оглянулись и несколько замешкались.
  - Мы можем спросить у твоих спутниц, нуждаются ли они в чем-либо? - пришел неожиданный мысленный вопрос.
  Взглянув на их плечи, я не увидел связующих браслетов, но не был уверен, что стоит способствовать их общению с явно перепуганными девушками. Видимо, они ощутили мое недоумение и нежелание, и поспешно добавили:
  - Мы не хотим пугать их, лишь уточним, всем ли они довольны, - смущенно проговорил один.
  - Почему они согласились прийти с вами? - с небольшой заминкой произнес второй.
  - Мы спасли их из плена. Домой вернуться они не могут, а одни погибнут. Дина взяла их с собой, полагая, что здесь они смогут обрести себе пару и защиту, - с сомнением в голосе произнес я.
  Мои органы восприятия ошпарило резкой волной потрясения и последующей надежды, на второй план отошли даже настороженность и пренебрежение по отношению ко мне.
  - А это возможно? На чем основывается их выбор пары? - ещё один робкий вопрос сопровождался отведением глаз в сторону.
  - Зачем вам это знать? Вы должны ждать Зова.
  И опять меня захлестнули чужие эмоции: тоска, боль и отчаяние. Я уже понял, что сейчас услышу:
  - Мы оба уже получали Зов...
  Что я мог ответить на это? Огромное, ни с чем несравнимое горе. Сейчас, пройдя через Обряд и обретя Дину, я понимал это. Не представляю, как они могут жить после провала, как находят силы выглядеть живыми. Но я знал, что помочь им невозможно. Стоило ли еще больше терзать им души призрачной надеждой и недосягаемой мечтой? Я просто не имел права на это.
  - Наверное, не стоит. Это только еще больше напугает их.
  Оба сразу как-то сгорбились, опустив взгляды в пол. Молча кивнув, направились к выходу. Меня практически засосало в водоворот беспросветного отчаяния и обреченности. Я совсем забыл, живя один, как это удушающе сложно для эмпата находиться в окружении множества эмоций. Как они все сосуществуют тут? Как выдерживают такие эмоции друг от друга? А если представить контраст между эмоциями тех, кто обрел Связанную, и тех, кто не прошел Обряд... И вторых было большинство. Мне стало жутко. Покинув окружение себеподобных ребенком, я никогда не задумывался об этой стороне нашей жизни. Мой детский мир был наполнен любовью родителей, светлыми и радостными чувствами. Я даже не представлял, насколько все меняется во взрослом мире. Кажется, я начинал понимать, от чего даже всесильные маги могут сойти с ума. Не сдержавшись, я задержал визитеров:
  - Постойте. Вам надо поговорить об этом с моей Связанной. Она почему-то уверена, что даже не прошедшие Обряд могут создать пару и обрести Связь при условии постоянного общения и... если оба понравятся друг другу. Но я не уверен в этом. И не знаю, что они делают, чтобы понравиться. Хотя... Моя Связанная была очень счастлива, когда я по совету доргинь подарил ей букет цветов. Но и обнадёживать вас я не хочу.
  Оба не ответили, но слушали мою сбивчивую тираду, замерев и буквально не дыша.
  - Окажите мне честь, сообщив ваши имена? Я предупрежу мою Связанную.
  - Воорт.
  - Михст.
  Я кивнул в ответ. Но совсем неожиданным для меня стало их тихое:
  - Спасибо, брат.
  Постоял минуту после ухода янтароглазых, пытаясь прийти в себя. Вот и начало возвращения, вот и мой народ. Так ли уж плохо жилось мне, изгнаннику, будучи изолированным от этого всего?
  Я взглянул на корзины и пошел звать Дину и доргинь ужинать. День выдался тот еще, и надо бы хорошо отдохнуть перед завтрашним.
  
  *****
  В башне главы рода янтароглазых
  - Отец, что нашло на тебя сегодня? Что за дикое поведение по отношению к Связанной?
  - А ты считаешь это справедливым? Ты, мой единственный сын и наследник рода, не прошел Обряд и обречен на мучительное угасание, тогда как Проклятый Изгнанник...
  - Отец, прошу тебя, не будем обсуждать эту тему. Я просто не могу... А что до справедливости, то не нам решать, кого какой ждет путь и кто чего заслуживает. Все произошедшее с ним - и в прошлом, и сейчас - очень неоднозначно.
  - Он убийца отца и матери! Что тут неоднозначного ты находишь? Впрочем, сейчас это только на руку нам. Мы должны избавиться от Нургха, не лишая его при этом жизни. Мне было Видение, давно, еще до того, как ты получил Зов. Я никак не мог понять его до сегодняшнего дня, поэтому не говорил тебе.
  - Отец, о чем ты?
  - Ригард, говорю тебе не как отец, а как Знающий нашего рода. Я видел, что ты обретешь Связь с женщиной с огненными волосами! И ты прекрасно знаешь, что видения Знающих всегда сбывались.
  
  Глава 13
  
  Дина
  Искупавшись в огромной ванне с горячей водой, я прилегла на кровать. Вошел Нургх, присел рядом и, взяв меня за руку, мягко произнес:
  - Дина, те двое шаенгов, что принесли доргинь, обратятся к тебе за советом по поводу общения с девушками. Это я направил их к тебе. Они оба не прошли Обряд. Не уверен, что нам стоит нам вмешиваться, но они очень страдают. Вдруг ты окажешься в силах помочь им. Хуже сделать уже невозможно. Их имена Михст и Воорт.
  Словами моего шаенга обнадёжили. Именно на это я и рассчитывала, когда приглашала девушек присоединиться к нам. Займусь теперь сватовством и... Ханума мне в помощь!
  - Ты готова попробовать местную еду?
  Голос Нургха звучал весьма интригующе, поэтому я быстро встала и с энтузиазмом ему кивнула. Спустившись вниз, мы застали наших спутниц, в полном недоумении изучавших содержимое корзин. Я заглянула тоже.
  'И что это такое?'
  Проявила женскую солидарность, я вопросительно уставилась на шаенга. Он усмехнулся и сказал:
  - Пробуйте!
  - И что нам пробовать? - все корзины были заняты какими-то непонятными белесыми шариками размером с хорошее яблоко.
  - А что захотите, то и пробуете, - подмигнув, он опять озадачил нас.
  'Вот вредина!'
  И тут меня осенило. Я посмотрела на одно из 'яблок' и подумала об обожаемом мною винограде (увы, тут мне пока ничего похожего не попадалось). И, вуаля! Вместо сомнительного вида плода передо мной возникла роскошная кисть киш-миша. Радостно взвизгнув, я схватила её и тут же отщипнула парочку ягодок на пробу. М-м-м... рот затопило потрясающим сладким соком. Теперь уже на меня заинтересованно смотрели все. Протянув виноград, я предложила им угоститься. Новинку оценили!
  И что тут началось! Эклер, жареная кура, копченый угорь, киви, слабосолёная сёмга, мороженое, корнишончики... И даже биг-мак! И это только у меня. У девочек тоже было много всего вкусненького. Мы дружно принялись за ужин, делясь деликатесами и знакомясь с новыми вкусами.
  'Уф-ф-ф...Вот это наелась! И за завтрак, и за обед сразу. Прощай, талия. Вот это я понимаю - великие маги! А еще переживают, что не понравятся девушкам. Да их с руками оторвут, как только выяснят, как они в хозяйстве полезны'.
  После еды клонило в сон. Нургх подхватил меня и доставил прямо в постель. Заснула, кажется, еще до того, как разделась и коснулась головой подушки.
  
  *****
  Утро выдалось ранним. Меня подняли, отправили умываться и собираться на аудиенцию к главе рода. Лично у меня энтузиазма эта встреча не вызывала, поэтому я решила хотя бы вкусным завтраком себя порадовать. Намечтала из 'яблочек' кефирчик и круасанов, потом, подумав, организовала Нургху пару громадных бутербродов с бужениной и кружку сладкого ароматного чая. Ну и молодец я!
  Любимый завтрак одобрил, и мы тут же договорились, что будем друг друга угощать любимыми блюдами. Закончив с едой, мы уже собрались выходить, когда я вспомнила, что надо написать девочкам записку, чтобы нас не потеряли. На улице, напротив входной двери, был маленький фонтанчик. Нургх подвел меня к нему и, переплетя свои пальцы с моими, опустил их в воду, о чем-то задумался или, может быть, мысленно разговаривал со своей стихией. Внезапно, повернул ко мне голову и сказал:
  - Дина, запомни следующее: в случае непредвиденных обстоятельств ты можешь вот так, опустив в воду этого фонтана руку, мысленно позвать моего лучшего друга детства Киена или моего младшего брата Маартха. Надо опустить руку в воду и мысленно произносить имя, пока не услышишь отклик. Поняла? - серьезно добавил он.
  Я так же серьезно кивнула в ответ.
  - Как бы они ко мне не относились, но моей Связанной они помогут. До определенной степени ты можешь доверять им.
  Я снова кивнула. Понять, чем вызвано его беспокойство, было нетрудно - меня так же настораживало поведение Соорджа. Внутреннее напряжение было таково, что я совершенно не обращала внимания на город, окружавший нас.
  Подойдя к расположенной совсем рядом башне главы рода, мы на миг встретились глазами и мысленно поцеловались. Потом решительно вошли внутрь.
  Помимо Соорджа нас, как и вчера, ожидал его сын. Оба янтароглазых пристально уставились на меня, разглядывая с нездоровым интересом. Мне стало крайне неуютно. Нургх грозно рыкнул, призывая хозяев к вежливости.
  - Она не из доргов. Кто она и где ты нашел ее? - прозвучал в ответ злой вопрос.
  - Соордж, я в последний раз повторяю, что это моя Связанная! И это все, что вам следует знать о ней. Я прошу тебя связаться с моим родом и запросить разрешение на наше перемещение через ворота.
  Повисло тягостное молчание. Глава рода буравил меня глазами, его сын, нахмурившись, о чем-то думал. Так прошло несколько минут, наконец, он ответил:
  - Пусть женщина уйдет. Мы будем говорить только с тобой. Это непростой и долгий разговор.
  Нургх колебался. Я чувствовала его нежелание отпускать меня. Все же, кивнув, он мысленно произнес:
  - Дина, возвращайся. И помни... об именах.
  Очень захотелось топнуть ножкой и отказаться, но я понимала, что это по-детски. Возможно, они действительно будут обсуждать что-то конфиденциальное. Ободряюще улыбнувшись любимому, я повернулась к двери. Ригард плавно двинулся за мной, произнеся в пространство:
  - Я провожу, чтобы не заблудилась.
  Учитывая, что 'наша' башенка была совсем рядом, я несколько растерялась. Но, решив, что это вежливость шаенгов, не стала спорить. Молча сопроводив меня до входной двери, Ригард внезапно скользнул ладонью по моей руке и прошептал:
  - Не переживай, все сложится к лучшему.
  Озадачив меня этим сомнительным утешением, он повернул назад. Я решила потребовать разъяснений и удержала шаенга:
  - Постой. Если ты не занят, я хотела бы поговорить с тобой.
  Не знаю почему, но было ощущение, что мое присутствие причиняет ему боль. Опять этот вчерашний тоскливый взгляд, полный беспросветного отчаяния. Но, мгновенно справившись с собой, он спокойно ответил согласным кивком.
   В нашу башенку я вошла переполненная самыми мрачными предчувствиями и удивленно застыла на пороге. Передо мне предстала забавнеёшая картина: встревоженные и взволнованные доргини в полном непонимании уставились на стоявших напротив шаенгов, в руках у каждого из которых было по целой копне цветов. Ясно! Мужчины пошли в наступление. Решив их морально поддержать, я с улыбкой сказала:
  - Доброй зари! Какие очаровательные букеты, так приятно получать с утра такие сюрпризы! Да, девочки? - те в ответ пробормотали что-то невразумительное.
  - Надо скорее поставить их в воду, чтобы не завяли, - и жестом я показала доргиням, чтобы брали цветы и уносили.
  Оба шаенга как-то неуверенно мялись напротив меня, изредка бросая напряженные взгляды на стоявшего позади Ригарда. Решила начать разговор первой:
  - Нургх передал, что вы хотели поговорить со мной?
  Ригард молча, с явным желанием не мешать беседе, отошел к дальнему окну и застыл там, глядя на улицу.
  - Да, - с явным облегчением произнес один из неопытных ухажеров, - он сказал, что вы считаете возможным для не прошедших Обряд обрести пару. Мы бы хотели получить возможность общаться с девушками, но они слишком боятся нас.
  Так как я стояла лицом к шаенгам, за спины которых удалился Ригард, я заметила, как он при этих словах словно окаменел.
  - Я не могу утверждать с абсолютной уверенностью, но логика подсказывает, что такая возможность есть, если лучше узнать друг друга в спокойной обстановке. Если вы понравитесь друг другу, то что вам сможет помешать быть вместе?
  - Но как же древняя магия Обряда? Ведь только она позволяет обретать Связь.
  - Ну, магия же не в том, чтобы влюбиться? Возможно, она нужна для призыва или для возможности появления детей в межвидовой Связи, но понравиться друг другу и без магии можно. Вам это странно слышать потому, что вы живете в таком обществе, где нет представительниц противоположного пола. Но в обычной ситуации так и происходит - мужчина и женщина знакомятся, общаются, узнают друг друга, потом влюбляются и решают создать пару. Без всякой магии и Обряда.
  Ответом мне были широко распахнутые от удивления глаза. Ну, чисто дети! Воины, маги, а элементарного не знают. Надо было в корне менять их систему воспитания.
  - Полагаете, детей в такой паре без Обряда не будет? - смущенно уточнил шаенг.
  - Ну, это можно проверить только практическим путем, - усмехнулась я. - Важно уже то, что вы не будете одиноки. Запаситесь терпением, будьте внимательны, заботливы, и девушки перестанут вас бояться, постепенно привыкнут. Я сама очень бы хотела, чтобы они обрели спутников жизни. Главное - не торопитесь и не старайтесь действовать силой.
  Надо дать им время осмыслить новую информацию, поэтому я решила сменить тему:
  - Вы уже завтракали? Может быть, присоединитесь к нам? - что-то аппетит у меня разгулялся, наверное, на нервной почве. - Ригард, к вам приглашение тоже относится.
  - Нет, благодарю. Я зайду позже, - медленно, глядя в сторону, ответил шаенг, и стремительно направился к двери.
  Одновременно с этим вернулись обе доргини, и мы всей большой компанией расселись за столом, каждый со своим завтраком. А кто-то и с повторным! Обе девушки явно терялись в обществе шаенгов, да и сели по бокам от меня. Ну, ничего, вода, как известно, и камень точит. А это как раз их стихия. Восторженные и восхищенные взгляды, которые молодые (на вид хотя бы!) шаенги бросали на девушек, последних равнодушными не оставили. Поэтому они изредка, украдкой, но кидали на них ответные взоры. Понаблюдав за ними, я поняла, что Воорту нравится невысокая Свана, а Михсту более стройная Киель. Оба янтароглазых с такой трепетной предупредительностью вели себя с девушками, подробно расспрашивая их о прошлом, что невольно вернули мои мысли к Нургху. Как же я не люблю ждать в неизвестности!
  Девушки предложили отправиться на прогулку и заняться изучением города, но мне совсем не хотелось развлекаться. Настроение было хуже некуда, даже первые успехи в сватовстве не радовали.
  - Отправляйтесь с Воортом и Михстом. Они и знают тут все, и от любой опасности защитят, - уверенно предложила я.
  Девушки сразу оробели и явно решили передумать с прогулкой, когда более решительный Михст вдруг предложил:
  - Можно не просто погулять, но и сходить в торговые зоны. Выбрать ткани для одежды или украшения.
  Вот это он правильно придумал - какая женщина от шоппинга откажется. Так и доргини все же набрались смелости и согласились пойти, хоть и крепко взявшись за руки для храбрости. Выглянув в окно, я увидела, что они так и шли в рядок - девушки в центре, а шаенги по бокам.
  
   Нургх
  Проснулся я рано. Слишком много неоднозначных мыслей бурлило в голове.
  Осторожно прижав к себе Дину, я лежал и думал, какие возможности для подстраховки у нас есть. В первую очередь я волновался за Дину и нашего малыша, так как уж очень она Знающего заинтересовала, словно нужна ему была. Вот только зачем? Надо Дине рассказать про ребенка, но, учитывая ее возмущение Обрядом, я боялся представить ее реакцию. Да и неизвестно, как в ее мире вообще к детям относятся. Я четко понял лишь, что там они не такая редкость, как у нас.
  Рассказывать о таком важном событии впопыхах, за завтраком, спеша на встречу с главой рода, тоже не хотелось.
  'Решено! Расскажу, как только вернемся. Отведу ее на целебное озеро за городом и там расскажу'.
  При мысли об озере всплыли воспоминания о Киене и Маартхе. В детстве мы часто упрашивали отца отпустить нас к янтароглазым, чтобы искупаться и порыбачить в этом волшебном озере. Киен, хоть и был из рода рубиновоглазых, но немалое количество времени проводил в гостях у нас. Иногда к нам и Ригард присоединялся, хотя он и сильно младше.
  'Киен! Как же я сразу не подумал? Именно он или брат - те шаенги, к которым Дина сможет всегда обратиться. Отдавая дань нашей детской дружбе, они не смогут отказать моей Связанной. Хоть какой-то, а все же вариант'.
  Пора было будить Дину и собираться. У шаенгов принято все важные встречи и беседы проводить сразу после зари, на свежую голову. Моя Связанная явно не была сторонником 'раннего пробуждения', или же ей передалось мое напряжение, но Дина была сдержанна и излишне сосредоточена. Обстановку немного разрядил вкусный завтрак - Дина опять удивила меня едой своего мира. Надо уже и мне познакомить ее с кухней шаенгов.
  Выйдя из башни, я подвел Дину к фонтану. Он не только наполнял силами обитателей жилища, но и служил ключом к огромной водной сети нашей планеты, через которую можно было связаться с любой точкой мира, найти кого угодно. Соединив наши ладони, я обратился к водам с просьбой признать Дину и, если она попросит, помочь ей. Но сам надеялся, что до этого не дойдет.
  Мы отправились к башне главы рода, готовые к любому варианту развития событий. В Орбдухе, в отличие от прочих наших городов, было принято делать башни разных цветов - не ярких, скорее пастельных оттенков, но различных по расцветке. Так и башня главы рода отличалась лёгким зеленоватым отливом. Располагалась она практически по соседству с башней, в которой поселили нас. Кстати, 'наша' в лучах светила переливалась нежно-лимонными оттенками. Благодаря такому многообразию расцветок Орбдух выглядел очень празднично.
  Помимо Соорджа нас ожидал и его сын. Это было к лучшему, ибо старый глава рода еще вчера показался мне несколько неадекватным. Оставалось надеяться, что Ригард сможет повлиять на него. Приглядевшись, я обратил внимание на отсутствие связующих браслетов у молодого шаенга. Все еще не получал Зов или?.. Вглядевшись в ауру, я отметил преобладание темных оттенков тоски, печали и боли. Получал...
  'Что же происходит с нашим народом?'
  Теперь мне стала понятна ярость Соорджа: он обожал Ригарда, всегда желал ему самого лучшего. И надо сказать Ригард рос достойным шаенгом, во многом даже превосходя ожидания отца. И тут - провал Обряда. Какой удар для отца - видеть неизбежное и скорое угасание единственного сына, не имея возможности ничем помочь ему. Я мог бы понять его, если бы не были затронуты интересы моей Связанной.
  Соорджа, как и вчера, переполняла ярость, но сегодня она ощущалась как нечто холодное и скрытое. Это настораживало. Ригард же 'фонил' какой-то растерянностью, смесь из сомнения, страстного желания и надежды распирала его.
  'Что они задумали?'
  Очевидным задуманное стало, когда старый шаенг потребовал, чтобы Дина ушла. Мне было неспокойно оставлять ее одну в незнакомом месте, и ощущение опасности усилилось. Ригард отправился проводить ее, оставив нас вдвоем. Значило ли это, что он не заодно с отцом?
  - Нургх, ты осознаешь, кем являешься для своего народа? Только появление с тобой Связанной вынудило меня согласиться на твое присутствие на нашей территории. Ты мне отвратителен. Вдвойне. Так как получил то, чего лишен мой сын! - неожиданно резко и откровенно произнес Соордж.
  Ответить мне было нечего, я знал, что это правда. Но мне неприятно резануло уши тем, что он сказал о Дине просто как о Связанной, но не как о моей Связанной.
  - Ответь мне, ты ожидал Зова? Мог предполагать для себя такую возможность? Ты не задумывался о том, почему тебе встретилась эта Связанная? - все так же холодно глядя на меня, вопрошал старик.
  Соордж был Знающим. Очевидно, он видел что-то о Дине, именно в этом и причина его интереса. Душа заледенела от страшного предчувствия еще до того, как Соордж сказал:
  - Она Связанная моего сына. Я видел ее с ним одной парой. У них будет наследник.
   Застыл, уставившись на Знающего. Он что, точно безумен? Даже если забыть о том, что образовавшуюся в результате Обряда Связь разорвать невозможно, то ожидаемое дитя уже однозначно говорило о том, что мы истинные Связанные друг друга. Но как тогда объяснить Видение? Я был совершенно растерян. И чего, собственно, Соордж намеревался от меня добиться своим заявлением?
  - Ты полагаешь меня безумным? Напрасно! Есть способ, не навредив женщине, избавиться от тебя. И тогда Ригард ее получит! - нескрываемое торжество в голосе главы рода вывело меня из себя.
  Глухо зарычав, я рявкнул:
  - Ты действительно безумен, старик! Отсюда и твое Видение. И если ты полагаешь, что я позволю от себя избавиться в угоду твоим диким планам, то ты очень заблуждаешься!
  - Это территория моего рода, здесь я сильнее, - с жутким фанатичным смехом Знающий распахнул пылающие алым глаза.
  В тот же миг я ощутил миллионы маленьких ручейков желтой воды, выступивших прямо сквозь каменный пол, стремительно приблизившихся ко мне. Мгновенно сплетясь в крепчайший магический каркас, они окружили меня высокой непроницаемой стеной, медленно сдавливая и отбирая силы, лишая сознания. Состояние вечной нежизни! Жуткая гадость - до последнего вдоха погружает в безжизненный сон. В нем ты еще не мертв, но уже и не жив. И проснуться невозможно - состояние необратимо, стоит лишь ему завладеть тобой. Чувствуя, как последний воздух выдавливается из меня, а разум погружается в вечную тьму, я, используя сразу весь свой резерв сил, на пределе возможностей воззвал к его крови, стремясь подчинить себе его тело. Да, я маг крови, и с этим придётся считаться! Я приказал порабощеной крови устремиться к мозгу, разрывая все на своем пути и снося все преграды. Он умрет раньше, чем успеет покончить со мной!
  - Остановитесь! Вы оба ошибаетесь! - сразу и мысленный вопль, и отчаянный крик Ригарда.
  Размытая тень метнулась ко мне, разрывая плетение отца и хватая меня за горло:
  - Не убивай его, умоляю...
  Мы оба - я и Знающий - рухнули на колени, пытаясь отдышаться и прийти в себя.
  - Отец, - продолжал взывать Ригард, - ты чуть не лишил нас последней надежды.
  - А ты, Нургх, - суровым голосом, не глядя в мою сторону, - тебе не достаточно было потерять своего отца ?
  - Сын, что ты наделал? Больше мы не сможем застать его врасплох, - сипло, возвращая способность дышать, прошипел Соордж.
  - Отец! Я понял всё. Я думал о твоем плане. Но они же явно Связанные, она выбрала его судьбой. Ты не можешь не чувствовать её эмоций к нему. Она не перенесет его утраты, любой. Твое Видение... мы как-то неверно его понимаем. Почему вчера ты спрашивал о цвете глаз? Почему?!
  Подобравшись, я был готов отразить нападение любого из них, но слова Ригарда заставили и меня задуматься.
  - Глаза... В моем видении она была с глазами цвета льда. Не знаю, как это возможно. Но это была она, я уверен, сын! И вы были Связаны, с нашими браслетами на руках. Ты обнимал ее, и вы смеялись, разглядывая личико малыша. Ты был так счастлив! Видения никогда не обманывают. Сын, зачем ты вмешался? Что теперь будет...
  Ригард стремительно обернулся, ища моего взгляда. Его глаза горели янтарным огнем.
  - Ты понимаешь?! - срывающимся голосом, дрожа, словно от ледяного ветра, прошептал он. - Огненные волосы, как у Дины, и льдистые глаза, как были у тебя!
  Ригарда затрясло, как при ударе молнии. Он тоже рухнул на колени, спрятав лицо в ладонях. Волны огромной, просто невыносимой радости расходились от него. Меня его поведение просто поразило: не задумываясь о том, как уязвим сейчас передо мной, он повернулся спиной.
  И о чем он говорит? Может быть, они все тут безумны? Это что - и есть деградация, о которой говорила Дина? Что стало с моим народом? Как это - огненные волосы Дины и мои льдистые глаза?
  Тут в памяти всплыл разговор с Диной в первый вечер на корабле, когда я рассказал ей про Обряд. Она тогда сказала, что мечтает о дочери, которая унаследует ее волосы и глаза отца.
  - Девочка... дочь... - от волнения мой голос тоже сорвался на шепот.
  По телу Ригарда прокатилась судорога, а Соордж, внезапно осознав смысл нашего разговора, замер с открытым ртом. Мы все втроем страстно желали, но боялись поверить в чудо. Даже мысль об этом казалась настолько невероятной, что страшно было произнести ее вслух.
  Именно такими - потрясенными, скорчившимися на полу - нас и обнаружил вбежавший в залу молодой шаенг. Изумленно обведя нас взглядом, он остановил его на главе рода и отчетливо произнес:
  - Двое из других родов пришли через пропускные ворота.
  
  Глава 14
  Дина
  Только я собралась подняться в спальню, как тело словно скрутило в жестких ледяных тисках. Не имея возможности даже вдохнуть, я почувствовала, как начинаю проваливаться в темноту. Тут же меня резко отпустило.
  'Что происходит?'
  И сразу поняла - Нургх! На него напали! Первым же порывом было броситься обратно, но какая от меня может быть помощь? Только попаду под раздачу, и ему же наврежу. Уже выскочив на улицу, я стояла в смятении, не зная, что предпринять. Взгляд остановился на фонтане. Конечно! Нургх же сказал, как я могу помочь. Я бросилась к воде, опустила в неё руку и мысленно завопила:
  - Киен! Маартх! Меня зовут Дина, я Связанная Нургха. Мы в Орбдухе. Нужна ваша помощь, прошу, помогите!..
  Не зная, правильно ли я делаю, все продолжала звать и звать, пока совсем не обессилила и не опустилась на землю. Я прислонилась к борту фонтана, чувствуя, что проваливаюсь в забытье. Вот и волнение с перенапряжением сказались!
  Пришла в себя я уже в спальне, на кровати. Рядом суетились обе доргини, пытаясь то ли обтереть мне лицо, то ли утопить. Состояние, судя по ощущениям, у меня было скверным.
  - Где Нургх? Он не вернулся? - прокашлявшись, просипела я.
  - Воорт пошел за ним. Мы только что вернулись с прогулки и вас увидели у фонтана. Испугались. Михст принес вас сюда, а Воорт отправился за Нургхом. Как вы себя чувствуете?
  - Жить буду, - вяло ответила я, напряженно прислушиваясь к шагам за дверью.
  - А мы так здорово прогулялись. Этот город так красив, ничего подобного мы раньше не видели. Жаль, что вы не пошли. Их торговые зоны - это что-то невероятное, - подавая мне стакан воды, щебетала Свана. - Напрасно мы боялись. Эти двое шаенгов совсем не страшные. Но к остальным нам все равно страшно подходить, и даже смотреть на них Вы оказались правы - Воорт и Михст нас не обидели и, мне даже кажется, что мы им очень понравились. Ой, а еще они нас завтра на озеро пригласили. Сказали, в нем надо обязательно искупаться. Можно сходить?
  - Девочки, конечно можно. И не спрашивайте меня, сами решайте.
  Тут, наконец-то, распахнулась дверь, и вошел Нургх. Живой и невредимый.
  - Дина? Что случилось? - эмоции в голосе зашкаливали.
  Доргини, переглянувшись, вышли из комнаты, оставляя нас вдвоем.
  - Лучше скажи, что с тобой? На меня нахлынуло что-то страшное, почти задушив. Я почувствовала, что это происходит с тобой. Это Соортж, да? Он пытался тебя убить? Ты понял, что ему надо?
  - Связанная моя, все хорошо. Мы уже все выяснили. Больше он не будет пытаться навредить никому из нас, можешь верить мне, - ласково гладя меня по лицу, прошептал пристроившийся рядом шаенг.
  Я ощутила уже знакомую волну тепла, прокатившуюся по венам. Сразу же резко полегчало - перестала кружиться голова, дыхание стало свободнее, а усталость как рукой сняло.
  - Ой, - я даже подскочила, - Нургх, я же с перепугу кинулась к фонтану звать на помощь. Только так и не поняла, услышали ли меня...
  - М-м-м... так вот что за парочка шаенгов из разных родов явилась через ворота, - увидев мой недоуменный взгляд, любимый сразу пояснил: - Перед приходом Воорта главе рода как раз доложили о появлении в городе двух гостей. Значит, мы скоро их увидим. Остается надеяться, что встреча не будет неприятной.
  Мы оба замолчали, обдумывая предстоящую встречу с близкими ему в прошлом шаенгами. Я очень надеялась, что они отнесутся к нам более терпимо, чем Соордж. Иначе... Представляю, как больно будет Нургху, если лучшие друзья детства продемонстрируют отвращение и ненависть по отношению к нему.
  - Дина... - ворвался в мои мысли голос Нургха, - вечером сходим на озеро? Там потрясающе красиво, особенно закат светила.
  - С удовольствием! Я так и не смогла рассмотреть город, никого из его жителей не встретила. Это, кстати, нормально?
  - Дина, мы живем до тысячи лет. Время для нас летит медленнее, и бытовые мелочи имеют ничтожную ценность. У нас редки большие празднества или сборища. Мы слишком восприимчивы к окружающим эмоциям, поэтому предпочитаем уединение своих жилищ и узкий круг общения самых близких. И не забывай - наша численность несравнима с доргами, поэтому ты ни в одном из наших городов не застанешь присущей им суеты и столпотворения. Мы тут первый день, ты еще встретишь местных жителей. И, кстати, как впечатления девушек?
  - О-о-о, тут все просто замечательно складывается. Они уже вполне освоились с присутствием Воорта и Михста, сегодня вместе гуляли, а завтра собираются на озеро. Я уверена, они смогут найти путь друг к другу, - с улыбкой обнадежила я его.
  В ответ меня одарили растерянным взглядом. Понятно, ему трудно сразу принять то, что все его представления об отношении полов полный бред, но и я, в свою очередь, с трудом могла представить, что доживу до тысячи лет. Чем я займу такую прорву времени? Это и в голове не укладывалось. Буду оптимисткой! Да, мы разные, но это не значит, что мы не сможем понять друг друга. Так же это касается и отношений шаенгов с доргинями.
  - Начинаю верить, что ты действительно наша надежда на спасение, - задумчиво пробормотал Нургх, явно в такт своим мыслям.
  Осторожно постучав, в дверь быстро вошла Свана.
  - Скорее спускайтесь вниз, господин! - испуганным голосом протараторила девушка. - Там целая толпа шаенгов, и все с мечами, и жуткие такие... Один вообще с кровавыми глазами!
  Мы резво подскочили с кровати и направились вниз. Свана, настороженно прислушиваясь, шла позади.
  Гостиная нашей временной башенки в самом деле была крайне переполнена. Здесь были Соордж и Ригард, двоё, очевидно, охранников, замерших у входной двери с клинками, Михкст и Воорт, за спинами которых укрылась Киель, и еще двое незнакомцев. Свана, осторожно обходя незнакомых шаенгов, проскользнула к подруге. Присутствующие мужчины пристально пронаблюдали за маневром юной доргини, заставив глаза Михста ревниво полыхнуть янтарем.
  Не успела я сосредоточить взгляд на незнакомцах, как Ригард резко шагнул ко мне, становясь напротив.
  - Ундина! - торжественно начал он, ошарашив меня тем, что успел выяснить мое полное имя. - Прошу простить меня за то, что вынужден отвлечь вас от гостей, но хочу обратиться к вам с огромной и искренней просьбой.
  'Что это с ним? Что за торжественный момент устроил?' Да и папочка его в другую крайность ударился - от вчерашней нездоровой ненависти во взгляде не осталось и следа, зато теперь он глядел на меня с каким-то восторженно-патетичным трепетом. И не знаю даже, что и лучше. Надо срочно выяснить, что там между ними произошло!
  - Я прошу Вас принять мою искреннюю дружбу, - опустившись на колено и глядя мне прямо в глаза, твердо произнес Ригард. - Можете всегда и при любых обстоятельствах рассчитывать на мою поддержку и помощь. В знак искренности моих намерений прошу Вас принять этот талисман вызова, нажав на желтую бусину в центре, Вы сможете мгновенно призвать меня на помощь. Дина, если Вы или Ваши... близкие окажутся в опасности, сразу же жмите на бусину.
  Я вопросительно взглянула на стоявшего рядом Нургха, он задумчиво кивнул. Протянув руку, я позволила Ригарду застегнуть тонкую цепочку с янтарным камешком на запястье.
  - Спасибо, Дина!
  - И отныне вы, Нургх и Дина, желанные гости нашего рода. Можете жить на нашей территории неограниченное время и приходить, когда пожелаете, - купол и ворота пропустят вас без запроса. Эта башня отныне ваша собственность в Орбдухе, - услышав слова Соорджа, я поняла, что сегодня просто день сюрпризов.
  Осталось выяснить, в чем причина такого благодушия, а до тех пор подожду радоваться этому внезапному рогу изобилия. Хотя Нургх вполне спокойно на все реагировал.
  - Приглашение нашего рода распространяется так же на ваших гостей, - задумчиво взглянув в сторону наших доргинь, добавил Ригард. - Теперь мы вас оставим, давая возможность заняться гостями.
  Развернувшись, он направился к выходу. Проходя мимо прибывших шаенгов, он твердо и недвусмысленно подчеркнул:
  - Эта пара отныне находится под покровительством нашего рода!
  Соордж и стража вышли следом за Ригардом. Странные они все сегодня. И Ригард... Тоски и боли в его взгляде я больше не замечала, только твердая уверенность.
  Наконец я смогла рассмотреть незнакомцев, которые все это время внимательно наблюдали за происходящим.
  Ближе стоял младший брат Нургха. Я сразу узнала его - они были очень похожи. Наверное, именно так мой любимый выглядел до того, как его жизнь коренным образом изменилась, а на лицо лег отпечаток пережитого горя, изгнания, трудностей и борьбы за выживание. Стройный сильный юноша (хотя я знала, что ему более четырёхсот лет), с бледно-голубой кожей, прекрасными светло-пепельными волосами и льдисто-голубыми глазами, прорезанными вертикальным зрачком. Он был очень красив, но до мужественной харизмы и уверенного обаяния старшего брата ему было очень далеко. Мне он интуитивно сразу же понравился, и я утвердилась в своем мнении, когда наши взгляды встретились, и его лицо осветила широкая улыбка.
  А вот второй... Если Маартх был открыт и откровенно рад нашей встрече, то по абсолютно непроницаемому лицу Киена ничего понять было нельзя. Вся поза его выдавала скрытое напряжение. Он не казался таким юным и прекрасным, как Маартх, но поджарое мускулистое тело, необыкновенно мудрые рубиновые глаза и пепельные волосы притягивали взор. На его левой скуле была необычная татуировка рубинового цвета, обнаженный торс пересекала перевязь сорга. Передо мной стоял уже умудренный опытом мужчина, настоящий воин. Была в нем какая-то звериная грация, что-то заставляющее быть в напряжении. Этим он был схож с Нургхом. Прищурившись, рубиновоглазый пристально рассматривал нас, взгляд его, казалось, проникал до самых глубин души.
  
  Нургх
  Еще спускаясь вниз, я начал прислушиваться к эмоциям в гостиной, пытаясь разобраться в этой мешанине чувств нагрянувших гостей. Соорджа переполняло раскаяние, Ригард, впервые с момента нашей встречи, был умиротворен и на что-то решительно настроен, радость и предвкушение, выплескивающиеся из Маартха, я узнал сразу, а вот Киен был полностью закрыт, экранируя себя от внешнего восприятия.
  Поступок Ригарда и его предложение Дине меня не удивили. Это было его извинение за попытку разлучить нас. К тому же он был прекрасным воином и сильным магом, такой защитник Дине не повредит. Хотя я не мог не заметить и более далекоидущих планов в его действиях. Что ж, Видение Знающего со счетов не сбросишь, оставалось надеяться, что будущее всё расставит по местам. Предложение Соорджа так же было своевременным. Теперь, независимо от результата моей попытки вернуться в род, без защиты и поддержки мы не останемся. Учитывая ожидание новой жизни, это было крайне важно.
  На брата и давнего друга я старался пока не смотреть. Было тревожно и волнительно. И если в брате я уже не сомневался, по его эмоциям было ясно, что он с трудом сдерживается от желания броситься ко мне, то вот скрытность Киена вызывала опасения. Так не хотелось портить сегодняшний день отвращением со стороны лучшего друга. Наконец, 'официальная' часть завершилась, и нас оставили с прибывшими шаенгами. Брат сразу радостно улыбнулся Дине. Киен же отошел к окну и отвернулся, или давая нам возможность пообщаться в семейном кругу, или...
  Брат очень вырос и возмужал. Скользнув взглядом по его рукам, я увидел связующий браслет. Пока он был первым среди встретившихся мне после возвращения, кто прошел Обряд. Я был счастлив за него.
  - Брат, - с трудом сдерживая волнение, произнёс я, - так рад видеть тебя! Так рад, что ты прошел Обряд и не одинок.
  - Нургх, я тоже рад, что наконец-то дождался нашей встречи. А что до Обряда... Я скажу правду - я его не проходил, в смысле, я не получал Зов, - несколько смущенно озадачил нас ответом Маартх.
  - Зоель я встретил случайно, когда выполнял задание Совета возле поселения доргов. На неё напал старх, покалечив ногу и разодрав спину когтями. Она смогла взобраться на дерево. Оттуда я ее и снял, когда убил старха. Она была почти без сознания от боли и страха. Я же не знал, как помочь. Отнести ее в город побоялся - ее бы точно убили за одно появление на моих руках. Нашел небольшую пещеру, отнес ее туда, ухаживал, пока она не поправилась. Сначала Зоель жутко боялась, я же не знал даже, как вести себя с ней. Но потом все наладилось. Она такая милая, я быстро понял, что не смогу с ней расстаться. Когда она поправилась, я ей всё рассказал. Упросил уйти со мной, заявив, что иначе она обречет меня на гибель от тоски. Зоель согласилась, хотя боялась ужасно. Первый год в Визгарде вообще из башни ни разу не вышла. Я одел на нее браслет, а всем сказал, что получил Зов, потому и задержался - был с обретенной Связанной. И, кстати, у нас двое сыновей! А недавно старший заметил, что засветились твои браслеты. Мы были рады узнать, что ты жив и даже нашел Связанную. Но опасались, что это опять подстрекнет желающих тебя уничтожить. Я хотел сразу же броситься на поиски, но задержался, помогая Зоель подарить миру вторую жизнь, - счастливо жмурясь, рассказал брат.
  Его рассказ вызвал всеобщее потрясение. Гостиная погрузилась в полную тишину. Не только мы с Диной, но и янтароглазые шаенги с доргинями, и даже Киен, повернувшись к нам лицом с широко раскрытыми от шока глазами, - все, затаив дыхание, слушали эту невероятную историю.
  - Ура! - первой издала вопль радости Дина и повернулась ко мне: - Я же говорила, что можно и без Обряда обрести пару. И теперь можно быть уверенными, что и в такой Связи будут дети.
  - Дина, хорошо если так, но считается ли эта пара Связанной? Представь, что будет с Маартхом, если Зоель умрет, не прожив и ста лет? И как поступить, если придет Зов? Брат, ты думал об этом?!
  - Нургх, когда я надел связующие браслеты на нас - они вспыхнули, как и полагается для Связанных. И знаешь, я предпочту прожить сто лет с Зоель, чем тысячу одному! Ты не представляешь, что чувствуют провалившие Обряд. Мучительно даже находиться рядом с ними, а уж каково им самим... Сейчас почти все получившие Зов возвращаются без Связанных. Я так боялся этого! Если получу Зов, всё сделаю, чтобы спасти Жертву, но только время покажет, как всё сложится. Нам с Зоель вместе хорошо, и, что бы ни было дальше, я рад тому, что встретил её.
  Я заметил, как Дина украдкой подмигнула янтароглазым, не сводившим с нас глаз. Если б она представляла, какая буря надежды и неверия сейчас свирепствовала в их душах! Даже если она поможет только этим двоим, её вклад уже будет огромным. Этому примеру последуют многие потерявшие надежду. Главное, чтобы мои опасения не подтвердились. Но тут брат прав - время покажет.
  Воорт и Михст встали, намереваясь покинуть нас. Им требовалось время и тишина, чтобы осознать услышанное, окончательно поверить в возможность счастливого будущего для себя. Попрощавшись, оба двинулись к выходу. Я мысленно попросил их не рассказывать об услышанном, чтобы не сломать жизнь паре Зоель и Маартха. Оба шаенга сразу поклялись молчать. Следом к себе поднялись и девушки, понимая, что мы хотим пообщаться с гостями.
   - Что с родом, брат? Есть надежда, что нашей паре разрешат вернуться?
  - Во главе встал Совет из мудрейших, пытаются как-то справляться, но до отца им далеко... - начал Маартх и внезапно осекся, поняв, что сказал.
  Повисла напряженная пауза. Мне стало горько. Чувствуя смущение брата, я понимал, что произошедшее той ночью всегда будет стоять между нами. Но Маартх удивил меня:
  - Знаешь... Тем утром мне не дали тебя увидеть, я пытался, я всем говорил, что ты не виноват, но меня никто не слушал, - грустно сказал Маартх, касаясь рукой меня, - хотя я точно знаю, что это правда. Мама накануне предупредила меня, что если мне скажут, что ты совершил убийство, чтобы я не верил! И чтобы всегда верил в тебя, моего брата! Чтобы ждал твоего возвращения! Я тогда её не понял, не придал значения словам, посчитал неудачной шуткой... Потом я не раз вспоминал их.
  Маартх грустно замолчал. Да, наше прошлое навсегда останется с нами тяжестью пережитого. Пусть его не изгнали из рода, и ему не пришлось вести жизнь проклятого изгоя, борясь за существование, но ему тоже пришлось нелегко - остаться одному после двадцати одного года жизни (младенческий возраст для шаенга!) в любящей семье и не сломаться.
  - Вы никогда не думали о причинах того происшествия? - внезапно, так и не обернувшись, прервал паузу Киен.
  Мы все дружно воззрились на его спину. Он медленно обернулся и обвел нас взглядом, остановившись на Дине.
  - Связанная, ты просила о помощи. Она ещё нужна тебе? - так же, не обращая на меня внимания, он обратился непосредственно к Дине.
  Она озадаченно молчала. Мы все почувствовали ее недовольство, даже негодование.
  - Нужна! - резко обрубила она.
  Киен несколько минут молча вглядывался в лицо Дины, игнорируя наше присутствие, потом подошел ближе.
  - Хорошо, так и будет, - не отпуская её взгляд, ответил он, и, резко повернувшись ко мне, легко ударив кулаком в плечо. - С возвращением! Сам не ожидал, но рад видеть тебя. И... задумайтесь о причинах вашей семейной трагедии.
  Озадачив нас таким неожиданным поведением, он развернулся и вышел на улицу. В гостиной повисло потрясенное молчание. И это Киен? Он определенно сильно изменился! Дина изумленно смотрела вслед шаенгу, за которым уже захлопнулась дверь, а потом повернулась ко мне и с недоумением спросила:
  - Он всегда такой?
  - Мы много веков не виделись. Кто знает, как он провел эти годы, что пережил, взрослея... Не мне судить о поведении. В детстве он был достаточно скрытным, но между нами тогда было доверие. Буду просто счастлив, если оно вернется.
  - В одном он прав. В вопросе гибели вашего отца мы должны обязательно разобраться, а для этого надо попасть в Визгард. Маартх, это возможно?
  - В сопровождении меня - да. Поселитесь в нашей башне. Но вам придется предстать перед Советом, и вот тут нельзя гарантировать, что они вас не прогонят.
  - Что ж, опять будем действовать по ситуации. Отправляемся завтра? - уточнил я.
  Все согласно кивнули. Предложив Маартху устраиваться в любой из свободных комнат, мы с Диной отправились на озеро. Я чувствовал ее нетерпение и понимал, что она захочет узнать о причинах, изменивших отношение Соорджа и Ригарда. Нам предстоял непростой разговор!
  
   Глава 15
  
  Дина
  День выдался неоднозначный.
  Сначала напряжение утренней встречи, потом переживания за Нургха и визит его брата с другом детства. Последний произвел на меня двоякое впечатление. С одной стороны ненависти и отвращения не было, но особого желания воссоединяться я тоже не заметила. Явно намекая на то, что его выдернули напрасно, спросил, нужен ли мне еще. Меня так возмутило это подчеркнутое игнорирование Нургха, что принципиально, из вредности, сказала, что нужен, хотя язык просто жгло предложение катиться туда, откуда пришел. Однако он внезапно очень по-панибратски двинул Нургха и во всеуслышание объявил, что рад его видеть. И сразу же ушёл! Да-а-а... Непростой и непредсказуемый характер, найти с ним общий язык будет непросто. А придется. На его намеки о гибели их отца я обратила внимание.
  Мысль о купании сейчас вдохновляла. Было по-летнему тепло и солнечно. Мы медленно шли среди увитых цветущей зеленью разноцветных башенок к озеру. По пути попался сад, и я рассмотрела, что эти их 'кулинарные яблочки' вырастали на деревьях. Вот что значит магическая селекция! Вырастил себе деревце - и хлопот не знаешь с пропитанием.
  - Нургх, - внезапно вспомнила я мелькнувшую мысль, - а что за тату на лице у Киена?
  - Это указание окружающим, что по специализации он сильнейший маг-целитель. Вдруг кому-то понадобится его помощь. Моя специализация - магия крови, а у него целительство. Хотя магия нападения и защиты у него тоже отличная. Нас всех учил мой отец, а он был сильнейшим в своем поколении, - немного грустно закончил Нургх.
  Начинало смеркаться. Мы подошли к повороту тропинки, за которым, по словам Нургха, открывался вид на озеро. Он попросил меня закрыть глаза. Доведя до нужного места, разрешил глаза открыть. И я увидела зрелище, которое, наверное, запомню на всю жизнь! Озеро было потрясающим - с искрящейся водой, окутанное сказочной дымкой. Создавалось ощущение, что мы одни в этом мире. Вода казалась неподвижной, а вдалеке на горизонте виднелся небольшой остров.
  - Это озеро Познания. Существует легенда, что тот, кто попадет на остров, сможет получить ответ на любой интересующий вопрос. Увы, мы, сколько не пытались, не смогли его достичь - остров всегда виднелся где-то вдалеке, не приближаясь и не отдаляясь от нас.
  - Надо будет и мне попробовать, - тут же загорелась я идеей, - а то вопросов без ответа - масса! Кстати, один из них: что случилось сегодня между тобой и Соорджем?
  - Дина, это очень важный вопрос. В первую очередь - для нас с тобой. Шаенги обладают способностью ощущать свое дитя с самого момента зарождения, - и он замолчал, видя мое потрясение. - Милая, я так боялся, что ты расстроишься...
  - Да я не то, чтобы расстроилась, но просто не ожидала... Сейчас это не очень своевременно. И так не понятно, как все в вашем мире устроено, а тут еще и ребенок... Хотя у вас это такая редкость. А когда? - что-то несуразно бормоча, я пыталась прийти в себя после шокирующей новости.
  - В заводи на реке, по пути сюда, - улыбнулся Нургх.
  Я невольно тоже улыбнулась, вспоминая наше купание, а потом опомнилась: я же совсем не представляла, как у них беременность протекает! Или все будет как у людей? Хорошо все же, что я медицинский работник. Без оборудования, правда, даже диагностику не провести... Только два дня - а у меня паника, словно рожать уже завтра.
  - А роды, кто принимает? И следить за развитием малыша каким образом?
  - К Киену можешь обратиться, он посмотрит. Обещал же помощь. А появлению жизни обычно Связанный помогает, с магической помощью все просто проходит, не переживай. И, Дина, это еще не самая главная новость. Вернее, новости.
  'Если это не главная, то мне уже заранее надо в обморок падать!'
  - Ну? - уже не зная, чего ожидать, затормошила я Нургха.
  - Дина, как бы это невероятно не звучало, но, кажется, это... девочка. Вернее, у Соорджа было Видение, что Связанной Ригарда станет наша дочь. По крайней мере, мы все решили, что это наша дочь. Похожая на тебя, с твоими волосами, и глазами, какие были у меня до изгнания.
  - Что-о-о? - возмутилась я. - Что значит - 'наша дочь станет Связанной Ригарда'? Она еще родиться не успела, а ты уже зятя нашел?!
  В бешенстве я дернула подаренную цепочку и надавила на камень. В то же мгновение перед нами возник полуодетый Ригард с оголенным соргом в руке, вторая ладонь пылала магией. Оглядевшись, он остановился напротив злющей меня и спросил:
  - Что случилось?
  - Убью, - заорала я в ответ, - тебя! Сейчас! Немедленно снимай это с меня!
  И я сунула ему под нос запястье с цепочкой. Ригард отступил на шаг, опуская сорг и недоуменно вглядываясь в меня, потом опять спросил:
  - Дина, что случилось?
  'Нет, этот двуличный расчетливый извращенец еще и Иванушкой-дурачком решил прикинуться!'
  - Случилось то, что не надо никакого покровительства вашего рода, помощи и дружбы твоей, и башни. И сними с меня этот подарок! А главное - не надо рассчитывать, что тебе моя дочь достанется! И не надо мне говорить, что ты об этом не думал!
  С каждым моим словом шаенг нервно вздрагивал, отступая, а на последней фразе плечи и вовсе поникли, он опустил голову вниз и замолчал. Его лицо было скрыто от меня рассыпавшимися пепельными волосами.
  Нургх осторожно обнял меня за плечи, прижимаясь подбородком к волосам.
  - Дина, ты не права. Ригард не рассчитывает получить нашу дочь, это только было в Видении Соорджа. А видения Знающих всегда сбываются. Ну, раньше всегда так было. Но никто не знает, что произойдет на этот раз. Девочка - это настоящее чудо для нас! Но суть не в этом, это Видение вовсе не означает, что судьба девочки предопределена и Ригард полностью претендует на нее без учета нашего или ее мнения. Такое в принципе невозможно. У нашего народа вообще подобное не случалось, так как девочек не рождается. Наша дочь будет жить своей жизнью, без влияния или вмешательства Ригарда, пока не вырастет. И Видение лишь дало ему надежду, что он сможет завоевать ее привязанность. Речи о том, чтобы насильно сделать её его Связанной, вообще не идет. Уверен, конкуренция у него будет огромная, - и уже повернув голову в сторону Ригарда, продолжил: - Я сам в первую очередь за этим прослежу! И не допущу никакого давления на своего ребенка, не принимая в расчет никакие Видения. Ясно?
  Ригард резко отвернулся в сторону, так и не давая возможности рассмотреть свое лицо:
  - Дина, я клянусь тебе собственной жизнью, что никогда с моей стороны по отношению к вашей дочери не будет никакого давления или принуждения. Да, я надеюсь, что смогу ее добиться, но намерен сам заслужить ее привязанность и быть достойным её выбора. Что же до моей дружбы и защиты, то, я повторяю, предлагаю её искренне. С твоим появлением у меня появилась надежда, что удастся спасти мой род от гибели. Определило моё решение то, что ты сделала для Воорта и Михста. Мы необратимо движемся к концу. Из их поколения был еще один не прошедший Обряд, он не выдержал... Агрессивное безумие стало его концом. Я боялся, что вскоре и они последуют за ним. Да и я сам... - голос его, звучавший все глуше и глуше, совсем стих, но, помолчав, он продолжил. - Ты права. Даря талисман вызова, я принимал в расчет, что не только ты можешь быть в опасности, но и ваша дочь. Но в моем желании защищать и её, нет ничего собственнического. Я бы защищал её в любом случае, как и любой другой шаенг. Она - наше будущее, наша надежда. Сейчас я говорю не как одинокий шаенг, а как будущий глава рода. Я буду защищать её даже в том случае, если Видение... не сбудется. Когда она вырастет, предложу ей такой же талисман, и она сама решит - принимать его или нет.
  Я обессилено молчала. Было стыдно за свои слова, было горько от его признания, было страшно от его правды. В какой же дурдом я попала!
  - Почему у вас так? Откуда вообще ваша обречённая раса? И почему однополая? Должны же вы хоть что-то о себе знать? Есть предания, книги, старики, хранящие рассказы прошлого? - спросила я в пустоту.
  - Дина, - опять вмешался Нургх, - не будем сейчас начинать этот разговор, это все очень непросто. Но я обещаю, что все объясню тебе.
  - Прости меня, - грустно прошептала я Ригарду. - Ты будешь первым, к кому я обращусь, если буду нуждаться в помощи.
  Он молча провел рукой по моим волосам и исчез. И вот откуда они все тут такие понимающие? А я то! Гормоны у меня что ли? Повернулась лицом к груди Нургха и прижалась. Он обнял, осторожно гладя по спине.
  - Стыдно мне, заставила его всю душу вывернуть.
  - Переживет. То ли еще будет. Пойдем купаться.
  Вода сняла все напряжение. Я расслабилась на поверхности, и волны слабо колыхали моё безвольное тело. 'Хорошо как!'
  Нургх, коварно поднырнув, ухватил снизу за талию и утянул в воду. Отфыркиваясь, я пыталась его забрызгать, но куда мне до мага водной стихии! Воду вокруг меня взметнули, превратив в водяной крутящийся столб со мной на вершине. И этот водоворот ка-а-ак понесся по озеру! Ух, и навизжалась я. И ведь понимала, что не уронят, а дух захватывало.
  Накупавшись, набесившись, скинув напряжение, мы отправились в свою башню. Завтра нас ожидала конечная цель пути - город льдистоглазых. Ещё предстояло обсудить наш отъезд с доргинями и решить, как с ними поступить, - оставить тут или взять с собой.
  
  *****
  Обе девушки, узнав о решении уехать завтра, растерялись.
  - Буду откровенна, я предпочла бы оставить вас тут, так как не уверена, что мы все не окажемся в большой опасности, - сообщила я им.
  - Но как мы тут будем... одни? - неуверенно произнесла Свана.
  - Вы слышали слова главы рода и его сына, вы можете сколько угодно здесь находиться. Можете считать башню своим домом. К тому же вы не одни останетесь - Воорт и Михст составят вам компанию, когда пожелаете. И как только у нас всё прояснится, мы вернемся за вами, если вы все еще будете нуждаться в этом. А пока изучите город, привыкнете к его жителям и, возможно, решите, чем хотите заняться. В случае крайней надобности попросите шаенгов, чтобы нас позвали. Они смогут.
  - А то, что Маартх рассказал про Зоель... Действительно ли мы можем выбрать их в пару? - смущенно спросила Киель.
  - Действительно. Но вы не спешите, присмотритесь, обдумайте, а то назад пути уже не будет.
  Вот не хотелось мне остаток жизни выслушивать, что если бы не я...
  Переглянувшись, девушки решились:
  - Хорошо, мы останемся.
  Здорово, что они вдвоем, им и не так страшно будет.
  С этим разобрались.
  
  Нургх
  Утром я решил не будить Дину, а дать ей выспаться после вчерашний волнений, сам же спустился вниз и сразу услышал стук в дверь. Уже понимая, кто к нам пожаловал с утра пораньше, я пошел открывать Воорту и Михсту дверь. Я сразу сообщил им, что сегодня мы уезжаем. Оба, услышав это, замерли, а Михст хмуро спросил:
  - Все?
  - Ваши ненаглядные доргини остаются. Пока. Хочу попросить вас присмотреть за ними и в случае необходимости - помочь. Если возникнут проблемы, свяжитесь через Источник и сообщите, чтобы мы могли вмешаться.
  - Об этом и просить не надо. Мы будем оберегать их и помогать. После истории твоего брата мы только укрепились в своем намерении завоевать их! Он ведь прав - лучше сто лет вместе, чем тысячу в безнадежном одиночестве, - категорично заверил меня Воорт. - Они еще не встали? Мы хотели на завтрак на природе их пригласить.
  Тут очень своевременно послышался топот и со стороны подъемника в гостиную вбежали девушки.
  - Мы так и подумали, что вас услышали, - радостно, без капли страха, улыбнулись они.
  Оба шаенга при их появлении тоже засветились от счастья.
  - Позавтракать на природе хотите? - воодушевленный их появлением спросил Михст.
  Довольные парочки удалились, а я в очередной раз поблагодарил стихии за то, что они мне и всем нам послали Дину. Вот и еще четверо в этом мире обрели Связь и счастье благодаря ей!
  Брат, похоже, еще тоже спал. А я рассчитывал расспросить его об общих знакомых и о роде в целом. И тут уловил мысленный вопрос Киена:
  - К вам уже можно?
  - Жду, - в его стиле ответил я.
  - Что это вчера было? - первым делом спросил я его, едва открыв дверь.
  - Дина обиделась? Знаю, что был груб, но пребываю не в лучшем состоянии - все чаще накатывают приступы агрессии, особенно в отношении женщин. Тихо, но верно схожу с ума от одиночества и разочарования после провала Обряда. Услышав вчера её призыв, сначала не поверил, решил, что опять накатило безумие. Столько времени ничего о тебе не знал, боялся, что тебя уничтожили. И тут ни кто-нибудь, а твоя Связанная! Невероятно... Поверь, брат, ты очень везучий. Я согласился бы быть трижды изгнанником, будь у меня шанс обрести Связь.
  - Да я сам не знаю, кого благодарить за нее. Но ты уверен в своей поддержке мне? Пойдешь против мнения рода, признавая меня равным? - обеспокоился я за друга пока мы подходили к диванам.
  - У меня нет сомнений в твоей невиновности - я знаю это достоверно.
  - Как?
  - После гибели твоего отца и твоего изгнания, не только твой мир рухнул. Для меня ваша семья всегда была как вторая родная. Я был так растерян, но и поверить в твою вину не мог, - он положил руку мне на плечо. - В отчаянии я пришел в Орбдух, на озеро, и поплыл на остров. Я продолжал плыть и плыть к нему, чуть не умер от переутомления, но смог добраться.
  Я изумленно смотрел на вновь обретенного друга. Это же невероятно - то, что он смог это сделать. Я всегда верил, что это просто красивая легенда.
  - И что там?
  - Запрещено делиться мудростью, полученной там. Но, поверь, я знаю, что ты не виноват в произошедшем. И я уверен, тебе предстоит узнать правду тоже. Это сопряжено с немалой опасностью, поэтому я хочу отправиться с вами в Визгард. Постараюсь себя контролировать. Либо не попадаться на глаза Дине.
  - Ты же слышал рассказ Маартха? Не думай, что для тебя все потеряно. Дина смогла привести с собой двух доргинь, и они добровольно сейчас общаются с двумя янтароглазыми, возможно, согласятся стать их Связанными. Дина в этом уверена. Поэтому держись, надежда есть, брат, - я в ответ крепко сжал его плечо.
  Рубиновоглазый в ответ лишь тихонько и как-то безнадежно вздохнул.
  - И еще у меня к тебе есть личная просьба. Дина ждет новую жизнь. Ты можешь посмотреть? Сдержишься? - пытливо вглядываясь в друга, неуверенно спросил я.
  - Брат... Как же я рад за тебя! Вы оба достойны этого. Я справлюсь!
  - Знаешь, есть одно невероятное обстоятельство, но я попрошу тебя поклясться, что сохранишь его в тайне, - получив клятву, я продолжил: - В это невозможно поверить, но мы думаем, что у нее будет девочка.
  - Как?!
  - Соордж видел Связанную Ригарда еще до того, как тот провалил Обряд. Она была с волосами Дины и моими глазами. Поэтому мы и сделали такое предположение. Ты посмотришь наверняка, поэтому я тебя и предупреждаю, чтобы ты сдержался.
  Киен застыл совершенно потрясенный, не сводя с меня взгляда. Я чувствовал его неверие, вернее, боязнь поверить в то, что он услышал.
  - После рассказа Маартха я всю ночь не спал, размышляя на берегу озера, боясь поверить в этот шанс. Но то, что ты сообщил мне сейчас... Это вообще непостижимо. Мы обязаны уберечь Дину любой ценой! Узнав об этом, вас примет любой род. Теперь понимаю вчерашнюю прозорливость янтароглазых.
  - Уберечь? О чем ты?
  - От любых опасностей, Нургх.
  Тут мы оба услышали шум подъемника - кто-то спускался.
  
  Глава 16
  
  Дина
  Проснулась я поздно. Что-то совсем совой-сплюхой стала. Зато аппетит был зверский. Быстренько умывшись, я отправилась вниз.
  В гостиной я обнаружила Нургха в обществе его хамоватого друга. Сегодня он не выглядел таким высокомерно-неприступным, скорее озадаченным.
  - Доброй зари! Уже кушали? - поприветствовала я их.
  Мой любимый шаенг тут же обнял меня и с улыбкой сказал:
  - Светила уже почти в зените, но ты еще не последняя. Маартх тоже до сих пор отсыпается. Видимо, заботы о ребенке - дело непростое, раз он впал в спячку при первой возможности. Поесть я так и не успел, всё гостей принимаю, - улыбнувшись в сторону рубиновоглазого, он повел меня к столу.
  - Киен, присоединишься?
  - Благодарю, но нет. Я прогуляюсь, мне надо подумать. Позовешь, когда будете готовы к осмотру, - уже на пути к выходу добавил гость.
  - Нургх, может быть, я его пугаю? - в шутку спросила я.
  - Мы сейчас многое обсудили. Он не прошел Обряд и... Помнишь того шаенга возле моря? Киен тоже начинает ощущать безумие и боится навредить тебе. Поэтому и избегает. Но он решил пойти с нами в Визгард и согласен помочь с наблюдением за малышом. Не сомневайся в нем! Он на нашей стороне, сказал, что даже смог добраться до острова на озере Познания, чтобы выяснить, что же тогда со мной случилось. Увы, рассказать о том, что узнал, он не может.
  Ещё один бедняга. А ведь мужчины-то нормальные. Ну, за редким исключением, если вспомнить Соорджа. Но как же им всем не повезло, с этим их магическим мировоззрением. Эх, кого бы ему в пару поискать? Вот освоюсь в этом мире - открою брачное агентство. Буду иметь бешеный успех.
  - Девушки ушли с шаегами на природу. Я договорился - они за ними присмотрят.
  - Хорошо. Хочешь еды из моего мира?
  Нургх воодушевлённо кивнул и был вознагражден тарелкой борща, стейком из говядины с овощным гарниром и чаем с куском пирога. Себе организовала салатик, йогурт и кефирчик с булочкой. Хорошо-о-о!
  После еды Нургх предложил позвать Киена и провести осмотр.
  - А как он его делать будет? Раздеваться надо?
  - Зачем? - изумился шаенг. - Просто над тобой поводит ладонями и посмотрит магическим зрением.
  - Тогда зови скорее!
  Тут и Маартх появился, еще щурясь со сна. Отправили его кушать и, обещав скоро к нему присоединиться, поднялись в спальню. Туда же подошел и Киен.
  Я удобно устроилась на кровати и приготовилась к УЗИ по-шаенговски. Киен был собран и спокоен, склонившись надо мной. Он поднял источавшие розовый свет ладони и плавно подвел их к моему животу. Не касаясь одежды, замер, прикрыв глаза. Стоявший рядом Нургх ободряюще мне улыбнулся. В молчаливом ожидании прошло несколько минут, когда вдруг ладони шаенга резко полыхнули алым, а Киен, отшатнувшись, изумлённо открыл глаза. Он так и застыл в полусогнутом состоянии, с вытянутыми руками, уставившись в пустоту.
  - Что с ребенком? - хором воскликнули мы испуганно.
  - Ты его предупредил? - тут же обратилась я к Нургху, намекая на возможный пол ребенка.
  - Да, он в курсе, - обеспокоенно ответил будущий папа и, схватив друга за руку, снова спросил: - Что с ребенком?
  - Дети в полном порядке, - каким-то деревянным голосом ответил Киен.
  - Дети?! - опять хором вскричали мы.
  - Да, их двое. Две девочки, - сжав виски руками, рубиновоглазый медленно съехал по стенке на пол.
  - А так бывает? - неуверенно спросил Нургх.
  - У нас часто, - ответила я. - У меня это наследственное. Как же я сразу не подумала о такой возможности?
  - Поразительно у вас все устроено. Я же думал, что быть счастливее уже нельзя. Дина, не знаю, как выразить мой восторг. Я не мог даже мечтать о Связанной, но еще и двое детей... Стихии очень милостивы ко мне! Спасибо, Дина!
  - А что с Киеном? Это всегда для него так мучительно? - показав глазами на все еще корчившегося у стены шаенга, спросила я. - Может, ему помочь как-то надо?
  - Да такой осмотр почти и сил не требует. Сам не пойму, что с ним, - наклоняясь к другу, ответил Нургх.
  -Киен? Что с тобой? - осторожно коснулся ладони шаенга Нургх.
  - Её аура отозвалась. Я ощутил Связь, магию единения. Не представляю... - несвязно бормоча, он тяжело поднялся и вышел из спальни.
  Все! Меня достали эти их порядки! Беременности третий день, а они уже не то что пол определили, а уже и суженных 'застолбили'. Подскочив с кровати, я рявкнула на Нургха:
  - Даже не заикайся мне ни о каких Связях для наших девочек! Слышать и знать об этом ничего не желаю! Все, разговор окончен!
  Он спокойно погладил меня по волосам, потом прижал к себе.
  - Конечно, все это неважно. Главное, чтобы они просто были у нас. Чтобы вы были у меня, - твердо заверил любимый.
  'Все ж потрясающий мне достался мужчина!'
  В дверь постучали, и раздался голос Маартха:
  - К вам пришли. Ригард. Я его впустил, он хочет видеть Дину.
  И кто там мне говорил, что шаенги ведут замкнутый образ жизни и предпочитают уединение? Ни минуты покоя: не жилище, а проходной двор! Пришлось топать вниз, хотя видеть Ригарда мне сейчас не особенно и хотелось. Надеюсь, он почувствует всю мою 'радость' от его визита.
  - Приветствую! Вот платье, думаю появление в Визгарде это повод выглядеть максимально заметно, поэтому советую одеть его вместо твоего черного балахона, - по-деловому начал шаенг.
  - А зачем выглядеть заметно? - недоуменно захлопала я глазами.
  - Это город бывшего рода Нургха. Если в нашем роду его избегают и презирают, то там - ненавидят и желают уничтожить. Ничего не забыто, и гибель главы рода ему не простили. Чем больше факторов будет отвлекать внимание от него, тем лучше. И, кстати, поэтому я отправляюсь с вами. Давно собирался с визитом к льдистоглазым, - Ригард оскалился.
  Ого! Да с нами собирается серьезная группа поддержки! Хотя удовольствие иметь рядом Ригарда и Киена казалось мне сомнительным. Но приходилось думать и о безопасности, если они там действительно такие... злопамятные.
  Внезапно Маартх, который вслед за мной спустился вниз и теперь с дивана наблюдал за разговором, подскочил на месте и замер, прислушиваясь к чему-то внутри себя.
  - Надо возвращаться! Зоель зовет, что-то случилось, она волнуется. Я должен идти прямо сейчас, - взволнованно проговорил он. - Нургх! Собирайтесь скорее.
  Я схватила платье и понеслась переодеваться. Наряд по моим меркам был шикарный - настоящее платье принцессы насыщенного изумрудного цвета, с широкой юбкой, узкой талией из-за вшитого корсета, глубоким декольте и пышными короткими рукавами. К платью прилагались длинные перчатки и туфли в тон. Ничего нелепее для путешествия вообразить было нельзя. Если б время не поджимало, устроила бы скандал Ригарду и заставила его самого это надеть. Какой он все же заносчивый! Быстро затолкав балахон в банную сумку, к уже находящимся там кроссовкам и спортивному костюму, я закинула её на плечо, приподняла подол юбки и потопала в гостиную. Там меня уже ждали полностью готовые мужчины - Нургх, Маартх, Ригард и Киен.
  - Надо записку девочкам оставить.
  - Уже, - ответил Нургх, разглядывая меня.
  - Да-а-а уж, думаю, нас и вовсе не заметят рядом с Диной... - протянул довольный собой Ригард.
  - Только вот волосы заплести не успела, - пожаловалась я.
  - Распущенные даже лучше, - успокоил мой шаенг.
  Кивнув напряженному Маартху, Нургх подхватил меня на руки и направился к выходу. Мы все стремительно двигались к пропускным воротам. Впереди ждал Визгард!
  
  Нургх
   Что случилось со Связанной Маартха? Я ощущал огромную тревогу брата. Она там одна с детьми, а он вынужден задерживаться из-за нас. Мы всей четверкой стремительно неслись к воротам. Там Маартх встал в проходе, не давая воротам закрыться, ожидая, когда мы все пройдем.
  Глаза сразу ослепило таким знакомым с детства ярким блеском - теплый оазис жизни окружали вечные льды. Но времени осмотреться не было - Маартх, едва оказавшись по эту сторону ворот, рванул к городу. Мы, не отставая, бежали следом. Пару раз меня коснулись эмоции удивления, сменившиеся узнаванием и яростью. Да, Визгард давно перестал быть мне домом!
  Вбежав в город, мы, не сбавляя скорости, бросились к нашей родительской башне, в которой теперь обитал брат со своими близкими. Башня была на этаж выше остальных и поразила меня таким родным чувством узнавания - здесь я провел детские годы. Первым к двери приблизился Маартх и, сняв касанием ладони, охранную магию, шагнул внутрь. Следом за хозяином вошли и мы. Дина, до этого прижимавшаяся лицом к моей груди, повернула голову, осматриваясь. Я осторожно опустил её на ноги.
  Можно было не сомневаться, что наше стремительное и нежеланное появление уже замечено, и мы в самое ближайшее время можем ожидать реакции местных жителей. В широкую комнату вбежал рослый мальчик, который, увидев нескольких незнакомых мужчин, резко замер и подобрался. Но, разглядев отца, расслабился и громко крикнул:
  - Мама! Папа вернулся!
  Малыш бросился в отцовские объятия, вызвав у меня порыв радостного восторга - меня тоже это ожидало. Придерживая сына, Маартх кивнул нам на диваны, а сам направился вглубь башни. Но на встречу ему уже шла миловидная доргиня с ребёнком на руках. Маартх облегченно вздохнул, обнимая их второй рукой.
  - Зоель, вот мой брат и его Связанная, а так же их друзья. Они останутся у нас. Почему ты звала? Что произошло?
  - Приветствую желанных и долгожданных гостей, - смущенно улыбаясь нам, сказала Зоель и обратилась к Маартху: - После твоего ухода я несколько раз слышала рядом с башней чьё-то присутствие. Сегодня ночью, пока мальчики спали, в другом теле выбралась в сад за башней, чтобы осмотреться.
  При последних словах Маартх сильно нахмурился, недовольно покачав головой.
  - На окраине сада, - продолжала доргиня, не обращая внимания на реакцию шаенга, - были двое. Я побоялась подобраться ближе, но смогла разобрать, что они говорили о тебе, ушедшем на встречу с Изгнанником. Я испугалась, что вас по возвращении может ожидать нападение, поэтому попросила сразу вернуться.
  Мы все с напряженным вниманием вслушивались в её слова. Значит, наше нахождение в Орбдухе не тайна, что в принципе было объяснимо - жители ближайших городов очень тесно общались. Очевидно, неприятностей можно было ожидать даже раньше, чем планировалось.
  - Зоель, - забирая малыша себе, попросил Маартх, - покажи гостям, где они могут расположиться. А я пойду, пообщаюсь с фонтаном, узнаю, пытались ли нанести вред в его зоне влияния.
  Шепнув Дине, чтобы шла с Зоель, я направился следом за братом. Встав рядом, мысленно спросил:
  - Каково влияние Совета? Они смогут не допустить вооруженной агрессии в городе?
  - Не уверен. Отца уважали, ему верили, на него надеялись... Ты же помнишь, он всю жизнь искал способ изменить магию Обряда. Старейшины совета не пользуются и половиной того доверия. К тому же они все имеют Связь и сыновей. Это вызывает зависть. Тебя здесь реально ненавидят, а сейчас столько отчаяния и злобы в душах, что могут не сдержаться. Не уверен, что вчетвером мы устоим против большого количества нападающих. Да и если Совет решит вас вышвырнуть, со стражами не справимся. Патовая ситуация!
  - Брат, боя нельзя допустить. Рискуя собой, ты рискуешь Зоель! Дина ждет новую жизнь, я не могу сейчас погибнуть. Это крайне важно! Это невероятно, но у нас будут две девочки, Киен сегодня смотрел.
  - Девочки?! - брат потрясенно повторил вопрос вслух.
  - Именно. Поэтому так важно не допустить бойни.
  - Нургх, зачем вы пошли сюда сейчас? Надо было укрыться до появления жизней. Пойти на такой риск! С другой стороны, если это открыть, ваши жизни станут неприкосновенны. Пока.
  - Вот именно! Пока! Я не пожелаю своим детям стать причиной гибели родителей, а так же попасть в руки тех, кто уж точно пожелает их заполучить, пойдя на все. Нет, мы должны держать это в тайне. У нас одна возможность - надо разобраться с прошлым, доказать мою невиновность. Иначе мы всегда будем на грани, не сможем стать полноценной частью рода и равными, заслуживающими доверия.
  - Возможно, стоит обратиться к Знающему.
  - Кто это сейчас?
  - Все так же - Гристн. Помнишь его?
  Как можно забыть лучшего друга отца, практически ставшего мне дядей? Шаенга, который, глядя, как меня изгоняли, молча стоял в стороне. Хотя он и не обвинял, как другие.
  - Он же должен быть невероятно стар?
  - Да, ему осталось меньше года, уже и кожа потемнела. Но он жив. Возможно, к нему прислушаются.
  Фонтан внезапно загудел, привлекая наше внимание. Брат сразу опустил в воду руку и застыл, глядя на меня неверящими глазами:
  - Совет взывает к стихиям, пытаясь заблокировать охранную магию нашего Источника! Сейчас к нам явятся!
  Мы направились к башне. Малыш все так же сидел на руках отца, дергая его за сережку-амулет. Вернувшись, застали всех в гостиной. Зоель с Диной тихонько разговаривали о втором теле доргини, шаенги же спокойно отдыхали.
  - Ждем первых 'гостей', - предупредил Маартх. - Зоель, ты и дети лучше поднимитесь наверх.
  Доргиня печально кивнула, пристально взглянув на Связанного. Он ответил уверенным кивком.
  Взволнованная Дина подошла ко мне и встала рядом, взяв за руку. Напряженное ожидание было почти осязаемым.
  В дверь постучали. Маартх откры и впустил незнакомого шаенга.
  - Изгнанный и его Связанная, выйдите из жилища, если не желаете нанести вред его жителям. Вас ожидает Совет, - спокойно произнес Страж.
  Переглянувшись, мы согласно кивнули и впятером последовали к выходу: я, Ригард, Киен, Дина и Маартх. На лужайке перед башней, но за фонтаном находились десять стражей - наш 'почетный' эскорт! А вот за ними - целая толпа пылавших негодованием шаенгов. При появлении Дины все потрясенно замерли, изумление и неверие исходили от них.
  Воспользовавшись временной растерянностью в рядах соперников, мы сразу направились к башне Совета. Первым шел пригласивший нас Страж, потом Дина и мы с Маартхом по бокам от нее, за нами - Ригард и Киен. Отряд стражей шествовал позади нашей компании, а уже за ними, на некотором отдалении, потянулись и местные жители.
  Помимо чувств ненависти и презрения, льющихся в мою сторону, нашлось даже несколько желающих выкрикнуть ругательства вслух:
  - Проклятый Изгнанник!
  - Отцеубийца!
  - Позор рода! Проклятый!
  Дина при этих выкриках вздрагивала и сильнее сжимала мою ладонь, я ощущал ее бешенство. Меня же подобное уже давно не задевало, я привык.
  Так мы и дошли до башни Совета. Войдя внутрь, оказались в просторном зале. Главный Страж махнул нам рукой, призывая двигаться дальше, пока мы не оказались стоящими напротив Мудрейших, сидевших на резной скамье. Жители города тоже входили в зал и вставали у противоположной стены.
  
  Глава 17
  
  Дина
  Я чувствовала себя мартышкой в зоопарке - все рассматривали и обсуждали. Не надо быть эмпатом, чтобы понять, какие эмоции руководили местными шаенгами. Ненависть и злость явно читались на их лицах. Еще и оскорбления выкрикивали. Я еле сдерживалась, чтобы не остановиться и не рявкнуть в ответ. Только мысль о том, что могу спровоцировать их этим, удерживала от решительных действий. Но сдерживала я себя с трудом.
  Совет Мудрейших состоял из трех пожилых шаенгов, я надеялась, не таких одиозные как Соордж. Они как-то утомленно взирали на нас, словно чего-то ожидая. Тут в залу вошел еще один старик и остановился немного в стороне от Мудрейших. Он пристально смотрел на Нургха. Было очевидно, что они знакомы. К чему бы он тут?
  - Мы приветствуем на нашей территории наследников двух родов! Отдаёте ли вы себе отчет, что заявляете себя равными с тем, кто был изгнан нашим родом за тяжелейшее преступление? - начал один из старцев.
  Оба сопровождавших нас шаенга кивнули.
  'Так Киен тоже наследник рода? Одни прЫнцы кругом, а я еще перспективным родством возмущалась', - мелькнула у меня ехидная мысль.
  - От лица моего отца я заявляю, что эта пара Связанных под покровительством нашего рода, - официально обозначил своё присутствие Ригард и добавил для толпы позади: - Тот, кто нанесет паре вред, - понесёт наказание от янтароглазых!
  Это заявление было встречено недовольным роптанием, но Ригард невозмутимо окинув всех своим заносчивым взглядом и развернулся обратно.
  - От имени моего отца и нашего рода я требую изучения событий, послуживших причиной изгнания, а так же признания Нургха невиновным с последующим снятием всех обвинений и отменой наказания, - четко произнес Киен, и зал осветил алый всполох.
  - Они на нашей территории незаконно. Доступ они не получали, и мы имеем полное право поступить с ними по собственному желанию, вплоть до уничтожения. Что же до второго вашего требования, то детальное изучение событий было сделано, - медленно произнес один из Мудрейших.
  - Приглашение одного из рода уже считается незаконным проникновением? - презрительно протянул Ригард. - И на счет наказания - вы можете только прогнать их, попытка уничтожить спровоцирует конфликт с нами. Это вам надо? И любопытно было бы узнать о этом 'детальном изучении событий'.
  - Ситуация с поступком Маартха будет рассмотрена отдельно, не будь он прошедшим Обряд, тоже получил бы изгнание! - резко выкрикнул молчавший до этого старый шаенг под одобрительный гул сзади.
  - Ну что ж... Раз род льдистоглазых так обширен, что готов изгонять всех подряд из своих рядов, то наш род всегда готов пополнить свои ряды новыми шаенгами, - парировал взбешенному старцу Ригард.
  Да он еще кошмарнее папочки станет! Хотя вот о расследовании мне тоже хотелось узнать.
  - После изгнания Нургха был допрошен охранительный Источник башни, - раздался спокойный голос стоявшего в стороне шаенга.
  - И? - цепкий взгляд Ригарда остановился на мужчине.
  - Источник подтвердил слова Проклятого: его отец той ночью пытался убить его, спасая свою жизнь, молодой шаенг, не видя нападавшего, ответным взмахом сорга зарубил его насмерть.
  Толпа сзади потрясенно замолчала.
  Вот оно как! Никто не посчитал необходимым обнародовать эти сведения, и они стали новостью для пылавших праведным гневом жителей.
  - А какие вопросы задавались Источнику? - прозвучал резкий вопрос Киена.
  - Какое вообще это имеет значение? Кого интересуют вопросы Источнику? Факт неоспорим - он убил соплеменника, за что и был наказан! Если бы погиб он - изгнан был бы его убийца! - опять вмешался тот же злобный Старейший.
  - Вот именно! - внезапно эмоционально выкрикнул Киен. - Какая предсказуемая реакция: убил - изгнали. Гарантированный способ избавиться от мешающего шаенга.
  Меня эта мысль тоже посещала, еще когда Нургх рассказывал на корабле об отце.
  - Источник спрашивали, известно ли ему о причинах, по которым глава рода напал на сына, - всё так же спокойно старый шаенг ответил на ранее заданный вопрос. - Источник отказался отвечать.
  - Источник кому подчинялся?
  - Главе рода. Это сильнейший Источник города, никто так и не имеет достаточно сил, чтобы добиться от него ответов.
  Ригард вопросительно взглянул на Маартха. В ответ тот покачал головой:
  - Не полностью. Он делает всё, о чем я прошу его, но на вопросы о том несчастье не отвечает.
  - Как мотивирует?
  - Я не тот, кому оставили это право.
  Нургх! Конечно же, ему Источник должен все открыть. Мы же только что были рядом! Но эта мысль, очевидно, пришла не только в мою голову.
  - Изгнанный, у тебя есть право ответить. Совет примет решение относительно вашей пары через три дня, а до моменты ты можешь находиться в заключении в башне Совета, отдельно от Связанной, или в башне брата вместе с ней. Но ты лишен права общаться с Источником, - прозвучало решение.
  'И чего они так не желают, чтобы правда всплыла?!'
  - Я выбираю второй вариант, - мне стало понятно, почему он молчал все время.
  - Стражи, Источник у башни главы рода взять под постоянное наблюдение, - отдал приказ уже ненавистный мне Старейшина.
  К нам подошёл тот же Страж и почему-то мне поклонился, затем жестом указал нам, что пора удалиться. Возвращались мы в том же порядке, но гневная толпа нас уже не сопровождала, а мои спутники выглядели крайне задумчиво.
  В гостиной башни нас встретила взволнованная Зоель. Повезло мне с родственниками в новом мире - что Маартх, что Зоель мне очень понравились. Жаль только, что мы им столько волнений и тревог доставляем. Решила немного поднять всем настроение и, подмигнув Нургху, вызвалась организовать ужин. Напридумывать, конечно. Кроме Нургха никто еще еды из моего мира не ел, поэтому удивлю новинками! Я накрыла большой стол, на котором, как на скатерти-самобранке, чего только не было. Пусть ещё не ясно, что будет дальше, но отметить семейное воссоединение стоило. Тем более в такой приятной компании. То, как Ригард и Киен перед Советом наши интересы отстаивали, меня впечатлило.
  - Зоель, приглашай всех к столу, - позвала я, закончив приготовления.
  Проголодавшиеся шаенги ждать себя не заставили. Незнакомая кухня имела бешеный успех - все, от взрослых до нашего старшего племянника, напробовались так, что еле из-за стола встали. Подумав, я попросила у Зоель корзину, напредставляла простой, но сытной еды и вынесла на улицу. Там, окружив фонтан, теперь несли охрану Стражи. Стоять им там предстояло минимум трое ближайших суток! Осторожно сделав несколько шагов в их направлении, я заставила их насторожиться, поэтому остановилась и, поставив корзину на землю, отошла назад. Обернувшись, я увидела Нургха, который вышел следом за мной. Грустно улыбнувшись мне, он сказал:
  - Дина, они не будут есть, побоятся.
  Меня эта мысль просто сразила. Не подумав, я обернулась и растерянно попыталась убедить, обращаясь все к тому же главному Стражу, пристально наблюдавшему за мной:
  - Все свежее и вкусное. Мы только что поели, а вы тут вынуждены... Не думайте, что отравлено.
  Окончательно стушевавшись, я убежала внутрь башни.
  'Ну и идиотка я! Бедняги, наверное, решили, что мы надумали их отравить, только бы до Источника добраться'.
  - Не переживай, - пришла мысль Нургха, - плохого они не подумали, твою искренность все почувствовали.
  - Кстати, я все забываю спросить, - так же мысленно обратилась я, - а почему род возглавляет Совет? Один наследник предыдущего главы же остался? Или они из-за тебя и Маартха не принимают?
  - Дело не в желании Совета. И быть только сыном главы рода недостаточно. Стихии выбирают главу, его должен признать главный Источник. Он Маартха в качестве главы не признал, значит, силы у него не достаточно.
  - Получается, любой шаенг рода может стать главой?
  - Да, но чаще становятся наследники, так как способности в магии наследуются от отца.
  Вот надо подумать об этом на досуге. Может, именно в этом и их проблема с девочками. Или в том, что доргини-перевертыши по сути другой вид. Интересно, какими будут наши девочки - как я, без способностей, или как папа?
  - Нургх, а может Совет тебя к Источнику не пускает вовсе не из желания скрыть правду, а просто не собираясь делиться властью?
  - Да зачем им эта власть? Особенно сейчас, когда Связанных почти не обретают. Очень сложно управлять в такое время.
  Ну-ну... Может, Нургх так и думает, но я считаю, что власть очень портит. И Мудрейшим наше появление было не в радость, уж тому противному Старейшему так точно!
  - А кто был тот шаенг, что рассказал про допрос Источника?
  - Это Знающий рода.
  Вдруг Нургх загадочно улыбнулся и произнёс уже вслух:
  - Дина, я хочу сделать тебе подарок. Маартх, где они?
  - В библиотеке! - улыбнулся брат.
  И все присутствующие в гостиной сразу заулыбались, словно знали, о чем идет речь.
  'Как же я люблю приятные сюрпризы!'
  
   Нургх
  Дина в очередной раз меня удивила. Да и не только меня. Изумление Стражей, которое вызвал её приход с корзиной еды, было непередаваемым! Мало того, что внешность у неё необычная, так я уверен: за все столетия жизни никто корзиной еды их не одаривал. У нас это вообще дико: это такая мелочь, любой себе, что захочет создаст. Хотя Дина и тут оказалась на высоте - содержимое корзины для всех стало абсолютным сюрпризом. И я ошибся, её искренность и любопытство сделали свое, и содержимое корзины съели до последней крошки.
  Но сейчас я наконец-то мог сделать то, чего так давно желал, - скрепить нашу Связь браслетами! Чтобы быть связанными не только духовно, но и физически. Да и очевидность Связи для окружающих была не последним фактором - теперь любой, увидев на ней браслет, сразу поймет, что Дина связана.
  Я забрал из библиотеки браслеты, прихватил динину сумку и вернулся в гостиную. После ужина, так любовно устроенного моей Связанной, настроение у всех поднялось, и появилось ощущение, что мы сможем справиться со всеми трудностями.
  - Мы купаться, покажу Дине нашу реку, - объявил я всем и подмигнул брату. - Как действовать дальше, подумаем с утра, на свежую голову.
  Ригард и Киен, оба уже валялись на полу, осёдланные сыновьями Маартха и Зоель, наслаждаясь кусочком семейной жизни. Да и пока они играют с детьми, родители смогут побыть вместе. Так что всем хорошо! Как вообще здорово, когда вся семья и близкие друзья дома. Раньше я об этом не задумывался.
  Мы с Диной выскользнули за дверь и, не обращая внимания на любопытные взгляды Стражей, направились к реке. Есть там место, которое я очень любил раньше, вот туда я и повёл Связанную. Там был небольшой водопад и речка с желтой искрящейся водой, вокруг росли айзалии, цветущие крупными ярко-малиновыми цветами с легким приятным ароматом. Оглянувшись кругом, присмотревшись к воде, Дина вдруг сказала:
  - Мне кажется, именно это место я видела во сне.
  И задумалась, глядя на меня.
  - Дина, это мое тайное место, раньше я очень любил тут бывать. И я рад, что могу именно здесь обменяться с тобой связующими браслетами.
  Достав из сумки пару наших семейных реликвий, которые могли принадлежать лишь старшему сыну, я аккуратно приподнял рукав платья Дины на правой руке и надел браслет.
  - Теперь ты мне, - протянул я ей браслет большего размера и подставил руку.
  Дина, погладив ладошкой чернёную вязь гравировки, надела браслет на мое плечо. Как только она отвела руку, оба браслета вспыхнули бледно-голубым светом и исчезли, оставив вместо себя татуировки, обхватывающие наши плечи и в точности повторяющие узор на браслетах.
  Я прижал Дину к груди и сказал:
  - Ты мое самое большое сокровище, смысл моей жизни.
  Она молча обняла меня в ответ, и мы замерли, наслаждаясь этим мгновением единения, прислушиваясь и запоминая свои ощущения.
  - Дина, это не просто браслеты, это физический якорь нашей Связи. Отныне, даже если нас разлучить, нас будет тянуть друг к другу, пока мы снова не воссоединимся. Помешать этому не может ни время, ни пространство. Так что отныне мы везде найдем друг друга.
  Коснувшись губ моей Связанной, я прошептал:
  - А теперь снимай это сногсшибательное платье, и идем купаться. Вода в реке поющая, хочешь послушать?
  Динино любопытство было соизмеримо только с ее непредсказуемостью - она тут же кинулась стягивать платье и в одном нижнем белье бросилась к воде.
  Стоит нырнуть в эту реку, и вместо непонятного гула и давления в ушах раздается потрясающей красоты мелодия. Мы долго - и вместе, и поодиночке - самозабвенно наслаждались этой водной музыкой, прежде чем выбраться на берег.
   Закутавшись в полотенце, Дина старательно отжимала воду из своих длинных волос, а я отошел на несколько шагов, чтобы нарвать ей букет айзалий. Время словно бы замерло для нас, отделив от всего остального мира в этом потрясающем месте.
  Но напрасно я так расслабился, забыв о враждебном нам окружении. Только благодаря натренированным рефлексам, заставившим меня резко податься назад, я на несколько миллиметров разминулся с летящим в меня клинком. Мгновенно перегруппировавшись, я развернулся в сторону нападавших, уже распознав там пятерых шаенгов. Вот и началось - бывшие соплеменники пытаются меня устранить. Совершая стремительные непредсказуемые рывки, я бросился вперед, одновременно взывая к их крови - с собой оружия не было, поэтому оставалось только положиться на физическую силу, навыки и магию. Кровь двоих отозвалась сразу и, захватив контроль над их телами, я обездвижил обоих.
  В это мгновение Дина увидела пятерых нападавших и вскрикнула. В прыжке я ухватил руки третьего и с силой рванул на себя, выдергивая оба плечевых сустава. Приземлившись позади рухнувшего на колени от боли воина, я резко дернулся в сторону, избегая удара сорга. Но прежде, чем я успел заняться оставшимися противниками, оба уже замерли, почувствовав прикосновение оружия к горлу. Это вызванный Диной Ригард решительно вмешался в бой. Тут же послышался и топот подбежавших шаенгов - брата, Киена и, что удивительно, пяти Стражей нашего Источника, в том числе и старшего.
  Быстро окружив кольцом пленённых шаенгов, Стражи мрачно осмотрели нас. Я грозно рыкнул, требуя не усердствовать, рассматривая Дину, завернутую в одно полотенце. Она же, совершенно не смущаясь, подошла к нашей группе и, коснувшись плеча Ригарда, сказала:
  - Спасибо! - и посмотрев на пленных, спросила: - Зачем вы напали? Тоже хотите стать Изгнанниками?
  Льдистоглазые шаенги хмуро молчали, уперев взгляды в землю. Тогда Ригард многозначительно закашлял, привлекая к себе внимание, и, вставив сорг в перевязь, закатал рукава. Намек все поняли. О его навыках рукопашного боя в нашем народе знали все. Один из шаенгов, переглянувшись с товарищами, соизволил пояснить:
  - Он не заслуживает этого. Почему мы не обрели Связанных, а Проклятый Изгой заполучил тебя? Нас бы не изгнали, это было бы лишь справедливое возмездие! - угрюмо бросил он, пожирая взглядом девушку.
  - Что с ними сделают? - Дина, нахмурившись, обратилась к Стражу.
  - Совет решит, - последовал лаконичный ответ.
  - Да уж, решит. Концепция 'напал - изгнан без суда и следствия' уже проверена на практике. Жалко мне их. Как воины несостоятельны - из-за спины, впятером, и то с безоружным не справились, - так еще и в личной жизни перспектив никаких...
  Дина буравила Стража взглядом:
  - А есть другие варианты наказания?
  По мере того, как Дина перечисляла их слабые стороны, окруженные шаенги все больше сникали. Ненависть и злость сменились стыдом и обреченностью. Мы же наоборот с возрастающим интересом слушали ее. Определенно, её взгляд на вещи всегда отличался совершенно новым восприятием любой ситуации.
  - Например? - Страж тоже заинтересованно внимал моей Связанной.
  - Ну, можно как-то связать их нерушимой магической клятвой и... отдать мне на воспитание что ли?
  Сказать, что нас, включая и напавших, изумило такое предложение, значило ничего не сказать.
  - А как Вы собираетесь их воспитывать? - недоуменно поинтересовался Страж.
  - Проведу воспитательную беседу, скажу 'ай-яй-яй' и отправлю с важным поручением, - оскалилась Дина.
  'Это она у Ригарда так улыбаться научилась?'
  Определённо, Старший Страж за сегодняшний день пережил потрясений больше, чем за всю предыдущую карьеру. Наконец, обдумав её слова и решившись, он кивнул и обратился к замершим нарушителям нашего уединения:
  - Вы готовы принести кровную клятву стихиями, обещая повиноваться этой Связанной, защищать ее до тех пор, пока она не сочтет вашу вину искупленной?
  Шаенги разом кивнули. Принеся клятву Дине, они были отпущены ею домой до завтра. После этого моя Связанная спокойно отошла к озеру, собираясь переодеться. Осознав это, присутствующие мужчины, следившие взглядом за каждым её движением, резко отвернулись. Я же посмеивался: то ли еще будет!
  Подобрал оброненную веточку, усыпанную цветами айзалии, и отправился помочь Связанной со сборами. Дина сложила платье в сумку, одела свой странный костюм и, принюхиваясь к цветам, направилась к городу. Ригард, Киен и Маартх со Стражами пристроились вокруг нее, а главный Страж, плавно приблизившись ко мне, прошептал:
  - Изгнанник, где ты встретил её? И... там еще есть?
  Тут у меня возникло ощущение, что все присутствующие шаенги немного повернулись в нашу сторону.
   - Она одна такая, - совершенно искренне ответил я.
  'По крайней мере - пока', - усмехнулся я своим мыслям.
  - Жаль, - очень искренне ответил Страж.
  
  Глава 18
  
  Дина
  Учитывая, что в итоге нападение обернулось хорошими последствиями, я решила не портить себе настроение от чудесного свидания с Нургхом мрачными мыслями. Очень 'удачно' эти провалившие Обряд льдистоглазые шаенги подвернулись, я как раз размышляла, кого бы привлечь к реализации своих планов.
   'Все! Завтра я начну создавать фундамент для моего будущего брачного бизнеса'.
  Я уже все дальнейшие планы обдумала, но сейчас банально хотелось спать. Я заметила, что меня все время клонило в сон, и надеялась, что дело в беременности. Надо подробнее на эту тему Зоель расспросить, а то я в вопросах произведения на свет потомства в этом мире вообще не сильна. Вот так, погрузившись в размышления, я и сама не заметила, как оказалась уже в башне.
  Попрощаться и уйти спать мне не дал Киен.
  - Дина, - задержал меня рубиновоглазый, протягивая что-то, - я хочу, чтобы ты и от меня приняла талисман вызова.
  Ох! Вот много мне хотелось сказать в ответ по поводу их далекоидущих планов, но сил уже не было и глаза закрывались сами собой. Поэтому я молча протянула ему свободное запястье, позволяя застегнуть цепочку уже с красным камешком.
  Нургх, видя, что я сейчас засну стоя, подхватил меня на руки и, кивнув остальным, направился в спальню.
  
  *****
  Проснулась опять поздно (да что ж это творится?), с наслаждением потянулась в теплой кровати и случайно задела рукой живот. Остатки сна как ветром сдуло! Я вскочила с кровати и подбежала к зеркалу: определенно на животе обозначилась приметная выпуклость.
  'Что, уже?'
  Я совсем растерялась. Надо было срочно искать Зоель. Быстро умывшись, одевшись и заплетя косу, я понеслась выяснять, кто где.
  Все нашлись на улице, на лужайке перед башней и фонтаном, все так же окруженном Стражами. Маартх и Зоель с детьми, Ригард и Киен, а так же большинство Стражей внимательно следили за боем Нургха и вчерашней пятерки. Как же я про них забыла! Надо было предупредить, чтобы рано не являлись. Хотя занятие им нашлось, да еще какое! Нургх даже не запыхался, в то время как со всех пятерых раздетых до пояса шаенгов пот лил ручьем.
  'Вот это я понимаю - активная тренировочка. А мой шаенг вне конкуренции!'
  Нургх, увернувшись сразу от двух выпадов, бросил на меня взгляд и улыбнулся.
  - И давно он их... го4няет? - поинтересовалась я, подойдя к Маартху.
  - Часа три. Они подошли сразу после завтрака.
  - Пощады еще не просят? - гордо уточнила я.
  - Так он без фанатизма, так, для поддержания боевого духа. Хотя я уже подумываю сам к нему в ученики напроситься, и, боюсь, буду выглядеть не лучше.
  - Да, - вмешался Ригард, - силен Нургх. Надо будет тоже с ним зарубиться.
  - Зоель, можно я тебя временно похищу? Хочу поговорить, - обратилась я к доргине.
  Улыбнувшись и вручив малыша папе, она шагнула к башне. Устроившись за столом с завтраком-обедом, я сразу перешла к делу:
  - Зоель, а сколько времени с зарождения до появления новой жизни проходит?
  - А ты ждешь?! Ой! Поздравляю! - Зоель порывисто обняла меня и озадачила ответом. - Три месяца, если все хорошо. Но рядом Киен, так что присмотрит за тобой.
  Три месяца? Три?! Вот интересно - и у меня так будет? Хотя... Я же не доргиня. Теперь понятно, почему изменения так стремительны. Сколько же тогда её малышу? Маартх говорил, что помогал Зоель с его рождением.
  - А сколько твоему младшему сейчас?
  - Уже третий месяц пошел! - гордо ответила молодая мама.
  Вот это да! Третий месяц? Я немало детей за время работы видела и меньше двух лет ему бы ни за что не дала. Видимо, шаенги развиваются и взрослеют быстрее.
  Я обратила внимание на связующий браслет на плече у Зоель, именно браслет, а не татуировку.
  - А почему у тебя так браслет выглядит? У меня он исчез.
  - Твой тоже может обратно возникнуть в материальном виде. Браслет сам решает, в каком состоянии ему быть. Единственное, что снять его, пока живы оба Связанных, невозможно.
  Открылась дверь, и вбежали оба мальчика, сопровождаемые Ригардом. Зоель с детьми ушла вглубь башни, а Ригард присел рядом:
  - Что за поручение ты хочешь дать кровникам? Хотя нет. Лучше скажи: оно связано с твоим видением о создании пар?
  - В общем, да. Если Нургх тебе не рассказывал, меня на территории Горда захватили торговцы живым товаром. Те доргини, что остались в Орбдухе, тоже были в плену. Я слышала разговор пиратов, когда они обсуждали, куда повезут всех похищенных девушек. Вот хочу отправить туда этих шаенгов - пусть разрушат это место, уничтожат пиратов и, возможно, им удастся спасти еще кого-нибудь.
  - Ты уверена, что шаенги справятся?
  - Ну, то, что они с Нургхом не справились, - не показатель. Доргов осилят наверняка. А вот с девушками, если они там будут, не справятся точно. Поэтому я хочу сначала отправить их с письмом к Сване и Киель, в котором попрошу доргинь последовать с ними. И на континенте они ориентируются, и освобожденных девушек успокоить смогут.
  - Уверен, Михст и Воорт пожелают доргинь сопровождать. Именно об этом я и хотел с тобой поговорить. Я уже сказал, что очень надеюсь, что твой подход будет способствовать появлению Связанных пар в нашем роду, поэтому хочу попросить тебя согласиться не только на присутствие Воорта и Михста, но и еще троих наших шаенгов, не прошедших Обряд.
  - Ригард, такая толпа шаенгов за пределами ваших городов напугает всех доргов. А если они спасут совсем мало девушек - это не вызовет конфликта?
  - Своим я дам четкие распоряжения, они их не нарушат! А что до девушек... Я даже не на это рассчитываю, просто увеличиваю вероятность встречи. Вспомни, как Маартх и Зоель познакомились. Да и просто понаблюдать за взаимоотношениями доргинь с их защитниками уже полезно для наших, поймут быстрее и начнут надеяться сами.
  Впечатлившись такой продуманной и заботливой позицией Ригарда, я согласно кивнула. Хороший глава рода будет!
  - И еще, Дина... эти пятеро твоих кровников... - шаенг замялся, но продолжил, - Один из них - сын Старейшины. Может быть, стоит подождать с поручением до решения Совета?
  Ого! Интересно, кого из них? Надеюсь, это не папочка надоумил его вместе с друзьями напасть на нас? Что-то мне все меньше и меньше верилось в объективность Совета. Отправят они нас на все четыре стороны.
  Я-то и в Орбдухе вполне обживусь, агентство открою, филиальную сеть разовью... А вот Нургх... Ему для нормального существования репутация нужна, а точнее - возвращение в род. Причем, принципиально в свой.
  Только я закончила с письмами в Орбдух и продумыванием инструкций для моей 'пятёрки', как пришел довольный Нургх.
  - Дина, я в купальню, а тебя внизу кровники ждут.
  - Ригард сказал, что один из них сын Мудрейшего. Не знаешь, какого?
  - Да, это Крахар, сын Старейшего Вихарда, он слева сидел на встрече. Я его помню немного, хотя он намного младше даже Маартха. Совсем они тут расслабились, тренируются плохо, навыков никаких.
  Ну, конечно! Сын этого злобного старичка! Да он меня живьем за него съест...
  - Вот пусть тебя оправдают и назад примут, так ты им быстро уровень поднимешь, - буркнула я, расстроенная новой информацией.
  - Да... - мечтательно протянул любимый. - Я б тут развернулся. А то скоро обычного дорга не осилят.
  - Ну, надеюсь, ты им пару приемчиков показал, так как я намерена их отправить уничтожить гнездо работорговцев.
  Нургх задумался.
  - Давай через пару дней. Я пока их еще поднатаскаю.
  Я согласно кивнула, думая, что через пару дней и нам наверняка придется убраться из города.
  - И, Дина, - уже приоткрыв дверь купальни, внезапно обернулся Нургх, - помнишь, я обещал рассказать тебе о нашей расе? Хочу позвать Знающего, он знает больше меня. Пригласим его сегодня?
  - Да-да, - я энергично закивала.
  Я и сама хотела узнать, как можно поговорить с этим заинтересовавшим меня шаенгом.
  Захватив письма, я спустилась в гостиную. Там, основательно вымотанные, на диванах сидели все пятеро вчерашних забияк. Немного в стороне, у окна, о чём-то сосредоточенно размышлял Киен. А может и общался с кем-то. Кто их поймет, этих шаенгов.
  - Связанная, - хором приветствовали меня кровники, сразу вскочив и поклонившись.
  - Так, - решительно приступила я, - зовите меня Дина. Давайте к столу присядем, вы будете есть и слушать, договорились?
  Все, озадаченно кивнув, последовали за мной. Обведя их взглядом, я спросила:
  - Кто из вас Крахар?
  Один из шаенгов несколько напряженно приподнял руку.
  - Тебя все, что я сейчас скажу, не касается. Не хочу вызвать ещё больше ненависти со стороны твоего отца, поэтому буду считать исполнением клятвы, если ты впредь обещаешь не совершать действий, направленных против Нургха.
   Шаенг угрюмо промолчал, не комментируя мое заявление. Приняв молчание за согласие, я приступила к разъяснениям. Подробно рассказав о пленении и услышанной от пиратов информации, я закончила:
  - Я хочу, чтоб туда-то вы и отправились. Надо ликвидировать этот рассадник жестокости и, по возможности, спасти всех девушек, которые там будут.
  Внимательно слушавшие шаенги при последних словах неуверенно переглянулись. После Обряда, когда каждый из них столкнулся с бьющейся в истерике доргиней, предпочевшей смерть любому контакту с ним, они опасались, что с этой частью задания не справятся. Я сразу решила их упокоить:
  - С вами отправятся две доргини из Орбдуха, они так же были в плену до того, как нас спас Нургх. С девушками будут общаться они, вам же надо будет только помогать им и защищать в пути. И их будут сопровождать несколько шаенгов из янтароглазых.
   - Дина, - внезапно вмешался в разговор Киен, - Горд находится на одном материке с городом моего рода. Им все равно придется пройти через наши пропускные ворота - не поплывут же они до другого материка на корабле. Я бы хотел, чтобы к этой группе присоединились и шаенги моего рода. Пусть тоже пятеро из не прошедших Обряд.
  'Да чтоб этих наследников обоих родов! Высказаться бы по поводу их инициативных замашек. И еще ко мне в зятья набиваются! Спрашивается - и надо мне оно? Такими темпами соберётся такая толпа шаенгов, что дорги решат, что это военная экспансия. А ведь где-то еще и четвертый род есть... тьфу-тьфу... не буду об этом, а то...'
  Мои размышления, видимо, фонили таким 'восторгом', что, не дожидаясь моего ответа, Киен категорично отрезал:
  - Иначе разрешение своим пропустить группу не дам.
  Язык мне просто жгло, но, помня о перспективном родстве, решила сдержаться. Я вымученно кивнула и была добита еще одним ценным указанием:
  - И чтобы хоть один в группе был целителем!
  Хотя вот эта мысль была здравая, пусть лучше и не один будет. Но я не удержалась от ответной инициативы:
  - Ну а ты тогда подготовь их заранее: расскажи, кто там у вас на материке водится и как с этим бороться, - мне припомнились зорги и прыгающие по пустыне зверюшки, - ну и как, и где прятаться, чтобы в глаза не бросаться всем скопом.
  Киен медленно кивнул в ответ и уже шаегам:
  - Завтра пообщаемся.
  Те в ответ как-то нервно передернулись. 'Ага! Не только меня они, эти наследники, бесят!'
  - Я не согласен с вашим решением, Дина, - неожиданно решил высказаться Крахар. - На задание я отправлюсь вместе со всеми! Это мое решение, и я от него не отступлю!
  Я мысленно застонала. Все, мы обречены. Старейшины нас не просто выгонят, а предварительно утопят в Источнике в назидание, а потом выгонят.
  - По поводу отца не переживайте, я с ним сам договорюсь. И... простите нас за нападение. Это только моя идея и моя вина.
  'Лучше бы перед Нургхом извинились', - мелькнула грустная мысль.
  - В принципе, это все, что я планировала вам рассказать. Так что дальше набирайтесь опыта и знаний от старших шаенгов, и как только Нургх сочтет вас готовыми, отправитесь, предварительно побывав в Орбдухе, - я вручила им письма для доргинь.
  - Да, он действительно очень силен и много знает, - смущенно отведя глаза, пробормотал один из моих кровников.
  И я с удивлением уловила в его словах и взглядах остальных уважение.
  
  Нургх
  Вмешательство Знающего на совете всё никак не давало мне покоя. Он был лучшим другом нашего отца, пользовался его доверием. А вдруг он знает причину, по которой отец напал на меня той ночью?
  Дина как-то предположила, что это был всплеск безумия. Сейчас, наблюдая за тем, что стало с нашими родами, я уже не считал эту мысль столь невероятной. Кто, как не самый близкий друг, мог бы заметить признаки этого недуга?
  Приведя себя в порядок после тренировки с кровниками Дины, я отправился к комнатам брата. Их семья была в полном сборе - Маартх и Зоель играли на ковре с детьми. Присев рядом и помогая старшему собирать головоломку, я между делом поинтересовался:
  - Знающий за время моего изгнания озвучивал какие-нибудь Видения?
  - Из того, что я слышал, - только одно. Он поведал его Старейшинам, после чего они его негласно объявили в опалу. О чем было Видение, никому не сообщали. С тех пор он очень редко выходит из своей башни. Так что его присутствие на вашем Совете удивило всех.
  - Маартх, для тебя доступ к Источнику не ограничивали. Свяжись со Знающим и попроси его о встрече от моего имени. Скажи - мы приглашаем его к нам или ждем разрешения посетить его.
  - Хорошо, брат.
  Я провел с семьей Маартха еще некоторое время, наслаждаясь каждым мгновением. Как же я ждал, когда и в мою жизнь придет подобное умиротворение. Я был рад, что он смог принять решение в пользу выбора Зоель, а не ожидания Зова и возможного прохождения Обряда. И тут мелькнула неожиданная мысль:
  - А кто отправил тебя с заданием к городу доргов?
  - Знающий.
  Дина мысленно позвала меня. Я откликнулся и сразу отправился к ней, застав в спальне. Дина интригующе мне подмигнула, потом обвила шею руками и поцеловала.
  - Ты моих кровников явно впечатлил, - радостно сообщила она. - Так, постепенно, большинство узнает тебя лучше и поймет, что ты не монстр, которым тебя выставляет Совет.
  Я пожал плечами. Что тут скажешь? Это все относительно. Но Дина на этом не остановилась:
  - И еще... Хочу тебе показать, что обнаружила сегодня, - Дина принялась стягивать платье и повернулась ко мне боком.
  Я отчетливо различил увеличившийся динин животик, и душу затопило счастьем и радостью. Да, у меня будет большая семья, я больше никогда не буду один - и это важнее любого мнения окружающих, любой репутации. 'В крайнем случае, осядем в Орбдухе', - решил я для себя в это мгновение.
  - Брат! Знающий принял приглашение. Скоро прибудет, - пришла мысль от Маартха.
  - Дина, скоро придет Знающий, его имя Гристн, - передал я информацию. - Предлагаю нам вместе отправиться на крышу башни. Отличное место для приятной беседы.
  Спустившись вниз, мы ждали совсем немного. Дина за это время успела напридумывать целый поднос деликатесов из своего мира.
  - Возьмем с собой на крышу, - пояснила она мне, - заодно и Знающего угостим.
  Динины блюда полюбились всем. Сегодня с утра, выйдя на тренировку с шаенгами, я обратил внимание, что на завтрак Стражи создали себе многое из того, что было в принесённой ею корзине. Про наше ближайшее окружение я и вовсе молчу. За столько веков привычная еда основательно приелась, и теперь все пользовались возможностью порадовать себя новыми блюдами.
  Знающий заявил о себе, осторожно постучав в дверь. Впустив его, я представил их с Диной друг другу и пригласил его присоединиться к нашей прогулке на крышу, а так же попробовать угощения моей Связанной. Оба предложения он одобрил и мы, прихватив поднос, направились к подъемнику.
  На крыше было очень уютно. Еще наша мама разбила здесь клумбы, среди которых стояли шезлонги и столик. Теплый вечерний ветерок приятно обдувал лица, а панорама города радовала глаз сочными красками, контрастируя с со льдами на горизонте. Устроившись в шезлонгах, мы принялись за сотворённое Диной угощение. Некоторое время стояла тишина, пока мы наслаждались едой и открывавшимся видом. Наконец Знающий несколько расслабленно протянул:
  - Как же давно я здесь не был... Спасибо, что пригласили меня, дали мне напоследок пережить эти ощущения снова, оживили почти забытые уже воспоминания. Раньше я часто бывал здесь с твоими родителями.
  - Да, многое изменилось. Моих родителей уже нет. Как нет и того покоя и умиротворения, что наполняли башню при их жизни. А их смерть все так же довлеет над жителями этой башни, да и не жителями тоже, - несколько угрюмо высказался я.
  - Покой и умиротворение, говоришь, царили, - усмехнулся старый шаенг. - Как все же интересно дети воспринимают окружающий их мир. Сколько я знал твоего отца, покоя он не ведал никогда. Всю жизнь пытался найти решение для нас. Он уже тогда понимал, что мы обречены. Не всем и не сразу дано осознать важность происходящего.
  - Видимо, это и довело его до безумия? - вопросительно уточнил я.
  - Безумия? - как-то иронично переспросил Знающий. - Вот уж в чем ты можешь быть уверен абсолютно, так это в разумности твоего отца. Готов поклясться чем угодно: до последнего вздоха он был абсолютно разумен.
  - Но тогда выходит... он действительно хотел убить меня? - я был потрясен и раздавлен этой мыслью.
  - Хотел бы - убил! Я с самого начала так считал. Ну какое сопротивление мог ты оказать ему тогда? Ему - сильнейшему воину и магу!
  - Но?..
  - Не знаю. И тогда не знал, и сейчас не понимаю, - грустно взглянул на меня Знающий. - Одно могу сказать точно: раз он так поступил, значит - был уверен в необходимости этого шага. Он ведь не только собой рискнул.
  Мы все растерянно замолчали. Ночь окончательно вступила в свои права, и по периметру внешней стены зажглись маленькие огоньки. Дина, задумчиво глядя на звездное небо, пощипывала свой любимый виноград и прислушивалась к нашему разговору.
  - А чем он занимался перед гибелью? Может быть, сказал или намекнул как-то? - уточнила она.
  - Мне он ничего не говорил, - покачал головой шаенг, - но я уверен, что он оставил тебе послание. Я думаю, оно в Источнике. И Старейшины так считают. А что до того, чем он занимался, то узнать об этом вы можете в месте прихода. Последние годы перед гибелью он почти ежедневно бывал там, изучая имеющиеся материалы и экспериментируя с магией.
  Заметив недоуменный взгляд Дины, я пояснил:
  - Гристн, Дина не знает о нашей расе. Я хотел попросить вас рассказать ей, вы знаете об этом больше меня.
  Задумавшись, Знающий пробежал взглядом по горящим огонькам:
  - О нашей расе мало известно даже нам, наши предки постарались уничтожить всю информацию. Мы, Дина, как и ты - пришли из другого мира. Почему, точно неизвестно. Мы знаем лишь, что нашем родном мире наш народ погибал. Пришла группа примерно из пятидесяти шаенгов; среди них было четыре женщины, но они вскоре погибли. Почему - мы так же не знаем. Этот мир нам подошел, мы смогли научиться взаимодействовать с его энергетическим каркасом, сродниться со стихиями. Это и позволило нам выжить. Первоначальной задачей, как мы предполагаем, было переждать здесь какое-то время и вернуться обратно. Но вернуться они уже не смогли. В чем причина неудачи - неизвестно.
  Выдохнув, Знающий о чем-то ненадолго задумался, собираясь с мыслями и продолжил:
  - Вот тогда и был установлен первый купол в месте прихода, основан первый город - Оайзир. Род сиреневоглазых - они хранители того места - так и живёт под тем куполом. Не сумев вернуться, наши предки направили все свои силы на то, чтобы закрепиться в этом мире. Все наши способности и возможности были сформированы и адаптированы под этот мир ими, они же создали магию Обряда, связующие браслеты и придумали ритуал призыва Жертв. Так называли девушек у доргов - шаенгов они воспринимали как богов. Со временем раса доргов развилась и поклонение переросло в страх и ненависть.
  Знающий опять вздохнул:
  - Практически всю информацию о себе, о своих магических экспериментах они уничтожили. Нами утеряны те знания и, надо полагать, мы утратили многие их ресурсы, в том числе возможность влиять на себя. И самое печальное, что мы, несмотря на все старания древних, стремительно катимся к жуткому концу. Твой отец понимал это еще тогда и ради вас, ради будущего для нашей расы, пытался найти выход. Чего он добился, неизвестно.
  - Знающий, а что вам подсказывают ваши собственные способности? Ведь вашей задачей всегда было направлять развитие нашего народа в нужном направлении, корректируя существующую действительность, - неуверенно добавил я.
  - Видения... Есть ли кому-нибудь дело до видений сейчас, когда раз за разом шаенги возвращаються без Связанных, впадают в ярость, терять разум... Ты полагаешь о таких Видениях хотят знать? - грустно глядя мне прямо в глаза, ответил Знающий.
  - Но... - я запнулся, подбирая слова, - неужели только это?
  - Да. За очень редким исключением - твой брат, например. Или есть, к примеру, еще одно... Я видел страшную бойню, где брат пойдет на брата, а Связанных и детей будут рвать на куски без жалости и милосердия... И так будет, если не придет глава рода, способный подчинить Источник себе, способный вернуть шаенгам надежду и веру в себя, удержав от массового падения. Но Совет обвинил меня в безумии и желании подорвать имеющийся уклад жизни. Кто он этот глава, и что станет этой надеждой - показано не было. Но вместо того, чтобы дать тебе возможность выяснить правду и проверить свои силы, они лишили тебя возможности пройти проверку. Кто знает, возможно, твой отец оставил сообщение, где указал на приемника? Ведь очень примечательно, что оба его сына смогли обрести Связанных. Старейшины сами настолько погрязли в своем закостенелом слепом преклонении традициям, что не видят изменения в мире, а мы, став его частью, должны меняться тоже. Они оплакивают своих живых еще сыновей, проваливших Обряд, и о того сильнее их ненависть к тебе, но при этом дать своим детям возможность на изменения они не хотят.
  - А про эту кровавую бойню кроме Старейшин вы рассказывали кому-нибудь? - вмешалась Дина.
  - Нет, зачем порождать панику?
  - Расскажите. Не все еще впали в безумие, и получить предупреждение будет нелишне.
  - Да, - заметил я, - в остальных родах, где есть глава, обстановка все же лучше.
  - Поэтому я боюсь за вас. Старейшины могут пойти на все.
  - Спасибо, что рассказали, - поблагодарила Дина. - Теперь многое становится мне понятнее.
  - Дина, мне бы хотелось сделать тебе подарок. Понимаю, что после моего рассказа вы захотите посетить род сиреневоглазых, желая узнать, над чем работал отец Нургха. Вот тебе мгновенный переход. Раздави сиреневую жемчужинку - и ты, и все живое, чего ты касаешься, окажется в Оайзире, городе сиреневоглазых, - Знающий протянул Дине серьгу с той самой жемчужиной.
  - Благодарю! - Дина тут же вдела её в ухо.
  Мы посидели еще немного, думая каждый о своем, а потом отправились вниз. Была уже глубокая ночь, когда мы попрощались со Знающим. Провожая его, мы вышли из башни. Возле Источника все так же находились Стражи.
  
  Глава 19
  
  Дина
  Как всегда пристальный и вдумчивый взгляд Главного Стража скользнул по нам, задержавшись ненадолго на сережке, которую подарил мне Гристн. Уже засыпая в уютных объятиях Нургха, я вдруг подумала:
  - Стражи же сообщат Совету о том, что к нам приходил Знающий!
  - М-м-м... не уверен... им поручили только оберегать Источник от контакта со мной, - сонно пробормотал Нургх.
  - Но Главный Страж так пристально вглядывался в подарок Гристна.
  -Ну, наверное, Лингранга просто удивило, что отец сделал подарок Связанной Изгнанника. Такие серьги делает только Знающий.
  - Отец?!
  - Дина, - его рука успокаивающе погладила моё бедро, - у всех в роду, помимо нас с братом, есть отцы. Лингранг же очень молод, он примерно ровесник Маартха. Думаю, даже Зов еще не получал.
  Я потрясенно замолкла. Как все тесно переплелось: сын Старейшины стал моим кровником; сын Знающего и лучшего друга отца Нургха - глава отряда защитников рода и наш основной противник в случае любого вооруженного конфликта с советом; про Ригарда и Киена, которые мало того, что оба наследники своих родов и друзья детства Нургха, так претендуют и вовсе стать частью нашей семьи, и говорить не приходилось. Клубок сплошных противоречий!
  
  *****
  Проснувшись на следующее утро, я еще долго валялась в кровати, ленясь встать. Хотелось накрыться одеялом и отгородиться от проблем этого мира, со скоростью лавины наступавших со всех сторон. Изредка сквозь приоткрытое окно до меня доносились отрывистые вскрики и лязг оружия - очередная тренировка моего 'десанта'.
  Я как раз раздумывала, чем бы сегодня заняться, когда услышала осторожный стук в двери и тихий голос Зоель:
  - Дина, ты проснулась?
  - Да, Зоель, входи, - отозвалась я.
  Доргиня плавно приоткрыла дверь, появляясь вместе с подносом, на котором стоял бокал с напитком и блюдце с булочками. Пристроив поднос на краешек стола возле кровати, она присела рядом.
  - Дина, сегодня утром Нургх рассказывал Маартху про вчерашнее посещение Знающего. Он сказал, что вы вскоре отправитесь в Оайзир на Литронию. Я жила на том континенте до встречи с Маартхом. Наше поселение - Рилд - в трех днях пути от купола шаенгов. Там осталась моя семья, и я очень переживаю за них. Отец и брат погибли во время охоты, мы с мамой и сестрами остались одни. А потом и я не вернулась из леса...
  Зоель грустно вздохнула и сцепила пальцы рук, прежде чем продолжить:
  - Они наверняка считают меня погибшей. Маартх обещал, что мы навестим их, но сейчас это невозможно. Вот я и хотела попросить тебя, если будет время, найти их и передать от меня письмо и подарки. Тебя, в отличие от шаенгов, они не испугаются. Им наверняка очень сложно одним.
  - Обязательно! Можешь быть уверена, что мы их найдем и поможем всем, что в наших силах, - я была рада отплатить Зоель за всю её доброту и заботу о нас. - Готовь письмо и подарки. Думаю, мы очень скоро отправимся туда.
  Если бы я знала насколько скоро!
  
  *****
  Оставшиеся до Совета дни пролетели стремительно. Я то спала, то гуляла по городу в окружении Ригарда, Киена и Нургха, то валялась на шезлонге на крыше, наслаждаясь теплом и спокойствием.
  В последний вечер накануне оглашения Советом решения произошло необычное событие. Когда вся наша большая компания была в гостиной башни и собиралась уже расходиться спать в преддверии сложного дня, в дверь решительно постучали.
  Маартх выглянул наружу и отступил, пропуская внутрь Главного Стража. Шаенг спокойно оглядел всех присутствовавших. На всех лицах читалось недоумение.
  - Нургх, - он впервые обратился по имени к моему шаенгу, - ты можешь пообщаться с Источником.
  Маартх опять кинулся к входной двери, Зоель и я одновременно вскочили с диванов. Только Нургх, Ригард и Киен все так же неподвижно вглядывались в Стража.
  - Это внезапное озарение Совета? - несколько презрительно уточнил Ригард.
  - Нет. Это только мое решение, - спокойно возразил Лингранг.
  Брови Ригарда удивленно приподнялись:
  - Нарушишь прямой приказ Старейшин? - прищурившись, спросил он.
  - Или это ловушка, чтобы с полным основанием напасть на Нургха без лишних свидетелей?! - яростно крикнул Маартх.
  - Зачем ты поступаешь так? - Нургх решительно шагнул к Стражу. - Последствия твоего поступка могут быть очень тяжёлыми, вплоть до изгнания. Хочешь оказаться на моем месте?
  Прежде чем ответить, Лингранг метнул взгляд на меня, а потом, прямо глядя в глаза Нургха, уверенно ответил:
  - Я наблюдал за тобой. И я уверен, что только ты достойный приемник главы рода. Я верю, что тебе хватит сил подчинить Источник и выяснить причину нападения твоего отца. Я знаю о Видении отца и уверен, что только настоящий глава сможет не допустить этого. Признаю тебя равным и достойным доверия.
  Нургх задумчиво разглядывал Стража несколько минут, а потом тяжело вздохнул и положил руку на плечо Лингранга:
  - Твое доверие много значит для меня, я благодарю за эту веру в мои возможности. Но я не могу принять твоего решения, разрушив тем самым твою судьбу, я слишком хорошо знаю, каково это. И это мое решение!
  Страж грустно вздохнул, опуская взгляд.
  - Они не примут тебя... - тихо, но отчетливо произнес он.
  - Я справлюсь с этим. Со своей стороны я обещаю тебе: если ты будешь нуждаться в моей помощи, просто попроси воды призвать меня. Я откликнусь на призыв и приду на помощь.
  Угрюмо кивнув, Лингранг повернулся к выходу.
  - У рода льдистоглазых, - нагнал его расслабленный голос Киена, - достойный Главный Страж, и это обнадеживает.
  Гостиную все покидали молча, было видно, что каждому хотелось попробовать его переубедить, но это было решение Нургха, и никто из нас не мог принять это решение за него.
  
  На следующее утро все встали рано, ожидая появления Стражей для сопровождения на Совет. Желания разговаривать ни у кого не было, все размышляли на тем, чего ждать от сегодняшнего дня, и каждый для себя решал, как к этому готовиться. Лично я на нервной почве натянула свой родной спортивный костюм и кроссовки, наплевав на все приличия. В нём мне было удобнее и спокойнее, чем в вычурном вечернем платье. Подумав, я и банную сумку перекинула через плечо -увереннее мне с ней как-то.
  Путь до башни Совета в этот раз показался мне крайне коротким. Я шла, опять окруженная своими шаенгами и Стражами. Только Маартха с нами не было. Нургх категорично запретил ему сопровождать нас сегодня. На сей раз никто не выкрикивал оскорбления, но горожане тоже спешили к башне Совета. Шагая рядом с Лингрангом, под впечатлением от его вчерашних действий я не удержалась от личного вопроса:
  - А Гристн видел, обретешь ли ты Связанную?
  Молодой шаенг немного нервно вздохнул, искоса взглянул на меня и еле слышно прошептал:
  - Он сказал лишь, что это зависит от тебя.
   'И как это понимать, интересно?' Но времени на расспросы не осталось, мы пришли.
  В этот раз внутри было значительно больше Стражей. Причем сегодня они отделяли нас и от Старейшин, практически окружив. Не успела я сделать и пары шагов, как натолкнулась на переполненный ненавистью взгляд Старейшины Вихарда. Моя пятерка кровников вчера вечером отправилась на задание, в её составе и сынок этого самого старейшины.
  'Вот и поговорил он с ним! Чувствуется, пользы мне от этого разговора будет примерно как костру от керосина'.
  Остановившись на прежнем месте, мы приготовились выслушать любой приговор. Я чувствовала, что Нургх, Ригард и Киен напряженно замерли вокруг меня, готовые оказать любое сопротивление. Их не смущало даже наличие в зале всего отряда Стражей. Лингранг тоже был рядом.
  Старейшины не спешили 'порадовать' своим решением. Они молча разглядывали нас, особенно меня. И это беспокоило. И как я не осматривалась, так и не заметила Знающего. Этот факт тоже не вселял оптимизма. Уже чувствовала, что день закончится пакованием вещей и оперативным выдворением нас за пределы купола.
  Наконец центральный Старейшина решил завершить затянувшуюся паузу и объявил:
  - Мы вынесли справедливое и единственно возможное в данных обстоятельствах решение, - пафосно начал он. - Изгнаннику не место среди нас. Деяние его столь серьёзно, что прощение ему недоступно. Но Связанную мы обязаны защитить. И наш род не оставит её, обречённую на жалкое существование с ним.
  'Это к чему он клонит?!' - возмутилась я.
  Нургх же и вовсе гневно зарычал. Старейшина, не обратив на него внимания и упиваясь собственным величием, продолжил:
  - Связанная и жизнь, которую она подарит, будут принадлежать нашему роду! Это станет не только залогом нашей поддержки и защиты для неё, но и компенсирует вред, нанесенный Изгнанником роду. Чтобы мы были уверены, что до появления новой жизни он не умрет, его временно заключат в антимагические оковы и запрут в специальной охраняемой башне. Как только новая жизнь благополучно появится, его снова изгонят. На сей раз цена его жизни будет в разы повышена. Мы должны избавиться от него.
  Меня охватил ужас: самое плохое, чего я могла ожидать, - что нам откажут в снятии с Нургха обвинений и попросят вон. Но плен! Да еще раздельный! А что случится, когда родятся детки, и вовсе представить было страшно! Их отберут, а Нургха уничтожат. Но ведь... и меня тогда вместе с ним. Это такой способ нашего устранения с максимальной выгодой для себя? Да еще какой выгодой, учитывая пол наших детей!
  Я почувствовала, как Ригард, Нургх и Киен рассредоточились вокруг меня, выхватив сорги. Глаза всех троих пылали ярко-алым.
  - Старейшины, если кто-нибудь посмеет прикоснуться к этой паре, я гарантирую вам войну! - Ригард был в бешенстве.
  - А что до наследников, то после их гибели мы сообщим обоим родам о том, что Проклятый Изгнанник, обезумев, напал на них и уничтожил собственными руками, - скорбно вздохнув, возвестил другой Мудрейший. - Полагаю, ваши сородичи пожелают сами поймать его.
  Взглянув на Совет, я увидела лишь довольные лица. Для нас тут не было надежды на понимание, нас хотели уничтожить и не скрывали этого. Мило улыбнувшись мне, всё тот же противный шаенг - папочка Крахара - скомандовал Стражам:
  - Захватить их! Изгнанника и его Связанную постараться взять живыми.
  Все! Как бы ни были сильны мои защитники, но их всего трое, а Стражей было значительно больше. Вот она бойня! Пока только для нас. Прежде, чем первые Стражи кинулись к нам, я внезапно встретилась глазами с Лингрангом. Он явно пытался что-то передать мне. Постаравшись взять себя в руки, я сосредоточила на нем взгляд. Главный Страж медленно поднял руку и коснулся уха, заправив за него прядь волос.
  'Он что, спятил? У меня волосы из косы торчат? Не до прически сейчас!'
  И вдруг меня осенило: ухо! Серьга мгновенного переноса!
  'Мы спасены!'
  - Быстро все хватайтесь за меня, - закричала я, протягивая руку к уху и наблюдая за тем, как на нас летит волна вооруженных Стражей. Еще миг - и мы не успеем. Резко сжав жемчужину, я провалилась в темноту. В последнее мгновение мне показалось, что я увидела толпу янтароглазых, хлынувшую в зал, и среди них мне даже почудился Соордж. Привидится же такое!
  Потом все пропало.
  
  Нургх
  С утра, оставив Дину сладко сопеть в постели, я отправился на поиски Маартха. Видение Знающего не выходило из головы. Как Старейшины могли так отнестись к нему? Ведь все знали, что Знающие никогда не ошибаются. В этом и смысл их таланта - предупреждать наш народ обо всех бедах, чтобы успеть предотвратить их. Брат вместе с Ригардом и Зоель завтракал в гостиной. Рассказав им о Видении, я попросил Ригарда снабдить Маартха и Зоель жемчужинами быстрого переноса, настроенными на нашу башню в Орбдухе.
  - И если только что-то начнется, хоть малейший намек на агрессию или всеобщее безумие, сразу хватайте детей и переноситесь, - с металлом в голосе произнес я.
  - Да, брат.
  Зоель принесла две подвески, в каждую из которых они вложили по жемчужине янтарного цвета и одели на себя.
  Вскоре на тренировку явились и кровники Дины. Совместными усилиями их удалось достаточно неплохо подготовить к заданию моей Связанной. Сегодня вечером им предстояло отправиться в Орбдух на встречу с нашими доргинями и янтароглазыми шаенгами, которые присоединятся к ним. Сегодня мы вместе повторили все детали разработанного плана, а так же несколько вариантов его изменения под влиянием обстоятельств. Оставалось только надеяться, что они успешно со всем справятся. Четверо шаенгов сразу же нас покинули нас, а Крахар задержался:
  - М-м-м... - он явно не знал, с чего начать. - Сегодня я попытался предупредить отца о своем отсутствии, но он отреагировал крайне сурово... Я бы даже сказал - неадекватно... Мне начинает порой казаться, что он не в себе. Поэтому будьте осторожны и берегите Дину.
  Я хорошо ощущал его искренность и беспокойство, поэтому кивнул, обещая:
  - Обязательно!
  Шаенг всё так же стоял на месте и неуверенно переминаясь с ноги на ногу, наконец решился:
  - Простите меня за нападение. Я уверен, что Вы не намеренно совершили преступление. Верю вам и признаю равным! - на одном дыхании протараторил он.
  Я был смущён и потрясён чувствами этого, по сути, еще мальчика. Не найдя подходящих слов для ответа, я кивнул, принимая его решение. Шаенг поклонился мне и вышел. Это все Дина, под её, порой неосознанным влиянием, наши заледеневшие сердца начинали оттаивать. Это затронуло всех шаенгов вокруг нас.
  Хотя сейчас было не до сантиментов. Грядущий Совет вызывал все больше и больше опасений. В первую очередь меня беспокоило то, как Мудрейшие распорядятся Связанной. Мысленно обратившись к Киену, который уже осматривал окрестности, я попросил его с утра, до того, как за нами отправят Стражей, понаблюдать за башней Совета. Он как целитель в совершенстве обладал умением экранироваться, это позволяло становиться незаметным в любой толпе. В остальном нам оставалось только готовиться к любой развязке.
  Утром, едва мы с Диной спустились вниз, от Киена пришла мысль:
  - Абсолютно всех Стражей рода собрали в башне. Старейшины готовятся к захвату.
  - Передай это Ригарду, и пусть он Соорджу сообщит, что его тут планируют атаковать.
  - Уже. Я и с отцом связался. Пусть Старейшины получат сразу два посольства. Хорошо, что главам родов не нужно одобрение на запрос о посещении.
  - Маартх, - уже вслух добавил я,- сегодня ты с нами не пойдешь. Это может быть опасно, а рисковать твоей семьей нельзя. В случае чего, воспользуйтесь переносом.
  Пока мы шли к башне Совета, я ощущал растерянность и беспокойство некоторых Стражей. Да, столь явное непорядочное поведение Мудрейшим не простят. Задумываются ли они о том, что станет с родом, если взбунтуются или его покинут сильнейшие воины? Да, они повинуются приказам Совета, но... Может наступить момент, когда они примут решение не подчиняться. И вчерашнее предложение Главного Стража тому пример. Я очень надеялся, что Совет отнесется к нам объективно, сталкивать воинов из разных родов мне совсем не хотелось. Призыв глав был отчаянной мерой.
  Надеждам моим не суждено было оправдаться, это сразу стало понятно по тому торжеству и злорадству, что излучали Старейшины. Речь же одного из них меня просто взбесила. Отобрать мою семью я никому не позволю! Как же они отвратительны: заставить нас убивать друг друга в угоду их жалкому властолюбию. Убийство себеподобных противоречит нашей природе, это заложено в нашей крови. Но нам придется оказать сопротивление, чтобы продержаться до прихода глав. И вряд ли при таком количестве нападающих нам удастся обойтись без жертв. С таким Советом род исчезнет однозначно.
  Я слишком поздно понял, что мы не приняли в расчет Дину. Когда она крикнула, чтобы мы хватались за неё, у меня в голове сразу мелькнуло - серьга! Но остановить я её уже не успел. Обхватив её свободной рукой за талию, я только успел открыть рот, чтобы крикнуть 'Остановись!', но Дина уже раздавила жемчужину. Киен схватил её за руку, а Ригард, как-то невероятно извернувшись, успел уцепиться за ногу прежде, чем нас всех куда-то швырнуло в абсолютной темноте. И кто только настраивал этот перенос? Приземлившись на ноги, я быстро подхватил Дину, не давая ей упасть. Она не подавала никаких признаков жизни! Не задумываясь о том, куда нас занесло, в тусклом свете, который давали мигавшие где-то наверху странные огоньки, я принялся судорожно нащупывать её пульс.
  - Киен! - не своим голосом вскрикнул я. - Дина! С ней что-то...
  Договорить я не успел, так как целитель, резко оттолкнув меня, наклонился над нею со светящимися магией ладонями.
  - Уф-ф, с ней всё нормально, это обморок, просто глубокий. Сейчас придёт в себя, - успокоил Киен через несколько минут.
  Ригард тоже расслабился после его слов, но потом вновь напрягся:
  - Куда был настроен этот перенос?
  - Вроде в Оайзир к сиреневоглазым.
  - Бывал я у них как-то, но такого местечка мне там не попадалось.
  Место и действительно поражало воображение. В первую очередь размерами. Рассмотреть что-то в этом тусклом освещении было невозможно, но, судя по тому, как разносился каждый звук, потолок и стены были крайне далеко. Здесь было пыльно, и воздух какой-то застоялый. Вокруг высились огромные металлические каркасы. Ничего живого не ощущалось.
  'Где мы?'
  Тут Дина зашевелилась, и все склонились к ней, пытаясь помочь подняться.
  - Ой, так мне это не снится? Мы что, в подземелье? - удивила она нас первыми вопросами.
  - Дина, ты напрасно истратила перенос, мы ждали, когда присоединятся шаенги из других родов.
  - Значит Соордж мне не показался... Вот незадача, это я с перепугу. И что там у них будет!
  - Да, учитывая, что мы исчезли прямо из-под носа Старейшин да еще и на глазах отца, можно предположить там грандиозный скандал, - усмехнулся Ригард.
  - Лучше революцию, - мстительно сказала Дина. - Пора снять с Совета их полномочия и устроить переворот.
  - Вот этим и займемся, - ехидно ответил Ригард, - как только сами выберемся. Знать бы еще откуда?
  
  Глава 20
  
  Дина
  Мне снилось, что я в темноте бегу по какому-то холодному и пыльному бесконечному коридору, а голос, звучащий, кажется, сразу отовсюду, всё зовет и зовет меня: 'Найди меня. Ты должна помочь им'.
  Вдруг все пропало, и я очнулась.
  'Где я?'
  Нургх рядом, обнимает. Вот Ригард и Киен, оба смотрят встревоженно. Ах да, я же нас заслала в местное тридевятое царство. Мрачноватое оно какое-то, однако.
  - А давайте тут осмотримся, - предложила я.
  На меня посмотрели как-то... Нехорошо, в общем. Видимо, день сегодня не мой, вот что значит - рано встала!
  Тут я наконец-то собралась с мыслями и огляделась. Появилось ощущение, что что-то подобное я уже видела - большое, тёмное, продуваемое ветрами и заставленное всем, чем только можно. Я пошла вперед и уткнулась в какую-то махину, задрав голову, попыталась её рассмотреть. Она отдалённо напоминала первую модель ЭВМ.
  - Что же это за громадины такие? - озвучил общее недоумение Киен.
  - Это машины, - на автомате ответила я.
  И тут же замерла. Нигде в этом мире мне настолько высокотехнологичных механизмов ещё не попадалось. Да и не было в них нужды, когда магия есть.
  - А мы в каком мире? - напуганная страшной мыслью, уточнила я у Нургха шепотом.
  Услышали всё, и опять на меня та-а-ак посмотрели.
  - Дина, мир всё тот же, мой, я ощущаю его энергетическое поле, - один Нургх меня понял.
  - А связаться мысленно с кем-нибудь можно?
  - Не получается, что-то экранирует наши мысли, - теперь ответил Киен.
  - Будем искать выход сами, как-то же сюда всё это доставили.
  Мы разбрелись в разные стороны, Нургх держался рядом со мной. Между нами мысленное общение не пропало.
  - Это очень скверно, что я так сломала все ваши планы? - беспокойство из-за того, что я отправила нас неизвестно куда, меня не покидало.
  - Я вот всё думаю, почему Знающий подарил тебе серьгу. Его и на Совете-то не было... Думаю, это судьба, а обижаться на судьбу смысла нет. Зачем-то нам надо было попасть сюда, где бы это 'сюда' не находилось, - успокоил меня мой шаенг.
  Тут мы услышали радостный вскрик Ригарда:
  - Кажется, какой-то выход!..
  Мы все собрались возле тёмного отверстия - вроде бы тут начинался коридор. Вопрос был в том, как идти в темноте. Магические светляки здесь почему-то не срабатывали, но наша мысленная связь с Нургхом работала - странно это.
  'Где же мы?'
  И тут меня осенило - в зале же было освещение, пусть и слабое. Но это лучше, чем ничего.
  - Надо поискать, может быть, есть какие-нибудь кнопки или рычаги, которые включают освещение в проходе, - предложила я.
  Последующие полчаса мы вчетвером тщательно обследовали каждый сантиметр стены, но, увы, ничего похожего не нашли. Либо мы как-то не так их себе представляем, либо свет зажигается другим способом. В отчаянии я совершенно расстроилась, чувствуя свою вину, захотелось со злости от всей души топнуть ногой и сказать: 'Свет, да зажигайся уже!'. И свет зажегся. Впереди мы увидели длинный коридор, освещаемый цепочкой маленьких огоньков. Я испуганно замерла, пытаясь осознать произошедшее: 'Совпадение? Или нет?'
  Первым пошёл Киен, мы нерешительно последовали за ним.
  'Сказать или нет?'
  Меня терзала неуверенность: а вдруг все же совпадение? Хороша я буду, если разведу тут сейчас панику-истерику, и так неприятностей хватает. Решила молчать.
  Мы достаточно быстро продвигались вперед. Коридор ничем примечательным не отличался - довольно широкий, обшитый каким-то металлом, такой же пыльный, как и зал, который мы покинули.
  - Похоже, здесь давно никто не бывал, - озвучил общее впечатление Ригард.
  'Лучше бы и нам тут не бывать', - подумалось мне. Настроение было отвратительным. Осознание того факта, что я не только лишила своих шаенгов возможности вывести Совет на чистую воду, но еще и забросила нас неизвестно куда, воодушевления не прибавляло. Да еще и аппетит разыгрался не на шутку. С утра перед встречей кусок в горло не лез, зато сейчас - есть хотелось за троих. Сообщать об этом своим спустикам я не стала - только переживать будут. Да и где они мне тут еду достанут? Размышляя таким образом, я подумала: 'Где взять еду?' И тут... Не знаю, как и почему, но я поняла, что знаю, где нам ее взять!
  - Стойте! - нервно выкрикнула я.
  Шаенги мгновенно развернулись, хватаясь за сорги. Я же, не обращая на них внимания, полностью сосредоточилась на своих ощущениях и, прикрыв глаза и выставив вперед руки, направилась туда, куда меня тянуло со страшной силой. Рука уткнулась в стену и продолжила двигаться по ней, что-то нащупывая. Наконец я ощутила незаметную на вид прямоугольную пластину и уверенно надавила на неё.
  'Надеюсь, мы никуда не провалимся!'
  Раздался щелчок, и часть стены плавно утекла куда-то в потолок. Мы с удивлением увидели в образовавшемся отверстии небольшое помещение, оборудованное чем-то похожим на кухонную мебель. Гладкие узкие лавочки-выступы тянулись вдоль стен, между ними стоял такой же узкий длинный стол. Я осторожно протиснулась между столом и лавочкой, продвигаясь к противоположной от нас стене, там уверенно нащупала ещё одну пластину и нажала на неё. Из стены выдвинулась прозрачная емкость с небольшими, примерно с куриное яйцо, шариками чего-то мягкого. Под ёмкостью была стопочка прямоугольных пластин и необычные двузубые вилки. Осторожно подцепив этой вилкой шарик, я отложила его на пластинку. Глядя на него, представила греческий салат. Миг - и шарик превратился в мою любимую лимонную тарелку, полную салата. А вот и прототип 'кулинарных яблочек'! Обернувшись к шаенгам, я радостно объявила:
  - Предлагаю всем подкрепиться!
  Все трое уставились на меня с совершенно нездоровым интересом, явно желая допросить меня с особым пристрастием. Молчали они, видимо, лишь потому, что пока не решили, с какого вопроса стоит начать.
  - Сама ничего не понимаю, - решила я облегчить их задачу. - Я просто словно была тут уже. Но при этом я точно уверена, что тут не была никогда!
  Шаенги, так и не решившись прокомментировать моё заявление, по очереди подходили к ёмкости с шариками, представляя еду. Вскоре мы уже обедали.
  - Дина, и что дальше? - спросил Нургх.
  Киен и Ригард тоже вопросительно на меня уставились.
  - Не знаю, - грустно вздохнула я в ответ, - может быть, стоит отдохнуть и завтра на свежую голову решить? Голодная смерть нам теперь точно не грозит.
  - Спать здесь будем? - поморщившись, уточнил Ригард.
  - Рядом, - уверенно ответила я.
  Быстрее всех покончив с едой, я снова вышла в коридор и уже уверенно пошарила рукой по стене. Рука ожидаемо коснулась панели. На сей раз за дверью оказалось помещение с большим и гладким выступом-кроватью, следом я открыла ещё одну подобную 'спальню'. Разместиться решили в обеих комнатах - мы с Нургхом в одной, шаенги в другой. Посовещавшись, мужчины решили не спать все одновременно, а дежурить по очереди в коридоре. Первым вызвался Киен.
  Меня же просто невыносимо клонило в сон. Сказались и все переживания сегодняшнего дня, и туманность будущего. Отдых мне был нужен как воздух. Увы, где тут находились матрасы или перины, я не представляла, поэтому пришлось устраиваться прямо на жесткой поверхности. Нургх осторожно притянул меня, пристроив сверху, - так мне было достаточно удобно. Уже погружаясь в сон, я отметила, что в другой руке он сжимал сорг.
  
  *****
  Внезапно я проснулась от ощущения, что меня кто-то касается. Открыв глаза, я осторожно осмотрелась: кроме меня и Нургха в комнате никого не было. Благо, освещение так никуда и не пропало. Было тихо, лишь спокойное дыхание крепко спавшего шаенга доносилось до меня. Он действительно спал, в этот раз меня разбудил вовсе не изменившийся ритм его сердца. И больше никого не было!
  Я осторожно высвободилась из объятий, каждый миг ожидая пробуждения Нургха. Но сон его оставался таким же крепким и размеренным. Мне же было страшно, и причина своего страха я понять не могла. Решив пока не будить Нургха, я выскользнула в коридор, рассчитывая присоединиться к 'часовому', чья очередь караулить была сейчас. Ригард действительно был там. Но он тоже спал. Стоя! Он привалился к стене, грудь его плавно вздымалась и опадала.
  'Что происходит?'
  Я было потянулась к шаенгу с намерением разбудить, но вдруг отчетливо услышала голос:
  - Иди ко мне, - уверенно звал он.
  Мои волосы от ужаса встали над головой. Для моральной поддержки я вытянула из сапога янтароглазого местную разновидность кинжала - длинный острый шип на круглой ручке.
  'Что же делать?'
  Но в душе крепла уверенность, что я должна идти.
  
  Нургх
  Проснувшись, я осознал, что Дины нет, и оцепенел от ужаса. Продолжая чувствовать её через связующие браслеты, я точно знал, что она жива, но определить направление не могу - она ощущалась как-то со всех сторон одновременно. Меня прошиб холодный пот: как же я смог допустить ее исчезновение? Я резко вскочил и услышал еще два одновременных вскрика. Бросившись к выходу, столкнулся в коридоре с Ригардом и Киеном.
  - Что это было? - встревожено спросил Ригард.
  - Где Дина? - вторил ему Киен.
  - Не знаю. Ригард, а почему ты не видел, как Дина исчезла? - рявкнул я в ответ.
  Ригард растерянно замолчал. Киен протянул к нему светящиеся магией ладони и вскоре пояснил:
  - Это был соматический блок, нас заставили крепко спать. Ригард не виноват. Но кто его поставил? Никого живого не ощущается...
  Целитель, прикрыв глаза, принялся сканировать доступное пространство. Я занимался тем же.
  - Исчез мой ньял, - заметил вдруг Ридард, - он всегда торчит из сапога.
  Меня трясло от беспокойства, казалось, что мы теряем драгоценное время, рассуждая здесь, вместо того, чтобы броситься на поиски Дины. Все это время я отчаянно звал её мысленно, но ответа так и не дождался.
  - Разделимся! Я пойду вперед по коридору, вы - назад в зал! Необходимо ее найти!
  Я и сам не верил, что наши поиски дадут результат. Киен был прав - все органы чувств подсказывали, что кроме нас рядом нет никого живого. Отбросив рассуждения, я кинулся вперед, вглядываясь, прислушиваясь и принюхиваясь, чтобы не пропустить ни малейшего намёка на присутствие моей Связанной. Но ничего не указывало на то, что она прошла здесь. Моё движение вперед остановила глухая стена, завершавшая этот коридор. Сколько я не ощупывал её по примеру Дины, но никаких пластин для открывания так и не нашел.
  Разозленный и снедаемый страхом, я вернулся назад к месту ночёвки. Лишь одно удерживало от безумия, гневной волной готового накрыть меня, - браслет все так же оставался на мне, значит, она жива! В коридоре, в том же месте, где мы расстались, прямо на полу, сдавив виски руками и сощурив глаза, сидел Киен. Ригарда нигде не было видно.
  - Где Ригард? Вы осмотрели зал?
  - Он ушел один, - как-то с усилием прошептал целитель.
  - А ты почему... - начал было я, но потом, не договорив, побежал в сторону зала, откуда мы пришли.
  Навстречу уже шел Ригард. Один. Неужели и от меня веет такой жуткой паникой? Мы вернулись к исходному месту, предстояло решить, что делать дальше.
  - Киен, что с тобой? - Ригард остановился при виде скрючившегося у стены шаенга.
  В ответ целитесь медленно приподнял голову и, распахнув мутные, полные боли глаза, посмотрел на нас:
  - Пытаюсь не терять связь с ребенком. Очень трудно, но временами получается пробиваться. Это не магия, связь аур на энергетическом уровне, поэтому её не так-то просто заблокировать. Но тут... Ощущение такое, что Дина закрыта сплошным экранным полем, поэтому очень тяжело поддерживать контакт.
  - Твоя аура связана с её?.. - потрясенно прошептал Ригард, не отводя взгляда от друга, - Но... это значит...
  - С одной из них, - бросив на меня вопросительный взгляд, пояснил Киен быстро.
  - Две? Две девочки... Не представляю... - шокировано бормотал Ригард. - Если мы не найдем её и не спасем их, не имеет смысла и возвращаться.
  - Какие ощущения от ауры ребёнка? Можно что-то предположить о том, что с ними происходит? - с затаенной надеждой спросил я, отмахнувшись от рефлексии Ригарда.
  - Надо ждать. От неё идут импульсы спокойствия и уверенности - полагаю, это означает, что маме ничего не угрожает. Это все, что я могу почувствовать.
  Мы с некоторой долей восхищения смотрели на целителя: вот это мощь!
  Все же спокойно ждать я был не в состоянии, слова Киена несколько успокоили меня, но до окончательной веры в благополучное возвращение Дины я был далек. Мы с Ригардом начали обследовать стены коридора, пытаясь найти панели, а за ними и другие помещения. Вдруг Дина в одном из них, раз её окражает экранирующее поле и расстояние до неё определить невозможно. Она может быть и совсем рядом, даже за соседней стеной! Эта мысль подстегнула и заставила до конца дня тщательно ощупывать каждый кусок стены ненавистного мне уже коридора! Но, то ли мы были совершенно неудачливы, то ли Дине помогало что-то сверхъестественное, нам не удалось обнаружить ничего. К тому же всё время, что мы там копошились, меня не покидало ощущение, что за нами наблюдают. При этом ничего живого рядом мы так и не чувствовали, а я бы не дожил до сего дня, если бы не доверял своим ощущениям. Мой внутренний инстинкт упорно твердил об опасности нахождения тут.
  Мы периодически обращались к Киену, и он всё так же продолжал обнадеживать нас. Мы не ели целый день, и даже мысль о еде лично у меня вызывала спазм. Дина наверняка тоже голодна. От безнадежности хотелось просто крушить всё вокруг, но я понимал, что это признак подступающего безумия. Потерять Дину для меня значило потерять смысл жизни, само желание жить. Скованный страхом за жизнь Связанной, боязнью не найти её, я в отчаянии опустился рядом с Киеном. Он давал мне последнюю надежду. Обхватив колени руками, я изо всех сил мысленно призывал Дину...
  Внезапно мы оба с Киеном вздрогнули, и я почувствовал её! Услышал мысленный голос, безумно усталый, но такой родной:
  - Я иду, не волнуйся.
  Вскочив, я принялся озираться по сторонам, пытаясь понять, откуда её ожидать. Киен и Ригард напряженно наблюдали за мной.
  - Она отозвалась, сказала - идет, - пояснил я.
  На звук отъезжающей панели прямо напротив нас мы отреагировали стремительными взмахами соргов. Но это оказалась Дина! Выглядела она жутковато - лицо настолько бледное, что казалось серым, глаза ввалились, а в них - ужас и страдание. Опираясь на стену, она шагнула к нам, и буквально рухнула мне на руки.
  - Все потом, я в порядке. Знаю, где выход, завтра уйдем. А сейчас - спать, - невнятно пробормотала Дина и уснула прямо на моих руках.
  Я отнёс её в спальню и переложил на выступ, на котором мы спали. Скатав свою куртку, подложил ей под голову, а её банным полотенцем укрыл сверху. Руки немного подрагивали, мне всё еще не верилось, что она благополучно вернулась.
  - Можешь понять, что с нею? - спросил я целителя.
  Киен, который выглядел не многим лучше Дины, сразу согласно шагнул из коридора, из которого они с Ригардом наблюдали за моими действиями. Поднеся светящиеся ладони к Дине, Киен ненадолго замолк.
  - Она здорова, дети тоже в порядке. Но очень сильное умственное и физическое истощение - она пережила глубокое потрясение. Я сейчас постараюсь её подкачать энергией, за ночь она немного восстановится.
  Всех нас мучил вопрос - что же случилось с ней? И где она была? Стена за её спиной сразу закрылась и мы не рассмотрели, что там было. Переглянувшись, мы решили сегодня не спать все вместе. Так вероятность не заснуть была больше. Да и пережить повторение сегодняшнего кошмара не хотелось.
  По одному сходив за едой, мы расселись у стены вдоль ложа Дины, боясь выпустить её из вида даже на мгновение. Её явно мучили кошмары - она металась под полотенцем, что-то неразборчиво бормотала. Я смог разобрать только несколько слов: 'уничтожены', 'убийца расы', 'сандарелл' и 'война'. Определенно, услышанное оптимизма не внушало. По-видимому, тут все же есть кто-то настолько сильный, что может полностью экранироваться от нашего восприятия. От такой возможности становилось жутко. И именно с этим кем-то встречалась моя Связанная. Наконец Киен приподнялся и положил светящуюся ладонь на лоб, Дина сразу расслабилась и дальше уже спокойно засопела.
  Не знаю, сколько часов мы так просидели, но ощущение чужого присутствия не покидало меня ни на миг. При этом, как я ни старался, определить источник беспокойства не выходило.
  'Надо выбираться отсюда! А потом вернуться сюда уже без Дины'.
   Это вернуло меня к мыслям о Гристне.
  - А почему Знающего не было на Совете? - мысленно обратился я к шаенгам.
  - Он накануне ночью покинул наш мир. Я слышал разговоры об этом, когда рано утром наблюдал за башней, - пояснил Киен.
  Я был потрясен. Казалось, только вчера мы с ним говорили на крыше... Да, он был на грани, это чувствовалось, но я как-то совсем не ожидал, что это будет наша последняя встреча. Жалко Лингранга.
  И последнее, что сделал Знающий - подарил Дине серьгу, что перенесла нас сюда. Что же он знал? И что мы должны сделать? И мы ли? Возможно, именно Дина должна была сюда попасть - ведь исчезла она одна, только на неё не подействовал внушённый сон. Да и в том, что мы находимся в Ойазире, я уже не был уверен.
  Какие цели преследовал Знающий, даря Дине эту серьгу, уже не узнать, но Дина, проснувшись, даст ответы хотя бы на часть вопросов. Хорошо уже то, что теперь ей известно, как отсюда выбраться. Надеюсь, цена этого знания была не запредельной. Хотя, учитывая состояние моей Связанной при возвращении, это вызывало сомнения. Я ненавидел собственную беспомощность, но ничего другого не оставалось. Только ждать.
  
  *****
  Дина проснулась спустя сутки после странного возвращения. Открыла глаза, посмотрела на нас и с грустной улыбкой сказала:
  - Готова съесть любого из вас.
  Ригард и Киен сразу же вскочили и быстро направились в кухню. Я моей Связанной подняться. Выглядела Дина, несмотря на длительный сон, уставшей. Серость с лица сошла, но она оставалась слишком бледной. А глаза... Я с первого взгляда заметил на белом фоне маленькие кровавые разводы - разрывы капилляров. Что за громадное напряжение могло иметь такие последствия?
  - Дина, что с тобой случилось?
  - В смысле? - недоуменно спросила Дина, прекратив растирать затекшие плечи.
  Я застыл, неверяще глядя на неё.
  - Ты помнишь, как пропала ночью и где была?
  Теперь уже Дина смотрела на меня в немом потрясении:
  - Как пропала ночью? О чем ты? Я же здесь! А вчера мы нашли эту комнатку и вдвоем уснули.
  Вернувшиеся шаенги растерянно слушали её. Мы переглянулись. Ригард молча передал Дине тарелку с салатом и блюдце с булками, а Киен большую кружку с её любимым кефиром.
  - Дина, это было двое суток назад. Мы, проснувшись, обнаружили, что тебя нет, стали искать. Безуспешно. Ты появилась из открывшегося прохода сутки назад и сразу заснула. Мы очень испугались. Ты совсем ничего не помнишь? - меня переполняло отчаяние, а тревога за будущее грозила перерасти в панику.
  - Мне снились странные сны... - задумчиво протянула моя Связанная.
  - Какие? - мы все насторожились.
  - Это даже не объяснить... Я толком и сама не помню, какое-то неуловимое ощущение невообразимо прекрасного и ужасающего одновременно. Так странно!
  Мы разочарованно выдохнули.
  - Когда ты вернулась, то сказала, что знаешь, где выход, - Ригард вопросительно смотрел на Дину.
  - Я?! Нет не зна... Ой, знаю! - Дина, прекратив есть, сжала виски руками. - Как это странно... Я вдруг поняла, что знаю. Что происходит?
  Дина недоуменно смотрела на нас, ожидая объяснений. Тут мне почему-то вспомнились слова Знающего, когда он сказал, что нам не всегда дано сразу осознать всё.
  - Возможно, ты теперь знаешь то, что не можешь ещё осознать? - сам не очень понимая себя, предположил я.
  Повернув голову в сторону, я натолкнулся на задумчивый взгляд Киена. Кто, как не обретший великую мудрость легендарного острова Познания, мог понять мою мысль.
  Дина молчала, задумчиво покусывая нижнюю губу.
  - Сама не пойму, как это возможно, но я ощущаю себя иначе. Старше что ли... А как дети? - вдруг озабоченно нахмурилась моя Связанная. - Киен, проверишь?
  Целитель согласно кивнул и приблизился к быстро улегшейся Дине.
  - Все хорошо. Растут и развиваются быстро, без отклонений. Ты тоже совершенно здорова, - отрапортовал он вскоре.
  - Ну что ж, - поднялась Дина, - давайте выбираться отсюда!
  Мы единодушно были 'за'.
  Дина ненадолго прикрыла глаза, сосредотачиваясь, после чего решительно направилась по коридору в том направлении, что я вчера уже обследовал. Стена, до того преграждавшая путь, при её приближении с громким шумом скрылась. Когда пыль осела, мы увидели небольшое округлое помещение. Как только мы все вошли в новый зал, стена за нашими спинами вновь вернулась на место, и сколько я в неё не всматривался - рассмотреть стыки скрытого хода не смог. Если бы мы только что сами там не прошли, не поверил бы, что это возможно!
  - Дина, как ты?..
  Я только собрался выяснить у Связанной, каким образом она смогла открыть проход, как внезапно распахнулась дальняя дверь и через неё ворвалась толпа вооруженных сиреневоглазых шаенгов.
  Стражи мгновенно окружили нас, заставив рассредоточиться вокруг Дины и так же выхватить сорги. Вперед выступил сразу узнанный мною Нитрок, глава рода сиреневоглазых.
  - Как вы здесь оказались? - голос шаенга буквально дрожал от ярости.
  Он задержал взгляд на Дине, а после глянул на меня и продолжил:
  - Значит, возвращение Проклятого Изгнанника не слухи. Всех задержать!
  Мы с Ригардом и Киеном, несколько озадаченные таким поворотом событий, тут же почувствовали странные разряды, мгновенно лишившие способности двигаться. Дина резко вскинула руки в предупреждающем жесте и закричала:
  - Прекратите!
  Но прежде, чем она успела продолжить, Нитрок одним прыжком оказался рядом с Диной, схватил её за локоть, а другой рукой раздавил жемчужину быстрого переноса. Они оба исчезли.
  Меня тут же накрыло волной глухой ярости.
  'Да как он посмел!'
  Я не успел. Она. Опять. Пропала. Жуткий страх за мою Связанную и гнев на наглого соперника взорвались в моей голове бурей абсолютного безумия. Не думая о последствиях, я впервые использовал сразу всю свою силу и обратился к крови. Она буквально вскипела, разрывая сковавшие тело узы. Я выпрыгнул вперед, атакуя Стражей, и одновременно с этим призвал их кровь к подчинению, стремясь охватить всех сиреневоглазых. Сметая своей силой сопротивление шаенгов, я в свою очередь заставил их тела замереть. В голове билась лишь одна мысль - уничтожать! Не осознавая того, что происходит, я был готов снести головы всем причастным к исчезновению Дины.
  Почувствовав атаку сбоку, я инстинктивно развернулся, раскрутив сорг. Рубиновые глаза и такие родные черты лица заставили вспыхнуть искры памяти и вернули сознание. В последний миг я успел остановить сорг, замерший возле шеи шаенга. Рултаргх! Отец Киена, глава рода рубиновоглазых и еще один шаенг из моего счастливого детства. Тоненькая струйкая крови сбегала по голубоватой коже. Я услышал умоляющий голос Рултаргха:
  - Нургх, остановись! Он не причинит ей вреда, а ты лишь ухудшишь свое положение.
  
  
  Глава 21
  
  Дина
  Медленно я пришла в себя. Было ощущение, что получила по затылку чем-то увесистым. В голове сплошной туман, в висках пульсировала боль, во рту - металлический привкус и уши заложены. Хотелось застонать, но я сдержалась. Почему-то не покидало чувство опасности и какой-то иррациональности происходящего. И тут в голове вспыхнуло: 'Нургх! Нападение! Меня же опять похитили!'
  Я резко распахнула глаза, морщась от сильной боли, и упёрлась взглядом в сиреневую витиеватую татуировку на широкой мужской груди. Потрясенно, я подняла глаза выше и увидела нахальную улыбку развалившегося рядом шаенга. Того самого, что приказывал Стражам в зале, того, что украл меня. Вблизи я отчетливо разглядела сиреневую радужку глаза - его родовую особенность. Эти великолепные глаза рождали во мне очень необычное ощущение, словно бы я встретила давно забытого друга детства, который за прошедшие годы вырос и изменился до неузнаваемости, но вот какой-то жест или знакомая ухмылка вмиг воскресили все былые чувства и эмоции. И, кажется, что и не было этих лет разлуки, а все эти годы вы провели рядом.
  'О чем я вообще думаю? Это, что - магия?'
  И тут меня посетила страшная мысль. Я перевела взгляд на себя - в одежде, своей. Мои нервные метания вызвали у шаенга короткий смешок:
  - Рад видеть тебя, Долгожданная!
  'И вот что он этим хочет сказать?'
  На расшифровку намеков мозг все еще был неспособен, хотя в голове начинало понемногу проясняться. Меня захлестнули гнев и бешенство, и я знала, что это не мои эмоции. Нургх!
  - Напрасно веселитесь. Надеюсь, вы понимаете, что оставили своих соплеменников на верную гибель?
  Сиреневые глаза ничуть не утратили задора:
  - Уверен, что до этого не дойдет. Там Рултаргх, он не допустит гибели шаенгов от руки Нургха. Кстати, я - Нитрок, глава рода.
  
  Внимание! Предыдущие новинки автора - роман "Школа обольщения"
Оценка: 4.10*54  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Н.Волгина "Ночной кошмар для Каролины" (Любовное фэнтези) | | V.Aka "Девочка. Вторая Книга" (Современный любовный роман) | | Д.Дэвлин "Аркан душ" (Любовное фэнтези) | | А.Енодина "Не ради любви" (Попаданцы в другие миры) | | С.Елена "Невеста из мести" (Приключенческое фэнтези) | | И.Зимина "Айтлин. Лабиринты судьбы" (Молодежная мистика) | | Д.Вознесенская "Таралиэль. Адвокат Его Темнейшества" (Любовное фэнтези) | | V.Aka "Девочка. Первая Книга" (Современный любовный роман) | | И.Смирнова "Проклятие мёртвого короля" (Приключенческое фэнтези) | | А.Субботина "Плохиш" (Романтическая проза) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Атрион. Влюблен и опасен" Е.Шепельский "Пропаданец" Е.Сафонова "Риджийский гамбит. Интегрировать свет" В.Карелова "Академия Истины" С.Бакшеев "Композитор" А.Медведева "Как не везет попаданкам!" Н.Сапункова "Невеста без места" И.Котова "Королевская кровь. Медвежье солнце"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"