Мех Сергей Леонидович: другие произведения.

Когда нас в бой пошлет товарищ Сталин?

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 7.99*23  Ваша оценка:

  Книга третья
  
   "Когда нас в бой пошлет товарищ Сталин?"
  
   Вот это я попал! Часть 3.
  
  
   Глава первая.
  
   Ку-ку! Ку-ку! Ку-ку!
   Надоедливый речитатив пернатой Кассандры мерным метрономом бил по мозгам похлещи вечевого колокола. И так, в последнее время, нервы не в звизду, а тут еще эта... Прорицательница! Авгура на нее нет! Те тоже погадать любители. Только вот специализировались исключительно по внутренностям животным. Но думаю, что и птичьи сгодятся. На худой конец! На безрыбье и сам раком станешь! А то раскаркалась тут. Вернее раскукукалась! Мать ее...
   Почему у людей столь неискоренима тяга к разного рода гаданиям и предсказаниям? Причем корни ее уходят в столь глубокую древность, что страшно себе представить. Видимо не зря именно Кассандры с Авгурами первыми на ум приходят. Человеку свойственно ошибаться! А еще, людям, свойственно сомневаться в правильности выбора. Поэтому и ищут они подсказки, то в лепестках ромашки, то в причудливых кляксах кофейной гущи. Иногда прибегают к услугам посредников, среди которых, почему то, признанными авторитетами считаются лица цыганской национальности, которым этот дар достался по наследству от их предков. Но чаще всего предпочитают действовать напрямую, используя для этого карты.
   И в наш век научно-технического прогресса это желание заглянуть за кромку, хоть мельком, даже в таком суррогатном виде узнать хоть кусочек будущего неистребимо. Правда сейчас офисный планктон использует для этого всю мощь современных вычислительных машин, раскладывая в рабочее время пасьянсы. Даже проверку уровня знаний подрастающего поколения свели, в конечном итоге, к банальному гаданию. А что, если не гадание, это самое ЕГЭ? Угадал - не угадал!
   Гадание, в ряде случаев, имеет ярко выраженный национальный оттенок. Например: святочные гадания малороссов или скандинавские руны. Народных примет хватает на все случаи жизни. Но вот кукушка - это чисто наша, русская, забава! И, кстати, не всегда безобидная. Если посчастливится, в кавычках, лицезреть саму виновницу торжества, то это к несчастью. В таком контексте даже как то боязно спрашивать традиционное: "Ты скажи моя "Ку-ку" - сколько жить мне на веку?" Чтобы не нарваться на анекдотичное:
   - Ку..!
   - А почему так ма...
   Даже то, откуда доносятся звуки, имеет свое значение. Если справа, то все будет тип-топ, а вот если слева, как, например, сейчас, то это к неудаче. А вот это не есть гут! Удача нам нужна как никогда!
   Вроде бы, с одной стороны, предстоящее дело яйца выеденного не стоило, и было простым как три рубля. Но вот с другой... Слишком уж важным звеном оно было, в цепочке других, ведущее, в итоге, к успеху всей операции. И не нами придумано, что если что-то хочешь сделать хорошо, то сделай это сам. Вот и приходится, самолично, сидеть в засаде в ожидании клиента. А он, вот сука, что-то не торопится.
   Хуже нет, чем ждать и догонять! Уже все жданки прождали, а Германа все нет! А тут еще этот Оракул - в перьях, на нервы действует. А нервы, они ведь не железные и нервные клетки, что характерно, не восстанавливаются.
   Хотя чего это я? Кого пытаюсь обмануть? Это другим можно пули лить и лапшу на уши вешать. Себя-то не обманешь! Вся эта злость и на запаздывающего клиента, и на кукушку, имеют одну и ту же природу. Это просто сублимированная обида на самого себя, любимого, ищет естественного выхода. Поэтому и выплескивается раздражение на окружающие объекты живой и неживой природы. И лес не так шумит, и жук не так жужжит, и даже запах осеннего леса раздражающе свеж. В общем, все строго по Высоцкому: "Нет, ребята, все не так... Все не так как надо!"
   А как надо? А язык за зубами держать надо было! Тогда и этих проблем бы не было. Язык мой - враг мой! Лучше и не скажешь. Ну почему? Почему я не хозяин своему слову? Захотел - дал, а захотел бы - обратно взял!
   Нет! Не поймет! Никто не поймет! А уж ОН, тем более! И так, перед внутренним взором этот взгляд, редкого, тигриного цвета глаз, смотрящих с надеждой и сомнением. Как бы вопрошая: "А сможешь?" И увидеть их еще раз, но уже с укоризною: "Ну что? Не смог? А обещал-то! Обещал...!" Нет! Лучше уж под пули, чем под это презрительный взгляд!
   А ведь так все хорошо начиналось! И до Москвы доехали без проблем. Почти... И до тела грозного наркома были допущены. Гм... Ну практически, без проблем. Не считать же за таковую, стычку с взводом охраны? Это даже не проблема, а так... Недоразумение! Небольшое. Если конечно не принимать во внимание пару сломанных рук, десяток пальцев, пяток ребер и лопнувшую барабанную перепонку. Это у бойцов охраны. Сами мы отделались только сбитыми костяшками да парой синяков. Все-таки парни в охране управления НКВД тоже не слабые. И тренированные. Вот только против Васи они не пляшут. Как первоклассники против перворазрядника! Или, лучше сказать, как лилипуты против Гулливера. Того самого, который пришел на их, лилипутскую, дискотеку, на которой его начало колбасить, а тех, соответственно, плющить!
   И реакция главного "палача", для своих Палыча, всех времен и народов, была тоже предсказуема. Сначала скептически-недоверчивая, ну а потом, после предъявленных, во всей красе, мультимедийных технологий и других достижений, современной нам электронно-вычислительной техники, восторженно-восхищенная. Вот только собственная безалаберность, вернее даже просто невнимательность к отдельным мелочам, несколько выбивала из колеи. А ведь, как известно именно там, в мелочах, и обитается враг рода человеческого - дьявол!
   Ведь знал же! Знал! Об особенностях его психотипа. Специально психологический портрет личности изучал, когда готовился к этой встрече. Ведь о собеседнике, особенно такого уровня, нужно знать все! Или, по крайней мере, как можно больше. Еще Лао Цзы предупреждал, что нужно знать своего врага. А тут не враг, а целый Нарком внутренних дел СССР! Великий и ужасный! С таким визави уши нужно держать торчком. На самой высокой точке собственного организма. Да еще и крутить ими, как антенной радара, на 360 градусов. Как говорится - "ушки на макушке!"
   Поэтому и изучал всю имеющуюся в доступности информацию. Особенно труды самых известных психологов. В которых они, даже не имея прямого доступа к телу и разуму испытуемого, а, только ориентируясь на показания очевидцев, с большой точностью, не только определили его психотип, но и дали развернутый психологический портрет. С прогнозом вероятностного поведения в тех или иных жизненных ситуациях, в зависимости от него.
   Но! Даже в самых смелых своих фантазиях они никак не могли предугадать его реакции на такой обвал информации. Хотя она и была, в принципе, предсказуема. Ведь именно левый внутренний психотип более всего подвержен информационной зависимости. Не надо путать с зависимостью компьютерной. Хотя они и имеют схожие симптомы, но все-таки несколько различаются по своему по своему проявлению и, что самое главное, по источнику. Поэтому, компьютерную зависимость чаще всего еще именуют - игроманией! А, информационная, возникает от доступности этой самой информации и ее обилию.
   Но, несмотря ни на что, и та и эта - зависимости. Сродни наркотической. Недаром психиатры причисляют их психическим отклонениям и берут на учет. Вот только изучавшим Наркома психологам и в страшном сне не могло, привидится такое сочетание Берия - наркоман! Да еще не простой, а информационный. Но суть от этого не меняется. Вы видели когда-нибудь, как наркоманами становятся от одной дозы? Нет? Значит, вам крупно повезло! Хотя такое случается сплошь и рядом, особенно у любителей ЛСД. Некоторым особям, другого определения для подобных представителей рода человеческого, я просто затрудняюсь подобрать, "достаточно одной таблЭтки!" И все! Конченый человек. Потерянный для общества член, готовый мать родную продать за очередную дозу и на стенку лезть от наркотической ломки. Если эту дозу вовремя не получит.
   Не знаю как там, на счет всего остального, но вот та самая "ломка" у грозного наркома присутствовала в самом, что ни на есть, клиническом виде. Отсюда и все его поведение. Да и решения принимались соответствующие.
   Как там у остальных попаданцев? То в подвалы их прячут от посторонних глаз. То спокойная работа в тишине запертого, по той же самой причине, кабинета. Самым везучим, так и вовсе курортные условия на, самым строгим образом, охраняемой даче. Думаете, у нас было также? Хрен на нысь!
   "Кто владеет информацией, тот правит миром!" Помните такое изречение? Вот и Берия, заглотнув, не пережевывая, первую дозу информации, и, видимо, ощутив это самое чувство всемогущества, уже ни за что не хотел с ним расставаться. Быть самым информированным в мире человеком, разве это не круто? Его помощникам, заместителям и другим, говоря современным языком, экспертам, информация доставалась дозировано, как мыло из дозатора. Причем каждому только из той области, в которой он являлся специалистом. Больше - ни-ни! Передоз - вреден для здоровья! В полном объеме, без купюр, информация предоставлялась только Первому лицу. Понятно кому! Тут уж ничего не поделаешь. Но зато Берия, в этой очереди страждущих, был ПЕРВЫМ! Своеобразное право первой ночи было за ним. И он никому не собирался отдавать свой приоритет. Такое сокровище, да и в чужие руки? Не дождетесь! Такая корова, нужна самому! Отсюда и все его последующие решения.
   Освободить от вездесущих сотрудников здание управления для всесильного наркома проблема небольшая. А уж тем более всего один этаж. Причем именно тот, на котором располагался его кабинет. Как известно, у каждого большого начальника в огромном кабинете должна быть маленькая такая дверца. Которая, ведет не куда-нибудь, а в личные апартаменты. Или просто в комнату для сна и личной гигиены. Со всеми полагающимися коммуникациями: как то туалет, ванна, или, по крайней мере, душ, и другие, необходимые для отдыха аксессуары. Такие, как кровать, на крайний случай диван, стол, стул или даже кресло, и прочая, прочая, прочая. Этакая квартира в миниатюре. Причем в шаговой доступности! Не думаете же, вы, что такой занятый человек, как Народный комиссар внутренних дел, по естественной надобности будет нестись в ближайший туалет для сотрудников? Может! Но не комильфо! И пищу прилюдно вкушать для небожителя тоже не следует. Ведь, как известно, в бане, туалете и столовой начальников нет! Все равны! А дистанцию держать надо. Не из-за снобизма, а для того чтобы пуще боялись! Иначе вовсе мышей ловить перестанут. Вот, чтобы этого избежать каждый начальник и создает свой личный закуток. Размеры которого, зависят от должности, ну и самой личности начальника.
   Подобные апартаменты у Берии, разумеется, были. Кои и были нам с Васей, любезно грозным наркомом предоставлены. И, соответственно, было проведено "великое переселение народов" в прилегающих кабинетах. Весь этаж был просто выселен. Куда? Этим вопросом мы сильно не напрягались. У нас и без того проблем хватало. Освободившееся пространство заняли целые полчища машинисток, шифровальщиков и расширившийся штат помощников. Пропускной режим ужесточился до крайности. На этаже разместилась та самая караульная рота, которую нам, в свое время, предлагали в провожатые до кабинета наркома. Причем на казарменном положении. Организовали отдельное КПП. Свободное перемещение по этажу было категорически запрещено. Только по пропускам, подписанным непосредственным начальником. Документы из кабинета в кабинет - специальными курьерами, типа фельдъегерей. У каждой двери часовой. Допуск к телу наркома только с его личного разрешения. К нашим, с Васей телам, только по согласованию с нами.
   Это время запомнилось нескончаемой чередой встреч с историческими и не очень личностями: Меркулов, Судоплатов, Старинов, Шапошников, Василевский, Штеменко, Лавочкин, Илюшин, Микоян, Дегтярев, Симонов, Горюнов, Курчатов, Александров, Люлька. Список можно было продолжать бесконечно. Перечень обсуждаемых вопросов тоже довольно известен. По опыту других попаданцев. Так что в уточнении не нуждается.
   И разумеется постоянное присутствие рядом Лаврентия Палыча. Рядом, это буквально - за стенкой. Целый день в своем кабинете сидит, какие-то вопросы решает, с людьми встречается, а как только свободная минутка выдается - к нам спешит. Работает допоздна, а чуть свет - уже опять у нас. Вместо будильника будит! А в глазах немая просьба - дайте! Дайте! ДАЙТЕ! Очередную дозу информации. Мы с Васей, между собой, разумеется, его называем - торчок! Или ласково - наш Наркоша! Сокращенно от наркома, и, по сути, верно. Но все это с уважением. Потому что работоспособность у человека потрясающая. Когда и отдыхает? Не понятно. Мы еще спим, а он уже на ногах. Мы уже спим, а он еще бодрствует. И это учитывая, что и самим приходится отдыхать урывками. Буквально по 3-4 часа. Да и то не всегда. И все равно времени жутко не хватает. А у него ведь еще и семья! Где то. Высох совсем. На лице одни глаза остались, но все равно в глазах этих лихорадочный блеск жажды знаний. Знаний - которые, видимо и дают ему ощущение всемогущества! Проистекающего из того самого постулата о тех, кто этой информацией владеет. И пускай она, частично неактуальна, из-за уже произошедших изменений. Но они в большей степени касаются событий. А вот люди? Люди то остались те же. А тенденции и направления развития науки и техники? И месторождения полезных ископаемых никуда со своих мест не делись. Да много чего еще интересного. В особенности для человека, умеющего работать с информацией. Берия - умел! И не только он. Еще лучше с ней умел обращаться Великий Вождь!
   Именно встречи отцом всех времен и народов, товарищем Сталиным, отложились в памяти наиболее яркими воспоминаниями. Разумеется, к нам он не приезжал. Приходилось самим к нему ездить. Если кто-нибудь думает, что сам нарком, и сопровождающие его лица, не могут незаметно покинуть здание управления, то он глубоко заблуждается. Еще как может! Старые здания, оказывается, просто пронизаны различного рода скрытыми дверями, тайными ходами и переходами, черными лестницами, по которым никто не ходит. И другими атрибутами из арсеналов юных диггеров. И пользоваться ими в нашем присутствии несколько раз. И исключительно, только, для путешествия к Вождю.
   Сталин, конечно же, личность историческая и значимая. Но вот из всех его несомненных достоинств, мне, больше всего, запомнились его глаза. Нет, не так! ГЛАЗА! Никогда прежде я не видел таких выразительных глаз. Да и в будущем наверняка не увижу. Не бывает в природе глаз с настолько говорящим взглядом. Поэтому и не удивительно, что именно их выражение мне больше всего и запомнилось. Насмешливо-скептическое во время знакомства. Удивленно-восхищенное при лицезрении Васиной тушки. Уважительное при осознании достоверности предоставляемой информации. Грозное и многообещающее при разборе причин поражения в первоначальный период войны в нашей истории. Яростно-гневное при рассказе о ХХ съезде и правлении Хрущева. Печально-унылое при осознании причин распада Советского Союза. Мрачно-меланхолическое при рассказе о сути капиталистической России на постсоветском пространстве.
   И более всего запомнившееся и оставившее неизгладимые впечатления - виноватое! Когда я рассказывал о том, что творили фашисты и их приспешники различного националистического толка на оккупированных территориях. Кровавый тиран, чьим именем пугали народ дерьмократы, слушая мои откровения - в бессилии сжимал кулаки и в его глазах стояли СЛЕЗЫ! Слезы человека признавшего свою вину в случившейся трагедии. И признающего свое бессилие что-либо изменить.
   Ведь, не смотря ни на что, линия фронта держалась прочно, благодаря тому, что в экстренном порядке были мобилизованы все опытные окопники. Набравшиеся бесценного опыта во время Первой мировой войны, прозванной на Западе Великой. Да те же Шапошников, Василевский, Рокоссовский и другие военачальники этот опыт имели, но только стереотип мышления, основанный на идее "войны малой кровью на чужой территории", мешал им этот опыт применить в должной мере. Теперь же, получив соответствующую установку, вкупе с накачкой от товарища Сталина, этот опыт тут же вспомнили и применили. И это принесло свои результаты. В том числе, положительные. Фронт местами прогибался, но держался. Отдельные прорывы бронированных клиньев немцев оперативно купировались контратаками наших танковых бригад, в которые были в срочном порядке реорганизованы неуклюжие и неповоротливые механизированные дивизии и корпуса.
   Но, все-таки, часть территории пришлось оставить врагу. Где-то под напором противника, где-то для оптимизации линии фронта. Каждый такой случай скрупулезно разбирался компетентными комиссиями со всей дотошностью. Если действия командования признавались целесообразными, то все обходилось дополнительными мерами по укреплению линии фронта. Если же вердикт высокой комиссии признавал виновные действия, то, не смотря на прежние заслуги... По закону военного времени!
   А на оккупированной территории, как водится, оставались люди. Наши, советские люди! Потому что эвакуировать всех было просто не реально. Да и не все соглашались эвакуироваться. И над всеми этими людьми, дамокловым мечом, висела угроза геноцида и ассимиляции. Так хорошо известная нашим современникам, по событиям в Приднестровье, на Кавказе, в Абхазии и Южной Осетии, на Украине, в Крыму и Донбассе!
   И пускай, положения плана Ост, на захваченных территориях, использовались еще не в полном объеме и не полную силу. В основном, только пункты, напрямую касающиеся еврейского вопроса. А вот в плане реализации приказа "О комиссарах" у гитлеровцев вышел небольшой облом-с. Очень уж мало пленных досталось на их долю. А уж командиров, и, тем более, политработников и вообще сущий мизер. Ни в какое сравнение с тем количеством, которое было в реальной истории. Мирное же население, пока что избегало внимания со стороны немецкого командования. Но это пока.
   Конечно же, отдельные факты и мародерства, и вандализма, и даже бессмысленной жестокости отдельных индивидуумов имели место. Но вот планомерное, целенаправленное и поставленное на поток уничтожение советских граждан еще не практиковалось. Это нисколько не радовало, поскольку все еще было впереди. Ведь и в реальной истории эти мероприятия стали повсеместными только после коренного перелома в войне. И чаще всего происходило это в процессе обеспечения тактики "выжженной земли". И как противодействие партизанам.
   Сейчас же ситуация была еще не столь критична. Линия фронта, в основном, проходила по рубежам старой границы, с несколькими уступами на восток. На тех участках, где противнику удалось достигнуть временного тактического превосходства. Поэтому основная масса населения относилась к категории, жителей так называемых "вновь присоединенных земель". Которым, по большому счету было все равно, под чьей властью находиться: польской, советской или под властью гитлеровской Германии. И советскими гражданами их можно было относить только чисто условно. А уж представителей стран Прибалтики и Западной Украины так и вообще как германских союзников. И поступать с ними, на мой взгляд, следовало как с врагом. И даже жестче. Потому что, в отличии даже от самих немцев, их ненависть ко всему, не то что советскому, но даже просто русскому, не знала никаких границ и ограничений. И сохранилась до наших дней.
   Но все равно, счет мирного населения на "временно оккупированной территории", как с нашей подачи и легкой руки стали именоваться захваченные противником области, просьба не путать с Крымом, в нашей современной действительности, шел уже на миллионы. И ответственность за их судьбу и возможную гибель, взвалил на свои многострадальные плечи Верховный Главнокомандующий. И передовать этот крест господень не собирался никому! Но сколько же невысказанного страдания крылось в его глазах! Столько, что я не выдержал и ляпнул неподумавши:
   - Да что Вы так переживаете, товарищ Сталин? Эта проблема очень просто решается! Нужно только провести соответствующие мероприятия обеспечивающие целенаправленную информационную атаку. В наше время это делается повсеместно. Так что определенный опыт имеется.
   И тогда, безнадежность в его глазах сменилась на, едва, забрежившую надежду. Которая, после дополнительных расспросов, консультаций и проработанного и представленного на высший суд, плана операции, переросла в уверенность. Уверенность, что все у нас получится! В заключении мы были наделены соответствующими полномочиями и с добрыми напутствиями отправлены восвояси.
   Правда, напоследок, были со всей тщательностью облобызаны со стороны высокого начальства. Перво-наперво, в интересах дела и для статусности нам были присвоены специальные звания. Мне сохранили майора, но добавили к нему приставку "Государственной безопасности", что сразу же переводило меня в ранг высших командиров с полковничьими полномочиями и привилегиями. Василию, "за особые заслуги" присвоили капитана, того же ведомства. Присягу, принятую нами еще в Советском Союзе, посчитали действительной и достаточной для таких назначений.
   В дополнении ко всему, на нас пролился нехилый такой дождик наград. Мне лично достались - орден Красной Звезды, за бой у границы, два ордена Красного Знамени, за мои речные похождения (уничтожение артиллерийской батареи, паромной переправы, егерской команды люфтваффе) и за уничтожение Манштейна и орден Ленина, за фон Белова, а главное за документы, из германского Генерального штаба и все остальные, по совокупности. Вася огреб Звездочку, за покрошенный в венигрет, пехотный взвод, и Знамя, за уничтоженную танковую колонну. Ну и Ленина, тоже, по совокупности. Там еще такая витееватая формулировочка была, из которой я запомнил только "...за предоставление Верховному Командованию сведений, оказавших существенное влияние на повышение обороноспособности страны..." и далее, в том же духе.
   В общем и целом были достаточным образом простимулированы для свершения новых подвигов и, в довесок, посажены на цепь должностного положения. Так что оставалось только рваться с поводка и преданно вилять хвостом, в ожидании одобрения со стороны новых хозяев. Шутка!
   На самом деле выражение глаз Верховного для меня имело гораздо большее значение, чем все эти должности и награды. Вот поэтому и лежали мы сейчас с Васей, на пахнущей прелью, опавшей листве осеннего леса, в ожидании клиента.
   Весь замысел операции базировался на нашем информационном преимуществе перед противником. А также задействовании определенных технических девайсов, недоступных для него. Если добраться до Верховного германского командования, с целью оказания на него определенного давления, которое могло бы его сподвигнуть на отмену уже отданных приказов, не представлялось возможным. То вот взять в оборот непосредственных исполнителей и внушить им мысль о том, что любые их действия в отношении мирного населения будут иметь самые, что ни на есть прискорбные последствия. А самое главное, что последствия эти будут зеркально-адекватные! То есть, говоря простым языком, все будет по законам Божеским и человеческим. Ведь сказано, что "перелом за перелом, око за око, зуб за зуб" и "кто убьет какого-либо человека, тот предан будет смерти". И как итог: "кто прольет кровь человеческую, того кровь прольется рукою человека: ибо человек создан по образу Божию!"
   Потому то и стать карающим мечом, в деснице Божьей, предстояло тоже стать нам, смертным. А пока, пользуясь техническим превосходством, предполагалось обойтись малой кровью и минимум затрат. Выражаясь сленгом "бандитских 90-х" - взять на понт! А для этого, помимо всего прочего, нужно иметь информацию о фигурантах. И желательно самую доскональную.
   В качестве объекта воздействия был выбран батальон связи, так удачно расположившийся в деревне. Во-первых, на известной местности проще работать, во-вторых, можно привлечь к операции партизанский отряд, сплошь и рядом, состоящий из жителей той самой деревни. Тем более, что мы с его командованием уже контактировали и даже смогли найти общий язык и точки соприкосновения. Правда в основные цели операции их посвящать преждевременно. Так сказать, во избежание...
   И, в-третьих, что имело немаловажное значение, связисты всегда относились к категории армейской интеллигенции, как наиболее грамотные и технически подкованные специалисты. И, соответственно, больше подвержены информационному воздействию.
   - Проще говоря, запудрить мозги, интеллигенту, даже если он носит погоны, не в пример проще, чем упертому, зашоренному солдафону. Люди умственного труда очень падки на логические умозаключения. Примерно как пчелы на мед!
   Вот только, для того чтобы этот процесс, имеется ввиду засир....я мозгов, протекал наиболее эффективно, предоставляемая информация не в коей мере не должна отличаться от уже имеющейся у оппонента. А также должна быть ему очень интересна! А как говаривал, небезызвестный Глеб Жиглов, а американский психолог, Дейл Карнеги, только подтвердил, нет более интересной темы для человека, чем разговор о нем самом. Ну, или о его родных и близких. А кто нам мог предоставить эти данные? Кто в этом времени, с очень низким уровнем коммуникации (относительно нашего времени, разумеется), имеет наиболее полные данные о людях? Особенно о людях в погонах?
   Разумеется, первое что приходит на ум, это представители органов государственной безопасности. Или, по крайней мере, военной конрразведки. Но вот только иметь дело с представителями этих профессий чревато последствиями, с непредсказуемым результатом. Да и пойди найди их в непосредственной близости к линии фронта! Что с нашей, что с немецкой стороны эти службы недаром относились к сугубо тыловым. Поскольку располагались от линии боевого соприкосновения воюющих армий в некотором удалении. Иногда довольно значительном.
   Было несколько вариантов. Одним из которых - выманить контрразведчиков, в глухое и удобное для акции место. Там забацать небольшой шарамам бурум, взять их тепленькими и разговорить. Но при зрелом размышлении пришлось от этого отказаться. Потому что пришла в голову идея получше. Родилась она практически на пустом месте, но тем не менее заставила задуматься: "А не усложняем ли мы все?" Есть же и простые варианты, лежащие буквально на поверхности. Но, что характерно этим вещам никто и никогда не придавал значения. И я в том числе. И как оказывается - зря. Была еще одна организация, что в нашей, что в германской армии, которой была известна подноготная практически всех военнослужащих. И называлась она - военно-полевая почта. Она, как известно, занималась не только доставкой почты, но и ее перлюстрацией.
   Частная жизнь советских граждан и до войны была предметом пристального контроля государства, и военное время никак не повлияло на сложившееся положение дел. Как раз напротив. Вся почта тщательно проверялась, цензура была тотальной, число цензоров увеличилось вдвое, а на каждую армию приходилось не менее десяти политконтролёров. Частная переписка родных людей больше не была их личным делом. Проверяющих интересовали не только содержащиеся в письмах данные о дислокации частей и их номерах, именах командиров и численности потерь, но и эмоциональный настрой бойцов действующей армии. Совсем не случайно почтовая цензура в годы войны подчинялась непосредственно СМЕРШу, Главному управлению контрразведки в Наркомате обороны СССР. Одним из самых "мягких" видов почтовой цензуры было вымарывание строчек, содержащих недопустимую для передачи, по мнению проверяющих, информацию. Зачеркивались нецензурные выражения, критика армейских порядков и любые отрицательные высказывания о положении в армии.
   Не лучше обстояло дело и в германской армии. Военно-полевая почтовая служба Вермахта подчинялась, что характерно, не армейскому командованию, а Имперскому министерству почты. Возглавлял которое не кто иной как Карл Вильгельм Онезорге. Имевший к тому же нехилое звание обергруппенфюрера. Что соответствовало званию генерала рода войск Вермахта. Мало известный факт, но это именно он в июне 1942 года предложил Гитлеру план создания атомной бомбы. Что говорит о его влиятельности. И о влиятельности руководимого им министерства. Сами работники военно-полевой почты к военнослужащим, как таковым, не относились. А проходили по разряду военных чиновников. Как известно, военные чиновники - это особая категория служащих Вермахта. Они носили военную форму, погоны, петлицы и внешне отличались от военнослужащих только расцветками петлиц и погон. В правовом отношении они мало чем отличались от военнослужащих, разве только тем, что военный чиновник любого ранга не мог отдавать приказы военнослужащим и не участвовал непосредственно в бою.
   Вот именно такого яркого представителя крапивного семени с милитаристским уклоном, с неудобопроизносимым званием, фельдпостбетриебсассистент, мы сейчас, с нетерпением и ожидали. Задавшись целью поработать почтовыми цензорами германской армии.
   Мы, это я как главный мозговой центр, организатор и старший перлюстратор, или как он там у них называется. И Вася, как главная ударная сила и знаток языка, не вероятного, а самого, что ни на есть реального, противника.
   И если в Васиных лингвистических способностях я не сомневался, то вот использовать его физические возможности... несколько опасался.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   И еще один раздражающий фактор действовал на мою многострадальную нервную систему, в виде недовольного сопения за спиной. Все бы ничего, но вот когда Вася рассерженным буйволом сопит рядышком, впечатление такое, что где то неподалеку работает перфоратор. И реакцию вызывает соответствующую.
   - Ну и чем ты так недоволен?
   Вася еще немного посопел, поиграл в молчанку, но, в конце концов, сдался:
   - Неправильно все это...
   - Что именно?
   - Зачем все было так усложнять?
   - А мы простых путей и не ищем! Мы сначала создаем трудности, а затем мужественно их преодолеваем! Закон жизни и Советской Армии! Ты что забыл?
   - Да все я помню! Но вот только не думал, что и здесь будет также.
   - А с тобой, милый мой, только так и надо! Тут вам не здесь! И вообще Васек, твой махровый авантюризм помноженный на анархизм уже начинает утомлять!
   - Вот только не заводись...
   - Что значит не заводись? Знаешь Вася.... Платон мне друг - но истина дороже!
   - И где я опять накосячил?
   - Да везде, Вась! Везде! За что не возмешься, то обязательно все с ног на голову переворачиваешь!
   - Обоснуй!
   - От обоснуя слышу!
   - Ну, правда, кончай прикалываться. Если есть ко мне какие-то претензии, то выскажи прямо. А не ходи вокруг, да около.
   - Прямо? Ну, хорошо! Сам напросился. Тогда слушай! И мотай... да на что хочешь, на то и мотай!
   - Я весь - одно сплошное внимание!
   - Не ёрничай! Тебе, оболдую, товарищ Сталин оказал высокое доверие, присвоив звание капитана государственной безопасности. А ты что сделал?
   - Что?
   - Тут же к званию прибавил прозвище!
   - Какое еще прозвище?
   - А то ты не знаешь, что в отряде тебя иначе как Капитан Сорви-голова, никто не называет?
   - А что? Хорошее погоняло! Зачетное! Как у французского классика!
   - Хорошее говоришь? Как у классика говоришь? К твоему сведению Луи Буссенар дал имя своему герою используя аллегорию. Тебе ведом такой термин, неуч?
   - Не дурнее некоторых, обиделся Васек, - Аллегория - это иносказание!
   - Вот именно - и-но-ска-за-ни-е! - По складам, как маленькому, повторил я. - Автор тем самым подчеркивал удачливость и авантюрный склад характера своего героя. Извини, но аналога русскому термину - оторва, во французском языке нет! Вот он и заменил его на Сорви-голова. Понятно?
   - Ну и что?
   - Ну и то! Ты Вася, конечно, оторва еще та, но вот только прозвище тебе дали совсем за другое...
   - И за что же?
   - За то самое! Ты какого... шурина, на дорогу поперся? На байкеров германских захотелось поохотится? Дело нужное! Врага нужно держать в постоянном напряжении. Да и уменьшить поголовье противника, тоже не лишнее. Вот только зачем ты всю молодежь партизанскую с собой потащил? Выпендриться захотелось? Собственную голову в петлю суешь - твое дело! Ты ей сам хозяин. Но пацанов-то, зачем было с собой тащить?
   - Потренировать хотел, - удрученно вздохнул Вася, - на плэнере...
   - Мастер-класс решил провести? - Догадался я.
   - Ну-у! Типа того. Нужно же молодежь натаскивать. И лучше всего это делать на одиночном противнике.
   - В общем-то, понятно. И дело-то, в принципе, нужное и своевременное. Вот только ты, Васек, забыл одну простую истину. Когда проводят мастер-класс, то показывают как НАДО делать! А ты?
   - А что я? Я ничего.
   - Вот именно что ничего. Ничего особенного! - Его простота начинала раздражать. - Ты почему проволоку решил использовать?
   - Потому что веревку не нашел.
   - Не нашел? Или не хотел искать? А взял первое что под руку подвернулось? Ты когда проволочку-то, стальную, натянул - то она как струна зазвенела. У тебя при этом ничего в голове не звякнуло? Правильно! Потому что нечему в пустой емкости звякать! А когда парочка байкеров на двухколесном драндулете влетела в нее с предсказуемым результатом? Тоже нет? Или сам такого результата не ожидал? Тогда это минус! Большой, такой, жирный минус! - И добавил как выплюнул. - Писатель!
   - А причем тут писатель? - Васина физиономия выражала искреннее недоумение.
   - Что, решил фанфик на Майн Рида сваять? - Попытался я объяснить неразумному. - Или продолжение его бессмертного творения - "Всадник без головы - 2"! Под жизнеутверждающим названием - "Байкеры безголовые"! И сколько их тушки умудрились проехать по прямой? Метров сто?
   - Почти, - на его кислую физиономию было больно смотреть. Настолько она была удрученная, от переполнявшего его раскаяния.
   - И чего ты этим добился? - Не смотря ни на что, я все таки решил его окончательно дожать. - Форму только на выброс! От кровищи не отстирать! Документы, по той же причине, нечитабельны! Никогда не думал, что в человеке столько может быть этой жидкости. Все насквозь пропитало! На мотоцикл никто садиться не хочет. Опасаются, что и с ними такое же может случиться. И как кульминация всей этой эпопеи - пацаны, три дня, к кухне не подходили. Блевали всем кагалом по кустам! А уж что им по ночам снилось я, даже, предположить боюсь! Петрович, уж на что мужик прижимистый, а распорядился им на ночь по сто грамм спирта наливать, чтобы во сне не орали! И в заключении - погоняло твое - Капитан Сорви-голова! Хотя, по большому счету, только твою голову и следовало оторвать, чтобы думала, прежде чем, что-то делать!
   На это у него ответа не нашлось и мы, немного, помолчали. Но потом я все ж таки не выдержал и добавил:
   - Только бесполезно это все.
   Некоторое время он тоже молчал, но потом все таки спросил:
   - Это почему?
   - Потому что горбатого только могила исправит. И мало саму голову на плечах иметь. Нужно, чтобы в ней еще и серое вещество присутствовало. Хотя бы в минимальном количестве. А тебе она, судя по всему, нужна только чтобы шапку носить!
   - Не только, - недовольно буркнул Вася и опять рассерженно засопел.
   - Ага! А еще он в нее ест! Так что ли?
   - Ну...
   - Баранки гну! Думаешь что если я с тобой на боевые выходы не хожу, то и не в курсе того, что ты там отчебучеваешь? Ты же, после того случая - кумир всей партизанской молодежи! Они за честь считают к тебе в группу попасть. А еще быть очевидцами твоих очередных "подвигов". О чем, с восторгом и взахлеб рассказывают благодарным слушателям. А я, да будет тебе известно, даже из такой, отрывочной информации, в искаженном варианте изложенной почитателями твоих талантов, могу сложит два плюс два. И сделать вывод?
   - И какие же это, интересно, ты выводы сделал? - Было видно, что он действительно заинтересовался.
   - Тебе какая задача была поставлена? В рамках обеспечения предстоящей операции?
   - Блокировать гарнизон, расположившийся в деревне, и всеми силами препятствовать их появлению в окрестных лесах. Преимущественно без использования минно-взрывных заграждений и стрелкового оружия. - Четко, как на занятиях отрапортавал он.
   - Правильно, - я немного ему подыграл. - Все должно было выглядеть как чистой воды кустарщина. Инициатива доморощенных самоделкиных. Ни на что более не способных. Чтобы, с одной стороны, отвадить, а с другой стороны не насторожить противника. И тут твои архаровцы отстрелялись на отлично! Ничего не скажу. Что могешь, то могешь! Не зря ты их гонял до седьмого пота, передавая свой опыт. И инструктору твоему, ветерану войны во Вьетнаме, большой респект! Хоть чему-то смог тебя, балбеса, научить.
   - Чего сразу обзываешься? - Надулся мой Василек.
   - Это я еще любя! - Пресек я его потуги. - Дальше будет хуже. Да, твои мальчиши-плохиши нагородили столько всего интересного, что Рембо просто отдыхает и нервно курит в сторонке. Да и результаты впечатляют: шесть переломов конечностей, одиннадцать колотых ран, три трупа. Один в волчьей яме, на кольях, богу душу отдал. Второго бревном насмерть придавило. Третий в болоте утоп. И все как бы от естественных причин. Случайно. Что тут сказать - молодцы!
   - Все верно, - согласился со мной Васек.- Вот только почему Плохиши? Все ж таки вред не своим, а врагу наносили. По результатам, впору именовать их Кибальчишами? Так было бы логичнее.
   - Согласен. - Не стал я отрицать очевидное. - Но только не могут Кибальчиши находится под началом Мальчиша-плохиша!
   - Это я Плохиш? - Он аж взвился от искренней обиды.
   - Ну не я же, - вот только не трогают меня крокодиловы слезы. Причем уже давно. - Результаты убедительные и я это признаю. Вот только лучшее, оно ведь, как известно - враг хорошего!
   - Это ты к чему сейчас сказал?
   - А ты не понимаешь? - Я опять начал заводиться. - Хотели как лучше, а получилось как всегда! Какого... лешего, тебя потащило посты проверять?
   - Так эта... - он мучительно подыскивал оправдание. Потом вдруг нашелся. - Святая обязанность... каждого командира...
   - Вот только не надо мне здесь петь революционных песен! Ладно? - Я его потуги пресек на корню. - Святая обязанность... Святая обязанность СВОИ посты проверять! Тебя же понесло проверять немецкие посты! И что удумал стервец! Как там один твой, не в меру языкастый, почитатель таланта на кухне заливал! "А товарищ капитан как подползет! Как даст фашистам по кумполу своим пудовым кулаком! А потом посадит их себе на коленочки - и песенки им поет!" Что за фигня, Вася! Что ты им там напевал? Устав караульной службы?
   - Колыбельную... - потеряно проблеял он. На него было просто жалко смотреть. Как мелкий воришка, пойманный на горячем, чес слово.
   - Какую еще колыбельную? Из серии:
   "Баю, баюшки, баю!
   Не ложитесь на краю!
   Придет серенький волчок,
   и ухватит за бочек!" Что это еще за "Спокойной ночи, малыши!"
   - Ну, типа того, - было прикольно смотреть на этого заигравшегося, великовозрастного, ребенка. - Старая немецкая колыбельная. А вторая, наоборот. Призывная такая. В лес зовущая!
   - Ага! Из оперы: "Приходите девки в лес, покажу вам ИНТЕРЕС!" Так что ли?
   - Ну да! Ты же сам говорил - сделать все возможное, и невозможное, чтобы противник в лес не ногой. Ну я и пугал их! Немножко... То предостерегал от подобных прогулок, то наоборот, приглашал в лесок. "Приходи ко мне в лесок - я вь...бу тебе разок!" До кого как дойдет.
   - Ну хорошо! А маску Шрека зачем нацепил? Я еще думал, какого черта тебя за ней в Псков носило. А оно вон, что, оказывается.
   - Это чтобы прикольнее было! Веселее!
   - Кому веселее? - Я уже не сдерживаясь хохотал во все горло. - Ты хоть в курсе, что шестерых караульных, после твоих колыбельных, немцы в психушку отвезли? Сам видел, как их связанных бинтами, в грузовик грузили. Остальные из домов не выходят.
   - Ну, так, что и требовалось доказать! - Он довольно осклабился. - Если из домов не выходят, то в лес, тем более не сунутся. Считай - поставленную задачу мы выполнили!
   - Выполнили. Выполнили. - Не стал я отрицать очевидное. - Вот только они уже пожаловались своему командованию, что у них тут такая чертовщина творится. А те уже пообещали зондеркоманду прислать. Для решения вопроса.
  
  
Оценка: 7.99*23  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Светлый "Сфера: один в поле воин"(ЛитРПГ) Д.Толкачев "Калитка в бездну"(Научная фантастика) В.Бец "Забирая жизни"(Постапокалипсис) Е.Кариди "Сопровождающий"(Антиутопия) А.Емельянов "Мир Карика 12. Осколки"(ЛитРПГ) М.Атаманов "Альянс Неудачников. Котёнок и его человек"(ЛитРПГ) А.Вильде "Эрион"(Постапокалипсис) А.Тополян "Механист"(Боевик) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) М.Атаманов "Альянс Неудачников-2. На службе Фараона"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"