Мейланов Вазиф Сиражутдинович: другие произведения.

Анализ чеченского кризиса

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Рассмотрено, как работают неформальные понятия общественного сознания на примере дискуссий о Чеченской войне.


Анализ чеченского кризиса

Предисловие к "Анализу чеченского кризиса"
издания 1998 года

  
   Я посчитал для себя необходимым высказаться о Чеченской войне, потому что все официальные и неофициальные учителя России и мира стали на сторону чеченских националистов, чеченских национал-освободителей, чеченских национал-революционеров, а я именно их (национал-освободи­телей) считал неправой стороной.
   Потому что на сторону врагов человечности перешли все средства массовой информации России и мира.
   Потому что уже и народы, привыкшие за семьдесят лет послушно повторять то, что им вкладывают в голову газета и телевидение, заговорили о "странной", о "непонятной" и даже преступной и аморальной, со стороны России, войне в Чечне.
   Опять, как в семидесятые годы, в российских газетах, на телевидении, но в отличие от семидесятых, с добавлением в ту же компанию "правозащитников", "моральных оппозиционеров" семидесятых годов, свободного радио "Свобода", свободной газеты "Русская мысль", учителей демократии из Совета Европы и т.п., установилось полное единомыслие и единогласие: "имперская Россия опять, как в былые времена, стремится грубой силой подавить, а пожалуй что и уничтожить свободолюбивый чеченский народ, ведомый бескорыстными, благородными борцами за свободу".
   Я начал писать и сразу увидел, что одной статьей и одним выступлением вала лжи, а то и добросовестных ошибок, не одолеешь. Нужно одолевать саму национально-освободительную идеологию, национально-освободительную мораль, нужно сегодняшние события взять в контексте истории, на несколько веков вглубь.
   Нужен системный анализ, нужен ответ на все аргументы защитников национально-освободительных войн, нужно встать против правозащитников, оправдывающих применение оружия национал-освободителями, правозащитников, гнущих Закон в помощь взявшимся за оружие освободителям.
   Первую часть я закончил в ноябре 1995-го. Передал ее для публикации в дагестанский еженедельник "Новое дело". Главный редактор начал выставлять мне свои возражения, которые не показались мне серьезными. Я ответил: "Послушай, ну почему я должен каждому из вас разъяснять свою теорию индивидуально? У нас ведь вроде бы свобода слова. Делай свое дело: приступай к печатанию в выпусках газеты моей работы. Возражения? А ты публикуй их, если хочешь, в тех же или в других номерах своей газеты." На это предложение Далгат Ахмедханов выставил новый довод: стиль у меня не газетный, он больше подойдет для научного журнала. -- А я не хочу в научный журнал! Я хочу дать знать народу свою точку зрения. -- Вазиф, ну не могу я эту работу напечатать.
   Его заместитель прочитал работу и говорит мне: "Для нас было бы большой честью напечатать вашу работу, но у нас открытая граница с Чечней, нам уже угрожают, мы боимся..." Ощутили, значит, дыхание чеченской свободы.
   Вот и ответ Анатолию Соловьеву на его вопрос мне в "Новом деле": почему молчит Вазиф Мейланов? -- Потому что он не молчит. Молчит газета, в редакцию которой входит А.Соловьев, о позиции Вазифа Мейланова.
   Несколько экземпляров "Анализа Чеченской войны", доставленных в начале 1996 года в Москву В.Барончуком, были разобраны членами думской фракции "Демократический выбор России".
   Я решил послать работу в немецкий журнал "Фокус", выходящий в Москве на русском языке. Тот же фокус с "Фокусом". -- Мы аналитических работ не берем. -- Неправда. В "Новом деле" опубликован отрывок из вашей (Беттины Зейдлинг) статьи в "Фокусе", и этот отрывок аналитичен. -- О-о! "Новое дело" нас печатает! Это прекрасно! Но, простите нас, вашу работу мы напечатать не можем.
   Мне пояснений не требуется: немецкий министр иностранных дел Кинкель горой стоит за чеченских борцов за свободу и, надо полагать, демократию (я улыбаюсь).
   Я посылаю в январе 96-го работу Ельцину, чтоб объяснить ему смысл введения войск в Чечню: установление торжества Закона в стране. Он (т.е. его канцелярия, за которую он несет ответственность) отправляет мою работу в аналитический центр Эмилю Паину, насмерть перепуганному стороннику "гроздий переговоров".
   Я понимаю, что опубликовать ее должен я сам. И я решаю "себе во благо обратить дурное": я должен объяснить мой анализ Чеченских событий моею философией, сложившейся и двадцать, и тридцать лет назад, моими выступлениями в печати и на телевидении, моим анализом фундаментальных понятий: свобода, суверенитет, Закон, ныне действующая мораль, демократия, нынешние демократы, преступность, государство и демократия, честность и экономика, кто лучшие, как формируется социальная пирамида сегодня и как она должна формироваться.
   Я решаю, что эти идеи ценны еще и тем, что не конъюнктурны: они высказаны мною первым, до войны, до Чечни. Именно потому они, на мой взгляд, оказались удивительно приложимы к предсказанным мною и последовавшим событиям.
   Собранные в этой книге тексты -- не просто мысли, это политические действия, совершавшиеся в течение десяти лет: речи в парламенте и университете, на площади и на поляне близ Хасавюрта, разговоры на улице и ответы в газете, заметки на полях жизни общества и официальные обращения к законодателям.
   Я считал себя обязанным издать эту книгу еще и потому, что все в ней сказанное, считал я, имел право сказать только я: критиковать номенклатурную демократию наибольшее право имел человек, предпочитавший называть себя не демократом, а человеком, -- действовавший в равных со всеми внешних условиях. Уже тогда, в семидесятых и восьмидесятых, политзаключенные занялись тем, чем потом, в девяностые годы, прославились демократы, пришедшие во власть -- устроением личных демократических карьер, а не достижением общественно-значимого результата. Критиковать тех и других наибольшее моральное право имею я.
   Я один не написал заявления, ставившегося, в 1987 году, компартией СССР необходимым условием досрочного освобождения политзаключенных. Поэтому я один имел моральное право предъявить счет компартии за её преступления и потребовать Нового Нюрнберга над преступным коммунистическим государством.
   Я один имел право и потому считал себя обязанным им воспользоваться.
   Опять, как в 1990 году, я увидел, что во всех своих работах я куда меньше спорю с коммунистами (эта идеология уже отходит и отойдет), чем с демократами, думаю, что это правильно: надо спорить с и поправлять, в первую очередь, правящую идеологию, как правоохранительным органам, в первую очередь, надо поправлять себя самих.
   Я понимаю, что главное в моей работе -- критика российской демократии, я понимаю, что моему опыту расхождения с нынешней демократией время быть собрану и стать достоянием гласности.
   В 1977-м году И.Шафаревич (в ходе первого и последнего моего разговора с ним) обратил мое внимание на то, что человечество умалчивает и покрывает преступления левых, тогда как по поводу в тысячу раз меньших преступлений правых поднимает страшный крик. На мой взгляд, причина этого явления в том, что левые мостят дорогу в ад благими намерениями, и слабая часть рода человеческого, не допуская самой возможности обмана, уступает, левые обольщают добром, правые обольщают злом, культом силы и насилия - в этом случае зло не стесняется, и картинами такой жизни обольщается намного меньшая часть человечества. Под левыми в разговоре понимались большевики и полпотовцы, под правыми - Пиночет. Я отвечал Шафаревичу идеей мировой свободы слова, которая позволит исправлять ошибки человечества.
   Я и сегодня считаю эту идею верной, но сегодня я вижу, что не все просто с установлением мировой свободы слова: сегодня больше всего препятствуют свободе слова демократы, они обманывают мировое общественное мнение точно так же, как его обманывали большевики - добром, благом, интересами народа, демократии, свободы, человечества. Во имя этих высоких целей можно позволять брать в заложники женщин, детей, больных, да просто мирных жителей, можно позволять создавать освободительные армии, можно позволять войной перекраивать границы.
   Новые большевики, новые учителя человечества - боннэр, ковалевы, григорьянцы, новодворские, старовойтовы, юшенковы, гинзбурги, шустеры, тольцы сегодня разрушают свободу слова, не давая слышать своих идейных противников. На время чеченской войны демократы захватили почту, телеграф, типографии, газеты, радио: российское радио, парижская "Русская мысль", радио "Свобода", газеты "Известия", "Комсомольская правда", "Общая газета", "Новая газета"... вся демократическая печать, все программы телевидения были за чеченцев-дудаевцев. Противнику блока демократов, дудаевцев и коммунистов печататься, как в 70-е годы, было негде. Такую мировую свободу слова устроили борцы за свободу слова.
   Нынешние демократы дискутируют только с теми, с кем полегче - макашовыми-зюгановыми, а с теми, кто выше их, действуют по-сталински: в чьих руках свобода слова, тот и... это самое... и прав.
   4 декабря 1989 года я послал в "Русскую мысль" полемизирующую с работой Шафаревича "Две дороги к обрыву" статью "Дороги И.Р.Шафаревича к обрыву". Эта статья, поначалу, было, поставленная в номер, была отвергнута, как через силу признался мне В.А.Сендеров, из-за критики позиции только что умершего А.Сахарова. Но статья-то лежала в "Русской мысли" уже 10 декабря, до кончины Сахарова. Что же: демократы, вроде бы выступавшие против культа личности, творят новый, демократический культ личности Сахарова? Безусловно. Так и не напечатали. Статью, запрещенную к публикации свободной парижской "Русской мыслью" (а где я еще в 1989-м мог ее напечатать?), так и оставшуюся неопубликованной, читатель может прочесть в этой книге.
   Поправлять надо всех, особое внимание обращая на тех, кого поправлять не разрешают.
   Ленина, выходит по Гинзбургу, Маркса мне поправлять можно, потому что это "наших" не обидит, а вот Сахарова - никак нет, потому что это "наших" обидит, потому что обидит влиятельную Боннэр и ее окружение.
   В газете "Известия" за 31.12.1997г. помещено ценное признание: "Цивилизованный мир, ужаснувшись (речь идет о публичной казни, совершённой в Грозном на площади Дружбы народов. -- Вазиф Мейланов), задумался о том, какой же режим утвердился там после завершившейся войны, в ходе которой прогрессивная общественность выступала на стороне чеченского сопротивления".
   "Прогрессивная общественность"? А что это такое? Это что ли сословие? Или как-то иначе выделенная часть человечества, которая всегда права? или, хотя бы, всегда прогрессивна? А может "прогрессивная общественность" в одних вопросах быть правой, а в других ошибаться, и уже потому представлять угрозу для человечества? А из кого состоит "прогрессивная общественность"? Из тех, кто заявляет, что из них и состоит "прогрессивная общественность"? С "прогрессивной общественностью" та же история, что с известной партией - авангардом всего прогрессивного человечества: нет никакой "прогрессивной общественности", правильно отвечая на одни вопросы, любая общественность опасно-неправильно отвечает на другие. Спасение только в одном - слушать и тех, кто против.
   Цивилизованному миру грозит стать нецивилизованным, если он и дальше будет слушать одних только боннэр-сендеровых-гинзбургов-ковалевых, присвоивших себе монополию на прогрессивность и демократию.
   В августе 1989 года г-н Гинзбург отказался печатать мое обращение к съезду депутатов Советского Союза с требованием проведения Суда над компартией и коммунистической идеологией (оно напечатано в настоящем издании). Сегодня г-жа Боннэр жалуется-вздыхает: мы не провели суда над компартией... Так я же предлагал! А Валерий Сендеров мне возражал: "Нас мало, а коммунистов 20 миллионов. Общество не готово". - "То же мне говорили в 1980-м году: вы один, общество не готово. Так я своим выступлением его и подготовил к сегодняшнему, 1989-го года, дню. Публикация моего обращения и будет подготовкой и нашего общества и человечества к Новому Нюрнбергу". - "Я, конечно, пошлю твое обращение, а там как они решат". - "А они не имеют права решать! Они обязаны публиковать".
   "Ваши" (сендеровы-гинзбурги, сванидзе-попцовы), "ваши" виноваты.
   "Себе во благо обращу дурное".
   Но дурное не просто позволяет обращать себя во благо: меня лишили работы "в связи с прекращением финансирования" моих работ: дурное велит финансировать преступников, "ученых", коммунистов, демократов, ловко устроившихся в сегодняшнем уголовно-демократическом обществе, но только не меня.
   Кстати, сообщаю дагестанцам, наивно полагающим, что я депутат то ли народного собрания, то ли Госдумы, что правительство создало специально для меня некий институт, директором которого я все эти годы являюсь, что я занимаю некий пост то ли в Совмине, то ли в администрации города: после возвращения в Дагестан из ссылки 25 декабря 1988 года я работал на оплачиваемой должности только три года -- 94-й, 95-й, 96-й -- старшим научным сотрудником Института социально-экономических исследований дагестанского отделения Российской Академии наук. Из чего следует, что в течение семи лет: в годы 1989, 90-й, 91-й, 92-й, 93-й, 97-й, 98-й Вазиф Мейланов дарил своими объяснениями, предостережениями и предложениями народы Дагестана и России бесплатно.
  

------------

   Тексты, собранные в этой книжке ("Опыт частной политической деятельности в России" - ред.) не просто слова, а действия, ценность которых еще и в том, что они совершались в то время. Они и должны сохранить отпечаток того времени, потому я привожу их, практически, без изменений.
   Время превратило тексты моих выступлений в документы. Их особая доказательная сила в том, что все в них сказанное сказано до событий.
  

14 ноября 1998 года

  

Предисловие
к "Анализу чеченского кризиса"
издания 1999 года

   В ноябре 1998 года я издал, тиражом в сто экземпляров, книгу "Другое небо. Ложные стереотипы российской демократии. Анализ чеченского кризиса". Я пытался в течение трех месяцев, с марта по июнь 1999 года, издать книгу в Москве -- не получилось. Я ходил в "Мемориал" (Татьяна Бахмина), встречался с Людмилой Алексеевой ("Московская Хельсинкская группа"), звонил в Фонд Сороса (Покрасс: "А вот как раз издание таких книг, как Ваша, фонд Сороса и запрещает финансировать"), обращался в издательства "Ad Marginem" ("Нет средств"), "Терра" (Ирина Опимах: "Мы коммерческое издание"), "Слово", "Академия-центр" (Антонина Аншукова: "Мы хотим Вас издать. Только дайте нам тысячу долларов"), "Вагриус", "Дело", "Русский путь" ("Издаем только Солженицына и мемуары людей, которых он знал в годы эмиграции"), "Московский университет", журналы "Новый мир" (Юрий Кублановский: "По Чечне мы уже давали материал в декабре 95-го, второй статьи на ту же тему давать не будем") и "Знамя" (Юлия Рахаева: "Вы, наверное, считаете себя самым смелым? Ваша статья по Чечне устарела"), к предпринимателю Александру Паникину ("Наши взгляды по некоторым линиям расходятся"), в "Фонд защиты гласности" (Олег Панфилов), "Общую газету" (Дмитрий Горбанев), "Новую газету" (Зоя Ерошок), в объединение "Яблоко" (Вячеслав Игрунов), в НТВ (Евгений Киселев), в МВД РФ, послал книгу (по его просьбе) и письмо Анатолию Щаранскому (не найдет ли фонда, который согласится финансировать издание). Ничего. Пока ничего.
   В 1998 году я обратился к министру по делам национальностей и информации Дагестана Гусаеву, к председателю правительства Дагестана Шихсаидову с требованием выделить деньги на издание моей книги "Другое небо". В выделении средств на книгу, готовящую дагестанцев, всю Россию и мировое общественное мнение к противостоянию расчеловеченным освободителям, мне было отказано ("Нет средств").
   И только МВД России хоть и сослалось на отсутствие средств, ответило правильно: "Уважаемый Вазиф Сиражутдинович! От имени Министра внутренних дел России выражаем Вам признательность и благодарность за вашу книгу "Другое небо". Уверены, что данный труд внесет значимый вклад в формирование у граждан России правового сознания".
   Поэтому -- нет средств -- из пятисот страниц книги "Другое небо", выпущенной в 1998 году, я сегодня перепечатываю только восемьдесят страниц -- "Анализ чеченского кризиса".
   Первые 18 параграфов "Анализа" были сброшюрованы уже в начале 96-го и розданы, по их просьбе, некоторым депутатам Госдумы, в марте 1996-го я послал эти же первые 18 параграфов президенту Ельцину, получил ответ из канцелярии: "Ваше обращение к президенту передано для изучения в аналитический центр при администрации президента". Свое послание президенту я снабдил небольшим письмом, которое привожу без изменений в этой книжке.
   Дагестанцам сегодня, думаю, не очень хочется вспоминать свою позицию 91-99 годов по Чечне. Мне приходилось все эти годы воевать одному -- и против идеи суверенитета Дагестана и против героизации чеченских уголовников-освободителей. Чем же кончилось дело? Расскажу историю. Один из моих хороших знакомых Али Магомедов, лакец, был ярым сторонником чеченцев. Наши начинавшиеся на улице дискуссии не раз заканчивались у меня на квартире. В последние два года он как-то пропал из виду. Во время Дагестанской войны с чеченцами моя жена пошла в военный комиссариат Махачкалы, чтобы выразить свое возмущение пассивностью пропагандистской машины российских военных, не дающей ответа на обвинение в том, почему же заранее, до нападения чеченцев, не была укреплена Дагестано-Чеченская граница. У комиссариата она встретила Али. Он оказывается уже несколько дней просится на фронт: "Не доверяют... я говорю им: я артиллерист, разрешите мне хоть вдали от линии фронта помогать армии, разрешите хоть подносить снаряды...".
   Прозрел...
   Почему границу не укрепляли российскими войсками? Я отвечу. Потому что вы, дагестанцы, гордились победой чеченцев в 1996 году, потому что ваши деятели: братья Хачилаевы, Гаджи Махачев, Деньга Халидов, Магомед-Расул Магомедов, Али Алиев, Фатхулла Джамалов, Адалло Алиев, Мамайхан Агаларов грозили России Второй Кавказской войной, устраивали митинги с записью добровольцев в чеченскую поработительную армию, требовали открытой границы с "братским чеченским народом". Не укрепляли границу, потому что не доверяли дагестанцам. А не доверяли потому, что дагестанцы позволили чеченцам взять на территории Дагестана, в Хасавюрте, в заложники российских солдат, потому что Магомедали Магомедов не поддержал ввода войск в Чечню в 1994 году и, ссылаясь на мнение народа, препятствовал вводу российских войск в Чечню с территории Дагестана.
   Я неспроста привел отзыв Юлии Рахаевой. Кажущиеся нелепыми и не относящимися к делу слова "Вы, наверное, считаете себя самым смелым?" очень даже относятся к делу. И объясняют сопротивление мне Магомедали Магомедова, Салиха Гусаева, Хизри Шихсаидова, Ильяса Умаханова, фракции "Демократический выбор России", фракции "Яблоко", журналов "Новый мир" и "Знамя", Александра Паникина, "Новой газеты", канала НТВ -- вся эта публика стремится не допустить выхода нового человека на идеологическое поле. Ведь трущимся у кормила власти надо укреплять "в народе" мнение, что это они "самые смелые", самые умные. А выйди этот новый, окажется, что они далеко не самые смелые, далеко не самые умные и уж совсем не самые честные.
   Корыстная заинтересованность людей власти в личном статусе, а не в общественном благе мешает обществу свободно дышать. Власть (особенно власть в Дагестане) работает не на общество, а на себя. Народ считает дагестанскую власть коррумпированной. Работа следственной группы В.И.Колесникова в Дагестане доказывает основательность народного мнения: людьми, назначенными председателем Госсовета Дагестана Магомедали Магомедовым и председателем правительства Дагестана Хизри Шихсаидовым, разворовывались не только бюджетные средства, но и природные ресурсы Дагестана.
   Чеченскими террористами, вторгшимися в Дагестан, ставка делалась на тихую ненависть народа к своей нынешней власти. В период войны народ Дагестана оказался между волком и собакой. Волк изуверствовал, косил всех подряд, лишал людей духовной свободы, не оставлял обществу видов на будущее. С волком вроде бы справились.
   Но вот с собакой коррупции, с собакой тотального обкрадывания народа властью, справляться еще не начинали, это война будет куда труднее первой.
   Почему я пишу "вроде бы справились"? Потому что с волком справимся окончательно, когда окончательно справимся с собакой.

--------------------

  
   Жить именно в Дагестане было необходимым условием понимания ситуации. Необходимым, ибо дагестанцы по образу жизни, образу мыслей, системе ценностей всего ближе к чеченцам. Я живу в зоне действия теологии насилия, я взаимодействую с носителями этой теологии и населением, подверженным действию чеченского примера. "Живя в большом центре, в Москве, нельзя знать истинного положения страны. Нужно жить в провинции, в близком соприкосновении с повседневной жизнью, с ее нуждами и бедствиями, с голодающими -- взрослыми и детьми <...>, чтобы узнать правду о теперешних переживаниях" (П.А. Кропоткин в письме 1920 года Ленину. Цитирую по послесловию В.А. Твардовской в книге П.А.Кропоткина "Записки революционера", Москва, Мысль, 1990, стр. 480).
   Потому я, наверное, так нетерпим к недобросовестным авторам "точек зрения", берущимся решать задачу, не зная даже близко ее условий.
   Ответ г-же Ю. Рахаевой: мой анализ, если был верен в 95-м, уже устареть не может: истина, как вино, от времени не стареет, а крепнет.
  

3 октября 1999 года

Предисловие к "Анализу чеченского кризиса"
издания 2001 года

   В чеченском конфликте я считаю чеченцев, Чечню неправой стороной. Я указываю на повсемирную ошибку демократов: поддержку национально-освободительных движений (я доказываю, что они неизбежно национально-поработитель­ные), национально-освободительной морали, разрушающей понятие человека и единство человеческого рода. На "смертельную опасность Чечни, чеченизма, чеченской морали и чеченского целеполагания для всего человечества".
   Чечня не одномерная и не локальная проблема, это проблема системная, всемирная.
   Сегодня я вспоминаю свой разговор с И.Р. Шафаревичем в 1977 году: в ответ на мою программу преодоления коммунизма свободой слова он заметил, что в этом случае диктатура компартии сменится диктатурой редакторов газет и телевидения. Его прогноз оказался верен. Правда, это не возражение против свободы слова: ведь диктатура редакторов не есть свобода слова. Это констатация необходимости трат энергии на обеспечение свободы слова. Он указал на фундаментальный пример с пол-потовской Камбоджей. Первые сообщения журналистов о массовых расстрелах пол-потовцами мирного населения Камбоджи просто не пропускались в печать: ни в печать стран коммунистического блока, ни в западную печать. Западные средства информации считали, что того, о чем свидетельствуют журналисты, не может быть. А если может быть, то об этом не следует писать: это помешает разрядке и обострит противостояние двух систем. Пол Поту пришлось истребить почти половину населения Камбоджи, чтобы заставить свободную печать Запада написать о происходящем. Мировое общественное мнение не сразу поверило: "мы же видим наших западных коммунистов, наших левых, Сартра, Маркузе, -- нет, коммунисты такого сделать не могут".
   В 1919 году на 7-м Съезде Советов Ленин зачитал письмо, подписанное 70 европейскими интеллектуалами, включая Анатоля Франса, в котором опровергались сообщения западных газет о зверствах большевиков. Анатоли франсы писали, что такого не может быть: ведь большевики за свободу, за трудовой народ, за равноправие.
   Это закон природы: недалекие гуманисты, нежелающие вникать в подробности (сиречь в условия задачи), неизбежно оказываются пособниками организаторов массовых убийств. Не избежали этого закона и наши, и не наши недалекие демократы -- они оказались пособниками организаторов этнических чисток. Но главная ошибка российских, американских и европейских демократов была не в неверном понимании происходящего в Чечне. Главная ошибка была не содержательной, а процедурной -- а потому не ошибкой, а моральным преступле­нием: демократы препятствовали ознакомлению мирового сообщества с иной, нежели у записных демократов, точкой зрения на происходящее в Чечне. Борцы за свободу слова обернулись злейшими врагами свободы слова и пособниками террористов. Механизм разрушения свободы слова был очень прост -- деньги. Ведь российская (а пока и всякая иная) демократия финансируется Западом. А Запад финансирует только свою точку зрения.
   (Мне недавно принесли распечатку статьи Михаила Кордонского "Как получить грант?", помещенной в интернете (статья датирована 17 января 2003 года).
   В статье в частности утверждается: "Необходимо иметь мировоззрение и быт "среднего класса" и политические взгляды США или Европы: приличную квартиру, манеры поведения, одежду (как и в случае с офисом, важно не переборщить), быть против смертной казни и войны в Чечне, за бомбежки Югославии и Ирака, демократию и свободную рыночную экономику, против зависимости стран бывшего СССР от России, за снижение рождаемости, против ввоза ядерных отходов, вредных производств, загрязнения среды и т.п.".
   В "необходимое мировоззрение" входит, в частности, такое определение понятия нарушения прав человека: "Нарушением прав человека по-грантовски считаются только античеловеческие действия со стороны государства. Как говорил главный правозащитник России Сергей Адамович Ковалев: "Если на улице кто-то ударил вас по лицу -- это не нарушение прав человека". Если милиционер ударил, тогда -- да, нарушение".
   И в том же абзаце перечень "акций протеста", оплачиваемых грантодателями: "Любые публичные (хотя бы несколько десятков человек) акции протеста, направленные на ослабление государства, имеют большие шансы на оплату. Неплохо еще проходят судебные процессы против органов власти, при условии, что процесс широко освещается средствами массовой информации". - Примечание 9 марта 2003 года)
   Теперь у меня есть свидетельские показания, подтверждающие мою формулу (1995 года) вычисления реакций российской демократии на внешние раздражители. Теперь очень понятны отказы финансировать издание моей книги "фондами гласности", "хельсингскими группами", "открытыми обществами" и т.д. (Примечание 9 марта 2003 года). Эта точка зрения гласит: "Демократическая, но все равно страшно имперская Россия опять, как в былые времена, стремится грубой силой подавить, а пожалуй что и уничтожить, свободолюбивый чеченский народ, ведомый бескорыстными, благородными борцами за свободу".
   Вот выдержка из письма Татьяны Курбановой ко мне:
   "...В. прочитал Чечню и Заметки на полях... Про Чечню он сказал следующее: что он потрясён, абсолютно согласен, но издать это невозможно, потому что это противоречит всем московским взглядам и -- ещё больше -- тому, что хочет слышать от России Запад. То есть ни один западный фонд не даст денег на публикацию книги. Он постоянно связывается со всякими фондами и издаёт книги, так что мнение, в общем-то, компетентное, но, мне кажется, он несколько лукавит, говоря "все". Хочет с Вами познакомиться. До свиданья! Татьяна".
   Ко мне в этом году пришёл пишущий о Кавказе для западных газет журналист Наби Абдулаев, он сообщил мне, что за изложение в частном письме влиятельной американской журналистке, советнику госдепа США, Джоан Бичер-Эйркрохт моей точки зрения на происходящее в Чечне и вопрос можно ли ему предать её гласности, советник госдепа пригрозила ему диффамацией и лишением возможности публиковаться на Западе. 
   После вторжения чеченских освободителей в Дагестан и атаки террористами Нью-Йорка мои прогнозы и оценки обрели статус сбывшихся предсказаний. Вот только одна цитата: "На мой взгляд, европейские государства не видят в Чечне -- в этой пока ещё точке, горящей на карте мира, -- источника возможного мирового конфликта, в котором, если он разразится, мне думается, России и Западу быть в одном стане".
   Я веду спор с российской демократией с 1988 года -- начала моей якутской ссылки.
   Судить чьё понимание природы вещей оказалось глубже предоставляю читателю.
  
  
  
  
  

АНАЛИЗ ЧЕЧЕНСКОГО КРИЗИСА

Ноябрь 1995 года.

Введение

  
   Сегодня одной из главных проблем политического обеспечения реформ в России и Дагестане является проблема Чечни.
   Чечня с первого дня конфликта стала не только внутренним делом России уже потому, что сама Россия, а значит и ее внутренние дела, представляют интерес почти для всех стран мира.
   Чечня стала международной проблемой, потому что международной проблемой является Россия.
   Я считаю, что необъективное, пристрастное, корыстное освещение и толкование событий в Чечне, в частности, действий федеральных властей, объясняется ближними интересами европейских государств.
   На мой взгляд, европейские государства не видят в Чечне -- в этой пока еще точке, горящей на карте мира, -- источника возможного мирового конфликта, в котором, если он разразится, мне думается, России и Западу быть в одном стане.
   Сегодня же Запад ломает Россию, демагогически используя демократическую риторику.
   В последнее время, похоже, начался процесс трезвения, который неизбежно приведет к учету не только ближних, но и дальних интересов европейских стран, человечества и мировой цивилизации.

____________

  
   В ходе уже почти годичной чеченской кампании, на мой взгляд, крупнейшей ошибкой была необеспеченность ее пропагандистской, в хорошем смысле слова, кампанией. Мне уже приходилось говорить по поводу внутридагестанских конфликтов 90-92 годов, что любое применение силы должно быть обеспечено позицией морального верха стороны, применяющей силу: содержательным анализом сути конфликта, введением в общественный оборот мощного пласта фактических данных, доказательством того, что иные средства разрешения конфликта исчерпаны.
   Федеральной властью не было сделано ни первого, ни второго, ни третьего.
   Обществу не была доказана моральная правота действий федеральных властей и преступность действий и политических целей дудаевского режима.
   Это сейчас, сегодня, с экрана нет-нет да брызнет: "В Чечне мы воспитали нового дуче..." Эти утверждения необходимо было делать и, что важнее, доказывать до начала боевых действий в Чечне.
   Этого сделано не было.

______________

  
   Федеральной власти в Чечне противостояли не только дудаевцы, криминалы и поддавшиеся дудаевской пропаганде чеченцы. Федеральной власти противостояла вся нынешняя демократическая интеллигенция, вся нынешняя демократическая номенклатура.
   За полгода до начала войны в Чечне я предсказал поведение московской интеллигенции: "Беда нынешнего нашего государства в том, что оно стесняется запрещать (не дай бог какой-нибудь Леонид Никитинский или Александр Кабаков или Людмила Сараскина или Анатолий Стреляный заголосят, что запрет этот знаменует конец российской демократии)..."  (Газета "Другое небо", N3, август 1994 года, стр.5).
   Все указанные мною персоналии высказались по Чечне именно так, как я предсказывал. И, конечно, не только они. Вот заявление председателя партии "Демократический выбор России" Егора Гайдара от 11 декабря 1994 года: "Мы убеждены, что штурм Грозного не только аморален и незаконен, но и абсолютно бессмысленен. Последствием штурма будет волна насилия, которая захлестнет не только Северный Кавказ, но и всю Россию, приведет к установлению в стране режима полицейского государства. Это будет концом российской демократии" ("Политический курьер партии "Демократический выбор России", N1, 1995г., стр. З6). Последние слова -- дословное воспроизведение моего прогноза о реакции государственных демократов на попытку демократического государства обеспечить соблюдение демократических законов.
   Кто только не отметился по Чечне: Окуджава, Евтушенко, Приставкин, Ахмадулина, Левитанский...
   Необычным было единодушие прессы -- и пишущей и глаголющей с экрана. Возбудились Сорокина, Шарапова, Караулов, Яков, Гритчин, Самолетов, Говорухин-младший (а старший быстренько залез в кусты), Никитинский, Сараскина, Якунин, Шейнис... И не только они: в парижской "Русской мысли" осуждали введение войск Гинзбург и русские эмигранты чуть ли не первой волны, на радио "Свобода" то же обсуждали (с непременным осуждением) Волчек, Ройтман, Тольц. По той же "Свободе" шли в прямом эфире интервью с Дудаевым, Удуговым, Масхадовым... На российском телевидении прошли заседания "Пресс-клуба" с приглашением Ковалева, Юшенкова, Якунина (все с осуждением ввода войск). На первом и втором каналах телевидения (в декабре-январе-феврале-марте) ежедневно на экране С.Ковалев -- Е.Гайдар: С.Ковалев в бункере Дудаева, С.Ковалев обнимается на московском аэродроме с Е.Гайдаром, С.Ковалев называет людей, принявших решение о вводе федеральных войск в регион, поднявший вооруженный мятеж против всей остальной страны, мерзавцами, подлецами, преступниками.
   Е.Боннер за границей призывает страны западной демократии объявить экономическую и политическую блокаду России, введшей войска против незаконной и мятежной армии Дудаева. С.Ковалев встречается с ведущими политиками Германии. С.Ковалев выступает в Европейском парламенте с призывом не принимать Россию в Совет Европы, пока она не сдастся мятежной Чечне. Министр иностранных дел Германии Кинкель делает выходящее за рамки правил европейской дипломатии заявление, осуждающее действия федерального правительства в Чечне.
   Европейский парламент принимает решение не принимать пока нарушающую права человека в Чечне Россию в Совет Европы. Сотрудник института Востока Российской Академии Наук Арутюнов в нескольких выпусках "Вестей" научно разъясняет жителям России, какой чеченцы свободолюбивый и ценящий свою породненность с русскими народ...
   Андрей Быстрицкий, публикуясь в газете "Сегодня" и управляя "круглыми столами" на российском телевидении, и там и там долбит одно и то же: "Ну, ей же Богу, зачем нам Чечня?"
   Обозреватель "Известий" Леонид Млечин, он же ведущий еженедельной программы "Де-факто" на российском телевидении, уже после террористического акта в Буденновске, продолжает разъяснять правительству, что с террористами нельзя воевать -- им надо сдаваться, и что он, Млечин, сомневается в том, что российские власти понимают это.
   Чечня не только и даже не столько расколола общество, сколько проявила всю меру нестроения умов в нем.
   Чечня выявила такую вещь: сегодня в России нет общества. При коммунизме общество было: плохое, преступное, жалкое, но -- общество.
   Сегодня общества нет, и это, сегодня, главная беда России. Такой беды, пожалуй, не было у нее со времен Игоревых.
   Значит, наверное, не бесполезна задача создания общих, сначала для самостоятельно думающих людей, а потом и для всего общества, толкований гуляющих в обществе понятий и некоторых общих утверждений, связывающих эти понятия.
   Сегодня задача не только в изменении взглядов людей, исповедующих коммунизм, но и в изменении представлений людей, считающих себя демократами.
  

Ноябрь 1995 года

_____________

  
   Рассмотрим, как работают неформальные понятия общественного сознания на примере дискуссий о Чеченской войне.
  

1.Закон

   На мой взгляд, ни у России, ни y Северного Кавказа нет понимания идеи закона и, соответственно, пафоса законности.
   Русские мыслители и русские религиозные писатели Достоевский, Толстой, Владимир Соловьев, Тютчев учили, что в идеале общество должно жить не по закону, а по любви: "не закон, а любовь". Из размышлений русских философов выпала всего лишь одна категория -- "свобода". Как-то не было понято, что если законом станет любовь, то есть, если любовь станет обязанностью, то в жизни не станет свободы. Мы, собственно, при коммунизме и жили не по закону, а по любви: нас заставляли любить: Ленина, Сталина, партию, коммунизм, Советский Союз, марксизм-ленинизм... Заставляли -- и потому в советской жизни не было свободы, а была не совсем полноценная, потому что несвободная, любовь к навязанным силой идеалам. Итогом такой жизни стало разрушение в общественном сознании идеи, идеала закона.
   Во всю историю России (до самого недавнего времени) в ней были люди не под законом ходящие: цари, генсеки, их окружение.
   Сегодня ситуация изменилась: провозглашен и начинает осуществляться принцип подзаконности всех живущих в государстве. Начинает осуществляться, но еще далеко не осуществлен. Сегодня не под законом ходят законодатели.
   Северокавказцы отвергают закон иначе, но тоже отвергают: здесь правило жизни гласит: "не закон, а кто сильнее", "не закон, а как договоримся".
   Из-за того, что обе противоборствующие стороны не привержены идее Закона, они не так уж экзистенциально и противостоят друг другу. И порой не могут объяснить себе чем, собственно, плоха для них противная сторона.
   Без идеи Закона война в Чечне, на мой взгляд, действительно много проигрывает в осмысленности.
   А вот с введением в рассмотрение ситуации идеи Закона она, война в Чечне, обретает смысл.
   Проблема, понятно, еще и в том, чтобы идею Закона ввести не только в рассмотрение, но и в общественное сознание.

_____________

  
   Перехожу к рассмотрению ложных, на мой взгляд, утверждений, сходящих в России и Дагестане за истину.

2. "Борясь за суверенитет Чечни, чеченцы борются за свободу"

   Но это утверждение -- логический нонсенс. Выступая 11 декабря 1994 года перед представителями дагестанских партий и движений, я сказал: "Мне представляется логически противоречивым лозунг "Свободу и независимость Чечне", ибо, если Чечня будет независима, то в ней не будет свободы". В независимой Чечне не будет индивидуальных свобод, потому что она, как и Дагестан, не дожила до желания этих свобод. Тухумная, племенная жизнь, авторитет стариков вместо авторитета закона -- это не личностная жизнь и уж, конечно, не личностная свобода. Чечня, как, впрочем, и Дагестан, и Россия, не дожила до понимания того, что только закон обеспечивает свободу личности.
   В Чечне установится, потому что уже установился, авторитарный режим, опирающийся не на поддержку народа, а на диктатуру меньшинства, вооруженного автоматами, гранатометами, стингерами, системами залпового огня.
   В Чечне сегодня происходит то, что происходило в России в 17-20 годах: народ с энтузиазмом борется за свое рабство.
   Три года правления Дудаева были тремя годами предельной несвободы чеченцев. За эту несвободу и борется чеченский народ, как за свою несвободу от сталинско-ленинской партии боролся героический советский народ.

3. Свобода и суверенитет

   Для объяснения ситуации с Чечней приходится возвращаться к идеям, высказанным мной и пять, и шесть лет тому назад. Я был против самой идеи суверенизации еще в 89-м году: "Гуманизацией надо заниматься, а не суверенизацией. Демократизацией -- внутренними проблемами, а не суверенизацией -- внешним статусом, -- говорю об этом три года" ("Другое небо", N2, 1992г., стр.1). 10 мая 1991 года (еще существовал Советский Союз) в речи на З-м съезде народных депутатов Дагестана я сказал: "С этой трибуны задавался вопрос: "Да разве кто-нибудь доказал, что между национальными суверенитетами и межнациональными конфликтами существует причинная связь?" Я намереваюсь доказать, что такая связь есть. Сегодня, когда ни в одной из республик союза нет демократического общественного сознания (что вполне объяснимо), суверенитет служит средством для торжества национального мышления, суверенитет служит средством для создания привилегированного положения одной нации по отношению ко всем остальным. Сплочение в организованную силу в республиках, провозгласивших суверенитет, идет на национальном сознании, организованная национальная сила противостоит всему инонациональному, противостояние выливается в противоборство, противоборство в столкновения, столкновения в кровь. А вы спрашиваете, какая тут причинная связь. Да суверенитет, в условиях торжества национального мышления, служит средством для достижения национального превосходства на суверенной территории -- вот вам связь. Суверенитет и национальные конфликты неразделимы. Даже Прибалтика пошла не по демократическому, а по национальному пути" ("Другое небо", N2, 1992г., стр.5).  Вот объяснение причин происходившего в дудаевской Чечне в течение 91-94 годов. Вот предсказание нарушения прав русского населения Чечни в суверенной дудаевской Чечне, сделанное до прихода Дудаева к власти.
   Из того же выступления (1991 год):
   "И еще одна мысль. Выступающие за суверенитет говорят, что суверенитет даст нам большую свободу. Кому это "нам"? Суверенитет даст большую свободу дагестанскому государству, а не личности. Я хочу свободы, а не суверенитета. В некотором смысле, чем меньше свободы, т.е. суверенитета у государства, тем больше свободы у человека: Советский Союз был суверенным государством в 1938 году, а люди в нем были несвободны. Несколько дней тому назад Советский Союз признал над собой юрисдикцию международного суда ООН по правам человека, т.е. поступился частью своего суверенитета во имя суверенитета личности: у государства свободы стало чуть меньше, и ровно настолько же стало больше свободы у человека.
   Чем больше уровней контроля над "суверенным" государством, тем защищеннее, т.е. свободнее человек в нем". ("Другое небо", N2, 1992г., стр.1).
   Вот несколько идей о суверенитете, полностью приложимых к сегодняшней Чечне:
   "Магомедов как будто не понимает, что снятие внешнего контроля над действиями государства (суверенитет) угрожает личности порабощением ее своим собственным государством -- как это было в сталинском государстве, как это есть в саддамском Ираке. Когда же возможен разговор о суверенитете? Когда есть внутренний контроль общества над действиями государства -- он-то и может заменить внешний контроль. Внутренний контроль общества обеспечивается не только и не столько структурами демократии (которых в нашем обществе еще нет: свободное телевидение, например, налаживается пока только в РФ), сколько демократическим сознанием, чего -- как я сказал -- нет ни в Дагестане, ни в республиках. Я и в самом деле думаю, что Магомедов не вник в кажущееся ему простым понятие суверенитета, он совершил элементарную ошибку, отождествив суверенитет государства с суверенитетом личности, свободу государства со свободой человека".
   "Свобода завоевывается не воздыманием рук несвободными людьми, а личным противоборством старой структуре мысли и поведения. Свобода не завоевывается скопом, ее обретают поодиночке. Общество, не понимающее этого, будет несвободным в любой структуре".
   "Люди у нас (в Дагестане, и в Союзе) не изменились -- в этом причина всех сегодняшних бед. Свободу и новизну надо обретать в старых структурах -- это трудно, но только то, что так обретено, и есть свобода. Старые, несвободные, т.е. не уважающие свободы другого, люди в структурах, созданных для людей иного общественного сознания, несут беду и себе, и другим: идут средневековые национальные войны в суверенных Армении, Азербайджане, Грузии". ("Взгляд", N3, стр. 1, 18 мая 1991 года).  Сегодня можно было бы добавить: и в Чечне. Все идеи полностью приложимы к Чеченскому обществу и объясняют, уже тем, что предсказывают, внутреннюю природу происходящего в Чечне.
   Изложенные выше базовые идеи о содержании и смысле понятий суверенитет, свобода еще не стали элементами общественного сознания не только России, но и Запада.
  

4. "Война в Чечне повысила вероятность превращения России в полицейское государство" (Гайдар, Ковалев)

   Опять, на мой взгляд, тезис прямо противоположный истине и выказывающий непонимание авторами сути происходящего в России и в мире.
   Во-первых, о термине "полицейское государство": Маркс так называл бисмарковскую Германию, Герцен -- Россию Николая I, Ленин -- Россию Николая II и всегда этот термин означал государство не с сильной уголовной полицией, а с сильным политическим сыском, с тайной политической полицией, действующей не по Закону против людей мысли и слова. Каким же образом заранее объявляемые действия, обосновывающиеся ссылками на Конституцию, связываются с политическим сыском, с незаконным преследованием людей, высказывающих мнения, отличные от официальных? Да никаким образом не связываются -- просто громко и по всем каналам прогоняется важно обставленная ложь, рассчитанная на рефлексы обывателя. И на приобретение политического капитала политическими лжецами.
   На самом же деле, на мой взгляд, нынешняя Россия страдает не от излишней полицейской силы государства, а из-за недостаточной силы его.
   Из-за недостаточной полицейской силы государства нам грозит превращение России не в полицейское государство, а в криминальное образование.
   Нам необходимо усиление полицейской силы государства, это усиление -- необходимое условие демократии.
   Тоталитарное государство, принятое считаться государством предельной силы, было, как ни странно это может показаться, государством слабым. Почему? Попробую пояснить на модели с кружками. Кружки свобод и кружки возможностей (что вовсе не одно и то же) личностей и негосударственных организаций были предельно малы. Посему для контроля над ними и, в случае надобности, силового подавления их требовался относительно небольшой кружок государственной силы.
   Аналогия тут с зоной для заключенных: заключенные разоружены, поэтому для контроля над ними достаточно небольшого количества часовых на вышках и дежурной роты в помещениях примыкающих к зоне. Та же ситуация была в Советском Союзе: для силового подавления разоруженного, бедного, лишенного свободы объединяться в неконтролируемые государством организации, народа достаточно было небольшого кружка силы (в Новочеркасске вполне можно было обойтись батальоном пехоты).
   Ситуация резко изменилась с переходом к демократии, с принятием новых демократических законов, предоставлением гражданам страны намного больших свобод и, что намного важнее, намного больших возможностей нарушать теперь уже законы свободы.
   Появились слои очень богатых людей, очень богатых организаций, в том числе и преступных. Это изменило ситуацию: кружки силы и кружки возможностей отдельных людей и преступных сообществ увеличились настолько, что стали соизмеримы с кружками силы государственных формирований.
   И еще одно качественное изменение: резко возросла возможность подкупа сотрудников государственных органов, в том числе и силовых органов. Продажность одного чиновника силового ведомства, проданная им информация о готовящейся против преступников операции, сводит к нулю работу сотен, а то и тысяч честных работников.
   К противоборству с вооруженными современным оружием, организованными и дисциплинированными преступными формированиями одряблевший аппарат тоталитарного государства оказался не готов. Это не говоря о неготовности новых законов, учитывающих возросшие возможности преступных сообществ.
   А господа правозащитники по старой памяти брешут на кажущуюся им, по старой же памяти, всесильной и всемогущей старую государственную машину. (Бывшие диссиденты и трущаяся вокруг них околодиссидентская публика не нашли, к радости преступников, занятия более актуального, чем конференции "КГБ вчера, сегодня, завтра".)
   Увы, инерции старого мышления оказались подвержены не только партаппаратчики, но и номенклатурные правозащитники, номенклатурные демократы.
   Повторяя избитые и не про новую действительность сказанные истины, правозащитники и демократы не доходят до такой истины: к соблюдению законов свободы тоже нужно принуждать.
   Они привыкли протестовать против самого существования аппарата принуждения тоталитарного государства, принуждавшего народ к соблюдению законов несвободы, и по инерции брешут на нарождающееся демократическое государство, призванное обеспечить, в том числе и принуждением, соблюдение законов свободы.
   Полицейское государство? Да: сильное демократическое государство, должное быть куда сильнее тоталитарного. Сильное, в том числе, и своей полицией, и своей армией.

5. "Жители Северного Кавказа -- это романтические герои, они на протяжении всей своей истории боролись за свободу, вот и сегодня маленький, но свободолюбивый чеченский народ борется за свободу, таков уж менталитет гордых кавказцев -- свобода у них в крови"

   Увы, мои оценки прямо противоположны приведенной выше. Логически, приведенная выше оценка опровергается фактом неукорененности в сознании северокавказцев (конечно, не только их) понимания Закона, правильно-построенных законов как необходимого условия свободы.
   Менталитет кавказца, на мой взгляд, ближе всего менталитету латиноамериканцев: та же философия и мораль мачо, мужчины, культ мужчинизма, переходящий в культ силы, в свою очередь переходящий в уважение и почитание людей ("настоящих мужчин"), сумевших силой добиться власти над... почитателями сильных мужчин. От философии мачо логически неизбежен, в политике, переход к авторитарным латиноамериканским режимам. К авторитарности, а не к свободе и равноправию, тяготеют и северокавказцы: логика поклонения не правоте, а силе, логика морали мужчинизма (мачо) рыхлит почву для законного и логичного раболепия, рабства, согласия на неравноправие.
   Хорошо, на мой взгляд, сказал об этом, почти двести лет назад, Гегель: "На Востоке тот почитается счастливым, у кого хватает отваги подчинить себе то, что слабее его, и достаточно ума для того, чтобы не нападать на то, что его сильнее, а в случае необходимости, сразу этому подчиниться. А мудрым считается тот, кто уходит от реальности и действует лишь в речах и сентенциях", и: "... в восточном характере так тесно переплетаются между собой два с первого взгляда противоречащих определения: стремление властвовать над всем и покорное подчинение любому рабству. Над тем и другим властвует закон необходимости. (А не свободы. -- прим. авт.). Господство и порабощение -- оба этих состояния здесь на месте, ибо в обоих царствует одинаковый закон власти. (А не правоты. -- прим. авт. ). (Г.В.Ф.Гегель, Работы разных лет, том 1, стр.214-215).
   Эти идеи ничем не походят на сладкий сироп ученых уверений научного сотрудника Института Востока АН России Арутюнова.
  

6. "Не бандформирования, а вооруженный народ", "Волеизъявившийся народ"

   Аргументы, весь вес которых сосредоточен в слове народ, на меня не действуют или действуют отрицательно: народ за, значит надо было решать иначе.
   Народ проголосовал за Гитлера, ну и что -- он был прав?
   Народ проголосовал за Гамсахурдиа -- ну и что?
   Народ Кубы проголосовал за Кастро -- и что?
   Народ Кубы в состоянии экстатического опьянения (сравни с состоянием митингующих на площади Грозного чеченцев) голосовал "за свободу -- против диктатуры Батисты!" И что? Оказалось, что, как всегда, как в большинстве случаев, народ оказался неправ: он проголосовал за диктатуру куда более жестокую, куда более грязную, карикатурную, паранойяльную -- за диктатуру Кастро, которого не знает теперь как ссадить со своей, народной, шеи.
   Глас народа -- глас божий? Абсолютная неправда. Инструментом истины является человек. Одинокий голос первооткрывателя -- вот глас божий. Через одного, поначалу враждебного народу, человека народ и доводится до истины. Но для этого надо, чтобы до общества, до народа (с трудом выговариваю это не любимое мною, но очень любимое Сталиным, Лениным, Гитлером, Муссолини, Кастро, Гамсахурдиа, Дудаевым, Даниэлем Ортегой, Менгисту Хайле Мариамом, Муамаром Каддаффи, Саддамом Хусейном -- всеми теми, кто вскакивал на шею прославляемому ими народу, слово) мог дойти одинокий голос человека, которому дано.
   Этого-то одинокого голоса пуще смерти боятся прославители народа. Они не дают говорить несогласным с их, быстро возводимым в сан "народного", мнением. Посему слитный, единодушный глас народа -- это всегда признак несвободы.
   Несвободен был СССР, и потому народ в нем был единодушен, несвободна была и Чечня там, где она была единодушна (в дудаевских районах), несвободна была гамсахурдиевская Грузия, ортеговская Никарагуа, кастровская Куба, каддаффиевская Ливия... Там единодушны, потому что несвободны. Чего ж стоит аргументация мнением запуганного народа? И с чего бы это господа журналисты называют дудаевцев "борцами за свободу"? (Сегодня сложилась забавная ситуация: Дудаева признают уже и журналисты преступником, криминальной личностью, а дудаевцев, по инерции, еще продолжают величать "борцами за свободу"). Они борцы не за свободу, а за рабство, за рабство народа под режимом Дудаева. При всех режимах, установившихся в результате "народно-освободительной" идеологии, "народно-освободи­тельных" движений действует структура несвободы -- несогласные уничтожаются, заключаются под стражу, изгоняются, проклинаются. Это общее, ненарушимое правило поведения режимов, приведенных к власти "народно-осво­боди­тельными" движениями. Народно-освободительные движения непременно оказываются народно-поработительными. Случайно? Нет, на мой взгляд, вполне логично и потому неизбежно. Виновен народ, виновна категория народ, виновно возведение этой категории в ранг первой, высшей. Народ, вдруг собравшись на Совет, Курултай, Вече, Митинг, Конгресс, Ассамблею и т.д и т.п. не в силах родить истину, он в силах только проклясть человека не льстящего народу, а говорящего ему, народу, правду о нем -- всегда в этих случаях неприятную.
   Неправда, самообман, нелепица (на манер отождествления суверенитета государства и свободы человека) провозглашаются народами на этих массовых радениях своею целью и ведут их (народы) к несчастьям, к рабству, падению, гибели.
   Все изменится, если не народ станет высшей категорией, а человек, личность. У народа, для которого не народ, как целое, а личность -- высшая категория, и жизнь общества иначе структурирована и государство другое, в нем создаются, действуют структуры свободы. Свободы, под которой должна разуметься только свобода каждого отдельного человека.
   Верховенство народа над человеком, как я указал выше, неизбежно ведет к несвободе личности и, тем самым, к несвободе народа как целого.
   "Не бандформирования, а весь народ". Да нет, раз "весь народ", значит, власть над ним взяли бандформирования. Аргументация народом не проходит, не пройдет.
  

7. "Да разве можно государство ставить выше личности? Да разве можно Конституцию ставить выше интересов человека? Да разве можно Конституцию, какой бы хорошей она ни была, утверждать танками?"

   Вот смысл мартовско-апрельских размышлений бывшего корреспондента радио "Свобода" в Москве, а ныне штатного сотрудника радио "Свобода" в Париже Дмитрия (Мити, как величают его коллеги по радиоэфиру) Волчека.
   "Русская беда в том, -- разъясняет нам Митя, -- что государство опять поставлено у нас выше личности". "Да разве можно государство ставить выше личности, ну пусть закон... а что закон?...неужели ж его ставить выше человека, выше народа? Меня ведь демократы учили, что человек -- высшая ценность, а не какой-то там закон. Это все советский синдром, -- думает вслух на радио "Свобода" Митя, -- мне со стороны-то, из Парижа, виднее, а вот у вас без совета со мною и вышла чечня..."
   Русские мальчики, перенявшие у русских мальчиков конца прошлого -- начала нынешнего века эстафету погубления России и мира...
   Но к делу: с чего это взял господин Волчек, что государство и человек, государство и народ неизбежно, имманентно враждебны друг другу? Это-то заблуждение и есть синдром советской, русской истории: так было, но так не должно быть, так может не быть и в чем-то в России это уже не так. Сегодня государство не навязывает человеку как думать и куда бежать. Сегодня государство ставит целью демократию и свободу, а значит не предписания, а запреты. Но вот запреты, соблюдение запретов должно быть обеспечено чего бы это ни стоило. И если для исполнения запретов необходимы танки, то должны быть танки. Не будет запретов, не будет Закона, не будет Закона -- не будет и человека, о котором, фальшивя в стекла телекамер, разговаривают Волчек, Ковалев, Гайдар, Сванидзе и им подобные. А что будет?
   А будет Томас Гоббс: "... пока люди живут без общей власти, они находятся в том состоянии, которое называется войной, а именно в состоянии войны всех против всех. Люди живут без всякой другой гарантии безопасности, кроме той, которую им дают их собственная физическая сила и изобретательность. В таком состоянии нет места для трудолюбия, земледелия, морской торговли, ремесла, литературы, нет общества, а, что хуже всего, есть постоянная опасность насильственной смерти, и жизнь человека одинока, бедна, беспросветна, тупа и кратковременна" (1651 год). Вот так, господин Волчек: не будет танков, не будет и житья человеку. Не так уж, видно, и противоречат друг другу категории "человек" и "государство", скорее взаимно обусловливают существование друг друга. Государство сегодня плохое? Согласен! А знаете чем оно сегодня плохое? Тем, что не обеспечивает соблюдения отлитых в Законы государства запретов силой там, где иные способы обеспечения не действуют.
  

8. "Но если действия федеральных властей были моральны, то почему позицию России критикуют все страны развитой демократии, все страны бывшего СССР?"

   Ответ очень прост. В сегодняшнем мире куда меньше идеализма, чем было во всем XIX веке или даже в первой половине века нынешнего. Сегодняшнее человечество разъедаемо философией прагматизма -- философией ближней выгоды. Этой-то сиюминутной выгодой (ведущей к потрясениям и катастрофам, но не сегодня, а завтра) и продиктована политика стран Запада в отношении России.
   В эпоху позднего СССР и Запад и многие советские диссиденты (почти все) стремились разрушить коммунистическую империю национализмом и вместо одной на все человечество наднациональной беды породили тысячи частных, национальных бед. Циничные и честолюбивые заменители коммунизма частью не хотели, частью не умели заглядывать в теоретически возможные последствия своих действий.
   Точно так и сегодняшние ближние цели конкуренции на мировых рынках побуждают Америку и Европу ломать Россию тем же проверенным способом поддержания в России атмосферы национальной особности, национальной ненависти, стремления разломить Россию на куски и надолго вывести ее из конкурентного поля (а Россия рвется и на рынок вооружений, и на рынок нефти, и на рынок высших технологий и компьютерных программ, и на политический рынок влияния на Балканы, Ближний Восток, страны Восточной Европы, страны бывшего СССР). Это об Америке и развитых странах Европы.
   Радио "Свобода" цитирует польскую газету: "Голос Ковалева не был услышан, Россия продолжает нарушать права человека в Чечне" (это сегодня, после не имеющей прецедентов террористической акции чеченцев в Буденновске, это сегодня, когда федеральным солдатам запрещают открывать ответный огонь, это после покушения на партнера дудаевцев по "мирным" переговорам генерала Романова).
   Застарелая трехсотлетняя ненависть поляков к русским и не прошедший со времен Варшавского пакта страх движут поляками. Вот причина.
   Украина, Прибалтика -- цитируют и их (так коммунисты в советское время делали: кто бы ни были -- до кучи их, пусть будет побольше, слушателю некогда разбираться). А у них одно на уме: чем меньше России, тем больше у них безопасности. Этим, от страха и ненависти, не до силлогизмов, они намеренно нечестны, это пропагандистская война, покрывающая и оправдывающая участие в боевых действиях на стороне дудаевцев формирований УНА-УНСО, со все той же целью -- ослабить векового врага.
   Ненависть всегда близорука: Великие Державы, Украина и Прибалтика не думают о том, какого врага, воистину нового типа, они взращивают человечеству, -- ближняя цель им застит дальнюю. Да и есть ли у нынешних мировых и национальных правителей человечная дальняя цель и дальний взгляд? -- им же все некогда, успеть бы о собственной карьере побеспокоиться. Это ответ по Украине и Прибалтике.
  

9. "Правозащитники должны защищать права человека только от нарушения их государством,
но ни в коем случае не от нарушения
их преступниками"

   С.Ковалев с извиняющейся за наше непонимание улыбкой объясняет нам, что к соблюдению прав человека призывать следует только государство и бороться следует только с нарушающим эти права государством, но никак не с нарушающими те же права человека преступниками и преступными сообществами. Почему так? А потому, что государство, кроме как правозащитникам, некому призвать к порядку, а преступников... преступников пусть судят по уголовному кодексу, тут процедура налаженная, механизм известный...
   Так ведь не давала армия Дудаева в Чечне применять процедуру привлечения к суду по статьям уголовного кодекса.
   Оттого туда и танки пошли, что танками сопротивлялись дудаевцы применению правосудия к нарушителям прав человека в Чечне.
   С.Ковалев боролся не с нарушителями прав человека в Чечне, а с правозащитным механизмом государства.
   Ведь сотни тысяч русских были изгнаны из Чечни, сотни, а то и тысячи убиты, десятки тысяч обкрадены, подвергнуты насилию, унижениям, издевательствам. Ведь это было массовым преследованием людей по национальному признаку. Русским говорили: "Мы ваших жен будем иметь, а вас сделаем нашими рабами". Было это нарушением прав человека? Длилось это нарушение прав человека в Чечне в течение трех лет? Было. Длилось. Отчего ж не поднимался вопрос о нарушении прав русских в Чечне штатным защитником прав человека в России?
   Ко мне в 92-м году обратился житель Грозного Владимир Пархоменко с рассказом о тяжелом положении русских в Чечне и с просьбой защитить их права. Я ответил, что главным моим средством защиты прав человека является гласность и что я готов и сам выступить и опубликовать его выступление в своей газете, но она выходит редко -- раз в год, хорошо бы опубликовать его сообщения в центральной печати, для этого нужно составить заявление, которое подписали бы русские жители Чечни, -- это был бы в некотором роде документ. Что в Москве есть уполномоченный по правам человека С.Ковалев, можно попробовать обратиться -- с заявлениями русских жителей Чечни -- к нему, чтобы он поднял этот вопрос в парламенте.
   Пархоменко сделал все, как я сказал: составил заявление, русские жители Чечни его подписали, поехал в Москву на прием к Ковалеву, и Ковалев его не принял. Пархоменко отдал свои материалы Полежаевой в "Российскую газету" и они там публиковались в начале 95-го в рубрике "Белая книга преступлений режима Дудаева в Чечне" чуть ли не в 20-ти номерах газеты. В.Пархоменко приезжал ко мне в 95-м году, рассказывал как с угрозой для жизни, на себе вывозил эти материалы из Чечни.
   С.Ковалев в первые месяцы этого года, а Шелов-Коведяев несколько дней назад в передаче радио "Свобода", защищаясь от обвинений в умышленном замалчивании сообщений о нарушениях прав человека русского населения Чечни, заявляют: "Ковалев дважды подавал письменные служебные записки президенту на эту тему!" Но ведь это не оправдание: о нарушении прав мирных русских жителей Чечни вы писали тайные, невидимые-неслышимые обществу и миру записки президенту, а о нарушениях прав попавших в пункты фильтрации дудаевских боевиков или применении силы к селам, оказывающим вооруженное сопротивление федеральным войскам, вы писали не тайные записки президенту -- вы кричали об этом с экранов телевидения и с трибун международных форумов. Во время Ковалевских наездов в Чечню русские жители Чечни ловили его, а он от них бегал.
   Почему ж так? Потому что решил Ковалев: на защите русских в Чечне Нобелевскую премию не заработаешь, наоборот: назовут шовинистом и империалистом, и потом: будешь говорить о русских в Чечне и страшное дело получится: Дудаев не совсем правым выйдет, и основания для ввода федеральных сил в Чечню появятся.
   Никак нельзя было Ковалеву говорить о русских, неполитично это было и непрагматично. И сегодня табу на информацию об отношении чеченцев к русским в Чечне не преодолено. По материалам телевидения не удержишься от коллажа:
   Русские казаки говорят в камеру: "Не дают детям проходу..."
   Мальчик перед камерой: "Вчера одного пацана в школе побили..."
   Ну, значит, пора выводить российские войска, -- это уже я шучу.
   Мы говорим: у нас кризис журнализма, кризис в армии, кризис парламентаризма. Так давайте признаем: у нас и кризис правозащитничества, чего ж его-то обходить.
   Давайте признаем: Ковалев циничный и преступный политик, приносящий русское население Чечни и чеченское население не поддерживающее Дудаева в жертву политической кампании: "С.Ковалев защищает права этнических меньшинств или как там... права человека в России".
   -- Да, но ведь в Чечне русские -- этническое меньшинство.
   -- Это уже детали. Сегодня не до этих тонкостей.
   Кризис журнализма, кризис правозащитничества.

_____________

  
   -- То, что сегодня происходит в России, -- это уже не внутреннее дело России!
   Правильно. А почему вы, г.г. Ковалев, Юшенков, Шейнис, Пономарев, Старовойтова, Якунин и т.д., оставляли внутренним делом Чечни то, что происходило в ней? Почему вы, вместе с Дудаевым, не даете происходящее в Чечне сделать внутренним делом России, хотя по праву, по закону оно внутреннее дело России? Почему нарушения прав человека дудаевским режимом не ставятся делом международного сообщества, всех международных правозащитных организаций?

   С.Ковалев ловко устроился: он будет воевать только с государством -- сегодня это безопасно и политически выигрышно, а с преступностью пусть борется проклятое государство -- с ней бороться опасно, да и немодно это сегодня.
   Нет: защитник прав человека должен бороться против попирающих их, кем бы они ни были -- государством, преступниками или народом.
   Сегодня главным источником нарушения прав человека в России является криминализованное народное сознание.
   Криминализованное национальной идеей сознание части чеченского народа -- единственный источник преступной войны в Чечне.
   Ковалеву этого не сказать.

10. "Почему ж так бросились нынешние демократы защищать дудаевцев, поднявших мятеж против страны, в которой они жили полтора столетия?"

   Нынешние политические мыслители такого вопроса не ставят. Отвечаю. Выше я писал, что в эпоху позднего СССР Запад и советские диссиденты стремились разрушить советскую империю энергией национализма народов ее населяющих, такова, в частности, сквозная идея сборника статей Солженицына-Шафаревича "Из-под глыб" (1974 г.). Но уже и раньше особенно бережно поддерживались люди и группы, говорившие не о правах человека, а о "правах народов", то есть люди не идеи человека, а национальной идеи. Советская интеллигенция уже тогда, с конца 60-х, не объявляя об этом, перешла на позиции политического прагматизма, что, на мой взгляд, тождественно политическому цинизму: "благородством, идеализмом коммунистический режим не изменить, надо быть реалистами, надо с коммунизмом бороться не высоким, а реальным: национальными инстинктами".
   В колониях и тюрьме не-националистов можно было пересчитать пальцами одной руки. Ни среди грузин, ни среди армян, украинцев, прибалтов таковых не было.
   Собственно-демократов, или, как называл меня Деньга Халидов, чистых демократов в России и СССР почти не было, были так называемые национал-демократы, на них-то, после падения коммунизма, и пытались строить старовойтовы демократию в регионах. Сами проповедовавшие национальные суверенитеты, нынешние номенклатурные демократы морально не способны выступить против философии национальной идеи, против суверенизации, против "права на отделение" и, в конечном счете, против "национально-освободительных" войн. Вот и Ковалев не способен.
   И потом: мода на национал-демократию на Западе еще не прошла, хотя, на мой взгляд, отход от нее наметился. А раз не прошла, значит, международные организации признают тебя демократом, только если ты будешь "защищать права национальных меньшинств", даже если эти меньшинства таковы, что от них самих впору защищаться. Даже если эти меньшинства агрессивны и неправы. Хочешь, чтобы тебя считали демократом, защищай национальные меньшинства от "угнетающего их национального большинства" (защищай раскаленный нож (меньшинство) от масла). Ковалев хочет, чтобы его считали, потому защищает дудаевцев. Потому ж защищают их Старовойтова, Гайдар, Юшенков, Якунин, и т.д и т.п. Потому, что на форумах им аплодируют за притормаживание России.

11. Победа

   Победа одной из сторон в гражданской войне может оказаться поражением для народа. Чеченцы и защищающие их российские демократы этого не понимают. Но ведь так оказалось после гражданских войн в России, на Кубе, в Никарагуа, Вьетнаме, Эфиопии. Победа Д.Дудаева в нынешней гражданской войне Чечни со всей остальной Россией обернется поражением для народа Чечни. "Это несомненно". Победа -- не аргумент -- этого наша публика не понимает. Она воспитывалась на том постулате, что победа и только победа аргумент. А сообразить, что, идя от победы к победе, мы потерпели неслыханное в истории поражение, -- ума не хватает.

12. Геополитика

   На наших глазах устанавливается еще одна опора исламского фундаментализма -- в Чечне, на юге России, в геометрическом центре Северного Кавказа. Опора, окажущая и уже оказывающая давление на все республики Северного Кавказа и на все три государства Закавказья. Утверждение этой опоры -- опоры философии, морали, политики и культа насилия, культа оружия, культа войны как образа жизни -- будет созданием на Кавказе стационарного источника дестабильности. Пока этот источник -- Чечня -- не обрел постоянства, но очень хочет его обрести и при нерешительной политике окаймляющего его политического пространства может обрести.
   Мы можем получить у себя под боком государство, официальной идеологией которого будет терроризм, а образом жизни война.

13. "Ельцин сам расстрелял конституцию, парламент, законность и демократию 4-го октября 1993 года и не ему говорить о восстановлении власти Закона в стране"

   Так заявляют сегодня в ходе начавшейся избирательной кампании господа Руцкой и Румянцев. Никак не могу с ними согласиться.
   Пятого апреля 1993 года, за шесть месяцев до Указа Ельцина N1400 я в передаче Дагестанского республиканского телевидения "Вазиф Мейланов: размышления после съезда" заявил: "Я пришел к выводу, что у нас Конституции нет. Нет Конституции, потому и соблюдать нечего и бороться за соблюдение чего нет. Теряет смысл само существование Конституционного Суда".
   "...Преступен и Конституционный Суд: потому что такую Конституцию не соблюдать нужно, а с ней бороться и немедленно принимать новую. Узаконивая нынешнюю Конституцию, мы узакониваем произвол тысячи человек. Мы ввергаем страну в хаос..."
   Это я говорил за 6 месяцев до Указа, поэтому для меня Ельцин закона не нарушал, конституции не нарушал, ибо не было чего нарушать, не было Конституции.
   Доводы мои о том, что текст, считающийся Конституцией, таковою не является, в трех дискуссиях 5 апреля, 21 сентября и 4 октября 1993 года не то, что опровергнуты, а и поколеблены не были, да и не могут быть поколеблены.
   21 сентября 1993 года в теледискуссии на следующий после объявления Указа день я сказал: "И, наконец, по поводу переворота, устроенного Ельциным. Очень странный это переворот, друзья. Человек взял и сказал: "Никого пальцем не трогаю, ни одной свободы парламента и кого бы то ни было не задеваю, всего лишь назначаю новые выборы на ваши и на мое места". Это самый демократичный, самый ненасильственный, самый гуманный выход из создавшегося положения. Единственно-возможный, потому что нету Конституции, а парламент отказывается ее принимать".
   To, что было мною сказано 2 года назад, не понято до сих пор, этим непониманием пользуется политическая чернь, отравляя народное сознание.

14. Категориальное взаимодействие национальной идеи и народа

   "Гамсахурдиа открыл счет национальных вождей, атаманов, фюреров на территории бывшего Союза. Национальная идея неизбежно ведет к вождизму: "Одна нация -- одна партия (одно движение) -- один фюрер", -- говорил Гитлер. Национальное ослепление, национальный экстаз, национальная одурь не терпят несогласных. Национальная идея начинается с народопоклонства, а кончается тем, что воплощением народной воли признается национал-лидер, национал-фюрер и каждый возражающий ему объявляется врагом нации. Народ не успевает понять, в чем дело, как оказывается уже порабощенным: возражать национальному вождю уже нельзя: "вы подрываете единство народа!", "объективно вы льете воду на мельницу наших врагов!". Так произошло с Гамсахурдиа, так произошло с Дудаевым". ("Другое небо", N2, 28 августа 1992г. стр.6).
   Это написано и напечатано в августе 1992 года. Все последующие события подтвердили и подтверждают мое толкование смысла происходящего в Чечне.
   Я уже тогда предсказал грозящие миру от национал-освободителей, национал-демократов и просто националистов беды. Госпожа Боннер в эти годы в "Русской мысли" бормотала о "милом грузинском национализме".
   Нет, мадам: милого фашизма не бывает.

15. Так все-таки преступления в Чечне творятся отдельными преступниками или народом?

   Вовлеченность народа в грабежи поездов была тотальной, грабеж стал поистине народным делом. Сестра аварца, женатого на чеченке и живущего в чеченском селе, рассказывает о брате: он работает трактористом и не хотел идти грабить идущий в Дагестан товарняк, так старики села велели: нет уж, идти надо всем селом, чистеньким хочешь остаться, не позволим, подгоняй трактор.
   Здорово напоминает сцену убийства жителями села конокрада в "Фальшивом купоне" Л.Толстого: "Все, все бей!" Всем миром бей. Всем миром воруй.
   Аналогия корректна: там работает общинное сознание, круговая порука, тут работает племенное общинное сознание, круговая порука. И тут и там осознанно делается ставка на вовлечение всех, всего народа в преступление. Это то же заложничество: чтобы не судили, ибо вовлечены все, а разве ж можно судить народ. Да, наверное, можно и нужно. Истину надо признавать, какой бы неожиданной и противоречащей демократическим догматам она ни была. К вопросу о том можно ли судить народ мы вернемся ниже.

16. Необходима десакрализация
категории "народ"

   Самое время перейти к следующему тезису: должно быть десакрализовано само понятие, сама категория "народ".
   В России (да и в Дагестане) произошла грубая, хамская десакрализация самой идеи Власти (чего, на мой взгляд, делать не следовало. Носители власти -- да, должны были быть лишены ореола священности, но идею власти, идею государства дискредитировать губительно для общества), а вот что следовало сделать, не было сделано: не была проведена десакрализация категории "народ". Эта мина осталась, и она взрывается на каждом шагу, во всех странах. Виной всех сегодняшних бед я считаю народ, народы.
   В 89-м году я писал в "Русской мысли": "Афинская демократия не знала границ. Русское народопоклонство не знало границ. Пресмыкательство интеллектуалов мира перед большевистским принципом большинства не знало границ. А я говорю: суверенитет народа ограничивается суверенностью личности, права народа -- правами человека. Народ не всех законов выше, есть писаные законы, которые выше народа, выше человечества, законы, соблюдение которых -- одна из целей существования человека и человечества.
   -- Ну, а вот принял народ расчеловечивающий его самого закон -- и что ему сделаешь?
   -- А вот тут вторая моя теза: народ может быть преступен. Народ, посягнувший на права личности, на ее право думать и говорить, использовать свою жизнь для понимания и распространения достигнутого понимания, такой народ преступен".
   Посему аргументация народом -- это не аргументация. "Раз народ в бандформированиях, то это не бандформирования" -- не проходит. Ибо народ поддается криминализации бесконечно легче, чем отдельная личность (которая может ей и никогда не поддаться). Народ и в прошлом легко поддавался криминализации: механизмом служит ложная идея (большевистская, фашистская, национальная), -- ну, а как легко он поддается криминализации сегодня, мы видим у себя в Дагестане.
   Обожествление категории "народ" сыграло злую шутку с Гайдаром: он провалился на выборах 93-го со своим нелепым, потому что ни на чем не основанном, тезисом: "Я верю в здравый смысл нашего народа" (какие, интересно, поводы для такой веры дал ему наш народ?), этот провал его не научил, экономист-прагматик, в политике он остается заклинателем.
   Ковалев постарше, он к народу относится по-сталински -- как учили в сталинской школе. Его вера (если она у него в самом деле есть), в непогрешимость народа, в невозможность для него впасть в заблуждения и в преступный образ жизни вызывает у меня в памяти заклинания пламенного вождя узбекского народа У.Юсупова на XVIII съезде РКП(б): "Не обманешь народ!" Как раз народ-то и обманешь, а вот насчет отдельных его представителей... всегда найдется хотя бы один, которого не обманешь (что видно и на примере Чечни).
   У Ковалева, как у большевиков, моральность обосновывается арифметическим большинством (в случае Ковалева -- чеченского народа). Но ведь большинство немецкого народа голосовало за Гитлера и до первых военных поражений на восточном фронте так и продолжало единодушно его одобрять и горячо поддерживать. Верный логике Ковалева и большевизма, Сталин именовал Гитлера (до июня 41-го) "любимым вождем немецкого народа". Большевистская, сталинская закваска крепко сидит в демократах, правозащитниках, философах, политологах среднего, не говоря уже о старшем, поколения.
   Ведь и за Гамсахурдиа проголосовало 90% населения Грузии. Народ и тут был прав? А почему ж он теперь признается, что был неправ?
   Не стоит ли признать, что народ, там, где он почти единодушен, почти всегда неправ? Что, если большинство народа поддерживает людей, односторонне провозгласивших суверенитет и взявшихся завоевывать новый статус оружием, если он, народ, пошел в банды, то не банды обрели статус законности, а народ обрел статус преступности.

_____________

  
   Категория "народ", апелляция к мнению народа, аргументация народом были центральным стволом идеологии и практики тоталитаризма -- и фашистского, и коммунистического -- и, по определению, идеологии национализма.
   Большевики ласково потрепывали народ по холке, называя его и только его творцом истории, прежде чем вскочить ему на хребет и, пришпоривая расстрелами, погнать к коммунизму.
   Фюрер превозносил германскую нацию и арийскую расу прежде чем стать олицетворением нации и погнать ее, как скот, на убой.
   Сегодня Дудаев во имя народа берет народ в заложники, лишает его крова и хлеба, гонит 14-летних несмышленышей на войну, подставляет женщин, стариков и малых детей под бомбы, лишает народ права свободно выразить свою волю на выборах -- во имя народа, а народ позволяет ему подчинять себя, как позволяли то же делать с собой немцы Гитлеру.
   Чары большевистских заклинаний "именем народа" должны быть развеяны, понятие "народ" должно быть лишено статуса священности и непогрешимости.
   У никогда не думавших, никогда не принимавших самостоятельных решений людей представления о демократии так же примитивны, лубочны и нелепы, как представления комсомольцев о светлом будущем.
   А.Козырев так же примитивен, как С.Ковалев: в этого года телебеседе с журналистом А.Карауловым Козырев заявил, что положение "народ всегда прав" носит общий характер и справедливо в любом обществе.
   Сегодня задача не столько в изменении взглядов людей, исповедующих коммунизм, сколько в изменении представлений людей, считающих себя демократами.

17. А нет ли прецедента лишения ореола священности категорий "народ"
и "государственный суверенитет"?

   Есть такой прецедент, как нельзя более актуальный сегодня. Уже в 1992-м году я проводил аналогию между дудаевским, гамсахурдиевским и гитлеровским режимами и идеологиями. Продолжу аналогию и на моральную оценку этих режимов и на методы борьбы с ними.
   Может ли быть виновен целый народ? Можно ли обвинять весь чеченский народ в преступлениях, творившихся и творящихся на территории Чечни со времени прихода к власти Дудаева?
   Но ведь ответ дан решениями Потсдамской конференции: "Союзные армии осуществляют оккупацию всей Германии, и германский народ начал искупать ужасные преступления, совершенные под руководством тех, которым во время их успехов он открыто выражал свое одобрение и слепо повиновался.
   Союзники не намерены уничтожить или ввергнуть в рабство немецкий народ. Союзники намереваются дать немецкому народу возможность подготовиться к тому, чтобы в дальнейшем осуществлять реконструкцию своей жизни на демократической и мирной основе. Если собственные усилия германского народа будут беспрестанно направлены к достижению этой цели, то для него будет возможность с течением времени занять место среди свободных и мирных народов мира.
   Убедить немецкий народ, что он понес тотальное военное поражение и что он не может избежать ответственности за то, что он навлек на себя, поскольку его собственное безжалостное ведение войны и фанатическое сопротивление нацистов разрушили германскую экономику и сделали хаос и страдания неизбежными". ("Тегеран. Ялта. Потсдам". Москва, 1970, стр. 386, 388).
   Итак, оккупация может быть демократической и ставящей целью демократию.
   Итак, народ может быть признан преступным и обязанным, и принужденным искупать преступления, совершенные под началом тех, кому он открыто выражал свое одобрение.
   Германия была лишена суверенитета, Германия была лишена собственной государственности, ибо оставление германскому народу государственной независимости грозило мировой войной, а тем самым и смертельной опасностью человечеству.
   Итак, государственная независимость, в случае абсолютно аналогичном чеченскому, была признана смертельно опасной для окружающих и потому недопустимой.
   Вот моральная основа для введения войск в Чечню и, быть может, как только станет очевидна смертельная опасность Чечни, чеченизма, чеченской морали и чеченского целеполагания для всего человечества, эти соображения станут моральной основой для введения новых союзных войск в Чечню и действий с нею в полной аналогии с действиями в отношении гитлеровской Германии.
   В марте 1983-го года в Чистопольской тюрьме я писал: "Оттого, что закрывали глаза на внутреннюю политику государства, с которым строили отношения, от неестественной этой и подловатой практики и произошел Мюнхен. Мы живем во времена, когда не можем и не должны, строя межгосударственные отношения, спокойно смотреть, как созревает государство-преступник, как натаскивается народ на высший уровень злобности к не таким, как он сам, как он обретает эту злобность... Это уже не внутренние дела, или это дела, которые суть откровенная предпосылка дел внешних". (Вазиф Мейланов "Из первых рук", Махачкала, 1990, стр.27).
   Тогда, в 83-м, эти рассуждения относились к Советскому Союзу, сегодня в 1995-м, эти рассуждения полностью приложимы к дудаевской Чечне. Оттого, что закрывали глаза, имевшие свободный доступ к российским средствам массовой информации, Ковалев и Гайдар на внутреннюю политику Чечни, от неестественной этой и подловатой практики и произошла вся сегодняшняя Чечня. Оттого, что облеченный властью господин правозащитник спокойно взирал, как созревает государство-преступник, как натаскивается чеченский народ на высший уровень злобности к не таким, как он сам, как он обретает эту злобность, и произошла чеченская война. В немалой степени из-за трусливой преступной политики проползших к власти Ковалевых, Гайдаров, Юшенковых, Шейнисов, Старовойтовых и т.д., сегодня гибнут солдаты, женщины, дети.

18. Принцип "pereat mundus, fiat justitia!"
не может быть ослаблен

   Вот особенность его. Это не означает, что для торжества юстиции необходимо разрушать мир: если торжества Закона можно достигнуть без разрушения мира, то ради бога. Но "мир" должен знать, что торжество Закона будет установлено. Что закон не отступит только потому, что за торжество юстиции придется платить слишком большую цену. Если "мир" не готов платить любую необходимую для торжества Закона цену, то такой "мир" непременно погибнет. Зло (преступники) будет знать, что надо упереться до некоего конечного предела, -- и Закон отступит. И все -- с Законом, с идеей Закона будет покончено. До конечного предела упереться ничего не стоит. Зато потом, выстояв, можно станцевать победу над Законом. Для преступника эта цель стоит каких угодно трат.
   Чего стоит Закон, ставящий целью не достижение результата, а достижение лишь некоего уровня усилий по достижению результата? Да ничего он не стоит. Если сегодня закон в России чего-то стоит, то только потому, что не прекращаются действия по достижению торжества Закона в Чечне.
  

Махачкала, ноябрь 1995 года

_________________

19. "Я договариваюсь с субъектами силы"

   -- говорит генерал Лебедь. т. е. не с субъектами правоты, или хотя бы права, а -- подчеркнуто -- силы. Но ведь субъектами силы являются и организованные преступники -- Лебедь это понимает и сознательно идет на сотрудничество и договор с преступниками. Это аморализм, и Лебедь осознанно аморален.
   Как аморальны в сегодняшней России почти все журналисты, тележурналисты, депутаты, правозащитники.
   Вся эта пишущая, пляшущая и глаголящая с экрана публика (и сорокалетняя молодежь, в отчаянии провозглашающая себя элитой, и старики, вдруг обернувшиеся демократами, и люди, пока официальным судом не признанные преступниками, но народной молвой (у нас в Дагестане) и общественным мнением, безусловно признаваемые таковыми) радостно поддержала Лебедя.
   Аморальность и есть главный и неустранимый порок Лебедя-политика.
   Об этой особенности нынешних российских политиков (конечно, не только российских) я писал в 1994 году в статье так и озаглавленной: "Один из аморальных принципов нынешней политической жизни":
   "Как это совпадает с отрицанием депутатом Е. Амбарцумовым изречения "Pereat mundus, fiat justitia!". Боннэр призывает к тому же: пусть погибнет юстиция, лишь бы сохранился мир... Я отвергаю эту убогую, аморальную мудрость людей, не обладающих духовной силой, потребной для честности.
   Этот недальновидный прагматизм, эта жалкая попытка сохранить "мир" любой ценой уже губят страну.
   Только тот мир не погибнет, в котором торжествует юстиция. И только тот мир прочен, который стоит на силе закона". (Август 1994).
   Лебедь надеется обойти мои теоремы. Он надеется на прочный мир, стоящий не на законе, а на договоре с людьми, являющимися, по законам государства, которое Лебедь представляет, преступниками.
   Оценка хасавюртовских соглашений Лебедя дана мною за два года до их подписания: "Этот недальновидный прагматизм, эта жалкая попытка сохранить "мир" любой ценой уже губят страну" и "Только тот мир не погибнет, в котором торжествует юстиция. И только тот мир прочен, который стоит на силе закона".

20. "Атаман без золотого запаса --
не атаман"

   -- воспитывает нас Лебедь. Так ведь в Германии тоже в 1933-м году "субъектами силы", "атаманами с золотым запасом" стали нацисты. Но ни мировая общественность, ни даже коммунистический Советский Союз на этом основании не третировали проигравшую сторону -- антифашистов, как "атаманов без золотого запаса" (хотя немецкое национальное золото было, конечно, не в их руках). Да и проигравшими их считали далеко не все. Благородные люди, которых в тогдашнем человечестве было куда больше, чем в нынешнем, не считали проигравшими Бертольда Брехта, Томаса Манна, Эриха Марию Ремарка, Германа Гессе: в их случае "проиграть", т.е. остаться открытыми противниками победителей, было намного труднее, чем перейти на сторону победителей, разделив чувство национального подъема с большинством германской нации.
   Мир признавал моральную правоту и моральный золотой запас тогдашнего меньшинства немецкой нации и именно это меньшинство считал (и правильно делал) будущим немецкого народа.
   У несколько примитивного, как все, претендующие на статус супермена, Лебедя иной взгляд на вещи: вы проиграли, а потому неправы.
   Да не Хаджиев проиграл, а все мы, человечество, проиграли в Чечне.
   Что делать? А вот что: даже заключая с преступниками мир, надо оставлять их преступниками, а не уравнивать морально тех, кто начал войну, кто планировал и осуществлял захват заложников, кто убивал безоружных и больных, женщин, детей, новорожденных, -- и тех, кто, даже борясь с преступниками, делал все возможное для того, чтобы не пострадали невинные.

21. "Армия небоеспособна"

   Это вы, лебеди, сделали ее небоеспособной. Это "демократы", имевшие допуск к средствам массовой информации, сделали ее небоеспособной.
   Но если даже и так, то не только честнее, но и спасительнее для государства назвать заключаемый Лебедем мирный договор так, как назвал аналогичный Хасавюртовскому Брестский договор политик Ленин: похабным, позорным, вынужденным, а навязавших его людей так же, как называл навязавших ему Брестский мир все тот же Ленин: преступниками, уголовниками, бандитами.
   Открыто заявленная позиция, называние зла злом и есть победа над неправой силой. Она -- залог появления новой силы под отстоянную перед лицом неправой силы правоту.
   Лебедь зовет Хасавюртовский мир победой. Эта фанфаронада никого не обманет. Этот мир -- не победа, а поражение государства в борьбе с преступностью, поражение в попытке государства обеспечить соблюдение демократических Законов, поражение в попытке установить новый принцип разрешения исторических проблем -- не силой оружия, как это сделали дудаевцы, а человеческим разговором.
   Это поражение идеи Закона в России. Оно ведет к беде и Россию, и мир, не принесет оно, это поражение, ничего хорошего и Чечне.
   Ни о какой свободе там, конечно, не может быть и речи.

22. "Лишь только б не было войны..."

   -- убеждают вчера -- советские, сегодня -- демократические российская пресса и российская интеллигенция.
   Так ведь миром заклинали и чемберлены и сталины в 38-м, 39-м годах. Аморальная политика уступок преступникам и преступным режимам (преступающим не только Законы, но и заповеди, входящие в определение человека) мира не принесла.
   Потерпит (и уже терпит) крах и нынешняя аморальная политика "договоров с субъектами силы" Лебедя.
   Почему потерпит? Потому что соблюдение правильных законов (имеющих целью обеспечение свободы слова и остальных прав человека) является необходимым условием построения правильных социальных пирамид, устойчивых и жизнеспособных обществ.
   Позволение нарушать закон ставит на верх общественной пирамиды лебедевских "субъектов силы" -- людей, умеющих разрушать, отбирать, убивать, а не созидать (большевиков, гитлеровцев, дудаевцев, басаевцев), они и разрушают: и свои народы, и чужие, и человечество в целом.

23. А кто, собственно, сегодня является субъектом наибольшей силы?

   Впрочем, строго говоря, субъектами наибольшей силы пока являются демократически продвинутые народы, а не уголовные образования. Да и у нынешнего российского государства военной силы, призванной стоять на страже демократических законов, достаточно, чтобы, если ничем другим невозможно, силой добиться их соблюдения.
   Но не даёт применить правую силу и тем губит и демократию, и страну демократическая чернь, имеющая в российских и иностранных средствах массовой информации монополию на распространение своих толкований происходящего -- сорокины, шараповы, ковалевы, григорьянцы, юшенковы, шейнисы, явлинские, боннэр, яковлевы, голембиовские, яковы, гритчины, окуджавы, ахмадулины, приставкины, лошаки, кабаковы, сараскины, гинзбурги, волчеки, подрабинеки и т.д. и т.п.
   Чеченские уголовники-националисты оружием и заложничеством, а российские уголовники-демократы лживой демократической фразой, как воровской фомкой, взламывают российскую государственность.

24. "Удугов один победил пропагандистскую службу российских властей, решившихся обеспечить торжество закона и на территории Чечни"

   Один? Но ведь удуговым помогали лгать все российские газеты, все российские телекомпании, радио "Свобода", парижская "Русская мысль", Совет Европы, английская "Би-би-си", "вся российская интеллигенция", все российские "правозащитники", все украинские "правозащитники", все польские "правозащитники". Да кто в мире-то был против Удугова, Дудаева, Басаева, Радуева, Масхадова, Яндарбиева?
   Похоже, я один и был. Выступил несколько раз на относительно доступном мне Дагестанском телевидении, но героические корреспонденты "Вестей", "ОРТ", "Известий" и т.д. и т.п. ни словом не обмолвились о моей позиции.
   Гласность та же, что была у меня в тюрьме: кричи в камере -- тюремщики слышат, но ведь никому не сообщают. Кричали и русские в Чечне, как в камере, но тюремщики-журналисты, тюремщики-демократы, тюремщики-прав­озащит­ники крика не разгласили. У них свобода слова только на демократическую кликушу Сорокину распространяется (ну и, конечно, на "демократа" Ковалева -- это само собой).
   А вы говорите: один Удугов... Да нет: Удугов, Ковалев, Сорокина, Ю. Ким, В. Войнович, С. Григорьянц, Е. Боннэр, А. Гинзбург, Д. Волчек, В. Яков, Н. Гритчин, Б. Окуджава, Б. Ахмадулина, Говорухин-младший, Алексей Самолетов, А. Подрабинек -- они и помогали удуговым оправдывать убийства молодых русских солдат, захваты и убийства заложников, расстрелы мирных жителей Буденновска и Кизляра.
   Не-е, Удугов был не один. С ним было все прогрессивное человечество, и вся, самая демократичная в мире, русская интеллигенция. А вы говорите: Удугов один...
   Опять, как Тимирязев нарождающееся уголовное государство Ленина, уголовную государственность яндарбиевых принимаете за демократию. Опять, как Мережковский Гитлера за Христа, принимаете уголовную диктатуру дудаевых-басаевых за демократию, за свободу... Опять, как в годы золотые, не стесняетесь писать, зная, что оппонентам вашим распространять ими написанное не дают. Опять стремитесь угодить -- не политбюро, как раньше, а демократическому политбюро: Совету Европы, радиостанции "Свобода", Нобелевскому комитету. Опять не по силам вам находить истину и устаивать против уголовников, это потруднее будет, чем, отдаваясь уголовникам, зарабатывать себе у Запада, у чемберленов-гульдиманнов демократическое имя -- на крови молодых русских солдат и русского населения Чечни.

25. Верна ли аналогия С. Кондрашова?

   Станислав Кондрашов в недавней статье в "Известиях" сравнивает чеченскую войну с вьетнамской.
   Что же у них общего? Вьетнамская -- война между двумя государствами (еще и отстоящими друг от друга на тысячи километров), чеченская -- перемещение войск в пределах одного государства, введение их на территорию, на которой незаконные субъекты власти и силы оружием добиваются изменения статуса территории, открыто, гласно, массово нарушают права сотен тысяч людей на жизнь, на неприкосновенность личности и жилища, на мир и покой. На территорию, на которой преследование русских стало нескрываемой политикой властей. На территорию, жители которой не могли больше рассчитывать на защиту Закона.
   Государство ввело (и обязано было ввести) войска, имея конечной целью защиту Законом "прав человека" людей, живущих в Чечне.
   Чечня три года (1991-1994) жила без законов, без какой-либо защищенности "прав человека" русского населения Чечни. А "защитники прав человека" в России и правозащитные организации Европы и мира ни словом не обмолвливались о массовых преследованиях русского меньшинства в Чечне и чеченцев, не поддавшихся национально-освободительной идеологии уголовников.
   Нет, г. Кондрашов, тут скорее аналогия с ситуацией начала века в России, с временами войны 14-го года и февральской революции 17-го.
   Та же страшная ошибка русских народолюбцев, гуманистов, демократов и социал-демократов, то же преступное оправдание морали террористов (эсеров и большевиков), та же капитуляция перед аргументацией силой ("критикой оружием"), церетели -- перед лениными, то же заискивание и испуг перед кучкой людей с моралью преступников, готовых на все ради захвата власти (в такой же момент ослабления государства войной и переменой строя), так же оправдывающих свои действия "интересами и волей широчайших масс" (не эту ли "волю и интересы", по мысли "демократического" российского телевидения, должны символизировать оскаленные и немо орущие в стекла телекамер лица женщин с чеченских митингов), та же потерянность интеллигенции перед толпой, чей бессмысленный и безрассудный бунт просвещенная часть общества обязана останавливать своей моральной твердостью и новыми пониманиями.
   Запад потому стал Западом, что высшие классы его обществ умели в эпохи революций противостоять разрушительным интересам толпы, низов общества.
   Карл Маркс очень сетовал на это "ренегатство" и "непоследовательность" высших классов во всех буржуазных революциях 19-го века. А почему, собственно, "ренегатство"? Образованные классы что ли когда-то обещали во всем следовать "воле широчайших низов"? Никак не хотели верхи нормальных обществ последовательно разрушать свои общества, и потому эти общества живут сегодня лучше России, проведшей самую последовательную из революций 20-го века.

26. "Народ сделал свой выбор"

   Ковалевская аргументация народом: "правы они или неправы, но они (то бишь, чеченский народ) это (отделение от России) выбрали, а раз выбрали, то все: "народ -- последняя инстанция", "глас народа -- глас Божий", "с народом воевать нельзя".
   Ну, во-первых, глас народа почти всегда не глас Божий, во-вторых, с народом воевать приходится: например, с немецким народом, превращенным на время нацистами в гитлеровцев, в-третьих, на чем основано утверждение, что чеченский народ выбрал диктатуру Дудаева-Яндарбиева-Масхадова-Басаева (или кого другого), неизбежную при условии отделения Чечни от России?
   Выбрал -- значит, свободно выбрал. А была в Чечне свобода слова и свобода выбора при Дудаеве? Хоть какие-то из прав человека соблюдались в Чечне в течение всех лет, начиная с 1991 года? Могла, может ли быть свобода волеизъявления в обществе, в котором одна политическая партия вооружена, а все остальные безоружны?
   Взявшись за оружие и взяв в свои руки все средства массовой информации, дудаевцы исключили возможность свободного волеизъявления народа.
   Другая причина -- в содержании чеченской национальной идеи (подкрепляемой, конечно, как у коммунистов, автоматами): национальная идея призвана объединить нацию, по ней хорош только тот чеченец (или только тот грузин времен Гамсахурдиа), который поддерживает национальную идею, идею национального государства, идею правовых преимуществ титульной нации (чеченцы) в национальном государстве, идею сплочения всей нации вокруг национального лидера.
   Сегодня, после крушения великих тоталитарных империй, настали времена национальных мини-тоталириатов (абхазского, чеченского, боснийского, хорватского...). В них нет и не может быть свободы. В них нет и не может быть (по внутренней логике их) обеспеченности прав человека, потому что национальные государства не ставят и не могут ставить (тогда они не будут национальными государствами) целью свободу человека и обеспечение прав человека. Они могут ставить целью только обеспеченность прав чеченца, абхаза, грузина, армянина, эстонца, латыша, украинца. Они, эти государства, для того и создавались, чтобы обеспечивать в первую очередь (и только) права титульных наций.
   На деле же эти национал-тоталириаты не могут, не должны ставить целью соблюдение прав человека уже даже всех грузин, всех чеченцев, всех эстонцев и т.д., а только настоящих чеченцев, настоящих эстонцев, настоящих украинцев, настоящих грузин (а не таких национал-предателей как Мамардашвили, Завгаев, Хаджиев, Автурханов) -- настоящих, т.е. беспрекословно повинующихся национальному лидеру.
   Всех остальных, хотя бы на миг усомнившихся в божественной природе национального лидера, лишают всех прав, положенных националистами титульной нации, в том числе и такого интересного как "ступать ногой на священную чеченскую землю".
   Своим убежденным политическим противникам (С.Хаджиеву, Д. Завгаеву, У. Автурханову) националисты уже сегодня открыто грозят "очень жестокими приговорами". (1 "Аргументы и факты", 1996, N 40, стр.3).
   Сегодня свобода выборов в Чечне невозможна.
   Агитация возможна только за тех, за кем стоят вооруженные формирования, т.е. за лидеров дудаевцев, т.е. за представителей партии, уже стоящей у власти.
   Это не выборы.

27. Почему не будет мира

   К власти в Чечне пришел военный режим. Господствующей, государственной идеологией Чечни стала идеология войны, мораль войны, восхваление войны как образа жизни. Яндарбиев простодушно рассказывает в интервью "Аргументам и фактам", что 6-8-летние дети нынешних руководителей Чечни соревнуются в знании автомата Калашникова и бойцовских качествах.
   Так новые власти Чечни воспитывают и собираются и дальше воспитывать новые поколения: с 6 лет собирать и разбирать автомат Калашникова, с пеленок готовиться к войне и только к войне. Воспитание, образование, пирамидальные структуры государства и общества -- все имеет целью войну, все военно-организовано.
   Чечня вполне может выродиться в реликтовый этнос, поставляющий во все регионы мира наемников, солдат из племени, которое специализируется на войне (гитлеровская машина воспитания тоже изготавливала из немцев только солдат).
   В Чечне царит культ не жизни, а смерти: о мертвых заботятся, мертвых оберегают больше, чем живых. Культ смерти, презрения к жизни, царящий в Чечне, для меня еще одно подтверждение моей мысли о глубокой аналогии северокавказской философии мужчинизма испанолатиноамериканской философии мачо -- кличем легионеров Франко было: "Да здравствует смерть!"
   Нынешний военный режим и нынешнее военное руководство Чечни могут удержаться у власти только сохраняя военный режим, то есть, сохраняя известную сталинско-большевистскую структуру жизни: единство, сплоченность, все, кто против нынешних вождей -- враги народа, их надо и мы их будем уничтожать, выборы будут (это надо для западных болванов), но с едиными кандидатами от нерушимого блока партийцев (дудаевцев) и беспартийных, никакой оппозиции (не для того мы кровь проливали, чтоб болтунам позволять сбивать народ с толку). Свободы слова и политической деятельности в Чечне нет и быть не может при нынешних правителях: это военный режим, свобода слова -- смерть для него.
   Военная организация общества требует оправдания. Таким оправданием могут быть только действия, к которым готовят общество, т.е. война. Чечня (при нынешнем режиме) вынуждена воевать, и Чечня будет воевать.

28. "Силового решения
чеченской проблемы нет"

   Только что эту новость сообщили в последних новостях населению все средства массовой информации, как господин Басаев самым силовым из всех возможных способов -- убийством двухсот мирных жителей и угрозой убийства трех тысяч женщин и детей остановил чеченскую войну. Средства массовой пропаганды на миг задержали дыхание и тут же объявили, что акция Басаева как нельзя более убедительно доказывает, что чеченскую войну нельзя остановить силовым методом.
   А чем же ее, по мнению "демократов" можно остановить? "Гроздьями переговоров" Эмиля Паина? -- "Да, переговорами и только переговорами: разве можно применять силу к людям, косящим из автоматов жителей тихого провинциального городка, берущим в заложники обитателей роддомов и больниц!.."
   Тем и занялись, по советам паиных, власти России. А российские печать и радио с еще большим пылом продолжили зудеть: "Силового решения чеченской проблемы нет...". И дозуделись до 6 августа, когда товарищ Масхадов решил, что хватит переговоров, пора переходить к силовым решениям. И на удивление прогрессивной российской общественности решил чеченский вопрос силовым способом. И что ж? Выдавился ли румянец (вспомним Катулла) на демократических физиономиях учителей общества -- всех этих ковалевых-юшенковых? Признали ли они, что страшно заблуждались, что душевная и умственная слабость их уже обошлась и еще обойдется России тысячами жизней? Куда там! Один лишь Гайдар, похоже, понял, что жизнь немного сложнее его представлений о ней, и замолчал на тему Чечни. Остальные дружно поддержали "миротворца" Лебедя.
   А кончится ли миром то, что затеял Лебедь? Я уверен, что с режимом, установившимся в Чечне, мира не будет, будут одни лишь перемирия.
   Думаю о Лебеде и его друзьях -- чеченских полевых командирах, и память подсказывает: "Он страшный и безграмотный коновал происшествий, смертей и событий и рад-радешенек, когда брызжет фонтаном черная лошадиная кровь эпохи".

29. "Нам-то зачем об этом!"

   Рашид Алиев в ответ на мое замечание, что не следует обществу придавать войне, ведущейся чеченцами, статус освободительной, ибо свободы у чеченцев после прихода к власти освободителей Масхадова, Басаева, Яндарбиева, Закаева, Гелаева и т.п. не будет: "Ну зачем нам-то об этом. Это не наше дело. Они (надо понимать, чеченский народ) так решили, если что -- расплачиваться им -- не нам".
   -- В том-то и дело, что расплачиваться придется не только чеченцам, а и всем нам. Как мы уже пять лет расплачиваемся за приход к власти в Чечне Дудаева. И как вся Европа и весь мир расплачивались за приход в 1933 году к власти в Германии Гитлера.

30. Кавказизация конфликта

   Никак не исключаю того, что кремлевские аналитики рассчитывали на почти неизбежную дагестанизацию чеченского конфликта. Часть дагестанцев поддерживает чеченцев? Вот пусть на своей шкуре испытают радость соседства с "братским народом". Дело может дойти до войны? Так, наверное, свои дома и своих детей следует защищать дагестанцам, а не заслоняться от братских банд телами русских солдат, которых демократические газеты лишили мотивов воевать, и до домов и жен которых дело еще не дошло.
   Думаю, что и эти соображения руководили теми, кто советовал Лебедю-миротворцу.
   Как бы то ни было, дагестанцам придется понять, что в жизни следует надеяться только на себя и что помогают только тому, кто сам себе помогает.

31. Мораль чеченских национал-революционеров

   Пока был Советский Союз, смыслом существования которого было лишение людей свободы, нынешние чеченские революционеры и те, кто их поддерживает в Дагестане и Чечне, молчали. И зарабатывали себе военные чины, ученые степени, пролезали через игольное ушко в союзы писателей, вступали в компартию -- делали советские карьеры.
   Но вот дано было нам не военным путем, а духовным устоянием победить государство несвободы.
   Россия воспряла духом, сделала вторую в своей истории попытку жить по Законам, избрала какой-никакой парламент, провозгласила своей целью обеспечение прав человека и свобод граждан...
   И вот тут-то молчавшая во времена несвободы Чечня поднимает вооруженный мятеж против только-только устанавливающейся новой демократической российской государственности.
   Почему поднимает? А потому, что завтра будет поздно, надо сегодня, завтра окрепнет демократическая, но все равно страшно имперская Россия, и тогда уже из нее никогда не выйдешь. Надо скорее, пока она еще не встала на ноги, надо хватать "свободу" пока дают хватать... Вчера было рано, а завтра будет поздно.
   Так ведь не бывает свободы краденой!
   Так ведь "свобода завоевывается не воздыманием рук несвободными людьми, а личным противоборством старому образу мыслей. Свобода не завоевывается скопом, ее обретают поодиночке. Общество, не понимающее этого, будет несвободным в любой структуре".1 
   Ведь не бывает свободы, обретенной в результате разбойного нападения.

32. "Законного решения проблемы
Чечни нет"

   -- пытается противостоять мне Энвер Кисриев, оправдывая незаконные действия чеченцев.
   Да, в Конституции России не предусмотрена процедура выхода субъектов федерации из России. Но это вовсе не значит, что не было законного решения чеченского вопроса. Всем сторонникам чеченской революции (такой же, на мой взгляд, аморальной, как большевистская) я говорю: почему ни один из представителей Чечни в верхсовете России не предложил внести в Конституцию поправку, предусматривающую процедуру выхода? Если бы это предложение было отвергнуто, то почему сторонникам выхода Чечни из России было не развернуть кампании по привлечению на свою сторону мирового и российского общественных мнений? Ведь им была предоставлена, в отличие от меня в 1977-1987 годы, и мировая, и российская трибуны (все эти бесконечные конгрессы непредставленных народов, советы европы), можно было бы самим создать международную организацию (ведь им бы никто не мешал, наоборот, многие страны и организации очень и очень были бы рады поддержать), на любых международных сходках выступать по своей теме. На убеждение, быть может, понадобилось бы двадцать лет? Значит, надо было двадцать лет убеждать. Убеждал же я двадцать лет. И убедил. И за двадцать лет бы не убедили? Значит, вы были неправы. Не во всем можно убедить (кого убедишь, что следует разрешить брать в заложники детей и женщин? Только Говорухина-младшего) и не во всем следует убеждать.
   ("Известия", 21 июля 1995 года, стр 10. "С Говорухиным-младшим беседует журналистка Юлия Филякина:
   -- О Буденновске. Нападение Басаева на мирный город не уронило в ваших глазах чеченцев?
   -- Я не могу осуждать не только чеченцев, но и террористов, несмотря на кровь, пролитую в Буденновске. Возможно, это звучит абсурдно, но я рад, что нашелся человек, который хоть как-то попытался остановить эту бойню. А факт того, что случилось, лично у меня гневного протеста не вызывает. Во всяком случае, здесь мы повели себя гораздо хуже чеченцев. Начиная от продажности гаишников и заканчивая этим безмозглым штурмом. Чеченцы и здесь оказались на высоте".)
   Нет, чеченские революционеры, как и положено революционерам, взялись за оружие.
   Нет, господин Кисриев, в государстве со свободой слова возможно законное решение любой проблемы, ибо есть ненасильственный способ ее решения, узаконенный государством. Какой? Убеждение словом.

33. "Мирные соглашения с Чечней еще
не предопределяют отделения Чечни
от России"

   Лебедь заявляет, что его "мирные соглашения с Чечней еще не предопределяют отделения Чечни от России". Лебедь знает, что это неправда: сейчас в России две армии -- российская и дудаевская, а так как в одной стране двух независимых армий быть не может, то уже сейчас Чечня полностью отделена от России. Впрочем, уже пять лет в Чечне существует никак не связанная с Россией властная структура, опирающаяся на мятежную армию, Лебедь своими соглашениями повышает статус и этой незаконной армии, и опирающейся на эту армию незаконной власти.
   Лебедь грозно предлагает не приемлющим его "мирного договора" самим взяться за оружие. Уже берутся. И еще возьмутся. Ведь если, по Лебедю, армия и внутренние войска не в силах обеспечить хоть какое-то подобие законности на территории России, то соседние с Чечней территории вынуждены брать и берут на себя заботу о собственной безопасности, вооружаются. А это значит, что в каждом районе появляются (вполне по Гоббсу) и еще появятся свои армии. Т.е. логическим итогом "мира" Лебедя будет появление вместо одной незаконной армии десяти незаконных самостийных армий. С атаманами с золотыми запасами, качаемыми из России.
   Причины вооруженных конфликтов не ликвидированы. Да, сейчас, после крушения коммунизма, идет передел постсоветского пространства. Его можно было бы поделить без войны, но чеченцы без войны не могут, и Лебедь создает прецедент, дает повадку делить его не миром, а войной. Так войной будут и дальше делить.
  

34. В государстве закон должен распространяться на всех

   Потому и следовало заставлять Чечню соблюдать Законы государства, в которое она входит. Но если этого соблюдения государство добиться не может, то тот же принцип (необходимости распространения действия законов государства на всех его граждан) требует исключения территории, на которой не удается добиться их соблюдения.
   Впрочем, Иван Рыбкин, похоже, нашел третий путь обеспечения российской законности на территории Чечни (непрерывно заявляющей о своей отделённости от России): он теперь возит проекты российских законов и списки кандидатов в совет безопасности на утверждение чеченским руководителям. Пожалуй, в этом случае единое с Чечней правовое пространство России будет обеспечено, правда, ценой того, что не Чечня заживет по законам федерации, а Россия заживет по законам Чечни. Все это делается черномырдиными, хотящими как лучше. Это сегодня губит Россию.
   Напоминаю: "Россия не без Чечни не может, Россия не может без Закона".
  

35. "Свадьба в Малиновке"

   Лебедь о Завгаеве: "Атаман без золотого запаса -- не атаман". Все политические тезисы этой новой звезды российской политики из шутейной "Свадьбы в Малиновке".
   Вскоре Лебедь созревает для ответа на вопрос, каков юридический статус лиц, с которыми он ведет переговоры (российская действительность вынуждает улыбнуться: это статус лиц, объявленных во всероссийский уголовный розыск), Лебедь отвечает: "Я веду переговоры с субъектами силы". То бишь с теми атаманами, у которых есть золотой запас гранатометов и стингеров. Лебедь сам себе доказал необходимость в политике опираться на уголовников. Он на них и опирается -- в Чечне, Дагестане, Красноярске, везде.
  

36. "Завгаев сидит на штыках"

   А Яндарбиев сидит на калашниковых. Разница между двумя режимами: Завгаев стоял за невоенные методы разрешения конфликта, за демилитаризацию Чечни, Яндарбиев за превращение ее в военный лагерь и военное решение проблемы статуса Чечни. Какой же из правителей Чечни полезнее человечеству? -- Наверное, Завгаев или Хаджиев. А какой полезнее (в их коротеньких мыслях) прибалтам, Украине, Польше? -- Яндарбиев, Масхадов.
   Вместо того, чтобы поблагодарить Завгаева за то, что он, в царящей в Чечне атмосфере одушевленности ложной идеей национализма, прививал своему народу иной стереотип поведения, призывал изменять жизнь без аргументации автоматом, "демократы" из "Известий", "Московских новостей", "Московского комсомольца", "Комсомольской правды" и всех остальных демократических изданий подвергают его осмеянию.
   "Завгаев -- ставленник Москвы". А почему только Москвы? А, может быть, и человечества? Или одно обязательно противоречит другому?
  

37. Гамзат Унчиев

   На дорожке, ведущей от парка, примыкающего к площади, к рынку, ежедневно можно увидеть маленькую, худенькую фигурку Гамзата Унчиева. Гамзат любит угощать меня стихами собственного производства. Однажды мое терпение было вознаграждено великолепным двустишием о Дагестане:
  
   Здесь принято влюбляться
   В того, кого боятся.
  
   Но это же полное и независимое подтверждение слов Гегеля, процитированных мною в начале. Хорошо уловлена здесь повадка части дагестанцев изображать то, чего у них нет -- искреннюю влюбленность, искреннее уважение, тогда как есть у них всего лишь искренний страх.
   А мы не влюбляемся, не боимся и не уважаем. Конечно, только тех, кто не достоин уважения.
  

Сентябрь 1996 года.

38. Теория свободы

  
   Почему демократическое государство запрещает? Что оно запрещает? -- Оно запрещает потому, или, вернее, для того, чтобы обеспечить личности свободу. -- Как так? Что за бессмыслица? -- Свобода живущего в обществе стоит на принципе "свобода одного кончается там, где начинается свобода другого". Я обозначаю это пространство индивидуальной свободы кружком (в кружке точек очень много, больше, чем всех целых чисел вместе взятых, так что свободы в кружке хватает). Но эта свобода будет моей свободой, пока на нее не налез чужой кружок, чужая свобода. Вот и ответ на вопрос, что запрещает, что должно запрещать демократическое государство. Оно должно запрещать налезать на область чужой свободы.
   (Лариса Богораз в передаче "Пресс-клуб" вдруг решила порассуждать на тему свободы: "Вот говорят, что свобода одного кончается там, где начинается свобода другого. Да, но как я могу знать где начинается свобода другого?!" Простите, вам этого и нельзя и незачем знать. Я (законодатель) определяю границы конкретных свобод "другого": скажем, свободу движения автомобилиста. Она определяется правилами движения, которые составлены так, чтобы максимизировать свободу и безопасность передвижения всех автомобилистов. То же в общем случае: я должен общее пространство конкретной свободы поделить на число ее возможных пользователей -- частное даст границы свободы: и моей, и "другого". Свобода личности в обществе, свобода даруемая законом, определяется не столько тем, что "другой" хочет, сколько тем сколько и каких прав и свобод я могу ему дать без устроения своими законами гоббсовой "войны всех против всех", или: размер кружков определяется условием неналожения их друг на друга. Одно только это условие и породило все правовые институты демократии, одно оно и ведет к их пересмотру и совершенствованию.)
  

Август 1994 года.

39. Теория несвободы

  
   "Хаттаб сам заявил веденским старикам, требовавшим очистить территорию района (от Хаттаба): мол, без разрешения брата Шамиля (Басаева) не могу этого сделать. Когда же старики отправились в дом Басаевых, их принял отец экс-и.о. премьера и объявил, что Хаттаб останется в Чечне до тех пор, пока это нужно его сыну". ("Северный Кавказ", июль 1998 года, N29).
   Вот она, свобода по-чеченски (и по-дагестански): кружки свободы стариков, других жителей Ведено накрываются кругом свободы Басаева.
   Если есть свобода у басаевых, то не будет (без принятия специальных мер) свободы у живущих с ними рядом.
   Ведь проблема свободы в том и состоит, чтобы дать свободу не одному, а всем. Если мы хотим дать равные свободы всем, то, как ни странно, нам необходимо ограничить свободу каждого, всех. Почему так? Потому, что свобода одного может вести, в том числе, и к уничтожению свободы других. Свобода преступника ведет к нарушению свободы других. Вот почему на протяжении всей своей истории человечество придумывает и совершенствует общественные институты, имеющие целью обеспечение неналегания кружков свободы индивидуумов друг на друга. Выходит, что свобода не завоевывается автоматами, а строится, воспитывается, совершенствуется.
   А если свобода завоевывается автоматами, то на другой день после завоевания свободы общество попадает в лютую несвободу, в рабство египетское к освободителям-большевикам или освободителям-боевикам.
   Что и случилось в Чечне.
   То же случилось и в Дагестане, ибо за освободителями -- лидерами национальных движений стоят боевики. Все по теории 1994 года.

Октябрь 1998 года.

ВЫСТУПЛЕНИЕ по Дагестанскому телевидению в программе "Сирена" 16 июня 1995 года.

   Я все время держал в поле зрения события в Чечне. Первый раз я высказался о них в 1992 году в своей газете "Другое небо" в статье "Гамсахурдиа, Дудаев и им подобные". 11 декабря 1994 года я выступил перед руководителями дагестанских партий и общественных движений, тогда же, в декабре 1994 года, я подал две телеграммы президенту Ельцину по Чечне. А сегодня меня привело событие, на мой взгляд, выходящее за рамки уже всего того необычайного, что происходит у нас в стране. Сверхнеобычное, но, на мой взгляд, логически неизбежное. И вот я пришел сюда с одной целью -- дать свое видение смысла происходившего в Чечне и происходящего сегодня в Буденновске. Я хотел бы просто прочитать свои телеграммы декабря 1994 года Ельцину, где в концентрированном виде выражены мое видение и моя оценка событий в Чечне, скажу, что сегодня, на мой взгляд, эта оценка и это понимание полностью подтвердились событиями в Буденновске.
   Первая телеграмма -- 17 декабря 1994 года:
   "Москва, Кремль, Президенту России Ельцину.
   В Чечне должен быть наведен порядок. Дело ведь не в Чечне, а в том будем мы жить по закону или нет. Если власти не установят законности в Чечне, то неповиновение властям станет повсеместным. В России перестанут действовать законы. Провозгласив целью установление власти закона, правительство обязано добиться этой цели любыми средствами. Конфедерация народов Кавказа никого не представляет. Установление законности будет приветствоваться большинством населения Северного Кавказа. Оно же и в интересах населения Чечни. Вазиф Мейланов, Махачкала".
   Вторая телеграмма -- 27 декабря 1994 года:
   "Москва, Кремль, Президенту России Ельцину. Ковалев живет вчерашними представлениями: сегодня главным источником нарушения прав человека является не государство, а преступность, в том числе и пытающаяся обрести государственный статус. Ковалев защищает преступное вооруженное меньшинство, запугавшее и обманувшее невооруженное большинство -- народ. Сегодня беда не в излишней, а в недостаточной полицейской силе государства. Сдавать Чечню вооруженному меньшинству, взявшему в заложники собственный народ, преступно. Вазиф Мейланов.
   Я подавал телеграммы с телеграфным уведомлением и получил уведомления из канцелярии президента, что они вручены президенту через два часа после того, как я их подал. Ну вот, сегодня тоже вооруженное меньшинство берет в заложники невооруженное большинство -- тысячу или сколько они там взяли. (Е.Смелянский: Пять тысяч...) Ну, пять тысяч там... или десять тысяч, это неважно. Главное, что повторена та же схема, что была в Чечне: они, вооруженное меньшинство, и в Чечне взяли в заложники невооруженное большинство, народ, желающий работать, растить детей, взяли в заложники детей, женщин. Здесь они сделали то же самое.
   Свобода. А что такое свобода? Принцип свободы: свобода одного кончается там, где начинается свобода другого. А дудаевский режим попрал свободу всех несогласных с уголовной диктатурой дудаевцев и, на мой взгляд, вполне логично дудаевская свобода попирать свободу других, дудаевская свобода террора в отношении русского населения Чечни кончилась басаевской свободой лишать свободы и жизни других, невинных, детей. Кстати, я в эти дни декабря, января, февраля почти не спал ночами, так, наверное, переживал происходящее, на меня большое впечатление произвели маленькие черноглазенькие дети чеченцев. Думаю, я никогда не прощу Дудаеву и его соратникам того, что за этих детей решили, что им быть под бомбежками, что им лишаться своих отцов, матерей, что им быть испуганными на всю жизнь, нести в себе этот страх, не прощу дудаевцам этих, с испуганными черными глазенками, детишек. Опять эта циничная свобода решать за других, решать самому за другого, брать на себя функцию господа бога -- решать за других как им жить, под чем жить...
   Правительство России на протяжении 6-ти месяцев военных действий в Чечне упрекали в том, что бомбардировки и применение артиллерии при осаде Грозного были действиями топором, тогда как надо было действовать скальпелем. Но ситуация, я повторяю, в Грозном была полностью тождественна той, что сегодня в Буденновске. Вот только больницей была вся Чечня, или, вернее, Грозный был больницей, Грозный был Буденновском.
   Грозный захватила вооруженная клика и взяла в заложники все население. Открыли коридор -- не выходят, в поле, не подвергая чужую жизнь опасности, не хотят воевать. Вот сейчас -- как применить этот скальпель, когда террористы сделали все, чтобы были затронуты невиновные? В этом и состояла их идея при защите Грозного: мы сделаем так, что вы, если захотите нас задеть, будете задевать невиновных, и вот сейчас эта логика проводится с предельной ясностью: хотите нас задеть -- придется задевать невиновных.
   Как, господа советчики страны советов, здесь не задеть невиновных? Кто будет виноват, если невиновные будут задеты? Я всегда считал и говорил об этом в своих выступлениях, что виноват Дудаев. В том, что погибают невиновные в Грозном, виноват Дудаев, дудаевцы, его структуры, вот и сейчас я утверждаю, что, если при захвате этих убийц, пострадают невиновные (женщины, дети), то виноваты будут только бандиты, взявшие заложников, как всегда они виноваты при штурме самолетов, больниц, чего бы то ни было.
   Дудаевский режим сделал все, чтобы защититься жизнями невиновных, жизнями женщин, детей.
   Нет, Басаев виноват -- не Ельцин! Дудаев виноват -- не Ельцин! Сейчас у них есть свобода выбора, свобода действий. И была, и предоставлялась.
   Как решать с Чечней? Очень важно изменить общественное мнение в стране, общественное мнение в мире, а там... понимаете, пока этот гнойник не будет вычищен, возможность и даже неизбежность такого рода акций, на мой взгляд, будет всегда. Поэтому тут разговора нет, гной надо вытаскивать, гнойник вычищать.
  
  

"Чеченская дыра"

(Ответы корреспонденту газеты "Эхо Дагестана".
"Эхо Дагестана", 6-12 июля 1995 года, стр. 2)

  
   1. Что явилось на Ваш взгляд главной причиной введения российских войск в Чечню?
   Военизация Дудаевым Чечни. Не только материальная (оружием). Дудаев милитаризовал сознание, психику чеченцев, открыто, гласно, ускоренными темпами готовил народ к войне с Россией. Томас Гоббс еще в 1651 году писал в "Левиафане", что "... война есть не только сражение или военное действие, а промежуток времени, в течение которого явно сказывается воля к борьбе путем сражения". Если это так (а это так), то Дудаев за несколько лет до декабря 1994 года начал войну с Россией. Действия федеральных властей и федеральных войск были ответными.
   Если в сосуде законности есть дыра, то сосуд не держит законности. Российскую законность подрывала "чеченская дыра": не может действовать в стране закон, если в некой подобласти страны позволено его не соблюдать. Мы кричали на митингах, что в стране не действуют законы. Чтобы заставить исполнять демократические законы России, были введены войска в Чечню.
   Коммунистическое государство поселило у населения Советского Союза ложную уверенность в том, что мира всегда можно добиться мирным путем, без крови. К сожаленью, мир часто завоевывается очень дорогой ценой.
   Как я, думаю, доказал в третьем номере "Другого неба", демократии необходимо сильное государство. Российские демократы (Гайдар, Ковалев, Шейнис, Явлинский, Юшенков...), которых я после Чечни уже не считаю демократами, не понимают этого. Они боятся сильного государства как идеи, как принципа. Они не дошли, и им не дойти до такой мысли: сталинское, коммунистическое государство принуждало к соблюдению законов несвободы. К соблюдению законов свободы тоже нужно принуждать! Нужно принуждать не заступать, не топтать свободу ближнего своего.
   Этого нынешние демократические говоруны России понять не могут. Они все хотят решить словами. Я бы тоже рад все решать словами. Но ведь не слушаются дудаевы слов. Не все в истории решается словами. Как совершенно справедливо заметил в разговоре со мной Даниял Мавраев, преступник на слова всегда отвечает: "А что сделаешь?". К первым применившим оружие применяют уже не слова, а оружие.
   В работе 1983 года я писал: "оттого, что закрывали глаза на внутреннюю политику государства, с которым строили отношения, от неестественной этой и подловатой практики и произошел Мюнхен. Мы живем во времена, когда не можем и не должны, строя межгосударственные отношения, спокойно смотреть, как созревает государство-преступник, как натаскивается народ на высший уровень злобности к не таким, как он сам, как он обретает эту злобность... Это уже не внутренние дела, или это дела, которые суть откровенная предпосылка дел внешних"1. Я писал это о Советском Союзе 1983 года, но эти же общие рассуждения полностью применимы к дудаевской Чечне 1994 года. То, что делал с Чечней Дудаев, перестало быть внутренним делом Чечни, эти дела стали предпосылкой дел внешних -- гражданской войны с дудаевцами, ввода в Чечню федеральных войск.
  
   2. Есть ли граница между террором и ответной реакцией отчаявшихся людей? Перенос войны с родной на чужую землю не является ли ответной реакцией?
   Террор (в переводе: запугивание) был формой существования дудаевского режима. Отчаявшиеся люди бежали от дудаевского террора (около 350 тысяч). Ответной реакцией на трехлетний дудаевский террор были действия федеральных властей по установлению власти закона в Чеченской республике.
   У России, на мой взгляд, должен быть один, главный, геополитический интерес на Северном Кавказе: иметь ситуацию действующих законов (в России). А этой ситуации не будет, если каким бы то ни было организованным сообществам будет позволено силой оружия отвоевывать право не соблюдать законы страны. Чечня угрожает существованию России не тем, что без Чечни невозможна Россия, а тем, что Россия невозможна без верховенства Закона.
   Этот "геополитический интерес России", на мой взгляд, полностью совпадает с геополитическим интересом Дагестана (Кабарды, Осетии, Ингушетии, Ставрополья, Кубани, Чечни...).
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  В.Соколов "Обезбашенный спецназ. Мажор 2" (Боевик) | | П.Працкевич "Один на один с этим миром" (Научная фантастика) | | Ю.Риа "Обратная сторона выгоды" (Антиутопия) | | A.Opsokopolos "В ярости (в шоке-2)" (ЛитРПГ) | | Л.Каримова "Вдова для лорда" (Любовное фэнтези) | | Р.Прокофьев "Игра Кота-6" (ЛитРПГ) | | Е.Боровикова "Подобие жизни" (Киберпанк) | | В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда" (Боевик) | | Б.Толорайя "Чума" (ЛитРПГ) | | Г.Манукян "Эффект молнии. Дикторат (1 часть)" (Антиутопия) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "То,что делает меня" И.Шевченко "Осторожно,женское фэнтези!" С.Лысак "Характерник" Д.Смекалин "Лишний на Земле лишних" С.Давыдов "Один из Рода" В.Неклюдов "Дорогами миров" С.Бакшеев "Формула убийства" Т.Сотер "Птица в клетке" Б.Кригер "В бездне"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"