Мейланов Вазиф Сиражутдинович: другие произведения.

Заметки на полях советских газет

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    "...за написание и распространение своей работы "Заметки на полях советских газет", за выход на площадь с плакатом и за распространение книг "Окаянные дни" И.Бунина, "Некрополь" В.Ходасевича, "Жизнь Сологдина" Д.Панина, 2 декабря 1980 года был приговорен Верховным судом ДАССР к 7 годам лагеря строгого режима и к 2-м годам ссылки


   Заметки на полях советских газет

1977 год

   ПРЕДИСЛОВИЕ
   Я спросил двух моих знакомых, что они думают об идущей у нас противокампании "прав человека".
   Обе (хотя одна живет в Москве, а другая в Махачкале) ответили одинаково: "Это невозможно читать!".
   Вольский (Валентинов) вспоминает гневную тираду С.Булгакова: "Ленин нечестно мыслит! После того, что он написал о моей книге, у меня пропала всякая охота отвечать ему".
   Пропала охота?! - так не бывает, если есть что ответить! "Пропала охота" - вот и уступили Россию: она отдается тем, у кого охоты больше.
   А почему у него, у Ленина, не пропадала охота отвечать на ваши книги?
   "Уроки Октября" - это уроки, в первую голову, для стражей общества.

* * * * *

   Никакие несоответствия теории действительности, растворенные в действительности, сами по себе теорию не опровергают.
   Теорию опровергает только критика, фокусирующая эти несоответствия, объясняющая неизбежность их и т.п.
   Очистить авгиевы конюшни советского сознания от марксизма-ленинизма можно только идейным уничтожением каждого абзаца ленинских работ: по-другому мировоззрение не вычистить.
   Советскому Союзу необходимо полное собрание сочинений Ленина с антикоммунистическим комментарием.
   Было бы прекрасно, если бы в этом деле Солженицыны дополнялись голосами простых людей, "отвечающих Ленину".
  
   Пусть это будет издание, в котором идейные разоблачения отщепенцев перемежаются человеческими документами простых людей.
   Издание должно осуществляться коллективом советских авторов. Оно послужит центром политической организации демократической партии. Советским людям нужно дать адрес "куда писать" и возвращать эти писания в напечатанном виде в СССР.
   Да: я повторяю организационную структуру ленинской "Искры", но не организационную структуру 2-го съезда, но не программу коммунистов.
   Главная функция стражи - отрицательная - отсеивать, компрометировать, уничтожать ("идейно разоблачая") мировоззрения, ведущие человечество к гибели.
   Мне говорят, что тут есть некая зависимость от коммунистического текста, вторичность и т.п. - А чем это плохо?
   Ленин дает отличные подачи, с которых только бить и бить. Да: зависимость от истории, включенность в историческую цепь, встреча и разговор с прошлым, которое духовно питает настоящее.
   Понять - значит включить Новое в историческую цепь, соотнести с тем, что было, соотнести с идеями, голосами, предостережениями, пророчествами Прошлого.
   (Это соотнесение, эти реминесценции, это бесконечное перебирание исторической цепи - суть поэтического мышления Мандельштама. Ахматова приводит слова Мандельштама: "Акмеизм - это тоска по мировой культуре". Этим Мандельштам отличается от бескультурной советской поэзии.)
   Сказано многое. Нужно соотнести друг с другом это сказанное (скажем, сказанное одними только коммунистами).
   Каждый новый исторический факт меняет смысл, меняет цену и значимость идей, голосов, предостережений, пророчеств Прошлого - вот почему одни и те же тексты должны цитироваться бесконечно.
   Критика ленинизма должна вестись не с позиций другого мировоззрения (другой аксиоматики, другой веры), а с позиций общечеловеческой системы ценностей, общечеловеческой логики, наконец - с позиций самого марксизма (приведением к противоречию). Чтоб не мог верующий в коммунизм сказать: "У вас одна религия, а у меня другая".
   - У нас религия человеческая, а у тебя - ведущая от человека к говорящему станку с программным управлением, - такой ответ должна готовить критика ленинизма.
   ("Станочки заговорили!" - читаю материалы с обсуждением Новой Конституции.)
   Статьи, цитаты из Ленина должны приводиться тут же - это для того, чтобы научить читателя противостоять эмоциональному и идейному напору демагога.
   Параллельно должна выпускаться антикоммунистическая энциклопедия - широкое издание с критикой всех первичных коммунистических текстов: протоколов Ген.Совета I Интернационала, съездов партии, Зарубежной Лиги социал-демократов и т.п., текстов всех лидеров соц.-демократии, изучением динамики организационной метаструктуры коммунизма (начиная с I Интернационала) и соотнесением ее с идеей коммунизма.
   С особой силой в энциклопедии должны прозвучать голоса забытых пророков; их аргументы, их предчувствия, их предостережения обретают новый смысл "в свете исторического опыта великой страны Советов":
   Мудрецы, предрекавшие будущее, -
   Вышло так, как говорили их уста.
   Это написано в их книгах,
   Это существует в виде изречения.
   Энциклопедия высоко вознесет историческую роль отщепенца; миллионы читателей избавит от духовного рабства коммунистической идеологии.
   Энциклопедия отведет коммунизму место на полке ложных учений человечества и превратит доисторического ящера в безобидную ящерку.
   В этом издании истинное место великих антикоммунистических произведений Орвелла, Конквеста, Авторханова, Солженицына.
   Еще раз повторяю: Объединение в одном издании, соотнесение, сопоставление текстов неизмеримо увеличит мощь каждого из них, такое объединение представится читателю цепью доказательств (различных! - значит, у каждого свой путь к антикоммунизму; совпадающих! - значит аргументация каждого усиливается: два независимых мыслителя пришли к одному аргументу) одного и того же утверждения - коммунизм бесчеловечен.

* * * * *

   Теоретические оправдания сегодняшней советской действительности, теоретические оправдания, распространяемые массовой печатью, должны опровергаться как можно быстрее.
   Надо научить советского бороться с газетной аргументацией. Специфика читательского сознания в СССР такова, что если мои аргументы в 10 раз убедительней газетных, то он (читатель) поверит не мне, а газете. Значит аргументы должны быть неизмеримо сильнее, значит надо давать ответы и на возможные возражения журналиста, и на возможные вопросы читателя и т.д.
   Значит нужно поднимать и использовать куда больший, чем использует газета, исторический слой.
   В I-й части ("Заметки на полях советских газет") я использовал первые реакции советской прессы - они обладают особой ценностью, ценностью показаний, данных в "момент истины".
   "Заметки" - это обработанные мною мои же записи по ходу кампании.
   Во 2-й части я задержался на идее неизбежности духовной (следовательно, и кагебешной) диктатуры при коммунизме.
   В 3-й части я привожу отрывки из моих бесед с Лениным. Это мои записи на полях ленинских работ.
   В другой работе я собираюсь дать подробный анализ внутрипартийной борьбы идей и сопутствующего этой борьбе перерождения метаструктуры.

* * * * *

   Человечество не погибнет, если и весь мир свалиться в коммунизм: источник антикоммунизма в коммунизме. (Как хотят наши перенести источник в "лагерь империализма"!)
   Но... тогда "Уроки Октября" пропадут даром - вот что обидно! (улыбаюсь).
   ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
ЗАМЕТКИ НА ПОЛЯХ СОВЕТСКИХ ГАЗЕТ
   "... и только порою, когда в газетах попадаются их имена под длинными столбцами вранья и чуши, во мне оживает и поднимается старая ненависть".
   (Онетти. Прощания.)
  
   Прогрессивная общественность Запада и отреагировала и перехватила и подменила разговор о "правах" человека в СССР разговором о нарушениях прав человека на Западе! Бесплатно, на чужой волне докатиться до больших прав себе:
   взвыл интеллигент, негр, рабочий: "И мы! И мы! И мы хотим прав! Rights! И нас обижают! А "подслеповатые Сахаровы" (заступающиеся за Анжел) этого не видят! И нам! И нам с этого разговорца!"
   Все это было! - царственная телка дала нам прихоти своей мгновенье: в 1919 году Мартов выступил на 7-м съезде Советов:
   "... пролетарские партии Европы и Америки держатся стойко и непоколебимо и не дают себя совлечь с правильного пути никакими клеветами и даже никакой правдой о том, что делается в Советской России" (стеногр.отчет 7-го съезда).
   И даже никакой правдой. Любопытно, а почему ж даже никакой правдой?
   А потому что пролетарским партиям Европы и Америки и прогрессивной общественности Запада, вот уже шестьдесят лет получающим доход со лжи, правда об СССР невыгодна.
   Как же дурить народы, когда опыт проделан и результаты угнетающи.
   И чем давить на правительства?
   Правда об СССР затронула интересы трудящихся Запада: 60 лет получали они бесплатно доход со лжи, с расстрелов, с зажиманий рта, с удушения мысли.
  
  
   А Ильич любил повторять: "если б аксиомы геометрии затрагивали чьи-то интересы, то опровергались бы и они".
   Близорукие прихвостни коммунистов, много ль выгадаете, отрицая аксиомы геометрии?
   Близорукие... Американский деятель о Солженицыне: "Не будем заблуждаться относительно него: он крайний реакционер и почти фашист". (После выступления С. в Испании). Проницателен, что твой Ильич. "Не будем заблуждаться". А получится у вас?
   Солженицына поразили свободы Испании. Идея (Солженицына): вы недовольны тем, что у вас есть, а идете по пути в худшую позицию.
   Это древняя ошибка обыденного человеческого сознания, говорил о ней еще Эпикур:
   "Никто, видя зло, не выбирает его, но попадается, прельщенный злом, как будто оно есть добро в сравнении с большим, чем оно злом".
   Смысл этого изречения в том, что это молодое, кажущееся меньшим, зло быстро взрослеет и оказывается куда большим злом, чем прежнее.
   Сравнивает и заключает он (видевший наше зло), что в сегодняшней Испании бесконечно больше свобод, чем в СССР... на который в Испании есть охотники держать курс.
   Этим охотникам он заявляет: "на капитализм коммунизм не зови". На собак волка не зови.
   А то все зовут и зовут на собак волка, а волк всегда приходит.
   "Советский народ раз и навсегда выбрал свой путь - к коммунизму". (Правда).
   "Марксистско-ленинская идеология и коммунистическая мораль безраздельно господствуют в нашем обществе". (Правда, 5 авг. 1977г.)
   Волк всегда приходит, если его долго зовут. Не право на обучение, а право на облучение коммунистической идеологией и только ею.
   Не упрочение мира, а упрощение мира.
   Упрощение, упрощение: будем обмениваться цитатками из Мао, Ленина, Маркса на основе взаимной выгоды и сотрудничества.
   Дор-ро-гие мои, хор-рошие! что ж? - не понимаете, что надо сосредоточиться на борьбе против большего зла - коммунизма, прекращающего и закрывающего тему человека?
   Воспиталось уже почти новое племя, думающее по указке партии, новая порода, не ощущающая "ущемлений" (да просто отрезали те штучки, что реагируют на ущемления).
   "Так в чем же меня ущемляют? Сижу и думаю, анализирую. Может в свободе слова? Но я имею право выступить на собрании любого масштаба. Мои статьи охотно печатают в газете "Салдинский рабочий" (А.Бухтатов, машинист тепловоза. "Правда", 26.5.77).
  
   И я вскричал: - Что значит этот бред?
   И услыхал уклончивый ответ...
  
   А что если действительно, "сидя, думая и анализируя", Бухтатов не в состоянии понять, чего его лишили?
   О такой вот породе и мечтает Фашист в советском фильме "Мертвый сезон". Бухтатовых зачем ущемлять, когда они уже ручные. Когда они ручные, мы будем их печатать у "Прауде", пошлем на съезд профсоюзов, партии, введем в ЦК: с его способностями аккурат в ЦК "сидеть, думать и анализировать".

* * * * *

   Воспевший было "музыку революции"Александр Блок в предсмертной речи о Пушкине (1920 г.) вдруг заявил: "Но покой и волю тоже отнимают. Не внешний покой, а творческий. Не ребяческую волю либеральничать, а творческую волю, - тайную свободу. И поэт умирает, потому что дышать ему уже нечем; жизнь потеряла смысл".
   Не отдам я большевикам и ребяческую волю, и свободу либеральничать.
   "Жизнь потеряла смысл", - это ж придется и вам бормотать губами, в которых поселится смерть, близорукие прихвостни коммунистов - Маркесы лиловогубые.
   "Дружа"с коммунистами, думая использовать их в борьбе со своими правительствами, вы даете им использовать вас. Это идейный Мюнхен.
   Как подумаешь, что все Чейвисы, Анжелы, д`Эстены, Маркесы кончат тем, что уже их дети неполноценно залопочут: "Мы все воспитанники комсомола. Все прошли его боевую, славную школу, постигали в нем первые уроки коммунизма, учились гражданскому мужеству (!), трудовому энтузиазму, интернациональной солидарности" (Комсомольская правда, 20 мая 1977г.).

* * * * *

   Сегодня говорил с дядей Ваней Т-вым и разговорил его. Он мне, наконец:
   - Нет: наше правительство решительное... Вишь, что они в Новочеркасске наделали. А при Сталине за слово брали, вся Сибирь трупами гнила...
   Я - Времена изменились: командиры пускают себе пули в лоб...
   Он - Думаешь, не будут солдаты стрелять, если похожее будет?
   Я - Главная задача морально скомпрометировать наш режим, партию, власть. Никакие танки и самолеты их не спасут, если режим будет морально скомпрометирован.
   Он (даже остановился) - Хорошо! А... (поглядев на меня строго) где свобода слова? Есть она? А без нее как ты скомпрометируешь их?
   Я - А свободу слова нам никто не принесет и не подарит, ее нужно самим брать, как брали ее сами образованные люди России в 1856 году. Вот у меня есть книжка "Голоса из России", а в ней статья "О письменной литературе". То же надо делать и нам.
   Он - Меня беспокоит, что жить мы стали хуже. Есть нечего. Ну вот они там чего-то в конституции изменят: гимн, например, а... (опять строго и многозначительно взглядывая) уголовный кодэкс ведь тот же останется?
   Я - Надо требовать, чтоб и кодекс изменили. Я вот послал письмо в "Известия"с предложением выкинуть статьи 70 и 1901.
   Он - А о чем они? Я ведь, знаешь, его не читал, кодэкса-то.
   Я - Об антисоветской деятельности.
   Дядя Ваня - Э-ге! Да тебя уже на заметку взяли, да и меня задно, что с тобой разговариваю.
   Я - Не беспокойся, дядь Вань: всех брать на заметку - им агентов не хватит. Сколько таких дядь Вань? - Миллионы миллионов. (Дяде Ване под пятьдесят, школьный учитель.)

* * * * *

   Коммунистическая дипломатия: "... в этом взгляде выражалась и мольба, страх отказа, и стыд за то, что надо было просить, и готовность на непримиримую ненависть в случае отказа" (из "Войны и Мира").
   Ласкаясь к Жискар д`Эстенам, ясно дают они понять готовность на непримиримую ненависть в случае отказа, и слабые души ломаются этим контрастом: нет - лучше сегодняшняя ласковость, чем непримиримая злоба коммунистов.
   Пугаются хмурых, обрюзгших рож политбюристов. А у них и нет другого ничего в дипломатическом арсенале, кроме хмурости и брюзгливости.

* * * * *

   "Ленин. В этом заявлении, начинающимся подписью Анатоля Франса, содержащем подпись Фердинанда Бюиссона, я насчитал 71 фамилию представителей буржуазной интеллигенции". (7-й съезд Советов.)
   Анатоли Франсы, Арагоны, Элюары, Шоу-Сноу упускают, по недобросовестности и безответственности, из виду, что коммунисты до власти и компартия после захвата власти - это две разные партии. Компартия в системе буржуазной демократии - бактериофаг в инкубационном периоде. Она убеждает, она разоблачает, она почти не отличается по форме проявления от других партий: и в этом мудрость фага, маскирующегося под свои жертвы до завершения инкубационного периода. И вот народ (и в первую голову интеллигенция) начинает поддаваться коммунистам: критикуют они все верно, бескомпромиссно, всесторонне, на все у них есть идеология, взамен разобщенности людской, индивидуализма, одиночества, непосильного бремени распоряжаться своей судьбой предлагают они заманчивое "и все уж не мое, а наше, и с миром утвердилась связь", обобществление, каждому по труду, все по справедливости, светлое будущее, общественные блага польются полным потоком, Всесторонний Расцвет Личности, или Гармоничный Новый Человек, уверенность в завтрашнем дне, счастливое детство наших детей. Так.
   Анатоли Франсы и Поли Элюары распускают уши и млеют, исходя соком.
   Коммунисты берут власть и неожиданно для края непуганных избирателей заявляют устами Ленина (7-й съезд Советов, 1919 г.): "Мы говорим прямо: диктатура слово жестокое, и тяжелое, и даже кровавое". Анатоли Франсы!! (Утираю слезы смеха).
   "Но мы говорим, что диктатура рабочих обеспечит крестьянству свержение ига эксплуататоров". Фаг начнет пожирать бывших соседей по парламентским скамьям. Пойдет процесс перестройки общества по ДНК фага. Первое, за что он возьмется - морально-политическое единство.
   Начнется впрыскивание фаговой ДНК в человеческие организмы. Результаты не замедлят сказаться: "С огромной радостью встретили советские люди решения Пленума ЦК КПСС, одобрившего в основном проект Конституции СССР". (Мерквеладзе, д.и.н., профессор, Тбилиси. Правда, 28.5.77). ЧТО ТАМ ЗА ПРОЕКТ ЕЩЕ НИКТО НЕ ЗНАЛ!..
   Это правительство нас не представляет, а представляет преступную организацию, захватившую в стране власть.
   Могут спросить (ибо уже спрашивают): "Все это так, но к идее коммунизма отношения не имеет. Что есть в идее, что ведет к таким следствиям?"
   К идее коммунизма отношение имеет. В коммунизме руководящей идее является идея диктатуры пролетариата, ибо только эта идея выводит коммунизм из утопии и угрожает его применением. А кто будет вести через "переходную фазу" к идеалу и весне? Тут одно за другое цепляется. И всплывает руководящая идея коммунизма - партия будет вести, самая сознательная часть, платоновская стража.
   Установить окончательную (вечную) социальную структуру - найти идеал общественного устройства - это один из великих обманов - такие благодетели находились всегда: Платон, утописты, Гитлер, Ленин, Мао, Шиманов... Что им миллионы жертв, когда идет прорыв к идеалу и весне.
   Партия и ленинский 1-й параграф устава: организационное оформление наиболее сознательной части (по Платону выделение сословия стражей) - этот принцип и только этот принцип есть смерть и в воздухе разлитое таинственное зло: отбор идет по критериям: можно ниже, а можно выше быть этих критериев, стимулы к стремлению в стражу назначаются неизбежно из реестра низменных: материальных или духовных (почет, уважение, чувство причастности к Истории и т.д.): и вот отбросы общества и "наполнители нужников" лезут и пролезают в стражу. "Мы боимся чрезмерного расширения партии, ибо к правительственной партии неминуемо стремятся примазаться карьеристы и проходимцы, которые заслуживают только того, чтобы их расстреливать." (Ленин, т.31).
   Истинные стражи человечества никогда не числятся в его официальной страже - обозревают и корректируют систему в целом.
   Истинная стража лишена привилегий - это искус, который отсеивает пловоедов. Преследуемые за свои убеждения - вот истинная стража общества - прямая противоположность идее Платона-Ленина.
   Оппозиция - истинная стража, лишенная привилегий.
   Истинный страж сам себя назначает в стражу. Если человек согласен с официальной политикой, то он не страж, ибо не подает управляющих сигналов. Если не согласен, то указывает новые цели и открывает опасность пути, по которому ведет власть (официальная стража) - в таком случае он становится врагом официальной стражи (власти), истинным стражем и отщепенцем.
   "По отношению к государству положение самых порядочных людей настолько тяжелое, что ничего не может быть хуже." (Платон. Государство).
   В платоновско-ленинском государстве - да. Это вытекает из коммунизма (и Платона, и Ленина).
   Какие могут вестись с этим преступным государством переговоры: пусть освободят тысячи людей, посаженных в тюрьмы за стойкость к коммунистической иньекции, пусть перестанут сажать за слово, за мысль, за рукописные журналы, за интервью, за распространение авторами своих произведений, пусть отменят позорные 70 и 190` статьи Уголовного Кодекса, пусть не препятствуют созданию и политической жизни иных, враждебных коммунизму политических партий в стране. (Тысячи посаженных не "мелочь". Миллионы оболваненных - следствие посадок тысяч. Добиться, чтобы не сажали тысячи, и не будет миллионов оболваненных. Ибо сажают истинных стражей.)
   Бюристы спекулируют словами "мир", "дружба", "право на само существование".
   Злобные защитники мира.
   Дружба. Теперь, когда власть у них, они против ненависти и хотят со всеми нами дружить. А почему не дружили до единоличного захвата власти, когда вам предлагали и дружбу, и разделение власти? "... а когда Чхеидзе заговорил об образовании "демократического блока", Ленин окинул оратора таким презрительным взглядом, что тот, не ожидая уже ничего хорошего, смущенно замолчал". (Новый мир, N 4, 1977 г.)
   Дружба с коммунистической властью? Ильич бы сказал: "Не выйдет, господа социал-примиренцы, а верней социал-предатели, социал-каратели, картели, лисынманы, шейдеманы, хиксы, миттераны, белакуны, либерданы, троцкие, сталины, дзержинские, брежневы".
   Преступная организация коммунистов, захватившая все средства духовного воздействия на человека, держащаяся только духовным и физическим насилием над миллионами, должна изобличаться свободной прессой мира непрерывно. Отношение к коммунистическим руководителям может быть только отношением презрения и ненависти. Оставшиеся людьми должны (так будет лучше) выступить все, как один, против заразной оносорожившейся части.
   "Право на существование". А сажаете в тюрьмы, т.е. лишаете права на существование тех, кто борется за право на человеческое существование в СССР.
   "Невмешательство во внутренние дела государств". А иначе на что и политика. Да разве не противно гуманизму невмешательство, когда тупая и кровавая машина затягивает людей, в которых все наше спасение. Наше и ваше. Как же не вмешиваться? По мне так великолепной победой человечества и подъемом мира на новую нравственную ступень был бы разрыв отношений между двумя крупными державами из-за незаконного преследования одного-единственного человека. Мир и политику надо вернуть к уровню и нравственной проблематике эпохи дела Дрейфуса.

* * * * *

   Политика и политики последнего десятилетия занимались тем, что представляли на международной арене не народа, а свои, Власти, интересы. Власти всех стран и народов объединили общие, "классовые" интересы сохранения, упрочения и усиления положения Власти. Международные договоры стали договорами Властей, играющих на руку друг другу для укрепления позиций Властей в своих собственных странах. Такова была политика Форда, Брежневского дружка. Тем самым в мире создалась обстановка, когда советской и американской оппозициям было трудно использовать конфронтацию властей в целях улучшения соотношения оппозиция - власть в собственных странах.
   Возможность такой ситуации обсуждалась еще 125 лет назад. Но прежде чем привести цитату из переписки Печерина и Герцена, я скажу вот о чем: Зиновьев заявил Сталину: "Где гарантии, что политбюро сохранит нам жизни, даже если мы и признаемся в чем вам угодно?" И услыхал ответ Сталина: "Каких же вам гарантий, если вы Политбюро не верите? Лиги Наций?" - Зиновьев сдался.
   Логика Сталина верная! Решение задачи в принятии логики Сталина: "Да!! Если я не доверяю Политбюро, то мне остается аппелировать только к Лиге Наций, к общественному мнению других стран".
   Но для этого должны существовать другие страны.
   "Былое и думы" (переписка Герцена с Печериным). Печерин: "... Что будет с нами, когда ваша цивилизация (votre civilisation a vous) одержит победу... Во времена гонений римских императоров христиане имели, по крайней мере, возможность бегства в степи Египта; меч тиранов останавливался у этого непереходимого для них предела. А куда бежать от тиранства вашей материальной цивилизации?... Как христиан некогда влекли на амфитеатры, чтоб их отдать на посмеяние толпы, жадной до зрелищ, так повлекут теперь нас, людей молчания и молитвы, на публичные торжища и там спросят: "Зачем вы бежите от нашего общества? Вы должны участвовать в нашей торговле, в нашей удивительной индустрии. Идите витийствовать на площади, идите проповедовать политическую экономию, обсуживать падение и возвышение курса, идите работать на наши фабрики, направлять пар и электричество. Идите председательствовать на наших пирах, рай здесь, на земле - будем есть и пить, ведь мы завтра умрем!" Вот что меня приводит в ужас, ибо где же найти убежище от тиранства материи, которая больше и больше овладевает всем?" (3 мая 1853 г.)
   Герцен ответил: (25, 4 мая 1853г.) "... Вы, верно, хотели сказать о торжестве социальных идей, свободы. В таком случае возьмите страну самую "материальную" и самую свободную - Англию. Люди созерцательные, так, как утописты, находят в ней угол для тихой думы и трибуну для проповеди... Если на торгу шумно, не торг перенести следует, а отойти от него. (Куда? Кто не торгует, тот не ест.) Вот видите, если вместо свободы восторжествует антиматериальное начало и монархический принцип, тогда укажите нам место, где нас не то что не будут беспокоить, а где нас не будут вешать, жечь, сажать на кол - как это теперь отчасти делается в Риме и Милане, во Франции и России. Кому же следует бояться?..." и т.д.
   Чтоб сделать человечество непотопляемым давайте ж разобьем его на отсеки с разными строями. Это даст сортировку (убежище) людей по отсекам и даст непотопляемость: на отсеке наблюдается социальный строй (теория). Скажем, за социализмом можно навеки закрепить Албанию...
   Политика Картера иная. Его еще назовут великим американским президентом. Впервые власть заговорила не о тоннах стали и курса доллара, а о человеческом достоинстве, всегда бывшем врагом всякой власти. И это повышение курса человека, переведение мира на высший нравственный уровень поможет решить многие до того не разрешимые вопросы, в том числе и курса доллара.
   Наши пишут о нежелании Картера прислушиваться к дряблым советам аппаратчиков Белого Дома. Какие советы, когда, по сообщению "Санди таймс": "65-75%% американцев оправдывает то, как Картер выполняет функции президента".
   А и стоило ли бы смущаться, если бы даже большинство осуждало?
   Кампания защиты прав человека не на время. Это кампания навсегда. Она важнее кампании мира, ибо она необходимая предпосылка кампании мира.
   Побеждает политика, чьи нравственные цели выше: вот и большевики захватили и удержали власть под флагом высшей морали, вековых чаяний и идеализма в политике (характерно заявление Уэллса: "В настоящий момент в России самое честное правительство в мире").
   Но все обращается, и обрюзгшим бывшим идеалистам, а ныне реалистам и коммунистам, противостоит политик-романтик... Я одобряю действия этого человека и только напоминаю: чтобы быть идеалистом нужна фантастическая стойкость, иначе не стоит и браться.

* * * * *

   "Я посажен беззаконно, но за моей кампанией не забывайте свою: кампанию в защиту прав человека в СССР. Мне многое не нравится в действиях американских властей, но бесконечно опаснее то, что делается в Советском Союзе. Обо мне трубит весь мир, а в СССР тысячи без вести пропавших политзаключенных..." - такого Чейвиса еще можно было бы выслушать. Но у Чейвисов выходит: "Хотя я сижу в этой ужасной американской тюрьме, я знаю, как клевещут на Советскую страну, и мое сердце сжимается от боли". (Ахмед-Геррел, уголовник. Литературная газета.)
   Права будут нарушаться при любом режиме. Важно иметь возможность бороться против нарушения прав.
   Я поддерживаю улучшающие строй действия американской общественности в защиту Чейвиса, негров, индейцев, просто людей...
   Борьба ДОЛЖНА устанавливать динамическое равновесие между властями и управляемыми, а динамическое равновесие - тонкая вещь: важно не нарушать его ни в ту, ни в другую сторону, т.к. любое нарушение равновесия приведет к победе властей.
   У нас иная забота: статическое равновесие: так долго сажают за слово, что отучили советского думать... "Подлинная свобода и подлинная демократия, единство и сплоченность, горячее одобрение и единодушная поддержка..."

* * * * *

   Двигаясь к коммунизму, мы просто приходим к фашизму с другой стороны.
   Только повернули к коммунизму, как тут же пришли к фюреру: "одна нация - одна идеология - одна партия - один вождь!"
   Еще в 27-м году Молотов провозглашает лозунг морально-политического единства страны. Вот уже 50 лет как картофельные головы долдонят этот лозунг.
   Сегодня у стражей человечества задача номер один - компроментация идеологии коммунизма. Доказательство неразрывности и обусловленности практики коммунизма его теорией.
   "В современном мире есть страна, порабощенная в несравненно большей степени, чем во времена феодализма, где народ полностью лишен своих прав. Эта страна - Китай с его 800-миллионым населением. Сегодняшний континентальный Китай - это сущий ад на земле, где 800 миллионов человек голодают и находятся на пороге смерти... Десятки тысяч людей содержатся в тюрьмах и в лагерях трудового перевоспитания. Только в одном Шанхае, насколько мне известно, имеется 24 тюрьмы. Почему мы должны влачить такое жалкое существование и жить хуже собак или свиней? После окончания университета нас направляют в отдаленные деревни, если не в Тибет, то на пустынный север, если не в Юньнань, то в Синьцзян. Мы не можем применять на практике наши знания. У нас мрачное будущее. Еду и одежду мы приобретаем на купоны, если куда-то надо поехать, то только с разрешения. Мы живем в страхе днем и ночью..."
   (Из письма жителя Шанхая, "Экономик ревю", перепечатано еженедельником "За рубежом").
   Так. "В тюрьмах и лагерях трудового перевоспитания", значит. А чем же вас при коммунизме воспитывать - высокими окладами? Трудом и только трудом. Смеюсь - не обижайтесь, товарищи китайцы: у нас в эти самые лагеря трудового перевоспитания были отправлены поэт Бродский, писатели Даниэль, Синявский и другие.
   "Почему мы должны влачить такое жалкое существование и жить хуже собак и свиней?" - потому что мы с вами выбрали коммунизм.
   Вот хочется вбить в головы пролетариев всех стран соединяйтесь. Мао умер, Ленин умер, Сталин умер, но дело не в них, и потому дело живет.
   А ведь есть поколения, что всю жизнь прожили в страхе и так и сошли в могилу, не перестав бояться. Что им до коммунистических утешений: "последнее слово за многострадальным народом Китая..."

* * * * *

   Общественная жизнь неустойчива по организации общества: стоит чуть изменить организацию, и все сферы жизни общества меняются сильно. Но бояться этого не следует: лишь бы система допускала коррекцию на всех уровнях.
   Как убийца, женящийся на красавице, чтоб зарезать и ограбить ее, не понимает, что можно остановиться на средстве - женитьбе и любви - и сделать его целью, так "пролетариату" не дали понять, что демократия не средство, а цель, самоценное духовное благо.
   Не начинать все сначала, а сохранить в рамках будущей демократии традиционный для России приоритет духовного начала над материальным (пока он от бедности).
   "Советский народ 60 лет назад раз и навсегда выбрал свой путь - к коммунизму". (Брежнев).
   60 лет идет народ испытанным и проверенным курсом в пропасть - пора отворачивать.
   Не отмахиваться от лжи: ложь коммунистов должна опровергаться на молекулярном уровне: с каждым атомом лжи надо поговорить отдельно и убедить его распасться.

* * * * *

   Газеты пишут, что Америка нарушает права человека - там и книга об этом вышла: Д.Шелл "Время иллюзий"...
   Хоть в щелочку б увидеть эту самую свободу печати. "Теперь, товарищи, я в коротких словах коснусь негодяйки Франции". (Приветствия 12-му съезду.)
   Во Франции тоже безобразия - "нужда, бесправие, разочарование в идеалах, безысходность".
   Так. Тот же корреспондент, однако, пишет: "Франция протестует, спорит, сражается... Тысячи ее тружеников участвуют в забастовках, становятся активными борцами против системы бесправия, угнетения, унижения, произвола".
   И все этим трудящимся мало, все им мало! Обязательно надо им добраться до строя, при котором никто не протестует, не спорит и не сражается.

* * * * *

   "В одиночной фазе саранча - сравнительно безобидный кузнечик. Если личинок расплодилось слишком много, наступает стадная фаза. Их окраска становится темнее, и они собираются в плотные скопления неподвижно сидящих личинок, так называемые кулиги, насчитывающие сотни, тысячи и миллионы особей. Затем отдельные кулиги сливаются воедино и начинается опустошительное шествие саранчи." (Лесли Браун, Африка.)
   Есть человек - и есть Человек, организованный в Партию Нового Типа. У него спинка другая, голос другой, походка другая, речь другая... ибо "наш народ ведет от победы к победе величайший гений человечества - наш Сталин. Бурные аплодисменты. Все встают.
   Возгласы: Да здравствует советская разведка, ура!" (Из речи Берия на 18-м съезде).

* * * * *

   "В связи с открытием на советском телевидении "Недели Франции"президент Франции Жискар д`Эстен 23 мая выступил по центральному телевидению Советского Союза. Оценивая состояние французско-советского сотрудничества, президент Франции сказал: "Прежде всего оно поражает меня постоянством и размахом".
   Ах, Марианна! Сразу и раздвигать, коли "поражает размахом"...
   "А главная пружина всего этого турецкий султан, который хочет по всему свету распространить магометанство. Уже, говорят, во Франции большая часть народа признает веру Магомета".

* * * * *

   Борец с фашизмом должен быть борцом и против коммунизма. Как Джордж Орвелл и А.Солженицын.

* * * * *

   Наша страна - СССР! Мафия в ней захватила власть и присвоила себе право решать, что народу надо. Так сказать... дело партии - дело народа.
   Какая демократия, когда, по Ленину, народ делиться на классы, из которых интеллигенция и крестьянство имеют индивидуалистическую, реакционную компоненту, а единственно-передовым классом является пролетариат. Но и этот единственно-передовой сам по себе не может знать, чего ему надо, а знать может передовая часть передового класса - коммунистическая партия Советского Союза, вобравшая в себя самых...
   И тут я доведу до конца идею Платона-Ленина о наиболее сознательной части:
   Но и партия эта хорошая тоже ведь делится на отсталых и передовых! В этом вся идея! А потому выразительницей воли... не сама партия, а ее ленинский центральный комитет, ленинское бюро и, наконец, "лично Джавахарнавал Неру". Воля народа = воле пролетариата = воле партии = воле ЦК = воле политбюро = воле вождя.
   Диктатура пролетариата - диктатура партии - диктатура вождей - эту формулу Розы никто из коммунистов не опроверг; доказательство ее в доведении до конца идеи о наиболее сознательной части.
   Культ личности при социализме неизбежен.

* * * * *

   Политические партии, как какие-никакие выразительницы воли социальных групп, классов, временами наций в целом - пока единственный инструмент политики. Но именно партии - в этом все дело - но именно с такой организацией общества, чтоб обанкротившуюся партию можно было легко отлучить от власти.
   Антиномичность и опасность идеи Организации устраняется не отказом от этой идеи, а внесением в нее идеи множественности организаций.

* * * * *

   Передо мной два номера еженедельника "За рубежом" (N 12 и N 13 за 1977г.) В 12-м номере статья главного редактора Краминова, излагающая ход дискуссии на международной встрече журналистов в Бакуриани.
   "Не будем судить друг друга! - призвал уже немолодой, опытный и известный французский журналист. Прежде чем обвинять в чем-либо Советский Союз, вы должны начать с осуждения порядков в собственных странах. Я далеко не со всем согласен, что делается в Советском Союзе, но я решительно не согласен с тем, что творится в моей собственной стране, во Франции. Иностранные рабочие, которые используются на самой тяжелой и низкооплачиваемой работе, лишены практически каких бы то ни было прав, многие тысячи людей лишены права трудиться и зарабатывать себе на жизнь. В наших собственных странах нет ни справедливости, ни свободы."
   Так. Так. Так. Иностранные рабочие, значит.
   А... когда граждане Советского Союза заявляют, что они "решительно не согласны с тем, что творится в моей собственной стране", то их как? - поддерживает французский журналист? Признает их права на такие заявления? Нравится ему, что такие заявления советских граждан невозможны в советской прессе? Вот об этом хотелось бы услышать. Теперь: значит, пока Франция не станет идеальным обществом, у француза есть моральное право возмущаться только французскими безобразиями? Да и французскими он будет иметь право не раньше, как обратит внимание на свои личные пороки и преступления! - "скажите спасибо, что вас не сажаем!"
   Почему ж все-таки французу позволительно выражать ненависть к фашизму? В Чили военная диктатура, но и Франция не идеал. Славная логика.
   Тут я должен сделать маленькое отступление.
   Читая коммунистическую прессу, так и тянет перейти на разговор из "Зеленых холмов Африки":
   "... и мы с Джойсом пили, потому что назавтра я уезжал в Африку. Ох, и вечерок был!
   - Вот так анекдот! Никакого отношения к литературе, - сказал Филлипс. - А кто такой Джойс?
   - Чудный малый, - сказал я. - Написал "Улисса".
   - Про "Улисса" написал Гомер, - сказал Филлипс.
   - А Эсхила кто написал?
   - Тоже Гомер, - сказал Филлипс. - Вы меня не поймаете. Ну, а еще какой-нибудь литературный анекдот?.."
   Одуревших и потерявших ориентацию коммунистов (и потому сознательно оглупляющих всех, кого можно) в ответ на их "аргументы" так и подмывает спросить: "А Эсхила кто написал?" (кто ж спорит с Филлипсами?) Или: "А еще какой-нибудь литературный анекдот?" - и так построить весь разговор с ними.
   Но делать этого все-таки нельзя: посмеются все, а "аргументы" Филлипсов так и останутся неопровергнутыми. Кстати: в этом же ошибка поведения героя повести Шукшина "Срезал".
   Итак, славную логику предлагают нам (и Западу) пожилые и опытные политбюристы устами пожилого и опытного французского журналиста-кагебиста.
   А дело в мере, в степени, в порядке отсутствия гражданских свобод в стране буржуазной демократии и в странах фашизма или коммунизма. Пока обе вылазки из капиталистической предыстории человечества в "собственно историю" коммунистических или фашистских искусственных обществ закончились провалом: ракеты непоправимо отклонились от цели.

* * * * *

   В СССР обобществлены средства производства, но не обобществлена власть (и информация) и потому обобществление средств производства - фикция. Средства производства принадлежат бесконтрольному аппарату партии.
   Отлично усвоили эту истину рвущиеся к власти политические группировки отсталых стран, Африки, например. Военные насаждают обобществление средств производства и, минуя все формации, танковыми маршами продвигаются к социализму. "Откуда такая пылкая любовь?" - спросила бы Любка. Да оттуда, что при их военно-коммунистической диктатуре все средства, все блага в их бесконтрольной власти. И отлично идет у них вербовка низового и среднего аппаратов власти под лозунгами "служения народу", "социализма", "борьбы с империализмом"и т.п. Говорил я с двумя такими к нам присланными революционными граммофончиками, эфиопами (учатся пока в Киеве марксизме-ленинизме).
   "Пернатые в пути", - сказал поэт".
   Великолепно и прекрасно (изобрази, Валера!) вывел этот новый африканский вид Чинуа Ачебе в своем "Человеке из народа".

* * * * *

   Аналогия с мафией тем полнее, что власть ее неформальна и беззакона.
   На руководящих постах только коммунисты, а если и есть доля некоммунистов, то окаймляющий начальник обязательно коммунист. "А как же? иначе не обеспечится руководящая роль партии всеми областями жизни общества, а это принцип нового мира."Неадминистративное здание обкома им.партии стоит на площади им.Ленина, и министр просвещения Дагестана в него вызывается (с одной стороны обком ему не начальник, а с другой - он мафиозо и как коммунисто обком ему начальник) и получает линию, информацию и конкретные указания. Не выполнит - его же начальник его же снимет по звонку из обкома: начальники за мафию, потому что только мафией они начальники.
   Таков механизм Треблинки.
   Достаточно построить в обществе иерархическую лестницу и масса сама по ней полезет.
   Механизм Треблинки (Организации): подчиненный стремится хорошо выполнить свою работу и отчитаться в выполнении задания перед начальником. Вопроса "для чего"не существует, а только вопрос "КАК".
   На вопрос "для чего выполнена работа?" - механизм-человек отвечает - для того, чтоб мне платили зарплату (чтоб оставили живым, чтоб подольше не убивали). "Товарищи, успеваемость нам снижают слушатели подготовительного отделения. Но исключать их нельзя. Вы, наверное, слышали, что Абилову (ректор университета) вынесли выговор за исключение студентов, зачисленных с подготовительного отделения."
   "Это не нам решать", "Там наверху головы получше наших", "Что ж Они глупее тебя?", "Им сверху виднее" - вот набор ответов исполнителей.
   И в результате? И в результате возможен хорошо работающий механизм, пожирающий своих исполнителей: (Освенцим, сталинские ОГПУ и партаппарат, институт гладиаторов, ЛАГЕРЯ:
   "В лагерях, как известно, сидят разные люди. Есть попы, спекулянты, всякие прожженные дельцы. У нас в лагерях есть и живые графы, и живые помещики, княгини, фрейлины двора его величества. Есть и шпионы - это самые паршивые, поганые люди...
   Говоря все это, он старался не выпускать из виду всей этой затихшей толпы.
   Многие из слушавших подумали, что люди, которых он назвал, - действительно скверные люди и хорошо, что их держат в Соловках, но мы вот сами не такие". (Канал им. Сталина, 1934, изд. "История фабрик и заводов". Чекист беседует с заключенными, создавая иерархическую лестницу.), - если есть ИЕРАРХИЯ, очередь пожирания: первыми идут на убой нерадивые (непокорные) и т.д. и т.п. - параметры могут варьироваться.
   В такой системе необычайно возрастает роль отщепенцев, которые не хотят сдавать одежду, быть паиньками и идти в "санпропускник".
   Филлипс: А как в начальниках оказались коммунисты? Ответ: Маркс говорит, что от первоначального накопления капитала след тянется к темному прошлому накопителя, к преступлению.
   То же и тут. Первоначальное накопление власти - это преступный захват ее в 1917 году.
   Но историю эту хотелось бы рассказать, не торопясь, из 19 века, с I Интернационала.

* * * * *

   Пошел пролетариат в союзе с крестьянством по диктатуру. Получили диктатуру над пролетариатом, землю, естественно, отобрали, правда, дали колхозы... С тех пор наше сельское хозяйство -наша секретная болезнь. Пишу, а в городе год, как нет мяса, исчезло масло. Коммунизм кажет свой страшный лик. И до грядущего подать рукой.
   Рабочие у нас сознательные. ("Да не ругай ты их - забитые они очень", - спорит со мной дядя Ваня.) Объясняют мне снижение расценок труда вдвое: "Ведь я же не должен много зарабатывать". Вот бы таких рабочих да капиталистам! Э-э, нет: воспитайте сами.
   Понимаю, товарищи, все понимаю: что не должен я хотеть есть, но... это сильнее меня... И в этом моя несознательность заключается. (Бурное одобрение Геннадия Филиппыча!) Шучу я у себя на работе, что у меня в году 365 коммунистических субботников. Соглашаются угрюмо и боязливо.
   "23 мая стартует 37-я неделя ударной вахты советской молодежи, посвященной 60-летию великого Октября". (Комсомольская правда.)
   Молодежь, посвященная 60-летию великого Октября. Неплохо, неплохо. Здорово напоминает полюбившееся мне: "О детях мы должны заботиться: ведь дети - это наши кадры" (из выступления по радио заведующей детским садом).
   Как только мы доведем свои потребности до нуля, так сразу и настанет у нас коммунизм - светлое будущее всего человечества: каждому будет по потребностям.

* * * * *

   Вместо мяса дают по телевидению концерты агитбригад.
   Китай - наше светлое будущее.

* * * * *

   Всегда великолепна и глубока аналогия с фашизмом. Ну, например: та же психологическая подоплека доверия и надежды на спасителей, владеющих позитивной программой, смело принимающих любую меру ответственности. Та же сознательная ставка на кризисную ситуацию ("революционную"):
   "И я никогда не устану повторять, что демагоги худшие враги рабочего класса. Худшие именно потому, что они разжигают дурные инстинкты толпы, что неразвитым рабочим невозможно распознать этих врагов, выступающих и иногда искренне выступающих в качестве их друзей. Худших - потому, что в период разброда и шатания (революционная ситуация!), в период, когда только еще складывается физиономия нашего движения, нет ничего легче, как демагогически увлечь толпу, которую потом только самые горькие испытания смогут убедить в ее ошибке", только в ней возможен захват власти коммунистами или фашистами. Забывают часто, что есть фашизмы умеренные, долгие - франкистские, салазаровские, дювальевские и т.д. Эти фашизмы прекрасные аналоги нашего сегодняшнего режима ("политические узники франкизма", "франкистская партия, обладавшая в стране политической монополией", "изгнанники-политэмигранты", "франкистские корпоративные профсоюзы").
   Вовне-неагрессивные фашистские режимы совпадают с нашим режимом до последней компоненты - устойчивости.
   Революционная ситуация..., короткий, опасный миг утончения нити жизни общества. Миг и ситуация, когда нас подстерегают ошибки на всю жизнь. Сон разума. Сон, в котором сбываются все страшные сны, ибо не на что опереться - все плывет в радостном опьянении.
   Молодые работницы, нет, молодые сомнамбулы принимают резолюцию большевиков. Почему? Почему нужны, почему что-то значат голоса этих "несознательных работниц"? - Потому что революционная ситуация настала - время ошибаться и идти за демагогами, и принимать истину голосованием.
   "Мы не смыкали глаз, ежечасно и ежеминутно ожидая: вот-вот что-нибудь произойдет, вот-вот начнется. Это состояние возбужденного ожидания было похоже на лихорадку". (А.Вильямс. Путешествие в революцию).
   "- А какой это полк?
   - "Броневики"...
   Броневики держали в руках ключ к положению: за кого были броневики, тот мог распоряжаться всем городом....Мне никогда не приходилось видеть людей, с таким упорством старающихся понять и решить. Совершенно неподвижно стояли они, слушая ораторов с каким-то ужасным, бесконечно напряженным вниманием, хмуря брови от умственного усилия. На их лбах выступал пот. То были гиганты с невинными детскими глазами, с лицами эпических воинов..." (Д.Рид. "Десять дней, которые потрясли мир").
   В "Новом мире" воспоминания П.Виноградской:
   "Будзинский был популярным оратором и в рабочей аудитории. Однажды на фабрике в Рогожском районе молодые, еще не переварившиеся в рабочем котле эсеровски настроенные работницы не хотели его слушать. Начали расходиться. Будзинский не растерялся, стал их стыдить: "Когда вам плохо, вы взываете к нам: "Солдатик, ты наш защитничек,"а как солдатик к вам идет с душой, так вы к нему спиной".
   И пристыженные работницы, в конце концов, приняли резолюцию за власть советов.
   Так мы его с тех пор и дразнили: "Солдатик к вам с душой, а вы к нему спиной".
   На таком уровне велась агитация и делалась революция.
   Гадливость вызывают эти шуточки бабы Поли, гадливость потому, что делая вещи, которые страшно отозвались и еще отзовутся на судьбах миллионов, эти твари (ноги, руки, дырки) о людях не думали: они жили в тесном кружке, по-семейному, по-большевицки, с шуточками по поводу экспроприации банков, агитации за власть советов и т.д., вот оно - опьянение черни властью, опьянение черни, "творящей Историю"!
   Все воспоминания бабы Поли - это опьянение, это захлеб причастностью к "Истории", к Власти...: эта девушка с ее пристрастием к солдатским шуткам, с муравьиной дальностью взора - Власть, Участница...
   "Меньшевики же с самого начала вносили дезорганизацию..."
   Ах, они нехорошие какие...
   "На заседаниях фракции он говорил кратко и четко: "Ждать больше нельзя! Ни одной минуты нельзя медлить!"
   Председатель суммирует: "Все сказано, все ясно. Не нужно больше слов. Путь указан Лениным. За работу!"
   Бабе Поле (тогда девушке Поле) нравятся такие парни, краткие и четкие - раз и на матрас - "а как же! а как же!"
   "На заседании атмосфера взволнованная, напряженная. У выступающих громкие, уверенные голоса. В глазах воля, решимость. И курят, курят все без конца. Маленькая комната полна дыма".
   Правота революции постигалась народом вот через это, по-бабаполевски: взволнованная, напряженная, громкие, уверенные (хорошо! значит знает, раз говорит), воля, решимость и... курят! Ну, братцы - эт-та уж совсем хорошо!
   "- Георгий Ипполитович! (Ломов) А что надо делать после победы революции? - спрашиваю я. - Читала Каутского "На другой день социальной революции". Но там путано, непонятно. "Это дрянная книжонка", - смеется Ломов. - "Совсем не то, что нам надо. Или, верней, надо делать как раз наоборот, а не так, как он пишет. Пойдем в Совет - жизнь подскажет. А главное - узнаем, что нового в Питере. Ленин, наверное, все обдумал".
   "А что надо делать после победы революции? - спрашиваю я."...
   Революционерка славная... На другой день революции надо расстреливать, милая девушка. И на многие другие дни и другие годы. Ленин все обдумал. В Питере.
   "В Совет стали являться владельцы частных сейфов с требованием вернуть им ценности. И многим, кто нажил свои сбережения частным трудом, их возвращали, как, например, известной балерине Екатерине Васильевне Гельцер. Взволнованная, она чуть не со слезами объясняла нам, что в частном сейфе в банке хранятся ценности, которые она заработала многолетним трудом. Ее успокоили, отдали ключи, и она ушла удовлетворенная".
   А могли бы и не отдавать. А отдали - видите, какие мы хорошие. Сытость победителей и мурлыкающая удовлетворенность, что законов нет, мы все решаем: а ты докажи, что честным трудом нажила, а, может быть, тут есть и те, что ты в постели заработала? Нет? а где же они? И "взволнованная Екатерина Васильевна" должна описывать им все ночи и прилагать справки и уходить... удовлетворенной. Удовлетворенной!!! В этом вся соль: с первого дня пошла такая жизнь. Ее поимели и она пошла удовлетворенная.
   ("А что ж вы хотите - в этих ужасных условиях беззакония - хорошо хоть находились честные люди..." или: "Все-таки и среди них были честные люди...")
   "С эстрады он отпускал остроты, напоминающие о силе новой власти:
   Як встанет на Дыбенки,
   Як расправит Крыленки,
   Да як за-Коллонтает..."
   Урок Октября: Нельзя допускать дела до революционной ситуации: В ней рвется нить жизни.

* * * * *

   В "Фальшивом купоне"Толстого кричит староста мужикам, убивающим конокрада: "Все бей!"
   "Все холуйствуй! Всем! Всем миром унижаться!" - аплодирует партия. Холуйствовала партия перед Сталиным, и нужно это было партии, а не Сталину. Необходимое условие единства партии - обряд публичного кастрирования: кругляши отрезаются у партии на глазах: теперь не возомнишь, что ты не такой как мы... а ведь нам не жить друг без друга!
   А то, понимаете ли, упустили одному отрезать и... "Троцкий на эту оппозицию сел, оседлал ее, и, как конь, вырвавшийся из конюшни, начал бегать по большевистскому табуну и ну лягать и кусать." (Постышев. 15 съезд.)
   Большевистский табун. Партия имени "единица - ноль". А эти проклятые отщепенцы утверждают, настаивают, разжевывают: 1=1.

* * * * *

   Страна, в которой благородство преследуется по закону.

* * * * *

   Социалистическая действительность доказала пагубу и неосуществимость принципа "каждому по труду".
   Тут и непредвиденное основоположниками глубокое нравственно-разрушающее действие этого принципа: "каждому по труду" создает ситуацию, в которой ни одно действие не должно быть бескорыстным. Все, что у тебя есть, всю твою духовную работу нужно занести в план и суметь продать учетчикам труда. Продают...
   При общенародной собственности и однопартийной системе оказывается невозможным контроль над производством и распределением. "Каждому по труду". А как узнать, сколько труда? Если б мерял господь бог, но меряют партийно-правительственные государственные преступники. Преступникам нужна отчетность. Текут приписки. А который стоит поперек начальнику - у того можно и скостить... не срок, так труд: покроют и перекроют приписки ручным.
   Социализм... Мертвая работа мертвых душ.
   Маленький пример из жизни:
   Студенты ничего не знают? Но их труд оценивает преподаватель. А труд преподавателя? По успеваемости студентов! Так значит преподаватель ставит оценку не студенту, а себе?
   - Да!! - разъясняют нам на профсоюзных собраниях.
   - А вот если кто все равно ставит по совести?
   - Так отстранить его от экзаменов!
   Проректоры стращают преподавателей: "Будете исключать студентов - придется сокращать штаты преподавателей".
   Это высший уровень коммунистической государственности и принципиальности.
   Член ЦК академик Трапезников стращает ректоров: "Тем из вас, у кого плохо с успеваемостью, мы будем помогать". Характерен этот жаргон. Наш секретарь парткома Ш.Абдуллаев с трибуны громогласно переводит: "Помогать, товарищи, - это значит снимать".
   То же в школах. То же на заводах: из-за приписок по миллионам перерасходы заработной платы. То же в колхозах. Об этом рассказ Тендрякова "Поденка - век короткий", да только долгим оказался при социализме век поденки. И не верю я концовке повести: покроет передовую приписчицу председатель колхоза, покроют райком и область...
   Что ж коммунисты? А как-то незаметно превратились коммунисты из суровых реалистов в растерянных утопистов. Лепят под праздники Призывы ЦК к сознательности: "Повышайте, добивайтесь, укрепляйте..." - "Сейчас, бегу и падаю".
   "Кто работает, тот не ест". Социализм сложная структура, в которой тоже одни кормят других: честные глупыши - нечестных умников и все вместе прожорливое племя партаппаратчиков. Специфика в том, что распределение идет в форме воровства, т.е. тайно, и поэтому существуют две жизни: газетная - расписанные по дням записки сумасшедшего, и другая - истинная, воровская и тайная.
   Мы остановились на том, что текут благополучные отчеты и спешат победные реляции.
   Маленькие ручейки собираются в реку-кормилицу Ложь. Речка впадает в Кремль. А потом с "высокой трибуны"очередного съезда главный лжец страны возвращает ее нам (ну, от себя добавит). "Бурные, продолжительные аплодисменты. Все встают. Мустафа Ибрагим тепло приветствует членов Президиума съезда". Круг лжи замыкается.
   А многострадальный народ Китая учится не кушать, десятками лет стоит в очередях за жильем (право на жилплощадь), негде жить, куда уж там принимать гостей. Не живут - перемогаются в тесных клетушках. "Их надо перестрелять, раз они допускают такое", - сказала бы героиня Брэгга.
   С трибун грохочут о миллионах сданной жилплощади. Советская зарплата - это и есть чистейший произвол, лишение прав и отсутствие свобод. Гляжу на озабоченные лица советских, а в голове ильфовская строка: "Как живет, чем питается - неизвестно".
   Ну а все-таки? Воруют! Такое вот "каждому по труду"получается.
   И эта система воровства, на которую государство смотрит сквозь пальцы, страшно развращает и обессиливает сознание. Ловят тоньше, чем Лебедев ловил генерала Иволгина.
   Мой знакомый, бухгалтер Абдул, говорит мне: "Я так хочу выступить против всех ихних мерзостей, но как я могу: они мне скажут: "Ведь ты же вор! ты же воруешь!"
   В той или иной форме ворует (присваивает не по труду) 90% населения. И в этом же причина духовного рабства советского народа.
   Рабство советского начинается с работы, на которой нет организации, отстаивающей его интересы перед государством. На работе начальники обламывают и обкатывают советского беззащитного человека. Это одно из измерений того факта, что все организации (профсоюзные, книголюбителей, Союз писателей и журналистов и т.п.) подчинены партии начальников.
   Обессиливанию воли и сознания способствует и перераспределение благ по родственным линиям. Зависимость до 40 лет от "помощи"родителей унижает человека и погашает боевой дух самой активной части общества. Зависимость молодой интеллигенции от родительской поддержки - тонко действующий механизм: - он не вызывает ненависти к строю, а мягкой родительской рукой создает чувство неполноценности и незаслуженности права на протест.

* * * * *

   Ильмутдин Насруллаев - герой социалистического труда, депутат Верховного Совета СССР, бывший председатель Карабудахкентского колхоза - измывательствами и преступлениями довел односельчан до бунта. Их представители живут в Москве, пытаясь поставить председателя перед судом - не выходит: зам.прокурора РСФСР прямо заявил: "Мы бессильны: его защищает ваш обком".
   "Мы писали, писали до бесконечности. Если посмотреть архив моих писем, то можно насчитать тома. Я писала Сталину без конца. Писала и другим, писала в партконтроль. Но, к сожалению, и наш партконтроль оказался в то время не на высоте, поддался общему страху и тоже не рассматривал наших дел". (Стенограмма 22-го съезда, 1961г.)
   Сегодня глас народа - это миллионы жалоб, упрятанных в канализационные каналы, по которым эти жалобы движутся невидимые-неслышимые народом.
   Превратили весь народ в жалобщиков. Мне не нужно, чтобы жалоба была удовлетворена, и виновный смещен на другую руководящую должность - мне нужно скомпрометировать сам преступный партийно-правительственный аппарат. А для этого что нужно? Как там дядь-Ваня говорил? - Полная гласность и свобода печати.
   "За рубежом"сообщает об очередном казусе западной демократии. В недемократической Америке журналисты десяти газет объединились, чтобы провести самостоятельное расследование по делу об убийстве своего коллеги. И провели такое расследование! И опубликовали материалы расследования! У нас такой казус невозможен. У нас невозможна публикация материалов об И.Насруллаеве ни в какой прессе: ведь если публиковать, то не обойти и тех, кто его покрывал и продолжает покрывать, а это уже на запретную тему: о подчиненности советских судов партийным органам.

* * * * *

   Американские свободы, испанские свободы...
  
   "Когда ж Аврора нам, когда сей день блаженный
   На розовых конях, в блистаньи принесет
   И Делию Тибулл в восторге обоймет?"

* * * * *

   "Советская печать объективна, - говорили советские журналисты, обращаясь к своим западным коллегам - Советская печать принадлежит народу, народным организациям - коммунистической партии, Советам, профсоюзам, комсомолу, деятелям культуры, писателям, журналистам. Естественно, что печать освещает все события с позиций народа и в его интересах".
   - Ну ты смотри, что они делают! - Иван даже хлопнул в изумлении себя по ляжкам. - Что хотят, то и делают! Нет свободы слова! Нет свободы слова! Нет свободы. Все.
   "В его интересах" - это и соврать и скрыть, если "товарищи" журналисты сочтут что это "в его, моих, интересах".
   Правда, правда: печать принадлежит "партии, Советам, профсоюзам, комсомолу, деятелям культуры, писателям, журналистам". Более того: "Советы, профсоюзы, комсомол, деятели культуры, писатели и журналисты"принадлежат партии.
   Я сейчас процитирую слова Зиновьева на одном из съездов:
   "... нельзя согласиться с той парадоксальной точки зрения, будто бы Президиум ВЦИК (Советы) должен быть для советов тем же, чем ЦК для партии. Это совершенно неверно. ЦК на то и ЦК, что он и для Советов, и для профсоюзов, и для кооперативов, и для губисполкомов, и для всего рабочего класса есть ЦК.
   В этом заключается его руководящая роль, в этом выражается диктатура партии.
   Это звучит иногда как будто мягко: пусть Президиум ВЦИК будет тем, чем ЦК для партии. Не может этого быть.
   В тот момент, когда председатели губисполкомов будут подбираться не ЦК партии, - в этот момент у нас все вверх дном пойдет".
   Зиновьев выдал (и не в первый раз) тайну партии.
   Как его слова актуальны сегодня, когда Брежнев хватает пост председателя президиума Верховного Совета: зачем ссылаться на опыт братских партий? - вспомните опыт своей: слова расстрелянного хлопотуна: "не может этого быть иначе!"
   Партия отреклась от слов "диктатура партии", но только от слов. Все остальное не только делается по Зиновьеву, но не может делаться иначе.
   Иначе это будет не социализм - тут Зиновьев абсолютно прав.
   Что такое профсоюзы и как партия их использует подробно объяснил Сталин еще на 12-м съезде: приводные ремни, от партии к массам передающие указания и приводящие в движение маховики-массы: естественно, профсоюзные начальники должны быть коммунистами.
   Комсомол принадлежит партии с потрохами: это ее выкормыш, ее смена, ее хунвейбины; комсомольские начальники все партийные.
   Деятели культуры, писатели и журналисты принадлежат партии по ленинскому тезису о партийности литературы, а тот, кто не подчиняется этому тезису, тот не советский писатель, а отщепенец!
   Советские журналисты?? - Вот эти все, что юлят во все стороны и лезут ко Двору и говорят, что они патриоты, и то и се?
   - Аренды, аренды и распределителей хотят эти патриоты! Мать, отца, бога продадут за деньги, честолюбцы, христопродавцы!
   И у Геббельса печать принадлежала журналистам, только вот - о, печаль! - журналисты принадлежали к фашистам...

* * * * *

   Так и вижу серьезных западных болванов, задумчиво кивающих коммунистическим "доводам".

* * * * *

   Давайте разберемся в ленинской науке убеждать, в этом его искусстве "эксплуатировать невежество и отсталость партийной массы". (Троцкий).
   Сейчас мы встретимся с логическо-эмоциональной передержкой, которую Ленин неоднократно проверял на своих слушателях.
   Ленин рассуждает: буржуазные литераторы скрывают свою зависимость от капиталистов, а мы не будем скрывать, мы открыто поставим литературу "колесиком и винтиком общепартийного дела".
   И переносит акцент с признания несвободы советского писателя от политики партии, на тот момент, что у них несвобода тайная, а у нас несвобода явная, честная, значит, хорошая.
   Вот и весь прием. Прост как правда.
   А на Западе так и бродят до сих пор неотловленные Гюнтеры Вальрафы - от чьего там они денежного мешка зависит, В.И.? - и прочие американские камрады, пишущие статьи о плохой Америке для советского еженедельника "За рубежом", а Америка такая недемократичная, что это им разрешает.
   Да, отщепенцы! А разве не марксисты твердят, что Новое -политическая доктрина, социальная теория, мировоззрение - рождается сначала в головах немногих. "Психически ненормальных людей, которые, не имея опоры внутри СССР, обращаются за поддержкой за границу, к силам империализма?"
   Разве не отщепенцами своего времени, общества, класса были Маркс и Энгельс, Ленин и Герцен, Чаадаев и Радищев?
   Отщепенец Герцен... - в ленинском ряду - декабристы, Герцен, разночинцы - лично означает эпоху в самосознании России. За что такая честь отщепенцу?
   Тут, мне кажется, дело в том, что "именно таким, чуждым нам элементам, западные пропагандисты (В.И.Ленин писал статью "Памяти Герцена"в Париже) пытаются создать видимость их большой значимости и веса в обществе!" (Комсомольская правда.)
   На истории своей партии хорошо знают большевики, как опасны такие, казалось бы ничтожные, - так мало их, отщепенцы: а ну как Идеи этих отщепенцев овладевают массами? Тогда как?
   Но... продолжим. Разве не об отщепенце пьеса Ионеско "Носорог"? Об отщепенце - единственном, сохранившем человеческое звание среди оскотиневших и оносорожившихся бывших людей.
   Видите ли: в условиях подражания, массовой духовной капитуляции, растерянности, безволия и присоединения к мнению большинства, в этих условиях страшно возрастает цена на отщепенцев, сохранивших свой взгляд на события и этим спасающих послушное большинство.
   Умение мыслителя или политика противостоять большинству - это редчайший и драгоценнейший дар.
   Герцен был отщепенцем: в момент подавления Россией восстания поляков он один принял сторону поляков, и Ильич заявил, что этим действием "Герцен спас честь русской демократии".
   Отщепенцами в своем гитлеровском государстве были немногие антифашисты Германии.
   Э? Да не отщепенцы ли и всегда спасают честь нации? Чаадаев! Радищев! Сократ! Мандельштам! Ахматова!
   Пока сами были в отщепенцах, а власть принадлежала другим, коммунисты пели об отщепенцах: "мало их, но они дают всем людям дышать".
   А как появились "дающие дышать"в условиях развитого социализма, так сразу и стали они "ничтожными отщепенцами".
   "Я думаю, что страна и народ уже оправдали себя, если они создали хоть одного совершенно свободного человека, который пожелал и сумел воспользоваться своей свободой."Это Мандельштам о Солженицыне. Так что страна и народ себя оправдали, если создали отщепенца - так говорит поэт.
   "Современники это инстинктивно чувствовали и страшно ценили присутствие среди них Солженицына". (Мандельштам. 1915г.)
   Истинные стражи человечества - всегда отщепенцы и "враги народа".

* * * * *

   Но мы потеряли в пути редактора Краминова.
   "Они (т.е. буржуазные газеты) объявили "великим русским писателем"некоего Тарсиса. Потом был "великий писатель"по имени Синявский и "поэт"по имени Бродский....Год назад газета прославляла "великого матетматика"Плюща. Ныне она отводит свои колонки похождениям тоже, разумеется, "великого писателя"Амальрика, призывающего покончить с разрядкой и не соглашаться на прекращение гонки вооружений. Эти ничтожные отщепенцы в представлении читателя газеты олицетворяют советскую литературу, поэзию, науку".
   Ну... тогда пусть советскую литературу, поэзию, науку представляют Солженицын, Бродский, Сахаров!! (Смеюсь и улыбаюсь.)
   Ну, а достойна советская литература-наука такого представительства? Ответ: это другой вопрос.
   Теперь предположим, что Тарсис не великий писатель, а Плющ не великий математик. Что ж - за это сажать их в сумасшедшие дома? Запрещать высказываться о нашей героической эпохе, об эпохальных наших буднях и трудовом энтузиазме, охватившем весь советский, как один перешедший на идейно-политические позиции рабочего класса, народ?
   Советский журналист нагло переводит разговор с темы о свободе слова в СССР, с темы о посадках в тюрьму за убеждения Даниэля и Синявского на тему о том, является ли тот или иной протестант великим.
   ДЛЯ ВАС ОНИ ВСЕ ВЕЛИКИЕ!!

* * * * *

   Где снега и дамы былых времен - времена, когда отщепенец Маркс имел право заявлять: "Генеральный совет не имеет ни армии, ни бюджета - он располагает только моральной силой". (Прот.Ген.Сов. I Интерн.) Теперь партия располагает и армией, и бюджетом, а моральной силой располагает Александр Исаевич Солженицын.
   Так что давайте на отщепенство не бить: отщепенство Солженицына (да и какой он отщепенец: каждый из прочитавших его книги становится горячим его сторонником: за Солженицына весь Союз) - подвиг. "Это безусловно!" - говаривал в таких случаях Троцкий.

* * * * *

   "Каких прав? - спрашивали мы. - Права на труд? Оно обеспечено всем и полностью - у нас нет безработных." Я б хотел послушать о праве на зарплату. 125 рублей - сколько это в долларах? Почему б не сказать, что наши зарплаты равны нашим пенсиям - вот готовое доказательство того, что зарплата при социализме - пособие по безработице. На 1/7 коммунизм мы уже построили: в стране введен рыбный день: в этот день недели во всех столовых Союза подаются рыбные котлеты. Вышло по слову обывателей: пища тоже будет общая: ты хочешь мяса, а тебе дают рыбу. Ну... добились мы этого, понятно, не сразу. 60 лет прошло с начала Новой Жизни.
   "Права на равную оплату за равный труд? В отличие от США у нас никто не получает меньше "только потому, что у него кожа иного цвета". Правильно: у нас получают меньше по другим причинам: нету, не хватает. В отличие от США у нас все получают меньше. В отличие от США у нас 200 миллионов живут на пособие по безработице. В отличие от США с нас 1000% норму прибыли дерет само государство".
   "Право на образование? Оно также обеспечено всем желающим и способным учиться..."
   Постойте, образование? Какое образование? Ах, это... - дедушка Ленин любил детей и был "пг'ав, пг'ав, пг'ав", а Тг'оцкий был "непг'ав, непг'ав, непг'ав", а дедушка Маркс жил на деньги буржуя Энгельса - старшего и потому "пг'ав, пг'ав", а Герцен не допонял, но это не его вина, а Толстой не поднялся, но это не его беда, а Салтыков, а Пушкин, а Гоголь, а Генри Дэвид Торо -не поняли что, не возвысились до, не вырвались из, и потому обезглавлены, опредисловлены, замучены, погребены заживо. Чаадаев, Бердяев, Шестов, С.Булгаков, Солженицын, Бунин, Ходасевич, Мандельштам, М.Булгаков, Леонтьев.
   Партия, видимо, сама знает цену Нашему Образованию, по образованию нам платит, и отсюда возникает "право умирать с голоду"после окончания высшего учебного заведения.
   Туган Кодзоев, тот лег под ноги министру, возопил: "Отец родной, лучше сразу убей, только не посылай дохнуть с голоду в провинцию!"Право на "обучение", но не право на семью, ибо ее не на что содержать, правда, с другой стороны и негде.
   В газеты просачивается от писем "молодых специалистов": "Я не могу смотреть на лицо моего вечно невыспавшего мужа (сверхурочная работа) ". Любовью надо меньше заниматься, тогда будете высыпаться!
   "Почему вы лишаете диссидентов право на свое мнение?" - Дело не в мнениях, а в поведении, в поступках или проступках (привет Вышинскому!) некоторых людей". А что-то сбились с темпа, товарищ журналист, заминка! Определенно заминка - прошу занести в протокол! Без убежденности и нет того огня...
   "Так называемые диссиденты не хотят трудиться вместе со всеми, они ставят свои личные интересы выше интересов общества и когда им указывают на это..." Ласкаво просимо. Это когда в психбольницы или за границу провожают сребренниками оплаченной злобой. "Указывают". Не читал. Что вызывали Сахарова и по-хорошему указывали, что посадят - про это читал.
   "... они поднимают крик о "правах человека". Ну, положим...
   Но вернусь к цитате. Значит, мнения свои можно иметь? Это уже новость для нас. Мы всегда так думали, что надо иметь коммунистически-марксистско-ленинский взгляд на любой предмет, все советские авторы имеют такой взгляд, а кто не такой, тот не будет автором.
   Программа партии, принятая еще до захвата власти: "обеспечить неограниченную свободу совести, слова, печати, собраний, стачек и союзов". Каково??
   Я возвращаюсь. Поступки, оказывается, главное. А-а-а, так вон оно в чем де-е-ло. Эти проклятые диссиденты, наверное, не хотят держать при себе своих мнений. Наверное их кому-то передают ("неограниченная свобода слова"), а это уже поступок! Это уже, товарищи, провокация.
   Или там, например, устраивают демонстрации и раздают антиправительственные листовки - это можно делать в капиталистических странах с их мнимыми свободами (что и делают там коммунисты), а у нас свободы подлинные, поэтому у нас этого делать нельзя (иди у себя дома и демонстрируй перед женой, сколько тебе угодно).
   У нас кампанелловские старцы из политбюро блюдут наши свободы и зорко следят, чтобы мы их не нарушали. Статьи 190' и 70 УК РСФСР. Кто вслух выражает свои мнения, кто распространяет антисоветскую литературу, тот уголовник, не политический преступник. А кого ж, я извиняюсь, мы назовем политическим преступником?
   Ответ: - Никого! У нас их просто нет!

***

   "Теперь я в коротких словах коснусь негодяйки партии".
   Я приведу кусочек стенограммы 2-го съезда РДСРП: "... Посадовский... нужно ли подчинить нашу будущую политику тем или другим основным демократическим принципам, признав за ними абсолютную ценность, или же все демократические принципы должны быть подчинены исключительно выгодам нашей партии? Я решительно высказываюсь за последнее. Нет ничего такого среди демократических принципов, чего мы не должны были подчинить выгодам нашей партии. (Восклицания: "И неприкосновенность личности?") Да! и неприкосновенность личности! Как партия революционная, стремящаяся к своей конечной цели - социальной революции, -мы исключительно с точки зрения скорейшего осуществления этой цели, с точки зрения выгоды нашей партии должны относиться к демократическим принципам.
   Если то или другое требование будет невыгодно нам, мы не будем его вводить.
   ...Плеханов. Вполне присоединяется к словам т.Посадовского. Каждый данный демократический принцип должен быть рассматриваем не сам по себе в отвлеченности, а в его отношении к тому принципу, который может быть основным принципом демократии, именно принципу, гласящему, что salus populi suprema lex. В переводе на язык революционеров это значит, что успех революции - высший закон. (Отличный перевод! Вон оно когда уже благо народа переводилось как благо революции. А Посадовским и дальше: "благо партии - высший закон"). И если бы ради успеха революции потребовалось временно ограничить (лет на 60) действие того или другого демократического принципа, то перед таким ограничением преступно (!!) было бы останавливаться. Как личное свое мнение, я скажу, что даже на принцип всеобщего избирательного права надо смотреть с точки зрения указанного мною основного принципа демократии.
   Гипотетически мыслим случай, когда мы, социал-демократы, высказались бы против всеобщего избирательного права. Буржуазия итальянских республик лишила когда-то политических прав лиц, принадлежавших к дворянству. Революционный пролетариат мог бы ограничить политические права высших классов, подобно тому, как высшие классы ограничивали когда-то его политические права. (Позвольте: если вы буржуазию так ненавидите, то зачем берете с нее пример?) О пригодности такой меры можно было бы судить лишь с точки зрения правила: salus revolutionis suprema lex. И на эту точку зрения мы должны были бы стать в вопросе о продолжительности парламентов. Если бы в порыве революционного энтузиазма народ выбрал очень хороший парламент - своего рода chambre introuvable, то нам следовало бы стараться сделать его долгим парламентом, а если бы выборы оказались неудачными, то нам нужно было бы стараться разогнать его не через два года, а если можно, через две недели".
   Не правда ли эти слова кое-что проясняют?
   Ильич, конечно же, принял рекомендации Плеханова - Мандельберга и пошел дальше: он просто разогнал предпарламент. Это по его указке большевики издеваясь, переиначивали волеизъявление народа в водоизлияние (см.воспоминания П.Виноградской "Новый мир", 1965г.)
   "А как же вы хотите, товарищи дорогие! Без временного (до построения коммунизма) ограничения действия того или другого демократического принципа, коммунизма нам никогда не построить. А как же строить царство... освобожденного... труда...? -
   Знает каждый человек -
   На рыбе серебристый хек.

* * * * *

   Коммунисты вывезли Солженицына - таков был их аргумент против опубликованных им документов и их интерпретации. Таков был их аргумент против его романов. Одряхлел большевизм, не справляется с новым, некоммунистическим толкованием его же, большевизма, прошлого. Прячут стенограммы съездов и пленумов. Да и как не прятать: ведь публикация прекращает и закрывает дискуссии о правах. Боятся публиковать стенограммы 14-го съезда (а был в плане на 74 год. Теперь когда ж? Заботы и проблемы!). Как не бояться: на первых 17-ти съездах выступают сплошные преступники: "Бухарины и Рыковы, Ягоды и Булановы, Крестинские и Розенгольцы, Икрамовы, Ходжаевы и Шаранговичи под руководством Троцкого, под руководством германской, японской, польской и других разведок делают свое черное дело по приказу своих хозяев не только в нашей стране, но и в Испании, и в Китае... " (Вышинский, Судебный отчет, 1938г.)

* * * * *

   Гитлеровская СДРП опутала страну фюрер-принципом. КПСС опутала и окутала страну секретарь-принципом. Идея состоит в распределении власти, захваченной партией, между фюрер-секретарями всех рангов.
   Ильич первый сделал из марксизма оргвыводы.
   "Организация революционеров"Россию не столько перевернула, сколько... поставила: пора красавице скинуть ездока.

* * * * *

   Советские писатели подобны девке, которую изнасиловали, а она, чтобы не срамиться, говорит, что сама того хотела... Русь-тройка...

* * * * *

   От индивидуализма Ницше шатнулись в соблазн коммунистического стада. Чем объяснить мощную притягательную силу ловушки "общность"? От работы духа, от сомнений, от ответственности решений избавляет она общей с "народом"судьбой, "спокойствием и уверенностью"ценой утраты власти над жизнью, над миром, ценой потери звания человека.
   ТЯЖЕЛО БЫТЬ ЧЕЛОВЕКОМ.
   "Несомненно, что люди, тяготящиеся своей индивидуальностью, жаждущие самоотречения, безусловно правы. Все вероятности за то, что в конце концов они своей цели добьются и сольются с чем им слиться полагается, со своими ближними или с дальними, может быть, как хотят пантеисты, даже с неодушевленной природой". (Шестов. Предпоследние слова.)
   Да, они сольются с неодушевленной природой.
   На этой тяжести поймал немцев Гитлер. Обещал (и сдержал обещание) процветание германской нации ценой отказа Каждого от бремени ответственности за свою судьбу: "Я избавляю вас от бремени ответственности: обычному человеку оно не по силам. Всю ответственность за ваши судьбы я беру на себя". ("Прот.Нюрнб.процесса").
   Наши партай-секретари: "Мы, наша партия, избавляем вас от бремени ответственности, мы постигли законы развития общества и заставим вас им следовать, мы слагаем с вас и возлагаем на себя ответственности за ваши судьбы, мы, партай-секретари всех рангов, будем отныне Направителями и Редакторами ваших жизней. Да здравствует КПСС - великая организующая и направляющая сила нашего общества".
   В ловушку "и все уж не мое, а наше и с миром утвердилась связь"попали даже такие люди как Блок и Мандельштам. С миром и стадом их связь прельщала. Пускали пузыри:
   "Прославим роковое бремя,
   Которое в слезах народный вождь берет.
   Прославим власти сумрачное бремя,
   Ее невыносимый гнет".
   Допрославлялся, что на помойку страшным пугалом отправили взявшие в слезах власть.
   Обе крайности (социализм и фашизм) знаменуют гибель человеческого, обе нарушают тонкое равновесие человека и общества, обе отнимают свободу чудить, обе создают целенаправленные общества.
   Тем самым нарушается мера зависимости и свободы человека от общества: свобода исчезает, остается "Хайль Гитлер!", "За Родину, за Сталина!"
   Все дело в точной мере. Тут верна мысль К.Леонтьева (высказанная по другому поводу) о "тяготении на рассчитанных расстояниях". Не отдаляться друг от друга, не сливаться в партию имени "единица-ноль", а тяготеть.

* * * * *

   Но вернемся к нашим баранам. "Лит.газета"от 13 апреля 1977г. Письмо Фортунато Боттильери. "Хоть я и не ученый, но мне хотелось бы сказать вашим, так называемым "диссидентам", что не так уж много нужно знать, чтобы сообразить, какой вред они причиняют своей родине. Больше того, они оплевывают и тех, кто у нас, на Западе, смотрит на Россию, как на маяк, освещающий путь к равноправию людей, к их раскрепощению. Не так должны поступать люди, действительно ратующие за свободу".
   "Вы, "диссиденты", кричите о свободе, но очень ошибаетесь, рассчитывая найти ее на Западе, Я согласен был бы иметь даже немножко меньше таких "свобод", зато быть спокойнее за свою судьбу и за судьбу моих двух дочерей, которые, я надеюсь, рано или поздно посетят Советский Союз..."
   "Боттильери достает из внутреннего кармана пиджака документ. - Чтобы не было неясностей, - он показал билет члена итальянской компартии. - Я коммунист со стажем 10 лет из 45 прожитых мною на свете. До этого же я буквально бродил в потемках".
   Здорово напоминает эпизод из "Фиесты"Хемингуэя, в котором дама Джейкоба заставила - чтоб не было неясностей - дочь хозяина дансинга предъявить билет - желтый, - и предъявила свой!! Трогательная сценка повторилась во встрече корреспондента АПН в Италии И.Бочарова с Ф.Боттильери.
   "О, мы убедим их, что они только и станут свободными, когда откажутся от свободы своей для нас и нам покорятся. И что же, правы мы будем или солжем? Они сами убедятся, что правы, ибо вспомнят, до каких ужасов рабства и смятения доводила их свобода твоя. Свобода, свободный ум и наука заведут их в такие дебри и поставят перед такими чудами и неразрешимыми тайнами, что одни из них, непокорные и свирепые, истребят себя самих, другие, непокорные, но малосильные, истребят друг друга, а третьи, оставшиеся, слабосильные и несчастные, приползут к ногам нашим и возопиют к нам: "Да, вы были правы, вы одни владели тайной его, и мы возвращаемся к вам, спасите нас от себя самих."Получая от нас хлебы, конечно, они легко будут видеть, что мы их же хлебы, их же руками добытые, берем у них, чтобы им же раздать, безо всякого чуда, увидят, что не обратили мы камней в хлебы, но воистину более, чем самому хлебу, рады они будут тому, что получают его из рук наших! Ибо слишком будут помнить, что прежде, без нас, самые хлебы, добытые ими, обращались в руках их лишь в камни, а когда воротились к нам, то самые камни обратились в руках их в хлебы. Слишком, слишком ценят они, что значит раз навсегда подчиниться! И пока люди не поймут сего, они будут несчастны. Кто более всего способствовал этому непониманию, скажи? Кто раздробил стадо и рассыпал его по путям неведомым? Но стадо вновь соберется и вновь покорится и уже раз навсегда. Тогда мы дадим им тихое, смиренное счастье, счастье слабосильных существ, какими они и созданы. О, мы убедим их, наконец не гордиться, ибо ты вознес их и тем научил гордиться: докажем им, что они слабо сильны, что они только жалкие дети, но что детское счастье слаще всякого. Они станут робки и станут смотреть на нас и прижиматься к нам в страхе, как птенцы к наседке. Они будут дивиться и ужасаться на нас и гордиться тем, что мы так могучи и так умны, что могли усмирить такое буйное тысячемиллионное стадо. Они будут раслабленно трепетать гнева нашего, умы их оробеют, глаза их станут слезоточивы, как у детей и женщин, но столь же легко будут переходить по нашему мановению к веселью и к смеху, светлой радости и счастливой детской песенке. Да, мы заставим их работать, но в свободные от труда часы мы устроим им жизнь как детс кую игру, с детскими песнями, хором, с невинными плясками".
   Любопытная цитата, не правда ли, синьор Боттильери?
   Это из Солженицына - так он трактует отношения партии и советского народа (тут же и яркое описание психологии советских людей - людей нового типа) - я привел ее к вашим словам "я согласен был бы иметь даже немножко меньше таких "свобод", зато быть спокойнее за свою судьбу..." - как видите - вы и ваши желания вычислены сто лет назад Достоевским. На этих желаниях миллионов, на этой идейной и чувственной основе строились фашизм и коммунизм. Основа у них общая, только фашизм честнее: он не скрывает своей сути за словами о демократии, подлинной демократии, которая и "есть диктатура пролетариата", и прочей коммунистической бессмыслице... выведшей вас из мрака заблуждения. Фашизм обольщает злом, коммунизм обольщает добродетелью, тихим, спокойным, растительным "счастьем".
   Бедный Фортунато, тебе, дурашке, повезло, что ты родился поздно, да жил не у нас, а то, я смотрю, - ты выступать любишь, а Иосиф Виссарионович таких не любил... шибко идейных - "девять граммов в сердце - постой! не спеши! - не слухает расстрельная команда... Ты, Фортунато, читал съезды нашей родной ка пе эс эс? А судебные речи Вышинского 1953г. издания? Нет? "Вся наша страна, от малого до старого ждет и требует одного: изменников и шпионов, продававших врагу нашу родину, расстрелять, как поганых псов!"
   А ты почитай - оказывается, браток, нашим государством руководили фашисты, шпионы и агенты англо-немецко-японо-польских разведок! А ты говоришь маяк и светлое будущее!
   "Больше того, они оплевывают и тех, кто у нас, на Западе, смотрит на Россию, как на маяк, освещающий путь к равноправию людей, к их раскрепощению. Не так должны поступать люди, действительно ратующие за свободу." Выступления оппозиции в СССР затрагивают твои интересы. Тебе надо иметь незапятнанный образ СССР, которым ты мог бы тыкать в нос своим хозяевам. Тебя не интересует, как оно там на самом деле. Мы должны молчать или хвалить наши порядки, чтобы Фортунато имел идеал, чтобы Фортунато Россией крыл в спорах своих товарищей.
   Ах ты, бедная poupИe. Не слишком ли многого ты у нас просишь, куколка?

* * * * *

   Наши газеты не отрицают отсутствия гражданских свобод в СССР!! Дрябленькие стоны об ужасах буржуазных свобод. (Верю, верю...)
   Сидуны из политбюро высидели другую тактику: мы никого учить не собираемся - пусть и другие, никто не учат нас жить.
   Марево и наваждение! И это коммунисты, учившие весь мир жить, клеймившие позором...э-э... прогнивший мир капитала, предлагавшие всему миру свой Новый Порядок, Общество самой высокой организованности.
   Да-а-а, крутенько пришлось, раз так заговорили продолжатели дела. На слова американского журналиста, что коммунисты хотят подтолкнуть историю, Краминов отвечает - "ни в коем случае, тов.журналист, это не мы!"
   Как же так? А в чем же тогда смысл работы Ильича "Что делать?" И как же тогда с возросшей ролью субъективного фактора в истории - партии?
   Всю жизнь подталкивали, всю жизнь сталкивали историю с дороги в грязь, всю жизнь повышали сознательность - дурили головы отсталым работягам - и вдруг ото всего! - вон оно как обернулась идея партии - теперь они ничего не подталкивают (оставьте их в покое!), теперь они сидят и глядят, кто бы их не подтолкнул, не шуганул с треском с теплых мест - ну... ну... явное торжество и триумф диалектики!

* * * * *

   От американского гражданина в нашу газету поступила жалоба на Америку: дело в том, что у него отобрали землю, и вот он столько-то лет не может отспорить ее у государства. Дескать, нарушаются права человека в Америке! Та-а-ак! Это ты к нам обращаешься! А у нас-то, мил-человек, 50 лет как землю у всех отобрали, такое дело. Газеты тех незабываемых лет сообщают нам, например, и такое: лица, увольнявшие батраков, чтоб не прослыть капиталистами, все равно не могли умилостивить глядящую в классовые недра новую власть: она лишала их избирательных прав. (Правда, 1927г.)
   Или вот цитата из стенограммы 12 съезда РКП: "Орджоникидзе. - А другой мудрец, бывший наркомзем, т.Тодрия, говорил в присутствии т.т. Куйбышева и Каменева: что же вы выгоняете бывших помещиков и дворян, а куда они пойдут? (смех) ".
   Этот здоровый смех партийцев да будет тебе ответом, мой далекий американский друг.

* * * * *

   Пишут нам из Англии, жалуясь на недостаточную в Англии свободу печати... Хо! А что это такое - свобода печати? У нас есть одна газета под названием "Правда": часть ее тиража выходит под другими названиями: "Труд", "Известия", "Комсомольская правда" и т.д.
   Правда сообщает:
   "Вашингтон. 2. (ТАСС) Вчера президент США Дж. Картер принял выдворенного из пределов Советского Союза Буковского - уголовного преступника, который также известен как активный противник развития советско-американских отношений".
   Не правда ли, забавное сочетание: "уголовный преступник" с... "известен как активный противник развития советско-американских отношений?" Во у нас уголовники пошли - политикой интересуются и... и... известны именно этим! Миражи и фантасмагории! И все правда: у нас фантасмагории запрятаны в законы - Буковский уголовный преступник: у нас политические преступники записаны в уголовный кодекс. Поэтому у нас нет политических преступников - одни уголовники - Сахаров и Солженицын, Амальрик и Пастернак, Буковский и Бродский.
   "Не Правда - правдочка скорей" - писал об этой газете Осип Мандельштам.
   Или вот содержательная информация "Правдочки": "Провокационная выставка. Вашингтон. 7 марта (ТАСС). В библиотеке конгресса организована провокационная антисоветская выставка, связанная с поднятой сейчас в США шумихой по вопросу о так называемых "нарушениях гражданских прав"в социалистических странах. На выставке распространяется брошюра, содержащая тенденциозные измышления антисоветского характера".
   Так. А что в брошюре-то? Боятся. Неустрашимые правдисты. Одряхлел большевизм. Не справляется. Пора снимать.
   Или вот еще: "Попытки вмешательства отвергнуты. Вашингтон, 18 февраля (ТАСС). 17 февраля посол СССР в США А.Ф.Добрынин посетил и.о.государственного секретаря А.Хартмана и обратил его внимание на некоторые заявления и действия американской стороны, которые не согласуются с целями позитивного развития советско-американских отношений. В этой связи было подчеркнуто, что советская сторона решительно отвергает попытки вмешиваться под надуманным предлогом "защиты прав человека" в ее внутренние дела, в вопросы, относящиеся к внутренней компетенции государств".
   "Некоторые действия американской стороны, которые не согласуются". Узнаю большевистскую прямоту! Откуда это, "простое, как мычание"? А оттуда, что не хотят упоминать ненавистного им имени Сахарова. Вот они перед вами - сторонники разрядки, мира и счастья народов, самые гуманные, самые красивые.
   Злобные защитники мира. Племя, которое по звонку из ЦК начинает ненавидеть и по звонку же из ЦК начинает любить и искренне приветствовать.

* * * * *

   Наши совсем уже растерялись, даже обидно за них: печатают выдержки и сообщают о книгах борцов за гражданские права в "странах капитала".
   Сегодня "За рубежом"помещает выдержки из книги банкира Ламонта
   Ламонт явился ниоткуда
   И был для нас сплошное чудо...
   об истории 50-летней его борьбы за гражданские права в США.
   Когда же у нас начнут издаваться книги борцов за гражданские права? Вот подымается такой вопрос и двумя руками его не повалишь.
  
   Когда ж Аврора нам, когда сей день блаженный
   На розовых конях, в блистаньи принесет
   И Делию Тибулл в восторге обоймет?
  
   Чем плох развитой социализм - так это тем, что в нем не рождаются Батюшковы. "Экономическое и духовное угнетение населения" этому не способствует... Всем хорош социализм, а придется от него отказаться: хочу поэтов. (Смеюсь и улыбаюсь.)
   Да, так Ламонт в эпоху Маккарти выигрывал процессы по отстаиванию прав человека против самого Маккарти!
   Это все равно, что у нас было выиграть процесс против Сталина.
   Когда ж Аврора нам?... Ламонт: "Следует отметить, что в тот период Маккарти навязал судам рассмотрение восьми дел лиц, обвиненных в "неуважении к конгрессу" и проиграл их все."!!
  
   Ламонт явился ниоткуда
   И был для нас сплошное чудо.

* * * * *

   Сообщают из Англии, что наш Дунаев победил в споре трех английских комментаторов. - "Брау, брау". М.б. окрыленный успехом, вы согласитесь побеседовать на советском телевидении с А.И.Солженицыным? Советую только подготовиться посерьезнее. (Улыбаюсь и пою.)
   Москва не разрешает? - Какая жалость!
   А вот любопытно: о чем спорить, когда есть доказательство?
   Преступного прошлого и преступного настоящего коммунистических властей!
   Многие простые люди, читавшие Солженицына, говорили мне: "ну, нового он мне ничего не открыл: я знаю вещи и похуже", текли рассказы...
   Новое-то он открыл!...

* * * * *

   Наше правительство упорно зовет себя народным - оно и в самом деле представляет часть народа - ту часть, что за хлебы отказалась от прав человеческих. (Смотри цитату из Достоевского, которую я привел для Фортунато).
   Но это ж наиболее отсталая часть народа. А есть и другая. Передо мной книжка "Нового мира"с цитатами из писем читателей по поводу рассказа Солженицына "Матренин двор":
   А.Ф.Ульянов из Ленинградской области: "Я испытываю удовольствие, большое радостное волнение, восхищение и гордость за писателя..."
   Учительница Ларюшкина из Львова: "Сколько в этом рассказе любви к скромной, простой труженице-крестьянке, только в работе находившей радости жизни... Такие рассказы нужны, чтобы искоренять недостатки в нашей жизни".
   П.И.Пащенко из Киева: "Матрену Васильевну нельзя не любить. Она честна, правдива, проста, трудолюбива, не жадна, всем оказывает помощь и ничего ни от кого не требует, хотя живет в прескверных условиях".
   Каменщик М.Е.Троицкий (Ставр.край) "... Передайте Солженицыну сердечно-душевное спасибо, и желаю ему многих лет жизни и счастья, и пусть его судьба хранит от всяких Фаддеев".
   Токарь Востокэнергомонтажа А.Захаров из Норильска: "Очень и очень меня тронула вся правда. Короче говоря, не могу и выразить, как все меня взволновало".
   Как же получилось, что народное правительство изгнало любимого народом писателя из страны?
   - И чем же он это опасен?...
   - Наверное тем, что прекрасен...
   Владимир Ильич, изобрази-ка нам всемирно-историческое значение и, понимаешь ли, место Исаича в развитии русского общественного сознания!
   "Гоголи и Щедрины нам нужны", - мурлыкал И.В.Сталин.
   Пожалуйте: вот вам и Гоголь и Щедрин, правда, в одном лице - Александр Исаевич Солженицын.
   Писателя, масштаб и дарования которого сравнимы разве лишь с масштабом и дарованиями Толстого, изгоняют из России.
   Как вам такое дело... Дрейфуса? Мне известно, что Генрих Белль и Эжен Ионеско с восхищением отозвались о творческом подвиге Солженицына.
   Почему ж в наших газетах ни один писатель не выступил в его защиту? (Это я западным пособникам и укрывателям наших государственных преступников. В Союзе-то никому не надо объяснять, почему.)
   Еще раз повторяю: сегодняшняя политика и сегодняшние политики слишком заняты падением курса рубля, доллара, дуката, франка и из-за занятости только этим получается так, что падает курс и доллара, и рубля, и дуката, и человека!
   А для чего нам тогда рубли, дукаты, песеты и для чего нам тогда ваша политика?
   Внешняя политика (и внутренняя) должна ставить своей целью повышение курса человека и да!: высший смысл внешнеполитических акций - это давление на правительства с целью повышения статуса и достоинства человека.

* * * * *

   Помещено в "Правде" письмо уругвайской коммунистки, с детства мечтавшей о какой-нибудь теории, которая бы открыла ей на все глаза и все открывшееся объяснила. И такая теория нашлась. Ей попалась книга нашего Ильича "Государство и революция". Все ей сразу стало ясно. Эта великая книга обратила ее в коммунистическую веру.
   "Я не знаю других примеров, - это первый в истории пример того, как шпион и убийца орудует философией как толченным стеклом, чтобы запорошить жертве глаза перед тем, как размозжить ей голову разбойничьим кистенем!" (речь А.Я.Вышинского против Бухарина на процессе партруководителей в 1938г. Целиком переносится на учителя и друга Бухарина Ленина) см. "Государство и революция". (Бывший кадет Вышинский люто ненавидел большевиков и после перехода в партию победителей; на процессах партийной оппозиции он получал возможность говорить открытым текстом все, что он думает о партии "диктатуры пролетариата").
   Так. А о чем эта книга, товариса уругвайская коммуниста? Не помните, давно читали? Я сбегаю. Вся книга посвящена выяснению того, чем будет государство в переходный от капитализма к коммунизму период. И выясняется, что это будет государство Нового Типа - "пролетарской диктатуры", что отмирание государства произойдет через всемерное его укрепление, обожествление и, понимаете ли, возвеличение (люблю этот стиль безумного Валеры Кирюхина!). И как всегда, Ильич обвиняет в оппортунизме всех тех, кто не сделал правильных выводов из уроков Парижской Коммуны (а кто сделал правильных выводов из уроков 60-летней Новой Жизни?)
   В теории поначалу совершаются убийства, в "Государстве и революции" отстаивается и защищается личинка классовых расстрелов (само собой, и идущих по той же графе).
   "Чуждые классы в стране уничтожены", - так по-простому заявила партия своему народу на 18-м съезде. Вот тебе и "Государство и революция". Вот тебе и бескровная победа революции, как ее прокламировал и доказывал в теории Ленин. Салюд, камарада уругвая!
   У тебя фазенда, асьенда есть какая-нибудь? Есть? Так. Ты теперь к фазенде хочешь еще и справедливость прикупить? Добре, добре... Только вишь какое дело: по Ильичам справедливость в том, чтоб 50 миллионов лучших зарыть в землю, а то худшим-то каково? "Пусть не будет среди нас лучших", - говорили то еще древние милетцы, изгоняя лучших из города. Обруганы и осмеяны Гераклитом.
   Дальше что ж? Дальше легче: только поддерживать режим справедливости: всех, что получше - в землю или за просторы родины чудесной, закаляясь в битвах и в труде, мы сложили радостную песню о великом друге и вожде. Сталин - наша слава боевая, Сталин - нашей юности полет... Чао, аморе.
   И помни: ни в коем случае не отказываться от диктатуры пролетариата!

* * * * *

   Теперь я вернусь к письму товарища Фоукса из Дерби Каунти. Поглядим. Та-а-а-к. И опять на ум приходят слова Мартова о "пролетарских партиях Европы и Америки, которые держатся стойко и непоколебимо и не дают себя совлечь с правильного пути никакими клеветами и даже никакой правдой о том, что делается в Советской России." (Стенограмма 7-го съезда Советов, 1919 год!!).
   Какие слова! Какие слова!!
   Такие слова, что их мне хочется вручить сегодняшним защитникам диктатуры коммунистической шайки: вы, ребята, молодцы! вы тоже "держитесь стойко и непоколебимо и не даете себя совлечь с правильного пути никакими клеветами и даже никакой правдой о том, что делается в Советской России".
   А как же им дать себя совлечь? Ведь эта правда неприятная -давайте от нее голову по-страусиному спрячем... Ничего не поделаешь, братаны: придется и вам, и нам бороться на два фронта: исправляя и учитывая пороки обеих систем; вам, например, придется учесть и переосмыслить уроки диктатуры партии. А чего вы пугаетесь: ведь боролся же ваш учитель Ильич без ссылок на уже существующий идеал.

* * * * *

   Солженицына Фоукс называет предателем... потому что он, Фоукс, был десантником, воевал с Гитлером...
   Фоукс - этот английский Фортунато, немножко... того, поэтому давайте его не злить, говорят, с ними надо соглашаться... Так, так, товарищ Фоукс: Солженицын предатель, а... кто же тогда Ленин? Аха-а-а-а! Поймал я тебя, десантник из Бедлама!!
   Кто ж тогда Ленин? Тот самый Ленин, который в военное время всемерно содействует поражению своей родины (чтоб создалась революционная ситуация: "верхи не могут, низы не хотят"), которого воюющая с его родиной держава засылает в его же страну для подрыва ее изнутри?
   Ленин, заявивший во время войны (октябрь 1916 года) на одном из рефератов в Париже: "Поражение русских войск будет наименьшим злом (неодобрение среди публики). Было бы очень хорошо для нас, если бы немцы взяли Варшаву и Тифлис..." (цитирую воспоминания очевидца по газете "Правда", 1927г.)
   Неплохо сказано, а? - С точки зрения предательства. Так. Ильич считал себя вправе делать подобные заявления, потому что режим, строй, правительства России его не устраивали. И это не считалось предательством. Солженицын всего лишь говорит неудобную для Фоуксов и Фортунат правду о том, что делается в Советском Союзе.
   Поэтому он предатель.

* * * * *

   Ну еще одну аналогию фашизмов с коммунизмами.
   И там, и тут захват власти и покоющееся на захвате провозглашение Новой Эры и Вечности Новой Власти.
   Захваты им нужны непременно: т.к. если они получат власть законным путем, то не получится провозглашения Новой Эры. Не получится, вернее трудней переходить к несменяемости: возникают какие-то мысли о том, что вы от кого-то получили власть и должны ее вернуть, если те, кто вручил, ее у вас потребуют.
   Аналогия тут с Наполеоном, на коронации выхватившем корону из рук Папы. Этой акцией он утверждал особенность своей власти, не похожей (с ритуала вступления на трон) на власть и права других монархов. Его не помазали на царство - он сам его взял.
   Значит никем и ничем не связан, никому не подотчетен, сам учитель и наставник нации.
   На нем перерыв логики, традиции, истории - она с него начинается. Новая эра и новая династия.
   Коммунисты, конечно, куда сильнее рвут историю, традицию, культуру.
   Но сама психология этих врагов истории исторична, имеет аналоги, должна прослеживаться и изучаться.

* * * * *

   Единомыслие. Блоковская "тайная свобода" - это свобода думать. И вот эту свободу тайно думать отнимает прямо со счастливого детства коммунистическая идеология. Как нефтяное покрывало убивает водоем -живое задыхается под тонкой и смертельной пленкой, так под пленкой марксизма задыхается думать советский человек.

* * * * *

   Конечно ж не только спокойные, неагрессивные фашизмы на нас похожи: нам близок и фюрер ленинским умением во-время дать массам ясно-понятный, сплачивающий-нацеливающий, стимулирующий-тонизирующий ЛОЗУНГ, динамизмом, блестящей техникой демагогии вызвавшей восторженный крик Мандельштама: "А слова, как пудовые гири, верны!"... Тара-каньи смеются усища... (смеюсь, смеюсь...)
   Коммунисты подают: Н.Солженицына попала в легкую аварию, обвинила КГБ в покушении на ее жизнь, а КГБ в этом невиновен ("несправедливо!!"): она сама выехала на осевую линию и вообще была чуть выпивши. Так. А что ж теперь: пить и веселиться разрешается только коммунистам? Я доволен, что эта героическая молодая женщина не скучает на Западе. Теперь: насчет обвинения ее в умышленной недобросовестности.
   У нас недавно вышел роман У.Бехера "Охота на сурков". Главному герою (антифашисту Требле) весь роман мерещится, что против него замышляется убийство. Вот как комментирует происхождение "кошмаров и догадок"Треблы коммунистический комментатор: "Однако, если возникновение галлюцинаций можно объяснить патологическими отклонениями в психике Треблы, то само содержание преследующих его кошмаров, направление его тревог целиком определяются социально-политической действительностью, характером переживаемой исторической эпохи. Это - "преступная эпохе". Очагом преступности является гитлеровская Германия, откуда зловонные миазмы распространяются по всей Европе и создают ту отравленную атмосферу, которая теснит дыхание страшнее, чем сенная лихорадка, и от которой нет спасения даже в высокогорных районах Швейцарии".
   В "Охоте на сурков"главный герой и его жена бежали из гитлеровской Германии, в нашем случае герой и его жена Н.Солженицына изгнаны из Советского Союза. Так почему ж коммунистический комментатор хорошо понимает страхи антифашиста Треблы - мужчины, бежавшего из Германии, и не понимает страхов женщины, изгнанной из Советского Союза? (Неразрывной цепочкой связаны фашизмы с коммунизмами). Да потому что прекрасно они все понимают, да не хотят, чтобы мы с вами понимали. Великолепно умеют обыгрывать коммунисты радующееся простым объяснениям обыденное сознание.

* * * * *

   Пока писал свои записки, появился новый "материал":
   "Демократия и социализм неразделимы".
   Председатель Коммунистической партии Австрии Франц Мури подверг резкой критике антикоммунистическую кампанию, которую ведут определенные круги в парламентских партиях СПА, АИП и АПС.
   У нас, продолжал Ф.Мури, любят жонглировать словом "свобода", однако, спрашивается: для кого это свобода, для какого класса? Конечно же для класса эксплуататоров, в чьих руках сконцентрирована власть." (Согласен. "В чьих руках сконцентрирована власть в СССР, партайгеноссе Ф.Мури?" - Правильно! - И значит, кто эксплуататоры? - Ну вот, видите...)
   "Демократия и социализм неразделимы"? "На IX съезде партии т.Ленин говорил, что для профессиональных союзов имеются громадные трудности, и необходимо, чтобы они свои задачи как следует усвоили в духе борьбы против остатков пресловутого демократизма". (Речь Троцкого на X съезде. Стеногр. X съезда РКП.)
   И дальше из того же выступления:
   "... "Хлам" демократии по отношению к союзам - это покрепче перетряхиванья!"
   Комментарии Института Марксизма-Ленинизма к этой фразе Троцкого: "Речь идет о заседании коммунистической фракции ВЦСПС 15 марта 1920г.... В.И.Ленин, отстаивающий принцип единоначалия, несколько раз на этом заседании выступал с критикой отдельных пунктов тезисов и с поправками к ним; сохранилась запись лишь одного выступления, в котором нет указанной фразы."Спасибо Троцкому. Тем самым коммунисты признают истинность свидетельства Троцкого. Да и сам Ленин на съезде не опроверг заявления Троцкого (он мог бы сделать это в письменной форме). Свидетельство Троцкого ценно тем, что показывает коммунистов без свидетелей, в тесном кругу, показывает их в те миги, когда они не считают нужным скрываться (ведь речи не стенографируются!!).
   Конечно с демократией все ясно и без этой цитаты, но мне очень хотелось ее привести, и я признателен Ф.Мури за эту возможность.
   "И когда они говорили об интересах рабочего класса, об интересах народа, когда они будут говорить об этом в своих защити тельных речах и в последних словах подсудимых - они будут лгать, как лгали до сих пор, как лгут сейчас, ибо они пошли против единственно народной политики - против политики нашей страны, против нашей советской политики. Лгуны и шуты, ничтожные пигмеи, моськи и шавки, взъярившиеся на слона - вот что представляет собою эта компания!" (Вышинский. Речь 1937г. против партийных руководителей.)
   ЧАСТЬ ВТОРАЯ
   - Ты обратил внимание, что сегодня он ни разу не упомянул о диктатуре пролетариата, а все время подчеркивал - "наше демократическое правительство", "демократические идеалы"?
   - А почему бы социалистическому правительству не быть демократическим? - ответил я.
   (Джон Рид и Аль Вильямс обмениваются замечаниями по поводу речи Ленина 26 октября (8 ноября) на II Всероссийском съезде Советов "Путешествие в революцию", А.Вильямс).
  
   "Я не знаю других примеров - это первый в истории пример того, как шпион и убийца орудует философией, как толченным стеклом, чтобы запорошить своей жертве глаза перед тем, как размозжить ей голову разбойничьим кистенем!" (Вышинский, речь на процессе партийных руководителей 1938 года. Судебный отчет. Юр. изд-во, 1938 г.)
   Слова Вышинского адресованы Н.И. Бухарину, "ценнейшему и крупнейшему теоретику партии" (Ленин, письмо к съезду, 25 декабря 1922 года.)
  
   "Большевики создали государство невиданной автократии".
   Ошибка и вредная, отучающая от бдительности, ошибка.
   Наше государство создал в 4 в. до нашей эры Платон. Правда, будучи утопистом, он не озаботился доказательствами неизбежности такого государства, ну да ведь Ленин в 1923 году ("По поводу "Записок" Н.Суханова") признался, что "неизбежность" и не нужна для построения.
   Зато Платон очень заинтересовался внутренними теоремами этого государства. Аксиомы (собственно, одна аксиома) его были те же, что у коммунистов, а выводы странно совпадают с нашей, на 60-м году большевистской революции, жизнью.
  
   Я цитирую Платона не только потому, что коммунизм у него дан в чистом, прозрачном, глубоком образе, но и для того, чтобы ткнуть в предсказание, которое делалось ведь. Которого прочесть мы не смогли: нам тексты Платона открылись, только как стали выводить к стенке строиться...
   Читаю Платона, держу в уме опыт расструлянных.
   1) Платон предвосхитил идею Ленина об организационном оформлении "наиболее сознательной части общества", о выделении ее в сословие.
   Платон назвал это верховное сословие стражей (откровенность, величие, наивность).
   2) Платон честно сказал о цели нашего государства: "а, впрочем, мы основываем это государство, вовсе не имея в виду сделать как-то особенно счастливым один из слоев населения, но, наоборот, хотим сделать таким все государство в целом... сейчас мы лепим в нашем воображении государство, как мы полагаем, счастливое, но не в отдельно взятой его части, не так, чтобы лишь кое-кто в нем был счастлив, но так, чтобы оно было счастливо все в целом".
   Чтобы заводы были счастливы, чтобы цветная металлургия была счастлива...
   3) "Когда один из граждан такого государства испытывает какое-либо благо или зло, такое государство обязательно, по-моему, скажет, что это его собственное переживание, и все целиком будет вместе с этим гражданином либо радоваться, либо скорбеть".
   Коммунизм не оставляет, уничтожает личное без остатка; в самых последних его убежищах и пределах.
   4) И опять о нашем государстве (оно названо плохо управляемым):
   "... в плохо управляемых государствах, где гражданам запрещается изменять государственное устройство в целом и такие попытки караются смертной казнью. А кто старается быть приятным и уступает гражданам, находящимся под таким управлением, лебезит перед ними, предупреждает их желания горазд их исполнять, тот, выходит, будет хорошим человеком, мудрым в важнейших делах, и граждане будут оказывать ему почести".
   5) Платон предвещает термидорианство - неизбежное перерождение партии после захвата ею власти:
   "А чуть только заведется у них собственная земля, дома, деньги, как сейчас же из стражей станут они хозяевами и земледельцами; из союзников отсталых граждан сделаются враждебными им владыками; ненавидя сами и вызывая к себе ненависть, питая злые умыслы и их опасаясь, будут они все время жить в большем страхе перед внутренними врагами, чем перед внешними, а в таком случае и сами они, и все государство устремится к своей скорейшей гибели".
   6) Платон пророчествует о судьбах лучших людей страны, о Солженицыне и Сахарове:
   "По отношению к государству положение самых порядочных людей настолько тяжелое, что ничего не может быть хуже".
   "Если же кто-нибудь, хотя бы один человек, благодаря своей хорошей природе и близости к таким учениям склонится на сторону философии, чувствуя к ней влечение, как, должны мы ожидать, поступят в этом случае противники, понимая, что для них потеряна возможность использовать его как союзника?
   Разве не прибегнут они к любым действиям и к любым доводам, чтобы переубедить его и чтобы его наставник не имел успеха?
   Разве не будут они строить козни и частным образом, и в общественном порядке, привлекая его к судебной ответственности?
   - Это неизбежно."
   7) "Уж кому-кому, а правителям государства надлежит применять ложь как против неприятеля, так и ради своих граждан - для пользы своего государства, но всем остальным к ней нельзя прибегать."
   Вытекает из высшей сознательности правителей-воспитателей аналогия "родители - малые дети". Наиболее полно в СССР - "спасибо партии за отеческую заботу", "доверие партии оправдаем", "верный сын (дочь) партии", "меня воспитала родная коммунистическая партия" и т.д.
   8) Платон за две тысячи лет до Ленина открыл принцип партийности литературы. Комментарий редактора сочинений Платона Асмуса:
   "Правители-философы платоновского полиса не только держат искусство в поле своего неусыпного внимания, они осуществляют строгую и бескомпромиссную опеку, контроль над всем, что имеет в искусстве общественное значение.
   Воспитательное действие искусства требует постоянного и неослабного контроля со стороны правителей...
   Спустя много веков, по этому же пути вслед за ним пойдут Руссо и Лев Толстой. Изобразительное и лирическое искусство они подвергнут цензуре моралистической критики с точки зрения высших, как они уповали, идеалов человечности. Для них Платон, на которого оба они в этой связи и в этом вопросе неоднократно ссылались, оказался родоначальником воспринятой ими традиции".

* * * * *

   В том и дело, в том и антиномия, что истинными стражами являются Платон, Руссо, Толстой, Маркс - люди, не выделенные в сословие стражей, самовольно присвоившие себе право учить и охранять человека.
   Они, им приходится действовать в обход официальной стражи - государства и его представителей!
   Тем самым платоновско-ленинская идея стражи терпит крах в самой теории Платона.
   В своей теории Платон выбрасывает себя - Демиурга теории. (Сократ говорит о государстве, о страже, но не говорит о своей, Сократа, роли - Сократа, придумавшего и стражу и государство).
   В государствах Платона, Руссо, Ленина стража (истинная стража) состоит из одного человека: основателя государства и автора теории.
   Страж и Учитель в их государствах может быть только один - только Платон, только Руссо, только Ленин - иначе это не будет их государством! (Сократ побеждает в спорах всех своих слушателей, как детей. Ленин побеждает всех своих сопартийцев, как детей. С Другими он не спорит (Эдуард Бернштейн, епископ Беркли), Другие не войдут в его теорию, не будут допущены в его партию (Бердяев, Шестов, Булгаков. И даже Мартов, Плеханов, Г.Мясников).
   Иначе все нарушится! Нарушится чистота учения! А учение каждого из них единственно верное и сулит человечеству счастье. Надо уметь жертвовать (чуждыми классами) во имя будущего, но зато вечного, счастья.
   "Нам позволено все, потому что мы первые в мире, кто поднимает меч не ради порабощения и подавления, а во имя всеобщей свободы и освобождения от рабства". (Газета "Красный меч", N 1, август 1919г.)
   Растворять всех стоящих на пути ("демагогов, затуманивающих сознание рабочего класса", "опасных мерзавцев") к "светлому будущему всего человечества". Воцарять в умах одну идею: Платона, Руссо, Ленина, Христа - нельзя народу иметь сразу двух учителей, у семи нянек дитя без глазу... и т.д.
   Так возникает идея духовной диктатуры: у Платона Сократ предлагает выкидывать вредные, на его взгляд, места из Гомера и Гесиода. А если Гомер и Гесиод не хотят выкидывать и учат как учили? - Так выкинуть самих Гомеров и Гесиодов!
   И учение Руссо нуждается в насаждателе Робеспьере. И учение Маркса нуждается в насаждателе Ленине. Каждого, не в шутку решившего строить свое идеальное, вечное государство, перед лицом Вечности, Истории, Неизбежных Всемирно-Исторических Законов (за него стоящих!) не остановят никакие жертвы ("С точки зрения мировой истории, это, несомненно, детали." Ленин. О нашей революции, 1923г.)
   Несокрушимая вера в светлое будущее движет рукой убийц миллионов.
   "Нам позволено все, потому что мы первые в мире, кто поднимает меч не ради порабощения и подавления, а во имя всеобщей свободы и освобождения от рабства." (Газета "Красный меч", N 1, август 1919г.)
   Тут сталкиваются две аксиомы. Одна та, что высшее благо - это не быть обязанным жить по Платону, Ленину, Толстому, Христу.
   Одна та, что основное право и основное в понятии человека - это свобода мысли и все, вытекающие из нее свободы.
   Другая аксиома та, что только мы владеем истиной, только нам открылась Единственно-Научная теория, мы самые сознательные - значит должны вас учить и возглавлять. Для вашего же счастья. Вы вот, например, и сами не знаете, в чем ваше благо, и мы не позволим вам ошибаться и сами будем выбирать вам невест, а "жеребьевку надо, я думаю, подстроить как-нибудь так, чтобы при каждом заключении брака человек из числа негодных винил бы во всем судьбу, а не правителей". (Платон)
   Другая та, что новому человеку запрещено ошибаться, хотя бы в выборе невесты (в выборе мировоззрения) - ему оставлена одна свобода - она же осознанная необходимость: жить по теоремам Платона, Ленина, Христа.
   Опасны для жизни обретшие истину в конечной инстанции: вечную. Еще один обретший - Геннадий Шиманов; не случайно изувер ищет союза с коммунистами в целях устроения в России теократического царства (Христова царства), да только, вишь, Геннадий: какой смысл коммунистам менять свою религию на твою: ты в ней понаторел, они в ней послабже...
   Вторая аксиома с ее Единственно-Научной Теорией и наиболее сознательной частью (выделенной в сословие и снабженной отличительными знаками) - есть ДНК, формирующая Нового Человека, человека под сословие стражей:
   "Для них не нужны просвещенные, самостоятельные, сознающие свое достоинство граждане, так как над такими лицами невозможно бесконтрольно господствовать, они хотят иметь вместо граждан выдрессированное, покорное, бессловесное стадо, которое они могут стричь, сколько хотят, а по временам и резать". (Лукашевич, Былое, N 1, 1917г.)
   Стричь, резать, а главное вести к коммунизму и чтоб никто не разбредался!
   Из одной лишь платоновской идеи стражи - ведущего народ сословия, из одной только этой идеи уже следует все.
   Как только возникает идея стражи, идея партии - организаторши и вдохновительницы всех наших побед, так сразу возникает и идея сословия отщепенцев. Буржуазия и пролетариат, партия и отщепенцы.
   Ведь сколько их ни учи, а будут находиться, хоть и в очень малом числе (зато какие) люди, идеологию стражи перерабатывающие и отвергающие (вместе с идеей сословия стражей), создающие каждый свою идеологию, новый взгляд на вещи и т.п. Сами, без разрешения начинающие учить и т.п. Как тут быть? "Т-щу Молотову. Как быть?" - "За немедленный арест этой сволочи Ломова. В.Молотов".
   Меня спрашивают: "Что есть в самой идее коммунизма, вызывающее с неизбежностью идею диктатуры?"
   Пожалуйста. Коммунизм - это ведь идеал, точное, окончательное решение, не так ли? Светлое будущее всего человечества. К нему надо идти, к светлому будущему. Значит кто-то должен к нему вести. А кто? Наверное те, кто знают, что это такое, владеют теорией, доказали на практике и т.п. Так. Ну так им и вручить власть и сказать: "ведите нас, мы вам верим, будьте нашим умом, нашей честью и нашей совестью". Хорошо. Коммунисты берут власть и тут происходит маленькое, досадное недоразумение - группа товарищей заявляет, что не хочет идти к светлому будущему всего человечества; мало того, эта группа товарищей начинает убеждать и доказывать, что надо идти в другую сторону. Ну тут уже и ангел рассердится. Люди, понимаете, жизнь положили, теорией занимались, хотят как лучше для НИХ же... скотов неумытых, а тут это... не дают возрастать руководящей роли партии по мере приближения к коммунизму. И кто? "Шпионы, изменники, реставраторы капитализма".
   И начинается:
   "- А как же с теми, что в лагерях?... Взволнованно подумал Берман. - Они у нас еще выйдут в люди! - вспомнил он слова зампреда Ягоды о всех этих остатках бывшего мира.
   - И это дело поручено партией ОГПУ! - просветлел и обрадовался Берман - начальник ГУЛага ОГПУ". (Бел.-Балт.канал. 1934г.)
   Так идея стражей, ведущих народ к коммунизму, кончается для "самых порядочных людей" идеей ОГПУ.
   Партийные бойни в "Государстве" Платона.
   В неявной форме ОГПУ уже в принципе партийности искусства Платона. Платон вводит жесткий контроль над литературой.
   Принцип единства мысли распространяется на все сословия, в том числе и на само сословие стражей (партию).
   Стража должна быть едина во мнении, чтоб по-быстрому строить вечное общество! Отсюда и вечный крик ленинско-сталинской партии: "Довольно дискуссий! Дайте работать!!"
   "Стража должна быть едина во мнении," - сказал я. Едина с кем? А это уж кто победит в кровавой партийной сваре.
   Неважно с кем. Важно, что с кем-то Одним. В партии не может быть двух вождей, точнее - такое положение неустойчиво, временно.
   Признать двух вождей - признать фракции - признать дискуссии - да дайте ж работать!!
   Признать фракции... отсюда дорожка к разрешению некоммунистических партий... нарушается единство цели, а... без этого как же жить? Думать ведь запрещено - наше дело работать (дайте работать!!), коммунизму строить... Ну а если цели не определены и задачи не ясны, так значит и "за работу, товарищи" нельзя приниматься. А это уже плохо...
   "Для них не нужны просвещенные, самостоятельные, сознающие свое достоинство граждане, так как над такими лицами невозможно безконтрольно господствовать, они хотят иметь вместо граждан выдрессированное, покорное, бессловесное стадо, которое они могут стричь, сколько хотят, а по временам и резать".
   Не правда ли любопытно, что "выдрессированное, покорное, бессловесное стадо"создается "просвещенными, самостоятельными, сознающими свое достоинство гражданами" - стражами "вперед к победе коммунизма!" (Приведенная мною цитата - слова Лукашевича, соратника А.Ульянова по метанию гранат.)
   Не может идея партии привести ни к чему иному, кроме бессловесного, выдрессированного стада, покорно шагающего от человека к коммунизму. Бессловесного. Выдрессированного.
   Государство наше создал Платон. Как же "невиданное"? От нашего ума зависит. Будем ли мы настолько умны, что рассчитаем в уме грозящую катастрофу и как с ней бороться или только летя в пропасть, поймем, что да: нехорошо получилось.
   Учить антикоммунизму поэтому надо, приводя параллельные тексты коммунизма и предостережений от него... которые ведь делались же... на протяжении тысячелетий.
   Предостережений, которым озверевшая от войны, вечно живущая по пословице "не до жиру, быть бы живу ", Россия не имела ни силы, ни терпения внимать.
   Надо учить и учить внимать предостережениям: голосам "малых" против ора "великих".
   Совать, тыкать носом, учить: "великие" оказываются превзойдены "малыми":
   Ленин превзойден Мартовым и Вольским на 7-м съезде Советов, Г.И.Мясниковым - в 1921 году потребовавшим свободу печати для всех политических партий "от монархиста до анархиста включительно", Киселёвым (пророчески выступившим на 10-м съезде партии против ленинского закона о единстве партии), Акимовым и Егоровым на 2-м съезде (выступали против организационного оформления наиболее сознательных).
   Пророками оказались они!!
   Ленин и Киселев. Цитирую стенограмму 10-го съезда. "Ленин. Это мера крайняя. Надеюсь, мы ее применять не будем.
   Киселев....Владимир Ильич сказал, что применять этот пункт нам, он надеется, не придется, но все-таки пункт не снят. Владимир Ильич образно выразился, что надо "пулеметы поставить"". И вот я буду одним из 30 или 45 сидеть за пулеметом, и придется, вероятно, стрелять...
   И мне приходится стрелять из этого пулемета, конечно, не в товарищей из "Десятки", а придется стрелять в тех, которые или примкнули к "рабочей оппозиции"или являются представителями других групп, которые оппозиционно настроены (шум, голоса с мест: "Толстовец!")... Я, товарищи, не могу согласиться на такую роль "пулеметчика", поставленного в такие условия, и потому я снимаю свою кандидатуру и надеюсь... (Шум. Председатель: "Товарищи, успокойтесь. Тов.Киселев, я не могу...") Я не знаю, что я - на крестьянском съезде, что ли, где меня крестьяне за полу тащили? Надеюсь, что съезд примет во внимание подобное заявление, что, несмотря на его постановление, он не заставит меня стрелять в своих товарищей из пулемета... (Шум.)
   Председатель. Для добавления слово имеет т.Ленин. Ленин. Товарищи, я очень сожалею, что я употребил слово "пулемет", и даю торжественное обещание впредь и образно таких слов не употреблять, ибо они зря людей пугают, и после этого нельзя понять, чего они хотят. (Аплодисменты.) Никто ни из какого пулемета ни в кого стрелять не собирается и мы абсолютно уверены, что ни т.Киселеву, ни кому другому стрелять не придется".
   Создавая Сталину оружие для расстрелов, он "абсолютно уверен, что ни т.Киселеву, ни кому другому стрелять не придется."
   И "торжественно обещает впредь и образно таких слов не употреблять".
   Так ведь "употребляли"-то, Ильич, не слова. И не образно. Косили оппозицию по закону единства из пулеметов и автоматов, трехлинеек и наганов, били чем попадя.
   Разрушая мета-структуру партии, убивая партию, убивая мысль, вышвыривая внутрипартийную демократию, он дает "...обещания... не употреблять, ибо они зря людей пугают", и съезд, через несколько лет полностью расстрелянный, ему аплодирует. Браво, мертвецы!!
   Ленин и Мартов.
   Это ж сравнить: авантюрист Ленин, на вершине жизни открывающий свое жизненное и политическое кредо: "Помнится, Наполеон писал: "On s'engage et puis... on voit". В вольном русском переводе это значит: "Сначала надо ввязаться в серьезный бой, а там уже видно будет." Вот мы и ввязались сначала в октябре 1917 года в серьезный бой, а там уже увидали такие детали развития (с точки зрения мировой истории это, несомненно, детали), как Брестский мир или НЭП и т.п."
   Весь аргумент против Суханова - "on voit".
   Авантюрист Ленин и пророк Мартов, в 1919 году заявивший с трибуны 7-го Всероссийского съезда Советов:
   "...Рядом с этим вымиранием основных учреждений, на которых покоится Советская конституция, шло вытравление из них всякого духа свободы. Насильственное устранение из Советов одних некоммунистических партий за другими и полное подавление свободы выборов фактически лишает значительную часть рабочих и крестьян возможности иметь своими представителями тех лиц и те группы, которым они доверяют. Советы и съезды превратились постепенно в филиальные отделения, организации и конференции одной коммунистической партии. Небольшая часть пролетариата является фактически носителем той власти, которая по конституции должна быть властью всего пролетариата и всего трудового крестьянства. Такое положение вещей, дополняемое полным отсутствием свободы печати для всех, кроме коммунистов, и превращение всех рабочих организаций в зависимые от органов власти убивает в корне всякие признаки самодеятельности и самоуправления широких масс".
   "Никакие увещевания и понукания сверху не могут ослабить это зло бюрократизма, если все больше будет воспитываться в широких массах уверенность, что дело управления есть удел одного лишь привилегированного сословия - коммунистов".
   "С другой стороны, на той же почве - возрождается и укрепляется воспитанное столетиями царского и крепостнического рабства, апатия масс, паралич гражданского сознания, готовность переложить всю ответственность за свои судьбы на плечи правительства".
   "И, наконец, на той же почве бюрократического вырождения власти и обывательского вырождения граждан создается возможность образования государства в государстве - превращения в самодовлеющую и всевластную силу тех органов репрессии и полицейского надзора, которые породила гражданская война".
   Все было сказано!! Сказано в 1919-м году! Беломорканалы, довоенные и послевоенные избиения миллионов были предсказаны! ОГПУ и КГБ предсказаны!! Ильич, отвечая Мартову, благодарит ЧеКа за их тяжелую, но такую необходимую работу по истреблению цвета России.
   Следует тыкать носом в сказанное, чтобы научить не верить демагогам. Вот задача.
   "И я никогда не устану повторять, что демагоги худшие враги рабочего класса". (Ленин. Что делать.)
   Ну как не любить его такого? Гога и Магога всех демагогов. Против демагогов одно средство - слушать всех. Не скоро верить.
   Суханова, Мартова, Орвелла, Солженицына, Сахарова, Амальрика, Буковского, С.Булгакова.
   Помнить и относить и к своим любимцам слова из XXV века до нашей эры:
   Ученостью зря не кичись!
   Не считай, что один ты всеведущ!
   Не только у мудрых -
   У неискушенных совета ищи.
   Как изумруд, сокрыто под спудом разумное слово,
   Находишь его между тем у рабыни, что мелет зерно.
   (Из поучений Птахотепа, папирус Присс, 16 в. до н.э.)
   То же в литературе: не "властители дум" начала века: Горький, Блок, Л.Андреев, Куприн, Брюсов, а Бунин, Ходасевич, Мандельштам, Арк. Аверченко, Короленко, З.Гиппиус.
   "Малые" оказались стойче, "малые" устояли, "малые" спасли честь нации.
   "Великие" оказываются рыхлыми, "малые" прячут зерно изумруда.
   "Лук сильных преломляется, а немощные препоясываются силою".
   Это только казалось, что они малые и немощные, - всегда, каждый час и каждую минуту были они препоясаны силой, оттого и выстояли, душой устояли перед революцией.
   Внимательней и внимательней надо слушать, искать самим истинных пророков.
   С.Булгаков раскусил внутреннее кредо Ленина (не выносить, строго секретно!! лично!!!) и "молодых друзей Ленина": Сталина, Троцкого, Бухарина, Рыкова, Пятакова, Радека, Каменева и т.п.:
   С.Булгаков комментирует "Бесы" Достоевского:
   О Петре Верховенском:
   "Как будто у него кем-то выедено нравственное нутро, а в мозгу засела одна лишь фантастическая идейка. Под маской демократа, эгалитариста и социалиста он совершенно откровенно третирует всех, рассматривая людей как пешки в шахматном ходе. Над всем царит у него одна холодная, насмешливая, презрительная воля.
   Он готов разрешить для человеческого стада демократию, его осчастливить, он позволяет ему устраиваться в своем муравейнике, при условии повиновения его диктатуре. (!!)
   ...сверхчеловеческое, самобожеское самочувствие Верховенского, для которого нет преград на пути к облагодетельствованию человеческого стада, насмешливо ведомого к "земному раю". Верховенский остается совершенно последователен и искренен в своей лживости, и в своем авантюризме, и в своей отваге, которой нельзя же отрицать, - он служит своей идее. И если он ужасен и даже омерзителен, то потому, что ужасна его идея. Несмотря на внешность шута, он всегда серьезен и сосредоточен до последней степени; он презирает людей, покрыт кровью и весь в преступлениях, но остается предан своей идее до самоотвержения. Он способен ради нея и к личному самоустранению..."
   Для Пастернаков Сталин (Ленин) был загадкой, непостижимым человеческим феноменом, а на других, не-пастернаковских уровнях жизни и мышления была разгадка, она уже была в мире, ее можно было даже прочитать (только найти в 38-м году старый номер "Русской мысли" за 1914 год).
   Мне говорят, что я мало требую, ставлю малую задачу - выставляя требование и лозунг свободы печати, свободы слова, полной гласности.
   Не думаю. Организационное требование свободы печати - из метаструктуры, оно вроде бы нейтрально, на самом деле - мощнейшее оружие, гибель коммунизма. Как только будет дана свобода слова убежденным врагам коммунизма, чары политпросвещения развеются, всем станет смешно и радостно.
   Эта метаструктура, не предрекая, не предопределяя будущего навеки, позволит корректировать историю общества. И многое, многое другое обещает она, являясь самоценным духовным благом.
   В то же время в этом моем требовании доля лукавства: прошу я действительно мало, такое естественное, что отказать неудобно...
   Надо провоцировать и провоцировать их на публичные, внятные отказы, обнажать перед всем миром нечеловеческий лик коммунизма.
   Поясню свое рассуждение о метаструктуре.
   Что я называю метаструктурой? То, что не должно меняться при смене власти. Свободу слова, печати, выборности власти... - т.е. "права человека". В списке прав ведущим, ценнейшим является свобода печати.
   Смысл метаструктуры поясню аналогией. Идет собрание - метаструктурой я назову регламент, парламентскую процедуру этого собрания: время, отводимое ораторам и выступающим в прениях, право на заключительное слово, допущение или недопущение перебивов, обструкций речей ораторов, право уходить с собрания (=праву выезжать из страны), публикацию или сокрытие стенограмм речей, порядок утверждения стенограмм и т.д. и т.п.
   Просто-структурой я назову содержание, идеи речей ораторов (программы партий).
   Регламент не должен зависит от содержания речи оратора -оттого он метаструктура.
   По содержанию речи можно судить об ораторе, по метаструктуре, по регламенту (парламентской процедуре) можно судить о партии (собрании).
   (Скажем, сравнивать съезды партии только по метаструктуре: Ленина еще перебивали, Сталина уже никогда; сокрытия стенограмм заседаний ЦК, пленумов ЦК, политбюро, доклада Хрущева на 20-м съезде и т.п. Вот характеристика партии.)
   Метаструктурой общества я назову, по аналогии, регламент, порядок ведения собрания в стране: право каждого выступать, публиковать свои выступления, право объединяться в политическую организацию, право каждого выдвигать депутатов и т.д.
   Эта структура должна сохраняться, не зависеть от содержания деятельности партии, как регламент не должен зависеть (можно добавить время, но не лишать положенного) от содержания речи оратора.
   На собрании есть ораторы, выступающие на тему собрания и есть берущие слово "к порядку ведения собрания", т.е. с предложениями по метаструктуре. Требование "Прав Человека", и, в частности, свободы слова и печати есть мета-требование, требование к порядку заседания.
   Но тут и кончается аналогия страны и собрания. Глобальность обсуждаемых свободным человеком вопросов делает требования к порядку самоценным благом; любая "выступающая по существу"партия обязана включить его в свою программу.
   А если до конца - это "требование к порядку", требование свободы печати, слова, мысли - единственное истинно человеческое благо, "автоматически действующий механизм" (Ленин о полной гласности), обеспечивающий, ведущий ко всем остальным благам.
   Неосторожно разрушив этот мета-механизм, мета-структуру собственной партии: право вербовать идейных союзников и создавать фракции, Ленин убил партию.
   Требование свободы печати (требование из мета-структуры) достаточно серьезно: каждая революция, собственно, это "выступление к порядку", разрушение старой мета-структуры.
   Разгон большевиками Учредительного собрания: "Но прежде чем началось обсуждение, кронштадский матрос Железняков поднялся из зала в президиум и объявил, что членам Учредительного собрания придется разойтись по домам: "охрана устала". (А.Вильямс, Путешествие в революцию).
   Разгон Наполеоном Национального собрания (18-е брюмера): "Двери распахнулись, гренадеры с ружьями наперевес вторглись в зал; продолжая двигаться по залу беглым шагом, но в разных направлениях, они быстро очистили помещение... На секунду заглушивающий барабаны громовой голос Мюрата, скомандовавшего своим гренадерам: "Вышвырните-ка мне всю эту публику вон! (Foutez-moi tout ce monde dehors!) " (Тарле. Наполеон.)
   И если большевики устояли только повреждением метаструктуры, отнятием свободы печати, то восстановление свободы печати убьет большевизм. Это будет антиреволюция. Возвращение в человеки.
   Революция это всегда повреждение мета-структуры. Окончательное, точное решение, нахождение идеальной структуры общества невозможно. Невозможно потому, что человек не хочет "окончательного" - "окончания" - "прекращения истории".
   Сегодня мы хотим устраиваться так, завтра можем захотеть по другому и хотим, чтоб завтра нам можно было устроиться по-другому.
   Возможность коррекции есть самоцель, самоценное духовное благо, инструмент сохранения человеческой истории.
   В этом смысле я говорю о самоценности мета-структуры.
   Лозунг "прав человека"должен стать программой демократической партии СССР.
   После достижения этих прав демократическая партия превратится в мета-партию - охранительницу мета-структуры.
   Комитет государственной безопасности - в исполнительный орган этой партии (КГБ - на службу демократии).
   Тем самым это будет партия, не предлагающая решение, а предлагающая условия, при которых возможно - методом последовательных приближений - к решению стремление.
   Я-то считаю, что никакой организационной структуры недостаточно: возвеличиваться должен локальный демиург, творец свежести на атомарном уровне.
   "И никакими понуканиями сверху"не добиться коммунистам этой свежести и не потому только, что "право управлять принадлежит одному только сословию коммунистов" (отметил это еще Мартов), но, главное, из-за предопределенности цели, метода разрешения действительности, навязанных и управляющему сословию (коммунистам даже больше, чем другим).
   Напротив мета-структура "демократия", сама не предрешая, не обеспечивая разрешение действительности, создает предпосылки к действиям на всех уровнях, в том числе и на атомарном: у себя на работе.
   Метаструктура "демократия", "права человека" - великое завоевание всего человечества - сама подвержена изменениям.
   Метаструктура XXV в. до нашей эры отражена в "Поучениях Птахотепа": "у неискушенных совета проси."А не спросит правитель, рабыня не даст совета.
   Сегодня этот пункт метаструктуры изменен: каждому предлагается давать советы, даже если их у него не спрашивают.

* * * * *

   В том и особенность большевистской революции, что она отвергает не только "власть буржуазии", заменяя ее властью другой политической партии. Она разрушает то, что не должно затрагиваться сменой партий, то, во имя чего производится смена партий! - правовое сознание и мораль, право объявляется классовым понятием, выработанное человечеством правосознание, - буржуазным; новым, революционным правосознанием называется правосознание, оправдывающее любые действия, "если они на благо революции" - Плеханов: "salus revolutionis suprema lex", общечеловеческая мораль объявляется буржуазной (Ленин: "Мы в абсолюты не верим, мы над абсолютами смеемся" (письмо к Г.Мясникову), а новая революционная мораль - это мораль, оправдывающая любые действия, если они "на здоровье" революции: "нам позволено все, потому что первые в мире, кто поднимает меч не ради порабощения и подавления, а во имя всеобщей свободы и освобождения от рабств". (Газета "Красный меч", N1, август 1919 г.)
  
   ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ
НАУКА УБЕЖДАТЬ
   ... в жилете, но без верхнего платья, по летнему, и бия себя в грудь, горько ораторствовал на какую-то тему.
   (Достоевский)
   Я, князь, человека этого глубоко уважаю, это... это великий человек-с; вы не верите? Ну, вот увидите, а все-таки... лучше бы, сиятельнейший князь, вам не принимать его у себя-с.
   (Достоевский)
   "Человек образованный, но погибший!" - вполголоса прошептал генерал.
   (Достоевский)
   Ленин нечестно мыслит!
   (С.Булгаков)
   "Демагогия, хватающаяся за наиболее эффектные средства нападения и потакающая простейшим инстинктам людей, которых нужно завербовать в свой лагерь".
   (Троцкий о Ленине)
  
   "Сознание рабочего класса не может быть истинно политическим сознанием, если рабочие не приучены откликаться на все и всяческие случаи произвола и угнетения, насилия и злоупотребления, к каким бы классам ни относились эти случаи; - и притом откликаться именно с социал-демократической, а не с какой-либо иной точки зрения". (Л., 1902г.)
   Дооткликались не с какой-либо, "а именно социал-демократической точки зрения" до того строя - "не какого-либо, а именно", - что и пикнуть не смеет рабочий класс... разве что по-сусличьи, на собраниях, в унисон дудочке с трибуны...
   Прозорливец, прозорливец: "видел то, что временем сокрыто!" - "рабочие... откликаться... на все и всяческие случаи произвола и угнетения, насилия и злоупотребления, к каким бы классам ни относились эти случаи..."
   Уже откликаются... Бухтатовы.
  
   Не прошел рабочий класс и другие трудящиеся России долгой школы борьбы за свои права, не успел легализовать этой борьбы в законах-профсоюзах, не наладил тонкого процесса: динамического давления управляемых на управляющих.
   Не успел - пришел Ильич, большой враг стихийности в рабочем движении, - стал коренасто напирать, энергично учить и симпатично картавить на самый передовой класс, чтобы отдал руководство политической борьбой ПАРТИИ. Лестью, соблазняя бедных имуществом богатых, "научностью", передовизмом (класса, теории), близостью победы и близорукостью прогнозов они взяли "передовой класс эпохи", "овладели массой".
   "Доблестный парижский пролетариат, не умеющий жить своим умом..." (Отчет Руанского комитета I Интернационала.)
   Пролетариат и крестьяне легли под партию.
   Да партия-то эта особенная - как доберется до власти, так ее "руководящая роль в обществе"начнет непрерывно возрастать! Вот что "не снится нашим европейским мещанам". Не снится им дыра, в которую утечет политическая и любая другая активность "попавшего под господство и более того - руководство" партии народа.
   Партийное руководство перерождает народ:
   "...советские люди защищают и защищали идеалы социалистического общества не по обязанности, а по велению сердца". (Больсунов, студент.)
   - То-есть?
   - То-есть предлагаю в статью 60 записать: "Лица, уклоняющиеся от общественно-полезной деятельности и нарушающие трудовую и производственную дисциплину, привлекаются к ответственности." (Прядкин, рабочий.)
   А что они вам сделали такого "уклоняющиеся от общественно-полезной деятельности"?
   И почему ж Ильич уклонялся от общественно полезной для царской России деятельности?
   Так ведь среди этих "уклоняющихся" и такие, деятельность которых самая общественно-полезная - уклоняющиеся от деятельности на благо рабьего общества.
   "Самое высокоорганизованное общество". Как укоренилась, как сильна эта ненависть к свободе и ползучее стремление к порядку, наблюдаю на таком характерном примере:
   На советское телевидение стали поступать письма с вопросами, почему хоккеисты сменяются через борт, а не через дверку в борту!!!
   Телевидение отбилось необходимостью быстрой смены!! Надо сохранять динамическое, неустойчивое равновесие. Неустойчивое! - требующее непрерывных творческих усилий для своего сохранения.
   Ильичи валят общество в статическое равновесие. Кусал Ильич экономистов за их экономическую ляжку, - да ведь стачкой, да демонстрацией всего можно добиться, нет, этого мало: надо рабочему классу "захватить власть": то бишь вас, КОММУНИСТОВ, посадить себе на голову: только с облепившим голову и свесившимся на лицо партийным задом на голове, рабочий класс обретет свободу!
   С авангардом карьеристов, жуликов, лентяев, проходимцев, мафиози, заслуживающих... чего там?... Ильич!
   - Только того, чтобы их расстреливать!
   - Ну, ну...
   "Что касается до первого пункта, т.е. до увеличения числа членов ЦК, то я думаю, что такая вещь нужна и для поднятия авторитета ЦК, и для серьезной работы по улучшению нашего аппарата, и для предотвращения того, чтобы конфликты небольших частей ЦК могли получить слишком непомерное значение для всех судеб партии".
   Завертелся, да только после того, как петушок в попку клюнул.
   Генерал Иволгин и князь Мышкин!
   "Но я думаю, что с точки зрения предохранения от раскола и с точки зрения написанного мною выше о взаимоотношении Сталина и Троцкого, это не мелочь, или это такая мелочь, которая может получить решающее значение."
   Сдача на капитуляцию: Ленин сознает, что его принцип построения партии и страны - однопартийность, запрещение фракций ("единство") в партии - неустойчив: "мелочь может получить решающее значение". Она и получила: партия перестала существовать как нечто мыслящее и стала исполнительным аппаратом, рычагом -дайте мне организацию и я переверну.
   Будучи уничтоженной вне партии, политическая жизнь уничтожается и внутри партии. Таково неизбежное следствие запрещения оппозиционных партий.
   Устойчивой оказывается не рассуждающая, а исполняющая партия, мафия, организация. О сталинской партии напророчествовал Ильич - "человек образованный, но погибший!" - это в ней "обеспечено нечто большее, чем "демократизм", именно: полное товарищеское доверие между преступниками (у Ильича: революционерами) ". (1902 г., "Что делать").
   Да не хотим мы этого "нечто большего, чем демократизм", тогда как?
   Не будучи сдавленной и пристрастно контролируемой оппозиционными партиями, правящая и единственная партия вырождается в партию проходимцев, карьеристов и уголовников.
   А вы говорите увеличить ЦК статистами-работягами...

***

   "Мелочь" ли "получила решающее значение"?
   "Получил значение" имманентный закон развития партии, скрытый в целях и организационных принципах партии. Уничтожая "чуждые классы" и осуществляя "диктатуру пролетариата", почему ж партии не уничтожать в самой себе "проводников влияния чуждых классовых сил"? И как добиваться основного организационного требования Ленина - делающего из партии не "дискуссионный клуб", а "организацию революционеров" - единства, единомыслия партии? Как уничтожать фракции, если не уничтожать фракционеров? Ведь им некуда идти заниматься политической деятельностью - партия-то одна.
   Им НЕКУДА идти, а коммунистам НЕКОГДА... заниматься дискуссиями (строить надо!! Дайте работать!!). Дискутантов на фонарь! Инопартийных дискутантов на баржу и в Европу: Шестова, Бердяева, Булгакова... Своих, однопартийных - "к стеночке": Бухарина, Зиновьева, Каменева, Рыкова, Крестинского, Радека, Пятакова, Преображенского, Шляпникова, Осинского, Сапронова... всех. всех... "Это не может быть иначе". "Иначе у нас все вверх дном пойдет".
   "А какая обстановка создалась в 1937 году?
   Господствовал несвойственный нам, ленинцам, страх. Клеветали друг на друга, не верили, клеветали даже на себя. Создавали списки для ареста невинных людей. Нас били, чтобы мы клеветали. Давали эти списки, заставляли подписать, обещали выпустить, грозили: не подпишешь - замучаем!... Мы писали, писали до бесконечности. Если посмотреть архив моих писем, то можно насчитать тома, Я писала Сталину без конца. Писала и другим, писала в партконтроль. Но, к сожалению, и наш партийный контроль оказался в то время не на высоте, поддался общему страху и тоже не рассматривал наших дел." (Стен.отчет о 22-м съезде, 1961г.)
   - Это Содом, Содом! - повторял генерал, вскидывая плечами.

* * * * *

   Ленин против свободы критики ("Что делать?").
   "Люди, действительно убежденные, что они двинули вперед науку, требовали бы не свободы новых воззрений наряду со старыми, а замены последних первыми".
   Крупнейшая методологическая, философская ошибка Ленина: варварское упрощение хода истории, крайний детерминизм, отрицание развилок: времен, когда развитие может пойти по тому или другому пути в зависимости от ума человечества.
   Социальная теория, "овладевшая сознанием масс", является силой, формирующей действительность.
   Как она "относится" к действительности, как она отражает ее "объективные" закономерности - вопрос тонкий, ибо она не только отражает, но и строит действительность. Теория сама становится законом, ибо строит действительность по себе. Субъективный фактор может становиться решающей социальной закономерностью. Верно ли фашистское мировоззрение отражало действительность? Ответом будет: оно не столько отражало, сколько формировало.
   Теперь мы видим, что кризис капитализма чреват и фашизмом и социализмом: кто вперед "овладеет сознанием масс". "И я никогда не устану повторять, что демагоги худшие враги рабочего класса. Худшие именно потому, что они разжигают дурные инстинкты толпы, что неразвитым рабочим невозможно распознать этих врагов". (В.И.Ленин)
   "- А какой это полк?
   - "Броневики"...
   Броневики держали в руках ключ к положению: за кого были броневики, тот мог распоряжаться всем городом.
   ...Мне никогда не приходилось видеть людей, с таким упорством старающихся понять и решить. Совершенно неподвижно стояли они, слушая ораторов с каим-то ужасным, бесконечно напряженным вниманием, хмуря брови от умственного усилия. На их лбах выступал пот. То были гиганты с невинными детскими глазами, с лицами эпических воинов..."
   (Д.Рид. "Десять дней")
  
   Победа того или другого формирующего начала определяется не только материальным бытием классов, не только объективным фактором, но и тем, насколько классы поверили дудочке крысолова: не только интересами классов, но и тем, как верят они удовлетворить свои интересы (а крысолов еще и подформировывает эти интересы: "наша главная задача - создание нового человека," - лозунг и фашистов и коммунистов; старый человек их не устраивает).
   Ленин "двигает вперед науку": "Для создания социализма, -говорите вы, требуется цивилизованность. Очень хорошо. Ну, а почему мы не могли сначала создать такие предпосылки цивилизованности у себя, как изгнание помещиков и изгнание российских капиталистов, а потом уже начать движение к социализму? В каких книжках прочитали вы, что подобные видоизменения обычного исторического порядка недопустимы или невозможны?"
   "Для создания социализма требуется определенный уровень культуры... хотя никто не может сказать, каков он именно, этот определенный "уровень культуры."
   "Помнится Наполеон писал: "On s'engage et puis on voit." Вот мы и ввязались сначала в октябре 1917 года в серьезный бой, а там уже увидали такие детали развития..."
   Причем здесь марксизм? Причем здесь естественно-исторический процесс, когда все заменяется авантюристической формулой Ленина "сначала завоюем власть, а там посмотрим..."К такому социализму (а другого не существует) у каждого свой путь. Причем тут Маркс со своим капитализмом. Идут к нему не нюхавшие капитализма африки, китаи, вьетнамы и прочие отсталые народы всех стран. Ленинский аргумент "сначала захватим власть, а потом создадим предпосылки цивилизованности" делает марксизм не нужным. Объективные условия, по Ленину, могут быть почти любыми, был бы субъективный фактор - партия. Так чего ж Ильич голову нам морочил марксизмом и исторической неизбежностью? А дело в том, что теория Маркса использовалась Лениным для эмоциональной подставки, для эмоциональной базы и пьедестала, для той эмоции и той веры, на которых делалась революция. Веры, что они, революционеры в обмотках - слуги и пособники Неизбежного, что через них оно приходит, что они непременно, независимо от их воли, победят.
   "Именно благодаря нашей уверенности, что развитие пролетариата идет со стихийной силой законов природы навстречу осуществлению наших теоретических принципов, мы можем твердо и непоколебимо отстаивать эти принципы и отвергать всякие теоретические компромиссы из мимолетных практических соображений... странно мне доказывать, что maximum свободы, активности и личной инициативы там, где maximum необходимости"). Стен.отчет 2-го съезда.
   "Для создания социализма, говорите вы, требуется цивилизованность. Очень хорошо. Ну, а почему мы не могли сначала создать такие предпосылки цивилизованности у себя, как изгнание помещиков и изгнание российских капиталистов, а потом уже начать путь к социализму? В каких книжках прочитали вы, что подобные видоизменения исторического порядка недопустимы или невозможны?" (Ленин. "По поводу записок Суханова". 1923 г.)
   Да вот прочитал: на улицах, на работе, в газетах, в разговорах, в самом воздухе нашей эпохи.
   "Очень хорошо". Да хорошо ли, Владимир Ильич? Хорошо ли, что подонков общества, пролетариев, ты вознес на самые верхи, где власть и нецивилизованность, а пуще всего бесконтрольность (диктатура!) делают из них преступников. Ведь такие предпосылки цивилизованности получаются.
   "На этом письме (Якира) Сталин начертал: "Подлец и проститутка"", Ворошилов добавил: "Совершенно точное определение", Молотов подписался, а Каганович приписал: "Предателю, сволочи и... (далее следует хулиганское, нецензурное слово) одна кара - смертная казнь".
   "В июне 1937 года один из работников Госплана СССР направил письмо Сталину, в котором указал, что член бюро Комиссии Советского Контроля при Совнаркоме СССР Ломов Г.И. (Оппоков) якобы имел дружеские отношения с Рыковым и Бухариным. Сталин наложил на этом письме резолюцию: "Т-щу Молотову. Как быть?" Молотов написал: "За немедленный арест этой сволочи Ломова. В.Молотов". Через несколько дней Ломов был арестован, обвинен в принадлежности к правооппортунистической организации и расстрелян". (22-й съезд, стеногр. отчет).
   Хорошие накладывали резолюции ребята. Отличные предпосылки цивилизованности создавали:
   "Сволочь, ты, - говорит, - маршал, и проститутка!"
   А другой матом ругается... пролетарский диктатор.
   Вообще-то правильно: всех носителей цивилизованности надо изгнать и расстрелять, и в лагеря: "у нас в лагере есть и живые графы, и живые помещики, княгини, фрейлины двора его величества." (Б-Б.К., 1934г.) и наладить диктатуру пролетариата... чтоб она на цивилизованность резолюции клала.
   Цивилизация получилась так... неплохая. Ну... чуть зашибло мозги и память, стали газетами заговариваться, а так ничего.
   Конституцию хорошо обсуждаем...
   - А как же с теми, что в лагерях? - "взволновано подумал Берман.
   - Они у нас еще выйдут в люди! - вспомнил он слова зампреда обо всех этих остатках бывшего мира.
   - И это дело поручено партией ОГПУ! - просветлел и обрадовался Берман". (Бел.-Балт.Канал, М., 1934г.)
   "- И это будут лучшие предпосылки цивилизованности!" - просветлел и обрадовался Ленин.
   Я, князь, человека этого глубоко уважаю, но... нельзя, Владимир Ильич, нельзя, авантюрист ты эдакий, нельзя - нельзя "подобные видоизменения исторического порядка" допускать!
   Сначала все-таки цивилизованность, а потом без революции - оппортунистически - реформистским путем!

* * * * *

   После захвата власти коммунистами все формулировки обращаются (перевертываются).
   Ленин цитирует с восторгом Каутского в "Что делать?":
   "Пролетариат - ничто, пока он остается изолированным индивидуумом. Всю свою силу, всю свою способность к прогрессу, все свои надежды и чаяния черпает он из ОРГАНИЗАЦИИ (курсив Каутского), из планомерной совместной деятельности с товарищами. Он чувствует себя великим и сильным, когда он составляет часть великого и сильного организма. Этот организм для него - все, отдельный же индивидуум значит, по сравнению с ним, очень мало. Пролетариат ведет свою борьбу с величайшим самопожертвованием, как частичка АНОНИМНОЙ массы, без видов на личную выгоду, личную славу, исполняя свой долг на всяком посту, куда его поставят, добровольно подчиняясь дисциплине, проникающей все его чувство, все его мышление".
   "Анонимный" и "без видов на личную выгоду" - удобный человек!
   И все-таки: во имя чего этот аноним Каутского жертвует собой? во имя чего он "действует без видов на личную выгоду"?
   Во имя того, что он преследует личную выгоду, а точнее обощённую личную выгоду: не себе - так детям своим, не себе - так собратьям по классу: пусть они - уже ДЛЯ ЛИЧНЫХ ВЫГОД!! - пользуются завоеваниями пролетариата: после революции перевернется психология пролетариата, он переродится, исчезнут все его самопожертвовательные порывы, он станет преданным и проданным партии за получку и ПРЕМИАЛЬНЫЕ.
   Одна добродетель останется - анонимность, и одна черта психологии: "этот организм ("коллектив") для него все, отдельный же индивидуум значит, по сравнению с ним, очень мало".
   Ни одной из "возвышенных"каутскианских добродетелей не оставит социализм рабочему. Не оставит в силу принципа "каждому по труду". Значит "личная ответственность за порученное дело", значит я получаю много, а ты (интеллигент) получай себе мало - что мне с того.
   Пролетариат и рабочий класс воспитывались и воспитываются партией классами управляемыми, ведомыми: в 17-м его водили к Зимнему, в 77-м его водят к Ленинскому... проспекту: делегации встречать, "любовь" свою показывать...
   Ленин цитирует Каутского дальше:
   "Совсем иначе обстоит дело с интеллигентом. Он борется не тем или иным применением силы, а при помощи аргументов. Его оружие - это его личное значение, личные способности, его личные убеждения. Он может получить известное значение только благодаря личным качествам. Полная свобода проявления своей личности представляется ему поэтому первым условием успешной работы. Лишь с трудом подчиняется он известному целому в качестве служебной части этого целого, подчиняется по необходимости, а не по собственному побуждению".
   Все обратилось!!! Анонимная масса предается проклятиям (по-нарошке) на страницах советских изданий, наоборот: утверждается, что сила изжила себя как аргумент; рассуждающие "с позиции силы" - плохие люди, "пособники холодной войны" и т.д.; личное убеждение, личные способности, личное умение, "всестороннее" проявление своей личности - приветствуются и поздравляются... с их точки зрения полезности нашей "замечательной индустрии".
   За уши тянут "личность" из трясины Общего - а быдло расчеловеченное мычит, не поддается.
   "И никакие увещевания и понукания сверху не помогут ослабить это зло бюрократизма, если все больше будет воспитываться в широких массах уверенность, что дело управления есть удел лишь привилегированного сословия - коммунистов". (Мартов, 7-й съезд Советов, 1919 г.)
   В чем проблема? Я думаю в том, что в человеке легче уменьшить индивидуальное и увеличить общественное.
   Поэтому-то и надо держаться за трудное индивидуальное, общественное же возьмется само собой: от него никуда не денешься: и только в этой мере - "само собой"оно и нужно.
   "Лучше, чтобы десять работающих не назвали себя членами партии (ДЕЙСТВИТЕЛЬНЫЕ РАБОТНИКИ ЗА ЧИНАМИ НЕ ГОНЯТСЯ), чем чтобы один болтающий имел право и возможность быть членом партии". (Ленин, 1902г.)
   (Это ложь (даже для нелегальной партии), но не будем отвлекаться).
   Ильич после захвата власти (оставляя старый, по-старому обоснованный "принцип" устава, оставляя саму партию...): "Мы боимся чрезмерного расширения партии, ибо к правительственной партии неминуемо стремятся примазаться карьеристы и проходимцы, которые заслуживают только того, чтобы их расстрелять". (Ленин, т.31.)
   Вот образец нечестного мышления. Ведь какую эмоционально-логическую структуру создает Ленин: все, мол, вполне логично, так обстоит дело во всех, и в буржуазных! странах... - к правительственной примазываются...
   Ложь! Умно замаскированная ложь! В буржуазных странах нет "диктатуры пролетариата", в буржуазных странах не одна единственная партия - она же правительственная! А эта особенность коммунизма решающая!: легальная политическая деятельность оказывается равносильна конформизму, соглашательству, карьере, личному благополучию: в такой структуре в единственную и правительственную... пойдет - не то слово... попрет карьерист и проходимец, и "честный... соглашатель ("честный", но отнюдь не наивный: просто он хочет питаться сразу из двух кормушек).
   Великолепно ленинское "ибо", что "ибо"-то, Владимир Ильич? Буржуазная логика тут не проходит... - в структуре пролетарской диктатуры. Тут дело глубже: после захвата власти возникает период релаксации - времени, за которое карьеристы, проходимцы, уголовники и "честные"соглашатели успевают выпереть из партии благородных и сознающих свое достоинство граждан, совершивших коммунистическую революцию. Вот вам еще одно объяснение "массовидного террора" внутри партии.
   И только после "победы генеральной линии ЦК"в ней устанавливается тишь да гладь: Только карьеристы, уголовники и соглашатели - "бить больше некого - все свои", как пошутил И.В.Сталин на 18-м съезде.
   Вот что за ленинской строкой! Отлично сказал о коммунистах А.Я.Вышинский, "очень меня растрогала вся правда":
   "вот эти два коммуниста на словах, эти строители будущего на словах, эти люди, ниспровергающие старый мир и возводящие основы нового мира, тоже на словах, а на деле - маленькие, грязненькие, развратные ОБЫВАТЕЛИ, поскользнувшиеся на маленькой нэпмановской корочке, брошенной им под ноги Матвеевым и покатившиеся по наклонной плоскости, увлекая за собой всех, кто с ними соприкасался ".
   Чего там, Андрей Януарьевич! - "увлекая за собой" всю партию!
   Да-а-а. А что бы такое придумать против вырождения партий? Позвольте, оказывается это "что-то" давно придумано... и самим Ильичом знаемо: полная гласность (свобода печати, слова, мысли).
   Гимн В.И.Ленина полной гласности:
   "Всеобщий (в буквальном смысле слова) контроль за каждым шагом человека партии на его политическом поприще создает автоматически действующий механизм, дающий то, что называется в биологии "выживанием наиболее приспособленных". "Естественный отбор" полной гласности, выборности и всеобщего контроля обеспечивает то, что каждый деятель оказывается в конце концов "на своей полочке", берется за наиболее подходящее его силам и способностям дело, испытывает на себе самом все последствия своих ошибок, и доказывает перед глазами всех свою способность ошибки и избегать их.
   Попробуйте-ка вставить эту картину в рамки нашего самодержавия!" (Ленин. "Что делать?")
   Попробуйте вставить эту картину в рамки нашего партодержавия!
   Только существование различных политических партий и полная гласность, дающая каждому возможность быть "партией", создадут "автоматически действующий механизм", уничтожающий выродившихся политиков, выродившуюся политику, выродившуюся партию.
   Такой выход коммунистов не устраивает: видите ли, "им некогда думать об игрушечных формах демократизма" - зачем: ведь "ареопага"или людей с "антидемократическими тенденциями"никто просто не станет слушаться, раз не будет доверия к их уму, энергии и преданности со стороны окружающих товарищей". (Ленин. "Что делать?")
   Фараон приходит плясать
   ...................................................
   О, владычица, гляди, как он пляшет,
   О, супруга Гора, гляди, как он прыгает.
   В чем тут "нечестность" Ленина? В том, что после захвата власти все утверждения обращаются, сама логика обращается: Ленин "не учитывает"неизбежное следствие диктатуры пролетариата - теорему КГБ.
   КГБ - "убеждает" товарищей в правоте людей с "антидемократическими тенденциями". Расстрелы "убеждают". "И пусть оружие критики уступит место критике оружия" - хитрость в том, что это из другой работы!!
   Документы убеждают:
   "А какая обстановка создалась в 1937г.? Господствовал не свойственный нам, ленинцам, страх. Клеветали друг на друга, не верили, клеветали даже на себя. Создавали списки для ареста без винных людей. Нас били, чтобы мы клеветали. Давали эти списки, заставляли подписать, обещали выпустить, грозили: не подпишешь - замучаем !...
   Мы писали, писали до бесконечности. Если посмотреть архив моих писем, то можно насчитать тома. Я писала Сталину без конца. Писала в партконтроль. Но, к сожалению, и наш партийный контроль оказался в то время не на высоте, поддался общему страху и тоже не рассматривал наших дел". (Выступление Лазуркиной на 22-м съезде, 1961г.)
   - Это Содом, Содом! - повторял генерал, вскидывая плечами.

* * * * *

   Ленин. Письмо к Г.Мясникову.
   "Свободу печати от монархистов до анархистов включительно". Очень хорошо! Но извините - все марксисты и все думавшие над четырехлетним опытом нашей революции рабочие скажут: разберемся в том, какую свободу печати? Для чего? Для какого класса?
   Мы в абсолюты не верим. Мы над чистой демократией смеемся."
   "Для какого класса?" Позвольте - вам же сказано - для всех классов и даже для всех партий одного и того же класса - "от монархиста до анархиста".
   "Свобода печати во всем мире, где есть капиталисты, есть свобода покупать газеты, покупать писателей, подкупать, покупать и фабриковать общественное мнение в пользу буржуазии.
   Это факт.
   "Никто никогда не сможет этого опровергнуть".
   Потому что нет нужды. "Свобода покупать", "свобода фабриковать общественное мнение в пользу буржуазии"безусловно есть, и это прекрасно. Но почему вы, Владимир Ильич, умалчиваете, что свободы эти не для одной только буржуазии - точно те же свободы и для других классов!
   Ильич выскакивает: "Пролетариат может купить несравненно меньше газет, чем буржуазия".
   Не пройдет: решает не число газет, ведь сумели же вы при полной свободе слова, при "засильи буржуазной прессы" "овладеть сознанием масс"!
   Отчего ж боитесь за сохранение этого обладания при полном засильи большевистской прессы, боитесь хотя бы одной-единственной некоммунистической газетенки, боитесь своего собственного "дискуссионного листка" (и закрываете его) ?
   И отчего буржуазия "облегчает дело классовому врагу" издает Марксов-Лениных, Коммунистические Манифесты и позволяет коммунистические газеты, (купленные нами) ?
   Почему для нее это не самоубийство?
   ("Дать ей еще такое оружие, как свобода политической организации (свободу печати, ибо печать есть центр и основа политической организации), значит облегчить дело врагу, помогать классовому врагу.
   Мы самоубийством кончать не желаем и потому этого не сделаем").
   Да почему ж нам не дать свободу политической организации классу, которого у нас нет, когда буржуазия дает свободу политической организации всем классам, какие только есть (в природе) ?
   "Мы в абсолюты не верим". Неужели и в тот абсолют, что человеку надо кушать? (Судя по политике родной партии, она в этот абсолют не верит.)
   Так вот: таким же абсолютом, входящим в понятие человека (старого, конечно, а не Нового), является абсолют свободы слова, печати, мысли.
   Люди за этим шли на революцию, а им объявляют, что интересы революции (самой по себе...) требуют отказаться от того, во имя чего она делалась. И отказаться навечно. Такая "логика" называется ленинской.
   Интеллигенции от свободы слова, пролетариату от права на забастовки, крестьянину от земли.
   И только не партии от власти! "Ни в коем случае не надо отрекаться от диктатуры!" (Ленин. Об ошибках тов.Троцкого...)
   "Мы самоубийством кончать не желаем и потому этого не сделаем". Да уж по доброй воле вы не слезете. "Это бесспорно" -сказал Троцкий.
   Это ж надо как запугала нас мировая буржуазия - так запугала, что Ильичи убедили "народ" не жить... опасаясь происков усей мировой буржуазии! Так... а может при буржуазии лучше будет? И не убивают стольких и живут лучше, есть и свобода слова и даже какая-то свобода "политической организации"?..
   Шуткую, шуткую, Владимир Ильич: коммунизм, конечно же, лучше. Средства труда обобществляются при ем... Свободы слова нет? - ну, дак... зато зарплата 125 руб. есть.
   "Буржуазия богаче нас и купит наши газеты." (Ленин)
   И богаче, богаче, в десять раз богаче, Владимир Ильич! И сегодня богаче! Купит. Обязательно купит и начнет агитировать за капитализм.
   И дешево купит, вот что обидно. Только назначит нашим журналистам свои ставки и так начнут славить, о-о!... до неприличия: да ведь сами знаете: в этом деле наши удержу не знают.
   А может, все-таки, сохранив командные высоты,... дать одну газетку мировой буржуазии?!
   Она (мировая), конечно, купит советских литераторов - а вы громите их в "правде" - вот и жизнь веселей пойдет.
   Нет? К этой газете возникнет нездоровый интерес? У "Прауду" писать перестанут... корреспонденты?
   Ну дак...
   "У нас куча безобразий и злоупотреблений: свобода печати их разоблачает."
   Вот на чем, насколько я могу судить по двум статьям, вы сбились. Вы дали себя подавить известному числу печальных и горьких фактов и потеряли способность трезво учесть силы.
   Свобода печати поможет силе мировой буржуазии. Это факт. Не очистке коммунистической партии в России от ряда ее слабостей, ошибок, бед, болезней (куча болезней есть, это бесспорно) послужит свобода печати. Ибо этого не хочет мировая буржуазия - а свобода печати станет оружием в руках этой мировой буржуазии.
   Вы хотели лечить коммунистическую партию и стали хвататься за лекарства, несущие верную смерть, - не от вас, конечно, а от мировой буржуазии (Милюков + Мартов + Чернов) ". (Ленин. Письмо к Г.Мясникову).
   Вы уж простите его, дурака, Владимир Ильич, - не за те лекарства хватается.
   Не понимает, что свобода печати партии... да ни к чему! - и хватается за лекарство, несущее верную смерть коммунизму.
   "Свобода печати поможет силе мировой буржуазии"?
   (Безусловно. А что нормально-человеческое ей не поможет?)
   А нам она не поможет ??! - Вот вопрос, которого Ленин старательно избегает. А Брестский мир не помог разве силе германского империализма? А торговые договора, обеспечившие рынки сбыта мировой буржуазии, разве ей не помогли?
   Так что "поможет буржуазии" в рамках ленинской даже логики - не аргумент.
   Буржуазии поможет, рабочему классу поможет, колхозному крестьянству поможет, интеллигенции поможет, партии не поможет.
   Партии правительственной не поможет!!!
   "Мы самоубийством кончать не желаем."
   "Вам" (партии) без свободы печати легче!! - Вон оно в чем де-е-е-ло!! Так не вам же одним. Любой власти без свободы печати легче. Зато труднее "народу". Вот вам и антиномия "народ-партия".
   За месяц до смерти Ильич предложит буфером в ЦК 200 рабочих. Наивная, беспомощная и жалкая увертка (лгал самому себе?). Дак это ж будут статисты, подымальщики рук, сидуны. Или они будут умней Сталина и Троцкого, чтоб судить, кто из них прав? А ловко используют "рабочий класс". Какая это оказалась для партии благодатная находка: работает, покладист, легко поддается приручению и дрессировке, охотно поручает партии командовать собой, и отличная декорация к "народноправию"!: когда нужно (сам! научился!) хлопает, когда нужно руку подымает, когда нужно смотрит с умным видом и слова все хорошие про партию говорит, ласковые. Рабочий класс? Рабий класс. Весь не стоящий одного отщепенца, точнее: raison d'etre которого - дать хотя бы одного отщепенца, критика, свободного человека, сторонника правды. Такого, например, как Г.И.Мясников, рабочий, слесарь: "в мае месяце 1921г. обратился в ЦК партии с "Докладной запиской", в которой, подчеркивая недостатки, главным образом, Петроградской организации РКП (б), объяснял их отсутствием у нас свободы печати и выдвинул чисто меньшевистское требование - осуществление демократических свобод: свободы слова, и печати для всех политических направлений вплоть до белогвардейцев-монархистов". В 1922г. исключен из партии. "Г.И.Мясников не только не признал своих ошибок, но, скатившись к меньшевизму, пытался закрепить и расширить деятельность враждебных партий и группировок". В 1923 г. эмигрировал за границу. (Примечания к 3-му изданию соч. Ленина).
   Народ создал Солженицына, Сахарова, Амальрика, Некрасова, Синявского, Буковского - нужны были 250 миллионов, чтобы нашлись эти 50-100 человек, как нужны были 160 миллионов, чтобы создать Толстого, Пушкина, Батюшкова, Мандельштама, Блока, Бердяева.
   Все эти отщепенцы... они не помимо народа - следствие народа, "наше мученье и наше богатство", учителя и равные читателю собеседники.
   Народ хочет говорить с ними. Не давать слова им, отщепенцам, - это (и только это!) и значит не давать слова народу.
   Так, говорите: "свобода печати коммунистической партии не поможет". Забыт и гимн "полной гласности"и "автоматически действующий механизм", выбрасывающий злоупотребляющих положением политиков и т.д. и т.п.
   Ну да что возьмешь с больного человека? Бесконтрольную власть нельзя вручать никому, и самому господу богу нельзя (С.Булгаков говорит, что бог этого и не хочет! Улыбаюсь.)
   А что ей поможет? Что поможет "очистить коммунистическую партию в России от ряда ее слабостей, ошибок, бед, болезней (куча болезней есть, это бесспорно) "?
   По-моему, ей ЦКК поможет - вы как, Владимир Ильич?
   Или это... чистки партии ей помогут?
   Что поможет, благородный вы человек?
   Ах, перестать быть коммунистической ей поможет!
   Сразу полегчает от всех болезней ("куча болезней есть, это бесспорно").
   Ну... и "это бесспорно".
   Вообще-то Мясников... не за то лекарство схватился.
   За правильное лекарство схватился Владимир Ильич Ленин: диктатура партии на страной, строго партийная печать, централизация аппарата партии, подчинение всех и вся Центральному Комитету (и без всяких, пожалуйста, фракций-дискуссий, - монолит, монолит дайте перед лицом партии и страны).
   Да-а-а. А через годок заболела головка у Вл.Ильича от своего же лекарства:
   "Тов.Сталин, сделавшись генсеком, сосредоточил в своих руках необъятную власть, и я не уверен, сумеет ли он всегда достаточно осторожно пользоваться этой властью". (Ленин. Письмо к съезду).
   О владычица, гляди, как он пляшет,
   О супруга Гора, гляди, как он прыгает.
   Вся жизнь страны поставлена на карту: сумеет или не сумеет тов. Сталин осторожно пользоваться?
   Почему поставлена? Потому что мировая буржуазия купит у нас газеты и начнет агитацию за капитализм.
   Вы сами, ваша партия, ваш строй и есть лучшая агитация за капитализм... за феодализм... за антикоммунизм...
   Ну вот не сумел Сталин осторожно пользоваться - что тогда?
   Жила вся страна под уголовником, гнила вся Сибирь трупами, голодали - так мы насолили мировой буржуазии. Такое мы нашли лекарство от наших болезней.
   "Свобода печати не очистит коммунистическую партию, ибо этого не хочет мировая буржуазия", - вот "рассуждение" маниака, да сведите ж его к врачу: "болезнь можно (и должно) лечить, медленно, но действительно лечить". Ленин. Письмо к Г.Мясникову.)
   Свобода печати не очистит коммунистическую партию, свобода печати страну очистит от коммунистической партии.

* * * * *

   Владимир Ильич, а ведь там, где нет свободы печати, там появляется... как бы это сказать... ту территорию занимает Комитет Госбезопасности. Это бесспорно?
   Тихие наезды воронков и испуганные глаза обывателей поутру... заместо свободы печати.
   Чем ему Иосиф Виссарионович не понравился - лечит он неплохо и ото всех уклонов...
  
   "Дать ей еще такое оружие, как свобода политической организации (свободу печати, ибо печать есть центр и основа политической организации), значит, облегчать дело классовому врагу".
   Тут корень, нерв большевизма (коммунизма): он может существовать только разрушением мета-структуры, сначала кастрировать, запретить думать, а потом, уже "убежденного", вести к коммунизму.
   "О профессиональных союзах, о текущем моменте и об ошибках тов. Троцкого. 30 декабря 1920 г.".
   "Производство нужно всегда, демократия не всегда. (О чем бы Ильич ни говорил - о демократии всегда выскажется: почему не выписывают этих цитат защитники "самой демократической системы в мире". Почему не развешивают этих цитат) кого - Ленина стесняетесь?! на границе: "демократия нужна не всегда", на пропускных пунктах, не печатают в туристических проспектах? Продолжаю выписку: "Производственная демократия порождает ряд мыслей, в корне фальшивых. Сапог не износили, когда единоличие проповедовали (единоначалие). Нельзя вносить кашу, создавая опасность, что люди запутаются: когда демократия, когда единоначалие, когда диктатура. Ни в коем случае нельзя отказываться от диктатуры, - я слышу, что сзади Бухарин кричит: "Совершенно верно".
   Ведь бред маниака, булгаковской личины.
   Бред, но не "каша", ибо есть идэ-фикс: у зверя есть нора, у вшивого хорошо бы баня, у Ильича есть диктатура. В любом месте речи из него неожиданно выскакивает: "Ни в коем случае не надо отказываться от диктатуры". Тоже хороший плакат можно сделать и повесить рядом с плакатом о демократии. Вишь как: ведь если не диктатура, то зачем партия: ведь именно она осуществляет диктатуру (трепанулся еще Зиновьев: диктатура пролетариата - это диктатура партии): а ей вот понравилось диктатурой заниматься и ни в коем случае от нее не отказываться: в золоте, в ослином молоке купаться.
   Эту диктатуру власти большевики видели с самого начала Новой Жизни: они называли это бюрократизмом: Ильич в той же речи простодушно заявляет: "государство у нас рабочее с бюрократическим извращением". (Чуть бы пожил - хорошим антисоветчиком стал.) Но он, видимо, думает, что это так, это пройдет, не бывает ведь все совсем уж хорошо. Дальше он развивает мысль: "Наше теперешнее государство таково, что поголовно организованный пролетариат защищать себя должен, а мы должны эти рабочие организации использовать для защиты рабочих от своего государства и для защиты рабочими нашего государства".
   Неправда, Владимир Ильич: в коммунистическом государстве эта идея не проходит (эта идея проходит в буржуазном, демократическом государстве, с независимыми от властей профсоюзами...)
   А почему не проходит - смотри продолжение: "И та и другая защита осуществляется через своеобразное сплетение наших государственных мер и нашего соглашения, "сращивания" с нашими профсоюзами".
   250 миллионов советских на своем горбу испытали все своеобразие этого сплетения: они сплелись и спелись - государство и профсоюзы; профсоюзы и их деятели - агенты и соглядатаи коммунистического государства в трудовой ячейке общества. Эти выхолощенные профсоюзы - в силу немедленного изъятия инициаторов-борцов - разливают покорность, апатию, неверие в свои силы в "трудящемся народе", мешают создать настоящие боевые профсоюзы, противостоящие государству, противоположные ему по природе.
   Весь пафос речи Ленина, равно как и проводимых им тезисов Рудзутака - во впряжении профсоюзов в ту же государственную телегу: "они должны (!) научить своих членов в каждом цехе, на каждой фабрике отметить и учесть все недочеты (!) в использовании рабочей силы" и т.д. и т.п.
   Да какое вы право имеете им (профсоюзам) советовать, что они должны: не забывайте: вы теперь не с ними: вы теперь Власть, вы теперь заставляльщики, а они сами, своей кровью, обдирая бока, должны учиться бороться с вами.
   "Это будет великий социальный эксперимент на людях". (Антонов-Овсеенко).
   Ильич управляет...
   "3.XII1918.
   Вышний Волочек Уисполкому.
   Копия: Рябушинская фабрика ткацкая, контора, Варваре Федоровне Брывкиной.
   Возвратите муку Федору Петрову Большакову и сложите с него штраф. Об исполнении телеграфируйте.
   Предсовнаркома Ленин".
  
   Телеграмма написана в ответ на письмо В.Ф.Брывкиной с посьбой отменить штраф 500 рублей, наложенный на ее отца Ф.П.Большакова, у которого волостной комитет отобрал муку, предназначенную ее детям. Брывкина сообщала о своем избрании делегатом на Всероссийский женский съезд в Москву". (Лен. сборник XXXVIII)
   "Возвратите муку!" Ну, а если б Брывкину не избрали делегаткой? Тогда как? Но Брывкина понимает на что бить (уже в 1918 году!) - и Ильич неохотно разжимает челюсти: ни требований извиниться, ни самоличных извинений - "отдать муку делегатке, идиоты!!" - и только: время-то революционное: некогда.
   Возвратите муку! Возвратите законность! Возвратите людское достоинство!
   И почему это никто не может решить вопроса о возврате муки, как только царь-батюшка Ленин. Все-то он должен поспевать делать - это, значитца, и есть народоправие, диктатура пролетариата или как там еще.

* * * * *

   Юсупов. (18-й съезд): "Не обманешь народ! Можно одного, двух, группу людей обмануть, но народ не обманешь, ибо народ видит, что ленинско-сталинская национальная политика - это реальные факты, воплотившиеся в жизни, в быту, культуре."
   Именно народ-то и обманешь. Массу некомпетентную, неграмотную, чванливую, неиндивидуализированную обмануть легче всего. Вас-то и дурил Сталин и его партия - лишив вас права решать, решал за вас даже чего вам хотеть, сел вам на шею и нахлестывал, и подымал уровень, и обдирал с большей, чем при любом капитализме-империализме нормой прибыли. И только приговаривал при этом, что эта власть ваша, власть "народа", власть "для блага народа", а что за благо про то знает партия-власть - вас не спрашивает.
   А вот обмануть одного, двух - это труднее, это невозможно. В том смысле, что найдутся один, два и больше, которые раскусят обман. Как раскусили его Бердяев, Орвелл, С.Булгаков, Амальрик, Буковский.
   "Не обманешь народ" - только потому, что найдутся отщепенцы, разгадающие обман!
   Юсуповы и сегодняшние коммунисты ("опасные мерзавцы") дурят народ испорченной логикой, которую ж еще и раскусить надо...
   Находить и уничтожать коммунистическую ложь, учить этому ж народ.

* * * * *

   "Никто, видя зло, не выбирает его, но попадается, прельщенный злом, как будто оно есть добро в сравнении с большим, чем оно злом". (Эпикур.)
   Эту особенность обыденного сознания попадаться, прельщаясь злом, как будто оно есть добро в сравнении с большим, чем оно, злом - многажды использовал Ленин.
   Во всей полемике (а она аппелирует к солдатам - большим мастерам политического прогноза) - один прием: не отвечая на критику, дискредитировать противника: "а вы еще большие дураки (трусы, ротозеи, лакеи, диктаторы), чем мы".
   Выступление на 7-м съезде по поводу двух диктатур - Колчака и большевиков, выступление в "Двух шагах..." по поводу Бунда (что он еще больший диктатор), выступление в "Что делать?" о свободе критики: "боязнь критики, проявляемая сторонниками свободы критики...", выступление в статье "партийная организация и партийная литература": "у капиталистов тоже зависимость литературы от интересов правящего класса (и худшая) ", выступление против Мартова (клевавшего ЧеКа): "А вот ваши сопартийцы-меньшевики властвовали в Грузии, развели демократию и не удержались, а беретесь нас учить!"
   А что, это так нужно, Владимир Ильич, чтоб вы непременно удержались? Это что - самоцель? Ваша власть нам не нужна, а нужна мартовская, контролируемая и, пожалуйста, со свободой слова "от анархиста до монархиста включительно". Ай да Г.И.Мясников!
   "Вопреки всей науке, которую ему преподавали, на своей собственной шкуре, он научился тому, чего из науки не хотят понять многие эс-эры и меньшевики (аплодисменты) ", что может быть только две диктатуры, что нужно выбирать либо диктатуру рабочих, и это значит помочь всем трудящимся сбросить иго эксплуататоров, либо диктатуру эксплуататоров".
   Это вы его оставили перед выбором из двух диктатур!! Дурит солдатню: из прошлого в настоящее не одна возможность, а веер возможностей - вот Мартов демократию, многопартийность, сохранение частного сектора навсегда, вот Мясников предлагает, Чернов предлагает.
   Мартов - он ваш же строй улучшить хочет: нет! - наш лучше, чем предыдущий и потому не смей его улучшать. А завтра, дуролом, он станет хуже всех, которые были!!!...Иосиф Виссарионович ждет, пока Ильич расчищает...
   Пробовать, конечно, трудно запретить, но обязательно с сохранением метаструктуры "демократия", с возможностью улучшать, отменять, отлучать от власти тех, у кого морда в крови.
   (Представляются мне наши вожди хищниками, у которых с морды кровь капает.)
   Я люблю читать книги о животных и вот видел фотографию: рысь подняла голову, и взгляд наивный и внимательный, а с морды кровь капает.

______________________________________

Добавление

  
   Сейчас вы прочтете документ большого значения: письмо, посланное одной из моих сотрудниц по институту в "Комсомольскую правду".
   Автору письма 31 год.
   Два года хранил я данный мне автором - по моей просьбе - черновик письма.
   Ценность письма в чистоте опыта, в первичности информации - это крик души, обращенный к духовным наставникам... редакции "Комсомольской правды".
   Она, Раиса, и есть "говорящая рыба Амальрика" (сам Амальрик ею не является).
   На ней должно изучать действие печати (Райка - подписчица, читательница и почитательница "Литературной газеты") на органы советского.
   Эта женщина - она сторонница советской власти. Она провозглашает на кафедральных застольях тосты "за счастье жить в нашей стране... мы часто этого не ценим..." ("да нет... мы ценим...", - испуганно шелестит кафедра), посему та информация, что содержится в ее письме - неоспорима.
   А думается о другом. Почему, как уживаются в советском несовместимое: признание невозможности жить в советской действительности с упрямым, "назло буржуазии", желанием жить в невозможных условиях.
   Разгадка в принципе "человек рожден для счастья", принципе, который изо дня в день вдалбливают в советского, и в теме, на которую советские школьники пишут сочинения.
   Извращенно понятая (советскому не понять: как можно сказать о себе:
   Эта женщина больна,
   Эта женщина одна...
   (Ахматова)
   идея равенства, достоинства, гордости оборачивается неучтенными последствиями.
   Счастье? Так ведь... для одних то, что другие зовут несчастьем (потому что не дано преодолеть и постичь) оборачивается темой, прозрением, пророчеством.

* * * * *

   А как же, Иван Никитич?

* * * * *

   А если по партийно-правительственным меркам - то самый "счастливый" человек - Леня Брежнев: по тому, что он на себя навесил, или самой счастливой окажется знатная крутильщица, герой..., депутат..., наставник... молодежи.
   А жалкая декадентка Ахматова? - она и буде несчастной... при своих расстрелянных мужьях и арестуемых сыновьях; туда ж закатятся рано потерявший родителей, со скверным характером, поручик Тенгинского полка и нелюбимый правительством, родителями и женой коллежский секретарь (по Министерству Иностранных Дел).
   А впрочем, что это я о счастьи - в нашем удовлетворившем вековые чаяния и разрешившем неразрешимые вопросы обществе?
   Или вот еще - о цели жизни: пусть ее толстые и достоевские ищут ("и не находят! ха-ха!"), а мы ее еще в 36 (или в 37?) году нашли.
   ОНА - В ПОВЫШЕНИИ ПРОИЗВОДИТЕЛЬНОСТИ ТРУДА.
   Товарищи! Всемерно укрепляйте и неуклонно повышайте, неустанно добивайтесь и вообще: повышайте сознательность.
   Теперь: насчет счастья. Тоже загадка проще пареной репы.
   Счастье в том, чтобы всецело отдаваться любимой работе. Так. Теперь, значит, у нас кто лучше работает, тому... государство воздает. Каждому по его труду. Значит, у кого больше медалей, орденов и званий - тот и есть знатный сталевар и самый счастливый человек!
   И положительный герой! которого не смогли отыскать припадочный реакционер Ф.М.Достоевский и матерый граф Л.Н.Толстой.
   Ну да, впрочем, это все высокая материя.
   На самом же деле, счастье - это иметь личное укрывище от дождя и средства не дать помереть с голоду жене и ребенку. И если с высоким счастьем знатных сталеваров и крутильщиц наше государство справляется, то с паршивым счастьишком народонаселения дело обстоит хуже.
   Нема счастьишка, или, как написал сестре М.Лунин: "правительство не умело, в продолжение полустолетия с лишком, удовлетворить самым безотлагательным нуждам народа". (М.Лунин. Письма к сестре. 1839г.)
   Нет и нет.
   При самодержавии нет, при партодержавии нет.
   "Т-щу Молотову. Как быть?"

* * * * *

   Ну а если все обязаны быть счастливыми?
   Приходится ориентироваться на заменители, суррогаты "счастья". Но не хватает и суррогатов!!
   Вот тогда-то и обретается устойчивое состояние: приходится каждый день лгать... себе (и другим) и этим жить.
   Став на этот путь, сойти с него так же трудно, как бросить наркотики. (В землянках будем жить и из землянок будем выть: "Мы живем лучше всех!")
   Тут и гордость непомерная: "у меня все не хуже, чем у других, и... "расчетная таблица"...
   Жизнь эта совершенно независима от реальной действительности: ведь не на ней она держится, а на самообмане и саморастравлении.
   (Здесь ответвление в сторону аскетизма, христианского смирения, полного отречения от земной жизни, Китая: начнем усыхать и сморщиваться и переходить в китайцев - это при условии признания нашей нищеты и возведении ее в доблесть. Что ж, дойдем и до этого. Райки это уже делают.
   Ну ни в какую "из предыстории в собственно-историю человеческого общества"выбраться не можем.)
   Из кожи вон лезет Райка (лезут Райки): "Я счастлива". И ведь знает, сознает в минуты просветления, что и жизнь и слова ее не всамделишны: и это сознание разрушает ее физически: ложь изъязвила ей кишки, истрепала нервы, состарила лицо.
   Признается Райка (заставил я ее): "Да, я завистлива..." "Эта женщина больна"...

* * * * *

   Но когда внешне живешь хуже всех, то надо внутренне (такова человеческая природа) быть уверенным, что в том-то и том-то превосходишь других (см. рассуждение Обломова о "других").
   На чем же Раиса пытается самоутвердиться и обежать всех обогнавших ее? - Она собирается отличиться на непрерывно идущем Всесоюзном Уроке.
   Все Райкины "рассуждения", вся ее "программа" жизни, все ее "люби природу, нежный трепетный росток, росинку в цветке и твой ребенок полюбит, только помоги ему", "ощутить единство себя и природы", "за неторопливой беседой поговорить о любимых полотнах, хотя бы и в ресторане" и т.д. и т.п., все это убожество - это ОТВЕТ УРОКА и лихорадочная зависть и выскакивание вперед ДРУГИХ ОТВЕЧАЮЩИХ: "Я!Я!Я!Я! отвечу!"
   Очень характерно: "Я ваших детей учу, а вы мне хлеб выращиваете, я вас лечу, а вы мне дома строите. Все так естественно, так просто".
   Все так естественно, так просто. Сколько раз приходилось слышать от советских эти слова в рассуждениях о жизни.
   "Все так естественно, так просто", - для отвечающих урок, для тех, кому объяснили, для тех, кого принудили учить и понимать! (Ильич говорил: мы должны убедить, а потом обязательно принудить. Но прочитав все книжки, не нашел ни в одной запрета перестанавливать слова местами: "где, в каких книжках прочитали вы..." - и потом марксизм не догма, а руководство к действию, короче, циркулярно: сначала принудить, а потом обязательно убедить, сначала обязательно принудить, а потом непременно вынудить.
   Из этой перестановки слов получилась Райка.
   Трепещет испуганно Рая (а вдруг неправильно отвечу!), а и тянет все ж руку под самый нос учителям:
   "А людей духовно уродливых постоянно мучает мысль, где заработать больше денег не чтобы летом отправиться путешествовать, увидеть чудеса архитектуры, живописи, природы, а чтобы побольше купить в дом, дом, дом". (Как же не покупать, когда завтра и этого не будет).
   - Правильно, Рая, молодец! Вот тебе за правильный ответ машина, дом, книги, хрусталь, ковры, золото - тут разгадка Райки, нерв ее письма: "Они духовно уродливые, а я духовно богатая. Я хорошая! хорошая! клянусь вам! смотрите, как я все выучила. Поэтому... как же так... не давайте им, духовно уродливым, денег, а дайте их мне, я их правильно, как вы учите израсходую! Это будет честно и справедливо! У нас ведь распределение по справедливости. Кто больше заслуживает, заслужил - тому больше и дают. Я больше заслужила! Я больше! Они... смотрите все какие! - они все папазовы!!! "духовная серость, безликость порождена недостаточным воспитанием" - я так правильно все понимаю -а-а-а-а! - дайте! мне дайте!!!"

* * * * *

   "Ты пой песни, ребенок будет петь за тобой своим куклам. Люби природу, нежный трепетный росток, росинку в цветке и твой ребенок полюбит, только помоги ему," - это допуск Редакторов в святая святых Райкиной души, жалкая и неуверенная попытка обольщения Строгих Редакторов Советской Жизни.
   "Покажи им радость труда". Покажи им, Рая, все покажи, что у тебя есть.
   Так она и тащится через все письмо, ПЕРЕСКАЗЫВАЯ СОВЕТСКИЕ ГАЗЕТЫ СОВЕТСКОЙ ГАЗЕТЕ. (А они все от единого пастыря!)
   Райку раздирает противоречие: с одной стороны советские газеты учат ее: "духовность, духовность, за материальным гнаться плохо".
   Райка это выучивает и пишет в газету: "Я это выучила. Я такая, какой вы меня хотите. Я вся духовная. Не то что Папазов, в котором никто не разбудил жажды созидания, познавания мира и себя в нем. Для чего он? Он не знает. И, уверена, своих детей воспитать не сможет. А дети..."
   Начинает Райка по-комсомольски, но удержаться на этой высоте не может ни в одном предложении: "Во-первых, не собираемся нашу короткую жизнь (миг от вечности) тратить, чтобы это приобрести, да еще при этом терять здоровье и совесть... а я Человек".
   Забавно, не правда ли? Каждое предложение начинает Райка за здравие, а кончает за упокой социализма: начинает на высокой духовной ноте: "нашу короткую жизнь (миг вечности) тратить...", а кончает объяснением низменного происхождения коммунистической "духовности" - "да еще терять при этом здоровье и совесть..."
   Зелен виноград.
   Умирает Райка - хочет материальных благ, но не хватает даже на отличниц... и постанывая, алчно глядя на машины воров, Райка шепчет: "Это не наши мечты..."
   Райка продолжает:
   "Во-вторых, к старости, может быть, и можно это скопить, но зачем мне это в старости..."
   Это уже нехорошая и даже обидная для Советского Государства мысль.
   Но Райка не останавливается и на этом!
   Она размышляет: "ведь я же все усвоила, чему учили Редакторы и Направители, ведь я же такая, какой надо быть, я Человек с большой буквы, я глубоко нравственная и... и... ЗА ЭТО дайте, Я ВАС ОЧЕНЬ ПРОШУ, дайте мне от МАТЕРИАЛЬНЫХ благ - МЕНЯ они не изуродуют духовно..."
   Начиная с заверения в лояльности: "хрустали, ковры, сберкнижки, золото, машина - это не наши мечты", бедная задуренная советская кончает признанием и криком души: "Прежде всего считаю глупыми нападки на людей, стремящихся иметь машину."И следует гимн машине...
   В Райке ярчайше претворился социалистический принцип "каждому по труду". Обнажилась основная черта советского: продать государству все, что оно объявляет правильным и хорошим. Райка торгует душой. (А это ж труд: сколько "Литературок" пришлось прочитать.)
   Смотрите, какая у меня душа, совсем как у вашей газеты, дайте мне за нее "благ".
   Возьмите у тех, которые хуже меня, и дайте мне. (Это напоминает мне собрания пайщиков моего кооператива, на которых желающие вступить выталкивают вступивших: "У него на 5 кв.м больше площадь, чем у меня, пусть на ней и живет", "У него на тещу записана квартира! Исключить!", "У него семья живет в Краснодарском крае (потому что здесь ей негде жить) - исключить!"
   Исключить! - чтоб было по справедливости! Это социализм, Марчелло, это социализм).
   Люто завидует Райка тем, у которых есть, потому что это ж несправедливо: они не заслуживают - кто лучше Райки выучил Урок, кто страстнее поверил в преимущества духовного - ее за это должны МАТЕРИАЛЬНО поощрить (принцип материального стимулирования забыли?!), должны - это будет только справедливо.
   "Одни мечтают о книгах Дж.Лондона, М.Рида, М.Твена, Ф.Купера, Ш.Перро (где ж советские авторы?) - чтобы ввести своих детей в этот прекрасный мир книги, другие, их имея, никогда не читают".
   Нет, я не понимаю: ведь это ж несправедливо!!! Как же так??? В нашем справедливом обществе книги распределены абсолютно несправедливо!!!
   Воет, Райка, <...>: "Дайте мне, дайте, у-у-у, мне дайте..."
   Но не дают, потому что нету. И отчаявшись, Райка возвращается к ЕДИНСТВЕННО ВОЗМОЖНОЙ ДЛЯ НЕЕ позиции - той, с которой начинала: материальное ей недоступно, НЕ ОТ ЕЕ ВОЛИ ЗАВИСИТ, никогда ни ей, ни ее детям не поесть досыта, ПОТОМУ... ПОТОМУ будем с высот своей комсомольской "духовности" презирать папазовых и тем насыщаться, и тем утверждаться.
   Тут разгадка II Райки: не от ее воли зависит, выбирать или не выбирать ей нищету, а она выдает неизбежность и принуждение за свою свободную волю.
   И чтоб отвлечь внимание от зрелища того, как ее насилуют, пытается переключить наше внимание (свое ей вроде бы удается) на спекулянта-папазова:
   Бык склонен обвинять напарника-быка,
   Что тяжело пахать, что жизнь его тяжка.
   "Потому папазовых-то и жалко. Жалеть их надо, жалеть, ибо они не понимают своей бедности, безликости... А папазовы - вещи среди своих вещей. Духовное уродство страшнее физического, а уроды вызывают жалость".
   Шайкой его, Рая, шайкой.
   Эх-ма, себя-то пожалей!

* * * * *

   И как же ж ненавидят Райки отнимающих у них марихуану: "А выбор у тебя есть? За тебя, Рая, уже выбрали: не иметь материальных благ, а иметь колит и есть в обед только кефир и не иметь книг, а вечно мучиться тем, что они есть у других."
   "И учтите, большей частью недостойных!"
   Для Райки праздник, когда на кафедре разбирается персональное дело ("О нарушении дисциплины и противопоставлении себя коллективу"). В такие дни она по-праздничному оживлена, ерзает нетерпеливо на стуле и, не в силах сдержать волнения, в забытьи шепчет: "Опять я сделала опечатку и вместо пункта "Разное" напечатала "Разнос".*
   "Трудящиеся массы" - это сплошь Райки [не все, конечно, но много, много - вот почему нельзя ориентироваться на движения "широких народных масс"], их жалкие, зарытые в песок головы, а тем, кто тащит их головы из песка со словами: "Перестаньте симулировать веселье и счастье", тем - звериная ненависть, как к отнимающим опиум, псевдожизнь, грезу-обман.
   Это не забавное и незабываемое было зрелище - эти вышкинские процессы: бедные поименные люди, с голодными, обтянутыми скулами, получали колоссальный заряд жить - тем, что видели - знали: вот: нет лучше нас, живущих: вот: и эти, что жили лучше, много лучше, унижены сверх меры, расстреляны, замучены, их жизни признаны ошибочными, неправильными, наши жизни правильны, потому что мы живы и выполняем указания тов. Сталина, будем выполнять, и стоит выполнять, чтоб дожить до второго, до третьего такого процесса, а ты, который "умнее всех хочешь быть", дождешься - не будешь знать, какому гневному крику ответить, в чье ненавидящее лицо взглянуть. Мы терпим и ты терпи... а то ишь, какой выискался... мерзавец!

* * * * *

   Я обращаюсь к писателям, политикам, журналистам, ученым всех специальностей: филологам, психологам, философам, психоаналитикам, стилистам, ко всем, кому небезразлично понятие и определение человека с призывом дать анализ-комментарий этого письма.** Каждое предложение должно быть изучено во всех аспектах, с точек зрения всех наук: скажем, почему она пишет: "Я, конечно, понимаю, что моя расчетная таблица не может быть напечатана"?
   Почему она это пишет?
   Сколько здесь смиренной гордости от причащенности великих тайн социализма, она и редакция - сообщники, редакция живет чуть получше? - ну и что ж, а вот тут они равны, ибо мысль! (Не забыть мотив оценки: сообщнице, догадавшейся, но умеющей молчать, м.б. накинут лишний бал, м.б. ответят... боже мой! как счастлива была бы Райка ответь ей редакция хоть парой строк. Так нет же, бессердечные, не ответили... м.б. потому, что она "сама понимает", что ей можно и не отвечать...)
   Письмо Райки желал бы я видеть размноженным в миллионах экземпляров и розданным всем поклонникам коммунизма.
   С интересом рассмотрю ответы, толкования и комментарии прокоммунистов на это письмо.
   Читайте письмо: с вами говорит человек будущего.
  
   Письмо Райки в "Комсомольскую правду".
   "Ув. редакция, здравствуйте! Я по поводу проблем, затронутых в статье "Человек и помидор. Кто кого?" в Комсомольской правде от 19 окт. 1975 г. Короткая справка. Я - старший лаборант кафедры высшей математики, окончила университет, математический факультет. Муж - инженер-строитель, окончил университет.
   Рада поднятой проблеме. Это дало возможность изложить мне давно продуманное.
   Итак, бюджет моей семьи, реальный доход в настоящее время, ежемесячный:
   Муж - 140р., я - 81р. (после вычета подоходного налога, взносов, госстраха за детей). Значит, я ежемесячно имею 221р. Из них я ежемесячно трачу
   12р.50к. - детский сад за 1 ребенка
   12р.50к. - детский сад за 2-го ребенка
   15р. - квартирная плата, включая коммунальные услуги
   10р. - транспорт
   15р. - мой обед на работе (20-22) х70коп.=14-15руб. - дешевле не пообедаешь.
   15р. - обед мужа
   10р. - сигареты
   Итого: 90р. - ежемесячно.
   Далее. В течение месяца, само собой разумеется или у мужа или у меня на работе, у друзей кто-то родится, кто-то защитится, праздник или день рождения. Назову минимальную сумму расхода - 10р.
   Итак 100р. нет.
   Остается 121р.
   Чтобы приготовить завтрак и ужин, а в воскресенье и субботние, праздничные дни - обеды нужно 100 - 120руб. в месяц.
   Вот смотрите, самые скромные, заниженные подсчеты в сутки на 4-х человек.
   4 яйца - 40коп.
   100 гр сливочного масла - 35коп.
   0,5 кг хлеба - 15коп. 100гр сыра - 20коп.
   1 кг картофеля - 20коп. (хотя цена его на рынке 50-60коп., а весной 80-90коп.)
   0,5 кг мяса - 1руб.
   1 кг яблок - 50-60коп. (детям необходимо)
   Итого 3р.х30дней=90р.
   Но этот перечисленный минимум - чуть лучше, чем впроголодь, естественно мои расходы и составляют не 90р., а 100-120р.
   Итак, наш месячный доход 221р. исчерпан. Но заработок у нас постоянный, а где же взять деньги не лекарства, кино, театр, парикмахерскую, ремонт бытовых приборов, мыло, стиральные порошки и еще массу мелких бытовых дел. Могу открыть секрет - все это я умудряюсь сэкономить от своих обедов и семейных. Так что с этим улажено. Предположим, что муж совершенно не пьет вино и пиво, не ходит в кафе и рестораны, на футбол, не имеет карманных денег, что в сущности и есть. Хотя у многих мужчин есть откуда-то деньги на это. Но даже при такой идеальности, где же все-таки взять деньги на одежду, мебель, поездки (про путешествия молчу), на воскресный отдых, на книги, подарки родственникам, периодику, книги и игрушки для детей. Как одеть детей, если они постоянно из всего вырастают, теряют, портят, изнашивают. А их двое!! Как должна одеться я, молодая женщина? Муж?
   Вот она перед Вами "заработанная заработная плата", на которую мы должны жить. Дайте совет. Два человека с высшим образованием, я и муж, с трудом выпутываемся из этого положения. Я, отрывая время у детей, после работы - репетиторством, но заработок этот случайный и мизерный; муж в свой (педагогический отпуск 2 мес.) отпуск устраивается куда-нибудь на работу. Так мы покупаем одежду себе и детям. Пытаемся купить мебель, подчеркиваю, самое необходимое.
   Подошли ко всякому виду папазовых.
   Итак, попав в подобную ситуацию, когда не хватает заработной платы, люди начинают прирабатывать на стороне. Разумеется, каждый в меру своего здоровья, ума, интеллекта, воспитания.
   Кто на приусадебном участке - папазовы старшие, кто в магазине (недовешивают, обсчитывают, разбавляют и т.п.), заниматься спекуляцией, брать взятки, таскать (мягко говоря) продукты со всевозможных пищевых объектов: столовых, кафе, мясо) молочных комбинатов и т.п., со стройки. Стремятся попасть в таксисты, официанты, пивные ларьки. В общем, невозможно все перечислить. Поле махинаций, крупных и мелких, обширно, можно просто начать с городской свалки, как некто.
   Другие едут на Север, в пустыню, туда, где хорошо платят. Ну, а люди, вроде нас, работают где-то в отпуск, по вечерам, воскресеньям, экономят во всем, не пьют, не ходят в кафе и рестораны, не гонятся за новинками моды. Лучше приобретут любимую книгу или пластинку, сходят к друзьям на чашку кофе. И самое главное - занимаются воспитанием детей.
   Подхожу к основному - воспитание, т.е. папазовым младшим, откуда они берутся. К одному типу папазовых.
   Заметьте, много, очень много людей повторяют фразу: "Да разве на одну зарплату проживешь?"Повторяют часто, всю жизнь. Сначала прирабатывают, чтобы свести концы с концами, но дальше... погоня за приобретательством вытесняет все: духовные интересы, юношеские мечты, жажду познать себя в мире, мир вокруг себя, книги, природу, в огромном, прекрасном смысле этого слова.
   Что же они передают детям? А ничего. Они их не воспитывают. Им нечего дать своим детям. Ибо все растеряно потихоньку в дороге за приобретательством. Вырастают папазовы младшие, усвоившие формулу "на одну зарплату не проживешь". Отсюда один шаг к деградации личности, социальной и духовной инфантильности, духовной пустоте.
   Разве Папазов понимает, что он - зло. У него на это не хватит интеллекта и воспитания. Разве он понимает, что значит радость творчества и созидания, простого труда.
   Бесспорно, миллионы людей любят свою профессию, свой труд и зарплату они ждут не как вознаграждение за труд (я для Вас работаю, а Вы мне платите), а как необходимый пока элемент уклада жизни. Труд - это само собой разумеющаяся необходимость для человека.
   Ведь мы люди, братья по разуму, работаем друг для друга. Я ваших детей учу, а вы мне хлеб выращиваете, я вас лечу, а вы дома строите. Все так естественно, так просто. Папазовы это понимают? Их научили это понимать? Нет. Так что же вы хотите от него? Надо выявить причины его возникновения и ускорить процесс его исчезновения.
   Моя забота - не вырастить папазовых из своих детей. У меня есть все: работа, дом, чудесные дети, любовь, книги, музыка, заботы воспитания, все, что нужно для душевного равновесия и счастья. Мы счастливы бытием (и это кому-нибудь понятно).
   Хрустали, ковры, сберегательная книжка, золото, машина - это не наши мечты.
   Во-первых, не собираемся нашу короткую жизнь (миг от вечности) тратить, чтобы это приобрести, да еще при этом терять здоровье и совесть, и в итоге стать вещью среди вещей, а я Человек.
   Во-вторых, к старости, может быть, и можно это скопить, но зачем мне все это в старости...
   В-третьих, меня не мучает мысль, куда тратить кучу денег, бегать по магазинам, усложнять себе жизнь.
   А людей, духовно уродливых, постоянно мучает мысль, где заработать больше денег не чтобы летом отправиться путешествовать, увидеть чудеса архитектуры, живописи, природы, а чтобы побольше купить в дом, дом, дом; на себя, на себя, на себя, в себя, в себя, в себя.
   Почему люди чаще сообщают друг другу о новых купленных "тряпках", вещах, чем о приобретенной интересной книге, редком изделии из дерева, металла, керамики, уникальных по красоте изделий искусства! Духовная серость, безликость порождена недостаточным воспитанием, а Папазов - достойное дитя подобного воспитания. Никто не разбудил в нем жажды созидания, познавания мира и себя в нем. Для чего он?
   Он не знает. И, уверена, своих детей воспитать не сможет. А дети...
   Ты пой песни, ребенок будет петь за тобой куклам. Люби природу, нежный трепетный росток, росинку в цветке и твой ребенок полюбит, только помоги ему. Покажи радость (!) труда, а не говори ему постоянно, что всю жизнь работаешь, чтобы заработать деньги, его прокормить. Тогда твой сын станет созидателем, а не потребителем.
   Резюме:
   Человека глубоко нравственного увеличение материальных благ не изуродует духовно, деградации личности не произойдет. И к обогащению он стремиться не будет, в силу своих нравственных принципов. Но человек не рождается нравственным, его воспитывают таким.
   Не дармовые деньги развращают человека, а безнравственный человек стремится к дармовым деньгам любым путем.
   Поговорим о материальных благах, что значит на пользу, что во вред.
   Прежде всего, считаю глупыми нападками на людей, стремящихся иметь машину.
   Представим себе картину:
   Двое детей: мальчику 5 лет, девочке 3 года. Как чудесно весной вернуться с охапкой цветов, осенью желтых листьев с загородной поездки в горы, лес. Показать детям пробуждение природы, побродить с ними по лесу, ощутить единство себя и природы. Летом - море. Загорелые, черные - снова в море. А путешествия далекие по городам в отпуск - снова машина. Дети рядом. В будни спешишь с работы в детский сад за детьми, в магазин, в троллейбусе в час пик невозможно сесть, непогода - значит ловишь такси, детей жалко.
   Детский сад, поликлиника, работа, дом, родители - все в разных местах - нужна машина, иначе тратишь уйму времени, здоровья, нервов.
   Человеку нужна машина, чтобы его жизнь была еще полнее, чтобы успел за свою короткую жизнь как больше увидеть, узнать, передать детям свою любовь к природе (ведь в городе мы далеки от нее), иметь более полноценный отдых в субботу и воскресенье. А болезни детей, родителей, с ними связаны аптеки, больницы, на все нужно время, время, время. В современных условиях, для человека машина все равно, что добрый конь в средние века.
   Нельзя отрицать, что для многих людей машина - это просто символ их благополучия, как пианино, на котором никто не играет, но оно стоит на почетном месте. Машина для того, чтобы с дружками ездить кутить за город, мотаться по городу в поисках "рублика" или "девочек". У таких безнравственных людей и машина приобретена наверняка безнравственным путем. Эта взаимосвязь очевидна. Считаю, что употребление материальных благ во вред или на пользу зависит от нравственной природы человека. Один пойдет в Эрмитаж и ресторан, другой пойдет в ресторан и ресторан, выпить и выпить; а первый за неторопливой беседой поговорить о любимых полотнах, хотя бы и в ресторане. Отличается ли первый от второго.
   Одним нужен хрусталь для выставки в серванте, другим, чтобы искрилось шампанское и было приятное настроение у друзей. Неловко разбили - значит на счастье. Одним ковры для уюта и тепла детям, другим для счета.
   Одни мечтают о книгах Дж.Лондона, М.Рида, М.Твена, Ф.Купера, Ш.Перро - чтобы ввести своих детей в этот прекрасный мир книг, другие, их имея, никогда не читают.
   Культура должна войти в плоть и в кровь с рождения, в процессе воспитания, не в процессе приобретения "культурных" вещей, и так можно выразиться.
   Поэтому папазовых-то и жалко. Жалеть их надо, жалеть, что они не понимают своей бедности, безликости.
   Пусто и холодно будет вокруг, когда они придут к финишу. Когда изнашивается вещь, люди о ней быстро забывают... а человека, Человека долго помнят.
   А папазовы - вещи среди своих вещей. Духовное уродство страшнее физического, а уроды вызывают жалость.
   Но я его и презираю, потому что он живет за мой счет, мой труд, наживается на мне, а значит на моих детях, потому что я стою "по эту сторону прилавка", где он торгует, и вынуждена страдать от своей беспомощности в данной ситуации.
   Резюме:
   Я предлагаю подумать над моей расчетной таблицей. Не надо закрывать глаза на то, почему люди прирабатывают, "шабашат" (слово-то какое противное), в общем, ищут "золотую жилу", "теплое местечко", и учтите, большей частью, за счет государства.
   С уважением Р.И.Измайлова.
   Естественно, я не думаю, что это напечатают, особенно таблицу, я знаю с чем это сопряжено, но я хотела бы получить Ваш ответ на мое письмо.
   24.10.75г. г. Махачкала.

------------------------------

   Приложение из анонимной статьи "О письменной литературе" (сб. "Голоса из России" 1856г.).
   "В обществе возникла литература письменная, ускользающая от ценсуры и неведомая правительству. Статьи всякого содержания ходят из рук в руки, переписываются в значительном количестве экземпляров, перевозятся и пересылаются из столиц в провинции и из провинций в столицы; и все это делается само собою без всякого заранее обдуманного плана, без всякой организации. Достаточно сколько-нибудь присмотреться к тому, как все это совершается, чтоб убедиться, что здесь не нужно предполагать существование тайного общества, занимающегося сочинением подобных статей и их распространением. Каждый и без того с жадностью читает их, переписывает и сообщает знакомым. Заговорщиков здесь нет; заговорщики все принимающие какое-нибудь участие в делах отечества, а это большинство образованного класса в России".
   "Из оффициальных и заказных статей она узнает весьма немногое; в них она видит не обсуждение дела с различных сторон и точек зрения, а только мнение сильнаго, которому не смеет противуречить. Потому она с такою жадностью хватается за всякое выражение мысли, в котором она видит самостоятельность и каждое слово, писанное русским человеком о России принимается к сердцу, передается от одного к другому, распространяется по всем концам государства".
  

------------------

   Г. Аскаров

ОБВИНИТЕЛЬНАЯ РЕЧЬ
по делу Мейланова Вазифа Серажутдиновича, обвиняемого в антисоветской пропаганде
и агитации по ст. 70 ч. 1. УК Р
СФСР.
  
   Товарищи судьи! Новая Конституция СССР закрепила широкий комплекс прав, свобод и обязанностей граждан, который обеспечивает основные социальные потребности человека, дает ему все, чтобы участвовать в управлении делами государства. Это естественно, потому что личность советского гражданина находится у нас под надежной защитой закона и нет у нашей партии, у нашего государства цели выше, чем забота о людях.
   Достигнутый уровень советской демократии, где обеспечено полновластие народа в экономической и политической сферах, сам правовой статус советского человека сильно раздражает и никак не устраивает наших классовых врагов. Что только не делается буржуазной пропагандистской машиной под лозунгом "защиты прав" человека дабы протащить ложь относительно правового положения личности в Советском Союзе и опорочить Советскую Конституцию, причем кампания "защиты прав" возведена в ранг государственной политики.
   В то время как именно империализм бесцеремонно попирает политические права граждан это оружие идеологической диверсии их же адвокаты вынуждены использовать наращенным напором, так как слишком велики у них потери в этой борьбе с социализмом.
   Содержащиеся в Конституции СССР положения о политических правах, свободах и обязанностях обуславливают то общественно-политическое значение, которое мы должны придать настоящему процессу.
  
  
   Должен заметить, что судебный процесс над Мейлановым - один из редчайших процессов, которых можно встретить в нашей действительности. В то же время он приобретает важное значение и интересах одного разоблачения попыток подрыва и ослабления советской власти и установленного в стране правопорядка. В условиях ожесточенных нападок на наши устои, на советский образ жизни, на политику партии и правительства, направленной на укрепление мира и сотрудничества между народами, на всемерное повышение благосостояния советского народа, факты антисоветских действий, дело о которых мы сегодня рассматриваем, становятся особо нетерпимыми, а лица, от которых исходят эти действия, еще более омерзительными.
   Несмотря на потуги отщепенцев нашей партии, нашему правительству ничего не помешает чтобы уверенно решать задачи экономического и социального развития, стоящие перед страной. Одним из условий этого является дальнейшее укрепление социалистического правопорядка и законности, повышение политической бдительности советских граждан и ответственности каждого перед обществом.
   На скамье подсудимых сидит человек, превратившийся из хозяина своих гражданских прав и обязанностей в раба своих желаний. Какие же обстоятельства его привели сюда?
   Мейланов Вазиф Серажутдинович в возрасте 40 лет, в прошлом преподаватель института, в целях подрыва и ослабления советской власти изготовлял, распространял и хранил с целью распространения антисоветскую литературу, содержащую клеветнические измышления, порочащие советский государственный и общественный строй. .
   Собранные против Мейланова и проверенные в суде улики неопро­вержимы. Враждебной деятельностью против нашего государства он занимался начиная с 1976 года, будучи ассистентом кафедры высшей математики Дагестанского политехнического института.
   Советский Союз широко читающая страна в мире. Законы наши предоставляют и гарантируют права на творческие издания, защищают авторство. Это, конечно, касается ценностных вещей, имеющих культурное и воспитательное значение.
   Что же касается литературы антисоветской направленности, то хранение и распространение такой литературы преследуется по нашим законам.
   Антисоветской агитацией и пропагандой подсудимый занимался в городах Махачкале и Москве. Преступление, как сказано в обвинитель­ном заключении, Мейланов совершал путем изготовления, распространения, и хранения с целью распространения антисоветской литературы. Что за, литература? Это пасквили Солженицына "Архипелаг-Гулаг" и "Бодал­ся теленок с дубом". В них автор с крайней ненавистью изображает, наши порядки как деспотические, а действия изменников Родины восхваляет. Это зарубежная литература -"записки Сологдина" Панина, "Окоянные дни" Бунина, "Некрополь" Ходасевича, в которых такие авторы клевещут на жизнь в Советском Союзе.
   В 1978г. с книгами Солженицына подсудимый ознакомил Самареву и тогда же через нее москвича Травкина. Все это достоверностью установлено изъятой литературой, показаниями Самаревой, Травкина и не отрицается самим подсудимым.
   Далее, подсудимый Мейланов в 1976г. - 1978г. написал и отпеча­тал на машинке в 95 л. под заглавием "Заметки на полях советских газет". Здесь он в циничной форме выступает с клеветой на нашу
   Советскую власть и на ее руководящее ядро - ленинскую коммунистическую партию Советского Союза. С этой антисоветской работой он ознакомил Самарьеву и московский знакомых Городецкого и Балашеву лично и через Самарьеву - Травкина и Лавута. Этот факт подтверждают Самарьева и все названные здесь лица. Таким образом, суд располагает доказательством того, что с работой уже были ознакомлены не менее 5 человек, причем Травкин рассказал о том, что подсудимый Мейланов просил со своей антисоветской работой ознакомить его (Травкина) окружение в Москве. Экземпляр этой работы 12 февраля 1980г. был изъят в городе Москве у гражданина Лавулта А. И.
   Личные записи и письма Мейлалова, его пометки на полях литературы, изъятой у него при обысках 25 января и 20 февраля 1980г., авторство которого установлено почерковедческой экспертизой, не оставляют сомнений в том, что антисоветскую работу, названную выше, изготовил подсудимый Мейланов.
   При всех этих изобличающих материалах Мейланов признал себя автором инкриминируемой ему работы. Однако ничего преступного в своих действиях он не находит - знаете ли по своим взглядам он антикоммунист. Если прислушаться софистической логике подсудимого, то выходит что можно невинного человека зарезать и отговориться тем, что "я - античеловек".
   Клевета на советский строй уголовно наказуемо, также как наказуемо умышленное убийство или любое другое преступление. Незнание закона не есть оправдание, не есть основание к освобождению от наказания. Впрочем, об этом излишне здесь говорить, так как сам подсудимый в той самой работе выдвигает требования об отмене статей уголовного кодекса за номерами 70 и 190-I.
   Таким образом, работа им написана, исходя из цели, которую сам Мейланов не может отрицать - идейно подорвать и ослабить основы существующего строя в Советском Союзе.
   Теперь об эпизоде обвинения, в связи с чем Мейланов был задержан - изготовление и демонстрация в городе Махачкале на площади В. И. Ленина плаката с призывом выступить на борьбу за свободу слова и одновременно содержащим клевету на советский строй - "... боритесь за свободу слова идейных оппонентов коммунизма... все беды этой страны от отсутствия в ней свободы слова... " С этим плакатом 25 января 1980г. он простоял возле памятника В. И. Ленину, минут 15. Этот факт доказан бесспорно также как доказан факт изготовления плакатов им лично у себя дома - черновик плаката и предметы меты использованные для его написания, изъяты у Мейланова на квартире, принадлежность ему авторства подтверждена показаниями Самаревой и заключением экспертизы; ряд очевидцев Черников, Амирханов, Арустамов, Сурхаев - описали обстоятельства демонстрации Мейлановым на площади плаката антисоветского содержания.
   Из факта ареста Мейланов выводов не сделал для себя и, находясь в следственном изоляторе, в марте 1980г. воспроизвел текст плаката в двух письмах, в которых повторил клеветнические выпады против нашего государственного строя и пытался их распространить среди заключенных, призывал их поддержать его голодовку. Сделать этого ему не удалось, так как письма были изъяты на прогулочной площадке и при обходе в камере N38, где содержался Мейланов под стражей. Подтверждено это изъятыми письмами, заключением почерковедческой экспертизы и показаниями сотрудника следственного изолятора МВД Ахмедова.
   Сам подсудимый Мейланов не отрицал, что текст, изъятых у него плакатов и писем в камере изготовлены им лично. Свои действия в этой части считает оправданными, с позиции его идейных убеждений, так как выступал с протестом против высылки из Москвы Сахарова, своего идейного оппонента коммунизма.
   С вашего разрешения, товарищи судьи, я позволю себе осветить характерную сторону рассматриваемого дела, а именно, что повлияло на совершение Мейлановым столь тяжкого преступления, это - антиобщественная установка в поведении подсудимого; его превратное представление о человеческих ценностях; его ошибочное понятие о партии коммунистов и умонастроение от антисоветских пасквилей Солженицына и других. Знакомые Мейланова рассказывали о том, что он носился идейкой "переустройства советского общества", для чего, как он пишет, "идейно уничтожить каждый абзац ленинских работ". Он ж избрал путь, как это делать - "критика ленинизма должна вестись не с позиции другого мировоззрения..., а с позиции общечеловеческой системы ценностей, ... наконец, с позиции самого марксизма". Нетрудно видеть как Мейланов сам запутался в средствах достижения цели с позиции общечеловеческой системы ценностей, ... с позиции самого марксизма", т. е. сам Мейланов не может отрицать того, что марксизм-ленинизм учение, отвечающее общечеловеческим ценностям.
   В клевете на советский народ он не брезгует ничем, дошел до мании величия, например, себя сравнил с легендарным Гераклом, очистившим конюшню царя Авгия, пустив туда реку, а головы советских людей уподобил авгиевой конюшне, столь засаренной социалистическим сознанием, "вытравить" таковое он ставит задачей номер один. Делает он это воочию видя, что наш народ прекрасно понимает и це­ликом поддерживает политику нашей партии и правительства, абсолют­ное большинство людей добровольно соблюдает правовые нормы, Конституцию СССР.
   Для чего понадобилось ему присваивать статью лаборантки инс­титута Измайловой, в которой она в газету "Комсомольская правда" давала свои предложения по улучшению материального стимулирования трудящихся? Именно в подлых антисоветских целях, чтобы "аргументи­ровать" свой тезис - "при социализме распределение идет в форме воровства", "... существуют две жизни - газетная ..., а другая - ис­тинная, воровская, тайная... ", "зарплата при социализме - пособие по безработице". Скажу, что это уже наезженный прием антисоветской агитации и пропаганды. У подсудимого Мейланова все в кривом зеркале, злонамеренно искажаются и утрируются негативные явления, которые мы сами не скрываем, не терпим и решительно боремся с ними.
   Слов нет, что мы сегодня не можем создать тот сервис, которого хотелось иметь в каждой советской семье. Зарплата многим семьям не обеспечивает всех запросов. Но это не беда, как это рисует подсудимый, а это большая социально-экономическая проблема, на лучшие решения которой ничего не жалеет наша партия и наше правительство. Разве не видно, что наша экономика развивается динамично, повышается материальный и культурный уровень жизни народа.
   Идя по пути достижения равенства в сфере распределения у нас постоянно совершенствуется система заработной платы и использования общественных фондов потребления. В десятой пятилетке осуществлена широкая социальная программа, обеспечен дальнейший рост народного благосостояния. Фонд потребления возрос более чем на 60 миллиардов рублей. Каждый год справляют новоселье 10-11 миллионов советских людей. Реальные доходы населения за последние три пятилетки почти удвоились. Среднемесячная зарплата рабочих и служащих если в 1965 году была 96 руб. 50 коп., то в 1976 году - 151 руб., а в 1981г. она увеличивается до 171 руб., у колхозников - до 123 руб. (в 1975г была 93 руб., без доходов подсобного хозяйства). Наше государство тратит на одного ясельного ребенка 500 руб., на одного студента вуза - 1000 руб. Выросли общественные фонды потребления даже быстрее и масштабнее, но хочется еще больше - не до обогащения, а до уровня, позволяющего удовлетворять разумные потребности каждого человека. Разве наша партия скрывает недостатки и нерешенные проблемы. Напротив, их выпячивает и принимает необходимые меры. Сошлюсь на указания В. И. Ленина, которыми руководствуется нала партия - о том, что мы научимся побеждать "если не будем бояться говорить даже горькую и тяжелую правду напрямик... " (т. 44 стр. 210) и далее - каждая ступень нашего движения вперед и вверх "должны сопровождаться доделыванием и переделыванием нашей советской системы... " (т. 44 стр. 224). Открыто, остро и принципиально вопросы улучшения благо­состояния трудящихся ставились на 25 с"сзде КПСС. В отчетном докла­де сказано: "приходится признать, что с этой задачей в полном объе­ме справиться не удалось. Мы, пока еще, не научились, обеспечивать высокие темпы развития тяжелой промышленности, ускоренно развивать также группу "Б"и сферу обслуживания (Материалы 25 с"езда КПСС стр. 54). Новым свидетельством этого являются материалы октябрьского (1980 г. ) Пленума ЦК КПСС, сессии Верховного совета СССР и разработка продовольственной программы, как важного этапа на пути улучшения благосостояние народа
   Насчет "истинной, тайной" жизни, а не газетной в Советском Союзе подсудимый заиграл на таких нотках - воровство, приписки и т. п. А от кого это секрет, но разве эта социальная причина преступности при социализме? Причины такого рода у нас исчезли, но речь идет об эксцессах, которые нам достались от старого мира. В частности, стяжа­тельство и другие частнособственнические тенденции. В этой части вот установка партии, данная в решениях 25 с"езда КПСС: "... Наши законы... должны противодействовать имеющимся фактам обмана госу­дарства, приписок, хищений соцсобственности, проявлениям местничества и т. д. ". Могу сослаться на конкретные примеры разоблачения таких, фактов и в Дагестане, по этим вопросам на днях в газете "Дагестанс­кая правда" была опубликована статья прокурора республики т. Ибрагимова М. М. Дело в том, чтобы борьба с преступностью должна вестись широким фронтом, всеми и каждый обязан бороться с нею. Это как обязанность записано в Конституции СССР.
   Следуя идейным противникам социализма, подсудимый Мейланов как ни чудовищно называет руководящую роль партии, ее возрастание в условиях развитого социализма "провозглашением диктатуры компартии, приматом партии над государством". Чепуха, как от души рабочего человека и чувством презрения, выразился его знакомый Травкин. На самом деле партией управляют сами коммунисты, - более 16 миллионов, 80% их связаны со сферой материального производства, а не "преступная орга­низация коммунистов", как осмелился выразиться подсудимый Мейланов.
   Принадлежность к партии у нас не дает никаких преимуществ и поблажек. И свою руководящую роль КПСС осуществляет не силой власти, а благодаря своему высокому политическому авторитету и идейному слиянию в массах.
   Кстати, В. И. Ленин был непримирим к поблажкам и привелегиям. В этом абсурдность попыток изображать нашу партию как элиту избранных.
   Партия не умаляет значения государственных органов и общественных организаций, не подменяет их. Устав КПСС категорически это запрещает. Какова главная политика КПСС? <... > партийные решения - ориентир.
   Трудящиеся управляют экономикой, преж­де всего, через Советы народных депутатов, Верховные и местные Советы, принимают решения по важнейшим вопросам экономики и контролируют ход их выполнения. О плодах этой политики мы ухе говорили и приводили цифры. Можно добавить - за последние 15 лет национальный доход в СССР увеличился вдвое, а реальные доходы на душу населения более чем в 1,8 раза. Эти показатели можно проиллюстрировать и на примере Дагестана.
   Сравнивая и оценивая социальные принципы, Теодор Драйзер еще в 1927 году восторженно писал: "... Оказалось, что с помощью коммунизма, этой коллективной отеческой заботой о каждом человеке, возможно уничтожить страшное ощущение социальной нищеты, которое так угнета­ло меня всю мою жизнь в Америке".
   Что же еще хотят идейные оппоненты коммунизма? Хотят многопартийности, хотят мартовской партии, хотят неограниченного своеволия и анархии. Вся беда в том, что подсудимый Мейланов не мог взойти до уровня понимания сущности прав, свобод и обязанностей советского гражданина. Если же он сознает, а поступает вопреки совести, оно так и есть, то ему же хуже. Ведь политическая и правовая культура гражданина определяется пониманием им своей ответственности перед обществом, своего долга честно и добросовестно трудиться на благо народа, соблюдать закон. Подсудимый Мейланов пытался сглаживать, смягчать свои деяния - мол, действовал в ненаказуемой манере, воспользовался своим правом свободы слова, в " Заметках ... " изложил свои убеждения, действовал в одиночку. Увы, не так. : Пусть он и ему подобные знают, что демократия социализма ничего общего не имеет с анархическим своеволием по отношению к социалистическим принципам, нормам и законам. "Нет прав без обязанностей, нет обязанностей без прав". Этих важнейших принципов жизни советского общества.
   Признавая права пользоваться социальными благами, подсудимый не считается с правовой необходимостью определенного поведения граждан, которую мы именуем обязанностью, он игнорирует и политическую обязанность - охранять интересы советского государства. Понимать свободу слова как возможность поступать так, как хочется, было бы произволом. Это тем более непростительно тому, кто претендует на истинные знания законов развития человеческого общества. Одно дело действовать на основе познанной необходимости по-марксистски-ленински, другое - иллюзорно представлять свободу. Одной из сторон наших законов в том, чтобы заставить человека направлять свое поведение в русло общественно необходимых требований.
   Вот во что обходиться так называемое "священное право" свободно распоряжаться самим собой, за которое ратует Мейланов. В газете "Правда" за 14 ноября 1980г. ее политический обозреватель Юрий Жуков, рассказывая о нравах американцев, где со спокойным цинизмом можно оправдать любое подлое деяние ссылками на это само "священное право", пишет: " Вот и совсем недавно в Нью-Йорке суд оправдал 40-летнего растлителя, который воспользовался "услугами" 13-летней беспризорной девочки... (в Нью-Йорке таких беспризорных, брошенных детей, более 20 тысяч)... Суд увидел в этом всего лишь акт "коммерческих отношений". А что может быть в США законнее коммерции - спрашивает Юрий Жуков. В Нью-Йорке более 50 спецмагазинов, торгующих парнографической литературой, там свободно продают брошюры с фотографиями, изображающими в непристойном виде маленьких детей.
   Подсудимый путает где происходит подавление политических прав и свобод, в частности таких как право на критику и свободу слова. Там, за рубежом, идеологи буржуазии скрывают классовое содержание политических свобод, там одурманивают людей, самым изощренными приемами происходит "покупка умов". НА самом деле ни одно буржуазное государство никогда не допускало и не допускает, чтобы свободу слова трудящиеся использовали против их интересов, за это установлена строгая уголовная ответственность. И мы не скрываем "для какого употребления" обеспечивается право на критику и свободу слова. Наша концепция отрицает "безграничных" свобод, за которые цепляется Мейланов. Высказывать и распространять можно лишь такие идеи, которые способствуют достижению цели и задач нашего государства. Наш закон карает преследование здоровой критики и в тоже время клевета запрещена. В ст. 50 Конституции СССР записано, что свободы должны осуществляться в соответствии с интересами народа и в целях укрепления и развития социалистического строя. Говоря о свободе слова, Л.И. Брежнев на 16 с"езде профсоюзов сказал: "И пусть уж тут никто не обижается на нас: защита прав, свобод и безопасности 260 миллионов советских людей от действий подобных отщепенцев - это не только наше право, но наш священный долг..." В ответ на презренные высказывания антисоветчиков известный советский писатель М. Шолохов гневно восклицал: "Каждый из нас пишет по указке своего сердца, а сердца наши принадлежат партии и родному народу, которым мы служим своим искусством". Это ответ на измышления злобствующего Мейланова, будто бы пишут по заказу партии. В восклицании писателя Шолохова выражено мышление советских писателей, их кровную связь с партией и народом. Наша партия считает, что это не предел, что записано в Конституции СССР - и дальше будет расширяться сфера личной свободы и сокра­щаться принуждение в регулировании отношений между государством и гражданином и дойдет до коммунистического идеала, о которой говорил В. И. Ленин в работе "Государство и революция", т. е. о должном поведении людей без велений права, когда человек научится соразмерять свой интерес, свое поведение с общественным.
   Мы, почти, как я считаю, выполнили нашу задачу ответить на вопрос, из каких побуждений Мейланов совершил преступление, из-за чего он пошел на мщение советской власти, давшей ему жизнь, обучившей его, предоставившей великолепную и почетную работу преподавателя ВУЗа. Цель и мотив, являющиеся обязательным элементом доказывания по нашим законам, считаю достоверно установленными органами предварительного следствия и нашедшим подтверждение в суде. Это прямой умысел на подрыв и ослабление советской власти, руководящего ядра этой власти - коммунистической партии Советского Союза, установленного в стране социалистического правопорядка и законности посредством идеологических акций.
   Все что перед судом, его же (подсудимого) показания дали нам возможность легко проникнуть во внутренний его мир, субъективную сторону преступления, им совершенного: мы здесь имеем дело не с событиями, связанными со случайным стечением обстоятельств, а фактами, когда преступление заранее задумано на основе укрепившейся антиобщественной установки и взглядов личности Мейланова и продолжавшиеся длительное время. Характерно активность и упорная деятельность, с которой подсудимый действовал. Не, ограничиваясь "писаниной" и ее раздачей, он самодельным плакатом, вынесенным на городскую площадь, призывал других на солидарные действия- видите ли люди страдают от отсутствия свободы и надо против этого бороться, причем, для кого? - Для идейных оппонентов коммунизма, как он сам. Не трудно представить как Мейланов в качестве преподавателя влиял на формирование будущих специалистов, чтобы они стали людьми идейно убежденными, чтобы они воспитывались в духе добросовестного отношения к гражданскому долгу, законам и нормам нашей нравственности. Уверен, что расстройство личных жизненных планов (и с работой, и с семьей) не могли вызвать у него такую бешеную злобу, утрату веры и привести к столь мрачному мироощущению и совершению преступления пpoтив своей Родины.
   Антисоциальное поведение подсудимого уходит корнями в растлевающую молодежь источники из мифов и усугубилось это особенностями психического склада - Мейланов долго находился под наблюдением специалистов, которые пришли к мнению, что он психопат, склонный к рассуждательству о сверхценных идеях, противопоставлению себя окружающим, хотя не может считаться невменяемым. Проявление всего этого налицо. Его "Заметки... ", именуемые им самим политической работой - это плод доктринерских рассуждений начетчика и схоласта, кощунственно извращающего действительность.
   Не вызывает сомнений, что антисоветская работа Мейланова была отпечатана не в одном экземпляре, значит, это есть факт, подтверждающий, что он рассчитывал его распространить среди других. Работа уже была в руках не только того круга, который фигурировал в суде, но и за пределами этого круга. Следствию не удалось установить, кто был тот, который от имени Мейланова вызвал Травкина на встречу в Московском метро и забрал эту работу вместе с книгой Солженицына, "Архипелаг Гулаг". Обратите внимание на письмо Мейланова Сомаревой (т. 8 ) - с какой напористостью он учит ее отстаивать позиции антикоммунизма. У любого нормального здравомыслящего человека не укладывается в голове эти его "занятия".
   В "Заметках... " он призывает издать его работу за границей и нелегально распространять в Советском Союзе, беспрерывно компроментировать эту страну, на вопрос суда, с какой целью передавалась другим работа Самарева отвечала - хотели узнать мнение других. Сам же Мейланов на суде прямо говорил, что работа рассчитана на читателя за рубежом и в Советском Союзе, хотел чтобы кто-то подхватил и заложенными в ней идеями овладели широкие массы в мире. Но не стоило трудиться. Это называется "удил рыбу, да клёв был плохой". Свидетель Травкин, хотя и проявил интерес к сочинению Солженицына в познавательных целях, из поговорки "запретный плод слаще", но к рукописи "Заметки на полях советских газет" не вызвал у него никакого интереса, а Самаревой на ее вопрос "...ну как работа Вазифа? - ответил " Чепуха". Если бы книга Солженицина ему попалась в магазине, то он не стал бы на нее тратить деньги.
   Социалистические идеи, в центре которых находится свободный человек, ради которых великие мыслители и замечательные люди отдали свои жизни (Томазо Компанелла, о котором упоминается в работе Мейланова, 27 лет тюрьмы и каторги инквизиции кровью написал "Город Солнца" - образ фантастического общества) из утопии в реальность превратила марксистско-ленинская наука, рассматривающая свободу человека как результат исторического развития. Именно только в силу своей верности эта теория овладела массами. Только партии коммунистов оказалось под силу решить задачу преобразования общества на социалистических началах путем свержения буржуазного строя и ее государственной машины. В том и ценность ленинского учения о социалистической революции, что диктатура пролетариата составляет основное содержание этой революции, она дала в руки партии оружие как защитить власть от попыток реставрации капитализма и агрессии международной реакции. Грош цена той революции, той власти, если не умеет себя защитить.
   "Ахилесова пята" у Мейланова как раз в том, что этого не захотел усвоить. Чем Мейланов заканчивает свои демагогические рассуждения? Вот "выстраданное" им по его выражению "Заметки, -"нахождение идеальной структуры общества невозможно..., потому что человек не хочет ... прекращения истории" и призывает "возвеличивать локальный демиург, творец свежести"- это ли не мистика, это ли ни пессимизм? Слишком сумрачны горизонты нашего "ясновидца" То что написано Мейлановым - это тень на ясный день. Поскольку подсудимому все же надо перевоспитываться, хотелось сказать в напутствие в таких изречениях "к заблуждению ведет много дорог, а к истине только одна", "мудрость есть, искусство смотреть на вещи со всех сторон".
   Исходя из закономерности о том, что поступки - суть отражение воспитания, скажу что пороки, которыми поражен подсудимый, формировались, как я уже говорил, под влиянием таких питающих исходных материалов, как стряпни Солженицына и тому подобных антикоммунистов, требующих культ "абсолютно независимой " личности. Это не новое явление в истории борьбы против советской демократии. Только антикоммунизму и выгодно оно, только тем, кто ставит цели под лозунгом "свободы" распространять идеи и взгляды, враждебные нашему обществу.
   Подсудимый свою голову называл упрямой. Так хочется в его голову вбить, что свобода это классовое понятие и ее сущность, основа ее в отмене эксплуатации человека человеком. "Критика" Мейланова обходит стороной как раз вот эти самые основы: частную собственность и эксплуатацию человека человеком, при которых свобода слова и печати, других институтов зависит от денежного мешка. Это-то и высмеивает В. И. Ленин. Между нашими и вашими пониманиями свободы лежит целая пропасть.
   На суде он как-то выразился, по-моему, даже желая подражать себя А. Блоку, - "слышу музыку, к которой глухи другие". Это же он показывает в лейтмотиве его работы, где советский человек изображается роботом, лишенным индивидуальности. "Райка торгует душой" (про Измайлову), личность советского общества стерто и подавлено...
   Какая доза мстительности, какие ядовитые стрелы? Каждый, кто знаком с нашей действительностью и подходит к ней без предвзятости, знает какие усилия прилагаются партией и правительством для материального и духовного раскрепощения личности. Здесь мы еще раз убеждаемся в меткости поговорки:"Кто не знает истины о своем прошлом, тот недостоин будущего". Социализм по своей природе дает возможность, но эта возможность превращается в действительность лишь при условии выполнения личностью своего долга перед обществом.
   В поисках аргументации своей работы подсудимый дошел до такой безнравственной крайности, как отрыв детей и молодежи от своих родителей - "пусть сам молодой человек выбивается, дай ему волю". Никто не сомневается в том, что он здесь хочет, как гово­рится, всласть поглумиться над святыми нормами общечеловеческой морали. Слова бабушки, полные любви и заботы о внуках, о благопо­лучии семьи, Мейланов пытался использовать опять таки с целью опорочить советский образ жизни. Нечего далеко идти за примерами. Сам подсудимый оторвался от родителей, возомнил что-то сверхжизненное и по своей вине рухнулся в пропасть. Родители его, при правильном, сыновьем его отношении самого, вполне могли и материально и морально его поддержать, в этом случае он бы не попал в паутину Солженицына и Сахарова.
   Смотрите, до какого патологического состояния эти отщепенцы довели его - цитирую его работу: "Ленин критиковал Россию, но ему можно, а Солженицын за правду в Советском Союзе - предатель, как это так? ... Народ создал Солженицына, Сахарова... Народ хочет говорить с ними". Нет, ошибаетесь, хватит молоть вздор! Народ не хочет с ними говорить и, более того, презирает их. Когда допрашивали свидетеля Арустамова, подсудимый на него показывал "вот носитель советской власти, вот коммунистическая модель человека", то есть реакция, конечно, искусственная, чтобы возвести ложь на советских людей.
   Мы клеймим позором равнодушие. Действительно, Арустамов прошел мимо Мейланова, стоявшего у памятника В. И. Ленину, с плакатом антисоветского содержания. Он не поступил так, как дру­гие, например, Черников. Тот вызвал других проходящих и возмутившись, подумал про себя - "Тронутый". Если бы не Сурхаев с красным удостоверением партийного работника, так другие бы нашлись, чтобы унять волю преступника. Никто же его не поддержал, но зато эти его, действия зарубежными антисоветскими пропагандистскими центрами использовали для проведения подрывных акций против Советского Союза (т. 3 л. д. 17-20)
   Чем ему не понравилась статья под названием "Справедливое решение" в газете "Правда" за 24 января 1980 года? В ней, в частности, говорилось о том, антикоммунисты мертвой хваткой вцепились в Сахарова, который превратился в оголтелого противника социалистического строя... " не только перешагнул грань закона, он сам перечеркнул, все, что дали ему Родина, наш народ. Уговоры и предупреждения полностью себя исчерпали..." В статье сообщалось как Сахаров наведывался в посольство США, разбалтывал наши секреты, выгораживал бандитов, угнавших самолет, и застреливших бортпроводницу защищал убийц - террористов, взорвавших московское метро, в результате чего пролилась кровь советских женщин и детей и т. д. И напрасно Мейланов надеялся, что найдется хоть один сумасшедший чтобы его поддержать, когда он демонстрировал плакаты.
   Солженицын, Сахаров и другие в хвосте с ними, Мейланов искажают нашу уголовную политику. Она у нас есть политика гуманная, опирающаяся в первую очередь на воспитательное начало, допускающая репрессии как вынужденную обстоятельствами меру и потому дополняющую меру воспитания и убеждения. Сколько времени прошло с тех пор, как партия уже исправила ошибки прошлого, связанные с грубыми нарушениями ленинских принципов социалистической законности. Вопросы укрепления правопорядка ЦК КПСС и советское правительство постоянно держит в центре своего внимания. 2 августа 1979г. ЦК КПСС принял новое постановление, которое широко разъяснялось в печати и подсудимый прекрасно это знает. Как раз и здесь партия открыто говорит, что нельзя решить программную задачу ликвидации преступности без воспитания высокой сознательности и лучших нравственных качеств у советских людей. Нет, Солженицыну, Панину, Бунину, Мейланову и им подобным отщепенцам надо обязательно оболгать, облить грязью партию коммунистов и советский народ. Именно искоренение беспорядков и нарушений законности В. И. Ленин считал обязательным условием свободного и демократического строя.
   Товарищи судьи, мы рассмотрели все стороны этого дела, и я считаю очень тщательно. Это и понятно, так как закон допускает виновному за совершение такого преступления суровое наказание. В борьбе с преступностью мы исходим из принципа, что лучше больше предупреждать, воспитывать и меньше наказывать. Однако, это ни в коей мере не означает допущение снисходительности к тем, кто совершил опасное преступление. На суде мы не услышали от Мейланова отрицательного отношения к своему поведению, По работе он характеризовался отрицательно. Если бы поведение в суде давало основание говорить о том, что у подсудимого произошла переоценка жизненных позиций, ценностей души, свидетельствующих, что он превратился в положительного члена общества, хотя еще не убежденного, осознал и осудил свое преступление, то тогда можно было бы смягчить его ответственность в соответствии со ст. 38 Уголовного Кодекса РСФСР. Мы же в данном случае этого не видим. Напротив, Мейланов на следствии и в суде допускал грубые и циничные высказывания в адрес советского государства, его правительства и коммунистической партии Советского Союза.
   Ст. 70 УК РСФСР, по которой правильно квалифицированы деяния подсудимого, предусматривает за подобные преступления в качестве наказания лишение свободы до семи лет. С учетом этого полагаю что подсудимый Мейланов Вазиф Серажутдинович заслуживает осуждения с применением максимальной санкции этой статьи и ссылки на три года. Режим отбывания наказания в исправительно-трудовых учреждениях должен быть усиленным.
   Приговор по настоящему делу должен явиться серьезным предупреждением для тех, кто еще вступает в конфликт с интересами государства, нашими законами и правилами социалистического об­щежития.
  
   Толстой. "Война и мир". Графиня просит Соню отказаться от Nicolas.
   Прокурор солгал: у меня так: "...наконец, с позиции самого марксизма с приведением к противоречию". Воришка прокурор украл у меня два слова, которые все объясняют.
   Статью лаборантки мне дала сама лаборантка; на авторство статьи я не покушался. - В.М.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  В.Соколов "Обезбашенный спецназ. Мажор 2" (Боевик) | | П.Працкевич "Один на один с этим миром" (Научная фантастика) | | Ю.Риа "Обратная сторона выгоды" (Антиутопия) | | A.Opsokopolos "В ярости (в шоке-2)" (ЛитРПГ) | | Л.Каримова "Вдова для лорда" (Любовное фэнтези) | | Р.Прокофьев "Игра Кота-6" (ЛитРПГ) | | Е.Боровикова "Подобие жизни" (Киберпанк) | | В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда" (Боевик) | | Б.Толорайя "Чума" (ЛитРПГ) | | Г.Манукян "Эффект молнии. Дикторат (1 часть)" (Антиутопия) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "То,что делает меня" И.Шевченко "Осторожно,женское фэнтези!" С.Лысак "Характерник" Д.Смекалин "Лишний на Земле лишних" С.Давыдов "Один из Рода" В.Неклюдов "Дорогами миров" С.Бакшеев "Формула убийства" Т.Сотер "Птица в клетке" Б.Кригер "В бездне"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"