mek: другие произведения.

Сервиз апостолов

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
  • Аннотация:
    Играл на Летнем Детективе 2020



Сервиз апостолов


Участники сборища - тёплой семейной встречей событие назвать было бы трудновато - съехались в родовое имение почти что одновременно. Всё было заранее известно, и они испытывали лишь лёгкое раздражение да скуку, мечтая, чтобы церемония поскорее закончилась. Всего прибыло восемь человек - сыновья старого лорда с супругами. Самый старший, с которым лорд поругался раньше всех, традиционно отсутствовал, не считая нужным тратить ни средства, ни время на перелёт из Австралии ради пустяков.

В парадную столовую вошли все вместе, немного подождали появления отца семейства, сопровождавшегося бессменным дворецким и управляющим всем хозяйством, Джоном. Джон был единственным из присутствующих, одетым во фрак, который он носил с изысканностью королевской особы. Статная фигура, солидный рост, рыжие волосы и голубые глаза заставляли подозревать в нём ирландца, однако никаких "Шонов" здесь никогда не звучало. Для лорда, да и для всех, он был Джоном, просто Джоном.

Сам же лорд выглядел довольно беспомощно, как крот, выползший из норы на яркий свет.

Мужчины были в смокингах, сидевших на троих из сыновей превосходно, а на Сэмюэле, старшем из прибывших, крупном учёном - фантастически живописно. Дамы - в строгих вечерних платьях.

Лорд занял своё место, поддерживаемый дворецким под руку.

- А папаша-то сдаёт, - эта реплика, предназначенная предпоследнему по старшинству, Майклу, самым младшим, Робертом, была тиха и невнятна. Супруга нарушителя осадила его куда более громким и заметным "Кш!", и всё затихло. Участники заняли места за столом.

- Вы прекрасно знаете, зачем мы здесь собрались, - начал свою речь старый лорд, - Чтобы убедиться, что я всё ещё жив и здоров, несмотря на прибавившийся год. И узнать, что пока что ничего не поменялось. По-прежнему в силе моё старое распоряжение. Вам - ни-че-го! Всё будет продано, а вырученный капитал пойдёт на создание благотворительного фонда. И можете молить Господа, чтобы я продержался и до следующего года: а вдруг я передумаю! Ха-ха! Могу и передумать! В пользу любого, кто мне вдруг понравится! Но я склоняюсь к тому, чтобы помириться с Артуром, он поступил разумнее всех. Послал меня к чертям, смылся в свою Австралию, и хотя бы не мозолит мне глаза своей красной рожей!

Так что давайте отметим день моего рождения, их немного ещё осталось, - тут лорд обернулся к Джону, стоявшему в почтительном ожидании по левую руку от него, и кивнул. Дворецкий приступил к священнодействию.

Он отступил на шаг в тёмный проём двери и явил на свет ведёрко с шампанским на льду. Без сомнения, "Дом Периньон" какого-то головокружительно удачного года. Из буфета на стол был извлечён поднос с традиционно используемым при церемонии "сервизом апостолов", а затем пустой поднос, на который было переставлено нужное количество бокалов. Подошедший незаметно слуга разнёс бокалы по участникам застолья. Один бокал был поставлен Джоном перед старым лордом, один остался для самого дворецкого - ему предстояло снять пробу.

Дворецкий освободил пробку от проволочной оплётки, резкий, но не слишком громкий хлопок - и первые капли вина льются в подставленный бокал. Джон посмаковал напиток и побагровел так, что это стало заметно даже на его лице:

- У вина испорчен вкус! Прошу простить меня, сэр, за небольшую задержку. Леди и джентльмены, буквально минутку, сейчас я открою другу... - тут он захрипел, схватился за горло, пробормотал "Отрава!" и упал навзничь возле стола. Спустя несколько секунд его вырвало желчью, слизью и кровью.

Первыми за телефоны схватились женщины, и скорая помощь вместе с полицией были вызваны моментально и прибыли довольно быстро. За столом все сидели молча и в оцепенении. К ягодам и фруктам, поданным к шампанскому, никто не притронулся.

Медики быстро утащили Джона, а прибывшие двое полицейских принялись выяснять обстоятельства произошедшего. Старого лорда отвели в спальню и усадили в его любимое большое и уютное кресло.

Ничего толкового он не сказал, просто возмущался тем, что такая история могла произойти в его доме, причитал по поводу того, что погублен драгоценный винный погреб, поскольку теперь в нём все бутылки под подозрением, и ныл, что ему трудно будет обойтись без Джона, который заправлял всем и решал любые проблемы.

Пока полисмены занимались расспросами присутствующих, приехала команда экспертов, организовавшая изучение следов преступления.

К часу ночи всё успокоилось. Парадную столовую опечатали со всех сторон, специалисты отбыли. Перед тем, как лорда уложили спать, пришло сообщение из больницы. Джона откачали, состояние тяжёлое, но стабильное.

*

Первое, что узнали полицейские на следующее утро - старый лорд не пережил ночи. Он был найден мёртвым в постели, и медики ждали их прибытия, прежде чем тело будет увезено на исследование.

- Какова предположительная причина смерти?

- На первый взгляд, просто сердечный приступ - ответил врач. Точнее скажем после вскрытия.

Разрешение на вскрытие было получено от родных без труда. Похоже, их радовала ехидная мысль о том, что ему придётся перенести после смерти процедуру, которую он сам никогда бы не одобрил.

- Ну, что скажешь? - спросил один полисмен другого по дороге в участок.

- Если бы не кончина лорда, я бы посчитал, что господа здесь ни при чём. Они всё время были на виду, в столовой находились только во время церемонии, отравить вино или бокал у них особой возможности не было. Отравление дворецкого наводит на мысль, что тут надо разбираться со слугами. Но вот смерть хозяина всё меняет.

- Похоже, придётся известить Скотланд-Ярд.

- Логично. Пусть берут расследование на себя, а мы займёмся местными делами.

- Но с персоналом всё равно надо ещё раз серьёзно поработать.

*

Через сутки прибыл сыщик из Лондона. Он был старше местных сыщиков по возрасту, и показался им приятным человеком, несмотря на то, что сразу сказал, что не заменит их в расследовании полностью.

- Передо мной две задачи. Первая - посодействовать вам во всех случаях, когда потребуется что-то организовать. Предположим, вдруг необходимо будет допросить австралийского сына погибшего.

- Да вряд ли, его же не было в момент событий, да и вообще много лет. Чем он может нам помочь?

- Ну это я для примера. Или, скажем, потребуется ускорить исследования, или ещё что-нибудь в том же роде.

- Тоже нет нужды. Такого у нас давненько не было, и все работают с удвоенным рвением, мы получаем от экспертов информацию очень быстро. А вторая?

- Помочь вам собрать все сведения о деле в более ясную картину и посмотреть на неё свежим взглядом. Даже просто из-за того, что вы мне всё последовательно расскажете, вводя в курс дела, вы приведёте свои мысли в больший порядок, а я вам ещё задам наводящие вопросы. Я не собираюсь ни командовать вами, ни особенно заменять вас, а послужу помощником и консультантом, если получится.

- Ну, давайте для начала мы расскажем вам то, что уже стало известно.

Следов родственников покойного лорда на бутылке, буфете, сервизе и подносе не выявлено. Свежих отпечатков пальцев - и тех нет. Ну ясно, родственники и не приближались к буфету, а персонал работал в перчатках.

Бутылку с вином отдали экспертам на проверку, те быстро убедились, что всё чисто и на радостях ополовинили её. Остались живы-здоровы, их даже наказывать не стали, только посмеялись и сделали устное замечание. Яда нет ни в ней, ни в оставшихся бокалах, кроме бокала Иоанна.

- То есть Джона, дворецкого?

- Ну да, ему был предоставлен бокал с атрибутами апостола Иоанна, по совпадению имени. Так уж было заведено старым лордом.

- А сам лорд пил из бокала Иисуса?

- Нет, бокал Иисуса не трогали. Лорд посчитал нечестивым равнять себя с Христом и пил из бокала Петра.

- Они что, католики? - спросил лондонский сыщик.

- Старый католический род, но давно уже отошли от веры. Молодёжь совсем без царя в голове, да и сам лорд особой набожности не проявлял. Остались одни символы.

- А этот набор бокалов? Семейная реликвия?

- Он очень красив, настоящее произведение искусства. Просто-таки ласкает взор. Сделано с душой и талантом. Но древним он не выглядит. Там и бокал Иуды есть, на нём изображён кошель с серебренниками. Он сломан пополам ещё в мастерской, пользоваться им невозможно.

- Я сделаю снимки и запрошу искусствоведов. А какой яд?

- Яд - цианид, даже примерно известно, какой - "Кротомор", им все в округе пользуются. Такой был и в имении, только вот в момент самого преступления по заявлениям всех опрошенных бидона с ядом в наличии как раз не было. Там странное совпадение, связанное с алиби садовника.

Садовник в момент события отправился покупать новый бидон "Кротомора". Чтобы пользоваться этим летом. Пустой бидон от яда он вернул в лавку для сдачи на утилизацию в конце прошлого лета. Новый появился в имении уже после отравления, и он не был вскрыт, когда его конфисковали.

- Но ведь кто-то, тот же садовник, мог отлить яд в отдельную бутылку?

- Да, поэтому он всё равно под подозрением, но в момент отравления его не было.

- А где хранился тот бидон прошлым летом?

- В кладовке у садовника. Ключ есть у него и у дворецкого. Ещё один комплект ключей в сейфе у хозяина, им заведовала секретарша.

- Женщина?

- Роковая красотка, блондинка. Довольно молодая. Но она уволилась несколько месяцев назад, "в связи с семейными обстоятельствами". С тех пор нового секретаря не появилось.

- Надо бы выяснить, куда она девалась... - сыщик сделал пометку в блокноте, - А что с дворецким?

- Сомнений, что поправится, у врачей нет. Но беседовать с ним пока что не дают.

- А причина смерти самого лорда?

- Сердечная недостаточность. Никаких следов яда, наверняка. Но ему исполнилось восемьдесят семь лет, а потрясение было не из лёгких.

- Выходит, преступление направлено только против управляющего, и следует обратить особое внимание на слуг?

- Да. Их не так уж и много для такого большого здания. Ведь оно используется далеко не полностью, и постоянно там проживал только сам лорд. Список слуг таков:

Управляющий, он же дворецкий, то есть пострадавший;

два лакея, они не живут в доме постоянно, но получают полное жалование, поэтому когда их вызывают, трудятся на совесть;

две горничных, одна из них отвечает за общую чистоту в доме и отдачу белья в стирку и ковров в чистку, другая - за посуду, столовое серебро, мелкие безделушки и тому подобное;

кухарка приходящая, в парадной части дома никогда не появляется;

садовник живёт в павильоне в саду, в дом заходит редко;

зимой появляется истопник, в доме есть несколько каминов и голландских печей, летом топят разве что камин и лишь в исключительных случаях, и тогда это делает сам дворецкий. Кажется, всё.

- И каковы их взаимоотношения? Как они ладили с дворецким?

- Пока что никаких трений и тёмных историй не вылезло, но это же ещё не гарантия. Дворецкий их классно вышколил, но не обращался с ними сурово, так что его уважали и подчинялись с охотой. Им был смысл скорее бояться хозяйского гнева, но никаких эксцессов вроде бы пока не было, а по мелочам управляющий мог их и прикрыть перед лордом.

- А какие-то амурные дела? Ревность, месть за обиду или обман?

- Это пока что, за неимением лучшего, наша главная версия. Но опрос самих слуг ничего такого не выявил, надо снова отправляться в деревню и собирать все местные сплетни. Скучать, я уверен, нам точно не придётся.

- И кто из персонала имел дело с сервизом и буфетом в день отравления?

- В первую очередь сам дворецкий, который организовал как раз возле этого буфета что-то вроде командного пункта подготовки к мероприятию. Лакеи присутствовали только днём, под надзором дворецкого, но при случае могли добраться до буфета. Но они не могли длительно хранить тут бутыль с ядом без сообщника, живущего в доме, а принести отраву с собой им было, пожалуй, сложно. Хотя исключать такую возможность нельзя. Впрочем, мы осматривали всех и всё и не упустили бы спрятанный пузырёк из-под отравы. С другой стороны, мало ли тайников и закоулков в здании? Оно большое, полностью прочесать его непосильно.

Та из горничных, что отвечает за посуду, готовила сервиз апостолов к событию. Она его мыла и чистила по старинным правилам, без современной химии, под надзором дворецкого. Он вряд ли следил за ней постоянно, зато конечный результат наверняка прошёл проверку Джона, и уж упустить следы высохшего кротомора или отраву в жидком виде он никак бы не смог.

Но горничные могли проходить возле буфета и влезть туда, улучив момент.

Кухарка, истопник и садовник годятся лишь в соучастники или помощники.

- Давайте опять подумаем про родственников и их возможные мотивы.

- У всех сыновей были натянутые отношения с отцом. Но с их стороны это была скорее такая скучная застарелая нелюбовь, чем острая ненависть. Они все как-то устроились в жизни и уже давно особо не зависели ни от отца, ни даже от его планов по завещанию. Похоже, им было наплевать, куда пойдут деньги от проданного имения, а других больших капиталов в общем-то и нет. В том виде, как оно есть, имение - скорее обуза, чем заманчивый куш. Но его собирались купить после смерти старого лорда в собственность Короны.

- Ну вот! Разве это не лакомый кусочек?

- Да нет. Корона приобретёт имение за меньшую цену, чем кто-либо другой. Это честь, но не выгода. Впрочем, это нужно уточнять. Наша информация получена от местного поверенного в делах лорда. Хорошо бы иметь независимые сведения из более высоких кругов.

- Попрошу коллег сделать запрос в Совет Уполномоченных по делам Владений Короны. А что с завещанием покойного?

- Официальное оглашение будет после похорон. Но планы лорда не были секретом. Оставить всех сыновей без наследства, имение продать, вырученную сумму и остатки капитала, тратившегося на поддержание усадьбы, вложить в благотворительный фонд. Какой именно, не знаю. Но мало ли кому можно помогать? Чтобы насолить нелюбимым родичам, все способы хороши.

- Значит, им не за что было любить отца?

- Да, но наследство им всем не слишком-то нужно. И смерть отца не приблизила их к наследству, а полностью закрыла возможность его получить. О мести речи нет, их чувства по поводу ссор с отцом слишком вялые для такого. Кроме того, отравили-то не лорда, а дворецкого, и представить себе ошибку злоумышленника как-то не выходит. А чем им мог насолить дворецкий?

- А что с титулом лорда?

- Не знаю. По идее, он должен перейти к старшему из братьев, тому, что в Австралии. Но Артур успел при свидетелях устно отречься от него. Хотя я не уверен, что это заявление, даже будучи всем хорошо известным, имеет законную силу.

Вообще-то, насколько я знаю, без имения титул теряется. Так что королевская семья, приобретая поместье, забирает себе и титул, разве не так?

- Заодно попрошу уточнить и этот вопрос.

*

Что можно было предпринять в ожидании ответов из Лондона и разрешения медиков побеседовать с потерпевшим? Следователи занялись пока что казавшейся наиболее перспективной версией о виновности кого-то из слуг. Повторно опросили жителей посёлка, они могли что-то знать о происходящем в поместье. Тщательно допросили и подозреваемых - лакеев и горничных. Никаких новых зацепок это не дало.

Более того, был случайно подслушан кусок разговора в их кругу. Из услышанного вытекало, что персонал беспокоится о здоровье дворецкого, и в этом беспокойстве есть и примесь материальной заинтересованности. После кончины лорда смерть ещё и управляющего лишила бы их надежд на рекомендации, а это невозможность устроиться по специальности. Похоже, это их и заботило прежде всего.

Наконец, пришли ответы на сделанные запросы.

- Сервиз апостолов удалось точно опознать. Покойный лорд приобрёл его примерно шестьдесят лет назад на аукционе Бонэмз в Лондоне. Сервизу около ста лет, изготовлен в предместье Вены Фрицем Ружичеком по эскизам Эгона Шиле, крупнейшего художника той эпохи. Ружичек известен меньше, но тоже был тогда лучшим стеклодувом и гранильщиком. Вещь дорогая и ценная, но не фамильная древность. Стиль называется модерн или же сецессион. Такое мог приобрести именно молодой человек. Будущему лорду ещё не было тридцати, а это был самый писк моды.

- Поступил ли ответ из Совета Уполномоченных?

- Да. Покойный лорд вёл с ними переговоры, но точно всё станет ясно после оглашения завещания.

- А какова стоимость поместья?

- Точная сумма зависит от оценки состояния дома. Для ориентира - подобное имение в хорошем состоянии и с прилегающими землями оценивается примерно в миллион фунтов. Но тут земли придётся выкупать отдельно, они были проданы либо фермерам, либо мелким арендодателям. И у фермеров выкупить участки не представляется возможным, по крайней мере в разумные сроки. Здание обветшало, можно думать, что после осмотра его оценка ещё снизится. Наибольшая цена не превысит пятисот тысяч фунтов, реально ожидаемая вполовину меньше.

Титул скорее всего отберут: никто из наследников не выказал желания сохранить его и имение. Старшему брату, наиболее вероятному наследнику, был послан официальный запрос. Ответа на него не поступило.

- А что с секретаршей?

- После увольнения она сразу же улетела в Австралию. Дальнейшие её передвижения неизвестны. Могла не раз возвращаться обратно, почему бы и нет?

- Да, но вблизи поместья она, судя по всему, не появлялась.

- Получается, что на роль непосредственного организатора покушения она не годится. Но у нас появилась ниточка. Австралия. Только непонятно, как за неё тянуть.

*

- Можете задать ему несколько вопросов, - сказала медсестра, - но не напрягайте его слишком. С ним всё в порядке, он идёт на поправку, но пока сил у него маловато.

- Вы хотите помочь нам найти отравителя?

- Да.

- У вас есть собственные предположения?

- Никаких.

- Могли ли это быть находящиеся в вашем подчинении лакеи или горничные?

- Не знаю, зачем это им. Вот встану на ноги, погляжу им в глаза, поговорю по-свойски, тогда...

- И часто вам приходилось с ними "говорить по-свойски"?

- Ни разу. Но ведь это ни в какие ворота не лезет - отравить вино!

- Я уточню, чтобы вам легче было рассуждать. Само вино не отравлено. Отрава была лишь в вашем бокале. Плеснули в самый последний момент. Целили именно в вас.

- За что? Я им ничего плохого не сделал.

- Может быть, это и не слуги.

- А кто ещё? К сервизу никто из господ не приближался.

- Не было ли сразу перед происшедшим чего-то странного, необычного?

- Нет, всё шло, как заведено.

- Вы знаете, что старый лорд скончался?

- Да. Царствие ему Небесное. Теперь я уже не нужен, пора отправляться на покой. Я скопил немного, хватит, чтобы уехать в Австралию и нежиться на солнышке до конца жизни.

Полицейские переглянулись. Джон закрыл глаза. Медсестра приблизилась и дала знак, что пора закругляться.

- Что-то этой самой Австралии в деле становится чересчур много, - сказал один из сыщиков, когда они вышли из палаты.

*

- Есть три соображения, - сказал лондонский детектив, - и все они требуют разговора с сыновьями лорда. Первое - похоже, будто произошедшее на семейной встрече имеет корни в предыдущей, состоявшейся в прошлом году. Сдаётся мне, преступление готовилось долго, в течение всего года. Тогда и подозрительная секретарша может оказаться замешанной, хотя эта версия слабовата.

Надо выяснить, что происходило на прошлых встречах, особенно на самой последней.

Второе - надо разбираться с Австралией.

Третье - у меня в голове забрезжила ещё одна версия, но она пока что выглядит фантастической. Впрочем, она тоже связана с Австралией. может оказаться, что её подтверждение придётся искать тоже в Австралии.

А если беседа покажет нам её состоятельность, для проверки опросим слуг.

Ещё нам потребуется помощь команды экспертов, осматривавших дом. И не стоит тянуть, давайте свяжемся с ними прямо сейчас.

- Похоже, вы напали на след, - сказал ему инспектор.

- Эх, если бы я был уверен... Но кажется, что в этом что-то есть, и это наш шанс не скатиться в безнадёжный висяк.

*

- Мне потребуются две вещи, - сказал офицер Скотленд-Ярда экспертам. Комната покойного лорда сейчас опечатана. Насколько тщательно вы её осматривали?

- Не слишком. После отравления управляющего мы сосредоточились на слугах, а вот лорда было неловко беспокоить. Мы осмотрели помещение достаточно поверхностно, там, где предполагали, что злоумышленник может что-либо быстро спрятать незаметно для лорда. Особое внимание уделили баночкам с пилюлями и пузырькам с лекарствами на тумбочке и в её ящике. Со всего были взяты образцы, яда мы тогда не нашли. После кончины лорда склянки были конфискованы скопом и ещё раз проверены. Тоже ничего. Но как только выяснилось, что смерть имеет естественные причины, дальнейшее изучение комнаты казалось излишним.

- Теперь придётся осмотреть комнату более внимательно.

- Мы что-то упустили?

- Может, и нет, а может и да, но это надо надёжно проверить. Похоже, злоумышленник мог добраться и до какого-то более скрытого местечка. И ещё, понадобятся биологические образцы с тела покойного лорда. Возможно, придётся сделать не менее полудюжины исследований ДНК, и не хотелось бы, когда припрёт, прибегать к эксгумации.

- Ясно, это мы обеспечим.

- Ну что же, а мы поговорим с сыновьями лорда.

*

- У меня к вам вопрос, джентльмены, который может показаться смешным. Скажите, часто ли вы в беседах, которые вели в этом доме, упоминали Австралию?

- Постоянно. Понимаете, атмосфера здесь не очень-то приятная, а воспоминание об Австралии, где можно укрыться от этих дрязг, как сделал Артур, давало возможность разрядиться. Так что мы всё время подкалывали друг друга насчёт бегства в Австралию. Это что-то вроде нашей дежурной шутки уже много лет.

- И эти разговоры слышал персонал поместья?

- Конечно. Чего прятаться или стесняться? Это всего лишь шутки.

- Вы упомянули тягостную атмосферу ваших встреч с отцом. Они всегда так проходили?

- Гораздо хуже, чем в последний раз. - сказал Роберт, - в этом году он даже не расслышал моей подначки, или не захотел расслышать. Раньше-то он спуску нам не давал.

- В чём это выражалось?

- Он имел обыкновение выбрать себе одного из нас в жертву, иногда на несколько встреч, и обрушивался на него. Сейчас мы уже все крепко стоим на своих ногах, но так было не всегда. У каждого был период трудностей. Папаша это дело просто нюхом чуял, и начинал доказывать попавшемуся ему на зуб, что тот без него - ничто. Хотя помощи от него было не дождаться. Когда трудности проходили, жертва начинала огрызаться, он бросал допекать одного и брался за следующего.

- И так продолжалось до последней встречи?

- Нет. В этом году относительно спокойно, только общая речь без личных выпадов. Последняя стычка была в прошлом году, с Уильямом.

Детектив посмотрел на братьев, пытаясь разобраться, кто есть кто.

- Видите ли, офицер, - вступил сам Уильям, - я игрок. Но не одержимый идиот, вечно сидящий в яме и не могущий побороть своего порока. Я играл в бридж, иногда в покер, потом стал играть на бирже, и вёл себя очень осторожно, рисковал лишь теми средствами, которые я выделил на риск, и рисковал умело. Но папаше-то этого было не объяснить. Он заявлял, что меня когда-нибудь спасёт от долговой тюрьмы только доля имущества, полученная по завещанию. А ведь уже было известно, что никакой доли не предвидится. Я с усмешкой ответил ему, что за вечер ставлю на кон суммы большие, чем эта мифическая доля.

- Это была последняя такая перебранка?

- Да, ему уже не осталось, к кому цепляться, да и силы у него были не те.

- И как вы всё это терпели?

- А, это всего лишь раз в году. Потом можно было спокойно выкинуть эту дурь из головы.

- Вы сообщили Артуру о смерти отца?

- Сообщили.

- Он будет на похоронах?

- Обещал.

- А его фотографии у вас нет?

- Нафик она нам сдалась? Он даже в качестве аватарок использует какие-то абстрактные картинки.

- Часто ему звоните?

- Только в особых случаях, как этот. Обычно раз в год и всё.

- Он женат?

- Женится буквально сегодня-завтра. А в качестве медового месяца привезёт молодую супругу на похороны отца.

- Собирается ли он присутствовать на вскрытии завещания? Кого он берёт себе в жёны?

- Надо спросить у него.

- Можно ли с ним связаться прямо сейчас?

- Можно, наверное, хотя он сильно удивится.

- Тому, что вы лишний раз позвонили? Или там сейчас глубокая ночь?

- Там сейчас поздний вечер. Но вряд ли он спит, скорее уж гуляет на мальчишнике.

Артур быстро ответил на звонок Уильяма. Детектив коротко побеседовал с ним, выяснил, что он пробудет в поместье лишь день, и договорился о встрече. На оглашение завещания Артур не хотел оставаться, вместо этого подготовил бумагу, в которой он отказывается от титула и любых ценностей, могущих ему достаться. Он собирался подписать её у нотариуса в день похорон.

Увидели и невесту Артура, причём Уильям, как и детектив - впервые. На сбежавшую секретаршу она оказалась не похожа.

Сыщики поблагодарили братьев и вышли из комнаты.

*

- Ну как? Вы смотрели сбоку, хорошо ли вам было видно?

- Хорошо.

- Заметили?

- Что?

- Самое главное. Он же рыжий.

- Чёрт... Вот это версия! Вот это мотив!

- Он вылитый Джон. И как сразу в голову не пришло?

- Это придётся ещё проверять.

- Вот приедет на похороны и проверим. Теперь надо добыть более реальные улики. Идём беседовать со слугами.

- А что же он так долго тянул?

- Чисто психологически после беседы с сыновьями уже примерно ясно. Это деятель, умеющий и предпочитающий играть вдолгую. Я представил себе, что нынешнее отравление Джона - не первый элемент его игры. Было бы неплохо поинтересоваться кончиной его супруги, не было ли там чего-то криминального.

- Это было довольно давно, но вроде там чисто. Она долго болела, её кончина была ожидаемой.

- Очень возможно, что и болезнь была вызвана не естественными причинами, и что супруг как-то подтолкнул кончину.

- Тогда почему он не начал со своего соперника?

- Возможно, он считал жену более виноватой, или же ожидал, что принесёт содеянным муки соблазнителю до того, как расправиться и с ним. Но похоже, что тут он ошибся, и Джон никак не отреагировал на болезнь и смерть леди, по крайне мере внешне. А просто продолжал старательно выполнять свои обязанности.

- Уж не по обязанности ли дворецкий спал с леди?

- Вот-вот, именно. Инициатива скорее всего исходила от хозяйки.

После такого облома лорд начал отыгрываться на сыновьях, оставив Джона в покое. Тем более, что Джон оказался очень нужен лорду, и заменить его было бы непросто, особенно не привлекая внимания посторонних к фамильным тайнам. И только когда и сыновья окончательно отбились от рук, не оставив старому лорду даже иллюзии власти над ними, он вернулся к прежнему замыслу. Но и после этого тянул ещё целый год. Ладно, это всё гипотезы, а не факты. Пора добыть кое-что из фактов.

*

- Я уже не раз спрашивал, не произошло ли чего-то необычного в самом конце подготовки к церемонии. У дворецкого тоже. Он, как и вы, ответил, что нет, ничего. Тем не менее я повторю свой вопрос.

- Нет, всё шло своим обычным ходом.

- Может быть, какая-то мелочь, которая раньше никогда не случалась?

- Вроде нет.

- Я уточню вопрос. Не произошло ли какого-нибудь инцидента с перчатками?

- Да, было, - ответил Оливер, - но это действительно чепуха, не стоящая внимания. Время от времени бывает.

- Расскажите подробнее.

- Когда я и мистер Джон делали последние приготовления и было принесено из погреба шампанское, на столе обнаружилась пара перчаток, таких, какие мы используем при работе. Наверное, Арчи забыл. Мистер Джон зыркнул на меня и показал глазами на перчатки. Я их быстренько убрал в карман. За такое мистер Джон не имеет привычки долго придираться - успели исправить, значит, инцидент исчерпан.

- А куда вы их девали после?

- Никуда. Наверное, остались в кармане куртки. Если их не вытащили при обыске моей каморки.

- Эксперты не могли знать, должны они там лежать или это что-то подозрительное. Пойдём посмотрим, может, они там до сих пор. Только не трогайте ничего сами, просто покажите, а мы позовём эксперта.

Перчатки нашлись там, где и было сказано. Эксперт упаковал их в прозрачный мешочек.

- Проверьте наличие следов ДНК на внутренней поверхности перчаток. Сравните их с образцами всех, присутствовавших в доме в момент отравления. Включая покойного лорда и управляющего.

- Это займёт несколько дней.

- Ничего, но начните с ДНК покойного, есть она или нет - нам важнее всего.

- Проверка будет идти параллельно для всех образцов. Время исследования определяется имеющейся у нас аппаратурой. Она довольно новая, но всё равно придётся ждать. Стандартный срок - трое суток. Но если надо определить ДНК лорда срочно - мы сделаем экспресс-анализ, это меньше суток.

- Хорошо. Но потом понадобится его надёжное подтверждение и результаты всех остальных.

Сыщиков позвали в комнату лорда. В помещение заходить не стали - там продолжалась работа. Остановились перед открытой дверью. Кто-то из экспертов показал прозрачный мешочек с найденным предметом. Это была склянка из-под капель, такая же, как остальные, некогда найденные на тумбочке.

- Мы проверили, в ней держали цианид. Теперь отдадим на точный анализ.

- Где её нашли?

- В недрах кресла покойного лорда. Видимо, преступник пропихнул её в щель между сиденьем и спинкой, а она уже провалилась так далеко, как смогла.

*

Все сыновья лорда оказались на самом деле сыновьями Джона. На склянке со следами цианида обнаружились чёткие и свежие отпечатки пальцев старого лорда. На конфискованных перчатках - его ДНК. Вина лорда в попытке отравления соперника была доказана надёжно, и дело закрыли.

Подозрение, что и смерть супруги лорда была в своё время вызвана не естественными причинами, попытались проверить, и нашли достаточно серьёзные подтверждения этому. Но за давностью лет, нереальностью произвести эффективное расследование и смертью подозреваемого открывать дело не стали.

Поместье было приобретено во Владения Короны за сумму всего в двести тысяч фунтов. Капитал на содержание здания оказался практически исчерпанным, осталось немногим более пятидесяти тысяч фунтов. Почти вся эта сумма досталась Джону, меньшая часть - согласно завещанию, большая - по решению судьи по гражданским делам, хотя сам Джон и не предъявлял никаких претензий.

Слуги получили по завещанию мелочь, зато Джон им выдал блестящие рекомендательные письма, вдобавок заверенные четырьмя из сыновей владельца поместья.

Джон уехал в Австралию, но поселился далеко от Артура и не встречается с ним.

Секретарша в конце концов нашлась и оказалась ни при чём. Она просто надеялась окрутить лорда ради денег и титула, но обнаружила, что её чары на лорда в таком возрасте уже не действуют, а перспективы на титул и капитал сомнительные. Наслушавшись разговоров про Австралию, она туда и отправилась. Нашла там себе довольно молодого миллионера с перспективами скоро сколотить первый миллиард и стала ему верной и любящей женой.

Артур через год стал отцом двойни. Остальные братья не торопятся обзаводиться потомством, хотя они уже в солидном возрасте.

Двести тысяч пошли на создание "Фонда призрения освободившихся каторжников", но призревают их как-то странно, и каторжники разбегаются, предпочитая обеспечивать себя самостоятельно. Похоже, что в правлении окопались деятели, гораздо более достойные каторги, чем призреваемые.

Роберт как-то назвал его "Фондом беглых каторжников", и, похоже, оказался очень близок к истине.

Данный рассказ является сокращённым пересказом киносценария, написанного по заказу Crown Estate Commissioners Office. Фильм будет сниматься в имении перед тем, как его начнут реставрировать. Режиссёром-постановшиком будет Ридли Скотт. Слуги снимутся в ролях самих себя, остальные роли отданы профессиональным актёрам. На роль лондонского детектива планируется Сергей Безруков. На роль Джона - Гоша Куценко. Ему готовят шикарный рыжий парик. На роль старого лорда, по слухам, пробуется Бенедикт Камбербэтч.

Это будет нормальный полуторачасовой фильм, никаких сериалов. Для фильма при помощи самых современных цифровых технологий изготовят точную копию "сервиза апостолов". Планируется после фильма выпустить ограниченную нумерованную серию таких копий для продажи на аукционе Сотбис, поскольку Бонэмз отказался от предложения. Поэтому и в фильме будет упоминаться Сотбис.



mek.18.08.2020






Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"