Ноян Ян: другие произведения.

Гален

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
  • Аннотация:
    Гален Марек, он же Старкиллер, после финальный битвы должен был погибнуть, но на нет и суда нет. (не вычитано, не бечено, черновик, в общем be careful)

   Часть 1.
  
   Дождь. На протяжении истории, начиная с первобытного строя и по наши дни, у разных цивилизаций, дождь всегда имел некий сакральный смысл, знамение, знак. Для жителей столицы Великобритании, дождь, однако, был настолько привычным явлением, что многие даже не обращали на него особого внимания, предпочитая носить зонты всегда с собой. Обычно, но не сегодня. В этот раз, стена воды, казалось, хочет потопить многомиллионный город под собой, и с каждым часом лишь увеличивала напор. Не смотря на царящую вокруг суету спешащих под ливнем домой, людей, в Лондоне, тем не менее, оставались небольшие островки некоторого спокойствия. На одной из возвышенностей, где не могла задержаться вода, прогибаясь под законом притяжения, из глубин городской канализации, на охоту вышел зверь. Зверь лютый, опытный, судя по количеству шрамов, и очень голодный.
   Красные глаза крысы прошлись по стенам узкого переулка, в которой она оказалась, и не найдя, явных угроз, она резво посеменила вдоль стены, огибая лужи, навстречу столь знакомому ей запаху, запаху свежей крови. Посреди строительного мусора, лежа на спине и задрав голову к небу, лежал двуногий. Крысу не волновало, каким образом здесь оказался человек, и почему он мертв. Все, что было важно, это лишь еда. Мелкие и не очень царапины, могли посоревноваться с именитыми художниками, в сложности узоров и переплетений, а вода смывающая кровь и разносящая ее в разные стороны, и был тем источником, который позволил крысе учуять столь долгожданную пищу. Остановившись ненадолго и прислушавшись к окружающим звукам, особое внимание, уделив человеку, крыса нацелилась на мизинец откинутой в сторону руки, прыжок...
   Окрестности озарила синяя вспышка, а затем и мягкий синий свет, исчезнувший спустя несколько секунд. Ливень продолжал свое дело, однако крысы уже не было, зато запах крови, перебил запах паленой шерсти.
   Буквально в нескольких метрах от кучки строительного мусора, опершись спиною к стене, стоял молодой парень, сжимая в дрожащей руке некий продолговатый предмет. Тяжелое дыхание и неестественно вывернутая рука, которой он старался не шевелить, говорило о не очень хорошем состоянии здоровья. Прокушенный крысой мизинец, тоже не добавлял ему настроения, что выявлялось в редких мычаниях, сквозь сжатые зубы. Собравшись с силами, он поковылял прочь из негостеприимного для гостей закоулка.
  
  
   Сидя под мостом, который он заметил издали и до которого добрался с трудом, в поисках спасения от так раздражающего его дождя, Гален находился в некоем ступоре и никак не мог привести мысли в порядок. Повернув руку в естественное положение, сквозь, непроизвольно появившиеся слезы, он, найдя кусок деревянной доски, использовал ее вместо шины, бинты же заменил куском ткани, вырванной из и так, держащегося на честном слове, балахона. Но, не смотря на боль, раны и ломоту в костях, Гален, после недолгого размышления, чувствовал как настроение из состояния апатии, хоть и медленно, но движется вверх. Он был жив. Всего три слова, но зато каких! Смысл этих, воистину глубоких и важных для него слов, не каждый смог бы понять. Лишь тот, кто уже попрощался с надеждой, и смирился с концом. Жизнь уже не казалась такой сложной, как прежде, он дышал. Не сгинул там, на звездном разрушителе от рук его императорского величества и своего бывшего учителя, сумел спасти и дать шанс уйти новоиспеченному Альянсу сопротивления, а также, не смотря на все и вся, выжить самому. Каким образом это стало возможно, уже вопрос пусть и важный, но на данный момент второстепенный. Ему нужно найти укрытие, получше, нежели мост... да, определенно нужно нечто более приятное.
  
  
   Сокрытие в силе прекрасно работает, раз его еще не окружают имперские войска, работающие денно и нощно на пару с корпусом инквизиторов, что свой хлеб едят совсем не зря. Одаренные ищейки императора, на протяжении всего времени существования Империи, хорошо справлялись со своей работой поиска и уничтожения бывших и не очень джедаев. С особо сильными и хитрыми, как правило, справлялся сам Вейдер, а до некоторых пор и Гален. Воспоминания о своем прошлом бытии учеником Вейдера не приносило сожалений либо злости Мареку. Это был его путь, и он не был плохим или хорошим... просто был.
   Он жил Темной стороной Силы, дышал ею и умел справляться со своими эмоциями, такова была его жизнь, и другой он не знал. Марек не понимал жалости в глазах других разумных, когда разговор касался его жизни. Подобные моменты были редкостью, так как Гален вообще не любил говорить понапрасну, а тем более говорить о себе. Он был замкнут в общении со всеми, кроме своего дроида и предпочитал действовать, да и вообще очень однобоко образован. Он свободно говорил на общегалактическом языке, хорошо читал, а вот писал он плохо. Что поделать, если сэйбер в руках он держал чаще, нежели ручку. Зато инженером он был очень даже стоящим, особенно в роботостроении. Опять же благодаря обстоятельствам, а конкретно подаренному ему учителем дроида ПРОКСИ.
   Следить за ним было накладно поначалу, но ничего, привык и даже начал получать некое изощренное удовольствие, копаясь в нем в свое свободное время. Тем более дроид был не из простых, очень подвижный и быстрый сам по себе, дроид становился еще опаснее, когда в дело вступали протоколы имитации сознания, коих было немало. Выбрав личность, робот действовал намного более непредсказуемо, вбирая в себя навыки разумного, что имитировал. Джедаи, некоторые ситхи, наемники, протоколов было не мало, единственное чего не ПРОКСИ не мог, так это объединять навыки двух и более личностей вместе. Сколько Гален не бился над этой проблемой, но решить ее так и не удалось, тем не менее, эта сложная задача давала ему то, что, хоть и редко, но было необходимо. А именно - возможность отвлечься.
   Доверие к своему ПРОКСИ он потерял после его попытки убить Галена, и, не смотря на то, что ПРОКСИ сумел побороть встроенные директивы, Гален все равно отдалил его от себя. Может быть зря, а может, и нет, когда он вернет его, там и будет думать.
   В целом история Дарта Старкиллера, казалось несколько странной, но все это Гален заметил лишь позже, когда узнал и осознал, что жизнь его была распланирована не только Лордом Вейдером, но и императором Сидиусом. Решения, которые он принимал на пути своей короткой войны против выживших джедаев, а после и Империи, как правило, были его личными решениями, но все они, так или иначе, входили в планы императора. Это был тяжелый период для Марека, когда он узнал, что даже те шаги, что он совершал на голой импровизации, учитывались Палпатиным. У него было три условно конечных точки, которые дал ему на выбор Дарт Сидиус. Он мог убить Вейдера, и самому встать на его место, окажись сильнее его. Мог уничтожить ново-сформированный Альянс и стать еще одной безвольной марионеткой на пути власти жестокого тирана, а мог погибнуть, выбери сторону Альянса от руки Лордов Ситхов по отдельности, или вместе, не сумей он противостоять неожиданно появившемуся желанию убить их всех. Но кое в чем император просчитался... Старкиллер выжил, и он, забьется в самую глубокую часть галактики, где его никто не будет искать, а затем нанесет неожиданный удар. Все как по учению ситхов, для войны все средства хороши. Его определенно посчитали мертвым, а это ему лишь на руку.
  
   Рам Кота. Сколько же связано у него с этим именем, много... очень много. Генерал-джедай Рам Кота, стал его вторым по счету, но не по значению учителем. Он на многое открыл глаза Галену, многому обучил, и новые знания в большинстве своем не являлись техниками Силы, нет, Кота учил пониманию того, что ты делаешь. Сам Старкиллер был практиком, жестким и даже жестоким последователем Темной стороны Силы, которая как оказалось была не настолько темна в нем. Все же у адептов Тьмы, в отличие от других представителей одаренных, не было того, что было у Марека. А именно верность. Верность учителю, желание сделать Империю лучше, он был идеалистом. Он не мог быть ситхом, темный джедаем да, но не ситхом. Такую простую мысль Гален понял позже, но понял, что несколько поменяло его взгляд на мир и на свою судьбу в частности. А так же объясняло его внутреннее нежелание убивать случайных свидетелей, и имперских штурмовиков, во время зачистки. Кота сделал то, что не мог сделать Старкиллер, он дал толчок к понимаю себя. Это стало решающим фактором при выборе стороны, когда его одолевали сомнения на палубе Звезды Смерти.
   Что стало бы не встреть он генерала, теперь не узнает никто. История не любит сослагательных наклонений, и этом Марек был с ней солидарен. Все было так, как должно было быть, к добру или к худу.
  
   Кряхтя, словно семидесятилетний старик, Гален поковылял прочь из-под моста. Ему еще предстояло найти более подходящее укрытие, а так же узнать, куда он, черт возьми, попал. На краю его сознания, мелькала некая странность в Силе, которую он не мог понять, что-то было не так...
  
  Часть 2.
   Шел Гален очень настороженно, постоянно оглядываясь по сторонам. Следить за окружающей его обстановкой мешал ливень, широко пользоваться Силой, он тоже поостерегся. Благо людей было не много, предпочитая переждать непогоду в тепле, большинство сидело по домам, лишь изредка выглядывая на улицу из-за закрытых окон. Тем не менее, воспользоваться Силой пришлось. Причиной тому стало тяжелое состояние организма, который мог отключиться в любой момент, оставив парня захлебываться в городских лужах, посреди плывущего мусора и прочих не очень приятных вещей.
   Хлестанув Силой по организму, Гален сумел приглушить ноющую боль, при этом получив небольшой заряд бодрости. Свое состояние он недооценил, адреналин схлынул, и с каждым мигом ему становилось лишь хуже. Не сказать, чтобы он умирал, но если не поторопиться, то и на край гибели довести можно, впрочем, это наихудший вариант. В идеале надо бы попасть в больницу и затаиться там на некоторое время. Трудность заключалась в том, что Марек не знал города, где находился. Он сомневался, что вообще находится на территории Империи, так как за все время пути, не увидел ни одного слова на общегалактическом, либо на других диалектах соседних миров.
   На секунду Гален приостановился, вновь осмотрев не слишком высокие здания города, незнакомую архитектуру строений и потряс головой. Вряд ли. В Пространстве Хаттов он тоже оказаться не мог. Он был там лишь раз, но общую атмосферу и стиль присущий лишь им, он запомнил. Неприятное место.
  
   Мимо пронесся кар, окатив его водой. Гален прищурил глаза, непроизвольно надув ноздри, но раздражение тут же испарилось. Кар пронесся по земле, на колесах, обычных таких, резиновых колесах. Хмыкнув, Марек покачал головой. Нехорошо. Либо он в заштатном и бедном мирке, где репульсорными карами не пользуются по разным причинам, либо в неизведанных регионах. Хорошо если местные жители еще в космос вышли, в чем он несколько засомневался, перспективы вырисовываются бледные. С другой стороны, слегка приободрился Марек, нет Империи, нет псов инквизитория, а значит и Силой можно пользоваться свободно. Решив все же потерпеть и поосторожничать, он забегал глазами по проспекту, в поисках неожиданно исчезнувшего из вида человека, за которым он тихо следовал на протяжении последних минут. Парня в белом халате он встретил случайно, да и то, заметил не сразу, однако нечто в его одежде показалось Галену знакомым, похожую носил мед. персонал на кораблях. Куда идти он не знал, поэтому решил следовать за местным жителем. Выбора то особо и не было.
   Повертев головой, Марек заметил закрывшуюся дверь через дорогу, а так же искомого парня за прозрачным стеклом местного пункта продажи. Стеллажи и витрина как бы намекали.
   Не заметив никого по близости, пересек дорогу и вошел внутрь.
  
   Дверь открылась вместе со звоном колокольчика, что Галена не удивило, нечто похожее было и в бывшей Республике. Правда там владельцы предпочитали электронные варианты, но что там, что здесь, мелодия была звонкая и не слишком приятная. От звона, человек поднял голову улыбнувшись, сказал нечто, что Галену показалось простым набором звуков. Улыбка продавца тут же завяла, когда он увидел состояние посетителя и рванув из-за стойки, он подбежал к Мареку, чтобы помочь.
   Когда молодой человек приблизился на достаточное расстояние, одаренный целой рукой несильно ударил его в горло, сразу добавив по затылку. Гален не мог рисковать, поэтому пришлось действовать так грубо. Осмотрев все прилегающие комнаты, включая туалет, и не найдя других представителей разумных рас, Марек оттащил несопротивляющегося человека за стойку, и пошел к выходу, дабы запереть дверь.
   Первым делом, почувствовав себя хоть немного в безопасности, бывший ученик ситха, осмотрел парня, убедившись в том, что он чистокровный человек. Это был неожиданный вывод. Нет, на самом деле людей в бывшей республике и планет обжитых ими большинство. Но за пределами ее, за всю история последних открытий, лишь несколько планет, и то располагались они не далеко от границ. Новость была хорошей, бледные перспективы стали слегка ярче.
   В кармане он нашел некое подобие ком-линка. Прямоугольный переносной вариант, с большим количеством кнопок, обозначенных незнакомыми символами. Одно стало предельно ясно, придется учиться, много, упорно, если он хочет научиться разбираться в местном быте и не казаться чужаком. Хорошо бы вообще свалить отсюда, но, не разведав обстановки... в общем лучше повременить.
   Кошелек с местной валютой он положил на стол. Пригодиться.
  
   А теперь самое важное. Пройдясь по полкам, лишь удивился, это место не казалось больницей и даже не пунктом первой помощи. Здесь, насколько он понял, продавались лекарства и везде был знак компании ее поставляющий, нечто вроде змеи окутывающей кубок. Тоже, видимо, местная странность. Любые лекарственные препараты в Империи, получались непосредственно в больницах, либо лично от медиков, исключая военные и стандартные аптечки. Но местная разница в подходах была лишь на руку, поэтому схватив бинты и найдя похожую на шину вещь, он содрал кусок балахона и перевязал себя, крепко закрепив руку.
   Что написано на остальных препаратах, Гален тоже не знал и по запаху, как один знакомый ему разумный определить не мог. Это тоже было проблемой, потому как от обезболивающего бы не отказался. Еще одна причина как можно скорее выучить язык, или хотя бы настроить свой ком-линк на пассивный анализ. Но для этого, нужно ввести хотя бы начальные знания и правила. К сожалению, большого архива языковых данных он с собой не носил, возможно там бы и нашлось нечто схожее, что в разы облегчило бы ему жизнь. ПРОКСИ тоже был потерян, а к нему он привык, не взирая, на прошлые промахи.
   Так или иначе, на теле еще остались опасные раны, поэтому сжав зубы деревяшкой, Гален приступил к самой неприятной части лечения себя подручными средствами. Спирт был найден легко, специфический запах известный всем без исключения бойцам был хорошо знаком. Сделав глубокий глоток и прокашлявшись, он вылил себе на правый бок, где была глубокая рана. Не давать себе истечь кровью, его учили в первую очередь. Сила дает очень широкий спектр возможностей, однако в большинстве случаев, все ее приемы по отношению как к себе, так и к окружающим несли несколько неприятные ощущения. Боль была, но Марек даже не пикнул, решив приберечь силы для следующей, более неприятной процедуры. В руку лег один из двух сейберов, с которыми он уже давно сроднился. Щелчок кнопки и родное гудение клинка, озарило комнату зеленым светом. В этот раз бывший ситх громко замычал, когда клинок коснулся его кожи. Продержав его пару мгновений, Гален отключил его, повесив на место. Все, можно расслабиться, но отключаться рано.
  
   Снова оттащив пребывающего в отключке человека, он остатками бинтов связал ему руки и ноги, закинув на малый склад, находившийся в глубине помещения. Дверь он закрыл на ключ, что висел на крючке рядом и был таков.
  
   Медитацию он решил провести за стойкой, где сев в позу, его не было видно с улицы. Зато ему, в свою очередь, будет видно очень хорошо, если кто-то решит зайти. Он лишь надеялся, что местные не станут ломиться, увидев закрытую дверь. Мало ли какие тут порядки.
   Ухнув в глубину, наконец, вздохнул спокойнее. В этом состоянии, разум отдаляется от тела (образно говоря), соответственно и боль осталась где-то там далеко. Слегка просканировав окружающее пространство, Гален от неожиданности вылетел из созерцательного состояния.
  - Что за хатт... - дрожащим голосом нарушил тишину. - Еще раз.
  
   Боли нет, есть только Я и Сила. То, что привык чувствовать Старкиллер, и то, что видел (опять же образно говоря, а то я знаю вас...) он сейчас, невозможно сравнить. Этого не может быть, потому, что не может быть никогда.
   Для каждого одаренного Сила является той основой, которая дает могущество. Энергетическое поле, вырабатываемое всеми живыми и неживыми объектами. Она окружает и пронизывает все, становясь некой связью со всей вселенной. И сейчас Гален мог наблюдать невероятное, необъяснимое событие... Сила была не одинока. По субъективным ощущениям Марека, нити Силы, которые он видел, ощущал, чувствовал, тонкие, толстые, полупрозрачные образования, тянущиеся в никуда, и начинающиеся ниоткуда, но обязательно, находящиеся везде и всегда, являли собой новую картину. Помимо полупрозрачных констант, к которым так привык, он находил зеленые, желтые, синие, редко черные клубки, смешанные, а так же невидимые, но ощущаемые, переплетающиеся друг с другом и с Силой в частности. Они объединялись, делились, висели оборванными концами, но были так же важны и постоянны-не-постоянны. Он чувствовал связь с Силой в полной мере, столь же сильную, что и раньше, но здесь и сейчас Сила являлась не основой мироздания, она была ОДНОЙ ИЗ основ, что пропитывали сущее.
  
   Теперь было ясно, откуда появился странный зуд на задворках чувств и восприятия, бывший ситх, отчетливо осознал... он не в бывшей Респулике, не в Пространстве Хаттов, и даже не в неизведанных регионах, на которые готов был поставить. Другая галактика, нет, другая вселенная, совершенно непохожая и одновременно такая же, как и та, откуда он родом.
   Гален вышел из состояния медитации, практически не заметив вернувшуюся боль. Спрятав лицо в ладони, он завыл. Марек не лил слезы, отнюдь, вой его был злой, пробирающий. Темная сторона Силы неожиданно найдя выход из загнанных в глубине души плит, визуально искажала все вокруг темного джедая. Ничего не ломалось, ничего не трещало, но сторонний наблюдатель, увидев подобную картину, искривленные, словно свернутые в хаотическом порядке предметы, что постоянно менялись, становясь в еще более причудливую картину, то возвращаясь в исконный вид, инстинктивно бы смекнул, что попадать в эту область смертельно опасно. Старкиллер, настоящий, открыл глаза налитые золотом всего на миг.
   Вся злость, все напряжение последних недель, не отпускающих его и лавиной накрывающих событий, включая последнее, вылились в эти несколько секунд темного воя, оставляя за собой опустошенность и, как не странно, покой. Темная часть лишь начавшая вновь подтачивать разум, была загнана в самые темные уголки своего Я одним волевым усилием. Туда, где, по мнению Галена, ей самое место.
  
   Как ни странно, но срывом Марек был доволен. Неприятно, конечно же, когда годами нарабатываемый покой срывает, будто его и не было. Но, страшного не произошло, секундная слабость не более. Зато ему стало легче, намного легче. Острый разум выращенного оружия привык находиться в состоянии покоя, и вне его действовать не любил. Вернуться он не сможет, у него даже идеи нет, того как он сюда попал, не говоря о том, чтобы отправиться обратно. С этим можно лишь смириться. Очень жаль, что отомстить не удастся, хотя не стоит загадывать на перед, но отталкиваться нужно от того, что он здесь навсегда. А значит, первым делом разведка, язык и легализация.
  
   Можно было бы попробовать считать разум неожиданного пленника, но нет. Гален Марек был оружием. Оружием сильным, как оказалась в дальнейшем непокорным, отлично воспитанным бойцом, убийцей, но тонкие манипуляции Силой, что темные, что светлые ему не давались. Не потому, что не мог, причина была просто. Этому его не учили, да и он сам, особо, не стремился. С рациональной точки зрения, ему и не нужны они были. Прекрасно справлялся и без них, бил сильно, убивал хорошо. Был способен противостоять многим обученным одаренным, один на один, скрываться в Силе, что тоже относилось к тонким манипуляциям, но совсем другого направления. Умел вести допрос, выжигая мозги впоследствии, но вылавливать знания, оперировать мыслями и прочая, нет. Не его поле деятельности.
   Кота, конечно, давал основы данного действия, но оба они понимали, что ему нужна была мощь. Противники были из высшей лиги, что Вейдер, что безумец Император. Сильнейшие, из всех, кого он когда-либо видел. Поэтому первая попытка считать язык, принесет ему труп и головную боль на ближайшие несколько недель, с вероятностью лишь малой отдачи. Глупо тратить на это силы.
  
   Хорошо бы найти нечто вроде обучающей голограммы для детей, но чего нет, того нет. Придется немного помучить человека, спавшего в подсобке.
   Решив для себя следующие действия, Гален поднялся и отправился на малый склад. Зайдя внутрь, он не заметил никаких изменений, парень не просыпался. Нашел рубильник и включил тусклую лампу в углу, не удостоив остальную обстановку вниманием. Ком-линк легко принял собранный на коленке алгоритм действий для переводчика и слегка нагрелся включаясь в работу.
   Разбудить парня оказалось действием нетривиальным. От ударов по щекам он не просыпался, пришлось его пнуть под коленку напрямик в одну из болевых узлов. Данное действие двинуло дело с места и парень очнулся, снова пробормотав некую тарабарщину.
   Гален сел перед ним на корточки, усадив пленника не стене. Поймав взгляд, медленно произнес пару слов, ожидаемо не найдя понимания. На вопросительные интонации лишь покачал головой. Время на то, что объясниться ушло не мало. Добиться, того, чтобы по указанию предмета, пленник называл его название, тоже удалось. К сожалению, Галена, пришлось действовать грубо и больно, так как тратить время на мягкий вариант не хотелось. Чувствовал при этом себя, он несколько неприятно, но терпимо. Общение с Рам Кота не прошло даром, он умудрился, к удивлению бывшего ситха найти в нем некие моральные ориентиры. И именно они, не давали Мареку использовать полноценный допрос с качественной ломкой здесь и сейчас, потому как после этого о психической стабильности допрашиваемого можно забыть. Либо долговременное качественное лечение, либо лучше убить, из милосердия.
   Дело делалось, ком-линк работал, все были при деле. Закончив с этим, Марек вновь вырубил молодого человека, предварительно разузнав о еде. Еда была, насколько понял Гален, продавец медикаментов, как раз возвращался из местной столовой взяв еду с собой. Подкрепился с удовольствием, впав с состоянии дремы, он как мог, постарался ускорить свое восстановление. Перелом это конечно не вылечит за ночь, но общее состоянии в целом должно улучшить. Дождь на улице уже начал спадать, поэтому Марек решил для себя, что дождется его конца и свалит, предварительно убедившись, что пленник не выберется из ставшей ему тюрьмой склада, слишком быстро. К тому времени, как его обнаружат, он уже рассчитывал оказаться на другой стороне Ландэна, города в котором оказался.
  
  
   Часть 3.
  
   Ветер гонял мусор по песку, которого, впрочем, как и песка было в избытке на строительной площадке. Здесь должен был стоять крупный офис японской корпорации, но из-за проблем с Великобританией, по части морских перевозок и произошедшего экономического конфликта, стройка была приостановлена. Строители успели заложить лишь фундамент, и выставить два с половиной этажа, когда инцидент заставил свернуть и отодвинуть планы руководства.
   Позже зону дополнительно огородили, выставили видеокамеры, да поставили охранника. Одного. На почти пять сотен квадратных метров. Место пустое, никому на данный момент не нужное и именно поэтому, Гален выбрал его, как временное убежище. Денег, что он украл, а по другому, лично он, это не воспринимал, было не так много. Достаточно на первое время, и почти ничего для его планов. Которых, если быть честным, было не много.
   Он просто не знал, как к ним подступиться. Он очутился здесь случайно, ну или нет, но по каким критериям, и что стало причиной его появления, остается загадкой. Он никто. Человек без прошлого, без документов, его нет в базе данных, у него нет никакой истории. Может показаться, что для обладателя и проводника Силы в материальном мире - это не является проблемой, но это не так. Сила не способна переписывать реальность, а если и способна, то Марек не знает подобного способа. Не знает... он вообще многого не знает, и это главная проблема.
   На планете существует подобие голонета, информационной сети. Ограниченный ее аналог, но одно его существование уже меняет расклад его действий. Используя мобильный телефон, в устройстве, которого Гален смог относительно быстро разобраться, он успел пару дней провести в сети, пока не села батарея. (ууу, аоаоу села батарейка)
  
   Дополнительным фактором стали постоянные звонки, на некоторые из которых, он даже ответил, когда смог привести знание языка на уровень, когда сказать еще не можешь, но понимать уже способен. Интернет дал хорошую базу для развития, плюс ком-линк, что великолепно выполнял свою работу переводчика, считывая слова прямо с экрана.
   Насчет звонков. Как ни странно, звонил сам хозяин аппарата. В первый раз его монолог фонтанировал эмоциями, он кричал, ругался, обещал кары небесные, проинформировал о том, что силы правопорядка уже идут по его следу, и его скоро поймают. Марек молчал, понимал, более-менее, но по причине отсутствия разговорных навыков, молчал. Работник медицинского шопа отключился.
   Через два часа телефон вновь зазвонил, и одаренный уже приготовился услышать некоего работника полиции, что было бы логичным. Ошибся. Говорил тот же парень, но в этот раз голос казался апатичным. Он просил Галена вернуть телефон, по причине нахождения в ней важной информации, которую тот не удосужился записать на другой носитель. Нечто связанное с банком, паролями и что-то еще, что Гален интерпретировал, как невозможность восстановить без ключа.
  Гален сбросил звонок, обещав себе подумать над этим. Эта ситуация и возникшая проблема, явно сильно повлияла на парня, а Гален заваривший ее мог, если не исправить, то несколько облегчить. Учитель бы одобрил. Один из них, по крайней мере.
  
   Дождь уже пару дней, как прекратился, и город стал оживленней. Температура поднялась, и ночи стали теплей, что несколько упростило жизнь одаренному. У него сформировался план действий. И Марек чувствовал, что идет в верном направлении. Ему нужно добраться до Франции. Одна из стран Евросоюза, с большой кучей исторических ссылок, которые он решил прочитать позднее.
   Общее количество стран на планете ввергло в шок, привыкшего к другим реалиям бойца. Одна планета, одно, либо ни одного государства, вроде Татуина. Как можно быть настолько разрозненными, являясь одной расой, в пределах одной планеты. Он бы понял, если на Земле проживали несколько сильно отличных друг от друга вида, но здесь, судя по данным, и не знают о существовании других цивилизаций. Ходят некие байки, якобы засекреченные данные, в свободном доступе. По большому счету, человечество даже не волнует возможное существование иных разумных. Здешние люди оказались на редкость равнодушными, на первый взгляд.
   Что делать. Первая проблема, дорога. Местные пользуются низкоскоростными летательными аппаратами, но охрана и юстициары отвечающие за границы пересечения, оказались на редкость продуманными и серьезными. Не купить билет, не пройти паспортный контроль. Аэропорт охранялся не слабее здания имперского губернатора. Прикинув, Гален убрался оттуда. Он, скорее всего, смог бы проникнуть туда незаметно, однако был немалый риск засветиться. Конфронтация с местными силами правопорядка была нежелательна от слова совсем. Шум всегда привлекает более серьезные силы.
   Второй возможный путь был не в пример легче. Поезд. Но Гален вновь решил обождать, и как оказалось, не зря. Третий по счету, но не по важности, казался идеальным вариантом, а главное простым. Автобус - паром - автобус. Его куцых навыков в ментальном воздействии должно хватить для отсутствия одного документа, далее уже не важно, когда он уберется из Англии, у него будет другое имя и фамилия. Следы, несомненно, останутся, но у него не было цели уйти абсолютно незамеченным, да и мало ли подобных ему людей. Незаконное пересечение границы, конечно, карается, но отнюдь не является редким способом убраться, или же забраться в такую приветливую для иммигрантов страну, как Франция.
  
   Собрав свой небольшой скарб, Гален двинулся на автобусную станцию, по дороге заглянув в аптеку (начну называться вещи своими именами на нашенском, иначе уже нереально постоянно перефразировать все), предварительно оглядев периметр, дабы не нарваться на нежеланную встречу с полицией. Действуя нагло, он не оставил шанса продавцу сказать и сделать что-нибудь, введя его в ступор при его виде, вручил ему в руки севший телефон и был таков.
   Опомнившийся студент медицинского университета на парт тайм работе, выбежав наружу, никого не обнаружил. Выругался, нахмурив брови, махнул рукой и зашел обратно.
  
   Путь на каре прошел быстро. Заплатив таксисту, Гален с трудом используя Силу, купил билет, несколько часов провел в ожидании и наконец, сел в автобус. Ему предстояло пять часов тряски, которые он с удовольствием проспал в удобном кресле. За ней последовала пересадка на новый автобус, что заехал на паром, дав Мареку насладиться водой, которая была намного чище, в сравнение с другими планетами с большим количеством населения. Еще тринадцать часов ушли на нудную дорогу. Люди выглядели довольными, и приветливыми. Весело шумели компании туристов, а так же умудрились устроить своеобразный пикник, когда у автобуса спустило колесо по пути в Марсель. Его угостили простой, но вкусной едой, расспросили о жизни, но отстали увидев трудности языкового барьера. Гален тихо выдохнул, будучи не привычным к простой беседе, легко теряясь перед искренним любопытством людей. Дискомфорт от соседей, и присутствие разумных в его личном пространстве, стало немаленьким испытанием его терпения.
   Однако и от подобного времяпрепровождения, он сумел извлечь пользу. Один из туристов, отдаленно напоминавший его, с трудом, но похожий, в итоге потерял водительские права. Грюнан Густафсон, норвежский молодой человек, отличался от Галена более высоким ростом и ярко-голубыми глазами, что не помешало одаренному забрать их, иначе без хоть каких-нибудь документов, его не пустят на пропускном пункте, хотя их наличие не играет никакой роли в том месте, куда он стремился.
  
   Марсель встретил его жарой и свежим воздухом. Город был большим по местным меркам, в основном за счет того, что являлся крупнейшим портом в стране. На улицах присутствовало огромное количество культурных людских различий, город эмигрантов, которым Гален, по факту, и сам является.
   Поймав первое попавшееся такси, Марек снова испытывая трудности с языком, на этот раз французским, заученно назвал адрес: "Legion Entrangere".
   Таксист не обратил внимания на его трудности, хмыкнул, услышав название и тронулся в путь. Дорога оказалась не короткой, и через полчаса, за которые Гален насмотрелся на город, оказавшимся вполне привлекательным, выучил несколько дополнительных фраз, и вышел напротив входа в огороженную территорию.
   На КПП его тщательно обыскали, не сильно заботясь о тактичности, забрали и осмотрели сейберы, заранее ставшими просто очень яркими фонарями, ком-линк также подвергся изучению, но и его получилось замаскировать под необычный браслет. Водительские права, были вырваны из рук, да и вообще солдаты вели себя на редкость нагло, впрочем, Старкиллер был готов к подобным действиям, будучи заранее осведомленным предстоящим проверкам. Наконец, после обысков, обидных шуток и вполне серьезных и грубых провокаций, к нему вышел солдат в звании сержанта.
  
  - Цель вашего прибытия.
  - Я хочу вступить в Иностранный Легион.
  
  
  Часть 4.
   Оказавшись в крупном помещении, заполненном стульями, Марек остался наедине с прочими новобранцами. Гален насчитал тридцать восемь человек, включая себя. Как ни странно, но французов было лишь пятеро. Они стояли в стороне, отделившись в одну группу, наиболее многочисленной группой оказались арабы, которых было под десяток.
   Постаравшись выбрать наиболее отдаленное место, ближе к стене, решил потратить время ожидания наиболее рационально для себя. С момента прибытия, а так же получения доступа к информации, форсюзер успел многое для себя открыть, сравнить, и даже сформулировать немало вопросов. На некоторые из них можно постараться найти решения и сейчас, когда выдалась свободная минутка. Как ни крути, но в данный момент от него ничего не зависит.
  
   Сила в этой вселенной отличалась не сильно, но это лишь в отношении пользователя. Навыков Гален не потерял, манипуляции Силой не ослабли, однако он отлично понимал, что разница есть, потому что, присутствие других подобных Силе факторов, не могут пройти бесследно. Попытки управления другими нитями (помним, как во второй главе Гален видит Силу), закончились ничем. Он мог видеть, но повлиять не был способен совершенно. Теории городить, есть пустая трата времени. В данный момент, Марек должен признать, что потерпел неудачу во всех известных ему способах влияния на Силу. В расчет брались, как привычные волевые усилия, так и более долгие медитационные подходы. Они же, но по отношению к его родной Силе, работали как часы. Возможно, в это и есть тот самый камень преткновения и причина его неудач? Другие нити требуют иного способа влияния. Однако, пусть, эта тема и довольно интригующая, главное, что его возможности не пострадали. Он и так не особо многогранен, хоть и силен в отдельно взятых областях. Было бы очень обидно получить еще более жесткие ограничение. Все же, он здесь лишь гость.
  
  Сама планета Земля оказалась полна чудных сюрпризов. Одним из них, оказалось существование других одаренных, или нет? Людей наделенных теми или иными способностями, ставшими известными для открытой общественности лишь относительно недавно. Наверняка, о их существовании власть имущие были осведомлены намного раньше. Учитывая, косвенные намеки с участием мутантов в крупных и не очень конфликтах с обеих сторон разных государств. Видео записи, с проявлением их сил, как от очевидцев, так самих индивидуумов, решившиеся открыться или покрасоваться, не суть. Другое дело, что отношение к ним не устаканилось до сих пор, прыгая из крайности в крайность. Впрочем, до открытых гонений дело так и не дошло, хотя конфликты множатся по всему миру. Власти так и не приняли единогласного решения по отношению к их правам, за некоторым исключением. Северная Корея к примеру, решила взять их под плотный колпак, всеми силами пытаясь взять под контроль. Для чего, понятно, однако методы, видимо, оказались достаточно жестокими, так как с недавних пор там началась гражданская война, и хоть мутанты в меньшинстве, забитое гражданское население оказало им неслабую поддержку, в надежде на изменения. В Австралии же, напротив, люди оказались довольно открытыми к "новым людям", и, за исключением, несчастных случаев, практически ничего не изменилось. Разделение на людей и мутантов там не прижилось. Но это лишь частные случаи, тот же Египет, взявший пример с Австралии, пустив все на самотек, заплатил очень дорого. Средиземноморская жемчужина, город Александрия была полностью сожжена свихнувшимся пиромантом. Пострадавшие исчисляются миллионами. После этого события, напряженная атмосфера усилилась в разы, и лишь чудо спасает мир от всепланетной войны. И это конкретное чудо, это статистика. Мутантов до безобразия мало. Один из тысячи, лишь потенциально может стать мутантом, а может и не стать вовсе, прожив всю жизнь без дополнительных возможностей. Еще одним фактором является огромный разброс способностей.
  
   Широте их возможностей может позавидовать любой одаренный, включая самого Галена. Список мутаций и их проявлений можно перечислять бесконечно, от локальной остановки времени, до управляемым ростом бороды. Действительно сильных мутантов, способных вызывать катаклизмы на планетарном уровне, можно пересчитать на пальцах одной руки, и никто из них пока не торопится вызывать местный Апокалипсис, иначе мир бы давно это прочувствовал на себе. К тому же, Гален сильно сомневался, что у правительства нет способа решить эту проблему кардинально. Как бы, не был силен один человек, он не способен противостоять хорошо работающему механизму из миллионов людей, без поддержки. Если он, конечно, же не прогнил.
  
   В общем мир замер в равновесии, и пока что успешно его держит. Дальше события точно спрогнозировать невозможно, по причине слишком большого количества неизвестных факторов (это не Гален пытается спрогнозировать, автор говорит о ситуации в общем).
   Невыясненным так же остается вопрос об источнике их сил. Здесь Марек мог лишь моргать глазами, не имея никаких знаний в области генетики, понимая лишь местами однозначно неполную информацию, выложенную лишь в качестве ознакомления, и не имеющую никакой опасности в распространении. Среди людей этой планеты существует некий ген-икс, информация о котором была открыта другим мутантом, яркой звездой в мире науки неким Чарльзом Ксавье, британцем французского происхождения, ныне проживающий в Америке. Данный немало известный в мире человек, радеющий за полноценный симбиоз между людьми и мутантами, успел отметиться своими прогрессивными взглядами на общее будущее, и стоить признать, нашел немало сопереживающих, как и, собственно, врагов.
  
   Прогресс у местных тоже вызывает немало вопросов. Учитывая технологический прыжок совершенный за последние пятьдесят лет, слишком резкий на непрофессиональный взгляд Старкиллера, и широкими шагами, идущий дальше, казался неестественным. Ежегодно человечество прыгает вперед, а техника не поспевает за учеными и их амбициями. И объяснения этому тоже нет, мало того, такое ощущение, будто никто особо и задумывается об этом.
   Родная галактика Галена могла похвастаться многим, однако скорость ее развития давно стал настолько незаметным, словно, его и вовсе нет. А ведь в редких областях и Земля может поспорить с Империей, хоть и в целом безбожно отстает от нее на тысячелетия. Что уже само по себе практически невозможно.
  
   В поле его зрения появился некто в военной форме, Гален незаметно включил ком-линк. Все встали. Офицер оглядел толпу:
  - На медицинское обследование, по десять человек.
   Не дожидаясь никого, Марек встал первым и шагнул ближе, чуть погодя, за ним двинулись остальные.
  - Хватит, - военный поднял ладонь, и уже обращаясь к добровольцам, - за мной.
  
   Идти пришлось недолго, поплутав между построек, они зашли в ни чем непримечательное здание. Больница оказалась вполне пригодной и, видимо, проблем со спонсированием не имела.
   Удачно вызвавшись первым, Гален первым же и обследовался. Целый ряд анализов, осмотров и замеров, профессионально быстро и практически безболезненно, не выявило никаких отклонений, чего несколько опасался форсюзер. То, что без силы он совершенно ничем не отличался от человека, для него не являлось новостью, однако присутствие мидхлориан в его крови, могло поставить в неловкое положение, и это мягко говоря.
   Последний на очереди, но не по значению, оказался специалист в сфере психиатрии, разговор с которым, к вящему неудовольствию Галена, несколько затянулся. У него был опыт контакта с подобными ему людьми, чаще всего просто занимающимися своей работой, однако удовольствия от общения и попыток себя проанализировать, он никогда не испытывал. Когда беседа окончилась, Гален не показывая своего отношения, вежливо попрощался. Он не увидел разницы между теми, и другими, возможно, что во всех мирах, они одинаковы.
  
   Далее, дождавшись оставшихся новобранцев, их расселили в бараки, где к каждому была приписана одна кровать и тумба немалого размера. Самое интересное было в том, что их никто особо не контролировал, и они могли ходить по территории лагеря вполне свободно. Даже выходить за КПП дозволялось, однако Гален, как и прочие, сильно сомневался, что выйди он наружу, его впустят обратно. Все происходящее было похоже на одну большую проверку. Что же, с каждым моментом, подобная картина ему нравилась все больше и больше. Грамотный подход вызывал толику уважения.
   Следующий день начался с физических тестов. Приходилось много бегать. Основной упор был сделан на выносливость, и здесь Гален не оплошал, результаты им, конечно, не озвучивали, однако по довольным лицам сержантов, был сделан вывод, что он успешно выполнил нормативы. Подобные ежедневные физические упражнения растянулись на два месяца, с перерывами на еду. Не смотря, на привыкшего к подобному Марека, даже на него давила эта атмосфера неопределенности. И как-то так вышло, что все вокруг уже успели познакомиться, и разделиться по интересам, и лишь Гален, да несколько незнающих языка парней, оказались в одиночестве. Обратив внимание на сложившуюся ситуацию, Марек предпочел ничего не менять, подобное состояние его полностью устраивало.
  
   Их ничему не учили. Ничего не объясняли. Лишь, увеличивали с каждым днем физические нагрузки, ставшими сложными даже для Старкиллера. Трое из них, не выдержав темпа, ушли добровольно. Другие, не способные сдавать минимальные нормативы, были выведены легионерами. Из четырех десятков, осталась половина.
  
   А затем их собрали в конференц-зале, дав заполнить анкету (только сейчас!), поздравив с прохождением первой части испытательного срока. Контракт был подписан. Теперь их всех ждет вторая часть испытательного срока в шесть месяцев, где в дополнение к физическим нагрузкам, они должны будут сдать тесты на интеллект, подтянуть до удовлетворительного уровня французский язык, а так же пройти основные этапы стрелковой, строевой и административной подготовки. В случае успеха, каждого из них ждет новая жизнь.
  
  
  Љ168749*123\17
  Имя: Гален Марек. (Жак-Жульен Рено.)
  Возраст: 24 года.
  Национальность: Британец. (Француз.)
  Семейное положение: Не женат. Мать: Неизвестно. (Оливия Рено. Мертва.) Отец: Неизвестно. (Рузье Рено. Мертв.)
  Портрет: Акцентуация. Социальная дезадаптация средне-высокой степени. Заметная дисгармония в личностных позициях и поведении. Высокий контроль побуждений. Расстройство может привести к существенным ухудшениям профессиональной и социальной продуктивности. К службе не рекомендован.
  Тесты: Умственные способности: 14,5 (Выше среднего). Скорость мышления: 16 (Высокий). Психологическая стойкость: 12,3 (Норма). Физические данные: 18,9 (Высший). Стрелковая подготовка: 17 (Высший).
   Приписка: Не смотря на социальную дезадаптацию, кадет Рено, показал минимально-достаточный уровень социального участия. Терпение имеет. Высший бал по стрелковой подготовке. Рекомендован к дополнительной подготовке на снайперские курсы.
   Приписка: Курсы с отличием закончил. К службе допущен.
  Статус: Легионер.
  Место приписки: 123 мото-стрелковая бригада.
  Место дислокации: Алжир. Город Ин-Аменас.
  
  
  
  
  
  - Жак, вижу их, - раздался шепот наводчика, - на восемь часов, четыре человека. Жду приказа.
   Жак медленно выдохнул, слегка поежившись от холода. Не смотря на то, что они находятся в пустыне, ночью температура падала ниже нуля. Сменив угол, он заметил рывками передвигающиеся силуэты. Двигались кривой линией, впрочем, место, куда они стремятся было известно давно, иначе, Жака бы здесь не было.
   Спустя некоторое время, наводчик вновь напомнил о себе:
  - Приказ получен. Группа перехвата затаились за тем барханом, - он указал пальцем налево от Жака, - тот, что в капюшоне, не убивать. Остальных ликвидировать. - наводчик припал к биноклю, - ветер южный, семь метров в секунду ровно.
   Рено поправил траекторию в связи с полученными данными. Выдох. Выстрел. Одна фигура упала навзничь. Приклад неслабо ударил в плечо. Следующие за проводником, ринулись в разные стороны. Выстрел. Раздался крик, пуля пробила грудь, не жилец. Перезарядить. Выдох. Последний из мертвецов, в попытке укрыться за песком, подвернулся и припал на колено. Выстрел. Пуля вошла в лицо, выпустив мозги широким веером через затылок. Оставшийся в живых, скинул капюшон открыв им лицо, заросшее шерстью, одни прыжком преодолел десяток метров. Жак сжал зубы, просчитывая место, и используя все данные ему возможности в Силе, дабы предсказать и вычислить место, где он сможет наверняка попасть. Выдох. Мутант, явно сумел почувствовать и сойти с линии огня в последнюю секунду, удивив не только Жака, промахнувшегося в первый раз за всю службу, но и наводчика, по той же самой причине.
  - Я не вижу его! - Рено рыкнул, уже не заботясь о громкости.
  - Ушел, - коротко отозвался напарник, - Сэр у нас проблемы, клиент... упрыгал. Мутант, сэр. Нет, сэр. Да, сэр. Есть. - И уже обращаясь к Жаку. - Уходим.
  
   Раздраженно дернув плечом, Гален Марек, ныне имеющий иное имя Жак-Жульен Рено, отточенным движением разрядил, и свернул винтовку, перекинув ее за спину. Судя по разговору, никто не ожидал увидеть здесь мутанта, а значить кто-то где-то ошибся. О самой ситуации он знал до обидного мало, никто не стремился просвещать пусть и хорошего, но обычного бойца. Просто однажды пришел приказ, что в нужное время нужно быть в нужном месте. Его напарник, с которым они работают вот уже два года, был осведомлен больше, но делиться не стремился. Жак не настаивал, по большому счету его, как солдата, не должно волновать, все что он делает, это жмет на курок, и делает это хорошо. За все время ни один гражданский не пострадал от его руки. А его цели, откровенно говоря, не выглядели добрыми самаритянами. Тем не менее, его все равно тяготила эта ситуация. Он чувствовал каждую смерть, слишком близко и слишком сильно. Отказавшись пользоваться Темной стороной, он познал и последствия этого решения. Ему казалось, что он медленно сходит с ума. Ясно одно, не смотря на все свое прошлое, это точно не то, чем он хотел бы заниматься.
  
   Два с половиной года он уже находится в окрестностях Ин-Аменаса, на границе с Ливией. Правительство Франции поддерживает Алжир, как союзное государство. На деле же, Алжир бывший французской колонией, и получивший независимость, получил ее лишь на бумаге. Экономически он все так же остался зависим от своего патрона, который в дополнение занимается и тем, что охраняет его границы, руками и ногами легионеров.
   Не смотря, на то что в Ливии вот уже пятнадцать лет идет война всех со всеми, причиняя немалый вред всем окружным странам, а большие дяди не могли решить этот вопрос окончательно, служилось здесь вполне сносно. Единственной проблемой оказалась жара и холод, соответственно днем и ночью. Форсюзер, практически выросший в условиях межзвездного корабля его бывшего наставника, и не задерживающийся ни на одной планете на долго, наконец понял, почему многие жалуются на надоевшую погоду. Ежедневная смена температуры сидела в печенках, приходится терпеть.
   Первый год прошел более-менее ровно, единственное, нагружать их стали еще больше. Иногда их отряд попросту засыпал на стрельбище, тело не способное выдерживать такой износ, отключалось. Однако кормили - будь здоров, столовая была открыта круглые сутки, и даже посреди ночи, людям возвращающимся с дежурства было, что пожевать.
   То, что стрелком Жак оказался лучшим, было ожидаемо. Возможность интуитивно направить оружие, и с незаметной помощью Силы выбрать время для выстрела, точно в яблочко, скрыть сложно. В итоге прошедший дополнительные курсы, легионер, стал отрядным снайпером. Правда отряд свой он видит реже, нежели другие. Здесь на границе, командование непонятным для него образом, разделяло солдат на в разные точки, хотя по бумагам они вроде как вместе.
  
   Идти по песку пришлось достаточное количество времени, прежде чем машина забрала их. Их работа на сегодня окончена. Насколько Жак понял, группа перехвата двинулась следом за зверолюдом. И только сейчас, у него появилось время осознать, что же произошло. Уровень интуиции мутанта впечатлял, не сильно уступая одаренным, Рено, казалось, просчитал все возможные на тот момент вероятности. И впервые в этом мире, кто-то сумел избежать удара. Жак, конечно, понимал, что не все так просто, учитывая возможности мутантов, в их полку даже были некоторые, не слишком впечатляющие, но вполне опасные образцы. Одно дело знать, и совсем другое столкнуться лицом к лицу. А ведь азарт от боя не прошел, его так и тянуло ринуться за прыгучей зверюшкой, и даже вернувшись в барак, он не перестал отслеживать Силой, ситуацию вокруг, в глупой надежде найти его снова.
   Буквально Силой, заставив себя расслабиться, Жак вперил взгляд в своего напарника, расположившегося на соседней койке:
  - Скажи мне, Франсуа, - медленно начал он, подбирая слова, - на нас не свесят всех собак?
  - Братец, - Франсуа продолжал лежать, прикрыв глаза, - не неси чепухи. Мы выполнили приказ, кто же думал, что там окажется нелюдь, мы обычные контрактники, тем более, что это дерьмо вне нашей компетенции. С мутантами работают другие части. И они, скорее всего, сейчас этим и занимаются. Другое дело, что, - он поднялся и ухмыльнулся, - ты промахнулся, бро!
  - Это случайность.
  - Не-а, признай, ты просто не любишь проигрывать.
  - Слушай, ты, - Рено начал терять терпение, - мы просрали клиента, он оказался мутантом, подозрительно похожим на некоего Саблезуба, через два дня нас отправят еще более глухую дыру, где люди убивали друг друга, казалось на протяжении всей истории той страны. И все, что тебя волнует, так это мой промах? - Жак, выдохнул, инстинктивно собрав Силу в кулаке, ему так, хотелось снести его голову с плеч, - ты мне никогда не нравился, и только сейчас я понял почему.
  - Правда? - Франсуа, казалось, совсем не задели его слова, - не будь дураком, братец, если ты не забыл, ты сам хотел закрыть контракт раньше, и кто был тем, кто нашел выход? - он прищурился, - Я. А то, что оставшиеся три года ты проведешь в Афганистане, так ты сам с этим согласился.
  - Ты тоже туда стремился, - рявкнул форсюзер.
  Наводчик пожал плечами:
  - Признай уже, мирное время не наше, - Франсуа искренне улыбнулся, меняя тему, - я видел, как ты стреляешь, это просто шедевр, хоть картину пиши. Чего тебе не нравится? Ты постоянно мечешься, недовольный ни тем, ни другим, да ты сам не знаешь чего, хочешь. А я знаю. Я вижу, тебе просто надо стрелять, - его глаза похолодели, - и все. Это, мать твою, твоя работа.
  Жак схватил пачку сигарет, и направился на выход:
  - Знаешь, что... пошел ты в жопу, - бросил он, скрываясь за дверью.
   Франсуа хмыкнул.
  
   Закурив, Жак, в который раз за день, попытался успокоиться. Последние шесть месяцев, его настроение не подымалось выше нормы. Напарник, с которым, они работают уже долгое время, и вроде как нашли общий язык, оказался совсем не таким, каким он себе представлял. Нет, он замечал за ним некое равнодушие, но учитывая, что и Старкиллер, не был образцом душевного спокойствия, списывал на обычную усталость. Но с каждый днем, их разногласия крепли. Франсуа открывался с новой стороны. И не сказать, чтобы Жаку это нравилось. Со стороны, его напарник, был веселым, беззаботным и не унывающим человеком. Но чем дольше с ним контактируешь, тем больше замечаешь, что там за ширмой, Франсуа был каким-то пустым, равнодушным, особенно к чужим проблемам. Не то, чтобы Жаку нужна была помощь, или у ему вдруг понадобилась чья та поддержка, отнюдь, его волновало то, что с таким же беззаботным лицом, Франсуа наступит на него, и вобьет в землю, если ему вдруг это понадобится. В условиях, которые они попадут с ним на пару, это не приносило спокойствия. Неужели в гражданского он тоже выстрелит так легко?
   Рено представил эту картину, и нахмурился. Не дрогнет. Насколько он смог узнать Франсуа, а провел тот с ним немало времени, даже не будет сомневаться.
   Сжав кулак, он с такой силой и Силой спрессовал бычок, застывший в воздухе, что тот на секунду вспыхнул, превратившись в пепел.
  Не в первый раз, его никому не известное прошлое напоминало о себе. Раздражением, злостью и сомнениями. В такие моменты, Сила тоже взбрыкивала, и Старкиллер очень сильно боялся сорваться. То хрупкое равновесие, что держало его, с каждым годом крошилось, как песок. Один неверный порыв, и щиты рухнут, и он снова падет. И неизвестно сможет ли выкарабкаться снова. Там, дома, у него была цель, ради которой он положил свою жизнь. Ради которой он практически отказался от тьмы, боли и ярости, что копил в себе с детства. Нашел людей, которым был действительно не безразличен, не как орудие, инструмент, а как человек. Он чувствовал себя нужным, и знал, что это не зря. Здесь же, он ради возможности легализоваться убивает людей по приказу, как цепной пес, и чем он отличается от того себя, когда служил Вейдеру? Да ничем. Омерзительное чувство. Он совершил большую ошибку, пойдя по этому пути.
   Но у него было еще одно важное качество, которое он сейчас ненавидел, упорство. Если начал, не смей поворачивать назад, закончи дело. Благо, всего три года и у него будет гражданство Соединенных Штатов. По программе НАТО, которые набирали наиболее профессиональных военных, чтобы бросить в жерло вулкана, самые опасные места их присутствия. Франсуа смог протолкнуть их двоих, и через два дня они отправятся в путешествие. Черт бы его побрал.
   Он уже почти смирился с тем, что не сможет вернуться. Земляне выходят в космос, но дальше Луны, местного спутника, они не летают. Их кораблестроение в зачаточном состоянии, и нет предпосылок к исправлению. Сам форсюзер, не имел знаний, чтобы исправить эту ситуацию. Поэтому его надежда почти потухла.
   Но проблема остается той же, он не понимал, чего хочет. Ему некуда, незачем, двигаться. И единственное, что он может делать сейчас, это сжать зубы, и закончить контракт. Будущее виделось непроглядной тьмой, а он сам мотыльком, что не мог найти света.

Популярное на LitNet.com В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров. Арена"(Уся (Wuxia)) А.Робский "Охотник: Новый мир"(Боевое фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) В.Соколов "Мажор 2: Обезбашенный спецназ "(Боевик) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Старский "Интеллектум"(ЛитРПГ) М.Атаманов "Котёнок и его человек"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Кочеровский "Баланс Темного"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"