Ноян Ян: другие произведения.

Не герой

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
  • Аннотация:
    Фанфик на вселенную Марвел. Жесткое АУ, часть от комиксов, часть от фильмов и мультфильмов. Поэтому события могут идти вразрез канону, переплетение с Человеком-Пауком, Сорвиголовой, Людьми Икс и многое другое. Прода не постоянная. Внимание, оценки пока отключены,коментам и любой критике как всегда рад, могут быть ОШИБКИ. Любителем света и добра мимо, хотя черт его знает, я всегда пишу импровизацией. Попаданец есть, но это не ГГ, и да, он получит часть его памяти, что сделает его относительным попаданцем. Аннотация: У тебя есть мечта, мечта стать тем, кем ты мечтаешь быть в своих снах. На пути к этой мечте, старайся не теряться, ведь она тоже может измениться и будешь ли ты хотеть того же, чего хотел пару лет назад. Меня зовут Бернард Шмидт, и это моя история.

  Глава 1. Меня зовут Бернард Шмидт, и это моя история.
  
   Солнечные лучи падали на мое лицо, грея еще сильнее и так в не естественно жаркую погоду. Я зажмурился и глубоко вдохнул грязный воздух Нью-Йорка, полный выхлопных газов от машин, сухой пыли и смрада от недалеко расположенного мусорного бака, за углом от подъезда, где я живу уже тринадцать лет. Размяв плечи, я неторопливо пошел мимо стоящей рядом оградительной сетки, полной дыр и являющейся лишь декорацией возле дома. Хруст битого стекла под ногами, пустые бутылки из-под алкогольных напитков, вместе с использованными презервативами, выброшенными с верхних этажей ленивыми ублюдками, являли привычное зрелище для жителя одного из самых неблагополучных районов этого города.
   Шагая между близко расположенными домами, привычно оглядывая эту мусорную свалку, что по ошибке называется жилым районом, сквозь кривые переулки, я двигался к своему обычному месту, где часто проводил свободное время. Мои губы изобразили кривую усмешку, свободное время, занятие спортом, как мы это понимаем. Я поднял руку, посмотрев на предплечье и найдя на нем дешевые ручные часы, сквозь мелкие трещины на стеклышке, стрелка показывала два часа дня. Подавив внутри раздражение на этот мусор, что мне приходится носить на руке, за неимением другого. Пообещал себе при первой возможности, когда мы с друзьями иногда натыкаемся на случайно заплутавшего не местного, забить право на его часы.
   Нет, никого мы не убиваем, хоть это и просто сделать, да шанс, что тебя найдут очень небольшой. Не секрет, что в подобное районы, даже полиция боится заходить и предпочитает обходить их стороной. Не считая залетных героев. Наряженные клоуны, что считают себя правыми творить добро и нести правосудие. Но и среди этих клоунов есть действительно опасные личности, и хорошо если сдадут в полицию, а то и исчезнувшие, позже найденные в местной канаве тела, свидетелей нет, война между бандами, расследование закрыто. Кому интересно как мы здесь живем?
  
   Местные люди, зачастую, не имеют выбора. Родились в криминальных, бедных районах, где нет работы и хорошего заработка. Глядя на своих сверстников и родителей, общаясь с уличными бандами, наркоторговцами, в конце концов, они и сами становятся заложниками системы и приходят в криминал уже в детстве. Самые стойкие и крепкие из них доживают до зрелого возраста, еще реже до старости. Часть пропадают в тюрьмах, других убивают представители враждующих группировок или просто грабители. Здесь это норма. Война в мирное время. Всего в несколько кварталов отсюда люди живут счастливо, ходят в хорошие школы, получают достойную работу. Покупают хорошие машины, ездят в туристические путешествия, растят внуков и детей в спокойной обстановке. Здесь же днем и ночью толкают на углах наркоту и не затихают выстрелы. Такова американская жизнь, где "права всех соблюдены".
   Что, конечно, не исключает того факта, что многие те еще мрази, поднимающиеся по головам друзей и родных, не имеющие принципов, упивающиеся своей маленькой властью люди. Среди волков жить, по волчьи выть, так вроде звучала поговорка, что иногда мой знакомый дед, наркоман, переводит мне с родного языка. И конечно, я никогда не признаюсь местным, о том, как с самого раннего детства мечтал быть героем, навести порядок и жить счастливо, представляя, как у меня есть мама, а отец перестал пить и чаще уделяет мне время. Проходит время, и все мои мечты становятся блеклыми, меняется взгляд на жизнь, но одно остается неизбежным. Выбраться из этого дерьма, прекратить чувствовать себя зверем. Боюсь, что моя жизнь уже давно не жизнь, а лишь бесполезные трепыхания в клетке, что по иронии судьбы стала моим домом. Правда есть у меня один большой секрет, который я никогда никому не рассказывал. Что приносит мне надежду на будущее, наравне с кучей проблем, которые я пока не в состоянии решить.
  
   Я часто задаюсь вопросом, каким бы я был, если бы не тянулся к знаниям. По ночам, вдали от всех, читая старые книги, найденные среди бардака дома, еще не проданные, для покупки бутылки крепкого виски моим отцом. Украденные с лавок магазина комиксы, прочитанные от корки до корки школьные учебники, которыми в местных школах даже не пользуются, предпочитая просто просиживать штаны. Моя тяга к знаниям, была, мягко говоря, необычной вещью для моего образа жизни. Я не считаю себя гением, но с детства ровесники были мне не интересны, что вылилось в некоторую стену отчуждения. И быть мне мальчиком для биться и издевок, если бы я просто не был сильнее. Моя необычная физическая сила, реакция, скорость, по сравнению со сверстниками, не раз помогала мне выходить из неприятных ситуаций. Благодаря ей, меня обходят стороной и не трогают, относительно, конечно. Нет-нет, иногда приходится подтверждать свой независимый статус, но врагов как таковых я не нажил. Никому не хочется получить нож в спину или пулю в затылок, просто гуляя по своим делам. Поэтому приходится быть осторожным в этом плане, светить своей силой, не феноменальной, но выбивающейся из обычных рамок, я не собираюсь. Посчитают мутантом, уродом и жизнь сильно осложнится. Я просто показываю, что сильнее, вписываясь в рамки нормальности для окружающих. Но, это так скучно, хоть и очень важно.
  
   Выйдя на проезжую часть, я пошел под мостом, рассматривая новые граффити на стенах. Уличные художники, а ведь многие из них могли бы стать настоящими художниками. Иногда находятся действительно красивые и реалистичные рисунки. Иногда, совершенно непонятные, но нарисованные очень интересным образом, что можно долго стоять и наслаждаться ими. Перейдя на следующую улицу, вдоль магазинов и спокойно работающих борделей, не обращая внимания на зовущих купить новый товар торговцев. Я снова нырнул в переулок, и добрался до баскетбольной площадки, окруженной двух метровой бетонной стеной, между тремя домами.
   Пройдя через сетчатые ворота, моим глазам предстали представители местной молодежи в количестве, около, сорока персон. Они стояли полукругом и наблюдали за сценой, что творилась в центре. А в центре, двое представителей оной молодежи, мутузили друг другу лица. Кто-то кричал, поддерживая их, кто-то кричал, обещая расправу в случае проигрыша, но были и такие, что просто молча, наблюдали. Засунув руки в карманы, я обошел толпу и пошел к чернокожему, коротко стриженному пацану, моего возраста по имени Дик. Здесь тусили подростки от десяти до шестнадцати лет. Игра кто кого завалит, у нас называлась "Петушиные бои". Были и правила, точнее ограничения.
   Заметив меня, Дик махнул рукой, предлагая подойти по ближе. Дик у нас занимался всем до чего дотянутся руки. Организационные мероприятия, вроде "Петушиных", держал он. Точнее как держал, он не был бойцом, он был просто честным, крайне честным я бы сказал. Он всегда берет то, что ему причитается и никогда не был пойман на воровстве. Ему доверяли, поэтому пока все всех устраивало.
   - Хмурый, - кивнул он, протягивая мне руку. - Как обычно? - спросил Дик отпустив мою руку.
   - Угум, - кивнул я. - есть что новенькое?
   - Есть, как не быть. Вон, - указав рукой в противоположный угол площадки, Дик представил претендента. - Бобби "Кабан". Четырнадцать лет, хочет занять твое место.
   Толстый, широкий парень, стоял у стены и жевал булку. Вид у него был умиротворенный и совсем мирный. Я присмотрелся, отметив, что за спиной у него стоял пакет, видимо с едой.
   - Откуда? - обратился я к Дику, не прекращая смотреть на обжору.
   - Южный. - ответил он, сверившись с бумажкой.
   Я кивнул, Южный это хорошо. Проблем в случае, если я хорошо настучу ему, у меня быть не должно. Они сейчас немного не в состоянии, там активно ведет захват власти новая банда.
   Вместо вопроса, я пошуршал большим пальцем об остальные. Дик заметив мое движение ухмыльнулся и сказал:
   - Думаю, около двадцатки. Зависит от ограничения и условий ставок.
   Двадцать это хорошо. Еще можно свои поставить. Я поискал в карманах наличку, вытащив пять долларов, отдал их Дику.
   - На первую минуту. - сказал я. Дик кивнул и зашуршал карандашом на бумаге.
   Бой между теми двумя уже закончился, зрители успокоились. Дик похлопал в ладоши, и обратился к толпе.
   - Отлично, отлично! Свои деньги заберете в конце. А сейчас у нас следующий бой! - его голос стал громче. - Бобби "Кабан" с Южного бросает вызов действующему чемпиону нашей небольшой арены, Берну по кличке "Хмурый", делайте ставки господа, бойцам занять позиции. - закончил он, уже принимая ставки и записывая желающих нажиться на моем бою. Я поморщился от его речи, никогда особо не любил пафос, но зрители клюют. Люди, знающие меня, кивали, проходя мимо. Толстяк не обращая внимания, продолжал жевать. Меня это выводит из себя, загоняя раздражение глубоко вовнутрь, во избежание, я чувствую, что злость накопилась почти до краев. Сегодня темная сторона ждет выхода, поэтому после боя, я сразу отправлюсь скинуть злость.
   Подождав пока Дик все запишет, и, не дождавшись реакции от толстяка. Я протянул руку. Народ уже разошелся, снова образовав полукруг, а Дик вытащил черный пакет. Раскрыв его, я не глядя, засунул руку, среди кучи разных бумажек, я вытащил одну и протянул ее Дику. Затем развернулся и пошел к "Кабану". Дик присвистнул и громко объявил:
   - По правилам нашей небольшой арены, вызываемый тянет случайно расположенную бумагу с ограничением! В этот раз "Хмурому" запрещается наносить удары кулаками, и ногами, остальное все разрешено, бой начнется, как только бойцы окажутся в круге. - послышались редкие свисты и толпа загомонила обсуждая правила.
   Я понятия не имею, откуда все это взялось, но весь последний год, что я участвую, честно говоря, только ради возможности подзаработать, всегда было это правило. Если я кого-то вызову, а он согласится, значит, условия тянуть будет уже он. Если ты чемпион, то отказать претенденту ты имеешь право только три раза. На четвертый вне зависимости от твоего согласия должен провести бой. Драки, уличные драки, каждый находит в этом свое, я ради денег. Возможность немного преумножить не так, часто водящиеся у нас деньги, для тех, кто старается не связываться с криминалом, их меньшинство, и для тех, кто просто ловит кайф, участвуя или наблюдая, вот странно, что их большинство.
   Я пошел к Толстяку. Этот, гандон, все еще стоит и жует. Дойдя до него, я пинком выбил у него свежую булку, которую он успел лишь раз откусить. Ухмыльнувшись, я развернулся и пошел в круг. Злобный я, злобный. Только оказавшись в круге, я услышал мычание и успел развернуться, как "Кабан" сбил меня с ног. Дальше мы пролетели полметра и свалились на асфальт. Оказавшись на спине, я обхватил его ногами, и, схватив его руки, притянул к себе. Толпа заголосила, бой начался. Он вытянул одну руку, сука, потный и скользкий, затем нанес удар мне в нос. Не особо больно, но злит очень. Терпи, кулаками бить нельзя, поэтому одной ногой толкаю его под колено, заставив наклониться немного в бок, подтянувшись, я локтем проехал по его фэйсу. Капли крови, от рассеченной брови упали мне на лицо. Облизнув губы, я постарался не сорваться, одной ногой уперся в землю, второю согнул в колене, приложил чуть больше усилий, чем способен выдать пацан, в моем положении, я перевернул его на спину, а сам оказался сверху. Лбом разбил ему нос, затем еще раз, и еще раз. Желание выпотрошить его, как свинью, я снова с усилием подавил. Все, он в ауте. Конечно, не честно пользоваться своими силами против обычных людей, но жизнь вообще не честная штука. Так, что все выживают, как могут.
   А пока мне срочно нужно валить.
   Встав, я направился к Дику. Забрав деньги, и не реагируя на хлопки по плечам и спине, вышел и только собирался сорваться в бег, как:
   - Поздравляю с очередной победой, Берни. - раздался девичий голос сбоку.
   Я повернул голову, рассмотрев девушку с пепельным цветом волос до плеч, проколотой нижней губой, обведенными темной тушью глазами, что на общем фон смотрелось довольно гармонично. Одетая в синий топ, открывая вид на подтянутый животик, показывая стройные ножки, одной из которых она оперлась на стену, в коротких черных шортах, стояла спиной к стене.
   - Кира. - кивнул я, надеясь, что она не будет продолжать разговор, потому как, я сейчас могу ей нагрубить или послать в дальнее плаванье. Я пошел дальше, перейдя на легкий бег, сдерживая жгучее чувство внутри, постарался отдалиться, как можно дальше. И не видел, каким внимательным взглядом она провожала меня в спину.
  
   Ускоряясь, я пролетел несколько улиц, пока не добрался до кирпичного тупика, полного разнообразного мусора, хрен бы я зашел сюда в обычное время. Но, стараясь не обращать внимания на гнилой запах и жужжащих насекомых, я вытащил нож-бабочку из заднего кармана, раскрыл его и стал выглядывать среди этого всего хоть что-то. Уже не сдерживая бурю, что разыгралась у меня внутри, я с криком заметив крысу, пнул ее, отправив в стену. Благодаря моей скорости, она не успела увернуться и скрыться в куче мусора. С писком, ударившись о стену, я подбежал к ней и насадил ее на нож. Сбросив с ножа ее на землю, я присел рядом и, взяв нож двумя руками, нанося удары сверху вниз, бил ее, пока буря ярости, злости и раздражения внутри меня не утихомирилась. Поглядев на истыканную в месиво крысу, я поморщился, а затем, развернувшись, меня вывернуло наизнанку. Нет, не от убийства крысы, а от запаха, вони, на этой свалке, которая все же меня достала.
  
   Оказавшись подальше от того места, по дороге оглядываясь не видел ли, кто меня, я присел на трубу возле трехэтажного дома и расслабился. Немотивированная агрессия преследует меня последние два года, она накапливается, и с каждым разом сдерживать ее становится все труднее и труднее. В первый раз это произошло в драке, и меня еле оттащили, никакой красной пелены, лишь желание убить нахрен все живое, что есть вокруг меня. Пока, что мне хватает крыс, но мне страшно от того, что настанет момент и этого будет мало. Я встал и, разозлившись со всего маху, ударил в стену, скривившись от боли, и оглядев вмятину в стене, что я оставил, я стряхнул пыль с кулака. Да уж, вот тебе и сила. С одной стороны ты быстрее других, сильнее, выносливей, ловчее. А с другой, есть риск сорваться и превратиться в маньяка, получающего кайф от убийств. Всегда есть плохие стороны, да? И как это контролировать, и можно ли взять это под контроль, я не знаю. Откуда я могу это знать, сука, злость вскипела внутри, и я нанес удар по стене еще раз. Затем второй рукой, меняя руки, пока не услышал треск от нее и звук открывающегося окна сверху. Не оглядываясь, я мотнул и свалил оттуда подальше.
   Вот еще один способ унять ее, избить, устать, сбросить пар, но это временное решение. Совсем бы не парился, в случае если можно было так решить эту проблему, нет, это лишь способ ее оттянуть.
   Остановившись лишь перед входом в свой дом, я постарался успокоиться. Я очень надеюсь, что меня никто не видел. Я слышал истории, что мутантов, если такие есть, забирают странные типы и их больше никто не видел. Нет, я не такой наивный верить страшилкам, тем более привыкший к жизни тут, но попасть на стол к исследователю, либо отправиться в какой-нибудь мутантский отряд, мне совершенно не хочется. Нужно успокоиться, и отвлечься.
   Закинув руки в карманы, я неторопливо отправился в противоположную сторону от моего утреннего маршрута. На районе как обычно скучно, почти никого нет на улице, жара суровая. Люди забились в дома, молодежь тусит по подвалам, где хоть немного прохладней. Наркоманы обитают там же, либо ловят приход в очередном углу, где их никто не побеспокоит. Не люблю наркотики, потому что вижу каждый день, как загибаются люди под ними. Я тоже хотел попробовать одно время, но меня отговорили. Смешно, наркоман же и был тем, кто меня отговорил.
   Пригнувшись и рукой отодвинув грязные шмотки очередного бомжа, что развесил свои вещи прямо в проходе, натянув полусгнившую веревку, посмотрев на него, я покачал головой. Новенький что ли, не знает, что за такое можно получить. Я подошел к нему, попинал немного, пока он не вылез из своей коробки, и на пальцах, используя универсальный метод, лечащий пендель, объяснил ему о том, что вот так на проходе вещи сушить нельзя. Поначалу, конечно, слушать меня никто не хотел. Мелочь, что учит старших, забавно, да. Вот только, пару затрещин, ласковые слова и я уже не мелочь, а вполне уважаемый подросток, чьему совету не стыдно послушаться. Крикнув ему в след, что ему еще повезло от того, что встретил меня, а не какого агрессивного мудака, про себя добавив, "или злого меня", я продолжил свой путь. Настроение немного приподнялось.
   Выйдя к огражденному двухэтажному зданию, которое, казалось, вот-вот развалится от небольшого ветерка. Я потопал к калитке. Небольшой, неравномерный заборчик вокруг здания, несколько высоток вокруг, мешали лучам солнца ярко осветить эту часть района. Казалось бы здесь должно быть прохладнее, но сам я разницы не чувствую. Вытерев уже подсохшую кровь под носом, зашел во внутренний дворик, разницы никакой, туча мусора на полусухом, неравномерном газоне, криво растущая трава, ясно намекала на то, что стригли ее, скорее всего еще в прошлом веке. Я вышел на крыльцо, а затем, схватившись, пошарил по карманам. Выдохнул воздух из легких, вылетело из головы, забрал ли я деньги у Дика. Оказалось, забрал, тридцать три доллара, неплохой куш. По большому счету, это ерунда, для того, кто хочет выбраться из этого дерьмового района, но камень вода точит, да и траты мне предстоят.
   Подойдя к белой, деревянной двери, я негромко постучал. Несколько секунд никто не отвечал, затем раздался шум босых ног, спасибо усиленному слуху, что позволил мне это определить, если бы в округе не было бы сейчас так тихо, то и я бы этого не услышал. Человек остановился у двери и немного подождал, затем раздались щелчки, открываемого замка и дверь скрипнула, совсем немного открывшись, показывая часть небритого лица с мешками под глазами, немного красноватые глаза сфокусировались на мне, и дверь закрылась. Шум снимаемой дверной цепочки, на этот раз дверь открылась шире.
   - Заходи мелкий. - в басовитом голосе, с некоторой хрипотцой, слышалась усталость.
   - Я не мелкий. - привычно огрызнувшись, я вошел в дверь, прикрыв ее за собой. Грэг стоял, опершись на стену за дверью, в руке привычно держал пистолет, черный кольт, с которым он никогда не расставался. Опустив пистолет, он, молча, смотрел меня, будто пытаясь что-то найти.
   - Нужна кассета. - нарушив молчание и заставив его проснуться, я вытащил пятидолларовую купюру и протянул Грэгу. Кассета это одна доза героина, равная ноль целых одной десятой грамма.
   Грэг словно проснувшись, зашевелился, схватил деньги и, буркнув "Жди здесь", исчез в подвале.
   Я оглядел обстановку в доме, заметив некоторые новые детали, вроде новеньких настенных часов с кукушкой, что появились в гостиной над диваном, и жидко кристаллического телевизора, последней модели, напротив. С Грэгом я познакомился через неделю после знакомства с "Дедом", имени деда я не знаю, да и не интересно это мне, раз он сам не говорит. Иногда я таскаю этому наркоману его дозу, соблюдая негласное соглашение, которое у нас состоялось. Он ловит кайф, а я получаю интересные сведения, не знаю, чем он занимался в прошлом, но у него хорошие знания в области разных наук, поэтому он мне интересен. К тому же, он не лезет в мою жизнь, способен выслушать, если мне надо выговориться, и иногда дает хорошие советы. Возможно, он самый близкий мне человек, предельно честен, если я спрашиваю, да и весело бывает с ним. Атмосфера в его доме, не такая, к какой я привык, более теплая, гостеприимная. Грэг же его поставщик, ни у кого кроме него он не покупает наркотики. Сам по себе Грэг мутный тип, про него я мало знаю, слухи на районе его почти не задевают. Торгует, ни к кому не лезет, помышляет левыми делами на стороне, что не задевают интересов местных банд, вот они его и не трогают. Дурь пихает, часть отдает старшому по району, претензий к нему местные не имеют. Какими делами он помышляет, я тоже не знаю, но последнее время он зажил намного лучше. Скрип лестницы, и из-за угла выходит Грэг. Сунув мне маленький пакетик, который я сразу припрятал в карман, он приоткрыл дверь, лицо его, казалось, задумчивым. Я прошмыгнул наружу, выйдя на крыльцо, и уже собирался сваливать, как Грэг окрикнул меня:
   - Эй, мелкий. - стоя в дверях, и держа руки в замке перед собой, он смотрел на меня.
   - Я не мелкий. - повторил я стандартную фразу, которой всегда ему отвечал.
   - Ладно, - впервые немного улыбнулся он, - хочешь подзаработать немного?
   Вопрос поставил меня в тупик, я подозрительно оглядел его, недельная щетина, мешки под глазами, одетый лишь в спортивные штаны, на голом торсе, с левой стороны груди была татуировка в виде надписи "Сердце".
   - Я не буду пихать дурь, - я уже решил для себя, с дурью связываться не хочу, если захочется приключений на мою, надеюсь, не пустую голову, то всегда есть алкоголь. Напиваться я не напивался, но пробовал, расслабляет.
   Грэг улыбнулся чуть шире, показывая не слишком белые зубы.
   - А не надо, - махнув мне рукой, он позвал меня подойти ближе.
   Раздумывая несколько секунд, я внутренне наблюдал за сражением между желанием подзаработать деньжат и страхом влипнуть в неприятности. Привод в полицию у меня уже был, благо все окончилось без последствий, но если меня поймают на чем-либо более серьезном, то проблемы на будущее мне будут обеспечены. Все же моя цель выбраться из этого гадюшника, и зажить лучше, по сравнению с нынешней жизнью, поступить в нормальную школу и получить диплом, чтобы попытаться попасть в университет, и заняться интересными мне науками. Разобраться в себе, точнее в своей необычности, определить мутант ли я, и первой ступенью для моей цели, это деньги. С другой стороны, я и так постоянно рискую, грабя некоторых забредших прохожих, и не только свободой. Бывает, что у кого-то, окажется, есть средства самозащиты, и баллончик со слезоточивым газом это сущий пустяк. Я просто не знаю способа, не идя на риск, ну или, хотя бы, честного, заработать денюшку. Что я буду с ними делать, и как использовать, я еще хорошо не продумал, однако, деньги правят миром, если ты только не бессмертный, терминатор, стреляющий лазерами из глаз и щелчком пальцев, ломающий всех и вся. Я вздохнул, а как хотелось бы. Но если это дурь, увольте.
   Я подошел к нему, мысленно собравшись уже отказать в случае чего, ждал пока, он начнет. Но спустя пару секунд, не выдержал, спросив первым:
   - Ну что за дело?
   - Не торопись, мелкий. - растянул он, все еще сомневаясь, и разглядывая меня. Закончив меня разглядывать, он поманил меня обратно в дом.
   Я снова оказался возле двери, но в этот раз, он позвал меня в гостиную. Присев на мягкий диван, серого оттенка, Грэг упал в кресло, напротив меня. Вспомнив что-то, он быстро поднялся и скрылся в другой комнате, послышались звуки посуды и гул электрического чайника. Я сидел и недоумевал, Грэг никогда себя так не вел. Он мечется, туда обратно, так и не начав разговор. Вернулся он уже с двумя чашками кофе, поставив одну передо мной, он снова уселся в кресло. Попробовав кофе, отложил его в сторону, отстой, не кофе, а хрень, допивать я его побоялся. Грэг же, в пару глотков опустошил свою чашку и поставил ее на стол, уже пустой. Откинувшись, он сцепил руки в замок и положил их себе на живот, возникла пауза, во мне поднялось раздражение, да сколько можно? Я только недавно его сбросил, но в таком темпе меня накроет опять, второй раз за день, но и выплеснуть я его не могу, кто его знает, как он отреагирует, у него пистолет заткнут за пояс, и я даже не знаю, смогу ли справиться со взрослым человеком. Вот непруха то а.
   - Мелкий, - наконец хоть начал он, но проглотив "я не мелкий", стерпел и всем видом выразил готовность слушать, вот удод то а. - есть дело.
   "Да ладно, какая неожиданность!" - зло подумал я про себя, но ответил совсем другое:
   - Какое?
   - В общем,- замялся он, схватив пистолет, и положив его на колени. - Я и мои друзья, иногда выходим на подработку. - я кивнул, не упуская из виду пистолет, внутри нарастал страх. - Подработка бывает разной, впрочем ты сам знаешь, все мы "по-разному" зарабатываем. - намекающее выделил он слово, снова получив мой кивок. - Так вот, сейчас мы нашли неплохое место, но там лучше не шуметь, а чтобы не шуметь, нужно тихо туда зайти. По вентиляции пробраться проще, вот только возникла проблема, - Почувствовав мой взгляд, направленный на пистолет, он усмехнулся и медленно поднял его, направляя на меня, я немного запаниковал, да что там не много, я, мать его, никак не был уверен, успею ли сблизиться с ним до того как он выстрелит, но пистолет, даже не задержавшись на мне, ушел выше и Грэг просто приложил его к подбородку, начав его чесать. Страх не стих, но злость начала накапливаться с рекордной скоростью. - взрослый человек туда просто не залезет, а если залезет, то застрянет. Вот у меня и появилось идея, попросить какого-нибудь мальца о помощи, - улыбнулся он. - естественно с долей от полученного, обижать не буду, вот только, если откажешься, никто не должен ничего узнать, ясно? - пистолет вновь оказался на коленях.
   - Ясно, - сквозь зубы процедил я, вот ублюдок. - Но почему?
   - А не хочется мне, чтобы другие знали, чем я занимаюсь. - резко ответил он, показывая, что тема закрыта. - И тебе не советую. - добавил он в конце, имея ввиду, чтобы я не проговорился.
   - Ну, а почему я? - осторожно задал вопрос.
   - А вот тут все очень просто, - на его лицо наползла ухмылка. - тебя я достаточно давно знаю, с одной стороны не так близко, но с другой давно, чтобы было у кого спросить, - ухмылка поменялась на улыбку. - ответом я остался доволен, к тому же, я не часто контактирую с детьми, чтобы у меня был большой выбор.
   - Но... черт, - меня заклинило на самый важный вопрос. - какая доля?
   - Хех, - понимающе кивнул Грэг, убрав пистолет и закинув ногу на ногу. - пару тысяч срубишь точно.
   Ох, тыж мать, деньги большие, для меня. Я таких денег в руках не держал еще никогда.
   - Если не больше. - добавил он в конце.
   Ох, тыж мать дважды. Это мой шанс, первый шаг на пути к моей цели. Не доверяю я этому уроду, просто не доверяю. То он мечется, не может начать разговор, то кольтом своим пугает, и как уверенно теперь разговаривает. Знает, что я опасаюсь, а иногда откровенно боюсь, а кто бы, не боялся? Опыта у меня нет, я не так глуп, конечно, как думают взрослые, но одно дело быть умней, чем кажешься, другое просто не знать, что делать в той или иной ситуации. И самое важное это то, что чувство наживы и желание заработать бабла, перевешивают страх и недоверие по отношению к этому индивидууму. Ублюдочная жизнь, ублюдочная судьба, у меня все сломалось даже не начавшись, еще до моего рождения, держись сука, я согласен.
   - Согласен. - выдыхая, выговорил я. - Где, когда?
   - Тшшш... не торопись. Подойдешь завтра, - он посмотрел на часы над моей головой, те, что с кукушкой. - часиков так в одиннадцать, а там и решим, что делать дальше. Только, - он снова схватил пистолет, с-сука, - не нужно никому знать, ладно?
   Мне осталось только кивнуть, давит ведь, и ничего я не могу ему сделать. Пока не могу, я мстительный тип, такого не прощаю, главное дожить, выжить и придет еще мое время, я тебе обещаю.
  
   Гуляя вечером, всегда будь на стороже. Благо здешние места я знаю хорошо, но тут уже начинаются другие правила. Дошел я, скажем так, до другой части района. Вроде просто часть одного и того же места, однако тут правила меняются резко. Если в той части, где я живу, балом правят различные группировки, не особо сильные, постоянно воюющие друг с другом, но готовые объединиться в любой момент для отражения опасности извне. То тут, балом правит один человек, и в его части будь предельно вежлив, не нарывайся. Все бордели, точки и гопники, несут ему долю. Любая шлюха платит ему, если она работает отдельно. Здесь так можно, главное плати, а если не платишь, то никто не виноват, будь то залетные бандиты, полиция, никто тебя не прикроет и пожаловаться некому. И связь, с тем, что полиция очень метко приезжает в это самое место, к этому самому человеку, что не платит, а бандиты отдаленно похожи на окружение местного босса, нет. Поэтому шел я, очень осторожно, стараясь не нарваться на проблемы, не смотря в глаза к проходящим мимо людям, заранее стараясь определить, кого следует обойти другой дорогой, и это меня нервировало. Мой характер и нежелание прогибаться под других, привыкший к некоторой свободе от всей этой каши, плюс постоянное раздражение, что копиться во мне от любой мелочи, что мне не нравится, играет против меня. Если я сорвусь, то неизвестно к чему это приведет, я, надеюсь что только пока, не способен справиться с проблемами, что могут мне принести, но это временно, да временно. Убедив себя, что они все познают мою злость, прыгая из крайности в крайность, я подошел к многоэтажному дому, зайдя в подъезд и спустившись по лестнице в подвал, не замечая крыс и обходя капающие трубы, дошел до железной двери. Громко стукнув по ней, сразу услышал звук поднимающегося засова, меня словно ждали, хе, улыбнулся я своим мыслям, так было всегда, здесь меня всегда ждут.
   - О, Берни, - прокряхтел стариковский голос. - Заходи, коль пришел.
   - Здаров, старик. - я дождался, пока дед освободит проход и зашел в комнату.
   Комната в подвале, где жил старик, с облезлыми стенами, разводами от протекшей воды, запах сырости был везде. Старенькая кровать, сделанная из подручных средств, такой же стол и генератор электричества.
   - "Где блин надыбал?" - проворчал я про себя, уже не удивляясь особо. В нем вообще много странностей, начиная с того, что он довольно образован, находчив и умен. Но что он делает, находясь в этой ущербной для его возможностей обстановке, я так и не нашел ответа на этот вопрос. К херам, что наркоман, но ведь он мог бы пойти работать в школу или другие места, где его знания помогут ему устроиться, а вместо этого он живет в этой убогой комнате, в подвале с крысами и слизнями. Эх, странный человек, вот мне бы все его знания, я бы выбрался, кстати...
   - Держи, старик. - я протянул ему "кассету".
   - Ох, ох, ох, - любит он подчеркивать свою старость и немощность, вот ж жук. - давненько ты не заходил, случилось что?
   - Да не, - я мотнул головой. - просто времени не было. Ты как, старик? Выглядишь херово.
   Он присел на стул, положив пакетик на стол, протянул мне чашку крепкого зеленого чая. Стариковское лицо, полное морщин, я его давно не видел, но на вид он стал еще старее, поношенный зеленый бушлат, который он никогда не снимает, несмотря на жару, старые дырявые ботинки военного типа на ногах, и обрезанные черные перчатки, так он выглядел в нашу первую встречу. И до сих пор, спустя два года, ничего так и не изменилось. Правда сдает он быстро, как бы мне ни было грустно, но скоро старость возьмет свое, и... Грудь сдавила боль, не резкая, ноющая, тоскливая, да дед, стал ты мне намного ближе, чем я сам думал.
   - Нормально я, нормально. Эй, - помахал он рукой перед моим лицом, - в порядке я, мелкий ты, спиногрыз. Видишь?
   Вижу, я вижу, хотелось мне сказать. Я, проглотив комок, просто кивнул.
   - Ну дурак, - протянул старик. - нашел, на счет чего волноваться. Я еще тебя переживу, так что соберись тряпка.
   Я только хмыкнул в ответ.
   - Ну, вот как у тебя выходит, вот так читать мои мысли, а?
   - Опыт, мелкий, - не обратив внимание на мое "я не мелкий!", он продолжил, - как поживешь с мое, поймешь. Вы молодежь простые как два цента, сразу видно все по лицу, мне-то с моими прожитыми годами, даже гадать не надо. Ну, так что, сразу начнем, или сначала дашь старику покемарить немного?
   - Сам как знаешь, я пока не тороплюсь особо.
   - Ну, давай тогда я начну, потом тобой займусь.
   Он встал, и прошел к кровати, поднял матрац и вытащил оттуда шприц со жгутом. Я отвернулся, не нравится мне это, но это его выбор, старик знает, что делает, да и я привык ему доверять и помочь, пожалуй, ничем не смогу. Когда он закончил, я повернулся обратно. Мда, сидел он также на стуле, спиной упершись в стол. Потерянное лицо, сузившиеся глаза, пустой взгляд, дыхание его замедлилось, и он словно оказался в анабиозе. Минут через десять, он дернулся, глубоко вздохнул, словно вынырнув из воды, посидел еще около пяти минут, а затем встал и пошел к стопке разных книг. Легкая улыбка так и не покинула его лицо, взяв пару книг, он подозвал меня к столу.
   Сегодня мы изучали биологию, старик объяснял мне темы, наглядно на мне показывая некоторые примеры, рассказывал о разных случаях из его жизни, когда он был по моложе. Слушать его было интересно, он умел сделать так, чтобы слушатель не помирал со скуки, даже на казалось бы, скучные темы. Жаль у нас в школе не такие учителя, но я отвлекся. Тема была специфическая, сердечно сосудистая система человека. Если обобщить, то все занятие мы изучали этот комплекс анатомо-физиологических образований в теле человека, что обеспечивает направленное движение крови и лимфы в организме человека и животных. Снабжает мышцы и ткани энергией, питанием и нужными газами.
   Закончив урок, я наскоро попрощался с ним, было уже поздно и мне хотелось поспать. Деда я не хотел напрягать, и ходить по ночным переулкам сегодня тоже. Добрался до дома, я минут за сорок, грязный подъезд, обходя мимо сидящих на ступенях наркош, не обращая внимания на звуки и крики в квартирах, я поднялся на одиннадцатый этаж. Вытащил ключ с брелком в виде головы дракона, китайская дешевка, отнятая когда-то давно у смелого китайца, что вообразил себя героем и решил прогуляться по нашим улицам. Поколотили мы его знатно, честно говоря, мы бы даже не стали его трогать, но когда он начал нам втирать о правильном образе, которой должна следовать молодежь, моему знакомому, с которым мы курили, сидя под навесом, это не понравилось. Да, но ушел он на своих двоих, обиженный на весь мир, оттого, что его, несомненно, важные речи оборвали неблагодарные сучьи выкормыши, это его кстати слова. За это он получил еще одну порцию пиздюлей, но сильно мы на него не налегали. Я остановил своего знакомого, все нужно в меру, денег у него много с собой не было, да и брать особо с него нечего тоже, так что мне удалось уговорить его отпустить китайца на все четыре стороны.
  
   Дверь скрипнула, и я зашел домой. Полумрак в комнате, свет опять неуплачен, хорошо хоть вода есть. Умывшись, я прошел в гостиную, дешевая обстановка, ничего особого нет. Старенький диван, на котором дрых отец. Пьяница и алкоголик, дебошир, его видимо отпустили недавно, отсидел пару недель за вандализм. Ненавижу его, я подошел к нему, натянул на него одеяло, и некоторое время смотрел на его лицо. Резкие, я бы даже сказал хищные черты лица, истинный ариец, как он любил называть себя. Я же удостоился звание гребанный полукровка, хоть на лицо мы очень схожи. Он постоянно кичится, о том, что у него дворянские корни, что если бы не война, жил бы себе в особняке и в ус не дул. Пытается найти свое состояние, обзванивая богатых немцев, бежавших из Германии, к концу Второй Мировой, и требуя вернуть честно нажитые деньги его семьи. Пьяницу, конечно, никто и слушать не хотел, поэтому он зверел и приходил домой, разбивая и так малочисленные у нас целые вещи. Стучал и бывало выламывал дверь в мою комнату, избивая меня, урод. Задушить бы его, но рука не поднимется. Я вздохнул, еще электричество нужно оплатить, и снова за мой счет, кто из нас взрослый, я иногда даже сомневаюсь. Снова поправив ему одеяло, дабы он не замерз ночью, я отправился в свою комнату, настроения не было вообще.
   Прикрыв дверь, я скинул с себя одежду, оставшись в одних трусах, зажег свечку, зажигалкой, что лежала рядом со свечкой. Подошел к зеркалу и начал рассматривать многочисленные шрамы на теле. У каждого своя история, иногда грустная, иногда глупая, чаще просто идиотская. Сдул слипшуюся челку с лица, оскалился, представляя себя каким-нибудь героем. Мда, бывает у меня такое, наверное, каждый мечтал и воображал себя кем-то другим, более важным, свободным от своих проблем, незнающим страха, правда в моих мечтах, я последнее время, граблю банки, да так, что меня никто не может поймать. Видимо, постоянные мысли о деньгах, сказались и на моих мечтах. Телепортация, телекинез, пирокинез и многое многое другое, чем я владел в своих снах. Тяжелый вздох вырвался из груди, но улегшись на кровать, я все еще оставался тем, другим собой. Я прикрыл глаза предплечьем, постарался отрешиться от всего. Мне нужно отдохнуть, очень нужно. Время потянулось, хрена туча разных мыслей крутились в голове, пока, наконец, не пришел сон. Спасительный сон.
  
  Глава 2. Не всё то, чем кажется. Не все те, кем кажутся.
  
   Утро настало внезапно, впрочем, как обычно. Чувствую себя роботом, закрыл глаза, открыл и уже утро. Скинув одеяло на пол, смотрел в потолок, думать и что-либо делать не хотелось совершенно, поэтому я просто лежал некоторое время, пока не услышал скрип старых половых досок и хлопок закрывающейся двери. Отец свалил по 'важным' делам, и здесь мне стоило бы усмехнуться, но мне не было смешно, я вообще редко улыбаюсь, обстановка не располагает.
   Протерев глаза, поднялся с кровати. Раскинув руки в стороны, с удовольствием и хрустом позвоночника потянулся. Оглянулся по сторонам в поисках одной вещицы.
  - Хм, вот где ты. - пробормотал я.
   Схватил коричневую пыльную коробку, треснувшую местами, но еще рабочую, перевернул ее. Глазами нашел разъем для батареек, на месте. Щелчок пластмассовой кнопки и радиоприемник заработал. Теперь найти подходящую волну и можно размяться.
  - Так, что там у нас есть... - покрутил ползунком.
  - And I will always love youuuu... - нет, нет и нет. Не то, что там дальше.
   Громкий звук будильника заставил меня чуть вздрогнуть, звон сменился на современную мелодию неизвестной мне певицы, которая тут же затихла.
  - С дооообрым утроооом Нью-Йорк! Радио Свобода желает тебе, гражданин, доброго утра! Сегодня с вами, Майки Сантьего и я говорю вам, поднимайте свои задницы с постели пока я сам не пришел вас будить! На улице вторник, день ожидается жарким, погода не порадует нас сегодня прохладой, но это ведь не повод прохлаждаться так ведь?
  - А чтобы вам не было так горестно, дорогие мои нытики, послушайте музыку, ииии поехали!
   Ритмичная музыка, с быстрым и веселым темпом, то, что доктор прописал. Поставил приемник на стол и потихоньку начал разминаться. Комплекс утренней разминки, которую однажды увидел по телевизору и решил взять на заметку, не ну а что? Пользы от нее особой не вижу, но проснуться помогает.
  - Хаааа... вот и сон прошел. - улыбнулся я.
   Приемник под подмышку и можно умываться, подпевая под музыку, пошел в ванную. Хм, хм, ммгмхм... Пока умывался, решил переключить и послушать немного новостей. По плану сегодня заплатить за ЖКХ, навестить Дика, чем черт не шутит, может обломиться чего. А вечером... Вечером меня ждет что-то более серьезное, чем то, к чему я привык. А Грэгор... Грэгор, сука эта... но деньги. Ай, будет видно.
  - 'Озборн Корпорэйтед' заключила контракт совместно с 'Дум Корпорэйтед' на совместные исследования в области генной инженерии и антропогенетики. Не секрет, что оба гиганта крайне враждебно относятся друг к другу, но причины заставившие работать их вместе выяснить не удалось'
  - Твою мать... - зубная щетка сломалась пополам, когда я сам того не заметив, сжал кулак.
  -'Государственный патент на поставку легкого и среднего вооружения для вооруженной армии Соединенных Штатов предсказуемо получила компания 'Старк Индастриз'. Джастин Хаммер выразил свое неудовольствие после потери патента, но скандал раздувать не стал'
   Бросив ее в урну, зашел на кухню. Ржавый холодильник со скрипом открылся, показав мне пустоту. Еще лучше. Еще траты, класс.
  - 'Мировые вести. Китай выразил протест на введение войск США в страны ближнего Востока. Индия поддержала ноту и присоединилась наравне с рядом других стран'
   Натянул зеленые шорты и белую футболку с надписью 'Suck my D', залез в кроссы и остановился на пороге. Хлопнул себя по лбу, зашел обратно, не снимая обуви забрал деньги из под кровати, где я их храню и вырубил радиоприемник, пробегая мимо.
  - Вот душман... - думал я, выйдя на улицу. - Да сколько она длится-то будет.
   Сплюнув от досады, направился в местное отделение банка. Выйдя на проезжую часть, глазами нашел отделение местного банка, пошел через дорогу, доедая сэндвич, который прикупил по дороге. В банке задержался на полчаса, пока тут очередь, пока там оплатишь, было бы намного легче, если бы я имел счет в банке, но у меня его нет. Может быть позже, когда-нибудь, потом.
  
   Я глубоко вдохнул, даже воздух тут другой... или мне просто так кажется.
  - Здаров, Ди. - я шлепнул ему по ладони, а затем вытянул грудь, заставляя его невольно скосить взгляд на надпись.
  - Иди ты. - беззлобно огрызнулся он в ответ на мою ухмылку, многие стебутся над его именем, но он привык и уже не обижается. Хотя по мне, как к этому можно привыкнуть? - Хорошее настроение?
  - Есть немного, - улыбнулся я уголком губ. - Есть че?
  - Неа. - развел Ди руками в стороны. - Сам знаешь, на каждый день бойцом тебя обеспечить не могу... подожди, - махнул он рукой, затем развернулся к народу и объявил следующий бой. - Так, что приходи потом, сейчас тут тебе делать нечего. - проговорил он, чиркая в блокноте.
  - Окай. - не скрывая разочарования сказал я. - Ладно, я тут пока потусуюсь, если что, зови.
  - Угу. - все еще не отрываясь от блокнота, промычал он.
   Мда, не свезло. Я поискал глазами знакомые лица и увидев, как мне машут, направился к ним.
  - Какие люди! - произнес крашеный блондин с проколотым ухом и смуглым лицом, затем изобразив испуг на лице, добавил, - Ты пришел стереть с наших лиц улыбки? - затем чуть тише шепотом, - чтобы мы стали твоей хмурой бандой?
  - Не смешно. - проговорил я, сжимая ему руку чуть сильнее, пока не заметил, как он скривился. - Как дела, волчара?
  - Нормально было, пока ты не пришел. - буркнул он потирая руку. - И чего ты так криво реагируешь на шутки?
  - Отстань от него, серый. - глубоким, матовым басом сказал здоровяк, сидящий на скамье для зрителей. - А шутки у тебя и правда не смешные. Привет, Берн. - кивнул он мне.
  - И тебе, Джин. Кира, - махнул я рукой, девушке, сидящей рядом с Джином. - Ник.
  - Не цените вы меня... - обиженно буркнул Серый.
   Николас Контегро сверлил меня взглядом, его я сразу и не заметил, а заметил бы, не подошел. Мы с ним не очень ладим, вражды откровенной нет, но находиться рядом сложно. Почему он взъелся на меня, не имею понятия, да и плевать. Мне он не нравится своим характером, наглый, бессердечный тип, который считает, что ему все дозволено, золотая молодежь в бандитском варианте. С ним в прямой конфликт никто вступать не будет, я тоже. Все из-за его отца, местный мафиози, который работает на Амбала, крупного преступного босса. Сам Ник, благодаря авторитету отца, ходит везде свободно и ничего не опасается, его стараются обходить стороной. Ему никто ничего не говорит, когда он откровенно нарывается. Ему я причин не давал себя ненавидеть, но что-то такое между нами есть. Одним словом, тот еще гондон. Джин и серый его сопровождающие, нормальные пацаны, но как, говорится, родителей не выбирают, вот и их со временем ждет так же структура, в которой они и работают. Кира... Кира отдельная история, бунтарка, любительница острых ощущений и адреналина. А также жительница из богатого района, с работящими и богатыми родителями, какого хрена она тут делает, для меня остается загадкой. Но ходят слухи, что ее родители уже устали с ней бороться, а так же подплачивают Контегро-старшему, чтобы ее тут не трогали. Ее и не трогают, во первых связи у родителей большие, а во вторых Ник и ребята ее ненавязчиво оберегают, слухи видимо не врали. А, мне по большому счету все равно. Выберусь и забуду о них.
  - Бернард, Берни, Берн. - проговорил Ник ухмыляясь, мне покоробило его обращение. - Боец с большой буквы. - издевательски произнес он. - А если я брошу тебе вызов? Что делать будешь, боец?
   Вот за это я и ненавижу таких как он, нарывается ведь. Не думаю, что сам из себя он много представляет, по крайней мере, в прямой схватке я его завалю, уверен в этом. А еще, я ненавижу свой острый язык...
  - Сдамся. - улыбнулся я. Ник улыбнулся тоже. - Тебя же следует бояться.
   Все затихли, улыбка Ника померкла, он резко встал и заехал мне справа в челюсть. Моя голова дернулась и из губы брызнула кровь. Джин и Серый подошли ближе. Я задушу тебя твоими кишками, тварь. Еще один удар туда же и я сделал шаг назад, споткнувшись, упал на задницу. Все, больше не могу, злость поднималась из глубин, и мне не хотелось ее сдерживать. Плевать, я сука, еще пожалею, но ты сдохнешь...
  - Ник! - высокий женский голос, с примесью паники раздался сбоку, отвлекая меня.
   Я поднял голову и увидел Киру держащую руку Ника. Ник, несколько секунд смотрел на нее, затем дернул рукой, и присел на корточки передо мной.
  - Не дерзи, мне Берни. - угрожающе произнес он. - Благодари Киру, за то, что я не отхуярил тебя прямо здесь перед всеми. От меня тебя здесь никто не спасет, усёк?
   Я сплюнул кровь, встал и смотрел в его зеленые, противные и уверенные глаза. Я запомню. Ненавижу. Как же я ненавижу притворятся слабым, почему я не могу просто раздавить его череп здесь и сейчас. Да потому, что я не идиот, у всего есть последствия. Подавив злость, и разжав до крови сжатые кулаки, я постарался успокоиться.
  - Забыли. - кивнул я.
  - Ну вот и отличненько. - чуть ли не пропел он. - Запомни...
  - Ник! - чуть ли не рыча сказала Кира.
  - Ладно, ладно, все закончили. - проворчал Ник.
   Джин и Серый сели обратно, но напряженная обстановка держалась еще некоторое время, не знаю о чем думали другие, но я внутри просто кипел. Но Серый был в своем репертуаре, начал трещать о разной ерунде и отвлек всех на себя. Так и говорили мы некоторое время, пока Джин не заметил, что последнее время все чаще слышно о разных мутантах и прочей фигне. Меня напряг этот разговор.
  - Да херня все это, я вот ни разу не видел такого...
  - А капитан Америка?
  - Ты, дибил, серый? Он же солдат! Его специально растили для этого.
  - Сам ты дибил, откуда ты знаешь, что он не мутант?
  - Да, потому, что он супер солдат. Его против фашистов по секретным технологиям сделали.
  - Телик почаще смотри. Неизвестно это. А самого капитана давно никто не видел.
  - Но он же герой, Кира! Даже если и мутант!
  -И что? - вклинился Ник. - По мне он просто реклама и пугало для других стран, куда он пропал никто, не знает, как Кира и сказала. А мутанты это звери, которых если не контролировать, нападут на своих же. Капитана держали на поводке, а если так не делать, то он сам бы за фашистов воевал.
  - Неизвестно, мутант он или нет. - недовольно произнесла Кира. - и это твои слова или твоего отца? - насмешливо посмотрела она на него.
  - Без разницы, - поморщился он. - Мутантов становится все больше, и если не взять их под контроль, то они устроят пиздец.
  - Да ну, не чеши Ник, я вот не отказался бы. - мечтательно произнес Серый. - а ты Берн?
  - Мне параллельно на них. - максимально равнодушно постарался сказать я. - Есть, есть. Нет, и то хорошо.
  - Да ну, тебя. Скучный ты. - протянул он. - Что, правда, никому не хотелось бы скажем, управлять огнем?
  - Если бы ты умел так делать, тебя бы тут не было. - пробасил Джин.
  - Почему это?
  - Да потому, - сказал Ник ухмыльнувшись. - Никто не будет терпеть рядом с собой опасного мутанта. Они опасны, как ты не понимаешь, они должны служить людям, а не быть сами по себе.
  - Ты, так говоришь, как будто они не люди... - добавила Кира, нахмурившись.
  - Ну да, - пожал он плечами, словно говоря само собой разумеющееся. - они не люди, они мутанты.
   На этом обсуждение и закончилось, интересно, что думают разные люди. Тем более, мне. Я то, все больше склоняюсь к мнению, что мутант. С Ником, мне точно не по пути. Серый же, только и говорит, о том, как круто быть мутантом. А встретив настоящего, не ясно, как себя поведет. Джину, кажется, действительно параллельно, он лишь поддерживал разговор. Кира, тут непонятно, она не высказывалась против, но и не одобряла слова Ника, молчала. В общем, можно сказать, что большинству все равно на них, пока их не затронет. Распрощавшись со всеми, я покинул, эту поистине дружелюбную компанию, уловили сарказм?
  
  - Мелкий, не опоздал. - Грег был в хорошем настроении. - Заваливайся.
   Прикрыв дверь, Грэг уселся на свой любимый диван. В доме уже сидели Траст и Бил. Осталось дождаться Вэйна и можно катить.
  - Где его носит? - Траст нервничал и злился. - Какого хрена, мы же договаривались!
  - Завались. - сплюнул Бил. - Ты трусло, уже достал всех.
  - Спокойней. - произнес Грэг, вытаскивая пистолет и наслаждаясь страхом, который излучал мелкий. Ему нравилось его дразнить и пугать, нравилось, как он незаметно для себя подрагивал, и его глаза начинали бешено бегать в поисках выхода. Садистом он себя не считал, но это было весело, все равно заняться нечем. Зазвонил мобильник, отлично.
  - На выход. - проинформировал всех Грэг вставая сам.
   Во дворе стоял фургон, Вэйн сидел за рулем и слушал свой нигерский рэп. Грэгу никогда не нравилась эта музыка, он с детства слушал кантри, но другим ведь не объяснишь, что все говно, а он хорош. Не поймут-с. Усмехнувшись собственным мыслям, он сел на переднее сидение и машина стартовала.
  - А куда мы едем? - Берн выглядел взволнованным.
  - На склады. - ответил Грэг, предвкушая его удивление. - Залезешь и откроешь нам дверь.
  - Чет, мне расхотелось. - буркнул он.
   Грэг усмехнулся и вытащил пистолет, вздрогнувший Берн отвернулся. Молодец. Грэг вздохнул, это последнее задание, затем его ждет курорт на всю оставшуюся жизнь. Они приехали на край города, возле морского дока, находились складские помещения. Им был нужен тринадцатый.
   Выйдя из машины, они вытащили ящики из фургона и под расширившимися глазами малыша, переоделись в привычную форму. Защитный костюм, с усиленным бронежилетом и шлемом с авто-наведением, который подключался посредством беспроводной сети, напрямую к оружию. Автомат Rm-23 с обоймой в шестьдесят три патрона, лучшее, что удалось достать. Разрывные гранаты и эми. Главное, себя не задеть.
  - Прием, Траст ты готов? - обратился к нему Грэг по рации.
  - На позиции. Трое снаружи, сколько внутри не знаю.
  - Огонь по сигналу.
  - Есть. Конец связи.
  - Билл.
  - Минуту. - Билл нацепил на себя большой и громоздкий рюкзак, попрыгал, чтобы не мешал. - Готов.
  - Поменьше не было?
  - Ну, извини, в прошлый раз мой раздолбали, лучше этого не нашел.
  - Ладно, все равно это последняя.
  - Наконец-то. - вздохнул Вэйн. - Я, честно, говоря, уже задолбался, с каждым разом все опаснее становится. Да и тебя, наверное, заебал тот отстойник, в котором ты живешь.
  - Жениться решил? - усмехнулся Грэг.
  - Да кто за него выйдет. - добавил Билл. - Что? Если последний раз выступаем, я уже шутить не могу?
  - Да, ничего. Ты раньше-то не шутил особо.
  - Ага. - поддакнул Грэг, привыкший к серьезному и даже не капельки не юморному Биллу.
  - Да ну вас. - вновь стал серьезным Билл.
  - Так привычней. Мелкий, - подозвал Берни Грэг. - Слушай сюда, спрячешься вон за той стеной и не отсвечиваешь, как будешь нужен, позову.
  - Ах, да, - уже уходя, добавил он. - Сбежишь, найду и убью, понял? - дождавшись, яростных кивков Бернарда, Грэг двинулся на склады. Пора привести план в исполнение, и знал бы сам, мелкий, зачем он тут вообще нужен.
   Отойдя достаточно далеко и не попадаясь охранникам на глаза, они остановились и тихо вырезали клеточный металлический забор. Зайдя на территорию склада, они прислонились к стене и собрались с духом. Склады стояли в четыре ряда, им нужен был второй ряд и склад под номером тринадцать.
  Включив рацию, Грэг скомандовал:
  - Траст. Снимай всех до кого дотянешься, как зайдем в склад, сразу дуй к нам.
  - Понял. - раздался ответ.
   Раздался выстрел, затем через несколько секунд еще.
  - Пошли. - рявкнул Грэг.
   Высунувшись и рванув за следующую стену, Грэг жопой почувствовал, что что-то не так. Свинцовый дождь накрыл их с головой.
  - У них пулемет! Я отхожу, меня вычислили. - Траст снялся с позиции.
  - Черт, Траст! Сними его! - завопил Грэг, перебегая на новое место.
   Пулемет пробивал стены, собравшись Грэг высунулся и открыл огонь, благодаря шлему, высветившему примерное расположение противников. Трое слегли. С другой стороны отстреливались Вэйн с Биллом. Сняв с пояса гранату, Грэг размахнулся и бросил ее ближе к складу. Теперь дождаться, взрыв поднял пыль. Грэг отстреливал врагов сквозь пыль, но не особо успешно. Экипировка у Гидры была лучше, только опыт, не пропьешь. Грэг выживал и не в таких условиях. К тому, же налета они явно не ожидали, да и информатор дал примерную численность солдат противника. Выстрел прилетел с противоположной стороны и пулемет затих.
  - Снял его.
  - Ты, блять, не торопился. - прошипел Грэг. - Двигайте.
  Сопротивление было сломлено. Достреляв оставшихся, и добив выживших, они зашли на склад.
  - Как-то слишком просто. - Билл задумчиво оглядывал склад.
  Вэйн присвистнул:
   - И как с такими игрушками, они оказались с пулей в голове?
  - Не в игрушках дело. - подняв палец вверх, сказал Траст, заходя в склад.
  - Билл, начинай.
   Билл подошел к большому контейнеру и снял рюкзак. Перешагнув через труп, он зашел в открытую дверь. Вот откуда они повылазили. Остальные двинулись за ним. Внутри контейнер оказался пуст, но было в нем кое-что очень интересное. А точнее, герметичный люк в человечный рост. Билл присев возле люка, провел провода к цифровой панели, и, открыв свою коробку, которая оказалась необычным переносным компьютером, начал взлом.
  - Вэйн, тащи мелкого.
  Вэйн кивнул и вышел.
  - Нахрен он нужен, что-то я не помню, чтобы нам нужна была вентиляция, у нас вон Билл есть. Да и я сам там смогу пролезть. - Траста волновал этот вопрос.
  - Увидишь, - ухмыльнулся Грэг.
   Через несколько минут Билл закончил. Люк открылся, показывая широкую лестницу в глубину. Бункер. Он был довольно старым, значит, построили его довольно давно.
  - Сколько у нас есть времени? - обратился Грэг к Биллу.
  - Минут двадцать, может чуть больше.
  - Успеем. А вот и Вэйн. Работаем.
   Вэйн притащил мелкого за шкирку, и они начали спускаться. Грэг и Билл шли впереди, Затем Вэйн с мелким, тылы закрывал Траст. Спуск занял не много, Бункер не был слишком глубоким, спустившись, они оказались в просторной и светлой комнате, полной разнообразной аппаратуры. Людей не было, они, как и говорил информатор, спрятались в центральном помещении, специально оборудованном на такие случаи.
  - Билл. Займись турелями.
  - Есть.
   Пришлось еще ненадолго задержаться.
  - Двигаем.
   Бумаги, лежавшие на полу, хрустели под армейскими ботинками, оставленные и разбросанные в панике. Современные компьютеры, крупная техника, подставки похожие на те, что показывают в фантастических фильмах про инопланетян, вот на что были похожи помещения. Все, кроме одной...
   Пробираясь глубже внутрь, они натолкнулись на комнату в которой в ряд стояли колбы с людьми. Люди, мужчины и женщины плавали в непонятной жидкости, подсоединенные через трубки во все отверстия, включая анальное, нашпигованные непонятными приборами.
  - Какого хрена... тут творится? - выдохнул Траст.
  - Не наше дело, - Грэга не волновало, что тут делают люди и откуда их взяли. - Закончим задание и на вольную.
   Через центральный коридор, сверившись с планом помещения, они оказались перед большой, стальной дверью, напоминающую банковскую. Билл не дожидаясь, подключился к панели, и начал с ней возиться. Спустя несколько минут, Билл встал и отрицательно покачал головой.
  - Узел закрыт и переведен на ручное управление, открыть можно только изнутри. Тут я бессилен.
  - Ну... Попытаться стоило. - пожав плечами, Грэг схватил Берна и поставил перед дверью, вытащив пистолет он прислонил его к виску парня и снял его с предохранителя. Повернув голову к камере наблюдения, он улыбнулся.
  - Доктор Шмидт. Откройте дверь, или парень - не жилец. Я не шучу. - Парень дрожал, отчего Грэг веселился еще больше. Каково было его удивление, когда узнав личность требующегося ему человека, им оказался Бернард, который таскал дурь одному деду. Воистину земля - круглая.
   Некоторое время для выяснения обстоятельств, заинтересовать парня оказалось не проблемой. Он предсказуемо оказался жадным до наживы, как и все мы, как и все мы. Пять сраных лет, Грэг работал наемником и копил деньги для безбедной старости, пока год назад с ним не связался один человек. За задания он платил хорошо и за этот год, Грэг заработал больше чем за всю свою карьеру на вольных хлебах. Пять сраных лет он жил в том убогом районе, и продавал дурь наркоманам, готовым убить мать родную за дозу. А все ради прикрытия, уж там его искать никто не стал бы. Уже предвкушая отдых, Грэг дал себе мысленную аплеуху, загоняя мысли о курортах, красивых телках и бухле вглубь, расслабляться нельзя. Сначала нужно закончить дело.
   Дверь дернулась, Вейнс, Билл и Траст встали по бокам, затем раздался звук работающих деталей и дверь открылась.
  
  - Отец? - выдохнул я, забыв про ствол у моего виска и крепкую руку Грэга, который держал меня за шею.
   В дверях стоял мой отец. В белом халате, на его груди, висели очки, самые мать его обычные очки на веревках. Отец никогда не носил очки, здесь он, причесанный, в нормальной одежде, но с такими же усталыми глазами. В руках он сжимал пистолет и злобно глядел на нас, нет, не нас, задержав на мне взгляд, я разглядел тревогу. Но почему?!
  - Доктор Шмидт, бросьте оружие. - раздался голос Грэга, и он вдавил мне пистолет в висок еще сильнее. Грэг знал, знал, кто мой отец. Один я нихрена ничего не знал! Суки! Ненавижу! Резкая боль на макушке и голос Грэга после удара:
  - Еще раз дернешься, и я пристрелю тебя, пацан.
  - Оставьте его, я сдаюсь. - отец бросил пистолет на пол и ногой толкнул его к Грэгу. Грэг поднял пистолет и пинком отправил меня к отцу, направив оружие на нас. Добежав до отца, я попытался остановиться, но он обнял меня. Отец, ну какого хуя, я получаю то, о чем мечтал в такой дерьмовой обстановке. Кажется, у меня начинается истерика...
  - Заходим, доктор Шмидт вы идете впереди, и попробуйте только выкинуть что-то...
   Пройдя чуть дальше, мне на глаза попались люди, толпа людей, все они были в белых халатах, и все жались от страха, прижимаясь к стенам, пытаясь казаться незаметными. У дверей лежал труп, в луже собственной крови тянущий руки вперед к двери. Тут я все понял, и почему в руках у отца был пистолет, и почему дверь так долго не открывалась, ведь кроме отца тут есть еще другие люди, и они уж точно не хотели выходить. А оружие оказалось лишь у одного, и ему пришлось его применить. Меня замутило и я начал часто дышать, отец крепче сжал мое плечо, оглянувшись я заглянул ему в глаза.
  - Тише, Берн, спокойнее. - пытаясь вложить в голос побольше уверенности, отец положил руку мне на голову и взлохматил ее, улыбнувшись. Мне стало легче, он отвлек меня.
  - Пап..
  - Доктор Шмидт. - к нам подошел Грэг. - Вы ведь будете сотрудничать? Нам нужна вся информация, которая здесь хранится.
   Грэг протянул флэшку отцу, отец помедлил, затем посмотрел на меня и взял флэшку.
  - Билл, проконтролируй, мы опаздываем. - взглянув на часы сказал Билл.
   Везде стояли черные компьютерные и прямоугольные блоки, их было много. Я невольно восхитился, это какая должна быть мощность у компьютера. Отец пошел к центру, куда стягивались все узлы от блоков, а над панелью стояло большое стекло. На стекле высветились множество окон. Далее появилось окно загрузки. Загрузка длилась долго, а мне нужно было срочно что-нибудь придумать. В живых нас не оставят, но что я могу сделать? Сила? И что? От пуль я не убегу, что я могу? Черт, черт, черт! Не паникуй, блять... не паникуй. Выпустить злость, чтобы успокоиться. Злость словно ведро холодной воды на голову заставила меня взять себя в руки. Так, у Траста пистолет торчит на пояснице. Ну, схвачу я его, и что? Пользоваться им я не умею, нужно что-то еще. Думай, думай, боец. А если я просто завалю одного из них? Я могу пробить стену рукой, не думаю, что он останется цел после моего удара. Ну вот, завалил я одного, другой сразу изрешетит меня. Еще, что еще.
  - Грэг, мы закончили. - раздался выстрел, я вздрогнул.
   Не веря своим мыслям, я повернул голову. Время остановилось, словно в замедленной съемке на пол падал отец, рукой прикрывая рану в груди. Так же медленно, опустился на колени и лицом встретился с полом. В душе поднялся вой, хор противоречивых чувств и мыслей, не верю, не может быть, это происходит не со мной. Но разум твердил, твердил, что все происходит на самом деле.
  - Папа... - сквозь слезы, шепотом вырвались слова.
   Какого хрена? Отец мне никто, и воспитывал он меня никак, я ненавидел находиться рядом с ним, я всеми способами избегал его, приходил позже, чем он засыпал, вставал раньше, чем он просыпался, так почему мне так хреново, пап?
  - Хорошо. - улыбнулся Грэг. - В живых никого не оставлять. Закончим здесь и все.
   Люди зашевелились, услышав его слова, но оружие нацеленное на них, не давало им сорваться с места, но это было не на долго...
   Они встали кругом, а Грэг упер ствол мне в затылок...
  - Без обид, мелкий.
   Я закрыл глаза. Вот и все, вот и конец. Отец, нет, папа оказался не тем, кем я его всегда считал. Здесь я видел его волнующимся за меня, видел, как он убил за меня, видел, как он умер за меня. И знаете, я ни о чем не жалею, совсем. Жизнь оказалась не так красива и чиста, как говорят по телевизору, но были в ней и хорошие стороны, жаль, что я их не увижу. Жаль, что не достигну ничего. Сказке конец.
  Наступила тьма.
  
  
  Дорогие читатели, спасибо за то, что читали этот фик. Мне очень приятно ваше внимание, приятно, что меня вообще читают. Я конечно не Пушкин, но свои плюс минус десять человек читателей получил . А герой... Герой, блять, будет жить! Спасибо за внимание. (Автор немного выебнулся, простим ему это?)
  
  
   Наступила тьма. Кто-то отключил питание, я дернулся в сторону, звук выстрела оглушил мое правое ухо, но мне плевать. Развернулся и со всей дури заехал рукой наудачу туда, где должен стоять Грэг. Рука попала во что-то мягкое, и Грэг издал воющий писк. Да, получи, сука по яйцам. Дернулся и на максимальной скорости побежал в ту сторону, где должен был лежать отец. Мое дыхание сбилось, но мне казалось, что я лечу. Темнота расступилась и четче различал окружающую обстановку, похоже, я все таки мутант...
   Раздались выстрелы, завыли люди, и начался шум и гам. Автоматные очереди и крики боли за спиной отвлекали меня, но я не могу помочь им сейчас, потому, что все мои мысли занимал отец. Добежав до него, я схватил его за руку и оттащил его за ближайший блок, это далось мне невероятно легко. Осторожничать я не мог, рядом со мной просвистело пару пуль, и, не смотря на страх получить их, адреналин не дал скатиться в панику, а злость и ярость, державшиеся на пределе, стали противовесом страху. Осторожно усадив отца спиной к блоку, я осмотрел рану, кровавое пятно находилось на груди, но отец дышал.
  - 'Я должен ему помочь...' - думал я, пытаясь закрыть рану.
  Отец тронул мою руку.
  - Поздно...ха - отплевываясь сказал он. - Мне уже не поможешь. Возьми.
  Он вложил мне в руку какой-то предмет, открыв ладонь, я увидел флэшку, ту самую, что дал ему Грэг.
  - Когда ты успел... - лишь произнес я, сразу мотнув головой. - Неважно, почему ты не рассказывал мне? Почему ты вел себя как последняя свинья со мной?! - я срывался на крик. - Черт! Неважно, молчи. Я тебя вытащу, тебя вылечат... А потом ты все мне расскажешь, и все будет по другому. - приговаривая, я старался зажать рану, как можно плотнее. Я. Не. Дам. Тебе. Умереть.
  - Я горжусь тобой.... - папа грустно улыбнулся. - Ты, кха, вырос, сына... Ответы на вопросы ты найдешь там. - он глазами указал на флэшку. Сделав вдох, он шепотом произнес:
  - Мне жаль, что так вышло... - это были его последние слова.
  - Блять! Блять! Блять! - я бил его в грудь, но он уже был мертв, а его тело лишь содрогалось от ударов, не показывая признаков жизни.
   Мои руки опустились, выстрелы затихли, я придя в себя, закинул флэшку в карман и медленно выглянул из-за игла, чтобы резко заглянуть обратно.
  - Черт! - выругался я, потому что в мою сторону Грэг выпустил автоматную очередь и слава всем богам, что я успел втянуть голову обратно. Ученые были мертвы, я видел несколько тел, а кроме Грэга и его подручных, никто звуков не издавал.
  - Малыыыш.. - протянул Траст. - Выходи.
  Бля, бля, бля. Что делать? Я ползком отполз от блока, чтобы скрыться уже за другим, а затем еще и еще.
  - Кончайте его. Пора сваливать.
   Ни одной идеи, что делать. Руки немного тряслись, надо быстро что-то придумать. Вдруг раздался грохот, не сильный, но достаточно громкий, чтобы услышать.
  - Что это было, мать вашу? Подкрепление?
  - Похоже. Сворачиваемся, заигрались мы тут. Траст добей ты его, наконец! Вэйн, Билл, на изготовку, похоже пробиваться придется с боем...
  - Ну, ищу я, ищу. Я же не виноват, что ты зажмотил взять шлемы сразу с визором ночного видения и приходить пользоваться фонариком!
  - Поговори мне еще!
   Пока Траст искал меня, я не забывая постоянно менять дислокацию, двигаясь на животе, искал выход. Придется рискнуть, сильно рискнуть, хотя... Что мне терять-то?
   Встав за блоком, я ждал пока Траст дойдет до меня. Вдох-выдох, тихо, успокойся. Не дай себя заметить, у тебя есть шанс, ты сможешь. Накрутив себя, я был готов напасть. На свою злость я боялся положиться, она ослепляет, а сейчас не место и не время вести себя безрассудно.
   Подходит, я закрыл глаза. Я слышу его шаги, мягкие, но не осторожные. Что может сделать тринадцатилетний пацан ему, я тебя удивлю. Моя сила - мой козырь, рано. Рано, еще немного, иди, сделай еще шаг, не заметь меня, пожалуйста...
  Сейчас!
   Как из-за угла я увидел дуло автомата, и, дождавшись пока он сделает еще шаг, я схватил его за дуло и дернул, что есть мочи, пытаясь вырвать автомат, это был мой план, мой шанс. Но видимо, что-то пошло не так, и Траст так и не отпустил автомата, полетев за ним, не ожидая такого поворота, я упал потянув его за собой, пыхтя и прерывно дыша из-за ноши, что оказалась на мне, я не отпуская автомата, уперся ногами в грудь Траста, пытаясь выдернуть автомат из его рук. Зря, я так сделал, потому, как сразу отхватил кулаком по виску, меня повело, но прежде чем пришел в себя, Траст добавил ладонью в нос, пытаясь вбить его мне в череп, я инстинктивно дернул головой, и мой нос просто оказался вывернут вбок, из глаз брызнули слезы, а я замычал от боли. Стон перетек в рычание, и я всем естеством захотел его убить, растоптать, уничтожить. Траст попытался отшатнуться, отмахнувшись и ударив меня, получив удар, я схватил его руку, не давая другой вытащить нож, тело действовало само, но я все прекрасно осознавал, и это было жутко, но одновременно приятно и мне хотелось еще. Ноги мои также находились у него на уровне груди, но в этот раз вместо автомата я держал его руку, выпрямить ноги, растягиваясь всем телом, с удовольствием услышать его вопли и трескающий, рвущийся звук одежду, кожи и костей. Лицо Траста исказилось от боли, а вопли обрели еще более высокую частоту, пока, наконец меня не накрыло фонтаном крови, который словно придал мне сил. Я оторвал ему руку, да! Я просто взял и оторвал ему руку. С торжествующим рыком уже хотел накинуться на него, как яркий свет ударил по глазам и мне пришлось приложить все силы, чтобы не попасть под пули, и не получить смертельную передозировку свинцом. Сил было много, а легкость была подобной той, которую я чувствовал недавно, а это значит, я могу еще поиграть с ними.
   Снова грохот выстрелов, и уже после прыжка, я понял, что что-то не так, стреляли не в меня. Возгласы и крики, я не слышал из-за грохота. Предвкушая интересное, я выглянул и заметил лишь тень, которая снесла меня, перекувыркнувшись я ощутил холодную сталь на себе, придя в себя, я заметил лишь стальную руку, которая дернулась и снова отправила меня в полет. Мое тело снесло как пушинку и встретилось со стеной, выбив из меня весь воздух, голова нещадно болела, я мотал руками перед собой в прямом смысле пытаясь найти воздух. Я согнулся, а затем со всей силы выгнулся сделав глубокий вдох. Пришел в себя, и меня вырвало, вспомнив о том, как я оторвал руку человеку, а его кровь до сих пор подсохшей корочкой покрывала меня. Как не вовремя, я попытался отогнать эти мысли и поднялся, тело было словно залито свинцом, сделав шаг, я споткнулся и упал. Это был Грэг, сломанной куклой и торчащими наружу костями, он лежал с повернутой на сто восемьдесят градусов головой. Сдерживая рвотные позывы, я вытащил из его руки пистолет, который он сжимал даже после смерти, нашел нож за поясом, а также флэшку, которую подменил отец. Снова грохот.
  - Что, черт подери, творится там? - прошептал я.
   А творилось там невероятное, две тени схлестнулись в бою. Одна, та, что отправила меня в полет, у нее была ребристая металлическая рука, маска закрывающая лицо и плотные черные очки, наподобие тех, что носят летчики. Рассмотреть его лучше, мне не давала скорость, с которой он двигался, стреляя с пистолетов с двух рук. Его противником, я присмотрелся...
  - Мать моя женщина...
   Демон... Это был демон, или нет... Красный, с характерными рожками, орудовал он, палкой? И у него не было глаз, была лишь маска, которая имитирует глаза. Что за хрень, блять тут творится. Он пользовался дубинками или чем-то схожим, и самое главное. Он. Избегал. Пуль. Уходил с их траектории, вертелся, оставаясь нетронутым. Невероятно. Их битва, словно танец, выстрелы, сближение, сцепка, обмен ударами под разными углами и снова дистанция. Я ударил себя по щеке, от чего и так, держащийся на честном слове зуб просто выпал из десны. Сплюнув его вместе с кровью, я стараясь, чтобы на меня не обратили внимания, стал пробираться к выходу. Оглядываясь и молясь остаться незамеченным, я добрался до двери и прошмыгнул вон из комнаты. Более не оглядываясь, я со всех ног свалил оттуда. Как, оказалось, радовался я раньше времени, уже выбираясь из контейнера, в котором был вход на базу, меня схватила металлическая рука. Ее хозяин прижал меня к стене, держа за горло, получив удар в корпус, он сделал шаг назад, а затем надавил еще сильнее. Где, блять демон, которым он был занят? Он его убил?
  - 'Еще немного и он сломает мне шею' - со страхом подумал я.
   Но он, чуть расслабил хватку, позволяя мне сделать вдох, однако сразу после него, зажал вновь. Убедительная угроза. Чуть наклонившись, он взглянул мне в глаза, или вроде как взглянул, потому, что за очками я не способен разглядеть этого. Однако, уверен, что взглянул именно в глаза.
  - Где данные? - прозвучал чуть хрипловатый, заглушенный маской, проникновенный голос.
  - Я не знаю. - одними губами сказал я, ругая себя, за сопротивление. 'Ну, давай, Берн, отдай, ту флэшку, которую, заменил отец'. 'А вдруг, там тоже, что-то важное'
   Он поднял меня и сильным ударом впечатал в тоже место, где держал пару секунд назад, сдавливая горло. Я надеялся, что данные ему нужны, и он меня не убьет, однако с каждой секундой понимал, что мне не на что надеяться, он решил меня убить.
  - Стой... - собрав все силы прохрипел я. - Я отдам.
   Хватка снова разжалась, механически, словно в нем нет никаких эмоций. Я прокашлялся, и неуклюже встал на ноги, будучи все еще в его захвате. Потянуть время я побоялся, он может и не дождаться. Чертов псих! Не вовремя, пришла волна гнева. Вытащив нужный предмет, я отдал ему, и тут до меня дошло, что меня не отпустят. Сейчас он сожмет кулак и все. Но ведь была надежда...
   И она оправдалась, красная молния сбила его, а так как он держал меня, от удара меня развернуло и я кувырком вылетел в открытую дверь вместе с ними. Встать на ноги и свалить, быстро! Так как я сегодня бегал, я не бегал никогда. Скорость, которую я смог развить, пожалуй, поставила бы меня на уровень олимпийских чемпионов, если не выше. И только когда я понял, что не слышу стрельбы, я понял, что выбрался с территории складов и оказался в доках. Боясь праздновать победу раньше времени, я снова сорвался в беге, пока, не заплутал в жилом районе близ этого дока. На улице свои крылья раскинула ночь, а я сполз по стенке в одном из переулков и расхохотался.
   Смеясь я, дрожащими руками вытащил флэшку и посмотрев на нее, на меня напала вторая волна истерики. Приключение закончилось, я получу ответы, но пока мне они нахрен не нужны. Кто это был, плевать, где мы были, плевать. Отец... Мне было так смешно, больно и грустно, я ненавидел образ отца, при этом чувствуя теплоту его слов, мне было так страшно, и я был очень зол. Очень, очень зол.
  
  Подошедший ко мне человек неопределенной национальности из-за покрытой грязи на его лице, алкогольного запаха, помахал передо мной рукой, ухмыльнулся мне в лицо и начал шарить по моим карманам, пользуясь тем, что я уставился в пустоту. Придя в себя, я оттолкнул его.
  - Пшшел вон! - прошипел я.
   Моим словам он не внял и вытащил нож, небольшой ножик с красной рукоятью, покрытой множественными царапинами. Это достало меня и не мудрствуя, влепил ему хук с размаха, отправив его в несознанку. Упал он, как мешок с дерьмом и кажется запах дерьма тут совсем не аллегория. Мне стало легче. Воистину, говорили, что человеку для хорошего дня нужно семь раз обняться либо от души кого-либо ударить. День, точнее ночь, лучше не стала, но мне определенно легче. Нужно добраться домой. В карманах у бомжа ничего не было. Сплюнув на него, точнее попытавшись, я промахнулся, махнув рукой, не стал плевать еще раз и побрел через переулки в сторону дома. Вот только я быстро заблудился и просто бродил в поисках хоть кого, кто указал бы мне дорогу.
   Грязный, потный, воняющий, я наверное не отличался от того бомжа с виду для других людей. Этот спальный район не был богатым, но и до того, где я живу он не дотягивал, хотя и не был так уж безопасен, наверное. Сужу я по тому бомжу. Людей на улице почти не было, и я просто брел от переулков к переулку. Как же добраться домой. Пошарив в карманах нашел десять долларов и не более. Спина затекла, и я потянулся, застонав от схватившей меня судороги.
   Побродив еще немного, я наткнулся на привычную картину ограбления. На глазок могу сразу определить, женщина шла домой после тяжелой работы до поздней ночи, мужик, прогуливаясь, решил подзаработать, либо ему срочно нужны деньги, либо у него не было выбора, а он есть всегда, неважно. Важно лишь то, что какая вероятность именно мне так вовремя наткнуться на это действо. Скажу, маленькая. Чувствую себя героем рассказа, как все вовремя. Но раз уж удача так улыбнулась мне, я просто обязан не упустить шанс.
   Подкравшись сзади, я уже не так струхнул от вида пистолета у него в руках. Сказывается пережитое приключение, это радует, что хоть какая-то польза есть, ну или у меня состояние апатии. Много думаешь, отдернул я себя. Нашел время отдаваться в самокопание, одна ошибка и тебя могут пристре... поздно.
   Хруст стекла заставил его обернуться. Бля! Я прыгнул, сокращая расстояние, схватив его за руку держащей пистолет и отвел ее в сторону, не ожидал, да? Удар со всей силы по голени и не ожидавший такого подвоха падает на землю, вместе со мной. Удар в затылок и он затихает.
   Отдышавшись, я потер спину, больно. Сегодня я слишком много отхватывал люлей. Взяв пистолет, я понял, что зря волновался. Игрушка. 'Такой' можно прикупить в любом игрушечной магазине для детей. Ну, я ведь этого не знал. Затем обыск, и у меня на руках еще пять долларов. Класс.
  - Спасибо... - услышал я голос женщины, ан нет, девушки. Рыжая, опрятно, но небогато одетая, небольшим шрамом на щеке, которого почти не видно. И благодарность ее... была очень приятна. Ну, хоть что-то хорошее за сегодня.
  - Пожалуйста. - кивнул я, тяжело поднимаясь.
   Это не укрылось от ее глаз.
  - Эм, вы ранены? - негромко поинтересовалась она.
  - Нормально. - отмахнулся я. И уже собираясь уходить вспомнил, что вообще-то мне нужно найти способ попасть домой. - Мисс, простите, - я почесал за ухом. - Не могли бы вы одолжить мне немного денег, я эм... домой добраться не могу.
   Она некоторое время смотрела на меня, осмысливая мои слова, потому как, это, наверное, было неожиданно. Немного недоверчиво осмотрев меня, небось, подумала, что еще один грабитель, она улыбнулась, немного, лишь уголками губ.
  - Да, конечно. Столько хватит?
  - Это много. - я попытался вернуть деньги, и то лишь из вежливости. Надеясь, что она откажется их принять обратно.
  - Забудьте, это меньшее, что я могу вам сделать. - ответила она, отводя мою руку. - Все же мало ли, что могло случиться. К тому же, детям принято давать на карманные расходы. - пошутила она.
  - Я не ребенок! - возмутился я, чем, кажется, лишь убедил ее в обратном.
   Уже уходя, добавил:
  - Спасибо еще раз!
  
   Такси ловить ночью сложно. Ну как, сложно. Они редко проезжают, да и не центр это. Все же поймав его, я указал адрес и провалился в сон.
   Рука таксиста заставила меня вздрогнуть, и я дернулся, не осознавая, где нахожусь. Денег хватило впритык. Да и таксист остался недоволен, в Нью-Йорке принято оставлять чаевые в размере от десяти до двадцати процентов, но у меня едва хватило на оплату. А пользовался такси я в первый раз, и что-то мне расхотелось пользоваться ими снова. Дорого.
   Не разбирая дороги, я направился в единственное место, где чувствовал себя в безопасности. К старику. Добравшись до него, я постучал. Никто не ответил, спит, наверное. Все же зря я сюда пришел. Нечего его беспокоить. Уже уходя, решил прислушаться, так на всякий случай. Прислонив ухо к двери, я напряг и попытался услышать, отгораживаясь от остального мира. Это сложно, но возможно. Вроде тихо, а нет, что за? Я слышал, хрип, тяжелый хрип, когда дышать нечем и кашель.
  - Старик! - крикнул я, стуча в дверь. Внутри все похолодело. - Нет, нет, нет! Еще и ты... - но дверь мне никто так и не открыл.
   Бросив злобный взгляд на дверь, я схватил ее за ручку и потянул со всей силы. Я сильный, я смогу, *глоток* оторвал руку, смогу и дверь. Потянул еще сильнее, дверь заскрипела, еще сильнее, и я вылетел назад. Зажмурившись от боли в спине, я посмотрел на руку, в которой держал ручку от двери, а затем и на саму дверь, которая все так же стояла.
  - Блять! - тогда попробуем по другому.
   Сняв майку, я порвал ее на две части и обмотал кулаки. Со всей силы ударил рядом с дверью, кулак погрузился в стену, но не пробил ее. Давай, ярость ты мне сейчас нужна. Я накручивал себя, нанося удары и не обращая внимания на боль в кулаках. Вся злость выплеснулась на стену, ты мне мешаешь! Очнулся только, когда пробился внутрь. Стена осыпалась, и я смог рыбкой залезть к деду в комнату. Дед лежал на полу, и трясся в конвульсиях.
  - Старик! Ты как? Что с тобой? - в панике начал задавать вопросы.
   Но не получив ответа, я приблизился и решил положить его на кровать, а затем бежать за помощью. Подбежав к нему, схватил за руку, и мир изменился, он просто погас, но я чувствовал, что держу его за руку. Додумать ничего я не успел, пришла боль. Голова начала раскалываться от обилия информации, чужой не моей жизни. Вот я получаю машину на день рождения, вот поступил в Щукинское, на актерское мастерство. Вот мы с друзьями балуясь наркотиками, хватаем девчонку из старших классов. Затем суд за убийство, меня оправдывают, благодаря связям отца. Вот мы с ним ругаемся, а затем я иду отпраздновать мое освобождение. Вот я напился, и мать убитой стреляет в меня. Тут я уже в Нью-Йорке.
  - Н-нет... ты не мог... - шепча, я отполз от него.
   Мне не верилось, не может так быть. Почему?! Я разбежался и пнул его по ребрам. Он захрипел еще сильнее и кажется, пришел в себя.
  - Берни... - прохрипел он.
  - Тварь! Сука! Как ты мог?! - я сел на него и бил кулаками. - Ненавижу! Ненавижу, сука! Сдохни!
   Удар за ударом, я бил и бил, не обращая внимания на брызнувшую кровь. Не обратил внимания я и на хруст ломающихся костей. Куски мозга, разбросанные в разные стороны, я тоже проигнорировал. Пришел в себя только когда кулаки били уже по земле. Затем я просто встал, открыл дверь и, поплелся домой. Внутри была пустота. Злость кончилась. Ярость пропала. Мне просто хотелось спать. Дошел до дома, открыл дверь и завалился грязный, в крови, сразу в кровать, не разуваясь. Уснул моментально, кажется, даже не долетев до подушки.
  
   Что такое резкая перемена в жизни? Теперь я знаю, что это. Я пытаюсь жить так, как жил раньше. Но у меня не выходит. Эта неделя прошла никак. Просто никак. Я мог идти по дому и останавливался на месте с пустым взглядом, улетая в воспоминания этого гандона. Они появлялись внезапно, не систематично, и могли застать меня в любом месте. Свое первенство в 'Петушиных боях' я профукал, именно таким образом. Прямо во время очередного боя в поисках денег, меня настигли его воспоминания, а иногда и не они, но именно тогда это были воспоминания. Очнулся я уже лежа на земле, разбитым лицом, и потерей потенциальных денег. Довольное лицо Ника я проигнорировал, боясь сорваться и убить его.
   Ах, убийство. Это сложно. Никогда не думал, что после убийства, будет так тяжело осознать, что ты именно убил. Уничтожил. Закончил его жизнь. И еще тяжелее было осознать, что ты не жалеешь об этом. Это было... странно.
   Что до воспоминаний и знаний, то это оказалось, как бы больно ни было вспоминать старика, который на деле оказался совсем не стариком, полезно. Я многое узнал, именно, что узнал. Что-то запомнил, что-то нет, как при просмотре фильма, детали вспомнить тяжело, если не вглядываться. Старик оказался, попаданцем. Забавно. Мне понадобилось много времени, чтобы осознать, то что, я живу в якобы выдуманном мире. Вот только, выдуманным он мне не кажется нихуя. Люди умирают, плачут, радуются, они живут и стараются не давать жить другим, так же как и там, откуда прибыл Саша. Вот только зря прибыл, сука. Так тебе и надо.
   Александр Никонов. Родился в богатой семье, отец, равно как и мать, работают в сфере политики. Занимаются бизнесом, правым и левым. Имеют большие связи и совершенно не участвовали в воспитании ребенка. А когда осознали, было уже поздно. Саша, изначально, любопытный и любознательный ребенок, вырос в неконтролируемого и наркозависимого подростка, который умудрялся при этом учиться хорошо. Даже очень хорошо. Но друзья, наркотики и большие суммы денег, окончательно испортили его, как человека. Он почувствовал свободу и вседозволенность. А его актерское мастерство, было просто на небесном уровне. В Щукинское училище он поступил сам, радуя родителей. Он был славным сыном дома, хорошим учеником в школе, отличным другом в любой компании. Если, я говорю в любой, это значит, что попади он в группу террористов, он и там бы быстро оказался своим парнем. Такая вещь, как чувство жалости или милосердия ему знакома не была. По его воспоминаниям он был жесток. Мешает друг? Не беда, подкинул наркоты, и его забирают. Не дала девушка, которая понравилась? Какие проблемы, забери ее и закопай вдали от города. Поймали на поличном? Тоже решаемо, отец не последний человек, вытащит. Так и шла его жизнь. Я не сужу его, сам не без греха, но мне было неприятно наблюдать за этим.
   После смерти он оказался здесь. Растерялся по началу, а как понял, где оказался, то взял себя в руки и решил стать здесь самым-самым. Амбициозно. Вот только возникли проблемы, связей нет, денег нет, а тело самого простого горожанина. Вот только оказались способности. Необычные, в смысле действительно необычные. Он мог переселять свой разум в другие тела, предварительно ввязавшись к ним в доверие, и мягко в течении нескольких лет подтачивая и освобождая проход для себя. Затем он полностью убивал личность и жил не тужил. Но и тут оказались подводные камни. Его, так сказать, разум убивал тело. Медленно, по не известной причине, тело разлагалось, от трех до пяти лет, у каждого по-разному. Ткани медленно, но стабильно умирали и тело превращалось в труху. Его сила заключалась не только в переселении, но также и в телепатии. Правда, на очень короткой дистанции, а еще лучше при прикосновениях. Тело старика, было его третьим телом, первое он сменил сразу же, как решил проверить способности, вселившись в сына, первого тела. Но заметил увядание он поздно. Рядом никого не было, кроме родного дедушки, тварь. И ему пришлось вселиться в него, все же возможности вселение в окружающих его людей, ближний круг, он оставил, на всякий случай и как вышло, это ему пригодилось. Женское тело он не захотел и занялся поиском нового.
   Он пришел к выводу, что если получит тело с высоким уровнем регенерации, то сможет нивелировать угасание жизни. В его планах мелькал некий Росомаха, мутант, известный по комиксам и кинофильмам того мира, обладающий невероятно высокой регенерацией. Однако, способа найти его у него не было, и тогда он случайно дотронулся до меня...
   Выудив часть моих воспоминаний о своей необычности, он очень заинтересовался, затем составил план и исчез из той семьи, появившись рядом со мной.
   Отдельно стоит сказать о наркотиках. Конкретно героин, как способ увеличить количество эндорфина в крови, что приводит к состоянию близкому к блаженству, нирване. А также сильно повышает его возможности в оперировании памяти и, собственно, 'копанию в мозгах'. Но чем сильнее он пользовался своей способностью, тем быстрее начиналось разложение. Добавим старость и получаем намного более короткое время его угасания. К тому же, были нападки конвульсии и слабости, подобно той, в которой я его застал.
   Эта тварь, знала обо мне все! Вообще все! И он уже предвкушал и, буквально, на днях собирался забрать мое тело. Мое. Тело. Сука.
  
   Этим я и занимался, на протяжении этой недели. Я сильно исхудал, да и травмы, полученные на том складе, требовали еды для восстановления. Но я, как всегда экономил. Так же, я разбирал и пытался запомнить все воспоминания о своем мире, комиксы, фильмы, мультфильмы, все шло в ход. И тенденция развития мне не нравилась, и там и там, начиналась жопа. Это было хреново, но свою пользу тоже можно выгадать.
   Первое время я боялся, что за мной придут. Придут, те на кого работал отец. Но через день их не было, через два тоже и через неделю они не явились. Тогда я пришел к выводу, что они не знают. Кем бы они ни были.
   Бернард Шмидт умер. Родился новый Бернард Шмидт. Не тогда когда умирал отец, не тогда, когда я впервые со всей души окунулся в свою ярость. Тогда, когда я убил человека, которому доверял больше остальных, тогда, когда я убил его, не чувствуя сожалений. И самое главное тогда, когда я понял, что благодарность той девушки задела меня за душу. Я собираюсь сделать подарок этому городу, почистить его, не в ущерб моим целям и стремлениям, конечно. Я видел, как демон избегал пуль, значит я тоже смогу. Но чтобы убить зло, чтобы стать сильнее, нужно стать злом. И я им стану.
   И сегодня я впервые вышел на охоту. Я не могу сидеть, сложа руки, мне нужно стать сильнее, я больше не позволю себя обмануть, я больше не хочу оставаться бессильным пред трудностями. Ярость нужно либо усмирить, либо научиться контролировать, вот одна из тех проблем, решение которой может сделать меня сильнее. А где, как ни на улице, в бою учиться этому. Другого способа я не знаю.
   И гуляя по ночам, в поисках грабителей, насильников, я пытался тренироваться. Погружаться в эту злобу, или держать ее в узде. Вот только, легко сказать. Потому, что уже третью ночь, я так никого и не встретил. До сегодняшнего дня.
  
  - Нашел... - прозвучало надо мной.
   Я поднял голову вверх. Ничего, темная улица, я в капюшоне, при себе есть и пистолет, отобранный у Грэга и его же нож. Но мне было страхово, хоть и не так, как раньше.
   Рука легла мне на плечо, я сразу отмахнулся, пытаясь собраться, страх снова смешался с яростью. Но попал я лишь по воздуху. Я огляделся, спокойно, ты хотел приключений, кажется, ты их и получил.
  - Кто ты? - громко сказал я, пытаясь прикрыть, дрожащий голос. - Где ты?
   Я не мог определить, где он.
  - Тут.
   Черт, я свалился на задницу, а предо мной предстал он.
  - Человек без страха... - прошептал я, в голове всплыла информация о нем, не так много, но достаточно.
   Слепой, Мэтью Мердок, Сорвиголова. Он, словно видит звуки, как мышь, использует сенсорное зрение. Он может помочь мне, если не пришибет раньше, додумал я. Но, он вроде за справедливость, или ее вариацию. Или мне конец.
  - Знаешь меня? - его голос был спокоен, уверен.
  - Слышал. - уклончиво ответил я.
  - Интересно... - выразил он свое заинтересованность. - Однако, не важно, в данный момент. Знаешь, что действительно интересно? - спросил он.
   Я промолчал.
  - Я патрулировал окрестности и заметил тебя... твое лицо. - он указал на меня пальцем. - Ты был там, за тобой охотился тот наемник. Не расскажешь почему? И что, собственно, забыл ребенок на подземной базе? - задал он вопросы.
   Я обдумал его слова, пожалуй, стоит ему сказать, хотя я бы не стал, но я слишком его опасаюсь.
  - Отец, - помедлив, я продолжил. - мой отец, работал там. Я сам этого не знал, до того дня. Они притащили меня силой и заставили его открыть дверь, угрожая моей жизнью. Папа открыл, а потом... его убили. - ком в горле мешал рассказывать. - А тот, солдат, хотел получить данные, что скачали наемники, и мне пришлось отдать носитель памяти, который успел снять с их главаря. - я судорожно старался обдумывать слова, чтобы не попасться на лжи и недоговорке, которые чувствует этот демон по голосу.
  - Вот как... - протянул он. - И что же мне с тобой делать...?
   Спросил он, не надеясь на ответ. Я понял, это мой шанс.
  - Научи меня! - воскликнул я.
   Если он удивился, то не подал виду, хотя рука вроде дернулась.
  - Чему?
  - Драться! Научи уходить от пуль! Научи меня сражаться.
  - Я не беру учеников. - сказал он.
   Это был словно удар поддых. Я должен его убедить.
  - Я не такой как все... - начал я. - Обучи меня, я должен стать сильнее. - взмолился я.
  - Извини, - ответил он, после недолгого молчания. - Я не смогу этому тебя обучить...
   Ну все, даже он отвернулся от меня. И куда мне идти, я не знаю.
  - Зато, я знаю, кто сможет. - закончил Сорвиголова. - И возьмет он тебя или нет, будет зависеть только от тебя.
   Впервые, за последнее время, в моей груди загорелась надежда.
  
  Глава 3. Жизнь преподносит сюрпризы, и дай бог, чтобы они просто были неожиданными.
  
  - Вы приняли его?
  - Принял, - прозвучал задумчивый хрипловатый, но высокий голос.
  - И как он? - Мэтт чуть подался вперед, прислушиваясь к размашистым ударам и неумелым движениям ниже, в тренировочном зале.
  - Сильный, - хмыкнув, ответил учитель.
  - Я слышу похвалу? - удивлению Мэтью не было предела.
  - Нет, он лишь сильный. Сильнее тебя, сильнее меня и на этом все его преимущества заканчиваются, - в голосе появились нотки презрительности. - Целый набор виденных, слышанных, придуманных, но чаще тупых и абсолютно бессистемных приемов, никакого чувства боя и идиотская привычка переть напролом.
  - Иметь такое тело и не уметь пользоваться им. Это плевок в лицо людям, которые всю жизнь стремятся к идеалу, - добавил он.
  - Он напоминает мне меня, когда я пришел к вам в поисках силы, - задумчиво сказал Мэтт, после нескольких минут тишины.
  -Он не ты.
  - Знаю, - вздохнул Мэтт, - но...
  - 笨蛋! (болван, глупец) Если ты видишь в нем себя, то ты слеп! - цедя слова, разозлился учитель. - Он не ты, вы ступаете разными путями. Ты в поисках внутренней справедливости, он идет путем саморазрушения в поисках своего места в жизни. И лишь сила, которую вы используете, как инструмент является общей чертой для вас. Думай, прежде чем говорить, или выставишь себя дураком.
  - Если тебя так интересует эта тема, - проворчал мастер. - то ты был побитым щенком, когда пришел ко мне. А он... загнанный звереныш, хватающийся за любую возможность. Вы совершенно разные, и схожести в вас столько же, сколько между драконом и тигром. Один ищет покоя, которого не суждено достичь, а другой бросается в гущу схватки, вынося лишь бессмысленные раны.
  - 不好意思,师傅。(Прошу прощения, учитель.)
  - 走开。(Ступай, иди отсюда, проваливай.)
   Мэтт уже стоя перед дверью обернулся:
  - Тогда почему вы его приняли? Не боитесь, что он оступится?
  Ответом ему было молчание. Не дождавшись ответа, он вышел.
  - Надеюсь, что нет. Второго, мое сердце не выдержит, - прошептал старик.
  
  - 一 (один)- Бросаю шест вперед, затем сразу сгибаю локти вверх, тем самым принимаю воображаемый удар на скользящий блок, не отрываясь от шеста, провожу левой рукой до его середины и крепко хватаю. Разворачиваюсь с задней ноги, тем самым разгоняя шест, и наношу свистящий удар по воздуху перед собой, подправляя движения шеста, заворачиваю, стараясь не терять скорости, провожу удар сверху вниз.
  - 二- звучит команда на вторую связку.
   Тело автоматом перестраивается, занимая открытую позицию, шест за плечом, ноги чуть согнуты. Резкий шаг назад, скользящий удар по ногам и уход в сторону, нанося серию заученных ударов по кругу.
  - 三四- учитель требует разгонки и мне приходится произвести две тяжелые серии без перерыва.
   Меняя стойки, представляя себя текучей водой, яростным огнем, неуловимым воздухом и непоколебимой землей. Шест свистит в руках, но этого мало, я обязан доказать, что готов. Собираю ярость и капля за каплей добавляю в свои движения, скорость увеличивается, и шест становится все сложнее контролировать, но я не сдамся. Еще немного, глаза застилает туман, и мир блекнет, оставляя перед собой только цель, больше злобы, больше ярости...
   Удар сбивает меня с места, и я бьюсь о стену. Кто посмел?! Разворачиваюсь и нападаю на помеху, однако помеха не так проста, как кажется. Ррр, вместе с яростью растет желание разорвать на части. Все удары уходят в пустоту, невысокий человек, играючи уходит, специально в самое последнее мгновение, чем еще больше меня злит. Не позволю играть со мной! Схватить палку двумя руками и со всей силы махнуть перед собой, чтобы в итоге мир завертелся, а чертова палка перестала меня слушаться, воздух покинул легкие, и отчего-то захотелось спать...
  
   Открыв глаза, я сразу поднялся на ноги, и не произвольно застонал. От неожиданности прикрыл руками рот, потому как мастер очень не любит проявления слабости на занятиях. Встретился с ним глазами, и чуть было не выругался вслух, на этой неделе буду драить ресторан.
  - Как самочувствие? - поинтересовался он, подходя и вправляя мне плечо. Стон я сдержал, поскрипев зубами.
  - Нормально, - поморщился я. - сколько я смог?
  - Немногим больше, чем раньше. Прогресс есть, но он настолько мал, что мне стыдно произносить его вслух, боюсь, предки потеряют покой. Техничность ты начал терять к концу связки.
  - 谢谢,师傅。(спасибо, учитель, мастер.) - склонился я, пытаясь удержать улыбку на лице. Это невероятная редкость, услышать похвалу.
   Учитель хмыкнул и, развернувшись, ушел, стуча своей тростью по земле. Встав на выходе, он не разворачиваясь, бросил:
  - Завтра перейдешь на следующую ступень. И еще, с днем рождения, ученик.
   На этот раз сдержать улыбку я не смог, бросив благодарности в спину. Я рухнул на задницу и разлегся прямо на полу. Все соки из меня выпил, расслабившись, позволил себе некоторые слабости вроде: дрожания рук и тяжелого дыхания. Сегодня мне стукнуло пятнадцать, и мастер устроил мне проходную на следующую ступень.
   А это значит, что с завтрашнего дня я смогу более глубоко постигать искусство шеста, доказав тем самым, что вполне способен контролировать свою ярость. Ну, постольку поскольку. Она сильно мешает мне, задавливая критичность мышления во время схватки, и мешая анализировать окружающую обстановку. Взамен дарует неистовое рвение в бой и непредсказуемость, или тупость, как говорит учитель. Вот и учусь контролю над ней и стараюсь не терять разум в бою, получается плохо, тяжело и очень медленно. Но слова учителя о том, что может лет через сто, я вполне освою и смогу встать с ним вровень, даруют мне надежду. Совсем маленькую, наравне с чувством собственной ничтожности, но она есть. Где-то.
   Зато у меня огромное преимущество перед простыми людьми, я и так это знал, но когда учитель устроил мне разнос на самом первом занятии, я понял, что я непроходимый тупица. Если природой дано такое сильное тело, то какого черта я остановился в развитии, довольствуясь тем, что есть. Поэтому, пусть я и превосхожу простых обывателей и спортсменов, это не значит, что я не должен двигаться дальше, в поисках своего предела, а затем и выше. Упражнения на силу, скорость, гибкость и целый ряд других вещей, которыми я никогда особо и не занимался, обрушился в первый год моего ученичества. Весь год я пахал, занимаясь только этим, а нормативы, которые требовал от меня мастер, казались невыполнимыми. Но вот прогресс был, и какой. Я уже не тот задохлик, если можно так выразиться о ребенке, способном справиться со взрослым человеком, что был раньше. Начался активный рост мышц, которые я постоянно сушил, но не особо помогало. Не хотелось бы быть шкафом, неудобно, но пока все устраивает. Второй год ознаменовался тем, что учитель, наконец, допустил меня к шесту, и начал преподавать азы рукопашного боя. Здесь, я промолчу. Нет, не могу молчать, меня били, пинали и кидали, при этом очень жестоко оскорбляли, чем вызывали мою ярость. А после вспышки били еще сильнее, приговаривая, об уважении к старшим. Сколько раз я слышал хруст ломаемых костей, растяжения, и сотрясения мозга стали моими спутниками на пути постижения мастерства. И пусть до него, как до луны на руках, но результат есть, и благодарен мастеру, за его жестокую науку. Конечно, более быстрое восстановление и выносливость помогают, но программа рассчитана так, чтобы я валился с ног, и находился на пределе.
   Все свои деньги я отдал мастеру. Тихо и незаметно закинул в общую кассу наверху в маленьком китайском ресторанчике, который держит учитель. Мне совесть не позволила жить нахлебником, хотя приходится. Пусть и далось мне это тяжело, отдать деньги, да еще и мои, да еще и все. С моим аппетитом, все деньги, которые я накопил, а там было более трехсот долларов, скорее всего, закончились еще в первый месяц. Но взамен я стараюсь работать за троих, как в кафе, так и на занятиях. И пусть небо будет мне судьей, я в долгу не останусь, а останусь - выплачу.
   Мастер, а его настоящего имени я не знаю, хотя Демон зовет его Стиком. Но Стик... для себя решил не называть его так, мне кажется это довольно неуважительно называть его палкой, пусть он и не против этого. Пожалуй, позволю себе такое обращение лишь, когда получу его уважение для себя, а для этого всего-то нужно выстоять против него пару минут. Хм, мда. Нет, он обычный человек, вот только он настоящий мастер своего искусства шеста, а так же мастер манипуляции чи. Внутренней энергией тела. Я не знаю, как объяснить, но на это способны все без исключения. Если ты живой, конечно. Так, что по большому счету, это контроль над своим телом. Как монахи, способные ввести себя с состояние близкое к коме, так и здесь, преодолеть границы установленные телом. Правда, всегда есть расплата. Не тренированный человек способен поднять до полутоны за раз, расплачиваясь порванными мышцами и связками. Это если выйти на максимум сразу, скрытый резерв организма, который будет очень долго восстанавливаться, а может и получит летальный исход. Я до своей чи, так и не достучался. Но надеюсь это сделать в будущем, так как трачу время на медитации каждый день, концентрируясь на полученных знаниях за день, анализируя события и укладывая эмоции, чтобы спалось без кошмаров.
   Встав и наскоро убравшись в зале, вышел, поклонившись ему. Дань уважения месту, где я постигаю свой путь воина. Завтра у меня занятия с утра с мистером Лунь, который по старому знакомству учит меня разным дисциплинам. Сам мистер Лунь, держит акупунктурную клинику через дорогу, и тоже не последний человек в мире боевых искусств. Лет пятидесяти мужчина, осевший в Нью-Йорке и воспитывающий внучку, которая постигает его ремесло. Нет, меня он тоже обучает этому, но намного реже, больше в боевом аспекте, но чаще он занимается со мной, натаскивая в более мирских науках. Анатомия, география, обществознание, ну и математика. Чувствую, что хотят меня отдать в школу, сразу в старшие классы. Потому, как в интернете, я нашел подобные темы, которые изучают, на вступительных экзаменах.
   Комнату мне выделили небольшую, стол, тумбочка, шкаф и кровать. Да большего мне и не надо. В своем доме, я чувствую себя чужим и одиноким. Хотя так и есть. О данных на носителе я никому не рассказал, да и сам не смотрел, что на ней. До сих пор откладываю, но всему свое время.
   Сев, за медитацию, провел в ней некоторое время. Открыв глаза, заметил поднос с едой, значит, на ужин меня не дождались. Посмотрев на время, ойкнул, была уже ночь. Но я отдохнул и чувствовал себя не в пример лучше. Поев, остывшую еду, я переоделся в спортивную одежду, накинул глубокий капюшон, и открыв окно встал перед ним.
  
   Глубокий вдох и выдох, сегодня первый день, когда я решился выйти на охоту. Надо ведь с чего-то начинать, и сегодня выбрал, как знаменательный день. Новая ступень, и мой первый выход, пора опробовать то, чему научился. Шест взял раскладной, самодельный. Не бог весть что, но чем богаты. Делал его долго, и ничего, кроме того, что он складывается пополам, благодаря креплениям, в нем особенного не было. Можно сказать, что это лишь на пару раз, пока чего по лучше не найду. Да еще и деньги кончились, давно. А не иметь при себе денег, я не привык. Плохо спится по ночам и лезут разные мысли, вроде: а вдруг? После предательства, решил, что нужно всегда иметь запасной план и возможность свалить не с пустыми карманами. Так, что сегодня я, можно сказать, иду на заработок. А что? Совмещаем приятное с полезным.
   Но я все равно волнуюсь, эти два года вышли... слишком мирными. Несмотря на сложности, это немного другое. От меня требовали и после выполнения не трогали, учили и относились вполне нормально. Об этом я мечтал? Да, почти. Так, что меня не устраивает? Не знаю, не хватает того азарта, когда ты знаешь, что в любой момент может начаться стрельба, что ты должен постоянно оглядываться, дабы не быть убитым или покалеченным. Нет того страха. Жажды жизни. Но благо, я осознаю, что так надо и вскоре мне все это пригодится. Хотелось бы знать, с чего конкретно начнется и когда.
   Отогнав лишние мысли, я выпрыгнул в окно со второго этажа, где находилась моя комната. Приземлился легко и непринужденно, и сразу сорвался в беге. Пора испытать себя...
   Приближаюсь к зданию и прыжок... воу! Зацепился руками за пожарную лестницу на высоте второго этажа, и ведь это не предел! Лестница скрипела, но мне было все равно, мне хотелось на крышу. Шестой, седьмой, крыша. Оказавшись на крыше, я улыбнулся. Огни города и высотки горели, словно новогодние елки. Потрясающий вид, пусть и не так высоко. Развернулся, разбег и...
  - Аааа... - не удержался я.
   Это было... круто! Я перепрыгнул с одной крыши на другую, на высоте седьмого этажа и адреналин, который я получил, доставил мне огромное удовольствие. Когда ты ходишь по краю ножа, но знаешь, что шанс упасть у тебя небольшой, потому, что ты готовился к этому. Теперь мне этого не хватит, хочу еще!
  - Йахууу! - кричал я, когда прыгал на большие расстояния.
   Крыша за крышей, двигаясь по направлению к одному из не самых обеспеченных районов города. Я радовался, я был словно ветер, свободный в полете и тот факт, что большинство людей, так никогда этого не испытают, приносил мне чувства особенности, важности. Не заметив преграду в виде натянутой проволоки, я наткнулся на нее уже в воздухе, прямо в середине прыжка. Кто, блять, повесил ее так высоко и нахера?! Еле уцепившись за нее, и чувствуя как она режет мои руки под давлением моего веса, я уже хотел спрыгнуть вниз, на железный козырек, как проволока просто сорвалась и меня понесло вниз к земле. Рукой зацепился за ручку пожарной лестницы, но, не успев, как следует, ухватиться, рука соскользнула, и мой полет продолжился, завертев меня в воздухе. Труба! Я прикрыл лицо руками, в надежде не удариться и ухватить ее.
  - Дон, - звук удара о железную, газовую трубу.
   Удар был сильным, мир завертелся, и глухое приземление в мусорную кучу ознаменовало встречу с землей.
   Обычный прохожий, будь он здесь, увидел бы странную картину: лежащего молодого парня, в спортивном костюме, грязного от мусора в котором тот нежился, разбитым лбом, с которого стекала кровь и довольно лицо с широкой и искренней улыбкой. Эта картина дополнилась радостным смехом, после того, как молодой человек встал и начал оттряхивать с себя мусор, подпрыгивая, словно маленький ребенок на месте.
   Руки, ноги - целы. Голова в порядке, кровь ерунда, на мне быстро заживает, не смотря на падение, выход в город удался. Я был доволен, и вновь забравшись на крышу, двинул дальше, но уже более осторожно, не желая повторения инцидента. Постепенно разгоняясь, я набрал максимально возможную скорость, принимая во внимание те факты, чтобы не упасть и успеть заметить препятствие. Хе-хе, разогнался я знатно! Ветер, особенно во время прыжка и свободного падения, с последующим приземлением на ноги, переходящий в кувырок, для того чтобы распределить силу удара, свистел. Но такой прямой удар по ногам, я спокойно способен выдержать.
   Меня уже не так волнует своя особенность, в такие моменты я искренне рад, что родился таким, что отличаюсь от серой массы и способен на большее. А герой или злодей, пФ. Пусть другие делятся на черных и белых, я буду хамелеоном.
  
   Вот и он, Гарлем - район Нью-Йорка, история которого неотрывно связана с чернокожими жителями города. В XIX веке, эту территорию освоили под сельскохозяйственные угодья выходцы из Голландии. Вскоре Гарлем начал застраиваться высотными домами, а низкие цены на жилье, привлекли сюда множество нищих афроамериканцев.
   Именно, в Гарлеме началось зарождение американской негритянской культуры, появилось новое направление в музыке - джаз. Свое знакомство с Гарлемом, я, пожалуй, начну с улицы Кинга, названную в честь Мартина Кинга, человека, что боролся за права чернокожих в Америке. Одной из главных достопримечательностей района является 'Cotton Club', открытый гангстером, который посвятил клуб всем рабам, которые когда-либо работали на хлопковых плантациях.
   В окрестностях клуба я начну патрулировать. Часто они вытаскивают пьяных и не способных добраться домой, а затем просто грабят. Вот и посмотрим.
   Приземлившись на соседней крыше, и убедившись, что меня не заметили, я принялся наблюдать, пересекая с дома на дом, и выходя на мелкие улочки и темные места, заглядывая в тупики и закрытые дворы. Но все было нормально. На улице шумела молодежь, кто-то пил пиво, кто-то, стоя у клуба, курил марихуану, не бить же их за это? Мы за здоровый образ! Блять.
   А вот это интересно... я заметил троих, молодых людей, которые тащили за шкирку третьего из клуба и увели в укромное место, где их не будет видно с главной дороги. Следуя за ними, осторожно спустился, и присел над ними, расположившись на чьем-то окне.
  - Так, платить будешь или нет? - спросил один из троицы, немного пьяного, но соображающего парня.
  - Н-но мы же просто танцевали! - возразил тот, заикаясь то ли от неожиданности, то ли из-за страха.
  - Ты ее лапал? Лапал, так что гони бабло, - за ним встали остальные, как бы подтверждая его слова.
   Ясно, нашли лоха, опрятно одетого, решившего получить адреналин, чтобы похвастаться потом друзьям, что он был в Гарлеме, ночью и остался в порядке. Сам вроде не маленький, мог бы и раскидать, наверное. Эх, вспоминаю свою молодость. Тьфу, блин, уже как старик говорить начал.
  - Сколько? - сник парень.
  - Хе, молодец. С тебя триста.
  - Но у меня нет столько! - от возмущения он даже заикаться перестал.
  - А вот это... уже не наши проблемы, - жестко отрезал говорящий. - Но мы люди добрые, так, что можешь и вещами отдать. Мобилка видел у тебя не плохая.
   Тут уже, видимо, мой выход. Так, спокойнее, что как баба перед сексом. Спрыгнул за спины ублюдкам, получилось тихо. Вот еще результат упорных тренировок.
  - Господа, оставьте парня в покое, - я скривился от своих слов, получилось как-то вычурно. Еще бы о погоде предложил им поговорить.
  - Ты еще кто? - все втроем развернулись ко мне, а парнишка заткнулся, вцепившись в меня глазами.
  - Конь в пальто, то есть в капюшоне, короче валите отсюда.
  - Ты не на тех наехал паре... кха!
   Не дожидаясь ответа, я сблизился и нанес удар в кадык. Удар прошел на ура, и пока он ищет воздух, прописываю локтем в висок. Один - минус.
   Оставшиеся выхватили ножи и... пистолет. Бля! Закинул руку под куртку за спину и вытащил свой сложенный пополам шест. Пригнуть и в прыжке раскрыть шест, хлестким ударом выбить пистолет, а затем прямым ударом в челюсть отправить его на землю. Резкий поворот сближение, не ожидающий такой прыти от меня, последний оставшийся на ногах, получает удар в пах и древком по макушке. Все произошло быстро, тело, истерзанное на тренировках, автоматом выполняла движения, мне нужно было лишь контролировать и вовремя начинать. Это победа. Но мне срочно нужно учиться избегать пуль. Как? Понятия не имею! Но надо.
   Парень смотрел на меня со страхом, ах ну да. Капюшон глубокий, лица не видно, просто отлично. Обыск карманов и у меня на руках сорок с лишним зеленых. Хм... мобилка, сойдет, все равно своей нет. Номер, правда, надо будет взять, сразу избавившись от симки, я сунул теперь уже мой аппарат в карман. Здорово, испытание на улице считается пройденным. Я встал и решил свалить по-быстрому.
  - Стойте! - крикнул мне парниша. - Это... спасибо!
  - Ага, - кивнув, я запрыгнул на трубу и выше, скрывшись от его глаз. Вот опять, благодарность приятна, и только ради этого стоило рискнуть. С хера ли? (да потому, что ты бесчувственный, наглый, самовлюбленный кретин, которого если автор не научится контролировать, пойдет рубить мир и грабить президента). Наверное, из-за детства, надо будет позже к психологу сходить. Хотя, нет, не могу заставить себя открыться малознакомому человеку, да и знакомым я полностью не открываюсь.
   Парня я даже не запомнил, все равно ведь не встретимся никогда.
  
   Ночь прошла не очень. Влез в драку, вырубил обоих. Они начали размахивать ножами не в понарошку, ну вот я и влез. Обыскивать их не стал, все же их разборки, и дела были между ними. Для себя придумал отмазку, что пусть убивают друг друга, но только не в мою смену. А потом, вышла не очень приятная история.
   Я уже довольно отдалился от клуба, как услышал громкую ругань. Встряхнулся, и, протерев уже закрывающиеся глаза, решил взглянуть. Усталость от ночных похождений, к тому же вышел на охоту я после тяжелых занятий с мастером. Спустившись за углом, засунул руки в карман и стал слушать.
  - Не трогай меня! - звонкий голос молодой девушки, звучал эхом на всю улицу.
  - Ты не ахуела, сука? Ты как себя ведешь? - а вот это, голос немолодого бугая, парень ее видимо.
  - Я сказала не трогай! Слов нормальных не понимаешь, придурок?
  - Ты как со мной разговариваешь! - звонкий удар от пощечины, сопровождаемый словами.
  Затем всхлипы и крики. Эх, придется влезть. Выйдя из-за угла, направился к ним. Подхожу к нему из-за спины и хватаю руку, прежде чем он ударил еще раз.
  - Не надо, - обратился я к нему.
  Он повернул голову, и дернул руку, выдирая ее из захвата. Я не стал его удерживать.
  - Ты! Не лезь не в свое дело, проваливай нахрен отсюда.
  Девушки увидев меня, сразу крикнула:
  - Мистер! Помогите!
  - Молчи, сука, как мне теперь смотреть в глаза...
  Договорить я и ему не дал, зачем? Лучше действовать наперед. Отвел удар от девушки и прописал в печень. Удар прошел, но не сложил его, ушел под руку, боксер, и не слабый. Ну, я тоже умею. Принял хук на блок, и сразу покачнулся. Нифига силища, для человека ого-го... Снова нырнул и ударом по тормозам заставил принять основной весь на другую ногу, чем сразу же воспользовался и провел бросок через бедро. Приземлился он удачно, просто вырубился. Стоило мне только повернуться к девушке, как рядом появилась пара патрульных, наведя на нас фонари они поинтересовались:
  - Что тут происходит? Мисс, вы в порядке?
  Девушка посмотрела на парня, всхлипнула, и я почувствовал неприятности.
  - Да, помогите! Он напал на нас! - она указала на меня пальцем.
  - Вот же сука... - только успел я сказать.
  Патрульные среагировали сразу, вытащив из кобуры служебное оружие, они навели его на меня.
  - Руки верх! Не двигаться!
  - Стойте... я...
  - Не двигаться, это второе предупреждение!
   В руки к копам попадаться не хотелось, а оружие уже было наведено на меня. А эта сука... в общем к черту. Валим. Дернулся в одну сторону, чтобы они повели оружие в право, а сам побежал налево, перепрыгивая эту... девчонку, ушел перекатом и вовремя. Звук выстрела, и, кажется, в меня попали, но у меня нет времени думать об этом! Прыжок, еще прыжок, подтянуться на карнизе и валить отсюда нахрен. Последнее, что я услышал, прежде чем скрыться было:
  - Внимание, диспетчер. Преследуем подозреваемого: синий спортивный костюм, капюшон...
  
   В окно я залез уже под утро. Уставший, злой и раненый. Пуля зашла в руку, чуть ниже плеча, было больно, но потом. Уже когда я бежал домой, почувствовал, что с рукой что-то не так, а ведь пока адреналин не схлынул, то я почти и не заметил. Стреляли по ногам, а я, идиот, в перекат ушел, вот и словил. Только потом я понял, что мне жутко повезло, а ведь пуля и в голову могла попасть, или в сердце, неважно, даже думать об этом не хочу. Итог: хрена с два, я еще раз полезу в разборки парочек, это намного опаснее, чем гопники и грабители. И второе: с полицией надо быть осторожней, мало ли что они успели рассмотреть. Да и кровь моя на месте преступления осталась, но я вроде нигде не числюсь, а во время моих прошлых задержаний у меня не брали никаких анализов. Должно пронести. И третье: я думаю, что можно еще немного повременить с охотой или выходить на нее реже и действовать осторожней. Мне нужно научиться работать против оружие, и чем быстрее тем лучше.
   В комнате ничего не изменилось, и я снял с себя одежду, промокшую потом и кровью на рукаве, решил перевязать, и вытащить пулю, а это очень и очень неприятная процедура и совершить ее одному имея только теоретический опыт, сложно вдвойне.
  - Где ты был, - голос раздавшийся у меня за спиной, заставил меня подпрыгнуть и принять боевое состояние.
   На стуле в углу сидел мастер. Мне пиздец... и как я его не заметил. Врать ему сложно, намного сложнее, чем Мердоку, ведь это он учил его обходиться без глаз, так как старик сам слепой. Чувства остальные у них обоих обострены намного сильнее, к тому же, Мэтт постоянно работает днем с людьми, а ночью в городе. А вот мастер... мастер - это квинтэссенция огромного багажа опыта, невероятным мастерством, который он оттачивал на протяжении многих десятилетий, и великолепный психолог, который видит меня насквозь. Брр... с ним шутки плохи.
  - Я... - судорожно думая, как мне отмазаться.
  - Руку покажи, - прервал он мои метания.
   Я опустил голову, изобразив покаяние и раскаяние, подошел к нему, присев на колено, повернулся той рукой, куда в меня засадили пулю.
  - Не кривляйся, у тебя не выходит. Раскаянием, за совершенный поступок, от тебя и не пахнет. 笨蛋。
  - Простите... но я ведь спас сегодня людей! - попытался воззвать хоть к этому.
  - Второго Мэтта мне не хватало... - проворчал он, вытаскивая из кармана шкатулку.
  - Ай! - я дернулся, когда он засунул маленькие щипцы мне в рану, и снова осунулся, две недели буду убираться, если меня совсем уж не выгонит, за такое своеволие. Вот тут меня посетил страх.
  - Не рыпайся, мешаешь. И хватит волноваться, у тебя сердце стучит, как бешенное, я не выгоню тебя. Зачем и куда ты полез?
  - Я... вышел на прогул...
  - Не лги мне, - его голос прибрел холод, вот это уже действительно опасно, причем не в шутку, я рискую сильно испортить с ним отношения.
   Так принято, что по 'духу' между мастером и учеником не может быть лжи, можно не говорить правду, недоговаривать, но лгать, это очень сильное оскорбление, признак полного недоверия и неуважения.
   - Прошу меня простить, - я склонился в поклоне. Блять! Как так вышло?
  - Говори.
  - Я решил выйти в город, в поисках приключений и набраться опыта. Решил, что мне стоит тоже принять участие в чистке города, да и помочь кому смогу, - ни слова лжи.
  - Или кому захочешь, - добавил он.
  - Или кому захочу, мастер, - сразу, без пререканий согласился я.
  - И это все?
  - Нет, мастер. Так же хотел проверить свои боевые навыки. Я решил, что из-за отсутствия спарринг партнера, я не могу видеть свой прогресс в полной мере, - тут я снова закусил язык, еще одна оплошность, очень устал я сегодня, не смертельная потеря крови, напряженная ночь, голова работает очень плохо.
  - Ты ставишь мое наставничество под сомнение? - как-то слишком сладко сказал он.
  - 不,师傅!请原谅我騃气,老师。 (Никак нет, мастер! Простите мою глупость, учитель!), - я перешел на китайский, обычно учитель немного смягчается, когда ученики, особенно не китайцы, начинают говорить на китайском.
  - С завтрашнего дня, я меняю расписание твоих занятий. Если в тебе появилась дурь, выходить по ночам в поисках приключений, то эту же дурь, можно направить в более благоприятное русло.
   Сказав это, он кинул мне сложенный бинт и скрылся за дверью.
   Правда перед тем, как исчезнуть за дверью он, встав ко мне полуоборотом добавил:
  - И раз уж ты пули ловишь, совсем не так, как нужно, то и это мы начнем не прямо сейчас, - Позже я понял смысл выражения: Казалось нам пиздец, оказалось, не казалось.
  
   Я лежал в кровати и смотрел в потолок. Более ни на что, другое я не был способен. Ныло все, без исключений. С прошлого года так повелось. Интенсивность занятий увеличилась многократно, и никаких выходов в город, я более не совершал. Просто не мог, сначала здесь попробуй выжить, а потом только кровать, учеба, еда, тренировки и сон. Дни стали однообразными, но скуки не было.
   По началу, меня это злило, я кипел и выплескивал все на занятиях, затем мне стало интересно. Я и так любил изучать бой на шестах, но теперь это стало не просто необходимостью, это стало моей одержимостью. Мне постепенно открывались секреты и нюансы разного рода, переходные стойки, ведение боя в ограниченных условиях, короткие шесты, парные короткие палки, и мое любимое... копье. Бой на копьях открыл мне удивительный мир всевозможных выпадов, приемов в любом положении, любой обстановке. В руках мастера, даже ложка может стать фатальным оружием, а про копье я вообще молчу. А какое разнообразие древкового оружия, копья, вилы, трезубцы, протазаны, алебарды, гизармы, косы, и это лишь малая часть того, что я держал в руках. С каждым из этих видов своя, особенная, я бы сказал душевная работа. К каждой нужен свой подход, у каждой свой характер и особенности, но их объединяет одно, всем им для работы нужна твердая, уверенная рука, иначе это простые палки с острием на конце, не более.
   Мастер довольно хмыкал, когда я брал в руки копье, и с каждым разом мое развитие как бойца, ускорялось, и я понял почему. Все просто и банально. Любовь. Любовь показывает разницу между тем, кто любит и тем, кто берет по необходимости, между кровожадным маньяком который хватает острый предмет ради вида крови, и любящим мастером, который дает оружию насладиться кровью. Так я лично для себя понял и открыл путь, на который ступил, и продолжаю идти.
  
   Дверь приоткрылась и в комнату заглянула мисс Вэй, женщина, которая работает и живет в доме мастера, приглядывает за ресторанчиком и является бухгалтером.
  - Берни, тебя мастер зовет, - передала она мне, наказ мастера.
  - Понял, сейчас приду, - ответил я, поднимаясь с кровати.
   Дверь закрылась, а я начал одеваться, после тренировок еще не успел переодеться, я вообще-то в душ собирался, ну да ладно. Попробуй мастеру отказать, нет, ему вполне можно отказать, правда, нужно предъявить железобетонные аргументы, так что иногда приходится выкручиваться. Очень дотошный старик. Но превосходный учитель.
   Быстро переоделся, привел себя в относительный порядок, и вдохнув, в город не убегал, на занятиях не филонил, мастеру не грубил, с учебой в порядке, значит, дело в чем-то другом.
  
  - Звали, мастер?
  - Хм, да. Садись.
   Я присел на стул, и принял чашечку горячего пуэра. Учитель протянул мне документы, которые я с немого разрешения, начал читать.
   Так, Бернард Шмидт, далее, сим уведомляем вас, что экзамен будет проводиться... далее. Я поднял большие от непонимания глаза.
  - Школа? Зачем?
  - Хмф, - хмыкнул мастер, он вообще хмыкать любит. - Чтобы учиться.
  - Так я ведь учусь, мастер. Мистер Лунь отличный преподаватель!
  - Я не сомневаюсь, ученик. А учить можно не только предметы, тебе стоит поучиться быть в обществе, среди таких же как ты, учиться общаться и контактировать. Это мой наказ. Твоя любовь к одиночеству в последнее время, волнует меня. Ты растешь, твоя личность растет и сейчас если упустить момент, то это может привести к плачевным последствиям. Молчи. - он поднял руку, не давая мне сказать.
  - Тебе нужно уметь находиться на людях, я понятия не имею, что ты планируешь в будущем, но в любом случае, старшая школа, а если повезет, то и колледж будет тебе отличным опытом.
   Нет, он, конечно, прав. Он почти всегда прав, но так не хочется. Эх...
  - Я понял, - кивнул я.
  - Тогда, сдашь вступительные экзамены, сразу на последний год обучения. Дальше сам разберешься, вся эта бюрократия, чтоб ей пусто было, мне не по душе.
   Я улыбнулся на такое отношения учителя, всегда злобного и железного, увидев его в другой обстановке. Но, нужно сваливать, пока он не переключился на себя другого.
   Экзамены, надо сдать, сдадим. Сложного быть ничего не должно.
  
  - Класс, познакомьтесь, это новый ученик, Бернард Шмидт. - затем уже мне, - садись на свободное место.
   Я кивнул и перекинув портфель за спину, глазами нашел свободную парту, и сразу заняли за ней место. Урок начался, но учебники мне еще не выдали, поэтому пришлось выкручиваться. Найдя глазами не крупного паренька, похожего на этакого веселого и шебутного ботаника, который сидел как раз рядом, окликнул его:
  - Псс... брат, у меня учебников нет, может парты сдвинем?
   Парень повернул голову, улыбнулся и кивнул. Мы тихо, стараясь не шуметь, сдвинули парты, и он положил учебник на середину. Я протянул ему руку:
  - Бернард Шмидт, новенький. Да ты и сам слышал.
  - Питер Паркер, старенький. - ответил он с улыбкой и пожал руку.
   Прикольно, стоп! Питер Паркер, Питер... Я знал, что это дурно пахнет!
  
  Твою мать...
  
  Глава 4. Добровольное падение.
  
   Еще десять минут и прозвучит звонок. Учитель истории, в своей неторопливой манере продолжал читать лекцию о Второй Мировой войне, ее последствия на теперешнее общество и экономическую карту мира. Краем глаза, по привычке, слежу за Питером Паркером, соседом слева от меня. Он старательно и внимательно выписывает даты и имена, о которых упоминает учитель. Самому мистеру Брауну все равно, что творится у него на уроке, кому надо, тот слушает, а кто страдает ерундой, что же, вас все равно ждет экзамен в конце года. Как-то так.
   Оторвав взгляд от Питера, за которым я слежу уже второй месяц, к слову безрезультатно, продолжаю внимать учителю. И вот тут меня резко сдавило, стало сложно дышать, карандаш в руке жалобно хрустнул, но я со скрежетом сжал зубы и замер, настолько насколько это возможно, стараясь лишь перетерпеть.
  - Мистер Шмидт? С вами все в порядке? - голос учителя не выражал никакого беспокойства, казалось, это лишь вежливый вопрос.
   Сделав глубокий вдох, и медленный выдох, я таки взял себя в руки и поторопился ответить, не обращая внимания на взгляды одноклассников:
  - Да, сэр. Простите, я... поперхнулся.
  - Хорошо. Продолжим...
   Лекция продолжилась, одаряя нас новыми фактами. Знаете, впервые, когда у меня случился приступ, я запаниковал. С чем он связан, непонятно, но иной раз меня схватывает по несколько раз в день, и это неприятно. Мешает. Однажды схватило прямо во время моих ночных геройств, положа руку на сердце, именно туда где остался шрам, скажу, что я реально пересрался. Чудом я смылся во время поножовщины, и свалил подальше зализывать раны. Нож прошел совсем рядом , в тот же вечер меня сильно трясло от осознания близкой смерти. Не в первый раз рискую жизнью, однако от этого не легче, страх погибнуть и злость на себя до сих пор преследуют меня. Бывает просыпаюсь ночью от нехватки воздуха, открывая рот, как рыба в поисках воды. И страх медленно подбирается ко мне, пользуясь тем, что я не знаю, что делать и куда обратиться. В больнице сказали, что со мной все в порядке. Мастер был слишком занят последнее время, надеюсь, хоть сегодня он будет на месте. Нужно успокоиться, и сжать кулаки, чтобы никто не увидел, как они дрожат.
   Отвлечься помогла лекция. История действительно интересная вещь, жаль только очень относительная. Из того шлака, который нам преподают, приходится тщательно искать ростки истины, и то не уверен, что все так и было. Слишком много пропаганды, слишком обобщенно и много внимания заостряется на проамериканской стороне. Но общая информация есть. А именно, Вторая мировая война - самый разрушительный конфликт в истории человечества. На ее ведение было потрачено больше всего денег, причинен наибольший ущерб хозяйству и имуществу, убито максимальное число народу - по разным данным, от 50 до 70 млн человек. Сильнее, чем любая другая война, Вторая мировая повлияла на дальнейший ход мировой истории. А что происходило между секретными организациями, точно до сих пор не обнародовано. Всей стране известно о Капитане Америке, всем известно, что он решил исход войны, вот только так ли это? Я не могу ни подтвердить, ни опровергнуть, только критически осмотреть конфликт со своей колокольни. А уж, что творится в тех обрывках памяти, что я получил от моего любимого, дедушки, пидараса конченного, ТВАРЬ! *вдох сквозь зубы* Любое упоминание о нем, так я сразу начинаю терять контроль. Но в его памяти, если очень сильно сосредоточиться все же всплывают некоторые интересные данные, которые для меня оказались ударом. Их война, казалось, была такой же, с одним большим но. Благодаря Советскому союзу, Европа смогла удавить фашистов. Америка вступила в войну лишь, когда стал известен однозначный победитель. Здесь Америка вступила в войну с самого начала, и они все вместе давили немцев со всех сторон. Но мир уже перевернулся, пФ, русские завалили Германию, что за ересь? У них такой странный мир, казалось мне. Но затем я подумал, а что если бы и в нашей истории Америка вступила позже? Что бы было? Смог бы Союз справиться с угрозой? Этого никогда не узнать, уже. Но тот мир все же странный, нет мутантов, их технологии несколько отстают от нас, различий много, целый ряд стран, которых у нас не существует и наоборот.
   Знаете, будь у меня выбор, я хотел бы, чтобы этого никогда не случилось, эти ложные воспоминания и всякая другая ерунда. Думаете мне это много дало? Хуй там. Питер Паркер должен быть человеком пауком, но я следил за ним, как-то даже заглядывал в его дом, преследовал долгое время. Но ничего. Пусто. Он ведь должен был быть как я? Ведь эти силы они врожденные, как у меня? Или он получил их позже, но как? Когда? А может мне просто хотелось найти друга, который бы меня понимал. Нееет, к черту эти мысли. В общем, я решил не забивать себе голову, но остальные данные надо по возможности проверить.
   Прозвенел звонок. Наконец-то. Собрав учебники в сумку и закинув ее на плечо, я первым вышел из класса и отправился к своему шкафчику.
  - Берн!
   Обернувшись, я дождался, пока Питер сравняется со мной, и мы пошли дальше. Как-то так вышло, что мы стали нормально общаться. Собственно, он меня интересовал только как потенциальный мутант, но парень оказался не плохой. Без казусов, конечно, не вышло, но пацан нормальный. Правильный, правда, слишком. И заумный, но не нудный.
  - Ты куда потом?
  Я пожал плечами, вспоминая, что там дальше по плану.
  - В клубный кружок, наверное.
  - Ты выбрал себе кружок? И куда вступил?
  - В школьную секцию борьбы. Ты бы тоже занялся чем-нибудь, - постарался я поободрать слово, - оборонительным.
  - Эээ... нет. - Питер покачал головой. - Драки не для меня.
  - Как знаешь.
   Мы подошли к шкафчикам, которые находились чуть глубже по коридору от входа в школу. В секцию я вступил ради прикрытия, да чего врать, мне просто было интересно. Может стоить выступать на соревнованиях, денег заработать. Не выход, сразу отдернул себя. Слишком много внимания, со своей силой я смогу это сделать, но опасно. Кровь возьмут, найдут что-нибудь, кто их знает. Нужно учиться. Но в школе первенство возьму, очень уж хочется немножко внимания. Женского.
  Питер приоткрыл шкаф, но резкий хлопок от удара дверцы, испугал меня, и я рефлекторно схватился за нож, спрятанный в штанах. Правда сразу расслабился, увидев руку Флэша Томпсона, которая не давала Паркеру открыть дверцу. Ну вот и местное быдло пожаловало.
   Кстати о Флэше, когда я был в Гарлеме год назад, на своей первой вылазке, я спас одного парня, которого собирались ограбить возле клуба. (ссылка на прошлую главу) Хе, земля круглая. Я еще точно был уверен, что мы никогда не встретимся, но нет, видимо, у госпожи 'Случайность' на это свои планы. А ведь, как он тогда дрожал, как боялся. А на деле, сам оказался быдлом. Жаль. Хотя кому, но точно не мне судить.
  - Паркер! - рявкнул Флэш так, что Питер чуть подпрыгнул.
  - Что тебе надо Флэш? - а парень храбрится. Уважаю, никогда не показывай свою слабость перед лицом таких людей. - Иди доставай кого-нибудь другого.
  - Смелеешь, Паркер?
   Так, лучше не доводить до мордобоя. В одни ворота.
  - Отстань от него, Томпсон. - Флэш посмотрел на меня.
  - Лучше не лезь. К тебе у меня претензий нет. - отмахнулся он от меня.
   Нет, так дело не пойдет.
  - А у меня появятся к тебе претензии, если ты тронешь его.
  - Я предупредил.
  Ну началось, оглядываю двоих парней за его спиной. Раскидаю в пять секунд, но раскроюсь, не буду раскрываться, буду бит. Дилемма. Спокойно, друг, спокойно. Это просто люди, это просто люди...
  - Флэш, валим. - один из парней обратил на себя внимание, указав в сторону поворота, откуда вышел учитель.
  - Мы еще не закончили, Паркер. И с тобой, *смешок* защитник. - оставив за собой последнее слово, они просто ушли.
   Я разжал кулаки, боже, с каждым днем все сложнее и сложнее держать себя в руках. Питер, молчал, и смотрел на меня несколько насуплено.
  - Ты в порядке? - не понял я его взгляда.
  - Да, Берн. Спасибо. - выдохнул он. - но, пожалуйста, не делай так больше.
  - Что? Почему?
  - Не обижайся, но это не твое дело. То есть... не нужно за меня заступаться, я должен уметь сам решать свои проблемы. Если мне понадобиться помощь, я скажу.
   Вот оно как. Теперь я уже смотрел на него намного более уважительно. Стервец, у тебя есть стержень парень.
  - Берн?
  - Слушаю, - ответил я, роясь в шкафу и доставая спортивную форму для борьбы.
  - Извини, если обидел.
  - Нормально, Питер, ты меня совсем не обидел. Наоборот, - я усмехнулся, - даже удивил.
  - Ну и хорошо. Ладно, я побежал, тетя Мэй просила забежать в супермаркет и набрать разной всячины, кстати, - остановился он, - не хочешь заглянуть к нам на ужин?
  - Эм, с радостью, но не сегодня. Давай заранее, потом договоримся.
  - Ладно. Давай.
  - Бывай, Пит. - я пожал ему руку и он ретировался.
   Ну, а я пойду позанимаюсь. Учиться нужно всегда, никогда ведь не знаешь, где найдешь что-нибудь полезное.
  
  Домой я добрался легким бегом. Секция мне понравилась, хоть она и чисто спортивная. Занятный спорт. Вольная борьба - вид спорта, заключающийся в единоборстве двух спортсменов по определённым правилам; с применением различных приёмов (захватов, бросков, переворотов, подножек и т. п.), в котором каждый из соперников пытается положить другого на лопатки и победить. В вольной борьбе разрешены захваты ног противника, подножки и активное использование ног при выполнении какого-либо приема. Мне было непривычно из-за правил и ограничений, но все равно мне понравилось. Никаких ударов, тычков и слишком опасных приемов. Она воспринималась мною, как игра, и да, я пару раз проиграл. В игре играют по правилам, вот и я решил не выделяться.
   Зайдя в квартиру, быстро переоделся, и не принимая душ, побежал к мастеру. Сегодня он обещал быть на месте, мне очень хотелось с ним устроить спарринг, и посмотреть насколько я приблизился к нему, ну и выплеснуть весь гнев и напряжение, что скопилось, не считая моих проблем с непонятными приступами парализации. Сейчас мне очень нужна его помощь, и самое главное я знаю, что мне не откажут. Только не мастер. Блин, темнеет. Надо ускориться.
   Пол часа умеренного бега и я на месте. Вот только вид, открывшийся мне, зародил зерна сомнения.
  - Что за хрень... - вырвалось из горла.
   Несколько домов горели, дом мастера выглядел так, словно на него наступил великан. Половина обрушилась, вторая держалась на соплях, следы выстрелов и взрывов, а вдалеке слышалась полицейская сирена. Были и жертвы. Несколько человек лежали прямо на дороге истекая кровью, одна машина перевернулась и вверх колесами торчала из соседнего здания. Панику я постарался заглушить сразу, надо найти мастера.
   Не обращая внимания на завывания раненых, я под хруст лежащего на земле стекла, ринулся к ресторану. Но добежать я не успел, из дыры, где раньше был вход вылетел Стик, и схватив меня за шиворот, прыгнул на дорогу, вместе со мной. Кувыркнувшись, мы упали, а затем раздался взрыв. Ударной волной, меня откинуло еще дальше, а по телу растеклась боль, от впившихся в кожу осколков стекла и прочего мусора. Пришлось, срочно, прикрыть глаза, чтобы щепки от взрыва не оставили меня слепым. Но мне повезло, меня сильно не задело, лишь дунуло жаром и прокатило волной горячего воздуха. Было уже темно и дыма он горящего дома не было видно. В квартале переклинило и освещение не работало. Я посмотрел на Стика и меня отпустило, он уже вставал, вот только пятна крови на его порванной одежде меня напрягли. Встав на ноги, я дернулся к нему, но он сразу отмахнулся, поковылял на противоположную сторону улицы.
   Там на коленях сидел мистер Лунь, держа в уцелевшей руке девочку лет десяти. Аи, его внучка, вспомнил я. Его единственная родственница, что осталась после смерти детей. Я помню, как она забегала к нам и училась вместе со мной, у нее талант к акупунктуре, и уже в свои десять лет, она знала больше меня. Она лежала на его руках, маленькая, хрупкая и... мертвая.
  - Лунь... я...
  - Завались! - прорычал мистер Лунь, плача над телом своей внучки. - Я тебе сказал, что они вернутся за тобой! Я тебе говорил, что лучше закопаться глубже и переждать! Но ты... ты... НЕНАВИЖУ! Вокруг тебя постоянно гибнут люди! Сколько еще должно погибнуть людей, чтобы ты жил! Ты обещал, что они не сунутся сюда... ты обещал...
  - Прости... - мастер опустил голову и отвернулся.
   Я растерялся, и не знал, что мне делать. Мистер Лунь, нет, я ему не смогу помочь, а мастеру? Кто они? Кто напал, и зачем?
  - Мастер! Что случилось? - меня трясло, я еще не видел смерти детей, и это жутко.
  - Тц, - Стик поковылял дальше, я ринулся за ним. - Война пришла. Незаконченная.
  - Какая война? Кто это был?
  - Неважно, сейчас это не важно. Надо уходить, пока не пострадало больше людей.
  - Стик! - обернувшись на голос, к нам бежал Мэт. - Вам надо уходить!
   Стик скривился:
  - И без тебя знаю. Слушай меня, бери Берни и валите отсюда нахрен, затем не светитесь некоторое время.
  - Эээ, нет, старик. Я пойду с тобой! - сказал я.
  - Ты дибил? Что из того, что я сказал тебе непонятно. Это не твое дело, так, что съебался отсюда! Тебе надо закончить школу хотя бы для начала.
  - В жопу школу! Я хочу с тобой, тем более ты не закончил мое обучение! Ученик идет вместе с учителем! - я начал злиться, какого хрена? Я с ним и точка. Он сказал, что будет тренировать меня, пусть тренирует до конца. Нет, оставить меня одного, снова я не позволю.
  - Считай свое обучение законченным. - зло, цедя слова и чуть ли не теряя терпения ответил он. - ты больше мне не ученик.
   Его слова ударили набатом по ушам. Тварь. Сука. Ты тоже меня кинуть решил. Я бурлил ненавистью, злостью, и чуть ли не плакал от негодования и чувства того, будто меня предают.
  - Ну и иди нахуй, старик! - крик принадлежал уже не мне. Это не мой голос, это голос зверя внутри меня. - Я сам справлюсь.
   Сил хватило, чтобы развернуться и рвануть отсюда. Как же я вас всех ненавижу!
  - Стой! - раздался крик Мердока.
  - Оставь его, ему сейчас надо побыть одн....
   Дальше я уже ничего не слышал. Я только бежал, не разбирая дороги.
  
  - Не слишком жестоко вышло? - провожая взглядом убегающего Берна, спросил Мэт.
  - Это не его дело, - Стик покачал головой, - он поймет. Со временем.
   Мэт помог Стику добраться до следующего квартала, мимо пронеслась вереница полиции и скорой, но на них не обратили внимания, так как они находились в тени.
  - Отреагировал он...
  - По детски. - закончил за него Стик. - Чего ты ожидал от него? Он жесток, но его никто не воспитывал. Он был предан, и воспринимает все в штыки. Просто нужно время. Так, хватит, слушай меня внимательно...
  
   Дождь лил, словно из ведра. Прекрасно, именно то, что нужно, чтобы почувствовать себя еще большим говном. Сидя на крыше, я размышлял о... многом. Закрыв глаза, я слушал, звуки машин, удары воды о бетон, разговоры и шум города, пытаясь построить картину того, что происходит вокруг меня, но как и говорил Стик, мне это не дано. Два дня, как Стик исчез. Два дня, как мне стыдно за свое поведение, но я все равно считал себя правым. Он должен был взять меня с собой, но он не взял. Да еще и учеником перестал меня считать. А это больно. Но слова не взять обратно, можно извиниться, но осадок остается. Это не фильм, где все так просто решается, и не игра, где выполнив квест можно добиться лояльности. А ведь все, казалось, будет хорошо. Я думал, что он будет долго меня учить. Но нет, вышло так, как вышло. Хе, я до сих пор помню, как он меня учил тому, чего я ждал. Помню свое огорченье от того, что я не способен сделать. Но ведь научил, нашел во мне то, что нивелировало мою слабость.
  
  - Ну, чтож. Начнем с того, что я тебе обещал.
   Я сидел на коленях, напротив мастера и не мог не нарадоваться тому, что он собирается научить меня избегать выстрелов от огнестрельного оружия. Я предвкушал, и не мог уже дождаться практики, хотя мне еще даже теорию не дали.
  - Во первых, способ которым мы пользуемся с Дьяволом (Бернард, как бы не знает его имени, об этом не говорилось, просто воспоминания это дали) звук, запах и целый ряд других чувств, как ты мог догадаться, тебе недоступен совсем.
  - Что? - это все, что я мог сказать.
  Стик вдохнул и покачал головой.
  - Того, тупица. Я и он... это наш дар. Наш, но не твой. Он очень редок, и если бы другие могли чувствовать то же, то каждый ослепший мог бы пользоваться этим даром. Но это не так. - припечатал он, вгоняя меня в депрессию. - Именно та какофония чувств и позволяет нам избегать не только выстрелов, она дает нам поистине безграничный потенциал для развития. Я по запаху могу определить, что ты вчера ел, или чем ты болеешь. Я слышу стук твоего сердца и слышу, как кровь течет по твоим венам. Да, мне будет сложно это отделить посреди города в час пик, но если постараться, я смогу и это. Надеюсь, ты понимаешь, какие это дает возможности и предела развития я лично не встречал.
  - А что делать мне?! - вспылил я, за что сразу получил удар в зубы. Сплюнув кровь, я успокоился, сделал вид, что успокоился, но его не обмануть. Хотя он сделал вид, что все в порядке.
  - У тебя тоже есть дар. - обрадовал он меня. - Этот дар не редок, им владеют все люди, в той или иной степени. - пиздец, ничего особого. - Ученик! Я сейчас возьму шест и устрою тебе полный контакт!
  - Извините. - покаялся я, хоть ничего за собой не чувствовал, только страх, перед учителем.
   Стик снова вздохнул, но уже еле сдерживаясь. Я мысленно дал себе оплеуху, не надо его злить. Просто не надо, лишний раз испытывать судьбу. Он хоть и стар, но далеко не всегда сдерживает себя, и пиздюлей может вставить хороших, тяжелых и очень больнючих. Сломать ребра, чтобы дышать было тяжело, это запросто. Болит нога? Вторую сломаем, чтобы первая не так болела. Боже о чем я думаю, у меня поджилки трясутся перед ним, а сейчас я злю его еще больше.
  - Твой дар, - процедил он, - пусть хоть и кажется самым обычным, но тоже имеет безграничный потенциал. Да, я им владею, но в отличие от меня, ты будешь развивать только его, и возможно, - выделил он слово, - когда-нибудь, выйдешь на такой уровень, что тебя станет очень сложно достать. А с равным по силе и скорости противником, почти невозможно. В том, конечно, случае, если дар противника не развит, так как у тебя.
   Волна воодушевления прокатилась по телу, и я снова был готов внимать ему.
  - И что за дар? - нетерпеливо перебил я его.
  
  Пять минут спустя.
  - Кха.. кха... - я откашливал кровь, которая копилась у меня во рту. Сидеть было невыносимо больно, дыхание сбивалось на каждом вдохе и приносило уйму неприятных чувств. Тяжелые синяки и ссадины по всему телу, а еще я словил удар по яйцам. Божественные ощущения, ярости не было. Кончилась. Была только боль.
  - Вот теперь, я отвечу на твой вопрос. - радостный голос учителя, подхлестнул злость, которая вроде как кончилась совсем. РРРРАГХ!
  - На самом деле, все просто. Это интуиция.
  - Вот так просто?
  - А чего ты ожидал? Скрытый смысл? Знание вселенной? Не заставляй меня считать тебя еще тупее, чем ты есть. У интуиции слишком много определений, каждый норовит определить ее по своему. Интуиция имеет несколько имён, внутреннее ощущение, и предчувствие, и шестое чувство. Не суть. Интуиция - одна из самых распространённых и общеизвестных психических способностей человека. О ней знают практически все, но используют немногие. Это есть способность получения знаний и ответов на насущные вопросы изнутри, без использования логического и рационального мышления. Я же, считаю, что интуиция это набор всех мелочей, которые ты физически не способен осознать, но твое подсознание, которое подмечает каждую деталь, способно высчитать и предоставить тебе готовое решение. Уметь полагаться на интуицию, это тоже искусство и очень сложное искусство. Люди слишком зависят от своей логики. Она бывает разной, от психопата до домохозяйки, но она есть у каждого. Именно этому я буду тебя учить. Но запомни самое важное, никогда не останавливайся в развитии, это слишком ценная вещь, чтобы позволить себе ее забросить. Цена, как правило жизнь.
  
   Такие дела. Самое сложное было осознать и довериться ей. У меня до первой сподвижки это заняло почти год. Почти весь прошлый год, все, что я делал, это учился ей доверять. Учился отличать ее от обычных мыслей и ложных чувств. Мне нужно было научиться пользоваться ею, и пользоваться правильно, вовремя и на автомате. Во время боя, нет свободного времени, секунду может решить все, смерть проигравшему. Но когда, я впервые смог ее осознанно использовать, я понял, почему она так важна. Убраться с линии атаки, тогда когда она только началась, увернуться от удара в спину. Пропустить пулю над головой, припав к земле. Это то, что дает боевая интуиция. И нет, ты не видишь будущее, это чувство, необъяснимое, надо сделать именно так и именно сейчас, и никак иначе. Поэтому доверие к самому себе должно быть абсолютно. Просто действуй и не думай.
   В школу я не ходил, не мог, не хотел. Мне было нужно развеяться, подумать, успокоиться. И в город я не выходил тоже, но сегодня я решил это исправить. Деньги заканчиваются, работать я пока не могу. С Питером мы договорились, о том, чтобы он предупредил учителей. Не думаю, что меня будут искать, все же я сказал, что заболел. А справку, что просили принести, хрен с ней. Скажу дома лечился, и пусть делают, что хотят.
   Прыжок с крыши, ухватиться за выступ и я залетаю вперед ногами в свой подъезд. Спуститься на пару этажей и я дома. Дом, мда, как же все сложно стало в последнее время.
   Темные свободные штаны жесткого покроя, ботинки с металлическими вставками темно серого цвета, самодельный жилет с удобными ремешками и вставками для оружия под дождевой плащ с капюшоном и хоккейная маска. Это пока все, что я смог придумать, ну и ладно. Не за имидж работаем, хотя пора бы. Складной шест, со вставным наконечником, который можно, как прикрепить, так и снять. Крепиться за спиной в складном виде, незаметен удобен, правда при падении на спину, жестковато. Мои любимые тон-фа на чуть выше бедер, а так же идея, тупо спизженная у Мэта, две палки длинной почти до локтя, около пятидесяти сантиметров, как же долго я над ними работал. Возможность высвободить острие получив кол, либо это острие сместит на бок, получив подобие серпа. Расфасовать все, ну и пистолет, который нужен на всякий случай. Ночь обещает быть очень сложной, во первых дождь, а во вторых сегодня я собираюсь упасть. Упасть как человек, я решил, что оставаясь таким, какой я сейчас, я не смогу добиться своих целей. Да и выжить тоже, может я не прав, а может наоборот, будет видно, нечего сидеть и ждать, пора браться за дело!
  
   Здравствуй, Бронкс. Уникальный район Нью-Йорка, так как именно этот район является единственным районом города, чье расположение приходится только на материк - то есть Бронкс не располагается ни на острове, и не имеет свих островов. Данный район является спальным, однако офисные здания там все же имеются. В Бронксе некоторые районы принадлежат одному человеку или компании, так что нередка ситуация что целый микрорайон имеет одного владельца, и все квартиры там сдаются в аренду. Бронкс многогранен, там есть и дома за миллионы долларов, таки и настоящие трущобы. Он является одним из самых доступных районов Нью-Йорка по цене проживания, так что там проживает огромное количество иностранцев, это и итальянцы, и ирландцы, и евреи, и афроамериканцы, и русские, и другие представители различных стран. Общий размер населения я района составляет 1 250 000 человек.
   Достопримечательностей в этом районе Нью-Йорка не так уж и много. Пожалуй, одной из самых знаменитых и посещаемых достопримечательностей Бронкса является стадион 'Янки'. Этот стадион получит свое имя в честь одной из самых популярных бейсбольных команд прошлого века. Я там кстати был, как-то.
   Но меня интересует не это. Сам Бронкс делится на три части: Восточный, Северный и Южный. Вот ради Южного я сюда и пришел. Эта часть Бронкса, да и всего Нью-Йорка, является одной из самых бедных. Там вы сможете найти трущобы - в том понимании слова, как это показывают в фильмах. Нередко люди спят на улицы. В этом районе живет много афроамериканцев, а риэлторы очень часто не рекомендуют там покупать квартиру. Я же, в свою очередь, порекомендую вам не гулять по Южному Бронксу ночью - это в ответ на вопрос - где в Нью-Йорке лучше не гулять ночью. Хотя нарваться можно везде, но именно здесь вы можете просто не выйти из района. Никогда.
  
   Ну, что же, пора двигаться, уже время поджимает. Прыжок, чувство полета незабываемо, и кажется мне никогда не надоест. Район для меня вполне приличный, ха! Да я в подобном вырос, но даже для меня это слишком. В некоторых местах вонь такая, что становится хреново даже мне, привыкшему к подобному. Интересно, Мердок тут бывал? Я бы хотел видеть его лицо, чертов дьявол. Вот это то, что мне надо. Прыжок на крышу, хруст! Твою мать, вытаскиваю ногу из проржавевшего листа метала, но меня не заметили.
   Грязный бородатый мужик, ссал на кучу мусора, одной рукой оперевшись на стену. Бухал он видимо знатно, а это что у нас...
  - Джим! - раздался писклявый голос, - долго ты еще? Тут клиенты! Тащи свою задницу сюда, вонючий ты ублюдок.
   Джим, который ссал у мусорки, лишь проболтал что-то невнятное, впрочем продолжая свое дело. Значит бордель, а Джим у нас кто? Сутенер, что ли? Пойдет.
   Прыжок на противоположную крышу, снова блять! Выдираю ногу. Но Джимми не обратил внимания на звук, спуститься у него за спиной, на этот раз уже тихо. Удар кулаком в затылок, и Джим падает лицом прямо в свое ссаньё. Весело.
   Обыск, телефон, мелочь, пистолет. Пистолет в мусор, мелочь, да и она в принципе не нужна. А вот телефон в самый раз.
   На память набираю номер, и пока жду ответа, вспоминаю, какого я вообще потерял в этом дерьмовом районе.
  
  Отступление. День ранее.
   ###Аццкий Нью-Йорк###
  (17:21:59) StockmOcK: Ну и хуле? Тут ничем уже не помочь...***
  DickHeAd online
  (17:23:14) GoDLOOKatME: Нда жаль беднягу *cry*
  (17:32:18) DickHeAd: ОоО, о чем вы? *question*
  (17:35:29) GoDLOOKatME: Смотри кто вылез жена не ушла ещо? нашли МЕРТВОВО ребенка в канаве роследуют но бесполезно суки купили фсех твари чтоб здохли все *axe*
  (17:36:02) DickHeAd: С женой развелся уже, встретимся? *kiss* А так да, так всегда. И блин, ставь запятые, ну или точки хотя бы.
  Lancer online
  (17:37:38) StockmOcK: Внатуре заебала уже. *tired* у меня тоже на районе сходки бывают, а иногда и дурь и людей продают ООО сам видел. Копы тут не ходят, ссут а мне страхово. Выйбут во все дыры и ищи пропало *oral^fuck*
  (17:39:45) GoDLOOKatME: ПНХ оба *smile* to^DickHeAd: а не баишься? Я девачка страсная и опасная *breakheart* to^StockmOcK: а где живеш?
  (17:42:33) StockmOcK: to^ GoDLOOKatME: Бронкс, Южный блять. *gangsta* завтра тоже будет наверно
  (17:43:18) Lancer: to^StockmOcK: скинь свой номер, я помогу.
  (17:43:18) DickHeAd: to^ GoDLOOKatME: Да я тоже голову не в жопе голову держу.
  (17:45:35) StockmOcK: to^ Lancer: а не боишься? *fear* ну лови 1***2**5*9
  Lancer offline
  (17:53:06) GoDLOOKatME: я нямкать ходила. Че это было? *strange*
  (17:55:56) StockmOcK: to^ GoDLOOKatME: хз, школота наверн...
  StockmOcK offline
  GoDLOOKatME offline
  (17:59:50) DickHeAd: кидалы
  DickHeAd offline
  Chat is closed
  
  - Алло.
  - Ну, здравствуй, Стокмок.
  - Эээ, че? Ты кто блять такой?
  - Номер твой я взял вчера в чате, говори адрес.
  - С хуяле я тебе адрес свой говорить должен?
  - Да не свой дибил, а место, где сходка будет.
  - Ааа, *смешок* ну записывай самоубийца.
  
   Кто-кто, а я далеко не самоубийца, а вот этот Стокмок оказался странным типом без чувства самосохранения. Если бы я был на его месте, то я бы не сказал, а если бы сказал, то только анонимно, за этим нужно следить. Если кто-нибудь узнает, то ему пиздец. Но мне, кажется, он сам вскоре поймет, голос был сонный, и он вполне мог делать это на автомате.
   На чат я наткнулся случайно. Забрел в компьютерный клуб и лазил по интеренету в поисках последних новостей. И как-то вылез в чат, в итоге, возможно, сходка, а возможно просто дерьмо собачье, а сам Стокмок просто трепло. Вот и узнаем.
   Добраться до места, оказалось делом всего пятнадцати минут, это с условием того, что мне пришлось бежать по крышам осторожно в страхе провалиться. Мне двух раз хватило. Впечатления от района не очень, это яма. И люди здесь мусор, не считая весь цвет преступников, тут живут те, кому плевать на будущее. Родившись здесь, у тебя почти нет выхода и возможностей выбраться в люди.
   Парень на врал, здесь действительно что-то происходит. Относительно целый ангар, серо-стального цвета, небольшая территория вокруг него, закрыта хорошим металлическим ограждением. Надо посмотреть с другой стороны, прежде чем пытаться туда лезть.
   Обойдя его со всех сторон и чуть ли не вынюхивая землю, я решил еще немного подождать, потому как с каждой минутой сюда подъезжает все больше и больше машин. Охрана выставлена со всех сторон, и довольно грамотно патрулирует окрестности. Решил еще подождать, снова подъехали машины. Из машины вылез лысый толстяк, низкого роста и с приличным пузом. Его коробкой окружили здоровенные детины, и повели во внутрь ангара, послышался звук музыки, но весьма приглушенный. Видимо, стоит звукоизоляция. На всякий случай подождал еще двадцать минут, и для себя решил, что сначала выясню, что здесь происходит.
  
   Прыжок, перекат и тихим шагом, сквозь мрачный и узкий переулок подбираюсь к ограждению. Оглядываюсь, никого, прислушиваюсь, дыхание, спокойное, за стеной. Надо стараться делать это тихо, смотрю на высоту ограждения, рассчитываю силу и отталкиваюсь от земли, поджимая ноги ближе к груди, пролетая над ограждением буквально несколько сантиметров. Приземление делаю с перекатом, чувствуя, как копье впивается в лопатки.
  - Эй!
   Прежде чем успел разобраться, ринулся к месту звука и ударом локтя справа по виску вырубаю неудачного свидетеля. Тело сработало само, и я не жалуюсь. Оглядываюсь по сторонам, и немного просаживаясь в земле из-за сырости льющегося дождя, ищу место где спрятать тело. Сердце стучит, как бешенное. Ищу пульс, живой. Хм, наношу еще один удар по голове, прилагая чуть больше сил и получаю полу мертвого человека, который теперь уж точно не скоро проснется. Хватаю его на руки, присаживаюсь и бросаю его через забор на внешнюю сторону. Отлично, еще не скоро найдут. Его хрип по ту сторону стены заставил меня остановиться, очнулся? Нет, все в порядке.
   Слышу звук хлюпающих шагов и в три прыжка несусь к ангару, прыжок на деревянные коробки, с них хватаюсь за край крыши и силой подтягиваясь забираюсь на наверх. Пригнувшись, пробегаю на другую сторону, и держась за балки тихо забираюсь внутрь, прямо над головами охранников, которые, однако, были хорошо вооружены. Обычный темный костюм классического типа, но в руках почти у каждого были автоматы неизвестной мне модели. Это очень сильно усложняет дело, тц, мне кажется я поторопился сунувшись сюда, но отступать уже поздно. Адреналин уже прикатил, и идти назад совсем не хочется. Медленно, стараясь не торопиться, ползу по балкам и оказываюсь почти у крыши, до которой можно рукой подать. Отсюда мне открывается вид на весь ангар.
   Ангар не маленький, два теннисных корта спокойно поместятся сюда. Музыка играла, но не слишком громко, не считая ящиков и пару новеньких машин, что стояли в нем, здесь ближе к стене, стояла сцена. Я прополз дальше и оказался прямо над ней. Слышен гам разговаривающих людей, которые сидели за складными столиками напротив сцены. Люди общались, пили шампанское, ели и чего-то ждали. Что это за место, я примерно догадываюсь, но не думаю, что в состоянии справиться со всеми. Трое у входа, двое у правой стены, двое у левой, пятеро возле сцены. Сколько снаружи неизвестно, все вооружены, плюс уверен, что и гости здесь не лыком шиты. Сложно, опасно и страшно. Стараюсь вогнать себя в легкую медитацию, получается, становится легче.
   На сцену выходит лысый толстяк которого я видел. За ним, из-за сцены выводят девушек, как я и думал. Продажа, рабство или что-либо другое, но связанное с этим. Девушки выглядят бодро, с виду, но в глазах у каждой читается обреченность. Одежды на них не было, синяков тоже, ведущие толкали их в спины оружием выгоняя на сцену. Я должен держать себя в руках, да они ублюдки, да девочек жалко, а ведь и правда девочки. Навскидку не дам ни одной больше двадцати. Все подтянутые, фигуристые, с симпатичными мордашками, как на подбор. Действительно жаль, но они не первые, они не последние, если я вылезу прямо сейчас, то просто лишусь жизни. Я не уверен, что завалю всех, не сейчас, еще не готов.
   Начался аукцион. Толстяк соловьем разливался о товаре, выводя каждую вперед, заставлял вставать их раков, мял груди и всячески хвалил их. Обещал, что никто искать их не будет, и что покупатели могут делать с ними все, что захотят. Народ свистел, хлопал, кто-то подходил и лично рассматривал товар, когда смотрины закончились, начались торги.
   Цены были высокие, лично для меня. Отдать двадцать тысяч за девченку, я бы не смог. Это же огромные бабки! Я таких в руках не держал, и да я очень жадный, но это моя жизнь, я всегда жил в бедности, поэтому деньги для меня очень больная тема. Шел уже второй час торгов, я сто раз успел пожалеть, что залез сюда, спину болит лежать на твердой поверхности, я уже придумал тридцать планов и направлений, как всех завалить, но было слишком много неучтенных факторов. В конце концов я начал злиться, сначала медленно и тихо, затем чувства волной накатывали и мне уже было сложно удержаться, чтобы не зарычать. Хотелось порвать всех нахер!
   И тут меня тряхнуло, я руками вцепился в балку, раздался звук взрыва и ударная волна выбила стекла, слегка оглушив меня. Не знаю, что творится, но это мой шанс!
   Охрана двинулась на выход, а люди повскакивали со своих мест и начали разбегаться. Большинство из гостей были при оружии, но началась небольшая паника, я спрыгнул прямо на сцену, приземлившись на толстяка, я откинул его к стене. Девчонки стоящие на сцене оцепенели.
  - Валите, блять! - рыкнул я.
   Секундное молчание, оцепенение прошло и они голышом ринулись в разные стороны в поисках выхода. Раздались выстрелы и крики. Что очень интересное там творится, настолько, что на меня просто не обращают внимания. Я подбежал к лысому и встал напротив него. Он сидел и приходил в себя. Злость рвалась наружу, но я ее не отпускал. Дрожащей рукой вытащил пистолет, черт, я думал, что это будет легче. Меня вновь сдавило и стало сложно дышать, прикрыв глаза, я ждал пока отпустит. Когда я пришел в себя, старик уже сидел с осмысленным взглядом и смотрел на меня. Это мне и нужно было, глаза в глаза. Поднимаю пистолет и нацеливаю ему в голову, захотелось поговорить, оттянуть момент. Никакой ярости! Только взвешенное решение! Я сам решил убить! Меня не ведет моя несдержанность! Сам!
  - Не бои-шься, - голос дрогнул.
  Лысый заинтересованно смотрел на меня, но на его лице не было страха, совсем.
  - Хооо, смерти? - спросил он, я кивнул. - Смерти боюсь, но не настолько, чтобы дрожать перед мальцом. В первый раз решил убить? Захотелось поговорить? Зря, делай, что должно! - он надо мной насмехается, он смеется надо мной! Тихо! Держи себя в руках, это твой выбор, ты сам, никакой ярости.
  - Позволь дать тебе совет. - сказал он прежде, чем я решился.
   Глядя на то, что я не стреляю, он продолжил:
  - Скажи тому, кто меня заказал, что он влез в очень и очень большое дерьмо.
   Я промолчал.
  - Значит, меня никто не заказывал? - с трудом произнес он, его дыхание участилось, глянув на него, могу сказать, что у него сломано пару ребер. Эта сука все слишком быстро поняла. - Значит...
  Выстрел прозвучал как гром среди ясного неба. Рука отпустила пистолет, но я почти сразу поймал его второй рукой. Вот теперь все, я сделал это. Мир остановился, мне было противно, от себя, меня воротило и я до сих пор не верил, что я все таки сделал это. Я боюсь? Оглядев зал, я мысленно, будто со стороны отметил, что здесь еще достаточно людей. И сейчас я могу отпустить ярость, ослабить поводок, нет, я сниму ее с цепи.
  - Хи...хахахахаха - смех неконтролируемо вырвался из горла, но тут же резко остановился. Копье уже находилось у меня в руках.
   С диким криком я прыгнул в самую гущу людей и махнул острием вперед. С хлюпающем звуком оно вошло в глаз женщине лет пятидесяти, и в ту же секунду вышло из него в поисках новой цели. Разворот и я одной рукой держа копье описал круг, режа и уничтожая все вокруг. Крики боли подействовали на меня, как манна небесная, принося невероятное блаженство.
  - Какие вы жалкие и слабые животные, как приятно возвышаться над вами, решать вашу судьбу и держать ваши жизни в своей руке.
  - Вот ты, - обратился я к убегающему человеку, проткнув ему спину, и насадив на копье словно бабочку на булавку. Я поднял его над землей, кровь стекала по копью и попадала мне на руку, такая теплая и такая красная.
  - Ты ведь тоже хотел владеть жизнью, да? Не хрипи, ты хотел купить жизнь и распоряжаться ею, правда ведь? ОТВЕЧАЙ!
   Но он уже не шевелился.
  - Мусор, - брезгливо я сдернул его с копья.
  Опасность! Голова сама дернулась вправо пропуская пулю, разворот, прыжок, оказавшись в воздухе нахожу человека, что стрелял в меня и отправляю в него копье. Тон-фа в левую руку, серп в правую, копье проходит сквозь него проникая в землю, и он не может упасть, просто повиснув на нем. Я рублю направо и налево, избегая выстрелов и прячась за людьми, они сами себя перестреляют, но они стреляют в меня! Всех убью!
   Не даю нанести себе удар по бегущей, голой девице, а так хочется, но нельзя! Снова опасность! Выхода нет, хватаю ее ставлю перед собой, закрываясь от череды выстрелов. В ее глазах я вижу непонимание, но страх не успел проявиться и жизнь уходит из нее.
  - Ты еще кто? - голос звучит хриплым, но довольным.
   Человек с хорошей комплекцией, тренированным телом, в черном плаще на распашку, держал автомат-пулемет в руке. Это он стрелял в меня. На футболке я вижу нарисованный череп, который выглядывает из под плаща. Темные волосы и внимательные, холодные глаза пытались прожечь во мне дыру, он посмотрел на мертвую девушку, которой я закрылся, а затем снова на меня. Ни говоря не слова, он дернул рукой, а я прыгнул ему на встречу. Выстрел, выстрел, выстрел, все смазалось в один миг, но я уже выбегаю из здания и несусь прочь, не обращая внимания на дыры в своем теле. Дым от горящего огня не мешает мне ориентироваться, и быстро скрываюсь с места моего падения...
  
  Утро следующего дня.
  Квартира казалась пустой, но тут кровать шевельнулась и с нее медленно встал темноволосый парень, обмотанный бинтами и медленно, прихрамывая, побрел в ванну. Минуту ничего не происходило, а затем раздался полный ярости и боли рёв.
   Сразу за ним звук бьющегося вдребезги зеркала. В ванной тяжело дыша, человек смотрел под ноги, где лежало осколками, разбитое стекло. Не обращая внимания на осколки и ступая прямо по ним, парень даже не поморщился от боли впишихся острых кусков. Подойдя к наиболее сохранившейся части, лежащей на полу, он вгляделся в свое отражение.
   На него смотрело его привычное лицо, но со лба свисал кусок кожи, под ним была видна более твердая и насыщенного красного цвета, на ощупь словно кость, новая плоть. Глаза приобрели красноватый оттенок и казалось, горели злобой. Насмотревшись на свое новое лицо, он постарался прилепить кожу обратно, но потерпел неудачу. В ярости он наступил на сохранившийся кусок зеркала и раздавил его с удовлетворением на лице. Ему не хотелось видеть себя сейчас.
  
  
  Глава 5. Будние дни. (временное название)
  
   Дорога посреди пустоты все не кончалась, ведя меня в неизвестном направлении. Ни звезд, ни света, ни звука, лишь ощущение чего-то гладкого под моими босыми ногами. Я давно забыл, что я здесь делаю, как сюда попал и понятия не имею что это вообще за место. Все мои эмоции потухли, стали менее заметными и лишь иногда проскакивала искорка апатии, исчезая в тот же момент, как я о ней задумаюсь. Но так не могло длиться вечно, я увидел свет, еле видимый, всего лишь точка, но даже это подарило мне надежду. И я рванул. Собрав все, что у меня было, я побежал, не жалея себя, не спуская глаз с этой точки. И она приближалась, придавая мне все больше и больше уверенности и энергии для движения. Все мое существование сконцентрировалось на движении вперед. Все мое естество желало добраться в надежде закончить эту муку.
   Точка стала пятном, пятно превратилось в сияние, еще немного и я дотянусь рукой, последний рывок и все исчезает. Резко, без перехода, пустота исчезла и я оказался в узком проходе. Ноги почувствовали воду, перебрав пальцами ног, я привыкал к ощущению, ледяная, прозрачная вода окружало все пространство. Я стоял в ней по колено, и испытывал невообразимое количество противоречивых чувств. Холод, облегчение, опасение, но все прервал звук. Два разных источника звука. Я прислушался.
  Кап. Кап. Кап.
  Бзззз. Бзззз. Бззз.
  
   Нащупав рукой телефон, я не открывая глаз притянул его к себе. И прежде чем успел ответить, я облегченно вздохнул. Всего лишь сон. Телефон продолжил вибрировать, и я с нескрываемым раздражением ответил на звонок.
  - Алло, - резко ответил я.
  - Бернард, привет. Это я Питер.
  - Ааа, Пит, что-то случилось?
  - Да нет, ничего, просто ты в школу сегодня не пришел. Снова.
   Я немного завис, и постарался собрать все мысли в кулак.
  - Ты, вроде, говорил, что выздоровел. У тебя все в порядке? - с участием раздалось с той стороны.
  - Все нормально, Пит. Не волнуйся, я просто... проспал. Вчера засиделся в интернете и не смог сегодня встать. - на ходу придумывая отмазку, ответил другу.
  - Понятно, - протянул Паркер.
   Я понял, что он не особо, то мне и верит. Умный мальчишка, что с него взять.
  - Наплети там что-нибудь, завтра точно буду.
  - Уже наплел, - насмешливо сказал он. - Ты, смотри, у тебя уже куча пропусков, так и на второй год остаться можно.
  - Нет, это, конечно не мое дело, - поспешно дополняя свои слова продолжил Питер, - но все же...
  - Ладно, мамочка, не волнуйся. Спасибо тебе, завтра буду.
  - Пфф, - фыркнул он. - Давай, до завтра.
   Я закинул телефон под подушку и укрылся одеялом. Сегодня хотелось полениться, да еще это сон.
  Бззз. Бззз. Бззз.
  - Мне сегодня дадут поспать?! - воскликнул я, отвечая на очередной звонок.
  - Алло!
  - Бернард? Я не помешала? - девушка, звонившая мне, растерялась, когда я буквально крикнул в трубку.
  - Сьюзан! Привет, нет, ты совсем не помешала. Как дела? - я постарался перевести тему.
  - Нормально, - с некоторой задержкой ответила она. - Вообще-то я звоню, чтобы предупредить, что я немного опоздаю. Давай перенесем встречу на час позже, ты не против?
  - Нет, нет. Мне так даже удобнее, - я взглянул на часы, матерясь про себя. - Я тоже задерживаюсь.
  - А ну тогда, здорово. В семь часов я буду на месте. Пока-пока. - не слушая моего ответа, она кладет трубку.
   Одним рывком я поднимаюсь на ноги, как я мог забыть?! Побежал умываться. По дороге включил телевизор и сделал погромче. Паста заканчивается, надо будет взять. Осмотрев щетку, решаю, что ее тоже стоит уже сменить. Выдавливаю остатки из тюбика на пасту и начинаю чистить зубы, рассматривая себя в зеркале.
  - 'А сейчас новости мирового бизнеса, мисс Грин'.
  - 'Спасибо, Дональд. С момента исчезновения Тони Старка, прошла уже неделя. Напоминаем, что Тони Старк является главой одной из самых больших оружейных компаний в Соединенных Штатах Америки, а так же входит во всемирную сотню самых богатых людей мира'.
   Мое лицо не претерпело слишком больших изменений. Кожа на лбу почти зажила, и лишь слегка отдавала розовой пленкой. Увидев под кожей красную кость, или твердую плоть, я так до конца и не разобрался, я сильно испугался. Если все лицо покроется этим цветом, то я и на улицу то выйти не смогу.
  - 'Временный глава, замещающий мистера Старка на пресс конференции, объявил о том, что вооруженные силы, под чьим ведомством ведутся поиски, делают все, что в их силах и вскоре добьются результата. Так же, Обадайя Стейн, сказал, что контрольный пакет акций принадлежит мистеру Старку, и ничего не изменится, до тех пор, пока не станет известна судьба пропавшего миллиардера'.
  
   Сплюнув в раковину, я выбежал и начал одеваться. До китайского ресторанчика, мне добираться минут сорок на такси, и то, только если нет пробок. Легче своим ходом. Но благо время еще есть. Накинув шорты и футболку, я снова взглянул на часы. Половина шестого, пол часа у меня есть. Телевизор выключать не стал, чем больше шума, тем сложнее, а значит и эффект от усилий будет больше, надеюсь. Я сел посреди комнаты прямо на ковер, подогнув ноги под себя. Руки расположил на коленях, и постарался расслабиться.
   Что я делаю? Медитирую. Это не единственный способ взять себя в руки, но один из самых эффективных, проверено лично.
  В медитации нет никакого волшебства и магии. Это просто определенное упражнение, тренировка, не более того. Цель медитации не 'открытие третьего глаза' или 'постижение абсолюта'. Хех. Цель медитации - это здоровое тело и здоровый ум, спокойствие, гармония, уравновешенность и счастье. Все то, чего так не хватает мне в повседневной жизни. Вот, правда, насчет счастья я не уверен, но я просто пересказываю слова учителя. Бывшего.
  Многие статьи в интернете по этому вопросу перегружены всякой эзотерической терминологией: 'чакры', 'энергии', 'вибрации'.
  Я считаю, что такие статьи не совсем играют на руку распространению этой, без сомнения, полезной и эффективной практики у нас в стране, так как все эти термины могут вызвать недоумение и скептицизм у обычного человека. Все это отдает каким-то сектантством, за которым невозможно разглядеть саму суть медитации. Ну, в самом деле, зачем вам 'открывать нижнюю чакру', когда вы хотите просто научиться владеть своими эмоциями, не поддаваться сиюминутным импульсам и переменам настроения?
   Я не скажу, что у меня все получается, не скажу, что достиг вершин просветления или открыл для себя что-то скрытое, я лишь скажу, что она работает и работает неплохо. Я боюсь представить, что бы было со мной, если бы я вообще этим не занимался. Любой раздражитель, будь то человек, звук, вещь, сразу бы подвергался агрессии с моей стороны.
  '- А если вспомнить последние события... - мрачно подумал я.'
   В общем, я рад, что меня научили этому, возможно именно медитация помогает мне вести какую-никакую обычную жизнь.
   Хм, а ведь все так просто. Сама мысль о том, что ты стал кем-то особым, необычным, занимаешься чем-то, что не доступно обычным обывателям, носишься по ночам в городе, можешь проломить кирпичную стену или убить десяток человек за пол минуты... Именно это, пожалуй, заставляет тебя ценить обычную жизнь намного больше, чем ее ценят другие. Этого не понять, пока не почувствуешь, но лично мне, моя сила не принесла пока, что много хорошего. Что бы было если... забудь. Забудь, не думай о том, что бы было, думай о том, что есть сейчас и что может быть.
   Черт возьми, вот за это не люблю медитацию, она помогает привести мысли в порядок, но когда ты трезво смотришь на мир, он оказывается не таким светлым, как тебе кажется.
  
  '- Новости Нью-Йорка. По данным, которые нам удалось узнать, полиция до сих пор расследует дело о массовых убийствах в Южном Бронксе. Первое предположение, что здесь работал ранее известный террорист и убийца по кличке 'Каратель', оправдалась, докладывает нам наш корреспондент Льюис Гарден. Люьис.'
  - А вот это интересно, - пробормотал я, открывая глаза.
  '- Спасибо, Дональд. Сейчас мы находимся возле здания главного офиса полиции Нью-Йорка. Официальное обращение полиции еще не началось, но с минуты на минуту начнется. Прежде чем переключить камеру на представителей закона, напомню, что инцидент вызвал небывалый резонанс в обществе. Нью-Йорк и раньше не славился своей 'особой' безопасностью, однако недавние события поставили город на уши. Люди боятся того, что полиция не способна справиться со своей работой'.
   Каратель... так вот, кто это был. Честно говоря, это имя мне ничего не говорит, но тот факт, что несмотря на свою хваленую силу, интуицию и тренированность, я получил несколько пуль в тело, не был способен достать его в тот момент, говорит о многом. Если бы я не убежал, то он бы сделал из меня швейцарский сыр. Самое противное в том, что он реагировал на мою интуицию, да далеко не все пули попали в меня, да интуиция помогла мне избегать смертельных снарядов, но буквально через ряд выстрелов, он уже не так часто промахивался, и только моя нечеловеческая скорость и реакция помогли мне выйти живым оттуда. Вывод: он опасен, силен, и нужно держаться от него подальше. Пока подальше.
  '- Нет, детали дела пока не будут разглашаться. Единственное, что я имею права раскрыть, так это то, что 'Каратель' работал не один. Да, мисс?'
  '- Аманда Гроул, 'Криминальный Нью-Йорк'. Если, как вы говорите, 'Каратель' работал не один, то не значит ли это, что у него появилась своя группа? И если полиция не способна с ним справиться сейчас, то, что она будет делать с его последователями?'
  '- Аманда, начнем с того, что полиция способна справиться с этим террористом и более того, уже напала на его след. Но возьмите в расчет то, что мы ограничены только этим городом, а 'Каратель' движется по всей Америке и ничем не ограничен, тем более, нам постоянно мешают и лезут не в свое дело. И мисс Гроул, я ничего не говорил о группе'.
   Охохо, а ведь я его знаю. Кажется, его дочь, учится вместе с нами. Сколько не устану повторять, а Земля - круглая. Я схватил пульт и сделал чуть громче.
  '- Стивен Дублин, 'Свободный город'. Капитан Стейси, вопрос от редакции, почему вы решили, что 'Каратель' работал не один, ведь за все время его существования, он ни разу не был замечен с кем-либо, предпочитая работать в одиночку?'
  '- Мистер Дублин, мы не берем информацию ниоткуда и не ходим к гадалке, не раскрываем дела с помощью звезд и астрономии. Улики, найденные на месте преступления, доказывают, что убийца был не один. Однако, я неправильно выразился, да там работало двое убийц, но они не связаны друг с другом, не стоит делать поспешных выводов.'
  '- Ричард Никс, 'Манхэттен Ньюс'. Капитан, можно ли предположить, что по вашим словам, в городе появился новый темный герой?'
  '- Кто бы там не появился, я могу однозначно заявить, что это никакой не герой. Это убийцы и анархисты, они мешают полиции заниматься своим делом, устраивая самосуд. Они считают себя выше закона и решили, что имеют право решать, кому жить, а кому умереть. Кто гарантирует вашу безопасность, если они вдруг решат, что и вы недостойны жить? Именно для этого и существует полиция. Я объявляю, что полиция не будет терпеть их, они будут пойманы, их будут судить строго и согласно букве закона'.
   Ооо, после этого заявления начался форменный бардак. Схватив пульт, я выключил телевизор, мне было о чем подумать. Нет, то, что полиция мои соперники и при любом удобном случае меня повяжут, а то и пристрелят, это факт. Ничего в этом плане нового. А вот то, что из контекста, если копать глубже, можно найти то, что в этом городе есть те, кто поддерживает таких, как я. И их немало. Грубо говоря, кто-то, услышав, скажем, о моих похождениях, не будет яростно поддерживать меня, а лишь, молча, согласится, что мои методы имеют право на жизнь. Да вне закона, но в жизни бывают моменты, когда законы и прочая лабудень лишь связывают руки, позволяя виновникам избежать наказания. И это справедливость? Нет, я давно не верю в саму суть справедливости, считая, что все зависит лишь от тебя самого. Кто сильнее, тот и прав, таковы законы в преступном мире. Я кровожадно улыбнулся, и не жалуйтесь, когда это правило используют на вас же.
   Хм, время...
  - Аааах... - обреченно выдохнул я, уже ничему не удивляясь.
   Отстойный день, отстойный. Все вверх тормашками, через левую пятку и не так как надо. Время - пятнадцать минут шестого, и я уже опаздываю.
  
   Я без затей прыгнул в кроссовки и схватив свой мопед под подмышку, открыл дверь... Чтобы ее сразу закрыть. В подъезде стоял дубак. Поэтому я на всех парах, нервничая из-за того, что могу опоздать, поменял одежду. Одев бордовые спортивные штаны, на торс накинув черную водолазку без инициалов, я добавил красную клетчатую ветровку с капюшоном и снова схватив мопед под подмышку, выбежал в подъезд. Почему я держу мопед в доме? Вопрос на миллион, да чтоб его банально не украли. Я еще не забыл, где живу, и среди кого живу. Последствия легко представить, весь цвет криминала. Полегче, чем в Бронксе, но все же. Хех, кто бы подумал, что я когда-нибудь скажу, что живу вполне и вполне прилично, достаточно хорошем районе, и в неплохих условиях. Воистину, все познается в сравнении.
  
   Мой транспорт мопедом называть неверно, это скорее скутер, т.к. работает на электричестве, и купил я его у одного барыги за двести тридцать восемь долларов. Сторговались, еле еле, я уже тогда был готов сбегать домой, переодеться а ночью его застрелить. Но средство передвижения было важнее, да и крыша у него наверняка есть. Плюс мой район, это единственный район, где я предпочитаю не работать. Ну, еще ряд богатых районов, где я, честно говоря, боюсь появляться. Ирония в том, что в богатых районах зачастую опаснее, чем в бедных. И да, там главный враг не криминал, а наемники, охранники и, конечно, полиция. Богатые хорошо платят за свою безопасность, но даже там случается... многое случается.
   Конкретнее о мопеде, он краденный. И нет, барыга мне об этом не говорил, я сам понял. И снова нет, я не способен по виду определять, что было украдено, а что нет. Таковой способностью не обладаю, а жаль... Узнать это довольно просто, берем внешний вид мопеда: пользованный, в хорошем состоянии, продавец не парится, знает, что его купят быстро. Двести пятьдесят долларов (округлил), при условии, что средняя цена таких скутеров в районе от двух тысяч до трех. Я сразу понял, что его куплю. Во-первых, краденный ну и ладно. Город огромный, сколько таких еще ездит. Во-вторых, дешево. Ну, нет у меня денег (хорошо, мне жалко), покупая по дешевке я здорово экономлю. Я не считаю себя жадным, я лишь экономный. Мне деньги очень нужны, скоро школу закончу, и мне хотелось бы поступить в нормальный колледж.
  
   Запрыгнув на моего нового красавца, поерзав задом, чтобы сесть комфортней, я включил кнопку зажигания, работает тихо, лишь тихий гул. Кстати, качество конкретно электрических скутеров, бензинные бухтят, как машины. Вытащил шлем, надел перчатки и очки, чтобы руки не замерзли, а глаза не слезились от встречного ветра. Провел рукой, по белой краске этого электрического монстра, который способен разогнаться аж до пятидесяти километров в час, крутанул ручку газа и поехал.
   В городе, как я и ожидал, сильные пробки. Что, однако, не помешало мне разогнаться с ветерком, хоть и было боязно. Скорость не большая, максимум, что смог выжать в данных условиях тридцать километров, не больше, однако все равно круто! И страшно, и пусть в моей жизни бывало намного страшнее, но здесь я боялся в основном за свой мопед. Своеобразное чувство, скажу я вам. Мысли в голове крутились, представляя о том, что я буду делать, если его разобью.
  - На дорогу смотри, идиот! - Крик сбоку, а я резко даю вправо, пропуская мимо себя желтую машину с пометкой: 'Такси Нью-Йорка телефон: *********'.
  - Простите! - не особо искренне ответил я.
   Тут однозначно моя вина, но если честно мне было все равно. Главное не разбил свою новую игрушку. Выравниваю ближе к обочине и пролетаю между стоящими машинами, пользуясь своей маневренностью и маленьким размером моего транспорта.
   В глазах свербило от обилия разных машин, цветов и улиц. Да я даже, когда пешком гулял, так по сторонам не смотрел! А вот этот поворот мой.
  
   Место встречи Китайский квартал, или как говорят Нью-Йоркцы - Чайнатаун. Сам район очень известен не только своим местоположением, но и рядом других особенностей. Он является одним из крупнейших китайских кварталов вне Азии. Расположен в южной части Манхэттена, севернее финансового квартала, в непосредственной близости от Маленькой Италии (Little Italy). Численность населения чайнатауна оценивается в 100 тысяч человек. Более точные данные трудно определить ввиду языкового барьера и большого масштаба нелегальной иммиграции. Чайнатаун Манхэттена - это дом для выходцев не только из Китая, но и из Вьетнама, Бирмы, Филиппин, Пуэрто-Рико, Доминиканской республики и др. Но это еще не все.
   Китайский квартал Нью-Йорка в основном состоит из многоквартирных зданий, некоторым из которых уже почти 100 лет. Переполненные людьми улицы, красочные вывески, сотни магазинов и ресторанов, овощные и рыбные рынки, грязь - весь этот специфический колорит чайнатауна может смутить неподготовленного человека. Самое главное это запах, это необычное ощущение, когда приятные запахи смешиваются с противными превращаясь в непонятные, и впервые оказавшись здесь, я еще долго решал: нравится мне или нет? Странное ощущение, иногда мерзкое, но очень запоминающееся.
   Уличные торговцы и специализированные магазины продают все: от часов и сумок до сувениров из Нью-Йорка. Потребуется, по крайней мере, час или два, чтобы исследовать ассортимент местных магазинчиков. Также стоит учесть, что есть возможность поторговаться, даже если цена указана в явном виде. Вполне вероятно, что продавец предложит вам скидку, если нет - разворачивайтесь, в 80% случаев продавец окликнет вас и уступит цену. Главное не забудьте принести наличные деньги, лучше в мелких купюрах, так как большинство мест не принимает кредитных карт. Несколько знакомых китайцев говорили, что чайнатаун это все города Азии понемногу. Я бы и согласился, может быть, после того, как побываю в других городах.
   Хахаха, еще один факт, который порадовал меня, несмотря на то, что чайнатаун та еще клоака, он вместе с Маленькой Италией занесены в качестве исторического района в Национальный регистр исторических мест США. Что явно указывает на то, что грязь грязью, но место с историей.
  
   Остановившись возле небольшого ресторанчика, с красной вывеской 'Китайская кухня от Да Донг По', под ней же та же самая надпись, только на китайском. Все это обведено золотыми линиями в явно китайском стиле, мелкими рисованными дракончиками и... бабочками? Нет, но что-то похожее, если честно, даже не берусь понять, что это, но выглядит прикольно.
   Скутер отвел ближе к нему, на стоянку велосипедов, поставив его колеса на замок, чтобы не угнали. А то, кто их знает, здешних жителей. Закончив с машинкой, я бодро зашагал вовнутрь.
   Звук колокольчика оповестил официантов о моем приходе. На входе меня встретила молодая девушка, которая по виду явно здесь подрабатывает, но улыбка ее была на вид искренней, либо уже не первый день здесь, и грубить тут явно не собираются. На первый взгляд, не считая специфического запаха китайской кухни, дизайн и интерьер выполнен в классическом красно белом тоне, с темной деревянной мебелью и большими круглыми столами.
   Кивком поприветствовав встречающих, я подошел к стойке, за которой сидел мужчина не однозначного возраста. Встреть такого в толпе, и даже не смотря на его узкие глаза, забудешь быстро.
  - Добро пожаловать, вам столик в общем зале или отдельно? - встав при виде меня, вежливо обратился мужчина.
  - Здрасте, - буркнул я, непривыкший к такому уважительному обращению. - Моя подруга резервировала столик, на имя Сьюзан и Бернард, где не знаю.
  - Секунду, - он снова присел и защелкал мышью, обратив свой взор в монитор компьютера. - Да, прошу за мной, ваша подруга еще не пришла.
   Я облегченно выдохнул, парням не пристало опаздывать, и если, что скажу, что прибыл во время. Зайдя в отдельную комнату, характерной чертой которой были раздвижные бумажные дверцы, я присел слева от стола и принялся ждать. Руки у меня все равно замерзли во время езды, не смотря на перчатки, но в комнате было довольно комфортно, и кондиционер включать я не решился. Сказав официанту, который зашел через минуту за мной, что дождусь своей подруги прежде, чем делать заказ, вытащил телефон и начал играть в змейку.
   Раньше я не особо интересовался подобными вещами, но недавно мне, неожиданно понравилось, да и способ скоротать время неплохой. Сьюзан пришла через десять минут (я засекал!), и поприветствовав меня, села напротив.
  
   Блондинка Сьюзан Кош, на мой взгляд, не была пределом мечтаний каждого. Предки ее были беженцами во время второй мировой войны из Польши. Сама она имела малость, но все же толстоватые бедра с выделяющимися ушками по бокам, но с красивой и изящной талией. Небольшой грудью, и худыми ручками, она тоже не отличалась от большинства. Однако милое личико, вкупе с пухлыми губками, заставляло некоторых обливаться по ней слюной. Не идол школы, но знающий поймет, что не это главное в жизни. Да и ничего серьезного между нами нет, она пригласила неожиданно, я так же неожиданно согласился. В школе занимается газетой, вполне, кстати, успешно. Ну а я, так у меня бомбит. Мне хочется женского внимания, да и к проститутке не ходи, хочется нормальную девушку, в конце концов. Не навсегда же, а по школе пройдись, так стояк в штанах на пару уроков, блин.
  
  - Как добралась? - не зная с чего начать, решил спросить по стандарту.
  - Лучше не спрашивай, - поморщилась она, - пробки это такой мрак.
  - Согласен, - кивнул в ответ, - но я на скутере, так, что мне проще.
  - Круто, - улыбнулась она, - а мне родители не разрешают. Это опасно, и еще целый ряд, как они думают причин, которые должны меня убедить. Боюсь, что скоро меня просто закроют дома, введя карантин.
  - Не преувеличивай, - улыбнулся в ответ, - они ведь волнуются.
  - Ну, может я, и преувеличиваю, но мне тоже хочется капельку свободы.
  - Пфф, - не удержавшись, я фыркнул, - даю тебе слово, придет время и тебе будет очень этого не хватать.
  - Думаешь? - спросила она, но увидев, что-то на моем лице, сразу добавила: - Извини...
  - Ничего. Просто, у меня никогда не было матери, и я жутко тебе завидую.
   Я отвернулся, поняв, что разговор зашел ну совсем не туда. Дверь открылась, к моему счастью, и в комнату зашла официантка, которая встречала меня на входе. Хм... поменялись местами? Думал, что нас уже забился обслужить тот официант.
   Я взял меню в руки, и начал просматривать блюда, все же это место выбрала Сьюзан, которая несколько внезапно пригласила меня на ужин.
  - Бернард, ты сам выберешь? Или мне помочь? - с хитринкой, наблюдая за тем, как я хмурюсь, рассматривая меню, спросила девушка.
  Я ухмыльнулся, пора произвести впечатление:
  - 那,这里有各式各样的菜,我都不知道选哪个了。(Хм, здесь там много всяких видов блюд, что я даже не знаю, что выбрать.)- обратился я к официантке.
  - 您可以让我执教一下。(Вы можете спросить у меня, если хотите.)- Крайне удивленно ответила она.
   Но меня волновала не она, краем глаза заметил расширившиеся глаза Сью, и сердце радостно застучало, понт прошел!
  - 这个建议很好,请... (Отличная идея, посоветуйте пожалуйста (в контексте))
  - 北京烤鸭怎么样?(Как насчет Пекинской утки?) - спросила она.
  - 你觉得好吃吗?(Она вкусная? (в контексте)
  - 非常好吃。这烤鸭比真北京烤鸭不一样,但也好吃。(Очень. По сравнению с настоящей Пекинской уткой, конечно, есть разница, но тоже очень вкусно.)
  - 那,一份儿北京烤鸭。(Тогда, мне порцию утки, пожалуйста.)- попросил я.
  - Я заказал, - обратился к Сьюзан, довольный произведенным эффектом.
  - Ты знаешь китайский?! - воскликнула она, удивленно подняв брови.
  - Ага, одно время я жил у знакомого, который держал китайскую забегаловку. Там и научился разговорному китайскому. Не свободно, конечно, но в чайнатауне точно не потеряюсь. - развел я руками.
  - А ты полон сюрпризов, мистер неизвестный фактор. - хихикнула девушка. - Мне, пожалуйста, то же, что и ему. Посмотрим, что ты заказал.
   Официантка кивнула и покинула нас.
  - Мистер кто? - крайне удивленный таким поворот, задал вопрос.
  - Неизвестный фактор, - по слогам, будто маленькому, тыкая в меня пальчиком, ответила Сью.
  - Поподробнее, пожалуйста, - попросил ее.
  - Ну как, не знаешь? - получил наигранно-удивленный ответ. - Бернард Шмидт, перевелся непонятно откуда, о прошлом ничего не известно, сам не рассказываешь... в первый день подружился с заучкой Паркером, вступил в борцовский клуб и подает нехилые такие надежды. Мне продолжать?
  - И не такой уж он и заучка, - буркнул я.
   Она покивала головой, типа 'ну да, ну да', продолжая смотреть на меня.
  - Да и вообще, ты мне интервью решила устроить, или у нас все таки свидание? - возмутился я, стараясь поменяться ролями.
  - Одно другому не мешает, - сразу развеяла она мои усилия.
  - Хааа... - я закрыл лицо руками. - Ладно, спрашивай.
  - Вот так бы сразу! - от ее веселого лица, я скис еще больше.
  - Так, давай с самого актуального, - похлопав в ладоши, что выглядело мило, но не меняло моего положения, начала Сьюзан. - Где проживаешь? Где учился раньше? Чем занимаются родители? Чем занимался до борьбы? Как общаешься с Питером, - это что за вопрос? - Ну и напоследок, какие девушки тебе нравятся?
  - Последний вопрос от тебя лично или от твоих читателей? - ухмыльнулся я.
   Мои попытки пропали втуне, потому как она даже не изменившись в лице, махнула рукой, сказав:
  - Не отвлекайся.
  Дверь снова открылась, и нам принесли наши блюда. Пока раскладывали еду, это дало мне время собраться с силами. Вот ведь настырная баба. А как построила разговор, уйти от ответа, можно, но я уверен, ее даже не смутит это. Лишнюю информацию о себе я давать не хочу, но какую-то кость кинуть надо, а то так от меня не отстанут. А Сьюзан лишь первая ласточка любопытства, пусть и симпатичная. Новое всегда популярно по началу, так ведь? Скоро накал страстей спадет, и я уже буду просто частью школы.
  '- Не долго был ты популярен, Бернард. - Говорил мне внутренний голос'.
   Вот ведь, с одной стороны напрягает, а с другой даже приятно. Может мне даже кое-что сегодня перепадет? Тьфу ты ёмаё, не о том, думаешь.
  - Пекинская утка? Хороший выбор. - досталась мне похвала от собеседницы.
   Стараясь не говорить во время еды, и отвечая на вопросы между ней, я обдумывал стратегию 'Не выдать о себе много, но достаточно, чтобы отстали'.
  - Живу я, не хочется мне об этом говорить, но район не очень. Несколько криминальный, но вполне достойный, - соврал, не моргнув глазом.
  - Учился там же, но перевелся, потому как в вашей школе образование намного лучше.
  - Матери я не знаю, и об этом, чтобы я не видел ни в газете, ни в форуме, или что там ведешь, понятно? Я сильно обижусь. - Я нахмурился, но получив кивок, расслабился. Я предупредил.
  - До борьбы занимался ушу, это такое китайское..
  - Знаю, не считай меня дуррой, - оборвали меня.
  - Там же и научился китайскому языку. Знаешь ли, каждый раз слышать его, даже не обращая внимания, все равно многое запомниться.
  - У владельца ресторана? - уточнила собеседница.
  - Да, так, что там дальше...
  - Питер Паркер, - охотно напомнили мне.
  - Эм, я не понял вопроса. Общаюсь нормально, что сложного то? - мое удивление не было наигранным.
  - И ты его понимаешь? Все эти научные штучки-дрючки, определения и формулы? - прожевав кусочек утки, пояснили мне.
  - Ммм... вкусно, - я отвелкся, - ну да, что непонятного то, в школьной программе это все есть, а остальное можно и в интернете найти.
  - А ты полон сюрпризов, мистер неизвестный фактор, - ее улыбка была широкой, и какой-то хищной чтоли.
  - Не понял, - я и вправду ничего не понимал.
  - Знаешь, а ведь с виду и не скажешь, что ты такой умный. - Она постучала пальчиком по столу. - Для справки, в школе лишь несколько человек способны говорить с Питером на равных и шарить в его темах. Это - лучшая ученица школы за последние пару десятков лет Гвен Стейси. Клуб ботаников на третьем этаже, химичка мисс Лингрен, еще ряд учителей и ты. Был еще, правда, много лет назад, известный сын владельца корпорации 'Озборн', Гарри Озборн, но он давно перевелся в какой-то супер пупер интернат. Вот такие дела, умник. - пояснила она причину, перечислив и разложив все по полочкам.
  - Хы, - улыбнулся я с набитым ртом, отчего сразу покраснел от стыда, получив девичье хихиканье, - прости... не замечал. Мне казалось, что в этом нет ничего особенного.
  Сьюзан тяжко вздохнула, глядя на меня с грустной улыбкой:
  - Ты бы знал, как тебе многие завидуют Берн.
  - И ты тоже? - знали бы вы, что завидовать мне глупость несусветная.
  - И я в том числе, - кивком согласилась она, - тебе открыты многие двери, университеты будут рады принять тебя в свои ряды, и все благодарю твоему светлому уму. Таких, как ты очень мало, пойми, так, что не прожигай свою жизнь и озаботься местом, где ты хотел бы учиться уже сейчас.
  - Знаешь, Сью, можно тебя так называть? - дождавшись разрешения, я продолжил, - я сам-то не против, но это требует денег, и не малых, ты должна понимать. У меня есть накопления, но хватит ли их, с другой стороны я постараюсь найти еще. Для меня это тоже важно, и намного больше, чем ты думаешь.
  - Завидный ты жених, Берни.
  - А это тут причем? - как она меняет темы так резко и неожиданно.
  - Ну смотри, умный есть, уже сейчас, насколько я поняла, зарабатываешь, есть. С тобой интересно общаться, еще плюс. К тому же ты довольно симпатичный, четыре. Про то, что у тебя хорошие оценки, не смотря на прогулы, - она неодобрительно покачала головой, - спортсмен и ведешь себя мужественно, хотя иногда довольно глупо.
  - Когда это я вел себя глупо? - прицепился я, разомлев от похвалы.
  - Современное общество, конечно, такое прогрессивное, что когда дама делает первый шаг, это нормально. Но ведь у мужчины инстинкт вожака стоит не на самом последнем месте, так ведь? - риторический вопрос. - Тогда почему ты не пригласил меня первым?!
   Ну почему?! Как она это делает, ставит меня в ступор, так легко и непринужденно, меняет темы, как перчатки, резкими переходами, что я теряюсь.
  - Шучу, - понаблюдав за моими метаниями, с виду она осталась удовлетворена, - проводишь меня?
  - Отвезу, - буркнул я, обиженно, взрослым себя считал, умным и даже вровень с обычными людьми себя не ставил. Вот так падает самооценка, ну хоть девушка симпатичная.
  
   Дорога к ее дому не запомнилась особо, все мысли были о том, чтобы произвести впечатление. Я, откровенно, гонял, стараясь немножко напугать и заставить прижаться ко мне посильнее. И план удался, правда я сам испугался, когда до столкновения оставались считанные метры. Но ничего, перекресток на красный проскочили. Подъехали в спальный район, знаете, из таких, где всегда спокойно. Обычные дома, не многоквартирные, а такие, с газоном, двориком, семейные и простые. Никакого шума, гама, все аккуратненько. Ее дом, от других особо не отличался, чуть выше, чуть светлей, без мусора, сбоку пристроенный гараж. Фонари, освещали улицу, я довел ее до беседки, которая стояла рядом с входной дверью.
   Мы присели, помолчали. Я решил действовать нагло, и просто схватив ее за руку притянул к себе. Поцелуй вышел скомканный, ни она, ни я не ожидали такого начала, но меня все устраивало, дело медленно двигалось к сексу. Я так считал.
   Оторвавшись, мы еще поговорили о всяких мелочах. Разговор мне не понравился, зачем тянуть время?
   Дойдя до двери, она неожиданно заявила:
  - Кстати, Берн, мы на следующей неделе старшими классами пойдем на экскурсию, которую проводят в Озкорпе, ты пойдешь?
  - А у меня есть выбор? - мой хмык, вышел несколько нервным.
  - Хм, и вправду нет. Тогда...
   Обняв меня руками за шею, она нежно поцеловала меня, я страстно ответил, уже готовый к дальнейшим действиям, но тут меня отпустили, попрощались и закрыли дверь перед носом.
  
   Я ошарашенный стоял перед дверью, птица обломинго радостно порхая, улетала вдаль.
  - Наш девиз непобедим, возбудим и не дадим, блять... - вспомнил какое-то женское высказывание из соц.сетей я.
   С виду ситуация оказалась смешной, но мне лично, нихрена не смешно. Привычным волевым усилием подавляю злость, которая так не вовремя, но по уважительной причине появилась. У меня, мать твою, Сьюзан, бомбит, а ты только ухудшила положение! Стерва, симпатичная, умная, но такая стерва...
  Выбор не велик, не вышло здесь, выйдет где-нибудь еще. В жопу экономию на сегодня.
  
   Музыка яростная и громкая доносилась приглушенно из приоткрытого входа, где стояли охранники. Очередь стояла большая, люди толпились и ждали пока кто-то выйдет из ночного клуба, чтобы сразу занять их место. Вход в клуб строго ограничен количеством человек. Есть верхний предел, и свыше его не пустят. Поэтому людям и приходится стоять и ждать на улице.
   Ночная жизнь в городе-мегаполисе очень развита. Когда на Нью-Йорк опускаются сумерки, начинается ночная жизнь города, что делает его отличным от остальных мегаполисов планеты. Огни и звуки ночи полностью изменяют обыденный вид этого космополитического города. Каждый вечер открываются клубы со своим особым стилем и дизайном, где, несомненно, можно встретить мировых звезд. Они ведь тоже люди, а не просто лица с обложки кинотеатров и газет. Сложно перечислить все ночные клубы в городе Нью-Йорк, но однозначно можно сказать: тот, кто ищет для себя достойное заведение для отличного времяпрепровождения в ночное время, обязательно найдет его в Нью-Йорке. Вот и меня привела, хмпф, кривая сюда.
   Идти в дорогие или известные клубы вроде 'Cielo', 'Kiss & Fly', либо 'Pacha New York', смысла не было совсем. Во-первых туда не попасть, и нет, не из-за того, что ты должен быть круче гор и богаче Старка, а потому, что мест нет. Как правило, нужно приходить раньше, чтобы туда попасть. А во-вторых, что более важно для меня, это то, что несовершеннолетним не наливают алкоголя. Поэтому я пришел сюда, в район Бруклина. На вид приметив обычную вывеску в жилом доме, я направился ко входу.
  
   Стоит уделить дресс-коду особое внимание. Завсегдатаи местных клубов отдают предпочтение удобной и практичной одежде и обуви, которая не стесняет движений во время танца и позволит полностью расслабиться. Как правило, проход в клуб запрещен для лиц, которые надели на себя грязную, заношенную одежду. Это значит, что даже простая одежда и спортивная обувь в бруклинских клубах считаются вполне допустимыми. Здесь нет понятия специальной, клубной одежды. Это во многом обусловлено менталитетом жителей Нью-Йорка. Люди приходят в ночные заведения, чтобы послушать музыку, расслабиться, потанцевать. Здесь цель показать себя стоит на последнем месте и не является столь важной. Чтобы найти новых друзей, не обязательно выглядеть ярко.
  
   На входе, охранники, оглядев меня, приняли пятнадцать долларов за вход, проверили на наличие оружия либо других запрещенных вещей, и не найдя ничего, пропустили. Все это делалось с каменным лицом, никакого зырканья глаза в глаза, взгляда они моего избегали, делали все профессионально, и с явным опытом. Честно говоря я ожидал другого, я многое слышал о клубах, но в моей голове мне представлялось все не так. Думал, что секьюрити сначала докопаются до меня, затем не захотят пускать внутрь, и все в том стиле. Я ошибся, и это хорошо.
   Коридор был широким, слева сразу от входа находилась гардеробная, туда я и скинул свою ветровку. У стен стояли разнородные компании, кто-то общался, а кому-то сегодня светила не одинокая ночка. Пройдя дальше, ориентируясь по звуку я, наконец, попал в сам клубный зал.
   От обилия народа глаза разбегались, первым, что я заметил, это девушку в очень коротком платье, которая пошатываясь, направилась на танцпол. Оторвавшись от, несомненно, интересного места, я стал оглядывать обстановку и интерьер. Что можно сказать... со вкусом. Все стены включая потолок обшиты мягкой тканью, похожую на ту, что используют на диванах и креслах. Ее фиолетовый цвет под лампами и светомузыкой отдавал неким мистическим привкусом, погружая в загадочную атмосферу, чем немало способствовала полутьма в помещении. Кажется, что если не смотреть в одну точку, то боковым зрением можно увидеть нечто особенное, но как только пытаешься искать источник, то зал снова превращается в хорошо обустроенный, качественный, но обычный клуб. Музыка звучала в стиле 'Хаус', сменяясь оригинальными, рванными ритмами, которые я, возможно, смогу понять лишь под градусом. Прислушиваясь, понимаю, что под градусом немалым. Барная стойка занимала всю правую стену клуба, начинаясь от одного угла и заканчивая вторым, растягиваясь на добрые метров десять. Танцпол находился посередине, окруженный небольшими колоннами, со стороны противоположной от барной стойки стены, расположились столики с диванами и креслами. Стойка для диджея находилась на возвышении, в виде висячей платформы на цепях, прямо над танцполом. Снизу под платформой крутилась световые проекторы и специальные отверстия для выпуска, то ли газа, то ли пара. Их я не заметил до тех пор, пока они не выпустили дым, на котором сразу заиграли краски, от разноцветных лазеров.
   Мне здесь нравится, однозначно.
  
   Сев за стойку, я махнул бармену. Бармен кивнул, и закончив с клиентами подошел ко мне.
  - ТЕКИЛА, - из-за музыки пришлось кричать, в противном случае, меня просто не слышно.
  Снова получив кивок от бармена, он пальцами спросил сколько. Я ответил, подняв правую ладонь. Бармен поставил передо мной пять рюмок, собрал их вмести и не останавливаясь подряд заполнил все. Затем вытащил тарелочку с солью, и на каждую рюмку надел по кусочку лимона. Я эти кусочки лимона сразу же снял и положил в тарелку, взяв щепотку соли, закинул в рот, и один за одни, без остановки, выдул текилу, заев отложенным лимончиком. И сразу повторил заказ, заплатив за оба.
   С виду может показаться, что я пришел напиться, но, уверяю, это не так. Когда преимущество, а когда проблема, которая заключается в том, что мне, как оказалось, сложнее захмелеть, нежели остальным. Поэтому приходиться пить больше. Под хмык бармена, который я расслышал даже здесь, я повторил фазу два, сделав точно так же, как и в прошлый раз. И только потом, я почувствовал легкий прилив энергии. Немного, но вода камень точит.
   Решив, что для танцев я еще не готов, я оглядел клуб, в поисках чего-либо, а точнее, кого-либо интересного. Девушки были разные, на вкус и цвет, от трезвых до пьяных, одетых и, хех, голых. Прикинув про себя, что можно и нарваться, я, словно, танк пошел через весь танцпол, чтобы пригласить приглянувшуюся мне девушку. Оттоптав нескольким людям ноги, я со злорадством отметил, что они меня обматерили, вот только музыка прикрыла их старания, а я уже ушел дальше. Подойдя к девчонке в обтягивающих джинсах и белой футболке, отметил, что эта своеобразная классика, и сейчас нифига не потеряла свою актуальность. Нагло схватил ее за руку, и на непонятый взгляд жестом предложил выпить. Мне отказали, окей. Следующая девушка оказалась крашенной рыжей, судя, по темным корням волос. Повторив те же самые действия, мне благосклонно, с видом, блять, богини кивнули.
   К барной стойке подошли уже вдвоем. Сели, заказали, выпили. Повторили. Девушка отказалась от водки, и заказала коктейль. Честно, не понимаю я этого, может пить не умею, а может причина в другом, зачем брать коктейль, если все равно бухаешь? Ради вкуса? Махнув рукой, осушил рюмочку огненной воды. Как-то так получилось, что меня уже потащили на танцпол. Мое состояние было уже близким для танцев. И я с радостью присоединился, решив потрястись вместе с остальными. Танцевать я нихрена не умел, но тупо найдя взглядом, на вид, нормально танцующего, решил повторить за ним. Вышло убого, но девушка от меня не отходила. Единственная странность была в том, что она постоянно кидала взгляды куда-то в сторону столиков. Из-за большого количества народа вокруг, я не мог, проследить то место, куда она смотрела. Мне это не нравилось совершенно, казалось, что я тут лишь как способ привлечь внимание.
   Вернувшись за барную стойку, продолжили пить. Она взяла лишь пятый по счету коктейль, когда я уже убивал, хрен его знает, какую рюмку, умудрившись мешать водку, виски и текилу.
   Ночь смазалась и очнулся я лишь от гневный возгласов и криков. Меня уже вытащили на улицу и завели за угол, знакомая рыжая девушка уже ругалась, насколько я понял со своим парнем. Рядом с ней стояли ее подруги, а меня держали двое парней. Совершенно обычных на первый взгляд, присмотревшись отмечаю развитую сеть мускулатуры говорящую о том, что они спортсмены, но не более. Парни агрессии сильной не проявляли, но держали крепко. Возгласы прекратились, а парень обнял, теперь уже точно свою, девушку.
   Мне это надоело, это уже наглость, и так день ни к черту, и меня решили все обломать, да к тому же испортить ночь тоже сумели.
  
   Совсем чуть-чуть позволяю ярости выплеснуться, самую малость, обозначив тем, что дернув рукой, освободил ее и зарядил в нос человеку справа. Левому ударил ногой в голень, не обращая внимания на мычание, добавил под глаз, стараясь так, чтобы не принести много вреда, но синяки оставить видные и надолго. Будет вам наказание за то, что попали не в то время и не в то место. Разговоры утихли, парень развернулся, и увидев друзей не на шутку обеспокоился. Он поднял руки, и попросил остановиться, но я не слушая его ударил ногой с разворота, промахнувшись чуть ниже печени, но все равно человек свернулся калачиком и заныл сквозь зубы. Алкоголь не прибавляет точности, это я сегодня подтвердил на опыте.
   Хотелось еще дать пощечину причине своих бед, но я сдержался, но кто знал, сколько мне это стоило усилий. Обозвал ее сукой и ушел обратно в клуб.
   Секьюрити при виде меня лишь поморщились, но ничего не сказали. Слышали видимо крики и мычание, не одобряют, но и не вмешиваются. Отлично. Поганое настроение стало еще хуже, хотелось выбраться в город, но я отлично понимаю, что в таком неадекватном состоянии я могу наворотить дел.
   Поэтому решил упиться в хлам. Одиннадцатая рюмка стала последним, что я помнил в ту ночь. Где-то вдалеке появилась мысль о том, что я, походу, снова пропущу школу. Но о школе я тогда думал далеко не в первую очередь.
  
  - Что-то подобное уже было, - простонал я лежа в постели, на ощущение своей.
   Болит голова не сказать бы, что сильно, но чувствую я себя разбитым. Хорошая новость в том, что морально мне хорошо. Нет, правда, это первый день после той... бойни, когда мне стало хорошо. Меня больше не воротит от себя, я наконец-то смирился. Проблемы отошли на второй план, и сейчас, казалось, меня ничто не волновало. Говорят, что иногда чтобы победить, нужно сдаться.
  - Ты о чем? - возник голос.
   Тааак, значит, вчера я сделал то, что.... Да не помню, я блять. Но голос женский, это хорошо. Будь мужским, я бы пожалуй закончил жизнь самоубийством. Я мрачный и шутки у меня мрачные. Не смешные. Совсем. Даже для меня.
   Открываем глаза, морщась от яркого света открытой занавески. На часах три дня, школа снова в пролете. Девушка выглядывающая из-за двери в мою комнату, казалась знакомый, но хоть убей не могу вспомнить. На вид, моя ровесница, может чуть старше. Я точно ее знал, думал я, рассмотрев девушку с пепельным цветом волос до плеч, проколотой нижней губой, обведенными темной тушью глазами, что на общем фон смотрелось довольно гармонично.
  - Доброе утро, - прокряхтел я, вставая с постели.
  - Хм, - хмыкнула она, рассмотрев меня, - надеюсь, ты не против, что я немного поколдовала у тебя на кухне. Присоединяйся.
   Она вышла, а я понял, что стою совершенно голый посреди комнаты, и, наконец, понял ее хмык. Дела. Накинул обычные черные шорты и серую безрукавку. Пошел умываться.
   И почему я так спокоен? Все довольно просто, я еще не проснулся, и все, что можно было натворить, я походу уже натворил.
  - Хм, не думал, что я такой фаталист с похмелья, - обратился сам к себе перед зеркалом.
  - Мистер неизвестный фактор, Бернард Шмидт, - повторил я слова одной своей знакомой.
   Автоматом почесав лоб, я с замиранием наблюдал, как кожа осталась на месте. Мне было боязно, что подобное могло повториться снова.
  
   На кухне было все так же. Она была соединена с залом, две комнаты без двери, и находилась ближе к окнам. Треснутая краска на шкафчиках, слегка грязноватая газовая плита. Давно не мытый холодильник, но в целом нормальная кухня, для одного человека, который редко что-то готовит, лишь закидывает еды в морозилку и подогревает ее в микроволновке.
  - Чувствуется, что не хватает женской руки, - гостью сидела за столом и уже начала есть.
   Я присел напротив, пододвинул себе тарелку, с удивлением обнаружив блинчики, яичницу и тосты. В чайнике вскипел чай, и я сразу налил себе чашку.
  - Не хватало, - хмыкнул я, - до сегодняшнего дня.
  - Думаешь, я тут останусь? - она подняла бровь. - Не обижайся, конечно, но у тебя тут срач. И нет, кухня в порядке, что странно.
  - Так вопрос стоит только в этом и это единственная причина? - улыбка сама наползла на лицо.
  - Не придирайся к словам, придираловка еще не выросла. - мне нагрубили в ответ.
  - Значит, у нас все таки, что-то было... - задумчиво проговорил я, откусывая кусок тоста.
  - Тц, - она покачала головой. - Я бы была не против, чтобы между нами что-то и было... вчера. Но знаешь, у тебя удивительный талант портить вечера.
   Ее слова меня мало того, что не удивили, так еще и ни капли не расстроили.
  - О, это лишь половина моего таланта, - кивок вышел с задержкой, яичница мне показалась важнее разговора.
  - Просвети, будь столь любезен.
  - Втоаая поааавина, - я проглотил, - заключается в том, что вечера портят мне. Это поверь мне, хуже.
  - Я вчера уже испытала подобное, так что убеждать не надо. - Ее хмык был довольно выразительным, и вроде как должен был заставить меня постыдиться, но мне было похуй, мне просто было хорошо.
  - Кстати, как меня зовут, ты знаешь, а вот кто ты?
   Пару секунд молчания:
  - Пиздец, - сделала она вывод, - ты, естественно, не помнишь, что было вчера, так?
  Я кивнул.
  - Но я, надеюсь, ты не забыл все? Амнезии нет?
  - Неа, - сыто ответил я, - спасибо, ты прекрасно готовишь, и сделала то, чего я, кстати, у себя даже на кухне не видел. Где продукты нашла, то?
  - Странно, что ты не знаешь, что у тебя здесь лежит, - она немного подумала, - мужлан.
  - Это звучит, как оскорбление.
  - Это и есть оскорбление.
   Разговор не клеился.
  - И все же кт...
  - Кира, забывчивый, меня зовут Кира. - Перебила она меня.
  - Кира... - протянул я, задумавшись и сравнивая ее с тем какая она была и какая стала.
   Разница была большой, мое удивление удалось удержать в себе. Это утро на многое открыло мне глаза, как я говорил, мне стало легче и... проще. Сравнивая ее, могу сказать, что она стала грубее, напористее и независимее. Язвит, я раньше не так хорошо ее знал, можно сказать лишь поверхностно. Но даже так, наша связь была необычной. Она, можно сказать, моя бывшая поклонница, хах! И нет, не влюблена в меня, она любила мои бои. А я старался держаться от нее подальше, из-за ее компании. Такие вот пироги.
   Я постучал пальцем по столу, раздумывая.
  - Ты изменилась, - наконец оборвал тишину. - Не скажу, что стала лучше или хуже, все же я плохо тебя знал, но разница чувствуется. И да, я рад тебя видеть.
  - Врешь, - угадала она.
  - Вру, - подтвердил, не видя смысла оправдываться, - но сказать надо было.
  - Лучше горькая правда, чем сладкая ложь, да боец?
  - Тц, - я цокнул, - словно тебя это волнует. Что вчера было? Я ничерта не помню.
  - О, это стоит отдельного разговора. - Она стала серьезнее.
  - И что же я сделал? - с виду оставшись спокойным, я приготовился к рывку.
  - Ничего.
   Я покровительственно улыбнулся, вот сука. А ведь я уже приготовился шею тебе свернуть, во избежание. Мне очень важно, чтобы мои секреты оставались моими. Ты была очень близко к пропасти.
  - Подвезти?
  - Не надо, сама доберусь.
  - Эх, все же подвезу, считай это извинением за плохой вечер.
   Она неохотно кивнула и ушла собираться. Мне тоже предстоит, кстати...
  - Кира! - я крикнул, повернув голову в сторону комнаты. - Я скутер свой взял?
  - В коридоре посмотри!
   Зайдя в коридор, я нашел свой скутер. Блять... передний бампер помят, на боку здоровенная царапина. Ну, могло быть и хуже. Интересно как я его?
  
   Выехали мы минут через двадцать. Путь до места оказался довольно длинным, но раз сказал отвезу, значит буду везти. Она училась в какой-то школе-интернате. Особо о нем она не рассказывала, лишь отговорилась общими фразами. Видимо ее родители туда запихнули, чтобы избавиться от нее подальше, ха. Сильно она их достала нет? Насчет ее старых друзей ни я не начинал, ни она не проболталась. Ну и к лучшее, прошлое остается прошлым, если не мешает жить дальше. Я, лично на себе это усвоил, или усвою когда-нибудь.
   Машинку свою я помял вчера да, только забавно то, что никуда я не врезался. Я сам же ее и помял, когда тащил на свой этаж. Надеюсь Кира не сильно обратила внимание на то, что вес скутера я даже не учитываю и спокойно поднимаю его одной рукой. Думаю, что не заметила, она тоже, по ее словам, была пьяна.
   - Ехать то куда? - крикнул я прижавшейся ко мне девушке.
  - Езжай в округ Вестчестер, центральный Салем, На улицу 1407 Гремалкин Лэйн.
  - Окай...
   Это считай за городом, мда, надо будет еще подзаправиться.
  
   Доехали через два с половиной часа, город большой, а место за городом. На такси ей было бы быстрее, но тут же я влез. Уже пожалел, если честно. Доехали.
   Мы встали перед вывеской ее интерната, 'Школа для одаренных детей профессора Ксавьера'. Интересно, тут гении типа учатся? Может мне тоже сюда стоит перевестись?
  - А я не знал, что ты такая умная... - обратился к ней.
  - Умная? - переспросила она, - ах да, одаренная.
  - А это разные вещи?
  - Немного, - ушла она от ответа.
   Мы подъехали к зданию, на воротах нас пропустили без проблем. Вот это махина! Это не школа, это какой-то замок, выполненный в стиле средних веков. Как интересно. Три этажа, три здоровенных блока, да сюда две школы поместятся! Я огляделся, а сколько свободного места! Столько земли, сад, да даже парк есть.
  - Вот где ты учишься, значит... красивое место.
  - Угум, ладно спасибо, что довез. Мне пора. - Попрощалась она, ну а я что, мне еще обратно добираться.
  - Может молодой человек захочет остаться на некоторое время? - в наш разговор влез третий голос.
   Найдя его взглядом, передо мной встал человек в инвалидной коляске. Его отличительной чертой было отсутствие волос на голове, выразительные глаза, темно-синий классический костюм со стальным галстуком в полоску. Легкая улыбка на его устах не настораживала, она была какой-то доброй и располагающей. Если бы мне предложили описать его в двух словах, я бы не задумываясь сказал: 'Идеальный дипломат'. Нет, серьезно, его только на переговоры таскать, компромиссы находить или чем там дипломаты занимаются.
  - Да...
  - Нет...
   Мы переглянулись с Кирой, я не понял, она не хочет, чтобы я здесь находился? Какого черта? Кто она такая, чтобы решать за меня, я ее отвез, теперь я ничем перед ней не обязан.
  - Мисс Хэйл, не стоит прогонять нашего гостя, тем более, что вы сами стали причиной его появления здесь. А, насчет, вышей выходки, мы поговорим позже... - обратился мужчина к Кире, позволяя мне узнать ее фамилию.
  - Выходки? - совершенно не удивляясь, переспросил я, - а вы, собственно...
  - Профессор Чарьз Ксавьер, приятно познакомиться юноша. - улыбнулся он. Так вот ты какой, основатель школы. Забавно. - По вашему вопросу, обратитесь к Кире, позвольте ей самой решать, стоит вам говорить или нет.
   Я повернулся к, хех, мисс Хэйл.
  - Ушла без разрешения я, - буркнула она в ответ.
  - Вас тут что, держат, что ли взаперти?
   Мистер Ксавьер неодобрительно покачал головой:
  - Без предупреждения, дело в том, юноша, что мы очень беспокоимся о наших учениках, и когда ночью они, внезапно, исчезают, нас это сильно волнует. Взаперти мы никого не держим, но в этой школе есть специальные правила, которые стоит соблюдать ради безопасности своей и других людей, - пояснили мне.
  - Прошу за мной.
  
   Экскурсию по школе мне не устроили, но я все равно чувствовал себя несколько зажато. Проходящие дети, разных возрастов, вели себя слишком любознательно. Некоторые даже пытались ко мне прикоснуться, что вообще ввело меня в ступор. Коснуться себя не дал, и наградил неудачливых ниндзя самым мрачным своим взглядом. Добрых слов не было, дурдом какой-то. Может и правда психушка для детей? Психически одаренных, ха!
   Мимо меня ПРЯМО из стены вылетела девушка, исчезнув в другой стене! Что за хуйня? Мои широко открытые глаза, вызвали широкую улыбку у людей проходящих мимо. Я напрягся, собирая все свои силы, всю свою ярость, которая в кой то век стала меня немного слушаться, к рывку, желая продать свою жизнь по дороже. Любой ребенок даже младшеклассник, рассматривался мной, как возможная угроза.
  - Не стоит волноваться, они совершенно безобидны, - профессор решил меня успокоить, что было довольно трудно, я уже настроился бить насмерть.
  - Даже эти? - кивком указал в сторону играющих железными ножами молодых людей.
  - Даже эти.
   Двое парней кидали ножами в третьего, который спокойно стоял и никуда не отходил. Ножи отлетали от него словно мячики. Тогда один из них решил сделать что-то новое, я присмотрелся, не скрывая любопытства. Нож в его руках покрылся синей пленкой, которая начала становиться ярче, а моя интуиция завизжала, будто сирена. Миг и все трое лежат на полу. Девушка, с огненно-рыжими волосами подошла к ним и приподняла над земле, заставив их повиснуть в воздухе.
  '- Теракт предотвращен, блять, - появилась успокаивающая меня мысль в голове'.
   Переведя, настороженно-ошарашенный взгляд на профессора, я попытался просверлить в нем дырку, требуя объяснений.
  И сразу же их получил, но не таких каких хотел:
  - Дети... - пожал он плечами, - они часто увлекаются, не обращая внимания на то, что их действия могут привести к плачевным ситуациям. Благо наша школа создана именно для того, чтобы предотвращать подобного рода инциденты и научить их контролировать свои дары.
  - Как по мне, так это бегающие бомбы с часовым механизмом, - хмыкнул я, не переставая мониторить окружающую обстановку.
  - Вы судите, слишком... - он попытался подобрать слово, - строго. Дети всегда дети, и наша задача их оберегать, иногда от них же самих.
   Мы зашли в комнату, которая не отличалась другим дизайном от школы. Дерево, темно-красное, бордовое дерево. Почти везде. Смотрится классно. Профессор предложил мне стул, а сам подъехал к противоположной стороны, оказавшись напротив меня. Садиться ему не надо было.
  - Со временем, они научатся контролировать свои силы, и я уверен, что смогут принести пользу не только обществу, но и миру. Чаю? - предложили мне.
  - Не откажусь. Вы работаете на правительство? - насторожился я от его слов, пользу обществу, хорошо хоть не сказал стране.
  - Нет, - отвергнул он мой вопрос. - Я ни на кого не работаю, школа построена на мои деньги и деньги благотворительного фонда для одаренных детей. Правительство не то, что нужно детям. Не хотелось бы доверять эту обязанность им, надеюсь, вы понимаете, о чем я.
  - Понимаю, и прекрасно. - представив что государство способно из них сделать, - вы со мной так откровенны, это знаете ли... настораживает.
  - О, - добродушно, но спокойно воскликнул он, - не стоит меня опасаться. Это открытая информация, и у меня достаточно друзей, чтобы не бояться говорить свободно, тем более, как думаете, - он подмигнул, прищурившись, - вы бы рассказали секретную информацию первому встречному, даже если бы он вам понравился?
  - Нет! - я громко хохотнул, - вы правы.
  - Кстати, пусть я и терпеливый человек, но мне все равно любопытно, как вас зовут? Вы так и не представились...
   Я призадумался, что и вправду как-то из головы вылетело. Но представиться мне не дали...
  
   Дверь открылась, и чтобы глянуть кто пришел, мне пришлось поворачиваться, так как я сидел спиной к двери.
  - Профессор, Скот не сможет провести урок географии, потому как у него случилось ЧП дома и ему срочно нужно отъехать, а Логан... простите, я не помешала? - уже виденная мною девушка с ярко алыми волосами, зашла в кабинет и не откладывая дело начала говорить.
  - Джин, - профессор говорил размеренно, словно ничего и не произошло, - не стоит так неожиданно врываться, познакомьтесь, это Джин Грэй, входит в преподавательский состав школы для одаренных детей. Молодой юноша, что сидит перед тобой... - он выжидающе уставился на меня.
  - Бернард Шмидт, обычный ученик старшей школы. - представился я.
  - Приятно познакомится, мистер Шмидт. Простите, что прервала вашу беседу, - кивнула она улыбнувшись.
   Я кивнул в ответ, махнув рукой, вроде не стоит, тем более, что кто она, а кто я.
  - Продолжай, - Чарльз перевел взгляд на нее.
  - Как я и сказала, Скот срочно отбыл по семейным обстоятельствам. А Логан...
  - Что Логан? - в проем вошел еще один мужчина.
   А вот его я узнал, злость заклокотала, я должен был стать переходной ступенькой старика, чтобы он смог добраться до этого человека. Логан, Росомаха, мутант, способный в кратчайшее время регенерировать тяжелейшие повреждения. Мутант, чья сила в том, что он относительно бессмертен. Настолько, что ему умудрились ввести жидкий адамантий, покрыв его кости им, сжигая внутри него все. Невероятно, и еще невероятнее, что этот человек сейчас стоит передо мной. Вот ты какой, 'Оружие Х'.
   Меня отвлек профессор, который наклонился и шепотом поведал о том, что взрослые тоже часто ведут себя как дети, а его кабинет часто становится проходным двором, что он выделил отдельно, его нисколько не смущает. Указав глазами на громко, но не яростно, а несколько инертно и даже с удовольствием переругивающуюся парочку, он кивнул, показывая что-то вроде, 'А я о чем говорил?'.
   Это оказалось забавным, и еще забавнее оказалось это слышать от главы школы, что с улыбкой наблюдал за этим, и даже не пытался прервать это. Мне стало грустно, такое место не для меня. Гляди на них всех, я понимаю, что мои силы честно говоря маловаты, а еще я уже не смогу быть среди них. Просто не смогу, одиночкой рос, одиночкой остался. Не командный я игрок, или я так пытаюсь себя оправдать. Жаль.
   Стоп. Почему я об этом думаю? Почему мне становится грустно, глядя на них? Точнее не так, почему сейчас? Как я могу быть столь расслабленным на вражеской территории? Где ты там, моя единственная сторонница, моя ЯРОСТЬ! Да, вот так и должно быть, это жгучее чувство ненависти, эта яркая злоба, родная ярость и моя спутница недоверие. Пока мы здесь, не покидайте меня, будьте со мной.
   Теперь можно попытаться мыслить более результатно, Кира мутант. Факт. Профессор что-то хочет от меня? Вопрос, неясно. Логан, вызывает негативные чувства, но и толику некого уважения. Джин Грэй не вызывает ничего, кроме легкого интереса. И самое главное, каковы их способности. То, что я попал сюда лишь случайность, никакой подставы быть не могло.
   Пока я думал, они уже закончили, Джин вышла первой, Логан глянув на меня, вышел за ней.
  
  - Профессор, вы просто решили показать мне школу? Чего вы добиваетесь? - мне разонравилось здесь находиться.
  - Хм, это так заметно? - улыбнулся он, кхекнув.
  - Ответьте на мой вопрос, пожалуйста.
  - Как пожелаешь, - он лишь пожал плечами. - Не буду ходить вокруг да около слишком долго. Мутанты появляются, не так часто, но и не так редко, как тебе может показаться. Узнать о том, что ты мутант, и постараться принять это, сложно. - он глянул на меня, - я хочу сказать...
  - Я не один из вас, - соврал я, идя в вабанк.
  - Ты уверен?
  - На сто процентов, моя сила не имеет мутационных причин. Но прежде, чем скажу ее источник, ответьте мне, какова ваша сила?
  - Я чистый телепат. - ответил он сразу, совершенно не пытаясь скрыть это.
  - Телепатия... - пробормотал я, - вы читали мои мысли?
  - Бернард, это несколько неверный вопрос, - посерьезнел он.
  - Простите, профессор, - кивнул я, принося свои извинения за наезд и наглость, - но все равно, вы читали мои мысли?
  - Читал, - я получил ответ, - но прими к сведению, что читал я лишь поверхностные, лезть глубже не этично, и допустимо лишь в критических ситуациях. Твое появление здесь, - он прервался на несколько секунд, - стало неожиданным, но я не смог прочесть твои мысли.
  - Но могли, - кивнул я, понимая, что нахожусь в одном из самых опасных мест для меня, - что конечно делает вам чести, однако не меняет моего положения.
  - Я понимаю, - согласился он, - люди особо не доверяют тем, кто способен копаться в их личных делах и это нормально.
   Я вздохнул, стараясь привести себя в порядок. Все произошло слишком резко.
  - А что... - я помолчал, - если бы вы решили все же прочесть мои мысли, вы бы смогли пробить барьер, который вам мешает?
   Ответ я не получил сразу, в комнате накал поднялся, и хоть профессор вел себя совсем не агрессивно, но лично я заводился все больше.
  - Смог бы, - степенно получил я ответ, - и это не принесло бы мне особых усилий. Сам барьер мне показался необычным, я даже посчитал тебя тоже телепатом, не сильным, из-за него. Поэтому и пригласил... таким как мы, нужно держаться ближе.
  - Ясно, - я встал из-за стула. - Я вам верю, - я вам нихрена не верю, но пусть будет так, - моя сила в энергии ци, которой обучал меня мой наставник, ее источник, - я покрутил рукой, - отличается от вашего... племени. Так, что вы зря потратили свое время.
  - Не стоит так говорить, общение с вами принесло мне удовольствие, всегда, знаете ли интересно, чем дышит современная молодежь. И если бы я заранее знал результат, я бы ничего не поменял. - он выехал из-за стола, - я вас провожу.
   По нему видно, что он понимает то, что я хочу свалить и чем быстрее тем лучше. Но никак не показал того, что ему это неприятно, или приятно, его доброжелательность не сменилась ни на йоту. По дороге на заднем фоне я заметил Киру, встретившись с ней взглядами, я его сразу отвел. Мутанты, здесь вы семья. Но мне тут делать нечего.
  
   Выехав за территорию школы, мне стало легче. Это было страшно и опасно, а еще мне совсем не понравился телепат. Не люблю людей, которые в любой момент могут вывернуть наизнанку. Слишком большая власть, и если бы у меня был выбор получить такую силу или отказываться... я конечно бы согласился. Вот только буду ли я добр и сдержан так же, как этот человек? Сомневаюсь, может и хорошо, что у меня такой власти нет...
  
  
  Глава 6.
  
  - Последний... ха...
   Я выпрямил руки, не торопясь вставать на ноги. Отжиматься стоя на руках, весело, особенно, когда имеешь мои параметры. Но их нужно поддерживать, что мне и приходиться делать, чтобы оставаться в форме.
   Медленно опускаю ноги, напрягая пресс и поясницу, не давая стопам дотронуться до пола. Выпрямляю колени и стараюсь держать их ближе к груди, еще немного, проворачиваюсь, заканчивая упражнение. Держать угол не сложно, сложно прочувствовать каждую мышцу, понять, как она работает и довести ее до такого состояния, чтобы в следующий раз сделать больше. Интересный факт, я потею в разы меньше остальных, чем это обусловлено неизвестно, однако это полезно. Чтобы вспотеть нужно очень постараться, и мне приходится с каждым разом увеличивать нагрузки. Сажусь на пол, чтобы в тот же момент сделать кувырок назад и вновь оказаться на руках, стоя вниз головой. Поднимаю одну руку, и прислоняю к бедру, чтобы не мешала. Легкое усилие, у в пол упирается не моя ладонь, а пальцы, еще одно усилие и пальцев остается три. Раздвигаю ноги, параллельно земле до полного шпагата, сейчас все, что мне нужно это баланс. Знать свое тело, знать, на что оно способно, понять его настолько, насколько это возможно, вот, что я пытаюсь сделать на протяжении уже нескольких лет. Я, как оказалось, не всесилен.
   Мутанты, которых я видел, чьи возможности мне удалось узнать, при правильном применении были гораздо опасней меня. Кто мне даст гарантию, что я не встречусь с подобными им, разве это не пугает? Пугает... еще как пугает. До сжатия кулаков, до скрипа зубов и взрыва ненависти, как на себя, так и на них. Жуткая зависть, необоснованная, но такая липкая, мерзкая, от которой очень сложно избавиться. Вот, что я чувствую, вспоминая их. И мне от этого противно, но ничего не могу с собой поделать. Мне хочется такой же власти.
   Но нет, чего нет, того нет. Поэтому совершенствуюсь в том, что мне дано. Не жалея себя, вот только результаты... огорчают. Прогресс медленный, я чувствую, что подхожу к своему пределу. Этот предел недостижим для обычных обывателей, но мне этого мало! Замкнутый круг, я злюсь на то, что не могу успокоиться. Когда пытаюсь успокоиться, злюсь еще больше. И так по кругу.
   Босиком с голым торсом, я схватил бамбуковый шест и выпрыгнул в окно, цепляясь рукой за влажную от легкого дождя, водосточную трубу. Ноги упираются в стену, и рывками, цепляясь за выступы, я забираюсь на крышу.
   Перед глазами картина раннего Нью-Йорка. Ничего интересного, время шесть утра, по расписанию уже пробки. Гудящие машины, тишина не для этого места.
   Шест в ладони чувствовался, как продолжение руки. Наверняка самообман, но оружие в руках, давало мне уверенность в завтрашнем дне. Выставляю левую ногу вперед, шест отвожу за спину. Рывок. Взмах. Разворот, прыжок, с двух рук наношу удар словно в руке не шест, а меч. Присед, кручусь волчком, удар ноги с разворота, снова прыжок. Кувырок, удар снизу вверх, попадая в челюсть воображаемого противника. Лоу кик, ладонью в нос, отход, из-за набираемой скорости, шест прогибается, превращаясь в хлыст. Звук разрезаемого воздуха бодрит меня, не позволяя остановиться. Сердце бешено стучит, снабжая мышцы кислородом, во рту соленый привкус крови от прокушенной губы. Темп игры ускоряется, жизнь обретает новые краски, разум затуманивается, впадая в щенячий экстаз единения. Боевой транс? Ерунда, это просто удовольствие от приятных сердцу вещей. Когда с каждым взмахом, с каждым движением, ты, пытаешься стать лучше, чем был. Больше, чем ты есть. Сорвать оковы, стягивающие твое тело, прорвать преграду, которая мешает твоему телу выйти на новые вершины.
   Но всему наступает конец, и на смену удовольствию приходит усталость. Но она не гложет тебя, не мешает, усталость это признак хорошо сделанной работы. Мысли приходят в порядок, и в это мгновение тебе ничего не волнует. Ты счастлив, по непонятной причине, тебе ничего не нужно. Мгновение заканчивается, и я возвращаюсь в реальность, где есть куча проблем и обязанностей.
   Свежий воздух, насколько он может быть свежим в мегаполисе, дарит прохладу горячему телу. Но стоять и наслаждаться им не дает все та же реальность. Спуск по стене, окно подъезда, дверь осточертевшей мне квартиры, душ, плотный завтрак, теплая одежда, скутер, школа.
  
   В школе я оказался чуть раньше, чем требовалось. Сидя во дворе, за столиком у школы, решил почитать. Мне не нравится читать на телефоне, но должен признать это удобнее, да и дешевле. Книга, что попалась мне первой на глаза, была о некоем ведьмаке. Автора сего произведения зовут Анджей Сапковский. Меня привлекло само название, 'Ведьмак'. Затем, стало интересно. Мир, который описывает автор кардинально отличается от моего, смотря между строк, я задумался. А ведь мой мир тоже описывался, рисовался, показывался в виде фильмов, в другом. И это так, я личное это тому доказательство. Сама мысль звучала так, возможно ли, что рассказ о ведьмаке, это жизнеописание действительно существовавшего человека, в другом, отличном, но все так же реальном мире. Ведьмак живет, чувствует, думает, чего-то желает, делает свою работу, и даже не догадывается, что 'якобы', является персонажем выдуманной книги. Возможно ли это? Да уж, иногда мысли приводят к известному лишь им результату.
   Куда это народ начала собираться? Я приподнялся и окинул взглядом столпотворение школьников, которые окружили чей-то столик. Решил подойти поближе, интересно же.
  - Лопай!
  - Лопай!
  - Лопай!
   Оу, как же без этого. Флэш схватил новенького поступившего на днях, подняв его вверх ногами и заставил есть свою же еду. Толпе, конечно, это понравилось. Да и мне, казалось, пусть и глупо, но весело. Но всего понемногу, я уже развернулся, чтобы вернуться на место, как боковым зрением заметил Питера. Ну, куда ты полез?
  - Жри овощи, это полезно, - опуская неудачника головой в еду, советовал Флэш.
   Питер же пробирался через толпу на первый ряд. Заметив его, Флэш повеселел еще больше, сразу повернув к нему голову:
  - Эй, Питер, а ну ка сфоткай нас! Давай!
  - Нет... нет, это я снимать не буду. - Питер вступился за неудачника, я вздохнул, качая головой. - Гордон, Гордон, не ешь это, - это уже неудачнику, который безропотно висел на руках Томпсона.
  - Поставь его на место, Флэш, - попросил он.
  - Да ладно тебе, не ломайся, Паркер! - не смотря на повышенный тон, Флэш, как ни странно, не вел себя агрессивно по отношению к Питу сейчас.
   Питер покачал головой.
  - Снимай, я сказал, Паркер! - а вот это уже слова с угрозой, тц, я обещал Питеру не лезть.
  - Отпусти его, Юджин! - повысил Питер голос в ответ, называя настоящее имя Флэша.
   Томпсон покачал головой, и просто бросил Гордона на землю. Питер сразу кинулся к нему.
  - Эй, эй, ты в порядке? - его прервал удар справа от Флэша.
  - Че разлегся, Паркер?
   Питер встал, чтобы сразу получить под дых, чтобы закашляться и вновь оказаться в положении лежа. Флэш же лишь распалялся. Я прикрыл глаза, чтобы успокоить злость, я не буду влезать, просто меня это бесит.
  - А ну вставай, вставай, ну!
   Пинок по ребрам, чтобы услышать хрип от Пита. Еще один пинок уже не дает ему шанса встать.
  - Кха... все равно не буду снимать... - прохрипел мой друг, правда, в его положении это выглядело совсем не круто.
  - Лежи и не рыпайся! - стоя над ним, обратился к нему Флэш, оборачиваясь к толпе, - вмазать ему еще? Вмазать? А?
  - Флэш! Флэш! - в толпу забежала моя одноклассница.
  - А?! - обернулся к ней Флэш, увидев кто перед ним, сразу уменьшил громкость голоса.
   Девушка спокойно стояла, смотря ему в глаза.
  - Мы как, встречаемся после школы? У меня в пол четвертого? - не дожидаясь его ответа, сразу продолжила, - ты хоть уроки то сделал? А то в прошлый раз ты... - она скривилась, - очень меня расстроил...
  - Ладно, - стушевался он. - Иди...
  - Нет, Флэш, пойдем лучше в класс. М? Давай?
   Прозвенел звонок.
  - Фиг с вами, - Томпсон развернулся и пошел прочь.
   Какие дела-то творятся, Флэш у нас, оказывается, подкаблучник. Хотя, с такой девушкой сложно остаться независимым. Одна из умнейших девушек в школе, лучшая ученица класса. После Питера... или Питер после нее. Но Гвен, чей отец является тем самым капитаном полиции, который выступал по телевизору. Он же и ведет дело, в котором я участвовал. Я слежу за ней, хех, не постоянно, но по мере сил и возможностей. Работает в Озкорпе... твою мать.
   Я схватился за голову, забыл! Как я мог забыть! Мне же говорила Сью...блять! Мы с Питером на пару прогуляли, правда по разным причинам, но экскурсия в Озкорп прошла пару дней назад! Мне так хотелось увидеть, как там внутри... жаль. Действительно жаль, это корпорация везде. Стенды, вывески, телевизор, интернет. Куда не кинь, обязательно попадешь в Озкорп. Да и девайсы, что они делают, нехилые такие по цене, но реально одни из лучших. Да у меня даже телефон от компании Озкорп, пусть и старенький, но несмотря на это, до сих пор актуальный.
   Я вытащил свой телефон, чтобы подтвердить свои же слова. Матово-черный телефон, классического, кнопочного вида, ударостойкий, с функцией зарядки батареи от солнца... ну не круто ли?
   Задумавшись, я совсем забыл о Питере, и спохватившись подбежал к нему, помогая подняться.
  - Ты в норме? - я незаметно осматривал его, синяки да ушиби, благо, ничего серьезного.
  - Да... да, в норме, кажется... - иронично улыбнулся он.
  - Кхм, Гвен зверь, - решил я сказать другу о своих мыслях.
  - Ха? - удивился он, - стальная леди...
  - Давай на урок, опаздываем.
  - Ага, кстати, - пока мы шли в кабинет, Питер обратился ко мне, - я думал, что меня сегодня пригласили на свидание.
  - Кто? - я широко улыбнулся, - и почему думал?
  - Там такая история вышла, знаешь Миранду Чоу? - увидев мой кивок, продолжил, - так вот иду я сегодня по школе, как она останавливает меня, спрашивая ты ли Питер?
  - Хах, так? - интригует...
  - Затем говорит о том, что я реально классный фотограф, мне было приятно это слышать, а затем она спрашивает, что я делаю в эту пятницу вечером. Причем улыбается так приятно... - замечтался он.
   Я толкнул его в плечо:
  - Дальше-то что?
  - Кхм, - вернулся он, - а дальше она просит, чтобы я сделал фотографии тачки ее парня. Она, видите ли, хочет поздравить его с днем рождения... - передразнил он Чоу.
  - Ну, брат, я всегда говорил... лох это судьба...
  - Иди ты.
   Мы вошли в класс.
  
   Урок, благо еще не начался. Значит мы не опоздали, что хорошо. У меня и так дохренище пропусков, теперь приходиться ходить, не смотря на сонливость и бессонные ночи.
   Сев на задние парты рядом друг с другом, я решил подремать. Питер просто положил перед собой свой фотоаппарат и прилег на парту. Только прикрыв глаза, я услышал:
  - Круто, что ты за него заступился...
   Голос вроде женский.
  - Глупо, конечно, но круто. - приоткрыв глаза, я увидел полуобернувшуюся к Питу Гвен.
   С чего это она решила заговорить с ним.
  - Ты бы к врачу сходил, а то вдруг сотрясение... - ну давай Питер, не молчи, девушка сама с тобой заговорила. Она улыбнулась, лишь мельком, - как тебя зовут?
   Что?! Я открыл глаза во всю ширь, недоуменно смотря на нее.
  - А ты, что не знаешь? - Питер тоже был удивлен, от чего его голос звучал несколько хрипловато.
  - Нет, я то знаю, - она улыбнулась снова, - я проверяю, помнишь ли ты...
  - Питер... - он запнулся, а мне стало смешно, но я должен держаться. - Паркер.
  - Ааа, слава богу, - Гвен усмехнулась, юмористично принимая паузу Пита.
   Стейси отвернулась, возвращая внимание к начавшемуся уроку. Питер тоже, но все время скашивал взгляд на Гвен, которая сидела перед ним. Я хрипнул от смеха, неужели я тоже я так глупо выгляжу, когда девушки говорят со мной?
   Гвен, будто, почувствовав взгляд снова, повернулась:
  - Но к врачу, все равно сходи.
  - А ты Гвен, верно? - я опустил голову на парту, мне с Питом, мать его, всегда весело.
  - Гвен Стейси, - сразу дополнила она.
  - Да...
  - Ай, - прошипел я, не сколько от боли, сколько от обиды.
  - Не ржи, - Питер шепотом пригрозил мне.
   Урок продолжился. Ничего интересного на нем не произошло, как ни странно, материал выдающийся сейчас, я и так неплохо знаю. Уроки английского языка, всегда давались мне легко. Причастия и деепричастия, о которых рассказывал учитель, у меня проблем не вызывали, так, что со спокойной совестью я снова улегся на парту и закрыл глаза.
  
   Это был единственный урок на сегодня, так, что я с чистой совестью собирался домой после него. Стоя у шкафчика, и складывая вещи, решил оставить форму на завтра. Стирать ее не надо, так, что думаю проблем не будет.
  - Бернард, ты придешь сегодня? - Пит облокотился на соседний шкаф.
  - М? Куда? - невидяще уставился на него, уплыв в свои мысли.
  - На обед, - усмехнулся в ответ, - забыл что ли?
  - Черт... - я кивнул, действительно забыл.
  - Ну, вот я напомнил, не опаздывай! Тетя и дядя давно хотели с тобой познакомиться, - он ретировался, не давая мне ничего сказать.
  - Вот... паршивец, - улыбаясь, прошипел ему вслед.
   Спать охота, я глянул на часы, у меня еще есть два часа. Хм, успею поспать. Не откладывая планы, тоже поторопился домой.
  
  - Заходи, - махнул мне Питер рукой, открывая дверь. - Иди за мной.
   Я огляделся, двухэтажный домик, уютный и... домашний. Я бы тоже не отказался жить в таком, вот только невозможно привести его к такому состоянию без семьи.
  - Тетя Мэй! Знакомься, это мой друг Бернард, мы учимся в одном классе.
  - Здрасте, - я глупо улыбнулся, не зная, что делать в такие моменты.
  - Здравствуйте молодой человек, - улыбнулась она, разрезая овощи, заметив мой взгляд, - сегодня на обед спагетти с фрикадельками.
  - Да ладно... фрикадельки? - проговорил Пит, открывая холодильник.
   Я отошел в угол, стараясь не мешать.
  - Интересно, с каких пор тебе не нравятся фрикадельки? - возмутилась она, впрочем не отвлекаясь от своего занятия. - О господи! - воскликнула тетя Питера.
  - Чего? - обернулся тот.
  - Что у тебя с лицом?
   Я постарался стать еще незаметнее.
  - А, да ничего, - Паркер махнул рукой, посмотрев на меня, - упал... со скейта.
   Я подтвердил кивком.
  '- Обманщик, - появилась в голове веселая мысля.'
   В этот момент на кухню зашел седой мужчина, неся громоздкую коробку, со статуэтками внутри. Миссис Мэй сразу на него накинулась, под мои ничего не понимающие глаза. Питер глядя на это лишь усмехнулся, и махнул мне рукой, типа 'это нормально'.
  - Бен Паркер, предупреждаю, даже не смей тащить эту гору мусора на кухню!
  - Это мои призы за боулинг, - растерявшись пробормотал мистер Бэн, не ожидая столь яростного наезда. Питер вновь улыбнулся, а у меня было странное чувство тепла, где-то там внутри. Они такие... тц забудь.
  - Оу, ну конечно, тогда тащи эту гору мусора на кухню... - не дала она ему оправдаться, на что мистер Бен сразу снял коробку со стола на пол.
  - Что это с тобой? - заметил он Питера, обращая внимание на его лицо.
  - Он упал, - ответила миссис Паркер, - зачем вы на этих штуках ездите, я не пойму?
  - Потому, что это глупо и рискованно, - ответил Бен Паркер, затем повернувшись подал мне руку, - здравствуйте молодой человек.
  - Здрасте, - пожал ему руку в ответ.
  - Мы тоже были глупыми и рисковыми, - сказал он, подмигнув мне.
  - Да, что ты? - передразнив его, ответила Мэй.
  - Поверь мне, были. - Кивнул он.
  - Да уж, я бы посмотрел, - хохотнул Пит. - Эй, у нас что потоп?
  - Иди за мной, покажу, - крикнул Бен Паркер, выходя из комнаты.
  - Ты серьезно? - удивился Пит, смотря на меня.
  - Да! - послышалось в отдалении.
  - Ладно, - он спрыгнул со стула, - пойдешь?
  - Ага, - сказал я, интересно же.
  
   Мы прошли по коридору и спустившись по скрипучей лестнице, оказались в подвале. Я снял обувь, закинул туда носки, оставшись босиком. Затем завернул штанины до колен и наступил на пол. Мы стояли втроем и оглядывали эту картину. Пол был залит водой, вокруг лежали разные вещи, чего тут только не было. О! Это видимо шар для боулинга, я украдкой глянул на дядю Бена, представляя его в форме игрока боулинга и в специальной перчатке. Вид оказался смешной, но ему бы пошло.
  - Думаю, конденсат потек, - дядя Питера разорвал тишину.
  - Нет, - схватив пустую коробку ответил Пит, - для конденсата из кондиционера воды многовато, наверняка это труба...
   Бен развел руками:
  - Что тут скажешь, это разумно, хе...
  - Сам починишь? - взяв пакет с мясом, спросил он.
   Ого, да у них тут мяса на месяц питания. Краем сознания отмечая, что голоден.
  - Только не сегодня, - умоляюще проговорил Питер, - завтра в хозяйственный зайду.
  - Я с тобой, мне тоже надо, - проговорил я.
  - Давай, - кивнул Бен Паркер, кинув Питеру упаковку с мясом, - а пока приложи это к лицу...
   Он рассмеялся, продолжая перебирать мясные запасы.
  - Другой-то парень жив?
  Посмотрев на нахохлившегося Пита:
  - Да ладно... я удар с правой всегда узнаю. Бернард, вот это положи, пожалуйста, на дальнюю полку.
  - Честно скажи, мне звонить его родителям? Да, да туда, положи сверху.
  - Нет, нет, - проговорил Пит, - не надо.
  - Ладно, тете Мэй ничего не скажем, - посмотрев на меня, он добавил: - Поверь, в гневе она страшна.
   Я усмехнулся, я верю.
  - Ладно, посмотрите, что еще тут можно спасти и поднимайтесь, - схватив наполненную коробку, дядя Пита пошел наверх.
  - Ага, - сказали мы хором.
   Мы начали перебирать вещи, мне же приходилось постоянно спрашивать Питера о том, что нести, а что нет. Пит зарылся в кучу барахла чуть ли не с головой и потерялся там. Я же оглядывал полки, и не обращая внимания на воду, шлепал по полу, по привычке. Ого, я подошел поближе, набор мастера строителя.
  - Пит! - я обернулся.
  - А? Что? - вынырнул он из под одежды.
  - Это что? - указал пальцем.
  - Осталось после ремонта, - махнул друг рукой. - Если хочешь, забери.
  - Точно? Твой дядя ругаться не будет? - засомневался я.
  - Не, - раздался его приглушенный голос, - у нас есть еще два набора, так что без третьего как-нибудь проживем, - подумав, добавил, - хоть будет сложно.
  - Ага, как же, - удивился я количеству инструментов, - вы тут дом, что ли строили?
  - Почти, - ответил мне, - сделали пристройку и теплицу, пристройку дядя захотел, а тетя Мэй пользуясь тем, что мы при инструментах еще и теплицу к работе добавила.
  - Ей попробуй отказать, - иронично протянул я.
  - Пробовал, - серьезно сказал Пит, - больше такого не делаю.
   Я лишь промолчал... не такой реакции я ожидал. Снова давлю ярость, которая время от время просыпается, заставляя меня сжимать зубы до хруста. Чувства прыгают, выворачивая меня наизнанку, усиливаясь в разы. Но, благо, намного легче и меньше, чем раньше. Пару лет назад, я бы не выдержал такого накала и начал крушить все вокруг, не разбирая, где враг, а где друг. Сейчас же мне проще, намного проще. Это радует и дает уверенности в своих силах, а так же доказательство в том, что медитации, от которых вроде бы толку мало, оказались наоборот очень полезными.
  - Пит? - я подошел к, вдруг, застывшему другу. - нормально все? Что это?
   Я указал на пыльный бежевый портфель, старого типа. Думаю ему минимум лет пятнадцать.
  - Да... - прошептал Пит, возвращаясь из своих мыслей. - Нормально я, Берн, извини... просто это портфель моего отца.
  Мне было нечего сказать, по виду Пита, он в своих мыслях и это находка, несколько вывела его из колеи. И просто вернулся к своим делам. Пит пошел наверх держа портфель в руках. Подумав, я пошел за ним, вдруг ему понадобится моя поддержка. Он не я, у него другой характер, мировоззрение, и ему может понадобится друг. А может нет, я не очень смыслю в этом. Психология не мой конек.
   Поднявшись наверх, я услышал спорящих родственников Пита. Увидев нас, они замолчали. Заметив портфель в руках Паркера, его дядя несколько секунд рассматривал его, затем сказал:
  - Надо же, я совсем забыл про него... Твой отец просил нас его сохранить. - усмехнувшись и сев за стул, добавил: - Он его увидел в магазине на девятой авеню. Ему было всего девятнадцать, когда он его купил. Кто в девятнадцать ходит с портфелем? - указав на старенький похожий на кейс портфель, сказала Бен.
  - И угадай, кто стоял за прилавком? - прищурившись спросил Пита.
  - Не знаю, - растерянно ответил Пит.
  - Твоя мама... - с улыбкой поделился Бен. - Так они и встретились.
  Я так же заметил улыбку тети Мэй, а мне самому стало несколько не по себе. Я сейчас здесь лишний, но убежать не могу, некрасиво получится.
  - Зачем он просил вас его приберечь? - Пит был ошарашен, расстроен и немного побледнел, - там же ничего нет... вы смотрели? Там ничего нет... - начал он повторяться.
  - Твой отец был очень скрытным человеком, - вышла вперед его тетя.
  - Это я знаю, - нервно рассмеялся Пит, роясь в сумке и доставая оттуда бумажку.
  - А это кто вы знаете? - бумажка оказалась вырезкой из газеты, на которой стояли двое мужчин. Один был в очках и напоминал взрослую версию Питера, а второй чуть шире в лице и более светлыми волосами. Оба были в белых халатах, на фоне неизвестной лаборатории.
  - Один из коллег твоего отца, - ответил Бен, рассмотрев фотографию.
  - Ты только на стол его не ставь, мы же тут едим! - заставив Пита убрать портфель, воскликнула тетя Мэй. - И руки помой, сейчас же!
  - Ладно, - кивнул Пит.
  - Пит, - я положил руку ему на плечо, - я, пожалуй, пойду.
  - Что? Нет, нет, - потряс головой Питер, - останься... я...
  - Успокойся, - я грустно улыбнулся, - я отлично тебя понимаю... может даже больше, чем ты думаешь. Сейчас тебе лучше побыть одному.
  - Я... нет. Спасибо, Берн, и прости.
  - Давай, позвонишь если что, а насчет обеда или ужина, я же никуда не уезжаю, так, что успеем.
  - До свидания, был рад познакомиться с вами, - обратился я к дяде и тете Питера.
  - Ты уже уходишь? - воскликнула тетя Мэй, - а как же обед?
  - Простите, - я покачал головой, - возникли срочные дела.
  - А, ну тогда ладно. Заходи, если будешь неподалеку.
  - Спасибо, обязательно, - соврал я.
  
   Выйдя от них, схватился за живот. Невыносимо хотелось жрать, тем более, что я уже надышался вкусными запахами на кухни, где Мэй Паркер готовила обед. Но не уйти, я не мог. Я решил, что так будет правильно, и надеюсь, что оказался прав. Пусть Пит придет в себя, подумает, быть может, решит что-то для себя, пожалуй, у него сейчас переломный момент в его жизни. Инструменты я закинул в рюкзак, который слегка трещал от навалившейся в него ноши. Я сел за скутер, немного подумал и дал газу, направляясь на Бродвей.
   На углу Бродвея и 32-улицы, я остановился возле уличной лавки, что стояла на обочине. Подошел к самодельной закусочной и поднял руку в приветствии.
  - Привет, Салех. - поздоровался я с продавцом хот-догов.
  (Чисто для справки, это действительно существующий человек, который, действительно, продает хот-доги на этой улице, зовут Салех Гобран. Будете в Нью-Йорке, сходите, хотя я сам там никогда не бывал, Ы. Но отпишитесь обязательно, вкусно нет?)
  - Привет, Бернард! - радостно потер руки Гобран. - Тебе как обычно?
  - Давай штук пять, - кивнул я.
   Что мне нравилось у Салеха, так это то, что сосиски для хот-догов он отваривает в воде с добавлением лимона. Я с радостью умял подряд хот-доги, попросив залить мне по больше кетчупа и майонеза. Оставшись довольным, взял еще три штуки с собой, и расплатившись уехал домой.
   Дома после еды меня сморило на сон. Казалось только лег спать, а уже проснулся держа в руке звонивший телефон, на экране высветилась фотография Питера, которую сделал, когда он подавился, кушая спагетти в столовой. Хороший момент, красное от натуги лицо с ошалевшими глазами. Сколько он не просил удалить его, я не капитулировал.
  
  - Да? - голос звучал сонно.
  - Бернард, нужна твоя помощь, - голос Пита звучал растерянно.
  - Говори, - выдохнул я, присев на кровати.
  - Я нашел человека, который работал с моим отцом. И... кое-какие документы.
  - От меня что требуется? - попросил конкретизировать.
  - Я собираюсь попасть в Озкорп, - спустя паузу был дан мне ответ.
  Я застыл. Попасть? В Озкорп?
  - Питер, - стараясь, чтобы мой голос не дрожал, - прости, если вдруг тебя не понял. Но, как блять ты собираешься это сделать? Ты хоть головой думаешь?
  - Я не знаю... но надеюсь понять на месте. Ты со мной?
  - Тебя не переубедить? - жалобно протянул я.
  - Нет.
  Взлохматив волосы я выдохнул:
  - Через пол часа возле Озкорпа.
   Ворча я встал и пошел одеваться, ехать не долго. Паркер хочет в Озкорп, значит мой путь лежит на Манхеттен...
  
   Один из самых знаменитых районов Нью-Йорка, и у многих он единственный в головах - Манхэттен уже давно стал символом Америки. Этот район является одним из пяти районов Нью-Йорка, он густонаселен и располагается на острове, с одноименным названием. К Манхэттену относятся и несколько прибрежных островов, но все они небольшие, а также к Манхэттену относится крошечная часть суши на материке.
   Легенды, которых вокруг Манхэттена ходит очень много, гласят, что остров был открыт в 1524-ом году, и был не завоеван, а куплен у индейцев, всего за 24 доллара. Сегодня весь Манхэттен оценивается более чем в 500 миллиардов долларов.
   Манхэттен подразделяется на три части - Верхний Манхэттен, Даунтаун и Мидтаун. Эти части делятся на 12 округов. Одна из самых знаменитых улиц Нью-Йорка - Уолл-Стрит, располагается именно на Манхэттене, там же располагается и Бродвей (да, да, именно там, где я сегодня хорошо поел), а также крупнейшая железнодорожная станция - Пенн-стэйшен. Островную часть Манхэттена и материк связывают Бруклинский мост и Манхэттен-бридж.
   Мой путь лежит на Мидтаун, по улицам этого прекрасного района. Как из названия можно догадаться, это 'средняя', то есть центральная часть Манхэттена. Она располагается примерно между 34-ой и 59-ой улицей, однако это определение довольно условное, и часто расширяется до улиц с 30-ой по 60-ую. В Мидтауне располагается самое большое количество небоскребов Нью-Йорка, там же располагаются одни из самых дорогих квартир в Нью-Йорке. А так же именно там находится главный офис-небоскреб 'Корпорации Озборн'.
  
   Доехав на место, мне пришлось заплатить, чтобы оставить свой транспорт на улице, получив парковочный билет. Ждал я не долго, рассматривая в это время сам небоскреб этой известной на весь город, да что там на город, на всю страну корпорацию. Необычное монолитное строение, сделанное из зеркальных стекол, благодаря которым днем кажется, что оно светится, играя отражением словно красками. Все это производило восторг и восхищение. Небоскреб очень сильно выделялся на фоне своих собратьев, казался неким красавцем среди обычных товарищей.
   Питер подошел вовремя, и я не говоря не слова, лишь кивнув ему, отправился за ним. В любом случае идея его, но если нас загребут, пиздюлей он от меня отхватит, обещаю.
   Зайдя в здание, мы несколько топорно, не зная, что делать, прошли мимо охраны, которая лишь мельком глянула на нас.
   Первый этаж оказался небольшой, от него наверх уходили десяток эскалаторов, которые были так же ограничены охраной. Питер огляделся, и пошел на ресепшн. Я снова тяжело вздохнул, но отступать было некуда, даже наоборот, внутри появилось некое чувство предвкушения и адреналина.
   За стойкой сидело несколько человек, мы же подошли к темноволосой женщине в самом расцвете сил, зрелая красота, которой невольно привлекала внимание.
  - Простите? - обратив на то, что мы несколько растерялись, обратилась к нам. - Вам помочь?
  - А, эээ... Даже не знаю, я пришел к доктору, - начал Пит глянув на меня разговор, - к доктору Коннорсу.
  - Ясно, - степенно кивнули нам в ответ, - поищите себя слева.
   Мои шестеренки в голове начали нервно крутиться, обрабатывая эту фразу.
  - Вы же в интерны записывались? - глядя на то, как мы тормозим, словно детей спросила она.
  - Да, да, - с некоторым замедлением отметили мы.
   Надеюсь, она не обратит внимание на то, что ответ звучал слишком не уверенно.
  - Ну вот, ваш пропуск слева от вас.
   Поворот головы у нас с товарищем тоже вышел слитным, словив смешок от девушки. Я подошел, встав рядом с другом, и уставился на бейджики. Придется хватать какой-нибудь, имен то наших здесь нет, нервная ситуация, если честно.
  - Не можете себя найти? - подняла она бровь.
  - Можем, - ответил я, хватая первое попавшее в руку. Питер повторил тоже самое.
  - Молодцы, мистер... - посмотрела она на Паркера, который ну совсем не выглядел на латиноамериканца, - Гевара и мистер... Шульц.
  - Грасиас, - среагировал Пит.
  - Денада, - девушка не осталась в долгу.
  - Ау Федерзеин, фройляйн, - я тоже решил подыграть.
   А теперь по тапкам. Хм, Шульц, Шмидт, совпадение?
  
  - Ахахахаха, - меня прорвало, - ты вообще понял, что произошло? - как только мы отдалились, я не смог сдержать смеха.
  - О да, - ухмыльнулся Пит, - мы зашли в одно из самых охраняемых мест, не зная плана, и заметь, - он поднял руки, - чистой импровизацией проникнули внутрь.
  - Я думал у тебя есть план, - перестал смеяться я. - Мы очень рисковали, Пит, очень...
  - Да ладно тебе, все же прошло хорошо, - он лишь пожал плечами.
   Разговор затух, а затем для него и места не осталось.
  '- Добро пожаловать в Озкорп, детище основателя Нормана Озборна'.
  На экране показался темный силуэт, который лишь отбрасывает тень человека, но лицо увидеть не дает.
  '- Башня Озкорп - это сто восемь этажей инноваций, наши ученые работают над передовыми оборонными, медицинскими и химическими технологиями. Будущее в нас самих'.
   Поднявшись наверх, мы пристроились к группе интернов, которых определили по бейджикам, чтобы не привлекать внимания. Народу здесь было много, все ходили туда сюда, кто-то бегал с оборудованием, но чаще с бумагами.
  - Добро пожаловать в Озкорп, меня зовут Гвен Стейси, я учусь в Мидтаунской научной школе, и я старший интерн доктора Коннорса, - Питер изобразил фэйспалм, а я выругался сквозь зубы и шепотом, но все равно обратил на себя несколько недоуменных взглядов. - Так, что сегодня я провожу экскурсию.
   Несколькими шагами я оказался в задних рядах, чтобы меня не заметили. Мне даже пришлось присесть немного, чтобы мой немаленький рост не выделялся и Гвен не увидела мою макушку. Мало ли.
  - От меня ни наг не отставайте, такие правила, - пожав плечами Гвен добавила: - соблюдайте их и все будет нормально. А если забудете...
  - Стойте, пустите! Пустите! - раздался жалобный крик с первого этажа.
   Посмотрев туда, увидел, что охранники выпроваживают некоего молодого человека, латинской наружности.
  - Скажите, что это я! Родриго Геваро, позвоните наверх! Скажете, что я - Родриго Геваро!
   Улыбка сама наползла на мое лицо, ну Питер, умудрился взять именно этот бейджик.
  - Ну вот, - чтобы разрядить обстановку сказал Гвен, - видите, что у нас бывает с опоздавшими.
   Все улыбнулись в ответ, но улыбки были натянутыми. Дела...
  - Начнем?
   Развернувшись она нас повела по проходам. Через несколько лабораторий и необычных комнат. Зайдя в очередную лабораторию, отличавшуюся размером, со странного вида стойками и аппаратами на ней, которые вызвали у меня неопределенную реакцию в виде слюновыделения. Мне хотелось схватить это все и унести с собой, пусть я и ни черта в этом не разбирался.
  - Встаньте вот здесь, пожалуйста, - указали нам место немного сбоку от входа.
   В отдалении открылась полукруглая стеклянная дверь из которой вышел мужчина. В нем я сразу опознал доктора Коннорса.
  - Здравствуйте Гвен.
  - Доктор Коннорс. - Гвен улыбнулась.
  - Приветсвую, - доктор обратился ко всем нам, немного повысив голос, - меня зовут Кертис Коннорс, и да, вы правильно заметили я левша.
   Раздался смех, а я выглянул осторожно, увидев, что у него нет правой руки. Ого.
  - И я не калека, я ученый. - Он сделал ударение на последнее слово, - Ведущий в мире специалист по серпентологии, т.е. по рептилиям, если кто не знает.
  - Но как больная Паркинсоном, которая в ужасе наблюдает, как ее тело предает ее... или человек с дистрофией сетчатки, который с каждым днем теряет зрение, я мечтаю излечиться. - Речь его была жесткой и поставленной, он не агитировал, он четка указывал свою цель и точку зрения, от чего мое уважение всего лишь от его слов, значительно повысилось по отношению к нему.
  - Я хочу создать мир без изъянов...
  '- Настоящий идеалист, - кивнул я своим мыслям'.
  - Кто-нибудь догадается, каким образом? - задал нам вопрос.
   Кто-то с передних рядов поднял руку.
  - Да?
  - Стволовые клетки!
  - Перспективно, но я нашел решение более... радикальное.
   Все задумались, включая меня. Связанное с серпентологией? Ящерицы отращивают свой хвост, логично. Но как? Разве возможно передать ДНК человеку? Или он имеют ввиду другой способ? Черт...
  - Скрещивание видов? - спросил Пит, а мы все повернулись к нему.
   Установилась тишина, а Гвен растерялась увидев Паркера, сам же Питер расценив молчание как возможность, решил продолжить свою мысль.
  - При болезни Паркинсона отмирают клетки мозга, вырабатывающие допамин, но у рыбок Данио есть способность... отращивать клетки на заказ. Надо как-то... передать способность той, о ком вы говорили и она, - он поджал губы, попытавшись улыбнуться, - сама себя вылечит.
  - Ну да, только у нее плавник на шее вырастит, - насмешливый голос из толпы сбил меня с толку.
   Смешки последовали вслед за шуткой.
  - Тш, тш... - доктор Коннорс даже не улыбнулся, но внимательно вгляделся в Пита. - А вас как зовут?
   Попал... но спасла его, как ни странно, Гвен.
  - Это Питер Паркер, один из лучших учеников нашей школы...
  - Правда? - легкую улыбу выразил доктор.
  - Ммм, второй в своем классе.
  - Оу.
  - Второй? - переспросил Пит.
  - Да, - самодовольно ответила Гвен.
  - Ты уверена?
  - Абсолютно.
   Их интеллектуальную перепалку за олимп умнейшего прервал звонок телефона Кертиса Коннорса.
  - Виноват, долг зовет, оставляю вас в компетентных руках мисс Стейси. - подумав добавил: - рад познакомиться.
   Вслед за его уходом, посреди зала появилась голограмма похожая на дерево, от которого отходили ветки в виде эволюции, разделяя животный и растительный миры. Вслед за голограммой раздался мягкий женский голос:
  '- Перед вами древо жизни Озкорпа. Древо жизни нашей планеты весьма ветвисто, в одной лишь видовой генетике Озкорп...'
   Питер резко сорвался с места удаляясь в сторону, я порывался пойти за ним, но увидел догнавшую его Гвен, поэтому мне пришлось притормозить, чтобы самому не попасться. Оставалось лишь надеяться на то, что Пит меня не сдаст. Гвен окликнула его и начала разговор. Пришлось напрячься, чтобы услышать разговор.
  - ...юда попал Родриго? - лиц я не видел, но ироничный тон уловил.
  - Хааа... ммм... а ну да, Родриго...
  - Что ты здесь делаешь?
  - Работаю!
  - Ах, работаешь?
  - Нет! Не работаю... я хотел сделать вид, что работаю. Но.. похоже ты сама работаешь здесь и тебя не обманешь...
  '- Главное про меня не ляпни! Мастер отмазок хренов...'
  - Ты следишь за мной!
  - Нет! Что ты... даже не думал, не слежу за тобой. Я не знал, что ты здесь.
  - Тогда зачем ты здесь?
  - Так... проскользнул... я... ммм... я люблю науку.
  - Ты любишь науку...
  - Я жить без нее не могу.
  - И ты проскользнул. Я должна вернуться к группе, так что потом все мне расскажешь. Только не подставляй меня. Держись с остальными.
  - Конечно... да.
   Гвен подошла к нашей группе, не заметив меня, что несколько меня расслабило. Близко, очень близко она прошла.
  - Так ребята, сейчас я отведу вас в биореатор.
   Мы снова двинулись за ней. Экскурсия продолжилась...
  
  -.... работы биореактора достаточно прост, а его устройство и методики сочетания необходимых условий, наоборот, сложны. До помещения в ферментер исходный рабочий продукт - необходимую биологическую культуру - хранят в специальных условиях, так сказать, в неактивном состоянии - например, замораживают. Для культивации небольшую пробу микроорганизмов наращивают в лабораторных условиях до состояния 'рабочей порции'- достаточного для динамичной культивации количества. После данного асептического этапа культуру помещают в биореактор, предварительно его поверхность, воздух в камере и все соединительные отверстия стерилизуют, используя для этого водяной пар и вентиляцию. После очистки начинается этап инокуляции - когда помещенные внутрь ферментера культуры начинают активно размножаться и расти, благодаря тому что для них создают оптимальные условия и питательную среду. Конечным продуктом подобных процессов является необходимое количество биомассы или полезные метаболиты микроорганизмов...
   Интересно... получается, что... а где Пит? Оглянувшись я его не нашел. Вот черт, куда ты пропал? И где теперь его искать... я же тут нифига ничего не знаю. Кажется, Гвен тоже заметила, что его тут нет.
  '- Вот дурак... - я схватился за голову.
   Далее мы вернулись туда откуда начали, и увидел как Гвен забрала у него пропуск. Мир тебе и покой, друг. А тут экскурсия в само разгаре и черт возьми это интересно! Но планы мои не осуществились, потому что Гвен начала распределять нас по именам. Я прикинул, можно ли сказать, что Шульц, это по фамилии моей матери? С учетом того, что Питер был тут, а мы с Тамарой ходим парой, то мне тоже влетит. Поэтому медленно и осторожно, я свалил оттуда, на всякий случай. Догнав Пита, я схватил его за плечо и мы вышли из Озкорпа.
  
  - Это было близко... - выдохнул я.
  - Блин, - воскликнул Пит, пропустив мои слова мимо ушей, - как мне теперь ей в глаза смотреть?
  - Никак, - пожал я плечами. - Смотри на ноги, они, кстати у нее ничего...
  - Эй!
  - Что? Не нравятся ноги, тогда обрати внимание на задн...
  - Бернард, остановись, - взмолился он, но не успел закончить, покосившись на месте.
   Я удержал его на ногах, не совсем понимая, что это с ним.
  - Ты чего?
  - Не знаю, что-то плохо стало.
  - Может в больницу? - спросил я скептически.
  - Ага, конечно, ты сам бы пошел?
  - Неа, - повертел головой. - Давай я тебя тогда подброшу. Не возникай, - остановил его поползновения. - И вообще, я твоей тети боюсь, понял?
  - Ага, - вымучено улыбнулся тот.
  - Давай брат, держись крепче, доедем с ветерком, - усадив на скутер друга, проговорил я, одевая шлем.
   Дорога пролетела незаметно, мне приходилось следить за дорогой и за Питером одновременно. Руки его ослабли, да и сам он побледнел, что сильно меня напрягало. Нет, он мой друг, товарищ, человек с которым мне весело общаться. Мы были похожи с ним, чем-то. У обоих проблемы с родителями, нерешенные... разница в том, что у него были те, кто его поддержал в трудную минуту. Мне же приходилось все делать самому. Два истока, пошедшие разными путями. Но это не значит, что я ему доверяю полностью. Уважаю, да, симпатизирую, как человеку, без сомнений. Но не доверяю на все сто процентов. Я никому так не доверяю.
  - Домой хоть дойдешь? Или тебя донести, аки девицу красную?
  - Спасибо, Берн, доберусь, - на шутку он не обратил внимания.
   Проследив, как тот зашел домой, я не мог избавиться от странного ощущения... чего-то грядущего. Уже вечерело, а на сегодня у меня были планы, но торопиться пока некуда, время еще есть.
  
  - О да, - проговорил я, держа в руках небольшое черное устройство.
   Название я ему давать не стал, зачем? Это самодельная вещичка, была, как ни кстати, нужна мне уже давно. Но я все откладывал и откладывал. Сегодня я, наконец-то, взялся за нее и смастерил радиоприемник, настроенные на разные частоты. Суть в том, что теперь я могу слушать полицейские частоты. С самой полицией встречаться не было никакого желания, но знать, где они могут оказаться стоило. Да и сообщения о преступлениях того стоили. А сколько мне пришлось прошерстить форумов, сайтов и книг, чтобы разобраться в ее строение и спроектировать свою, промолчу. Я не отрицаю, я умен, особенно после того, как мне прямым текстом указали на это, но знания из ниоткуда я взять не могу.
   Хоккейная маска оказалась на лице, но немного другая. Ее я покрасил, не поленился. Правую половину в черный, а левую в темно-красный. В моих воспоминаниях всплыл некий образ, какого-то наемника, сложно припомнить, но его маска четко стояла перед глазами. Была она правда, одноглазой, но ведь это не проблема, так ведь? Поменял я лишь цвет, с желтого на красный, так, как красный был мне более ближе, пусть я этого и не желал. Мне очень понравился ее вид, поэтому я прикинув, решил сделать свою такой же. Цвет встал, словно родной, сама покраска много времени не заняла. Вид был оригинальным. Вроде мелочь, а так меняет стиль, капюшон на голове только дополнял образ, делая его, капельку зловещим.
   Оделся, раскидав по местам свои игрушки, вынырнул и по крышам отправился на охоту.
  
  '- Внимание все патрулям, сработала сигнализация в супермаркете 'Outlets' на Лонг Айлэнде, повторяю...'
  - Кто это такой смелый? - удивился я, направляясь туда, все же находился недалеко.
   Супермаркет, гипермаркет, никогда особо не различал их, стоял особняком. Сеть была известной, и ее ограбление удивило меня. Сигнализация у них неслабая, да и камеры везде понатыканы. Но я опоздал, полиция уже была здесь и... ничего. Тишина напрягала и заставила меня собраться и внимательно оглядеть все. Полицейские лежали, и не двигались, не подавая признаков жизни. Рискнув, я все же спрыгнул и быстро подбежал к ним, пока не прибыло подкрепление. Нащупав пульс, ближайшего, что лежал перед входом, обнаружил, что тот спит. Спит очень крепким, на грани с комой сном. Потому, что пульс его был заметно ниже, чем при сне, и никакие удары его не разбудили.
   Как интересно-то, напрягшись, я поискал глазами, хоть что-то, не торопясь проникнуть внутрь. То, что преступник давно скрылся с места происшествия, я не сомневался, но не смотря, на то, что интуиция молчала, я не мог не подстраховаться. Лишняя капля паранойи не помешает. Пусто, только пустая емкость, видимо, от газа, которую я взял с собой.
   Прикинув все за и против, натянул капюшон поглубже и зашел в гипермаркет. На камерах я обязательно буду, но в капюшоне, и даже мою маску увидеть не должны. Рано или поздно это все равно произойдет, весь Нью-Йорк напичкан этими камерами, так, что лучше пусть это будет контролируемо.
   Стреляли, по следам и разбитым стеклам от пуль, лежащих в крови полицейских и оружия, определил я.
  - Нет, - прошептал я, - здесь мне больше делать нечего...
  - Руки вверх! - дрожащий голос стал для меня неожиданностью.
   Медленно повернувшись, заметил молодого охранника, который всеми силами пытался храбриться, но если судить с виду, у него ничего не получалось. Шаг вперед, еще шаг...
  - Стой! Я не шучу...
  Еще шаг.
  - Последний раз предупреждаю!
  Еще шаг.
  Интуиция. Пригнуться. Выстрел. Прыжок. Оказавшись совсем рядом, грубо выбиваю пистолет, и отправляю человека в забытье. Адреналин играл в жилах, но уже не так остро. Видимо, привыкаю. Убивать его не буду. Не вижу смысла, и я нахожусь под записью. Круто, бесплатное представление для заинтересованных.
   Выбегаю наружу, и тут в голову приходит идея. Всего секунда размышление, прикидываю, успею или нет и несусь к полицейской машине. Забравшись туда, понимаю, что не ошибся. Хватаю стандартный бронежилет и возвращаюсь обратно. Когда еще появиться шанс ограбить полицейских? Подбегаю к спящему, и снимаю с него пояс с оружием. Оружие падает рядом с ним, оно мне не нужно, а вот кобура и крепительные ленты, подсумки для магазинов, ремни-стропа, крепления для телескопической дубинки, да и фонарик тоже прихватил. Базу для крепления на бедре взял тоже. Вот это хорошо, всему найду применение.
   Услышав сирены издалека, быстро свалил с места преступления, не оглядываясь назад. Пусть охота и обломалась сегодня, но ночь получилась прибыльная и относительно удачная. Достать полицейское и военное снаряжение очень сложно и муторно. А если искать в обход, то еще и очень дорого.
   Думал еще выйти в город снова, после того, как закинул все домой, но не судьба. Мне снова позвонил Паркер и на этот раз все серьезно. Его дядю убили...
  
  
  
  Глава 7. Когда мир переворачивается...
  
   Атмосфера в доме Питера угнетала и без этого горькую ночь. Полицейские ходили по дому, опрашивали родственников, всё что-то писали, с каменными лицами, дотошно и безжалостно. Никакого такта, настолько это делалось равнодушно, что казалось, будто, напоказ. Но нет, это была их работа и только. Я не виню их в этом, но черт... можно было бы и полегче. Может я и не самая лучшая кандидатура для подобных слов, со стороны виднее... но даже я замечал дрожащие руки тети Мэй, когда она раз за разом отвечала на одни и те же вопросы, заданные разными словами: 'У убитого не было врагов?', 'А недоброжелатели?', 'Что он делал там в это время?', 'Вы сможете подтвердить это в суде?'... и так далее. С каждым вопросом ей становилось все хуже и хуже.
   Питер, казалось, держится молодцом, но это лишь видимость. Пустые глаза, абсолютно безэмоциональное выражение лица... тяжелое дыхание и безразличные ответы на вопросы. Единственное, к чему он действительно проявил интерес - были примерные приметы подозреваемого, которыми поделились полицейские. Мужчина среднего роста, светлые волосы до плеч, худощавого телосложения и татуировка в виде звезды на предплечье.
   Мне же приходилось находиться здесь, как меня и просили. Это было сложно, тут я, как собаке пятая нога. Помочь не могу, поддержать тоже, копам мешаю, раздражая присутствующих... да и уйти не могу. Поэтому пытался отвлечься, наблюдая за работой копов...
  
   Полицейские... глядя на них, я едва сдерживал презрение. А оно было не на пустом месте. Что можно сказать о полиции Америки? Если говорить без прикрас и всякого пропагандического дерьма, то полиция это легализованная банда. Несомненно, полезная, как для народа, так и для государства, но сути это не меняет.
   Раньше у меня не было поводов задуматься об этом, но с того самого момента, как я получил возможность сравнивать эту жизнь с жизнью другого, похожего мира, другого государства, со взгляда другого человека... я часто начал задумываться. Не только об этом, о многом. Ведь все познается в сравнении.
   А потому, зная чуть-чуть историю зверства американской полиции в 19 и начале 20 века, и учитывая то, что американская публика была поголовно вооружена и прибегала к судам Линча и т.д., можно с легкостью привести примеры действия полиции в современном обществе.
  
  (Далее приводятся данные из одной интересной статьи о полиции. С некоторыми поправками и дополнениями лично от меня.)
  
  В США полицейские очень редко ходят в одиночку. Минимум - два. Один невооружённый человек не имеет шансов против двух вооружённых. Это кажется логичным с учетом специфики работы в некоторых районах. Однако...
   Все действия человека с улицы будут интерпретироваться, как сопротивление 'законным' действиям полиции. Все действия полиции, включая убийство, будут интерпретироваться, как ненаказуемые в принципе. Так работает система в США.
   Например, если гражданин пытается спорить ('а по какому закону я должен...'), задавать вопросы, сидеть в машине и не выходить (пассивное сопротивление) и т.д. - алгоритм полиции прост. Следует звонок по рации на присылку подкреплений. Это, как правило, 2-3 машины и человек 6-8. До их прибытия полицейский, как правило, не вмешивается, выжидает, не давая жертве уйти. Под угрозой оружия, если надо, и т.д. После прибытия банды, его начинают мочить.
   Официальная формулировка для такого поведения жертвы называется 'he's uncooperative'(он не сотрудничает), и она звучит, как тяжкое преступление для жертвы перед лицом полиции. Официальное название сбора банды человек из 6-8 на одного называется 'политикой (заведомо) превосходящей силы'.
   В результате, глядя на их действия со стороны, так же показы с вертолёта разных сцен захвата в США, главное впечатление - что действуют крайние трусы и крайние подонки. Никогда они не разговаривают один на один, никогда почти не разговаривают, только отдают приказы, и даже промедление в исполнении вызывает мгновенную реакцию с обвинением в преступлении 'несотрудничания' и переход к жесткому, фашистскому подавлению.
   Я, как человек, побывавший в роли задержанного, в связи со своим веселым детством могу сказать, что происходит далее.
   А далее, всегда и без исключений, доставленному в участок пишут обвинения 'по максимуму', т.е. 'сопротивление действиям полиции, попытка нападения на полицейского' и т.д. можно просто впечатывать в бланк протокола, они даются автоматом.
   Напомню, что по Кодексу это уголовные преступления с многолетней отсидкой. Они не интерпретируются по старинке, как ещё делали по не моей памяти в России, как реальные, но, например, то, что лежащий мордой в асфальт, на котором сидит 3 полицейских, руки скованы сзади наручниками, двигал ногами, когда ему наступали коленкой на голову, интерпретируется как 'продолжение попыток сопротивляться'.
   Эти псевдо обвинения затем поддерживаются судами и служат способом шантажа арестованного: будет сговорчив и признает за собой обвинение, мы снимем 'нападение на сотрудников полиции', нет - получи плюс 8 лет или сколько там.
  
   Но есть еще некоторые дополнительные фишки работы и обмана при осмотре или задержании.
   К примеру, Словесные взаимодействия с гражданами начинают строиться по секретным ритуальным образцам. Полицейским разрешено по закону лгать. Любая ложь в ответ на вопросы полицейского - уголовное преступление потенциально с годами срока.
   Например: есть в США некая поправка к Конституции, позволяющая не свидетельствовать против себя. Казалось бы, не отвечай просто на наглые вопросы, и всё. Однако, 'закон' в Америке предусматривает секретный ритуал (мало кто из граждан его знает), что если ты, жертва, не произнесла определённую формулировку, то ты сама 'отказалась' от этой конституционной защиты по умолчанию. Или если ты 'начала отвечать' (для чего полицейский начинает разговор с какой-то нейтральной темы), а затем, получив отклик и 'отказ' от конституционной защиты, продолжает, как хочет.
   Есть другая поправка, запрещающая незаконные обыски человека и имущества. Точно также есть набор трюков для формального её обхода. Самый частый - двойной вопрос ('так вы из Массачусетса (внятно), а посмотрю вашу машину (скороговоркой)?' - 'да', интерпретируется как разрешение на обыск остановленного автомобиля).
  
   Кроме того, по мере углубления жестокого насилия над населением, полиция начинает легализовать вообще потустороннее. Например, в США 'законен' (и очень часто применяется) метод, официально называемый газетчиками 'sting operation'. Идея в том, что полицейские шантажируют выбранную жертву, уговаривают или угрозами и давлением побуждают её к совершению какого-то преступления. Мы помним, что по 'закону' полиции разрешено врать и т.д. Если жертва, пусть очень нехотя, сделает то, чего от неё добиваются, следует арест и многие годы тюрьмы. В печати с хвастовством пишут, что проведена блестящая 'sting operation', которая упредительно обезоружила готовящееся преступление.
   Или, под предлогом войны с наркотиками, принимаются законы, по которым любую собственность любого гражданина можно отобрать по подозрению (не изложенному предварительно никаким прокурорам и т.д.), при полном отсутствии реальных улик. Это называют 'asset forfeiture' (уточнить). Полиция в каких-то штатах признавала, что (до 40%) их местного бюджета они формируют из такого отбора собственности.
  
   Ну и, наконец, первым и прямым следствием сопротивления населения будет разрешение убивать, буквально сразу, даже невооружённых, стоящих у стенки против полудюжины полицейских с пистолетами, за резкое движение, не отклик на повторяемые команды выкрики (лечь! лечь! лечь! - выстрелы).
   (От автора. Поищите на ютубе, найдете много интересного о том, как это делается.)
  
  Не так давно, американской полиции - чтобы не стреляли сразу - стали выдавать электрошокеры, стреляющие двумя иголками на проводках метров на 10 от фирмы Тейзер, они просто стали использовать их, как переносной аппарат для пытки по всем поводам.
   Я сейчас говорю не обо всех, но о многих. Естественно, что среди полиции далеко не все пользуются подобными методами, однако это не отменяет того факта, что раз за разом в прессе появляются статьи на невероятные по своей жестокости действия полиции.
  
   Полупарализованная старуха сидит в инвалидном кресле и размахивает ложкой (встать не может). Ей отдают с расстояния в 10 шагов команды. Она 'не подчиняется'. Её утихомиривают 50-ю киловольтами. Повторные разряды, раз 5-10 подряд, даже здорового человека приводят к сердечной недостаточности, затем коме и смерти. Таких смертей с момента введения Тейзеров - сотни по стране. Ни один полицейский никогда за них никакой ответственности не понесёт. Максимум - его переведут работать в другой район.
   Да, будут кричать о жестокости, полиция будет обещать кары виновнику, но это лишь пшик. Возможно вы все так же найдете его работающем в другом районе города.
   Если раньше полицейские производили арест втроём (а арест в США - это обязательно надевание наручников, иначе не бывает), то сегодня они отдают приказы дистанционно: 'лечь! лечь! раздвинуть ноги! руки за спину!' - после чего крабом, трусовато подваливают и защёлкивают наручники.
  Так вот, если жертва колеблется, не сразу исполняет дистанционные команды, то её бьют 50 киловольтами, затем повторяют приказ, бьют, повторяют, бьют, повторяют, т.е. Тейзер используется, как переносное средство пытки и вынуждения действий. Комиссия при ООН уже признала Тейзеры инструментом пытки, однако распространение аппаратиков в полициях стран мира лишь растёт.
  
   Возникает вопрос, как же в США живут при таких 'порядках'?! Отвечаю. А живут так:
  
  - если вас остановил полицейский и вы в машине, сядьте так, чтобы ему через окна были видны ваши руки. Приоткройте окно. Если полицейский потребует документы, доставайте их плавными движениями (многие водители, чтобы не подвергаться опасности, держат их не в бардачке, а засунутыми за щиток или зеркало над водительским местом).
  - разговаривайте с полицейским ровным голосом, не выкрикивайте, не делайте резких жестов, подчёркнуто вежливо. Благодарите его за профессиональное исполнение работы и т.д. и т.п. Это абсолютно общее место, этому учат при подготовке для сдачи на права, в школах с детских лет. В американских школах есть свои полицейские (и последний десяток лет - часто металлоискатели на входе). Детей дрессируют 'правильному поведению с представителями власти' с 6-летнего возраста, как только они попали в школу.
   Я тоже через это проходил, и это для меня является настолько естественным, и настолько раздражительным, что я начинаю ненавидеть всю полицию, вешая на них всех ярлыки. Да, это не объективный подход, и в большинстве своем неправильный, но это так. Видя, полицейского, я уже считаю его поддонком.
  '- Сказал человек, что бегает по ночам в костюме, чистя улицы, не стесняясь в средствах, включая убийства,' - мрачно улыбнулся я.
   Но сразу поправился, чтобы другие этого не заметили.
  
   Я положил руку на плечо Питу, молча, кивнул и вышел вскоре после ухода полиции. Наконец все закончилось. Хватит с меня впечатлений на сегодня.
   Запрыгнул на скутер, включил его и дал по газам, направляясь домой. Спать хотелось неимоверно.
  
  Утро не красило ничего. Настроения не было, а голова болела 'радуя' меня еще больше. Глянул на часы. Четыре утра. Поспать удалось только полтора часа, но и это хорошо. Дорогу в ванну я нашел на ощупь с почти закрытыми глазами. Дабы проснуться, решил включить ледяной до онемения душ. Дрожа под струей ледяной воды, я чувствовал, как контроль над телом потихоньку возвращался.
   Из-под воды я чуть ли не вылетел, у всего есть граница терпения, и у меня нашлась. Не одеваясь, голышом начал разминаться, кого мне стесняться? (Автор: - Читателей?) Темп нарастал и разминка превратилась в малый комплекс тренировки, состоящей из боя с тенью в ограниченном пространстве и отработку основных ударов и движений. Все закончилось уже привычной мне медитацией.
  
   Школа стояла там же, где и всегда.
  '- А жаль... - скривился я'.
   Народ все так же шастал в разные стороны, кто-то болтал стоя в сторонке, кто-то разбирался в своем шкафчике. Были и те, кто читал на ходу, видимо, готовясь к важному тесту. Я поправил рукав зеленой рубашки, которую сегодня одел. Подумав, решил вообще их закатать, для удобства.
   Подходя к своему шкафчику, я услышал быстрые шаги за спиной, не успев развернуться, меня за шею обвили руки, а на спине появилась тяжесть.
  - Берни привет! - раздался веселей голос.
   Я подхватил девушку сзади и немного подкинул, успев развернуться и поймать ее.
  - Уиии...!
  - Привет, Сью, - улыбнулся я.
  - Не делай так больше! - попросила она меня, не скрывая улыбки, - и где ты пропадал все это время?
  - Дела, - я пожал плечами, - сама ведь понимаешь.
  - Угу, подработка?
  - Точно.
  - Слышал, что случилось с Питом? - шепотом обратилась она ко мне.
   Я помрачнел, взглянув ей в глаза, подумал и кивнул. Ну нахер вы лезете не в свое дело? Хотя, пофиг. Сью тоже молодец, разболтает направо и налево, есть за ней такой грешок. После нашей встречи в кафе, и не смотря на поцелуй, на следующий день уже половина школы знала почти все, что я ей тогда рассказывал. Да и статья в школьной газете описывала наш диалог почти один в один. Я промолчал, заранее готовый к подобному результату. Но в моих глазах она сильно упала, и я несколько охладел к ней. С другой стороны, особых чувств у меня к ней нет, так что я ничего не потерял. В любой момент могу переиграть.
  - Ты ничего не знаешь об этом? - спросила она.
  - Знаю, но не жди, что я тебе разболтаю. Это не та тема, о которой можно так легко говорить.
  - Все еще злишься? - прикрыла она глаза, вдохнув: - Ну, извини, я же сказала, что занимаюсь в школьном кружке, а ты довольно популярен среди старших классов, да и умен. Что плохого в том, чтобы осветить немного твою нелюдимость?
  - Нелюдимость? - переспросил я, понимая, что возможно это и было обидой. Детской, обычной. Глупость какая...
  - Ну да, - она пожала плечами, - ты очень мало с кем общаешься. Питер, собачишься с Флэшем, несколько ребят из борцовской секции... ну и я, да и то, только потому, что сама начала общение. - Загибая пальцы, перечислила она.
  - Угу, - хмыкнул я, - это должно иметь особое значение? Секрет, который надо узнать?
  - Что-то типа того, - улыбнулась Сью. - Ну... и после того поцелуя, мне понравилось. - Уже тише добавила она.
  - Ладно, - подумав, кивнул я. - В таком случае, приглашаю на ужин, но не корреспондентку Сьюзан Бош, а девушку Сью. Лады?
  - Мог бы и покрасивее предложить, - нахмурилась она.
   Я лишь приподнял бровь.
  - Хорошо, согласна.
  - Ну и отлично.
  - Смотри, Паркер идет. - Указала пальцем в сторону входа.
   Я снова оглядел ее, стоит ли с ней сближаться, или послать нахрен, на всякий случай. Не терплю не тактичных людей, может потому, что сам таковым являюсь? Так и не придя к конечному решению, просто решил подождать.
   Питер шел, не обращая внимания на окружающих. Люди шушукались, и расступались перед ним. Не смотря на то, что он не слишком популярен, как парень, он довольно известен в школе, как один из умнейших ее учеников.
   Я отошел от Сью, и пошел к нему. Питер открыл шкафчик и вытащил пару книг. Блин, я думал, он хотя бы пару дней отсидится дома...
  - Эй, Паркер!
   К нему двигался Флэш. Питер нервно покачал головой:
  - Не сегодня... Флэш...
  - Да ладно, я просто поговорить... - Флэш положил руку ему на плечо.
   И здесь случилось то, что я, пожалуй, запомню надолго. Всего мгновение, совсем капля времени, и Флэш уже прибит спиной к школьным шкафчикам. Он висел над землей, придерживаемый вытянутыми руками Пита. Школьный гомон будто отрезало. Удивленное лицо Флэша, и его хмурый, но серьезный взгляд. Он держит его над землей... Здесь нужна сила больше, чем располагает Питер, да черт возьми, не каждый человек сможет сделать так. Флэш не пушинка, чтобы его можно было таскать, как куклу.
  - Полегчало, да? - заговорил Флэш. - Твоего дядю убили... это паршиво... я понимаю.
   Питер не сдержал слез. И отпустил Флэша на ноги.
  - Мне очень жаль. Ты как?
   Паркер в ответ только кивнул, схватив портфель пошел прочь. И даже Гвен, которая оказалась у него на пути и постаралась поддержать, обняв его, не смогла остановить его.
   Я выдохнул. Подойдя к Флэшу, хлопнул его по плечу.
  - Спасибо, за Пита. - Обратился я.
  - Тц, - он передернул плечами. - Не считай меня совсем скотиной, я действительно понимаю его.
   На этом разговор затух. Я двинулся в класс, вслед за одноклассниками.
  
   Урок физики проходил стандартным образом. Много теории, несколько опытов на учительском столе и ничего более.
   Скосив взглядом на Пита, задумался.
  '- Может я где-то ошибся? - задал себе вопрос. - Что-то не заметил? Где-то пропустил? В чем же причина, Питер. Ты такой же, как я?'
   Тьфу, тьфу, тьфу. Допустим... он мутант. И силу свою обнаружил буквально недавно. А что? Смерть дяди - отличный катализатор, который таки запустил процесс. Либо... он давно о ней знает, подобно мне. Привык скрывать ее, поэтому и не вступал ни в какие бойцовские секции, дабы его случайно не раскрыли. С этой стороны это кажется разумным, тем более притворяясь слабаком, тебя никогда не примут всерьез. Получай люлей время от времени и никакой опасности со стороны общества. Тогда почему он открылся сейчас?
   Мутантов не любят? Нет, не так, их боятся. Страшно, когда шестилетний ребенок взрывает детский сад, в который ходит, оставляя после себя десятки убитых горем родителей. Страшно, когда молодая девушка выпивает все жизненные силы у своего парня, отправляя того в кому. Да, не любить мутантов есть причины, бояться тем более. Они сильны, и открыто настраивать их против себя, дабы они бежали под крылышко к тем, кто способен их защитить и дать нормальную жизнь, бред. Поэтому в обществе медленно, но верно наступает раскол. Те, кто мутантам сопереживает, их меньшинство. Те, кто об этом даже не задумывается, их немало. Те, кто настроены против, занимает некую среднюю долю. И те, кто опасается, но понимает, что они могут быть очень полезны. Но это палка о двух концах, поэтому они выступают за равноправие. Пусть мутанты отвечают на равных с обычными гражданами. Мне нравится сторонники подобного движения. Но, я, конечно, никому бы не признался.
  
   Кто назовет меня лицемером, тому я набью морду и плюну в лицо, сказав: - Ты прав. Я такой, хороший с одними, обычный с другими, убийца по ночам. Грабитель, эгоист, зависим от адреналина, параноик и тот еще 'хороший человек'. Я, мать его, себе врать не буду. Другим, почти всегда. Но с собой стараюсь быть честным.
   Сжав кулаки на непроизвольную вспышку эмоций, я глубоко вздохнул.
  '- Совсем не туда, мысли завели... - собирая портфель после звонка, подумал я.'
  
   Насчет Питера... буду выжидать. Торопиться некуда, все станет ясно со временем.
   Уроки закончились, можно подумать, куда бы съездить пожрать. Затем займусь подгонкой забранных вчера вещичек. Дорога до шкафчика, сборка, тц, сегодня еще должна быть тренировка. Ладно, пусть. Один раз пропущу, ничего не будет. Не думаю, что в борцовском клубе не бывает пропусков.
   Сев за скутер, прикинул, куда можно сгонять. Но прежде, вытащив телефон, на скорую руку написал:
  'Кому: Паркер, Питер.
  Текст сообщения:
   Пит, ты если что, звони. Держись, брат.'
  Нажал кнопку отправить. Завел скутер и был таков.
  
   Дорога моя вновь вела на Манхэттен. Часто я там бываю последнее время. Но, почему бы и нет? Ведь в сущности, все то, что влечет людей в Нью-Йорк, расположено на Манхэттене - музеи, театры, небоскребы и прочее, так что часто времени на нормальный обед нет. В этом плане Нью-Йорк со своим хаотичным образом жизни как надо укомплектован фастфудами - предприятиями быстрого обслуживания, где за довольно небольшие деньги можно утолить голод каким-нибудь бургером или хот-догом, запив все это дело Доктором Пеппером или колой. Это, конечно, не так вкусно, как обед в хорошем кафе или ресторане, зато очень быстро, так что можно дальше продолжать исследование 'Большого яблока', будь то прогулка по Централ Парку или поход в Музей Современного Искусства.
   Так вот, не только на Манхэттене, но и по всей стране, самые часто встречаемые - это рестораны крупнейших сетей фастфудов - McDonalds, Subway и Burger King, популярность которых в Соединенных Штатах просто не знает границ, а также вездесущий Starbucks. Они есть везде! И сегодня, я решил не отделяться от стада, и заглянуть в одну из этих сетей.
   Прикинув, куда мне хотелось бы больше, я повернул налево на перекрестке в сторону Мидтаун Вест. И сразу попал в пробку. Что же, ожидаемо.
   Дело в том, что это одна из важнейших частей Манхэттена, привлекающая огромное число народа благодаря своим достопримечательностям, среди которых Таймс Сквер, здание Эмпайр Стэйт Билдинг, Нью-Йоркская Публичная библиотека, Музей Современного Искусства, частично Централ Парк, Рокфеллер-центр, Музей искусства и дизайна и много других примечательных мест. Как минимум одно упоминание о Таймс Сквер должно намекать, насколько это оживленная часть Нью-Йорка. Кроме того, именно в Мидтаун Вест находится гигантский вокзал Пенн-стейшн, что только способствует еще большей загруженности этого района. Так что скопление фастфудов самых популярных сетей здесь вполне логично.
   Вот вроде здесь, ага. Burger King рядом с автовокзалом Port Authority. Кто приезжает в Нью-Йорк на автобусе Greyhound в терминал Port Authority, тот наверняка первым делом идет перекусить в соседний 'Бургер Кинг'. Ввиду обилия странного народа вокруг терминала, этот странный народ часто посещает и данный фастфуд. Бургеры здесь приемлемого качества, персонал довольно доброжелательный, есть вай-фай. Хотя при этом район не самый прекрасный из тех, что встречаются в Мидтаун Вест.
   Зайдя внутрь, подошел к стойке продавцов. Встав в очередь за худой дамой, принялся ждать. Стандартная обстановка для обычных забегаловок, больше места для сидений, выполненных в темно коричневых тонах. Разнообразная реклама на стенах, и небольшой гомон, говорящих людей. Лица у людей были усталые и кислые. Ха, столько в автобусе проехать, я бы тоже собой не остался. Худышка взяла себе один гамбургер, при этом долго изучая меню, остановилась на самом дешевом. Я не сдержал мученического выдоха, за что получил пару неприязненных взглядов. Расправив плечи, и ведя себя, как наглый мальчишка, получал удовольствие от реакции посетителей. Ладно, хватит. Вот, и моя очередь.
  - Здрасте, - буркнул я, - меню дайте.
  - Вот, пожалуйста, сэр. - Удивили меня очень вежливым тоном.
   Молодая девушка у кассы, носящая имя Кассандра на бейдже, мило улыбалась. Подавив смешок, я мысленно посочувствовал новенькой на ее месте работы. Продавцы, конечно, не хамят, обычно, но и такой вежливости от них ожидать не стоит. И дело не только в них, покупатели тоже разные бывают.
   Прикинув и так и эдак, мысленно пересчитал сколько у меня с собой, сделал заказ:
  - 'Гриль чиккен барбекю', одну, 'Тройной ВОППЕР', картошку среднюю, и апельсиновый сок.
  - С собой, здесь?
  - Здесь.
  - Подождите немного, с вас 23 доллара и 17 центов.
  '- Ух, цены кусаются. - прикинул я'.
  
   Тройной ВОППЕР - это целых три куска, приготовленных на огне бифштекса из говядины, с помидорами, свежим нарезанным листовым салатом, густым майонезом, хрустящими маринованными огурчиками и рубленым белым луком на булочке с кунжутной посыпкой. Вкусно, мне понравилось.
  Гриль чиккен барбекю другой. В этом сэндвиче приготовленное на гриле белое куриное филе встречается с беконом, соусом 'Барбекю', листовым салатом, помидорами, густым майонезом и хрустящим поджаренным луком на булочке. Тоже хорошо пошло.
   Кинг фри - картошка, сделанная 'типа' по личному рецепту этой закусочной. На вкус и правда отличается от Макдака и KFC, так, что сделаем вид, что поверили.
   Не сказать, что наелся, но поел с удовольствием.
  
   До дома добрался в штатном режиме. Никаких проблем по дороге не возникло. Мне даже грустно становится от подобных вещей, но нельзя жаловаться. Обычная и простая жизнь, есть ничто иное, что приносит свое, особое, удовольствие.
   Взяв в охапку вещи, сложил в гостиной, и сел подбирать и компоновать их. Кобура почти подошла под пистолет. Пришлось немного расширить ее, чтобы пистолет хорошо туда сел. Но это ерунда, патронов от силы осталось штук пять. Надеюсь, удастся раздобыть другой, либо патроны. Все же я привык к нему.
   Но это не горит. Вот, что действительно горит, так это то, что мне пора искать логово. Место, где я бы мог безопасно отсидеться и достаточно защищенное. На случай... да на любой случай, когда мне придется свалить. Все это барахло держать дома не тема, но помимо этого, мне бы свою лабораторию. Черт.
   У меня нет ни денег, ни связей чтобы закупить специфический товар. Что-то медицинское достать не проблема, но нечто специализированное так просто не добыть.
  '- А ведь в корпорации Озборн были такие игрушки, - завистливо всплыли мысли'.
  Мне о них только мечтать. Может, стоит забраться туда? Ага, и попасть в руки к полиции, и это самое лучшее, что произойдет со мной. С моими возможностями я не смогу этого сделать. Там охраны хватит на двадцать таких, как я. Да и не учили меня взлому особо охраняемых мест. Программист я не плохой, но не профи, тоже самое и с остальным. Я учил все, что под руку попадется, но этого мало. Мне бы в личные ассистенты к ученым с известным именем пробиться, но кто меня возьмет, да и что с меня взять? Ничего. Свою кровь я никому не дам. Сам попытаюсь разобраться.
  - Так! - Я хлопнул по коленям, откладывая почти готовые переработанные шмотки. - Сейчас бесполезно мечтать, но при первой возможности обязательно буду хватать все, что под руку попадется, да и присматриваться в поисках безопасного и незаметного места.
   А еще есть флэш-карта, которую оставил мне отец. Но которую я уже который год держу под плиткой в ванне. Я не знаю, что там, но знаю, что что-то полезное... либо опасное. Там, блять, был целый комплекс! А если я хотя бы, хоть немного знаю своего отца, то он скачал туда самое лучшее. Он наверняка знает, что я всегда интересовался наукой! Кому, как не ему замечать такие вещи, он ведь он сам работал там. Да и не на самом последнем месте! Ведь те ублюдки пришли за ним. Использовали меня, чтобы добраться до него. А как продумали, я ведь помню, что говорили о каком-то информаторе. Затем все так закрутилось, что память показывает лишь обрывки.
  - Рррр... - сжав кулаки, я одной рукой вцепился в деревянный подлокотник, сжимая его до треска.
  - Тц, теперь еще кресло чинить...
  
   Клиника Риверхолд, частая клиника специализирующаяся на крови. Здесь и пункт сдачи крови, лаборатории для любых анализов связанных с драгоценной красной жидкостью на любой вкус и цвет.
   Да, я не удержался. Честно говоря, мне хотелось вот так ворваться туда и набрать всего, что под руку попадется.
   Я стоял на крыше, глядя сверху вниз на эту четырехэтажную клинику. Ночь не была глубокой, однако...
   Мои размышления прервали выстрелы, я сразу присел. Прислушался, выстрелы повторились. Клиника! Я отошел немного назад, и разбежавшись сиганул на крышу клиники. Полет продлился несколько секунд, и при приземлении я сделал кувырок, чтобы погасить инерцию, прошипев оскорбления. Копье снова впилось в спину, я так и не разобрался с этой ерундой. Сердце быстро стучало, отдавая в висках приятной бодростью.
   Но в клинику мне зайти не дали. Снизу донесся звук битого стекла. Я подбежал и глянул вниз:
   Ну, нихрена себе! Какой-то негр в черном плаще, сжег человека! Причем до состояния праха. Он скривился, и пошел к машине. Черно-серебряный мустанг, выглядел хищно и так... по американский. А за спиной у черного парня торчала рукоятка меча? Да кто он, мать такой, что спокойно разгуливает по улице с клинком! Времени думать о чем-то высоком не было, я лишь пытался запомнить все мелочи, которые вижу.
   Мотор взревел и он уехал. У меня была всего пара секунд на выбор: проследить за крутым парнем, и узнать какого черта, либо остаться и набрать так нужную мне аппаратуру в клинике.
   Выбор сделан. И теперь я на всех парах, дыша, словно загнанная лошадь, мчусь по крышам, подоконникам, хватаясь за любые места, лишь бы не отставать от машины.
  '- Давно я так не бегал... - стараясь восстановить дыхание, подумал я.'
   Кварталы смазывались, мне приходилось выдавливать из себя все, но я не отставал.
  Прыжок, подогнуть ноги, схватиться за пожарную лестницу и на всех парах подняться по ней. Машина повернула налево по переулках между зданиями, куда он так торопится... еще прыжок, почти пять метров я преодолел одним рывком в воздухе. Еще немного и я бы просто не долетел.
  
   Я следовал за ним до промышленного квартала в Бронксе. Он припарковал машину и остановился. Я замер, и медленно лег на металлическую крышу склада. Постаравшись слиться с ней, я краем глаза наблюдал за этим парнем, не смотря на него прямо. Он медленно обвел взглядом вокруг себя и качнув головой вошел в одно непримечательное, двухэтажное кирпичное здание. Спрыгнув, я вошел вслед за ним.
   Внутри было холодно, рабочие косились на меня, но продолжали делать свою работу. Мне даже стало интересно, почему меня никто не останавливает. Целые ряды туш, нанизанных на крюки, были слышны стуки от ударов топора.
  '- Мясобойня... - понял я.'
   Я двигался почти наугад. Иногда мелькала спина в черном плаще, но я держался в отдалении. Мне кажется, что здесь что-то не так. Запах... пахло кровью. Человеческой.
   Я вытащил серпы, и держал их под рукавами. Мне было не по себе, интуиция вопила о том, чтобы я бежал отсюда. Кровь била по вискам, но в этот раз по другому. Никакого предвкушения, лишь холодная решимость продать жизнь подороже.
   Встав за углом, я наблюдал как, моя цель подошла к неприметной двери, возле которой стоял охранник. Два удара, в лицо и в сердце неким железным колом, и охранник просто развеялся горящим по началу, и лишь тлеющим в итоге прахом.
  '- Что, мать твою, это такое? - в голове билась паническая мысль'.
  
   Он открыл дверь, из которой доносилась громкая музыка. Войдя туда, я перестал его видеть. Осторожно подбежав, я заглянул внутрь.
   Множество народу... несколько сотен, все покрытые кровью. Я принюхался, да, этот сладковатый запах я ни с чем не спутаю. Человеческая кровь. Но никаких ран не было.
   Они толпились пиная какого-то паренька, который скулил, молил и просил остановиться. И нет, сквозь музыку я не слышу, но по губам читать умею.
   Он дополз до моей цели, сразу ее не заметив. Медленно поднял взгляд, и я увидел в его глазах страх еще больший, чем был до этого. Но не только у него. Музыка как-то резко прекратилась. Толпы разнообразного народу стояли в ступоре, и среди всей этой тишины, раздавались множественные шепотки:
  - Что за дела?
  - Это... он...
  - Он... точно он...
  - Это Блейд...
  - Не боящийся света...
   Толпа медленно пятилась назад. А парень глядел на единственного не покрытого кровью человека. А посмотреть было на что.
  Этот, я скривился, 'Не боящийся света', выглядел одним словом брутально. Не смотря на то, что все было выполнено в черном цвете, что кожаный плащ на нем, что какой-то тип бронежилета, больше похожий на аналог панциря, которыми пользовались воины в римской империи. Черные брюки и высокие сапоги, на вид точно не стесняли движений. Металлические вставки находящиеся то тут, то там, и выпуклости из под плаща, где если очень внимательно присмотреться, можно заметить оружие. Но с другой стороны все было практично, подобрано с умом. Лицо его казалось довольным. Пухлые губы, короткая прическа с татуировками от висков до шеи, черные очки на носу, которые скрывают взгляд.
   Пока внимание сконцентрировано на нем, я быстро проскользнул внутрь, не обращая внимания на выбегающих оттуда. Они просто воспользовались шансом, как и я, и решили смыться. Я прошмыгнул и забился в угол, чтобы подпрыгнуть и залезть на потолок. Я буду смотреть, смотреть и думать. Не хочу знать, что тут происходит. Я передумал. Я не хочу знать. Но мне придется, отступать поздно.
   Парень, который лежал на полу, взвизгнул и отполз от Блэйда?
  '- Пф, если он 'Клинок', то я получается 'Копье'?'
   Я нервно усмехнулся, пытаясь сбросить нервы.
   Толпа заволновалась, и многие начали... рычать. Я не поверил своим ушам, а затем и глазам. Их зубы, точнее клыки, стали не естественно длинными. Не такими, чтобы невозможно было спрятать, закрыв рот, но очень заметно. У некоторых даже отрасли когти. Мутанты? Столько? И у всех одинаковая мутация?
   Что за ересь? Что, блять, за хуйня?! Не успев мысленно себе ответить из-за шока, который меня посетил, началась стрельба. Из толпы вылез парень и зашипев бросился на Блейда. На огромной скорости в руках Блэйда появился дробовик, и не мешкая он выстрелил в нападавшего.
   И снова! Парень просто разгорелся в прах! Как?! Почему?!
   Я выпрыгнул на соседние трубы, в клубе была паника. Всего лишь небольшая часть напала на Блэйда, остальные резво покидали это место. Скользя и падая на белом, грязноватом кафеле, толпились у двери в поисках спасения. Блейд же бил всех, что под руку попадутся. Вот он бросил дробовик под ноги бегущему мутанту с большой силой. Того сбило с ног и он в тот же момент получил металлический кол в грудь и распался.
   Прям как... вампир. Нет! Нет, нет, нет, глупость какая. Пока я разбирался в себе из-за неожиданно возникшей догадки, у Блейда завязалась рукопашка. Вот здесь я впился в него взглядом, короткие и быстрые удары с добивающими в конце. И все это на моих скоростях! Обычный человек, даже тренированный не способен так двигаться.
   Наконец большая часть толпы выбежала, а я решил напасть со спины и вырубить его. Мне нужны ответы, и чем раньше, тем лучше. Но вселенная решила сделать по другому, в зал вбежали типы, с оружием наперевес. Большинство держали крюки.
  '- Ах, ну да, - просветлел я, что легче всего достать на мясобойне?'
  - Вот он! - воскликнул светловолосый, крепко сбитый мужик. Светлая борода, светлые волосы до плеч, большой нос и широкая кость. Не смотря на это в нем чувствовалась сила, звериная, необузданная.
  - Попался! Бей сукина сына. - прорычал он весело-злорадным голосом. - Мы тебя выпотрошим, пусть умрет медленно!
   Блейд вновь улыбнулся, на этот раз довольной улыбкой и закинув руку за спину потянул за рукоять. Не длинный, но элегантный клинок размером примерно в два локтя лег у него в руке. Нападавших на долго не хватило, стиль фехтования у Блейда был схож с его рукопашным боем. Экономичные и быстрые движения, больше колющих, меньше режущих выпадов, смешанных с отвлекающими ударами ног и рук.
   Со стороны подбежали еще мутанты. Оглянувшись, Блэйд сместился в полукруглое пространство, и запрыгнул на выступ. Мутанты вытащили оружие, но не успели ничего сделать. Хищного вида бумеранг в руке Блейда перерезал им глотки оставив после себя лишь прах. Светловолосый увидев бумеранг, сразу лег на пол, видимо, уже знакомый с его работой.
   Спрыгнув за спину светловолосому, Блэд ударом ноги с разворота, отправил того в полет. Обойдя колонну, Блэйд схватил брошенный раннее дробовик и почти притронувшись стволом к подбежавшему к нему мутанту выстрелил металлическим колом, который я только заметил под стволом дробовика. Мутанта прибило к стене, и он сразу потянулся рукой, чтобы вытащить кол, но не успел, оставшийся кол пробил второе плечо, нанизав его, будто бабочку на булавку.
   Я снова сместился, потому как оказался в опасной близости к Блейду. Блейд же, подошел к светловолосому, задумчиво схватился за подбородок. Его отношение к подобным светловолосому было беспощадным, насколько я сумел понять. Садист? Вряд ли, просто ненависть.
  - Куин, - обратился Блэйд к орущему на непонятном языке светловолосому, - я уже все на тебе испробовал.
   Задумавшись, Блейд полез во внутренний карман и вытащил небольшую капсулу, которая запиликала, загоревшись красным светодиодом.
  - Может для разнообразия поджечь?
   Лицо Блэйда ужесточилось и он с сарказмом сказал:
  - Мой поклон Фросту, - капсула была брошена в Куина, мгновенно разгоревшись.
   Увидев, как горит Куинн, парень, что оказался в ненужном месте в ненужное время попытался выбежать. А ведь он все это время сидел в углу. Блейд схватил его, бросив на пол. Крепкие пальцы сжали подбородок и повернув его налево, затем направо, отпустили. Развернувшись Блейд вытащил меч, и шел по направлению горящего и вопящего Куина. Но резкое остановился, я замер тоже. Издалека послышались шаги, прыгнув Блэйд запрыгнул в вентиляционную шахту. Подождав немного, я двинулся за ним. Я чуть не успел, как только скрылся в шахте, в зал ворвалась полиция.
  
   Выбравшись на улицу, я огляделся. Двигался я медленно и осторожно. Обычный переулок между зданиями, не основная дорога, мусорные баки, листы старых газет летали под порывом холодного осеннего ветра.
   Фигура Блейда удалялась. Нельзя позволить ему уйти. Я снова залез на свою любимую крышу, и двинулся за ним. Вытащив и разложив свое копье, собираясь внутренне, я перевернул его и решил бить тупым концом. У меня есть всего один шанс, в противном случае мне придется туго.
   Я видел, как он дрался. Помимо того, что у него есть огнестрельное оружие, он так же очень сильный боец. И боец он скоростного типа, такой же как я. Разница в том, что его скоростной стиль рассчитан на оглушение и выбивание противника подготовленным добивающим, сильным ударом. Я же бью по болевым точкам, быстро, много, но не веду к добивающему, я стараюсь истощить противника. Поэтому Блейд для меня особо сложен, его стиль и возможность двигаться со мной на равных, если не быстрее, загоняя в ловушку, чтобы просто убить одним мощным выпадом.
   Мастер всегда говорил, что это лишь временные трудности. Да, стиль и способ ведения боя решает не мало, не все конечно, но и не мало. Лучшие для меня противники это силовые бойцы, заточенные под сильные удары. Мастер говорил, что все придет с опытом, и тогда не будет иметь значения, кто и как сражается, будет важна продуманная тактика и знание, плюс удача.
  
   Я стоял на краю, держа в руках копье и ждал, пока Блейд зайдет за угол. Вот он поворачивает, оказавшись подо мной, вот делает шаг, так же как и я делаю шаг одновременно с ним. Полет длится недолго, но в моих глазах это были целые десятки секунд. В воздухе я переворачиваюсь, и тупой стороной копья наношу удар. Я вижу, как буквально в нескольких сантиметрах от его головы, которую он словно змея извернул в сторону, пронеслось копье. Я грубо приземлился на ноги, и не давая ему опомниться, наношу круговой удар от плеча в висок, но он на бешенной скорости пригнулся и боковым ударом ноги отправил меня в полет.
   Спиной я ударился об мусорный бак, прогнув металл в месте удара. Было очень больно, такого я от него не ожидал. Недооценил и сильно. Я не смогу его вырубить просто, придется идти на крайние меры.
   Схватившись за крышку бака, я ее оторвал придерживая ногой и отправил в полет к Блейду. Копье снова легло в руку но уже острием вперед, никаких поддавков больше. Слишком опасно, слишком силен противник. Длинный прыжок, удар сверху вниз не встречает ничего, Блэйд слева от меня плечом к плечу. Он контратакует, в мое лицо летит кулак в черной перчатке. Подставляю лоб, пытаясь сломать его костяшки, но получаю лишь тупую боль в голове и отступаю на пару шагов.
   Интуиция. Буквально падаю на пол, пропуская выстрелы из пистолет-автомата. Миг удивления.
  '- А ты, что думал, он с тобой честно сразиться? Размечтался...'
   Выхватываю свой пистолет и делаю кувырок за угол, пять патронов. В лицо прилетает лист газеты, но я не обращаю на него внимания, вся концентрация сужена лишь до одного человека.
   Пытаюсь выглянуть из-за угла, и сразу от него отпрыгиваю. Угол здания разлетается мелким песком от выстрела дробовика. Грохот будто озарил весь квартал. Прыжок. Хватаюсь за решетку у окна, и одной рукой не просто подтягиваюсь, подкидываю свое тело на пару метров. Ногой отталкиваюсь и оказываюсь прямо над ним. Выстрел. Выстрел. Выстрел.
  '- Не ожидал?'
   Давлю на корню любые эмоции. Восторг. Злость. Ярость. Страх. Паника. Понимаю, что стоит дать им волю, и я умру. Блейд пргибается подставляя под выстрелы грудь. Пули слизывают кожаное покрытие его бронежилета застревая в металле. Действительно не ожидал, но элегантно выкрутился. Сука.
   Я молился всем богам, лишь бы он не стрелял в тот миг, пока я летел к нему сверху, потому как я не смогу увернуться в воздухе. Удача повернулась ко мне лицом, он встретил меня ударом ноги. Снова. В этот раз спина поприветствовала стену, но я сразу ринулся к нему навстречу, забывая про боль. Удар восьмеркой, и пусть острие не пронзило его, но древко выбило оружие. Стараюсь не дать ему выхватить меч, он разрывает дистанцию, я снова сближаюсь на удобную мне. Его руки мелькают отбивая копье и стараясь перенаправить удар в другую сторону, дабы меня увела инерция, а у него появилось время.
   Выхожу на предел и наношу горизонтальный удар по лицу. В этот раз он сделал намного более длинный прыжок назад, сумев все таки разорвать дистанцию. Его очки падают сломанными осколками на асфальт. По щеке стекает капля крови. Он приоткрывает рот, и рана открывается показывая мне его ротовую полость. Словно второй рот сбоку. Противная на вид рана, на самом деле не несет особого урона. Плохо.
   Стоим смотрим друг на друга. Он медленно, даже вальяжно достает клинок из-за спины, я не мешаю. Точнее я не могу помешать, слишком далеко, а мне нужно восстановить дыхание. Спина горит, болят ребра, но мне плевать. Сейчас плевать, нельзя отвлекаться.
   Поймать и допросить его - было моей ошибкой. На что я наделся? Я ведь видел, на что он способен. Давлю ярость и страх, попробовать поговорить?
  - Ereba gudo sinofrate? - с улыбкой спрашивает меня.
   Я мотнул головой:
  - Нихрена не понимаю о чем ты.
   Он нахмурился:
  - Ты следил за мной. Кто тебя послал?
  - Это важно? - как можно более нейтральным голосом отвечаю. - Ты в моем городе. Какого хрена это было внутри?
  - Обычная чистка кровососов. Я задел твои чувства?
  - Ты о вампирах? - земля зашаталась под ногами, - Стой!
   Я поднял руку, когда он сделал шаг, но он не остановился.
   Тц, одновременный рывок навстречу друг к другу. Копье изогнулось, словно арабская танцовщица, стараясь ужалить побольнее. Но жесткие блоки и редкие отводы не давали мне приблизиться. Удар. Шаг вперед, удар! Шаг назад, древком блокирую меч плашмя, на давая ему шанса лишить меня копья. Круговым ударом из-за головы, с длинным прыжком вперед бью, стараясь прошить его насквозь. Держать чувства в узде становится все сложнее, меня выбили из себя его слова.
  - Гррр, - рычу, горя изнутри.
   Мир сужается до него одного. Хочу убить. Уничтожить. Проткнуть. Стереть его с лица земли. Его легкая улыбка злит еще сильнее. Сцепка, и ему удается схватит рукой копье, меч должен был отрезать мне руку, но я отпустил древко отдав ему на растерзание.
  - Убью... - смотря на разрубленное копье вырвалось у меня.
   Как же хорошо. Такой прилив сил и злости. В руки легли серпы. Легким взмахом рук, лезвия встают на места. Одну руку отвожу назад, вторую вперед, немного присаживаясь и занимая более приземистую стойку. Я смогу обогнать его в скорости. Смогу.
   Несусь навстречу. За ударом следует следующий. Ухожу в бок, задевая плечом кирпичную стену здания. Острие клинка несется мне в плечо, сворачиваюсь в три погибели, пропуская удар мимо. Слегка подпрыгиваю, ударяя ногой в грудь. Удача. Его относит на пару метров назад. Я не дам тебе встать, удар под ребра, встретили его руки, зажимающие мою ноги в тиски. Он вертится, и бьет пяткой сапога мне в маску. Голову дернуло, удар был страшен. Мир поплыл, но я устоял на ногах, а Блейд уже поднялся. Новая волна ярости застилает глаза...
  
   Вдох. Выдох. Я лежал на земле, и пытался сконцентрировать взгляд. После последней волны ярости следует пустота в памяти.
  - Кхххх, - сорвался хрип, когда попытался дернуться.
   Я скосил взгляд, в плече торчал клинок. Я нашел взглядом Блейда, который держал его в руке. Ногой он придавил мою грудь. Сам он тоже выглядел потрепано. Плащ был изодран во многих местах. Левый рукав отсутствовал напрочь. На предплечье была глубокая рваная рана. Мочка уха свисала болтаясь, будто, сережка.
  - Ты не вампир, - констатировал он. - Но у тебя сила вампира.
   Я понял, что на моем лице нет маски. Мой бронежилет, что я забрал у копов, тоже был в паршивом состоянии.
  - Я даже не знал о их существовании до этого дня, - выдохнул с болью в голосе я. - Заметил тебя в клинике Ривервуда, решил преследовать.
  - Герой, что ли? Комиксов насмотрелся? - спросил меня.
  - Не герой, - нет смысла молчать, он может убить меня в любой момент. Сука, как же унизительно. НЕНАВИЖУ. - Чищу город по мере своих сил.
  - Агрх, - он резко вытащил клинок и приставил его к моей шее.
   Я уже думал, что все. Но он его убрал за спину и развернувшись ушел. Прежде чем скрыться, он остановился, сказав:
  - Теперь и ты у них на заметке. Рабочие видели тебя, так что вскоре им станет известно о твоем существовании. Рано или поздно тебя уберут, как свидетеля. Идет война. Я и еще некоторые люди, кое-как пытаемся сдержать их натиск. Твой мир лишь верхушка айсберга. Под ним скрыт другой, темный. Мир, где обитают они. Удирай из города, если хочешь жить. Либо сражайся. Ты достаточно видел сегодня, делай выводы. Но если тебя укусят, - он помолчал, - я приду за тобой. И в этот раз пощады не жди.
  - Ах, да. Если решишься, - он бросил на землю телефон. Дешевый, но крепкий.
   Больше не задерживаясь он ушел. Вдалеке послышался звук мотора, который вскоре исчез.
  Я скривился от боли, пытаясь встать. И что мне теперь делать?
  
  
  
  Глава 8. Ничто уже не станет прежним.
  
   Я медленно вытащил левую руку из-под подушки и поднес ее к глазам. В комнате было темно, не смотря на то, что на улице еще день. Шторы были задернуты, а свет выключен. Моя рука была такая же, какая и всегда. Наверное, глупо думать о такой ерунде, когда в этот момент твой мир рушится. Но я продолжал смотреть на руку. Тяжело заметить изменения, когда ты видишь ее каждый день. И легко видеть эти самые изменения, когда они происходят столько быстро, резво и резко.
   Именно это происходило с моей... психикой? Нет, скорее с моим восприятием мира, с моей жизнью. Покажите мне пальцем на того, кто, узнав о сказочных персонажей, увидев их вживую, спокойно продолжит жить дальше. Я пожму ему руку, сказав, что он человек с железными нервами. Покажите мне того, кто, узнав о том, что этим вампирам принадлежит, чуть ли не половина города (это я преувеличиваю), и спокойно продолжит жить дальше. Это человека я удавлю, лично своими руками. Ибо ему место ему в психушке, а еще мне очень завидно ему.
   И нет, истерики у меня нет. Я думаю это депрессия. Хотя я понятия не имею, что это такое. Никогда не сталкивался, а если сталкивался, то не задумывался об этом. Просто мир изменился в моих глазах. Я больше никогда не смогу выйти на улицу, чувствуя себя в безопасности. Я больше никогда не смогу смотреть на толпу людей, считая их просто толпой. Среди нас живут вампиры, они везде. Этого достаточно, чтобы перестать держать голову в заднице и жить, как жил до этого. Но встает другой вопрос, и что? Что дальше?
   Кто я? Герой города? Нет. Защитник? Отчасти. Раньше мне хотелось быть героем. Воплощением справедливости, людской благодарности, известности, даже славы. Время шло, жизнь била меня, я ей отвечал тем же. Героем мне не быть. Я не такой. Я не готов жертвовать собой во имя чего-то возвышенного. Но я готов умереть в бою, но лишь за себя, за свои цели и идеалы. Время снова шло, я становился сильнее, я получал удовольствие от убийств во время своих вспышек. Я чуть ли не плевался от себя на следующий день. Но человек тварь такая, она привыкает. Ко всему. Вот и я больше не иду против себя. Почти принял все свои плохие стороны, настолько насколько это возможно в моем положении сейчас.
   Я чистил этот город, потому что в свое время пообещал себе сделать хоть что-то. Да, это был порыв, мне было тяжело. У меня на руках умер мой отец. И мне захотелось сделать хоть что-нибудь. Мне была нужна цель, чтобы не сломаться. Вот я и выбрал ее. И во многом это определило мою жизнь на следующие года. Мне кажется сейчас похожая ситуация... развилка.
   Я люблю Нью-Йорк. Это город, где я стал тем, кто я есть. Место, которое содержит в себе все мои страхи, всю мою боль. Место, которое слышало мои мечты, видела мои победы. Оно дорого моему сердцу как память, как старый хлам, который не выкинешь, потому что даже при мысли об этом, сердце сжимается. Но ты первым делом забудешь о нем, когда твоей жизни будет угрожать опасность. Но ситуация в которой оказался я, другая.
   Мне некуда убегать. Там будет так же. В любом другом городе, кровососы будут жить так же. Бежать бесполезно. Трусливо. Глупо. Умирать тоже. Что же тогда мне делать? Остаться. С этим я определился точно.
   Обо мне знают. Но меня видели в моей маске. О моей личности вампиры не знают. Я уверен, но перестраховаться нужно. Паранойя говорит мне, что в мире не может быть полностью безопасного места. Я с ней согласен. Но я не трус... наверное. Но я боюсь.
   Нужно решиться. Сражаться либо ничего не предпринимать. Пойти против системы? А получится ли? Если все так, как я думаю, то веками они сидят в тени и до сих пор здравствуют. За это время многое можно взять в свои руки.
   Да и Блейд, кто он такой? Мутант? Нет, я отчетливо видел у него клыки. Но разве вампир будет охотиться за вампирами? Это тоже напрягает.
   Предложение Блейда, оно странное. Но моя неуверенность состоит в том, что я их не знаю. Блейд не может работать один. Вдруг меня кинут как мясо, где гарантии? Я могу понять многое, догадаться о чем-либо, но мои мысли лишь мои мысли. Я могу ошибаться. Доказано и проверено жизнью. Битву с ним я проиграл в тот момент, когда потерял контроль над собой, хоть это и не важно сейчас, но та ситуация бьет по моему самолюбию. И снова моя ярость подставляет меня. Но я не злюсь на нее. Я понимаю. Наверное, это защитная реакция, когда ты не готов принять правду, но надо. Вот ярость и защитила меня.
  
   Мне нужно развеяться, я уже схожу с ума, не только болтая самим с собой, но и считая ярость живой. Мда. Мысли такие мысли, подумай об одном, закончишь десятым. Но у меня есть оправдание. С яростью у меня с детства, так сказать, близкие отношения. Так, все хватит.
  - Но все же... что мне делать? - шепот сорвался с губ.
   Рука под одеялом шевельнулась, немного поцарапав меня ногтями, а рядом зашевелилась девушка. А я и забыл.
  - Бернард? Уже ночь? - сонно спросила Сью.
  - Нет, я просто закрыл шторы. Мне показалось... что так будет уместнее.
  - Ясно. С тобой все нормально? Ты сегодня был особо отрешенным, что, кстати, нисколько не повлияло на процесс, - усмехнулась Кош.
   Я улыбнулся в ответ. Да, секс был хорошим. Не страстным, не яростным. Я бы назвал его отвлекающим. Я ни о чем не думал во время него, совсем. Это было очень кстати.
  - Все в порядке. Просто появились проблемы на горизонте.
   Сьюзан нехотя открыла глаза и приподнялась на локтях. Ее голая грудь оголилась и предстала в своем великолепии. Хотя на вид она, так, на вкус и цвет, как говорится.
  - Не поделишься?
   Я покачал головой. У нас с тобой был секс, женщина, а ты уже ведешь себя, словно мы пара. К тому же, в этот раз инициатором стала ты.
  - Ничего важного, на работе случилось ЧП. Мне придется уделить ей больше внимания.
  - Ты главное не пропадай, - задумчиво ответила она. - Ты не подумай, я не такая... и не прыгаю в постель к первом...
  - Ой, прекрати, а, - вздохнул я, кто о чем, а лысый о бантике. - Ты тут не причем совершенно, проблемы появились раньше тебя. Так что, не надумывай лишнего. Тебя кстати домой отвезти или останешься?
   Она повернула голову набок:
  - Сегодня лучше домой. Родители будут не в восторге, если я не буду ночевать сегодня дома.
  - Хорошо, встаем тогда...
   Она положила руку обратно мне на грудь.
  - Давай еще полежим минут десять...
  
   Десять минут превратились в полчаса, во время которых, нет, мы не пошли на второй заход. Все банальнее, Сьюзан снова уснула.
   Растолкав ее, она собралась, и я отвез ее домой. Дорога ничем не запомнилась. Скомканное прощание, которое бывает при случаях первого секса и странного ощущения. Вот вы вроде уже переспали, но еще не начали человека воспринимать по-другому. Я отправился домой.
  
   Поморщившись от боли в плече, я медленно распутал бинт. Синяки на теле, как ни странно не болели, хоть и расплылись в виде темно-синих пятен. Кош удивилась, когда увидела их, но занятие не прервала, небось подумав, что заработал на тренировке. А может просто забыла спросить. Такое бывает, когда отвлекаешься, либо занят чем-то более важным. Скорее всего сидит сейчас дома и думает, что же это было.
   Нижний слой бинта был окровавлен, что впрочем не удивило меня. Рана была колотая, и как ни странно чистая. Никаких осложнений, ничего сверх важного не задето. Что хоть немного, но подняло настроение. Чисто сработал, ублюдок. Дать крови немного пройтись, противные мази, собственного приготовления, по рецепту учителя, и бинтовать обратно.
   Махнул рукой, чтобы проверить подвижность.
  - Сссс... вот падла... - боль была противной, но терпимой.
   Пока всем этим занимался, ночь вступила в свои права. Я не буду сидеть дома, не сейчас.
  
   Одев спортивный костюм серого цвета, спрятал часть снаряжения ближе к телу под толстовкой. Натянул капюшон и раздраженно пошел прогуляться.
   Моя... рабочая форма пришла в негодность вчера ночью. Маска разбита вдребезги. Даже бронник, что одолжил у копов лежит разодранный дома, не пригодный к пользованию. В пистолете осталось лишь два патрона, копье сломано.
  - Тц, мне нужно сбросить пар.
  
   Я бродил по городу и никак не мог нарваться на неприятности. Голова разрывалась от мыслей, но ничего не помогало отвлечься. Мне, казалось, что за мной следят, везде, постоянно. В каждом углу мне мерещились тени, но когда я влетал туда в поисках неприятеля, то находил лишь пустоту. И не было понятно, рад я такому раскладу, либо нет. Тело требовало действий, голова требовала отдыха. Никак не разорваться.
   Пустая автобусная остановка... а нет, не пустая автобусная остановка. И как я не заметил? Кажется, меня все же подкосило, и не слабо.
   На остановке громко переговаривалась молодежь, но я называю их панками. Не те, что любят музыку, а те, что похожи на отрыжки современного мира и максимализма. Цветные волосы, проколотые лица, цепи, вызывающая одежда и поведение. Могут ли они быть вампирами? А если да, что тогда?
   Бредовая мысль пришла в голову, чистой воды бред, но мне нужно хоть чем-нибудь себя занять.
  Выхватив нож, полоснул себя по шее, быстро, пока не передумал. Рана не страшная, у меня она заживет буквально за пару дней, но мне нужно было чтобы на шее появилась кровь. Учуют? Должны.
   Серпы легли под рукава. Мне нужно лишь мгновение, чтобы разодрать их на куски в случае опасности. Не торопясь побрел к ним. Шаг за шагом, когда я был уже близок к остановке, на меня обратили внимание. Трое человек смотрели, как я прохожу мимо них, но ничего не предпринимали.
  '- Ну давайте, давайте....'
   Сделав вид, что споткнулся упал напротив автобусной остановки. На меня снова никак не среагировали, но спустя пару секунд один из них решился и подошел ко мне.
   Слегка пнув меня ногой, он спросил:
  - Эй, ты как?
   Я лишь промычал что-то в ответ. Хотелось материться. Ну, кто так делает? Пнул - слабо, еле коснулся. Панки так не поступают. Дай мне причину, чтобы переломать тебе кости!
  - Народ, кажись ему херово... - обращаясь к друзьям, произнес панк.
   Послышались шаги, меня перевернули.
  - Да у него кровь!
  - Ну-ка покажи...
   Я почувствовал руку на шее, интуиция молчит.
  - Не парься, Дарс, всего лишь царапина. Немного глубокая, но все будет в порядке. Я такие на стажерке каждый день вижу.
  - Эй, вставай. - Пару раз мне ладонью прошлись по щекам.
   Тц, ладно хватит. Медленно открываю глаза, и вижу три заинтересованных лица, которые смотрят на меня. Оглядев меня, они подняли меня на ноги.
  - Может, ему скорую вызвать? - Поинтересовался третий, до этого молчавший.
  - Звони. - Кивнул Дарс.
  - Стойте. Не надо, я в порядке. - Какую нахрен скорую, что это вообще такое? Такую ситуацию я даже не предполагал.
  - Пацан, давай не рискуй. Дело молодое, понимаю, сам такой. Но поверь мне, я как будущий врач тебе говорю, когда человек падает без сознания посреди улицы, это не нормально. Лишний раз провериться не помешает, договорились?
  - Не, не, не, ребят, - я замотал головой, - все нормально честно. Я просто давно не ел, да и день тяжелый был. Так, что все в порядке. Честно.
   Меня с сомнением оглядели, но видя, как я упираюсь, тяжело вздохнули.
  - Ладно, держи, - в руку мне всунули десятку долларов. - Купи себе пожрать, и не забудь. Хочешь, до магазина доведем?
  - А? Нет, спасибо, - ошарашено ответил я, держа деньги в руках. И пока ничего другого не произошло, постарался поскорее свалить оттуда.
  
  
  - Наркоман? - спросил Дарс.
  - А? Нет, не думаю, - задумчиво ответил его друг. - Зрачки в норме, бледный только и мешки под глазами. Хотя черт его знает, что сейчас только не жрут, страшно становится.
  - Эт да, - хохотнул третий.
  - Ну, да Билл, пожрать ты тоже любишь. Ладно, фиг с ним, вроде он в порядке был. Может по пивку?
  - Ты же ему последние отдал!
  - А точно, - он махнул рукой, - ну тогда по домам. Мне на дежурство завтра...
  
  
   Завернув за угол, я руками уперся в бетонную стену многоэтажного дома. Что это, блять, было? Хотелось и смеяться и плакать. Не вампиры, но это фигня, я особо-то и не надеялся. Думал, хоть пар сброшу, и ведь получилось же. Пар сбросил, но каким-то особым, неведомым способом. Шоковая терапия. Ну не ожидал я! Они же крашенные, одеты как банальные вандалы и дебоширы. А нет, помогли, да еще и денег дали! Нужно взять на заметку. Никогда не суди людей по первому взгляду.
   А что насчет остального... теперь я в порядке. Относительном. Сжав кулак, я не сильно ударил по стене, выбив небольшую крошку в месте удара. Хорошо. Этот выбор я сделал на холодную голову. Как бы то ни было, это мой город. И мне хочется жить в безопасности. Проблема лишь в Блейде. Я просто не могу ему доверять. Я его не знаю.
   Вытащив маленький, крепкий и повидавший виды кнопочный, с черно-белым экраном телефон, а позвонил по единственному номеру, что там вбит.
   Шел уже шестой гудок, и моя уверенность немного поколебалась, но не отступила. Чувствую себя вновь тринадцатилетним пацаном.
   Наконец, на той стороне взяли трубку. Насколько я понял по дыханию, меня слушают, но молчат.
   Прикинув, что сказать, я затолкал в задницу оставшийся мандраж и уверенно признес:
  - Я в деле.
   Ответ прозвучал через некоторое время, и ответил мне Блейд.
  - Окружная больница города Нью-Йорка на 17 углу.
  - Когда?
  - Сейчас.
  - Стой...
   Сука, положил трубку. Я быстро прикинул путь до больницы. Мне понадобится пол часа на скутере, но времени мало. Насколько я понял, он что-то затеял, своим ходом выйдет быстрее, но придется поднапрячься.
   Прыжок на пожарную лестницу, три пролета вверх. Оглядев город, я определился с маршрутом и рванул на всей скорости. Поздняк метаться.
  
   Добраться до больницы не составило труда. Привычный к подобному виду передвижения, я уже почти не думал, когда прыгал с крыши на крышу. Мои мысли занимали два интересных варианта развития. Во первых, город в котором я живу должен быть очищен от кровососов. Во вторых, это отличный способ обогатиться. Думаю ночные хищники живут с комфортом, и это мне на руку.
   А вот и она. Окружная больница, каких множество. Девять этажей. Ничего необычного, кроме полиции, которая едет сюда с той стороны улицы. Три машины патрульных, видимо, Блейд уже начал действовать.
   С шестого этажа с криком вылетел темный силуэт. Конец парню. Полетев вниз, она упал на выезжающую машину скорой помощи. Пробив крышу, я услышал женский визг. Присев, я наблюдал за тем, как задняя дверь машины была просто выбита с хрустом. Силуэт метнулся и скрылся среди переулков баюкая свою руку, которой не было. Да это же тот горелый жмурик, которого поджег Блейд, и не успел добить в связи с приездом копов.
   Подумать о том, чтобы преследовать я не успел. С другой стороны послышались выстрелы и я быстро сменил свое местоположение. В разбитом окне стоял Блэйд, держа женщину в белом халате. Сотрудница больницы? На кой она ему нужна.
   Блейд отошел от окна, и с силой выбросил ее на кучу макулатуры на соседнем здании, где как раз находился я. Рефлекс сработал сам, прыгнув и выставив руки вперед, я поймал ее в воздухе и аккуратно приземлился, стараясь во всю, чтобы не травмировать ее.
   Следом сверху прилетел Блейд. Его я ловить не стал, он и сам справится. С хрустом приземлившись, оставив пару трещин в бетонном покрытии после себя, мы укрылись за выходом на крышу.
  - Опаздываешь.
  - Ну извините... - поморщился я. - Что происходит?
  - Потом.
   Женщина на моих руках судорожно выдохнула:
  - Кажется... вывих плеча.
   Блейд обошел меня, чтобы оказаться слева, и схватил ее за руку, я кивнул. Хруст. Крик. Можно действовать. Блейд взглянул за угол и сделал пару выстрелов.
  '-Пугает, - понял я.'
   Ударом ноги выбивает замок на двери и мы скрываемся внутри здания. Еще есть время, пока нс не окружили. Лестничные пролеты несутся под нами, пока мы не оказались на первом этаже. Перебегаем дорогу, в сторону его машины. Женщину закидываю на заднее сидение, сам прыгаю на переднее. Мотор взревел и мы унеслись с места событий.
  
  - Расскажешь?
  - Это был Куин. Не успел добить.
  - Это я помню. Ты мне скажи, зачем я тебе понадобился.
   Я смотрел в окно. Был ранний рассвет. В это время Нью-Йорк выглядит таким спокойным.
  Блейд молчал. Я не стал настаивать. Молчали не долго. Женщина застонала, я обернулся и оглядел ее. Темнокожая афроамериканка. На бейдже было ее имя: Доктор Карен Джонсон, гематолог. И тут с кровью связано. Совпадение? Да. Но какое ироничное.
  - Ее укусили?
  Блейд кивнул.
  - Тот сожженный придурок?
  - Да.
  - Куда мы едем?
  - В безопасное место.
   Неразговорчивый. Тц.
  - Пока едем, расскажи о вампах. Вкратце.
   Блейд раздумывал недолго:
  - Вампиры существуют очень давно. Это не просто другая раса, это хищники, звери. Пьют человеческую кровь, другая им не подходит. Способны к регенерации, очень живучие.
  - Мутанты?
  - Не исключено. Но если это так, то все равно что-то не сходится.
  - Например?
  - Вирус. Он передается через слюну при укусе. Если и мутация, то крайне странная.
  - Да уж. - выдохнул я. - Когда приедем?
  - Уже.
   Окраина города. Заводы, недалеко от городской мусорной свалки. Поэтому воздух здесь специфичный. Мимо проехал товарный поезд на малой скорости. Минут пять его пропускали. Большая часть зданий выглядела заброшенной. В некоторых слышался шум. Щебень и куча строительного мусора лежала по округе. Заехав на огражденную проволокой территорию, мы подъехали к одному из амбаров на ней. Алюминиевая крыша, частями выбитые окна, но крепкие шлакоблочные стены частично говорили о крепкой, но довольно старой постройке. Сам амбар был очень большим. Думаю пару километров в длину минимум.
   Не останавливаясь машина заехала внутрь. Большие станки, какие используются на заводах, во множественном количестве стояли в разных местах. Машина проехала вперед метров пятьсот, свернув в железные ворота. Внутри амбара оказалась еще одна огражденная комната, по виду обжитая и приведенная в порядок. По звуку музыки, что доносилась изнутри, здесь был кто-то еще. Я незаметно потянулся к серпам, это стало что-то наподобие традиции. Чуешь, бери в руки оружие, потом разберешься. Блейд на мои манипуляции не обратил внимания, либо обратил, но виду не подал.
   Машина остановилась, Блейд заглушил мотор. Выйдя из машины, я заметил мужчину, что пилил что-то на станке. Скрежет разрезаемого метала вместе с громкой музыкой настраивал на рабочую обстановку. Множество разных приспособлений различных направлений, небольшая лаборатория практичного характера. Мне понравилось
  - Уислер!
   Блейд вышел из машины, взяв медичку на руки, и понес на металлический стол. Музыка исчезла.
  - Собираешь бездомную живность? - хрипловатый, но глубокий голос приближался к нам.
   Этот Уислер, на вид, старикан под пятьдесят, с седыми до плеч волосами, хромая направился на встречу. Увидев меня, он лишь усмехнулся. На его правой ноге, я заметил конструкцию, призванную поддерживать его ногу.
   Блейд уже уложил девушку и ждал пока его напарник подойдет к нему. Я встал чуть дальше и принялся наблюдать. Не буду лезть, меня пригласили, значит, я нужен и им есть, что предложить.
  - Она укушена.
   Уислер нахмурился:
  - Мы таких убиваем...
  - Да, знаю, - Блейд снял очки, - я не смог.
   Доктор вновь застонала немного выгнувшись от боли. Уислер сузил глаза, отчего его небрежная щетина, казалось, встала дыбом. Поглядев на Блейда несколько секунд, слегка поджал губы.
  - Наблюдай за ней. Начнет изменяться, кончай ей. - Включив лампу над столом, продолжил: - Или убью я.
  Порывшись на столе, и набрав большой шприц непонятной субстанцией, которая меня заинтересовала, Уислер схватил Карен за подбородок и осмотрел укус. Я непроизвольно сделал шаг вперед, любопытство взяло вверх.
  - Уже на грани. - осмотрев руки, он приподнял ее губы, обнажив зубы. - Еще час, другой и трансформируется.
   Бейджик оказался у него в руке, недолгий взгляд и Уислер обратился уже к девушке:
  - Доктор Карен Джонсон, послушайте. - Он показал ей шприц, и временно завладел ее вниманием: - Я введу вам alium sativum, чеснок. Будет больно, чертовски.
  - Это Куин. - сказал Блейд, прежде чем укол успели ввести.
   Уислер поднял взгляд на Блейда:
  - Шестерка Фроста... Нашел главного?
  - Не смог, - Блейд заиграл скулами.
   Уислер ввел иглу в шею Карен.
  - Жаль.
  - Аааа, ммм...
   Карен выгнулась дугой. Я подошел еще ближе, она тяжело задышала.
  - Держи ее.
   В месте укуса начала испаряться кровь, выглядело это необычно. Блейд положил ей руку на живот и придавил к столу. Силы у него на прикидку много, одной рукой удерживает бьющуюся в судорогах женщину и не морщится. Но с силой я и так знал, что у него все в порядке. Как никак бился с ним.
  - Пятьдесят на пятьдесят, - уходя бросил Уислер, - если переживет ночь.
  
   Музыка вновь включилась, Уислер продолжил дело за резаком. Вновь зазвучала симфония металла. Я огляделся и подошел к компьютеру. Взглядом спросив разрешение, получил еле заметный кивок от Блейда. Открыв компьютер, мне на глаза попался файл с коротким названием 'Модификации'. Я незамедлительно в него залип, изучая модификации оружия и прочих предметов, которые так легко попались мне. Это было что-то. Насколько я понял, это работа Уислера, и мне все ее направление было в том, чтобы увеличить эффективность именно против вампиров. Как бы то ни было, я не знал, что из этого получилось, а что нет. Этой информации здесь не было. Но идеи представленные здесь очень заинтересовали меня. Тут были и простые в своей схеме и реализации идеи, так и сложные, но очень интересные.
   Вот пример: Патрон с романтичным названием 'Солнечный пес'. При попадании таким патроном в вампира, в теории, патрон способен излучать ультрафиолетовый всплеск, в простонародье ультрафиолетовый взрыв. И его следующая модификация, приписанная ниже. Так как, вампиры спокойно переносят выстрелы обычного оружия, то в этот патрон можно вставить радио сенсор, позволяющий активировать его дистанционно. На случай шантажа и прочего.
   Вторая идея мне показалась не то, что глупой, скорее слишком затратной. Но вот сам патрон, если суметь реализовать, будет очень полезен.
   Помимо этого, тут есть патроны с чесночной начинкой, довольно простые в своем создании, с эссенцией серебра, жидким серебром и прочее, все что можно использовать годится. Сами модификации подкупали своей практичностью, чем эффективнее, тем лучше.
   Это... подкупало. Люди здесь, несомненно, упертые, серьезные. И со связями. Нельзя такое провернуть одному, хотя нет, я ошибаюсь. Можно, но тот размах с которым они работают, думаю они не одиноки в мире и есть некая связь с остальными.
   Ого, это, что такое. Ингалятор для ввода сыворотки. Простая конструкция, удобная для перевозки, ввод производится после давления зубами на предназначенный рычаг. Ничего сложного абсолютно, однако что такое сыворотка?
   Пришлось отлипнуть, чтобы посмотреть что это. Так, это не то, это тоже, нашел.
  '-Ага, ага... и что?'
   Длинная формула и странные компоненты, вроде крови четвертой отрицательной группы. Хм, есть вторая и третья, но в заметке написано, что со временем развивается иммунитет. Но ничего о том, что это такое.
   Еще минут десять я рылся в поисках ответа на этот вопрос. Конечно, проще было бы спросить, но учитывая неразговорчивость Блейда, и более развернутую информацию здесь, я считал, что в компьютере предпочтительный. Кстати, еще вопрос, если мне позволили порыться, значит доверяют? Вопросы, вопросы. Всегда много вопросов и очень мало ответов.
   Кстати, нашел и малую информацию по вампирам. А не то, что сказал Блейд. Тут посерьезнее и понятнее.
   Говоря коротко, но по существу: Hominus nocturna (лат. человек ночной) - тайный народ, который живет среди людей примерно с момента зарождения первой цивилизации шумеров. Вампиров отличает нечеловеческая сила, реакция и скорость. Они живут и не стареют многие века и обладают способностью быстрой регенерации, все их раны очень быстро исцеляются. Однако, раса вампиров не лишена слабостей. Их испепеляет солнечный свет, чеснок вызывает анафилактический шок. У вампиров жестокая аллергия на серебро, при контакте с телом серебро вызывает цепь необратимых химических реакций с выделением огромного количества тепла. И все это происходит очень быстро, в связи с их быстрым метаболизмом. Всади вампиру пулю с чесночной начинкой и он сдохнет в течении нескольких минут, если пуля попадет в жизненно важные органы, то счет пойдет и на секунды. Т.е. даже быстрее, чем человек от такой же раны. Получается, что с одной стороны мы имеем кучу плюсов, и такую же кучу минусов, если не больше, от состояния бытия вампиром.
   А вот то, что вампиризм еще и передается при укусе, совсем плохо. Вампиризм - особое заболевание крови. Вызывается арбовирусом, содержащимся в слюне хищников. Примерно за 72 часа кровь разносит вирус по всему организму, создавая при этом новые паразитирующие органы (вроде рака), и человек превращается в вампира. Но тут все индивидуально, есть те, кто и за сутки может превратиться, вроде доктора Карен Джонсон. Я лишь удивляюсь, почему весь мир до сих пор не стал вампирами?
   Хм, а вот и причины, почему вампирам так необходима кровь. Вирус способствует ускоренному метаболизму, однако, из-за внедрения в ДНК носителя появляется генетический дефект. Красные клетки крови (эритроциты) становятся двояковыпуклыми, и кровь не может поддерживать уровень гемоглобина. Именно поэтому вампирам нужно регулярно пить свежую кровь, чтобы не погибнуть. Вирус вампиризма погибает при взаимодействии с антисептиками вроде серебра, чеснока и ультрафиолета. Такое взаимодействие убивает не только сам вирус, но и носителя. Вирус не может существовать вне тела носителя, и не передается воздушно-капельным путем. Если носителя обезглавить , что приведет к взаимодействию с открытой средой, вирус начнет саморазрушаться, а вместе с ним и тело носителя. Вот и еще несколько ответов на еще не заданные вопросы.
   Я задумался, получается, если отрубить вампиру руку, но отрубленная рука рассыплется из-за чрезмерной реакции вируса. Такая же реакция идет и на остальные раздражители. А вот ультрафиолет проходит даже сквозь кожу, не обязательно того, чтобы он попал внутрь. Он сам прожжет себе путь. То же с солнцем, в лучах которого содержится ультрафиолет.
   Тут еще есть и немного информации о письменности этих ублюдков. Глиф - вампирское клеймо. Обозначает принадлежность к тому или иному дому или клану вампиров, либо отдельных ее представителях. Встречается на зданиях, транспорте, в общем, на всем, что принадлежит им. Также наносится человеку, который посвятил свою жизнь служению расе вампиров. У каждого клана свой глиф.
   А вот тут еще интереснее. Некоторые справки по поводу отношений вампиров. Они разбиты на сферы влияния мира. Группировки вампиров контролируют отдельно взятые территории, это могу быть города, штаты и даже страны.
   Кстати есть и чистокровные вампиры. Вампиры, рожденные вампирами. Занимательно. Элита общества. Отличаются повышенной скоростью и силой, но не всегда. Так же как и у людей, все индивидуально, а так же зависит от тренировок. Может родиться слабый, сильный, умный, быстрый. Иногда рождаются и уроды. Но в отличии от людей, вампиры более терпимы к подобным, и устраивают их на нужные места, где они способны принести пользу. Раз уж это не такое редкое зрелище, значит вирус тоже способен мутировать. Это и плохо и хорошо. Возможно со временем это приведет их в тупик, а возможно сделает сильнее. Для этого вирус нужно тщательно изучить, дабы хотя бы представлять себе возможные пути развития.
   Обращенные, это бывшие люди, зараженные абровирусом, ставшие впоследствии вампирами. Тут тоже все индивидуально. Но по некоторым данным, абровирус так же влияет на психику, вынося инстинкты хищника на передний план. Повышенная агрессивность, часто жестокость и жажда. Меняется мировосприятие, многие социальные и моральные устои ломаются без колебаний. Кстати, это в основном прерогатива обращенных, чистокровные в своей ипостаси и воспитании более хладнокровны и в целом менее подвержены подобному. Отчего и идет тихое неприятие оных. Обращенные либо служат чистокровным, либо служат, но ненавидят.
   Это понятно, чистокровных очень мало. Может быть пару тысяч на весь мир и наберется. Не знаю в чем причина, физиологическая либо психологическая, но чистокровные очень редко рождаются. В отличие от тех же обращенных, что отличаются лишь своим происхождением и еще некоторыми аспектами описанными выше.
   Хм, если верить данной информации, а так же некоторой, которой мне удалось нарыть в отдельных файлах, миром вампиры не правят. Но на политику способны не слабо влиять. Возможно у них договоры на правительственном уровне. Не возможно, а скорее всего. Из тени они выходить не собираются. И это логично, учитывая из количество. Ведь в большинстве своем правят чистокровные, а их мало. Начнись открытая война, они долго не продержатся. Поэтому информация для общественности глушится на государственном уровне. Но есть такие как Блейд, и их тоже не мало. Пострадавшие, узнавшие, тем кому повезло как-то вылечится, случайно или нет, возможно покажется, что их мало, но по миру наберется достаточно, чтобы оказать, какое-никакое сопротивление. У них тоже, скорее всего есть люди на высоком положении, информаторы, торговцы. Структура должна быть, нет, обязана.
   Значит война идет тайная. Вампиры бьют их, они бьют вампиров. Сложно, но отныне я во второй группе, временно аль нет, но по возможности буду истреблять. Я решил. Тут зная обо всем тяжело остаться в стороне. Может какой романтик и выбрал бы первую сторону, но честно говоря я не вижу тут никакой романтики и исполнения желаний. То же человеческое общество, лишь более жестокое и беспринципное. Так зачем терять свою человечность ради сомнительного бессмертия? Мне в жизни и так жестокости хватает, даже вампиром становится не надо. А в кого я превращусь, если меня укусят? Вот и я так думаю.
  '- Bullshit, эти ваши вампиры'.
   С другой стороны, с научной точки зрения они очень интересны. Я огляделся, если тут останусь, обязательно изучу вампира. Это будет познавательно, да и врага стоит узнать ближе. А может, стоит понаблюдать за процессом превращения человека в вампира? Хм, нет, боюсь, не поймут. Блейд уж точно. А на конфронтацию я идти не собираюсь. Если станем союзниками, это может принести пользу. Надо лишь показать себя полезным, в чем Блейд, надеюсь, уже убедился в бою со мной.
  
   А ведь, как оказывается просто. Сегодня я еще боялся и не знал, куда себя деть, а сейчас уже думаю над тем, чтобы препарировать его. Ну, моих навыков вряд ли хватит чтобы понять все, однако тут, я оглянулся, возможно, появится человек, что во многом сможет меня просветить. Надо лишь воспользоваться шансом, когда он появится, да Уислер, вряд ли будет учить, но понаблюдать за работой знающего человека никогда не повредит. Не так страшен черт, как его малюют.
  
  - Насмотрелся?
   Я вздрогнул, резко обернувшись, в руках оказались серпы, а следующую секунду, к моему горлу был приставлен клинок. Передо мной стоял Уислер и который усмехнулся после моего взгляда. Со спины, видимо, Блейд. Снова я потерял бдительность. Сколько мне еще наступать на одни и те же грабли, разозлился я.
  - Спокойно.
   Я медленно убрал серпы, и клинок был убран.
  - Блейд говорил о тебе, парень. Мутант?
   Я пожал плечами, пытаясь успокоиться. Разом взять себя в руки тяжело, но можно.
  - Я навел справки, в городе ты отличился. Но лица твоего не было видно, это хорошо. Ты же не готов порвать со своей обычной жизнью?
   Значит обо мне уже знают. Это... неприятно. Но ожидаемо.
  - Не готов, - покачал головой, - я предпочитаю носить маску, да и не могу я действовать открыто.
  - Могу понять, - хромая, отошел он, начиная рыться в ящике стола. - Значит ты теперь с нами в одной лодке, а любая помощь нам пригодится. Каково это узнать, что мифы совсем не мифы?
  - Это было... сложно. Не поверить, а принять. Еще сложнее решиться, но много времени не заняло. Тут либо ты, либо тебя.
  - Жизнь уже не станет прежней?
   Я нахмурился, он попал прямо в точку.
  - Не стоит, парень. Это довольно распространенная реакция, но я рад, что ты решился, как я уже сказал, помощь не помешает. Пусть Блейд, - кивок мне за спину, - и охотится в одиночку, но думаю, здесь ты тоже сможешь помочь, - и уже громче, - как оцениваешь его Блейд?
  - Не плох, - лаконично отозвался он.
  - Хох, - хохотнул Уислер, - тебя оценили. Учить тебя смысла нет, но дать знать, как лучше действовать, с этим я могу помочь.
  - А... эм, - я перебил его, - что насчет экипировки? Ваши штучки мне понравились, даже очень.
  - Помочь могу, если покажешь себя. Для начала держи, - он кинул мне пистолет.
   Поймав его, я начал его осматривать. Стандартная Beretta 92 серии, как написано на дуле, подняв глаза приподнял брови в вопросительном жесте. Еще меня настораживало это некое... дружелюбие. Нет, конечно, мне идут навстречу, помогают мне, помогают себе. Однако, вот так? Вот так просто? Никаких проверочных тестов? Каких либо обещаний, и остального? У меня такое просто в голове не укладывается.
  - Пользоваться умеешь?
  - Умею.
  - Пули с добавлением серебра, с чесночной начинкой. В магазине одиннадцать патронов, лови еще один.
   Я поймал и убрал в карман еще один магазин. Вытащив свой старый пистолет, отдал Уислеру, всяко пригодится.
  - Возьмешь парня на следующее дело? - крикнул Уислер.
   Блейд уже отнес девушку куда-то, и сейчас спускался по лестнице. Услышав слова он нахмурился, но кивнул:
  - Возьму.
  - Смотря на твое лицо, вижу, что у тебя есть вопросы.
   Это шанс.
  - Блейд тоже мутант?
  - Нет, парень, - я поморщился на его обращение, - у него необычная ситуация.
  - Он вампир? - задал наводящий вопрос.
  - Да, - Уислер снова начал что-то рыскать, но уже в куче металлолома, рядом с машиной, - только особый. У него сила вампира, но нет их слабостей, ему не страшен ультрафиолет, чеснок и серебро.
   Прям вампир без слабостей. Это что-то новенькое.
  - И никаких слабостей?
  - Отчего же, - Уистлер усмехнулся, - он стареет как обычный человек, и подвластен жажде. Выпивая кровь, он становится сильнее, но это приближает его к врагам.
  - И как вы с ней боритесь? - насколько я понял терпеть жажду это все равно, что обычному человеку не есть. То есть, можно продержаться некоторое время, но тело возьмет свое... либо умрешь.
  - Мы делаем специальную сыворотку, которая позволяет Блейду затупить жажду крови. На время.
  '- Вот оно как, - я задумался, - вот, что такое сыворотка. И у него на нее вырабатывается иммунитет, что приносит ему проблемы. Сыворотке в его деле просто жизненно-необходима... но ведь...'
  - А кровь? Разве не легче просто брать кровь из больницы? Там запасов хватит надолго, да и пункты сдачи крови везде есть по городу, - возник у меня новый вопрос.
  - Кровь способна сделать Блейда еще сильнее, вот только она затупляет критичность мышления. Увеличивает эмоциональность, особенно негативные эмоции. Слишком много минусов, да и уподобляться кровососам не лучшая идея, так не считаешь? - спросил он меня.
   Я задумался, но решил сказать открыто.
  - Все средства хороши.
  - Вот здесь я с тобой согласен парень, - отозвался Уислер, - мы не рыцари, мы охотники, и в войне без жертв не бывает. Если для истребления кровососов понадобится стать вампиром, я стану. Рад, что ты не стесняешься в средствах. Это важно, если цель того стоит.
   Я не успел задать следующий вопрос, как к нам подошел Блейд.
  - Пойдем, тебе будет полезно, - обратился он ко мне.
  - К Фоксу? - поинтересовался Уислер.
  - Да, надо забрать компоненты и сдать барахло, - Блейд похлопал ногой по сумке, направляясь к машине. - Не скучай.
   Хм, а с ним он намного более разговорчив. Окинув взглядом это место снова, я задумался о том, какой я сегодня, нетипично, спокойный. Чувствовал я себя так же, как и раньше, но всего за эти два дня, я словно повзрослел. Видимо, ничего не проходит бесследно.
  
   Сев в машину, я тихо вздохнул, хотелось спать. Но сейчас не время и не место расслабляться.
  - Куда мы?
  - Увидишь.
   Вот и весь наш разговор за весь проделанный путь обратно в город. Мне все еще нужно о многом подумать.
  
  
  
  
  Глава 9. Ловля на живца.
  
   Машина остановилась, покачнувшись, поэтому мне пришлось открыть глаза. Дрема медленно покидала меня, и я вспомнил, где я нахожусь.
  '- Все таки уснул, - поморщился я мысленно'.
   Выйдя из машины, я двинулся вслед за Блейдом. Оглядевшись, я с некоторым напрягом вспомнил место, где уже когда-то бывал. Напротив меня стоял ресторанчик, в котором в свое время мы ужинали со Сьюзан, вкусная была утка, помню. Значит мы в Чайнатауне. Забавно, земля круглая. Но мы направлялись не туда.
   Китайский район, это жуткий муравейник, полный таких магазинов, о которых даже по телевизору не приходилось слышать. Ресторан мы прошли, и двинулись вглубь, сквозь уличные лавки, которые еще даже не открылись. Шестнадцати этажные здания скрыли нас в своем переулке, закрывая от солнечного света. Выйдя наперерез, сквозь бетонную арку, мы вышли во внутренние районы.
   Солнце только-только выглядывало, озаряя город. Вытащив телефон, я глянул на время, 5 утра. Ожидаемо, что я всю ночь просидел у них.
   Остановились мы у непримечательного магазина, ничем не выделяющегося с простым и понятным названием: 'Народная медицина'. Блейд, особо, не задерживаясь, толкнул дверь под звон колокольчиков и вошел внутрь. Я зашел вслед, проскочив за ним.
   Почувствовав, что, наконец, проснулся, я с интересом разглядывал магазин, находясь в прямоугольном помещении. Старенькая мебель и целые ряды полок, заставленные банками, пробирками, и более маленькими емкостями. Чуть дальше, метров в десяти от двери стоял стол, за которым сидел чернокожий мужик, лет тридцати на вид, с необычной прической напоминающей паутину, где ее линии были выбриты налысо, этакая сетка. Он что-то писал в своем блокноте, и делал это настолько тихо, что я сразу и не заметил его. Лишь по звуку, издающемуся от соприкосновения ручки с бумагой, я нашел его среди всего этого добра.
   Оглядевшись в поисках других посетителей либо продавцов, отметил, что больше никого нет.
   Блейд, ради интереса, лениво схватил небольшую емкость, повернув ее этикеткой к лицу. Меня заинтересовала она, и я не замедлил, украдкой, прочесть, что там написано.
   'Чесночная эссенция' гласила надпись.
  '- Как интересно... - задумался я, не убирая взгляда от белой, густой, жидкости'.
   Вот, что значит это за место. Это... может быть полезным. Схватив рукой рядом стоящую бутылочку с белым порошком, нашел еще и чесночный порошок. Оглянувшись, грустно отметил, что чтобы рассмотреть все, уйдет не мало времени, которое, наверняка, Блейд решит потратить по-другому.
   Мужчина, который, скорее всего и является неким Фоксом, оторвал взгляд от бумаги и поднял его на нас. Встав из-за стола, он легким шагом направился к нам. Блейд, зарылся в карманах и бросил сумку на пол. Вытащив из кармана, небольшой черный мешочек, он кинул его Фоксу. Фокс же, не показывая эмоций, легко его поймал.
  - Рановато... - отворачиваясь, Фокс раскрыл мешочек, вывалив на стол кучку наручных часов, не дешевых, на вид.
  - Да.
   Мы подошли ближе к нему. Скользнув по мне взглядом, Фокс отвернулся обратно.
  - Уислер считает, у меня возник иммунитет к сыворотке.
  - Этого следовало ожидать.
   Передав Блейду затемненную баночку с чем-то, что это, я рассмотреть не успел. Блейд поглядев на нее, лишь хмыкнул.
  - А это?
   Блейд промолчал. Фокс нахмурился, а затем тихо рассмеялся в кулак. На взгляд, Блейда он лишь махнул рукой. Я переводил взгляд с одного на другого, не понимая, что за ерунда творится. Фокс мне показался серьезным и молчаливым парнем, прямо, как Блейд, но сейчас это несколько не вписывалось в рамки моих наблюдений. Свои мысли, я решил придержать при себе. Как никак, я пока стараюсь впитать, как можно больше информации, которая в итоге может оказаться решающей. Есть возможность - учись, смотри, анализируй, запоминай.
  - Я думал, ты не берешь учеников.
   Блейда слегка перекосило, с учетом его мало эмоциональности, можно сказать, что его перекосила не слабо.
  - Он не ученик, лишь вводный курс по выживанию.
  - Вот оно как. - протянул Фокс, - ну что, парень, запомни это место. Здесь сможешь набрать несколько специфичный товар, который обычно либо тяжело выводить в бытовых условиях, либо в причину их не распространенности, и то лишь по знакомству. - Он мотнул головой в сторону Блейда. - Но не бесплатно. Никаких скидок, я говорю цену, ты либо берешь и уходишь, либо просто уходишь.
   Я, молча, кивнул, покосившись на часы. Фокс мой взгляд понял правильно, и так же ответил мне кивком. Значит и краденные вещи ему сдавать можно, но осторожно. На барыгу он не похож, и фуфло ему нести не стоит, был у меня опыт разговора с барыгами, но с Фоксом нужно быть настороже. Не потому, что я его не знаю, а потому, что он так открыто мне предложил, доверяя Блейду, и не боясь того, что за ним могут прийти. Я, конечно, не подставное лицо, но такая уверенность означает лишь то, что за него есть, кому ответить, либо защитить в случае нужды. И эти кто-то, видимо, и есть те темные парни, что обеспечивают связь между охотниками за вампирами. Нет, это лишь догадки, и многое может быть не так, но нечто подсказывает мне, что направление я задал верное.
   Как не взять, но не привык к подобному. Но знать куда идти, в случае нужды некоторых ингредиентов - очень полезно и важно. К слову, с собой у меня не много наличности, но я вышел и прошелся по полкам, похватав некоторые заинтересовавшие меня вещи, и поставил на стол перед Фоксом.
   Фокс оглядел несколько бутылей, пожав плечами:
  - Сорок ровно.
   Я тихо вздохнул, деньги всегда были моей проблемой, которую вскоре придется решать. Но вот как, грабить грабленое, это конечно приятно, но на многое рассчитывать не приходилось. Этот год - последний год в школе, и мне ничего не остается, кроме, как попытаться найти не маленькую сумму для обучения в колледже. Вот вроде, что сложного? Пойди, да возьми, но это не так, на самом деле. У меня нет специфичных знаний по ограблениям, и я не хочу привлекать к себе слишком много внимания, однако, если дела продолжаться так дальше, то мне придется. Есть еще один выход, но куда обратиться?
   Расплатился я с болью на сердце, следя за деньгами, которые Фокс ловко убирает в карман, до последнего.
  - Фокс, - подал я голос, следя за его реакцией на панибратское обращение, и не отметив, никакого негатива продолжил: - а помимо этого, - показал рукой вокруг, - ты можешь достать что-то еще? Оружие? Серебро? - припомнил вампиров, - Технику?
  - Тебе есть чем платить? - впервые за весь разговор, он проявил интерес непосредственно к моим словам. - Если есть, я сведу тебя с теми, кто сможет достать подобные вещи, но, поначалу получать будешь через меня.
  - Ясно, и еще... - я оглянулся на Блейда с немым вопросом, снова получив кивок, - работа тоже не помешала бы.
   Удивление на его лице было мимолетным. И Блейд молчать не стал.
  - Дай ему контакты, но потом. Нам пора.
   Блейд подошел к Фоксу, и они по-дружески обнялись.
  - Зря не рискуй.
   Блейд кивнул, и мы вышли наружу.
   Путь обратно к машине, я шел на автомате, раздумывая над тем, правильно ли я все сделал. Я положился на интуицию, которая очень, практически незаметно, откликнулась на мой зов, что бывает крайне редко. Дело в том, что моя боевая интуиция, та самая, благодаря которой, я могу заранее избегать смертельных ударов, иногда дает мне некоторые намеки на действия относительно вне боя. Как учил старик, я ее слушал. Не знаю, в чем причина, но пока, что она меня не подводила, но каждый раз, мне очень сложно вот так довериться неизвестности. Это претило мне и моему скрытному характеру.
  
   В машине атмосфера стояла такая же, что и до этого. Молчаливый Блейд направлялся в свое с Уислером логово, а я, не знал, чего же ожидать от них.
   Почему они мне помогают? Я думаю, тут не нужно ходить далеко. Уверенности нет, сто процентной, однако возможность получить, если не друга, то хотя бы благодарного человека на свою сторону, стоит не мало. Особенно если у него есть потенциал, на что, я с некоторой гордостью, могу сказать, что потенциал у меня не слабый. В войне любая помощь хороша, а тут действительно война. Долгая, медленная, охота, взаимная ненависть. Стороны стараются бить больнее и сильнее. И тут я на перекрестке, и в какую сторону идти, мне настойчиво показывают.
   Но я не собираюсь посвящать этому всю свою жизнь, но чем смогу помогу. В благодарность и в надежде получить свою выгоду. Одну часть уже получил. Контакты с Фоксом.
   Когда мы приехали, я дернулся. Снова уснул. Бессонная ночь дает о себе знать. Ни к месту вспомнилась школа...и Питер.
   Я нахмурился, забыть о друге, но у меня тоже есть оправдание. Думаю все с ним в порядке, на крайняк позвоню ему, но это лишнее. Его лучше не трогать, слишком мало времени прошло. Он должен осознать, проститься, и жить дальше. Намного сильнее меня волнует то происшествие в школе, его сила, его скорость и реакция на прикосновение. Все было сделано быстро и четко, словно он очень тренированный, хм, не-человек. Да нет, глупость, вампиром он быть не может, стоял день, да и сам он серебро на шее носит. Глупость. Скорее, он такой же мутант, как и я. Стоит ли с ним говорить на эту тему? Будущее покажет. Как бы мы не дружили, но дистанцию я держу со всеми.
  
   Спросив у Блейда, где я могу вздремнуть, я направился в небольшую отстройку, покрытую алюминиевыми листами. Крайняя комната была занята спящей девушкой, поэтому я лег ближе к двери в другой комнате. Лежал не долго, лишь краем мыслей отметил, что почти уснул...
  
   Проснулся и сразу посмотрел в телефон. Проспал я только два часа, но дальше спать не стал. Лишь размявшись, вышел, и пошел на звук голосов Блейда и Уислера.
   Настроения не было совсем, но это уже стало привычным состоянием. Последние испытания моего духа сказались на моем отношении к миру, сделав меня намного спокойнее и равнодушнее. Как я уже ранее отмечал, мне кажется, что я стал взрослее, не телом, но душой, если она существует, в чем я сомневаюсь.
   Я не безбожник, и не атеист. Я верю во... что-то. Возможно, есть некая сила, что движет вселенную, но чтобы эта сила следила за мной и за моими действиями? Судила меня после смерти? Со скрипом, но можно допустить, только теоретически. Скорее всего ей нет до меня дела, да и не верится мне, что разум у подобной сущности был схож с человеческим, если он вообще есть. Что-то занесло меня, если честно. Утренние философствования стоит выкинуть, куда подальше. Никакой пользы, только голову напрягают.
  
   Уислер смешивал какую-то бурду, стоя над столом. За то время, что он химичил, он выкурил уже три сигареты, но это не мое дело. Другой разговор, что почти все время, что я его вижу, он что-то делает, мастерит, компонует, химичит. Без дела, он не сидит, и на подобное, можно лишь покачать головой и мысленно выразить свое уважение. Подобные ему люди никогда не остаются без дела, потому, что им всегда есть, чем заняться. А если не будет, они найдут.
   Говоря о Уислере, можно так же заметить, его четкие, не смотря на старость и бодрые движения. Единственное, пожалуй, что мешает воспринимать его, как бойца, это его нога. Но я уже не тот сопляк, что считал себя выше гор и круче яиц, поэтому невольно подмечаю в нем то, что обычный человек бы не заметил. Его руки, они не дрожат. Не смотря, на хромоту, он ходит тихо, лишь конструкция на его ноге скрипит. Пока он занимается делами, он ни разу не выпустил меня из поля зрения. По отдельности, подобные вещи мелочны и не стоят внимания, но все вместе заставляет задуматься и быть настороже рядом с ним. Не то, чтобы он что-то сумел мне сделать, нет. Все же он обычный человек, да, возможно тренированный, отличный стрелок, судя по его работе с оружием, он не только знает, как оно работает, он представляет, как сделать его лучше для полевых условий, а на это способен лишь тот, кто им пользуется.
   Так, что, по большому счету, для меня Уислер не меньшая загадка, нежели Блейд, а может и большая. Кстати, а как его зовут-то? Надо бы спросить. Хотя своего имени я тоже не называл, и никто от меня ничего не требует. Либо знают, либо просто... ждут.
  
   Мое отношение к Блейду, судя по моим чувствам, можно определить, как некое восхищение младшего к старшему товарищу, не более. Он, мне не брат, не сват и не родня. Он открыл мне глаза, и я благодарен, не смотря, на то, что правда оказалась довольно... тяжелой. Пусть. Он подал руку помощи, не смотря на то, что я на него напал. А ведь он имел полное право добить меня. Да, помогая мне, он преследует свои цели, я осознаю, и принимаю, потому, как на его месте поступил бы так же в тот момент, хотя нет. Если быть честным самим с собой, я бы не поступил подобно ему. Я бы просто добил. Кажется, я говорю об этом не впервые, но может это и хорошо, что я не на его месте?
  - Старею что ли? - Уислер налил получившуюся жидкость в микстуру. - Позволил тебе притащить эту замарашку... жуткая глупость.
   Он немного помолчал, добавив:
  - Хотя, пожалуй, все к лучшему. Я навел справки, оказывается она не последний гематолог, в научной среде. Может нам пригодится.
  - Сомневаюсь.
   Блейд сидел на кресле, похожим на те, которыми пользуются дантисты, одетый лишь в черную майку и штаны. Одну руку он сам затянул на подлокотник, пользуясь ремнями. Ноги так же были зафиксированы. Уислер подошел к нему, помогая закрепить вторую руку.
   Я сидел чуть поодаль, и просто наблюдал, не вмешиваясь в разговор.
  - Не, серьезно. Я полистал ее блокнот, она что-то нащупала.
   Вставив микстуру в инъекторный пистолет, он нахмурился:
  - Надо повысить дозу, но больше пятидесяти миллиграммов... довольно опасно.
  - Ближе к делу... ковбой.
   Усмехнувшись в ответ на слова Блейда, Уислер схватил его за подбородок и вставил в рот капу, нужную для того, чтобы не сломать себе зубы. На осуждающий взгляд Блейда, молча, проткнул его шею пистолетом и ввел сыворотку, второй рукой держа его за ладонь.
   Во время ввода, Блейд сделал глубокий вдох, и к моменту, как сыворотка полностью была введена, его начало трясти. Сначала не сильно, он зажмурился, но с каждой секундой, его тело тряслось все больше, а зубы сжимали капу все сильнее. Его вены вздулись, а мышцы стали казаться больше чем были, находясь в постоянном напряжении. Я спрыгнул со стула и подбежав, схватил его за вторую руку, не давая порвать ремни. Не смотря, на то, что ремни были крепкими, я уже видел, как они начали трещать от чрезмерной нагрузки и огромный силы прилагаемой Блейдом. Получив молчаливую благодарность от Уислера, мы держали вырывающегося Блейда. Сама картина его неконтролируемых мучений, выглядела довольно страшно и... противно. Хотелось зажмуриться лишь от представления того, какую боль он испытывает, однако к еще большему уважению, стоит заметить, что кроме хрипов, он не издал ни звука. К такому не привыкнуть, но сила его воли, а так же контроля, поражала.
   Наконец, все закончилось, и тяжело дыша, Блейд расслабился.
   Открыв глаза, он перевел взгляд мне за спину, и я почувствовал жжение, подобное тому, когда за тобой внимательно наблюдают. Уислер тоже обернулся, и сорвался куда-то вглубь. Я двинулся за ним, и легким бегом догнав его, затем обогнул и побежал вслед за удаляющейся девушкой.
   Она подбежала к воротам, однако открыть их не сумела. Развернувшись она наткнулась на стоящего Уислера, попытавшись двинуться обратно, наткнулась на меня.
  - Никак заблудились, доктор.
  Сделав шаг назад, она перевела настороженный взгляд на Уислера:
  - Кто вы, собственно?
  - Меня зовут Абрахам Уислер. - Со спины Карен, тихо приземлился Блейд, - Его Блейд.
  - На меня не обращайте внимания, - подал я голос, - я тут почти на тех же правах, что и вы.
   Развернувшись, пошел обратно, думаю, мир для нее тоже вскоре изменится.
  
   Пока они болтали, я ходил по мастерской и оглядывал игрушки. Я не спец в оружейном деле, но кое-что знаю. Иногда интересовался, иногда... сталкивался. Взяв в руки черный пистолет, которым пользуется Блейд, прикинул вес, и присвистнул. Если приглядеться, узнаю эту модель. Ingram MAC, точнее не помню, но это не проблема, рядом стоит ПК, в прошлый раз, краем глаза, я видел ее модификации, однако был занят более важными вещами, вроде жизненно важной мне информацией по вампам.
   Что можно сказать о нем. Черный пистолет-пулемет, дополнительно улучшенный гасящей отдачу конструкцией. Дополненные лазерным целеуказателем и удлиненным искусственным дулом. Рядом лежал его собрат, только если пистолет Блейда был MAC 11, то этот вариант был собран из MAC 10, все той же компании. Сами пистолеты зарекомендовали себя хорошо, судя по записям, и Уислером было решено использовать их, в сочетании с доработкой и соотношением цена/качество.
   М10 и М11 являются простыми по устройству, компактными (пригодны для скрытого ношения) надежными образцами оружия. Высокий темп стрельбы обеспечивает значительную огневую мощь на малых дистанциях, однако в сочетании с небольшой массой и коротким стволом приводит к значительному рассеиванию пуль при стрельбе, существенно ограничивая эффективную дальность. М11, в сочетании с его маломощным патроном, особенно хорош для действий в тесных помещениях, например салонах самолетов или автобусов, комнатах, забитых людьми.
   Высокая компактность обеспечивает скрытое ношение оружия. Размещение рукоятки взведения затвора сверху ствольной коробки позволяет взводить затвор как правой, так и левой рукой. Достаточно большая емкость магазина обеспечивает высокую скорострельность. Хорошая балансировка позволяет вести огонь одной рукой. Наличие плечевого упора повышает устойчивость оружия при стрельбе. Обе модификации ПП комплектуются эффективным глушителем, который можно также использовать для удержания как цевье во время стрельбы. Глушитель за счет своей массы уменьшает увод ствола с линии прицеливания. ПП отличается высокой надежностью и хорошей живучестью узлов и деталей.
   Одним словом, то, что доктор прописал. Жаль лишь пули, лично мне. Дороговато выходит. Нейтрат серебра это не обычный свинец.
  
  Дробовик лежал отдельно, на другом столе. Его я тоже уже видел, и видел, как им Блейд изрешетил неудачливых тварей. Куин, так же, был пришпилен к стене, с помощью этой штуки. Под дулом находилось два крепления, которые стреляют серебряными кольями. Снова заглянув в ПК, даже особо не ища, почти сразу нашел информацию и по нему.
   'Коломет' - все просто и удачно. Серебряные пики под огромным давлением хитрого механизма, выстреливают снарядом со скоростью почти сто метров в секунду. С расстоянием, конечно, теряется и скорость, однако на ближней дистанции до двадцати метров, эта штука просто убойна.
   Как-то незаметно появился Блейд, но я его почувствовал, правда слишком поздно, за пару секунд, прежде, чем он начал говорить:
  - В программировании разбираешься?
  - Ну, так, чуть выше среднего, а что?
  - Держи.
   Мне в руки попал переносной КПК, размером в две ладони. На нем были крепления для руки, и одевались они, как часы. Нацепив его, я сразу включил и замер. Ничего особого, но краткая информация по оружию и его модификациям была уже закачана туда, некоторая информация по кланам вампиров и кое-какие контакты некоторых людей, кроме Фокса, о других не знаю. Никаких названий фирм, либо чего другого на нем не было. Игрушка не дешевая и мне ее дали, и да, я в ней очень нуждался.
   Пролистав несколько программ, покачал головой. Стопудово военная штучка, взлом данных и некоторые интересные вещи, благодаря ей можно проделывать на месте, не роясь в чужом компьютере, надо лишь непосредственно подключиться. Спутниковая связь, видимо, на свой канал, и... маячок. А вот это зачем? Следят?
  - Отключи.
   Видимо, поняв по моему лицу, Блейд определил причину моей нахмуренности. Я осторожно, пользуясь своими невеликими знаниями, отключил маячок, пришлось лезть аж в самые дебри, где он был спрятан, но надеюсь, я ничего не запорол. Придется обучаться самостоятельно, но я один из лучших в школе, нет? Надо будет, и не то, под угрозой обстоятельств смогу сделать.
   Блейд же в это время, собирался и схватив свое оружие понес его в сторону машины.
   Я пошел за ним, здраво предполагая, что мы покинем это место вскоре. А так, как я мало того, что по уши в этом дерьма оказался, замечу, что добровольно, так еще, похожу и должен остался.
   Возле машины, Уислер заполнял бензобак. Карен стояла в стороне и исподлобья на него глядела. Блейд уселся на выступ и вытащил карту, начав что-то в ней отмечать. Я сел рядом, смотря на карту города, крестики, видимо те места, где он уже бывал.
  - Я заложница? - пустой интонацией поинтересовалась Карен.
   Уислер выдохнул дым от сигареты:
  - Думаю, нет, но прежде чем отпустить вас, надо принять меры предосторожности.
   Глядя на то, как Карен скептически глянула на него, я хмыкнул. Да, да, я тоже так считал по началу.
  - Поймите они повсюду. Вампиры, Homenus nocturna... мы за ними охотимся. Кочуем из города в город, вслед за их миграцией. Они живучие. Способны к регенерации.
  - Вы ждете, что я поверю в это?
  - А та прыгучая головешка в госпитале, не доказательство? - вмешался Блейд.
  - Прыгнул с шестого этажа и убежал, словно и не прыгал совсем, - нахмурился я, вспомнив тот момент.
   Карен, видимо, так до конца и не поверив, все равно продолжила диалог:
  - Что у вас за оружие? Колья? Распятия?
  - Распятия ерунда, - резко оборвал ее Уислер, закончив заправлять машину, и отошел к старенькому железному шкафу, - хотя не все легенды врут. Так у вампиров жестокая аллергия на серебро. Чеснок для них яд, вызывает мускульные спазмы.
  - Так же вредно солнце, - вытащенная вещь из шкафа, оказалась немаленьким таким фонарем, - и ультрафиолет, - включив его и пройдясь нам по глазам, сказал Уислер.
  - Я отладил прожектор, испытаешь сегодня?
   Блейд заинтересовался и спрыгнул со своего насеста. Подойдя к Уислеру, он схватил его и хмыкнул:
  - Тяжеловат.
   Абрахам нахмурился и чуть подался вперед, его лицо приняло озабоченный и взволнованный вид:
  - Не надорвешься?
  - Кх... - я рукой подавил смешок, а Уислер подмигнул мне.
  - Ладно, добрось потеряшку до дома.
  
   Пнув ворота, Блейд двинулся вперед. Прожектор в чехле висел у него на плече, дробовик и меч он держал в руках. Карен с потерянным и ничего не понимающим видом двинулась за ним, практически не обращая внимания на меня. Ну, естественно, парень в капюшоне, в глаза не смотрит, молчит и не отсвечивает. Стоило бы ей чуть больше насторожиться, хотя куда уж еще...
  - Хочешь жить, постарайся еще до вечера покинуть город.
  - У меня здесь дом, работа, - потерянно ответила та.
   Блейд развернулся и встал, глядя на нее, очки мешали понять, куда направлен взгляд, но не думаю, что Блейд будет пялится на ее грудь, не тот он человек. Тц, нервы не к черту.
  - Ты у них на заметке, - а вот это знакомая речь. - Рано или поздно тебя тоже уберут, как свидетеля.
  - Тоже?
  - Я в той же ситуации, - пожал я плечами.
  - Уезжаешь?
  - Остаюсь, - покачал головой, - некуда мне ехать и негде спрятаться, остается либо ждать, пока за мной придут, либо придти самому.
   Закончив разговор, я тоже пошел к машине. Блейд уже закинул свой скарб туда, я встал у двери, оглянувшись на Карен, она идет или нет?
  - Поймите, идет война, - прихромал Уислер, протягивая ей куртку, - Я, Блейд, тот парень, и еще кое-кто, мы как-то пытаемся сдержать их натиск... но порой под перекрестный огонь попадают невинные вроде вас.
  Карен тяжело вздохнула и выпрямила спину, пытаясь взбодриться, но со стороны видно, как тяжело ей это далось:
  - Образцы крови есть, обращусь в полицию.
  Я покачал головой, бесполезно, я уже думал об этом, но все равно промолчал, вместо меня ответил Уислер.
  - Полиция бессильна. Поймите, они уже всюду. Вам невдомек, но вы часто их видите, в метро, в баре.
  - А как же я, - ее плечи вновь опустились, но она как-то держала себя в руках, - заштопали и бросаете на произвол судьбы?
   Покачав головой, Абрахам вытащил из кармана небольшой предмет, вложив его в руки Карен.
  - Вот, вампирогон. Нейтрат серебра, чесночная эссенция. Будьте начеку. Не расслабляйтесь, - отвернувшись, он пошел прочь, но остановился недалеко от входа: - Еще одно, купите пистолет. Если повысится чувствительность... к солнечному свету, или почувствуете жажду, которую никак не утолить. Пустите себе пулю в лоб.
   Уходя, он бросил:
  - Альтернатива еще хуже.
  - Поехали, - сказал Блейд.
  
   Ехали молча. Карен ушла в себя и лишь глядела в окно отсутствующим взглядом. Ей есть о чем подумать и да, я ее отлично понимаю. Я не бессердечен, как можно подумать обо мне, глядя на мою жизнь и мои поступки. Просто я эгоист, и между личным благом и чужим, если станет выбор, то выберу личное. Каждый выживает, как может. Но это не значит, что я не могу понять посторонних, отнюдь, я многое понимаю, и многое пережил, выгрызая свою жизнь. И это сделало меня тем, кто я есть, плохо это или хорошо.
  - Блейд, - ехать было скучно, поэтому я попробовал наладить диалог, - я заметил странность. Почему ты даже ночью носишь очки? Хотя по идее не должен особо видеть, они ведь мешают восприятию, особенно в темное время суток. Да и не только ты, тогда... на мясобойне, многие кровососы тоже были в очках, и не торопились снять их.
  - Зрение, - чуть погодя, ответил он, - У многих вампиров очень чувствительные глаза, и даже небольшой свет способен принести... некоторые неудобства. Очки разрешают многие проблемы, связанные с этим.
  - Почему не у всех?
  - Не у всех. Чуть меньше половины, как правило. Возможно мутация, возможно отклонение. Меня это особо никогда не интересовало.
  - Это ведь можно использовать? Свето-шумовые гранаты, вспышки, многое можно было бы придумать.
  - Можно, но не мне. Я так же подвержен этому, а каждый раз прятаться, часто в узком помещении негде.
   Ясно. Но лично для себя можно взять на заметку. Эту странность я давно обдумывал, но так и не пришел к выводу. Казалось, что они просто пытаются выглядеть крутыми, однако ничего не происходит просто так. Это тоже стоит запомнить, любые странности, они могут помочь. Чуть меньше половины, это не мало.
  - А Куин? - перевел я тему, - мне, показалось, что он тоже немного другой.
  - С чего такие выводы?
  - Показалось, он более живучий? Ты, как-то обмолвился, что многое на нем уже испробовал.
  - Хм, - хмыкнул он, видимо, вспоминая, когда говорил об этом, - возможно. А может просто удача. Он много раз от меня уходил, часто без какой-либо части тела.
  - Хе, - улыбнулся я, - должно быть, он тебя просто ненавидит.
  - Меня многие ненавидят. Но больше боятся. - Не отвлекаясь от дороги, ответил он.
  - И тебе это нравится, - попытался поддеть его.
  - Конечно. Добыча всегда боится охотника, - его лицо тронула неприятная улыбка.
  
   Оказались мы в Северной части города, в обычном спальном районе, который указала Карен. Подъехав к ее дому, я отметил, чистенькое и простое здание, двенадцати этажное, прямо у проезжей части. Доктор Джонсон, вышла на автомате, и, обойдя машину, встала у водительского окна.
  - Помни, что мы сказали. Держи ухо востро, они повсюду, - дав по газам, мы тронулись.
  И лишь сзади послышался крик Карен:
  - Но ведь они же спят днем!
  
   Проехав по переулку, Блейд развернул машину, и свернув на перекрестке, объехав по кругу здание, где жила Карен, снова подъехал к подъезду, но уже на другой стороне дорого.
   Я не совсем понял его манипуляции, поэтому решил спросить:
  - И зачем мы вернулись.
  - Будем ждать.
  - Ждать чего? - как же сложно с ним говорить.
  - Гостей.
   Решив не испытывать судьбу и сохранить себе нервы, я тоже стал наблюдать за входом. Минут через двадцать, подъехала полицейская машина.
  - А вот и рыбка, - улыбнулся Блейд.
   Выйдя из машины, мы зашли в дом, и не обращая внимания на вопросы с ресепшена, двинулись к лифту. Двери закрылись, но я отчетливо видел спину копа. Подождав, пока он не остановится, узнали нужный нам шестой этаж. Блейд не стал ждать лифта и пошел по лестнице, мне пришлось пойти за ним.
  - Ты уверен, что он именно тот, кто тебе нужен?
  - Да.
  - Хорошо. Тогда скажи, как ты догадался, что это будет коп, и почему так быстро?
  - Когда знаешь систему, можно предугадать ее действия. У вампиров везде есть свои люди, и поставить соглядатая недалеко отсюда, для них не представляет никакой сложности. Он то, и доложил кому надо, что наша девочка в доме.
  - Так ты с самого начала это планировал? - удивился я.
  - Я рассчитывал на это, и как видишь, не прогадал. Тихо.
   Я застыл, мы тихо двинулись по коридору. Откуда были слышны голоса, дверь была распахнута. Подойдя к двери, я прислушался. Глянув на Блейда, он губами сказал: 'Теперь нужно убедиться'.
  - А что с другим доктором?
  - Эм, с Кертисом Уэбом... не откачали. Но, - голос усмехнулся, - вам не надо переживать из-за этого.
  - То есть?
  - Тебе тоже конец тварь, - послышался звук вынимаемого оружия.
   Я дернулся, но был остановлен Блейдом, которому было видно, что там происходит.
  - Ааа, - вскрикнул коп, - Да что?! что за дрянь?! Дьявол! Тьфу, хе-хе, чеснок что ли?
  - Говорят, помогает от вампиров, - зло процедила Карен.
  - Вампиров? - коп усмехнулся, - кто сказал, что я вампир.
   Блейд зашел в комнату, встав у него за спиной, в момент, когда полицейский только хотел направить оружие на доктора, он подсек ему ноги, и опрокинул на пол.
  - Я.
   Пинок под ребра, и коп отлетает к батарее, теряя свое оружие. Подойдя к нему, Блейд взял его за грудки и поднял на ноги.
  - Он лишь послушник, - удар по лицу, - рвется в вампиры, - короткий удар в солнечное сплетение, - если проявит рвение в верность, наставник, возможно, обратит его.
   Схватив его за руку и толкнув в спину, Блейд отправил его в стену, в которую коп впечатался со смачным звуком. Подняв руки к лицу, послушник сплюнул несколько сломанных зубов на ладони, но не успел их рассмотреть, как Блейд ударил по почкам.
  - Минутку, - воскликнула Карен,- я тебе что, приманка?
  - Угадала.
   Развернув его к себе лицом, Блейд ударил по печени слева, подбросив его отправил в мою сторону. Я, долго не размышляя, прямым ударом ноги вернул его обратно.
  '- Черт, приятно-то как... - да и я ярость моя довольно забурлила внутри'.
   Еще один бросок, и неудачник своим телом ломает стол.
  - А без этого никак нельзя? - указав на стол, нервно спросила Карен.
  - Да ладно тебе, - ухмыльнулся я, - все равно ты собиралась уехать.
   Прижав его к дивану, Блейд оттянул ему воротник, открыв татуировку у него на задней части шеи.
  - Смотри, Глиф, вампирское клеймо. Значит инспектор Кригер чья-то собственность. Если другой вампир его выпьет, перед хозяином придется отвечать.
  - Уй, - выдохнул Кригер.
  - Дьякон Фрост, - определил по глифу Блейд, - мы давно его выслеживаем.
   Подняв его, и поставив на ноги, Блейд начал рыться в его карманах. Сам Кригер, ничего не мог сделать, пол лица превратилось в синяк, нос разбит и обильно крапал кровью.
  - Ну, инспектор Кригер, девушку ты прошляпил... что еще замышляет Фрост? - сняв часы с его рук проговорил Блейд.
  - Еще и грабишь? - Карен вклинилась в разговор, - потом возьмешься за меня?
  - Откуда, по-твоему, у нас средства, а? На фонд Сореса мы не надеемся.
   Удар в лицо и Кригер снова на полу. Блейд осмотрев часы, бросил их на него.
  На мой непонимающий взгляд пояснил:
  - Штамповка.
  
  - Осмотрим машину? - задал я вопрос.
  - Да.
   Схватив Кригера за шиворот, я потащил его вниз. Садист во мне взыграл и взял вверх, поэтому я решил, что лучше ему пройтись по лестнице... кувырком. Бил и кидал его осторожно, дабы он шею себе не сломал, но удовольствие это приносила почти физическое. Послушник, мать его. А ведь такие, как он, могли придти и за мной, ублюдок.
  - Не скули, - провожая пинком его тушку, бросил я.
   Дойдя до улицы, дотащил его до машины и вручил Блейду. Карен и Блейд поехали на лифте, я же предупредив второго, прокатил Кригера по лестницам, так, что они не волновались. Блейд схватил Кригера и открыл багажник, в котором лежал большой, белый, медицинский кейс.
  - Что это тут у нас?
   Кейс открылся и сквозь секундный пар, от холода, что поддерживался внутри кейса, нам предстали пачки с кровью. Ого.
  - Ух ты, наш друг похоже перевозит кровь.
  - Клиника Хилберн, там станция переливания крови, - определила Карен.
  - Принадлежит вампирам, такие в каждом городе. С доставкой на дом? К кому ты едешь:?
  - Не... понимаю о чем ты.
   Схватив его за голову, Блейд познакомил его лицо с металлом машины. Я улыбнулся, а Карен вздрогнула:
  - Эй, не увлекайся, - оглядываясь на людей вокруг, проговорила она.
  - Стоять. Последний раз спрашиваю. Куда. Ты. Ехал.
  - А вот хрен тебе, - шепеляво ответил Кригер.
  - Мне хрен? - У него в руке оказался его ПП, - а тебе пулю!
  - Не надо! - Карен попыталась отдернуть руку Блейда, Кригер воспользовавшись ситуацией, дернулся и вырвался из захвата, сразу рванув прочь.
   Я сделал прыжок, но сразу присел, видя, как Блейд целится, вокруг было много людей и они сразу стали пищать и кричать, при виде вооруженного парня. Они же и помешали ему выстрелить, не смотря на то, как легко попался Кригер, он легко пользовался толпой, не брезгуя ими прикрываться, пару рывков и он за углом. А мы привлекли слишком много внимания, надо будет уходить. Коп ушел, а жаль.
   Блейд зажал скулы и направился к Карен. Сняв очки, он приблизился к ней, лицом к лицу, и чуть ли не прорычал:
  - Дура! Можешь ты понять? Твой мир лишь верхушка айсберга, под скрыт другой, настоящий... где обитают они. Если хочешь уцелеть в сражении, умей нажать на курок!
  - Идем.
   Я кивнул, мы отправились к машине.
  - Подождите! Я пойду с вами!
  - Ты балласт.
   Сев в машину, я прикрыл глаза. В принципе, осуждать ее за глупость и не смелость, не имеет смысла. Она обычный человек, не привыкший к подобному, но все равно... послушник был ниточкой. Что делать теперь?
   Карен тоже села в машину.
  - Я останусь тут, иначе мне не уцелеть и уж точно не найти лекарство от превращения.
  - Его не существует.
  - Что будем делать теперь? - прервал я их разговор.
  - Ждать.
  - Долго? - заинтересовался я.
  - До вечера минимум.
  - Хорошо, - вздохнул я, выходя их машины, - буду вечером, если не найду вас здесь, то свяжусь.
   Не слушая ответа, вышел и закрыл дверь. Прикинув, сел в такси и поехал домой. Нужно немного прибарахлиться.
  
   Дома я оказался довольно быстро. Пробок было мало, что очень странно, ведь сейчас утро. Посмотрев на время, понял, что в школу уже опоздал.
  '- Ааа, ну и черт с ней, - махнул рукой'.
   Первым делом забежал в ванну и нормально помылся. Расслабившись и сел на диван и прикрыл глаза. Дни оказались тяжелыми, но не настолько, чтобы жаловаться на жизнь. Я многое узнал, многое понял, и кое-чем обзавелся, смотря на свой КПК на руке. Включив телевизор, стал разбираться в переносном компьютере, лишь краем уха, следя за новостями.
  '- Криминальные новости. С вами Виктория Хикс, и это 'Свежие Новости'. Последние несколько дней, в полицию были доставлены несколько десятков преступников. Кто или что это сделал не известно. Единственные приметы, о которых говорят задержанные, были черный костюм с капюшоном и красная маска в затемненных очках. Так же стоит заметить, что на многих из них оставалась белая субстанция, с виду похожая на паутину. Некоторые были буквально приклеены к дверям офиса местной полиции. Сама же полиция Нью-Йорка не сказала ни слова, однако по городу уже ходят слухи о некоем 'Народном мстителе', что примечательно, ни один доставленный не погиб. Многие были избиты, но их жизням ничего не грозит. С вами была Виктория Хикс и это 'Свежие Новости'.
   Мощный процессор, почти два терабайта памяти, остальное по стандарту. Специализированные программы, которые видимо написаны военными, потому, как о таких я ни разу не слышал. Все они созданы для взлома, так же есть несколько программ шифраторов, и конструкторов, для создания очень узких и однобоких, насколько я понял, одноразовых программ. Очень и очень полезная штучка, если научиться, ей пользоваться правильно.
  '- Благодарю, Виктория. Вернемся к основным событиям. Вчера был, наконец, найден и доставлен домой миллиардер, владелец одной из крупнейших оружейных компаний, Тони Старк. Как нам стало известно, Тони был похищен террористической организацией, где его попытались заставить сконструировать оружие. Как ему удалось сбежать, информации нет, поэтому это остается за кулисами. Сам Тони Старк обещал сделать объявление через несколько дней, связанное с компанией и его дальнейшими планам. С вами был Винсент Олрик, и это 'Свежие новости''.
   Подняв голову, и прищурился. Я думал, этот богач уже труп и кормит скорпионов, где-то глубоко в песках. Ан, нет, мужик выбрался и хоть и выглядит побитым, как уличная дворняга, судя по кадрам, но вполне себе живой и здоровый.
  - Пфе, думаю, мир немного бы потерял, если бы Старк не вернулся никогда. Разбрасывается деньгами, когда многим их очень не хватает, - проворчал я.
   Все ясно, я хлопнул по коленам, вставая. Думаю, что я частично разобрался, и сейчас нужно только работать с ней и работать, набирая опыта. Это, пожалуй, как с телефоном. Вроде все ясно, но нужно время, чтобы привыкнуть. Правда, эту крутую хакерскую игрушку тяжело сравнивать с телефоном. У них разные функции, но принцип я понял. Этот подарок... стоит того, чтобы убить, если честно.
   Взяв телефон, я прикинул, нет, сейчас уже начались уроки, и звонить Питу будет глупо. Поэтому я вытащил свой оставшийся небольшой скраб и решил обрезать и подогнать убитый бронник. Выбора у меня особо нет, но быть застреленным не хочется. Уислер обещал мне подогнать мне кое-что, но когда это будет. Какую-никакую, но безопасность я обеспечить себе обязан, слишком часто моя жизнь оказывалась на волоске и пусть я ввязываюсь во все это сам, я еще хочу жить. Так же ярко и интересно. Да кого я обманываю? Хочу спокойной жизни, тихой и размеренной, но ее не будет. Я хочу, но не смогу так жить. Поздно.
   Пистолет лег на кровать, а я занялся подбивкой. Оставшиеся целые места бронника разделил на части и начал пришивать их к водолазке, сверху натяну спортивку и думаю, будет не особо заметно. Живот остался открытым, но сердце и легкие я закрыл. Печень тоже осталась защищена. Хорошо.
   Маска осталась сломана, но пока буду пользоваться черной бандамкой. Далее взял шприцы и смешав с водой, чесночный порошок, наполнил их. Небольшой наборный инструмент переделал в удобную для быстрого съема шприцов, подсумку, прикрепив ее к штанине. Зайдя в комнату, где я храню весь хлам, вытащил несколько малых аккумуляторов, и выбрав из них самые маленькие, начал воплощать свою идею. Контакты замкнул на лезвии, а сам аккумулятор присобачил к рукояти.
   Рукоять стала немного не удобной, но не критично. Щелкнув кнопку, увидел электрическую искру и гудящий звук аккумулятора. Рукоятью почувствовал легкую вибрацию. Дотрагиваться до лезвия не решился, прислонив его к батарее. Треск и я роняю нож, тряся рукой. На батарее, где я испытывал свою поделку осталось черное плечо. Аккумулятор на рукояти накрылся, понял я это по дыму, что он испускал. Значит одноразовый. Ну хоть так. Один раз, да навсегда, надеюсь. Не могу посчитать сколько вольт он выдал, но черное пятно на батарее говорит о многом. Главное себя не ебнуть этим.
   Поменял аккумулятор и немного переделал конструкцию, поменяв его место на рукояти. Сделал еще более неудобным, но более безопасным. Теперь меня точно не ударит.
   Для чего я это делаю? Во первых, кроме пистолета у меня остались только серпы, пару ножей и колья. Но они ни черта не серебряные, и ими придется бить либо в голову, либо в сердце, чтобы наверняка. А так, будет хоть что-то способное удивить. Хотя, честно говоря, на вид это выглядит убого, но я не брезгливый. Пользуюсь всем, что есть.
   Поставив будильник на обед, лег спать. Все потом, уже ноги не держат.
  
   Проснулся за пол часа до будильника. Да что же такое, я чувствую, что не выспался нихрена, но уснуть не могу. Немного гудела голова, поэтому отправил таблетку в пустой желудок. На скорую руку сварганил себе яишницу, да побольше, и съел. Не бог весть что, но и так сойдет.
   Телефон оказался в руках, быстрый набор номера и гудки.
  - Алло.
  - Привет, Пит. Как ты?
  - Привет, Берн. Нормально... думаю. Тебя учителя спрашивали, тебя нова в школе не видать. Ты в порядке?
   Я прикусил губу, блин, я вообще то позвонил побеспокоиться о нем, а вышло все наоборот.
  - Норма, Пити, просто проблемы на работе, без меня никак, - солгал не думая. - Я что звоню, ты, сам, - выделил я, - точно в порядке? Помощь какая не нужна?
  - Нет, - помолчав ответил он, - в норме я, в норме... просто... знаешь, сложно стало все. Тоже проблемы навалились кое-какие, но я решаю их, в меру своих сил.
   На заднем фоне я услышал звук радио и чей-то голос, полиция чтоли?
  - Ладно, Берн, мне тут нужно отлучиться. Про школу не забывай, неуд поставят и на второй год оставят.
  - Хорошо, - вздохнул я, - ты звони, если что.
   Он положил трубку, а я задумался. Что-то с ним не так, помимо того, что о нем знаю, что-то происходит, важное. Но я не могу отвлекаться. Нужно еще кое-кому позвонить.
  - Алло, привет Сью. Нет. Да. Нет, не смогу сегодня. Ага, все еще парюсь с этим. Не волнуйся ты так. Да, как смогу позвоню. Обязательно. Угу, понял. Все давай, мне бежать надо.
   Вроде все. Надеюсь ничего не забыл. Схватив рюкзак, накидал туда всего, что может понадобиться. Оделся и выпрыгнул в окно, уже темнеет, доберусь своим ходом.
  
  - Ну привет, - посвежевший и готовый я сел в машину, она стояла там же, где была. Блейд не обратил внимания на меня, Карен поздоровалась, но как-то вяло.
   Запах еды. Обернувшись, я посмотрел, как Карен ест китайский фаст-фуд, мда.
  - Ни за что не придет, - покачала головой девушка, - не такой же он дурак.
  - Поскольку ты ничего не знаешь, - ответил Блейд, - не надо делать выводы.
   Просидев еще некоторое время, я заметил идущего копа издалека. Улыбнувшись, я наблюдал, как он подбежал к машине, оглядываясь по сторонам. Сев в нее, он завел мотор и развернувшись рванул прочь.
   Блейд обернулся к Карен и улыбнулся искусственной улыбкой, через секунду исчезнувшей, будто ее и не было. Машина погналась за ним. Преследование было... полезным, для меня, наблюдающего за тем, как действует Блейд. Он вел машину очень грамотно, и держал довольно большое расстояние, иногда просто исчезая из поля зрения, рассчитывая в какую сторону едет Кригер. Иногда срезал и заезжал в между домами, проезжая мелкими улочками, но никак не отставая от послушника.
   Доехав до перекрестка на Кэмвел стрит, Кригер остановил машину и покинул ее. Я засмотрелся на высотку стоящую рядом, которую никак не припомню. Мы остановились за углом в неприметном месте. Кригер забежал в клуб, что выглядел как монолит, с синей подсветкой.
  - Смотри, - указал Блейд на стену.
   Я пригляделся, фосфорная надпись стала видна в темноте. Да это же глиф!
  - Кажется, мы напали на след, это знак вампиров. Где-то рядом их склеп для сборищ, место, где можно переждать день. Видишь тех молодцов, - у входа в клуб стояло пару человек, - вампиры... и швейцар тоже. И шлюшка на углу.
  - Как ты узнаешь их? - пригляделась Карен.
  - По походке, - Блейд скорчил презрительную гримасу, - по запаху.
   Он вытащил из машины прожектор и бросил его доктору. Я натянул бандану, чувствуя, что скоро станет жарко. Пистолет лег в кобуру справа, шприцы слева на ноге. Серпы, как обычно спрятал в рукавах, а колья под ребрами. Может не так здорово как могло бы быть, но тоже не плохо.
  - Словно дурной сон, - выдохнула Карен, поежившись.
  - Есть создания пострашнее вампиров.
   Блейд скинул плащ в машину, и вставил меч в ножны за спиной.
  - Например?
  - Некто Блейд.
   Я усмехнулся. Мы двинулись к клубу, идти до него, рукой подать. Метров двести, не больше. Чем ближе мы приближались, тем больше я нервничал. Я еще не бился с вампирами, поэтому не знал, чего от них ожидать. Главное помни, они не все сильны, да сильнее обычного человека в целом, но далеко не все из них тренированные бойцы и стрелки, так, что бей сразу и не жалей.
   Подходя к клубу, Блейд обратился к Карен:
  - Итак, вводный курс анатомии вампиров. Распятие и святая вода им не помеха, нужно серебро, колья или солнечные лучи. Умеешь пользоваться?
   Ей в руку лег пистолет.
  - Нет, но быстро научусь, - зло проговорила она.
  - С предохранителя снят, пули серебряные с чесночной начинкой. Бей в голову или сердце, иначе все... пикнуть не успеешь.
  - Одну минуту, - охранник остановил нас у входа, - у вас есть приглашение? - оглядев нас: - на троих.
   Блейд усмехнулся и снял очки, удар в кадык и разворот с ноги, от которого охранник проломив стеклянную дверь влетел внутрь. Я рванулся на соседних, сокращая расстояние в два быстрых шага, и всадил первому в глаз шприц, с противным звуком вводя в него все содержимое.
   Шаг назад, быстрый сука. До Блейда не дотягивает, но все равно неприятно, потряс я рукой, на которую пришелся блок от удара одного охранника. Тот, что со шприцом в глазу, уже давно лежит и трясется на земле.
   Несусь навстречу, не давая ему вытащить оружие, этот ублюдок в очках, думает, что успеет, хрен тебе! Хай-кик левой ногой, с поворотом бедра, от души выбил из него все дерьмо, но не вырубил. Живучая тварь, пригнулся, пропуская удар над головой, немного смещаясь влево, прописал короткий удар в висок. Перехватываю его руку, пока он немного потерялся в пространстве, хрустящим звуком ласкающим мое ухо, ломаю пальцы. Серп оказался в руку, и отделяет голову от тела. Прикрываю глаза от вспышки сгорающего тела и вытащив пистолет, всаживаю пулю в голову шалаве, что стояла неподалеку уже готовая рвануть отсюда. Еще одна вспышка.
   Успокаиваю ярость с легкостью, она уже получила откупные и слушается в разы легче.
  - Хорошо, - кивнул Блейд, оглядев мою работу и вошел внутрь.
   Сидящего у стены, в которую вбил его Блейд охранника, добивая серпом, лишая его головы. Самый действенный, пожалуй, способ.
  
   В клубе было темно, и лишь освещалась сцена, на которой танцевали азиатки. (прим. От автора: Кстати, тут музыка звучит прикольная в этом моменте. School girl rap, поют если не ошибаюсь, Wa Cherry, как-то так.)
   Танцпол был на возвышении, и находился в центре. Все пространство было в дыму от сигарет, которые курили люди. Я огляделся, было похоже, что этот склеп был контролем азиатской мафии, но они сами видимо не знали о вампирах, либо знали, но не все. Хорошее прикрытие, на нас не обращали внимания, лишь презрительные взгляды и несколько охранников, что двинулись нам наперерез.
   А вот и Кригер, отбежал за барную стойку и скрылся внутри.
  - Кенджи! Останови его!
   Блейд запрыгнул на стойку и ударом ноги не дал бармену навести на него дробовик.
   Я прикрыл его и вмазал охране подбежавшей к нам. Удар разбил ему нос, второй получил в колено, которое развернулось в другую сторону. Это оказались обычные люди. Поэтому добивать их не стал.
   Зайдя вслед за Блейдом, увидел, как он снова избивает Кригера. В комнате за барной стойкой, оказалась кухня.
  - Скажи где вход?
  - Я не должен, меня за это...
   Его слова прервал удар, который отправил его на пол, прокатившись по нему, он оказался передо мной. Я поднял его, и рукой развернул к себе, приподняв его голову, ударил его по носу влево, заставив этот нос с хрустом ломающихся хрящей повернуться.
  - Ааа! - Кригер схватился за нос.
   Блейд улыбнулся и взял его за ухо, выворачивая и заставляя того вставать на цыпочки.
  - Все! Ладно, ладно...
  - Спрашиваю в последний раз, где вход!
  - Через... хрр, - нос не давал ему говорит нормально, - через...хрр, через морозилку.
   Я обернулся в ту сторону, куда указывал Кригер, и подошел к двери. Блейд покачал головой и вмазал ему снова.
  - Я правду, правду говорю! Через морозильную камеру!
   Приоткрыв дверь, моим глазам предстал длинный тоннель внутрь.
  - Блейд! - крикнул я, выходя оттуда, - а коп то не врет.
   Он схватил послушника и глядя в глаза сказал:
  - Передай Фросту мои слова. На кровопийцев открыт сезон охоты.
   Пинком отправленный Кригер, хромая через раз, но, не сбрасывая скорости, свалил из кухни.
  - Ну, что, - бодро обратился к своим временным товарищам, - посмотрим, что внутри?
  
  
  Глава 10. Дело делом, а о себе не забывай.
  
   В проход я залез первым, на правах первооткрывателя, ну или человека, что просто решился проверить слова Кригера первым. Внутри было холодно, но не ниже нуля. За дверцой морозильника, сразу начиналась лестница. Сам тоннель был бетонным от начала и до конца, никаких покрытий, знаков, что я ожидал от логова, или рисунков, голый бетон.
   Спереди виднелась металлическая дверь, к которой мы спокойно прошли. Никаких поворотов, ловушек или сюрпризов. Даже странно, это.
   Металлическая дверь при приближении, оказалась лифтом, двери которого открылись, когда я подошел. Автоматика. Я оглянулся и махнул рукой. Зайдя в лифт, подождал, пока Блейд с Карен войдут за мной.
   Примечательно было, что никаких кнопок, как снаружи перед лифтом, так и внутри в нем самом, не было. Голый металл. Необычно. Двери закрылись, и я почувствовал, как нас стало опускать вниз.
   Проверив, как лежат в руке серпы, и легко ли достается пистолет, немного расслабился. Что бы там внутри меня не ждало, я лучше, чем сейчас, в данных условиях не подготовлюсь.
  - Блейд, - как думаешь, что здесь? - тихо поинтересовалась Карен.
   Размяв плечи, и немного подпрыгнув, я ответил вместо Блейда:
  - Сейчас узнаем.
  
   Дверь открылась, и мы с Блейдом вышли, держа в руках оружие, на случай внезапного нападения. Местом, куда мы попали, оказалась огромная комната, заполненная серого цвета, компьютерными блоками, выше меня высоты. Далее виднелись такого же стиля блоки, но больше похожие на картотечные шкафы, в которых по видимому, хранились документы.
  - Похоже на архив... - врубил рубильник Блейд и помещение осветилось.
   Мы пошли вдоль блоков, я оглядывался по сторонам. Архив, если это архив, тут может быть что-то интересное? Черт, сколько же тут информации?
  - Наверное, хранят здесь свои летописи.
  - Техника не средневековая.
  - Точно, - кивнул я, - тут может быть что-то интересное? Информация?
  - Нет, - покачал головой Блейд, - здесь скорее история.
   Я сплюнул. Возможно, будь тут, что интересное, Фокс не отказался бы купить. Деньги, деньги, деньги...
  - Они во все запустили когти... политика, финансы, недвижимость, половина города у них в руках.
  - С такой властью много дел можно провернуть, - проговорил я, - Слушай, а этот Фрост, он из какого клана?
  - Нет у него клана, но он сумел сколотить довольно сильную группу, которую не рискуют трогать чистокровные.
  - Все обращенные?
  - Да, Фрост очень горделив и хитер. Умом тоже не обделен, но у него есть слабость. Он верит, что вампиры должны править людьми, и не понимает, что случись открытая война, их уничтожат. Еще он ненавидит, когда ему указывают на то, что он не был рожден вампиром.
  - Раз он умен... значит, у него есть план?
  - Поэтому он мне и нужен. Он опасен, и не ясно, что он может сделать в следующий момент. Слишком много стран, где он оставил свой след.
  - А почему чистокровные просто не объединятся и не уничтожат его?
  - До этого момента, он не убивал чистокровных, хоть дорогу им и переходил. К тому же, кланы не всегда дружны, чаще просто игнорируют друг друга, и не лезут в личные дела. Однако тронь Фрост кого-либо повыше, ему не жить. Ликвидируют. В этом кланы бывают солидарны и едины.
   Дела. Довольно интересная сторона бытия вампиров. Больше похоже на средневековую феодальную систему, только без особой грызни между собой. Не считая обращенных, насколько я понял, вот они грызутся и очень сильно.
  
   Далее я шел за Блейдом, который, кажется, неплохо разбирался куда идти. Но меня настораживал запах, нечто не приятное, противное. Я сморщился, подавив рвотный позыв, да откуда ж такой фан?
  - Что за запах? - Карен тоже сморщилась.
   За углом послышался голос, я встал на секунду и пошел тише.
  - Изучи схему Фрост, для ритуала нужно двенадцать рожденных.
   Мы подходили ближе, и первым, что попалось мне на глаза, были целые ряды мониторов, выставленные полукругом. В центре же... я проморгался. В центре сидел огромный, толстый, жирный вампир, которого я определил по неестественно выпирающим клыкам и длинным неухоженным когтям. Он словно расплывался, маленькие ножки торчали и выглядели так, как будто это пережиток эволюции и давно не нужны. Огромные складки жира, двигались волнами при малейшем движении. Цвет кожи тоже казался противным, светло зеленый, блевотный. Это был самый уродливый вампир, которого я видел, по виду которого было видно, что он тут сидит... или лежит, среди всего этого дерьма не ясно, всегда. Над всем возвышалась лысая голова, шеи не было, она тоже давно скрылась под жиром.
   Вампирский мутант, всплыла в голове информация, да точно, уроды, что бывают среди них не так редко.
   Чем ближе мы подходили, тем сильнее становился запах.
  - Кригер, это ты? - видимо услышав наши шаги, спросило это... в пространство.
   Мы вышли, и я еще ближе оглядел это.
  - Он здесь! Он здесь! - запаниковал он.
  - Это должно быть Пирл... архивариус.
  - Он убьет меня, убьет! Фрост, на помощь!
   Из соседнего ноута раздался веселый голос:
  - Пирл... ты обречен. Постарайся хотя бы сдохнуть достойно.
  - Фрост. Подлый кровопийца, - захныкал Пирл.
   Блейд развернул ноут и экране появился вампир, с окровавленным подбородком, это первое, что бросилось в глаза. Аристократические черты лица, хищные глаза и легкая улыбка. Его каштановые волосы были слегка растопырены, а темная рубашка была расстегнута до груди.
  - Поздравляю Блейд.
  - Фрост.
  - Ты вроде меня ищешь? Я польщен.
  - Напрасно.
   Фрост протянул руку и экран погас. Блейд щелкнул пальцами, подав знак Карен. Доктор все поняла правильно и расчехлила прожектор.
  - Что это?
  - Правильно боишься. Ультрафиолетовая лампа, поиграем в вопросы и ответы?
  - Неееет...
  - Будешь откровенен, может, отделаешь загаром. Что это? - указав на экран, сказал Блейд.
  - Это так... ерунда. Рутинная схемка.
  - Аааааааа....! - Карен осветила его ультрафиолетом, надолго не задерживаясь на одном месте, дабы не сжечь его раньше времени.
   Есть вещи, которые делать нельзя, если ты сказал себе нет. Есть вещи, которые ты позволяешь себе делать, даже если это идет вразрез с моралью общества. Эту грань сложно определить, и еще сложнее поставить ее в рамки своих правил. Вампира жалко не было. Вот просто негде было взять жалость, хоть, если честно я и попытался. Чисто ради эксперимента, сделал это и облегченно выдохнул, нет у меня сочувствия к клыкастому народу.
   Кожа слегка почернела, и в воздухе появился запах паленой кожи. Его тело покрылось кровяными волдырями, а его крик перешел на ультразвуковую волну.
  - Очень больно?
  - Это фрагмент! Часть пророчества!
  - Пророчества?
  - Точно сказать трудно... все не помнишь. Ааааааааа! Аааааааа!
   Запах жареного усилился, а взглянув на Карен, я заметил почти злорадное выражение лица. Да она получает удовольствие! Кто мог подумать, что в нашей замарашке, откроются садисткие черты. А еще доктор! Но это верно, чем чаще узнаю этот мир, тем сильнее люди похожи на зверей. Либо ты ешь, либо едят тебя. Хорошо, что Карен поняла это не слишком поздно. А может и слишком?
  - Настанет 'Пришествие ЛаМагры', духи двенадцати пробудят кровавого бога... он придет... он придет... ты бессилен помешать, не боящийся света.
  - Это точно?
  - Эээ, так сказал Фрост... он знает.
  - Если ты не против, я одолжу диск, - вытащив дисковод, вместе с диском из компьютера, улыбнулся Блейд.
  - Шевельнется, зажарь его, - кивнул Карен, отходя к приметной металлической двери.
  - Стой, - улыбнулся я, подняв руку, - не жарь пока.
   Я подошел к пузану, и поставил ногу на его обгорелую кожу, заставив того, вскричать от боли. К КПК уже был подключен кабель и я рылся в файлах, стараясь определить, что может принести пользу, а что нет. Информации было мало, видимо, хранилось тут не многое, но некоторая была. Мне уже удалось найти местоположения нескольких других архивов и склепов, а так же мест тусовки вампирской 'молодежи'. Но меня интересовала совсем другая вещь, досье. В архивах были досье на людей, что работали на вампиров, однако я никак не мог пробиться сквозь защиту, и никакие приемы не помогали. Я не достаточно хороший хакер, чтобы обходить такую защиту, и не скоро таковым стану, если стану вообще.
  - Пирл, - надавив ногой еще сильнее, я вгляделся в него, чувствуя себя хозяином положения, - скажи мне, ты сможешь вскрыть мне этот файл? - Показал ему на КПК.
  - Я не знаю, что это, - на его слова, я покачал головой.
   Не таким я представлял себе архивариуса, но это лишнее. Почему он сопротивляется? Он думает, что я ему поверю, и не стану лезть туда, куда не стоит? Или ему мало загара? Что не так с этим вампиром?
  - Слушай меня, - прикрикнул я, - тебе мало было ультрафиолета? А, понял, хочешь, я тебя пристрелю? - дуло пистолета я направил ему в лицо, - открой мне этот файл!
  - Хорошо... - Пирл прикрыл глаза, и жалобно застонал, любое движение приносило ему много боли.
   Тц, сорвался. Мог и не кричать, угрожая ему. Но у меня есть оправдание... у меня всегда есть оправдание, даже когда я действительно чувствую себя виноватым.
   Файлы открылись, и я начал спешно их скачивать на КПК, будто боясь, что не успею. Информации было много, и мне нужно было время, чтобы ее загрузить. Повернув голову, я наблюдал за тем, как Блейд покрывает взрывным гелем створки двери, готовясь ее подорвать. Ну, открыть ее не выйдет, скорее всего, ключа у нас нет, а он механический. Сама дверь была подобна тем, что стоят в банке, но немного меньше, так, что подорвать ее вполне возможно, просто вырывая ее из стены, направленной взрывной волной.
  - Что за дверью?
  - Да так, кладовка, где хранят хлам, ничего ценного, - зачастил Пирл.
  - Тогда ты позволишь заглянуть?
  - Нет! Ааааааа!
   Карен вошла во вкус и снова начала его прожаривать, я четырхнулся, и поспешил проверить файлы, осуждающе глядя на Карен, на что она пожала плечами. Файлы грузились, и ничего опасного не произошло. А ведь Пирл мог задеть компьютер и закрыть мне доступ.
   Хорошенько прожарив его, от чего Пирл больше напоминал пережаренный кусок мяса, Карен выключила прожектор.
  - Шевельнулся, - ответила Карен на немой вопрос Блейда.
  
   Дверь вылетела со своего места, как пробка из новогоднего шампанского. (прим. Автор: С наступающим!). Мне пришлось зажать уши, дабы не оглохнуть от громкого взрыва, и то небольшой звон все равно появился. Сказав Блейду и Карен, что я останусь тут пока не загружу интересующую меня информацию, я продолжил заниматься расхищением всего, что может помочь. Найдя черную, спортивную сумку, начал кидать туда компьютеры, ноуты, не тяжелую технику, в общем, все, что можно будет пихнуть, а может, что и будет там полезным, но вряд ли там есть, то, что может интересовать меня. Меня нет, а вот Фокс должен отвалить меня немало бабла, по крайней мере, я на это рассчитываю.
   Наполнив сумку, расстроился, не помещается. Еще много остается, оглядевшись, нашел еще одну, но поменьше. Стал наполнять ее тоже, пока не услышал звук шагов. Я медленно опустил сумку, и повернулся. Как раз в этот момент, из-за блока вышли две девушки в черной, легкой броне, что часто носят охранники в специализированных фирмах. Лица были открыты, без головного убора.
   В голове щелкнуло и мне понадобилось лишь мгновение, чтобы рассмотреть их, отметив разный цвет волос, оглядеть некоторые черты лица, и броситься влево перекатом, выхватывая пистолет и стреляя по нежданным гостям.
   Уже сидя за блоком, информация с глаз, наконец, дошла до мозга, и я осознал, что видел. Блондинка и рыжая, две кровососки. У одной в руках автомат малого калибра, вторая с пистолетом, который я разглядеть не успел. По блоку раздались выстрелы, из-за чего мне пришлось пригнуться еще сильнее, буквально вжимаясь в пол.
   Спасибо учитель, что научили реагировать вперед мозга, ваша наука не пропала даром.
  - Не стреляй, дурра! Сказано было взять живым!
  - Это Блейда сказано взять живым, а это точно не он.
   Я прислушался, черт, она продолжила поливать свинцом, а я не могу ни выбраться и выстрелить в ответ. Ярость привычно взбодрила меня, отгоняя панику и страх, но я постарался не заиграться, дабы не потерять критичность мышления. Глубокий вдох, и дождавшись, пока у нее не кончатся патроны, я вылез, прицеливаясь, чтобы сразу скрыться обратно, так и не сделав выстрела. Вторая сука, прикрыла свою подругу, стреляя в меня, пока первая перезаряжалась.
   Где Блейд?! Он что, не слышит выстрелов?! Они же тут, как громом бьют, в закрытом-то помещении! В жопу! На максимальной скорости перебегаю за другой блок, и, улегшись на землю, ползу дальше.
  '- Да сколько у нее патронов?! - пронеслось в голове'.
   Нет, так дело не пойдет, думай Бернард, думай... они за вторым блоком. Медленно двигаются, но уже перестали стрелять на любой звук. Патроны не бесконечные, значит должен быть шанс выйти из этого положения. В ближний бой, мне нужно обеих связать ближним боем. Реакция вампира позволяет реагировать на быструю смену обстановки, к тому же они далеко. Стрелок из меня аховый, если сарказм тут уместен, но рукопашник я не плохой. Значит? Нужно любыми способами выбить у них оружие из рук. Времени составлять хороший план, нет, они уже обошли второй блок, придется действовать методом лома.
   Закрыл глаза, чтобы лучше слышать шаги. Да, я не способен сделать это так, как делает Мэтт, но я отлично различаю расстояние по звуку. В попытках обрести подобное мироощущение, как у Стика, я сумел заострить свой слух. Так, ясно, а вторая обходит слева. Плохо, если бы шли вместе мне было бы легче, но что есть, от того и пляшем.
   Та, что с автоматом, шла чуть медленнее, направляя ствол на каждый угол. Почему я боюсь? Просто нормальный человек должен бояться. Значит, я еще не такой псих, чтобы переть, не страшась смерти. И это хорошо, страх помогает, если уметь им пользоваться. Выкидываю нежданные мысли, которые любят появляться так не вовремя.
   Отлично, нас разделяет лишь блок. Вдох выдох, прислоняюсь к блоку спиной, и давлю его, заставляя накрениться. Тяжелый! Хрип сам вырывается изо рта, кто же думал, что блок окажется настолько тяжелым! Но услышав меня, она наоборот остановилась, тратя драгоценные секунды, чтобы определить, откуда раздался звук, не успев среагировать на блок. Да даже, если бы она среагировала, то не успела бы сбежать, он был объемен, поэтому с грохотом упал на эту суку.
   Взрыкивая, прыгаю на соседний блок, оказываясь на нем. Стрельба навскидку, выстрел, выстрел, выстрел. Перекат, прыжок через блоки, снова подпрыгиваю, цепляясь за трубы на потолке и, не задерживаясь, пикирую второй суке на голову, ногами прибивая к земле. Удар был силен, даже меня пробрало, стрельнув электричеством по всему телу, кажется, ноги отбил. Но чувство удовлетворения, облегчения и некоторого недовольства собой, смазали этот момент.
   А вот девочке не повезло, грудная клетка была пробита внутрь нее самой. Деформированный вид этой вампиресы, не приносил мне удовольствия. Лишь свершившийся факт, что для меня несколько не естественно.
  - Минус первый размер, - вырвался нервный смешок.
   Тц, еле успел отпрыгнуть, как ее тело сгорело в синем огне. Значит, если нанести смертельные внутренние раны, то они тоже сгорают? Интересно. Всколыхнувшуюся ярость, успокаиваю медленной мелодией, которую напеваю, стараясь отвлечься.
   Ее пистолет перекочевал ко мне. Еще одна берета, пожалуй, самый распространенный пистолет. Подойдя к блоку, слегка приподнял его, снова с огромный трудом, ногой выпинывая автомат. Ремнем креплю за спиной. Неудобно, но терпимо.
   Запоздало вспоминаю, что Блейд, так и не подошел... значит что? Значит у него там тоже проблемы! А это плохо, очень и очень плохо. Какие могут проблемы, чтобы так занять человека, что отдал почти всю жизнь уничтожению вампиров? Человека у которого опыта в убийстве клыкастых хватит на двадцать таких, как я? Судя по тому, с кем я встретился не думаю, что к Блейду придут кто-то другие. Значит либо их там очень много, либо они сумели убить Блейда, хотя стоп... Как она сказала?
   Дура не стреляй... что там было? Блейда нужно взять живым... точно! Значи,т есть шанс, что с ним все в порядке.
   Хватаю обе сумки и пускаю пулю в Пирла, даже не оборачиваясь, чтобы проверить, сдох он или нет. С пулей в голове не живут.
  
   Через дыру, что была продела взрывом, я заходил осторожно, но как оказалось бесполезно. Предо мной предстал зал, даже не зал, музей. Большие куски листов, были помещены между стеклянными плитами, будто муха в янтаре. Сами листы, были написаны на неизвестном мне языке, что я отметил лишь частью сознания. Гораздо больше, привлекло внимание то, что пергаменты, были сделаны из кожи, и я даже догадываюсь чьей. Как я это определил? Не знаю, просто смотря на эти коричневатые, немного сморщенные, куски листа, в голове появилось только одно слово.
   Меня заметили сразу. Около десяти человек разом повернулись в мою сторону. Блейда держали спиной к колонне, за руки двое человек (людьми их можно назвать лишь условно). Третий, пользуясь удавкой, не позволял ему шевельнуться. Карен была прижата вампиресой, что держала нож у ее горла, лицо ее не выражало паники, только злобу. Да, знатно они подпортили ей жизнь за последние дни.
   Был и Куин, что стоял перед Блейдом. И у него уже была вторая рука, которую, как помнится, Блейд его лишил. На его морде еще оставались следы прошлой прожарки, а меч лежал на полу окровавленный, так же как и второй парень, что согнулся, баюкая руку, на которой отсутствовала кисть.
   Рука потянулась к ремню, хватая автомат, в котором еще должны были остаться патроны. Я даже испугаться не успел, все казалось застыло. Сзади меня оказалась толпа народу, которая, видимо, сбежалась на звук моей потасовки, и у всех было оружие. Всего на один миг мне показалось, что все, сейчас начнется, и должна была начаться бойня. Да, я даже до автомата не успел дотянуться, как рванул взрыв, который разметал всех нас ударной волной.
   Я оказался на ногах сразу, не думая, не понимая, что происходит, и одним прыжком появился рядом с Блейдом. Что примечательно ни сумки, ни все свои трофеи, я не выпускал из рук. В бетонной стене появилась дыра, в которой стоял Уислер. С автоматом наперевес, он оглядел весь зал.
  - Что, придурки, поиграем?
   И начал стрельбу по всему что движется, правда не особо прицельную, так как автомат он держал в одной руке, и из-за отдачи ствол носило туда-сюда, как на американских горках.
   Сказать, что мне было страшно... не сказать ничего. Я вообще трусливый парень, который может шугаться теней из-за угла, однако так вышло, что всю свою жизнь я борюсь со страхом, чтобы выжить. И никто меня не учил этому, просто потому, что этому нельзя научиться. Это можно только пережить, осознать и поблагодарить удачу, что смерть в этот раз обошла стороной. И в следующий раз снова подвергнуть свою жизнь, потому, что надо, потому, что ты привык жить так, потому, что в данный момент, никто вместо тебя этого не сделает. Все эти мысли пронеслись вихрем в моей голове, вновь убеждая меня, что так было, и так будет. Ярость моя родная, сколько раз ты меня спасала, и сколько подставляла, помоги еще...
   Мы рванули к Уислеру, но первым побежал Блейд, который по дороге схватил свой меч. Его побег отвлек меня от ступора, и пока мы не забрались в дыру, Уислер продолжал нас прикрывать широким огнем.
  - Держите Блейда! - за спиной раздался крик Куина.
   Вбежав в дыру, я сразу не понял, где мы. Но глянув на длинный туннель, сориентировался быстро. Метро. Это мать его тоннель метро! Блейд сжав скулы, вытащил серебряный кол из своего плеча, на который я не обратил внимания, но заметил сейчас.
  - Ааа! Отставить стрельбу, он мне нужен живым! Дьяк приказал взять его живьем!
   Уислер бросил черную сумку в проход и пробежал мимо нас, мы последовали за ним. Издалека послышался звук стука колес, который быстро приближался. Прижавшись к стене, пропустили поезд метро, который проносился белым пятном мимо нас.
  - Вы все время были на связи? - отдышалась Карен.
  - У нас радио контакт.
  - Разве его можно оставить без няньки? - не промолчал Абрахам.
  - Идут! - заметил я погоню, - Двигай, двигай!
   Поезд еще двигался, поэтому пришлось осторожными двигаясь бочком, дабы не сдохнуть от удара проносящихся вагонов, либо быть поделенным пополам под колесами электрички.
  - Эх, стар я для беготни, вот бы сейчас в инвалидное кресло...
  - Чего вы ждете?
   Ответом мне на вопрос стало землетрясение и ударная волна справа от меня, которая чуть не бросила меня под колеса. А вот Уислера упал вниз...
  - Уислер!
  - Не беспокойся за него, прыгай!
   Блейд схватив Карен, дождался момента, когда поезд прошел и перепрыгнул через железную дорогу, встав посередине. Карен не удержалась и упала на встречку. Я не ограничился одним прыжком и, сразу после приземления прыгнул на другую сторону тоннеля, выхватывая пистолет и стреляя в проход, откуда лезли вампиры, отвлекая их, и не давая им открыть огонь по нам.
   Блейд схватил Карен и забрался на выступ, пока поезд не переехал их. Чего я не заметил, так это Куина, который, словно кенгуру, успел прямо перед едущем метро. Его друзьям не повезло, и краем глаза, я заметил фонтаны крови спереди, от сильных разрывов, что бывают при ударе.
   Завязалась рукопашка, в которой я, к сожалению, не мог помочь из-за узкого пространства. Черт! Карен свалилась вниз, почти вплотную к колесам, но выжила прижавшись к краю. Меч Блейда упал туда же, присев, я протянул ей руку, но она вместо этого, мечом задела Куина, тем самым помогая Блейду. Тот в свою очередь, воспользовался преимуществом и своим же мечом лишил Куина его руки... снова. Но добить не успел, Куин ретировался сразу, как почувствовал свое поражение, точно живучий ублюдок.
   С другой стороны от меня, к нам приближалась группа вампиров. Мы окружены с обоих стороном, блять! Глядя на Блейда, который обнял Карен и чего-то ждет... в мою голову закралась страшная мысль.
  - Нет, нет, Блейд! Только не говори мне...
  - Это единственный выход! Хватайся, как будет возможность.
   Блять! Блять! Блять! Сука! Он хочет запрыгнуть в несущийся мимо нас поезд, схватившись за перила на последнем вагоне, и предлагает мне сделать так же. Я судорожно думал, что и как, вешая свои сумки на себя, как можно плотнее, чтобы не потерять. Они, блять, мешают! Но они мои! Вагон летел за вагоном, а я с каждым мигом, все больше понимал, что с лишним весом могу сдохнуть и не зацепиться за поезд. Кто бы знал, как много сил, мне понадобилось, чтобы сбросить самую меньшую сумку, я уже готов был остаться и драться за нее до конца. Но инстинкт самосохранения победил, и я ее оставил.
   Раз. Два. Три. Я протягиваю руку, напрягая зрение до предела, чтобы вместо размазанного пятна железа, во что превратилось едущее метро, увидеть это чертово перила. Мне очень повезло, и я его схватил, чуть ниже того месте, за которое схватился Блейд. Меня так дернуло, что я вскрикнул, но не от страха, от боли, которая пришла вслед. Рука побелела от той силы, что я сжал кулак, боясь отпустить, и сквозь боль, мне еще прилетело по голове, коленом Блейда, который висел чуть выше меня.
   Схватив второй рукой ручку от задней двери, дернул на себя и с большим трудом просто упал вовнутрь вагона, развалившись на входе. И снова меня прижали, Блейд не удержался и уронил Карен на меня. Воздух обжигал легкие, из-за моего судорожного дыхания. Отползти мне удалось, и даже сесть на сидение. Рука стреляла болью при любом движении, да каком движении, я мог двигать только локтевым суставом, Блейд облокотился на стену и тоже держался за руку. Конечно, дернуть с такой скоростью, вывих стопудово, не меньше.
  - Что с плечом? - Карен подбежала к Блейду.
  - Вывихнул... не трогай!
  - Я умею.
   Почувствовав, что Блейд позволил ей, она нащупала место и вытянув руку, дернула ее под углом. Блейд выдохнул, роясь у себя за поясом.
   Я решил сделать по-другому. Не впервой, мне, но как же это больно. Положив руку на пол, в нужное мне положение, навалился резко и всем весом, чувствуя хруст. Стон сдержать не удалось. Больно, черт возьми. Как же больно.
  - Ха... - расслабился, я, наконец.
  Физически, я не устал... зато морально, сегодняшний день был очень муторным. К тому же поспать нормально не удалось, а нервный смех, от которого на меня обернулись присутствующие, мне немало помог взять себя в руки. Сложив сумки, наблюдал за тем, как Блейд вкалывает себе сыворотоку.
  - Ты такой же вампир? - ах да, Карен же не знает...
  - Нет, я особенный, - пробормотал он, жмурясь от боли, что несет за собой сыворотка.
   Вот только жидкость была намного светлее, чем та, что я видел на базе. Значит это облегченный вариант, а то странно видеть, то, как здесь он ее терпит, а там его аж пришлось привязывать.
   Глаза закрывались, я чувствовал, что еще немного и усну. Оглядев их, попросил разбудить меня, как будем выходить. Метро... как хорошо спится в метро.
  
   До базы добрался на автопилоте. О чем говорили Блейд с Карен, даже не обращал внимания. В специально выделенную комнату улегся, будто мертвый. Я вроде даже до подушки долететь не успел, как уснул.
   Сон снова прервался, но в этот раз это было намного приятнее. Да, я снова не выспался, но не так, как было до этого. Головная боль становится чем-то привычным. Это херово.
   Было ранее утро. Солнце еще не успело взойти. Это я определил по верхним окнам, что находились почти у потолка. Выйдя из комнаты, увидел Уислер и Карен, что сидели за столом. Карен пила чай, а Уислер чистил ремешки на конструкции, что держит его ногу.
  '- Живой гад, - пронеслась облегченная мысль'.
   Мне он даже чем-то нравился. Не как человек, как личность. Было в нем что-то... такое. Сложно объяснить. Иногда вам просто нравятся люди, без причины, даже не зная их, или зная совсем малое количество времени. И это никак не объяснить, не обосновать и нечем подтвердить.
   Жизнь сложная штука. В ней столько всякого дерьма, о котором не подозревает человек, да и не задумывается. Людям нравится комфорт, и пока он есть, этот комфорт, на многие вещи не обращаешь внимания. А когда твой комфорт нарушается, первым делом ты пытаешься его восстановить, и плевать, что часто это к лучшему. Многое понимаешь намного позже, или не понимаешь вовсе. Я вот сел недалеко от них, и задумываюсь, может философом стать? Свалить в какой-нибудь храм и сидеть не тужить, писать всякую ерунду в которой не в глаз ногой, отгородиться от агрессивного внешнего мира.
   Тяжелый вздох вырвался сам собой. По утрам меня заносит, один раз случайность, два уже закономерность.
   Вернувшись во внешний мир, понял, что пропустил часть беседы, и поэтому придется вникать по ходу, поэтому решил пока не влезать и разобраться о чем вообще речь.
  - Мы встретились, когда ему было тринадцать. Он жил на улице, пил кровь у бродяг. В подростковом возрасте, жажда крови стала непреодолима. Я сперва принял его за вампира... чуть не угрохал. А потом понял, кто он... вампир напал на мать Блейда на исходе беременности. Она погибла, ребенок выжил. Увы, не избежав некоторых, - он прикурил, - генетических изменений. Блейду не страшны серебро, чеснок и даже солнечный свет. Но... у него сила вампира, все его раны в течении суток исцеляются. Правда... - ремешок запал внутрь и Уислеру пришлось тянуться, чтобы его вытащить, - стареет он, как человек. Вампиры долговечнее. К несчастью Блейд, подвержен и их жажде.
  - Я думала сыворотка подавляет ее.
  - Фуууу... - Уислер выдохнул сигаретным дымом, - не надолго.
   Он сделал глубокий вдох:
  - Выработался иммунитет, до сих пор не удавалось найти лекарство, - запив виски, молвил Уислер.
  - У вас с ними счеты?
  - У меня была семья. Супруга, две дочери. Как-то мы пустили прохожего... вампира. Он вволю поразвлекся. Заставлял меня решать в каком порядке, им умереть.
   Карен прослезилась.
  - Всех кого мы найдем, мы истребляем. Но угроза растет...
  - Из-за Фроста?
  - У вампиров что-то назревает. Что-то крупное... и держу пари, кашу заварил этот ублюдок.
  - Блейд говорил, что-то подобное... - влез я в разговор.
  - Да, проблема в том, что мы не знаем, что происходит. А если опоздаем, то это может аукнуться миру.
  - Ясно, - подперев подбородок, буркнул я.
   Спасти мир? Что за дешевая фантастика?
  
  - Иди за мной, - бросил мне Абрахам, отвлекая меня от мыслей.
   Встав, я поплелся за ним.
  - Пока ты спал, я осмотрел твои вещи, что ты принес.
   Злиться не было настроения, так, что я просто забил.
  - Помимо того компьютерного железа, что ты набрал, я осмотрел и карабин. Что ты сделаешь с данными, мне все равно, я их скопировал для себя, но подозреваю, что ты хочешь продать их Фоксу, так?
   Я кивнул.
  - Так и сделай. Он немного сбавит цену за свою работу, но расплатится честно. Парня я давно знаю, и торговец из него, как из меня балерина. Но... наверное, поэтому его и ценят. Честный.
  - Редкое качество.
  - Ты не представляешь насколько, но не об этом. Я подправил кое-что, благо, все комплектующие у меня были здесь и еще кое-что... но это позже.
   Мы вышли в мастерскую, где Уислер вернул мне мое, честно нажитое оружие. Если честно, его я узнал не сразу. И повертев в руках, только потом узнал в нем добытый пистолет-пулемет, что я поначалу принял за автомат, ну или карабин, другим словом. Выдвинув приклад, прицелился. Оглядев магазины, что были соединены вместе, для удобной смены, хитрым и простым механизмом позволяющим лишь поменять один на другой, остался доволен.
  - Я добавил коллиматорный прицел, а тактический фонарь заменил на ультрафиолетовый. Вот эта крышка, - он указал крышку на фонаре, - меняет его на обычный фонарь, фильтруя свет. С самой игрушкой знаком?
  - Только теоретически.
  - Смотри, по конструкции MP5А3 полностью копирует штурмовую винтовку G3, а некоторые детали даже взаимозаменяемы. Автоматика MP5 работает по схеме с полусвободным затвором, с замедлением отката при помощи двух роликов. У MP5A3 на дульной части ствола имеются три радиальных упора, необходимые для присоединения к стволу различных типов компенсаторов, пламегасителей или приборов бесшумно-беспламенной стрельбы. Ударно-спусковой механизм размещен в отдельном съемном блоке, с пистолетной рукояткой управления огнем. Имеется несколько вариантов режимов огня: одиночные выстрелы и очередь, только одиночные выстрелы, короткая очередь с отсечкой по 3 патрона. Прицельные приспособления состоят из мушки, защищенной кольцевым намушником, и целика барабанного типа с несколькими диоптрическими отверстиями. Понял?
  - Ага, - автоматически ответил я, потонув в информации, которую переваривал.
  - В целом пистолеты-пулеметы MP5 отличаются очень удачной эргономикой, высокой точностью стрельбы и надежностью работы. Калибр патрона 9mm, начинку я заменил на серебро и чеснок. Весит он, около, трех килограммов, так что проблем доставить не должен. Стрельбу можешь вести одной рукой, но учти, что сильно упадет точность. Два магазины сцеплены и имеют емкость до 30 патронов. Больше магазинов у меня нет, надо будет, достанешь у Фокса.
  - Класс, - я был действительно доволен. Оружие никогда не помешает. Он не такой большой, чтобы таскать его было неудобно. А за плащом, легко спрятать. Хм.
  - Держи еще, нам он все равно без надобности, Блейд уже давно им не пользуется.
   Он передал мне уже виденный мной Ingram MAC M10, доработанный Уислером. И я был ему рад, он еще меньше и займет немного места.
  - И наконец, последнее...
   Уислер ушел в другой угол, и вернулся буквально спустя минуту. В руках он держал черный, без каких либо узоров, короткий шест, длинной около метра. Взяв его в руки, я удивился. Поверхность шеста была очень цепкой, но недостаточно, чтобы спокойно скользить рукой по нему в случае надобности. А это что такое...
   Повернув металлический ободок, шест щелкнул и удлинился, став длиннее, почти в мой рост. Но ободок не смотря на щелчок, под моим пальцем, двинулся дальше и лишь стук вставшего на место механизма стал мне знаком чтобы посмотреть на кончик. Шест стал копьем. Взмахнув им, заметил, что он тяжелее, чем должен быть. Но к этому можно привыкнуть. Я почувствовал тепло в солнечном сплетении и медленно провел рукой по нему. Прекрасен.
  - Ну как тебе?
  - Шедевр... - все еще водя по нему рукой, ответил я.
   Лезвие, что выскочило из верхней части, уже моего, копья, было не стандартным. Больше оно напоминало короткое лезвие, заточенное с двух сторон, и с острием на конце. В отличие от стандартных наконечников копья, что больше выглядели, как ромбовидные колющие острые насадки. Придется привыкать, но это не проблема. Я учился работать разным древковым оружием, и этим меня не испугать. Главное, чтобы оно было древковым, остальное не важно.
   У каждого есть нечто любимое, это мое. Не автоматы, не пистолеты, а посохи, копья... это моя страсть. И пусть для современного мира, это будет казаться дикостью, однако иногда проще рубануть копьем, чем стрелять. Даже быстрее выйдет. Не зря же Блейд носит меч? Ну... быть может, что для обычного человека будет проще все же стрелять, однако кто сказал, что я обычный?
  - Он тяжелее, чем должен быть, - поделился своими наблюдениями, - не слабо так, тяжелее.
  - Точно, - прищурился Уислер, - в основе у него выплавка из титанового сплава, что делает его очень крепким, подобно мечу Блейда. Но здесь работа тонкая, дабы не сделать его совсем тяжелым. Но им можешь вполне жестко парировать сильные удары, выдержит и не поцарапается. Это копье, личное оружие одного китайского охотника на вампиров.
  - И что с ним стало? - поинтересовался я, чувствуя, что зря спросил.
  - Убили, - пожал он плечами. - Все когда-нибудь умрут.
  - Эх... - вдохнул я, - хороший хоть охотник был?
  - Да так себе, - улыбнулся Уислер, - просто богатый. Кстати, ты так же можешь прикрепить еще один наконечник на другую сторону. И у меня завалялось кое-что...
  - У вас много чего завалялось, - осторожно заметил я.
  - Я столько лет собираю все, что может пригодиться для уничтожения кровососов, что это не должно казаться тебе странным.
  - И то правда, - пожал я плечами, судорожно думая, чем мне расплатиться за все это. Что он попросит? Но лишний раз, лучше не напоминать. Правда, чувствовать себя должным, очень... очень неприятно. А я чувствую себя именно так.
   Наконечник упал мне в руки. Стоит сказать, что он был очень необычным. Выглядел, как немного закрученный острый нож, в котором были небольшие отверстия. Для чего они, я определил сразу. При попадании, кровь просто стекает по специальным каналам и вытекает наружу. Раны от такого наконечника очень опасны, и неприятны. Хороший глубокий прокол, что с обычным наконечником должен был стать не смертельным, этим подобный удар может легко оказаться последним. Человек вскоре умрет от потери крови, а закрыть такие раны еще сложнее. Сегодня день подарков, а Уислер с его бородой, если сильно напрячь фантазию, даже похож На Санта-Клауса.
  
  
  Глава 11. Пленение.
  
  - Фантастика! Карен, ты видишь тоже, что и я?
   Карен отвлеклась, и припала к микроскопу, слегка улыбнувшись. Ее улыбка выглядела несколько грустной, но не отменяла того факта, что ее это тоже заинтересовало.
  - Видела. Еще до того, как... началась вся эта чертовщина.
  - Я многого ожидал, - поделился я, качая головой, - но знать и видеть, несколько разные вещи. Удивительные результаты. Двояковыпуклые эритроциты в крови, дела... Я читал об этом, по этой причине им требуется кровь.
  - Посмотри на нейтрофилы, - хмыкнув, ответила Карен.
   Я вновь вгляделся, рассматривая кровь, неторопливо и медленно. Что поделать? Знания у меня обрывочные, но их достаточно, чтобы работать не торопясь. Все же Карен не зря считается полноценным доктором гематологии. Понятия не имею, насколько она профессиональна, но судя по ее выводам, понимаю, что она не новичок. Знает, где искать, что смотреть и на что в первую очередь обращать внимания. Мне, в свою очередь, сложней, но не менее интересней, пожалуй, даже больше. Ведь она, по ее словам, уже видела подобное, а мне в новинку.
   Так нейтрофилы... значит, их нужно искать среди лейкоцитов. Ага, вот. Ну, нет.
  - Два ядра... - выдохнул, разворачиваясь лицом к Карен. - В нейтрофилах по два ядра.
   Стоит немного пояснить свое удивление. В целом у нейтрофилов много функций, за которые они отвечают, но главная из них это защита организма. Они составляют самую большую часть массива лейкоцитов (чем и сами являются), белых кровяных телец. Осуществляют клеточный иммунитет, поглощают чужеродные факторы и элементы, бактерии, микроорганизмы, уничтожают клетки злокачественных опухолей. Вирус вампиризма внедряется в организм на клеточном уровне и изменяет носителя в считанные дни. Повышенное количество нейтрофилов говорит о том, что организм инфицирован, и пытается бороться. Да вот только борьбы то никакой нет, они свободно плавают в крови. Но самое удивительное, это именно двух ядерное строение нейтрофилов.
   Грубо говоря, как работает нейтрофил? В организм проникает инфекция, где в игру вступают и сам нейтрофил, просто пожирая и уничтожаясь вместе с ней. Камикадзе нашего организма. А теперь новое условие: у него два ядра. К чему это приведет? Правильно, уничтожая инфекцию, инородный предмет и далее по списку, нейтрофил не умирает, а лишь затрачивает одно из своих ядер. После он сразу делится, затрачивая оставшееся ядро, и мы получаем два совершенно целых и вновь готовых убить, но не умереть самим лейкоцита! Умножаем это все в тысячи и распределяем по организму, получая в итоге практически совершенную иммунную систему, блять!
   В итоге мы получаем намного более совершенную иммунную систему по сравнению с организмом человека. И вроде это было ожидаемо, однако действительность оказалась намного более шокирующей. Сейчас я видел процессы происходящие в их организмах, причина известна, но сам процесс... невероятен. Вампиры представляют огромную ценность для науки, и я не верю, что мы первые кто их изучает, просто потому, что так не может быть. Какие перспективы...
   Отдельно стоит уделить внимание эритроцитам. Здесь все немного проще, но тем не менее, так же удивительно. Что делают эритроциты? Если бы меня попросили объяснить проще, я бы сказал, что это то, что снабжает наши клетки кислородом. Они так же принимают участие и в удалении углекислого газа, возвращая их в орган дыхания. Вот только небольшой факт, у человека эритроциты вогнутые, и по другому не бывает. У вампиров они двояко выпуклые, и я уже получал подобную информацию пару дней назад, когда рылся в компьютере Уислера. Последствия изменения эритроцитов проявляется в том, что организм измененного уже не способен поддерживать уровень гемоглобина в крови. По этой же причине, вампиры пьют кровь. Но есть и другие последствия подобного изменения, которые в данном случае могут считаться положительными. Двояко выпуклость эритроцитов приводит к тому, что объем переносимого кислорода увеличивается в разы, что позволяет насыщать больше клеток, делая вампиров во многие разы сильнее и выносливее обычного человека.
   И говоря в разы, я имею в виду огромную пропасть между ними. Обученный боец не справится в рукопашном бою с необученным вампиром, либо справится, но едва. Он не сравнится ни в скорости, ни в силе, поэтому охотники, исключая Блейда, бьют вампиров на средних, дальних и сверхдальних дистанциях. Пожалуй, знаток энергии ци, способен противостоять вампирам, а мастер скрутит их в бараний рог. Такой вывод я сделал, вспоминая возможности своего учителя, но не стоит воспринимать его за истину, это всего лишь предположение, подтвержденное на практике. Память о том, как двигался учитель в мою бытность будучи его учеником, не забыта. Я до сих пор помню его движения в мельчайших подробностях, и каждый раз сравниваю себя с ним. Я уже превзошел его в скорости, но не в технике. Нет, мастерства мне до сих пор не хватает, благо эталон перед глазами. Я его обязательно догоню, и надеюсь скоро.
  
  - Что за хозяйство? - Блейд подошел к нам вместе с Уислером, замечая ряд разной аппаратуры, что появилась недавно.
  - Я вчера заехала в больницу, взяла аппаратуру.
  - Для чудо эликсира?
   Карен хитро усмехнулась, заметив сарказм в его голосе. Переглянувшись со мной и заметив мою не менее предвкушающую улыбку, она уверенным движением схватила небольшой бутыль обклеенный серой этикеткой. Эффект этого лекарства был подобен бомбе, но все еще впереди.
  - Это диэтил ацито уксусный эфир (E.D.T.A.), антикоагулянт. Назначается при трамбозах. - Набрав его в минзурку, Карен капнула на стекло под микроскопом, одновременно выводя картинку на экран небольшого телефизора. - Смотри, как она действует на кровь вампира. Лучше отступи, реакция бурная.
  - Послушай ее Блейд, - улыбнулся я на то, как Блейд не обращая внимания на наши слова, смотрел в микроскоп. - Я же говорил, - шепнул Карен.
   Несколько секунд ничего не происходило, а на экране началась реакция. Антикоагулянт будто взбесился, начиная распространяться во все стороны и вызывая неожиданный эффект. Блейд едва успел отпрыгнуть, прикрыв глаза предплечьем. Микроскоп треснул и разлетелся кусками во все стороны. Мне тоже пришлось пригнуться, пропуская пару летящих кусочков над головой. Спустя пару секунд я заржал, наблюдая за ошарашенным Блейдом. С укором глянув на меня, а затем и на усмехнувшегося Уислера, Блейд сузил глаза:
  - Лекарство еще то...
  - Я не говорила, что это лекарство. Но может пригодиться, чтобы вампирам головы сносить.
  - Можно использовать вместо эссенции чеснока в патронах, - опираясь на стол, добавил я: - эффект даже быстрее и смертоносней, чем чеснок. Будут разлетаться кусками, только ловить успевай. Либо используй пальчиковые иньекторы. Отличная замена серебряным кольям, ну... или дополнение. Не знаю, как ты, а я возьму на вооружение точно. Дешево и сердито.
   Блейд хмыкнул.
  - Минутку, - Карен остановила уходящего Блейда, - мне надо взять у тебя кровь.
  - Потом. Мне надо в город. За сывороткой.
  - Сыворотка подождет, - Уислер встал на сторону Карен, - это важнее.
   Скинув плащ, Блейд присел на стул и подал руку Карен. Пока они занимались своими делами, я наблюдал за Уислером, который кашлял не переставая. Уже привычное явление. Думал спросить Блейда, но Карен опередила:
  - Он болен?
  - Да, рак.
  - Видно, ты его очень любишь.
  - Мы, - Блейд наклонил голову, - хорошо с ним ладим, как и подобает давним партнерам. Он создает оружие, я его использую.
  Карен улыбнулась:
  - Моя мама говорила, черствое сердце, мертвое сердце.
  - Дела... - прошептал я, глядя на то, как они расходятся.
   Блейда не будет некоторое время, в этот раз я отказался от поездки, у меня еще остались дела. Карен ушла в комнату, позволяя мне использовать медицинскую аппаратуру без лишних глаз, что очень радует. Уислер занят проектированием, чего и зачем, неизвестно.
  
   Руку кольнуло небольшой болью, отчего я даже не поморщился. Медленно вытягивая кровь в шприц, я думал над тем, насколько сильно я отличаюсь от обычного человека. Чем обусловлена моя сила и в чем ее причина. У меня была небольшая надежда на то, что в крови я смогу узнать хотя бы направление того, куда мне двигаться, дабы узнать о себе больше. Себе я пообещал, что, наконец, наберусь смелости и открою эту чертову флэшку, что оставил мне отец. Я долго оттягивал этот момент, но никак не выходило заставить себя. Скажу честно, я своего отца ненавидел и любил. Родителей не выбирают, и что бы он не творил, я не мог просто взять и отказаться от него. Затем выясняется другая его сторона. Фальш. То, как он себя вел, было обманом. Зачем? Для чего? Перед смертью он сказал, что гордиться мною. Но, блять, почему он так вел себя со мной? До сих пор эти воспоминания приносят боль.
   Но я задавил эти мысли и отправил их на задний план. Важнее кровь в данный момент, да, важнее. Оглянувшись и не увидев никого, я с неким азартом сел за микроскоп. Прыснув крови, и отключив экран, подключенный к аппаратуре, приступил к изучению.
   Время потеряло свое значение для меня. Но всему настает конец, оторвавшись, я вздохнул. Что-то не так. На первый взгляд все отлично. Даже не так, все настолько хорошо, насколько просто не бывает. Судя по крови, я самый, что ни на есть, обычный человек. И снова, что-то не то. Стоит уточнить, я не просто обычный человек, я, пожалуй, самый здоровый и нормальный человек в мире. Все кровяные тельца в порядке, и их количество ровно столько, сколько нужно. Никаких отклонений, это невозможно. Если взять некий 'абстрактный' эталон человеческого организма, тот, каким должен быть человек в идеальном видении своей эволюции, то увидите меня. Я ничем не болен, мой организм не износился, кровь в полном порядке... как? Есть миллионы причин почему этого не должно быть. Нью-Йорк не курорт, здесь не лечащий воздух, не слишком полезная пища, моя жизнь в конце концов не блещет правильностью и не слишком полезна для здоровья.
   Так, тогда измерим давление. Схватив тонометр, я одел его на руку и включил. Получив результаты, я не удивился цифрам на экране. 120 на 80.
  '- Быть мне космонавтом... - прикинул я.'
   Когда все нормально, это значит только то, что что-то не нормально. Однако даже такие результаты навевают на мысль. Суперчеловек? Смешно, я не суперчеловек, я скорее самый лучший человек, но человек. А значит никаких мутаций и прочего и прочего... хоть что-то положительное.
  
  - Бернард?
   Я обернулся, пряча стеклышко, на котором была моя кровь.
  - Что ты делаешь? - ко мне подошла Карен.
   Вид у нее был не очень. Бледное лицо и мешки под глазами. Шла она медленно и с трудом, на лицо психическая и физическая усталость.
  - Ничего, - пожал плечами, - изучаю кровь, как обычно.
  - А тонометр тебе зачем?
  - Голова разболелась, - я театрально скривился, - думал давление. Ты, кстати, плохо выглядишь. Есть причина?
   Карен приложила ладонь к лицу и тихо выдохнула. Нащупав стул, она плюхнулась в него и посмотрела мне в глаза. Взгляд ее был словно у побитого щенка, она искала надежду, но причем тут я?
  - Я, - ее голос охрип, - чеснок не помог. Вирус снова начал отравлять меня.
   Пришлось отвести взгляд, я ей не помощник. Но новость плохая, для нее. Она хороший специалист, и вполне могла не слабо помочь, как мне, так и Блейду в его деле. Как человек, она тоже не плоха, не знаю, узнать друг друга мы не успели, да и не стремился я к подобному. Жаль будет, если она умрет, так ничего и не сделав. А то, что Блейд позволит ей жить, став вампиром, я крайне сомневаюсь.
  - Значит, будешь искать лекарство? - попытался поддержать ее.
  - Я искала его с самого начала, - помотала она головой. - Слишком много способов надо проверить, а времени нет. Я не успеваю... у меня осталось пару дней, не больше.
  - Тогда ищи способ не вылечиться, а замедлить заражение, - я развел руками, - создай себе достаточно времени для создания лекарства.
   Она еще некоторое время сверлила взглядом свою обувь, прежде чем, встряхнуться и встать.
  - Ты прав, что-то я расклеилась, здесь есть все, что мне нужно, чтобы остановить вирус. Ты поможешь мне? - теперь на меня снова смотрела доктор Карен Джонсон, один из лучших гематологов города.
  - А как же, - я оскалился, - поучиться у хорошего специалиста я всегда готов. У нас сутки на все про все, да?
  
  - Стоп, стоп, стоп! - я замахал руками, - почему ты думаешь, что это подействует? Это ведь следствие, не причина, а чтобы вылечить болезнь, нужно избавиться от вируса. И даже, если сделать так, как говорит Карен, - повернув голову, обратился к Уислеру: - я не могу понять, каким образом это сработает?
  - Все просто. Почему вампирам нужна кровь?
  - Их собственная не удерживает гемоглобин, - ответил Уислер, нахмурившись.
  - Генетический дефект, что-то типа гемолитической анемии. - Карен подошла к столу и окунув вату в спирт, обеззаразила себе участок на плече. - Пациента меняют ДНК с помощью ретро вируса, так лечат серповидно-клеточную анемию.
  - И? Насколько надежен метод?
  - Понятия не имею, но выбор у меня не велик, - сделав себе укол и слегка зажмурив глаза от боли, ответила Карен.
  - Считаете это поможет?
  - Ну, мне... да, а Блейду не знаю. Он ведь заразился вампиризмом не через укус, свойство врожденное. Это часть его ДНК. Уверена, я смогу излечить его жажду, но не скоро.
  - Этого, - я махнул рукой, - будет мало, чтобы выявить все свойства и найти лекарство. И да, Карен права, нужны года исследований.
  - Времени у нас нет, - отрезал Уислер. - Вы видели что на диске...
   Слова Уислера были прерваны звуком шагов. Я обернулся, чтобы увидеть оскалившуюся девушку, которая забежала за станок и скрылась. Раздался приглушенный расстоянием смех, но я его отчетливо слышал. Тело напряглось подобно пружине, а сознание обрело острую ясность. Два быстрых шага, и мое копье у меня в руке. Только взяв его, я почувствовал уверенность в себе и своих силах. Щелкнув кобурой, сжал пистолет (вообще то пистолет-пулемет, но не звучит) до хруста.
  - Дьявол! - рявкнул Уислер, ковыляя до нас и хватая дробовик в руки, - убирайтесь отсюда!
   Выстрелом дробовика снесло человека вылезшего из-за угла, выворачивая ему грудь и обнажая кости. Направив пистолет выше, я открыл огонь по людям, стоявшим на втором этаже, задев лишь часть из них. Остальные ринулись в разные стороны. Рукой хватаю Уислера за плечо и разворачиваю к себе лицом, толкая в сторону Карен.
  - Вытащи ее отсюда и выбирайся сам! Я задержу их и последую за вами.
   Краем сознания отмечаю, что Уислер мне нравится еще больше. Никакого сопротивления, даже кивка не увидел. Он просто схватил Карен и повел в сторону. Все бы были такими... целесообразными.
  - Ну нет, - нажимая курок, отправляю новую порцию смертельных подарков в спину ринувшимся к убегающей парочке парням.
   Подгибаю колени, чтобы упасть на пол и перекатом ухожу под стол. Стуки ударов пуль по железной поверхности заставляют меня пригнуть голову еще ниже. Губы побелели от напряжения, но я не даю себе выбраться до тех пор, пока последний стук не прозвучал. Направляю ствол по звуку от раздавшихся пару секунд назад выстрелов, стреляю вслепую, не вылезая из укрытия. Слишком плотный огонь, чтобы выйти. Но он заканчивается, давая мне шанс на побег. Из под стола вижу ноги в черных ботинках, и долго не думая, выхватываю серп, чтобы отрубить их, к чертовой матери. От крика боли, я даже не поморщился, вылетая из под стола, как черт из табакерки. Первый попавшийся мне на глаза, был лишен головы в ту же секунду. Следующий лишился руки. Решив бежать, я сделал лишь пару шагов, чтобы сразу остановиться. Я, оказался, окружен.
  - Это у нас кто? Напарник Блейда, какая неожиданная встреча, - обратились ко мне.
   Развернувшись, смотрю на говорившего, понимая, что я не просто попал, я в самой настоящей заднице. Главной задачей было дать время уйти Уислеру, которое я, надеюсь, успешно выполнил. Сейчас цель меняется на более важную: не сдохнуть. Стало страшно и этот страх давил, заставляя мысли биться в истерике в поисках выхода.
  - Фрост.
  - Помнишь меня? С тобой мы, лично, не знакомы, но это мы сейчас исправим.
  - Не горю желанием, - я напряженно глядел на него, - совсем.
  - Жаль, - и столько сожаления было в его голосе, однако лицо его выражало лишь безразличие, и это очень бесило, так же, как и мое положение загнанного зверя.
   Все при оружии, которое естественно направлено на меня. Стараясь не выдавать своего волнения, подсчитал десятерых. Даже (это слово играет главную роль в этом предложении), если смогу убить хотя бы (не менее важное) половину, все равно буду напоминать сетку для комаров. Я говорил, я в заднице? Я ошибался. Хочу оказаться в заднице, а не в этом положении.
  - Что с Уислером? - спросил я, собравшись духом.
  - Уислер. - словно пробуя на вкус его имя, проговорил Фрост, - Напарник Блейда. Сумел скрыться, но не долго ему еще жить, куда ты попал?
  - Ха! - еще один знакомый голос ублюдка Куина, - я всадил ему три пули в спину! Крови было... много. - Куин зажмурился от удовольствия, - Людишки после такого не выживают.
  - Видишь, - лицо Фроста тронула мягкая улыбка, - придется знакомиться. Стреляйте.
   И они спустили с курка. На меня обрушился град пуль, которые принесли с собой противную и резкую боль. Прикрыв лицо руками, я захрипел, но краем сознания успел заметить, что крови не было.
  
   Мое состояние было похоже на пластилин. Я не чувствовал рук выше плеч, а под ногами твердой земли. Кажется, я в подвешенном состоянии и со стопроцентной уверенностью, могу предположить, что не там, где меня застрелили. Краем сознания отметил свое отсутствие эмоций. Не было ни страха, ни боли. Если смерть такая, то мне определенно она нравится.
   Удар выбил из меня воздух, заставляя судорожно вздыхать и трястись телом. Мое безразличное состояние вмиг улетучилось, принося с собой боль, которую я даже не был в состоянии определить. Болело все, и болело очень противно, не давая нормально привести мысли в порядок.
   Второй удар пришелся по лицу. Хруст ломаемого носа, я ни с чем не спутаю. Глаза брызнули слезами, не позволяя мне ничего разглядеть. В голове вертелись мысли, которые пролетали перед глазами, как вода с водопада. Почему я жив?
   Третий удар вызвал у меня крик, переходящий в писк. Хотелось свернуться и не двигаться. Все мысли исчезли и вся работа мозга сосредоточилась на боли в области паха. Из ниоткуда появился страх за будущих детей, которых меня могли лишить. Боль увеличивала свою интенсивность, до тех пор, пока я не открыл глаза.
   Для того, чтобы разомкнуть веки, мне потребовалось уйму усилий, которых и так кот наплакал. Первым, что попалось на глаза, была белоснежная макушка. Я ее тотчас узнал:
  - Тварь! Сука! Убью! - рык вырвался из горла, а я с ненавистью уставился на шлюху Дьякона.
   На мои угрозы, она оскалилась и сжала руку, которую держала на моих яйцах сильнее.
  - Уй-уй-уй... - боль заставляла дергаться в бесполезном порыве, не оставляя свободы для выбора.
   Раздался скрежет открывающейся двери и следующий за ним хлопок, который всего на миг перекрыл мой скулеж. Я уже был готов умолять остановиться, держась из последних сил и оставшихся осколках гордости.
  - Хватит мучить мальчика, - ставший ненавистным голос, спас меня, ослабляя хватку суки, что за последние минуты стала самым желанным человеком, которого я хочу убить.
   Вздох вновь стал поступать в легкие, даруя блаженство, и пусть он был затхлым, а во рту от него оставался привкус пыли, я на секунду почувствовал себя настолько счастливым, насколько не был никогда.
  - У него острый язычек, - меня схватили за подбородок, и пальцами с острыми когтями схватили за язык, - может стоит укоротить?
  - Не нужно, - пальцы слегка разомкнули свою хватку, а затем и вовсе исчезли, - зачем обижать хороших людей? Так ведь? - Фрост повернулся ко мне.
  - Фрост...
  - Повторяешься. Я же обещал тебе знакомство. Нравится наше гостеприимство?
  - Я убью эту суку, а потом убью тебя! Нет, сначала... Кха...
   Ребра заныли, меняя сосредоточие боли.
  - Плохо. Очень плохо. Нет в тебе благодарности. Давай забудем все плохое, - пропел он какую-то дерьмовую песню, - и начать попробуем снова. Ну, так как?
  - Почему я жив? - прохрипел я, глотая угрозы.
  - Почему? Не знаю, наверное, ты все еще мне нужен. А может, я хочу сделать тебя своим братом? Жаль, что мутанты, как правило умирают при укусе, - расстроено проговорил он, а я молился богам, чтобы он и дальше считал меня мутантом, - А! Ты наверное имеешь ввиду, как ты выжил? Тут все просто, - Фрост развел руками, - Смотри.
   В его руке оказались черного цвета шарики, которые он медленно начал вставлять в магазин. Закончив его наполнять, он вставил в пистолет и направил на меня. Три выстрела, что пришлись по моему торсу, раздались неожиданно, не давая мне и секунды подготовиться.
  - Фрост, ты ублюдок! Вампирский выкидыш....
  - Напрасно ругаешься, - улыбнулся Дьякон, переглядываясь со своей шлюхой, - Лучше один раз показать, чем сто раз объяснять. Как видишь, пули с жесткой резиной. При выстреле резина немного накаляется, оставляя ожоги, - он вдавил пальцем в место выстрела, а мне пришлось сжать челюсти и часто задышать, - но не это главное. Я видел тебя в действии, и насколько я понял, ты не уступаешь нам в крепости, а значит обычных методов, дабы обезвредить тебя, могло не хватить.
  - А ты знаешь, они ведь вполне смертельны для людишек. - Вступила в разговор белокурая девка, под моим злобным взглядом.
  - Да, летальные случаи не редки, - Фрост положил руку на ее талию, - но мы, как раз брали это в расчет. И, как видишь, не прогадали. Скоро придет Блейд, и все встанет на свои места.
  - Ты веришь, что он придет? - насмешливым тоном (насколько он может быть насмешливым у подвешенного за руки куска мяса) спросил его.
  - О, он придет. Ты его плохо знаешь. - Дьякон весело оскалился, - Блейд намного эмоциональней, чем может казаться. Разница лишь в том, что свои эмоции он выражает поступками.
  - И нахрен он тебе сдался? - я хотел плюнуть в его довольную рожу, но у меня даже на это сил не оставалось, - ты столько бегал от него и вдруг он тебе так нужен...
  - Ты знаешь... - Фрост насмешливо посмотрел на меня, - а я тебе отвечу. В стиле всех плохишей, скоро ведь финальный эпизод. Битва бобра и маргаритки, - хмыкнул он. - Просто Блейд ключ. Главный элемент. Связующее звено. Как ни называй, окажешься прав.
  - Ключ к чему? - Стоп. Улыбка, издевательская улыбка медленно наползла на мое лицо.
  - Хахахахаха, - я залился смехом в спину уходящего Фроста, вынуждая того обернуться с вопросительным выражением лица. - Ты веришь в эту сказку? Кровавый бог явится на землю. Ради этой чуши, ты все это устроил? Ты псих Фрост, всего лишь еще один псих.
   Фрост сузил глаза:
  - Если вся моя затея чушь, тогда тебе нечего бояться, так ведь?
   А у меня впервые появились ростки сомнения. Это ведь и вправду чушь. Не может быть эта легенда правдой...
   Сделав пару шагов, Дьякон остановился у двери и повернулся к девушке:
  - Он твой, Меркури... только, - он взял паузу, - не отрезай ничего, а в остальном делай, что хочешь.
   Дверь громко хлопнула, оставляя меня наедине с этой...
  
  
  Глава 12. Храм вечной ночи.
  
   Когда-то давно некто сказал мне, что в самые страшные и тяжёлые моменты жизни человек открывается с новой стороны. Кем был этот человек, не помню, но, по его словам, в такое время личность ломается, подстраиваясь под новые обстоятельства. Мягкий становится жёстким, а жёсткий жестоким. Я же... осознал знакомую мне эмоцию на совершенно ином уровне. Ненависть. Ни с чем не сравнимая, чистая и бесполезная. До объекта моей ненависти было в буквальном смысле рукой подать. Но я не мог сделать ничего. Таким беззащитным, беспомощным и униженным я не чувствовал себя никогда. Всю свою жизнь я старался преодолевать преграды и переживать несчастья не теряя присутствия духа, не всегда это у меня выходило, но я не сдавался. Двигался вперёд так, как мог и умел, когда криво, когда совершенно неверно.
   Но Меркури показала мне кое-что такое, о чём я знал, да и каждый другой, наверное, знает. Предел. Барьер, за которым тебе уже всё равно, что сделать, лишь бы это прекратилось. Момент, когда мы остались с ней наедине, останется в моей памяти навсегда. Это точка отсчёта, которую знала она и в которую не верил я. Сломать человека болью сложно, если у него воля крепка. Это целое искусство, которое было ей знакомо. Я считал себя волевым человеком. Но мне хватило двух часов, чтобы начать умолять остановиться. Меркури говорила тихо и размеренно, отмечая каждые десять минут, прося меня продержаться дольше, не сдаваться и верить в лучшее. Слышать подобное от неё сильно вводило в диссонанс, но это помогало, что странно, однако лишь немного оттягивало неминуемый конец.
   Не думая о том, насколько жалкими могут казаться мои слова, насколько униженно звучит мой голос, тогда я был готов сделать что угодно. Вот только это было бесполезно, ведь для неё всё было игрой, а для меня стало самым жутким кошмаром. Она не остановилась. Я не мог спрятаться в себе, я не мог думать о чём-либо другом, отвлечься, абстрагироваться, потерять сознание. Я весь был в её власти. Наверное, единственное, что хоть немного давало мне сил, это ненависть, но, как я уже говорил выше, я не мог сделать ничего.
   Когда всё закончилось, не помню: была боль, и её просто стало меньше. Место нахождения поменялось, а боль осталась, но была терпимой. Апатия и чувство безысходности капельку притупились, и в чём была причина подобного изменения, меня не волновало. Я знаю, что люди не восстанавливаются настолько быстро, но моя психика каким-то чудесным способом выдержала, не развалившись песочным замком. Меня, честно говоря, не волновало ничего, хотелось забыться, но это не выход. Огонёк желания жизни всё ещё теплился в груди, пусть и казался небольшим угольком.
   Веки дрогнули, глаза на миг ослепли, а окружающий мир поплыл, представляя из себя смесь из серого и черного.
   Закрытая металлическая коробка тряслась, подпрыгивая на кочках. Мотор машины, издавая противный треск, взревел, когда водитель чуть прибавил газу. Первой пришедшей в голову ассоциацией с местом, где я оказался, был гроб. Но чем больше глаза привыкали к темноте, тем яснее я понимал, что это не он. Мысли путались, мешая мне сосредоточиться, не давая трезво рассуждать. В противоположном углу был виден силуэт человека, что с трудом разглядывал меня. Присмотревшись, я горько усмехнулся.
   - Фрост добился своего, - чуть громче шёпота постарался сказать я, дабы меня услышали. - Тебя поймали, как он и предсказал.
   Блейд не обратил внимания на мои слова, все его силы, казалось, уходили на то, чтобы заставить себя дышать. Дыхание было тяжёлым и хриплым, а его бегающие в разные стороны глаза говорили о том, что его состояние на грани.
   - В чем дело?
   - Нужна... сыворотка, - через силу вымолвил Блейд. - Если выберемся, я приму лекарство, над которым работали вы с Карен.
   Я пошевелил руками... бесполезно. Я был связан, равно как и Блейд.
   - Карен? Точно... - я немного пришел в себя. - Уислер выжил?
   Блейд прикрыл глаза:
   - В коме. Карен довезла его до ближайшей больницы.
   - Хорошо, - я был доволен, Уислер имел шанс выкарабкаться, это лучше, чем ничего.
   - А вот насчёт лекарства... Боюсь, это станет проблемой.
   Блейд вновь приоткрыл глаза, вглядываясь в меня. Казалось глупым, что мы болтаем в таком положении, но это помогало хоть немного отвлечься от приближающегося конца. Строить планы на будущее - лучшее, что могут сделать смертники. А в том, что мы смертники, я не сомневался ни на секунду.
   Я вздохнул:
   - Если всё сработает так, как рассчитала Карен, то ты утратишь всю силу, что дарит тебе вампирская часть, включая регенерацию. Станешь обычным человеком, ни больше ни меньше.
   Он не согласится, понял я. Не пойдёт на такое. Я достаточно узнал Блейда, чтобы понять его цели. Война и борьба с кровопийцами, вот в чём смысл его жизни. Без этой борьбы он никто в собственных глазах.
   - Ты... - слова Блейда отвлекли меня, - тебя укусили?
   - Что? - я с удивлением уставился на него.
   - Кожа...
   Какая кожа?.. Я пробежался глазам по металлическим стенам. Чем больше я понимал, тем сильнее холодело внутри. Уставившись на свою ногу, единственный открытый участок, за который сумел зацепиться мой взгляд, я нервно хмыкнул. Волноваться об этом было последнее, что сейчас приходило мне в голову, и тем не менее это открытие не принесло мне ничего хорошего, впрочем, как и плохого.
   Всё дело было в цвете. Издалека могло показаться, что моя кожа просто покраснела от зуда, жары или чего там ещё, однако если присмотреться, то цвет становился неестественно красным, не везде, но в целом. Я набрал побольше воздуха в лёгкие и попытался успокоиться. Подобное было мне знакомо, но тогда это было моё лицо. Я в тот раз здорово струхнул, боясь, что таким и останусь, но со временем всё сошло на нет, а сейчас повторяется, но в большем объёме. Появился нездоровый интерес, насколько уродливым я стану, когда эти метаморфозы закончатся. Хотя не так... если успеют закончиться.
   Может быть, поэтому мои мысли так путаются и скачут в моей голове. В прошлый раз мне приходилось прилагать очень много усилий, чтобы контролировать себя. Я много чего сломал в порыве гнева, сейчас же эмоции более упорядоченные. Острые, всё верно, но я вполне собой владею. А вот думать - да, думать стало сложнее, даже не так, медленнее. Вязкость мышления - единственная подходящая аналогия, которую я могу подобрать.
   Машина начала тормозить, а снаружи послышались голоса. Мне терять нечего. Привстав, я, опираясь на стену и еле перебирая ногами, направился к выходу. Звук отпираемой двери стал сигналом для старта.
   Когда дверь потянули с той стороны, я ждал, и только когда она открылась и на глаза попались люди в чёрной форме охраны, я прыгнул наружу, сбивая ближайшего, кто находился у входа. Прыжок вышел в разы сильнее, чем я рассчитывал и был способен выдать в таком состоянии, однако тело всё-таки подвело меня. Не ожидавшие подобного развития сюжета, вампиры растерялись на секунду, которой я не сумел воспользоваться, потому как в это время катился по земле, не в силах остановиться. Кто-то за спиной хмыкнул, а затем всё тело свело судорогой. Стон боли вырвался непроизвольно, но этого было достаточно, чтобы я вновь обмяк, погружаясь в апатичное состояние.
   Чего я хотел добиться этой выходкой? А ничего. Эта попытка выбраться заранее была обречена на провал, и я знал это, но надеялся хоть на что-то. Мне вывернули руки, загнув их выше, к затылку, и не давая ни шанса на движение без контроля сопровождающих. Блейда повели впереди. Из этого состояния очень сложно было оглядеться, и всё, что я видел, это землю у меня под ногами и ботинки вампирских выродков.
   Мусора под ногами было очень много, и это наводило на мысль, что мы были где-то на месте застройки или чего-то подобного. Получив ещё один разряд электрошока в спину, я перестал сопротивляться и пошёл ещё покорней. Завели нас в узкий проход, через который мы шли ещё более продолжительное время, спускаясь всё ниже и ниже. Пыль и мусор сменились белым мраморным полом. Стены тоже были отделаны этим камнем, и чем дальше мы шли, тем больше народу оказывалось поблизости.
   Свет ударил глаза, когда мы прошли под ещё одной аркой, и мне открылся вид на огромных размеров зал, что находился внизу. Я был на высоте, сравнимой на прикидку со зданием в несколько этажей, более точно определить даже не пытался. Только сейчас я понял, что было на захваченном видеофайле. Стоить признать, что вид был по-своему прекрасен, хоть и несколько странен. Круглый камень на самом дне, какие-то знаки и иероглифы на стенах. Красивый и гладкий потолок, блестящий от бьющих в него лучей света. Арки, непонятные рисунки и выступы, что точно стоят не просто так. Что-то хищное было во всей этой обстановке, что-то мистическое, напоминающее о месте поклонения. На него же намекала и монструозного размера статуя, выбитая в стене. Статуя человека, что сложил руки на плечах и спал. Однако лицо было высечено настолько точно и в таких мелких деталях, что казалось, он вот-вот проснётся.
   Фрост стоял у обрыва, спиной к нам. Меня заставили выпрямиться, но всё так же крепко держали. Темнокожая девушка находилась у стены, а Меркури, одетая в тонкое просвечивающее платье на грани вульгарности, гордо стояла рядом с Дьяконом и улыбалась, глядя на меня. На глаза словно бы опустилась красная пелена, и я с рыком дёрнулся в её сторону, вызвав у неё лишь усмешку. Только после пятого удара шокером я пришёл в себя и спрятал свою ненависть, которая ни на каплю не угасла. Я её ненавижу. Мои руки дрожат от желания свернуть ей шею, переломать кости и выпустить кишки наружу. С каким удовольствием я бы растоптал её, сокрушил, покончил с этой тварью. Она должна сдохнуть, ибо пока она жива, я не буду знать покоя.
   - Добро пожаловать, Блейд, Бернард, - не поворачиваясь, громко произнёс Фрост.
   - Ха, - противный скрежет Куина заставил меня поморщиться и, кажется, не только меня. - Блейд, спасибо за очёчки! - он поправил тёмные очки у себя на глазах.
   Не обращая на него внимания, Дьякон продолжил:
   - Наши сородичи называли это место храмом вечной ночи. Я построил его в мельчайших деталях по книге Эреба. Наши гении и не подозревали, какую силу способно подарить это место, - Фрост резко развернулся, подходя к недавно подведённым вампирам. - К счастью, в отличие от них, я изучал... историю.
   Блейд мелко вздрогнул, зажмурившись, и выдохнул сквозь зубы. Фрост повернулся к нему, улыбнувшись. Не торопясь, он буквально проплыл, вставая перед ним.
   - Итак, зачем мы здесь? - задал он в пустоту вопрос.
   Повернув немного голову, осмотрел меня, но особо не задерживаясь, оглядел всех вокруг. Народу стало больше, буквально несколько минут назад привели десяток вампиров, что выглядели крайне потерянными.
   - Храм построен для одного великого события, для этой ночи, - он возвысил голос, - и для нашего бога!
   Куин резко подошёл к Блейду и вмазал ему в лицо. И без того ослабленный, Блейд просто рухнул на колени, не способный больше держаться на ногах. Фрост обернулся на звук, поднял бровь в недоумении в сторону Куина и пожал плечами.
   - Отлично. Ну, что у тебя за меч?
   Меркури вытащила его из ножен и бросила Фросту.
   - Хм, - хмыкнул он, махнув им разок. - Титановый, верно? Хорошее оружие. Приятно лежит в руке, - поднеся его ближе, он нажал на скрытую кнопку, глядя на Блейда. - Что? Опять удивлён? Про фокус с рукояткой я знаю тоже. Куин, - повысил он голос, - вытяни руку.
   - Зачем? Ведь только обе отросли...
   - Руку, я сказал. Быстро.
   Куин мелко задрожал, но всё же медленно вытянул руку.
   - Дьяк... я...
   Несмотря на моё желание убить их всех, я тем не менее старался не терять нить разговора, пусть и с трудом, но мне это удавалось. Дьякон прицелился и отмерил место, где готов был рубить, чуть выше кисти. Подняв меч над головой, он опустил его мимо руки Куина.
   - Шутка, - он хлопнул Куина рукой по животу.
   Лицо Куина приобрело донельзя идиотское выражение лица, и вскоре он разразился смехом:
   - Он же шутил надо мной! Нет, вы видели? Подъебал меня классно! А я-то подумал...
   Я слегка повернул голову, глядя на вспотевшего Блейда, чьи глаза то закатывались, то возвращались обратно. Фрост протянул руку, получив от Куина перевязь с мини-инъекторами с синей жидкостью, которую я узнал сразу. Подойдя к Блейду, Фрост присел на корточки.
   - Что это у нас? Драгоценная сыворотка, - он говорил, растягивая слова. - Сколько уже не кололся? Часов двенадцать-тринадцать, так ведь? Смерть как хочется хлебнуть... - он вытащил один инъектор, рассматривая его в своих руках. - Эффект хоть есть? Ты кайф хотя бы ловишь?
   Вот только это была совсем не сыворотка, о чём Фрост, конечно не догадывается. Блейд же, придя в себя от его голоса, набрался сил и ответил:
   - Кольнись сам... вдруг понравится, - а я затаил дыхание.
   - Нет уж, - Дьякон обнажил клыки, - предпочитаю натуральное. В любом случае, - он размахнулся и бросил инъектор себе за спину, где он скрылся из вида, упав с обрыва, - сыворотки ты уже не попьёшь. Стыд и срам, - он отдал команду рукой, и Блейда подняли, - ты мог стать богом. Впрочем, я тебя не виню. Ты наполовину человек, а человеческая натура слаба, на этом ты и погорел. Предал сильнейшую часть своей крови.
   - Болтай сколько влезет, - прошипел Блейд. - Обещаю, до рассвета... ты не доживёшь...
   Я напрягся и оскалился, за что получил ещё порцию ударов, но они так и не стёрли мою безумную в своей ненависти улыбку.
   - Уууу... - выставив перед собой руки, промычал Куин, переходя в смех, - страшно.
   - Уведите его.
   Блейда подняли и утащили в проход, который был за нашими спинами. Я стиснул зубы, готовясь к смерти.
   Подняв руки и указав ладонью в сторону, Фрост торжественно произнёс:
   - Прошу баранов вниз.
   - А ну! Все в ногу, - Меркури взяла командование на себя. - Пошли! Шагом марш, веселей.
   Проследив взглядом за ушедшими, я повернулся к оставшимся Дьякону и Куину.
   - Не беспокойся, мы о тебе не забыли.
   - Да, мальчик, тебя ждёт кое-что особенное, - рассмеялся Куин.
  
   Меня снова грубо потащили через проходы, разница лишь в том, что держал меня на этот раз Куин, а Фрост шёл впереди.
   - Как-то встретил одного парня, - обратился ко мне Куин, - ну и осушил его из горла, и вроде он должен был обратиться, верно?
   - А он не обратился, - продолжил Фрост. - Стал чем-то вроде зомби. Так бывает, - Дьякон хмыкнул, - хоть и редко.
   - Ох, как он пищал...
   - Жалкая личность, - согласился Фрост.
   - Да, ха! Недообращённые все такие. Полное отребье. Жрут всё подряд, крыс, дерьмо, трупы...
   Мы вышли в небольшую комнату, в которой ещё стояли строительные материалы, а на полу был ряд крупных дыр, уводящих вглубь. Куин поставил меня перед одной, а я задёргался, понимая, что меня, скорее всего, бросят туда.
   - А иногда и вампиров...
   - Побольше бы таких, - сплюнул я.
   - То было затравка, - улыбнулся Фрост, вытаскивая небольшой ножик из кармана. - Держи его.
   Куин ударил меня сзади по ногам, заставляя встать на колени и не позволяя мне двигаться. Дьякон обошёл со спины и присел. Следующее, что я почувствовал, это легкую боль в ногах, которая переросла в нытье.
   - А теперь познакомься со своим новым другом. Жаль, что ты для меня бесполезен.
   Я не успел даже испугаться. Меня толкнули в спину, и я полетел вниз, ударившись головой о склон. Руки были связаны, поэтому я зажмурился, чтобы пыль не попала в глаза. Прокатившись по склону, который резко оборвался, я снова почувствовал сильный удар, упав на что-то сферическое. Скатившись с шара, я плюхнулся на землю. Вокруг было темно, и лишь отблески света сверху немного разгоняли тьму.
   Слизав языком кровь, которая текла, судя по жжению, с брови, я попытался подняться. Поставив ногу, я рванулся, чтобы встать, и захрипел, завалившись вперёд. Что за нахуй? Нога заболела, и я присмотрелся к ней. Тонкий порез, прямо по сухожилию... нет... нет... нет...
   Как ни странно, но страх стать инвалидом испугал меня больше, чем та ситуация, в которой я оказался. Я сжал дрожащие губы, прислонился к каменному шару и начал руками за спиной на ощупь искать хоть что-то, что могло бы помочь мне развязать верёвку, стягивающую мои запястья.
   Чёртов Фрост, ебанный Куин... Я рыкнул, Меркури! Я столько раз успел пожалеть о том, что вообще связался с Блейдом. Проклял себя за то, что попытался дать Уислеру время уйти. Если бы знал... оставил бы их там подыхать, и свалил бы сам. Чёрт, лучше они, чем я. А что сказать Блейду, я бы нашёл, не впервой врать в глаза.
   Хруст мусора под ногами был настолько громким, что я, сам от себя не ожидая, впал в панику и буквально замер. Чей-то тихий хрип и шарканье заставили меня заозираться по сторонам, пока я не увидел тень справа от себя. Медленно лёг на землю и, изображая из себя червя, пополз, двигая лопатками и плечами.
   - Хрррр... Ой... Мхррр, - мычало что-то, неспешно двигаясь в мою сторону.
   Я отползал до тех пор пока не упёрся в стену, и страх смерти взмыл в душе с такой силой, что закружилась голова. Глаза бегали, цепляя всё, что могло мне помочь. Ноги, работайте! В попытке встать через боль я снова рухнул. Ненавижу эту ситуацию, вампиров и больше всего ненавижу себя. За слабость, за страх, за глупость...
   Но жизнь дала мне шанс. Маленький, в виде небольшой кости, что попалась мне под руку. И я не сплоховал, схватил её крепко, буквально до хруста, боясь выпустить из рук. Её конец был слегка заострён, не сильно, но достаточно, чтобы подарить мне надежду на жизнь... и на месть. Пальцы слушались плохо, и я заставлял себя раз за разом хватать её поудобнее и тереть, колоть... лишь бы ослабить верёвки. Мне много не надо, лишь ослабить, остальное я смогу разорвать так...
   Вот только времени не хватало. Это хрипящее нечто приближалось, пока не вышло на небольшой проблеск света. Гниющая кожа, полная открытых язв, маслянистые серые глаза, противно двигающиеся по сторонам. Местами лысая от выпадающих волос голова. Зомби в фильмах выглядят краше, и то зловоние, что тянется от него... Хочется блевануть, и рвотный рефлекс очень тяжело подавить.
   - Ы... Не пойму... - вдруг заговорил он трескающимся голосом. - Что это со мной?.. Пульса нет... кожа синюшная. Непонятные симптомы.
   Он оглядывал себя, отрывая кусочки кожи с рук, обнажая места до мяса. И с каждым шагом приближался, пока не заметил лежащего у стены меня. Я царапал верёвку сильнее, чувствуя, что вот ещё немного... совсем чуть-чуть. Замерев на пару секунд, он снова неторопливо двинулся, но уже прямо ко мне.
   - Кто это здесь? Человек... странно. Еда, да, я голодный. Сходить, что ли, в больницу? - он вновь приостановился. - Да схожу, но сначала, - он обнажил клыки, - нужно поесть!
   Я перекатился влево в самый последний момент, думая, что если он вмажется в стену, то выиграю немного времени для себя, пока он будет отходить.
   - Да рвись ты уже, блять! - не выдержал я, со страшным усилием дёргая руками.
   Есть! Верёвка не выдержала рывков и лопнула, освобождая мои руки. А главное, вовремя, потому что в ту же секунду уродец прыгнул на меня, но вместо жертвы перед ним теперь был злой человек, который слишком многое пережил за эти дни и уже устал бояться. Зомби падал на меня, а я встретил его локтем. Сильно из положения лёжа не ударить, но я постарался вложить столько ярости и ненависти, сколько во мне было. Голова его дернулась сильнее, чем я рассчитывал, и пока он не оклемался, я обхватил его ногами, а руками вцепился в уши. Хотел дёрнуть его за них и болевыми ощущениями опрокинуть на бок, однако не рассчитал того, что они оторвутся, обрызгав меня вязкой и противной кровью тёмного цвета. Уши оказались у меня в ладонях, а монстр взвыл, пытаясь укусить меня в ближайшее место. Держа его голову обеими руками, не позволял себя укусить, иначе даже боюсь себе представить, что со мной станет. Большие пальцы очень удачно лежат на его лице, поэтому впиваюсь ими в глаза. С приятным чавканьем пальцы погружаются во влажные глазные яблоки, заставляя их лопнуть. Его рев перешёл на новую частоту, а руки начали беспорядочно бить меня, чаще царапая своими грязными ногтями.
   Схватив одну руку, прохожу чуть ниже под него, немного смещая положение, беру на рычаг. Никакой остановки, только победный конец, до звука ломающейся кости. Чего я не ожидал, так того, что рука так просто поддастся. Всё получилось настолько легко, что в душу закралось подозрение.
  Он хрипел и брыкался, катаясь по земле, и уже не представлял опасности. Схватив кость с земли, я хотел было уничтожить эту мерзкую тварь, но вовремя остановился. Он может понадобиться, он ведь должен был стать вампиром, но не стал. Да, давя злость, я не стал его убивать.
   Я сделал шаг, думая только о том, что пора бы выбираться отсюда, и тут вдруг понял, что стою на ногах. Что? Моё удивление было настолько сильным, что я запнулся, замерев соляным столпом. Резко присев, я принялся осматривать перерезанные сухожилия, которые, несмотря на рану, работали, а болели теперь намного меньше, чем раньше. Только сейчас заметил, что теперь вся моя кожа приобрела насыщенный красный оттенок, причем везде. Руки, ноги...
   - Лицо! - вырвалось у меня.
   Я судорожно ощупывал своё лицо, и чем больше я его трогал, тем меньше мне оно нравилось. На мои руки без труда падали куски кожи, всё, как в тот раз. Но теперь, она отваливалась слишком легко, не было боли и никаких противных чувств. Наоборот, казалось, так намного удобнее. Я рыкнул, сдирая её с себя, не время об этом думать! Я хожу? Хожу! Остальное подождёт.
   Убрав всё мешающее с лица, я ещё раз ощупал твердое, будто кость, образование непонятного назначения, понимая, что позже это может стать большой проблемой.
   Подойдя к круглому камню, я поднял голову, рассчитывая примерную траекторию прыжка. Несмотря на эти не очень приятные глазу метаморфозы с моим телом, я также осознавал свои возросшие возможности. Кажется, я сильно поторопился, исключая себя из рядов мутантов. Сжав кулаки, выдохнул, появившаяся сила была как никогда кстати, поэтому не стоит сейчас задумываться о внешнем виде. И всё равно мысли так и норовят вернуться к нему.
   Выдох, подгибаю ноги и одним прыжком взлетаю на склон, упираясь руками и ногами ближе к стенам, чтобы не съехать обратно. Ещё один, но более слабый прыжок, и я могу достать до выступа, подтягиваю своё тело на руках и выныриваю из ямы. Первое, что я сделал, это осмотрелся и прислушался. Какие-то крики и шелест, звучавшие снаружи, меня не особо волновали. Моя первостепенная задача - найти Блейда. Сейчас он слаб, но стоит дать ему крови, пусть и против его воли, как он снова войдёт в силу и покажет всем кузькину мать. Очень надеюсь, что всё получится, ну или просто свалю под шумок на крайняк, но прежде попытаюсь отыскать Меркури.
   Криворукий план есть. Приступаю, мать его. И я, особо не скрываясь, побежал по переплетениям тоннелей, в изобилии здесь проложенных. Позже я ещё много раз буду думать, почему действовал так поспешно и глупо, но не сейчас. Добравшись до того самого места, откуда открывался вид на действие снизу, я остановился - меня снова прошиб озноб, а холод сковал грудь изнутри. Какие-то летающие костяные твари вокруг Фроста и звук, шум, будто течёт кровь... волнами. Почему кровь? Не знаю, я просто вижу картину накатывающих кровяных волн...
   Помотав головой, а ладонями закрыв глаза, выкрикнул что-то нечленораздельное. Когда меня отпустило, я ринулся в другой проход - память говорила мне, что вроде именно сюда увели Блейда.
  
   Несколько минут дикого бега, и путь закончился, выведя меня в непонятного назначения место с немаленькой чёрной плитой в центре. Я втянул воздух в лёгкие и присмотрелся к плите. Человеческие очертания явно угадывались в её конструкции. Подойдя к ней, ощупал в поисках выемок, рычагов или чего-либо ещё, что помогло бы мне её сдвинуть или открыть. Я не был уверен, что Блейд там, однако никаких поворотов и других ходов по дороге сюда не было. Оглядев и чуть ли не обнюхав эту плиту со всех сторон, я перешёл на окружающую обстановку. Хлопнув себя по голове, проследил за траншеей, что находилась в полу и вела в выбитую в стене арку, один в один подходящую плите по размеру. Потратив ещё некоторое время на эту загадку, так не вовремя попавшуюся мне, я наконец нашёл решение. Двумя руками начал толкать плиту, заставляя её сделать поворот вокруг на сто восемьдесят градусов до щелчка. Половина плиты сначала медленно, а затем всё более ускоряясь, отъехала, встав на своё место в арке. Во второй половине лежал... скорее, стоял Блейд, прищелкнутый множеством ремней. Потянув за них, я не добился ничего. Обогнул плиту и нашёл защелки, отцепил их и услышал звук удара. Блейд упал на пол, не подавая признаков жизни.
   'Лишь бы не сдох... Лишь бы не сдох', - судорожно вертелись мысли в голове.
   Прислонив его спиной к стене, начал осматривать и пытаться привести его в чувство. Блейд был при смерти, но полусознательное состояние сохранил. Кисти его рук были представляли из себя что-то ужасное, кровь стекала и никак не хотела останавливаться.
   - Нужно... остановить кровь...
   - Знаю я! - рычу в ответ.
   - Сыворотка... укол...
   - Нету её, - нервно проворчал я, боясь давать ему своей крови.
   Какая у него будет на неё реакция, я не знал. Выбора не было тоже, но пора было решаться. Прокусить свою же руку... это довольно сложное дело. Чем больше боли чувствуешь от укуса, тем меньше давишь на челюсть. Справившись с этим, я поднёс руку к его рту. Я видел, что он в сознании, ослаблен, но реакции не было. Выругавшись, я схватил его за горло немного потянул на себя.
   - Слушай сюда, снаружи творится какая-то чертовщина! Мы по уши в дерьме, а я, мать твою, хочу жить! Ситуация критическая, так что сейчас засунь в жопу свои принципы и выпей, наконец, мою кровь!
   Либо лицо моё, не считая вида, выражало всю задницу, в которой мы оказались, либо слова так подействовали, но он, пусть и нехотя, вцепился-таки клыками в рану, которую я прогрыз, расширяя её сильнее. С каждым глотком жизнь возвращалась к нему, а я чувствовал, как начинает кружиться моя голова от потери крови.
   'Ещё один глоток, и я сдохну', - подумалось мне, и я с силой вырвал руку, опрокинувшись на спину.
  
   Я тяжело дышал, пытаясь прийти в чувство. Нужно немного отдохнуть, иначе я сольюсь с первым встреченным противником. Блейд, несколько ошарашенный, уже встал, и тоже приходил в себя.
   - Напился? - женский голос раздался неожиданно для меня, однако совсем не удивил Блейда.
   Я привстал, готовый разорвать её, но меня остановили:
   - Иди, я сам разберусь.
   - Тц, - дёрнув головой, боком пошёл прочь, не теряя её из виду, - только быстрее.
   Обратный путь не занял много времени, но я и не торопился. Странно, но по пути я не встретил никого... Скорее всего, остальные внизу. Сверху спустился охранник, видимо, снаружи оставили нескольких. Долго не думая, прыгнул на него со спины, предплечьем перекрывая горло. Вложив больше силы, ломаю шею, выхватываю его оружие. Выстрелы в голову размазывают его, оставляя лишь прах. Хватаю упавший дробовик и иду посмотреть на то, что происходит, ещё раз. Снизу уже всё закончилось, и вампиры находятся в панике, носясь туда-обратно.
   Проверив дробовик, перекинул его через плечо. Шесть патронов в пистолете, не густо. Услышал шаги за спиной, но не успел даже обернуться - мимо меня пролетела тень, прыгнув вниз. Удар от приземления теперь уже узнанного мною Блейда неплохо так поднял пыль.
   - ФРОСТ! - наполовину крик, наполовину рычание разнеслось по всему храму.
   - А теперь убей ублюдков, - с ощущаемым удовольствием прошипел я.
   Пока мой товарищ устраивал кровопийцам небольшой генодиц, глаза мои быстро бегали в поисках одной суки. Я ожидал многого: что она спрячется, быть может, вступит с ним в схватку, но не ожидал того, что она напрямик двинется ко мне. Как оказалось, она скрывалась за колонной, часть которой тут же разлетится пылью от выстрела из дробовика. Каюсь, не удержался и попытался прибить её в первый же раз. Как и во второй, и третий, пока патроны не закончились. Отбросив теперь уже бесполезное оружие, я широко развёл руки, словно хотел её обнять. Словно акробатка, она прыгнула в мою сторону, раздвинув ноги в полном шпагате, заехала мне по скуле. Скажу честно, я немного растерялся, но не от того, что учудила Меркури, а от того, что её удар не нанёс особого вреда. Да, он был силён для вампира и тем более для человека, но я не почувствовал всей его силы. Сделав шаг назад, всё ещё будучи выбитым из колеи, получил удар по яйцам, и вот тогда меня проняло. Это было больно, даже очень, но снова терпимо. Поймав её на замахе, контратаковал локтем с разворота, выбивая ей клыки вместе со сгустком крови из кровоточащих дёсен.
   - Ну ты и урод, - прошипела она брезгливо, слегка присев и готовясь к новой атаке.
   -Зато ты без клыков стала капельку симпатичней, - с ненавистью ответил ей.
   Честно говоря, её фраза меня задела, вызывая прилив ярости. Не ожидал от себя подобной ранимости, но меня это обидело. Не в силах сдержаться, я издал крик, в который вложил всё, что накопилось за эти дни, и ринулся на неё. Мои удары были размашистыми, абсолютно не техничными и прямолинейными, однако они были быстры и их было очень много. Удар прямой ногой она пропустила мимо, но от оплеухи не увернулась, за что поплатилась красным очертанием моей пятерни на своём лице. На новый призывный крик Блейда я не обратил особого внимания, по-прежнему поглощённый своими эмоциями. Передо мной была Меркури, концентрация моих негативных чувств, и чем больше я её бил, тем сильнее становился.
   Плечом отправляю её к стене, тут же двигаясь за ней. Схватив её за горло, рыкнул в лицо и увидел то, что желал сейчас больше всего. В её глазах отразились страх и сомнение. Свободной рукой перехватываю её удар, а ногами зажимаю её попытку пробить мне в пах. Кисть Меркури оказалась в моей руке, которая стальной хваткой впилась в неё, не давая ни единого шанса высвободиться. Я почувствовал, как вздулась моя рука, как напряглись на ней мышцы, норовя прорвать скрывающую их кожу. Одной рукой, сам не понимая, каким образом, я смог сломать ей кость на руке коротким и быстрым движением. Кость пробила кожу, выбираясь наружу вместе с кровью. Её боль пролилась бальзамом на мою душу, ведь я так долго этого ждал. Эта тварь засела так глубоко в моих мыслях, что этот момент подарил мне незабываемое облегчение. Улыбка... не оскал, открытая улыбка облегчения расползлась по моему лицу. Держалась она на нём недолго, однако это были прекрасные мгновения. Дёрнув Меркури на себя, бросил её через плечо, вбив лицом в камень. Перевернув её на спину, сильным ударом ноги по её голени сломал ногу. Она попыталась свернуться калачиком, но не успела, получив второй такой же удар по второй ноге. Последний был по челюсти, и силы в него я тоже вложил немало, выбивая её челюсть из сустава и отправляя вампиршу в бессознательное состояние.
   - Нет, тварь, так просто ты не отделаешься.
   Сорвав с себя остатки футболки и обнажив торс, я кое-как связал её и отшвырнул в угол, подальше от обрыва и на всякий случай. Мне всё равно нужен был вампир для кое-каких опытов, и так даже лучше. Я не позволю ей умереть раньше, чем она осознает, что не стоило так со мной поступать. Да, это банальная месть, и нет, мне не стыдно. Хватит с меня наивности, она не человек, она монстр, а монстры милосердия не заслуживают. И плевать, что я сейчас тоже больше к монстрам отношусь. Я лицемерен.
  
   Стало тише, и только сейчас я обратил внимание на то, что Блейд уже сражается с Фростом. Это была невероятная скорость, и от Блейда вполне стоило её ожидать, его умение владеть клинком было на высоте. Чего я не ожидал, так это того, что Фрост не просто будет способен драться с ним на равных, держа в руках катану (и откуда достал?), но и сумеет его прессовать. Причём грубой силой. Мечи высекали искры, ускоряя свой смертельный танец, без единого перерыва соприкасаясь друг с другом. Фрост был сильнее, и даже быстрее... Однако техника и опыт были не на его стороне. Глупо сражаться там, где ты уступаешь противнику, поэтому итог закономерен. Слегка оттянув клинок в бок, Блейд резким движением отрубил Дьякону руку и, продолжая движение по инерции, обернувшись, рубанул, отсоединяя нижнюю и верхнюю половину Фроста друг от друга. Это был конец...
  
   - Твою мать...
   - Какого хрена... - произнесли мы одновременно.
   А посмотреть было на что: рука Дьякона на наших глазах отросла, а отсоединенные части тела соединились обратно, будто стянутые тросом в виде крови. Меня пробил пот, мистика какая-то... Он что, мать его, бессмертен?!
   - Наш бог воцарился! - Фрост оскалился. - Теперь я бог! Старичьё глупо, Блейд, это последний шанс. Ты ничего не способен мне сделать, однако... - он раскрыл руки, - я милосерден. Встань рядом со мной, и мы будем править людишками. Мы, Блейд, не они, мы - вершина пищевой цепи. И ты один из нас, наш брат... мой брат. Ты такой же, как я.
   - Лучше сдохнуть, чем стать таким, как ты...
   - В таком случае, - он злобно сощурился, - ты сделал свой выбор.
   Я поднялся и, развернувшись, шаг за шагом поплёлся к выходу. Я хочу жить... но Фрост... Чёртов монстр получил такую силу, и что он сделает потом? Начнет обращать всех подряд. Город за городом. Страну за страной. Он ведь не глуп, и если у него получился этот ритуал сейчас, выйдет и потом. Сейчас я вижу лишь отголоски его будущей силы. Он станет воистину бессмертным, и тогда мир утонет в крови. Вспомнилось виденная мной картина... Здесь же, прежде чем я ушёл за Блейдом.
   Я остановился. Я громко матерился, на себя, на мир, на всю херню, что творится вокруг. Схватившись за голову, я зажмурился:
   - Даже не думай... Даже не пытайся подумать об этом. Выход близко, Блейд справится, ему не впервой. А я вернусь домой, схожу, наконец, в школу, буду искать способы заработать денег. Не смей...
   Глубоко вдохнув, я побежал. С каждым шагом я будил в себе всё плохое, на что был способен, накручивая себя, вспоминая все худшие моменты моей жизни. Мне нужна была моя сила. С каждым шагом я становился легче, быстрее... Сильнее. Может, это и обман, ложное чувство, но страх отступал, а значит, и сомнения тоже. Прыжок в бездну, так я себе это представлял. Чистой воды импровизация. Высота немаленькая, но я должен выдержать. Воздух свистел в ушах, падение казалось мне долгим, непозволительно долгим. Мысли роились и обретали форму, пытаясь построить хотя бы зачатки плана действий. Не хочу полагаться на Блейда, но у меня нет выбора. Отвлечь Дьякона, пока Блейд не придумает способ упокоить его, и желательно прежде, чем Фрост успеет размазать меня по земле, отправив к праотцам. А затем отправив туда же и весь чёртов мир...
   Приземление было относительно мягким, ровно таким, как я и рассчитывал. Ублюдок не ожидал получить подарочек на свою голову, за что и поплатился переломанной моим весом грудью. Но отреагировал он быстро, отмахнувшись от меня из положения лёжа. Может быть, для него это было простым толчком, взмахом руки, но лично я почувствовал таран, который пронёс меня по воздуху, заставив свернуться, дабы не получить опасных увечий.
   Вскочил я сразу, хотя мир всё ещё кружился в моих глазах весёлым хороводом. Не ожидая от себя такой прыти, я ринулся к Дьякону, крича на ходу:
   - Придумай что-нибудь, пока я отвлекаю его!
   Надеюсь, что Блейд меня услышал, потому как смотреть по сторонам у меня не было ни желания, ни возможностей. Это сильнейший противник за всю мою жизнь. И это не приносит никакого удовольствия или наслаждения боем. Наслаждаться нужно с равным или с несколько превосходящим тебя врагом, когда же тело перед тобой отправляет тебя ловить птиц одним движением руки, тут не насладишься, тут скорее обоссышься. Со страху. Под себя.
   Стоит ли говорить о том, что ни черта у меня не вышло? Как я прыгнул на него, так он меня и схватил, в воздухе, не дав даже ногам приземлиться. Всё, что я придумал, это пнуть его обеими ногами, и это мне удалось. Он силён, быстр, но достаточно лёгок, чтобы отправиться в полёт от моего удара, ведь физику ещё никто не отменял. Грудь его уже срослась и приняла обычный свой вид, словно и не было этих торчащих наружу костей. Если Фрост ещё и солнца не боится, то это полный пиздец. Собрав всю свою решимость, которую я уже изрядно подрастерял с начала своего решения, я вновь двинулся к нему. Прыжок, но сейчас не ногами ему в корпус, а немного недолетая, а то хватило прошлого опыта. Присед, пропуская его руки, пружиной вытягиваюсь, пробивая апперкот. Продолжаю связку, боковой с левой, маваши по рёбрам, разворот с локтем, вытаскиваю свободной рукой пистолет и разряжаю обойму ему в лицо. Коленом в солнечное сплетение, отталкиваю его руками, разрывая дистанцию, и бью костяшками в кадык. Пытаюсь начать с начала, но меня хватают за руку и бьют в лицо. Даже и без зеркала видно, что мой нос теперь смотрит направо, и следующий ход Фроста оглушает меня. Ладонями ударив мне по ушам, он вызывает у меня в голове такой звон, что я не чувствую земли под ногами.
   Уродец улыбается так, словно для него это ничего не значит. Следы от всех моих ударов заживлялись мгновенно, более того, по его глазам видно, что это он позволил мне их нанести. Осознание своего ничтожества бьёт по мне, шепча в уши, что тут не то что не победить, ему даже вреда нанести не удастся. Захотелось сдастся, и будь что будет.
   Наш бой продлился секунд двадцать, может, больше. Итог: я лежу под его ногой, распластавшись на полу, в ушах дичайший звон, и я, кажется, оглох, сломленный, но ещё не сдавшийся. Давай же, чёртов ты нигер*, сколько смог, я тебе дал.
   Фрост так сильно вдавил ногу мне в грудь, что мы с ним, кажется, вскоре поменяемся ролями, не считая того маленького факта, что я не буду способен исцелить такое повреждение, как раздробленная грудная клетка. Треск моих костей вызывал злорадную ухмылку у него и гримасу боли у меня. А дротик-инъектор в его животе вызывал... Что? Это же та смесь! Схватив Фроста за ноги, попытался удержать его на месте. От дротика он уже избавился, но на его месте образовалась разъеденная плоть, которая не регенерировала! Второй, третий, четвёртый - Блейд просто закидывал его ими, а я, в свою очередь, мешал хоть как-то от них избавляться, не давая сделать от меня и шага. Это был шанс, за который я ухватился всеми конечностями и всем своим естеством.
   Видимо, Фрост растерялся, не ожидая того, что не сможет залечить повреждения, и ещё больше меня порадовало, что он постепенно становился слабее. Жидкость не только разъедала ткани, но и лишала его мобильности, парализуя, и пусть большинство дротиков вампиру удалось с себя сбить, но количество впрыснутого вещества росло с каждым мгновением, до тех пор, пока он попросту не начал раздуваться, противно вереща и дёргаясь. А затем он взорвался...
   Его кровь покрыла меня с головы до ног, как и всё вокруг на многие метры. А я откинулся на спину, больно приложившись головой, и рассмеялся. Громко, с чувством. Истерический смех от того, что я снова выжил, не утихал несколько минут. Когда я устал надрываться от хохота, почувствовал неимоверную слабость и расслабился, но сознание не терял.
  
   Подошедший Блейд молча закинул мою тушку на плечо, не оставляя мне иного выбора, кроме как пялиться на его задницу.
   - Переверни меня! - прохрипел я.
   Блейд, поняв мои намерения, поменял мне вид. Но теперь моя голова была на том же уровне, но с другой стороны. И это было хуже.
   - Верни всё обратно! - скривился я снова. Лучше уж как было.
  
   Лежать мёртвым грузом - удовольствие довольно сомнительное. Но ничего другого мне не оставалось, двигаться самостоятельно я не был способен. Наверху Блейд попытался добить Меркури, но я ему не позволил, сказав:
   - Эта тварь не отделается так просто, так что не смей её трогать. Я сам с ней разберусь, ещё сутки минимум она будет восстанавливаться. А там я уже вернусь и заберу её. Тем более что это место нужно взорвать к чертям собачьим, потому как второго бессмертного вампира моё сердце просто не выдержит.
   Его кивок был мне ответом. И если насчёт Меркури он согласился со скрипом и только при условии, что она точно не сбежит, то насчёт того, чтобы взорвать этот... храм вечной ночи, он возражать и не думал.

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"