Мелан Вероника: другие произведения.

Последний фронтир (Временно заморожено)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
  • Аннотация:
    Она потеряла все - клиента, которого поклялась защищать, любовь, которая задела стрелой Амура лишь одного из двух, себя - в прошлом мастера боевых искусств, а ныне тень той веселой яркой женщины, которой когда-то была. Но подпишет ли ордер на смерть судьба или же подкинет очередную пакость в виде невыносимо вредного красавца, горло которого хочется перерезать еще больше, чем свести счеты с собственной жизнью? (Писать эту книгу буду медленно, обновлять редко, потому что все силы идут на "Игру", а полный электронный вариант этого рассказа, будет платным. Читать или нет, решать вам. Плата будет больше символической, чтобы мне, как автору, не имеющему другой профессии, чувствовать вашу помощь и поддержку в писательском труде)
    Последнее обновление - ЧЕТВЕРГ 10.11.2011


Автор: Вероника Мелан

"Последний фронтир"

Из серии цикла рассказов "Город"

Email: ladymelan@gmail.com

Последний фронтир.

Копирование и распространение текста (всего или отдельных его частей) в сети запрещено владельцем раздела!

  
  
   Глава 1.
  
   Она стояла, сжатая, как пружина в дверях, не зная, то ли подойти ближе, к столу, то ли остаться на месте. Комната была небольшой и вытянутой, чем-то напоминала полутемный вагон, отцепленный от состава; немытое стекло треснуло в двух местах, пыль лежала на полу, мебели и подоконнике - везде, куда смогла осесть за долгие месяцы или даже годы.
   Сидящий за столом мужчина, очевидно, был высок, так как облепленные травой подошвы его ботинок выдвигались из-под деревянной доски почти до стоящего напротив стула. Стула старого и непрочного, с криво примотанной, топорщащейся щепками, ножкой.
   Неприветливо встретивший Белинду человек, равнодушно крутил в длинных мозолистых пальцах переданный ему для ознакомления документ - плотный лист сертификата; как положено, с печатями и подписями; глаза то пробегали по строчкам текста, то равнодушно взирали на новенькую, непонятно по какой причине так неудачно вытащившую его на "базу".
   - Какого черта тебе здесь надо? - Рыкнул низкий голос, эхом отдавшись от стен, разбитого окна и единственного шкафа.
   Женщина резко вскинула голову; от такого тона губы ее поджались, глаза прищурились, но отступать было поздно - она долго решалась на этот шаг - предпоследний шаг в ее недолгой, но насыщенной жизни.
   - Хочу вступить в отряд.
   - Ты?! Издеваешься?! - Светловолосый мужчина, носивший неравномерную и взъерошенную стрижку "ежик", пару секунд молчал, а потом вдруг неожиданно презрительно расхохотался - откинулся на стуле и скрестил пальцы на поясе, придерживая трясущийся живот. Затем, будто отрубило, стал серьезным и даже злым. - Думаешь, сертификат Воинской школы боевых искусств - проходной билет сюда? А твоя работа телохранителем - "целых-два-года!" (язвительно перепародировал он приложенный к сертификату документ) - может, это должно убедить в твоей компетентности на должность? Да ты хоть знаешь, куда пришла? Знаешь, что здесь творится?!
   - Знаю.
   Белинда равнодушно выдержала давящий взгляд; глаза мужчины, как ни странно, нравились ей по цвету (светлые с голубовато-фиолетовым оттенком, какой можно увидеть на лезвии ножа звездной ночью или в глубине вечно застывших ледников), но не нравились по сути - то были глаза жестокого упрямого коммандоса, не привыкшего никого слушать. Начальника захолустья, поганого тирана...
   Но, в конце концов, есть ли разница? Она пришла сюда не затем, чтобы жить, а затем, чтобы умереть. По чести, по данному Воинам слову, сдержав обет не накладывать рук на собственное тело. Говорят, со смертью здесь было просто.... Слишком плохим и опасным слыл район, а, значит, можно было потерпеть басовитого тупицу каких-нибудь пару-тройку дней.
   Она снова вернулась к прищуренным глазам, которые задумчиво ее разглядывали. Ну, тупица - это, пожалуй, слишком. Скорее, агрессивный идиот, привыкший распоряжаться чужими жизнями, забыв цену своей собственной. Хотя любой другой в подобной дыре (в том, что это самая настоящая дыра на Уровне не сомневался никто), не выдержал бы так долго. А Уоррен Бойд командовал отрядом в лесу не первый год. Часто гибли бойцы-новобранцы, но сам он успешно оставался в живых. Что это - удача? Прекрасные боевые навыки? Все вместе?
   Белинда поняла, что устала ждать. Что ей уже хочется услышать или короткое "да", которое позволит возрадоваться, что кромешный ад, называемый жизнью, осталось терпеть недолго или же хлесткое "нет", которое развяжет руки и язык и даст возможность послать этого заносчивого ублюдка подальше.
   Но Уоррен молчал. Взгляд его ощупывал жилистую крепкую фигуру женщины с застывшем на лице презрительным выражением.
   - Даже посмотреть не на что. - Разочарованно крякнул он, подытожив.
   - А я не в бордель пришла устраиваться.
   Бойд сложил на груди мускулистые, покрытые засохшей грязью руки, и покачал головой.
   - Ты бы шла отсюда подобру-поздорову. Не место это для женщин - пользы от тебя не будет, один раздор среди мужиков.
   Белинда мысленно фыркнула, подумав, что после только что отвешенного ей комплимента, глупо было заявлять о раздорах, но огрызаться не стала. Недальновидно это и неосмотрительно.
   - Ты берешь или не берешь? - Устало спросила она, опершись на косяк. Стоять было не тяжело, скорее привычно, вот только давило камнем неведение об исходе разговора и невозможность прочитать о своей судьбе по лицу у мужчины за столом. А ведь именно от него теперь зависело, осуществится ее последнее желание умереть по чести или нет.
   Уоррен непонятно почему тянул. Билась о треснувшее стекло муха, тупо стукалась в одни и те же места, не находя выхода. Она почему-то напомнила Белинде ее саму - белый свет рядом, а ты не можешь к нему добраться. Вот точно как эта муха - бум-бум-бум.... Свалиться бы замертво, но силы еще остались, а, значит, придется жить, потому что таблетками нельзя, с крыши нельзя, вены нельзя.... Не по чести. Когда шла к Великим мастерам, думала, что это правильно и справедливо - давать связующую с жизнью клятву, а теперь, вот, жалела.
   Какая ирония.
   - Будешь, как и все, проходить тестовый бой. - Наконец, прозвучал голос с того конца полутемного "вагончика". - Биться на рассвете. Если не струсишь и не сбежишь, конечно.
   - Не сбегу.
   Затекшие ноги, обутые в коричневые кожаные сапожки, с наслаждением сменили позу, переступили с носка на пятку; разбушевались под кожей сотни иголочек, наказывая за нежелание двигаться с места до оглашения окончательного решения.
   Белинда подошла к столу и взяла бумаги - жалобно скрипнули под ногами половицы, упаковала сертификат в мешочек, бережно положила в сумку и уже развернулась, чтобы уйти, когда обладатель льдистых глаз напутственно посоветовал:
   - И если пройдешь бой, не вздумай ни в кого влюбляться. За шашни на территории, с позором и треском выкину отсюда, и никаких рекомендаций не оставлю.
   Она вложила в короткий взгляд все презрение, на которое была способна. К ненужным и бесполезным более рекомендациям, к мужчинам в целом, к этому в частности.
   - Плевала я на твои рекомендации. А в тебя не влюбилась бы, даже если бы на безрыбье только камни остались. И твой отряд туда же....
   Прямая спина посетительницы гордо проплыла от стола к выходу; Уоррен задумчиво смотрел, как она удаляется. Спина, а ниже узкая, если не сказать, костлявая задница, затянутая в кожаные боевые штаны.
   Отворилась дверь, впуская внутрь сырой туман и запах хвои. Женщина, не оборачиваясь, вышла на улицу; за окном быстро промелькнул и растаял ее силуэт.
   Бойд еще какое-то время раскачивался на стуле, глядя в окно, слушая скрип натруженных ножек, затем пробормотал что-то неразборчиво, хлопнул себя по колену и поднялся, чтобы закрыть эту пыльную конторку.
   Пора было возвращаться в лагерь.
  
   Ночь она провела в машине.
   Крючилась, мерзла на заднем сиденье, пытаясь пристроить постоянно упирающиеся во что-то колени, терпела неудобства, но спать на улице так и не решилась, хоть и был в багажнике коврик и котелок, пригодный для кипячения воды. Костер бы помог согреться, но лес, пусть и видна отсюда лишь его кромка - был слишком близко. Плохой лес, чумной. Ножи лежали здесь же, рядом, под сиденьем, и рука при необходимости дотягивалась быстро; дотронешься до холодной поверхности пальцами и успокоишься на несколько минут.
   Несколько раз среди ночи Белинда поднималась, протапливала салон, настороженно оглядывая недружелюбную темень вокруг - казалось, в ней постоянно что-то клубилось - то, наверное, были игры тумана, ветра и теплых воздушных потоков от земли. Но кто знает, кто знает.... Затем снова ложилась, вслушивалась в тишину и поскрипывание далеких деревьев, слушала свое размеренное дыхание и снова пыталась пристроить колени. Кое-как задремывала.
   Ни домов, ни отелей не было на сотню километров вокруг. Желающих добровольно селиться вблизи черного леса - поганой дыры - не находилось уже много лет. Да и можно ли винить? Но мечты об удобной постели не отдалялись, наоборот - все сильнее манил назад пустой оставленный за спиной дом. Может, не стоило? Может, хватило бы сил потерпеть, прожить как жила еще день, два, месяц, год, а там бы как-нибудь наладилось?
   Открытые в темноте глаза женщины смотрели перед собой, и не было в них надежды. И боли уже почти не было, равно как и жалости к себе. Была лишь усталость, потрескавшаяся от засухи эмоций безнадега и предчувствие близкого конца. Но чтобы этот конец сделать правильным, придется на рассвете биться. А, значит, нельзя отдавать драгоценные крупицы отдыха кружению мыслей - они все сожрут и никогда не насытятся. Белинда знала это по прежнему опыту, а потому кое-как заставила себя сомкнуть веки.
   Вдох-выдох. Вдох-выдох. Мысли все дальше, дремота все ближе.
   Сон.
   
   Лагерь - светлое пятно посреди ветвистой черноты - застыл.
   Костер на поляне горел ярко, живо, хрустел и потрескивал поленьями, играючи пережевывал даже самые толстые из них; жар от пламени расходился далеко вокруг, обдавал волнами тела сидящих на толстых бревнах четверых мужчин.
   Один из них - здоровяк Олаф, что предпочитал всегда ходить в шлеме, чистил оружие; от движения его рук, светлые волосы подметали широкие, лоснящиеся потом плечи - вжих-вжих - туда и обратно метались золотистые локоны.
   - И что за кровь такая падлючая? Как вымажешь, так не ототрешь потом.... - Ворчал он, ни к кому конкретно не обращаясь. Руки его принялись рьяно шоркать лезвие песком и травой, от раздражения раза в два быстрее обычного.
   Другой - на вид щуплый и жилистый, с зауженным разрезом глаз и темным бронзовым лицом, коротко взглянула на Олафа, и вернулся к созерцанию костра - огонь плясал в его черных зрачках, добавляя внутрь плавленого золота.
   - Чен, Фрэнки - вы на посту сегодня. - Уоррен, наконец, отогревшись, поднялся с бревна, чтобы пойти в палатку.
   Узкоглазый паренек кивнул, не отрывая взгляда от поленьев. Фрэнки - всклокоченный и бородатый, одетый в грязную рваную футболку, отпил из жестяной мятой фляги разбавленного спирта и икнул; Уоррен знал - тот мог выглядеть, как алкоголик, да и вести себя, порой, также, но на деле оставался одним из лучших бойцов - пьяный угар будто помогал ему, уводя из под лап врагов в нужный момент.
   Олаф, отложив секиру, посмотрела на Бойда - тот пытался впитать тепло от костра под кожу, чтобы унести с собой под одеяло.
   - Босс, а что за боец к нам придет завтра? Ты сказал, что кто-то новенький подал заявление....
   Уоррен кивнул, сжав челюсти.
   - Новенькая.
   На поляне повисла тишина; Чен оторвал, наконец, взгляд от костра и с удивлением уставился на командира - глаза его, обычно узкие, расширились и сделались почти круглыми, Фрэнки не донес до рта флягу - горлышко ее застыло у самых губ, а Олаф басовито выдохнул "ух ты как..."
   - Биться будет на рассвете. Там увидим, чего стоит, так что пока рано....
   Он развернулся и пошел в палатку. За спиной оживленно обсуждали услышанное.
   - Надо ж - баба!
   - Не было их на моей памяти ни одной....
   - Хоть бы хорошенькая..... Если уж хоть толку нет, так хоть бы грела по ночам.
   Кто-то фыркнул.
   - Красива или страшна - все равно помрет, долго не продержится. А телом по частям не согреешься.
   Прежде чем откинуть тканевый палаточный полог, Уоррен кивнул в темноту; пьянчуга-Фрэнки только озвучил его собственные мысли. Лучше бы эта Белинда на рассвете не появилась, ушла, одумалась, пока не поздно. Вот только упрямо торчащий вперед подбородок и слишком ровный, как зеркало, взгляд подсказали Бойду - малой кровью не обойдется. Будет бой.... Еще как будет. А потом? Присутствие женщины разворошит тихий муравейник, и тогда точно придется поплясать от веселья. Теперь уже не только снаружи лагеря, но и внутри него.
   - Чтоб ей пусто было.... - Выругался Уоррен, понимая, что оказался в ловушке, потому как бойцами раскидываться попросту не мог, их итак катастрофически не хватало; с каждым днем чудовищ все больше, а людей все меньше. Мысленно сетуя по этому поводу, он плотно прикрыл за собой вход; москиты, не в пример людям, стойко выдерживали лесные заморозки, и отправился на боковую, надеясь, что эта ночь, если повезет, пройдет спокойно.
  
   Она поднялась, когда небо начало сереть. Туман сделался белесым, но все еще был слишком плотным, чтобы видеть вокруг.


Популярное на LitNet.com Д.Толкачев "Калитка в бездну"(Научная фантастика) С.Казакова "Жена-королева"(Любовное фэнтези) Т.Кошкина, "Академия Алых песков. Проклятье ректора"(Любовное фэнтези) А.Тополян "Механист"(Боевик) Т.Мух "Падальщик"(Боевая фантастика) В.Коновалов "Чернокнижник-3. Ключ от преисподней"(ЛитРПГ) Е.Рэеллин "Конкордия"(Антиутопия) Ф.Ильдар "Мемуары одного солдата"(Боевик) М.Юрий "Небесный Трон 4"(Уся (Wuxia)) А.Лерой "Птица счастья завтрашнего дня"(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"