Мелехов Григорий Михайлович: другие произведения.

Прогулка

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Peклaмa:


 Ваша оценка:

   глава первая
   Белоснежная яхта стоимостью в восьмизначную сумму североамериканских рублей, дрейфовала по течению, всё дальше и дальше отдаляясь от берегов Феодосии. На нижней палубе яхты, лежал молодой человек, обмотанный с ног до головы скотчем. Лежал мокрый перепуганный кролик, окружив его стояли пять коротко стриженных атлетов, одетых совсем не по погоде, в чёрные костюмы. В пару метрах от них стоял начальник охраны, тоже так же как и они одетый в чёрный костюм. В шезлонге сидел их хозяин. Для своих лет, он сохранился в хорошей форме, никто не знал его точного возраста. Предположительно ему давали пятьдесят, максимум пятьдесят-пять, но он был намного старше своих биологических лет. Он единственный из всей команды, что был одет по-летнему, шорты и шикарная шляпа. Широкая грудь сверкала на солнце начищенной медью, волосы серебрили кожу ровным раскинувшимся узором по всей груди. В левой руке он уже давно держал сигару, но чего-то он ждал, чтобы её прикурить. Крутил её, положил на место, снова брал и вертел её, и так он проделывал это несколько раз. Взяв с бамбукового столика коробку с каминными спичками, прикурил сигару. Не изменяя своей привычке только ими и прикуривал. Хорошо раскурил сигару, спичку не затушил, она осталась догорать в его руке. Пламя с большим аппетитом пожирало дерево, лепесток огня плясал первобытный танец, взгляд Петра Васильевича прилепился к нему. Пламя спешило завершить свой кратковременный жизненный путь, зародившийся под ласкающим морским бризом и оберегаемым взором хозяина шляпы. Огонь был прозрачен, как слеза, сквозь него мир казался намного чище и честнее, он скрашивал, сглаживал недостатки действительности. Петра Васильевича всегда завораживала огненная пляска на мёртвом кончике ствола. Спичка успела догореть только до трети, ветер задул её вместо хозяина шляпы. Обгоревшая часть была, как две капли воды похожа на молодого парня, лежавшего у него на палубе яхты. Истлевший огрызок спички бросил в малахитовую пепельницу, стоящую на столике.
   Порыв ветра попытался унести его шляпу в море, Пётр Васильевич придержал её рукой и только слегка её опустил. Кромка шляпы скрыла левый глаз. Его белая шляпа с широкими полями, отбрасывала такую гигантскую тень, что собой она свободно могла укрыть целиком всю яхту.
   Главарь гоблинов-опричник Василий отдельно от других скромно стоял в стороне, со стороны могло показаться, что он внимательно следил за процессом выбивания долга из парня лет двадцати. Его правая рука время от времени лезла в карман штанов и что-то там сжимала. Но он думал о чём-то своём, взгляд просвечивал, как рентгеновский аппарат перепуганного кролика, воспоминаниями он ушёл в далёкое прошлое. Кулак крепко в кармане заскрипел, вернув его в реальность. Василий хмурясь стоял и наблюдал за происходящим ходом дела, хотя давно уже должен был привыкнуть к таким делам, но всё равно ему было не по себе. Судьба у него богатая, мастер спорта по боксу, серебряный призёр чемпионата Европы, вдоль и поперёк исколесил весь Советский Союз, в том числе и Европу. Но судьбе было угодно другое, стать обычным рэкетиром. В одном из последних боёв, получил закрытою черепно-мозговую травму, поставившую большой жирный крест на его карьере. И вот двадцати пяти летний мужик, с виду здоровый, вышвырнутый на улицу с инвалидность третьей группы. Таких как он, организованная преступность с радостью принимала к себе. А сейчас он стоит на палубе яхты, его голова занята чём-то другим не связанным с настоящим. Уже пошёл четвёртый год службы начальником охраны у Петра Васильевича. Поднялся по бандитской карьерной лестнице с самых низов, от простого сборщика денег до организования собственной охранной фирмы. На первый взгляд он мог показаться недалёким простачком. Не знающие хорошо его люди, желающие воспользоваться таких заманчивым шансом, его наебать. Горько поплатились за своё легкомыслие насчёт него, их ждал неожиданный плачевный конец.
   -Мальчики вы с ним поласковей,-произнёс хозяин.
   Хоть на яхте всюду была тень и одет он только в шорты-Бермуды и белоснежная шляпа прикрывает голову, ему было очень жарко, каждые пять минут протирал лицо шёлковым платком.
   -Пётр Васильевич вы же меня знаете,-с располагающей к себе улыбкой сказал Костя.
   -В том то и дело, что знаю. Как был КМСником, так им и остался,-сказал владелец шляпы.
   Яхта была на столько огромна, что на ней мог поместиться настоящий танк, и смог бы свободно вращать башней, не задевая стволом её бортов.
   Эмбрион всем телом на палубе отстукивал морзянку, на столько сильно страх властвовал над ним, точнее над неизвестной неизбежностью будущего. Хозяин сжалился над мокрым эмбрионом.
   -Влейте в него стакан виски. Видишь мне для тебя ничего не жалко, даже этого дорогого виски, а ему сорок лет. А ты говорил я жадный,-обратился хозяин к эмбриону.
   Один из его холуёв подошёл к столику, налил виски в стакан из тончайшего горного хрусталя. До него донёсся лёгких запах ячменя и ржи, выращенных в Ирландии, и терпкий аромат дубовых бочек, вековых погребов. Ему тут же представился семейный бизнес переходящий из поколения в поколение, также и секрет приготовления божественного напитка. Видение так ярко вспыхнувшее в его глазах через секунду исчезло. Прикусив губу боролся с желанием отхлебнуть из бокала. Подойдя к мумии присел на корточки, злобно сорвал скотч с его губ, показывая этим, кто здесь главный. Силой раскрыл ему рот и влил содержимое стакана. Мокрый кролик поперхнулся, закашлялся, но со страха всё проглотил. Он был похож на рыбу, выброшенную морем на берег, также дёргался и безостановочно раскрывал рот.
   -Вот и замечательно, вот и хорошо. Когда он успокоится, приведите его в порядок. У меня к нему есть пару вопросов.
   Дьявольская трясучка у мумии начала сходить на нет, и через десять минут он лежал уже спокойно, можно даже сказать как бы одухотворённо. Глаза от переизбытка страха и алкоголя погрузились в опьянение, дыхание успокоилось.
   -Как виски?
   -Отличный, у вас Пётр Васильевич хороший вкус,-растягивая слова сказал бедолага.
   -Абсолютно с тобой согласен. Мы поколение тех, кто знает толк в хороших вещах...Успокоился, говорить можешь?
   -Вроде...да, ребро только ноет, когда кашляю.
   -Я же сказал без физической силы. Вы что...русского языка не понимаете?
   -Пётр Васильевич...мы же только слегонца, для усмирения,-хором затараторили охранники.
   -Тихо всем,-галдёж сразу прекратился.-Вам только работать где-нибудь в Химках вышибалами в пивных, пьяных завсегдатаев обирать. Вам что...не ясны были мои указания?! Аккуратно, можно даже сказать ласково, привести его ко мне для дружеской беседы.
   Охранники разом опустили головы и не проронили ни слова в своё оправдание только молча сопели носами, словно нашкодившие школьники.
   Глоток сорока летнего эликсира успокоил нервы Петра Васильевича.-Бог вам судья, все мы живём под его неусыпным глазом, "И воздастся нам по грехам нашим". А теперь молодой человек, у меня вопрос к вам. Такой смешной до банальности. Где мои деньги?!
   -Я же сказал, отдам. Вы же знаете...прогорел я. Время трудное,-в его голосе не было даже намёка на тревогу за собственную жизнь. Интонация выражала безразличие к такому повороту судьбы. Хозяина это очень разозлило, но он не подал виду.-Я человек слова.
   -Да...в наше время это редкость. Дар Божий.
   Охранники выйдя из анабиоза загоготали.
   -Цыц...тупорылые опричники,-командным тоном гаркнул Пётр Васильевич. Все умолкли.
   -Прости, нас перебили. Так что там, с моими деньгами?
   -Я отдам...вы меня знаете.
   Забытая сигара лежала в малахитовой пепельнице, вспомнив о ней, хозяин взял её, поднёс к губам, о чём-то задумался, не сделав затяжки вернул её на место.-Понимаешь...если я дам тебе отсрочку...это навредит моей репутации. Все знают кто я. Я бизнесмен, деньги должны быть в обороте, работать на меня. Я не ростовщик и не процентщик, это не мой бизнес. Я дал тебе деньги?
   -Да, дали.
   -Когда...ты должен был их отдать?
   -Неделю тому назад. Я всё верну, с процентами.
   -Опять двадцать пять. Я ему про Фому, а он мне про Ерёму. Мне не нужны твои проценты, отдай то что принадлежит мне. Сейчас. Ты слышишь меня?-его голос с произношением каждой буквы, взлетал всё выше и выше, на гране крика.
   -Я всё отдам, только не убивайте!!!
   -Что ты-что ты. За кого ты меня принимаешь? Лихие девяностые давно уже прошли. Сейчас не те времена. Вот только у меня остались немые очевидцы, тех времён.-Охранники дико заржали.
   -Тихо там,-сам владелец шляпы, с трудом справился со своим смехом.
   -Видишь...я к тебе ещё и добр. Почему я должен работать себе в убыток? Хотя...не в моих правилах так делать. У меня другое предложение к тебе. Давеча, ты просил второй шанс? Так вот...он у тебя появился. Есть идея, может она тебе не понравится, но это единственный твой шанс, спасти себе жизнь.
   У зверька закралась надежда, но что-то ему подсказывало, что дело нечистое. Но выхода другого не было.
   -Так вот...лет так двадцать пять тому назад, я прочитал один интереснейший рассказ у Кинга. Не помню, как он называется...это не столь так уж и важно, суть в том, что...ээээ...не умею я пересказывать. Прошу твоего терпения. Ладно вкратце. Любовник пришёл к мужу своей возлюбленной, во всём ему признался, чтобы он её отпустил. Муженёк её миллионер, он всё знал о их интрижке. Предложил ему сделку, пройти вокруг небоскрёба по парапету. Выиграет-получит свою ненаглядную в целости и сохранности и ещё денежку в придачу, а ежели нет, то получит её по частям, и найдут её в его машине.
   Хмель в туже секунду у зверька выветрился. Его лицо в момент побагровело, пошло пятнами, побледнело и покрылось холодной испариной. Можно было только представить, что творилось у него в голове. Трясущимися губами он произнёс,-мы же в море, что вы хотите со мной сделать?!
   -А ты сообразительный, для тебя я придумал что-то другое, поинтереснее. Занимательную прогулку по морскому дну.
   -Нет...лучше убейте, зачем мучить меня? Мало вам развлечений в жизни, так вы хотите почувствовать себя Римским императором на гладиаторских состязаниях. Какой из меня гладиатор, я два раза в жизни дрался, и то мандюлей мне навалили. Где ваше милосердие?
   -Что ты так разнервничался? Никто тебя не собирается убивать. Всё в твоих руках, захочешь жить...доползёшь на карачках до берега. Я своё слово держу.
   Неожиданно зверек задал вопрос.-А чем закончился рассказ?
   -Грустно...герой выполнил его условие, но муженёк обманул его, сподличал. Но я так не поступаю!!! Не переживай, моё слово закон! Если доберёшься до берега? Я дам тебе почитать этот сборник рассказов.
   -У меня есть выбор?
   -Выбор всегда есть. Стоять на коленях или встать с них. Что скажешь?
  Лежа на прогревшейся палубе, он панически думал что сказать, что ему ответить?-я не знаю, лежу здесь на его яхте мокрый от собственного пота и пьяный от дорогого виски, который не могу себе позволить купить. Не вижу никакого выбора, скажу нет, выкинет за борт, как слепого кутёнка. А если соглашусь, сделает тоже самое только с моего согласия. А он ещё не сказал мои условия, бросит в воду, и будет любоваться, как я бултыхаюсь в воде. Всплыву брюхом кверху, я же не Ихтиандр, жабр не имею. Что мне ему сказать? Может просто плюнуть ему в рожу, и концы в воду.-На этой мысли он расхохотался.
   -Что тебя так рассмешило?-тон хозяина шляпы напоминал речь хладнокровного пэра в палате лордов.
   -Мне стало смешно, от того что я даже не знаю, что меня ожидает.
   -Да...действительно. Мы всё говорим и говорим, а к сути так ещё и не подошли.
   Осмелев то ли от безысходности, то ли от чего-то другого, смотря ему прямо в глаза зверёк твёрдо ответил.-Я согласен.
   -Слушай меня внимательно, от этого зависит твоя жизнь. На тебя будет одет акваланг, объёмом на восемнадцать литров воздуха. Это примерно сорок минут жизни под водой. Твоя конечная цель ближайший берег, отсюда до него примерно полтора километра. Далековато, да и глубина здесь более тридцати метров. Бросать тебя тут...нет. Подойдём ближе к берегу на триста, четыреста метров, там глубина от семи до пяти метров, в самый раз для тебя. Но есть условия. Первое-тебе завязываются сзади руки.
   -Я ни разу не нырял, даже с маской, а тут акваланг.
   -Какой ты невоспитанный, ещё раз перебьёшь, вместо акваланга нырнёшь с камнем на шее.
   Зверёк прикусил язык и всем телом образно превратился в слуховой аппарат.
   -Второе-на тебя вешается...эээээ...грузило-пояс со свинцовыми пластинами...
   -Вот где...бля...подвох,-подумал зверёк.
   -весом в двадцать кило, чтоб жизнь сахаром не казалась. А то всплывёшь, как Жак Ив Кусто, пристроишься где-нибудь возле бортов яхты, и тихо-тихо за лодочкой продрейфуешь к берегу. Ты пацан шустрый, я в таких как ты сразу вижу корень мужицкий. Был бы другой на твоём месте, всё кончилось бы банальщиной. И третье-манометра давления воздуха в баллонах у тебя не будет, вместо него на ногу наденем часы, чтоб ты знал сколько воздуха у тебя осталось, главное забыл, в нём встроен GPS, для страховки не помешает. Надумаешь ещё сбежать, потом бегай ищи тебя по всему берегу. А с ним погрешность в радиусе двадцати метров,-весело подмигивает ему.
   -А почему не будет?
   -Руки будут у тебя заняты, в наручниках.
   -А ккак я узнаю под водой куда плыть, где берег?
   -Я в тебе не ошибся, башковитый ты. Вот с кого надо брать пример,-обращается к своим гидроцефалам.-А вы умеете только штанги ломать, да шалав лапать ценой в сто баксов.
   Охранники пытаются сделать вид обиженных детей, но получается у них очень наигранно. Их вид очень смешит владельца шляпы.
   -Что вы там гримасы корчите, кукрыниксы чёртовы. Ладно продолжим. В это время суток, солнце движется со стороны берега. Вода чистая, прозрачная не будет никаких проблем у тебя. Почаще смотри вверх и следуй за ним. Ещё костюм аквалангиста не получишь, зачем он тебе? Море тёплое, середина лета, как парное молоко, сказку про "конька-горбунка помнишь"?
   -Там три чана было.
   -Тебе одного хватит, солоноватого. Но какое огромное, и всё твоё. Эй гоблины...несите всё сюда, будем проводить стажировку.
   -Провожать меня не надо.
   Громко расхохотавшись Пётр Васильевич вытирает лицо своим шёлковым платком от слёз,-вот и юмор появился. Значит? Всё закончится благополучно.
   -Мы не обсудили мои шансы на победу и если доберусь до берега, что я получу?
   -Да, ты уже получил шанс, то что я тебя не убил... Получишь беспроцентную годовую отсрочку долга. Устраивает тебя, такой вариант?
   -Вполне.
   -Договорились, рук пожимать не будем, ввиду данной ситуации. Мне неудобно говорить в последний момент...
   -Чёртов прощелыга, какую-то пакость снова приготовил,-подумал про себя Андрей.
   -...без обуви нырнёшь. Острее ощущения будут.
   -Воля ваша.
   Гоблин-Костя которого по его мнению ни за что ни про что обидел хозяин, репликой КМСник. Выносит из недр яхты акваланг. Состоящий из одного жёлтого баллона, каких-то шлангов, подводной маски и насадки на одном из шлангов. Брезгливо бросает у ног зверька.
   -Теперь я объясню, как им пользоваться, это очень просто. Во-первых запомни не забывай о времени, для тебя это жизнь. Во-вторых эта штучка в моих руках, называется лёгочный автомат, через него поступает воздух и выходит углекислый газ. Крепко зажми его челюстями. Разожмёшь, захлебнёшься. Глубина небольшая, не бойся. Ты парень не крупный, так что объём лёгких небольшой. Я тебе всю формулу расчёта кислорода на глубину и давления, говорить не буду. Зачем голову лишним забивать. Ещё раз, не забывай посматривать на таймер!!! Сейчас я его отрегулирую, и вперёд на свидание с Нептуном.
   Тут же к зверьку подбежала толпа гоблинов, не церемонясь с нежностями подняла его на ноги и разрезали скотчевые оковы.
   -Стойте, подождите, дайте отдохнуть, у меня всё тело онемело от них. Ни черта не чувствую,-устало прошептал Андрей.
   Пётр Васильевич кивком головы дал им согласие,-и снимите с него наручники. Никуда он не сбежит.
   Тело рухнуло на палубу, раскинув в стороны окоченевшие конечности, он был похож на голодного, старого загнанного волка. Дышал часто, дыхание прерывалось, не мог надышаться. Его скорбный вид вызывал у хозяина жалость,-что поделаешь? Жизнь нелёгкая штука. Надо за всё рассчитываться в ней. Что-то я растрогался, наверно старею.-Рассуждал владелец шляпы.
   Шло время, и зверёк приходил в себя. Синева на коже спадала, начал разминать мышцы, через минут пятнадцать он встал на ноги и твёрдо произнёс,-я готов, куда идти?
   -Сейчас я вызову моторную лодку, погрузим тебя в неё, и начнётся твоё сказочное путешествие. Василий подай телефон.
   Молчаливая гора-Вася передал спутниковый телефон.
   -Алло...Николай, мы готовы, можете выходить.
   Через пять минут вдалеке стремительно надвигалась точка, её первым заметил зверёк,-вот и всё, близится моя кончина, не думал я, что конец мой будет таким бездарным. Сам в петлю лезу, ну ничего...зубы сломаю, но вылезу из воды живой и невредимый. На зло тебе...паскуда!-Тихо шевеля губами промолвил зверёк.
   Современный ялик с мотором фирмы Yamaha мощностью в триста лошадиных сил, летел над волнами. Сделав почётный круг вокруг яхты, с рёвом остановился. С яхты спустили верёвочную лестницу. Первым в ялик спустился Вася, за ним хозяин а потом сам бедолага, замыкали делегацию остальные пять охранников. Владелец шляпы сел возле капитана ялика. Шляпа не слетела с его головы, даже когда он спускался по лестнице, хотя со стороны берега дул приличный ветер. Всё равно она сидела на нём, как корона на императоре, ветер ласково поигрывал краями её полей. В середине остался со зверьком Василий, а остальные расселись по бокам.
   -Богу помолясь, полный вперёд капитан.-Белая шляпа взвилась вверх, в руке своего владельца. Ялик звериным рыком благословил старт прогулки по морскому дну.
   С каждым отдаляющимся метром от яхты, зверька мучило противоборство, возрастающей злости и надвигающегося отчаяния от неизбежной встречи с морской пучиной. Честно признаться самому себе, что он выживет, он не мог. Мерцал микроскопический шанс, выиграть в этом неравном поединке со смертью. Но с другой стороны его распирала злость. Что поступают с ним, как с только-что родившимся, слепым котёнком. Это противоречие чувств, придавало сил, и тут же окунало его в ледяной прорубь. Он был похож на богатыря, стоящим на распутье дорог. Но у богатыря было всё для достижения своей цели, сила, храбрость и оружие. А у зверька только были злость, да и страх перед концом, но первый фактор всё-таки начал перевешивать и затыкать рот страху. Подогретый бешенством, движущиеся желваки на его лице приводили его в чувство.
   -Я смогу, я должен доказать этому капризному, заигравшемуся в Бога-прожигателя жизни. Есть вещи не подвластные ему. Возомнил себя всесильным, всемогущий старый хрен,-только одни губы лихорадочно двигались у зверька.
   Один из охранников туповатого вида по имени Геннадий чуть-чуть, совсем капельку, наблюдал за ним и думал.-Всё паренёк мозгами двинулся, спёкся, ща сиганёт в воду, нам же легче, не надо будет ждать, искать тело, вылавливать его. Облегчит всем работу, а то так жарко...пивка-бочкового, щас бы.
   -Всё довольно, глуши мотор,-скомандовал владелец шляпы.
   Ялик только разогнавший скорость, обиженно заглох. Вода была прозрачная, под яликом проплывал косяк сельди, ощущение такое, что опусти руку в воду и ухватишь рыбу за хвост, но это был только обман прозрачной воды.
   Заметив косяк рыбы, Пётр Васильевич ни с того ни с сего сказал,-а вы знаете? Какая рыбалка на озере Патус, ммммммм...какая рыба там!!! Ты Василий знаешь, хоть где это?
   -Мне до потолка...где это, и где вообще это находится. В юности я рыбачил на Калдах. Чебаки, лещи да окуни, мне до ваших китов, как до Парижу.
   Пётр Васильевич расхохотался, его смех так был не похож на смех мужчины за шестьдесят. Пышущий здоровьем и своей заводной звонкостью, слышимый на том берегу, людям отдыхающим дикарями. Отсмеявшись и утирая платком свои глаза,-ой Вася, рассмешил старика, на Калдах...это единственное число...будет...Калды?
   -Да.
   -Где это?
   -Урал. Есть красивая легенда. Когда-то на этом озере жило миролюбивое племя башкиров "Бала Катай", с башкирского это обозначает "Младшие Китайцы". Они занимались охотой и рыболовством. И вот однажды к ним пришли незваные гости-другое башкирское племя под именем "Табын". Хозяев озера они вытеснили на север. В память о своём доме, они сложили красивую песню о покинутом озере Калды-куль (по-башкирски "калды"-"покинутый" или "оставленный"). Вот такая история.
   -Интересно и в тоже время грустно, откуда это ты всё знаешь?
   -Мой дед по материнской линии башкир, в детстве он мне много сказок и легенд своего народа рассказывал. Я вот и запомнил.
   Лицо Петра Васильевича нахмурилось и чуточку посерело,-извини...если я чем-то тебя обидел.-Сказал владелец шляпы.-Всё довольно, мы что сюда приехали изучать фольклор народов России?! Что Андрюша...готов?
   -Давно уже.
   Охранники сидящие по двум сторонам, все вдруг встали разом и занялись каждый своими делами. Один возился с наручниками, другой вытащил сумку лежащую почти возле мотора, из неё он достал пластмассовую коробочку, очень похожую на пейджер. Ей оказалась отмеритель Андреиной жизни-таймер и встроенный в него GPS. Третий стоял сурово охраняя Петра Васильевича. Остальные двое, так похожие друг на друга, скорее всего братья. Охраняли всех присутствующих своим молчанием. Василий зорко следил за Андреем.
   Аквалангом занимался лично Пётр Васильевич. Когда все приготовления были завершены, хозяин шляпы сделал отмашку рукой. Братья скопом накинулись на Андрея, он не сопротивлялся. Василий подал им акваланг. Одев на него баллон с воздухом, Андрей только тогда осознал, что его ждёт дальше.
  
   глава вторая
   Море с аппетитом поглотило Андрея, даже не поперхнулось им, только смачно отрыгнуло бульком расходящейся ряби волн. Кавалькада охраны без всяких эмоций и криков урааа или смирно его проводили, оставшись так и стоять на одной стороне ялика. Всё время братья держались вместе. К борту подошли только Вася и Пётр Васильевич. Они молча смотрели на расходящиеся круги на воде. Море таким образом почтило его уход. Похоронив Андрея в своём неутолимом чреве. Первый заговорил Василий.
   -Что он сейчас чувствует, страх, ненависть к нам? К тем людям, с равнодушием смотрящих на его злоключения. Прогорел в бизнесе и теперь кредитор требует возврата долга. Как он смотрел на нас, как на прислугу Люцифера. Раболепно выполняющих ваши приказания.
   -Тебя это задело?-заинтересованно всматриваясь в его глаза, спросил владелец шляпы.
   -Мне его немного жаль,-не скрывая сочувствия негромко произнёс.
   -Что на тебя нахлынуло вдруг? На тебя это совсем не похоже, чемпион, рэкетир со стажем. И вот на тебе, проснулось сострадание...у тебя?!
   -Вы слышали? Как он сказал "я сам прыгну, без вашей помощи",-рука сжимающая в кармане свёрток, адски тряслась. Контролировать её он не мог.
   -Всё будет хорошо, не переживай. Твоя совесть чиста, ты только инструмент в руках хирурга, от тебя ничего не зависит.
   -Честно сказать, я сомневался...думал придётся насильно его кидать за борт. Как он это произнёс, гордо с полной уверенностью в себя. Сосредоточился, собрался с мыслями и бах...резко подался спиной назад и уже там г...
   Перебив на пол слове Пётр Васильевич хлёстко сказал,-так прыгни за ним, очисти свою совесть.
   -Прикажете прыгну,-не задумываясь отчеканил Василий.
   -Вот что я люблю в тебе, это преданность и прямолинейность. Уважаю!
   -Спасибо за доверие Пётр Васильевич,-совладав с собой рука уже не тряслась, как ни в чём не бывало.
   -За Андрея не волнуйся, я в нём уверен на сто процентов, выберется, как миленький.
   -Откуда у вас такая уверенность в него?
   -А я в нём не сомневаюсь, давно за ним наблюдаю. Отслеживаю его жизнь, каждый его шаг.
   У Василия всё похолодело в душе, от напряжения его рука снова нырнула в карман брюк, сжала свёрток и не отпускала его.
   -Как следите?-с недоумением спросил Вася.-Зачем?
   -Его судьба, мне не безразлична, а после несчастья...несчастный случай с его предприятием, совсем сердце сжалось от боли.
   -Несчастный случай...,-слово "не" Василий растянул словно запевало в хоре.-Там что-то нечисто!
   -Что там может быть нечисто? Обычная разборка между хачиками. Хасан не поделил лакомый кусок земли с Азаматом. Сожгли гараж, где стояли Андрюшины такси. Не повезло парню, попал в чужие жернова, вот и перемолола его судьба.
   -Судьба это вы?-без намёка спросил Василий.
   -Это ты о чём?-во взгляде Петра Васильевича было что-то звериное, от старого матёрого волка.
   -Говорят...этот гараж купила, какая-то дочерняя фирма и кто хозяин неизвестно. А вы говорите кавказцы, ими там даже и не пахнет.
   -Откуда у тебя такая информация?
   -Слухи ходят.
   -Слышал, что они с ЧОПовцем сделали, что охранял гараж?
   -Да,-самосебясдерживая, крепко в кулаке сжал свёрток.
   -Из здорового мужика сделали инвалида. Просто котлету. А девушку диспетчера запугали так, что от страха описалась и потеряла сознание. Хорошо пожарные подоспели, вытащили их. Я на такое пойду, подставить парня?- Его глаза впились в обескровленное тело Василия.
   -Нет...что вы, я такого помыслить не могу.
   -Ещё раз, такое предположишь, собственноручно на ремни порежу.
   Василий был не из робкого десятка, жёсткий волевой человек, но от слов Петра Васильевича всё внутри у него покоробило и сжалось. Бесстрашный лев превратился в старую черепаху, втянувшую голову в панцирь.
   Охранники внимательно следили за их беседой, заткнув языки глубоко в свои анусы. Так они сохраняли нейтралитет, боясь вставить свои две копейки в их разговор. Незаметно для других, братья всё время между собой о чём-то перешёптывались.
   -Понимаешь Василий,-сделав длинную театральную паузу продолжил.-Я из него хочу сделать человека. Не забитого тюфяка на ринге, вышибала сделавший из него бифштекс, а крепко стоящего на ногах человека.
   -Каким образом? Выжить с нулевым шансом!
   -В точку попал. Если есть стержень и инстинкт выживания, то человек в любой ситуации, даже в такой, выкарабкается. Эти два компонента вместе, дают такой гремучий состав, что не надо никаких стероидов или супер мощных наркотиков. Человек себя сам спасёт. Разве у тебя не было таких боёв? На последнем дыхании изнемогая от усталости, в последний момент ты раз...ловишь момент...прилив сил, взявшихся из неоткуда. Бам и вот твой противник лежит на ринге в нокдауне.
   -Конечно было, и не раз.
   -Я расскажу тебе одну историю...одного моего приятеля детства. Очень поучительная. Всё это происходило в советское время, первая Брежневская пятилетка. Моего приятеля назовём...допустим Миша. Миша подросток четырнадцати лет из интеллигентной семьи. Папа профессор-историк, преподавал в университете, на факультете ближнего востока. Мама заслуженный учитель города, литературы и русского языка.
   Рос он в достатке, каждое лето проводил с родителями на курортах, по тем временам ходил в элитною школу. Вот как-то возвращаясь из магазина, прижимающий к груди кляссер, не бежавший, не мчавшийся, а парящий над асфальтом подросток. Счастливый от того, что купил новую только что вышедшую серию марок о космонавтах. Переполненный желанием, показать отцу свою добычу, мчался не видя перед собой ничего, врезался в какой-то столб, внезапно выросший посреди тротуара.
   -Эй...куда спешишь шкет?-спросил его столб.
   Очнувшись от блаженства владения самым дорогим в мире сокровищем, Миша поднял голову и увидел стоящего перед собой молодого парня. Волосы уложены бриолином, с левой стороны пролегла тонкая линия пробора. Костюм неброский но сшит по заказу, посмотришь вроде обычный, а присмотришься, лондонский джентльмен вышел на прогулку. По его солнечным очкам Миша сразу определил, что не советского производства. В тёмных стёклах отражалась вся палитра солнечной Москвы, а в советских отражались только грязные лужи.
   -Что так на меня смотришь?-быстрым движением руки выхватил кляссер. Мишины руки по инерции так и остались сжимать пустоту.-Хм...марки, я смотрю коллекция подобрана со вкусом. Ты филателист или у тебя темброфилия?
   Миша засмущался, покраснел и промямлил, что-то не разборчиво.
   -Не обижайся, тебе как филателисту стыдно не знать. Марка по французски "тембр" в середине девятнаднадцатого века называли собирателей марок. А чуть позднее и вовсе "маркоманией". И лишь в ноябре 1864 года во французском журнале "Коллекционер почтовых марок" появилась статья Жоржа Эрпена, предложившего новый термин-"филателия" (от греч. phileo-люблю и ateleia-освобождение от оплаты, пошлины, сбора. Имеются в виду почтовые марки заменившие денежную оплату за пересылку писем.
   -Откуда вы всё это знаете?
   -В своей юности тоже когда-то собирал...да бог с прошлым.
   -Вот такая их была первая встреча. Дружба их продлилась два года, звали его Красавчик,-легко лился рассказ о приятеле, из уст Петра Васильевича.-Красавчик познакомил Мишу со всеми прелестями жизни, везде его с собой таскал, учил уму разуму." Фраер слабый, бей первым. Умно позаимствовать вещь в собственное пользование, этому тоже надо учиться."
   Наука была у него не простая. И что ты думаешь Василий? Миша покатился по наклонной, сначала плохие отметки, начал где-то пропадать, стал узнаваем в комнате милиции. Соседи на него жалобы страчат, грубит всем подряд, не было ни одного парня в школе, что не почувствовал на себе Мишиного кулака. Старшеклассники его обходили стороной. Из профессорского сынка превратился в жестокого волчонка. Красавчик воспитал бездушного владельца тела. Миша во всём его слушался, исполнял все его поручения. С мелких передач записок кому-то из знакомых, до ограблений магазинов. Красавчик давал ему деньги со своей доли приговаривая "ни чего филателист, придёт ещё твоё время".
   Время шло, родители рвали на себе волосы, не знали что с ним делать, чем дальше тем хуже. Грозило исключение из школы за поведение, родители обращались к участковому, тот им говорит-"а что я могу, предложить только спецшколу". Те в ужасе умоляли не делать этого, мол одумается, молодой ещё. Такая лихая жизнь долго продолжаться не могла.
   Как-то невзначай, Красавчик навёл Мишу на мысль обнести собственную квартиру. Так всё лихо обставил, будто это Миша сам ему и предложил. Так всё само удачно сложилось, пятнадцатого октября энннного года. Профессор у себя на лекциях, мать должна бала пойти навестить подругу, а их помощница по дому Маруся, собиралась уехать к себе в деревню, повидать родственников.
   -Молодец Мишаня, из тебя толк будет,-сказал Красавчик, туша в пепельницу уже отжившую свой век сигарету CAMEL.-Я с ребятами поговорю, расскажу о твоём плане, обмозгуем, подкорректируем его. Честную воровскую долю получишь, повзрослел, вырос совсем. Помнишь нашу встречу на Плющихе? Каким был и каким стал.
   Пётр Васильевич замолчал, весь почернел и продолжил,-я не буду вдаваться в подробности, что и как они это сделали. Скажу только, что всеми любимая, пожилая Маруся внезапно вернулась домой, что-то она забыла из гостинцев. На полпути к автовокзалу вернулась домой. Её последние слова были-"Мишутка, что здесь происходит"?
   Милицию вызвал бдительный сосед, НКВдешник на пенсии, живущий в квартире напротив, постоянно наблюдающий в дверной глазок за происходящим на лестничной площадке. Почётный сотрудник госбезопасности, регулярно доносящий о жильцах дома в энные органы. О его доносах знал весь дом, хотя время было совсем не стукаческорепресивное, но гражданам всегда было чего-то опасаться, так что все потихоньку заткнув рты, относились к нему с опаской.
   Мише дали семь лет. До совершеннолетия сидел на малолетке, потом перевели на обычною зону. Своих подельников, он никого не выдал. Отец от него отрёкся, не перенеся позора скончался от инфаркта, за месяц до суда. Мать убитая горем оказалась в психушке, до конца своих дней твердила одну фразу-"Миша не мог, его оболгали".
   Отсидел он от звонка до звонка. Выйдя на свободу, Мишу встречали его друзья, сбежавшие с квартиры со всем награбленным скарбом. Оставив его окоченевшего от ужаса возле Марусиного трупа.
   -Да...мрачная, обыденная история, встречающаяся часто в жизни.
   -Да Василий ты прав. Но я не завершил рассказ.
   -Что, там есть ещё продолжение? Миша стал авторитетом среди бандитов. Всё ясно как белый день.
   -Не совсем...сначала он кончил всех, тех кто тогда участвовал. Первым Красавчика. Миша только на зоне всё понял, что Красавчик из него сделал марионетку. А дальше Мишину судьбу, я тебе рассказывать не буду, незачем.
   -ммм...да,-протянул Василий.
   -Видишь ли Василий, я хочу воспитать в нём человека, не пресмыкающегося, а умеющего дать отпор. У меня нет детей...так вышло. Кара Господня. Мне нужен продолжатель моего дела, кому всё это я передам,-обведя рукой всех находившихся на яхте.
   -Вы выбрали странный способ, воспитать человека с каменной душой.
   -Василий ты поздно ко мне пришёл. Тебе надо было прийти ко мне...лет так десять тому назад.
   -Почему поздно?
   -Это уже третья моя попытка, найти приемника.
   -Как третья?-хриплым голосом прокаркал Василий.
   -Да Василий...две первые были неудачны. Первого звали Максим, это случилось возле берегов Австралии. Я не учёл местную особенность. Акулы. Его останки нашли только через неделю, местные рыбаки выловили. Акулы его в клочья разорвали. Второго звали Антон...слаб оказался. Его на берегу нашли, сам всплыл в полном обмундировании. Морю такие не нужны.
   Василий оглушённый услышанным, не мог произнести ни слова только часто моргал.
   -Верю что Андрей меня не подведёт, я на него возлагаю большие надежды. Он только с виду хиленький, а внутри спит страшная сила. Хочу пробудить её, вырастить второго Я, но не лютого зверя, а с человечностью в душе.
   Пытаясь переварить всё это, Василий медленно заговорил,-я вас не пойму, как два противоречия умудряются уживаться в вас? Вы самолично толкаете человека на гибель, с целью взрастить наследника.
   -Тебе ничего не надо понимать, безоговорочно исполнять мои приказания и только, как ты делаешь ежедневно и безукоризненно. Просто временами я стал чувствовать старческие моменты...что-то я сегодня разоткровенничался. Не к добру это.
   Весь их разговор, они простояли облокотившись на ограждение ялика, обнажая свои спины, охлаждающему ветру от морского зноя, невыносимо терзающий владельца шляпы.
   У Василия в голове белкой в колесе крутилась мысль,-лишь бы они не подкачали, выбрать нужный момент.-И так, цепь в его голове замкнулась.
   -Сколько времени прошло?
   -Двадцать три минуты.
   -Он живой?
   Василий долго смотрел на маленький цветной экран показывающий мерцающую жизнь в виде малюсенькой крапинки,-да точка двигается.
   -Точка...? Эта точка человеческая жизнь. Как ты быстро меняешь свои суждения. Вот только мучился угрызениями совести, страдал. На тебе...точка.
   За спиной Петра Васильевича раздались раскаты грома,-гром? На небе ни облачка.-Развернувшись, перед владельцем шляпы предстала картина. Один из братьев стоял в ковбойской позе, в обеих руках держа по пистолету, из объятий второго брата, аккуратно сползал капитан ялика, с зажатой шеей в его руках. Остальные трое охранников, оказались совсем мёртвые. Миша валялся бездыханный, пуля попала ему в левую грудь, убив его наповал. Костя корчился в судорогах суча ногами по палубе и зажимая руками на животе разрастающееся багровое пятно, через минуту судороги резко оборвались. Третий перекинулся через ограждение и упал за борт. Шлепок громко озвучил абсурдность ситуации. В живот Петра Васильевича упёрся ствол Глока, находящийся в руке Василия.
   -Василий...
  
  
   глава третья
   Андрей не мог усмирить властвующую в нём панику, царящий в крови адреналин не позволил ему это сделать. Он уже был почти готов, каких-то пару штрихов, и он снаряжён к погружению. Возле него суетился Пётр Васильевич, лично несколько раз проверял баллон, лёгочный автомат. Сам всё на себя одевал, проверял. Одобрительно кивнул и сказал.-Всё исправно, можешь нырять.
   Василий стоял хмуря брови, первый раз за всё время на его лице появились хоть какие-то эмоции, а то стоял, как в почётном карауле возле мавзолея.
   -Вот и всё Андрей, ты готов к шагу в новую жизнь.
   -Вы оговорились, к смерти.
   -Нет Андрей...я не оговорился, не в моих правилах. С таким настроем...заканчивай эту хандру. Последняя деталь, и ты укомплектован.
   Миша-третий охранник нёс ремень, с таким видом будто несёт не свинцовый ремень весом в двадцать килограмм, а ошейник для собаки, причём для очень маленькой. Не смотря ему в глаза, Миша нацепил его ему на пояс.
   Владелец шляпы вертел в руках таймер, нажал пару раз, выставив нужные цифры застегнул ремешок на ляжке,-боишься?
   -Есть немного.
   -Это хорошо. Капитан у вас есть что-нибудь горячительное?
   -Вы обижаете меня. Чтобы я, вышел в море без моего бальзама?
   -Знаю я ваш бальзам, в семьдесят градусов, название его "сам гоню сам и пью". Но я признаюсь, что бодрит он...аш молодость вскипает в жилах,-приняв из рук капитана никелированную фляжку с бальзамом. Аккуратно отвинтил крышечку, чтобы не единой капельки не пролилось, поднёс к губам Андрея. В процессе подношения чарки, Пётр Васильевич определил по её весу, что она почти пуста, что-то там булькает на донышке.-И когда это он успел её опорожнить?
   Горячий никель, нагревшийся от капитанского здорового и преданного тела, передавал Андрею крепкий бодрящий капитанский самогон. Одним жадным глотком проглотил остатки бальзама. Пожар полыхнул во рту и стремительно провалился в желудок. Разомкнув спёкшиеся губы, глубоко вдохнул воздух содержащий йод и соль. Он не мог представить, что когда-то так будет закусывать самогон.
   -Как бальзамчик?
   -Хороший!
   Капитан услышав его комплимент, в ответ только ухмыльнулся.
   -У меня в руке пульт от таймера, как только ты будешь в воде, я его включу. Для тебя это отсчёт начала, чтобы было тебе удобнее, не запутаться со временем. А так раз...ты и будешь знать, сколько точно времени прошло.
   -Или осталось.
   -Одно и тоже. Как тебе будет угодно.
   Двое охранников шустро подбежали к Андрею, схватили его под руки и потащили к борту. Тело не один час пролежавшее на солнцепёке, обезвоженное и принявшее в себя разного алкоголя от дорогого иностранного производителя, до местного бальзама, обмякло и одряхлело. Руки, ноги, голова стали чужими и совсем не живыми, ноги ползли в след за ватным телом. Охранники помня за что их отчитали, аккуратно прислонили его к борту ялика. Василий подошёл к нему, схватил его за плечи и встряхнул. Сознание от резких колебаний пришло в себя.
   -Ты как себя чувствуешь?-в голосе Василия не чувствовалось ни капли жестокости или садизма, а очень профессионально скрытая жалость к нему.
   -Я...? В порядке,-мозг раздавал команды телу приходить в чувство.
   Не смотря на всю тяжесть амуниции, Василий одним рывком посадил его на край ялика. До этой минуты, Андрей не чувствующий никакой качки, увидел что весь мир качается на волнах. Приступ тошноты противно перекатился в его желудке,-только этого не хватало, показать им свою слабость. Хер им.
   Пётр Васильевич держа наготове пульт, подошёл к Андрею,-удачи тебе, мы будем ждать тебя на берегу. Василий подай мне маску.
   Он подобрал её с палубы, она лежала возле Андрея. Облил её чистой водой, протёр и передал хозяину шляпы. Тот её повертел, посмотрел и нацепил себе на руку. Сделав рукой знак одному из близнецов. Тот достал из той же сумки, что и таймер, ласты. Сразу передал их Петру Васильевичу, а тот Андрею. Ему ещё не одели наручники, но свинцовый пояс и непривычная тяжесть акваланга, чуть не повалили его на спину.
   "Бля...не хватало мне тут ещё черепахой развалиться. Им на посмешище",-подумал про себя Андрей. Вовремя поймал равновесие и угодил прямо в растопыренные в стороны руки Петра Васильевича. Андрей немного отдышался и стал надевать ласты.
   -Вы даже мой размер ноги знаете.
   -Зачем мне пакостить? Это же не пари, между нами? Я играю по честным правилам.
   Андрей натянул ласты, размял икры, поочерёдно потряс ногами, проверил не спадают ли с ног. Неуклюжей походкой прошёлся по палубе и остановился по середине ялика, тяжело дыша и обильно потея. За его прогулкой не отрывая взгляда, следили семь пар глаз только капитан смотрел не на него, а вперёд, уверенно удерживая штурвал.
   -Зачем ты себя мучаешь? Тебе не надо ходить, плавать и только плавать.
   -Я...мне...привыкнуть...надо,-вытолкал из себя остатки одышки перемешенную со словами.
   -Не стоит. Береги силы.
   Андрей задумался, его губы безмолвно зашевелились.
   -Что случилось Андрюша? Не стесняйся, спрашивай.
   -Вы сказали...я буду нырять босиком? А теперь, наоборот?
   -Я передумал. Разве нельзя,-на это Андрей только промолчал.
   Пол часа для Андрея промелькнули выкуренной сигаретой, раньше он не замечал хода времени, как сейчас. Он стоял почти готовый, не хватало только ответственного штриха-наручников, одел на него их Костя. Туго затянув на запястьях, омерзительно оскалился, обнажив ему свои зубы. Андрею он напомнил героя из мультфильма Маугли, прыгающего вокруг Шерхана шакала. Андрей не растерялся и громко крикнул ему в лицо,-а Акелла промахнулся, а Акелла промахнулся.-Тот в недоумении от него отшатнулся, на удивление понял остроту фразы. Глазами фыркая от злости, вернулся на своё место, кончиком языка облизал губы. Все кроме Кости не поняли к чему и зачем была брошена эта фраза. Василий вторично подумал.-"Хана пареньку".
   Жёсткие ремни резали плечи и грудь, на Андрее висела сбруя примерно в сорок килограмм. Эта тяжесть его горбила, да ещё руки заведённые за спину, скованные в наручники начали ныть, в солидарность к ним присоединились ещё и плечи. Но он держался стойко, не смотря на его плачевный вид. Пётр Васильевич в последний раз проверил всё оборудование. Открыл основной вентель воздушной смеси,-идёт воздух. Нажал клавишу на лёгочном аппарате.-Есть.-Поднял загубник и чуть ли не отцовским напутствующем взглядом, посмотрел Андрею в глаза.
   -У меня одна просьба, я сам прыгну, без вашей помощи.
   Пётр Васильевич молчал, за него ответил Василий,-хорошо.
   -Это загубник, крепко сожми его во рту. Вдыхай смело, не боясь ничего. Открой рот, вот так молодец. Сжал?...Хорошо. Дыши носом, одену маску сразу открою вентель. Успокойся, дыши медленно, дыхание должно быть ровным. Привыкни к этому состоянию. Самый опасный враг под водой-это паника. Страшнее её нет ничего. Вот правильно, выравнивай дыхание.
   Андрей со злостью сжал загубник и сопел, как слюнявый породистый боксёр. Его сопение можно было услышать в радиусе поражения ракеты море-берег.
   -Что, поехали?-хозяин шляпы открыл вентель и молниеносно натянул маску ему на лицо.
   Смотреть мир через маску было непривычно, Андрей слышал как воздух поднимается из баллона в трубку с лёгочным аппаратом и потом перекочевал в лёгкие. Люди стали похожи на овалы, словно опять попал в комнату с кривыми зеркалами. Пётр Васильевич с Василием отошли назад. Электронные цифры ожили, он не узнавал своего дыхания. Ему казалось, слышалось что-то чужое в нём. Словно его подключили к аппарату искусственного дыхания и ждут от него возвращения к жизни из комы, проведённой в ней не один десяток лет. Жизнь отсчитывала вдохи. Горбун-аквалангист повернул голову, посмотреть как бы поудобнее умаститься на краю борта. Осторожно перебирая ногами, боясь потерять равновесие пропятился назад.
  Плавно сел на край. С каждым его приближением к краю, присутствующие от напряжения, вытягивались в его сторону. Сцена напоминала растягивания ребёнком жвачки, один конец зажат в зубах, а второй тянет пальцами.
   Андрей пытался сомкнуть глаза и рухнуть в воду, не мог...голова кричала, билась в истерике. Кто-то из охранников крикнул "ну...ёптать, давай уже". Кто это был, он не понял, все их лица стали не различимы. Вдруг их рост стал уменьшаться, облака до этого момента замершие на месте, летели на бешеной скорости. Люди только что стоявшие в пару метрах от него, пропали вовсе, как будто провалились под землю. Внезапно спину охладила волна и потянула за собой вниз. Аквамарин поедал его плоть, кожа ощущала приятную тёплоту свежести, а не леденящий крещенский прорубь.
   Андрею почему-то вспомнилась картинка из журнала. Космонавт завис на орбите на фоне Земли. Как бы позируя космическому фотографу, машет рукой землянам,-привет человечество, передаёт привет космонавт Леонов...ааааа.-И тут трос уходящий неизвестно куда, за грани рисунка, обрывается и уносит его в космическую дыру. Невидимые щупальца звёздного вакуума облепили скафандр и утаскивали всё дальше и дальше от вымышленного фотографа. Медленно размахивая ногами и руками, всеми силами пытаясь сопротивляться космическому магниту, боролся не на жизнь, а на смерть. Вселенский магнит легко его одолел в битве, заранее зная свой триумфальный успех. Космонавт не смотря на свою бесполезность в действиях по спасению жизни, всё равно не сдавался.
   Рукам хотелось взметнуться ввысь, схватиться за жизниспасающий канат и вскарабкаться по нему на самую высокую точку планеты, и крикнуть оттуда "я живой". Но ввысь взметнулись только его жизненные отходы, пузырьки с углекислым газом, олицетворяющие его пройденную жизнь. Андрей закрыл глаза и подчинился силе тянувшей его на дно моря.
   Тихо спустился на дно, вода амортизировала удар, не причинив ему никакой травмы. Он упал на спину, немного погодя перекатился на бок. Собой он распугал всю живность и поднял песчаную бурю. Песок лениво окутал его и начал подниматься кверху. Песочный столп передумал плыть к самому верху и нехотя разошёлся на полпути. Андрей был в отключке, он размеренно расходовал воздух, даже в таком состоянии знал чем это ему может грозить. Грудь вздымалась вверх и спокойно опускалась. Сделав несколько таких комплексных телодвижений, грудь замерла и больше не выпускала из себя пузырьков с отработанным материалом. Челюсти с губами сжались в предсмертной судороге. Из душевной темноты высветились образы матери и старшей сестры.
   -Ах как многого осталось недосказанного матери, недопонятого, копеечные ссоры отравляющие мою и её жизнь. Вернуть бы всё обратно и извиниться, сказать, мама перестань, крепко обнять и поцеловать. На ухо шепнуть, я был не прав. Боже что будет с моей старшей сестрой? Мать-одиночка с семилетней дочкой на руках, муж наркоман, уже пять лет как не платит элементы. Наверно сдох уже где-нибудь в притоне от передоза или ломки. На кого я их оставлю? Что с ними будет без меня?
   -Далбаёб...хорош причитать,-прокричал его мозг.-Тело требует воздуха, дай ему жить. Я вот слушаю и охуеваю от тебя, твои причитания меня бесят. Ну дал себе чуток расслабиться, хватит...всё, а ты нюни распустил. Надо бороться за жизнь, а не оплакивать свою судьбу. Ой какой я несчастный, бедный. Очнись уже, ещё немного и всё, ничего не исправишь. Кабздец тебе наступит, и встретишься ты там со своим шурином. Послушай меня, я плохого тебе не посоветую.
   С неописуемой силой подействовал на него этот монолог. Тело пронзил электрический разряд, неизвестно откуда взявшийся. Тело передёрнуло и выгнуло наизнанку, руки так натянулись от напряжения, что на запястьях появились кровавые следы от наручников. Андрей распахнул глаза и с жадностью всосал в себя драгоценный глоток воздуха. Глубоко вдыхая в себя жизнь, не понимал где он находится, но загубник по-прежнему сжимал также сильно. Ни одна капля не просочилась в его организм только появилось неприятное жжение возле наручников.
   За то время пока он лежал, песок успел успокоиться и вернуться на своё место. Вода была прозрачна и чиста, лучи солнца оставляли широкие полосы в зелени воды. Дно было местами каменистое. Морской мир принял нового обитателя, такого чужого и беззащитного человеческого отпрыска. Лежал среди фауны черноморья, трава меланхолично покачивалась то влево то вправо. Живность вымерла, не беспокоила его своим присутствием.
   К Андрею начало приходить сознание. Мимо него проплыла медуза, размером с арбуз. Ей было всё равно кто возле неё, лишь бы её никто не трогал. Она передвигалась скачками, расширяя и сужая свой капюшон. Показывая ему свою безразличность, продолжала свой путь.
   Андрей потерял счёт времени, его глаза кроме медузы никого не находили, хотя головой и глазами вращал во все стороны, пытаясь понять что произошло. Сильно ломило руки, он попытался вытащить их из-за спины и в тот же миг всё вспомнил. Яхта, долг, наручники, Костина ухмылочка и последовавший за этим щелчок на запястьях, охранники и конечно же владелец шляпы.
   -Боже...сколько я потерял времени?-приподняв левую ногу, чуть выше колена, светилось число и постоянно оно увеличивалось. Была цифра пять после точка, а за ней 37 38 39 40...-Надо меньше расходовать воздуха, дышать через раз...а как тогда двигаться? Ладно это потом, главное сейчас надо встать и начать путь.
   Вода сняла с его спины огромный вес, так он считал, пока лежал и размышлял что дальше делать. Сначала он задвигал ногами, снова поднял столп ила. Подогнув под себя ноги, хотел привстать. В этой позе он напоминал неуклюжего новичка, пытающегося в первый раз в жизни отжать пресс, у себя в комнате на непропылесосенном паласе. Только приподнял грудь и тут же его повело влево. Игрушка-неваляшка корчилась от злости на глубине пяти метров. Дыхание ускорилось, пузырьки бешено вырывались и неслись к воссоединению с атмосферой. Лежа на боку он строил план, как подняться на ноги и при этом не забывал о времени. Упёршись локтем о камень, стал потихоньку сгибать руку, на подобии домкрата поднимающего машину. Осторожно сгибая ноги, поджал их под себя. Остановился, отдохнул и сделал резкий рывок, так это ему казалось. Но он не достаточно согнул колени, и из-за этого он снова повалился на бок. Искры отчаяния вспыхнули в его глазах. Сильно прикрыв веки, он яростно закричал. Щёки раздулись, тело сотрясалось от бешеной дрожи, выжимая из себя воздух с дьявольским гудением, переходящим в рёвошумный звон, слышимый только под водой и его обитателям. С дикой силой его вперёд рванул кран, тянул со всей присущей ему мощью вверх, надрывая стальные тросы до самого максимума, они вот-вот должны были лопнуть от перегрузки. На одном выдохе преодолел гигантский, многочасовой путь, так это ему казалось. Согнув спину, он разорвал финишную ленточку, надрывающейся от напряжения и не очень физически развитой грудью. Остался в сидячем положении, голова висела на слабом стебле шеи.
   -Главное не упасть, главное не упасть,-твердил себе Андрей.
   Сидя в неудобной позе, на него нахлынуло облегчение, если не было бы везде воды, то он бы сидел полностью мокрый от собственного пота. Первый этап был пройден, осталось подняться на ноги и поплыть или пошагать, как придётся. У него сильно чесались запястья, морская вода нещадно разъедала раны, Андрей старался, как можно меньше обращать на это внимания.
   Интервал между вдохами и выдохами постепенно удлинялся, а через какие-то секунды, вовсе стал далёк. Оглядевшись по сторонам, он ничего не смог рассмотреть, из-за поднятого ила. Его окружала серо-коричневая аура. Собственная возня оказалась неприятным противником, пришлось ждать пока всё уляжется и морской горизонт будет ему подвластен взору. Ах как дорого обходилась ему каждая секунда, но другого выбора у него не было, оставалось только ждать и терпеть.
   -Хотя в каждой ситуации нужно находить толк, посижу, отдохну да обмозгую, как построить маршрут,-размышлял Андрей.
   Вода быстро стала очищаться. В этот день небеса были на его стороне, кто-то там, своей рукой отгребал от него беды. Внезапно взявшееся из неоткуда, подводное течение быстро уносило песочную мглу, ил и всякий выброшенный за борт мусор, мимо него. Не прошло и минуты, как вода снова стала прозрачной.
   -Я так думаю, чтобы встать, надо поджать под себя ноги и сесть на колени.
  Неповоротливо шурудя под собой ногами, кое-как сел на колени. По ногам пробежал табун раскалённых иголок. Андрей не мог предположить, что ноги могут так быстро затечь. Да ещё и ласты сыграли свою роль, в них было совсем неудобно. Ласты выполняли совсем другую работу, служили ему бульдозерными ковшами. Выпрямив спину хотел встать на правую ногу, подняв колено ласта согнулась и упёрлась в грунт, начала загребать собой песок. Остановив попытку подняться на ноги, остался стоять в полусогнутой нелепой позе, он был похож то ли на просящего милостыню или умоляющего о пощаде.
   -Понятно...так я опять потеряю уйму времени, зайдём с другой стороны.
   С первой попытки вывернуть ногу в сторону не удалось, вторая прошла удачно. Упорно разрезая морскую твердь, нога выворачивалась ужом, ласта оставляла после себя след очень похожий на траншею. Ласта, плюхнулась, если так можно сказать, возле левого колена, вернулась на тоже место где и была раньше.
   -Не думал, что так трудно будет встать на ноги, но ничего, я уже научен. Пётр Васильевич жди меня!
   Перенеся всю тяжесть тела на правую ногу, он без затруднений встал на обе ноги. Тут же на него свалилась тонна метала. Пузырьки из загубника ринулись сломя голову в морскую обитель. От усталости его покачивало. Стоя на слабых ножках, он ничем не отличался от морской травы, поймав течение, следовал по его курсу.
   Приподняв ногу посмотрел на таймер. Десять...27 28 29 30 31.
   -Всего прошло десять минут...,а казалось, что вечность...надо поспешить, да и ноги уже не колит.
   Не ожидая от себя такой прыти, обрадовался. Люди на автомате и не такие вещи вытворяют. Тут он сильно задумался.
   -Я хоть и не крещёный, но в моём положении и в чёрта поверишь. Господи если ты есть?! Помоги мне, ты же знаешь про меня всё, всю мою подноготную. Грешен я, но не замешен в тяжких преступлениях. Блин...что я мелю, я что у прокурора? Всё сначала...какое начало. Помоги мне пожалуйста. Не ради себя, а ради моих родных прошу. На тебя одного уповаю, больше некому мне помочь.
   Первый раз в жизни прибегнул к помощи молитвы, но надо было откуда-то черпать силы. Незримая левая рука расплылась по грудной клетке, оставив на теле знак, приблизительно похожий на крест. Никакого облегчения или снизошедшей на него Божьей благодати он не почувствовал только появилась безнадёжная тоска и усталость. Сейчас для него было самым сложным, сделать первый шаг. Надо было скорей двигаться.
   -Если я не сдвинусь с этого места, то всё, тут и останусь.
   Подталкиваемый чей-то рукой в спину, Андрей непроизвольно шагнул, а чуть не упал. От неожиданности своего поступка оглянулся назад, но за его спиной кроме морской стены никого не увидел, как он не старался рассмотреть. Ил был холодный. Простояв на одном месте не двигаясь, успел привыкнуть к насиженному месту, покинуть его было ему, ох как непросто. Выброшенный из земного лона в воду, младенец голыми пятками нетвёрдо зашагал по дну, все его сомнения и неуверенность пропали без следа. Каждый шаг давался ему с большим трудом, наиболее причинявшие проблемы-это были ласты. Широкие их языки только затрудняли передвигаться. Скоро Андрей почувствовал, как напряглись икры ног, а потом перешло в тянущую, нудную боль. Приходилось каждые три, четыре шага останавливаться и делать передышку, и снова продолжать мучительную прогулку. Перед глазами мелькал один и тот же пейзаж, камни и водоросли, но на глаза ему попалась одиноко проплывшая барабулька. Андрей увидев её, вспомнил, что с самого утра ничего не ел и так сильно засосало у него под ложечкой.
   -Вот за что, ты мне Господи, такие испытания посылаешь, зачем? Скажи! Четыре бугая ворвались ко мне домой, вытряхнули с постели, скрутили в бараний рог и кинули в машину. Привезли в яхт клуб и всё...началась моя дорога в один конец. Зачем я пил, лучше бы накормили перед смертью. Сейчас бы горбушечку хлеба погрызть. Большего и не надо.
   В животе у него раздавалось страшное урчание, мозг переключился на то, как утолить голод.
   -Голод, ноги, чего ещё не хватает до полного счастья. Так...соберись, мне надо отвлечься. Клин клином вышибает. А может пробежку сменить на скачки? Может так, я избавлюсь от голода.
   Тормозить ему не пришлось, он встал как вкопанный и сразу его скрючило. Сколько он не прошёл миль, километров морского грунта, акваланг не уменьшился в весе, а наоборот, всё тяжелел и тяжелел. Андрей даже забыл о свинцовом поясе и ремнях врезающихся в плечи. Руки ныли не меньше чем ноги. Весь скарб экзекутора, по сравнению с его мучениями, казался лёгким щекотанием нервов в комнате страха, где-нибудь в провинциальных парках развлечений. Зуд в руках постоянно напоминал о себе. Кончики пальцев потянулись к запястьям. Подушечки осторожно ползли по коже, боясь пропустить хоть миллиметр лоскутка кожи. Достигнув цели, ногти вонзились в растерзанную плоть. Чесали и чесали, не принося никакого облегчения только становилось намного больнее. Голова отяжелела и снова повисла тяжёлой гирей на шее, колени подкосились под весом массивных железяк. Андрей рухнул. Пальцы остановились и задрожали. Сколько было вложено сил, чтобы подняться и шагнуть, и всё напрасно, всё пошло прахом. Веки налились свинцом, челюсти потеряли цепкость. Вода жаждущая прорваться в его внутрь, уловила нужный момент и ринулась в атаку. Круша, ломая дамбы из зубов. Солёная вода вперемешку с рыбьими останками, плескалась у него во рту. Андрей захлёбывался. Бешено кувыркаясь в иле, поднял миллионы песчинок, лежавшие никем не тронутыми сотни лет. От удушья глаза выкатились из орбит, оголодавшие капли едкого пота по свежей жертве, катились по лицу и скатывались в глаза, выжигая долгожданные глазницы. Дорожки вен вздулись на шее, подчинённые инстинктом выживания, сжимали шею. Стараясь перекрыть доступ воды к его лёгким. В удушливой горячке, Андрей маской стал разгребать ил, неумолимо веря, в то, что это ему поможет избавиться от пота. Камни царапающие стекло маски, издавали противный скрежет. Андрей настойчиво раскапывал себе могилу. Пытался выплюнуть из себя мерзкую жижу, но она не сдавалась и мчалась завладеть каждой клеткой его тела. Переработать молодое, здоровое мясо в продукт питания для своих маленьких, чешуйчатых питомцев. Был момент, что он чуть не выплюнул загубник, таким образом мозг хотел обезопасить себя от смерти, но моментально сработал какой-то рычаг, неизведанное не дало ему это сделать. Зубы вцепились бульдожьей хваткой и намертво сомкнулись на загубнике. Всосав в себя последний поток соли, тело замерло в ожидании неизвестного. В глазах стояла красная пелена. Сознание пробудилось и сделало резкий вдох. Глаза ещё ничего не различали, кроме опущенной багряной тряпки. Мозг всё требовал и требовал больше свежей жизни, ещё и ещё. Спазмы прошли, дыхание постепенно успокоилось, Андрей стал дышать ровно, только челюсти с той же силой сжимали загубник.
   Течение быстро развеяло поднятый со дна песчаную бурю. Солнечные лучи прорезали воду, как нож растаявшее масло, Андрей лежал в их эпицентре только они его не согревали. Для него морское дно превратилось в арену цирка.
   Вокруг всё темно, зрительные места пусты, леденящая тишина застыла в воздухе. Разбившийся акробат лежал на манеже и только софиты пытаются помочь ему встать. Бьются в истерике, мечутся по всему манежу и вдруг обрушивается шквал невидимых аплодисментов, со всех сторон несётся смертельная лавина оваций. Зрителей нет, а слышны крики браво, маленький ребёнок спрашивает маму,-а почему дяденька лежит?
   Мать ему отвечает,-дядя сорвался с каната, упал, лопнула лонжа.
   Ребёнок заливается смехом,-дяденька умер,-его смех перекатывается эхом по всему цирку.
   Песок пьёт кровь из ран акробата, сосёт и сосёт, по капли высасывает жизнь. Его триумф прекрасен, холодное дыхание смерти, облизывает бездыханное тело акробата.
   -Холодно, почему мне так холодно и неприятно мокро? Мама где я? Что происходит?
   Андрей приоткрыл веки. На коже вокруг глаз пот оставил после себя крупинки высохшей соли. Очень хотелось почесать лицо. Андрей потянулся рукой к лицу, чтобы смахнуть назойливый зуд с кожи, но только сматерился.
   Живот раздувался от морской жижи, вода издавала не приятное бульканье. Урчала, выдавала затяжную отрыжку и вот-вот готовилась выплеснуться наружу. Желудок штормило. Позывы тошноты медленно, но настойчиво подкатывали к горлу.
   -Нет, только не это, всё что угодно только не тошнота.
   Мышцы живота сокращались и расслаблялись, живот вздувался то сразу же опадал. Андрей корчился от накатывающей на него рвоты. Пальцы загребли песок и оказавшаяся в кулаке ракушка, захрустела. Её осколки резали ему кожу.
   -Я не могу позволить рвоте совладать со мной, вырвет, конец. Нет-нет, нет...дыши спокойно, сосредоточься на чём-нибудь хорошем, думай о позитиве. Какой хер может быть здесь позитив?
   Андрей не мог сконцентрироваться ни на чём другом, кроме как на тошноте. Мутило его сильно. Желудок не хотел успокаиваться, на время отступал, затаивался и снова шёл в наступление. Так продолжалось бесконечно долго. Он напрягся всем телом. В голове вспыхнула лампочка, кто-то, когда-то ему показал способ избавления от тошноты, когда пьян. Нужно со всей дури напрячь тело и на минуту остаться в таком положении, чтоб каждый мускул надрывался, как от натуги, словно штангист отрывает неподъёмную штангу от пола. Так Андрей и поступил. Вытянулся в струну и не дожидаясь следующего приступа, напрягся всем телом. Он напрягся так сильно, что было не понятно для него самого, то ли его скрутила судорога, то ли эпилептический припадок. Зубы скрежетали, ногти на руках впились в ладони. Боясь, что глаза лопнут, он их сильно зажмурил. Андрея потрясывало. Желудок не сдавался, яростно рвался наверх, боролся из последних сил, но перевес был не на стороне тошноты. Внутренний пресс спускался по пищеводу всё ниже и ниже, пока не упёрся в самое днище желудка. Надавил так, что желудок чуть не вывалился через задний проход. Всё прошло, как страшный сон.
   Вся борьба с тошнотой, взяла меньше минуты.
   -Какое блаженство!
   У Андрея прояснился разум, красная штора спала с глаз, он уже мог различать, понимать, что и где он находится. В животе больше не бултыхался разбушевавшийся желудок. Всё стихло. На холодном писке приятно было лежать. Андрей потихоньку стал себя откапывать. Руки, ноги зарылись в песок, морской червь выкопал себе нору и мирно в ней отдыхал от славной и очень утомительной охоты. Вовремя битвы с водой и тошнотой, он под собой вырыл воронку оставленную после авиа налёта.
   Всё тело раскалывалось от боли, он уже не мог понять, что у него болит больше, руки, ноги, живот или голова.
   Солнце всё также ровными лучами освещало море. Течение усиливалось и становилось прохладнее, не настолько чтоб мёрзнуть, но всё равно было неприятно, когда тебя омывает поток недружелюбной воды.
   -Дааа...гидрокостюм, сейчас был бы не лишним. Всё-таки надо избавиться от ластов, с ними только одно мучение. Умный...скотина...Пётр Васильевич. Знал, как больше потерять мне времени. Время!
   В его голове разорвалась термоядерная бомба. Душа влекомая воздушными потоками гриба, рвалась из телесной оболочки.
   Андрей поднял левую ногу, он совсем не узнавал собственного тела. Нога была мраморная, даже через воду, песок и всякую дрянь она была неузнаваема ему. Кожа светилась бледностью. Словно археологи поднимали со дна моря, остатки мраморной статуи.
   Он чувствовал как цифры слились воедино с его сердцебиением. На таймере было пятнадцать...05.06.07.08.09
   -Твою мать...сколько времени потерял.
   Опустив ногу, он напряг спину и медленно стал поднимать её. В этот раз почему-то было легче бороться с перевесом на плечах, он уже не тянул как раньше. Радостно заёрзал ладошками.
   -А вес-то убавляется.
   -Идиот,-прокомментировал мозг.-Конечно убавляется. Ты же дышишь, вот он и убывает.
   -Вот надо было тебе уточнить.
   Но ему больше никто не ответил. Андрей уже сидел, сгорбившись в своей яме. Мышечная память сама стала выполнять действия возврата ног, в японскую позу сидения на ногах. Ноги шустро подгибались и пристроились плотно одна к другой. Только в этот раз, ласты покорно, как и задумывалось лежали под ногами. Левой рукой Андрей ощупывал открытою пятку не защищённую резиной, искал застёжку. Быстро нащупав её, расслабил язычок и потянул назад. Его пальцы ловко справились с застёжками, быстро всё сделав ноги выпорхнули из ласт. Свобода охладила их прыть.
   -Сейчас надо будет быть осмотрительнее при ходьбе, не дай Бог загоню себе в ногу крючок или порежу её. Мне нужен берег, что говорил Пётр Васильевич? Где солнце там и берег.
   Покрутив головой, справа от себя увидел шайбу. Никогда не был так рад, находке золотого диска. Но с ним творилось, что-то странное. Призма морской мути то расширяла то ссужала диаметр шайбы. Андрей на секунду зажмурил глаза, тряхнул головой и резко открыл их. Солнце висело, как прибитое к стенке, ни шаталось не скакало, словно необъезженный рысак. Немного посидев на коленях, медленно стал с них подниматься. Баллон заметно полегчал, но пояс напрочь забытый, наполнил о себе. Андрея слегка повело в сторону, но это было не смертельно. Андрей снова стоял. Сколько неваляшку не роняй, всё равно встанет. Всплывшая в памяти мамина фраза, ободрила и придала ему капельку силы. Мама всегда так говорила, когда что-то у него не получалось, а он не оставлял и упрямо продолжал свои мучения.
   Немой свидетель давно уже наблюдал за вознёй неизвестного ему существа. Краб стоял неподвижно, инстинкт привёл его к беззащитному и ещё свежему куску мяса.
  Cвежатину он не ел, только с хорошим душком. Камни маскировали его присутствие. Он следил за его смешными движениями клешней, как тот махал ими или поднимался на них, падал, пытался снова на них встать, потом всё-таки встал и пошёл, но успел пройти немного и неожиданно упал и задёргался. Краб как профессиональный следопыт выслеживающий свою жертву, не упускал его из виду и следовал по пятам. Жертва была на много его крупнее и начать свою трапезу он не решился, его мало функциональный мозг дал команду терпеливо ждать и охранять от других конкурентов и посягательств на свой трофей.
   В своём воображении Андрей балансировал, словно канатоходец, он растопырил руки по сторонам, шёл на цыпочках покачиваясь по стальному канату. Ему навстречу дул холодный Левантинец, а на лицо липли снежинки, на тёплой коже моментально всё это превращалось в струи воды. Вся одежда на нём промокла до нитки и отяжелела, словно на нём не трикотажная рубашка и джинсы, а нагрудник, наплечник, поножи, набедренник и остальная рыцарская утварь. Совершенно невозможно было так двигаться. Под ним была бездонная чёрная дыра, не имевшая конца и начала. Он потерял счёт шагам, километрам и часам, перед ним стоял один враг, им не была пугающая бесконечность троса, а ветер. Андрей не помнил зачем и куда идёт по стальному канату и сколько времени не меняется ландшафт замеревших на месте горных вершин и чёрных пятен на сером небе.
   Он уже давно чувствовал на себе взгляд голодных глаз, откуда им было здесь взяться, он не понимал. Но видел внутри себя, как что-то острое пронзает его плоть и начинает медленно разрезать кожу, мышцы, из разорванных вен хлещет кровь. Крик боли несётся от сердца по артериям, оповещая всё тело о грядущей смерти. Отщипывая раскалёнными щипцами кусочек плоти за кусочком, страх пожирал Андрея.
   Привидевшийся кошмар, Андрея совсем не удивил. Он шёл с одной мыслью, дойти до берега, чего бы ему это не стоило. Подняв голову проверил где солнце, не сбился ли он с курса. Солнце было всё там же, с правой стороны. Андрей даже не заметил, что вокруг посветлело и наверху как-то было всё не ровно, будто вода сверху двигалась, словно соседи сверху затопили и по натянутому навесному потолку перекатываются шары. Андрея эти мелочи не трогали, после себя на песке он оставлял морзянку из следов. Широкие, короткие то длинные размашистые вмятины.
   Андрей шёл прямо держа голову, но под маской его глаза видели совсем не морской ландшафт, тело выполняло ранее полученный приказ, выжить. Совсем не чувствуя ноющих от тяжести плеч, соль с большим удовольствием разъедала кожу на запястьях.
   -Солнце, я нашёл солнце, солнце, значит там берег, если там берег, то я буду жить.
   По дну прокатился кусок тени, нарезая круги над его головой, кружилась и кружилась. Андрей остановился и заметил странные передвижения
  неопознанного предмета, шея следила за траекторией тёмного пятна. Предмет кружился, разворачивался, останавливался и рвался с места.
   -Лодка! Люди!
   Когда его осенила-эта мысль, как раз тень нависла над ним. Андрей задрал голову и увидел квадратное днище с лопастями посередине.
   -Катамаран?! Значит на нём люди, не мог же он приплыть сюда сам? Что я мелю?!
   Он видел, но до конца не мог поверить, что сейчас его найдут и спасут. Он уже видел себя лежащим, там, наверху, среди суетливо бегающих возле него незнакомцев, спрашивающих его как он оказался там внизу, и почему в таком странном виде? Сбросить хомут и распластаться на палубе катамарана, не думать ни о чём, наслаждаться солнцем и свежим воздухом и пусть всё горит синим пламенем, хозяин шляпы, долг и последствия незапланированного его всплытия.
   -Какая палуба, он же маленький.
   Андрей стоял и радовался, мучительной боли, унижениям и холоду. Только сейчас он почувствовал, как сводят судороги всё его тело, но ему было легко на душе, его же спасут! Умелые мускулистые руки спасателей подхватят его подмышки и вытащат на тёплый песчаный берег. Всё останется в далёком прошлом. Мамина рука развеет страшный сон, положит его голову себе на колени, свои пальцы запустит ему в волосы и взъерошит на макушке, соорудив смешной хохолок из белокурых кудрей.
   -Ах ты мой маленький барашек,-тихо скажет мама.
   -Я уже взрослый, я солдат, пограничник,-опустив голову и со всей силы надует губы.
   Пятилетний Андрюшка в шортиках на лямках, отбегает от сидящей на лавочке мамы к горке, остановится там и громко продекламирует.
   -Я как папка, служу на границе и ловлю шпионов,-левая рука спрятана за спиной, а правой отдаёт команды своему лучшему и единственному другу-вымышленному Мухтару.-Лечь, ай молодец. Встать. К ноге.-Каждая голосовая команда произносится командным голосом. Хлопая по ноге рукой, садится на одно колено и вытаскивает из-за спины другую руку, а в ней конфета. Чешет за ухом собаке и предлагает её ей съесть.
   -Хороший у меня сыночка, настоящий защитник отечества, как его отец. Правда Мухтар?-гладит воображаемый овал морды собаки.
   Днище медленно вращалось по часовой стрелке, одна сторона резко накренилась и рванула назад. С катамарана прыгнула девушка, на бешеной скорости пролетев несколько метров над головой Андрея нырнула в воду. Звук её прыжка его оглушил, словно разорвавшееся глубинная бомба. Волны жизни прокатились и разошлись по сторонам. В голове у него играл симфонический оркестр, особенно выделялись литавры. Невидимые волны насквозь прошили сквозь него. Она была совершенно голая. Её нагота хлестнула по его сознанию, хлёст нагайки привёл Андрея в чувство.
   Девушка нырнула с закрытыми глазами, вода ласкала её идеальную фигуру, Андрею никогда не приходилось видеть такой красоты. Груди формы виноградин Дамские Пальчики немного опустились и слегка покачивались, соски уменьшились и заострились, кожа покрылась мелкими мурашками. Чёрные густые волосы даже под водой блистали своей неотразимой красотой, служили ей килем. Она была похожа на тонущий галеон, изящно шедший на дно. Руки вытянутые вперёд, прокладывали ей путь через миллионы кубометров голубовато-зелёной жидкой субстанции грозящей всем гибелью, но только не для неё. Девушка не ощущала никакой преграды перед собой, море любило её, заигрывало с ней, заманивая в своё мрачное молчаливое царство. Её кончики пальцев почти дотронулись самого дна, но тело эластично выгнулось и она стала подниматься к солнцу. Андрей подумал, что она излучает ультразвуковые волны, абсолютно слепой не видя происходящего, она в нужный момент поменяла траекторию и взлетела ввысь, если бы не обладание волшебным качеством, то расшиблась о каменистое дно. Девушка быстро гребла руками к поверхности моря, ноги семенили в движении напоминавшем работу ножниц режущих бумагу. Поднявшись на поверхность, она осталась там плавать, оставив Андрею на обозрение свои маленькие чудесные розовые пяточки. Судьба посмеялась над ним, он её видит, а девушка его нет. Девушка кружилась, резвилась и обрызгивала сидящего на катамаране мужчину. Почему мужчину? А кого же ещё? Такая красивая девушка не может сюда приплыть со своей подругой и купаться голышом.
   Андрей отчётливо слышал её смех, как она зазывала Вадима присоединиться к ней, в ответ она получила только отмазку, что мол глубоко и течение холодное, да и ей пора возвращаться на судно. Капитан заскучал без своей малышки.
   -Капитан, твоя малышка скоро к тебе вернётся, дай сделать ещё пару кружочков и я вся твоя на всю жизнь. Вода так прекрасна.
   -Ты нырнула закрыв глаза?
   -Да.
   -Почему? Там же так красиво!
   -Очки дома забыла, не хочу портить свои глазки.
   -Дурочка, это же не хлорированная вода в бассейне, а морская, она очень полезна!
   Андрей смотрел на неё с мольбой, с уверенностью в то, что она вот-вот опустит голову и увидит его-бедолагу. Её сердце сжалится над ним и бросится к нему на помощь. Вадим не понимая что происходит, не задумываясь кинется за своей малышкой и они оба его вытащат на сушу.
   Но чудо не произошло, покружив над Андреем, девушка подплыла к катамарану и бойко забралась на него. У Андрея всё внутри обрушилось, вера снова увидеть своих любимых женщин разошлась кругами по воде.
   Лопасти стремительно завертелись, перемалывая без всяких терзаний совести не спасённую жизнь Андрея. Разрывали воду, словно стервятники бездыханное тело льва. Вспаханная водная-плоть пенилась уходящим от него отчаянием и бросало свои зёрна в его разорванное безнадёжностью сердце. Андрей стоял и не мог поверить в увиденное.
   -Как?! А я, как же я...почему?! Суки! ****и! Куда?!
   Его голова представляла из себя мясорубку, провернувшую собственный мозг в фарш. Безысходность всё глубже и глубже пропихивала спасение в мясорубку, шнековый вал разрывал и чавкая измельчал его душу, превращая в сочный фарш, выходящий из решётки жирными, мясистыми червями. Ужас прогрызал в Андрее глубокие кровоточащие норы и оставлял в них источающих приторно тошнотворный запах своих дрожащих личинок.
   Небо пепельного оттенка с застывшими чёрными облаками, освещалось правильными линиями молний, очень похожих на графики с учебника по математике. Они били со всех сторон, слева, справа, сзади, озаряя собой дорогу не зная куда шедшего Андрея. А один раз ударила так близко, что на какие-то доли секунды у него в глазах всё померкло. Он боялся только одного, что если молния ударит в трос, то из него получится отменный цыплёнок табака. Вопль страха застрял в горле, Андрей шёл осторожно перебирая ногами по канату, ветер чинил ему немыслимые препятствия, он знал наперёд, что предпримет Андрей. Ветер улавливал каждое его движение, чувствовал слабину и бил туда нещадно. Мощнейший залп отбивал почки и лёгкие, рёбра пугающе хрустели. На рубашке выступили пятна крови, Андрей расстегнул её. В нескольких местах разошлась кожа, из ран торчали искалеченные кости, разодравшие лёгкие. Рубашка быстро меняла цвет из белой в тёмно-красную, ткань мерзко липла к коже. Андрей почему-то подумал о мухе попавшей в липкую ленту, из которой невозможно выбраться. На правом боку зияла жуткая дыра, размером с советский железный рубль, на ней при каждом выдохе вздувался кровавый пузырь. Закостенелые, промёрзшие пальцы стали обратно застёгивать рубашку, они плохо слушались Андрей. Застегнув последнюю пуговицу на горле, рубашка снова стала белоснежная и не липкая от крови.
   Тяжело тряхнув головой, сумеречный кошмар рассеялся. Глаза полные бешенства и обиды рыскали по сторонам, ища за чтобы зацепиться, но ничего нового не находили.
   -Почему эта сука не увидела меня? Я же молил её, открой глаза, нас разделял всего метр, и я был бы на свободе. А та шалава только и делала, что заигрывала со своим старым боровом.
   Андрея трясло от злости и от не оставляющего его чувства, что кто-то за ним следит. А этот кто-то, сейчас спокойно и терпеливо ожидал своего часа, когда можно будет полакомиться честно добытой свежатинкой. Краб двигался с ним в одном темпе, иногда останавливался чтобы отведать найденными в грунте чьими-то останками. Хирургически тонко орудовал своими клешнями, цепко схватывал найденное и отправлял их в свой маленький прожорливый ротик, не спеша и тщательно пережёвывал пищу не отрываясь от процесса слежки над живым существом. Не моргающие чёрные бусинки цепко следили за будущей трапезой. Подкрепившись, снова отправился в путь.
   Кровь закипала в венах, глаза дико сверкали. Андрей не мог справиться с собой, ему надо было успокоиться и распределить силы, но обуздать себя не было сил. Его опустошала ярость за ту пустоголовую дуру, что в метре от себя ни хера не видит, не подала ему руки и не вызволила из беды.
   -Сейчас эта шаболда весело дрыгает ногами, а я весь дрожа от холода и усталости, и изрезав все ступни о камни, бреду по дну. И не знаю. Дойду ли я до берега?!...Время?!...Воздух?!
   На ударении слова воздух, уже во-второй раз его оглушило.
   -Кусок дебила, что я творю?!
   Слова завертелись кубарем, костяные пальцы скрючило в злобный узел. Не останавливая шага он только приподнял левую ногу. Время показывало постоянное изменение цифр 26...03 04 05 06 07 08.
   -Двадцать шестая минута...после последней моей остановки прошло примерно...минут десять? Больше, а может меньше? Всё равно меня это не утешит. Из памяти напрочь стёрлось, что всё это время я делал? Шёл, стоял, глазел на ту шмару? Не надо отвлекаться по мелочам, моя жизнь в собственных руках. Никакой супергерой не спасёт тебя, даже и не мечтай, а то я смотрю раскатал губу. Видите ли увидел морскую деву в костюме Евы. Помоги мне, о юная чаровница, спасшая не одну тысячу загубленных душ моряков.
   Андрей остановился только на мгновение, чтобы посмотреть на сколько он продвинулся и уверить себя в то, что осталось всего ничего и скоро выйдет на долгожданный берег. За собой он не увидел никаких мест остановок, это он точно знал. Если бы что-то и было после него, то должны были остаться глубокие отметены, словно на том месте занималось любовью целое стадо бизонов. Никаких ям, колдобин или котловин не было только извилистые следы его ног.
   -Господи спасибо тебе за помощь, что я там не остановился...или тут. Ладно...поразмыслим. Если я вижу только свои следы и ничего больше? Значит я продвинулся далеко, ибо, ибо я близок к финишу. Если бы я останавливался, то заметил бы свои остановки. Не унывай Андрюха, всё ещё не так плохо. Полпути пройдено, воздуха хватит!
   Ободряя себя надеждами на благополучный исход, он не замечал, как вокруг него постепенно всё сгущалось. Там наверху, было неспокойно. Абсолютно чистое небо в один миг запасмурнело. Морской потолок прибывавший до этого в абсолютном
  спокойствии, стал нервным и резким. Чайки взяли курс в сторону берега. Ветер усилился в разы, разгоняя всех гостей к берегу, а рыб на самое дно.
   Андрей увидел только освещённую концовку своего следа, а что начиналось там в тени, ему этого не стоило знать. Каждые пол метра зияли рытвины и ухабины, следы петляли, как у спасающегося бегством русака от борзых. Он шёл успокаивая сам себя, что всё в порядке, вдалбливал, что воздуха хватит и скоро увидит настоящее солнце, а не бесформенное раскалённое пятно. Но он уже не замечал, как всё глубже и глубже погружался в свой выдуманный кошмар наяву. Разум помутнённый солью, страх, режущая боль, усталость, незаметно подменили реальность на бредовую явь.
   В лицо дул ледяной холод заковывая тело в железные доспехи, молотки звонко били по металлу забивая заклёпки, тело сотрясалось от каждого тяжёлого удара молотом. Руки скрючило, латы сковали движение. Кое-как передвигая ногами Андрей брёл по выжженной пустыне, над головой плавал серый потолок, то левый край угрожающе опустится до самой земли и резко поднимется, то правый медленно и равномерно начнёт опускаться, и остановится в каких-то сантиметрах от головы Андрея, или какие-то куски старой штукатурки шлёпнутся на его голову. У Андрея раскалывалась челюсть, дышалось тяжело и прерывисто, шваркающие по земле ноги поднимали вялую пыль, она нехотя ползла вверх и также вяло опускалась на его изодранные в кровь ступни. Хотел смахнуть с лица струи солёного пота, но латы не позволили даже на сантиметр приподнять руки. Пока он пытался поднять искорёженные конечности, не заметил, как влетел в кирпичную стену и как мячик отлетел назад. Остановившись удивлённо смотрел на не имевшую конца и края стену, соединяющуюся с изменяющимся потолком. Старые коричневые кирпичи крошились и местами их не было, зияли квадратные пустоты, словно бойницы в дзоте. Подойдя вплотную к стене, заглянул в одну из дыр. Снаружи виднелась та же серость, что и здесь, ничего кроме широкой пустоты Андрей не смог разглядеть, такой же унылый пейзаж ждал его к себе в гости. Отойдя на шаг назад, повернулся всем телом налево и захромал вдоль стены. Ветер отдирал от стены мелкую коричневую крошку, они летели в лицо и царапали кожу. Стена раскачивалась, будто волна, выпячивала пузо вперёд, а потом уходила назад и натягивалась до самого упора.
   Андрей стоял прислонившись боком к сети, он уже как минут пять стоял на одном месте и часто мотал головой, будто с кем-то вёл жаркий спор. Если не закованные руки в наручники, то резко размахивал бы ими во все стороны. В двух отверстиях от него застряла крупная скумбрия, она нещадно хлестала хвостом по его лицу.
   -Что за ерунда происходит? Почему стена движется, только что была жёсткая и прямая, а сейчас колышется и податливая, и вся в дырах, как решето. Бляха муха! Рыболовная сеть,-видение исчезло представив безысходность ситуации.-Всё, это конец! Мне некуда больше идти.-Приподняв ногу посмотрел на таймер, он показывал тридцать семь минут и 36 37 38 39...-Мне не перебраться через неё и не пролезть под ней, одно неловкое движение и запутаюсь в ней, как муха попавшая в липкую ленту. И кто меня постоянно бьёт по лицу? А вот кто, и ты попалась бедолага, сестра по несчастью! Это твоя судьба попасть в сети, потом привезённой на рынок быть проданной какой-нибудь милой домохозяйке, чтоб она из тебя приготовила вкусный обед своему кормильцу. А моя судьба какая?! Задохнуться и всплыть через месяц где-нибудь у берегов Атлеша, распухший и полусъеденный твоими сестричками. Это будет большая удача, если я всплыву. ****ный свет, о чём я думаю?! Сжал себя в кулак, стиснул зубы и попёр дальше, чего тебе терять, кроме последних минут жизни. Неееее...не дам ему суке, вкусить сладостный триумф. Если сдохну, то хоть пусть малёху помучается в розыске моих останков. На прощание ему будет от меня маленький сюрпрайс. Другого пути нет, кроме, как пойти вдоль сети, и солнце пропало, мой небесный компас-поводырь оставил меня. Без него я всё равно обречён на смерть.
   Попрощавшись со скумбрией, долго не раздумывая куда идти, на сколько можно под водой резко развернулся вправо и пошагал. Усталости будто и не было, лишь ярость жевала загубник. Редкие тушки разных рыбин торчали из сети, некоторые уже сдохли, они подчинились течению и двигались по его указанию в ту сторону куда оно укажет, а были и те которые не отчаялись и сопротивлялись смерти. Они дёргались вперёд-назад. Андрею стало смешно смотреть на одного такого луфаря, он напомнил ему молодого девственника лежащего на опытной проститутке, эту сцену он так ясно увидел, как живую. Стеклянный потолок и одну такую же из стенок прилегающих к кровати, полумрак, в углу весит телевизор громко на всю комнату вещает немецкую порнуху. На экране белокурая сорокалетняя немочка, тороторит порнушную трель под молоденьким негром, если это перевести на русский, то звучать будет так. -Да, Да мой молоденький бизончик, ещё, ещё глубже, я сказала глубже. ОООООО да, вот так, я люблю когда входят больно и резко.
   Эта парочка лежит на широкой кровати, застеленным мятым не очень свежим постельным бельём, он на ней пыхтит, а проститутка искусно эмитирует любовные стоны.
   Пузырьки частым роем полетели из лёгочного регулятора, Андрей смеялся.
   Не успел он погрузиться в свою горячку, как набрёл на ворота в стене.
   -Щель, прорезь, разрез, дырка! Не может быть?! Это чудо какое-то, рваная сеть и такая длинная дырка, метр в высоту. Как так может быть?! Рыбаки что специально для меня её приготовили?
  
  
   глава четвёртая
   Три часа ночи, песок жёсткий от ночной сырости. На берегу стоят двое мужчин одетых в рыбацкие плащи, первый длинный, как берёза, курит папиросу, второй сбитый бурундучок стоит покачиваясь держа в руке жестяную банку пива Балтика ?9.
   -Михалыч ты с чего развязался?
   -Эвклидыч я вчора первачок на пробу знял! Такой харный выйшов.
   -Я смотрю ты пробу всю ночь снимал только под утро вспомнил, что нам в море выходить, впопыхах собрался, но главное не забыл! Пиво взять!
   -Шо ты зарядив пиво, та пиво. його залишилося зовсим трохи. Одын, друхый хлоток и все, нема його.
   -Ты сеть заштопал?
   -Яку сеть?
   -Яку-яку? Нашу йоптать ****ь!
   -Та там зовсим маленька. Шо ты кипишуешь? Эвклидыч! Всэ будэ окэй.
   -У тебя всю жизнь окей. Послал Бог соседа, тридцать лет маюсь с ним, и никакого толка!
   Михалыч на его брань нисколько не обиделся, он знал, что пройдёт каких-то полчаса и Матиас Эвклидович забудет сегодняшний эпизод. Такое у них происходило всегда, Михалыч чего-нибудь недоделает, а Эвклидыч постоянно его отчитывает, как мальчишку. Они вместе браконьерят уже лет как тридцать, на старом баркасе доставшимся от отца Михалыча, и заведут им только Матиас.
   -Да там дыра в метр! Через неё кит проплывёт.
   -Якой кит, нэма у нас нияких китов,-смеясь отвечает Михалыч.
   -Иди ты в жопу.
   -Та ну тэбэ.
   -Иди лучше клади сеть в баркас, скоро выходить надо. До рассвета нужно закинуть сети. Я тебе сколько раз говорил, чтоб в море выходил трезвый, как стёклышко. Сначала всё сделай, а потом бухай сколько душе влезет.
   -Шо тут пыты?-сделав хороший глоток громко и протяжно отрыгнул.
   -Я ему про Фому он мне про Ерёму, горбатого могила исправит.
   Михалыч повертев в руке пустую банку, глубоко вздохнул, бросил банку и с жалостью втоптал каблуком рыбацкого сапога её в песок. Подошёл к своей Ниве, она стояла недалеко от берега, открыл багажник и чуть ли не всем телом нырнул в него, долго рылся перебирая в нём вещи.
   -Чего ты там копаешься?
   -Та йду я, йду я. Куды поспишаты?
   -Ты последние мозги совсем пропил? Cкоро солнце встанет.
   Михалыч поспешил, через минуту вытащил несколько мотков аккуратно смотанных сетей, закинул их себе на плечо. Тихо захлопнул багажник, провёл ладонью по заднему стеклу и тихо произнёс.
   -Не сумуй моя мила Жанночка, мы скоро повернемося.
   Михалыч нажал на ключ сигнализации, на прощание Нива отозвалась грустным пи-пи. Грузно переваливаясь тяжёлой походкой Михалыч пошагал к самодельному деревянному мостику. Баркас тихо бился о железные столбики мостика, ржавчина и обильные ракушки покрывали их. Доски при ходьбе Михалыча прогибались чуть ли не до самой воды. Остановившись на полпути Михалыч устало вздохнул, словно он тащил не сети, а якорную цепь. Матиас стоял на берегу и курил уже подряд третью беломорину, посмотрев на него сплюнул в консервную банку, держа её в другой руке и тихо сказал,-какой был смолоду, таким и остался!
   Михалыч отдышавшись сделал ещё два шага и бросил сети в баркас, на этот раз он протяжно вздохнул и проследовал за сетями. Баркас два раза сильно качнуло и ударило бортом о столбики. Михалыч на дне баркаса стал тщательно что-то искать. Много раз переложил с места на место сети, переставил канистру с бензином, поднял рюкзак, посмотрел, потом положил его на банку, отпихнул ногой пластиковую флягу с водой и зычно гаркнул в дующий с берега ветер,-я не зрозумив, дэ грузыло? Ты не взяв что ли?
   -Ты чего разорался? Я всё равно тебя не слышу,-тихо сказал туша папиросу в консервной банке.
   Аккуратно загнув крышку обратно, закрыл банку, она скрылась в его кармане плаща. Грек пошёл на баркас. Матиас твёрдой походкой оставлял глубокие следы на песке. Михалыч не заметил, что Эвклидыч уже стоит и смотрит ему в спину. Молчком отодвинул его в сторону, поднял ковш и передал ему в руки,-держи и не потеряй, как в тот раз.-Михалыч без пререканий крепко сжал ковш в руке. Раскопки Эвклидыча на дне баркаса длились недолго, подняв мешок обнажился деревянный ящик, стоящий под самой банкой.-Вот же они, у тебя под самым носом лежат. Как можно не заметить?!
   -Сховав вид мене?
   -Оно мне надо, от тебя их прятать. Мне что больше нечем заняться?
   -Шуткуя я, шуткую,-детская улыбка расплывается до самых ушей.
   Матиас проворно пробирается через рыбацкие баррикады и усаживается на корму возле мотора. Вытаскивает из кармана свою самодельную пепельницу, пачку Беломора. Закуривает папиросу, подперев подбородок кулаком устало закрывает глаза. Густой длинный дым струится из ноздрей. Михалыч быстро наводит порядок, все перевёрнутые им вещи, кладёт на свои места. Эвклидыч не успевает докурить папиросу, как баркас уже в полном порядке, весь сделанный Михалычем бардак прибран. Михалыч грузно переваливается через носовую часть баркаса и отвязывает конец от мостика, быстро сматывает трос, и кладёт его под банку. Удобно усаживается и вытирает об штаны свои руки.
   -Мы готови, можна выходыты,-расстёгивает плащ, запускает руку во внутренний карман и извлекает на свет ещё одну Балтику ?9.
   Резкое шипение пива выводит Эвклидыча из забытья. Тушит папиросу в банке, закрывает, кладёт её себе в ноги, опускает правую руку за борт и набирает в ладонь воды. Подносит к пустой ладони и переливает в неё воду, обмывает руки морской водой. Всегда соблюдает многолетний ритуал, перед выходом в море.
   -Хорошая вода, тёплая!
   Михалыч блаженствуя от пива, соглашаясь с ним положительно кивает головой. Эвклидыч с первого рывка заводит мотор, здоровый рык железного сердца взрыхляет волну, баркас плавно разворачивается и идёт в открытое море. Матиас крепко держит мотор в узде, баркас разгоняет скорость и вот уже через секунду они мчатся по волнам. Михалыч допивает своё пиво и кидает банку на дно баркаса, а его ворчливый друг зорко смотрит по сторонам, высматривая на горизонте рыбнадзор. И так это у них происходит почти каждый день, ночь, море, похмелье Михалыча и его мелкие упущения.
  
  
   глава пятая
   Андрей от радости стоял приплясывая на месте, если бы не скованные за спиной руки, то станцевал "Русскую плясовую". Мрачное будущее перевернулось в один миг и маячило не таким уж конченным. Дыра длиной в метр казалась ему счастливым случаем только его смущало, куда скрылось солнце с растревоженного потолка.
   -Так...мне сейчас надо определиться...в какую сторону идти! Вправо? Влево, прямо или назад? Где родимый берег? Чего я гадаю? Путь один, пройти сквозь сеть, а там будет видно куда дальше держать путь. Всё равно нету другого варианта,-напряжённо думал Андрей.
   Андрей пригнулся и нырнул в клетчатую прореху, за хребтовый багаж потянул его в сторону, ноги измотанные усталостью подкосились, будто скошенные под самый корень рухнули. Дохлый птенец вывалился из гнезда на мокрый песок, моментально погас свет, до падения и так было сумрачно, а сейчас вообще вырубили электричество. У Андрея сработала аварийная система, челюсти плотно сжали загубник.
   Тяжёлые капли дождя больно долбили по телу, спину терзала ноющая тягучая боль. Чёрная пустота тянула вниз. Андрей не опускал головы смотрел только вперёд, шёл прямо, аккуратно ступая по стальному канату. Мрак мерцал кровавыми вспышками сопровождаемые нудно глухим гудением. Холод сожрал плоть, рваная грязная половая тряпка в прошлом белая рубашка, колыхалась лоскутами на свежих обглоданных костях. Раскинув руки в стороны, легонько ступал по канату, костяные поплавки плавали во мраке пропитанном влагой.
   -Я не могу, не могу больше идти. Я устал! Мои кости истёрты, ничего не чувствую кроме как собачьего холода и пугающей черноты с которой надо быть начеку. Оступишься и она затянет тебя на самое дно. Зловещее днище!
   Кровавая вспышка осветила жёлтый оскал остатка Андрюшеных зубов.
   Белый голубь вылетел из-за облака и пронёсся над его головой. Солнечный луч указателем прорезал мрак показывая куда идти.
   В тяжком бою Андрюшин Ангел-Хранитель на долю секунды смог победить Демона Галюника, этого ему хватило чтоб послать Андрюше благодатный свет фонарика. Один щелчок на кнопку советского фонарика производства "Ausra Kaunas" и спасение гарантировано. Потускневший металлический корпус местами побитый ржавчиной проложил дорогу во мраке, но Андрюше хватило этого победоносного мига. Он не растерялся, крепко ухватился за луч и стал передвигать по нему руками. Ловко хватаясь за трос, он быстро посеменил по натянутому тонкому стальному мосту.
   Андрей лениво пробирался сквозь песочный буран, он повсюду кружился заволакивая сеть. Куда он шёл, Андрей не видел, песок в страхе разбегался от него в разные стороны. Шаг и ещё один трудный шаг завёл разбитый механизм тела. Ноги разукрашивали свежие глубокие царапины, а из левого колена торчал ржавый крючок тройник. Два жала глубоко седели в коже. Боль разрядом тока шандарахнула мозг, мышцы свело, суставы скрутило от ошеломляющей боли. Сознание сразу же пришло в себя, серая жуть бесконечного пути по стальному тросу ушла в прошлое. Андрей сцепил челюсти, чтоб не раскрыть рот, зубы скрежетали. Он уже не чувствовал пальцев на правой ноге, да и не обращал внимания на это, что уже давно онемение медленно карабкалось по другой ноге. Вращая головой помутневшие глаза зацепились за солнечный нимб, выглянувший из-за серого балдахина. Сияние на короткое мгновение разогнало темноту и обратно скрылось в плавающей серости потолка. Солнечный ориентир был чуть левее чем раньше, Андрей повернувшись на деревянных костылях отрегулировал навигационный прибор и проложил новый курс к берегу.
   -Спасибо тебе Господи за помощь. Вот если бы Ты мне сделал полный отлив или, как Моисей раздвинул море, то было бы вообще зашибись. И мне не о чем больше мечтать.
   Чёрные бусинки неусыпно следили за будущей снедью, а пока краб решим перекусить свеже-найденной полусгнившей мидией. Он искусно манипулировал кусачками Дальгрена, клешня в один миг расколола раковину. Одна клешня крепко держала скорлупу раковины, а вторая расковыривала и отбрасывала осколки в сторону. Клешня спокойно погрузившись в желеобразные останки вытаскивала сладкую трупятинку, больше уже похожую на сопли чем на деликатес и отправляла к себе в маленький ненасытный ротик. Краб прожорливо пережёвывал остатки плоти моллюска. Вот если бы у него были веки, то он бы ими в тот миг голодно моргал. Увидев что его снедь забарахталась в песке, поднялась и собирается уходить, краб бросил свой перекус и приблизился к водолазу, держался близко, но незаметно. Тот лениво шарахался из стороны в сторону, но не падал, покрутился и тяжко двинулся влево.
   -Сколько времени?-хотел посмотреть на часы, но рука застряла за спиной и свила судорога.
   -Бля...мозги под водой совсем усохли,-Андрей мысленно расхохотался.-Что я мелю? Как мозги могут в воде высохнуть? Они же мокрые!-Раскат смеха снова прокатился в его голове. Густой поток пузырьков поднялся из лёгочного автомата.
   Приподняв левую ногу, сильная боль в колене остудила воспалённый разум, вернула его в реальность. Коробочка показывала 42-е минуты 23 24 25 26 27 28 29...
   -Сорок две минуты, скоро моё путешествие закончится, через каких-то пару минут. Петр Васильевич долг мне отсрочит и заживу я по-старому, достану деньги, перекручусь и открою новое такси. Куплю себе белый кабриолет Mercedes-Benz, автомобильные перчатки и сверху машины прибомбашу огромнейший баннер. Шею туго обматывает белый шёлковый шарф, ветер развивает его, добрая старческая рука резвится с игривым белым щенком сидящем на соседнем сидении. На голове кожаная фуражка, а глаза защищают самые дорогие тёмные очки Louis Vuitton. В их отражении проносятся стоящий у штурвала своей яхты Петр Васильевич и шесть катамаранов, на каждом по взмыленному гоблину. Хозяин шляпы в приветствии весело машет шляпой, а гоблины замедляют ход, встают и кланяются мне в пояс. Из волны выныривает русалка не оказавшая мне помощи, в руке она держит оторванную Вадимину голову, он улыбаясь хрипло кричит "добро пожаловать на берег" изо рта фонтаном бьёт загустевшая кровь. Жёлтые костяшки выглядывают из драных автомобильных перчаток, чёрный цвет кожи перекрасился в асфальтовый тракт Челябинский-Екатеринбург, костяшки беззаботно поигрывают на руле. Знакомый мне ялик стоит на якоре, капитан забрасывает и тут же вытягивает спиннинг. Я резким нажатием на клаксон благодарю его за глоток бодрящего бальзама. Капитан кидает мне свою фляжку со словами "на добрую память обо мне" и вдруг из спокойной глади воды показалась раскрытая пасть кита. Он поднимает цунами брызг, бьёт мордой о ялик, хочет вырвать из себя проглоченный крючок уже запутавшийся в его кишках. Кит разевает пасть в попытке перекусить пополам ялик. Капитан ничуть не испугавшись крепко держит спиннинг и не думает отпускать кита на волю. Пойманный синий кит резко утягивает его ялик на самое дно. Ялик быстро скрывается в бурлящей воронке. Я несусь дальше по пустой пыльной дороге. Баркас с двумя сонными рыбаками выплывает из-за горизонта. Они молчком вытягивают сеть.
   -Кто вы? Я вас не знаю,-кричу я им.
   -Я Матиас, а это мой друг Михалыч. Мы здесь тридцать лет рыбачим,-отвечает высокий рыбак не отвлекаясь продолжает затаскивать сеть в баркас.
   В голове у Андрея что-то забулькало и заплескалось. Воздух оборвался. Мир дико вцепился в загубник, шесть хилых пузырьков углекислого газа вылетели на свободу и больше в Андрюшеных лёгких ничего не осталось. Мышцы испуганно сократились, мозг требовал свою дозу жизни, требовал и требовал, и отказываться от трипа не желал.
   -Что мне делать, что, что, что, что мне делать?! Я хочу глоток секунды.
   Слова летели пулемётной лентой, реактивно выстреливали прожитую жизнь.
   -Я вижу землю, она рядом я это чувствую. Вот берег я дошёл до него только подпрыгнуть и высунуть голову наружу. Сделать волшебный хлебок воздуха, вот моя награда за пройденный маршрут. За это путешествие, я успел пройти весь жизненный путь и я это сделал! На зло этому ублюдку в шляпе, он не смог сломать меня только зубы себе обломал. Сучара! Посмотрю я ему в глаза. Солнце светит аш в глазах всё потемнело и лёгкие прилипли к внутренней стороне спины. Что-то больно тяжёл воздух здесь, не вдохнуть не выдохнуть. Да и какие-то странности творятся с грудью, спёрло дыхание в груди. Страшно! Очень страшно и холодно.
   Видение суши моментально исчезло, Андрей излечился от кошмаров и ненужных мыслей. Один лишь страх плескался и бил через край в душе безумца. Андрей задыхался, сам не понимая что произошло. Мозг отказывался воспринимать реальность, он как и раньше хотел безграничного использования кислорода, но испуг выворачивал и подбрасывал тело к верху. Он так и хотел чтоб Андрей оторвался от дна и взлетел наверх к жизни. Паника растормошила вялую на грани сумасшествия куклу. Челюсти озверело вцепились в загубник, сжали смертельной хваткой, словно переродился в питбуля и собака намертво держит пойманный трофей. Андрей нёсся подпрыгивая на омертвевших протезах, голова металась, ноги ходили ходуном, грудь сковало в обручи, он не мог дышать. Шея раздулась, вены вздулись, руки закованные в наручники выворачивались из суставов, кожа растягивалась и тонко рвалась на клочки. Невыносимая боль в руках вызвала слёзы, Андрей подпрыгивал и плакал. Спазмы в крепких объятиях страстно сжимали лёгкие.
   -Ещё шаг и я смогу вынырнуть...
   Мятущийся потолок манил своей близостью, казалось вытяни руку и свобода покажется из морского буйства. Вот он кричащий берег, зовущий к себе. Драгоценные секунды тикали. Но спазмы мешали думать, Андрей терял оставшиеся силы. Мышцы на животе сжали и приподняли лёгкие к верху, они хотели со всей силы вытолкнуть их наружу, выпихнуть, как обнаглевшего хама из автобуса.
   -Возлух...во...озд...воздух...
   Но лёгкие застряли в глотке, разбухли и вцепились в трахею. Телу не хватало сил чтоб вышвырнуть их вон. Мотал головой и попусту всасывал в себя загубник, надеясь откачать мизерную порцию жизни. Но откуда взяться воздуху в опустевшем баллоне? Жёстко жевал загубник, делать с ним было уже нечего, ненужный загубник Андрей выплюнул, он ему только мешался. Сквозь слёзы покрепче сцепил зубы рванул к беспокойному потолку. Но вырваться из морского плена сил уже не хватало, Андрей беспомощно опустился. Секунды бежали и бежали. Он только краем глаза проводил медленный спуск загубника, он еле-еле падал в песок. Прощаясь с Андрюшей загубник выпустил два шарика, будто насмехаясь баллон выдал припасённую заначку на чёрный день. -"На тебе глоток жизни о которой ты просил меня, а он был у меня. Ты плохо меня умолял. Халтурил."
   Андрей увидев такой подвох судьбы, остервенело заорал. Лицо перекосило, щёки затряслись, изнутри кожу полыхнуло пламя пожара, слёзы боли высохли. Он рванулся к свободе, злость подняла его вверх. Андрей почувствовал, что заплечный груз в разы полегчал, но пояс продолжал его мучить. Он карабкался вверх, полз по воде, пальцы вонзались в воду, живот скукожился, сморщился, как испорченное яблоко. Вдох заклинило в горле и порывы фальшивого дыхания резко дёргали мышцы живота.
   Секунды потешно тикали, тик-так тик-так тик-так.
   -Я...я лечу к тебе и теперь ничего меня не остановит. Ракета вынырнет из вакуума и приземлится на сухом и тёплом песке.
   С каждой секундой приближения становилось всё невыносимее и тяжелее подниматься, тески всё сильнее сжимали рёбра. Андрей так и хотел раскрыть рот и хлебнуть воды как рыба, но он сухопутное существо, человек не может дышать под водой у него нет жабр. Руки елозили в наручниках, соль ужасно сильно разъедала борозды ран. Из желудка стремительно ползло удушье, никакие преграды не могли справиться с ним, оно упорно захватывало сантиметр за сантиметром Андрюшеного тела. Благополучно питалось последними молекулами кислорода, разборчиво отбирало и люто сжирало его жизнь. Голова моталась угрожая сбросить маску, сопли текли рекой, забрызгав всю маску. Онемевшие ноги бесконтрольно дрыгались, вспахивая воду, плуг работал на славу. Удушье. Чернота. Всё конец...
   Рот разорвал поток холодной жизни, ворвался в выжженную иссушенную грудь. Рёбра затрещали со страшной силой, раздвинулись и впустили в себя кислород. Андрей захлёбывался, волны захлёстывали лицо, рот судорожно драло на части, захлёбываясь хватал дорогой воздух, выкашливал и снова глотал его. Тёплые капли дождя ударили холодную кожу, они ему показались горячее кипятка. Губы жадно хватали солёнющие капли и вот не успев насытиться воздухом, море потянуло его обратно в своё зелёное логово, спокойно без истерики уволакивало Андрюшу к себе, словно на минутку показав ему, как нужно жить дальше и стянуло его обратно на дно. Рот инстинктивно захлопнулся и с ним всё внутри померкло. Мутная картинка перед глазами слилась в чёрную ораву. Мать, сестра, скачущие красненькие циферки на ляжке, шикарная шляпа, всё это утонуло в глубине моря и в недрах Андрюшеных лёгких. Он уже не мог бороться, не было сил и желания выжить, но рот почему-то не раскрывал, зубы крепко сцепились, может это была предсмертная хватка, как у волка? Сказать миру на прощание,-хрен тебе, а не я.
   Омертвевшие ноги врезались в ил, разнесли по дну песочную метель, Андрей мягко повалился на бок и замер на холодном морском грунте. Мир размеренно проваливался в непроглядную тьму. Толчок, ещё тормошение Андрей сначала не сообразил что с ним происходит. Сильные щипцы обхватили его с двух сторон и куда-то его поволокли.
   -АААА...вот и моё тело попалось в сети. Тащат меня дохлую тарань запутавшегося в сетях, затем повесят на верёвку сушиться на солнышко, завялят, а потом какой-нибудь мужичок с пивом меня употребит, сперва сделав мне об стол сотрясение мозга.
   Нешуточная тряска сотрясала Андрея, глаза раскрылись и вернулся страх смерти. Два крепких Ихтиандра одетых в белые рубашки, чёрные брюки и такие же галстуки подхватили Андрея подмышки и мигом понесли его ввысь. Андрей не успел опомниться, как Ихтианды вынырнули крепко держа в своих объятиях обмякшую полуживую куклу сошедшую с ума. Голова болталась, как поплавок на волнах, но шею осторожно придерживал один из Ихтиандров. Они втроём не спеша аккуратно плыли к ялику. Андрей не понимал, что с ним происходит, где он находится и в чьих он руках. Всё казалось неправдоподобно киношно, ему не верилось, что он снова может свободно дышать. Как в прострации он вертел головой, кадр за кадром мозг щёлкал происходящими событиями, но ничего не воспринималось, мозг работал в холостую. Андрей дышал.
   Тройка подплыла к ялику, крепко схватив тело с обеих сторон Василий и капитан втягивают его на палубу ялика. Андрей как куль с говном переваливается через ограждение и тяжело сваливается на палубу. Василий осторожно прислонив его к ограждению, из кармана вытаскивает ключ от наручников. Руки нырнули за спину, не глядя одним щелчком расстёгивает наручники. Андрей утробно простонал, истерзанные руки глухо стукаются о палубу. Он ещё был там-между жизнью и смертью, его глаза непонимающе блуждали от Василия к капитану. Василий начинает осторожно снимать с него пояс и баллон.
   Василий легонько берёт его за плечи и тихо говорит,-всё. Всё закончилось Андрей. Ты выиграл пари. Отдышись пока.
  
  
  
   глава шестая
   -Что Пётр Васильевич, не ожидали такой развязки?! Неожиданно...правда? Я старался удивить вас.
   -Тебе это удалось. А теперь объясни мне, что произошло?-хозяин шляпы абсолютно спокойно задал вопрос, будто ему в живот ничего не упиралось из стрелкового оружия.
   -А ничего не произошло. Просто нужно когда-то отдавать свои долги. А вы мне задолжали много и слишком долго я ждал этого.
   -Я тебе что-то должен?!-не боясь что пистолет в руках Василия неожиданно оживёт, хозяин шляпы нагло расхохотался.-Ой Вася Вася напомни мне старику, что я тебе задолжал и когда? А то склероз замучил.-Отдышавшись спросил Пётр Васильевич.
   -Помните девять лет тому назад вы заживо закатали в стенку хозяина магазина Александра. Это был мой младший брат, я за него готов был жизнь отдать. Не уберёг я его. Наши родители развелись и когда он получал паспорт то взял фамилию матери. У нас были разные фамилии, откуда вам было знать, что мы родные братья? Два года искал где он замурован, и нашёл,-из кармана вытаскивает чёрный свёрток бархата, быстрым движением ствола пистолета, откидывает края свёртка. На руке на чёрном материале лежат часы с кожаным ремешком.-Эти часы я ему подарил на двадцатилетие только по ним я смог его опознать. Я девять лет думал, как убить вас, чтоб так же, как и он мучились. И вот такой шанс у меня появился. Люто отомстить чтоб с кровью и болью вспомнили его лицо, когда своими руками замуровывали его в стену. Не поленились замарать свои чистенькие ручки в цементе. Как он вас умолял? Оставить ему жизнь, а вы что ответили ему? "Сашенька, за всё в жизни надо платить". Так вы ему ответили?!
   -Да ты прав Василий, за всё в жизни надо отдавать долги, вот и мой час пришёл. Как ты хочешь чтоб я расплатился с тобой?
   Василия такой ответ немного обескуражил, он не ожидал, что его хозяин так просто примет свою смерть.
   -Вас ожидает тоже самое что и Андрея. Закованные руки, баллон с воздухом и один километр прогулки по морскому дну.
   -Дааа...где твоё воображение? Для меня мог что-нибудь особенное придумать, а не слямзить мою идею.
   -Я не страдаю оригинальностью. Испытаете те же мучения, что и все ваши жертвы. Сегодня я узнал совсем другого человека. История вашей жизни скучна и банальна от начала и до конца, такими подставами живёт вся уголовщина. Вы до сих пор стоите в той квартире с Марусей. Я думал, что вы обычный авторитет, а вы выживший из ума псих! Которому чужая смерть слаще всех взятых вместе удовольствий жизни. Вы маньяк! Банальный психопат, слетевший с катушек жаждущий чужой крови.
   -Ты выбрал не ту профессию, надо было не боксом заниматься, а психологию учить. Из тебя вышел бы хороший толк. Чёрт побери, как я не рассмотрел в тебе такие задатки?! Эх зря ты столько времени угробил на меня. Ты мастер перевоплощений, так искусно скрывать себя. Талантлив ты! Посмотришь на тебя со стороны, деревня деревней, а в душу заглянешь и содрогнёшься.
   -Жизнь была тяжёлая, учителя хорошие были. Вы один их них, у вас есть чему поучиться.
   -Приятно, приятно слышать, особенно от тебя и в этот момент.
   -Василий обратился к близнецу в руках которого отдыхал капитан ялика,-он жив у тебя? А то кто это корыто поведёт обратно?
   -Не беспокойтесь, я лишь только слегка придушил, скоро он очухается,-игриво сказал Антон. Аккуратно кладёт капитана возле штурвала и скучающе становится его караулить.
   -Надеюсь, надеюсь. Артём а ты иди принеси вторую сумку с аквалангом, но сначала очисти палубу от мусора.
   -Да шеф,-по-ковбойски несколько раз прокрутив на пальцах пистолеты ловко засунул их себе за пояс за спину. Артём подходит к Косте сильно пинает его в живот. Тело неподвижно. Убедившись, что он мёртв выворачивает ему карманы, находит только кошелёк и разрешение на ношение оружия. Снимает с него часы, колец и нательного креста на нём не было, всё складывает к себе в карман брюк. Берёт его за ноги и волочит к краю ялика, выбрасывает его за борт.-Прощай говнюк, мы тебя запомним, как отменного дебилоида.-Антон услышав прощальную речь брата захохотал. Тоже самое Артём проделал и с Мишей, а потом бегом спускается в трюм за сумкой.
   -Вторая сумка, как я её не заметил?!
   -Вам было не до неё.
   Хозяин шляпы стоял спокойно не проявляя никакого волнения, будто им всё так и задумывалось с самого начала. А куда ему было рыпаться?! Прыгать за борт? Смысл, чтоб раздавили яликом, побили винтами или расстреляли в воде.
   Пётр Васильевич размышлял,-дёрнусь получу от Василия пулю в живот, Антону с его высоты хорошо всё просматривается, шаг влево шаг вправо и получить пулю в спину. Незавидная смерть, да и ковбой снайпер, вылезет не успею оглянуться как две пули в боку.
   Артём показался из трюма, плавно поднимался из недр ялика держа в одной руке черную спортивную сумку, с плеча свисал увесистый пояс. В три шага пересёк палубу и сложил всё возле Василия.
   -Хм...даже пояс скопировал!-недовольно процедил сквозь зубы Пётр Васильевич.
   -А теперь раздевайтесь.
   -Да я и так почти голый. Шляпа, шорты, а на ногах сандали.
   -Вы так же, как и Андрей нырнёте в костюме Адама. Сейчас вас быстренько оденем, приведём в чувства капитана, отвезём, сбросим вас и пойдём на поиски Андрея. А пока мы его ищем, я надеюсь что вы сдохните. Не пытайтесь сбежать, у вас будет на ноге такой же GPS как у него.
   -Я и не сомневался.
   -Капитан приходит в себя,-крикнул Антон.
   -Быстро он очухался, я уж думал самому приводить его в чувства,-сказал Василий.
   Капитан ещё не полностью придя в себя приподнялся на локте и не понимая, что происходит на его судне хлопал глазами. Антон присел на корточки и тихо произнёс,-советую вам не делать резких движений или каких либо попыток к бегству, я за вами слежу. Вам ничего не угрожает, сделаете то что от вас требуется и вернётесь целым и невредимым на своём ялике домой. И конечно держите язык за зубами, не надо распространяться о том, что здесь произойдёт. Это для вашей же безопасности.-Капитан понимающе кивнул.-Вот и хорошо. А сейчас медленно вставайте за штурвал и следите за морем, скоро продолжим путь. Мне кажется скоро пойдёт дождь.
   Капитан посмотрел на небо и уже твёрдым голосом сказал,-да, надо поторопиться, вон какие тучи с запада надвигаются. Минут двадцать и ливанёт, как из ведра.
   -Шеф капитан говорит, что скоро будет дождь,-кричит Антон.
   -Без него знаю, Нострадамус хренов.
   -Ты чего злишься на Николая?! Он своё ремесло на отлично знает.
   Василий на это промолчал.
   Пока капитана вводили в курс дела Артём вытащил всё из сумки и в ряд выложил напротив Петра Васильевича. Немного отдохнув стал проверять оборудование так же профессионально, как и хозяин шляпы. Пётр Васильевич увидя как Артём ловко справляется с аквалангом и другими вещами фыркнул.
   -И тут ты меня обошёл! Так быстро обучить охранников, не каждый сможет.
   -Нет что вы, это случайно вышло. Я не знал, что Артём обучен подводному плаванию. Вы же знаете, что он из военных. Спецназ, а где служил и кем, он не говорил. Только отшучивался "дельфином я был в Новороссийске". Я случайно сам узнал, как-то придя к нему домой заметил в посуднике фотографию. На ней семь вооружённых водолазов и один из них радостно улыбается Артём. Он со мной и поделился о своей службе. А когда вы мне дали указания насчёт Андрея. Вот тут та план у меня и созрел. Как расквитаться с вами.
   -Даааа...хорошего я себе начальника охраны выбрал, даже перестарался на свою голову.
   -Ничего, ещё чуть-чуть и всё закончится,-в голосе Василия было слышно только стальное спокойствие, никаких эмоций. Ни счастья или радости, злобы, горящей ненависти, ничего не было!
   -Всё готово, можно выпускать,-поднявшись с колен сказал Артём.
   -У вас есть последнее желание?-не отводя ствола спросил Василий.
   -Я что-то не пойму, меня приговорили к смерти или дали шанс выжить?
   -Я спрашиваю на всякий случай, может быть захотите что-нибудь...? Кто знает?
   -Я настроен на победу, я и не из такие передряг выходил сухим из воды, но в этот раз, как видно немного подмочусь.
   -Теперь настала моя очередь сказать, я и не сомневался.
   Хозяин шляпы весело ухмыльнулся,-вот Василий что-то и ты от меня перенял.
   -Артём надевай на него акваланг.
   Капитан уже стоя за штурвалом и сочувственно наблюдал за хозяином шляпы.
   -Чего ты так на него смотришь?-спросил Антон.
   -Да так, много чего нового узнал сегодня о людях. Жил, жил и раз узнаешь человека совсем с другой стороны. Я в принципе конечно знал, кто такой Пётр Васильевич. Но сегодня передо мной будто совсем незнакомый мне человек, он не ангел, я это прекрасно знал, но узнать такие откровенные подробности это не для слабонервных!
   -Ладно ты давай не философствуй, крути штурвал и следи за морем,-подытожил Антон.
   Слабые лучи солнца выглянули из-за туч, словно прощались с хозяином шляпы, Пётр Васильевич зажмурил левый глаз и обвёл взглядом ялик, снял шляпу и подал её Василию,-сохрани её, она мне очень дорога, не цена, а связанные с ней воспоминания. Её мне подарила одна женщина...ладно без соплей обойдёмся.
   -Да конечно Пётр Васильевич, я её сохраню. Не беспокойтесь.
   -Да кстати почему ты до сих пор меня называешь на вы? В таких ситуациях обидчика поносят всеми матами и тыкают, а ты как разговаривал со мной уважительно так и продолжаешь разговариваешь, словно ничего между нами и не произошло.
   -Вы знаете...банальная привычка, я не привык изменять себе. А как я с вами разговариваю не имеет никакого значения. Тыкать или выкать ничего не изменит.
   -Да, ты абсолютно прав. Человек не должен изменять себе, что-то должно быть в нём постоянное...
   -Всё хватит тут рассусоливать,-резко перебил его Василий.
   Хозяин шляпы скинул сандали и одной ногой равнодушно отшвырнул их далеко от себя, медленно стянул шорты, аккуратно свернул, и тоже подал их Василию,-их сохранять если что не надо.
   -Я всё оставлю.
   Пётр Васильевич сел на палубу и стал натягивать ласты, одев, немного пошлёпал в них по палубе, проверил не сползают ли с ног,-сидят как влитые.-Развернулся спиной к Артёму и расправил руки. Артём быстро надел на него акваланг, затянул все ремни, всё продул проверил и подал ему регулятор. На правую ногу надел GPS со встроенными часами. Поднял с палубы свинцовый пояс и с улыбкой на губах одел на хозяина шляпы, сперва крепко затянув его на талии и за застёжку грубо дёрнул рукой в свою сторону. Так он проверил не сползает ли пояс?
   -Осторожно!-острый взгляд хозяина шляпы полосанул Артёма.
   Артём ещё пуще разулыбался. Забрав у него регулятор подцепил его на пояс.
   -А теперь самое неприятное! Руки за спину,-смеясь сказал Артём.
   -Давненько не говаривали мне этих слов. "Где твои семнадцать лет? На Большом Каретном." Я уж и не думал, что снова их услышу. Держи, потом будешь хвастаться на чьих руках застёгивал браслеты.
   -Ошибаетесь! Об этом никто и никогда не узнает, ни одна душа,-сказал Василий.
   Ялик всё сильнее и сильнее раскачивало.
   Хозяин шляпы занёс руки за спину, кисти были сжаты в кулаки,-давай быстрее не тяни резину.-Наручники медленно растягивая наслаждение защёлкнулись на запястьях Петра Васильевича.
   -Ещё пару штрихов и вы готовы к погружению,-сказал Василий вернул Глок обратно в кобуру-сбрую.
   Пётр Васильевич не спеша развернулся лицом к Артёму. Артём снял регулятор ещё раз его проверил и жестом головы показал, мол давай раскрывай рот. Пётр Васильевич внимательно посмотрел на Василия и произнёс,-меня всё мучает вопрос!
  Как же я всё-таки тебя прошляпил, где мог так облажаться?! Я всегда считал себя неглупым человеком, местами даже умным, просчитывающим на десять шагов вперёд. И так глупо погореть. Столько лет держать возле себя врага и не видеть этого! В чистую ты обыграл меня. Ладно хватит слов, пора переходить к делу.
   Хозяин шляпы замолчал, кивнул и открыл рот. Артём вставил регулятор и поднял с палубы маску. Подошёл к борту ялика перегнулся через него и ополоснул маску в море. Вернулся к Петру Васильевичу растянул ремешки на маске и одел ему на голову, всё затянул, тщательно ещё раз проверил маску и регулятор.
   -Шеф он готов.
   -В добрый путь Пётр Васильевич. Да ещё немного терпения и можете начать свой путь,-Василий подошёл к нему присел на корточки и отрегулировал часы.-Вот и таймер побежал вперёд, не теряйте времени, вперёд.
   Артём помог Петру Васильевичу подойти к краю ялика и присесть на ограждение. Василию на секунду показалось что он жалок, несчастен. Гордая непокорная осанка под тяжёлым грузом скукожилась в узел, перед ним кое-как передвигая ноги брёл бродяга. Лишь на секунду появилось это призрачное видение слабости вида Петра Васильевича и тут же исчезло. Хозяин шляпы напряжённо смотрел на Василия, даже через стекло маски это было видно. Страха в его глазах Василий не увидел только ледяную твёрдость. Они напряжённо смотрели друг на друга, словно кто кого пересмотрит. Расстояние между ними сокращалось и не возможно было понять, кто из них перетягивает в свою сторону невидимый канат. Не отводя взгляда Пётр Васильевич резко подался назад и упал за борт. Разрезав воду стремительно пошёл ко дну. Палубу окатила волна тяжёлых капель, брызги были такой силы, как будто борт ялика торпедировали. Никто не ожидал такого быстрого финала. Артём с Василием одновременно подбежали к краю ялика, перевесившись через борт стали смотреть в воду.
   -Ух ты, как он резво сиганул!-сказал Артём.
   Упёршись обеими руками в заграждение Василий молча следил за расходящимися кругами на воде.
   -Шеф как вы считаете, он дойдёт до берега?-смеясь спросил Артём.
   -Ты думаешь я позволю ему это сделать?! Я облегчу ему путь,-вытаскивая пистолет из кобуры ответил Василий.
   Артём на это только громко рассмеялся.
   Обхватив Глок двумя руками Василий встал широко расставив ноги, прицелился в середину расходящихся кругов на воде и разрядил обойму. Выстрелы дико гремели перебивая шум морской пучины. Василий выпустил один долгий залп, пули кучно легли в середину места падения Петра Васильевича. Только одна из семнадцати пуль попала в цель, в правый бок Петра Васильевича, глубоко засев в лёгком. Но Василий об этом не знал, он внимательно смотрел на воду и ждал, когда всё окрасится в розовый цвет. Томительное ожидание длилось мучительно долго, в правой руке крепко сжал Глок, а левой вцепился в ограждение. И вот наконец-то море окрасилось в долгожданный розовый оттенок. Красная клякса неприметно поднялась со дна к поверхности воды и растворилась подтверждая то, что цель поражена.
   -Шеф шеф вы попали в него,-радостно закричал Артём.
   -Где где,-вытягивая шею и крутя головой прокричал Антон.
   Капитан перекрестился.
   Василий стоял не шелохнувшись, лишь губы безмолвно шевелились.
   Редкие капли дождя падали на ствол Глока и на лицо Василия. Шляпа Петра Васильевича валялась возле капитанской рубки гоняемая ветром по палубе. Она одиноко перекатывалась по палубе, словно искала своего хозяина.
   Распрямившись Василий вытащил из кармана GPS. В его глазах был страх, он боялся не найти на нём движущейся точки. Глаза исступлённо заметались по экрану, найдя две точки, он облегчённо вздохнул. Новая метка замерла на месте, а старая точка двигалась, точнее дёргалась металась на месте. Зычно гаркнул,-чего рты раззявили? Быстро по местам, Андрея надо искать!
   Артём схватил сумку и выкинул её за борт. Подобрал шляпу и сложенные шорты с сандалиями Петра Васильевича,-что с ними делать?
   -Всё в море. Чтоб следа о нём не осталось,-Василий быстро поднялся к капитану и ткнул ему под нос GPS.-А теперь поговорим с вами Николай.
   Капитан не дожидаясь разъяснений смело взял из рук Василия GPS быстро посмотрел, сделав в голове вычисления, подсчёты и моментально выдал готовый маршрут поиска.
   -Он недалеко отсюда, время у на есть ещё. Минут через десять мы будем в районе поиска. Сейчас на северо-запад, потом левее и левее и там мы его найдём,-капитан резко крутанув штурвал вправо, вытащил заветную никелированную фляжку, потряс её, проверил что она пуста, потянулся вниз открыл нижнюю дверцу и вытащил оттуда запрятанную бутылку мутного самогона. Осторожно стал переливать самогон из бутылки во фляжку, вернул бутылку на место и сделал обильный глоток бальзама. От такого смачного глотка Василию аж самому захотелось выпить.
   -Николай вы позволите попробовать вашего эликсира?
   -C удовольствием,-не успев спрятать фляжку, протягивает её Василию.
   Бальзам и в правду оказался крепок, в районе семидесяти градусом. Василий взбодрился в секунду, мысли завертелись с поразительной бойкостью, затопали, заухали, что-то им стало тесновато в голове.
   -Дааа крепкий вы делаете бальзам, с непривычки можно и захмелеть, одного глотка вполне хватит.
   -Вот для экстренных случаев я его и берегу, мысли в раз приводит в порядок. Всё барахло из головы выкидывает и самое лучшее лекарство от хандры, ээээээ как это её сейчас модным словом называют? Дай вспомню.
   -Депрессия.
   -Во точно, оно самое. Ни какие там транксвилезаторы или мозгоправы так не помогают, как мой бальзам!
   Дождь набирал обороты.
   Антон быстро спрыгнув на палубу, встал по левому борту, уже не было никакой необходимости караулить капитана, а Артём встал по правому борту. Скинув пиджаки полностью промокшие от дождя, они внимательно всматривались в серость моря разыскивая Андрея.
   -Время, время Николай мы должны успеть, уже время на исходе тридцать семь минут прошло, а мы даже не подошли к нему.
   -Не волнуйтесь Василий, мы почти на месте, ещё пару оборотов штурвалом и мы на месте. Лучше подайте мне GPS, а то через плечо не удобно смотреть.
   -Да конечно,-и Василий ближе поднёс к нему GPS.
   -О как в кинотеатре в первом ряду.
   -Вы там в оба глаза смотрите?-гаркнул Василий братьям. В его тоне чувствовалась нервозность.
   -Да шеф,-ответил Артём.
   -Внимательно,-подтвердил Антон. Он всегда был немногословен, отвечал коротко по-военному.
   -Всё это придел, я больше не двинусь вперёд. Глушу мотор,-сказал капитан и заглушил мотор.
   -Что?! А ну быстро включил свою шарманку и вперёд,-рука полезла за пистолетом, а вторая за обоймой.
   Василий стоял скрепя зубами, его затрясло от такого поворота. Пистолет за что-то зацепился в кобуре и никак не хотел вылезать наружу, под пиджаком он нервно дергал рукой. Братья услышав отказ продолжить поиски недоуменно смотрели на капитана. Глок наконец-то показался наружу, сунув GPS в задний карман брюк Василий полез за второй обоймой. Пустая обойма шлёпнулась на палубу, полную тут же вставил в пистолет и вогнал патрон. Навёл его на капитана.
   -Я сказал быстро штурвал в руки и заводи своё корыто, если не хочешь стать кормом для рыб.
   -Вы меня не поняли! Мы уже здесь. Во-первых здесь мелко и каменистое дно, пойдём дальше сядем на мель. Во-вторых мы можем побить его винтами. Вы знаете точное место?! Может именно сейчас мы крутимся над его головой, кто знает? Ваш аппарат не даёт точного нахождения, сколько метров погрешности даёт GPS говорил Пётр Васильевич?
   -Двадцать,-уже более спокойно ответил Василий.
   -Вот видите, надо нырять и искать. Воздуха у него в баллоне осталось на минуту. Пока мы с вами здесь выясняем отношения, он там задыхается.
   -Какой же я осёл! Быстро ныряйте в воду.
   Братья тут же поскидывали обувь, опустошили карманы, вытянули руки, сложили ладони и синхронно нырнули рыбкой. Василий им крикнул вслед,-ныряйте поочерёдно, так удобнее искать. Если один найдёт то всплыв покажет второму.
   -Хорошо,-сказал Артём и торпедой отделился от ялика.
   -Он где-то здесь, в радиусе десяти метров,-не отрываясь от GPS прокричал Василий.
   Капитан подошёл к Василию,-давайте будем смотреть я справа, а вы слева, если мы первыми его увидим то им скажем.
   -Хорошая идея. И извините, что я на вас накричал. Вы вдруг заявляете, что никуда больше не сдвинетесь с места. Нервы сдали, день особенный. Такое ощущение, что сегодня я прожил пол своей жизни.
   -Ничего страшного, я понимаю. Да и работа у меня особая.
   Василий высматривал, как братья тщетно ныряли и выныривали. Время шло и как на зло ударил сильный ливень.
   -Сорок две минуты, уже две минуты как нет воздуха в баллоне! И что с ним?-боязно посмотрел на GPS, увидел что точка не застыла на месте, а двигается.-Да Пётр Васильевич в тебе не ошибся, ты живучий.
   Василию показалось, будто что-то вынырнуло и скрылось под воду
   -Артём плыви вправо метров пять, мне кажется я его видел. Он всплыл.
   Артём с Антоном ринулись туда куда указал Василий. Первым нырнул Артём брат за ним. Они долго не всплывали.
   -Что у них там происходит?
   -Не волнуйтесь, они найдут его,-из-за спины Василий услышал голос капитана.
   Дождь нещадно хлестал по их лицам.
   И вот выныривают три головы, по краям братья, а в середине Андрей.
   -Я же говорил, что они найдут Андрея,-Николай радостно трясёт его за плечи.
   Василий широко размахнувшись выкидывает GPS в море, оборачивается к капитану и говорит,-мы нашли его!
   Троица подплыла к ялику и Василий с капитаном бережно, стараясь причинить минимум боли втаскивают его на палубу. Василий осторожно ложит его возле ограждения и расстёгивает наручники. Осторожно начинает снимать с него баллон и пояс. Братья за ними резво залезают на ялик.
   Полумёртвое тело сидит не понимая, что вокруг него происходит.
   -Всё. Всё закончилось Андрей. Ты выиграл пари. Отдышись пока,-говорит Василий.
   Голова падает вниз, уставший могильный хрип вырывается из Андрееного горла,-где Пётр Васильевич?
   -Он ушёл, и больше уже никого не убьёт.-отвечает Василий.
   -Зачем вы меня вытащили? Я должен вернуться, отпустите меня. Я должен выйти на берег, если меня не найдут на берегу. Я пропал. Я пропал. Я пропал,-безумный крик оглушенно удивляет всех находящихся на ялике. Андрей изо всех сил вырывается из Васиных крепких рук.
   -Вы что не видите? У него припадок, нервный срыв,-кричит капитан.-Ну-ка дайте-ка его мне сюда.-Силой вставляет ему в рот фляжку и запрокидывает голову, оставшееся во фляжке вливает ему в горло. Чтоб не выплюнул быстро затыкает рот, Андрей давится, но всё проглатывает. Николай сразу убирает руку от его рта.
   Немного отдышавшись Андрей начинает приходить в себя, взгляд становится более осознанным и никуда больше не дёргается убежать.
   Дождь по чьему-то мановению прекращает лить.
   -Я что добрался до берега?
   -Нет Андрей, мы тебя вытащили раньше чем ты умер. У тебя не осталось воздуха в баллоне, ты бы не дошёл.-сказал Василий.
   Все остальные молчали.
   -А я надеялся, что победа будет за мной. Не рассчитал свои силы.
   -Нет, тебе осталось совсем чуть-чуть, каких-то пару сосен метров, вот и капитан говорит, что мы на мелководье возле берега. Ты же не водолаз. Я сам удивляюсь, как ты смог продержаться до конца, без какой-либо подготовки пройти такой путь.
   -Да-да, нам бы такого братана в отряд!-подтверждает Артём.
   -А где Пётр Васильевич?-Андрей обтёр сухие губы тыльной стороной руки.
   -Отдыхает вечным сном,-заулыбался Артём.
   -Я б сказал мёртвым сном,-сказал Антон.
   -Я очень устал,-как только он это сказал глаза у него тяжело закрылись и Андрей спокойно уснул, не боясь не дойти до берега. Забыв что его мучит голод, ломит всё тело, что из колена торчит крючок которого никто не заметил, ноги искромсанные в лоскуты, рук которых не чувствует. Он беззаботно спал свернулся калачиком, как младенец, ему не мешала жёсткая палуба, сильная качка, он спал.
   -Капитан берём путь обратно к яхте и возвращаем нашего героя в целости и сохранности его семье.
   -Я уже бегу.
   Ялик быстро возвращался к яхте, Василий стоял возле Андрея, а братья пошли снимать с себя мокрую одежду и сушиться на солнце. Развесили всё где попало и встали раскинув руки и ноги, как Кремлёвские звёзды на башнях. Василий спустился в трюм посмотреть чем можно его укрыть. Поднявшись на палубу он нёс старое побитое молью шерстяное одеяло. Подошёл к Андрею и укрыл его, тот даже не пошевелился только тело почувствовало приятное тепло, лицо переменилось, на нём появился счастливый покой.
   -Отдыхай Андрей, ты сегодня сделал непосильный подвиг. С твоей помощью я отомстил за брата.
   Крупная слеза скатилась у Василия. Сильный порыв ветра тут же её вытер с его щеки.
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  М.Кистяева "Безопасник" (Женский роман) | | Д.Сойфер "Эффект зеркала" (Магический детектив) | | М.Ртуть "Черный вдовец. Часть 2" (Попаданцы в другие миры) | | Н.Любимка "Я - твоя королева!" (Приключенческое фэнтези) | | Э.Тарс "Чип Блейза. Альфа" (ЛитРПГ) | | А.Сиалана "Двойное попадание " (Юмористическое фэнтези) | | А.Мур "Мой ненастоящий муж" (Женский роман) | | Л.Летняя "Академия Легиона" (Магический детектив) | | Н.Жарова "Невеста по приказу" (Юмористическое фэнтези) | | Д.Мар "Куда улетают драконы" (Приключенческое фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Арьяр "Тирра.Невеста на удачу,или Попаданка против!" И.Котова "Королевская кровь.Темное наследие" А.Дорн "Институт моих кошмаров.Никаких демонов" В.Алферов "Царь без царства" А.Кейн "Хроники вечной жизни.Проклятый дар" Э.Бланк "Карнавал желаний"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"