Меллер Юлия Викторовна: другие произведения.

Роман в фантастическом антураже

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
Оценка: 6.52*57  Ваша оценка:
  • Аннотация:


    Любовный роман, фантастика, будущее, попаданка.

    В маленьком городке, пытаясь сохранить единственный музей, его заведующая соглашается устроить научно-популярную выставку, где народные таланты представят "технологии будущего". И уж совсем никто не ожидал, что смешной макет машины времени сработает и забросит женщину на тысячу лет вперед.

    Автор прекрасной обложки и восхитительного фан-видео к книгам других авторов Mika

    Текст выложен полностью.


  
  

Пролог.

  
  Знакомство с героиней и обстоятельствами чрезвычайного происшествия.
  
  - Лидусь, куда помчалась-то такая сверкающая?
  - На работу баба Кать, куда ж ещё! Телевизионщики приедут, будут снимать выставку в нашем музее. По местному каналу в семнадцать пятнадцать покажут, а по первому, в конце программы "Время" должны упомянуть.
  - Ну, давай, давай. Ты на морду-лица марафет-то поярче наведи, бледновата без краски.
  - Само собой, сейчас в парикмахерскую к Маришке причёску делать, там её дочки будут, они как раз курсы визажиста закончили. Думаю, намалюют что-нибудь приличное.
  - Эти могут, они девки ушлые.
  Хранительница скамейки первой парадной торжественно перекрестила заведующую единственного музея в их маленьком городке, достала очки, мобильник, и начала оповещение местного контингента о важном событии. Её речь примерно звучала так.
  - Петровна, сидишь? А ты сядь, Лидку знаешь? Ну, в моей парадной живёт на третьем этаже, муж у неё ещё гонщик был, молодым разбился, дочка ейная, оторва такая, дитя Лидке по малолетству в подоле принесла. Вспомнила? Так вот, она же наш музей лет десять возглавляет, всё боролась, чтобы его не закрыли, подписи собирала, в Москву ещё ездила, доказывала о его культурной ценности. А сегодня слышь, Петровна, телевизионщики приедут, снимать её будут и музеище наш. - Тут баба Катя патриотично всхлипывала, весь вид её выражал, "дождались, наконец-то". Но эмоции по телефону не передать, поэтому собравшись с силами, она продолжала просветительскую работу. В результате которой, через час, первые, не обременённые заботами жители города N, решили неожиданно посетить свой родной музей и подзадержаться там на "всякий случай".
  Лидия Николаевна же в это время спешила в парикмахерскую, так же, не забывая по дороге, коротЕнько просвещать здоровающихся по какому случаю спешит. Побочный эффект маленького городка, это потрясающая жизнеспособность "сарафанного" радио. И этот эффект, заведующая старинного музея, использовала умело.
  Аккуратный макияж, причёска, соответствующая должности работника культуры, строгий костюм легкомысленного цвета сирени, такие же сиреневые туфельки и главное богатство, указывающее, что перед людьми стоит не рядовая сотрудница - это бриллиантовый гарнитур. Серёжки, колечки и подвеска. Да, конечно, все бриллиантики наикрошечного размера, но даже такие "точечки" блестели и сверкали, уютно располагаясь в золотой оправе.
  Лидия Николаевна, всю подноготную которой мы уже знаем благодаря бабе Кате, тоже была бабушкой, и очень любила этим удивлять незнакомых людей. Не каждая становится бабушкой в тридцать пять лет.
  
  Небольшое отступление о жизни Лидии Николаевны.
  
  В своё время, выйдя замуж по большой и страстной любви в восемнадцать лет, Лидуша родила сразу через положенные девять месяцев чудную девочку. Молодая семья не бедствовала, сумели купить кооперативную трёхкомнатную квартиру, но нашлась и ложка дёгтя в семейной жизни. Супруг оказался матёрым адреналинщиком. Долго испытывал судьбу, но однажды переоценив свои силы, погиб. Один из лучших гонщиков страны оставил после себя, молодую жену с маленькой дочкой на руках. После смерти мужа Лиду атаковали какие-то женщины, требующие разменять квартиру. По их версии, Лидочку супруг вот-вот собирался бросить и выгнать, чтобы жениться на "другой". Весь маленький городишко гудел, обсуждая происходящее, и не мог прийти к решению, кто дрянь, кто невинный, пока за невестку не вступились свёкор со свекровью.
  Святые люди. Они и помогли растить дочку, они же сразу и заприметили, что девочка вся в отца и дома её будет не удержать. Так и вышло. Закончив восемь классов, юная дева уехала в Москву учиться. А через год, уже Лидия Николаевна вместе со свёкром, ехала знакомиться к какому-то Павлику, который остался с дитём на руках от нашей юной оторвы. Оба несовершеннолетние, успевшие пожениться и разойтись, молодые люди не знали, что делать с ребёнком. Их счастье, что тогда не было ещё уголовной ответственности за их любовь. Павлик оказался из очень обеспеченной семьи, которая находилась в шоке от всего случившегося. Но нашлись слова, сваты сумели оценить, что огонь-девчонка оказывается из интеллигентной семьи, которая готова младенца взять на себя. Родители Павлика успокоившись, смягчились и решили внука воспитывать сами, о чём ни разу не пожалели. И вообще, между сватами сложились самые родственные и дружественные отношения.
  
  Продолжим.
  
  Итак, молодая эффектная заведующая музея, "освоила" деньги, выданные министерством культуры на организацию выставки современного искусства, и сейчас готовилась пожинать плоды. Отчитаться о проведённой работе хотели все. Мэр города N выбирал ножницы и цвет ленты, которую ему предстоит резать. Депутат и он же оппозиционер нашего мэра, важно раскачивался с носка на пятку, репетируя речь. Его заслуга в этой выставке была огромна, именно он задал тему современному искусству: "Наше будущее. Фантастические мечты сейчас - реальность завтра". Лидия Николаевна же, шипела на наглых телевизионщиков, которые не спешили на уличную обувь одевать предложенные музейные войлочные тапочки и вообще, позволяли себе передвигать экспонаты, чтобы те не мешали тянуть им провода.
  Здание музея было небольшим, двухэтажным, старинным. Сейчас первый этаж был занят новой выставкой шедевров на заданную тему депутатом жителям нашего города. Уборщице на время выставки было велено, убираться только в присутствии сотрудника музея, во избежание случайного выкидывания экспонатов малограмотной женщиной. Постоянную экспозицию бережно перенесли на второй этаж и тоже подготовили к просмотру, на случай, если посетителей потянет на вечное, прекрасное и классическое.
  Лидии Николаевне очень хотелось, чтобы телевизионщики показали миру именно классику, хотелось похвастаться, что музей уже двенадцать раз пытались ограбить. Явить всем истинные сокровища захолустного музея, которые удалось отстоять и сохранить именно в их городке, не дав влиться им, в прожорливые хранилища Эрмитажа или Третьяковки. Но раздражение на наглость и бесцеремонность телевизионной группы, мешало ей обосновать, почему надо снимать больше второй этаж, а не первый.
  - Софья Павловна, если эти уроды выставят нас на посмешище с так называемой "фантастической реальностью", нам больше никогда никаких денег не дадут! А нам ещё проводку надо менять во всём здании, крышу хорошо бы обновить в этом году, я не говорю о том, что требуется пополнять музей ценностями. Слава Богу существуют ещё люди, оставляющие нам наследство.
  - Лидочка Николаевна, забыла вам сказать, приходил нотариус, сказал, Кежинова умерла, царствие ей небесное, коллекцию шкатулок и статуэток каслинского литья всю нашему музею завещала. Надо бы всё принять, оформить, как полагается.
  - Вот! - заведующая воздела указательный палец, обращая внимание на важность сообщения. - Видела я эту коллекцию, больше двухсот предметов. Нужно оборудование, чтобы выставить, толково всё осветить, заметки подготовить, застраховать. Музею процветание, старушке на том свете - радость. Э, отвлекли вы меня Софья Павловна, вон видите того бородатого с камерой? Заманивайте его сюда, и пусть снимает здесь. Вы ему какие-нибудь шокирующие историйки про экспонаты подкиньте, они такое любят. И...
  Наставления, передаваемые шёпотом, пришлось оборвать, потому как, что-то неуловимо поменялось в помещении. Все замерли, уловив интуитивно НЕЧТО. Но "нечто" не громыхало, дискомфорт не вызывало, поэтому заведующая, раздражённо чертыхнувшись, продолжила.
  - И не забудьте про материальную ценность сказать. Не стесняйтесь, равняйтесь на стоимость Фаберже, если что, потом скажем, мол, для наших жителей всё вообще бесцен.... Софья Павловна, ваши агаты светятся! И вообще, вы вся светитесь!
  В воздухе стало ощутимо напряжение. Ничего не понимая, оглядывается по сторонам, Лидия Николаевна. Прижала руки к груди, старейшая сотрудница музея Софья Павловна. Замерли, ожидая сенсации, оператор и осветитель.
  Что происходило на первом этаже, дамам было не видно. Они обе стояли сейчас посреди зала второго этажа и недоумённо наблюдали, как агатовое ожерелье, уютно расположившееся на мощном бюсте Софьи Павловны, светилось, сквозь прикрывшие его морщинистые ладошки. Можно было стоять, разинув рот, и смотреть на чудо чудное, если бы все драгоценные экспонаты, а их было не мало, точно также не засветились бы.
  Стало как-то не благостно чудесно, а жутко. Явно послышался нарастающий, гудяще-вибрирующий вой, оператор, сверкая восторженными глазами, снимал происходящее на камеру, осветитель бросил прожектор и тоже стал снимать необычное свечение драгоценных камней на телефон.
  - Урроды, - в который раз за день выругалась разозлённая Лидия Николаевна на беспардонных телевизионщиков.
  Заведующую и сотрудницу, как дам материально ответственных, такое небрежение нестандартной ситуацией, чрезвычайно разозлило. Но негодовать им было некогда. Все драгоценные и не очень камни, стали не просто светиться, а как будто выталкивать из себя накопленную энергию. Пару мгновений выделившаяся энергия, видимая глазу за счёт сгущённой плотности, металась по залу, потом резко рванула к агатовому ожерелью.
  - СофПална скидывай бусы на пол! Быстро! - глотая буквы, торопясь, выкрикнула Лидия Николаевна.
  Несмотря на огромную вавилонскую башню, собранную из волос, сотрудница одним махом, не расстёгивая, протащила массивное ожерелье через голову и бросила от себя подальше, шокированная происходящим. Обе дамы с ужасом увидели, как энергия от всех украшений, рванула, соединившись в общую искрящую массу к агату, но была откинута выскочившей навстречу агатовой энергией, и вся эта объединившаяся лавина, сделав безумный круг, рванула к нестерпимо заискрившим бриллиантам заведующей.
  - Снимайте. Лида снимайте украшения! - прохрипела Софья Павловна, тыча сухощавым пальцем в бриллиантовый гарнитур.
  Лидия, обезумев, засуетилась снимать серёжки, и видимо только ускорила приток энергии к себе, поднеся кольцо на руке поближе к сверкающей подвеске и серёжкам. Перед ошалевшими от происходящего, продолжающих снимать ролик оператором и осветителем, промчался вихрь, с силой вбился в бриллианты, и камера успела захватить, как заведующая, ощущая себя в центре урагана, выталкивает из воронки вторую даму и исчезает у всех на глазах.
  
  Город бурлил. Музей буквально брали штурмом желающие его посетить. Кадры об исчезновении жительницы города N собрали миллионные просмотры в интернете. Особенно зачитывались пояснениями о сработавшей машине времени, представленной в качестве экспоната на первом этаже. Правда, саму машину, заснятую непосредственно с места события, посчитали фальшивкой. Некая конструкция, обтянутая десятками метров пищевой фольги на "Машину Времени" не тянула никак.
  Спустя месяц в эпохальное событие стали верить только местные жители, в глазах других всё как-то само собой предстало пиар-компанией провинциального музея, причём с низким качеством спецэффектов. Зато было заведено уголовное дело, по превращению драгоценных камней, украшающие многие экспонаты музея в стекляшки. Многим людям сработавшая машина времени, стоила огромных нервов, поэтому впоследствии, если она ими упоминалась, то только вместе с плевком и словами "пропади она пропадом". В общем-то, она и пропала. А вот история заведующей музея началась.
  
  

Глава 1.

  
  Первый взгляд на окружающее, осознание ситуации и план действия героини.
  
  То, что сейчас что-то произойдёт, Лидия поняла мгновенно. Почувствовала. Вся эта круговерть с камнями вообще-то происходила очень быстро. Увидев, как агаты Софьи Павловны, не только не приняли в себя свободную беснующуюся энергию, но и добавили своей в общую кучу, она вспомнила об украшениях, находящихся на ней, которые до сих пор себя никак не проявили. Тут же одновременно увидела раскрытые, наполненные ужасом, глаза сотрудницы, которая пыталась, как будто через силу, что-то сказать.
  "Бриллианты. Активизировались всё-таки", - догадалась заведующая.
  Потянулась снимать, и уже было понятно, что не успевает. Никогда в жизни до этого Лидии не приходилось анализировать ситуации с такой бешеной скоростью. Успела понять, что первопричина происходящего безобразия, один из объектов на первом этаже, что огромное количество драгоценных и полудрагоценных камней позволили сработать "фантастическому мусору" так, как никогда и нигде он не сработал бы. Что сейчас, может, произойти всё что угодно, от полного распыления на атомы, до последующей жизни в виде какой-нибудь безмозглой субстанции. И, самое главное, что добрейшей и порядочнейшей женщине Софье Павловне, вовсе незачем испытывать всё это на себе. Поэтому бросив попытку снять с себя драгоценности, Лидия, прощаясь взглядом, оттолкнула от себя женщину.
  Один миг вместил в себя всё. Размышления, попытку, поступок.
  Следующий миг позволил ощутить тошнотворное состояние и толчок под ноги. Как будто пол под ногами подпрыгнул. Лида качнулась от неожиданности, взмахнула руками, но удержаться ничто не помогло, и она упала. Включился свет. Женщина замерла. На первый взгляд показалось, что она находится на лестничной площадке. Осторожно осмотрелась вокруг. Напряжение и ожидание нападения зашкаливали, заставляя тело покрываться холодным потом. Ничего страшного не происходит, полнейшая тишина. Лидия Николаевна одёргивает юбку, тяжело вздыхает и снова замирает, испугавшись. Свет погас. В темноте становится жутко. Потом в закромах памяти, всплыла одна из поездок за границу, где в отеле было всё суперсовременное. Включение света, воды, телевизора, кондиционера, реагировало на голос или движение. Женщина решила, что можно попробовать помахать руками, прежде чем, продолжить паниковать.
  - Слава богу, - выдохнула "попаданка в неизвестно куда". Она действительно стояла на красивой лестничной площадке, и свет срабатывал на движение. Оценив декоративный камень, украшавший стены, она поднялась по пологим ступенькам и подошла к окну. Лидия отметила, что находится почти у самой земли. То ли высокий первый этаж, то ли низкий второй, но пока никого нет рядом, она решила, как можно больше разглядеть чужой жизни или хотя бы местность через окно.
  Осмотр обеспокоил и вернул её в напуганное состояние. Из привычного видна была зелень деревьев, травы, ну, может быть, ещё одуванчики. Солнышко светило знакомо, вполне приветливо, по родному. Напрягали сами люди, без конца мелькающий транспорт.
  Для начала, праздно ходящих увидеть, практически не удалось. Наблюдение пришлось вести за теми, кто приземлялся, да-да, транспорт оказался летучий. Более того, к земле приблизилось за время наблюдения всего пара человек, остальные прилеплялись напрямую к необходимым этажам, но их Лидии было сложно разглядеть.
  Люди больше походили на инопланетян. Одни слишком тонкие, "прямо как вытянутые сопельки на ветру, идут, колыхаются" - брезгливо подумала заведующая. Другие, наоборот, слишком люди, но вид их был утрирован до абсурда. У мужчин неестественно широкие, ровные плечи, узенькие бёдра и общий вид был ближе к мультипликационным героям, чем к живым существам. Женщин попалось на глаза меньше, и они тоже поражали своим телосложением. Если дама была фигуристая, то всё в ней чересчур, сродни карикатуре на красавицу блондинку в злом мужском журнале.
  Может и правда, несчастную землянку забросило на другую планету? В какой-то момент новые впечатления перестали захватывать Лидию Николаевну и начал тревожить насущный вопрос, а что делать дальше? Куда, к кому, как?
  Оправив на себе парадно-выходной костюм, покрутив на пальце кольцо с переставшими сверкать бриллиантами, проверив на месте ли серёжки, подвеска на шеи, снова пощупав, не перекрутилась ли юбка, отважная женщина решила, что выходить в свет надо сегодня же. Завтра, если не удастся нигде устроиться, она будет выглядеть совсем непрезентабельно, а послезавтра, могут принять уже и за мошенницу. Поэтому, вздохнув напоследок, выпрямив спину и, конечно же, гордо вздев подбородок, бывшая заведующая стала спускаться к выходу.
  Проблемы начались возле двери. Её никак невозможно было открыть. Ни силой, ни хитростью. Понажимав повсюду, прикладывая руку к подозрительным потёртостям, надеясь видимо на метод Шерлока Холмса, постукивая, давая голосовую команду, женщина так и не смогла открыть дверь.
  Хотелось впасть в истерику от бессилия, но слишком уж напряжённая ситуация не позволила расслабиться. Поэтому, сжав кулаки, Лидия Николаевна вернулась к окну. Постояв немного, она помассировала пальцы, наверное, больше на нервах, чем выполняя китайскую технику по стимулированию работы внутренних органов и перебирая варианты возможных решений, чуть не пропустила момент, когда под окном опустилась "летучка" и из неё вышла женщина - "песочные часы".
  Пулей слетев вниз, приняв невозмутимое выражение лица, заправив завиток волос за ухо и тут же нервно выдернув его обратно, чтобы тот продолжал игриво трепыхаться, Лидия замерла.
  "Всё должно быть естественно", - осадила она себя, - "один входит, другой в это время выходит. Просто встретились соседи".
  Мысль спросить что-нибудь полезное для себя у приближающейся с другой стороны мадам, мелькнула, и разочарованно исчезла.
  Дверь опускалась в пол, не очень быстро и это дало время разглядеть незнакомку. Она была одета в брючный облегающий костюм, ничего не обычного, разве что ткань привлекала внимание. В Лидины времена такой материал использовали продвинутые дизайнеры. Слишком много в нём шика, блеска, безумного геометрического рисунка, берущего внимание на себя, а не на носителя. Фигура представшей мадам поражала сюрреализмом.
  Если издалека, разглядывая людей, Лидии Николаевна думала, что ей многое кажется, что возможно силуэты искажает одежда или в стекле, через которое она смотрит на незнакомый мир, изъяны. То вот так, столкнувшись нос к носу, видеть ровные прямоугольные плечи, агрессивно торчащую грудь, поднятую корсетом или чем иным, едва ли не до подбородка и нацеленную на впереди стоящего, как артиллерийские орудия. Или вот, осиная талия, причём без литературного преувеличения; бёдра, ровно выверенные ширине плеч; огромные глаза с ресницами опахалами, с которыми могла конкурировать только яркая очерченность губ, всё это воспринималось неестественно, впечатляло и ужасало.
  В последний миг, когда дверь уже полностью вошла в пол, незнакомка, тряхнув головой, от чего роскошные кудри яркого поносного цвета, (так уж непроизвольно определила заведующая), колыхнулись, являя неописуемое богатство окружающим и заставляя некоторых испытывать недостойное чувство зависти. Входящая женщина, рассматривала Лидию Николаевну с не меньшим интересом и недоумением. Очень быстро выражение её лица изменилось, и она вдруг щёлкнула глазом, как фотоаппаратом. Скорее всего, если бы тело заведующей заранее не приготовилось шагнуть, как только будет возможно, то она осталась бы стоять в ступоре. А всё этот щёлкнувший глаз! Мимо уха пролетела даже спесивая фраза от карикатурной дамочки.
  - Откуда берётся такая деревня!? Фу!
  Мир, а точнее время из которого попала женщина, тоже не понаслышке знаком с новыми технологиями, а самое главное, это фильмы с зарисовками будущей Земли. И тут не надо быть семи пядей во лбу, чтобы увидеть бесперспективность любых телодвижений попаданки в таком обществе, если люди стали вживлять в себя "всяку бяку".
  "Наверняка паспорт вживили, может телевизор, интернет, не удивлюсь, если денежные движения вполне могут оказаться зафиксированы в теле чипом" - грустно размышляла Лидия, покидая своё "убежище".
  "И что тогда делать? Что ни сделай прямой путь в полицию, а там она может оказаться бунтовщицей, повстанкой, не желающей вживлять в себя электронные устройства. Никому ничего не объяснишь, а сразу утилизируют" - безрадостные предположения, основанные на просмотре фильмов и чтении книг, сменялись одно за другим, заставляя сосредоточиться и принять меры по своему спасению.
  Лидия Николаевна, демонстрируя отсутствующую уверенность, шагала по узенькой дорожке, делая "мосю кирпичом". Оставалось надеяться, что своими действиями она не привлечёт к себе пока абсолютно ненужного ей внимания контролирующих органов.
  Иногда на пути гордо шагающей женщины, опускались "летучки", из них выходили люди, удивлённо смотрели на неё, но ничего не говорили и шли к ближайшим зданиям. Один тонюсенький мужчина - сопелька, очень быстро выскочил из летающей машинки и бегом скрылся в подъезде.
  "Наверное, чтобы ветром унести не успело" - горько пошутилось заведующей. Однако, это был шанс без свидетелей усесться в летучку и задать адрес. Быстро преодолев расстояние в три шага, волнующаяся путешественница коснулась рукой закрывающейся двери и назвала, обдуманный ещё на лестничной площадке, адрес.
  - Археологический музей. Стоимость проезда?
  - Адрес не найден. Уточните, - мягко ответил сексуальный женский голос.
  - Музей истории. Университет истории.
  - Университет истории и археологии. Время доставки десять минут. Стоимость проезда двадцать пиков, для студентов и школьников десять пиков. Оплата после доставки.
  - Спасибо, не требуется, - расстроено отказалась женщина.
  "Осторожность наше всё", - решила Лидия Николаевна и уже собралась идти пешком, как снова хлопнула ладошкой по закрывающейся двери, вспомнив о новом веянии у себя в городке.
  - Есть ли маршрут не требующей оплаты?
  - Да. Дежурная больница. Центр города у фонтана. Гипермаркет Зулу.
  Удовлетворённо выдохнув, почувствовав себя ушлой дамочкой, которая не упустит халявку, будущая пассажирка этого чудесного летательного устройства напряглась, пытаясь собрать правильный вопрос для этой запрограммированной летучки.
  - Наибольшее совпадение перечисленных маршрутов с университетом истории и археологии.
  - Вопрос не понят.
  - Какое направление у университета истории и археологии?
  - Движение на запад.
  Глазки от того, что получается общаться с летучкой у Лидии, довольно заблестели. Почувствовав себя увереннее, она продолжила.
  - Какое направление у центра города?
  - Движение на восток.
  - Направление движения к больнице?
  - Движение на север.
  Женщина нетерпеливо притопнула ногой, невезение в мелочах, тянет за собой бОльшие неприятности. Она уже слишком долго стоит и возможно привлекает внимание.
  - Направление движения к гипермаркету Зулу?
  - Движение на запад.
  - Сколько времени?
  - Пять минут.
  - Гипермаркет Зулу, проезд бесплатный? - уточнение насчёт бесплатности не повредит, решила будущая пассажирка.
  - Да.
  - Годится.
  Наклонившись, Лида не без трепета нырнула на мягкое сидение. Кресло чуть сдулось с боков, давая больше места новому седоку, после тоненького пассажира, обняло ремнями, и перед глазами опустилась карта города с точкой движения летучки.
  Полупрозрачная карта перед носом испортила всю палитру чувств от полёта. Аккуратно отодвинуть её пальчиком не получилось, изучить по ней местность с такого близкого расстояния невозможно, близорукость женщина ещё не заработала. Но, если отбросить раздражающий фактор в виде карты в сторону, то можно определённо сказать, полёт прошёл в рамках представления человека прошлого о будущем. То есть, автопилот, повышенная безопасность кресла, подстраивающееся под пассажира при посадке, многоуровневая дорога в воздухе, где летучка-такси двигалась ниже всех и, пожалуй, всё. Других удобств оценить было невозможно по причине невежества пассажирки и её волнения.
  Гипермаркет Зулу сиял огнями вывесок, бликовал солнечными лучиками от стёкол и оглушал бравурной ритмичной музыкой. После тихого салона летучки, из которого Лидия выбралась без всяких проблем, гипермаркет просто атаковал всем своим видом. Зато народу здесь было несопоставимо больше, чем довелось увидеть ранее. Самым завораживающим для женщины было то, что среди людей "сопелек" и "фигурок", явно попадались инопланетяне. Настоящие! Узнать их было не сложно, гигантские глаза, крошечный нос, костяные наросты на голове, хотя некоторые из них по строению тела больше походили на людей Лидиных времён, разве что рост более двух метров отличал их.
  Стоять долго, раскрыв рот от удивления, она не стала, только мысленно поставила галочку энтузиастам своего времени, которые расклассифицировали всех "несуществующих" инопланетян по свидетельствам очевидцев и выложили в интернет для всеобщего обозрения. Сейчас ей из этой, то есть, той классификации довелось увидеть высоких белокурых представителей, ящероподобных особей, кстати, там было помечено, что они агрессивны, и карликовых, полутораметровых человечков.
  "То ли ещё будет" - взбудоражившись, подумала Лидия и не отвлекаясь, поспешила вперёд в поисках "доброго самаритянина". Подходящий объект нашёлся быстро. Тоненький подросток сидел на скамеечке и сосредоточенно обсасывал едко голубого цвета конфету на палочке.
  - Простите, можно к вам обратиться?
  Паренёк, а больше всего он всё-таки походил на паренька, чем на девочку, поднял глаза и как будто с усилием сфокусировал взгляд на странной женщине. Ему явно хотелось послать её куда подальше, но в "дробилке" только что "раздробили" его персонажа, а в головоломке он играет без таймера, так что пацан решил проявить терпение и пообщаться с инопланетницей. Может сам, когда полетит куда-нибудь, и воздастся ему за его вежливость.
  - Слушаю вас, уважаемая.
  - Э, спасибо, - заведующая слегка растерялась от неестественного для такого возраста низкого бархатистого голоса, но слегка растеряно, улыбаясь продолжила. - Не подскажете, как добраться до университета истории и археологии?
  - До Истарха? Так это рядом. На летунце три-пять минут.
  Лидия слегка растерялась, впервые услышав аббревиатуру ИСТории и АРХеологии, но сосредоточилась на слове летунец.
  - Видите ли, я здесь гостья, - старательно делая виновато неловкий вид, залепетала женщина, - меня должны были встретить, всем обеспечить, всё рассказать, но, видимо что-то произошло и я вот...
  В идеале парень должен был сам догадаться предложить помощь. Вряд ли проезд стоил дороже его жуткой конфеты, которая при облизывании, то попискивала, то поскрипывала. В крайнем случае, хотелось бы, чтобы абориген хотя бы махнул рукой, в какую сторону топать.
  Было ли стыдно пытаться манипулировать подростком Лидии Николаевне? Нет, нисколько. В конце концов, по плану, а у неё уже был чётко разработанный план по работе в этом самом Истархе, устроившись там знатоком древностей, она могла потом не только отдать деньги пацану, но дать ему автограф, если случиться всё так, как помечталось.
  - А-а, нет пиков? Ну, ладно, у меня код брата есть, он учится в Истархе, сегодня в Зулу скидки на сладости студентам, вот братан и скинул мне свой студенческий. А на летунце по их коду вообще почти бесплатно лететь.
  Парень слегка подзавис после такой длинной речи, уставившись в одну точку, но быстро отмер и тут же махнул стоящей рядом женщине рукой, показывая, как метрах в двадцати на жёлтом круге приземляется летучка, сияющая зелёным огоньками. Судя по тому, что раньше таких огоньков она не видела и сейчас никто кроме них с парнем не бросился к свободному летунцу, то зелёные огоньки, это признак зарезервированности объекта.
  - Идёмте, - скомандовал подросток.
  Лидия судорожно сглотнула и поспешила за парнем. Волновалась. Да и как бы она не хорохорилась, чувствовать себя попрошайкой даже в мелочах было неуютно. Одно дело ради музея идти просить, требовать, подмазывать, флиртовать, другое дело, вот так, у ребёнка, для себя лично. Неприятный опыт. А парень, тем временем, назвал адрес, сделал предоплату. Из летучки на длиной ножке выдвинулась палочка с кругляшом, придвинулась к глазу пацана, помигала и убралась.
  - Оплата до Университета Истории и Археологии три пика Ванером Стайсом произведена. Пассажир один. Доставка через пять минут.
  - Спасибо вам. Будет возможность, верну три пика Ванеру Стайсу.
  - Да не пикся. Удачи, - пожелал парень и зажав в зубах остатки конфеты, от чего та жалостливо заскулила, двинулся прочь.
  Поскольку женщина уже уселась в кресло, которое в этот раз наоборот подраздулось немного, чтобы плотнее обхватить пассажирку, летучка, не услышав никаких дополнительных указаний для себя, закрыла дверь и начала движение. Поэтому рассыпаться в благодарностях и осмысливать современный сленг вкупе с пищащими сладостями, времени не осталось.
  Снова точно так же перед глазами опустился полупрозрачный планшет, от которого Лидии было одно раздражение, но пять минут можно и потерпеть. Тем более не до красот города. Предстоит важное собеседование на тему "я из прошлого пришла, и подарок в виде знаний принесла". Многое сейчас зависело от удачи, и от того, кто попадётся Лидии Николаевне в качестве собеседника. Была уверенность, что в таком заведении не может быть человека, который не заинтересовался бы её знаниями, не смог бы выжать всю возможную выгоду от их сотрудничества. Но вот попадётся ли сейчас такой человек ей в руки? Вот в чём сомнения!
  "Буду искать самого главного", - решила она.
  
  

Глава 2.

  
  Чудесная глава, в которой складывается всё прекрасно.
  
  Такси опустилось на широченную жёлтую полосу перед огромным комплексом зданий, огороженных кованым забором неописуемой красоты и изящества. Выпустив пассажирку, летучка, или современнее будет обозвать летунец, улетел и Лидия, волнуясь, поспешила покинуть место парковки.
  Комплекс Истарха поражал своей яркостью и фееричностью. Все здания отображали историю архитектуры далёкого прошлого, но для женщины даже эта древность была новаторской. К сожалению, забор при ближайшем рассмотрении, оказался голографической обманкой. Проверять несёт ли на себе ограда помимо эстетических функций и практическую полезность, путешественница во времени не стала. Ворота, похоже, настоящие, были открыты настежь. Люди и нелюди активно проходили в обе стороны, не останавливаясь и никаким "палочкам-шарикам" свои глаза не подставляли. Это радовало и приближало к самой сути посещения.
  Лидия, не особо привлекая внимания, хотя ощущала скользящие любопытные взгляды на себе, прошла вместе со всеми по разноцветной плиточной дорожке через ворота и двинулась в общем потоке дальше. Она пыталась выловить взглядом указатель или планировку находящихся здесь зданий.
  "То, что земляне все гаджеты носят в себе, это их проблемы", - решила она, - "а вот увиденным здесь инопланетянам нужны указатели "наружные". Значит, надо их искать".
  Количество разноцветных футуристических зданий безумных форм сбивало с толку. По сравнению с увиденной мельком гармоничной, аккуратной архитектурой города, это просто психзаболевание какое-то. Непредвиденно вспотевшая, несмотря на обильно использованный с утра дезодорант, обещавший двадцати четырёхчасовую защиту, гостья остановилась перед жёлтым зданием "рогаткой вверх", подивившись нецелесообразности и некрасивости такого строения, и шагнула внутрь. Вывеска перед входом гласила, что именно этот корпус является главным в университете истории и археологии.
  "Удачно", - с облегчением вздохнула Лидия Николаевна.
  Огромный холл казался солнечным из-за обилия разных оттенков жёлтого в отделке и мягкого освещения. Была надежда, что у входа будет стоять охранник, у которого можно получить первичную информацию, но она не оправдалась. И всё же, Лидия покрутилась вокруг себя в поисках осведомителя.
  Взгляд зацепился за отходившего от высокой панели белокурого гиганта и, вспомнив, что похожие панели-столбы не так давно устанавливали в метро Москвы для информирования людей, она уверенно двинулась в нужную сторону. Оставалось только не опростоволоситься со способом получения сведений. Не хотелось бы глупо выглядеть, тыкая пальцем в экран, где требовалось голосом отдавать команды или наоборот. Перед панелью на полу из камня выложен круг оранжевого цвета и получалось само собой, что желающий общения индивид, вставал в этот круг. Это было понятным, и она аккуратно шагнула в него. Панель тут же откликнулась и взяла на себя инициативу в разговоре, как живая.
  - Приветствуем вас. Вы находитесь в университете истории и археологии. Если вы по вопросам поступления в университет, скажите сейчас - "да".
  Пауза.
  - Если вы по вопросам технического обслуживания университета скажите - "да".
  Пауза.
  - Если вы по личным вопросам, скажите сейчас - "да"
  Пауза.
  Лидия Николаевна буквально на миг задумалась, быть ей по личному вопросу или выбрать какое-либо деловое сотрудничество, но будет ли такой вариант неизвестно, как пауза уже закончилась и панель затараторила дальше.
  - Если вы по вопросам студенческого обеспечения скажите сейчас - "да".
  Пауза.
  - Если вы по вопросам трудоустройства, скажите - "да"
  Пауза.
  "Если..." звучало ещё раз десять, но всё было не совсем то, что нужно. Чувствуя себя невероятно глупо и начиная стесняться своего долгого стояния перед голосящей панелью, Лидия Николаевна всё больше ощущала усталость. Нестерпимо захотелось пить, от возможности посетить туалет, она тоже не отказалась бы. Но, самое главное, отчаянно желалось вернуть всё обратно, так что слёзы стали наворачиваться на глаза сами собой.
  - Если вы хотите попасть на приём к конкретному сотруднику университета, скажите "да", - продолжала вещать панель.
  - ДА!
  Поддавшись чувствам, уставшая женщина чуть не прозевала нужную команду. Собравшись и сосредоточившись, она стала внимательно слушать, что дальше предлагает общественный прибор-секретарь.
  - Если вы желаете посетить ректора, скажите - "да".
  - Да, - торопливо ответила женщина.
  - Господин ректор может принять вас сегодня. Сегодня весь рабочий день является приёмным. Какое время вас устроит?
  - Сейчас, - ухватилась за удачу попаданка.
  - Пятый лифт. Третий этаж.
  Панель погасла. Суетясь и повторяя про себя пятый лифт, третий этаж, пятый лифт, третий этаж Лидия поспешила искать нужное. Уже давно не надеясь на память, она всё записывала, но тут такой возможности не было и боясь забыть от волнения даже такую малую информацию, она шла и бубнила про себя адрес ректора. Ничего сложного в маршруте не оказалось. Среди двадцати лифтов без труда отыскала пятый, внутренности кабинки изменения за века не претерпели. Всё та же панелька с кнопками, которые были нарочито большими, круглыми, выпуклыми. Нужная Лидии Николаевне кнопка, оказалась этакой огромная красной бульбой.
  Двери лифта раскрылись, выпустив необычную посетительницу в холл, там она осмотрелась, терзая себя подозрениями о забывчивости номера кабинета, но заметив полукруглую стойку, за которой находилась девушка "фигурка" с волосами цвета апельсин, взяла себя в руки и поздоровалась.
  - Здравствуйте. Я к ректору, - вежливо поприветствовала женщина девушку, разглядывая удивительно яркий цвет волос, сочетающийся с не менее яркими глазами, шоколадного цвета и безумное телосложение.
  - Здравствуйте, - ответила девушка и поинтересовалась, - По какому вопросу?
  У "апельсинки" тоже проснулся интерес к посетительнице. На профессиональный взгляд секретарши, пропорции у вошедшей были слишком уж неявными. Плечи покаты, лишь пиджак приятного цвета скрадывает недостаток, выводя их хоть немного на прямую линию. Талия недопустимо большая, такую уже не носят лет сто, если не больше. Бёдра вроде и соразмерны плечам, но нет чётких точек, всё какое-то плавное, закруглённое, что тоже архаизм какой-то. Грудь у посетительницы вообще зажата пиджаком, и так небольшая, так ещё и прикрыта. Если бы не золотые драгоценности пришедшей дамочки, можно было бы подумать, что она прибыла из какого-то захолустного мирка.
  "Человекообразная конечно, но до человека ей ещё работать и работать".
  Такой вывод сделала секретарша, не забывая приветливо улыбаться, продолжая оценивать внешность посетительницы. При невыразительном каштановом цвете жиденьких волос, коричневые глаза с недопустимо широкими бровями смотрелись всё же приятно, особенно когда посетительница улыбнулась.
  "Но вот зубы можно было бы и получше побелить, да и чувствуется неправильный прикус".
  Если бы все эти мысли узнала Лидия Николаевна, заслуженно считавшая свои глаза яркими и выразительными, волосы предметом зависти многих дам, фигуру эталоном для многих молодых девочек и так далее по пунктам, то и секретутка получила бы по заслугам. Но девушка-апельсинка улыбалась и выражала желание оказать помощь вот прям по любому вопросу сию же минуту. Такую милую девушку никак нельзя было заподозрить в жёстком сканировании и резкой критики, пришедшей.
  - Немного по личному и по большой части с предложением о сотрудничестве.
  Доброжелательно продолжая улыбаться, Лидия Николаевна отрапортовала заготовленной фразой.
  - Какого рода сотрудничество, - полюбопытствовала секретарша.
  Бывшей заведующей хотелось высказаться, что не "твоего ума дела, сопля, не доросла ещё!", - но убрав доброжелательность из глаз, а губы продолжая растягивать в улыбке, всё же ответила.
  - Сотрудничество в области истории и археологии. - Выдержав паузу, давая переварить ответ, Лидия Николаевна отдала приказ тоном человека, наделённого властью. - Оповестите ректора, пожалуйста, о моём приходе.
  Апельсинка сложила губки бантиком, вот прямо настоящий бантик умудрилась выложить, как по трафарету и, виляя бёдрами, отправилась оповещать начальство о приходе "чучела в сиреневом костюме".
  На какой-то момент попаданке во времени захотелось ломануться к зеркалу и попробовать так же состроить губами бантик, но она укорила себя в глупости и решила ничему больше не удивляться. Хотя, как эти женщины-"фигурки" ходят и не переламываются в талии, очень волновало.
  Двери, которые минуту назад поглотили секретаршу, раздвинулись по бокам и, выпустив её обратно, приглашающе остались открытыми. Секретарша больше внимания посетительнице демонстративно не уделяла.
  "Время проходит, а мелочность человеческая живёт и процветает", - философски подумалось Лидии и как-то сразу досадно за всех людей разом стало. Но, конечно же, сейчас нельзя отвлекаться на брюзжание, не та ситуация, чтобы расслабляться. Постукивая каблучками по каменному полу, посетительница спокойно и грациозно вошла в кабинет ректора.
  Кабинет ошеломлял. Огромная зала, изображающая библиотеку с картинки замка фэнтези-романа. Деревянные полки от пола до потолка заставленные книгами и лестницы-стремянки на рельсах вдоль полок. Всё это стилизованное под сказку великолепие, было закрыто стеклянными стенами так же от пола до потолка. Огромный деревянный стол и за ним мужчина из классификации "тонкая подвижная сопля". Хотя в таких богатых условиях стоит заменить некорректное прозвище тонюсеньким типажам людей, и в дальнейшем, будет ему кодовое имя "палочка". Лидия Николаевна чуть не ухмыльнулась от дурацких идей, бродящих в её голове. Не то, чтобы она была такая смешливая или язвительная, не более чем другие, но стрессовое состояние сказывалось и пыталось прорваться в глупостях.
  - Приветствую вас, чем могу служить? - доброжелательно проговорил ректор очень приятным голосом.
  Несоответствие слышимых голосов из дохленьких тел, навело Лидию Николаевну на мысль, что голоса каким-то образом ставятся искусственно. Впрочем, несомненны и искусственные происхождения утрированных в своей мужественности и женственности фигур мужчин и женщин. А вот эти тонюсенькие, плавно раскачивающиеся хрупкие длинные, гибкие тельца, это настоящие люди. Тогда встаёт вопрос, насколько же лет вперёд её закинуло?
  "Нет, нет, сейчас не думать об этом, потом, после" - урезонила себя Лидия.
  - Здравствуйте. Я хочу рассказать вам короткую историю, которая привела меня сюда к вам, и хотелось бы вместе с вами подумать, как произошедшее можно использовать не только к пользе общества, заинтересованного в истории Земли, но и нашей с вами обоюдной выгоде.
  - Что ж прошу, присаживайтесь. Я так понимаю, информацию вы мне не скинете, а именно расскажете?
  - Да. - "Боже, если бы я жила двадцатью годами раньше, мне можно было бы сразу удавиться. Какое счастье, что в моё время уже был интернет, и я не переспрашиваю каждое слово, что оно означает".
  - Слушаю вас.
  Ректор тоненькими пальчиками постукивал по столу и внимательно уставился на гостью.
  - В две тысячи семнадцатом году, от рождества Христова, - сочла нужным уточнить рассказчица, - в городе N произошло наиинтереснейшее событие. Двадцатого мая, в единственном музее этого города, должна была состояться выставка под названием "Наше будущее. Фантастические мечты сейчас - реальность завтра".
  Лидия Николаевна говорила ровно, не торопясь, чтобы её рассказ не выглядел несолидно, но зашевелившиеся глаза ректора совершенно сбили её с мысли. Мужчина как будто немного задумался, а вот глаза его пошли в разнос. Один глаз делал вид будто что-то читает, второй как будто просматривал текст наискосок, от этого каждое око было само по себе. Вдруг они оба остановились и снова внимательно посмотрели на женщину.
  - Ну что же вы остановились, рассказывайте, очень интересно.
  - Простите, а что вы делаете сейчас? - не зная, как сказать словами Лидия показала рукой на глаза и замолчала. Не скажешь же человеку в лицо, "что это вы миленький глазами так жутко вращаете?"
  - А это? Так сразу подыскиваю информацию по вашему рассказу. Продолжайте, продолжайте, я вас внимательно слушаю, у меня самый высокий Z (зэт) поэтому могу всё совмещать.
  - Так вот, казалось бы, глупая выставка в благородном музее не могла принести ничего кроме насмешек. И, тем не менее, сработал какой-то фактор, и случилось невообразимое. Дурацкая машина времени, сделанная из фольги, с детальками собранными на местных помойках, при включении удивила, я думаю, всех. Да, всех! В том числе и владельца, иначе этот поганец не притащил бы её в наш музей!
  - В ваш музей?
  - Да, в наш музей. Слушайте дальше, - раздражение, обида на произошедшее, захлёстывали женщину. Не хотелось ей быть первопроходцем в таком деле, никак не хотелось, а вот, поди ж ты, пришлось. И жаловаться на такое безобразие некому.
  - Машину, видимо для проверки - включили, чтобы прибывшие телевизионщики смогли заснять, как эта нелепая конструкция раскучивается, трясётся и гудит. Её и накануне включали, проверяя, работает ли, и сразу выключали, чтобы не гудела, не вибрировала, ведь в этом же здании висят... висели, - чуть замешкалась в рассказе попаданка, - раритетные картины, требующие особых условий хранения.
  Ректор покивал, показывая, что понимает всю проблему хранения редких вещей.
  - Так вот, продолжаю. В преддверии открытия выставки, машине позволили дольше гудеть, видимо, чтобы все налюбовались на этот "шедевр". Я этого не видела, могу только догадываться.
  Тут ректор, не прерывая рассказчицу, интенсивно завертел глазами. Рассказчице же хотелось перекреститься от такого зрелища, но она мужественно продолжила.
  - Я находилась на втором этаже, как раз над этим агрегатом, в зале, где временно были сложены абсолютно все ценности музея, настоящие. И на моих глазах, стали разгораться и светиться все драгоценные камни в экспонатах, потом от них, как будто от раскалённых, стало исходить тепло или энергия, не знаю, я не специалист. Почти сразу, эта энергия стала сливаться вместе, закручиваться возле меня и устремилась в мои украшения. - Жестом женщина указала на свой гарнитур. - Всё произошло очень быстро. Гораздо быстрее, чем я тут рассказываю. По всей видимости, в тот момент я исчезла с глаз долой у моих соотечественников, и оказалась в каком-то здании, в десяти минутах лёта от университета, в вашем времени.
  - Лидия Николаевна Орешникова?
  Пауза. Время падать в обморок. Видимо ректор, почувствовав состояние посетительницы, заторопился пояснить свою осведомлённость.
  - Вы пока рассказывали, я сразу стал смотреть знАчимые события две тысячи семнадцатого года. У нас сохранилось немало данных о тех годах. Поскольку вы и дату назвали, и город, и событие, так мне и трудов не составило собрать информацию. О вас тогда много писали в интернете, обсуждали. После того случая нашёлся меценат и проспонсировал ещё один запуск машины времени, это случилось пять лет спустя. Данные о нём и его проекте рассекретили через двадцать лет. Там при запуске так же исчез доброволец. Позже машину уничтожил сам создатель. Кстати, примерно раз в двести лет всплывают истории о машине времени, и каждый раз заканчивается тем, что кто-либо её уничтожает. Так что, по сути, за тысячу лет, вас, путешественников во времени, скопилось не так уж и мало.
  - Правильно ли я вас понимаю, что я переместилась на тысячу лет вперёд?
  - На тысячу тридцать лет. Исчисление у нас до сих пор идёт от рождества Христова. Были времена, когда пытались заново начать отсчёт годов. Сами понимаете, бывали и катастрофы, и войны, но как только всё успокаивалось, возвращались знания, и года начинали считать, как было.
  Лидия нежданно получила немало информации о том, что случилось после её исчезновения. Но самое главное, что поразило её, то, что ничего доказывать не надо.
  "Похоже, в психушку не упекут" - облегчённо вздохнула она. А этого она очень боялась. При поддержке ректора, временная путешественница сможет обзавестись законными документами, наверняка найдётся ей тут работа. Она сможет писать научные труды, читать лекции, накопит денег и отправится путешествовать по другим планетам. А ещё лучше, читать лекции на других планетах о землянах, тогда можно совместить полезное с приятным, можно ещё будет...
  - Да вы меня совсем не слушаете голубушка? Я понимаю, когда наша молодёжь не справляется с работой сети в своей голове, но у вас же ничего не имплантировано? Вы, кстати, единственный "чистый" человек на Земле. Хотя, в ваше время уже начинали так же вживлять в тело приборы?
  - Да, кардиостимуляторы, может, ещё что-то по медицинским показаниям, но вы правы, в моё время об этом только говорили, как о возможности, но на практике особо вживлять было нечего.
  - Как интересно. Чрезвычайно интересно, - воодушевился ректор. - У нас есть информация о разных временах, но иногда весьма противоречивая, на наш современный взгляд не логичная, требующая пояснений. Я правильно понимаю, вы готовы работать в нашей области? Более того, вы не только свидетель определённых времён, но ещё ваша специальность позволяет нам получить знания уже так сказать в готовом для понимания виде?
  - Да, да!
  Размышления ректора радовали сидящую перед ним женщину, этот чудесный человек просто брал помыслы Лидии и озвучивал их, подтверждая из жизнеспособность. Невозможно описать, какое облегчение принёс ей его энтузиазм! Только человек успевший хлебнуть в жизни нищенское существование, пусть даже недолго, сможет понять её страх, снова очутиться в таком положении.
  Может, потом ей будет стыдно, что о дочери, ушедшей из дому три года назад, она подумала мельком, "как там она будет?". Сердце сжалось о стариках, свёкре со свекровью, но они вдвоём, погрустят и забудут, и у них есть правнук, с которым точно будет всё хорошо, ведь о нём тоже есть кому заботиться.
  А вот Лидия оказалась отрезанным, выброшенным ломтём, чуждой, ненужной, которую вполне могли счесть опасной в этом времени и обществе. Все эти мысли гложили её, пугали, страшили. И тут всё так чудесно разрешилось. Кажется, слёзы опять собираются своевольничать, но теперь уже от радости. Женщина вытащила из кармашка пиджака декоративный кружевной платочек, который не предназначен был для практического использования, но увлажнившиеся глаза промокнуть ему будет по силам.
  - Простите, это от волнения. Я очень переживала, как вы меня воспримете.
  - Понимаю, понимаю. Ну что ж, я рад буду обговорить фронт ваших работ, какой период вы сможете охватить профессионально. - Тут он как заправский профессор воздел указательный палец вверх. Подчёркивая важность своих слов. - Но это после вашего общения с нашими медиками. Они уже со мной связались. Вам надо провериться на безопасность для нашего общества, так же самой обезопаситься. Я не врач, но полагаю, у вас не на всё есть иммунитет?
  - Да, конечно, я понимаю, - закивала будущая сотрудница Истарха.
  - Вот. Контролирующие службы подумают, как лучше вам выдать документы. Для вживления "сетки" вы слишком взрослая, тут есть свои заковыки. Службы об этом уже тоже предупреждены. Я дал подтверждение вашей личности.
  - О, спасибо.
  - Я думаю контролёры вам помогут адаптироваться, есть у них такая программа для инопланетников. Расскажут об организациях, которые смогут помочь вам с жильём, скорее всего, вы попадёте в какую-нибудь программу как ценный, редкий, я бы даже сказал единственный в своём роде специалист, и сможете получить дотацию, жильё. Но, если что, оплата в нашем истархе вполне достойная, вы и сами сможете себя обеспечить. Всё будет зависеть от вашей работоспособности. Тем более в ваше время, если я не ошибаюсь, вы работали 35 часов в неделю.
  - Сорок часов, в стране, где я жила. Тридцать пять часов это Европа.
  - Ну, тем более, работой вас не испугать. У нас двадцать пять часов в неделю, и то не все выдерживают нагрузку. Захирело наше население.
  Немного помявшись, мужчина вдруг озвучил свою просьбу.
  - Не сочтите за наглость, чисто научный интерес, вы же и сами видите, что по физическому сложению вы отличаетесь от нынешних людей. Кларэн, вообще, приняла вас за инопланетянку. Не могли вы снять, куртку?
  - Э, да конечно. Куртка называется пиджак. Сейчас.
  Вроде и неловко, но, с другой стороны, пришелица тоже не отказалась бы получше и подробнее рассмотреть нынешних людей, чисто с научным интересом. Поэтому расстегнув всего три пуговки, она сняла пиджак, оставшись в шёлковой приталенной блузе, немного стесняясь вспотевших подмышек.
  - Да-а. Вы заметно плотнее нас. Наверное, способны сами рожать?
  - Естественно.
  - Это для вас естественно, а для нас давно уже нет. Впрочем, пообщавшись с медиками, вы сами увидите, сколько у нас проблем с телостроением.
  Двери в кабинет снова открылись, вошла "апельсинка", по имени Кларэн и раскрыв глаза до чудовищных размеров, глядя на стоявшую в позе модели посетительницу с пиджаком, небрежно закинутым на плечо, прошептала, что приехали академик Неймар и профессор Русанов из медицинской академии.
  - А вот и служители Асклепия прибыли. Так и знал, что Неймар не удержится и приедет сам.
  Приветливо улыбнувшись входящим, ректор снова активно завращал глазами, скидывая информацию. Поскольку всё нужное было уже сказано, он передал с рук на руки уникальный объект для изучения. Слегка торопясь, "объект" надела пиджак и познакомившись с пришедшими, покинула университет в приподнятом настроении.
  
  

Глава 3.

  
  Очень короткая главка, лёгонькая, но имеющая важнейшие последствия.
  
  Лидию Николаевну сопроводили в медицинскую академию, выделили целое крыло исследовательского этажа, ограничив контакты с посторонними. Самой женщине, правда, досталась небольшая палата, чистенькая, с собственным санузлом, но не открывающимся окном.
  "Наверное, чтобы я микробы не расчихивала им" - досадливо поворчала путешественница.
  Академик и профессор работали с попаданкой лично, не ленились объяснять, какие процедуры они проделывают с ней. В общем, вся их работа пока сводилась к тщательному сбору анализов. Что-то удивляло Лидию Николаевну, как например набор крови, что-то оставалось неизменным. Большую часть времени ей приходилось скучать одной, пока эскулапы обрабатывали данные. Делали они всё самостоятельно, не покидая выделенное крыло.
  Женщину совершенно не ограничивали в лазании по всеобщей паутине, выделив ей планшет для инопланетников и обучающую программу. Всё свободное время она читала, составляла планы по будущей работе, отмечала, в каких областях ей самой необходимо было бы поучиться, искала и нашла информацию о своих родных.
  Дочка умерла рано, свёкор со свекровью прожили долгую жизнь, и ушли из неё один за другим, с разницей в месяц. О своих родителях Лидия сведений не нашла, они, как только она вышла замуж, развелись и обзавелись новыми семьями за границей, где и затерялись. А вот внучок порадовал. Прожил он долго и потомков оставил. Женщина терпеливо отслеживала "веточки с родного древа" пока не осознала, что новые имена-фамилии не вызывают в сердце никакого отклика. Странное душевное состояние мучило её ещё долго. Вроде оплакала всех и отпустила, но все равно горько было на душе от потерь тысячелетней давности.
  Доктора пока ничего не говорили о безопасности её общения с другими людьми, ссылаясь на то, что данных слишком много и не всё можно прямо вот сиюминутно обработать. Для некоторых взятых образцов с пациента, требуется время для наблюдения. В общем, гостья чувствовала себя достаточно спокойно, понимая, что происходит и чего она ждёт, и продолжала потихонечку самостоятельно вникать в жизнь современного общества.
  - Здравствуйте Лидуша! - чуть ли не пропел, лучась довольством, профессор Русанов.
  - Ох, как вы рано сегодня Дмитрий Денисович, - обрадовалась вошедшему женщина.
  Профессор был мужчиной фигуристым, весёлым, любил пококетничать, пофлиртовать, но его возраст позволял на все заигрывания, смотреть снисходительно.
  - Лидочка собирайся, надень масочку, шапочку, вот я всё принёс, пойдём на другой этаж, там полежишь в капсуле. Просканируем тебя.
  - Вроде меня уже всю просвечивали?
  - Там Лидусь косточки твои смотрели, а здесь на нервосеть твою посмотрим.
  - Я готова, - обрядившись, как сказано, отрапортовала пациентка.
  - Умничка, идём.
  Профессор, говоря, что переходим просто на другой этаж, очень сильно слукавил. Шли они с Лидией Николаевной долго, похоже, переходили из корпуса в корпус, людей почти не встречали и, наконец, попали в похожее место, где до этого она находилась. Так же немеряно оборудования, всё перекрыто прозрачными стенами и абсолютная тишина. Профессор, напевая какую-то весёлую песенку, показал, как укладываться на кушетку, объяснил, что кушетка сейчас заедет в капсулу, но полностью закрыта не будет. Что, скорее всего, Лида уснёт сладким сном и волноваться не следует, а стоит пользоваться моментом и отсыпаться на всю жизнь, чтобы потом дольше и успешнее работать. Лидия Николаевна слушала, кивала, и нисколечко не волновалась, наоборот ей было всё интересно. Ранее в больницах, слава Богу, лежать не довелось, так хоть сейчас ознакомиться на практике с жизнью пациентки, тем более с таким подходом. Поэтому тепло улыбнувшись профессору, благодаря за заботу, спокойно улеглась, и въехала в капсулу.
  "И ничего не страшно" - подумала она, чувствуя, как накатывает обещанный сладкий сон.
  
  

Глава 4.

  
  Глава всё меняющая и многое объясняющая.
  
  - Лидочка, красавица моя, просыпайся. Ну же, открой глазки, открой ротик, я тебе витаминчиков попить дам.
  Профессор суетился, выглядел немного растрёпанным и на мутный взгляд Лидии Николаевны, показался совсем не слегка, а очень даже заросшим. Нет, не борода обосновалась на лице, а кудряшки на голове профессора разрослись во все стороны, придавая ему вид одуванчика. А имея фиолетовый цвет волос, вперемешку с серебристым, Дмитрий Денисович выглядел не реальным персонажем, а скорее мультяшным.
  Лида честно попыталась встать, чтобы пожилому профессору не пришлось поить её, поддерживая голову, но сил на это простое действие не хватило. Тело было, как тряпочка. Обеспокоясь своим состоянием, она попробовала себя осмотреть, но много ли увидишь лёжа? Вроде руки-ноги на месте. А профессор всё суетился и сюсюкал.
  - Лидусь, ты совершенство! Ты это знаешь? Нет, откуда?! - торопливо сообщал Русанов то ли информацию, то ли опять флиртовал.
  - Слушай, Ева, слушай. Времени нет, - он приложил тонкий палец к Лидиным губам, чтобы она не перебивала. - Тебя изучили до последней клеточки. Твой организм работал хорошо! У тебя не были потеряны функции самовосстановления, способность укрепляться иммунитету, выстраивая свою защиту от агрессивных воздействий разной направленности. Твоё тело сохранило возможность адаптации к разным условиям, не потеряло возможность к деторождению. Ты понимаешь, что обладаешь всем тем, чего у нас уже нет и не будет?!
  Женщина хотела неуверенно кивнуть, не понимая к чему этот разговор, почему такой вид у Русанова, но вопрос оказался риторическим. К тому же он не переставал приклеивать какие-то полоски по всему её телу и это тоже беспокоило.
  - Не дёргайся, эти стики будут стимулировать твои мышцы. Их воздействие похоже на крохотные разряды тока, так понятно? - увидев, что пациентка кивнула, он продолжил торопливо говорить. - Так вот, они - профессор махнул рукой, куда-то наверх - хотели тебя растащить по клеточкам в разные лаборатории, на подсадку стареющим и загибающимся от гаджетов высоким лицам государства. И вот скажи, чем они лучше меня? Я хотя бы никогда не скрывал, что ставлю опыты на живых разумных объектах, а они?!
  "ЧТО?!"
  - Они считают себя чистенькими! - заметив, что у подопечной участился пульс и вообще датчики показывают приближающееся шоковое состояние, профессор зачастил ещё быстрее.
  - Лидусь, я тебя им не отдал! Бесполезно! Этим гниющим остаткам ничего уже не поможет, всё человечество доживает своё время. Ещё быть может несколько поколений просуществуют и всё. А они хотели получить тебя! А я знаешь, что сделал? Я ведь тебя из-под носа у них увёл и спрятал! - раздавшееся хихиканье ничем не напоминало того обаятельного профессора, которого запомнила Лидия. - Я ведь как думал, спокойно доживу в этой академии, больше никаких опытов по спасению человечества проводить не буду. В конце концов, на старости лет скрываться от разведслужб разных государств нелегко. И тут ты - живой материал! Не в том смысле, что ты живая, а в более глубоком. Понимаешь, твоё тело, клетки, мышцы, нервные окончания, всё полноценно живёт: болеет и оздоравливается, наращивается и утончается, всегда чутко реагируя на изменяющиеся условия. В общем в тебе всё ЖИВОЕ. А я ведь уже давно изобрёл программу полного восстановления на клеточном уровне. Только нет среди нас тех, у кого есть, что восстанавливать. Ещё несколько поколений назад надо было запретить вживление в тела людей искусственных информационных носителей, соединяющихся напрямую с мозгом, тогда может всё бы исправили, и моё изобретение пригодилось бы. Теперь поздно. А я Лидуш, свою программу опробовал на тебе. Да.
   Тут профессор просительно заглянул в глаза лежащей женщине, как будто ища одобрения.
  - Ты знаешь кто теперь? Ты - Совершенство. Твой организм чист. Все, что было заложено в людей изначально, в тебе восстановлено. Ты не представляешь, какими возможностями обладал древний человек! Какая высочайшая адаптация была в него заложена, а продолжительность жизни, оказывается, по замыслу Творца, ограничивается собственным желанием. Ты теперь - Ева, моя Ева.
  Тревожно запикали в стороне какие-то приборы, профессор отошёл, с чем-то покопошился и вернулся, снова держа напиток в руке.
  - Пей Совершенство, - ласково промурлыкал сумасшедший. - Пей!
  Совершенство же, не имея сил активно сопротивляться, всё же выказало протест в виде плотно сжатых губ.
  - Тебе не кажется Лидуш, что бояться меня и моих действий уже поздно? Пей. Ты полгода лежала без движения, телу надо помочь восстановиться.
  Профессор без конца, то вливал в неё какую-то жидкость, то настраивал рядом технику, сличал какие-то показания, выбирал порошки, разводил их для Лиды и не переставал говорить о том, что его волновало.
  - Я тебе, моя бесценная, без ложной скромности скажу, что я - гений. Да у меня и бумаги имеются за более мелкие, я бы сказал ничтожные открытия, а вот моё детище, программу воссоздания Человека, как задумывал наш Создатель, раскритиковали, глупцы. Провели опыты, ожидаемых результатов не вышло, и набросились на меня, как саранча. Судить хотели! Ох, и набегался я тогда от них. Сколько время угрохал, чтобы понять, где ошибся! Понял. Я, Лидуш, главное понял, что безнадёжно опоздал со своей программой. Бессмысленно работать со своими современниками! Я попробовал запускать программу с другими расами и скажу тебе, что эффект был, но слишком малый, чтобы так долго возиться с ними. Зато теперь, Лидусь, знай - ты совместима практически с любой расой! Ты как Праматерь, ты - основа их всех. Не сразу, но будешь подстраиваться под тех, с кем живёшь.
  - Это что же, захочу и стану ящероподобной? - горько усмехнулась женщина.
  - Нет, конечно, ты науку со сказками не путай. Вот ответь мне: Ты на солнышко как выходишь загорать, когда в отпуск на море приезжаешь? По чуть-чуть. Так и во всём поступай, где бы ни была. Потихоньку к новым условиям будешь тело приучать, сама сообразишь, где минутами считать станешь процесс адаптации, где днями. Внешне ты будешь мало меняться, это не свойственно человеку. Все изменения будут происходить у тебя внутри, на клеточном уровне. И помни, что потомство ты любому дашь правильное, здоровое, но не наглей при выборе папашки, - вроде как шутливо погрозил пальцем профессор. - Тут многое будет зависеть от древности расы, так, каждый твой ребёнок будет сюрприз для всех, - здесь профессор заблеял будто козлик, даже прервался от работы, чтобы слезу вытереть. - Хотел бы я изучить твоё потомство! Новые расы, может даже сверхрасы! Цени себя, помни ты - Совершенство, не разменивайся по пустякам! - и совершенно серьёзно погрозил кулаком.
  Лидия Николаевна лежала абсолютно беспомощная, сердце жгла обида, за обманутое доверие и снова терзал страх о будущем. Для неё не стоял сейчас вопрос верит она Русанову, не верит. Важно было понять насколько всё плохо и как быть дальше, а поскольку здесь она полностью зависела от этого сумасшедшего, то слушала его очень внимательно.
  - Ну, вот и всё, готово. Теперь, Лидуш, ты должна мне помочь. Оставаться тебе тут нельзя. Вот коробочка, вот кнопочки на ней. Всё очень просто: запуск, вперёд, назад, стоп. В коробочку я вложид для тебя полную инструкцию, надеюсь, всё предусмотрел. Береги её, прячь от чужих ушей и глаз.
  Профессор присел на высокий стул словно воробышек. Он ненадолго замолчал и лицо перестало отображать волнение, искусственную несерьёзность, суетливость и стало видно, что он смертельно устал.
  - Все свои пики я перевёл в денежные эквиваленты разных планет и положил в соответствующие банки. Где, сколько, как ты всё сможешь получить, изложено в записи, что лежит в этой коробочке. Поняла? На шее у тебя висит кулон. Береги. Это твой всепланетный паспорт. Ты теперь верийка шестидесяти лет.
  - Что?! - ужас, отразившийся на лице Лидии, снова рассмешил профессора.
  - Не глючь. Это возраст совершеннолетия вериек. Ну, как будто тебе двадцать, ясно?
  "Не ясно, ничего не ясно!" - хотелось кричать, царапать ему лицо, но Русанов продолжал говорить, а это сейчас было важнее.
  - О своей новой биографии тоже услышишь из коробочки. Ещё раз говорю, береги, в ней твоя будущая жизнь. Далее, сейчас мы потихонечку переместим тебя в эту капсулу, в ней ты проспишь пять дней. За это время стики немного натренируют твои мышцы, но как только сможешь, займись нормальными тренировками. Лучше всего тебе подойдёт плавание, сначала в обычной воде, позже в сгущенной, и попрыгай пару недель на батуте, хорошо восстанавливает координацию. Так, ну-кась, держись за мою шею, перекладываемся.
  Сердце у женщины сжималось от отчаяния.
   "Сейчас бы схватить огромный шприц и ткнуть ему в бесстыжие глаза! Или изловчиться и случайно забытый скальпель сунуть под ребро садисту!", - бодро и кровожадно думалось ей, но реальность была такова, что она практически безвольной куклой висела на профессоре, изо всех сил сжимая кулак, чтобы не потерять столь драгоценную "коробочку".
  - Вот, умница, - снова возвратился к специфической манере общения профессор. - Очнёшься ты внутри моего космического катера. Чтобы вылезти из капсулы, нажмёшь вот сюда. На катере ничего не трогай, пока не включишь свою "коробочку". Прослушаешь инструкцию по его использованию. Никуда не выходи, ты там вместе с катером полетишь контрабандой, так что сиди тихо. О тебе знает только второй пилот, он же в определённое время будет на дежурстве и скроет твою отстыковку от лайнера. Тебе ничего делать не надо, всё уже запрограммировано. Сидишь, ничего не трогаешь. В самостоятельном полёте будешь два дня, дальше получишь разрешение, как туристка на посадку. Оплатишь временную стоянку за одни сутки. В космопорту найдёшь агента и заключишь договор на продажу катера. Подробности прослушаешь из своей заветной коробочки. Далее, не дожидаясь продажи катера, в этом же порту найдёшь турфирму "Вселенная с вами" и получишь билеты на лайнер "Мир". Там же возьмёшь сопровождающего, и он поможет тебе найти банк, снять на двое суток гостиницу, прогуляется с тобой по магазинам, в спортзал и после он проводит тебя на лайнер, и ты отправишься в круиз. Круиз продлится три месяца, ты увидишь более тридцати планет. Надеюсь, тебе хватит этого времени, чтобы выбрать себе место для последующего проживания. Для поселения на какой-либо из планеты, обращайся за помощью к местным адвокатам, а то замучаешься потом платить штрафы за не вовремя оформленную бумажку или невыплаченную пошлину.
  - Всё это хорошо, что вы тщательно всё распланировали, подумали о мелочах, но как я буду со всеми общаться? Я и вас-то не всегда понимаю, только общий смысл.
  - Ерунда. Я, как только тебя увёз, знал уже, что тебе придётся покинуть планету. Все полгода, что ты лежала, я к твоей голове прикреплял обучающие программки. Теперь ты прекрасно знаешь всеобщий. Он должен был хорошо усвоиться за такой срок, хоть стихи на нём пиши. Ещё ты прослушала курс по языку найянов и вериев, и скажем так, будет основа, если захочешь там жить и работать. Сейчас у тебя стоит программа языка арилов. Это красивая крылатая раса, доведёт Бог, увидишь их. Может, успеешь ещё чего нахвататься за пяток дней пока спишь, - профессор замолчал, прикрыл прозрачную крышку капсулы, ухмыльнулся в ответ на паникующий взгляд Лидии Николаевны и связался с одним из своих сообщников.
  Времени у Дмитрия Денисовича оставалось катастрофически мало, а подчистить все сведения о том, что тут находилась пришелица из прошлого - необходимо.
  
  

Глава 5.

  
  Земля прощай, здравствуй новая жизнь.
  
  Лида проснулась резко, именно так, как показывают в фильме ужасов. Лежала, лежала и, вдруг, абсолютно ясные глаза распахиваются и смотрят в упор на зрителя, ожидая вздрагивания. Никакой томности, слабости, только желание поскорее встать, потянуться, попрыгать, поплавать, почувствовать своё тело через физические нагрузки. От нетерпения поскорее исполнить свои желания, она ударилась лбом в прозрачную крышку и замерла. Через миг Лида нервно засуетилась, пытаясь нащупать наличие отпирающего устройства, и как только крышка убралась, въехав в борта капсулы, у неё вырвался вздох облегчения. Она с некоторым усилием удержала себя от поспешного выпрыгивания, вместо этого внимательно осмотрела окружающее пространство, прислушалась и, успокоившись, аккуратно вылезла из высоко закреплённой капсулы, не выпуская ни на секунду коробочку из левой руки.
  Катер показался небольшим: вытянутое помещение, поделённое на три маленькие части. Одна часть вмещала в себя два кресла и множество экранов перед ними. Вторая часть с одной стороны состояла из очертания двери, которая в данный момент была закрыта, а с другой стороны взгляду представала сложной конструкции кладовка, с множеством закреплённых разных размеров ящичков с подписанными и приклеенными бумажками на них. Третья часть самая большАя, вмещала в себя две капсулы, одна над другой, откидывающийся стол и две кровати. Место для танцев здесь явно предусмотрено не было. Позже Лидия обнаружила скрытые места для хранения вещей, нашла, следуя инструкции крошечный санузел, обнаружила хранящиеся скафандры на экстренный случай.
  "Не дай Бог".
  "Коробочку" Лидия активировала сразу, как убедилась, что она находится одна на катере. Пусть, это было глупо, но отсутствие кого-либо, хотя бы косвенно подтверждало инструкции профессора. Выданное ей устройство, оказалось не таким примитивным, как она могла подумать, исходя из своих знаний. Оно при включении, выпустило маленького голографического Русанова, который деловито ходил по виртуальному катеру, показывая, как всё здесь работает.
  Путешественница, сидя на кровати два раза прослушала инструкцию по катеру и только на третий раз стала ходить и более близко знакомиться с помещениями, строго следуя указаниям. Для закрепления новых знаний, она прослушала ещё пару раз все указания, подробно изучила хранящиеся коробочки с этикетками, нашла питьевую воду, сумела правильно воспользоваться специфическим санузлом. Катер уже перестал пугать так, как первоначально, и Лидия Николаевна приготовилась внимать дальнейшему руководству.
  Маленький Русанов не только в мельчайших деталях расписал, что и как делать дальше, но и показал всё в картинках. Лидия теперь знала, о чём её будут спрашивать при приближении к планете, что ей надо отвечать, куда посадят её катер, что говорить встречающим на месте службам. В деталях изучила космопорт, знала куда ей идти, даже видела предполагаемых сотрудников турфирмы, с которыми ей придётся договариваться.
  Профессор предусмотрел всё, подготовил план действий даже в исключительных обстоятельствах. Это вызывало уважение. Лидия такой заботой не пренебрегала и до одури ставила запись на повтор до тех пор, пока космопорт не стал казаться хорошо изученным родным домом.
  С некоторой тревогой прошёл момент отстыковывания катера от несущего его лайнера. От женщины не требовались никаких телодвижений, кроме как спокойно пристегнуться ремнями и сидеть в кресле. Катер мягким женским голосом озвучивал каждое своё действие и когда он спустя некоторое время сообщил, что самостоятельный полёт проходит в штатном режиме, Лидия отстегнулась. Она вся изнервничалась, ей всё время казалось, что сейчас её обнаружат, как безбилетника на корабле, потом боялась, что примут за шпионку и расстреляют отчаливающий катер, ещё она беспокоилась о погоне с Земли, и страшилась будущего.
  У неё до сих пор не было возможности увидеть себя со стороны. Панели перед креслами слегка изгибались, повторяя форму катера, поэтому воспользоваться их отражением и составить о себе впечатление у неё никак не получалось. Зеркал на катере не было. Русанов похвастал, что, запуская процесс восстановления и оздоровления её организма, так же приложил свой высокохудожественный вкус в поправке недочётов внешности. Убрал лёгкую асимметрию лица, это ему дало возможность улучшить прикус. Он немного поработал с зубами, поменял ей цвет волос на генетическом уровне, чтобы у неё не было нужды искусственно красить их. Пожаловался, что не успел поменять цвет глаз, но они все одно прежнего цвета иметь не будут, предупреждал он, из-за изменения количества каких-то фотоколбочек в глазах. Не успел он так же довести до идеала её грудь, сетовал, что она тоже не одинакового размера у Лидии. Родинки самостоятельно в процессе оздоровления сильно уменьшились в количестве, остальные планировал убрать сам. И чем дальше женщина слушала, что не успел проделать с ней профессор, тем больше успокаивалась насчёт того, над чем он успел поработать. Она прекрасно поняла, что всё могло быть значительно хуже. Уж на нынешние идеалы землян она насмотрелась.
  Делать на катере, кроме как слушать профессорскую коробочку, было нечего. Переговариваться с электронной системой корабля оказалось невозможно, то ли установленная модель была простенькая, то ли слишком много писатели фантасты хотели от техники будущего. Самой же женщине выходить во всемирную сеть пока не удалось, "нет связи" оказалось актуально и в будущем. Поэтому, она решила прослушать в последний раз объяснения Русанова, почему он поступил так с ней, и поставить наконец точку в отношении его.
  - Лидусь, ты, конечно, зла на меня, - рассказывал профессор, изображая виноватый вид, из-за чего ещё больше был похож на прохиндея. - Думаешь, я должен был всё объяснить тебе? Но подумай сама, сказал бы я тебе, что мол так и так, а ты бы поверила? Уверен, рванула бы к Нейману. А он тебе другую правду выдал бы? Кому верить? Полной информации у тебя нет, как бы ты принимала решение? Академик не дурак, если бы он увидел, что ты задёргалась, тут же усыпил бы тебя на всякий случай, а потом уже думал бы дальше. - Маленький Русанов воздел указательный палец, как он частенько делал, когда желал привлечь повышенное внимание к своим словам.
  - Ну, хорошо, допустим. - Тут мужчина выставил две ладошки вперёд, как будто успокаивает спорщика и просит дать высказаться. - Я тебе рассказал бы, что ты суперценная особь. Что тебя хотят растащить по лабораториям. Ты веришь мне и что дальше? Мне от тебя нужно было участие в моём проекте. Извини, это смысл моей жизни и если бы ты не согласилась, то так раскорячиваться, надеюсь, правильно слово употребил, по твоему спасению я бы не стал. Убеждать тебя добровольно участвовать в моей программе, давать время "на подумать" было глупо. Вдруг ты сунулась бы к Нейману за инфой? - человечек развёл руками, потом вдруг махнул одной из них, как будто отмахиваясь и продолжил.
  - Ты можешь возразить мне, что за тебя мог заступиться ректор? Или общественность проявила бы себя как цензор морали политической верхушки? Нет, девочка моя, общество давно иллюзорно в своей свободе, а ректор стар и болен, к тому же есть претенденты на его должность. Да и не дурак он ввязываться на таком уровне в склоку. Нейман подарил надежду нашим властвующим старичкам на здоровье и молодость, тут он дал маху, но они поверили и цепко держали тебя в своих сушёных ручонках. Я перед тобой не скрываю, что преследовал свои цели, но в сложившейся ситуации это был для ТЕБЯ оптимальный выход. Когда твоё тело полностью перестроилось малышка, то лучше, опять же для тебя, было исчезнуть из поля зрения Земли. Что снова совпадало с моими планами. Они не смогли бы оценить тебя, не стали бы тебя беречь, золотко, только погубили бы.
  Крошечный Русанов взял небольшую паузу, но собравшись с силами, горько продолжил.
  - Никто не хочет слушать правды, но землян уже не спасти! Человечество выживет в своих потомках на других планетах! Пусть изменённое непривычными условиями, встретившимися им при поселении, но выживет! Так же выживешь и ты. Теперь, дитя моё, вернёмся к конкретике. Нейман считает тебя погибшей, он уверен, что я спятил и заразил тебя намеренно вирусом Розы, который съедает тело за считанные часы. Несколько месяцев ему потребовалось собрать достаточно компрометирующего материала на меня, чтобы отомстить за упущенные шансы. Да, да совершенство моё, я много чего делал не хорошего, поэтому с того момента, как я решусь тебя отправить в свободный полёт, пройдут час, другой и за мной придут специалисты не гуманной профессии, чтобы по-тихому меня убрать. Убегать я больше не буду! Самое важное в своей жизни я сделал. Надеюсь только, что моя высокопоставленная знакомая, сумеет вовремя предупредить меня. Кстати, половина денег на твоих счетах, это её подарок. И не бойся, что она может рассказать о тебе, её болезнь слишком быстро прогрессирует и неизлечима. Теперь ты всё знаешь. Не злись на меня, живи, рожай побольше детишек и не возвращайся на Землю, но и напрасно от каждого шороха не трясись.
  
  

Глава 6.

  
  Планета Явор. Космопорт. Первые контакты в качестве обычной путешественницы.
  
  Лидия ходила по узенькой дорожке между кроватями и капсулами в катере, делала физические упражнения какие в голову приходили, и бубнила под нос.
  ""Не трясись, не боись". Легко говорить! Сначала запугает, потом не трясись, говорит. Всё понимаю, все мотивы его поняла, но как мне теперь доверять людям? В каждом из-за него врага вижу! Ото всех обмана жду!"
  Отвлёкшись на приседания и пытаясь сделать их без халтуры, Лидия замолчала. Несмотря на остатки слабости, тело ощущалось крепким, способным на гораздо большие физические нагрузки.
   - Ладно, Дмитрий Денисович, пусть земля тебе пухом будет! - запыхавшись выдавила она. - И подружке твоей тоже пухом, - довольная своими маленькими успехами в зарядке и своей щедростью, продолжила Лида.
  Она ещё немного постояла, решая продолжить упражнения или пора бы уже обтереться полотенцем, но решила не перегружать себя в первые дни, тем более есть дела.
  - Надо языки опробовать, проверить не помешает, как они у меня усвоилось. Э-э-э, бутылка, как там, на всеобщем, э-э-э боча, кажется, точно: боча, боча, боча. Отлично! Что-то получается! Дальше идём..."
  
  - Мы приближаемся к планете Явор. Время прибытия в зону служб планеты семь утра.
  Лидия, услышав новую информацию, засуетилась. Все эти дни на катере она ходила в набедренной тряпочке и с повязкой на груди. В таком виде её загружал профессор в капсулу, так она и очнулась. Исследуя катер, женщина нашла свободного кроя длинное платье, видимо Русанов покупал его слишком заранее и не знал, какого размера станет подопечная. Простенькая обувь и нижнее бельё, которое оказалось, мягко говоря, велико.
  "Страшно подумать, как он хотел откорректировать мне грудь, если купил бельё такого размера", - испугалась Лидия, рассматривая выложенные вещи впервые. Одежду она заранее подготовила к своему выходу на планету. Всё что могла - подправила, используя выдумку.
  Сейчас ей следовало заняться волосами. Никакой ванны, душа на катере не было. Вся гигиена заключалась в посыпке на себя какого-то талька и обтирания его тряпочкой с тела. Попробовала посыпать похожий тальк-шампунь на прядку волос и получила эффект утолщённых волосинок с остающейся грязью на расчёске. Поэтому, сейчас, волосы были сальные, непонятного светлого цвета и их следовало собрать в причёску, чтобы скрыть это безобразие.
  О таких мелочах как шпильки, заколки, резинки, гений не подумал. Поэтому, огромные, ярко розовые трусы, были беспощадно разрезаны на полоски и пошли на поясок для платья, на основу для причёски бубликом и на крошечный мешочек-узелок, привязанный к бюстгальтеру, где разместится в момент выхода её ценная коробочка.
  В чашечки купленного профессором выдающегося размером бюстика, пришлось напихать разного упаковочного материала, оставшегося от сухих пайков, чтобы платье лучше село. Ещё Русанов не подумал о сумочке, а может просто забыл сказать где лежит, а Лидия понимая, что находиться в открытом космосе ничего самовольно не трогала.
  - Наш борт запрашивает диспетчерская служба космопорта Явор.
  - Космическое судно 2490 класса Б приветствует планета Явор.
  Усталый голос диспетчера говорил на всеобщем, и Лидия, сидя в кресле, прижимала руки к груди, испытывая чрезвычайное волнение и напряжение. Ещё хуже стала себя чувствовать, когда один из экранов стал показывать пожилого мужчину в форме. Если она видит его, значит и он, наверное, видит её и от осознания, что нужно иметь спокойный вид, стало только хуже. Хорошо хоть одеться успела. Лида почувствовала, как её охватила нервная дрожь, но оставалась надежда, что раз она сидит, то такое её состояние на экране мужчине не заметно.
  - Здравствуйте, - вышло немного жалобно, но, судя по всему, подозрения не вызывало.
  - С какой целью хотите произвести посадку? - абсолютно нейтрально продолжал спрашивать служивый.
  - У меня пересадка на вашей планете. Катер я продаю и отправляюсь в круиз, - всё ещё нервничая, отвечала путешественница.
  - Понял. Рекомендую воспользоваться для посадки нашим персоналом.
  - Да, спасибо, - выдохнула Лидия.
  - Будьте готовы передать управление боксу 15.
  - Да, хорошо, спасибо.
  Мужчина, не исчезая с экрана, отдавал указания боксу 15 по приёму Лидиного катера. Как только он услышал положительный ответ, снова поднял свои чернущие глаза и попрощался. Она только в последний миг сообразила, что общалась не с человеком, а с похожим на него существом - Яворцем. Но пока ей было не до этого. Катер впервые задал вопрос хозяйке.
  - Бокс 15 запрашивает о передаче управления для осуществления посадки на планету Явор. Подтвердите или опровергните запрос.
  - Подтверждаю, - чуть ли не срывающимся голосом, ответила Лидия.
  - Управление передано.
  Все экраны переключились на показ окружающей обстановки. До этого катер не баловал пассажирку видами космоса. Летели так, будто находились в наглухо закрытом ящике.
  Посадка происходила медленно. Женщине казалось, что можно было бы припарковаться за считанные минуты, но её тянули не менее получаса.
  - Посадка завершена. Жду последующих указаний, - отрапортовал её катер.
  Лида сосредоточилась и оттарабанила вслух выученные указания, записанные для неё профессором. В результате на одной из панели открылась крышечка и она забрала треугольную пластину, являющуюся ключом корабля. Его пришлось держать в руках. Это не только ключ от входной двери, это был ключ к программе катера.
  - Открыть двери, - дала команду временный капитан.
  Дверь поднялась наверх. За ней, на расстоянии чуть ли не полуметра, была ещё одна дверь, которая отъехала вбок. Землянка и не подозревала, что катер такой сложный и значительно крупнее снаружи, чем ей показался внутри.
  Огромный ангар, наполовину заставленный кораблями схожими по размеру с профессорским катером, подавлял и неприятно пах. На приличном расстоянии, взгляд выцеплял служащих, но им не было до прибывшей никакого дела.
  Лида немного растерялась, излишне поспешно выйдя наружу. К ней должен был подойти сотрудник и оформить стоянку. Уходить внутрь катера, было неловко, стоять на ступеньках глупо, искать самой служащего, чревато недоразумениями. Нарочито не торопясь, хозяйка летательного средства дала команду закрыть дверь, приложила ключ в выемку. Внимательно выслушала то, что спросил голос катера, ответила, как учил профессор. Теперь у кого будет треугольный ключ в руках, тот и будет командовать кораблём. Лидин голос без ключа больше не приоритетен.
  Ещё немного постояв у двери, делая вид что занята осмотром ангара, она наконец увидела, что к ней идёт молоденький абориген, явно рисуясь. Зная, что она выглядит непрезентабельно, заинтересованность в ней молодого "мачо" её удивила. Но как только она увидела, как его чёрные глазки срисовывают объёмы её груди, всё стало на свои места. При всей нынешней стройности, набитый мусором бюстгальтер, сопоставим с тяжёлой артиллерией.
  - Приветствую вас прекрасная пери. Меня зовут Лэйс. - Парень сверкал глазами, играл бровями и всячески выражал свою радость от лицезрения столь выдающейся особы.
  - Здравствуйте. Меня зовут госпожа Орешникова, - теряясь от такого напора, Лидия попыталась холодной вежливостью осадить нахала. А то, что этот парень, именно из тех нахалов, для которых женщины мажут капелькой духов ложбинку у груди, она не сомневалась.
  - Как долго мы будем иметь счастье, видеть здесь ваш корабль, прелестнейшая?
  - Пока я хочу оплатить только сутки, - строго отвечала путешественница.
  - Специально для вас хранил розовую карту, по которой вы получите скидку в пять процентов на оплату стоянки и десять процентов, если воспользуетесь нашими услугами по ремонту.
  - Спасибо. Вы очень любезны, - холодная вежливость нисколько не смущала парня.
  - Позволите проводить вас к терминалу оплаты?
  - Да, если не затруднит, - со вздохом, вынуждена была согласиться Лидия.
  - Нисколечко. Вы впервые на Яворе? - воодушевлённо сверкая глазами, продолжал общаться яворец.
  - Да.
  - На планету спускаться планируете? - парня совершенно не смущало, ни краткость ответов гостьи, ни её сердитые взгляды.
  - Пока не знаю. Это долго, спускаться?
  - Рейсы вниз ходят каждые пять минут. Спуск длиться пятнадцать минут. И если у вас не сделана общая межпланетная медицинская карта, то около часа займёт осмотр и выдача этой карты. Сколько стоит эта процедура, к сожалению, не помню, но не слишком дорого. - Попытавшись взять путешественницу за локоток, отчего та отодвинулась от него, парень, ничуть не растерявшись, заговорщицки зашептал. - Через пару часов заканчивается моя смена, я буду ждать вас у трансфера на Явор. Я покажу вам нашу планету такой, какой ни один гид вам не покажет.
  И так страстно, плотоядно и жадно посмотрел на её грудь, что Лидия засомневалась, не лежит ли на ней хорошо прожаренная курочка или бифштекс весом в полкило. Весь этот флирт смешил, ласкал самолюбие и поднимал настроение. Но строгости не отменял.
  - Благодарю вас, Лэйс. Но у меня в порту слишком много дел, чтобы я могла сейчас что-либо планировать.
  - Тогда вот мой номер, стукнете в сеть, и я примчусь по первому зову.
  Подойдя к терминалу, Лидия, только тогда сообразила, что пока не побывала в банке, ей ничем не удостоверить свой счёт. Запинаясь, объяснила проблему Лэйсу, и он тут же предложил галантно проводить до ближайшего окошка отделения банка.
  Сотрудники крошечного отделения нужного банка сняли отпечаток с пальца, с сетчатки глаза, записали пароль и взяли соскоб слюны. Лидия ничему не удивлялась, только уточнила, каждый ли раз ей надо всё это проделывать, когда она захочет снять деньги? Оказалось, что все эти меры нужны только при съёме суммы размером более ста тысяч кредитов. В остальных случаях достаточно только двух проделанных операций, на выбор клиента.
  Лэйс тактично покинул женщину, как только довёл до отделения, и она в офисе почувствовала себя более свободно, тем более разговор шёл о деньгах.
  - Скажите сколько у меня сейчас на счету?
  - Восемьсот тысяч.
  - А не подскажите, какой курс земных пиков и кредитов?
  - Хотите поменять на пики?
  - Нет, только узнать курс.
  - Так, э-э-э, сегодня один кредит равен десяти пикам.
  - А-а-а, ага. Ясно. Скажите, мне процент за хранение начисляется?
  - Да, у вас полпроцента годовых.
  - Такой маленький?
  - Мы можем перевести вас на бОльший процент, но там вы снимать деньги сможете не чаще, чем раз в полгода.
  Ещё долго Лида уточняла мелочи, брала проспекты с рекламируемыми программами банка по выгодным вложениям и хранения денег, узнала, на каких планетах популярен этот банк, а где их отделений нет. Выразила свои сомнения по поводу их респектабельности и получила доступ к программе вкладов для особых клиентов, как подтверждение того, что зато у них есть индивидуальный подход.
  Измучив вежливого сотрудника вопросами по существу и "на всякий случай", она последовала его совету и открыла ещё один счёт для денег, которые получит с продажи катера.
  Далее, не смотря особо по сторонам, как будто бывала в космопорту Явора миллионы раз, она действовала строго по плану профессора. Оформила заявку на продажу космического транспорта, отдала представителю конторы ключ, получила на руки документы по круизу, оформленный ещё Русановым, выбрала себе сопровождающего и следуя его совету, устроилась в приличную гостиницу. Оставалось провести здесь ночь, потратить следующий день на покупки необходимых вещей для трёхмесячного путешествия, ещё одна ночь и рано утром её ожидает новое будущее.
  Как только Лидия попрощалась с милым сопровождающим, полученным за скромное вознаграждение от турфирмы, до утра, так сразу упала на кровать, раскинувшись звездой.
  Весь день она провела на ногах, изредка покупая себе воды и какие-то леденцы. Новые впечатления, волнения, переговоры, чтение бумажек на новом языке, всё это её вымотало. Ещё днём она мечтала, что когда всё закончится, то первым делом она полезет под душ и смоет с себя всю усталость, всю грязь. Что, наконец-то, сможет посмотреть на себя в зеркало.
  Целый день Лидия намеренно удерживала желание рассмотреть себя в стеклянных отображениях, опасаясь своей реакции. И вот, сейчас, нет сил даже встать. Решив ещё полежать несколько минут, она не заметила, как уснула, прямо в одежде, поперёк кровати.
  Встав рано утром, она спешно занялась собой. Почистив пёрышки, Лида стояла обнажённой в просторной ванной комнате и придирчиво рассматривала себя. Вне всяких сомнений тело вернулось в дородовое состояние. Какое счастье, что профессор не успел ничего подправить в костях: вытянуть, укоротить или убрать лишнее, по меркам современных землян. Лидия всегда знала, что хорошо сложена, заслуженно наслаждалась комплиментами и сейчас, конечно, была рада вернуться в молодость. А вот подправленное лицо вызывало у неё сомнения. Исчезла очаровательная индивидуальность, свойственная только ей. Раньше было приятное глазу лицо, которое можно было корректировать при помощи косметики, делая себя, то эффектной, то деловой и в меру красивой, то нежной, но это лицо всегда оставалось узнаваемым, особенным.
  Сейчас же на женщину смотрела девушка с идеальным рекламным лицом. Красиво, но как-то слишком кукольно, слишком приторно и великолепно на любой вкус. Этакое общественное, парадно-показательное лицо, без изюминки, без индивидуальности. Лицо, которое можно обрамить любым цветом волос, создать любую причёску и всегда оно будет стандартно красивым.
  "За таким лицом и человека не видать" - расстроилась Лида. Она широко улыбнулась и стала похожа на девушку, рекламирующую зубную пасту, потом томно надула губы и стала точь в точь, как лежащая барышня в рекламе секс-услуг, а состроив восторженную мордашку, начала походить на девушку, виденную ею на картинках проспектов турфирмы. Везде только цвет волос поменять и всё, сёстры-близнецы. Лида продолжила себя изучать.
  Глаза остались карими, но более бархатистыми, более сочными по цвету. Это, пожалуй, было плюсом, но профессор сделал волосы ярко-пшеничного цвета и от этого, лицо и глаза опять же, сильнее выделились, вылезли на первый план, вульгарно крича о своей красоте.
  "Всё слишком! Слишком ярко, слишком правильно, всё чрезмерно кричаще!", - никак не могла успокоиться Лида и растерянно выискивала в себе любимые чёрточки, которые она всегда выделяла косметикой. Вроде она ещё похожа на себя прежнюю, на ту девушку, в которую когда-то до беспамятства влюбился самый известный гонщик, а вроде она теперь одна из многих тысяч безупречных красавиц. Всё-таки профессор может и гений в медицине, но как мужчина, он слишком витает в фантазиях и у него специфические представления женской красоты. Остаётся радоваться, что до фигуры он не успел добраться.
  Когда волосы окончательно подсохли, то стали просто сверкать золотом, как будто она только что покрасила их в элитном салоне, а когда они стали ещё и слегка завиваться в крупные локоны, то Лидия схватившись за голову села на бачок для грязного белья и раскачиваясь стонала: "что делать, что мне теперь делать?"
  Делать пришлось многое. Прямо во взятом в ванной комнате халате, она спустилась вниз и произвела первые покупки в магазинчиках при гостинице. Несмотря на кусачие цены, некоторые вещи нужно было купить сразу. Одежду на сегодняшний день, заколки для приобретённой роскошной шевелюры, сумку, обувь по размеру.
  К приходу сопровождающего Лидия Николаевна, а теперь уместнее было бы звать её Лидочка, была готова. Припрятав волосы в строгой причёске, при помощи косметики постаралась вернуть, насколько возможно, прежнюю ширину бровей, и, получив образ немного наивной юной девочки, из хорошей семьи, вздохнув, успокоилась. Лучше так, чем привлекать внимание нежелательных личностей на стандартный облик "мисс мира".
  Весь день мужчина с чёрными глазами, которые, по-видимому, были у всех яворцев, водил подопечную по магазинам космопорта. На планету спускаться она не захотела, опасаясь случайностей и не полагаясь на защиту своего временного куратора.
  Во время походов по магазинчикам, ею был куплен сначала один чемодан и заполнен вещами, потом второй, а вскоре и третий. Землянка, зная, как мужчины не любят часовые хождения по магазинам, первым делом, входя в любой салон, усаживала своего сопровождающего на диванчик, совала ему в руки предлагаемый бесплатный напиток и мерила вещи до одурения.
  Слова яворца, что на лайнере можно будет в случае чего тоже делать покупки, но там будет дороже, не давали ей расслабляться. Всё-таки привычка "считать деньги" оказалась устойчивой. Платья, костюмы, брюки, куртки, нижнее бельё, пижама, сорочки, халаты, обувь, сумки, планшет, косметика, духи, шампуни, крема. Всё было необходимо для беспечного проживания в течение длительного времени. Весь день смазался бесконечной, незапоминающейся чередой покупок, подсчётов, комбинирования приобретённых товаров с новыми, кроме салона ювелирных изделий.
  Лидия очнулась в капсуле без своих злополучных украшений. Проколы в ушах успели зарасти, и заметила она это будучи в маленьком салоне красоты, где парикмахер укрощала пышную Лидину шевелюру и давала рекомендации по уходу за волосами при помощи последних новинок в мире красоты. Тогда-то землянка и сделала себе пометочку зайти в ювелирный магазин и купить хотя бы простенькие серёжки.
  Долго ползая от витрины к витрине, ощущая себя в родном прошлом, она выбирала, обдумывала и снова выбирала. Деньги, даже при строгом контроле, таяли как-то неожиданно быстро. Много растратить на необходимое было страшно, мысли о будущем не оставляли попаданку ни на секунду.
  Профессор раскидал кредиты на десяток разных счетов, но, сколько там всего в общей сумме, она ещё не смотрела. Поэтому, налюбовавшись украшениями с камнями первого порядка, девушка, (слово женщина теперь не применит к ней даже самый суровый злопыхатель), перешла к изделиям попроще. И вот уже выбрав комплект из золота с аметистом, что было для неё приемлемо по деньгам и смотрелось дорого, она обратила внимание на вошедшую посетительницу в солидном возрасте.
  Дама была колоритна. Своим обликом она напоминала персонаж занудной герцогини из книжки "Алиса в стране чудес". Острый взгляд, язвительные, но меткие замечания продавцам, консервативный общий вид одежды. Её образ был так необычен, что хотелось разглядывать даму в деталях. Огромные, цвета зелёной оливки глаза, узкий подбородок; клычки, едва заметные при разговоре, и, несмотря на почтенный возраст, бросалась в глаза гибкость тела женщины. В общем, Лидии хотелось "герцогиню" рассмотреть получше, но та, похоже, уже выбрала себе украшение и готова была платить.
  - Простите, что вмешиваюсь, - тихонько проговорила девушка, - но камни в этом браслете с изъянами, однако в прилагаемой характеристике они почему-то помечены, как лучшие из лучших.
  Дама прислушалась к словам девушки и стала внимательнее изучать изделие. Продавец недовольно нахмурился, но промолчал.
  - Вот посмотрите, рядом лежит браслет не такой изысканный, с более простыми классическими формами, но камни соответствуют заявленной чистоте. Оба изделия идут в категории люкс и стоят соответственно, но продавец - лукавит.
  Обе дамы уставились на мужчину, ожидая, что он скажет в своё оправдание. Тот не стал спорить, а позвал управляющего, возможно, даже хозяина салона. Чувствуя напряжение, сопровождающий Лиды тоже подошёл, на всякий случай. Его примеру последовал и сопровождающий "герцогини", только он больше был похож на телохранителя.
  - Милые дамы, наш салон вправе устанавливать любую цену. Я могу сделать вам скидочку, так как это украшения экстра-класса и к покупателям таких изделий у нас особое отношение.
  "Ну, ещё бы, весь мой гардероб стоит как эта безделушка" - зло откомментировала про себя девушка. Уж она-то на Земле в своё время побегала по салонам, пока собирала деньги на свой комплект с брюлликами. Изучила всё, что можно про драгоценные камни, зная, что позволить себе сможет подобную покупку раз в жизни.
  - Цену, любезный, вы можете поставить любую. Однако, вы обязаны, слышите, обязаны правдиво указать полную характеристику камней! Эти данные, - девушка постучала пальцем по лежащей бирке возле спорного браслета, - неправдивы. Мы можем пригласить независимого специалиста, к примеру, из другого салона и уличить вас в мошенничестве.
  Дама молчала, но одаривала таким взглядом ювелира, что делалось жутко. Лидию же понесло, она уже готова была требовать и жалобную книгу, и рассылать заметку о вопиющем обмане во все контролирующие органы, в общем, попав в знакомую ситуацию, она ожила в атмосфере скандала. Спасибо её работе, когда денег нет, а для любимого музея нужно выбивать многое и желательно самое лучшее!
  Управляющий гневно раздувал ноздри, а чёрные глаза чуть ли не метали молнии. Продавец благоразумно отошёл в сторонку. Поскольку яворец не мог справиться со своими чувствами и молчал, видимо мысленно считая до ста, чтобы успокоиться, девушка начала наглядно сравнивать два браслета и пояснять, стоящей рядом другой покупательнице, где видит разницу.
  - Я могу продать этот браслет за сто пятьдесят тысяч кредитов, - выжал из себя управляющий, перебивая Лиду.
  Пожилая дама с вопросом взглянула на девушку, та пожала плечами.
  - Я слишком давно не ходила по магазинам, чтобы точно знать стоимость камней. Но если этот браслет - кистью руки она показала на более простое в исполнение изделие, - имеет правильную цену, то ваш разумно должен стоить в полтора-два раза дешевле из-за этих самых камней. Возможно, имеет смысл получить всё-таки независимую, профессиональную консультацию. Деньги всё же не малые.
  - Сто тысяч и уходите, - проскрипел хозяин.
  - Как уходите, а мой аметист? - заволновалась девушка. - Вот я отобрала себе серьги, кольцо и кулон.
  - Скидка двадцать процентов на комплект.
  - Беру. Беру, не надо злиться. Пакуйте. Коробочка будет в подарок?
  Яворец ничего не ответил, только головой дёрнул, подзывая продавца, и тот засуетился, обслуживая женщин.
  Дамы покидали салон довольные. Не знакомясь, просто как компаньонки небольшого происшествия, они решили ради интереса зайти ещё в один салон и поинтересоваться там стоимостью выторгованного браслета. Продавец за десять кредитов назвал цену в сто пятьдесят, сто семьдесят тысяч кредитов. Такая оценка очень порадовала обеих и, пожелав, друг дружке приятного пути, они разошлись по своим делам.
  На следующее утро сопровождающий от турфирмы доставил клиентку на гигантский круизный космический лайнер. Нашёл её каюту, принёс туда чемоданы, местные сладости от фирмы в подарок, цветы от себя и трепетно целуя ручки, попрощался. Лида ещё вечером прошлого утомительного дня, перевела ему двойную сумму вознаграждения и поставила точку в своих шикующих тратах.
  
  

Глава 7.

  
  Круиз.
  
  Началась новая жизнь полная впечатлений и осторожного флирта с радостной встречи знакомой дамы - "герцогини". Женщины, несмотря на разницу в возрасте, разные видовые принадлежности, очень быстро нашли общий язык и общались по типу бабушка-внучка. Нилея, так звали новую знакомую Лиды, быстро поняла проблемы молодой, обеспеченной девушки, впервые вышедшей в свет, и охотно покровительствовала ей.
  Первым делом, она посоветовала нанять себе охранника, что и сделала землянка, просмотрев все свои денежные сбережения. В будущем Лида планировала жить на проценты, не трогая всю сумму. По её расчётам проценты обеспечили бы её оплатой крохотного помещения в приличном районе, на приличной планете и скромным питанием. Но сидеть, сложа руки, девушка не собиралась и если к процентам добавить заработки, то всё должно было быть хорошо. А чтобы, посещая разные планеты никуда не вляпаться, не жалко потратиться на телохранителя, как посоветовала Нилея.
  На первой же планете "воинов и наёмников", так условно называла новая знакомая суровые земли, где не была развита инфраструктура, и жители существовали наймом, девушка, вместе с компаньонкой, выбрала охранника. Средних лет жилистый мужчина с четырьмя руками, с каким-то особым зрением и супер умениями, стал Лидиной тенью, чем прибавил спокойствия ей. Пришлось немного доплатить денег за нового пассажира, чтобы его поставили на довольствие и выделили койк- место в Лидиной гостиной. Предлагаемые свободные каютки по скромным ценам, находились так далеко, что неизбалованную землянку устроил вариант подселения, особенно финансово. Сначала, она немного стеснялась Ссаахла, так он себя назвал, расхаживая по утрам в халатике по двухкомнатной каюте, но после, оба как-то притёрлись и не мешали друг другу.
  Какой это был лайнер!
  Маленький город с населением в пятьдесят тысяч особей, из которых как минимум четверть - обслуживающий персонал. Первый месяц у новоявленной верийки был загружен под завязку. Если она сидела в номере, то смотрела ознакомительные передачи о планете Верийя, всё остальное время её носило по лайнеру в целях: "всё попробовать".
  Она плавала в бассейнах с разным цветом воды, с разной плотностью, с волной, со штормом и подводными течениями. Сидела в грязях, полезных и развлекательных, которые щекотали, покачивали, выталкивали наружу, так что необходимо было заталкивать себя обратно в ванну. Летала в пузырьках, на них и среди них, участвуя в игре, кто больше оттолкнёт от себя жёлтых пузырей и не коснётся красных. Прыгала на батутах, больших и маленьких, висела, летала на кольцах, посещала тренировки, подготовленные для туристов, всё как советовал профессор. Иногда, после всех мероприятий, она возвращалась в каюту, раскачиваясь, словно пьяный моряк, от потери телом ориентации, где пол, стены и потолок. Ещё Лида бегала по художественным выставкам, носилась по демонстрационным залам, которые копировали условия жизни наиболее интересных и недоступных рас. Слушала инопланетную музыку, пропадала в оранжереях, парках, кафе.
  С Нилеей в компании, Лида посещала планеты. Для любой поверхности, куда прибывал их гигантский лайнер, наставал маленький апокалипсис. Выгрузить практически одновременно десятки тысяч пассажиров и распределить их по достопримечательностям планеты, следить за ними как за малыми детьми и заботиться о них в течение суток и более - это, несомненно, не только событие планетарного масштаба, но и большой стресс для принимающей стороны. Не проходили такие мероприятия и без казусов, но две женщины в компании двух телохранителей, ни разу не нарвались на неприятности, именно благодаря наличию защиты.
  После каждой высадки Лидия, тратя немало времени, подготавливала фото отчёт на память. Для себя, чтобы помнить и ничего не путать впоследствии, и для "герцогини", чтобы ей было, что предъявить своим внукам к просмотру. Подобную работу Лида проделывала, будучи сотрудником музея на Земле. Любое посещение сторонней выставки, чужого музея, особенно в другой стране, сводилось к тщательному рассмотрению методов подачи материала, подборке соседей экспонатам, техническим новинкам и производимому впечатлению. Иногда было жалко, что она не может, как любой посетитель просто наслаждаться демонстрируемыми красотами, но этот профессиональный недостаток всё фиксировать, лучше, чем пить молоко из-за вредности профессии.
  (Прим. Автора. Раньше многие рабочие по окончании рабочего дня получали молоко. )
  Нилея пришла в восторг, когда Лидия, освоив новый вид фотографии на планшете, показала составленную короткометражку по местам, где они побывали. Землянке очень понравилось ловить кадры, когда объект не просто стоит, замерев, а при просмотре снимка шевелится в течение пары секунд. Так несколько раз подала в кадр "герцогиня", чинно пьющая коктейль и вдруг неприлично вытаращивающая глаза и нервно тыкающая пальцем на нечто, выбившее её из колеи спокойствия. Лида очень гордилась такими выдающимися запечатлёнными моментами. Ей сбор материала, отбраковка, состыковка, подача в нужном свете, порядке, подписывание, датирование и тому подобное, заменяло работу, по которой она заметно соскучилась. Больше даже, чем по оставленным родственникам, ну разве что, тоска по внучку заставляла её иногда просыпаться по ночам, проливая слёзы.
  Второй месяц познавательного путешествия прошёл уже спокойней. Лидия не металась по кораблю в поисках познания нового, не замирала больше перед техническими новинками и не собирала толпы бездельников рядом с собой, пытающихся ей объяснить для чего та или иная штука и как она работает. Девушка составила для себя график посещения любимых мест и уже намного спокойней относилась к каждой новой планете, начиная заводить список наиболее пригодных для её поселения.
  Совершенно случайно она узнала потрясающую новость о своей знакомой. Оказывается, Нилея являлась сильным эмпатом, как почти все жители её планеты. Поэтому, они почти нигде не появляются, если только уже в почтенном возрасте, когда умеют наращивать "железобетонную шкуру", чтобы закрываться от эмоций других разумных. Лидия же поняла, почему ей так легко с подругой. Нилея всегда тактично использовала своё знание о настроении Лиды и поскольку последней, по большому счёту скрывать было нечего, а единственная тайна не имела к герцогине никакого отношения, то общаться они продолжили даже теплее, чем ранее.
  На третий месяц путешествия стало казаться, что она всю жизнь живёт на этом лайнере, настолько всё стало обыденным. Иногда накатывала тревога о дальнейшем, но, чаще всего, Лида стало ощущать своё одиночество в личном плане.
  Мужчины, в основном в прошлом выходцы с Земли, заселившие новые планеты семьсот, пятьсот лет назад, претерпевшие некоторые изменения, но всё же схожие с землянами прошлого, оказывали девушке внимание, но это всё было не то, что она хотела. По большей части, ей предлагали любовное партнёрство на некоторое время. Ссаахл помогал говорить: "нет", особо непонятливым. Иногда Лидии нравился заинтересовавшийся ею мужчина, но, когда она пыталась пообщаться с ним без обещания, что их вечер закончится в объятиях друг друга, мужчины отступали, не желая тратить время на неё.
  "Вот так красавица", - думала она о себе с досадой. Однажды, девушка решилась и, проконсультировавшись с Нилеей о приличиях, сама подошла к понравившемуся мужчине и заговорила с ним, намереваясь пригласить его сначала на дегустационную выставку бодрящих напитков, о которой были отличные отзывы, ну, а дальше - как пойдёт.
  Мужчина к Лидиному вниманию отнёсся благосклонно, дружелюбно отвечал, видно было, что её внешность он оценил весьма положительно, улыбался ей, но всё прекратилось в тот момент, когда к нему подошла не менее красивая другая "кукольная" девица и по-свойски прижавшись, что-то промурлыкала ему на ухо, чуть прикусывая мочку.
  - Прошу прощения, рад был поговорить, но вынужден покинуть вас госпожа Лидия. - Ответил объект манипуляций двух девиц и, крепко обняв подошедшую красотку, удалился.
  После этого Лида совсем сникла. Она стала раздражительно и агрессивно реагировать на потребительское внимание мужских особей к себе и общалась с удовольствием исключительно с Нилеей или с Ссаахлом.
  "Внешность оказалось всё-таки гадской", - сердито думала она, отчаянно жалея свою индивидуальную прошлую ненавязчивую красоту. Тогда её не воспринимали, как куклу. А на этом лайнере таких сделанных типажей, как она - батальоны крутятся! Словно все они из одного ларца выскочили! Каждое утро приходится выискивать в себе личные особенности и подчёркивать их при помощи косметики, чтобы не "маршировать" в ногу с другими красотками.
  "Профессор - кретин, со своим высоко эстетическим вкусом", - самое мягкое определение, которым награждала его девушка с утра, занимаясь поиском индивидуальности в лице.
  Желание делать что-либо полезное с каждым днём всё сильнее изъедало бывшую заведующую. В конце концов, жажда поработать вылилась в бессонницу и, сдавшись, Лида заняла себя созданием творческих пятиминуток в помощь туристам, впервые спускающимся на планеты, где она уже побывала. Материала скопилось много, самые интересные сплетни о разных случаях, произошедшими с другими пассажирами были ею зафиксированы. Лида ещё не выбрала, на какой планете она будет жить, поэтому тщательно собирала всякие произошедшие недоразумения, чтобы при возможном поселении всё учесть и максимально снизить риск по попаданию в неприятности.
  Просидев почти до утра, она собрала из кусочков наиболее интересные моменты, и сидя на кровати уже в третий раз прокручивала получившийся трёхминутный ролик. Вышло познавательно, красочно, но слишком уж менторски.
  Пришлось отложить работу и попробовать заснуть, а то, подумала она, "герцогиня" опять подожмёт губки и, раскрыв глазищи, выдаст какую-нибудь цитату. И так ярко представилась ей Нилея, с пенсне в руках, в дурацкой шляпке, недовольно покачивающая головой, что она вспомнила, как впервые увидев её, ассоциировала с герцогиней из мультика "Алиса в стране чудес".
  Спать Лида передумала, схватила планшет и стала делать наброски чопорной поучающей дамы. Позже захотелось нарисовать себя, с нарочито наивным и восторженным лицом, противовесом чересчур занудной герцогини. Выходило забавно. Лида уже с удовольствием представляла, как вставит этих мультипликационных персонажей в свои поучительные ролики.
  Утром, на стук в дверь Ссаахла, подопечная, крикнув, что "всё после, не отвлекай", продолжила рисовать, улыбаясь удачной задумке. Ссаахл начал уговаривать сходить её покушать, словно она маленький ребенок. Занудливо ворчал, что госпожа всю ночь не спала и это не дело, так к себе относиться. Раздражаясь на бубнёж и подсасывающее чувство в желудке, Лида в отместку нарисовала Ссаахла с таким невозмутимым и высокомерным лицом, как будто он в - дцатом поколении работает дворецким в самом наиаристократическом, наидревнейшем английском зАмке. Вышло здорово. Вдохновение, получив подпитку в виде нового персонажа, рвануло во все тяжкие.
  Вечером того же дня, Лидия, смущаясь, пригласила Нилею в парковый павильон и заранее прося прощение за утрированную комичность получившихся образов, продемонстрировала причину своего дневного отсутствия. Ролик вышел познавательным, ярким и забавным.
  Введя нарисованных персонажей, которые поясняли, делали выводы, советовали, Лидия чрезвычайно облегчила восприятие поучающих моментов. Она нарисовала не только чопорную герцогиню и дурочку-куколку с наивностью, ведущуюся на всякий развод, но и двух серьёзных молчаливых охранников. Телохранители дам одной левой подхватывали увлёкшуюся нотациями леди и случайно шагнувшую в обрыв; отбивали веским словом навязчивых торговцев, ловеласов; опекали увлёкшуюся красотами юную куколку, сторожа её кошелёк. В общем, всячески оберегали очень "умных" и уверенных в себе путешественниц.
  Лида очень гордилась уже тем, что освоила программу оживления рисованных картинок, у неё даже мелькали мысли в будущем найти работу в этой области. Но больше всего удовлетворения ей принёс именно процесс работы с материалами. Это так было похоже, когда она готовилась к открытию выставок и выполняла работу за несколько человек сразу. Конечно, музей был слишком маленьким, чтобы содержать в нём необходимых по специальностям людей. Всё делали они с Софьей Павловной вдвоём. И сейчас девушка забыла, как дышать, давая просмотреть созданный ею ролик. Волновалась она не только за смелость в изображении персонажа, но и за то, что, озвучивая героев, воспользовалась возможностями планшета и сделала голоса смешными.
  - Милая моя, это бесподобно! - сразу высказалась Нилея. - Варен посмотри, ты тоже там и так похож на себя! Чудесно, Лида, это невероятно здорово! Что ты будешь с этим делать?
  - Не знаю, думала, может, оставлю на память сотрудникам "Мира" отвечающих за досуг туристов. Наверняка им пригодиться.
  - Дорогая, не правильно думаешь, - подруга скопировала интонацию и голос из короткометражки. - Сколько у тебя таких роликов?
  - Один, я только попробовала, надоело сидеть без дела. Раньше у меня свободной минутки не было, вот и заскучала.
  - О, понимаю тебя. Я ведь тоже работала, ни одна серьёзная торговая сделка без меня не обходилась. Никто не мог чувствовать так тонко и точно партнёров по бизнесу, как я. Столько всего повидала, всегда в разъездах, мечтала уйти на покой, а теперь так скучаю, что плачУ кредиты за почти те же "разъезды". Но милая, советую сделать тебе не менее десяти таких фильмов, и мы поз-во-лим купить их у тебя, ответственным не только за досуг, но и за безопасность туристов. Я слышала, что несколько леди собираются подавать в суд за то, что их не предупредили, что на планете Фан нельзя касаться аборигенов, помнишь они такие мягонькие, меховые, многие хотели их почесать за ушком?
  - Да, конечно, я тогда тоже спрашивала разрешения потрогать. Кстати, мне позволили, ну ты помнишь, да?
  - Да. А те леди бросились тискать какого-то ребёнка, я тебе не рассказывала разве?
  - Нет.
  - Ну, в общем, наглаживали лапочку, охали-ахали, а потом с них местные держиморды штраф взяли за приставания.
  - За приставания к ребёнку? Ужас какой.
  - Ну, там скорее подросток был, конечно, у дам и в мыслях не было никакого сексуального подтекста, но... - тут она развела руками и весело подмигнула.
  - О боже, я значит, нагло клеилась к тому аборигену! Какой кошмар.
  - Хи-хи, не убивайся так, я же тоже немного "приклеилась" к нему, так что мы обе хороши тогда оказались. А ещё, помнишь на планете Виннэров, несколько туристок пропали, их искали потом?
  - Да, рейс тогда задержали.
  - Ну вот, только недавно из рассказов женщин я поняла, перед похищением всем им предлагали выпить воды.
  - Опаивали?
  - Нет, девушки случайно или нет, слегка отбивались от группы. К ним торжественно подходил красавец мужчина и при всех церемонно преподносил стеклянный бокал с чистой водой. Девушки так же торжественно, ничего не понимая, но пугаясь, принимали его двумя руками, бокал-то тяжёлый, и делали глоток, хотя бы просто из соображений отвязаться. Их тут же красавчик подхватывал на руки на глазах у ликующей толпы аборигенов и уносил в "пещерку" знакомить с семьёй и жениться. Твои выводы?
  - Со всеми одно и то же?
  - Да: мужчина - вода и женитьба.
  - Обычай. Местная форма предложения выйти замуж, - воскликнула Лида. - А девицы думали, что похищение с целью... ну, там каждая в меру своих способностей, наверное, себе ужасов навыдумывала. Но я их понимаю, страха натерпелись.
  Нилея кивала, подтверждая догадку.
  - Но как же так вышло, что не предупредили нас всех заранее о столь важных тонкостях пребывания? Мы же не первые туристы?
  - Почему не первые? Этот круиз первый, и составлялся маршрут так, чтобы желающие могли познакомиться с обитателями планет не ведущими активную вселенческую жизнь. Конечно, туда приезжают торговцы, политики, но не в таком масштабе как мы посетили их. Десятки тысяч туристов, представители разных рас, я думаю, они ещё внукам будут рассказывать о нас. Поэтому, твои зарисовки будут как нельзя кстати руководству лайнера. Я слышала, что на следующий похожий рейс уже забронировано больше половины мест.
  - Знаешь Нилея, я попробую ещё сделать, - не очень уверенно произнесла Лида. - Если получится, надо как-то "изделие" зарегистрировать на себя, и, наверное, иметь право продавать? Как-то хотелось бы знать о последующих сложностях.
  - Я почётный член торговой палаты содружества самых передовых двадцати планет. Представлю тебя в качестве свободного творителя и по-нашему с тобой договору устрою продажу. Всё будет официально, процент от сделки перечислим в торговую палату.
  - Договор? Хорошо. - "Хваткая старушка", подумалось землянке, и чтобы не прогадать, собралась и так же по-деловому подошла к процессу.
  - Сколько ты возьмёшь за продажу?
  - Десять процентов, - сразу ответила собеседница.
  - Ну, Нелия, это много, - удивлённо протянула Лидия, - пять процентов за продажу.
  - Хорошо, пять процентов за продажу, пять процентов за сбор и предоставление дополнительной информации: где, что, с кем произошло. И десять процентов за использования моего образа в роликах.
  - Ох, двадцать процентов прибыли уже уплыло, - вздохнула Лида, но не признать правоту знакомой не могла.
  - Бери больше! Если не хочешь переделывать персонажи охраны, то надо заплатить за использование образа Варена и Ссаахла, во избежание впоследствии исков. Можно было бы убрать их рисованные облики, но они у тебя мелькают и в настоящих кадрах, как и мы с тобой, поэтому советую оставить. Они колоритны и хороши.
  Лида замялась, если охранникам отдавать по десять процентов, то стоит ли вообще браться за такой интересный, но очень кропотливый труд.
  - Я думаю, - протянула "герцогиня", - что ребятам по статусу со мной не сравниться и по пять процентов им будет достаточно.
  "Можно было бы и три" - ворчливо подумала творительница, но сама себя и осадила. Ничего ещё не сделано, а если получится, то все персонажи будут смешными и неизвестно, как это отобразится на профессиональной работе мужчин в дальнейшем.
  - Пусть будет пять. - Лида встала, собираясь уходить. Нужно было отоспаться, поесть и погружаться в работу. Время вдруг стало для неё лететь с невообразимой быстротой.
  - Нилея, как только, что интересное соберёшь не копи, сразу передавай мне. А я буду трудиться. Спокойной ночи!
  Как Лида не старалась, но через неделю заканчивался их круиз, а у неё на руках было всего десять роликов. Она могла бы успеть состряпать ещё парочку, но погоды это не делало, а усталость была налицо. К тому же, так и не было уверенности, что делать после окончания круиза, а ведь от её планов зависел ещё один человек, четырёхрукий Ссаахл.
  В ситуации с ним Лида чувствовала себя вдвойне обязанной: как работодатель и как женщина. На днях она заметила, как мужчина прижимает к лицу сброшенный ею перед сном пеньюар, и он то ли гладил нежную шелковистую ткань, то ли целовал. Так как за всё время путешествия её охранник ни разу не позволил себе никаких вольностей и более того, был всегда тактичен, а где-то даже заботлив как "мамочка", то мыслей о соседе-извращенце не возникало. Однако, на следующий день она решила воспользоваться даром эмпатии Нилеи и, обрисовав ситуацию, поинтересовалась, что та чувствует по этому поводу.
  - А я уж думала так ничего и не заметишь, - усмехнулась знакомая. - Влюблён до одури, - сказала, как припечатала. - Так что подумай, мужик он хороший, с твоими деньгами поднимется от простого наёмника до руководителя как минимум. К себе он тебя не повезёт, беречь будет. Они же внутри гор живут, приспособлены к темноте также как к свету, - посмотрев на Лиду, Нилея нахмурилась и пояснила.
  - Про деньги не думай, это я тебе сразу его возможности обрисовала, что он мужик толковый. Просто знай, что старичьё их заставляет придерживаться обычаев, не даёт учиться, развиваться. Мужчины на его планете должны быть только воинами, охранниками. Точнее не знаю. А тебя дорогуша он боготворит, - вздохнула - я уж и не помню, когда на меня мужчины с таким обожанием смотрели. Так как? Ты ему только намекни, что не против, а дальше он уж сам тебя не выпустит из своих рук, - захихикала компаньонка, прикрываясь ладошкой, как маленькая девочка.
  - В том-то и дело, что рук много, - поморщилась Лида. - Не могу я. То есть, так-то всё нормально, четыре и ладно, лучше, чем шесть или восемь. Но вот представить СВОЕГО мужа с четырьмя руками не могу, - замолчала, подумала немного, - ... и не хочу. Не мой вариант.
  - Ну, смотри. В некоторых делах лишняя пара рук пришлась бы к месту, - преувеличенно закатывая глаза, изображая восторг и мечтания, пошутила подруга.
  После этого разговора Лидии было и приятно, что у неё есть такой поклонник, что её любят, и одновременно неловко за свою чёрствость и предубеждение. Ещё она стала переживать, как такому чуткому, надёжному, терпеливому и вообще хорошему мужчине отказывать, если он решится с ней заговорить о любви.
  
  

Глава 8.

  
  Торговая сделка.
  
  Настал час "Х". Нилея гордо вышагивала, помахивая гигантским красным бумажным веером. Лида шла рядом в белоснежном костюме с нежно жёлтыми вставками и глаз не могла оторвать от мелькающего перед носом трепыхающегося красного пятна. Так как "герцогиня" была одета в кофейных тонах, то безумный аксессуар, очевидно, предназначался для сосредоточения внимания оппонентов на нём в нужных моментах в процессе предстоящих переговоров. Но пока яркий веер нервировал только Лиду.
  Телохранители шли чуть позади, одетые в костюмы, похожие на те, что были нарисованы в роликах. Все участники торгов были жёстко проинструктированы Нилеей и готовы исполнять свои роли. Такая подготовка немного смешила землянку, но она честно собиралась выполнять все наставления многоопытного представителя торговой палаты.
  Зал для переговоров был прост, лаконичен и не велик, в отличие от всех помещений, где свободно могли гулять пассажиры. Предоставленный Нилеей материал был уже просмотрен ответственными лицами и оценён положительно. Оставалось достигнуть согласия в цене. В спорах участвовали:
  1. Нилея - активно и агрессивно, чётко и метко обрисовывая бесперспективность компании без таких вот предупреждающих об опасностях зарисовок.
  2. Лидия - молчаливо кидающая глубоко осуждающие взгляды на сопротивленцев и гордо молчащая.
  3. Охрана - не желающая присесть, имела указание довлеть над служащими лайнера и показательно запоминать оппонентов на всякий случай.
  С противной стороны сидело десять сотрудников-статистов и два лица непосредственно торгующихся. Было очевидно, что руководство платить дорого не хочет и уже устроило разнос служащим, не додумавшимся до такой простой и доходчивой подаче туристам техники безопасности пребывания на планетах.
  Лидия честно отрабатывала свою молчаливую роль, пока не услышала, что за каждый её ролик руководство готово заплатить по десять тысяч кредитов.
  - Что?! Да это... - под взглядом Нилеи она заткнулась, уйдя в глубокую обиду за свой скупо оценённый труд. Если сначала она планировала за каждый ролик получить хотя бы по четвертаку, то чем дальше, тем дороже они стоили в её воображении. Перед переговорами она, трепеща от удовольствия, подсчитывала общую сумму предполагаемых доходов. Если за каждую короткометражку ей заплатят по пятьдесят, то получит она....
  Компаньонка, меж тем, закончила споры и внимательно изучала договор оплаты. В конце текста она хищно улыбнулась и сунула на подпись подопечной. Лида, понимая, что сейчас они работают командой, без возражения приставила: палец, глаз, и по старинке сделала росчерк рукой, давя в себе злое желание плюнуть на документ, тоже для идентификации. Внутри себя она уже жалела, что не взяла торги в свои руки, всё-таки у неё тоже кое-какой опыт по выбиванию денег имелся.
  - А теперь господа, давайте обсудим, сколько вы готовы заплатить за возможность продолжать делать короткометражки в таком же стиле и духе, с использованием тех же персонажей.
  - Позвольте, какое это теперь имеет отношение к вам госпожа Ван?
  - Прямое! Прошу обратить внимание на то, что купленные вами фильмы имеют фирменный знак, официально оформленных персонажей с полным согласием владельцев прототипов и вот ещё документы, оговаривающие условия на случай, если вы захотите самостоятельно снять продолжение, использовать рисованных персонажей в других целях и так далее и тому подобное.
  - Но почему вы об этот говорите только сейчас? - возмутился щупленький большеглазый сотрудник.
  - Ошибаетесь, вместе с роликами вам был выдан документ, указывающий на все организации, где он был зарегистрирован.
  Все сидящие с опаской повернули головы в сторону очень важного лысого мужчины с заострёнными кончиками ушей и выжидающе замолчали. Тот был суров и грозен, но явно не совсем понимал происходящее.
  - Что? - видя, как на него уставились все сотрудники, сердито вопросил он.
  - Ну?! Что происходит? Чего замолчали? - гневался лысый, нутром чуя, что обстановка переменилась не в пользу компании.
  - Документы, сопровождающие ролики, без надлежащего специалиста не смогли правильно оценить. - Проблеял щуплый сотрудник с большими оленьими глазами.
  - Не понял. Почему?
  - Вы уволили специалиста по контролю за правильно оформляемыми документами, - совсем тихо произнёс отважный "олень". - Сказали, что каждый, если что-то заказывает, должен сам смотреть, чтобы всё было правильно оформлено.
  - Разве я не прав?
  - Э, ну, когда дело касается поставки продуктов, оформления людей на работу, сотрудники справляются самостоятельно. Но в таких вот случаях... - "оленьи глазки" обвёл рукой окружающих, намекая на нестандартность происходящего, которое хоть и редко, однако имеет место быть.
  - Или как недавно было, - продолжил пояснять самый храбрый сотрудник, - заказывали редкий механизм, который нам до сих пор не могут привезти из-за не точных формулировок обязанностей службы доставки и не корректно указанной ценности, повлёкшие заниженные таможенные сборы, из-за чего возникли проблемы с налоговиками... в общем, нам нужен специалист.
  Лидия с уважением посмотрела на щуплого, решившегося доказывать истину лысому. Другие явно опасались.
  - Раз проглядели бумажки, значит, платите, - буркнул лысый, подведя итог смелому выступлению подчинённого.
  Все зашушукались, видимо обсуждая на кого повесят непредвиденные траты, но Лида, почувствовав, что она ещё может хорошо заработать, воодушевилась и терпеливо ждала развязки.
  
  - Десять роликов по десять тысяч, это сто тысяч и пятьсот тысяч за разрешение им самим делать такие ролики с участием наших рисованных персонажей с упоминанием о нас как о первых туристах. И сто тысяч за то, что мы без их разрешения не можем использовать в своих целях придуманных нами героев. Подсчитаем наш заработок. - Торжественно произнесла Нилея. Все с разной скоростью сложили, поделили и выжидающе посмотрели на госпожу Ван.
  - Итак, мои будущие знаменитости, за этот проект я получаю сто сорок тысяч. Правильно дорогая?
  - Да, перевожу деньги, - улыбаясь, согласилась Лида.
  - Прекрасно. Варэн и Ссаахл получают по тридцать пять тысяч. Подпишите здесь и здесь, что вы получили вознаграждение за использование своих образов.
  - Перевела, - отрапортовала землянка, убирая планшет в сумку. - Думаю, теперь мы все можем немного отдохнуть. А то я слышала, следующая планета потребует от нас больших сил на её осмотр. Там сила притяжения заметно сильнее от общепринятых норм.
  - О, тогда я лучше здесь схожу в концертный зал, послушать музыку. Такие планеты уже не для моего возраста, - выкидывая невыносимый красный веер в ближайший утилизатор, бодренько ответила Нилея и компания, распрощавшись, распалась.
  
  

Глава 9.

  
  Перелёт в систему Найянов.
  
  Путешествие подходило к концу. Лидия подсчитывала имеющиеся деньги. Катер Русанова уже продали. Стоимость его оказалась не такой большой, как она рассчитывала. Если её путёвка обошлась профессору в девятьсот тысяч, то его катер продали за пятьсот тысяч кредитов.
  С другой стороны услуги ССаахла за три месяца обошлись ей в триста тысяч. Разброс цен был очень большой. Можно было спокойно жить на десять тысяч кредитов, бедненько, кушая энергетики с переработанными после срока годности продуктами в порошок и заново продающиеся в виде таблеток, но жить. А можно было купить сумочку за те же десять тысяч, к тому же на распродаже. Неожиданная подработка, случившаяся с Лидой во время путешествия, морально позволяла оставить с собой Ссаахла ещё на месяц и не душить себя из-за незапланированных трат. Зато с его поддержкой не страшно будет посетить несколько намеченных планет для осмотра к дальнейшему проживанию по совету Нилеи.
  Перебрав все варианты, предоставленные путешествием, землянка поняла, что все увиденные ею планеты своим уровнем развития чем-то схожи с Землёй, которую она помнила. К сожалению, покрутившись среди инопланетян не самого скромного достатка, она поняла так же, что все эти планеты далеко не передовые, а многие даже вошли в программу посещения именно из-за рейтинга "дикой планеты".
  Ей же хотелось увидеть настоящее будущее, поразиться, вникнуть, войти в это будущее и освоиться в нём. Во всяком случае, попытаться. Первым визитом нечаянная путешественница во времени решила почтить систему Найянов. Система включала в себя более десятка планет, хорошо освоенными из которых было всего три. Одну планету населяли чистокровные найянцы, на второй жили в основном тоже чистокровные, но из рабоче-крестьянских кланов, на третьей планете селились дети межрасовых браков. Полукровки.
  Лиду очень заинтересовала не только яркая, кружевная, присущая только найянцам архитектура, которую очень нахваливала Нилея, но и "оборотнические" способности жителей.
  "Клановая структура общества. Трепетное отношение к женщинам".
  Такую информацию она почерпнула из приглашающих брошюрок на поселение инопланетных дам в систему.
  Много о найянцах было противоречивой информации, но в одном все описания о них сходились точно, называя архитектуру планеты чистокровных музыкой вселенной и признавая их одной из самых высокотехнологичных цивилизаций.
  А что там с отношением к женщинам и к детям, Лида решила выяснить на месте. Ещё её очень подкупила новая программа, запущенная правительственной верхушкой, для инопланетянок разных рас, желающих поселиться в системе Найяны.
  Момент прощания с Нилеей и её телохранителем вышел трогательным и коротким. Все хорошие слова были сказаны накануне, а сейчас девушка спешила сделать пересадку на другой корабль, который повезёт их с Ссаахлом к первой планете, населённую чистокровными, интеллигентными жителями.
  Полёт должен был быть коротким, поскольку корабль был найянский и мог проглатывать пространство. Уже оплатив недешёвые, самые простенькие места, Лида с охранником узнали, что их могут ссадить с корабля, если в теле у них обнаружатся электронные носители или другие установки.
  Служба контроля, прочитав в паспорте, что Лида верийка, проверяла её особо тщательно, объяснив, что жители некоторых планет злоупотребляют техническими возможностями, насаждая в тело чужеродные устройства. Среди перечисленных планет знакомыми на слух оказались Верийя и Земля. Не обнаружив ничего подозрительного в теле женщины и её телохранителя, служба контроля пропустила их, пожелав доброго пути.
  Наблюдая, как проходят проверку другие пассажиры, девушка заметила, что некоторых женщин не допустили к полёту, и как те не плакали, деньги за билеты им не вернули, обосновав это тем, что должно заранее изучать требования к полётам на их кораблях. Лида была возмущена тем, что о таких нюансах могли бы предупреждать при покупке билетов, но вступаться, ни за кого не стала, только пообещала себе быть внимательнее.
  Несмотря на "проглатывание" пространства супер техничным кораблём, полёт длился десять часов. Долго выходили на точку, откуда разрешено было пронизывать пространство, потом состоялся, собственно, сам короткий переход, и снова обычная скорость, вблизи чужих планет. Места Лида выбрала сидячие в общем салоне и, конечно, они с Ссаахлом очень устали.
  По прибытии она объяснила цель своей поездки встречающим всех инопланетян службам, получила данные, куда нужно обращаться в случае желания поселиться у них и с радостью отправилась в гостиницу, чтобы отдохнуть от волнений, суеты и толкотни.
  
  

Глава 10.

  
  Пребывание на Найяне.
  
  Три обитаемых планеты системы Найянов носили настолько похожие названия, что никак нельзя было запомнить. Вот уже третий день земная девушка вместе со своим телохранителем бродила по красивейшим местам первой планеты. К огромной её радости вспомнился выученный язык найянов ещё на Земле. Спасибо профессору за предусмотрительность. Впечатления от планеты формировались неоднозначные.
  Повсюду ажурная резьба по белоснежному камню, куда ни глянь везде архитектурный шедевр. Технические новинки подчас бесили столь неискушённых туристов, как Лида, особенно в быту. Иногда она с Ссахлом беспомощно терялись при столкновении с местной техникой и приходилось просить консультацию по использованию чего-либо. Дошло до того, что Лида в туалетную комнату ходила с инструкцией, чтобы ненароком не сделать многофункциональную дверь прозрачной и не закрыться случайно так, что пришлось бы звать на помощь.
  Телохранитель землянки ещё хуже неё ориентировался в научном прогрессе, да к тому же чрезвычайно стеснялся показать своё незнание. Лидия не одобряла такого рода скромность и если чего-то не понимала, то с упёртостью барана добивалась разъяснений, как бы глупо она не выглядела. Ещё на лайнере она отметила, с каким вниманием четырёхрукий следит за её ознакомлением с разными чудными штуками, развлечениями, новинками. Что он с не меньшим интересом сопровождал её на выставки и слушал лекции о других расах. Получалось, что Лидия не только для себя по чуть-чуть приоткрывала жизнь во вселенной, но и для своего скромного сопровождающего. Впрочем, это только подстёгивало её энтузиазм. В ней появилось чувство ответственности, что благодаря ей растёт и выбивается из заданных старейшинами рамок на родной планете, отдельная личность.
  На прогуливающихся туристов уже через пару дней начала давить безупречная красота и изыск, великолепие и богатство. Незаметно путешественники перешли из состояния созерцания и восторга в чувство зависти, а после накатила усталость от повсеместного использования сложных форм и витиеватости.
  С раздражающей настойчивостью обращал на себя внимание огромный минус, который Лида заметила не сразу. Окружающая роскошь и научный прогресс проводили резкую границу и отторгали природу. Гектары растительности были надёжно ограждены, многие жилые районы искусственно приподняты над поверхностью на приличную высоту от земли. Дороги, выложенные камнями тропки, стоянки, всё как будто летало. Пустоты закрывались прозрачным материалом, и можно было смотреть вниз, наблюдая за редко мелькавшими зверьками. Правда, кроме туристов-инопланетян, укрытая флора и фауна никого не привлекала. На улицах города ни одного посаженного дерева, на окне ни одного свисающего ящика с цветами. Белый камень повсюду, стекло и вкрапления цветных минералов или блеск металла.
  Ссаахл недоумевал, зачем так отделяться и бояться сути родной планеты. Лида предполагала и уверяла, что наверняка этому есть разумное объяснение и причины. Они даже поспорили, но пролистывая информационные источники, разговаривая с жителями, поняли только одно, так было давно и менять они, ничего не думают. Наоборот, ограждение совершенствуется, правительство научилось даже воздух города отделять от "леса" и делать его более полезным, от чего продолжительность жизни найянцев увеличивается, что подтверждалось статистикой.
  Зная местный язык, землянка из разных передач узнала, что вторая планета, населённая кланами ремесленников, рабочих, крестьян, такого жёсткого разделения с природой не имеет. Но крестьяне все одно, непосредственно на земле не работают, а строят теплицы, и используют научно выверенный и одобренный искусственный грунт для выращивания еды. И урожаи таковы, что хватает не только для себя, но и на экспорт первой и третьей планетам.
  Кланы рабочих отличались от Лидиных представлений трудового пролетариата. Никто не изнывал в шахтах, не потел на лесозаготовках, и не травился в химлабораториях, получая редчайшие элементы. На второй планете предками найянцев повсеместно были установлены гигантские башни-поставщики. Именно через них рабочие получают необходимое сырье, находящееся в недрах.
  Насколько поняла Лидия, всё происходит как в уличном автомате. Заказываешь исходное сырьё, через время получаешь и пакуешь для дальнейшей переработки. О внутренней технической начинке башни сами найянцы говорили с трепетом, выражая явные опасения, что в случае поломки, очень сложно будет найти специалиста даже в касте учёных или инженеров для их починки. Слишком ушли вперёд в своём развитии нынешние жители системы и уже давно используют совершенно другой вид энергии. Землянка не собиралась вдаваться во внутренние проблемы найянцев и переводила вопросы в новую область, более понятную и интересную для себя.
  Послушала она о торговых отношениях второй планеты с другими системами. Не всё необходимое могли выкачать из земли чудо-башни для своих жителей. С интересом она расспрашивала о третьей планете.
  Всё-таки программа для инопланетянок её заинтересовала. Однако, общение с жителями, просмотр местного телевидения выявлял несоответствия действительности с обещаниями в рекламируемой программе переселения и гуляющих сладких слухов среди самих инопланетянок. В разрез шли именно отношение к женщинам местных жителей, статус детей и их будущее. Ведь невольно вставал вопрос о рождении детей, которые появились бы в результате смешанного брака и приобретали статус полукровок.
  Третья планета, заселена была сравнительно недавно и отличалась от первых двух весьма условным разделением на кланы военных, учёных, рабочих, исследователей, медиков и так далее. Никто не отдавал детей на воспитание в чужой клан после определения имеющихся склонностей, способностей, как это происходило на планете "чистокровок", где буквально прощались с ребёнком на долгие годы, если требовалось обучение в другом клане. Всё было намного лояльнее, демократичнее и проще. Подрастающее поколение также проходило отбор на специализацию и, не покидая семью, устраивалось на обучение к опытным профессионалам.
  "Чистокровная планета" по-видимому в отместку за существующую на третьей планете лояльность, а может, презирая полукровок, не делилась накопленными за столетия секретами с третьей планетой и поэтому выпускаемые ею специалисты в разных областях стояли неизмеримо выше, полукровок. Поэтому на третьей планете при общем внешнем благополучии, бурлило недовольство, уже случались попытки отказа подчиняться первой планете, но они быстро затихали, не успев набрать силы.
  Всё это Лидия внимательно изучала. Вся система Найяны испытывала катастрофических размеров демографический кризис. Общество волновалось. Власти призывали забыть чистокровность и принимать всех детей равными. Требовали от женщин в обязательном порядке рожать не менее троих детей, вводились программы по привлечению инопланетянок, способных давать совместное потомство. На фоне этих нововведений рождались разных умеренностей оппозиции, проходили даже протесты.
  Лидия изучила программу переселения и была удивлена размером денежного пособия. Оно было очень нескромным и вселяло уверенность в своём будущем любой женщине, решившейся осесть на найяне и рожать детей. Оставалось только поверить властям, что всё ими задуманное свершиться.
  И всё же, девушка решила посмотреть другие варианты для жилья, которые ей подкинула Нилея. Признание чистокровным обществом полукровок может растянуться на долгие десятилетия, а унижений своему гипотетическому ребёнку путешественнице не хотелось. Поэтому Лида постановила, что как только увидит последний интересующий её момент на планете, а именно, как чистокровные жители меняют свой облик, так сразу покинет планету.
  На картинках в момент опасности мужчины-найянцы из красавцев превращались в крепкие и грубые создания. Было написано, что кожный покров у них чрезвычайно уплотнялся, скелет делался более прочным, черты лица становились резкими, глаза начинали выглядеть по-звериному. Происходило ещё немало не совсем очевидных изменений делающих мужчин, более защищёнными и опасными, но расплатой за такую возможность была последующая слабость, истощение, и если в их организм не поступало немедленно обильное питание, то добавлялась хрупкость костей.
  - Разве нужны в современном мире такие способности? - дискутировала Лида с Ссаахлом на эту тему. - От природы они отгородились, в чрезвычайных ситуациях, можно надевать защитную одежду, да и оружие сейчас гораздо круче когтей. Так чего ради они держатся за эту чистокровную способность?
  - Их дело. Мне здесь не нравится, надо уезжать, пока они не спланировали твоё похищение. Я боюсь не справиться, - угрюмо нудел телохранитель.
  Девушка понимала, что он прав. Внимание к ней местных мужчин было повышенное, её хотели. Не то чтобы тут было ужасно мало женщин, вся фишка состояла в женском оборотничестве. Тоненькие, хрупкие, изящные, весьма приятные глазу девушки теряли свою привлекательность после первого ребёнка. Скелет их, уже с наступлением беременности уплотнялся, тело делалось крепче, черты лица огрубевали. На взгляд Лидии, как раз в этот этап жизни найянские женщины выглядели очень по земному. Всё что им не хватало, это подходящей одежды и косметики. Но первороженицы, пытаясь быть как прежде, одежду не меняли, и вместо волшебных фей появлялась пародия на эту фею.
  После второго ребёнка женщины менялись ещё больше, ещё более крепчали, черты лица становились совсем мужеподобными, но и таких, считала Лида, можно приодеть и выпустить в люди. Так сказать, на любителя. Местные мужчины, супругу, подарившую второго ребёнка, отселяли и ставили на довольствие по своим возможностям. По разным причинам, но чаще всего за деньги дамы соглашались на третьего дитёнка и после этого превращались в оркоподобных бабищ. Они могли бы рожать ещё, но эрекции у местных мужчин, обладающих высокохудожественным вкусом, на них не было. Вот такое "грязное бельё" вытащила на свет Лида, зная местный язык. И в этом свете, требование к женщинам властей рожать трёх и более детей, выглядело чрезмерным.
  - Какая несправедливость, - возмущалась она. - Почему женщины всегда страдают?
  - Почему страдают? Всё очень разумно, - возражал ей Ссаахл, имея в виду природу изменений местных дам. - Разве могут такие "цветочки" выносить нормально здоровое потомство, - кивок в сторону юной феи-аборигенки. - Ненормально то, что мужики здесь больно смазливые, ни к чему такое.
  - Да, есть смазливые, а есть шикарные. Прямо витязи, - вздыхала девушка, но не обольщалась в отличие от прилетевших по программе женщин. - Несправедливо то, что родивших ребёнка жён отселяют, и ещё неизвестно, как обеспечивают. Что это такое, родила и свободна? - распалялась Лида.
  - Я бы тебя до конца жизни, какой бы ты не стала, берёг бы и любил, - неожиданно выдал телохранитель.
  "Ну вот", - досадливо мелькнула мысль, - "зачем он сказал?"
  Лида боялась этого признания, ждала и боялась.
  "Как теперь мы будем вести себя друг с другом. Зачем, ну зачем он это сказал?"
  Они как раз прогуливались по центральному проспекту, удаляясь от великолепного огромного дворца и рассматривая государственные учреждения, которые старались переплюнуть друг друга в архитектурном самовыражении.
  - Ссаахл, я догадывалась о твоём отношении ко мне. Я веду себя с тобой искренне, не скрываю никаких чувств. Ты можешь сам определить, как я к тебе отношусь?
  Мужчина поник.
  - Дружелюбно и отстранённо ты ко мне относишься. Я понимаю, разница в возрасте, в статусе. Но не сказать о том, что ты для меня свет и тепло, не мог. Я всё для тебя сделаю, всё что захочешь, только скажи. Позволь быть только рядом, пусть, как охранник, только не гони.
  - Ссаахл, я не так богата, как ты думаешь. Полный оплаченный месяц, это всё на что ты можешь рассчитывать, как телохранитель. За этот срок я надеюсь устроиться и тоже пойду работать.
  - Женщина, ты меня не услышала, мне не нужна оплата, я найду как заработать, прошу об одном, не гони.
  - Извини, но мне хотелось бы и в личном плане устроить свою жизнь. Как я это буду делать при тебе? - переходя на повышенный тон, возразила девушка, не желая переходить от дружеских симпатий к сердечным отношениям. - Извини, зря ты этот разговор зате...
  Мужчина резко подался вперёд, одной рукой притягивая собеседницу, другой отталкивая прохожего, и ещё двумя вытаскивая оружие. Лидия ничего не поняла, её закрутило, прикрыло ото всех телом Ссаахла, и слух уловил вскрикивания окружающих. Тут же тело охранника обмякло и стало заваливаться на неё. Удержать такой вес она не смогла, но смягчить падение ей удалось, завалившись вместе с ним на дорогу. Лида сразу принялась его ощупывать, ища ранение и пытаясь оценить обстановку.
  - Парализатор. Отпустит минут через двадцать, тридцать, - с трудом прокартавил онемевающими губами Ссаахл. - Притворись недвижимой, - он ещё хотел что-то сказать, но губы его не слушались.
  А напавшие, их было несколько, во второй ипостаси, которую так хотела увидеть туристка, перебежками двигались в сторону дворца, бесшумно отстреливая всех попадавшихся им на пути. До того момента как окружающие не попАдали на мостовую, девушке казалось, что на проспекте довольно безлюдно. Теперь же осматриваясь, она повсюду видела тела.
  "Если их не убили, то какой смысл во временном парализаторе?"
  Из дверей военно-космического адмиралтейства, до которого туристы немного не дошли, выскочило двое военных, и принялись спешно относить упавших и обездвиженных найянцев в здание. Откуда-то нарастал гул и военные, всё больше торопясь, хватали под мышки пострадавших и уже просто оттаскивали к краям проспекта.
  Из другого здания выбежали девушка с женщиной и прислушавшись, бросились помогать спешащим мужчинам. Ничего не понимая, Лида на всякий случай, оттащила Ссахла к самому краю, прижала его к стене и бросилась помогать другим. Усилился не только общий гул, но стала дрожать мостовая, росло напряжение. Было похоже, что на них сейчас обрушится волна цунами, но тогда терялся смысл оттаскивания найянцев в стороны.
  Подбитыми в основном оказались мужчины, поэтому дела у местной девушки и у Лиды особо не спорились. Стрелявшие, убегая ко дворцу, весь проспект выложили телами. Как бы ни старались спасатели, они не успевают освободить дорогу для чего-то страшного.
  Землянка как раз подошла к паре молодых мужчин, одетых в форму и получивших ранение не только парализатором, но и сквозное. Замедлившись, она старалась прикинуть, как одного из них подхватить удобнее и не усугубить полученное им ранение, как вдруг увидела угрозу в конце проспекта.
  На них мчалось обезумевшее стадо крупных животных, раза в полтора крупнее земных быков, судя по дрожанию камня, копытные. Рогов у них не было, а морда вперёд вытягивалась и походила на рыбу-молот. Таким "молотом" хорошо траву "копной" с земли тянуть, промелькнула неуместная мысль у Лиды. Однако, травоядность животных не помешает затоптать лежащих на дороге найянцев вплоть до самого дворца.
  Чудовищная смерть. Страшная и показательная. Несмотря на полную обездвиженность, жертвы не теряли сознание. Недовольные правительством оппозиционеры перешли к активным действиям.
  Несколько мгновений понадобилось землянке, чтобы оценить ситуацию. Она смотрела на молодых и красивых мужчин, лежащих у её ног, которым ещё жить-да-жить. Упал взгляд и на юную девушку, замершую на месте и с ужасом смотревшую на приближающихся животных, на помогающим убирать пострадавших военных, которые с отчаянием кидали взгляды на усыпанный телами проспект. И хотя появились ещё помощники, было очевидно, что секунд через пятнадцать-двадцать стадо затопчет большинство.
  Всё это Лида видела и наполнялась внутри такой силы протестом, что от избытка ярости, неприятия происходящего, её стало "распирать" зарождающейся в ней энергии, силы. Впоследствии, она много раз обдумывала, что происходило с ней в тот момент. Она в один миг перестала ощущать себя юной и лёгкой, всё в ней стало основательно, зрело, ответственно, властно. Как будто она Мать, должная сделать всё как надо для защиты своих детей. Не допустить неправильности! Горе не только людям(найянцам), но и животным нельзя убивать, - "это плохо, плохо, нельзя, не допустить", - набатом билось в её голове.
  Боясь впустую расплескать безумное, убийственное состояние, непонятно на каком основании веря, что она сможет, Лида, выйдя в центр и пройдя немного вперёд к перекрёстку, встала как волнорез. Военные что-то крикнули ей, но помешать не могли, они остались позади, за её спиной, и не прекращали оттаскивать обездвиженных.
  Стадо уже было так близко, что масса распалась на отдельные "головы". Вожак - самый здоровый, пёр первым. Были видны его маленькие налитые глазки, ощущалось его недовольство, желание мстить, за нарушенный порядок жизни его стада. Вожака раздражала каменная поверхность, с боков на него давили и слепили белые, ненадёжные скалы, он не видел, не знал, куда надо бежать, но бежать отсюда точно надо было. И он пёр, выдавая горлом глухой гудок, предупреждая, чтобы никто не стоял у него на пути.
  Лидии было мало воздуха, чтобы дышать, она делала глубокие вдохи, раздувая ноздри, и всё более чувствовала себя агрессивной, сильной, непробиваемой. Голова её наклонилась чуть вперёд, на приближающееся стадо она смотрела тяжело, исподлобья, с угрозой. Она, то видела вожака, то ей казалось, что это гигантская волна накатывает на неё и разбивается на мелкие брызги, и снова пронизывали злые глазки вожака, и тут же наплывала другая картина, как всё стадо перед ней падает в пропасть. Эти "картины" наплывали одна на другую, и неизменно было только одно. Сила, энергия, прущая из землянки, была настолько ощутима, что её казалось можно трогать руками.
  Неизвестно было, видел ли вожак женщину? Может, видел перед собой гранитный волнорез, или пропасть, ведущую его стадо к смерти, но он затормозил, склонил ниже свою здоровенную уродливую башку, как бы примеряясь, на чьей стороне будут силы, если стукнуться лбами и... свернул на боковую улицу. Стадо, чуть поколебавшись, послушно побежало за ним.
  У Лиды не было времени думать, а не будет ли хуже, если стадо уйдёт вбок, ведь она не знала города, возможно, где-то рядом был выход к земле и можно было бы сразу прекратить творящееся безумие, но в данный момент никто не предложил ничего лучше. Так же, как внезапно накатило состояние "могущей управлять", точно так же, это состояние вмиг покинуло её. А стадо, тем временем застопорившись на более узкой улице, разделилось и часть, потоптавшись, намерилось бежать всё же прямо, по проспекту.
  Отчаяние и слабость, триумф, который сейчас обернётся поражением. Девушка напряглась, пытаясь повторить своё "всевластие", но безуспешно. Последним усилием они заорала так, как никогда в жизни не кричала. Долгий протяжный крик, переходящий в ультразвук, бил по ушам всем.
  Более яркой окраски, чем виденный ранее вожак, животное, взявшее на себя смелость вести отколовшихся, затопталось, будучи оглушённым и развернувшись, помчалось в другую сторону по той же улице.
  "Одни направо, другие налево" - подумалось Лидии и ноги первыми, не выдержав напряжения, подкосились, уронив свою хозяйку на бедро.
  Опершись рукой, девушка сидела посреди проспекта и с удивлением смотрела, как поднимается местная феечка, прикрывавшая своим тонким тельцем одного из раненых в форме. Как она поднялась, разрыдалась и видимо обессилев, упала на колени с таким стуком, что даже у Лиды прошли мурашки по телу. Видела, как местная женщина бросилась к девчонке, пытаясь успокоить, помочь. Видела, как военные, помогавшие оттаскивать пострадавших, что-то говорят в переговорник и бегут к ней. Успела посмотреть в порядке ли её телохранитель и, убедившись, что тот пытается изо всех сил дёргаться, надеясь разогнать кровь, чтобы снять действие парализатора, улыбнулась и позволила себе спокойно упасть в обморок.
  "Теперь не страшно, можно" - разумно подумалось Лиде.
  
  

Глава 11.

  
  В больнице.
  
  Очнулась Лидусик почётной гражданкой первой планеты системы Найянов. Кадры, как она останавливала бегущих бронзов, не переставая, транслировались по всем каналам. У дверей палаты больничного комплекса дежурил почётный караул, останавливающий желающих побеседовать со знаменитой героической верийкой. Рядом с караулом сидел мужчина в костюме и принимал под запись дары от спасённых ею граждан. Всю эту суету девушка наблюдала сквозь прозрачные стены палаты, догадавшись, что для тех, кто снаружи, стена не просматривается.
  Благодарность и внимание были очень приятны ей. Особенно когда вот так, на расстоянии. Не нужно смущаться от слов благодарности, каждому дарителю говорить, что "не стоило беспокоиться, тратиться". Конечно, когда Лидка попёрла, как придурочная против бронзов, ни о каких будущих преференциях она не думала, но сейчас, когда всё позади, она сама была в шоке от своего поступка, от тогдашней безумной уверенности в себя и своё могущество.
  Не время и не то место, чтобы мусолить свой поступок, решила девушка. Встала, привела себя в порядок, вызвала Ссаахла, выслушала новости и явила себя народу.
  Мягко и скромно улыбаясь, благодаря за внимание к ней репортёров, ответила на несколько вопросов и хотела уже покинуть больницу, как увидела стоящих в стороне, восторженно взирающих на неё двух мужчин, невольно сподвигших её на подвиг. Ребята видимо уже получили необходимую помощь и стояли позади, караулившей главную героиню, толпы. Восхищение в их глазах окрылило Лиду ещё больше и "светясь красотой и женственностью", как говорили после репортёры, она подошла к ребятам, чтобы поприветствовать их и поинтересоваться здоровьем. Пара ничего не значащих фраз, лёгкое соперничество между ними и приглашение встретиться чуть позже.
   У девушки сердце замирало от лёгкого флирта, который происходил между ними всеми. Никогда ещё на неё не обращали внимания мужчины такого класса. Экстра-класса. Внешность, образование, холёность, клан военных, а он здесь наиболее почитаем и такой неприкрытый интерес к ней! И вдруг, всё как оборвалось, когда кинув взгляд дальше, она увидела, стоящую в уголке "феечку" с такой безнадёжностью в глазах, столько отчаяния и безысходности было во всей её позе, что хотелось схватить её за руку и удерживать от беды.
  - Давайте познакомимся с ещё одной вашей спасительницей! - слегка наигранно воскликнула Лида и двинулась к одинокой фигурке. - Если всё было заснято камерами с домов, то вы должны были видеть, как эта изящная девушка закрывала вас своим телом!
  - Да, да, конечно, её попытка была мила, - недоуменно проговорили ребята.
  - Как это "мила"? - удивлённо повторила землянка. Она уже почувствовала, что "феечку" никто чествовать как её не будет, но пренебрежительное отношение к ней было совсем уж не к месту. - Как вас зовут, храброе создание? - приветливо и чуть покровительственно спросила героиня.
  - Януари, - ответила очень смутившаяся и застеснявшаяся большого внимания, девушка. Журналисты не отставали ни на шаг, и вся толпа затихла, чтобы лучше слышать тоненький голосок юной чаровницы.
  - Януари, как ты решилась на такой самоотверженный поступок?
  Пожав плечами, она, совсем смутившись, ответила:
  - Не знаю.
  - Ты понимала, что погибнешь?
  Януари только кивнула головой.
  - А почему ты закрыла собой именно его?
  Лида понимала, что мучает вопросами это юное создание, но для всех хотела донести мысль о важности поступка девчонки и не понимала, почему Януари никому не интересна. Молчание затягивалось, ребята уже аккуратно попытались оттеснить Лидию от девушки, как та произнесла на грани слышимости.
  - Потому что он самый прекрасный, лучше его нет во всей вселенной.
  Раздавшиеся от ребят фыркающие смешки произвели впечатление на обоих девушек, как оглушающий гогот. Если "феечка" потеряла все краски жизни и вмиг стала похожа на привидение, то Лиду захватила ярость, хотелось бить стопудовыми кулаками красавцев по лицу и поучать: "никогда, никогда так не поступай с чистым и светлым чувством, никогда!"
  У землянки от нахлынувших эмоций слегка закружилась голова. Обернувшись, она заметила рядом стоявшего Ссаахла, который прожигал взглядом красавчиков.
  "Надо что-нибудь сказать" - растерянно подумала Лида, но...
  "Ничего я не понимаю в этом дурацком обществе!" - с отчаянием пронзила мысль. Погладив Януари по голове как ребёнка, землянка развернулась, и больше ни на кого не смотря, уверенно покинула больницу.
  Лидии надарили именных карточек, по которым она могла выбрать самостоятельно себе подарок на определённую сумму, сладостей и немного украшений. Чтобы отоварить карточки, она решила задержаться ещё на один день и скомандовала отлёт.
  Недавнее признание Ссаахла отошло для неё на задний план. В конце концов, она не виновата, что такая красивая и приятная, и не удивительно, что мужик в неё втюрился. А вот местных мужчин она не понимала. То они чуть ли не охотятся за девушками, то отталкивают их ради инопланетянки. То им нужны чистокровные дети, то готовы на смешанный брак. Но как эти красавцы отнеслись к девчонке, Лидия пережить не могла.
  - Как они могли? - спрашивала она Ссаахла. - Как они могли?!
  - Они сочли её поступок глупым и бесполезным. Шанс на то, что она спасла бы кого-то из них был равен почти нулю.
  - Ты тоже считаешь всё глупостью? Да? - грозно вопрошала она.
  - Глупость. Да, - уже понимая, что ответ неверный и выйдет ему боком, мужчина всё же ответил.
  - Козлы. Все козлы. - Прозвучало, как неожиданно открывшаяся истина. Бросив со злостью на пол только что аккуратной кучкой сложенные вещи, она торопливо заговорила.
  - Да, глупость! Он не стоил того, чтобы она своей жизнью выкупала ему крохотный шанс, надежду на спасение! Как более взрослая и разумная, я бы, если увидела, оттащила бы её за волосы, убеждая, что таких как он, будет в её жизни ещё не один. Но неужели даже ты не способен оценить, её самопожертвования?!
  - Способен! Я способен! - взорвался мужчина. - Я видел, как ты встала на пути у чёртовых бронзов и, проклиная свою беспомощность, старался ползти к тебе, чтобы если не укрыть, так погибнуть рядом. - Обняв и крепко прижав к себе Лиду, он уже не рычал, а шептал, перемешивая слова с поцелуями, куда придётся. - Зачем ты рисковала, зачем?
  Девушка замерла, опасаясь шевелиться и раззадорить мужчину. Чувствуя, что его эмоции утихают, и он всё больше увлекается поглаживаниями и поцелуями, она стала его отталкивать.
  - Не надо, Ссаахл. Прошу тебя, а то мы поссоримся.
  Крепко прижав Лиду напоследок к себе, он опустил руки и резко развернувшись, вышел из номера. Она устало села на кровать и не знала, о чём думать. Столько всего произошло за эти дни, столько эмоций и никак не принять разумное решение.
  - Надо уезжать отсюда, - пришло ясное и простое понимание.
  У Лиды было время успокоиться, и она начала собираться. Процессу очень мешали доставляемые в номер посылки, почта. Она просматривала приглашения на интервью, на званые вечера в самые крутые кланы, на свидания от ничего не понимающих красавчиков. Было среди прочих и приглашение в официальные органы, от которого нельзя отказаться.
  
  

Глава 12.

  
  Генерал Дзан. Интересное предложение.
  
  - Подождите, что прямо сейчас меня ждут? Я могу хотя бы взять с собой своего телохранителя?
  - Да, конечно. Жду вас внизу.
  Вежливо ответил представитель клана военных, успевая окинуть цепким глазом и девушку, и процесс её сбора вещей.
  Ожидаемая беседа напрягала землянку. Понятно, что будут спрашивать, как она свершила свой подвиг, что она ещё может, как управляет и тому подобное. Все эти вопросы она уже задала себе сама. Единственный ответ, это махинации профессора.
  "Сила предков проснулась, что ли?", - возникало предположение.
  Даже в памяти Лиды, обожающей историю, встречались люди, обладающие огромной силой воли, энергии, вели за собой целые народы. А уж совсем первые люди, отцы и матери всех народов, наверняка и на животных могли влиять.
  "Вот как значит программа Русанова откликнулась во мне", - удивлялась она, не зная радоваться, или опасаться своих скрытых возможностей.
  Ведь столько событий произошло, и всё некогда было оценить произошедшие изменения в себе. Да, она помолодела, это было видно сразу. К молодости она списала и то, что стала крепче физически, выносливее, улучшилась память, скорость реакции, острота зрения. Но ведь, положа руку на сердце, хорошей памяти у неё и в молодости не было, зрение было нормальное, но сейчас она могла пёрышки у летящей птицы разглядеть. Просто многие умения ни к чему, поэтому и не замечала. Вот если бы что-то заболело, тогда она уже решала бы проблему, а так...
  Но что же сейчас ей отвечать заинтересованным военным чинам?
  "Не разобрали бы по лабораториям на образцы", - заволновалась она.
  Всю дорогу Лида не могла решить, настаивать на том, чтобы Ссаахл присутствовал в приватной беседе или не стоит ему знать лишнего. Всё-таки отвергнутый мужчина может преподнести неприятный сюрприз. Так, мысленно мечась из одной крайности ожидаемых неприятностей в другую, девушка вошла в кабинет, слыша, как охранника просят подождать в приёмной, предлагая напитки.
  Она повернулась, успокаивающе улыбнулась ему, кивнула, подтверждая, что в кабинет пройдёт одна и скрылась за тяжёлыми дверьми, украшенными пёстрой мозаикой. Оценив богатство и солидность учреждения, землянка закрыла вопрос с телохранителем.
  "Если что, просто лишняя жертва будет", - пришло тоскливое понимание ситуации.
  - Добро пожаловать, великолепная госпожа Орешникова! Рад и счастлив лично встретиться с вами.
  Очень привлекательный, средних с плюсиком лет мужчина, вышел из-за стола встречать девушку и, демонстрируя всяческое почтение, усадил её в кресло.
  - Генерал Дзан. Моя епархия внутренние дела нашей планеты. - Представляясь, найянец опустился в кресло напротив, демонстрируя, что встреча исключительно дружеская.
  Лидии он очень понравился. Серьёзный, очень уверенный в себе мужчина и не вызывает сомнений, что уверенность в нём не без оснований. К тому же генерал весьма привлекательный внешне, впрочем, они тут все очень хороши собой, и самое главное, что нравилось девушке, лицо "носило печать интеллекта". Ей очень нравились мужчины, с которыми она начинала сама стремиться к самосовершенствованию, за которыми надо было тянуться, чтобы выглядеть "на уровне". Этот, по первому впечатлению, был для неё очень привлекателен.
  "Какой кошмар" - мелькнула мысль - "докатилась, каждого мужика примеряю на роль спутника жизни. Надо идти работать, дурь из головы выбивать".
  Лидия слегка улыбнулась, показывая умеренную радость от знакомства, и замерла, демонстрируя своё полное внимание.
  - Скажите, многие ли верийки обладают такими способностями как у вас?
  - Способности? Вы преувеличиваете генерал, - небрежно отмахнулась Лида, используя на всю катушку новую внешность и умение производить наивно-безобидное впечатление. - Вам знакомо состояние аффекта?
  - В общем, да.
  - Именно это и произошло со мной тогда на проспекте. Никогда раньше я ничего подобного не делала, и вряд ли смогу повторить, - немного грусти и сожаления в голосе хорошо соответствовали образу.
  - Вы уверены?
  - Соединилось много психологических моментов в единое, - поучительно, словно копируя своего любимого учителя, начала объяснять девушка, - и я, находясь в шоковом состоянии, сделала, то, что сделала. Вы же видели съёмку?
  - Да, конечно, - кивнул генерал, внимательно слушая обаятельнейшую верийку.
  - Заметили, что когда первая часть стада вслед за вожаком пропихнулась на улочку, то отделившихся бронзов, я уже не смогла так остановить, - Лидия набычилась и попыталась изобразить себя в тот момент, когда из неё лилась сила. - Единственное, что пришло мне в голову, это пугать криком. На Верийи многие животные боятся громких, пронзительных звуков, - закончила пояснения с таким видом, словно маленькому ребёнку открыла истину о страхах животных.
  - Думаю, что вы преуменьшаете свои возможности, - лукаво улыбнулся генерал, получая удовольствие от эмоциональности собеседницы.
  - Думаю, что вы недооцениваете возможности вообще всех разумных, поставленных в особо опасные условия, - строго произнесла девушка, - тем более такие не стандартные.
  - Что вы подразумеваете под не стандартными? - военному всё больше была интересна юная верийка. Не столько своими удивительными способностями, сколько тем, как она умело выскальзывала и пыталась сделать из важного неважное, из редкого обыденное.
  Он бы поверил ей, что она в меру образованная красавица, умеющая вести себя в обществе, но не более, если бы не её внимательный взгляд. И тогда, её улыбки приобретали совсем другой смысл. Она прекрасно понимает, где находится, почему ею интересуются, какие могут быть последствия и ловко пытается выскользнуть из-под неугодного для неё внимания. Генерал улыбнулся, а верийка в ответ сглотнула, что не укрылось от его взгляда, но их общение продолжилось.
  - Ситуации стала опасной, когда преступники начали стрелять, - чуть нахмурившись, она начала объяснять. - Правильно?
  Дзан кивнул, еле сдерживая новую улыбку, чтобы не сбить собеседницу.
  - Я отреагировала вполне адекватно. Испугалась, затаилась, попыталась помочь ближнему. Впрочем, истерика тоже наверняка вошла бы в понятие адекватно. Согласны?
  - Да, - коротко ответил мужчина, думая о том, что каких интересных индивидуумов иногда подкидывают отсталые планеты. Может у верийцев сменилась система образования? Девочка явно из высших каст, только видимо набедокурили или... да, скорее всего, пострадала из-за политической грызни родственников и вынуждена была скрываться, что вполне устраивает его.
  - Продолжаю, - Лида постучала пальцем по столу, привлекая внимание, так как ей показалось, что генерал недостаточно внимателен. - Далее, я стала ощущать угрозу, земля дрожала, нарастающий гул, в воздухе ощутимо висела агрессия, - девушка раскрашивала свою речь интонацией, жестами, мимикой, как делала это при ведении экскурсий детским группам. - Думаю, это почувствовала не только я. Мне стало страшно. Нет, не просто страшно, начал охватывать неотвратимый ужас. - Лидия замолкла, вспоминая свои ощущения и подбирая слова. - Знаете, я читала, что многие верийцы, да и другие разумные, перед страшными катастрофами чувствовали похожий страх. Неотвратимость. Как можно укрыться от стремительно несущейся километровой высоты волны, от испепеляющей лавы, от бескрайнего ядовитого облака. Вы меня понимаете, что я хочу сказать? Всё-таки разные культуры, - неожиданно замялась она, наблюдая с каким интересом смотрит на неё генерал.
  - Пожалуй, да. Продолжайте.
  - Так вот, я уже почти скатилась до неконтролируемого ужаса, как увидела несущихся животных. И знаете, дальше всё произошло так быстро! Животные - не стихия, это всё-таки более мелкое происшествие. И уже не страх, а ярость захлестнули меня, необходимость действия, желание спасти. Всё сложилось вместе, и я выплеснула пережитое на мчащееся стадо. Уверенна, что такое мне больше не повторить. Вы, конечно, заинтересовавшись, можете ставить эксперименты, подвергая мою жизнь опасности, но знаете, ведь всё приедается, и может, - задумалась, продолжила с грустью и усталостью, - только угроза жизням детей, могла бы вогнать меня в похожее состояние. Но не думаю, что оно того стоит. И опять, - Лида вернулась к деловому тону, - возвращаясь к чрезвычайным возможностям в состоянии аффекта, спрошу вас. Уверены ли вы, что в таком состоянии ваши люди не преподнесут вам сюрпризов? Быть может, вы окружены не раскрытыми талантами?
  Девушка замолчала. Вроде бы она сказала всё, что хотела. Сумела разумно объяснить про себя. Показала открытость к диалогу и свою дружелюбность, безопасность для общества. Генерал не торопился продолжать разговор. Он явно обдумывал ситуацию. Пауза затягивалась, заставляя всё больше нервничать Лиду.
  - Ну что-ж, я вас понял. Теперь, послушайте меня. Вы, наверное, слышали, что последнее время у нас много изменений в политической обстановке. Правительством приняты меры, нацеленные на укрепление и совершенствование нашего общества. Но не все поддерживают происходящие и планируемые в будущем изменения. Вы стали свидетелем и участником демонстрируемой акции протеста. Ваше вмешательство сорвало тщательно подготовленное и устрашающее действие. По плану противников, бронзы должны были, пробежав по проспекту, вырваться на дворцовую площадь, а там как раз собирались недовольные жители на запланированную разрешённую акцию по передаче своих требований императору.
  - Простите, не поняла. Сильно недовольные захотели раздавить слабо недовольных? Извините за упрощение ситуации.
  - Да, вы всё правильно поняли, - подтвердил генерал. - Как раз, на днях заработал ещё один проект императора по сближению народа с природой. И в определённых местах теперь разрешён выход из города на природу для желающих. Конечно, безопасность и контроль предусмотрены, но противников, стращающих жителей кошмарными последствиями такого общения было немало. Складываем всё вместе и видим, вырвавшиеся "случайно" животные, показывают, что проект по сближению крайне опасен. Многие непременно громко зададут вопрос, а так ли случайно вырвались бронзы и помчались туда, где собрались толпы недовольных?
  Слушая генерала, землянке казалось, что она вернулась к себе, в своё родное время, когда правда и ложь, били себя кулаками в грудь, доказывая, что ничего вернее их нет. Лиде совершенно не интересно сейчас было ввязываться в перестройку общества найянцев, хотя впоследствии она бы понаблюдала, как пройдут здесь эти процессы. Она не без удовольствия сравнила бы их с тем, что происходило на Земле. Ясно было одно, для мирных жителей она герой, а для террористов - верийка, сорвавшая их планы и виновная в последующих репрессиях. А то, что они будут эти репрессии, к гадалке ходить не надо.
  Дзан наблюдал за девушкой, видел её сосредоточенность и с нетерпением ждал, к каким выводам она придёт. Она была ему всё более любопытна, и у него в процессе их беседы сложились на неё свои личные планы по использованию.
  - Догадываетесь, для чего я вам всё это рассказываю?
  - Думаю, да. Сейчас вы, предупредили меня, что я в опасности, обрисовав происходящее, а ещё хотите мне что-то предложить.
  Генерал довольно улыбнулся.
  "Какая девушка!" Она намного лучше, чем он ожидал.
  - Да, вы правы. Если вы покинете сейчас планету самостоятельно, то вас найдут и накажут за вмешательство.
  - Убьют, - ""накажут за вмешательство", тоже мне словесные изыски", - подумала собеседница.
  - Да. Останетесь здесь, под нашей защитой и... - Дзану не хотелось самому произносит слова о несовершенстве органов, в которых он работал.
  - Убьют, - жёстко произнесла Лида не понимая терзаний генерала, ведь он явно подводил её именно к этому пониманию ситуации.
  - Скорее всего. Пока не произошла чистка наших рядов, я не поручусь здесь за вашу безопасность.
  - Так что вы предлагаете? - землянка показывала всем своим видом, что осознала опасность и готова выслушать любое предложение.
  - Мой сын состоит в клане рабочих и возглавляет проект по исследованию нашей седьмой планеты. Там он, можно сказать, больше, чем император. Сейчас, его отпуск заканчивается, и он возвращается на Седьмую, и может взять вас с собой. Условия там не простые, планета почти не изучена, но безопасность там обеспечена стопроцентная. Никто не может сесть туда без контроля и разрешения моего сына, а для вас это сейчас важно. Три месяца длится смена на Седьмой, где вы можете переждать опасность. Что будет после, мы подумаем потом. Так как, вы согласны?
  - В принципе, скорее да, чем нет, - быстро соображала Лида, одновременно подсчитывая затраты, если самостоятельно будет придумывать и осуществлять бегство от террористов. А ещё ей необходимо время, чтобы разобраться, действительно ли всё так опасно для неё. Небольшая командировка со всех сторон приходится кстати. - Пока что вы озвучили мало данных, чтобы я приняла решение.
  Генерал кивнул соглашаясь. Что-то сказал в переговорник и показал всем своим видом, что готов отвечать на все вопросы.
  - Три месяца? - приступила к общим вопросам землянка. - В случае необходимости я смогу покинуть планету?
  - Только в случае крайней необходимости может быть произведена экстренная эвакуация. Планета находится пока вне зоны полётов, не изучена, и не запланированный полёт на неё очень дорогостоящ.
  Двери открылись, адъютант генерала, подталкивая находящуюся в воздухе столешницу, уставленную напитками и закусками, продвинулся к столику, стоящему между собеседниками и плавно опустив её на столик, после чего молча покинул кабинет. Лида попросила только воду. Сделав пару глотков, продолжила спрашивать.
  - Какие там условия проживания, хотелось бы услышать немного конкретики?
  - Вполне комфортные. Вы можете взять с собой всё что пожелаете. Объём почти не ограничен, только заранее предупредите.
  - Э, меня интересует, сотрудники живут под куполом, или среди природы?
  - В нерабочие моменты контакта с планетой нет. Вполне просторное закрытое пространство. Хотя, условно, окружающая среда обитания не вредна для наших жителей. Те медицинские данные, которые я получил о вас, так же подтверждают, что ни воздух, ни вода для вас опасности не несут.
  - Тогда зачем такая закрытость?
  - Пока мы не отгородились полностью, у нас без конца происходили несчастные случаи.
  - Какого рода? - этот момент Лиде был очень интересен, она никак не могла понять, почему найянцы так закрываются от природы своих же планет.
  - Болезни, причём их разнообразие, просто поражало наших медиков. Нападения животных, укусы насекомых, отравления запахами растений. Несмотря на повышенный заработок, набрать на Седьмую рабочих, исследователей, не представлялось возможным, пока не установили хотя бы безопасную зону отдыха. Но даже с ней больше трёх месяцев никто не желает там находиться.
  - В какое жуткое место вы меня отправляете, генерал Дзан, - удивилась Лида.
  - Вас никто не обязывает покидать на планете зону комфорта.
  - Знаете, раз уж я еду туда...
  - Так вы согласны?
  - Уже почти да. Так вот, раз уж я у вас, в некотором смысле, в привилегированном положении, то мне жалко терять три месяца, просто отсиживаясь. Мне хотелось бы, чтобы там для меня нашлась работа по душе, или учёба. Могу я на что-нибудь подобное рассчитывать?
  У Лиды появилась отсрочка самостоятельной жизни, которой она всё же пока страшилась. Слишком большая ответственность за выбор планеты, предстоящий поиск работы, а тут она вроде убедила генерала не ставить над ней экспериментов, во всяком случае, он как будто хочет присмотреться к ней. Она не против. Бросаться в бега для неё сейчас крайне нежелательно, да и не по силам.
  Дзан задумался.
  - Я смотрел ролики, которые вы продали компании путешествий. Мне понравилось, как вы их составили. Могу вам предложить работу по созданию ознакомительных фильмов с седьмой планетой. Тематику выбирайте сами. Главное, чтобы они были интересны, научной работы от вас не требуется. Оборудование вам предоставят, курс по его использованию организует для вас мой сын. Оплата рабочих будней у вас будет как у младшего сотрудника, а за каждый готовый фильм, который захочет купить у нас вещательная индустрия, вы получите отдельное вознаграждение.
  - А Ссаахла я могу взять с собой?
  - Можете. Но я бы не советовал. Он же с планеты Берг? Они живут там в единение с природой, им их горы - дом родной. Ему будет тяжело безвылазно сидеть в помещении, а выходить в столь чуждую природу будет ещё тяжелее. Были прецеденты.
  - Но, мы ведь много путешествовали, и он ни разу не жаловался на неподходящий ландшафт.
  - Вы летите на три месяца! Вас, как верийку, густыми лесами не напугать, для него же такое количество высоких растений, закрывающих обзор - это постоянная угроза. По прогнозам наших медиков, уже через месяц у него начнутся приступы необоснованной агрессии. Думаю, вы не будете спорить, что агрессия у воина, это серьёзно.
  Не особо убедил генерал, что Ссаахл не сможет приспособиться к новому окружающему миру, но трудности в адаптации у него будут, тут спорить глупо. Возможно, и Лиде будет нелегко адаптироваться. Ведь все её контакты с природой - это дом среди тополей, дорога на работу, проходящие мимо лип и музей с клумбами из бархатцев. Пожалуй, можно добавить выезды в пригородные музеи и два раза с мужем съездила на шашлыки, где от души накормила комаров.
  Но вот что стоит учитывать, то, что телохранитель окажется в зависимом положении у найянцев, к которым он ревнует девушку и это ещё камешек на весы против Ссаахла. Вопрос оплаты его услуг тоже встаёт остро. Она не в состоянии три месяца платить, генерал обозначил свою позицию и не пойдёт навстречу просьбам о трудоустройстве бергца. Эксплуатировать Ссаахла, пользуясь его чувствами, было стыдно. Самостоятельно работу на Седьмой он не найдёт, об этом генерал позаботится, тут к гадалке не ходи.
  "Надо отпускать мужика", - твёрдо решила Лида. Настроение у неё поднялось. Впереди опять что-то новое, а размеренная жизнь откладывается.
  "Всё это так интересно!"
  Госпожа Орешникова пыталась придумать вопросы, которые раскрыли бы сложности и трудности по пребыванию на седьмой планете. Но давняя мечта сотрудницы музея попасть в экспедицию по поискам раритетов, древностей, никак не могла осуществиться на Земле по разным причинам, а сейчас ей, полной сил и здоровья, предлагали войти в состав исследователей планеты! Мечта, которая загнулась под жизненными обстоятельствами, ожила и заставила Лиду хищно улыбнуться.
  "Сам предложил, товарищ генерал! Потом не жалуйся, что я суну свой нос там повсюду", - пошла в разнос землянка.
  Дзан в это время, получив новую информацию по переговорнику, посоветовал девушке в гостиницу не возвращаться и именно в ответ на эти слова увидел, как она злорадно улыбнулась.
  - Как же мои вещи? - вырываясь из экспедиционных мечт, забеспокоилась Лида.
  - Я пошлю своих сотрудников собрать их.
  "Ага, как же, заботливый какой, жучков насуёт мне".
  - Ваш телохранитель может проследить за сбором.
  "Точно, напихают маячков или другой дряни. У тебя Дзанчик прямо на лбу написано, что любишь ты держать всё под контролем. Ладно. Пусть пихают, я в этом все одно ни бум-бум".
  - Хорошо, - покладисто согласилась путешественница. - Когда вылет и где я могу пока расположиться.
  У генерала даже лицо расслабилось, когда девушка выразила чёткую готовность лететь. Лида заметила отпустившее Дзана напряжение и подумала, что где-то она всё же лопухнулась.
  - У нас здесь есть комнаты для отдыха, мой адъютант Крафт проводит вас и устроит. Он же выпишет пропуск вашему охраннику. Вылет завтра на рассвете. За вами приедут. Если будут какие вопросы, то вы можете обратиться к Крафту или прямо ко мне.
  - Ну что ж, поскольку всё происходящее для меня сейчас внове, то даже не знаю, на что нужно обращать внимание, что спрашивать. Поэтому, чуть позже я вполне вероятно вас ещё побеспокою. - Девушка встала, улыбнулась. - Удачного дня вам генерал Дзан.
  - Буду рад ещё раз увидеть вас госпожа Орешникова и спокойных сборов.
  Дзан проводил девушку до приёмной и, отметив встревоженный и ревнивый взгляд её телохранителя, весьма довольный собою, вернулся в кабинет. Ему предстояла ещё работа по тайной переправки верийки на седьмую планету и необходимо было убедиться, что его сын чётко понял, чего он от него хочет.
  
  - Ссаахл, я остаюсь здесь, - сразу приступила к объяснениям Лида. - Ты вернёшься в гостиницу вместе с сотрудниками этого учреждения и поможешь им собрать мои вещи. Вернёшься сюда, и мы с тобой поговорим.
  Телохранитель только кивнул, думая о том, чтобы никак не выразить пронзившее его отчаяние.
  "Старый дурак, положивший глаз на юную девочку", - ругал он себя. "Кто ты, и кто ОНА!", "Вылез из своей деревни и сразу подавай ему богиню! Остолоп!".
  Найянцы, молодые парни, посланные с Ссаахлом за вещами верийки, не затыкались ни на секунду, укладывая вещи в чемоданы, отпуская пошлые шуточки.
  - Четырёхрукий ну скажи, какая она? Часто она принимала мужчин при тебе? Ты завидовал?
  - Такая красотка! Идёт, словно кистью пишет! Плевать, что инопланетянка, я бы её поисследовал тщательно.
  Ссаахл молчал, презрительно посматривая за молодняком. Когда-то сам был таким. Всего интересов в жизни и было, девочки, еда и воинское искусство. "Как же глуп он был. Как много изменила в нём верийка, этот круиз. Если смотреть на мир её глазами, то, как же он интересен, завораживающ и непредсказуем! Столько лет жил, как спал и какое счастье проснуться".
  
  Лидия, предоставленная самой себе, подводила итоги. Дальнейший смотр планет откладывался. Вырисовывался дополнительный заработок и опыт в творческой работе. Страсти по поводу самого факта экспедиции, она пока душила, чтобы суматошная эйфория не мешала ей думать. Для себя девушка сейчас сделать ничего не могла, поэтому она занялась будущим Ссаахла.
  "Ему нужно дать толчок" - бормотала она, просматривая материал, где лучше всего устраиваются Бергцы. Результатов поиск не дал.
  "Похоже, мой телохранитель будет первопроходцем", - с недоумением констатировала она. Дальше в обработку пошли предлагаемые курсы на ближайших планетах и после, когда общая картинка будущего для Ссаахла стала вырисовываться, Лида занялась переговорами с банком, где у неё лежали пара миллионов кредитов.
  Телохранитель застал подопечную, общающуюся сразу с несколькими инопланетянами по галографу. Сосредоточенная, деловая, иногда, делающая намёки собеседникам, что желает рассмотреть предложения других банков. Мужчина, поняв, что дела связаны с финансами хотел уйти в другую комнату, чтобы не мешать, как сразу же услышал:
  - Ссаахл, подойди пожалуйста, требуется сканирование твоей внешности и данные о тебе.
  Ни секунды не колеблясь, следуя за похлопывающей ладошкой по креслу, он выполнил все требования.
  - Надеюсь, мы всё обсудили и моё участие больше не требуется? - строго спросила Орешникова собеседников по галографу и, получив заверения, что всё оформлено как следует, распрощалась.
  - Уф-ф, бюрократы, - выдохнула она, когда голографические фигурки собеседников исчезли. - Теперь ты. - Сделав пару глотков местной витаминной смеси, облизав "усы", тоном старейшины продолжила. - Местные оппозиционеры горят возмущением за моё вмешательство в их планы и жаждут возмездия. В благодарность за мой подвиг генерал предложил мне спрятаться на одной из их малоизученных планет на три месяца, пока они тут карают виновных. Я приняла это предложение. Ты, нигде не засветился, поэтому абсолютно свободен в дальнейших действиях.
  - Могу ли я отправиться с тобой на эту малоизученную планету? - сразу спросил мужчина.
  - Не вижу смысла. Если мне там что-то будет грозить, то ты ничем не сможешь помочь, - пресекая рвущиеся возражения, девушка махнула рукой "мол, дай договорить" - Просто компания мне там не требуется. Я попытаюсь работать, хочется верить, что у меня получится. Твоих чувств ко мне я не разделяю, но Ссаахл я очень рада, что моим телохранителем был именно ты, твоя поддержка в течение этих месяцев для меня неоценима. Теперь мне хочется сделать кое-что для тебя. Ты думал, чем займёшься после контракта со мной?
  - Наймусь телохранителем, - немного отвернувшись, чтобы Лида не видела его лица, нехотя ответил бергец.
  - Тебе не кажется, что ты уже вырос из должности простого телохранителя? - девушка понимала его страдания, но времени было мало, и она не выпускала его из "своих лапок".
  - Больше я всё равно ничего не умею, - отвечать было тяжело и унизительно, но гордо встать и уйти насовсем, невозможно. Совсем скоро она сама уйдёт из его жизни, так стоит ли его гордость последних совместных минут?
  - Насколько я поняла, - не выходя из делового настроения, продолжала Лида, - такие длительные контракты, как был у нас с тобой, случаются не так часто?
  - Верно.
  - Посмотри, я рассчиталась с тобой за весь срок работы.
  Девушке пришлось лёгкими касаниями развернуть Ссаахла к себе, а то он совсем скукожился и смотрел куда-то вдаль.
  - Получилась немаленькая сумма. Послушай, как я предлагаю поступить тебе дальше. Здесь, на второй планете ты можешь купить себе небольшой кораблик. Конечно, на установку, проглатывающую пространство, тебе не кредитов хватит, но найянские корабли любого класса будут лучше, чем другие. Поскольку ты будешь покупать напрямую, то сможешь воспользоваться их специальным предложением. В течение месяца они готовы бесплатно обучать водить купленный у них корабль, и дают все требующиеся документы, подтверждающие твоё право пилотирования. Так же они обязуются ознакомить с правилами эксплуатации и дают три года бесплатной гарантии, если ты прослушал полный курс по уходу и обслуживанию корабля. Как тебе?
  - Интересно, но что я буду делать с приобретённым кораблём?
  - Кораблик по твоим финансам будет, конечно, маленьким, но это твой первый. Используя его, ты организуешь торговлю. Ваши старейшины чужих торговцев не пускают, но первые туристы у вас уже появились. Значит, скоро встанет вопрос об обмене товаров между планетами. Ты один из первых включишься в этот товарооборот.
  Ссаахл пожал плечами, показывая всем видом, что воином быть почётнее, чем торговцем.
  - Если почувствуешь, что у тебя получается, то купишь ещё один корабль, - гнула свою линию Лида, - сдав первый в аренду своему земляку, помощнику. Неважно. Я видела, как за весь наш путь, ты, не применяя кулаков, гасил возникающие конфликты на корню. Это замечательное качество, чувствовать партнёра, противника и находить выход, устраивающий все стороны. Я думаю, через год, другой, у тебя должно быть с десяток кораблей, и ты со временем возьмёшь весь торговый оборот Берга в свои руки.
  - Вряд ли мои начинания так быстро окупятся, чтобы я смог купить второй корабль раньше, чем первый полностью исчерпает свой срок служения.
  - А вот тут тебе пригодится моя помощь. Я являюсь твоим поручителем в банке "Z" и ты возьмёшь там кредит, под один процент годовых. Кредит будешь брать на покупку корабля. Корабль тоже будет являться гарантом твоей платёжеспособности, поэтому такой маленький процент. Если ты скажешь, что деньги нужны на покупку товара, то процент вырастет, имей в виду. Я тебе сбросила всю информацию по банку, почитай. Всегда читай, что подписываешь! Ищи для себя наилучшие условия и не стесняйся грозить, что уйдёшь в другой банк, потому что "здесь тебя не любят". У меня есть деньги в разных банках и если в них будет выгоднее, то я стану поручителем для тебя в другом. Ясно?
  Ссаахл сидел и хмурился.
  - Не отказывайся от моей поддержки, - мягко и немного просительно заговорила землянка, - тем более она мне ничего не стоит. Это просто поддержка на всякий случай. Там же, на второй планете есть курсы по ведению финансовых дел, помощь в открытии своего дела и тому подобное. Прослушай его тоже, стоит не дорого, но поможет тебе лучше ориентироваться в бумажках. Если ты не захочешь заниматься торговлей, подумай, как организовать агентство по найму ваших ребят на разных планетах. Я тебе оставляю свой планшет, будет свободное время, почитай, что во вселенной делается. Анализируй, где могут пригодиться бергцы. Смотри, какой товар лучше всего подойдёт вашей планете или наоборот, может, ваши жители смогут удивить вселенную цветами, грибами, минералами... Просто читай и думай, где твой опыт, способности, найдут применение, где ты можешь получить дополнительные знания.
  Лидия посмотрела на задумчивого и напряжённого мужчину и продолжила.
  - Я не знаю, удачные ли предложения сделала тебе, у меня совсем мало опыта в таких делах. Но в чём я уверена, так это в том, что тебе стоит пойти подучиться, завести знакомства с новыми разумными, посмотреть на мир, выискивая свои личные интересы. Ну вот, как-то так.
  Они оба ненадолго замолчали.
  - Да, чуть не забыла, ты можешь взять кредит до двух миллионов. Ровно столько лежит у меня там на счету. Если нужна будет бОльшая сумма, то тебе не откажут, но процент значительно вырастет. Не рискуй.
  Волнительный выдался день, Лида очень устала, и уже скидывая с кровати покрывало, вспомнила, что забыла сказать.
  - Ох, совсем вылетело из головы. Завтра рано утром мы оба с тобой отсюда уезжаем. Я в экспедицию, ты на вторую планету. Генерал обещал доставить тебя туда с правительственной почтой и устроить на поселение в их военном ведомстве. Ну, в общем, как мы тут сейчас. Через полтора месяца у тебя закончится разрешение пребывать в системе Найяны и надо будет либо продлять его, либо уезжать. Карта с разрешением лежит на столике у твоей кровати. Вроде всё, спокойной ночи.
  "Совесть не мучает, всё сделала правильно" - подумала Лида, засыпая.
  
  Рано утром, двое, терзаемые самыми разными чувствами, не успев толком попрощаться, были разведены сопровождающими по летунцам и каждый отбыл в новую жизнь.
  
  

Глава 13.

  
  Знакомство с Тео.
  
  - Госпожа Орешникова? Приветствую вас, я ответственный за экспедицию на Найоно, рад, что вы согласились лететь вместе с нами. Оборудование для вас уже доставлено. Позвольте, я провожу вас да каюты. Вечером состоится знакомство со всеми членами экспедиции.
  Приятный, подтянутый молодой мужчина так быстро поздоровался и подхватил путешественницу под локоток, что она слегка растерялась и не сразу ответила.
  - Здравствуйте, как мне к вам обращаться?
  - Господин Дзан Тео. Буду рад, если вы будете звать меня по имени - Тео, - и при этом он смотрел на неё такими восторженными глазами, как будто она ему сейчас выдаст порцию счастья.
  - Хорошо, Тео, - Лида не сдержалась и открыто улыбнулась мужчине. - Меня тоже лучше называть по имени, если вы, конечно, не захотите меня ругать. Тогда лучше грозно рычать: Орешникова!
  - Нет, - рассмеялся ответственный, придерживая девушку уже двумя руками, хотя для этого ему приходилось неловко поворачиваться, - надеюсь ругать мне вас не придётся. Ваше имя Лидия? Правильно?
  - Лидия - это более официально, а Лида больше по-домашнему.
  - Как интересно, наверное, есть ещё вариации? - Тео всю дорогу придерживал девушку за локоток, даже когда было узко и уместнее было отпустить её и идти по одному, он, несмотря на неудобство, протискивался рядом, стараясь оставить ей больше места. Глаза его сияли, и было видно, что верийка ему очень, ну прямо очень-преочень понравилась. А Лида расцветала от его внимания и волнения, но делала вид, что ничего не замечает.
  - Да, имя можно менять на ласковый или задорный вариант. Но это специфика моего языка, как для вас это будет звучать, я не знаю.
  - Но как-нибудь вы мне расскажете? - найянец спросил с таким волнением в голосе, что стало понятно, что это как минимум приглашение к дальнейшему общению.
  - Как-нибудь расскажу, - кокетливо стрельнув глазами, ответила Лида и сразу отвернулась, чтобы скрыть довольную улыбку. - А вы поделитесь со мной сведениями, о каком оборудовании идёт речь?
  - А вы разве не знаете? - искренне удивился Тео, приобретая необычайно милый и растерянный вид.
  - Нет, об участии в экспедиции я узнала только вчера, и, проявив желание заняться съёмкой вашей работы на планете, целиком положилась на генерала в выборе необходимого. И мне очень жаль вас напрягать, но мне потребуется как минимум короткое обучение, хотя бы маленький инструктаж по использованию вашей техники. - Лиде было чрезвычайно неловко признаваться в технической безграмотности. - Извините за беспокойство. Я быстро учусь, - неожиданно принялась она оправдываться.
  - Не волнуйтесь, - моментально бросился успокаивать девушку мужчина, - в этом совершенно нет проблемы. На самом деле, у всех сотрудников очень лёгкий рабочий график и желающих научить вас работать с нашей аппаратурой будет много. "В этом я уверен", -убеждённо говорил Тео, и вдруг немного замявшись, попросил. - Но если вы не откажетесь, то мне хотелось бы самому проинструктировать вас.
  - Не откажусь, - облегчённо выдохнула Лида, испытывая признательность за проявленную душевность и теплоту по отношению к ней. - Спасибо вам.
  - У меня только первые два дня будут очень заняты, - неловко начал оправдываться мужчина, опасаясь, как бы верийка не передумала ждать его, - надо принять работу от предыдущей смены, и я в вашем распоряжении. Вот мы и пришли. Возьмите маячок. Двери можно настроить на отпечаток пальца, на голос, или как сейчас, открывать-закрывать маячком.
  - Благодарю вас. А почему маячком называется, а не ключ? - они уже стояли у дверей, а Тео всё также держал девушку за руку, не отпуская.
  - Потому что помогает не заблудиться на корабле. Смотрите, по всему кораблю висят панели, встав возле неё и сжав крепко маячок, вы увидите схему корабля и ваше местонахождение на нём. У нас не все хорошо ориентируются в недрах кораблей, всё-таки клан рабочих, а не военных. Поэтому многие пользуется помощью этих маленьких устройств.
  Проскользнувшую горечь в названии кланов не заметить было невозможно. "Как странно", - подумала Лида, "отец высокопоставленный чин в клане военных, а сын среди рабочих и явно из-за этого переживает. Экие строгости! Правильно у них император клановый строй трясёт!"
  - Спасибо, что проводили, позвольте я начну устраиваться.
  - Да, конечно, - не отрывая глаз от Лидии, сразу ответил Тео.
  Секундное замешательство. Покашливание ребят, нёсших чемоданы, и наконец, руководитель сообразил, что продолжает придерживать верийку за локоток. Смутился он чрезвычайно! Забормотал извинения. Но девушка только мягко улыбнулась, подвинулась в сторону, давая сопровождающим места внести вещи, сама вошла в каюту, и сказав вполне дежурную фразу: "До скорой встречи", закрыла дверь.
  - Уф. Какой симпатяга, - покорённая обаянием и волнением сына Дзана, Лида сияла, словно новогодняя гирлянда.
  Мурлыкая песенку "мы едем, едем, едем в далёкие края..." она начала разбирать вещи. Увлёкшись наведением порядка среди недавних подарков и укладыванием их по-своему в чемоданы, она чуть не пропустила обед. Загоревшаяся панель на стене оповестила, что трапеза будет проходить в главной столовой и всех просят не опаздывать. Оставив всё как есть, путешественница схватила приготовленный брючный костюм нежно зелёного цвета, поправила причёску и, убедившись, что выглядит "скромненько, но со вкусом" выскочила из каюты. При выходе столкнулась с Тео, который то ли только что подошёл, то ли давно мялся у дверей, но увидев Лидию, так растерялся и побледнел, что она не стала акцентировать внимание на факте их встречи.
  - Ой, как хорошо, что вы здесь, сможете проводить меня до столовой? А то изучая карту, боюсь опоздать, - фраза вышла кокетливой, но дала время взять себя в руки управляющему.
  - На обеде ничего важного не будет, - принялся объяснять он, - просто даём возможность всем найянцам приглядеться друг к другу. У нас каждую смену набирается много новичков.
  - Неужели всё так ужасно? - тревога по поводу экспедиции, наконец, достучалась до разума Лиды. - Я не понимаю, данные об условиях на планете положительные, так в чём же подвох?
  - Ничего конкретного, иначе, мы бы давно справились с обозначенной проблемой. Впрочем, мы пришли, не согласитесь ли пообедать со мной вместе?
  - Да, конечно, с удовольствием, - согласилась девушка, понимая, что снова не получила внятного ответа на волнующую её тему.
  - Вечером, после ужина будет не только знакомство, но и показаны материалы о планете. В основном все уже всё видели, но вам будет интересно. Я надеюсь.
  - Это было бы здорово. Неизвестность очень пугает.
  Корабль был в разы меньше, чем лайнер, на котором путешествовала землянка, но тоже производил впечатление. Сотрудников, летящих на планету, было не менее пары тысяч. Столовая, названная главной, представляла собой огромный зал с задействованным вторым ярусом, на котором есть было несравненно уютней. Часть столиков, предназначенная для руководства, отделялась небольшим подъёмом пола, на одну ступеньку, освещением, стилизованным под домашнее и панелями, изображающими водопад. Вроде выделили отдельно, а все одно с народом.
  Обед выдавался по паспорту. В идеале каждый сотрудник проходил медобследование раз в неделю, и доктор вносил поправки в состав пищи. Так что по виду у всех было одно и то же, по составу строго индивидуально. Лида не знала, выдали ей коробочку с едой с учётом её потребностей организма или нет, поскольку у корабельного доктора обследования она не проходила. К тому же, неужели найянцы так хорошо знают, что требуется верийцам?
  Под любопытствующими взглядами болтать не хотелось, поэтому она тоже присматривалась к другим и не торопясь ела.
  Мужчины, сидевшие в "зоне начальства", были в основном не молоды, приятны на лицо, но фигуры их не блистали идеальность, как у военных. Рядовые сотрудники в большей массе своей являлись молодыми, весёлыми, но заметно было, что это простые ребята. Ни воинской осанки, ни безупречной лёгкости в движениях, в общем, полное отсутствие хищности, каковая присутствовала даже у самых молоденьких представителей всей военной касты. Не менее четверти рабочих представляли женщины. К сожалению, глаз порадовать они не могли. Такой вид имели дамы, родившие не менее двух детишек. Ни одной "феечки". Сплошь мужская красота.
  - Здесь мало женщин, - тихонько обратилась Лида к Тео.
  - Девчонок не отпускают родители, женщины с первенцами нужны семье, ну а когда дети подрастают, желающих дам, мы берём работать. Вы видите, их не так уж и мало здесь. С каждой сменой всё больше и больше.
  Ужин прошёл, не отличаясь от недавнего обеда. Как только все поели, столики сложились и втянулись в пол. Стулья мужчины расставили сами, как в кинозале.
  Начальство выступило, обозначив цели экспедиции, попугало статистикой несчастных случаев, сказало о важности их миссии. Было представлено высокое руководство, среднее и малое. Лидию продемонстрировали работникам последней.
  - Хронику нашей работы будет вести верийка, госпожа Орешникова. Код доступа у неё высокий, - жёстко чеканил каждое слово управляющий, растеряв всю свою мягкость и приобрётший угрожающий облик. - Если ей нужна ваша помощь, то вы её оказываете! Именно от того, как она отобразит ваш труд, будут зависеть дальнейшие наши дотации. Нам нужно, чтобы развитие седьмой планеты получило популярность и этим займётся Лидия. Так что прошу оказывать помощь ей всегда и во всём, - казалось, Тео Дзан закончил свою речь мягкой просьбой, но это была только пауза. Мужчина чуть угрожающе подался вперёд и продолжил говорить, внимательно следя, как его слушают.
  - Если кто-то будет досаждать госпоже Орешниковой личными симпатиями, наказана будет вся бригада, в которой состоит "досаждатель". В качестве предупреждения бригада будет лишена выплаты за месяц. Если на ваши приставания пожалуется сама госпожа Орешникова, то вся бригада получит такой штраф, что отработанной смены будет мало, чтобы рассчитаться. Всем понятна важность и ценность нашей верийки?
  "Боже, какой кошмар. От меня все шарахаться будут".
  Девушка стояла как на эшафоте. Улыбка сползла с её лица, как только она услышала, как чеканит угрозы управляющий Дзан. Тут столько мужиков, он, конечно, прав запугивая их, но как ужасно чувствовать себя "...авном, которое нельзя трогать, а то завоняет".
  К утру следующего дня душевные переживания попритихли. Завтрак проходил в более маленькой столовой и в несколько смен. Девушку определили в последнюю, самую позднюю смену. Никто за её спиной не шептался, демонстративно не шарахался, но и с заигрываниями не лез. Окончательно успокоившись и простив Тео за все свои переживания, она приветливо отвечала тем, кто здоровался и спокойно поела. В конце завтрака к ней подошёл один из заместителей Дзана и пригласил принять оборудование, приготовленное для неё.
  - Как много всего! Я не ожидала. Смогу ли разобраться со всем этим богатством? - прижав руки к груди, Лидия чувствовала себя обманщицей. Одно дело бегать с планшетом снимая всё подряд и вылавливать потом кадры, тасовать, обрабатывать их ради удовольствия, а тут дело пахнет профессиональной работой.
  "Вляпалась".
  - Ну что вы, впервые клан военных сделал нам такой подарок, я сам, первый, готов вам помочь разобраться во всём. Вы только снимайте, хотелось бы, чтобы хоть один клан из касты исследователей, учёных, медиков, проявил интерес к нашей работе, а то тычемся как слепые верушки наугад.
  - Но почему такое небрежение целой планетой со стороны основных каст?
  - Поначалу они активно участвовали в изучении Седьмой, планировали её полное освоение. Но высокая смертность заставила глав многих кланов ввести запрет на дальнейшее участие своих людей. Только наша каста рабочих продолжает рисковать, изредка малые кланы исследователей потихоньку примыкают к нам, ради заработка.
  - Господи, опять я слышу про смертность.
  - Но сейчас разработана техника безопасности, мы работаем на природе только во второй ипостаси, вы получите специальный костюм. - Мужчина серьёзно посмотрел на собеседницу. - Если будете осторожны, то ничего с вами не случится. Сколько я сюда езжу, больше половины несчастных случаев - элементарная глупость.
  - Да, конечно, я понимаю. Господин Ниварт, давайте разберём, что мне выдали. Мы ведь завтра прилетаем на планету?
  - Да.
  - Мне на базе выделят помещение?
  - О чём речь, несомненно.
  Ниварт кивнул, соглашаясь. И приступил к разбору коробок с техникой.
  - Вот смотрите, эти камеры вы прикрепите на выбранные точки, и они смогут снимать беспрерывно двести часов. Потом следует скинуть с них записи на вот этот накопитель и запускать по новой. Надо же, на сорок штук расщедрились! Принимайте.
  - И это мне одной их все просматривать? О чём они думали, когда грузили такое количество?
  Мужчина задумчиво потёр подбородок и сочувствующе посмотрел на верийку.
  "А может так и лучше, поставить камеры ей помогут, а остальное время пусть сидит в безопасности и смотрит, так она точно проблем не принесёт. А то ведь до чего ж хороша, глаз не отвести", - размышлял мужчина о новом члене текущей смены.
  - Так, накопитель у вас очень объёмный, но без дополнительных функций. Смотрите, вот ваш органайзер. Ух ты, последняя модель! - Ниварт нежно погладил по корпусу органайзера. - Здесь я, пожалуй, ничего подсказать не смогу, это только Дзан сможет разобраться в наворотах. Он у нас умный парень. Органайзер этот берегите, он стоит как маленький корабль. Не советую его выносить даже из вашего рабочего помещения.
  Господин Ниварт внимательнее посмотрел на Лиду, как бы спрашивая "что же ты за штучка?". Землянка сама тоже сурово вопрошала себя: "ну что, дотребовалась работы? Как теперь мозгами скрипеть будешь?"
  - Так, что у нас тут ещё? Ага, малый органайзер. Даже два. Вот с ним и ходите. Он у вас будет и как камера, и как малый накопитель, и обрабатывать материал может. Модель хорошая, но до органайзера по дополнительным функциям, по объёму не дотягивает. И мой вам совет, используйте каждую возможность скидывать проделанную работу в большой накопитель или в органайзер на хранение. А лучше и туда, и туда. Нередко у нас техника, работая на природе, обнуляла все настройки. Иногда и не один раз в день.
  - Ух ты, электромагнитные излучения, да?
  Ниварт вскинул удивлённый взгляд.
  - Не знаю, нет исследований. Мы как-то больше внутри планету изучать пытаемся, на наличие полезного сырья, выгодности добычи. Бывает образцы растений собираем, консервируем их для науки, рассылаем в кланы, прося исследовать, но видимо пока ничего ценного, раз они до сих пор не востребованы.
  Лидия всё не так себе представляла. Рюкзаки за спину, оружие в одну руку, анализатор какой-нибудь в другую, и вперёд. А тут как будто быстренько пинцет наружу высовывают, хватают, что успели и бестолковой толпой смотрят.
  Дальнейший полёт, прибытие, высадка, всё прошло буднично. Без некоторой суеты не обошлось, слышалась и ругань, но предыдущая смена улетела, а нынешняя приняла эстафету и всё устаканилось.
  
  

Глава 14.

  
  Седьмая планета Найоно.
  
  Тео Дзан каждую свободную минутку старался уделить внимание девушке. Отец требовал, чтобы Тео к концу экспедиции женился на ней. Генерал один из первых получил сведения, что верийка полностью совместима с найянцами и способна дать чистокровное потомство. Чистокровность определяло только одно, способность ребёнка иметь второй облик. Огромным бонусом такого брака было, то, что сама верийка в отличие от местных девушек, свою красоту так резко не потеряет и таким образом, потомство от неё становится ценным не только в виде сына, но и дочери. И немаловажный факт, это идти в ногу со временем. Брак именно с этой инопланетянкой угождает и старым традициям, и новым веяниям, вводимым императором. Генерал не сомневался, что уникальную верийку будут искать в первую очередь не террористы, а его коллеги, желая заполучить её в свою семью, поэтому план услать её подальше с сыном созрел мгновенно.
  Все доводы отца Тео считал разумными и был благодарен ему за то, что он всячески тянул его из касты рабочих в касту военных. Будучи умным и прекрасным организатором, получившим разностороннее образование, он принёс бы несомненную пользу клану, где состоял отец, несмотря на свои не подходящие личностные параметры.
  Конечно, Тео получил все имеющиеся данные касающиеся девушки. Его восхищал и вводил в трепет тот момент, когда она встала против бронзов. Она была очень привлекательна внешне. Но когда он увидел её наяву, то сразу понял, что пропал. Он смотрел на неё и не мог насмотреться. Ловил всё время себя на желании взять её ладошку и целовать пальчики. Становилось жизненно необходимо касаться её. Самое большее, что его волновало все эти дни, это как она относится ко всему происходящему. Он, как заядлый педант, отслеживал каждую её эмоцию, чтобы убрать с поля её нахождения всё неприятное, и только радовать её, удивлять, заставлять улыбаться. Такое сумасшествие происходило с ним впервые.
  
  - Этого не может быть! - шептала Лида. - Просто невероятно.
  Она стояла на защищённой смотровой площадке и жадно рассматривала окружающую их природу. Когда она смотрела короткий видеофильм, ей почему-то он показался слегка бракованным в цвете. Сейчас же она видела перед собой синевато-зелёный мир, словно смешались краски Земли с видениями художника фантастического фильма "Аватар". Планета была красива, ошеломляла, но её поразило именно совпадение фильма из прошлого и реальности.
  - Да-а, чего только не бывает, - потрясённо выдохнула она.
  Лида ещё долго крутилась на площадке, рассматривая планету, пользуясь штукой вроде подзорной трубы или эксплуатируя панельку, с помощью которой можно было запечатлеть картинку в зоне доступа и увеличивать её до "клеточной" структуры. И всё это время ей портил впечатление "засраный мухами прозрачный купол".
  "Неужели ничего не придумать, чтобы почистить?" - яро возмущалась она.
  "Мужичьё".
  С виду всё было прозрачно, но как только хотелось получить кадр, так сразу становилась заметна деятельность насекомых.
  - О, боже! - ошеломлённо выдохнула землянка. А ведь у них на первой планете нет вообще насекомых! Вполне вероятно, что и на второй, и даже на третьей их нет!
  "Вот где корень их проблем! Упустили целый пласт изучения жизнедеятельности маленьких организмов. Они же не болеют совсем, значит микробы тоже мимо. Вот идиоты! Наотгораживались от природы. И это высокотехнологичная цивилизация! Пфф!"
  Мысль, поразившая Лиду, не отпускала её долго. Она спорила с собой, доказывала себе, что не самая умная, и наверняка "собака зарыта" в чём-то другом. Но каждая её личная клеточка кричала, что найянцы, когда-то не справившись со стихиями, отстранились от своей природы, и она сейчас так же им дика, как и непонятен этот живой мир Найоны.
  
  Тео просто млел, когда помогал осваивать Лидуше технику. Она внимала каждому его слову. Смеялась, когда они, пробуя возможности органайзера, оживляли нарисованных ею персонажей-исследователей.
  "Котёнок. Мультипликационный котёнок", - так назвала она, того, кого нарисовала и кем чувствует себя сейчас. Котёнок, похожий на распространённую верУшечку, осторожно крался сквозь растительность и резко подпрыгивал в испуге от крошечного летящего животного (насекомого) пытающегося сесть ему на мордочку. Восторг и азарт захватили верийку.
  - Так, Тео, а что он ещё может? - Лиду восхищали возможности органайзера и знания Тео.
  - Очень много. Тем более он запоминает и анализирует проделанную работу и впоследствии управление им вообще должно упроститься. Но проверять его надо, в отзывах писали, что бывают накладки в самообучении органайзера.
  - Посмотрим, посмотрим, - азартно шептала Лида.
  - Можно совмещать картинки, - пояснял Тео, - вот на записи идёт наш техник в столовую, а у нас, мы его пустим гулять по планете, и программа автоматически на пути его следования подтирает веточки, листочки, получается, как будто он их сам толкает их, продвигаясь вперёд. Тут много всяких функций, требующихся для творчества.
  - Да, запомнить бы всё, - восхищалась девушка.
  - Только Лида, не забывайте, что от вас как раз требуется достоверность. Творчески поданная точная информация.
  - Не волнуйтесь, я всё понимаю. Я буду очень стараться. - Видя, как Дзан не отрывает от неё глаз, добавила. - Приложу все усилия, чтобы не подвести вас.
  Отношение Тео к Лидии, кружило ей голову. Умный, ответственный, интеллигентный, волнующийся о каждом её вздохе, предусмотрительный, мягкий с ней, строгий к окружающим. Он уже много лет тянул разработку всей планеты на себе, организовывал, находил средства, завлекал рабочих, наладил сбыт добычи. Его знания поражали, он был подкован практически во всех вопросах, которые возникали у землянки или у его служащих.
  Всё это так подкупало! Прошло всего несколько дней, и она уже начинала ждать, когда Тео сможет выделить ей время. Как-то, стоя на смотровой башне, она увидела быстро идущего, почти бегущего мужчину. Тогда она подумала, что, наверное, случилось где-то неполадка, и каково же было удивление, когда через пару минут он предстал перед ней.
  "Он бежал ко мне!"
  Завязавшиеся тёплые отношения Лида очень берегла. Для неё не было речи о внезапно вспыхнувшей любви, горячей страсти, безумстве, как когда-то происходило у неё с погибшем мужем. Но глубокое одиночество отступало, уходили страхи о будущем, давая место для уютного общения, душевного тепла и чувства защищённости. Она врастала в этого удивительного мужчину постепенно, шаг за шагом. Ей очень нравилось, когда Тео искал и находил повод, возможность касаться её. У них даже появилась негласная игра. Он держит её за руку, приобнимет ли со спины, поправляет мешающийся локон, а она выскальзывает, якобы по делу, а он тут же, как будто потеряв величайшую ценность, хватает её заново.
  
  Первый выход на работу. Госпожа Орешникова была в ярком оранжевом защитном костюме. Сидел он не в облипку, но весьма и весьма по фигуре. Закрыта она была полностью: от стопы до носа. Дышать воздухом планеты ей не разрешили.
  - Понимаете, несмотря на то, что состав воздуха для вас, как и для нас подходящий, у него есть странная тенденция меняться на разных участках. Проконтролировать это мы не сможем, поэтому во избежание...
  Лидия не спорила. Люди за неё отвечают. Спасибо за помощников-добровольцев. Камеры ей хотелось установить не только по своему росту, но и в труднодоступных местах. Сопровождали её двое "старичков". Ранэкс и Видарл уже в третий раз оставались на планете и решили, что больше судьбу испытывать не будут. Деньги на женитьбу были собраны, а на жизнь они смогут заработать, не покидая своей планеты. За сопровождение верийки им обещали сделать небольшую надбавку, но их привлекли не столько дополнительные кредиты, сколько желание прихвастнуть и покрасоваться своей опытностью пребывания на седьмой перед красивой девушкой.
  Перед самым выходом ребята сменили очаровательно-смазливый облик на воинствующую ипостась и явно ожидая восхищения от инопланетянки, косили на неё глазом. Лидия не очень понимала, как она должна отреагировать на огрубевшие черты лица, неестественно уплотнившуюся кожу, чуть увеличившееся в размерах тело.
  - Ого, какие вы грозные, - вежливо прокомментировала она преображение ребят, добавив чуточку восторга.
  Этого хватило, чтобы они заулыбались и уверенной походкой бывалых, выдвинулись вперёд. Лидия, улыбнувшись детской жажде похвалы, пошла за ними.
  Окружающий мир ошеломлял с первых шагов. Такое разнообразие, богатство, чудеса. Иногда, когда ребята не видели, Лида приоткрывала лицо и нюхала воздух. После нейтрально-очищенного, которым она дышала, ей казалось, что она находится чуть ли не в парфюмерной лавке. То ощутимо пахло влажной землёй и прелыми листьями, мхами, то ощущалась близость воды, в одном месте кустики с мясистыми крошечными листьями и ещё более крошечными цветочками пахли настолько одуряюще, что пришлось быстро закрыть лицо прозрачной маской.
  "Дурман", - мелькнуло у неё в голове, почуяв лёгкое головокружении после нескольких вдохов. Растений похожих на земные было очень мало, разве что принцип. Были папоротники, были травы, цветы, кустарники, деревья, вот в этой классификации она находила схожесть. И значит, могла хоть как-то предполагать, чего ожидать и как подступать к растениям для их изучения. Но встречались и диковинки, похожие на то, что она видела в фильме, типа схлопывающихся полугрибов.
  Это была сказка, чудо.
  - Лида, заканчивается второй час нашего путешествия. Пора возвращаться. Вас предупреждали, что больше четырёх часов, без передышки, никто не может держать второй облик.
  Ранэкс, во время блуждания девушки, взял на себя роль смотрящего за опасностями. Видарл же развешивал камеры, маскировал их так, как просила Лида, и помечал на карте, чтобы после, когда настанет время, без труда обнаружить устройства.
  - Ой, Видарл, посмотрите, мы успеем ещё дойти до водопада и там установить пару камер?
  - Э, нет, съёмка местности с космоса показывает, что прямого пути туда нет. Делая круг, мы потратим больше времени, чем можем себе позволить. Так что я тоже за возвращение.
  - Как жаль, - возвращаться под купол не хотелось.
  - Ничего страшного, завтра если сразу идти к водопаду, то вы всё успеете сделать, - подбодрил Ранэкс.
  - А почему мы не можем использовать летунцы? Ведь они есть на базе.
  - На летунцы нападают огромные хищные птицы. А мы связаны законом Цвита. - Видарл перебил уже открывшего рот объяснять Ранэкса.
  - Что это за закон? - "как многого я не знаю", - подумала Лида.
  - Закон о бережном освоении планет вообще, и в особенности, планет нашей системы. Если бы не закон Цвита, мы давно бы уж тут всё расковыряли, до всего докопались.
  - Э, очень ответственное отношение к природе, это мудро со стороны вашего правительства принять такой закон.
  - Ну да, после того, как из четвертой планеты сделали каменную пустошь, стали умнее, - всё-таки вставил своё слово Ранэкс.
  - Выкачали ресурсы, да? - предположила Лида.
  - Если бы, только приготовились, внедрились, установили башни, трубы и планета начала дрожать. Тряслась и дрожала лет двадцать, пока вместо буйного растительности и наших заводов не осталась одна голая пустошь. Даже воздух на планете перестал быть пригодным для живых существ.
  - Ничего себе. Но как же так?
  - Что-то важное мы там затронули, нарушили и нас оттуда "вычистили". Учёные предполагают, что через пару тысяч лет есть шанс, что планета захочет восстановиться. - Это уже прихвастнул знаниями Видарл.
  - Как это захочет? Она разумная?
  - Что-то вроде того. У нас все неосвоенные планеты получили статус условно-разумных, - постарался не упускать инициативы Ранэкс.
  Изредка перебрасываясь впечатлениями, группа благополучно добралась до базы. Тео, встречавший их, удовлетворённо кивнул ребятам, отмечая их работу сопровождающих положительно, и бросился хлопотать вокруг Лиды, не обращая внимания на понимающие смешки окружающих.
  - У нас есть зал для медитаций, приведения уставших мышц в порядок. Давайте я провожу вас туда.
  - Ой, чуть попозже Тео. Дайте мне минут двадцать. Я переоденусь, приму душ и с удовольствием лягу в капсулу расслабляющей мышцы. Я была уже в этом зале и в восторге от предоставляемых им возможностей. - Заметив, что Тео расстроился, добавила. - Только, кажется, я забыла, как туда идти. База такая большая, что я путаюсь здесь.
  Управляющий расцвёл.
  Проходили дни за днями. Лидия установила камеры, где хотела. Сопровождающие у неё менялись часто. Работа найянцев ограничивалась временем держаться во второй ипостаси не более четырёх часов в сутки, и они могли сопровождать девушку только в свой выходной. Очень скоро ей стали давать одного сопровождающего вместо двух. Она могла бы выходить и чаще с базы, но начал поступать материал с уже установленных камер, и чтобы не копить его, Лида стала фильтровать его сразу. Всё интересненькое она "вырезала", подписывала и раскладывала по папочкам, заодно ближе знакомясь с этим миром, его обитателями.
  Следующим этапом её работы должно было стать отображение деятельности рабочих. Только когда руководство убедилось в её разумном, спокойном подходе к вылазкам, Лиду включили в группу рабочих, отправляющихся собирать данные о местах нахождения редкого минерала, кварта. Его основное свойство состояло в том, что он не чувствителен и не виден приборам. Учёные разбивали каждый камушек на нано частицы и экспериментировали с ними. Военные мечтали использовать квартовое покрытие на своих кораблях, это было бы личное преимущество найянцев перед всеми.
  За квартом выходило более пятидесяти групп одновременно. Все они расползались веером по местности, и большая часть не возвращалась на базу, а должна была использовать приготовленные ранее другими группами "точки отдыха". В "точках отдыха" таилась главная опасность. Нередко бывало, когда, истратив лимит четырёхчасового движения, группа подходила к месту "точки отдыха" и не находила её там.
  Лидия должна была сама решить, к какой группе ей по силам присоединиться. Конечно, хотелось бы уйти подальше, но двигаться четыре часа, а потом высиживать с найянцами почти сутки в точке отдыха, ей не хотелось. Это очень раздражало.
  "Ну да, живут чуть ли не в три раза дольше людей, так никуда и не торопятся", - злилась она. Лиду очень манило озеро, примеченное ею на космосъёмке. Там преобладал немного другой вид растительности по берегу и главное, за озером стояло гигантское дерево, со шнурообразными условными листьями. Найянцы дерево осмотрели ещё давно и не нашли в нём ничего интересного, кроме того, что таких деревьев всего несколько единиц на планете, а корни их расходятся на многие километры. Лида же верила в художника "Аватара" и вожделела увидеть, потрогать сакральное древо. Ведь такие совпадения не могли быть бессмысленны.
  Дёргаясь и нервничая, Лидия не знала до последнего, будет уходить она на несколько дней или вернётся сегодня же. Многое можно было изучить через экран, но важно же самой потрогать всё, понюхать. И дерево манило её. В конце концов, выпросив в своё пользование небольшую летящую платформу, она загрузила на неё еды, необходимые вещи для похода и камеры. Подумав, уплотнила всё и добавила ещё еды. Тео настороженно наблюдал за сборами. Волноваться он начал, заметив, что девушка грузит совсем странные вещи. Из неизвестно каких закромов, она вытащила моток верёвки, "наверное, из запасов спортзала", - подумал он. Далее был упакован здоровенный тесак.
  "Это же из ящика для экстренного ручного открывания дверей! Древность несусветная. Шутка первых рабочих!"
  Несколько клейких водонепроницаемых медицинских рулонов пластырей вогнали мужчину в шоковое состояние. Баночки, порошки, капсулы, это всё из закромов докторов. На этом мужчина не выдержал и удалился договариваться о своём отсутствии под куполом несколько дней.
  
  

Глава 15.

  
  Вылазка на природу.
  
  - Тео, вы что же идёте с нами? - радостно воскликнула Лидия, приноравливаясь управлять нагруженной вещевой платформой.
  - Да, вот надо и мне когда-нибудь вылезать из базы. А то засиделся, - улыбнулся мужчина, надевая продуктовый ранец. - Лида вы прикрепили все маячки?
  - Вроде да.
  - А на платформу повесили?
  - Ой, тоже надо?
  - Желательно, мало ли она у вас сама улетит куда-нибудь. Так мы её сразу найдём.
  На выходе группа состояла из восемнадцати найянцев. Достигнув первой точки, отдохнув, они должны будут разделиться на пять групп по трое, и в одной группе будет больше народа на верийку, количестве одна штука и руководителя компании, которого стыдно считать штуками, так как он самое важное лицо здесь.
  Первый переход выдался спокойным. Несколько раз группа встречала очень крупных животных, обходила их стороной, те в отместку платили полным равнодушием. Достигнув первого запланированного места отдыха, все бросились подкармливаться. Лидия же нашла уединённый уголок и с облегчением вылезла из своего яркого походного костюма. Даже с наличием внутри комбинезона системы внутренней вентиляции, она в нём потела. Ни разу ей не удалось унюхать запах пота от найянцев, а вот от неё пахло. Было очень стыдно.
  Принюхиваясь к себе после обтирания, она приступала к протиранию дезинфицирующими салфетками некоторых областей костюма.
  "Ничего, зато я точно знаю, что здорова, и мой организм работает на отлично", - успокаивала она себя, подозрительно принюхиваясь к костюму. Запах копился внутри него, не просачиваясь наружу. На базе она пользовалась дезинфектором, в точках отдыха такого не было.
  - Госпожа Лидия у вас всё в порядке?
  "Волнуется лапочка", - улыбнулась госпожа.
  - Всё хорошо господин Дзан. Я переодеваюсь.
  - Вы ничего не покушали.
  - Я ещё не голодна. По расписанию нашей базы через три часа будет обед, я подожду этого времени для приёма пищи.
  Мягко улыбаясь, Лида вышла из огороженной комнатки.
  - Это особенности вашего организма, так мало есть?
  - Тео, вы забываете, что я не меняю своего тела при переходе, и мне не требуется восполнять затраты в энергии. Я устала так, как устали бы вы, просто будучи на ногах в течение четырёх часов. Всё что мне сейчас хочется - это попить горячего напитка и погрызть вкусненькое.
  - Могу предложить вам свой десерт. Батончики входят в меню пайка. У меня есть сладкие, солёные и жгучие.
  - Ну надо же какое разнообразие! А жгучие батончики вам кладут на десерт из каких соображений? - рассмеялась девушка.
  - Ну, они хорошо бодрят, - Тео как всегда сиял в ответ на улыбку Лиды.
  - Давайте солёный. Со сладким напитком мне будет самое то.
  - Не перестаю удивляться вашей тяге к необычным вкусовым сочетаниям.
  - Да, есть такое. Может, вы тоже рискнёте совместить разные вкусы? Есть в этом некоторая прелесть.
  - Если вы мне подберёте такую еду, то рискну.
  - Договорились, как вернёмся из похода, так займёмся обогащением сочетания вкусов в вашем меню.
  Обоим было приятно флиртовать. Интересно обмениваться впечатлениями от увиденного. Тео всегда слушал Лиду внимательно, относился серьёзно к предположениям девушки по поводу планеты и если возражал, то всегда основываясь на фактах, но ни разу не отмахнулся просто так.
  Лида, просматривая материал с камеры, закреплённой на её костюме, выделила смешные моменты и показала спутникам. Небольшое развлечение пошло всем на пользу, ребята смеялись, увидев какие у них были лица, когда они обходили зверей, когда Альб, самый молодой сотрудник, угодил ногой в засасывающую сапог лужу и жутко таращил глаза шепча, что его держат там.
  На следующий день, разделившись и пожелав друг другу удачного пути и работы, все отправились дальше.
  - Ну всё Альб, теперь ты под присмотром начальства, - пошутил напоследок один из ребят, уходящих с одной из последних групп.
  Тео подозрительно посмотрел на Альба.
  - Не ты ли тот парень, который в первый же день работы не рассчитал свои силы и не удержав второй облик, надышался здешним воздухом?
  На Альба было жалко смотреть. Он не только оказался первым пострадавшим в этой смене и отлёживался в лазарете, пока температура его тела не пришла в норму, но и первым травмированным физически. Какое-то меленькое животное (читаем между строк: мушка) залетело ему прямо в глаз, из-за чего пришлось прекратить работу и вернуться на базу. Самое обидное было, что когда доктор осматривал его глаз, то ничего там не нашёл. Из-за такого неудачного начала смены никто из ребят не хотел брать его в свою группу.
  - Не слышу ответа. Вы ведь Альб Ференц?
  - Да это я.
  - Как же вы прошли отбор, если не можете выдерживать положенное время?
  - Я нормально прошёл, как все! Просто в тот раз меня напугала какая-то птица, она пыталась клюнуть меня в голову, я закрылся сильнее, и когда она от меня отстала, то сил до конца рабочей смены не хватило. Но мы тогда шли ставить точку отдыха, и я доделал работу! А потом уже меня отправили в лазарет, - совсем тихо закончил парень.
  - Интересно, с чего бы это на вас напала птица? - удивилась верийка.
  - Я не знаю, их там много было, голосили, трещали, а одна вдруг начала меня клевать, ну чисто как механизм. Без перебоя налетает и тюкает, и ведь мелкая такая, вёрткая, что никак не подстрелить её было. Убежал от неё куда подальше.
  - Тео, а как же закон Цвита? Разве можно стрелять в фауну?
  - Только если есть опасность для жизни от представителей этой самой фауны. Но лучше избегать неприятностей заранее.
  Группа во главе со знакомым уже Ранэртом, увеличившись на две единицы, покинула точку отдыха последней. Бывалый Ранэрт шёл первым, за ним двигался спокойный и молчаливый мужчина, представившийся Соу, следом крутил головой во все стороны Альб и последними шли Лидия с платформой впереди и Тео. Растительность вокруг поднималась ввысь, разрастаясь там и скрывая небо. Поверхность, вся усыпанная сухим опадом, шуршала под ногами. Местность неплохо просматривалась во все стороны сквозь тонкие стволы.
  - Лида, что вы делаете? - в ужасе воскликнул Тео, привлекая внимание всей группы к девушке.
  - Что, что случилось? - ничего не понимая, воскликнула она.
  - Вы сняли маску, вам будет плохо!
  Дзан кинулся к Лиде, пытаясь натянуть на неё прозрачную пластину, но девушка мешала и отворачивалась.
  - Тео, Тео, что вы делаете, прекратите! Не надо, подождите! Тео, прошу вас успокойтесь.
  - Лида, ну как же так, зачем! - не мог смириться с происходящим Дзан.
  Другие члены группы стояли, широко раскрыв глаза, а Альб даже приоткрыв рот, подался вперёд, не веря своим звериным очам.
  - Господин Дзан, послушайте меня! - строго сказала девушка. - Все данные показали безвредность воздушной среды для меня. Я не первый раз хожу без маски. Я гораздо хуже чувствую себя, дыша дезинфицированным маской воздухом. Тео, - пришлось ударить его по рукам, - я задыхаюсь в маске!
  - Но как же так, это невозможно. Медицинские исследования показали, что вещества, обрабатывающие местный воздух для вас безопасны. Вы не можете задыхаться.
  - Я не спорю, Тео. Но, может быть, медицинские исследования не учитывают психологический момент? Я в маске при быстрой ходьбе всё же задыхаюсь.
  Мужчина был сильно встревожен и не готов к такому отпору, какой дала ему девушка, отстаивая своё право дышать без маски.
  - Ну хорошо, раз вы уже пробовали, - сильно переживая, вынужден был согласиться он.
  - Пробовала Тео, и после полностью обследовалась, показатели были все в норме. Вот, смотрите, у меня есть с собой анализатор, я даже сейчас, всё время контролирую изменения в организме. Всё хорошо.
  Подойдя к мужчине ближе, она погладила его по плечу и, заглядывая в изменённые глаза, тихонько попросила.
  - Не волнуйтесь, пожалуйста, я действую очень осторожно, не бездумно. И не забывайте, что я не найянка и для меня может быть не всё так опасно, как для ваших женщин, да и для вас.
  Глаза в глаза, чудесный момент доверия друг к другу, прервался отчаянным воплем.
  - Придурок, не маши руками! - голос Ранэрта, отчётливо выражал злость.
  - Дай я отгоню, - услышала Лида осторожное предложение Соу.
  - Соу не трогай её! В первой смене я видел, как после её укуса мужика раздуло и его даже до лазарета не успели эвакуировать, - резко скомандовал Ранэрт.
  - Это может прокусить нашу кожу? - Дзан старался адекватно оценить опасность.
  - А-а-а, что мне делать, она лезет ко мне! - истошно орал Альб.
  Лидия закрыла рот руками, чтобы не выдать смех. Животным, пристающим к Альбу была оса. Ну, похожая на осу живность. Более крупная, но и более медлительная. На неё можно было просто не обращать внимания и идти своей дорогой и она отстала бы сама по себе. Но парень так перепугался, так усердно махал руками, смело ударял по "осе", отчего ту, то прибивало к земле, то откидывало в сторону, и она начинала всё с большим упорством лезть к нему.
  Тео, увидев, что девушка прикрывает рот руками, подумал, что она сильно испугалась и пытается сдержать крик, чтобы не усугубить нарастающую панику. Он решительно двинулся к Альбу и мгновенно оценив траекторию движения полёта "осы" с силой хотел вдарить по ней и, прибив её к земле, растоптать сапогом. Одновременно с ним подскочил Ранэрт и ударил с той же целью. Альб отмахиваясь и скача блохой, увидев замахивающегося Ранэрта, с ужасом отпрыгнул и попал под удар Тео. Раздался сильный шлепок, парень вскрикнул и, не удержавшись на ногах, упал, сильно выворачивая шею пытаясь не упустить из виду страшное животное.
  - Да, чтоб тебя, ходячее недоразумение! - выругался Ранэрт.
  - Здесь ещё одна, - спокойно сказал Соу.
  Четыре пары глаз уставились на него и крутящуюся вокруг него же ещё одну "осу". Соу не шевелился, так же как и остальная группа в страхе замерла. "Оса" села на Соу, поползала и ещё недолго поперебирав лапками, собралась улетать, вот в этот момент рядом раздался полный боли крик.
  Выпущенная из всеобщего внимания первая "оса" укусила упавшего Альба. Упав от оплеухи на землю и потеряв контроль над происходящим, он заворожённо смотрел на Соу, как по нему ползёт смертельно опасное нечто и, не заметив, упустил свою боевую ипостась. В этот момент, обиженная им не один раз насекомая и нанесла свой удар.
  Альб от боли взметнулся вверх и расширенными от ужаса глазами, тряс рукой.
  - Что, что теперь будет? Я умру? Да?! Ай, как больно!
  Молчание и устремлённые на него взгляды поспособствовали нарождающейся панике.
  "Дурдом", - оценивала ситуацию Лидия.
  "Не может быть, чтобы это насекомое кусало нестерпимо больно. Сами себя пугают, придумывают ужасы и сами же верят".
  Её скептическое настроение нарастало, видя, как молча, стоят товарищи.
  "Прощаются они что ли?"
   "Вот оно, отличие найянцев клана рабочих, от клана военных! Те бы так глупо не вели себя".
  Секунды бежали, а никто не реагировал на воющего и трясущего чуть подпухшей рукой парня. Даже Тео стоял, нахмурившись, но ничего не предпринимая.
  - Альб, - позвала девушка. Он не слышал. - Альб, - громче крикнула она. Бесполезно. Истерика продолжалась.
  Она подошла ближе, обогнула Тео, и как раз был удачный момент, чтобы залепить мальчишке пощёчину.
  "Шлёп".
  Тишина оглушила.
  - Покажи укус, - спокойно, как ни в чём не бывало, скомандовала Лида.
  Альб протянул руку, и на кисти была чётко видна точка и подпухшесть вокруг.
  - Так, ну и чего ты орёшь? Неужели так больно? - строго и чуть насмешливо спросила она.
  - Больно, - прошептал парень, взирая с надеждой в глазах.
  - Ну, мужик пошёл. Чуть укололи, так сразу отпаивать надо. Смотри на кисть внимательнее. Видишь точку?
  Альб ничего не мог видеть, поскольку над его кистью склонилось сразу три головы спутников. Лида тяжело вздохнула. Тем временем, Ранэрт, Соу и Тео дали знать, что точку они видят.
  - Это не просто точка, это кончик крошечной иголочки, которую лучше всего извлечь. Быстрее заживёт.
  - Как заживёт? - удивился Ранэрт. - А яд? Он уже ведь в теле?
  - Да, - не успела продолжить, как Альб снова затрясся нервной дрожью.
  - Да, яд в теле! Вот, припухлость. Но смотрите, дальше опухоль не распространяется. Яда у этого маленького животного слишком мало, на такого большого Альба. Несколько часов, ну, может, дней продержится и пройдёт.
  - Не может быть! - не успокаивался Ранэрт - Я сам видел, как в считанные минуты здоровый мужик умер из-за этой твари. А этот дохляк и подавно сгинет.
  - Ранэрт, ну, во-первых, мы уже стоим и спорим тут несколько минут, и ничего более страшного не происходит. Во-вторых, тому найянцу просто не повезло, что он аллергик.
  - Аллергик? - спросил Тео.
  - Да, у вас нет такого слова. Но вы не будете отрицать, что организм у всех индивидуальный и имеет свои особенности, как приятные, так и не очень. У Альба сейчас вполне обычная, на мой верийский взгляд реакция. Чуть больно, лёгкая припухлость, вероятно, слегка повышена температура, но всё это скоро пройдёт. А вот у того мужчины реакция была совершенно не стандартная. Это его особенность и опасность для него. На многих планетах достаточно было бы принять лекарство и всё прошло бы. Такие люди, остро реагирующие на, казалось бы, абсолютно безобидные вещи, называются аллергиками.
  - Ничего себе безобидными, - пробормотал, не сдаваясь Ранэрт.
  - Да, безобидными. У аллергика реакция могла пойти на запах, на еду, на прикосновение, ну и на укус. Это очень индивидуально, неприятно, но не смертельно, если знать свой личный раздражитель и на всякий случай иметь под рукой лекарство.
  - М-да, так что нам делать? - покачал головой Соу.
  - Ничего особенного. - Верийка повернулась к Альбу лицом. - Давай я тебе выдавлю эту иголку, и пойдём дальше.
  Парень посмотрел на инопланетянку как на монстра и покачав головой, пробормотал:
  - Я сам, потом.
  - Ну, сам так сам, - "было бы предложено" - слегка обиделась на недоверие девушка.
  "Подумать только, ещё недавно к смерти готовился, а теперь губы дует, думает я садистка какая-то".
  Все продолжили путь и без приключений достигли точки отдыха. Тео дал возможность переодеться Лидии, после присел рядом с ней и, поднося её пальчики к губам, целуя их, говорил приятные слова восхищения её храбростью, разумностью и вообще. Так, прерываясь на хозяйственные хлопоты, они и ворковали друг с другом до позднего вечера.
  Утром всех разбудил крик. Самозабвенно орал Альб.
  - Да что ж это такое! Что у него опять? - пробормотала девушка, с трудом разлепляя глаза, и качаясь, не успев полностью проснуться.
  - Винарт! Он знал, что ты за фрукт и подсунул тебя к нам! Прибью ур-р-рода! - рычал Ранэрт, добавляя суматохи.
  Глаза у Лидии раскрылись во всю ширь. Альб скакал, засунув руку в штаны, дёргал ею там и вопил, что есть сил. Ничего понять было нельзя, кроме того, что пока все живы.
  Выскочивший Тео кинул взгляд на Альба, потом увидел Лидию и то, куда она смотрит, подскочил к парню и кулаком повалил его на пол.
  - Ты что себе позволяешь? - в ярости шипел он, еле сдерживая себя, чтобы не трансформироваться и не начать избивать извращенца.
  Альб, не сопротивляясь, продолжал дёргаться на полу и скулил, что его ТАМ страшно жгут или кусают, а он не может ничего понять, потому что ужасно больно.
  Быстрее всех в этот раз сообразил Соу.
  - Снимай штаны, олух! - скомандовал он.
  Тео дёрнулся запретить, но видимо понял, что дело не в извращениях парня и обратился к девушке.
  - Лидочка, выйди, пожалуйста. Прошу тебя.
  Конечно, землянка могла бы помочь разобраться в этой ситуации. Но читать нотации, что бывают случаи, когда скромность излишня, не стала. Повернулась и ушла к себе в крошечный закуток. Стены из похожего на ткань материала нисколько не уменьшали слышимость, и она навострила ушки.
  - Ё-моё, где ты их взял!? - с отвращением воскликнул Ранэрт.
  - Придурок, откуда ты их притащил? - отказала выдержка у Соу.
  - Что это? - с ужасом выдохнул Тео.
  Мужчины произнесли свои реплики одновременно, пугая подслушивающую Лиду.
  - Идиот, посмотри их тьма тьмущая в твоей постели!
  - Я тебя придушу собственными руками!
  - Всем отойти на безопасное расстояние, - строгий напряжённый голос Тео перекрыл все возгласы.
  - А ты куда, отойди от нас! - шипел разъярённый Ранэрт.
  - А-а-а, меня опять укусили! - с новыми силами заорал Альб.
  "Мне нужно быть в курсе событий", - расковыривая щель, решила девушка.
  Она увидела, как трое напряжённых мужчин стояли у входа загородки, где спал Альб. Сам парень слегка подскакивал и руками выковыривал нечто, копошась в "своём хозяйстве". Картина была до ужаса неприлична, не только для глаз девушки. И всё же, не сходившее с лиц мужчин напряжение, говорило о возникшей нешуточной проблеме.
  - Тео, опишите, пожалуйста, мне, что происходит.
  - Лида, только не выходите, опасности для вас пока нет, - со злостью кидая взгляд на Альба и, сосредоточившись, продолжил. - Крошечные животные, меньше, чем вчерашнее раз в пять, тёмного цвета, на шести лапках снуют по кровати Альба. Их несколько десятков, может больше, они перебирают лапками и шевелят усиками. Залезли к господину Ференцу в штаны и кусают его. Сейчас он занимается тем, что скидывает их с себя. У вас есть предположения насколько это опасно?
  - Альб, прими наконец вторую ипостась и выйдя наружу избавляйся от мелких, - крикнула Лида совет. - Тео, он вышел?
  Несколько мгновений.
  - Да.
  - Я выхожу.
  Землянка, оправив на себе вполне приличную пижаму, вышла и вытянула шею, стараясь разглядеть из-за плеча Тео, что твориться в постели Альба Ференца.
  - Тьфу ты. Я уж подумала не бог весть что. Это снова насекомые, - облегчённо бросила Лида. - Ах, да у вас не все знают это слово, архаизм. Ну, хорошо, маленькие, весьма разумные для животных, существа. Они есть на многих планетах. Называются муравьи. Строят домики, похожие на большую кучу. Если не ошибаюсь, то они не кусают, хотя челюсти у них мощные для их размера, а выпускают капелюшечку кислоты, она-то и производит впечатление укуса. Можно я пройду посмотрю, что их привлекло?
  - Я первый. - Тут же откликнулся Тео. Осторожно продвигаясь, ожидая каждый миг нападения, он втиснулся в комнатушку. Поднял складной столик, выкрутил из него ножку и, действуя ею как палкой, приподнял одеяло.
  "Очень разумно", - подумала девушка. Если бы в постели Альба оказалась змея, её это уже не удивило бы. На вопрос, откуда она здесь взялась бы, можно было бы пожать плечами и задать встречный, а откуда муравьи в полностью герметичной конструкции жилища?
  Под одеялом суетилось не меньше сотни насекомых. Их привлекли липкие пятна. Происхождение пятен надолго загадкой не осталось. Как только одеяло полностью скинули в сторону, сбоку у кровати обнаружился незакрытый тюбик со сладкой вытекающей массой. Этот тюбик видимо хорошо покатался ночью по кровати, задеваемый крутящимся Альбом и выдавливаемая сладость оказалась повсюду. На это угощение и пришли насекомые.
  - Так, что привлекло сладкоежек, понятно. Давайте проследим, откуда они пришли.
  - Разве они оставляют следы? - удивился просунувшийся вслед Ранэрт.
  - Их много, они общаются, касаясь друг друга усиками, поэтому, когда есть где чем поживиться, информация передаётся активно, а значит, они будут идти прямо друг за другом. Вот, смотрите, что я имела в виду. Видите, они перемещаются цепочкой. Одни сюда, другие обратно. Организованное движение.
  Все вместе, сгибаясь, а местами перебегая из комнаты в комнату, когда мураши сквозь щели неплотных внутренних соединений напрямую пересекали пространство, искали точку входа вредителей. Нашлась она в дальнем свободном помещении, у окна. Окно в таком складном домике изготавливалось из суперсовременного материала. Материал был прозрачным, сворачивающимся в рулон и воздухонепроницаемым, не нагревался, не охлаждался и тому подобное. Но суть проблемы заключалась в данное время в том, что он был похож на ткань и состоял из переплетённых нитей. И прямо на глазах потрясённых работников увиденной дыркой, подлетела некрупная птаха и наглядно показала, как потрошится суперткань на ниточки. Следом за ней другая птичка из той же компании зависла и так же попыталась вытащить себе кусочек ценного материала. Несколько минут трое мужчин, и девушка стояли и смотрели на это непотребство. С десяток пернатых, сменяя друг друга, подлетали, клевали ткань и отрывая нитку, отлетали, радостно гомоня.
  - Я убью его! - взревел Ранэкс. И бросился наружу, меняясь.
  - Лида не выходите, - коротко кинул Тео, и так же приняв боевой режим, выпрыгнул за Ранэксом и Соу.
  "Чёрти что. Совсем озверели", - недоумевала землянка, не совсем уверенная в том, кого имеет в виду в данном случае. Найянцев, принявших полузвериную форму или оголтелых птичек, смело потрошащих важный объект.
  Признавая за Альбом титул ходячего недоразумения, она не поняла, от чего так ощетинился Ран. Ещё раз посмотрев на наглядный пример торжества природы, она улыбнулась, сходила за камерой и засняла происходящее. На улице мужчины затихли. Лида, чтобы на камере было лучше видно, какую дыру птицы проковыряли, доставая ценный для себя материал, просунула пальцы в неё. Влезла почти вся узкая ладошка.
  "Тут не только муравьи пролезли бы...", - она осеклась. До Ранэрта дошло быстрее всех, что вся компания надышалась природой и неизвестно, что могло пролезть. "Надышаться" Лидия не боялась, а вот пролезть внутрь могла любая пакость. Но обвинять в неприятностях Альба - несправедливо.
  Мужчины вернулись в помещение и, не меняя облика, начали собираться. Все молчали. Альб время от времени пытался коснуться пострадавших мест, но явно стеснялся девушки, и опасался реакции начальника. Покинув бесполезную точку отдыха, все встали рядом с ней и не знали, как поступить дальше.
  Лида помалкивала. Она ощущала возникшее напряжение из-за произошедшего и пока не знала, как помочь его развеять.
  - Предлагаю возвращаться пока мы на ногах, - произнёс Дзан.
  - Поддерживаю, - нехотя согласился Соу.
  - Смысла нет. Дойдём до предыдущей точки и свалимся, если всё плохо. Все одно придётся запрашивать эвакуацию, так лучше рискнём и пойдём вперёд к следующей точке и там решим, что дальше делать. - Неожиданно предложил Ранэрт.
  Альба никто не спрашивал. Лидию тоже. Она бросила парню сочувствующий взгляд, и выступила сама.
  - Я понимаю, что к вашей работе отношения не имею, но господин Дзан, ставлю вас в известность, что свой путь продолжу независимо от вашего общего решения. Надеюсь, мне можно будет воспользоваться следующей "точкой отдыха", если вы все будете возвращаться?
  Дзан стоял будто громом поражённый.
  - Лида, я... я вас не отпущу одну. Об этом не может быть и речи!
  - Мне бы и самой не хотелось бы одной продвигаться дальше. Я всё-таки изрядная трусиха. Но у меня есть цель, дойти вот до этого дерева. - Девушка достала планшет и показала конечную точку своего маршрута. - И на данный момент, я не вижу серьёзных причин возвращаться. Так может случаться каждый раз какая-нибудь ерунда и дело не будет доделано.
  - Лидия, это не ерунда всю ночь дышать неконтролируемым воздухом...
  - Вы сами говорили, что не каждый раз в таких случаях страдали найянцы. Давайте сейчас проверим ваше состояние при помощи анализатора.
  Полчаса ушло на оценку физических показателей. Всё у всех было в норме. Слегка были завышены данные у Альба, но такое случалось при полученных травмах. Если воздействия вчерашнего "животного" и сегодняшних пришельцев приравнять к травме и борьбе организма с ней, доказывала Лида, то и Альб в полном порядке.
  В ответ на возражения о меняющемся составе воздуха, девушка доказывала, что нынешняя точка отдыха стоит на хорошем, сухом месте и никаких странных запахов она не чует. Приводила в пример дурман-кустарник, влажные запахи мхов и просто вонь, заставляла принюхиваться мужчин, которым все одно уже терять нечего. Именно так она объясняла разный состав воздуха. Конечно, благоразумно оставляя шанс, на непредвиденные и необычные обстоятельства, но с каждым её объяснением доля этого шанса уменьшалась, и вариант идти дальше делался более правильным.
  Мужчины, приняв за основу версию Ранэрта о бессмысленности возвращения, собрались и пошли вперёд. Лидии было немного обидно, она столько распиналась, обосновывала, раскрывала глаза на происходящее, а её выступление в расчёт вообще не взяли. С другой стороны, а если она не права? Такая ответственность ей ни к чему.
  "Поменьше болтать надо", - в конце концов, запугала себя девушка.
  Прошли не больше пары часов. Дорога, как назло, вышла тяжёлой. Устали все. Трава под ногами, то скользила, то цеплялась. Ветки лезли путникам в лицо. Пугали мелкие зверьки, внезапно проскакивая мимо. Птицы заставляли вздрагивать путников, пугая их резкими криками. Ранэрт скомандовал остановку. Он тяжело дышал.
  - У меня кружится голова.
  Слова Ранэрта упали камнем. Хуже стало, когда Соу и Тео подтвердили схожее состояние. Нормально себя чувствовал только Альб, правда довольно усталым и Лида более-менее держалась на ногах. Видя, что мужчины боятся даже присесть на траву, она сняла со своей платформы вещи и пригласила спутников разместиться на ней. Потом достала анализатор и начала проводить полное обследование мужчин, следуя инструкции. Прикладывала устройство к указанным точкам на теле, взяла пробу слюны, крови. Через время анализатор выдал не только данные в виде цифр, но и предполагаемый диагноз.
  - Перенасыщение организма кислородом, азотом, углекислым газом, аргоном.... - "ой-ёй" насторожилась девушка. - В общем, всё чуть-чуть превышено. Буквально на процентик. Рекомендаций нет.
  Угрюмое молчание послужило ей ответом.
  - Вношу предложение. Давайте потихоньку, не напрягаясь, дойдём вон до той полянки. Там передохнём с полчасика, перекусим, если появится желание, и... ну, посмотрим, может головокружение прекратится?
  Обустраивая мужчин, девушка использовала все свои вещи, которые помогли бы снизить контакт с природой. Пока они лежали на расстеленном одеяле, она вместе с Альбом совершала беспрестанный обход маленькой полянки, "чтобы враг незамеченным не подкрался". Пользы от своего дежурства в качестве смотрящего, она не видела, мелкое зверьё без конца шныряло, и заметить его заранее не было никакой возможности, но мужчин демонстративная охрана успокаивала.
  "Ну прямо эффект плацебо", - размышляла Лида. "Мне бы динозавра не пропустить, а то надеются на меня тут всякие".
  Альб так же глупо чувствовал себя в качестве охранника и, то и дело, кидал тревожные взгляды на девушку в надежде, что она-то уж бдит как надо.
  Спустя полчаса состояние мужчин улучшилось. Решили продолжать путь не торопясь.
  Сверяясь с данными на планшете, Ранэкс оповестил, что двигаться до точки отдыха им ещё не менее трёх часов. Альб вздохнул и сменил грозный облик на обычный.
  - Всё равно мне не продержаться весь остаток пути. А так хоть дрожать от напряжения не буду.
  Ранэкс сплюнул.
  - Слабак.
  Соу и Тео промолчали. Им было тоже тяжело. Лидия же залезла на платформу и, держа на коленях вещи, пыталась лететь на ней. Перегруз прижал платформу почти к самой земле, но девушка решила лучше на кочках ногой её будет подталкивать, чем полностью себя самой тащить.
  Через полчаса сдался Соу, став обычным симпатичным мужчиной. Тео с завистью посмотрел на него, потом на Лиду и, сцепив клыки, пошёл дальше.
  - Тео, - тихонько окликнула его девушка, заметив его мучения. - Здесь воздух похож на тот, что подаётся через маску. Я не чувствую посторонних запахов. И территория хорошо просматривается, если что, ты успеешь измениться.
  Тео кивнул, обозначив, что понял и, пройдя ещё минутку другую не изменяясь, всё же решился и убрал свою защиту.
  До точки отдыха в боевой ипостаси дошёл только Ранэкс. Дошёл и упал. Лида взяла на себя обеспечение всех едой. Раздала коробочки с пайками, лежащих на складе точки. Заварила ягодный концентрат на всех, который тащила с базы. И только потом пошла обтереться и переодеться. Далее, нехотя обошла весь домик, выискивая незапланированные дыры и под конец, плюхаясь возле каждого мужчины, начала их обследование своим анализатором. Получив результаты, она выдохнула.
  - Все показатели в норме. У всех усталость, больше ничего. Ранэксу рекомендована двойная порция пайка. И можно мы завтра выйдем попозже?
  - Придётся увеличить время отдыха, - согласно кивнул Ранэкс. - Скорее всего, продвижение к следующей точке так же будет затруднено.
  - Но почему так, ведь маршрут точно рассчитан на четыре часа? - возмутился Альб.
  - Поменялись погодные условия. После дождей пошли в рост травы, сильный ветер наломал ветки и раскидал их повсюду. Группе, устанавливающей точку отдыха ни разу во время пути, не попадались никакие животные, нам же пришлось несколько раз обходить их.
  Счёл нужным пояснить ситуацию Тео, который очень переживал, что думает по поводу его выносливости верийка. Занятый своими страданиями мужчина даже не заметил, что все хлопоты по прибытию, она не менее других уставшая, взяла на себя.
  Из последних сил закончив дела касательно личной гигиены, Лида упала на надутый матрац и, расслабляясь, закрыла глаза. В голове лениво ворочались мысли о найянцах, об их панической боязни живой природы, о том, что неизвестно, как лучше ей продолжить дальнейший путь. Сегодняшний день ей показал, что мужчина в пути - может быть обузой.
  "Если бы она была уверена в себе!"
  Сон прервал бесконечную катавасию, творившуюся у неё в голове, и дал телу отдохнуть.
  Заснув рано, вся команда проснулась на заре. Всем стало досадно, ведь дальше решили идти попозже и чем теперь им заняться?
  Девушка, отдохнув после сна и смакуя свободное время, не торопясь завтракала. Тео предложил свой десерт из пайка Лиде. После, с удовольствием наблюдал, как она собирала с упаковки крошки, ссыпавшиеся со съеденного сладкого батончика, облизывала пальцы и жмурясь, запивала горячим напитком.
  В безделье незаметно пролетели пару часов, и группа стала собираться. Выдвинулись бодренькие и готовые к трудностям. Продвижение снова было затруднено слишком густой растительностью. По бокам всё время слышались шорохи, временами ощущалось движение крупных животных. В этот раз Лидия полностью закрылась в своём комбинезоне, надеясь на его защиту от неизвестного. Спустя два часа стало понятно, что группа опять выбивается из графика следования. Ответственному за группу Ранэксу нужно было решить, какую часть пути найянцам придётся идти без боевой ипостаси.
  - Госпожа Лидия, как вы ощущаете сейчас степень опасности?
  Землянка даже остановилась от вопроса Ранэкса. Ей показалось, что найянец принимает её за экстрасенса, лишний раз, показывая, что отношение к природе у него как к нечто чуждому и совершенно непонятному.
  - Э, Ранэкс, вы же видите, что я так же, как вы полностью закрыта. Здесь много незнакомых цветущих растений, у них у каждого свой запах, возможно, они не несут никакой угрозы здоровью, но, не имея точных данных, я не рискую. К тому же мы все слышим, как оживилась местность: животные, птицы так и перепрыгивают отовсюду, совершенно нас не опасаясь. Если нам предстоит и дальше идти в похожих условиях, то мне понадобится отдых.
  - Я не понял, так вы считаете, что мы в опасности?
  Лидия с недоумением посмотрела на Ранэкса, не понимая, чего он добивается. Девушка оглянулась на Тео в поисках помощи.
  - Ранэкс, причин для прекращения пути пока нет. Продолжаем идти дальше, - жёстко сказал Дзан.
  Землянка только покачала головой, поняв, что её мнение и влияние на управляющего, только что хотели использовать, как аргумент для сворачивания их деятельности.
  Движение продолжили. Всю дорогу дёргались, ожидая нападения. Проходя место посветлее, остановились передохнуть. Лидия расстегнула комбинезон и села на свою платформу. Если бы не Тео, то платформу пришлось бы бросить вместе с вещами. Это он помогал раздвигать ветви, наклонял их под углом, всё только для того, чтобы протащить её.
  "Это какие-то джунгли" - с досадой думала девушка.
  - Тео, посмотрите, пожалуйста, нам далеко ещё?
  - По расстоянию мы близко. Полчаса хода. Но как у нас получится пройти? Сами понимаете неизвестно.
  - О! Последний рывок. Это хорошо. А то я задыхаюсь в этом комбинезоне.
  Под конец все еле держались на ногах. Землянка от физической усталости. Найянцы же дрожали от напряжения, держа боевую форму, готовые ежесекундно отражать атаку и ради фильтрации воздуха. Альбу первому не хватило сил и, не дойдя совсем немного, он, чуть не плача, продолжил путь не защищённым. Ранэкс только зло рыкнул, заметив это. Лида смотрела на боевую трансформацию мужчин и мысленно плевалась на такое бестолковое расточительство сил. Ей казалось, что лучше бы они дорогу расчищали топориками, чем вот так вкладывались бы в свою защиту. Чем дольше она шла с ними, тем больше видела разницу между кастами.
  "Как они тут вообще занимаются хоть какими-то разработками?", - всё чаще задавалась она вопросами, и только самоотверженная помощь Тео, гасила её раздражение.
  - Мы на месте. - Слова впереди идущего Ранэкса упали камнем.
  - В смысле? - подал голос Соу.
  - В прямом, - взъярился Ран. - Мы пришли к точке.
  - Но ничего же нет!
  Воскликнул Альб, с надеждой взирая на Тео, что может он, скажет, что всё шутка.
  Группа стояла и осматривалась. Зелень повсюду. Многоярусная, сине-зелёная с вкраплениями цветов. Где тут могли поставить домик - не понятно.
  - Тео, вам, наверное, должно быть известно, как давно ставили здесь точку отдыха?
  - Всего несколько дней назад.
  - Знаете, я слышала, что бывают такие растения, которые буквально за сутки прорастают через любую преграду на метр и более. Может это тот самый случай?
  Вся группа стала крутиться на месте, ища следы от домика. Осмотр показал, что, скорее всего, точка была повалена каким-то большим животным, а после уже продукты растащили более мелкие хищники, а остальное после дождя повредилось и плотно заросло травами.
  Все были подавлены. Ранэкс зло смотрел на Альба, считая его источником неприятностей и риска. Лида, понимая, что весь путь, проделанный ею, может оказаться зряшным, начала суетиться пока у неё были помощники.
  - Тео, а следующая точка отдыха так же на территории леса поставлена?
  - Сложно сказать. Когда эту точку ставили, здесь такого буйства не было. А видите, что сейчас творится? Следующая точка должна быть на возвышенности.
  Мужчина с тревожным любопытством посматривал на девушку.
  - Тео, а на какую высоту может подняться платформа?
  - Ваша не более, чем на метр.
  - Жаль.
  - Что вы задумали Лида?
  - Ну-у, я хотела бы залезть наверх и посмотреть, как далеко простираются джунгли. А вы, что решили Тео?
  - Надо вызывать эвакуацию.
  - А как же огромные атакующие птицы?
  - Риск есть, но они не всегда нападают на катер.
  - А нельзя ли тогда, чтобы катер отправил нас к следующей точке отдыха?
  - У нас один катер, и он не транспортник, а именно на экстренный случай. К тому же, пока мы дожидаемся его, считается, что мы отравлены, и дальнейшая работа отменяется. Вы же не будете возражать, - как можно мягче проговорил Тео, - что нам со вчерашнего дня всем требуется профессиональное медицинское обследование.
  - Я не со всем согласна с вами. Очень многие риски вы преувеличиваете, а где-то наоборот недосматриваете.
  - И где же мы не правы, - влез Ранэкс.
  - Ну, например, работая не один год можно было бы составить карту с учётом пика роста леса и спада. Животные наверняка не круглый год одинаково активны. Хищные птицы, из-за которых вы не летаете, абсолютно точно имеют период, когда высиживают птенцов, и им нет до вас никакого дела, если вы не лезете к ним сами. - Лида замялась, стараясь придумать ещё примеры. - Немного наблюдательности за окружающим и многое можно было бы уже предугадывать. Я вот не понимаю, зачем делать точки отдыха такого яркого, раздражающего цвета?
  - Цвет подобран, исходя из того, чтобы точку можно было увидеть издалека, - буркнул Дзан.
  - Во время пути мы двигались исключительно по навигатору, и никто не лез на дерево, чтобы посмотреть, как долго нам ещё идти и где это яркое пятно отдыха. - Всё больше кипятилась Лида.
  Альб фыркнул, чем заслужил грозный взгляд Ранэкса.
  - А вот случаев агрессивного нападения на домики животными - не мало, и хорошо, если в это время внутри помещений никого не было. Так зачем использовать такой раздражающий их цвет? Я вот всю дорогу шла и тряслась в этом оранжевом комбинезоне. Всё понимаю, если что случится, то меня спасателям будет видно с большого расстояния, но, с другой стороны, если бы мой комбинезон был под цвет зелени, то может и угрозы мне, было бы меньше. - Тут Лиде подумалось, что если на неё обратит внимание крупное животное, то никакой крепости комбеза не хватит и спасать всё одно будет нечего. И она сникла.
  Все стояли и молчали. В чём-то верийка была права, но они же рабочие, не их дело всем этим заниматься, да их и не учили. Да и разве многое можно сделать за одну смену?
  Лида же тем временем выбрала себе дерево, окутанное прочными на вид лианами, и деловито полезла наверх. Самое страшное в лазании было встретиться с ядовитым насекомым или змеёй, более ничего ужасного фантазия землянки не рисовала. Дерево для подъёма было весьма удобным, оставалось только обладать небольшими физическими данными. Вниз смотреть тоже было не страшно, ветки у дерева густые и земли не видно. Так она и лезла, пока не почувствовала дуновение свежего ветерка и большее количество света. Уцепившись поудобнее, девушка стала оглядываться. Дерево оказалось не слишком высоким, но с него была видна конечная цель путешествия Лиды. Если бы тут всё так не заросло, сетовала она. Пришлось лезть ещё выше, зато усилия вознаградились видом пустоши слева и редколесья как раз на пути к искомому раскидистому гигантскому дереву. "Теперь только бы не закрутиться и не запутаться, в какой стороне что находится".
  Внизу госпожу Орешникову ждала вся группа. Все очень нервные и когда она окончательно спустилась, мужчины одновременно выплеснули на неё свои переживания.
  - Вы с ума сошли, как вы додумались лезть туда! - Ранэкс.
  - Зачем вы это сделали? - Альб.
  - Мы отвечаем за вас, а вы ведёте себя безответственно. - Соу.
  - Лида, Лидочка как вы себя чувствуете, это лес вас заставил туда лезть? - Тео.
  "Дурдом продолжается".
  Девушка так ошалела от всех реплик, оборачивалась, смотря в лицо каждого, и не знала, что им отвечать. В этот момент она ярко почувствовала, что они очень разные. По-разному думают, по-разному смотрят на мир и по-своему воспринимают его. Единственно важное для себя она отметила, что Дзан больше волнуется о ней лично, а вот ребята как об объекте.
  - Если пройти дальше вон в ту сторону, то там пустошь. Но среди буйства красок и вдруг никакой растительности, это, на мой взгляд, подозрительно. А вот если продолжить путь прямо, чуть забирая вправо, то скоро лес станет редеть и там можно найти место переночевать.
  - Исключено, - резко обрубил Дзан. - Я не позволю вам одной остаться в лесу.
  Лида пожала плечами.
  - Я не против, если вы будете со мной.
  Эффект от слов девушки был как от резкого удара под дых. Мужчина не знал, что сказать. Самое правильное, это вернуться на базу, используя возможность экстренного вызова катера. Все сотрудники довольно сильно потеряют в деньгах, и предстоит долго отчитываться и доказывать обоснованность вызова. Это повредит репутации Седьмой планеты. Но он обязан так поступить. И в то же время, если он так сделает, то дружеское общение, налаженная связь с девушкой, будет уже совсем другой. Тео нужна была Лида, с ней он ожил, мир обрёл краски. Он хочет, чтобы она была довольна. Чтобы она смотрела на него приветливо, заинтересованно, ласково, восхищённо. Ни разу во время путешествия он не проявил себя так, чтобы она восхищалась.
  - Хорошо. С этого момента мы с вами, Лида, отделяемся от группы и идём своим путём.
  Сказал, как кинулся в пропасть. Только по реакции остальных мужчин, можно было понять значимость принятого решения управляющим, по сути, целой планетой.
  - Значит, нам самим вызывать катер? - подытожил Ранэкс. - Да пропади оно пропадом! Не сдохли до сих пор, значит дойдём до следующей точки. Соу?
  Соу пожал плечами. Для него это была первая смена. Ужасов он слышал много. Походить по лесу и обвыкнуть немного успел. Нынешний поход уже умудрился выйти за рамки безопасности и вроде ничего. Но Соу отправился на эту планету из-за возможности заработать, и где гарантия, что в следующем походе ничего не случится? Мужчина привык начатые дела, доводить до конца и сейчас ему не хотелось возвращаться. Но и слухи об опасности на пустом месте не растут. Он не знал, что делать, поэтому решил, как старшой скажет, так и будет.
  Альб же только головой крутил и испуганно на всех смотрел. Ему было страшно всё. Он уже снискал среди сотрудников славу влипающего во всё и вся, и вызов катера ничем хорошим ему не сулил. Идти дальше, не принимая боевой ипостаси, дышать в открытую, не пользуясь врождённым фильтром, надеяться не понятно на что, это было ужасно. Вокруг всё дышало, шевелилось, смотрело на него и норовило укусить. Если бы он так не устал, то бегал бы и вопил от всего. Вокруг кошмар, но и возвращаться нельзя.
  Ранэкс внимательно смотрел на доверенных ему парней. Казалось, он видел все их страхи и сомнения.
  - Следующая точка отдыха находится в той же стороне, госпожа Орешникова, где вы увидели, что лес становится реже. Мы идём все вместе. И я вам советую заночевать в приготовленном помещении, а не абы где.
  Все подобрались и пошли вперёд. Сначала было так же тяжело, как и ранее, но вскоре Лида почувствовала, что реже приходится для платформы расчищать дорожку. Потом Ранэкс подкорректировал маршрут и в более светлом и редком лесу Лидия сняла с платформы вещи и, уложив их на колени, поехала на ней, как уже делала ранее. Стало темнеть, когда группа увидела точку отдыха. Хоть в чём-то проектировщики были правы, домик виден издалека. С усталостью думала Лида.
  Ввалившись в помещение, все попадали. В этот раз у девушки не хватило сил взять на себя хлопоты по раздаче и подготовки пайков. Первым пришёл в себя Ранэкс и, качаясь, покидал всем контейнеры с едой. И только утолив первый голод, группа начала потихоньку шевелиться.
  Лида так устала, что не смогла есть. Выпила воды, протёрла под мышками салфеткой и, не готовя себе кровати, легла у стеночки и уснула. Спустя время она почувствовала, что с неё стягивают комбинезон, укладывают на мягкое и укрывают. Мелькнуло беспокойство, прилично ли она выглядела под комбезом, но мысль увяла сразу, как только тело почувствовало защищённость одеялом.
  Утром девушке хотелось спать, но в животе так подсасывало, что сон улетучился. Пришлось ей встать, организовать себе завтрак, чуть позже добрать вчерашним ужином и снова юркнуть в постельку. Только проспав ещё пару часиков, она почувствовала себя отдохнувшей и готовой для начала хотя бы заняться собой. Приведя себя в порядок, девушка стала беспокоиться, почему её группа до сих пор спит.
  К первому она подошла к Тео. Пощупала лоб, пульс. Подтащила анализатор и стала обследовать. Мало что оказалось в норме. Почти все показатели гуляли: на чуть-чуть, больше-меньше, но выбивались из таблицы нормы. Ну, если бы это были дети, то Лида заволновалась бы, а так, "молодые здоровые мужики" - подумала Лида - "переутомились, надышались, насмотрелись и переволновались. Не красны девицы, очухаются. Лишь бы не психанули".
  Приняв для себя слегка пофигисткую стратегию поведения, она потихонечку начала организовывать завтрак, добавляя в него свои припасы. Вскоре, все потихоньку зашевелились и покряхтывая, начали вылезать со своих тёплых мест. Ранэкс первым делом опробовал свою возможность к трансформации. После, успокоившись, приступил к еде. За ним повторили все ребята и убедившись, что они всё те же найянцы со своими способностями, с аппетитом бросились кушать.
  Если Ран и Соу эмоций особо не выражали, то Альб был уверен, что всё у них получилось, и гадкая природа им больше не напакостила.
  - Ребята вы идёте теперь к следующей точке? - после трапезы, поинтересовалась девушка.
  - Не совсем, мы будем возвращаться сюда, ночевать. В паре часов ходу отсюда выходит наверх кварт, там мы установим временную точку отдыха, она лежит здесь есть в сложенном виде, и только тогда начнём работать.
  - А вы куда дальше? - не утерпел Альб.
  - Мы? - Лида взглядом спросила Тео, действительно ли "мы", и, получив подтверждающий кивок, с улыбкой продолжила, - вот сюда, - показала на планшете. - Но к ночи хорошо бы тоже вернуться.
  - К дереву? Там запрещены любые разработки. Зачем тогда? - удивился парнишка.
  - Сложно сказать. Дерево слишком необычно, хочется получше рассмотреть, изучить его.
  
  

Глава 16.

  
  Тео и Лида.
  
  Группа разделилась на рабочую часть и исследовательскую, после чего все пошли по своим маршрутам. Лидия, оценив окружающее пространство как безопасное, догнала шедшего чуть впереди Тео и обхватила его за пару пальцев. Ей хотелось вложить свою ладошку в его, но он оставался в трансформации и ей пришлось как ребёнку, держаться не за всю руку, а только за пальцы. Мужчина засиял. Так вместе они и дошли, будто на прогуливаясь на свидании, до дерева. Лида начала потрошить свою сумку, едущую на платформе, и высыпала множество датчиков движения. Возможно, сейчас, раз рядом был Тео они были не нужны, но всё же она попросила его установить их вокруг дерева. Находясь на открытом пространстве, окружённом почти ровной стеной растений, хотелось бы об опасности знать заранее. Посчитав количество датчиков, мужчина определил периметр и, убедившись, что вокруг пусто ушёл устанавливать их.
  Лида побродила вокруг дерева, погладила ствол, потрогала спускающиеся шнурообразные ветви. Приложив ухо к коре, ей показалось, что дерево слегка звенит внутри. Смысла в лёгкой вибрации она не видела, хорошо это, плохо ли, оставалось только гадать. Девушка решила посидеть рядом, попробовать помедитировать. Уселась поудобнее в позу лотоса, положила руки, как видела на картинках, и стала гнать мысли прочь. Уже через пару минут ей стало неудобно, ещё через минутку она мысленно ругалась, распрямляя затёкшие ноги.
  Медитация закончилась, не успев начаться.
  "Ко всему нужен навык, нахрапом не взять", - пришлось признать ей.
  По небу плыли облака, совсем как на Земле. Где-то голосили птички, по траве ползали деловые букашки. Лида из своих запасов, хранившихся на платформе, соорудила себе лежбище и, расслабляясь, раскинулась звездой. Было ей так хорошо и спокойно, что спустя всего пару минут она погрузилась в сон. Снилась ей седьмая планета и всё было понятно. Какие фрукты, корешки можно кушать, какие хороши для лечения, в каких местах безопасно ночевать, как сосуществовать....
  - Лида, Лидочка, милая, звёздочка... да что же это... Лида очнись!
  Жуть. Как только девушку вырвали из сна, первым делом она увидела склонившегося Тео с ножом над ней. Если бы не его, не прекращающиеся причитания, то можно подумать, что её сейчас будут убивать.
  - Тео? Вы что? Что случилось?
  Мужчина, бросив нож, схватил Лиду в охапку и как безумный бросился от дерева в сторону.
  - Лидочка, лучик мой, я уж думал всё, не уберёг.
  Мужчина бормотал и крепко стискивал девушку, прижимая к себе. Казалось, он хочет сжать её в комочек и запихать поглубже. Лида стала задыхаться и выворачиваться, но Тео только крепче сжимал её.
  - Тео, пожалуйста, слишком сильно, Тео ослабьте хватку, я задыхаюсь.
  У неё уже стало темнеть в глазах, когда до мужчины дошло, что он переусердствовал в прижимании.
  - Что случилось, вы можете мне объяснить? - стараясь скрыть раздражение, учитывая явный стресс мужчины, спросила Лида.
  - Дерево, оно присосалось к тебе. Через волосы.
  Мужчина начал опять прижимать Лиду к себе и волнуясь объяснять, что он увидел, и что ему пришлось сделать. Она поняла, что заснула, но не могла поверить в те ужасы, о которых говорил Тео. Однако коса вся растрепалась, и волосы были словно наэлектризованные и укороченные. Мужчина, вернувшись на поляну и увидев, что дерево распушило свой жгут и присосалось к противоестественно приподнятым волосам девушки, очень испугался и ножом отмахнул часть волос. Причём здоровенный нож он схватил с Лидиной платформы. Вот и пригодился тесак.
  Им обоим потребовалось время, чтобы успокоиться. Каждый из них дал показания друг другу. Поскольку время шло, а Лида себя хуже не чувствовала, то она всё настойчивее пыталась оправдать дерево. Вспомнилась древняя Русь, когда волосы не стригли, считая, что через них идёт общение с природой, впитывание энергии, вспомнились книжки выдумщиков, когда длина волос опять-таки играла важную роль в магии. И самое главное, это сон про планету. Очень уж было похоже на знакомство.
  Рассказывая Тео о навеянном сне, она всё больше чувствовала, что планета скучает по жителям, что она одинока. В конце концов, захотелось ещё раз установить контакт, но мужчина в этот раз как озверел. Он, впервые пользуясь своим физическим преимуществом, просто потащил девушку обратно к точке отдыха.
  Лида злилась, досадовала и млела. Господи, неужели нашёлся мужчина и для неё? Её мужчина! Который ей нравится, с которым ей очень хорошо и самое главное, что сам он от неё без ума! Пусть, это эгоистично, но в её жизни уже было, когда она сама влюблялась до потери себя и больше так не хочет. Тео, мягкий, чудесный, умный.
  "Я приложу все усилия солнышко моё, чтобы ты не пожалел, что влюбился в инопланетянку", - улыбнулась про себя Лида и наслаждаясь немного взвинченным состоянием Тео из-за неё. "Переживает! Какой же он замечательный!" - любовалась она им.
  Несколько дней Тео и Лида провели на точке отдыха. Девушка проверяла полученные во сне знания. Ходила по лесу, собирала всё, что в её сне было съедобным, и осторожно пробовала. Временами находились такие деликатесы, что от удовольствия пробирала дрожь, такая вкуснотища! Вместе с Тео они все находки тщательно засняли и дали им полную характеристику.
  Ещё они вместе нашли деревья, у которых при нанесении ранки на стволе, выступал необычный сок. Во сне этот сок преподносился в виде драгоценного камня. Влюблённые, а именно так теперь выглядели Тео с Лидой, собрали немного белого тягучего вещества и, не зная, что делать с ним далее, убрали его в коробочку. И только спустя пару дней, собираясь и просматривая, что забирают на базу, управляющий с верийкой застыли в изумлении, обнаружив в коробочке почти полностью прозрачный драгоценный камень. В конце концов, мужчина принял решение о вызове катера. У них с девушкой набралось немало полезного и у группы Ранэкса дела по добыче кварта сложились очень неплохо.
  
  

Глава 17.

  
  Итоги похода к Дереву.
  
  На базе накопившиеся дела захватили и вернувшегося управляющего, и госпожу Орешникову. Несколько дней им не всегда удавалось встретиться даже во время еды. Тео очень скучал. Каждый раз, когда он получал новые данные о собранных им с Лидой фруктов, ему хотелось мчаться к ней и делиться новостями. Но девушка была неуловима. То она уходила скачивать новый материал с развешенных за куполом камер, то подыскивала необычные места для установки оставшихся незадействованными снимающих устройств, то закрывалась и очень просила не беспокоить её, пока она обрабатывала полученные кадры. Однако, настал момент, и встреча двух участников экспедиции к мистическому дереву стала необходимой.
  Лидия старалась сосредоточиться и, просматривая записи с камер, которые она цепляла на работников, выходящих с базы, вылавливала попавшие в кадр знакомые ей плоды. Это была её личная инициатива. Найдя на снимках знакомое по сну растение, она помечала, в какой примерно точке оно обнаружено, и так постепенно составлялся новый маршрут для её последующего путешествия.
  Глаза от такой работы очень устали, но лучше сидя в помещении заранее узнать куда идти, чем бродить наугад по незнакомой среде. Случай с деревом её очень напугал. Всё, конечно, обошлось, польза от контакта вышла бесценная, но испуг остался, поумерив оптимизм землянки. Вот в такой момент, когда Лида уже абсолютно ничего не соображая, пялилась в экран, загорелась панель и её пригласили в кабинет управляющего.
  "Фу-ты ну-ты, как официально", - фыркнула девушка, но быстренько вскочила и торопливо собирая те данные, с которыми хотела поделиться с Дзаном, побежала сначала в комнату к себе, там освежила лицо косметикой, поколдовала над причёской, делая её более легкомысленной и рванула к управляющему.
  Встреченные по пути сотрудники удивлённо смотрели ей вслед и понимающе улыбались, очарованные её оживлённой радостью, которой веяло от неё. При приближении Лида притормозила, стараясь успокоить дыхание и желая умерить свой пыл хотя бы до грани вежливого добродушия. Несколько дней, проведённых без встреч, немного поколебали уверенность в возникших романтических отношениях, и ей хотелось проявить небольшую осторожность, чтобы в случае чего не выглядеть самонадеянной дурой.
  Тео волновался не меньше Лиды и терзался сомнениями, вдруг девушка была чрезвычайно занята именно для него, поэтому, послав ей сообщение, не спускал с неё глаз весь путь, пока она двигалась по коридорам. Видел, как она торопится; как без конца, то выпускает локон, спадающий на лицо и тут же нервничая, убирает за ухо; как сияет и пытается унять своевольную улыбку. Смотрел и сам стоял, как дурак, сияя.
  - Здравствуй Лидушка, я так скучал!
  Стоило мужчине произнести эти слова, как вошедшая девушка расслабленно улыбнулась и, сделав пару шагов, обняла его.
  - Ох, Тео, я всё время думаю, как ты там, что делаешь, всё ли в порядке.
  - Почему же не пришла?
  - Боялась помешать, не хотелось показаться навязчивой.
  - Я тоже боялся показаться навязчивым. Но сейчас пришли все данные о растениях, что мы привезли. Есть очень интересная информация. Послушаешь?
  - Конечно, с нетерпением.
  - Так, озвучивать, сколько каких элементов в каждом овоще-фрукте не буду, долго. Вот о полезности и ценности скажу. БОльшая часть изученного, на первый взгляд в меру питательна, полезна и по вкусу нейтральна. Образцы отправились на дальнейшее исследование. Вот, смотри, помнишь эти корешки? - Мужчина увеличил картинку, показывая их собеседнице.
  - Да, я их даже попробовала. Вкус очень резкий, на любителя.
  - Это растение оказывает сильное бодрящее действие. У нас аналогов ему нет. Самое главное, что, съев маленький кусочек, испытуемый почувствовал не только прилив сил, но и смог значительно дольше держать боевую форму. В общем, этот корешок забирают себе военные кланы, связанные с освоением новых планет, они же и оплачивают дальнейшее исследование и готовы закупать его в любых количествах.
  - Ух ты, здорово. Тео, это же прекрасно! Да?!
  - Да, - мужчина светился от радости не меньше Лиды, но не столько от пользы корешка, сколько от удовольствия видеть девушку сияющей. - Тут не столько надеюсь на доходность, сколько на их интерес и помощь в исследованиях другого материала.
  - А ещё что-нибудь интересно-полезное мы нашли?
  Счастливый управляющий снова показал картинки, на которых были толстые мясистые листики и орех, чуть меньше кокоса, а по виду ближе к грецкому.
  - О, эти листики я помню. У них дурманящий запах. Чем же они полезны?
  - Листья заинтересовали тоже военных, в этот раз разведку. Они хотят выделить наркотическое вещество. В общем, в не больших объёмах, но заказ на них у нас есть. И наконец, самым перспективным стал орех. Удивительная питательность, сбалансированность полезных элементов и стопроцентная усвояемость. Думаю, его не только военные возьмут себе, но и другие кланы из других каст.
  - А что вообще другим кланам может быть интересно? - полюбопытствовала Лида.
  Тео замялся.
  - Не знаю. Раньше как-то не было необходимости с ними общаться на эту тему. Тех, кого я знаю, они ни на что не влияют, а искать знакомства без повода, было неудобно.
  Лида с сочувствием посмотрела на Тео. Он такой умный, деятельный, умеющий быть твёрдым и внимательным, прекрасный руководитель, талантливый организатор, но как только дело касалось других каст, особенно военной, так терялся, становился ведомым, тогда как во всех встреченных военных Лида ощущала стержень, непоколебимую основу внутри и подавляющий взгляд. Даже его отец мог вполовину не знать столько, сколько знает Тео, но внутренняя сила в нём привлекала, заставляла уважать и опасаться. Эта хищность, властность, была привлекательна для женщин, но Лиде нежность Тео была милее. Если ему не хватает уверенности в себе, чтобы сотрудничать с военной кастой, то она поддержит его, лишь бы он не отказывался от её помощи. Она готова стоять рядом с ним плечом к плечу, только бы он понял и поверил в неё! И как же он хорош, когда его взгляд сияет, когда он так воодушевлён!
  - Как же сейчас оповестить кланы, что у рабочих есть новинки с седьмой планеты? - Лида была так рада, что смогла найти что-то полезное.
  - Отец взялся за сортировку добычи. К нему больше прислушаются, чем ко мне.
  - Ох, Тео, зря себя принижаешь. Ты, считай, главный целой планеты! Мне, кажется, это очень авторитарно! - услышав заявление девушки Тео рассмеялся. Она верила в то, что говорила. Верила в него и это окрыляло, а Лида продолжила:
   - Твой отец, конечно, будет блюсти и семейные интересы, но полностью от него зависеть неправильно.
  Мужчина поник, стало заметно, что тема его взаимоотношений с отцом, ему неприятна или болезненна. Лида, не понимая, в чём может быть дело, отступила со своими нравоучениями и приняв беззаботный вид, поинтересовалась, что ещё полезного они привезли из того совместного похода.
  - Не уверен, что полезно, но вызывает интерес вот эта ягода.
  На картинке высветилась длинная маленькая ягодка. Кустики являлись растениями паразитами и росли на деревьях. Очень плотные ягоды, с лёгким мятным вкусом и вяжущей сладостью. Взяли их исключительно из-за необычных вкусовых ощущений. Их редкость не подразумевала никакой торговли.
  - У неё замечен эффект "усиления мироощущения", так сказали те, кто пробовал её. Состав вроде не вызвал удивления, но эффект отметили все одинаково.
  - Точно, Тео! Помнишь, когда я её попробовала, то в голове была такая ясность и наполненность. Мне казалось, что я слышу всех, чувствую и понимаю окружающее, будто я живая часть мироздания.
  Девушка замолчала ошарашенная догадкой.
  - Слушай, а этой ягодой не заинтересовались военные?
  - Ну-у, как-то вяло. Мы же дали пояснения в характеристике, что собирать её сложно, да и редко встретишь. Им стало не интересно.
  - Знаешь, что, давай-ка мы наберём ещё немного этих ягодок и отправим их на планету Океан, одной моей знакомой. Пусть они там изучат эти ягодки и оценят. Мне, кажется, есть шанс, что именно эффект мироощущения их может заинтересовать. Надо только сразу посчитать их стоимость. Это будет драгоценный продукт, подороже многих минералов. И если Океанцы решат её покупать, то надо будет попробовать как-то их тут размножать. Тео, что ты улыбаешься? Я тебе дельную мысль подкидываю. Для эмпатов, такое прочищение мозгов может оказаться бесценным!
  Как-то незаметно, то целуя пальчики, то обнимая, Тео, пользуясь уступчивостью, наклонялся и целовал уже в шейку, в щёку. Лида, ощущая удовольствие от оказываемых нежностей, попыталась ответить и сделать шажок к дальнейшим отношениям. Она обняла Тео и слегка прикоснулась губами к его губам. Он замер. Тогда Лида, чуть осмелев, слегка лизнула его и мягко попыталась взять в плен губу, но напряжение мужчины смутило её. Возникла неловкость и покрасневшая девушка, отступила.
  - Тео, я что-то делаю не так? ?- тихо спросила Лида.
  Мужчина смутился, ему тоже стало неловко.
  - Я не очень понял, что ты делаешь.
  - Всего лишь хотела поцеловать тебя, - Лида растерялась и если бы она была девчонкой, то убежала бы, чтобы никогда больше не попадаться ему на глаза.
  - Мы никогда не касаемся рта, это считается не гигиенично, - совсем тихо пробормотал он.
  "Дурацкая ситуация", - с обидой подумала землянка. "А пальцы мне обцеловывать гигиенично?"
  Было так стыдно! Хорошо ещё она активно не полезла целоваться, мог ведь и сбежать! Она отступила от него. Честно пытаясь представить, как может отреагировать существо на "обмен слюней". Именно так, наверное, найянцу видится эта ласка. Ей стало так неприятно! Умом она его очень хорошо понимала и даже сочувствовала, но эмоционально была обижена и даже слегка унижена. Лида ещё отступила на шажок. Чем дольше длилась пауза, тем больше ей хотелось уйти.
  Тео же, наблюдая за девушкой почувствовав, что сейчас может многое измениться, кинулся к ней, как будто она уже собралась убегать от него и подставил губы.
  - Лида, как, как это делается?! Я хочу попробовать, я сам, можно? Я лизну тебя! Вот так, да? Тебе хорошо?!
  Ну как можно остаться спокойной от такого порыва и старания? Мужчина кончиком языка пытался коснуться то верхней губы девушки, то нижней, и беспокойно заглядывал в глаза, ища её одобрения.
  - Тео, солнышко, не надо! - Лиду отпустили накатившие дУшные эмоции, и она начала гладить руками мужчину. - Мы с тобой после поделимся опытом наших планет и выберем только то, что нам обоим нравится.
  Она решила быть милостивой. Но попытки сближения в данный момент прекратила, задав новый вопрос.
  - А помнишь, мы сок из дерева собирали? Он ещё затвердел и на бесцветный камушек стал похож. Имеет он какую-то ценность?
  - Камень показал хорошую твёрдость. Причём с течением времени она по чуть-чуть увеличивается, как и прозрачность. Уже ясно, что он может использоваться в ювелирных украшениях, и отец обещал передать его учёным. Он думает, что у сока этого дерева великое будущее. Я уже включил его в план по добыче.
  - Тео, миленький, только сразу оговаривай условия добычи. У одного дерева нельзя его не только много брать, но и не часто. Поэтому, учитывай, что дешёвым он не будет. Планета готова сотрудничать, но не даст себя разорять. Помни это, пожалуйста.
  - Да, милая.
  
  Три месяца последней смены стали самыми выгодными за всё время развития планеты. Появились пусть маленькие, но перспективы по торговле. Корабль впервые улетал не полупустым, а загруженным полностью. Лида нашла ещё "продукты на экспорт". Среди них оказалась трава, способная в себе копить электричество, съедобные клубеньки, подобные изысканному десерту, мягкие губки, способные увеличиваться чуть ли не в сто раз, принимая в себя воду, и грибы, сок которых разъедает практически всё, кроме стекла. Такие интересные вещи несколько кланов исследователей из касты учёных, взялись изучать образцы за свой счёт, в надежде на будущую выгоду. Такой их энтузиазм очень радовал Тео и впервые он в будущее смотрел с надеждой на лучшее. Его отец ещё будет гордиться им!
  Замечательный вклад в работу вложила Лида, подготовив три пятнадцатиминутных научно-популярных фильма о седьмой планете Найоно, для широких масс населения. Фильмы выкупило правительство для школ и других учебных заведений. Конечно, её работу заметили с подачи генерала Дзана, но даже его влияния не хватило бы, если бы фильмы ничего из себя не представляли. Лидия выложилась на этой работе полностью, выбирая самое яркое, интересное, забавное и милое. Ночами не спала, пока подбирала музыку к озвучке. Составляла простой и запоминающийся сопроводительный текст и работала с рисованным персонажем-ознакомителем, который стал её фишкой в такого рода работах.
  
  

Глава 18.

  
  Семья.
  
  Самым важным для себя Лида считала, что она больше не одна. Не без волнения прошла между влюблёнными близость. Поцелуи, привычные для землян, пока так и откладывались, но в остальном у пары оказалась полная совместимость, которая осчастливила обоих.
  Тео, умеющий прекрасно организовывать работу огромного количества найянцев, умный и жёсткий, справедливый и внимательный к сотрудникам, в личном общении оказался чутким, ранимым, добрым, стеснительным. Лиде оставалось только удивляться, откуда у талантливого, умнейшего мужчины столь странный комплекс неуверенности в себе.
  "Ну что ж, буду повышать его самооценку", - решила для себя девушка.
  Господин Дзан старший буквально с трапа подхватил сына и верийку, с удовольствием отметил их влюблённость друг в друга и, не дав прийти в себя молодым людям, сразу оформил супружество, потребовав скорее внуков.
  Лида была счастлива! Окружение перестало быть временным и текучим. Закончилось её движение по вселенной неведомо куда и неизвестно к чему. Появились постоянные величины. Тео, дом, обязанности, даже соседи и одни и те же магазины, в которых запоминаешь, где, что лежит.
  Закончились приключения, и началась жизнь, в которой землянка наконец-то вздохнула спокойно. Мужем Тео оказался просто великолепным, казалось, что для него ничего важнее не было, чем улыбка Лиды, её хорошее настроение. Она на все его старания отвечала не меньшим теплом и заботой, отчего мужчина, словно светился изнутри, с уверенностью смотрел в будущее. Нередко можно было услышать доносящийся смех из их дома. Тео с Лидой флиртовали, не стеснялись шутя охотиться друг на друга, баловались, всё новое в их жизни вызывало только светлые чувства.
  Частым гостем в маленькой семье стал свёкор. Им всем было о чём поговорить, ведь тема Седьмой планеты связывала их интересы. Обсуждались дальнейшие перспективы, методы разработок, торговля. Они часто спорили по мелочам, объединяясь в группы. Лиде казалось, что старший Дзан, приходя к ним в гости, молодел, раскрепощался и вообще с удовольствием общался как с ней, так и сыном.
  Как только у девушки выдалась свободная минутка, она сразу связалась с Ссаахлом. Он, к её возвращению с планеты Найоно, закончил учёбу на пилота, прослушал технический курс, купил себе небольшое транспортное судно. Ценя время, подковался в финансовом деле и всяких деловых бумажках, и даже, успел один раз слетать с грузом и продать его. По-первости ничего не заработал, но и в минус не ушёл. Сейчас бергец обдумывал, что ему закупать и как бы не попасть впросак, как случилось с первым грузом.
  Лида пожелала удачи, рассказала о себе, оставила свой новый адрес и переслала Ссаахлу мятные ягодки. Она попросила Тео сделать своего друга единоличным поставщиком этих "прочищающих мозг" ягод. Муж сначала очень ревниво отнёсся к общению супруги с бывшим телохранителем, но, после, признал, что самому ему некогда заниматься распространением ягод, и дал добро. Вскоре Ссаахл взялся распространять и питательный орех. На некоторых планетах он стал незаменимым продуктом в качестве детского питания ослабленным малышам.
  
  Прошло два года.
  
  - Кто это у нас такой хорошенький? Кто это у нас лапочка?
  Сюсюкалась Лида с сынишкой.
  - Кто у нас папина и мамина радость? А дедушкина радость кто? Правильно, мой сынулик, мой любимый карапузик, славный чудный мальчуган.
  Послышался вызов по связи.
  - Ссаахл, приветствую! Как я рада тебя видеть и слышать! Как дела?
  - Всё хорошо Лидуш. Я привёз пару ребят на вторую планету учиться, заодно прикуплю новый катер.
  - Ух ты, здорово! Я так рада за тебя! Ты молодец!
  - Да, ладно, - чуть смутился мужчина. - Как ты?
  - Всё прекрасно! Вот с сынишкой вожусь. Мечтаю снова на седьмую планету отправиться, без меня там ничего нового не нарыли, не нашли. Представляешь, не хотят идти на контакт с природой, как бараны упираются.
  - Да, я заметил. Боятся природы, - задумчиво подтвердил бергец, разглядывая Лиду, как она похорошела, стала более женственной, мягкой, плавной и чуть не прослушал вопрос.
  - Ссаахл, дружище, ты жениться не надумал? Раз дела так попёрли, тебе нужен наследник!
  - Не надумал, но наследник нужен. - Суховато ответил мужчина.
  - К нам залетишь? Тут такие технические новинки выбросили в общественное пользование, просто чудо! - преувеличенно бодро, воскликнула молодая мама.
  - Не успею, - с сожалением ответил друг. - Я записался на новые курсы, да и ребят надо контролировать, а то деревня деревней, шарахаются от всего или наоборот лезут куда не надо.
  - Жаль. Я соскучилась. Ты знаешь, у меня как-то не получается ни с кем общаться. Только муж и свёкор. Всё как-то некогда, только соберусь куда-нибудь выйти, так мне заботу подкидывают. То ремонт в квартире затеем, то сыну обследование надо пройти, то информации накидают и просят проанализировать. А хочется попутешествовать, нахвататься новых впечатлений. Мне, кажется, я засиделась.
  - Ну, путешествия будут, малыш ведь ещё мал. Вот подрастёт, и оживёшь, - вглядываясь в лицо Лиды и пытаясь увидеть, не обижают ли её, успокаивал Ссаахл.
  - Да. Это верно, не забывай, всегда рада пообщаться, - снова улыбалась верийка, показывая, что всё ерунда, обычная хандра.
  - Не забуду, когда буду улетать ещё позвоню, похвастаюсь, что купил.
  - Обязательно! Буду ждать.
  Напевая весёлую песенку для сынишки, женщина продолжила заниматься домашними делами. Настроение подняло общение с бергцем. Она чувствовала себя ответственной за него и всячески старалась помогать ему в новой жизни. На его чувства ответить любовью не смогла, а вот дружбу берегла.
  Лида вздохнула, маленький Кир, выпущенный с рук на свободу, шустренько заполз в зону игрушек и одним махом разрушил пирамиду из кубиков.
  - Хулиган, - ласково пожурила сынишку мама. - И чего нашему дедушке неймётся, зачем на обследование тебя снова тащит. Не понимаю. Да, солнышко! Всё у нас с тобой в порядке, всё тьфу, тьфу прекрасно! Никакая нам боевая ипостась в таком возрасте не нужна! - приговаривала Лида, собирая кубики. - Кто это придумал, глупость такую? Вот вырастешь и, пожалуйста, меняйся! Да-да, малыш, сам профессор Русанов сказал, что ты будешь чудо из чудес, потому что мамочка у тебя - Совершенство.
  - Тео, уже пора? А мы вот тут заигрались. Сейчас, подожди, я одену Кира, и мы готовы.
  - Да, звёздочка моя, поторопись, отец не любит ждать.
  
  В исследовательском центре, играя с малышом, незаметно проводили обследование. Дедушка, отстранив отца ребёнка, сам следил и требовал мгновенного отчёта.
  - Ну, так почему мой внук не оборачивается? - грозно рычал Дзан.
  - Все показатели идеальны, но про оборот ничего не можем сказать. Ждите.
  Лида не лезла в эти разговоры. Однажды, она сказала, что в подростковом возрасте у её расы происходят значительные изменения, поэтому, волноваться нет причин. Впервые за всё время на её утверждение свёкор отреагировал резко и неприязненно. Больше землянка не пыталась ничего объяснять. Одно было хорошо, Дзан перестал делать намёки по обретению семьёй следующего ребёнка. А то было время, когда через пять месяцев после родов, он, играясь с малышом начал ожидать второго внука и чем дальше, тем активнее.
  Вернувшись домой, Лида уложила сынишку и потихоньку стала успокаивать Тео, на которого старший Дзан выливал весь свой негатив, не сдерживаясь. Она никогда напрямую не связывалась с властным и жёстким генералом. В отличие от сына, ей хватило бы смелости и наглости высказаться обо всём, что ей не нравилось. Но такое "раскрытие варежки" сильно унизило бы Тео, перед отцом, а это для него было очень болезненно! Поэтому, женщина вела мягкую, подпольную политику, пытаясь сделать мужа более уверенным в общении с подавляющим генералом. Лида внушала Тео о его значимости, как умного руководителя; часто хвалила его, любила всем сердцем и помогала ему, как могла. Но болезненное желание Тео вернуть отношение отца таким, каким оно было до того момента, как его, ещё мальчишкой после тестов, определили в клан рабочих, а не военных, было нереальным и непреходящим.
  Пожалуй, это болезненное желание увидеть одобрение в глазах отца, его гордость за себя, было единственным пунктиком у Тео, который Лидия не теряла надежды преодолеть.
  "На всё нужно время", - тихо говорила она себе и малышу.
  
  

Глава 19.

  
  Проблемы.
  
  Год спустя.
  - Тео, милый, ты когда будешь дома? Мы с Киром не садимся за стол без тебя. Он хочет хлопать цветушки с тобой.
  - Не могу вырваться Лидуш, работы много.
  - Солнышко, ты обещал, малышу два года. Ладно я, но он ждёт и тебя и деда, а вас двоих нет.
  - Звёздочка моя, но я не могу всё бросить. Это важно.
  - Хорошо, я понимаю. Прошу только, больше не обещай ребёнку, если не можешь исполнить. А так получается, мы врём оба.
  - Прости, мне надо работать.
  
  Лида всячески развлекала сына, делая вид, что ей очень весело. Показалось, что Кир забылся и радовался дню рождения искренне и может даже будет во сне смеяться, как, бывало, частенько. Но, закрывая глазки, перед сном он всё же спросил, а всё ли хорошо с папой и не устанет ли он слишком, столько работая?
  Грустно закончился день рождения малыша без отца.
  Лида вообще последнее время находила всё меньше поводов для радости. Тео работал всё больше и дольше. Свёкор стал заходить значительно реже. Генерал сложный "человек", не простой в общении, но когда он благожелательно настроен, то становился интересным, и приятно было осознавать, что именно у Лиды он ведёт себя столь открыто и радушно. Муж радовался и ставил ей в заслугу визиты отца. И вдруг, все заняты, загружены работой и никому больше не требуется уютный дом, тёплые семейные обеды, ужины, разговоры.
  "Работа, это хорошо, хуже, когда работы нет, как у меня", - думала скучающая супружница.
  Проходили день за днём. Чем раздражительнее становился Тео, тем мягче и ласковее общалась с ним Лида. Муж свою нервозность объяснял сложностями на работе, землянка же, как никто другой понимала значение работы для мужчины и всячески старалась сгладить, убрать негатив. Но она стала замечать и странности в общении Тео с сыном. То он тискал ребёнка до одури, зацеловывая и ловя каждый радостный всхлип малыша, то нарочито делался строгим, пренебрежительным, становясь похожим на отца не в самые его лучшие моменты.
  - Зачем ты так с ним? - не выдержав, недовольно спросила Лида, после очередной демонстрации жёсткости. - Твои требования к Киру были не обоснованы.
  - Не понимаешь, не лезь! - Сказал, как отрезал.
  Такого отпора она не ожидала и, не желая конфликтовать, мягко попыталась объяснить мужу свою позицию.
  - Тео, если ты уделишь время Киру и покажешь, научишь, объяснишь ему свои требования, то он всё сделает. У нас на удивление открытый, добрый, разумный и спокойный малыш. А его любовь к нам, к твоему отцу настолько искренняя и беззаветна, что стоит больше ценить её, а не отпихивать. Ты путаешь сына своим прыгающим настроением и отношением.
  - Я плох? - всё так же раздражённо реагировал мужчина.
  - Нет, не передёргивай...
  - Посмотри лучше на себя!
  - Причём тут я? - совсем растерялась женщина, не понимая, что происходит с Тео.
  - Ты не следишь за собой, растолстела, стала похожа на наших женщин. Я думал верийки после родов, не теряют своей красоты, похоже, обманулся.
  Выплюнув обидные слова, мужчина, хлопнув дверью, ушёл спать. Лида, плохо себя осознавая, пошла проверить Кира, не проснулся ли. После, вышла в гостиную, постояла, села на диван, вскочила, убрала со столика листки с рисунками, снова села, вскочила и встала перед зеркалом. Внимательно осмотрела себя.
  Когда-то, наверное, в прошлой жизни она уже рожала, и ей потребовалось несколько лет и сильный стресс, чтобы вернуть девичьи параметры, но кое-какие послеродовые недостатки тогда остались. После программы профессора в её теле произошли сильнейшие изменения, она оценила их сразу, отметила и потом, когда рожала Кира, порадовалась, что буквально за год полностью восстановилась после родов. Она и не мечтала о таком чуде! Подтянулся живот, исчезли растяжки. Небольшая грудь, слегка изменив форму, всё же осталась привлекательной. Плечи, бёдра, лицо стали чуть полнее, но Лиде нравилось. Она с такими плавными формами казалась себе более женственной, нежной, ушла раздражавшая её кукольность лица. Ей даже в голову не приходило, что для Тео она теперь не симпатична.
  На следующий день, управляющий седьмой планетой отправился на трёхмесячную смену. В опустевшей семье стало тихо и спокойно. Малыш знал, что папа работает на планете, связь плохая, и, не тревожась, играл, ходил с мамой на детские занятия, кушал и рос. Успокоившаяся Лида продолжала заниматься домашними хлопотами и когда спал ребёнок, посвящала время физкультуре.
  Сбросив в весе пяток килограмм, она как будто вернула время вспять. Снова стала безупречной красавицей, коих было множество на лайнере среди богатенькой публики. Было жаль потери мягкой округлости, но если это поможет нормализовать отношения, то оно того стоит.
  
  Возвращение мужа ждали с сыном с нетерпением. Украсили квартиру ленточками, приготовили поделки с занятий Кира, чтобы папа порадовался успехам сына. Заготовили вкусняшки и свои маленькие новости.
  Лида, встречая мужа и наблюдая за ним, с удовольствием отметила, что он заметил, как она изменилась. Радость его была искренней, и ночь прошла у них как раньше. А утром Тео обрадовал своих, что хочет сделать ремонт в квартире, а сейчас всех ждёт переселение за город, в снятый им чудесный домик.
  Новость была неожиданной, и спонтанное переселение произошло весело. Домик оказался чудесным. "Жилищем эльфа" обозвала его Лида. Светлая каменная резьба делала его волшебным. Пока женщина обустраивалась, присматривалась к территории, незаметно пролетели пара недель. Тео снова был занят. Генерал вообще давно перестал показываться на глаза. Лидия тревожилась, но сама себя укорачивала. "Скандал раздуть легко, а вот затушить, - думала она, - будет непросто".
   Ругала себя, мол, избаловал тебя муж голубушка, а чуть остыл, ты и панику наводишь! И всё же, надо как-то менять происходящее, возвращать ушедшие отношения.
  С местными женщинами не посоветуешься, их, мужчины после родов по договору отсылают жить отдельно. "Там у них своя кухня", - думала она. А своего опыта по развитию семейных отношений нет. С первым мужем у Лиды было всё ярко, искромётно, не без скандалов и бурных примирений, но недолго. С Тео всё по-другому! Надёжней, спокойней, ласковей, с уважением и заботой, с интересом. Было! Ведь уже всё не так, что же делать?
  
  

Глава 20.

  
  Выбор.
  
  Оставив Кира на местных занятиях, Лида договорилась с соседкой, чтобы та его забрала, а сама уехала в город за новым гардеробом. Потратив время на отбор более яркой и интересной одежды, уже оплачивая покупки, с удивлением обнаружила, что денег хватает лишь на часть нарядов. Раздумывая, когда ещё будет возможность выбраться в город, Лида припомнила свой старый счёт и расплатилась из своих сбережений, про которые эти года даже не вспоминала. Отправив всё, что купила по загородному адресу, она решила заехать проверить всё ли в порядке в квартире. Заодно убедиться, что "сюрприз в качестве, вернувшийся не вовремя жены" не про неё.
  Подойдя к двери и прислушавшись, она невольно вздохнула, "ну что за глупости лезут в голову". Вошла. В квартире стояла тишина, следов ремонта не заметно, что было странным. Показалось, что на кухне кто-то шебуршится. Сняв обувь, женщина прошла вперёд и с удивлением обнаружила юную девушку, готовящую еду.
  - Здравствуйте, что вы тут делаете? - вежливо спросила Лида.
  Феечка слегка испугалась, но больше от неожиданности, поскольку вошедшая проявляла любопытство, а не агрессию.
  - Приветствую вас. Я здесь живу.
  - Живёте? Я не знала, что муж сдал квартиру. - Задумалась землянка. Неужели так плохо с работой, что нужны деньги, и он сдаёт жильё? Феечка таращилась на незнакомку и молчала. Лидия тоже не знала, что сказать.
  - Простите, не дадите ли вы мне воды? Целый день на ногах, думала, дома передохну, а тут - вы.
  - Да, вот, держите, - ещё более пугаясь, пролепетала юная хозяйка.
  - Спасибо. Вы меня извините, я просто растерялась. Если бы я знала, что квартира сдана, я бы тут не появилась.
  Попив воды и переведя дух, Лида засобиралась уходить. В этот момент открылась входная дверь, и вошёл Тео.
  - Селена, я дома. Корми, я голодный.
  Ноги Лиду подвели. Она обессилено опустилась на стул. Предательство, самое настоящее. Теперь всё стало на свои места, а она пополнила список наивных дур.
  "Как теперь всё стало очевидно", - усмехнулась она над своей наивностью.
  - Лида? - удивлённо прозвучал голос мужа - Что ты тут делаешь? - уже более грозно и требовательно, продолжил он.
  - Ничего, Тео. Соскучилась по дому и заехала.
  Мужчина, как никогда в это время был похож на своего отца. Лицо стало более жёстким, глаза холодными, даже ноздри были напряжены, не говоря про сжатые в противную ниточку, губы.
  - Тебе не стоило сюда приезжать.
  - Тео, объясни мне, что происходит. - Молчание. - Я всегда относилась к тебе с уважением и хочу получить сейчас честный ответ. Тео, не унижай меня обманом, - совсем тихо закончила Лида.
  - Хочешь знать? - отбросив спокойствие и немного истерично, выкрикнул муж. - Хорошо. Кир должен был обернуться ещё год назад! Я люблю вас обоих, но все сроки ожидания прошли! Отец надеялся на чистокровное потомство, так ему пообещали медики, ещё давно, когда ты попала в больницу после своего геройства.
  Тео, то ли жаловался, то ли обвинял Лиду в обмане, а сам при этом выглядя больным и измученным.
  - Он гордился тобой! Ты после родов не потеряла своей красоты, через полгода могла уже заново забеременеть, - землянка заметила и нотки зависти в словах мужа при упоминании о гордости отца за невестку. Насколько же сильно она недооценила влияние Дзана старшего на Тео и переоценила своё подбадривающее воздействие на мужа.
  - Оставалось только дождаться оборота нашего первенца. Но больше ждать он не хочет. Твои отговорки его не устраивают. У меня сейчас договорной брак с Селеной.
  Мужчина последние фразы проговаривал чётко и жёстко. Не оставляя двусмысленностей.
  Феечка, оказавшаяся свидетельницей такого личного разговора, сжалась в уголочке и не замечала, как у неё из глаз текут слёзы.
  А Лида наполнялась пониманием ужаса происходящего.
  Она смотрела на мужа, который действительно любил её, любил Кира, но сделал свой выбор не в их пользу! Ей было его до боли в сердце жалко.
  Да, с первым словом мужа, предназначенного в этой квартире не ей, она внутри умерла в качестве любимой. Потом очнулась, когда узнала, что обожаемые Киром дедушка и папа - предали его! От такого сильного удара ребёнка может защитить только мать. Укрыть заботой и любовью.
  И совсем под конец она поняла, что муж в этой ситуации тоже жертва, к сожалению, добровольная и намного лучше понимающая, чем упёртый генерал, что именно он рушит. Тео по своей воле отказывается быть мужем и отцом в надежде стать хорошим сыном!
   Кого ей ненавидеть? Старшего Дзана, ломающего сына или самого Тео за совершаемое предательство? Ведь он знает отношение Лиды к семье! Он понимает, что она не найянка, которая всегда готова к расставанию.
  - Тео, скажи мне чётко, чтобы не было потом недоразумений. Мы с Киром тебе больше не нужны?
  Молчит. Руки сжал в кулаки, весь напряжён. Лида видит, что он всё понимает, всё!
   Генерал мог говорить ему: "подержи вдалеке свою верийку, сделай мне наследника и возвращайся к ней и будет у вас всё по-прежнему...". И не важно, какими словами он внушал, что дело обычное и яйца выеденного не стоит! Тео знал, что отец не прав и Лида сейчас видела, что муж понимал, что, согласившись сейчас на договорной брак с найянкой, он предаст свою маленькую семью.
  - Тео, у меня закончились деньги, мне нужно знать, что нас ждёт в будущем.
  - Я оплатил дом за городом ещё на полгода. Если Кир не обернётся, то вы должны будете улететь на третью планету, - выдавил он, наконец, из себя.
  - А если обернётся?
  - Если обернётся, я возьму вас обратно, - зло процедил муж, повторяя слова отца, когда он спрашивал то же самое у него.
  - А если Селена уже будет беременна, её куда?
  - Разберёмся.
  Лида посмотрела на сжавшуюся феечку, бросила последний взгляд на место, где была счастлива, подошла к мужу... бывшему мужу. Огладила кистью его лицо, прошептала: "прощай Тео" - и ушла.
  Ушла Лидия навсегда. Как бы в дальнейшем не сложилось, она к Тео больше не вернётся, даже если сама простит и захочет оживить прошлое. Может быть, глупая черта, но выработанная годами. Это ей ещё в детстве отец посоветовал, зная её эмоциональность и переменчивость. Чтобы не меняла решения под воздействием настроения, один раз обдумала, решила, и как бы потом не складывалось, стояла на своём, намертво. Такая позиция предостерегала от поспешных решений.
  "Решила - держись, ушла - не возвращайся", - внушал он.
  Добираясь до волшебного домика в пригороде, женщина обдумывала своё будущее. На третьей планете ей делать нечего. В системе, где есть такой влиятельный родственник как её свёкор, находиться не разумно. Интересы второсортного ребёнка, а уж тем более матери он блюсти не будет. Весь остаток дня она просматривала планеты, подходящие для дальнейшей жизни.
  "Вернулась к тому, с чего начинала", - горько усмехалась она, не давая воли слезам. Наутро, собрав ребёнка и отправив вещи в космопорт, Лида поехала в гости к генералу.
  Самым сложным было решить, что сказать Киру. Дедушку он давно не видел, но помнил и спрашивал. Папу он ждал всегда. Что сказать, как бы помягче нанести удар, мучилась мама. В конце концов, малыш сам вытянул правду. Генерал так часто спрашивал его про оборот, потом пугающие медицинские обследования, где медики, не стесняясь, говорили при крохе. Кир всё запомнил, и догадался почти сам. Только маму спросил в конце трудной беседы, важно ли для неё, имеет он боевую ипостась или нет.
  - Кирочка, солнышко, хоть ни одной, хоть десяток, я люблю тебя любым. Лучше моего зайки никого нет!
  Малыш прижался, а Лида ещё долго шептала ему, какой он ценный для неё. Как она искренне недоумевает и считает глупцами тех, кто этого не понимает и поэтому хочет жить от них, как можно дальше.
  
  

Глава 21.

  
  Требование разрешения на выезд из системы.
  
  Землянке повезло, что давнишние данные о её разрешение на вход в здание военного клана не стёрли и не устарели. Заминку вызвал пропуск маленького ребёнка, но тут полезной стала привлекательная внешность мамочки и воспоминание о героической остановки бронзов. В приёмной генерала Дзана, смутившийся адъютант, встречал госпожу Орешникову у порога с явным желанием развернуть её обратно.
  "Вот даже как! Ну что ж старый пень, иду на "вы"!"
  - С дороги господин адъютант! Не позорьтесь! - жёстко, громко и чётко бросила входящая.
  Молодой военный замер, но не сдвинулся с места.
  Лидия Николаевна притормозила, подтолкнула Кира чуть вперёд и вбок, чтобы он прошёл и не оказался меж двух огней и, тыча пальцем в грудь мужчине, отбивая им каждое слово, чеканила.
  - Если у свёкра не хватило мозгов решить тихо-мирно семейное дело, то я прямо сейчас устрою громогласное общественное обсуждение его поведения в семье. Вы хотите быть в курсе его личных дел?!
  - Не-е-т.
  Парень растерялся, быстро сообразив в какую некрасивую бяку он ввязывается, ему оставалось решить, что предпочесть: недовольство генерала или сплетни о том, что он воюет с женщинами и детьми. Громкая речь невестки генерала уже начала привлекать внимание.
  Видя нерешительность адъютанта, госпожа Орешникова начала разворачиваться корпусом в коридор, и набрав побольше воздуха в грудь завопила:
  - Да что же это делает...
  - Вы с ума сошли, немедленно прекратите" - зашипел блюститель генеральского покоя, втаскивая за плечо ненормальную обратно.
  Вошедшая в раж землянка, свирепо глянула на место касания и, дождавшись, когда адъютант отпустит её плечо, отступив в сторону, улыбнулась сыну. Видя, что Кир напрягся, она задорно подмигнула ему. Затем намеренно состроила чересчур грозное выражение лица, пытаясь дать понять сынишке, что сейчас будет страшно, и ужас будет наводить на других именно его мамочка. Величаво прошла в кабинет, снова пропуская вперёд ребёнка.
  Никакой мягкости, женственности в движениях землянки не было. Она шла к врагу, к тому, кто обманул доверие её малыша и может нести ему угрозу в будущем. Она не местная феечка, льющая слёзы по любому поводу! Землянка была готова ответить, даже если генерал замахнётся её ударить.
  "Бить в глаза, в пах и статуэткой по голове", - повторяла действия про себя, готовясь и к такому повороту. И видимо боевой настрой настолько сильно отражался от неё, что генерал Дзан заметив невестку, проявил удивление и не приближался.
  Лидия прошла до середины кабинета, Кира поставила в стороне, у стеночки. Дзан вышел из-за стола и, сделав шаг, другой навстречу, остановился, продолжая держать дистанцию. Мужчина воспринял невестку серьёзно, и хищный внимательный взгляд отображал его готовность отвечать жёстко, не церемонясь.
  - Добрый день господин Дзан. Хорошая погода, не правда ли? - не меняя выражения лица и напряжённой позы, мягко, вкрадчиво, даже чуть растягивая слова, промурлыкала Лида.
  Генерал чуть отступил и усмехнулся.
  - Приветствую вас госпожа Орешникова.
  "Скотина, теперь я, значит, чужая".
  - Нам с Киром нужно разрешение на выезд из системы Найянов. Сегодня. Сейчас.
  - Это невозможно. Разрешение даёт отец.
  Лида наклонила голову, не спуская глаз с генерала, пользуясь своей богатой мимикой она говорила: "не втирай мне прописные истины дорогуша, я знаю, что ты можешь дать разрешение, ты знаешь, что я знаю, так подними свою задницу и сделай это!"
  Молчаливое послание, пусть и не в деталях, бывший дедушка осознал, и слегка скривив губы в усмешке, пренебрежительно кинул.
  - Могу устроить прямо сейчас вашу депортацию на третью планету, не желаете?
  - Общественный скандал о зажравшихся домашних тиранах не хотите? Прямо сейчас начну.
  Генерал как зверь проскользнул к Лиде и приобняв её, прошептал в ухо.
  - Не успеешь.
  Если бы ребёнок был не так напряжён и более внимателен, то увидел бы как любимый дедушка, обнимая маму, второй рукой хочет надавить ей на шею. В то же самое время мама, чуть прижимаясь ответно к дедову уху, прошептала что-то, а рука её очень жёстко зафиксировала внизу важный орган мужчины.
  - Не торопитесь.
  Лидия была готова к подлости, ведь она угрожала найянцу! Поэтому, заметив руку, скользнувшую к шее, отреагировала быстро, боясь не успеть. Главное, чтобы генерал дал ей секунды, а уж она воспользуется ими. Мужчина замер. Его "хозяйство" женщина держала крепко сжимая, на грани боли. Переоценивая ситуацию, он невольно дал ей секунду, прежде чем приведёт её в бессознательное состояние.
  - Первое, - не теряя время, произнесла Лида. - Моей силы хватит, чтобы одним движением сжать и вырвать вам ваше богатство, даже падая и теряя сознание, это будет уже рефлекс.
  Генерал не меняя позы так и стоял, прижавшись к невестке, щека к щеке и только его дыхание шевелило выбившиеся короткие волосики из причёски невестки, и совершенно легкомысленно щекотали его, заставляя думать о том, какие тонкие и приятные у неё духи, какая нежная кожа на щеке. Лида, не теряя время, так же мягко растягивая слова, продолжала.
  - Второе. Если я вдруг потеряюсь, то уже к вечеру вас ждёт пренеприятнейший сюрприз. Который коснётся не только вас, но и будет весьма профессионально взывать к справедливости и ставить под сомнение правильную жизнь всего клана военных. И это в наше неспокойное, дестабилизированное время-то!
  Слегка отодвинувшись, чтобы взглянуть в глаза врагу, она спросила:
  - Вы ведь верите, что я могу преподнести данные общественности так, что это вызовет их ярое недовольство? И даже, если я сама выступлю потом, сказав, что пошутила, то клан военных всё равно дочиста не отмоется.
  - Змея.
  - Хуже. Оставаться в системе я считаю угрозой для моего ребёнка, поэтому, я буду кусать вас, пока не уничтожу, и, если я не выйду живой отсюда, мои заготовки сработают ещё сильнее, больнее и доказательно!
  Генерал опустил руку, Лида ослабила хватку, но не отпускала его, боясь, что второй раз взять таким образом в плен мужчину и выиграть мгновения, ей не удастся.
  Он смотрел на неё и переоценивал. Потом наклонился снова к уху и прошептал.
  - Погладьте.
  Лицо женщины запылало. Лидия поняла, что, ослабив хватку, вместо угрозы её жест стал похож на сексуальную игру, на что и намекает генерал. Но ей было слишком страшно, чтобы по ходу действий менять нюансы и пытаться воспользоваться какой-либо новой выгодой для себя и сына. Всё-таки во всём требуется навык. Поэтому она, не выказывая никаких чувств, бесстрастно ответила.
  - Разрешение на выезд! И мы с ребёнком вас больше никогда не побеспокоим. Нам не нужно ни ваше внимание, ни денежное содержание. Из корабля я пошлю вам сообщение, как можно перехватить мой сюрприз.
  - Мне надо было сразу оставлять тебя себе, Лидушка, а не отдавать моему слюнтяю.
  Совсем распоясавшись, мужчина поцеловывая в привлёкшее его внимание ушко и щёку, зашептал ей неожиданное признание. Второй же рукой накрыл её руку внизу своей и начал двигать так, как ему было приятно.
  Нервы Лиды не выдержали. Ей хотелось отреагировать бурно: по-мужски, резко отклонив голову назад, для того, чтобы ударить в нос генералу лбом и избивать дальше чем придётся, за всё: за неё, за ребёнка, за Тео. Но, ни на секунду не забывая, что здесь рядом стоит малыш, она только отпрыгнула от Дзана и прочеканила.
  - Разрешение.
  Кир, не понимая, что происходит, подошёл к маме взяв её за ладошку, насупился, строго смотря на дедушку, который больше не дедушка.
  Было видно, что генерал не желал выпускать добычу из рук, ему хотелось поиграться, выжать из верийки все её сюрпризы и оставить себе. Но её ребёнок мешался. Этот внук ему был не нужен. Но не убивать же его. Досадуя, что приходится уступить, мужчина прошёл к столу и дал указание адъютанту подготовить документы о возвращении госпоже Дзан фамилии Орешниковой и разрешение на её вылет из системы с сыном, Киром Орешниковым.
  Лидия кивнула, давая понять, что указание услышала.
  - Прощайте генерал Дзан. Как только мы пройдём контроль и взлетим, я сразу дам знать, как перехватить сюрприз.
  - А если не будет связи? - хмуро уточнил военный.
  - Случайности исключены.
  Невестка вместе с малышом развернулась и покинула кабинет. Спокойно подождав в приёмной подготовки необходимых документов, она только один раз отвлекла адъютанта, попросив его принести ей воды. После, проверив, что данные о старой фамилии и свободном выезде отображены во всех официальных органах, взяв "паспортный кулон" ребёнка, она, сухо простившись, ушла.
  
  

Глава 22.

  
  Всё сначала.
  
  Космопорт. Ужин в небольшом ресторане. Повсюду множество снующего народа, быстро утомили малыша. Лидия последний час ожидания корабля, держалась из последних сил. Кир уснул у неё на руках. Вещи, сгруженные на платформу, тоже требовали догляда. Она волновалась, как бы генерал не передумал их отпускать. Ни внук, ни невестка ему не нужны, но ему было бы удобно, чтобы они жили на третьей планете, на всякий случай, "под рукой".
  Всю ночь она потратила на создание трёхминутной зарисовки из жизни элиты военного клана на фоне новых последних законов. Где жизнь высокопоставленного чиновника Дзана бралась в пример и противоречила всему, что требовал император от народа.
  Получился едкий, сатирический фельетон. Не обошлось без преувеличений и полуправды, но Лидии за это стыдно не было. Если бы генерал устроил невестке принудительное выселение с запретом на вылет из системы, то она вообще собиралась проводить провокацию за провокациями, не считаясь с принципами морали. Она не так сильна, чтобы затевать благородные битвы, отстаивая свои права, но всё-таки, на первый раз, сделала поблажку свёкру. В приёмной адъютанта она положила заведённый кулинарный таймер с прикреплённой запиской в декоративную вазу, стоящую на подоконнике. Он сработает в любом случае, уже не завися от женщины. Хотя с корабля она тоже собиралась скинуть данные.
  Конечной точкой молодая мама, сейчас исхудавшая, даже угловатая и больше похожая на старшую сестру своего сына, выбрала одну из планет арилов. Высокоразвитая цивилизация с крылатыми жителями внешне схожими с людьми. Внимание Лидии привлекла самая известная планета, являющаяся центром обучения вселенной. Самих арилов на ней было совсем немного, но прилетевшие со всех уголков мироздания существа заполняли её до отказа. На этой планете она сможет дать Киру самое лучшее, передовое образование. У них есть время там обустроиться, всё узнать и выбрать школу.
  Прямого рейса не было, и чтобы не задерживаться на несколько дней на пересадочной планете и не платить пошлину за пребывание более трёх дней и за гостиницу, пришлось выбрать маршрут с несколькими пересадками. Выходило тоже дорого, поскольку свободные места на всех рейсах оставались только вип. Лидия считала и пересчитывала, пытаясь сэкономить, но ничего не получалось. Львиная доля уходила на ненужный, чрезмерный комфорт. Уже собираясь подтвердить заказы на билеты, она позвонила Ссаахлу, чтобы предупредить его о переселении и возможном негативном отношении к нему генерала.
  - Ссаахл, приветствую тебя.
  - Очень рад видеть и слышать тебя Лида. Что случилось? - немедленно встревожился мужчина, вглядываясь в тоненькую верийку.
  - Я с ребёнком покидаю систему найянов. Кир не смог показать свою боевую ипостась, все сроки ожидания отцом и дедом истекли.
  Женщина старалась говорить чётко и без эмоционально, чтобы не привлекать излишнее внимание других ожидающих в космопорту.
  - На третью планету? - сжимая все четыре кулака, прорычал Ссаахл. Ему приходилось прилетать на третью, и он знал, что одинокой женщине там будет не безопасно.
  - Нет, у меня билеты на планету Джавн, оттуда сложным маршрутом к арилам на общеобразовательную Аяну. Хочу быстрее вырваться, опасаюсь, что генерал передумает нас отпускать, поэтому четыре пересадки. Не теряй меня. Как устроюсь, дам координаты.
  Лида уже хотела попрощаться, как Ссаахл, не терпящим возражения тоном, скомандовал:
  - Встретимся на Джавне! Оттуда я заберу тебя с Киром и до Аяны долетим вместе.
  - Спасибо, но не стоит срывать из-за нас свои планы.
  - Ты слышала, женщина! - впервые, бывший телохранитель рыкнул на неё. "Боже мой, какой тиран". Совсем не расстроилась Лида, а даже улыбнулась.
  - Хорошо. Мы будем ждать тебя на Джавне в космопорту. Я сейчас скину данные, на каком рейсе мы прилетим.
  - Жду.
  После разговора с Ссаахлом стало намного легче. Лидия уже привыкла к семейной жизни, к домашнему распорядку, к проблемам, касающихся только здоровья Кира.
  Маленькие найянцы не болели вообще, но сынишка землянки знал, каково это когда болит животик, что от холодного питья прихватывает горло, иногда могут течь сопли. Лидия очень быстро поняла, что о таких особенностях Кира мужу лучше не говорить. В местных медцентрах помочь малышу не могли, Ссаахл привозил травы для лечения с других планет, и организм самого малыша быстро справлялся с неприятностями. И, вдруг, вырваться из этой уютной обстановки, чтобы стать скитальцами...
  Тяжело. Может, эгоистично сейчас жаться к плечу бергца, зная о его чувствах, но придётся.
  Загрузившись в корабль, уложив малыша и дождавшись старта, Лидия, как обещала, позвонила генералу. Одновременно на дальнем плане она услышала, как срабатывает на полную громкость её таймер в приёмной и противный дребезжащий звук, в разы усиленный вазой, заставляет вздрогнуть Дзана.
  - Генерал Дзан, в приёмной, в вазе записка, дублирующая сведения, которые я вам сейчас скажу. Через час к зданию вещания подойдёт курьер. У него указание: остановиться перед входом на три минуты, и передать посылку для вас. Если никто к нему не подходит, то он относит её секретарю директора. Прощайте.
  - Куда вы летите?
  - Рейс на Джавн.
  - Это я знаю. Дальше куда?
  - Ещё не решила. Надеюсь, мы больше не встретимся, никогда. А если такое случится, то я сделаю вид, что не знаю вас.
  
  В день, когда улетала Лидия, в системе Найянов сменился император. Отец уступил сыну правление и среди высшего звена правительственного аппарата начались волнения и перестановки. Генерал Дзан от смены власти ожидал одинаково - как повышения, так и почётной отставки. Если бы не это, то он до сих пор размышлял бы как оставить верийку себе, особенно после её попытки противостоять ему. Интересная девушка, совсем неплохо было бы если б такая славная верушечка ждала бы его дома, да и сыну урок преподать не лишне. Как же всё невовремя!
  Планета Джавн. Космопорт. Киру, отдохнувшему в пути, было интересно всё. Своеобразные автоматы с едой, развлекательные кабинки невесомости, массажные капсулы, детские камеры с лопающимися вкусно пахнущими пузырьками, панели с картинками планет, куда летают постоянные рейсы с Джавна. Даже туалет для человекообразных детей поразил Кира. Не успев насытиться впечатлениями, ребёнок наконец-то вживую увидел дядю Ссаахла, который так раскачал и покувыркал его на руках, что маму затошнило.
  Давно не видевшиеся землянка и бергец с жадностью ловили друг в друге изменения и от радости, да и вообще от избытка чувств, оба немного растерялись. Бывший телохранитель появился очень эффектно. Он сам привлекал взгляды своей уверенностью, спокойствием, а в этот раз за ним держались двое молодых соплеменников. Они отличались большей комплекцией, живостью и любопытством. Ни у кого из встречающихся инопланетян не было сомнений, что идущая тройка вооружена и очень опасна, да и кто бы сомневался, это же четырёхрукие с планеты воинов.
  - Лида, Кир - это мои помощники Ссарен и Ссилах.
  - Очень приятно, - она приветливо улыбнулась, её малыш потянулся коснуться плеча, как делали мужчины найянцы, приветствуя друг друга. Ссаахл знал об этой традиции и быстро подсказал своим ребятам, как следует поступить в ответ. После чинного похлопывания по плечу все отправились на корабль.
  - Лидуш, мы можем сразу отправиться на Аяну, но если ты не торопишься, то я не менял бы маршрут и потихоньку разгружаясь и закупая, мы бы добрались за две недели к аянцам.
  - Вместе путешествовать как раньше? - мечтательно протянула Лида.
  - Ну-у, условия значительно скромнее, - усмехнулся мужчина.
  Немного задумавшись, нужно ли ей торопиться, посмотрев на сына, Лида поняла, что это прекрасный способ отвлечь ребёнка от уполовинивания семьи. Поэтому, взяв друга под руку, она только и сказала.
  - Новые планеты, новые впечатления, это замечательно! Это просто здорово! Особенно, если наше присутствие не сильно нарушит твои планы.
  - Тогда ребята загрузят ваши вещи, а мы закупим еды. Я не знаю, чем кормят маленьких найянцев, поэтому без тебя не стал ничего брать.
  - Хорошо. Кир, может слезешь с дяди Ссаахла и пойдёшь ножками?
  - Лида, пусть побудет у меня на руках, народу много, а так ему всё видно.
  Она не стала говорить, если устанешь, сразу скажи. В отношении воина это было бы лукавством, тем более пара рук у него оставалась свободной.
  
  

Глава 23.

  
  Сюрприз и все равно семья.
  
  Лида, поняв, что приняв помощь друга, экономит кучу денег, закупила еды не только для себя и ребёнка, но значительно улучшила рацион бергцев. Набрав более полезные и сбалансированные пайки для всех, она добавила ещё десерты в меню и впоследствии на каждой планете покупала фрукты, орехи, ягоды, которые они все вместе дегустировали на корабле.
  Кораблик Ссаахла был совсем небольшим. Каждый член команды имел отдельную каюту, но в них можно было только спать, разложив вещи в подкроватные ящики или на полку закреплённой над постелью. Зато имелась кают-компания, где все могли разместиться, не мешая друг другу. На деле же выходило, что встречаются все довольно редко. График был таков, что один всегда у "штурвала", второй в это время отсыпается, третий - свободен.
  Лида, пока малыш спал, утомлённый частыми выходами на планеты, бралась за обработку собранных материалов Ссахлом, упрощая ему работу в ориентировании среди разнообразных товаров. За прошедшие два с половиной года он стал на Берге видным и значительным гражданином. В его ведении оказалась не только торговля, но и работа для соотечественников на других планетах. Он заключал контракты с исследовательскими центрами на охрану учёных; работал с крупными предприятиями, где так же требовались профессиональные военные услуги; заключал контракты с частными охранными организациями. Четырёхрукие жители Берга за последний год распространились по вселенной с невиданным ранее масштабом и всему причиной стала активная деятельность Ссаахла.
  Его благосостояние росло с каждым днём и давно переросло Лидины капиталы. Когда она взялась оплачивать роскошную еду для членов команды, он понял, что женщина хоть как-то пытается отстоять свою независимость от него и её развод с мужем, для него, в личном плане ничего не меняет. Только его команда замечала, как он ловит каждый её взгляд, жест, что не спускает Кира с рук, всячески его развлекая только, чтобы она посидела рядом. Он увеличил маршрут до максимально разумных пределов и всё же, осталось всего пара планет, после которых они снова надолго расстанутся и будут у них только редкие переговоры по связи.
  Планета, которая славилась сборкой самых маленьких и дешёвых летательных аппаратов, преподнесла сюрприз путешественникам. Ссаахл забрал заказ летучих досок с высокой ручкой впереди для гор и все вместе они отправились в огромный комплекс для инопланетных гостей.
  Комплекс включал в себя гостиницы, торговые, развлекательные, расслабляющие центры. Было даже что-то вроде варьете, но Лида поняла, что публика там больше мужская. Обсудив кто, куда хочет пойти, решили поесть всем вместе. Уже заканчивая трапезу, землянка заметила, как Ссаахл напрягся и нахмурился. Подумав, что всякое бывает в торговых делах, она подтянула сына к себе и проверила, работает ли его камера, прикреплённая к шапочке.
  У неё с Киром стало ритуалом фиксировать все визиты на планеты. После, на корабле они вместе монтировали и делали ролик себе на память. Затем Лида осторожно оглянулась и увидела стоящую четырёхрукую женщину с мальчиком лет трёх. Когда она первый раз путешествовала, ей приходилось видеть женщин с Берга, но все они были в возрасте. Эта же была молода, привлекательна и артистична.
  - Давненько тебя не было, - явно затевая скандал, произнесла девица на всеобщем. - Разбогател, теперь нос воротишь! А то, что я тут с твоим ребёнком маюсь, тебе и дела нет!
  Ссарен и Ссилах таращились во все глаза, пробормотав имя "Арьена!?" Арьена же с каждой фразой раздражительно дёргала мальчишечку за руку, от чего он сжимался и всё больше наклонял голову, стараясь стать незаметным.
  - Мой ребёнок? Ты что говоришь, женщина?! - искренне возмутился Ссаахл, меньше всего ему хотелось бы, чтобы Лида с Киром стали свидетелями грязного скандала.
  - Ребёнок твой! Если бы залетал сюда почаще, то давно бы узнал о нём. А теперь забирай его! Дармоед мне не нужен. - И, хотя она подтолкнула сына не сильно, но от неожиданности, он споткнулся и упал на руки метнувшейся Лиды. Землянка уже в начале скандала встала со всеми из-за стола и сейчас оказалась ближе всех к ребёнку. К тому же сработал рефлекс ловить своего сына, впрочем, как у каждой молодой мамы. Поймав пацанёнка, Лида почувствовала, что он весь дрожит, и с негодованием посмотрев на девицу, прижала его к себе. Та же, горделиво подняв голову, театрально презрительно оглядев женщину и состроив на лице выражение превосходства бросила Ссаахлу.
  - Пока Ссалем не станет совершеннолетним, будешь платить мне по миллиону кредитов за каждый его год за то, что я родила тебе его!
  Потом она открыла сумочку, достала оттуда карточку и кинула на стол.
  - Вот на этот счёт, жду кредиты уже сегодня.
  - Я тебе Арьена ни кредита не заплачу! Если хочешь, отвезу тебя обратно на Берг с ребёнком, но платить не буду.
  Лида наблюдала за всеми. По лицам ребят кроме обалдения ничего прочитать было нельзя. На Ссаахла было страшно смотреть, но девицу, похоже, его потемневшее от ярости лицо не пугало.
  - С ума сошёл? На Берг! Что я забыла в том захолустье? И ты можешь не надеяться, что я стану хозяйкой твоего дома, - совсем уж зло выплюнула она в ответ. - Ты за ребёнка будешь платить?
  - Нет.
  - Тогда я забираю его. - И она полная наглой решимости шагнула к Лиде за сыном. Мальчик, так и стоящий, уткнувшись в живот обнимающей его женщины, совсем сжался. И Кир, держащийся рядом за руку, заметив это, обнял его за плечи.
  - Стоять! - жёстко скомандовала Лида.
  Девица на миг замерла, усмехнулась и только сделала шаг, как землянка резко сказала.
  - Ссарен, Ссилах, не спим.
  И ребята мгновенно прикрыли женщину с детьми от Арьены.
  - Вы, милочка, двумя минутами ранее при свидетелях передали сына отцу и отказались от него. Все ваши действия были зафиксированы на камеру. Это раз.
  - Что?! Что ты такое говоришь! - взвилась, явно плохо соображая, девица.
  - Второе. Сейчас вы требуете денег за чужого малыша.
  - Это мой ребёнок! И я имею право забрать его обратно!
  - Прекрасно. Вы теперь признаёте, что вы мать?
  - Ты что, идиотка?
  - Мать, отказавшаяся при свидетелях от своего ребёнка, обязана выплачивать алименты до его совершеннолетия. Думаю, будет несложно всё оформить сегодня же.
  - Ты кто такая?! - взвилась по новой Арьена, но тут же решив не обращать на женщину внимания, бросила Ссаахлу. - Я требую денег за ребёнка.
  "Боже мой, вот дура! Серость - есть серость".
  - Ссаахл, я вызываю охранителей и обвиняю эту девушку в торговле несовершеннолетним. Думаю, с десяток лет мы её больше не увидим.
  - Что, да как ты смеешь?! - ни на секунду не задумываясь о том, что личная разборка выходит из установленных Арьеной рамок, она продолжала вести себя, как избалованная прима театра.
  Лида развернулась к столу, деловито усадила малышей и уткнулась в планшет. На запрос: "действующий юрист в данном комплексе", откликнулось сразу трое. За гражданское дело о ребёнке взялся солидный дядечка с большими глазами, чем-то похожими на глаза Нилеи.
  Арьена услышав, о чём спрашивает женщина полезла в драку, но ребята, встав близко друг к другу, перекрыли ей дорогу. Лида, сняв свою заколку с камерой и приняв камеру Кира, который поняв, что мама сейчас будет скачивать данные, сразу снял свою, перенесла всё в планшет. Прокрутила и, выбрав показательные моменты, сразу переслала юристу вместе с оплатой услуг.
  - Ссаахл, что она делает!? Прекрати немедленно! - потребовала Арьена. Не видя реакции, она попыталась кинуть сумочкой в Лиду. Пока Ссарен ловил сумку, девица стала швырять предметы с близких столиков и делать новые попытки прорваться, не прекращая выплёвывать ругань на всех языках.
  Лида взяла карточку, брошенную бергийкой на стол, сканировала, и данные переслала юристу. Он тут же ответил, что Арьена не раз привлекалась за скандалы, за нанесение побоев работающим с ней девушкам, за ненадлежащее исполнение материнских обязанностей, но каждый раз за неё платили штрафы покровители.
  - Вы ещё пожалеете, что связались со мной, - шипела, потерявшая всякую привлекательность Арьена и, потребовав сумочку обратно, начала связываться с каким-то шуршиком.
  - Госпожа Орешникова, требуется подтверждение личности отца и его согласие взять ребёнка. Это можно сделать у меня в офисе или в ближайшем отделение любого банка, у них имеется вся необходимая аппаратура. Судя по тому, где вы находитесь, справа от вас есть отделение банка. Жду вашего подключения оттуда.
  - Ссаахл, слышал? Пошли.
  Вся компания поднялась и, отталкивая девицу, вышла из кафе. В отделении банка поняв, что от них требуется, провели процедуру удостоверения бергца и сами связались с указанным юристом. Он получил согласие отца и, увидев жавшихся к женщине мальчишек, позвал Ссалема.
  - Ссалем, ты хочешь, чтобы господин Ссаахл забрал тебя от мамы?
  Вот где сердце ёкнуло у Лиды. Малыш первый раз увидел отца, находится в стрессовом состоянии и неизвестно, что может ответить, если вообще сможет сказать что-то.
  - Ссалем, малыш, не бойся и скажи, ты хочешь жить с мамой? - зашёл, с другой стороны, юрист, внимательно разглядывающий мальчика и делающий знаки всем, чтобы молчали.
  Ребёнок, не перестающий держаться за добрую женщину, развернулся к голографическому дядечке и помотал головой, тихо, на грани слышимости сказав: "нет".
  - "Нет", хорошо. А с папой будешь жить?
  Мальчик опасливо поднял глазёнки на отца и неуверенно кивнул, но при этом сильнее сжал в руке юбку Лиды.
  - Ответ принят и зафиксирован. Уважаемая комиссия, решение принято? - чуть повернув голову вбок, спросил кого-то юрист. Услышав ответ, который для всех находящихся в банке прозвучал невнятно, мужчина снова обратился к своим клиентам.
  - Документы по отказу матери от ребёнка, передачи отцу, и выплата госпожой Арьеной тридцати процентов от её доходов в пользу несовершеннолетнего вы можете получить сейчас, в том же отделении, где находитесь. Не забудьте поменять мальчику "паспортный кулон". Дело о требовании денег за продажу ребёнка отцу, возбуждено и требует дополнительных сведений. Скажите мне, насколько серьёзно вы хотите наказать госпожу Арьену?
  Лида слышала, что многие вопросы при помощи юриста решаются мгновенно, но напрямую столкнулась с этим впервые. Она с трудом поспевала осмысливать события, катившиеся одно за другим. Но держаться она старалась уверенно, впрочем, как всегда, прекрасно понимая, что её спутники люди более чем простые и сейчас ещё более растеряны. И всё же, вопрос с девицей должен разобрать именно Ссаахл. Лида повернулась к нему. Мужчина хмурился и усиленно соображал.
  - Ссаахл, я предлагаю оставить дело открытым и дать возможность твоей соотечественнице заняться самой своим оправданием. Она очень активна, так пусть будет занята делом. - Лида повернулась к юристу. - Вы ведь можете слегка давить на неё и, приняв её оправдания, войдя, так сказать, в сложное положение, найти условия и закрыть дело?
  - Конечно, так можно сделать. Госпоже Арьене ещё грозит штраф за неподобающее поведение в общественном месте.
  Женщина вопросительно посмотрела на Ссаахла. Он кивнул и, обращаясь напрямую к голографии, внёс уточнения.
  - Все данные по делу прошу переслать мне. Все расходы оплачу тоже я.
  - Но, госпожа Орешникова уже заплатила. Если только по открытому делу?
  - Значит, за дальнейшими расходами обращайтесь ко мне. Как долго будет решаться вопрос о наказании Арьены?
  - Доказательства о её непомерных требованиях у меня есть, если завтра она не отреагирует на высланную повестку, то получит приговор. Если опротестует, то дело затянется дня на три.
  - Моё личное присутствие не требуется?
  - Нет, конечно. Данные у меня есть, я всегда могу связаться с вами, найдя по "паспортному кулону".
  
  Поблагодарив сотрудников банка за помощь и покинув их отделение, компанию, в свободном холле комплекса, ожидал ещё один сюрприз. Несколько мужчин, явно из охраны одетого с иголочки инопланетянина, к которому жалась "заплаканная" госпожа Арьена, встречали бергцев.
  - Вот, это они, - указал дрожащий пальчик на Ссаахла и Ко. - Забрали у меня моего сыночка. А ты же знаешь, как я его люблю, - красавица разрыдалась, утыкаясь в грудь мужчины.
  Однако, ни инопланетянин, с крошечным носом и огромными глазами, ни его охрана, не торопились выступать с "предъявами". Было видно, что угрозу в лице четырёхруких, они оценили крайне серьёзно.
  - Детка, ты не сказала, что твой соотечественник не один, а в компании таких же как он, - процедил ей защитник.
  Лидия сразу почувствовала, что встречающие хотят отступить, но как сделать это, не теряя достоинства, не знают. Тогда она, вложив ладошку Кира в ладошку Ссалема, сделала пол шага вперёд и доброжелательно спросила.
  - Господин...?
  - Линкс, - настороженно произнёс большеглазый. Было видно, что чуть выступившую вперёд девушку, он оценил, взвесил и признал в ней дорогую штучку. Один только планшет в её холёных ручках стоил как маленький катер.
  - Господин Линкс, властями признан отказ госпожи Арьены от сына и произведена официальная передача его отцу. Это не изменить. Так же на неё заведено уголовное дело по торговле ребёнком и принята к рассмотрению жалоба за учинённый скандал. Это можно оспорить, но время для ответных действий ограничено. Посмотрите в её почте, там наверняка уже есть уведомление и данные куда обращаться. А с нами вести переговоры бессмысленно, ведь, как деловая личность вы понимаете, где задействованы юристы, каждое брошенное слово может выйти боком на суде.
  Господин Линкс кивнул, и сделал шаг назад. Девица приготовилась закатить скандал своему шуршику, но Лидия с детьми, прикрываемая бергцами уже пошли на корабль.
  
  На корабле успокоившись, накормив и уложив детей спать, в кают-компании мрачный Ссаахл, взявшись за голову, наконец, ответил беспокоящейся женщине, что его мучает.
  - Лида, у нас до пяти лет с детьми сидят матери! Куда я своего дену? В чужой семье его жалеть не будут, получится, что я ничем не лучше Арьены.
  - Ну ты даёшь, вместо того, чтобы радоваться, что у тебя готовенький наследник растёт, расстраиваешься из-за ерунды! - Мужчина поднял голову и непонимающе смотрел на женщину. - Да, да, твои тревоги - пусты. Я-то на что? Знаешь, как у меня на родине говорят? Где один, там двое, где двое, там и третьему место найдётся и так далее. Оставишь Ссалема мне, клянусь, что не обижу его, уделю внимание наравне со своим. Пока Кир такой маленький я всё одно устраиваться на работу не собираюсь, так что буду заниматься с двумя. Мальчишкам веселее будет.
  
  

Глава 24.

  
  Планета Аяна.
  
  На Аяне бергцам пришлось задержаться, пока Ссаахл помогал с обустройством своей семьи. Да, Лида не стала его женщиной, но из-за Ссалема они стали семьёй. Одному малышу нужна мама, второй нуждался в отце, пусть и находящемся в разъездах.
  Не сразу малыш Ссаахла адаптировался к новым условиям. Слишком настойчиво его учили в прошлой жизни прятаться, чтобы он не раздражал маму своим существованием. Но с помощью Кира, потихоньку мальчика вытащили из его скорлупки и вместе с ним сделали шаг к другой жизни.
  Мир Аяны открывался не только малышам, но и Лиде. Фантастика в самом прекрасном её проявлении поражала. Гармоничное сочетание прогресса и природы, разнообразность жителей, обилие учебных заведений. Как только маленький бергец слегка адаптировался, вся семья, с утра до вечера, начала кочевать с одного занятия на другое. Равняясь на знания других малышей, Лидия только через полгода заметила, что её дети перестали отличаться по уровню образованности от местных, начинающих занятия чуть ли не с пелёнок.
  Училась и она сама, но к её величайшему огорчению никакой специальности получить не сумела. Её коньком так и остались умения, когда-то полученные на Земле. Собирать материал, классифицировать, немного творчества и наглый плагиат давно умерших соотечественников. А главным оказалась, способность легко общаться и производить впечатление аристократки с передовой планеты. О таком своём необычном свойстве Лида догадалась случайно, когда соседи из более "простых", самовольно докладывались прилетающему Ссаахлу (очень серьёзному мужчине), что ведут себя они в присутствии своей новой соседки - прилично, при "ТАКОЙ женщине" не скандалят, не ругаются и вообще, относятся с понятием.
  Лида, услышав эту белиберду, сначала рассмеялась, а после задумалась и поблагодарила время, в котором она воспитывалась. В советском союзе все были равны, но получившие высшее образование были ровнее. Она же, будучи заведующей музея, пусть и захолустного, ходила с гордо поднятой головой и считала себя очень знАчимой. Эта уверенность и значительность "высокого лица" так и осталась с ней во время всех её проблем, жизненных перипетий. Вот и получалось, что как бы не богател Ссаахл, он навсегда простой выходец из глубинки, а она, даже лезущая с глупыми вопросами "как пользоваться этими автоматами?" все одно производила впечатление милой, чуть эксцентричной дамы.
  Осознав это, Лидия пересмотрела расписание малышей и добавила маленькому бергцу занятие вокалом, Киру танцы, и обоим освоение музыкального инструмента. Ссаахлу ничего не стала говорить, то, что будущий воин учится петь песенки. Друг не оценит этих, казалось бы, бесполезных навыков, понимала Лида. Но творческие уроки очень раскрепощали малышей, да и в кампании хорошая песня всегда будет уместна и поможет завести друзей, так, пока мысленно, убеждала она отца мальчика.
  Всё свободное время женщина терзала себя воспоминаниями о жизни с Тео. Она искала ошибки, слова, которые не сказала, спорила, объясняла, и длилось это, пока дети не отвлекали. Поняв, что, не смотря ни что, не может отпустить прошлую жизнь, Лида загрузила себя работой. Она, пересмотрев знания, которые дают на занятиях, стала сама подготавливать уроки на развитие смекалки. Её целью было не дать новые знания, а натренировать мозг, заложить более разнообразные методы его использования. Очень хорошо подошли для этого русские сказки из её времени, но она придумывала новые, беря в оборот историю разных планет, и задавала задачи, где малыши должны были что-то смастерить, беря только заданные предметы.
  Через месяц преподаватели развития сознания, логики и других "умственных" предметов отметили её малышей, как лучших в группе по баллам. Они набрали дополнительные очки, как раз решая нестандартные задачи, удивляя преподавателей своим подходом к делу и выдумкой. Лидии было очень приятно, она даже загордилась, что хоть она и "прародитель" многих рас, но сумела научить чему-то полезному. Рывок мальчишек не оставил безучастными других родителей и поинтересовавшись, куда Лида ещё водит детей, что они смогли получить приличную фору по баллам, попросили заниматься и с их малышами. Так у землянки появилась маленькая подработка. Всего раз в неделю вся малышовая группа собиралась у неё в саду и весело проводила время, даже не замечая, какие интересные навыки они приобретают в ходе затейливых игр и мастеря что-то. Через полгода вся компания малышей будучи и так одной из лучшей в своём возрасте, похватала вообще все призы.
  Посвятить всю себя детям Лиде позволила материальная поддержка Ссаахла. Он выкупил небольшой домик, но в приличном районе, оплачивал все занятия. Она сумела отказаться только от денег, идущих на бытовые расходы. Зная, что он заберёт Ссалема, когда ему исполнится пять лет, Лида старалась впихнуть в мальчишку как можно больше знаний и умений. Отсутствие на Аяне других четырёхруких детей, заставило её побегать по всем преподавателям спортивных занятий с просьбой ставить против малыша не одного, а двух соперников. Она очень волновалась, что у Ссалема будет развита только одна пара рук, что в будущем может доставить ребёнку много неприятностей, да ещё её инициатива с пением и с музыкальным инструментом выйдет им обоим боком!
  В конце концов, время расставания неумолимо приближалось. Отдавать полюбившегося малыша не хотелось, тем более, отсылая его в дикие горы на растерзание суровым старейшинам, да ещё и на долгие годы. Лидия собирала Ссалему разные учебные программы для его самостоятельного обучения, по разным направлениям на несколько лет вперёд, надеясь, что у него будет время их освоить. Она чётко и целенаправленно вкладывала в него знания как будущему лидеру и ужасно волновалась, как примут его другие дети на Берге.
  Ссаахл, приезжая иногда на несколько дней, как всякий "воскресный папа" водил ребят по развлечениям, и Лидия могла только гадать, как оценит он впоследствии знания сына и заданные ею направления в его дальнейшем развитии.
  И вот настал момент, когда Ссалем улетел. Сумасшедшая суета, безумная подготовка к отъезду, устроенная Лидой, закончилась. В доме стало пусто. Кир, продолжая ездить на занятия, угрюмо молчал. Казалось, даже вечерние сказки слушать вдвоём намного скучнее, чем втроём. Прошла неделя, другая. Лида поймала себя на том, что беспрестанно смотрит информацию о происходящих событиях на Найяне.
  Новый император "закрутил гайки". Система бурлит. С уходом прошлого императора закончился период правительственных пожеланий и рекомендаций, настало время требований и жёсткого подчинения. Зато, последний год впервые показал отсутствие минуса в прибыли населения. Женщин всё же заставили рожать и теперь, наверное, на улицах столицы редко встретишь феечек.
  Генерал Дзан остался на своём месте, но понимая, какие процессы идут в стране, Лида не сомневалась, что его полномочия только увеличились, впрочем, как и всегда у таких структур. А про Тео для неё осталось непонятным. Чем он занимается? Неужели остался на первой планете с новым сыном или с отцом? Всё что ясно так это то, что он вроде больше не управляющий седьмой планеты.
  "Так и не решился самостоятельно изучать природу, перестраховщик!", - досадливо думала она о нём. "Теперь у него есть сын, чистокровный. Обнимает ли он его так же, как Кира?"
   ***
  Тео не обнимал своего сына, как ревниво думала Лида. Но это не обрадовало бы её, если бы она увидела во что превратил бывший любимый свою жизнь. Селена, его жена по договору, считала своего мужа раздражительным, строгим найянцем. Иногда, ей казалось, что он на грани, чтобы ударить её, а она ведь старалась наладить между ними отношения.
  Ей хотелось внимания, заботы, ведь это был её первый брак, и она могла надеяться на увлечённость ею избранника. Однако, все её попытки проявить чувства, прерывались с раздражением. Потом, Тео просил прощения, пытался загладить свою грубость, но Селена снова и снова натыкалась на холодность.
  Она выносила ребёнка, думая, что после рождения сына многое переменится, но Тео подошёл к роженице, взял на руки чудесный свёрток, подержал и чуть ли не кинув его обратно матери, выбежал из комнаты. С той самой минуты Селена возненавидела его! Она после рождения ребёнка изменилась внешне и больше у неё не было надежды, что в её жизни появится любовь. Теперь ей стало жалко оставлять равнодушному отцу ребёнка.
  Она помнила, как приходила в дом бывшая жена Тео и нисколечко не боясь ответственности, забрала сына себе. Селена решила поступить так же, только вот когда пришёл генерал Дзан, хватило его испепеляющего взгляда, чтобы она оборвала свою подготовленную речь и отступила.
  С тех пор она считала дни, чтобы уйти из этой семьи и как только стало возможно передать ребёнка воспитателям, так договор был выполнен. Селена с радостью покинула неприятного мужа, презирающего её свёкра, заставляющего нервничать и переживать за себя сына. Мальчика было жалко, но у него есть все задатки попасть в касту военных, а уж дед поможет ему выбрать самый сильный клан.
  А Тео было жаль Селену, жаль сына, но он не мог их любить! Он так ждал одобрения отца, так старался сделать всё, чтобы тот гордился им, что упустил самое важное. Отец оценил покладистость сына, но только со временем Тео понял, что генерал предпочёл бы бунт. Старший Дзан ждал, что Тео найдёт в себе смелость и пойдёт наперекор, проявит силу духа, но... а может, Тео напридумывал себе о том, что думает отец?
  Он много размышлял о своей жизни, после ухода Лиды. Он думал, что, отодвигая её, справится с требованиями отца, но Лида извратила весь его план и ушла. Он знал, что она не простит, но уговаривал себя, надеялся, находил доводы в свою пользу, а она исчезла с сыном из его жизни, и он прекратил жить.
  Ему часто снились улыбающийся Кир и грустная жена. Он просил, молил, плакал во сне, прося их не уходить, но они всегда уходили. Тео не мог больше видеть маленьких детей, не терпел ласковых взглядов в свою сторону от женщин. Всё это теперь неизменно вызывало в нём раздражение, а бывало даже ненависть. Он успешно выполнял работу, порученную ему отцом, но в то же время он умирал. Он мечтал найти Лиду и вернуть её, но этому всё время что-то мешало. Он мечтал, чтобы Лида сама вернулась, но она же упёртая! Он разжёг в себе ненависть к Лиде и это чувство прижилось на годы, пока само не сошло на нет, оставив внутри пустоту.
  Само мироздание оберегало эту несчастную пару от встреч, потому что Лида никогда не вернулась бы, простила бы Тео за себя, но не простила бы за сына. Однако, увидев его в том состоянии в каком он находился не смогла бы жить спокойно. Пат. Неразрешимая ситуация, поэтому, судьба не стала их больше сталкивать вместе. Лида прошла испытание, не сдалась в трудную минуту, а её муж отправился по выбранному им пути.
   ***
  Лиду слегка вывел из тоскующе-скучающего состояния подробный отчёт Ссаахла о прибытии на родную планету и разговор с Ссалемом. Мальчик удивил старейшин не только своими знаниями, умениями, но и владением тела. Равных ему в группе таких же пятилетних - нет, даже шести лет ребятишки не все могут с ним состязаться. Как же приятно было Киру и Лиде, когда Ссаахл с гордостью сказал, что его ребёнок не просто показал себя лучшим, но и сумел найти себе товарищей. Только в этот момент женщина поняла, какой камень с груди свалился, что малыша приняли.
  Потихоньку, обвыкая жить вдвоём, Лида с Киром в день его пятилетия наметили себе круиз. Попросили у Ссаахла охранника. Он хотел сам сопровождать её, но разросшиеся дела и ответственность за многие судьбы соотечественников, зависящих от него, держали его крепко. Лида с сыном выбрали себе путешествие по необычным планетам, которые сильно отличаются от других. На некоторые из них будет даже высадка невозможна, только смогут облететь их вокруг, получая информацию, но будут и те, где можно спуститься на поверхность и прочувствовать все прелести на себе. Так они и отправились за новыми впечатлениями перед следующим этапом Кирова обучения.
  
  

Глава 25.

  
  Снова в круиз.
  
  Прибыв на Джавн, откуда стартовал круиз и, встретив Ссарена, назначенного личным охранником Лиды, маленькая семья ступила на борт небольшого лайнера. Специфика круиза была рассчитана на количество пассажиров не более тысячи, поэтому стоимость путёвки влетела землянке в копеечку, но очень хотелось поразить диковинами сына, да и самой удивиться, так, чтобы глупые мысли об одиночестве больше не тревожили.
  Первый день на лайнере прошёл в спокойном, ознакомительном режиме. Второй ознаменовался посещением развлекательных занятий, вот тут Кир взбунтовался. Уровень его подготовки как Аянца, был значительно выше и ему было скучно на малышовых посиделках. А в более старшие группы его не брали, боясь ответственности.
  Скучая и слоняясь по лайнеру, Лида с Киром познакомились с другими Аянцами и постепенно набралось ещё несколько малышей, которые столкнулись с той же проблемой. Скучать вместе, оказалось веселее.
  Лида, пытаясь занять, пока ещё малознакомых друг с другом ребят, рассказала им, как собирала неизвестные плоды на седьмой планете Найянцев, как рядом стояли найянцы, готовые в любую секунду спасать её, если что. Пока малыши обсуждали степень риска первопроходца, женщина, пошепталась с сотрудником парка, следящим за показательным крошечным огородиком, и оплатила маленький детский разбойничий набег на огород. Сотрудник только попросил последить, чтобы дети хоть что-то оставили целым. Потом, состоялась первая малышовая исследовательская экспедиция за овощами.
  Ужин с добытыми полузаконным способом продуктами, прошёл на ура. Во время операции, разработанной самими мальчишками, использовались все полученные ими знания, как военных лазутчиков, как исследователей. Один из родителей полностью оплатил повара, который прямо на глазах у малышей разделал и приготовил добычу.
  Следующий день принёс новые впечатления и вечером малышня делилась записями и фантазировала. Лидия вздохнула с облегчением, что Кир нашёл себе товарищей и ему не скучно. Однако, после завтрака она как-то упустила его из виду. Одна из родительниц, милая дама, сказала, что ребятня умчалась в маленький магазин. Ссарен проверил информацию и подтвердил, что они там спокойно мастерят из чёрных футболок нечто и таятся. Родители улыбнулись, успокоились и отвлеклись на развлекательное мероприятие.
  - Уважаемые дамы и господа. Минуточку внимания. Посмотрите на экраны, и родители, опознавшие своих детей, подойдите, пожалуйста, к начальнику охраны.
  Несколько камер с разным ракурсом показывали крадущихся детей, укрытых чёрными масками и чёрными тряпками на спине изображающими, наверное, плащ.
  - Ох, это же наши, - охнула примеченная ранее милая молодая дама.
  Особо родители никуда и не расходились, поэтому в момент опознания стояли все неподалёку друг от друга.
  - Не пойму, что они делают? - негромко спросил чей-то отец, наблюдая как дети уже почти ползком подбираются к сотрудникам кухни.
  В этот момент, не дождавшийся никого из родителей начальник охраны, сам вычислил наиболее подозрительных пассажиров и подошёл.
  - Это ваши? - уточнил серьёзный мужчина.
  Взрослым было неловко, но не отпираться же от своих детей. Поэтому смущаясь, покивали головами.
  - Что они там делают?
  "Ну что за вопрос?" - подумалось Лиде, - "как будто мы их туда отправили!" Все молчали, выражая недоумение. Землянка, рискнула предположить:
  - Мне кажется, они пошли добывать еду.
  - Что? Зачем? - уж такого ответа начальник не ожидал. Еда была повсюду, бесплатная в отведённые часы и покупная в кафе, ресторанах, к тому же, малообеспеченных путешественников здесь в принципе быть не могло.
  "Ну и как ему объяснить?" - растерялась женщина.
  - Добытое вкуснее! - засмеялся один из отцов, вспомнив набег на огород.
  Что ещё хотел спросить начальник охраны, никто не узнал, потому что действия на экране стали разворачиваться стремительно.
  Чистокровный Арил, укрытый маской, висящей спереди и сзади чёрной тряпкой, взмахнул крыльями и стал низко летать над кухонными работниками и завывать. Те сначала испугались, но больше от неожиданности, после раскрыли рты от удивления и непонимания.
  - Что он делает? - с не меньшим удивлением спросил охранник.
  - Отвлекающий манёвр, - прошептала девушка с крыльями, закрывая щёки руками и видя, что спрашивающий не понимает её, уточнила. - Их так на занятиях учат, у каждой операции должен быть отвлекающий момент, а лучше два.
  Парочка других малышей в это время утаскивала кастрюлю с зелёной сладкой массой. Лидия уже пробовала её на завтраке и как только видела её поданной на столе, обязательно мазала на печеньице.
  - А почему они чёрным укрыты?
  - Маскировка, - раздражённо бросила землянка, мешающему смотреть начальнику.
  "Ну право слово, что он не знает, как проводятся военные операции?"
  Вдруг одна из сотрудниц заметила, что кастрюля отъезжает по столу к краю и бросилась ловить её, думая, что та сейчас упадёт. Но тут новое действующее лицо, в виде Кира, уж своего-то лапочку Лида всегда узнает, подскочил к ней и держа в одной руке сидение от стула, видимо щит, в другой ножку, упёрся в неё и закричал:
  - Жизнь или булочки!
  Тут уже Лидия закрыла лицо руками, прикрывая вспыхнувшие щёки.
  "Доболталась".
  Ведь никогда не любила истории про разбойников, но как-то рассказала.
  "И ведь запомнил же".
  На счастье всей детской компании, сотрудники кухни, быстро сообразили, что лучше отдать булочки, чем лишиться жизни. А родители, вместе с хмыкающим начальником охраны наблюдали отход грабителей с прикрытием.
  Тут же, суровый мужчина в переговорник объявил кухонным работникам благодарность за смекалку.
  Далее наблюдение показало, как "преступники" нашли тихое место, и, макая булочки в кастрюлю, поедали добычу.
  - Э, можем ли мы как-то тоже поблагодарить подвергшихся нападению сотрудников кухни? - спросил молодой мужчина, кажется отец черноволосого мальчугана. Остальные родители закивали согласно.
  - Можете. На следующей планете вас будут знакомить вот с этими плодами, - начальник развернул всем планшет, показывая синие шары размером с баскетбольный мяч. - Если каждый из вас, хотя бы по одному плоду принесёт на пострадавшую кухню, то вам будут благодарны.
  Все покивали, и стали расходиться, замечая, что потихоньку гаснут экраны и народ расходится, который так же смотрел в прямом эфире всю малышовую эпопею.
  Кухню отблагодарили. Там, где добытчиками были отцы, то принесены были по два и три плода. Дети первыми сунули нос в благодарственные фрукты и сказали "фу". Сок и мякоть по вкусу были похожи на вкусный дорогой ликёр, что так нравилось знатокам, но, к сожалению, плод совершенно не переносил транспортировки.
  Интересные планеты, обсуждения увиденного, игры на глазах родителей, всё это через несколько дней ослабило бдительность взрослых.
  
  

Глава 26.

  
  Не отдых, а нервы.
  
  Утром, когда пришёл Ссарен проводить подопечных на завтрак, в каюте не оказалось Кира. Лидия выскочила и побежала к начальнику охраны. Там она столкнулась нос к носу с Милой, мамой крылатого мальчика. Та так же обнаружив пропажу своего, бросилась к знакомому охраннику, помня как быстро, он находит всех. Но обеих женщин даже близко не подпустила охрана какого-то важного лица, который сейчас занимал время нужного им "человека".
  "Найянцы. Клан военных".
  Моментально определила землянка, тех, кто преграждал им путь. Дамы нервно поприветствовали и обменялись имеющейся информацией с ещё одной подбежавшей и запыхавшейся мамой, которая также обнаружила пропажу своего чадо и, заподозрив новую акцию детей, решила не поднимать пока всеобщего шума, и прибежала за помощью к начальнику охраны.
  Дверь в кабинет отъехала, из неё вышел необычайно важный, привлекательный, ("как все найянцы" - зло подумала Лида) мужчина, неторопливо оценил ситуацию, и состроил слегка вопросительное выражение лица. "Мол, что всё это значит? Доложите".
  - Эти, - небрежный кивок в сторону женщин - рвутся к начальнику охраны.
  "Хамло".
  Дамы были поражены, как к ним отнеслась охрана одного из пассажиров. Но солидный мужчина, взирающий на них, как на досадное недоразумение, изволил проявить лояльность и не оставил молодых женщины без ответа:
  - Господин БЕрилл занят. Ему сейчас не до вас. Покиньте помещение.
  - Что?!
  - Да как вы смеете?!
  - Охренел? Индюк напыщенный!
  Не обращая внимания на квакающих дамочек, даже на агрессивную, "индюк" взглядом разделил охрану и ушёл.
  Мила приготовилась с боем прорываться в кабинет через оставленную охрану, вторая мама колебалась, поглядывая на Лиду, и склонялась тоже к боевым действиям. Землянка, понимая, что здесь им ничего не светит, решила действовать по-другому.
  "Не хотите по-тихому, я вам сейчас устрою!"
  Её взбесило, что всеведущий и всезнающий начальник охраны не ведает, что творится у него на подступах к кабинету.
  - В информационку! Быстро.
  Дамы кивнули и все бросились по высвечивающемуся маршруту. Там, откуда на экраны расходятся новости, их не ждали и очень удивились женскому паломничеству.
  - Выдавай информацию по всему лайнеру: "Всем, всем. Прошу внимания. Пропали трое мальчиков. Кто видел их, просьба передать сведения на инфопункт. Родители очень волнуются".
  - Что сидим? Давай.
  - Я не буду. Нам запрещена такая самодеятельность. Обратитесь к начальнику охраны. - Сотрудник был раздражён и визитом в его тихую гавань дамочек, и их наглостью, и вообще, куда смотрит охрана?
  Тут гневно клокоча и распахнув крылья, взорвалась Мила и вцепившись в шею вялого мужчины зашипела.
  - Быстро оповестил всех!
  Вторая женщина, имя которой землянка не помнила, на всякий случай, взбодрила мужчину по голове своей сумочкой. Вышло, наверное, не очень больно, но показательно насчёт намерений.
  - Под вашу ответственность. Скажу, что вы мне угрожали.
  - Давай, не тяни. Хотите, без сознания оставим?
  Мужик покосился на крылатую мадам и помотал головой. Секунду спустя, все путешествующие прилипли к экранам и читали необычное сообщение. Многие качали головами и предполагали, что наверняка это те самые малыши, что ограбили кухню на булочки и джем. Но ответная информация пошла тут же.
  - "Видели четверых мальчиков. Одних. Шли в сторону служебных помещений. Примерно час назад".
  - "Четыре малыша. Видела одних, спорящих. Куда пошли - не знаю".
  Ещё успели прочитать пару посланий, как в инфорубку влетел начальник охраны.
  Высказав друг другу взаимные претензии, приступили к работе.
  - В служебном отсеке сорок минут назад вышли из строя девять камер наблюдения. Служба чинит, но это странно, - пробормотал мужчина.
  Лидия, прочитав всё, что написали свидетели, попросила инженера поблагодарить всех сочувствующих и написать, что поиски продолжаются. В помещение ввалился важный давешний мужчина полный негодования.
  - Так это ВАШИ, подбили моего внука на неизвестно что?!
  От несправедливости обвинения на "индюка" обрушилась такая гневная лавина, что его охрана выступила вперёд. Тут же отреагировал Ссарен, до сих молча следовавший тенью за Лидой. Он прикрыл женщин.
  - Немедленно все выведите своих телохранителей! - рыкнул начальник охраны лайнера. - А ещё лучше, полностью освободите служебное помещение.
  "Индюк" проигнорировал.
  - Ссарен, стоять. Я тоже не выведу, пока этот - кивок в сторону найянца - не выведет свою.
  "Нашла коса на камень". Лида понимала глупость ситуации, но уступить "этому" не могла.
  - Несанкционированный вылет борта 1221. - пауза - Повторять больше не буду, пусть охрана покинет помещение.
  Найянец качнув головой, отправил своих вон. Лида милостиво попросила Ссарена тоже выйти.
  В этот момент, получив новый сигнал, начальник как-то неразборчиво крякнул и вывел картинку на общий экран.
  В катере сидело четверо деловитых малышей. Управлял машиной маленький найянец, проговаривавший всё, что собирался делать. Сейчас они, видите ли, отстыковались и отлетали подальше, а следом их ждал манёвр под названием "зигзаг".
  Услышав про "зигзаг", начальник опять высказался непонятно. А Мила развернулась и злорадно крикнула.
  - Это ВАШ втянул наших в неизвестно ЧТО! Вон сидит, командует!
  Женщины уставились на нерадивого дедушку, сверля обвинительными взглядами. Лидии даже показалось "пробрало". Но отвечать дамам он ничего не стал, только демонстративно сверлил глазюками экран и сложил руки на груди.
  "Ишь, как древнегреческий бог", - отметила землянка и тоже стала следить за разворачивающимися переговорами.
  - Борт 1221 ответьте, почему стартовали без разрешения.
  Малыши растерялись. Ну да, что отвечать, когда и так известно, что никто бы не разрешил. Начальник, видимо мало общавшийся с детьми, подумал и начал по-другому.
  - Борт 1221 возвращайтесь.
  - Борт 1221 немедленно возвращайтесь!
  И так ещё раза три. Малыш арилец не выдержал и, покрутив головой выискивая камеру, ткнул пальцем в найянца и сказал.
  - Не можем, он ещё "зигзаг" не показал и какую-то "муху".
  Господин Берилл сел. Потёр лоб, подумал и обернулся к чванливому совершенству. Тот с достоинством кивнул:
  - Покажет. Практика была.
  - Что?! Включайте давайте автопилот или что у вас там есть и возвращайте всех!
  Не выдержала Лидия.
  - Мама, не волнуйся, если что я разберусь.
  - Кир, лапочка, зачем вы полетели? - кричала женщина, не зная где микрофон и будет ли её слышно.
  - Мама он хвастал, что сможет. А чтобы подобраться к кораблю, такой дурной план разработал, что мы с ребятами сами взялись сопровождать.
  - Его заловили бы ещё, как только проник бы в служебные помещения. Там охранка стояла, - хвастливо отметился третий "специалист".
  Его мама бросила на найянца торжествующий взгляд: "И мы не лыком шиты".
  Но комментарии подельников только раззадорили внука, и он с супер серьёзным лицом, начал отсчёт к началу "зигзага".
  В рубке затихли споры. Все наблюдали, что такое зигзаг. Потом услышали предназначенные слова для начальника охраны.
  - Готовы взять на себя управление бортом 1221. Ждём команды.
  Берилл оглянулся на мамочек, на деда.
  - Брать?
  - Он справится, - чётко ответил дед.
  "Убила бы", - наверное, подумала каждая из женщин, но ни одна не вмешалась в "приключение" малышей.
  - Быть готовыми взять на себя управление в любую секунду, не спрашивая разрешения.
  Всё закончилось хорошо. Полетали. Дали себя посадить. Встречали их не только родители, но и друзья-приятели, у которых папы оказались не такими засонями как мамы, прозевавшие своих детей. Друзья рыдали от обиды, и, кажется, вся компания, пополнившаяся ещё на одного, уже ставила и планировала новую задачу.
   Лида не знала, что сказать. Хотелось и целовать, и шлёпать, запрещать, но тогда смысл учить? Но всё-таки она нашла на кого излить своё недовольство. Этот мужчина, каждым жестом своим цепляющий и нервирующий её, не давал покоя.
  - Знаете что, уважаемый! - ткнула пальцем в грудь, чуть не спровоцировав новый конфликт между охраной. - Я буду следить за вами, - не поленилась показать жест из растопыренных пальцев от своих глаз к его.
  Вид у явно высокопоставленного найянца был до того по-детски изумлённым, что Лиду охватило вдохновение и глупое желание ещё больше шокировать мужчину. - Шаг вправо, шаг влево и... (чуть не сказала расстрел) допрос с пристрастием. - Под допросом с пристрастием женщина подразумевала пытку апельсинами, не более, но мужчина не обязан был знать тысячелетней давности фольклор землян, и взяв себя в руки, гордо ответил:
  - На мне стоит такая ментальная защита, что никому её не пробить.
  "У-у, как всё запущено".
  Больше глупостей она не болтала, но жалостливый взгляд на него бросила, мол "блажен кто верует". Без всяких оснований, исключительно, чтобы вывести из себя "индюка". Вроде получилось.
  На следующий день, Лидия узнав, где кушает этот интересный мужчина, перебралась туда же. Маленький найянец, несмотря на то, что в сплочённой детской компании стал раздражителем, плотно вписался в неё.
  - Мама, он очень хорошо дерётся, умеет водить разные корабли, здорово расшифровывает коды, но совершенно не знает про тактики, манёвры, ничего не планирует. Ну как же так? - возмущаясь, спрашивал Кир, рассказывая о Ниле.
  - Сынок, ты же помнишь, на Найяне клановая система. Нил обучается в клане военных, поэтому такой перекос в знаниях. Но это пока! Вы ведь ещё маленькие, дальше его будут обучать и тактикам, и планированию, конечно, некоторая узость образования останется, в отличие от твоего. Разный подход.
  - Он так задаётся! Всё время хочет быть главным.
  - А как вы с ребятами решили, кто главный? - стало интересно Лиде.
  - Ну, смотря какая задача. Кто лучше разбирается, тот и берётся реализовывать.
  - И что все согласны?
  - Вроде да. Только вот Нил.
  - У вас с ребятами всё выходит согласовано, потому что одна школа, один принцип действия вам вложен. Делай вывод. С выходцами из Аяны тебе будет легко учиться и взаимодействовать в дальнейшем. Но надо уметь и с другими сотрудничать.
  Вот такие разговоры время от времени вела с сыном Лида, как будто ему не пять, а все пятнадцать. Дочь у неё была поглупее когда-то, хотя, её не учили, так как Кира.
  Несколько спокойных дней и вдруг чп на планете Трез. Безобидная планета, красивая, яркая, душевная и спокойная. Рай для всех. Путешественники расслабились. Все гуляли, наслаждаясь умиротворяющей обстановкой. Желающие ползали по дну озера, разглядывая подводные красОты, бегали в лес собирать ягоды, маленьких животных разрешалось подкармливать специально выданными батончиками и гладить. Всем на руку повесили специальные браслетики, сделанные для этой планеты. Паспортные кулоны, как маячки, оказались здесь бесполезны, но руководство всё предусмотрело.
  Лидия, как и обещала следила за дедом, который не выпускал из поля зрения внука. Мужчина был высоким, видным и наблюдался хорошо из далека. Где он, там его охрана и внук, там и наши дети. Охрана приглядывала и за ребёнком. И вдруг, она видит, "индюк" дремлет, расслабившись на каком-то покачивающимся сложном устройстве, охрана спит стоя, тараща пустые глаза, детей нет.
  Презрительно хмыкнув, женщина, прогоняя сонное состояние, обратилась к одному из сопровождающих сотрудников, попросив посмотреть где дети, перечислив их номера. Молодой парень проверил и, сказав, что малыши далековато зашли, но все вместе, предложил сходить за ними.
  - Это как?! - недоумевая, спросила Лида парня, который пошёл вместе с ней. По полянке бегали маленькие прелестные, пушистые животные и игрались. С первого взгляда было понятно, что играются именно детёныши и у каждого на шейке надет браслет. Женщина готова была упасть в обморок, так сильно отлила кровь от головы, но помня, что это делу не поможет, взревела раненным бизоном и бросилась обратно. Парень по переговорнику оповещал о чп начальника охраны.
  Лида, домчавшись до отправной точки, выцепила найянца и бросилась к нему, оставив Ссарэна на полянке изучать следы. Её телохранитель, пытаясь следить за обоими подопечными, просто разрывался. Когда он пытался охранять малыша, то вся детская компания была занята тем, как его провести и скрыться. Поэтому, Лидия оставляла Ссарена себе, чтобы пресекал поползновения, желающих разнообразить сексуальную жизнь мужчин. Не всех в круизах интересует только познавательная программа, предоставленная турфирмой, к сожалению, Лиды.
  Охрана найянца активизировалась, заметив шумное приближение женщины. На что она тут же отреагировала.
  - Бездельники! Тунеядцы! Позор клана военных!
  Вперёд вышел разгневанный мужчина, трепеща ноздрями, прорычал:
  - Что вы себе позволяете?
  - У семи нянек дитя без глазу! - выплюнула Лида.
  Найянцу очень даже очевидно стало плохо.
  - Без глазу? Нил, где Нил? - зарычал он уже на охрану.
  - Упустили! Вы разве не знали, что у вас охрана умеет стоя спать?! Кому дитя доверили? - разорялась она. Подтянулись другие родители и, не вступая в скандал, стали интересоваться у служащих. А Лида кипела, кипела и не могла остановиться, пока ей в лицо не выплеснули воды.
  - Спасибо, - все, что она могла сказать.
  Этот круиз вышел таким непредсказуемым и нервным, что вместо отдыха получился стресс.
  Уже через полчаса Ссарэн вышел на след детей, о чём и сообщил по связи. Ребята рассказали, как нашли пушистиков без мамы, и решили добыть для них еды. Чтобы найти потом разбежавшихся детёнышей, они отдали им свои браслеты. К глубочайшему сожалению, Лиды, в этой акции Нил как раз был ведОмым и ушёл только, чтобы доказать приятелям, что не боится гулять на природе. Со стороны маленького найянца это был безумно храбрый поступок - выйти на природу. Землянка, сгорая от стыда, пошла извиняться.
  "Найянец и природа, несовместимы. Как бы Нила откачивать от полученных впечатлений не пришлось". Ругала она себя.
  
  

Глава 27.

  
  Найянец
  
  - Пришла извиниться, - пришлось говорить в спину обиженному. Услышав женщину, он величаво развернулся. - Прошу прощения. Была несправедлива. В качестве возмещения потрёпанных нервов приглашаю в "хижину Гзала", не слышали о таком месте? - речь пришлось выдержать в виновато-заискивающих тонах.
  - Нет, не приходилось.
  - Да, я заметила, вы мало где бываете на лайнере. Это маленькая таверна. Планета Гзал считается отсталой, но у них интересный культ еды. Пир для желудка, для глаз и вообще, интересно. - Лида сникла, стоит, навязывается тут. Ей стало так неловко, неудобно.
  - Я приду, - милостиво согласился мужчина. Одной снисходительной интонацией заново распалив гнев, извиняющейся.
  "Придёт он, как рублём одарил" - начала злобствовать она в душе, но вслух сказала.
  - В восемь. Столик будет заказан на госпожу Орешникову, - "царственно вышло", успокоилась Лида. И поплыла по своим делам.
  "Ишь, как задницей виляет" - мелькнула мысль у мужчины. Он прошёл чуть вперёд и воровато посмотрел за угол, куда завернула госпожа Орешникова.
  "Тьфу ты, пропасть!"
  Все эти дни он наблюдал, как эта вертихвостка следит за ним и делал вид, что не замечает этого. В конце концов, всё превратилось в то, что это он бегает за ней и смотрит, не следит ли она за ним. А возмутительные, абсолютно беспочвенные обвинения, что заводилой многих шалостей его внук! Спокойный, рассудительный, дисциплинированный мальчик!
  В клане с малолетства приучают распорядку, послушанию. А она видите ли... Хорошо хоть сейчас извинилась. И ведь надо же, как глазищами сверкает, всю охрану запугала. Парни жалуются, не знают, как на неё реагировать. Интересно, какую свинью она Дзану подложила, что он беспрепятственно выпустил её из системы? Адъютант его, до сих пор говорят, за сердце хватается, когда упоминает о ней. Признался, что она чуть ему сердечный приступ не устроила, но что именно сделала? Краснеет и молчит.
  "Ну до чего же стервозная особа!"
  Охрана высокопоставленного найянца стояла на "ушах".
  Заведение "Хижина Гзала" вызывало у них массу подозрений и изнервировав хозяина, который уже кричал, что отказывается от заказа, наконец, пришли к соглашению. Так как фишкой заведения было, то, что рабочая зона повара примыкала к столу клиентов, и он показательно играл ножами, тесаками и разделывал пищу на глазах у восторженных едоков, то это и стало основным камнем преткновения.
   Охрана успокоилась только когда установила прозрачную перегородку и отменила чужие заказы на это же время. Оставался последний акт их работы. Нужно было сообщить подопечному, во что будет одета верийка и не дать ей прийти раньше его. В этом вопросе как нельзя кстати помог маленький Нил, с энтузиазмом взявшийся за эту задачу.
  
  - Кир, посмотри, как я тебе в синем? - поинтересовалась Лида у сына.
  - Ничего, мам.
  - Да, а мне кажется как-то слишком. Подумает ещё этот напыщенный павлин, что я специально для него нарядилась. - Задумчиво постояв у гардероба, забитого до отказа пришла банальная мысль, что надеть нечего. В вечернем платье не пойдёшь, не ресторан. В брюках - не то. Костюм - слишком официально. Может в жёлтеньком?
  - Кир, а как тебе это платье?
  - Фу, мам, ты как сопливая девочка, что к нам на занятия ходят!
  - Да? Не знала. - "Странно. Жёлтенько, нежно, мило".
  Хорошо, что Лида заранее задумалась об одежде. Второй час заканчивался, а выбрать платье не получалось. Настроение портилось.
  "И что же это за тип такой, что какой наряд не надень, всё рядом с ним курицей смотреться будешь!" - досадовала она. Ещё раз всё пересмотрев, внимание привлекло лёгкое сиреневатое платье с серебряными пояском и пуговками, похожее на известное летящее платье Мерилин Монро.
  - Кирочка, как тебе это?
  Мальчик показал земной жест, что классно. Лидия сама видела, что хороша. Ну, со всем остальным будет легче.
  - Ма-а, так ты в этом пойдёшь?
  - Да, лапа.
  - Можно я пойду, поиграю?
  - Ссарен, присмотри за Киром. Я из каюты до вечера никуда.
  - Пошли дружище, мы тут лишние, - похлопывая по плечу малыша, парень вышел из гостиной каюты.
  Лидия же, успокоившись насчёт одежды, уселась за планшет и погрузилась в сеть. Так как ужин был не романтический, а скорее дипломатический, то ведущая роль должна принадлежать ей! Темой предстоящей беседы она выбрала еду. Освежила в памяти японскую кухню Земли, слишком "хижина Гзана" напоминала ей об этом. Пробежалась по планетам, которые не менее трепетно относились к еде, уделяя ей не только время, но и вознося к искусству. Ей очень понравилась мысль, что там, где любили готовить, было больше художников, музыкантов и вообще творческих существ известных по всей вселенной. Найянцы в плане искусства были практически нулевиками.
  Никаких экспромтов. Лучший экспромт - это тщательно обдуманная заготовка! Никаких лозунгов, типа "будь сама собой и будет тебе счастье, почёт и уважение". Настоящей, себя Лида считала, когда валялась в потрёпанном халатике на кушетке, обложенная горой вкусняшек с планшетом в руках. Обязательно непричёсанная и неумытая, под-икивающая потихоньку от обжорства. Разве кому-то продемонстрирующей такую себя настояющую?
  
  Элегантный мужчина, средних лет шествовал на свидание с удовольствием ловя на себе заинтересованные взгляды, как совсем юных девчонок, так и женщин постарше. Всё в нём было дорого и безупречно, особенно национальный жилет найянцев из тончайшей кожи с сиреневыми крошечными вставочками. Короткая стрижка, военная выправка, королевское достоинство и лёгкая благожелательная снисходительность к окружающим.
  Лидия, как только увидела его, растеряла своё царское спокойствие и под милой приветственной улыбкой пыталась спрятать обуревающие её чувства, которые можно было охарактеризовать невнятными словами типа: "ну я тебе покажу!", "ну птичка, крылышки-то я подрежу" или "ишь морду поднял и кочергой не достанешь".
  Найянец же как нарочно не поспешил с ответной улыбкой, а сначала оглядел женщину и, видимо, посчитав её внешний вид удобоваримым, только тогда сделал шаг навстречу, лениво целуя ручку. Жест не особо популярный в системе найянцев, но распространённый среди человекоподобных существ разных планет. Лида показала более тёплую улыбку и как приглашающая сторона, повела в хижину, старательно душА членовредительские мысли. Она прекрасно видела, насколько каждый жест этого павиана выверен и не сомневалась, что их "тайный" диалог уже начался.
  Прохаживающиеся другие путешественники с удовольствием обратили внимание на встречу красивой пары и с азартным предвкушением наблюдали, как искрит чувствами от этих двоих, но, к их сожалению, пара скрылась в зале таверны.
  - Мы так толком и не познакомились. Моё полное имя Лидия Николаевна Орешникова, верийка. Раз мы с вами уже успели поругаться и помириться, то можно считать, что между нами более интересные отношения, чем деловые, поэтому, разрешаю называть меня по-дружески Лидой. - Еле закончила свою мысль женщина.
  - Ну что-ж, не буду загружать вас Лида своим полным именем, можете обращаться ко мне тоже по-дружески Ард.
  - Ард. Не ожидала, что имя короче моего.
  - Не хотелось бы напрягать ваши голосовые связки, поэтому я выбрал самый короткий вариант.
  "Гадёныш".
  - Ну и замечательно. - Изображая лёгкое весёлое настроение, как будто она стрекозка или бабочка, женщина осмотрелась и выразила удивление. - Смотрите-ка, похоже, мы здесь будем одни. Честно говоря, не думала, что нам так повезёт! Ой, и вот этих штук не было.
  Лида указала на прозрачные ограждения между прижатыми столиками посетителей и поварским.
  - Жаль, что они так сделали, наверное, кто-то из капризных клиентов пожаловался. Более эффектно было, когда контакт с поваром был ближе, но надеюсь вам не помешает чья-то глупость оценить поварское искуство?
  Ард и Лида уселись, и шоу началось. Перед ними за рабочей поверхностью расположились два повара. Один на подхвате, демонстрировал виртуозную нарезку овощей, первичную разделку рыбы, грибов, фруктов, второй - основной персонаж. Дяденька в возрасте ловко обжаривал, играл ножами, подкидывал продукты в сковороде и вообще был похож на фокусника. Его поварской колпак, стилизованный под старину, оказался кладезем лопаточек, баночек со специями и крошечных бутылочек с соусами. Время от времени, он показывал, как меняет цвет продукт от тепловой обработки, от политого соуса.
  Лида, в прошлый свой визит в таверну, присутствовала на короткой программе и не видела, оказывается, даже десятой части демонстрируемых чудес. Поэтому увлеклась зрелищем, в нужных местах ахала, прикрывая рот ладошками, хлопала и с благодарностью принимала крошечные порции, которые обычно передавались поваром через стол, но для них, передаточным звеном стала девушка, одетая в немыслимый красивый национальный наряд. Её костюм был дивным, совершенно непрактичным, но ярким, сложным и эффектным.
  От полученного удовольствия Лидия подобрела и хотела в перерыве обсудить, то, что они съели, но снисходительный взгляд "индюка" на её детский восторг, снова завёл её. Амплуа недалёкой стрекозки, выбранное ею в самом начале, подходил как нельзя лучше для дальнейших действий. Беззаботно улыбаясь, она начала наступление.
  - Представляете! Отношение к пище как к искусству, как некоему ритуалу, источнику вдохновения, существует уже несколько тысяч лет! Взять, к примеру, Землю, очень яркий пример.
  - Земля? Да вы что! Несколько тысяч лет назад, там ни о какой культуре не могло быть и речи, - насмешливо обронил найянец.
  "А вот это ты зря, глупыш, надо будет запомнить".
  Внешне Лидия рассмеялась, "как дурочка, блин" и погрозила пальчиком.
  - Ошибаетесь. Корни наблюдаемых нами сейчас традиций, скорее всего, уходят именно в истоки азиатской культуры Земли. - Не давая сказать ничего Арду в ответ, положив пальчики на его губы, едва их касаясь, она продолжила.
  Восторженно ахая и перемежая рассказ словами: "представляете", "подумать только", "никто не знал...", - она вытаскивала самые впечатляющие факты из культа еды разных планет и, уложившись в три минутки, снова развернулась к повару, который готов был продолжить шоу.
  Когда клиентов накормили, заиграла, довольна однообразная специфическая музыка и нарядные девушки стали подготавливать церемонию распития густого национального напитка. Лидия не подозревала о том, что напиток будет похож по виду на не любимый ею кисель.
  "Густые сопли, фу, не стошнило бы!"
  Но мужественно состроила вдохновлённое лицо и продолжила рассказывать интересности. В основу она взяла чайные церемонии и надеялась, что попадёт в точку.
  По сути, женщина оказалась права. Поскольку вся эта церемония носила ознакомительно-развлекательный характер, то напротив Арда и Лидии уселись девушки и показывали, что надо делать.
  Найянец не переставая, косил глазом на верийку и искренне недоумевал, к чему такие сложности. Землянка же, делала вид, что целиком поглощена церемонией и следила за каждым своим жестом, чтобы он был не менее красив и изыскан, чем у девушки, сидящей напротив. Вскоре, мужчина позабыл про свой напиток и, не отрывая глаз, наблюдал за соседней парой.
  Лида и девушка, обе почувствовав единение в церемонии, увлеклись и на их столике, казалось, творилось волшебство. Крошечные чашечки сменялись, напиток разливался то в одну, то в другую, количеством не больше глотка. В чашечки изящно сыпались крупинки специй, кисти рук выводили танец, прокручивая чашечки, болтая их, иногда, прикрывая блюдечком, девушки переворачивали их на мгновение и возвращали в исходное положение, чтобы сделать глоток.
  Девушка, сидящая напротив Арда, вынуждена была делать всё сама и подпихивать ему под губы очередную посуду, чтобы он пил. За ней следила, только охрана.
  Музыка оборвалась с последней пробой напитка. Если честно, то землянка плохо помнила пробуемые вкусы, но внутри было тепло, а в теле гуляло вдохновение. Девушка и Лида встали и церемонно поклонились друг другу. Шоу закончилось, тепло, попрощавшись и оставив щедрые чаевые, Лидия вывела Арда наружу.
  Лёгкая показная заинтересованность ужином и снова пренебрежительная снисходительность к окружающим, напомнили женщине о третьей части домашней заготовки. Замаскированный косвенный намёк на явную недоразвитость или однобокость, всеми уважаемой, наверное, по привычке, системы найянов.
  - Представляете... - доверчиво взяв под руку мужчину, Лида с воодушевлением продолжила щебетать, - последние исследования показали....
  На последнем аккорде её повествования, когда Лида перечисляла самых ярких звёзд, с планет "едоков", Ард остановился, развернулся так, чтобы они стояли лицом к лицу и, сверкая глазами, лениво процедил.
  - У вас удивительные познания, жаль, что они чрезвычайно поверхностны. Однако, некоторая... - мужчина замялся, подбирая слово - оригинальность выданной вами информации, местами занимательна и признаться развлекла меня. Благодарю вас за вечер.
  Поцеловал руку, с достоинством развернулся и пошёл.
  "Паразит. Вот гад".
  Лидия долго не могла успокоиться. Вышагивая по каюте и то, ругаясь, то пиная подушку, она выплёскивала эмоции. Потом, настроение кардинально поменялось, когда она сообразила, что ей удалось достать "его павлинье зазнайство" и именно на ЭТО он ей так ответил. Тут же глупая, совершенно неугасимая улыбка расползлась по её лицу и с ней же она заснула, не замечая косящегося на неё Кира, хмурящегося Ссарена.
  На следующий день, с самого утра от Арда пришло приглашение позавтракать вместе, чтобы мальчикам было веселее. Завтрак превратился в новую битву.
  Семейство Арда вкушало кашку, резало булочку, чтобы неторопясь вкладывать кусочки в рот, брало на ложечке капельку джема для подслащивания крохотульки-кусочка. Запивали они не менее красиво.
  Лида была в бешенстве. Она же видела, что раньше Нил ел нормально, но сейчас же, они на пару с дедом, употребление пищи довели до абсурда.
  Ей в отместку хотелось свинячить, хлюпать, говорить с набитым ртом и радостно прикрывать ладошкой рот, когда еда вываливалась бы из него. Назло! Из противоречия!
   Но, конечно же, она ничего такого не сделала. Она даже не стала пытаться повторять их манеры, зато усилила впечатление удовольствия от еды. Её азартом заразился Кир, и они уже оба с воодушевлением набрав с десяток новых джемов, мазали на булочку и откусывали, не забывая отобразить на лице всю гамму вкушаемого.
  Первым сдался Нил. Кир с мамой с такой жадностью и радостью посмотрели на новый, непривлекательный темно-коричневый джем, который с величайшей осторожностью попробовали, а после одновременно потянулись забрать себе всё, что внук не выдержал и ловко цапнул розеточку к себе. Дед ничего не сказал, только демонстративно шевельнул бровями. Нил чуть замялся, а Лида, сидевшая рядом с ним, быстро мазнула булочкой по остаткам джема и с аппетитом съела добычу. Нил раскрыл глаза и рот от удивления.
  Ард был тоже ошарашен, чем доставил огромное удовольствие женщине. Однако он ничего говорить ей не стал, только вопросительно изогнул бровь.
  - "В большой семье клювом не щелкай!" Слышали такую пословицу? Хотя, с творчеством у вас не очень.
  Лида повернулась к взирающему на всё с восторгом сыну.
  - Кир, принеси ещё этой вкуснятины. - И смеясь, обратилась к соседям по столу. - Даже не предполагала, что у клана военных добычу можно из-под носа утянуть!
  - Я от вас такого не ожидал! - возмущённо проговорил малыш.
  - И зря! Женщины самые непредсказуемые существа! - Лида не удержалась и изящным жестом поправила идеальную причёску. - У нас своя логика, своя правда и коварство наше непревзойдённо, - она закончила фразу таинственным шёпотом, как будто приоткрыла тайну всех тайн.
  Нил потрясённо раскрыл свои глазищи и не знал, что сказать. А Лида наклонилась и звонко чмокнула его в щёку, передала принесённый Киром джем и, поблагодарив за чудесный завтрак, распрощалась.
  Днём была экскурсия без высадки на планету. После, знакомые малыши сбились в кучу, и занялись своими важными делами. Ужин прошёл для верийки спокойно. С приятным удивлением она заметила, что Мила ужинает с отцом черноволосого мальчика, и ведут они себя друг с другом очень нежно. Дети их сидели рядом и не столько ели, сколько наблюдали, как взрослые общаются.
  После ужина мальчишки снова собрались и стали совместно мастерить какой-то агрегат, распотрошив стандартные предлагаемые наборы для игр. Взрослые разбрелись в пределах видимости. Ард подошёл к Лидии, лениво потягивающей воду с лимоном и мятой.
  - Впервые мне пришлось наблюдать, чтобы женщина ела с таким аппетитом.
  Лида пожала плечами, не зная, что ответить. Но Ард продолжил.
  - Даже стало интересно, лично для привлечения моего внимания вы устроили такой аттракцион, или для вас это в порядке вещей?
  Лидия только выгнула бровь, мол, в недоумении от жалких попыток задеть её.
  - Но нет, вы с не меньшим аппетитом обедали, ужинали. Покорен, что вами владеет бесстрашие в плане грядущей полноты.
  "Ну, каков мерзавец!" - этакие кручёные словеса даже восхитили Лиду. Она засмеялась, игриво махнула на него рукой.
  - Да что вы! Если бы вы почаще покидали свою систему, то давно уже знали бы, что учёные ратуют за потребление пищи с радостью, а полнота появляется только у существ, имеющих глубочайшие внутренние проблемы или неудовлетворённость жизнью.
  "Что ответите господин высокомерие?"
  - Вы всё время намекаете на некоторую отсталость системы Найяны. Однако, вся вселенная признаёт нас одним из самых высокоразвитым населением.
  - Возможно, данные устарели? - словно устала от непонятливости собеседника, протянула женщина, как бы давая возможность уступить мужчине и не докапываться до неприятных истин.
  - Нет, не устарели, - не сдержавшись, завёлся найянец.
  Лида пригласила присесть Арда за высокий столик, и сама устроившись поудобней, приняв вид, немного утомлённый мамы, не раз и не два объясняющей ребёнку прописные истины, заговорила.
  - Вы зря так переживаете. Рейтинг, если можно так сказать, в основном складывается из технических показателей и защищённости планеты, её безопасности для проживания. Ваши касты учёных в сотрудничестве с военными находится на "острие прогресса". Этого никто не отнимет, ближайшие лет десять точно.
  - Но вы намекаете, что этого мало?
  - Видите ли, кто к чему привык. Узколобость, однобокость, костность вашего общества напоминает мне тяжёлого инвалида.
  - Всё это общие фразы, обиженной и высланной из системы женщины!
  "Ишь ты, докопался".
  - Если вам интересна конкретика, то я не против выложить свои доводы, но если вместо аргументированных возражений, вы будете искать изъяны во мне, то считаю не стоит продолжать, - спокойно и укоризненно отчитала Лида мужчину.
  - Прошу прощения за некорректное поведение. Так какие у вас доводы?
  - Ваша узконаправленная кастовость.
  Мужчина изумлённо посмотрел не женщину, только что говорившую о силе и продвинутости каст воина и учёных.
  - Смотрите, на первый взгляд всё правильно. Жёсткий отбор по способностям и достижение максимального результата, не разбрасываясь и не отвлекаясь. Так?
  - Несомненно. Вы уловили самую суть. Только сосредоточившись на одном, можно добиться успехов.
  - Теперь, мы с вами можем долго спорить, находя факты, подтверждающие мнение каждого. Конечный результат будет зависеть от умения убеждения. Но я бы вам предложила заняться изучением статистики и сравнить данные за последние 50,100 лет не только в своей истории, но и других планет, показавших скачок в развитии.
  - То есть, сейчас, вы не можете мне ничего конкретного сказать?
  - Просматривая данные, обратите внимание, что прогресс, основанный только на одной, двух специализациях, даёт сначала резкий скачок вперёд, а после идёт неминуемый спад.
  - Пример. Дайте мне конкретный пример, чтобы был интерес слушать вашу болтовню дальше.
  - Хорошо. Найянцы сейчас пользуются оставленными предками добывающими башнями, не понимая, как они устроены. Так?
  - Более-менее, - неохотно согласился мужчина.
  - Через сто лет, ваши жители вынуждены будут получать консультацию от инопланетных инженеров, как управлять оставшимися от предков космическими кораблями. Это я кидаю камень в область вашего узконаправленного образования. - Для показательности счёта Лида начала загибать пальцы.
  - Следующий камень, в вашу противоестественную закрытость от природы, и искусственное занижение возраста смены боевой ипостаси. - Ещё пара согнутых пальцев добавилось.
  - Дальше, камешек в сферу деятельности не принадлежащих никакой касте кланов, которые не приносят прямой доход и вымирают из-за нерентабельности. - Из согнутых пальцев сформировался кулак. Женщина встряхнула кистью и продолжила.
  - Вернёмся к статистике, вы не первые и не единственные в истории мироздания, строящие своё общество так, как строите. Посмотрите, к чему это привело. Задайтесь вопросом, почему на той же Аяне, казалось бы, невыгодные проекты, области науки, охотно поддерживаются государствами и развиваются. Не думаете же вы, что они глупы? Ну, вот как-то так. Область своих сомнений я вам обрисовала.
  - А вы не задумывались о том, что всему есть важные причины? Что от природы наше общество закрылось, только после катастрофичных неоднократных попыток сосуществовать вместе. И это было вынужденное решение.
  Лида встрепенулась доказать, что именно узколобость не дала полностью разобраться с конфликтом.
  - Подождите, я вас не перебивал, - поднял Ард предостерегающе руку. - Кастово-клановая система в обществе у нас была всегда. Но, только убрав семейственность и сделав отбор по способностям, мы добились успеха. Дальше, что вы там ещё говорили? Поддерживать неэффективные маленькие кланы? Зачем давать деньги на жизнь клану поющих? Толку от них нет, хочется петь? Им никто не запрещает, пусть работают и поют. А голосить с утра до вечера за счёт других граждан? Несправедливо, не находите?
  - Ард, мы с вами вернулись к тому, с чего начали. К искусству убеждения. Только факты покажут кто прав. Вселенная так богата примерами, что достаточно посмотреть на историю развития других и увидеть, что с ними стало впоследствии. В вашем обществе нет ничего исключительно нового, того, чего не было бы уже когда-то. У вас есть возможность учиться на чужих ошибках, а не на своих. Давайте прощаться, дети уже освободились и ищут нас.
  - Ну что-ж, спокойной ночи.
  Лидия чувствовала себя "старой больной женщиной", пожившей, повидавшей. Как, как в короткой беседе выложить всю историю одной только Земли? Ни на одной планете больше не было такого разнообразия в построениях государства, в причинах войн, в политике. А если у них чего-то и не случилось, то богатые фантазией авторы придумали столько, что у бедного найянца голова лопнет.
  Вся история Земли - это сплошной поиск лучшего, ни одно поколение землян не сидело сложа руки, всегда находился тот, кто всех сбаламутит и поведёт народ к самому правильному. Но проходящие годы показали, что идеал так и не найден. Поэтому, сейчас, Лида может только предостеречь, но не указать как правильно.
  
  

Глава 28.

  
  Продолжение круиза.
  
  Глава клана военных вёл внука в каюту и мысленно, то ругался, то вёл диалоги с верийкой.
  "Демонова баба, так и норовит выставить меня дураком! Сидит, ножкой покачивает, туфелькой играет, и поучает". Отчётливо представшая перед глазами аккуратная ножка с незнамо как держащейся на краешке пальцев туфелькой, сбила с нужного направления мыслей и чуть не увела в такие дебри, что у-у-у, но сила воли помогла справиться и вернуться в русло реальности.
  "Сколько коварства, то хихикающую дурочку изображает, то так свой змеиный нрав проявит, что остаётся только смотреть, не слышала ли охрана, как она в очередной раз посмешищем его выставила". Тут негодующему найянцу стало жарко от других воспоминаний.
  "Надо будет проверить, не обладает ли она внушением, а то всю ночь мне испоганила, подсовывая свои тонкие пальчики в рот, для поцелуев, а он и рад стараться".
  На следующий день Лидия решила воспользоваться пропадающим "бесплатным днём красоты". Как пассажирка лайнера, один раз во время круиза, она могла целый день провести в салоне, опробовав на себе все имеющиеся процедуры. Последующие визиты нужно было бы оплачивать. Такой день полагался ей, Киру и даже Ссарену. К сожалению охранника и сына, передать "свои дни" Лиде они не могли, поэтому под лозунгом "Познай страдания женщины на себе и узнай, как тяжек труд по поддержки красоты" все отправлялись с ней на весь день, на все бесплатные процедуры.
  "Не пропадать же добру!"
  Встав пораньше, чтобы не толкаться среди завсегдатаев салона, компания поплелась "украшаться и молодеть".
  Небольшое общество найянцев заметило отсутствие Лиды с сыном и аккуратно, через Нила, все оказались в курсе, что семья Орешниковых находится в салоне красоты. Ард не упустил возможность мысленно позлословить, Нил расстроился. Они с ребятами планировали пробраться в управление кораблём и попросить капитана дать посидеть хотя бы в креслах пилотов. План по проникновению был почти разработан, осталось только преодолеть защитный код главной рубки.
  Когда настало время следующего перекуса, найянец снова обратил внимание, что в столовой пусто. Нет, конечно, все места заняты, но верийки-то нет!
  "Поразительно, как много времени женщины тратят впустую".
  Незаметно, за разными делами, в основном за изучением истории разных планет, подошёл обед.
  Дед с внуком сидели долго, ковыряясь в тарелках и придя почти первыми, уходили последними. Орешниковых не было.
  "Охрана как-то разболталась во время круиза, еда совершенно пресная", - думалось мужчине. День для главы военных портился на глазах. Кое-как дождавшись полдника, раздражённо шагая в столовую, Ард первым делом оглядел зал, не заметив искомое, нахмурился и, негодуя, процедил охране.
  - А вы что, только жрать и бегаете? Когда в последний раз были в спортзале, вон какие ряхи разъели, что морды шире плеч скоро будут! Я вас по тряске жира уже слышать начинаю!
  Охрана была в шоке. Их глава любил приласкать "добрым словом", но, чтобы озвереть беспричинно, да при других, пусть и злобным шипением?
  Откуда ноги растут у такого настроения работодателя, они догадывались. Глава, как только начал общаться с верийкой, сам на себя перестал быть похожим. Вместо отдыха сидит истуканом в сети, то про еду вычитывает, то про писАк, певцов, да художников всяких и их доходы изучает вкупе с выплачиваемыми налогами, то вообще у всех планшеты собрал и обложившись ими вокруг себя, всё чего-то сравнивал. А верийка, баба зловредная, как к грязи под ногтями к нему относится. Вот ведь попал их глава, так попал!
  - Нил, дружочек, у тебя ведь с Киром сегодня встреча? - неестественно ласково, спросил дед.
  - Да, деда, была назначена, но тётя Лида его утащила на мУки, - ответил чрезвычайно печальный малыш.
  - Это Кир тебе так написал, про мУки?
  - Да, он время от времени пишет, чего там с ним делают. Говорит сил терпеть никаких нет. Ссарена вообще куча тёток окружили и ругают его за то, что ногти кусает, а не стрижёт. Пугают инфекцией и заусенцами. А Кир сейчас в грязи лежит.
  - Это зачем? - опешил дедушка.
  - Чтобы кожа была гладкая как малыша, - процитировал кого-то Нил.
  - А мама?
  - Тетя Лида ягодки кушает, витаминится.
  - Ну ладно, пусть витаминится.
  День всё же дотянулся до начала вечера. Нил радостно закричал, что Кира с охранником выпустили, и они бегут нормально поесть. Дед порадовался за внука и, не удержавшись, съязвил по поводу женской тяги к салонам. На что Нил, неожиданно начал оправдывать тётю Лиду.
  - Деда, она же массажа ждёт.
  - Чего его ждать, этих капсул десятки стоят, хоть каждый день делай!
  - Не дедушка, там мужчина руками разминать будет. Все женщины от него в восторге. "Такие руки, такой дУшка, божественно" - явно копируя какую-то даму, пропищал Нил.
  - Ну-ка, пошли внучок. - Глава сорвался с места, и понёсся, таща мальчика за собой. Охрана едва успела подхватиться за ними.
  
  Лида же, чистенькая, сверкающая, умасленная, душистая, с беспорядочно уложенными кудряшками, сидела в халатике в основном холле и вместе с другой ожидающей своей процедуры дамой, обмывала косточки другим клиенткам. Вдруг она почувствовала, что умиротворяющая обстановка в салоне изменилась. Другие женщины, да и мужчины, тоже сидящие в халатах, стали тянуть шеи, чтобы посмотреть, кто внёс диссонанс в их отдых.
  У входа стоял известный найянец с внуком и гневно пыхтя "сканировал" помещение. Его взгляду предстал большой зал, занятый несколькими десятками бездельников, в одинаковых белых халатах. С наскоку искомое найти ему не удалось, и он обратил своё внимание на жужжащий звук сбоку.
  - Мужчина вы по записи? Что вы хотите? Мужчина, где ваш купон? Вы слышите меня, отойдите в сторону, здесь нельзя...
  - А что тут делают? - уделил внимание назойливой девушке мужчина.
  - Как что? Маникюр...
  - Вот! - не став дальше слушать, - маникюриться мы пришли, - рявкнул неадекватный посетитель.
  Лидия, видя, что найянец не в себе, а Нил в недоумении, а после слов про маникюр вообще сжался, вышла вперёд.
  - Ард, решили тоже расслабиться? - вполне приветливо обратила она внимание на себя.
  "Что я такого сказала?" - изумлённо подумала женщина, отступая перед злым хищником.
  "Жуть"
  - Ард, что случилось? - "вот ведь напугал зараза", - явно забеспокоилась она.
  - Что случилось?! Не надоело целый день сидеть тут? Ребёнок без второго завтрака, без обеда, без полдника остался, голодает, пока вы тут ждёте очереди у мужика потискаться?
  "Озверел, совсем".
  - Послушайте, если Вы про Кира, - намеренно спокойно и не торопясь произнесла Лида, - то он с Ссареном сейчас кушает...
  - Кушает? Вы видели, что они себе накупили? Хотя, о чём это я, вы же в очереди на полАпать!
  "Боже, какой скандалист!" Она закусила губу, ощущая устремлённые на них взгляды.
  "Пренеприятнейший тип, завтра весь лайнер обо мне из-за него судачить будет".
  Лидии хотелось много чего ответить, явно довольному собой мужчине, но жадные взгляды слушателей, остудили её пыл и, кинув: "подождите снаружи", с солдатской скоростью оделась.
  При выходе найянец стоял с таким невозмутимым спокойствием, что любая её претензия выставила бы теперь в неприглядном виде.
  "Убила бы", - в который раз уже подумала она и ласково улыбнувшись, попросила проводить её к Киру.
  
  Следующий день снова заставил сплотить всех родителей. Малышня почти добралась до капитана и готовила каверзу для проникновения в святая святых. Начальник охраны с первым же подозрительным отключением камеры, отследил подозреваемых, и охотно демонстрировал события родителям и всем желающим развлечения путешественникам, в режиме реального времени.
  Малыши действовали ловко, скоординировано и без безвозвратных поломок. Лида после первой же учинённой их компанией диверсии поставила Киру ультиматум, что всё сломанное им, она оплачивать не будет и лучше пойдёт в тюрьму!
   Господин Берилл только азартно охал, когда увидел, как мелюзга использует размятый хлеб. Именно хлебные мякиши прерывали цепь передачи данных. Начальник охраны собирался выставить счёт производителям электроники за их непредусмотрительность. Начинка корабля была антивандальной, антипреступной, анти...
  В общем, короткий коридор ведущий к главному управлению был недоступен для диверсий! А тут малышня, разливая джем и подкладывая мякиши, успешно подошла к последнему оплоту.
  Лидия жалась к начальнику и старательно слушала, какие кары и кому он обещает. Ещё на Аяне, на практических занятиях на смекалку, которые она вела, Лида в красках живописала о находчивости шпионов, об использовании простых предметов в самых неожиданных целях. Малыши тогда, радуя преподавательницу, внимали с восторгом и по-новому смотрели на скрепочки, монетки, хлеб, зубочистки, пуговицы и другую мелочь. Сейчас она ощущала себя соучастницей.
  - Ох, господин Берилл, смотрите, вы можете попросить премию от развлекательного отдела, за предоставление шоу путешественникам. У общих панелей аншлаг!
  - Хм, - начальник окинул взглядом зал и особо ничего не сказав, продемонстрировал хорошее настроение.
  - А давайте подыграем детишкам! Они ведь только хотят рубку увидеть. Не будем ждать их последней задумки!
  Неожиданно Лида начала подхалимничать и стала вести себя восторженно-придурковато. Мила подозрительно скосилась на верийку и вдруг тоже затрепетала крыльями заахав, что детишкам надо помочь, они такие маленькие, милые, мечтают....
  Найянец, до сих пор стоящий с сурово сдвинутыми бровями, опасливо сделал шаг назад, уступая место возле начальника охраны. И вовремя. Он подозревал, что Лидия не просто заискрилась доброжелательностью паучихи, но конечный результат ему был не ясен. А тут крылатая, вдруг как с ума сошла. Неожиданно шум усилился, и все мамы стали отчаянно ахать, про своих милых "младенчиков", которым стоит уступить...
  "Дом Скорби. Набитые дуры", - брезгливо скуксился Ард. Ему-то, как раз очень хотелось посмотреть, как дети решат проблему с открытием последней двери.
  А вот женщинам, хорошо знавшим своих солнышек, не хотелось. Лидия боялась, что малышня подкарауливает первого вышедшего и готовится его нейтрализовать физически. В салоне красоты было много всяких порошков, инструментов, которыми живо интересовался Кир.
  Мила, любительница быстрых и кардинальных решений, опасалась, что её малыш устроит локальный, но яркий "БУМ".
  Мама третьего малыша, специализирующегося на химии, боялась представить, что мог придумать её ребёнок, но то, что для решения такой проблемы меры будут кардинальные, не сомневалась.
  Господин Берилл морщась от устроенного гвалта, снова связался с капитаном и договорился об уступках. Дверь в рубку открылась сама.
  Малышовая группа была отругана не по-детски, в качестве уступки посидела в креслах пилотов, потёрла пальчиками важные кнопки и отправилась зачищать заляпанную технику под присмотром сотрудников.
  
  Экскурсии, последние кусачие стычки Лиды с Ардом и настал день расставания.
  Землянка ещё после ужина в "хижине Гзана" стала собирать интересные кадры, связанные с найянцем и его внуком. К концу путешествия у неё был готов коротенький насмешливый сюжет. Ард выглядел в нём чересчур эмоциональным и без причин охающим паникёром, а Нил, наоборот, серьёзным и помогающим деду малышом. Конечно, Лида подтасовала события, но обескураженное лицо Арда, растерянное, злое, удивлённое, улыбающееся, гневное, всё это было настоящим.
  Злой умысел заключался именно в подтасовке. По её воле, получалось так, что гневался, глава на бабочку, севшую ему на нос; улыбался несущемуся навстречу разъярённому зверю, глупо тыкая в него подрисованным пальцем; растерянно смотрел на ползущего по ботинку червяка. И только нахождение рядом сурового внука, спасало Арда от неприятностей. Лида подрисовывала Нилу то лассо, то дробовик, то просто корочку хлеба, которой он подкармливал пушистого зверька доведшего деда до кипения.
  В общем, Кир с Ссареном, когда просматривали крошечный ролик ухахатывалися. Лидия благоразумно подарила кристалл на память Арду с Нилом в самый последний момент.
  
  

Глава 29.

  
  Будни и поиски работы.
  
  Аяна встретила путешественников буднично. Круиз вышел нервным и дом Лиде показался обителью спокойствия.
  Отправив Ссалема на Берг, женщина отказалась от оплаты Ссаахлом занятий Кира. В доме, снимаемом им, она осталась жить на правах родственницы, поддерживающей жильё в порядке. Настал час, когда для дальнейшей жизни Лиде стала необходима работа. Тратить деньги со счетов она не хотела, планируя их сохранить или на свою старость, или как стартовый капитал сыну, а процентов для проживания на Аяне и оплату школы не хватало.
  Последние траты, которые позволила себе Лида, это наиполнейший тест-отбор ребёнку для выбора школы и специализации. Целый месяц Кир отвечал на вопросы, участвовал в играх, проходил задания, его ставили в сложные ситуации и в конце ему выдали приглашение в несколько учебных заведений. Дальше дело было за выбором семьи.
  В Кире увидели задатки государственного деятеля. Генерал Дзан был бы доволен. Лидия была польщена, но недоумевала, где им найти государство для деятельности. Кир загорелся быть дипломатом.
  Им обоим пришлось тщательно изучить обучение в школе будущих дипломатов. Сочтя образование там достаточно сильным и оставляющим поле для смены деятельности в будущем, на всякий случай, оплатили, и Кир с утра до вечера стал находиться там. Большинство детей и ночевали в учебном заведении, но пока могла, Лида забирала сына на ночь.
  Устроив ребёнка, она стала подыскивать работу себе. Её занятия для малышей прекратились. Знакомые дети подросли и так же, как Кир разошлись по школам. Востребованность Лиды в качестве учительницы, пропала. Сфера деятельности, не требующая специального образования, была забита до отказа. Многие родители, так же как Лида, прилетели с других планет ради своих детей и подрабатывали, чтобы оплачивать образование. В более культурные места требовались знакомства и рекомендации.
  Походив по музеям и выставкам, Лидия поняла, что её там тоже не ждут. Не отчаяться помогали успехи сына, новости от Ссалема, поддержка Ссаахла. Но хотелось реализоваться самой, найти своё место. Неожиданно, в не самый лучший период жизни попаданки позвонил Ард.
  Чем больше проходило время после прошедшего круиза, тем больше сглаживались неприятности, и всё больше произошедшие события вспоминались с удовольствием, с улыбкой. Лида искренне обрадовалась ему. Ей было очень-очень интересно, как отреагировал этот павлин на её прощальный подарок, ну и вообще, похоже, она просто соскучилась по нему. И вдруг, он здесь, на Аяне и ждёт её в ресторане!
  
  Как всегда, безупречен, привлекателен и снисходителен. И всё же глупая радость трепыхалась внутри, выплёскиваясь не менее глупой, не сходящей с лица улыбкой. Но самое замечательное, что Ард не сумел скрыть своей радости при встрече, пусть ненадолго, но и он глупо стоял, глазел и по-идиотски улыбался.
  - Рада видеть и слышать вас Ард. Вы с Нилом?
  - И я рад вам. Нет, я один.
  - Продолжаете знакомства с планетами или деловая командировка?
  - Я прилетел сюда учиться.
  - Удивили. Куда записались?
  - Истории государств на разных планетах. Присоединюсь к студентам, им на последнем курсе три месяца будут начитывать только историю.
  - О, могу ли я надеяться, что именно моя особа подвигла вас к углублённому изучению этого вопроса?
  - В некотором смысле, да. Вы так старательно пытались мне объяснить нечто важное, что мне захотелось разобраться, что же вы имели в виду.
  "Ну, каков наглец!", - эйфория от встречи улетучилась, а желание задеть, уколоть вернулось.
  - Давайте заказывать, здесь чудесно готовят шУнок. Попробуете?
  - Шуны?
  - ШУнки. Маленькие змейки. По виду ближе к червякам.
  Ард подозрительно смотрел на женщину, пытаясь разобраться, шутит ли она. Но та, углубившись в меню, продолжила озвучивать совсем уж неаппетитные вещи.
  - А вот ещё можно взять нОки. Не знаете? Ноки - это тоже червяки только плоские. Сплошной белок, вам как найянцу должно прийтись по вкусу. М-м, яйца лучше не надо.
  - Яйца - звучит знакомо, может не стоит отказываться?
  - Ну-у, не знаю, - протянула Лида, с сомнением оценивая Арда. - Эти яйца размером с десятую часть ногтя и подадут вам штук двести. Выглядит гаденько. Мне неприятно будет смотреть в вашу тарелку, честно вам скажу.
  - Дайте-ка мне выбрать! - вернулось забытое раздражение на женщину, и найянец практически отнял меню у собеседницы, игнорируя рядом лежащий свой экземпляр.
  - Пожалуйста. Я ваши нервы поберечь хотела, - демонстративно обиделась Лида.
  - Так, так, а это что такое? Почему картинок нет, что за средневековье? - громко возмутился найянец.
  - Картинок нет, чтобы посетители заранее не сбегали, а только после заказа, - фыркнула мадам всезнайка, стараясь обиженно отворачиваться и в то же время внимательно следить за мужчиной.
  - Что, всё так плохо? Мне сказали, что это самый крутой ресторан.
  Лида посмотрела на Арда, как на маленького.
  - Ну, конечно, крутой, слабаки тут блюют сразу! - видя, что Ард не особо понимает, пояснила: - новое веяние. Для любителей острых ощущений. Сейчас у молодёжи модно проверять друг дружку на слабО. Пойдёмте, а то скоро вон тем посетителям еду принесут, там может и нечто живое по тарелке ползать. Не хотелось бы вас разочаровывать, но меня может и стошнить.
  Пара поднялась и покинула заведение. Арду было неловко, куда теперь идти, он не знал. Лидия, прекрасно понимая моральные терзания, благородно проявила инициативу и постаралась не только покормить найянца, но и показать ему на будущее интересные места.
  
  Хлопоты, суета, встречи. Лида без конца просматривала предложения о работе, но безуспешно. Впрочем, время пока терпело. Большую часть дня она посвящала изучению материала, который на лекциях прослушивал Ард. Он опять зацепил её своим высокомерным отношением.
  Лидия ради того, чтобы с лёгкостью делать ему едкие поучительные замечания, когда Ард рассказывал об интересных моментах в истории, с утра до вечера лопатила горы трудов. Кир только пальцем крутил у головы, Лида соглашалась, что мол да, дура. Но тут же приходило воспоминание, когда она решила посвятить будний день изучению самых привлекательных кафешек, поблизости от места учёбы Арда и неожиданно встретила его, окружённого щебечущими молодыми сокурсницами. Это воспоминание и послужило толчком и двигателем всей её ненормальной учебной деятельности. Она хваталась за планшет и продолжала заглатывать историческую информацию пачками.
  "С каким самодовольством распинается перед этими курицами!", - гневалась тогда Лида. Девчонки, как назло, были прелестницами с разных планет, и любой парень был бы рад их вниманию, а они к взрослому мужику ластились, и землянка негодовала, и на девиц, и на него.
  Однажды, Лиде необычайно повезло, она натолкнулась на дипломную работу одного из талантливых выпускников, прослушавшего полный исторический курс. В работе были собраны самые сливки, самые яркие и запоминающиеся истории, повлиявшие на изменения хода событий в государствах. С тех пор, встречи выходного дня для Лиды с Ардом стали живее, острее и кусачее. Но главной, практической пользой для женщины, обозначилась мысль, устроить выставку в музее по мотивам работы выпускника.
  Лида занялась виртуальным подбором картин, скульптур, драгоценностей, которые хоть каким-то боком могли подходить к замечательным историческим случаям. Когда сбор предметов сочла достаточным, она с виртуальным каталогом пришла в главный музей и предложила собрать такую вот тематическую выставку. Дирекция долго смотрела подборку, читала, по какому поводу включены данные предметы и, заинтересовавшись, Лиде дали шанс и полномочия ездить по планете и резервировать коллекционные вещи для главного музея. За месяц она управилась, подготовила зал и по Аяне прошла реклама о новинке в государственном музее.
  Народ валом не пошёл, на что надеялась землянка. Как посещали раньше музей, так и продолжили, невзирая на новинку. Удручённая Лида, пропустившая несколько свиданий из-за предполагаемой работы, встретилась с Ардом. Поговорили, поели, она даже без подначиваний порадовалась успехам найянца.
  
  

Глава 30.

  
  Кипучая деятельность Лиды.
  
  А на утро, во всех новостях она увидела себя, мило беседующей с бывшим императором системы Найянов.
  Первый шок было увидеть себя повсюду. Второй, что Ард - император. Бывший, но император. Лида металась из комнаты в комнату, поражаясь своей недогадливости. Глава основного клана военных, это она узнала, не сразу, но прочитала. Как же было не совместить знание, что клан военных руководящий и раз он глава, то.... Отец с сыном разберутся кто из них император, но Лиде стоило догадаться и пораньше. Может, не цеплялась бы тогда к его царственности и важности.
  "Боже мой, какая же я...!", - всё никак не могла успокоиться землянка.
  "Я же чувствовала, знала, что и в подмётки не гожусь ему, а из кожи вон лезла! Куда уж мне со свиным рылом, да в калашный ряд!"
  Самоуничижение продолжалось до первой связи с желающими получить интервью журналистами. Тут Лидия себя почувствовала, как в далёком прошлом, когда денег на рекламу нет, но хоть в новостях ДТП о новой выставке в музее сказать надо. И пошло, поехало...
  - Скажите, как давно вы знаете императора найянов?
  - Какие вас связывают отношения?
  - Он правда здесь учится?
  - Каков он в общении?
  Ничего оригинального из вопросов. Кто-то дал команду занять эфир новым публичным лицом, выбрали для этой цели тихо проживающего на планете Арда и пошло-поехало.
  Лидия улыбалась, отмечала, как элегантно одет ведущий, как он прозорлив, говорила спасибо за грамотное освещение и, окружив себя доброжелательной атмосферой, давала интервью.
  - Знакомы несколько месяцев. Тёплые, приятельские, даже немного деловые отношения. В чём деловитость? А вот слышали, открылась новая выставка? О, всего на несколько дней есть свободный доступ, а после, почти каждый час зарезервирован учебными заведениями для своих студентов, поскольку значение переоценить трудно...
  Целый день госпожа Орешникова только и успевала переодеваться и давать интервью. Это был самый тяжёлый и самый счастливый её день. Везде она пыталась рассказать что-нибудь короткое, занимательное в пользу музея, ну и конечно императора.
  В последнем интервью в кадрах показали немыслимую очередь в государственный музей и про найянца даже не вспомнили. Лидия же, счастливо рассмеявшись в ответ на сюжет об очереди, грозя пальчиком, прямо в прямом эфире предложила управляющему оставить работать музей на ночь. На следующий день в центре города, со всех домов, представляющих собою гигантскую панель, подключённых к новостным организациям, верийка смеялась и грозила пальчиком.
  Руководство многих музеев предложило женщине работу и оставалось только выбрать по душе. Государственный же музей захлёбывался в посетителях и требованиях от организаций выделить и им часы для коллективного посещения. Лидия в ответ на эту информацию расплывалась от удовольствия и качала головой.
  "Ну и ну, детей малых развести сложней, чем целое общество".
  Выделив себе свободное время, она занялась обновлением гардероба, внося в него элементы эпатажа. Ей необходимо было удержать внимание прессы! Её внимание привлекла шляпа с гигантскими полями, которую иногда она видела на звёздах своего времени. Здесь такой вариант полей был давно забыт, но с подобной шляпой был связан шпионский случай на одной из планет, который, к сожалению, не вошёл в состав выставки.
  "Сейчас и войдёт".
  
  Бывший император найянов, КарвАРД Зайн Ксандр метался по своим апартаментам словно тигр в клетке. Он не пропустил ни одного интервью, следил за каждым словом этой вертихвостки. На последнем интервью первого дня, не заметив, сгрыз несъедобные корки гарении. Сам фрукт был вкусный, но деревянные корки, не каждому грызуну по зубам, а уж его вяжущий вкус!
  "Но какова! Она же ими крутит, как хочет!"
  Он следил, как она одета, как кокетничает, как смеётся в ответ глупостям и как на всех каналах её превозносят.
  "Со мной так хуже бронза, а с ними ну прямо верушечка".
  - Усилить охрану госпожи Орешниковой, - дал император указание почти сразу, как появились его фото с ней.
  - Мы будем только мешаться. Там вокруг неё немеряно бергцев, - буркнул один из подчинённых.
  - Ну, до чего же ушлая! Эти-то откуда? - раздосадовался Карард Зайн Ксандр.
  - Она ничего не знает. Ссаахл, я вам докладывал, быстрее её сообразил и с ближайших планет перекинул своих на охрану своей семейной.
  - Организуйте мне встречу с ним! Свою женщину я и сам могу сберечь, - вышло с обидой, по-детски, что ещё больше рассердило бывшее величество. - Сим, ну ты скажи, как она их всех так развела, что про меня забыли, а о ней третий день гудят?
  На экране, верийка красовалась в белоснежном платье до пят, с открытыми плечами и ярким широким красным поясом, на голове же безумных размеров белоснежная шляпа, с красным тоненьким ободком, охватывающим тулью. В руках она держала красную сумочку с белой отделкой. Рядом с ней стоял профессор, рассказывающий шпионские страсти, произошедшие двести лет назад при получении планеты Угун своей независимости от Агиров.
  "Подобные шляпы носились там только высшими чинами власти, имели сакральный смысл", - вещал старичок. В общем, профессор рассказывал интересно и сжато, понимая, что слово дали на минуту, другую. Так мадам Орешникова и эту минуту умудрилась усечь, своими репликами об истории любимой Земли и шутливой игрой во флирт с корреспондентом.
  - А вы господин Зайн посмотрите на неё как на военного противника и сразу поймёте, как и что она делает. Ничего случайного в её словах и поведении. Я ведь даже специально поинтересовался посещаемостью выставки в первый день.
  - И что?
  - А ничего. Ходило около пяти тысяч в день, столько и в день выставки было. А она дезинформацию ввела, под разными соусами её десяток раз повторила, и пожалуйста, новая тема, обсуждается повсюду, о роли музеев на Аяне, любви к истории, вытаскиваются из архивов исторические казусы, герои. Так ей мало, смотрите, раньше же таких нарядов у неё не было?
  - Да, она одевалась с чрезвычайным вкусом.
  - Вот, шляпа тоже её манёвр, - с удовольствием подчеркнул Сил.
  - Сложная женщина, - согласно протянул Ард. - Кажется, уже узнал её, а тут как будто чуть развернулась, и снова незнакомка с невероятными причудами. Сим, ведь любая другая надень такую шляпу, грибом смотрелась бы, а она красуется, как ни в чём не бывало!
  - Осмелюсь предположить, господин Зайн, что через день, другой, многие прелестные дамы рискнут показаться в таких шляпах.
  - Вполне вероятно. Она такая... Я теперь боюсь к ней подступиться.
  - Ну что вы! Если бы почаще общались с Нилом, то узнали бы важные для вас секретики мамы Кира.
  - Это неприлично Сим, не ожидал от тебя такого! - построжал Ард, но ведь вовремя узнав о кое-чём, можно избежать кое-чего, это же правило его разведки. Поэтому вздыхая, кивнул помощнику, чтобы тот продолжал.
  - Кир жаловался, что его мама, с утра до вечера, пока он у себя в школе, сидит и изучает тоже самое, что и вы. Но старается ухватить побольше материала, чтобы вас держать в тонусе.
  Наверное, в данный момент был бы отличный кадр на память, для потомков. Император был изумлён, ошарашен и счастлив.
  - Так это она мне назло?! - Захохотал. Когда Ард успокоился, то долго ещё задорно прищёлкивал языком и улыбался не по делу.
  
  - Ссаахл, прилетаешь?! Как я рада! У меня тут такое творится, не представляешь.
  В течение пяти минут Лида сумела рассказать о своей выставки, о нежданно-негаданной популярности, о том, что её знакомый оказался бывшим императором и самое главное, успела надавать заданий бергцу.
  - Ссаахл, ты же понимаешь, что такое безумие будет недолго длиться.
  Бывший телохранитель кивал, но не особо понимая. Всё-таки манипулирование массами для него ещё было ново. Однако, он слушал внимательно и едва удерживался от желания записывать все указания верийки. Бергец и раньше-то с огромным уважением относился к Лиде, но после того, как доверил ей Ссалема, и сейчас, каждый день убеждаясь, что его ребёнок научен быть лидером не только среди малышей, но и заставляет прислушиваться взрослых, а ему, отцу, даёт такие неожиданные и дельные советы, то авторитет женщины вырос до небес.
  - Так вот, мы должны успеть воспользоваться интересом аудитории. У тебя до прилёта есть время, пусть Ссалем снимет самые красивые виды Берга, кусочки тренировок мужчин, может, ещё сочтёт что-нибудь интересным, пусть всё снимает! Я нарежу фрагменты и составлю ролик. Ну, ты видел, как я это делаю. Целью будет привлечение туристов, реклама ваших воинов. Покажем тебя, как представителя планеты, подумай, о чём ты скажешь широкой публике.
  - Лидуш, я не знаю, о чём говорить арилам.
  - Тут же самих арилов мало, мы все тут аянцы, но не суть, считай, всей вселенной скажешь, что Берг рад гостям, ну если рады, конечно. Скажешь небрежно, какого рода торговля вас интересует, что вы можете предоставить интересного другим. Своих воинов похвалишь, скажешь о их востребованности, как самых лучших. Заикнись о возможной государственной программе по обучению молодых бергцев здесь, на Аяне.
  - Но у нас нет такой программы, - растерялся мужчина.
  - Ссаахл, пора расширять свою деятельность! Никому не интересно, что за старички-сморчки у вас там правят. Сейчас ты для всех инопланетян, лицо, имеющее власть и готовый наводить мосты общения с другими планетами. Поэтому торговля - это важно, но пора делать и дальновидные политические шаги! Найдёшь десяток другой толковых ребят и отправишь их сюда на полгодика. Они тут пообтреплются, пройдут тесты и начнут получать образование. Составишь с ними контракт, что по окончании учёбы, они обязаны будут отработать во славу Берга. С этим юрист тебе поможет. Но это после, сейчас мы всех заинтересуем выходом планеты Берг на новый уровень. - Лида помолчала, потом выдала. - Тебе нужен секретарь!
  - Да, я вроде пока сам управляюсь. Помощники есть.
  - Нет, нет. Помощники замечательно! Но секретарь отсеет от тебя ненужную информационную шелупонь, скоординирует твои поездки, встречи, да и вообще, придаст официальности и солидности. Только не бери женщину. Кого-нибудь из молодняка, расторопного, памятливого и хваткого.
  - Лид, ты прямо как ураган. Налетела, делов наделала и улетела. Я совсем не уверен, что готов ко всему тому, что ты предлагаешь.
  - Ссаахл, к этому никто никогда не готов, а когда созревают, то уже становится поздно, а моменты все упущены. Надо всё успеть! Будем общаться с новостниками, они на ответы дают секунды, надо впихнуть самое важное и так, чтобы для них это была НОВОСТЬ, тогда дадут ещё пару слов сказать. Да, и оденься в ваш национальный костюм-форму. Он тебе идёт и будет интересен народу. - Задумалась, на секунду. - К тому же прекрасно подойдёт для официальных встреч.
  - Лида, какие встречи, я никого там не знаю! - воскликнул мужчина.
  - Ссаахл, - простонала Лида - ты чем слушал, всё будет! И официальные встречи и неофициальные, мы на волне! Ну всё, пока, а то у меня связи дожидаются сразу несколько номеров.
  "О какой чинной медлительности может идти речь, когда такие дела вырисовываются", - подумал бергец, продолжая свой давнишний мысленный спор со старейшинами планеты, сетующими на изменения в последние года.
  
  "Так, так, так. Этим отказ, это мы подумаем, а гос. Музею устроим очную ставку. Пора и узнать, сколько денежек мне заплатят".
  Госпожа Орешникова разбирала приглашения на работу. Подыскивала новый вариант привлекающей внимание шляпы и нашла безумную связку массивных бус. Договорилась о встрече с директором музея, сообщила об этом корреспондентам. Нашла мастерицу безумных бус, подписала договор на рекламное ношение всех её изделий.
  "Пока единственная выгода от всей канители", - расстроено подумала Лида и полетела на встречу с не последним культурным деятелем Аяны.
  
  - Госпожа Орешникова, рад приветствовать вас, - и тихонечко добавил: - осторожно, здесь полно журналистов. Откуда только пронюхали!
  - Господин Леанье. Рада видеть и слышать вас, - кивнула, будьте уверены "всё поняла, буду настороже".
  - Госпожа Орешникова, никогда ещё наш музей не работал круглосуточно, не принимал такое количество посетителей даже во время редчайших выставок. Честно скажу, не ожидал. Позвольте поблагодарить вас и посмотрите на переведённую вам сумму за работу.
  - О! - элегантно взяв планшет, заглянула в "кошелёк". Улыбнулась. До получения новых процентов с имеющихся счетов они с Киром теперь дотянут. Любая новая зарплата пойдёт только в прибыль. - В общем, я довольна.
  Леанье ожидал бОльшей радости.
  - Я понимаю, что здесь не только и столько оплата самой выставки, сколько за привлечение внимания к музею.
  Господин Леанье кивнул, немного расслабляясь. Ему понравилось, что дамочка сама сумела расставить акценты.
  - Теперь о работе. Не скрою, что на Аяне не осталось ни одного музея, не пожелавшего заполучить меня. Большую часть я уже поблагодарила за приглашения и отказалась.
  Директор слушал и кивал, как болванчик.
  - Ваш музей мне интересен не только как статусный, но и тем, что у него такое руководство как вы. - Леанье любопытственно встрепенулся. - Директор, умеющий быстро и умно принимать решения, не боящийся новизны, эксперимента, мгновенно подстраивающийся под обстоятельства. К тому же, не лишённый и всех положенных других качеств сотруднику музея.
  Господин Леанье не удержался и в благодарность поцеловал ручку этой чудной женщине. Она успела в момент поцелуя слегка склонить голову и прошептать: "Завтра этот поцелуй будет в новостях, подготовьтесь заманивать посетителей на лекции".
  - Какие лекции? - чуть громче, но улыбаясь и изображая таинственность, спросил директор.
  - Как ваш новый сотрудник, с окладом в сто тысяч кредитов, обязанностью устраивать не реже, чем раз в три месяца новую выставку и получении десяти процентов с этих выставок, я вам предлагаю приглашать в музей профессоров для чтения коротких лекций. А то, когда виртуальный манекен рассказывает, это скучновато.
  - Хм, можно попробовать.
  - Попробуйте, а чтобы профессор не стоял по-первости один словно редкое деревце в пустыне, пусть берёт слушателями своих студиозов, сначала бесплатно, а там посмотрим.
  - Госпожа Орешникова, рад нашему новому сотрудничеству. Как только подпишете - вы сотрудник первого во всей вселенной музея.
  - Надеюсь, что смогу принести пользу. До следующей встречи, господин Леанье.
  
  Следующий день порадовал новой сплетней. Госпожа Орешникова и господин Леанье, пара ли?
  Лидия довольная, что новости о её персоне держатся уже почти столько же, как о госглаве, когда его выбирали, набрала номера пары знакомых ярких журналистов и сообщила, что на их планету прибывает президент Берга, инкогнито. Обедать будет в ресторане "Фебр" и не прочь дать несколько интервью. Краткая биография о жизни и деятельности общественного и политического деятеля Ссаахла прилагалась. Примерные вопросы тоже.
  Если бы Лидия знала, что журналисты сумеют выцепить не только ужин четверорукого с ней, но и с императором, то может поумерила бы свой организаторский пыл, но она, почувствовав, что наконец ухватила удачу, действовала, говоря себе, что отдохнёт в гробу и что она ещё всем покажет, как умеет действовать прапрапрапра.... Бабушка.
  Орешникова старалась закинуть сплетни заинтересующие разные слои общества. Мода, эпатаж, кто с кем, куда пойти, новое в культуре, политика, торговля, экология, дети. Любую тему аккуратно сводила на музей, мол там есть всё, надо только уметь смотреть.
  
  

Глава 31.

  
  Очень интересная глава.
  
  Что день грядущий нам готовит, - напевала счастливая мама, второпях кормя ребёнка и просматривая новости.
  Кир только вздыхал, пока не увидел дядю Ссаахла и деда Нила напряжённо беседующих в каком-то заведении, прикрытых охраной и заснятых журналисткой из-под стола. Молодая и отчаянная корреспондентша делала предположения, а не связана ли эта встреча с одной очень известной молодой дамой? Тут же отреагировал другой канал, на "подстольный" репортаж и высмеивал коллегу за фантазию.
  - Ну надо же, не знала, что они знакомы! Обидно даже, Ссаахл к нам ещё не заехал, а "стрелки" уже устраивает. А я, видите ли, полночи не спала, с материалами по Бергу работала, - жаловалась Лида Киру.
  - Мам, можно я на выходные в школе останусь? У нас там игры-соревнования будут с торговцами и с документниками. Потом хотят бал для всех устроить, девочек из танцевальных и певческих школ к нам пригласят, они своё мастерство сначала покажут, а потом танцы будут.
  - Кир, может я тебя, как и на буднях, привезу-отвезу? Чего тебе там ночевать?
  - Ну ма-а-ам, я с ребятами хочу.
  Женщина вздохнула, конечно, хорошо, когда вокруг всё интересно, но ведь маленький ещё.
  - Ладно. Но ты только находи время, докладывайся как ты там, что ты там, ну и вообще... - сникла Лида.
  - Конечно мам, ты тоже докладывай. Кстати, ты знаешь, твоя грибная шляпа ввела ребят в восторг! Что-нибудь ещё придумала?
  - Да, вот смотри, это что-то вроде тюбетейки из полудрагоценных камней.
  - Тюбетейка?
  - Ну вот смотри, раньше на Земле национальный головной убор одного из народов. - Лидия нашла в закромах сети никому не интересное прошлое Земли и с гордостью показала Киру. - А эта дизайнерша по аксессуарам, просто кладезь, у меня с ней договор, я тебе рассказывала. Штучки у неё непредсказуемые и офигенные.
  - Ой, мам, а мы тебя в школе на занятиях проходим!
  - Это как?
  - На уроке в теме ведения переговоров и достижения нужных результатов, тебя рассматривали как удачный пример. Ребята даже спорят, сколько ты внимание новостников на себе продержишь.
  - С ума сойти.
  
  Ссаахла пришлось встречать в приличном домашнем платье, на случай непредвиденных фото. Выслушав новости о Ссалеме, которые теплом разлились в душе приёмной мамы, Лида принялась за последний инструктаж, не забывая спрашивать его о прошедшей встречи с Ардом. Ссаахл демонстрировал тугоухость, и женщине пришлось отложить любопытство. Впереди их двоих ждал обед.
  Стоило отдать должное присутствующим представителям самой древней профессии, они дали спокойно отобедать и в знак признательности были приглашены на десерт в дружеской обстановке. Лидия передала данные, которые собрала в ролик о планете Берг. Ссаахл держался спокойно, уверенно и с достоинством, а Лида взяла на себя роль некой клейкой дружелюбной субстанции между президентом Берга и журналистами. Все остались вроде довольны. Особенно почтили вниманием юную коллегу-журналистку, сделавшую репортаж накануне под столом. Лида купила дорогущих конфет и тихонечко передала Ссаахлу, чтобы он отметил девушку за её мастерство. Охрана и правда прошлёпала её съёмку.
  Возвращаясь, Ссаахл неожиданно спросил подругу.
  - Лида, что у тебя с императором?
  "Что у меня с императором? Да, пожалуй, ничего", - грустно подумалось.
  - Я с ним не виделась с тех пор, как узнала, что он император, и мы попали на экраны. Ты представляешь, я не сложила два и два. Самостоятельно узнала о нём, что он глава военных. Проживает один. А больше ничего не увидела. Дура, да?
  - Есть немного.
  - Фу, злюка, - Лида слегка толкнула его в плечо. - Не могу представить себе его реакцию на ту шумиху, что я устроила. Видел, как он давал интервью?
  - Не довелось.
  Женщина состроила зверское лицо и, поворачивая голову, рычала: "Без комментариев. Дайте дорогу. Без комментариев".
  - Может, и мне так надо было, - заволновался бергец.
  - Ты что! Конечно, эта братия любит поставить всё с ног на голову, но общаться с ними надо. Все те, кому он рычал, сами настроили та-а-аких предположений и озвучили их на всю вселенную, что уши в трубочку завязываются. Знаешь, уверена, Ард скажет, что умные не поверят, а на глупцов мне плевать. Так вот, послушай меня! Не поверят, но осадочек останется и следующая ложь, ляжет как зёрнышко во вспаханную землю. Поэтому, воспринимай это как ещё одну грань твоего представительства и извлекай пользу.
  - Ты мне так и не ответила, как ты относишься к императору?
  - Зачем тебе это? - уныло спросила Лида. Мужчина бескомпромиссно сверлил взглядом, ожидая ответа. - Ты ковыряешь там, где мне не хочется задумываться. - Пыталась отбиться от ответа подруга.
  - Ты удивительная Лида, умудряешься и восхищать своей разумностью и поражаешь своей дуростью.
  - Э, обидно знаешь ли. Что сразу дуростью? Я ведь уже влюблялась, думала на всю жизнь. - Лида помолчала. - Это больно. Если бы не забота о мальчишках, если бы не была им нужна, я бы из боли не выбралась. - Помолчала, надеясь на то, что Ссаахл отступит, но он ждал ответа.
  - К Арду я испытываю разные чувства, интерес, восхищение, злость, потребность что-то доказать, он для меня сильный раздражитель. Глубже я не копаю. Боюсь. Если он сейчас уедет, мне будет жаль, но не больно.
  - Значит, он тебе нравится, и даже больше.
  - Не хочу ничего слушать! Я ответила и всякие сю-сю, ма-сю обсуждать не желаю.
  - Зря. В себе разобраться неплохо бы.
  - Мы тут можем сопли жевать, потайное наружу доставать, а он может просто общается со мной, например, для прикрытия своих шашней.
  - И где ты такие гадкие слова находишь? Зачем ему прикрытие? Он свободен, ему незачем таиться.
  - О, как молод ты в плане большого и важного человека, ну то есть бергца! Женщины любят лидеров и наверняка уже начали охоту на тебя. Вот и подумай, нужна ли осторожность в общении, и какую политику будешь вести в личном плане, как станешь защищать своих близких от хищниц? Прилетели, выходим.
  Ссаахл, придержал спутницу.
  - Лида, ты хорошо понимаешь о больших и важных людях, - усмехнулся мужчина, - не забывай об осторожности. У императора остались неприятели, и ты вполне можешь попасть на остриё их атаки.
  Она вздохнула.
  "Что за день такой, вздыхательный?"
  Конечно, она подумала, что с её неожиданной известностью в жизнь могут проникнуть психически нездоровые личности, но про врагов императора забыла.
  - Не забуду. Постараюсь быть бдительной. Но Ссаахл, я хочу, чтобы ты знал, так, на всякий случай, когда я ввязалась в эту игру с популярностью, пусть теоретически, но представляла, чего ожидать. Поэтому, если со мной случится беда, то в этом никто не виноват, кроме меня. Я сделала осознанный шаг вперёд.
  Всего пару часов провели Ссаахл с Лидой дома, обсуждая возможные варианты будущего для Берг. Пришли единогласно только к одному выводу, что надо у парочки профессоров заказать план развития планеты, нахвататься идей оттуда и уже с этим ползти к экономистам. Сами они, к сожалению, лопухи в этом деле. Всё время их общения, планшет Ссаахла показывал непрекращающиеся звонки.
  - Вот для этого и нужен секретарь, - наставительно произнесла Лида. - Он сейчас бы отвечал, просеивал бы всех через сито полезности и построил бы тебе оптимальный график встреч.
  - Раньше такого не было.
  - А это, - наставительно произнесла Лида - в действии сила новостников. Они же показывают нас не только на Аяне, но и на других планетах. Жаль, что слава практически однодневная, поэтому завтра звонков будет уже меньше.
  - Да уж. Не ожидал, честно говоря, и ты права, с журналистами надо работать, от этого есть польза. Я полетел, у меня назначено несколько интересных встреч, буду поздно.
  - Давай, удачи. Я только на ужин с Ардом и домой.
  
  Выходя из дома в сверкающей каменьями тюбетейке, помахивая не менее яркой сумочкой, Лида заметила парочку знакомых журналистов.
  "Ну надо же, дежурят, бедолаги".
  Подошла к ним, спросила: "Вы чего тут? Целый день торчали здесь?"
  Парочка дружно закивала головами.
  - Ну и работка у вас. - Подумала и, вздыхая, добавила. - Я в кафе у центрального парка, "Зефир" называется. Встречаюсь с императором.
  - Свидание, - радостно загорелись глаза у девчонки, и предвкушающая улыбка расползлась у неё по лицу.
  - Скорее дружеская встреча. Мы каждый выходной с ним ужинаем, болтаем о его учёбе, спорим на всякие темы. Вроде ничего интересного для общества не предвидится. - Улыбаясь, загоревшимся глазам девушки, Лида сочувственно развела руками, позвякивая браслетами.
  - С вами не может быть не интересно, уверенно заявила, всё та же молодая девчонка, прославившаяся "подстольный" съёмкой.
  - Ну тогда, может вместе долетим? Нечего кортеж устраивать.
  - Нет, спасибо, нам нельзя.
  "На нет и суда нет", - подумала Лида.
  
  Ард нервничал. Ему казалось, что каждый инопланетянин, попадающий в его поле зрения, сидит с камерой и ждёт сенсации. Наконец, появилась она. Шок. Райская птичка из сказки. Окружающее благолепие стало серым и невыразительным. Все смотрят только на неё! Каждому хочется её внимания! А она идёт и дарит безвозмездно своё сияние, свою радость, теплоту. А им ещё хочется, и совести нет, особенно у детей.
  "Да когда же ты дойдёшь до меня?"
  Лида не первый раз уже была в этом кафе. Сотрудники его всегда были вежливы, а сейчас, когда женщина стала известной, старались всячески угодить ей. Она улыбалась, говорила приятные слова, отвечала с удовольствием посетителям, которые решились поздороваться с ней.
  Стандартные фразы: "какая вы удивительно гармоничная пара", предназначенная молодым, или: "какие умненькие глазки у вашего малыша", родителям; "у вас изысканные духи", девушке. Приятно дарить столько радости людям, особенно когда она бесплатная.
  Подошла к Арду, замялась. Вдруг теперь перед ним надо раскланиваться? Маски сняты, извольте с его бывшим величеством вести себя верноподданнически.
  - Лида, выходите за меня замуж, - вышло зло и требовательно.
  Землянка сначала отреагировала на интонацию. Уже набрала воздуха, чтобы уколоть в ответ, но тут до неё дошёл смысл слов, и она в панике, закрыла вмиг загоревшиеся щёки, ладонями.
  "Нет, мне послышалось. Стою, горю, как дитя малое. Я просто переработала. Не мог он сказать такое! Послышалось. Вон сердится, сейчас взорвётся от злости!"
  - Вы выйдите за меня или популярность вам весь мозг разъела?
  "Мерзавец! Как есть скотская личность".
  Однако, соображать Лида стала нормально. В один миг промелькнул разговор с Ссаахлом, его грустные взгляды. На интерес к ней Арда она, наконец, смогла взглянуть со стороны. Круиз, потом приезд сюда учиться. Неужели у неё есть шанс быть счастливой в браке, а не радоваться полноценной жизни деловой дамы? Если он её вытерпел в самом колком и стервозном состоянии, то может и получится у них идти по жизни вместе? Но грубятину эту спускать нельзя!
  Переместив ладони к груди и состроив волнующееся лицо, Лида начала нервотрёпку.
  - Ох, Ард! Я и не подумала, что вся эта шумиха вокруг нас, может так дискредитировать вас! Надо было сразу же, сразу делать вам предложение. - Повела рукой к столику, не забывая на мужчину кидать сострадательные взгляды. - Присядьте, - найянец, не спуская подозрительно взгляда, усадил Лиду и сел сам.
  - Ард, предлагаю вам, - тон сделался горестный, мол не хочется, но мы люди порядочные, поступаем, по совести, - стать моим мужем!
  - Что?! - не смог усидеть и, не особо соображая, вскочил.
  - Да, да. - Подтекстом коротких слов было "ничего не попишешь" - Обещаю быть к вам снисходительной, прикрывать глаза на недостатки, выделять время для.... - тут Лида запнулась, сказать для "личного", то выходит сексуальный намёк, для "его развития", так и прибить может.
  Его величество резко наклонился, намереваясь очевидно прошипеть какую-нибудь гадость, к продолжающей сидеть невыносимой красавице, но сверкнувший луч одного из видов оружия, мгновенно поменял его намерения. Лида только и видела, Ард зол, сейчас растерзает её, и тут же вместо Арда, чудовище падает с ней на пол, подминает под себя и давит своим весом. Так быстро и основательно он её уронил, что даже имеющийся запас воздуха в лёгких, вышиб.
  Активизировалась охрана, Лида успела увидеть мелькающие лучи, как падают вниз другие посетители и подумала, что глупо умирать раздавленной своим спасителем. Хватило минуты, чтобы она, не сумев даже толком подёргаться, настолько плотно её вдавили в пол, потеряла сознание.
  Ард, старался прикрыть Лидию со всех сторон. Приняв боевую ипостась, он сделался крупнее и, подпихивая под себя раскинувшиеся конечности женщины, следил за действиями охраны. В какой-то миг ему стало дурно, что такой красоты, как его райская птичка больше могло не быть, и он, не отдавая отчёта, продолжал прижиматься к спасаемой, тщательнее закрывая её собой.
  Лиду спасла молоденькая журналистка, с азартом фиксирующая происходящее. Это она, подползая ближе за кадром "спасения любимой" просекла, что император со всей дури разлёгся на верийке. Будучи сама хрупкого телосложения она сразу завопила:
  - Слезь с неё, слезь сейчас же, ты тяжёлый, раздавишь!
  Как только до Арда дошло, что кричит, надрываясь, пигалица, он вскочил и замер. Лида не дышала. Он кинулся ощупывать её на предмет ранения.
  - Воздух! Ей нужен воздух! Вдохни его прямо в рот! Придурок. Она задохнулась под твоей тяжестью. Если не потеряла сознания сразу после того, как ты её грохнул об пол!
  Набрав побольше воздуха, он наклонился и с силой вдул Лиде в рот. Ещё раз вдохнул, женщина поморщилась и задышала сама. Первое её слово, слабо слышимое, но явное.
  - Придурок.
  Ард понимал, что виноват, но два раза подряд, две сопливые девицы обзывают его придурком, это обидно. Он выпрямился. Требовалось дать указание охране и вообще.... Лида позвала.
  - Ард, - вышло слабо. Услышала, только девчонка.
  - Эй, вас зовут.
  Император развернулся, гордый, неоценённый, обиженный в лучших чувствах. Женщина поманила его рукой. Ничего не оставалось, как наклониться и услышать обвинения.
  Лида ловко обхватила его за шею рукой и, подтягиваясь ближе, прошипела.
  - Вы куда собрались, вашество? Пока не станете моим мужем, я вас ни на шаг, такого растяпу не отпущу!
  Найянец пытливо вглядывался в её лицо, ожидая насмешки, но поняв, что эта змея серьёзно намерена связать с ним свою жизнь, улыбнулся и несмело поцеловал. Прямо в губы! Лидия замерла.
  Полгода ей потребовалось, чтобы потихоньку приучить Тео целоваться. А тут сразу в губы! Маленький невинный жест, заставил её расплакаться. Она прижалась к Арду и плакала, за пережитую смерть сейчас, за любовь-обманку, что с ней случилась, за свой тысячелетний скачок.
  Найянец держал её на руках и то прижимал покрепче, то вспоминая пережитой ужас, приотпускал. Он готов был сам плакать! Что он сделал не так, что его змейка плачет? Но вот, Лида успокоилась, взглянула на встревоженного жениха.
  - Всё хорошо. Нервы, - слабо улыбнулась. - Найянцы же не целуются, так откуда?
  - Ну-у, была у меня когда-то одна земляночка по молодости, такая оторва...
  - Всё, всё, можешь не продолжать!
  Девчонка рядом, непочтительно закатила глаза, а Лида видя, как Ард посуровел, мягко погладила его по щеке, потянулась и слегка поцеловала в ответ. И тихонько, чтобы не попасть в камеры юной журналистки прошептала: "как хорошо".
  А дальше....
  Дальше всё закрутилось, завертелось. Бросив переговоры, примчался Ссаахл и вырвал Лиду из рук императора. Речь пошла о приличиях, репутации и "не дворняжках каких-то". Землянке не давали вставить ни слова. Это, конечно, было не допустимо. Но единственно разумный человек, коим считала Лидия Николаевна только себя, заметила радостно блестевшие глаза, набившейся свободной прессы и отбросив амбиции свободной женщины, принялась отыгрывать роль хрупкой прелестницы, попавшей под каток мужской тирании.
  Вырвавшись из-под настойчивого внимания всех и вся, Лида связалась с сыном и тихонько отрапортовала ему и другим беспокойным мордашкам, попавшим в поле зрения, что всё в порядке, развлеклась по полной, прессу покормила, сейчас летит домой. Поговорила с ребёнком о проходящих соревнованиях, посопереживала неудачам и тепло попрощалась.
  А дома, в тишине и спокойствии, её стало трясти. В голове ещё роились мысли о завтрашнем гардеробе, манере поведения, подбирались остроумные фразы, но тело сдалось, не выдержав впечатлений.
  "Стресс, что ли?"
  Лида не смогла даже налить себе попить, так сильно тряслись у неё руки. Ссаахл усадил её на диван, закутал одеялом и подал горячий напиток.
  - Я же не больная, - вяло протестуя, слабо улыбаясь, проговорила она.
  - Не больная, но так поступают с малышами, после сильного испуга.
  - Знаешь, я ведь ничего не видела, не успела даже испугаться.
  - Лида, - жёстко отрезал мужчина. - Я видел, как он тебя прикрывал. Только благодаря той девчонке ты ещё жива.
  - А, ты про это? Да. Здесь я испугалась. Я вообще, не терплю ничего давящего над собой, мгновенно охватывает ужас.
  - Он поступил крайне непрофессионально. - Четыре сжатых кулака, злое лицо, суровый взгляд.
  - Да ладно тебе сердиться! Всегда же его защищали, а не он кого-то, научится ещё.
  Ссаахл подхватил объёмный кулёк из одеяла и женщины на руки, и, прижав к себе, процедил.
  - Пусть учится, но не на тебе.
  - Но как же замужество? - жалобно пропищала Лида, вытягивая шею из кокона.
  - А ты хочешь? Утром ещё не рассматривала его в качестве мужа.
  "Неразумное дитя перед отцом-мудрецом", - мысленно хихикнула жительница кокона, но вслух ответила серьёзно и вдумчиво.
  - Мне страшно открываться снова, боюсь любить, тем более найянца, тем более такого. Но если не он, то никого. Проживу и одна. Ты же видишь, жизнь у меня закипела, интересного вокруг много, пройдёт годик, другой и найду себе мужчину для здоровья, буду растить Кира, да ждать внуков от наших мальчишек.
  - Глупости говоришь!
  Лидия прижалась к Ссаахлу поудобнее и грустно произнесла.
  - Не глупости мой друг, совсем не глупости. Я устала от переживаний. Чувствую себя старой. Я ведь старше тебя Ссаахл.
  - Лида, я хоть и из глубинки, но знаю, что на Верийе года считаются по-другому.
  - Я землянка, мой верный друг. Попала во временную аномалию, которая съела чуть больше тысячи лет и выплюнула меня на современной Земле. Ты же слышал, что земляне практически не летают по космосу на чужих кораблях из-за того, что сами напичканы электроникой? Так вот, прародители большинства планет, так себя активно модифицировали, что успешно сейчас вырождаются.
   Лида прервалась и задрала голову, чтобы посмотреть на реакцию замершего бергца. Потрясённый вид удовлетворил её.
  - Спустя несколько часов после моего появления на своей планете, меня уже поместили в лабораторию для изучения. Живой предок, с абсолютно чистым земным организмом! Планов у них было много, оставалось только решить, как целесообразнее расходовать материал. Мне повезло, в результате незаконных махинаций, один гениальный профессор опробовал на мне свою программу по возрождению человечества.
   Лиде стало жарко в одеяле, и она, повозившись, сползла с колен Ссаахла, устраиваясь в уголке дивана, вытянула ноги и уложила их на него.
  - Я могу только догадываться, скольких людей сгубила его программа, пока он понял, что она сработает только на "чистом" человеке. В общем, очнулась я где-то через полгода после своего попадания, помолодевшей, поздоровевшей. Профессора доброжелатель или поклонница предупредила, что его разоблачили. Он, не теряя времени, выдал мне документы верийки, назвал счета и из одной капсулы засунул в другую, отправляя в "свободное плавание" или в нынешнем времени уместнее сказать "свободный полёт". Первым делом я отправилась в круиз, это предусмотрел профессор, считая, что так мне легче будет адаптироваться к новому времени. Там познакомилась с Нилеей и тобой. Дальше всё происходило на твоих глазах.
  Они оба немного помолчали. Лида выдохлась, а Ссаахл переваривал новости.
  - Лида, я потрясён твоей историей. Очень многое становится на места, теперь мне понятно твоё удивление на лайнере простым вещам и стремление в освоении прочего. Но та тысяча лет, которую ты проскочила, не делает тебя старой.
  - В момент скачка мне было тридцать с приличным хвостиком, да тут ещё прошли года. Да, даже не в подсчёте лет дело. Родной мой, там у меня была семья, уже взрослый ребёнок. Я сумела их отпустить. Здесь появилась семья, привязанности. Моё счастье, что со мной остался Кир. Я с трудом выскребаю из души Тео. И мы опять возвращаемся к моим страхам. С Ардом я готова сделать последнюю попытку обрести мужа, если Кир не будет против, то я готова наступить на горло своим страхам.
  - А если буду против я?
  - Я внимательно выслушаю твои возражения.
  - Выслушаешь и поступишь по-своему?
  - Ссаахл, по-моему, это кокетство с твоей стороны. Я только прошу тебя, когда будешь выискивать компромат на Арда, то не переусердствуй, не корми мои страхи напрасно.
  - Я тебя понял Лида. И чтобы ты лишний раз не тревожилась, скажу. Для меня важнее всего твоё счастье. Хочешь императора, значит, получишь, но на моих условиях.
  Лидия уже давно пригревшаяся и находящаяся в некоем благостном состоянии, услышав про условия, открыла рот повозмущаться или выказать удивление, но апатия не дала сосредоточиться, и женщина, замершая с открытым ртом, только насмешила Ссаахла.
  - Сидишь за моей спиной и никаких обещаний не даёшь без моего разрешения. Согласна?
  - Жёстко ты со мной, - проворчала Лида, боясь выпускать инициативу из рук.
  - Лида, это найянец, ты хочешь снова влезть в их систему на условиях найянца?
  Вот тут землянка ожила. Её подход к браку, проложенный любовью, безграничным доверием и нежностью, оказался провальным. Ошибки надо признавать. Ссаахл берёт на себя функции родича, ответственность за её будущее. Он мужик тёртый, в обиду её не даст. Но вот так довериться, без упрёка в случае неудачи? Лида сидеть уже не могла, вскочила, походила, присела перед мужчиной на корточки, заглянула в глаза.
  - Всё правильно. Ты абсолютно прав и спасибо за заботу, - произнесла женщина, обдумывая каждое слово. - Моё доверие к тебе безгранично, просто мне трудно перекладывать ответственность с себя на тебя. - Лида снова поднялась, в горле пересохло. Она выпила воды. Ссаахл молчал. Главного она так и не сказала.
  - Хорошо. Командуй.
  - Полное подчинение?
  - Да.
  - Собирайся, рано утром уезжаешь на Берг.
  "Неожиданно. У меня же дела, работа!" Лида замерла, проглотив возражения.
  - А Кир?
  - Предпочтительно забрать его с собой. Не думаю, что твой император будет шантажировать тебя ребёнком, но лучше быть готовыми ко всему.
  "Что же ты задумал?"
  - Я сейчас позвоню Киру и объясню ему ситуацию.
  Связавшись с сыном, Лида увидела его в компании ребят.
  - Кир, это я. - "Ох, поглупела" - Ну в смысле, у меня есть новости. Довольно личные.
  - Я сейчас мам.
  На планшете сбилась картинка, потом всё стало показывать боком, потом темнота и вот в тишине на фоне растений, она снова увидела сына.
  - Кирюш, дядя Ард сделал мне предложение, хочет быть мне мужем. - Лида немного помялась, смущаясь разговора. - Честно говоря, я не против, но - она вскинулась, торопясь сказать, - если ты против, то я откажу.
   И уставилась на ребёнка в ожидании ответа.
  - Я не знаю, мам. Он вроде неплохой. Нил часто о нём рассказывает. Но как же я?
  - Солнышко, не поняла твоего беспокойства?
  - Меня куда девать? - терпеливо пояснил малыш. Лида только глаза округлила от удивления.
  "У каждого свои страхи".
  - Зайка, мы просто расширяем семью. Были я, ты, Ссаахл, Ссалем. Добавим Арда с Нилом. Вежливо потерпим других родственников, но в круг нашей семьи берём только Арда и его внука.
  - Тогда я не против.
  - Хорошо заяц, - кивнула она. - Тогда я продолжу. Ссаахл считает, что мы с тобой слишком ценные, чтобы сразу соглашаться. Он хочет, - тут Лида оглянулась на бергца, но видя, что сам мужчина не собирается ничего пояснять, а лишь выжидая, сложил на груди, все свои руки, продолжила, - я не знаю, что хочет сделать, но это что-то типа разговора по-мужски. Подозреваю, что Арду, привыкшему командовать, это не понравится, поэтому Ссаахл предложил прямо сейчас, на время, - тут она снова оглянулась на Ссаахла, он чётко проговорил: "на месяц минимум", - в общем, ты слышал, минимум на месяц мы улетели на Берг. Ты как?
  - То, что Ссаахл берёт всё на себя это хорошо. А то ты такого нагородишь.
  - Я?!
  - А вот уезжать мне не хочется. Ссаахл! - окрикнул малыш бергца.
  - Да, Кир, я здесь.
  - Мне обязательно лететь?
  - Мне было бы спокойнее. Ты не хочешь?
  - Я бы с радостью слетал на Берг. Но если брошу сейчас учёбу, то придётся начинать всё с начала, с другими ребятами. Мне не хотелось бы.
  Мужчина задумался.
  - Понял. Кир, но мама должна улететь на Берг. С любого другого места он её просто выкрадет. - Малыш кивнул. Принимая этот факт. - Ты сможешь жить в школе?
  - Почти все ребята там живут. Уезжают только на каникулы.
  - Когда у тебя каникулы?
  - Через два месяца.
  - Лида? Кир остаётся в школе. Ссарен будет на Аяне и всегда на связи с Киром. Ты летишь?
  Под пристальным вниманием двух мужчин семьи, она даже подрастерялась, так строго они на неё смотрели.
  - Ну-у хорошо. Но Кирусь, может со мной, а школу заочно?
  - Не-е, мам, заочно не потяну. Лети. Передавай привет Ссалему.
  - Ладно, да, конечно. Я буду скучать солнышко.
  - Я тоже, мам. Слушай ССаахла.
  "Ах, ты ж!" Наворачивающиеся слёзы на глаза сразу высохли.
  "От горшка три вершка, а туда же!"
  
  

Глава 32.

  
  Обряд и наследие Русанова.
  
  Для госпожи Орешниковой за полтора месяца побывки на Берге ничего интересного не случилось. Долетела спокойно. Поселили в самом богатом и тихом месте. Ссалема видела пару раз, зацеловала, затискала, покормила, прошлась с ним по "местам его боевой славы" и всё.
  "В мужском лагере женщин быть не должно!"
  Вечерами переписывалась с сыном. Поскучав первые пару дней, проявила интерес к делам женщин, но к хозяйственным хлопотам они её не подпускали.
  "Ну и чего я под них подлаживаюсь?" - задалась она сама себе вопросом и окунулась в сетевой мир вселенной, выискивая самое интересное для музея, где она уже штатный сотрудник. Временами, когда надоедала сидячая работа, Лида просила организовать ей показ самых красивых и загадочных мест на Берге. Некоторые красОты она отметила, как перспективные для туризма. В одном месте, лазая под неусыпным оком телохранителей, нашла горсть хризолитов. Пометила точку и передала информацию Ссаахлу. Который о брачном деле не говорил пока ни слова, кроме как "не отказался ещё твой император жениться".
  
  Бывшему императору было не сладко. Проклятый бергец просто озверел, когда увидел, как Ард спасал невесту. Свободная пресса плевалась и шипела, комментируя его деятельность. Одна мелкая журналистка, козявочного возраста, постоянно крутящаяся возле четырёхрукого, презрительно кинула ему: "А что вы хотели получить на ваши бесконечные "без комментариев"!"
  Каждый день Карвард Зайн Ксандр вынужден был обучаться у бергца основам спасения объекта. Короткая лекция и практическое занятие. Первые дни его охранникам, игравшим роль объекта, понадобились услуги медиков. Это послужило неоспоримым доказательством необходимости обучению императора тонкостям охранного дела. Если бы четырёхрукий не был таким дотошным и занудой, то разминки с ним приносили бы даже удовольствие, возможно. Ещё немало нервов истрепал юрист, "чёрт бы побрал этого Ссаахла", педантично просматривающий все предлагаемые брачные договора.
  Если они не придут к соглашению, придётся готовить операцию по похищению невесты. На этой мысли император довольно прищурился и подумал, что стоит обновить камуфляжный скафандр. Посмотрелся в зеркало. Да, ещё немного раздался вширь, забурел, как сказала его Лидушка, когда рассматривала семейную летопись. Надо будет не забыть, - подумал император, - ещё раз зайти в школу к Киру и узнать новости о змейке.
  
  - Мам, ты сейчас одна?
  - Да, солнышко, что-то случилось?
  - Мам, по секрету сообщаю тебе, что дядя Ард оправдал доверие Ссаахла и тебя на днях будут похищать.
  - Да ты что!? Я уж вся извелась, без всякой информации.
  - Я тебе мам, чего говорю-то, со страху не прибей никого.
  - Ох, Кир, точно! Я тут такой маленькой колотушкой обзавелась, от вредной кусачей птички отбиваться. Хорошо, что предупредил, а то я настропалилась бить на слух, хрясь и трупик.
  - Ты что, мам, опять в крайности впадаешь!?
  - Заяц, я же здесь одна, а птичка вгрызается жуть как больно, поэтому я реагирую сразу.
  
  Лиду похитили в тот же вечер. Напугали, конечно, и колотушечкой она успела воспользоваться, но вовремя силу удара ослабила. Полёт на найянском корабле, съедающим пространство, прошёл в рекордные сроки. Успели только разойтись по каютам, встретиться на перекусе и вот уже женщину передали в руки специалистов по красоте. От них она вышла в свадебном национальном костюме найянцев и только успев обнять Кира и Ссалема, привезённого на Аян по такому случаю, вышла замуж.
  Лида думала, что президент Аяны толкает речь, по поводу визита двух известных особ, а оказалось, что он их поженил. Обалдевшая от напора и быстроты событий, новая супруга бывшего императора, выглядела беззащитно и мило.
  Кир выловил маму и будучи в курсе всех мероприятий, сообщил ей, что сейчас её повезут в систему для очень важного обряда. Он останется на Аяне до каникул и после, вместе с Ссалемом, Ссаахл их возьмёт на Берг. Две недели они будут там, а после, его привезут в систему, к ней.
  - Кир, но как же на две недели, там одна дорога занимает сколько время?
  - У Ссаахла новый скоростной катер найянцев. Так что всё успею.
  - Заяц, но давай сразу с нами, я соскучилась.
  - Мам, но я Ссалему уже обещал, когда ещё потом получится?
  
  Ард ладошку своей жены не выпускал ни на секунду. Всё беспокойство, раздражение ушло, как только она посмотрела на него на корабле, улыбнулась и обняла, поглаживая место, куда ударила деревянным молоточком. На корабле он бдительно следил, всё ли ей нравится и получая одобрение, переставал волноваться. На Аяне, только когда касался Лиды и ощущал, что она рядом, успокаивался. Женщина блистала, сверкала, вызывала восхищение и зависть, уж он-то это прекрасно видел и покрепче прижимал её к себе.
  "Как хорошо, что четырёхрукий вытащил на свет их устаревший обряд! Он навсегда привяжет её к нему!"
  В тот же день новую чету должны были доставить в систему, но Лида взмолилась. Слишком быстро! Дайте ей время на осознание.
  - Лида вы.... Ты не хочешь проходить обряд?
  - Я даже не знаю, что за обряд, к чему такая спешка?
  - Это старый и важный обряд, он подтверждает чистоту наших намерений и желание связать свои жизни навсегда.
  - Ард, обязательно сегодня? Слишком долгий день получается.
  - Лида, если ты передумала, то...
  Что там хотел сказать Ард, она не стала дослушивать. Приблизилась, расстегнула китель, залезла одной рукой под него, обнимая за талию. Второй обхватила за шею, и, поглаживая, слегка надавила, притягивая к себе.
  Ард сначала замерший, мгновенно откликнулся, и они наконец-то впервые поцеловались по-настоящему. Сначала аккуратно, давая возможность друг другу отступить. Потом всё активнее и с бОльшим чувством. А дальше совсем как в сказке, Лиду подхватили на руки, и кажется даже, бегом унесли в "пещеру". Там она успела проявить инициативу только в помощи снятия кителя с Арда, а потом он одним махом разделил платье на ней на две половинки, той же участи подверг свою рубашку и только брюкам удалось сохраниться.
  Напор и страсть найянца разбили оковы стеснения, и землянка, позабыв о разных культурах, позволила ответить телу так, как оно желало. А после она неожиданно расплакалась. Так легко и хорошо ей было, что слёзы сами потекли по щекам.
  - Лида, верушечка моя, ты что? Я больно сделал?
  - Нет, что ты, не волнуйся, всё хорошо. Так редко, но бывает, у меня слёзы льются от избытка чувств. Мне очень хорошо, так как давно уже не было. - Погладила мужчину, улыбнулась сквозь слёзы и произнесла. - Мы же сейчас попьём водички, перекусим и продолжим?
  - Да, моя радость.
  
  И продолжили.
  Обряд, не лишённый таинственности и свидетелей, прошёл красиво. С раздеванием, возлежанием на алтаре, с окутыванием золотистой непрозрачной дымкой обоих. На второй минуте лежания Лиде захотелось устроиться поудобнее, но дымка исчезла и обряд закончился. Только выйдя из таинственной катакомбы, спрятанной в недрах города, молодые узнали, что провели на алтаре двое суток. Данный факт стал откровением не только для землянки, но и для найянцев, подробно расспрашивающих об ощущениях молодых. Далее супругов потащили на медицинское обследование по учёту изменений и потребовалось успокаивающее не только Лиде, но и свидетелям.
  - Лидуша, я не молод, но у найянцев есть неоспоримое преимущество перед другими расами, мы заметно стареем, только перед самой смертью. Согласись, это весомое преимущество. Мне по средним подсчётам осталось жить около ста лет, твоя раса не долгожитель, но ты тоже примерно столько же проживёшь. Я к чему веду, обряд даёт возможность любящим, взять друг от друга лучшее. Ты теперь тоже, проживая жизнь, не должна стареть. Если бы я был молод, то увеличил бы твою жизнь, до своего предела. А так, к сожалению, только отсутствие старости. Может ещё что полезное, нам сейчас наш семейный доктор, по совместительству исследователь, скажет.
  - Ард, доктор это тот, с кучеряшками, а остальные кто?
  - Мой сын, он похож на меня.
  - Да, да точно. Какая я не внимательная. Что-то он хмурится.
  - Обиделся, что я об обряде ему в последний момент сказал. Обряд не проводили лет пятьсот.
  - Ого! Ты рисковый. Мы рисковые. А ещё кто там?
  - Лидуш, ты не сердишься? Я твоему Ссаахлу всё подробно объяснил, он дал согласие за тебя.
  - Неожиданно. Не сержусь.
  - Вон тот, который руками на доктора машет, мой второй сын.
  - Какие-то нервные они там. Нам никак нельзя послушать о чём они спорят?
  - Лида, я вот ещё что хотел сказать. В обряде пишется, что прошедшие его не расстанутся друг с другом никогда. Никто точно не знает тонкостей, но если ты меня разлюбишь, то нам будет обоим плохо.
  "Фантастика в действии!"
  - Лидуш, ты что молчишь? Я виноват, но я бы и без обряда за тобой таскался бы как... А не знаю, как кто! Я на Аяну ведь к тебе прилетел, дурацкий повод придумал. Ты от меня всё равно не избавилась бы, а с обрядом всё ж таки польза. А?
  "Ну, надо же, ведь как скрывал свои чувства, изверг".
  - Ард, думаю с обрядом не только для меня сюрприз, но и тебя он ожидает. Я уже догадываюсь, от чего они там в шоковом состоянии.
  - Ты о чём, Лидуш?
  - Милый, - не удержалась, погладила по голове, по скуле, - ты женился на Совершенстве.
  - Я знаю, верушечка моя.
  - Так странно, вы домашних животных не держите, а любимых ласково верушечкой зовёте.
  - Наверное, мало кто помнит их. Пушистые обаятельные уютные зверьки.
  - У меня верушка ассоциируется с кошками.
  - Не слышал.
  - Я тебе после покажу, они такие разные: милые, отважные, глупые, умные, вредные, ластящиеся... да без конца можно о них говорить. А какие смешные! Но мы отвлеклись, а мне надо бы объяснить тебе, но не знаю с чего начать... - Лида сосредоточенно нахмурила лоб, подбирая слова.
  - Так вот, своих возможностей я не знаю, не было как-то повода проверить, но думаю, они велики. У Совершенства не может быть иначе. А поскольку у нас, в результате таинственного обряда, произошёл обмен данных, то твои родные сейчас в шоке от изменений, постигших тебя. Я-то для них "кот в мешке", ну в смысле "тёмная лошадка", то есть величина полностью неизвестная, - Лида стеснялась изумлённого взгляда, каким окидывал её Ард.
  - Меня обследовали только в спокойном состоянии, не давали нагрузок, стресса, не отслеживали во мне изменения. Их интересовала только моя возможность родить, меняющего ипостась найянца. А вот по тебе они сейчас отслеживают интересные новости.
  Внимательно посмотрев на супругу, не совсем поняв, что она пыталась объяснить, Ард предложил пойти послушать докторов.
  - Невозможно, проверьте данные. Я точно знаю, у вериев такой продолжительности жизни нет! - утверждал старший сын.
  - А что мы вообще можем утверждать про вериев! - пафосно вопрошал доктор. - Мы не занимались сбором данных несколько столетий, считая это нецелесообразным. Знали бы, не гадали сейчас, какого рода действие обряда мы наблюдаем. Подарок ли это от Найяны или переход возможностей между супругами.
  - О чём спор? - жёстко вмешался император. Как будто и не бывший вовсе. У Лидии от его строгости и властности мурашки по телу побежали и неприличные мысли ожили.
  "Такая лапочка с ней, и такой монстр с другими! Ну до чего же мы женщины дурные", - осадила сама себя новоиспечённая супруга.
  - Господин Зайн, наши приборы не могут показать точную продолжительность вашей жизни после обряда, - заторопился доктор, поделиться потрясающими новостями. - Не хватает шкалы, вы достигли предела в восемьсот лет.
  - Этого не может быть отец! - всё никак не мог успокоиться старший.
  - Медкарта показывала, что эта женщина может дать здоровое потомство, но ребёнок оказался полукровкой, - не менее активно поддерживал старшего младший, намекая на ошибочность данных.
  Лидия смотрела на обоих мужчин, и пыталась разобраться, ревнуют ли её к отцу великовозрастные дети по-простому, по-семейному, или всё завязано на императорстве и делёжке власти? Всё одинаково неприятно, но если первое расстраивает, то второе, может быть, опасно для жизни.
  Ард тоже смотрел на своих детей и не понимал, чем такая хорошая новость так раздражила их. Маленькие они бы радовались, а сейчас, каждый из них просчитывает свои интересы. В долгом правлении есть свои минусы, корыстный интерес начинает приобретать свой запах. И сыновья сейчас, его издавали. Осознавать, принимать этот факт, было тяжело.
  Ард думал: отойдёт от дел, будет нянчить внуков, большая дружная семья согреет его пожизненное душевное одиночество. И вот, когда он, совершенно случайно нашёл свой огонёк, своё счастье, это стало непреодолимым испытанием для его родных.
  Захотелось спрятать от них Лиду, чтобы не задели, не обидели. Они могут. Ни один из его сыновей не оставил подле себя жену, отсылая их, как только рожали им детей, а по прошествии трёх лет забирали и малышей в клан на воспитание, оставляя только девочек матерям. На все отцовы упрёки отвечали, что повторяют его во всём. Забывая, правда, что в его время, договорные браки с императором не подразумевали с женщинами никакой душевной близости и кроме награды за детей от него ничего не ждали, даже малышей спихивали сразу на руки кормилиц. А он, дал возможность каждому из сыновей, выбрать девушку по душе, и не ожидал, что браки их будут такие короткие. Мать Нила до сих пор бегает к нему в резиденцию в надежде увидеть сына, поиграть с ним, приласкать.
  От всех мыслей, которые разом навалились, получив новую подпитку в очевидном, стало тяжело на сердце. Обведя присутствующих тяжёлым взглядом, уже жалея о том, что его сыновья были приглашены на обряд и сейчас тут ковыряются не только в его карте, но и Лиду рассматривают под микроскопом.
  - Сядьте. Ваше мнение меня не интересует. Грифт, говорите, что вас взволновало.
  - Вы меняетесь. Ваша кровь в начале обследования и в конце, уже имеет отличия. Поэтому преждевременно делать окончательные выводы. Пока могу сказать, что ваши показатели до обряда, в нашем случае до полёта на Аяну и сейчас, значительно улучшены. Сравнимы с пятилетней давностью. Продолжительность жизни увеличилась втрое, как минимум. Требуются дополнительные исследования.
  Господин Зайн кивнул.
  - Что можете сказать о моей супруге?
  - Её данные стали более приближены к найянкам, но не потеряли свою индивидуальность. Подтвержу предыдущее обследование, насчёт потомства. Получил медицинские данные вериек, но сходство нахожу весьма и весьма условным. Более ничего.
  Доктор кидал заинтересованные взгляды на женщину и был явно огорчён своей профнепригодностью в данном деле.
  - Какого рода исследования вас интересуют?
  - Мне хотелось бы поставить маркеры на вашу силу, выносливость, может, ещё что. Не знаю пока. Сами понимаете, изменений такого рода ни у кого раньше не было.
  - Хорошо. Госпожа Зайн пока не будет участвовать в дальнейшем обследовании. Вы можете идти и не болтайте о том, в чём не уверенны, - адресовал сыновьям приказ Ард. - Грифт, я сейчас с супругой договорюсь и приду продолжить.
  - Да, да, конечно, - доктор поспешил подготавливать технику.
  - Лидуш, ты ничего не хочешь мне рассказать? Здесь, сейчас, безопасно, никто не подслушает.
  - Да я вот всё пытаюсь. Дома я тебе всё в подробностях расскажу, а сейчас краткая информация, по делу.
  Лида рассказала о себе, коротко, без эмоций, так же как не так давно поведала обо всём Ссаахлу.
  - Мои далёкие предки могли многое, если верить некоторым сохранившимся записям. Но немало вызывало сомнения. Поэтому ничего точно я тебе сказать не могу. Первые люди жили по тысяче лет, умирали, когда уставали жить. Больше похоже на сказку, да? Они были очень выносливы, могли бегать наравне с лошадью, это беговое и носящее груз, животное. Люди были крепки физически. Но никаких данных насколько. Войны, катаклизмы, стёрли знания. Намного позднее встречались уникумы среди людей, обладающие чрезвычайной силой, способностями, длиной жизни, острым умом. О них сохранились записи, но никто тогда не вёл исследований и нельзя сказать, сохранилось у них это от предков или это были способности чисто индивидуальные. Поэтому, Ард, плохого не жди, наша природа чрезвычайно разумна, но что мы сейчас с тобой представляем, сказать не берусь. Лезть в горы, в пустыню или другие кошмарные условия, чтобы проверять нашу нынешнею выживаемость и способность адаптироваться к изменившимся условиям, не хочется. Хотя, мне ваша седьмая планета очень понравилась. Можем отдохнуть там.
  Супруг слушал, не перебивая. Сам в себе он никаких изменений не ощутил. Был ранее сильным мужчиной в самом расцвете своих сил, им и остался.
  "Но попробовать себя стоит", - решил он. - Верушечка моя, задержусь-ка я здесь на несколько часов, ты как останешься со мной?
  - Как же я без тебя домой поеду? В дом ты меня ввести должен.
  - Это у вас такие обычаи?
  - Обычай в новый дом кошку запускать. А это элементарная вежливость и показатель отношения мужа к жене. Не сама я приду, захватчицей, а муж хозяйку приводит и всех, кто есть в доме, ей представляет.
  - Не было у меня никогда хозяйки Лидуша, поэтому я ничего не знаю. Надо было нам сначала домой заехать, а не сюда переться.
  - Может быть. Теперь уж давай закончим здесь и после домой отправимся.
  Ард обнял, поцеловал Лиду, подставил короткий ёжик волос, под её руку, чтобы она пошебуршила этот ёжик и только тогда они пошли к Грифту.
  
  Освободились к ночи. Данные были таковы, что увлеклись все. Ард спарринговал; выжимал всякие штуки, меряющие силу; при помощи партнёра замеряли его реакцию, ловкость. Заметили, что чем дольше он прыгает, скачет и вообще, вроде устал, тем интереснее выдаёт показатели. Его помещали в жару, в холод, снова нападали на него, доктор приходил в изумление и экстаз. Лида, что могла, поясняла.
  - Второе дыхание.
   - Стресс.
   - Всё.
  Она сразу почувствовала, когда из мужа выжали всё. Доктор уверял, что ещё можно, но женщина пояснила, что да, можно, но это уже в ущерб здоровью. Грифт качал головой, из мира постоянства, он погружается в мир изменяющихся показателей. Если верить верийке, то показатели буду разными даже в зависимости от настроения.
  
  

Глава 33.

  
  Семья.
  
  Никуда супруги не поехали. Заняли гостевые комнаты и уснули, едва коснувшись подушки. Утром, выспавшись, почистив пёрышки, с удовольствием посмотрели друг на друга и вернулись в спальню. Солнечные лучи только добавили романтичности в их любовный танец.
  Ард с жадностью впитывал все отражающиеся на лице Лиды эмоции. Она же, прикрыв глаза, полностью была сосредоточена на ощущениях. Тело истосковалось по ласке, чутко реагируя на любое касание. Лида, почувствовав желание Арда властвовать, уступила и доверилась ему. Он вёл её от удовольствия к удовольствию, а она раскрывалась перед ним и щедро одаривала в ответ, нисколечко не жалея, что подчинилась. Для них обоих такой опыт был внове.
  С Тео Лида была равноправна, а иногда брала на себя ведущую роль в постели. А Ард редко следил за партнёршами, чтобы не злиться, так как они слишком явно старались всё завершить побыстрее, а некоторые, наоборот, демонстрировали настолько фальшивую радость, что его коробило от них. Настоящий опыт в любви он получил в молодости и, честно говоря, не особо ценил его. Тогда ему наивно казалось, что у него вся жизнь впереди! Он ошибся. Императорство слишком много отняло у него, и он счастлив, что всё закончилось, а рядом с ним есть Лида. Ему есть с чем сравнивать, чтобы знать, что сейчас он счастлив по-настоящему и своё счастье он будет оберегать. Он нисколечко не соврал ей, говоря, что последовал бы за ней куда угодно и готов был превратиться в её тень, если бы она отказала ему. Возвращаться в прошлую, изъедающую душу жизнь он не смог бы, поэтому подчинился Ссаахлу, поэтому расписал прелести обряда, только чтобы привязать Лиду. Если бы она не откликнулась бы всей душой, то он ещё что-нибудь придумал бы, чтобы быть ближе, но она открылась перед ним, вручила себя ему без сомнений, и он теряет связь с реальностью, так ему хорошо! В голову лезут слова улётно и волшебно, но он пока придержит их для следующего раза, чтобы не показаться ей излишне впечатлительным!
  После любовного откровения, второй раз позавтракав, они завели разговор о Земле. Арду была интересна та Земля, о которой говорила Лида.
  "Как ожившая легенда", - думал он, - "а я её доказательство".
  С большим вниманием просмотрел Ард заветную коробочку Лиды, доставшуюся от профессора. Многое они обсудили, было, о чём и поспорить.
  Добралась пара до дома к обеду.
  И потихоньку начали жить вместе. Не обошлось без увольнений, без изменений в обстановке в доме. На первом этаже новая хозяйка выделила комнаты для мамы Нила, Лайны, тихой спокойной женщине, с глазами полными тоски. Потихоньку, выясняя вкусы Лиды и свёкра, Лайна взяла на себя садово-парковую часть резиденции, которая представляла собой сложный многоугольник разных покрытий, обилие малых архитектурных форм и крайнюю не уютность. Услышав, что Лида любит Землю прошлого, Лайна после очередного спора по поводу природы между свёкром и верийкой, поинтересовалась природой Земли. С картинок лесов, как-то незаметно перешла на сады и была ошеломлена. Долго сидела, смотрела, изучала, а спустя неделю, сама ужасаясь своей смелости, приказала в дальнем уголке парка, разобрать покрытие и подготовить землю для посадки. Боясь брать свой материал, да и не откуда, она заказала рассаду с третьей планеты. Лидия поддержала порыв невестки, всячески помогала советами, особенно предупредила о гигиене, зная, что любая маленькая зараза, может для найянцев вырасти в большую проблему.
  Вскоре прилетел Кир, привезли Нила и дом ожил. С разведкой приехали погостить, и внуки постарше, от других жён сыновей. Сначала насторожено, но после, благодаря заботе молодых и не чурающихся детских игр женщин, дети обвыклись и попросились задержаться подольше.
  - Лида, вам не кажется, что Ард помолодел? - как-то спустя полтора месяца спросила Лайна.
  - А ведь и правда. Ушла из тела массивность, стал более гибкий, складка меж бровей стёрлась.
  "Да и всё чаще днём ловит меня, затаскивая в спальню".
  Как ни хотелось бы сидеть безвылазно в уютном гнезде, но Кира надо отправлять на Аяну. Самим молодым следует закончить обследование. Результаты пришлось засекретить. Ард не хотел, чтобы даже его дети знали, в какой он сейчас великолепной форме.
  Более-менее таясь, молодые прожили на планете около двух лет. Грифт перебрался к ним, вместе со своей лабораторией. Он отслеживал беременность Лиды, наблюдал за младенцем. Обследовал рост и изменения приезжающего на каникулы Кира. И уже спустя два года выдал шокирующий результат. Сама чета, их детей, можно отнести к сверхнайянцам! Особенно поразило доктора, что чем больше болеет малыш, тем быстрее и легче он переносит последующие недомогания. Верийка называла это иммунитетом. Изучив всю известную информацию, доктор согласился и тогда вставал вопрос, а как обстоят дела с иммунитетом у найянцев? Ведь они не болеют.
  
  - Ард, знаешь, я чую, что надо уезжать.
   Играясь с маленьким на кровати, проговорила Лида. Поймав вопросительный взгляд мужа, оправдываясь, добавила:
   - Такого у меня раньше не было, а сейчас третий день как, чую, надо убираться отсюда. Не только из дома, с планеты.
  - Кошечка моя, может ты и права. Грифт слишком привлекает внимание своей восторженной возбуждённостью, сыновья настороже, у них не всё ладится, а мы светимся счастьем у них на глазах. Внуки теперь совсем безотлучно в клане будут, пока не вырастут. Кир тоже не скоро побалует нас своим визитом. Мы вполне можем улететь, попутешествовать, только не хочется быть беглецами.
  - Слушай, а тебе отдадут седьмую планету, Найоно?
  - В смысле?
  - Ну, как отступная. Твои ребята опасаются, что твой имидж как императора растёт: сейчас все болтают, что жили хорошо, не ценили, от добра лучшее искать стали и покатилось всё.
  - Ох, лапочка моя, как мне нравится слушать твои формулировки проблем!
  - Давай возьмёмся за развитие седьмой? Ну и права соответственно на неё захапаем, а они уж тут сами пусть своим умом живут. Как?
  - Может быть. Только что же мы будем делать на седьмой? Твой бывший муж тянул её, тянул, да бросил, - небрежно произнёс Ард, а сам ревниво следил за реакцией.
  - Как бросил?! - воскликнула Лида.
  - Не интересовалась? - он даже отвернулся, чтобы жена не увидела его подозрительного взгляда. Его задело, что она испытывает какие-то эмоции по отношению к бывшему.
  - Нет, сначала из принципа, потом думала, что он просто от командировок отказался, а сам отсюда планету курирует.
  "Она думала о нём! Переживала за него! Похоже до сих не вычеркнула из своего сердца!" - Арда захлестнула какая-то сумятица из чувств. Самым главным было возмущение, что не его персонаж занимает все мысли Лиды, но в то же время сердце защемила противная грусть и всплыл образ улыбающегося младшего Дзана. Этот сушка копчёная предстал в его воображении потрясающе милым и счастливым.
  - Да и избегала особо интересоваться, раз ушла, значит всё. А когда с тобой познакомилась и думать о нём, забыла.
  Арда повело от нахлынувших непонятных чувств. Чужое светлое счастье и вдруг чернота, а потом пронзило осознание, что Лида может и его вот так бросить! Она сильная, возьмёт и бросит его! Исчезнет, потеряется, а он не сможет найти её! Сильнейшая тревога, похожая на ту, о которой говорила Лида, наложилась на его догадку и он едва сдерживаясь:
  - Быстро ты разлюбила его, - довольно презрительно бросил муж. Лидия не ожидала такого подвоха. - Ард, ты чего? Он от ребёнка отказался, от малыша, который любил его беззаветно, всей душой, такого, какой он есть, ничего не требуя. Я бы обиду стерпела, поборолась бы, но предательство малыша простить нельзя! Не понимаю, твоего упрёка, - обида захлестнула её.
  - Объясни мне сейчас. Скоро нашему малышу год, и ты знаешь, что он не обернётся. Ты что же, хочешь заранее знать, чего от меня ожидать, если ты откажешься от ребёнка? - Потеряв всякую мягкость, резко спросила она.
  Сердце, от одного подозрения на похожую ситуацию стало разрываться на части.
   "Нельзя терять лицо", - проснулась давно забытая часть железной Лиды.
  Ард, буквально как животное, умеющее неосознанно ощущать скорое землятрясение или цунами, почувствовал ужас, жуть, боль, возникшую в супруге, потом понял, что сейчас может потерять самое дорогое из-за глупой ревности, подскочил к ней и, целуя их с малышом, испугавшись сам, стал просить прощение.
  Встреча с генералом Дзаном, его настойчивые, граничащие с приличиями вопросы о Лиде, заставили посмотреть давно забытые файлы. Лида с Тео, счастливые и влюблённые, они так смотрели друг на друга, столько нежности было в их глазах! И сейчас, связь с женой усиливается, и он иногда читает отголоски её чувств. Он взревновал, поэтому уколол, побоялся, что сейчас она тоже счастлива, но может взять и отступить, вычеркнуть из жизни как когда-то вычеркнула Тео и наплюёт на проведённый обряд.
  "Предательство малыша отцом. Вот чего она не простила. И мне не простит. Даже если это будет стоить ей жизни".
  Ард объяснил свой интерес. Даже показал сегодняшнего Тео. Он снова стал отцом. Но Тео, которого она когда-то знала, Лида больше не увидела. Сломленный, усталый мужчина. Без всякой жизни в глазах, если в них что и полыхает, то раздражение и неприязнь к окружающим.
  - На седьмую планету он перестал летать, как только разошёлся с тобой. Дзан не берёт его в военный клан, но и не отпускает на вторую планету к рабочим. Так что твой бывший бегает здесь на подхвате. Лида, ты что плачешь? Он тебе всё же не безразличен?!!
  Дальше случился первый в жизни супругов грандиозный скандал. Тревога Лиды по поводу отъезда. Болезненное напоминание о чистокровности малышей. Несчастливая сломленная судьба Тео с одной стороны, с другой, ревность Арда к прошлому. Возникший хищный интерес генерала и опасение по его поводу, ведь такой как он, при желании может и на пути бывшего императора встать, если пожелает.
  Арда зацепила острыми когтями лояльность супруги к нынешнему Тео, ведь известно, женщины народ жалостливый, неразумный, да ещё ощущаемая им неясная тревога и самое главное, осознание того, что Лида МОЖЕТ бросить его. Что она не беззаветно, всецело его, а могут найтись обстоятельства и она может развернуться и уйти!!! Он даже не заметил, что принял боевой облик.
  К концу скандала, весь дом был разгромлен. Ард растеряв своё королевское спокойствие и нажитую годами разумность, обернулся и разломал всё, до чего дотянулся. Осталась целой только спальня, где забившуюся в угол Лиду с ребёнком, он тщательно забаррикадировал с полубезумным бормотанием "запру, никуда не денешься, не пущу..."
  Лидуша тоже не осталась в долгу, испытывая сильные эмоции, она мужа приласкала знатно, выбирая самые обидные слова, но втихаря. Женщина, обозлившись, уже планировала, как скроется отсюда, продумывала план, просчитывала варианты. Оба даже не понимали, что разделившись и злясь, только подзуживают друг друга, напитывая силой побочный эффект обряда. Их чувства переплелись, путая и усиливая страхи.
  Как только Лида задремала и перестала обдумывать свой отъезд, так Ард сразу успокоился, и виновато извинившись перед спешно выскочившими из дому Лайной с домработниками, побежал вымаливать прощение и обнимать свою кошечку, ужасаясь сотворённому.
  Благодаря скандалу переезд состоялся практически на следующий день. Дом требовал ремонта, и оставаться там, не планируя продолжать жить в нём, не имело смысла. Используя вторую планету как перевалочный пункт, чета задержалась там на месяц, для решения организационных вопросов и переговоров Арда с сыновьями. Уладив по-родственному все вопросы, супруги Зайн поселились на Найоно. Первым делом, бывший император занялся обеспечением защиты планеты.
  - Нет смысла развивать её, если позже любой сможет отнять Найоно, презрев договора.
  Лида соглашалась, муж думал о будущем и взялся решать глобальные вопросы, используя свои резервы как бывшего величества. Она же посвятила себя более мелким, насущным проблемам быта, изучению планеты, поиском маленьких ручейков заработка.
  
  Полгода спустя обосновавшись на базе седьмой планеты, Ард и Лида отправились к дереву, влекущему землянку уже столько лет. Под надзором мужа, она повторила эксперимент по контакту.
  - Лидуш, я всё понимаю, но может не надо? Давай без дерева! Как я узнаю, что с тобой всё в порядке, и оно не вытягивает из тебя силы? - ныл Ард, не переставая.
  - Солнышко, ну вот же приборы, ты будешь следить по ним за моим состоянием. Не начинай всё сначала, - терпеливо отвечала в сотый раз одно и то же.
  - Кошечка моя, давай я первый, всё проверю, потом уж ты тут ляжешь?
  - Ард, хватит! Ты обещал. И прошу тебя, не кромсай мне волосы при малейшем подозрении!
  Мужчина зло посмотрел на дерево, если с его сокровищем что-нибудь случится, то он даже пенька не оставит!
  Дерево откликнулось сразу, едва землянка расслабилась, и стало учить.
  После к дереву присоединился Ард и долго потом ходил задумчивым. Всё, о чём долгие годы пыталась о природе Найоно объяснить Лида, дерево показало наглядно на примерах. Потихоньку пара Зайн ушли с базы и поставили себе дом в уютном месте, похожий на земной. С деревом они общаться не прекращали, это оказался живой источник информации, связывающий жителей с сознанием планеты. Вскоре, обсудив дальнейшее развитие Найоны, Ард с Лидой затеяли великие дела.
  
  

Глава 34.

  
  Лайна.
  
  Было объявлено о создании нового поселения на планете Найоно. Озвучены условия постоянного проживания. Не только для найянцев, но и для инопланетян. Началась крупномасштабная работа по защите планеты из вне. Сердце Найоны показало совершенно новый, невероятный способ добычи необходимых минералов.
  В нужном месте очерчивалась территория, проводился обряд и на земле оставлялись образцы желаемого сырья. Через неделю можно приходить собирать, то, что вытолкнули недра. И так было во всём на этой планете. Найоно долго ждавшая своих детей заботилась о них. Залог мирной и безопасной жизни на ней был один - это гармония и чуткость к потребностям друг друга.
  Были приглашены на постоянное место жительство бергцы, они должны были не только поддерживать порядок среди поселенцев, но и оберегать планету.
  Найоно осваивалась стремительно по космическим меркам. Но для поселенцев, которых спустя десять лет насчитывалось не более тысячи, казалось, что и их детям жизни не хватит, чтобы освоиться на планете. Меньше четверти из всех желающих навсегда поселиться, действительно оставались там. Кто-то так и не смог адаптироваться, и покидал планету в болезненном состоянии. Кого-то категорически не принимало Древо, некоторые, воспользовавшись беспрецедентно выгодными условиями, заселялись семьями, отправляли детей учиться, а после, прожив и отработав пару лет, покидали Найоно.
  Важным моментом в репутации планеты стала невестка Арда - Лайна, прибывшая почти следом за первыми поселенцами.
  - Госпожа Зайн вас спрашивает Лайна Зайн.
  - Лайна?! Она с новичками прилетела? - не веря своим ушам, спросила Лида.
  - Да.
  Сотрудник, передав сообщение, ушёл по делам, а Лида побежала встречать невестку.
  - Ну надо же, правда ты! Бегу и не верю. Как же так?
  Лайна грустно улыбнулась.
  - Я на поселение.
  - Лайна, а Нил?
  - Нила ко мне не отпустят до шестнадцати лет, да и после, скорее всего, отошлют подальше на практику ещё лет на пять.
  - Кошмар. Но на поселение? Ты уверена? Не все найянцы адаптируются, - дальше Лида зашептала, - это, конечно, не афишируется, но есть и смертельные случаи.
  - А мне все равно.
   И столько безжизненности и тоски было в этой короткой фразе, что Лида поняла, быть поселенкой для Лайны, это шанс на жизнь, а без него она просто истает.
  - Хорошо, я рада тебе. Полетели, я покажу тебе наш дом.
  Летунцы так и не получили распространение на Найоне, но скользящие в нескольких сантиметрах от земли платформы, стали использоваться активно. Загрузив вещи и пристроившись сами на небольшой платформе, женщины заскользили к дому. Обычный земной двухэтажный дом из брёвен. Просторная комната, выполняющая функции кухни, гостиной, столовой, на первом этаже и несколько спален на втором. Зато к дому была пристроена огромная терраса, где в основном проводили всё свободное время.
  Лида долго смеялась, когда увидела изумление Арда при виде Лайны. Несколько дней она прожила с ними, пока проходила проверку у Древа и ей ставили свой небольшой домик.
  Работу себе Лайна нашла быстро. Ягоды, которые ещё много лет назад обнаружила Лида, пользующиеся бешеным спросом на планете эмпатов Океан, чрезвычайно заинтересовали найянку и, пообщавшись с Древом, она занялась их размножением.
  Дело оказалось хлопотным, требующим частых разъездов по обширной территории. Лайна подыскивала подходящие деревья, готовые принять на себя паразитирующие кустики, высаживала их и помечала на карте. Первый сбор ягод ожидался в случае успеха только через три года.
  Она взялась контролировать и самопроизвольно выросшие кустики, собирала ягоды, подгадывая к прилёту транспортника и сдавала на экспорт. Её доход исчислялся пятью процентами с продажи и правом только ей продавать ягоды. Скромно на сегодняшний день, если учесть, что получаемый доход надо поделить на весь год, но перспективно. Можно было только порадоваться за родственницу. Но однажды кое-что случилось.
  - Господин Онок, вы к нам по делу или как?
   Весело спросила Лидия довольно молодого и чрезвычайно серьёзного найянца. Ард его очень хвалил за ответственность, за упорность в делах.
  "Если Онок взялся за что-то, то я могу забыть об этом, сделает всё как нужно. Золото, а не мужик!"
  - По делу, - немного смущаясь, но твёрдо ответил мужчина.
  - Мужа сейчас нет, но может я смогу вам помочь?
  - Госпожа Зайн не вернулась с поездки.
  - Лайна? Она же не собиралась на этой неделе никуда, говорила, что устала, - встревоженно пробормотала Лида. - А что маячок?
  - Сигнал не чёткий. Она приблизительно в полутора днях пути на платформе.
  - Связи нет, как я понимаю.
  Мужчина кивнул. Переговорники на планете барахлили.
  - Когда она должна была вернуться?
  - Вчера утром. Я ждал до вечера, думал, мало ли отвлеклась, но маячок показывает уже сутки одну и ту же точку нахождения.
  Лидия слушала Онока и с приятным удивлением видела его волнение за Лайну. Она, конечно, не феечка, но очень приятная и притягательная женщина, а уж от её глаз, не только после второго, но даже после третьего ребёнка будет не оторвать взгляд!
  "Теперь, - думала Лида, - лишь бы с невесткой Арда ничего непоправимого не случилось, есть надежда на личное счастье".
  - Господин Онок, сейчас я предупрежу мужа о своей отлучке на несколько дней, сброшу ему предполагаемые координаты, и мы с вами берём переносную медкапсулу, на случай переломов и отправляемся в дорогу. Она ведь могла свалиться с дерева, это наиболее вероятно при её работе. Ещё, на всякий случай, возьму травы, если она провела ночь на земле могла простыть. Вы подгоните сюда две платформы, малую и среднюю. Еды возьмите. Всё ясно?
  - Да, госпожа Зайн. Спасибо.
  Ард шумел и требовал остаться. Главным его аргументом было "у тебя маленький ребёнок". Но малютку Александра нашлось с кем оставить, а вот лечить Лайну, если бы потребовалось - некому.
  Как ни гнали свои платформы спасатели, до ночи они маячка не достигли. Выбрав подходящее дерево, подвесили на нём палатку и переночевали. С первым лучом светИла, не дав полностью рассеяться мраку, Онок поднял Лиду и торопил в дорогу. Спустя четыре часа они достигли места, подающего сигнал, но Лайну нашли не сразу.
  Ничего не понимая, Лида в отчаянии плюхнулась на землю и через неё ощутила слабое шебуршание. Осмотрелась и, заметив, что у мощного дерева, заваленного ветками и лиственным опадом, может притаиться зверь, позвала Онока. Мужчина, присмотревшись внимательнее, принялся быстро отгребать руками мусор. В корнях они нашли Лайну без сознания, со сломанной ногой и сильным жаром.
  - Слава Богу, жива! - воскликнула Лида.
  Онок не разделял её оптимизма. Поместив женщину в капсулу, они на малой скорости отправились в обратный путь. Лайна так и не пришла в сознание. Нога, зафиксированная для заживления, требовала только время, а вот жар так и не спадал. К тому же скоро женщина начала задыхаться.
  - Господин Онок, предлагаю остановиться и вытащить Лайну из капсулы. Ей сейчас больше необходимо другое лечение. Иначе по глупости потеряем её.
  - Она умирает? - глухо спросил мужчина.
  - Она болеет. Переохладилась, была ранена, уставшей, поэтому заболела.
  - Я не понимаю. Это планета так действует на неё?
  - Почти все расы болеют, кроме вашей. Я не знаю, как объяснить. Займитесь пока делом, подготовьте нам тёплую ночёвку, а я разберу вещи и подготовлю горячее питье. Потом поговорим.
  - Но вы уверенны, что её не надо срочно на базу? - всё ещё колеблясь, уточнял Онок.
  - На базе ей помогут с ногой. Но нам это без надобности. У нас своя современная капсула. Зато с болезнью пока некому справляться. К тому же, можем опоздать. Давайте уже, работайте, не отвлекайте меня!
  Через час, чуть продвинувшись ещё вперёд, подыскивая подходящего размера дерево, мужчина подвесил палатки, затащил наверх Лайну и приготовился ждать объяснений. Лида, воспользовавшись своим набором греющих термосов, заварила имеющийся набор трав для понижения температуры, противовоспалительные и сразу отхаркивающие, приступила к лечению.
  - Ну, слушайте. Лайна усталая и ослабленная переломом, замёрзла ночью. Сейчас её тело в ответ на такое небрежение, греет себя само, как умеет, пытаясь отогреть замёрзшие органы.
   Лида вздохнула, как рассказывать про сопли, про слизь в лёгких, если простые рабочие даже не знают, как выглядит сердце! Им не рассказывали, не было надобности знать о строении своего тела. Зато про минералы некоторые из них знают столько, что не всякий академик поймёт.
  - Наша задача сейчас сложная, не давать телу слишком перегреться, и одновременно всему, что застыло внутри, всё же дать прогрев и выход.
  - Я не понял, греть её или не греть?
  Лида, сунув вонючку под нос Лайны, чтобы та пришла в себя и выпила приготовленный отвар, сказала:
  - Тело глупое, оно сейчас у неё так разогрелось, что стало опасно. Вместо пользы, получается вред! Наше дело подсказать организму, что делать. Сейчас мы дали травки, помогающие потеть. Найянцы вообще плохо потеют, а это полезно! Обычно с потом выходит болезнь и жар соответственно утихает. Потом будем давать отвар, помогающий из груди выгнать холод. - Лида постучала себя по грудине, показывая какую грудь, имеет в виду. - Потом...
  Лида поила Лайну, рассказывала, давала щупать Оноку лоб, пальцы, снова объясняла, демонстрировала кашель. Время проходило и снова она поила находившуюся в забытье родственницу. Продолжала рассказывать про красное горло, сопли...
  Делать им все равно было нечего. Так просидели остаток дня и всю ночь. К утру Лайне стало легче, и они, снова погрузив её в комфортную капсулу, настроенную на лечение переломов, повезли в поселение.
  Внеся Лайну в её дом и оставив в нём Онока, заверившего, что лучше его никто не поухаживает за женщиной, Лида отправилась домой.
  Ард был в бешенстве! Проверив, насколько жена жива-здорова, он принялся мотать ей нервы на предмет приятности ей Онока. Лидия такой ревности удивлялась безмерно, "разве есть во вселенной мужчина, способный сравниться с Ардом?", - думала она.
  У неё не укладывалось в голове, как у великолепного, представительного мужчины, надо признаться избалованного властью, внутри прижились такие чувства, как неуверенность, сомнения, боязнь потерять её, Лиду.
  Целую неделю господин Онок ухаживал за госпожой Зайн. Лайна болела тяжело. Она похудела, у неё долго держалась температура, но спустя пять дней дело явно сдвинулось, и она начала поправляться. Все поселенцы наблюдали за тем, как проходит болезнь, и многие вздохнули с облегчением, увидев, что с ней можно и нужно бороться. А Онок Дое и Зайн Лайна через два месяца официально оформили брак.
  - Лида, я беременна. - Призналась спустя две недели брака Лайна.
  - Ох! Как же так! Ты не поторопилась? А господин Онок знает? - заволновалась Лида.
  - Я не буду пока говорить.
  - Но ведь ты скоро начнёшь меняться?!
  Лайна застенчиво улыбнулась, а потом загадочно произнесла.
  - Начну, только не так, как все думают, - засмеялась и убежала.
  "Поторопилась она с ребёночком, ведь пострашнеет и он бросит её. Как жаль, только всё наладилось", - переживала Лида.
  Действительно, время шло, у всех свои заботы, работа, знакомства, оформление союзов и вроде бы некогда подмечать, кто тут рядом меняется. Но Лайна спустя пару месяцев стала раздаваться вширь, делаться грубее, а спустя ещё месяц неожиданно пошла в рост. Никто ничего не понимал. Если первые изменения были обычны при второй беременности найянок, то увеличение роста, в ущерб "ширОкости" никто не ожидал.
  - Мне Древо показало, как я буду выглядеть после родов. Думаю, Онок не оттолкнёт меня. - Сдалась, наконец, Лайна напору императорской свекрови.
  - Да ты что! А как? - Лида как девчонка, сплеснула руками, и приоткрыла рот в удивлении. Такие новости!
  - Увидишь, - загадочно пообещала беременная.
  Лайна стала выше почти на полголовы, ещё немного и переросла бы мужа. Цвет кожи при определённом свете теперь казался слегка голубоватым. Черты лица заметно перекроились из-за выделившихся скул и ярких желтовато-зелёных глаз.
  
  - Слушай, а у тебя хвост не вырос? - спросила как-то Лида, покачивая нового маленького найонца.
  - Что?! Хвост? - засмеялась роженица, - нет. Но это вполне возможно у следующих поколений, - загадочно ответила Лайна.
  
  Господин Онок оказался надёжным мужем и очень любящим детей. А найянки, жившие и рожавшие на Найоне, стали меняться именно так, как менялась Лайна. И очень скоро коренное население стало разрастаться не только пришлыми, но и своими силами.
  Лидия, заманивая докторов на свою планету, ворчала: "совсем, как с цепи сорвались, рожают и рожают, а мне забота теперь, мелюзгу лечить".
  Так уж сложилось, что не имея никакого медицинского образования, её слово всё одно в области болезней оставалось решающим. Первые прибывшие доктора не выдержали конкуренции с Лидой и, возмущаясь варварством, покинули планету.
  - Ард, ну что я могу поделать? - оправдывалась супруга, когда проводили в обратный путь очередное медицинское светило. - Наши слушают докторов, кивают, потом посылают за мной! Я слушаю, киваю, а профессор бесится! Я его прекрасно понимаю, меня всё это тоже безумно раздражает, но доверие надо заслужить. Проявили бы терпение, через полгодика никому и в голову не пришло бы звать меня за одобрением лечения.
  - Дорогая, но ведь так не только с докторами.
  - А вот всё остальное уже поклёп! - возмутилась супруга. - Это Древо командует, а я только предложила прислушаться к голосу Найоны. И вообще, тебе бы тоже неплохо было бы почаще общаться с народом. Я вот, к примеру, все сплетни знаю, все тревоги, чаяния людей, а ты?
  - Мне ты расскажешь, а впустую время тратить жалко. - Обнимая и поглаживая Лиду, произнёс Ард, подталкивая потихоньку разошедшуюся жену к спальне.
  - Ты недооцениваешь прямое общение с найонцами! Вот и на Аяне помню... - что там помнила Лидуша, осталось не озвученным, Ард уже так активно наглаживал тело своей верушечки, что не ответить было невозможно.
  
  

Глава 35.

  
  Итоговая.
  
  В поселение все готовились к празднику.
  "Десять лет на Найоне"
  Каждый накануне ходил к Древу и примерно представлял, какой обряд единения их всех ожидает. Ард после обряда собирался заняться приручением гигантских птиц. Лида называла их птеродактилями, хотя сходство было условным. Волновались все. Орешникову помимо сути обряда беспокоило, как это будет смотреться отснятым на камеры. Момент единения с планетой должен будет войти в её новую выставку, темой которой была: "Обряды в наше время и их значение".
  - Лидочка, ты сейчас не подскользишь ли на старую базу?
  - Ард? Что ты там делаешь?
  - Лапочка, есть новости о Кире.
  - Господи, что случилось?
  - Лидуша, не тяни время, скользи сюда.
  "Кто так новости сообщает, учу, учу, нет, развёл тайны", - ворчала женщина.
  - Ард, что... Кирочка, малыш, как я рада тебя видеть... - заметив сына по связи, Лида начала приветствовать и осеклась. Ребёнок стоял в боевой трансформации. Из-за не очень хорошей связи, голограмма немного рябила, но без ошибки можно было сказать: "свершилось". - Кир, поздравляю, ты очень красивый! Но как, когда?
  Сын вроде и сверкал глазами, но весь его вид смотрелся понурым. Это беспокоило. Кир не успел ничего ответить, слово взял директор школы.
  - Госпожа Орешникова, у нас неприятный инцидент. Во время спарринга ваш сын принял боевой облик и поранил противника. Я знаю, что это его первый оборот, понимаю, что произошло досадное недоразумение, но партнёру вашего сына требуется медицинская помощь, которую наша школа предоставить не в состоянии.
  - Ох, мы оплатим всё требующееся лечение пострадавшему, можете не сомневаться!
  - Это подтвердил уже ваш супруг, но есть ещё одна проблема. Кто научит Кира контролировать на Аяне владением оборота?
  Лида беспомощно оглянулась на Арда. Действительно кто? Все найянцы обладают трансформацией с детства, они просто оборачиваются когда надо, не задумываясь как.
  - Лидуш, Киру придётся прервать обучение и прилететь сюда, - произнёс муж.
  - Но ведь осталось совсем немного до конца года, неужели придётся его начинать заново?
  - Предлагаю поступить так, часть предметов ученик сдаст сейчас, потом индивидуальное обучение, и окончательная сдача экзаменов.
  - Да, наверное, так и поступим. Спасибо.
  На праздник Кир не успел, но ещё одна новость, связанная с ребёнком, заставила Лиду понервничать. Приглашение генерала Дзана Киру: погостить у дедушки. Мерзавец так и написал: "у дедушки", - чтоб ему икалось без перерыва! Ни капли раскаяния, непоколебимая упёртость в своей правоте и гордость за свою найянскую справедливость. Мол, вот, пожалуйста, мальчик оборачивается и я тут, не отказываюсь, признаю и даже рад. Женщина долго "плевалась", но после, стиснув зубы, всё же передала приглашение сыну.
  - Мам, я его не помню, не знаю, зачем мне туда лететь? - Пожал плечами здоровенный малыш.
  Лидия умеренно поахала: как же так, родная кровь! Но втайне перекрестилась, а после, когда никто не видел, показала кукиш генералу. Она надеялась, что больше он их не побеспокоит. Ни он, ни найянец по имени Тео, всё же взятый в клан военных, по протекции отца на должность помощника секретаря, или мальчика на побегушках. Вместе с Лидой из его жизни ушли молодой задор, светлый ясный взгляд, добрая улыбка, желание достигать вершин по велению сердца, интерес ко всему, подменился брюзжанием, недовольством, раздражением и злобой. Но спустя долгие годы он сумел продвинуться по карьерной лестнице и даже сместить отца, мстя ему за порушенную жизнь, только Лиде до этого не было никакого дела.
  Так время и летело. Совсем скоро приобрёл вторую ипостась Александр. Волнующиеся поселенцы, очень обрадовались, что дети Лиды обрели возможность трансформироваться. Так как вся малышня, рождённая на Найоне тоже не торопилась оборачиваться, сильно тревожа этим родителей.
  
  

Эпилог.

  
  Тридцать лет, как один день для супругов. Помнилось, как впервые прилетел Ссалем, которого Лида не видела много лет. Как она обнимала его, плакала, целовала, называя своим малышом, а Ссалем держал её на руках и тоже плакал.
  Кир, закончив полное обучение на Аяне, поселился на седьмой и теперь всё чаще находится в перелётах, никак не женится. Он дипломат Найоны. Ссалем, тоже часто летает, он будущий старейшина, а пока дипломат Берга. Александр получил воинское образование, но всё время посвящает исследовательской работе. Став отцом, и дождавшись, когда сыну исполнится пять лет, он отправился снова учиться.
  Нил, любимый внук Арда, возглавил военное ведомство на "первой", иногда прилетал к дедушке на Найоно, влюбился без памяти в инопланетянку. К сожалению, его любимая рано умерла, оставив ему дочку. По просьбе деда он отдал малышку на воспитание ему. После, Нил заключал браки, и было у него всё как у всех. Пожил немного, получил ребёнка, расстался. Но Лида верила, что пройдёт время, его душа успокоится и он вырвется из договорной системы браков, чтобы снова влюбиться, завести свой дом и беречь его.
  У Лиды с Ардом помимо Ниловой малышки, появилась ещё одна девочка. Их дочка. Родилась она на "седьмой", спустя двадцать лет после поселения. Ксения - дитя планеты. У неё даже цвет кожи слегка синеватый, и необычайной яркости глаза, как у многих родившихся здесь детей. Поселенцы строят себе дома из дерева, а их дети, говорят, что строить не надо, можно прекрасно обустроиться на деревьях, не загромождая пространство лишними вещами.
  - Ну, это дело привычки, - возражала Лида.
  Жить, как обезьянка ей не хотелось. Ей вообще сейчас ничего не хотелось, только спрятаться и переждать в тихом месте приезд семейства Ссаахла.
  "Девять детей, девять!" - внушала она мужу, "это чистый кошмар" и всем она тётя.
  "А ещё старшие привезут своих детей, значит им я бабушка! И все они меня любят. А я их путаю", - продолжала взывать Лидия к совести мужа, в надежде, что часть внимания детей он возьмёт на себя. Рыбалка, охота, пляски у костра. Но тот, сопротивлялся и подозрительно косился на жену.
  "Нашла простака, он детей развлекать, а она с Ссаахлом: посидеть, поболтать! Пусть детьми займётся!"
  Не верил он, что шустрая журналисточка, знакомая ему по бытности на Аяне, перебила любовь бергца к его жене. Лида только качала головой, выслушивая такие глупости. Рея ещё девчонкой, снимая свой первый репортаж, притаившись под столом, привлекла внимание своей бойкостью, смелостью, а уж, когда она расцвела, покорила Ссаахла своей незаурядностью. Сложился гармоничный, счастливый брак.
  Но Ард даже спустя десятилетия умудрялся подкармливать свою ревность! Он прекрасно видел, как мужчины смотрят на его жену, как болтают при ней глупости, лишь бы она им улыбнулась. Он, конечно, тоже, в отместку улыбнётся какой-нибудь поселенке, чтобы заметить ревнивый взгляд своей змейки, но он-то специально, а она искренне всем лыбится!
  Нет, без догляда он своё сокровище не оставит! Да и пора бы им своих маленьких родить! Лида так мило округляется, такой пышечкой делается, что хочется не только лапать её, но и облизать! Ард посмотрел на стройную жену и распланировал сколько им надо детей в ближайшем будущем. Он ответственный родитель и дело на самотёк не пустит! В доме всегда должен быть детский смех и суетящаяся по хозяйству пышная Лида. Пару раз он легко проведёт жену, а потом надо будет придумать хитрость, чтобы она не худела и снова забеременела. Ард вздрогнул, Лида стояла напротив.
  - Что-то у тебя взгляд такой, будто ты что-то задумал! - подозрительно спросила она.
  - Лидуша, как можно!
  - Ард, возьми на себя хотя бы старших детей, займи их чем - то!
  - Дети? Дети - это славно!
  - Что?! Ты же...
  - Верушечка, я сделаю лучше! Я свожу Ссаахла на гору и покатаю его на наших птичках, а ты с Реей поболтаешь...
  - Ну какой же ты! Ссаахла он увезёт, а всех остальных спиногрызов оставит!
  
  Ард, Лида, Кир, Александр, Ксения и другие их детишки, прожили долгую, наполненную хлопотами жизнь. На их глазах система найянов стала терять позиции, и чтобы поправить своё положение начала экспансию на ближайшие планеты. Вскоре в системе стало насчитываться пятнадцать планет. Клан военных жёстко держал свои позиции. Но спустя пятьдесят лет, активное захватничество обернулось волнениями, требованиями независимости, и ответным террором. Двум планетам удалось объявить о своей полной самостоятельности в то смутное время. Это третья и седьмая. Все прошедшие годы они копили силы, сидели тихо и в удобный момент выступили. Лида и Ард стали верховными главами Найоно официально, с полным признанием всем сообществом вселенной. С работы в музее на Аяне женщине пришлось уволиться, слишком много своих дел было. Так и жили.
  
  А что же случилось с Землёй? Земляне не успели вымереть, как пророчествовал профессор Русанов. Яворцы, бывшие земляне, одним точечным ударом вывели всю электронику на Земле, а вместе с ней и людей, напичканных гаджетами. Вся вселенная была возмущена таким вандалистским актом. Но сделанного не вернёшь, и вскоре столкнулись интересы разных перенаселённых планет. Победили в возникшей грызне, так же бывшие земляне, но взявшие за основу путь развития сознания. Лида назвала их экстрасенсы в квадрате. Умело совместив технику, необходимую для комфортного проживания, и свои способности, они заселили матушку Землю.
  Явору был назначен столетний карантин. Через триста лет, новые земляне снова стали самой часто встречаемой расой во вселенной. Их любовь к путешествиям и познанием нового, стала входить в поговорки. А многие говорили, что землянам даже не нужны корабли, чтобы перемещаться в пространстве.
  "Будем следить!", - говорила Лида, получая подобные новости. - "Это ж Земля, там всё возможно".
  
  Конец. Март 2017
  
  Окончательно отредактировано своими силами октябрь 2018.
  
  Эту версию можно прочитать (скачать) только на Литнет и на Си Мошкова, в других библиотеках остался старый вариант.
  Спасибо, что путешествовали вместе с героиней!
Оценка: 6.52*57  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"