Меллер Юлия Викторовна: другие произведения.

Связующий элемент

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:


    Ознакомительный отрывок. Полная версия книги будет выложена здесь

    Книга пишется. Эта история станет платной по завершению.

    Таисия прожила нормальную жизнь. А вот после смерти решила отличиться и уйти не на перерождение, а продолжить жить в другом мире в новом теле. Почему не помочь тем, кому её знания нужны? Она с радостью! Тем более в душе так и осталась девчонкой-мечтательницей. В её время молодежь грезила о космосе, а тут такой шанс! Обложка временная, как и название. Сложно отнести эту книгу к какому-то жанру. Начало книги посвящено быту, потом будет космос и обязательно любовь.

    Охотница за ошибками - Algambra


  Связующий элемент
  Глава 1. О том, как Таисия поменяла перерождение на перемещение
  
  Таисия открыла глаза уже в новом мире, как и обещала та бедная малышка. Ребёнок, на плечах которого оказался непомерной тяжести груз. Никому не нужная маленькая прорицательница, каждый день видящая трагедии, беды, катастрофы, которых можно было бы избежать, но не в том обществе, где она жила. Никто не прислушивался к крохе из странного племени дикарей на высокотехничной планете.
  ***
  Таисия думала, что после смерти будет пустота, но оказалось, что существует тоннель и свет в конце него, река под названием Лето и многое другое. Целый потусторонний мир, где каждую душу рассмотрят, взвесят и определят дальнейшую судьбу. В этом мире душ Таисия сбросила все годы, что нажила на Земле и вновь почувствовала себя длинноногой мосластой девчонкой, как когда-то в далёкие шестидесятые. Она прислушивалась к разговору других душ и волновалась, гадая, сколько ей придётся ждать перерождения и заслужила ли она его вообще!
  От волнения девочка-подросток, которой стала Таисия Павловна, избавившись от физического тела, не могла подолгу стоять на месте и часто перемещалась от одной кучки душ к другой, пытаясь вызнать побольше, разобраться, что её ждёт дальше. Неожиданно внимание Таисии привлекла малышка лет шести-семи, которую давно отдельно звали перейти на другую сторону реки, но она с отчаянием вглядывалась в лица тысяч душ и искала кого-то.
  - Эй, ты чего тут стоишь? - спросила её Тая. - Идём со мной, вдвоём не страшно будет.
  Очаровательная глазастенькая малышка оторвалась от разглядывания толпы и посмотрела на неё.
  - Ой, - ойкнула Таисия и отступила.
  На неё смотрели совсем не детские глаза. Не может быть у ребёнка такого печального взгляда!
  - Не уходи, - взмолилась девочка отпрянувшей Таисии.
  Тая смутилась, вспомнив о том, что сама из пожилой дамы превратилась в подростка, и малышка перед ней наверняка такая же превращённая. В очереди на переход через реку забвения болтали, что все обретают в царстве душ истинный возраст души, только она не поняла, что именно учитывается при определении истинного возраста. Сколько раз душа уже жила или эмоциональное состояние на момент смерти?
  Испытывая неловкость, Таисия вопросительно посмотрела на маленькую.
  - Ты очень хочешь переродиться? - задала неожиданный вопрос девочка.
  Тая не знала, что отвечать.
  - Не знаю, наверное, хочу, - неуверенно протянула она. - Разве можно этого не хотеть?
  - Можно, - твёрдо ответила малышка. - Если есть неоконченные дела, то душа остаётся среди живых.
  - Ну-у-у, призраком я не хочу быть, в этом я уверена! - улыбнулась Тая, оглядываясь на других и думая вновь влиться в коллектив. Ей всё же было интересно, почему она стала подростком, а не оформившейся девушкой или молодой женщиной.
  - А если бы я предложила тебе занять моё тело, ты согласилась бы?
  - Но зачем мне твоё, когда я получу своё?! - в этот момент Таисия была рада, что уже успела кое-что узнать у других и поэтому даже фыркнула на это предложение.
  - Тебе не придётся входить в реку, и твоя память останется с тобою, - медленно, с расстановкой, произнесла девочка. - А ещё я тебе расскажу о том месте, где ты будешь жить.
  Малышка смотрела на Таю очень серьёзным взглядом, призывая внимательно отнестись к её словам, и та действительно задумалась.
  - Это что-то вроде второго шанса? Моя жизнь продолжится, только в другом теле?
  - Да.
  Только что Таисия немало наслушалась о том, что очередь на рождение может длиться десятилетиями, а то и веками, что шанс родиться в благополучной семье минимален, и не факт, что душа вернётся на Землю, а не в какую-нибудь систему Зет на планету под куполом под номером десять иксов!
  - А сколько тебе лет? - решилась она задержаться возле странного ребёнка.
  - Семь.
  Испытывая разные чувства, Таисия покачала головой. Совсем не детский взгляд. Такого давно уже она не встречала.
  - Ты девочка?
  Малышка с изумление посмотрела на Таю, а та, смутившись, пояснила:
  - Ну, мало ли, ты всего лишь ощущаешь себя девочкой, а на самом деле ты мальчик. Сейчас такие времена... - она неопределённо помахала рукой, но, кажется, кроха её поняла.
  - Меня зовут Шайя и... - торопливо добавила: - Моё тело абсолютно здорово.
  Таисия колебалась и всё ещё думала вернуться к толпе, но прежде решила уточнить кое-какие моменты, а потом втянулась в разговор и слушала девочку, раскрыв рот от удивления.
  - А нас не накажут за такое самоуправство? - напоследок спросила Тая.
  - Я испросила разрешение покинуть своё тело досрочно и получила согласие. Так иногда делают, когда польза для мироздания от обмена очевидна. Только вот моего дара прорицательницы у тебя не будет.
  - Да и фиг с ним! Без кошмаров жизнь спокойнее!
  - Ты хорошая, - впервые улыбнулась Шайя, - с тобой легко, как с нашим старейшиной.
  - Ну, если мы всё обговорили, то что нам теперь делать? - скрыла приятное смущение Таисия.
  - Идём, я покажу.
  И она пошла с Шайей.
  
  Наверное, какой-то отрезок времени у неё стёрли из памяти, так как в следующий миг Тая уже открыла глаза в другом мире.
  Она лежала в неухоженном саду под навесом из жердей, накрытых соломой. У неё ныла спина, но как оказалось, тело просто затекло на твёрдой поверхности. Откинув ткань, которой она была укрыта, Таисия села и продолжила осмотр.
  Вокруг было много зелени, но по большей части пока что в глаза бросались неопрятные заросли. Только рядом с помостом, на котором она лежала, и был на скорую руку сколочен навес, росла пара розовых кустов. Взгляд выхватывал цветущие деревья, разросшиеся кустарники и очертания гор вдали.
  - Весна, - прошептала Тая и с удовольствием вдохнула полной грудью, пробуя на вкус аромат нового мира.
  Когда она умерла, на Земле была зима. Она ехала в жарко натопленном автобусе и обливалась потом. Надо было выйти и подышать, но хотелось скорее домой. У неё в этот день поднялось давление, да и сердце пошаливало. До дому она кое-как дошла и прилегла на диван. На этом закончилась её жизнь.
  А ведь у неё было много планов! Кто-то скажет: какие у старухи планы? Но Таисия жила на полную катушку! Долг перед государством и семьёй она выполнила, и на старости лет занялась тем, что ей всегда было любо. А интернет был ей в помощь. Если бы столько знаний можно было получить в дни её молодости или зрелости, когда в стране в магазинах были пустые полки, а у людей таинственным образом деньги превращались в ничего не значащие фантики! Но всё это в прошлом, как и родименький Интернетик - бесценный друг и терпеливый советчик!
  Таисия попробовала встать, но тело оказалось ослабленным от долгого лежания.
  - Ничего-ничего, быстро наберусь сил, - пробормотала она.
  - Шайя? - воскликнула появившаяся на тропке к навесу женщина и, словно испугавшись, закрыла себе рот руками.
  Таисия напряженно следила за её приближением, а миловидная черноволосая женщина с восточным разрезом глаз вглядывалась в неё, пытаясь что-то разглядеть.
  - Ты ведь не Шайя? - со слезами на глазах спросила она, и Тая медленно отрицательно покачала головой.
  Женщина зарыдала и убежала.
  Таисия прилегла, чтобы не тратить напрасно силы. Ей сильно хотелось пить, но куда идти и как далеко, она не знала, поэтому решила подождать. Малышка говорила, что в её родном поселении все заботятся друг о друге.
  Лёжа, Тая думала о том, что уже успела увидеть. Красивая природа, похожая на земную, но, даже не сходя с места, она заметила, что не все растения ей знакомы. Возможно, они встречаются на Земле, но в более южных краях? Этого уже она никогда не выяснит. Что же касается убежавшей женщины, то одета та была очень просто. На ногах у неё были шлёпанцы с тесёмкой через большой палец. Таисия обратила на них внимание потому, что они при ходьбе издавали мягкий звук-шлепок. Но первыми она отметила широкие штаны типа шаровар, топик с оборванной вышивкой и наброшенную сверху старую растянутую кофту без застёжек. Вполне обычная сильно поношенная одежда, и это удивило её. Всё-таки подсознательно она ожидала чего-то оригинального и даже возмутительного.
  А тут, если бы не чистое приятное лицо женщины и богатые, струящиеся по её плечам роскошные чёрные волосы, то Тая приняла бы её за бомжа. Хотя, когда она ездила на дачу и всё лето проводила там, то одевалась не лучше. Это в последние годы, чтобы не походить на старуху, она стала гораздо больше уделять своей внешности и одежде внимания.
  - Шайя! Ты очнулась! - на тропке появился старичок, закутанный в ободранный пуховик. Он живо постукивал палкой в такт своим шагам и улыбался беззубым ртом.
  После плаксивой реакции женщины Таисия не знала, надо ли сразу заявлять, что она не Шайя? Малышка её уверила, что соплеменники допускают вариант переселения душ и всё поймут. Но одна мадам уже дала дёру, а если и ещё один убежит, то Тая умрёт от обезвоживания.
  Она смотрела на дедка, широко распахнув глаза, и когда он, кряхтя, поднялся на помост, прошептала:
  - Пить.
  - Ах, Шарисса! Егоза! Даже не напоила дочку! - заворчал старик и живенько бросился в обратный путь.
  Таисия сочувственно посмотрела на него, а потом улыбнулась, увидев, как щуплый дед расстегнул пуховик.
  "Разогрелся!"
  Как же ей это всё было знакомо!
  Она вновь села и принялась с любопытством ощупывать ткань, на которой лежала и которой её накрыли. Дешёвая синтетика, причём это даже не комплект постельного белья, а просто отрезы ткани непонятного грязного цвета. Таисия придирчиво присмотрелась к тряпкам и даже принюхалась, но эта никудышная ткань была чистой, просто такой неудачный окрас.
  Шайя рассказывала, что все жители в её поселении живут за счёт гуманитарной помощи. Им привозят еду в консервах, одежду и разные мелочи.
  Тая уже догадывалась, что в этот глухой уголок, где люди живут так, как завещали предки, скидывали всякий хлам! Но, похоже, без него здесь было бы намного хуже.
  На тропке вновь появился худенький живенький старичок, а за ним шёл высокий тощий парень с ведром воды. Парень был босым, в широких спортивных штанах и великоватой ему рубашке офисного типа, с криво пришитым воротником-стоечкой. Он улыбался, демонстрируя красивые белые зубы, и Таисия улыбнулась ему в ответ.
  - Ну, чего встал, напои девочку! - велел старик, а сам сел на помост, лихо свернув ноги кренделем.
  Тая хихикнула, замечая, как парень пытается набрать воды в ладошки. А он, укоризненно посмотрев на старика, побежал куда-то и быстро вернулся с пиалой. Дед посмеивался:
  - Дурная голова ногам покоя не даёт! - важно произнёс он, разглядывая Таю.
  Он наблюдал за тем, как она пьёт, как потом поднялась и, зачерпнув воду ладошками, омыла лицо, а после тихонько мазнула себя мокрыми руками под мышками.
  - Я скажу, чтобы тебе нагрели воды. Помоешься в доме.
  Тая выдохнула. Она уже подумала, что домов здесь нет. Небольшие хлопоты утомили её, и она вернулась на расстеленные для неё ткани. Парень убежал сообщить всем, что Шайя очнулась, и заодно обещал принести еды, а дедок остался.
  Он ещё некоторое время молча сидел, видя, как девочка ищет удобное положение и старается под голову подложить побольше всего мягкого, а потом, тяжко вздохнув, огорошил её:
  - Наша Шайя ушла? - не дождавшись ответа, он покивал головой и снова вздохнул: - Бедная малышка. Тяжёлый дар ей достался. Значит, отмучилась.
  Таисия слушала, его затаив дыхание.
  - Перед тем, как она попрощалась со всеми и легла, она сказала, что попытается помочь нам всем. Я всё думал, что она собралась делать? Духи мне все эти дни твердили, что пока не встретили её у себя, а значит, она задержалась по пути. Мы всё думали, почему и зачем?
  Тая пожала плечами, внимательно слушая деда.
  - Мы по очереди поддерживали тело Шайи, наполняя его энергией, и ждали. Плохо, что она никого не предупредила о том, что задумала.
  Старик поднялся и, подойдя к Таисии, погладил её по голове.
  - Мы все будем звать тебя Шайя, чтобы у чужих не возникло вопросов. Они не поймут, какое чудо произошло с тобою, и полезут сюда со своими приборами, - презрительно фыркнул он.
  - Шайя сказала, что я нужна вам, - зачем-то стала оправдываться Таисия.
  - Нужна? Она сказала, что видела?
  - Нет, но она была убеждена, что я буду здесь полезна.
  Дед уставился вдаль и долго вздыхал, прежде чем начать говорить:
  - Малышка видела только беды. Таков её дар: предостерегать от плохого. Если бы к ней прислушивались, то она знала бы, ради чего страдает, но нас считают дикарями, охраняют как редких зверьков и кичатся своей гуманностью.
  Таисия кивнула. Слова деда подтверждали то, что говорила ей Шайя.
  - Однако величайшая ценность нашей девочки была ещё в том, что она чувствовала, что можно сделать, чтобы избежать беды. Ты - её последний дар нам!
  - Не знаю, что вы от меня ждёте, но я обещала Шайе жить здесь как минимум десять лет, более ничего. Таково было её условие.
  Дед задумчиво покивал.
  - Так тому и быть.
  Они немного помолчали и Таисию, прислушивающуюся к умиротворяющей обстановке сада, потянуло в сон. Она всего лишь чуть-чуть поддалась сладкой дрёме, думая, что у неё есть время, пока согреется вода для мытья тела, и проспала до следующего утра.
  Тая не почувствовала, как её перенесли в дом, но улыбалась, когда женщины поселения приходили подпитать её тело энергией. Их участие помогло душе Таисии прижиться в новой физической оболочке, и с первыми лучами солнца она открыла глаза, уже намного легче принимая действительность.
  
  Глава 2. В которой Шайя немного жадничает и чувствует себя при этом счастливой
  
  
  Тая свернулась в калачик, потом тщательно замоталась в те тряпки, что служили одеялом, но холод всё равно пробрался внутрь её тела, заставляя дрожать. Плюнув на всё, девочка выскочила из тряпичного кокона, стуча зубами, всунула голые ноги в шлёпанцы, похожие на те, что она в прошлой жизни брала с собой в баню, и выскочила во двор. Местное солнце было похоже на земное, но ярче, и ещё только поднималось из-за гор, а птицы устроили жуткий гвалт, наперебой готовясь к торжественной встрече светила.
  Попрыгав на месте для разогрева, Тая вернулась в тёмную комнатку и, сложив вместе несколько отрезов тканей, накинула их на себя, но холод продолжал терзать её, проникая через ноги.
  - Да как же они тут живут?! - возмутилась она, оббегая домик, ища кого-нибудь из местных.
  - Ты проснулась! - в саду появился вчерашний парень и был он всё так же бос.
  - Угу, - сжимаясь от холода и поджимая пальцы ног, буркнула Таисия.
  - Мёрзнешь? - удивился гость.
  - Угу, - вновь буркнула она и с надеждой посмотрела на него. Быть может, есть выход из этого положения?
  - А чего жаровню не растопишь? - бодро спросил он.
  - Жаровню?
  - Ну да, я тебе вчера толстых веток принёс, чтобы ты завтрак себе разогрела!
  Гость улыбался так искренне, что неловко было подозревать его в издевательстве.
  - Я?
  - Ну, так Шарисса ушла.
  - Э-э, моя мать?
  - Она же теперь не связана с тобою? - тихо и вроде как испытывая неловкость, спросил парень.
  - Да, не связана, - подтвердила Таисия, - но мне всего семь лет и...
  - Не волнуйся, мы все тебе будем помогать! Меня, кстати, зовут Цер! Я здесь самый молодой, и старейшина попросил побыть с тобой рядом первое время.
  - Но тебе самому лет шестнадцать-семнадцать?
  - Угу, шестнадцать!
  - А других детей здесь нет? - Таисия подумала, что неплохо было бы сначала пожить в качестве подружки в какой-нибудь семье.
  - Ты единственная. Нас мало. Молодые уходят в город. Здесь, сама видишь, жизни нет!
  - Но Шайя говорила, что вы занимаетесь духовными практиками?
  - Красиво звучит, - хмыкнул Цер.
  - Так занимаетесь или нет?
  - Выйди на улицу и увидишь, как наши сидят, встречают рассвет! Потом все разбредаются, чтобы медитировать и постигать высший смысл. К вечеру будут проводы звезды, дающей свет и энергию.
  Тая стояла и хлопала глазами, а парень обошёл её домик и показал на небольшую самодельную печь. Та стояла во дворе за разросшимися кустами.
  - Тащи сюда ящик и садись. Я сейчас разведу огонь, и ты погреешься, - предложил он, хотя не преминул всем своим видом показать, что на улице вовсе не холодно. Ночная температура уже более недели не опускалась ниже десяти градусов, и Цер не понимал - чего тут дрожать?
  - А поесть есть что-нибудь?
  Парень театрально хлопнул себя по лбу.
  - Я же тебе два мешка всякой всячины притащил! При входе оставил. Не хотел шуметь банками и прочими упаковками, думал, что ты ещё спишь.
  Таисия ожила и побежала по тропинке за мешками.
  - Не туда свернула! - услышала она вдогонку.
  Через минуту Тая тащила по земле один из них. Цер подскочил к ней и с лёгкостью поднял его.
  - Какая ты нетерпеливая, - усмехнулся он.
  - Голодная, - ревниво поглядывая на мешок, оказавшийся в чужих руках, Таисия заволновалась, не исчезнет ли оставшийся.
  Может, и правда, что они все тут солнечной энергией питаются, но её глазоньки видят, что мать девочки вынесла из дому всё, что смогла!
  В комнате, где она проснулась, стояла только здоровенная кровать, видимо, из гуманитарки столетней давности, несколько страшных самодельных полок и с десяток пустых потёртых жестяных банок, возможно, с помойки, так как когда-то в них лежал явно дорогой чай и вряд ли его привозили сюда в качестве подарка.
  Огонь в жаровне разгорелся, но толстые глиняные стены ещё были холодными. Тая обернулась, чтобы посмотреть на свой дом со стороны. Она придирчиво разглядывала заросшую мхом крышу, с облегчением замечая, что та была покрыта явно каким-то более-менее современным материалом, чем тот, из которого были сделаны обшарпанные стены, осыпающиеся по углам. Сам домик состоял всего из двух комнат, и сложно пока было сказать, радует эта скромность или огорчает.
  Таисия одобрительно проследила за Цером, который притащил второй мешок, и отправилась смотреть, что собою представляет вторая тёмная комната.
  - А где включается свет? - крикнула она от порога, опасаясь ступать дальше, считая, что там могли прятаться змеи или какие-либо опасные насекомые.
  - Света у нас нет! - крикнул Цер, ломая толстые ветки и подкидывая их в огонь.
  Глядя на его усилия, Тая подумала, что парню не пришло в голову, как она своими тонкими детскими ручками смогла бы справиться с ними. Сразу видно, что Цер никогда ни о ком не заботился.
  - Когда энергию подводили ко всем уголкам планеты, - с силой ударив ногой по не желающей ломаться ветке, он победоносно улыбнулся и продолжил: - то наши предки отказались от этого. У нас тут у каждого своя внутренняя энергия ключом била. Живая! А на искусственную жители плохо реагировали. Сильны были деды! А сейчас только старейшина может похвастать настоящей силой и ещё пара-тройка человек, остальные по мелочи чудеса творят, - подмигнул Цер, видя приоткрытый рот девчонки.
  - Чудеса? - она подалась к нему. - Всамделишные?
  - Ну, это я так, ради красного словца! Но со своим телом на энергетическом уровне работать даже я могу.
  - Что-то я не понимаю, - нахмурилась Таисия.
  - Ну, я могу подпитать своё тело энергией звезды и обходиться без еды недельку-другую. Ещё я время от времени налаживаю себе правильную циркуляцию жизненно важных потоков в теле. Это всё позволяет быть быстрее и сильнее других. Во всяком случае, пока они не поставили себе соответствующие импланты.
  - Вот, значит, как?
  - А ещё у меня уникальное обоняние, - похвастал Цер, - и когда я уйду отсюда, то смогу без всяких гаджетов стать лучшим поваром или парфюмером, а может, пойду на завод. Зарплата там небольшая, но зато у меня будет полно свободного времени.
  - А на заводе зачем обострённый нюх? − опешила девочка.
  - Чтобы вовремя заметить утечку опасных веществ.
  - А-а-а, ясно, - кивнула Тая, хотя ничего ей не было ясно, а вот ноги уже были ледяными. Доживёт ли она до тех дней, когда ночи будут такими же тёплыми, как дни, или раньше скопытится?
  - Правда, на заводе для этих целей держат крыс и им вшивают специальные сигналки, так что я бы лучше поваром, - вздохнул Цер, и Тая всей своей женской, немало повидавшей душой, поняла, что перед ней неуверенный в себе парнишка.
  По нему было видно, что он не горит желанием оставаться в поселении, но и в мир высоких технологий выходить ему страшно. Вся его жизнь проходила в изоляции, и стоит ему уйти, обратной дороги не будет. Наверняка есть кто-то, отслеживающий численность оберегаемого племени, и стоит только покинуть эти места, то придётся рассчитывать только на себя.
  Возможно, те, кто ушёл раньше, поддержат его на первых порах, но, судя по тому, что рассказывала Шайя, жизнь всей планеты слишком сильно отличается от образа жизни этого странноватого маленького сообщества.
  - Эй, ты чего стоишь? Боишься заходить? - Цер подошёл к девочке, которая продолжала мяться у порога, вытягивая шею вперёд, чтобы разглядеть, что находится в тёмной комнате.
  Он обошёл её и, пройдя внутрь, распахнул большое двустворчатое окно, состоящее из множества маленьких стеклянных прямоугольников.
  - Это только снаружи кажется, что здесь темно, а так света достаточно, заходи! - подбодрил он её.
  Тая сделала шаг вперёд и с любопытством принялась разглядывать длинную печь высотой ей по грудь.
  - Этой штуке более двухсот лет. Говорят, жил у нас тогда кузнец, и он делал потрясающие вещи! В пустых домах учёные уже разобрали эти печи и до сих пор держат их в своих лабораториях, стараясь понять, как можно было вручную отлить все детали.
  Тая ничего особо удивительного в печи не увидела. Печь состояла из топки, отверстия под казан, и гладкой плиты, на которую можно ставить кастрюли, или ведра для разогрева воды.
  Она оглядела всё помещение, но никакой посуды здесь не было, кроме здоровенного казана в углу. Цер тоже осматривался и в конце присвистнул:
  - Не думал я, что Шарисса такая жадная... И как только утащила всё? Ладно хоть стол с казаном тебе оставила и то, наверное, потому что они неподъёмные!
  Парень плотнее придвинул массивный вытянутый стол к открытому окну.
  - Здесь светлее всего и тебе будет удобно готовить.
  Тая с сомнением посмотрела на него и подошла к столу.
  - М-да, мелковата ты, - он потёр переносицу, - ладно, я буду рядом, и мы что-нибудь придумаем! Идём, уже можно в жаровне на улице что-нибудь разогреть. Я там покидал для тебя пакетики с кашей, - он показал на мешки. - Написано, что в них есть все витамины, какие только нужны живому существу!
  Таисия поморщилась, и тогда Цер подмигнул:
  - Я сразу понял, что ты не любитель каш! Тогда у нас есть имитированные сушёные фрукты и таблетки, разбухающие в сладкие разноцветные булочки! Объедение!
  Тая тяжело вздохнула и отправилась разбирать мешки с продуктами, а Цер читал инструкцию по превращению таблеток в красивые пышные булочки и радовался как дитя, получая мягкие шарики безумных расцветок.
  - Эх, если бы они ещё менее агрессивно пахли! Не знаю, как должны пахнуть настоящие булочки, но аромат печёного яблока не может так сильно шибать в нос.
  - Цер, это же всё химия!
  - Я понимаю, но хоть что-то в них должно быть настоящим?
  - В таблетке? Ничего, - припечатала Тая, а сама думала о том, как тут всё запущено.
  На планете, по словам маленькой прорицательницы, царил культ технологий, и люди вовсю улучшали своё тело, чтобы получить достойную работу. А ещё Таисия сама убедилась, что население питалось всякой гадостью вместо нормальной пищи, хотя её жизненный опыт подсказывает, что наверняка не все на этой планете травят себя имитацией или вкусовыми таблетками!
  В свете того, что Тая увидела, стало понятно, почему местные сидят и встречают восход, чтобы подпитать свою тело хотя бы энергетически. Единственное, что она не могла понять, почему они ничего не выращивают? Здесь высажены фруктовые деревья, но люди всё же не птички, чтобы питаться только ягодками и фруктами! Достаточно посмотреть на Цера, как он глотает слюни, разглядывая красивые картинки с едой, чтобы понять, что парень голоден! Неудивительно, что духовные практики не радуют его на пустой желудок.
  Она взяла ярко красную булочку с клубничным ароматом и надкусила её. Немного пожевав, выплюнула и со вздохом взялась за пакетик с кашей.
  - Не понравилось? А по-моему, ничего так, есть можно!
  - Если не знать, какова на вкус должна быть настоящая сдоба, то, наверное, можно это проглотить. У меня же возникло ощущение, что я жую пористую жвачку.
  - Жвачку? А, это такие жевательные конфеты? Странные у тебя ассоциации, - хмыкнул Цер.
  Тая тяжело вздохнула и принялась читать, сколько надо добавить воды в пакетик. Большинство палочек-закорючек быстро складывались в слова, но кое-что осталось ей незнакомым.
  - Что здесь написано? - спросила она.
  - Двести грамм воды, - быстро ответил паренёк и добавил: - Шайя не успела выучить, как пишутся цифры, хотя очень старалась. Я всё думал, куда она торопится?
  - Шайя. Какая она была? - Таисия надорвала пакет и влила в него воды, а Цер как-то хитро распрямил дно упаковки и, расчистив местечко от углей, поставил её прямо в жаровню.
  - Она была глубоко несчастной, - задумчиво произнёс он, - я никогда не видел её смеющейся. Помню однажды, она сказала профессору Ниярди, что в столице целая улица уйдёт под землю из-за обрушения старого тоннеля. Когда-то внизу ходили поезда, но уже давно в этом нет надобности, и всё было законсервировано.
  - Прости, что перебиваю, но откуда у вас здесь профессор? Я думала, вы не контактируете с внешним миром?
  - Шайя...
  - Меня зовут Таисия.
  - Тиси?
  - Таисия!
  - Неважно, запомни, отныне ты Шайя! Это имя энергетически связывает тебя с телом и нашей вселенной. Тиисси нет в этом мире, была Шайя и есть Шайя!
  - Какие сложности! Хорошо, я Шайя. Так что там насчёт профессора?
  - Ниярди часто сюда прилетает. Он наш куратор и защитник. Благодаря ему нас всё ещё считают уникальными и живыми.
  - Не поняла? Живыми?
  - Ты ещё не видела города́, тогда поняла бы, насколько наша долина привлекательна для разного рода дельцов. Мы живём в заповедном месте и являемся его частью. Вместе с нами тут охраняются многие виды животных и птиц. На планете есть ещё подобные места, только не такие огромные и они больше напоминают парки, чем живую природу.
  - Ясно, так что там про столицу? Прорицательницу послушали?
  - Профессор настоял, чтобы провели проверку всех подземных столичных тоннелей, и беды удалось избежать. Шайя тогда впервые какое-то время смотрела на мир спокойно, но вскоре её вновь начали мучить кошмары, только она не могла назвать людей, которым грозили беды. Ниярди попробовал их искать, но сама понимаешь, тратить уйму времени ради какого-то служащего... "нецелесообразно", - Цер явно процитировал кого-то.
  - Наша крошка Шайя пыталась, как могла, объяснить, что люди, которых она видит, так или иначе, важны для развития планеты, что им обязательно нужно помочь, но, честно говоря, я согласен с Ниярди, что это не реально! Он ничего не мог сделать.
  - Понимаю, - нахмурившись, кивнула головой Таисия. - Вашей прорицательнице подошёл бы в партнёры государственный служащий, который организовал бы целый отдел, работающий на благо планеты. Но как убедить, что это действительно важная работа и что всё имеет большой смысл?
  - Детка, очнись, какой государственный служащий? Они нас за дикарей считают! Если бы не профессор, то нас приравняли бы к обезьянам, умеющим делать разные фокусы! Мы говорим с ними на разных языках.
  - Э, буквально или метафорически?
  - Они не понимают, что мы не можем работать на них, если не поддерживаем привычный нам образ жизни. Сверхсила и сверхспособности появляются, только когда ты находишься в гармонии с самим собою и с Вселенной. Это титанический ежедневный труд души! Впрочем, это непонимание в прошлом. Сейчас мы никому не нужны, так как достаточно вставить себе импланты - и у государства появляются новые супер-бойцы, супер-пилоты, супер-механики, люди-калькуляторы или люди-рентгены. Да кого сейчас только нет! Моё обоняние уникально только тем, что имеет природное происхождения, а так поваров, способных различить любые тонкости в аромате, достаточно. Многие из них добавили себе дополнительные пары рук, чтобы работодателю было выгоднее нанимать их.
  - Ужас, страсти какие! - передёрнула плечами Таисия.
  - Держи свою кашу, - Цер ловко достал разбухший пакетик и подал девочке. Та, долго приноравливалась есть маленькой гнущейся ложечкой, идущей в комплекте с пакетиком, но вскоре выругалась и, отломав себе две палочки у ближайшего куста, принялась орудовать ими. Поначалу у неё мало что получалось, но после того, как каша несколько раз плюхнулась обратно в пакет, она всё же приноровилась и ела аккуратно.
  - Ух ты! Это в вашем мире так едят?
  - Не все, но многие народы, - чуть приоткрыв рот, чтобы остудить слишком горячую кашу, прошипела она.
  - У вас разные народы? Расскажешь потом?
  Тая кивнула и, проглотив кашу, бросилась к ведру с водой, чтобы опустить в него язык.
  - Эй, ты чего делаешь?
  - Язык обожгла, - проворчала она, на что Цер рассмеялся.
  - Ты испортила воду! Там теперь миллиарды микробов! Ты знаешь, что такое микробы?
  - Я знаю, что тебе придётся натаскать мне воды, чтобы я помылась. Старейшина обещал!
  - Могла бы и в речке искупаться, - буркнул парень.
  - С ума сошёл? Я же заболею!
  - Пф, прошлая Шайя купалась и не болела.
  - И где сейчас та Шайя?
  Цер зло глянул на неё и ушёл.
  - Эй, ты куда? - забеспокоилась Таисия, но парень слишком быстро исчез, и не было смысла бежать за ним.
  Немного посидев возле уличной печи, она решила осмотреть своё хозяйство. С домом всё более-менее понятно, а вот каков её сад?
  Тая, или теперь уже Шайя, выбрала себе палку, чтобы ею отводить в сторону разросшиеся травы, и отправилась по тропинке. Под одним из деревьев она заметила на земле подгнившие лимоны. Видимо, они попадали, и никто их не собрал. После ей попались остатки хурмы, и в дальнем конце сада, а может уже части леса, на земле валялись каштановые шкурки.
  Из кустарников она опознала жасмин, но стоило дождаться цветения, чтобы быть уверенной, и калину. Все остальные деревья остались для неё загадкой, но хотелось верить, что они не просто так посажены недалеко от дома.
  Шайя долго бродила по едва протоптанным дорожкам, приглядываясь не только к деревьям, но и к травам, а также к земле. Ей попалась полынь, тысячелистник, аконит, пионы, бутоны которых уже набирали силу, а в низинке она узнала аир. Удивилась, увидев возле ручья, который тёк у нагромождения валунов, свободно растущими растения, которые она часто видела на подоконниках у своих соседей. Названия она не помнила, но их наличие у ручья в диком виде говорило о том, что здесь очень мягкие зимы.
  Ковыряя палкой в стороне от ручья суховатую землю, Шайя опознала в ней большой процент глины, но эта глина отличалась от той, к которой она привыкла. Несмотря на весну, почва была сухой, довольно рассыпчатой и красноватой. Впрочем, если зимы здесь бесснежные, то неудивительно, что земля не напиталась влагой.
  Шайя уже возвращалась, когда увидела Цера вместе со старейшиной и ещё каким-то мужчиной в возрасте. Подойдя ближе, она поздоровалась.
  - Уже гуляешь?! Хорошо, очень хорошо, - обрадовано произнёс дедок и, повернувшись к своему спутнику, добавил: - Дамир, надо бы помочь малышке обустроиться. Шарисса подалась в город.
  - Она уже давно хотела, но я думал, из-за дочери останется. Чего же сейчас сбежала? - удивлённо буркнул пришедший вместе со старейшиной мужчина.
  Шайя пригляделась к нему и отметила, что спутник деда не так уж стар, как ей показалось. Скорее, не ухожен и неопрятен. Конечно, он не молод, но мог бы ещё долго ходить в зрелом возрасте, если бы следил за собой.
  - Как видишь, наша девочка больше не болеет, но теперь она осталась одна, - опираясь на палку, сообщил старейшина.
  - Вижу. Не дело это - ребёнку одному жить! Пусть Илая или Денера её к себе возьмут.
  - Моя мать только обрадовалась, что я вырос, а ты, дядька Дамир, предлагаешь ей вновь с малявкой возиться? Она не согласится, - хмыкнул Цер.
  - Верно, Илая и за своим не особо следила! Парень рос сам по себе. А Денера редко выходит из транса. Она вышла на новый уровень развития и хочет заглянуть в будущее.
  - А толку от её видения будущего? Одна уже нагляделась и чуть не умерла! - сплюнул Дамир и более ласково обратился к Шайе: - Идём со мной, цветочек, я тебе выберу всё самое лучшее, что есть у меня. И ты иди со мной, оболтус, поможешь Шайе дотащить всё до дома!
  Таисия... о, нет же, Шайя вопросительно посмотрела на старейшину, а он прижал палец к губам и подмигнул. Она поняла, что Дамир не самый духовно просветлённый среди местных, и ему не стоит знать, что случилось с настоящей Шайей.
  Не оглядываясь на Цера, она побежала за шустрым новым знакомым, но паренёк быстро догнал её и, немного пройдя вместе с нею, неожиданно тихо извинился:
  - Слушай, ты не обижайся на меня, ладно? Мне больно за нашу маленькую прорицательницу. Я не понимаю, зачем был дан ей тот дар! Сакр говорит, что ничто не делается просто так, но неужели в мучениях есть смысл для Вселенной? Разве она жестока?
  Шайя пожала плечами, не желая вдаваться в философские темы. Многое можно понять, только прожив жизнь, и Церу сейчас не понять, какой смысл был в жизни прорицательницы и её уходе.
  Она надеялась, что малышка не пожалеет, что выбрала земную душу для продолжения жизни тут. Девочка что-то видела, но не оставила никаких подсказок, попросив только об одном: не уезжать из поселения. Может, скажи прорицательница что-то конкретнее, то новой душе в её теле было бы легче? А может, наоборот, всё усложнило бы, так как будущее изменчиво и что было хорошо в одной вероятности, станет злом в другой?
  Шайя сердито посмотрела на Цера. Вот ведь, не хотела вдаваться в философию, а сама забивает себе голову ерундой вместо того, чтобы подумать, что у неё будет на обед и ужин, и как организовать себе баньку. Она уже не мёрзла и намного положительнее оценивала свои перспективы в этом мире. Взяв за руку Цера, девочка старалась запомнить дорогу, увидеть и оценить, что растёт вокруг, помахать рукой тем, кто приветственно махал ей.
  Они шли довольно долго и вышли к большой гладкой площадке с ангаром. Всё это смотрелось чужеродно, но, когда Дамир снял замок и открыл дверь, Шайя потёрла ручки:
  - Да вы дед Мороз, уважаемый Дамир! - воскликнула она и ринулась осматривать предлагаемые богатства.
  - Кто этот Мороз? - тихо спросил мужчина у Цера. - У меня нет дара холодить.
  - Не обращай внимания, - отмахнулся парень, - она как очнулась, так другой стала. Сам понимаешь, кроха была в безвременье и болталась по разным мирам, пока пластом лежала. Так что чего она там насмотрелась, если про нашу жизнь забыла напрочь?
  - Да, и то верно. А ты заметил, лёгкость в ней какая-то появилась? Взгляд остался слишком серьёзным, но без надрыва и боли.
  - Пожалуй, - согласился парень.
  - А ты, что не рад, что тебя к ней приставили?
  - Ну, не знаю. Вообще-то я думал почаще в город выходить, чтобы к той жизни приглядеться и наладить знакомства...
  - Вот что я тебе скажу, парень, - с улыбкой наблюдая за бегающей по рядам склада девочкой, произнёс Дамир. Малявка самостоятельно отыскала небольшую тележку на двух колёсах и накидывала туда всё, что ей нравилось. - У меня нет какого-то особого дара, но чуйка на людей развита хорошо. Держись этой малышки! Без неё ты пропадёшь.
  - Ты совсем уже, дядька Дамир! Это кроха без меня пропадёт! Она уже с утра замёрзшая бегала и от еды нос воротила.
  - Как знаешь, а я рядом с ней буду, - улыбнулся Дамир и оставил Цера одного.
  Парень даже не понял, что сказал о малышке самое важное, и что впереди всех ждут перемены. Эта крошка недовольна окружающим и собирается менять жизнь под себя!
  Дамир вытащил садовую тачку, которая хранилась у него не менее полувека и, видя, что у Шайи уже нет места на её тележке, подкатил свою.
  - А вам не жалко всего этого добра? - восхищённо распахнув глаза, обратилась она к нему.
  - Да тут ничего ценного нет. Всё, что можно, мы с Ниярди продаём сразу и закупаем разные мелочи для общины.
  - Это же всё гуманитарка?
  - Да, она самая, от разных организаций. Многое мы перепродаём, но прямого дохода с этого особо нет. Зато когда встаёт вопрос о целесообразности содержания заповедника и нас, то все эти организации голосуют в нашу пользу.
  - А, поняла, Ниярди, наверное, отдаёт небольшой процент за продажу всякого хлама?
  - Отдаёт. Да и хлам не так чтобы совсем хлам! В бедных кварталах продукты с подходящим к концу сроком годности сметают только так! А когда правительство обновляет армейские склады, то мы все тут празднуем, - усмехнулся Дамир.
  - А откуда инструмент? Это же раритет!
  - А кому он нужен? Всю простую работу выполняют автоматы. Зачем ты набрала столько ерунды?
  - Грабли и лопата - не ерунда! Молоток и пила - это совсем не ерунда! - важно покачивая головой, наставительно произнесла девочка, зарываясь в ящик с отвёртками, стамесками, крючками, гвоздями и рулонами наждачной бумаги.
  - Это же богатство! - она вылезла и посмотрела на него счастливыми глазами.
  Дамир хлопнул по коленям и рассмеялся.
  Они ещё долго бродили по складу, набирая какую-то странную цветную стеклянную посуду именитого в прошлом дизайнера, но не имевшую успеха у покупателей; коробками складывали бракованные банки, которым не подошли крышки; пачками загрузили тачку мужскими рубашками устаревшего образца и пожелтевших от времени; прокладывали этими рубашками керамические и фарфоровые плошки, тарелки, кувшины. Шайя с жадностью накинулась на пару коробок из закрывшегося пару лет назад магазина рукоделия.
  Дамир почти всё смог пристроить по низким ценам из славной лавочки, но остались странные палочки с крючками, иголки, большие тяжёлые ножницы, нитки любых цветов, намотанные на огромные катушки, пакетики с разноцветной пудрой, и множество непонятных деревянных штук прямо в упаковках. Он слышал, что некоторые дамы из обеспеченных семей увлекаются рукоделием и что это удовольствие не из дешёвых, но у него не было среди них знакомых, чтобы предложить то, что досталось даром, а в бедных кварталах давно уже не тратили времени на шитьё и прочее. Одежда стоит копейки, и нет смысла что-то ремонтировать в ней, если даже на помойке всегда можно найти что-то более-менее приличное.
  - Неужели это никому не нужно? - удивлялась малявка, впихивая в тачку очередную мелочь для кухни.
  - А кто сейчас готовит? Я помню, был мальчишкой, и в супермаркетах на полках ещё можно было увидеть сковороды, тёрки, доски, ножи, а потом всё это исчезло за ненадобностью. Что-то переплавили, утилизировали, а что-то нам досталось, в качестве пожертвования. Но у нас мало кто готовит. Самое красивое я продал любителям старины, а страшненькое тебя дожидалось!
  - Дело не в красоте, а в функциональности! - прижимая к себе пароварку, Шайя пыталась удержать ещё два чайника: большой и маленький, а заодно поглядывала на заварочный.
  - Вам помочь? - раздался насмешливый голос Цера.
  - Да! Бери ещё одну тачку - и поехали за продуктами! - велела девочка.
  Дамир удивлённо выгнул бровь:
  - А что ты там приглядела? Вроде всё нужное я уже передал.
  - Как что? Мешок с мукой и крупами! Вам такое богатство дали, а оно у вас пылится! Как только жучок не завёлся?
  - Так мука серая и крупы тоже не кондиция? Можно ли их есть? - мужчина даже остановился. - Да и как их готовить?
  Но девчонка, ни на секунду не останавливаясь, побежала вперёд, бурча про дикость нравов. Дамир поспешил следом и взялся объяснять:
  - Это нам из одного магазина экологической еды прислали. Туда обычно личные повара важных шишек ходят закупаться. Они впервые нам что-то прислали, так как участвуют в программе безотходного производства. Раньше то, что им не надобно, они передавали в другие магазины более низкого класса, но иногда проще выкинуть, чем возиться с переоформлением документов.
  Малышка остановилась возле мешков и залезла в один из них с головой, принюхиваясь, а потом зачерпнула ладошкой муку, внимательно рассматривая её. Тоже самое проделала с крупами, а кладовщик продолжал рассказывать, откуда у него появились эти продукты:
  - Ниярди узнал о проблеме магазина и предложил им участие в этой программе, а так же предложил самому заезжать к ним раз в месяц за некондиционными продуктами, но наши только банки с просроченным мёдом разобрали, остальное вот... лежит.
  - Мука серая потому, что ржаная, - она сунула ему её под нос и показала, что надо принюхаться, - а та, что названа вторым сортом, так это не совсем верно. У вас тут настоящая обойная мука и, между прочим, она самая полезная! Некондиция в крупах - тоже не страшно, - пыхтела Шайя, указывая на мешки, которые надо грузить.
  - Зачем тебе всё это? - недовольно пробубнил Цер. - Сакр говорит, что захламление в доме ведёт к беспорядку в голове.
  - Не переживай, у меня всё будет в порядке, как в доме, так и в голове.
  - Сомневаюсь. У тебя там уже кавардак!
  - Ты после убедишься, что я ничего лишнего не взяла. Дамир, а у вас есть тут соль, сахар?
  - Да, ты разве не видела? Ах, это я виноват, сгрузил на них старые календари. Их какая-то фирма на заказ делала со своим логотипом и не забрала. Нам на растопку дали, а я забыл про них.
  Дамир скинул несколько коробок и показал Церу на мешки с сахаром и солью.
  - А он поднимет их?
  Мужчина снисходительно улыбнулся и, открыв мешок, достал оттуда пачку соли.
  - Это просто оформление такое, под старину! А так она расфасована по килограмму. Никто не купил её, потому что в ней повышенный процент камешков. А я взял и иногда выращиваю из неё кристаллы. Очень красиво получается.
  - О, тогда нам несколько килограммов - и достаточно. А с сахаром что не так?
  - Намок и слипся.
  - Ничего, разобьём и просеем. Молоток есть! А вот сита я не видела.
  - Даже не знаю, что это такое.
  - Похоже на миску с мелкими дырочками.
  - Есть ковш с дырочками, ещё есть большая плоская ложка с дырочками и деревянный стакан с дырками. Я думал, бракованные.
  - Как же я прошла мимо них! Мне надо!
  Дамир засмеялся и пошёл искать необходимую посуду.
  - Слушай, ну зачем тебе весь этот мусор? - возмутился Цер.
  - Увидишь!
  Вскоре, Шайя торопила своих помощников и следила, чтобы они ничего не потеряли по дороге. Время близилось к полдню и ей не терпелось выпить чая и разобрать имущество.
  
  
  Глава 3. В которой у Шайи голова идёт кругом от предстоящих дел
  
  - Цер, а что это за растения, мимо которых мы проходим? Их листики можно заварить как чай?
  - Да у нас почти всё можно заварить и пить, только невкусно это! Лучше шипучку раствори, я тебе их целую коробку принёс с разными вкусами!
  - Спасибо, Цер! Но всё же, вот это годится? Что это? - подскочила Шайя к небольшому пятачку, заросшему интересным растением.
  - Это лофант. Старейшина всё время его себе заваривает. А моя мама составляет из него букетики и кладёт возле головы, когда спать ложится. Ей очень нравится запах лофанта. Вообще-то это очень полезное растение, - подытожил парень и, оставив тележку, сорвал листик и быстро закинул его в рот.
  Шайя собрала небольшой букетик, положила его поверх барахла в тачке, которую она катила, и вопросительно посмотрела на Цера. Он взял за ручки свою тележку и, продолжая путь, начал неохотно показывать, что ещё можно использовать для заваривания, но вскоре увлёкся, и когда они добрались до дома Шайи, на тачке сверху уже лежал огромный букет из разных трав.
  Кое-что ей было знакомо по книжкам, но в природе видеть не доводилось. Например, она прошла бы мимо настоящего чайного куста, хотя много читала о том, как собирают верхние листики, как их ферментируют и хранят. Зато иссоп с душицей она опознала без подсказки и набрала с запасом. А вот если бы Цер не подсказал, что можно заваривать мясистые шарики-цветки красного клевера, то прошла бы мимо, а ведь сама пила когда-то китайский чай, в котором с удивлением разглядывала это соцветие.
  Шайя набрала лекарственной ромашки, герани луговой, лимонника, монарды, а у самого дома - немного таволги. В её прошлой жизни этот кустарник называли лабазник, а кто-то даже путал со спиреей. Но Шайя из рассказа Цера запомнила главное: это растение помогает при головной боли, имеет приятный медовый вкус и отгоняет мух, поэтому он и посажен возле окна её кухни.
  - Шарисса, когда стирала что-то или готовила, всегда на него использованную воду выливала, чтобы земля не пересыхала. Поэтому он хорошо у неё разросся.
  - Значит, хоть кто-то у вас что-то готовит? - подловила парня Шайя.
  - Слушай, мы много чего едим! - возмутился он, не понимая, к чему цепляется малявка. − У той же таволги корешки съедобные, а я тебе потом ещё покажу растения, корни которых очень даже ничего. А уж сколько здесь орехов растёт и грибов! Пока ягоды не созрели, можно цветы собирать и заваривать их. Правда, я их не люблю, но иногда вместе со всеми балуюсь этой ерундой. И потом, ту еду, что нам привозят, надо же как-то разогревать, иногда смешивать с другой едой. Шарисса любила в каши из пакетиков класть настоящие фрукты. Она их осенью собирала и сушила. А когда привозили овощные пасты, то она туда добавляла специи. У нас много чего растёт, и она всё это собирала, сушила, толкла.
  - Хм, а ты покажешь мне все полезные растения? Я бы тоже занялась собирательством.
  - Покажу. Я затем к тебе и приставлен, чтобы познакомить с долиной. У нас тут может быть опасно.
  Шайя показала, куда поставить тележки и, поблагодарив Дамира за помощь, попросила Цера вновь разжечь огонь, только в этот раз в кухонной печи.
  - Зачем? Жарко же, упаришься!
  - Я хочу нагреть воды, чтобы помыться.
  Шайя поставила перед парнем вёдра. В ангаре она набрала их много. Теперь у неё были большие ведра на десять-двенадцать литров, походящие на земные оцинкованные и эмалированные, и ещё она взяла странные ведра, которые были поменьше, но по весу тяжелее, и сделаны они были из керамики. Ей очень понравилось, что у тяжеловесных керамических ёмкостей были крышки. И, конечно же, она не удержалась от полного набора пластмассовых вёдер всех размеров. Здешняя пластмасса чуточку отличалась от земной тем, что была мягче, как будто в составе был силикон.
   Одно ведро было высотой по пояс Шайе и если его перевернуть, то получилось высокое сидение, но девочка решила использовать его под длинные ветки хвороста, чтобы они не валялись на полу, а стояли как в вазе. Местные вёдра были не круглые, а овальные, что оказалось удобнее при их использовании. Впрочем, кроме пластмассовых пятилитровых, ни одно из раздобытых вёдер ей было не поднять, если их наполнить доверху водой, и пока Цер был здесь, она выставила перед ним всю имеющуюся тару для воды.
  Он вздохнул и пробубнив что-то насчёт того, что ему ещё надо идти за хворостом из-за такой расточительной хозяйки, как она, всё же отправился к роднику.
  Второй помощник Шайи никуда не ушёл, а подвинув ящик в сторону, присел, и жмурясь под лучами солнышка, делал вид, что его тут нет.
  Кусая губы и размышляя, за что взяться первым делом, Шайя разложила собранный гербарий по букетикам и обвязав каждый ниткой, приспособила все травяное добро сушиться в тени под нависающей крышей. Там оказалось вбито огромное количество крюков. Теперь у неё освободился стол, на котором осталась лежать маленькая кучка листиков, приготовленных для фиточая.
  Как только пришёл Цер, принеся первые вёдра воды, она показала ему на печь и с любопытством следила за тем, как он её разжигает. От спичек в этом мире отказались за ненадобностью и в целях сохранения деревьев. Поэтому парень показал, как надо высекать искры из камня.
  - Можно, конечно, съездить в город и купить зажигалку в специальном магазине, но всё равно тебе следует научиться пользоваться кресалом. Зажигалку не всегда удаётся вовремя зарядить, - нравоучительно произнёс он расстроившейся девочке.
  Но Шайя напрасно испугалась, что она будет мучиться с допотопным получением огня. Быстро приноровившись высекать искры, она дольше училась правильно располагать сухой мох, чтобы он сразу разгорался, а от него уже несложно было зажечь лучинку, и далее уже можно было действовать как со спичками.
  Цер достал из-за пояса тесак и заодно показал девочке, как расщеплять палки на тоненькие лучинки. Его подопечная сразу же попробовала и с торжествующей улыбкой предъявила результат. В прошлой жизни она получала лучины при помощи топора, но с тесаком оказалось даже легче, несмотря на то, что в детской руке он смотрелся нелепо.
  - Твои руки привычны к ножам и мотыге, − спокойно заметил парень.
  - Мотыге?
  - Да, тебе нравилось выкапывать разные корешки и приносить их Шариссе. Она их мыла, кидала в печь и держала до хрустящей корочки, и ты потом с удовольствием ела их.
  Шайя кивнула и, взвешивая в руке тесак Цера, решила потом поискать на складе и себе такой же.
  А пока она оглянулась, и когда её взгляд зацепился за оставленные у прохода вёдра с водой, попросила парня поставить их на плиту. Сама же вышла во двор и, наломав тех веток, что мешали свободно ходить по садовым тропкам, соорудила из них веник и взялась за наведение чистоты. Не сказать, что на кухне было грязно, но для любой женщины дом становится её жилищем после того, как она своими руками приведёт в порядок каждый уголок.
  Когда Шайя с удовольствием осматривала чистый пол, выложенный старой страшненькой плиткой, который сейчас освещали солнечные лучики через открытое нараспашку окно, а Цер уже заполнил все вёдра водой и принёс небольшую охапку хвороста.
  Так как в топке уже всё прогорело, ветки, что парень принёс, пришлось тут же закинуть в жадный зев печи.
  - Занеси мне сюда муку и крупы, - попросила девочка.
  - Слушай, я не пойму, что ты из этого будешь делать? - кряхтя, парень втащил тяжеленные мешки и расставил так, как ему указывала малявка.
  У входа ей не понравилось, у плиты тоже не устроило, на дальний угол вообще замахала руками и успокоилась, только когда он поставил посередине стены напротив входной двери.
  - А я не пойму, как ты собрался быть поваром и спрашиваешь такие очевидные вещи!
  Уперев руки в бока и наклонив голову будто птичка, она недоуменно смотрела на него и даже не таила насмешки. Он хотел было обидеться, но девчонка явно знала, что делала, и ему стало интересно.
  - Я же тебе говорил, что у меня потрясающее обоняние! Я выучусь и буду составлять оригинальные смеси! Придумаю новые напитки, разноображу овощные пасты, и вообще я лучше других составлю обеденные меню, так как добавлю в их вкус те приправы, что у нас растут. Но это мой секрет!
  - Мне кажется, что я не совсем правильно понимаю тебя, - нахмурилась Шайя. - Ты говоришь об обеденном меню. Значит, здесь всё же готовят?
  - Вообще-то я имею в виду составление меню из подготовленных мясных паштетов, паст и сухих смесей. А ты, похоже, подумала, что я собираюсь стать личным поваром?
  Шайя уже ничего не думала, а пыталась принять тот мир, в который она попала. Он удивительно похож на её, но пока не поддаётся её пониманию.
  Она уже знает, что все себя здесь совершенствуют, а по сути, уродуют улучшающими способности или внешность гаджетами. Знает, но пока не видела, как это выглядит, и поэтому не осознаёт − страшно это или вполне себе приемлемо.
  Догадалась уже, что отношение к еде здесь другое, как в поселении, так и за пределами заповедника, но столкнуться с этим лоб в лоб оказалось странно. Ей показалось, что Цер тоже не совсем понимает, как устроен внешний мир. Он думает стать технологом искусственной еды - и в то же время хочет использовать в ней живые специи. Да кто же ему позволит это расточительство?
  - А личные повара что и как готовят?
  - Как готовят они, я не знаю. Чтобы узнать секреты, надо стать учеником мастера, а это невозможно для парня с улицы. Ну, а готовят они из вот этого, - Цер показал на мешки с мукой и крупами. - Богатенькие все помешаны на изначальной пище.
  - А тебе не нравится натуральная еда?
  - Не знаю, − пожал плечами парень. − Мне нравятся фрукты и орехи, некоторые корешки, но они не имеют такого яркого вкуса как то, что нам привозят.
  Он сунул руку в мешок, притащенный им утром, и достал оттуда яркую пачку с аппетитно выглядевшими колечками, похожими на праздничное рождественское печенье.
   На самом деле, как объяснил Цер, каждое колечко - это торт! "Печенюшку" следовало положить в миску с соком и поставить в микроволновку. После чего должно было случится чудо и вместо крохотного колечка раздувался большой рыхлый тортище! Та-дам! Потребители-зрители в восторге!
  - Цер, у тебя неправильно настроены вкусовые рецепторы, − покачала головой девочка.
  - Много ты понимаешь!
  Парень обиделся и выскочил во двор. Он хотел уйти по своим делам, но подслушивающий Дамир показал ему на остатки веток возле жаровни. Сплюнув, Цер отправился в лес.
  Он принесёт этой пигалице столько дров, чтобы ей хватило надолго, и тогда можно будет не появляться здесь!
  Прошлая Шайя никогда не умничала, лишь смотрела так, что сердце сжималось от сочувствия! А эта сама с вершок, а хуже старейшины лезет руководить и поучать.
  Девочка смотрела ему вслед с мягкой улыбкой, думая, какой ей попался ершистый помощник.
  Ушёл, точнее сбежал! Но без него ей сейчас стало легче и свободнее. Она затолкала в печь остатки веток, чтобы не мешались под ногами, поставила на раскалившуюся плиту чайник и решила сделать хотя бы пресных лепёшек к первому чаепитию в этом мире. Со сладким аналогом варенья, что принёс ей Цер ещё с самого утра, можно будет неплохо почаёвничать.
  - Дамир, скажите, а здесь можно раздобыть яйца и молоко?
  - Яйца? Так на озеро надо сходить, там полно уток гнездится. Принести что ли?
  - Ой, если не сложно, то принесите, конечно! - обрадовалась она. - А как обстоят дела с молоком?
  - Ну, нам как-то привозили пакеты с этим названием, но ты, наверное, имеешь в виду настоящее молоко, а не белёсую воду после отжима круп?
  - Да, молоко, которое дают животные.
  Девочка стояла на пороге кухни, и казалось, что она затаила дыхание, ожидая его ответа.
  - Я скажу Илае, чтобы она тебя сводила к горам. Там пасутся овцы.
  - Вы держите овец?!
  - Нет, мы их не держим. Зачем нам это? Они там сами по себе живут. А Илая тебе понадобится, чтобы подманить их к себе и подоить. Ты не помнишь, как тебя водили к горам собирать орехи? Там и козочки есть, а ещё много кроликов бегает. Расплодились, и вреда от них много.
  - Нет, дядя Дамир, вроде осматриваюсь и вижу, что не чужое мне тут всё, но как в первый раз. Может, я не жила, а спала?
  - Всё может быть, кроха. Я рад, что ты избавилась от своего дара. Это проклятие, а не дар.
  - А у Илаи подманивать животных - это дар?
  - Ну-у, теоретически так могут все наши. Надо только войти в особое состояние, и животные не только не будут чувствовать опасности, но потянутся к тебе. Но для этого надо готовиться, избавляться от суетных мыслей. Илая очень любит животных и ей легко даётся контакт с ними.
  - О, а я смогу этому научиться?
  - Кто знает заранее, сможешь или нет? Ходи утром со всеми встречать рассвет. Прислушивайся к советам Сакра - и со временем тебе не надо будет спрашивать у болтуна Цера, какие растения полезны, а какие ядовиты. Не будешь зависеть от Илаи, да и вообще, может, дойдёшь до таких вершин, когда поймёшь, что много времени проводишь в бесполезной суете.
  - Считаете, что я напрасно всё это затеяла?
   Шайя обвела рукой двор и кухню, где каждый уголок был заполнен посудой или коробками с нужными вещами.
  - Я знаю, что те, кто полностью сливается разумом со Вселенной, уже не обращают ни на что внимания. Сам я, как видишь, с удовольствием грею косточки под светлой звездой и мне приятно смотреть на твои хлопоты.
  Он улыбнулся в ответ на улыбку девочки и поднялся:
  - Пойду, схожу к озеру и принесу тебе яйца. Сколько брать?
  - А сколько можно?
  - Да сколько хочешь! Уток у нас тысячи, так что наберу столько, сколько требуется.
  Малышка метнулась к горке мисок и тазов, вытащила пластмассовый контейнер и протянула его мужчине:
  - Три десятка, пожалуйста.
  - Кхе, − удивился Дамир.
  - Мне надолго хватит, − принялась оправдываться она.
  - Так можно и завтра сходить, ещё принести.
  - Дел много, и пока не хочу распыляться, − смутилась девочка, понимая, что у неё сработал хомячий эффект.
  Кладовщик смотрел на неё с удивлением, но не стал более ничего спрашивать, взял контейнер и отправился к озеру. Он потом понаблюдает, что малявка придумала.
  А Шайя, оставшись одна, полезла в большую коробку, куда покидала всякие гигиенические средства для цивилизованного существования в этих непростых условиях.
  На складе она торопилась и не особо вчитывалась в названия попавшихся ей пробников, скорее ориентировалась по красивым картинкам. Вытащив груду одноразовых пирамидок, она с неудовольствием отложила в сторону почти четверть из них. Это оказались разные маски, сулящие молодость и красоту увядшей коже, а вот шампуни с бальзамами для волос и гели она сложила отдельно.
  Привычного ей кускового мыла на складе не попалось. Возможно, оно в этом мире стало анахронизмом. Зато девочка успела разглядеть среди пробников не только разные кремы, но и средства для удаления или наоборот, выращивания волос, избавления от изъянов кожи, даже кусочки самой кожи оказались в пробниках, правда искусственной.
  Ещё там были разноцветные здоровенные накладные реснички, стягивающая прозрачная слипка для создания ямочек на щеках или приподнимающая нависшие веки, чтоб открыть глаз. Удивлял целый ворох пронумерованных прослоек для разового увеличения носа или незаметные стягиватели кончика того же носа и прочая дребедень. Все эти штучки многое говорили об обществе, но Шайе некогда было прогнозировать, что она увидит, выбравшись в город. Пусть будет сюрприз!
  После посещения склада она воспрянула духом: голодная смерть ей не грозит и, в принципе, здесь можно устроиться.
  Её жизнь будет походить на дачный вариант, где нет электричества, и воду берут из колодца. Она уже давно отвыкла от этого, но у неё есть практический опыт подобной жизни, который она получила в молодости, и накоплено много теоретических знаний, приобретённых в последний период жизни благодаря Интернету.
  Весь этот багаж знаний - отличное преимущество! Как часто она думала, насколько легче была бы её жизнь в молодости, если бы она знала всё то, что прочитала в старости в Интернете, где люди делились своим опытом. А так ведь всё на своих ошибках или под злобное шипение свекрови, что не рада была городской невестке!
  Тут она опустила взгляд на свои тоненькие ручки и худенькие ножки. Не дистрофик, но и до крепыша ей далеко. Всё же без помощи в первое время здесь будет непросто, но она не пропадёт!
  Надо будет сделать подставку для ног возле стола и печи, чтобы удобно было готовить. Потом как следует продумать, какую мебель она может смастерить сама, а лучше, конечно, руководить Цером. Её знания, его руки - хороший тандем на первое время.
  Шайя всё думала, что ей надо сделать, и никак не могла определиться, с чего начинать.
  Весна - время посевов, но у неё ничего не подготовлено и нечего сажать. Можно было бы уже прямо сейчас начинать что-то заготавливать, так как потом будет поздно, но она не знакома со здешним лесом и потратит много времени на поиски необходимого. Так, например, наверняка сейчас время сбора берёзового сока, а ещё хорошо бы собрать мясистые спиральки папоротника орляка, сморчки со строчками, черемшу, а ещё ветки ивы приготовить для плетения. Корзин на складе не было, а живя рядом с лесом без них не обойтись. Хотя здесь наверняка будет другой материал для плетения?
  Надо будет ещё приглядеться к здешней растительности, когда голова кругом не будет идти.
  Если подумать, то вряд ли тут растут липы, а значит, о липовом цвете можно забыть. Впрочем, берёзы тоже пока не попались ей на пути и, возможно, она совершенно неправильно ориентируется в весеннем периоде.
  Здесь всё цветёт, а ночи холодные. Надо будет спросить, какой сейчас месяц. По ощущениям так конец мая, но это же южная широта и, наверное, здесь ещё апрель, а может, даже март?
  Помассировав виски, Шайя вновь попробовала решить, что же ей делать в первую очередь. Сунула руку в ведро с водой и огорчённо вздохнула. Вода нагревалась медленно, хотя в чайнике уже закипала.
  Заварив чай, Шайя вернулась к печи и решила, что уже всё-таки можно помыться. На улице погода разгулялась, и даже стало жарко, так что из-за едва тёплой воды она не должна замёрзнуть.
  Пока девочка занималась подготовкой места для мытья, Цер притащил несколько тонких стволов упавших деревьев и сбросил их так, что завалил ими небольшой дворик, а когда он накидал сверху толстых корявых веток, то пройти стало невозможно.
  Шайя возмутилась и велела ему укладывать топливо сбоку, но он только раздражённо зыркнул на неё и продолжал скидывать ветки так, как ему удобнее. Очевидно было: он считал, что занимается никому не нужным делом, вот и вредничал, а может, просто не представлял, как может быть иначе. Привык, что в лесу всё лежит хаотично.
  Не став настаивать на порядке, Шайя попросила Цера перенести вёдра с плиты в закуток, где она на ящик поставила таз и разложила отобранные пробники вместе со сложенным в небольшой квадратик грубоватым мешком, который она собиралась использовать в качестве мочалки, а ещё ею были приготовлены ножницы, чтобы подрезать неровно обломанные ногти.
  Стена дома нагрелась под солнечными лучами и возле неё было жарко, так что во время помывки Шайя даже обрадовалась чуть прохладной воде. Она с удовольствием тёрла тело самодельной мочалкой, с трудом, но привела ногти в порядок и уже чистенькой закуталась во взрослую мужскую рубашку. Вода на кухне ещё оставалась, но за день она не один раз ещё понадобится, хотя бы ополоснуть руки или вымыть посуду.
  Выходя из закутка, девочка улыбалась, радуясь новым ощущениям. Ведь уже забыла, какое это счастье - не чувствовать тела потому, что оно здорово и ощущать в себе кипучую энергию, смешанную с разгоревшимся любопытством, азартом перед новой жизнью и свойственной детям убеждённостью, что всё обязательно будет хорошо!
  
  
  Глава 4. В которой Дамир немного рассказывает о поселении
  
  Пока она была занята собою, вернулся Дамир и вновь сел на ящик, переставив его в тень. Он кивком головы показал девочке на кухонный стол, где поставил заполненный яйцами контейнер, а сам принялся ломать толстые ветки для топки и аккуратно складывать их у стены одна к одной.
  Его помощь вызвала полнейшее одобрение у чистенькой Шайи, и она с энтузиазмом взялась готовить. Теперь можно было подумать не о пресных лепёшках, а о полноценных булочках или лапше, а ещё лучше пельмешках! Но разнообразие − в перспективе, а пока пирожки с начинкой из яйца вполне заменят завтрак, обед и ужин.
  Отмерив себе муки, соли, тёплой воды, она ополоснула яйцо и разбила его в лунку в горке муки, принимаясь смешивать всё вместе. Принёсший новую партию толстых веток Цер увидел её через окно на кухне и остановился, с любопытством наблюдая за действия девочки.
  Кухонный стол для Шайи был высоковат, и ей приходилось стоять на цыпочках, да ещё она была вынуждена слишком высоко поднимать руки и от этого они быстро затекали, но малышка всё же быстро справилась с первичным смешиванием и приступила к вымешиванию. Цер подошёл ближе.
  - А что ты делаешь?
  - Тесто.
  - А зачем?
  - Как зачем, печь буду, - улыбнулась она, как будто и не было между ними никакого разлада.
  Цер повторил её движения при вымешивании и предложил помочь.
  - Только руки тщательно помой! А впрочем, подожди, я с тобою! Мне надо яйца вымыть, и ты мне польёшь.
  Она собрала пяток и побежала за парнем.
  - Цер, а ты куда? Давай я тебе полью на руки!
  - Какая же ты ленивая! Родник же рядом, − укоризненно покачал он головой и, засмеявшись, побежал.
  Шайя обиженно выпятила нижнюю губу. Может, ему и рядом, а ей семенить маленькими ножками в конец сада не кажется близким. Но вздохнув, она побежала за ним.
  Родниковая вода была ледяной, но, конечно же, ручейком было намного удобнее пользоваться, чем возиться с ковшиками, тем более какая-то добрая душа аккуратно направила текущую воду через полый бамбуковый ствол и подложила плоский камень, чтобы падающая струя не создавала много брызг. А ещё в этом камне были продолблены желобки, и вода стекала по ним в сторону, попадая на другие камни, уходя вбок от тропинки, оставляя сухими не только ноги, но и дорожку к ручью.
  "Бамбук. Ну как же она не обратила внимания на это сразу! Это же замечательный материал для поделок!" − сделала для себя пометку на будущее Шайя.
  Но это потом, а сейчас она спешила к оставленному тесту. На обратном пути Цер начал спрашивать, что она делала с мукой и зачем. Девочка рассказывала о тесте всё, что знала, не замечая, что удивляет парня. Они вернулись на кухню, и Цер поначалу робко потрогал податливую массу руками, а потом с невыразимым выражением на лице месил его, продолжая слушать малявку.
  Шайя, поставив варить яйца, немного понаблюдала за своим помощником и вскоре велела ему накрыть тесто, чтобы оно отдохнуло.
  Дамир с интересом следил за ребятами в окно и, увидев, что они более ничем не заняты, подошёл к столу, с любопытством ткнул в комочек теста пальцем, хмыкнул и стал заносить к кухонной печи обломанные по размеру топки палки.
  - Спасибо, я бы сама ни за что не справилась, - улыбнулась ему маленькая хозяйка и, не теряя времени, набрала воды, всыпала туда незнакомой ей крупы, промыла её, а после поставила варить.
  Дамир назвал эту меленькую крупку амарантом. Шайя в прошлой жизни видела во дворе своей многоэтажки красные метёлки амаранта, которые росли среди цветов на клумбе, и не ожидала, что познакомится с этим растением в качестве источника еды. Она надеялась, что по ходу дела разберётся с диковинкой и выяснит оптимальный способ её приготовления.
  - Цер, идём пока крапивы наберём, что ли, - предложила она. - Мне хочется в пирожковую начинку добавить немного зеленушки.
  - Ну, идём. Здесь не только крапивка растёт, а есть острые стебельки дикого лука и чеснока. Можно ещё по лесу погулять, там много чего полезного найдётся, но ты сказала, что тесто не следует надолго оставлять?
  - Угу, у меня же ещё яйца варятся, а им недолго.
  - Ну, тогда пролезай через эти кусты и высматривай здесь дикий лук.
  Шайя пробралась через раскинувшийся непонятный куст и уставилась на заросшую травой площадку. Та была размером с небольшую прямоугольную комнату.
  - А ведь здесь когда-то был крохотный огородик, - сообщила она Церу.
  - Не знаю, может, был, а может, и не был, - он поднял ветвь стелящейся лианы, которую Шайя приняла сначала за траву. - Смотри не споткнись, − предупредил он её.
  - Что это? Может, выдрать?
  - Чем она тебе помешала? Гляди, вот эти цветочки, когда созреют, станут остренькой приправой. В принципе их и сейчас можно использовать, но плоды будут острее.
  Шайя наклонилась и сорвала веточку с мелкими розоватыми округлыми бутончиками, принюхалась. Сорвала цветочек и слегка пожевала его.
  - Да это же перец!
  Цер пожал плечами, соглашаясь, пусть будет перцем. Видя, что девочка заинтересовалась, он стал разбирать перепутавшиеся лианы. Большинство из них были в плохом состоянии и уже давно не плодоносили.
  - Можно вот эту оставить, - он вытянул гибкий стебелёк, - надо только поставить ему опору. Если хочешь, я сегодня же посмотрю в лесу подходящий ствол.
  - Ой, Цер, миленький, хочу-хочу-хочу!
  - Смешная ты! Вон смотри, это перья чеснока.
  - Вижу. Надо бы рассадить... как думаешь, он совсем выродился или ещё можно спасти?
  - Чем он тебя в таком виде не устраивает? Сильная долька подавляет слабые и разрастается, тебе этого недостаточно?
  - Не знаю, но мне нравится, когда всё чистенько и растёт в ряд, − Шайя мечтательно прочертила по воздуху ладошками невидимый ряд.
  За несколько минут они собрали пучок крапивы, общипали беспорядочно рассеявшийся укроп, собрали перья лука и дольки чеснока, которые Шайя помыла и нарезала. Цер больше никуда не уходил. Он с интересом следил за девчонкой, и когда она очередной раз тяжело вздохнула из-за затёкших плеч, разломал один из ящиков, и подложил имитирующие дерево пластины под ноги малявки у стола и печи.
  - Так тебе легче будет, − пояснил он, а Шайя и не возражала.
  Заварившийся чай давно уже остыл, но никто на это не обращал внимания. Все были заняты тестом. Шайя из маленького кусочка раскатала полоски и, смочив их водой, в которой был растворен кусочек сахара, пообещала, что это будут маленькие сладкие штучки. Из остальной массы они все вместе слепили небольшие пирожки с начинкой из яиц, зелени и отваренной крупы.
  Дамир с важным видом раскладывал начинку, а потом ему доверили обмазать будущие пирожки яйцом. Цер завидовал, но ему пришлось уступить, так как работали быстро и он не хотел отходить даже чтобы ополоснуть руки. Ради пирожков пришлось растопить уличную жаровню, которая могла выполнять роль духовки.
  Шайя не понимала, почему в кухонной печи не предусмотрели возможность запекать в ней еду. Всё было устроено для того, чтобы жарить в казане или использовать плиту, но для этого хозяйке необходимы масло или жир, которого у девочки не было. Наводя порядок на кухне, Шайя развлекала своих гостей разговорами:
  - Приготовление пищи - это искусство, - чопорно вещала она, − здесь каждый день можно экспериментировать и удивляться результату. Взять, к примеру, всё то же тесто! Даже если в следующий раз взять абсолютно те же продукты, но вымешивать в несколько подходов, давая ему отдохнуть, то результат будет другим. При вымешивании теста можно долго складывать его и придавливать, а можно поднимать и стучать им об стол, а потом брать за концы и растягивать, раскачивая его и получая в результате длинную ленту. Эту ленту закручивают, как верёвку и вновь бьют ею об стол. Можно, наоборот, как можно меньше беспокоить тесто, лишь изредка его приминая. А если менять ингредиенты или дальнейший способ приготовления, то будет чуть ли не бесконечное количество блюд!
  - А что там можно менять?
  - Пф! Хотя бы вместо воды взять молока, а ещё хорошо бы добавить маслице или жир, дрожжи, использовать разные виды муки. Само тесто можно запекать, жарить или варить.
  - Ты научишь меня?
  - Будут продукты - научу, - улыбнулась Шайя, втягивая носом распространяющийся приятный запах выпечки.
  Переживая за то, чтобы простенькие пирожки не сгорели, она боялась отходить далеко. Ожидая готовности, она посмотрела на стол, в углу которого остался контейнер с утиными яйцами и её мысли закрутились о том, как сохранить их. Помимо того, что яйца рекомендуется держать в прохладе, она пыталась вспомнить другие способы.
  Как-то она читала, что яйцо можно обмазать глиной, и оно через месяц станет только вкуснее, а кое-кто увлекался таким хранением и с восторгом употреблял "протухшие" яйца с чёрным желтком. Ещё можно засолить яйца, и для этого необходима соль и... Шайя тяжко вздохнула, так как к соли требовалось немного алкоголя, которого у неё не было. А этот вариант сохранения яиц она бы попробовала, так как на картинках желток солёных яиц выглядел очень аппетитно! Он становился такой плотненький и его рекомендовали чуть отварить на водяной бане, раскрошить и подкладывать для вкуса в варёный рис. Шайя ужасно расстроилась, что на складе этой крупы не было.
  - Хм, ещё бы! - фыркал Цер. − Рис не для нас! Если он просрочен, то его продают служащим больших корпораций.
  - Слушай, но вы могли бы вырастить его! - встрепенулась она, чуть сдвигая крышку у жаровни и подглядывая за пирожками, которые пахли потрясающе вкусно, но выглядели неказисто. Всё же без масла и молока тесто для пирожков совсем не то!
  - Сами?!
  - Ну, конечно! Я же вижу, что здесь раньше занимались выращиванием, но почему вдруг всё заброшено?
  Услышав, о чём говорит молодёжь, Дамир ответил им:
  - Я сам те времена не застал, но отец говорил, что раньше у всех действительно были свои поля и огороды, но как-то случилось, что несколько лет подряд ничего не плодоносило, и было голодно. Вот тогда многие из наших подались в город. Они неплохо устроились там и за ними потянулись остальные.
  - Но почему потом не продолжили сажать и сеять?
  - Сложно сказать, почему. Жизнь в городе взбудоражила многие умы и заставила пересмотреть своё отношение ко многому. Да и маловато нас осталось. Многое ведь сажали дружно, собираясь все вместе. А может, повлияло то, что эти земли объявили заповедными, впрочем, как многие другие леса, и был наложен запрет на использование химических удобрений, а без них хорошего урожая не получить. Природа тогда стояла на грани экологической катастрофы.
  - Да, жизнь в городе всегда была легче, чем в деревне, но не сказать, что лучше, − глубокомысленно заявила Шайя. − Хотя всё зависит от самого человека. Неужели никто не вернулся? Не поверю, что все вдруг хорошо устроились!
  - А чего им не устроиться? Мы никогда не теряли духовную связь с предками и вселенной. В каждом из нас сильна интуиция, а многие развили в себе природные способности и благодаря им стали особенными среди миллионов обывателей. Учёные тогда пищали от восторга! Как же, сверхлюди! Способности, которые могут быть у каждого! Есть ли предел развития человека?!
  Казалось, что Дамир зачитывает заголовки старых газет, и столько горечи было в его глазах!
  
  - Зато потом наступило разочарование, так как сверхвозможности наших соплеменников, ставших городскими жителями, начали ослабевать, и они не передались по наследству. Было время, когда здесь поселилась целая группа исследователей, подозревая, что суперспособности появляются у тех, кто тут живёт, но после они пришли к выводу, что истоки наших чудес в особом отношении к жизни и духовном воспитании с рождения, и тогда нас причислили к статусу, схожим с оберегаемыми животными. После всех тех событий те, кто остался здесь, вынуждены были шагнуть на новую ступень познания мира, чтобы минимально зависеть от материальных благ. Иначе было не выжить.
  - Но как же дети? Их же нужно кормить! - Шайя показала рукой на Цера.
  Дамир уставился вдаль, вспоминая своё детство, и как он постоянно хотел есть.
  - Когда старейшина был молодой, то он частенько общался с прошлым правителем. Не знаю, где и как они познакомились, но глава всей Алайи уважал нашего Сакра и прислушивался к нему. Общество тогда как раз освоило космические корабли высокой дальности и расширило межпланетные контакты. Сакр подсказывал правителю, какое содружество принесёт пользу нашей планете или откуда нам всем ждать угрозы. Он никогда не ошибался, а поскольку наша планета только завоёвывала свои позиции, то его интуиция играла важную роль. А ещё старейшина понемногу вливал в правителя энергетические силы. Тогда же нам назначили куратора, который должен был приглядывать за нами и помогать при необходимости. Но действительно помогать стал только профессор Ниярди, он у нас третий по счёту куратор. Он организовал медицинскую помощь, когда у маленького Цера разболелся живот, и потребовалась операция. Он же предлагал поместить тебя в больницу, когда ты была в коме, но в твоём случае мы сами могли оказать тебе помощь. Он же сейчас отстаивает право существования нашего заповедника и нашу жизнь здесь. Старого правителя давно уже нет в живых, а наши сверхспособности уже никого не интересуют. При современном развитии технологий наши умения − курам на смех! Так что по мнению современного общества мы − дикари, не заслуживающие особого отношения. Кстати, выплаты на содержание заповедных земель сокращают именно из-за пренебрежительно-негативного отношения к нам.
  - Неужели так дорого содержать заповедник? - удивилась Шайя.
  - Здесь огромная территория, огороженная защитным барьером, который жрёт энергию. Целый штат сотрудников, состоящий из техников, поддерживающих этот барьер в рабочем состоянии; охраны, занимающейся обходом периметра заповедника; учёных, следящих через камеры за жизнью растений, животных, птиц, рыб на этих землях. Наверное, дорого, - пожал плечами Дамир, скрывая от девочки грязную подноготную некоторых дельцов, которые положили глаз на заповедные земли.
  - А вы... мы свободны? Или нас держат здесь как в клетке?
  - Мы единственные, кто пользуется свободой перемещения, но под ответственность куратора. Те, кто покинул заповедник, решив жить в городе, больше не могут вернуться сюда. Они сделали свой выбор и становятся полноправными горожанами, а мы − Алани, народ, сохранивший память первопредков.
  
  
  
  Глава 5. В которой Шайя получает подарок от своей предшественницы и трудится, не покладая рук
  
  Рассказ Дамира о том, как внезапно опустело их поселение, вогнало Шайю в тоску. Она заранее не одобряла жителей этой планеты, искусственно совершенствующих свои тела, но и Алани не вызвали у неё сочувствия. Одни сбежали, другие придумали питаться энергией звёзд и травками!
  Она считала: если дано тело, то извольте кормить его! Используйте свои суперспособности, чтобы наладить свою жизнь! Духовное развитие не пострадает, если пару часов в день поработать в огороде.
  Может, когда достигаешь озарения, то всё кажется суетным, но как здесь жить тем, на кого ещё не снизошла благодать? Откуда у Цера появится желание часами медитировать, если он видит конечную цель в виде старого пуховика на тощем теле старейшины?
  Шайю настолько сильно раздражил рассказ Дамира, что она едва не прогнала своих гостей. Ей вдруг показалось, что от неё тоже ожидают спокойного сидения на ящике или созерцательных прогулок по лесу. А может, всё её время займут тем, что станут вести с ней философские беседы, настраивая на общую со всеми волну, чтобы она поскорее постигла дзен! Так в разговорах пролетят весна и лето, а зимой она будет сосать лапу, и сама станет искать встреч, чтобы хоть как-то отвлечься от чувства голода!
  Шайя заново молча заварила травы, немного подкорректировав их состав, чтобы было вкуснее. Достала пирожки, и только в этот момент поняла, что у неё нет стульев, скамеек или табуреток и даже уже стало на один ящик меньше. Дамир присел на небольшой камень, Цер коршуном кружил вокруг блюда с выложенными на нём пирожками, а Шайя побежала за тем ящиком, что остался в закутке.
  - Ничего так, необычно! - похвалил её парень, приоткрыв рот из-за горячей начинки, - только я бы побольше посолил и добавил бы мясной концентрат.
  Когда девочка демонстративно закрыла рукой глаза, а потом уши, показывая, что не желает больше подобного видеть-слышать, он фыркнул и, взяв щепотку соли, посолил начинку следующего пирожка.
  Кладовщик осторожно отщипывал по кусочку, неодобрительно качая головой в ответ на слова Цера, а когда начинка пирожка высыпалась мужчине в ладонь, он растерялся и неловко улыбаясь, стал слизывать её. Почему-то эта неловкость при поедании непривычного продукта остро отозвалась в сердце Шайи и она, подскочив к стопке набранной посуды, нашли небольшую тарелку и, положив на неё ещё выпечки, подала Дамиру.
  - Спасибо, цветочек, да только я отвык много есть.
  - Да они же маленькие!
  - Если ты не против, то я заберу с собою и один оставлю на обед, второй на ужин, а третьим угощу Сакра. Пусть порадуется наш предводитель!
  На глазах Шайи навернулись слёзы, и она вернулась на кухню, засуетилась, загремела мисками, изображая кипучую деятельность.
  Её раздирали противоречивые желания: ей хотелось накормить всех сразу - и одновременно она впадала бешенство от того, что все сядут на шею ребёнка, то бишь её!
  - Цер, - услышала она Дамира, - остановись, а то живот схватит от непривычной пищи! Да и о нашей малышке подумай. Оставишь её без еды!
  - Шайя, я тебе сушёной цедры принесу и орехов из своих запасов. Они сытные! А ещё, если захочешь, я тебе рыбы наловлю и принесу побеги бамбука.
  Девочка в ответ быстро закивала, да так интенсивно, что казалось: тоненькая шейка не выдержит и сломается.
  - Цер, а как насчёт дичи? - с надеждой она посмотрела на него.
  Парень скосил глаза на кладовщика:
  - Ну, вообще-то мы мясо вроде как не едим, − принялся оправдываться он. − Это я концентратами балуюсь, но там аналог мяса.
  - Пф, - усмехнулся Дамир, - если хочешь, я научу тебя ставить силки, но разделывать дичь будешь сам.
  - Э, разделывать? - засомневался парень.
  - Не волнуйся, это я беру на себя! - заторопилась Шайя.
  Её настроение вновь было на высоте, а в голове теснились мысли. Надо было вспомнить некоторые тонкости ощипывания, потом освежить память, как правильно разделывать птицу и подумать, что из неё приготовить, а самое главное - где хранить еду. Нерационально ежедневно тратить много времени на её готовку. Про ростки бамбука она пока решила не думать, так как этот продукт видела в прошлой жизни только на картинке консервной банки.
  Гости разошлись, и она осталась одна. Выставив оставшиеся пирожки на стол, Шайя задумалась, чем их накрыть. Взгляд упал на стопку мужских рубашек. Одна была на ней и временно служила платьем. Судя по ощущениям тела, рубашечная ткань была из натурального волокна, видимо, поэтому она от длительного хранения местами пожелтела.
  Шайя взяла ножницы, разложила одну из рубашек и разрезала её на куски. Самым большим она прикрыла блюдо с пирожками, а помельче отложила в сторону. Из совсем негодных обрезков нарезала полоски, решив, что они пригодятся в хозяйстве. При помощи одной из них она завязала себе косичку, чтобы не расплеталась.
  Ей хотелось разобраться с теми кустами, что прикрывали бывший крохотный огородик возле самого дома, но на улице стало слишком жарко. Тогда она решила заняться спальней. Раскрыв нараспашку окна и двери, чтобы помещение проветрилось и прогрелось, Шайя посмотрела, на чём она спала.
  Откинув ткань, увидела ровно разложенное толстым слоем сено. Оно было свежим, и её тело мало промяло его. Убрав выбившиеся колкие соломинки, она вздохнула и оставила пока всё так, как есть. Альтернативой было спать прямо на досках, что её ещё более не устраивало. Застелив сено отрезом плотной ткани, Шайя решила, что ей обязательно надо придумать, как заработать денег на нормальный матрас или обновить кровать, смотря ,что в этом мире практикуется. Может, уже все обходятся без матрасов.
  Потом маленькая хозяюшка вымыла окно и решила ещё раз обойти дом вместе с садом. Но теперь уже она смотрела не на растения, а искала погреб и место для дровяника. Почти все деревья в саду были старыми, но цвели хорошо. Однако для себя девочка сделала пометку, что хотя бы со следующего года надо начинать потихоньку подготавливать саженцы на замену.
  Она шла дальше и приноровилась отличать те кусты, что выросли самосевом и вряд ли от них есть польза. В саду, за счёт которого она собиралась кормиться, ничего лишнего не должно быть.
  С большим трудом девочка определяла места, где когда-то был огород. Ей понравилась идея деления всего сада на небольшие участки, где можно выращивать отдельные культуры. За крошечными площадками ей будет легче ухаживать и удобнее менять севооборот. И если она не ошиблась в воссоздании прошлого плана сада, то придётся выкорчёвывать достаточно много кустарников, а значит, ей понадобится Цер.
  В верхней части своего сада, расположенного на склоне, Шайя нашла место, где, возможно, когда-то стоял дровяник. Рядом раскинулись ветви здоровенного дерева и, судя по запаху смятых в руке листьев, это растёт что-то из цитрусовых. Она решила, что дерево не станет помехой для хранения дров и сразу же воткнула палочки, определяя будущий размер навеса. Со строительством этого незатейливого сооружения задерживаться нельзя. Дрова придётся собирать потихоньку в течение всего лета, и будет обидно, если из-за отсутствия навеса всё промокнет и сгниёт.
  Шайя медленно продвигалась дальше, пытаясь угадать, где ещё были дорожки, и каким когда-то был сад. Неожиданно она наткнулась на небольшую площадку с хорошо утрамбованной глинистой землёй. Это крохотное пространство больше походило на беседку из-за сомкнувшихся над ней ветвей старых деревьев. Девочка её не увидела бы, если бы не всматривалась сквозь кусты. Ведущая сюда дорожка вся заросла высоченной травой.
  Выбравшись на середину, она с удовольствием посмотрела вверх. Ветви давали плотную тень и создавали уют, но внимание Шайи привлекли здоровенные камни, установленные прямо посередине дивной площадки. Нижний валун был громоздким, и верхняя его часть походила на неглубокую тарелку с желобком, а по центру лежали двое жерновов.
  Она с любопытством взялась за толстую палку, служившую рычагом для движения мельницы, и надавила на неё, стараясь сдвинуть с места верхний жернов, но палка сломалась с громким сухим треском.
  Этим устройством слишком давно никто не пользовался. В принципе допотопная мельница ей тоже не нужна, но если будет время, то она приведёт её в порядок.
  Оставив свою находку, Шайя продолжила искать погреб и когда уже вынуждена была признать, что здесь этого сооружения нет, обратила внимание на собачью будку с северной стороны дома. Странная арочная крыша, которую она приняла за странной формы будку, поросла травой и Шайя решила немедленно убрать эту рухлядь, чтобы не бояться, что там поселится змея, но подойдя ближе, ахнула. Это был вход в погреб, уходящий под дом. Она не рискнула спускаться в темноту по слишком крутым для неё ступенькам, но в ближайшее же время решила изучить его, почистить и переделать вход. Даже для неё он был низковат, а что же говорить о Цере, которому придётся носить туда будущий урожай.
  Шайя вернулась на кухню и взялась за стирку своей одежды. После того, как она её закончила и развесила всё сушиться, девочка вновь разложила на столе рубашки и принялась распарывать их, чтобы получить крупные лоскуты ткани. К тому времени, когда спала жара, у неё была раскроена и... можно сказать, что сшита, ночная рубашка на первое время.
  К её удивлению, у её предшественницы не было никакой одежды, кроме той, что была на ней. Она надеялась, что ей удастся через Дамира приобрести хотя бы нижнее бельё, но завтра же, не дожидаясь оказии, она сошьёт себе парочку лёгких штанишек, которые можно поддевать под что-то. Собственно, рукава мужских рубашек послужат ей штанинами, а верхнюю часть она составит из кусочков. А пока, стоит надеть старую высохшую одежду и расчистить ближайшую огородную комнату.
  Закрыв окно и двери, ведущие из спальни в сад, а внутреннюю смежную дверь с кухней, закрепив, наоборот, так, чтобы она не закрывалась, Шайя вновь растопила печь. Утренний холод она хорошо запомнила и не желала больше так мёрзнуть. Перекусив пирожками, взялась за лопату с граблями и приступила к работе. Ей повезло, что лиана заняла собою всё пространство и не дала разрастись сорнякам. Правда, без опоры перечная лиана оказалась хилой и бесполезной, но после того, как был наведён порядок, Шайя выбрала тот саженец, что приметил Цер, и временно подвязала его к вкрученной в землю палке.
  - Это маленькая! - услышала она Цера.
  - Знаю, но так я хотя бы не поврежу росток, пока буду перекапывать землю.
  - Оставь это, смотри, что я тебе принёс! - и парень поднял руку вверх со связкой из рыбы. - Сможешь приготовить, а то я умею только на углях в глине её запекать? Это вкусно, но надоело.
  - Хорошо, сейчас и займусь ею, - радостно воскликнула она.
  Шайя взялась за разделку рыбы, а Цер покрутился рядом и, вздохнув, отправился в лес за подходящей опорой для лианы перца.
  Когда стемнело, у девочки уже был наваристый рыбный бульон, который они выпили вместе с покрошенным туда яйцом и перышками лука. А из разобранной мякоти рыбы Шайя сделала рыбные тефтельки, которые завтра собиралась подать уже не просто так, а с гарниром.
  Пока она готовила, Цер приволок длинный тонкий ствол, и вкопал эту оглоблю возле дома. По сравнению с опорой лиана казалась малышкой, но парень уверил, что она разрастётся, и как бы не пришлось её подвязывать к крыше дома.
  - Если всё так, как ты говоришь, то выдержит ли этот столб вес лианы?
  - Посмотрим, - махнул рукой парень, но девочка, пока у неё было время, приглядела из принесённых толстых палок для топки три штуки почти метровой длины, и отложила. Утром она собиралась спилить край под углом и сделать из этих палок укрепляющие столб подпорки по бокам. Она уже по опыту знала, что хуже нет вложить свой труд в выращивание саженцев и через несколько лет по глупости сгубить их и лишиться урожая.
  Разомлев от сытости и усталости, Цер поглядывал в сторону двуспальной кровати, подумывая напроситься на ночёвку, но Шайя вытолкала его за дверь, разрешив завтра прийти ему пораньше.
  Помыв посуду, она заметила, что за день почти вся вода у неё израсходовалась. Подумала о том, что можно из пятилитрового пластмассового ведёрка сделать умывальник возле кухни, но не всё сразу. Закрыв все двери, она ещё немного подбросила в печь дров и, переодевшись в ночную рубашку, легла в кровать.
  За день Шайя так набегалась, что казалось, должна была уснуть, едва под голову подложить локоть, но тревожные мысли не отпускали её и отгоняли сон. Девочка думала о том, что она способна выжить здесь и даже устроиться с относительным комфортом, но в чем великий смысл её нахождения здесь? Неужели прорицательнице этого было достаточно? Просто жить в течение десяти лет!
  Но через десять лет ей будет семнадцать, и что она будет делать дальше? Идти в город официанткой? Да есть ли ещё такие профессии? Она прошляпит все годы учёбы и выйдет из этого заповедника настоящей дикаркой. Несмотря на то, что здесь было потрясающе красиво, думать о том, что она оказалась пожизненно заключена в этой долине, стало тошно.
  Усмехнувшись тому, что по мере исполнения первых желаний, а вначале она всего лишь хотела чувствовать себя в безопасности и сытости, появляются другие, и этому может не быть конца, Шайя решила пока не расстраиваться. У неё сейчас есть более важные дела, и ничего не изменится, пока она их не решит. С тем она и уснула, чтобы утром вновь проснуться от холода. Тепло уходило сквозь щели дверных створок в спальне и на кухне, причём двери были сделаны с размахом и состояли из двух полотен, открывающихся наружу. Конечно, летом приятно, лёжа на кровати, смотреть на сад через настежь открытые двери, но у неё нет времени разлёживаться, да и жестковато тут для отдыха.
  - Вот и ещё одно срочное дело - избавиться от выхода в сад из спальни, − объявила она гомонящим в саду птицам.
  - Шайя, привет! - издалека заорал Цер. - Ты уже что-то приготовила? - вытянув шею, он принюхался. - Ой, что это за мешок на тебе?
  Гость некрасиво ткнул пальцем в ночную рубашку.
  - А ты воды натаскал?
  - Так я же только что пришёл! И я тебе цедру принёс с орешками.
  Пока парень носил воду, девочка умылась и причесалась. А когда Цер взялся за розжиг кухонной печи, она уже переоделась и занялась подготовкой продуктов. На завтрак Шайя собиралась разогреть оставшиеся пирожки, а к обеду подготовить тесто для лепёшек, которых она собиралась сделать впрок.
  Плита раскалилась, прогревая помещение, вода в чайничке закипала, а Шайя уже отложила тесто, чтобы оно расстоялось и созрело. Пока она его месила, то вспомнила о том, что по дороге от ангара видела хмель с прошлогодними шишками. В прошлой жизни ей не приходилось делать свои дрожжи, но в интернете она с интересом читала советы любителей домашней выпечки, и они рекомендовали изготавливать дрожжи самим и одним из подходящих растений были сушёные шишки хмеля. Про прошлогодние шишки, перезимовавшие на ветках, она ничего не читала, но Шайя надеялась, что хоть что-то у неё забродит и добавка улучшит качество её выпечки.
  Они завтракали с Цером стоя, а когда парень предложил прогуляться, Шайя послала его собрать шишки хмеля, о которых недавно думала. Сама же, прибравшись, взялась укреплять опору для перца. Она как раз всё замерила и приготовилась пилить, когда вернулся Цер. Он с интересом смотрел, как она пыхтит и пилит, стоя на одной ноге, а второй помогая придерживать выкручивающуюся из рук палку.
  - Дай-ка я попробую! - загорелся он.
  С азартом схватившись за ручную пилу, он тут же застрял ею в дереве.
  - Да ты не дёргай так! - рассердилась Шайя. - Тут ровненько надо и равномерно возить её туда-сюда!
  Цер раскраснелся, но совет девочки ему помог и вскоре они уже вдвоём приколачивали опорки.
  - Пожалуй, так лучше, - удовлетворённо произнёс парень, попробовав покачать столб. - Теперь не только лиану выдержит, но можно и лестницу на него опирать при сборе урожая.
  - Ты шишки-то принёс? - одобрительно кивнув на его слова, вспомнила, за чем посылала.
  - А как же! Ты не сказала сколько, так я пару горстей собрал. На стол положил.
  Шайя отобрала и выкинула совсем некрасивые шишечки, а остальные залила водой и поставила на плиту. Пока не стало жарко, они с парнем перекопали и разровняли площадку, где перец был привязан к столбу.
  - А что ты здесь будешь сажать?
  - Пока не знаю, но можно ровненько рассадить чеснок, по краям посадить горох, но вообще-то я бы хотела, чтобы у меня росли помидоры, огурцы, капуста, картофель и многое другое.
  - Ну, ты размахнулась! - присвистнул парень.
  - Светлого дня вам, дети! - поздоровался старейшина и с улыбкой показал на тачку, которую он прикатил. - Маленькая прорицательница оставила тебе подарок, Шайя. Она дала мне указания, чтобы я привёз всё это рано утром на второй день после того, как ты очнёшься.
  На тачке была погружена слабенькая вытянувшаяся рассада. Шайя, охнув, подскочила и, бережно разбирая кустики, перечисляла:
  - Томаты! Ах, как жаль, что всего двое, но я смотрю, вы пасынки не удаляли? Это нехорошо, но в моем случае удача! Я с их помощью увеличу количество кустов. А это что? Перец? Болгарский или острый?
  - Про болгарский не знаю, но вот эти растения ярче сияют, чем похожие на них, - Сакр отделил одну пару растений от другой.
  - Ой, я сейчас поставлю их в разные стороны, чтобы не перепутать, - заторопилась она.
  - Раздели, раздели, - усмехнулся старейшина.
  Девочка отнесла к стене дома те, что ярче сияли для старейшины и, не удержавшись, воскликнула:
  - Что же так мало?!
  - Мы с малышкой ради тебя с этими цветочками много и долго хлопотали, так что ты уж лучше бы спасибо сказала, а не упрекала. Всё остальное, что тебе надобно, спроси у профессора. Он не откажет тебе. Обещался через три дня прилететь к нам.
  Шайя осторожно положила на землю два вытянувшихся саженца помидор, рядом с ними поставила "не светящийся перец" и два кустика баклажан. Это было больше, чем ничего, но не досадовать на мизерное количество рассады она не могла.
  Не теряя времени, девочка пересадила баклажаны из стаканчиков в пустые пакеты из-под каши. Цер даже задохнулся от возмущения, когда для второго растения она вскрыла пакет и высыпала сухую кашу в землю, сказав, что сойдёт в качестве подкормки.
  - Хм, - всплеснул руками Сакр, - знал бы что тебе понадобится такая ерунда, принёс бы. У меня их с десяток скопилось. Не разлагаемый мусор у нас вывозит Наярди, когда приезжает.
  - Не откажусь. В землю всё это ещё рано высаживать, но долее держать рассаду в этих стаканчиках нельзя. Чудо, что она ещё не загнулась.
  - Так я её своими силами поддерживал, - похвастал старейшина и, подхватив за ручки тачку, поспешил домой, крикнув, что зайдёт позже, принесёт тару.
  Вздохнув, Шайя осмотрела своё богатство, отщипнула пасынки у томата и положила их на кухонный стол, чтобы ранка на стволике затянулась.
  - Цер, слушай, а где набрать богатой земельки?
  - Богатой? Ты что, хочешь золото из неё выделить?
  - При чём тут золото? Богатой на питание для растений! Она такая чёрная, рыхлая, влажная...
  - Ну-у-у, если подумать...
  - Подумай, подумай! Может у озера, там утки гадят, и если вода разливается, то ил покрывает землю, и это всё хорошо рассады.
  - Нет, к озеру идти не надо. У тебя в саду в нижней части есть такая земля.
  - Идём же скорее, накопаем!
  - Хм, накопаем! Я буду работать, а ты пальцем указывать?
  - Зато я тебя потом покормлю, - важно заявила Шайя и, подхватив лопату, бросила её в свою тачку и весело покатила её вниз по дорожке. - Давай скорее, пока ещё солнце не печёт вовсю!
  - Мне уже давно жарко! Оставь тачку, я сам наберу тебе земли, а ты займись приготовлением для меня чего-нибудь вкусного.
  - Вкусного? - задумалась она. - Хорошо.
  Шайя кивнула и, побежав на кухню, схватила кусок ткани и вновь бегом отправилась на известную ей дорогу искать чайные кусты, которые она видела.
  Пока Цер набирал ей земли, она нашла примеченный ранее ряд чайных кустов, общипала верхние листочки и, завернув свой урожай в узелок, бегом бросилась домой.
  - Это чего это? Я думал, ты делом занята! - возмутился парень.
  - Делом, - улыбнулась она, - у нас через несколько дней будет настоящий дорогой чай.
  Шайя оглянулась в поисках проветриваемого тенистого местечка, но поняв, что у неё нет плетёной плоской тары, на которой можно было бы высыпать листья и оставить, развязала свой узелок и закрепила ткань под крышей на крюках в виде гамака для будущего чая.
  - Пусть подвялится, - прокомментировала она свои действия.
  - Мы все так сушим траву, только с тряпками не возимся, - он показал на висящие пучки вчерашних трав. - Тоже мне, открытие сделала!
  - Я не буду его сушить.
  - Тогда зачем...
  - Увидишь, - оборвала его Шайя.
  Она поставила в воду оборванные ранее пасынки томата и готова была взяться за пересадку перцев, но пришлось всё отложить до прихода старейшины.
  До обеда ещё было много времени, но уже хотелось есть, и девочка зачерпнула амарантовых зёрен. В пирожках эти зёрна дали лёгкий ореховый привкус, что не очень-то сочеталось с начинкой, но теперь она хотела сварить из них гарнир к рыбным тефтелькам. Зная, что эта крупа варится быстро, Шайя сбегала за чесноком и подбросила его в уголок топки. Ей бы хотелось обжарить его, но без масла нечего об этом было и думать.
  - Зачем он тебе? - увидев, что девочка самые крупные чесночинки пристроила в печи, не удержался от вопроса Цер.
  - Для вкуса.
  - Фу, не люблю его, он слишком острый.
  - Ох, Цер, ты торопишься осудить каждое моё действие, - упрекнула она, сверкнув тёмными глазами.
  - Я проголодался, и думаю, что придётся мне освободить тебе ещё один пакет из-под каши, чтобы песня моего живота не оглушала тебя.
  Девочка пожала плечами, подавая ему разноцветные упаковки на выбор: со вкусом дивных груш или со вкусом цветов магнолии.
  - Но ты же угостишь меня своей едой? - забеспокоился парень, забирая пакет с аппетитной картинкой, где были нарисованы шикарные груши.
  - Угощу, - улыбнулась Шайя.
  
  А дальше время для ребят пролетело незаметно.
  
  Из-за отсутствия теплицы Шайе уже не казалось, что у неё слишком мало рассады. Каждый вечер она заносила всё в дом и ставила на кухонном столе у окна и каждое утро выносила на солнышко, ставя возле южной нагревающейся стены дома. Растения в новой земельке и в большей таре окрепли, а пасынки томатов, поставленные в воду, уже набухли корешками.
  Вместе с Цером каждое утро после первого завтрака они приводили в порядок небольшие участки под посадки. Парень копал, а девочка выбирала из земли корешки сорняков. Потом они гуляли среди заброшенных и полуразрушенных домов, собирая кирпичи. Шайя готовилась заложить дверь в спальне, ведущую в сад и переделать вход в погреб, в котором они с Цером уже прибрались.
  Кладовщик обещал ей посмотреть у себя наличие скрепляющего раствора и извести. Девочка собиралась побелить стены внутри дома, чтобы было посветлее. Узнав об этом, кладовщик дал ей несколько фонарей, работающих на солнечной и обычной батареях.
  - Только в руки нашим старикам не давай, а то выйдут из строя, − предупредил он.
  Фонарям Шайя очень обрадовалась. Теперь, провожая Цера, она не ложилась спать, а включала в спальне парочку фонарей, устраивалась на кровати и рукодельничала. Обработала края у двух своих ночных рубашек, сшила себе пока ещё только одни нижние штанишки.
  За пару дней они смастерили с Цером рукомойник и из стволов бамбука сколотили подставку под таз, в который текла вода. Шайя уже сообразила, как работать с бамбуковыми стволами и собиралась смастерить из них очень многое.
   Пока были свободные минутки во время приготовления пищи, она расщепляла оставшиеся бамбуковые палки на тонкие полоски. У неё не особо получалось без сноровки, но из наиболее тоненьких палочек, когда их наберётся побольше, она сплетёт коврик-циновку, которую можно будет подвесить под крышей или пристроить между ветвей деревьев и сушить на нем чайные листы, цветочки, а в будущем - ягоды и порезанные фрукты.
  Из тех полосок, что вышли поплотнее, она сделает такую же плетёнку, чтобы использовать её в качестве упругого сидения на табурете или скамье вместо досок. Каркас для них Шайя собиралась сделать из бамбука.
  А совсем неудачные полоски она использует как дранку при штукатурке стены в спальне. Но это всё планы.
  Основное время пока уходило у неё на готовку еды, так как детские руки ещё не были так ловки, как требовалось, и работу в саду. Аппетит у обоих ребят оказался зверский, и сколько бы Шайя не готовила, они с Цером всё подъедали в течении дня.
  Ещё немало времени тратилось на такие мелочи, как истолочь яичную скорлупу для подкормки рассады; собрать новые чайные листы, а подсушенные скрутить и оставить на ферментацию, а через пару часов высушить при помощи печи; привезти из низинки тачку хорошей земли для огорода; выкорчевать или обрезать кусты в саду.
  В тот день, когда у порога на территории Шайи появился новый гость, у неё впервые получился похожий на настоящий пышный хлеб.
  В будущем, когда ей удастся раздобыть настоящее молоко, она собиралась испечь пшеничный хлеб, а пока у неё на столе стоял ноздреватый серый хлеб с аппетитной хрустящей корочкой. Хмелевой отвар, смешанный с мукой, настоялся, заиграл пузырями и стал первой банкой с заготовкой, хранящейся в холоднючем погребе. Именно с этими дрожжами качественно поменялся вид и вкус выпечки Шайи.
  Цер был в восторге от тех процессов, что ему довелось наблюдать и от их влияния на вкус продукта. Он выпытал у девочки, из чего ещё можно получить дрожжи, и начал экспериментировать. Первым делом он бросился к Дамиру за посудой, потом взялся за сбор растений и теперь ожидал результатов.
  - Светлого дня! - поздоровался с увлечёнными ребятами невысокий мужчина.
  - Профессор! - воскликнул Цер. − Светлого дня! Идите скорее к нам, Шайя приготовила хлеб! Пахнет ужас как вкусно!
  - Я почувствовал аромат выпечки ещё далеко от дома, − улыбнулся гость.
  - Светлого дня, профессор, − поздоровалась девочка.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"